home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





Оперативная обстановка после начала военных действий и результаты борьбы с бандитизмом за вторую половину 1941 г.

С началом военных действий бандитско-повстанческий элемент повсеместно активизировал свою вражескую деятельность. Ориентируясь на приход немцев, бывшие участники вооруженных антисоветских выступлений, разгромленных повстанческих, контрреволюционных организаций, бывшие белоказаки, кулаки, бандиты, участники религиозных сект и т. д. начали группироваться.

В целях подрыва военной мощи Советского Союза и оказания помощи немецко-фашистским войскам указанные элементы повели среди населения антисоветскую, пораженческую агитацию, агитацию за дезертирство из Красной Армии и уклонение от службы. Привлекая на свою сторону бандитов, дезертиров, уклонившихся и других нелегалов, они начали создавать бандитско-повстанческие группы и формирования, ставя своей задачей организацию вооруженных выступлений в тылу Красной Армии.

Подрывная деятельность антисоветских элементов значительно усиливалась с продвижением немецких войск в глубь нашей страны. К октябрю 1941 г. в ряде тыловых районов Советского Союза возникло большое количество бандитских групп.

Существовавшие при органах милиции отделы-отделения по борьбе с бандитизмом не обеспечивали успешную ликвидацию действующих банд и предупреждение возникновения новых. В связи с этим 30 сентября 1941 г. НКВД СССР был издан приказ за № 001414 об организации в органах НКВД отделов и отделений по борьбе с бандитизмом. Согласно этому приказу в составе НКВД Грузинской, Армянской, Азербайджанской, Узбекской, Казахской, Таджикской, Туркменской, Киргизской ССР, Дагестанской и бывшей Чечено-Ингушской АССР, в составе Управлений НКВД Ставропольского, Краснодарского, Хабаровского, Приморского краев и Сталинградской области были созданы Отделы по борьбе с бандитизмом со штатом от 14 до 67 чел.

В составе НКВД Украинской и Карело-Финской ССР, Северо-Осетинской, Абхазской, Аджарской, Бурят-Монгольской и бывшей Кабардино-Балкарской и Калмыцкой АССР, Управлений НКВД Красноярского и Алтайского краев, Ростовской, Тамбовской, Новосибирской, Омской и Читинской областей были созданы отделения по борьбе с бандитизмом со штатом от 7 до 20 чел.

При НКВД СССР был организован Отдел по борьбе с бандитизмом со штатом 22 человека.

Организация отделов-отделений по борьбе с бандитизмом дала возможность органам НКВД значительно усилить борьбу с бандитизмом и уже к концу 1941 г. ликвидировать ряд серьезных бандитско-повстанческих формирований.

Во второй половине 1941 г. органами НКВД было ликвидировано:

бандгрупп — 178;

участников — 1604.

При этом:

убито бандитов — 140;

арестовано — 1464.

Изъято:

дезертиров из Красной Армии — 710755;

уклонившихся от службы в Красной Армии — 71541.

Наши потери убитыми:

оперативных работников — 5;

офицеров и бойцов войск НКВД — 11.

У бандитско-дезертирского элемента и населения изъято оружия:

автоматов — 5;

винтовок — 200;

револьверов — 121;

гранат — 23;

патронов — 3651;

прочего оружия — 117.

За вторую половину 1941 г. зарегистрировано 50 бандитских проявлений, из них раскрыто 21.

В результате бандпроявлений убито:

советско-партийных работников — 8;

офицеров и бойцов Красной Армии и войск НКВД — 8;

других граждан — 56.

Основное внимание Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом было обращено на ликвидацию бандитизма на Северном Кавказе и в Закавказье.

Еще до начала военных действий в ряде горных районов бывшей Чечено-Ингушской АССР органами НКВД устанавливалось обактивление кулацко-мульских, бандитских и буржуазно-националистических элементов, направленное на подготовку вооруженного выступления против советской власти. Активную работу в этом направлении проводили такие к-р националистические авторитеты, как Исраилов Хасан — бывший адвокат, Муртазалиев Джаватхан — крупный религиозный авторитет, Шерипов Маирбек и другие.

Вражеская деятельность этих элементов значительно усилилась после начала военных действий и при приближении линии фронта к Северному Кавказу. Исраилов Хасан, Шерипов Маирбек и их активные соучастники вели агитационную работу по срыву мобилизации в Красную Армию и других оборонных мероприятий советской власти. С помощью религиозных авторитетов среди населения распространяли пораженческие и провокационные слухи.

Вследствие этих причин, а также отсутствия массово-разъяснительной работы среди населения со стороны партийно-советских органов и допущенных искривлений со стороны райвоенкоматов проведенная с 29 августа по 2 сентября 1941 г. мобилизация населения бывшей Чечено-Ингушской АССР в военно-строительные батальоны Юго-Западного фронта была сорвана. От указанной мобилизации уклонилось и дезертировало из сформированных уже батальонов свыше 1000 человек. Дезертиры и уклонившиеся вооружались и переходили на нелегальное положение.

Скрывавшихся в горах нелегалов группировали и привлекали на свою сторону главари кадровых банд, большинство которых к этому времени было связано между собой и к-р националистическими идеологами Чечни — Исраиловым, Шериповым и другими.

Так создавались повстанческие кадры, которые сосредоточивались в трудно доступных местах высокогорных районов Чечни и имели большое влияние на отсталую часть населения. Это влияние привело к тому, что в октябре 1941 г. в ряде селений Галанчожского, Шатоевского и Итум-Калинского районов наблюдалось растаскивание колхозного имущества, массовая неуплата налогов, отказ от получения повесток о явке в райвоенкоматы и рост дезертирства призванных контингентов.

Население, совершавшее указанные антигосударственные и антиколхозные проявления, впоследствии было спровоцировано на вооруженные выступления против советской власти, которые произошли разновременно с 28 октября по 3 ноября 1941 г. в Шатоевском, Галанчожском и Итум-Калинском районах. В выступлениях принимало участие до 800 человек. Организаторами и руководителями этих выступлений явились — в селении Борзой, Шатоевского района — Шерипов Маирбек, в Никороевском и Нашхоенском сельсоветах, Галанчожского района — Исраилов Хасан, в селении Бавлой, Итум-Калинского района — два брата Мусостовы.

Благодаря своевременно принятым мерам НКВД бывш. Чечено-Ингушской АССР и Грозненским комитетом обороны вооруженные выступления были быстро ликвидированы. В результате операций, проведенных чекистско-войсковыми группами, которым были приданы три звена авиации, убито 19, ранено 4 и арестовано 5 активных повстанцев. Остальные участники выступления, скрывшиеся вначале в горах, возвращены в селения.

При вооруженных столкновениях с повстанцами с нашей стороны было убито 19, ранено 21 и пропало без вести 3 чел.

У бандитов изъято 70 единиц огнестрельного оружия, в том числе 43 единицы (винтовок — 34, револьверов — 5 и гранат — 4), захваченные ими у убитых бойцов чекистско-войсковых групп.

Организаторам вооруженных выступлений Исраилову Хасану, Шерипову Маирбеку, Муртазалиеву Джаватхану и наиболее активным участникам — братьям Мусостовым, Ватаевым, Анзоровым, Борщигову и другим удалось скрыться.

В целях розыска и ликвидации скрывшихся повстанцев агентурной разработки и изъятия активных участников выступлений, вернувшихся в селения, в указанных трех районах были созданы оперативные группы во главе с руководящими работниками НКВД.

Однако к началу 1942 г. организаторы и вдохновители вооруженных выступлений остались не разысканными и, несмотря на то, что во второй половине 1941 г. было ликвидировано 12 банд со 100 участниками, основные очаги бандитизма не были ликвидированы.

На территории Дагестанской АССР после начала военных действий заметно усилилась активность вражеских элементов. Агентурно-следственные материалы свидетельствовали об активной работе некоторых главарей банд, направленной на подготовку антисоветских выступлений и диверсионных актов.

В целях предотвращения открытых вооруженных выступлений, диверсионных и террористических актов в наиболее пораженные бандитизмом районы Дагестана были направлены оперативные группы НКВД. Мероприятиями, проведенными опергруппами НКВД за последние шесть месяцев 1941 г., убито 27 и арестовано 197 бандитов и пособников. Кроме того, арестовано 710 человек за контрреволюционную деятельность и задержано 955 дезертиров из Красной Армии.

До организации Отдела ББ, т. е. до октября 1941 г. — работа по борьбе с бандитизмом в Ставропольском крае фактически отсутствовала. На 20 сентября 1941 г. ни одной действующей бандгруппы на учете не состояло. В то же время факты свидетельствовали о том, что свыше 800 дезертиров из Красной Армии и лиц, уклонившихся от военной службы, находились на нелегальном положении и занимались совершением налетов на колхозы, совхозы и другие государственные предприятия и учреждения.

Вскоре, после организации, Отдел УНКВД Ставропольского края по борьбе с бандитизмом выявил и взял в агентурную разработку около 300 бывших участников бандитских и повстанческих формирований, часть из которых находилась на нелегальном положении, уклонившись от военной службы, и вела активную вражескую деятельность.

Наиболее пораженной бандитизмом оказалась территория бывшей Карачаевской автономной области.

21 сентября 1941 г. неизвестной вооруженной бандгруппой был совершен налет на строительство золотого прииска «Мушт», Мало-Карачаевского района. Во время налета бандитами были убиты: начальник строительства тов. Куклин, парторг строительства тов. Брус, завхоз тов. Базыкин, старатель тов. Гариев и ранен старатель тов. Поляков. Кроме того, бандой был ограблен магазин прииска, откуда были взяты промтовары на сумму 1103 руб.85 коп. золотом. По подозрению в налете на золотой прииск «Мушт» 25 октября 1941 г. была арестована группа лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, в числе 5 человек, — Вайрамукова Исы, Боташева Джумы, Тулпарова и др.

Допросом арестованных участников этой группы и дальнейшими агентурно-оперативными мероприятиями по другим делам было установлено наличие на территории бывшей Карачаевской автономной области бандитско-повстанческой организации с единым руководящим центром.

Выявленная бандитско-повстанческая организация подготовляла вооруженное выступление против советской власти в Карачае и Кабардино-Балкарии, приурочивая его к моменту приближения немецких захватчиков к Северному Кавказу. Активные участники организации проводили вербовку повстанческих кадров, создавая из числа бандитско-кулацкого элемента, дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, подпольные повстанческие и бандитские группы. Они занимались также вопросами приобретения оружия, лошадей и продовольствия для повстанцев.

Из показаний арестованных и агентурных данных было видно, что руководителями организации являлись:

Юсупов Шокман — бывший председатель Верховного Суда бывшей Кабардино-Балкарской АССР, снятый с этой должности в 1940 г. и исключенный из ВКП(б) за взяточничество и пособничество бандэлементу. Скрывался под чужой фамилией.

Крымшаухалов Долхат — бывший карачаевский князь, находился на нелегальном положении, скрываясь под чужой фамилией.

Байрамуков Кады — бывший активный участник мартовского восстания в 1930 г. в Карачае, находился на нелегальном положении.

Кучуков Кучук — бывший князь, руководитель мятежа в 1930 г. в Чегемском и Баксанском ущельях, находился на нелегальном положении.

Мурачаев Магомед — бывший балкарский князь, работал в одном из колхозов гор. Кисловодска.

Келеметов Азрет — бывший балкарский князь, работал в колхозе «Скакун», Новоселецкого района.

Материалами дела устанавливалась связь Юсупова, Крымшаухалова и Кучукова с немцами.

Организация своим влиянием охватила ряд селений Карачая и Кабардино-Балкарии. В октябре 1941 г. была выявлена и ликвидирована повстанческая группа в селении Кичи-Балык, Мало-Карачаевского района, с арестом 15 чел. во главе с Байрамуковым Иса. Участники группы имели связь с представителями руководящего центра организации Байрамуковым Кады и Юсуповым через связников Биджиева Голая и Гулиева Ташу.

Вскрыты и частично ликвидированы аналогичные повстанческие группы в аулах Терез и Джага с арестом 5 активных участников их — Байрамкулова Хамита, Ахтаова Османа и др.

По данным камерной агентуры, руководителем повстанческих групп в аулах Терез и Джага являлся помощник Мало-Карачаевского райпрокурора Эвзеев, который в конце августа 1941 г. провел совещание с участниками групп. На этом совещании обсуждались вопросы подготовки вооруженного выступления. Эбзеев, предупредив о предстоящем изъятии оружия у населения, дал установку сдавать негодное оружие. Кроме того, он дал указание об укрытии от учета конского поголовья и овец с тем, чтобы в последующем направить их в аул Верхняя Мара для повстанцев.

Организация уже имела несколько созданных ею бандитских групп. Скрывавшийся в горах участник руководящего центра организации Байрамуков Кады сам являлся главарем банды и вел активную работу по расширению ее и созданию новых банд-групп. Ближайшим помощником его являлся Гулиев Ташу, который, вербуя в селениях дезертиров и лиц, уклонившихся от военной службы, для участия в вооруженном выступлении, направлял их в горы к Байрамукову Кады. Активными участниками организации являлись братья Дудовы Хаджи-Ислам и Ислам-Магомед, бывшие князья, участники вооруженного выступления в 1930 г., скрывавшиеся на протяжении 13 лет, возглавляя банды.

В декабря 1941 г. в станице Суворовской, Ставропольского края, райотделением НКВД были арестованы уклонившиеся от мобилизации в Красную Армию — Мольцан Эйвальд Августович — немец, уроженец села Уваровка, Емелыпинского района, Украинской ССР, Птахин Алексей Петрович, уроженец ст. Суворовской, и Полежака Иван Максимович, уроженец ст. Боргустанской, Суворовского района.

Вместе с ними был изъят их укрыватель Асанов — бывший кулак и участник к-р восстания в 1920 г.

Допросом и камерной разработкой Мольцан было установлено, что в 1933 г. он был завербован для шпионской и другой подрывной работы в Советском Союзе германским консулом в Москве, куда он выезжал из Украины с агентом немецкой разведки Шульцем Альбертом Карловичем. По заданию Шульца в 1934 г. Мольцан выехал на Северный Кавказ для создания повстанческих очагов.

Приехав на Кавказ, Мольцан установил связь с немецкими агентами Шермахером Ивальдом Ивановичем и братьями Швагериус Виктором Фридриховичем и Альбертом (Генрихом) Фридриховичем, с которыми контактировал свою работу. Для выполнения полученного задания Мольцан завербовал Швагериус Ивана Иванович, Швагериус Леонида Ивановича, Домке Адольфа Карловича и бывшего польского агента Грудинко Леонида Демьяновича. После нападения Германии на СССР Мольцан активизировал свою деятельность и создал повстанческую группу, в которую успел вовлечь уклонившихся от мобилизации в Красную Армию Птахина, Полежака, Попова и бывшего кулака Дударева. Группа намеревалась совершать налеты на колхозы, военкоматы, склады с оружием, убийства работников НКВД и постепенно увеличивать свой состав с тем, чтобы впоследствии организовать вооруженное восстание против советской власти.

Всего к концу 1941 г. Отделом УНКВД Ставропольского края по борьбе с бандитизмом было ликвидировано 8 бандитско-повстанческих групп с 38 участниками, задержано 1047 дезертиров из Красной Армии, из них свыше 800 человек находилось на нелегальном положении, представляя мелкие вооруженные группы.

На территории бывшей Кабардино-Балкарской АССР организованным Отделом НКВД по борьбе с бандитизмом было учтено 550 бывших бандитов и участников к-р повстанческих выступлений. В связи с войной и приближением фронта к Северному Кавказу указанный контингент лиц возобновил свою вражескую деятельность.

В июле 1941 г. НКВД бывшей Кабардино-Балкарской АССР было заведено агентурное дело на группу бывших кулаков, князей и других антисоветских лиц, проживавших в селении Нижний Баксан, Эльбрусского района.

Группа ставила своей задачей организацию вооруженного выступления против советской власти в момент приближения фронта к Кабардино-Балкарии. Участники группы вели среди населения пораженческую агитацию, вербовали повстанческие кадры и занимались вопросами приобретения оружия.

Как выяснилось впоследствии, эта группа являлась частью бандповстанческой организации, существовавшей в Карачае и Кабардино-Балкарии во главе с Юсуповым Шокманом, Крымшаухаловым, Келеметовым Азретом и другими. Указанная группа была создана по заданию Юсупова Шокмана Биджиевым Голаем — жителем города Кисловодска, уклонившегося от военной службы, который, специально приехав в Эльбрусский район, завербовал в организацию Этезова Юсупа — бывшего кулака и Юсупова Магомета — бывшего стражника и поручил им дальнейшую работу по созданию повстанческих групп в Эльбрусском и других районах Кабардино-Балкарии.

Выполняя задание Биджиева, Этезов Юсуп вовлек в свою группу до 27 участников и создал повстанческую группу в Чегемском районе в селениях Верхний Чегем, Булунгу, Эльтюби и других, назначив во главе ее бывшего кулака и организатора к-р вооруженного выступления в 1930 г. — Байсултанова Анзора.

Аналогичная повстанческая группа была вскрыта и ликвидирована в селении Эльбрус, Эльбрусского района. Арестованный руководитель группы Тилов Юсуф — бывший кулак, участник к-р вооруженного выступления в 1930 г., на допросе показал, что в повстанческую организацию он вовлечен Биджиевым Голаем и Этезовым Юсупом и по их заданию создал группу повстанцев в селении Эльбрус.

В конце 1941 г. и в январе 1942 г. все указанные повстанческие группы в основном были ликвидированы. Арестовано свыше 50 активных участников, в том числе: члены руководящего центра организации — Келеметов Азрет и Мурачаев Магомед, связник руководящего центра — Биджиев Голай, главари повстанческих групп — Этезов Юсуп, Тилов Юсуф и другие.

В Краснодарском крае осевшие с времен Гражданской войны участники разгромленных белых армий, бело-зеленых банд, повстанческих формирований и т. д. до июня 1941 г. большой активности не проявляли. Возникавшие отдельные подпольные антисоветские группировки распространяли клеветнические измышления о Советском Союзе и его руководителях.

С начала военных действий вражеская деятельность антисоветских элементов заметно усилилась. Вначале она была направлена на срыв мобилизации в Красную Армию, а позже с приближением фронта к Северному Кавказу — на организацию бандитских и повстанческих групп. Банды формировались исключительно из дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, и возглавлялись преимущественно бывшими кулаками, участниками к-р организаций, белоказачьих банд и т. д.

В сентябре 1941 г. вскрыта и ликвидирована антисоветская, повстанческая группа в составе 12 человек, возглавляемая бывшим руководителем дашнакской организации Тутуляном, который в 1933 г. бежал из-под стражи, эмигрировал в Турцию и перед войной возвратился в Краснодарский край. Группа Тутуляна ставила своей задачей объединение повстанческих кадров и вооруженную борьбу против советской власти в тылу Красной Армии.

В ноябре 1941 г. ликвидирована банда, возглавляемая бывшим добровольцем белой армии, впоследствии руководителем бело-зеленой банды Кобзевым. Участники банды, рассчитывая на приход и помощь немцев, намеревались организовать восстание в тылу Красной Армии.

В декабре 1941 г. ликвидированы две связанные между собой банды, общей численностью 14 чел., возглавляемые бывшими кулаками Семеновым и Язвельским. Участники группы ставили задачей организацию вооруженного восстания в нашем тылу в целях обеспечения быстрейшего продвижения немецких войск.

Указанные факты свидетельствуют о том, что Краснодарский край в первые месяцы войны оказался значительно пораженным бандитизмом и дезертирством. Только за октябрь, ноябрь и декабрь 1941 г. на территории края было ликвидировано и изъято 82 бандита и задержано 5250 дезертиров из Красной Армии.

Работа НКВД Северо-Осетинской АССР в начале войны характеризовалась проведением профилактических мероприятий по предупреждению возникновения бандитизма. Наряду с ликвидацией трех выявленных бангрупп с 12 участниками, с 1 июля по 31 декабря 1941 г. органами НКВД республики было изъято 408 бывших участников различных антисоветских формирований, задержано 2585 дезертиров из Красной Армии и 257 уклонившихся от военной службы.

Таким образом, во второй половине 1941 г. на Северном Кавказе органами НКВД ликвидировано:

бандгрупп — 39;

участников — 506

При этом:

убито — 49;

арестовано — 457.

Кроме того, задержано дезертиров из Красной Армии — 12365 и лиц, уклонившихся от военной службы, — 1093.

С первых дней войны в Закавказских республиках бывшие участники антисоветских, националистических организаций — дашнаки, муссаватисты и другие — развернули пораженческую агитацию среди населения, призывая его к дезертирству и уклонению от службы в Красной Армии. В ряде районов Грузинской, Азербайджанской и Армянской ССР возникли различные антисоветские группы, которые начали устанавливать связь с бывшими главарями и активными участниками повстанческих формирований, бежавшими в свое время в Иран и Турцию. Одновременно они начали брать под свое влияние скрывавшихся дезертиров из Красной Армии и лиц, уклонившихся от военной службы, и создавать из них бандповстанческие группы. Вражеская деятельность этих групп была направлена на совершение террористических актов над советско-партийным активом и ограбление колхозов; отдельные руководители групп ставили своей задачей поднятие вооруженного восстания против советской власти.

В октября 1941 г. в Талинском районе, Армянской ССР ликвидирована повстанческо-террористическая группа Надояна Али и Авлояна-Бро, в составе 8 бывших участников разгромленной курдской националистической организации «Хайбун», вернувшихся из ссылки. Участники группы совершили террористический акт над председателем колхоза тов. Бшояном и его 12-летним сыном, а потом перешли на нелегальное положение и занимались бандитизмом.

В ноябре 1941 г. в Ахтинском районе Армянской ССР ликвидирована бандповстанческая группа в составе 13 бывших участников тюркской, мусаватистской организации, возглавляемая закордонным бандитом Азизом Бадал оглы. Участники группы распространяли слухи о неминуемой гибели советской власти и проводили работу по срыву оборонных мероприятий в Ахтинском районе.

В Сталинирском районе Юго-Осетинской автономной области Грузинской ССР ликвидирована бандповстанческая группа, возглавляемая бежавшим из ссылки кулаком Пышковым. Участники группы ставили своей задачей организацию вооруженного выступления против советской власти. В этих целях они вели антисоветскую, пораженческую агитацию среди населения и вовлекали в свою группу новых участников.

Органами НКВД были установлены факты, когда легализованные в прошлом бывшие участники разгромленных националистических организаций, после мобилизации их в Красную Армию, проводили в своих частях пораженческую агитацию и призывали красноармейцев к дезертирству.

В декабре 1941 г. в Алавердском и Степанаванском районах Армянской ССР была ликвидирована банда в составе 16 дезертиров из 138 стрелковой дивизии, возглавляемой старшиной Гиколян. Как было установлено следствием, старшина Гиколян среди бойцов своего подразделения систематически проводил агитацию за дезертирство и лиц, склонных к этому, объединил в группу. При следовании дивизии на фронт группа во главе с Гиколяном дезертировала из эшелона, захватив при этом 16 винтовок и большое количество патронов. Кроме того, в целях препятствия переброски боеприпасов на фронт участники группы привели в негодность пять грузовых автомашин.

Прибыв в указанные районы, группа Гиколяна занялась бандитизмом, совершая ограбления колхозов и совучреждений

Следует отметить, что Наркоматы внутренних дел Грузинской, Азербайджанской и Армянской ССР первые месяцы войны успешно справились с задачами ликвидации возникших бандповстанческих формирований, обеспечив своевременное пресечение их преступных намерений.

Во второй половине 1941 г. на территории Грузии было ликвидировано 20 банд со 100 участниками, задержано 1132 дезертира из Красной Армии; в Азербайджане ликвидировано 29 банд со 107 участниками, задержано 1804 дезертира; в Армении ликвидировано 3 банды с 37 участниками.

Всего по Закавказью во второй половине 1941 г. ликвидировано 52 банды с 244 участниками и задержано 2936 дезертиров из Красной Армии.

В довоенный период оперативная обстановка в Республиках Средней Азии и Казахстане характеризовалась наличием большого количества остатков ликвидированных ранее басмаческих и иных бандповстанческих формирований. К началу войны на территории Узбекской ССР состояло на учете 7943 бывших басмача, Туркменской ССР — 1729, Таджикской ССР — 1802, Киргизской ССР — 1258 и Казахской ССР — 1566.

Проживавший в Средней Азии басмаческий элемент большой активности не проявлял, однако бежавшие за кордон бывшие главари басмаческого движения, объединив вокруг себя своих единомышленников, продолжали подрывную деятельность на советской территории, ориентируясь на уцелевшие остатки басмачества и лиц, отбывших наказание за участие в бандах.

Некоторые пограничные районы Среднеазиатских республик подвергались налетам закордонных бандгрупп. Например, в Туркменской ССР за 1940 год и первую половину 1941 г. было ликвидировано 37 таких банд со 158 участниками.

С начала военных действий басмаческий и прочий антисоветский элемент значительно активизировал свою вражескую деятельность. Возросшая активность этих элементов, имевших связь с главарями к-р националистической эмиграции, выражалась:

в распространении антисоветских, пораженческих слухов, в агитации среди населения за уклонение от военной службы и дезертирство из Красной Армии;

в организации вооруженных бандитских групп с целью совершения налетов на колхозы, угона скота и захвата продуктов питания; I

в популяризации бывших главарей басмаческого движения, находящихся в эмиграции, и в подготовке к созданию новых басмаческих формирований для вооруженных выступлений против советской власти.

Усилилась вражеская деятельность и к-р националистических эмиграционных кругов.

По данным Кабульской резидентуры НКВД СССР, разведорганов Таджикской, Туркменской и Узбекской ССР, в июле 1941 г. видный представитель узбекской эмиграции Абдурашид Вай обратился к премьер-министру Афганистана — Хашим Хану с предложением своих услуг по формированию вооруженных отрядов басмачей против СССР.

В том же году известный эмигрант Иман Шейх Очильды, проживающий в Афганистане, провел у себя совещание с явно антисоветскими, повстанческими целями.

В декабре 1941 г. видный эмигрант Абдул Ахад Кары посетил в Кабуле некоторых авторитетов к-р националистической эмиграции и информировал их об образовании на севере Афганистана «Комитета» по разведыванию повстанческой работы на территории Советского Союза.

Созданные в ноябре 1941 г. в НКВД Республик Средней Азии Отделы по борьбе с бандитизмом развернули работу по выявлению и обеспечению агентурным наблюдением бывшего басмаческого элемента. Уже к концу 1941 г. НКВД Казахской ССР было дополнительно выявлено и взято на учет 3882 бывших участника бандповстанческих формирований, НКВД Таджикской ССР — 1703 бывших басмача, из них 70 бывших курбашей.

В результате агентурно-оперативных мероприятий, проведенных органами НКВД Среднеазиатских республик и Казахстана, во второй половине 1941 г. ликвидировано 34 банды с 324 участниками и арестовано 270 активизировавшихся бывших басмачей.

В начале войны рост бандитизма в центральных районах Советского Союза шел в основном за счет выходцев из семей бывших кулаков, купцов, служителей религиозного культа и других антисоветских лиц, которые, не желая защищать советскую власть, уклонялись от призыва и мобилизации в Красную Армию, переходили на нелегальное положение и объединялись в банды. В Тамбовской и Ярославской областях, в Татарской, Башкирской, Мордовской, Чувашской, Удмуртской и Марийской АССР банды формировались из бывших участников кулацких антисоветских выступлений, которые также уклонялись от службы в Красной Армии и переходили на нелегальное положение.

Возникшие банды совершали террористические акты над советско-партийным активом, уби<вали>йства отдельных граждан с целью грабежа и <производили> налеты на колхозы и совхозы. Кроме того, участники этих банд и проживающий легально антисоветский элемент вели среди населения пораженческую агитацию, призывая к дезертирству из Красной Армии и уклонению от военной службы.

Под влиянием антисоветской агитации враждебных элементов и с продвижением немецко-фашистских войск в глубь страны количество дезертиров и лиц, уклонившихся от призыва и мобилизации в Красную Армию, с каждым месяцем увеличивалось. Дезертиры и уклонившиеся, скрываясь в лесах, объединялись в группы, занимались кражами и грабежами населения.

Например: до войны на территории Ростовской области не было ни одной действующей бандгруппы, а к сентябрю 1941 г. органами НКВД было выявлено 12 банд со 119 участниками преимущественно из дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии.

В Тамбовской области в начале войны состояла на учете лишь одна бандгруппа с 3 участниками, к сентябрю 1941 г. дополнительно выявлено 8 бандгрупп с 26 участниками, а к концу 1941 г. по области было выявлено и ликвидировано 26 банд с 73 участниками, кроме того, задержано 6255 дезертиров из Красной Армии.

Усилившаяся с началом войны вражеская деятельность антисоветских элементов в Сибири и на Дальнем Востоке шла главным образом в направлении попыток создания бандитско-повстанческих формирований и организации вооруженной борьбы против советской власти, используя для этой цели дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии, а также спецпереселенцев и беглых преступников из лагерей и колоний НКВД.

Наибольшую активность в создании бандповстанческих формирований проявили бывшие кулаки, купцы и белогвардейцы, проживавшие в таежных районах Новосибирской области. Благодаря своевременно принятым мерам со стороны органов НКВД, возникшие бандповстанческие группы вскрывались и ликвидировались в самом зародыше и их преступные намерения пресекались.

За вторую половину 1941 г. и январь 1942 г. на территории Новосибирской области органами НКВД ликвидировано 12 бандповстанческих формирований с 279 участниками в них. Кроме того, задержано 914 дезертиров и 814 уклонившихся от службы в Красной Армии.

Активизации повстанческой деятельности антисоветских элементов в Новосибирской области способствовала работа немецкой агентуры, заброшенной туда задолго до войны.

В декабре 1941 г. Нарымским окружным отделом НКВД был арестован находившийся на нелегальном положении немец Мейер Федор Федорович, уроженец г. Камышин Сталинградской области, бывший служащий торговых фирм в России.

На следствии Мейер показал, что для работы в пользу германской разведки он был завербован в 1902 г. в гор. Астрахани немцем, Брандт Давидом Христиановичем. В этом же г. Мейер был передан на связь резиденту немецкой разведки Пиникеру Александру Яковлевичу и по его заданиям в дореволюционное время занимался сбором сведений военно-политического и экономического характера в царской России. В 1922 г. по предложению Пиникера, Мейер выехал в Сибирь для организации повстанческой работы. Находясь в Нарымском округе, Мейер в 1927 г. получил от Пиникера инструктивное письмо с требованием усилить работу по созданию повстанческой организации и подготовке вооруженного восстания против советской власти на случай войны между Германией и СССР или между Японией и Советским Союзом.

В Нарымском округе Мейер установил связь и привлек к выполнению подрывной работы скрывающихся бывших купцов Базуева, Чернова и бывших кулаков Степанова, Петухова, Чернова П., Горбунова и Малкова. С помощью указанных лиц Мейер разновременно завербовал 83 чел. и создал повстанческие группы в Парабельском, Парбигском, Пудинском, Шегарском и Куйбышевском районах Нарымского округа.

Показания Мейера полностью были подтверждены арестованными по делу Черновым, Кучумовым и другими.

Серьезные бандповстанческие формирования были выявлены и ликвидированы в Якутской АССР. С началом войны в Якутии начались перебои в снабжении населения продовольствием и промышленными товарами. Это обстоятельство, наряду с временными успехами немецко-фашистских войск на фронте, было использовано враждебными элементами в своих антисоветских целях. Под влиянием распускавшихся ими слухов о вступлении Японии в войну и скорой гибели советской власти политически неустойчивая часть населения уклонялась от призыва в Красную Армию, вооружалась и уходила в тайгу. Скрывавшиеся в тайге нелегалы вовлекались в бандповстанческие формирования.

На базе Усть-Наталья Аллах-Юньского района органами НКВД была выявлена и ликвидирована бандповстанческая организация, возглавлявшаяся бывшим колчаковцем — Коркиным, работавшим заведующим золотоскупочного магазина, и выходцами из кулацких семей — Хайдеевой, работавшей заведующей амбулаторией базы, Петрусенко, заведующим магазином рабочего снабжения, и Тарасенко, кладовщиком базы

Организация возникла в сентябре 1941 г. Главари ее ставили задачей объединить антисоветски настроенных лиц и поднять вооруженное восстание против советской власти. На своих сборищах руководящие участники организации обсуждали вопросы широкого вовлечения в организацию скрывавшихся бандитов, дезертиров и лиц, уклонившихся от службы в Красной Армии. В результате вербовочной работы им удалось привлечь на свою сторону 57 человек.

На одном из совещаний участники организации наметили 15 апреля 1942 г. днем выступления против советской власти. Руководство восстанием было поручено специально созданному штабу во главе с Коркиным. В целях приобретения оружия повстанцы намеревались обезоружить охрану прииска, работников милиции, а потом захватить приисковое управление, объявить народу о свержении советской власти, освободить заключенных из лагерей Дальстроя и распространить восстание по всей Якутии.

Проведенными органами НКВД мероприятиями все 57 участников организации арестованы.

Аналогичные, но небольшие по численности бандповстанческие формирования были ликвидированы в Читинской и Омской областях.

В Приморском и Хабаровском краях, после начала войны против Германии, активную работу по созданию бандповстанческих формирований и диверсионно-террористических групп проводили агенты японской разведки.

В декабре 1941 г. Управлением НКВД Приморского края арестован Аянко Василий, показавший, что он еще в 1924 г. был завербован китайцем Ви-Си-Лином для шпионской работы в СССР, а в 1937 г. перевербован японской разведкой, от которой получил задание, кроме сбора шпионских сведений, организовывать на территории СССР бандповстанческие и диверсионно-террористические группы, приурочивая их активные действия к моменту нападения Японии на Советский Союз.

До 1941 г. Аянко занимался сбором шпионских сведений о военном строительстве на Дальнем Востоке, а в 1941 г., установив связь с японским разведчиком, бывшим главарем Хунхузской банды — Кялунзигой Алексеем, приступил с ним к созданию диверсионно-террористической группы и к вербовке бандповстанческих кадров среди народностей Севера — орочен, удэгейцев и других.

Арестованный Кялунзига подтвердил показания Аянко, сообщив, что по заданию японской разведки им организована диверсионная группа в составе 6 чел., которая должна была с началом военных действий Японии против СССР подрывать железнодорожные мосты, дороги, связь и другие важные в военном отношении сооружения. Кроме шести диверсантов, Аянко и Кялунзига привлекли для выполнения своих преступных намерений еще 26 человек.

Все участники созданной им организации арестованы.

В Хабаровском крае была вскрыта и ликвидирована японская резидентура в составе 13 агентов, возглавляемая японским разведчиком — удэгейцем Пиянко.

Следствием по делу установлено, что участники резидентуры, проживавшие в разных районах края, должны были создавать бандитско-повстанческие группы и после нападения Японии на СССР выступить в тылу Красной Армии, совершать убийства советско-партийных работников и налеты на государственные учреждения и предприятия.

Всего за вторую половину 1941 г. в Сибири и на Дальнем Востоке было ликвидировано 20 бандитских и повстанческих групп с 413 участниками.


Оперативная обстановка до войны | НКВД-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике (1939-1956) | Результаты борьбы с бандитизмом в 1942 г.