home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

ВОЙНА. ПОСОБНИКИ ОККУПАНТОВ

(1941–1945 гг.)

Начавшаяся 22 июня 1941 г. война СССР с Германией внесла следующие изменения в системе НКВД СССР. Постановлением СНК СССР № 1738-746сс от 24 июня 1941 г. в прифронтовых республиках, краях и областях при городских, районных и уездных отделах-отделениях НКВД были организованы истребительные батальоны (док. № 17). Приказом НКВД СССР № 00804 от 25 июня 1941 г. для руководства истребительными батальонами в НКВД-УНКВД были созданы оперативные группы, а в Центре — штаб истребительных батальонов НКВД СССР во главе с начальником оперативно-разведывательного управления (1 управление) ГУПВ НКВД СССР генерал-майором Г.А. Петровым (по совместительству) (док. № 18). 4 мая 1943 г. начальником этого штаба был назначен полковник П.Л. Трофимов, а 1 декабря 1944 г. его включили в ГУББ НКВД СССР в качестве 6 отдела. По утвержденным 29 сентября 1945 г. новым штатам ГУББ НКВД СССР штаб истребительных батальонов в его составе не значился, а П.Л. Трофимов возглавил 6 отдел ГУББ, но уже «учетно-информационный».

25 июня 1941 г. начальник ГУПВ НКВД СССР генерал-лейтенант Г.Г. Соколов вместе с Л.П. Берия с 20–10 до 20–55 часов был на приеме у И.В. Сталина в Кремле. Тогда же было подписано постановление СНК СССР № 1756-762сс «Об организации института фронтовых и армейских начальников охраны войскового тыла». Начальником охраны тыла Западного фронта был назначен Г.Г. Соколов (док. № 19) Начальнику охраны тыла фронта подчинялись внутренние войска, истребительные батальоны и милиция, расположенные в тыловых границах фронта. Основу войск охраны тыла фронта составляли погранполки (бывшие пограничные отряды, ранее охранявшие западную границу СССР).

Приказом НКВД СССР № 00852 от 28 апреля 1942 г. в составе ГУВВ НКВД СССР было организовано Управление войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии (ДКА) во главе с бывшим начальником Разведывательного отдела ГУПВ и бывшим заместителем начальника ОББ НКВД СССР старшим майором государственной безопасности A.M. Леонтьевым (тогда же он был назначен заместителем начальника ГУВВ). Приказом НКВД СССР № 00792 от 4 мая 1943 г. это Управление реорганизовали в Главное управление НКВД СССР по охране тыла Действующей Красной Армии во главе с комиссаром государственной безопасности A.M. Леонтьевым. Приказом НКВД СССР № 1878 от 13 сентября 1943 г. новым начальником этого Главного управления был назначен бывший начальник Управления и войск НКВД по охране тыла Северо-Западного фронта генерал-майор И.М. Горбатюк. А.М. Леонтьев тогда же стал начальником ОББ НКВД СССР. Приказом НКВД СССР № 001206 от 13 октября 1945 г. Главное управление войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии было расформировано, а его бывший начальник генерал-лейтенант И.М. Горбатюк стал начальником УНКВД Ивановской области.

28 апреля 1942 г. Л.П. Берия доложил в ГКО об итогах деятельности войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии, где говорилось, что во исполнение постановления СНК СССР от 25 июня 1941 г. были организованы управления войск НКВД по охране тылов фронтов: Карельского, Ленинградского, Волховского, Северо-Западного, Калининского, Западного, Брянского, Юго-Западного, Южного, Крымского и 7 отдельной армии (док. № 26).

В отчете НКВД СССР в ГКО от 8 января 1944 г. о деятельности войск НКВД по охране тыла ДКА за 1943 год, в частности, говорилось: «За истекший год войсками НКВД по охране тыла фронтов ликвидировано 114 бандитских групп с общим количеством участников 636 человек и арестовано 160 бандитов-одиночек.

Бандитский элемент состоял преимущественно из ставленников и пособников немецких оккупантов и бывших военнослужащих Красной Армии, дезертировавших из частей и вставших на путь бандитизма.

Наиболее пораженными бандитским элементом оказались тылы 1,2,3,4 Украинских и бывшего Северо-Кавказского фронтов, где было ликвидировано и арестовано 604 бандита» (док. № 31).

12 декабря 1941 г. Л.П. Берия подписал приказ НКВД СССР № 001683, которым начальникам прифронтовых УНКВД было предписано в местностях, освобожденных Красной Армией от войск противника, организовать работу городских и районных отделов-отделений НКВД.

В первую очередь органы НКВД были обязаны:

организовать выявление и изъятие агентуры немецких разведывательных органов, которая будет оставлена противником для подрывной работы в тылу Красной Армии;

организовать охрану общественного порядка, борьбу с бандитизмом, грабежами и спекуляцией;

совместно с оперативно-чекистскими группами транспортных отделов НКВД обеспечить безопасность движения поездов;

организовать выявление и изъятие у населения огнестрельного оружия и радиоаппаратуры;

развернуть следственную работу по выявлению и преданию суду лиц, причастных к антисоветской работе (док. № 21).

20 января 1942 г. был подписан приказ НКВД СССР № 00148 об оперативно-чекистской работе на территории Белорусской ССР, освобожденной от войск противника. Организация указанной работы была возложена на наркома внутренних дел БССР и заместителя начальника Управления особых отделов НКВД СССР Л.Ф. Цанаву.

10 декабря 1942 г. заместитель НКВД СССР Б.З. Кобулов подписал директиву № 553 о мерах по усилению борьбы с бандитизмом и дезертирством, в которой говорилось, что пополнение существующих и организация новых бандитских групп происходит, в основном, за счет дезертиров и уклоняющихся от службы в Красной Армии. Большинство органов НКВД борьбу с бандитизмом проводило лишь путем преследования бандитско-дезертирских групп милицейско-войсковыми силами, без сочетания этих мероприятий с агентурно-оперативной работой. Указанной директивой наркомам и начальникам НКВД-УНКВД республик, краев и областей предлагалось усилить агентурно-оперативную работу по борьбе с бандитизмом, а также предавать суду заочно как изменников Родины дезертиров, принимающих активное участие в бандитско-повстанческих формированиях, представляя дела на членов их семей на рассмотрение Особого совещания НКВД СССР (док. № 27).

В период оккупации территории Советского Союза германскими войсками в 1941–1944 гг. там было развернуто партизанское движение, в котором участвовало около 1255200 человек, из них:

в Белоруссии — 440000 человек (87 из них стали Героями Советского Союза и 120000 были награждены орденами и медалями);

на Украине — свыше 500000 человек (95 человек были удостоены звания Героя Советского Союза и 185000 человек награждены орденами и медалями);

в Латвии — свыше 12000 человек (из них звание Героя Советского Союза получили 3 человека и 1100 человек были награждены орденами и медалями);

в Литве — свыше 10000 человек (из них 7 Героев Советского Союза и 1800 награжденных орденами и медалями);

в Эстонии — около 7000 человек (2 Героя Советского Союза и 500 награжденных орденами и медалями);

в Молдавии — свыше 1200 человек (2 Героя Советского Союза и «многие партизаны награждены орденами и медалями»);

в РСФСР — свыше 250000 человек партизан и 35 000 подпольщиков (57 Героев Советского Союза и около 40000 человек были награждены орденами и медалями).[23]

С другой стороны, граждане Советского Союза по мобилизации или добровольно служили в рядах Вермахта и войсках СС, где с оружием в руках сражались против частей Красной Армии, участвовали в борьбе с партизанами, выполняли полицейские функции. А.В. Окороков в своей монографии приводит такие данные об антисоветских воинских формированиях в годы Второй мировой войны: в Министерстве Германии по делам оккупированных Восточных областей по состоянию на 24 января 1945 г. числились:

вооруженные литовские формирования — 36800 человек;

вооруженные латвийский формирования — 104000 человек;

вооруженные эстонские формирования — 10000 человек;

резервисты из турок и татар из Идель-Урала (включая 20000 военнопленных) — около 45 000 человек;

войсковая группа СС «Крым» — 10000 человек;

формирования казаков — 70000 человек;

вооруженные армянские формирования — 7000 человек;

вооруженные азербайджанские формирования — 31000 человек;

калмыцкие конные отряды — 5000 человек;

вооруженные северокавказские отряды — 7000 человек;

русские вооруженные формирования — 10000 человек;

белорусские вооруженные формирования — 19000 человек;

украинские вооруженные формирования — 75000 человек;

общее число восточных добровольцев в армии, войсках СС, авиации и полиции 373800 человек;

Русская освободительная армия А.А. Власова (РОА) — 300000 человек.

Общее число восточных добровольцев — 748000 человек.

Кроме того, около 330000 жителей Украины, Белоруссии и Прибалтики служили в указанное время в батальонах «шума», местной полиции и отрядах самообороны, подчиненные начальникам СС и полиции рейхскомиссариатов.[24]

«Общая численность созданных в составе Вермахта „восточных“ формирований и отдельных советских граждан, служивших в немецких частях в качестве „добровольных помощников“, единовременно достигала 900 тысяч человек без учета полиции и вспомогательных военизированных организаций. Примерно треть из этого числа представляла собой вооруженные формирования, сражавшиеся на фронтах Второй мировой войны против Красной Армии и войск союзников и на оккупированных территориях против партизан. Функции „восточных“ формирований изначально ограничивались вспомогательной службой в тыловых районах и на фронте, где они использовались широко, но разрозненно. Роль их в военных операциях была минимальна, однако как вспомогательные формирования эти части полностью оправдывали свое назначение. Активно участвуя в антипартизанской борьбе, карательных операциях и замещая в тыловых подразделениях немецких солдат, они стали серьезным подспорьем для Вермахта. Одна лишь их численность, составлявшая 10–15 % от общей численности германских вооруженных сил, говорит о той роли, которую играли в военных усилиях Третьего Рейха советские граждане».[25]

19 апреля 1943 г. М.И. Калинин подписал закрытый Указ Президиума Верховного Совета СССР о мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и для их пособников, которым было установлено, что лица, уличенные в совершении убийств и истязаний гражданского населения и пленных красноармейцев, а также шпионы и изменники Родины из числа советских граждан караются смертной казнью через повешение. Пособники из местного населения, уличенные в оказании содействия злодеяниям в совершении расправ и насилий над гражданским населением и пленными красноармейцами, караются ссылкой в каторжные работы на срок от 15 до 20 лет. Рассмотрение дел было возложено на военно-полевые суды, образуемые при дивизиях действующей армии. Приведение в исполнение приговоров военно-полевых судов — повешение осужденных к смертной казни — было предписано производить публично, при народе, а тела повешенных оставлять на виселице в течение нескольких дней, чтобы все знали, как караются и какое возмездие постигнет всякого, кто совершает насилие и расправу над гражданским населением и кто предает свою Родину (док. № 29).

11 июня 1943 г. Л.П. Берия подписал приказ НКВД СССР № 00968 об организации отделений каторжных работ при исправительно-трудовых лагерях НКВД: в Воркутинском лагере на 10000 человек, в Норильском лагере на 10000 человек, в Северо-Восточном лагере (г. Магадан) на 10000 человек. В составе Карлага НКВД было организовано отделение для нетрудоспособных и больных, осужденных на каторжные работы. Этим же приказом была утверждена инструкция о порядке содержания осужденных к каторжным работам в лагерях НКВД (док. № 30). До 1943 г. со времен царской России в СССР не было каторги. По состоянию на 1 мая 1950 г. в лагерях МВД содержалось 61572 человека, осужденных к каторжным работам.[26]

Оккупация немецкими войсками Украины, Белоруссии и Прибалтики позволила местным националистам выйти из подполья и почти полностью перейти на службу к нацистам. Наиболее ярко это проявилось на Украине и в Прибалтике. В то же время в Белоруссии коллаборационизм был явление единичным и не связанным с национализмом.


Доклад Наркома государственной безопасности БССР Л.Ф. Цанавы первому секретарю ЦК КП(б)Б ILK. Пономаренко об итогах проведенной в западных областях БССР операции по | НКВД-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем на Западной Украине, в Западной Белоруссии и Прибалтике (1939-1956) | Белоруссия