home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



10

ВИСИТ, КАК ТРЯПКА

Отец был в приподнятом настроении. К ним заходил инспектор из иммиграционной службы. Скоро иммиграционный статус Валентины будет подтвержден, а их любовные узы — навсегда скреплены. Когда над ними больше не будет нависать угроза депортации, тучи непонимания рассеются и все снова станет так, как было в пору их первой влюбленности. Возможно, даже лучше. Возможно, они построят новую семью. Бедняжка Валентина очень волнуется и иногда бывает раздражительной, но скоро наступит конец всем ее бедам.

Инспектором оказалась женщина средних лет с расчесанными на пробор волосами и в плоских туфлях на шнурках. У нее был при себе коричневый портфель, и она отказалась от предложенного отцом чая. Он показал ей дом:

— Ето моя комната. Ето Валентины. А ето Станислава. Видите, места фатает усем.

Инспекторша записала, где кто живет.

— А ето мой стол. Понимаете, я люблю кушать сам. Станислав и Валентина кушають на кухне. А я сам себе готовлю. Смотрите, ось яблука-«тосиба». Приготовлени у микроволновке «Тосиба». Дуже багато витаминив. Хочете попробувать?

Инспекторша вежливо отказалась и еще что-то записала.

— Могу ли я познакомиться с миссис Маевской? Когда она приходит с работы?

— По-разному. Иногда раньше, иногда пожже. Вы лучче сначала подзвоните.

Инспекторша сделала еще одну запись, потом положила свой блокнот в коричневый портфель и пожала отцу на прощание руку. Он проследил за тем, как ее маленький бирюзовый «фиат» скрылся за поворотом, и позвонил мне, чтобы сообщить новости.

Через две недели Валентина получила письмо из Министерства внутренних дел. В разрешении на проживание в Великобритании ей было отказано. Инспектор не нашла доказательств истинных супружеских отношений. Валентина в ярости накинулась на отца:

— Идиот! Прыдурок! Ты неправильно отвечав на вопросы. Чого ты не показав ей своих писем з любовными стихами? Чого ты не показав ей свадебну фотографию?

— А чого я должен показувать ей стихи? Она ж просила показать не стихи, а спальню.

— Ха! Она ж поняла, шо ты никудышний мужик. Шо тебе делать у женской спальне?

— А ты никудышня жена, если не пускаешь мужа у спальню.

— Та шо ты забув у той спальни, га? Тьпху! У тебе ж даже не стоить! Висить, як тряпка! Як тряпка — не стоить! — дразнила она. И все громче и громче орала ему прямо в лицо. — Не стоить! Не стоить! Як тряпка!

— Перестань! Прекрати! — закричал отец. — Уходь! Уезжай! Вертайся обратно в Украину!

— Як тряпка! Не стоить!

Он толкнул ее. Она толкнула его. Она была крупнее. Он оступился и сильно стукнулся плечом об угол буфета. На плече появился лиловый синяк.

— Дивись, шо ты наделала!

— Бежи тепер жалуйся дочке! Надя, Верочка, рятуйте! Жена меня бье! Ха-ха! Це муж должен бить жену!

Возможно, он бы ее и ударил, но не смог. Отец впервые осознал свою беспомощность. Его охватило отчаяние. На следующий день, когда она ушла на работу, он позвонил мне и рассказал о случившемся. Запинался и заикался, будто ему было больно говорить об этом вслух. Я выразила беспокойство, но испытала удовлетворение. Так значит, я оказалась права насчет проникающего секса?

— Понимаешь, Надя, ето така полова дисхвункция. У мущин иногда бувае.

— Это неважно, папа. Она не имеет права над тобой насмехаться. — Какой дурак, подумала я. Чего же он ожидал?

— Не кажи Вере.

— Папа, возможно, нам понадобится Верина помощь.

Мне казалось, эта история превращается в грубый фарс, но теперь я видела, что она перерастает в дешевую трагедию. Отец ни о чем мне раньше не рассказывал, потому что Валентина подслушивала, когда он говорил по телефону. И не хотел, чтоб об этом знала Вера.

Я устояла перед искушением сказать: «Я же говорила тебе, дуралей!» Но когда позвонила Вере, она сама мне это высказала.

— На самом деле это ты во всем виновата, Надежда, — добавила она. — Ты отговорила его переезжать в приют. Этого никогда не случилось бы, если бы он переехал.

— Но кто же мог предположить…

— Надя, я это предполагала. — В ее голосе звучало торжество Старшей Сеструхи.

— Хорошо, если ты такая умная, скажи, как нам вытащить его из беды? — На моем лице появилась издевательская гримаса, которой она не могла увидеть по телефону.

— Есть два варианта, — сказала Вера. — Развод или депортация. Первый вариант дорогостоящий и ненадежный. Второй — тоже ненадежный, но, по крайней мере, папе не нужно будет за него платить.

— А не испробовать ли сразу оба?

— Как ты изменилась, Надя! И куда подевались все твои феминистские идеи?

— Не злорадствуй, Вера. Мы должны быть союзниками. Неужели ты не можешь вести себя со мной корректно? Теперь я понимаю, почему отец ничего тебе не рассказывает.

— Да он просто обыкновенный идиот. Мы с мамой были единственными практичными людьми в семье.

Так вот на какое наследие она претендовала! Мы боролись не за чулан, набитый консервными коробками и банками, не за позолоченный медальон и даже не за мамины сбережения, а за унаследованный характер, натуру.

— Мы никогда не были практичной семьей.

— Напомни мне, каким словом пользуется ваш брат социальный работник? Ага, дисфункциональная семья. Может, нам обратиться в муниципалитет за субсидией?

Несмотря на медленную раскачку, нам все же удалось договориться о разделении труда. Вера, как наш семейный эксперт по разводам, должна была связаться с юристами, а мне нужно было найти закон, касающийся иммиграции и депортации. Вначале, сняв свои либеральные туфли на мягкой подошве и обув «шпильки» миссис из Танбридж-Уэллса по фамилии Понаехали-тут-всякие, я почувствовала себя неловко, но через некоторое время мои новые туфли разносились. Я узнала, что Валентина имела право на апелляцию, а в случае отказа — на повторную апелляцию в суде. Кроме того, она могла рассчитывать на юридическую помощь. Очевидно, она пробудет здесь еще некоторое время.

— Может, нам написать в «Дейли Мейл»? — Я успешно вживалась в роль.

— Хорошая идея, — сказала Вера.

На бракоразводном же фронте сестрица разработала коварный план. Она узнала, что развод через суд — сложная и дорогостоящая затея, и ей пришла в голову мысль об аннулировании брака: представление о том, что «без брачных отношений нет и самого брака», было широко распространено в королевских семьях Европы в XVI столетии.

— Понимаете, если брачные отношения никогда не осуществлялись, то необходимость в разводе отпадает сама собой, — объясняла она щеглу-стажеру из юридической конторы Питерборо. Раньше он с подобным не сталкивался, но обещал навести справки. Запинаясь и заикаясь, он попытался узнать у моей сестры по телефону подробности неосуществления брачных отношений.

— Боже ж ты мой! — воскликнула сестра. — Какие вам еще нужны подробности?

К сожалению, то, что срабатывало для европейских королевских семей, не сработало для папы. Неосуществление брачных отношений могло стать основанием для аннулирования брака или для развода лишь в том случае, если одна из сторон подаст жалобу о неспособности или же отказе другой стороны осуществлять брачные отношения. Об этом говорилось в коряво составленном письме от юриста-стажера.

— А я этого и не знала, — сказала Вера, считавшая, что ей известно о разводе все.

Когда папа предложил Валентине развестись, она расхохоталась:

— Сначала получу паспортну визу, а потом получишь розвод.

Папа тоже отказался от идеи развода. Он боялся, что его начнут спрашивать, «стоит» ли у него. Боялся, что все узнают: у него «висит, как тряпка».

— Лучче придумай шось друге, Надя, — сказал он.

Несмотря на постоянный стресс, ему удалось дописать очередную главу своей истории, но она была выдержана в унылом ключе. Когда мы с Майком навестили его в начале февраля, он проводил нас в заваленную прошлогодними яблоками гостиную, где было холодно, как в кладовке, и принялся читать вслух.

Изобретатели первых тракторов мечтали о том, чтобы перековать мечи на орала, но наступила лихая година и орала были, наоборот, перекованы на мечи.

Харьковский паровозостроительный завод, когда-то производивший 1000 тракторов в неделю, чтобы удовлетворить требования Новой Экономической Политики, был переброшен за Урал, в Челябинск, и по приказу Народного комиссара обороны К— Е. Ворошилова переоборудован для производства танков.

Главным конструктором стал Михаил Кошкин, который окончил Ленинградский институт и до 1937 года работал на Кировском заводе. Он был сдержанным, культурным человеком, и Сталин использовал, можно даже сказать, эксплуатировал его гений для достижения советского военного превосходства. Первый кошкинский танк, А-20, стоял на оригинальном гусеничном ходу и был снабжен 45-миллиметровой пушкой и броней, выдерживавшей удар артиллерийского снаряда. Когда размер пушки увеличили до 76,2 мм и сделали толще броню, этот танк был переименован в Т-32. Он участвовал в Гражданской войне в Испании, вызывая восхищение своей маневренностью, но оставаясь уязвимым из-за тонкой бронированной обшивки. На основе этого танка был разработан легендарный Т-34, который, по мнению многих, позволил переломить ход войны. Броня сделалась еще толще, и с целью компенсировать дополнительный вес на этой машине был впервые установлен литой алюминиевый двигатель.

Голос отца ослаб и задрожал — ему пришлось остановиться и перевести дух.

В лютый февральский мороз 1940 года первый Т-34 был доставлен в Москву для участия в параде перед советским руководством. Танк произвел огромное впечатление, в частности, потому, что легко передвигался по разбитым, заснеженным булыжным мостовым столицы.

Однако бедному Кошкину так и не довелось увидеть свое детище в серийном производстве. Во время этой поездки, проведя несколько часов на жутком холоде, он подхватил воспаление легких и через несколько месяцев скончался.

Проект был завершен его учеником и коллегой Александром Морозовым, блестящим молодым инженером. Под его руководством в августе 1940 года с конвейера сошли первые танки Т-34, и в скором времени их счет пошел уже на сотни и тысячи. В ознаменование этого события город Челябинск, ранее известный производством тракторов, был переименован в Танкоград.

За окном солнце садилось в заиндевевшие борозды, которые так и не оттаяли за весь день. Ветки покачивал морозный ветер, дувший с равнинного побережья Восточной Англии, туда — со степей, а в степи — с Урала.

Чтобы согреться, отец надел варежки, шерстяную шапочку и три пары носков. Он сидел, сгорбившись, на стуле, в очках с толстыми стеклами, и читал. За его спиной на каминной полке стояла мамина фотография. Она выглядывала из-за его плеча и смотрела на поля и линию горизонта. Почему же мама вышла за него — эта задумчивая молодая женщина с карими глазами, заплетенными косами и загадочной улыбкой? Неужели он был блестящим молодым инженером? Или, быть может, он пленил ее рассказами об автоматической трансмиссии и достоинствах машинного масла?

— Почему она вышла за него? — спросила я Веру. Миссис Эксперт-по-разводам и миссис Понаехали-тут-всякие обменивались новостями по телефону, и наша беседа приобрела задушевный характер. От женитьбы отца на Валентине мы перешли к женитьбе наших родителей, я заметила, как приоткрылась дверь в прошлое, и мне захотелось ее подтолкнуть.

— Это произошло после того, как в Севастополе погиб капитан подводной лодки. Наверное, мама испугалась, что останется одна. Время было тревожное.

— Какой еще капитан подводной лодки?

— Он служил на Черноморском флоте. И она была с ним помолвлена.

— Мама была помолвлена с капитаном подводной лодки?

— Разве ты не знала? Это была любовь всей ее жизни.

— Не папа?

— Как ты могла такое подумать?

— Не знаю, — прохныкала соплячка, — мне никто обэтом не рассказывал.

— Иногда лучше не знать.

Старшая Сеструха с лязгом захлопнула дверь в прошлое и повернула ключ в замке.


9 РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ПОДАРКИ | Краткая история тракторов по-украински | 11 «АНДЕДУРЕС»