home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Хитрый портняжка

Вячеслав Борисович прятал разбитый телефон, приговаривая:

– Хорошо быть муравьем – коллективная ответственность… Бегай по краю тарелки и воображай, что держишь курс на Полярную звезду.

Степка вежливо ухмыльнулся. Инженер пояснил:

– Муравей лупит по кругу, а думает, что бежит прямо. Не буду я сидеть в уютном кабинете – побегу… Мой номер, кажется, Угол одиннадцать?

– А что?

– А то, что я – из начальства. Старше меня только Линия да Точка. Понял?

– Ага, – сказал Степан. – Правильно! Пятиугольника они в грош не ставят. Ну и что?

– Мы им устроим потильную комнату, – сказал Портнов, нагибаясь к столу. – Зоя! Зоечка! Ау!..

Из динамика ответили:

– Слушаю, Вячеслав Борисович…

– Машину, Зоечка. Пускай Леонидыч подгонит, я поведу сам. Быстренько… – Он отпустил кнопку и подмигнул. – Поехали к сентиментальному боксеру, муравьишка.

– А инструкция как же?

– Держи про запас. Мы едем к умному человеку, Степа. Не голова, а трактор. С ним на пару я кое-что смогу проделать… если он чистый.

– А почему он – сентиментальный боксер?

– Он такой, – сказал Вячеслав Борисович. – Увидишь. Он уже трое суток сидит взаперти и думает грустную думу. Он физик-теоретик. Вот и машина…

Шофер не заметил Степана и начал было:

– Угол одиннад…

– Молчать! Вы останетесь… хм… Петр Леонидович. Ясно? Садись, Маша, – это Степану. Потом снова шоферу, громким шепотом: – Угол третий вызывает…

– Так машину же разобьете! – жалко улыбнулся шофер.

– Пропадай моя телега, – ответил Портнов и очень натурально заржал, подделываясь под загипнотизированного.

Третий раз за день Степка ехал в машине. Вячеслав Борисович действительно был неважным водителем – вцепился в руль и вытянул шею. Но машину не разбил, а довольно плавно остановил ее у подъезда итээровского общежития молокозавода.

– Киселев живет здесь, – предупредил Степка.

– Думаешь, присунул моему дружку к замочной скважине «посредник», да?

– Проверим, – сказал Вячеслав Борисович. – Ты на глаз их не различаешь, своих подшефных?

– Пока еще нет, – сказал Степка.

– Ну, рискнем, Машенька. Он очень соображающий парень, Митя Благоволин.

– Странная фамилия, – сказал Степка.

– У него прадед был из духовных, из попов, – говорил инженер, пробираясь по узкой лестнице. – Им в семинариях давали новые фамилии, благозвучные…

Вячеслав Борисович немного трусил и рассказывал о благозвучных фамилиях для храбрости. Степка подумал: ничего, привыкнет. Он шел и примечал дорогу. Запомнил, что в общежитии две лестницы. Что, кроме центрального входа – с улицы, имеются два хода во двор, прямо с нижних площадок. Что на третьем этаже очень неудобно стоит красный ящик с песком, легко зацепиться на бегу. А вот и пятый этаж. Коридор был пуст. В большой кухне звонко переговаривались женщины. По коридору пробежал парень в длинных футбольных трусиках, размахивая полотенцем.

– Комната шестьдесят восьмая, – сказал Портнов. – Он дома.

В замочной скважине виднелся шпенек ключа, вставленного изнутри.

– Постой здесь, – прошептал инженер. – И аккуратно, аккуратно…

Степка прижался лопатками к стене рядом с дверью. Парень с полотенцем уже скрылся в умывальной. Инженер постучал.

– Благово! Отпирай, хитрый портняжка пришел!

Из-за двери ответили негромким басом:

– Пошел вон.

– Отпирай, говорю! Новый «Нэйчур» получили!

Замок щелкнул.

– Опять сенсация? – спросил бас.

– Здесь красивая местность, – быстро проговорил инженер.

– Что-о? – удивился бас. – Сла-авка, да на тебе лица нет!.. Входи. Кофе хочешь?

Вячеслав Борисович схватил Степана за плечо и втолкнул в дверь, мимо хозяина.

Это был огромный, широченный, очень красивый мужчина. Большой, как шкаф, весь в коричневых мускулах. Бицепсы – каждый со Степкину голову. Золотые волосы. Солнце немилосердно пекло в окошко, и хозяин был в трусах и пляжных тапках-подошвах. Он жалостливо посмотрел на Степана и вполголоса спросил:

– С ней что-нибудь случилось? Нужно денег?

– Здесь красивая местность… А?

– Ты что, издеваешься?

– Ладно, – сказал Портнов. – Раз такое дело, налей кофейку. Это Машенька, ей тоже кофейку.

– Ну, знаешь, Портняжка… Это ни в какие ворота не лезет!

– Лезет, Благово, – сказал Вячеслав Борисович. – И сенсация есть. Зеленые человечки добрались до планеты по имени Земля.


Степка получает инструкцию | Дом скитальцев | Сентиментальный боксер