home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



АВГУСТ

Едва Олег переоделся, как в мастерскую заглянула Альбертовна.

– Пришел? – недружелюбно спросила она.

– Ага, – кивнул литейщик и тут же попросил: – Хозяйка, может заплатишь за июль пораньше? Денег совсем нет.

– Неделю прогулял, а теперь еще и денег просишь? – Альбертовна приподняла брови. – Сперва отработай.

Она захлопнула дверь, предоставив Олегу материться вслед в полное свое удовольствие.

Работы накопилось килограмм десять – поштучно лежащие грудой восковки и не сосчитать. Литейщик отправил тигли в прогревшуюся печь, достал формовочный порошок. Руки его работали, а в голове постоянно вертелась одна и та же мысль – где взять денег? Ведь в любой момент на планете Тысячи Солнц может понадобиться его присутствие, а снотворного не осталось ни единой капсулы.

Самый простой ход – взять в долг. Но здесь, в мастерской, брать не у кого, а бегать по знакомым и друзьям – долго, да и некогда. Можно что-нибудь продать, но это еще дольше. Ничего быстроликвидного, типа долларов или золотых побрякушек, Олег не имел… Правда – осенило Создателя – он имел подходящую работу.

Поставив в печь очередной тигель, Олег достал из банки потеки «отработанного» воска, покрутил в руках. Быстро слепил пирамидку высотой сантиметров семь. Пригладил грани. Немного подумал, глубоко прорисовал на плоскостях кабалистические знаки (широко известный древнеегипетский иероглиф единства полов, пентаграмму, шестиконечную звезду и придуманную на ходу, хитрозакрученую хреновину). Добавил сверху петельку. Критически оглядел получившуюся безделушку со всех сторон.

А ничего, вполне сойдет за атрибут некого тайного культа. Литейщик удовлетворенно кивнул и принялся утрамбовывать пирамиду в формовочный порошок.

Мастерскую Олег закрыл в семь, побежал на метро. На выходе из «Петроградской» повернул на Большой проспект.

Ломбард работал до восьми вечера. Народ в небольшом холле отсутствовал. Молодой человек подошел к окошку, достал из кармана пирамидку, взглянул на нее в последний раз и… Остановился.

Сквозь зашоренное стремлением сознание смогла пробиться страшная в своей истинности мысль: сейчас, в это самое мгновение, он становится вором. Мразью, преступником, отрыжкой общества. Ведь Альбертовна, при всей своей стервозности, никогда не пыталась проверять его честность. Она верила, что он не утаивает доверенный драгметалл, что честно указывает угар, что все, до последнего грамма пускает на изделия. И чем он собирается отплатить? Продать почти кило чужого серебра из-за коробки снотворного! Зачем? Ради чего?

Да, ему снится интересный, захватывающий сон. Но ведь это всего лишь сон, а здесь – реальная жизнь! Он уже забыл, когда касался своей жены, когда разговаривал с собственным сыном. Неужели обычный сон, пусть очень интересный, дороже родных и близких, дороже работы, доверия, совести, наконец! Неужели он не сможет обойтись без ночных приключений?

Да и обходиться не надо! Можно просто спать ночью, как все нормальные люди. Конечно, он не обычный человек, он Господь, он Бог, он Создатель целого мира. Но разве это может оправдывать преступление?

– Эй, парень, – похлопал по плечу охранник ломбарда, – ты что, заснул? Мы через десять минут закрываемся.

– Да-да, извините, – кивнул Олег и с облегчением опустил пирамидку обратно в карман.

Больше всего ему хотелось купить жене цветы. Давно не преподносил он своей Танечке даже банальных гвоздик, еще задолго до того, как создал планету Тысячи Солнц. Но денег по-прежнему не было, и Олег поклялся выбрать роскошнейший букет после ближайшей получки. А пока – провести с нею и сынишкой весь вечер.

Тани дома не было. Похоже, они с Сашкой опять трудились в ресторане. Олег согрел ужин, плотно перекусил. Помыл посуду. Поточил ножи. Походил из угла в угол.

Потом махнул рукой и лег спать.


Здесь занимался новый день: раннее утро, не больше десятка солнц над горизонтом, прохладный воздух, роса на траве. Селянин у дверей сонно хлопает глазами.

– Как выспался? – спросил его Олег.

– Во имя Создателя! – невпопад выкрикнул воин.

– Ладно, ладно, хвалю, – умерил его восторг Олег и вышел из деревни.

Селение сплошь окружали воинские лагеря. Здесь скопилось не меньше полутысячи человек. Еще столько же ждали своего часа вдоль засек. Сила. Боевой таран сил Добра против Дьявола. Но этому тарану не хватает стального наконечника – непробиваемых рядов хабреков.

Старейшина встретил Олега у крайних щитов – горцы окружили свой лагерь щитами, подпертыми копьями. Почтительно поклонился. Олег вежливо ответил на поклон, жестом позвал старика за собой.

– «Низкие» дают слишком мало еды, – пожаловался хабрек.

– Здесь собралось слишком много народа, – повернулся к нему Олег, – и слишком долго топчутся на месте. Скажи мне правду, старик. Почему с тобой пришли не все воины?

– Они еще не готовы, они придут позже.

– Смотри мне в глаза, – повысил голос Олег. – Те, кто не нуждался в долгих сборах, пошли со мной сразу. Остальные обещали догнать через несколько дней. Теперь я снова слышу то же самое! Мне кажется, ты говоришь не всю правду, старик.

– Мы не успели собрать воинов изо всех деревень, – продолжал отводить глаза хабрек. – Они подойдут позже.

– Это все? – жестко спросил Олег. – Больше ты ничего не хочешь мне рассказать?

– Все хабреки готовы пойти за тобой, Создатель… – неуверенно начал старейшина.

– Что же им мешает?

– Они не желают сражаться вместе с «низкими», – наконец признался старик. – «Низкие» бесчестны, они никогда не сражаются в поле, они не называют свои имена в бою. Оказаться с ними в одном строю – позор для хабрека!

– Ты тоже так считаешь?

– Воля Создателя выше чести! – ответил старейшина.

– Понятно, – Олег отвернулся и сделал пару шагов в сторону. – Значит, подкреплений больше не будет?

– Будут, – поспешил оправдаться старик. – Молодые воины готовы идти за тобой, если это перестанут запрещать старейшины. Мои земляки убедят остальных воинов!

– Я знаю, кто их убедит, – хмуро ответил Создатель. – Их убедит Михаил, когда вернется с добычей, их убедят имена для детей и пленные, добытые в бою! Но сколько дней пройдет, пока он вернется сюда? Через какой срок слухи о его успехе доберутся до гор? Время слишком дорого, старик. Селяне теряют злость и жажду боя, в окрестных поселках кончаются запасы еды. Дьявол получает передышку для подготовки новых сил. Возможно, уже сейчас нас встретят не двести, а триста черных всадников. Мы потеряли преимущество внезапности, мы опаздываем с каждым новым часом, старик!

– Тогда нужно атаковать немедленно!

– Вас почти вдвое меньше чем всадников, старейшина. Вы не сможете прикрыть всех селян от конных атак.

– Ну и что? – безразлично пожал плечами хабрек.

– А кто будет штурмовать замок, старик, если «низких» порубят? – чуть не зарычал Создатель. – Хабреки? Много крепостей вы смогли захватить у пахарей? А замок – это не деревенский забор. Это в сто раз мощнее.

– Извини, Создатель, – виновато ответил старик. – Я не подумал.

– Ничего, – слова старейшины погасили злость Олега, и он лишь устало махнул рукой. – Раз нет другого выхода, придется рискнуть. Только нужно подождать прихода Михаила. Это тридцать отнюдь не лишних копий.

Старейшина согласно кивнул, вглядываясь в небо над головой Олега.

– Что там? – Олег повернулся, и на губах сама собой появилась добродушная улыбка. – Клоп возвращается…

– Данила молодец! Данила летал долго! Данила все знает! Данила все видит!

– И что ты видел, крылатый наш? – спросил Создатель, позволив малышу опуститься на плечо.

– Дьявол к правительнице хеленов ехать собирается!

– Откуда ты знаешь?

– Данила умный, Данила хитрый. Данила знает.

– Ты был прав, Создатель – сказал старейшина. – Дьявол хочет получить помощь от безбожных хеленов. Он собирает против тебя армию, Создатель.

– Данила всю ночь в Мертвом замке сидел, Данила смотрел, Данила слушал, – проникновенно рассказал кровосос и, само собой, закончил: – Дай лизнуть?

– Больше ничего не узнал? – спросил в ответ Олег.

– Данила не узнал, Данила увидел, – похвастался малыш.

– Что?

– Дьявол половину армии на защиту рыбаков послал.

Несколько секунд Создатель молчал, обдумывая услышанное, потом недоверчиво переспросил:

– Что ты сказал?

– Дьявол послал всадников на защиту рыбаков.

– Что ты сказал?

– Половину армии Дьявол послал…

Создатель схватил вампиренка за ухо, притянул к себе и крепко поцеловал в острую мордочку. Повернулся к хабреку:

– Поднимай своих воинов, старик! Дьявол сделал нам подарок. И быстрее, быстрее, пока рогатый не допетрил, как крепко он влип.

Старейшина кивнул, побежал в лагерь. Скоро оттуда донеслись крики, забегали люди. Когда Создатель приблизился, копейщики уже стояли в походной колонне по трое.

– За мной, – скомандовал Олег, встав во главе отряда.

– Извини, Создатель, – пристроился сбоку старейшина. – Я не понял, что тебя так обрадовало?

– У Дьявола чертовски плохо налажена разведка и связь. Рогатый даже не представляет, какое преимущество дает нам всего один умный и глазастый летающий малыш.

Создатель погладил Данилу по спине. Тот довольно зажмурился, непривычный ни к ласке, ни к похвале, и даже не попросил «лизнуть».

– Извини, Создатель, я все еще не понимаю.

– Все очень просто, – не поленился объяснить Господь. – Дьявол не подозревает, что отряд Михаила уже ушел из разоренного поселка. Он только сейчас пронюхал о нападении и послал помощь. Вдобавок, рогатый мерзавец не ведает, что нам известно про посланный отряд. Еще объяснять надо?

– Они не ожидают нашего нападения?.. – неуверенно предположил старейшина.

– Само собой. Но главное не это, главное то, что приболоченная, с густыми зарослями и узкими тропинками рыбачья земля зажата между двумя реками, и совершенно не подходит для раздольных конных атак. Если твои воины будут достаточно быстро двигать ногами, то через полдня мы перекроем единственный выход из этого капкана, и забравшихся туда черных всадников можно смело списать в расход. Дьявол хотел спасти кучку поганых людишек, и зевнул половину своей армии!

– Мы перекроем им выход? – наконец-то начал понимать старик.

– Нет. Оставаясь на месте, мы рискуем оказаться меж двух огней. Нет, мы пойдем за ними и утопим всех в море!

– Но мы даже не знаем их числа, – не разделял старейшина уверенности Господа.

– Ты не был в рыбачьих землях, старик, – рассмеялся Создатель. – Дьявол, наверное, тоже. Там можно двигаться только по узким тропам. В таких местах численность не имеет значения. Скорее наоборот: конный занимает больше места, чем пеший, а значит ему придется сражаться одному против двух-трех. Доверься мне, старик. Я знаю, что делаю.

Старейшина перестал спорить – он начал задыхаться от быстрой ходьбы. Но Создатель, при всей своей доброжелательности, не разрешил привала: этот переход вполне мог переломить ход войны с Дьяволом в пользу сил Света.

Походная колонна вышла к засекам, и двинулась вдоль них, мимо селянских бивуаков. Большинство земледельцев провожали хабреков только взглядом, но особо любопытные увязались следом. Создатель не стал их прогонять – мало ли что.

Вскоре после полудня отряд вышел к реке чуть ниже истока. Воинам Господь разрешил привал, а Данилу поднял в воздух – искать врага. Примерно через полчаса вампиренок вернулся. Он разглядел всадников довольно далеко в рыбачьих землях. Олег, облегченно переведя дух, нашел старейшину, присел рядом на корточки.

– Слушай меня, старик. Выбери два десятка самых уставших воинов. Поведешь их вниз по реке, по этому берегу, до самого устья. Будете маячить с этой стороны, чтобы у всадников не возникло соблазна переправиться. А если возникнет – старайтесь бить их в воде. Ясно?

Хабрек кивнул и тяжело поднялся на ноги. Создатель дал ему минут десять на выбор соратников, потом поднял отряд и вброд перевел на другой берег. Дорога, еще широкая и сухая, проходила совсем рядом с берегом. Воины повернули на нее и пошли широким походным шагом. Ловушка захлопнулась.

У черных всадников оставался только один шанс – пока река не стала слишком глубокой, перейти ее, разбить легкий заслон, организованный старейшиной, и удрать через земли селян. Чтобы лишить их этой возможности, воинов пришлось гнать по пыльной дороге без всякой жалости. Передышка настала только с приходом ночи.


Олег сел в постели, посмотрел на часы, потом на мирно посапывающую Танечку. Стал быстро одеваться. Часов пять на отдых хватит. После этого он должен опять попасть к отряду.

Создатель принял душ, поел. Потом неторопливо, прогулочным шагом направился в сторону Большого проспекта и добрался до ломбарда точно к открытию. На этот раз пришлось стоять в небольшой очереди, но довольно скоро он благополучно сдал серебряную пирамидку и получил деньги. В аптеку Олег помчался уже бегом. Показал пустую упаковку из-под лекарства, купил точно такую же новую и часа через три благополучно вернулся домой. Таня куда-то ушла, но это было к лучшему. Создатель налил себе чашку чая и запил им две капсулы снотворного.


– Вы что сюда, спать пришли? Подъем, подъем, вперед, время уходит.

Хабреки поднимались без ропота, хотя радости не выражали, лениво выстраивались в походную колонну. Селяне тоже проснулись и кучковались в хвосте отряда.

– Вперед!

Создатель шел первым, показывая пример выносливости. Дорога, хорошо различимая при свете звезд, начала чавкать под ногами, редкие крупные деревья сменились островами высокого кустарника. Когда заросли станут сплошными, воинам можно будет дать более длительный отдых.

Впереди, над ветвями ввысь взметнулось ослепительное солнце, потом еще одно, еще. Мир вокруг начал наполняться теплом.

– Ну все, скоро отдохнем, – послышался сзади усталый шепоток. Создатель упрямо покачал головой и только ускорил шаг.

Он не смог сдержать нетерпения и гнал отряд четверо суток почти без отдыха, не отвлекаясь ни на что, обходя встречные селения и не обращая внимания на торопливо отплывающих от берега рыбаков. Уже на третий день среди свободолюбивых и непривычных к таким тяготам хабреков поднялся ропот. Открыто не выполнять приказы Создателя никто из них пока еще не решался, однако и приветственных криков Олег больше не слышал.

«Еще немного, – думал пробирающийся по чавкающей тропинке Господь, – и они начнут просто разбегаться. Потихоньку отставать от колонны и поворачивать в свои родные дома».

Горцам требовалось выделить подачку. Не столько отдых, сколько какой-то стимул, способный снова побудить у них готовность к войне и радость от предчувствия сражений. И одними словами о борьбе Добра со Злом здесь уже не отделаться.

– Данила молодец! Данила герой! – сделал несколько кругов над головой радостный вампиреныш, и спикировал вниз. – Данила всех нашел! Данила победитель, – малыш вцепился в плечо крепкими коготками и деловито закончил: – Дай лизнуть?

– Кого ты нашел? – проигнорировал последние слова кровососа Создатель.

– Всех нашел! – гордо сообщил вампир, складывая перепончатые крылья. – Данила нашел всадников. Данила нашел Создателя.

– Где они, пиявка болтливая? – начал злиться Олег.

– Создатель под Данилой, – начал перечислять крылатый разведчик. – Черные всадники впереди. День пути отсюда.

– Хорошо, – с облегчением перевел дух Создатель. – Значит, у нас есть примерно день и ночь, чтобы отдохнуть перед схваткой. Набраться сил.

Он оглянулся на выдохшихся за время изнурительного перехода горцев и покачал головой. Взбодрить их нужно хорошенько. Поднять настроение, раззадорить…

– Данила, поблизости есть рыбацкие деревни?

– Данила знает, Данила видел, – гордо кивнул зверек. – Тропинка налево повернет, там большая деревня совсем рядом. Много домов. Как когтей у меня на лапах.

Создатель покосился на лапы кровососа. Когтей было восемь. Если семьи в среднем человек по пять-шесть, добычи должно хватить почти всем.

– Эй, хабреки! – повысил Олег голос. – Те, кому нужно вернуться домой с именами для детей, выдвигайтесь вперед и быстрым шагом за мной! Остальные могут не торопиться.

По рядам воинов словно пробежала волна: горцы встрепенулись, развернули плечи, подняли головы. Вперед заторопились сразу все. Олег усмехнулся, поправил перевязь меча, проверил, насколько легко выходит клинок из ножен.

Тропа раздвоилась – основная дорожка продолжала тянуться вдоль берега, а влево отвернула вдвое более узкая извилистая стежка.

– Тихо… – сквозь зубы предупредил Создатель, сворачивая туда. В лицо пахнуло тиной, перегнившими рыбными внутренностями. Похоже, туземцы ленились донести их до реки и бросали где придется. А может – просто запах здесь такой.

Олег шел вперед, не раздвигая ветви, а подныривая под них, не выдергивал ноги из слякоти, а медленно извлекал, и потому его приближения рыбаки так и не услышали. Когда подкравшийся отряд уже разглядывал их через заросли, люди безмятежно продолжали плести сети, развешивать выпотрошенную рыбу над костром. Женщины штопали сети, натянутые между домами и кустарником, мальчишки с визгом гонялись друг за другом, играя в пятнашки.

– Посмотрим, как вы теперь камушками покидаетесь, – прошептал Создатель, криво усмехнулся и повернулся к воинам: – Язычники отгородились сетями. Поэтому первым бежит десяток с копьями. Кладете копья на сеть, наступаете всем весом на древки. Заграждение опрокидывается, и мы все вместе врываемся на улицы. Вопросы есть? Вот и хорошо. Приготовились… Вперед!

Грозно заорав, горцы проломились сквозь кустарник – на узкой тропе все не поместились, вырвались на прогалину вокруг болотной деревни и, четко следуя приказу Господа, торопливо кинули копья кончиками на верх сетей, упирая тупыми концами на землю. Рыбаки замерли, в тупом недоумении глядя на невесть откуда появившихся врагов, а хабреки дружно, слитным порывом, прыгнули на середины древков. Два копья с сухим хрустом обломились, но остальные оказались достаточно прочны и, где разрывая подгнившие нити, где опрокидывая колья, легко уничтожили преграду.

– Создатель!!! – вопя во всю глотку, воины Света ринулись на туземцев, которые только сейчас догадались броситься врассыпную, но сидевшие на штопке девушки и игравшие в пятнашки мальчишки попались в плен, не успев сделать ни шагу.

– Имя! – молодой хабрек прижал к земле круглолицую девушку и занес над ней широкий нож. – Назови свое имя!

– Ни… Нина…

Нож тут же опустился ей на горло.

– Данила плохо видит, – встрепенулся вампиреныш. – Данила посмотрит ближе.

Кровосос спорхнул с плеча, а Олег, поняв, что дело вполне обойдется без него, вернул Драккар в ножны и, осторожно обходя кровавые лужи, сцепившихся людей, обрывки сетей, вошел в селение.

Здешние хижины тоже стояли на сваях. Но не на древесных пнях, а на собранных в кучки и скрепленных обожженной глиной камнях. Правда, в отличие от аккуратненьких домиков пахарей, пол был не из плотно подогнанных досок, а из жердей, заваленных сверху толстым слоем сухих ивовых ветвей. Да, впрочем, оно и понятно: откуда среди кустарника хорошего строевого леса набрать? Балки есть, и то хорошо. А вот стены изнутри были обшиты ровными квадратиками тонкой, полупрозрачной кожи. Наверное, рыбьей.

Из мебели имелись плетеные стол, высокая кровать на восьми ножках, два сундука, несколько низких лукошек – толи емкости такие, толи сидушки вроде банкеток.

– Естественно, – кивнул Олег. – Из чего тут еще можно что-то делать, кроме как из ивы плести? Знали бы эти нищие дикари, что подобная мебель в наших магазинах по полторы тысячи долларов стоит!

Он с размаху упал на кровать, перевернулся на спину. Мягко…

Снаружи доносились крики боли, жалобные восклицания, плач. Хабреки наводили порядок… Кто-то зашебуршал у входа, показался горец, волочащий за волосы уже голую девчонку лет четырнадцати:

– Твоя доля добычи, Создатель!

Из носа девицы текла кровь, один глаз заплыл. Она тихо и гнусно скулила на одной ноте и как-то неестественно скребла воздух скрюченными пальцами. Олег брезгливо поморщился:

– Не хочу. Забери себе.

– Благодарю, Создатель! А рыбы копченой принести? Ребята целых три сундука нашли. Жирная, аж лоснится!

– Я не нуждаюсь в пище, – со вздохом напомнил Олег. – Сами веселитесь. Но только грибами не увлекайтесь, завтра с утра новая битва. Понятно? Все, ступай. До утра: общий привал.


Минут двадцать Олег лежал в постели, глядя на чуть желтоватый потолок. Впервые за последние дни ему никуда не надо было спешить – странное ощущение. В конце концов он поднялся, оделся. Открыл коробочку со снотворным. Оставалось всего шесть капсул. Мало. Денег – всего червонец.

Тут очень вовремя вспомнилось, что дня три назад звонила Альбертовна, и сообщила об увольнении. Раз так – хозяйка должна рассчитаться за последний месяц. На снотворное наверняка хватит.

Олег сполоснулся под душем, заглянул в холодильник: там стояли две початые банки маслин и пустая кастрюля. Еще – кусок мороженого мяса в морозилке. Пришлось ехать на голодный желудок.

Альбертовна молча отслюнявила двести баксов, но в мастерскую, за вещами, не пустила. Олег для приличия немного поругался, но в конце концов плюнул на свои жженые спецовки и побежал менять валюту. Баксов хватило и на сытный обед в кафешке напротив дэка Ленсовета, и на лекарство. Еще Олег купил килограмм сосисок и отправился домой.

На кухне скворчало. Таня задумчиво посмотрела на мужа. Потом молча поставила на стол тарелку, положила жаренной картошки с луком и несколько кусочков тушеного мяса. Олег, после недолгих колебаний, сел и принялся за еду.

– Ты ничего не хочешь мне сказать? – не выдержала Таня.

– Да нет, – пожал плечами Олег.

– И тебя не интересует, куда пропал мишин попугай?

– А его что, нет? – удивился Олег. – Сдох, что ли?

– Ты даже не спрашиваешь, почему я два дня не ночевала дома?

– Да? – Олег перестал жевать и поднял глаза на жену. – А где ты была?

– Какое твое дело? – фыркнула Таня, выключила огонь под сковородкой и ушла из кухни, громко хлопнув дверью.

Некоторое время Олег крутил перед глазами вилку с нанизанным куском мяса, потом перевел взгляд на часы и принялся быстро доедать картошку. Есть дела поважнее, чем за взбалмошной бабой бегать.


Он поднялся первым. Хабреки, как и принято упоенным победой воинам, набаловавшись с девками и обожравшись до отвала, дрыхли кто где упал. Несколько человек – прямо на мокрой земле. Никаких мисок с грибами или, уж тем более, бутылок из-под вина не оказалось и в помине, но, видимо, эйфория праздника подействовала на умы ничуть не хуже какого-нибудь кокаина. Данила тоже куда-то пропал, и поднять «воздушного разведчика» было невозможно.

– Ладно, – махнул рукой Создатель. – Конные черные всадники, или пешие, а дневной переход за один час все равно одолеть не смогут. Подождем.

Он еще раз прошелся по поселку. Горцы не столько разграбили – а чего возьмешь у рыбака, кроме имени? – сколько разорили деревеньку. Раскидали среди вязкой жижи простенькие рубахи и платья, изящные плетеные сундучки, зачем-то разломали один из домов. Висящая над костром рыба упала в огонь и теперь наполовину обугленная темнела среди золы.

– Вот, чучмеки, – в сердцах выругался Олег. – Потом самим жрать будет нечего.

И он уже без всякой жалости начал пинать отважных воинов ногами:

– Поднимайтесь, смерть свою проспите! Войско Дьявола поблизости.

Просыпающиеся хабреки, увидев своего повелителя, тут же расплывались в радостных ухмылках:

– Слава Создателю! Долгих тебе лет!

До полудня горцы успели не только собраться, но и поесть обнаруженной в незамеченных вчера тайниках рыбы. А когда за кустами послышался быстрый, частый плеск стучащих по грязи копыт, они быстро и споро выстроились в фалангу. Три ровных ряда копейщиков перекрывали все пространство между сохнущими на кольях сетями и сплошной стеной ивового кустарника. Создатель стоял сзади, готовый, если понадобится, вместе с селянами прикрыть фалангу от предательского нападения рыбаков с тыла. Данила тоже занял свою любимую позицию – отсиживался где-то в кустах.

Чавканье копыт раздавалось ближе и ближе, пока первый черный всадник не выехал на приболоченную поляну. Увидев фалангу, он недоуменно остановился, с силой натянув узду. Конь заржал, попятился.

Рядом с первым всадником появились еще двое. Они переглянулись, громко завопили и помчались в самый центр фаланги.

Хабреки дружно опустили копья. Конники тут же отвернули и неторопливой трусцою вернулись на исходную позицию.

Тем временем тропинка выпускала по одному все новых и новых всадников. В длинных черных плащах, черных округлых шлемах со свисающими на спину конскими хвостами, с длинными острыми пиками и кривыми мечами на боках, они не высказывали ни малейшего испуга. А зря.

Пожалуй, один только Олег точно знал, чем кончится эта схватка. Черным слугам Дьявола придется на своей шкуре опробовать истину, ценой огромной крови отрытую персами две с половиной тысячи лет назад, в битве при Марафоне: легкая конница не имеет никаких шансов в схватке с тяжелой пехотой.

– Во имя Господа! – заорали три десятка черных всадников, опустили пики и ринулись в самоубийственную атаку.

Разбрасывая комья грязи, лошади преодолели свободное пространство, с ходу напоролись на безжалостные наконечники копий и отхлынули обратно. На грязи осталось биться в агонии несколько несчастных животных. Оказавшиеся пешими прислужники Дьявола тоже побежали со всех ног, испуганно оглядываясь через плечо. Но на этот раз хабреки не разрушили строя, соблазнившись беззащитными спинами.

Черные всадники ненадолго успокоились, негромко что-то обсуждая, громко завопили и дружно ринулись в новую атаку. Но на этот раз конница ударила не в центр, а в правый фланг, разгоняясь вдоль самой границы кустарника. Треск пик, тяжелые выдохи пехотинцев, жалобное ржание лошадей – сражение все больше напоминало конскую бойню, а не схватку людей.

Всадники отхлынули в сторону, а вместо них нанес удар свежий отряд, потом еще один.

– На что они рассчитывают? – недоуменно спросил Создатель, оглядываясь на ближних селян. Никто не ответил, а черные всадники, не жалея коней, нанесли новый удар по сомкнутому строю щитов.

Конному поразить тяжелого пехотинца практически невозможно – высокий щит закрывает все тело, шлем спасает голову. Единственное уязвимое место: глаза. Не изобрели пока в этом мире ударостойких стекол.

Но в глаза еще нужно попасть, на скаку, уворачиваясь от множества копий, нацеленных на ничем не прикрытое тело, на обнаженного коня. Безнадежное занятие. И тем не менее всадники разгонялись в новую атаку.

– Копья выше поднимите! – заорал Создатель. – В животы им цельтесь, с коней ссаживайте!

Впервые за день схватку увенчало не лошадиное ржание, а жалобные людские крики. Больше десятка коней, мотая мордами, побежали обратно налегке, с пустыми седлами.

– Ну как, нравится? – негромко спросил Господь.

– Во имя Господа! – понеслись всадники в новую атаку.

– Совсем сбрендили, – покачал головой Создатель.

Удар! Стук пик о щиты. Крики раненых. Потные спины немного попятившихся хабреков.

«Да они же нас поворачивают!» – внезапно сообразил Олег.

Черные всадники раз за разом бились в правый край фаланги, словно бараны в брошенный поперек дороги бетонный блок, и под тяжелыми, кровавыми ударами, правый фланг отступал, ровный строй поворачивался, между хабреками и кустарником появлялась узкая щель. Еще немного, два – три наскока, и всадники вырвутся из капкана, проскочат в образовавшийся проход, уйдут, заплатив за спасение всего лишь десятком – другим жизней!

– За мной!

Создатель побежал направо, увлекая за собой селян, навалился на спины хабреков, слыша улюлюканье мчащейся конницы. Х-ха! Всадники один за другим вылетают из седел, но разогнавшиеся кони все равно бьют всей массой в прочные щиты, фаланга пятится еще на пару шагов, и Создатель видит прямо над головой перекошенную морду. Конь валится на трещащие кусты, а всадник мечет вперед свою пику.

Олег пригнулся – сзади послышался крик боли – выхватил меч. Противник неуклюже выбирался из спутанных ветвей, раздирая их руками.

– Не торопись, – предложил Создатель, сделал красивый, почти киношный выпад и вонзил клинок врагу под ребра. Тут же страшный удар сбоку свалил его на чавкающую землю.

Конское копыто опустилось рядом с ухом. Олег шарахнулся в сторону, вскочил. Увидел прикрытую холщовой рубахой спину селянина, потом из этой спины вылезла пика, мышцы спины обмякли, селянин осел.

– О, Дьявол, – выругался всадник, пытаясь выдернуть оружие, встретил взгляд Создателя, бросил пику, схватился за рукоять меча, но не успел – клинок разрубил его руку и глубоко вошел в живот.

– Пошел! – Олег плашмя ударил мечом по крупу коня, перехватил Драккар двумя руками и слегка пригнулся, ожидая нового врага.

Всадник приближался медленно – лошадь осторожно ступала по окровавленным, вздрагивающим телам – и крепко сжимал в кулаке кривой меч.

– Давай, – поторопил его Олег.

– Во имя Господа! – замахнулся конник мечом.

Создатель слегка присел, держа Драккар над головой.

– Х-ха! Х-ха! Х-ха! – старательно рубил «черный» своим клинком по широкому лезвию прямого меча.

Олег сделал два шага вперед, оказавшись за спиной врага и от души, с оттяжкой полоснул поперек позвоночника. Как всадник не изворачивался, но парировать удара не смог, и медленно сполз на землю.

Создатель наконец получил возможность оглядеться. Успех всадников, пробивших щель между фалангой и кустарником, похоронил сам себя: груда мертвых тел делала эту щель непроходимой для конницы. Черные всадники, похоже, попытались повторить свой фокус с прорывом на левом фланге, вдоль берега, и теперь своей участи дожидалось несколько запутавшихся в сетях лошадей.

Черная, слякотная земля перед хабреками постепенно становилась бурой, но фаланга стояла на своем месте, целая и несокрушимая. Азарт изрядно поредевших всадников поутих. Они топтались на краю поляны, не решаясь ни атаковать, ни рассеяться на узких тропах.

– Ох, устал я на сегодня, – во всеуслышание объявил Создатель и коротко скомандовал: – Вперед!

Фаланга дрогнула, медленно сдвинулась с места, угрожая насадить конников на длинные пики и затолкать их в кустарник. Черные всадники не стали дожидаться конца неторопливой атаки и стали быстро всасываться в затоптанную воронку тропы.

– Держи! – хабреки рассыпали строй и кинулись вдогонку.

– Во имя Господа! – полтора десятка не успевших уйти конников воспользовались шансом и ринулись в бой.

Хелены быстро сомкнулись в три отряда, ощетинились копьями, но всадники и не собирались на них нападать. Слуги Дьявола промчались между непобедимыми каре, потеряв четырех крайних бойцов, сбитых копьями, проигнорировали обнажившего меч Создателя и пятерых прикрывающих его селян, и скрылись за поднятыми на сваях домами.

– Ушли, – сплюнул Господь. – Десять всадников спасли шкуры. Но уж остальных мы не упустим!

Создатель широким шагом приблизился к крайнему отряду.

– Слушай приказ: пересекаете кустарник, пока не уткнетесь в следующую реку и идете вниз по течению, по тропе вдоль реки. Задача: не позволить всадникам удрать по берегу. Их и так спаслось слишком много. Связь через Данилу. Выполняйте. Остальные – за мной. В погоню.

Радоваться победе было рано. Сперва нужно добить уцелевших всадников – и Создатель еще три дня гнал людей, постоянно наступая врагу на пятки, не поддаваясь ни на мольбы воинов об отдыхе, ни на просьбы Тани о серьезном разговоре. Вперед и вперед, не давая слугам Дьявола ни малейшей передышки.

Погоня остановилась на морском берегу. К вечеру третьего дня колонна уставших хабреков выбралась из кустарника на неправдоподобно чистый, ярко-желтый песок, увидела перед собой мерно катящиеся к ослепительному горизонту волны, вдохнула солоноватую свежесть морского ветра.

Совсем недалеко Создатель увидел уходящих по пляжу всадников и неожиданно для всех поднял руку:

– Привал.

Воины попадали без сил там, где стояли, но кто-то из хабреков все же высказал свое недовольство:

– Столько гнались… А теперь отпускаем…

– Кто тебе сказал, что отпускаем? – холодно усмехнулся Олег. – Забыли, что по ту сторону долины идет другой отряд? Пусть побегают «черные» напоследок. А мы пока отдохнем.

Как он и ожидал, уйти с берега моря всадникам не удалось. Они доехали до устья дальней реки, наткнулись на второй отряд, повернули назад и остановились посередине между отрядами хабреков. Не больше четырех десятков человек. Все, что осталось от половины могучей армии Дьявола. Они стояли лагерем ввиду своей смерти и ничего не могли поделать.

Создатель позволил своим воинам отдохнуть один день, а потом выстроил фалангу поперек пляжа и медленно повел вперед.

Нужно отдать всадникам должное, они не позволили растоптать себя как сонных мух. Подпустив врагов метров на двести, слуги нечистого вскочили в седла и понеслись в свою последнюю атаку.

Примерно половина приспешников Дьявола полегла под ноги фаланги сразу, а остальных хабреки гнали вдоль всего пляжа, пока не утопили в устье реки.

– Данила молодец! Данила победил! – закружился кровосос над сомкнувшимися водами.

Нахальство малыша, явившегося похвастаться только после гибели последнего врага несказанно развеселило горцев, и они стали звать вампиреныша к себе, но тот предпочел отлететь к Создателю.

– Данила молодец! – напомнил он Олегу о своих заслугах.

– Все может быть, – кивнут тот в ответ.

– Дай лизнуть?

– Обожрешься, летать не сможешь, – покачал головой Создатель. – Отправляйся к Мертвому замку и попытайся узнать, что там замышляет Дьявол, пока я тут застрял. Может ловушку какую задумал? Короче, полетай там, проследи за ним, посмотри, куда ходит, с кем разговаривает. Может, узнаешь что интересное перед последним, главным ударом.

– Данила голодный!

– Лети, обжора! – снял его с плеча Олег и подбросил в воздух. – А то облопаешься, и опять летать не сможешь.



* * * | Год полнолуний | * * *