home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



9. Конец пути

Стоило понять, что перед нами город, как холмы мгновенно и неуловимо преобразились в крыши. Словно прозрев, я различил бордовые стены ниже крыш, черные узкие провалы окон. Даже сумел различить одну из дверей, прикрытую листвой двух деревьев, стоящих по обе стороны порога. Небесный Город. Мы наконец-то дошли…

Впрочем, на счет «дошли» говорить рано. Близость цели нашего путешествия отнюдь не делала ее достижимее: нам еще предстояло спуститься с горы.

Я уже успел упомянуть, что гладь озера уходила куда-то мне под ноги. Это отнюдь не гипербола – склон обрывался почти отвесно вниз. Выгрызать ступеньки при спуске невозможно, глаз на ногах – выбирать место, куда поставить ступню – у нас пока не выросло. Да еще, вдобавок ко всему, этот отвесный склон покрывала толстая корка гладкого, отливающего на солнце глубинной нежной зеленью льда.

Этот изумрудный ледяной отвес тянулся далеко вправо, над озером, над зелеными зарослями и уходил дальше. Возможно, за Горную Струю, до самого селения заречан. Даже наверняка – иначе они могли бы ходить в Небесный Город через заснеженную вершину, а не давать кругаля по террасе.

Совершенно гладкий, скользкий и отвесный. Никаких шансов.

– Что будем делать? – мрачно спросил я.

– Проходить очищение после пути, – тихо ответил Чегай. Он выпрямился во весь рост, судорожно сглотнул, закрыл глаза и шагнул вперед.

Мы с Иреной даже охнуть не успели – паренек быстро заскользил вниз, вздымая за собой легчайшую снежную пыль и через считанные мгновения скрылся за ледяным краем…

– Мамочки мои… – сорвалось с языка. Уж чего-чего, а самоубийства от мальчишки я никак не ожидал… Ведь не для этого же он надрывался рядом со мной почти целый месяц!

Снизу донесся далекий всплеск. Я немедленно навострил уши. Грохнуться с такой высоты – даже в воду – весьма рисковый шаг. Всплеск… Еще… А ведь выплыл же, стервец!

– Ну что ж, Ирена, – я сглотнул не менее судорожно, нежели Чегай. – Похоже, теперь наша очередь купаться. Другого пути для спуска не видно.

Камень был чертовски холодный. Наверное, холоднее снега. Я сел на самый край, поставил ноги на лед. Вода сверкала далеко-далеко внизу, словно в другом мире. Ох, ввязался в историю… Я легонько оттолкнулся руками, заскользил вниз… В последний миг стало невыносимо страшно, я даже извернулся и попытался зацепиться за скалу, но было уже поздно.

Тело скользило быстрее и быстрее, свистел в ушах и хлестал в лицо холодный ветер, мельтешили перед глазами ледяные прожилки. Внезапно склон оторвался и резко ушел вниз и в сторону. Я оказался в воздухе, один одинешенек, без парашюта, на высоте черт знает сколько метров.

«Хоть полетаю перед смертью», – мелькнула мрачная мысль. Чегай барахтался на поверхности озера прямо подо мной. Ох и тресну я его сейчас по голове! Отвесный склон из серого пористого камня улетал вверх все быстрее и быстрее, словно его тянули за веревочку.

«Песчанник, что ли?» – еще успел подумать я, а потом зеркало водной глади внезапно приблизилось и больно ударило по ногам…

Сначала вода показалась теплой, потом горячей, а потом, безо всякого перехода – ледяной. А потом я вынырнул на поверхность, сделал несколько хриплых вздохов и короткими, нервными саженками поплыл к близкому берегу. Чегай неуклюже двигался по-собачьи, и потому из воды мы выбрались одновременно, и одновременно рухнули на горячий камень у самой травы.

Послышался истошный визг, мелькнуло тело, взметнулся фонтан брызг. Вот и Ирена приехала… По поверхности озера пробежали волны, плеснулись о берег, откатились обратно. Тишина… Я вскочил, метнулся к берегу, но в тот же миг девушка вынырнула, закрутила, отдуваясь, головой и забарахталась в нашу сторону – плаванием этот стиль назвать никак нельзя. При всем том она еще успевала громко и заливисто визжать – уму непостижимо!

– Вы-вы-выплыла, вы-ыплыла, выплыла, – задыхаясь пробормотала, на четвереньках выбираясь из воды, Ирена, бессильно распласталась на камнях, немного отдышалась и, словно оправдываясь, заявила: – А я не прыгала. Я посмотреть хотела, плывете вы или нет. И подскользнулась… Ну и п-перепугалась же я!

– Отогревайся лежи, – посоветовал я и повернулся к Чегаю. – Ну, признавайся. Какие еще нас ждут сюрпризы на последних метрах?

– Теперь нам нужно здесь отдохнуть. Тут магола должна расти, деревья. Мы не можем войти в город мокрые и усталые. Мы должны выглядеть настоящими мужчинами, прошедшими путь посвящения!

– Хорошая работа. Она мне нравится, – я положил голову на теплый камень берега и закрыл глаза.

– Наверху мне так пить хотелось, – пробился сквозь дрему голос Ирены, – а теперь жажда совсем прошла…

«Ничего удивительного, – сквозь сон подумал я, – тут главное не вода, а сознание того, что она рядом, и ее сколько угодно…»

И окончательно отключился.


Садик, в котором мы отдыхали, оказался нешироким – шагов пятьдесят. С одной стороны его ограничивало озеро, а с другой – Горная струя. Она сочилась из-под ледников по каньону глубиной метров пять. Снизу было видно, что лед над каньоном истончался до тонкой корочки, и ходить там я бы никому не советовал.

Начинался сад прямо от отвесного склона горы, и постепенно, по мере движения к Небесному Городу, расширялся, но мы пока с места не трогались: Чегай и Ирена отъедались маголой и валялись на солнышке, собираясь ступить в город сытенькими, бодрыми, веселыми и румяными как поросята. Именно так, по их мнению, должны выглядеть настоящие герои. А я неторопливо гулял и присматривался к местам, где мне, похоже, предстояло провести остаток жизни. В этом измерении, естественно.

Земля здесь оказалась довольно плотной, и трава лезла к солнцу не так отчаянно, как в Горных Садах. Не хватало шери здешней почве, ох не хватало. Потому и магола росла мелкая, и листва на деревьях не сочилась сочной мякотью. Не знаю, как называются плоды, что качались на ветках, но могу с уверенностью заявить одно – это дички. Здешний сад не знал заботливых рук не то что сто лет – тысячу. Он выродился. Одичал.

Чегай даже не попытался сорвать хоть один фрукт с дерева – это говорило само за себя.

– Зато он очень красиво цветет, – заявил наследник рода Че. – Мы, властители Небесного Города, превыше всего ценим красоту. А для еды хватает и маголы.

Может он и прав, но я не отказался бы от персика или сочной груши, пусть они и не так красивы как чайные розы. Или как Ирена.

Девушка разложила свои рапсаны и рапсодию на камнях берега – сушиться, и легла на травке рядом. В том легла, что на ней осталось – то есть совершенно обнаженная. Христианская мораль до здешних жителей явно еще не добралась…

У нее имелись классические высокая грудь, широкие бедра, длинные стройные ноги, сильные изящные руки, стянутые алыми шерстяными браслетами тонкие запястья. Наверное, на взгляд сегодняшней моды, она толстовата – но только не из-за жира! Кожа цвета спелого миндаля обтягивала сильное, гибкое тело… У нее был шрам на коленке, три родинки на плече и еще одна на левой груди, чуть ниже соска. Только это и придавало девушке естественность. Иначе ее тело было бы безупречно, словно скульптура из темной бронзы.

Плотный ровный живот. Мне бы такой. У меня – рыхлый и слегка отвисший. Когда проснусь, обязательно физзарядку буду делать. Каждое утро. И вечер.

– Что ты так смотришь, Лунный Дракон? – приподняла голову девушка.

– Ты очень красива, Ирена. Очень… Откуда у тебя шрам на коленке?

– С дерева упала. Когда маленькая была. А что?

– Ничего, – ответил я и убрался подальше, чтобы не видеть и не слышать эту мисс Соблазн. У меня и так уже в голове закружилось, как после первого поцелуя. Интересно, а как бы я себя почувствовал, если бы она меня в самом деле поцеловала?.. А как бы, если… Тут я быстренько добежал до озера и макнул голову в холодную воду. Только после этого нечестивые мысли покинули дурную голову. Надолго ли?

С вершины горы потянуло прохладой – солнце, натрудившись за ночь, оседало к горизонту. Тени деревьев быстро вытягивались в длину, ползли к воде, словно измученные жаждой призраки. Вот одна тень коснулась влаги, другая… В местах, лишенных солнечных лучей, над зеркалом озера заклубились кудри светлого пара. Скоро туман стелился повсюду, его ватное одеяло становилось все толще и толще, пока не поднялось выше моей головы, а потом эти густые хлопья двинулись на деревья, опасливо обтекая меня стороной.

Когда я сообразил, что найти Чегая и Ирену в густой белой пелене не удастся, было уже поздно. Оставалось ложиться спать там, где стою.

Туман дождался этого момента, подкрался поближе и накрыл меня сверху. Под ним было несколько душновато, но совсем не холодно. Как под самым настоящим одеялом. Я немного поворочался на жестком камне и провалился в глубокий сон.


Сознание очень медленно расставалось с расслабляющей дремотой. Солнце прогревало тело до самой душевной глубины, а лишний жар ласково снимала легкая прохлада, веющая от озера. Не хотелось ни шевелиться, ни открывать глаза, ни даже думать. Просто лежать на камне и отдаваться безделью…

Лениво шелестела над головой листва, легкий, невесомый ветерок доносил запах спелых абрикосов, терпкий аромат смолы, ядовито-сочный хмель приозерной травы. Доносилось аппетитное веяние резвящихся сусликов… Поймать парочку не составило бы ни малейшего труда, но – для этого нужно вставать, двигаться… Неохота.

Наверное, я отдавался неге не меньше двух, а то и трех часов, прежде чем меня нашел неугомонный Чегай.

– Лунный Дракон! Вот ты где! Я уже все обыскал! Чего только не думал!

Я вздохнул, открыл глаза и посмотрел на мальчишку, нервно бегающего вокруг.

– Ты подумай, Лунный Дракон, – с деланным спокойствием говорил он, – мы войдем сегодня в Небесный Город. Мы первые мужчины, Лунный Дракон. Мы первые мужчины почти за сто лет! Ты понимаешь, Лунный Дракон? Мы самые настоящие мужчины!

Его волнение постепенно передалось и мне. Интересно, как нас встретят? Наверное, как космонавтов, вернувшихся с Луны.

– Только торопиться мы не будем, – продолжал Чегай, описывая круги все быстрее и быстрее. – Мы теперь мужчины, а не мальчишки. Сейчас спокойно поедим, соберемся и пойдем. Не торопясь.

– А Ирена где?

– Я сказал, чтобы ждала на месте. А то потом и ее пришлось бы искать. Пойдем, Лунный Дракон?

– Пошли. – Пришлось вставать. Пока я валялся на бережку, солнце поднялось в самый зенит и успело прогреть все кругом. По мере удаления от кромки воды становилось довольно жарко. Неведомо откуда заявилась муха и принялась жужжать над головой.

– Вон она, – Чегай устремился было к Ирене, но на полпути спохватился и перешел на солидный, неторопливый шаг. – Ты будешь есть?

Я только усмехнулся в ответ, глядя на десяток мелких клубней, почищенных девушкой.

– Чегай, вы тут поешьте, а я отойду к озеру, сполоснусь со сна.

Вода почему-то не казалась мне очень холодной. То ли она была здесь теплее, чем в Горной Струе и Колодце под водопадом, то ли я за время путешествия стал менее чувствительным к мелким пакостям окружающей среды. Но теперь все. Путешествие закончилось. Через пару часов мы войдем в город, который в этом мире был столицей вселенной. Мы войдем в этот город героями, будем купаться в лучах славы, почета и уважения. Девицы, наверное, будут стоять в очереди, чтобы забраться ко мне в постель, а мужчины станут кланяться за десять шагов. Герой, прошедший путь мужчины, почетный гость рода Че… Потом я остепенюсь, выберу себе хорошую жену и стану солидным почетным горожанином… Интересно, а у них тут моногамия, или разрешено многоженство?

Я усмехнулся, подобрал камушек и забросил его далеко-далеко в озеро. На прощание.

Чегай с Иреной успели утолить свой аппетит и ждали меня стоя, подтянутые, причесанные, тщательно перепоясанные и зашнурованные. И чуть не перебирали ногами от нетерпения.

– Ну что, – скрыл я свою улыбку, – идем?

– Пожалуй, можно, – вяло откликнулся Чегай и очень неторопливо пошел вперед.

– А-а-а-а-а!!! – пронесся над деревьями отчаянный вопль, потом послышался громкий всплеск.

Мы переглянулись.

– А-а-а-а!!!

– А-а-а-а!!!

Два следующих всплеска слились в один.

– Только этого нам и не хватало… – вырвалось у меня. Мы обнажили ольхоны и бросились к озеру.

На берег я выскочил первым. И в тот самый миг, когда трое охотников выбирались из воды. Тощий Ривьен, трясущийся от холода, Кюг, ухитрившийся сохранить свое копье и, естественно, Малх. Они угрюмо смотрели на меня, тяжело дыша, но бросаться в бой отнюдь не стремились. Устали, бедолаги. Появились Чегай с Иреной, встали у меня за спиной.

– Ну, здравствуй, Лунный Дракон, – добродушно улыбнулся вожак охотников, пытаясь сладить с дыханием, – рад тебя видеть.

– Не верю, – усмехнулся в ответ я.

– Ты молодец, Лунный Дракон. Ты сумел пройти по вершине, не потеряв ни одного человека. Мы двигались по твоим следам, ночевали там же где и ты. Но Сыч и Баряба сегодня не проснулись.

– Наверное, они лежали с краю? Сочувствую. По ночам в горах холодно. Мы ночевали днем, а ночью шли.

– Понятно. – Малх криво усмехнулся. – Нельзя было оставлять тебя драться с шери. Живой ты намного полезнее.

– Мне тоже так кажется.

– Впредь умнее буду. Ну, да ничего. Остался последний рывок. Сейчас отдохнем, и пойдем в Небесный Город.

В город? Эти бандиты собираются войти в город, который должен стать моим домом? В душе зародилось угрюмое возмущение, решительное неприятие подобного будущего. Провести остаток жизни рядом с этими бандитами? Это все равно, что жить в одной комнате с болотной гадюкой!

– Мы пойдем, – безо всякой угрозы в городе сообщил я. – А вы – нет.

Охотники зашевелились, немного раздвинулись. Кюг опустил копье. Мы встретились глазами, и я с полной уверенностью понял, что на этот раз его убью. Ни малейшего страха, полная уверенность. Убью. В памяти всплыли голубые глаза с карими лучиками, крики Тхеу, полные боли и страха, и я невольно сделал шаг вперед.

– Ты помнишь Горные Сады, Лунный Дракон, – Малх движением руки остановил Кюга, готового кинуться в драку. – Ты помнишь, о чем мы говорили с тобой? Ты хорошо помнишь?

– Очень хорошо. Поэтому Ирена убьет Ривьена, я сверну шею Кюгу, а Чегай прикончит тебя.

Услышав это, Кюг аж зарычал, но голос Малха наоборот стал только более вкрадчивым.

– Неужели ты думаешь, что мы теперь на равных, Лунный Дракон? Мы, конечно, устали. Но перебить вас всех еще способны.

– Давай проверим. Если тебе очень повезет, то ты победишь. И останешься жив. Один. И наверняка с парой дырок на шкуре. – Я тихонько рассмеялся. – Как видишь, я помню все. Что ты сможешь сделать в одиночку, Малх? Никаких шансов.

Никаких шансов. Вожаку охотников теперь никогда не стать царьком Небесного Города. А что касается нас… Кюга я обязательно убью. Ирена наверняка справится с Ривьеном. Даже если Чегаю не повезет, Малх останется один против двоих… Нет, он явно преувеличивал свои возможности…

– Хорошо, мы уходим.

– Что-о? – не поверил я своим ушам.

– Мы уходим, – повторил вожак охотников.

– Куда?!

– Сейчас переплывем озеро, а с того берега спустимся вниз, – холодно отрапортовал он.

– Да мы… – начал было Ривьен, но Малх молниеносно ударил его ладонью по горлу, и мальчишка с хрипом свалился на камень. Безжалостность удара выдала бурю ярости, бушевавшую в душе вожака охотников.

– Ты уверен? – тихо спросил Кюг.

– Да, – ответил Малх.

– Ну, смотри… – после короткого колебания пожал плечами охотник и стал отступать к воде.

Малх наклонился, поднял Ривьена за шиворот и кинул в озеро, ни мало не заботясь о его состоянии, потом повернулся ко мне, посмотрел в глаза.

– Я буду помнить, что живой ты всегда ценнее мертвого, Лунный Дракон. Прощай, – и он шагнул в воду.

Через несколько минут все трое охотников благополучно выбрались на скалистый противоположный берег и скоро скрылись за валунами.

– Что будем теперь делать? – спросил Чегай.

– Пока не знаю, – ответил я и уселся на камни. – Однако придется здесь задержаться еще на пару дней.

Слова мои Чегаю явно не понравились, но спорить он не стал. Потоптался рядом, потом прошелся вдоль берега, попытался выковырять что-то из-под камня, выковырял, внимательно рассмотрел и бросил обратно.

– Тогда я пойду, еще маголы соберу?.. – предложила Ирена и, не дожидаясь ответа, отправилась в сторону деревьев.

А я сидел на камушке, смотрел вслед охотникам и пытался понять, что же нам теперь делать…

В последних словах вожака охотников не было угрозы. В них было обещание. Он обещал мне безопасность. Обещал мне жизнь. Он предупредил, чтобы я не опасался нашей следующей встречи… А значит, встреча будет.

В один из грядущих дней, в тщательно выбранный миг, когда удара никто не будет ждать, умелые клинки охотников начнут лить кровь самых отважных из защитников Небесного города. Они нападут внезапно, они убьют самых сильных и смелых, еще до того, как те успеют разобраться в происходящем, навсегда захватят в рабство остальных – и заранее предлагают мне не вмешиваться в эту схватку. Я чужак, мне некого там защищать. Зато потом со мной поделятся добычей, рабами, женщинами. Им не нужен лишний враг сегодня, и пригодится сильный союзник в будущем… Так что, бояться нечего и можно отправляться в город?

Я немного поживу в почете и уважении, потом спокойно пересижу нападение где-нибудь в уютном уголке, и без малейших проблем стану одним из владык Небесного Города. А если нападение охотников не удастся, то я просто-напросто останусь почетным гостем рода Че и героем, прошедшим путь настоящих мужчин. При любом исходе выигрыш – мой. Значит, все правильно?

– Я знаю, о чем ты думаешь, Лунный Дракон, – опустился рядом Чегай. – Они затаились на том берегу и ждут удобного момента. Нам нельзя уйти: они могут переплыть сюда и напасть на город. Мы оказались привязанными тут как на веревке, – и тоскливо закончил свою мысль: – Придется теперь сидеть тут до бесконечности.

– Почему до бесконечности? – утешил я парня. – По ту сторону озера голые скалы. Жрать там нечего, а на голодный желудок долго выжидать не сможет никто. Если за два дня опять сюда не сунуться, значит действительно спустились вниз.

– А ведь правда! – повеселел Чегай. – Я и не подумал.

Легко верить в то, во что хочется верить. Но я прекрасно понимал: у Малха хватит силы воли не то что пару дней ждать – он, если надо, неделями в засаде таиться будет, как аллигатор у заброшенного водопоя.

Идти послезавтра в город или ждать?

– Чегай, а у вас в городе много мужчин оружие в руках удержать могут?

– Удержат многие. А вот сражаться смогут десятка два властителей. Да и то неизвестно. Половина из них еще мальчишки, остальные ни разу в жизни на смерть ни с кем не дрались. Могут и струсить. Как не смотри, а в городе только двое настоящих мужчин, прошедших путь посвящения… – небрежно пояснил он, театрально откинувшись на спину и заложив руки за голову. – Охотники вояки матерые, если они неожиданно нападут, то вырежут половину города, прежде чем там разберутся в чем дело. Если мы этих бандитов не остановим, то они наверняка всех перебьют.

Глядя на этого новоявленного «супермена» я не смог сдержать улыбки.

– Чегай, ты не слишком загнул?..

– Вот еще, – фыркнул он. – Да если бы не так все было, я бы уже в город сбегал. Собрал бы всех, облаву тут устроил. Да только нет надежды на этих «мальчишек». Остановить охотников можем только мы двое.

Итак, Малх оказался прав. Я в драку не полезу, Ирена заречанка, ей тоже в патриотизм играть не с руки. Чегай остается один против троих. Плюс два десятка людей, ни разу не бывавших в настоящей схватке, перепуганных внезапным нападением… Интересный расклад получается… И выводы из него интересные…

– Так что делать будем, Лунный Дракон?

– Спать, Чегай. Спать. Видишь, туман уже ползет по озеру, солнышко заваливается за горку и собирается давать храпака. Скоро появится на небе Луна… Вот с ней я и посоветуюсь. Сын я ей или не сын? Пусть подскажет…


8. Последний переход | Зубы дракона | 10. Лунная ночь