home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Пролог

«Машину-то мы с Толей присмотрели старую, лохматенькую, из-за которой хозяин жопу рвать не будет. Такие в наше время по сотке баксов идут, и то если все работает, мигает, тормозит, включается и заводится, а то ведь и этого не дадут. Вот так. Открыли, естественно, отверткой. Никакой сигнализации, никаких замков. Дохленький, в общем, “жигуль”, никому и на фиг не нужный. Завелся, правда, с пол-оборота. Ну, воткнул я первую передачу, да и тронулся тихонько к выезду.

Ты в Петергофе был? Да? Ну, значит, знаешь, что он вроде как сидит на шоссе, других въездов и выездов из него нет. Выкатываю я, значит, на эту трассу, поворачиваю к городу, давлю на газ, и вижу, как метрах в трехстах впереди машина какая-то на обочину свернула и фары погасила. Обычно на такое внимания не обращаешь, но тут у меня как ежик в брюхе провернулся:

“Не то что-то, – думаю, – не то”, – разворачиваюсь и ходу в обратную сторону. Но не торопясь. Глядь, а по другую сторону за кустами “УАЗ” какой-то стоит. Тут уж “ежик” прямо к горлу скакнул.

“Нет, ребята, – прикидываю, – на рожон я переться не собираюсь. Сейчас машину на место приткну, а уж там проверять буду, потрахаться кто встал, или туземцы ментам настучали и легавые в засаде сидят. Если тачка на месте – угона нет, пусть хоть и повяжут”.

Тут вдруг обе машины фары включили – и ко мне! Тоже, видать, сообразили, что заместо «взятия с поличным» у них мелкое хулиганство наклевывается. В общем, начались скачки с препятствиями. Мне деваться некуда, я газу до полика – и во двор. Менты – следом.

Проезды узкие, заставленные, все в ямах, под колесами трещит что-то, машина гремит, резина визжит, Толя орет, мигалки сверкают; только сирены для полного комплекта не хватало – менты туземцев будить не хотели. Какое уж там на место вернуть! Дай бог, чтоб не пристрелили от азарта. Я – руля вправо, руля влево, влетел в какой-то детский сад, проскочил через газон между деревьями…

Ты знаешь, на следующий день я там погулял, посмотрел. Щели – таракану не пролезть! Как там можно ночью, в темноте, на полной скорости проскочить – ума не приложу. Но ведь было, следы остались, клянусь!

Короче: дал пару кругов по площадке, деваться некуда, а «козлы» уже через газон по моим следам чешут. Я, зажмурясь, вперед. Хрясь! Тресь! Песочница – в щепки! Я, как циркач, машину на два колеса, между бетонной “горкой” и скамейкою – шасть, пролет забора вынес, влетел в какие-то непролазные дебри между домами, завяз в кустах – все, хана. Гляжу в зеркало – а менты на скамейку брюхом сели, «УАЗ» бросили и пехом бегут, злые, как собаки – за километр чувствуется, – автоматы уже вскидывают, затворы рвут.

– Бежим! – кричу, дверцу открыл, в траву кувырк, а прямо перед носом – окно подвальное. Я туда рыбкой – нырк! И на четвереньках – в дальний угол.

“Найдут”, – думаю. Тык туда, тык сюда, наткнулся на короб… Ну, в котором трубы отопления от дома к дому протянуты. Там щель-то – кошка, может, и пролезет, но только на пустое брюхо. А я, не думая, голову просунул, ногтями – скип-скрип, брюхо втянул, жопу поджал, воздух выдохнул, и среб, скреб, по сантиметру, по миллиметру до следующего подвала… В общем, прополз два дома, свернулся, как зайчик, под стеночкой, глазки закрыл, ушки прижал, сижу, дрожу. Жду.

Вроде тихо…

Хотя, толку-то? Толяна наверняка взяли, раскололи, так что явятся и меня один черт загребут…

Ну, досидел до утра. Вылез. Сходил в детский садик, посмотрел на свои художества. Впечатляет. Не знай я, что на самом деле случилось, подумал бы, что бомбежка ночью была. Вот. А потом домой поехал, сухари сушить. И представляешь, кого вижу перед подъездом? Толика, собственной персоной! А у него самого глаза квадратные:

– Ты, – говорит, – откуда?

– А тебя что, – спрашиваю, – уже выпустили?

– А меня никто и не брал, – смеется. – Я как из машины выскочил, головой в ствол врезался, да как-то само собой на макушку и вскарабкался. Полночи просидел. Омоновцы снизу бродят, матерятся страшно: “Только что здесь были! Своими глазами видел! Двое из машины выпрыгнуло, ну в трех шагах от меня! Куда пропали? Только что же здесь были, сволочи! Все штаны из-за них разодрал! Убью, гадов!” Я, сам понимаешь, такое услышав, со всей силы вороной прикинулся. За сучок уцепился, голову втянул, в пиджак завернулся, и на ветерке тихонько покачиваюсь. Ну, побродили они там, побродили, но в конце концов плюнули, ушли. Ох, и злые… Не завидую, кто им сегодня попался.

Вот так. А я с тех пор зарекся – ничего, никогда, ни за что. Подыхать буду, чужого не трону. Такая вот история…»


Пламя Олимпии | Репортаж о черном «мерседесе» | Глава 1