home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Эпилог

У людей случаются разные таланты. Некоторые великолепно рисуют, некоторые гениально ваяют, некоторые неплохо пишут. Гера Балтрушайтис имел дар к машинам. К нему можно приехать на чем угодно, хоть на тракторе, хоть на марсианском бликдрузиле, и пожаловаться:

– Слева сзади хрюкает.

Балтрушайтис тут подстучит, там подвернет, здесь подварит, туда плюнет, глядь – и все работает. Талант.

Со своими способностями Гера вечно попадал в неприятности. Однажды какая-то подруга попросила его продать за пятьсот баксов свой занюханный «жигуль». Наш самородок его частично отрегулировал, часть деталей поменял – и «сдал» за полторы тонны. Тетка пронюхала, и заявление в милицию написала, на мошенничество. Дескать, обманули ее на тысячу долларов. Балтрушайтис третий год отдувается. Самое смешное, теперь и покупатель недоволен: «Всего два года отъездил, плохо заводиться стала»! И это про десятилетнее российское авто! Дурдом.

В другой раз, когда мама попросила вскопать на даче огород, прилетел какой-то мужик со стуком двигателя – ему срочно и далеко ехать нужно было. Ну, Гера кинул соседу по даче полтинник – пусть вскапывает, – а сам занялся машиной. За два дня все перебрал. Пришел домой – мамочка довольна: земля на участке разве что не пережевана вся до последнего комочка. Балтрушайтис тут и признался, что это общезнакомый алкаш так деньги отрабатывал…

– Дурак! Кретин! Идиот! Пятьдесят рублей за перекопку земли отдать!..

– Одного не пойму, – удивлялся потом Гера. – Всем ведь хорошо: мужик машину вовремя получил; алкаш – полтинник; матери весь огород вскопали, у меня на кармане еще двести пятьдесят осталось… Всем хорошо, и после всего этого – я же еще и идиот!

Было у меня желание напечатать хоть несколько из его историй, но Таня не пропустила, сказала: «Анекдоты не публикуем».

В свое время Балтрушайтис хотел организовать маленькую мастерскую, но когда узнал, сколько нужно справок, бумажек и разрешений, по скольким параметрам платить, какие взносы делать – плюнул и пошел работать охранником на автобазу телефонной сети. Сюда я и прикатил.

– О-о! – высказался он по поводу машины. – Журналисты буреют! На «Мерсах» катаются, пальцы веером.

– Да какие пальцы, – отмахнулся я. – Ты на бампер посмотри!

– Чухня, – фыркнул он, присев на корточки. – Пять минут работы. Ты давай, смотай на Варшавскую, купи черной краски и шпаклевки.

– Счас, – сунулся я за руль, но Балтрушайтис поймал меня за шиворот. – Машину-то оставь. Тут и так рядом.

Жуткая, должен вам сказать, морока ходить пешком. Езды до магазина автозапчастей ровно три минуты, а таскаться пришлось не меньше часа. Зато к моменту моего возвращения Гера уже грелся на солнышке.

– Тебе повезло, журналист, что у меня тут эпоксидка и стеклоткань оказалась. Изнутри подклеил, нужно только марафет навести. Давай шпаклевку.

Он несколько раз мазнул по бамперу, отступил, подождал. Мазнул еще.

– Ладно, минут десять переждем. Пошли хоть телевизор посмотрим, чего тут на солнце жариться?

В обширном холле перед проходной было прохладно. На стене у дверей висел телефон-автомат. И я вдруг понял, чего не хватает для полноценного завершения всей этой истории.

– Серега, а телефон городской?

– Через девятку.

– Спасибо.

Трубку сняла Ольга.

– Это ты, Сережа? Привет.

– Привет.

– У тебя опять не все в порядке?

– Не совсем…

– А что случилось?

– Оля, выходи за меня замуж…

– Сегодня не могу, – рассмеялась она. – Очень интересная передача будет, мне обязательно нужно посмотреть.

Послышались короткие гудки.

Настроение сразу испортилось. Вспомнилось и то, что Алле нужно отдавать двести долларов, которых у меня в помине нет, что литр бензина стоит, как четверть страницы вышедшего материала, а каждое колесо – моя годовая зарплата. Нет, не ездить мне на «Мерседесе». Не ездить.

– Чего скучаешь? – появился Гера. – Сейчас, закончим.

Он присел, плеснул на бампер воды и несколькими короткими движениями шкурки прошелся по уже неразличимому шву.

– Во-от, сейчас еще дадим подсохнуть, – он выпрямился. – Новости ты зря смотреть не стал. Только что сказали, как на Выборгском шоссе сгоревший «Нисан» нашли, с семью трупами. И ты представляешь, все обгорели, как головешки, а на коленях у каждого целехонькая писулька: «Не могу расстаться с родиной». Совсем бандиты с мозгов сбрендили! Вроде подсохло? Ну, тогда теперь красочкой… Вот так, теперь ни один немецкий завод от родного не отличит. Можешь сваливать, буржуй.

– Спасибо.

Я сел за руль, повернул ключ зажигания. Мотор заурчал, как пригревшаяся на коленях кошка. Это вам не мотоцикл… Да чего, собственно, грустить? Бак пока что полный, резина новая, а деньги еще не вытрясают вместе с остатками души. Кто знает, что принесет следующий день?

Я перекинул вперед рычаг автомата и плавно нажал на газ.

Вот, пожалуй, и все.


Глава 4 | Репортаж о черном «мерседесе» | Пролог