home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XXVI

Графство Ситика

Северный Галфри

Марфик

Диеронский военный округ

Синдикат Дракона

26 сентября 3028 года


Гигантский «Атлас» первым выбрался из шаттла, громыхая, ступил на бетонную полосу космодрома и отступил в сторону, пропуская другие машины. Со щелчком откинулся люк, и на смотровую площадку головной надстройки «Атласа» вышла капитан-комендант Хини. Прохладный сентябрьский ветерок взъерошил ее светлые волосы, охладил лицо. В ответ на приветствие старшего унтер-офицера из технической службы она махнула рукой.

Пара «SYD-21» с ревом пролетела в вышине. Хини закинула голову, проследила взглядом за аэрокосмическими истребителями, улыбнулась, заметив на крыльях эмблему – ковбойскую шляпу, взятую в кольцо. Эскадрилья капитана Крегера… Именно его пилоты обнаружили остатки Отдельного Легиона, группировавшиеся возле городка Ситика. Пехотинцы-разведчики подтвердили его сведения. Сразу утихло раздражение, которое Хини испытывала все последние недели – этот чертов маленький принц постоянно ускользал от нее. На этот раз его песенка спета – легион прижат к берегу морского залива.

Последний месяц оказался суровым испытанием для бойцов вверенного ей экспедиционного корпуса. Чем дальше, тем сильнее Хини охватывала тревога за судьбу операции. Она постоянно терпела неудачи. Выигрывая отдельные бои, захватив Массинхем, загнав врага в лес, она тем не менее все так же далека от главной цели – пленения принца Куриты. Мало того, пока Четвертый полк блуждал по незнакомой местности, драки сумели пересечь лес и обрушиться на Тринадцатый бронетанковый полк Томпсона. Теперь эту часть можно вычеркнуть из числа действующих. Неприемлемая плата. Хини представила себе, как отреагирует генерал Нонди Штайнер, когда придет час докладывать о потерях.

Если дело и дальше пойдет таким же образом, можно ставить крест на попытках дальнейшего проникновения в глубину пространства, контролируемого Домом Куриты. Положение упростилось до очевидности – если она появится в штабе без принца, ей конец. Не только как офицеру и командиру, но просто как Кэтлин Хини. Нонди достойная представительница Штайнеров – жестока и нетерпима. Прибавьте сюда ворох жалоб, которыми завалят высшее руководство эти томпсоны… Только маленький принц поможет заткнуть рот крикунам и успокоить генеральшу.

Последние бои, по мнению Хини, должны были поставить крест на Отдельном Легионе Веги. Дело даже не в том, что они еще держались, – объективные данные подсказывали, что сопротивление самурайских недобитков – всего лишь акт самопожертвования, свойственный выходцам из Синдиката. Именно это тупое, бездумное упрямство более всего бесило и тревожило капитан-коменданта.

Если бы принц был в состоянии принимать разумные решения, то во время последней вылазки в Доннербауэрский лес драки должны были обрушиться на командирский «Атлас». Они же, как обезумевшие псы, вцепились в Бенуа, управлявшего «Зевсом». Правда, разделали они его как бог черепаху Вот так наметилась трещинка в душе, которая постоянно мучила Хини. С одной стороны, враг разбит, с другой – он не желает сдаться. Далее, потеря одного робота, в общем-то, не важна, если только это не «Зевс». Один из двух, оставшихся в строю. Тогда как?..

Мелкие неурядицы накапливались постепенно, капля за каплей. Более всего Хини беспокоило враждебное отношение местного населения к ее солдатам. С каждым днем увеличивалось количество недружественных актов. Глупцы, они не хотят понять, что теперь их планета свободна от тирании драков!

Стоя на мостике своего «Атласа», капитан-комендант прикинула все еще раз. Всевышний услышал ее мольбы – враг сам загнал себя на холмы возле Ситики. Она не имеет права на неудачу Здесь должна и будет поставлена точка в долгой охоте за этим драконовским выродком. Завтра Теодор Курита живым или мертвым попадет к ней в руки.

Взрывы снарядов раз за разом вырывали из земли комья грязи. Все это месиво валилось на головы пехотинцев, занимавших позиции на окраинах маленького городка Лефитор. Самого Тацухару обстрел не беспокоил – стреляли фугасами, и калибр был маловат, чтобы нанести повреждение броне боевого робота. Пехоте, однако, доставалось. Вражеский авангард застал их в поле. Что успели возвести, так это невысокие баррикады, но еще оставались подразделения, закапывавшиеся в землю прямо во время обстрела. Эти сильнее всего страдали от огня противника.

– Гатри, – вызвал Фухито по радио бойца из своей роты. – Возьми роту бронемобилей и разгони эту шваль к чертовой матери. Дай нашим людям немного отдохнуть.

– Хай!

Залатанная, обгорелая «Саранча» стронулась с места и, набирая ход, направилась к месту дислокации бронемобилей на воздушной подушке. Вскоре, развернувшись веером, цепь бронетранспортеров, напоминающих уток, двинулась в сторону засевших на высотках лиранцев, ведущих огонь из установок залпового огня. Во время атаки Гатри обнаружил, что противник даже прикрытия для защиты артиллеристов не выставил. Верх наглости!

Или сознательный расчет, прикинул Фухито. При обнаружении противника сразу открывать огонь? Выходит, Хини решила любой ценой втянуть остатки легиона и приданные ему части в сражение. Она полагает, что это будет последний и решительный бой.

Спустя полчаса Фухито уже шагал в сторону Ситики. Дорога то поднималась вверх, то опускалась – петляла между холмов, окружавших приморский город. Повсюду велись строительные работы, линия обороны все четче вырисовывалась на местности. Все оставшиеся в строю боевые роботы легиона участвовали в возведении долговременных огневых точек, отсечных позиций, запасных укрытий. Работа шла споро. В лучах заходящего солнца измазанные в грязи человекоподобные боевые машины казались увеличенными во много раз героями детских мультиков, выбравшимися на реальную местность и забавляющимися разбрасыванием грязи.

Среди пятнадцати уцелевших роботов Тацухара заметил и «Орион» принца. Пять недель боев ему тоже дорого обошлись, правда, двигался «Призрак» по-прежнему легко и сноровисто. Пальцев, как, скажем, на «Победителе» или «Лучнике», у этой модели не было – из коротких верхних конечностей торчали стволы протонной пушки и автоматических орудий, и все равно робот нашел себе работу. Он таскал гигантские древесные стволы, ломал подлесок, чтобы открыть сектор обстрела, выворачивал из земли исполинские валуны и перекатывал их в те места, где они могли сослужить добрую службу обороняющимся легионерам. Принципы, на которых строилась оборона, оставались теми же: сосредоточение огня на одном из вражеских роботов, постоянный маневр огнем и броней. Вот почему важно не допустить атаки в сомкнутом строю, когда сила лиранцев увеличивается в несколько раз. Пусть идут в затылок друг другу, один за другим.

Конечно, в теории все неплохо, а в действительности у драконов уже не остается сил, чтобы сдержать напор более мощных, ведомых опытными водителями машин.

Когда стало ясно, что дольше в лесу оставаться нельзя, Теодор всю ночь ломал голову, пытаясь что-нибудь придумать. Врага необходимо остановить. По всему видно, что разгрома не избежать. Тогда, по крайней мере, пусть это произойдет в таких условиях, когда они смогут нанести врагу наибольший ущерб. К тому же, поговорив с офицерами, он пришел к выводу, что и психологический настрой нельзя сбрасывать со счетов. Он так и заявил утром на совете, что холмы вокруг Ситики очень напоминают местность, на которой произошла легендарная битва, описанная в «Койо Гункан». Это случилось в легендарные времена, еще на древней Терре. Таи-са Курита сказал, что лучше «погибнуть, как учили предки, чем допустить, чтобы нас перещелкали, как кроликов». Эти слова дошли до всех защитников Марфика, и те же самые люди, которые встретили молодого принца насмешками, теперь поклялись «исполнить свой долг до конца, как учили нас предки». Так и было заявлено на утренней поверке под оглушительный рев солдат.

Каждый из присутствовавших на смотре испытывал удивительное, возвышающее чувство единения со своими однополчанами. Радостно было сознавать, что умирать в бою им придется в компании верных товарищей, надежных друзей. Каждый из присутствующих испытывал гордость за своего командира, вместе со всеми переносящего тяготы и опасности войны. Он был одним из них – это чувство придавало силы. Теодор был строг – собственноручно застрелил дезертира, посмевшего бежать с позиции, – но в этой решительности и жестокости ясно виделась высшая справедливость. Сравнивая таи-са с напыщенным Самсоновым или с непредсказуемым и вздорным ёриёши, Тацухара все чаще задумывался над тем, какая беда ждет Синдикат, если принц Теодор Курита погибнет на Марфике. О том же поговаривали и в войсках – изредка, во время перекуров.

Приблизившись к «Ориону», Фухито вызвал на связь таи-са Куриту и доложил ему обстановку на правом фланге, а также свои соображения по поводу завтрашнего боя. Получив новый приказ, он направил свою «Пантеру» прямиком в Ситику, в космопорт, где был устроен разведцентр, обеспечивающий наблюдение с помощью технических средств. При помощи прыжковых двигателей робот взлетел на крышу главного здания. Отсюда открывался вид на все более четкую и расширяющуюся полосу обороны, окружающую город. Наблюдения за боевым порядком противника давали возможность утверждать, что лиранцы решили пробивать оборону в лоб. Выходит, атаку можно ждать только с восточного направления.

С запада городок прикрывали спокойные воды Ситикского залива. Это было самое безопасное место. У лиранцев не было морских средств, чтобы организовать вторжение с моря. Дно залива было илистым и непроходимым даже для легких роботов.

На севере и на юге фланги были открыты и прикрывались исключительно слабыми подвижными отрядами бронемобилей. Казалось, врагу оставалось только воспользоваться этими направлениями, чтобы с наименьшими потерями ворваться в город, однако местность что с юга, что с севера представляла собой дикий лес, пересеченный оврагами, обрывами, густо заболоченный. Даже если враг и рискнет прорваться сквозь эти дебри, Теодору хватит времени перебросить туда свои силы.

Исходя из общих соображений о стратегии лиранцев, данных разведки, никто из офицеров легиона не сомневался, что враг будет бить в одну точку. Это можно было осуществить только с востока, в холмистой местности, где теперь и возводилась линия обороны.

Сама Ситика представляла собой небольшой провинциальный городок. С военной точки зрения его здания и сооружения не являлись помехой для боевых роботов. Космопорт тоже был невелик – всего две-три посадочные площадки. Аэрокосмическое звено поддержки легиона было разбито еще в первых боях, в руках Теодора оставалась лишь горстка средств воздушной поддержки.

Приказ, который получил Фухито, предписывал ему детально обследовать все ангары и производственные помещения в Ситике и в космопорте. Легионеры прибыли в Ситику ночью и все силы бросили на обустройство оборонительных позиций, так что Фухито сам должен был решать, что может пригодиться в бою, а что нет.

Около часа «Пантера» бродила по брошенным складам. Товары все были мирные – одежда, химические удобрения, бытовая аппаратура, галантерея… Ничего стоящего! Наконец он добрался до склада, на дверях которого виднелась торговая марка верфи Изезаки. Рядом со складом притулилась небольшая, отдельно стоящая подсобка, на которой от руки были нарисованы двадцать пять звезд, соединенных в форме дракона – эмблема технического отдела Службы движения Синдиката Драконов.

Возможно, технический персонал оставил здесь что-нибудь ценное? Какие-нибудь запчасти, которые могут заинтересовать начальника инженерной службы полка Ковальского. С тех пор как были опустошены запасы в Массинхеме, техник ремонтировал роботов, как сам выражался, с помощью «палок и веревок». Фухито прекрасно понимал, что это значит. Найти бы склад запчастей! Такой находке цены нет!.. Сколько роботов можно было бы ввести в строй! С надеждой, смешанной с боязнью разочарования, он вылез из «Пантеры».

Солнце село, вокруг стояли легкие сумерки, в воздухе зябко тянуло вечерней прохладой, охотно лизнувшей его голые ноги и руки. Это после жаркой рубки!.. Фухито поежился, надавил плечом на входную дверь, вошел внутрь. Поискал выключатель…

Свет залил пустое помещение. Пол покрыт толстым слоем пыли. Только у входа натоптано. Видно, техники, услышав о приближении боевых роботов, тут же дали деру На столе, за которым, по-видимому, располагался дежурный, лежал журнал. Тацухара взял его, полистал… Последняя запись сделана неделю назад. Странная какая-то запись. «Полярный Лис к полету готов»… Ага, усмехнулся Фухито, птенцы сразу бросились наутек, как только услышали о приближении хищника. Он громко рассмеялся – это сравнение было бы уместным, если бы на Марфик напали войска Федерации Солнц. Это их принца во Внутренней Сфере прозвали Лисом.

Какая-то неясная мысль мелькнула в сознании, некий расплывчатый образ. Вспомнилось давнее поучение отца, что подобные всплески сознания не являются попусту. Что-то в бессознательном усиленно пытается прорваться наружу, обрести форму, явиться в словесной или зрительной плоти. К подобным смутным ощущениям ли, желаниям ли следует относиться очень внимательно. Фухито туг же применил особый прием, позволявший погрузиться в подсознание. Он закрыл глаза, постарался отвлечься и мысленно понаблюдать тьму. Чем глубже сумеешь проникнуть в нее, тем отчетливей начнут проясняться тени. Догадка обретет вес, наполнится содержанием. Так следует поступить несколько раз. Этот способ называется «маятником». Фухито еще раз просмотрел журнал. Ничего интересного. Короткие записи поступающих товаров, места их отправления, грузополучатель, затем какая-то белиберда из набора цифр. Вероятно, сертификатные данные… И наконец, последняя – «Полярный Лис к полету готов».

Кем был этот «Полярный Лис»? Или чем?..

Следом в сознании возникло что-то овальное, огромное, металлическое. Фухито едва не вскрикнул. Не может быть! Ведь это же…

Таи-и судорожно схватил журнал и принялся внимательно просматривать его с самого начала. Пальцы нащупали в кармашке, приклеенном к задней обложке, что-то твердое. Он торопливо пошарил там. Голографическая дискета…

– Черт меня возьми! – воскликнул он.

Но этого не может быть! Почему не может? Они прослушивали все сообщения лиранцев. О «Полярном Лисе» нигде ни слова. Значит, они не нашли его, иначе раструбили бы на всю округу. Но где же он может быть? Ясно, что ни в космопорте, ни в Ситике такую махину не спрячешь. Впрочем, этот самый «Лис» не так уж и велик размерами. В дискете все должно быть сказано!

Прежде всего, Фухито сдержал нетерпение и желание. Все надо делать с чувством, с толком, с расстановкой. Все равно ноги сами стремительно понесли его. Пока взбирался в рубку, больно ударился локтем. Успокойся ты, Будды ради! Может, этого «Лиса» уже нет на планете? Он сунул поблескивающий диск в дисковод, поиграл пальцами на клавиатуре, давая команду идентифицирующему устройству выдать характеристики находки.

Так и есть! Фухито посидел несколько секунд, прикинул, как поступить, потом щелкнул переключателем у горла, принялся вызывать.

– Шо-са Альварес, шо-са Альварес, говорит Тацухара. Я тут нашел что-то такое, с чем вам обязательно надо познакомиться.

– С чем это? – тут же откликнулся шо-са. – У меня на левом фланге появились лиранские черепахи. Они движутся прямо на меня.

–То, что я нашел, куда важнее, чем несколько танков, шо-са.

– Тогда, парень, подожди.

Молчание в эфире затянулось на пять с половиной минут – Фухито следил по часам.

– Слушаю тебя, парень, – неожиданно рявкнул в кабине голос Альвареса.

Фухито даже вздрогнул, а майор, чуть смягчив тон, объявил:

– Теперь можешь называть меня коршуном. Видал бы ты, как ловко я перещелкал выводок этих ублюдков. Дерьмо собачье! Они, по-видимому, решили дать последний бой. Так что там у тебя?


предыдущая глава | Наследник дракона | XXVII