home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XXX

Кохус

Вега

Диеронский военный округ

Синдикат Дракона

17 октября 3028 года


Фухито проклял все на свете, и прежде всего погоду на этой скверной планете, где дождь льет не переставая. Такой мелкий сеяный дождик, бесконечный, противный… Струйки холодной воды давно уже нашли дорогу за воротник и теперь беззаботно скатывались вдоль хребта.

Где-то вдали громыхнула гроза, словно планета советовала ему не богохульствовать. Фухито на мгновение остановился, потом тяжело вздохнул – больше не буду – и вновь побрел по грязи. Что толку проклинать дождь, он льет и льет, а человеку следует подумать о том, как жить дальше. Ко всему можно привыкнуть, даже к льющейся с неба воде…

Мимо прокатил легкий танк с изображением массивного кулака на борту, не снизив скорости, плюхнулся в лужу. Фухито с ног до головы обдало жидкой грязью. Он невольно сделал шаг назад и наткнулся спиной на лейтенанта, чьи солдаты вели по обочине толпу местных жителей. Лейтенант грубо отпихнул Фухито и заорал на него по-немецки. Тот во всей этой смеси лая и человеческих звуков уловил только одно знакомое слово – «Курита».

Кто-то с силой толкнул Фухито в спину. Он обернулся, увидел глаза Нинью Кераи. Тот кивнул, подсказывая – не обращай внимания, ступай дальше. Тацухара содрогнулся от гнева – мало того, что дождю конца нет, так еще и грязью поливают?..

Лиранцам, захватившим большую часть территории планеты, в силу малочисленности своих инженерных подразделений пришлось привлечь к работам местное население. Сначала действовали с помощью уговоров, обещая предоставить жителям Веги какие-то неслыханные свободы, потом перешли к угрозам и принудительной мобилизации.

Этим решили воспользоваться защитники планеты, они заслали на вражескую территорию диверсионные группы, в одну из которых входил Фухито. Маскировка была поверхностная – накинули на форму ОВСД пончо, какие носили местные крестьяне, так и влились в ряды мобилизованных. Жизнями, конечно, рисковали отчаянно – это было ясно всем: и подпольщикам, с помощью которых разведчикам удалось пробраться в колонну, и самим драконам.

– Протри глаза, ты, ублюдок японский! – заорал лейтенант.

Он ткнул стволом лазерного карабина в спину проходившей мимо женщины – та, перепуганная, рысцой побежала вперед.

– Пошевеливайтесь, пошевеливайтесь!.. Я не намерен провести ночь под вашим вонючим дождем. Скоро лагерь…

Толпа обездоленных побрела дальше.

Через пару часов они добрались до ворот лагеря, на территории которого лиранцы устроили склады. Рядом располагался поселок Кохус. Место для устройства базы материально-технического снабжения подходящее – транспортный узел, до берега моря рукой подать, там расположен глубоководный порт, отсюда удобно снабжать всем необходимым Третий гвардейский полк, который со дня на день должен был начать штурм столицы.

Потребные для войны материалы сначала доставлялись из космоса на континент Форсиар. Оттуда морем их доставляли в Кохус, затем по монорельсовым дорогам развозили по полковым и батальонным складам.

За воротами опять пришлось ждать. Их оставили прямо под дождем, в то время как охранявшие их солдаты сгрудились под легким навесом, устроенным возле ограды. Солдаты были угрюмы, злы, разговоры крутились вокруг одного и того же – тяжелая служба, нерасторопность местных скотов, никаких развлечений, краткость отдыха. Прибежавший откуда-то лейтенант, услыхав последнее замечание, саркастически заметил, что чем быстрее они разгонят этих скотов по баракам, тем скорее смогут набить животы и завалиться на койки.

Фухито, послушав эти разговоры, был несколько ошарашен. На войне солдат должен в первую очередь думать о том, как лучше выполнить задание, а уж чем набьет брюхо и когда завалится на койку – дело последнее. Разве может быть служба в тягость? Для него это в диковинку. Может, это происходит, потому что здесь, за много километров от линии фронта, они чувствуют себя в безопасности? Точно. Стоявшие у ворот в охранении два легких танка были брошены экипажами – наверное, по договоренности сменяют друг друга, так что более одного человека внутри машин нет.

Какая халатность! Такое отношение к дежурству совершенно неприемлемо!.. Наверное, надеются на боевого робота, чья массивная фигура виднеется на противоположном конце лагеря.

Лиранцы не спеша разбрелись по местам, погнали мобилизованных в бараки. Как только отошли от ограждения, Фухито оглянулся – так и есть, часовые, охранявшие ворота, тут же исполнили совет лейтенанта и направились в солдатский барак. У ворот остался один-единственный дежурный. Фухито не мог поверить своим глазам – неужели их пилоты боевых роботов так же относятся к службе?

Как только мобилизованных довели до бараков, охранники принялись делить их на группы и загонять внутрь. Когда осталась последняя группа, офицер отпустил своих людей, оставив с собой одного-единственного солдата. Тот встал у дверей и начал вглядываться в лица. Фухито почувствовал тревогу – у ворот барака столпились в основном замаскированные разведчики. Смеркалось, и лейтенант фонариком освещал лица проходивших мимо людей. Между тем солдат высмотрел кого-то в толпе рабочих и вытащил оттуда какую-то фигуру. Фухито затаил дыхание – это же Томое!

Солдат подвел Томое к офицеру. Тот заметно повеселел.

– Отлично. В такой дыре – и такая ягодка. Хвала небесам, эту ночь я, кажется, проведу более-менее сносно. Это великая честь, – он неожиданно заржал, – для тех, кто дружески относится к своим освободителям.

Лейтенант сунул руку под пончо – в следующее мгновение его глаза расширились. Фухито физически ощутил, что испытал лиранец, когда вместо мягкой женской груди нащупал оружие. Лейтенант отступил на шаг, дар речи он, по-видимому, потерял напрочь. Томое шагнула к нему, сложенными вместе пальцами ударила в горло. Лейтенант схватился за шею и медленно повалился на порог, изо рта у него хлынула кровь.

Кто-то в толпе так же проворно расправился с остолбеневшим солдатом.

Все замерли, наступила мертвая тишина, только головы сами собой начали поворачиваться в сторону уходивших, заметно повеселевших охранников. В той стороне кто-то принялся насвистывать, послышался смех. Часовой у ворот спрятался под навес. Смутной фигурой высился над колючим забором легкий боевой робот, совершающий свой обычный обход вдоль периметра лагеря.

– Что глазеете! – тихо прикрикнула на драконов Томое. – Кераи! Тацухара! Берите своих людей – и вперед! Вы двое уберите эту падаль, спрячьте в бараке, но так, чтобы не сразу нашли. Поживее, ребята!..

Получив приказ, все теперь действовали с умопомрачительной быстротой. Тут же скинули пончо и бегом направились к тем пунктам, которые были расписаны заранее. Фухито пересчитал своих людей и увидел, что многих не хватает. Видимо, попали в другие бараки. Послал посыльного – тот обежал мобилизованных, и через несколько минут группа была в полном составе. Всего двадцать солдат из особого подразделения и сорок примкнувших к ним местных. В их задачу входил захват бараков, где помещались лиранцы. Между тем Томое и Кераи уже скрылись в темноте.

Прежде всего следовало захватить административное здание, где размещалась контора и жилые помещения лиранцев. Разделив группу, Фухито с самыми умелыми людьми направился в сторону двухэтажного строения, которое мало чем отличалось от окружающих бараков. Они заняли позиции перед входом и вдоль главного прохода, разделяющего лагерь на две части.

Через десять минут два взрыва оповестили, что команда Томое разделалась с легкими танками. Первыми из двухэтажного барака выскочили солдаты, которые должны были охранять главные ворота. Драконы тут же открыли по ним убийственный огонь из автоматов. Сам Фухито из своего «КА-23» начал сбивать тех, кто пытался организовать хотя бы какую-нибудь оборону. По нападавшим открыли огонь из окон, заработал пулемет на крыше.

Бой начался сразу по всему лагерю – скорее всего, это обстоятельство оказалось ошеломляющим для лиранцев. Но не для пилота боевого робота. Тяжелые шаги послышались на главной улице. Робот двигался не спеша, раскидывая грязь – двенадцатиметровый металлический исполин, напоминавший вырвавшегося из преисподней дьявола. Фухито сразу определил эту модель – тридцатипятитонный «Поджигатель». Этот тип боевого робота создавался как истребитель машин штурмового класса, а также тяжелый разведчик, способный поддержать своих более мелких собратьев огнем. Вот только сейчас ему не с кем было воевать, не имел он возможности стрелять напропалую – можно поразить своих и, главное, уничтожить бесценные в условиях этой пропитанной влагой планеты боеприпасы. Вот почему, остановившись на главной улице, «Поджигатель» включил все свое наружное освещение. Пилот хотел высмотреть хоть какую-нибудь цель.

Нервы у одного из парней Фухито не выдержали. Он вскочил и бросился к воротам. Робот тут же развернул корпус и срезал его очередью из пулеметов, вмонтированных в груди. Затем пилот двинул машину к воротам, верно решив, что это сейчас самый важный пункт. Махина, ступая квадратными опорами, прошла мимо Фухито. Таи-и припал к земле, замер. Зная, что пилот сейчас держит под наблюдением всю панораму, он метнул ослепляющую бомбу вперед и чуть вправо.

Пилот тут же развернул торс машины, некоторое время наблюдал, как сгорает магний, затем повернулся и продолжил движение к воротам. Неожиданно робот свернул и направился к неясной в уже надвинувшейся темноте глыбе, над которой торчала радиоантенна. Глыба тоже изменила местоположение, штырь антенны качнулся влево, вправо, в следующее мгновение оттуда полыхнуло огнем, и управляемая переносная ракета, оставляя дымный след, ударила в головную надстройку боевого робота. Взрыв породил град искр – по-видимому, в состав заряда входило зажигательное вещество наподобие термита. Вспышка, неожиданный удар ошеломили пилота, если не контузили. Робот судорожно вскинул руку, его повело вбок, в сторону забора – там он упал на колени и, помедлив секунду, вытянулся во весь рост на земле. На правом плече робота помешались канистры, одна из них оторвалась, шлепнулась о землю и неожиданно взорвалась. Кроваво-красная струя горящей жидкости плеснула на корпус робота.

Фухито было поражен. Обычно в таких канистрах хранили охлаждающий состав, который прокачивался через приводы. Дело в том, что с повышением температуры внутри корпуса менялись технические характеристики, и эти системы во время боя приходилось постоянно охлаждать.

Что же это за реактив, который воспламенился от удара или от соединения с кислородом воздуха? Неужели лиранцы решили применить зажигательные средства? Сущее безумие! Нарушение всех общепринятых норм… Каждый пилот боевых роботов, независимо от национальной принадлежности, полагал, что страшнее смерти, как от огня в боевой кабине, не бывает. Этот страх сидел в подкорке. Как еще человек мог относиться к руководимому им металлическому монстру, приводимому в движение ядерным движком, к той адской силе, что была сокрыта в его внутренностях. Рано или поздно она прорывалась наружу и воплощалась в пожаре, который безжалостно изжаривал человеческую тварь, вообразившую, что это она командует роботом.

Фухито испытал что-то вроде потрясения – понятно, когда разгуляется стихия, но чтобы человек по собственной воле надел на себя канистры с зажигательной жидкостью – это не поддавалось рациональному объяснению.

Гибель гигантской махины тут же привела лиранцев в чувство. В одном из окон административного здания вывесили белый флаг. Фухито закричал, чтобы выходили по одному и сразу у порога бросали оружие. Лиранцы покорно потянулись к выходу. Пленных он передал в ведение сержанта, а сам направился к погибшему «Поджигателю». Из темноты вынырнул Нинью.

– Хорошо сработано, Тацухара-кун. – Он похлопал Фухито по плечу – Вовремя развернули его. Твои ребята тоже что надо – положили не меньше, чем мой отряд.

Фухито повернулся к нему – в лицо сразу ударил жар от горевшего робота.

– Никто из водителей не хотел бы быть на его месте.

– Хе, – хмыкнул Кераи, – он же лиранец.

– Он прежде всего человек. Неужели у тебя совсем нет сердца?

– Мое сердце принадлежит Дракону. Мы их сюда не звали, но дело не в этом – я готов уничтожить каждого, кто встанет на пути Дракона. – Он помолчал, потом вновь потрепал Тацухару по плечу. – Ладно, не переживай. Пошли, бронемобили на воздушной подушке уже прибыли. Важна каждая пара рук, чтобы ускорить погрузку.

Фухито молча последовал за человеком в черном спецкостюме. Следующие несколько часов он таскал ящики. Работы было столько, что вздохнуть некогда. Время от времени он поглядывал в сторону Томое, которая мешками таскала бумаги и дискеты из административного здания. Это бесценная информация – ее отсутствие должно причинить серьезные неприятности врагу и в то же время открыть драконам объективную картину возможностей высадившихся на Веге войск. На следующий день, во время короткого отдыха, Томое рассказала Фухито, что атаки, произведенные по плану Теодора, оказались весьма эффективными с точки зрения срыва предполагавшегося штурма столицы. Теперь следовало ожидать, что Финан снимет часть боевых подразделений и бросит на Кохус, чтобы спасти свои припасы.

Сутки шла непрерывная погрузка на мобили, которые совершали рейсы до побережья, где захваченные трофеи перегружались на корабли.

Вечером следующего дня разведчики доложили, что в окрестностях лагеря появились колонны танков и пехоты, направляющиеся в сторону Кохуса. Драконам оставалось загрузить последний караван. Работали до изнеможения, в конце шоферы грузили людей, как тюки. Успели вовремя. Добрались до кораблей – теперь погрузка…

Когда судно отчалило от пирса и направилось в полосу тумана, накрывшего гладь залива, у Фухито сил не было глянуть в сторону берега. Когда же на причал выкатили два легких «Скорпиона» и дали залп в сторону кораблей, он все-таки сумел поднять руку и махнуть им – прощайте, ребята!


предыдущая глава | Наследник дракона | cледующая глава