home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



L

Усыпальница Курита «Тайное Снадобье»

Союзный дворец

Люсьен

Военный округ Пешт

Синдикат Дракона

2 января 3034 года


Пять колонн, едва заметных в густом полумраке, поддерживали возвышение, на котором располагалась священная камора. В ней в покрытой белыми татами мраморной гробнице лежал когда-то наводивший ужас на врагов и друзей Широ Курита.

Основатель рода…

Камора была выстроена на особом возвышении в глубине потайного внутреннего мавзолея, называемого «Залом Тайного Снадобья». Здесь находилась усыпальница членов рода Курита. Плиты их надгробий едва очерчивались и терялись в глубине помещения, только дерзкому Широ была оказана честь упокоиться на подпираемой столпами мудрости, силы, дерзости, хитрости и отваги высоте. Перед входом в гробницу Широ, на верхней площадке лестницы, на коленях стояла Хранительница семьи Констанция Курита. Она неотрывно смотрела на вырезанную из бивня лабреанского монодона фигуру устремленного в небо дракона, установленную на резном постаменте в голове гробницы. В нем, по преданию, покоился дух неукротимого Широ.

Вокруг Хранительницы в четырех углах обширного татами в той же позе застыли четыре старших адепта ордена. Во время медитации Констанции не дано было видеть их, но она ощущала их внутреннюю силу, помогавшую ей слиться с духом предка.

Теодору только издали разрешили наблюдать за Хранительницей, погрузившейся в «час уединения». Пять облаченных в древние доспехи стражей мягко, но решительно преградили ему путь – он топтался у порога зала «Тайного Снадобья», поглядывал в полутьму, начинал расхаживать по освещенному солнцем «Залу Углубления Мысли», предшествующему мавзолею. Времени в обрез, но потревожить Констанцию в минуты разговора с предком немыслимо.

Наконец Хранительница поднялась, хлопнула в ладоши и – по-видимому, прощаясь с духом Широ – поклонилась священному дракону Очнувшиеся адепты, в свою очередь, тоже склонили головы перед воплощением духа главы рода. Затем они по очереди, не отворачивая лиц от статуи, начали отступать к выходу из каморы и так же, пятясь, начали спускаться по лестнице. Стражи расступились, выпуская их из усыпальницы.

– Все в порядке? – уже за порогом мавзолея, отослав своих помощников, спросила Констанция у Теодора.

– Пока движемся в соответствии с планом… – ответил принц. – Все четыре полка Легиона Веги выглядят просто отлично. – Теодор не удержался от довольной улыбки. – Я просто не ожидал, что они с такой лихостью высадятся на планете, пройдут парадным маршем. Знаешь, в их движении было ощущение неодолимой силы… Они, конечно, выглядят не так нарядно, как наши гвардейские части, но теперь это далеко не отбросы армии, а вполне крепкий увесистый кулак. В общем-то, к парадам они готовились меньше всего.

– К тому же весь личный состав легиона фанатично предан тебе, Теодор. Они не посрамят тебя перед Координатором.

– Будем надеяться. – Теодор пожал плечами.

Констанция искоса глянула на брата. Ответ какой-то неопределенный… Конечно, боится сглазить, но Хранительница успела отметить довольную улыбку, скользнувшую по губам принца. Любой гордился бы тем, чего ему удалось добиться от когда-то самого дрянного соединения в армии.

Теодор решил сменить тему.

– Судя по полученной информации, мятеж на родной планете таи-шо Реитоши продолжает расширяться. – Лицо его посуровело, сразу улетучилась радость в глазах. – Координатор позволил таи-шо самому разобраться с восставшими. Его Первый полк будет переброшен в этот мир.

– Кстати, – поделилась Констанция, – Седьмой тоже убывает с Люсьена. Уж не по твоему ли приказу?

– У них назначены учения на четвертой луне в системе Дай коку.

–До сих пор Координатор ни разу не оставался без полков «Меча света» на Люсьене. Он не отменил твой приказ?

– Как военный министр, я полагаю, что гвардейским частям просто необходимы подобные учения в условиях пониженной силы тяжести. Когда я познакомился с документами, оказалось, что в последний раз они высаживались на спутник планеты много лет назад. Мы не имеем права так легкомысленно относиться к подобному виду боевых действий. Когда я провел учебное занятие с пилотами боевых роботов, сразу убедился, насколько они беспомощны в тактике боя при малой гравитации. Собственно, все было согласовано в высшем руководстве. Составлены графики, выделен транспорт, средства… Так что здесь не подкопаешься.

– Что, если Координатор поймет, что допустил ошибку?..

Теодор покивал.

– Я отвечу, какой смысл держать их в столице, когда планету охраняют четыре вполне боеспособных полка Легиона Веги.

– Твоего легиона? В то время как гвардейские части, любимые Координатором, удаляются с планеты.

– Это простое совпадение, – невозмутимо ответил Теодор. – Судя по последнему обзору оперативного отдела Генерального штаба, необходимость полкам «Меча света» поучаствовать в кое-каких операциях зреет со дня на день. Так что они не скоро попадут на Люсьен. Их личному составу необходимо освоить кое-какие новые тактические приемы в составе копья, роты и батальона. Кроме того, я хотел бы пропустить элитных водителей через наш учебный тренажер.

– Выходит, мы еще долго не увидим в столице наших славных гвардейцев?

– Выходит, так, – кивнул Теодор. – Это, на мой взгляд, самый безболезненный путь лишить Координатора верных ему частей. Никакого насилия. Директор КВБ, например, утверждает – и справедливо утверждает! – что никто ни о чем не догадается. И отцу будет меньше хлопот, если у него под рукой не окажется полков «Меча света». В последнее время он ведет себя как-то странно… – Теодор замолчал, видимо подбирая приемлемое выражение, затем закончил: – Я бы сказал, непредсказуемо. Порой его так заносит, что… Одним словом, Сабхаш-сама одобрил этот план.

– Это меня и пугает. В последнее время Индрахар Сабхаш что-то стал слишком любезен с тобой. Если он узнает, какую информацию я тебе передала, думаю, настроение у него сразу испортится.

– Констанция, столкновение с Сабхашем неизбежно. С нарастанием угрозы со стороны Домов Дэвиона и Штайнера я буду вынужден прибегнуть к решительным действиям. Правда, нельзя спешить, действовать грубо, непоследовательно – с этим я согласен, но от этого крутость предпринимаемых мер не должна пострадать. Понятно, что наши решения в кое-каких кругах будут восприняты неоднозначно, а кое-где прямо отвергнуты. В том и состоит задача, чтобы все эти очаги недовольства не слились в один обширный костер. Придется усмирять их по очереди. Что касается Корпуса Внутренней Безопасности, я не имею права допустить, чтобы у нас существовало государство в государстве. КВБ слишком погряз в политике, в то же время свои конкретные обязанности выполняет из рук вон плохо, о чем свидетельствуют представленные тобой сведения. Я просто обязан очистить Корпус от всяких пригревшихся там сыночков высокопоставленных лиц, от жуликов, взяточников и прочей криминальной сволочи. Недопустимо, чтобы секретные агенты имели карт-бланш на любые действия исключительно по приказанию директора, который заранее прощал бы им всяческие, даже самые гнусные преступления. Тем более в такое время, когда мы любой ценой должны скрыть от внимания врага стратегические решения, которые примем в ближайшее время. Старый Лис не должен знать ни о перевооружении армии, ни о введении новых уставов, ни о реорганизации промышленности. Добиться этого можно, только сохранив нынешнего Координатора. В случае, если отец по-прежнему будет представлять государство, выполнять все возложенные на него обязанности, Ханс Дэвион ни за что не поверит, что в Синдикате что-то происходит. Сама понимаешь, как велика здесь роль КВБ. Разве могу я допустить, чтобы они привнесли ненужную инициативу и личные интересы в выполнение этого замысла. Главная задача КВБ – подавить активность вражеской агентуры и провести контроперацию, чтобы ввести врага в заблуждение относительно наших общих целей.

Констанция не ответила. Ее всегда поражала широта и изощренность мысли, положенной в основание плана по спасению Дракона и подготовки страны к отражению агрессии.

Легкость, с которой до сих пор шпионы Федерации Солнц проникали в секреты Синдиката, устрашала. Во время последней войны, получившей название Четвертой войны за Наследие, Констанция получила в свои руки материалы о чудовищной коррупции и предательстве, проникших даже в высшие эшелоны власти, однако в условиях нынешнего режима, непредсказуемых, а порой и просто маниакальных поступков правителя бороться с подобными явлениями было просто невозможно. После подписания перемирия с Лиранским Содружеством Констанция только было попыталась исподволь провести в жизнь план очищения правительственных структур Синдиката от предателей и продажных чиновников, как тут же неожиданно столкнулась с глухим противодействием Корпуса Внутренней Безопасности. Это сопротивление заставило ее задуматься о той роли, которую этот монстр играет в государственной и общественной жизни Синдиката.

Большая часть усилий Сабхаша Индрахара была направлена не на выполнение конкретных разведывательных и контрразведывательных функций, но на создание особого, бесконтрольного организма, который бы регулировал деятельность правительственных учреждений. При этом Сабхаш полагал, что действует, исходя из государственных интересов, не уточняя при этом, что эти «государственные интересы» он понимает по-своему. Со временем Констанция по достоинству оценила крайнюю опасность для Синдиката подобной философии. Как выяснилось впоследствии, любое мероприятие или акция КВБ проводились исходя из подобного понимания «государственных интересов».

Теодор был прав, когда утверждал, что безопасность Синдиката напрямую зависит от ослабления мощи КВБ до разумных пределов. Основным направлением деятельности секретной службы должно стать обезвреживание или нейтрализация вражеских агентов, но при выполнении этой задачи – это было ясно и принцу и Хранительнице – Теодор вряд ли найдет понимание со стороны директора КВБ. Раздувание шпиономании – обычный прием для усиления секретных служб. Всякое посягательство на свое влияние Сабхаш встретит в штыки. Это серьезный соперник. Одна надежда на его ум и верность Синдикату – если тонко повести дело, то Сабхаш не сможет возразить против изгнания из рядов его конторы взяточников и воров.

– Директор сочтет, что, организуя подобную чистку, вы решили посягнуть на его мощь, – предупредила Констанция.

– Чему быть, того не миновать.

– Но он же возненавидит тебя! У Теодора чуть дернулась щека.

– Он не позволит себе ненавидеть слепо. Я достаточно долго знаю его. Он мой воспитатель, и, если во главу угла будет поставлено дело, мы найдем общий язык. До поры до времени… Конечно возненавидит! – неожиданно вскипел он. – В конечном итоге выйдет на тропу войны. Но безопасность и процветание Дракона выше всяких личных привязанностей, любви, ненависти. Пусть рассудит судьба…


предыдущая глава | Наследник дракона | cледующая глава