home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



LI

Союзный дворец

Имперская столица

Люсьен

Военный округ Пешт

Синдикат Дракона

14 марта 3034 года


Как только Хасид Рикол вошел в зал, где было созвано заседание Военного совета, Сабхаш Индрахар, не показывая вида, принялся внимательно изучать этого неожиданно появившегося на секретном совещании герцога. Устал, осунулся, да и одежонка не того – поистрепалась. Нет блеска и шибающей в глаза роскоши, которой в прежние времена грешил Рикол. Укатали нашего щеголя крутые горки… Его владениям крупно не повезло, лиранцы разграбили все, что можно.

Принадлежавшие лично ему вооруженные отряды, судя по сводкам, сражались неплохо, но бойцы Штайнеров сильно потрепали их. Хорошо, если у Рикола остался хотя бы костяк прежних полков. Тогда чего ради принц пригласил его на заседание Военного совета? Чтобы штатский, да еще не входящий в список высокопоставленных правительственных чиновников явился пред светлые очи Координатора на заседание Военного совета – неслыханное дело! Не поторопился ли Теодор?..

Только трое таи-шо, или полководцев, присутствовали на заседании: Черенков, Шотугама и Цы. Отсутствовали Соренсон из Расалхага и Маркус Курита. Последний прислал пространную телеграмму с объяснениями, что не в состоянии попасть на Люсьен вовремя, так как отправился в инспекционную поездку по гарнизонам, расположенным на внешних рубежах Синдиката.

Расследование, проведенное КВБ, указало истинную причину его отсутствия. Он и в самом деле отправился на Периферию, однако это был странный выбор – гарнизон на планете Альшаин входил в военный округ Пешт и не подчинялся Маркусу. Несомненно, Маркус Курита на глазах расширял круг вовлекаемых в интригу против трона Такаши лиц. Согласно географическому делению Альшаин входил в провинцию Расалхаг, но подчинялся другому военному губернатору. Новость неприятная, но по сравнению с тем, что произошло в оккупированных областях Расалхага, это сущие пустяки.

Размышления Сабхаша прервало появление Такаши Куриты. Координатор был крайне взволнован. Не успев доковылять до своего места во главе стола, он махнул Теодору рукой – начинай!.. Принц поднялся, поклонился Координатору в пояс и обратился к присутствующим:

– Охаио, господа! Господин пожелал собрать нас в такой ранний час, потому что дело не терпит отлагательства. Я с ним согласен. Мы не успели подготовить нашего гостя к заседанию в Черном кабинете, но директор Индрахар уверил меня, что и этот зал надежно защищен от подслушивания. Так что можно разговаривать свободно.

Принц сделал короткую паузу и перевернул несколько страничек в папке, лежавшей перед ним на столе.

– Вчера Хаакон Магнусон объявил себя принцем, а провинцию Расалхаг переименовал в Свободную Республику Расалхаг. В его манифесте объявляется, что он принимает на себя всю полноту власти в этой новоявленной республике. Согласно поступившим сведениям, в границы этого государственного образования вошли не все области военного округа Расалхаг. Кое от чего они отказались. Непонятно, то ли это жест доброй воли в нашу сторону, то ли заранее подготовленная цена за достижение компромисса. Теперь понятно, почему Координатор соизволил…

Такаши не выдержал, вскочил, лицо его исказилось от ярости. Кресло отлетело в сторону, упало спинкой на пол. Он выпучил глаза и закричал:

– Мятеж не может быть приемлем ни в какой форме! Это просто вызов! Попытка проверить нас на прочность!..

– Мы сокрушим их одним ударом! – в тон ему воскликнул Василий Черенков. – Только прикажите, тою, и мои диеронские полки раздробят им черепа.

Теодор, не вставая со своего места, решительно, но очень спокойно – даже с некоторой насмешливой невозмутимостью – возразил:

– Переговоры о разграничении полномочий между центральным правительством в Люсьене и местными властями находятся в самом разгаре…

– Соренсон не мог допустить ущемления наших прав в провинции! – вновь повысил голос Такаши. – Он верен Синдикату! Верен мне!..

– Он мертв, – подал голос герцог Рикол. У Координатора в буквальном смысле слова отпала челюсть. Теодор поразился не неприглядному виду повелителя, но скорее дряхлости, одолевшей отца. Перед ними сидел старик, разбитый болезнями, жаждущий покоя. Разве что глаза выдавали в нем прежнего Такаши. Только спустя несколько мгновений до наследного принца тоже наконец дошел смысл сказанного герцогом. Он первым выразил недоумение:

– Соренсон же был на пути в Синдикат?!

Рикол молча развел руками.

Все примолкли.

Сабхаш задумался над словами Теодора. КВБ проинформировал принца о своих планах достижения компромисса в Расалхаге, в этом проекте не содержалось и намека на возможность физического устранения видных деятелей, оппозиционных Синдикату. Тем более такой важной фигуры, как военный губернатор Соренсон… Неужели принц сам пошел на этот шаг? Почему же тогда Нинью, самый близкий к принцу человек, даже не обмолвился об этом? Хотя бы в предположительном смысле? Мальчик все более и более начинал удивлять Сабхаша. Он вроде бы знает его с детства, особых способностей к изощренным интригам за ним никогда не наблюдалось. Теодор прям, смел, крут, но политиком его можно назвать с большой натяжкой. На этот раз он начал свою собственную игру? Тоже немыслимо – Теодор никогда не признавал за убийством политической необходимости. Этот прием напрочь исключен из его арсенала. Плохо это или хорошо – другой вопрос. На этот раз он изменил самому себе? Так не бывает, чтобы с ним случился подобный душевный кризис, а он, Сабхаш, даже не почувствовал этого. Речь идет не об агентурных данных, а о собственных впечатлениях.

Между тем Теодор позволил себе первым нарушить тишину:

– Каждый из вас может вызвать на своем дисплее сведения, которые я ввел в ваши компьютеры, установленные в этом зале. Ознакомьтесь, пожалуйста. В файл включен текст официального признания Комстаром новоявленной республики, а также некоторые предварительные условия. В случае их выполнения акт о признании войдет в силу. Координатор, ваш компьютер также включает текст официального признания Синдикатом Дракона Свободной Республики Расалхаг. Вам требуется только подписать его.

Такаши закрыл рот. Некоторое время он смотрел на сына. Взгляд был беззлобный, изумленно-вопрошающий. Потом совсем по-детски схватил правую руку левой, словно говоря – не заставите! Ни за что не подпишу!..

Ты, вздохнул про себя Сабхаш, бесчеловечно обошелся со стариком, Теодор. Это показывает, что тебе не хватает здравого смысла, чтобы терпеливо выждать удобного момента и решить все вопросы тихо, мирно, в узком семейном кругу. Так нельзя поступать в деликатной политической ситуации. Отца, того и гляди, удар хватит!

Сабхаш едва не поднялся из-за стола, чтобы прийти на помощь старому другу – успокоить его, объяснить, что это мера вынужденная, что все равно более восьмидесяти процентов объявивших независимость миров находятся в сфере оккупации лиранцев… Однако он остался сидеть. Теодор заварил кашу, пусть сам и расхлебывает. Широко шагает парнишка, надеется всюду поспеть.

– Я никогда не подпишу подобную чушь! – Такаши ткнул пальцем во встроенный в столешницу экран, на котором высветился соответствующий документ.

Теодор проигнорировал его пылкое возражение.

– Многие могут счесть, что заявление о независимости Свободной Республики Расалхаг является ударом по Синдикату. На самом деле это не так. Лучше мы сами избавимся от гниющих космографических конечностей нашего собственного организма. Прибавьте к этому, что подавляющее большинство миров находятся у Лиранского Содружества, тем самым мы перебрасываем наши трудности на голову Таркарду. Далее, экономические связи между областью Расалхаг и метрополией настолько прочны, что они никогда не смогут вырваться из сферы нашего влияния. По крайней мере, в обозримом будущем.

– Не выйдет! – вновь закричал Координатор. – Ты хочешь, чтобы нам всем перерезали горло? Не выйдет! Твой план не удастся!..

Такаши поднялся и, ковыляя, отправился вон из зала. Он не обращал внимания на удивленные взгляды стражников. Сабхаш догадался, что Такаши бросил на стол последний козырь – он решил покинуть заседание в надежде, что остальные члены совета последуют за ним.

Сабхаш пережил горчайшую минуту в жизни – все предстало перед ним в истинном свете: его собственная, директора КВБ, судьба, шок, испытанный повелителем, ждущий Координатора удар, когда он осознает, что никто не последовал за ним. Мелькнули перед глазами представители молодого поколения – Теодор, которому тоже придется когда-нибудь испить эту чашу до дна. Стоит ли бороться, не спать ночей, рисковать жизнью, пыжиться изо всех сил, чтобы когда-нибудь услышать от какого-то сосунка – «Вам нужно только подписать». Больше ничего – черкнуть собственное имя и отойти в сторону.

Лучше в могилу…

Но и в могилу нельзя. Нельзя тебе в земельку, дружище. Ты еще должен создать видимость, что твердо держишь власть в руках, и здесь Теодору не обойтись без него, Сабхаша. Он, конечно, поможет ему – интересы Синдиката требуют, чтобы игра с Дэвионами была доведена до конца, но – как горько. Сердце даже заныло…

Никто из присутствующих на заседании не последовал за Такаши. Черенков, по-видимому, решил спасти свою шкуру.

На что он рассчитывает? В благодарность за поддержку Теодор спустит на тормозах тлеющий между ними конфликт, все его прежние прегрешения. Опять же ради поддержания достойного облика Синдиката… Самая большая беда, которая может случиться с этим прохвостом, – это почетная отставка.

Всем остальным в какие-то доли секунды тоже стало ясно, что переворот свершился и глупо враждовать с победителем в деле, в котором он со всех сторон прав. Потом участники совещания будут ссылаться на то, что их нежданно-негаданно поставили перед выбором в вопросе, в котором они не могли не поддержать наследника. Все они будут уверять, что и в мыслях не имели, что за этой размолвкой стоит нечто большее, чем отказ Такаши подписать на первый взгляд постыдный, но жизненно необходимый для спасения государства документ. На самом деле всем сразу стало все ясно, и они сделали выбор.

Черенков как ни в чем не бывало принялся расспрашивать Рикола о событиях в Расалхаге. Причем таи-шо ни на йоту не изменил себе – с прежней наглостью стал обвинять герцога, что тот сбежал от ответственности. Рикол, опытный царедворец, сразу догадался, что должен поддержать игру, и с серьезным видом начал отвергать выдвинутые против него обвинения. Шотугама и Цы, до сих пор с равнодушными лицами перешептывавшиеся друг с другом, вступили в разговор. Одним словом, разгорелась дискуссия, в которую скоро втянулись все участники совещания, кроме Теодора. Словно не было у военачальников более важного вопроса о правомочности совершенного на их глазах переворота. Что толку вести речь о юридических тонкостях, если у молодого оказались более острые зубы?

Теодор, сделав долгую паузу, постучал ладонью о стол:

– Наша главная задача – сформировать из СРР буферное государство. С такой перспективой и будем вести переговоры. У нас на руках козыри, которые должны позволить нам добиться поставленной цели. Прежде всего, мы должны сохранить сырьевые источники в Расалхаге, а все проблемы по борьбе с местным сепаратизмом переложить на плечи лиранцев. Вероятное развитие событий – Таркард, в свою очередь, тоже будет вынужден предоставить независимость расалхагским мирам. Если Таркард выступит с заявлением о признании независимости Расалхага – а рано или поздно это произойдет, – мы обязаны утроить наши усилия по полной привязке Расалхага к нашей экономике. Если же Штайнеры будут упрямиться, мы должны всеми возможными способами будоражить население и втянуть лиранцев в партизанскую войну. Это, конечно, самый благоприятный исход – в таком случае они будет вынуждены отложить нападение на Синдикат, – так что рассчитывать на него не стоит. Надеюсь, все мы отлично понимаем, что ни в коем случае нельзя допустить повторения фарса со Свободной Республикой Тихонова, где дэвионовский прихвостень Сортек провел выборы, и Федерация Солнц сумела проглотить Конфедерацию Капелла. – Теодор опять сделал паузу, прежде чем перейти к следующему пункту. – Другой важный вопрос – о субсидиях новому государству…

– Каких субсидиях?! – с места воскликнул Черенков. – Мы еще и заплатить им должны? Это, знаете ли, черт знает что!.. Ты предал отца, изменил нашему повелителю. А теперь еще ставишь вопрос о финансовой помощи предателям? Ты – неблагодарный щенок! – Военачальник вскочил. – Я ухожу отсюда и не вернусь, пока не будут приняты поданные в соответствующем порядке извинения. Честь офицера не позволяет мне иметь дело с самозванцем! – Он повернулся к Цы и Шотугаме: – А вы что сидите? На ваших глазах унизили вашего господина, а вы словно язык проглотили!

Черенков направился к выходу. Теодор остался невозмутим.

– Вернемся к существу вопроса…

Далее Сабхаш слушал невнимательно. Политический расклад, который сложится во Внутренней Сфере, мало занимал его – перспективы развития событий обсуждались много раз, из них уже сделаны выводы. В тот момент его больше занимал решительный поступок трусоватого Черенкова. Что это – взрыв искреннего негодования или тонко рассчитанный ход? Черенков решил, что Теодору не удержать власть, и решил выразить лояльность к прежнему правителю? Тогда какие козыри он имеет в наличии? Никаких!

Между тем Теодор продолжал:

– В наших руках останется около двух десятков миров, еще о трех стратегически важных системах мы будем вести речь на переговорах. На этих планетах уже работают люди, которые организуют волеизъявление населения, желающего остаться в родном Синдикате. Все эти миры войдут в особый военный округ. Назовем его Альшаин. В него войдут те миры, что находятся в нашем ведении, а также десять миров префектуры Бакминстер. Округ будет разделен на три префектуры: Бакминстер, Гарштадт и Рюбиген. Господа, я предлагаю назначить военным губернатором нового округа герцога Рикола. Он получает звание таи-шо и все права военачальника – участника нашего совета. Его владения сильно пострадали во время нашествия войск лиранцев, однако костяк вооруженных сил сохранился. Там они переформируются и восстановят боевую мощь. Верность герцога Синдикату общеизвестна, работать он умеет. Надеюсь, возражений нет. От вашего имени и от себя лично поздравляю вас, герцог, с высоким назначением.

Сабхаш заметил, как нервничает Рикол. Он постоянно выбивал пальцами неслышную дробь на металлическом цилиндре, в которых обычно хранят носители памяти. Сабхашу была известна мера амбиций Рикола. Получить пост губернатора – это неслыханная удача.

– Герцог, – продолжал Теодор, – доставил нам электронный архив одной из библиотек Звездной Лиги. Этот дар является ценным дополнением к уже имеющимся у нас в арсенале сведениям научно-технического характера, относящимся к эпохе Лиги. Предварительное изучение архива показало, что хранящиеся в нем материалы могут оказать значительную помощь в создании новых образцов оружия и перевооружении нашей армии. Секции, относящиеся к сельскому хозяйству и военным вопросам, должны быть изучены в первую очередь.

Архив Звездной Лиги, решил Сабхаш, конечно, ценное приобретение. Вероятно, этот цилиндр попал в руки герцога от наемников из Легиона Серой Смерти, которым командует знаменитый полковник Грейсон Карлайл. Помнится, это они разграбили древнее хранилище на Хелме. Первым делом наемники обратились к драконам, но их предложение встретили высокомерным отказом, причем последовавшим в такой форме, что невольно создавалось впечатление, что кому-то очень выгодно рассорить Синдикат и Карлайла. Теперь они торгуют добытыми там материалами по всей Внутренней Сфере, исключая Синдикат.

Сабхаш подозревал, что здесь приложил руку Комстар, но, с другой стороны, зачем им это было нужно?

К сожалению, его агентам так и не удалось проникнуть в высшие сферы руководства Межзвездной связью.

Рикол повстречал Карлайла на Хелме в 3028 году. Скорее всего, он получил копию. Настоящий гражданин и верный патриот должен был бы сразу передать это сокровище в руки властей. Однако герцог тянул почти шесть лет. Только теперь соизволил поделиться, и то в обмен на одну из высших должностей в государственном аппарате. Да, герцог относится к людям, которые своего не упустят.

Все-таки любопытная история с этим архивом, рассудил Сабхаш. Надо будет заняться и ею, и самим Риколом.

Тем временем Теодор продолжал расписывать достоинства нового губернатора и давал ему детальнейшие инструкции, как вести себя на новом месте.

– И наконец, переходим к последнему вопросу нашего совещания. Сейчас я ознакомлю вас с общим военным положением государства так, как я его вижу. Мой штаб подготовил короткую справку по этому вопросу Прошу вас включить компьютеры.

. Пока остальные участники совещания занимались своими дисплеями, Теодор начал что-то быстро набирать на клавиатуре. Сабхаш заинтересовался – чем он там занимается? Директор КВБ набрал потайной код и вошел в особую сверхсекретную программу, затем дал команду, и на дисплее вырезалось окно, на котором в миниатюрной форме появилось изображение экранов Координатора и принца. Пока военачальники разбирались в появляющихся на их дисплеях сводках данных, к которым были приложены диаграммы, карты, схемы, математические выкладки, Теодор вызвал из памяти компьютера отца подпись Такаши и пристроил ее на документе, подтверждающем согласие с предоставлением независимости Свободной Республике Расалхаг. Затем принц набрал код, и заявление ушло в одно из специальных почтовых отделений Комстара, расположенных во дворце. Там его зашифруют и с грифом «особой важности» передадут на Терру.

Ты, Теодор, совсем обнаглел! Шпаришь напропалую!

Сабхаш снял очки и потер переносицу Исподволь он продолжал наблюдать за принцем. Теодор чувствовал себя вполне уверенно, ни тени сомнений в своих действиях. Неужели он, Сабхаш, ошибался в своем ученике?

Тебе надо бы более тщательно скрывать свои шаги, мальчик. Мое расположение к тебе убывает с каждой минутой. Чем более независимо ты ведешь себя, тем меньше доверия с моей стороны. Хуже всего, что ты так внимательно прислушиваешься к словам этих любителей из О5К. Это опасная дорожка – куда-то она тебя заведет? Ты не понимаешь, что теперь у тебя появился законный наследник. С этого самого момента ты перестал быть неприкасаемым. Надо научиться скрывать свои намерения. Я не позволю тебе подвергать опасности Синдикат.

Дракон должен выжить в любых условиях!


предыдущая глава | Наследник дракона | cледующая глава