home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Страж степей

Конечно, можно провозгласить себя цивилизованным человеком и не верить суевериям, но вольно или невольно мы подчиняемся этим страхам. Они сидят в подсознании каждого на уровне генетической памяти. …Это очень напоминает обряд «туган жерге аунату» (обваливание в родной земле), который до сих пор не забыт: человека, после долгого отсутствия вернувшегося из зарубежья, катают по земле. Считается, что таким образом Мать-земля (Жер-ана) дает почувствовать, напоминает своему ребенку дух Родины. При этом самая старая женщина говорит: «Не забывай, что ты родился на этой земле, выполняй свой сыновний долг!»

Аскар УМАРОВ

Судьба кочевника похожа на велосипед: только остановишься — сразу упадешь. Олег, волею судьбы оказавшийся скотовладельцем, должен был постоянно думать об одном и том же: о траве. Обширные земли вокруг Птуха, почти не тронутые горожанами после ухода колдунов, тоже оказались конечными. Лошади и овцы немалой армии выщипали их всего за неделю. А уж после появления еще почти тысячи голов разномастной животины, взятой в кочевье Судибея, стада пришлось отогнать на пять верст к югу. Но это была лишь полумера. Живое богатство двигалось все дальше и дальше, пусть и со скоростью черепахи, а значит — уже через пару дней могло оказаться на берегу Урала. Нужно было или уводить его в новые места, или разбивать на небольшие стада, с которыми легче управляться отдельным семьям — и рассыпаться в стороны, дабы осесть в трех-четырех переходах друг от друга, поставить юрту и спокойно выжидать, пока овцы и коровы лениво слоняются по выбранному для хозяина пастбищу.

Воины расходиться не хотели. Одни еще не получили своей доли от добычи, другие не имели права даже на это. А потому путь для собравшейся армии был только один…

— Конному до Стены можно пройти за месяц, — с легкостью объяснил Судибей, когда на пиру по случаю успешного набега Олег словно ненароком задал ему этот вопрос. — Но это коли у хана небольшая свита и никакого груза. Только припасы да заводных в достатке. Идти сотней или двумя — втрое дольше получится. Много воинов, много припасов. Заводными не обойдешься да много и не возьмешь — траву съедят. Обоз придется собирать.

— А коли сотен не две, а тридцать, тогда как? — уже прямо задал вопрос ведун.

— Тридцать? — в задумчивости откинул назад голову ханский сын. — Плохо, коли тридцать. Тридцать из колодца не напоить. Они и родник любой осушат, и озера дождевые малые. Да еще обоз… Дрова нужны, юрты. Мало ли… Непогода застанет, али отдохнуть понадобится. Тут уж все равно, а путь долгий.

— Нешто непроходима степь для храбрых воинов? — не удержался староста Бий-Султун и подлил хану кумыса.

— Таким числом един путь выходит — вдоль реки, — развел руками степняк. — Через наше кочевье к Ильмяку, там на Тохтыш. За ними два, а то и три сухих перехода выпадет, до потом озеро Жульер будет. Оно не пересыхает, родниковое. Там в долине озер изрядно, Тараз по порубежью обойти можно, дабы в сечу не вступать. Город там стоит в долине. Зело большой — стены высокие, воинов несчитано. Там меча обнажать не стоит. Опосля опять к реке выйдем, и по ней — до Белого моря.[4] Его закатной стороной обходят обязательно, на востоке вода ядовита. Горы там ужо, непривычно. Зато от моря Или течет, и долина широкая. Из той долины в соседнюю перевалить, а там и до Стены недалече. Но тут меньше четырех месяцев никак не получится. И то коли повезет.

— А со скотом? — внутренне сжавшись, задал последний вопрос ведун.

— Тут уж разницы нет, хан волка, — с наслаждением выпил кумыс степняк. — По рекам воды хватит. Токмо с выпасом тяжко выйдет. Прямо гнать — так падет скотина, травы не хватит. Петлями придется идти. Менять их. Одних от воды отводить, других к воде. Через день менять. Разводить широко надобно, дабы всем пастбища хватило. Большие зело концы выйдут, тяжелые.

— Еще и охранять как-то, — согласно кивнул Середин. — Плечо большое, от края до края день скакать придется. Коли с одной стороны кто нападет, с другой никто и не узнает.

— Нет, не так делать надобно, — замотал головой Судибей. — У стад и впереди дозоры малые выпускаются, дабы издалека опасность заметить и знак подать. Хоть сырым дымом от факела. Ан сотни кулаком собранным показывать. Кочевья тамошние известны, путь-то торный. Заворачивать надобно в кочевья да упреждать, что с миром мимо пройдем. Пастбища мы им, знамо, потравим. Но коли знать будут, какая сила у нас, противиться али пакостить не посмеют: мы же вернемся да за обиду сквитаемся. К чему им такой разор? Свою кровушку терять — это не чужую лить. Никому не по нраву.

— Коли путь ведом, так и тянуть ни к чему. — Уважаемый Бий-Султун неожиданно вспомнил, что он тут староста, а потому может считаться головой всего войска. — Завтра же и выступим.

— Никто не против? — все же усомнился Олег.

Но ни у кого из собравшихся старейшин и сотников: Бий-Атила, Бий-Юсута, Чабыка, самого хана Судибея — ни у кого никаких возражений не возникло. Кочевники привыкли быстро собираться в путь. Особенно — когда пастбища уже оскудевают.

— Значит, завтра, — махнул рукой Середин.

Слова, услышанные от старой шаманки в день возвращения, зацепились за сознание ведуна царапучей занозой, наложившись на воспоминание о «пулеметном» проклятии обобранного до нитки Хенвоя. Очень хотелось Олегу походить несколько дней по перелескам, лугам, болотцам, собирая всякие мелочи, которые после умелой обработки превращаются в зелья и амулеты. Но, похоже, не судьба.

— Ладно, раз так — обойдемся рябиной. Авось, не подведет.

Мало кто знает, что рябина создана природой как лучшее оружие в борьбе с магией. Если сорвать веточку, подвесить ее над входной дверью своего дома или спрятать под порог, наговорив: «Лежи, рябина красная, привечай всякого гостя доброго, поминай гостя злого, не пускай гостя неживого. Водой живой дом отмой, слово мертвое себе забери», — то ветка станет всасывать все порчи и сглазы, направленные против дома и его обитателей. Но самое главное, если знать своего врага, то эту ветку спустя пару месяцев можно нашептать: «Прими отдарок за свой подарок. Что мне принесла, тому сама порадуйся», — и подбросить ему. Очень полезно возвращать колдунам заклинания, коими они одаряют других людей. Сделал добро — живи долго и счастливо, нагадил — твои проблемы, кушай и радуйся.

До дома Олегу было еще очень далеко, но даже просто подвешенная на узду или прицепленная к вороту рябиновая веточка вполне способна впитать воздействие дурного глаза или слабого проклятия. От сильного же все равно ни один амулет не убережет.

Сначала в поход отправились дозоры, умчавшиеся вперед и в стороны почти на десять верст. Следом через брод не торопясь пошли верховые сотни кочевников — первым, разумеется, Олег, чье почетное звание Приносящего добычу гарантировало ему главенство при любых переменах. Далее двигался хан Судибей, не отрывавший взгляда от Роксаланы — с мечом и косарем на боку, с щитом на крупе коня, одетой в сверкающий нагрудник и островерхий шлем, бармицу которого заменяли ее собственные длинные, густые волосы, собранные в три плотных хвостика, что спасали шею от скользящих ударов сзади. Выкованная Олегом кираса весьма достоверно повторяла формы тела, не оставляя сомнений в половой принадлежности воительницы. Сказок про амазонок степняк явно не читал, а потому даже в бреду не мог себе представить женщину с оружием.

К счастью, у ханского сына хватало ума молчать — иначе он рисковал очень быстро узнать, отчего кочевники так уважают спутницу ведуна, сторонясь ее на всякий случай.

Но узнал бы уже посмертно…

— Как же это ты решилась в седло подняться, моя красавица? — поинтересовался Олег. — Как тебя шаманка отпустила? Кому теперь она свои поганки скармливать станет?

— Грибы прозрения кончились, — не приняла ерничества Роксалана. — Урга говорит, они растут только в горах.

Ей было слишком тоскливо, чтобы шутить на эту тему.

— О великие боги, какое несчастье! — засмеялся Середин. — Как же теперь она сможет говорить со своей незабвенной небесной Уманмеей?

— Она научила меня открывать душу, — ответила девушка. — Урга говорит, что скоро я смогу делать это сама в любой момент. Но пока без гриба прозрения получается плохо.

— Смотри, чтобы пыли и жухлых листьев в открытую форточку не нанесло, — с серьезной миной посоветовал ведун. — С пылесосом потом намучишься.

Шамшер радостно прошелестел в ножнах и со звоном ударился о вскинутый Олегом клинок, всего нескольких сантиметров не достав до горла. Слева всхрапнул конь — Судибей шарахнулся в сторону, едва не порвав ему поводьями губы.

— Ты тупой, бесчувственный чурбан! — зарычала Роксалана. — Ты дерево! Ты кувалда! Ты чурка! Нет, ты копр! Железный безмозглый копр! С тобой, как с человеком — а ты! Ничего, Урга все видит, все слышит! Она рядом, но только невидима! Она отомстит.

— Скажи ей, пусть будет осторожна, — отвел от себя чужой клинок Олег. — Рядом со мной едут два бронетранспортера, тоже невидимых. Как бы гусеницей не придавили.

— Ты фашист! Тупой, безмозглый фашист!

— Шовинист, — поправил ее Середин.

— Ну шовинист, — согласилась Роксалана, пряча меч. — Какая разница? Урга в будущее смотреть умеет, невидимой становиться, травы всякие знает. А ты только гавкать способен да железкой махать.

— Да, я помню, — кивнул ведун, — «гнев небес обрушится безногой лошадью». Это часом не она?

Он указал вперед, на покосившийся шест, украшенный выбеленной конской черепушкой.

— Сам дурак! Это было откровение богини! Если пропитые мужские мозги не способны узреть истину, то их нужно вытряхнуть, а башку набить соломой! В сотню раз умнее станешь!

— Раньше его тут не было, — пропустил ее реплику мимо ушей Олег. — Хан, посмотри туда! Откуда взялся этот кол? Мы ведь прошлый раз этим путем шли, правда?

— Этим, хан волка, — подтвердил Судибей. — Вестимо, Хенвой балует. Напугать хочет.

— Ему это удается… — Ведун отвернул в сторону от воинской колонны, спешился, скинул со спины заводного скакуна тюк, достал самолично кованную во время пути вверх по Белой байдану. Несмотря на жару, натянул поверх войлочного поддоспешника толстый стеганый, накинул шелестящую кольчугу, опоясался, вместо шапки надел тюбетейку и шлем. Собрал узлы, поднялся обратно в седло.

Пока он одевался, мимо прошли все двадцать сотен кочевников, и теперь из горловины оврага за бродом выбирались коровы. Крупная скотина, как известно, обкусывает траву заметно выше, чем овцы, и поэтому ее всегда гонят первой. Овцам после быков и лошадей еще есть что покушать, а вот коровам и коням после овец — нет. За стадами на эту сторону должен был перебраться обоз, а затем оставшиеся десять сотен, упреждающие возможное нападение со спины.

Долгая история. Пока походная колонна соберется — полдня пройдет. Самое время подумать о привале.

Олег пришпорил коня, обгоняя бредущие сотни, и уже через полчаса занял свое место возле скучающей Роксаланы. За время скачки он успел насчитать почти три десятка кольев с конскими черепами. Причем теперь они стояли уже и по правую сторону от тракта.

— Никак, к сече готовишься, хан волка? — удивился преображению ведуна Судибей. — Поверь мне, округ на месяц пути нет рода, способного собрать войска хотя бы в одну пятую от нашего числом.

— К тяжести брони привыкаю, — ответил Олег. — Дабы в драке на плечи сильно не давила.

Степняк кивнул, привстал на стременах, оглядываясь. Сам воин, он понимал разумность такого решения. Вот только большинству кочевников привыкать было не к чему. Разве только к стеганым халатам, набитым конским волосом, да к кожаным панцирям, что порой до боли напоминали любимые мотоциклистами «косухи» с глубоким запахом на груди. Олег же, наклонившись вперед, оборвал с уздечки засохшие до хруста рябиновые веточки, отбросил в сторону. Они уже ничего не могли в себя впитать. И то, как стремительно простенький природный оберег пришел в негодность, означало, что вокруг творится нечто зловещее и магическое.

Путники перевалили очередной взгорок, ведун хмыкнул: он узнал место первого привала, удобный водопой на ручье. Но теперь по ту сторону долины широким частоколом стояли шесты с лошадиными черепами.

— Не лень же людям было! — удивилась Роксалана. — Их же там не меньше пятидесяти.

— У кочевников лошадей много, и каждая не вечна. Черепов здесь навалом.

— Привал! — скомандовал хан Судибей. — Будем ждать, пока скот и обоз догонят.

Это означало — на ночлег. Пока обширные стада и многочисленные телеги просочатся сквозь узкое горлышко брода, минует много часов. Да еще сколько времени понадобится, чтобы до водопоя дойти.

— Итого максимум десять верст, — сделал удручающий вывод ведун. — Нагулялись.

Впрочем, дальше, когда путники смогут вместо тонкой ниточки развернуться в широкую ленту, все будет проще и быстрее.

— Вроде погода портится, — подняв голову, наморщилась Роксалана. — С утра ясно было, а теперь облака набежали.

— Вот и хорошо, — ответил Олег, которому в толстом доспехе было невыносимо жарко. — Тенек сейчас пригодится.

Нукеры расседлывали скакунов, вели их к ручью. Середин последовал общему примеру, а пару минут спустя — и его спутница. На берегу толкнула локтем в бок:

— Смотри!

— Куда?

— Облака какие плотные собрались.

— Ты никогда туч не видела?

— Нет, ты посмотри! Вокруг по всему горизонту чисто и ясно, а здесь темно, как в аварийном лифте.

— Микроклимат такой, бывает, — без прежней уверенности ответил Середин. Теперь ему и самому перестало нравиться происходящее. Особенно после высыхания рябиновых оберегов. Вот только чего бояться? Порча станет мучить чужаков дождем? Так нукеры потерпят, не впервой.

Облака чернели на глазах. Кочевники тоже задрали головы и с тревогой перекрикивались. Некоторые запрыгивали на лошадей, прямо без седел, пытались отъехать в сторону. Вот только куда денешься? Степь везде одинакова: трава и пологие холмики.

— Вот нечистая сила! — сплюнул Олег.

— Что? На тебя капнуло?

— Кочевники… Я знаю, они очень боятся гроз. Говорят, в грозу они даже с поля боя нередко удирали.

— А-а, — презрительно хмыкнула Роксалана. — Что возьмешь, дикари…

Тучи затрещали, разрываясь, и вниз плотной завесой обрушился дождь. Тут же несколько раз сверкнули молнии. Воины бессмысленно заметались, напоминая кошек на крыше горящего дома.

— Все вы, мужики, такие, — довольная удачным примером, указала феминистка. — Храбрецы лишь, пока не цыкнешь на вас погромче.

Небеса загрохотали так, что заложило уши, степь наполнилась светом молний.

— Не отходи никуда! Молнии в низину не попадут! По холмам бить станут! — напомнила школьный курс девушка и успокаивающе погладила по морде тревожно фыркающую кобылку.

Словно подтверждая ее слова, несколько желтых ослепительных разрядов врезались в холм за ручьем. Земля аж подпрыгнула, слетевшие с шестов черепа покатились вниз. Еще разряд, еще, еще один. Грохот не останавливался ни на миг, черепа в невероятном количестве неслись к воде, нукеры кричали и падали в мокрую траву, закрывая головы руками, лошади скакали из стороны в сторону, только чудом не затаптывая людей.

— Мама…

— Что?! — переспросил Олег, пытаясь перекричать грохот.

Роксалана не ответила. По ее бледному, как снег, лицу, стекали потоки воды, расширенными глазами она смотрела прямо перед собой. Ведун повернулся и тоже застыл. Там, среди вздыбленных от ударов дождя волн и груды лошадиных черепов поднималось нечто… Нечто белое, громадное и непостижимое. Десяток ног, сходящихся к центру, — и никакого туловища, ни головы, ни хвоста. Оно поднялось рывком, на высоту в три человеческих роста — мокрое, суставчатое, невероятное. Лошадиные черепа, вцепившиеся зубами в затылки друг другу, образовывали многометровые изогнутые лапы, гнущиеся во всех направлениях. И… И больше ничего.

— Страж степей! — заорал кто-то из воинов.

Чудище метнулось к нему, одна из лап приподнялась, вытянулась, и лошадиная пасть сомкнулась у несчастного на затылке. Крик оборвался, брызнула кровь. Монстр стряхнул мертвое тело в сторону, отбежал немного. Череп, который всего миг назад Середин принял за голову, опустился вниз, снова становясь лапой, зато в разных частях страшилища одновременно вскинулись другие конечности, чтобы вцепиться в ноги, руки, головы сразу нескольких нукеров.

— А-а-а-а! Сюда! — рванул меч ведун, но злобная череда громовых раскатов заглушила его крик.

Олег промчался несколько шагов, рубанул ближнюю ногу монстра, выламывая челюсть нижнего черепа-сустава, потом того, что выше, увернулся от ударившей вниз конечности, разрубил средний из черепов, подскочил к третьей лапе, но завершить замаха не смог: в плечо вцепилась мертвая пасть. Вцепилась с такой силой, что, не будь на Середине кольчуги и четырех слоев подстежки, наверняка откусила бы руку. Взлетев в воздух, ведун увидел с высоты птичьего полета расползающихся кочевников, не помышляющих о сопротивлении, скачущих коней, с седлами и без, разбегающиеся стада. Потом его стряхнули, как прилипшего к рукаву муравья, и он мучительно долго летел, растопырив руки и ноги.

Навстречу метнулся склон, ударив в грудь с такой силой, что перехватило дыхание, Олег по инерции проскользил вниз к ручью еще с десяток шагов, макнулся лицом в воду. Влага освежила — ведун поднялся на колено, но перевести дыхание не смог. Там, под серединой Стража степей, которую никак нельзя было назвать брюхом, отчаянно крутилась Роксалана, уворачиваясь от ударов и укусов и стремительно жаля сама. Ее колдовской шамшер, откованный Олегом из плоти горного демона, рассекал черепушки на куски с такой легкостью, словно те были слеплены из пережженной глины.

Середин, стиснув зубы, кинулся на помощь. Директор по продвижению и маркетинговому обеспечению фирмы «Роксойлделети» крутанулась, припав к земле, одновременно и уходя от удара, и рассекая две ближние лапы… И тут случилось невероятное. Монстр качнулся, теряя равновесие — и рассыпался на составляющие костяшки.

— А-а-а-а! — в восторге вскинула руки девушка, подпрыгивая на месте. — Да! Да! Да!

Небо откликнулось стремительной серией разрядов, наполнило степь грохотом — куча снова зашевелилась и стала вырастать многоногим безголовым чудищем, пусть теперь и заметно меньшего роста. И Олега обожгло: в памяти пронеслись слезы пьяной от грибного наркотика Роксаланы, ее слова: «Я видела, видела! Небеса огненным гневом пошлют на тебя степную безногую лошадь смерти!»

Небеса!!!

Он замедлил шаг и спешно воззвал:

— Великий Похвист, повелитель бурь! Умоляю тебя, отведи гнев твой от сего места! Унеси тучи си за край неба, забери громы за край света, пролей лишь небесные слезы!

Похвист не отзывался. Как-никак не он, а прекрасная Мара была покровителем ведуна. С хозяином бурь Середин никогда не говорил, не приносил ему жертв, не возносил благодарности. С чего старику откликаться?

Роксалана уже приняла на клинок первый удар, поднырнула, рассекла чудищу ногу, крутанулась, уходя вбок и закрываясь сразу со всех сторон. Олег сосредоточился, вспоминая уроки Ворона по разгону туч, вскинул руку и послал с нее ввысь тонкую серебряную нить того внутреннего напряжения, что обычно называется «жизненной силой». Грозовые тучи не выдержали нападения, над чудищем стремительно образовалась голубая промоина. Страж степей ощутимо замедлил движения, словно двигался в густом малиновом желе. Между тем ловкая девушка быстро-быстро рассекла черепушки посередине лап, магический враг начал валиться — и тут гроза разразилась десятками разрядов по краю. Чудовище, как подстегнутое плетью, отскочило в сторону, рассыпалось и снова поднялось, уменьшив число ног, но сохранив прежнюю высоту. Оно опять устремилось к воительнице. Молнии, рушащиеся вокруг, образовали плотный светящийся забор вокруг водопоя. Передние лапы-головы поднялись, готовясь напасть сразу справа, слева и сверху.

— Проклятие! — Олег понял, что девушка не управится, кинулся на помощь, рубанув одну ногу мечом, а под вторую подставив спину: скользящий удар байдана должна была выдержать. Пинок пришелся меж лопаток, выбив искры из глаз ведуна и отшвырнув его в сторону. Середин прокатился шагов пять, опрокинулся на спину и увидел, как Роксалана разрубает очередной черепок, но ей точно на голову опускается распахнутая пасть другой ноги чудовища. — Не-е-ет!

Он выпростал руку, словно надеясь, что дотянется до чудища, вскочил, никак уже не успевая — и тут тень между лапами неожиданно уплотнилась, прорисовываясь в волчий малахай и мокрый насквозь чапан, мелькнул посох, и точный сильный удар отделил крайний череп смертоносной ноги. Роксалана даже не заметила опасности, а шаманка начала было растворяться в тени — но не успела. Почуяв опасного врага, Страж степи взмахнул лапой и выбил Ургу из-под себя, словно тряпочный куль. Побежал следом, вскинул сразу две ноги, чтобы добить — но тут уже подоспел Середин, широким взмахом отвернув их в стороны, а Роксалана в тот же момент перебила сразу две конечности со своей стороны. Монстр потерял равновесие, перевалился через голову ведуна, но не покатился вниз к ручью, а рассыпался грудой. Шаманка вскинула руку с зажатым амулетом из сплетенных ремней с камнем внутри, между ее пальцами засочился дымок. Или пар — разбираться в таких тонкостях было некогда, Страж степей собирался снова.

Рывок! Страшилище прыгнуло к Урге — но правая лапа тут же оказалась рассечена воительницей, а нижнюю черепушку левой разнес в куски Олег. Довольно рассмеялся:

— Еще минута, и она станет трехлапой!

В этот миг его пронзила страшная боль чуть выше правого колена, опора ушла из-под ступней в сторону, по затылку что-то ударило. Ведун запоздало понял, что лежит, увидел, как нога монстра рушится шаманке на грудь, дернулся на помощь — но нога не слушалась. Впрочем, старуха довольно ловко увернулась, вскочила… Сильный пинок пришелся ей в бок, подбросил. Любительница поганок кувыркнулась через голову, с громким чавканьем ухнулась оземь, но сознания не потеряла и снова вскинула амулет.

— Небеса! — Ничем другим отчаянно рубящейся спутнице он сейчас помочь не мог, а потому тоже поднял руку и серебряной нитью, вытягивающей остатки сил, хлестнул по грозовым тучам. И вновь они раздались, пропуская солнечные лучики, вновь Страж степей замедлил движения, позволяя Роксалане разносить черепушки ног одну за другой. Пытаясь подпитать чудовище, громыхнули тучи за головой Олега — шаманка повернула свой амулет туда. А выпущенная ведуном сила тем временем проплавила мрак уже на довольно большом участке, наконец-то остановив дождь. Темнота металась из края неба в край, рычала молниями — Урга раз за разом направляла туда дымящийся амулет, и гроза отступала. Монстр тем временем превратился в неуклюжий, забавно приплясывающий, двуногий табурет. И ведун наконец-то позволил себе расслабиться.

— Олежка! Олежка, ты как?! — спустя несколько мгновений склонилась над ним закончившая битву воительница.

— Ты не поверишь, милая, — скривился Середин. — Кажется, с сегодняшнего дня я тоже стану бояться грозы.

— Лежи! Сейчас я кого-нибудь пришлю… — Она вскочила: — Урга! Ургочка!

Ведун попытался пошевелиться — но тело уже совершенно не слушалось. Разве только левая рука соглашалась подниматься. Затылок саднил, ноги горели, спина намокала, плечо онемело.

— Посланник, ты цел? — появилось над ним лицо Чабыка. — Ты жив? Давай помогу!

Кочевник попытался его поднять — сразу со всех сторон Олега резанула нестерпимая боль, и тут же накатилась блаженная темнота.


* * * | Потрясатель вселенной | Как творить чудеса