home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЧАСТЬ 3

ГОЛОДНАЯ РЕКА

Берег ждали все, но час проходил за часом, высокие мангровые деревья с пышными кронами уходили назад, однако горизонт впереди по-прежнему оставался чист. Ночь корабли провели в дрейфе, а с первыми лучами снова подняли паруса.

— Земля! Вижу землю! — радостно закричал забравшийся на мачту флагмана моряк, указывая почему-то на север.

Назия вопросительно оглянулась на правителя, но Найл отрицательно покачал головой:

— Только вперед. Нам нужно на юг. Северный горизонт темнел, наливался красками, подступал все ближе и к вечеру стало ясно, что это точно такой же мангровый лес, как и по левому борту.

Зато в носы кораблей стало ощутимо упираться встречное течение, постепенно снижая скорость движения. Когда флотилия остановилась на ночлег, ширина реки от леса до леса составляла почти полкилометра, а к полудню следующего дня — от силы сотню метров.

Над палубами стали крутиться мошки и деловито жужжать мелкие болотные комары, вдоль левого борта долго плыла небольшая трехметровая черная пиявка, но места присосаться так и не нашла.

Хотя по берегам все еще стояли на широких ажурных корнях мангровые деревья, становилось понятно, что путешественники находятся уже не в море.

Места для высадки не имелось, пришлось ночевать на воде, и утром появились первые укушенные: бледные и вялые от потери крови моряки демонстрировали круглые комариные укусы. В ближайшие дни эти люди не годились уже ни работать на веслах, ни держать руль.

— Подниматься нужно, выше, — поторапливал Назию Посланник, — Уйдем от болот, станет полегче.

Теперь корабли шли одновременно и на веслах, и под парусом, отвоевывая у реки километр за километром, пока русло неожиданно не повернуло строго на юг, и не растворилось в широком разливе.

Слева по борту раскрылась обширная прямоугольная поляна, окаймленная густым низкорослым кустарником, на которой паслось стадо долгоносиков, и Посланник Богини решил дать людям возможность немного отдохнуть. Стаи комаров и мух остались позади, борьба с течением вымотала гребцов. Все давно соскучились по твердой почве под ногами и горячему мясу вместо опостылевшей соленой рыбы.

— Назия, — окликнул он морячку, — подведи корабли к зарослям метрах в ста за поляной.

— Там неудобно высаживаться, Посланник.

— Ерунда, высадимся. Зато долгоносиков не спугнем.

Покрытые яркими, сверкающими панцирями жуки обладали вкусным, нежным мясом, и обычно не вырастали в размерах больше человека — а значит, их можно запекать на огне целиком.

Морячка кивнула, поняв мысль правителя, вперила взгляд в корабельного паука, и тот передал приказ командующей на малые суда.

— Спустить парус! Рулевой, нос налево не торопясь!

Два других корабля продолжали свое движение еще минут пять, после чего резко повернули носы к берегу.

Шериф Поруз опять организовал высадку по всем правилам, и заметно отстал от отряда Юлук, просто попрыгавшего в кустарник — люди вперемежку с жуками и смертоносцами. Не пытаясь таиться, они дружно ломанулись сквозь растительность: люди протаптывали проходы для восьмилапых, пауки прощупывали мысленными импульсами путь, отпугивая или парализуя встречную живность. Северянину, чтобы их догнать, пришлось на время забыть про тактику и разведку, про боевое охранение и стрелковое прикрытие, и просто бежать следом. Попавшихся по дороге гусениц, мух и мокриц люди оставили на поживу паукам, а сами заняли позиции в тени кустарника. Долгоносики тревожно зашевелились, поглядывая в ту сторону и отступили на несколько метров к воде.

— Пора, — кивнул Найл.

Навул вместе с двумя братьями и двое моряков спустились в подтянутую Нефтис пирогу, быстро переплыли на берег и затаились в траве. Пирога сделала еще две ходки, доставляя им подкрепление, потом в хрупкую посудинку осторожно забрались смертоносцы.

Появление на берегу пауков, излучающих лютую злобу, заставило жуков забеспокоиться, более крупные самцы переместились на эту сторону стада, прикрывая слабых и молодых собратьев. Тут из травы поднялись братья и дружно бросились вперед, на ходу метая копья.

В долгоносиков они не попали, но цели своей достигли: стадо сорвалось с места и, не разбирая дороги, кинулись бежать.

Сидящие в засаде охотники выступили из кустарника только тогда, когда до дичи оставались считанные шаги, хладнокровно, на выбор поражая самых крупных жуков — от прямого удара граненого наконечника тяжелого боевого копья никакие панцири спасти не способны. В течение считанных секунд у ног братьев по плоти полегло практически все стадо — лишь нескольким счастливчикам удалось разбежаться по сторонам и затаиться в кустарнике, раздвигая гибкие ветви своим длинным носом.

Пока пирога перевозила на берег остальных людей и пауков с флагмана, на берегу уже успели собрать хворост.

Нескольких добытых долгоносиков перевернули на спину и развели огонь прямо под ними. Вскоре над разливом потянулись соблазнительные ароматы жареного мяса.

В ожидании обеда правитель обошел поляну по периметру, удивленный ее странными, правильными очертаниями. Почему на мягкой, жирной земле рядом с водой ней не росли ни деревья, ни кустарник?

Найл присел на корточки, ковырнул ножом переплетение корней и тут же наткнулся на твердую преграду.

Камень? Он рассек дерн крест-накрест, отогнул пронизанной белыми мелкими травяными корешками пласт и изумленно присвистнул, увидев гладкую блестящую поверхность.

— Вот это да! — повернул к нему проходивший мимо шериф. — Неужели сталь? Если под этой поляной лежит стальная плита, то она стоит столько, что на нее можно купить небольшую страну!

— Нет, не сталь, — покачал головой Найл, вкладывая нож в ножны. — Нет ни единого следа ржавчины.

— Свинец?

— На нем не осталось царапин от острия ножа.

— Серебро?.. — неуверенно предположил северянин.

— Даже серебро темнеет от времени, а эта плита совершенно чиста. Поруз не спросил об алюминии — к моменту его рождения весь этот металл, выработанный далекими предками, уже превратился в белый порошок.

— Тогда что?

— Какой-нибудь сплав, — пожал плечами Посланник Богини. — Может, титановый; может, никелевый, молибденовый, магниевый, иридиевый, литиевый. Хорошо бы добыть хоть маленький кусочек и показать его нашим кузнецам. Может, они встречали нечто подобное?

— Если бы все это можно было превратить в клинки, — мечтательно обвел взглядом поляну северянин. — Вы получили бы самую сильную армию во Вселенной, мой господин.

Найл усмехнулся. Он знал, что где-то в просторах космоса поглощают пространство крейсера, один выстрел которых способен уничтожать целые звездные системы, и тренируются воины, в сравнении с вооружением которых даже хранящиеся под Черной Башней жнецы покажутся каменным топором.

— Вы смогли бы одеть всех в полные металлические доспехи, дать металлические щиты, обеспечить двойной, тройной запас арбалетных болтов, — стал пытаться доказать свою правоту шериф, неправильно понявший улыбку правителя.

— Как ты думаешь, Поруз, а зачем она здесь лежит?

— Может… Может, ее потеряли?

— Потерять металлическую плиту со стороной в полторы сотни метров? — рассмеялся Посланник. — Боюсь, на такое не были способны даже наши предки. Если сюда, в дикую безжизненную местность положена плита стоимостью в несколько тонн золота, значит, для этого имелся очень весомый повод.

— Она закрывает подземный бункер! — вскинул подбородок шериф. — В княжестве Граничном мы несколько раз находили такие сооружения. Правда, из камня.

— Это больше похоже на истину, — кивнул правитель. — Но тогда где-то здесь должен иметься вход.

— Во все бункеры, даже вкопанные глубоко под землю, вход вел сбоку.

Не сговариваясь, шериф и правитель разошлись в стороны и стали двигаться навстречу друг другу, внимательно вглядываясь в край поляны.

Оба не знали, что именно собирались увидеть, но надеялись, что скрытый ход хоть как-то себя проявит.

— Сюда, Посланник, — вскоре замахал рукой северянин. — Смотрите!

Найл направился к нему, и еще по пути понял, что привлекло внимание Поруза: среди кустарника выпирали округлые сочные клены. Значит, в этом месте им хватало земли для корней — там имелась большая яма.

— Посмотрим? — Поруз набрал воздух в легкие, чтобы позвать подчиненных, но Найл его остановил:

— Пусть занимаются едой. Не стоит превращать наше любопытство в обязательное для всех научное исследование. Я сам поковыряюсь. Вынув меч, Посланник Богини быстро скосил облепивший стволы кустарник, стал споро подрезать рыхлый грунт рядом с краем поляны. Северянин поморщился, видя как его господин обращается с благородным оружием, но делать замечаний не рискнул.

Правда, бездельничать в то время, как правитель работает, он тоже не мог, и потому достал нож и опустился рядом.

Почва была воздушной, не слежавшейся, состоя в основном из перегноя и пронизывающих его корней, полугнилых веток и осколков хрупких хитиновых панцирей.

За час они углубились почти на метр — и клен, наполовину лишившейся опоры, угрожающе накренился в их сторону. Зато под краем плиты обнаружилось углубление, очень похожее на верхний край двери.

— Подожди, — остановил шерифа Найл и стал очищать металлическую поверхность над проемом. Вскоре стали видны четыре большие цифры: 2222. Что они могут означать, правитель пока не подозревал, и вернулся к рытью ямы. В отличие от шерифа, он старался добраться не до самой двери, а увидеть стены рядом с ней.

— Мой господин, — подошла к раскопу телохранительница. — Обед готов.

— Спасибо, Нефтис, — Найл отер меч о траву и выпрыгнул наружу. — Пойдем, Поруз, сделаем небольшой перерыв.

Как и все люди, которым приходилось подолгу жить впроголодь, и лишь иногда есть вдосталь, моряки и братья по плоти после удачной охоты объедались не просто до отвала, а с очень большим перебором — словно кому-либо когда-то удавалось наесться впрок.

Отяжелевшие, довольные, люди в эти часы могли думать только о сне, и даже Найл с Порузом на время забыли о своей находке.

Однако именно любопытство отличает человека разумного от жуков-бомбардиров и пауков, и как только желудок немного усвоился с попавшей в него пищей, пара двуногих опять направились к краю поляны.

Здесь их ждал неприятный сюрприз: на дне раскопа поблескивала вода.

— Просочилась, — с сожалением признал Найл. — Мы ведь уже почти до уровня реки докопались.

Копаться в грязи ему не хотелось, поэтому он попытался расчистить яму в стороны, оголяя стены из странного сверхтвердого металла. Вскоре пальцы нащупали череду углублений. Посланник Богини торопливо заработал ладонями и вскоре смог рассмотреть строки надписи на нескольких языках, один из которых он знал:

«Нашим детям! Здесь покоится послание от людей 2222 года к людям 22222 года.»

Теперь стало ясно, почему предки так старались с изготовлением бункера. Им хотелось, чтобы он простоял двадцать тысяч лет.

— Вы нашли ключ, мой господин? — с надеждой поинтересовался северянин.

— Почти, — вытер руки Найл и прочитал надпись вслух. — Это «капсула времени», Поруз. Наши предки оставили свое послание нашим потомкам.

— Зачем?

— Наверное, боялись, что мы научим их чему-нибудь не тому.

— Откроем?

— Нет, — правитель выбрался на поляну. — Ты же видишь, двери находятся ниже уровня воды. Что мы там, внутри, увидим по грудь в воде? Наши предки явно перестарались, бронируя свою капсулу. Она получилась такой тяжелой, что за тысячу лет утонула в земле, как булыжник в иле. К году пяти двоек она окажется метров на десять в глубине, если не больше.

А может, предки поступили так специально. Хотели оберечь капсулу от посторонних рук. Думали, что через двадцать тысяч лет человечество достигнет такого уровня технического развития, что справится с вскрытием этого бункера без особого труда…

— Неужели вы так просто и оставите здесь все это? — шериф указал на расчищенный массив отливающего холодным блеском металла, — Все это сокровище?

— Поруз, — вздохнул Найл, — это не сокровище. Оно станет таковым, только если мы сможем доставить его в цивилизованные места. Ты радуешься металлу так, словно он уже лежит в подвале моего дворца, словно его уже можно пилить, ковать, отливать. Но мы находимся не в Южных песках. Здесь этот металл — всего лишь бесполезный и очень тяжелый груз. Забудь про него, и не трави свою душу. Вспомни об истинных ценностям и пойдем, съедим по кусочку жареного мяса, запив его чистой пресной водой. Отвернись от ямы, шериф! Идем со мной.


* * * | Племя | * * *