home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава X. Страшная тайна старого замка, или Беготня за призраком

Нежилая часть замка встретила их полной, нерушимой тишиной. Здесь было холоднее, чем на улице. От каменных стен тянуло сыростью. В заброшенных залах, через которые они проходили, попадались то кучи мусора, перепревшего настолько, что уже и не разобрать, что это было раньше, то остатки мебели, сгнившей в труху. В некоторых комнатах пахло так, будто там сдохло что-то большое – но уже давненько, запах почти успел выветриться. В других не было ничего, кроме пыли, и даже сам воздух казался пыльным и застоявшимся.

– Это что, еще от хозяев замка осталось? – Инга покосилась на приткнувшийся в углу покосившийся письменный стол.

– Скорее от немцев, – тихо, чтоб не спугнуть гуляющее по каменным залам эхо, ответил Пауль. – У них в замке то ли штаб, то ли, наоборот, какие-то секретные лаборатории были – никто не помнит толком. А старые хозяева замка сюда не часто наведывались. Рассказывают, неприятность у них тут вышла еще в XVII веке. Вроде бы хозяином замка был старый польский магнат из древнего рода – тогда вся эта территория принадлежала Польше, – и женился он на молоденькой немке, будто бы необыкновенной красавице…

Инга вздрогнула – продыху нет от немок!

Пауль понизил голос еще больше:

– Повез ее владения свои показывать. Этот замок был самым дальним, и добрались они сюда как раз под Новый год.

Инга снова вздрогнула, чувствуя, что ей становится холодно не только снаружи, но и изнутри.

– Устроили бал, на который съехалась вся окрестная знать. А крестьяне плясали во дворе, и один молодой крестьянин позвал прекрасную хозяйку замка с ним сплясать. Она пошла. И так красиво танцевала, что тот крестьянин влюбился в нее без памяти и подговорил с ним бежать. Как часы пробили полночь, они выскользнули в замковые ворота – и в лес. Рассвирепевший муж бросился в погоню, догнал, крестьянина повесил на первой же елке, а молодую красавицу жену за то, что она его опозорила, изуродовал так, что ей пришлось скрывать лицо под волосами. А муж оставил ее доживать свой век в этом замке.

– И с тех пор ее дух бродит по замку и нападает на приезжих? – выпалила Инга.

– Почему нападает? Никто пока не жаловался. Но, говорят, бродит. И все пританцовывает, – неохотно согласился Пауль. – А я так вообще в эту легенду не верю! Во-первых, ни одна немка не побежит со своим возлюбленным зимой в лес – дура она, что ли, где они будут там жить, на ветках? А во-вторых, немка-красавица – это полная ерунда! Я среди немок всю жизнь живу – все как одна коровы! И танцуют тоже… как полные коровы!

Инга вздрогнула в третий раз – но уже по иному поводу. Загадочные легенды мгновенно вылетели у нее из головы. Как же она сама не сообразила! Немки! Все девушки, с которыми он встречался до нее, были немками! А она еще переживала, что Пауль гуляет с ней только потому, что она здесь единственная девчонка! Да она вообще единственная девчонка в его жизни: остальные были говорящие тумбочки на ножках – по-немецки говорящие! Или она немок не видела? И можно не беспокоиться, что вернувшись домой, он немедленно ее забудет! Ха-ха, да глядя на своих одноклассниц, он ее каждую минуту вспоминать станет! Инга почувствовала, как, несмотря на все неприятности, у нее резко поднялось настроение.

– А сам ты этот призрак видел? – весело спросила она.

– Не-а, – помотал головой Пауль.

Тем временем они продолжали свой путь к часовне.

– Ну так посмотри, – глухим голосом сказала Инга, вдруг останавливаясь.

Впереди мерцал серебристо-голубоватый свет, похожий на свет галогенной лампы. В глубине этого света что-то плавно изгибалось, кружилось, словно в такт неслышной музыке. И будто желая наказать Пауля за неверие, из этого призрачного мерцания вдруг выглянула женская головка – с занавешенным волосами лицом! Инга замерла, как увидевший удава кролик. Сейчас прозрачная тварь раздвинет волосы, и перед ними предстанет жуткая потусторонняя харя с бездонными черными глазами, как в фильме «Звонок», а утром отгулявшие новогоднюю ночь селяне найдут их в этом коридоре – мертвых и с перекошенными рожами.

Но привидение не только не стало раздвигать призрачные волосы, оно даже не приблизилось к ним. Наоборот, испуганно отпрянуло и заметалось, словно в растерянности.

– Чего это оно? – шепотом удивился Пауль, не сводя изумленного взгляда с призрака.

– Меня боится! – неожиданно сообразила Инга. – Я его вчера ночью стукнула!

– Ты, случаем, нашей Ганне не родственница? – поинтересовался Пауль.

Призрак тем временем справился с растерянностью и торопливо заскользил по коридору, явно спеша убраться подальше. Инга нерешительно шагнула следом.

– Ты куда? Часовня в другой стороне! – попытался остановить ее Пауль, но девочка покачала головой.

– Идем за ней! Раз сматывается, значит, есть что скрывать! – бросила она, устремляясь в погоню за призраком.

– Призрак, которому есть что скрывать, – обалдело пробормотал Пауль, но последовал за ними.

Привидение тем временем понеслось еще быстрее. Ребята перешли сперва на легкую трусцу, потом на бег. Призрак несся впереди, белые одежды развевались… И вот, не снижая скорости, он скрылся за поворотом…

Инга едва успела затормозить: сразу за поворотом была абсолютно глухая стена. Пауль не успел. Он с разбегу врезался Инге в спину, девчонка начала падать вперед, ее выставленные ладони с силой впечатались в шершавый камень… Да это же не камень, когда врезаешься в камень – гораздо больнее. Без единого звука только что казавшаяся монолитной стена поползла в сторону и отъехала, открывая прямоугольник двери, за которым уже совсем не быстро, а, наоборот, спокойно и плавно перемещался серебристо-голубоватый отсвет.

– Пошли! – шепотом скомандовала Инга.

Если Пауль и хотел возразить, то просто не успел – девчонка решительно ступила внутрь.

Перед ними открывался огромный, не меньше центрального, в котором сейчас стояла елка, зал. Инга предположила, что здесь была немецкая библиотека: вдоль стен выстроились высоченные, в потолок, стеллажи. Причем в средневековье их вряд ли смогли бы сделать из стали. Призрак тоже был тут. Инге показалось, что он парит в воздухе спиной к ним, роясь в пачках старых документов, сваленных на верхних полках. Сыплющиеся с полок бумаги уже устилали весь пол. И когда успел раскидать, ведь только что от них по коридорам улепетывал? В исходящем от призрака серебристо-голубоватом свечении Инга разглядела, что призрак вовсе не висит в воздухе, а, как обычный человек, стоит на верхней ступеньке старой стремянки. И вообще, в самом привидении что-то изменилось. Теперь от него исходили явственно ощутимые волны нетерпения и злости.

Привидение поднесло к глазам очередную выхваченную с полки бумажку, вроде бы вчиталось – надо же, какие грамотные призраки в замке! – с раздражением швырнуло бумагу на пол, крутанулось на верхней ступеньке стремянки. И тут увидело Ингу и Пауля, что, запрокинув головы и приоткрыв от изумления рты, пялились на него снизу. Привидение тоненько, испуганно взвизгнуло и так же стремительно, как только что по коридору, рвануло вниз по шаткой лесенке, вихрем пронеслось мимо ребят и ринулось в глубь библиотеки.

– Да куда ж ты опять… – Инга бросилась вслед за привидением. – Бегай за тобой еще…

Они с топотом промчались через весь зал прямо по раскиданным бумагам… и мелькающее впереди привидение словно растворилось в стене.

– Где ж тут… где же… – Инга ощупала стену. Ей не верилось, что призрак просочился сквозь камни. Наверняка тут второй лаз, выход, что угодно! Но дверь упорно не нащупывалась, стена оставалась монолитной. Наконец Инга, прекратив поиски, безнадежно оглянулась на Пауля. Мальчишка только пожал плечами:

– Привидение, оно приведение и есть. Что она хоть тут искала?

– Клад… – неуверенно пробормотала Инга.

– Зачем привидению клад? – удивился Пауль, присаживаясь на корточки и пересматривая валяющиеся на полу бумаги.

– Ну-у… Может, она его охраняет…

– Тогда ее немецкий вермахт мобилизовал, поскольку она есть немецкое привидение. Все эти бумажки – времен войны и написаны на немецком. Как-то мало похоже на клад. – Он сунул один листок Инге в руки.

Действительно, на клад это не походило. Скорее, на обрывок тетрадки по математике – расчеты, расчеты, столбики цифр. Она огляделась – другие, большие листы явно представляли собой чертежи, потом снова расчеты, записи по-немецки…

– А ты раньше бывал в этом зале? – спросила Инга.

Пауль поднялся, отряхивая колени.

– Не только не бывал – я вообще не знал, что он есть! – торжественно провозгласил мальчик.

Инга нахмурилась. В голове ее, будто метеоры в мультиках, со свистом проносились обрывки мыслей, принося ощущение мгновенного озарения, но при этом никак не желая выстраиваться во что-то связное… Амалия и Гюнтер – немцы. Они искали что-то в замке, где раньше стояла немецкая часть, а по лесам до сих пор бродит последний немецкий партизан и есть потайной зал, полный бумаг, оставленных немцами…

– Немцы, сплошные немцы, продыху нет от немцев. Живые немцы, мертвые немцы, старые немцы…

– Молодые и симпатичные немцы, – добавил Пауль и пояснил: – Это я о себе!

Девочка поглядела на него с досадой – от скромности не помрет! Сбил с мысли своими глупостями, а ей казалось, что она вот-вот додумается до чего-то стоящего! Попробуем сначала… Немка – Амалия – была убита под Новый год и теперь лежит в замковой часовне, а по коридорам бродит призрак – тоже немецкого происхождения! – у которого тоже под Новый год здесь вышла неприятная история… В войну в замке стояла немецкая часть, сохранился секретный архив немецких документов, а в лесах под замком – последний немецкий партизан. А на дороге – тоже под замком – появилась банда вполне наших братков на «Хаммерах». Американских. Нет, братки не вписываются, вот если бы они тоже были немцами или хотя бы приехали на «Фольксвагенах»… А ведь есть еще и китаец… И вообще, не складывается все как-то!

– Б-р-р. – Инга потрясла головой. И тут, видно от сильной встряски, мысли прояснились, и девочка поняла, наконец, что удивило ее в гонках за привидением. Бежавший через зал призрак… топал! Топал точно, как сама Инга, и бумаги у него из-под ног разлетались. Но ведь когда они бегали по замковым коридорам, он скользил совершенно бесшумно! Или здесь акустика такая? Или… – А пошли-ка все-таки проведаем Амалию с Гюнтером, – решительно скомандовала она, поворачивая к выходу из потайного зала.


Глава IX. Полуночные гости, или Братва на «Хаммерах» | Замок Dead-Мороза | Глава XI. Мрачная часовня, или Новый год на всю катушку