home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XI. Мрачная часовня, или Новый год на всю катушку

Язычки пламени, плясавшие на длинных новогодних свечах, слишком ярких и праздничных для этого мрачного места, бросали причудливые тени на каменный алтарь часовни, наполняли обманчивым ощущением жизни мертвое лицо Амалии. Ребята остановились, не дойдя до алтаря пары шагов. Переглянулись. Инга поняла, что Паулю так же не хочется подходить ближе, как и ей самой. Страшно. Жутко.

Когда-то в узкие окошки часовни были вставлены красочные витражи с изображениями святых. Но сейчас от них не осталось и воспоминаний – сквозь пустые проемы виднелся расположенный поблизости старый замковый колодец. Пол усыпала мелкая каменная крошка, а потолок, казалось, в любую минуту мог обвалиться. Свечи стояли в ногах и головах покойницы, выхватывая из мрака бледное лицо с закрытыми глазами и трагически стиснутыми бескровными губами. На белом одеянии, недавно еще бывшем маскарадным костюмом, у самого сердца алело кровавое пятно.

Сбоку, в полумраке, куда не доставал свет свечей, к алтарю привалилась какая-то темная груда. Инга всмотрелась, узнала куртку Гюнтера и поняла, что это немец – натянул куртку до ушей, защищаясь от царящего здесь невыносимого холода, да так и сидит на выкрошившихся ступенях алтаря. Что ж, значит, оба тут…

Инга сделала над собой усилие и подошла поближе. Протянула дрожащую руку – и легко коснулась запястья Амалии. Тут же испуганно отдернула пальцы – запястье оказалось холодным, как лед! Она настороженно покосилась на сидящего Гюнтера – не заметил ли тот ее маневров. Но человек под курткой по-прежнему не шевелился – такой же неподвижный, как и его мертвая сестра. Он тут случайно насмерть не замерз?

– Герр Гюнтер! – тихонько окликнула немца Инга. – Герр… – Она взялась за плечо куртки. Гладкая синтетика сухо зашуршала под пальцами, Гюнтер качнулся… опал и сложился, словно высосанная инопланетянами оболочка. Инга с визгом отскочила в сторону. Пауль метнулся между ней и алтарем… и встряхнул куртку Гюнтера. Пустую, без хозяина.

– Смылся, гад, – задумчиво пробормотал Пауль, растягивая куртку на руках. – Куртку пристроил, чтоб казалось, будто он тут, а сам шастает…

– Думаешь, опять замок обыскивает? – стараясь, чтоб голос не сильно дрожал, спросила она.

Выражение лица у Пауля стало каким-то… странным.

– Его сестричку убили… твой отец вроде бы убил… – медленно, словно прикидывая, проговорил мальчишка. – Наши стали караулить ваших… То есть все, кто есть в замке, толкутся в одном месте и никуда не шастают. Не то что раньше, когда все лазали, где хотели. Так почему бы и не обыскать замок?

Инга почувствовала, как у нее аж дух перехватывает:

– Выходит, Гюнтер убил сестру не только, чтоб не делиться? Он убил сестру и подставил моего отца, чтоб спокойно найти клад?

– Я думаю, тут и то и другое… – пожал плечами Пауль. – И ему было все равно, кого из ваших подставлять – любого бы стали караулить!

– А теперь он наведет на замок банду, которая перебьет всех нас, а он спокойно вывезет клад! – с ужасом в голосе закончила Инга.

– Это при условии, что он уже нашел, – проговорил Пауль, бросаясь к выходу из часовни. – Не думаю, что его устроят немецкие чертежи и расчеты.

Инга кинулась за ним.

– Что ты хочешь делать? – на бегу спросила она.

– Просто скажу нашим, что Гюнтера нет в часовне! – крикнул он. – Они обязательно пойдут его искать – даже если не захотят, тетка Христина заставит, она за свои припасы боится, чтоб не растаскали!

Топот их ботинок по каменным плитам был единственным звуком, что рассеивал мертвящую, неподвижную тишину замка. Они бежали, срывая дыхание и не решаясь признаться даже самим себе, что торопятся оказаться среди людей – живых, теплых, разговаривающих… С разгону они ворвались в левое крыло…

В зале никого не было. Ни пленников, ни их охраны.

– Они вроде поесть собирались, – пробормотала Инга, растерянно озираясь по сторонам.

– Думаешь, до сих пор на кухне? – нервно переспросил Пауль, но не двинулся с места.

Инга отлично понимала его. А что, если они сейчас войдут на кухню – а там тоже никого? Если все деревенские, мама Инги, гости – все растворились в зловещей пустоте старого замка? Если, кроме мертвецов и призраков, здесь только они двое живые? И если мертвецы и призраки уже идут на биение их сердец…

Нет, так невозможно! От одного страха сдохнешь! Инга решительно встряхнулась и пошла на кухню. Если там никого нет – значит, они есть где-то еще… Если никого нет… Она рванула тяжелую дверь кухни…

– Ваа-а! С Новым годом! Тарам-тара-рам! – вопли и звуки музыки ударили Инге в лицо – вместе с запахом горячей еды, висящим в воздухе табачным дымом и тяжелым ароматом пролитого вина.

Она застыла на пороге, не в силах отвести глаз от открывшегося ей зрелища. Они все были тут – и деревенские, и их пленники. Шофер Витя и охранник Андрей деловито распивали кувшинчик домашнего вина. Сосредоточенно обгладывал куриную ножку брокер Пал Иваныч. Сидя на лавке, бородатый дед – предводитель Сводного партизанского отряда имени Дружбы народов – наяривал на аккордеоне такую же старую, как и сам музыкант, лихую мелодию. А посреди кухни, уперев руки в бока и дробно топоча тоненькими шпильками парижских сапожек, плясала ее мама. Вокруг мамы, вприсядку с гиканьем скакал Ганнин Петрусь, а сама Ганна лупила в ладоши так, что казалось, потолок обвалится.

– Инга! – выдавая под последний аккорд лихого дробота каблуками, выкрикнула мама и остановилась. – Где ты опять ходишь? Я же запретила тебе разговаривать с этим мальчиком!

– А мы не разговаривали, мы молча гуляли, – пробормотала Инга, и, как ни странно, маму это объяснение устроило. Она налетела на дочь, закружила, потащила к заваленным самой разной снедью столам, быстро и радостно крича прямо в ухо: – Мне бабушка Олеся по руке гадала! Она все-все про меня знает, даже неловко как-то… Так она говорит, что у твоего папы ничего не было с этой Амалией. Хотя я думаю, это ее Ольга подговорила. – Мама быстро кивнула на тетю Олю, сидящую рядом с дядей Игорем.

Восседающая во главе стола старая ведьма вдруг резко повернулась, крючковатый нос шевельнулся вверх-вниз, будто принюхиваясь, круглые глаза по птичьи уставились на тетю Олю, и уже слышанным Ингой жутким загробным голосом она пробормотала:

– Такая подговорит! Да-да, на что угодно подговорит… Решимости хватит…

Тетя Оля напряглась и опустила глаза. «За-нервничаешь тут, когда на тебя так пялятся!» – сочувственно подумала Инга.

– Деточки! Шо ж вы голодные ходите, хиба так можно, праздник же, Новый год! – с другого конца кухни к ним разлетелась тетка Христина. – Павло, шо ж ты за кавалер, угощай дивчину!

– Да погодите вы! – перекрывая стоящий в кухне радостный гвалт, заорал Пауль. – Заморочили меня совсем! Я хотел сказать… Герр Гюнтер пропал! В часовне его нет!

– Конечно, нет! – ничуть не потрясенная этим известием, кивнула Христина. – Горе горем, а можно насмерть промерзнуть! Да и заголодал бедолага… Ты ешь, ешь, сердешный, не стесняйся, ешь, немчура поганая! – ласково сказала тетка Христина.

Инга и Пауль дружно поглядели на угол стола. Там, полоща усы в любимом коньяке и уплетая поросенка под хреном, восседал Гюнтер.


Глава X. Страшная тайна старого замка, или Беготня за призраком | Замок Dead-Мороза | Глава XII. Ловушка на Гюнтера, или Здравствуйте, я ваша тетя