home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XV. Тайна старого замка, или Нацистский клад найден

Атаманша тетя Оля круто повернулась на каблуках и направилась к машинам, у которых уже топтались хмурые побитые братки. Пульт в ее руке пискнул, и багажник «Хаммера» распахнулся, будто волшебный сундук с драгоценностями. Из толпы братков послышались радостные возгласы, они рванули к багажнику. Инга увидела, как первый отходит от машины, закинув на плечо… небольшой укороченный автомат. Приведенная воспитательницей детского сада совсем недетская банда разбирала оружие.

– Ну и что? – немного дрожащим голосом сказала наблюдавшая за ними со стены Инга. – У нас тоже… пистолет и три автомата есть!

Стоящий у нее за спиной престарелый командир партизанского отряда имени Дружбы народов смущенно откашлялся и промямлил:

– Так это… Сколько ж лет прошло… Сперва друг за другом по лесам гонялись… Потом все вместе за энкавэдэшниками… Патроны-то того…

– У вас что? – не веря своим ушам, переспросила Инга. – Нет патронов?

– Ну дык с 48-го года как нету, – потерянно развел руками дедок.

– У меня четыре штуки в обойме осталось, – из окошка угловой башни подал голос Витя.

Они все дружно поглядели вниз. У тети Оли и ее банды патронов было явно больше. Из багажника выгрузили целый ящик, и теперь братки разбирали обоймы. Отчетливо слышался лязг передергиваемых затворов.

– Сражение завжды выграють те, в кого бильше оружия, – с грустной философичностью наблюдая за ними, вздохнул сивоусый. – А инакше хибы б мы вам, москалям клятым, проиграли?

– Ты говори, да не заговаривайся! – взвился бородатый командир. – Против красных войск все остальные завсегда были – тьфу, и растереть! – Он сплюнул для убедительности. – Вон, фрицы от нас как драпали! – Он в подтверждение кивнул на старого немца. – А у них все было – и танки, и пулеметы, и даже… ракеты, – старик вдруг осекся и пристально поглядел на немца. Забыв о споре, его сивоусый сотоварищ тоже уставился на третьего члена их сводного партизанского отряда. Старый немец испуганно попятился под этими взглядами, прикрываясь разряженным автоматом.

Внизу братки перекидывали «стволы» за спины. По рукам пошла бутылка водки. Бандиты наскоро прихлебывали из горлышка, мрачно поглядывая на замковые стены.

– Пошевеливайтесь! – хмурая тетя Оля нетерпеливо пристукивала каблуком.

– Щас, хозяйка, – утирая губы рукавом, многообещающе кивнул один из братков. – Чуток согреемся… Не огонь же тут разводить…

– Огонь! – тихим шелестом пронесся над стеной загробный голос бабки Олеси. – Столб огня! – Глаза старой ведьмы закатились под веки, оставив лишь полоски белков. – Огнь очищающий! Огнь вздымающийся! Явится огонь – исчезнет кровь! В огне наше спасение!

– Старый ведьма бредить! – заикаясь, бормотал немец, все еще пятясь и испуганно зыркая по сторонам. – Was…

– Кислый квас! – отрезал бородатый командир, надвигаясь на него. – Конечно, бредит, она как бредит, так всегда все насквозь видит, такой вот антинаучный феномен! Ты лучше скажи, сколько ты ее еще прятать собрался? Пока нас всех тут не поубивают?

– Она есть собственность великой Германии! – отмахиваясь бесполезным автоматом, кричал немец, продолжая пятиться. – Вам про нее даже знать не есть положено!

– Тю, дурный! – сивоусый навис над ним с другой стороны. – Та якщо б мы знали лыше те, що положено, мы б до людей ще в 45-м выйшлы!

– Я не знаю, о чем вы тут говорите. – Пауль, с напряженным лицом наблюдавший то за ними, то за братками, высасывающими из бутылки последние капли необходимой для нового штурма решимости, протолкался вперед. – Но кажется, начинаю догадываться!

Инга подумала, что у Пауля есть несомненное преимущество – она не понимала ничего, кроме того, что сейчас те, внизу, допьют – и всех убьют!

– Если это то, что я думаю… – медленно произнес Пауль. – Так хочу напомнить, что здесь есть граждане объединенной… то есть великой Германии, и вы, как солдат вермахта, клялись нас защищать!

Старый немец посмотрел на Пауля. Оглянулся на мрачно толпящихся вокруг него деревенских. Решимость на его лице сменилась сомнением… Он поглядел вниз – братки допили. И снова двинулись к расщелине. Видно было, что теперь их отношение к засевшим в замке изменилось. Игры окончены, бандиты шли убивать – быстро, безжалостно и профессионально.

Старый немец молча повернулся и бросился к угловой башне. Остальные ринулись следом. Цепляясь разряженным автоматом за стены и держась за поясницу, бородатый командир ковылял по крутым ступенькам, крича на ходу:

– Давай, немчура поганая, заводи свою машинерию!

Уже выскочивший во двор старый немец снова нерешительно остановился.

– Вы уверены, что стоит? – пробормотал он. – Понимаете, она же самая ранняя, первая… Несовершенная! Она не может далеко летать, поэтому ее здесь оставили…

– А нам не надо – далеко! – с трудом сохраняя хладнокровие, прорычал Пауль. – Нам надо совсем-совсем близко!

Крючья с привязанными к ним тросами вонзились в каменную кладку. Из угловой башни на стену выскочил Юрась со своими ножницами. Он успел перерезать две веревки, прежде чем снизу ударила хлесткая автоматная очередь. Выбивая фонтанчики каменной пыли, пули заколотили в край стены. Мужик бросился ничком, попытался доползти до следующей веревки… Очередь впилась в камень у самой его головы. Юрась метнулся назад – автомат затарахтел снова, отрезая ему дорогу к башне. Похоже, там, внизу, уже забавлялись. Из бойницы башни снова раздался одинокий пистолетный выстрел. В ответ затарахтел с десяток автоматов – под бойницей одна за другой появились выбоины.

– Хорошо. Я попробовать. – Старый немец решительно кивнул. – Но я ни за что не ручаться! Аппаратура есть очень старый…

– Не тратьте патроны, идиоты! Вы до него все равно не достанете! – визжала за стеной тетя Оля, но автоматы разозленных братков продолжали грохотать, глуша ее голос.

Юрась, стараясь не поднимать головы над краем стены, шустро уползал обратно в башню.

Старый немец решительно направился к древнему замковому колодцу. Остановился у каменного кожуха… и, нашарив кирпич над декоративной бойницей, с силой вдавил его внутрь. Точно как в загадочной библиотеке, часть казавшейся монолитной стены отъехала в сторону, открывая тускло поблескивающую стальную дверь с надписями по-немецки: «Собственность немецкого рейха» и «За проникновение – расстрел!»

Старый немецкий партизан с извиняющейся улыбкой повернулся к остальным:

– Я один спускаться! Все-таки есть секретность! – Он прижал пальцы к стальной двери. Та отодвинулась в сторону, открывая узкую кабинку лифта. Старик ступил внутрь. Лязгая и громыхая, кабина поползла вниз, оставляя за собой выдолбленную в каменной кладке темную шахту.

– Что… что это? – глядя в опустевшую шахту, выдавила Инга.

– Если я не ошибаюсь, это и есть тот клад, что остался здесь от немцев, – ответил Пауль. – Тот самый, который охраняла немецкая воинская часть и к которому прилагается целая библиотека расчетов.

– А может, это ты из НКВД, а не девчонка? – пробормотал бородатый. – Догадливый больно.

Автоматные очереди, наконец, стихли, и стали четко слышны яростные вопли тети Оли:

– Да лезьте же, наконец! Лезьте!

Поблескивая в лучах холодного зимнего солнца, над стеной поднялось черное дуло автомата… Последний выстрел шарахнул из бойницы. Дуло спряталось и тут же вынырнуло снова – трескучая очередь рассыпалась в морозном воздухе, полосуя арочный проход в башню.

– Все, у Вити больше нет патронов, – в отчаянии пробормотала Инга.

В этот момент земля задрожала. Круглые булыжники выскакивали из кладки, подпрыгивали, будто мячики, с грохотом падали. Сооружение вокруг старого замкового колодца ходило ходуном… Каменный колпак над колодцем расчертили ровные, как по линейке проведенные, трещины… и он со скрежетом раскрылся, разделяясь на ровные лепестки, будто большой каменный цветок. Словно гигантский пестик, из его каменной чашечки поднялась округлая стальная морда снаряда. Инга задохнулась. Она поняла, что перед ней. Знаменитый немецкий «последний шанс», «оружие возмездия», на которое Гитлер надеялся, даже когда войска союзников уже стояли под Берлином. Радиоуправляемый снаряд, невесть как очутившийся в карпатских горах.

– А ну все, быстро в укрытие! – заорал бородатый.

Пауль, ухватив Ингу за руку, поволок ее прочь от шахты.

– Это «Фау-1»? – на бегу кричала она, пытаясь перекричать нарастающий гул, исходящий от замкового колодца.

– Нет! Это просто – «Фау». Прототип, – падая под прикрытие сарая, прокричал в ответ бородатый. – Ее должны были опробовать, когда наши к границе с Польшей подошли. Но мы им кой-чего поломали, вот и пришлось немецкому военному начальству драпать отсюда, а охрану ракеты смертникам поручить. А те помирать не захотели, в леса ушли. А за ними и нам пришлось – НКВД нас в расход сразу бы вывел, чтоб никому про снаряд не рассказали. Наши-то тогда уже начали такие же разрабатывать.

В этот момент рокот стал совершенно нестерпимым. Земля затряслась так, что удержаться на ногах стало почти невозможно. От расположенной рядом часовни с грохотом отвалился один кусок, второй… Стена зашаталась и пошла трещинами… Оттуда послышался пронзительный женский вопль, но Инга уже не обратила на него внимания – она сама орала.

Предок баллистической ракеты, опираясь на огненный столб, восставал над устроенной в старом замковом колодце пусковой шахтой. Вибрация накрыла замковую стену. Инга видела, как удерживаемые только засовом створки ворот колотятся друг о друга. Вымахнувший на замковую стену браток бросил быстрый взгляд во двор, издал короткий вопль ужаса и уже хотел сигануть обратно… Не успел. Обломившийся под ним зубец увлек его за собой… Оглянувшись, Инга увидела, как из угловой башни выскакивает шофер.

Огненный столб под «Фау» словно бы присел и тут же пыхнул, наподдавая снаряду под снабженный куцыми крылышками зад. Земля качалась, будто лодка в шторм. Из замкового колодца, казалось, бил фонтан огня. «Фау» подпрыгнул, взмыл серебристо-черной сигарой – и по невысокой, не выше замковых башен, дуге пошел вверх – точно над воротами и стеной. Танцующий вокруг его вытянутого и округлого, как у акулы, тела огненный шлейф облизал каменную кладку. Из-за стены послышались пронзительные, полные ужаса вопли. С глухим чмоканьем обрывались тлеющие тросы.

Пауль вдруг выскочил из укрытия и понесся на стену. Не понимая, зачем и куда он бежит, но привыкшая в этот безумный Новый год быть рядом с ним, Инга бросилась следом. Они одним духом снова взлетели по винтовой лестнице…

И не думая снижаться, радиоуправляемый снаряд пролетел над отступающими от замка братками, над стоянкой «Хаммеров» и скорчившейся у колеса фигуркой в кожаной куртке… со свистом понесся над лесом, задевая верхушки деревьев и удаляясь все дальше и дальше. Но прежде, чем Инга успела осознать, что их собственный «последний шанс» только что гордо улетел в белый свет, как в копеечку, и третий штурм братков им отражать нечем, стоящий на стене Пауль восторженно заорал, размахивая подобранным трофейным автоматом:

– Перелет, перелет!

Будто боялся, что барахтающиеся в кустах расщелины братки этого не поняли!

Пауль, подпрыгивая, издал новый вопль:

– Готовь вторую!

– Но… там же только одна, – потерянно пробормотала Инга.

– Но они-то об этом не знают, – тихо фыркнул Пауль и снова в полный голос закричал: – Уточняю прицел! По бандитским машинам! Направление на двенадцать часов! Высота – двадцать пять метров! Целься! Огонь!

Эффект от этих слов был многообразный. В пусковой шахте что-то взорвалось, и изнутри повалил густой черный дым. Братки, заслышав гул взрыва, галопом рванули в лес, под прикрытие деревьев. Следом за ними с криками: «Подождите меня! Подождите!» – спотыкаясь и падая, бежала тетя Оля. В шахте рвануло во второй раз… Один из «лепестков» раскрывшегося колпака над колодцем отчаянно заскрипел и обвалился, вызвав очередное содрогание земли. Растрескавшаяся стена замковой часовни шумно вздохнула и начала медленно оседать, засыпая двор каменной крошкой. И тут распахнулись две двери. Одна в стене колодца – и из кабины допотопного лифта вывалился черный от копоти старик. Вторая – в замковой часовне, откуда с воплем вылетел призрак.

«Наверное, вот так они в войну при бомбежках из английских замков разлетались, – равнодушно подумала Инга. – Сейчас еще Страхопуд откуда-нибудь выскочит…»

Призрак закружился по двору, налетел на Ганну… Бесстрашная великанша с воплем дикого ужаса рванула прочь, голося во всю глотку:

– Покойница ожила, покойница!

Мечущийся над двором ветер, несущий черные хлопья гари, сдул с лица призрака длинные пряди волос. По двору бегала напуганная и зареванная… Амалия. Алое пятно крови на белых одеяниях исчезло под слоем грязи – пепла и каменной пыли.

В той стороне, куда смылась банда тети Оли, снова загрохотало. Стоящие на стене Пауль и Инга обернулись. Над покрывающим склоны гор лесом взмывали яркие петарды, рассыпающиеся фонтаном искр, вертелись огненные колеса и раскрывались пылающие цветы. А сквозь буйство праздничного фейерверка слышались полные ужаса крики.

– Все ясно, – заключил Пауль. – На съемочную площадку забежали. Ну, китаец им теперь устроит! У него ведь там не только лук со стрелами.

Фейерверк продолжал взрываться, почти растворяясь в свете утреннего солнца. Как вдруг далеко впереди громыхнуло. И над лесом в ярко-голубое небо взметнулось бледное зарево далекого пожара. Над верхушками деревьев лениво расползлось черное облако дыма.

– Попали, – меланхолично заключил Пауль.

– Снаряд поджег лес? – испуганно переспросила Инга.

– Это горит не лес, – так же напряженно вглядываясь, покачал головой Пауль. – Что же там такое… – И вдруг он согнулся пополам от хохота. Сквозь судорожные всхлипы простонал: – Ты, кажется, не знала, как отсюда выбраться? Можешь не волноваться – скоро здесь будут и пожарные машины, и вертолеты, и даже танки! А старый Шульц еще говорил – недалеко летает… Снаряд времен Второй мировой спалил дачу министра МЧС!


Глава XIV. Я не сдамся без боя, или Сковородка – страшная сила | Замок Dead-Мороза | Глава XVI. Почти как в сказке, или Обед для Страхопуда