home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава VIII. Дом летающих кинжалов, или Сводный партизанский отряд им. Дружбы народов

Мешок, который накинули ей на голову, оказался не слишком плотным, сквозь него проникал воздух и отчетливо слышалось сиплое, с присвистом дыхание трех человек. Инга чувствовала, как ее похитители тяжело проваливаются в снег – видно, замковый двор они уже покинули и теперь волокли ее прямо по снежной целине.

– Не можу бильше! – хрипло пробормотал один из похитителей. – Така малэнька дивчина – и така тяжеленна! Чим их тильки кормять?

Инга протестующе замычала. Вот наглецы! Не можешь таскать – не похищай, и нечего комментировать насчет ее веса!

– Хоть до опушки… доволочем… – отозвался второй голос.

Они остановились. Инга почувствовала как ее приподнимают… и ухнула прямо в пушистый холод снега. Мешок с головы сорвали, а ее с двух сторон рванули за руки, подняли и с силой приложили спиной об ствол дерева. Инга сдавленно вякнула и с трудом приоткрыла глаза. Она стояла, прижавшись к шершавому стволу высокой сосны. Темная громада замковой стены возвышалась совсем рядом – отлично видны были ворота, обледеневший подъемный мост и брошенная открытой калитка. А напротив Инги стоял человек в белом маскхалате с автоматом в руках.

– Имя? Часть? Кто командир? С каким заданием прибыли? – отрывисто бросил он, делая шаг к Инге.

Девочка вжалась в сосну – еще более черный, чем окружающая темнота, зрачок автоматного дула, казалось, сейчас ткнется ей точно в лоб. Она с трудом оторвала взгляд от автомата, подняла глаза выше, пытаясь сквозь мрак разглядеть целящегося в нее человека. И поняла, почему похитители уволокли ее так недалеко. Человек был стар – лет восемьдесят, не меньше. Всю нижнюю часть лица скрывала лохматая, как веник, седая борода, делавшая его похожим на лешего. Из-под морщинистых век глядели выцветшие глаза. Дедку приходилось все время смаргивать – «прицельный» глаз у него слезился. Да и сжимающие приклад руки тряслись, что неудивительно – попробуй в его возрасте по снегу крепких четырнадцатилетних девчонок потаскать!

– Языка зи страху проглотила, гадина энкаведистска? Скильки вас всього? Який у вас приказ? Нас выслеживаете, сволочи?

Инга обернулась. Еще один дедок, такой же старый, как и первый, только вместо бороды у него на грудь свисали сивые усы, крепко – во всяком случае, ему так казалось – держал ее за левую руку.

– С чего вы взять, Николас, что такой совсем юный девушка есть сотрудник НКВД? – спросили с другой стороны.

Инга посмотрела в другую сторону. В ее правую руку вцепился третий дедок. Этот оказался чисто выбрит, отчего отлично были видны глубокие, как шрамы, морщины, покрывающие все его лицо. И говорил он… с немецким акцентом. В этом замке что, сплошные немцы? Каким медом им тут намазано?

– Та у цих ваших клятых коммуняк младенцы – и те вже на НКВД работають, – немедленно парировал сивоусый дед.

– Можно подумать, в ваших отрядах пацанов не было! – возмутился в ответ бородатый.

– В великой Германия дети учиться, не воевать, – наставительно вставил немецкий дедок.

– А гитлерюгенд? – тут же в один голос рявкнули бородатый и сивоусый.

– Мы отвлеклись, – немедленно поджал сухие губы немец, не нашедший, что возразить. – Кто есть ваши спутник? Зачем вы приехать сюда, милая фройляйн? – спросил он Ингу.

– Вообще-то мы собирались Новый год встретить и заодно определить, что в замке перестраивать, – честно ответила та. – Но теперь уж и не знаю…

Немецкий дедок неожиданно побледнел. Его морщинистое лицо придвинулось к ней, и он яростно прошипел, потрясая автоматом:

– Найти рассчитываете? Не выйдет! Это есть собственность великой Германии! – Он отвернулся от Инги и бросил: – Ты прав, Николас, она есть из НКВД! Нам следует ее немедленно расстреляйт!

– Вам, фашистам, только дай – детей расстреливать! – немедленно окрысился бородатый.

Снег заскрипел под чьими-то шагами, и веселый молодой голос запел:

– Нэсэ Галя воду, коромысло гнеться, а за ней Иванко мов барвынок вьеться…

Инга подумала, что если вспомнить ночные песнопения мамы и ее новых подруг, у этой Гали была довольно бурная жизнь… Шаги стихли, и сквозь ветки деловито поинтересовались:

– А вам нравится, как осенние листья золотятся под лучами солнца?

– Сынок, какие осенние листья? – укоризненно прогудел бородатый дедок. – Январь на дворе! И ночь…

Ветки раздвинулись, и к сосне выбрался Пауль со здоровенным пакетом в руках. Кинул на Ингу совершенно равнодушный взгляд и так же укоризненно сообщил бородатому:

– А я виноват, что вы, дядя Михаил, с осени пароль не меняли?

– Забыл, – растерянно пробормотал бородатый, опуская автомат. – Вот склероз!

– Тетя Христина велела передать, чтоб вы шли Новый год встречать. Праздник, а вы по лесам шаритесь!

– Партизанить, сынку, положено без праздников, и навить, без выходных! – наставительно объявил сивоусый. – Мы тут энкэведистскую агентшу пымали – вот нам и праздничек!

– И как – уже раскололи? – мельком глянув на Ингу, обронил Пауль.

– Мовчыть поки ще. Та ничого, зараз мы ее расстреляемо… – сивоусый вскинул автомат. – Сразу заговорит!

Инга почувствовала, что голова у нее совсем идет кругом. Заговорит, как только расстреляют… Призраком, что ли? И Пауль… Он что, в сговоре с этими сумасшедшими дедами? Конечно, в сговоре!

Инга судорожно рванулась. Она была права – старики только думали, что держат крепко. От рывка оба повалились в снег, а Инга ломанулась в глубь ночной чащи.

– Стой! Стий! Halt! – закричали ей вслед на трех языках. – Стрелять будем!

– Они не будут! – заорал вслед Пауль. – Но ты все-таки подожди, не беги! Заблудишься!

Но Инга все бежала в ночь, не разбирая дороги, лишь бы подальше от этих маньяков-убийц! Она прорвалась сквозь сосновые ветви и неожиданно выскочила на утоптанную тропку. Бежать стало легче. Она бежала и бежала, мимо мелькали елки, сосны, заснеженные стволы бамбука…

Инга споткнулась и упала на тропинку. Постанывая, приподнялась, огляделась… И поняла, что все происшествия последних дней были сном – на самом деле и призрака не было, и по башне загадочное существо не лазало, и Амалию никто не убивал, и старички с автоматами ее не похищали. Она просто сошла с ума, ей все примерещилось и продолжает мерещиться, потому как заросли бамбука в Карпатах – это стильно, но нереально. В просветах облаков то появлялась, то исчезала луна. Тропа, по которой бежала девочка, заканчивалась круглой полянкой. А вокруг плотной стеной рос высоченный бамбук. Но и в этом бреде была своя логика – посреди полянки возвышался изящный китайский домик: раздвижные стенки, загнутые края резной крыши. Внутри домика светил слабый огонек.

Занавешивающая вход плетеная циновка отлетела в сторону, и на пороге возник старый китаец в расшитом драконами халате. Он медленно поднял маленький лук, и в лунном свете Инга четко увидела уставившийся на нее остро заточенный наконечник стрелы.

Девочка не шелохнулась – что ей может сделать ее собственный бред? Тетива сухо щелкнула, и стрела со свистом сорвалась в полет. Инга остановившимся взором наблюдала, как, льдисто посверкивая, приближается к ней стальной наконечник…

И тут на нее кто-то рухнул, ее сгребли за плечи, и она вместе с этим кем-то покатилась по поляне, вздымая фонтаны снега. Стрела зарылась в снег на том месте, где Инга лежала еще секунду назад. Инга почувствовала, что ее больше не удерживают.

– Бежим! – рявкнул Пауль и, схватив Ингу за руку, рванул в бамбук. – Он терпеть не может, когда к нему вот так вламываются!

Вторая стрела просвистела над ними и хищно задрожала, вонзившись в бамбуковый ствол. Не выпуская Ингиной руки, Пауль побежал дальше. Девочка почувствовала, что ноги у нее заплетаются. Она споткнулась раз, другой, упала. Пауль остановился, тяжело переводя дух.

– Вставай, – снова потянул он Ингу.

– Пусти! – закричала девчонка, вырывая руку. – Пусти, гад! Это все ты, ты!

– Ну да, – подтвердил он, оглядывая себя, словно для того, чтобы убедиться. – Это действительно я!

– Это ты… Ты тоже немец! – бессвязно выкрикнула Инга. – И этот старик немец… Он испугался, когда я сказала, что мы хотели замок перестраивать! Потому что здесь все-таки что-то есть… Клад! Во время войны спрятали… Немцы! Ты его тоже ищешь! А Амалию убрал ради карты! Ты у нее карту видел, когда она вчера на вашей половине шарила!

Пауль покивал, явно обдумывая ее слова, а потом деловито, будто о постороннем, объявил:

– Если это немецкий клад и старый Шульц – ну, дедок немецкий – про него знает, карта должна быть у него, а не у Амалии! Или у меня, если мы с ним в доле…

Инга тоже призадумалась – нестыковка получалась.

– А может, он тебе не сказал! Может, ты только догадываешься! Или вы уже давно все нашли, а Амалию убрали, чтоб она вас не разоблачила! И меня теперь убьете!

– Зачем бы я тогда тебя из-под стрел тащил? – резонно возразил Пауль. – Подождал бы, пока китаец тебя к бамбуку пришпилит, и все дела! Или ты думаешь, мне обязательно хочется тебя собственноручно замочить?

Инга пришла в полное смятение. Действительно, зачем? Как там мама с ее новыми подружками рассуждали – посторонних баб не убивают? Или она ему уже не совсем посторонняя?

– А чего ты тогда за мной гонялся? – все еще воинственно вопросила она.

– Потому что ты в новогоднюю ночь бегаешь по карпатскому лесу, где и днем заблудиться ничего не стоит. И шубу опять потеряла, – устало сказал он, вытряхивая из пакета ее шубу. – А я, между прочим, не нанимался ее за тобой таскать!

Инга натянула шубу.

– А… А что это за китайский дом? – спросила она, оглядываясь. Бамбуковой рощи не было видно, но Инга знала, что она там, в темноте. Раз Пауль ее тоже видит, значит, ничего ей не примерещилось.

– «Дом летающих кинжалов» [10], – как всегда, невозмутимо, словно наличие в Карпатах бамбуковой рощи и китайцев было самым обычным делом, бросил Пауль. И на Ингин вопросительный взгляд пояснил: – Ну это такой клан в китайской средневековой мафии, который классно ножи бросает и стреляет…

– Издеваешься? – спросила Инга.

– Вот ты тоже удивляешься, а представь, как мы офигели, когда под прошлое Рождество вышли из деревни, а за околицей китайцы летают, ногами машут и прямо в воздухе на мечах рубятся! – Он увидел Ингин остановившийся взгляд и наконец сжалился: – Да кино это, кино! «Дом летающих кинжалов» называется!

– Кино? А зачем китайцы свое кино в Карпатах снимали? – дрогнувшим голосом переспросила Инга.

Пауль пожал плечами:

– Может, им тут дешевле, чем в Гонконге? А когда съемки закончились, от них эта бамбуковая роща осталась и дом. И дедок – он тут сторожит. Нормальный дед, только терпеть не может, когда по их съемочной площадке посторонние шастают.

– Кино? – снова повторила Инга. Лицо ее просветлело. – А эти… в маскхалатах и с автоматами? Они тоже из кино?

– Не-а… – Он помотал головой. – Это сводный партизанский отряд имени Дружбы народов! Ну что непонятного? – возмутился он, видя как у нее опять стекленеют глаза. – Дед Мыкола из украинских националистов, они в горах партизанили: то против немцев, то против советских. Старый Шульц из охраны замка, когда немецкие войска отступали, их оставили, вроде как прикрывать. А дед Михаил из того советского партизанского отряда, который с ними со всеми воевал, пока армия не подошла! С армией и следователи НКВД прибыли, а для них все были одинаково виноваты – и немцы, и националисты, и партизаны, которые не сумели перебить немцев и националистов. Вот все три отряда в лесах и засели. Сперва каждый отдельно, потом бойцов становилось все меньше – кто ушел, кто помер. И наконец только эти трое и остались, теперь бродят вместе.

– Но НКВД же давно нет… – растерянно пробормотала Инга.

– Но и идти им тоже некуда, – резонно возразил Пауль. – А в лесах они привыкли. Местные их жалеют, подкармливают.

– Так ты не прикалывался, что елку партизаны принесли? А как же след? – пробормотала Инга, вспоминая громадный отпечаток ноги. – Слушай, а такого здоровенного, мохнатого, вроде Кинг-Конга, ты тут не встречал? Тоже, наверное, из кино…

– Он не из кино и даже не из партизан, – заверил ее Пауль. – Он тут издревле живет. Это ты Страхопуда видела, – объяснил он.

– Ты хочешь сказать, что в Карпатах бродит Снежный Человек? – изумилась Инга.

– Снежного Человека не встречал, а вот Страхопуд… – авторитетно начал Пауль, и тут Инга заметила, что при совершенно серьезной физиономии у него подрагивают уголки губ и смеются глаза. Все-таки прикалывается!

– Я тут с ума схожу, а ты издеваешься? – Инга сгребла в горсть снег и запустила в Пауля.

Он кинул снежком в ответ. Какое-то время они гонялись друг за дружкой среди темных стволов, перебрасываясь снежками. Потом Пауль поймал ее, снова повалил в сугроб и с кровожадным рычанием Снежного Человека стал пихать снег за шиворот. Инга визжала и отбивалась. Неожиданно он прекратил, а когда Инга наконец протерла залепленные снегом глаза, то обнаружила, что Пауль очень странным взглядом смотрит на ее губы. Она нервно провела по ним языком – разбила, что ли? Привкуса крови не чувствовалось, и она растерянно спросила:

– Ты чего?

– Ничего! – Он отвернулся, поднялся и пошел между стволов, даже не оглянувшись.

Она села в снегу. Ой, дура! Ну дура же! Это ж он ее поцеловать хотел! Ее? Поцеловать? Светловолосый спортивный красавчик, да еще и импортный? Быть не может! Или может?

– Пауль, подожди! – Она вскочила и, отряхивая на ходу шубу, заковыляла за ним.

Все так же не оглядываясь, он остановился, дождался Ингу. Они молча пошли рядом. Не удержавшись, Инга искоса поглядела на него – так хотел или не хотел? И не спросишь ведь!

– Тогда, значит, Амалию убили твои партизаны! – пробормотала Инга – ну надо же о чем-то говорить!

– Они не мои, – буркнул Пауль, все так же не глядя на Ингу. – Зачем им ее убивать?

– Откуда я знаю? Придумали же они, что я из НКВД! А про нее, может, решили, что она из гестапо. Или нет, знаю! – снова оживилась Инга. – Это вам старый немец рассказал, что их отход прикрывать оставили? – И когда Пауль кивнул, уверенно заявила: – Врет! Ясно же, что они тут охраняли что-то… Что немцы спрятали… Как он сказал – «собственность великой Германии». А Амалия с Гюнтером узнали откуда-то и приехали это искать. Вот немец с товарищами их и устранил! Точно, все сходится – я же рацию на башне нашла, настоящую! А у кого еще может быть рация, если не у партизан, остальные мобилками пользуются! Вот по этой рации с башни и передавали, когда ты сказал, что ничего не слышишь! – Инга снова уставилась на него подозрительно. Странная тогда была ситуация… И ты вел себя странно…

– Я и правда ничего не слышал, – пробормотал мальчишка.

– А они передавали! – с торжеством объявила ему Инга. – Чтоб поторапливались, потому что Амалия с Гюнтером приехали, все… – она вдруг осеклась, вспомнив точные слова «ночного радиста». И убито закончила: – Приехали «все трое».

Пауль остановился у самых замковых ворот, перед подъемным мостом, и напряженным голосом потребовал:

– А покажи-ка мне эту рацию!

Инга заколебалась на мгновение, потом запустила руку во внутренний карман шубы и протянула Паулю черный пластиковый прямоугольник.

Мальчишка покрутил рацию в руках, выдвинул антенну, а потом медленно сказал:

– Если ты не думаешь, что партизанам до сих пор сбрасывают грузы с самолетов… То это не их рация! – И он повернул корпус рации так, что Инге стали видны штрих-код и выдавленная дата – «2008 г.». – А принадлежать она могла тому, кто точно знал, что здесь мобилки не работают. И если Амалия с Гюнтером – двое, то каких «троих» имел в виду радист и кто должен поторапливаться?


Глава VII. Бедная Амалия, или В замке под замком | Замок Dead-Мороза | Глава IX. Полуночные гости, или Братва на «Хаммерах»