home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 9


Выступление труппы в Плавнице имело большой успех, горожане валили на представление валом и вокруг пятачка, на котором мы разместились, быстро возник импровизированный базар.

Станис ходил жутко довольный – по его уверению, за пару недель тут можно было озолотиться, но подобная популярность имела недостаток – свернув дело слишком быстро, мы рисковали вызвать громкие пересуды.

В первый же вечер Жак провел разведку и вернулся с новостями:

– Мага, остановившегося в городе, зовут Асторис. Никого из его Стражей, а их пятеро, я не знаю – слишком молодые. Но я, похоже, узнал, как зовут нашего нового друга. – Он глянул на оборотня, скромно притулившегося в углу. – Пару дней назад, на охоте пропал единственный сын барона Роднега, Натан. Здешняя охранка в тихой панике, но в верхах, похоже, знают, в чем дело и организовывать поиски не спешат.

– Если бы наш друг, – встрял со своего места Ирвин, – укокошил кого-нибудь, маг без труда смог бы засечь его и дело с концом, но им, – факир ехидно ухмыльнулся, – как я понимаю, не повезло.

– Вот именно, – продолжил Страж, – первой жертвой заклятья был тот самый Витал, которого, якобы, отправили в Ункерт месяц назад. Видимо, контакт произошел на Празднике весны в Ункерте, поскольку за всеми, кто туда ездил, установлен ненавязчивый контроль. Этому, – Страж кивнул на волка, – дико повезло: его друг надел шубу месяца три назад и уже отправил на тот свет семерых, а наш столько продержался.

Волк-Натан неприязненно покосился на Жака.

– Ты не думай – действие заклятия необратимо, но как скоро оно проявится, зависит от жертвы, – пояснил Страж. – Некоторые не выдерживают и трех дней, другие терпят по полгода, но конец один. У тебя был единственный шанс – Меч Лун – и ты его дождался, ты чертовски везучий парень. Теперь, по крайней мере, у тебя есть время подумать.

Волк нехотя кивнул.

– И у тебя появилась возможность выступить против Сил Тьмы вместе с владельцем Меча Лун, – добавила Изабель. – Возможно, мы совершим множество удивительных подвигов и прославимся, как древние герои!

– Или головы сложим в кучку… – пробурчал Мастер Лезвий.

Вот ведь критикан какой! Но Натана такая перспектива немного ободрила.

Вообще, наш четвероногий приятель представлял собой сплошное ходячее недоразумение – опыта жизни в зверином обличье у него не было никакого. Он постоянно повреждал обо что-то лапы, смахивал на пол хвостом мелкие предметы, налетал на крупные и даже, не учтя длинны морды, умудрился в кровь рассадить нос.

К счастью, способность к регенерации у оборотня была феноменальная.

А вот глазомер у него отсутствовал начисто, Станису пришлось отказаться от идеи пустить его прыгать в обруч или ловить мяч. В результате, Натан попал в номер Изабели, где он, с бантом на шее, играл в чехарду с кегарами.

Кегары почти привыкли к новому члену труппы, но воспринимали его как животное и пятнистый кот повадился качать права, загоняя волка под фургон. Отстаивать свое достоинство Натан не решался, поскольку во владении клыками был не силен.

Оборотень стал необщительным и впал в депрессию. Утешать беднягу досталось мне, я испытывал ответственность за происшедшее и, хотя бы отчасти, понимал его чувства. На меня легла вся тяжесть разрешения массы мелких проблем, которые настоящий волк учится решать с детства.

Главная сложность заключалась в исключительной стеснительности Натана. Вы встречали когда-нибудь стеснительного волка? О контактах с животными я не говорю – Натан пришел в шок от попытки какой-то дворняги его обнюхать. Потребовалось два дня, чтобы убедить его надеть ошейник – это обеспечило ему хотя бы минимум безопасности.

В основном, от меня требовалась моральная поддержк, и я до бесконечности расписывал в красках преимущества его нового положения (во всяком положении есть свои преимущества). В конце концов, не осел, не свинья, волк – это звучит гордо!

Такой подход его не радовал.

Из всей нашей компании, только у меня сложились с Натаном более или менее доверительные отношения, возможно, из-за моего происхождения, или из-за того, что мы оба влипли в эту историю не по своей воле. С высоты моего опыта воина и путешественника, я смотрел на него как на младшего брата, мне кажется, в более привычных обстоятельствах мы стали бы закадычными друзьями. Правда, Натану не хватало широты взглядов, привитой мне мастером Горичем, ну так ведь Шарена – не Сантарра. Во всяком случае, трусом он не был – из прострации его вывело описание того, что может сделать для борьбы с Темными Силами волкочеловек, если конечно будет в должной степени владеть своим телом. Я ведь тренируюсь каждый день, почему бы ему ни сделать то же самое! Его, похоже, удовлетворил взгляд на свое обличье, как на особого рода оружие.

После таких душеспасительных проповедей Натан стал экспериментировать с обручем и добился уважения кегаров, нарычав на пятнистого кота. Кот оказался от природы существом незлобивым и после этого инцидента старался волка игнорировать.

Целую неделю поток зрителей не иссякал, представление действительно было неплохим, и многие лица я видел по два-три раза. Замызганные пацанята старались пролезть за холщевую ограду бесплатно, Станис относился к этому терпимо, если те не мешали зрителям и не пытались воровать. Совершить последнее было довольно трудно – за безопасность нашего предприятия отвечал Страж, он ловил воришек на выходе, реквизировал неправедно нажитое и, наградив подзатыльником, отправлял восвояси. Большинство потерпевших даже не замечали, как пропажа возвращалась на место. К концу недели Жак знал в лицо всех карманников города и одним видом наводил ужас на криминальный элемент.

Именно он первым заметил знакомое лицо – одно из наших представлений посетил Страж Асториса, скорее всего – из любопытства, но Жак не готов был поручиться, что странный голубоглазый волк не привлек внимания гильдийца. Узнав о таком деле, оборотень жутко встревожился.

– Для любого мага Натан теперь почти неотличим от обычного волка, – авторитетно заявил Ирвин, – Разве что, глупость какую сделает, или выдаст кто. Я бы беспокоился о Мече: на расстоянии мой Амулет маскирует его присутствие, но вблизи даже весьма посредственный адепт легко разгадает обман.

Это могло стать серьезной проблемой. Меч Лун решено было спрятать, миссию поручили мне, я выбрал в помощники Натана – даже заплетаясь в собственных лапах, он видел и слышал в темноте лучше, чем я.

К полуночи ущербный месяц скрылся за облаками, темень стояла жуткая, единственным светом был огонь костра перед фургоном, в котором мы жили, в основном, из-за оборотня: денег на гостиницу у нас хватало.

По настоянию Жака, через ярмарочную площадь мы переползли по-пластунски, погода стояла сухая, но удовольствие все равно было ниже среднего. Ползли медленно, землю усеивал невидимый в темноте мусор и я обреченно вздыхал, медленно принимая вид огородного пугала. Натан настороженно принюхивался и прислушивался в темноте.

Добравшись до живой изгороди, ограничивающей поле с юга, я с наслаждением распрямился.

– Хорошо ползли! – ехидно пошелестел Крабат. Натан подпрыгнул и припал к земле, скалясь и подняв дыбом шерсть.

– Тихо ты, недоразумение! – казалось, призрака забавляла его реакция, – А то Стража разбудишь, он вон на том насесте заночевал.

Слева в темноте угадывались очертания могучей ветлы, растущей на берегу не очень чистого пруда.

– Привет, Крабат! Извини, никак не получалось поговорить. – Я постарался успокоить Натана. – Это друг, друг! Он хранитель Меча.

– Точно, друг, – Крабат подмигнул оборотню. – И лучше бы тебе заткнуться.

– Какие новости?

– Да, в принципе, ни каких. Тот Страж донес Асторису о подозрительном звере, но маг не захотел ловить оборотня на ночь глядя, завтра с утра они явятся. Будь хладнокровен! Никаких доказательств у них нет. Вообще, там сейчас все на ушах стоят – не могут понять: то ли сын Роднега татью стал, то ли шею сломал по ночному времени. – Крабат кивнул Натану, – Твой отец надеется на лучшее, хотя, что значит "лучшее" в такой ситуации? Тебе повезло, что заклятье успели снять и еще больше повезет, если ты полностью освоишь обращение. К сожалению, почти никто из современных магов помочь тебе в этом не сможет.

– Что слышно об отце?

– Он сейчас далеко, в Ункерте, вмешаться в события ты не сможешь. Наметились проблемы, поскольку кое-кто из Гильдии желает использовать его против тебя, но старик еще преподнесет им пару сюрпризов.

– Почему – против меня? Кой черт им от меня надо, я же тоже против Тьмы!

Призрак сардонически хмыкнул.

– Да у них опять полный бардак, в ихней Гильдии. Определенная часть магов боится твоей силы, вернее, силы Ин'Ктора. Ты ведь узнал про Меч? Все, что сказал Страж – верно. В Мече Лун есть элементы Хаоса и только ты можешь с ним совладать, а если Меч попадет в руки Детей Тьмы, они перестанут нуждаться в помощи Темных Адептов для того, чтобы открывать Врата. Представляешь, что тогда начнется?

Я представлял.

– В чем секрет Герхарда?

Призрак поперхнулся и на мгновение исчез.

– Никогда не спрашивай меня о таком! Это – табу! – Крабат лихорадочно мерцал, темнота вокруг него наполнилась радужной пылью. – Я – суть существо из-за Грани, Хаос обладает надо мной определенной властью и у моей помощи тебе есть предел.

Нельзя то, что нельзя!

– Хорошо, хорошо! – я был немного напуган его вспышкой. – Но об остальном мы можем говорить? Я всего лишь хочу узнать об отце.

Крабат немного успокоился.

– Да, конечно. Они пытаются задержать его в замке Экту, это на востоке Ункерта.

Хотят шантажировать тебя, придурки. Если бы ты служил Тьме, стал бы ты о ком-либо беспокоиться? А их действия на руку Темным Силам: послан отряд, чтобы выкрасть твоего отца и доставить в Дебри. Но ты не волнуйся, он же Икторн! Он уже разработал план побега и, если я все правильно понял, сбежит раньше, чем отряд тварей доберется до Экту.

– Ункерт! – События сна ярко встали у меня перед глазами. – В замке Экту пять башен и донжон с флагом Ункерта, стены гладкие, локтей тридцати и одни ворота?

– Точно. Откуда знаешь?

Я пересказал призраку сон с Мирандосом.

– Он показывал Экту, хотел предупредить!

Крабат раздумчиво помолчал.

– Не упокоившаяся душа. Иногда с магами такое бывает. Может, он хочет помочь, искупить вину. Доверять ему можно, но не слишком – у призраков странная логика, знаешь ли.

– Это призрак Мирандоса?

– А кто его знает!

Призрак чем-то сильно напомнил мне Жака. Натан почти пришел в себя и теперь с любопытством рассматривал облако искристой темноты, зависшее под ветвями акации ладонях в трех над землей.

– Я тут все думаю, – нарушил молчание Крабат, – и прихожу к выводу, что ставки растут. Слишком много новых лиц включается в игру и слишком быстро.

– Почему-то меня это не радует. – Я постарался выразить в словах одолевающее меня беспокойство. – Мы идем в Ункерт, потому что Жак надеется найти там своих знакомых и расспросить о их происходящем. А дальше – что?

– Что? – заинтересовался Крабат.

– А ничего! В Гильдию я обратиться не могу – они там все рехнулись от большего ума. Домой мне путь заказан, пока Родерик на троне. Для того чтобы выступать против Тьмы, нужно, как минимум, знать – пардон, Крабат – что я не знаю или хоть войско иметь! Ты говоришь – ставки растут, а я понять не могу: во что играют? А главное – что им всем от меня-то надо?

Призрак раздумчиво помолчал и заметил:

– В идеале, ты должен закончить работу Герхарда: закрыть все Тропы и Врата, ведущие за Грань. Но я бы на твоем месте не торопил события. Ты прав, твои возможности сейчас весьма ограничены, а противник еще не раскрыл своих планов. И ты не спеши, попробуй сосредоточиться на решении насущных проблем. Немного созерцательности тебе не повредит.

– Я хочу найти отца, возможно, Фернадоса.

– Хорошая идея, – похвалил Крабат. – Наблюдай внимательно и будь готов к резким поворотам – это все, что я могу посоветовать. Старайся иногда уделять мне минутку.

– Договорились. Не подскажешь удобного местечка, куда бы Меч схавать?

Призрак удовлетворенно мигнул.

– А как же! Пойдем, тут под насыпью – кирпичный водосток. Люблю я такие места!

Через полчаса Меч, обернутый в промасленную ветошь, лежал в глубине каменной арки, а я вымок, как бобик и измазался в тине до ушей. Волк сочувственно глядел на меня и отворачивал нос. Ну вот, он начинает знакомиться с тем, как выглядят на деле все эти чудные подвиги! К фургону я вернулся уставший и злой и тут же завалился спать, едва успев скинуть насквозь промокшую одежду.



Глава 8 | Тьма наступает | Глава 10