home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XIV

Какая встреча! Какой счастливый случай! Вернее, счастливое вмешательство Провидения! Какое счастье выпало семье Клифтон! К ним вернулся отец и муж! Что теперь значит нужда, нынешние лишения! Теперь можно будет смело смотреть в будущее.

Флипу ни на мгновение не пришла в голову мысль, что на земле мог лежать труп. Он бросился к инженеру и повернул его на спину. Лицо Гарри Клифтона было бледным, глаза закрыты. Сквозь приоткрытые губы виднелся распухший язык. Тело, раскинутые руки оставались неподвижными. На одежде, перепачканной грязью, виднелись следы насилия. Около инженера Флип обнаружил старый кремневый пистолет, нож и судовой топор.

Флип склонился и расстегнул одежду несчастного. Тело было теплым, только неимоверно худым от перенесенных лишений и страданий. Флип приподнял голову бедняги и увидел на черепе огромную рану, покрытую толстой коркой запекшейся крови.

Флип прильнул ухом к груди раненого и прислушался.

— Он дышит! Еще дышит! — закричал моряк. — Я спасу его! Воды! Воды!

В нескольких шагах Флип заметил небольшой ручей, который тек по песчаному руслу из болота в море, подбежал к нему, намочил носовой платок в чистой воде и вернулся к раненому. Флип смочил голову инженера и осторожно стал осматривать волосы, склеенные кровью. Затем смочил глаза, лоб и губы Клифтона.

Гарри Клифтон сделал едва заметное движение. Распухшие губы слегка шевельнулись. Флипу почудилось, что инженер пробормотал:

— Еды! Еды!

— Ах! — вскричал Флип. — Несчастный! Он умирает с голода! Кто знает, сколько дней у него во рту не было ни крошки!

Но как воскресить бедолагу? Как задержать жизнь, готовую покинуть изможденное тело?

— Ну, конечно! — воскликнул Флип. — Сухари, мясо, которые миссис Клифтон… Сами небеса двигали поступками этой достойной женщины!

Флип побежал к ручью и принес в раковине немного воды. Затем размочил сухари в воде и, сделав нечто вроде хлебной похлебки, поднес раковину ко рту раненого.

Гарри Клифтон с трудом сделал два-три глотка. Сузившийся пищевод с трудом пропускал пищу. Тем не менее раненому удалось проглотить разбухший от воды сухарь. Казалось, жизнь возвращалась к нему.

Все это время Флип говорил с ним, словно мать с больным ребенком, находя самые ободряющие слова. Через полчаса Гарри Клифтон приоткрыл глаза. Его почти потухший взгляд упал на Флипа. Несомненно, инженер узнал моряка, потому что сделал попытку улыбнуться.

— О! Мсье! — сказал Флип. — Это же я, матрос с «Ванкувера». Вы узнали меня! Да! Да! Я знаю, о чем вы хотите меня спросить! Вам не надо говорить! Не утруждайте себя! Только слушайте меня. Ваша жена, ваши дети… С ними все хорошо! Они счастливы! Очень счастливы! А когда они увидят вас, еще больше обрадуются! Какая будет радость! Какое счастье!

Пальцы раненого шевельнулись, и Флип немедленно понял этот жест. Он вложил свою руку в руку инженера, и тот слабо пожал ее.

— Я понял, мсье, понял, — заговорил моряк, — но, право же, не за что меня благодарить! Совершенно не за что! Наоборот, вас благодарить должен я, это вы разыскали нас!

Старина Флип рассмеялся. Он легонько похлопывал руку раненого, а Фидо ласково лизнул щеку своего хозяина.

Вдруг Флип вскрикнул:

— Да что же я! Вы, наверное, умираете с голода, мой дорогой Фидо! Поешьте, мсье, поешьте! Ваша жизнь гораздо дороже моей!

И он протянул верному псу маленький кусочек мяса и сухарь. Фидо с жадностью набросился на еду. Флип дал ему еще немного из своего драгоценного запаса. Это был настоящий день изобилия. Впрочем, Флип действительно полагал, что раз нашелся отец, то отныне не придется заботиться о спасении маленькой колонии.

После того как Гарри Клифтон съел хлебную похлебку, силы немного вернулись к нему. Флип внимательно рассмотрел его рану: кости черепа были слегка задеты. Флип, много лечивший себя самого, нашел, что состояние раненого не слишком серьезно. Холодная вода должна была непременно помочь. Флип сделал из носового платка нечто вроде компресса. Затем нарвал мягкой травы и водных растений и соорудил на песчаном склоне своего рода постель. Моряк осторожно переложил инженера на импровизированное ложе и накрыл своей курткой и шерстяной рубахой, чтобы тот не замерз ночью.

Клифтон покорно позволил Флипу делать все то, что моряк считал нужным. Он смог поблагодарить своего спасителя только лишь взглядом.

— Не говорите! Ничего не говорите! — повторял Флип. — Мне не нужно знать, что произошло. Обо всем расскажете позже. Главное, что вы здесь! О, милостивые небеса!

Наклонившись над раненым, Флип добавил:

— Слышите меня, мсье Клифтон?

Гарри Клифтон в знак согласия прикрыл глаза.

— Слушайте внимательно, — продолжал Флип. — Наступает ночь, но, судя по небу, она будет теплой. Если бы у вас хватило сил сделать несколько шагов, пусть даже мне пришлось бы нести вас одну-две мили, мы бы отправились в путь вместе. Но идти по извилистому берегу, преодолевать многочисленные преграды нужно только в добром здравии, уверяю вас! А ведь нас разделяют четыре мили от лагеря, где находятся ваша жена и дети! Мсье Клифтон, какая у вас мужественная жена и храбрые дети!

Раненый взглядом поблагодарил храброго моряка. Когда он слышал о тех, кого так любил, силы словно возвращались к нему.

— Вот что мы сделаем, — продолжал Флип. — Нужно поскорее перенести вас в пещеру, где вам будет обеспечен прекрасный уход. Но мне придется оставить вас здесь на несколько часов. На тот случай, если вы захотите есть, я положу в раковину размокшие сухари и маленькие кусочки мяса. Фидо не тронет их, он мне обещал. В другую раковину я налью воду, чтобы вы смогли смочить губы. Вы меня слышите! Это хорошо! Я ухожу. Сейчас восемь часов. Самое большее, через два часа я доберусь до пещеры и сразу же возьму шлюпку, ну, вы же знаете, шлюпку с «Ванкувера», которую эти негодяи соблаговолили предоставить нам. Ветер сейчас попутный, ведь он дует с юга-запада. Через полтора часа я буду у вас. Итак, вам придется ждать меня три с половиной часа, мсье, ну, четыре часа. Следовательно, я вернусь к вам в полночь. Мы вместе дождемся утреннего отлива, который будет благоприятствовать нашему возвращению, а в восемь часов утра вы будете лежать на мягкой постели из мха в теплом уютном убежище в окружении вашей дорогой семьи. Согласны со мной?

— Да, Флип! — вымолвил Гарри Клифтон.

— Сказано — сделано! — ответил моряк. — Я отправляюсь, мсье Клифтон. А вы ждите. Я не обману вашего доверия, вот увидите!

Флип, сделав последние приготовления и тщательно подоткнув травяную постель, на которой лежал раненый, еще раз пожал ему руку. Затем сказал, обращаясь к верному псу:

— А ты, Фидо, сторожи хорошенько! Следи за хозяином и не ешь его еду!

Фидо, несомненно, все понял, поскольку пролаял нечто похожее на «да», окончательно успокоив Флипа. Почтенный моряк быстро отправился в обратный путь.

С каким воодушевлением, с каким задором возвращался Флип в лагерь! Какая радость охватила его! Он сразу же забыл, как устал за этот день. Нет! Он вернется в пещеру не с пустыми руками! Он больше не думал ни о сломанном ноже, ни о потухшем очаге. Разве такой инженер, как Гарри Клифтон, не сумеет выпутаться из сложившейся ситуации? Разве он не способен сделать все из ничего? У Флипа в голове зародились сотни проектов, и теперь он не сомневался, что сможет их претворить в жизнь.

Наступила ночь. Берег и океан слились воедино в непроглядной темноте. Луна, находившаяся в последней четверти, должна была взойти после полуночи. Флипу приходилось рассчитывать лишь на интуицию и на ловкость, чтобы не сбиться с дороги. Он боялся провалиться в болото и поэтому шел не прямо, а по извилистому берегу до самого подножия утеса. И вот тут начались трудности. Флип должен был отыскать узенькие тропинки, петлявшие между озерцами. Моряк ошибался столько раз, что сбился со счету. Он посмеивался над собой и жалел только о том, что досадные ошибки задерживают его в пути. Разбуженные шагами Флипа птицы то и дело вспархивали ввысь из густой травы.

— Ба! — повторял Флип. — Да эта почва похожа на решето! Но дыра она и есть дыра! Я их много повидал на своем веку. Приходилось вязнуть и в более противных краях. Нет такого болота, которое помешало бы мне пройти!

Если размышлять подобным образом, то и горы своротить можно! Флип, промокший с головы до ног, весь перепачканный тиной, упорно продвигался вперед. Наконец он достиг трещины, по которой утром спустился с вершины утеса на болотистую равнину. Почти никто не смог бы узнать в темноте эту спасительную дорожку. Но Флип видел в темноте словно кошка. С легкостью охотника на серн он преодолел эту трещину.

— Наконец-то, — сказал он сам себе, — я стою на твердой земле! Проклятое болото! Чувствую себя совершенно измотанным. Ба! Мне придется наверстывать упущенное!

И, прижав локти к бокам, выпятив грудь, Флип побежал изо всех сил, как профессиональный бегун. За несколько минут он пересек гранитное плато и перебрался на правый берег реки. В мгновение ока снял одежду, то есть штаны и холщовую рубаху, завязал их в узел, положил на голову, бросился в воду, переплыл реку и оделся на противоположном берегу. Вот он уже добрался до первой стоянки. Вступил на подножие утеса и бегом направился к пещере.

В начале одиннадцатого Флип добрался до последней излучины. В этот момент Флипа окликнул голос, который он тут же узнал.

— Эй, Флип!

— Эй, мсье Марк! — отозвался Флип.

Вскоре моряк и юноша сидели рядом друг с другом. Марк так и не ложился. Его очень волновало отсутствие Флипа. Пока мать спала, он снаружи охранял семью и ждал своего друга. Первая ночь, проведенная вдали от Флипа, казалась ему бесконечной.

Однако моряк не ожидал встретить Марка. Какое-то время он сомневался, стоит ли юноше рассказывать о скором возвращении отца. Не сразит ли его внезапная радость?

«Да нет же! — решил Флип. — Этот юноша наделен мужской твердостью духа. К тому же хорошие новости не причиняют зла».

— Ну же, — тормошил Флипа Марк, у которого сердце готово было выскочить из груди, — чем закончились ваши поиски?

— Есть одна новость, мсье Марк, — осторожно начал моряк.

— Ах, Флип! — воскликнул юноша. — Сможете ли вы дать хоть небольшую надежду моей матери? Это слишком суровое испытание для женщины. Она не выдержит!

— Мсье Марк, — ответил Флип, — я принес вам такую новость, что если, узнав ее, вы не поблагодарите небеса, то совершите плохой поступок!

— Что такое, Флип? Что? — допытывался юноша, дрожа от возбуждения.

— Спокойно, мсье, спокойно! — продолжал моряк. — Слушайте меня внимательно. Я встретил Фидо.

— Фидо! Нашу собаку! Собаку отца?

— Да! Фидо, исхудавшего, изможденного, умирающего! Но он меня узнал! А потом… — голос у Марка прерывался, — а потом…

— Говорите, Флип. Фидо… Почему вы его не привели?

— Да, мсье Марк, я оставил его… там… чтобы он сторожил одного человека…

— Моего отца?

— Да!

Если бы Флип не поддержал Марка, тот бы упал! Юноша плакал в объятиях моряка. Флип взволнованным голосом рассказал обо всем, что произошло за день. Сердце Марка переполнялось радостью. Отец! Его отец жив!

— В дорогу! — закричал Марк, вырываясь из объятий моряка. — Его необходимо перевезти сюда!

— Да, — согласился Флип. — Нельзя терять ни минуты. И вот что я решил, мсье Марк.

Флип рассказал юноше о своих намерениях взять шлюпку и добраться морем до того места, где остался Гарри Клифтон под охраной Фидо. Он хотел сдержать данное обещание вернуться в полночь. Вскоре начнется прилив, и надлежало воспользоваться благоприятным моментом, чтобы как можно скорее достичь северной части острова.

— А как же мама? — спросил Марк. — Нужно ли ее предупредить?

— Мсье Марк, — ответил моряк. — Это очень деликатный вопрос. Послушайте, что вам подскажет сердце. Миссис Клифтон надо подготовить постепенно…

— Разве я не поеду с вами, Флип? — удивился юноша.

— Полагаю, вы должны остаться здесь ради вашей матушки, мсье Марк.

— Но мой отец! Он ждет меня!

— Мой юный друг, вы старший в семье и должны охранять мать в мое отсутствие. Впрочем, хочу заметить, что мы вернемся не позднее восьми часов утра. Прошу вас, потерпите.

— Но, — продолжал настаивать юноша, — вдруг бедный отец не выдержит страданий, а меня не окажется рядом…

— Мсье Марк, — сурово сказал моряк, — ваш отец был жив, когда я его нашел, и живым я верну его вашей семье!

Марку пришлось согласиться с доводами Флипа. В самом деле, необходимо следить за родными, а главное — подготовить мать к той огромной радости, которая ее ожидает. К тому же Марк не мог отправиться в путь, не предупредив миссис Клифтон, и уж конечно он не осмелился бы прервать ее сон.

Марк помог Флипу сделать необходимые приготовления к отплытию — парус был все еще привязан к рею, ведь Флип недавно пользовался шлюпкой для лова устриц, — и шлюпка вышла в море.

Как раз в это время поток, сформировавшийся между островком и берегом, устремился на север. С юга-запада дул попутный бриз, благоприятствовавший ходу судна. Ночь, правда, стояла темная, ведь луна еще не взошла. Но такой моряк, как Флип, уверенно ориентировался в темноте. Флип занял место на корме шлюпки.

— Поцелуйте за меня отца! — крикнул юноша.

— Конечно, мсье Марк, — пообещал моряк, — я поцелую его за вас и за всех остальных.

Флип поднял парус, и шлюпка вскоре растворилась в темноте.

Было половина одиннадцатого. Марк остался один. Он дрожал от нетерпения и никак не мог решиться вернуться в пещеру. Нужно было побродить по берегу, подышать прохладным морским воздухом. Нет, мать будить не стоит! Что он ей скажет? Сумеет ли скрыть волнение? Сможет ли умолчать о замечательной новости?

Но зачем молчать? Разве Флип не советовал подготовить мать к встрече с тем, кого она считала погибшим? Разве его отец, ее супруг не прибудет сюда через несколько часов? Но что сказать, что придумать, что сделать?

Марк напряженно размышлял, ходя взад-вперед от берега к пещере. Вскоре стало немного светлее. Мягкий свет неясно озарил верхушки дюн. Узкая полоска моря заблестела до самого горизонта. На востоке всходила луна. Перевалило за полночь. Если с Флипом не случилось ничего неожиданного, он уже добрался до Гарри Клифтона. Марк думал, что рядом с отцом надежный друг, и это немного успокоило юношу. Его возбужденный мозг рисовал картины того, как почтенный моряк оказывает его отцу всяческие знаки внимания. Ах, как хотел бы Марк быть на месте Флипа!

Но что же все-таки сказать матери? Как объяснить, почему Флип вернулся ночью и сразу же ушел на шлюпке в море? Поведать, что во время своего обхода Флип обнаружил недалеко от берега остров, показавшийся ему обитаемым и потому он решил добраться туда до восхода солнца? И добавить, что, по мнению Флипа, остров служит убежищем для потерпевших кораблекрушение, поскольку видна сигнальная мачта, установленная на вершине холма для привлечения внимания проходящих мимо кораблей. Затем бы Марк мог выдумать, что на острове — люди с «Ванкувера». И в самом деле, почему кораблю, бороздившему наугад морские просторы, управляемому несведущим помощником капитана и взбунтовавшимся экипажем, не налететь на рифы, которыми изобиловала эта часть океана? Вот такой историей Марк надеялся подготовить мать к встрече с отцом.

В раздумьях Марк провел несколько часов. Он боялся сказать что-либо лишнее или упустить какую-нибудь важную деталь. А луна уже пересекла полуденную линию, и восток озарился смутными отблесками, предвещавшими скорый восход солнца. В этих сравнительно низких широтах день наступал довольно быстро.

Марк, сидя на скале, снова погрузился в свои мысли. Подняв голову, он увидел, что перед ним стояла мать.

— Ты так и не ложился, сынок? — заботливо спросила миссис Клифтон.

— Нет, — подхватился Марк. — Нет. Пока Флип отсутствовал, я не мог спать. Я должен был вас охранять.

— Дорогой Марк, сынок! — благодарно сжала руки юноши миссис Клифтон. — А где Флип? — поинтересовалась она.

— Флип? — немного поколебавшись, переспросил Марк. — Флип вернулся.

— Вернулся! — повторила миссис Клифтон, оглядываясь вокруг.

— Да, — подтвердил Марк. — Вернулся… и снова отправился в путь… он взял шлюпку.

Марк бормотал. Мать посмотрела ему прямо в глаза.

— Почему Флип уехал? — спросила она.

— Он уехал…

— Что случилось, Марк? Ты от меня что-то скрываешь?

— Нет, мама. Я хотел сказать… я не знаю, но у меня хорошее предчувствие…

Миссис Клифтон взяла сына за руки. Несколько минут она молчала, затем вновь спросила:

— Марк, есть новости?

— Мама, послушай меня, — сказал Марк.

И Марк принялся рассказывать миссис Клифтон историю, которую придумал. Миссис Клифтон слушала, не произнося ни слова. Но когда сын стал говорить о потерпевших кораблекрушение с «Ванкувера» и о их возможном нахождении на том острове, она отпустила руку Марка, встала и подошла к кромке моря.

В этот момент к ней подбежали младшие дети. Они бросились в ее объятия, и она — сама не зная почему — взволнованно расцеловала их. Она больше не требовала от сына никаких объяснений. Сердце ее забилось в тревожном ожидании, и она занялась туалетом Джека и Белл.

А Марк продолжал мерить берег шагами. Он решил больше не говорить ни слова, ведь его тайна была готова сорваться с губ. Правда, ему пришлось ответить Роберту, который очень удивился, не найдя шлюпку на обычном месте.

— Ее взял Флип, чтобы продолжить поиски в северной стороне.

— Значит, Флип возвращался?

— Да.

— А когда он снова вернется?

— Приблизительно часов в восемь.

Была половина восьмого. Миссис Клифтон вышла на берег и сказала:

— Дети, если хотите, пойдемте навстречу нашему другу Флипу.

Дети с радостью согласились. Марк даже не осмеливался взглянуть на мать. Он побледнел, услышав ее слова. Кровь бросилась ему в голову.

Мать и дети шли по берегу. Вскоре Роберт заметил в открытом море маленькую белую точку. Ни у кого не возникло сомнений в том, что это парус шлюпки Флипа. Из-за отлива шлюпка огибала северный мыс бухты ближе к берегу. Через полчаса она прибудет в лагерь.

Миссис Клифтон смотрела на Марка, а тот едва не закричал:

«Отец! Отец! Он там!»

Невероятным усилием воли он сдержался.

А шлюпка тем временем стремительно приближалась к берегу. Под форштевнем пенились волны, а само суденышко слегка накренилось под действием дувшего с берега ветра. Вскоре очертания стали вполне различимы, и Роберт уверенно крикнул:

— Смотрите! Там животное!

— Да! Собака! — ответил Марк помимо своей воли.

Мать быстро встала рядом с ним.

— Ах! Если бы это был наш Фидо! — вздохнула маленькая Белл.

Через несколько мгновений Роберт, словно отвечая сестре, произнес:

— Да это же Фидо! Мама, я узнал его! Это Фидо!

— Фидо! — пробормотала миссис Клифтон.

— Да, мама! — повторял юноша. — Фидо! Наша храбрая собака! Но как он оказался рядом с Флипом? Фидо! Фидо! — громко закричал он.

В ответ донесся лай.

— Он меня узнал! Узнал! — повторял Роберт.

В этот момент шлюпка вошла в узкий пролив между островком и побережьем; отливное течение несло ее с большой скоростью. Она вскоре достигла оконечности утеса. Флип резко повернул руль, что позволило шлюпке удачно обогнуть мыс.

Собака бросилась в воду и поплыла к детям, преодолевая наискось течение, которое угрожало ее унести в океан. Вскоре она выбралась на берег и бросилась к детям, которые принялись наперебой ласкать ее!

А Марк уже бежал к шлюпке. Смертельно бледная миссис Клифтон едва поспевала за ним.

Шлюпка немного вильнула и уткнулась носом в берег. Флип правил стоя. Лежащий около него человек слегка приподнялся, и миссис Клифтон без чувств упала на грудь супруга, которого так оплакивала!


Глава XIII | Дядюшка Робинзон | Глава XV