home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XVII

Когда буря радости немного утихла, почтенный моряк, схватившись за голову, принялся ругать себя на чем свет стоит. И в самом деле, к каким немыслимым уловкам пришлось прибегать эти три дня, в то время как у больного в кармане лежал трут! Возможно, Гарри Клифтону следовало быстрее отдать свое сокровище — сразу же после первых слов миссис Клифтон. Но кто решился бы упрекнуть его?

Когда спокойствие в маленькой колонии было восстановлено, дядюшка Робинзон принялся разжигать огонь. Для этого не потребовалось ничего, кроме сломанного лезвия, служившего огнивом, кремня и кусочка трута.

Неоспоримым достоинством последнего было то, что он оказался очень сухим. Дядюшка оторвал маленький кусочек и тщательно смотал в клубок оставшуюся часть. Затем сложил в кучу опавшие листья, сухой мох и тоненькие веточки, которые сразу же могли воспламениться. Моряк уже было приготовился высечь искру, когда его окликнул Роберт:

— Дядюшка Робинзон!

— Да, мсье Роберт?

— А вам не пригодится мой пистолет?

— Пистолет?

— Положите на полку[105] вместо пороха кусочек трута и выстрелите: трут загорится.

— Это мысль, юный мсье, и, честное слово, сейчас же попробую ее осуществить.

Дядюшка взял пистолет, положил на полку маленький кусочек трута и тем самым зарядил оружие.

— Позвольте мне, — попросил Роберт.

Моряк передал юноше пистолет. Роберт выстрелил, и искры, высеченные из кремня, зажгли трут. Дядюшка, наклонившись над очагом, положил на середину сухих листьев. Огонь разгорелся почти мгновенно. Затрещал сухой валежник, и яркое пламя устремилось ввысь под радостные крики детей.

Миссис Клифтон повесила над огнем котелок с прозрачной водой, куда были положены лапки лягушек — моряк разделал их с необычайной ловкостью.

В полдень мясо, приправленное овощами, сварилось. Оно источало восхитительный аромат. Жареный кролик, за приготовлением которого наблюдал сам дядюшка Робинзон, литодомы и голубиные яйца дополняли праздничное меню. Ничего сырого. Только вареное и жареное, даже ядра семян пинии. Все с радостью уселись за стол. Вне всякого сомнения, это был знатный пир. Бульон из лягушачьих лапок, даже без овощей, получился превосходным. Гарри Клифтон потребовал, чтобы все положили себе большие порции. Пробу снимать поручили дядюшке Робинзону. Он, кто ел гнезда саланган[106] в Китае, жареных кузнечиков на Занзибаре, «то есть, возможно, самую лучшую пищу в мире», был вынужден признать, что ничто не может идти в сравнение с бульоном из лягушек. Поэтому великого охотника Джека специально попросили и впредь вести охоту на этих земноводных.

Вполне окрепший мистер Клифтон захотел совершить прогулку до озера вместе с женой и детьми. Однако миссис Клифтон предпочла заняться домашними делами. Инженер, трое мальчиков и моряк направились к утесу. Роберт и Джек захватили с собой удочки. Миновав полосу красивых деревьев, маленький отряд вышел на берег озера. Отец присел на поваленный ствол и залюбовался восхитительным пейзажем — лесом, горами, подвижными дюнами, чарующей гладью прозрачной воды. Все было отмечено меланхолической поэзией, которую так остро почувствовал Купер,[107] проникновенно воспевший Шамплейн[108] и Онтарио.

Дядюшка Робинзон рассказал Гарри Клифтону о местности, уже исхоженной вдоль и поперек им и детьми, о южной лужайке, где в изобилии водились кролики, о реке с двумя руслами.

— Мы обойдем все наши владения, мсье Гарри, — сказал он, — и вы оцените их богатства. Доберемся до островка, и я не удивлюсь, если окажется, что он служит прибежищем для колоний водоплавающих птиц. А болото, огромное болото, которое я пересек, идя к вам навстречу! Ведь это самый настоящий заповедник водяной дичи! А в лесах обитают четвероногие, которые только и ждут меткого выстрела, чтобы очутиться на нашем столе! Итак: на севере — болотные птицы, на юге — дикие кролики, на востоке — зайцы, а на западе — может быть, пингвины, кто знает? Как видите, у нас нет ни в чем недостатка.

— Только мы не в состоянии убить эту дичь, — ответил Гарри Клифтон.

— Сделаем луки, мсье Клифтон, древесины нам хватает. Что касается тетивы, то нас ею обеспечат сами четвероногие.

— Хорошо, — ответил Клифтон, — но прежде всего заведем птичник, огородим территорию и попытаемся одомашнить несколько пар диких животных.

— Блестящая идея, мсье, — ответил дядюшка, — и легко реализуемая. После того как мы приручим животных, возможно, удастся окультурить съедобные растения и тогда миссис Клифтон не придется жаловаться на их нехватку.

— И в самом деле, мой достопочтимый друг, — сказал, улыбаясь, инженер, — с таким человеком, как вы, не существует ничего невозможного. Знаете ли, дядюшка Робинзон — мне очень нравится так к вам обращаться, — знаете ли, что дом, построенный на середине дороги от озера к морю, посреди этих высоких деревьев, будет великолепно смотреться?

— Я уже об этом думал, мсье, — ответил моряк, — в моем воображении этот дом уже возвышается над морем. Посмотрите немного вправо. Видите островок великолепных каменных деревьев? Природа словно нарочно вырастила их там. Мы сохраним эти деревья в качестве опор для углов комнат и внутренних стен, а лишние — срубим. Поперек положим толстые брусья. Оставим место для дверей и окон. На обрешетку крыши положим солому, и дом приобретет очень живописный вид.

— Будет также несложно, — добавил инженер, — используя наклон почвы, провести воду из озера к нашему жилищу.

— Проведем ее обязательно! — с энтузиазмом воскликнул дядюшка. — Это будет великолепно! Ах, какие планы нам предстоит осуществить! Также нужно будет в том месте, где река вытекает из озера, возвести мост — он поможет быстрее освоить правый берег.

— Да, — согласился Клифтон, — но только перекидной мост, своего рода подъемник, поскольку, если я правильно понял, всю эту часть побережья, ограниченную морем, утесом и озером, занимает русло реки?

— Да, мсье.

— На севере, — продолжал инженер, — от самого устья до того места, где река вытекает из озера, она образует преграду, непреодолимую для животных. Озеро с той самой точки, где вытекает река до слияния с верхним водным потоком, защищает северо-восточную часть местности. Дикие звери могут подобраться к пещере только с юга, обогнув озеро. Теперь представьте себе, дядюшка, что либо с помощью изгороди, либо с помощью широкого рва, наполненного озерной водой, ограждена вся эта южная часть, протянувшаяся на целую милю, от западной оконечности озера до моря. Тогда мы защищены со всех сторон, не правда ли? Таким образом будет создан обширный парк, пределы которого не смогут покинуть домашние животные и куда не сумеют войти хищники.

— Ах, мсье инженер, — воскликнул дядюшка, — даже если мне предложат угодья на берегах Мохока,[109] я не променяю их на этот парк! Нужно приниматься за работу!

— Каждому овощу — свое время, дядюшка Робинзон, — ответил Клифтон, останавливая моряка, схватившегося за топор. — Прежде чем оградить парк и возвести дом, давайте обезопасим пещеру и построим изгородь около ее входа.

— Мсье, — ответил моряк, — я готов. Если хотите, оставайтесь на берегу озера с мсье Робертом и мсье Джеком, которые ловят устриц, а мы с мсье Марком отправимся в лес, чтобы срубить несколько деревьев.

Предложение было принято. Дядюшка и его новый племянник Марк, переправившись на северный берег острова, направились в сторону леса. В это время братья Марка с наслаждением занимались рыбной ловлей. Джек спустился немного ниже, до места, где начиналась болотистая почва. Там он рассчитывал поймать немало лягушек. Отец и Роберт закинули удочки, и вскоре их добычей стали штук шесть прекрасных форелей. Но мистеру Клифтону не один раз пришлось сдерживать нетерпение Роберта-охотника.

Пока моряк с Марком отсутствовали, а Роберт удалился, чтобы вновь насадить наживку на удочки, инженер размышлял о своей новой жизни. Мысленно возвращаясь к тем суровым событиям, которые кардинально переменили его существование, он не отчаивался сделать свою семью счастливой. Однако хотелось бы знать, доведется ли ему когда-нибудь вновь увидеть родину, а для этого надо как минимум определить географическое положение их земли в морях Тихого океана. А также найти ответ на важнейший вопрос: остров или материк эта земля?

Но как измерить долготу без хронометра, а широту — без секстана? Если проследить путь «Ванкувера», опираясь на последние наблюдения капитана Харрисона, можно получить весьма приблизительные данные. И тем не менее инженеру приходилось довольствоваться лишь этой неопределенной оценкой. Безусловно, корабль отклонился к северу, но было совсем нелегко определить, до какой параллели он добрался.

Отыскать ответ на второй вопрос было гораздо легче. Для этого существовало два пути: либо взобраться на вершину пика, либо обследовать побережье на шлюпке.

Пик возвышался на пять — шесть тысяч футов над уровнем моря. Следовательно, если он находится на острове средней величины, периметр которого сорок — пятьдесят лье, то с вершины наблюдатель должен увидеть, что океан и небо сливаются на одном уровне горизонта. Но доступен ли этот пик для восхождения? Существует ли возможность пройти через лес и преодолеть последовательные гряды контрфорсов у его основания?

Другой путь — проплыть на шлюпке вдоль береговой линии и увидеть, что представляет собой земля, — выглядел более заманчивым. Дядюшка был хорошим моряком. Шлюпка же имела небольшое водоизмещение и поэтому могла долгими июньскими и июльскими днями без труда повторять изгибы берега. Таким образом, существовала возможность быстро определить характер приютившей их земли.

Если земля — материк, то возможно скорое возвращение на родину. Если же это остров, то семья Клифтон станет пленницей его величества случая, и, соизволит ли тот привести в этот район какой-либо корабль, неизвестно. Не исключено, что придется смириться с судьбой и основательно обустроить свой быт. Впрочем, Гарри Клифтон, будучи человеком энергичным и мужественным, не страшился такой перспективы. Он лишь хотел определенности и поэтому решил произвести разведку местности, как только позволят обстоятельства.

Размышляя о будущем, инженер все время наблюдал за озером. Вдруг в сотне метров от берега вода начала бурлить. Что случилось? Неужели наружу вырвались подземные силы? Тогда это послужило бы доказательством вулканического происхождения земли. Или в озере обитает огромная рептилия? Клифтон не знал, что и думать. Бурление так же внезапно прекратилось, но появилась настойчивая необходимость исследовать в будущем эти подозрительные воды.

День приближался к концу. Солнце уже клонилось к закату, когда мистеру Клифтону показалось, что у северного берега озера какая-то огромная масса движется по водной поверхности.

«Существует ли связь между этим предметом и бурлением?» — подумал Клифтон.

Гарри Клифтон позвал Роберта и Джека и показал им на движущуюся массу.

— Что бы это значило? — спросил он.

Роберт утверждал, что это морское чудовище, а Джек полагал, что по озеру плывет огромный ствол дерева. Тем временем масса приблизилась настолько, что стало ясно: это плот, управляемый людьми.

Внезапно Роберт закричал:

— Да это они! Марк и дядюшка Робинзон!

Юноша не ошибся. Его брат и моряк сколотили плот из поваленных деревьев и вели его к оконечности озера, наиболее приближенной к пещере. Через полчаса они должны были причалить к берегу.

— Давай, Джек, — сказал мистер Клифтон, — беги, предупреди маму о нашем возвращении…

Джек смотрел в сторону утеса. Расстояние казалось слишком большим. И потом, нужно было пересечь лесную зону! Он колебался.

— Ты боишься? — спросил Роберт насмешливо.

— Джек! — повторил отец.

— Хорошо, пойду я! — сказал Роберт.

— Нет! — ответил отец. — Марку и дядюшке потребуется твоя помощь.

Джек по-прежнему смотрел, не говоря ни слова.

— Сынок, — сказал отец, прижав его к себе, — не стоит бояться. Тебе скоро восемь лет. Ты уже взрослый. Представь, что мы зовем тебя на помощь и ты изо всех сил стараешься нас выручить.

— Я иду, отец, — ответил мальчик, взяв себя в руки, и, прихватив лягушек, решительно пошел в сторону леса.

— Не надо подшучивать над Джеком, — сказал мистер Клифтон Роберту. — Напротив, ты должен ободрять его. Только что он победил самого себя. Это хорошо.

Гарри Клифтон и Роберт направились к той части берега, где собирался причалить плот. Дядюшка и Марк ловко управляли им с помощью длинных шестов и вскоре пристали к берегу.

— Как хорошо! Как хорошо! — кричал дядюшка.

— Вам в голову пришла прекрасная мысль — смастерить плот, — сказал инженер.

— Это идея мсье Марка, — ответил дядюшка. — Ваш старший сын, мсье Клифтон, скоро станет знатным дровосеком! Он придумал транспортное средство, которое тащит и наши материалы, и нас самих!

Плот был изготовлен приблизительно из тридцати сосновых стволов, диаметр которых у основания составлял от 20 до 30 дюймов.[110] Стволы крепко связывались толстыми лианами. Дядюшка и оба юноши принялись за работу, и до наступления ночи бревна уже лежали на земле.

— На сегодня достаточно, — сказал дядюшка.

— Да, — согласился Клифтон, — завтра переправим их в пещеру.

— Но с вашего позволения, мсье инженер, — добавил моряк, — предварительно обтешем. Так будет легче их переправлять.

— Совершенно справедливо, дядюшка Робинзон. А теперь поспешим в пещеру, нас ждет ужин. Что вы скажете о форелях, которых мы выловили?

— А вы, мсье, что скажете о нашей добыче? Мсье Марк очень удачно выстрелил.

Дядюшка показал Клифтону животное чуть крупнее кролика с желтой в зеленоватых пятнах шерстью и очень коротким хвостом, несомненно принадлежавшее к отряду грызунов.

— Это представитель рода агути, — сказал Клифтон. — Однако он больше агути, обитающих в тропиках, — настоящих американских кроликов.[111] Вероятно, это один из тех длинноухих мара, которые водятся в умеренных зонах Американского континента.[112] Да, я не ошибся. Видите, у грызуна пять коренных зубов с каждой стороны челюсти. Как раз это и отличает их от агути.

— А мара едят? — спросил дядюшка Робинзон.

— Они вполне съедобны и легко усваиваются желудком.

Марк подвесил мару на конец палки. Клифтон оперся на руку дядюшки, и они отправились в обратный путь. В пещеру вернулись в шесть часов. Их уже ждал восхитительный ужин, приготовленный миссис Клифтон. Вечером вся семья отправилась прогуляться по берегу. Клифтон рассматривал островок, наблюдал за течениями, устремлявшимися в пролив. И инженер и дядюшка пришли к выводу, что, перегородив пролив, довольно легко обустроить небольшой порт. Однако этот проект был отложен на неопределенное время. Все силы маленькой колонии надлежало направить на более срочные работы, в том числе на сооружение изгороди. Было даже принято решение до возведения забора не совершать новых исследовательских вылазок.

Затем семья пошла назад в пещеру. Миссис Клифтон опиралась на руку мужа, дядюшка беседовал с Марком и Робертом. Джек и Белл подбирали ракушки и камешки. Создавалось впечатление, что свои владения обходят добропорядочные буржуа. Ночью Марк и дядюшка следили за огнем. Все более и более насущной становилась потребность как можно скорее найти воспламеняющийся гриб-трутовик.

На следующий день мистер Клифтон и дядюшка прочертили впереди пещеры линию, вдоль которой они собирались устанавливать изгородь. Ее первые колья опирались на склон утеса. Таким образом получился своего рода полукруглый двор, который можно было с успехом использовать для хозяйственных нужд. Определив границы, дядюшка начал копать ямы — песчаная почва поддавалась легко. Работал он до полудня.

Отдохнув, Клифтон, Марк и моряк отправились к месту, где лежали бревна. Бревнам предстояло придать нужную длину и толщину.

Поистине, ловкий моряк не преувеличивал, когда говорил о своем умении управляться с топором. Нужно было видеть, как он, широко расставив ноги, словно настоящий плотник, снимал стружку с приготовленных бревен. Этот вечер и весь следующий день моряк занимался плотницкой работой. Во вторник утром начали устанавливать колья. Их надежно вбивали в землю и скрепляли между собой поперечными брусьями. Вдоль изгороди Клифтон посадил колючие агавы, в изобилии росшие у подножия утеса. Агавы, представлявшие собой вид американских алоэ, вскоре должны были образовать живую непреодолимую преграду на подступах к пещере.

Работы по строительству изгороди были закончены 6 мая. Гарри Клифтону немедленно выпала возможность поздравить себя с удачной затеей, поскольку в следующую же ночь стая шакалов нанесла визит в лагерь. Они подняли ужасный шум. Правда, яркое пламя удерживало их от пещеры на почтительном расстоянии. И все-таки несколько животных подошли к изгороди. Но дядюшка бросил в них горящую головню, и они с воем убежали.


Глава XVI | Дядюшка Робинзон | Глава XVIII