home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава VI

Ночь прошла благополучно. Дождь прекратился около трех часов утра. К этому времени миссис Клифтон, терзаемая тревогой, потихоньку выбралась из-под шлюпки, стараясь не разбудить спящих детей. Она хотела сменить на посту верного Флипа. Так или иначе, моряк смирился и улегся, в свою очередь, под шлюпкой, чтобы хоть немного отдохнуть.

В семь часов его разбудила возня детей. Они проснулись и начали одеваться. Миссис Клифтон занималась туалетом младших, купая их в тихих водах реки. Джек, обыкновенно капризный во время утреннего умывания, на сей раз покорился и не упрямился. Ведь умываться в реке гораздо занятнее, чем в ванне.

Покинув песчаную постель, выстланную мхом, Флип с удовлетворением глянул на прояснившееся небо, где в голубой лазури высоко плыли разбросанные облака. Хорошая погода благоприятствовала его планам изучить днем близлежащие окрестности.

— Как поживаете, юные джентльмены? — радостно спросил Флип. — А вы, мисс Белл, и вы, миссис Клифтон? Ах, подумать только, я встал последним, это в моем-то возрасте!

— Милый Флип, не вы ли всю ночь бдительно стерегли наш сон? — возразила миссис Клифтон, протягивая руку своему другу и компаньону. — Да и спали всего только два часа.

— Этого вполне достаточно, — сказал Флип. — О, как я вижу, чайник уже на огне! Раз вы делаете все сами, дорогая мадам Клифтон, мне ничего не остается, как попросту сложить руки!

Произнося эту тираду, Флип подошел к очагу, на котором старый чайник был установлен меж двух раскаленных камней. Огонь в костре весело сверкал и потрескивал.

— Ах, какая вода! О, какая великолепная вода! — восклицал Флип, отнюдь не экономя восхитительных междометий. — Как прекрасно поместилась она в чайнике! От удовольствия хочется чирикать словно птичка! Быть может, не хватает нескольких чайных листьев или немного кофейных зерен, чтобы приготовить подходящий напиток, но всему свое время! Итак, мои юные друзья, кто из вас отправится со мной совершать открытия?

— Мы, мы! — закричали все трое мальчиков одновременно.

— И я, я тоже хочу идти с папой Флипом, — сказала маленькая девочка.

— Превосходно, — ответил моряк, — мне остается лишь выбирать.

— Далеко ли вы пойдете, Флип? — спросила миссис Клифтон.

— О нет. Марк, Роберт и я отойдем всего на несколько сотен шагов. Мы отправимся исследовать этот неведомый край.

— Ура! — радостно закричали оба мальчика.

— Что касается мсье Джека, — возобновил свою речь Флип, — он уже большой и ему можно доверить ответственное дело — проследить за очагом во время нашего отсутствия. Главное — пусть не жалеет дров!

— Да, да! Хорошо! — воскликнул Джек, очень гордый возложенной на него задачей. — Белл будет подносить дрова, а я — подкладывать их в огонь.

Марк и Роберт поспешили опередить Флипа и уже спускались левым берегом реки.

— Вы скоро вернетесь? — спросила миссис Клифтон.

— Через час, мадам, — отвечал моряк. — Именно столько времени потребуется, чтобы обогнуть обрыв и рассмотреть бухту, в которую вчера нас вынесло течением. И потом, нужно изловчиться и добыть что-нибудь на завтрак, а наш небольшой запас мяса и сухарей постараемся приберечь.

— Что ж, отправляйтесь, дружище. И если с высоты обрыва, — добавила миссис Клифтон, и глаза ее увлажнились, — вы заметите вдали… в море…

— Да! Понятно, мадам! У меня острый глаз! Я увижу. Не всё ясно в этом деле, и, быть может, мистер Клифтон… В конце концов, надейтесь и сохраняйте спокойствие. Будьте примером мужества и смирения для детей. Не следует отчаиваться. Ах! Огонь! Заботьтесь о нем более, чем о чем-либо другом! Хотя, я полагаю, мсье Джек не позволит ему погаснуть! Но все же поглядывайте. А я ухожу, ухожу!

Итак, Флип простился с миссис Клифтон и не замедлил присоединиться к своим молодым спутникам.

В устье реки прибрежная скала неожиданно изгибалась под очень острым углом. Каменная гряда тянулась на север и на юг, образуя отвесный морской берег. Начался отлив, и вода отступала, обнажая песчаную отмель из камней и песка, по которой легко было идти, не замочив ног.

— А мы не попадем в прилив? — спросил Марк.

— Нет, мой юный друг, — отвечал Флип. — Отлив только начался, а полная вода[51] наступит где-то около шести часов вечера. Поэтому спокойно спускайтесь на отмель и осмотрите хорошенько скалы. Повсюду в природе встречаются отличные и очень полезные вещи. Мне же необходимо взобраться наверх, но не беспокойтесь, я не выпущу вас из поля зрения!

Марк и Роберт разошлись — каждый в свою сторону. Марк, более наблюдательный, шел с осторожностью, рассматривая внимательно отмель и скальный обрыв. Нетерпеливый Роберт скакал с камня на камень, перепрыгивал через лужи, рискуя поскользнуться на пучках морских водорослей.

Флип, продолжая двигаться песчаной отмелью к югу, не выпускал мальчиков из виду. Пройдя вдоль высокой береговой скалы с четверть мили, он не обнаружил ничего, кроме однообразных отвесных круч. Вверху обрыва порхало великое множество — целый мир — водоплавающих птиц, в особенности различных лапчатоногих.[52] С удлиненными, крепкими и заостренными клювами, очень крикливые, они были немного испуганы присутствием человека, без сомнения, впервые нарушившего их уединение. Среди этих водоплавающих Флип углядел несколько поморников — небольших птиц, родственных чайкам, которых иногда называют навозниками,[53] и мелких ненасытных чаек,[54] которые гнездились в расщелинах гранита. Ружейным выстрелом, произведенным посреди этого «муравейника», можно было сразить множество пернатых. Но у Флипа не было ружья, да, впрочем, все эти чайки и поморники почти не съедобны, а их яйца просто отвратительны на вкус.

Вглядываясь в прибрежную линию, Флип отметил, что обрывистый утес тянется приблизительно на две мили к югу и оканчивается внезапно высоким острым мысом, отвесная круча которого, отшлифованная волнами, покрыта у подножия белой пеной прибоя. Если появится необходимость обогнуть мыс, достаточно ли будет прождать еще час, пока уровень моря понизится с отливом? Именно об этом раздумывал Флип, когда стоял перед входом в бухту, образовавшимся после грандиозного обвала скалистой стены.

— Вот естественная лестница, — говорил он себе, — нужно ею воспользоваться, тогда с высоты прибрежного утеса можно будет наблюдать одновременно и за землей, и за морем.

И Флип начал восхождение по каменным завалам. Благодаря ловкости и силе, а также крепости ног, он за несколько минут достиг гребня скалы.

Взобравшись наверх, первый взгляд моряк устремил на землю, что простиралась перед ним. В трех-четырех лье вздымался огромный горный пик, покрытый снегом. Начиная от подножия и до двух миль в стороны от заснеженной вершины тянулись обширные заросли ровного зеленого цвета — эту окраску придавали лесу вечнозеленые деревья. Затем между лесом и обрывистым прибрежным утесом зеленел луг с рощицами, прихотливо разбросанными там и сям. Слева от Флипа, на правом берегу, величественное нагромождение гранитных скал скрывало горизонт, и луга в этой стороне не было видно, хотя, без сомнения, он тянулся и по ту сторону реки. Понижаясь к югу, непрерывная каменная стена сменялась отдельными каменными глыбами, торчавшими среди дюн и песчаных отмелей на протяжении многих миль. Вдалеке взгляд приковывал мыс, дерзко вдававшийся в море. Но там, с другой стороны мыса, земля тянется на запад или на восток? Является ли она частью материка? Или же, закругляясь к востоку, превращается всего лишь в один из бесчисленных островков северной части Тихого океана, на который злая судьба забросила обездоленную семью Клифтон?

Флип не мог пока это выяснить и временно отложил поиски ответа на столь важный вопрос. Земля же сама по себе, будь она остров или материк, казалась плодородной, приятной глазу, богатой разнообразными природными дарами, а большего Флип от нее и не требовал.

Сделав краткий осмотр суши, моряк обратился теперь к океану. Перед глазами тянулась песчаная отмель, ограниченная пенной линией прибоя, разбивающегося о подводные скалы. Эти скальные обломки напоминали амфибий, лениво разлегшихся посреди бурунов. Тут Флип заметил двух мальчиков, которые увлеченно рылись в каменных расщелинах.

«Похоже, они что-то нашли, — решил Флип. — Если бы это были мсье Джек или маленькая Белл, я бы не усомнился, что дети заняты сбором красивых ракушек. Но мсье Марк — серьезный молодой человек, значит, они с братом поглощены пополнением наших съестных запасов».

За линией рифов, отмеченной пенным прибоем, море сверкало под косыми лучами солнца, которые освещали также и вершины береговых скал. В сияющем море, на безбрежном водном пространстве, насколько хватало глаз, не виднелось ни паруса, ни лодки, ничего, что напоминало бы о «Ванкувере»! Ничего, что могло бы обещать спасение несчастного Гарри Клифтона!

Флип бросил последний взгляд на песчаную полоску отмели внизу. Он отметил, что эта часть побережья как бы прикрыта продолговатым островком, протяженностью с милю, северная оконечность которого находится приблизительно на одном уровне с устьем реки, а южная — на широте того высокого мыса, которым обрывалась прибрежная каменная гряда. Возможно, островок тянется и дальше на юг, но этого Флип пока не мог разглядеть. Пустынный, бесплодный островок достаточно высоко вздымался над водой, защищая сушу от ударов могучих морских волн, оставляя между землей и бушующей стихией тихий, спокойный пролив, в котором без труда могла укрыться целая шлюпочная флотилия.[55]

Тщательно рассмотрев все особенности расположения островка, Флип решил присоединиться к своим юным спутникам. Мальчики заметили это и делали моряку знаки поскорее спускаться. Флип вновь воспользовался каменной лестницей, сделанной самой природой, отложив до более удобного случая дальнейшие исследования. Когда моряк оказался на берегу, он двинулся навстречу Марку и Роберту, прыгая с камня на камень.

— Скорее, скорее, дорогой Флип, — кричал непоседа Роберт, — спешите к нам, мы набрали много прекрасных съедобных моллюсков!

— Кто-то ест, а кого-то едят, — невозмутимо заметил Флип при виде подростка, отделяющего зубами аппетитных моллюсков, заключенных в двойную створку раковины.

— Ах, оставьте, Флип! Взгляните на эти скалы — они увешаны моллюсками. Теперь-то мы уж точно не умрем с голоду.

Действительно, скалы, обнаженные морским отливом, сплошь были покрыты продолговатыми ракушками, которые висели гроздьями и плотно прилеплялись к скале, перемежаясь пучками фукусов, морских водорослей.

— Это мидии, — говорил Марк, — превосходные мидии; только что я видел, как они укрывались в расщелинах среди камней.[56]

— Тогда это не мидии, — возразил моряк.

— Мидии, мидии! — выкрикнул Роберт, который к свидетельству глаз присоединил еще и свидетельство вкуса.

— Видите ли, мсье Роберт, — продолжал Флип, — мидии по большей части встречаются в Средиземном море, немного реже — в морях вблизи Америки. Я ел мидии так часто, что имею некоторую претензию их узнавать. Бьюсь об заклад: уплетая эти моллюски, вы нашли их весьма пряными на вкус.

— Да, действительно, — подтвердил Марк.

— Заметьте, кроме того, что створки образуют продолговатую раковину, почти одинаково закругленную на обоих концах, — такой не бывает у обычных мидий. Эти моллюски называются литодомы,[57] что, однако, не делает их менее вкусными.

— Получается, — сказал Роберт, — то, что мы нашли, позволит маме разнообразить наш стол. Поспешим к ней! — добавил мальчик, которому, похоже, не терпелось вернуться в лагерь.

— Эгей, не бегите так быстро, — прокричал Флип вслед Роберту, который уже несся по камням. Но мальчик не последовал его совету.

— Пусть идет, — сказал Марк. — Мама будет меньше волноваться, когда он объявится.

Марк и Флип возвратились на отмель, что тянулась вдоль подножия прибрежной каменной гряды. Очевидно, было около восьми часов утра. У исследователей проснулся хороший аппетит, и идея сытно позавтракать получила всеобщее одобрение. Моллюски, правда, содержат мало азотистых веществ, и Флип сожалел, что не может доставить миссис Клифтон более питательное блюдо. Но поймать рыбу без сетей и лески, а дичь — без ружья и силков довольно трудно. К счастью, Марк, продвигаясь вдоль гранитной стены, вспугнул полдюжины птиц, которые довольно низко гнездились в выемках скалы.

— Это не чайки, — заметил моряк. — Посмотрите, мсье Марк, они удирают что есть духу! Если я не обманываюсь, у нас будет превосходная дичь.

— Что это за птицы? — спросил Марк.

— Судя по двойной черной полосе на крыле, белому копчику, голубовато-пепельному оперению, это сизые, или дикие, голуби, которых называют также скальными голубями. Позже мы попробуем приручить нескольких для будущего птичьего двора. Но раз голуби этой породы вкусны, то и яйца их должны быть недурны. Вот только есть ли они в гнездах?

Продолжая говорить, Флип приблизился к отверстию в скале. Оттуда только что выпорхнули дикие голуби, которых вспугнул Марк. В каменной впадине оказалось с дюжину яиц. Флип осторожно собрал их и увязал в платок. Решительно, завтрак становился полноценным. Марк к тому же собрал несколько пригоршней соли в каменных ложбинках, где морская вода испарялась под лучами солнца. Затем моряк и мальчик повернули обратно к месту стоянки.

Четверть часа спустя после того как Роберт поспешно убежал, Флип и Марк, обогнув утес, увидели извивающиеся в воздухе клубы дыма и дружную компанию колонистов вокруг жаркого, искрящегося очага. Прибывших встретили как дорогих гостей. Миссис Клифтон установила на огне чайник, и моллюски уже варились в нескольких пинтах морской воды для лучшего вкуса. Двое младших детей с радостью разглядывали голубиные яйца. Маленькая Белл поначалу, правда, потребовала подставку для яиц, но Флип, не имея возможности ее предложить, утешил девочку обещанием собрать яйца при первом удобном случае «на дереве, где растут и подставки». На сей раз довольствовались яйцами, испеченными в горячей золе.

Вскоре завтрак был готов. Моллюски, отваренные в морской воде, распространяли восхитительный аромат. Нашлись и тарелки, поскольку миссис Клифтон набрала с дюжину больших раковин морских гребешков, которые прекрасно заменили посуду. Когда чайник опустел, Марк направился к реке за водой, пригодной для питья. Во время еды Флип, по обыкновению, развлекал общество такими рассказами о планах на будущее, которые у любого могли заронить желание потерпеть кораблекрушение и высадиться на необитаемом острове. Само собой, никто и не прикоснулся ни к сухарям, ни к соленому мясу, предназначавшихся отныне для самых чрезвычайных обстоятельств.

Окончив завтрак, миссис Клифтон и Флип побеседовали об улучшениях, которые следовало внести в расположение и обустройство лагеря. Чтобы найти более надежное укрытие, следовало весьма серьезно обследовать окрестные скалы. Но Флип решил отложить это исследование до следующего дня. Он не решался в первый же день уходить достаточно далеко и оставлять миссис Клифтон одну с детьми. К тому же моряк хотел пополнить запасы дров.

Итак, по правому от русла реки берегу Флип вновь отправился в лес и сплавил несколько дровяных плотов. Моряк также разжег два превосходных костра, принимая меры предосторожности на случай, если один погаснет.

Так прошел второй день пребывания на неведомой земле. На ужин ели литодомы и яйца, найденные Флипом и Робертом. Затем наступила ночь, звездная ночь, которую вся семья провела, укрывшись под шлюпкой. Миссис Клифтон и Флип по очереди следили за огнем, и ничто не нарушало ночной тишины, кроме далеких и редких криков диких зверей, от которых не раз содрогалось сердце несчастной матери.


Глава V | Дядюшка Робинзон | Глава VII