home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава VIII

Пока Флип и Роберт отсутствовали, ничего не случилось. Огонь старательно поддерживали. Благодаря Марку, пополнившего запасы голубиных яиц и моллюсков, и стараниям Флипа, добывшего водосвинку и несколько дюжин куруку, о пропитании можно было временно не беспокоиться.

Прежде чем рассказать о походе, моряк занялся стряпней: и ему, и Роберту не терпелось пообедать, у обоих охотников разыгрался отменный аппетит. Куруку решили сохранить до следующего дня, а сегодня приняться за грызуна, оказавшего при поимке воистину достойное сопротивление.

Но животное следовало вначале разделать. Флип как настоящий моряк, то есть мастер на все руки, взял это на себя. Он освежевал тушку с завидной ловкостью и нарезал куски превосходного филе, отбивные из которого разместили на горячих углях. Тут же в чайнике варились моллюски, а в золе пеклись яйца. Обед был, таким образом, весьма недурен. Остатки туши — конечности, напоминающие задние ноги барана, — оставили на завтра для превращения их в копченый окорок. Копчением дымом от горящих сырых дров собиралась заняться миссис Клифтон.

Вскоре воздух наполнился великолепным запахом свежеподжаренного мяса. Мать ловко изготовила для трапезы своеобразные тарелки — ими служили раковины морского гребешка. И вот наступил чудесный момент, когда в тени обрыва, на песке все расположились вокруг горячего чайника. Моллюски — пища уже вполне привычная — пользовались традиционным успехом; но отбивные из капибары едоки признали несравненными, единственными в мире. Послушать славного Флипа, так он в жизни не пробовал ничего вкуснее! Впрочем, слова моряка подкреплялись неутомимостью, с которой он поглощал приготовленное на углях мясо.

Когда голод был утолен, миссис Клифтон попросила рассказать об экспедиции. Но Флип предоставил право отчитаться своему юному компаньону. Роберт немного сумбурно, торопливо, короткими, иногда грамматически неправильными фразами, но очень выразительно описал и прогулку в лесу, и охоту на куруку, и ловлю водосвинки, и озерные берега, и путь от южного мыса до лагеря. Мальчик не забыл упомянуть и о своей нетерпеливости, по милости которой добычу едва не упустили, и ничуть не преувеличил собственной роли в памятной борьбе с грызуном-амфибией. Что упускал Роберт, добавлял Флип.

Мать, слушая рассказ, нежно обняла одной рукой Роберта, а другой рукой — Марка, слегка завидующего, быть может, успехам младшего брата. Так миссис Клифтон выражала благодарность старшему сыну, охранявшему спокойствие лагеря во время отсутствия охотников.

Затем моряк сообщил о самом главном — об открытии пресноводного озера.

— Если, мадам Клифтон, — сказал Флип, — поселиться между озером и морем, мы окажемся в настоящем Эдеме.[66] Море всегда будет у нас перед глазами, а озеро полностью обеспечит пропитанием. Думаю, там водится множество водяных птиц. А по берегам я заметил кокосовые пальмы — растения, ценные во всех отношениях.

— Но как же мы перенесем наш лагерь? — спросила миссис Клифтон.

— Гораздо хуже оставаться здесь, — отвечал Флип. — Искать укрытия под шлюпкой, превращенной в крышу сарая, — вовсе не то же самое, что иметь надежное жилище. Это недостойно уважающих себя потерпевших кораблекрушение! Обязательно отыщется какой-нибудь грот, пещера или хотя бы впадина, простая выемка…

— …которую мы увеличим! — подхватил маленький Джек.

— Да, ножом. — Флип одобрительно и ласково улыбнулся мальчику.

— Или взрывом! — добавила Белл.

— Вы правы, моя прелестная мисс, — согласился моряк, — построенное без раствора, без удара молотка — чудное жилище, достаточно теплое зимой и всегда прохладное летом!

— Мне бы хотелось иметь красивый грот, — продолжала малышка» — грот с алмазами на стенах, как в волшебных сказках.

— Так и будет, мисс Белл, специально для вас его отыщет фея! — сказал Флип. — Ведь феи всегда слушаются хороших маленьких девочек!

Белл захлопала в лодоши, и бравый моряк был совершенно счастлив, пробудив в детях чуточку радости и надежды. Миссис Клифтон глядела на него, пряча улыбку в уголках бледных губ.

— Итак, — возобновил Флип свою речь, — нужно присмотреть место для нового лагеря. Но сегодня уже слишком поздно, сделаем это завтра.

— А озеро, оно очень далеко? — спросил Марк.

— Нет, надо пройти меньше двух миль. Поэтому утром, с вашего разрешения, миссис Клифтон, я заберу — всего на два часа, только на два часа! — мсье Марка и мсье Роберта, и мы отправимся исследовать местность.

— Всё, что вы делаете, всё — к лучшему, мой друг, — ответила миссис Клифтон. — Может быть, вы и есть наше Провидение?

— Хорошенькое Провидение! — воскликнул моряк. — Провидение, которое имеет в своем распоряжении только нож!

— Да, — добавила миссис Клифтон, — только нож, но еще и умелые руки, и светлую голову!

Проект, хоть и отложенный до завтра, не оставлял возможности прохлаждаться. Поэтому отдыхать Флип решил, собирая дрова.

Наступил вечер. Огонь в очаге готовились поддерживать всю ночь, которая, судя по ясному небу, обещала быть холодной. Миссис Клифтон подсушила у костра мох для песчаного ложа, и дети прижались друг к другу в теплой постели, как птенчики в гнезде.

Миссис Клифтон не без труда уговорила наконец Флипа отдохнуть хотя бы несколько часов, а сама осталась дежурить у очага. Моряк повиновался, но твердо решил спать вполглаза. И вот женщина осталась одна-одинешенька темной ночью у потрескивающего огня. Одновременно внимательная и погруженная в себя, она мысленно устремилась в море вслед за взбунтовавшимся кораблем.

На следующее утро, сразу после короткого завтрака, Флип дал сигнал отправления двум своим юным спутникам. Марк и Роберт обняли миссис Клифтон и, опередив моряка, вскоре уже огибали угол скалистого обрыва. Флип быстро к ним присоединился. Проходя мимо скал, он отметил, что колония литодом на отмели просто неисчислима. С другой стороны пролива, на продолговатом островке, укрывавшем побережье, важно прогуливалось множество птиц. Эти представители фауны, пингвины, принадлежали к ныряющим птицам;[67] их легко было узнать по резкому, неприятному крику, напоминающему рев осла. Флип отлично знал, что неповоротливых разинь, тяжелых и глупых, легко сразить ударом палки или камня, а мясо их, хотя и темноватое, вполне съедобно. Поэтому в один из ближайших дней следовало пересечь пролив и исследовать островок, который наверняка изобилует дичью. Но моряк пока поостерегся сообщать о своих намерениях двум мальчикам, иначе Роберт, без сомнения, немедля бросился бы вплавь к островку, чтобы начать охоту на птиц.

Через полчаса после выхода из лагеря Флип, Марк и Роберт добрались до южной оконечности прибрежного утеса, подножие которого в тот момент было обнажено отливом. Затем они достигли обширного луга, разведанного накануне, разделявшего озеро и морское побережье. Местность показалась Марку, видевшему ее впервые, удивительно красивой. На полпути к озеру величественно поднимались букеты кокосовых пальм, немного далее заслон из живописных деревьев следовал неровностям невысоких холмов. Здесь росли чудесные хвойные — сосны, лиственницы, и среди них — около тридцати великолепных каркасов,[68] могучих представителей семейства ильмовых, известных в Виргинии под названием каменных деревьев.

Флип и его юные компаньоны обследовали всю местность, ограниченную с востока кромкой озера. Озеро просто кишело рыбой. Чтобы ее добыть, не требовалось ничего, кроме простейших удочек, крючков или сетей; Флип обещал Марку и Роберту изготовить их, как только маленькая колония окончательно обоснуется на новом месте.

Обходя западный озерный берег, Флип обнаружил следы крупных животных, которые, видимо, совсем недавно приходили на водопой. Но ничто не говорило о присутствии здесь человека. Путешественники шли по совершенно девственной, безлюдной земле.

Через некоторое время Флип возвратился к прибрежному обрыву для тщательного осмотра южной стороны скалы, перпендикулярно вдававшейся в море. Заостренная оконечность вытянутого мыса обрывалась в нескольких шагах от растущих там каменных деревьев, образуя совсем узенькую площадку.

Осмотр скального массива проводился очень внимательно. Исследователи надеялись обнаружить там какую-нибудь выемку, достаточно просторную для поселения всей семьи. Поиски завершились удачей: Марк нашел именно то, что требовалось, — настоящую гранитную пещеру около тридцати футов в длину и двадцати в ширину. Землю в ней устилал мелкий песок, посверкивающий слюдяными крупинками. Высота пещеры превышала десять футов. Каменные стены, сильно шероховатые наверху, у основания были гладкими, будто море отполировало и сгладило прежние неровности. Вход, довольно неправильной формы, напоминал треугольник, но это наружное отверстие обеспечивало внутри достаточно света.

Марк, проникнув в пещеру, не позволил себе ни скакать, ни резвиться, ни кататься по песку — то, что непременно проделал бы Роберт, прыжки которого могли уничтожить цепочку следов, глубоко впечатавшихся в почву. Флип сразу углядел эти широкие оттиски, явно оставленные животным, опиравшимся на всю стопу, а не на кончики пальцев, как это делают быстроногие млекопитающие. Мощные конечности стопоходящего, наследившего в пещере, были снабжены крючкообразными, сильно загнутыми когтями, отметки которых четко различались на песке.

Флип не хотел пугать своих юных помощников и с самым безразличным видом стер следы. Заявив, что все это пустяки, моряк на самом деле задался конечно же вопросом: может ли пещера, которую посещает большой дикий зверь, послужить надежным убежищем для совершенно безоружных людей? Однако, исходя из сделанных наблюдений, резонно решил, что грот вряд ли являлся берлогой — вокруг нет никаких экскрементов или обглоданных костей. Визит животного, несомненно, был случайным и, вполне вероятно, больше не повторится. Впрочем, если перегородить вход каменными блоками, пещера станет безопасной. Кроме того, очаг, который необходимо поддерживать разожженным днем и ночью, неминуемо отпугнет диких зверей, испытывающих перед огнем непреодолимый страх.

Поэтому Флип решил сделать просторную пещеру основным лагерем. Тщательно осмотрев внутренние стены, моряк пришел к заключению, что они сложены из той же породы, что и скалы снаружи. Высота их будущего пристанища составляла около пятидесяти футов, но была наибольшей в глубине, потолок накренялся подобно высоким крышам, которые венчали кирпичные дома эпохи Людовика XIII. Пещеру, расположенную в трех сотнях метров от морского берега и в двух сотнях метров от озера, с запада частично прикрывал гранитный уступ. Он защищал вход в убежище от ненастья. Правда, по этой причине из самой пещеры не было прямого вида на море, но в боковой просвет оно просматривалось вплоть до высокого южного мыса. Центрального пика, возвышавшегося позади скалы, тоже нельзя было увидеть, но зато всюду глаз натыкался на лазурную гладь озера, с живописным лесистым берегом и громоздящимися напротив дюнами. Очертания их плавно сливались с далекой линией горизонта. Этот дивный пейзаж вселял радость и надежду!

Расположение пещеры было столь удачным — между озером и морем, на кромке зеленеющего луга, затененного живописными деревьями, — что Флип решил в тот же день перевести сюда семью Клифтон. Мальчикам такая мысль пришлась по душе, и все трое решили возвращаться в лагерь.

На обратном пути вдоль подножия обрыва не обошлось без охоты и рыбалки. Дети не хотели приходить в лагерь с пустыми руками. Роберт устремился на добычу голубиных яиц, а Марк, возобновляя запасы моллюсков, настиг так называемого карманного краба — огромного, спереди узкого, в зубчатом панцире. На вид тот весил не менее пяти фунтов,[69] и при захвате проворно избавился от своих великолепных клешней. Это был самый лакомый кусок. Тем временем Роберт насобирал около дюжины яиц, правда, часть при этом раздавил, поскольку хватал их слишком поспешно.

В 10 часов Флип и оба его попутчика приблизились к месту стоянки. Еще издалека они увидели взмывающий ввысь дым костра. Джек и Белл, которым доверили следить за огнем, старательно выполняли это поручение.

Миссис Клифтон, не откладывая, занялась приготовлением свежего краба. Его пришлось разделить на части, чтобы поместить внутрь чайника. Сваренный в морской воде, краб ни в чем не уступал по вкусу омарам и лангустам европейских морей.

Миссис Клифтон с готовностью поддержала план Флипа по переселению. Но после завтрака небо, столь переменчивое здесь в последние дни марта, когда дуют равноденственные ветры, заволокли тучи. Начинался сильный ливень. Флипу пришлось отказаться от мысли перебраться на новое место немедленно. Шквальные порывы северо-западного ветра с дождем ударялись в скалу и угрожали полностью разрушить моховую постель под лодкой. Флип усердно боролся с грозящим наводнением. Семейство Клифтон, плохо защищенное от непогоды, претерпело множество тягот и тревог от неистовой бури, которая длилась весь день и всю ночь. С огромным трудом удалось сохранить огонь в очаге, и никогда еще необходимость жилища, огражденного от ветра и непроницаемого для дождя, не чувствовалась нашими героями так настоятельно.


Глава VII | Дядюшка Робинзон | Глава IX