home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава IX

Назавтра небо оставалось хмурым, но дождь прекратился. Флип и миссис Клифтон решили отправляться в путь сразу же после завтрака. После дождливой, ненастной ночи всем не терпелось поскорее обосноваться в новом жилище.

Миссис Клифтон, проследив за утренним туалетом малышей, стала готовить в дорогу еду. Джек и Белл играли и бегали по песку, несмотря на просьбы утихомириться. Неугомонный Джек, не уступавший Роберту живостью характера, подавал младшей сестре далеко не лучший пример для подражания. Дети могли легко порвать свои единственные костюмчики. На диком, пустынном берегу был найден способ обогреться и прокормиться, но где брать одежду, чем шить? Эта задача казалась миссис Клифтон неразрешимой.

За завтраком, разумеется, обсуждалось предстоящее переселение. Самым насущным вопросом был вопрос, как перебраться на новое место.

— У вас есть идеи, мсье Джек? — обратился моряк к младшему из мальчиков, желая вовлечь того в обсуждение серьезного дела.

— У меня? — переспросил Джек.

— Да, — кивнул Флип, — как же мы переберемся в новый дом?

— Наверное… пойдем пешком, — задумался Джек.

— Если не поедем омнибусом до Пятой авеню,[70] — с улыбкой продолжил Роберт.

Шутка намекала на систему передвижения в больших американских городах.

— Омнибус? — переспросила Белл, глядя на Флипа круглыми от удивления глазами.

— Прошу тебя, Роберт, не смейся, — сказала миссис Клифтон. — Наш друг Флип задал очень серьезный вопрос и ждет обдуманного ответа.

— Но это же просто, мама! — воскликнул подросток, слегка покраснев. — Наше имущество не слишком велико. Я понесу чайник. Мы пойдем дорогой вдоль обрыва и вскоре придем к пещере!

И тут же нетерпеливый Роберт вскочил, готовый отправиться в путь.

— Минуточку. — Флип придержал мальчика рукой. — Не так быстро! А огонь?

Действительно, Роберт совершенно забыл про драгоценный огонь: раскаленный очаг тоже следовало как-то перенести на новое место.

— Ладно, а вы что скажете, мсье Марк? — спросил моряк.

— Я подумал и решил, — начал Марк, — что можно использовать другой способ. Рано или поздно все равно придется вести шлюпку к другой пристани, так почему бы не использовать ее для перевозки?

— Отлично, мсье Марк! — воскликнул моряк. — Превосходная идея, и, думаю, лучшего нам не придумать! Возьмем шлюпку, погрузим туда большую вязанку хвороста, на слой золы уложим горячие головешки и под парусом отправимся к новому жилищу у озера.

— Ура! — закричал Джек, обрадованный возможностью морской прогулки.

— Как вам нравится мой план, мадам? — спросил Флип.

Миссис Клифтон выразила готовность последовать совету моряка. Тотчас стали готовиться к отплытию, намереваясь использовать энергию прилива, который создавал между вытянутым вдоль берега островком и скалистой сушей течение, направленное с севера на юг. Сначала требовалось опустить шлюпку на землю. Это удалось сделать, вынимая один за другим ее поддерживавшие камни. Как только суденышко встало на киль, слегка накренившись на один бок, все — взрослые и дети — начали толкать его к реке. Там шлюпку спустили на воду, а для защиты от волны обвязали чалку вокруг большого камня, и погрузка началась. Северо-восточный ветер был благоприятным, и Флип решил использовать фок. Марк толково помогал моряку: парус закрепили на рее, чтобы позже подтянуть к верхушке мачты.

Вот как происходила погрузка. В шлюпку поместили сколько возможно дров, укладывая на дно самые тяжелые в качестве балласта. Затем Флип на кормовой банке насыпал слой песка, а сверху — золы. На этой двойной подстилке Марк уложил тлеющие головешки и пламенеющие угли. В пути Флип, управляясь с рулем, должен был следить за передвижной жаровней и поддерживать огонь с помощью топлива, погруженного на борт. Впрочем, из предосторожности костер в лагере тушить не стали. Наоборот, Роберт оживил пламя, набросав туда огромные охапки хвороста, чтобы в любой момент можно было вновь разжечь походный очаг. Марк сам вызвался остаться возле огня в покинутом лагере, пока семейство благополучно не завершит путешествие. Но Флип рассудил, что от этого не будет никакой пользы, да и не хотелось никого оставлять на берегу в одиночестве.

К девяти часам всё погрузили: чайник, мешок с сухарями и солониной, окорок из водосвинки, который миссис Клифтон так и не удалось закоптить накануне, литодомы и птичьи яйца. Флип на прощанье внимательно огляделся — не забыто ли что; утерять хоть что-нибудь из их бедного хозяйства было бы непростительно. После моряк дал знак садиться в шлюпку. Марк и Роберт поместились на носу, миссис Клифтон, Джек и Белл уселись на кормовом настиле. Флип расположился на последней банке,[71] около румпеля и вблизи дымившегося на другом краю скамьи очага с углями, следя за головешками, как весталка[72] за священным огнем.

По команде моряка Марк и Роберт повисли на фале и подтянули парус к верхушке мачты. Флип отвязал чалку, удерживавшую шлюпку, поставил парус по ветру, намотав шкот на утку,[73] и шлюпка отошла от берега, преодолевая поднимавшуюся по реке приливную волну. Достигнув устья, Флип натянул шкот, и вот уже судно вошло в пролив между скал. На середине его подхватил стремительный поток.

Море было спокойно, ветер дул с суши. Легкая шлюпка шла с большой скоростью. Панорама грандиозного берегового обрыва разворачивалась перед глазами восхищенных юных пассажиров. Над поверхностью моря носились тучи птиц, наполняя воздух оглушающими криками. Напуганные рыбы то и дело выпрыгивали из родной стихии. То там, то здесь вода расходилась большими кругами, и Флип замечал то робкого тюленя, то капризную морскую свинью.[74] Шлюпка шла совсем близко от правого берега пролива на расстоянии лишь нескольких метров от островка, и можно было вблизи наблюдать сотни глуповатых пингвинов, которые и не собирались разбегаться. Птичий островок поднимался на два туаза[75] над водой и образовывал, таким образом, длинную, плоскую и бесплодную скалу, брошенную, как плотина, между берегом и океаном. Флип думал, что, если перекрыть пролив между островком и берегом с одной стороны, получившийся тупик легко превратить в естественный порт для целой флотилии.

Шлюпка шла быстро. Все молчали. Дети рассматривали нависающий над водой грандиозный скалистый утес. Флип управлял суденышком и следил за огнем; миссис Клифтон с немым вопросом вглядывалась в морские дали. Но ни одного паруса не виднелось на бескрайней, пустынной поверхности океана.

По прошествии получаса шлюпка достигла южной оконечности прибрежного обрыва и повернула, стараясь избегнуть коварных подводных рифов. Поток воды, устремляющийся из пролива, и приливное течение, сталкиваясь, образовывали сильные буруны.

Как только путешественники обогнули мыс, их глазам открылся чудесный пейзаж с прозрачным озером, зеленеющим лугом, купами деревьев, разбросанных прихотливо, как в парке. На юге виднелись мягкие очертания дюн, на заднем плане — лес, а господствовал над всем этим великолепием величественный горный пик.

— Как здесь красиво! Как красиво! — восклицали дети.

— Да, — соглашался Флип, — этот превосходный сад уготован для нас Провидением!

Миссис Клифтон, по-прежнему печальная, оглядывала берег. И красота окрестностей, столь противоположная грусти, давала отдохновение глазам и сердцу бедной женщины. Флип ослабил шкот, сделав шлюпку почти неподвижной. Он знал: зрелище великолепной, нетронутой природы и пробуждает живое детское воображение, и служит тайным утешением страдающей душе взрослого. Благородный моряк надеялся, что дивный пейзаж окажет живительное воздействие на всех его подопечных.

А пока Флип искал подходящую бухточку. Он велел двум юнгам приспустить парус до середины мачты, а сам, ловко маневрируя в узких проходах между рифами, постарался, чтобы шлюпка мягко коснулась днищем пляжного песка.

Роберт тотчас же спрыгнул на землю. Марк и Флип немедленно последовали за ним. Втроем они отволокли суденышко за канат как можно дальше от воды, чтобы морские волны не смогли увлечь его за собой.

После этого без промедления на берег сошли миссис Клифтон, Белл и Джек.

— В пещеру, скорее в пещеру! — кричал Роберт.

— Погодите, мой юный друг, — говорил Флип, — сначала надо разгрузиться.

Прежде всего Флип занялся огнем. Горящие угли и несколько вязанок хвороста были отнесены к подножию скалы. Там путешественники устроили временный очаг, который вскоре разгорелся и задымил. Тогда выгрузили запасы топлива, а каждый из детей нес свою долю продовольствия и часть домашней утвари. И вот маленький отряд направился к новому жилищу, следуя вдоль южной стороны утеса, которая тянулась перпендикулярно береговой линии.

О чем думал всю дорогу командующий Флип? О следах в пещере, которые, внимательно рассмотрев, стер накануне. Не обнаружатся ли они вновь на песке? Если так, если пещера — берлога диких зверей, что тогда предпринять? Безоружными занять ее и лишить неизвестных животных их обиталища? Храбрый моряк был в сильном затруднении, но выглядел безмятежным и свои сомнения оставлял при себе.

Наконец маленький отряд прибыл на место. Роберт, который шел впереди, собирался проникнуть в пещеру. Но Флип вовремя остановил подростка. Нужно было осмотреть песчаный ковер, прежде чем по нему начнут ходить.

— Мсье Роберт, — прокричал моряк мальчику, — не входите, не входите, говорю вам. Мадам Клифтон, пожалуйста, прикажите ему обождать.

— Роберт, — строго сказала миссис Клифтон, — слышишь, что говорит наш друг?

Роберт остановился.

— Эта пещера опасна? — спросила миссис Клифтон.

— Нисколько, мадам, — успокоил ее моряк, — но на всякий случай следует соблюдать осторожность: вдруг там укрылось какое-нибудь животное.

Флип ускорил шаги и присоединился к Роберту у входа в пещеру. Войдя внутрь, моряк ничего не заметил на песке и тотчас вышел наружу.

— Входите, мадам, входите, — пригласил Флип, — ваш дом готов вас принять!

Мать и дети вошли в новое жилище. Джек катался по прекрасному песку. Белл потребовала стен, отделанных алмазами, но удовлетворилась слюдяными блесками, которые то там, то сям сияли подобно огненным искрам. Миссис Клифтон оставалось лишь возблагодарить Бога; и она, и дети были теперь в надежном укрытии, и толика надежды зародилась в материнском сердце.

Флип оставил миссис Клифтон в пещере и возвратился к шлюпке, чтобы с помощью Марка и Роберта перенести запасенные дрова на новое место. Дорогой Марк спросил моряка, почему он старался первым попасть в пещеру. Марку можно было доверить любую тайну, и Флип рассказал юноше о следах, виденных вчера, но попросил никому об этом не говорить. Очень важно, что животное, посещавшее пещеру, не возвратилось, и Флип надеялся, что случайный визит не повторится.

Марк обещал моряку молчать, но попросил в будущем не скрывать от него грозящих семейству опасностей. Флип согласился, добавив, что мсье Марк, без сомнения, должен знать все и что он, Флип, отныне и впредь считает Марка главой семьи.

В семнадцать лет — глава семьи! Эти слова снова вернули юношу к тому, что произошло на борту «Ванкувера», к тому, что он потерял.

— Отец! Бедный отец! — шептал Марк, удерживая слезы, набегавшие на глаза. Затем, переборов себя, он твердыми шагами направился к берегу.

Подойдя к шлюпке, Флип поднял на плечи тяжелую вязанку дров, попросив Марка захватить две-три тлеющие головешки и размахивать ими во время ходьбы, чтобы те не потухли.

Марк последовал указаниям Флипа, и в лагере головешки еще горели. Флип сразу же принялся искать подходящее место для очага на открытом воздухе. Он нашел утолок, образованный складками скалы, где можно укрыть огонь от сильного ветра, установил в основание плоские камни для золы, а поверх разместил два крупных продолговатых камня, вроде подставки для дров в камине. На эти камни уложили наискось широкое, толстое полено, наполовину утопленное в золе, которую Роберт набрал в лодке. Очаг, приготовленный таким образом, стал подобен обычному домашнему очагу.

Устройство очага, без которого нельзя было обойтись, заняло некоторое время. Вскоре дети, аппетит которых не на шутку разыгрался во время утреннего путешествия, просто пищали от голода. Марк отправился к озеру наполнить чайник пресной водой, а миссис Клифтон торопилась приготовить жаркое из мяса капибары, чтобы попотчевать колонистов сытным обедом.

После еды Флип решил вновь пополнить запас дров. Расстояние от лагеря до опушки леса было немалое, и на сей раз не было реки, чтобы устроить плавучую повозку. Но каждый — и взрослые и дети — старался в меру сил помочь командору. Сухого дерева было в изобилии. Оставалось лишь увязывать хворост, и до вечера дети, вдохновляемые и направляемые Флипом, не прекращали таскать сушняк в пещеру. Все дрова уложили в сухом углу просторного помещения. Как рассчитывал Флип, этих новых запасов должно было хватить на три дня и три ночи, при условии, что не придется разжигать слишком сильный огонь.

Миссис Клифтон, видя детей, трудолюбиво предающихся столь утомительному занятию, утешалась тем, что готовила обед, который, несомненно, восстановит их силы. Для этого женщина пожертвовала одним из четырех окороков, которые рассчитывала закоптить. Кусок этот, поджаренный на потрескивающих углях, как жарят баранье мясо, был обглодан до костей. Поэтому распорядитель Флип решил посвятить назавтра несколько часов охоте и рыбной ловле, чтобы вновь пополнить кладовую съестными припасами.

В восемь часов вечера вся небольшая колония уже спала, за исключением Флипа, который снаружи наблюдал за огнем в очаге. Только в полночь юный Марк сменил моряка. Ночь была живописна и свежа, а к десяти часам луна, бывшая на ущербе, взошла из-за горы, залив мир своим нежным сиянием.


Глава VIII | Дядюшка Робинзон | Глава Х