home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Красные бокалы. Булат Окуджава и другие

Красные бокалы. Булат Окуджава и другие
Title: Красные бокалы. Булат Окуджава и другие
Author:
Оценка: 1.0 of 5, readers votes - 1
Genre: biography, art
Annotation:Бенедикт Сарнов – литературный критик, публицист, автор множества литературных биографий («Случай Мандельштама», «Случай Зощенко», «Маяковский. Самоубийство», «Феномен Солженицына»), и мемуаров («Скуки не было»), а также четырех томов исторических очерков «Сталин и писатели».Сюжет новой книги Бенедикта Сарнова разворачивается на фоне исторических событий – с начала и середины 60-х (разгон Хрущевым выставки в Манеже, процесс Синявского и Даниэля) и до наших дней (1993 год, штурм Белого дома). Герои книги – Булат Окуджава, Наум Коржавин, Виктор Некрасов, Владимир Войнович, Фазиль Искандер, Андрей Синявский, Владимир Максимов – люди, сыгравшие важную роль в жизни автора.
Year:
Table of Contents:

hide Table of Contents

  1. Бенедикт Сарнов Красные бокалы. Булат Окуджава и другие…
  2. Часть первая
  3. Неожиданно позвонил Булат
  4. Я знал, что он только что вернулся из Мюнхена
  5. О скандальных встречах Хрущёва
  6. Продолжая листать стенограмму,
  7. Речь Булата от всех этих выступлений
  8. Лишь одна его реплика, одна фраза
  9. Для Евтушенко его покаяние
  10. В 1963 году наши соседи
  11. Было тогда такое самиздатское издание —
  12. Осенью 1967 года
  13. Виктора Платоновича Некрасова,
  14. Это была у нас тогда такая фигура речи
  15. Когда Вика уезжал и мы с ним прощались,
  16. «Красные бокалы» —
  17. О том, как возник замысел этого альманаха,
  18. Написанное Аксёновым предисловие к альманаху
  19. Не будучи диссидентом,
  20. В приведенной мною коротенькой цитате
  21. Говоря это, я не сомневался,
  22. Накануне грозного судилища
  23. В первый год нашего знакомства
  24. Не могу тут удержаться
  25. Из тогдашнего, еще «добулатовского»
  26. А с Галей у меня сложились
  27. Весной 1964 года,
  28. Когда мы вселялись
  29. Как я уже говорил, Галя любила (и умела) петь под гитару
  30. Решение это тогда казалось
  31. Всю дорогу я думал, как начать этот нелегкий разговор,
  32. Мое сообщение о том, что Игорь «колется»
  33. Дмитрий Быков в своей биографии Булата
  34. Спокойное и по видимости даже холодное
  35. Едва только на заре нашей «перестройки»
  36. С Синявским я тогда был знаком шапочно
  37. События тем временем развивались
  38. Когда я вошел в еще наполовину пустой зал суда,
  39. Зал был небольшой,
  40. Процесс над Синявским и Даниэлем
  41. В мае 1975 года два не очень чиновных,
  42. Заглянув однажды в ЦДЛ,
  43. Можно было, конечно, нанести удар в самое сердце
  44. В то время в Москве было уже трудно с продуктами
  45. Когда мы с Булатом работали в «литгазете»,
  46. Часть вторая
  47. Биографическую книгу не обязательно начинать
  48. На референдум, который должен был
  49. Во время августовского путча 1991 года
  50. Начинает он с того,
  51. Вернемся, однако, к параллели «Блок – Окуджава»
  52. Этот – главный – смысл «Письма сорока двух»,
  53. В наиболее отчетливой и резкой форме
  54. Само ее название – «чужая власть» —
  55. Эта статья Буртина так сильно меня тогда зацепила,
  56. Один из таких постоянных наших споров
  57. «А как же Булат?» —
  58. Ну а что касается проклятого вопроса,
  59. Коллективное письмо, подпись под которым вменялась в вину Булату,
  60. Часть третья
  61. Если бы подписи под «Письмом сорока двух» собирались не в такой спешке,
  62. В 90-м, оказавшись в Америке (в Вашингтоне),
  63. Я всегда считал, что неизжитые имперские амбиции —
  64. В том нашем споре с Васей Аксёновым и Мариэттой Чудаковой
  65. 10  января 1996 года группа боевиков под прикрытием живого щита
  66. В том, что мы так резко выступили тогда против «своих»,
  67. Но как можно было за него голосовать,
  68. За три месяца до выборов
  69. Возможность проголосовать за Лебедя
  70. Еще больше укрепился я в этой своей уверенности,
  71. Это выяснилось сразу,
  72. Расставаясь с моей любимой «Литгазетой»,
  73. Да, в отношении Чухрая к Гайдару и его реформам
  74. А насчет Горбачёва мне случилось тогда
  75. Часть четвертая
  76. В 90-м или 91-м позвонил мне приехавший из Парижа в Москву Володя Максимов
  77. Но сперва – о том, как это вдруг получилось, что я оказался в Париже
  78. Узнав, с кем мне предстоит лететь во Францию,
  79. Это его любимое присловье («не знаю, не знаю»)
  80. Одно время я кормился при «Новом мире»,
  81. Опять не могу удержаться, чтобы не рассказать еще одну
  82. Без штампов, без готовых клише в этом деле,
  83. А слух о том, что меня «опять не пустили»,
  84. В Гренобле на одном из первых наших заседаний
  85. В Гренобле мы провели неделю
  86. Это было в самую раннюю пору нашего знакомства с Воронелями
  87. Я сидел рядом с Шуриком
  88. Я готов был бы в это поверить,
  89. Тут мне придется пересказать
  90. Через шесть лет после появления
  91. И тут Марья сказала:
  92. Был такой – не шибко известный – советский драматург Юрий Васильевич Кротков
  93. А Элен так и не поняла,
  94. Она ошиблась
  95. Кроме Синявских со старыми, еще московскими друзьями
  96. Знакомил меня Булат
  97. За год или, может быть, за два
  98. Вспомнилось: зашел я как-то с сыном
  99. Когда в том – уже московском – телефонном разговоре
  100. Осенью 93-го Марья Синявская,
  101. Особенно ясно это проявилось
  102. В ту нашу парижскую встречу 1988 года
  103. Объяснение, которое предлагают нам «соавторы»:
  104. Ну а Максимов?
  105. Литературная известность пришла к нему
  106. В советские времена (в середине 60-х)
  107. Лев Николаевич Толстой, вспоминая своего рано умершего брата Николая,
  108. На второй или на третий день нашего пребывания в Гренобле
  109. Успех первых его песен
  110. Но тут сразу возникает некоторое недоумение:
  111. Что еще я говорил про Булата
  112. Однажды он попросил меня предварить
  113. Когда ему стукнуло семьдесят,
  114. К прозе Булата я относился сдержанно,
  115. Отношением к своему писательству
  116. В этом они оба шли от Пушкина:
  117. Самым страшным для меня
  118. Сейчас все, что тогда происходило,
  119. Похороны Булата были не похожи
  120. Из похорон, проходивших по первому разряду,
  121. Самым впечатляющим примером
  122. Похороны Зощенко – это, конечно, был случай особый
  123. Корнея Ивановича Чуковского
  124. Но был случай,
  125. А Василий Семёнович Гроссман не удостоился
  126. Эренбургу было многое позволено,
  127. Булату по его официальному статусу
  128. Аннотированный именной указатель [1]
  129. Фото с вкладки


Rate this book  


close [X]

close [X]


Reviews


Enter your name:     Rate this book

Enter your comments or review:


получать комментарии о книге Красные бокалы. Булат Окуджава и другие на e-mail

Anti-spam code Anti spam Capcha