Book: Тайны одной усадьбы



Александр Юрьевич Просвирнов


Тайны одной усадьбы

Пролог

Лежа на диване, пока Лена хлопотала на кухне, Федор предавался приятным воспоминанием. «Золотая молния» и «Бриллиантовый град» стояли на стенке прямо перед глазами и ласкали взор. Только что он – уже в который раз! – посмотрел видеозаписи двух матчей «Интеллектуального града». Перипетии игры Федор успел выучить почти наизусть и главным образом любовался на экране Людой. Жаль, что не удалось сдержать данное Лене перед свадьбой обещание, но упустить такую пленительную и роскошную женщину как Люда оказалось выше его сил. Она провожала его до поезда и горько разрыдалась в купе, так что даже Федор еле сдержал слезы жалости – он и не подозревал в себе такой сентиментальности. Люда звонила несколько раз ему на работу. Каждый раз от звука ее голоса сжималось сердце, и он слышал, как она тихо плачет на другом конце провода.

– Федя, ужинать! – вернул его к действительности голос Лены.

Федор отправился на кухню, поцеловал жену в щеку и погладил по слегка округлившемуся животу.

– Еще не шевелится?

– Так половины срока еще не прошло, неужто не знаешь, ты, обладатель интеллектуальных призов!

Едва они сели за стол, как раздался звонок в дверь.

– Кого там еще черт принес? – недовольно поморщился Федор и отправился в прихожую.

На пороге стояла с большим вкусом одетая миловидная женщина лет двадцати пяти или чуть старше. Она с большим интересом посмотрела на хозяина и с легким иностранным акцентом поинтересовалась:

– Федор Каратаев?

– Да, чем обязан?

– Меня зовут Джулия Кэрт, – она протянула ему визитную карточку на английском. – Кажется, мы с вами родственники, и я хотела бы это установить. Я могу войти?

Федор с изумлением глянул на гостью и озадаченно почесал в затылке. Потом внимательно посмотрел девушке в глаза. Похоже, взгляд честный.

– Вот так неожиданность! Что ж, Джулия, проходите. Похоже, тут без бутылки не разберешься. Мы как раз садились ужинать, присоединяйтесь.

Он проводил гостью на кухню и представил Лене. Та была крайне удивлена, но любезно встретила невесть откуда взявшуюся заокеанскую родственницу мужа. Федор быстренько принес из бара бутылку коньяка.

– Да, я читала деловые рекомендации еще по Советскому Союзу, – кивнула головой Джулия и процитировала: «Если вы не выносите табачного дыма, то бизнес в СССР не для вас. К тому же вы должны научиться поглощать огромные количества водки и коньяка, которые советские партнеры проглатывают не моргнув глазом, и выслушивать многочасовые рассуждения о Ельцине и Горбачеве».

– Я тоже читал это в наших газетах во время перестройки, – засмеялся Федор. – Однако я не курю, выпьем мы в меру и не по-деловому, а по-родственному.

После ужина они расположились в зале, и Джулия принялась рассказывать. Ее дед Петр Алексеевич родился в России и, хотя покинул ее ребенком, на всю жизнь сохранил любовь к Отечеству. Его единственный сын Роберт и внуки Джон и Джулия благодаря отлично говорили по-русски. Фамилия деда и его отца была Каратаевы, но, эмигрировав в США, они сократили ее. В России осталась только одна обедневшая ветвь их помещичьего рода.

Дед часто рассказывал Джулии о своем легендарном прадеде Николае Петровиче, которого знали Александр II и Александр III, сам Лев Толстой. В семейном архиве сохранилось письмо великого писателя: граф интересовался у Николая Каратаева подробностями о ведении образцового помещичьего хозяйства, хотел добавить какие-то штрихи к образу Левина, когда работал над «Анной Карениной». Увы, это был почти единственный документ, уцелевший при паническом бегстве от большевиков. Еще маленькой девочкой Джулия успела записать многое из рассказанного дедом. Еще подростком она взялась за составление генеалогического древа семьи. Всех американских родственников ей удалось обнаружить. А вот советская ветвь рода оставалась практически неизвестной.

Полтора месяц назад по спутниковому телевидению она наблюдала за игрой «Интеллектуальный град» по каналу РТР и услышала знакомую фамилию. Разумеется, Федор мог оказаться однофамильцем, но его интеллект и неуловимое внешнее сходство с ее покойным дедом заставили предположить, что это один из отпрысков затерявшейся на родине ветви. Она дозвонилась до союза дворян России, но там располагали крайне скупыми сведениями о Каратаевых, полагая, что все они эмигрировали. Ей смогли передать по факсу только несколько документов и фамильный герб. Тогда она решила действовать на свой страх и риск и приехала в волжский город, разыскав не без усилий Федора через паспортный стол.

Федор и Лена слушали гостью с нескрываемым удивлением.

– Может быть, есть в этом какая-то сермяжная правда, – согласился Федор. – У нас всегда избегали разговоров о прошлом семьи. Правда, на нашей свадьбе отец заговорил что-то о дворянском происхождении, но перед этим он изрядно принял на грудь. Я решил, что это обычное пьяное бахвальство. Что ж, думается, теперь пора приоткрыть завесу тайны.

Он тут же позвонил отцу и попросил его срочно приехать. Пока ждали Николая Андреевича, гостья показала Федору с Леной толстую папку с полной генеалогией американских ветвей. Джулия предвкушала, что через полчаса, возможно, исчезнут последние белые пятна в ее исследовании.

Наконец, в дверь позвонил Николай Андреевич и придирчиво осмотрел американскую родственницу. Затем он тщательно изучил ее папку и едва заметно улыбнулся.

– Видимо, вы правы, Джулия, – сказал он. – Мой отец и дед действительно были дворянами, но они скрывали это. Отец рассказал мне все, что знал, только перед смертью, до этого я и понятия ни о чем не имел. Но он предположил, что с приходом Горбачева, возможно, наступят новые времена. Как видите, не ошибся. Свою дореволюционную жизнь он помнил плохо: в семнадцатом ему исполнилось только семь лет. У семьи уже не было земли, и мой дед Петр Николаевич был простым чиновником. Каким-то чудом революция его не затронула, и он превратился в обыкновенного советского служащего. Про всех ваших российских родственников мы вам сейчас с Федькой подробно все расскажем.

Джулия была буквально на седьмом небе. Она старательно записала каждое слово Николая Андреевича. Договорились, что в течение нескольких дней Джулия встретится со всеми, снимет копии необходимых ей документов и заверит у нотариуса. Федор сбегал в магазин, и неожиданную встречу отпраздновали еще раз по полной программе.

Федор уверенно вел автомобиль по дороге. Рядом сидела Джулия и с восторгом рассказывала об успехе своей миссии. Он удивлялся энергии этой девушки. Теперь в генеалогическом древе рода, начиная с детей Николая Петровича, не осталось белых пятен (правда, дальше в прошлое исследование пока не простиралось). Однако о его жене существовали на удивление скудные и какие-то противоречивые данные: в отдельных воспоминаниях, раздобытых Джулией еще в США, фигурировало одно имя, в союзе дворян назвали другое. Больше ничего об этой женщине не было известно.

Джулия успела начать процедуру аренды части земли, когда-то принадлежавшей их предку. Она планировала восстановить старинную усадьбу и организовать там семейный музей. Про средства Федор ее тактично не спрашивал, но понял из отдельных намеков, что компьютерный бизнес, к которому прозорливо примкнул ее отец у самых истоков, давал вполне приличные доходы их немногочисленной семье.

Наконец, они въехали в поселок, выросший за полтора столетия вокруг барского имения.

– Возможно, не случись революции, здесь не допустили бы такого убожества, – Джулия брезгливо поморщилась.

– Убожество – понятие относительное, – философски заметил Федор. – У наших журналистов есть затертый штамп: описывая какой-нибудь медвежий угол, они любят ввернуть фразу вроде «здесь мало что изменилось со времен Годунова, Петра Первого или там царя Гороха». На самом деле это чушь: даже за последние полтора столетия цивилизация сделала гигантский скачок.

– Техника – да, – согласилась Джулия. – Но как раз люди меняются мало. Русские привыкли жить бедно, убого, по-свински и чувствовать себя при этом довольно комфортно. Николай Петрович пытался в своем хозяйстве завести европейскую культуру, но, видимо, толком ничего не вышло.

Они подъехали к исполкому, где Джулия быстро и энергично подписала все необходимые документы. Федор особо не удивился: в машине бойкая американка доставала бумажник и просматривала солидную пачку долларовой наличности, которая, очевидно, несколько похудела после визита по кабинетам, однако не позволила вопросу завязнуть в бюрократическом болоте. Наконец, с формальностями было покончено.

Федор привез Джулию на окраину поселка, где они увидели большой кирпичный дом, внешне почти не тронутый временем. Долгие десятилетия в этом здании работал поселковый кинотеатр, но теперь он разорился, и дом оказался брошенным. Окна были заколочены крест накрест досками, но многие из них уже украли, а стекла разбили. Правда, решетки на окнах помешали мародерам проникнуть внутрь. Каким-то чудом на двери сохранился замок, и Джулия открыла его полученным в исполкоме ключом.

Они вошли внутрь и обошли зрительный зал и каждую комнату. Здание явно нуждалось в ремонте, но Джулия заверила, что средства на это будут. Они пытались угадать, где что было у барина, но это оказалось бесполезным занятием. Было понятно, что дом не раз переделывался изнутри за полтора столетия. Возможно, под зрительный зал ломали какие-то внутренние перегородки, но не исключено, что это изначально было большое помещение для проведения балов.

– Поднимемся на чердак, – предложил Федор. – Может, хоть там что-то осталось от прежних времен.

Они разыскали лестницу и вскоре были на чердаке. Там оказалось довольно чисто: видимо, администрация кинотеатра периодически наводила порядок, так что обнаружить какие-то осколки старины не удалось. Наверное, при барине здесь были и некоторые жилые летние помещения. Федор и Джулия остановившись в одной комнатушке около полуразвалившейся трубы и с интересом осмотрелись вокруг. Из небольшого окошка открывался чудесный вид на окрестности. Вдали синела речка, зеленел лес.

– Может быть, наш предок отдыхал в этой комнатке летом, – предположил Федор. – Я словно вижу письменный стол, гусиное перо, небольшой диванчик, полку с книгами. Барин поглядывает на окрестные поля и что-то пишет, разрабатывая планы работ и подсчитывая доходы. Он берет в руки подзорную трубу, наблюдает, как деревенские бабы стирают на речке белье или купаются в чем мать родила, усмехается, вспоминает о красавице жене, звонит в колокольчик. Появляется кто-то из челяди, и он велит позвать барыню. Когда она приходит, он показывает ей всю окружающую красоту, а затем прямо здесь у окошечка овладевает ей.

– А внизу стоит дворня и громкими аплодисментами приветствует половой акт, – подхватила Джулия. – Извините, Федор, что я опошлила ваш лирический исторический экскурс. Некстати вспомнила анекдот, где-то его случайно услышала. Между прочим, я тоже прониклась вашим настроением. Наверное, стены этого дома излучают какие-то лирические флюиды. Мне даже жаль, что я ваша пятиюродная сестра. Хотя, думаю, таким дальним родством можно смело пренебречь.

Она глубоко вздохнула, медленно подошла к мужчине и решительно опустила ему руки на плечи. Опешивший Федор не сразу осознал, что с удовольствием отвечает на ее горячие поцелуи. На мгновение промелькнули угрызения совести, но они тут же без остатка растворились в потоке бешеной страсти. Дрожащими руками Джулия сняла с Федора рубашку, расстегнула ему брюки и высвободила истосковавшегося пленника.

– О! – с восхищением произнесла девушка и присела на корточки.

Федор почувствовал нежные прикосновения девичьих губ и языка, потянул вверх ее платье и ухитрился снять его. Придерживая кузину за обнажившиеся плечи, он мерно раскачивался навстречу ей.

– Джулия! – взмолился он через пару минут. – Оставь это, иначе я не сдержусь.

Она послушно поднялась, мгновенно освободилась от белья и предстала перед ним в очаровательной юной наготе. Федор подхватил девушку за бедра, легко поднял и резко опустил на себя. Его орудие погрузилось в любовную пучину, а Джулия, держась за шею мужчины, неистово раскачивалась вверх-вниз.

– Не устал? – вдруг спросила она, тяжело дыша.

Затем освободилась из его объятий, подошла к окошечку, повернулась спиной и наклонилась, держась за раму. Федор подскочил к девушке сзади и, схватив ее за груди, вновь бешено вонзился в расщелину любви. В ту же секунду Джулия громко и протяжно застонала, раскачивая изящной попкой, и сладостный женский стон слился со зверским рычанием Федора.

Джулия выпрямилась, лукаво улыбнулась и поцеловала Федора в губы.

– Еще увидев тебя по телевизору, я поняла, что такой мужчина бесподобен в постели, – призналась она. – А уж когда пришла к вам, то никаких сомнений не осталось. Впрочем, я не собираюсь угрожать твоему семейному счастью. Просто этот дом, обстановка – они так возбуждают! Представляю, как тут зажималась деревенская молодежь во время сеансов! Ладно, слушай, я, кажется, что-то обнаружила.

Она присела на корточки у окошечка, без малейшего стеснения просто и естественно демонстрируя Федору свою сочную розовую плоть, и постучала по стене.

– Слышишь? Как будто там пустота.

Федор тоже простучал всю стенку и убедился, что Джулия права. Он быстро оделся, сбегал в машину за инструментальным ящиком и начал один за другим выковыривать кирпичи. Обнаженная Джулия стояла рядом, прижавшись к нему, и он с удовольствием ощущал щекой приятное прикосновение ее мягких курчавых волосиков.

Наконец, ему удалось проделать отверстие необходимого размера и вытащить из ниши большой увесистый дубовый ящик. Открыть его оказалось тоже непросто, но Федор и с этим справился. К крышке ящика была приклеена записка: «После кончины 25 октября 1904 года моего дорогого мужа Николая Петровича Каратаева я собрала все его документы, свои дневники и наши дагеротипы. Волнения мужиков становятся опасными, газеты пугают революцией. Бог даст, в тайнике наш архив переживет смутные времена, тайну его нахождения открою только старшему сыну Петру. 1905 год». Подпись, к сожалению, была разрушена клеем. Дрожа от нетерпения, Федор разрезал просмоленную парусину. Под ней оказался холщовый мешок. Федор вскрыл его, и Джулия захлопала в ладоши и закричала от восторга.

– Этот клад ценнее драгоценностей графа Монтекристо!

Вне себя от возбуждения, она снова велела Федору раздеваться, как тигрица запрыгнула на ящик, встав на четвереньки и до умопомрачения соблазнительно выпятив пышную попку, а через пять минут ее блаженный стон вновь слился с мужским рычанием. Отдышавшись, Федор спустился вниз, нашел и принес три сломанных стула. На двух они уселись с Джулией, на третьем разложили драгоценные находки.

– Петр, упомянутый в записке, очевидно, дед моего деда Петра Алексеевича, – с благоговением прошептала Джулия. – Но я не слышала ничего про этот тайник. Или мать не успела сказать ничего сыну, или тот не передал никому секрет.

Архив оказался на редкость основательным. Очевидно, легендарный прапрапрадед Николай Петрович во всем любил строгий порядок. Здесь оказались все документы на право владения землей, об утверждении дворянства и фамильного герба. Было множество писем, причем несколько весьма ценных – еще два от Льва Толстого и одно от великого князя Константина Николаевича, брата императора Александра II. Нашлось множество дагеротипов со всеми членами семьи, видами поместья и природы. К каждому сзади была приклеена бумажка с пояснениями и датой съемки.

– Вот это да! – восхитилась Джулия. – О таком я даже не смела мечтать. – Теперь мы сможем восстановить дом в первозданном виде.

Часть дагеротипов оказалась в отдельном ящичке, закрытом на замок, который пришлось сломать.

– Ого! – только и сумел произнести Федор. – Оказывается, я правильно вообразил деяния нашего предка. Настоящее семейное дагеропорно!

Федор покосился на Джулию, которая по-турецки сидела на стуле. Опытным глазом он определил, что ее бесстыдно открытая плоть вновь начинает набухать и расширяться. Федор вновь набросился на девушку, которая теперь расположилась на четвереньках на двух стульях.

– Так мы никогда не закончим разбор документов, – засмеялась Джулия, когда все было закончено.

– Тогда оденься.

– Не хочу, меня так больше устраивает – совмещение приятного с полезным.

Под дагерротипами нашлось множество деловых записей Николая Петровича, чертежи, довольно неплохие рисунки обнаженных женщин, а также чрезвычайно ценные для Джулии записи о родственниках и предках. На дне ящика лежали завернутые в тряпочку две книги – «Декамерон» Боккаччо и «Фанни» Клеланда – и три толстые тетради, мелко исписанные круглым женским почерком.



– Это дневник жены Николая Петровича! – воскликнула Джулия, бегло просмотрев бумаги. – Тот же почерк, что в записке на крышке. Ого, как откровенно! Смелая и незаурядная была женщина! Наконец-то мы во всем разберемся!

Они жадно углубились в чтение. Помещица описывала в основном то, что видела сама, что-то со слов мужа. Кое-что молодые люди сами додумали. и перед глазами их как живые вставали картины полуторавековой давности.

Часть 1. Кузина

Вся семья собралась на ужин, который нынче подавался на веранде: стояла жара, и до вечерней прохлады было еще далеко. Молодая крестьянка сегодня впервые прислуживала за столом. А пожилая ключница шепотом непрерывно бранила ее:

– Евдокия, сколько я тебя учила, а все как об стенку горох! Вилки кладутся слева, а ножи справа. Неужели трудно запомнить! Увидел бы барин, ох, осерчал бы!

– Да как же они есть-то будут левой рукой? – удивлялась Евдокия, здоровая красивая девка лет восемнадцати.

– Твое какое дело! У господ другое понятие. Тише! Идут!

Евдокия поправила белый передник и косынку в русых волосах. Появились господа, и обе крестьянки низко поклонились. Первым за стол сел барин, крепкий молодой мужчина лет двадцати шести – двадцати восьми. Рядом устроилась его хрупкая жена, лет на пять моложе супруга, и две девочки пяти и трех лет.

Хозяин недоуменно глянул на ключницу и сердито сдвинул брови. Та охнула и толкнула в бок девку:

– Евдокия! Чему я тебя учила!

А девушка не шевелилась, невольно залюбовавшись на красивого породистого мужчину, которого прежде видела только издали. Он так отличался от неряшливо одетых и грязных деревенских мужиков и парней! Ключница сильно ткнула девку в бок. Та сразу опомнилась, испуганно ойкнула, кинулась к барину и аккуратно налила ему стопку водки из запотевшего графинчика. Он лениво перекрестился и, пока жена и дети шептали молитву, лихо выпил, крякнул и закусил соленым грибочком. Евдокия поспешно налила еще. Барин сердито посмотрел на нее и строго предупредил:

– Чтобы больше такого не повторялось, иначе отправлю обратно на поля!

Господа принялись за еду, Евдокия неумело прислуживала. Придя после третьей стопки и жареного рябчика в хорошее настроение, барин уже не сердился и даже ущипнул девку за полный зад.

– Nicola! – укоризненно сказала ему жена и добавила несколько фраз по-французски.

Муж только махнул рукой.

– А! Что, от нее кусок отвалился?

Евдокия слегка зарумянилась, хихикнула и глупо улыбнулась. Ей необычайно польстило внимание барина, и даже немного болезненное прикосновение показалось на редкость приятным. Барыня строго глянула на Евдокию, и та сразу стала серьезной.

– Nicola! – хозяйка снова повернулась к мужу. – Сколько я вам говорила про эту ужасную привычку! Вы пьете водку, словно мужлан! Неужели вам мало шампанского, на худой конец, наших наливок и настоек?

– Баловство это, сударыня! – барин лениво махнул рукой и щелкнул пальцами. – Дунька!

Та поспешно подскочила к хозяину и налила ему еще водки.

– Ой, смотрите, барин, кто-то едет! – воскликнула она, указывая на дорогу, где далеко в пыли можно было разглядеть экипаж, направляющийся в сторону усадьбы.

– Кого еще черт принес! – недовольно поморщился помещик, однако его распоряжения слугам были деловитыми и конкретными.

Минут через двадцать коляска стояла во дворе. Конюх тут же повел поить лошадей, беседуя о чем-то с ямщиком. Из коляски выбралась красивая молодая женщина лет двадцати семи.

– Мари! Как я рада вас видеть! – узнала ее барыня, спешившая навстречу. – А я уже и не верила, что вы сдержите обещание!

– Так я же писала недавно, когда приеду! – искренне удивилась гостья.

– Наверно, письмо потерялось. Ой, что же это мы не по-христиански!

Они троекратно расцеловались, а кухонный мужик Антип понес чемоданы в дом.

– Натали! Сколько же лет мы не виделись! Супружество явно пошло вам на пользу, вы так похорошели! – гостья болтала без умолку.

Наконец, хозяйка представила мужу свою кузину Марию Ивановну. Та с нескрываемым любопытством осмотрела мужчину и рассказала, что несколько лет провела за границей и только недавно вернулась. Из Петербурга приехала поездом, а из уездного города на наемной коляске.

– А где же ваш Степан Степаныч? – поинтересовался Николай. – Помню, он был у нас на свадьбе, а вы тогда лечились на водах и только теперь доставили удовольствие лицезреть вас. Надеюсь, вы не останетесь прелестной незнакомкой и еще не раз окажете честь погостить у нас.

И он галантно поцеловал гостье руку.

– Ах, Стива так болен, остался в Петербурге, – небрежно обронила гостья. – Nicola, ваше предложение весьма лестно для меня. Жду непременно и вас всех в Петербурге. Не скрою, я поражена вашим достатком. Наверное, любезный Николай Петрович, для вас не секрет, что многие родные не были в восторге от этой партии. Ходили упорные слухи об убыточности и грядущем крахе вашего имения. Вы уж простите мою родственную прямоту… Но теперь я вижу, что слухам верить нельзя. Я никогда не жила в деревне, но по пути из города сразу бросилось в глаза, что как только начались ваши земли, все вокруг преобразилось. Поля тучные и ухоженные, на пастбищах полно скотины. Коровы чистые и упитанные, а не тощие, как у других. Браво, вы настоящий хозяин! Да что там говорить – даже такой стол, как у вас, бывает не у каждого в Петербурге. Или нынче какой-то семейный праздник?

– Обыкновенный ужин, – самодовольно засмеялся Николай. – В праздник у нас на столе всего в десять раз больше, надеюсь, соблагоизволите как-нибудь посетить.

– Вы не совсем неправы, Мари, раньше действительно многое было по-другому, – вступила в разговор хозяйка. – Но два года назад от сердечного приступа скончался Петр Ильич, и Николай Петрович все всерьез взял в свои руки. Я не видела, чтобы кого-то пороли плетьми, но людей будто подменили. Почти всех прежних слуг из дома удалили, набрали новых, теперь имение не узнать. Я ничего не понимаю в хозяйстве, но видела, как кузнец по чертежам Nicola мастерил всякие механизмы. Теперь и сенокос, и уборка хлебов проходят гораздо быстрее. Крестьяне успевают и на свое хозяйство, и получают небольшие премии за хорошую работу на наших землях. Урожаи, насколько мне известно, выросли почти вдвое, и мы сразу стали намного лучше жить. Соседи сначала удивлялись и посмеивались: как это так, барин без управляющего хозяйство ведет. Были как-то у Французовых в гостях. Сергей Алексеевич давай пошучивать. Мол, Николай Петрович, расскажите что-нибудь про болезни скота да видах на урожай, вы ж теперь во все мужицкие дела вникаете! Николай Петрович рассказал сначала на латыни, потом по-английски, наконец, по-французски. Языки все быстро прикусили. Выдвинули Nicola в предводители уездного дворянства, его многие поддерживают.

Разговор был еще долгим, начинало темнеть, запищали комары. Мари попросила у кузины какую-нибудь горничную в услужение.

– Моя Глафира заболела в дороге, – пояснила гостья. – Осталась в городской больнице, мне пришлось еще заплатить за лечение.

Натали посмотрела на мужа, и он утвердительно кивнул.

– Дунька! – скомандовал он девке, уже убравшей со стола и вытиравшей его тряпкой. – Пока госпожа Мари гостит у нас, будешь ей прислуживать в качестве камеристки. Все понятно?

– Да, барин, – Евдокия неуклюже присела, что должно было изображать реверанс, и обе женщины прыснули от смеха. – А кто за столом будет прислуживать?

– Не твоя забота. Проводи госпожу в спальню, приготовь постель, неотлучно находись при ней. Будет недовольна – накажу. Все это время ключница тебе не указ, только я и госпожа Мари. Пелагея, слышала? А ты, Евдокия, иди, работай.

Мари отправилась с кузиной укладывать спать детей, а когда они остались одни, завела откровенный разговор:

– Как вам повезло, Натали! Вы вышли замуж за настоящего мужчину. Во-первых, замечательный хозяин, а во-вторых, представляю, как он хорош в постели. Ведь это правда? А у него есть крестьянские дети?

– Мари, как вам не стыдно! – Натали сразу покраснела до корней волос. – Мой муж не шляется по этим грязным девкам. Вообще, я не люблю такие темы. Давайте лучше о другом. Не представляете, как теперь приятно жить по-человечески. При жизни папеньки Nicola не мог толком развернуться. Вот уж не было бы счастья, да несчастье помогло! А теперь мы в состоянии и принимать гостей, и много выезжаем сами. Скоро купим дом в городе, будем там зимовать.

– Рада, что у вас все так прекрасно. Только мой вам женский совет – побольше внимания этой, как вы говорите, «теме». Вижу, что вас, Натали, эта сторона жизни мало интересует, а для мужчины, тем более такого породистого, это необычайно важно. В Европе на все это смотрят проще, чем у нас. Как-нибудь я расскажу вам, какие у меня были приключения, пока мой старик ночи напролет резался в карты. Такого вы не прочитаете даже в «Декамероне» Боккаччо.

Хозяйка снова смутилась, покраснела еще сильнее и отвернулась.

– Прошу вас, Мари, избавьте меня от подобных разговоров. Мне даже слушать такое стыдно. Я удивляюсь, как вы могли читать эту книгу. У Николая Петровича она есть, он дал мне как-то почитать, но я осилила только четверть. Дальше не смогла. В другой раз подсунул мне «Фанни» Джона Клеланда. Так там такое написано, что «Декамерон» по сравнению с ней – сказки для детей. Конечно, я ее сразу бросила.

Они пожелали друг другу спокойной ночи, и Евдокия, поджидавшая под дверями, проводила гостью в отведенную для нее комнату. Там уже горела свеча, постель была приготовлена для сна, перина и подушки аккуратно взбиты.

– Спасибо, милая, – небрежно сказала Мари. – Я ужасно устала, раздень меня.

Евдокия подскочила к госпоже и сняла с нее платье.

– Дальше, дальше, – потребовала Мари. – Чего ты смущаешься, мы обе женщины. А я люблю спать голой, пока тепло. Врачи рекомендуют.

Евдокия послушалась, и вскоре Мари стояла перед ней в чем мать родила. Девушку удивило, что у госпожи были аккуратно выбриты все волосы на теле: и подмышками, и внизу живота. Ее нельзя было назвать ни худой, ни полной; все пропорции были соблюдены безукоризненно. Евдокия вздохнула: ей никогда не стать такой красавицей.

Мари, зевая, села перед зеркалом, а Евдокия расчесывала ей длинные светлые волосы.

– Эх, жалко, моя Глафира заболела! – вздохнула госпожа. – Она мне всегда читала что-нибудь перед сном. Ты ж, Дуня, наверно, не умеешь? Забыла я Николая Петровича спросить про это.

– А я грамоте обучена! – гордо заявила Евдокия. – Только барин не знают про это, я ж им только за столом прислуживаю, да и то первый раз.

Она хихикнула.

– Надо же! – удивилась Мари. – Ты в школу ходила?

– Кака там школа! – засмеялась девушка. – Хозяйство же! Попович научил, Феофан его зовут. Просто так, сам предложил. Хороший парень!

Мари остановила ее рассказ и велела спросить у барина книгу под названием «Фанни». Евдокия вернулась через несколько минут с книгой подмышкой.

– Барин даже обрадовались, – сообщила она. – Сказали, что у них еще такие есть, обращайтесь.

Мари лежала под одеялом, а Евдокия начала читать. Получалось у нее довольно неплохо и бойко. Вскоре она запнулась.

– Барыня, нешто такое в книжках пишут? Да разве так бывает?

– Читай, читай! – поторопила ее Мари. – Ведь это так интересно! А в жизни случается всякое.

Евдокия продолжила чтение, краснея с каждой страницей. Голос девушки дрожал и прерывался. Несмотря на это, она в нужных местах меняла интонацию, наделяя каждого из героев индивидуальными черточками.

– Достаточно, – остановила ее Мари часа через полтора. – Очень хорошо, Дуня! Я как будто пьесу посмотрела. Наверно, из тебя могла бы получиться неплохая актриса. Слышала про Прасковью Жемчугову? Она была актрисой из крепостных, а стала графиней Шереметевой.

– Вот так диво! – ахнула Евдокия.

– Видишь, чего только в жизни не случается! – заметила Мари. – Я бы еще с тобой поболтала, вот только поздно уже, закончим завтра. А пока возьми лечебный крем в моем чемодане и смажь мне тело.

Она откинула одеяло и перелегла на живот. Евдокия открыла баночку и тщательно растерла шею, руки, спину и ноги госпожи. Смущенно остановилась, дойдя до пышной белой попки.

– А разве там не тело? – подбодрила ее Мари. – Работай!

Ягодицы госпожи были мягкими и теплыми, и девушке почему-то приятно было их смазывать. Она даже нарочно сделала это чуть медленнее.

Подождав несколько минут, чтобы крем впитался, Мари перелегла на спину, привольно раскинув руки и ноги. Евдокия незаметно перекрестилась при виде такой срамоты и снова принялась за работу. Смазывая груди, она опять покраснела, а пройдя по животу и добравшись до его низа, вновь остановилась.

– Ну что ты как маленькая! – рассердилась госпожа. – У тебя все точно такое же, чего ты испугалась. Мажь!

Евдокия несмело дотронулась до вздрогнувших складок и быстро и мягко растерла крем ладонью. Волосы там немного начали отрастать и приятно покалывали руку. Ниже было очень мокро. Евдокия догадалась, что это от книжки: с ней самой случилось то же самое. И опять ей неожиданно понравилось ощущать ладонью мягкую, влажную, трепещущую плоть, и ее движения стали совсем медленными и нежными.

– Спасибо, милая, – поблагодарила ее Мари, и голос госпожи предательски дрогнул. – Накрой меня одеялом и попроси, чтобы завтра истопили баньку, попаришь меня с дороги.

Евдокия помахала над постелью полотенцем, разгоняя комаров, и только потом опустила полог над госпожой. Затем выскользнула из спальни и осторожно вошла в людскую, где громко храпела Пелагея. Евдокия мигом разделась и рухнула на кровать. Рука девушки невольно оказалась между ног и судорожно сжала мокрую плоть. "Грех-то какой!" – прошептала Евдокия, перекрестилась и положила руки поверх одеяла. Сердце ее бешено колотилось, и она еще долго не могла уснуть. А потом до самого утра ей снились непристойные картинки из романа Клеланда.

– Барыня ж велели топить, – горячилась Евдокия, но кухонный мужик Антип с досадой отмахивался от нее.

– У меня и тут работы полно, кака еще баня! Сама топи, вон гладкая какая вымахала. С таким задом пахать на тебе можно.

Мужик игриво хлопнул девку по пышным ягодицам. Но это был не барин, так что Евдокия резко ударила его в ответ по рукам.

– А ну, не балуй! Барину расскажу все, понял? Ты что, не знаешь, что я при госпоже Мари? Сейчас пойду ей книжку дочитывать.

Разговор происходил на кухне, где священнодействовали две пожилые толстые поварихи. Им помогала некрасивая рябая девка Агафья, которую временно взяли из деревни вместо Евдокии: молодой барин так распределил работу между домашней челядью, которую сократил вдвое против прежнего, чтобы никто не простаивал без дела.

– Конечно, при старом барине Петре Ильиче легче было, – вздыхали бабы. – Говорили, и себе что-то перепадало, и никакой строгости. Но опять же попробуй свое получи! Вечно у него шаром покати. Ключница ворует, управляющий ворует, мужики пьяные. Попробуй так у его сыночка побалуй! Только посмотрит из-под бровей – уже душа в пятки уходит. И кричать ему не надо, не то что плетью кого-то пороть. Рассказывали давеча…

Они прекратили работу и принялись обсуждать деревенские сплетни, но тут во дворе раздался стук копыт.

– Барин с полей приехали! – мигом разнеслась весть по дому.

Молнией выскочил во двор конюх, схватив жеребца под уздцы. Барин спешился. Навстречу ему уже спешила Агафья с двумя ковшами. В одном была вода, и он с наслаждением умылся. Потом что-то вспомнил и крикнул ключницу:

– Пелагея!

Та мгновенно словно выросла из-под земли. Барин достал из кармана листок бумаги и передал ей.

– Сходишь к кузнецу, пусть по этому чертежу сделает умывальник. Надоело мне из ковшика.

Барин взял у Агафьи второй ковш, полный холодного, из погреба, кваса и с наслаждением осушил весь. Прошел на кухню и несколько минут наблюдал за деловитой суетой поварих. До полусмерти напугал их строгим замечанием, что срезают слишком толстую кожуру с картошки, после чего обратил внимание на все еще продолжающийся спор Евдокии с кухонным мужиком.

– Антипка! – грозно рявкнул барин, и тот испуганно подбежал. – Мне послышалось, что ты отказываешься топить баню?

– Нет, барин, истоплю, конечно. Это она, дура-девка, не понимает. Говорю, мол, и туда и сюда надобно успеть…

– Хватит! – остановил его Николай. – Еще раз такое услышу, сразу отправишься на поля работать. Ступай, топи!

Мужик рысью метнулся из кухни, а Евдокия торжествующе улыбнулась и отправилась к госпоже. Почти до полудня девушка дочитывала Мари "Фанни". Под конец книги у юной крестьянки начала уже кружиться голова.

– Ох, и блудница эта Фанни! – вздохнула Евдокия, закончив чтение. – Как же такую парень-то простил!

– Я ж тебе говорила: в жизни чего только не бывает! – засмеялась Мари. – А ты еще слишком молода. Спасибо, Дуня, ты очень хорошо читала. Теперь проводи меня к Натали, а сама отдохни немного. Я тебя позже позову.

– А я думала, вы еще спите, раз не захотели завтракать! – засмеялась хозяйка при виде кузины. – Наконец-то мы спокойно поболтаем. Николай Петрович снова на поля уехал, велел его к обеду не ждать.



– После такого ужина завтракать уже не хотелось, – улыбнулась Мари. – А ваша Дуня очень хорошо читает.

– Надо же! – удивилась Натали. – Понятия не имела, что она грамотна. Ладно, бог с ней, с этой крестьянкой. Расскажите лучше про ваше путешествие в Европу. Мы тоже скоро во Францию собираемся.

– О, Париж! – с восхищением произнесла Мари и принялась оживленно рассказывать.

Натали жадно слушала истории про Елисейские Поля, Лувр, Нотр дам де Пари, встречу с писателем Г*** и художником Д***.

– Он даже написал мой портрет! – с гордостью похвасталась Мари. – Будете у нас в Петербурге, увидите. И еще кое-что… Стиве я этого не показывала. Представляете, Д*** предложил мне позировать ему обнаженной!

– Какой нахал! – возмутилась Натали. – Ему что, не хватает этих продажных натурщиц!

– Значит, не хватает! – лукаво улыбнулась кузина. – Неужели вы думаете, что я отказалась позировать такой знаменитости? Это же такая честь! Д*** задумал изобразить меня в образе Данаи. Ох, как я старалась! Изгибалась по-всякому, глазки ему строила. Видели бы вы этого бедняжку, когда он меня писал! Просил и так, и этак повернуться. Семь потов с него сошло, весь раскраснелся. Я ведь не какая-то девка-простолюдинка! В общем, поиграла со знаменитым Д***! Знаете, как меня это завело! Я всегда прямо сатанею, когда на меня голую мужчина смотрит, пусть даже это Стива. Жаль, толку от него мало. Уже под шестьдесят моему старичку, и настоящим мужчиной он бывает только по большим праздникам. Приходится постоянно кого-то находить другого. Нет, нет, не останавливайте меня, Натали! А я умру, если не расскажу это кому-нибудь. Такое приключение! У меня их много там было, но это особенное. От Д*** я поехала к князю Р., там меня ждал Стива. После такого сеанса я готова была на него наброситься прямо при гостях. Но, сами понимаете, нельзя! Сказала Стиве, что голова болит, предложила вернуться в отель. Но он как только карты увидит, уже никуда его не увести. Спокойно говорит: "Поезжайте одна, душенька, отдохните. Глафира о вас позаботится. А я позже буду". А у Р. мне представили одну семейную пару. Кто они, я вам не назову – вы ж тоже в Париж собираетесь. Пусть будут Жан и Жанна. Приятные, симпатичные люди, типичные французы. Обоим лет по тридцать. Жанна сказала, что у нее есть отличное лекарство от головной боли, предложила поехать к ним. И я согласилась. Мне предложили там какого-то вина. Сразу голова закружилась, стало так легко. Блаженство неописуемое. И вот Жанна прошептала мне, что они с супругом очень любят, когда за ними подглядывают. Это их очень заводит. Но если я не хочу смотреть – ничего страшного. Ну что же вы подскочили, Натали! Сидите и слушайте дальше. Вы так мило краснеете! Что вы смущаетесь, это же жизнь. Разумеется, я не отказалась от такого зрелища. Прошла в спальню и встала за портьерой. Они сделали вид, что меня нет. Натали, это было что-то неописуемое! Такие страсти! Я и не представляла, что такое возможно. У меня сразу все между ног намокло. Господи, Натали, посмотрите на себя в зеркало. Можно подумать, у вас жар! В общем, я сама не поняла, когда вышла из-за портьеры, разделась догола и легла рядом с Жаном и Жанной. Они этого словно ждали. Все, все, Натали, до подробностей доходить не стану, раз это вас так смущает. Только скажу, что женщина ласкала меня языком. Ах, это было неописуемо! Мужчина при этом пристроился ко мне сзади… Вы понимаете?

– Мари, больше ни слова! – взмолилась Натали. – Извините, меня сейчас стошнит!

Лицо ее пылало. Она закрыла его руками и молчала несколько минут.

– Пойдемте лучше обедать, – тихо предложила она, придя в себя. – Мари, очень прошу: я честно выслушала эту мерзкую историю, и больше не хочу ни одной. Обещаете?

– Больше ни слова на эту тему! – торжественно заявила гостья.

В этот момент появилась Пелагея и сообщила, что стол накрыт. За обедом Мари непринужденно шутила. Хозяйка, довольная, что неприятная тема разговора исчерпана, сразу повеселела. Натали увлеченно рассказывала кузине, что муж собирается строить новый дом – из камня. В середине обеда подъехал и сам Николай. Поэтому за столом сидели долго – разговорам опять не было конца. Несколько раз хозяин и гостья обменивались быстрыми взглядами, словно изучая друг друга. Мари, к величайшему удивлению кузины, даже выпила пару стопок водки вместе с Николаем. В глазах гостьи сразу запрыгали шаловливые чертики.

После обеда она кликнул Евдокию, и обе отправились в боковую пристройку к дому. Там была оборудована баня.

– Ого! – удивилась Мари, зайдя в предбанник.

Здесь оказалось просторно и на редкость чисто и уютно. Матовое оконное стекло отлично пропускало свет и в то же время надежно защищало от нескромных взглядов с улицы. Приятно благоухали развешанные по углам свежие сосновые ветки. Евдокия закрыла дверь на крючок и помогла раздеться барыне. Быстро разоблачилась сама и провела госпожу в следующее отделение. Там стояли две бочки с холодной водой, которую Антип только недавно наносил из колодца, и чан с кипятком. Но женщины сразу отправились в парную. Здесь царил полумрак: свет проникал лишь через небольшое оконце под потолком. Евдокия умело, небольшими порциями подкидывала на раскаленные камни горячую воду, смешанную с квасом, и помещение наполнилось ароматным жгучим паром, вкусно пахнущим хлебом.

– Ой, хорошо-то как! – воскликнула Мари. – У нас в Петербурге совсем не то. А в Европе, представляешь, Дуня, совсем не моются! Знатные господа, а смердят, как простолюдины. Я долго не могла к этому привыкнуть.

– Ишь, ты, а еще заграница! – удивилась Евдокия. – Как их только не тошнит друг от дружки. Ложитесь на полок, барыня. Здесь у нас не Европы!

Она достала из кадушки два мокрых веника – березовый и дубовый – и принялась умело хлестать Мари. Время от времени останавливалась, чтобы поддать пару. Изнеженное белое тело госпожи быстро покраснело, но она стоически терпела. В конце концов Мари не выдержала и выскочила из парной. Евдокия быстро вышла следом и окатила барыню ушатом ледяной воды.

– Ух, здорово! – воскликнула Мари.

– Теперь еще на минутку зайдите в парную, а потом полежите, отойдите, – посоветовала Евдокия.

Затем девушка вернулась в парную сама и, держа во рту крестик, принялась исступленно хлестать себя. Мари долго приходила в себя, лежа на лавке в предбаннике. Каждая клеточка тела будто стала свободнее дышать. Вскоре появилась раскрасневшаяся Евдокия и устроилась на другой лавке. От ее юного пышного тела поднимался пар.

– Ты мастерица, – похвалила ее Мари. – Давно мне не было так хорошо.

После еще двух заходов в парную они напились холодного пива и отправились мыться. Евдокия тщательно намыливала госпожу, лежавшую на скамье, уже не стесняясь касаться самых потаенных мест. От пива, которое после парной сразу ударило в голову, на душе стало очень хорошо. Девушке становились все приятнее ее обязанности. Окатив барыню теплой водой, Евдокия быстро помылась сама. Мари внимательно смотрела на служанку. От пристального взгляда голубых глаз Евдокии вдруг стало немного не по себе.

– Ты плохо умеешь обращаться со своим телом, – ласково заметила госпожа. – Я тебя научу. Ложись!

Евдокия послушно улеглась спиной на лавку и ощутила мягкие прикосновения рук, раздвигавших ей бедра. Еще сильнее зашумело в голове, и теперь уже не только от пива. Девушка не смогла и не захотела сопротивляться. От ласкового прикосновения все ее существо вздрогнуло. Евдокия прикрыла глаза, обмякла и прислушивалась к новым для себя ощущениям. Мягкие умелые пальцы нежно играли с ее плотью, и она чувствовала, как внизу у нее все набухает и становится мокрым, а бедра сами собой раздвигаются все шире.

Евдокия испуганно ахнула, когда пальцы неожиданно сменились языком, но это оказалось еще приятнее. Ее рука сама собой потянулась к госпоже и оказалась у той между бедер. По сладостному вздоху Евдокия поняла, что ее там давно ждали. Сердце девушки готово было выскочить из груди. Осмелев, она продолжила гладить Мари. В конце концов, госпожа легла на ту же лавку, просунув одну ногу под колено девушки, а другую положив ей на грудь. Теперь они лежали крест накрест, немного напоминая карточную даму. Молодые женщины тесно сомкнулись и неистово заскользили друг по другу, словно намыленные…

Барин отдал очередные распоряжения слугам и вошел к жене.

– Душа моя, а почему вы не захотели составить компанию кузине?

– Nicola, я же недавно была в бане. Меня ужасно разморило после обеда, я хочу спать. Надеюсь, вы не возражаете?

Николай пожал плечами и вышел из спальни. Что ж, все получилось: за обедом он ухитрился незаметно подсыпать жене снотворное в чай. Барин усмехнулся и уверенно зашагал в секретный чулан. Челяди входить туда воспрещалось. Что там хранит барин, никому знать не полагалось. Однако на всякий случай Николай однажды обмолвился при Пелагее, будто бы держит в чулане всякие яды: хочет травить лисиц и волков. «Только в повязке можно работать, а то сам помрешь!» – притворно посетовал он. Этого оказалось достаточно, чтобы прислуга обходила чулан десятой дорогой.

Барин отпер дверь ключом и вошел в помещение. У стенки, общей с баней, располагался небольшой столик с табуреткой. Это была гордость Николая: он сам спроектировал и собрал хитроумное устройство, только линзы и другие стекла заказал в городе, где мастер идеально отшлифовал их по его чертежам. В предбаннике и в помещении для мытья в стены были вставлены трубочки, замаскированные под сучки и совершенно незаметные изнутри. Сложная оптическая система давала прекрасное изображение на двух небольших экранах, на которых во всех подробностях отображалось происходящее в бане. Только в парной изобретательный помещик ничего не устанавливал, зная, что оптика все равно бы там запотела.

Это устройство он соорудил после смерти отца, когда поправил хозяйство, разбогател и смог принимать гостей. Он с большим интересом наблюдал за их женами и служанками, если они пользовались его баней. Мальчиком он немного учился живописи, и теперь нередко прямо с экрана набрасывал неплохие этюды с обнаженными женщинами. Конечно, далеко не все из них были достойны подобного увековечения, но около полутора десятков готовых листов лежали в папке на столе.

Теперь Николай с удовольствием изучал утонченное тело кузины и более грубое, но пышное и не менее притягательное Евдокии. Попробовал сделать эскизы, но не мог сосредоточиться: слишком уж захватывающие вещи происходили на экране.

– Ну и ну! – тихо сказал он сам себе. – Что творят милые женщины! Это становится очень любопытным.

Николай выбрался из своего укрытия и вновь запер его. Через пару минут он стоял у двери в баню. Немного подумал, затем решился и легко откинул крючок вставленным в щель ножом. На цыпочках прошел по предбаннику и резко открыл следующую дверь.

– Ах, сквернавка, как ты посмела так обращаться с госпожой!

Евдокия подпрыгнула с лавки и присела на корточки спиной к барину, прикрыв зад веником. Плечи ее затряслись от рыданий. Мари так и осталась лежать с раздвинутыми ногами, демонстрируя кузену наготу без единого волоска. Женщина все еще находилась в угаре и, не обращая внимания на мужчину, начала быстро ласкать свою плоть пальцами. Через несколько мгновений она застонала в блаженстве, катаясь по лавке. Немного полежав, пришла в себя и спокойно села, даже не прикрывшись ладонью и не сомкнув ног. Николай неподвижно стоял рядом, словно памятник, и тяжело дышал.

– А вас не учили, кузен, что к обнаженным дамам врываться неприлично? – с лукавой улыбкой спросила Мари. – Или вы в деревне совсем одичали?

– Вы забыли закрыться на крючок, и я думал, что вы уже закончили, – спокойно солгал Николай. – Думаю, Степану Степанычу будет очень интересно узнать, что его жена стала лесбиянкой, мотаясь по заграницам. К тому же, вижу, не очень-то смутил вас. Я даже свою Натали не созерцал в столь откровенной позе, она очень стыдлива.

– Какие поспешные выводы, кузен, – поморщилась Мари. – Лесбиянкой! Это просто пикантное дополнение, не более того. В Европе сейчас такое модно. Вы же сами давали мне книжку Клеланда, вот я и решила попробовать и ничуть не жалею.

Она встала, повернулась спиной к Николаю, широко расставила ноги и наклонилась.

– Хороша игрушка? Любуйтесь, мне не жалко! Мы оба знаем, что вы ничего не скажете Стиве.

Мужчина мягко хлопнул Мари по ягодицам, нежно пощекотал между бедер и повернулся к все еще рыдающей Евдокии.

– Видишь, развратница, до чего ты довела госпожу! Опоила? Она уже заговаривается. Сегодня же отправлю тебя на скотный двор, а перед тем велю высечь во дворе прямо так, голую.

– Барин, помилуйте!

Евдокия отбросила веник, повернулась к Николаю, встала на колени и стала целовать ноги. Он улыбался и не сводил глаз с ее пышного зада: это было живое тело, а не изображение в стекле.

Барин совершенно не сердился и не слушал бессвязное бормотание девушки.

– Хорошо! – отозвался он наконец. – Возможно, я прощу тебя, если будешь послушной. Раздень меня!

Евдокия подскочила и мгновенно исполнила приказание. Она впервые в жизни увидела мужское естество в таком положении – высящееся могучим утесом. Девушка даже зажмурилась от страха.

– Мой! – приказал барин.

Евдокия, испуганно косясь на барина, набрала в ковш теплой воды и принялась поливать живой утес. Потом зажмурилась и принялась с опаской намыливать его. Барин крякнул от удовольствия, когда мягкие девичьи пальцы заколдовали с его орудием, и нежно погладил Евдокию по плечу. Мари, словно завороженная, наблюдала за этим "таинством".

– О, кузен! – восхищенно произнесла она. – Вот так штуковина! Сколько я их испробовала, но такого великана еще не видела! Как я поняла, Натали не очень-то охотно пользуется этим добром! – Мари хихикнула. – Извините, но я сразу поняла, что она холодна, как ледышка. Да я и не ожидала другого. Сколько ее помню, всегда она уходила от разговоров на эту тему. Как я вас понимаю, Николай Петрович! Из-за глупенькой ледышки Натали вы ищете приключений, загнав бедных женщин в угол. Впрочем, перед вами я сколько угодно готова стоять в этом углу – в любой позиции! От моего Стивы мало толку.

Последние слова дались ей с трудом. Мари тяжело задышала, приблизилась к Николаю и присела на корточки, мягко отстранив Евдокию.

– Господи, какое же это чудо природы!

Крестьянка испуганно заморгала, когда "чудо" вдруг оказалось во рту госпожи. Однако потом Евдокия уже не могла оторваться от дивного зрелища. Она широко раскрыла глаза, не сводя их с господ, а в руках ее так и остались мыло и ковшик.

– Давай и ты! – шепнула ей Мари. – Не бойся, Дуня! Тогда барин точно больше не будет сердиться.

Евдокия, вся дрожа, вновь зажмурилась, широко открыла рот и обхватила вершину живого утеса губами. Начала она несмело, но затем вошла во вкус, ускоряя движения губ, и барин удовлетворенно закряхтел. Вновь взялась за дело и Мари, теперь их губы и языки часто сталкивались. Николай, тяжело дыша, обнимал обеих женщин за плечи и плотно прижимал к себе.

– Пока хватит, – вдруг попросил он. – Дунька, ложись на пол.

Девушка послушалась. Она до сих пор дрожала. Барин потискал ее большие груди, раздвинул ноги и внимательно рассмотрел разбухший девичий тайник. Пощекотав его пальцами, он устроился сверху, опираясь на руки. Евдокия в который уже раз испуганно зажмурилась, увидев, что огромное орудие приближается к ней. Вот оно коснулось ее тела, по которому побежали мурашки. Николай было дернулся, но обнаружил, что его сдерживает какое-то препятствие. Из глаз Евдокии в тот же миг хлынули горькие слезы.

– Э, да ты еще девка! – удивился барин. – Ладно, не реви, ты ей и останешься. Надо было предупредить.

Он не стал ломиться в запертые ворота. Утес превратился в челн, который поплыл по настоящему озеру, не ныряя в него. Быстро пересохли девичьи слезы, зато на другой стороне тела началось настоящее половодье. А челн все плавал взад-вперед по поверхности, ускоряя и ускоряя свой бег. Барин обхватил девушку за бедра и нежно поглаживал их.

Мари, как завороженная, наблюдала за ними. Но затем вышла из оцепенения и села на корточки над Евдокией, расставив ноги и повернув к девушке свою аристократическую попку. Одной рукой она обняла кузена и стала жадно целовать его в губы. Другой схватила грудь девушки и начала щекотать себя снизу отвердевшим соском.

Евдокия, словно в дурмане, взялась за ее упругие ягодицы, погладила их, приподняла голову и примкнула устами между бедер своей соблазнительницы, проникая языком в самые недра. Через несколько мгновений Мари громко застонала от блаженства, покачиваясь над девушкой. Николай вдруг зарычал, и Евдокия почувствовала, как в ее подбородок что-то ударило. От неожиданности она опустила голову и увидела, как из барского орудия бьет фонтан мутной жидкости прямо на нее, распространяя незнакомый запах, от которого закружилась голова. Господа медленно поднялись и сели на лавку. Волшебство закончилось. Евдокия заметила, что могучий мужской утес сразу утратил всю свою силу и повис, как тряпка. Ну, такое-то она видела у мальчишек и теперь глупо хихикнула.

– Смеешься? – улыбнулся барин, и девушка наконец-то поняла, что он не сердится. – А ну, бабы, попарьте-ка меня теперь от души!

– Кузен! – укоризненно заметила Мари.

– Маша, не придирайся к словам, – хмыкнул Николай. – Айда в парную. Дунька тебя научит саму управляться с веником.

– Ой, как интересно – Маша! – засмеялась Мари. – Только няня меня так называла в детстве. А мне теперь можно величать вас Коля?

– Еще как! И даже не вас, а тебя! Но, сама понимаешь, не прилюдно.

Они громко засмеялись и отправились в парную, кликнув с собой Евдокию. Действительно, Маша быстро научилась управляться с веником. Вдвоем с Дуней они до изнеможения хлестали сильное и крепкое тело барина.

– Поддай еще, Дунька! – постоянно кричал он.

В конце концов обе женщины сбежали, не вытерпев жара, а Николай еще долго парился. Появился весь красный и в березовых листьях, веселый и шумный. Евдокия подскочила к господину и окатила его двумя ведрами холодной воды.

– Хорошо! – рявкнул он. – Ай да Дунька!

Легко, словно перышко, он подбросил девушку, поцеловал груди и отпустил. Обнял кузину и впился ей в губы. Через минуту снова вернулся в парную. Когда вышел в следующий раз, Дуня подала ему ковш с пивом. Барин выпил, крякнул и сел на лавку. Маша тут же устроилась на мужском колене и со смехом принялась играть с мягкой плотью кузена. Николай хлопнул ладонью по другому колену, и Евдокия мгновенно поняла намек. Она уселась напротив госпожи, с удовольствием ощущая приятное прикосновение к ягодицам крепкой волосатой ноги. Барин тут же схватил девку за пышный зад и с удовольствием помял его. Дуня ласково посмотрела ему в глаза и, совсем осмелев, обняла господина за шею и нежно прильнула к его волосатой груди. Николай улыбнулся и погладил ее по спине.

– Госпожа, а что с вами было? – поинтересовалась девушка, повернув голову к Мари. – Я могу такое же испытывать?

– Бедное дитя, ты еще так невинна! – засмеялась Маша. – Ты просто не успела, это мы с барином опытные. Хорошо, попробую и тебе доставить такое же удовольствие.

Она обняла девушку и крепко поцеловала в губы. Им сразу стало тесно и неудобно на мужских коленях, и они улеглись на пол, лаская друг друга пальцами. Мари устроилась на спине, положив на себя сверху Евдокию. Женские тела сомкнулись, груди переплелись. Мари раздвинула бедра Дуни и принялась жадно ощупывать и гладить влажную долину между ними.

Николай осторожно подошел к женщинам сзади и несколько минут любовался диковинным зрелищем. Затем встал на колени и коснулся вершиной вновь ожившего утеса девичьего тайника, вызвав страстный вздох у Евдокии. Мари схватилась за это орудие и начала водить туда-сюда по расщелине, но потом переправила чуть выше, где между плотных полушарий открылась темная впадинка. Николай с силой протолкнул туда живой кол. Евдокия взвизгнула, однако боль тут же прошла. Девушка ощутила приятное блаженство, когда барин заработал внутри нее, а госпожа продолжила свои утонченные ласки снаружи. И вот, наконец, по всему телу побежала волна наслаждения, радости и счастья, и Евдокия закричала, не думая, что ее могут услышать снаружи.

Николай приподнялся на руках и выпустил девушку из-под себя.

– Спасибо! – прошептала она и принялась целовать господам руки. – Господи, барин, как хорошо-то мне было! Я и не знала, что это такое…

Обессиленная, она села прямо на пол. Мари, мутными глазами глядя на Николая, сама схватила ковшик и выплеснула теплую воду на мужское достоинство.

– Коля! – проговорила она, стиснув зубы. – Скорее!

Барин навалился сверху на кузину и мгновенно вонзился в нее. Они крепко обнялись и бешено задергались, пока не заклокотал мужской вулкан внутри женщины. Хрип Николая слился с блаженным стоном Мари, а Евдокия, завидуя им, даже пожалела, что барин оставил ее девушкой…

Через две недели настала пора прощаться. Натали и Мари долго целовались, девочки дружно махали гостье руками. А она даже вытерла платочком набежавшую слезу.

– Непременно, непременно приезжайте! – крикнула она из коляски. – Я и Стива будем очень рады!

Кучер лениво хлестнул лошадей, и вскоре экипаж исчез из виду в дорожной пыли. Хозяева вернулись в дом, и Николай отправился в свой кабинет. Развернул записку, переданную вчера Машей: «Будете в Париже, непременно навестите князя Р. Я напишу ему, он познакомит тебя с одной супружеской парой. Они большие оригиналы, тебе будет интересно. Крепко целую! Маша. P.S. Натали я коротко рассказывала о своем приключении с ними, но их имен она не знает. P.P.S. Еще и еще много раз целую!» Николай улыбнулся и со вздохом вспомнил, как накануне по-настоящему прощался с кузиной. Натали не имела ничего против того, чтобы он еще раз показал Мари свои владения. Гостья умела ездить верхом, так что они с Николаем ускакали вдвоем, без прислуги. А потом на глухой поляне у озера со звериной страстью долго отдавались друг другу. Когда собирались обратно, Маша горько расплакалась.

– Как же мне будет не хватать тебя, Коля! – слезы потоком лились из ее глаз. – Господи, я бы все на свете отдала, лишь бы поменяться местами с Натали! Не нужны мне ни Петербург, ни Стивино высокое положение при дворе! Все, все променяла бы на то, чтобы жить в деревне с таким мужчиной! Коленька!

Что он мог сказать ей? Ничего! Они еще долго целовались на поляне, а потом медленно поехали обратно.

– Барин! – тихий голос отвлек его от приятных воспоминаний.

– Чего тебе, Дунька? – недовольно спросил он. – Почему без стука вошла?

– Я стучала, – робко ответила девушка. – Вы ничего не сказали, только кивнули. Дверь-то открыта была.

– Говори, зачем пришла, – голос его прозвучал недовольно.

– Барин, госпожа Мари уехала. Мне теперь как, в деревню возвращаться? Вы ж Агафью взяли за столом-то прислуживать.

– А ты сама как бы хотела?

– Воля ваша, барин! – вздохнула Евдокия.

– Моя воля такова: ответь, где тебе самой лучше будет?

– Аль вы не знаете барин? – голос девушки задрожал, и она медленно приблизилась к господину. – Не гоните из дома. Я все буду делать: и за столом прислуживать, и стирать, и за детьми глядеть. Лишь бы подле вас!

Николай впервые за все время разговора повернулся к крестьянке, глаза их встретились. И столько тепла и нежности было во взгляде девушки, что мужчина смутился.

– Не смотри так, – тихо сказал он, и она тут же опустила глаза. – Я скажу Пелагее, Агафью завтра отправим обратно в деревню. Оставайся.

– Сейчас тоже? – Дуня покосилась на дверь в кабинет и закрыла ее. – Барыня спать уже легли…

Девушка подскочила к креслу и упала на колени.

– Не гоните, барин!

– Как ты осмелела! – удивился Николай. – Зачем тебе это? Как замуж порченой пойдешь?

– Господи, барин, мне уже все равно. Хоть плетьми бить велите, хоть продайте потом, но я вам обскажу все, как на духу. Я после той бани спать не могу, все про вас думаю. Барин, барин! Пожалейте меня!

Николай пристально посмотрел на девушку, и она судорожно принялась снимать платье…

Часть 2. Пробуждение

Николай сидел в своем кабинете с пером в руках и о чем-то напряженно думал. Лист бумаги перед ним был пока абсолютно чист.

– Вы сильно заняты, Nicola? – услышал он голос жены.

– Входите, входите, душа моя, – встрепенулся Николай. – Очень хорошо, что вы заглянули. У меня сегодня ничего не клеится. От жары, наверное.

– Nicola, вам нельзя столько работать! – упрекнула его Натали. – Вы совершенно не умеете отдыхать. До сих пор удивляюсь, как вы решились на поездку в Париж и Ниццу, а потом еще не отказались погостить две недели у Мари в Санкт-Петербурге.

– Зато поездка оказалась и интересной, и полезной, – заметил Николай. – Одна только ложка дегтя в бочке меда – ваш брат Алексей. Я ведь дал ему очень подробные и точные инструкции насчет ведения хозяйства, а что он? Столько ошибок пришлось исправлять!

– Но Алеша еще так молод! – заступилась за брата Натали. – И притом нужно родиться вами, чтобы так грамотно управлять крестьянами. Вспомните, куда мы ни приедем в гости, везде грязь во дворе, люди забитые. Да что далеко ходить, у папеньки вашего – царство ему небесное! – в кабинете все вверх дном, а у вас чистота и порядок. Все гости говорят, что наша усадьба теперь настоящий дворец. Может, не стоит новую стройку затевать?

– Обязательно нужно! – не согласился Николай. – Хочу современный дом по собственному проекту, увидите, как будет здорово.

Натали приблизилась к мужу и поцеловала его в щеку.

– Я совсем забыла, зачем потревожила вас. Полчаса назад привезли письмо от Мари.

– И чего же она пишет?

– Так, всякие милые пустяки. Вновь приглашает нас в гости. И еще есть послание для вас – от Стивы. Давайте, я прочту, вы так утомлены.

Она устроилась рядом с мужем и принялась читать: ”Милостивый государь Николай Петрович! Разрешите еще раз искренне поблагодарить Вас за содействие работе Комитета. Тот конспект, что вы милостиво соизволили мне оставить, я непременно беру на заседания и пользуюсь им. При этом непременно сообщаю, что идеи исходят от Вас. Их императорское высочество Великий Князь Константин Николаевич [1] очень ценит Ваши предложения, многие из них уже использованы в Проекте. Он очень сожалеет, что Вы были вынуждены так скоро вернуться в имение и не смогли в полной мере участвовать в этой важной работе. На днях был государь император и тоже спрашивал о Вас. Их императорское величество соизволили заметить, что если бы все помещики были таковы, как Николай Петрович Каратаев, он бы не опасался ни за судьбу реформы, ни за судьбу России. Определенно, Вас очень не хватает в столице, и было бы весьма любезно с Вашей стороны, любезный Николай Петрович, еще раз приехать, и приехать надолго, чтобы мы с Вами могли плодотворно поработать в Комитете. Надеюсь вскоре увидеть Вас вместе с несравненной Натальей Павловной и очаровательными малышками Анной Николаевной и Татьяной Николаевной. А пока прошу Вас, любезный Николай Петрович, написать мне, что Вы думаете по следующим вопросам…”

Тут Натали прервала чтение.

– Дальше очень скучно, это вы сами разберете. А я ничего не понимаю. Неужели государь действительно хочет освободить крестьян? Как же мы тогда будем жить?

– Еще лучше, чем теперь. Никуда эти крестьяне от нас не денутся, вернутся, поклонятся в ноги и попросят их высечь. Как-нибудь на досуге я постараюсь растолковать это вам. Жаль, но многие не хотят и не могут видеть дальше собственного носа. Они не читают газет. А от такой близорукости недалеко до новой пугачевщины. Нужно успеть освободить чернь сверху, иначе она сама освободит себя снизу. И государь это хорошо понимает.

– Nicola, вы меня пугаете! Давайте не будем о таких скучных и страшных вещах. Бог даст, государь император о нас позаботится. Лучше расскажите о вашей встрече с ним в этом Стивином комитете. Только, пожалуйста, как можно подробнее, но без политики. Как он был одет? Кто его сопровождал? Какого цвета у него глаза?

Николай улыбнулся и уже в который раз начал подробный рассказ. И все равно жена слушала с неослабевающим вниманием, боясь пропустить хоть слово. Однако сегодня эта уже ставшая классической история так и осталась недосказанной, поскольку в кабинет, робко постучав, вошла молодая горничная Евдокия:

– Барин, барыня, извольте пройтить на веранду. Кушать подано!

После обеда дети поднялись из-за стола и собрались уходить, но отец едва заметно пошевелил бровями, и девочки тут же сели снова.

– Вижу, вы забыли, что сегодня у нас очередная съемка. Сладости получите позже.

– Nicola, я порой жалею, что вы купили эту штуку, – вздохнула Натали. – Ужасно утомительно – сидеть перед ней столько времени без движений. Бедные девочки!

– Я жалею только о том, что monsieur Daguerre [2] скончался несколько лет назад и я был лишен удовольствия побеседовать с ним о его великом открытии. Кстати, если вы успели заметить, я усовершенствовал его изобретение. В Париже мы сидели перед камерой полчаса, а теперь достаточно десяти минут.

– А нельзя как-нибудь еще быстрее? – взмолилась Натали.

– Пока нет. Наверное, через несколько лет что-нибудь придумают. Когда-нибудь на съемку потребуются лишь доли секунды, аппарат можно будет легко держать в руках, снимки станут цветными…

– Ах, Nicola, вы такой фантазер! Но слушать вас очень интересно. Давайте уже начинать.

Барин щелкнул пальцами, и вскоре кухонный мужик Антип и конюх Иван принесли тяжелый аппарат и установили на веранде. Прочая челядь собралась было поглазеть на необычное зрелище, но стоило барину только покоситься и грозно сдвинуть брови, как все лишние слуги в мгновение ока исчезли.

Под руководством барина мужики укрепили на спинках стульев какие-то хитрые станочки, и он принялся усаживать жену и детей, надежно укрепляя их руки и головы, чтобы изображение не размывалось при съемке.

Он нежно поцеловал в маленькие носики готовых вот-вот расплакаться девочек, и они сразу успокоились. Долго настраивал аппарат, после чего сел рядом с домочадцами. Слуги закрепили и хозяина. Наконец, приготовления были закончены, и по команде барина Антип перевернул песочные часы, а Иван открыл крышку объектива. Оба мужика замерли около аппарата, боясь шевельнуться, пока не упала последняя песчинка. Все с облегчением вздохнули, когда Иван вновь закрыл объектив. Девочки вихрем умчались, даже не дождавшись обещанных сладостей. Барин велел мужикам навьючить аппарат на коня.

– Nicola, вы сегодня опять не будете спать после обеда? – удивилась жена. – Смотрите, отец Серафим решит, что вы перестали быть православным!

– Что ж, придется еще разок пожертвовать на церковь! – засмеялся Николай. – Душа моя, сегодня мне просто не хочется спать. Посмотрите, какое светит солнце! Я собираюсь снять чудесный пейзаж на озере, заодно посмотрю на поля.

Николай не спеша фотографировал озеро и лес вокруг него, вспоминая поездку во Францию. В Париже они с Натали по рекомендации Мари побывали у князя Р. Тот познакомил их с супружеской парой, которую Мари в разговоре с кузиной окрестила Жан и Жанна. На самом деле их звали Жюли и Серж Лекруа. Николай с улыбкой наблюдал за своей женой, которая с тревогой смотрела на всех гостей, что им представляли у Р. Жюли и Серж ей сразу не понравились.

– Нет, Nicola, мы не поедем к ним в гости! – решительно заявила она.

Впрочем, так оказалось даже лучше. На следующий день, пока жена и дети спали после обеда, Николай отправился к чете Лекруа один. У Р. он успел шепнуть супругам, что слышал о них от Мари. И вот после светской болтовни и нескольких фужеров вина он оказался в спальне за шторой. Мужчина и женщина медленно разделись донага. У Жюли оказалось приятное смуглое тело, но несколько хрупкое. Ему было трудно тягаться с плавными аристократическими формами Мари и пышным юным телом Дуни. Зато буйные черные заросли внизу живота, доходившие чуть ли не до пояса женщины, сразу пробудили мужское естество Николая. Супруги принялись неистово ласкать друг друга. От такого возбуждающего зрелища сразу ударило в голову. Николай успел подумать, что и в вино, наверно, подмешали какое-то снадобье, а потом ринулся к супружескому ложу, словно хищный зверь из засады. Тяжело дыша, он обнял Жюли, осыпая ее десятками поцелуев. Оказавшись в могучих объятиях, женщина блаженно застонала. Она пыталась раздеть Николая, но это у нее плохо получалось. Наконец, он отпустил француженку и мгновенно избавился от одежды.

– Вот это да! – воскликнула Жюли, глядя на его крепко сбитое мускулистое тело и огромный кол. – Nicola, вы – только не обижайтесь! – настоящий… Как же это по-русски? О, да, медведь!

Она уложила его на спину и прыгнула сверху, насадившись на живой утес. Серж встал рядом с ними, и жена захватила ртом в плен его орудие. По размерам оно в подметки не годилось тому, которое утопало в ее недрах. Затем Николай и Серж поменялись местами. Впрочем, страсти кипели не так долго: Николаю пора было возвращаться в гостиницу. Но больше свиданий с оригинальной четой Николай не искал.

Из Франции в Петербург возвращались морем, а потом еще гостили у Стивы и Мари. Степан Степанович был искренне рад гостям, а его очаровательная супруга и подавно. Маша и Николай умудрились несколько раз встретиться тайком от своих домашних, и вновь не могли насытиться друг другом, как и в прошлом году. Между делом поговорили об увлекательных приключениях с Сержем и Жюли.

– Знаешь, почему я больше к ним не пошел? – ухмыльнулся Николай.

– Догадываюсь! – засмеялась Маша. – От них ужасно разит потом и еще черт знает чем. Не моются ж никогда. Сначала в угаре я этого не чувствовала, а вот потом… Бррр! Но все равно интересно!

В общем, барину было что вспомнить, пока он ждал Дуню. Наконец, та появилась на укромной поляне, вся запыхавшаяся.

– Простите, барин, ключница меня задержала, велела посуду по-другому переставлять. А я заторопилась, чашку разбила, так Пелагея Захаровна меня еще за косы потаскала. Пришлось их переплетать.

– Хорошо, хорошо, – нетерпеливо прервал ее рассказ Николай. – Готовься к съемке. Между прочим, ты хорошо справлялась с обязанностями ключницы, пока мы путешествовали. Я Пелагею с собой за границу взял прислуживать, потому что знал, что ты здесь лучше нее управишься. Когда-нибудь тебя на ее место поставлю.

– Ой, барин, скажете тоже! – похвала барина была очень приятна Дуне, и она даже зарделась от удовольствия. – Пелагея Захаровна двужильная, везде успевает. Строгая. А меня-то и бояться никто не будет.

Разговаривая с господином, девушка расстелила покрывало на траве и быстро скинула с себя все до нитки. Барин уже в который раз залюбовался ее пышным молодым телом.

– Эх, Дунька, понимала б ты, как на тебя мужику смотреть приятно! – усмехнулся он. – Тем более что ты наконец стесняться перестала.

– Ой, барин, да мне самой так любо перед вами разгуливать в чем мать родила, – весело откликнулась Дуня и поинтересовалась: – Как сегодня будете снимать? Меня одну или нас вместе?

Барин ничего не ответил и спокойно тоже разделся донага. Не говоря ни слова, девушка подскочила к нему и жадно схватила в рот мужское орудие. Уже в который раз она делала это, но опять застонала от наслаждения, ощутив во рту твердую, словно камень, плоть.

– Достаточно! – скомандовал Николай через пять минут. – Теперь ложись боком, лицом к камере.

Дуня удобно устроилась на покрывале. Барин улегся позади нее, приподнял девушке ногу, ласково погладил размякшую, словно тесто, расщелину и быстро направил туда свое достоинство. Дуня взвизгнула от удовольствия и начала поглаживать резвящийся в ней барский кол.

– А теперь убери руку и замри! – прозвучала новая команда.

Николай дернул за веревочку, и хитроумное устройство само сняло колпачок с объектива камеры. Оба замерли в оцепенении. Барин держал девушку за обе груди, а могучий ствол был погружен в ее лоно только наполовину. Разумеется, находиться без движений в таком положении, когда наоборот хотелось дергаться изо всех сил, стоило обоим больших усилий, но они мужественно справились с испытанием.

Николай вновь потянул за шнур, и крышка на аппарате захлопнулась.

– Ой, барин, а я даже кончила, пока мы так лежали! – засмеялась Дуня. – Какой у вас писюн волшебный!

– А ты делаешь успехи! – одобрил Николай. – Говори спасибо госпоже Мари, она сделала из тебя такую страстную женщину. Становись на четвереньки, поиграем. Угадай, где сегодня окажется струя?

– Прольется мимо!

– Что ж, посмотрим. Если проиграешь, не разрешу меня в губы целовать.

Дуня приподнялась на покрывале, повернувшись к барину своей крепкой полной попкой. Он устроился позади нее на коленях.

– Начинай! – скомандовал он, хлопнув девку по упругой ягодице.

Дуня качнула бедрами назад и с удовольствием вновь насадилась на живой кол. Барин даже не шевелился, девушка сама двигалась туда-сюда, постанывая от возбуждения. Вскоре Николай еще раз хлопнул ее по заду, тогда она чуть опустила попку, опять приблизилась к барину и могучий утес оказался в куда более узком гроте. Закрепившись в этом положении, Дуня вновь задергалась, а барин закряхтел от удовольствия. Новый хлопок по попке – и кол за доли секунды перескочил из тесной пещеры в разбухшее и сочное лоно. Игра продолжалась в том же духе уже минут десять, когда Дуня, тяжело дыша, горячо зашептала:

– Ой, барин, не могу больше! А-а-а!!!

В ту же секунду и Николай зарычал, словно медведь, схватил девку за бедра и притянул их к себе, плотно прижавшись к пышным ягодицам, пока в тесном гроте шло извержение вулкана страсти.

– Не угадала я, барин, – улыбнулась через пару минут Дуня, играя пальцами с жалким комочком дряблой кожи, в которую превратился недавно столь грозный утес. – Сегодня струя у меня в заднице оказалась.

– Сколько тебя учить: не говори никогда “задница” или “жопа”, – поморщился барин. – Ну-ка, как это по латыни?

– Ой, барин, все время я забываю про этот анис, что ли…

– Анус.

– В общем, сплоховала я, – огорчилась Дуня. – И не угадала, и слово мудреное забыла. Не судьба мне сегодня вас целовать.

– Ладно, прощаю, – усмехнулся Николай. – Только быстро.

Девушка подскочила к нему, обняла, прижалась всем телом и принялась жарко целовать барина в губы. Она ощутила, что в нее вновь начинает упираться оживающая скала.

– Ну, хватит уже, – остановил ее Николай и с усилием оторвал от себя.

– Ах, барин, не могу я никак остановиться. А вот вы с барыней…

– Молчать! – грозно рявкнул Николай. – Не твое дело! Не смей ни о чем таком спрашивать!

Дуня съежилась от страха и принялась молча одеваться и собирать вещи.

Натали вошла в кабинет Николая, где несколько дней назад забыла письмо кузины. Разбудить крепко спящего после обеда мужа она не решилась и подумала, что сумеет найти письмо и без его помощи. В кабинете царил идеальный порядок. Здесь разрешалось убираться только Дуне, остальным дворовым доступ в это святилище был запрещен. Натали полюбовалась на живописные пейзажи и семейные снимки, которыми со вкусом были увешаны стены. “Все-таки не зря Nicola мучает нас со своим аппаратом”, – подумала она. Письма нигде не было, и женщина начала один за другим открывать ящики стола. Вскоре пропажа обнаружилась, но рядом оказалась запертая шкатулка. Почему-то Натали нестерпимо захотелось узнать, что же там внутри.

Пошарив еще по ящикам, она обнаружила несколько ключей, один из которых подошел к шкатулке. Внутри нее оказалось несколько дагеротипов. Натали взяла их, бегло просмотрела и, смертельно побледнев, выронила из рук. Внутри нее словно что-то оборвалось. Несколько минут, оцепенев, она сидела на стуле, держась за сердце. Но вот женщина справилась с собой, лицо ее приняло жесткое и какое-то хищное выражение. Она аккуратно разложила все металлические пластинки на столе и внимательно рассмотрела каждую. На нескольких снимках весело улыбалась совершенно голая Дуня. Как только не изощрялась перед аппаратом эта дрянь: где стояла, где лежала – и передом, и боком, и задом, и даже в самых бесстыдных позициях с раздвинутыми ногами, так что весь срам был виден.

Однако это было мелочью. Бог с ней, с этой сквернавкой! Но три других снимка простить было никак невозможно. На одном ее Николай лежал боком за этой грязной девкой, держа ее за груди, а его естество торчало в ней! На другом – о, ужас! – Дунька держала эту штуковину во рту, лукаво улыбаясь в камеру; а на третьем – кошмар! – она стояла на четвереньках, а барское орудие находилось в совсем не предназначенном для этой цели отверстии. Это было слишком, и барыню даже затошнило от омерзения. Непослушными руками она собрала снимки в шкатулку, заперла ее, вернула все на место и медленно вышла из кабинета мужа, так и не забрав письма кузины.

Она сразу же вспомнила разговор с Мари год назад. Боже мой, ведь кузина оказалась права! Ее Николай, оказывается, путается с подлой крестьянкой! И как потом он смеет приближаться к жене, когда побывал в такой неописуемой грязи, во рту и в жопе этой мерзкой крестьянской потаскушки! Удивляясь, что про себя она произносит такие скверные слова (представить, что может сказать такое вслух, она даже не могла), Натали прошла в спальню и долго смотрела на безмятежно спящего мужа. С огромным трудом она удержала душившие ее слезы и поняла, что все равно не может его ненавидеть. Конечно, он ни в чем не виноват. Эта стерва совратила его, виляя своей жопой!

Натали ушла в другую комнату, собралась с духом и, как ни в чем ни бывало, позвала Дуню. Холодным, пронзительным взглядом осмотрела ее с головы до ног, так что горничная сразу съежилась.

– Принеси мне графин вишневой наливки, – распорядилась барыня. – А потом возьмешь у барина в кабинете две книги: “Декамерон” Боккаччо и “Фанни” Клеланда. Запомнила? Будешь читать мне их каждый день вместо послеобеденного сна. Что ты стоишь? Бегом!

Впервые в жизни услышав, что барыня, всегда мягкая и тихая, командует столь резким тоном, Дуня не на шутку перепугалась. Тем более распоряжение оказалось слишком неожиданным. Она подумала, что стоит рассказать об этом барину, но, вспомнив его недавнюю вспышку, решила промолчать. Негоже забывать, что она просто крепостная крестьянка, а не любовница, как она уже наивно начала думать. Она ничего не говорила матери, передавая деньги и гостинцы, на которые не скупился барин. Та долго молчала, лишь однажды предупредила:

– Смотри, Дуня, не нужно этого. Увидит Пелагея, или барин прознает – высекут за воровство до полусмерти.

С тех пор девушка складывала все на черный день. И вот, кажется, он наступил. “Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь”, – припомнила она строки из какой-то бариновой книги.

Неужели прав был поэт, неужели этот удивительный год, лучший в ее жизни, подходит к концу? Неужели она станет снова простой черной крестьянкой? Всем своим существом Дуня почувствовала, что надвигается что-то страшное…

Дуня закрыла последнюю страницу “Фанни” и облегченно вздохнула. Во рту пересохло от столь длительного чтения, нестерпимо хотелось пить, но она молчала, опасаясь очередной нервной вспышки барыни.

За две недели, что она читала книги, госпожа постоянно вспыхивала и ругалась, придираясь к любой мелочи. За год, что Дуня прислуживала в имении, барыня выпила в несколько раз меньше вишневой наливки, чем за эти две недели. Вот и теперь взгляд ее замутился, и она пристально посмотрела в глаза горничной.

– Антип затопил баню, как я велела? – сурово поинтересовалась госпожа, а язык ее слегка заплетался.

– Да, барыня.

– Тогда пошли.

Дуня впервые увидела свою госпожу голой, до этого той прислуживала в бане только пожилая Пелагея. Несомненно, барыня была красива со своими распущенными каштановыми волосами, но ее худенькое тело не шло ни в какое сравнение с пышными формами ее кузины.

В парной Дуня долго хлестала вениками хрупкое тело госпожи, постоянно вспоминая блаженные минуты, которые провела здесь в прошлом году с мадам Мари и барином. Задумавшись, она с трудом успела догнать выскочившую в конце концов из парной барыню и окатить ее ушатом ледяной воды.

– Иди, попарься сама и выходи, – скомандовала хозяйка. – Я тебе хочу что-то сказать.

Спустя несколько минут, когда раскрасневшаяся Евдокия вышла из парной, ее смутные тревоги отступили, и она в блаженстве распростерлась на лавке, прикрыв глаза от удовольствия.

Однако через несколько секунд от этого чудесного состояния не осталось и следа.

– Ложись на живот! – резко скомандовала барыня таким ледяным голосом, что, исполнив ее распоряжение, Евдокия похолодела от страха и не в силах была больше шевельнуться.

Она не сразу поняла, что госпожа связывает ей руки и ноги, а когда опомнилась, было уже поздно. Скосив глаза, она увидела в руках у барыни кнут, который со свистом опустился на ее роскошную попку. Нестерпимая боль пронзила тело, но, стиснув зубы, девушка промолчала. Только слезы потекли из ее глаз. Барыня стегнула Дуню еще несколько раз и, не дождавшись ни одного вскрика, отбросила кнут и присела рядом на корточки, с холодной улыбкой глядя в глаза девушке. Весь хмель остался в парной, и взгляд ее был чистым и ясным.

– За что, барыня? – сквозь слезы спросила Евдокия. – Аль плохо вам служила?

– Она еще спрашивает, сучка! – злобно прошипела госпожа, и Дуня испуганно замолчала, впервые услышав из уст барыни такое грубое слово.

– Она еще спрашивает, грязная б…на! – продолжала хозяйка, и глаза ее налились кровью. – Совратила барина, да еще заставила его этот разврат фотографировать! А ты знаешь, что сейчас с тобой будет?

Она показала девушке полый коровий рог и железный прут.

– Понимаешь, что это значит? Где уж тебе! Сейчас объясню. Прут я положу в печь, он раскалится докрасна. А этот рог воткну в твою грязную развратную жопу, через него всажу раскаленное железо и выжгу твои паскудные б…ские кишки. Ни один доктор не найдет ожогов на теле, а я скажу, что ты пьяная угорела в бане. Да и кто будет с тобой разбираться?

От таких слов все тело Евдокии покрылось холодным потом. Внизу живота появилось неприятное ощущение, и в ту же секунду желтый фонтан хлынул между ее ног, и под лавкой натекла большая лужа.

Барыня брезгливо повела носом и отошла подальше.

– Обоссалась, стерва! Сейчас ты у меня обделаешься!

Госпожа унесла железный прут в парную, вернулась и вновь взяла в руки кнут. Но Евдокия, помертвевшая от страха, уже не чувствовала боли, хотя барыня, словно озверев, хлестала ее еще и еще. Наконец, Натали отбросила кнут и о чем-то спросила. Евдокия ничего не поняла, и тогда госпожа окатила ее ведром холодной воды, а в рот сквозь стиснутые зубы влила немного вишневой наливки. Дар речи вернулся к Дуне, и она с ненавистью посмотрела на стоящую рядом с ней растрепанную голую фурию со сверкающими глазами.

– Что ж, убивайте меня, барыня! – неожиданно резко и четко сказала Евдокия. – Убивайте бесстыжую б…! Оно, может, и лучше. Все равно отдадут меня скоро замуж, будет мой мужичок водку жрать, да лупить меня до полусмерти. А с барином я хоть немного настоящую жизнь увидела, ласковое обхождение почувствовала. Теперь не жалко и помирать. Только глаза и рот мне завяжите, чтобы я того железа раскаленного не видела, да крика никто не услышал. Вот и все, о чем я вас прошу перед смертью. И еще одно скажу вам, барыня. Кабы вы были с барином хоть на четвертинку так же ласковы, как я, никогда бы он на простую крестьянку не позарился.

Она отвернулась от госпожи и замолчала. Натали отшвырнула ногой брошенный кнут, присела на другую лавку и вдруг горько разрыдалась. Слезы полились настоящей рекой, словно внутри прорвало какую-то плотину, и все невыплаканное за две недели хлынуло настоящим половодьем. Евдокие вдруг стало жаль ее и, позабыв страшные угрозы хозяйки, она тоже расплакалась.

Но вот барыня вытерла глаза, снова подошла к Дуне и… освободила ее от пут.

– Убери здесь все, вымойся и поговорим по-человечески, – тихо сказала она. – Прости меня, если сможешь.

– Не сердись, Дуня, за все, что я тебе наговорила, – грустно начала разговор Натали. – Постарайся меня понять. Ты не представляешь, какую боль я испытала, увидев дагеротипы с тобой и Николаем Петровичем. Раздвинь ноги! – вдруг скомандовала она, внимательно посмотрела на девичью плоть и тоже раздвинула бедра.

– А теперь скажи, что у меня не так, как у тебя. Поперек или под углом? Ничего подобного. Почему же барин польстился на тебя? И что это за недостаток ласки с моей стороны?

– Вам лучше знать, барыня. Не мое это дело. Может, вас ему не хватало.

– Он что, это говорил?

– Да что вы! Как-то недавно хотела что-то такое спросить, барин очень разгневались. Но я сама чувствовала, что у вас с ним не все в порядке.

– Странно слышать такие рассуждения от простой крестьянки, но, возможно, в чем-то ты права, – задумчиво произнесла Натали. – Кузина предупреждала меня, что это важная часть жизни, а я пропустила мимо ушей. Да и в книжках, что ты мне прочитала, все только этим и занимаются. К сожалению, в них я почти не видела настоящих чувств, а только животное влечение. Увы, я его не испытываю, и мне казалось, что мужу вполне достаточно моей истинной горячей любви. Получается, что все должно быть в гармонии. Но как ее добиться? Боже мой, я спрашиваю совета у темной крепостной крестьянки! А нужно было бы выяснить все у Мари. Ладно, я не желаю вдаваться в подробности, когда у вас это началось с барином и сколько продолжалось. Я хочу, чтобы ты научила меня своим женским премудростям. Сколько тебе лет?

– Девятнадцать.

– Видишь, а мне уже двадцать четыре, я несколько лет замужем, у меня двое детей, но вынуждена спрашивать у тебя совета: как мне тоже стать желанной, как самой узнать радость плотской любви?

– Барыня, да разве вы не желанны для Николая Петровича? Но как вам самим добиваться этой самой радости… Нешто я могу это знать?

– Придется придумать. Это твой единственный шанс остаться работать в доме, иначе отправишься вместе со всеми на поля, можешь не сомневаться.

– Ложитесь, барыня, на лавку, – вздохнула Евдокия. – Попробую что-нибудь придумать своим глупым холопским умом. Только вы ничему не удивляйтесь и не отталкивайте меня. Думайте, что я какая-нибудь докторша.

Она наклонилась над лицом госпожи и поцеловала ее в губы.

– Что-нибудь почувствовали? – поинтересовалась она, но та в ответ только пожала плечами.

Евдокия потрогала миниатюрные грудки хозяйки, которых никогда не касались детские губы. Яркие розовые сосочки остались мягкими, и девушка даже не стала ничего спрашивать. Поглаживая живот и бедра госпожи, она пристально смотрела в ее глаза, но не обнаруживала в них и тени заинтересованности. Раздвинув бедра барыни, Евдокия принялась умело играть ее женским тайником, нежно поглаживая каждую складочку плоти и массируя едва заметный мягкий холмик среди волос.

Ничего не помогало, и тогда Дуня прильнула к этому месту языком. Хорошо помня уроки госпожи Мари, она старательно и нежно ласкала сочные складки, которые в конце концов, хоть и едва заметно, начали разбухать.

– Госпожа, неужели вам это не приятно? – поинтересовалась девушка, приподняв голову.

– Я не знаю, – ответила та. – Немного хорошо, но это совсем не то, что описано в “Фанни”.

– Повернитесь попкой и поднимите ее, – попросила Евдокия.

Теперь она коснулась кончиком языка темной ямки между узкими ягодицами хозяйки и сразу поняла, что это как раз то, что нужно.

Барыня взвизгнула от этого прикосновения, и с губ ее сорвался стон. Язык попытался проникнуть еще глубже в миниатюрное отверстие, но это было ему явно не под силу. Дуне пришлось воспользоваться пальцем, изображая работу мужского орудия. Язык ее вновь примкнул к расщелине, которая теперь разбухла и размокла. “Наконец- то!” – гордо подумала девушка и бешено заработала одновременно пальцем, языком и губами. Спустя пять минут тело барыни затрепетало. Она застонала и задергала бедрами, после чего повалилась на лавку.

– Какая же ты умница! – похвалила она горничную, когда пришла в себя. – Боже мой, я и не подозревала, какое это наслаждение. Ты можешь объяснить, почему так произошло?

– Барин объяснял про какие-то точки, я ничего не поняла. У вас они, наверное, расположились не там, где надо. Вы у него спросите, он вам все растолкует по науке, он много книг прочитал. Мне-то по-всякому нравится, а вам, видно, только по-особому. Может, вы стеснялись саму себя или брезговали, вот и задушили в себе все удовольствия. Вы уж не постесняйтесь, поговорите с барином, он гораздо лучше разберется.

Настала короткая летняя ночь, и Николай зажег свечи, чтобы можно было читать. Жены до сих пор не было, и он начал волноваться. Хотел было крикнуть горничную, чтобы разыскала барыню, но в этот момент Натали появилась сама.

– Простите, Nicola, что заставила вас ждать. Хотела сделать вам небольшой сюрприз.

В новой ночной сорочке, с распущенными длинными каштановыми волосами, она была удивительно хороша, и Николай, как всегда, почувствовал дикое желание.

Но едва он подумал, что ему придется – в который раз! – уговаривать и уламывать свою очаровательную супругу сделать милость и согласиться на близость, как порыв страсти тут же угас. Однако он все же рискнул начать один из разговоров, от которых жена обычно торопилась ускользнуть и сослаться на нервы, усталость и прочее нездоровье.

– Сударыня, вы так очаровательны сегодня! Неужели вы не доставите мне счастья насладиться вашей красотой! Идите же ко мне!

Он хотел было задуть свечи, но жена остановила его.

– Подождите. И не гневайтесь. Я не буду сегодня жаловаться на здоровье. Я вот о чем подумала. Скоро семь лет, как мы женаты, а вы до сих пор не видели меня нагой, хоть вам и очень хотелось этого. Пора исправить это недоразумение.

Она стянула с себя сорочку и впервые предстала голой перед мужем. Николай с изумлением смотрел на изящное хрупкое обнаженное тело, белое, словно сахар, на котором едва темнел черный треугольничек внизу живота. Не веря своим глазам, мужчина задохнулся от вожделения, не в силах произнести ни слова. Натали подошла ближе, встала рядом с мужем и широко расставила ноги.

– Возьмите свечи и осмотрите меня всю. Вы так долго этого хотели, а я, глупая, почему-то стеснялась.

– Душа моя, Наташенька, что с вами случилось? – только и сумел выдавить из себя Николай.

– Николенька, вы чем-то недовольны? – улыбнулась жена.

Они впервые за все годы обратились друг к другу не по-французски и не по имени-отчеству, а вот так просто – по-русски и ласково. Николай подпрыгнул с постели, заключил Наташу в могучие объятия и впился ей в губы. Через несколько минут после самого длинного в их жизни поцелуя женщина все же осторожно выскользнула из этих тисков.

– Коленька, я чуть не задохнулась!

Николай подхватил жену на руки, словно пушинку, и уложил на постель. Следуя ее совету, он взял подсвечник и начал детально изучать чудесное обнаженное тело. Наташа была не совсем права, считая, что он никогда не видел ее такой. Хитроумное устройство в бане уже давно позволило Николаю приоткрыть завесу тайны и полюбоваться ее хрупкими формами. Однако теперь было совсем другое дело: перед ним лежала желанная красивая женщина, а не ее холодное изображение на стеклянном экране. Она словно пробудилась от многолетней спячки и прямо-таки излучала страсть. Отставив подсвечник, мужчина начал осыпать бешеными поцелуями каждую клеточку волшебного женского тела от лица до мизинца ноги. Перевернув жену, он принялся за шею, спину и аккуратную маленькую попку.

– Коленька, дайте теперь хоть мне увидеть ваше сокровище! – взмолилась Наташа.

Через несколько секунд она впервые лицезрела воочию, а не ощущала в себе огромное и истекающее соком мужское орудие. Немного полюбовавшись этим уникальным творением природы, она осторожно погладила его ладонью и вдруг, словно ныряя без подготовки в холодную воду, схватила его ртом. Николай замер, не веря, что это происходит на самом деле. Если бы в этот момент небо рухнуло на землю, он был бы поражен меньше. Он даже не то заурчал, не то застонал от удовольствия.

– Остановитесь, Наташенька! – тяжело дыша, попросил он через несколько минут. – Это такое блаженство, но оно может в любое мгновение закончиться, а я еще не насладился вами. Ложитесь же!

Он рухнул на жену и неистово вонзился в ее размякшие недра. Заскрипела огромная кровать, когда могучий мужчина начал бешено и страстно раскачиваться на женщине, осыпая ее лицо и шею сотнями жарких поцелуев.

– Душа моя, я уже не могу терпеть, вы скоро? – сквозь зубы спросил он буквально через несколько мгновений.

– Никогда, если ты не сделаешь по-другому. Только сегодня я случайно узнала, как мне на самом деле нужно.

Она выскользнула из-под мужа, легла спиной к нему, сама взяла руками мужской ствол и направила к миниатюрной впадинке между ягодиц.

– Смелее! – скомандовала она, и мокрый крепкий кол с усилием протолкнулся в узкий грот.

Наташа взвизгнула от наслаждения и принялась судорожными движениями массировать себя спереди. Не прошло и нескольких секунд, как она закричала в экстазе, а Николай зарычал и заревел, словно тигр, сдавливая жену в объятиях. Потом они долго молча лежали рядом, медленно приходя в себя после пережитых страстей.

– Наташенька, может, ты все-таки объяснишь, что случилось? Считай, у нас лишь сегодня получилась первая брачная ночь. Господи, как долго я этого ждал! Почему ты скрывала от меня свою маленькую тайну? Стеснялась?

– Николенька, мне бы не хотелось вдаваться в подробности. Совершенно случайно – только не удивляйся! – я узнала про твои шашни с Дуней. В следующий раз не будешь где попало разбрасывать ключи от секретных шкатулок! Сегодня я жестоко избила ее плетью. Придумала даже хитрый способ убийства, но вовремя одумалась. Эта крестьянская девушка помогла мне понять, что главная причина вашей измены во мне самой. Только теперь я поняла, как глупо себя вела. Прости меня! Но лучше всего, если Евдокии больше не будет в доме. Только пусть она не занимается тяжелой работой. Придумай что-нибудь.

Несколько минут Николай молчал.

– Признаться, Наташенька, ты меня немало удивила этим признанием и особенно твоей решительностью. Хотя я все равно не верю, что ты действительно могла убить несчастную Дуню.

– Мне казалось, что могла, – прошептала Наташа. – Я была вне себя от ярости.

– Казалось! – напомнил Николай. – Нет, Наташенька, хоть я и не узнал тебя до конца за эти семь лет, но чувствую, что на хладнокровное убийство ты неспособна. Ладно, оставим это. Важнее другое. Получается, это я должен извиняться за свои приключения. В любом случае им нет оправдания, но все же я надеюсь, что ты будешь великодушна. Прости, меня, Наташенька, душа моя! Клянусь, больше у меня не будет никакой женщины, кроме тебя! А что касается Дуни… Не беспокойся, я все устрою. Только ты, родная, будь всегда такой, как сегодня, и ничто больше никогда не омрачит нашего счастья!

Вскоре они заснули, а Евдокия все еще стояла под дверями. Вытирая горькие слезы и поглаживая жестоко избитые ягодицы, она медленно побрела в людскую. Одетая рухнула на постель и закрыла лицо руками. В оцепенении пролежала так целый час – сон никак не шел. Девушка тихо поднялась и вышла на веранду. Светила полная луна, неподалеку на речке квакали лягушки. Легкий теплый ветерок отогнал надоедливых комаров. Дуня зажгла свечу и принялась писать на листке бумаги: "Моему короткому счастью пришел конец. Теперь барину ни к чему предаваться со мной греху. Я давно поняла, что он не из тех господ, что кидаются на каждую девку. Только холодность жены толкнула его к простой крестьянке. Барин, барин, Николай Петрович! Для кого-то он суровый господин, но я от него видела только добро. Что мне теперь делать?" Дуня несколько раз перечитала написанное, вздохнула и поднесла бумажку к пламени свечи. Потом смела пепел, задула свечу, да так и осталась сидеть на веранде до утра.

Часть 3. Хозяйка

– Дунька, где ты бродишь? – послышался сердитый голос Пелагеи. – Вы посмотрите, она еще дрыхнет. Бегом в кабинет, барин зовут!

Евдокия с трудом открыла глаза. Все-таки она задремала. Голова как чугунная, а в сердце будто несколько иголок вонзили. Ключница подошла к ней и резко ударила по затылку.

– Чего сидишь, сказано же – бегом!

Дуня несмело вошла в кабинет и остановилась у дверей.

– Звали, барин?

– Чего ты там шепчешь? – барин поморщился. – Не завтракала, что ли? Ах, да… – он замялся. – Барыня мне все рассказала. Мне очень жаль, что так получилось. Возьми вот это, – он протянул ей несколько купюр и продолжил, – и постарайся забыть вчерашний случай в бане, как кошмарный сон. Прости Наталью Павловну и меня. Покажи, что барыня с тобой сделала.

Дуне вновь стало нехорошо от страшных воспоминаний. Она, словно во сне, закрыла дверь на крючок и медленно разделась догола. Потом повернулась к барину спиной, исполосованной плетью. Николай встал из-за стола, подошел к горничной и нежно погладил ей спину и попку.

– Бедная девочка!

Ноги Дуни сами собой раздвинулись и барин любовно пощекотал между ними сразу размякшую и размокшую девичью плоть, но затем отдернул руку.

– Нет, нет, это ни к чему, одевайся. Мы с тобой больше не будем встречаться. Так лучше для всех.

– Барин, миленький, последний разочек! – Дуня развернулась и, не спрашивая разрешения, обвила шею господина руками и принялась осыпать его лицо поцелуями. – Господи, что ж мне делать-то теперь, глупой. Помру ж я без вас, барин!

– Ну, зачем так… – голос Николая звучал неуверенно. – Нет, Дуня, оставь меня, я обещал барыне…

Однако девушка не выпускала его из объятий, а господин и не пытался оттолкнуть ее от себя. Дуня нащупала через одежду твердый мужской утес и ловко выпустила его на волю. Николая вздохнул, нерешительно взял ее за упругую попку, приподнял и резко опустил девушку на себя…

Через пять минут Дуня мигом оделась, отперла дверь и села на лавку перед хозяином.

– Господи, хорошо-то как! – прошептала она. – Будет, о чем вспомнить. Спасибо, барин!

– В общем, Дуня, ты права, – Николай опустил глаза. – Из усадьбы мне придется тебя удалить. Так просит барыня. Я не хочу с ней ссориться, сама понимаешь. Но ты в обиде не останешься. Я дам тебе вольную.

– Вольную? – глаза девушки загорелись. – Есть бог на свете! Спасибо, барин! За такое не жалко еще столько же плетей получить!

Дуня упала перед ним на колени, но он велел ей подниматься.

– Вольную дам при одном условии, – отчеканил барин. – Я открываю в городе мастерскую. С дагеротипией ты знакома, вот и займешься. Половину выручки забираешь себе, половину посылаешь мне. Так что все зависит от тебя – как дело поведешь. Срок тебе – два года. А потом как знаешь: или останешься в мастерской, или иди на все четыре стороны.

– Как скажете, барин, – спокойно сказала Дуня. – За вольную я на все согласна. Только прошу вас, разрешите мне еще месячишко побыть в усадьбе. Скажите барыне, что не готова еще мастерская. Мне нужно уладить кое-что. Очень вас прошу!

– У тебя еще есть какие-то дела? – усмехнулся барин. – Хорошо, я скажу Пелагее, чтобы не очень тебя загружала. Только ты подальше от меня держись, не давай барыне лишнего повода для ревности, – он опусти глаза и тихо продолжил. – Знаешь, Дуня, а я не ожидал, что по-своему привяжусь к тебе. Ты бойкая девушка, умная и стоишь гораздо выше всех моих остальных крестьянок вместе взятых. Видишь, я разговариваю с тобой откровенно и почти как с равной. Надеюсь, ты не превратишься в забитое животное, типичную представительницу вашего сословия.

Дуне не хотелось сейчас думать ни про какие сословия. Перед ней сидел не господин, а любимый и желанный мужчина. Ей хотелось кричать ему о своей любви, но она сдержалась. Поклонилась, вышла из кабинета и лишь потом в который уже раз дала волю горючим слезам.

Но особо плакать некогда, настала пора исполнять задуманный план. К чему барину лишнее беспокойство из-за ее проблем? Никто ни о чем не должен знать, а она будет таинственным кукловодом, дергающим за ниточки марионеток. Жаль только, что барин не из их числа.

– Далёко собралась? – спросил у Дуни Феофан.

Она нашла в себе силы приветливо улыбнуться. В принципе, он совсем неплохой парень, этот попович. Всегда обходителен с ней, лицом приятен, правда, рыжеват и веснушек хватает, да ведь с лица воды не пить. Еще совсем детьми были, когда он научил ее читать и писать, иначе осталась бы такой же темной, как все.

– На речку иду купаться, жарко, – весело ответила она.

Попович слегка помрачнел.

– И барин там будет? – ядовито поинтересовался он.

– А с чего это вдруг барин? – разъяренно спросила Дуня, и кровь прилила к ее лицу.

– Да наслышаны мы. Как барин со двора – следом ты. Или наоборот.

– Дурачок! Кому ты поверил! – Дуня заплакала. – А я-то думала, ты нормальный парень, душевный, приветливый. Грамоте меня выучил. А ты эвон чего – злые сплетни повторяешь.

– Так что, неправду люди-то говорят? – с надеждой спросил Феофан, сразу повеселев.

– А то правду! Мало ли куда я по делам могла бегать! Послужил бы в усадьбе, понял бы. Все бегом да бегом, только и думать, уехал при этом куда барин или нет. Что, видел меня кто с ним?

– Нет.

– Ну вот, а болтают. Язык-то без костей. Все, пошла я, обидел ты меня. Не подходи больше!

И Дуня решительно зашагала дальше. Сердце колотилось, кровь прилила к щекам. Кто же это, интересно, такой догадливый? Ведь она строго соблюдала все меры предосторожности. Да нет, не все, иначе не пришлось бы сейчас заигрывать с поповичем. Она чувствовала, что он крадется где-то сзади, но не показывала виду. Нужно довести игру до конца.

Феофан действительно следил за ней. Скрывшись в кустах, он, задыхаясь от вожделения, наблюдал, как Дуня неторопливо раздевалась на берегу. Вот девушка разоблачилась догола и встала, потягиваясь, у воды. Ее крепкий округлый зад и крутые бедра сводили с ума, а когда она наклонилась, чтобы потрогать рукой воду, открыв при этом все самые интимные таинства, попович чуть не застонал. Он приспустил штаны, перекрестился и, не отрывая глаз от нагой прелестницы, начал заниматься библейским грехом. Дуня прыгнула в реку и принялась весело плескаться в воде, подскакивая и ныряя. То пышная попка, то грудь оказывались на поверхности, и вскоре Феофан с тихим стоном опорожнил свой греховный сосуд на траву. Перекрестившись и пробормотав молитву, он кинулся бежать обратно, но потом все-таки подстерег Дуню на тропинке. Его глаза дико блуждали, а речь была бессвязной, как у пьяного. Девушка смотрела на него с интересом охотника, наблюдающего, как зверь сам идет в ловушку.

– Дуня… Ты прости меня, дурака, за те глупости. Ты ж мне так люба… Хочешь, с отцом поговорю, он у барина попросит тебе вольную… Дуня, ты же меня с ума сводишь…

Он набросился на нее и обнял, пытаясь поцеловать. Дуня с размаху ударила его ногой в пах, и Феофан дико взвыл.

– Ты что, совсем меня за б… принимаешь! – рассвирепела она. – То оскорбляешь, а теперь еще силком взять хочешь! Тоже мне кавалер! Нешто не понимаешь, что с девушками ласково обходиться надо, гостинцы принести, и то еще не навряд чего добьешься. Приятный парень, а такой недогадливый! Еще раз попытаешься насильничать – оторву тебе все добро с корнем.

Пристыженный попович поспешил уйти. На другой день в знак примирения он предложил Дуне простенькие сережки. Та величественно приняла подарок.

– Ладно, так и быть, прощаю тебя. Наверное, желтая вода тебе в голову вчера ударила.

Ободренный успехом Феофан тут же пригласил ее на свидание, пообещав, что все будет в полном порядке и она ни о чем не пожалеет. Немного покапризничав для вида, Дуня согласилась.

Ближе к вечеру они встретились на поляне у речки, в том месте, где она накануне купалась. Феофан принес большую бутылку вина, конфеты и прочие сладости, огромный кусок копченого окорока. Он старался не думать, что скажет отец, обнаружив пропажу. Ради такого дела можно и вытерпеть несколько оплеух. В барском доме Дуня привыкла ко всяким разносолам – при всей строгости барина челяди все равно кое-что перепадало из остатков. Однако она мастерски сыграла радость при виде лакомств, принесенных поповичем. Он не забыл даже про скатерть, которую расстелили на траве, разложив на ней яства и напитки. Под веселые разговоры и смех Дуни бутыль быстро пустела. Разомлевший от радости Феофан не замечал, что девушка совершенно не пьет: делая вид, что запивает хмельное квасом, Дуня незаметно выплевывала вино в кружку, а затем выплескивала все в траву. Феофан с непривычки быстро спьянился. Его язык заплетался, но он продолжал расточать девушке комплименты и обещания выхлопотать для нее вольную.

– И вправду попросишь? – спросила Дуня, чувствуя, что решающий момент настал и придвигаясь ближе к парню. – Вот тогда бы я что угодно для тебя сделала!

– Дуня! А как же! Да я ж у отца старший сын, он меня во всем слушает. А барина ему уговорить – раз плюнуть. Вот увидишь! А уж я для тебя, Дуня, ничего не пожалею…

Феофан расхвастался сверх всякой меры, обещая все земные блага и пожирая мутными глазами Дуню. Та как бы случайно задрала платье, открыв почти целиком ноги. Попович тяжело дышал, продолжая плести небылицы. Дуня села совсем рядом и погладила его по щеке.

– Какой ты, оказывается, смелый и решительный! Настоящий мужчина!

Едва заметно она поцеловала его в губы, и он со стоном обнял ее, так что хрустнули ребра. Осыпая лицо девушки поцелуями, он медленно заваливал ее на траву. Дуня не сопротивлялась. Она нежно целовала Феофана в ответ, подняла платье, раздвинула ноги и открыла парню свою наготу. Дрожащими руками тот спустил штаны и рухнул на девушку. Потный от возбуждения, он ерзал по ней, но никак не мог попасть своим полуживым орудием куда надо. Через пару минут Дуня совсем перестала ощущать его плоть: очевидно, из нее улетучились остатки жизни. Попович слез с девушки, сел рядом и заплакал.

– Повешусь! – пообещал он сквозь пьяные слезы.

– Ну что ты, миленький, все будет хорошо!

Дуня встала, сняла платье, обнаженная подошла к парню и расставила ноги.

– Докажи свою любовь, целуй меня там!

Только кузина барыни Мари так ласкала ее в прошлом году, и теперь Дуня решила воспользоваться полной властью над пьяным парнем и получить от него хоть какое-то удовольствие. Попович недоуменно посмотрел на девушку снизу вверх, осторожно коснулся рукой мягких нежных складочек, и следом его язык послушно проник в ее лоно, нежно лаская его изнутри. Сначала неопытный Феофан напомнил Дуне теленка, сосущего вымя, и она чуть не рассмеялась. Но вот он вошел во вкус, и его язык запорхал уверенно и смело. Попович обхватил Дуню за попку и продолжил целовать и ласкать ее плоть. Это действительно было чертовски приятно, и ноздри девушки стали раздуваться от возбуждения.

– А теперь ложись на спину! – скомандовала она.

Феофан послушался, и она встала над ним на четвереньках расставив бедра над его лицом.

– Продолжай!

Парень с готовностью обхватил ее за попку, приподнял голову и вновь приник устами между бедер девушки. Дуня взялась руками за его дряблую плоть и принялась нежно и умело поглаживать ее. Под ее ласками усохший было кол начал постепенно оживать и отвердевать. Да, ему было далеко по размерам до барского орудия, но сейчас это не имело значения. Девушка уже зажглась и, постанывая от удовольствия, все энергичнее разминала живой кол, теперь как бы гордо поднявшийся с колен.

Но вот Дуня упала на траву, и Феофан тут же взгромоздился на нее сверху. Зажавшись до пределов возможного, Дуня изо всех сил препятствовала ему. Но парень оказался способным учеником, и девушка почувствовала, как его орудие проникло в нее.

– Ой, как больно! – вскрикнула она.

Когда барин в прошлом году в своем кабинете лишал ее девственности, она была в таком любовном угаре, что почти не почувствовала боли, к тому же Николай Петрович был чрезвычайно аккуратен. И вот теперь предстояло разыгрывать спектакль. Попович спьяну мало чего понимал. Добившись наконец своего, он бешено задергался, напомнив Дуне уже не теленка, а молодого кобелька. Это было здорово, и девушка едва успела вылить на бедра пузырек со свиной кровью, приготовленный с утра в хлеву. Затем стекляшка полетела в кусты, Дуня обняла Феофана и, забыв обо всем, затрепетала под ним в страстной пляске любви.

Когда через полтора часа попович проснулся, то первое, что увидел, это сидящая рядом голая Дуня. Ее ноги были в засохшей крови, и лужица бурела рядом на траве. После вина Феофану и без того было нехорошо, а тут еще такое… Его желудок вывернуло наизнанку, и потом он долго умывался в речке. Дуня, так и не сказав ни слова, продолжала сидеть, словно окаменевшая.

– Ну, что теперь делать будем? – наконец произнесла она.

Отец Серафим степенно перекрестил склонившегося к его руке барина.

– Да благословит вас господь за щедрость вашу, Николай Петрович!

Пожертвование, как всегда, оказалось солидным, и батюшка не сразу решился высказать свою просьбу. Наконец, он собрался с духом.

– Николай Петрович, дело у меня к вам, уж не обессудьте. Сынок мой старший Феофан согрешил тут с одной крестьянской девкой. Да вы ее знаете, Дунька это, ваша прислуга. Вот ведь шалопай! Напоил ее пьяную да и овладел, не девка теперь, а баба беременная. Родители ее меня стыдят, вот, мол, каков служитель божий! А на что мне сноха крепостная? Вы бы ей вольную справили, чтобы поприличнее как-то было. Может, и бездельника моего куда пристроите. Уж я его вожжами-то поучил малость, но делу этим не поможешь. Время-то нынче неспокойное, с народом помягче надо. То тут, то там жгут, убивают, газеты читать страшно. Да еще какие-то слухи про освобождение ходят. Поможете, Николай Петрович? А уж я за ваше здравие и за все семейство ваше помолюсь, лба не пожалею!

В глазах Николая забегали веселые искорки. Так вот какое дело было у Дуни! Что ж, ей не откажешь в изобретательности: придумала, как устроить судьбу, да еще ухитрилась за девушку себя выдать. И опять же губа не дура – попович, не черный мужик. Однако непонятно почему Николай почувствовал легкие уколы ревности. Дуня, такая свежая, ласковая и страстная достанется какому-то рыжему Феофану. Одна радость, что не мужлан. Но виду барин не показал.

– Хорошо, отец Серафим, – согласился он. – Но при условии: даю ей вольную, венчаете, а потом оба уезжают в город и будут заниматься моей мастерской дагеротипов. Надежный Феофан-то ваш? Не пропьет имущество? Оно ж больших денег стоит!

– Вот вам крест, Николай Петрович, все будет в порядке! Ручаюсь за сына, как за самого себя!


Недели через две барин стоял перед новеньким, только что отстроенным домом, пахнущим свежим деревом. Николай Петрович придирчиво осмотрел все помещения: как жилые, так и отведенные под мастерскую. Приказчик мял в руках картуз и на почтительном отдалении следовал за заказчиком.

– Вывеска где? – резко спросил барин.

– Не извольте сумлеваться, Николай Петрович, все сделано. В сарайчике заперта. Сейчас приколотим. Вас ждали, разве ж можно вешать что без догляду! Народ-то уж больно на руку нечист.

Он махнул рукой плотнику, и тот побежал за вывеской. Дуня и Феофан до сих пор стояли на крыльце, боясь войти. Минут через десять на домике красовалась яркая вывеска: "Мастерская помещика Н.Каратаева. Портреты натуральные – дагеротипы".

– Эй, Фролка, где ты там? – крикнул барин, и приказчик тут же появился. – Давай документы. Молодец, мужик. Вовремя управился. Держи.

Он передал мужику пачку купюр и подписал бумаги.

– Ежели еще чего изволите, Николай Петрович, милости просим, – заверил барина Фрол, пряча деньги. – Исполним в лучшем виде! Меня весь город знает.

Не слушая больше мужика, Николай махнул рукой, и Антип с Иваном принялись разгружать телегу. Вскоре тяжелый аппарат стоял в мастерской, а на жилой половине появились койка, стол, кухонная утварь, мешок муки и еще кое-какие припасы на первое время.

– Это мой вам свадебный подарок, – ухмыльнулся барин и незаметно подмигнул Дуне. – Феофан, отвечаешь за все имущество. Вот договор с твоей подписью. Не забыл? Не дай бог что пропьешь или потеряешь – стряпчих найму и семь шкур с тебя спущу. Впрочем, отец Серафим за тебя поручился. Не посрами родителя! Дунька, а ты учет не забывай вести и деньги в имение посылать. Радуйся, Феофан, какую жену-красавицу отхватил! Живите дружно и счастливо!

Он махнул молодым рукой и резко зашагал из домика.

– Да благословит господь вас за доброту, Николай Петрович! – крикнула ему вслед Евдокия.

Барин швырнул мужикам монету.

– Антипка, Ивашка, молодцы, хорошо поработали. Выпейте где-нибудь водки – и обратно в имение.

Сам запрыгнул на коня и поскакал прочь. Дуня смотрела в окно, пока барин не исчез из виду.

– И чего ты плачешь, дура? – резко спросил Феофан: он увидел, как из глаз жены серебряными бусинками покатились предательские слезинки. – Все-таки с барином было у тебя что-то? Ишь, как расщедрился!

– Да уж, расщедрились господа! – зло ответила Дуня, вытирая слезы. – Забыл, как они меня изувечили?

Она нервно скинула одежду прямо на пол и голая повернулась к мужу спиной. Красные рубцы от барской плетки до сих пор не зажили.

– Гляди, Феофан, не забывай! Вот от чего ты меня спас, вольную вытребовал! По гроб жизни тебя любить за это буду! Вишь, даже барину совестно стало. Какой же ты непонятливый еще! По деревне я плакала, по матери. Как теперь одни будем? Ты меня поддержать должен, а не совестить. Эх, дурачок ты мой миленький!

Дуня повернулась к мужу и нежно обвила его руками.

– Пойдем, скорее обновим местечко!

Она потянула Феофана к кровати, и тот, сразу забыв о своих подозрениях, тяжело задышал и принялся раздеваться. За несколько дней, прошедших после свадьбы, он успел многому научиться. Ненасытным зверем Феофан рухнул на Дуню и бешено задергался. Кровать заскрипела, а Дуня равнодушно смотрела в потолок, время от времени сладострастно вздыхая. "Правду госпожа Мари говорила, – посмеивалась про себя молодая женщина. – И впрямь актриса я неплохая. Ничего не замечает муженек. А что ему про меня думать? Как кобель подергался и слез. Эх, барин, миленький мой барин!" Сами собой вновь хлынули слезы, но Феофан не обратил на них внимания.

– Ах! Ай! Ай! – все громче выкрикивал он и наконец зарычал.

В ту же секунду кто-то требовательно постучал в окно.

– Эй, хозяин! Куда запропал? Портрет натуральный заказать желаю!

Феофан спрыгнул с Дуни, обрызгав ее семенем, и принялся судорожно натягивать штаны.

– Сей секунд! – крикнул он клиенту. – Обождите чуток, ваша милость! А ты чего разлеглась, дура? Вставай быстрее, видишь, заказчик пришел!

Дуня сидела на лавке и кормила сына. Мальчик родился здоровый и крепкий. Каждый раз высасывал грудь так, что матери и отцеживать избыток молока не приходилось.

– Петенька, сыночек мой золотой! – ласково шептала Дуня.

Феофан сидел напротив за столом и подозрительно косился на жену.

– Слушай, Дунька, я все-таки не пойму, – нерешительно начал он. – Вот на берегу я тебя взял спьяну. Ага, восемь месяцев с хвостиком прошло. Считать-то я умею. А должно быть девять. Так?

– И чему ты удивляешься? – спокойно отвечала мужу Дуня. – Роды преждевременные – эка невидаль! Знаешь, сколько я переживала! Боялась, что ты как все – соблазнишь и бросишь. Но ты ж молодец у меня, порядочный, – она встала и нежно поцеловала его в губы. – И женился, и вольную вытребовал. И еще сомневаешься в чем-то. Посмотри, посмотри получше. Петька-то наш – вылитый ты!

Феофан пока толком не мог понять, на кого похоже это крохотное орущее существо с красным личиком. И все-таки сходства ни с собой, ни с Дуней он не находил, и неясные сомнения грызли парня. Через несколько дней после рождения сына он решил подробно поговорить с бабкой-повитухой. Вышел на городскую улицу и быстро зашагал по нужному адресу. В городе у него уже завелись приятели, и дойти в тот день до бабки было ему не суждено. С памятного 19 февраля, когда государь дал волю крестьянам, прошло больше месяца, но народ все еще продолжал гулять. Дружки подхватили Феофана под руки и повели в кабак.

– Свобода, да еще сын родился, а ты такой озабоченный идешь! Нехорошо!

Феофан согласился, и вернулся к Дуне только через три дня – раздетый до нижних портков и в стельку пьяный.

– Ну и сука же ты, Дунька! – злобно сказал он. – С бабкой повивальной я все-таки поговорил. У тебя нормальный доношенный ребенок, и не мог он родиться через такое время, тем более пацан. Как же ты, скотина, меня провела? Вижу же теперь – ни капли на меня не похож, зато с Николая Петровича будто срисован. Барский выб…к!

Он с остервенением ударил Дуню кулаком в лицо. Она упала на пол, и из ее носа алым потоком хлынула кровь. Но муж не останавливался и продолжал бить жену ногами по животу. Мрачное пророчество о своей будущей судьбе, высказанное Дуней барыне в бане, начало сбываться. Изо всех сил стискивая зубы, чтобы не разрыдаться, Дуня терпела дикую боль. Словно чувствуя неладное, ребенок в люльке залился горьким плачем. «Уж лучше бы барыня действительно убила меня тогда», – подумала Дуня, украдкой роняя слезы на грязный пол.

Николай сидел в кабинете, молча уставившись в одну точку. Лист бумаги перед ним был чист. Чернила на пере давно засохли, и Николай не сразу вспомнил, чего хотел написать. Наконец, он потихоньку пришел в себя и принялся набрасывать проект каменного дома, который должен прийти на смену деревянному. "Только для кого все это?" – с горечью подумал Николай. И все-таки он не мог забросить дела. Несмотря на постигшее его несчастье, хозяйство не пострадало, и этой осенью после отличного урожая богатства его еще больше возросли.

В дверь осторожно постучала ключница.

– Барин, может, чего покушаете?

– Не хочу, Пелагея, – мрачно ответил Николай.

– Барин, все-таки откушайте, а то, не дай бог, захвораете. Дело ли – раз в два дня обедать, или чего всухомятку перехватить.

Николай строго посмотрел на ключницу, и та, оробев, замолчала и собралась уходить, но тут взгляд его смягчился.

– Ладно, Пелагея, пришли мне сюда в кабинет немножко водки, грибков солененьких и огурчик.

Через пять минут толстая рябая Агафья принесла поднос с заказом и молча расставила выпивку и закуски перед хозяином. Пелагея вошла с ней, затем отослала по другим делам. В очередной раз глянула на стоящий перед барином дагеротип, перевязанный черной лентой, с изображением молодой женщины и двух девочек. Пока барин пил водку и закусывал, ключница украдкой смахнула слезу и перекрестилась.

– Царствие им небесное, Наталье Павловне, Анне Николаевне и Татьяне Николаевне! Да ведь год уже прошел, барин! На все воля божья. Вы бы хоть немного повеселели, не век же вдовцом оставаться. Сколько черного люду язва скосила, а барыня-то покойная с барышнями такие нежные все были, худенькие, где ж им было перед заразой устоять! Отец Серафим и тот скончался, царствие ему небесное, и детей его половина. Феофан его в городе тоже вон помер. Только не от хвори. Письмо на днях пришло попадье от Дуньки. В какую-то пьяную драку ввязался, дружки его в Волге утопили, теперь в Сибирь их пошлют. Пишет Дунька, через неделю Феофана нашли, волной выбросило. Весь распух, рыбы обглодали. Сразу и похоронили, попадье написать некогда было.

Вошла Агафья и что-то прошептала на ухо ключнице.

– Надо же, легка на помине! – встрепенулась та. – Барин, там Дунька из города приехала, видеть вас желает. Впустить?

Николай кивнул головой. Через мгновение Дуня в черном вдовьем платке стояла перед ним.

– Здравствуйте, барин!

– Здравствуй, Дунька. С чем пожаловала?

– Привезла деньги, доход с мастерской, за вычетом обговоренной доли мне и Феофану. Вы уж не обессудьте, на похороны еще немного удержала, я потом отработаю.

– Слышал уже про твое несчастье. Давай деньги и документы.

Он тщательно пересчитал выручку, сверил все по книгам и удовлетворенно хмыкнул.

– Молодец, хорошо поработала. Про похороны не беспокойся, возмещаю, – он сделал пометку в книге. – А вот здесь у тебя несколько грамматических ошибок. Найди и исправь, потом покажешь перед отъездом. Все, иди, свободна.

Но Дуня не шелохнулась.

– А я теперь вольная. Забыли? Что же вы так, барин, себя запускаете? Водка да грибки – нешто это еда? Так недолго и за семейством вслед отправиться. Жизнь-то не кончилась.

– Поговори у меня! Чего ты понимаешь!

– Все я понимаю. Велите нормальный стол накрыть, я вам прислужу, как бывало, за ягодицу меня щипнете – и веселее станет.

Неожиданно Николай расхохотался.

– Ай да Дунька! Ладно, иди скажи Пелагее. И впрямь следует поужинать.

За столом ключница и Агафья не показывались, и Дуня ловко и умело прислуживала барину, а он с удовольствием вспоминал, как она впервые появилась в качестве горничной и сразу же оплошала – забыла налить ему вторую стопку водки. Прошло всего три года, но как много всего изменилось!

– Сядь со мной за стол, – неожиданно предложил барин. – Что у тебя с лицом? Никак муж бил?

– Постоянно, – вздохнула Дуня. – Пил и бил. Скольких трудов мне стоило, чтобы он деньги из мастерской не трогал! Двух недель не прошло после его смерти, так что не все еще зажило.

– А говорили, он без ума от тебя, – задумчиво сказал Николай.

– Вы еще о нас справки наводили? – улыбнулась Дуня.

– Да бабы, прислуга судачили, слышал. Но мне интересно, как же ты его охомутала. Я же сразу все это понял, когда отец Серафим ко мне приходил. Да еще за девушку себя выдала. Ай да Дунька!

– Ну, девушкой прикинуться нетрудно было. Пузырек со свиной кровью – и вся разгадка. Феофан же напился тогда в стельку. Хуже потом было, когда он сроки начал считать…

– Стоп! – Николая словно громом ударило от туманного намека. – Сколько твоему ребенку? Ровно полтора года? А свадьба, значит, была…

Он погрузился в мысленные вычисления и замолчал, пристально глядя на девушку.

– Так вот оно получается как! Почему ты мне сразу не сказала?

– С какой стати крепостная крестьянка будет барину о таких вещах говорить? Это ее собственное дело.

– Но ты много раз имела возможность убедиться, что я не таков, как многие другие баре. Я бы тебя понял, придумал чего-нибудь. Так Феофан догадался, что это не его сын?

– Да.

Николай подошел к Дуне и обнял за плечи.

– Значит, наш род не прервался! Мой грех, получается, обернулся на благо. Дуня, ты не представляешь, какую мне радостную весть принесла!

И он впервые сам крепко и нежно поцеловал девушку в губы.

– Боже мой, Николай Петрович, как я счастлива! – Дуня заплакала и принялась неистово целовать бесконечно дорогое лицо.

Николай подхватил ее на руки и понес в спальню.

– Я и не представлял, как по тебе соскучился, Дуня! – шептал барин, срывая с девушки одежду. – Когда ты вошла в кабинет, будто бы солнце из-за туч выглянуло. Честное слово!

– Нешто правда, Николай Петрович? – прошептала Дуня. – Господи, за такие слова стоило все эти побои терпеть. Барин, миленький мой! Господи, как же люблю я вас! Как только увидела на веранде, так в груди все и опустилось. С тех пор и люблю!

Николай, сидя над девушкой, склонился к ее сочному лону и начал бережно поглаживать разбухший тайник. Не в силах больше терпеть, он лег на Дуню, и на несколько минут они слились в единое существо, катающееся и кувыркающееся по широкой кровати. Дуня стонала, кричала и плакала счастливыми слезами. Николай рычал, словно лев, раз за разом изливаясь внутрь женщины. До самого утра они не давали сомкнуть друг другу глаз, но и потом не могли заснуть, ударившись в воспоминания и не заметив, как перешли на ты.

– А помнишь, как тогда в бане? А помнишь, как тогда на лугу? А помнишь?…

– Уже год прошел со дня смерти Натальи, – грустно сказал Николай, когда воспоминания были исчерпаны. – Конечно, я буду всю жизнь ее любить, но теперь и мы с тобой сможем обвенчаться. На твой траур святая церковь посмотрит сквозь пальцы. В крайнем случае, пожертвую что-нибудь. Но будь готова, что тебя как барыню соседи долго не будут воспринимать. Может быть, ты в их глазах так навсегда и останешься черной крестьянкой. Им же не понять, что ты умнее и тоньше душой любой из этих помещиц по соседству. Зато я понимаю, и этого достаточно. На мнение света мне плевать. Пусть даже меня уберут с поста предводителя дворянства. Я не так глуп, чтобы слепо держаться за сословные предрассудки, если бог посылает мне новую любовь. Понимаешь?

– Понимаю, – прошептала Дуня. – Только что это ты планы строишь. А теперь все вольные, опять забыл? Даже предложения мне не сделал, а туда же!

– Во как! – удивился Николай. – Ты не перестаешь меня удивлять. Ну, хорошо. Дуня, ты выйдешь за меня замуж?

– А ты еще сомневался! – Дуня лукаво улыбнулась и обняла Николая. – Неужели я могла бы ответить "нет"? Вот тебе и Прасковья Жемчугова. А я-то думала, сказки госпожа Мари рассказывает! Кстати, Коля, я ж не Наталья Павловна покойная. Я-то все замечаю. Не дай бог на какую крестьянку глянешь или опять с Марией Ивановной шашни заведешь… Ты понял меня, жеребец?

Николай даже присвистнул от удивления.

– Ну и дела! Послушай, так я могу свои слова обратно взять. Шучу, шучу! – спохватился он, увидев как сразу перепугалась Дуня. – В общем, давай, сына нашего Петьку сегодня же утром сюда, в родительский дом. А теперь спи спокойно, любовь моя!

Впрочем, утром оба продолжали безмятежно спать. А в полдень, едва открыв глаза, Дуня позвонила в колокольчик. В дверях появилась Пелагея, ошеломленно глядя на зевающего барина и Дуню рядом с ним. Глаза девушки весело блестели, но теперь в ее взгляде появилось нечто совершенно новое: спокойствие и уверенность.

– Пелагея! – строго распорядилась Дуня. – Завтрак немедленно нам в постель и сейчас же послать к моей матери за Петькой!

Ключница растерянно глянула на барина, но тот только махнул рукой.

– Ты что, баба, оглохла? – строго сказал он. – Слушай хозяйку!

Пелагея все поняла и низко поклонилась.

– Сию минуту, Евдокия Михайловна!


[1] Великий князь Константин Николаевич Романов (1827-92), второй сын Николая I, в 1860-61 гг. Председатель Главного комитета по крестьянскому делу.

[2] Дагер Луи Жак Манде (1787-1851), французский художник и изобретатель; разработал (на основе опытов Ньепса) первый практически пригодный способ фотографии – дагеротипию (1839).



home | my bookshelf | | Тайны одной усадьбы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу