Book: Любовное сафари



Любовное сафари

Джина Айкин

Любовное сафари

1

Деннис прикрыл глаза. Как же он устал! Прошло только пять дней, а ему уже хочется отрастить бороду, нацепить темные очки, сменить имя и фамилию и уехать в такое место на земле, где никто не говорит по-английски, не умеет читать и не знает, что он – «величайший в мире специалист по вопросам секса» и написал две книги на эту животрепещущую тему. А впереди еще три недели мытарств!

– Вот спасибо, мистер! Вы, наверное, миллионер?

Водитель такси нагло ухмылялся, глядя на Денниса через плечо. И что бы это значило? Два доллара на чай – это много или мало? Ни черта не разберешь с этими ньюйоркцами. Деннис пожал плечами и решил, что двух долларов наглецу за глаза хватит. Особенно если учитывать, что от лихой гонки его укачало до зеленого цвета. Да еще конспект, подготовленный к сегодняшнему выступлению, унесло в распахнутое окно… Ветер вырвал листки прямо из рук. Особенно жалко ту часть, где он так изящно и доходчиво формулирует свою теорию сексуальных отношений в браке.

Швейцар распахнул перед ним дверь, но Деннис задержался, рассматривая отель. Уже пятый по счету в этом путешествии. Довольно большой и современный на вид. Что ж, тем лучше. Будем надеяться, что отсюда наконец удастся дозвониться Изабель. Прошлую ночь он провел в жуткой дыре. Звонил до самой ночи, но так и не дозвонился. Телефонистка твердила, что абонент не отвечает на звонок или отсутствует. И где же это Изабель, по ее мнению, могла отсутствовать в полночь?!

Но прежде всего нужно отыскать Линду Майлз, которая, кажется, совершенно забыла о том, что издатели приставили ее к Деннису в качестве представителя по связям с общественностью. Странные методы работы приняты в этом издательстве! Вчера вечером Линда исчезла в неизвестном направлении, оставив лишь записку. Хорошо, что билет на самолет и номер в гостинице были заказаны заранее.

Волоча за собой чемодан, который он из принципа не отдал посыльному (зато не придется платить чаевые!), Деннис протиснулся сквозь вращающиеся двери. В вестибюле Линды не видно. А времени до радиопередачи осталось в обрез!

– Доктор Флемминг?

Деннис обернулся. От стойки к нему спешил служащий в униформе отеля.

– Вас уже зарегистрировали, сэр. У вас комната номер 1715. Мисс Майлз просила вам передать, чтобы вы поднимались в номер. Вот ваши ключи.

Посыльный вцепился было в ручку чемодана, но Денниса не проведешь. Ишь, любители легких денег. Нью-Йорк, Нью-Йорк… Деннис рванул на себя свое имущество и чуть не полетел кувырком. Мисс Майлз уже наверняка заплатила этому молодчику – вон он как старается.

Лишнего не получит. Деннис мысленно отмахнулся от легкого чувства вины – бережливость еще никому не помешала. Он столько лет мыкался без гроша в кармане, что даже теперь, когда у него было достаточно денег, расставался с ними крайне неохотно. Никогда не знаешь, что ждет тебя в будущем. Что касается гостиничных служащих, за время рекламной поездки он пришел к выводу, что они, несомненно, зарабатывают куда больше, чем он сам. Арифметика простая: возьмем все его расходы на чаевые (а у Денниса все аккуратно записано), помножим на количество номеров в отеле, а потом на количество дней в году. Теперь поделим все это на количество служащих… Тут Деннису пришлось прервать расчеты, потому что точного количества служащих он не знал. Но все равно деньги огромные!

Деннис нажал на кнопку лифта и принялся ждать. Сколько отелей еще впереди! А сколько интервью, выступлений, лекций, встреч с читателями! Деннис уважает своих читателей, но именно читателей, то есть тех, кто читает книги.

Чего стоят потеющие мужчины, которые наклоняются к нему и громким шепотом спрашивают, что он им посоветует, чтобы ни одна баба не осталась недовольна! А дамы, которые томно прищуривают глаза и тихонько опускают ему в карман ключи от своего гостиничного номера! С ключами просто – он их выбрасывает в ближайшую мусорную корзину. Что касается вопросов, то его поклонники нашли бы ответы на них и сами, потрудись они прочитать хотя бы несколько глав. Нет, никаких практических советов относительно телодвижений, поз и прочего доктор Флемминг, естественно, не дает. Его книга не для тех, кто желает произвести впечатление на случайную подружку. Но те, кто заботится о том, чтобы подарить своей любимой самые полные, самые глубокие ощущения, причем не на одну ночь, а на долгие годы, несомненно, нашли бы для себя много поучительного.

Что касается дам… Ну почему бы им не прочесть хотя бы краткие сведения об авторе, которые публикуются на обороте суперобложки! Там ведь ясно написано, что он убежденный сторонник верности в браке, а после своего развода был настолько опустошен, что не встречался ни с кем до тех самых пор, пока не познакомился с Изабель, с которой у него очень серьезные отношения, основанные на уважении и взаимопонимании. И он никогда не опустится до того, чтобы унизить свою избранницу случайной изменой. Что касается женщин, открыто предлагающих себя, у них нет шансов, даже будь он свободен. Распущенность не в его вкусе.

Кстати, об избраннице. Уже несколько дней он не может поговорить с Изабель. Зато вполне свыкся с голосом автоответчика… Изабель либо не брала трубку намеренно, либо ее не было дома, либо в отеле была безобразная связь. Скорее всего последнее, конечно.

Наконец-то прибыл лифт. Деннис рассеянно ткнул в кнопку семнадцатого этажа, не обратив внимания на то, что кнопка шестнадцатого уже горит.

Изабель… Она не ответила на звонок ни поздно ночью, ни рано утром, когда он позвонил ей перед отлетом. Странно. По старой привычке Деннис потер безымянный палец. Раньше он носил на нем обручальное кольцо, которое в задумчивости всегда крутил на пальце. Ему казалось, что там еще виднеется полоска от кольца. Ерунда, конечно. Он и носил-то его всего год. А после развода прошло столько времени! Хотя, когда жена подала на развод, он был настолько удручен, что не желал смириться с ее предательством и еще долго продолжал носить кольцо. Мать пригрозила, что подсыплет ему в чай снотворное и вызовет механика с автогеном, если он не перестанет распускать сопли. Его эмансипированная мать была против обручального кольца в принципе – считала его символом порабощения личности. Свое обручальное кольцо мать отдала переплавить в миниатюрную подвеску в форме орла. Она и теперь носит этого орла на браслете на память о «прежней жизни, полной условностей». Как поступил со своим кольцом отец, Деннис и думать не хотел. Он носил украшения не только в ушах, у него было проколото все, что только можно проколоть.

Деннис не помнил те времена, когда папа и мама жили как все нормальные люди: ходили на работу, а по вечерам в клуб и по выходным играли в теннис. А потом они увлеклись новомодными идеями, отрастили волосы по пояс, ушли жить в коммуну вместе с такими же ненормальными, разорвали все связи с обычными людьми. Слова «хиппи» в те времена еще никто и не знал. Новомодные идеи… Если бы это было так… Мода скоротечна. У его же родителей новые веяния превратились в убеждения. За столько лет они, кажется, ни разу не пожалели о своем странном выборе.

Деннис еще не познакомил с ними Изабель. И постарается оттянуть этот момент. В глубине души он уверен, что его скоротечный развод не обошелся без участия матери. Иначе как объяснить, что его безоблачная семейная жизнь прекратилась сразу после того, как они с женой вернулись домой, погостив пару дней у родителей Денниса?

А может, напрасно он ищет виноватых там, где их нет. Проблема в том, что он принял судьбоносное решение и сделал предложение Кристине, повинуясь зову своего неудовлетворенного влечения. А этого мало для счастливого брака. С Изабель все будет иначе. Уже больше года, как они знакомы, а Деннис пока не предпринял решительного шага. Хотя с первого дня знакомства знал, что лучше Изабель ему жены не найти. Начать с того, что она даже внешне – полная противоположность Кристине. Кристина была хорошенькая миниатюрная блондиночка. Изабель – высокая, статная, крупная брюнетка. Кристина наряжалась во все короткое, узкое, обтягивающее, цвета выбирала сочные, яркие. А Изабель во всем сдержанна, костюмы у нее скромные, строгих линий и неброских цветов. Кристина, помнится, в первый же день знакомства предложила сбежать и пожениться в Лас-Вегасе. А Изабель склонна все взвесить, проверить чувства. Пока она, во всяком случае, даже не намекала насчет брака. И правильно. Торопиться тут нельзя. На этот раз Деннис намерен слова «пока смерть не разлучит нас» привести в исполнение буквально.

Лифт наконец остановился на этаже, и Деннис вышел. Решительно прошел по коридору. Вот номер 1715. Ах нет, оказывается, 1615. Деннис вставил ключ в замочную скважину. Да что за проклятье! Почему в этой поездке все идет наперекосяк! Ключ не желал поворачиваться в замочной скважине.

Так, все ясно. Этот недоумок внизу всучил ему другой ключ. А еще хотел на чай получить!

Что делать? Пропасть времени ждать лифт? А может… Деннис решительно направился к стойке дежурной по этажу. Все же придется раскошелиться на чаевые.

Он был приятно удивлен, когда молодая женщина улыбнулась, проговорила что-то по-испански в ответ на его сбивчивые объяснения и без лишних проволочек открыла ему дверь с помощью дубликата. Кивнула ему и пошла прочь, оставив Денниса с зажатым в кулаке долларом. Черт побери, может, все не так уж плохо?

Он вошел и сразу же услышал шум воды из-за распахнутой двери в ванную. Видно, его пресс-агент прихорашивается перед шоу. Он подошел, чтобы поздороваться с Линдой, и остолбенел. Никакой Линды в ванной не было. Под душем стояла обнаженная женщина с весьма развитыми формами. Капли воды падали на ее поднятое к душу лицо, каскадом катились по длинной шее и ниспадали на прекрасной формы полную грудь… Обтекали две возвышенности, стекали по плоскому животу и исчезали внизу, в завитках курчавых волос…

Деннис судорожно сглотнул. Ему захотелось превратиться в струю воды, чтобы скользнуть по этой атласной коже… Он с трудом оторвал жадный взгляд от коричневых сосков и взглянул ей в лицо. Она смотрела прямо на него глазами, в которых были страх и презрительная жалость.

– Надо же, – низким хрипловатым голосом проговорила она, – и у меня появился поклонник-извращенец. Ну, парень, надеюсь, с тебя достаточно впечатлений. Закрой-ка дверь с той стороны, ладно?

Деннис готов был сквозь землю провалиться.

– Простите, ради бога, – забормотал он, неловко пятясь и цепляясь пиджаком за дверь. – Я, наверное, номером ошибся. Я ничего такого не хотел.

Как ошпаренный он выскочил из номера. Остановился и уставился на дверь. Прежде чем она захлопнулась, Деннис поспешно просунул руку внутрь и вытащил свой чемодан.

Он перевел дух. Бывает. Подумаешь, ошибся номером… Почему же он чувствует себя словно подросток, которого родители застали за разглядыванием скабрезных картинок? Да потому, что он и думать забыл о своих принципах, о своем добровольном воздержании, о своей невесте, наконец! Им владело одно-единственное желание – коснуться этой прекрасной бесстыдной наяды…


Сара вылезла из-под душа, закуталась в махровую простыню и выглянула в коридор. Никаких следов странного гостя. Она крадучись вышла из ванной, пробралась к входной двери и заперлась. Повернула ключ на два оборота, накинула цепочку. И без сил опустилась на пуфик у входа. Ее трясло. Вот она и дождалась своего психа. Когда планировалась эта поездка, она предупреждала устроителей: смелый имидж, который ей придумали, неминуемо привлечет внимание каких-нибудь извращенцев. Так оно и вышло. И что теперь? Сара усмехнулась, подумав об основах безопасности, которые пропагандирует полиция. Садясь в машину, проверьте, не прячется ли кто-нибудь на заднем сиденье. Не входите в лифт с незнакомцем. Положите в сумочку свисток и в случае опасности поднимайте шум. Что за ерунда. Еще не хватало, чтобы у нее развилась мания преследования. Да она сама консультирует пациентов с этим диагнозом!

Сара решительно поднялась, отперла все замки и откинула цепочку. Гордо прошествовала в гостиную, но на полпути остановилась, метнулась назад и снова заперлась. Береженого Бог бережет. Она не высунет носа за дверь, пока ее пресс-агент не соизволит зайти за ней, чтобы вместе отправиться на радиопередачу.

Кстати, пора готовиться. Времени в обрез. Правда, с прической у нее теперь проблем нет. Раньше ей приходилось каждую прядь волос высушивать феном, чтобы распрямить свои буйные кудри. Но теперь у нее такой образ, что беспорядочно вьющиеся и нимбом обрамляющие лицо волосы ей в самый раз. Только приходится пользоваться оттеночным шампунем. Визажисты решили, что она должна непременно стать огненно-рыжей. Что ж, им виднее. Популярность ее несомненно возросла, книгу раскупают хорошо, так что грех жаловаться.

Сара взяла с туалетного столика свою книгу, детище почти двухлетнего труда. Она наизусть помнит каждую строчку, каждое слово. Ей и сейчас порой удивительно, что у нее хватило усидчивости написать эти триста шестьдесят с лишним страниц. Восемьсот двенадцать случаев сексуальной неудовлетворенности, восемьсот двенадцать индивидуальных диагнозов, восемьсот двенадцать историй. Но читателю невдомек, что книжку написала серьезная исследовательница, читатель думает, что она делится плодами своего богатого сексуального прошлого. На этом настоял издатель. Никто не станет, уверял он, покупать книжку какого-то там доктора, будь он хоть увешан учеными степенями с ног до головы. А вот книжку женщины, имевшей сексуальные проблемы, но успешно победившей их с помощью весьма смелой и нетрадиционной терапии, – да, такую книгу любой купит с радостью. Так книга и построена. На суперобложке ее фотография в ярком макияже и облегающем платье, с длиннющими кроваво-красными ногтями, в туфлях на высоченных каблуках. Это теперь ее второе я. Доктор Сара Мэрфи, которая прошла огонь и воду, достигла вершин сексуального удовлетворения сама и собирается научить тому же своих читателей. А также телезрителей и радиослушателей.

Пора одеваться. Сара распахнула дверцы шкафа. На радиопередачу можно было бы одеться и поспокойнее. Но ее пресс-агент категорически запретил ей брать в дорогу привычные деловые костюмы и туфли на среднем каблуке. Кабинетной затворнице придется остаться дома, заявил он. В рекламный тур отправится раскованная Сексуальная жрица. Первые дни броские наряды, яркий макияж и туфли на шпильках ее забавляли. Она чувствовала себя участницей спектакля. Но вскоре все это приелось. В платьях, из которых вываливается грудь, ей было неудобно. В невообразимых туфлях болели ноги, к тому же она все время боялась споткнуться. Да и неловко, когда ростом ты на добрых полголовы выше большинства мужчин, так что они вынуждены упираться взглядом в твое декольте. Что они и делают при каждом удобном случае. Да теперь еще и этот извращенец.

Раздался стук в дверь. Сара так и подскочила. Но страхи ее оказались напрасны, это пришел Родни, ее пресс-агент. Сара сбивчиво рассказала ему о визите незнакомца. Родни задумался.

– Сейчас нам некогда, – наконец сказал он. – Но после радио-эфира я обязательно сообщу о случившемся в службу безопасности отеля. И буду за вами приглядывать. Часто заходить я не смогу – у меня номер шестью этажами выше. Но буду вам почаще звонить. Ничего не бойтесь. Вы не первая и не последняя женщина, столкнувшаяся с психом.

Ублюдок чертов, молча возмутилась Сара. Был бы ты женщиной! Если бы каждый мужчина мог хоть на день оказаться на месте женщины, Сара, да и все психотерапевты лишились бы половины клиенток. Тогда эти типы не вели бы себя так по-скотски, а их партнершам не пришлось бы обращаться за профессиональной помощью. Кроме того, почему это Родни взял себе номер на несколько этажей выше?! Что, ближе не было? Подозрительно как-то.



2

– Вы опоздали, – заявил менеджер радиокомпании, встретивший их в вестибюле. – Другой доктор уже на месте.

Деннис вытаращил глаза. Какой еще другой доктор? Он с возмущением повернулся к Линде, но та лишь пожала плечами. Это у них называется организацией рекламного турне? О чем только она думает, кипятился Деннис. Но выяснять некогда. Менеджер нетерпеливо подгонял их, и вот они уже в студии. Здесь им пришлось расстаться, так и не выяснив, по чьей вине произошла накладка. Денниса проводили в комнату, с одной стороны забранную стеклом, и усадили перед микрофоном. На голову ему напялили наушники. Теперь он мог видеть Линду через стекло. Она уселась в кресло рядом с каким-то смазливым парнем, и они принялись болтать и хихикать. Вместо того чтобы выяснить, почему изменилась программа, вместо того чтобы сообщить ему, в чем именно выразились изменения, вместо того чтобы подобрать ему новый материал, она кокетничает с первым встречным!

Деннис со вздохом разложил перед собой свои книги и остатки конспекта – все, что осталось после поездки в такси. Расправил плечи, нервно потер руки. Он готов. Вдруг в наушниках раздался низкий с хрипотцой женский голос.

– Добрый день, доктор. Я о вас много слышала, но не имела удовольствия познакомиться с вами лично.

Деннис вздрогнул и оглянулся. Он был в застекленной комнате не один. Неподалеку сидел перед микрофоном мужчина, по-видимому ведущий радиопрограммы. Над ним наклонилась брюнетка, которая что-то ему объясняла.

– Нет, я слева от вас. Меня зовут Сара Мэрфи, – раздался голос в наушниках.

Деннис повернулся в указанном направлении. Перед другим микрофоном расположилась женщина. На голове у нее тоже были наушники. Встретившись взглядом с Деннисом, женщина улыбнулась и добавила:

– Доктор Сара Мэрфи. Специалист по сексуальным проблемам, как и вы.

Угу, специалист, это видно сразу. Деннис сглотнул. Настоящее воплощение сексуальных проблем для какого-нибудь несчастного мужика. А может, вовсе не несчастного. «Воплощение» происходит от слова «плоть», неожиданно пришло ему в голову. Щедрая, влекущая плоть. И волосы. Огненные, буйные волосы, беспорядочными кудрями спадающие ей на плечи, на лоб, на щеки. Почему-то ему подумалось о мокрых волосах. Наверное, потому, что ему так и не удалось изгнать из своих мыслей ту купальщицу. Он представил себе, что эти отяжелевшие от воды мокрые пряди ниспадают до самых ямочек над упругими ягодицами. У этой красотки наверняка там ямочки. Такое роскошное тело!

Деннис опять судорожно сглотнул. Мысленно отругал себя за грязные мысли. Такая неожиданная реакция удивила его. Как будто он никогда раньше не видел красивых женщин. Но словом «красивая» нельзя было описать Сару Мэрфи. Ее вообще трудно описать. Он скользнул взглядом по шелковистому облегающему материалу ее жакета, на котором две верхних пуговицы были расстегнуты, давая возможность оценить размер и форму ее внушительного бюста. Мини-юбка открывала ее длинные стройные ноги почти до… Деннис снова сглотнул. Слово «мини» для фасона и длины этой юбки никак не подходит. Деннис с трудом оторвал взгляд от того места, которое едва-едва прикрывала эта дерзкая микроюбочка, и опустил глаза. О, напрасно. Его взгляд уперся в кончик покачивающейся босоножки на высоченном каблуке. Если ее костюм состоял из двух ничтожно малых клочков материи, то босоножки держались на узких ступнях с помощью двух шнурочков, так ему показалось.

Он с трудом оторвал взгляд от этого живого воплощения греха. В наушниках вновь зазвучал ее волнующий голос:

– Впрочем, теперь я припоминаю, что мы уже встречались, доктор Флемминг.

Он отрицательно покачал головой. Исключено. Забыть такое невозможно.

Она улыбнулась, обнажив ровные белые зубы, и погрозила ему пальцем с длинным ярко-красным ногтем. У Денниса застучало в висках.

– Я должна извиниться перед вами. Я назвала вас извращенцем.

И она скрестила руки на груди, отчего ее груди буквально выкатились из расстегнутого жакета.

– Представьте меня без грима. И без одежды.

Денниса прошиб холодный пот. Перед ним сидела та самая утренняя купальщица. Деннис вполголоса чертыхнулся.

– Эй, док, – раздался в наушниках голос ведущего, – наша радиостанция не одобряет употребления ненормативной лексики в эфире.

– А мы что, уже в эфире?! – ужаснулся Деннис.

– Нет, но сейчас будем. Десять, девять, восемь…

3

Этот эфир Деннис еще долго будет вспоминать. Как он и опасался, с появлением нового персонажа, да еще такого впечатляющего, сценарий передачи был переработан почти полностью. Даже если бы его заметки и не улетели к чертям, толку от них было бы мало. Ведущий игривым тоном сообщил, что в гостях сегодня два ведущих специалиста по сексу. Прозвучало это так, словно это была не утренняя научно-популярная передача, а какой-то ночной канал. Ведущий взял в руки книгу. Деннису не было видно, что это за книга, но не его, это точно. Книга Денниса так и осталась лежать без внимания на его столике.

Ведущий представил Сару Мэрфи как автора. Эта куколка написала книгу. Можно себе представить, о чем. Называлась она «Новые горизонты сексуальности» или что-то в этом духе.

Потом представили Денниса.

А затем посыпались вопросы, к которым Деннис совершенно не был готов. Ему и в голову не могло прийти, что передача будет походить на подростковый мальчишник со скабрезными шуточками, непристойными намеками и дурацкими смешками. Сара, естественно, чувствовала себя как рыба в воде. Доктор, называется. Да врач никогда такого себе не позволит. Врачу известно, что сексуальные расстройства – дело очень тонкое, и всякие шуточки тут неуместны. Его родители – да, те обсуждают все на свете безо всякого стеснения. Но ведь они уже не врачи. Они уже сколько лет не практикуют…

Тут доктор Мэрфи соизволила заметить, что Деннис практически не участвует в их с ведущим игривой пикировке. Она издала низкий волнующий горловой смех и обратилась к ведущему:

– Боюсь, доктор Флемминг чувствует себя не в своей тарелке. Не уверена, что вы, Тед, читали его книгу, а я, знаете ли, прочла ее внимательнейшим образом. Так вот, доктор Флемминг не признает реализации сексуальных запросов женщины на почве случайного и неожиданного всплеска страсти. Он считает, что лишь в рамках моногамных отношений…

– В браке, – поправил ее Деннис.

Сара произвела на него впечатление. Во-первых, она практически дословно цитировала его книгу, что доказывало, что она ее действительно прочла. Во-вторых, она заговорила как нормальный психотерапевт, без ужимок уличной девицы. Что за хамелеон! В-третьих, он был ей благодарен за то, что она вернула обсуждение в русло разговора интеллигентных людей.

Она улыбнулась и кивнула.

– Хорошо. Как я говорила, доктор Флеминг считает, что лишь в лоне крепкого брака возможно наиболее полное раскрытие сексуального потенциала партнеров.

– Так вы, док, значит, девственник? – ляпнул ведущий. – Ведь вы не женаты!

– Без комментариев, – процедил Деннис. Разговаривать с этим ослом – все равно что метать бисер перед свиньями. И все же надо что-то говорить.

– Я признаю, – сообщил Деннис, – что физическое притяжение между мужчиной и женщиной играет огромную роль, при первой встрече. Однако это лишь кирпичик в том фундаменте, на котором зиждется прочная любовь и взаимное удовлетворение.

Ведущий поморщился. Позиция Денниса, очевидно, показалась ему не заслуживающей внимания. Ну понятно, он ищет клубничку. Разочарованный ведущий вновь потянулся к книге Сары.

– А вы, доктор Мэрфи, судя по всему, придерживаетесь иной позиции, я прав? В вашей книжке написано, что вы советуете своим пациентам отправляться в поисках удовлетворения на сексуальные сафари.

– Действительно, – кивнула Сара, – некоторым пациентам я это советую. Есть люди, которым просто необходимо найти себя в плане сексуального творчества.

– Пожалуйста, дайте определение сексуального сафари, доктор Мэрфи, – сухо обронил Деннис.

– Я вижу, вы не читали моей книги, доктор Флемминг. – Сара вновь погрозила ему своим чудовищным кроваво-красным ногтем. – Под сексуальным сафари я подразумеваю опыт, который позволяет пациенту раскрепоститься и раскрыться с новой, неожиданной для себя стороны, реализовать свои тайные стремления. Я поощряю действия свободные, не связанные тем, что принято называть общественной моралью. Я советую пациенту свободно отдаться во власть желаний, которые он ранее подавлял в угоду общепринятым нормам поведения. Я не предполагаю ничего низкого или извращенного. Просто большинству людей проще расслабиться в иной, необычной обстановке, с незнакомым партнером, с которым он больше никогда не увидится. Вам, разумеется, известно об эффекте попутчика. С незнакомцем вы склонны вести себя свободнее, ведь вы никогда больше не встретите своего случайного собеседника. На сексуальных сафари не разрешается выяснять имущественное положение, намекать партнеру на перспективу брака, вообще пытаться строить долгосрочные отношения.

– То есть вы склоняете своих пациентов к случайным связям. Проповедуете распущенность. Я правильно вас понял, доктор Мэрфи?

Ведущий вмешался:

– А мне методы доктора Мэрфи нравятся. Немедленно изучу книжку, добуду себе пробковый шлем и защитный комбинезон и отправлюсь на сафари. Правильно, док?

– Я рекомендую этот способ довольно ограниченному контингенту пациентов. Вам, Тед, надеюсь, это не нужно, – улыбнулась Сара. – Что касается распущенности, вы ошибаетесь, доктор Флемминг. Такой опыт я рекомендую пациентам не на постоянной основе, а один-единственный раз в жизни. Только для того, чтобы понять свою сексуальную сущность, определить свои сексуальные приоритеты. Получить сексуальный опыт без всяких «не слишком ли я толстая» и «достаточно ли у меня большой». Потому что со случайным партнером это не имеет никакого значения, понимаете? Ведь вы его больше никогда не увидите. Вы назовете такую позицию эгоистичной, но я опять не соглашусь с вами. Когда вы знаете, что хорошо для вас, вы научитесь дарить чувственную радость своему партнеру. Причем не только в кратковременных связях, но и в крепком браке. Ведь вы не станете отрицать, что сексуальное удовлетворение является важной частью крепкого брака, не так ли, доктор Флемминг?

Ведущий, а также смазливый парень за стеклом давно уже делали какие-то знаки, пытаясь привлечь к себе их внимание. Но Деннис все же ответил:

– Безусловно, доктор Мэрфи. Однако истинное понимание своей сексуальной сущности и затем полное удовлетворение более вероятны в крепких, доверительных, любовных отношениях. Особенно это касается женщин. Для раскрытия их сексуального потенциала особенно важно нежное, терпимое, заботливое отношение партнера. И время. Вряд ли это возможно в беспорядочных связях.

Ведущему явно не терпелось вернуть разговор в более развязную манеру.

– Скажите, док, а вы сами часто пускаетесь в эти свои сексуальные сафари?

Парень за стеклом сорвался с места, подлетел к стеклу и замахал руками, делая Саре какие-то только ей понятные знаки. Сара вспыхнула, затем сказала:

– Без комментариев.

Но как она это сказала! Таким низким, волнующим, загадочным голосом, что вообразить можно было все, что угодно! Например: у меня было столько этих сафари, что не хватит и двадцати радиопередач, чтобы описать вам эти необыкновенные ощущения. Прочитайте лучше мою книгу.

Ведущий был в восторге. Парень за стеклом одобрительно кивнул и вернулся на место.

– Ну а теперь у нас телефонный звонок, – провозгласил ведущий. – Джон, вы в эфире, говорите.

В наушниках послышался треск, какое-то мычание, и, наконец, прозвучало:

– У меня тут проблема. Я думал, может, кто-то из гостей передачи мне поможет.

– Смелее, Джон, говорите.

– Ну… Мы с женой… Мы уже пять лет женаты. Так вот. Если она соглашается на секс хоть, раз в месяц, я уже считаю себя везунчиком. Вот такое дело. Так что вы мне посоветуете?

Деннис открыл было рот, чтобы спросить о подробностях, но Сара опередила его.

– Скажите, Джон, а вы с вашей женой имели интимные отношения до свадьбы?

– Простите, доктор Мэрфи, – вмешался Деннис, – при всем уважении к вам, не имеет никакого значения, имели ли супруги сексуальный опыт до свадьбы. Сейчас они состоят в браке, и у них проблемы. Из этого и надо исходить.

– Да уж, – хмыкнул ведущий, – если парню дают раз в месяц, это проблема, ничего не скажешь.

– Доктор Флемминг, я лишь хотела выяснить, нашли ли супруги себя в сексуальном плане, прежде чем идти к венцу, вот и все.

Парень за стеклом сделал нетерпеливый жест. Что у них за секреты, хотелось бы знать?

– Скажите, Джон, а дети у вас есть? – поинтересовалась Сара.

– Нет.

– Значит, вам вполне по силам превратить ваш дом в сексодром.

Деннис чуть не поперхнулся. И это врач?! Таинственный Джон, похоже, тоже был в замешательстве.

– Не пугайтесь, Джон, – продолжала Сара. – У вас все получится. Прежде всего вам нужно постараться выяснить у жены, есть ли у нее какие-нибудь сексуальные фантазии. Это будет непросто, ведь за пять лет семейной жизни она с вами не поделилась. Но, как только вам удастся узнать о них, действуйте смело. Удовлетворите самые странные и необычные ее желания. Она должна понять, что для вас ее удовлетворение – самое важное.

– Мне кажется, это разумный совет, – с энтузиазмом провозгласил ведущий. – Желаем вам удачи, Джон.

Деннис покачал головой. Нельзя сказать, что совет совсем плохой. Он не пошел бы так далеко, но установление доверительных отношений в браке – первое дело при решении сексуальных проблем. Вот только не уверен он, что проблема Джона – именно сексуальная. Раз за пять лет жена так и не доверилась ему, значит, истинных любовных отношений в браке нет. И никакой «сексодром» им не поможет.

– А теперь, дамы и господа, после небольшой рекламной паузы мы с нашими гостями поговорим о мастурбации.

Деннис закатил глаза. Что за балаган! Они из серьезных вопросов пытаются сделать развлекательную программу.

– Так что вы думаете о мастурбации, док? – спросила, улыбаясь, Сара.

– От мастурбации бывает размягчение мозгов, – пробурчал Деннис. – Разве ваша бабушка нам этого в детстве не говорила?

Она засмеялась – легко, искренне, без дурацких придыханий и интригующей хрипотцы.

– Потом, раз вы читали мою книгу, то вам известно мое мнение по этому вопросу, – добавил Деннис.

– О да. Вы считаете, что мастурбация – личное дело каждого. И не признаете, что наблюдение за тем, как партнер занимается самоудовлетворением, может служить сильнейшим сексуальным стимулом.

У Денниса пересохло в горле. Он живо представил себе, как соблазнительная доктор Мэрфи, раскинувшись на постели, занимается самоудовлетворением. Действительно, сильнейший сексуальный стимул.

– Через десять секунд мы в эфире, – сообщил ведущий.

Деннис со вздохом поправил микрофон.

4

Сара устроилась в мягком кресле с пакетиком соленых орешков. Настроение у нее было превосходное. В профессиональном смысле все удалось как нельзя лучше. Она, конечно, очень удивилась, обнаружив в студии доктора Флемминга. Судя по выражению его лица, он тоже не ожидал с нею столкнуться. Но передача, кажется, получилась. Конечно, мама наверняка не раз осуждающе поджала губы, если она вообще слушала передачу. Да и выражение лица Денниса говорило о том, что крыть ему нечем.

Деннис… Сара сладко потянулась и взяла в руки книгу доктора Флемминга. Фото на обложке нет. Лишь список его научных заслуг. Весьма впечатляющий, кстати. Потому Сара и думала, что доктор Флемминг – пожилой лысеющий кабинетный червь, с брюшком и в очках. Тип, который горой стоит за условности только потому, что у самого не хватает мужской силы на то, чтобы их нарушить. На деле же доктор Флемминг оказался… что греха таить, он оказался на редкость привлекательным мужчиной.

Сара почувствовала, как при мысли о Деннисе приятное тепло разливается по ее телу. Ей представилось, что его окружает почти видимая красная аура. Вот только его профессиональная доктрина… Может ли быть так, что этот молодой, горячий, очень красивый мужчина искренне проповедует воздержание вне брака, прочность семейных уз, верность одному партнеру? Может, он ханжа? Ей приходилось встречать мужчин, которые разглагольствуют о семейных ценностях, а сами лезут под юбку случайной знакомой.

Раздался телефонный звонок. От резкого звука Сара так и подскочила. Чего ей бояться, ведь уже выяснилось, что никакой маньяк на нее не нападал! Нервы.

Сара сняла трубку. Это был ее помощник.

– Привет, Родни. Какие новости?

– Привет, Сара. Только что звонил на радио. Вы представляете, число звонивших во время передачи превысило рекордную отметку на сорок процентов! Невероятно. Поздравляю. Вы были великолепны. Да и доктор Флемминг не подкачал. Только вы без конца сбивались на свой научный жаргон и начинали бубнить, как два занудных профессора. Я устал вам руками махать. Я вам уже говорил, Сара, слушателям это скучно. От вас им хочется услышать что-нибудь пикантное, понимаете? Только тогда вашу книгу будут хорошо покупать. Выше рейтинг – больше денег. Не забывайте этого, хорошо?



– Я исправлюсь, Родни.

Больше денег. Об этом она слышит с детства. Какая самая лучшая школа? Самая дорогая. Кто из модных модельеров самый лучший? С кем можно дружить, к кому можно ездить на приемы? Мерилом успеха для ее родителей были деньги. Большую часть своей жизни Сара потратила на то, чтобы доказать обратное. Красила волосы в зеленый цвет, водилась с какими-то отбросами, во всем поступала родителям наперекор. С приличными людьми она не желала иметь ничего общего.

И профессию она выбрала, чтобы досадить родителям. В их доме слово «секс» считалось неприличным. Когда однажды Сара поинтересовалась у матери, испытывала ли та когда-нибудь оргазм, то получила пощечину.

Довольно поздно она сообразила, что ведет себя, как избалованный ребенок. Перестала кому-то что-то доказывать и стала жить своей жизнью. Теперь для нее главный критерий – личные достоинства и заслуги человека. А профессию она, как выяснилось, выбрала необычайно интересную и нужную.

А деньги… Деньги у нее теперь есть. Недавно она купила дом. В нем сейчас идут отделочные работы. Но деньги так и не стали для нее главной целью в жизни.

Вспомнив о матери, Сара немедленно решила ей позвонить. Ответила прислуга-пуэрториканка.

– Привет, Консуэла, это Сара. Как там мама, продолжает вас всех терроризировать?

Девушка тихонько захихикала.

– Сегодня утром хозяйка мне говорит: «Консуэла, я обнаружила на покрывале морщинки. Это возмутительно! Отныне я сама буду следить, как ты застилаешь постели. А сейчас пойди и перестели постель у меня в спальне!»

Очень похоже на мамулю. Женщина с волей, с мозгами, с изысканным образованием тратит жизнь на то, чтобы цепляться к служанке… Ничего удивительного, что Сара не желает выходить замуж. Она не станет рисковать личной свободой. И ради чего? Сара для себя решила: если ей станет одиноко, она заведет собаку. Собака хоть не разбрасывает по дому свои вещи.

– Позови, пожалуйста, маму, Консуэла. Я сегодня еще не сделала ни одной гадости. Так хоть ее позлю.

Пуэрториканка засмеялась и отправилась звать хозяйку к телефону. Через непродолжительное время послышался недовольный голос матери:

– Консуэла, я каждый раз прошу тебя спрашивать, кто звонит. Неужели это так трудно запомнить! Алло!

Консуэла, видно, из вредности не сказала хозяйке, что на проводе Сара. Что ж, Сара не станет портить ей игру.

– Здравствуй, мама.

– О, радость моя! Как славно, что ты позвонила! Так рано, а ты уже на ногах.

– Я ведь работаю, мама. У меня рекламная поездка по стране. Я тебе говорила. А сегодня я участвовала в утренней радиопередаче.

– Да-да. У меня, наверное, вылетело из головы.

Сара закусила губу. Как это возможно – постоянно забывать о том, что происходит в жизни твоего единственного ребенка?

– Мама, а ты получила мою книгу? Я послала ее несколько дней назад.

– Книгу? А, да-да. Получила. Наверное, получила. Кажется, она где-то здесь. Да-да, верно, сегодня утром я как раз отчитала Консуэлу за то, что она ее листала.

– А ты сама, мама? Ты ее хотя бы просмотрела?

Пауза. Вздох.

– Нет, милая. Боюсь, что нет. И, честно признаюсь, не намерена ее читать. Хотя тебе это, наверное, безразлично.

– Нет, мама. Не безразлично. Я ведь послала книгу именно тебе. Не папе. Не Консуэле. Твое мнение важно для меня.

– Не смеши меня, Сара. Что бы я ни сказала, написанного пером не вырубишь топором. Ты ведь уже ничего не изменишь.

Сара начала терять терпение.

– Мама, я и не планирую что-то менять. Я просто хочу, чтобы ты прочла мою книгу. Ты можешь это сделать? Ради меня?

Молчание. Наконец Сара невесело засмеялась.

– Ладно, мама. Не бери в голову. Я не стану заставлять тебя делать то, что тебе не нравится.

– Вот и умница! – обрадовалась мать. – Узнаю мою милую девочку. Стоит все хорошенько обсудить, и мы с тобой всегда поймем друг друга!

Только мы ничего не обсудили. И опять друг друга не поняли, думала Сара, попрощавшись и повесив трубку. Но спасибо и на том, что она не получила очередную порцию агитации. Сара, милочка, твои биологические часы неумолимо тикают. Подходящих мужчин не так много, их всех расхватают другие. Пора уже тебе подумать о замужестве, о детях…

Надо было послать матери книжку доктора Флемминга!

5

Деннис нажал на кнопку лифта и стал ждать. Лифты в этом отеле не торопятся. Он чувствовал себя выжатым как лимон. После словесной баталии на радио он еле ноги волочил. Линда бросила его сразу же после радиоэфира. Сказала, что у нее здесь родственники, что обедает она с другом; еще что-то… Он ведь не возражает? Еще как возражает! Но он не посмел сказать об этом. Подумает, что он противный зануда.

А он и есть зануда, неожиданно пришло ему в голову. Ну с чего он брюзжит? Радиопередача прошла прекрасно. Под конец, когда он пришел в себя, он даже начал получать удовольствие. Умный оппонент – всегда здорово. В споре, как известно, рождается истина.

Приехал лифт, Деннис вошел и нажал на кнопку «17».

Хм, оппонент. Кого это он назвал оппонентом? Эту развязную куклу? Да она просто шарлатанка. Сафари… Что за немыслимая теория!

А вот и она, легка на помине. Торопится к лифту. Только трудно ей, на таких-то каблучищах. Двери уже начали закрываться, и Деннис галантно нажал на кнопку «Стоп».

Сара влетела в лифт, сразу же нажала на свой этаж и только после этого повернулась поблагодарить того, кто придержал для нее лифт. Увидев, что это Деннис, она изменилась в лице.

– Это вы!

Деннис пожал плечами. Для нее что, открытие, что они живут в одном отеле?

Но как она хороша! Высокая, ростом почти с него, а в нем без малого метр девяносто. А-а, он забыл про каблуки. Настоящая богиня. Галатея, произведение гениального Пигмалиона. Та, ради которой молил божественную Афродиту великий скульптор. Только Галатея была оживлена для любви и материнства, а Сара – для того, чтобы терзать и дразнить несчастных мужчин своими соблазнительными формами и скандальными идеями.

Деннис почувствовал внизу живота предательский жар. Как можно не желать эту женщину! Двери лифта распахнулись, и Деннис как ошпаренный выскочил из кабины. К его изумлению, она вышла следом за ним и улыбнулась.

– Не торопитесь, доктор Флемминг. Это мой этаж. Вы совершили такую же ошибку сегодня утром!

Пристыженный, он повернулся к лифту.

– Подождите секунду, – остановила его Сара. – Хочу вам подарить свою книгу. Вы были явно не готовы к полемике.

Она вручила ему книгу и прошествовала прочь по коридору, чуть покачиваясь на своих высоченных каблуках.


Деннису необходимо было успокоиться. Сейчас он распакует чемодан. Он бы сделал это еще утром, но был совершенно выбит из колеи. После того, как он вломился в номер к голой Саре Мэрфи, ему было не до чемодана.

Теперь же он разберет вещи, аккуратно разложит их по ящикам, развесит по плечикам. Это занятие его успокаивало.

Он снял туфли, набросил гостиничный купальный халат. Повесил на плечики темно-синий строгого покроя пиджак, расправил и повесил брюки. Но сегодня это почему-то его не успокоило. Возбуждение не оставляло его. Физическая реакция на Сару в общем-то не удивила Денниса. Он ведь всего лишь мужчина. А она – стопроцентная женщина в самом расцвете своей притягательности. Половое влечение естественно. А вот то, как ведет себя в такой ситуации человек, и отличает его от животного. Человек способен на осознанное решение. Поэтому объяснения вроде «это произошло само собой» никогда не казались Деннису убедительными. Ему всегда хотелось сказать: «Вы что, поскользнулись и упали в постель к чужой женщине?» Так называемые случайные связи никогда не бывают случайными. Сам он никогда не опустится до измены.

Надо попробовать позвонить Изабель. Он снял было трубку, но тут раздался стук в дверь и влетела Линда. Деннис поморщился.

– Пожалуйста, в следующий раз дождитесь, пока я позволю вам войти. Вы могли застать меня раздетым.

Линда весело отмахнулась.

– Вряд ли мне когда-нибудь так повезет. Такие, как вы, не ходят по комнате отеля в чем мать родила. Так что никакой опасности. Собирайтесь быстрее.

– Подождите, мне нужно позвонить.

– Потом позвоните.

– Дайте мне хотя бы оставить номер, по которому меня можно найти!

– Нет смысла. Мы ведь отсюда уезжаем. Позвоните из Сент-Луиса.

Он вытаращил глаза.

– Какой Сент-Луис? У нас следующий пункт программы – Чикаго, да и то только завтра.

– Планы переменились. У нас рейс через час.

Линда решительно вытащила его чемодан и принялась швырять туда только что аккуратно разложенные вещи. Деннис кинулся спасать свое имущество. Что за манера обращаться с вещами! Все ведь помнется!

– А мое мнение что, никого не интересует? – проворчал он.

– Не интересует, – отрезала Линда. – Собирайтесь быстрее.

– Но ведь завтра у нас интервью!

– Уже отменила.

Он почувствовал себя идиотом. С ним обращаются, как с вещью.

– Ну а в Сент-Луисе у нас что?

Линда, сбрасывая его туалетные принадлежности в несессер, с деланным безразличием произнесла:

– Всего лишь самое популярное в стране телевизионное ток-шоу. Нам дают целый час. Правда, с одним условием.

– С каким же?

– Вы будете выступать вместе с доктором Мэрфи.

– Только через мой труп, – твердо сказал Деннис.

Но на Линду его отказ не произвел ровным счетом никакого впечатления.

– Да ладно вам упираться, Деннис. Вы чудесно дополняете друг друга. После вашего совместного выступления рейтинг передачи поднялся на рекордную высоту.

Деннис удивленно поднял брови. Надо же! До сих пор ему никогда не удавалось добиться приличного рейтинга. Ему так и не удалось распродать свою первую книгу, и переиздать ее издательство отказалось. А теперь… Перед ним открываются интереснейшие перспективы. Ему удалось достучаться не до отдельного человека, а до тысяч. Вместо того чтобы тратить время на тупоголовых студентов, он мог бы донести свою позицию до огромного количества людей! По всей стране. Раз и навсегда доказать, что прав он, а не люди, подобные его родителям, не имеющие никакого понятия о долге!

Линда, улыбаясь, наблюдала за ним.

– Поторапливайтесь, Деннис. А не то опоздаем на самолет.

6

О, вот так сюрприз! Кухня!

Ну, может, это слишком громкое слово. Кухонька. Крохотный закуток, а в нем пара шкафчиков, столик, но главное – есть плита и холодильник. Сара немедленно нырнула в его чрево и разочарованно выпрямилась. Пусто. А вот в шкафчиках обнаружились маленькие пакетики с кофе и чаем, а также соль, перец, сахар. Сара стояла, глядя на это нехитрое имущество, и лицо ее само собой расплывалось в улыбке. На огромную и со вкусом обставленную комнату она даже не взглянула. Когда-то она уже останавливалась в подобном отеле. Это был, видимо, бывший жилой дом, который переоборудовали в гостиницу.

Очарованная своим открытием, Сара еще раз открыла и закрыла каждый шкафчик, коснулась пальцами переключателей плиты, переставила несколько кастрюлек и сковородок. Все это время с ее лица не сходила мечтательная улыбка. Она уже несколько дней не держала в руках заварочного чайника. А вчера перед отлетом из Нью-Йорка они с Родни зашли поужинать в заведение, на котором кто-то дерзко повесил вывеску «Ресторан». Сара все рвалась на кухню, чтобы объяснить неумехе-повару, как готовить мясо по-арабски. Родни с трудом отговорил ее. Сказал, что он поощряет лишь сексуальные скандалы, а никак не бытовые.

Конечно, эту кухню не сравнить с тем шедевром, который она велела устроить в своем новом доме. Но ничуть не хуже той убогой квартирки, которую она снимала после колледжа. А там ей удавались такие гастрономические шедевры, что все диву давались.

Сара задумалась. Надо составить список. Что бы приготовить такое – простое, но вкусное. Рыбу, например. И к ней купить белого вина. Решено. Сара взяла сумку и спустилась вниз. Узнав у консьержа, где найти ближайший продуктовый магазин, она направилась туда. Уже сгущались сумерки, но она легко отыскала магазинчик, который оказался не больше ее гостиничного номера. Однако выбор продуктов был неплохой. Сара с удовольствием погрузилась в любимое занятие. Попросила, чтобы ей показали форель. Придирчиво проверила, не мутные ли глаза, розовые ли жабры. Заглянула в рот. С открытым ртом и выпученными глазами, рыба напомнила ей доктора Флемминга, когда того спросили про мастурбацию.

Сара улыбнулась. Не стоит обманывать себя. Доктор Флемминг кто угодно, но не холодная рыба. В глубине его темных глаз мерцает первобытный огонь, в порывистых движениях чувствуется страсть, в том, как он тщательно подбирает слова, видна деликатность. Формулировки его точны и изящны, это говорит о свежести восприятия и утонченной фантазии. Как специалист по сексуальным проблемам, он наверняка владеет всеми приемами, которые возбуждают женщин. Знать, делать и уметь – не одно и то же, но у Сары было внутреннее убеждение, что доктор Флемминг свои знания использует на практике. Причем делает это с удовольствием и вдохновением.

Сара рассеянно перебрала петрушку, положила в корзинку пару лимонов, несколько помидоров.

Она подарила доктору Флеммингу свою книгу. Не напрасно ли? Вдруг он догадается, что ее развязность, вульгарная сексуальность – всего лишь маска? Вдруг он поймет, что на самом деле она никогда не позволяла себе головокружительных сексуальных сафари, хотя горячо рекомендовала их фригидным женщинам? Таким же фригидным, как она сама.

Вообще-то она избегала употреблять это слово. Предпочитала термин «женщина, не реализовавшая себя в сексуальной жизни». Но сути это не меняет. У нее самой никогда не хватало смелости последовать своей же теории и попробовать найти себя в сексе. И если доктор Флемминг догадается о ее ограниченном интимном опыте, то она окажется в положении курильщика, который пропагандирует отказ от сигарет. Тренера по плаванию, который боится воды. Она превратится в посмешище.

Он ей нравится, зачем скрывать. Да и какая женщина осталась бы к нему равнодушна? Он высокий, сильный. Загадочный. И очень чувственный, хотя сам, кажется, даже не имеет понятия о том, какое впечатление производит на женщин.

И у него наверняка немалый сексуальный опыт.

У нее в мозгу словно что-то щелкнуло, и рассеянные мысли сами собой сложились в дерзкий план. Сексуальное сафари! Разве доктор Флемминг – не идеальный объект сексуальной охоты?

Не идеальный. Конечно, от одной мысли о его крепких волосатых руках у нее внизу живота возникает это странное сладкое томление. Но он – не безымянный персонаж краткого эпизода. У него есть имя и адрес. А также пуританские убеждения, которые он отстаивает с недюжинным упорством.

А как было бы здорово одним выстрелом убить сразу двух зайцев: доказать ему, что Сара Мэрфи неуклонно следует тем теориям, которые исповедует, и одновременно заставить его нарушить его собственные обеты!

Сара тряхнула головой и обнаружила, что взволнованно сжимает в руках здоровенный огурец. Ну не символично ли это?! Бросила огурец в корзинку и направилась к кассе.


Деннис открыл дверь продуктовой лавки и поморщился, услышав трель звонка. В данную минуту ему больше всего хотелось бы слиться со стенами. Только вряд ли это возможно, когда на тебе светло-голубой джинсовый комбинезон с тремя десятками карманов и желто-коричневая клетчатая рубаха.

Он с отвращением взглянул на свое отражение в стеклянной двери и в который раз сказал себе: надо было остаться в костюме, хоть тот вымок насквозь еще в Нью-Йорке и помялся, словно промокашка, в самолете и в такси. Его злоключениям, начавшимся с утра, не было видно конца. В полете он лишился всех своих вещей. Тщетно ждал он чемодан у транспортера, а потом у стойки потерянного багажа. Так и не дождавшись, поехал в гостиницу. Дал Линде свою чековую книжку и поручил купить ему что-нибудь из одежды. Несколько раз повторил – «что-нибудь подходящее». И вот теперь он похож на садовника своей бабушки! А Линда легкомысленно что-то прощебетала и исчезла в неизвестном направлении!

Его место в самолете оказалось прямо через проход от этой любительницы сексуальных авантюр, которая называет себя сексотерапевтом. Она, казалось, не обращала на своего соседа никакого внимания, но зато так положила ногу на ногу, что Деннис ни о чем больше думать не мог.

Одно хорошо – в его гостиничном номере оказалась кухня. От ресторанной еды у него скоро язва откроется, не от качества, а от цен. Хотя о деньгах он давно уже может не волноваться, да и с лишним весом проблем нет, но от ненужных трат он просто заболевает!

Деннис взял с полки упаковку хлопьев, посмотрел на цену, нахмурился и поставил коробку обратно. Перешел к замороженным продуктам. Неплохой выбор, и цены приемлемые.

Он направился к кассе, но запнулся на полпути. Спиной к нему стояла женщина, одетая в плащ, каких сотни. Но эти рыжие кудри и эти несусветные каблуки ни с чем не спутаешь!

Деннис огляделся по сторонам, пытаясь определить, одна ли она. Судя по тому, что в зоне видимости не было ни одного пыхтящего и пускающего слюни индивида мужского пола, она пришла одна. Впрочем, что ему за дело? Он-то не собирается крутиться вокруг Сары Мэрфи, пожирая ее глазами!

Словно почувствовав на себе взгляд, Сара медленно повернулась. Деннис тут же сделал вид, что рассматривает что-то на полках. Персики. С заинтересованным видом он взял один в руки. Вряд ли она его узнает в обновках. Ему стоит поблагодарить Линду за ее ужасный вкус. И тут он услышал за спиной:

– Держу пари, вам тоже достался номер с кухней!

Деннис судорожно полез в карман за платком, которого там не было. Какой прок в таком количестве карманов, если там даже нет платка!

– И знаете, что мне пришло в голову? Раз вы намерены ужинать в одиночестве, судя по содержимому вашей корзинки, и я тоже, почему бы нам не поужинать в одиночестве… вместе? – И она одарила его улыбкой. – Я приготовлю горячее, а вы купите вино.

– Думаю, это не очень хорошая мысль, – пробормотал он.

– Какая именно? – поинтересовалась она.

– Ну… персики. Сейчас для персиков не сезон.

Что он городит? Он ведь собирался ей открытым текстом сказать, чтобы она не вздумала строить насчет него планы!

А, собственно, почему бы и нет? Он взрослый человек, и уж конечно не такой легкомысленный, чтобы поддаться на дешевые уловки. Конечно, он вполне способен себя контролировать во время такого невинного события, как ужин с коллегой. За эти пять дней он устал от одиночества, ему нужна компания, а общество Сары Мэрфи скучным никак не назовешь.

– Хорошо, – согласился он. – Встретимся у меня.

– У вас? – удивилась она. – Тогда мне придется нести еду. Обычно поступают наоборот.

– По моим наблюдениям, – ухмыльнулся он, – вы большая поклонница нетрадиционных решений.

Она кивнула.

– Ваша наблюдательность делает вам честь. Тогда я попрошу вас обеспечить десерт.

Как она это сказала! У Денниса в его широких уродливых штанах что-то зашевелилось. Десерт! В голове у него закрутились какие-то образы из фильмов и книг, главным образом взбитые сливки, которые герой слизывает с… Дудки! Обойдется сухими галетами. А сам он не любитель сладкого.

– Что ж, ждите меня через час, доктор Флемминг.


Когда Деннис вернулся в гостиницу, то узнал от консьержа, что его разыскивала Изабель. Вот досада! Деннис поспешил в номер и перезвонил ей, но вновь услышал автоответчик.

Он отправился в кухню и выложил на блюдо крекеры. Десерт. Интересно, какой десерт имела в виду золотоволосая доктор Мэрфи? Деннис понес блюдо в гостиную и поставил на угловой столик. Пододвинул столик поближе к дивану. Не нравится ему все это. Выглядит слишком уж… интимно. Не хватает только свечей. Кстати, свет какой-то слишком приглушенный. Нехорошо. Деннис включил все до единой лампы в номере. Уже лучше. Радио он выключил – из динамика лилась медленная нежная мелодия. Вместо этого он включил телевизор и настроил его на программу новостей. Прекрасно. Раздался стук в дверь.

– Обслуживание в номерах, – весело сообщила Сара, входя в комнату. В руках у нее дымилось накрытое салфеткой блюдо.

Она по-деловому прошла к столу, установила блюдо в центре, села и сказала своим низким волнующим голосом:

– Идите же. У меня тут все горячее.

У Денниса перехватило дыхание. Конечно, горячее. И у него тоже все пылает…

– Садитесь, – поторопила Сара. – Рыба остынет.

Деннис опустился на диван рядом с ней. Выглядит очень аппетитно. И так красиво сервировано. Если бы он не видел у нее в корзинке рыбу и овощи, он бы подумал, что она заказала все это в ресторане. Что, впрочем, не исключено. Не похожа она на умелую кулинарку.

Он молча наблюдал, как она раскладывает по тарелкам рыбу и овощи. Попробовал. Очень вкусно. Деннис увлеченно занялся едой. Когда есть хорошая еда, разговаривать не нужно.

Но она, видимо, так не считала.

– У вас не так уж часто это бывает, правда, доктор Флемминг?

Деннис вытаращил глаза. И что ей ответить? «Без комментариев»?

– Я имела в виду домашнюю пищу, – пояснила Сара. – А вы что подумали?

– Я подумал про секс, – отчетливо произнес Деннис.

И с удовлетворением послушал, как она смущенно закашлялась. Не ей одной смущать собеседников!

Сара зажала рот платком, а Деннис галантно протянул ей стакан воды. Она наконец отдышалась и тихо извинилась за плохие манеры.

– Ничего-ничего, – великодушно отозвался Деннис. – Меня только удивляет, что вы закашлялись на слове «секс».

– Вы имеете в виду, что сексотерапевту не к лицу смущаться при слове секс? – уточнила она. – Я и не смущаюсь. Просто не ожидала услышать это слово от вас. Так как давно это было? На этот раз я спрашиваю о сексе.

Два года, три месяца и двадцать пять дней, уверенно сообщило подсознание. Еще недавно он думал об этом с гордостью. А теперь почему-то ему хочется, чтобы было иначе. Но он не собирается делиться с ней такими интимными сведениями. Это не отведет соблазн, а только усилит его. Но как сладко накрыть губами мягкие женские губы и услышать приглушенный стон… Он почувствовал, что с его собственных губ вот-вот сорвется стон. Ему стало трудно дышать. Тревожный знак. Чары доктора Мэрфи несомненно продолжают свое пагубное воздействие.

Он опустил голову и решил сосредоточиться на еде. С удивлением обнаружил, что тарелка почти пуста. А он даже не помнит, как все проглотил.

– А вы что, советуете своим пациентам задавать партнерам столь нескромные вопросы? Я имею в виду, про секс? – поинтересовался он.

– Некоторым советую. – Она заложила за ухо прядь волос. – А вы?

– Ни в коем случае.

– Ни в коем случае? – Сара удивленно подняла брови. – А, да, помню. Тема секса не должна даже всплывать в разговоре до третьего свидания. Глава первая, раздел четвертый.

– Глава вторая, раздел первый, – поправил Деннис. – Но я польщен.

– Ну а как насчет болезней, передающихся половым путем? Герпес, гепатит? Не кажется ли вам, что лучше сразу выяснить, не представляет ли опасности для здоровья ваш потенциальный партнер.

– Вас послушать, так нужно предъявлять медицинское свидетельство в тот момент, когда называешь свое имя, – хмыкнул Деннис.

– Если люди допускают возможность секса без защитных средств – да, я на этом настаиваю.

– Человеческие отношения – нечто большее, нежели секс, Сара.

– Согласна. Но и вы согласитесь, что секс – наиважнейшая часть отношений. Если люди сразу же не выяснят, что они не подходят друг другу в интимном плане, они обречены на неполноценное совместное существование.

– Если люди станут строить отношения, основываясь на первоначальном впечатлении от секса, то уровень разводов никогда не снизится с нынешних пятидесяти процентов.

Она открыла было рот, чтобы возразить, но передумала. Отпила глоток вина и вдруг выпалила:

– А когда вы последний раз проходили тест па болезни, передающиеся половым путем, доктор Флемминг?

Даже если бы он и намеревался достойно ответить, вряд ли смог бы: горло у него перехватило. Она помолчала и улыбнулась.

– Хорошо, доктор Флемминг. Договоримся, что по этому вопросу мы взаимопонимания не достигли.

– Так и договоримся, – кивнул Деннис.

Она тоже кивнула и продолжала молча есть. Деннис же вдруг забеспокоился: почему она замолчала? Почему не задает больше нескромных вызывающих вопросов? Почему больше не пытается эпатировать его? Она что, потеряла к нему интерес? Молчание начало угнетать его.

– Это ваша первая книга? – выдавил из себя Деннис.

Она оживилась:

– Первая. А у вас?

– Уже вторая.

Она улыбнулась. Разговор вновь иссяк. Его попытка начать светскую болтовню потерпела неудачу. Он знал: если мужчина не может связно говорить в присутствии женщины – это дурной знак. Но ему не хотелось этого признавать. Если закрыть глаза на тревожные симптомы, может, они пропадут?

Очень квалифицированный совет, доктор!

Он почувствовал, что Сара опустила ладонь на его запястье. От прикосновения он чуть не сорвался с дивана.

– Пожалуйста, налейте мне еще вина.

Он неловко потянулся, налил вина в ее бокал, потом налил и себе, хотя его бокал был наполовину полон.

Взглянем на факты. Приглашать ее сюда было большой ошибкой. Огромной ошибкой. Но ужин почти закончен. Он пока не совершил ничего непоправимого. Ни разу не отступил от своих принципов. Очень хорошо.

Он торопливо доел то, что оставалось в его тарелке, вытер рот салфеткой, с напускным оживлением проговорил:

– Благодарю вас за то, что приготовили это восхитительное блюдо. Мне очень понравилось.

Опять этот низкий волнующий смех. Про себя он отметил: никогда не заставляй Сару Мэрфи смеяться. Это очень опасно.

– Мы еще даже не дошли до десерта, – промурлыкала она.

Он вскочил как ошпаренный.

– Сейчас принесу.

В кухне, воспользовавшись одиночеством, он с силой оперся о стол и попытался успокоиться. Сделал несколько глубоких вдохов. Возьми себя и руки, приказал он себе. Она всего лишь женщина.

Кого он пытается обмануть? Это не женщина. Это воплощение соблазна.

Несколько лет назад у Денниса был пациент, женатый мужчина, который мучился необоримым вожделением к своей соседке. Так вот, Деннис посоветовал ему при виде прекрасной соседки воображать свою престарелую ворчливую тетушку. Теперь Деннис решил попробовать собственный совет на практике: вдруг поможет? Он представил себе свою старомодную тетку, которая ходила в цветастых халатах, бинтовала ноги эластичным бинтом, и пахло от нее валериановыми каплями. Но его желание не улеглось. Странно, а тому парню консультация помогла. Во всяком случае, больше он у Денниса не появлялся.

– Может, вам помочь? – послышалось за спиной.

Повернувшись, Деннис нос к носу столкнулся с предметом своего вожделения.

И он поступил так, как не посоветовал бы ни одному пациенту. Так, как не должен поступать ни один мужчина, которого ждет дома невеста. Он запустил пальцы в рыжие пряди и прижался губами к ее губам. Прижался с такой страстью, с какой усталый путник припадает к струе родника.


Боже милостивый! Сара широко распахнула глаза. Она давно этого ждала, но когда это случилось, она оказалась захвачена врасплох.

Где-то в середине ужина она обреченно подумала, что не обладает, очевидно, теми чертами, что кажутся доктору Флеммингу привлекательными. Ей не удалось смутить его холодноватую учтивость.

Она использовала все уловки, которые были в ее арсенале. Она закидывала ногу на ногу и покачивала туфелькой на каблуке. Она бессчетное количество раз облизала губы, интригующе проводя кончиком языка по губам, но лишь погубила помаду. Она запрокидывала голову, обнажая шею, и отбрасывала назад волосы. Она смотрела на него, полуприкрыв глаза. Она выбрала момент и дотронулась до него. Но он оставался безучастен к тайным сигналам, которые она ему посылала. Более того, он все больше замыкался в себе, неохотно поддерживал разговор. Паузы становились все дольше, и она боялась, что в тишине он услышит, как неистово колотится ее сердце.

И вот теперь этот поцелуй. Что он делает с ней! Каждое движение его языка посылает по ее венам импульс тока, и она дрожит, и с жадностью прижимается к нему, стремясь раствориться в нем… Она хочет почувствовать его желание, она уже ощущает его… О, как горячо! Его руки зарываются в ее волосы, и она чувствует его ладони на затылке, он не дает ей отодвинуться. Но она и не пытается. У нее не хватает сил, чтобы поцеловать его так сильно, как она хочет. Вдруг она почувствовала, что он отпустил ее. Со стоном протеста она сама обхватила его руками, притянула к себе его голову, не отпуская его рот ни на секунду. Но ему было мало поцелуев. Его ладони скользнули вниз, сомкнулись сзади на ее ягодицах. Он притянул ее к себе, и она бедрами почувствовала напряжение его плоти. Она приглушенно вскрикнула. Ближе, ближе. Она отпустила его голову, ее руки Сами собой сомкнулись вокруг его бедер и притянули его навстречу ее алчущему лону. Она услышала глухой стон. О, так вот какое оно, сексуальное сафари. Это когда знаешь, что сегодняшняя ночь – единственная и последняя, и хочешь своего любовника всего, целиком, жадно и бесстыдно.

Она не испытывала никакого стеснения, стыда. Она позволила своему телу делать то, что оно кочет. И наблюдала за собой как будто со стороны, как будто в фильме, эротичном до дрожи, изумляясь своей дерзкой бесстыдной страсти.

Ее руки скользнули под его пуловер, прошлись по гладкой мускулатуре его груди, коснулись плоского живота. Наткнулись на металлическую пряжку ремня, потянули за нее. Долой все, что мешает добраться до него, до того, что даст ей ни с чем не сравнимое удовольствие опасной игры.

Она замерла. Потому что его руки что-то делали с нею, и она не могла это пропустить. Она не хотела отвлекаться, ей хотелось почувствовать, посмаковать каждое прикосновение его длинных бесстыдных пальцев.

Его руки подняли подол ее короткой юбки, и вот они уже касаются ее разгоряченной кожи. О, что он делает! Он заставил ее повернуться к себе спиной и наклонил ее, так что она оперлась грудью о стол. Она замерла в сладостном предвкушении. Он поднял ее короткую юбку. Ее дерзкие крепкие ягодицы, обтянутые маленькими кружевными трусиками, смотрели прямо на него. Не торопясь, он запустил руки под трусики и сжал, стиснул ее круглую попку. Она учащенно дышала. Она не протестовала против его бесстыдной игры. Он начал расстегивать молнию брюк, и она приглушенно вскрикнула, ожидая продолжения.

Почему он медлит? Почему не освободит ее от кружевной тряпки, которая мешает ему добраться до нее там, где она уже давно готова принять его? Она слышала скрип расстегиваемой молнии и подалась назад, чтобы встретить его. Но он заставил ее лечь на стол. Через секунду она почувствовала, что он спускает вниз ее маленькие трусики. Внутри у нее все сжалось. Она уже была на грани оргазма, а ведь он даже еще ничего не сделал!

Он наклонился над ней, его руки скользнули к ее грудям и обхватили их, сжимая пальцами соски. Сара услышала стон, а потом пронзительный крик, и с опозданием поняла, что кричит она сама. Спазмы сотрясали ее тело, она билась в его руках, спиной и ягодицами ощущая его тело. Одной рукой он продолжал сжимать ее грудь, а другой обхватил ее бедра, крепко прижимая ее к себе. Она ягодицами чувствовала его горячее твердое прикосновение и извивалась, стараясь прижаться к нему сильнее.

– Подожди, подожди, – со стоном выдохнул он. – Иначе я кончу до того, как мы начнем.

О, они еще не начали… Но она уже готова умереть от раздирающей ее тело сладкой муки… Может ли быть что-то еще?

Она наконец успокоилась и бессильно повисла в его руках. Вот она, Сара Мэрфи, после удачной охоты в своем любовном сафари. Юбка задрана до талии, трусики неизвестно где, водолазка где-то у шеи. А он уже обошел стол и стоит перед ней, в глазах его пылает первобытный огонь, его оружие направлено прямо на нее… Так чья же это охота?!

Медленно и властно, глядя на нее в упор, он провел ладонями по упругим полукружиям ее грудей, коснулся пальцами сосков. Она не смела возразить. Его руки скользнули вниз. Он обхватил ее за талию и вдруг рывком поднял, усадив на край стола. Словно кролик под взглядом удава, она замерла. Властным движением он широко развел ей колени и медленно, медленно приблизился к ней, пока она не почувствовала, что он упирается прямо в нее. Не помня себя, она откинулась на спину, опрокинув что-то, кажется, блюдо с бисквитами, и обхватила ногами его талию. Это ее охота!

Сильным движением он вошел в нее. Она подавалась навстречу его напору, приподнимая бедра и вскрикивая, голова ее качалась из стороны в сторону, руки непроизвольно стискивали края стола. Он учащенно дышал, жадные руки скользили по ее обнаженной груди, по ее животу, по ее покрытым бисеринками пота вискам. Она губами ловила его пальцы, покусывала их, ласкала их языком. Ей все было мало, она жаждала всего его тела, она хотела пройтись языком по каждому сантиметру его плоти, почувствовать кончиками пальцев каждую складочку его кожи. Но он не давал ей двигаться, и она лишь подчинялась его движениям, с каждой секундой взлетая выше и выше к невообразимо искрящимся высотам. У нее стучало в висках, сквозь сомкнутые веки она видела синие, оранжевые, желтые сверкающие блики, а где-то глубоко внутри из маленького уголька разгоралось и разгоралось пламя, которое наконец раскаленной лавой выплеснулось через край, заставив ее содрогаться в сладких судорогах. Словно со стороны она вновь услышала пронзительный крик, а вместе с ним глухой стон, похожий на звериное рычание.

Наконец они оба замерли, она – бессильно распластавшись на столе, он – склонившись головой к ее груди. Долгие, долгие секунды ей казалось, что тело ее стало невесомым, что она взлетела бы, если бы он не придерживал ее своей тяжестью. Кожей спины она ощущала прохладу пластика, а бедрами еще чувствовала жар его тела.

Сколько прошло времени, пока она наконец осознала, что назойливые звуки, которые слышатся из гостиной, – это телефон? Ответит ли он? Слышит ли он звонки?

Она запустила руки в его взлохмаченные волосы и тихонько потрепала. Он со вздохом выпрямился.

– Наверное, это консьерж. Подозреваю, что соседи пожаловались на шум, – лениво пробормотала она.

– Хотелось бы мне, чтобы это было так, – вздохнул Деннис. – Но боюсь, это совсем другой звонок. Звонок, на который мне совершенно не хочется сейчас отвечать.

Сара приоткрыла глаза и увидела, что он уже застегнул брюки и поправил пуловер. Застегнутый на все пуговицы доктор Флемминг.

– Оставайся здесь. Никуда не уходи, – приказал он.

Она нехотя сползла со стола, одернула юбку, поправила водолазку. Отыскала на полу трусики, водворила их на место. А потом, невзирая па приказ, шагнула в гостиную.

– Я пытался дозвониться до тебя три дня, – услышала она. В голосе его было нечто такое, от чего ее сердце сжалось: с ней он так не говорил.

Тут он увидел Сару, стоявшую в дверях.

– Будь добра, подожди минутку, – проговорил он в трубку, а потом, зажав рукой мембрану, прошептал Саре страшным шепотом: – Прости. Это очень важный для меня разговор.

Она пожала плечами, подразумевая: говори, пожалуйста. Но он бросил на нее столь выразительный взгляд, что ей стало ясно: разговор должен продолжиться без свидетелей.

– Ах, вот как, – прошептала она.

Сара наклонилась, не спеша надела босоножки. Она попыталась сделать вид, что ей и неинтересно, кто там ему звонит. Рассеянно обвела глазами стол.

– Я вызову горничную, она все уберет, – нетерпеливо махнул он рукой.

Она гордо вскинула голову.

– Ну что ж. Спокойной ночи.

Она еще нашла в себе силы шутливо помахать рукой, закрывая за собой дверь.

А потом бессильно прислонилась спиной к стене.

Что же такое сегодня с ней произошло? Она не понимала. Но хуже всего было то, что она боялась об этом думать!

Ясно одно: ее вышвырнули, как вчерашнюю газету.

Только газеты хотя бы покупают. А она сама навязалась этому очаровательному доктору Флеммингу. Ей, видите ли, взбрела в голову мысль устроить на него сексуальную охоту. Что она и сделала. Разыграла, как по нотам. Только она почему-то не ожидала, что все так быстро и неожиданно закончится.

Она закусила губу. Конечно, она не рассчитывала на долгие отношения. Напротив, она знала, что сразу же после свидания они с доктором Флеммингом расстанутся. Естественно, ведь это одно из основных требований к настоящему любовному сафари. Только если знаешь, что никогда больше не увидишь своего партнера, можно по-настоящему расслабиться, позволить себе всякие вольности, шалости и маленькие извращения. Ее метод сработал: никогда в жизни она не чувствовала себя такой сексуальной, такой желанной, такой опасной. Какое это необыкновенное удовольствие – потерять голову. И какое удовольствие заставить чопорного доктора Флемминга отступить от своих убеждений. И это сделала она, Сара Мэрфи, которая еще недавно считала себя сексуально нереализованной женщиной!

И все же какое-то неясное ощущение не давало ей покоя. Что-то, что она затруднялась определить. Смешно, право. И она сама, и доктор Флемминг – взрослые люди со сложившимся стилем жизни, с состоявшимися карьерами, с надежной профессиональной репутацией. Только что они оба еще и получили, немалое сексуальное удовольствие. И что с того?

Да ничего.


Деннис сидел на диване, уронив голову на руки. Противный прерывистый звук заставил его очнуться. Он сообразил, что после разговора с Изабель так и не положил трубку на рычаг.

Что же он натворил? Еще два часа назад он не знал, как отделаться от Сары Мэрфи с ее приглашением на ужин, а после этого послушно обеспечивает ей тот десерт, на который она прозрачно намекнула в продуктовой лавке. Он сам себя не узнавал. Он и не подозревал, что в нем сохранилось столько юношеского неистовства, столько дерзости, столько огня. Неужели это он только что задрал ей юбку, завалил на кухонный стол и набросился на нее, словно оголтелый подросток?

И о чем он только думал?! Да ни о чем. По крайней мере, не использовал для этого те органы, которые предназначены для интеллектуальной деятельности.

Боже милостивый! И это он, который не только считал самого себя цивилизованным человеком, но и написал две книги о нормах цивилизованного поведения в отношениях между мужчиной и женщиной!

Позор, позор! Сколько раз он насмешливо укорял пациентов, допустивших супружескую измену! Нельзя случайно оказаться в постели у женщины, самодовольно поучал он их.

Он снова обхватил голову руками и застонал. Конечно, они с Изабель даже еще не помолвлены. Он только собирается сделать ей предложение. Но это никак его не оправдывает.

Он вдруг вспомнил, как изменилось лицо Сары, когда он практически выставил ее за дверь. Оно словно погасло. До той минуты он и не подозревал, что она может быть похожа на обиженного ребенка. Разумеется, она тут же улыбнулась своей обычной циничной улыбочкой, но факт остается фактом: она не та, кем хочет казаться.

Он пошел в ванную и встал под холодный душ. Прямо в одежде. Ему было необходимо прийти в себя. Это заняло почти три минуты.

Стуча зубами, он выбрался из-под ледяных струй и принялся стаскивать с себя мокрую одежду.

Прежде всего, он попросит у Сары прощения за сегодняшний вечер. Хоть она совершеннолетняя и действовала без принуждения, он все равно считал своим долгом извиниться. Он вел себя, как похотливый козел. Он ни на секунду не задумался о ее удовольствии. Неизвестно, испытала ли она хоть какие-то приятные ощущения.

Даже если нет, он не собирается ничего исправлять. Теперь правило номер один – держаться от Сары Мэрфи как можно дальше. И ни под каким предлогом не оставаться с ней наедине.

Если он и совершил ошибку, это не значит, что все потеряно. Теперь он будет вдвойне осторожен. И, конечно, во всем признается Изабель. Между любящими людьми не должно быть постыдных тайн. Это разрушает отношения. Изабель поймет. Поймет и простит его.

Со вздохом он отправился в гостиную. Нужно навести порядок. Не столько в комнате, сколько в своей жизни.

7

Какой он красивый! Это было первое, о чем подумала Сара, столкнувшись с Деннисом в телестудии. И это была единственная мысль, которая ее теперь занимала.

– Не желаете ознакомиться с программой передачи? – обратилась к ней ассистентка.

– Благодарю. У меня есть программа. Сначала ведущий представляет меня, потом доктора Флемминга, а потом мы беседуем с доктором.

– Не забудьте, ведущая этой передачи довольно консервативна, – подсказал Родни.

– Не беспокойтесь, у меня разработана тактика беседы, – улыбнулась Сара.

Родни куда-то исчез, и вместо него возник тот, кто все утро занимал ее мысли.

– Нам надо поговорить, – вполголоса произнес Деннис.

– Я готова. Через пять минут начнется передача и нам представится такая возможность.

– Сейчас.

Сара отвела взгляд и заметила, что Родни оживленно что-то обсуждает с агентом Денниса – симпатичной миниатюрной девушкой, стриженной коротко, словно мальчик.

Сара вновь посмотрела на Денниса. Не совсем на него, а на маленькую пикантную родинку над его верхней губой. Она непроизвольно стиснула пальцы. Больше всего на свете ей хотелось легко коснуться этой милой родинки!

Деннис выглядел взволнованным, и его волнение передалось ей. Но вдруг она сообразила, почему именно он волнуется.

– О нет, ради всего святого, Деннис, не говори мне, что собираешься принести извинения за вчерашнее!

Он нахмурился, и Сара сразу же поняла, что попала в точку.

– Почему это? – буркнул он.

– Потому что ничего хуже этого ты и придумать не мог, вот почему. Я в твоих извинениях не нуждаюсь. Мы с тобой взрослые люди, разве нет?

– Да уж, что мы делали вчера вечером – это не детские игрушки, – хмыкнул Деннис.

– Вот видишь. Взрослые и разумные люди. Я не испытываю никаких сожалений по поводу того, что между нами произошло. Если ты жалеешь, то это твои проблемы. Я о них ничего не хочу знать. Я, конечно, психотерапевт, но если ты собираешься облегчить душу, рассказывая мне о своих проблемах, то ничего не выйдет. Ничего не хочу слушать. Мне было очень хорошо, а больше меня ничего не интересует.

И она гордо вскинула голову, скрестив руки на груди. Сегодня на ней был строгий темно-синий костюм и белая блузка. Непривычный для нее наряд. Наверное, из уважения к телезрителям дневной программы она решила одеться поскромнее. Только юбка на ней ее обычной длины, и примерно такой же длины каблуки.

– Что ты сказала? Ты сказала, что тебе было хорошо? – не поверил своим ушам Деннис.

– Я, кажется, сказала «очень хорошо». Что тебя привело в такое изумление, доктор? Я что, похожа на женщину, которая позволит себя использовать? О которую можно вытирать ноги? Которая пойдет на близость только для того, чтобы доставить кому-то удовольствие?

Он долго молчал. Казалось, он и дышать перестал. Наконец он молча покачал головой. Она сделала вид, что не замечает, как он обрадовался ее словам. Значит, он переживал из-за того, что сомневался: доставил ли он ей удовольствие?

– Ты, сдается мне, тоже не относишься к разряду безвольных тряпок. Так что прошлая ночь явилась результатом взаимного спонтанного влечения двух взрослых людей, способных отвечать за свои поступки. Между нами был секс, без сложностей и обязательств. Так что извиняться не за что. По крайней мере, передо мной, – со значением произнесла она.

– Но больше этого не повторится, – сказал он с нажимом.

Сара пожала плечами.

– Я об этом и не думала.

Он вдруг забеспокоился.

– Почему это?

Она даже засмеялась. Сказать ему, что и прошлую ночь она не планировала? Но это было бы неправдой. Она заранее решила его соблазнить. Только если бы она продумала все получше, то сейчас ей не пришлось бы вести с ним этот разговор.

– Послушай, Деннис. Все было просто замечательно. Но посуди сам: мы не можем спокойно провести наедине друг с другом больше пяти минут. Я имею в виду, мы тут же начинаем спорить и выяснять, кто умней. Так что на долгие крепкие отношения рассчитывать не приходится. А превратить наше знакомство в скучный сериал из постельных сцен… не знаю, есть ли в этом смысл?

На его лице было написано смятение. Он нервно сжимал пальцы. Она вдруг некстати вспомнила, каким волнующим было прикосновение его чутких пальцев к ее груди. Как жаль, что это никогда больше не повторится.

Или повторится?

– Я обручен, – прошептал он.

Нет, не повторится. Никогда не повторится. Деннис отвел глаза.

– Вот поэтому я и хотел попросить прощения. То, что случилось вчера, – этого не должно было случиться.

– Ты помолвлен? – повторила она безжизненно.

Возьми себя в руки, Сара, убеждала она сама себя. Ты справишься. Не первая и не последняя. Помнишь, ты даже описала подобную ситуацию в своей книге?

Действительно, в своей книге она подробно останавливалась на поведении в случае неверности партнера. И совет она давала самый однозначный – послать обманщика куда подальше и забыть о нем. Но одно дело – писать об этом, совсем другое – когда такое происходит именно с ней.

Она глубоко вдохнула. Главное – взять себя в руки. Она справится.

– Сара?

Она чуть не подпрыгнула до потолка, когда Родни коснулся ее плеча.

– Пора, Сара, – сообщил Родни.

Сара одарила Денниса улыбкой, надеясь, что она проймет его до костей.

– Что ж, возможно, тебе и следует принести извинения. Но, как я и сказала в самом начале, не мне.

Отлично. Просто здорово. Она прекрасно справилась с ситуацией. Профессионал есть профессионал. То, что нужно. Холодно, спокойно, сдержанно.

Однако, следуя за ассистентом в студию, она обнаружила, что на ладонях у нее такие следы от ногтей, что просто удивительно, как это она до сих пор не истекла кровью.

Он обручен. Она даже не предполагала, какой болью отзовется в ее сердце это известие. Как будто кто-то злой запустил руку ей в грудь и сжал сердце железной рукой, по капле выдавливая жизнь.

Может, то, что случилось в комнате Денниса прошлой ночью, и не оставило бы такой глубокий след в ее душе, если бы не его недвусмысленное прощание. Он ясно намекнул ей, что она свободна! Гордость – странное чувство. Гордость заставляет людей иначе видеть некоторые вещи. Если бы он преследовал ее, умолял о новой встрече, она и думать бы забыла об этом кратком эпизоде, об этом скоротечном сексуальном сафари. Но вот он сразу после близости погружается в телефонный разговор с другой женщиной, а наутро сообщает ей, что любит другую, – и она места себе не находит. Ни одной женщине не понравится, что ее забыли так скоро. Даже если она и не предполагала ничего более серьезного, чем одна-единственная ночь. В глубине души любая женщина хочет оставить неизгладимый след в судьбе партнера, пусть даже случайного. Чтобы он потом всю жизнь ее вспоминал как несбыточную мечту.

И она, естественно, никогда и мысли не допускает, что у ее партнера может быть другая. Лучше, чем она сама.

Прекрати думать о себе в третьем лице, одернула себя Сара.

И вообще, какое все это имеет значение? Он ведь пока не женат. Итак, размышляла Сара, что мы имеем? Во-первых, она не знала о том, что Деннис не свободен. Во-вторых, она не знакома с его избранницей. Следовательно, она не нарушила ни одного из выработанных ею правил. Так?

Не забыть включить в последующие издания книги дополнение: когда выходишь на любовную охоту, выбирая жертву, удостоверься, что ваши пути больше не пересекутся.

Вот она, ошибка. Вот почему ее собственное любовное сафари потерпело фиаско. Она не учла, что им с Деннисом еще придется увидеться, разговаривать, работать вместе. Но это легко поправить. Вот закончится телепередача, и они распрощаются навсегда.

Ассистент указал ей место, где сесть, и установил перед ней микрофон.

Вот странно, почему она думает о вчерашнем свидании как о фиаско? О нет, это что угодно, но не фиаско. Она блестяще выполнила свой план. Выследила, заманила и поймала жертву. И получила все, на что рассчитывала. Восхитительный секс с восхитительным доктором Флеммингом. А большего ей и не нужно было.

Так почему же теперь ей отчаянно хочется коснуться пальцами этой милой родинки? А потом припасть к его чувственным губам? И почему сейчас, перед полной аудиторией, она размышляет не о том, как выглядит она сама, а как выглядит доктор Флемминг? А выглядит он потрясающе. Такой подтянутый, аккуратный, сдержанный, а внутри бушует огонь. Теперь-то она это знает…

Ассистент положил рядом с ней на столик ее собственную книгу, а также список вопросов, которые предстояло обсуждать. О боже, как может она отвечать на чужие вопросы, когда она не в силах ответить на свои собственные? Просто потому, что ей не нравятся ответы…


Деннис потянул за узел галстука, пытаясь ослабить его. Надо же, час назад он сам его завязал и прекрасно себя чувствовал, а теперь просто задыхается. Он толкнул дверь, предварительно удостоверившись, что номер – его собственный, вошел и с треском захлопнул дверь за собой.

Собачьи консервы. Доктор Мэрфи перед лицом миллионов телезрителей превратила его убеждения, его жизненные ценности в собачьи консервы. Причем в самые дешевые. Такие, которые сразу хочется вывалить в мусорное ведро, едва откроешь банку.

Он хорошо представлял себе, что это за дрянь, потому что когда-то у него была собака. Дворняжка с причудливой родословной, родом из местного приюта. Мать подарила ему щенка, как только он смог оплачивать собственный угол и с облегчением съехал из родительской коммуны.

Но мамочка не желала оставить его в покое. Она тут же объявилась на пороге его обшарпанной квартирки, и на руках у нее пыхтел щенок.

– Может, он разбудит в тебе хоть что-то человеческое, – заявила мать.

Денниса раздирали противоречивые чувства. Сразу хотелось и прижать к себе пушистый комочек, и высказать наконец матери все, что он думает об их с отцом образе жизни. Но мать ласково улыбнулась ему, а улыбка у нее была совершенно обезоруживающая.

Хм, что-то человеческое. Не вышло. Потому что мерзкое существо будто поставило перед собой цель превратить его жизнь в ад. Начал щенок с мебели, и методично занимался ею в те часы, которые Деннис проводил в университете. Ночью он продолжал свою разрушительную деятельность, и Деннис часто просыпался от озабоченного пыхтения псины. А ночные экскурсии в туалет оживлялись маневрированием среди коварно оставленных псом в разных местах ароматных кучек и луж. Когда в квартире не осталось ничего, на чем вредный пес не оставил бы след своих зубов, Деннис не выдержал. Отменил давно запланированную деловую поездку и вместо этого отвез собаку к родителям на ферму. Там Бандит и остался.

Теперь ему уже лет десять. Странно. Сколько лет прошло, но, когда он входит в свою красивую аккуратную квартиру, он и теперь непроизвольно замирает, ожидая восторженного прыжка любвеобильного пса. Странно, потому что Бандит ни разу не был в этой ухоженной квартире, никогда не пробовал на зуб дорогую кожаную мебель.

И все же у доктора Мэрфи зубки острее. Никакой двусмысленности. Просто во время сегодняшнего эфира обошлась с ним, словно с пакетиком печенья. Схрумкала и выбросила обертку.

Мало того, что каждый раз, когда Деннис открывал рот, чтобы сказать что-нибудь умное, она закидывала ногу на ногу и улыбалась, насмешливо прищуривая глаза. У него сразу же начинали путаться мысли. Хуже всего было, когда она нацелила на него вызывающий взгляд своих чудесных глаз и, постукивая длиннющими ногтями по подлокотнику кресла, промурлыкала:

– Так неужели же вам, доктор Флемминг, никогда в жизни не случалось отступать от ваших высоких принципов? Разве вы никогда не изменяли своей жене? Или невесте? Разве вам не случалось потерять голову и уступить голосу страсти? И вы действительно не знаете, что такое случайная связь?

Он чувствовал себя так, словно доктор Мэрфи обхватила его шею своими ухоженными пальцами и сжимает, сжимает их, не давая ему вздохнуть. Он беспомощно обернулся к ведущей, но она, казалось, ждет ответа с таким же интересом, что и Сара.

Он откашлялся и мысленно прокрутил в уме с десяток вариантов пристойной лжи. Он не был уверен в том, как далеко намеревается зайти Сара в этом допросе с пристрастием. Поэтому прямая безыскусная ложь его не спасет.

– Доктор Мэрфи, – наконец проговорил он. – Вы психотерапевт. Вот скажите мне, что вы посоветуете бывшему курильщику, который пять лет не брал в руки сигарет, а потом вдруг взял и сорвался, выкурил одну. Вы ведь не скажете ему, что в таком случае он может продолжать курить и дальше? Из-за одного-единственного срыва? Разумеется, нет. Вы заверите его в том, что один срыв никак не должен повлиять на его решимость бросить курить, разве не так?

Сара милостиво согласилась. Но не успел Деннис перевести дух, как она вовлекла его в новую дискуссию, от которой у него запылали щеки. Теперь ей хотелось знать, как, по его мнению, пища влияет на эротические ощущения. И какое блюдо следует приготовить женщине, если она задумала соблазнить мужчину? Запеченная рыба пойдет?

Деннис так и заскрипел зубами. Она еще несколько раз делала опасные заходы, но так и не обнажила губительной для его репутации правды. И вот теперь он сидел, мучительно ломая пальцы, крутил на пальце несуществующее кольцо и размышлял: почему она пощадила его? Почему не сказала, что он… что она… что они с ней…

Она легко могла уничтожить его одной лишь фразой. Ей стоило лишь намекнуть, что на самом деле чопорный доктор Флемминг вовсе не такой святоша, каким хочет казаться. Он бы разом лишился всего: потенциальных читателей своей книги, профессионального достоинства, своей невесты. Его передернуло. Только представить себе, в какой ярости была бы Изабель, если бы ей довелось узнать об измене своего жениха из популярнейшей телепрограммы.

Итак, доктор Мэрфи не воспользовалась возможностью укрепить свои позиции. И слава Богу, какова бы ни была причина. Теперь опасность миновала. Ведь они с Сарой больше никогда не встретятся. Прошлую ночь следует признать ошибкой. Ужасной ошибкой и уроком на будущее. В каждом человеке таятся скрытые темные желания, с которыми подчас трудно справляться. Но теперь он будет начеку. Отныне он снова превращается в того самого парня, к которому успел привыкнуть за долгие годы. В человека, чье отражение он привык видеть в зеркале. В мужчину, который поступает так, как запланировал. В того, на кого полностью может положиться такая женщина, как Изабель.

Отныне вокруг не будет никаких коллег женского пола в мини-юбках. Никаких длинных ног и прищуренных взглядов. Никаких провокационных заявлений, которые превращают его правила в собачье дерьмо. Никаких любовных сафари.

Он поднялся и направился в спальню. Пора собираться. Упаковывать ему было нечего, только то, что на нем, да туалетные принадлежности. Одежду, которую приобрела для него Линда, он с облегчением швырнул в корзину, и горничная уже ее забрала.

Он вошел в спальню и замер. На кровати лежал его чемодан. Тот самый, который потерялся во время перелета. Он заулыбался: похоже, у него начнется светлая полоса.

8

Какая невыносимая жара. Надо же такому случиться, что именно ей достался номер с неисправным кондиционером. В огромном многоэтажном отеле!

Беспокоясь за свои длинные свеженакрашенные ногти, Сара возилась с оконной задвижкой. Что за хитроумное устройство! В этом отеле помешались на безопасности. Номер на двадцать втором этаже, до земли лететь полчаса, ну кому придет в голову лезть в окно! Она освободила блокирующий механизм, повернула рукоятку и потянула раму. И чуть не вывалилась в окно: вдруг раздался оглушительный вой сирены, который продолжался целую вечность. Зажав уши, Сара металась по комнате, пытаясь сообразить, как отключить сигнализацию. Из динамика в стене, перекрывая вой, послышалось:

– Сработала система безопасности. Сработала система безопасности. Просим прощения за причиненные неудобства.

Сара поспешно захлопнула окно. Неужели это она устроила весь этот шум?

Раздался телефонный звонок. Наверное, это дежурный отеля будет сейчас зудеть. Что за ужасный день!

Но оказалось, что звонит мама.

– Сара, дорогая, что за дикий шум? Ты что, опять влипла в историю?

Сара застонала. Ну долго еще она будет вспоминать! Единственный раз Сару вместе с ее приятелем забрали в полицейский участок за то, что они залезли на заднее сиденье чужой машины! А мать говорит так, словно Сара всю жизнь не вылезает из историй!

– Нет, мама. Я не влипла в историю, – раздельно произнесла Сара. – Сработала система безопасности отеля. Я не знаю, как ее отключить.

– Боже мой, – запричитала мать, – что за дыра? Неужели ты не могла остановиться в приличном отеле? У вас там что, облава?

Сара закатила глаза. Мама невыносима! Ну и пусть думает, что тут ловят наркоторговцев или обнаружили подпольное казино. Какая разница!

Сара зажала подбородком телефонную трубку и шагнула к окну. Интересно, если установить на место блокирующее устройство, шум прекратится? Телефонный провод скользнул по туалетному столику и смахнул открытый флакон с жидкостью для снятия лака прямо на покрывало. По комнате немедленно разлился удушливый запах ацетона. Что за напасть! И так дышать нечем, кондиционер не работает, окно открыть невозможно, так теперь еще и запах химии! Сара схватила салфетку и постаралась промокнуть жидкость. Иначе она просто задохнется. По закону подлости, свежий лак на ногтях, который не успел еще подсохнуть, приказал долго жить. А у нее через полчаса встреча с читателями в книжном магазине. Ей придется подписывать свои книги!

– Сара, Сара, что случилось? Почему ты не отвечаешь? – взывала в телефонную трубку мама.

– Ничего не случилось, мама. Ничего такого, чего не удалось бы исправить с помощью веревки и куска мыла.

Она уселась на кровать поверх заляпанного покрывала и зажала рукой ухо.

– Я думаю, рано или поздно они отключат сирену! – прокричала она в трубку. – Так что мы можем спокойно разговаривать. Как у вас дела?

Мама немного помедлила.

– Честно говоря, не все благополучно, – наконец вздохнула она.

Ничего удивительного. Такой уж выдался день. Впрочем, если бы только один день… А разве это не она умудрилась сесть на самолет в Ванкувер, хотя ей надо было в Хьюстон? Разве не пришлось ей из-за этого пять часов проторчать в аэропорту? И разве не она сидела в самолете с полной чашкой кофе, хотя капитан предупредил о том, что они входят в зону турбулентности? И не ей ли только что принесли какой-то зеленый бутерброд вместо гамбургера, который она заказала по телефону? Про жидкость для снятия лака даже и вспоминать не хочется, а про сирену она не забыла бы, даже если бы очень постаралась. И вот теперь мама со своими проблемами. Что у нее могло случиться? Служанка поставила коньячные бокалы не на ту полку? Господи, не дай мне когда-нибудь стать такой же, как мама, мысленно взмолилась Сара.

– Это не телефонный разговор, Сара. Ты когда собираешься вернуться? У меня очень серьезные личные проблемы.

Что?! Мама собирается поговорить с ней о личных проблемах? Но Сара тут же одернула себя. Под личными проблемами мама может подразумевать все, что угодно. Например, поломку массажера для ног.

– Не очень скоро, мама. У меня ведь рекламная поездка. Я рекламирую свою книгу. Помнишь, я тебе говорила?

– Ах, да.

Это ее «ах, да» переполнило чашу терпения Сары. Она стиснула зубы и замолчала. Молчала и мать. Сара услышала, как кто-то барабанит в стену. Наверное, соседям надоел вой сирены. А она, можно подумать, удовольствие получает.

– Знаешь, мама, некоторые вопросы можно прекрасно решить по телефону. Я многим пациентам даю советы по телефону. Некоторым так даже проще. Ведь многие стесняются рассказывать о своих проблемах, а телефон обеспечивает анонимность.

– Я ведь не твоя пациентка, Сара.

Сара удовлетворенно улыбнулась. Она знала, чем зацепить мать.

– О, мама, а я уж испугалась, что ты прервала разговор.

– Я бы не прервала разговор, не простившись, – сухо заметила мама.

Что правда, то правда. Сара и не вспомнит, сколько раз мама в сердцах бросала трубку. Но каждый раз неизменно предупреждала: «Я вешаю трубку, Сара, до свидания» или «Я позвоню попозже, когда ты будешь в состоянии разговаривать разумно, до свидания».

Сара размышляла, что бы такое сказать, чтобы мама наконец обиделась и повесила трубку. У нее совсем нет времени. Скоро ей надо быть в книжном магазине, подписывать книги. Но то, что сказала мама, заставило ее забыть о книгах.

– У нас с отцом неладно, Сара. Мы не спим вместе уже почти три месяца.

Внезапно наступила тишина. Но Сара не могла понять, отчего у нее все еще звенит в голове. То ли от недавнего оглушительного воя, то ли от этого ошеломляющего известия. Зачем она это сказала? Это же мама, ее мама, у которой никогда не было проблем серьезнее, чем небрежные служанки! Нет-нет, Сара ничего не хочет слышать о личных проблемах родителей! Что очень странно. Сара поймала себя на мысли, что это действительно странно: всю жизнь она находила удовольствие в том, чтобы смущать мать эпатирующими разговорами о сексе. А теперь она сама смущена.

– Ты что, не поняла? Сара, наш с отцом брак под угрозой.

Нет, я поняла, подумала Сара. Просто я пытаюсь спрятать голову в песок. Раньше я частенько заводила такие разговоры, потому что мне казалось забавным повергать родителей в шок. А теперь мне совсем не весело.

Сара, которая всегда была невысокого мнения об институте брака, готова расплакаться, узнав, что мама с папой, возможно, расстанутся. Думая о семейных ценностях с изрядной долей скепсиса, Сара всегда считала, что ради семьи мама похоронила свою личность. А теперь, когда у этой личности появилась возможность обрести независимость и свободу, Сара совершенно не рада за мать!

Но надо что-то отвечать… Так, дайте подумать. Что ответила бы на ее месте нормальная дочка, у которой теплые доверительные отношения с родителями? Спросите что-нибудь попроще!

– Скажи, мама, – нашлась наконец Сара, – ведь у вас с папой общая спальня. Он что, переехал в комнату для гостей?

Мама испустила душераздирающий вздох.

– Нет, конечно. Что подумают слуги?

Мама в своем репертуаре. Что подумают слуги…

Но то, что они все еще делят ложе, – это хорошо. Это указывает на то, что между ними сохранилась семейная теплота и доверие. Об этом она сообщила матери. Но та совсем не обрадовалась.

– Какая теплота? Какое доверие? Я ложусь в десять. Он приходит в полночь, когда я уже сплю.

– А когда я просыпаюсь, его уже нет. С тем же успехом он мог бы ночевать на крыше!

Именно так Сара всегда и думала, наблюдая за родителями. Единственное, что ее удивляет, – то, что мама приняла отчуждение отца так близко к сердцу.

– Сара! Ну что ты опять молчишь! – позвала мама.

– Прости, мама. Я просто задумалась.

– Так вот, – продолжала мать. – Однажды я решила вечером его дождаться.

Сара молча кивнула. Именно так она бы посоветовала поступить своей пациентке. Но мама не пациентка! Сара открыла было рот, чтобы сочувственно сказать матери, что этот… зигзаг в интимных отношениях – обычное дело. Что многие супружеские пары счастливо живут, вообще не имея интимной близости годами. Но прикусила язык. А как же ее теория сексуальной активности женщины! Кстати, о теории…

– Мама, а ты прочитала мою книгу?

Молчание.

Вдруг раздался стук в дверь. Сара поморщилась. Явились наконец, когда сирена замолчала сама собой. Но тут она взглянула на часы. О господи, через десять минут ее уже ждут в книжном магазине! Ну почему она всегда опаздывает!

– Сара, – раздался сквозь дверь голос ее пресс-агента, – такси ждет внизу. Я уже готов.

– Иду! – прокричала она и сбивчиво заговорила в трубку: – Прости, мама, мне нужно бежать. Я обязательно позвоню тебе позже. До свидания.

И, не слушая протестов матери, повесила трубку. Точнее, бросила ее на рычат с большей силой, чем это было необходимо, и уставилась на телефонный аппарат, словно это он был виноват в ее невзгодах. Бог даст, к вечеру мама забудет об этой своей странной вылазке в параллельный мир. Ведь она и Сара до сих пор существовали в параллельных мирах.

Снова раздался настойчивый стук. У нее заломило в висках. Пусть он катится к чертовой матери, пусть сам подписывает эти дурацкие книги, может даже поставить на них свое собственное имя. Ей хочется одного: забраться под заляпанное покрывало, укрыться с головой и постараться забыть последние два дня, как будто их никогда не было.


Через полчаса Сара уже входила в книжный магазин в сопровождении своего пресс-агента. Входила – не то слово, потому что она влетела, чуть не растянувшись на пороге и едва не опрокинув мужчину, который входил в двери впереди нее. Родни только покачал головой.

– И когда же вы научитесь ходить на каблуках!

– Молчал бы лучше! – напустилась на него Сара. – Я из-за ваших дурацких идей когда-нибудь шею себе сверну! Сами меня заставили носить эти дурацкие шпильки. Надо было потребовать дополнительную страховку.

Родни только развел руками.

– Но нам и в голову не могло прийти, что вы не умеете их носить!

– Чисто мужская логика! Вы что, думаете, что у женщин умение ходить на каблуках заложено генетически?

Родни, защищаясь, поднял руки. А Сара обернулась, чтобы извиниться перед тем, кого она чуть не пробуравила своими каблуками. И остолбенела. Перед нею стоял доктор Флемминг собственной персоной. Нет, у нее, наверное, галлюцинации. Но вот рядом с ним симпатичная девушка, его пресс-агент. И выражение лица у нее такое… чуть виноватое и смущенное. Как будто ее поймали с поличным на какой-то шалости. И Сара немедленно сделала вывод, что из них четверых эта встреча – неожиданность лишь для нее и для Денниса.

Деннис первый обрел дар речи.

– Как, черт побери, вы здесь оказались?!

Очень теплое и любезное приветствие для женщины, которая провела утро так, как она. Самолет, гамбургеры, кофе, сирена и так далее. Подробности смотри выше. Да еще со стороны этого мерзкого плейбоя, с которым она и связываться не стала бы, если бы знала, что он обручен.

– Доброе утро, – с подчеркнутой любезностью отозвалась она. – Очень рада снова встретить вас. Мы так давно не виделись.

Родни смущенно откашлялся и сообщил:

– Доктор Мэрфи подписывает здесь свою книгу.

Линда сделала удивленные глаза:

– Вот совпадение! И доктор Флемминг тоже!

Родни с деланным удивлением воскликнул:

– Да что вы говорите!

– Ерунду, вот что, – вмешался в светский разговор доктор Флемминг. – Лучше скажите, на какое время вы договорились.

– С двух до пяти, – сообщила Сара, уже зная, что последует за этим. Поэтому она совершенно не удивилась, когда Линда всплеснула руками и воскликнула:

– Какое совпадение! И у нас такое же время!

Сара с угрозой повернулась к Родни. Тот попятился.

– Простите, Сара, как раз собирался вам сказать, но не успел. Дело в том, что менеджер магазина увидела вас по телевизору вместе с доктором Флеммингом. И когда она узнала, что вы в одно время будете в городе, она придумала соединить ваши программы.

– А откуда она узнала, что мы с доктором Флеммингом в одно время будем в городе? – ядовито поинтересовалась Сара.

Деннис вопросительно повернулся к Линде.

– Я сюда даже не собирался! У меня по расписанию сегодня семинар в Далласе!

Линда нахально пожала плечами.

– Родни хотел сказать «в одном штате». Потом, мы с ним сравнивали наши программы еще во время радиопередачи.

Сара задумалась. Все просто, как дважды два. Она прекрасно помнила тот день. Помнила, потому что именно в тот день она познакомилась с Деннисом. Еще в душе. И во время передачи Родни и Линда действительно о чем-то очень оживленно переговаривались. И почему ей не пришло в голову, что вряд ли они с таким интересом обсуждают проблемы рекламы?

Сара выразительно взглянула на Родни. И постаралась, чтобы от этого взгляда он по возможности врос в землю. Но он лишь поморщился.

– Да ладно вам, Сара. Я ведь рассказал вам, какой фантастический отклик вызвала телепередача. А перед этим был еще радио-эфир. Так что издатель тоже за то, чтобы ваши с доктором Флеммингом программы объединить.

– И издатель Денниса тоже считает, что это превосходная мысль, – встряла Линда.

Сара отметила, что Деннис наградил Линду взглядом не менее испепеляющим, чем тот, что достался Родни.

– Я злюсь не из-за того, что наши программы объединили, – объяснила Родни Сара, – из-за того, что вы ставите меня перед фактом. Из-за того, что все решается без моего участия.

– Я ведь объяснил…

Сара лишь рукой махнула. Но Деннис не собирался так это оставлять. Обращаясь к Линде, он выпалил:

– Вы уволены.

Девица самоуверенно рассмеялась, но, встретившись взглядом с Деннисом, осеклась.

– Вы не можете уволить меня, доктор Флемминг. Я работаю на издательство и подчиняюсь только своему начальству.

– Что ж, значит, я освобождаю вас от работы. Я в ваших услугах более не нуждаюсь.

Сара покачала головой:

– Док, вам не кажется, что это слишком крутая мера?

– Крутая? Не сказал бы. Мне составили программу таким образом, что я вынужден провести трехчасовое мероприятие совместно с человеком, позиция которого прямо противоположна моей. Я бы сказал, что поступаю мягко.

Ну-ну, подумала Сара, а где же была твоя принципиальность той ночью? Тогда идейные разногласия не помешали тебе провести со мной несколько часов!

Сара подняла глаза и сообразила, что все смотрят на нее с каким-то странным выражением. О Боже, неужели она сказала это вслух? Нет, конечно, нет. Она еще не сошла с ума. Просто они ждут ее реакции. Она облегченно прислонилась к стенду.

– Поверьте, доктор Флемминг, для меня это такое же неприятное испытание, – произнесла она со значением.

Деннис вспыхнул до корней волос, но промолчал.

– Все в порядке? – раздался голос сзади.

Деннис обернулся было, чтобы послать бестактную собеседницу куда подальше – какого черта, что тут может быть в порядке! Но передумал. На значке, приколотом к лацкану пиджака, значилось «Менеджер».

Сара вполголоса пообещала своему помощнику поговорить с ним позже, отчего он как-то съежился и притих. А сама повернулась к сотруднице магазина, широко улыбнулась и протянула ей руку.

– Все в порядке, не беспокойтесь. Маленькое недоразумение уже выяснилось. Очень рада с вами познакомиться.

Их проводили в заднюю часть магазина, где у электрического камина их ждали кресла и длинный стол, который, как предположила Сара, им придется делить с Деннисом.

Сара обошла стол с одной стороны, а Деннис с другой. Она отметила, что он избегает ее взгляда с той же старательностью, что она избегает его. Он водрузил на стол свою кожаную папку, она последовала его примеру и расположила на столе портфель. Он отодвинул свое кресло к самому дальнему концу стола, она проделала то же самое.

Помощник очутился рядом с Сарой, заискивающе улыбаясь.

– Сейчас сотрудники привезут ваши книги из подсобки.

Сара схватила Родни за руку. В голове у нее сам собой сложился дьявольский план. Родни с подозрением уставился на нее.

– Что-то мне не нравится выражение вашего лица, – пробормотал он.

– После всего, что произошло, мне наплевать, что вам нравится, а что нет, – процедила Сара. – Но если вы сделаете то, о чем я попрошу, то, может, я прощу вас. Понятно?

Родни безнадежно вздохнул.

В течение этого рекламного турне Саре часто приходилось заходить в подсобки книжных магазинов. Главным образом потому, что там располагались туалеты для сотрудников. И она прекрасно знала, как устроены эти самые подсобки. У них было одно общее качество: в них во всех царил первозданный хаос. Причем чем больше магазин, тем хуже беспорядок в этих вспомогательных помещениях. А этот магазин очень большой! Так что…

– Имейте в виду: я не знаю, что происходит между вами и Линдой, но если вы ей скажете хоть слово… – пригрозила Сара.

Через полчаса Сара оживленно беседовала со своими читателями, любезно подписывая книги всем желающим. На столе сбоку от нее громоздились горы свежих, пахнущих типографской краской книг. Деннис же сидел злой и нахохлившийся, сердито поглядывая на сотрудников магазина, которые то и дело подбегали к нему, чтобы сообщить, что книги еще не нашлись, но поиски идут полным ходом. Когда к нему в очередной раз подошла сотрудница, Деннис воззрился на нее с такой яростью, что бедная женщина смешалась.

– Клянусь вам, доктор Деннис…

– Моя фамилия Флемминг! – загремел Деннис.

– Простите, пожалуйста. Я твердо помню, что положила несколько пачек ваших книг прямо у входа в подсобку. Ума не приложу, куда они могли подеваться.

Деннис устало отмахнулся.

Сара с удовлетворенной улыбкой протянула книгу старушке, которая и с палочкой передвигалась с трудом.

– Надеюсь, вы найдете в моей книге немало полезного, – прощебетала Сара.

– Несомненно, милочка, – с энтузиазмом откликнулась старушка.

Деннис саркастически хмыкнул.

Сара сделала вид, что не услышала.

Деннис наклонился к ней. Сара этого не видела – она старательно смотрела в другую сторону. Но тонкий, острый аромат его туалетной воды ударил ей в ноздри, и она почувствовала странную слабость.

– Только представьте себе ее физиономию, когда она дойдет до главы о сексуальных сафари! – прошептал он.

Сара приподняла брови.

– А что такого? Вы что, думаете, что все представители старшего поколения так уж привержены рутине моногамных отношений и здорового скучного секса?

– Несомненно. Жизненный опыт научил их всех, что здоровее и естественнее крепкой семейной привязанности ничего нет. Даже тех из них, кто раньше считал иначе. А от ваших рекомендаций у них скорее случится инфаркт, чем повысится сексуальная самооценка.

Она наклонилась к нему поближе. Голова у нее закружилась от его запаха, глаза сами собой закрылись. Но она тут же встряхнулась и взяла себя в руки.

– Инфаркт, говорите? – едко усмехнулась она. – Но назовите мне кончину слаще, чем остановка сердца во время головокружительного сексуального сафари!

Лицо его исказилось от негодования, и она удовлетворенно улыбнулась – именно этого она и добивалась. Он фыркнул и отодвинулся. Очень жаль, опечалилась Сара. Ей было гораздо приятнее чувствовать его рядом.

Она улыбнулась читателю, который подошел к ее столу, подписала книгу и промурлыкала:

– Вам лучше вести себя осмотрительнее, доктор Деннис. Не то я подумаю, что вы завидуете.

– Завидую?! – вскипел Деннис. – Чему же, интересно мне знать? Чему я могу завидовать? Если не считать, конечно, что мои книги пропали, а ваши нет.

Вот любопытно: еще минуту назад Линда сновала по магазину, раздавая рекламные листовки, а теперь куда-то исчезла. И Родни тоже испарился. Подозрительно, подозрительно.

Еще читатель, еще улыбка и щедрый росчерк пера под яростным взглядом Денниса.

Наконец он не выдержал.

– Вот что. Я пойду и выясню, что, черт возьми, происходит.

Сара протянула книгу очередному читателю и поспешно вскочила.

– И я пойду.

– Это еще зачем? – насторожился Деннис.

– Как зачем? Помочь, конечно, – обворожительно улыбнулась Сара. – Мне, знаете ли, очень неловко, что я так успешно рекламирую свои книги, а у вас ничего не получается.

– Неловко. О да. Так я и поверил.

Сара пожала плечами. На самом деле ее беспокоило лишь одно – как бы Родни не поймали с поличным, пока он по ее приказу перетаскивает пачки книг с места на место.

Он решительно направился к служебному входу, она за ним. Украдкой она поглядывала по сторонам, гадая, куда запропастился Родни и куда он мог засунуть пачки книг.

– Нет, вы полюбуйтесь! – бушевал Деннис. – Этот книжный червь пообещал, что отправит всех сотрудников на поиски. Вы видите хотя бы одного?

Она сделала вид, что озирается в поисках. Родни нигде не видно.

Сара решительно сложила руки на груди.

– Послушайте. В этих завалах можно спрятать целую армию.

– Верно.

Но вместо того, чтобы вернуться, он принялся азартно громоздить пачки книг одну на другую, мельком поглядывая на наклейки, и в одну секунду соорудил целый небоскреб. Башня опасно накренилась, и Сара шагнула вперед, чтобы ее удержать.

– Надеюсь, вы застрахованы на все случаи жизни? – поинтересовалась она.

– Естественно. В частности, на случай намеренного нанесения телесных повреждений, – отозвался Деннис.

– Очень остроумно, – фыркнула Сара. Она оставила книги в покое. Очень нужно ей заботиться о чужих книгах!

– Я так и думал, что вам понравится.

Тут пирамида книг угрожающе накренилась и медленно стала заваливаться вбок. Сара отскочила, столкнулась с Деннисом, потеряла равновесие и непременно упала бы, если бы крепкие руки не подхватили ее.

Она взволнованно выдохнула, пугаясь необыкновенного возбуждения, которое охватило ее, едва она почувствовала его близость. Она чувствовала себя вполне уверенно, пока между ними было расстояние. Теперь же…

Он насмешливо улыбнулся:

– Воспитанные дамы в таких случаях говорят «спасибо».

Сара замерла, не в силах шевельнуться. В сознании лениво проплыло напоминание о том, что мерзавец обручен. Но почему он держит ее в объятиях и не хочет отпустить? Она облизнула неожиданно пересохшие губы, с ужасом чувствуя нарастание знакомого сладкого волнения. И он, несомненно, тоже это чувствовал, если судить по его остановившемуся взгляду, который словно заволокло туманом. И по огню в его ладонях, жар которых она ощущала на своей спине. И по хрипотце в его голосе, когда он наконец заговорил:

– Кажется, мы пришли сюда искать мои книги.

Она кивнула, а потом вдруг выпалила:

– Ответь, зачем ты занимался со мной любовью?

Неужели она это сказала? Судя по ошеломленному выражению на его лице, да, сказала. Несколько мгновений она наблюдала за тем, как нервно перекатывается кадык на стройной шее, а потом ее прорвало:

– Я все время об этом хочу спросить, но никак не получается. Зачем ты пришел ко мне, зачем ты допустил то, что было, ведь ты не хотел, я хочу сказать. Ведь ты обручен и вообще…

Но она не смогла объяснить, что «вообще». Потому что он закрыл ей рот поцелуем, тем самым поцелуем, от которого у нее тогда захватило дух, тем самым поцелуем, с которого и начались в прошлый раз все непредсказуемые события. Те события, от которых на душе у нее осталась горечь. Сара отбросила эту мысль, потому что все, чего ей сейчас хотелось, – чтобы он никогда не отрывался от ее губ.

Она застонала и прильнула к нему ближе, набросилась на его рот, словно измученный путник на родник живительной влаги. Издавая короткие, какие-то звериные звуки, она обхватила его сзади за ягодицы и притянула к себе, стремясь почувствовать его возбуждение. О, она это сразу же почувствовала! Какой он горячий! Она совершенно потеряла голову. Ее уже не волновало, что они находятся в общественном месте, что в любой момент кто-то может войти. Она думала лишь об одном: сейчас она почувствует этот нестерпимый жар внутри! И стиснет его своей горячей, влажной плотью, и сдавит его так, что он отдаст ей свою страсть до последней капли, и тогда, только тогда она забудется в сладкой судороге…

Деннис оторвался от ее рта. Он что-то говорил. Она различила слова «безумие, чистое безумие». Но, произнося эти слова, он обеими руками сдавил ее груди, и ногу протиснул между ее бедер, пока она не почувствовала сквозь тонкие трусики грубую ткань его брюк.

Он налег на нее всем телом, и она отступала, пока не оказалась прижатой спиной к стене, сложенной из пачек книг. Сара вытянула руки и попыталась расстегнуть ремень его брюк. В голове у нее вихрем вертелись странные мысли. Я всегда хотела сделать это в библиотеке. Это, конечно, не совсем библиотека, но здесь тоже книги, и пахнет книжной пылью и типографской краской… И если закрыть глаза, то легко можно представить, что ты в библиотеке. Она закрыла глаза. Что такое с этим ремнем, она никак не может с ним справиться.

– Помоги мне, – прошептала она.

Он чуть отодвинулся, и она поняла, почему никак не могла справиться с ремнем. На нем было целых две застежки! Она беззвучно засмеялась. Надо же, мужчины тоже носят пояс верности. Она уже почти справилась с хитроумной застежкой, как вдруг он схватил ее за руку, не давая ей двинуться дальше.

– А вот и они.

Он уже забыл о ней. Взгляд его был направлен на гору книг, на которую она опиралась спиной.

– Мои книги нашлись!

Сара бессильно откинулась назад. Она слышала слова, но они никак не желали обзаводиться смыслом. Книги, при чем тут книги? В душе она взмолилась и поклялась, что никогда больше не свяжется с чужим мужчиной, только бы сейчас он забыл о своих книгах и вернулся к ней. Но Господь, очевидно, сегодня не принимал личных жалоб.

Сара едва успела отодвинуться, чтобы ей не снесло голову каким-то ящиком, который Деннис снял, чтобы извлечь из-под него свою находку. Она открыла было рот, чтобы сообщить ему все, что она об этом думает, но осеклась. Картина, которая ранее была скрыта за тем самым ящиком, теперь предстала их удивленным взорам.

– Линда! – удивленно протянул Деннис.

Стена из книжных пачек показалась им зеркалом, которое отражало их самих минуту назад. Сара подумала: как здорово, что Деннис застукал Родни и Линду, занимающихся любовью на его собственных книгах! И какое счастье, что их самих никто не застукал! Сцена была такая нелепая, что ей стало смешно. Она бы от души посмеялась, если бы не чувствовала себя такой опустошенной из-за неудовлетворенного желания. Родни засмеялся.

– Кажется, все мы пришли сюда за одним и тем же, – проговорил он.

Деннис негодующе вздернул голову.

– Мы пришли искать книги!

– И мы тоже! – согласился Родни.

Сара пожала плечами:

– Очень хорошо. На том и порешим – мы все пришли сюда искать книги.

– О, вы нашли их, – раздался из-за книжной стены радостный возглас.

Сара чуть не подскочила от неожиданности, а Деннис кивнул подоспевшей сотруднице, все еще сжимая в руках пачку книг. На лице у него уже было знакомое бесстрастное выражение, только взлохмаченные волосы еще напоминали о недавнем безумстве.

– Нашли, как видите, – с недовольной миной пробурчал он.

– Доктор Деннис, я вынуждена просить вас положить книги на место. Брать в руки товар в служебной зоне имеют право только служащие магазина.

Деннис от возмущения лишился дара речи.

– Да вы… Да если бы… Да вы их потеряли, и если бы я их не отыскал, не видать вам вашего товара как своих ушей! И потом, это не товар. Это мои книги!

– Магазин закупил их по оптовому каталогу, так что это товар, – покровительственно улыбнулась сотрудница. – Прошу вас, положите книги на место и возвращайтесь в зал. Мои сотрудники принесут вам их с минуты на минуту.

– Знаю я ваши минуты, – пробурчал Деннис, опуская пачку на место.

Сара получила мстительное удовольствие. Со скрытым злорадством она смотрела, как Деннис кипит, словно забытый на плите чайник.

– Придется подчиниться, – посоветовала Сара. – Лучше не связывайтесь с этой женщиной.

– Эта женщина – не единственная, с кем мне лучше не связываться, – сквозь зубы проговорил Деннис, с грохотом бросая пачку книг.

Сара одарила его ядовитым взглядом. Послушать его, так это она его преследует!


Десять минут спустя, сидя в кресле за длинным столом, Сара пребывала в той же растерянности. Она украдкой взглянула в зеркальце компакт-пудры на Денниса. Он сидел на другом конце стола насупившись, поджав губы, и все еще без книг.

Сара с шумом захлопнула пудреницу.

– Как хорошо, что книги нашлись, правда? Страшно даже подумать о том, что случилось бы, если бы не удалось их найти.

Он заскрипел зубами и ослабил узел галстука.

– Ничего бы не случилось. Я бы не дал тебе далеко зайти.

– О, так вот для чего ты носишь ремень с двойной застежкой! – съязвила Сара.

Удар попал в цель. Он метнул на нее испепеляющий взгляд, а затем опустил глаза на предмет беседы. Сара последовала за ним взглядом и остолбенела. Ей кажется или он так и не успокоился?

– Это подарок, – наконец проговорил он.

– Ах, подарок, – подхватила Сара. – От кого, интересно? От невесты?

Он отвел глаза и промолчал. Она приняла молчание за согласие.

Деннис обернулся через плечо и с тоской уставился на дверь с табличкой «Только для сотрудников».

– Ну что они там копаются? – недовольно протянул он.

Сара не удержалась от колкости:

– Не желаешь пойти проверить?

Он дернулся от ярости, а она с удовлетворенной улыбкой отодвинулась на свой край стола. Доктор Флемминг волен изображать из себя айсберг, но ее не проведешь. На людях он может вести себя холодно и независимо, но стоит ему оказаться с ней наедине – и готово дело, ремень с двойной застежкой – его единственная надежда.

Сара подписывала книгу для очередного покупателя, когда краем глаза заметила, что к Деннису направляется дама. Молодая, примерно одного с Сарой возраста, загорелая блондинка, по виду – адвокат или врач. Прекрасно одета, аккуратно причесана, изысканно накрашена и явно с планами сексуального сафари.

Сара со словами благодарности вручила покупательнице книгу и вновь стала рассматривать хищницу.

– О Боже, неужели вы сейчас скажете мне, что все книги уже распроданы! А я так мечтала купить вашу книгу! – чуть растягивая слова, обратилась женщина к Деннису.

Прекрасно исполнено, отметила про себя Сара.

И что она надеется найти в книге Денниса? Впрочем, в ее собственной книге эта видавшая виды обольстительница вряд ли найдет что-то новое. Такие, как она, не только уверены, что знакомы со всеми известными любовными ухищрениями. Они искренне считают, что сами их придумали!

Деннис расплылся в улыбке, демонстрируя охотнице свои очаровательные ямочки. Он наклонился к красотке и заверил:

– Сейчас должны поднести еще одну пачку. Надеюсь, вы сможете подождать минутку?

Ха-ха, еще одну пачку. Почему он не сказал «еще один грузовик»? Из скромности, наверно. Но тут она почувствовала укол совести. Еще бы! Единственная причина того, что ни одной книжки Денниса еще не купили, – она сама.

Сару вновь отвлекла покупательница. А когда она освободилась, то обнаружила, что Деннис оживленно болтает с отвратительной мисс Америка. И та умело скармливает ему пилюли соблазна, присыпанные сахарной пудрой. А этот олух принимает все за чистую монету, улыбается, рассыпается в любезностях. Нет, ей это не нравится, решительно не нравится.

– Прошу извинить меня, – вмешалась Сара в задушевную беседу, – но у вас такое прелестное колье! Где вы купили такую чудесную вещь?

И она бросила победоносный взгляд на Денниса. Бедняга, похоже, не знает, что существует тема, которую женщины обсуждают еще с большим удовольствием, чем секс, – тряпки и украшения.

Следующие несколько минут, пока Сара выслушивала замысловатую историю цепочки случайностей, которые привели к приобретению чудесной вещицы (выслушивала с удовольствием, надо сказать, потому что колье действительно ей понравилось), лицо Денниса постепенно скучнело и мрачнело. И когда наконец перед ним разложили долгожданные книги, он без лишних слов подписал для блондинки книгу и распрощался с ней. Довершило удар то, что красотка заодно приобрела и Сарину книгу.

Прошло немало времени, пока Сара и Деннис оказались одни. Но Сара не забыла о своем решении выведать, насколько серьезно Деннис относится к своей помолвке. И еще: были ли и раньше в его жизни случаи, когда он нарушал свои принципы, или Сара была единственная? На эту мысль ее натолкнула его милая воркотня с читательницей. Ведь и раньше он мог подвергаться атакам со стороны охотниц за мужчинами!

– Ну так расскажи мне о своей жене, – попросила Сара, аккуратно складывая книги в стопку.

Может, и не самый удачный способ начать разговор. Но он отвел глаза, а это почти ответ.

– Я пока не женат, – промолвил он, опасливо поглядывая на Сару.

– Да, но ведь у тебя серьезные намерения? – подсказала Сара. – Значит, ты практически уже женат.

Он нервно ослабил галстук и подергал свой воротник.

– Что ты можешь знать о серьезных отношениях! – едко поддел он Сару.

Ей захотелось самой схватить его за воротник и встряхнуть хорошенько.

– Ты имеешь в виду тот вечер? Или то, что случилось только что в подсобке? Судя по этим двум ситуациям, мне известно о серьезных отношениях не меньше, чем тебе.

– Это удар ниже пояса.

– Думаю, ты его заслужил.

– Точно.

Она пристально на него посмотрела. Он действительно жалеет о том, что произошло! Он нарушил свои обеты, и его из-за этого гложет совесть. Но почему он это сделал? Почему забыл о принципах, которые для него так важны?

Сара задумчиво переложила с места на место книги.

– Знаешь, поскольку ты обручен, тебе не стоит любезничать со всякими посторонними девицами, которые строят тебе глазки. Это мой тебе дружеский совет.

– Я и не думал, что ты строила мне глазки.

Она окатила его ледяным взглядом.

– Кто говорит обо мне? В том, что произошло между нами, я виновата так же, как и ты. Я имела в виду эту… мисс Америка.

Он сосредоточенно сдвинул брови, раздумывая, потом удивленно вздернул их вверх.

– Да нет, не может быть. Не беретесь ли вы утверждать… Да ты что, думаешь, что эта прелестная молодая женщина имела на меня виды?!

– Еще как имела!

– Прошу тебя впредь воздерживаться от нелепых выводов. Она любезно поддерживала разговор, ожидая, пока принесут мои книги.

– А-а, разговор. Да-да, конечно, – насмешливо протянула Сара.

– Неужели так трудно поверить, что ее интересовала только моя книга?

– Трудно, – нахально заявила Сара. – Почти невозможно.

Но он не разозлился, а неожиданно весело засмеялся. От его смеха у нее чуть засосало под ложечкой и по спине побежали мурашки. Все-таки у него необыкновенное обаяние.

– Ты говоришь, как самая настоящая конкурентка.

– Ничего подобного. Я говорю как женщина. Любая женщина сразу почувствует, если кто-то начинает любовные игры. А у этой на лице были написаны ее намерения.

– Вот как, а я и не заметил. Но как ты можешь так уверенно говорить за всех женщин?!

– Спроси свою невесту, – пожала плечами Сара. – Я уверена, она скажет тебе то же самое. Просто мужчинам не хватает тонкости, чтобы разобраться в таких вещах.

– Неужели?

– Это общеизвестный факт.

– И научно доказанный?

– Не будь занудой.

Он задумчиво защелкал своей шариковой ручкой.

– А знаешь что? Если бы я не был уверен в том, что это совершенно невозможно, я бы подумал, что ты ревнуешь!

– Ревную?! Я?! Да я вообще не способна на ревность!

– Каждый из нас способен. На то мы и люди.

– В таком случае я инопланетянка.

У него в глазах заплясали искорки иронии. И она поймала себя на том, что никак не может отвести взгляд от его глаз.

Она одернула себя. В конце концов, он практически уже женатый человек.

– И все же. Ведь ты не будешь отрицать, что во время этих рекламных поездок тебе приходилось сталкиваться с откровенными предложениями?

– Ты, наверное, тоже не станешь этого отрицать? – ответил он вопросом на вопрос.

– Нет, не буду. Но ты уходишь от ответа. А как твоя невеста относится к соблазнам, которые таят в себе рекламные поездки?

Он опустил глаза. Интересно, подумала Сара, едва речь заходит о его невесте, как он опускает глаза. К чему бы это? Может, потому, что он чувствует перед ней вину? Или потому, что собирается ей во всем признаться?

– А как ее зовут?

– Что-что?

– Твою невесту как зовут? У нее ведь есть имя? Или она всем представляется как будущая миссис Деннис Флемминг?

Вот опять. Он просто отводит глаза!

– Ты так странно себя ведешь, что напрашиваются выводы. Подожди, я сама догадаюсь. Так. Ты что, уже женат?

От одной этой мысли ей стало нехорошо. Узнав, что он обручен, она места себе не находила. Но переспать с женатым человеком…

– Ее зовут Изабель. И мы пока не женаты. – Прошла целая вечность, прежде чем он ответил.

Сара испустила вздох облегчения.

– Строго говоря, – продолжал Деннис, – мы даже еще не обручены. Я собирался сделать предложение через неделю.

Сара уставилась на него в немом изумлении, словно у него вдруг выросла вторая голова.

– Что такое? – забеспокоился Деннис. – Ты же сама признала, что я все равно что женат.

– Когда я думала, что ты обручен… Ты представляешь себе, какой это был шок для меня? Как я терзалась из-за того, что произошло между нами? Как я обзывала себя всеми словами из обихода грузчиков, и мне этого казалось мало? Как я считала себя чуть ли не разрушительницей домашнего очага?

– Послушай, Сара, какое это имеет значение? Это ведь просто слова. Обручен, собираюсь обручиться через неделю…

– Слова?! – сорвалась она на крик. – Но очень важные слова! Плюс назначенная дата свадьбы. Плюс список гостей. Плюс авиабилеты для свадебного путешествия. Плюс ссуда для покупки чудесного семейного дома с аккуратным газончиком.

Сара не заметила, как к ним подошел Родни с чрезвычайно озабоченным лицом. Слишком увлечена она была, стараясь облить Денниса грязью, которую он, по ее мнению, совершенно заслужил.

– Ну что, Сара, какова прибыль? – вмешался Родни.

Сара повернулась к нему, готовая обратить свою ярость на нерадивого помощника.

– Нет-нет, погодите, сначала я скажу.

Сара выжидающе посмотрела на него, краем глаза отметив, что Линда тихонько прокралась за кресло Денниса. Подозрительно. Что они затевают?

– Мы заметили, какое необыкновенное взаимопонимание сложилось между вами, – начала осторожно Линда.

Сара угрожающе прищурила глаза.

– Линда имеет в виду, – поспешно перебил Родни, – что ваши совместные выступления пользуются большим успехом. Мы проконсультировались с издателями и решили, что ко взаимной выгоде будет объединить наши дальнейшие программы.

У Сары перехватило дыхание, на лбу выступили бисеринки пота. Краем глаза она заметила, как Деннис, вытаращив глаза, нервно дергает себя за галстук.

9

Боже Всевышний, пошли мне силы прожить еще десять дней рекламного турне.

Несколько часов назад Деннис узнал, что оставшиеся дни им с Сарой придется работать вместе, бок о бок. Но пока у него в голове это не укладывалось. Они пообедали вместе с Сарой, Линдой и Родни, но ситуация не прояснилась. Стало только хуже. Едва Сара, прикончив тарелку поджаренных на гриле ребрышек, принялась облизывать пальцы, один за другим, он чуть не потерял сознание от непреодолимого желания. Вот и теперь, сидя в гостиничном номере и пытаясь сочинить хоть что-нибудь для своей еженедельной колонки, он с ужасом думает о том, через какой ад ему предстоит пройти, каждый день встречаясь с Сарой. Возможно, оставаясь с ней наедине.

Деннис в который раз переложил подушки, потом выпрямился в постели и взял с тумбочки книгу. Книгу Сары. Глава пятая – сексуальные сафари. Бегло пролистав несколько страниц, он понял, что его тело отзывается на прочитанное гораздо быстрее, чем мозг. Неукротимые желания заведут его неизвестно куда, если он немедленно не возьмет себя в руки.

Следующий пункт в их программе – Балтимор. На следующий день – Мемфис, потом на два дня – Лос-Анджелес. После этого он на два дня попадет домой, в Сан-Франциско. А после этого – вновь дорога.

Перед его мысленным взором всплыло лицо Сары. Как она вспыхнула, услышав, что их программы объединяют… Что-то такое было в выражении ее лица… Он откинулся на чересчур мягкие подушки. Что ж, если ему удастся избежать мыслей о сексе, то все будет в порядке. Он усмехнулся. Можно подумать, Сара дает ему возможность подумать о чем-то другом!

Она сказала, что мысль о том, что он почти женат, заставила ее переживать. Не лукавила ли она? Нет, конечно, нет. Ее взрыв был такой искренний. И это ставит под сомнение все то, чем казалась или хотела казаться эта раскованная, независимая, уверенная в себе женщина. Она, наверное, права, мужчины недостаточно тонки, чтобы быстро разобраться в тех безмолвных сигналах, которые посылают им женщины. Вот и он, кажется, кое-что не разглядел в Саре.

Вот когда она была в душе и струйки воды сбегали по гладкой коже, лаская… Стоп! Нельзя думать ни о чем сексуальном! Одно хорошо – сегодня ему не угрожают никакие соблазны со стороны обворожительной Сары Мэрфи. Родни сразу после обеда посадил ее на самолет в Балтимор. Денниса удивили две вещи. Во-первых, почему они все не полетели, раз уж их программы совпадают. Во-вторых, почему Родни не полетел с Сарой. Но Деннис перестал удивляться, когда Родни объяснил, что Сара родом из Балтимора и хочет поскорее попасть домой.

Он с треском расправил книгу на коленях, почти разломив ее пополам, и попытался сосредоточиться.

Пожалуй, придется отдать доктору Мэрфи должное. Даже при поверхностном просмотре было ясно, что Сара умеет прекрасно организовать материал. Очень часто в книгах по психологии выпирает самодовольное «Я» исследователя. В этой книге, начиная с названий глав и заканчивая библиографией, все было очень продуманно и четко структурировано.

Он нашел главу про сексуальные сафари. Так, посмотрим… О нет. Деннис немедленно забрал назад все комплименты. То, что она умеет подать материал, конечно, прекрасно, но само содержание… Она что, действительно считает, что единственный способ найти себя в сексуальном смысле, научиться не бояться своего тела, не стесняться разговаривать с партнером о своих сексуальных желаниях – устремиться в сумасбродные сексуальные приключения? Анонимный секс, так она это называет. Но ведь сексуальное притяжение невозможно без эмоций, а чувства обязательно приведут вас к заботе об удовлетворении своего партнера. Но все это Сара отбрасывает, призывая читателя наслаждаться сексом ради самого секса.

Следует признать, что, в отличие от него самого, Сара в точности последовала своим собственным принципам тогда, в гостиничной кухоньке. Она избегала любых разговоров на личные темы, строго придерживаясь профессиональной беседы. Как она указывает в своей книге, чем меньше вы будете знать о своем партнере, тем лучше. Он, разумеется, тоже избегал опасных тем, но только ради собственного спасения.

Кроме того, она никак и ничем не выдавала своих намерений. Она словно плыла по течению, предоставляя обстоятельствам сложиться так, как выйдет. И чтобы она в любой момент могла передумать и отказаться от секса.

Если бы только она это сделала вовремя! Он бы теперь не ворочался в постели, не в силах заснуть.

Потом, его совершенно поразило в ней полное отсутствие комплексов.

Он откинул голову и постучал ею о стену. Не очень сильно, но ощутимо. Как иначе избавиться от волнующих воспоминаний о ее руках, готовых овладеть его возбужденной плотью, о ее губах в миллиметре от нее? О, одно движение ее горячего дерзкого языка заставило бы, его содрогнуться в сладком бурном экстазе. А как она распростерлась перед ним с поднятой юбкой, раскрывшись и приглашая его проникнуть глубже, и груди ее покачивались от каждого его движения…

Деннис застонал. Что за наваждение! Он почувствовал, что его член наливается силой. Нужно избавиться от этих фантазий. Если бы это были фантазии! Это воспоминания. И нужно немедленно изгнать их из памяти, если он рассчитывает идти по жизни рука об руку с Изабель.

При мысли об Изабель преступное желание сразу же улеглось. Деннис несколько минут прислушивался к звуку радио, прослушал прогноз погоды, потом новости с Ближнего Востока. Вот теперь он спокоен. Так, о чем он думал? Да, о советах Сары. Первое, никаких разговоров на личные темы. Второе, следовать зову природы. Третье, никакого стеснения и стыда. Пунктом четвертым значилось: после связи нужно немедленно выкинуть все из памяти и не позволять себе никаких контактов с жертвой сексуальной охоты.

Деннис захлопнул книгу. Вот с четвертым пунктом она просчиталась. Все пошло не по плану. У них не только продолжились контакты, им придется видеть друг друга еще много дней.

Хотя эта перспектива смущала и пугала, не это больше всего беспокоило его в пятой главе. Нет, совсем не это. А то, как она характеризовала участников сексуального сафари. Да-да, она употребляла такие термины, как охотник и жертва. И он должен был признать, что сам с радостью сыграл роль дичи в ее сексуальной охоте.

Он отшвырнул книгу и закутался в одеяло. Он не сомневался, что сновидения его будут полны бешеной погони, запаха дымящихся ружей и вкуса податливой теплой плоти. Но почему-то его это больше не пугало.


Ничего нет лучше прохладного осеннего заката, если хочешь дать отдых измученной душе. А ее душа была измучена до предела, измотана вопросами, которые лишали аппетита и сна.

Она, конечно, не даст себе умереть от голода, но никогда больше не станет есть с тем озорным удовольствием, с каким она поглощала ребрышки, облизывая пальцы, во время последнего обеда с Деннисом. И прогулка по речному берегу – то, что ей сейчас нужно. Особенно после визита к родителям.

Вообще-то Сара, склонная к грандиозным проектам, немедленно после получения чека от издательства купила роскошный блок в престижном жилом комплексе, в хорошем районе, недалеко от родительского дома. Купила и решила заново его отремонтировать и перепланировать. Подрядчик обещал управиться с ремонтом за три недели, а Сара отправилась в рекламное турне, рассчитав, что к концу ее поездки все будет готово. И вот она в родном городе, а жить ей пока негде. Но не беда, она всегда могла остановиться у родителей, в своей старой комнате.

Чего она не предполагала, так это того, что мать отыщет ее во время поездки и захочет поделиться с ней своими личными переживаниями. Что она решится открыться родной дочери и впустить ее в свою личную жизнь.

За весь вечер, ни во время коктейля, ни во время ужина, мать не допустила ни малейшего намека на семейные неполадки. Она даже не намекнула на то, что у них с Сарой был телефонный разговор. Не в присутствии мужа, ни в коем случае! Но тот минутный телефонный разговор все равно сыграл свою роль. Теперь Сара ни минуты не могла не думать о том, что у родителей не все в порядке, невольно искала скрытые знаки, следила за малейшими оттенками разговора.

Интересно, мама не преувеличивала, когда сказала, что у них с отцом несколько месяцев не было секса?

На первый взгляд ничего не изменилось. Вот отец спокойно сидит в своем кресле, а мама сначала присела на подлокотник, а потом перебралась в кресло рядышком. И разговаривали они, как и раньше, о вещах хорошо знакомых. Работа, погода, политика, ни намека на ту тревогу, которая так явственно ощущалась во время телефонного разговора. Правда, она не имела представления о полноте сексуальной жизни для ее родителей. Насколько она могла предположить, для мамы это было лишь эпизодическим исполнением супружеских обязанностей. Впрочем, вполне возможно, что сексуальная жизнь у них была настолько бурная, что приходилось опасаться за дорогую мебель в спальне. Кто знает…

Сара вздохнула. Итак, в течение вечера мама ни словом не обмолвилась о том, что ее тревожило. Она выбрала момент, когда Сара устроилась под одеялом и почти справилась со своей бессонницей.

– Сара? Сара, ты еще не спишь?

Какое-то время Сара притворялась, что спит, но потом обреченно поняла, что мама настроена решительно. Она покорно открыла глаза. Мама уселась на краю ее кровати и снова рассказала всю историю. Сара послушно выслушала, хотя все это уже знала из телефонного разговора. Но что она могла посоветовать? Не отправлять же маму в сексуальное сафари, чтобы она могла разобраться в своих сексуальных пристрастиях и оживить супружеский секс! Почему-то теперь те советы, которые она уверенно предлагала своим читательницам, перестали казаться абсолютно верными.

– Мама, а ты не пыталась просто поговорить с ним?

Мама была шокирована.

– Женщины моего поколения не заводят разговоры на такие… деликатные темы.

– Что ж, может быть, тебе следует стать первым исключением. Потом, чего ты боишься? За столько лет у вас должны были сложиться доверительные, прочные отношения. Не это ли основа счастливого брака?

Что она такое городит? Это не из ее книжки. Такие слова вполне мог бы произнести доктор Флемминг.

Она хорошо знала, что маме совсем не понравился ее совет. Вполне возможно, она выбросила его из головы немедленно, как только покинула спальню дочери. По крайней мере, Сара на это надеялась. Думать о том, что ее консервативные родители обсуждают свои сексуальные неудачи, – это не прибавит ей душевного покоя.

Но в последние дни она и так не знала душевного покоя. Она и припомнить не могла, как беззаботна она была до выхода книги, до встречи с Деннисом, до разлада в семье родителей. Наверное, это было здорово.

Но то время уже не вернешь, как бы она ни пыталась. Идиллия закончилась.

Мимо пробежал трусцой мужчина. Уже немолодой, лет пятидесяти с лишним. Он помахал ей, она улыбнулась и помахала в ответ. Ох, как бы ей хотелось сейчас пробежаться, почувствовать напряжение мышц, ощутить, как волосы развеваются за спиной. О чем она думает? Да она и двадцати метров не пробежит, согнется, задыхаясь, пополам и станет хватать ртом воздух. Она уже давным-давно решила про себя, что тише едешь – дальше будешь и что ходьба – это почти то же самое, что бег. Она также знала, что забивать голову мрачными мыслями – не значит решать сложную проблему. Иногда чем больше думаешь, тем дальше ты оказываешься от правильного решения.

Надо двигаться к дому, как бы ни хотелось ей вместо этого снять номер в отеле. Как раз сейчас Консуэла накрывает стол к ужину. Если учитывать, что после тех ребрышек она маковой росинки во рту не держала, хороший ужин ей не повредил бы. Но есть все равно не хочется. Слишком много тревожных мыслей ее одолевает. А если вспомнить, что Родни завел с Линдой какие-то таинственные отношения, то оснований для тревоги еще больше.

Вначале она была признательна Родни за то, что он организовал для нее выступление в утренней информационной программе. Ведь это значило, что ей не придется утром встречаться с матерью. Но когда она появилась в назначенное время в студии, оказалось, что Деннис тоже участвует в программе.

Она не могла бы твердо сказать, чего ей хотелось меньше – разговаривать с матерью или находиться в студии вместе с Деннисом. Выбор между молотом и наковальней.

Деннис, впрочем, выглядел не более счастливым, чем она. По крайней мере, до тех пор, пока он не поговорил с пожилым консервативным ведущим программы и не выяснил, что их взгляды на сексуальные проблемы полностью совпадают. Деннис тут же задрал нос и стал разговаривать с ней весьма самоуверенно. Сара подумала было, что неплохо было бы сообщить зрителям, что у этого ведущего не было секса лет десять, а также указать на явные признаки его гомосексуальности, но потом передумала. Ведущий и без того о ней невысокого мнения. Впрочем, какое ей дело? Почему ее так заботит, что подумает о ней этот пожилой недалекий мужчина? Что она, заброшенный подросток, тоскующий по родным в дорогой закрытой школе? Или все-таки ее гложет обида за то, что Деннис практически выставил ее из номера, наскоро удовлетворив свою похоть?

Она вздохнула. Ее знаменитое чувство юмора в последнее время не выручает ее.

Не подстегнуло ее и то, что мама наверняка смотрит программу вместе со своими приятельницами. Сара представила себе компанию благообразных леди, собравшихся вокруг телевизора с тонкими фарфоровыми кофейными чашечками в руках. Раньше Сара порезвилась бы вовсю, заставила бы воспитанных в старых традициях дам хвататься за сердце. А сейчас что-то не хочется.

По этой же причине она отказалась от лекции в загородном клубе. Если этот ведущий и мамины приятельницы для нее сегодня – пугающая аудитория, то можно только представить, что ожидало бы ее на лекции! Кроме того, Деннис преподаватель, лекции – его стихия, вот пусть он и выступает.

Трусиха, лениво подумала она. Ага, и ничуть не стыжусь этого.

Родни, конечно, был недоволен, и это пока что было единственным светлым моментом. Но она предпочла провести остаток дня, изводя придирками подрядчика, чем отдаться на растерзание чинных старух.


Казалось, в одно мгновение наступила ночь. Сумерки сгустились настолько, что она с трудом различала дорогу. Вынув руки из карманов, Сара вытянула их вперед и медленно двинулась к дому, надеясь не растянуться и не свернуть себе шею.

Добравшись до входной двери, она сняла туфли и пробралась в свою комнату, чтобы переодеться. Джинсы были все в пыли, а к одной брючине пристало что-то ужасно противное и вонючее. Если мама что и порицала больше, чем опоздания к столу, то только неопрятный внешний вид.

Она разделась и быстро приняла горячий душ. Потом положила на кровать чемодан, который она так и не удосужилась распаковать, и раскрыла его. Вот досада. Ничего приличного и чистого не осталось. Она же не может надеть к семейному ужину ничего из тех броских вещей, которые ей пришлось приобрести, чтобы соответствовать придуманному для нее образу. Надо было еще вчера разобрать вещи и загрузить грязное в стиральную машину. Она обвела глазами комнату. Во встроенных шкафах наверняка сохранилось что-нибудь из ее прошлой жизни. Она с интересом нырнула в недра огромного шкафа.

Господи помилуй! Мама сохранила каждую пижаму, каждый носок, каждую ленту для волос, которые она когда-либо носила. Сара прижала к груди старую теннисную майку и прикрыла глаза. Странное чувство овладело ею. Она и сейчас та же упрямая своевольная девочка, которая только и думает, как бы насолить старшим. И которую никто не любит.

– Сара! – донеслось из-за дверей.

Сара вздрогнула. И теперь, годы спустя, требовательный голос матери оказывает на нее то же действие. Она опаздывает к ужину, и мама недовольна.

Сара схватила первое, что ей попалось под руку. Льняное платье, которое спереди застегивается сверху донизу на длинный ряд пуговиц. Милое платье, если подумать, но Сара, помнится, никогда его не носила. Потому лишь, что выбрала его мама. Надену это, решила Сара, мама будет рада. Она быстро влезла в платье. Застегнула пуговицы. Нижние лучше не застегивать, отметила она. За эти годы Сара несколько раздалась в бедрах, но если пуговицы расстегнуть, это не будет заметно. А когда она сядет за стол, можно будет расстегнуть еще пару пуговичек снизу. Под скатертью никто не заметит, а она хоть сможет быть спокойна, что платье не треснет по швам.

Сара выскочила на лестницу и буквально столкнулась с матерью нос к носу. О нет, только не сейчас! Чего ради тогда она бродила по темной набережной, пытаясь отгородиться от семейных проблем!

– Мама, – тщательно подбирая слова, начала Сара. – Мы обязательно продолжим нашу маленькую дискуссию, но сейчас не самый подходящий момент. Папа ждет нас к ужину.

– Дискуссию? – удивилась мама. – А-а, поняла. Конечно. Я не за этим к тебе поднялась. Пойдем скорее, у меня для тебя сюрприз. Надеюсь, ты обрадуешься.

Сару охватили самые недобрые предчувствия. И она не обманулась.

10

Деннис Флемминг сидел за обеденным столом семейства Мэрфи, словно аршин проглотил. Время от времени он украдкой поглядывал на Сару, которая сидела напротив, и вид у нее был такой, словно она столкнулась с привидением.

Нет, он не привидение, он всего лишь беспечный мотылек, накрепко схваченный лепестками хищного растения. Когда эта холеная дама обратилась к нему после лекции в загородном клубе, он не в силах был отвертеться. Она уверенно направила его в свой роскошный лимузин вместо заказанного и уже ждущего его такси, а потом, доставив сюда, усадила за стол. И все это, ни на шаг не отступив от правил хорошего тона.

– Так забавно получилось, – говорила теперь миссис Мэрфи. – После того, как мы с Адель посмотрели утреннюю программу, она пригласила нас всех в свой загородный клуб на семинар. Мы рассчитывали, что у тебя, Сара, будет возможность как-то подправить свою репутацию, я потому и поехала.

При упоминании имени Адель миссис Мэрфи выразительно взглянула на Сару.

– Конечно, я и представить себе не могла, что ты просто-напросто откажешься от выступления. – Она отпила глоток вина. – И в очень неуклюжей форме, кстати сказать. Нужно было хотя бы сказать, что заболел кто-то в семье.

Сара удивленно подняла брови.

– Но эту ложь мгновенно бы разоблачили, едва только ты появилась бы в клубе.

– Я не имела в виду, что больна я!

– Но ты сразу же дала бы понять, что никто другой также не болен.

– Тебе нужно было просто меня предупредить. Но, я вижу, ты сегодня в своем обычном расположении духа.

И Деннис не сомневался, что сегодня у Сары есть причина быть в дурном настроении – он сам. Он медленно и аккуратно положил себе в тарелку рис и передал блюдо крупному, темноволосому, симпатичному мужчине – доктору Ричарду Мэрфи. Как выяснилось, он один из самых популярных специалистов по косметическим операциям на Восточном побережье. Передавая блюдо, Деннис макнул кончик галстука в какую-то рыбу. Украдкой озираясь, он поспешно промокнул жирное пятно льняной салфеткой. Кажется, никто не заметил. Сара со злостью и отвращением ковыряется в своей тарелке, доктор Мэрфи с улыбкой поглядывает на жену, которая распространяется о том, что она впервые попала в этот клуб и как там чудесно.

Деннис чувствовал себя неловко, невольно заглянув за ту черту в жизни Сары, за которую она по своей воле не впустила бы его. По ее раскованным манерам, по ее свободным взглядам он предполагал, что она принадлежит к небогатому среднему классу, причем к той его части, которая не слишком-то считается с общепринятыми нормами. Как его собственные родители, например. К его удивлению, оказалось, что семья Сары – оплот консерватизма. Впрочем, чему он удивляется, его собственные родители часто говорят, что его им подбросили: у них просто не мог вырасти такой старомодный, правильный, скованный условностями сын.

Что касается родителей Сары, они явно думали, что их дочь – нечто среднее между падшей женщиной и шарлатанкой от медицины. Но ведь и он недалек от этой мысли, правильно? Что означает, что он и родители Сары – единомышленники. Но этот вывод ему совершенно не понравился. Он взглянул на Сару. Она говорила с матерью, теперь спокойнее и эмоциональнее, после того как оправилась от шока, вызванного его внезапным визитом. Деннис размышлял о том, что он, специалист по человеческим характерам, встает в тупик, когда дело касается Сары. Она заставила его ошибиться не только в мелочах. Теперь ему нужно пересмотреть позицию в целом.

Он прислушался к рассказу миссис Мэрфи. Все еще про клуб.

– Дорогая, ты так никогда не доберешься до сути, – вдруг вмешался доктор Мэрфи.

От Денниса не укрылся удивленный взгляд Сары, Еще один штришок. Похоже, у отца и дочери непростые отношения. Неудивительно, если сопоставить круг общения этой семьи со стремлением дочки подарить миру полную сексуальную раскрепощенность.

Видимо, мать служит между ними чем-то вроде буфера. Она – опора мира в семье. Какого мира – еще вопрос. Только вспомнить несколько завуалированных, но весьма болезненных уколов, которые она нанесла дочке.

Но вот что удивительно – они все ему очень понравились. Он чувствовал себя не чужим за этим столом. Как часто бывает в сложных семьях, разность характеров сплачивала этих людей, а не отталкивала. Между ними была тесная связь, общность, о которой они сами, возможно, даже не подозревали. У него странно кольнуло в душе.

Дело в том, что он так и не познакомил Изабель со своими родителями, хотя с ее родителями был знаком и много раз был зван на разные семейные торжества. Интересно, что сказала бы по этому поводу Сара? Нет уж, лучше не спрашивать.

– Суть моего долгого рассказа, – наконец подошла к завершению миссис Мэрфи, – состоит в том, что, едва я убедилась, что у Денниса нет никаких планов на вечер, я немедленно пригласила его сюда.

Все взгляды неизбежно обратились на Денниса, а он смущенно закашлялся и расплескал вино. Сара пристально смотрела на него, и он вынужден был дать пояснения.

– Ваша мама была очень настойчива. Правда.

Что это за огоньки в ее непроницаемых глазах? Деннис надеялся, что она ему поверила. Доктор Мэрфи, по крайней мере, поверил, потому что он засмеялся:

– О да. Нам с Сарой хорошо известно: если наша мама приняла решение, лучше сразу сдавайтесь.

Сара тоже улыбнулась:

– Если мамочка наметила жертву, той не уйти.

Деннис тоже засмеялся, а миссис Мэрфи ничуть не рассердилась. Видно было, что в этой семье частенько и с удовольствием пикировались друг с другом. Но тут миссис Мэрфи сказала такое, отчего Деннис вновь закашлялся, причем на этот раз без помощи вина.

– Что же делать, раз мне досталась такая упрямая дочка. Раз сама она против замужества, кто-то должен о ней позаботиться.

Доктор Мэрфи поднялся, обогнул стол и похлопал Денниса по спине.

– Ну как вы, в порядке? – улыбаясь, осведомился он.

Деннис затравленно кивнул. Доктор Мэрфи вернулся на свое место, а Деннис решил, что лучше всего просто игнорировать намеки миссис Мэрфи. Надо же, она считает его подходящим мужем для Сары.

– Значит, миссис Мэрфи, вы посмотрели сегодня утреннее шоу, – светским тоном начал Деннис. – Ну и как вам понравилось?

Деннис опустил руку в поисках салфетки, но ее не оказалось на коленях.

Миссис Мэрфи улыбнулась. Улыбка у нее была прелестная. Не сразу Деннис понял, что она просто очень похожа на улыбку Сары.

– Мое мнение – у вас все прекрасно получилось, – заявила она. – Вы так хорошо беседовали с ведущим. И, знаете, мои приятельницы тоже считают, что вы одержали победу.

– Это не дебаты, мама, – возразила Сара. – Мы не спорили с Деннисом.

– Нет? А впечатление было такое, что спорили. И должна сказать, не мне одной твои свободные взгляды на… продолжение рода кажутся вызывающими.

– Говори «секс», мама. Так короче.

На Денниса больше не смотрели, так что он наклонился, чтобы достать упавшую салфетку из-под стола. Первое, что он увидел, были длинные стройные ноги Сары. Туфли она сбросила, чтобы чувствовать себя удобнее, а пуговицы на длинном узком платье расстегнула почти до…

Достаточно, чтобы он мог увидеть ее черные кружевные трусики.

У него все закружилось перед глазами. Вот она стоит под душем, и теплые струйки стекают по ее шее на высокую полную грудь и на плоский живот, исчезая в рыжеватых завитках внизу. Вот она на кухне в его номере, повернулась к нему спиной, наклонилась, подняв попку, и он стягивает с нее такие же черные трусики…

Он заметил, что разговор за столом стих. Сара приглушенно вскрикнула и свела бедра. Он схватил свою салфетку и выпрямился.

– Я обронил салфетку, – смущенно пробормотал Деннис.

Он боялся взглянуть на Сару. Услышал только, как она с грохотом отодвинула стул и произнесла.

– Большое спасибо. Я сыта. Пойду к себе.

– Но еще даже десерт не подавали! – воскликнула миссис Мэрфи. – Консуэла сегодня приготовила твой любимый вишневый мусс.

– Я позже поем. Извините.

И она пулей вылетела из-за стола, на ходу одергивая узкое платье и бормоча что-то по поводу срочной стирки.

– Ричард! – Миссис Мэрфи беспомощно обернулась к мужу.

Доктор Мэрфи сокрушенно пожал плечами.

– Ну что я должен, по-твоему, сделать, дорогая? Она ведь уже взрослая женщина. Я не могу приказать ей сидеть за столом, если ей не хочется.

Миссис Мэрфи взглянула на Денниса, который готов был сквозь землю провалиться.

– Но у нас гость!

– Вот именно, дорогая, – кивнул доктор Мэрфи. – И не кажется ли тебе, что мы заставляем его чувствовать себя неловко, продолжая этот разговор?

Миссис Мэрфи выпрямилась.

– Знаешь, у нее это от тебя. Это… это нестерпимое упрямство…

Деннис поднялся.

– Большое спасибо. Ужин был чудесный. С вашего позволения, пойду к себе.

Он не был уверен, что кто-то обратил внимание на его слова – супруги были заняты выяснением того, на кого из них Сара больше похожа и каковы генетические истоки ее несносного поведения. Деннис с трудом удержался, чтобы не сказать: по его мнению, Сара не похожа ни на одного из них. Она уникальна на все сто процентов.

Деннис отправился в свою комнату. По пути ему попалась миловидная служанка. Он поинтересовался, нет ли в доме чистящего средства, чтобы вывести жирное пятно с галстука. Девушка пришла в изумление оттого, что Деннис собирается чистить свой галстук сам, но все же сказала, где найти порошок. Деннис отправился вниз по лестнице.


Сара прижалась лбом к стене. Здесь, в подвальном помещении, стены такие холодные. А ей надо немного остудиться. Теперь, по прошествии времени, эпизод за столом казался ей необыкновенно волнующим. И надо же ему было уронить салфетку именно тогда, когда она в небрежной позе, расстегнув юбку, невольно демонстрировала свои прозрачные трусики! Он, наверное, вообразил, что она делает это нарочно. Ну и что? Судя по тому, как он стукнулся головой о крышку стола, на него стриптиз произвел большое впечатление. Интересно, что он чувствовал? Не хотелось ли ему поднять ее юбку еще выше, как тогда, в гостинице, а потом одним движением сдернуть прозрачный лоскуток материи?

Какая разница. Он никогда не признает, что его постоянно тянет к ней. По крайней мере, не скажет об этом словами, хотя его тело постоянно выдает его тайные желания! Но для нее этого недостаточно. Она не собирается быть для него палочкой-выручалочкой. Сара поморщилась. События развиваются слишком односторонне. Все складывается в зависимости от того, захочет ли Деннис. А ей хочется самой иметь право голоса в их отношениях. В каких отношениях? – одернула она сама себя. Нет никаких отношений, они просто разок переспали. У нее было удачное сафари. Да нет, вздохнула она, совсем не удачное. После удачного сафари женщина не мучается бессонницей, вновь и вновь желая своего случайного партнера.

Ну вот она и произнесла эти слова. Она хочет Денниса Флемминга, и одной ночи ей мало. Ей и двух ночей мало, и трех. Ей вообще мало ночей. Ей хочется полных, прочных, тесных отношений. Ей хочется обсуждать с ним книги за обедом в уютном французском ресторанчике. Ей хочется сдернуть с него этот нелепый панцирь консерватизма, которым он почему-то прикрывается от жизни. Ей нужно узнать, для чего он носит этот панцирь. Ей хочется испробовать с ним каждую позицию Кама Сутры, а когда книжка закончится, начать все заново. А когда наскучит Кама Сутра, придумать свое.

Она что, хочет невозможного? Приходится признать, что да.

Сара со вздохом подняла крышку стиральной машины и принялась укладывать туда вещи. Сначала белье. Она сняла и те трусики, что были на ней. Ничего, они постираются в момент, а высохнут еще быстрее. Зато дольше не придется возиться со стиркой.

– Какой огромный подвал! – раздался за спиной знакомый голос.

Сара похолодела. Ей захотелось самой залезть в стиральную машину. Он, наверное, видел, как она снимала трусики! Она медленно повернулась. Во рту у нее пересохло. А он стоял, опираясь рукой о косяк, и улыбка у него была такая дразнящая!

Ворот рубашки у Денниса был расстегнут, а галстук он сжимал в руке.

– Мне нужно почистить галстук. Прелестная сеньорита отправила меня сюда.

– А где мои родители? – хрипло прошептала она.

– Я запер их в шкафу, – засмеялся он. – За обеденным столом, где же им быть. Обсуждают различные нарушения обеденного этикета. По-моему, они даже не заметили, что я ушел.

Сара повернулась к шкафчику, где хранились чистящие средства. Перебирала флаконы, пока не наткнулась на пятновыводитель.

Молча разложила галстук на крышке стиральной машины и залила пятно жидкостью. Потом взяла губку и стала тереть запачканное место. Как странно, думала она. Не я ли всегда горой стою за то, чтобы мужчины сами занимались своим грязным бельем? А сама чищу чужой галстук, причем меня об этом даже не просили.

Она глубоко вздохнула. Как приятно от него пахнет! От него всегда приятно пахнет. Как будто он только что вышел из-под душа, и кожа его блестит свежестью и источает запах хорошей туалетной воды.

А она, бессовестная, стремится запятнать этот безупречный образ.

Она вручила ему губку.

– Вот, держи. Я, кажется, все отчистила, но ты лучше сам проверь.

Он капнул еще немного раствора и послушно принялся тереть.

– Красивый галстук, – проговорила Сара. – Тоже подарок?

И она скользнула глазами вниз, чтобы посмотреть, на месте ли другой подарок – кожаный ремень с двумя застежками. Сторож невинности. Но сегодня на нем был обычный ремень.

Деннис покачал головой.

– Этот галстук я сам купил.

– Деннис, скажи мне правду. Почему ты оказался здесь?

Он поморщился и протянул ей губку и флакон. Она убрала их на место, потом оперлась на стиральную машину и скрестила руки на груди.

– Твоей маме, знаешь ли, очень трудно сказать «нет».

Лицемер проклятый. Она глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. Но как прекрасно было бы закрыть дверь на задвижку и наброситься на него!

– Я имела в виду другое. Почему ты пришел сюда, в подвал?

– О-о, – неопределенно протянул Деннис.

– Вот именно: «О-о», – передразнила она.

Наступило долгое молчание. Сара рассеянно скользила взглядом по тонким волоскам на его запястье.

Он смущенно закашлялся.

– Знаешь, Сара, – начал он неуверенно. – Я тут много думал. Вернее, я все понял неожиданно, но это к делу не относится. А вообще-то я думал об этом с нашей первой встречи… И глупо, конечно, что я понял только сейчас.

– Продолжай.

– Знаешь, это так трудно сказать словами.

Она удивленно приподняла брови.

– Что именно трудно сказать словами, Деннис?

Она услышала, как он взволнованно вздохнул.

– Ну, я не хочу больше противиться… бороться с тем влечением, которое я к тебе испытываю. И мне хочется плыть по течению.

Она вскинула на него глаза, полные недоумения. Нет, этого не может быть. Она, наверное, что-то неправильно поняла.

– Деннис, ты так путано говоришь. Я боюсь, мы думаем о разных вещах, – прошептала она.

Он улыбнулся. Какая у него очаровательная, подкупающая улыбка, она просто тает от этой улыбки.

– Я думаю о том, что я был просто идиот. А ты о чем?

Он наклонился к ней, а она тихо засмеялась.

– К чему думать о том, что хорошо известно?

– Что ж, я это заслужил, – улыбнулся он.

Она не заметила никакого движения, но ее бедро словно огнем обожгло, потому что его ладонь уже была там, поглаживала и ласкала внутреннюю сторону бедра, поднимаясь все выше и выше. У нее подогнулись колени, и она уже почти полулежала, опираясь на стиральную машину, которая мерно вибрировала за спиной.

– Но я хочу доказать, что заслуживаю снисхождения, – прошептал он, глядя ей прямо в глаза.

Зрачки у него так расширились, что радужка была едва различима. Прекрасные, страстные, влекущие глаза. От его обещания что-то доказать ей у нее сладко заныло внизу живота.

Его горячая ладонь поднималась все выше и выше, еще мгновение, и он почувствует, что у нее под платьем ничего нет. Вот он и добрался до того сокровенного местечка, от прикосновения к которому по ее нервам пробежал ток. Она приглушенно вскрикнула. Он застонал, и она услышала его приглушенный шепот.

– О, ты готова. Какая ты горячая… Я хочу посмотреть, как ты кончишь. Хочу видеть твое лицо…

Его рука двинулась дальше, и она почувствовала, как его палец погружается во влажную горячую глубину. Она ощутила, как ее плоть непроизвольно сокращается, охватывая его палец тугим кольцом. По телу пробежали сладкие волны, но он убрал руку, и она затихла. Дав ей время успокоиться, Деннис вновь начал эту необыкновенно сладкую пытку, только теперь он круговыми движениями касался крошечного бугорка среди влажных завитков. Сара закусила губы, чтобы не закричать, и с бешеной силой сжала его плечи. На этот раз он не дразнил ее, не убирал руку, и она подавалась вперед, навстречу его движениям, пока, наконец, в глазах у нее не вспыхнул фейерверк, а по телу не прокатились сладкие судороги. Когда она наконец затихла, он прошептал:

– Ты знаешь, какая ты красивая?

И тут наконец он поцеловал ее в губы. Жадно, но все же сдерживая себя, давая ей время вновь почувствовать желание. Но она и не переставала желать его, она не насытилась бы им и за неделю!

Запустив руки в его волосы, она притянула к себе его голову и впилась в его губы, покусывая их, проникая глубоко в его рот, приглашая его отпустить наконец на волю того неукротимого зверя, который жадно взирал на нее из глубины его зрачков, который рвался на свободу, перекатываясь мускулами под его гладкой кожей. В нетерпении она сорвала с него пиджак, расстегнула рубашку, дотянулась до застежки брюк. И вот наконец она сжимает в ладонях его готовое к действию оружие. Неужели это происходит наяву! Только теперь она смогла в это поверить. Он не передумает. Не уйдет. Он хочет ее так же сильно, как и она его. Она закрыла глаза. Услышала, как он зашуршал оберткой презерватива. Какой он заботливый! Он нежно, но настойчиво потянул ее на себя, заставил повернуться спиной, поднял подол ее платья. Заставил наклониться, и она легла грудью на стиральную машину, повернув к нему обнаженные ягодицы. Она чувствовала себя незащищенной перед его руками и глазами, но такой возбужденной… Он стоит сейчас над ней со своим оружием наготове и через секунду вонзит его в самую глубину влажной горячей плоти. Она почувствовала его у самого входа, но он не торопился. В нетерпении она подалась назад, но он положил руки ей на ягодицы и не дал ей двинуться. Она застонала в нетерпении, и наконец он медленно, неторопливо вошел в нее и замер. Стиральная машина под ней завибрировала, начиная отжим, и это мелкое дрожание наполняло ее тело волнующими будоражащими ощущениями. Он медленно вышел из нее, и теперь она покорно ждала следующего вторжения. И следующего, и следующего… Она была в его полной власти и лишь судорожно стискивала пальцами край своего непривычного ложа. Его движения стали быстрее и ритмичнее, теперь она чувствовала его руки внизу, он ласкал ее пальцами, и она лишь тихо вскрикивала в ответ на каждое его движение. Наконец она почувствовала мощную пульсацию внутри своего тела, а затем услышала его стон. А больше она уже ничего не слышала, потому что ее пронзила такая сладкая боль, что она на мгновение лишилась чувств. Когда она пришла в себя, то лежала без сил, прижимаясь щекой к теплому пластику, ощущая тяжесть тела Денниса, слыша его прерывистое взволнованное дыхание… Неужели так бывает, лениво думала она. А ей казалось, что тот первый опыт на кухонном столе был верхом наслаждения. Разве могла она представить себе такой головокружительный, такой ошеломляющий секс?

– Сара? – послышался голос матери.

Сара мгновенно вывернулась из рук Денниса, лихорадочно одергивая юбку. Как удачно, что на ней больше ничего нет. Он поспешно поддернул брюки, натянул пиджак, судорожно заправил в брюки рубашку. Сара, хихикая, выгружала из стиральной машины выстиранное белье. Как будто ей снова шестнадцать лет, и она пригласила к себе домой мальчика, с которым ей тайком от бдительного материнского ока удалось обменяться несколькими поцелуями. Тогда мамочка тоже почувствовала неладное и очень не вовремя вломилась в ее комнату.

– Сара, – голос матери слышался все ближе, она, видимо, уже спускалась по ступенькам в подвал, – я не потерплю, чтобы ты пряталась по подвалам в то время, как у нас в доме гость! Это верх неприличия!

Деннис уже успел привести в порядок одежду и даже пригладил взлохмаченные волосы. Когда миссис Мэрфи распахнула дверь, он сосредоточенно проверял, отошло ли жирное пятно на галстуке, а Сара загружала в машину джинсы.

11

Следующие три дня виделись Деннису сплошным калейдоскопом событий, перелетов, интервью, выступлений, перемежающихся ослепительно яркими вспышками секса. Головокружительного секса.

Он разжал пальцы, сомкнутые на ее талии. Дыхание его понемногу выравнивалось, возбуждение улеглось. Приоткрыл глаза, и при виде Сары, сидящей на нем верхом в позе наездницы, почувствовал, что готов к новой бешеной скачке. Ее лицо исказила судорога наслаждения, губы распухли от поцелуев, соски нависающих над ним грудей порозовели от его ласк. Сара откинула голову, и ее длинные волосы защекотали его ноги. Он жадно скользнул по ней глазами, остановил свой взгляд там; где светлые завитки внизу ее живота смешивались с его темными волосами.

Удивительно, но за эти дни они не устали от секса! Напротив, после каждого раза их влечение росло и росло, а ощущения становились все острее. За эти три дня он повидал столько укромных уголков в отелях, редакциях, студиях и самолетах, что у него ныли мышцы после тех невероятных поз, в которых они с Сарой умудрялись любить друг друга. Вершиной была, пожалуй, туалетная комната в самолете.

И ему все время было мало. И когда он сидел за обеденным столом в переполненном зале ресторана, протягивая руку под скатертью, чтобы проверить, не потеряла ли она трусики. И во время встреч с читателями в книжных магазинах, где он улучал момент и отправлялся помочь Саре отыскать новую пачку книг. И ночью в отелях, конечно. Тогда они с Сарой отправлялись в тот номер, что был ближе, нетерпеливо врывались в дверь и, как правило, не успевали даже дойти до кровати.

Затуманенными от вновь накатившего желания глазами он смотрел на светившуюся среди влажных завитков волшебную кнопочку. Так он назвал это заветное местечко, при нежном прикосновении к которому открывались заветные тайники, и он получал доступ туда, где его ждало наслаждение. Он потянулся туда рукой, но Сара тихо засмеялась и сжала его запястья.

– Еще немного, и ты опоздаешь на лекцию, – прошептала она, пробегая пальцами по его груди.

– К черту лекцию, – отмахнулся он. – У меня планы поинтереснее.

Она медленно поднялась, освобождая его ничуть не поникший инструмент.

– Доктор Деннис, у вас серьезные проблемы. Советую вам обратиться за помощью к профессиональному психологу. Боюсь, ничто не может насытить вашего маленького дружка.

– Как ты сказала – маленького? – возмутился Деннис.

– Беру свои слова обратно, – улыбнулась она.

Деннис закрыл глаза. Странно, он даже не мог вспомнить того застегнутого на все пуговицы педанта, который отзывался на обращение «доктор Флемминг». И не мог не изумляться этому беспокойному, одержимому и бесшабашному новому Деннису. Новый Деннис днем и ночью был занят лишь одной мыслью: как бы поскорее попасть с Сарой в постель. Кроме того времени, когда он уже там находился, конечно. Отказываясь от своих принципов, он ждал успокоения. Вместо этого он попал в новый круг гонки. Утоляя желание, он через какое-то время начинал мучиться еще более сильной жаждой. И конца этому не видно.

– У меня как-то был пациент, – сообщил Деннис. – Профессор, преподаватель колледжа. Женатый, взрослые дети уже разъехались. Так вот, он был настоящий фанатик секса. Говорят, он переспал чуть ли не с каждой пятой студенткой, и процент неуклонно повышался. Он обратился ко мне не по доброй воле. Его обязал ученый совет, после того как одна студентка пожаловалась на него. Но не по поводу приставаний, а из-за того, что он увлекся другой студенткой. Представляешь?

– И что, удалось тебе помочь ему?

– Не знаю. Его вскоре перевели на другую должность, и я его больше не видел. Но он рассказывал мне, что его влечение сильнее его самого. Он видел юное улыбающееся личико, и все: он знал, что должен соблазнить ее. Я тогда только что защитился, опыта никакого. И вот, представляешь, передо мной сидит убеленный сединами мужчина, который мне в отцы годится, и я должен научить его обуздывать свои аппетиты.

Сара слушала с интересом.

– Тебе удалось извлечь из его подсознания какие-то проблемы? Что-то в детстве? Какие-то забытые травмы? Родители-тираны? Или, наоборот, слишком свободное поведение?

Он насмешливо поморщился.

– Доктор, вы разрушаете свой имидж. Вам нужно было сказать: ну и что, ему просто нравилось трахаться.

Она фыркнула.

– Очень забавно, доктор Флемминг. Мне просто любопытно, поскольку раньше мне не приходилось сталкиваться с таким ясным случаем сексуальной ненасытности. Без лицемерия, без ханжества и в то же время без извращений и насилия. Любопытный случай.

– Ага. А у тебя какие бывают пациенты?

– О, разные. Ошалевшие в четырех стенах домохозяйки, соскучившиеся в супружеской постели мужья, одинокие карьеристки, которые считают, что мужчины побаиваются успешных женщин. Самые разные. Но у всех на самом деле одна проблема. Им нужен хороший секс с подходящим партнером. Есть и те, кто пережил какие-то страшные события, и этот гнет мешает им вести нормальную сексуальную жизнь. Эти самые трудные. И самые интересные. Каждый случай уникален.

Раздался телефонный звонок. Деннис и Сара переглянулись.

– Я не могу вспомнить, чей это номер, мой или твой, – хихикнула Сара.

– Кажется, твой. Точно, твой.

Сара сняла трубку. Деннис отвел глаза. Не сговариваясь, они почему-то решили держать свои отношения в тайне. Конечно, мать Сары могла что-то подозревать, и Линда с Родни, возможно, тоже. Но на публике у них были строго профессиональные отношения. Коллеги, и ничего более.

Сара положила трубку на рычаг.

– Это Линда. Я ей сказала, что тебя здесь нет. А она просила передать, если вдруг совершенно случайно я тебя увижу, что твоя лекция через полчаса.

Он одним махом выпрыгнул из постели и метнулся в ванную. Душ, свежая рубашка… Когда он через две минуты вышел из ванной, Сара, все еще в махровом гостиничном халате, сидела на постели, уткнувшись в журнал по психологии. Рядом был разложен блокнот, и Сара туда что-то сосредоточенно записывала.

– Ты не передумала? Может, пойдешь со мной на лекцию? Узнаешь что-нибудь полезное!

Она шутливо замахнулась на него шариковой ручкой.

– Нет уж. Иди один, это твоя епархия. Меня от одного вида твидовых пиджаков в сон клонит.

Он засмеялся.

– Не забывай, речь идет о моих уважаемых коллегах!

– Хорошо, что они не мои коллеги!

Ему начали доставлять удовольствие эти маленькие шутливые словесные перепалки, от которых у него всегда повышалось настроение.

– Знаешь что? Я сегодня еду в гости к своим родителям. Хочешь со мной? – неожиданно для самого себя предложил Деннис.

Неизвестно, кто из них удивился больше этому спонтанному приглашению. Он уже предупредил ее, что сегодня будет занят до конца дня, но не объяснил почему. А она не спросила. А теперь он не только открыл ей свои планы, но и пригласил присоединиться. Он впускает ее в тот мир, в который не приглашал даже самых близких людей. Даже Изабель.

За последние дни он впервые подумал об Изабель. Он больше не пытался связаться с ней. А она не звонила ему. Он тянул время, надеясь, что решение придет само собой. По логике вещей, с его планами предложить ей руку и сердце следует распрощаться без сожалений. Но теперь его жизнь не подчиняется никаким логическим законам.

Сара внимательно смотрела на него, словно искала в выражении его лица подтверждения каким-то своим тайным мыслям. Наконец она улыбнулась и задумчиво покачала головой.

– Спасибо за приглашение, но, боюсь, не получится. Прости, но я сыта обществом родителей на месяц вперед. – Она указала на блокнот. – Кроме того, у меня ведь радиоэфир послезавтра, а я даже еще не приступала к подготовке.

Деннис и не заметил, что затаил дыхание, ожидая ее ответа. Теперь он с облегчением выдохнул.

– Ну хорошо. Но я оставлю тебе их телефон. Так, на всякий случай.

Он помахал на прощание рукой и вышел, а она немедленно уткнулась в свой журнал.


Шесть часов спустя, после длинной лекции и утомительного обеда, Деннис вел свой «ягуар» по загородному шоссе.

Как просто развернуться и помчаться в обратном направлении, в отель, к Саре. Но он не видел родителей уже месяц, а он знает по опыту: это срок, после которого, если он не объявится, то они сами навестят его. Причем в самый неподходящий момент.

Он потер ладонью затекшую шею и поморщился, вспомнив один из таких визитов. Он впервые оказался вдали от дома, дерзкий и независимый первокурсник. Старшие ребята в общежитии устроили вечеринку, и он с наслаждением погрузился в бесшабашное веселье молодости. Помнится, он лежал на спине рядышком с таким же юнцом, а другие ребята держали над ними по бочонку с пивом. Соревнование состояло в том, чтобы выпить больше за отведенное время. И в самый ответственный момент отворилась дверь и появились его родители.

Ему не стало стыдно за свое поведение. Нет, он был уверен, что папа с мамой воспримут дебош как признак возмужания, дадут ему отоспаться, а наутро станут лечить его от похмелья. Но вот за них ему было стыдно…

Он рассеянно размышлял о том, было бы ему так же неловко, если бы вместо родителей тогда приехал навестить его респектабельный дед. Кстати, именно дед рассказал Деннису, когда тот гостил в его роскошном поместье, что он должен был бы жить в богатстве и довольстве. Оказывается, его семье было выделено огромное состояние. Но, вместо того чтобы приумножить его и передать сыну, родители разбазарили деньги на всякие благотворительные проекты. А на оставшиеся средства учредили ныне действующую коммуну. Ранчо, к счастью, само себя окупает.

Странно, но ему раньше не приходило в голову, что дед мог бы выделить состояние лично ему. Удивительно, когда он считал копейки, такие мысли ни разу не посещали его. А теперь, когда у него все есть, он задумывается над чужим богатством. Надо признать, в конце жизни дед ничуть не отличался от его чудаковатых родителей. Оставил все свое состояние учреждениям и фондам, которые с тех пор носят его имя. Только родители сделали это при жизни и не заботились о том, чтобы где-то висели таблички с их именами.

Он снова принялся растирать затекшие плечи и шею. Ни в коем случае нельзя это делать при матери, иначе она тут же примется растирать его какой-нибудь глиной и совать под нос пучки травы. А вот Сара справилась бы с болью иначе… Он улыбнулся. И удивился. Если ему хочется все время заниматься с ней любовью, понятно, что мысль о ней заставляет его улыбаться. И все же странно. Удивительно, что он скучает по ней, хотя они расстались всего несколько часов назад.

Он протянул руку и включил радио. О чем он думает? Он думает о том, как сложатся их отношения в будущем. Всего три дня прошло с тех пор, как он перестал запрещать себе стремиться к Саре. И вот он уже размышляет о том, какие они разные и чем эти различия вскоре обернутся. Не говоря о разнице идейных позиций, есть и другие отличия.

Он ярко выраженный жаворонок. По утрам он бодро выпрыгивает из постели, делает гимнастику или бегает трусцой, а потом обязательно плотно завтракает. И всегда выбирает здоровую сбалансированную пищу. Она валяется в постели самое раннее до десяти, с трудом встает. О спорте не может быть и речи – она ненавидит любые физические усилия. Целый час слоняется в халате, как сомнамбула, пока придет в себя. А потом черный кофе, огромное количество кофе – вот и весь ее завтрак.

Он отправляет вещи в стирку сразу же, как они испачкаются. Она же копит грязное белье, пока ей нечего будет надеть. Только после этого ей приходит в голову мысль, что надо бы заняться стиркой.

А пройдясь с ней разок по магазинам, он убедился, что она поглядывает лишь на модные, оригинальные, современные вещи. Он же предпочитал простые, неброские вещи, те, которые служат годами.

Он все в жизни планировал заранее, не любил сюрпризов и рассчитывал бюджет до копейки. У нее же все делается в последний момент. Она не скрывает, что лучше всего ей работается, когда сроки поджимают. Свои счета она никогда не проверяет, иногда превышает кредит и дает по монетке каждому нищему. А их здесь, в Сан-Франциско, десяток на каждом углу.

Он бросил взгляд в зеркальце и, увидев свое лицо, остолбенел. Вместо недовольной гримасы на лице его сияла улыбка.

– Да-а, доктор Флемминг, – вслух проговорил он, – вы совершенно свихнулись на сексе.

Он еще вчера понял, что диагноз именно такой. Он страдает крайней степенью помешательства на сексе. Взрослый вариант подростковой одержимости. И пока он не перерастет это, то не сможет думать ни о чем другом.

Он отдавал себе отчет в том, что дальше загадывать боится. Не сейчас. Потом у него будет достаточно времени, чтобы порассуждать о своем поведении и о том, как все это повлияло на его убеждения.

Он понимал, что «потом» – это когда Сары больше не будет рядом. И эта мысль заставляла какую-то струнку внутри предательски дрожать.

Ты просто не хочешь лишиться тех удовольствий, которые она дарит тебе в постели, урезонивал он сам себя.

Но вот и поворот к ранчо, о чем возвестил солидный столб с деревянной табличкой. Он свернул на гравийную дорогу, и мощный «ягуар» двинулся вперед, выбрасывая мелкие камешки из-под колес. Справа к ухоженным полям примыкали ряды маленьких домиков. В них жили новенькие или те, кто находился на распутье, не зная, что делать со своей жизнью. Им предоставляли жилье и участок земли, пока люди не встанут прочно на ноги. Чуть дальше, слева, располагались большие дома. Солидные строения с почтовыми ящиками, водопроводом, парковками. Выглядели они, словно дома в каком-нибудь недешевом пригороде. Разница была лишь в том, что дома эти выстроили члены коммуны своими руками и двери никогда не запирались на замок.

Через две мили показался дом его родителей. Всю дорогу Деннис любовался окрестностями и лениво подсчитывал, какие огромные деньги выручили бы родители, если бы решили продать участки. Хватило бы, чтобы возместить растраченное дедово наследство, и даже больше.

Перспектива головокружительная. Но он тут же почувствовал угрызения совести. Никогда он не станет ни о чем просить родителей. Никаких жертв. Все, что он видел перед собой – тучная земля, буйно цветущие и плодоносящие всходы, запах жизни, – это было частью жизни его родителей. Они и сами были детьми этой богатой плодоносящей земли.

К несчастью, сам он никогда не видел радости в том, чтобы копаться в земле.

Он остановил машину у каменного дома в испанском стиле. Здесь прошли его детские годы. Внутри он почувствовал незнакомое сладкое томление. Он дома! И это странно. Раньше он неизменно считал поездки домой тяжелой повинностью. Неизменно опасался, что папа с мамой опять задумали какой-то безумный проект. Несколько лет назад, помнится, родители огорошили его сообщением, что собираются выделить участок земли для выращивания наркотических растений. Того, что они тратили на программы реабилитации наркоманов, показалось им недостаточно. Теперь они задумали бесплатно снабжать наркотиками тех несчастных, что не поддавались излечению!

Слава Богу, их никогда не привлекали религиозные культы. Страшно подумать, каких дел они могли бы наворотить!

Рядом с домом он обнаружил незнакомую машину. Странно, здесь никто на таких не ездит. Отец все еще водит древний грузовичок и разоряется на газ. Новый покупать не планирует, мотивируя это тем, что не станет поощрять развитие автомобильной промышленности, которая губит природу. Деннис выбрался из машины, но свой чемодан решил оставить на заднем сиденье. Кто знает, что у родителей за гости, вдруг придется быстро сматываться? Он вошел без звонка и стука. Все равно никто не ответит. Будучи студентом, он как-то приехал навестить родителей. Долго стучал и звонил в дверь. Отчаявшись, решил войти, чтобы оставить записку. И обнаружил родителей в обществе целой толпы других членов коммуны, которые преспокойно сидели в гостиной! Когда он позже поинтересовался, почему никто не открыл ему, мать загадочно изрекла: каждый вершит свой выбор сам. Каждый волен входить или оставаться за дверью. Тогда же мама попросила его не трудиться предупреждать о своем приезде. Дом всегда открыт для него, сказала она. Приезжай, гости, живи сколько хочешь, тебе всегда рады. В любой день.

Сколько он себя помнил, его никогда ни к чему не принуждали и никогда ничего не запрещали. Каждый должен сам сделать свой выбор в жизни – такова была педагогическая позиция его родителей. Он и теперь думал, что взваливать на маленького ребенка выбор жизненного пути – слишком большой груз. Предоставляя ему свободу, они на самом деле поставили его в другую зависимость – от необходимости сделать выбор.

Он захлопнул за собой дверь. Холл точно такой же, каким он его помнит. Побеленные стены, просторно и прохладно. В гостиной все те же разноцветные подушки на полу. Там коммуна собирается, чтобы ощутить общность, как они выражаются. Из кухни доносится запах пряных трав. Здесь не признают готовой еды из магазина. И никаких консервов!

Как тихо! Куда все подевались? Здесь никогда не бывает тихо. В детстве он часто думал, что готов многое отдать за час уединения и тишины.

Но сейчас немного шуму и суеты не помешало бы. Они знали, что он собирается в гости. Несмотря на просьбу матери, он неизменно предупреждал родителей о своем приезде.

Послышался отдаленный смех. Наверное, они у пруда. Несколько лет назад отец собственноручно с помощью нескольких других членов коммуны выкопал неподалеку от дома небольшой водоем.

Деннис вышел из дома в заднюю дверь и обнаружил у пруда троих. Его отца, совершенно голого. Мать, совершенно голую. И Сару. Как ни странно, в сарафане.

Его старый пес плескался в пруду. Отец разбежался и нырнул в воду вниз головой.

Сара сидела на краешке помоста, задрав юбку и болтая в воде ногами. Деннис хорошо помнил, как она прекрасна обнаженная. Но в этом простеньком платьице, похожая на деревенскую пастушку, она была просто обворожительна. Заходящее солнце бросало на ее кудри последние лучи, и волосы Сары отливали медью.

Тут пес выскочил из воды и радостно метнулся к своему прежнему хозяину. В двух шагах от него Бандит остановился, хорошенько отряхнулся, обдав его целым фонтаном брызг, и только потом прыгнул ему на грудь, оставляя мокрые отпечатки на костюме и слюнявые разводы на щеках.

– Деннис! – радостно закричала мать.

Деннис стыдливо отвел глаза. Он не желал замечать, что здоровая пища и физическая работа на свежем воздухе помогли матери сохранить молодое сильное тело. Он вообще не желал смотреть на ее тело: ведь она его мать, в конце концов! Но мама, словно почувствовав его неодобрение, непринужденно накинула на себя кусок ткани и задрапировалась в него, как в сари. Подошла к нему и сердечно обняла. Он в ответ чмокнул ее в щеку и сам себе удивился: так тепло и спокойно стало ему от материнской ласки.

Отец вылез из воды и тоже радостно направился к нему. В чем мать родила.

– Не мерзнешь? – саркастически осведомился Деннис.

Отец захихикал.

– Придет время, и ты, упрямец этакий, сам поймешь: у цивилизации один путь – назад к природе.

– Но пока это время не пришло, – сухо отметил Деннис. – Так что спрячь свои семейные реликвии хотя бы под фиговым листком.

Раздался дружный смех. Это Сара и мама воздали должное его сарказму. Ему ужасно хотелось присоединиться к общему веселью, но он воздержался. Сначала надо разобраться, что Сара тут забыла. И еще…

– Мама, знаешь, ваши с отцом вольные манеры могут поставить гостей в неловкое положение.

– Гостей? Ты имеешь в виду Сару? Она здесь уже целый час и ничуть не смущается. Мы с отцом спросили, как она относится к нудизму, мы ведь воспитанные люди и не стали бы ставить тебя в неловкое положение перед твоей девушкой.

Сара уже час на ранчо?! Можно себе представить, что папа с мамой успели ей наговорить! А по поводу нудизма… Как бы Сара сама их чем-нибудь не смутила!

Деннис подошел и сел рядом с Сарой.

– Привет, – с открытой улыбкой сказала она.

– Привет, – ответил он. – Разве тебе не нужно готовиться к радиопрограмме?

– А я уже закончила. Делать было нечего, вот я и позвонила твоим родителям. А они меня пригласили.

– А-а.

– И потом, – сочла нужным объяснить Сара, – после того, как ты проник в тайны моего воспитания, я должна была узнать хоть что-нибудь о твоей семье. Справедливо?

– Кажется, моя семья ничего от тебя не скрыла, – усмехнулся Деннис. – И каков твой диагноз?

Ему действительно было интересно узнать, что думает о его стариках Сара, такая свободомыслящая и открытая всему новому.

– Мне одно непонятно, – сказала она, закладывая прядь волос за ухо. – Почему ты не упоминаешь о них в своих книгах? Почему ты оставляешь читателя в неведении относительно своего происхождения? Ты ловко заставляешь его сделать вывод, что ты из консервативной семьи.

– О, так ты умудрилась достать мою первую книжку, – засмеялся он. – Непросто, видно, это было. Я ведь собственноручно выкупил почти весь тираж.

Она улыбнулась.

– Ты не ответил на вопрос.

– Знаю. Но я мог бы задать этот вопрос и тебе. – Он протянул руку и накрутил на палец прядку ее рыжих волос. – Прямо ты об этом не говоришь, но заставляешь читателя сделать вывод, что твои папа и мама – предтечи хиппи.

– Ничего подобного.

Он улыбнулся и потянул прядку волос так, что она запрокинула голову. Какая у нее длинная нежная шея.

– По крайней мере, у меня создалось именно такое впечатление.

– Я очень разочарована, – парировала она, – что ты не прочел книгу целиком.

Он иронично поднял брови.

– Вот как?

– Да, – кивнула Сара. – В восьмой главе я говорю о том, как сильны подчас бывают традиционные роли и патриархальные связи даже в моей собственной семье.

– Ты, может, и примеры приводишь? – насмешливо осведомился он.

– Да, привожу.

– И какие же?

– Не скажу.

Оба засмеялись. Сара ласково поглаживала пса за ухом, а тот блаженно жмурился.

– Я и не думала, что ты собачник, Деннис.

– А я и не собачник, – возразил он.

– Эй, молодежь – крикнул от дверей дома отец. – Обедать пора. Какие пожелания?

Деннис сложил ладони рупором:

– Надень штаны!

Сара засмеялась, а Деннис удивленно подумал: давно у него не было так хорошо и спокойно на душе.


Закатав рукава, Деннис вытирал тарелки, которые мама, помыв, подавала ему. Хорошо, что мама решила одеться. Ему никогда особенно не нравились ее длинные, до пят, прямые платья с индейскими орнаментами. Но сегодня и они сойдут. Все лучше, чем ходить голой.

– Мне она нравится, – улыбаясь, сказала Рут.

Он сделал вид, что не понимает, о ком она. Неторопливо поставил чистую тарелку на полку.

– Кто – она?

Она погрозила ему пальцем.

– Сам знаешь кто.

Еще бы ему не знать! Эта женщина не выходит у него из головы. Во время обеда он все время испытывал неловкость. Наверное, потому, что он впервые после неудачного визита первой жены привел в дом женщину. Конечно, привел – не совсем подходящее слово, но не в этом суть. Когда он видел, как Сара непринужденно болтает с его родителями и заразительно смеется, он не мог не удивляться: посторонняя женщина чувствует себя совершенно в своей тарелке, а он всю жизнь осуждал своих родителей и стеснялся их.

– Мне и самому она нравится, – пробормотал он, а потом и сам испугался неожиданного откровения. И ворчливо добавил: – Еще бы она вам не понравилась. Она с вами из одного теста сделана.

Рут покачала головой.

– Я не говорила, что она понравилась отцу. Я сказала, что мне она нравится. А отец пусть сам за себя говорит.

– Поправка принята.

Она улыбнулась, а он неожиданно для себя улыбнулся в ответ.

– А как та женщина, с которой ты встречался раньше? Изабель, кажется?

Ох, у матери какая-то сверхъестественная проницательность. Как она догадалась, что именно эта мысль гложет его?

– Почему ты спрашиваешь? – ушел он от ответа.

Но мама настаивала:

– Почему ты перестал с ней встречаться?

– Да я не перестал, – пожал он плечами.

Оказывается, есть на свете что-то, что может шокировать его мамочку! Рут вытаращила глаза.

– Как это? Что ты хочешь этим сказать?! Ему оставалось лишь вновь пожать плечами.

– Только то, что сказал.

Она понизила голос. Тоже удивительно – обычно мама не стеснялась высказывать свои мысли совершенно открыто, не заботясь о том, кто ее слышит и что о ней подумают.

– Ты что, хочешь сказать, что встречаешься с обеими?

Он смущенно переминался с ноги на ногу.

– Ну… в каком-то смысле… можно и так сказать.

Рут поставила на полку мокрую тарелку.

– Деннис! Сказать можно все, что угодно. Ответь – да или нет.

Он рассеянно выуживал в мыльной воде вилки. Наткнулся на острие и вытащил руку, чтобы рассмотреть, нет ли ранки.

– Все не так просто, – со вздохом сказал он. – У нас с Изабель все было хорошо, пока я не уехал в турне. И не познакомился с Сарой. И мы стали близки.

– Деннис, ты меня шокируешь, – заявила Рут.

– Ох, мама, поверь, я и сам в шоке.

Повисло напряженное молчание. Рут сосредоточенно мыла посуду, Деннис вытирал. Издалека доносились взрывы смеха – Сара рассказывала отцу что-то смешное.

– И что ты намерен предпринять? – наконец спросила Рут.

– Честное слово, мама, не знаю.

– То есть ты собираешься морочить головы им обеим, пока не примешь решение?

– Я бы сформулировал иначе, но, в общем… да.

Она, прищурившись, смотрела ему в глаза, и в ее взгляде читалось неодобрение. От ее взгляда ему стало не по себе. Раньше мама никогда не показывала своего неодобрения, и ему было горько, что она выбрала именно этот повод для почина.

– А они знают… о существовании друг друга? – спросила мама.

– Сара знает.

Она поставила оставшиеся тарелки в шкаф и развесила кухонные полотенца сушиться.

– Тогда понятно, – кивнула она.

– Что именно понятно? – удивился он. Ему самому ничего не было понятно.

– Что эта девушка растеряна и не знает, как ей быть.

Он даже фыркнул.

– Сара? Растеряна? Да она даже не представляет, что это такое! Ты можешь повесить на грудь плакат и написать на нем «Убирайся», а она обязательно попробует тебя переубедить!

Рут задумчиво покачала головой.

– Тебе кажется, что она такая неуязвимая?

– Абсолютно.

– Как же ты ошибаешься!

Он задумался. И понял, что за обедом Сара была несколько… отстраненной, что ли. О, она смеялась, шутила. Но все это были общие разговоры, а к нему лично она не обратилась ни разу. Неужели ее и вправду беспокоит неопределенность их отношений? Но это означает, что одного секса ей мало? В таком случае, как быть с ее убеждениями?

Рут прервала его размышления.

– Знаешь, я тут вспоминала тот твой приезд вместе с Кристиной, помнишь?

Деннис поморщился при упоминании имени первой жены.

– Еще бы не помнить! Все наши беды начались после этой поездки!

– Ты так думаешь? – улыбнулась Рут.

– А что тут думать? Вы с папой из себя выходили, чтобы ее шокировать. Продемонстрировали ей свои замашки во всей красе. Да еще зачем-то выдумали, будто я собираюсь поселиться в коммуне и растить здесь детей. Ничего удивительного, что Кристина поспешила развестись.

– Но ты не можешь отрицать, что наша тактика была эффективна! – засмеялась Рут.

– Ничего забавного! Этот развод чуть не разбил мне сердце. Вы хоть на минутку представили себе, чего мне стоило забыть женщину, с которой я собирался прожить всю жизнь?

– Да, милый. Хочешь верь, хочешь нет. Мы с отцом много об этом говорили. К несчастью, было совершенно ясно, что ваш брак обречен. Проблемы у вас начались не после той поездки к нам, а задолго до нее. Так что чем скорее, тем лучше, подумали мы с папой и решили немного ускорить разрыв. – Рут вздохнула. – Кстати, как она поживает?

Он потер затекшую шею.

– Оформляет третий по счету развод.

– Признаться, я ничуть не удивлена!

– Честно говоря, я тоже, – улыбнулся Деннис. – Кстати, хочу узнать. Ваш этот нудизм – вы что, проверяли Сару? Ведь обычно при посторонних вы ведете себя более цивилизованно!

– Не выдумывай! – возмутилась Рут. – Я не так коварна. Но даже если бы мы захотели ее проверить, то знай: она прошла проверку на отлично. Даже глазом не моргнула.

Он молча улыбался. Да, Сара умеет сделать вид, что ее ничем не проймешь.

– Как я понимаю, мама, нет смысла ждать от тебя совета, как мне быть.

Рут покачала головой.

– Это тот вопрос, на который ты должен сам отыскать ответ. Никто не смог бы помочь тебе советом.

– Удобная позиция.

Она похлопала его по руке.

– Лучше слышать твои упреки в том, что я предоставляла тебе слишком много самостоятельности, чем ты бы укорял меня за неверные решения, которые я тебе подсказала. Ну, пойдем в гостиную. Они поставили мою любимую песню. Если бы в моих правилах было высказывать свои оценки и давать советы, то я бы сказала, что лучше Сары тебе подруги не найти. Но я принципиально не стану тебе ничего советовать!

– О да, разумеется, – усмехнулся он. – Скажи, мама, ты хоть раз в жизни поступала так, как все?

– А как же! Я родила сына.

12

– Здравствуйте, дорогие радиослушатели! С вами, как всегда, Сара Мэрфи, которая готова ответить на все вопросы «про это».

Все это Сара проговорила не задумываясь: ведь она уже целых полтора года вела двухчасовую еженедельную радиопрограмму и чувствовала себя в эфире как рыба в воде. Она продиктовала телефонные номера, по которым радиослушателям предлагалось звонить и задавать вопросы. Номера были незнакомые. Обычно Сара вела программу из балтиморской радиостудии, знала там всех инженеров и звукооператоров, выучила наизусть местные телефоны. Здесь, в Майами, все было несколько иначе.

– Я не уверена, что вы следили за моими выступлениями в течение последних двух недель. Если да, то наверняка будете рады вновь встретится с доктором Мэрфи. Если вы еще с ним не знакомы, то вас ждет приятный сюрприз. Он специалист в той же сфере, что и я, а это, как вам известно, секс! Добро пожаловать на нашу передачу, Деннис.

– Большое спасибо, что пригласили меня, Сара, – произнес в микрофон Деннис. – Здравствуйте, дорогие радиослушатели.

Перед ними был экран, на котором высвечивались имена радиослушателей на связи, и кратко излагался их вопрос. Сара повернулась к Деннису и молча указала на некую Ванду из Ковенмайлз, которая хотела спросить про женские средства предохранения от беременности. Деннис покачал головой и указал на Донни из Денвера, которого тревожило, что в восемнадцать лет он еще девственник. Сара поморщилась, покачала головой и нажала на кнопку. Любопытно, кого же она выбрала.

– Из уважения к хозяевам станции выбираем местный звонок. Итак, Фрида, вы в эфире.

– Ой, здравствуйте, – зазвучал в микрофонах взволнованный голосок. – Вы меня слышите?

– Да-да, Фрида, говорите, – подтвердила Сара.

– Я хотела сказать… мне очень понравилась ваша передача, я смотрела ее по телевизору на прошлой неделе. Я вас слушаю уже несколько месяцев, и было так здорово наконец посмотреть, как вы выглядите!

– Рада, что вам понравилось. Давайте перейдем к вашему вопросу. Насколько я поняла, у вас вполне счастливая сексуальная жизнь. Так ли это?

– Не совсем. Вполне доволен лишь один из нас.

– Речь идет о вашем муже, не так ли, Фрида? – уточнил Деннис.

Сара внутренне возмутилась. Еще неделю назад Деннис имел моральное право на такой вопрос. Но теперь, когда он совершенно отступил от своих принципов и на своем опыте убедился, что удовлетворительная сексуальная жизнь без брака вполне возможна, к чему выяснять, состоят ли их радиослушатели в браке! Фрида тем временем подтвердила, что уже восемь лет замужем и все у них в порядке, кроме одного…

– Я не возражаю, когда он просит сделать ему…

За стеклом взметнулся красный флажок. Цензоры не пропускают в эфир некоторые слова и обороты.

– Пожалуйста, употребляйте выражение «оральный секс», Фрида.

– Ой, извините.

– Ничего страшного. Итак, – продолжила за слушательницу Сара, – мы установили, что Фрида не возражает против орального секса, если муж просит об этом. А в чем же проблема?

– Он не… сам он не хочет сделать того же для меня.

– И вас, по-видимому, огорчает такая несправедливость.

– Конечно! – подтвердила Фрида.

– А вы пробовали поговорить с ним, Фрида?

– Да, сколько раз!

– И какова его реакция?

– Он говорит, что ему это не нравится.

Деннис сделал знак, что хочет вступить в разговор. Раньше он, как многие делают, покашливал, чтобы привлечь к себе внимание, но Сара объяснила ему, что в эфире этого делать нельзя: у слушателей сложится впечатление, что ведущий болен бронхитом. Так что теперь Деннис просто помахал рукой.

– Возможно, Фрида, вас немного успокоит то, что реакция вашего мужа вполне обычна. По статистике, большинство мужчин испытывают дискомфорт, занимаясь оральным сексом со своими женами.

Повисло молчание. Недопустимая вещь в эфире! Сара бросилась было на выручку, но тут Фрида спросила:

– Ну а как мне это изменить?

– Мой совет, – медленно начал Деннис, – не пытайтесь это изменить.

– Как это? – не выдержала Сара.

– Повторяю. Я советую Фриде не пытаться изменить ситуацию. Если мужчина испытывает дискомфорт, не нужно принуждать его к действиям, которые ему неприятны.

– А вы что, думаете, я не испытываю дискомфорт?! – возмутилась Фрида.

Сара была довольна. Разговор вышел живой и эмоциональный.

– Фрида, разрешите, я задам доктору Флеммингу такой вопрос: для чего люди занимаются оральным сексом?

– Для того чтобы доставить удовольствие партнеру.

– Все правильно. Так вы считаете, это справедливо, что муж Фриды отказывает ей в удовольствии?

– Несправедливо другое: то, что она пытается его принудить к действиям, которые ему неприятны. Вот смотрите. Допустим, Фрида уговорила мужа заняться с ней оральным сексом. Он чувствует себя неловко, не знает, как говориться, с какого конца к этому подойти, с нетерпением ждет, когда она позволит ему прекратить. Каковы шансы, что она получит от такого опыта удовольствие?

– Согласна, никаких. Но оральный секс требует определенного опыта, навыков, если хотите. Нужно время и заинтересованность, чтобы научиться доставлять удовольствие своему партнеру. И вот заинтересованности, искреннего желания сделать жену счастливой, у мужа Фриды нет. И это очень плохо.

– Не согласен!

– Разумеется. Что ж, Фрида, совет доктора Флемминга вы слышали. А мой совет таков. Откажите своему мужу в оральном сексе, пока он не пересмотрит свою позицию. Посмотрим, сколько он продержится. Договорились?

– Договорились! – радостно подхватила Фрида.

Затем последовали звонки от восемнадцатилетнего девственника и от дамы, которая интересовалась средствами защиты. А затем мониторы запестрели сообщениями.

Сара с радостным удивлением поглядывала на экраны. У нее и раньше было много звонков, но такой шквал! И большинство слушателей хотели поделиться своими мнениями по поводу позиции мужа Фриды. Сара всегда любила, когда в эфире поднимали очень острый вопрос и слушатели вступали в импровизированную дискуссию. В этом случае ведущему не нужно ломать голову, чем занять эфир, чем заполнить паузы между звонками, нужно только направлять звонки в нужное русло, и передача получается острой и интересной.

Одно плохо. Только сейчас она поняла, какая огромная часть ее аудитории раньше просто молчала. Раньше ей, оказывается, не удавалось вызвать многих своих слушателей на откровенность. Теперь же они, перебивая друг друга, торопились высказать свое мнение. Когда Сара заметила, что мнения стали повторяться, она, опытный ведущий, решила прервать поток звонков на эту тему.

– Дорогие слушатели! Давайте договоримся: те из вас, кто хочет высказаться по поводу Фриды и ее мужа, звоните на наш обычный номер. – Она повторила номер телефона. – Тогда мы сможем устроить голосование. И в следующей передаче расскажем вам, сколько радиослушателей поддерживает позицию доктора Флемминга и мужа Фриды, а сколько согласны со мной и Фридой. А теперь давайте послушаем другие звонки. На связи Джош из Джаспера. Привет, Джош! У вас к нам вопрос?

Раздался треск, невнятный шелест, потом неуверенный голос произнес:

– Алло? Вы меня слышите?

– Мы вас слышим, Джош. Говорите.

– Ну, во-первых, я согласен с доктором Флеммингом. По поводу орального секса.

Деннис ухмыльнулся, а Сара нахмурилась. Не стоит бросаться на наживку, иначе слушатели так и будут звонить, чтобы высказаться про оральный секс.

– Джош, у нас на мониторе отмечено, что вы уже звонили раньше. Я не ошиблась?

– Звонил. Я разговаривал с вами и доктором Флеммингом.

– Вы имеете в виду, что звонили сегодня?

Сара взглянула на Денниса. Он пожал плечами – не помнит.

– Нет. Я звонил две недели назад. Когда была утренняя передача из Нью-Йорка. Вы меня помните?

Сара беспомощно повернулась к Деннису. Тот напряженно тер ладонью лоб. Вдруг лицо его просветлело. Он поднял руку, показывая, что будет говорить.

– Конечно, мы вас помним. Хотя в прошлый раз вы назвались другим именем. Напомним нашим радиослушателям, что у Джоша семейная проблема. Его жена отказывается заниматься сексом так часто, как ему хотелось бы. Верно, Джош?

Теперь Сара вспомнила. Это тот малый, которому она посоветовала сделать из квартиры сексодром.

– Итак, Джош, – вступила в разговор Сара. – Расскажите нам, последовали ли вы нашему совету. Удалось ли вам поговорить с женой, разобраться в ее скрытых эротических фантазиях, претворить эти фантазии в жизнь?

Пауза. Затем Джош ответил:

– Она мне сказала, что у нее нет никаких эротических фантазий.

– Ясно, – медленно произнесла Сара. – Значит, вам пришлось импровизировать.

– Да! – в голосе Джоша слышалось облегчение. – Я не был уверен, что делаю правильно, но раз вы одобряете…

Сара улыбнулась:

– Если все получилось, то конечно одобряем.

Пауза затянулась. Вообще-то неуверенность – нормальное явление. Ведь слушатели не каждый день звонят на национальное радио и выступают на всю страну. Но этот парень какой-то странный.

– И что вы сделали, Джош? – нарушил молчание Деннис.

– Ну, она ведь сказала, что никаких особых фантазий у нее нет. Так что я стал думать: а что бы ей могло понравиться? Ну и вот. Я все устроил, как в кино – чтоб к ее приходу с работы были цветы, свечи, вино, тихая музыка. Еду заказал из ресторана, чтобы ей не пришлось готовить и убирать.

– Мне кажется, вы все предусмотрели, Джош, – одобрила Сара. – И как, она удивилась?

– Да! Очень удивилась. Это точно.

Деннис и Сара переглянулись.

– Создается впечатление, что это был для нее не слишком приятный сюрприз, – предположил Деннис.

– Угу. Она заявила, что я оказываю на нее давление, сказала, что поела на работе, и отправилась спать. Без меня.

Сара наклонилась вперед.

– Похоже, у вас с женой непростая жизнь, правда, Джош?

– Да.

Ну почему он не скажет ей побольше!

– Поправьте меня, если я ошибусь. Вы оба много работаете. Денег не всегда хватает. Вы оба еще молоды и вам хочется иметь больше, чем вы можете себе позволить. Вам приходится довольно много откладывать на будущее. Верно?

– В общем, верно.

– В тот вечер жена вернулась с работы усталая. Иногда нервы и усталость заставляют людей делать и говорить то, о чем они потом сожалеют. Не попытаться ли вам предпринять еще одну попытку, но не в рабочий день, а, скажем, в субботу?

– Это и было в субботу.

– Так ваша жена работала в субботу?

– Она каждый день работает.

Плохо.

Деннис коснулся ее руки, и Сара предоставила ему продолжать.

– Знаете, Джош, бывают ситуации, когда красивые жесты и не нужны. Вот что я вам предлагаю. Пусть ваша жена вернется с работы и увидит, что ужин готов, а квартира убрана. Никаких свечей и музыки. Не показывайте, что думаете о сексе. И вот когда вы будете сидеть рядышком у телевизора, предложите помассировать ей шею и спину. Просто чтобы она могла расслабиться и отдохнуть. И никаких намеков на секс.

– Более того, – вступила в разговор Сара, – если вам удастся установить с ней определенный уровень интимности, не торопитесь. Возможно, вам следует воздержаться от секса, даже если вы поймете, что в этот раз она вам не откажет. Просто обнимите ее, успокойте, скажите, что все будет хорошо, что вы ее любите.

– Но это не решит мою проблему! – возразил Джош.

– Сразу не решит, – согласился Деннис. – Но вы сделаете шаг в нужном направлении, постепенно преодолеете враждебность и неприязнь, и тогда, постепенно, ваша интимная жизнь начнет налаживаться.

– Хорошо сказано, – одобрила Сара. – Кажется, доктор Флемминг, это первый раз, когда мы с вами думаем одинаково. Давайте сделаем перерыв на рекламу. После рекламной паузы Моника из Мэнсфилда поговорит с нами о моральной ответственности партнеров.


Деннис стоял на балконе, рассеянно поглаживал мраморный парапет и любовался синей гладью Атлантического океана. Он глубоко вздохнул, и легкие его наполнились свежим соленым океанским воздухом. Легкий ветерок ерошил его волосы, забирался под расстегнутый ворот рубашки, ласкал разгоряченные щеки. Как странно. В тысяче миль отсюда, в Нью-Йорке, первая метель остановила движение на улицах. Сюрреализм. Как и все, что теперь происходит в его жизни.

Он улыбнулся. Почему-то от этой мысли ему стало не страшно, а, наоборот, спокойно.

Этой ночью он наконец принял решение. Закончились тревожные дни, когда он не мог понять, куда катится его жизнь. Решение само созрело в его голове, когда он проснулся среди ночи и увидел, как Сара спит, доверчиво повернувшись к нему круглой попкой. Он укрыл ее одеялом, и у него защемило сердце. Внезапно он почувствовал, что мама права. Лучше Сары ему не найти.

Он замер, ожидая, когда разум проснется и предложит ему десятки контраргументов. Но ничего не произошло. На душе у него было спокойно.

Тогда он вышел на балкон и удивился. Ему вдруг показалось, что и он, и ветер, и соленый океан – это одно целое и что они дышат с ним в одном ритме. Никогда раньше он не чувствовал себя таким живым, таким цельным, таким уверенным в себе. Словно долгие годы он блуждал в потемках, боролся с обстоятельствами, не зная, что ждет его завтра, а теперь, наконец, вышел на широкую ровную дорогу. Вот удивительно! А ведь совсем недавно ему казалось, что раньше жизнь его была полна ясности и порядка, а Сара появилась, и все смешалось. Оказывается, наоборот! Только теперь все стало на свои места.

Казалось бы, внезапность его решения должна его тревожить. Не он ли всегда говорил, что осторожность – лучшая сторона доблести? Что время – лучший судья в вопросах человеческих отношений? Особенно если учесть прошлый его опыт. И тем не менее уверенность, что он принял единственно верное и правильное решение, не слабеет, а крепнет.

Он рассеянно потер заросший щетиной подбородок. Конечно, он еще не знает, согласится ли она. В последние дни он стал замечать, что она как-то отдаляется от него. Смех ее стал не такой сердечный и заразительный. Секс? О, ему было хорошо, как никогда. И все же казалось, что она ищет в занятиях любовью чего-то большего, чем просто секс. А он был так погружен в свои сомнения и тревоги, что даже не задумывался о том, что она чувствует.

А вдруг он ошибается и Саре от него ничего не нужно, кроме головокружительного секса? Кроме этих наполненных страстью нескольких дней? Вдруг она просто продолжает свое затянувшееся сафари?

Он рассеянно запустил пальцы в растрепавшиеся волосы. О, если подумать, он может назвать десяток причин, по которым Сара не захочет серьезных, длительных отношений с ним. Это было легко, ведь он столько часов провел, думая о том, какие они разные.

Он тихонько прошел в комнату и раскрыл свой саквояж. Достал маленькую бархатную коробочку. В полумраке блеснули три крупных бриллианта в простой платиновой оправе. Совсем не похоже на Сару. Ей нужно что-то другое, что заставит ее глаза искриться, зубы сверкать в улыбке, а волосы переливаться яркой медью. Он положил коробочку обратно.

13

Прижимая к груди пакеты, в которых разместилось ее месячное жалованье, Сара нерешительно стояла перед автоматической вращающейся дверью. Отель, последнее достижение современности, уже у входа изумлял своих гостей дарами цивилизации. Сара ступила в отсек пропускного механизма, зацепилась за что-то и не успела выйти. Униженно она совершила еще один круг, сделала шаг в вестибюль, но выронила пакеты. Со сдерживаемой яростью она смотрела, как ее покупки совершают очередной вынужденный круг.

К счастью, на помощь пришел рассыльный. Собрав ее пакеты, он с улыбкой выяснил номер ее комнаты и обещал немедленно доставить вещи в номер. Подавая ему на чай, Сара раздраженно размышляла о том, что рассыльный назвал ее «мэм». Она что, выглядит так, что к ней уже нельзя обратиться «мисс»?!

Она устало побрела к местному телефонному аппарату. Набрала номер Родни – нет ответа. Набрала номер Линды – то же самое. И куда все подевались? Сегодня у них была запланирована встреча с местными книготорговцами. Родни так и не появился. Саре самой пришлось развлекать их за обедом, потом ехать на книжную выставку, бродить по несметному количеству залов, а после этого еще и подписывать свои книги. Она подписала тысячи две, наверное. У нее на пальцах образовалась мозоль. Она сыта по горло этой рекламной поездкой!

Сара даже остановилась. Только сейчас до ее сознания дошла важность этой мысли. Ведь поездка подходит к концу, а значит, конец и ее отношениям с Деннисом! При всем своем современном отношении к жизни, она никогда не станет участницей тандема «жена – любовница».

И пока у нее нет никаких оснований думать, что Деннис отказался от мысли сделать предложение своей Изабель. Так что, как бы она ни гнала от себя неприятные мысли, она крутит роман с человеком, который твердо решил связать свою жизнь с другой. Такова горькая правда.

Она направилась к стойке портье, чтобы оставить для Родни сообщение. А может, он для нее что-нибудь оставил? У стойки уже толпилось несколько человек. Может, не ждать, а просто позвонить попозже? И тут она остановилась как вкопанная, услышав знакомое имя. И произнесла это имя высокая элегантная женщина в простом, но стильном сером костюме.

– Пожалуйста, передайте доктору Флеммингу, что в вестибюле его ждет Изабель. Я буду здесь еще примерно час.

Сара задыхалась. Вот и конец. Даже еще раньше, чем она думала. У нее не было сомнений в том, что эта Изабель – та самая Изабель, невеста Денниса. И она приехала к Деннису.

Изабель отошла от стойки, посмотрела вокруг и направилась к диванчику в дальнем углу холла. У Сары защемило сердце. Красивая, очень красивая. Стройная, ухоженная, уверенная в себе. В ней было то, чего ищет любой мужчина, выбирая себе жену. Воплощение женственности. Если бы Сара не была женщиной, она и сама, не задумываясь, сделала бы предложение этой молодой леди. Сара вдруг с тоской осознала, что волосы у нее всклокочены, босоножки надеты на босу ногу, а ремешки сзади у них спущены, чтобы не натирали ноги. И на пальцах пятна от фломастера, а короткая юбка смялась в складки – ей ведь пришлось сидеть несколько часов.

– Мэм?

Сара очнулась. Она ведь так и стоит у стойки, и теперь подошла ее очередь. Чего она хотела?

– Нет ли сообщений для Сары Мэрфи? – наконец спросила она.

– Для доктора Мэрфи? – переспросил портье.

И сделал вид, что смотрит вокруг в поисках записки.

– Нет, к сожалению. Никаких сообщений.

Она поблагодарила и отошла от стойки. Оглядела холл. Изабель все еще в одиночестве сидела в дальнем углу. А что, если… Там рядом с диваном стоит кадка с деревом, и за листвой ее никто не увидит… Дожила, одернула себя Сара. Она собирается прятаться за деревом и следить за Деннисом! Какое унижение! И чего она добьется? Услышит, как он делает предложение Изабель, и первая его поздравит?!

Сара опустила голову и побрела к лифтам.

– Простите, мэм… – услышала она за спиной.

Это был портье.

– Мисс! – взвизгнула она. – Обращайтесь ко мне – мисс!

У портье от неожиданности глаза вылезли на лоб.

– Простите, доктор Мэрфи. Для вас есть сообщение.

Она с облегчением вздохнула. Слава богу. Ей не хочется сейчас быть одной, а Родни всегда умеет поднять настроение.

Она развернула записку и сразу же поняла, что это не от Родни. «Жду в номере 1001 ровно в шесть. Д.».

Она повертела в руках записку. Может, это ошибка? Может, он оставил записку Изабель? Ведь у них с Деннисом уже есть комнаты. Отдельные, конечно. До сих пор ей не приходило в голову, что тщательная конспирация, которую он неукоснительно соблюдал, была связана вовсе не с его профессиональными принципами. А с возможным визитом этой привлекательной дамы. И вообще, откуда этот номер 1001?

Нет, записка адресована ей. На обороте ее имя.

Она кивнула портье и решительно направилась к лифту. Что ж, если это прощальная встреча, она должна выглядеть королевой. Она не собирается избегать последнего разговора. Трусихой она никогда не была. Деннис наверняка захочет расставить все точки над «i». Захочет удостовериться, что она правильно воспринимает их отношения.

А как она их воспринимает?

Подошел лифт, и Сара шагнула внутрь, рассеянно комкая записку. К чему ломать голову? Она все узнает меньше чем через час. А теперь ей надо привести себя в порядок. Интересно, что люди обычно надевают ради такого случая?


Деннис уже в десятый раз смотрел на часы. Они упорно показывали одно и то же. Четверть седьмого. А Сара так и не появилась.

Он метался по комнате, словно тигр в клетке. Натыкался на украшенные резьбой столбы, поддерживающие балдахин над кроватью. Задевал рукавом пиджака цветочные композиции, расставленные там и тут. Он заказал их полдюжины, не меньше. Розы самых разных размеров и оттенков. И даже не вздрогнул, увидав счет.

Чуть не опрокинул стол, сервированный на двоих. Стол уже был накрыт, свечи начинали оплавляться.

Он успел справиться у консьержа: да, подтвердил тот, доктор Мэрфи получила записку.

Да, конечно, заблокировать на вечер его телефонный номер не составит никакой проблемы.

Проблема одна – куда подевалась Сара?

Раздался стук в дверь. Он метнулся к двери, вновь наткнувшись на вазу. Надо взять себя в руки. Если он так нервничает из-за ужина, что будет, когда дело дойдет до главного?

Он распахнул дверь. На пороге стояла Линда.

– Можно войти?

Он бы все равно не успел ответить «нет», потому что она уже влетела в комнату.

Со вздохом он закрыл дверь, предварительно выглянув в коридор. Нет, Сары видно не было.

Линда уже сидела на диване. Казалось, она даже не заметила романтического антуража.

– Родни бросил меня.

Деннис беспомощно развел руками. Признание Линды было для него полной неожиданностью. Они никогда не были в доверительных отношениях. Она всегда казалась уверенной в себе и ловко управлялась со всеми профессиональными проблемами. Но никогда не рассказывала ему о себе.

Он откашлялся.

– Э-э… Как вы узнали, где я?

Она выразительно взглянула на него, но промолчала. Он не стал переспрашивать. Нет смысла. Деннис не сомневался, что хрупкая Линда добьется чего угодно и в средствах стесняться не будет. Несчастный портье.

Деннис вздохнул, взглянул на часы – двадцать минут седьмого – и задул свечи. Присел рядом с Линдой.

– Он обещал мне сюрприз, – всхлипывая, заговорила Линда. – И повел в мэрию. Но откуда мне было знать, что он имеет в виду регистрацию брака!

– Брак?!

Брови Денниса взлетели вверх. Он, конечно, догадывался, что между ними что-то есть. Но пожениться…

Словно прочитав его мысли, Линда кивнула и, всхлипывая, достала платок из кармана джинсов.

– Именно, – подтвердила она. – Представляете?

Но его удивление уже улеглось. А чего тут странного? В его собственной жизни за одну лишь неделю произошло столько неожиданного, что он уже ничему не удивляется.

– Как я понял, вы ему отказали? – уточнил Деннис.

Она подняла на него покрасневшие глаза.

– Естественно, я ему отказала! Я что, похожа на идиотку?! Ну как он не понимает, что сейчас я не могу даже думать о браке? У меня карьера на подъеме. Я наконец смогла снять свою собственную квартиру. После того, как столько лет жила с двумя подружками! И потом, он живет в Балтиморе, а я в Нью-Йорке! Двести миль расстояния!

Деннис кивнул. Он живо представлял себе душераздирающую сцену в мэрии.

– У него и кольцо было? – спросил он. Она показала ему обручальное колечко.

– Прелесть, правда? – улыбнулась Линда. Он кивнул. Что еще ему оставалось?

Она бессильно уронила на колени руку с колечком.

– А знаете, почему мне точно известно, сколько миль от Балтимора до Нью-Йорка? Я вам скажу. Потому что я родилась в Балтиморе. И выросла там. Там мы и с Родни познакомились, встречались какое-то время, а потом наши пути разошлись. Я переехала в Нью-Йорк, нашла работу. И вот мы снова сталкиваемся в этом дурацком турне.

О, значит, она из Балтимора! Значит, они с Родни познакомились гораздо раньше, а не во время первой телепередачи, как думали они с Сарой.

– И вот, – продолжала Линда. – Я, конечно, спросила, как с этим быть: двести миль не шутка. И знаете, что он сказал? Он сказал, что я должна вернуться в Балтимор, и все тут. Добившись успеха в Нью-Йорке, я доказала себе и всем все, что хотела доказать, и теперь можно возвращаться домой. А я не хочу возвращаться! Я люблю Родни! Но я хочу жить в Нью-Йорке.

Деннису было ужасно неловко. Он ерзал на диване и не знал, что сказать. Наконец отважился:

– И как он отреагировал, когда вы об этом сказали?

Она посмотрела на него, как на непонятливого ребенка.

– Мы поругались, естественно. Прямо там, в мэрии. И он ушел. – Голос у нее задрожал. – И с тех пор я не могу его найти. В номер он не возвращался. И я не знаю, где его искать. И не знаю, что мне делать.

Деннис тоже не знал, что делать.

Ясно было одно – то, что рассказала Линда, очень напоминало их с Сарой ситуацию. Он окинул взглядом широкую кровать под кружевным покрывалом, столик с интимной сервировкой, цветы… Его охватила паника.

Линда занята карьерой, планы завести семью и родить детей у нее на втором месте. А у Сары?

Линда, кажется, только сейчас заметила романтическое убранство в номере. Она поднялась.

– Ой, кажется, я нарушила ваши планы. Извините, пожалуйста.

Деннис поднялся вслед за ней. Линда неуверенно улыбнулась.

– Поверить не могу, что я вам все это рассказала!

– Отчего же?

– Ну, вы босс. Не совсем, конечно, но вы понимаете, о чем я говорю. Потом, вы ведь не одобряете свободного поведения. Вы, наверное, думаете, что мне нужно было выйти за него.

Деннис проводил ее до двери.

– Я думаю, вы должны поступить так, как считаете правильным, Линда. Никто не вправе вам советовать.

Он неловко стоял у дверей, не зная, что еще сказать. Потом неуверенно протянул руку и похлопал ее по спине.

– Спасибо, – с чувством сказала она.

Он открыл перед Линдой дверь. На пороге стояла Сара, которая уже занесла руку, чтобы постучать. Деннис так обрадовался, что чуть не выпихнул Линду в коридор. Тем более что при виде Сары на лице у девушки отразилась такая трогательная робкая надежда, что Деннис стал опасаться за судьбу романтического ужина. Линда явно обрадовалась возможности поплакать еще на одном плече.

– Линда уже уходит, – твердо произнес он. Только теперь он понял, как хороша Сара.

Она выглядела на миллион долларов. Как чувствовала. А может, правда, чувствовала? У женщин очень тонкая интуиция! И вот теперь Сара стояла перед ним, сверкая экзотической красотой. Черное облегающее платье спускалось до тонких щиколоток, открывая взгляду босоножки из переплетенных ремешков. Каблуки, как обычно, высоченные. Глубокий вырез на груди открывал ровно столько, сколько нужно, чтобы любой зрелый мужчина проникся желанием узнать, что там, под черным шелком. Волосы, обычно свободными прядями ниспадающие на плечи, сегодня были зачесаны вверх и открывали длинную стройную шею и прекрасные плечи. Кожа ее, ослепительно белая, как у всех рыжеволосых, оттененная черным, казалась мраморной. Все, о чем Деннис мог сейчас думать, – как она прекрасна и как он хочет ее.

А тут эта Линда! Он решительно подтолкнул девушку к дверям, приговаривая:

– Я уверен, все образуется, Линда. Пойдите к себе, примите ванну, отдохните. И постарайтесь не думать о грустном.

Линда безнадежно шагнула за порог.

– Подождите-ка, Линда, – остановила девушку Сара.

Она полезла в маленькую черную сумочку. Деннис чуть не застонал. Ищет платок! Ну вот, сейчас начнутся женские истории. Но Сара достала ключ от гостиничного номера.

– Я догадываюсь, зачем вы приходили к Деннису, – сказала Сара. – Потому что Родни сейчас у меня в номере. Вот вам ключ и решайте сами, что делать дальше.

Перед тем как уйти, Линда все же обняла Сару и что-то проговорила, всхлипывая. Деннис отвел взгляд. Он никогда не любил мелодрам. Наконец Линда, бормоча слова благодарности, скрылась. Деннис с облегчением запер за ней дверь.

– Вот, значит, почему ты опоздала, – улыбнулся он.

Сара смотрела на него с отсутствующим выражением лица, словно слышала слова, но не понимала их смысл.

– Ах, да. Конечно, – наконец кивнула она. Сара прошла в комнату, Деннис последовал за ней.

– Что же ты не позвонила? Я так волновался.

– Я пыталась. Но кто-то распорядился блокировать входящие звонки.

– Ох, – вспомнил Деннис. – Это же я сам попросил!

Он прислонился к стене и наблюдал, как она прохаживается по комнате, рассматривая цветы, накрытый стол, кровать. А он открыто любовался ею. В разрезе платья мелькали черные чулки с кружевными подвязками. О-о, как же он хочет ее! А она? Она рассеянно ходила по комнате, но он знал, что каждую секунду она сознает и чувствует его присутствие. Под его взглядом она стала чаще дышать. Ему казалось, что он видит биение ее сердца под тонким шелком. Деннис судорожно сглотнул и сосчитал в уме до десяти. Если он не возьмет себя в руки немедленно, то его рассчитанный на целую ночь грандиозный план придется свернуть в десять минут.

– Я заказал ужин, – нашелся он.

Смог наконец отвести от нее взгляд, нашел зажигалку и вновь зажег свечи.

Она подошла к нему и взглянула прямо в глаза. Ее взгляд проник в самую душу. И было что-то в выражении ее глаз, что он не понимал. Странно.

Он протянул было руку, чтобы снять крышку с блюда, и засмеялся.

– Как странно. Мне совсем не хочется есть.

Ему хочется другого. Ему хочется покрыть поцелуями все это прекрасное тело. А она отвела взгляд. Странно. В ее поведении чувствовалась какая-то неуверенность. Она комкала в руках вечернюю сумочку, и Деннис заметил, как от нее отлетели блестки. Что происходит?

Он так и спросил. Но она ничего не ответила. Он медленно направился к ней, обходя стол. Она словно бы случайно шагнула в сторону, коснулась пальцами свежих лепестков красной розы. Ничего необычного вроде бы, и тем не менее он ни на шаг к ней не приблизился.

– Мне сразу показалось, что что-то не так, – медленно проговорил он, указывая взглядом на истерзанную сумочку. – А теперь я в этом уверен. Может, ты расскажешь мне?

Она взглянула на свою сумочку и засунула ее под мышку. Но ничего не ответила.

– Говори! – повторил Деннис.

– Все это так… неловко, – смущенно проговорила она. – Я надеялась, что ты сам скажешь.

Он в изумлении поднял брови. Что она такое говорит?

– Деннис, я никогда тебя не обманывала, – продолжала Сара. – И дальше не собираюсь лгать. Но я жду от тебя такой же откровенности.

Она сделала паузу, ожидая, что Деннис что-то скажет. Но он молчал. Сара глубоко вздохнула, нервно заправила за ухо выбившийся рыжий локон.

– Я видела Изабель.

Повисло молчание. Он не сразу осознал значение этих слов. Наконец до его сознания стало доходить: она видела Изабель! Теперь все становилось на свои места. И ее отчужденность, и ее волнение.

Он шагнул к ней, и она на этот раз не двинулась с места. Как чудесно от нее пахнет! А от ее мраморной кожи пышет жаром. Он легко коснулся ее шеи, того места, где бьется пульс. Почувствовал беспорядочный ритм, услышал ее прерывистое дыхание. Она принадлежит ему, вся, без остатка, только сама еще этого не понимает. И сегодня он должен ей это доказать.

– Где ты видела ее? – тихо спросил Деннис.

– Внизу, в холле. Часа полтора назад, так же тихо ответила она.

Он кивнул. Провел пальцем по нежной коже на шее, потом спустился ниже, до самого выреза платья, до самой ложбинки между грудей. Со вздохом убрал руку. Пока рано.

– Ты, наверное, увидела ее до того, как я получил от нее сообщение. Потому что, как только я узнал, что она здесь, я сразу же спустился к ней. – Сара дернулась и отвернулась. – И после этого она пробыла в отеле недолго. Почти сразу же уехала. Вместе со своим новым парнем.

Он протянул руки как раз вовремя. Потому что Сару оставили силы и она, закрыв глаза, тяжело повисла в его руках. Он поддерживал ее, ощущая тяжесть ее тела, запах ее волос, которые щекотали ему шею, чувствуя каждый изгиб ее податливого тела. Она была в его власти, он мог делать с ней что угодно, и от этой мысли возбуждение его росло. Казалось, прошла вечность, но вот она шевельнулась и выпрямилась.

– Что ты сказал? – хрипло проговорила она.

Он наклонился и прильнул губами к тому месту на ее шее, где прощупывался пульс. Жилка завибрировала под его губами так же, как трепетало в его руках все ее тело. Он подался бедрами вперед, чтобы она почувствовала его возбуждение.

– Знаешь, оказалось, я не единственный, у кого за неделю жизнь так круто изменилась. Изабель тоже встретила мужчину, который заставил ее забыть обо всем на свете.

Сара испустила тихий стон и снова прильнула к нему. Он почти физически ощущал, как напряжение уходит из ее тела. Поддерживая ее, он наклонился и зарылся лицом в ее волосы, с нежностью думая о том, сколько заколок она туда засунула. Какое наслаждение будет вынимать их одну за другой, пока медные локоны тяжелым каскадом не рассыплются по плечам…

– Ответь мне на один вопрос, Сара. Ведь ты думала, что мы с Изабель снова вместе. Так почему же ты пришла?

Он почувствовал, как тело ее мгновенно налилось силой и энергией. Она повернулась к нему и бросила, надменно вскинув голову:

– Я пришла, чтобы показать тебе, чего ты лишаешься.

Она накрыла рукой его ладонь, потянула ее вверх и положила себе на грудь. Под тонким шелком платья не было больше ничего. У Денниса пересохло во рту. Глядя ему прямо в глаза, Сара передвинула его ладонь, чтобы он мог почувствовать напрягшиеся соски. Его охватила дрожь. Еще секунда, и он не совладает с собой. Его тщательно продуманный план рушился на глазах. Поистине, если женщина решила соблазнить мужчину, он не устоит!

– Какое счастье, что я ничего не лишаюсь! – прошептал он.

Накрыв ладонью его ладонь, она передвинула ее ниже, еще ниже, туда, где разрез платья приоткрывал кружевной край ее чулок. Его ладонь скользнула в разрез, прошлась по кружевному краю подвязок. Остановилась там, где вожделенный вход в пещеру наслаждения прикрывала только тоненькая шелковая полоска. И эта полоска была влажная от желания. О, она хочет его так же, как он ее! Он запустил руку под шелк, а она чуть раздвинула бедра, пропуская его. Сок желания оросил его пальцы, когда он проник глубоко внутрь. Она запрокинула голову, вскрикнула, и судорога прошла по ее телу. Теперь она обеими руками стискивала его ладонь, направляя ее туда, глубже…

Никогда ни одну женщину не хотел он так отчаянно. И никогда ни одна женщина не желала его так, чтобы испытать оргазм лишь от одного его прикосновения.

Она затихла и прижалась к нему. Он поддерживал ее одной рукой, оставив другую там, где ее тело встретило его с таким жадным нетерпением. Она все еще придерживала рукой его ладонь, словно боясь отпустить. Как же ей хорошо! И она вновь чувствовала себя готовой. Стоило ему шевельнуть своими дерзкими бесстыдными пальцами, как ее вновь пронзило желание. Она подалась бедрами навстречу его руке, своей ладонью направляя, поощряя его. Он скользил пальцами по ее самым чувствительным местечкам, избегая лишь волшебной кнопочки. Он больше не хотел, чтобы она получала удовольствие одна. Это идет вразрез с его планом. Ему надо доказать ей, что только с ним ей будет хорошо. А когда она насытится сексом, когда так устанет, что желание ее уляжется, тогда она поймет, что эта усталая нежность и благодарность – это и есть любовь.

Почувствовав, как нарастает ее возбуждение, он со стоном убрал руку. Она протестующе вскрикнула, но он молча поднял ее на руки и отнес на постель. Она раскинулась на постели, и на лице ее отражалось такое всепоглощающее желание, что он едва удержался. Он не должен торопиться.

Он лег с ней рядом, и она жадно повернулась к нему, прижимаясь всем телом. Руки ее судорожно скользили по его спине, по груди, избавляя его от рубашки, затем метнулись вниз, к застежке брюк. Но он поймал эти жадные руки и прижал их к постели. Не нужно торопиться.

Он припал к ее рту, и она жадно ответила, касаясь языком его губ, встречая жадными движениями его язык. Он глубоко, жадными толчками проникал в ее рот, страстно мечтая так же глубоко проникать в нее там, внизу. Но он не хотел спешить.

Не отрываясь от ее губ, он нащупал молнию платья и аккуратно расстегнул. Хотя больше всего ему хотелось просто задрать это платье как тогда, на кухне. Вместо этого он спустил с ее плеч бретельки, и ее груди оказались в его власти. Он ласкал губами соски, сначала один, потом другой, брал их в рот, чуть сжимал губами, покусывал. Она выгнула спину, и он смог снять с нее платье, не повредив ни одного шва. И залюбовался ею. Какое прекрасное тело… Эти чудесные изгибы, и впадинки, и выпуклости… Воспользовавшись тем, что он отвлекся, она исхитрилась, расстегнула на нем брюки и стянула их вниз. На этот раз он не остановил ее. Теперь между его возбужденной плотью и тем убежищем, куда он стремился, был лишь тонкий шелк ее белья. Поглаживая ее бедра, он отметил, что хитрая соблазнительница надела трусики поверх пояса с чулками. Чтобы остаться в чулках, когда он снимет с нее все, что мешает. Она протянула руки, чтобы ласкать его, но он перехватил их, сжав ее запястья. Сегодня он хочет, чтобы она была покорна.

– Прошу тебя, – прошептал он, – ничего не делай. Просто отдайся мне.

Она недоуменно взглянула на него. И тогда он взял шелковую ленту (молоденькой продавщице он сказал, что выбирает бантик для кошечки) и связал ее запястья. Она приглушенно вскрикнула, но подчинилась. Он поднял вверх ее руки и привязал их к изголовью кровати. Привязал легко, чтобы она могла освободиться сразу же, как захочет. Она закрыла глаза.

Глядя на нее, покорно распростертую перед ним, в полной его власти, он почувствовал невероятное возбуждение. Он медленно провел пальцами по ее щеке. По приоткрывшимся губам. По напрягшимся соскам. Вниз, где тоненькая ткань служила последней преградой перед его желанием… Он медленно, очень медленно стянул кусочек кружевной ткани, обнажая плоский живот и золотистые завитки волос. Она приподняла бедра ему навстречу. Он наклонился над тем местом, где ее судорожно стиснутые бедра прикрывали то заветное место, к которому он стремился. Он тихонько подул, и она застонала и развела бедра. Немного, потому что приспущенные трусики сковывали ее движения. Он скользнул языком внутрь, так глубоко, насколько мог проникнуть, и она со стоном приподнимала бедра ему навстречу. Но он уже прекратил будоражащую ласку. Она извивалась, приподнимала бедра, стремилась ему навстречу, а он дразнил ее желание, не касаясь ее. Она ничего не могла сделать – руки ее были привязаны. Наконец он сжалился над ней, медленно стянул с нее трусики и отбросил их. Она сразу же развела бедра, приглашая его делать с ней все, что он захочет. Он уселся между ногами Сары, приподнимая ее ягодицы так, что его возбужденный член упирался в зовущий его вход. Медленно, медленно он наклонился, но так, чтобы не войти в нее, а лишь скользить по ее влажной плоти. От возбуждающей ласки она вскрикнула и приподнялась ему навстречу, непроизвольно сжимая бедра, чтобы захватить его в свой жаркий плен. Но он не позволил ей, он хотел еще помучить ее.

Ее голова металась по подушке. Она извивалась, стремилась навстречу его желанию.

– Пожалуйста, Деннис. Прошу тебя. Я вся горю, не могу больше, – услышал он.

И он сжалился над ней. Мощным рывком он вошел в нее, заставив ее кричать от возбуждения. Не останавливаясь, он двигался внутри нее, словно пытаясь распять, пригвоздить ее к постели. Ее тело с жадностью вбирало его в себя, сжимало его плотным кольцом, пульсировало вокруг него. Стискивая зубы, он сдерживал себя. На этот раз они достигнут вершины вместе. Почувствовав, что вот-вот не сможет остановиться, он замер и оставил ее жаркое лоно. Она застонала, но он лишь хотел помочь ей. Он скользнул пальцами по ее влажной, припухшей, возбужденной розовой плоти, круговым движением прошелся вокруг волшебной кнопочки, не касаясь ее. Она судорожно выдохнула, а он вновь набросился на нее, пустив в ход свой мощный и твердый поршень. На этот раз она оказалась близка к кульминации, но он вновь остановился. Ему хотелось, чтобы она поняла: только тот, кто по-настоящему любит, способен подарить своему партнеру настоящую радость секса. Такого секса, с которым не сравнятся никакие сафари.

Он потерял счет времени. Сколько это продолжалось? Он доводил ее до грани оргазма и останавливался, давал ей время успокоиться и вновь возбуждал до крайнего предела. Его тело дрожало от перенапряжения, но он не останавливался. Замедлял движения, когда она готова была кончить, ускорял темп. Чтобы еще больше возбудить ее. Наконец, когда он сам уже не в силах был сдерживаться, он последним мощным движением вошел в нее и замер, отдавая ей всю свою энергию, всю свою страсть без остатка. И она забилась под ним, содрогаясь от наслаждения, вскрикивая и стискивая пальцами изголовье кровати. На лбу у нее выступили бисеринки пота, глаза были закрыты.

Он терпеливо ждал, пока она успокоится и откроет глаза. Он хотел видеть выражение ее глаз, когда он скажет ей. Нежно он ласкал губами ее влажный висок. Перебирал пальцами выбившиеся из прически прядки. Улыбнулся, подумав о том, что терпения вынуть все заколки одну за другой ему все же не хватило. И вот она открыла глаза. Они еще были затуманены, и в них светилась нежность и благодарность.

– Я люблю тебя, Сара, – прошептал он.

Она судорожно вздохнула. Он ждал ответа, и она это знала. Она молчала, но не потому, что не знала, как ответить. В глубине души она чувствовала, что он все понял без слов. По одному ее взгляду. Просто ей было так хорошо, что не хотелось говорить. Но ведь заслуживает он ответа – после того наслаждения, которое доставил ей?

– Развяжи мне руки, – проговорила она. – Я не хочу говорить со связанными руками.

Он легко потянул за конец ленты. Почувствовав свободу, она обняла его и прошептала:

– Я люблю тебя, Деннис.

14

– Доброе утро.

Не открывая глаз, она улыбнулась.

– А что, уже утро?

Она почувствовала, как что-то коснулось ее груди. Не рука Денниса. Не простыня. Она открыла глаза и увидела перед собой маленькую бархатную коробочку.

В горле у нее образовался комок. Молча она смотрела, как Деннис щелкает маленьким замочком. Так и есть, кольцо.

– Ты выйдешь за меня замуж, Сара?

Она рывком села в кровати, и коробочка отлетела в сторону. Она проводила взглядом коробочку, а потом перевела глаза на Денниса. Тот сидел на краю постели, накинув халат.

– Что ты сказал? – дрожащим голосом пролепетала она.

Он наклонился и поцеловал ее. Ей нужно подумать, обязательно нужно, а она совершенно теряет разум, едва он прикасается к ней!

– Выходи за меня замуж, Сара, – повторил он.

Она соскочила с кровати, подхватила брошенное вчера на пол вечернее платье и прикрылась им.

– Это не совсем тот ответ, которого я ждал, – медленно проговорил Деннис.

– А какого ответа ты ожидал? – Голос Сары прерывался от волнения. – Выйти замуж? Но я не могу!

– Почему же? – Деннис старался говорить спокойно, хотя в душе у него поднималась паника.

– Как почему?! Да потому, что еще вчера я думала, что между нами все кончено. Потому что еще десять дней назад ты планировал связать свою жизнь с другой. Этого мало?

Взгляд ее упал на злополучную бархатную коробочку.

– Это то самое кольцо?

Улыбка сползла с его лица.

– Боже мой! – закричала Сара. – Ты собирался сделать предложение мне и предлагаешь кольцо, предназначенное другой женщине!

Она сжала ладонями виски.

– Маленькая поправка, – процедил Деннис. – Я не собирался сделать тебе предложение. Я его сделал.

– То же самое кольцо! – не могла успокоиться Сара. – Да о чем это я? Я понять не могу, зачем вообще это предложение!

– Потому, что я люблю тебя, – раздельно произнес Деннис.

Она вздрогнула и перестала метаться по комнате.

– Послушай, Сара, – тихо заговорил он. – Это бабушкино кольцо. Его подарил ей дед, когда делал предложение. Все мужчины в нашей семье дарят его своим невестам.

– Господи! Значит, его носила и твоя первая жена?!

Он растерянно отвел взгляд. Да, носила.

– Послушай, Сара. Мне самому казалось, что это кольцо тебе не подходит. Но ведь это просто металл и камень, разве нет? Непонятно, к чему поднимать такой шум из-за кольца?

Она лишь окатила его презрительным взглядом.

– Если хочешь знать, я вчера заказал кольцо специально для тебя. Но оно еще не готово.

Прикрываясь простыней, Сара пыталась натянуть на себя черное платье. То самое, которое она надела, чтобы показать ему, сколь многого он лишится, если оставит ее. Но он не бросил ее. Вместо этого он подарил ей самую восхитительную ночь любви, а теперь делает ей предложение.

– Ладно, я признаю, – покаянно продолжал Деннис, – что дарить невесте кольцо, принадлежавшее другой женщине, – несомненно признак дурного тона.

Она запустила в него босоножкой и продолжала возиться с платьем. Он молча ждал ответа.

– Ты это серьезно? – проговорила Сара. Она избегала смотреть на него, но краем глаза увидела, что он кивнул.

– Послушай, Сара, – заговорил он, пытаясь взять ее за руку. – Я понимаю, это немного неожиданно. Но я много думал о нас с тобой. И мне кажется, что это естественное продолжение наших отношений.

– Может, тебе так и кажется, – язвительно промолвила Сара. – Но мне кажется иначе. По моему убеждению, существует множество вещей важнее брака. Карьерный рост, например. Финансовый успех. Понимание собственной личности.

Он тихо засмеялся.

– Я еще не встречал женщины более гармоничной. Ты не нуждаешься в анализе собственной личности, Сара.

– Ты просто мало меня знаешь.

Она безуспешно разглаживала измятое платье.

– Как ты не понимаешь? Ты… все смешал в моей жизни. И до встречи с тобой в ней было не много ясности. Теперь появился ты, и я больше не понимаю себя.

– Но это только естественно, милая. – Деннис покровительственно похлопал ее по руке.

– Не смей изображать психоаналитика! – взвилась Сара. – Я не нуждаюсь в твоих услугах!

– Да я и не пытался…

Она наконец справилась с молнией платья.

– Не пытался? Бог с тобой. Но если бы ты захотел попробовать, то тебе следовало начать со следующего постулата: я не хочу стать похожей на свою мать.

– Не понимаю.

Она подобрала черные чулки и пояс, но тут же раздраженно отшвырнула их в сторону.

– Если бы ты потрудился прочитать мою книгу, ты бы понял.

Он страдальчески сморщил лоб. Ей стало почти жаль его. Ах, если бы только своим поведением он не подтверждал каждую строчку ее книги, того раздела, где она пишет об институте брака и отношениях супругов!

– Ну хорошо, объясню. Брак, теоретически, должен основываться на доверии и взаимном уважении, так? И оба партнера должны вносить в брак равную лепту, так?

– Так, – медленно проговорил он, стараясь следовать за ее мыслью.

– Так вот. Такого идеального брака не существует. Зато существует статистика разводов. Пятьдесят процентов, тебе это, конечно, известно. – Она значительно подняла вверх палец. Ее не смущало, что она ораторствует в смятом, надетом на голое тело платье и босиком. – И знаешь, почему распадаются эти браки, Деннис? Потому что они основываются на чувствах, на эмоциях, а не на взаимном уважении и доверии.

Он широко улыбнулся.

– Такое впечатление, что ты цитируешь мою книгу, Сара.

– Ничего подобного. Далее в своей книге я доказываю, что, хотя многие супружеские пары искренне верят, что в их браке присутствуют и доверие, и взаимное уважение, на самом деле этого нет. И неумолимая статистика свидетельствует о том, что девяносто девять процентов браков существует или распадается из-за позиции женщины. Именно от женщины ждут, что она откажется от своих интересов, от карьеры, от всего, что было для нее важно и необходимо до брака. О, конечно, она может продолжать работать, если захочет. Может делать вид, что живет точно так же, как и до брака. Но на самом деле это не так. На самом деле женщине приходится приносить жертвы, а мужчина пожинает плоды. От мужчины никаких жертв никогда не требуют и не ждут. Знаешь, что говорит статистика, когда речь идет о совместном ведении хозяйства? Я напомню. Статистика свидетельствует, что в ста процентах случаев домашним хозяйством распоряжается женщина. А почему бы и нет? Ведь кому-то надо этим заниматься, правда? Одинокая женщина может себе позволить не заниматься стиркой хоть до того дня, когда ей нечего будет надеть. А замужняя женщина должна заботиться не только о своем белье, но и о вещах мужа.

Деннис обезоруживающе улыбнулся.

– Знаешь, Сара, я совершенно не возражаю, если ты не одета. И мне в голову не приходит просить тебя заниматься моим бельем. Кроме тех случаев, когда ты захочешь его с меня снять.

Сара вскинула голову и взглянула на него, прищурившись.

– Ты утверждаешь, что ты сторонник брака, основанного на взаимном уважении, не так ли, Деннис? Тогда ответь мне, пожалуйста, на один-единственный вопрос. Как получилось, что я внимательно прочла обе твои книги, даже два раза, а ты так и не прочитал моей?

Она наклонилась, чтобы поискать босоножки. Нашла одну, вспомнила, что вторую бросила в Денниса. Пошла за ней, обулась. Наклоняясь, чтобы застегнуть ремешок, она заметила коробочку с кольцом. Никто так и не поднял ее.

– Я… У меня просто не было времени, – неуверенно пробормотал Деннис.

– Неправда. Ты не удосужился прочитать мою книгу просто потому, что мое мнение не интересует тебя. Это и есть отсутствие уважения. Впоследствии это неизбежно коснется всего, что для меня важно, – моего образа мыслей, моих мотивов, поступков. И закончится все разводом. В один прекрасный день мы проснемся утром и почувствуем, что стали другими. И нам не слишком-то понравятся те новые люди, которых мы сами и сделали. Ну, что скажешь?

Он передернул плечами.

– Что ж, ты нарисовала интересный сценарий, – проговорил он.

– И мне не очень хочется претворять его в жизнь, понимаешь? Не лучше ли оставить все как есть?

Он с недоумением поднял на нее глаза.

– Ты действительно думаешь, что так будет лучше?

Она убежденно кивнула.

– Да. Когда двое просто встречаются, никто из них не попадает в зависимость к другому. Отношения могут оставаться равноправными.

– Да, но ведь тогда и настоящей близости не будет. Суть в том, Сара… – Деннис запустил пальцы в растрепанные волосы. – Для меня брак очень важен. И я не могу продолжать отношения, не видя перед собой перспективы. Я люблю тебя. И хочу жениться на тебе. Хочу иметь от тебя детей. Разве это плохо?

Она промолчала. Она все еще надеялась, что он улыбнется своей насмешливой улыбкой, поднимет руки и скажет: «Ладно, будь по-твоему». Но он молчал. Упрямо молчал.

Она нагнулась, подняла с пола бархатную коробочку. Приоткрыла, любуясь мерцанием крупного бриллианта в середине и двух поменьше по бокам. Захлопнула, взяла Денниса за руку, аккуратно опустила коробочку ему на ладонь.

– Спасибо тебе, – прерывающимся голосом проговорила она. – Спасибо, но… нет.

Отвернулась, собрала с туалетного столика свои заколки, подхватила сумочку и пошла к дверям.

Только когда она осознала, что Деннис не бросился за ней, чтобы остановить ее, только тогда она беззвучно заплакала. Она плакала не потому, что отказалась выйти замуж за Денниса. А потому, что он испортил самое прекрасное, что было в ее жизни. Так она сама себя убеждала.


Целую вечность Сара добиралась до своего номера. Проехала туда-обратно на лифте, не замечая любопытных взглядов, которые бросали на нее другие постояльцы. Среди людей, одетых в повседневную и спортивную одежду, в своем вечернем платье она казалась обнаженной и незащищенной.

Когда она вышла из лифта на своем этаже, то долго блуждала по коридору, пока не остановилась у дверей своего номера. Номер комнаты затерялся в ее растревоженном сознании, а на бирке ключа он указан не был из соображений безопасности.

Она долго безуспешно тыкала ключом в замочную скважину, поворачивала ключ туда и обратно, пока дверь, наконец, не поддалась. Сара шагнула внутрь, захлопнула за собой дверь и сразу же почувствовала, что не одна в комнате.

Сара замерла. Она не смогла бы объяснить, что заставило ее заподозрить, что в номере кто-то есть. Наверное, инстинкт, природное чувство самосохранения.

Она бесшумно повернулась и протянула руку к дверной ручке.

– Стоять! – раздался голос у нее за спиной.

Надежда, что это Деннис, который передумал и пришел за ней, растаяла. Голос не его. Совсем незнакомый голос.

Она медленно повернулась лицом к незнакомцу. Сердце было готово выскочить у нее из груди – так она испугалась. Она была совершенно уверена, что никогда раньше не видела этого человека. Зато он смотрел на нее так, словно знал ее очень хорошо.

– Простите, – произнесла она как можно тверже, – но один из нас попал не в свой номер.

Он поднял руку, и она заметила пистолет.

– Вы не догадываетесь, кто я?

Она снова посмотрела на него и медленно покачала головой.

Позади раздался стук в дверь.

– Сара! Сара, открой, мы не закончили наш разговор!

Деннис. У нее закружилась голова, взгляд затравленно метался с лица незнакомца к его пистолету.

– Там кто, доктор Флемминг? – тихо спросил незнакомец, указывая на дверь дулом пистолета.

Сара почти бессознательно кивнула. Откуда он знает доктора Флемминга? Откуда он знает ее?

– Пусть войдет. Он должен заплатить за все. Так же, как и вы.

Заплатить? За что? О чем он говорит? Кто он такой? У Сары была великолепная память на лица, и она твердо знала, что никогда в жизни не видела этого человека.

– Я сказал: пусть войдет! – закричал незнакомец.

Сара вздрогнула и трясущимися руками стала отпирать дверь. Приоткрыла дверь и в щелку увидела Денниса. Как и следовало ожидать, он был очень удивлен. Одними губами Сара проговорила: «Уходи!». Но сильная рука отшвырнула ее от двери. Сара беспомощно смотрела, как мужчина распахнул дверь и взмахнул пистолетом перед лицом Денниса.

– Входите, доктор Флемминг.

– Что здесь происходит? – спросил Деннис, переводя взгляд с испуганного лица Сары на мрачное лицо незнакомца.

Тот тщательно запер дверь, затем жестом велел Деннису и Саре пройти в комнату.

– Вы оба здесь. Очень удачно.

Деннис, прищурившись, посмотрел на незнакомца.

– Простите, сэр, напомните мне, пожалуйста, где мы могли раньше встречаться.

– Нам, – поправила Сара. – Я тоже не имею понятия, кто вы такой.

– Вы даже не можете меня вспомнить, – скривился мужчина. – А ведь вы оба исковеркали мне жизнь. Я Джон. Или Джош. А вообще-то меня зовут Джерри Престон.

Теперь Сара поняла. Это тот парень, который два раза звонил на радио. Спрашивал совета, как устроить свою интимную жизнь.

– Моя жена ушла от меня. Я сделал все, как вы велели, даже два раза. А она собрала вещи, забрала детей и оформила в суде постановление, чтобы я держался от них подальше.

Сара не сводила с него глаз. Около тридцати лет, небрит, глаза красные. Одежда выглядит так, словно он не снимал ее несколько дней, и пахнет соответственно.

Она перевела взгляд на Денниса, ожидая от него помощи.

– Джерри, – начал тот, – мне очень жаль, что так получилось. Дело в том, что проблемы в вашей семье давние и серьезные, и отсутствие секса – лишь следствие.

Джерри трясущимися руками наставил на Денниса пистолет. По его лицу катились крупные капли пота, в глазах застыло безумие. Сара задыхалась, сердце у нее колотилось как бешеное. В глазах потемнело. Еще секунда – и она упадет.

– Я открою окно, – прохрипела она. – Мне плохо.

В голове хороводом пронеслись пустяковые мысли – это Майами, и на улице здесь гораздо жарче, чем в номере, в номере же кондиционер. Тогда, в Хьюстоне, она тоже хотела проветрить, и что случилось… Стоп! В Хьюстоне и здесь их разместили в отелях одной и той же сети. Эти отели – словно близнецы. Одинаковые лифты, одинаковые бирки на ключах, одинаковые полотенца в ванной. А что, если…

Сара на негнущихся ногах доковыляла до окна. Джерри наставил на нее пистолет.

– Смотрите, без глупостей, – пригрозил он.

Сара повернула рукоять и потянула раму. Комнату огласил страшный вой сирены. Сара рухнула на колени, прикрывая голову. Мужчина от неожиданности выронил пистолет, и Деннис метнулся за ним. Но Джерри с яростным рычанием повис у него на плечах. Сара схватила телефон и трясущимися руками набрала 911. Пока шли длинные гудки, пока звучал голос автоответчика, предлагающий не вешать трубку и дождаться ответа, Сара со страхом следила за ожесточенной схваткой двух мужчин. Деннис зацепился ногой за край ковра и упал, увлекая за собой соперника. Но тот уже дотянулся до пистолета и навис над Деннисом, целясь ему в голову. Деннис схватил безумца за запястье, пытаясь отвести пистолет. В тот момент, когда наконец ответил дежурный, Сара отняла трубку от уха и с отчаянным воплем опустила ее на затылок Джерри.


Через полчаса, когда Джерри увели в наручниках, когда Деннис и Сара ответили на все вопросы полиции, Сара наконец заперла дверь за последним из офицеров. Она с подозрением осмотрела замки, хотя полицейские и заверили ее, что Джерри проник в номер, воспользовавшись тем, что горничная открыла дверь, чтобы прибрать.

Обхватив себя за плечи обеими руками, Сара повернулась к Деннису.

– Ты в порядке? – тихо спросил он.

– Да. Просто я только сейчас начала осознавать, что могло произойти. Но это пройдет.

Он кивнул.

– Ты ведь… ты ведь пришел, чтобы что-то сказать мне? – спросила она с затаенной надеждой.

– Наверное, – пожал он плечами. – Я теперь даже и не знаю, что сказать. Столько всего случилось…

Она нервно ломала пальцы.

– После того, что случилось… После того, что сказал Джерри… начинаешь по-другому смотреть на вещи. Задумываешься о себе, о том, как твоя жизнь переплетается с чужой…

– Совершенно верно, – холодно подтвердил Деннис. – Наша профессия такова, что мы влияем на жизнь и поведение людей. Но мы не должны винить себя в проблемах Джерри.

Сара закусила губу. Она имела в виду совсем другое! Когда она увидела пистолет, направленный в Денниса, у нее в голове что-то щелкнуло. Она поняла главное: в эти секунды она может потерять самое дорогое, что у нее есть на свете, – свою любовь.

Но Деннис не смог или не захотел ее понять.

– Что ж, наверное, пора прощаться, – сказал Деннис. – Прощай, Сара.

И он легко коснулся губами ее виска.

15

Занавески были задернуты, телевизор мерцал в полумраке. Рядом с кроватью стоял поднос. Булочка, лежащая на нем, уже превратилась в камень.

Прошло два дня после того, как Деннис попрощался с ней. Все это время Сара почти ничего не ела и практически не вставала с постели. Она не спала, просто лежала в полубессознательном состоянии.

У нее страшно затекла спина, и она лениво перевернулась на бок. Под боком у нее что-то зашуршало, и она опустила глаза. Книжные страницы. О, да это страницы из ее книги, той самой, что она порвала вчера утром. Это была восьмая глава. Она пробежала глазами текст. Неужели она это написала? Текст казался незнакомым. Она выронила страничку и вновь легла на спину, уставившись в потолок.

Она осталась одна. Одна в этом жарком душном городе. Не то чтобы ее беспокоила жара. Она никуда не выходила два дня и не выключала кондиционер. В тот день, когда они расстались с Деннисом, позвонил Родни и сообщил, что уезжает, если она не нуждается больше в его услугах. Она не нуждалась. Связаться с Деннисом она больше не пыталась, только позвонила портье и выяснила, что в тот же день он заказал гостиничное такси и поехал в аэропорт, чтобы сесть на самолет в Сан-Франциско.

А сама она осталась в отеле. Что еще ей оставалось делать? Ее квартира еще не отремонтирована. Если бы она уехала домой, в Балтимор, ей пришлось бы остановиться у родителей или в отеле. Что ж, она и так в отеле. Какая разница? Единственное, что она изменила, касалось уборки в номере. Она позвонила портье и потребовала, чтобы никто не смел и носа совать в ее номер, пока она не попросит. Портье долго что-то лопотал насчет порядков отеля, но вынужден был смириться. И Сара осталась наедине с самой собой.

Несмотря на колоссальную эмоциональную усталость, она почти не спала. Стоило ей сомкнуть веки, как перед ней возникали терзающие душу образы: Деннис под дулом пистолета, растерянный Деннис с бархатной коробочкой в руках, Деннис с улыбкой на лице, такой грустной, словно она отняла у него надежду на счастье. Она застонала. Что же она наделала!

Какой-то посторонний шум проник в ее измученное сознание. Прошло несколько секунд, прежде чем она осознала, что звонит телефон. Она нащупала рукой трубку.

– Алло.

Сара сама не узнала своего голоса. Неудивительно, что мама, а это была именно она, обеспокоено защебетала:

– Сара! Сара, милая, это ты? Консуэла, ты уверена, что тебя правильно соединили?

– Это я, мама. Консуэла все сделала правильно.

– Слава Богу! Сара, мы все с ума сходим. Мы ожидали тебя еще позавчера. Ни звонка, ни телеграммы. Ты не заболела?

Душа болит, мрачно подумала Сара.

– Нет, мама, я вполне здорова, не беспокойся.

Господи, ну за что ей такое наказание?! Неужели именно сейчас, когда у нее вся жизнь рухнула, она должна еще разговаривать со своей несносной матерью! Сейчас она навалит на нее еще и свои проблемы!

Сара молчала. Молчала и мама. Наконец она тихо спросила:

– Сара, может, мне приехать, побыть с тобой?

У Сары заструились по щекам слезы. Неужели у нее еще остались слезы? И теперь она вдруг вспомнила, как она когда-то в панике позвонила домой рассказать, что у нее начались месячные. Сара была в ужасе, ненавидела и стеснялась себя. Мама тогда забрала ее из школы, повезла по взрослым магазинам и рассказала, как это здорово – быть женщиной. С тех пор Сара так и живет с этим убеждением – что быть женщиной прекрасно. И пытается убедить в этом других.

А на первом курсе университета, когда все разъехались домой на каникулы, независимая Сара решила остаться в общежитии. И свалилась с высоченной температурой. И гордо решила не звонить домой. Но мама почувствовала, что что-то у Сары неладно, села в первый же самолет и не отходила от ее постели, пока Сара не поправилась. А сама спала в кресле.

Когда первая любовь оставила Сару с разбитым сердцем, мама соорудила из его фотографии мишень, и Сара с наслаждением метала в нее дротики.

О, если бы мама правда приехала! Но нет, Сара уже взрослая, она должна сама справляться со своими бедами.

– Спасибо, мама. Я тебе очень благодарна, но у меня и правда все в порядке. Мне просто нужно немного отдохнуть.

Мама помолчала. Видимо, Сара ее не убедила.

– Знаешь, Сара, может, тебе сейчас не до этого, но все же мне хочется сказать. У нас с папой все в порядке.

У Сары стало немного легче на душе. Хоть одна беда миновала!

– Я так рада, мама. У большинства мужчин в этом возрасте случаются зигзаги, но вскоре они, как правило, возвращаются домой.

– Это не имеет никакого отношения к кризису среднего возраста, дорогая, – усмехнулась мама. – У папы обнаружили опухоль. Подозревали рак. И все эти недели он боялся нас с тобой напугать, поэтому и молчал. Пока проходило обследование, он старался поменьше бывать дома, чтобы я не заподозрила неладное. Но добился противоположного эффекта!

Сара похолодела. Рак! Бедный папочка! И он переживал весь этот ужас в одиночку.

– Как он сейчас? Что показало обследование?

– Опухоль доброкачественная, к счастью, – принялась рассказывать мама. – Ему назначили лечение, а если понадобится, то он ляжет на операцию. Главное, что самое страшное позади.

– Слава Богу! – воскликнула Сара. – Но как же все это выяснилось?

– Ну, я набралась смелости и в один прекрасный день решила последовать твоему совету: поговорить с ним начистоту. Потребовала объяснений. Он сначала не хотел говорить. Ему, оказывается, и в голову не приходило, что я могу заподозрить его в неверности. Или в том, что он ко мне охладел. А когда понял, как я страдаю, то признался. Он к тому времени и сам измучился от тревоги. Так что я очень вовремя затеяла этот разговор: мне удалось поддержать его в тяжелую минуту. Ты даже представить себе не можешь, как общая беда сблизила нас. А знаешь, почему я все же решилась поговорить с ним? Я прочитала твою книгу!

Сара рывком села на постели. Не может быть! Вот это новость!

– И что ты о ней думаешь? – стараясь казаться безразличной, но внутренне волнуясь, спросила Сара.

– Знаешь, я не все поняла. И не со всеми твоими выводами согласна. Но твоя книга заставила меня почувствовать: я личность, я достойна уважения. Мне кажется, ты молодец. Я тобой горжусь. Я и всем своим приятельницам посоветовала прочитать. Так что, когда вернешься в Балтимор, тебе предстоит встреча с читательницами.

Сара счастливо рассмеялась.

– Какая ты молодец, мама!

– Я еще не все тебе рассказала, дорогая. Когда я ее прочитала, мне захотелось с кем-нибудь ее обсудить. И я дала книжку папе. А Консуэла ее без спроса прочитала. Так что у нас тут образовался целый дискуссионный клуб. Знаешь, что сказал папа?

– Что? – задыхаясь от волнения, спросила Сара.

– Он рассказал, что, когда учился в медицинском колледже, увлекался психологией. Так вот, он сказал, что твоя книжка – одна из самых умных книг по психологии, которые ему довелось прочитать.

– Неужели он так и сказал? – выдохнула Сара.

– Так и сказал. Правда, есть вопросы, по которым у него другая позиция. Как и у меня, милая Сара. И у Консуэлы. Не обижайся. Но папа сказал, что с уважением относится к мнению специалиста, если автор с умом отстаивает это свое мнение.

– Какие вы чудесные, – расчувствовалась Сара.

– Это ты у нас чудесная, – ответила мать. – А Консуэла сказала вот что: скоро у тебя в жизни случится кое-что, что заставит тебя отказаться от некоторых твоих идей.

Сара сокрушенно вздохнула. Это «кое-что» уже случилось, недаром книжка валяется разорванная. И все же она не зря написана. Заслужить уважение своих родителей – это дорогого стоит. Впервые они говорят о ней как о личности, а не просто как о несносной невоспитанной девчонке. А мама! Цитирует служанку. Нет, недаром она написала эту книжку.

– Мама, я пошлю тебе счет за консультацию! – пошутила она.

А ошибки… Что же, жизненный опыт дорогого стоит. Теперь она убедилась сама, что полная сексуальная жизнь еще не гарантия счастья. Деннису оказалось этого мало. И несчастной жене Джерри тоже. А ей самой?

Сара вздохнула.

– Мама, я так соскучилась по вас с папой!

– Мы тоже по тебе очень скучаем, деточка. Возвращайся скорей, ладно?

– Ладно, мама. Привет папе. И Консуэле.

– Консуэле передам, а папы нет дома, уехал на консультацию. Ну, до встречи, дорогая. Целую.

Положив трубку, Сара на минуту закрыла глаза. А потом вскочила с постели и вновь схватилась за телефон. Прежде всего заказала в номер еду – она неожиданно почувствовала зверский голод. Потом быстренько приняла душ. И принялась собирать разбросанные страницы, аккуратно складывая их по порядку. Не сложила в общую стопку только две главы. Те самые, которые теперь казались ей совершенно ошибочными.

Пока она складывала страницы, у нее возникло успокаивающее чувство, что жизнь ее приобрела наконец ясность. Теперь она знает, что в ее жизни правильно, а что нет. На мгновение у нее возникло искушение позвонить Деннису и признаться, как она ошибалась. Что он не перевернул ее жизнь с ног на голову, а, напротив, заставил взглянуть на вещи под другим углом. Пристальнее. И не его вина, что ей не понравилось то, что она увидела.

Она протянула руку к телефону. Сердце ее забилось быстрее. Но вместо того, чтобы набрать номер Денниса, она попросила соединить ее с Родни. Пора заняться делом. Во-первых, она собирается бесплатно оказать психологическую помощь несчастному Джерри. Если понадобится, то и его жене. Во-вторых, у нее созрел замысел новой книги. И, кажется, в ней она пересмотрит многое из того, о чем написала в первой.

А Деннис… Ему звонить пока рано. Потому что он должен тоже кое о чем подумать. Он вскоре поймет, что она отказала ему не из упрямства. Он поймет: то, о чем она ему сказала, для нее важно. Уважение и доверие – это не слова. Это то, что нужно доказывать друг другу каждый день, каждый час, каждую минуту.


Вернувшись в Сан-Франциско, Деннис наотрез отказался обсуждать с родителями все, что связано с Сарой. Только мама все сразу же поняла. Набросилась на него с упреками, назвала его рабом условностей. Его стремление все спланировать всегда выводило ее из себя, заявила Рут. Но теперь он все испортил не только себе, но и Саре. И он самый настоящий эгоист. Ему надо срочно связаться с Сарой и согласиться на все ее условия.

Деннис вынужден был напомнить матери, что она забыла о своем главном правиле: никогда не давать советов. Рут поджала губы и замолчала. Но Деннис и сам терзался сомнениями. Вдруг он не прав, а Сара права?

Сейчас, когда их разделяют три тысячи миль, он хочет ее ничуть не меньше, чем тогда, когда она была в его объятиях. И желание его не утихает. Разлука открыла ему и другое: ему не хватает не только ее тела. Он скучает по ее смеху, по ее дерзким независимым рассуждениям. Он скучает и по тому, другому Деннису, в которого он превращался рядом с Сарой: по веселому, беспечному, безалаберному парню. Этот новый Деннис очень ему нравился. И не только ему. Он заметил, что и мама, и папа, и Линда, и даже его старый несносный пес – все любят больше нового Денниса.

Сара изменила всю его жизнь, она изменила и его самого. И после этого она утверждает, что хороший секс заменяет всю полноту человеческих отношений! Нет, нет и нет.

И все же ее упорное нежелание связать с ним жизнь – неспроста. Деннис вспомнил, с какой болью она напоследок взглянула на кольцо. Она любит его, любит и наверняка мучается сейчас так же, как и он.

Наверняка она думает о нем каждую минуту, ведь он сам не может не думать о ней! И она тоже задает себе этот вопрос: кто из них прав? И тоже ищет ответ…

Нет, мама на этот раз ошиблась. Душа его рвется к Саре, но он должен сейчас проявить выдержку. Когда его нет рядом, Сара лучше разберется, чего она хочет от жизни. А он подождет. Он умеет ждать.

16

Шесть недель прошло с последней ее поездки в Нью-Йорк. Но Саре казалось, что прошли долгие месяцы. Лужи в Центральном парке уже были подернуты ледком, а сама Сара сменила босоножки на высокие сапоги. Правда, на низком каблуке. Со шпильками она распрощалась сразу же после окончания рекламного турне. В теплом свитере грубой вязки, в длинной шерстяной юбке Сара чувствовала себя намного старше. Нет, не старше, а мудрее.

Она уже заключила договор с издательством на издание новой книги. После успеха первой книги ее приняли с распростертыми объятиями. Сумма аванса ее приятно удивила. А главное, ей больше не придется изображать секс-символ. Теперь у нее есть имя, которое поработает на нее.

Но Сара приехала в Нью-Йорк не только для встречи с издателями. Главное событие сегодня – свадьба Родни и Линды. Молодые люди долго раздумывали, искали компромисс. И вот наконец назначена дата.

Толкнув тяжелую дверь часовни, Сара подумала, что она теряет своего толкового помощника, зато приобретает в лице Линды добрую приятельницу. Родни уже не будет в Балтиморе. Он переезжает в Нью-Йорк, будет искать там работу. Эту позицию Линде удалось отстоять! Умница.

Сара шла по длинному проходу, постукивая каблуками по мраморным плиткам, постепенно замедляя шаг. Впереди у алтаря она заметила знакомый силуэт.

Она знала, что Деннис будет здесь. И все равно оказалась не готова к той горячей волне нежности, которая захлестнула ее. Странно, она думала, что сначала отзовется на близость Денниса ее тело, истосковавшееся по его ласкам. Но первой откликнулась ее любящая душа…

Деннис обернулся, заметил ее, и у него перехватило дыхание. Он ждал Сару, знал, что она должна приехать, и был готов к долгой, упорной осаде. Он принял решение быть нежным, внимательным, заботливым, предупреждать каждое ее желание, развлекать ее, когда у нее хорошее настроение, и утешать, когда ей плохо. Ведь она еще не знает его с этой стороны. Тот Деннис, которого она знает, – горячий неутомимый любовник, не более. Чего же удивляться, что она больше ничего от него и не ждет? Но сейчас, когда он ее увидел, он с изумлением понял, что в один миг растерял свои благие намерения. Он безумно, горячо и страстно желал ее, тосковал по ее телу, по ее ласкам. И даже если она не согласится стать его женой, пусть. Он будет счастлив, если она согласится делить с ним постель, и не станет претендовать на большее.

Улыбаясь, Сара подошла к нему. Невероятно, но она стала еще прекраснее.

– Привет, – тихо сказала она.

– Привет, – выдохнул Деннис.

Он отчаянно вглядывался в ее глаза, ища в них ответ на свой главный вопрос. Но она тихонько покачала головой – позже. Он кивнул.

Сара с улыбкой обратилась к Линде.

– Что я вижу? А где длинное белое платье, цветы, расфуфыренные подружки невесты?

Линда фыркнула, а Родни сокрушенно развел руками:

– Пришлось искать компромисс. Это та цена, которую мне пришлось заплатить за то, чтобы Линда согласилась венчаться в церкви!

– Подожди, дорогой, ты еще не видел ценника на своем подарочке. – Линда шутливо ткнула Родни локтем в бок, а он скорчился, изображая смертельное ранение.

Тут подошел священник, и молодежь угомонилась. Сара наблюдала церемонию, еле дыша от волнения. Она и не подозревала, что простые слова таинства заставят ее трепетать от переживаний. Когда молодые произнесли свои клятвы, у Сары на глаза навернулись слезы. Священник провозгласил Родни и Линду мужем и женой, молодые поцеловались, но все это Сара уже с трудом видела сквозь дымку радостных слез…

И вот Сара бок о бок с Деннисом стоит на ступенях церкви, провожая новобрачных. Родни и Линда с шиком уселись в длинный перламутровый лимузин. Этот лимузин заказал и оплатил Деннис в качестве свадебного подарка. Уже у дверей машины Линда обернулась и бросила свой букет. Прямо в руки Саре! Зарываясь лицом в белые цветы, Сара пробормотала:

– Такой красивый лимузин! Чудесный подарок.

Деннис не ответил. Он стоял, глядя на свадебный букет. Сара поймала букет невесты. Значит, в этом году она должна выйти замуж – такова примета.

Сейчас или никогда. Деннис глубоко вздохнул, решаясь…

– Сара, мы так давно не виделись… Я много думал…

Сара подняла на него лучистые глаза.

– Может, посидим где-нибудь, выпьем кофе? – неожиданно для себя самого выпалил Деннис.

Ну зачем он это сказал? Сара отвела глаза. Она явно ожидала других слов. Какой же он дурак! Как теперь поправить положение?


Сара молчала. Мозг ее лихорадочно работал. Ясно, что Деннис хотел сказать о другом, просто он не решился. Но если она сама заговорит об их отношениях, не сочтет ли он ее навязчивой? Он ведь не любит, когда женщины проявляют инициативу. Сара усмехнулась. То было раньше. До встречи с ней. А во время их романа она только и делала, что проявляла инициативу, и на Денниса это производило очень благоприятное впечатление!

Деннис уловил едва заметную усмешку на таких желанных губах. О чем она подумала?

– Кофе? – переспросила Сара. – Замечательно. У меня в отеле опять номер с кухней. Я сварю кофе, а за тобой десерт.

Она произнесла слово «десерт» так, чтобы он понял, как она хочет его, как тосковала по его ласкам… И еще она хотела узнать, готов ли он принять ее условия. С огромным облегчением она увидела, как глаза его затуманились желанием. Она победила. Он понял. Он любит ее! И готов делить с ней любовь, не настаивая на браке. Но он еще не знает, что она тоже многое поняла…

– И еще одно, Деннис. Прошло столько времени… Надеюсь, мое кольцо готово?

Вместо ответа Деннис схватил ее в объятия, покрывая поцелуями ее щеки, глаза, губы. Он не верил своему счастью. Сара согласна! Она сама об этом сказала!

– Твое кольцо давно тебя ждет, – прошептал он.

– Я люблю тебя, Деннис.

– Я люблю тебя, Сара!


home | my bookshelf | | Любовное сафари |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу