Book: Эпоха альтернативно живых



Едика Кабаг

Эпоха альтернативно живых

Середина марта, весна.

Город, как пробудившийся от зимней спячки невиданный зверь, зевает, отряхивается мелкими брызгами летящих воды летящими отовсюду – с крыш домов, из под колёс автомобилей. Линяет зимними одёжками, готовясь к наступлению настоящего тепла. Бурлит, скрытыми до поры потоками соков деревьев, устремившихся к набухающим почкам и, потоками же, гормонов людей оживившихся при виде умершей зимы. Весна… Как обычно, всё оживляется, всё пробуждается, только в этом году пробуждение получилось всеобщим….

Где-то в Москве, весна, 2012 год

Сейчас, по прошествии некоторого времени, я с иронией вспоминаю свои первые часы, когда я смог осознать себя в новом мире. А тогда мне было не до смеха.

Боль. Сначала была боль. Болело все. Нет, не так. БОЛЕЛО ВСЕ! Вместе с этим я никак не мог определить, что же именно болит. Сколько прошло времени – час, год, вечность – я не знал. Да и как может оперировать понятием времени разум, не имеющий никаких точек привязки? Тьма, тишина и боль. Спустя бесконечность терзавшая меня боль ушла, и я начал улавливать какие-то смутные пятна. Одновременно стали появляться образы. Сначала это были бессвязные картинки прошлого, слова, имена..

И вдруг. Не зря я всегда считал, что количество переходит в качество – я вспомнил все. Все, что случилось со мной до моей смерти.

Смешно, но моей первой мыслью тогда было: «Неужели церковники правы и есть жизнь после смерти? А как же материалистическое видение мира? Неужели это все ошибка?»

Я вспомнил комнату, кожаный диван. Лицо женщины с некрасивыми, навыкате, глазами, прикрытыми стелами очков. Вспомнил невысокого усатого человека, подавшего мне стакан воды. Его рябоватое лицо и напряженный взгляд, которым он провожал это стакан. Забавно, но я даже не обижен на Йосю за отравление.

Но, самое главное, я понял, что у меня НЕТ ТЕЛА! Несколько дней( я уже научился отслеживать время) я пытался приспособиться к новому естеству. Меня не интересовало, что со мной произошло, почему я снова жив. Я с удивлением открывал в себе новые способности. Ведь, когда нет ничего вокруг, покопаться в себе становится единственным развлечением. Я заметил, что если мысленно отрастить себе руку, то ею можно пошарить вокруг, как слепой – тростью. И однажды я наткнулся на что-то непонятное. Оно представлялось мне мягким шерстяным комочком. Я мысленно погладил его, и… оно ответило!!! Несмело, сбивчиво. Это был разум человека. Я! Смог! Проникнуть в чей-то разум!! Слава труду!!!

Калужская область, лесной массив. 17 октября 2011 года.

Усатый человек выбрался из подвала, выбросил охапку глухо брякнувших досок в кучу таких же, лежащих метрах в трёх от выхода, и вытер пот тыльной стороной ладони. Основная работа была закончена. Семь лет он шёл к этому мигу, во всём себе отказывая и все силы отдавая достижению выбранной цели. Семь долгих и однообразных лет, периодически разбавляемых временами года и сменой дня и ночи. Периодически потому, что последние два года он почти не вылезал из-под земли – незачем было, да и основная работа находилась в четырёх метрах под её поверхностью.

Сначала, пока копал вручную, четыре метра глубины казались излишними, после приобретения небольшого, но весьма производительного, японского мультитрактора закралась даже мысль, а не маловато ли. Лишь мысль об ещё двухмесячном сидении за чертежами и перерасчётом расхода материалов остановила его. Хотя, трактор был хорош. Ингуши, конечно, молодцы, такой техникой торгуют. Везут из Японии очень большими партиями, за счёт этого цена получается запредельно низкая – шутка ли, мини-экскаватор, в московском салоне оценённый в 44 тысячи условных единиц, Николаю обошёлся всего за 12. Нет, и на таможне, наверняка, химичат, и запчасти подворовывают. Об этом красноречиво говорит отсутствие документов, и некоторого «навесного», которое, по словам интернет-каталога, идёт в комплекте, но цена! Да и кому нужны документы в его глуши, чтобы их проверить его надо для начала отыскать, а чтобы начать искать – узнать об его существовании. И то, и другое является маловероятным.

Вообще, идея проекта зародилась не три, и даже не семь лет назад. Ещё на заре интернета, волею случая и институтских знакомств, став одним из «новых русских», он решил отойти от дел – слишком большая суета и повышенная конкуренция причиняли достаточно неудобств. Также в пользу побега играли и массовые заказные убийства, деньги – деньгами, но мертвецу они явно ни к чему.

Небольшая фирма, с офисом на окраине Москвы, давала неплохой доход, а недавний найм толкового управляющего позволял вообще не работать.

Совсем не работать было непривычно и скучно, именно поэтому Николай решил уйти от мирской суеты и пожить, наконец, в своё удовольствие. Двое внебрачных детей и три десятка лет за плечами позволяли считать полностью выполненным долг перед обществом.

Оставалось неясным, куда применить весь свой немалый потенциал и полтора накопленных миллиона вечнозелёных единиц. Подсказал, как всегда, всезнающий интернет. В те годы как раз большую популярность начал приобретать сомнительный проект «ганзы», и молодые, в массе своей безденежные, люди яростно молились по-подростковому на технические характеристики воронёных железяк.

Отдельное направление приобрела «наука выживания», схроны по лесам, закладки и тайники, создаваемые в надежде на скорый конец света. Ясное дело, что разговоры вели, в основном, совсем недолго половоззрелые, и всё ещё обделённые женским вниманием юнцы – человек делающий не станет писать о своих делах – как минимум, по причине нехватки времени. Не говоря уже о том, что каждая высказанная вслух мысль может дать твоим врагам совсем ненужную информацию. Человеку с миллионом долларов есть чего опасаться, а уж если этих миллионов больше, то уже и бояться можно начинать.

Решение пришло внезапно. Своей очевидностью оно даже выбило из колеи – полная автономность требовала очень больших денег, но позволяла устроить точку с наивысшим режимом секретности.

Не от властей, от тех скрыться сложно даже при очень большом желании, рано или поздно найдут. А от обычного человека, от коллеги по бизнесу, от конкурента. Прикинув первоначальные расходы финансовых и иных средств, Николай начал путь к своей автономности.

Определив путём различных аналитических выкладок Калужскую область, Фармер (как он решил себя называть в знак ухода из общества) остановился на её западной оконечности. Небольшие деревеньки и немалое количество лесных массивов, вкупе со слаборазвитой дорожной сетью, более всего соответствовали его планам. Большим плюсом являлось относительно близкое к Москве месторасположение. По словам одного из интернет-знакомых, родственник знакомого этого знакомого отыскал в тех лесах вполне исправный танк времён Великой отечественной. Без боекомплекта и вооружения, но в остальном полностью укомплектованный.

После выбора местности предстоял выбор места, и подойти к этому выбору надлежало со всей ответственностью. Пустив некоторую сумму денег на легализацию в данном регионе, Николай приобрёл участок земли на окраине деревни Кувшиново, а также заброшенное помещение магазина в городе Юхнов. После чего привёз нанятого в Москве человека и поручил тому организовать в городе магазин стройматериалов, нехватка которых на тот год уже начинала ощущаться. Семён, которому Фармер посулил круглую сумму и процент от прибыли, взялся за дело со всей энергией. Первым делом он купил соседний с магазином участок и, начав возведение быстросборного склада, отправился по стране заключать договора на поставку. Параллельно шёл ремонт конторы, устроенной на месте бывшего магазина. Через пару месяцев торговая точка заработала, а грамотная реклама по городу и окрестным сёлам, вместе с оригинальной программой скидок, сделали работу магазина изначально прибыльной. Такими темпами расходы на его обустройство могли окупиться уже через год-полтора. Дальнейшие действия Семёна предполагали ревизорский характер его деятельности, работникам и наёмному директору магазина об этом естественно сообщили, а в постоянном тонусе их держала нерегулярность и непредсказуемость появлений консультанта. Николай, как хозяин предприятия, мог вносить свои коррективы, но предпочитал этого не делать. Единственным требованием было наличие на складе неприкосновенного запаса стройматериалов и инструментов для личных хозяйских нужд. Конкуренты, владеющие менее крупными и более неповоротливыми складиками, пару раз попытались устроить акции устрашения. Оба раза спасли приехавшие по звонку «тревожной кнопки» ГБР и два экипажа вневедомственной охраны, а самим конкурентам помогли на две недели, естественно, за злостное хулиганство, избавиться от их переживаний по поводу успешности Николаевского бизнеса.

В то время как Семён, сам не зная о том, занимался обустройством «Объекта Прикрытие», Николай под видом грибника излазил окрестные леса вдоль и поперёк, периодически снимая пробы грунта в некоторых понравившихся местах. Искал он песок, а точнее – гравийную «подушку» под почвой, что при всех трудностях с выборкой грунта позволяло избавиться от доставки данного компонента бетонной смеси в глубь леса.

Собственно, сама доставка не была такой сложной, но количество грузовиков, обеспечивавших её, наверняка бы устроили отличную лесную дорогу, которая бы буквально кричала всем «Я – тут!». Через полгода исследований такое место было найдено, в довесок ко всему метрах в шестидесяти от будущей базы протекал небольшой ручей, что оказалось сущей находкой для строительства.

Проблема с доставкой немалого количества стройматериалов решилась достаточно быстро – наличие склада и дальнейший вывоз досок и мешков с цементом ни у кого подозрений не вызывал, четыре разных автомобиля раз в месяц совершали рейды со склада на перевалочную базу. Собственно, перевалочной база была только для Николая, для постороннего наблюдателя это был обычный строящийся дом. Возможно, для деревни несколько крупноватый, но вполне в духе сельской усадьбы, немного на отшибе и напоминавший по своей архитектуре барский дом конца позапрошлого века. Строительство вела приезжая бригада, а чтобы не расстраивать местных мужиков, Фармер возложил работы по погрузке/разгрузке приезжающего автотранспорта на них. Естественно, за деньги, причём, по местным меркам – очень неплохие. Бригадир же строителей подчинялся напрямую Николаю, привезённый стройматериал особо не считал, и откровенно приворовывал. Выживальщик смотрел на это сквозь пальцы – работали мужики качественно и слаженно, а сам он и так кучу всего в буквальном смысле зарывал в землю.

Перемещение грузов в лес хоть и вызывало поначалу немало хлопот, впоследствии решилось достаточно просто – Николай физически окреп и достаточно легко мог перенести, помимо сумки с метизами, мешок цемента собственными ногами. Сложнее оказалось с досками и арматурой, но нехитрое приспособление в виде велосипедных колёс и стальной проволоки избавило и от этой напасти. Различные точки входа в лес и малая периодичность позволили оставить местоположение Убежища неизвестным постороннему наблюдателю, буде такой объявится. Три с половиной тонны груза в месяц, семь ходок в день и два полноценных выходных в неделю, а вдобавок насыщенный кислородом воздух, не оставили даже воспоминаний о начавшем было нарастать жирке на пузе и иных местах. Небольшой ручеёк исправно снабжал чистой водой, густые кроны деревьев надёжно скрывали от любого взгляда сверху. План сооружения был продуман до мелочей, проект разработала одно хоть и не сильно известное, но весьма компетентное и уважаемое архитектурное бюро. Николай даже сделал полную геопривязку объекта, заказал спутниковую съёмку. Оставалось только построить. Тут то и пригодился так удачно купленный в Смоленске «Коматсу». Немного вопросов возникло с его доставкой к строительной площадке, но помогла зима, и тёмной безлунной ночью, влекомый надёжным «Бураном» трактор, размещённый на сдвоенных нартах, был пригнан и замаскирован до весны.

Собственно, часть бункера к тому моменту уже была готова, трактор подвернулся совершенно случайно, и, как оказалось, абсолютно вовремя. Вынимать и перераспределять лопатой без малого четыре тысячи кубометров грунта – очень весёлое занятие.

В выкопанные таким незатейливым механическим способом ямы Фармер поместил пластиковые ёмкости, впоследствии наполнил их отличной зимней соляркой, целенаправленно купленной в танковой бригаде где-то под Курском. Маскировал получившийся резервуарный парк всё оставшееся лето и осень. Два финских дизельных генератора, подключенные в первый же месяц начала строительства большую часть времени простаивали – утром Николай вставал с рассветом, после заката Солнца падал без ног. К исходу четвёртого года каторжный труд начал приносить плоды – ту работу, от которой в первый год нещадно болела спина и слезала кожа с ладоней, нынче он выполнял в качестве утренней гимнастики и в редких перерывах, в качестве отдыха. Смеясь старой шутке про двух солдат из строительных войск, Николай понимал, что теперь, к исходу седьмого года строительства, он вполне способен в одиночку заменить батальон вышеназванных «зверей». Все внешние работы были выполнены, запасы продовольствия и топлива сделаны, нычки заложены, техника спрятана и законсервирована, подземный хлев для свиней и ледник для скоропортящихся продуктов оборудован.

Настало время проверки проекта на автономность, и по совместительству, внутренней отделки.

Москва, Высшее военное мотострелковое училище. 9 января 2012 г. Понедельник.

Не, ну что делать-то? Домой нельзя – батя пришибёт. Ему не объяснишь, что отчислен за внеплановый героизм. Это девочкам, для размягчения недоступности, прокатывает – героям скидка всегда. Папаша обожаемый такой «героизм» устроит – сам пойдёшь пулемёт искать, чтобы закрыть широкой грудью. Всплакнуть хочется, как в детстве. Всё было так хорошо, всё устоялось. До третьего курса рукой подать осталось. Каких-то четыре месяца, совсем немного, пролетели бы как стрела, был бы в «когорте славных». Пятое августа, «День Пьяного Курсанта» и – вот он, третий курс, мечта, блин! Свободы море, уважение «слонов», местность изучена, все ЦПХ для халявного секса освоены, и рассортированы в цепкой курсантской памяти по степени доступности, в зависимости от сезона, времени суток и массы прочих обстоятельств. Ну чего не сиделось на попе ровно? Родители гордились, сам притерпелся к военным порядкам и нравам, даже нравиться начало. Не дурак, всё-таки, проблемы с дисциплиной были, но не смертельные. Разгильдяй-залётчик рядовой обыкновенный, все мы тут такие, кто больше кто меньше. И дёрнул же меня чёрт – логично и по пунктам объяснить «Кровавому карлику» что каждый человек имеет право на водку, в дни праздников. Он хоть и карлик вредный, но всё же комендант училища, нюхач хренов. Вот я и дал ему понюхать, не хрен, конечно, но костяшки хрустнули. Пацаны клялись, что меня даже не шатало, только поворачивался медленно на оклик. Как он учуял? Наверное, сам давно не пил, или не дали. В споре я несомненно победил, у него аргументов просто не нашлось, чтобы мне возразить. По опыту знаю, как трудно вынюхивать аргументы сломанным носом, да и обоняние его по итогам беседы оказалось подпорченным. Ну, не сложилась беседа. Ничего, теперь не будет оскорблять «тупых бурятских оленей», спасибо ротному. Зато рапорт на отчисление накатал, злобный гном. Что это там за шум?

У забора прославленного общевойскового военного училища, отделяющего неокрепшие души его обитателей от соблазнов и вызовов столичного города, в самом его глухом месте, громко жестикулировала небольшая группа офицеров, объясняющих что-то представительному военному, в модной фуражке и широкими лампасами на штанах. Постепенно, объяснения переросли в небольшую дискуссию между двумя сообществами, обосновавшимися по разные стороны от обладателя лампасных штанов. Чем дольше она длилась, тем чаще в речи защитников родины проскальзывали экспрессивные выражения, сводя плавное течение беседы к перепалке. Итог разногласиям, был положен резким взмахом высокопоставленной длани, сопровождавшимся простыми, спокойными словами:

– Таварищ палкооовник, вы осмотрите дыру в заборе для начала, и доложите мне, с какой она стороны, с той или с этой? И вообще, раз у вас глаз нету и курсанты, как выхухоли непуганые, туда-сюда свободно болтаются, поставили бы у дыры шлагбаум, хотя бы, ну, или майора толкового …

Короче, всё это лирика, пусть себе шумят. Надо мыслить логически, как учили. К вечеру нужно уйти, как будто в самоход. Как раз через эту дыру, пока и в самом деле караул не приставили. Ночевать никто не даст, вон взводник злобно скалится. Всегда подозревал, что он ко мне неравнодушен, как собака к кошке. Белокурая бестия, нацик хренов… «Бурятский олень, бурятский олень»…. Сам ты олень, европейский, точнее не олень а попросту козёл. Тварь. Мысля логически, будущее покажет кто из нас кто – у меня вся жизнь впереди, на гражданке шансов срубить бабла больше, вот подъеду через год на «Бумере» с айфоном в руке – посмотрим кто из нас олень. Однако, хватит о нём думать – надо думать куда идти, куда податься. Где ночевать. Как ночевать. Логично! Да! Об этом надо думать. Что с собой взять, до вечера время есть, все на занятиях, можно спокойно собраться. Будем думать, что ночевать никуда не пристроюсь, сегодня как назло, ни одного свободного окна, ни у одной знакомой, кто где – разъехались. Думал не страшно, а оно вон как повернулось.



Итак, что берём? Масло, зубную пасту… Не, что не то не туда меня понесло. Лучше по порядку, постепенно. Пасту для зубов, мобилу…. Гражданка есть, у пацанов брать не буду, им ещё в самоходы ходить, да и за крысятничество просто грохнут как поймают, не простят. Нет, точно не простят. Отпадает…. Что ещё? Что на гражданке нужно? Патроны? Ствола нет. Мыслим логически – на гражданке патроны можно продать, патрон много не весит, значит разоряем старую нычку за стадионом, самую первую. Там немного ПМ-овских и трассера обоих калибров, вроде даже и винтовочные были. Возьму по паре штук, найду покупателя. Товар лицом покажу, а как-же, я же человек серьёзный. Задаток получу остальное притащу. Блин! А вдруг много попросят? У меня-то много нету… у меня только для души, чуть-чуть, на всякий случай.

Курсант медленно и печально брёл по плацу, а мимо проносились стройные колонны учебных взводов, спешаших на занятия. В одной из колонн монолитность строя внезапно нарушилась смеющисмся смуглым лицом оглянувшегося сержанта. Только что отчисленный парень, внезапно встрепенулся.

Ахмет! Вот у кого и нычек много и постоянно выпрашивает у остальных патроны схомяченные. Наверняка родственникам таскает. Вот кому и подгадить можно – с самого начала на ножах были. Мысля логически – я мщу и одновременно обеспечиваю себе стартовый капитал. Блиииин… Всё-таки я умный и безжалостный.

Решено, Ахметище обеспечит меня и мобилой, и боеприпасами. Обувь. Мои «кони» совсем дохлые, даром что не казённые, а в армейских сапогах по городу не побегать, надо брать взаймы. У кого? У Макса, такой же лось, как я, даже на полразмера нога больше. И увольнений у него до конца месяца не будет, а когда появятся – про меня и не вспомнят, беру.

Теперь с едой. Положим пообедаю я ещё в столовой, а вот вечером чего жрать? Деньги экономить надо. Продуктами в столовке запастись можно – там десятая рота сегодня в наряде стоит. Михайло подгонит чего надо. Ага! он – то подгонит , а я куда потом это всё погоню? У метро, «бутерами» торговать? Кстати, о деньгах. Логично будет отложить сумму на билет домой, потерплю если совсем уж плохо будет, жить – на то, что заработаю. Бизнес-план в общих чертах понятен, деньги на первое время будут.

Ну Москва, ну город! Никаких денег не напасёшься. Только бы эту ночь перекантоваться, а потом работу найду и сниму квартиру, других вариантов просто нет – жить хочется, и жить нормально. Не бомжевать, в смысле. А и пусть, такой прошаренный боец, как я, в Москве точно не пропадёт. Всё, погнали, вроде никто не смотрит…

Где-то в Москве, весна, 2012 год

Ладно, я всегда умел сосредотачиваться на главном. Сейчас главное– определить свои имеющиеся возможности, и возможности совершенствования. Итак, после конфуза с попыткой воспользоваться контролем над этим типом я приступил к исследованию своих возможностей. Потрясающе! Оказалось, что я могу пользоваться всеми чувствами людей в радиусе примерно 5 километров (город очень сильно изменился со времени моей смерти, я не ориентируюсь в новых названиях, потому радиус определил по известным мне ориентирам). Причем я могу держать все это в фоновом режиме( какое чУдное выражение от уборщика узнал) подключаясь к каждому по необходимости.

Смерть изменила меня, и я не скажу, что в худшую сторону. Та застарелая, недолеченная, позорная болезнь, что разрушала мой мозг, исчезла. Я снова обрел четкость и ясность мысли. Более того, у меня появилось чувство бесконечного объема. Мне это виделось как огромные стеллажи, уходящие в бесконечность , заставленные свитками с текстом. Если я хотел что-то узнать, то нужные мне свитки появлялись перед моим внутренним взором, прочитанные – улетали вдоль стеллажей. Я вспомнил все, что когда-либо знал, даже свою давнюю адвокатскую практику, все три моих дела. Сейчас, с этими знаниями, я легко выиграл бы их.

При необходимости я мог обращаться к памяти любого человека, находящего в зоне досягаемости, извлекать и запоминать информацию. Память других людей выглядела, как небольшие ящики, как картотека. Мне нужно только мысленно выдвинуть необходимый ящик и просмотреть ярлычки содержимого. Лицевая сторона ящичков содержала данные человека – его имя, фамилию, местонахождение, а в небольшом окошке отображалось все, что он в данный момент видит. По своему желанию я мог увеличить картинку, или войти в нее и видеть все глазами человека, слышать звуки, чувствовать запахи! Невероятное чудо для меня, столь долго лишенного абсолютно всех человеческих чувств. Я просто упивался открывающимися возможностями. Мне нужно питание для роста и развития. Просто существовать я могу и так. Но развиваться– только питаясь. Посмотрим, что можно придумать. Пока же, видимо, День Первый можно считать закончившимся.

Тульская область, .г. Богородицк. Кирилл, студент-химик. 08 марта 2012

Солнце медленно поднималось над жестяными крышами обшарпанных домов. Проникая сквозь занавески, пытаясь разбудить каждого мирно спящего жителя города. Тщетно, Солнце не знало, сегодня выходной и практически никто не собирается рано вставать. Только романтически настроенные представители мужского полу могут проснуться. Проснуться и отмочить чего нибудь эдакое. Расписать верхний этаж соседнего дома словами «Хомячек Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!». Ага хорошо хоть не «жабка моя». Хрен с ними идиотами, даже не малолетними.

Солнце, наконец, пробилось сквозь занавески и осветило ярко красный баннер с Че Геваррой посередине. Я поморщился от того, что светило мне прямо в глаза. Встал, потянулся и пришлепал на кухню. Пока шел, схватил пачку «Winston'а», вытащил сигарету, поискал зажигалку. Где она? А вот. Нашлась. Включил чайник. Открыл форточку и прикурил, радуясь первой затяжке за день.

Чайник радостно щелкнул, доложив о готовности, и я, положив сигарету в пепельницу, повернулся было налить в чашку кофе.

– Хая! – я вздрогнул, от зрелища перед моими глазами.– Ты?

– Нет! Дед Мороз! Хоть бы… – Она сморщила нос, хотела продолжить, но я не дал. Точно Валька, она же [email protected] -Wi4, непобедимая эльфийка 80-го уровня в Линейке, моя соседка.

– С, этим, как его, Днем памяти демонстрации текстильщиц!– Я осмотрел её с ног до головы, думая как она здесь оказалась.

– Определись кто ты? Или коммунист или анархист! – Валька тоже осмотрела меня с ног до головы, она-то точно знала, каким образом она здесь оказалась. – И, эта, оденься. А то стоишь со своим, как со знаменем обвисшим. Любовник-террорист!

– Сама оденься! Кстати, чего ты здесь делаешь? Как ты сюда попала, в смысле когда? Я же вроде один возвращался? – Куча вопросов в моей голове, требовали такого же количества ответов. После вчерашнего «коропоратива» нашей лаборатории пивзавода, мои воспоминания обрываются на кеге с нашим пивом у порога дома. – Да?

– Сам позвал, завалился пьяный к моей двери, открыть пытался. Пришлось тебя до дома тащить. А потом, – она взяла мою сигарету затянулась, закашлялась.

– Не умеешь курить – не кури, не переводи добро! – я отобрал сигарету и затянулся сам.

– Не перебивай, любовничек. – Любительница «Линейки» усмехнулась, – так вот дотащила я тебя до дома, Уложила в кроватку, а ты, сволота, меня к себе потащил. Ну, разве от тебя вырвешься?

– Бу-га-га! – я сложился пополам, и чуть не выронил сигарету. Мое воспаленное сознание живо нарисовало картину, как маленькая, двадцатилетняя, студентка волочит мою девяностокилограммовую тушку от соседней двери до моей, нащупывает ключ в кармане джинсов, открывает дверь, раздевает, затаскивает в постель. Интересно когда она придумала свой хитрый план по отмечанию восьмого марта? Но это ерунда, по сравнению с главным вопросом. Я резко перестал смеяться. – Где пиво? Где мои сорок литров пива?

– В прихожке стоят, не волновайся! – Валька потянулась к моей сигарете, но получила жестокий отпор.

– Хрен с тобой! Хотела бы уйти – ушла бы. Но ведь осталась? – я наконец-то докурил, и больше у этой «эльфийки» не было шансов.

– Ага! Сейчас! Размечтался! Не все же с «эльфами» рассуждать, о творчестве Пелевина и новом арт-хаусном кино. Я ведь тоже человек, мне тоже хочется. – Она, расстроено, следила за тем как я тушу сигарету.

– Ладно. Все одеваемся. Хочешь быть человеком – будь им. Сходи со мной на сходняк. Настоящих эльфов увидишь, а не нарисованных. – Я направился в сторону комнаты, что бы собрать одежду для душа. Но Валька меня опередила.

-А-а-а-а-а-а!!! – Раздался крик во дворе, как пить дать, кто-то свалился. Я выглянул в окно, и присвистнул. Точно свалился, в сугроб. Идиот, ну на хрена ты полез на крышу рисовать восьмомартовский подарок своему, кому там. Я пригляделся и прочитал, да, такое еще и придумать надо. «Гусеничка моя! Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ! Твой х….» . Интересно кто такой х… Ага, вот и скорая приехала, шустро однако. Ну, им сегодня весело, школьниц и студенток будет до х.

Но одеваться всё равно надо. Черт, Валька-то ещё в душе. Нет, ну что женщины за создания, до дома дойти – минута, соседняя дверь, а в душ надо у меня сходить. Наверняка и трусы запасные в сумке были. Ладно, пойду приготовлю одежду. Так вот парадная майка с Че, джинсы, ага сегодня сходка, значит надо кое-что из экипировки, а где носки?! Вот же они под батарей стоят. Где поставил там и стоят.

Прислушался, Валька еще в душе, раз уж она там, посмотрю чего в «инете» нового. Через сорок минут бессмысленного просиживания на разных форумах, потроллив немного, я услышал, что Валька вышла из душа. Ну нахрена мое полотенце брать! Есть же гостевое! Не в первый раз и всегда так делает. Коза!

Достав гостевое полотенце, хорошее, с флагом Конфедерации Северной Америки, мое правда лучше, оно с СССРом, я пошел в душ. Предварительно отправив Вальку на кухню готовить завтрак. А чего ей делать, раз домой не идет!

– Эй! А готовить то что? – она остановила меня на пол пути в ванную.– Ты мне скажешь?

– А чего найдешь, то и готовь!– Радостно заключил я, прикинув что из еды есть пельмени, кетчуп и бычки в соусе. Посмотрим чего она приготовит.– В холодильнике еда!

– А тебя есть холодильник?– Валька посмотрела на меня глазами размером с 5 рублей, такими же квадратными – А где?

– Есть, есть. Он там, где шкаф для пива, холодильник так и называется – шкаф для пива не перепутаешь! – я поднял указательный палец, зашел в ванну и закрыл дверь!

Я вышел из душа, на кухне меня ждал завтрак и записка. «Я ушла! Спасибо, за подарок!»

Позавтракав, я полностью экипировался для сходняка и вышел на улицу. Сходка была в сотне верст от города. И добраться можно до места только на чем-то проходимом. Ничего-ничего тут моему «Козлу» замены нет. Так! Ладно, хватит лирики, надо собираться. Пиво в багажник, только бы кегу не пролюбить. Вещь в хозяйстве полезная. Капот открыть, клеммы подсоединить. Сесть за руль, завестись (надо попробовать с первого раза). Проверить работают ли дворники. Все поехали!….

Нет, не поехали. Дворники не работают, зажигание тоже. Резкий удар по рулю и крик «Твоою за ногу, ты мать, восемь раз тебя везде!»

Попытка номер два. О! Отлично, завелась! Я тронулся с места, стал выкручивать машину между други траспортом нашего двора. Ага вот «Туарег» нашего гаишника, Петра Игоревича, только бы не задеть. Новый, жалко! Мне-то пофиг, а его машина помнется. Еду один, можно и музыку послушать. Включаю магнитолу, вставляю диск со «Светой» главное «своим» не говорить засмеют, надо же слушать дэс-метал, или чего-там.

Через два часа я был на месте. Все ролевики нашего славного района и окрестностей потихоньку тоже собирались. У нас намечалась эпическая битва за «Цитадель». Эльфы сегодня повеселятся. Но перед битвой моральная подготовка, и Таинственный Церемониал!

Вожак нашего сборного отряда собрал всех в круг иначал вести таинственный обряд. Суть, которого свелась к врученю нового оружия почетным членам ватаги (то есть всем, нас всего шесть человек). Вожак пытался изобразить какую-то речь, но получилось довольно жалко.

– Братья! Сегодня в столь радостный день, Силы Великой Тьмы дадут нам силу…на… и мы победим! Вот, короче, держите новое оружие! – он произнес свою речь и начал раздавать оружие.

Мне достался годендаг! У-у-у-йес! Супер весч! Я взял его его в руки, повернулся и сказал:

– Я счастлив служить Темной стороне Силы, Джедаям сегодня не жить. Империя наносит ответный удар! – Свободной рукой я постучал себя по груди! «Ситхи» еле сдержали смех.

Вечером я вернулся домой. Там я почистил свой годендаг и попытался приспособить его на оружейную стенку. Стенка хороша, на ней кизлярский нож, мачете, секира, СВТ (привет черным копателям, кстати, хороша штучка – чистая, исправная и патронов хватает, плюс обвесов из интернета заказал, теперь, она современно смотрится, на FN-FAL похожа), и теперь добавим вот годендаг.

Москва, 19 марта 2012 года, день.

Феде, можно сказать, очень в жизни повезло. Федя жизнью был несказанно доволен. Сами посудите – приехал в Москву, поступил в Педагогический колледж N 1417 с биологическим уклоном, да еще и нашел работу, которая худо-бедно, но позволяла платить коменданту за койко-место в общаге. Работа, правда, была ночная и под землей, но все же это было лучше, чем сшибать телефоны с прохожих, ибо богатырским сложением Федя ничуть не отличался.

Жизнь была хороша – свежеполученная с опозданием в три месяца зарплата приятно грела самолюбие, на улице начиналась весна, и бурятка-однокурсница с параллельного потока весь день опять строила глазки. Конечно, товарищи, как всегда, пытались все испортить, списывая это на физиогномические особенности азиатского фенотипа, но, поскольку Федя в научных терминах был не силен, он продолжал искренне считать, что флирт все-таки имеет место быть.

Он вышел из подъезда минут через сорок после полудня, в приподнятом настроении. Начавшийся было насморк прошел вопреки обыкновению буквально за два дня, так что сейчас Федор мог вновь полноценно наслаждаться ароматами ночной Москвы. В принципе, он мог бы найти путь до метро и с закрытыми глазами. Вот слева стойкая сигнатура помойных контейнеров, служащих гнездом вот уже для нескольких десятков поколений крыс. Крысы эволюционировали настолько, что принимались уже здороваться с жильцами пятиэтажки напротив и даже, по слухам, иногда садились за домино с Иванычем, который совершенно искренне считал себя местным управдомом. Чуть дальше направо – запах выхлопных газов с проспекта и шум проезжавших машин, периодически перекрывавшиеся амбре от туалетной воды ночных бабочек и их же веселым, задорным матерком. Прямо по курсу аромат чебуречной Ахмета, место сбора местного бомонда, гурманов и просто любителей собачатины. Студенты из Северной Кореи, живущие в общежитии этажом ниже, отчего-то посещать это место брезговали. «Ну да это понятно», подумал Федя. «Ясно, что начинки у Ахмета не той родословной».

Сбежав из института, сославшись на насморк, студент решил заскочить на книжную ярмарку, что на Проспекте Мира, с целью купить новую книжку Круза. От ярмарки, по причине весеннего насторения, пошел пешком в сторону Сухаревской, мимо склифа. До работы оставалось ещё часа три, и по этой уважительной причине Фёдор решил прогуляться по окрестностям, да и перекусить не мешало. В ближайшем ларьке купил гамбургер, и теперь расслабленно брёл по улице, откусывая это чудо кулинарии большими кусками. На улице царствовала весьма тёплая по московским меркам весна. Фёдор жевал свой гамбургер и меланхолично рассматривал девушек, которые, истосковавшись по теплу, бросились вовсю сбрасывать с себя одежды и щеголять друг перед другом оголённмыи поясницами, блестящими колготками коленей и модными ароматами парфюма. Вдохновившись, студент забежал в торговый центр и купил себе любимый «Акс» с новым вишнёвым запахом.

Долго ли, коротко ли, но дорожка-таки довела до метро. Привычно ловко перескочив через турникеты на выходе, герой устремился вниз, на платформу. Ох и тяжело же Феде было поначалу в метро. Во-первых, скакать зайцем через старые, добротно сработанные еще в Советском Союзе турникеты было не так-то просто. Чуть зазевался – и прощай шанс оставить потомство. У него на глазах так попал студент из Вьетнама. Бедняге зажало автоматами причинное место. Он лишь слабо сипел, навалившись телом на металлический кожух, а бездушные механизмы, рыча, медленно смыкались все теснее и теснее. Реанимация, три месяца в гипсе и, похоже, навсегда прорезавшийся тенор, были лучшим предупреждением для неплатежеспособных однокурсников. Второй проблемой были бабушки. Какая же сила кроется в этих безобидных на первый взгляд созданиях! Вот так зазеваешься на входе в вагон – и все, ты уже не жилец. Как минимум, получишь тяжелой палкой в позвоночный столб или разможжат пальцы ноги колесами тяжеленной сумки-каталки. Как максимум… даже думать страшно, наткнешься на стаю таких, и останется от тебя фарш, да и только.



Выйдя на станции «Александровский сад», Федор направился прямиком к Кремлю. Да-да, вы не ослышались. Дело в том, что троюродный дядя Федора был третьим советником младшего помощника старшего водителя уборщицы кабинета министра сами-знаете-чего. Поэтому Федор теперь работал в Кремле. Ну, не совсем в Кремле, скорее где-то в катакомбах под ним, где уже с незапамятных времен шли какие-то научные изыскания. Федька занимал свое место в этом хорошо отлаженном механизме – он был ночным уборщиком-лаборантом.

Привычно пройдя на входе томограмму мозга и анализ ДНК, Федор попал в исследовательский комплекс. Кивнув полировавшему свой травматик дяде Васе, он подошел к огромной гермодвери и отточенным движением нажал кодовую комбинацию на видавшем виды запорном устройстве. «6-6-6» – с металлическим звуком защелкнулись кнопки. Дверь плавно отошла в сторону, и взору предстала святая святых – лаборатория по изучению мозга. Собственно, Феде было глубоко параллельно, что там изучалось, он приходил сюда возиться с тряпкой и ведрами и изредка получать зарплату.

Плакат на стене призывал к высшим мерам Техники Безопасности и необходимости ношения биологической защиты. Достав из шкафчика бахилы и прозрачный дождевик, Федя взял в руки инвентарь и поплелся выполнять свою нелегкую, но такую необходимую стране работу. В одном из боксов лаборатории, в которой ему ежедневно приходилось мыть пол, стоял огромный резервуар со стальными заклепками и мощными бифокальными стеклами, в котором среди кучи проводков в бесцветной жидкости плавала какая-то серая масса. Собственно говоря, она была здесь всегда, с самого первого дня его работы. Федя не был любопытным человеком и научные изыскания его не интересовали, поэтому после пары попыток найти и стащить что-нибудь хоть как-то похожее на что-нибудь ценное, попытки поглубже исследовать лабораторию прекратились как-то сами собой. В этот раз все было иначе. Его группа как раз проходила курс по нейрохирургии, но, так как макетов не было, а добровольцев не находилось, устройство мозга пришлось изучать по плакатам. Завтра зачет, промелькнула в голове непрошенная мысль. Зачет, а ведь ты ничего не знаешь! А ведь если тебя отчислят, прощай общага и пиво, здравствуй армия! Выход есть, сказал ему все тот же внутренний голос. Залезь в резервуар – ведь на нем табличка, на которой написано «МОЗГЪ». Залезь, посмотри, никто не узнает.

Федор поломался для вида, потом подошел к резервуару и отщелкнул тяжелый запор. Откинув крышку, он смог, наконец, увидеть ЕГО – мозг всей мировой революции! Впрочем, Федору было монопенисуально, чей это мозг. Главное, это зачет по нейрохирургии. Покопавшись в ведре, Федор выудил из мыльной воды и решительно натянул свои красные перчатки из плотной резины, что он носил на работе, чтобы не портить маникюр – после переезда в Москву Федор уже успел стать закоренелым метросексуалом. Мозг. Теперь он в его руках. Аккуратно приподняв серую склизкую массу, истыканную иголками с которых тянулся вглубь комнаты целый жгут проводков, Федор поднес ее к глазам и принялся изучать. Где-то на тридцатой секунде остатки насморка все-таки дали о себе знать. В носу засвербило, защипало, и на свет был рожден совершенно эпических размеров чих. Серая масса выскользнула из рук и, утробно булькнув, исчезла в недрах своего «аквариума». «Ну его нахрен», подумал Федор, «плакаты видел, мозг в руках подержал. Многие и не держали, значит сдам гарантировано. На крайняк еще портвейном поддержу»

Он захлопнул крышку, поставил на место запор и, весело напевая себе под нос популярный шлягер «Черные глаза», принялся за работу. Красноглазые лабораторные крысы глядели на него с ненавистью, безуспешно пытаясь зажимать лапами уши.

Так напевая различного рода хиты российской эстрады, читая мужские журналы, Федя не заметил как прошел рабочий день, точнее ночь. Настала пора собираться домой, а может быть и сразу в институт. Он походил кругами по своему рабочему месту, а голове свербила мысль «Зачет, надо как-то сдать зачет!» На пятом повороте вокруг резервуара с мозгом, он принял самое умное решение в своей жизни. «Чтобы сдать зачет нужно ведь не только посмотреть на мозг, но и, наверное, будет замечательно показать его профессору Кузовному. Вот он доволен будет, это будет просто фантастикабл». И вот только Федор было собрался забирать резервуар, в голове словно щелкнуло. «А как я его мимо охраны пронесу? Это трабл! Надо что то срочно придумать». Он заметался по лаборатории словно те крысы, которых он распугивал то «Черными глазами», то «Кайфуем», то еще чем-то.Метания Феди оборвались когда он увидел свою сумку, фасон которой посоветовал ему одногруппник Алекс Даниелс, на сомом деле одногруппника звали Алексеем Даниловым, но представлялся не иначе как Алекс. Федя заметил свою сумку от Dolcy&Gubyanu и решение созрело само собой. «Так сейчас запихну резервуар в сумку, никто и не заметит, сумка-то большая. Это просто вандерфул».

Федор взял свою сумку и вытряхнул ее на стол. Вещи из сумку быстро разделялись на то, что нужно взять, и что не нужно. К первому пункту у Феди относился бумажник, телефон и все, а ко второму пункту всякое барахло вроде блокнота, журналов, учебников. Он сунул телефон в карман джинс, а бумажник отправиться в куртку. Потом он начал засовывать резервуар в сумку. Потратив на эту хитрую операцию минут десять, выматерившись как следует, он гордо взял сумку и повесил на плечо. «Черт, какая тяжелая стала», да сумка значительно прибавила в весе. Но Федор не расстроился, а лишь поправил ее и пошел к выходу из лаборатории. Он прошел через шлюз входа в лабораторию и предстал перед очами вечного охранника дяди Васи. «Все пипец, попал, там, наверно, в лаборатории камер понатыкано»: Федин кадык дернулся вверх вниз сглатывая неприятный комок.

– Федь? – Дядя Вася обратился к лаборанту. – Ты эта можешь мне смску прочитать, а то пришло что-то, а как читать совсем без понятия.

– Да конечно. – Федор смахнул пот со лба. – Так…. ага… Вот, значит «ваш баланс приближается к порогу отключения…» Ну и так далее. Деньги, короче, заканчиваются дядь Вась.

– Ой, спасибо, удружил. – Дядя Вася забрал свой телефон обратно, и стал протягивать Феде его вещи. – Все отработал? Домой или учиться?

– Да учиться сразу поеду, наверное, время-то уже у семи. – Федор забрал куртку и кобуру с травматиком и бодро отправился по коридору. Звук шагов гулко разносился во всю длину секретного тоннеля. Кое где в тоннеле мигали ртутные лампы, и это придавало определенный шарм этому месту, такой дух фильмов ужасов.

Выход из коридора был в одном из подсобных помещений ГУМа, но то была тайна охраняемая как зеница ока. С Феди даже взяли подписку о не разглашении и запретили выезжать из страны. Но Федор как-то не страдал по этому поводу: ни Турция, ни Египет с его зарплатой ему не светили, а съездить на юг отдохнуть он мог и в Абхазию, все равно там паспорта не проверяли.

У второго проходного шлюза Федор приостановился, оглянулся, что бы убедиться не идет ли кто за ним, не заметили ли, что он позаимствовал резервуар с мозгом. В тоннеле никого не было, чему он был рад несказанно. Федор нажал кнопку открывания, загудел небольшой электромотор, скрипнули подшипники, дверь начала открываться. Пространство за дверью было бетонной коробкой полтора на полтора метра, типичный тамбур. Дождавшись пока дверь в тоннель автоматически закроется, Федя повернул и толкнул ручку второй двери и оказался в подсобке со всяким инвентарем вроде швабр, моющих средств и прочей ерундой. А через пять минут он уже стоял на улице и решал, куда ему идти, все таки сразу ехать в институт или сначала забежать в общагу. Дабы развеять колебания Федор достал из бумажника десятирублевую монетку и подбросил: «Если орел – так на учебу, если решка – в общагу». Выпал орел, лаборант вздохнул и повернул направо, ему предстояла небольшая утренняя прогулка по Красной площади. В принципе, после ночной смены по-зимнему прохладное утро – это как раз самое оно. Солнце только-только взошло, все прямо как в той песне. У Федора эта традиционная прогулка вызывала всегда какой-то благоговейный трепет. Но он про это никому не рассказывал, считая это проявлением своего провинциального происхождения. А он то теперь москвич или столичанин, как назвал его один знакомый. Федя посмотрел на Кремль еще раз, поежился от утренней прохлады и продолжил свой путь до станции «Охотный ряд». Там, в метро, он вклинился в общий поток людей. Как заправский житель столицы он прошел все преграды в виде турникетов и милиции, спустился по эскалатору на платформу. Внизу он постарался сдержать свои провинциальные позывы открыть рот от красоты станции, от мраморной отделки стен, гранита полов. Что бы не выдать в себе бывшего провинциала, он быстрым шагом двинулся к своему любимому месту посадки, примерно там где первый вагон останавливается. Поезд подошел быстро, прошипела пневматика и двери вагонов открылись. К счастью Федора из его первого вагона почти никто не вышел, людей там было немного, даже сидячие места там были. Правда, бомжей хватало.

Как раз парочка таких элементов пристроилась на диване у входа. От них разносилась такая вонь, что Федя понял почему народу в вагоне было мало. Кому охота нюхать такие запахи. «Что бомжи употреблять стали? Ацетоном, что-ли, от них несет»: подумал Федор проходя к свободному сидячему месту у последней двери вагона.

– Осторожно, двери закрываются. Следующая станция… – Прозвучал женский металлический голос, но Федя решил не обращать на него внимания – напротив него сидела потрясающая девушка и что-то читала в новомодной «электронной книжке». Длинные каштановые волосы, слегка завиваясь, струились по плечам, реагируя на покачивание вагона легким волнением. Высокая грудь, минимум третьего размера, соблазнительно выпячивалась сквозь чёрную водолазку, а ноги! Пытаясь держать себя в руках, лаборант начал осмотр чуда с туфлей. Сами туфли его интересовали мало, а вот их содержимое внушало уважение. Длинные, стройные, затянутые в чёрные колготки ноги попутчицы, были едва прикрыты мини-юбкой. Поезд загудел электрическим мотором и начал разгоняться, Фёдор с далеко идущими планами поставил свою сумку на пол и полез в неё, якобы что-то доставать. Сам же, нервно сглатывая, тайком направил взор за обрез юбки, высматривая приметы белья сквозь темноту колготок. Внезапно, смазанная тень сбила девушку на пол и взмах разведённых в поиске равновесия ног красиво очертил траекторию падения. Парень едва успел восхититься раскрывшейся его глазам картиной, как в сознание ворвались крики и странные звуки чавканья.

– А-а-а-а! Помогите! Милиция! – Все женщины в вагоне кричали одно и тоже с запозданием друг от друга в секунду. Мужчины застыли в ступоре, не зная что делать, а пара предприимчивых подростков, переглянувшись, достали телефоны и начали снимать это на камеры.

Поезд резко, сбивая с ног пассажиров остановился, на пару секунд погас свет. Странная тень оказалась одним из спавших бомжей, теперь же он сидел в углу вагона, склонившись над телом. Так зачаровавшие Фёдора ноги подрагивали, голова девушки была неестественно вывернута. В тишине остановившегося поезда стук голых пяток по гулкому полу вагона навевал ужас. Второй бомж двинулся в сторону Феди. «Вот оно! Вот он мой звездный час! Зря я что ли травматик покупал и патроны помощнее?!»: он вскочил с места выдернул пистолет из кобуры, навел на бомжа. Выстрел, еще один, но нападающему было все равно, он продолжал надвигаться на Федора с непонятной целью. Лаборант в страхе попятился назад и уткнулся в дверь, глухо стукнувшись сумкой о поручень, упырь воспользовавшись заминкой вцепился зубами в вытянутую руку лаборанта. Испуганный студент приставил пистолет к голове бомжа и выстрелил. В этот момент двери поезда открылись, радио голосом машиниста предложило, не создавая паники, выходить наружу, чем Фёдор не преминул воспользоваться – окровавленное лицо до сих пор стояло перед глазами. «Блин, сейчас милиция набежит, надо спрятать сумку и пистолет, и дёргать дальше» Баюкая раненую руку Фёдор побежал вперёд, метров через триста увидел какую-то дверь и, не раздумывая, вошёл в тёмное помещение. «Вот, вроде подойдёт. Никто со мной не свяжет, даже если и найдут».

Оставив похищенный мозг и кобуру с пистолетом в помещении, Федор захлопнул дверь и, спотыкаясь в темноте, побежал вперёд, к следующей станции. Силы стремительно оставляли его, и когда до перрона оставалось метров семь, он упал. В глазах Федора потемнело.

– Осторожно, двери закрываются, – услышал лаборант с противоположной стороны станции баритон вагонного информатора. – Следующая станция – Библиотека имени Ленина. Больше он не слышал ничего…

Тульская область, г. Богородицк. Конрад Семенович Дальнобоец-Апраксин. 21 марта, среда, утро.

«Проклятый Эльдорадо, опять кассету зажевало! Как я теперь Круга слушать буду? Ещё этот снег. Нет, ехать в Москву надо по проселкам, а то с Петровичем хорошо вчера передернули, все „гайцы“ мои будут. Где навигатор, блин, я ж его в бардачок положил, чтоб не скомуниздили, денег стоит! И не в каждой роспичати найдешь. Ля! Что за Ерь! Так долбануло! А-а-а!» водителя старенького ЗИЛа было слышно почти за километр, настолько громко он орал в своей кабине.

Дальнобоец уселся за руль, потряс головой, начал заводить агрегат, но не тут-то было. Выбрался из кабины и приготовился махать кривым стартером.

И в который раз за утро выматерился, после «газона» забыл, что кривого нет! открыл капот и залез в нутро, матюкнулся ещё два раза, сначала от того что ударился головой, второй же от того, что упал с бампера. С интересом почесал задницу с своим геморроем. Открыл дверь, попробовал завести агрегат, вспомнил, что ехать надо в Москву. Включил магнитолу на радио и начал подпевать: «Мы весёлые артисты, Мы в дороге день за днем И ЗИЛочек в поле чистом Это нащ привычный дом Невеликие таланты, Но понятны и просты Мы водилы-алканавты атрабатыыыыыываем долг»

Попил кофе из термоса, да и под песенку наблюдал через зеркало заднего вида, как жители солнечных республик грузили жесть. Обычную кровельную жесть в рулонах, оцинкованную и перемотанную какой-то проволокой. Наблюдать за монотонно снующими туда-сюда, словно муравьи, грузчиками было неинтересно, а похмелье и ритмичные покачивания кузова усыпляли.

Проснулся и увидел в окне… То что он увидел в окне не поддавалось описанию, через мутное стекло в кабину заглядывало нечто сизо-синего цвета, с подпалинами вместо бровей, и загробным голосом говорило: «Слышь, земеля, тут такое дело, нет мелочи, а? На опохмел не хватает».

– Кыш отсюда, пока монтировкой не огреб. Шевели булками, козел! Чуть дверь не испачкал. – Дальнобоец вышел из машины и услышал крик:

– Какого хрена ты выперся ушлепок! Давай вали со складов, не загораживай проезд, нам еще дальше грузить, а не тебя ждать! Это кричал бригадир, на первый взгляд – русский, что в этом азиатском заповеднике выглядело весьме странно.

– Сам ты чукча, ща уеду! Вы только синего своего уберите! А то под колёса упадёт. – Неохотно сел за руль Семёныч, завел агрегат и почти плавно тронулся. Правда, сразу на трассу решил не выезжать, решил остерегаться ДПСников. А то «торговцы палочками» сейчас в его состоянии – лучшие собеседники. Конечно, по переулкам на груженом ЗиЛе ехать не великая радость. Но, как говорится, пройдет кабина – весь тягач пройдет. С грехом пополам он выполз на шоссе где-то в полукилометре после поста «торговцев». И потихоньку начал разгоняться в своей правой полосе, наблюдая, как его обгоняют другие тягачи. Ну да, конечно, «Манище» или «Скамейка» – они и с грузом-то 100 с лишним валят, а уж пустые даже представить страшно. А его «Зилок» с трудом 80, да и то под горку. За окном проплывали деревья, кусты, шашлычные, вызывающие приятное слюноотделение. Шашлык это хорошо. Радио было настроено на какой-то шансон. В какой-то момент в зеркале заднего вида появился «Гелендваген». Стёкла в рубероиде, фары включены. «Он что, так затонировался, что даже днём без фар не видно?» – посмеялся своей шутке Конрад. – «Чего-то его как-то носит по всей ширине трассы, и встречные, и не встречные шарахаются, ну да страховка такое не покроет». Дальнобоец отвлекся от созерцания «Гелика», решив сосредоточиться на дороге. А то глаза в кучу не сходились, и видел он две разные картинки, даже пришлось крепче вцепиться в руль, что бы не упасть, поддерживая равновесие ногой, поддал газку и разогнался аж до 74 км/ч. Пока он разгонялся, запивая головную боль кофейком, чёрный джип тихонько подкрался к тягачу. Начался прямой участок трассы, скорость достигла желаемого максимума в 75 км/ч и Семёныч расслабился, как вдруг «Мерседес» пропал из зеркала заднего вида. И…. Бабах! Дальнобоец ощутил удар в заднюю часть машины. Наверно потому, что болела голова и даже легкая вибрация доставляла ему мучительную боль, он и ощутил этот удар, а может «Гелик» ехал километров сто двадцать – сто пятьдесят в час! Пришлось жать тормоз. Остановившись, Дальнобоец вышел из машины, не забыв свой «терминатор».

– Не, ну лётчики, вы теперь со мной не расплатитесь! Я только вчера новое ведро туда повесил, перепонки ушастые, и так башка болит, настроение пасмурное, да вы еще? Ты, лунатик, в каком ларьке права покупал? – Дальнобоец кричал это на всю тассу злобно размахивая своей монтировкой-«терминатором» – Или тебе их в автосалоне к джипу в подарок выдали? Вы чукотские юноши, вы что сделали! Шумахер хренов, открывай давай! Права купил, а на ездить купить денег не хватило?

В джипе происходило только странное шевеление, но вылезти никто не пытался. Семёныч задумался и опять почесал свой геморрой, его мозг переваривал всю полученную информацию, но с похмелья получалось как-то не очень. Но вариант что делать искать надо было быстро. Да и ГАИ вызвать не хотелось. Водила походил взад вперед и решил: раз уж сами не выходят, то надо вывести и поговорить по-мужски! Он стремительно развернулся, подошел к своей тарантайке, снял помятое ведро с нарисованным знаком «Ограничение скорости – сто километров в час», и как с вещдоком двинулся с ним к «Гелику». Подойдя к юберджиппу, Конрад резко дернул водительскую дверь и выпавший из-за руля на асфальт модный такой, мажорного вида и непонятного пола человек, получил ведром по выступающей части черепа.

– Вставай-на! Я видел, вы там с друзьями копошились! Хорош шлангом прикидываться! – Дальнобойщик аккуратно осматривал выпавшее тело. Вроде бы тело не было травмировано, и вдруг медленно начало вставать. – Слава тебе яйца, живой. Иди сюда, ситцевый, будем разговор говорить.

Тело непонятного полу встало и посмотрело на дальнобойщика. Что-то в данном персонаже показалось Семёнычу странным. Все лицо было в крови, но видимых повреждений на нем небыло.

– Всмотреться в телевизор, вы чего там употребляете, сволочи невменяемые! – Дальнобоец ошарашенно смотрел на мажорика, который тянул руки в его сторону и что-то невнятно мычал. – Ацетон, что ли нюхаете за рулем, торчки вафельные?

Дальнобоец со злости одел телу на голову ведро, и еще добавил монтировкой сверху. Тело постояло несколько секунд и рухнуло, как мешок с дерьмом, на асфальт.

– Идиоты! Э-эй, пассажиры-на! Вызывайте ГАИ сами, и «скорую»-на! А я поехал! Времени нет на вас тратить. – Он развернулся и пошел к своему агрегату. «Не ну! Ваще! Вот уроды уже а рулем растворитель нюхают,а! Наркоманы южнорусские!». Семёныч открыл дверь, встал на подножку, еще раз посмотрел в сторону «Мерса», тело как лежало в виде мешка с картофелем, когда он отходил, так и продолжало пребывать в том же почти естественном состоянии. Забравшись в кабину, он хлопнул дверью и закрыл её на щеколду.

В который раз за сегодня завел свой агрегат и прибавил громкости радио, по которому вдруг включили Сектор Газа «Рассказ услышаный в АТП». Погодка, конечно, не радовала, но дорога была почти сухой. Проехав еще километров пятьдесят, он заметил стоящий на обочине «Валдай» и голосующего возле него жителя одной южной страны. Южанин голосовал так яростно, что дальнобойщику даже стало интересно, что же случилось с гостем столицы. То, что гражданин ехал именно туда, вопросов не возникало. По этой трассе в это время дня только в Москву и гнали свои фуры наёмные владельцы железных коней. Конрад притормозил рядом с «Валдаем» и голосующий быстро подбежал к его стороне машины.

– Слющай, дарагой! Я тут ехаль из Тула, но салярка кончился! Парадай мине литров диваццать, слющай, да?

Понять господина из «Газели»-переростка оказалось достаточно проблематично. «И чего на родине не сидится, независимые ведь уже?», подумал дальнобоец

– Э! Возьми помидоры, по пятнадцать писят нормально? – Не унимался южанин. – Паслющай, у мина теплица, памидора визу! Дэнег нет савсэм, шашлык дорогой был, увлёкся я! Вазми кольцо золтой! Печатка! Золото дивицот дивиносто дивятой пробы! Семейный реликвий! – Водитель «Валдая» начал снимать с пальца печатку и совать её через окно Дальнобойцу.

– Ага, разумеется, нашел влюбленного, 999ая проба. Знаем, проходили. – Конрад зыркнул на нерусского и рявкнул– Вали тогда, срочный груз у меня. Государственной! Важности! Стрелять буду на поражение! – После чего неторопливо закрыл окно и с достоинством тронулся. «Ну что за день, и похмелье, и рейс. То бомжи на складе, то дебилы на джипах. А теперь вот этот. Так сколько нынче времени?», – шофер глянул на часы, ударил по собаке на панели, та еще сильнее завращала головой и подумал «Надо бы позвонить менеджеру, сказать, что припозднюсь, а то есть охота, а сейчас шашлычка будет». Мечтательно прикрыв глаза, Семёныч чуть не упустил момент и чудом не слетел с трассы, делавшей плавный поворот. Вовремя спохватившись, Конрад крепче взялся за руль и услышал по радио пародию на знаменитую песню: «Крепче за шоферку держись баран». Дождавшись окончания, убавил громкость радио, и, пока ведущий нёс очередную чепуху, достал свой телефон. Покопался в телефонной книжке и нашел телефон менеджера, подписанный как «менеЖЫр»: «Ага, вот он, теперь зеленую, да куда ж ты под колеса лезешь, о, соединенилось». В трубке с начала раздавались гудки, потом услышал женский голос: «Абонент не может ответить, оставьте сообщение».

– «А… Алё, девушка… Игорь Борисычу скажите я, то есть Семеныч, задержусь немного. Спасибо». Он положил телефон в карман и еще крепче ухватился за руль. По радио заиграла его любимая песня: «Московский тракт проложен до Херсона и как-то раз по этому пути Машина ЗиС груженая бензином Хотела 130ый обойти…»

До «своей» шашлычки оставалось еще километров 80. Ехать было совсем не интересно, да и надоел один и тоже маршрут за 10 лет, но душу грела радостная мысль о шашлычке и Надьке-продавщице. Такая плотная и мягкая одновременно, есть за что подержаться и не только, причем без проблем. Своей жены у Семёныча не было – ушла 15 лет назад, детей тоже нет. А вот Надька – была. И плевать, что она младше на 16 лет, с такими-то достоинствами. Мечты о предстоящей встрече скрадывали время и расстояние. Так он проехал километров двадцать, но перед поворотом на трассу зачем-то решил притормозить. И, как оказалось, правильно сделал: машина скорой помощи, шедшая впереди, уже было начала выезжать на трассу М2, как её со всей скорости ударил в передний правый бок новый красный Freightliner.

– Ё-олки моталки! Они че там, все поголовно обдолбались чем, а? Ну что за день?! – Объезжая место столкновения, думая выйти помочь, он посмотрел на все происходящее. – Да, похоже, там помогать уже некому, всё в смятку! Надо валить, не хочу свидетелем быть! По судам сука затаскают, пробовали, знаем. Ну её на субботник!

Уже отъезжая от этого месива он заметил, как что-то шевелится в этой груде металлолома. «Мабуть кто и живой, но всё равно, ну его на горный маршрут, я свой долг перед дорогой закрыл!»

Переключил передачу, поддал газа и двинул вперёд. Он ехал и старался забыть об этом случае со «Скорой», внезапно из-за прицепа «ЗИЛа» выскочил мотоцикл с люлькой, протарахтел мимо, обгоняя, и умчался дальше. Мотоциклист улыбался во весь рот, в люльке сидела собака в мотоциклетной каске и с повязанным на шею красным шарфом. «Вот идиётов развелось, собак катают на мотоциклах, да и ему самому не холодно? Байкер, блин, доморощенный!»

Час спустя он подъехал к «своей» шашлычке «Золотой Орел». Выйдя из агрегата и тщательно заперев двери, Конрад направился к кафе.

– Здорова, Севак! А Надька где, и ты здесь что делаешь? – Поздоровался водитель с хозяином, тот кивнул в ответ:

– О приуэт, Коняра! Надка? А, Надка. балээт. Пазванила с утра и гаврит «'Сева дарагой, не магу прити какой-то бомж сука напал и укусил, дома, гаварит, лэжу пилохо мне э» Вот и вышел я, рэшиль – не закрываться же, день такой тёплый, – армянин протер прилавок и облокотился на него. – Чего заказыуать будищь?

Дальнобойщик, осознавая, что половина мечты лежит где-то у себя дома, в Туле, грустно сказал: – Ну, давай тогда шашлык там, супец какой-нить, и чай….. Да, чай зелёный, самый зелёный неси, а то почки с утра болят и голова.

– Харашо, дарагой! Да! Сейчас, не далэко, байкир с сабакой разбилис, видил таких на трассе? Сегодня вообще аварий много да? И луди из э-э-э… Москвы едут, да? Гаварят биспарятки какие-та, да?.

Хозяин развернулся и, отдав бумажку с заказом на кухню, вопросительно посмотрел на шофера.

– Не знаю, приеду в Москву, посмотрю, я пойду сяду за стол, хорошо?

– Канешна, дарагой! Сиди, жди. Сейчась усё сделаю и пыринису.

Дальнобоец сел за стол и стал грустно смотреть в окно, без Надьки в шашлычке было совсем скучно…..да…. Скрипнула дверь, голова автоматически повернулась в том направлении и водила увидел, как заходит ОНА!….. Он сидел и любовался на неё. Такая невысокая, с округлыми формами и довольно таки зрелая, а она что-то спрашивала у посетителей, но он не слышал. Тут Севак показал на шофера и окликнул его:

– Слюшай, Семёныч, ты говориль в Москву едешь?

– А? Кто? Я? Да? А чё? – Дальнобоец умудрился не закрывая рта задать пять вопросов.

– Мужчина, будьте джентельменом, помогите даме.

Конрад встал, не осознавая себя поклонился зачем-то и загадочно произнёс – Мадам, я весь к вам! Чем могу помочь?

– Подвезите до Москвы, пожалуйста, к подруге спешу. – С улыбкой на лице произнесла женщина. – А то машина моя поломалась, вот, подбросили люди добрые

Семёныч, недолго думая, согласился, но предупредил, что машина у него совершенно не мерседес, и даже не легковая, но дама даже не поморщилась, очень уж торопилась. «А теперь надо попробовать с ней, раз с Надькой не получилось.» Размышляя так, водитель поднялся с места и пошел к выходу.

– Мадам, я вас жду у большой синей машины! Дама кивнула и поспешила в уборную.

Выходя, Дальнобоец краем глаза заметил странную собаку, в шлеме и красном ошейнике-шарфе. «Где-то я это уже видел. А ну да байкер, но Сева говорил он разбился вместе с собакой, странно!» Собака шла, волоча, не хромая, а именно волоча заднюю ногу. Пока Дальнобоец курил возле Зила, псина подошла к нему вплотную, и не издав ни звука вцепилась в штанину! «Твою в душу мать!» Дальнобоец отпинул собаку, но та опять решила к нему подойти. «Ну что за день! Ёкарный Бабай!» Он полез за «Терминатором» приговаривая «от моего „терминатора“ ещё никто не убегал!» Как только собака подошла он размахнулся и со всей силой ударил её по шлему! Шлем отлетел в сторону, а монтировка оставила хаааарошую дыру в голове псины. «Они че теперь и собак заставляют ацетон нюхать? Долбоящеры!», – он очень удивился почувствовав запах ацетона от собаки, «Идиоты! Мать их японские боги!»

Он завернул штанину и посмотрел на место укуса, ранка была хоть до крови, но маленькая. Собака даже не укусила его, а это так он поцарапался о её зубы. Но тут из дверей обшарпанной забегаловки вышла ОНА, и водятел и думать забыл о своем жестоком бое с собакой-байкером! Он открыл правую дверь

– Мадам! Прошу! – Семёныч подал Ей руку, и галантно, с удовольствием оценив упругость мышц, подтолкнул за попку, чтобы дама залезла в салон. Отметив про себя игривое хихиканье, он обошел кабину и залез на свое место. Агрегат затарахтел и покатился, плавно вырулил на шоссе, правда чуть не попал под колеса низко пролетающего БТРа, чем изрядно шокировал как водителя, так и его пассажирку. Первые минуты три они ехали молча.

– А меня Вика зовут, то есть Виктория Николаевна, я доктор! – Дама не выдержала первой. – А вас?

И посмотрела на него, немного наклонив голову и слегка улыбнувшись. Водила, держась за руль, чтобы снова не упасть, повернул голову в её сторону и чувственно произнёс:

– Водитель 1-го класса. Дальнобоец! Конрад Семенович Дальнобоец-Апраксин, из дворян мы….

– А это как 1 класса? – спросила Виктория. – Кстати а моя фамилия Дворженко, но можно и Жигулевская

– Ну, это, так, я вожу почти с первого класса! – никакого другого умного объяснение он придумать не смог, поэтому и отмочил такую глупость, но Доктор Дворженко-Жигулевская лишь кокетливо усмехнулась. Конрад порылся одной рукой в пакете из шашлычной, другой рукой он держался за руль.

– Шаурму, хотите? вкусная!

Они ехали и болтали. Доктор радостно съела шаурму, и как показалось Дальнобойцу, весьма эротично облизнула губы. Он больше не мог себя сдерживать, уж очень сильно было его желание возобладать этой женщиной. Он включил поворотник и повернул на проселочную дорожку возле Севрюково

– Понимаете, Виктория чего-то у меня машинка барахлит сегодня, надо немного посмотреть, в чем дело, и мы поедем дальше, – Семёныч повернулся к ней лицом и посмотрел в её бездонные карие глаза. И глаза эти ему показались самыми красивыми из всех, что он когда-либо видел. Даже у Надьки они не такие большие, как у докторши!

– Да, да, конечно! Как скажете. – Виктория расслаблено откинулась на спинке, после 15 километров пути в ЗИЛе ей было не много не комфортно, все-таки не иномарка. Дальнобоец совершил хитрый маневр, он потянулся как будто в бардачок, якобы достать что-то, но на самом деле он накинулся на доктора. Как оказалось, Виктория Николаевна и сама была не против, тем более алчущий женской дружбы Конрад не задумываясь пообещал пойти в ЗАГС сразу по приезду в Москву. И хотя кабина ЗИЛа могла бы показаться не самым удобным местом для таких взаимоотношений, но шоферская фантазия и смекалка предложили широкий выбор для действий. Тихий весенний лесок и проселочная дорога оглашались приятными звуками радости в этот день, и никто не мог их ни прервать, ни помешать им. Двадцать минут спустя они сидели и курили. Дальнобоец даже забыл о головной боли мучающей его с утра, и о легком недомогании после боя с псиной. Он был счастлив, это было даже лучше чем с Надькой. Которая, наверное, спала ещё и с Севой, раз он так легко согласился её заменить.

Его разморило, усталость подкатилась к голове и острое чувство опасности заставило его открыть глаза и посмотреть на неё.

Удивлённая Виктория повернулась к нему и увидела, как Семёныч задёргался, закатил глаза и умер. Прямо на большой груди Виктории, на обнажённом предмете вожделения. Докторша не сразу поняла, что не так с водителем и начала его тормошить. Через минуту Конрад поднял голову и посмотрел на Викторию, вот только взгляд был уже нечеловечески пустой и одновременно наполненный голодом! Бывший водитель попытался ухватить зубами её грудь, но застрял ногой в руле, Виктория же достаточно быстро сориентировалась в ситуации и отпрянула! Внезапно лес огласился громкими визгами и криками ужаса!

Отвлекающий маневр Виктории не произвел никакого впечатления на зомби – тот продолжал попытки ухватить её за грудь. Его удерживал собственный ремень, заблаговременно расстегнутый для начала взаимоотношений, в котором он запутался при обращении. Клацая зубами, и издавая непонятные звуки, он тянулся к Виктории, и тогда она не выдержала! Доктор судорожно начала шарить руками возле себя, пока не наткнулась на холод какого-то металлического предмета. Схватила монтировку и, продолжая отползать от зомби, замахнулась, как вдруг дверь с её стороны распахнулась и Виктория выпала из кабины, чудом не свернув шею. Ей повезло, дверь не была закрыта на чудо замок.

Дворженко встала, отряхнулась. Посмотрела на копошащегося зомби, и со всего размаху ударила экс-Конрада по голове кривой железякой. От «Терминатора» Семёныча ещё никто не убегал, вот и он сам не смог. Виктория запахнула блузку, не дело в марте месяце ходить топлесс, открыла бардачок ЗиЛа, достала бутылку водки. Выдохнула. Сделала большой глоток, вытащила из кармана бывшего любовника пачку сигарет и закурила, думая, что же ей делать дальше, и какие же всё-таки мужики козлы.!

Где-то в Москве, весна, 2012 год

Я учился пользоваться своим даром. Я понял, что я не зря получил второй шанс. И пусть первым моим реципиентом стал простой уборщик, я не сомневался, что это было только начало. Немного поразмыслив, я назвал это «День Первый».

Долго пытался подключиться к зрению и слуху уборщика. Правда, он называет себя лаборантом, но в мое время таких людей звали уборщиками. Трудно. Я бы сказал – архитрудно. Но все гениальное просто. Стоило мне вообразить туманную дымку, обволакивающую моего подопытного, как я получил больше, чем ожидал! Это просто шаг назад, два шага вперед! Я не только стал пользоваться его зрением, слухом и обонянием, но и ощутил, что могу полностью управлять его телом! На радостях не отказал себе в возможности пошалить – воспользовавшись новоприобретенными способностями, направил лаборанта к моему хранилищу. Мне нестерпимо захотелось узнать, как же я выгляжу со стороны. Он подошел, извлек меня из хранилища. Мдаа.. грязно-серый, с белесыми и бледно-желтыми прожилками, комок, не очень аппетитное зрелище. Я расстроился. Мое расстройство передалось лаборанту, и он оглушительно чихнул, выронив меня! Идиот! Дебил! Гиль! Я только начал чувствовать жизнь! Ну ничего..мы еще встретимся… Я придумаю, как отомстить!

Тульская область, г. Богородицк. Студент-химик. 21 марта 2012. 10:00

Среда! Выходной! Пусть лаборатория работает! У меня выходной! Не пойду! Я анархист или как! Каких только не напридумываешь отмазок, когда проспишь! Или задашь вопрос «а не пойти ли мне на работу?». И какой ответ? Правильно не пойти. Это про меня сегодня. Схожу к Вальке. У неё сегодня пар нет, она, наверное, уже в «Линейку» шпилит.

От радостных размышлений меня оторвал звонок телефона. Кто это? Ух, ё! Директор!

– Да, – я слабым и хриплым голосом попытался изобразить болезнь. Я, в общем-то, не плохой сотрудник, не смотря на анархическо-ролевые наклонности. Просто мне нравится то, что я делаю. Да и пивко нахаляву. Поэтому мои отсутствия пересчитать можно по пальцам, – слушаю.

– Ты где?– трубка громко рявкнула, и чуть не выпрыгнула из рук. – Ты где? Я тебя, ты недолюбок несчастный, спрашиваю! Почему не на работе?

– Я болею. – Прохрипел я почти правду. Голова на самом деле болела. Странно неделю не потреблял. – Температура 38. С вечера не сходит.

– А! – трубка, на этот раз ответила не так громко, и даже сделала паузу. – Лечись, высыпайся! Но чтоб завтра как штык, в восемь на работу.

– Хорошо, шеф! – прохрипел я в последний раз и положил телефон. Поверил и слава богу. Я полежал еще с полчасика и решил встать. Сходил покурить, попил кофе и засел за компьютер. Выходной выходным, а план надо преворять в жизнь. Бензин, правда, дорогой стал, надо искать альтернативу. В конце концов, химик я или нет? Параллельно своим расчетам, я решил почитать новости из Интернета.

Сегодня хороший день. Испытания в полевых условиях. Я зря, что ли все оборудование в «Форт» возил. Бабкин дом в лесу хорошее место для различных тестов и экспериментов. Достаточно далеко от чужих глаз, хрен кто доберется, если не знает, и в тоже время пара городков рядом.

Новости по Интернету показывали что-то странное. Вспышки бешенства в столице, и окрестностях. В регионах, на новостных сайтах тоже какая-то истерика. А самое смешное на сайтах выживальщиков. Надо почитать, поржать.

ARG15>> А если зверек подкрался. Вдруг это атака пендосов. Распылили бомбу над нами, и теперь бешеные все

AR2Di2> ага, амеры им делать больше нефиг, да и ваще они бы Love Bomb распылили и все бы стали гомиками

SNOrG>> Если Это ЗВЕРЕК то чего флудим, надо собираться я вот последний пост отбиваю. Со всеми прощаюсь и в бункер к себе.

Ого, что товарищ пишет. Запаниковал, но все к этому привычные он уже восемнадцатый раз в бункер уезжает. Пусть едет, смешной товарищ, да и живет надо мной, поэтому его сборы наблюдать весело. Посмотрим, как он эвакуироваться будет, часа через четыре поедет. А как я узнал что, это он. Просто по речи, да и по поступкам. Восемнадцать эвакуаций пронаблюдал сам. Сопоставил факты. Сегодня понаблюдаю девятнадцатую, посмеюсь.

AR2Di2> Как приедешь, отпишись))))) }{P&K>> quote: Как приедешь, отпишись))))) +1

Почитав посты, немного просмеявшись, я вернулся к работе. Мда! На бумаге эксперимент вполне возможен. Но бумага, это только первый этап. Необходимо еще сделать компьютерное моделирование (а это вряд ли), построить модель в масштабе один к пятидесяти. Ага, мечтать не вредно. И самое главное, надо правильно сделать смесь топлива. Но конечно, идея с топливом из сосновых опилок и шишек куда, как хороша. Но чего-то, мое сердце так чует, не хватает.

Раздался странный звук. В животе. Точно! Идиот! Долбоящер! Я же не завтракал. Надо поесть. Готовить лень, но мы еще не выросли до того, что бы тратить деньги на Макдональдсы и прочий фаст-фуд. Тем более деньги копятся, на поездку в СССР. Глупо да, а попасть туда вполне реально. Тысяча евро, виза в Северную Корею. Полдня на самолете, через Владивосток. И вы в Советском Союзе Узкоглазых. Истинный революционер должен побывать в стране развитого социализма и коммунизма. Так вот цель для скопления денег есть, необходимо экономить. Придется, есть, что приготовить.

Я встал из-за компьютера, и пошлепал на кухню, готовить. На кухне меня ждало разочарование. В «шкафе для пива» было только пиво, правда, не много. Да и не хрен с утра пить. Я не Витек, все-таки, это он исповедует принцип: с утра выпил, весь день свободен. Как его еще не выгнали из лаборатории, наверное, специалист по спиртам ценный. Придется топать в магазин за едой. Весело будет. Там как раз эвакуация началась.

Вернувшись в комнату, я стал одеваться. Надел джинсы с начесом, погода в марте не жаркая, выбрал майку с Команданте. Выбор был тяжел, приходилось выбирать из трех маек. Одел черную. Натянул толстовку с надписью КГБ. Обул берцы, а сверху довершала эту картину крепкая байкерская кожаная куртка. Единственное что мне отличало от всех мохнатых металлистов, это прическа. Люблю я стричься коротко, длинная мохня мешает.

«Козла» брать не хотелось, решил прогуляться пешочком. Да и гулять-то минут пять-десять всего. Бодро шагая по улице, я заметил Банку. Банка выглядел как-то паршиво, очевидно процесс отрезвления и его организм не совместимы. Сейчас клянчить подойдет. Обрыбится ему, тороплюсь я. Я поравнялся с бомжем, вблизи он выглядел вообще херово, синяки, кровь в районе рта, и странный запах ацетона, странно, Банка вроде не нюхает. Он поднял свои глаза на меня и как-то угрожающе оскалился и чего-то прорычал.

-Банка, ты чё, нах? Охренел с перепою совсем – Я посмотрел на него и начал отступать. Не хватало еще великому некроманту-анархисту драться с неадекватным бомжем.– На нормальных людей рычишь. Делать совсем нех…

Бомж не дал мне договорить, зыркнул на меня своим странным и пустым взглядом, как неупокоенный из книжек и средневековых трактатов о черной магии, и прыгнул на меня, намереваясь укусить. Наверное, в горло целился. А попал в руку. Да как уцепиться зубами (откуда они у него, все же сгнило лет пятнадцать назад) в предплечье. Хорошо хоть куртка крепкая, ножом не проткнешь, не то чтоб зубами. Продолжать свою мысль я не стал, а просто двинул алкаша и теперь уже токсикомана со всей дури. Тот от удара отцепился от меня и отлетел метра на три, упал. Ладно, если встанет, повезло, нет – одним бомжем меньше. Я не жестокий киллер, или маньяк какой. Просто со злости оттого, что на меня бешеные кидаются, мог не рассчитать. Хотя вряд ли, все-таки бил аккуратно. Да и шевелится вон он уже. Странно, он подольше пролежать должен был. Точно, он же нанюханный, а этим все пофиг. Хорошо, надо в магазин идти. Только с начала перчатку вытру. На всякий случай я отошел от места стычки с Банкой подальше, может он как эти, из Интернета, американской любовной бомбой обрызганный, то есть бешеный.

Набрал хорошую пригоршню снега, вытер ею перчатки, рукав куртки, на которой даже царапин не осталось, и пошел дальше в магазин. Только было собрался переходить дорогу, как мимо по луже, чуть не обрызгав меня, промчался ЗИЛ-тягач, с синей кабиной. Хрена ли он тут едет, наверное, гаишников стережется, с похмела что ли? Хорошая машина у него, правильная, и ведро смешное,со знаком «100» нарисованным. Проводив его взглядом, еще раз внимательно посмотрел по обеим сторонам дороги, я начал её переходить. На той стороне меня ждала цель моего квеста. Магазин с продуктами и банкоматом. Я зашел в магазин, там творился странный ажиотаж. Одной женщине было плохо, и добровольные помощницы из отряда Пенсионные Борцы за Экономию Каждой Копейки имени Заслуженного ТВ врача всея страны Г.П. Малохольного, кинулись ей помогать. Понаблюдаем после, сначала банкомат. На карточке денег мало, но на продукты хватит. Вся сумма лежит в тайнике, я там деньги коплю. А системе оставляю гроши, пусть думают, что я нормальный законопослушный гражданин. Сняв все деньги, какие были, я отправился за двухнедельным запасом еды. Тяжести таскать полезно. Проходя мимо заплохевшей тетки, я заметил две вещи: первое, у неё была укушена кисть. Второе – она потеряла сознание, кажется.

-Женщина! Женщина! Женщина! – одна из активисток Ситцевого фронта начала её тормошить и сделала страшное открытие, и сразу же известила своих сопартийцев – Она не дышит! Вызовите скорую!

Тут поднялся страшный шум. Бабки стали пытаться оказывать первую помощь, верещать, критиковать правительство, все сразу. Пока кто-то вызывал скорую. Одна из бабок авторитетно заявила:

– Надо делать реанимацию! Я знаю как, отойдите! Я в сериале про колечко видела.– Она очень громко обратилась ко всем.

И угораздило же тетку отбросить копыта в отделе посуды, не далеко от банкомата, в тот момент, когда я проходил. Да и я тоже хорош, мог бы другим отделом пройти, но нет через кастрюльки-сковородки ближе. Бабки заметили меня.

-Сынок! Помоги сделать массаж сердца. – Бабки так посмотрели на меня. А я тюфяк, нет, доброта меня погубит. Только я стал приближаться к тетке, как она вдруг начала вставать. У меня зашевелились волосы на всех местах. Не может такого быть. Я, конечно, не проверял насколько, она мертва, но, то, что она умерла пять минут назад, было понятно. Испуг продрал меня с ног до головы. Я растерялся.

Тетка вставала медленно, но уверенно. И когда она встала, нас разделяло всего три-четыре шага, она посмотрела на меня. Взгляд, такой же, как и Банки. Шум и крики, бездушный взгляд пустоты и тьмы запредельного мира, злоба и голод, и одновременно отрешенность и безразличие в глазах тетки родили, поистине, великую мысль в моей голове. «Пришел твой час, Некромант Нетопырь. Началась твоя работа!»

– Мы спецназ, истребители вампиров! – с таким диким криком, что бабки разбежались по сторонам, я, цитируя Юру Хоя, схватил сковородку с полки, размахнулся и ударил неупокоенную тетку по голове. Не знаю, зачем по голове, наверное, Ромеровские фильмы дали о себе знать. Тетка ничего не успела сделать, просто упала, с торчащей из головы сковородкой. Эффектно, как и подобает некромансерам, развернувшись, я пошел покупать продукты, анализируя происходящую ситуацию. Что я сделал и что мне за это будет. То, что меня не погладят по головке, это факт. И в дурку отправят, по любому. Конечно, убить человека, и при этом доказывать, что это зомби, это точно «дурка». Зомби. Зомби. Бля, Банка, у него был такой же взгляд. Он тоже зомби. Ёк макарёк! Что происходит?

Пока мой мозг скомкано пытался анализировать информацию, я машинально набирал продукты: макароны пять пачек, тушенку, соль, гречку и прочее. Когда коляска наполнилась, я двинулся к кассе. В мыслях было одно – меня посадят. На кассе была милиция. Кассирша размахивала и показывала в мою сторону. Всё, приплыли. Я приблизился к кассе. Капец, система поборола меня.

– Вы завалили тетку?– Милиционер как-то вежливо обратился ко мне. Что происходит?

– Ддда! А что? – дрожа, я попытался ответить, придумывая оправдание. Милиционер осмотрел меня. Ответ явно не соответствовал моему образу.

– Молодец! Только так с ними надо поступать. Пока нам не приходило никаких распоряжений! Но то, что я знаю, так это бешенство какое-то, в Москве уже полным ходом идёт. Их кусают, они оживают. И так с утра, как поветрие какое-то. – Он сглотнул. – Распоряжений пока никаких, я говорил, да? Но, наверное, и не будет, Полковника Залитрищенко, сразу как узнал по сводкам, позвонил шурину, мэру нашему, предупредил его, чтобы тот сваливал, куда подальше из города. Сам собрался и уехал с работы. Никому ничего не сказал, кто у нас теперь ни в Мэрии, ни в РУВД начальства нет, беспредел там. Получается что, власть имущие обезопасят себя и все, а на остальных покакать, делайте, мол, чего хотите, да? Берите всю еду, нах, и, эта, запритесь дома, или уезжайте из города. Помощи не будет. А ты молодец, свободен. – Наверное, это была самая его долгая речь в жизни перед простыми людьми, а не перед подчиненными. – Я сейчас пришлю, тут одного за продуктами, хорошо?

– Спасибо. – Я кивнул, мысли превратились в кашу окончательно. На кассе я зачем-то докупил сигарет и презервативов. В магазине начиналась паника. Раскладывая покупки по пакетам, заметил, что купил не только продукты, но и кухонный тесак. Зачем? Дома холодного оружия завались, и тесак там как перочинный ножик. А Банка!!! Точно, мне же мимо него идти. Хорошо до дома дойдем, а дальше что? Как жить? Твою мать! Это ж здорово! Я теперь настоящий некромансер! Вот оно! Вот цель всей жизни! Домой, срочно домой! Экипироваться и вперед!

Отойдя от магазина, я приостановился. Как же крутой некромансер сможет упокоить зомби? То есть, как я смогу сохранить свои пищевые запасы, и использовать купленный тесак. Херня война – прорвемся! Перехватив пакеты поудобнее в левую руку, тесак в правую, я бодрым шагом направился к своему жилищу. Дойдя до того места, где я впервые столкнулся с нежитью, в моей голове созрело несколько планов: вариант раз – я быстро подхожу и метко бросаю в голову мертвого Банки тесак; вариант два – быстро подбегаю и резко бью по голове. Больше планов не было. Но ни одному из планов не суждено было сбыться. Банки на месте не было. Банки не было! Козел! Он и при жизни был козлом, а тут такая подстава. Мертвечина взяла и подло сбежала от того, кто пришел её (или его? не знаю, пусть будет оно!) упокаивать. Ну не урод ли? Немного расстроившись, я направился дальше. Не будет второй зарубки.

Продвигаясь дальше к дому, я обратил внимание на уазик-буханку нашего сюрва… сурвой… выживальщика. Двери на расхлебень, сам не понятно где, да еще и «Туарег» гаишника рядом такой же раскрытый. Что происходит? Что-то нехорошее у меня предчувствие, и этот Банка пропал еще, как назло. Я начал аккуратно обходить машины и увидел: Банка и выживальшик доедали гаишника. Твою мать!

Хорошо хоть меня не видят. Просто замечательно. Тихонько ставим сумки на землю. Перехватываем тесак поудобнее. Встаем в нужную позу для упокоения дохлятины: правую руку с тесаком чуть согнуть в локте и наклонит немного, левую оттопырить и сделать распальцовку, правую ногу вперед, согнуть, наклониться, прищуриться. Вот я теперь готов к бою. Правда, зомби меня не замечают, плохо. Надо их как-то приманить. Как-то по эффектнее окликнуть, а то «эй ты, слышь, подойди» не проканает. Чего бы им такого сказать-то?

Что-то вроде… Черт! ничего в голову не приходит. Будем без слов. Свистнул и крикнул.

– Эй, лохозавры! Чё тут третесь, идите сюда, базар есть! – Я приготовился к нещадному упокоению. Быстрому и стремительному. Но все пошло не так, как я хотел.

Зомби резко обернулись, вскочили и направились ко мне. Как-то слишком быстро. Я такого не ожидал, это не честно. Не по правилам. Мне стало страшно. Я подался назад, и вся эффектная поза пропала. Как бы только не побежать. Я стал отодвигаться. И тут что-то меня ущипнуло за задницу. Твою мать! Я резко повернулся и, взмахнув рукой, случайно опустил тесак на голову щипавшему мою жопу. Точнее щипавшей, а ещё точнее кусавшей. Это была Верка, известная своим похождениями по подъезду блондинка, и по совместительству жена Петра Игоревича. Тоже была зомби. Тварь. Была. Правда, пока я оборачивался и случайно изничтожал эту зомбятину, упал немного. Тут подбежали эти двое. Правда, хрен им до меня добраться, Верка меня сейчас своей мертвой и воняющей ацетоном тушкой прикрыла. Ну, некромансер соображай, чего делать и как? Значит, резко отпихиваю прошмандовку на этих двоих, встаю и бью их по головам. Я начал притворять план в жизнь. Отпихнул Верку на Банку, встал, ударил выживальщика по голове, повернулся к Банке и попытался отсечь ему голову. Размахнулся, провел удар, и…. пришлось после такого разупокоения выковыривать тесак изо лба бомжа. Все упокоил. Теперь можно и с колен встать. Эх, отлично. Хотел одну зарубку, получил три. Повезло, что джинсы у меня крепкие, с начесом, не прокусишь. Ладно, надо забрать свой пакет, осмотреть тела на предмет полезного. Как в той игре было «мертвым оно-то уже без мазы». Сейчас посмотрим, что мы имеем в сухом остатке, кроме двух машин.

Ура! Мародерка! С чего бы начать осмотр? Пожалуй, с трупизны. Так у нас есть жена гаишника, но там кроме золота ничего нет, а я не нацик какой-то, сдирать не буду. Значит её в сторону. Банку туда же. Он бомж. Этим все сказано. Гаишник, жалко его конечно, хороший мужик был, в житейском плане: помогал, нос не задирал. А то, что на работе делал, с волками жить – по-волчьи выть. Но сувениров он нам оставил. «Макарка» его вон на земле валяется, надо взять обязательно. Надо осмотреть, только быстро, как бы еще кто не пришел. Ствол вроде ухожен, а по патронам что? Ага! Четыре, мало…. Блин, идиот. На нем же кобура! А в кобуре у него на поясе ещё один магазин есть, или как там правильно-то? Посмотрим. Точно! Один магазин и шомпол. Замечательно. Дальше по карманам пройдемся, может чего еще там интересного есть. Мои надежды оправдались, в кармане оказалось множество полезных вещей, надо только их рассортировать. Итак, мобильник навороченный какой-то как калькулятор, «нокла» какая-то, взять, не взять? Возьмем, пригодится зачем-нибудь. Дальше был бумажник с деньгами, рублей так сто тысяч в нем оказалось, тоже возьмем. И самое главное, это ключи от «Туарега», вот их в первую очередь. Документы на машину, права там, на хрен! Теперь переходим ко второму ценному трупу. Выживальщик, вообще оказался ценным складом. С него я поимел GPS-навигатор (потом разберемся в нем), ключи от буханки, нож керамический (на кухне пригодится), пистолет похожий на Walther P99, но травматик, и два магазина к нему. А наш сурвайвёр (кажется, так по-английски правильно, не знаю) был фанатом Бонда. Идиот! И еще на нем был бронник. Я сначала удивился, потом рассмотрел, ну точно бронник. Ох, ё! ей богу, как дитё! Ладно, сейчас снимем и возьмем, мне пригодится. А то, что грязный, дома ототрем! Теперь переходим к главным призам, к транспорту! Я умный, я понимаю, с зомбятиной быстро не справятся. Тупить будут. Тем более, с утра это было как минимум в трех городах крупных. Да и ещё дядя-милиционер сказал, что в городе скоро будет беспредел. Только почему так быстро? С утра в Москве случаи бешенства, а через полтора часа у нас зомби? Пофиг, разберемся! Сначала мои призы!

Начнем осмотр призов с «Туарега». Немцы постарались и сделали хорошую машинку. Как-то где-то услышал, мол, де «туареги» хорошая машина для дачников, пришли на замену москвичей 412. Ну да конечно! Сравнили велосипед с бронетранспортером. «Туарегам» до москвичей ещё как до Китая жопой кверху. Но машина все равно хорошая. Внешний осмотр показал, что это турбо-дизель, что ж не плохо, пока. А теперь салон. Я уже говорил Гаишник молодец? Скажу еще раз. В салоне лежал сложенный «укорот» и два «рожка» к нему. Охренеть! Больше, правда, ничего ценного не было, а жаль. Хотелось бы ещё чего-нибудь, пару лет назад обещали, что милицию перевооружат. Уберут «макаровы» и все такое. Но видимо что-то не срослось, ну, по крайней мере, у Игоря Петровича.

Теперь переходим к уазику. Дверь на распашку, ключи в зажигании, хорошо хоть не заведенный стоит. Я аккуратно заглядываю внутрь, держа ПММ наготове, мало ли. Все-таки «буханка» автобус, правда, с приставкой микро, но спрятаться в ней могло что-то. Да и по сравнению с народным вагоном, это чудо техники окон имело мало, спереди три и сзади одно. Так что осторожность не повредит. Возьмем пистолет правильно, как в кино показывают, стволом к верху, и пойдем. Нет, не пойдем. А перезарядить? Вынимаем магазин с четырьмя патронами, засовываем новый и вот теперь берем ствол правильно. Дулом вверх, а не боком, как негры. Начинаем осматривать.

Беглый поверхностный осмотр показал, что никого в машине нет. Да и просто быть не может. Потому что задняя часть салона была заставлена имуществом, по самое не балуйся. Имущество было большей частью продуктовым запасом на полгода, топливом на литров сто, парой сотней патронов для стволов выживальщика. Стволов в машине тоже было. И было их два. Правильно настоящий и уважающий себя сурвайвёр должен всегда иметь при себе два настоящих ствола. И это обязательно «мурка» и «Тигр». К каждому из стволов был небольшой комплект патронов. Странный сурвайвёр, два ствола, а патронов меньше тысячи. Деньги кончились? Ну, ничего, нам и этого хватит. У меня же ГОДЕНДАГ есть, а с ним и никакой ствол не нужен. Блин! Идиот! Дэбил! Продукты! Я же два пакета с продуктами на улице оставил!

Я выбежал на улицу, подбежал к пакетам. Фух! Слава Богу! Целые мои пакетики! Не пропали. Стоп! А почему людей нет? Где все люди-то? А покакать, нет их мне же легче! Взяв пакет в руки, я вернулся к уазику. Положил туда пакеты и подумал. Если такая херь повсеместно, то скоро кому-нибудь понадобятся мои призы. Не порядок, надо их спрятать! Сначала я закрою «Туарег», потом начну отгонять и прятать машины. Только куда прятать? Какое-то время я посидел в машине, просто думая. Мысль пришла сама собой! У сурвайвера есть гараж рядом с нашим домом. Вот туда и отгоним. Заведя транспортное средство, я осмотрелся, тронулся и поехал. Ехать было близко. Двадцать метров, за угол дома. Гаражи стояли во дворе, ну то есть рядом с двором. Загнав «Буханку» в гараж, я прикинул, войдет сюда «Туарег» или нет. Открыв дверь уазика, что бы выйти и посмотреть, я учить не помял её. Оказалось, что ширина бокса позволяет загнать сюда только одну машину, да и то впритык. Придется рисковать и оставлять «Туарег» под окнами, как гаишник.

Теперь надо срочно домой! Бегом. Пакеты с продуктами оставим пока здесь, возьмем только самое необходимое, макароны и сосиски. Возьмем «укорот» и помповушку, патроны по карманам, бронник сверху, кажется все. Дальше закрываем дверь гаража и побежали. Я радовался тому, что выживальщик обзавелся гаражом возле дома, для эвакуации ему самое он подходило. Я тоже такой умный, у меня «Козел» через бокс стоит.

Повесив «мурку» на спину, ухватив «укорот» покрепче, я взял низкий старт. Было дело, разогнался, но вдруг почувствовал, что-то трется об ногу во внутреннем кармане. Ладно, добежим, разберемся. Двадцать метров пролетели мгновенно, еще бы плюнул и на месте. И вот я подбегаю к двери подъезда, приостанавливаюсь, лезу за ключами, достаю их и собираюсь открывать дверь. Я собрался уже потянуть дверь на себя, как вдруг услышал странные звуки в противоположном конце двора. И нет, чтоб стремительно зайти в подъезд, я поддаюсь искушению посмотреть, откуда этот звук. Лучше бы я не оборачивался.

С противоположного конца двора на меня неслось нечто. Это нечто напоминало собаку ростом, наличием шерсти, только когти были раза в четыре длиннее, и голова удлиненная и смещенная к середине спины. Твою колотить в сраку! Чё за мутант? Но я, храбрый некромансер, не испугался, почти. От переизбытка адреналина я присел на колено, навел на создание тьмы АКСУ и… И ничего! ЧЕРТ! Я не снял с предохранителя! Гаишник – козел! Царапая пальцы, я снимаю ствол с предохранителя, а тварь уже в пятнадцати метрах от меня, готовится к прыжку, делаю выстрел! Несколько выстрелов! Сразу! Короткое дуло автомата уходит резко в небо, как и большая часть пуль, выпущенных из него. Но тварь падает на землю. Кажется, попал! Проверять не пойду, страшно. Да и адреналином вдруг запахло.

Я встал с колена, повесил на шею автомат, достал из кармана ПММ. Надо быть умнее, мало ли что меня ждет в подъезде, открыл дверь и зашел.

Мне повезло, в подъезде никого не оказалось, и я быстро прошмыгнул к своей двери. Но, не дойдя до входа в собственное жилище, я повернулся к Валькиной квартире и нажал кнопку звонка. Заиграла музыка, что-то вроде «калинки» или «Катюши», я застыл в ожидании, через секунду я услышал Валькин голос. Она спрашивала я ли это? На что я ответил вполне утвердительно и был за это награжден правом войти в её обитель. Причем ровно тогда, когда нужно. Большая часть квартирных дверей подъезда вдруг начала открываться.

Послышался шум голосов борцов Пенсионного фронта «Ой что происходит, бандиты, людоеды. Вызовите скорую, милицию, мчсию, пожарников!» Бабки хотели еще и газовиков с электриками вызвать, но мне было пофигу. Все эти стоны я слышал уже из квартиры Вальки. На неё, кстати, очень было интересно посмотреть: она тряслась одновременно от хохота и от страха.

– Валька! Собирайся! – Крикнул я, ей, забегая в туалет, отпихивая ногой Трактора (Валькин кот). Мне нужно срочно было избавиться от излишка адреналина в моих штанах.

Выйдя из зала заседаний, прошел в комнату, где хотел увидеть собирающуюся Валюху, но нет, не свезло. Она сидела на диване и продолжала истерически смеялась. Кот же смотрел на хозяйку и ничего не понимал. Когда «эльфийка» увидела меня, то разразилась смехом еще больше.

– Чё? В чем дело, собирайся давай! – недоумевающе, я повторил свое распоряжение.

– Ты, некромант хренов, – тут раздался новый приступ смеха.– Ты мог на улице быть нормальным, без своей клоунады. Мне так страшно за тебя было и смешно. Как ты там, на корячках пять минут метался.

Ах, вот оно что! Понятно. Это все, что я делал, выглядело не так героически со стороны. Надо что-то менять. Определенно, надо менять тактику ведения боя с неупокенным противником, а то если уж Вальку продрало в такой ситуации, я молчу про других. Пока она успокаивалась, за дверью раздался крик:

– Помогите! Вызовите скорую, Нине Палне плохо сердцем! – Бабки голосили, перебивая друг друга. Если сейчас одна из них отбросит копыта, то все на хана. Надо срочно валить.

– Валька! Подъем! Срочняк одевайся и бегом! – Я заорал на неё что есть силы, и это подействовало. Валька вскочила и заметалась по комнате, пытаясь собрать вещи.

– Что брать? – Она бегала по квартире как стриженая овца. Теряя наше драгоценное время!– Что надо брать? Бл%, пипец! Я поймал её на третьем заходе, встряхнул за плечи и добавил:

– Давай без суеты! Бери теплую одежду, свитер, там, куртку, шапку, обувь, бери кота и все для него, бери золото, если есть.– Я смотрел в её глаза. – Бери свои бабские причиндалы всякие и пошли ко мне. Оттуда дергать будет легче.

Через полчаса времени Валька была готова. Женщина есть женщина. И её готовность ужаснула меня, две сумки забитые всем по её мнению нужным барахлом. Она сначала разрывалась, что её надеть сапоги или ботинки. Победил здравый смысл, то есть ботинки. Хорошо хоть не было мук выбора с одеждой. Красивые шмотки пошли куда подальше, уступив место практичным. Стоя одетой она еще раз окинула квартирку взглядом, наверное, думая «А не прихватить ли мне сковородку?» – Все! – я грубо перебил ход её мыслей, схватил кота и засунул его за пазуху, Трактор ни капли не сопротивлялся. Достал помпу. – Пошли! Аккуратно и быстро. Сначала я, а по том ты, по команде! Поняла?

– Да! – она кивнула головой, и её челка потерла форму, рассыпавшись волосами по лбу.

Я медленно начал открывать дверь, высовывая туда свой нос. Если бабка того, то в подъезде минимум один труп. На мою радость, зомбей на площадке не было, пока. Только на пятом этаже был странный шорох. Да и Трактор чего-то швыряться начал. Но до квартиры я добрался быстро, открыл дверь и позвал Вальку. Та пулей метнулась в мое пристанище, захлопнув за собой дверь своей квартиры. После неё зашел я и успокоился окончательно. От меня сваливать легче. «Туарег» стоял аккурат под моими окнами и балконом. Теперь пришел мой черед собираться. Сборы будут дольше, все потому что и вещей больше, и план действий прикинуть надо. И самое главное – позавтракать!

19 марта 2012. 14:15.

Сидя за столом, выпив по третьей чашке чая, мы с Валькой приблизительно накидали план действий. План оказался прост: сначала звоним кому-нибудь, еду к этому персонажу, пробегаем по магазинам по возможности, возвращаемся, забираем Вальку и транспорт и в «Форт». План был хорош, правда, оставался вопрос, почему в Москве только вспышки, а у нас уже финиш? Интернет никакого вразумительного ответа не дал, кроме информации, что эта фигня происходит по всей стране, и может быть по всему миру. Но почему у них, такого как у нас нет?

– Киря. – Валька, прожевав конфекту, оторвала меня от своих мыслей. – А ты помнишь, что сегодня обещали облаву на бродячих собак устроить?

– Вот оно, точно, бля! – Я хлопнул себя по лбу, все кусочки мозаики сложились в одну картинку. – Ну конечно! Эти из СЭС, они же в трех районах отстреливали собак сегодня с утра. А стрелки они, да… В головы не попадали всем. Собачки мерли, а потом в кузове оживали. Ну, точно! Это в первом месте отстрела. А на втором, собачки уже охотничков погрызли. Ну, точно! А такая какашка сразу в трех районах с ранья произошла вот и результат. Валь? – Я посмотрел на неё уже с проясненным сознанием. – А в каких районах, кроме нашего, отлов был? Ты не знаешь?

– Ну…. ТЭЦ, наверное. – Она покачала головой. – И где-нибудь возле станции. Не знаю. – Плохо. – Я почесал затылок. – Незнание нам с тобой не помогает. Знали бы точно, где началось, туда бы не поехали.

– А зачем тебе куда-то ехать? – Валентина задала шикарный вопрос, не смотря на тот факт, что мы полчаса назад обсуждали это. – Мда…. Ну ты даешь. – Я покачал головой. – Ну, мы же уже обсуждали.

– Извини, Киря, забыла. – Она лишь сокрушенно опустила глаза. Ладно, ничего ей простительно, она же девушка.

– Я сейчас позвоню одинаковым. – Приготовив телефон, я окинул взглядом кухню. – Эти братья-акробатья живут более – мене на отшибе, да и пользы от них больше чем от остальных, да?

Последняя реплика была не нужной, но для виду все-таки надо было спросит подругу. Она согласилась. Ну, ещё бы, кто со мной спорить будет! И я начал набирать номер братьев Клейнбойм. Об этих двух товарищах разговор должен идти отдельный.

Братья Боря и Миша Клейнбойм были близнецами и евреями. Оба этих факта удивительно влияли на их жизнь. Если первый факт помогал им, хотя они всячески доказывали, что они не похожи. Похожи они были как две капли воды, даже родители порой их путали. Второй же факт им периодически мешал. В школе их дразнили по-разному, даже пытались бить на национальной почве. От этого факта нацистского преследования, ребята стали заниматься русским кулачным боем, а в последствии попали на Игры. Хорошо сложенные статные брюнеты, умеющие драться, владеющие секирами и мечами на довольно хорошем уровне, попадают в Игру игротехниками. Мастер в первые разы делал их торговцами, причем, делал как-то злобно и подло, по сюжету, они всегда торговали свининой или салом, да игры старался устраивать в субботу. Парни, было, забросили эту затею с ролевухами, но им навстречу вышли мы Ситхи-Антиджедаи! Наш славный отряд, состоявший тогда из пяти человек, обстоятельно поговорил с Мастером. После чего одинаковые прочно и надолго влились в наш отряд. Но и здесь им достались роли интендантов и снабженцев. Снабженцы из них получились великолепные, и они признали, что от судьбы не уйдешь, еврейские корни дадут знать так или иначе, но в отряде дрались они с нами на равных. Именно они помогли мне выйти на «черных копателей» и приобрести СВТ и патроны. Они помогали мне в обустройстве «Форта», значит им и ехать со мной.

– Алло. Говорите, вас внимательно слушают. – После третьего гудка, трубка ответила человеческим голом.

– Шалом, Боря! – Мне нравилась моя способность различать этих двух, – Новости знаешь?

– Нет. А какие новости? – Хорошей чертой братьев было то, что они говорили без еврейского акцента, иногда, правда, выдавали какую-то смесь украино-одесского говора, а плохой то, что тупили иногда, как я не знаю кто. Вот и сейчас – Что-то случилось?

– Да нет, совсем чуть-чуть. – Я не смог устоять и пошутить. – Совсем немного. Маленько по улицам зомби ходить начали.

– Хватит юморить, Киря! – Боря начал возмущаться.– Ни капли не смешно у тебя сейчас.

– Боренька, родной, я сейчас вообще не шучу. – Юморные интонации моего голоса исчезли. – Скажи-ка мне, у вас сегодня собак стреляли?

– Нет. Это в вашем районе, на ТЭЦ и в центре. – Мне прямо почудилось, как он качает головой. – А у нас нет. Завтра хотели.

– Вот и славно! – Радоваться рано, но может дядя-милиционер наколол всех, беспредела ещё нет? Но мне уже как-то одночленно. – Боря, я к вам сейчас приеду. А вы готовьтесь как для похода.

– На сколько дней? – Легки на подъем братья, говорил же толковые. Я решил пугать пока не буду.

– Денечка на три. – Нехрен по телефону про всякое говорить. Если мент обманул, то система ещё работает, а дел я уже наделал. – Ждите, скоро буду.

– Океюшки. – Боря повесил трубку, послышались гудки. Я стал сосредоточенно думать.

Пока я думал, Трактор подошел к двери и начал шипеть, злобно так и страшно. Что такое? Что с котом? Не ужели он скоро на нас кинется? Вот этой радости нам еще не хватало. Я уж было хотел взять нож и прирезать его пока не поздно, но обратил внимание на то, что он шипит на дверь. А вот это совсем странно. Я взял ПММ и стал тихо подходить к двери, чтоб в глазок посмотреть. Подкравшись к двери на цыпочках, я заглянул в дырочку. Ух, ептить! Твою через коленку восемь раз!

За дверь стояла Нина Пална. Мертвая совсем и в крови. И что теперь делать. В подъезде значит, еще пара таких есть. Те, кто ей помогал, до приезда скорой, да и скорая не уехала. Бляха муха, у нас полный подъезд зомбей. Вот тебе работки привалило, некромант. Только чего-то не хочется.

Ну ладно из дома мы выйдем, через балкон. Но я сейчас без Валюхи уеду, а она-то здесь останется. Да и она совсем не некромант. Надо что-то для её безопасности придумать. Сейчас забаррикадируем дверь, дадим ей какой-нибудь ствол и поедем.

Я живенько подтащил к двери шкафчик, прислонил его так, что бы дверь не открылась, и пошел в комнату к Вальке. Валька сидела беззаботно, чего-то колдовала у себя в «Линейке». Ну, дает!

– Валь. – Я позвал ее, негромко, чтоб никто лишний не слышал. Она обернулась и посмотрела, мол, чего тебе. – Там за дверью стоит Нина Пална, мертвая. Я тебе дам ствол. Ты запрись в комнате и сиди тихо. – А..– Она, было дело, что-то хотела сказать, но кто ей разрешал. Достав «мурку» и пародию на Вальтер, я подумал и решил дать ей оба ствола.

– Вот держи. – Я протянул ей в руки пистолет и показал на ружье. – Пользуйся, в крайнем случае. А я отлучусь на пару часов.

Валентина ничего не ответила, только молча взяла оружие в руки и посмотрела на меня испуганными глазами. За пару минут я попытался втолковать ей, как пользоваться оружием, понадеявшись на её сообразительность.

Сам взял Годендаг, «СВеТку», нож, «Укорот» и ПММ, ну и сотню патронов ко всему. Аккуратно сложил винтовку в чехол, сунул пистолет за ремень, а «Ксюху» на шею, я вышел на балкон, чтоб попасть к «Туарегу». Рискнем проехать на трофее по городу.

С балкона прыгать было не высоко, вот оно преимущество жизни на первом этаже. Проблема была в паре неупокоеных старушек, как они оказались во дворе, ума не приложу. Бывшие бойцы отряда им. Новоогородской за отмену коммунизма, были с нашего подъезда. Интересно дверь в подъезд открыта? Стоп! Не о том думаю. Что делать с зомбями-пенсионерами? Повторять утреннюю эквилибристику не хочу. Возвращаться плохая примета, значит, будем расчехлять «светку». Я присел на балконе, расчехлил винтовку, достал магазин, вставил его куда надо, и приготовился, было высунуться на отстрел зомбей, как вдруг услышал звук заезжающего во двор «бобика». Нет, это звук ни с чем не спутать! Твою мать. А как же беспредел? Что мент в магазине всех наколол? Бля! Жизнь в очередной раз показала мне свой добрый оскал. Высунемся немного, что не видно было, и посмотрим, чего ППСники делать будут.

Бобик остановился, из него вылезли доблестные стражи правопорядка. Я пригляделся, что же это за персонажи такие. Прибывших милиционеров оказалось трое, судя по всему, один лейтенант (погоны не видно) и пара сержантов. Все молодые, лет двадцать-двадцать пять на вид.

– Нина, здесь, как и на прошлых. – Один из милиционеров решил сообщить диспетчеру. – Пенсионеры, на вид не трезвые.

Ага, уже лучше, товарищи знают ситуацию, видели похожее. А самое главное, место моей битвы, для них не видно. И это замечательно, вопросов для них меньше.

Пока диспетчер отвечала, что им делать, мертвяки заметили ППСников и двинули в их сторону. Если сейчас они начнут разбираться что, да как с ними будут жертвы. А милиция это не интернет-выживальщик, могут приехать и другие. Эти то приехали, наверное, из-за скорой. А когда приедут другие, то могут заметить и мои разборки. И все сидим тут и теряем время. Причем, капец как теряем. Ёшкин паровоз!

– ВСЕМ ГРУППАМ! Срочно, – громко заговорила рация. – Стрельба у Сбербанка! Всем на выезд!

Отлично! Может бандюги, а может кто-то долбанутый, но он своими действиями меня спас. Доблестные милиционеры моментально забили на зомби, сели в «бобик» и укатили на срочный вызов. Я зря проклинал судьбу и жизнь, приезд милиционеров оказал мне хорошую услугу. Зомби, которые находились довольно близко к балкону, потянулись к выходу из двора. У меня появилось пространство для маневра. Я уже начал собирать СВТ в чехол, как вдруг проснулась некромантская совесть. Что делать если зомби выйдут на улицу, там же люди. Они ждут могучего некроманта, который спасет их от нежити. Но стрелять нельзя. Нельзя, милиция приедет. Они для меня как инквизиция в Средневековье. Я хлопнул себя по лбу! Зачем стрелять? Великие некроманты никогда не стреляли из ружей! У меня есть супер-оружие! И оно сейчас испробует мертвячей плоти! Я убрал «светку» в чехол, сложил все, кроме пистолета и годендага, на балконе, подозвал Вальку.

– Валь. – Как только она пришла на балкон, я начал объяснять, что она должна делать. – Я спрыгну с балкона, займусь зомбями, а ты подстраховывай меня. Потом как закончу, подашь сумки и оружие. Хорошо?

– Да, но… – Валя кивнула головой. – Но может, их так перестрелять, а то я боюсь за тебя.

– Не боись! – резко проведя рукой в отрицающем жесте, я оглянулся. – А стрелять нельзя, инквизиция опять приедет!

– Кто? – Таких безумно удивленных. – Кто? Ты чего совсем того?

– Нет! – Мотнув головой, продолжил. – Просто милиция, они как инквизиция для меня сейчас. Начнем стрелять, приедут, если не заберут, то мы тут застрянем. А нам оно не надо. Валька еще раз посмотрела на меня, добавила:

– Идиот, ты. И шутки у тебя дурацкие! – Ты поняла, что делать надо? – Уже без шуток, я переспросил её.

– Да! Поняла. – Так же серьёзно ответила «линейщица»

Схватив годендаг, я по-молодецки перемахнул балконную перегородку. Хоть бы не на лед приземлиться. Пронесло, приземлился удачно, не подскользнулся. Уже стоя на земле, я попытался по-новому оценить обстановку. Четверо зомби направлялись к выходу со двора, что бы нести ужас и разрушение мирному городу. Правда в мирном городе уже и других зомби хватает, но хотя бы на четверых будет меньше.

– ЭЙ! мерзкие порождения сил Зла! – Громко и по некромантски крикнул я. – Приготовьтесь! Именем Великих Темных Богов я упокою вас!

Крепко зажав годендаг, я понесся на встречу жмурам. Мертвяки остановились, почуяв добычу, как им показалось. Сейчас поймете, что добыча вам не по зубам. Я, бля, Чак Норрис! Добежав до первого зомби, раньше он был врачом скорой помощи, я ударил его по голове. Со всего размаху, как клюшкой по шайбе! Острые шипы пронзили его лоб, но удар был столь силен, что тело отлетело, а годендаг оставил глубокие рваные раны в голове!

– Хэд шот! – Ого, у меня есть зрители! Крик был откуда-то с верхних этажей. Ну да точно, там есть кому в контру играть.

Теперь на очереди еще трое: две пенсионерки, один водитель скорой. Начнем с водителя, он ближе. Не сбавляя темп, я допрыгал до него и уложил его двумя ударами. Первый пришелся в грудь, от чего тот отлетел немного и упал, вторым ударом я поразил уже лежачую цель. Четким и сильным ударом размозжил голову. Минус два! переходим к бабкам-зомби. С ними будет тяжелее, они рядом идут. Только не смотреть им в глаза. Надо что-то представить вместо их лиц. Знаю я их давно, помогали часто, а теперь я их… Хватит, это силы Зла пытаются заморочить мне голову! Быстрым шагом подходим к ним, у меня доли секунд на анализ обстановки. Зинаида Шмилиевна идет, чуть подволакивая ногой, по этому отстает, но на лице и ниже следы крови. Значит, поела кого-то. Ираида Андреевна ближе ко мне и на ней лишь следы укуса. Никого ещё не попробовала. Начнем с неё. Годендаг ударяет Ираиду навершием в грудь, затем резко поднимается вверх и опускается на голову. Хрясь! Минус три. На смену ей прихрамывает Зинаида Шмилиевна, не буду заморачиваться, тем более, какая-то шустрая она. Резкий удар в голову. Все, все четверо лежат. Если сейчас нагрянет патрульный отряд инквизиции, мне конец.

Осмотримся, прислушаемся. Никто больше не идет? Нет, вот и отлично. Бегом возвращаюсь к балкону, где Валька молча передает оружие, оставшееся на балконе. С чехлом и годендагом в руках, с «ксюхой» на шее, я мчусь к «фольксвагену». Перехватив все в одну руку, открываю дверь, залезаю внутрь. Теперь я в относительной безопасности можно и передохнуть. Пока я бегал по двору и к открывал машину, заметил, что дверь в подъезд закрыта. Что же, это плюс, а то что там куча зомби в подъезде – это минус. Причем минус решаемый, но позже. Сейчас время поездки к братьям. Заодно и проверим, врал ли милиционер в магазине или нет.

Выехав со двора и проехав по городу пару километров, я понял две вещи, которые окончательно изменили мое мироощущение. Да еще не в хорошую сторону. Во первых «туарег», на котором я ехал, это настоящее народное ведро с болтами. Сзади гремит, при повороте направо заносит, и него автоматическая коробка передач! Не машина, а убожество! Куча всяких рычажков, кнопок на панели, экран с GPS. Который, кстати, не работал. Обогрев сидений не работает. И салон светлый, типа кожей обтянут, фигня короче. Это, других слов нет просто, даже рядом с моим козлом не стояло. Я как был разочарован в импортном автопроме, так и остался.

Второе, что меня выбило из колеи, было хуже. Система, а точнее её представитель, опять меня поимела. Никакого беспредела не было. Совсем не было. Только почаще стали ездить кареты скорой помощи, и что еще хуже, стало больше гашников. А вот они то мне противопоказаны. Славные борцы с аварийностью могли остановить меня для проверки документов, а я что им покажу, большой революционны привет? У меня же нет на это ведро ни документов, ничего вообще. А то, что я везу, так это вообще за грань разумного заходит.

Первым позывом было ехать всякими чигирями, подворотнями. Но мысль пропала быстро, также стремительно, как и появилась. Если в нашем дворе такое, то в других тоже может быть. Слова ППСников это подтверждали. Придется ехать мимо гаишников, и как-то маскироваться.

Судьба мне благоволила. Я проехал весь город, без каких либо приключений, ни один гаишник не посмотрел в мою сторону. Когда я заехал во двор к дому братьев, меня поразила тишина и покой. У них ничего такого эдакого не было. Что же затишье перед бурей. Не выходя из машины, я набрал номер одного из братьев.

– Шалом, Миша! – в этот раз позвонил второму. – Готовы? Я подъехал.

-Где? – Голос был удивлен. – Не видим «Козла», в упор не видим.

– А я не «Козле». – пусть удивятся. – Я на черном «Туалете»

– На чем? – Миша не мог понять моих шуток, а я теперь не могу это называть по-другому.

– Черный «туарег». А я внутри. – Кашлянул. – Сейчас моргну фарами.

Я моргнул фарами, правда, других таких машин во дворе не было. Но ребята сильно удивленны, поэтому простим эту глупость

– Ага! Вижу. – Одинаковый радостно отозвался. Ещё бы не видел. Один «таурег» во дворе.

– Если собрались. Выходите. – Я развалился в кресле, щелкая кнопками, добавил. – Я не буду подниматься. Только вы побыстрее.

Одинаковые были собранными, поэтому вышли быстро. Экипированные для похода, причем для долгого, молодцы ребята, ничего не скажешь. Рюкзаки взяли хорошие, литров на шестьдесят, не много, но и немало. Нашему, только начинающему формироваться, самый раз. Одна проблема, их оружие хранится не дома. Эти евреи оружие имеют, но очень боятся милиции, хранят его в гараже у отца. Придется ехать туда. Не далеко. Задержки по времени не будет. Нам еще по магазинам прошвырнуться надо будет. Двери «Туалета» открылись, и братья начали просачиваться в салон.

– Ну, шалом, вам одинаковые! – я решил поздороваться первым. – Наконец-то свиделись. Новости видели?

– Ты про бешенство? – Боря решил опередить брата. Я не стал отвечать, просто кивнул. Завел, тронулся.

– Про него. – Поворачивая руль, добавил. – Только, это не просто бешенство.

– Мы видели на ютубе ролики. – Вставил свою реплику Миша. – Это серьезно?

– Да, ребята. – Я посмотрел на них. – Серьезнее не бывает. Я уже семерых, хотя нет. Восьмерых завалил сегодня. – Как? Когда?– оба брата уставились на меня, я не мог понять верят ли мне они.

Пришлось в двух словах пересказывать подробности своих схваток в магазине и во дворе. Не забыв добавить про милиционера в магазине, и перечислить все трофеи. Пришлось рассказать и про ППСников, и о том, как я прятался на балконе, добавил про то, что кот странно реагируют на зомбей. И самое главное добавил про странное существо, которого я завалил из «ксюхи»

– А видео на ютуб выложить есть? – Сказал так серьезно, что я чуть не врезался в стоящую у подъезда «шаху».

– Ты дебил, Миша! – Я заорал на него. – Какое, нахрен, видео? Мне некогда было!

А сам подумал, вот бы было круто, на ютубе выложить, просмотров бы было. Эх, не подумал. До гаража братьев оставалось ехать совсем немного.

– Раз такая срака происходит. – Миша продолжил излагать умные мысли. – То надо к нам в гараж. Там нычка наша.

– А ты точно посмотри.– перебил его брат. – Куда мы приехали? Не наш ли гараж это. Киря уже сам додумался, куда ехать.

– Молодец, что ценил мои мыслительные способности. Значит так, наш план таков, подкатываемся как можно ближе к боксу, идем к вам туда все вместе, берем все что нужно и все в больших количествах – пригладив волосы на затылке, добавил. – Возражения есть?

– Никак нет! У нас там барахла воз и маленькая тележка. Втроем даже придется носить два раза. – Осмотревшись, сказал Боря. – Там запчасти, подходящие для «Козла», помнишь просил? Кое-какое оружие. Топливные запасы и генератор отцов, с дачи приволокли, зачем новым хозяевам оставлять такое добро. – Боря ни как не мог остановиться перечисляя. – Там еще доспехи для игры. Секиры наши, Моргенштерны. Днепр стоит отцов, и вроде все.

– А машины нет? – спросил я, вспоминая, что у них была «Нива» двадцать первая. – Что-то ты её не упомянул.

– Нет. Уже нет. – С каким-то сожалением добавил Миша. – Обменяли на очень ценный трофей. Даже получилось, что мы в плюсе оказались. Хотя машину жалко, но за такой трофей самое оно оказалось.

Интересно, что же за трофей такой, что братья продали свою «Ниву». Машину, в которой они души не чаяли, из которой они сделали такой внедорожник, что мой «Козел» отдыхает. Очень интересно. Ну, ничего, сейчас мы это выясним, ехать то осталось две минуты.

Проезжая по гаражному массиву, я отметил, что паники не наблюдается. Никого, кроме нас в гаражах не было. Почти никого, так пара машин. Суеты возле них не было, видно, как люди методично грузятся. Точно на дачу собрались. Может оно и так, а может, нет. Какая дача в понедельник. Гравий хрустел под колесами «Туалета», вот вам их хваленое немецкое качество. Шум в салон проникает. Говорю же, не машина, а ведро! Ведро с болтами!

Шестьсот сорок пять, шестьсот сорок семь, ага вот и сорок девятый, все приехали.

– Вот ваш бокс. Выгружаемся! Стараемся действовать по плану, без суеты и паники. Нечего лишний раз отсвечивать. Народу хоть и мало, но он присутствует. То, что мы грузить будем, не стоит показывать. – Еще раз раздал ценные указания братьям. – Все уперед, робяты!

– Заткнись, командир с арбузной корки. – Возмутился Миша. – Все и так понятно. Без сопливых солнце светит.

Боря вылез первым, ключи были у него. Идиотская привычка, хранить все ключи вместе, сегодня помогла нам. Возвращаться не пришлось, слава богу. Следом за Борей вылез его брат, ну а потом и я. Глушить телегу не стал. Ну, его на фиг. Вдруг не заведется? А спереть не кому. Пока я вылезал, Боря открыл дверь, и с характерным жестом сказал:

– Вэлкам, май френд, ту аур – почесал затылок, видимо запас английской речи у него закончился. – Короче, будь как дома, путник.

Боря включил свет, махнул рукой. Гараж наполнился стеклянным и щелкающим звуком. Вдоль стен, под потолком начали загораться «ртутные» лампы, по очереди. Последним было подсвечено российское знамя, находившееся на задней стенке.

– Сенкью, Камрад! – блеснул знаниями и я. Ну, раз приглашают, то зайдем. То, что я увидел в их гараже, поразило мое воображение. С последнего раза, как я был тут, прошло около года. Многое изменилось у них в схроне. Он преобразился. На стенах развешено холодное оружие, не только для игр, но и вполне себе боевое. Пара мечей, Моргенштерн, пара топориков, имитация двуручника. Рядом с холодным оружием висели их игровые доспехи, крепкие кожаные куртки, с нашитыми железными пластинами. Ага, вот это надо взять. Посередине гаража, на месте «нивы», красовался «Днепр». Мотоцикл, принадлежавший когда-то их отцу, и стоявший все время на даче. Рядом с мотоциклом стоял генератор, тоже с дачи. Дальше на задней полке, завешенные знаменем, висели их трофеи. Огнестрельное оружие, купленное по случаю у черных копателей. Российским флагом завесили для конспирации, вдруг милиция зайдет с проверкой. Замаскировано, не видно, значит, претензий никаких. Под флагом был верстак с инструментарием для оружия, для его чистки, навески пороха, отливки пуль. Это маскировать не надо, милиция не поймет, что это. Идиоты. Под верстаком было что-то закрытое чистой тряпкой, очевидно, это и есть их главный трофей. Вот сейчас и раскроется главная интрига братьев.

– Собираем все ценное, имитацию оружия брать не будем. – В очередной раз я провел инструктаж. – Берем только боевое, и амуницию с патронами.

– Заткнись! – В оба голоса рявкнули братья. – Загрыз уже со своими ЦэУ.

– Показывайте на что «ниву» сменяли. – не сдержал я своего нетерпения. – А то аж чешется, как посмотреть охота.

– Ну смотри! – Миша сдернул тряпку с таинственного предмета, стоявшего под верстаком. Им оказался, великолепно выглядящий ДШК! Охренеть, не встать. Где, интересно, они его достали. Да уж, ребята оказались в достатке, я бы сказал, в зашибенном плюсе. Выручить за «Ниву» девяносто второго года целый ДШК. У них просто талант.

– Вы, точно, только «Ниву» продали? Квартиру не трогали? – Моему удивлению не было предела. Не может такого быть, что б такая красота и за одну только машину.

– Ага! Нашли одного военного, ему машина нужна была, да и с продажи оружия он с другого типка поимел.– Довольно поглаживая пузо ответил Боря. – Нашел какого-то толи фермера, толи выживальщика. Втюхал ему гору списанного оружия, а ДШК забыл отдать. Найти его не смог, а тут мы со своей машинкой кстати оказались. Вот он и загнал нам по дешевке, да и патронами снабдил. Прилично снабдил. Но это не все еще наше богатство.

Он аккуратно снял знамя со стены, и моему взору открылось следующее: один ППШ с магазином, он у них висит давно уже, МП-40, тоже не новь в их коллекции и кое-что новое. Новым был РПД. Где они это все достают? Знал бы их отец, на что они его присланные из Израиля деньги тратят.

– Так я подгоняю машину задом к боксу. – Сказал я. – Вы начинаете грузить, потом трогаем.

Я развернулся, вышел из этого «бункера», сел в «Туарег». Чтобы подкатить задом к боксу места мне хватало, но все равно нужно было отъехать, чтобы развернуться. На мой нехитрый маневр ушло не более двух минут, Но за эти две минуты, я заметил, что количество народа гаражном кооперативе увеличилось, захотелось удрать отсюда по-быстрей.

На погрузку добра ушло не более получаса, втроем таскать вещи намного проще, чем в одиночку. Пожалел только обо одном, «Днепр» сегодня с нами не поедет. У нас просто не хватит людей на всю технику. Закончив со всеми делами, мы отправились из ГСК «Пламя» в сторону моего дома. По пути хотелось заглянуть в пару магазинов, благо деньги пока в ходу. Но если все так серьезно, как мне кажется, то это не надолго. Денег у нас достаточно, мои запасы, гишниковы деньги. На все полезные вещи нам хватит.

– Сейчас заправим «Туалет», потом заедем в «Магнит» и «Эльдорадо». – Озвучил братьям я свои планы.

– На хрена? В смысле, на хрена нам «эльдорадо» и «Магнит» – Миша наверное хотел показать свой ум, задав такой вопрос.

– Отвечаю. В «Форте» элементарно нет туалетной бумаги и многих других бытовых мелочей. Во-вторых, когда все окончательно начнется или кончится, ты чего читать будешь в туалете, газеток бесплатных не будет. Не стоит забывать и про личный комфорт, что мы делать будем без хорошего DVD-проигрывателя и плазмы вечерами? Плюс, пока будет работать интернет, надо будет выкачать много информации, причем кое-что нужно будет распечатывать. Поэтому эти магазины для нас сейчас цель номер один. Главное, чтоб там зомбей не было. – Вот так подробно и доходчиво, я объяснил братьям свою точку зрения. Моя точка зрения правильнее, и намного логичнее чем у интернет-выживальщиков. Нужны не только консервы и патроны, нужны ещё и какие-нибудь привычные развлечения.

Вот так за разговорами, мы доехали до первой нашей цели из двух. До «Магнита». Пришла пора определятся как идти в магазин. Ясно одно, втроем не стоит, один останется в машине сторожить добро.

– Боря, ты останешься в машине, только сядь за руль. – пришла очередь новых ценных указаний. – А ты, Миша, пойдешь со мной. Без рассуждений и споров.

– Да все и так ясно! – Заключил Борис. – Я вожу лучше, чем он, а он малёха грузоподъемнее меня.

Мы выходили из машины, не забыв вооружиться. Хотелось взять проверенный годендаг, но боюсь с таким оружием еще рано в открытую ходить по улицам. Вот через пару дней, когда все закрутится, можно будет. Мне так моя чуйка подсказывает.А сейчас я возьму ПММ. Что интересно возьмет Миша. Миша как обычно меня удивил. На выходе из машины он похвастался:

– Во! Смотри! Люгер, он же Парабеллум. – Он достал и сразу же спрятал свой пистоль под курткой. Нет, блин просто двинутые на оружии второй мировой, чего они к нам в игру пришли.

– Спрячь! Война еще не началась! – прикрикнул я и вылез из машины. – Сейчас инквизиция нагрянет, и все, амбец!

Стоя перед входом в магазин, я втянул носом воздух. Ничего плохого запах, да и пейзаж, не предвещал. Народу было не много, но и не мало. Конец рабочего дня близится, но еще не час пик.

Москва, 19 марта 2012 г. День.

У окна маленького помещения, считавшегося когда-то спальней в квартирке-хрущёвке, а ныне являющейся кабинетом главы охранной фирмы «IE & KAD Security», стояло два человека. Старший по возрасту и положению, высокий худощавый с короткой стрижкой «ёжиком» и твёрдыми чертами лица был Станислав Сергевич Опенбах. Собственно – он и являлся главой фирмы и хозяином этого кабинета. Второй, явно намного моложе, юноша, практически мальчишка но крупный, хорошо развитый физически, с неглупым лицом был Альберт Полукарп, совсем недавно носивший курсантские погоны, но потерявший их из-за любви к логике и несдержанности в движениях. Этот был привычно выбрит, и блестел кожей черепа. Недавнее военное прошлое явственно проглядывало в его осанке и манере держаться в разговоре со старшим. Своей жизнью Алик был доволен, что явственно отражалось на его широком лице.

– Сегодня у тебя осталось только одно дело. Сгоняешь на молочный заводик под Домодедово, тот самый, где тебе пулемёт у начальника охраны понравился. Чего лыбишься? Купили тебя, да? Не ты один такой, Паша специально этот массо-габаритный макет покупал, предвкушал сколько удовольствия получит от различных обалдуев, шокированных «настоящим» пулемётом. Но, это лирика. Значит так, отвезёшь пакет и дождёшься когда тебе подготовят другой. Ясно? Ждать будешь там, никуда не отлучайся. Как только пакет отдадут, закинешь его в аэропорт. До 19 часов начальник смены охраны Пионтковский будет его ждать, после 19-ти позвонишь по этому телефону – он протянул карточку размером с визитку, с записанным на ней номеров и поморщился глядя как Альберт небрежно сунул её в карман джинсов. Реакция начальства смутила молодого человека и он поспешно извлёк карточку обратно и, ещё раз посмотрев на номер оставил её в руке. Опенбах усмехнулся:

– Не парься…. Её вернёшь мне, завтра. Состояние неважно – просто хочу быть уверенным что ты не потеряешь номер. Завтра и проверю. У тебя бумажник есть вообще? или ты всё что нужно в карманах таскаешь россыпью?

– Да есть, вообще-то – Полукарп окончательно смутился и слегка покраснел, – только сейчас он в сумке, в той комнате…

– Ну, с тобой всё ясно. Значит так, повтори что усвоил. – Альберт добросовестно повторил всё ранее услышанное практически дословно, присовокупив только свои соображения по поводу длительности ожидания на заводике по производству молочных продуктов…

– Отлично. Усвоил. Смотри, если задержишься там надолго, то завтра выходной до обеда будешь.

– А после?

– Я тебе позвоню после полудня. Если нужды не в тебе не возникнет можешь до вечера прохлаждаться. На всякий случай ничего не планируй, будь дома или рядом с ним.

– А на чём добираться? В смысле пакет как доставлять? Общественным транспортом опять? Вы же обещали…

– Обещал– значит сделал. Поедешь на машине, как ты там её называл? «Чёрная рухлядь»?

– Да нет – Альберт засмеялся. – Не рухлядь, а молния. На ней быстрей всего получается – ногайцы редко тормозят.

– Какие ногайцы? – Шеф недоуменно уставился в лицо подчинённого, явно поставленный в тупик необходимостью соотнести степных кочевников с подмосковными трассами и московскими улицами.

– Обычные. – Алик смеялся уже в полный голос. – Я так ГИБДДшников зову. Стоят уроды на трассе и деньги собирают с проезжающих или устроят налёт на дорогу – и снова деньги собирать. Разве не так? В народе их гайцами прозвали, а мне такое не нравится, вот и определил для себя название «ногайцы». Это племя в погонах, кормящееся налётами на торговые пути и дороги.

– Ты ещё скажи что в солнечную погоду они выходят из нор и греются на солнышке – подхватил мысль Сергей Сергеевич ухмыляясь. – Остроумно ничего не скажешь. Но, давай шутить после дела будем? Хорошо? Вот и молодец… Значит так – ключи и доверенность на свою молниеносную рухлядь, возьмёшь у Андрея.

– Свою? – моментально отреагировал парень. – Значит, вы тогда не ради красивого словца намекнули что машину мне подарите за работу?

– Конечно подарю – смех шефа на этот раз был долгим и раскатистым – в сентябре, по остаточной стоимости подарю, если всё нормально будет. Мы её с баланса списывать будем – на тебя и запишем.

– Иееееес! – Альберт сделал характерный жест восторга и вылетел из кабинета начальника напутствуемый пожеланием шефа

– «Голову не сломай, на радостях!»

В соседней комнате, за угловым столом сидел невысокий чернявый парень в кожанной куртке. Это и был Андрей – хранитель доверенностей и ключей от «чёрной молнии» и прочих транспортных средств конторы. Изредка он выполнял обязанности курьера, по совместительству. Собственно – он-то и натаскивал Альберта на его нынешней должности, постоянно посмеиваясь и зубоскаля по любому поводу. Глядя на то как радостный Полукарп вываливается из начальственного кабинета он поспешно подвинул на край стола квадратную коробку упакованную в цветастую фольгу и перевязанную лентой с пышным бантом.

– Алик! Пакет возьми! Что там тебе ЭсЭс сказал? А? Ты прямо таки светишься – поцеловал он тебя, что ли? – При этих словах он подмигнул и гнусно ухмыльнулся.

– Ты вообще олух, Андрейка?? Ты чего мелешь-то? Ключи давай лучше, хам.

-Молчу, молчу! – Андрей примиряюще поднял руки. – Ты так не кипятись кашалот, ой – полкашалота, да! Я помню…

– Опять? – Альберт набычился и угрожающе стал надвигаться на стол насмешника.

– Всё, всё… Вижу, вырос, да…. А ты с какой части расти начинал? С передней, или задней, к примеру?

Громкий смех всех присутствующих в комнате, казалось, всколыхнул жалюзи на окнах и, заставил Альберта покраснеть. Выглядело это достаточно смешно, поскольку кровь бросилась в лицо, а бритый череп по-прежнему, сиял подсиненной белизной. Смех усилился и грозил перерасти в гомерический хохот.

– Андрей.. – тон Полукарпа стал умоляющим – ну хватит, а? Ну хорош уже…

– Ладно, ладно Алик. Извини, не хотел тебя в краску вгонять. – Андрей и сам смутился от умоляющего тона Альберта, поэтому развернулся и зло прикрикнул на «офисную плесень» веселящуюся за соседними столами:

– Ну, чего зубы скалите? Жмут? Курьер вам не клоун – над ним только я смеяться могу, и шеф. Вопросы, жалобы, заткнулись? Альберт! – Тон его стал жёстким, деловым. – Бери пакет. Ключи, доверенность, документы на машину, здесь. Всё давай рви – время не ждёт. Давай, давай – вперёд коллега!

Спустя два часа, две пробки, и пару килобайт непечатного текста в адрес соседей по московским дорогам, чёрная старенькая волга подкатила ко въезду на территорию небольшого предприятия окружённого замусоренным лесом. Местами, сквозь голые ветви берёз просвечивали тёмные мохнатые ветви елей. Отрок юный, но сибиряк уже пожилой при этом, поймал себя на мысли что думает об угрозе клещевого энцефалита. В смешанном лесу он актуален как никогда. Но не здесь и не сейчас. Коротко посигналив, он дождался пока узнавший его охранник раскроет ворота и, вкатился на территорию предприятия.

Начальник охраны заводика по производству молочных продуктов, человек плакатно-арийской внешности,Павел Гуляев встретил курьера нетерпеливым жестом – быстрее, мол и, получив пакет тут же умчался куда-то, бросив на ходу:

– Жди в дежурке или в машине. Я пришлю человека.

Альберт вздохнул, желания ждать не было абсолютно. Он надеялся что как и в прошлые посещения, ему позволят повозиться с пулемётом «максим» стоявшим у начохраны в кабинете. Шеф, как и Павел Гуляев говорили что это массо-габаритный макет, то есть нефункциональная вешь схожая с оригиналом только внешним видом, но не способная стрелять. Полукарп верил… но при этом совершенно не понимал в чём отличия от настоящего пулемёта. Он с детства возился с оружием, потом учился в военном училище где, опять же изучал оружие и после всего этого не мог поверить что держит в руках искалеченную железяку лишённую своего предназначения. Может быть и была, где -то в районе казенника, маленькая дырочка в стволе совершенно незаметная со стороны, но Альберт не её никогда не видел. Разборку знаменитого пулемёта ему не позволили произвести. Так что оставалось просто возиться с исторической вещью, получая удовольствие от одного соприкосновения с редким оружием. Ну, почти что оружием.

Тем не менее – сегодня этот вариант времяпровождения был недоступен. Курьер послонялся вокруг машины, лениво потрепался с охранником на воротах, потом рассудил, что мудрость поговорки «солдат спит – служба идёт», никто не отменял и, завалился спать в машину. Перед тем как окончательно погрузиться в объятия Морфея, он успел подумать что с работой ему повезло. Вовремя вспомнил про старинного отцовского друга, обратится к которому во время учёбы не приходило в голову в силу отсутствия необходимости, да и зачем? Чем СС был бы полезен пока в училище шел процесс грызни гранита,и вообще…. Сон, незаметно подкравшись на мягких лапах, смежил веки курьера и погрузил в дремотную темноту.

Разбудил его стук в стекло водительской двери. Глубокие сумерки уже накрыли землю и свет фонарей лишь частично освещал стоящую рядом с машиной угольно-чёрную фигуру. Хмурый детина в чёрной униформе, дождавшись пробуждения, молча сунул перекрещенную скотчем коробку в открывшееся окно и, по прежнему не произнося ни слова, развернулся и ушёл.

– Робот, блин…. – Альберт, раздражённый внезапным пробуждением, выругался, перекинул коробку с колен на пассажирское место. Пора было ехать, но сон всё ещё не отпускал, заставляя чувствовать себя отупевшим и заторможенным. Растирание лица ладонями помогло не очень сильно, пришлось вылезти из салона на улицу и пройтись вокруг автомобиля, размять ноги. Полегчало. Сесть обратно в машину, повернуть ключ…. Звук заработавшего двигателя, по какой-то чрезвычайно извилистой ассоциативной цепочке напомнил о шефе и необходимости сделать звонок. Альберт помнил что надо связаться с адресатом, получателем посылки после определённого часа, помнил даже фамилию того кто ждёт посылку. Вот только когда это делать нужно он забыл. И это было очень плохо, потому что шеф любил точность во всём. Когда Альберт устроился на работу, вместе с ним работало ещё несколько курьеров, аналогичного возраста, так же как и Алик развозивших пакеты и коробки по нужным адресам. Что они развозят, куда, зачем – это никогда не интересовало бывшего курсанта. Познав, после отчисления из училища, ужаснувшую его до глубины души неприкаянность и ненужность абсолютно никому, из суетливо живущих вокруг людей, Альберт вцепился в работу как утопающий в спасательный круг. Доставка. Дело. Чести. Именно так по раздельности, дословно и пословно жило в его душе убеждение в высшей ценности добросовестной работы. Он брал посылку вёз, куда говорили и единственное что его интересовало – точно и в срок выполнить поручение. Шеф заметил и оценил старание «крестника» и приставил к нему Андрея в качестве наставника, потом начал доверять поездки на машине. Тем временем остальные курьеры как-то очень незаметно пропали. За что их уволили Альберт опять же не интересовался но подозревал что за какие-то огрехи или недисциплинированность. Тем больше он гордился своей безукоризненной работой, а тут – на тебе…. Когда звонить? Уже пора? Раньше он уже отвозил посылки в Домодедово, только не из конторы, а из какого-то института с Автодорожной. Только тогда никаких звонков не требовалось. И кстати посылки тогда развозил с Димкой, его уволили последним из оставшихся. Кажется он накосячил и мужик из охраны института на него орал. Неприятный тип такой, ощутимо нагло-беспардонный какой-то, чуждый одним словом. Лисовский, сука.

Прохаживался постоянно по поводу военных, стоило ему только узнать что Полукарп был курсантом военного ВУЗа. Мысль о Лисовском, покруживший в голове, натолкнулась на воспоминание о владельце предприятия где он сейчас находился. Это воспоминание заставило выругаться и стукнуть кулаком по рулю – Лисовский и был владельцем этого завода. Вот что значит не везёт. Последствия легко представимы, в случае ошибки. Альберт вздохнул, выругался, сообщил пространству о своём полном и безоговорочном равнодушии к любым последствиям своих действий, в краткой и метафоричной форме и, тронулся в путь.

В аэропорт Альберт добрался без помех, но – снова был вынужден ждать. Вроде бы и не делал ничего целый день, но устал как собака. Еле сдержался что бы не наорать на парня в форме секьюрити, прибежавшего за посылкой. Судя по словам шефа, позднее окончание рабочего дня гарантировало свободу до полудня на завтра, а возможно и на целый день. Вопрос о машине не поднимался, поэтому Полукарп логично рассудил что до завтрашнего вечера, машина в полном его распоряжении, чем и решил воспользоваться заехав на Автопроездную улицу за своими вещами. Сразу после отчисления он приволок свои вещи к подружке товарища, что согласилась принять их на хранение. Неприятная история тогда приключилась, и теперь, перед каждым посещением квартиры Наташи он делал два звонка. Первый – самой девушке, второй – Толику, товарищу по временам учёбы в военном ВУЗе. Как говорится: опыт – сын ошибок трудных, но в нашем случае это ошибка была скорее болезненной, чем трудной. Притащив вещи на квартиру к Наталье, Альберт даже не подумал предупредить Толяна о своём визите к его пассии, пусть и с совершенно невинными целями. Слово за слово, душераздирающая история коварства Кровавого Карлика и чёрствости отцов-командиров так подействовала на простодушную девушку, что она не отпустила в ночь и неизвестность изгнанного из военного рая почти что ангела в погонах и, уложила его спать на кухне. Пробуждение утром началось с удара в челюсть, прилетевшего неизвестно откуда. Продолжилось серией таких ударов сыпавшихся не то что бы горохом, но часто и основательно. Альберту пришлось отмахиваться вслепую, до тех пор, пока не разлепил закисшие от внезапных ночных слёз, глаза. Увиденное настолько его ошеломило, что он пропустил ещё один удар и, только после этого, впечатал Толика в стенку мощным прямым в подбородок. Недоразумение было быстро разрешено, но осадок остался, и Альберт не рисковал наносить визит без предварительного звонка.

Наташа уже ждала и, судя по её виду и по тому, что сумки с вещами Полукарпа стояли у самого порога – в комнате был Толян в самоволке который не желал тратить сверхценное время на разговоры с бывшим однокурсником.

– Толян! Привет! спасибо за помощь! – выкрикнул Альберт в глубину квартиры и издевательски захохотал, выволакивая сумки на лестничную площадку. Поблагодарить Наталью он уже не успел, поскольку дверь за его спиной захлопнулась сразу же после пересечения его яйцами линии порога жилища греха. Или курсанта – что почти одно и тоже.

Нацепив спортивную сумку на манер рюкзака, курсант перехватил вторую поудобнее и двинул вниз по лестнице, шёпотом насвистывая весёлый мотивчик. Оставленная не улице «Молния» сиротливо подмигнула поворотниками и вскоре груз перекочевал в багажник автомобиля. Вытащив из сумки свою любимую каску, Альберт закрыл багажник и пошёл было к мусорке отлить, но выскочивший из темноты силуэт какого-то существа заставил передумать. В мутном свете фонарей неразличимо грязное маленькое чудовище оказалось обычной, если можно так сказать применимо к Москве, обезьянкой, по всей видимости, системы «Макака». Обезьян Полукарп не любил с детства, с того самого момента, как сидящая в клетке шимпанзе укусила протянутый с целью погладить палец. Четырёхлетний Алик так был поражён коварством животного, что даже не заплакал, а просто затаил ненависть на годы.

Теперь же, похоже, настал момент мести. Курсант поудобнее перехватил каску и, плавно огибая кучу мусора, двинулся в атаку. Обезьяна в ответ сделала то же самое, но по-обезьяньи просто – напрямик. Альберту ничего не оставалось, как отбиваться от животины ногой, по красивой параболе запустив тварь в сторону мусорки, после чего пришлось удивляться. Вместо того, чтобы, подобно любой нормальной обезьяне, испугаться и убежать, данный экземпляр, видимо, был самураем – тварь поднялась на ноги и снова двинула в атаку. Алик выгадал момент и от души приложил своим блестящим артефактом по голове макаки, что окончательно решило исход битвы. Удовлетворённо хмыкнув, курсант отёр каску о снег и наконец завершил задуманный акт вандализма, после чего уселся за руль и с чувством выполненного долга отправился домой спать.

Где-то в Москве, весна, 2012 год

Я наслаждался своими способностями, наблюдал и чувствовал, как сотни тысяч людей одновременно. Я видел людей, как разноцветные, яркие точки. Я раскладывал мозаику людских душ так, как мне хотелось. Совсем недавно я понял, что могу не управлять, а ненавязчиво подталкивать людей к различным действиям. Я научился получать необходимую энергию для жизни и развития по капле из организмов многих людей. Я рос. Неожиданно я стал замечать, что участки мозаики теряют цвет, становясь неприятного, грязно-бурого оттенка. В то же время в разумах людей нарастала напряженность, паника. Я попытался разобраться и узнал нечто, ужаснувшее меня. Зараза. Жуткая зараза, поднимающая мертвых. Зараза, охватившая всю планету, страшнее, чем «испанка». Вирус, отныне живущий в каждом. В том числе и во мне – уборщик, бравший меня в руки, уже носил этот вирус в себе. Теперь стало ясно, откуда у меня эти способности, как мне удалось снова ожить. Радость овладела мною, ибо, будучи и при жизни весьма незаурядным человеком, теперь я смог подчинить вирус себе! Я не переродился в тупую мертвую тварь, которую интересует только еда! Я единственный на свете немертвый-живой! Я живее всех живых!

Когда прошла эйфория, я задумался, что и как я должен предпринять. Нелепо всю свою бесконечную жизнь прозябать в подвале. Раз у меня нет тела, то я должен найти выход (забавный каламбур). Бурые пятна в моей мозаике оказались этими ожившими мертвецами. Живые называют их «зомби». В отличии от живых, у них нет мощного противодействия чужой воле. И я могу полноценно вселиться в их разум, точнее, то, что от него осталось.

Это не самое приятное вместилище, но… за неимением гербовой пишут на простой. В конце концов я должен создать себе комфортное окружение и кого я возьму в союзники на этом этапе – абсолютно не важно! Но это уже задача на День третий.

Г. Богородицк, магазин «Магнит». 19 марта 16:52

«Магнит» был не большим супермаркетом, так обыкновенный магазин на первом этаже пятиэтажки. Четыре ряда со стеллажами, в конце магазина отделы с колбасой и молоком. Нам большой магазин и не надо. Для пополнения запаса нам и обыкновенного хватит. Я взял коляску, Мишка пока пусть так походит на подхвате, потом поможет покупки по пакетам загрузить. Очень не хотелось повторения утренней ситуации с теткой. Поэтом старались обходить кучки людей. Сначала набрали водки и пива, потом двинулись к газетам, где набрали большую кипу разных газет. После газетного двинули к бытовой химии, она располагалсь как-то странно, с точки зрения маркетологии. И странно для «Магнита». Хотя может быть и правильно, не знаю. Пока через весь магазин пройдешь, пока все полки осмотришь, охренеешь. Но только так дойдешь до бытовой химии. В отделе с полок начали накидывать, то что может на пригодится, всякие там «Кроты», «Sanita-гели», порошков набрали, «Фейрей» всяких, где-то в сети прочитал что можно оружие этой штукой чистить. А что касаемо других моющих средств, зря я что ли почти закончил агрохимический факультет. Применение ортофосфорной кислоты и прочих нитратов облегчает жизнь во многих случаях. Потом дошла очередь то самого главного сокровища будущего: туалетной бумаги. Тут было где разбежаться. Набрали всяких «Зев», потом решили поддержать отечественного производителя. Уже было собрались идти на кассу, как вспомнили, что забыли мыло купить. Решили взять «safeguard», «Душистое», «Земляничное», «Дегтярное». «Дегтярное» оно хорошее, оно микробов убивает! Взяли «Детское», им носки стирать хорошо.И «Глицериновое» упаковка шесть штук, практично. И ароматы разные. Надо не забыть «хозяйственное» ещё. После мыла дошла очередь до шампуней и зубных паст, бритвенных принадлежностей. Среди бритья я выбрал «Arko», мне турки в этом плане нравятся. Кожу не раздражает. Добавили станков и кассет с тридцатью двумя лезвиями. Не забыли и про Вальку с её женскими причиндалами. Не зная чем она пользуется, руководствовались знаниями из рекламы. В тележку полетели олвейсы, либресы, виты и жилеты винус. Потом Мишку осенила мысль, что надо набрать сухих продуктов от ролтона. Ну да куда же без бич-пакетов.

У стеллажей с сухой едой, где я набрал большое количество лапши, произошло то, чего я больше боялся. От отдела с молочными продуктами шел жмур. Твою через забор! Ну хрена ли он здесь появился. Так все хорошо шло.

– Миша! – Я достал бумажник со всеми деньгами и кинул его своему напарнику. Внутренне я был готов к такой ситуации. – Держи деньги и коляску, бегом на кассу. Я разберусь с этим. Меня ждите в машине. Я по быстрому.

Миша не проронил ни одного лишнего слова, схватил тележку, бумажник и помчался на кассу. Я остался почти один а один с мертвецом. Имея опыт борьбы с ними. страха уже не было. Осмотревшись, я сформировал план действий. Мне нужно было дать время Мише, что бы тот расплатился и только потом изничтожать зомби. То есть минут пять мне нужно продержаться без боя. На мое счастье рядом стояла тетка, которая загружала свою тележку бич-пакетами от ролтона. Решение пришло само собой. Я выхватил из рук тетки корзинку на колесиках, и разогнавшись, толкнул зомби в холодильник с сыром. Зомби свалился в него как мешок с дерьмом. Валяться в холодильнике ему не очень хотелось, тем более добыча вот она. И он начал осуществлять попытки к подъему. Хрена лысого ему. Не думая ни секунды, я перевернул коляску, высыпав содержимое. На пол посыпались её недельные запасы: макароны, кетчуп,мешок сахара, конфеты с печеньями, стиральный порошок, бутылка водки, шесть йогуртов и пара пакетов лапши быстрого приготовления. я накрыл мертвяка этой штукой. Тетка начала орать еще в тот момент, когда я отнял её тележку, но когда я провернул такие манипуляции, визг поднялся невообразимый. А по хрен! Краем глаза я отметил, Миша почти расплатился с покупками, и, слава Богу, не стал загружать это все в пакеты, а тупо все скидывал в тележку. Но все же платить ему правда оставалось около половины, надо держать эту тварь.

Чудо преграда не сдержала зомби, оно встало. Оно встало и попыталось скинуть с себя. Неуклюже, но эффективно. Это оно совсем недавно было представителем одной из молодежных групп. Они себя еще «эму» или «эмы» называют. Все такое непонятного пола, с мохней на голове черно-розового цвета, и каким-то макияжем. Правда, сейчас весь макияж стал красным от крови, а прическа вообще хер пойми что. Вот вам настоящий последователь фильма «Сумерки». Неважно. Сейчас эта фигня пыталась мной полакомится. Ну уж дудки! Миша, Мишенька, давай шустрее милок. Я схватил что первое попало под руку. Это была замороженная курица, кило так на три. И эта кура прямиком отправилась в его грудь.Со всего размаху, со всей силы, я швырнул её, но в грудь. В бошку, в бошку надо. А от того, что удар пришелся в грудь зомби ни жарко, ни холодно. Интересно им вообще больно? Черт, стрелять нельзя. Эта мысль засела у меня в мозгу. Стрелять нельзя и так еще три раза. Но почему нельзя? Кто мне сейчас запретит, ведь мою возню с этой хренью, да и визг тетки заметил охранники. Точнее тетка-охранник. Такая тетка, самая обыкновенная, толстая, в старом свитере, с бейджиком на груди. Тетка решила не вмешиваться в драку, а просто предупредила, что вызовет ГБР. Наверное вызвала, но по фигу! Я глянул на кассу еще раз, все Миша расплатился, и с телегой ломанул на выход. Вот правильно! так и надо! Хороший напарник, все верно делает. Продукты правильно выбирает, вовремя линяет! Все шутки кончились, некромант разозлился! Начинаем стрельбу.

Мой пистолет находился там, где ему и положено, то есть сзади, за ремнем. Я попытался резко выхватить его, и четким выстрелом отправить на тот свет, куда он не дошел. Но пистолет резко выдергиваться не захотел. Твою мать! Ну почему в кино у них так ловко получается, а я запутался в ремне и куртке? Пятнадцать секунд барахтанья, и я наконец вытащил ПММ на свет божий.Правда за это время, зомби окончательно освободился от помехи в виде коляски, и начал подходить все ближе и ближе. Времени для прицеливания почти не осталось, придется стрелять навскидку. Бам, Бам, Бам! Три гильзы по очереди упали на пол.

Если бы это кто смотрел со стороны, он бы наверное, как говорят интернетчики, был под столом. Я с пистолетом в вытянутой руке отступаю назад, левой рукой, вместо того что бы держать ствол, хватаюсь за стеллаж, спотыкаюсь об тетку. И падаю, причем падаю вместе со стеллажом. Но результат есть. В голове эмо-зомби перестало хватать одного глаза. О как я попал, прямо в глаз, с двух метров.Не мне вообще сегодня везет, что бы так попасть, с перепугу. Это в натуре нереально! Я теперь супер нереальный некромант. Только такие эксперименты проводить больше неохота. Между «Эльдорадо» и заправкой надо в какой-нибудь магазин заехать. В такой, где кобуру под пистолет купит можно было. Чуйка мне подсказывает: следующего раза с удачной стрельбой не будет, надо быть готовым заранее. Хватит лирики, теперь пора тикать, а то нагрянут сейчас. Правда с тиканием есть небольшая проблема: надо встать и вылезти из под стеллажа. Тетка, на которую свалилась все эта конструкция вместе со мной, визжала без умолку. Я встаю и осматриваюсь, может еще какая нибудь тварь где-то бродит. Беглый осмотр ничего не дал. Что же пора бежать.

Развернулся и помчался мимо стеллажей к выходу, пистолет прятать не стал. Некогда и некуда. Размахивая пистолетом возле кассы, распугав весь народ, я выскочил вон из мрачного мира супермаркетов «Магнит». Санэпидемиологической службы на них нет! Вечно грязно, аж зомби завелись. Сука! Выбежав из магазина, я увидел Мишку возле машины, и крикнул:

– Открывай багажник! Ставь тележку туда! Разгружать времени нет! Боря Заводи!

В три прыжка я покрыл расстояние до машины, рывком дернул дверь. Запрыгнул во внутрь. Через тридцать секунд драгоценного времени, Миша тоже сел в машину и его брат тронулся. Тронулся мягко сказано, он дернул машину рывком! Боря уникум, он может делать то, что другие просто не способны. Как он смог на машине с автоматической коробкой передач дернуться, это никому не понятно. Только бы он собрался выворачивать на проезжую часть, как перед машиной вылезло еще одно не понятное создание то ли бомж, то ли зомби.

– Дави! – Миша заорал во всю глотку. Боря, ничтоже сумнящеся, осуществил наезд на непонятное создание. Плевать на товарный вид «Туалета». Тело ударилось о бампер и свалилось под колеса. Левый бок «Туарега» приподнялся и опустился, сначала спереди, потом сзади. Словно мы проехали не по телу, а по кочке. И где хваленые амортизаторы? Я обернулся, что бы убедиться был ли это зомби и увидел, как только что сбитый, на скорости двадцать километров в час, пешеход, начинает вставать. Зомби, это был зомби. Даже полегчало на сердце как-то. Выехав на улицу, нашей радости не было предела. Хотя, рано радоваться. Перед нами еще три пункта плана. И мы поехали в сторону нашей второй цели, не обращая внимание на происходящую суету возле магазина.

По дороге в «Эльдорадо» нам попался магазин с броским названием на английском языке почему-то. 151 Ward Gunzee. Но магазин был со спортивным и туристическим снаряжением. По крайней мере, так гласила вывеска «СПОРТ. РЫБАЛКА. ТУРИЗМ». Вот возле него и остановимся. Надо кстати будет, потом пересесть, а то ствол от ДШК мешает. Пусть лучше Мишка мучается.

Магазин со снаряжением не оправдывал своего громкого названия. Всякого барахла типа резиновых китайских лодок, «настоящего» армейского камуфляжа, пневматических пистолетов ИЖ и псевдоцейсовских биноклей с надписью Digital zoom 58x, laser light sigth, infrored (made in china), было великое множество. Но среди этого всего меня заинтересовали три вещи: продавщица симпатичная девушка лет восемнадцати, кобуры для ПМов и фонарики светодиодные. Кобура мне нужна была такая, что под мышками носить. Я думаю, так удобнее носить будет. Фонариков надо пару штук взять, один на голову буду типа крутой сталкер, а второй побольше и помощнее. Фонарик оно всегда надо.

Я подошел к прилавку и обратился к продавщице, предварительно посмотрев на бейджик. Надпись гласила «Варвара менеджер-консультант»

– Здравствуйте, Варенька. У вас есть кобура для пистолета Макарова, что бы под мышками носить. Очень сильно хочется. – Черт, надо, наверное, её как-то предупредить. Только аккуратно. Жалко девчонку, может братьям сосватать, хотя нет, передерутся ещё.

– Хорошо минутку. – Она быстро отошла к ближайшему шкафу и достала кобуру. Быстро так, как будто это самый ходовой товар. Она вернулась к прилавку и продолжила, выложив кобуру на стекло. – Вот смотрите, комплект оперативный, настоящая кожа, прошитая, заклепки медные. С одной стороны отсек для обоймы и наручников, а с другой для самого пистолета. Очень хорошая, я думаю, вам понравится и не дорого всего тысяча пятьсот рублей.

Ни хрена себе, сто процентов стоит дешевле, а магазин накручивает. Но мне-то все равно, скоро деньги обесценятся. Поэтому я не возмущаюсь и продолжаю:

– Отлично, мне нравится, беру. Варенька, милая, дайте, пожалуйста, еще два фонарика хороших один, такой как циклоп на голову, а второй большой и светодиодный. – Совсем девчонку в краску вогнал я. – Мощный чтобы, есть?

– Да, конечно! Вам на сколько ватт. – Продавщица, ничуть не смутившись, сыпала понятиями не свойственными для неё. – Есть разные «Космос» они русские, но сделано в Китае, там мощности варьируются от десяти ватт до пятидесяти пяти. Возьмите вот Косар 2008 там есть и галогеновая лампа и светодиоды двадцать четыре штуки на боку, можно заряжать от прикуривателя, а аккумулятор на шесть вольт. Не дорого за такого же немца, например, втрое дороже берем. А это восемьсот рублей всего. И на голову вот тоже «Космос» на тридцать светодиодов, батарейки мизинчиковые. Сто восемьдесят рублей.

– Замечательно беру все! Добавьте, пожалуйста, батареек заряжаемых дюрасел, и зарядное устройство. – Я пробежался взглядом по полкам, Брать товары так брать. Как говорится, коль пошла такая пьянка, режь последний огурец. – Девушка докиньте, пожалуйста, еще вон тат арбалет, черный и стрел к нему штук сто.

– Это вот этот, черно-зеленый, камуфлированный. – Она показала на мой выбор. Я кивнул, мол, оно самое. – Это Арбалет Revolution AVI. Великолепный выбор. Возможность устанавливать оптический прицел, ложа из прочного композитного пластика, регулируемая щека приклада, регулируемый затыльник, высокая дальность стрельбы при начальной скорости 105 м/с и сравнительно небольшой вес для этой линейки арбалетов всего 3,5 килограмма. Болты, кстати, а не стрелы, в двадцать два дюйма, для него идут отдельно.

– Беру! – Я достал деньги из своей копилки на СССР, тем более оно уже не случится никогда, и купил. Вся покупка обошлась мне почти в сорок тысяч рублей, но я не жалел. Пистолет на месте, я с арбалетом. Это уже не сталкер, это уже халфа. И я блин Гордон Фриман, нах. Монтировки не хватает, жаль. И уже собрался выходить из магазина с покупками, как вспомнил:

– Варвара, вы поаккуратнее сегодня, а то там бешеные на людей кидаются. Вы если что, то по голове их чем-нибудь тяжелым бейте, говорят помогает. И не давайте себя укусить, а то вдруг заразитесь. – Такой репликой я очистил свою совесть.

– Я знаю, с утра уже столкнулась. А так, меня отец заберет сегодня. – В очередной раз продавщица поразила меня. Наконец закончив плодотворный диалог, я вышел из магазина. Подойдя к машине, первым делом согнал со штурманского места Мишку, пусть сзади едет и с «дашкой» обнимается, а мне не солидно. Я же все-таки командир отряда.

– Мишка! Кыш с моего места, иди с «дашкой» обнимайся. – С такими словами я сел в машину. – Боренька, радость моя, если ты сейчас тронешься с понтами, я тебя на рычаг насажу, понял! Так что ехай нормально!

Он тронулся нормально безо всяких выкрутас, и мы поехали ко второй крупной точке нашего плана. Поехали за электроникой.

Всяко разно, но по дороге в рай электроники мы развлекали себя бородатыми и не очень анекдотами и разными реальными историями.

– Вот, вот слушайте анекдот! – Миша вспомнил какую-то шутку. – Толерантность – это когда жопа красная от злости, а голова улыбается и кивает.

– Миша это не анекдот, это афоризм. – Перебил его я, еле сдерживая себя от хохота. – Слушай. Штирлиц падал с шестого этажа, но чудом зацепился за балкон третьего. На утро чудо распухло и мешало ходить.

– Бородатый! – резко обломил всех Боря. – Мой новее: Звонок в дверь. Мюллер открывает дверь и видит красноармейца. Настоящего со всеми причиндалами там, красный парашют, буденовка со звездой, ППШ на плече. Красноармеец и говорит «Слоны идут на север!». А Мюллер отвечает «Слоны идут нахер! А Штирлиц живет этажом выше!»

Салон немецкой машины сотряс взрыв безудержного хохота. Анекдот хоть и староват, но, сука, смешной! Но Боря не унимался:

– Слушайте вот история реальная. – Он посмотрел на меня, потом на Мишку. – Помните Серафиму Абрамовну с пятого подъезда.

Мы с Мишей кивнули. Я чего-то перестал понимать, Мишка не знает эту историю? Не может быть.

– Так вот, у ней есть сын, Йоська. Старше нас, но нигде не работает, алкашничает. А друзья у него кто такие же, как он, а кто из братков девяностых. – Боря все это рассказывал, не отрываясь от руля. – И однажды, одного из приблатненных друзей отправили в больницу. Воспаление легких там или что-то типа того. Ну а как они в больнице лежат, как на курорте почти. Хавчик нормальный, выпить тоже есть. Ну и видимо, на третий день он с соседом по палате перепил малость, от чего сосед вырубился. А друган Йоськи Сашек словил белочку. Так вот, Серафима Абрамовна спокойно себе спит ночью, а зима была, как вдруг звонок в дверь. Тетя Серафима встает, идет к двери и спрашивает кто там? А из-за двери отвечают «Это я Саша, пустите меня тетя Серафима» Сашку она узнала сразу и дверь открыта. За дверью стоял больной, весь пьяный в дым, в больничном халате, джинсах своих модных и носках. Он её спрашивает «Йося дома? Пустите меня, а то за мной гонятся, убить хотят. Со мной дед в палате был, так его убили. Теперь и меня хотят грохнуть. Спрячьте меня, только никому не говорите». Та кивает и приглашает на кухню. Сидят они, значит, втроем, пьют чай. Сашек трезвеет потихоньку. Как вдруг, он вскакивает с места и говорит «Никто не слышит?» Все в ответ, мол, «Чего?» Он такой «Писк, странный, точно они жучок на меня повесили. Дайте ножницы!» Ну, Йоська дает ему ножницы, а Саня берет, снимает джинсы свои и начинает резать, ну там, где ремень. Изрезал все джинсы и сидит, как опять «Слышите, слышите. Опять началось, не помогает!» Серафима и Йося говорят ему «Да нет ничего», а он «Как нет, вот пищат штаны». Снимает штаны и выкидывает в окно. – Боря прокашлялся. – А наутро, Сашек встает и говорит «Тетя Серафима, у вас есть штаны и тапки запасные до дома дойти?» Ну, тетя Серафима дала ему старые Йоскины штаны, «А тапок нет! Пойдешь так» Ну ему деваться некуда, он домой в одних носках и поперся. Хорошо хоть до первого подъезда ему идти было. Такая вот история, всмамомделишная.

– Не очень смешно, конечно, но прикольно. – Подвел итог я.

Дальше до «Эльдорадо» мы ехали, молча, наблюдая, как иногда мимо нас проезжала то скорая, то милиция. К концу рабочего дня обстановка в городе начала накаляться. Но, не смотря на это, до магазина бытовой техники и электроники, мы доехали быстро.

В «Эльдорадо» наша команда пошла в том же составе, что и в «Магнит». То есть я и Мишка. Вооружились также, но на этот раз мой пистолет был в кобуре, Мишкин тоже. У него кобура, оказывается, была, но достал он её только сейчас. Поход за плазменным телевизором, DVD-проигрывателем с функцией караоке, двумя новыми мощными игровым компьютерами и мониторами, фотоаппаратом и видеокамерой, лазерным цветным принтером и кучей картриджей и кипой бумаги к нему, и горой дисков с фильмами и играми обошелся без эксцессов. Наверное, охрана в таких магазинах лучше, поэтому умирать туда ходить, людей не тянет. В соседнем от «Эльдорадо» отделе сотовой связи, фиолетово-зеленого цвета, мы разжились двумя 3G модемами, сим-картами и пополнили там баланс до десяти тысяч рублей. Не забыли и про рации, нам в дороге они пригодятся. Купили четыре Motorol'ы, говорят рации у них хорошие.

После закупок и погрузки в машину, там места не осталось совсем, я выгнал Борю из-за руля. Наконец, заняв привычное место, мы продолжили путь. Я созвонился с Валей, спросив, как она, предупредил, что скоро будем. У Вали все было в порядке, только зомби, как стояло под дверью, так никуда и не ушло.

На заправке мы залили полный бак и две канистры солярки, две канистры девяносто второго. Этим мы опустошили наши денежные запасы, хватило только на две бутылки Coca-Cola и большую пачку чипсов. Хоть напоследок поесть. От заправки двинули за Валькой. Нам еще двор зачищать от зомби.

19 марта 2010 19:22 двор.

Во двор заезжали уже в сумерках. Плохо. Не видно ничего. Как чистить? Попробуем так: я стремительно лезу на крышу со «светкой» и новой покупкой. Сначала использую арбалет, а только потом «светку» братья страхуют снизу. Плохо только то, что скорая загораживает часть обзора. Серьезно, однако, вещи крутиться начинают, если за ней никто не приехал. Да еще и машин прибавилось. Дверь в подъезд, сука, раскрыта. А почему скорая плохо? Плюс трофей.

Сумерки это не ночь, но видно все равно плохенько. Хоть галогеновые фары и ярко освещали, но лишь часть двора. Там куда не попадал свет, было видно плохо. Но плюсом было то, что зомби неожиданно потянулись на свет. (А может на шум?) Ну, начнем отстрел. Я вскинул арбалет, прижал его к ключице, стал целиться через штатную оптику. Было забавно целиться в оптику на дистанции в десять метров, но мне по фиг, мне удобно. Звук удара плетки, тетива соскочила со скоб и погнала вперед болт. Он сорвался с края лука и с характерным свистом начал лететь к цели. Через десять метров полет болта окончился, причем результативно. Я фигею сегодня, я сука нереальный некромансер-стрелок! Попал в лоб. Хорошо, что дистанция маленькая и болты не с пластмассовым наконечником. Так бы хрен упокоил. Все не расслабляться, работы еще много. Нужно зачистить до входной двери и закрыть её, дальше вывести Вальку с котом и вещами через балкон. Забрать машины и валить! Пока думал и заряжал арбалет, на свет вышел еще один жмур. Хлесткий удар и цель, сука, стоит и не падает. Мимо, бля! Все хватит играть. Стреляем из «светки». Под фары к первому вылезло еще трое. Придется целить каждого по очереди.

Выстрел, винтовка толкнулась в плечо, запахло порохом, цель один упала. Второй выстрел и то же самое, только зомби не упал, очевидно, попал в грудь, ну точно. Вторая попытка, опять в грудь. Пуля выбила фонтанчик крови из груди, но зомби это ни как не мешало. Очевидно, боли он не чувствуют. Выстрел. Часть черепа разлетается на кусочки, мозги и кровь расплескиваются по асфальту. Третьему хватило двух свинцовых кусочков смерти для упокоения. Надо слазить с крыши машины, но сначала осмотримся, мало ли чего.

Предварительный осмотр показал, слазить рано. В не освещенных углах было еще пара жмуров, бывшие люди. И еще одна собака. Только странная какая-то. И если зомби на нас реагировали слабо, то собачка оживилась. Хм. Мертвая собачка оживилась, придумал тоже. Короче, неважно, эта херь, решила посмотреть, можно тут пожрать или нет. Размечталась, мечтать не вредно. Сейчас собачка поиграет в мультфильм «Все псы попадают в Рай». Выёживаться не будем, бух, бух. Толчок в плечо, еще раз. Все патронов нет, последние в магазине отстрелял, но результативно. Собачка легла. Два других кадавра тоже захотели проверить, пробьет ли их головы пара свинцовых кусочков. Я начал быстро перезаряжать винтовку, и уже было собрался открыть огонь, как услышал:

– Я, Рэмба! Бля! – Мишка заорал во всю свою глотку. Его высунутый в окно МП-40 выдал очередь, потом к ней присоединились звуки ППШ. Кроме двух пораженных кадавров, к спискам добавились окна первого этажа, и как выяснилось позже пробитый бак стоящего красного москвича одного из дачников нашего двора.

– Эй, Рэмбы, хорош патроны тратить! – Я рявкнул на них с крыши. Слазить не хотелось, чего-то зомби мало пять штук. Мне думалось, будет больше.

Пока не пойдем. Я-ка Вальке позвоню, пусть вещи собирает и сидит на сумках, а мы тут покурим. Кстати чего звонить-то:

– ВАЛЬ! СОБИРАЙСЯ И ЖДИ! – зачем звонить, крикнем, чего теряться!

– Хорошо! – Валька тоже не дура, решила ответить моим способом.

Ну что же, закурим. Достал сигаретку, зажигалку с надписью SUOMI. Не помню, но кто-то из Швеции или Финляндии подогнал. Прикурил и хлопком закрыл бензиновую зажигалку. Первая затяжка как всегда самая лучшая. За первой затяжкой последовала вторая, и во рту появился характерный горьковатый привкус. Выкурив половину сигареты, моя голова ничего умного не родила, ни единой мысли, только пустота, – где могут прятаться жмуры и сколько их. Докурив сигарету, я отправил её щелчком в дальний угол двора. Что же делать?

Но вдруг краем глаза я отметил какое-то стремительное движение рядом с красным москвичом. Не только я. Один из Рэмб тоже! На этот раз, не выдавая никаких громких предупреждений! Просто вдруг неожиданно заговорил ППШ. Боря сука! Ну, кто тебя просил, уникум. Ты же, козел, делаешь невозможное возможным. В «Адидасе» что ли ходит и Диму Билана слушает! Вместо попадания в пробежавшую тень, он дал очередь по канализационному люку. Высек пару искр и все! До этого товарищи пробили бак четыреста двенадцатого, и весь бензин который был там начал стекать в канализацию. Над люком собралось уже облачко паров и от малейшей искры Бориной вспыхнуло. Вспыхнуло и занялось. От люка побежала огненная дорожка в сторону москвича, через короткий промежуток времени пламя достигло бака. И ему было по фигу на всех этих «Разрушителей легенд» и прочих развенчателей мифов, Борькино творение может все! Бензобак взорвался. Красиво! Следом занялся мусор в багажнике москвича, огонь разгорался ярче и ярче. Во всем этом был плюс – угол двора стало видно! И стало видно тварь. Странную тварь, но похожую на человека. Длинные руки, короткие ноги, вытянутая огромная челюсть и шипы на спине и локтях, роговые шипы с полметра длиной. Не было не секунды промедления, затрещали все три ствола. Сначала замолчал Мишин МП, потом Боря со шпагиным и, наконец, я замолчал последним со «светкой». Куда мне со скорострельностью тягаться. Тело твари превратилось в фарш, хороший такой нашпигованный свинцом. Мутант даже не дернулся. Ну, с перепугу и не так обосрешся. Рядом с тушкой заметил много тел. Так вот куда делись зомби. Это их съело. И у этого обрывки одежки похожи на хозяина москвича взорванного. Ни хрена себе. В жопу ожидания! я спрыгнул с крыши, на ходу крикнул Боре:

– Разворачивай машину и подгоняй к балкону. Потом вдвоем дуйте в газель скорой! И заводите! Только просветите её фонарями, мало ли! – не оборачиваясь, я дал указание и побежал закрывать подъездную дверь. Ибо нехрен зомби оттуда выпускать. Правда братья сделали по своему, Миша выскочил и с фонарем на лбу и МП-40 в руках помчался захватывать скорую. Боря же начал разворачивать машину.

Закрыть и заблокировать дверь оказалось делом трех секунд. Но зомби будто почуяли меня, и после блокировки я услышал мерный стук в железную дверь. Ну-ну пробуйте её на прочность, глядишь, и упокаивать не придется. Все теперь к балкону, А Боря шустрый, молодец. Я запрыгнул на капот «вагона», с него на крышу и стремительно влетел на балкон. Не останавливаясь на балконе, крикнул Вальке:

– Бери вещи! Я пришел! – заскочил в комнату, схватил приготовленные заранее сумки, и вынес на балкон, что бы отправить в машину. Следом помчалась Валька с Трактором. Лишь я задержался, что бы взять винт из полу-разобранного системника да фигурку домового. Бабушкино наследство. Прощай дом! выпрыгнул с балкона на крышу «Туалета». Сборный отряд двинулся в сторону гаражей.

Остановившись возле боксов с моим «Козлом» и Буханкой выживальщика. Пришла очередь объяснять, как и на чем кто поедет.

– Так команда! – Начал я, командир мне и положено.– Валя ты едешь на «Туареге» там коробка -автомат, так что справишься. Едешь за мной, след в след. Ясно? – пристально посмотрел на «эльфийку», она утвердительно кивнула головой и добавила:

– Десять четыре! – спародировав какую-то игру.

– Боря берешь буханку и встаешь в хвост колонны. Миша, оболтус, идешь третьим! И запомни, повредишь транспорт, шкуру сниму! Всем ясно? – Посмотрел я на братьев. – Я поеду первым. Запомните следующее: связь по рации, обгоняю я, повторяют маневр все, останавливают меня, встают все. Я поворачиваю вы…

– Поворачиваем все! – Хором закончил сборный отряд.

– Все по коням! – я подвел итог. Все пошли к своим машинам.

Через тридцать минут колонна из четырех машин выезжала на шоссе. Город, который мы покидали, еще не подавал признаков разрушения и апокалипсиса. Но запах нависшей беды был не просто силен, бедой смердело как от разлагающегося трупа

Где-то в Москве, весна 2012 года.

Нет крепостей, которые не брали бы большевики. Для начала, мне нужно безопасное место. У меня нет тела, следовательно, меня должны туда как-то доставить. Учитывая то, что я могу брать под контроль мертвяков, проблема таковой не является. Тот же лаборант сделает это. Хотя он пока жив.

Эврика!!!! Товарищ Каганович, вы просто молодец! Ведь есть метро!!! Под землей, в паутине тоннелей, полной карты которых нет ни у кого – вот где будет мой новый дом. Немедленно, промедление смерти подобно.

Безопасное место… Сейчас в этом городе нет безопасных мест, ситуация напоминает мне бардак столетней давности: паника, люди бегут из города, зомби нападают, вовсю расцвело мародерство, правительство бежало, армия и милиция делают, что могут. А могут они немногое. Тем более, что зомби меняются. Некоторые становятся сильными, ловкими, в большинстве случаев непохожими на людей. Они умнее исходного материала , их я не только контролирую, но могу давать задания. Более того, они могут контролировать своих менее сообразительных собратьев, направляя и координируя их деятельность, причем, сохранив свои навыки, приобретенные при жизни. Чем более успешным управленцем человек был при жизни, тем проще ему после смерти. К сожалению, таких персон очень мало. Слишком много условий нужно соблюсти, чтобы получился сверхзомби-управленец: это должен быть хороший специалист, он должен умереть без существенных телесных повреждений, он должен ( как лично мне это не противно, но..) сожрать несколько человек, чтоб развиться в морфа. Сейчас у меня таких только трое. Но какие эти трое! Как говорил Иудушка-Троцкий: «Для революции не нужны массы, для революции достаточно трех сотен подготовленных бойцов!» Так и мои трое заменят легион. Один – отличный хозяйственник, умер у себя в кабинете от инфаркта. Поднялся и сожрал собственную секретаршу, которая потеряла равновесие на лестнице, сломав шпильку и разбив голову. Мне нравится его головной убор, помнится, у меня нечто подобное было. Я назвал его Кепка, он будет заниматься моим жизненным пространством, в конце концов, ему не привыкать. Незаурядный человек был при жизни, даже в своем посмертии сохранив немалую часть интеллекта. Спустившись в метро , он сразу организовал несколько бригад по расчистке тоннелей, по привычке занявшись реконструкцией дорожной сети Города. Второй.. Ооо.. Второй из когорты птенцов Железного Феликса. Кадровый разведчик, сделавший политическую карьеру. Умер по дороге к самолету, какие-то дезертиры застрелили на автостоянке перед аэропортом. Будет заниматься безопасностью и информацией. Самый забавный третий. Он НЕ мертвый. Да, да! Он живой. Я сам поразился этому факту. Какие-то выверты его психики позволяют любому сознанию главенствовать над его мыслями. Он мне неподконтролен, как мертвецы, он сотрудничает со мной сознательно. Сначала он был шокирован, когда я связался с ним. Потом, оценив перспективу жизни в населенном мертвецами городе, он решил сотрудничать со мной. Да, получается, что он коллаборационист. Дрянь человечишко. Даже думать не хочу, какие выверты сознания уподобили его зомби, чтобы я смог с ним связаться. Правда, он называет себя «правозащитником», даже придумал для себя вполне логичное обоснование своего поступка: мертвые тоже имеют право на существование, но не могут высказаться. А он будет представлять их интересы перед живыми. Я не спорю с ним, пусть считает, что он прав. Мне он нужен именно в этом качестве – ведь рано или поздно мне придется контактировать с живыми. В своем теперешнем виде это делать мне затруднительно, морф вызовет вполне адекватную реакцию, а этот Сергей Агдамович Овулёв вполне способен представлять меня на переговорах. Сейчас я ему пообещал отсутствие забот о хлебе насущном, жилье. И предоставил ему полный иммунитет от зомби. Как же он радовался! Как ребенок. Он гордо ходил по улицам, убеждая людей на собственном примере, что зомби безвредны, что с ними можно и нужно искать точки соприкосновения. Что-то про демократический выбор, общеевропейские ценности, права человека. Удивительно, но этому бреду верят . Решено, будет еще отвечать и за привлечение нужных мне людей. В конце концов, убеждать он умеет, а умрут когда-нибудь все. Кроме меня. Я еще и Овулёву пообещал, что он будет так же вечен, как и я. Пусть верит.

Москва, 20 марта 2012 г., вторник. Бывший курсант.

Короче, пока делать было нефиг, пошёл в кафешку неподалёку. Сел, заказал кофе, официанточка склонив голову набок быстро записала и настолько безразличным тоном поинтересовалась:

– «Что-то ещё?» – что я проглотил заготовленную фразу о желательности изысканного перекуса в виде оливок в кляре и, буркнул с досадой:

– Двойные пельмени…

В ожидании заказа я, как обычно, поглядывал по сторонам, оценивая шансы на приятное во всех отношениях знакомство. Девочки есть за парой столиков. Как подойти? Вопрос однако…. Симпатичные в меру, обсуждают что то своё, временами томно закатывая глаза. Поймал взгляд – нет, реакции никакой. Блииин! Ступил! Надо было одеться поприличней, а то напялил джинсы -свитер, рабочая одежда, словом , теперь – облом. Чтобы познакомиться, нужно им мозги вскипятить, но настроение не то сегодня, совсем не то. Пока ждал заказ в кафе ввалилась ещё парочка. Толстушка, с личиком на редкость непривлекательным, в обтягивающих чёрных брюках отчего бёдра свисают «ушами», короткой куртке с вышивкой и дурацкой вязаной шапочке, типа «подшлемник водолазный» и обалденная просто, как куколка барби, блондинка с тонкими и правильными чертами лица. Правда бледная какая-то. Прошли, сели через столик от меня, тихо заговорили. Сначала поглядывал искоса, уж очень понравилась красотка, потом отвлёкся на принесённый заказ и быстро «срубил», по училищной привычке, всё что принесли. Только доел – по ушам резанул визг от столика где расположилась парочка красавица-чудовище. Кричало оно, то есть чудовище. Визжало в истерике. Красавица же обмякла как-то нехорошо, откинувшись на спинку стула и, кажется, побледнела ещё больше, хотя дальше уже вроде бы некуда. Почему-то стал заметен макияж, ранее органично покрывавший лицо, сейчас он проявился, словно неумелая роспись по дорогому фарфору – абсолютно неуместным образом. Примчалась обслуга, уловив неуместные звуки, суета, кто -то крикнул с испугом:

– Да она мёртвая!

Неплохо я сходил поесть пельменей…. Желание посидеть в кафе сразу пропало и я потопал домой. Лучше уж комп запустить да погонять «Call of Duty» . Зайду на сервак «&Patriot» там взросленькие резвятся, без читов, развлекусь, погоняю старичков. Есть там один – «&Grizly», гад. Мне никак не даётся, хитрый зараза. Ну ничего, у меня пятьдесят второй уровень, все перки и почти всё оружие открыто, золотой «Дезерт Игл» заработал. Мощная штука, в качестве второго оружия просто класс. Бьёт как винтовка просто. Отдача большая, это да, зато убойное действие и точность – выше всяких похвал. В качестве основного оружия я предпочитаю М4 с разным обвесом. Работает на средних дистанциях отлично, на дальних похуже, но – тут уже от рельефа местности зависит, так сказать. И тактики. Можно на неё поставить AKOG. Конечно же, его 4 крата работу на дальних дистанциях облегчают заметно, но минус есть один и немалый – при бое вблизи, в помещениях например, сектор зрения получается очень узким и можно запросто прохлопать противника и получить пулю в самый неожиданный момент. Поначалу, я вообще ходил с стандартным «пип-сайтом» – нормально, поймал в прицел– считай попал, но тоже не понравилось. В конечном итоге остановился на коллиматоре. Обеспечивает широкое поле зрения по сравнению с другими прицелами и прицеливание быстрей происходит. Стоит себе на длинной «рельсе», что через всё цевьё тянется, вид винтовке придаёт грозный и ….

…и все мысли из головы как метлой вымело. Пока я обдумывал варианты выбора оружия для предстоящей битвы, то почти дотопал до угла своего дома, почти до подъезда, можно сказать. Шёл, уткнувшись взглядом в землю и прозевал нападение какого-то психа-шутника. Сработал чисто рефлекторно. Как только в поле зрения вплыли тянущиеся ко мне руки со скрюченными пальцами, и ободками грязи под ногтями так я машинально поднырнул под них и, впечатал нижний лоу с проносом по ногам придурка. Хааароший такой удар вышел. Ноги из под мужика вынесло, словно его грузовик тросом дёрнул. Почти перевернуло в воздухе. Шутник брякнулся плашмя на тротуар с сухим стуком дурного черепа об асфальт. Нокаут, блин! Чистая победа, присуждается курсанту…. Не, смотри – шевелится, скребётся. Ну, скребись, скребись, если мыслить чисто логически – мне недосуг, дел полно. С этими мыслями я завернул за угол и двинулся домой, к ожидавшему меня компу.

Дома, запустить компьютер было делом одной минуты. Нажал кнопку, пока система запускалась, метнулся на кухню – поставить чайник. Перед игрой кружка растворимого кофе была просто необходимой. А как же иначе? Что это за игра, если перед этим кофием не побаловаться? Громыхнули дверцы шкафчиков, явили миру банку «Якобс», наполовину полную светло коричневых крупинок, а вот сахар пропал. Мысля логически – банка с сахаром должна стоять здесь. Точно знаю, он был, ещё не кончился. Гостей не было – переставить было некому, значит это я куда – то его запихнул…. Догадаться бы куда … Пока раздумывал, мимоходом заглянул в холодильник – вот он родной! Стоит себе на верхней полке и есть не просит. Процесс сдвинулся с места. Быстро подготовил смесь растворимого кофе с сахарным песком для последующей заправки водой, и, пока чайник пыхтел, оповещая мир о намерениях родить кипяток, прошёл в комнату. Контроль компа, так сказать. Система была готова к работе, оставалось только кликнуть по ярлычку мультиплеера, что я и сделал с удовольствием. В голове, некстати, проскользнула мысль о том психе, что пытался меня напугать у дома. Развелось же уродов – ступить некуда, и все блин, в одиночном порядке ходят – нет что бы строем и с песней – и видать издалека и опасаться нечего. Появившийся на экране раздел со списком серверов, вымел посторонние мысли из головы. Совершенно. Предвкушение игры нарастало, как снежный ком. Запустил обновление списка серверов, сходил на кухню, где чайник уже отключился и пускал из носика лёгкую дымку водяных паров, напоминая дремлющий вулкан. Приготовил запланированную кружку кофе и вернулся к компу. Там уже светился разноцветными буквами, обновлённый список игровых серверов. И, сервер «Патриот», в их числе.

Игра началась с глотка кофе. Зашёл в игру в качестве наблюдателя, осмотрелся. Народ на сервере присутствовал в небольшом количестве, при этом, как и ожидалось, большая часть игроков была с «червячками» перед ником – хозяева сервера . Нормально, значит можно быть уверенным что читеров будут выкидывать, как только они появятся. Большая часть присутствующих была знакома по прошлым играм, уровень игроков средний, можно повеселиться. Основная масса здешних обитателей старается больше прятаться, чем тупо бегать. Решено, заходим за «морпехов» – они в меньшинстве, так что шансы команд уровняем. Зашёл, написал сообщение с приветствием, получил в ответ стандартное «ку» от всех присутствующих и удачно включился в игру, сходу сняв стрелка в красном берете маячившего в окне на втором этаже здания, затем подловил сразу двоих, бегущих со стороны бульдозера, заработал беспилотного разведчика и, с головой погрузился в круговерть виртуального боя.

Спустя две карты, в игре появился какой-то тип с ником «Zomby TDK», оживил чат. На этом сервере общение с помощью сообщений вообще-то слабенькое, большинство присутствующих общаются через скайп, только типы вроде меня – постороннего, пишут что-нибудь для выражения эмоций. А с момента появления этого нового игрока – как прорвало, похоже, он больше печатал чем играл. Валили его безбожно, все кому не лень, он же ругался, кричал что зомби не сдаются и ругался матом, за что получил предупреждение от администратора сервера, после чего слегка утих. Тем не менее, своими криками и воплями, общение в чате зомбанутое создание всё-таки разбудило. Кто -то заметил что смех смехом, а на улице неладное творится, и интернет наполнили рассказы о зомби. Все посмеялись поначалу. Отбили улыбающиеся скобочки и продолжили перестрелку, до тех пор пока некто «&Arktico» не отбил следующие строчки:

– Жена пришла в панике, на улице нападают люди на людей. У неё на глазах двое сумасшедших загрызли старичка у остановки. Игру прекращаю, мне надо супругу успокоить. Всем спасибо за игру, до встречи.

После чего, исчез. Несколько минут все продолжали перестрелку в прежнем режиме, ровно до тех пор, пока ещё один игрок не не написал:

– Это гобблеры… У нас об этом всё больше говорят, слухи ходят нехорошие – я параллельно радио слушаю там уже пара человек в панике звонило на студию.

Интересное кино… Хорошо хоть не гоблины, блин. Какие – то новые зверушки в пантеоне страшилок появились, надо уточнить что за жуть такая и из какого фильма. Я спрятался за развалинами, залёг и хотел уже было отбить вопрос, как сообщения пошли непрерывным потоком. Судя по всему, все русскоязычные игроки поступили аналогичным образом, включившись в разговор и отстреливали только тех, кто попадал в поле зрения. Судить подобным образом можно было по частым воплям «…. camper!!!» периодически прерывающие разговор, раздающиеся со стороны не владеющих языком родных осин. Только они и продолжали бегать в полную силу. Пара человек попавшихся в прицел на перебежке между домами, как раз носила ники в общем разговоре, на русском, не участвовавшие. А разговор тем временем становился всё интереснее и интереснее. Мужик, который писал про гобблеров, оказался из США, откуда-то из южных штатов. Написал что у них первые сообщения были о происшествиях в аэропортах, потом, вроде как в городах началось, что-то вроде эпидемии. До его городка пока что не докатилось но по улицам уже шатаются какие-то самодеятельные патрули. Все федеральные службы загружены работой по уши и, поговаривают, что национальную гвардию собираются привлекать к обеспечению безопасности. Тему подхватил мужик из Голландии, сообщил, что у них тоже говорят о бешенстве. Дальше сообщения посыпались потоком, всё-таки основная часть игроков была с просторов бывшего СССР, так что названия городов зазвучали знакомые, правда всё больше расположенные на европейской части континента. Сибирь и Дальний Восток своим присутствием сервер не почтили в этот раз, так что разговор вертелся вокруг части России до Урала. Я с улыбкой наблюдал за перепиской, вроде взрослые люди а стебаются как будто всерьёз – дают старички жару, веселятся как малолетние. Интересно, кто поведётся на розыгрыш. Читать надоело и я снова включился в охоту за юркими фигурками мечущимися среди развалин.

Треск выстрелов в игре, прервало кваканье телефона. Такой рингтон был назначен ответственным за СМС-ки. Пришлось оторваться от компьютера и плестись к креслу, где валялся аппарат. ЭсЭс прислал короткое сообщение «Сиди дома, никуда не выходи. Жди». Чего ждать, непонятно. То ли сам подъедет, то ли пришлёт кого-нибудь. Но сидеть дома – это отлично. Мне нравятся такие распоряжения. Выполню добросовестно, можете не сомневаться. При мысли об улице невольно подошёл к окну, посмотреть туда, куда пока нельзя выходить. Солнца нет, хмарь какая-то в небе висит, во дворе под деревом стоит парочка гуляющих, на вид неопрятные какие-то. Деталей не разобрать за дальностью, но вколоченное за пару лет военной учёбы чувство порядка подсказывало, что с внешним видом гуляк что-то неладное. Застыли столбом и стоят. Собачники наверное, собак не видно, правда, наверное ускакали, пока хозяева разговором увлеклись. Ну, да и чёрт с ними. Чем заняться бы? До вечера сидеть в ожидании приезда шефа будет скучно, если ничем не заниматься. Побегушки со стрельбой в «зове долга» наскучили, тем более что там народ увлёкся беседой и игра шла вяло. Недолгими были колебания, выбор пал в пользу стратегии «Медиевал 2. Тотал вар». Время она пожирает просто в чудовищных количествах. Не успеешь оглянуться как вечер наступит. Снова напомнил о себе телефон. Отец. Берём трубу, настраиваемся врать, он-то до сих пор считает меня курсантом добросовестно тянущим военную лямку.

– Привет, бать! У нас тут построение намечается, я долго говорить не могу…

– Не тарахти! Привет сын! Дальше можешь не врать, мне Серёга, твой начальник, давно уже отзвонился по твоим художествам. Я разговор намеренно откладывал, хотел тебе в глаза посмотреть, когда дома появишься. Да видимо – не судьба, в ближайшее время.

– Что значит не судьба?? – Я немного опешил и прервал отцовскую речь, невольно покосившись на фотографию родителей, стоящую рядом с компьютером.

– Не перебивай! Не вырос ещё. Слушай меня внимательно…. Твой начальник мне звонил с утра. Сам знаешь, связи у него, что у паука в тёмном углу – не сразу разберёшь сколько там навязано. С детства у него талант к этому, я помню… Так вот…. Человек он очень информированный и зря паниковать никогда не будет. Сейчас же – говорит что всё пропало, только этого пока никто не понимает. Сказал что эпидемия, мол начинается такая, какой никто и никогда не видел. Где-то, что-то убежало. Он тебе уже звонил?

– Нет, пап…. Он только смс-ку прислал велел никуда не выходить и ждать. Чего ждать – не пойму. Сижу дома.

– Хорошо, слово он держит. Значит сиди дома пока что, но сильно не надейся ни на кого, думай сам. Если каша заваривается такая как Серёга сказал – вполне возможно самому выбираться придётся. Насчёт эпидемии, он точно сказал. Даже у нас, с утра, китайцы-строители что в общежитии на Бабушкина , передрались и поубивали друг друга, сгорела общага. А те китаёзы что в больницу попали – половину врачей и медсестёр сожрали живьём. Бешенство какое-то у них. Людоедами стали. Тётя Таня там была, ты её помнишь. Погибла. СОБРы наши приехали, всем бошки поотрывали в прямом смысле, народ уже вооружаться начал – хотели громить китайцев за такое, но – пока не началось. Андрюха, Михалыча сын старший – он же как раз в СОБРе, к нам заезжал – лица на нём не было. Сказал что хреново всё выглядит, посоветовал в зимовьё съездить на время. Подробностей не знаю, он на вопросы отвечать отказался. Но зря языком болтать не будет. Мы уже тут обсудили все известия, сложили один к одному. Вроде беда большая надвигается. Готовиться начали с друзьями. Меня ты беспокоишь.

– А я-то чего? – обида шевельнулась в душе тяжким комом, как что – так сразу меня в сосунки записывают, а уже два курса военного училища закончил, между прочим. Ну, почти закончил. Если бы не Кровавый Карлик….

– Того, не бери дурного в голову, умней будешь, я тебе о чём толкую? Ехать от Москвы до нас сколько? Про самолёт не говорю, лететь восемь часов, в такое время рисковать не стоит – с утра уже несколько раз передали что самолёты падать начали. И китайцы, кстати – тоже вчера прилетели… Так что думай. Тебе почти шесть тысяч километров проехать надо, а скоро бардак везде начнётся. Ты головой своей подумай – если на железке случится что нибудь, что с тобой будет? Ты вот что, постарайся там пристроиться, переждать пока самое беспредельное время, дождись пока всё устроится по-новому. Пусть даже полгода, год пройдёт, зато будет понятно чего в дороге ждать. Тогда и в путь трогайся. Ты понял? Пропасть не вздумай! Смотри у меня! С тебя станется прабабкины пророчества исполнять. Мы тебя ждём, ружьишко твоё любимое я уже упаковал, в зимовье ждать будет – в том что в Булонском урочище, за Хамар-Дабаном… Понял? Я ещё с иркутянами-оружейниками созвонился – к вечеру подкинут стволов за наличку, тебе тоже присмотрю карабинчик. От матери тебе привет, трубку ей не дам – счас разведёт сырость, не до того. Ну всё, бывай здоров, нам собираться надо.

Гудки…. Я ошалело посмотрел на телефон, зажатый в руке. Мысль о том что меня разыгрывают, умерла не появившись. Чего делать-то? Шефа ждать сегодня, это ясно, а дальше? Полгода не выходить из квартиры? Да я помру от скуки, блин! Нет – надо мыслить логически…. Шеф приедет, всё расскажет. Буду за него держаться – не пропаду, а через полгодика домой. При мысли о доме, таком родном и далёком, о всех тех местах, где прошло детство, в горле внезапно возник комок и я со злости саданул по стене кулаком. Уй, блин! Не рассчитал немного, боль прокатилась от костяшек, опалила жаром, зато комок в горле исчез. Надо сосредоточиться, если батя сказал – то неважно, что он имел ввиду, эпидемию, наводнение , инопланетян ли или вторжение гавайцев на Чукотку – неважно. Если это сказал отец – значит это серьёзно и, лучше его послушать. Весь жизненный опыт об этом прямо говорил.

Возбуждение постепенно охватывало меня всё сильнее и сильнее. Мир меняется, если самые здравомыслящие люди, каких я только знаю, уверены в грядущих переменах, до основания рушащих прежнюю жизнь – это что? А это значит, что впереди меня ждут приключения, как ни крути. В голове моментально возник сюжет о спасении невероятно красивой незнакомки от какой-нибудь опасности, ночь, распущенные волосы, благодарность красавицы. Мечтательная улыбка сама собой возникла на губах, и только взгляд в зеркало показал мне, насколько я глупо выгляжу. Пришлось согнать улыбку, нахмуриться и прогнать навязчивый образ из головы. Надо сосредоточиться и мыслить логически – если всё будет нормально никуда красавицы не денутся, они всегда рядом с победителями. Начнём сначала.Что батя сказал? Что везде будет беспредел, так? Мысля логически – это значит что власти никакой не будет. Вроде как в гражданскую войну. Ух ты! Это же море возможностей для умелого человека. Без лишней скромности, я могу считать себя очень умелым. Рукомашества всякие, здоровья вагон, целых два курса обучения – почти офицер можно считать. Значит могу командовать разными лохами, что не могут сами определить что делать. Да не вопрос – научим, не захотят – заставим. Надо осмотреться. Может, уже сейчас, пора действовать а я торможу здесь,в квартире как ботаник последний. Сунув телефон в карман джинсов, я подскочил к окну, выглянул – за окном никаких изменений, всё так же стоят собачники у дерева, больше никого, в пределах просматриваемого пространства не наблюдалось. Где-то провыла сирена скорой помощи, привычное ухо уловило отдалённый, на грани слышимости выстрел из калаша. Ошибиться я не мог. Калаш? Менты? Значит, точно началось, надо выйти осмотреться по улице. Решение было принято, приказ не покидать квартиру вылетел из головы , словно его там и не было. Сунув руки в рукава куртки я вбил ноги в кроссовки, быстро затянул шнурки и, застёгиваясь на ходу выскочил на лестничную клетку.

Мутный сероватый свет струился из окна, высвечивая неровности покраски стен и наплывы старой краски на погнутых прутьях лестничного ограждения, придавая подъезду вид ещё более унылый, чем он был на самом деле. Одним пролётом выше по лестнице торчала перекосившаяся фигура. Успел заметить, пока разворачивался запирать дверь. Ключ, с похрустыванием,провернулся положенных два раза в древнем замке, отрезая моё жилище от непрошеных гостей. Сделано, теперь на улицу. Поворачиваюсь и, одновременно с волной нахлынувшего тяжёлого непередаваемо тяжёлого духа, смешанного с запахом ацетона, вижу тянущиеся ко мне ручонки перекошенного мужичка, мгновением раньше стоявшего на лестничной площадке пролётом выше. Моё возбуждение нашло выход, взорвавшись каскадом движений. Чуть отклониться назад, и тут же совершить уклон влево, одновременно с подшагом вперёд. Руки вскидываются верх, сбивая несостоявшийся захват окончательно и перехватывая правую руку противника. Успеваю ощутить деревянную твердость тела оппонента и, невероятную силу. Словно манекен или робота одели в одежду человека и заставили двигаться. Силён бродяга, да нам поровну – продолжая придерживать правую руку нападающего, и ухватив левой его за шиворот, мягко скольжу ему за спину, наношу пяткой удар под колено. Тело бродяги вздрагивает, проседая вниз на подломившейся конечности. А теперь – ба-а-алеет! Коротко отшагиваю назад и влево, заставляя потерявшего равновесия агрессора двинуться по кругу с ускорением. Описав виток по лестничной клетке, клонясь всё ниже к полу, с каждым шагом не поспевающих за телом ног, тушка оппонента с противным хрустом хрящей вдавилась головой между погнутых когда-то скучающей молодёжью прутьев лестничного ограждения на уровне первых двух ступенек. Меня инерцией кинуло вперед и заставило приземлиться коленями на спину противника, отчего он осел ещё ниже, а его шея проскочила сужение прутьев и заклинилась. Капкан настоящий получился.

Я хохотнул от избытка чувств, попрыгал на коленках по спине поверженного, загоняя его поглубже в нечаянную ловушку. Мужик вяло трепыхался. Не то чтобы вяло – характер его движений был неуловимо чужд. Не зря, видимо, пришло мне в голову сравнение с роботом или самодвижущимся манекеном в одежде, ой не зря. К тому же воняло от него – хуже чем из помойки. Когда адреналиновая волна схлынула немного, все эти детали стали ощущаться намного глубже. Настолько что желудок взбунтовался и сделал попытку извергнуть содержимое наружу, окатив горло противной желчной горечью. Я отскочил от трепыхающейся тушки противника подальше на пару шагов – насколько позволяло пространство лестничной клетки, словно это могло спасти меня от вони и, всмотрелся в мужика повнимательнее. Отсюда, с этой точке зрения неестественность движений бросилась в глаза ещё сильнее. Очень трудно сформулировать для себя точнее, что же именно меня смущает, поэтому я продолжал всматриваться в шевеление застрявшего в прутьях тела. Мысль никак не желала формироваться. Да кто ж ты такой!? Что за тип? Медленно я двинулся в обход своего противника намереваясь заглянуть ему в лицо с безопасного расстояния. Какое-то глубинное чувство, опасение, неосознанное до конца, заставляло меня держаться подальше от поверженного противника, прижимаясь к стенам.

Калужская область, лесной массив. 19 марта 2015 года.

Заканчивался март. Зима нехотя отступала, птицы яростно пели хвалебные гимны солнцу, снег на пригорках с каждым днём становился всё темнее В обычный ритм жизни мелодичным звоном вмешалась капель, но в лесной глуши данное природное явление ещё не стало сильно заметным. Тем более под землёй.

Будильник, всем своим существом настаивающий на наступлении утра, пропел навязчивую мелодию, вырывая Фармера из объятий сна. Привычка верить чуду инженерной мысли и в этот раз не оставила хозяина будильника, долго спать утром он просто не имел права – работа ещё не закончена, и кроме него сделать её некому. Наскоро сделав разминку и выпив молочного коктейля, хозяин подземелья переключил режим работы генератора на основной и запустил водяной насос. По дороге в тренажёрный зал Николай на автомате сделал отметку в настенном календаре и щёлкнул рубильником гидравлического подъёмника крышки люка – сегодня среда, значит надо делать внешний осмотр. За время тренировки давление в системе как раз поднимется до рабочего и можно будет сразу выйти в шлюз, а затем и на улицу. Усмехнувшись в усы вспомнил о своих первых шишках – то гидравлику включит перед самым выходом и, отставая от графика, сидит на ступеньках в ожидании подъёма давления, то шлюз откроет раньше положенных 15 минут – как раз из-за спешки, и потому оказывается облитым ледяной, не успевшей уйти в отстойник, водой. Теперь же, спустя три года, многие важные вещи делались автоматически, вот недавно, пару месяцев назад, по дороге из спортзала в мастерскую Николай зачем-то выключил освещение. Как оказалось, не напрасно – засорился водяной чип-фильтр и когда пришлось лезть в абсолютно тёмную, во избежание роста водорослей, яму отстойника, глаза уже привыкли к темноте. Всё таки человек привыкает ко всему, будучи добровольным отшельником, Фармер в этом неоднократно убеждался. Не утратив никаких из своих физических свойств и умений, он приобрёл дополнительно способность видеть в почти абсолютной темноте и практически нечеловеческой выносливостью – набранная при строительстве мышечная масса заставляла держать тело в тонусе, для чего приходилось пробегать на беговой дорожке по 60 километров в день, тратя на это час утром и три часа перед отбоем.

Мешок цемента, бывший первое время почти неподъёмным, теперь переносился на манер пакета из супермаркета, одной рукой, раскачивая за уголок, а во время вечерних пробежек в течение часа лежал на плечах

Закончив тренировку Жовтобрюх надел тёмные очки и обулся, для часовой прогулки по свежему воздуху хватит и велосипедных шорт. Шлюзовая бронированная дверь громко сказала «Пффф», выравнивая давление с бункером и на добровольного заточенца обрушился свежий запах весны.

Порадовавшись за свою проницательность, Николай откинул контрольные запоры внешнего люка и запустил механизм. Ручной привод позволял не бояться вечного заточения, тем более, что Фармер, как любой мудрый хозяин крепости, ещё на стадии проектирования заложил в бункере даже не один, а три запасных выхода. Точнее, выходов было всего четыре, и все они использовались в своё время года. Осенний и зимний выходы были герметичными, летний и весенний – нет. На такой конструкции настаивали проектировщики, и в первую же весну Николай с ними согласился, облитый ледяной водой в момент выхода на поверхность через зимний люк – скопившаяся в низинке талая вода как будто специально ждала этого момента и обрадованно рванула вниз, весело журча и подчиняясь неумолимым законам гравитации. Зато такое расположение входа в бункер позволяло зимой не опасаться обнаружения – захлопнувшись, люк мгновенно покрывался хорошим слоем снега, сползающего со склона небольшого холма.

Негерметичное устройство «весеннего» внешнего люка не препятствовало проникновению жидкости в шлюзовую камеру после открытии основных запоров, с целью дальнейшего её использования в системе водоснабжения Убежища. Естественно после отстаивания и фильтрации.

Выйдя на поверхность, Николай зажмурился – даже почти чёрные очки не спасали от лучей яркого весеннего солнца, в добавок очень удачно отражавшихся от ещё пока местами белого снега.

Плановый осмотр территории предполагал проведение дозорно-караульного мероприятия на специально подготовленной точке – случайно построенном прародителе бункера, впоследствии названным летней кухней – сырой, постоянно протекающий и не очень удачно расположенный погреб служил хранилищем листов и чушек нержавеющей стали, и выполнял роль сигнального устройства.

А для проверки наличия металла в месте постоянной дислокации имелась нехитрая приспособа, основанная на умении всех металлов проводить электрический ток, замыкая тем самым электрическую же цепь. Проще говоря, лампочка, подсоединённая к питанию от бортовой сети бункера через металлосклад. К этой самой лампочке и бежал лёгкой трусцой Николай, попутно оглядываясь по сторонам и вдыхая широкой грудью целебный кислород. Тишины весеннего леса, кроме щебетания птиц, не нарушало ничего. Человеческого присутствия не ощущалось, хотя данное умение выживателю пока развивать не приходилось, по этой причине он и не был уверен на сто процентов в своих ощущениях.

Добравшись до наблюдательного пункта Фармер ловко взобрался на дерево и вкрутил лампочку в патрон. Ничего странного не произошло, свет вспыхнул как и всегда. Склад цел, можно и наведаться. Выкрутить лампочку и спрыгнуть в сугроб много времени не заняло, привыкшие к ледяной воде ноги слегка обожгло холодным снегом. Сам путь также не заслуживал особого упоминания, что такое триста метров по заснеженному лесу для подготовленного человека – за время наружного строительства, занявшего четыре с лишним года, Николай досконально изучил окрестности и, наверное, мог бы найти все свои объекты с закрытыми глазами, ориентируясь по слуху и рельефу местности.

А вот в самом металлоскладе ждал сюрприз. Не сказать, что неприятный, но и не сильно хороший. Жовтобрюху подложили свинью. Не в буквальном смысле подложили, скорее всего, она дошла сюда сама, об этом же говорили и следы на снегу. Умирающая от голода свинья лежала в небольшом овражке, в стене которого находился замаскированный вход в «холодный» бункер. Свинья не выглядела довольной жизнью, худая и с голодными глазами, как только добралась в такую глушь? Хуже было то, что свинью могут начать искать, и её обнаружение не исключает потенциальную возможность нахождения холодного бункера. Конечно, стоило от него давно избавиться, но все складские помещения были забиты под завязку, а возможность складирования хлама по и без того не сильно широким коридорам Фармер отвергал в принципе. Даже в угоду безопасности всего проекта «Убежище». Со свиньёй надо было что-то делать. Можно было дотащить тушу до главного бункера и разделать там, но перспектива тащить на себе вонючую трепыхающуюся тушу энтузиазма не прибавляла совершенно. Решение пришло неожиданно – отмыть тушу снегом до состояния, близкого к терпимому, и утащить её метров на сто в сторону жилья, в похожую ямку, чтобы не вернулась. Резать незнакомое и, вероятно, больное животное, не хотелось – своего мяса было более чем достаточно. Небольшой «свинопарк» в восемь голов и семь поросят, для пропитания одного человека, не мало. И возобновляемо, запас сала вообще можно считать вечным, только не забывай кормить. Семь тонн соли в «Соляной пещере» позволяли вообще не задумываться о способе хранения любимого стратегического продукта.

Транспортировка умирающей заняла больше времени, чем было рассчитано, потому обратный путь на базу был вообще скорым – Николай не любил нарушать установленный режим, а возня со свиньёй сбила его почти на час. Наверстать упущенное теперь удастся, в лучшем случае, только к лету. С другой стороны, теперь, когда вся работа по обустройству жилья была закончена, режим можно и, скорее всего, даже нужно было менять. Посчитав свинью «знаком» к переменам, выживальщик решил так и сделать. А в ознаменование смены курса, точнее сказать, выхода на прямой курс к победе, устроить себе банкет. Всё как положено, жареный поросёнок, дорогое вино, свечи. Было бы с кем посидеть при свечах, ан нет. Посему, от свечей откажемся – продукт на данный момент невосполнимый, БП ещё не наступил и полностью выходить на поверхность пока нельзя. Да и надо бы внести в план действий обзаведение семейством – основа выживания заложена, осталось выживание обеспечить. Найти в городе и окрутить пару молодых девах, а лучше трёх, как папиросная бумага из запасов. Нет, Николай не был заядлым курильщиком, но иногда давал себе волю посидеть с папироской на природе, что-то было в этом романтическое, как в военных хрониках. Для этого увлечения и создан был бумажный резерв – дорогая папиросная бумага трёх цветов. По чётным числам – светло-коричневая, по нечётным – тёмная, буде же желание покурить возникнет в день праздничный, или выходной – рыжая, самая дорогая. С будущими матерями своих детей следует придерживаться подобной логики, также как и с выходами из бункера – у всего в этом мире должно быть своё предназначение.

День пролетел в делах, наступал вечер. План мероприятий на следующий день был составлен, теперь оставалось закончить дела сегодняшние. А из сегодняшних дел оставалась только ежевечерняя пробежка с мешком цемента на плечах и праздничный ужин. Распорядок дня и так сбит, потому отбой будет по усталости, как говорится, «Упал – хватит». Но это всё впереди, а в данный момент Николаю надлежало озаботиться меню, для которого уже были отобраны овощи и вынесен из загона поросёнок. Выпустив Инокентия, любимого хряка-осеменителя, Фармер обсудил с ним порядок подачи и смены блюд, заодно рассказал про умирающую свинью, тот в ответ лишь сочувствующе всхрапнул и поинтересовался насчёт еды. За три года Николай научился худо-бедно понимать своего собеседника, единственным минусом был не слишком высокий уровень интеллекта последнего.

Подготовив нож, выживальщик взгромоздил порося на разделочный стол из нержавейки, с канавкой для стока, и вонзил нож в сердце жертвы. Подложил клинообразный упор, чтобы обеспечить наклон тушки для лучшего оттока крови и, раскочегаривая паяльную лампу продолжил прерванный разговор.

«Я думаю яблоками фаршировать всё-таки не стоит, они вялые уже, вот к осени урожай новый будет – тогда сделаем. Не кряхти, я тебе серьёзно говорю, поверь – пробовал уже не раз, не очень получается. Ну и что, что несладко, я могу соевого соуса добавить, вот видишь, отличная мысль. Что ты говоришь?»

Николай повернул голову, последовав взгляду Инокентия, и почувствовал, как волосы зашевелились на затылке, а между лопатками застучали невидимые молоточки – только что зарезанный и обескровленный поросёнок встал на ноги, и теперь оглядывался по сторонам. Хряк завизжал свиньёй и попятился, порося повернулся на визг и, не издавая ни единого звука, прыгнул на Кешу.

Недолгая схватка была пресечена ударом поленом по спине мёртвой свинки, поросёнок потерял интерес к хряку и пополз, шевеля передними копытцами, в сторону Фармера. Хряк продолжал визжать, поросёнок глядел на попятившегося Николая дикими глазами, в которых отсвечивала смерть. Больно стукнувшись головой о что-то висящее, выживальщик каким-то посторонним чувством понял, что любая царапина, нанесённая поросём , убьёт его. Наощупь схватил висящую хрень и, после короткого замаха, тяжёлый топорик для чистовой разделки прилетел в голову ожившего мертвого отпрыска Инокентия. Отпрыск замер, Кеша наконец заткнулся и смотрел дикими глазами то на останки, то на Николая, явно спрашивая хозяина о приключившейся внезапно метаморфозе – даже парнокопытные не привыкли, что потенциальная еда пытается съесть едока.

А потом хряку стало хуже, он тяжело задышал и упал на бок. Его морда была едва оцарапана, но вирус, а Фармер уже не сомневался, что умирающая свинья наградила его каким-то вирусом, уже проник в кровь героя-осеменителя и теперь он умирал. Опасаясь повторения инцидента с поросёнком, Жовтобрюх привязал хряка к столу, крепко его зафиксировав, и стал наблюдать, делая пометки в своём наладоннике. Кеша умер через час. Еще через пять минут он ожил, и попытался наброситься на хозяина, чему помешали верёвки. Отказавшись от топора, Николай сходил за ружьём, зарядил его и, засунув ствол в ухо попискивающей твари, дёрнул крючок. Про ужин пришлось забыть.

Утром выживальщик нарушил все свои правила, и вышел наружу, чтобы похоронить своих питомцев. Теперь он остался совсем один. Яркое солнце словно в насмешку бросало тёплые лучи на голую спину, радостно гомонящим птицам не было вообще никакого дела до окружающих, а снег продолжал таять. Сидя на коряге и куря четвёртую подряд сигарету, Николай думал. Вновь перед глазами всплыла умирающая свинья, грустные глаза Инокентия и совершенно неземной холодный взгляд поросёнка-убийцы. Внезапно Фармера озарило – это бактериологическое оружие! И надо во что бы то ни стало возглавить борьбу с теми, кто его использовал. Кое-какие мысли уже появились, но для их закрепления надо было съездить в Москву к старому, ещё по институту лёгкой промышленности, другу. Эсесовец, как они его звали в институте, или Стас Опенбах, как его прозвали родители, был знаком со многими серьёзными людьми, он же и крышу для Колиной фирмы посоветовал, и некоторые щекотливые вопросы помогал уладить. И на нынешние вопросы, если уж не сам ответ, то хоть направление поиска, подсказать сможет точно. Надо ехать, а для этого надо провести разведку окружающей местности – что вообще в мире случилось за последние три года, которые Николай провёл в подземелье.

Где-то в Москве, весна 2012 года.

Ну что. Пора подвести итоги Дня Четвертого. У меня есть безопасное убежище. У меня есть помощники, занимающиеся становления моего Мира.У меня есть тысячи глаз, рук, ног.. И есть Цель. Цель – создание Мира, в котором мне будет комфортно. Организованные Кепкой бригады расчищают тоннели. По тоннелям, в любой конец Города , перемещаются морфы, собирающие информацию с поверхности. К сожалению, люди, кое-где организовавшись, начинают вести войну на уничтожение мертвецов. Недавно, в автомобильном тоннеле моих чистильщиков давили танками, расстреливали из пулеметов. Застрелили даже моего морфа-разведчика, который следил за проходящей колонной с моста. Но этого следовало ожидать. Мы не будем отвечать на террор живых террором мертвых, хотя я вполне способен организовать отряды морфов. Нет живые мне будут нужны, пока шанс создать для меня тело есть только у живых. Поэтому мы пойдем другим путем. Уводя наиболее эффективно действующих зомби, необходимых для построения Страны Мертвых, в лабиринт тоннелей я оставляю Город живым. Мой Мир будет Нижним Миром. И справедливость для всех!

Калужская область, лесной массив. 20 марта 2015 года.

Снаряжение для внешнего мира хранилось запаянным покомплектно в полиэтиленовые пакеты. Восемь десятков таких тюков, промаркированных на предмет времени года и размера, дожидались своего звёздного часа в отдельной комнате, оружие Фармер решил хранить в отдельном, оружейном, бункере сильно в стороне от основной базы, чтобы в случае утраты секретности объекта не потерять разом всё. В жилом комплексе был лишь минимум, необходимый для простейшего выживания – старое, но отличного состояния, двуствольное ружьё, кстати, совершенно официальное, и пистолет с тремя магазинами к нему. К ружью патронов было достаточно, штук сто с картечью и около двух сотен с дробью на утку.

Разорвав упаковку из «своих» комплектов, хозяин подземелья начал неторопливо экипироваться. Легкие поддёвка, теплый свитер, поверх камуфляжные штаны и куртку, шапку-спецназку, с дырками для глаз – когда закупался, полчаса крутился перед зеркалом, сам себя не узнавая, а в полностью развёрнутой шапке напомнил сам себе «маски-шоу» из соседнего офиса этого, как его, Кадровского, не важно. Разгрузочный жилет на первый выход Николай брать не стал, поясная кобура, патронташ через плечо, как у революционного матроса. Сапоги и лёгкие снегоступы, пистолет в кобуру, ружьё на плечо и можно идти. Закрывая бункер и проводя предварительную маскировку Фармер вздрогнул – примерно в километре раздался отчётливый щелчок выстрела. Мысли о так ожидаемом Большом Полярном Лисе подтверждались – вот так, в полседьмого утра палить в лесу весной не стал бы никакой охотник. Следовало разобраться, и уж потом идти разведывать обстановку в Кувшиново. Примерно определив направление выстрела, Жовтобрюх прикинул маршрут, нацепил снегоступы и выдвинулся привычной лесной походкой, обходя участки рыхлого снега и стараясь оставлять как можно меньше следов. Когда он минут через 15 вышел в предполагаемый район, птицы уже продолжили свой весенний гомон, никакого постороннего движения не наблюдалось и лишь цепочка глубоких следов вызывала подозрения – человек шёл со стороны леса. Заложив ещё одну дугу, чтобы опередить пешехода и не столкнуться с ним раньше времени, Николай вышел на опушку. Теперь на холмик, поближе к дороге, коврик, сетчатая накидка, имитирующая снег, бинокль. Можно наблюдать.

Примерно через полчаса со стороны леса, слева от Николая, появился человек. Бородатый, в шапке-ушанке, с берданкой – типичный колхозный сторож, только вот не ходят сторожа по лесу в такую рань, да и не сезон нынче. Бородач устало брел к дороге, срезая угол, по всей видимости направляясь аккурат в Кувшиново. Решив наблюдать дальше, Фармер достал фляжку и небольшую плитку шоколада – время-то обеденное, режим соблюдать надо, как говорится, война-войной. Человек тем временем доковылял до дороги и скорость его передвижения немного увеличилась, что немало удивило Николая – дорога была чуть менее, чем полностью занесена снегом. Прислонив бинокль к глазам, выживальщик перевёл взор на деревню и потерял дар речи – деревня была мертва. Ни дымка, ни человека на улицах, ближайшие дома зияли чёрными провалами окон. Что же тут произошло за эти три года? Обернулся к хряку, чтобы спросить его мнение по поводу ситуации, и беззвучно выругался – хряк теперь жил в другом мире, и ответить уже никак не мог. Ярость поднялась к горлу, захотелось убивать, всех подряд, кто только попадётся на глаза – и мужичок с ружьишком, как раз поравнявшийся с позицией, был отличной мишенью. Недолго думая, Николай взвёл курки, прицелился и выстрелил. Взлетела, кувыркаясь, шапка, мужик упал. Фармер вскочил и побежал к дороге, но вдруг с иканием непроизвольно испортил нижнее бельё – ответный выстрел грохнул совершенно неожиданно, что-то с жужжанием пронеслось над головой.

– Это что же получается, в меня – стреляют? За что? Что за дикие деревенские нравы!?, – в пылу схватки Жовтобрюх совершенно забыл, что первым начал пальбу. – Эй мужик, ты там не охренел ли часом, в живых людей пулять?, – закричал выживалец, в ответ услышав несколько неуклюжую, но в то же время весьма грамотную семиэтажную словесную конструкцию:

– Слышь, чучел косорукий, поперек тебя и наискось, дятел пестроглазый, я тебе сейчас дымоход закамуфлирую, беженец ты Гондурасский. Щёлкни зубками, учудище, мяукни что-нибудь, голубец вострозадый, уж я тебе свечечку свинцовую запыжую, окурок шведский. Шапку-то на кой прострелил, не на мех ли возбудился, зоофилушко?!

Скорость произнесения слов впечатляла, а красноречивые намёки на собственную меткость заставляли задуматься. Обещание же анально покарать, со стороны говорящего шуткой не выглядевшее, несколько отрезвило. Пальнув вторым стволом в сторону матершинника, Николай упал на спину и, отталкиваясь снегоступами, изобразил из себя моторную лодку, стремительно меняя позицию, при этом пытаясь перезарядить дробовик и напряжённо думая, как выбираться из сложившейся непростой жизненной ситуации.

– Да ты не переживай так за меня, о себе позаботься, а я подсоблю, – ради шутки выкрикнул предложение покарать бородачу себя самому. Естественно, ответом был выстрел и очередной рой стремительных не то пчёл, не то маленьких истребителей, над головой. Утро переставало быть томным, адреналин в крови бурлил со всей силой, патроны наконец таки встали на место, курки взведены, можно стрелять. Подозрительный шорох со стороны дороги заставил подобраться – видимо, противник решил обойти Фармера с фланга. Дуплет в том направлении, перезарядка, ещё дуплет, моторная лодка, перезарядка. Веселье разгоралось, горячие гильзы шипели на снегу и утопали, сбитый с веток снежок повис в воздухе над предполагаемым противником.

– Слышишь, недоделок, тебе чего не спалось-то, чего в лесу шмалять-то начал? – Поинтересовался выживальщик, тут же переворотом меняя позицию. Выбившая снежные фонтанчики дробь подтвердила правильность его решения. Подумалось «Кучно пошла, даром что мимо». Второй выстрел, чуть ближе. Так, теперь «тот» перезаряжается, можно высунуться и прицелиться получше. Что-то блеснуло немного левее ожидаемого, Николай перевёл ствол и жахнул дуплетом. Странный звон и неслабый поток нецензурных выражений подтвердили – попал! «Но, если попал, откуда маты? В задницу не мог, таких жоп просто не бывает, да и не блестят они. Каска? Но почему блестит?», – думал хозяин подземелья, стремительно перезаряжая ружьё.

– Лови подарочек, упырь! – Выкрик, удар в грудь и непонятный шорох сбили с мысли, инстинктивно пальнув наугад и снова услышав звон вперемешку с матюками, Николай начал потихоньку отползать в сторону леса, так и продолжая лежать на спине. Схватил очередной патрон, поднес его к дробовику и ахнул – патрон напоминал дуршлаг. Осмотрев остатки патронташа, Фармер матюкнулся про себя – всё, попал так попал. Патронов нет, а противник, по всей видимости, уже пристрелялся. Бьёт на звук, как заправский охотник. Тишина с противоположной стороны снова начала навевать грустные мысли. Семь лет, долгих семь лет строил он Убежище, не для того, чтобы какой-то прохожий бородач разом оборвал все жизненные планы.

– Ты мне, сука, ещё за свинью ответишь!!! – выкрикнул выживальщик, вставая во весь рост. Выстрела не последовало, противник затих.

«Привалил, что-ли? Да не должен, вроде, только что матерился, как живой». Держа дорогу на прицеле, Николай начал смещаться влево, споткнулся и крепко приложился правым локтем обо что-то металлическое и тяжёлое. «Чудо, вот это я баран, у меня же ещё пистолет есть!»

Пистолет был гордостью Фармера, привезли его по специальному заказу, контрабандой из Израиля, калибр 12.7 – 7 патронов в магазине и один в стволе, три запасных обоймы. Интернетные выживальщики исходили по нему слюной, в России он официально не поставлялся, да и стоил не мало – обошёлся он в 6 тысяч вечноевропейских денег, плюс пять сотен патронов по четыре евро за штуку – дорого, но оно того стоило. Пистолет внушал. Что именно он внушал, ещё предстояло разобраться, но доску-пятидесятку пуля разбивала в клочья, небольшие деревца срубало, как косой.

Николай, для верности отстреляв штук пятьдесят патронов поразился его мощи, отдаче и точности – на ста метрах «Игл» делал его любимого «Ижака» как «Мерседес» на шоссе – «Приору». Теперь Пустынному Орлу предстояло попробовать человеческой крови.

Щёлкнув предохранителем, Фармер навёл ствол на деревце, за которым невнятно блестел противник, и потянул спуск. И ничего, ни щелчка, ни выстрела, не последовало. Погрешив на патрон, Николай потянул затвор, но и из этого ничего не вышло – видимо, в процессе акробатических упражнений в снегу в пистолет набилось и натекло, а лёгкий морозец закрепил успех. Пришлось снова нырять в снег, попутно пытаясь спрятать пистолет в кобуру. Оставался один выход – ножевой бой. «Надеюсь, нож нас не подведёт, как пистолет, иначе нам крышка», сообщил выживальщик Инокентию, повернувшись в его сторону, и в который раз за сегодня выматерился.

– Да я тебя, сын собаки, зубами рвать буду!, – возопил Николай вскакивая на ноги и выдёргивая из нагрудных ножен отличный осколок шикарного керамического танто (две с половиной тысячи евро, сделанный в Японии на заказ), утиной дробью превращённого в орудие первобытного человека – скребло и зубило. Со стороны противника также началось движение, тот вскочил в стойку «Стрельба из пистолета стоя» и, прицелившись, яростно защёлкал им в сторону Фармера. Усмехнувшись незадаче с пистолетом, и внешнему виду бородача: пистолет с деревянной кобурой, сам в камуфляжном бушлате, расцветки «Лето, жатва» и серебристой полированной каске, Николай поудобнее перехватил за рукоятку осколок ножа и пошёл в атаку. И едва уклонился от бумеранга, пущенного твёрдой рукой аборигена, пистолет тому, по всей видимости, был больше не нужен. А вот уклониться от самого партизана выживальщик не смог, и они покатились по снегу, пытаясь нанести один другому травмы, несовместимые с жизнью, или хотя бы увечья. Противник был выше на две головы, и силён как бык, но против мощнейших рук и ног Фармера не смог противопоставить ничего, кроме своей каски и толщины бушлата, сам же он успел пару-тройку раз удачно заехать Николаю по скуле и чуть не оторвал ухо.

Внезапно, во время очередного кульбита в сугробе, самозабвенно убивающие друг-друга борцы заметили три тёмные тени, метрах в семидесяти от поля боя.

– Шухер, зомбАки, мать их за ногу.., – бородач выдохнул в ухо выживальщику непонятное заклинание.

– Вижу, что зомбАки, и что?, – Николай даже сел от удивления.

– Как что, надо их валить, иначе они нас сожрут, ты чё, в лесу живёшь, ни разу с зомбАками не сталкивался?, – спросил противник, и в этот момент Фармер смог получше его рассмотреть. Пацан, бородатый, но совсем ещё пацан, лет двадцати-двадцати двух, длинный как жердь, почти два метра ростом.

– И что будем делать, как я понял – патронов у нас нет?, – задав вопрос, Николай начал шариться по карманам на предмет завалявшегося патрончика, как назло, утром выходя из Убежища он накинул патронташ только с «утиными» зарядами, подсумок с пачкой картечи остался на патронной полке.

– Что делать, что делать. Отбиваться, они, походу, на пальбу пришли. Блин, зима ведь вроде, должны были в спячку впасть, – бормотал под нос парень, ползая в снегу в поисках пущенного бумерангом АПСа. Выживальщик понял его идею и, вытащив «Игл», взял его за ствол, на манер топорика, – Куда их бить, в голову?

– Естественно. О, нашёл!!!, – Камуфляжник вскочил и повторил маневр Николая. – Обходим слева, отбиваемся, валим по одному. Ты чо, и вправду их не встречал?

– Ну да, я ж под землёй живу, – на выдохе ударяя первую зомбаку, произнёс Фармер, – в бункере.

– Как гитлер?, – отбил прикладом АПСа прыгнувшую тварь студент, – Типа, на командном пункте?

– Почти, – общими усилиями добили первую, размозжив ей голову. Отбили атаку второй.

– А где ты его нашёл?, – третья образина, клацнув зубами, полетела над головой в сторону дерева, – я ведь искал по архивам, тут нету таких, совсем, не строили!

– Я не искал, я сам строил, – Николай тюкнул бывшую собаку в основание черепа, отойдя с её линии атаки.

Партизан добавил уже падающей твари момента инерции, легонько пнув её окованным носком сапога под живот, – Сам, что ли? И что, никто ничего не заметил?

– Сам, а тебе чего вдруг интересно стало?, – повернувшись в сторону оставшейся в неживых зомбаки. – Раскулачить, что-ли решил?

– Нет, мне надо тут человека найти, под землёй живёт, походу это ты и есть, – сообщил Фармеру собеседник, ловко уходя в сторону и, наступив ногой на холку, придавил страшилу к земле. – На вот, посмотри, в глаза ей глянь

– Да видел уже, поросёнок так же смотрел, – сообщил выживальщик и безжалостно проломил рукояткой пистолета череп уже однажды умершей животины, – Николай, фермер.

– Альберт, курсант, – согласился с ним бородач, и коротко, на выдохе, врезал Николаю между ног. – Это тебе за то, что в незнакомых людей стреляешь, шапку мне испортил, каску поцарапал!

– Суука! Ты не джентльмен ни разу!, – скрючившись, просипел Николай. Альберт помог ему подняться , отряхнул: – Зато теперь в расчете. Или ты предлагаешь продолжить нашу, так невежливо прерванную, беседу?

– Ага, чтобы ты мне окончательно ухо оторвал или ещё чего нужное отбил? Знаешь, что-то пока не хочется, – возразил Жовтобрюх.

– Тогда я принимаю твое приглашение на обед. Уболтал, речистый!

– Обед?, – недоуменно хлопнул глазами Николай. – А!, понял! На обед у нас чай с макаронами. Пошли, только быстро, пока я согласный!.

Дорога до Убежища заняла больше двух часов – Курсант совершенно не умел ходить по заснеженному лесу, да и снегоступов у него не было, а Николаю было больно . По пути Курсант рассказал фармеру о катастрофе, о том как всё начиналось и развивалось, как вылезшие, словно грибы после дождя, банды не давали спокойно жить оставшимся людям, как военные наводили относительный порядок и что за прошедшие три года стало с городами. О том, что туда без большого отряда с хорошим вооружением и бронетехникой лучше и не соваться. Что небольшие деревни окрест крупных городов вымерли достаточно быстро из-за тварей, именуемых морфами, и об основных центрах выживания людей. Рассказал и об сложившейся экономике и установившейся валюте – патронах различного калибра. О профессии сталкера, или, если по-старинке, мародёра. Команды сталкеров ходили в города в основном по заказу крупных поселений и с заданной целью. Никто не мешал прибрать и себе плохо лежащие материальные ценности, но с транспортом было туго, потому сталкеры, в отличие от военных, почти всё носили на себе. Ходила байка о сталкерах-велосипедистах, проникавших чуть ли не в центр Белгорода и вывезших оттуда сейф бывшего губернатора и редчайший коллекционный коньяк, но верилось в эту байку с трудом. По причине наличия морфов, которые вполне способны были догнать, а в составе группы и перевернуть небольшой грузовик. Чтобы потом, дождавшись окончания боезапаса, вскрыть железяку как консервную банку и полакомиться вволю. Курсант тарахтел не умолкая, Николай поначалу просто слушал этот поток сознания, потом приноровился и стал задавать наводящие вопросы, уточняя для себя реальное положение вещей в новом мире.

Сидя в кухонном блоке с кружкой чая Курсант немного поутих, окружающая действительность внушала уважение – потолки в два с половиной метра, источники освещения в виде окон и деревянный пол привели его в полный восторг. На вопрос о сроках и трудозатратах Фермер уклончиво ответил, мол «бабам – аккурат по пояс будет», Альберт восхитился силой воли этого мужественного человека. Николай, вспомнив фразу о целенаправленности поиска «подземного человека» поинтересовался контекстом и источником информации, бородатый парень принялся рассказывать.

– Я как раз на юг собрался. Ну сам посуди – мысля логически, времена настали тяжёлые, надо думать как живым остаться и как жить дальше. Я то сам, с Сибири. Когда всё началось, понял что туда не добраться пока что. Батя успел отзвониться перед тем как связь пропала совершенно, сказал что у них всё нормально, в зимовьё уходят, да и не пропадут там всё просто – в тайге зомби нету, а если что нужно так из тайги недолго и выйти за потребным…. В общем батяня сказал чтобы я о себе позаботился, и что бы жив остался обязательно. Я было заикнулся о поездке в сторону дома, но мне мозги быстро вправили. Дорога дальняя, самолёты уже практически не летали, ты знаешь. Ах, да – не знаешь… В общем, самолётом уже не добраться, поездом – тоже уже не доедешь. Или сожрут по пути или поезд с рельс сойдёт, поцеловавшись со встречным, что тоже нехорошо – фиг выживешь. Риск в общем. Немалый. На машине тоже не вариант. В обычные времена поездка могла рискованной оказаться, а тут песец накрыл всю планету, да так, что всё рухнуло. Это я тебе сейчас, долго рассказываю.Батя коротко объяснил. Сказал что бы не глупил, постарался переждать самое смутное время, когда кругом беспредел полный, посоветовал знакомства завести полезные в новых условиях и, только когда порядок более-менее установится, в путь трогаться. Сказал – раньше двинешь, пропадёшь ни за грош,а я тебя уважать за то перестану. Я, конечно, офигел малость. Потом рассудил логически – прав батя. Я бы по другому не послушался, а вот если он грозится уважение ко мне потерять, то боится что я не послушаюсь. В общем, я его понял и послушался. Это я тебе для затравки, рассказываю. Принял я решение на юга двигаться. Помыслил логически – там проще будет развал переждать и, в путь. Много чего приключилось по дороге. Тебе повезло – ты самое сильное безумие пропустил в своём погребе. А что творилось тогда – словами не передать. Такое чувство было что всех и всех в округе жрут поедом. Мертвяки – живых, сильные – слабых. Жуть кромешная. Все выжить старались и, уже понимали что к чему так, что боялись сами в зомби превратиться. И было значит, такое негласное правило: если есть у тебя возможность – не дай человеку озомбеть. В основном близких касалось, чужаков же как придётся. Кто добивал окончательно, а кто и оставить мог. Еду я, значит, на «Чёрной молнии» – это машина у меня такая была. На работе дали, как служебную, «Волгу» старенькую. Мне её шеф мой, Опенбах, подарить по остаточной стоимости обещал, в конце года. Вот её я и прозвал «Чёрной Молнией». Так вот, заплутал я тогда немножко. Куда ни кинусь – везде что-то мешает. То пробки, то стрельба, то ещё что-нибудь. Задумался я куда ехать, рулю себе потихонечку, смотрю – от придорожной кафешки что-то пёстрое мне под колёса кидается. Рефлекторно на тормоз жму – аж до визга покрышек по асфальту. Ну, думаю – капут тебе золотая рыбка, кто бы ты ни был. Оказалось цыганка. Знаешь, классическая такая , как в сказках братьев Гримм. Патлы чёрные, нос крючком, ворох тряпок разноцветных. Покусанная уже. Не знаю как она меня заговорила,только вся злость куда-то улетучилась, жалко её стало почему-то. Взяла она с меня слово, что не дам ей обратиться и нежитью по земле бродить. А в обмен пообещала сказать три вещи коих мне не миновать, если живым остаться хочу и с родителями повидаться. Откуда только узнала, что к родным собираюсь? И сказала она мне следующее: – Три вещи тебя тебя ждут. Первая – простая, она покажет жить тебе или умереть уже сегодня. Ты или умрёшь в муках или выйдешь живым и без царапины. Бойся круглого и квадратного, смотри по сторонам. Если всё сделаешь правильно быть тебе в прибытке и живым пока от третьей вещи не откажешься. Вторая – посложнее, встретится тебе человек подземный, силы необычайной. Зовут его как святого новогоднего, с ним ты силу тоже обретёшь. Третья вещь самая сложная. Будет у тебя враг, доселе неведомый но очень страшный. Будешь ты с ним бороться. Выживешь или нет – от тебя зависит, но если от борьбы откажешься – умрёшь без сомнений. Странное предсказание конечно же. Поначалу думал – бредит ромалэ перед смертью. У меня у самого прабабка была бурятка-шаманка. Вот та точно могла предсказания делать, а цыгане только обманывать могут, даже помирая. Так я думал. В общем, померла она скоро. Я этого момента дождался и, как только она дышать перестала так сразу в висок её тюкнул аккуратно топориком. Оттащил в сторону от дороги, минуту молчания изобразил и, дальше поехал. Что ты думаешь? Буквально через час меня под знаком «кирпич» пытались завалить. Два урода. Натянули между столбами верёвку на ней знак повесили и отстреливали всех проезжавших. Хоть и не верил я цыганке, а неприятное чувство осталось. Зудело внутри. Сидел как на иголках. Только благодаря этому и уцелел. Заметил вовремя движение подозрительное по левую руку и вовремя из машины выскочил. Самое интересное – сделал это совершенно не думая. Просто дверь открыл и вывалился. Потом смотрел – десять метров дальше, или десять метров ближе выскочил бы – ухлопали бы меня, за милую душу. А так, получилось очень удачно – там единственный пятачок получался, где сектор огня что у одного что у второго урода был чем-то перекрыт. Они первые выстрелы в «Чёрную молнию» всадили, а я сумел перебежать и выйти с ними на одну линию. То есть – стрелять по мне, мог только один их них. Не зря меня в военном училище учили всё-таки. Первого завалил сходу, второй испугался, метаться начал, прятаться, тут я его подловил и грохнул. Потом вспомнил – а ведь цыганка так и говорила. Либо сдохнешь сегодня, либо без царапинки из переделки выйдешь. Тогда я и вспомнил про вторую вещь, начал справки наводить. Вот, тебя нашёл в конце-концов.

Услышав в рассказе упоминание фамилии институтского друга, Николай встрепенулся и сделал себе отметку в наладоннике. Когда курсант закончил, Фармер уточнил, – Опенбах, который «Эсэсовец»?

Альберт в который раз за сегодня удивлённо поднял глаза, – Ну, да. А отку…

– В институте учились. И сотрудничали в 90-е, – перебил выживальщик. – Как он там, жив?

– Наверняка, последний раз, когда я его видел, он в крепость прорывался, на Рыбинском водохранилище, базу там организовал, – ответил Альберт.

– Это хорошо. Надо бы с ним повидаться, много чего рассказать может. Ты со мной?

– Теперь – да. Цыганка сказала, если найду – то уходить нельзя больше, сожрут сразу, так мол на Судьбе у меня написано. Потому, прошу – не гони.

– Не буду, вдвоём и веселее, и проще, не убивать же тебя, в конце концов, да и без собеседника мне нынче совсем тяжело, – усмехнулся в усы Фармер. – Пойдём, приоденем тебя.

Снаряжение не отняло много времени, сборы же в дорогу дальнюю предстояли хлопотные. В первую очередь надо было вооружиться, два неплохих по сути ружья определённо не гарантировали превосходства в огневой мощи в потенциальном конфликте, особенно с вооружёнными людьми. На этот случай у Николая была особая закладка. В самом начале строительства, когда ещё только продолжалась разметка объекта, и первый десяток кубометров грунта был едва вынут Фармер, колесящий по окрестным областям, столкнулся с прапорщиком-танкистом, и на почве алкогольной дружбы договорился с ним о поставках топлива. Тот же танкист, за долю малую, обещал познакомить будущего выживальщика с неким «Лёнчиком», который мог «достать стволов». Лёнчик на поверку оказался точно таким же с виду прапорщиком, но мотострелком. И за полсотни тысяч американских денег доставил на склад в Юхнове полсотни же «списанных» ящиков с автоматами и патронами к ним. Где он их раздобыл – Николай не интересовался, организовал передачу денег через знакомого цыгана, отстегнув тому пару «косых», и той же ночью вывез все ящики в направлении «домика в деревне», где они и пролежали в подвале два года. Как оказалось, осторожность Жовтобрюха была не напрасной – на следующий день после полудня на его склад нагрянули «Маски-шоу», но перерыв вверх дном всё подряд и разорвав для верности двести мешков цемента, уехали ни с чем. Но пообещали вернуться, «если что». Николай, почёсывая синяки на спине, образовавшиеся после его комментария на вскрытие упаковок стройматериала сыпучего «Героин! Чистейший, два мильона прошу!», согласно кивнул головой, и пообещал к следующему разу обязательно завезти что-нибудь противозаконное, чтобы не расстраивать доблестных служак. За что получил лёгкий тычок ногой по седалищу и многозначительный взгляд майора ОМОНа, командовавшего «гоблинами».

Появление запаса вооружение добавило вопросов. Всё, существующее пока только в плане, пространство бункера уже было распланировано, для хранения зелёных ящиков места уже не было. Пришлось искать площадку для оружейного склада. После недолгих поисков такая площадка была найдена, смущала только почти незаметная тропка метрах в трёхстах к югу, но другие места были ещё хуже. Ударно поработав, Николай выкопал в земле яму, проложил её полиэтиленом и сложил ящики в неё. После чего завернул полиэтилен обратно, вывел наружу кусок пластикового гофрированного шланга для вентиляции, и закопал всё обратно. Сам шланг тщательно укрепил на дереве, подняв его метра на полтора над землёй и загнув раструбом вниз. Замаскированная гофра была незаметна уже с двух метров, уплотнённая земля не должна была просесть, а слой дёрна, уложенный поверх «объекта 00» за остаток лета и осень должен был скрыть все следы. Весной Николай в этом убедился, если бы не отметка в навигаторе, он бы так и не нашёл своё сокровище. Проведённая защита от воды и сам способ хранения армейских запасов позволяли не опасаться за коррозийную устойчивость объекта хранения и до поры Фармер запретил себе даже вспоминать о закладке, чтобы не рассекретить её место даже перед астральными сущностями, не говоря уже о проверке состояния склада в целом и хранимого на нём имущества в частности.

Теперь же закладка пригодилась, наскоро собравшись, приведя в порядок пистолеты и восстановив запас патронов к ружью, теперь уже соратники выдвинулись в направлении «объекта два нуля». Выйдя через полтора часа на небольшой холмик, у подножия которого и находился тайник, Николай потерял дар речи. С пятидесяти метров его взгляду открылась вызывающая преждевременное седение картина: на месте склада вооружения и боеприпасов зиял провал. Через снег пробивались земляные края ямы и обломки ящиков, гофрированный шланг висел, натянутый между двумя деревьями, а на нём болталась крышка от патронного ящика с чёрной угольной надписью «Спасибо, мужик. Реально, если бы не ты – нам крышка. Храни тебя Кришна! 12.04.2012»

Очнулся Фармер от того, что кто-то бил его по щекам. Увидев перед собой малознакомую бородатую рожу, он вздрогнул, но буквально через пару секунд вспомнил всё. Лучше бы не вспоминал, столько денег и усилий потрачено зря.

– Ты чего, Колян?, – уже знакомый голос вывел из ступора, – Стоял-стоял, а потом взял и упал. У тебя часто такое?

– Там, – простонал, вытянув руку, выживальщик, – что-нибудь осталось?

– Да, там кулёк какой-то лежит, я его трогать не стал – вдруг мина?, – ответил курсант. – А что тут было-то, чего вдруг за яма?

– Тут у меня оружие было. Автоматы. Много. – Николаю снова поплохело, – Полста ящиков.

– Однако! А куда они делись?

– Видимо, ушли. К Кришне, который теперь меня хранит, – истерически засмеялся Фармер, – давай глянем, чего нам в мешке оставили хоть.

В мешке лежали четыре автоматных магазина, два цинка патронов 5,45 и записка «Мужик, извини, автомат не оставили – заржавеет, если выживешь – ищи Малха, он вспомнит».

Где искать Малха, и что он должен будет вспомнить, в записке не говорилось, но, на всякий случай свернув бумажку, Николай убрал её в карман. «Ну что же, с паршивой овцы хоть шерсти клок», вздохнул Курсант и они пошли обратно на базу.

День подходил к концу, предстояло составить план на ближайшие дни, да и подготовиться к длительному походу. Уходить предстояло надолго, оставлять хрюшек без присмотра было нельзя, а просто выпустить их в лес Николай не мог – прикипел к ним душой за прошедшие годы. Пока курсант нежился на кухне, начищая картошку для ужина и сухпая, Фармер совершал свой ежевечерний двадцатикилометровый забег с мешком цемента и думал, думал, думал. Мысли в голову лезли самые разнообразные, от самоубийства до великой войны «один против всех». Решив, что самоубиться время есть всегда, а для войны ресурсов в виде вооружения, мягко говоря, недостаточно, Николай остановился на первоначальном плане. Сам план заключался в поездке в Москву, точнее на её северные окраины, с целью поиска Эсесовца и обмена с тем информацией по зачинщикам всеобщего катаклизма. Пеший поход, после обсуждения с Альбертом, был отвергнут сразу, выбора иного, кроме автотранспортного, не было. Автотранспорт же находился в Юхнове, в Кувшиново во дворе почти достроенного дома, в потайном гараже, стоял лишь фургон «Бычок», для нынешней дорожно-климатической обстановки совершенно непригодный. Следовало добираться до Юхнова, ещё до начала строительства Фармер обзавёлся неслабым автопарком – база стройматериалов, с торговля которыми служила отличной легендой, обязывала. Четыре «Газели», четыре же «Буханки», пара «Бычков» и – жемчужина коллекции – дизельный «Вепрь» стояли по нескольким гаражам на окраине города, об их сохранности Николай раньше не переживал. Но теперь, прочувствовав на себе могучую длань судьбы, начал немного опасаться. В принципе, действительно большой потерей был бы даже не «Егерь», а две подготовленные по высшему классу «Буханки», одна была оборудована как выездной офис, вторая – грузовик. С усиленными подвесками и мостами, заменёнными на дизельные двигателями и тройным комплектом резины на каждую. Чтобы обмануть Судьбу, Николай начал усиленно бояться за «Вепрь» и «Газели», хотя по нынешней ситуации, обладая таким автопарком, он мог стать просто олигархом, если верить рассказам Курсанта. Чутьё же, обострённое подземельем и общей нервозностью последних часов, подсказывало, что данные рассказы можно, и даже нужно, смело делить на четыре и отнимать единичку. Нет, во вранье уличить Альберта не удалось, но чего стоил его рассказ про подземных жителей, борцов со светом и тьмой, среди которых, по словам Курсанта, ему пришлось провести почти год.

Конец июля 2012. Тульская область, лесной массив.

День начинался с жары. Духота изматывала, да ещё, и муха жужжит. Этот звук раздражает, и так голова после вчерашнего болит. Не надо было вчера отмечать мою победу в трехдневной битве за Лориен в Battle of Midleearh II. Три дня не вылезать из-за компа. Без перерыва, так только отрываясь на пару минут. Тяжко. Но все равно, лучше чем в Варкрафт и Линейку с неписями играть. Братья. Три дня мне сопротивлялись, да только куда им до меня. А после победы мы решил отметить – большое количество эрзац-пива сыграло свою коварную роль. Голова болит нещадно. Главное не понятно, чего Валька делала? Она не пила с нами, и вообще переехала на веранду. Говорит, мол, тут душно и накурено, тошнит её от этого. Ну, как хочет.

А какое сегодня число? я с ужасом схватился за голову, в животе похолодело! Чего-то мой разум не может понять, что за день сегодня. Очевидно, три месяца разгульной жизни не очень хороши для ориентации во времени. Даже периодическая трудотерапия не помогает. Твою мать! Я тупею! Пора завязывать! Еще вот странная, зудящая мысль мешает, как вчера приклеилась, так и не отлипает. «Не бояться признавать своих ошибок, не бояться многократного, повторного труда исправления их – и мы будем на самой вершине». Ну вот опять. Наверное, не надо было из бабкиной библиотеки всё подряд читать в течении недели. Хорошо хоть не все успел, больше уже не буду – безделье убивает. Точно пора завязывать.

Даже переделка «Козла» и разборка «Туалета» уже не радует. Кстати, нада сегодня окончательно сиденья перевесить с «Туалета» на «Козла». Раму и так усилили, поставили защиту на колеса, добавили некое подобие отвала перед капотом, но заднице машины лесница с запаской, защищенный песком бак с топливом на днище багажника. Новая люстра на крыше, и место для РПД, «Дашку» мы так никуда не приладили, как ей пользоваться не понятно. Места для переделок в козле еще хватало, вот дошла очередь до сидений. Да, да сегодня попробуем доделать машину. Хватит пить, а то стратегические запасы настоящего бухла кончаются, а эрзац-пиво из еловых шишек пока мне не нравится. Надо доработать технологию. Так жить больше нельзя, а то превращусь незнамо в кого? Надо выяснить какое сегодня число!

Валька, Валька знает какое сегодня число. Она в календарике отмечает. Только вот где она? Ладно найдем потом. Сначала встанем!

– Ох, ё! – я схватился за голову. Подъем был крайне тяжелым. До этого голова просто болела, а теперь раскалывается на мелкие части. Больше не пью, совсем! Скрючившись в три погибели, я подошел к зеркалу. Решил посмотреться, и чуть не упал. Откуда-то из зазеркалья на меня посмотрело оно. Мерзкое, скользкое и холодное. Холодный пот и мурашки пробили все мое тело, с ног до головы, от макушки и до пяток. Остатки вчерашнего хмеля выветрились одним моментом. Чужой разум с невыразимым, холодным равнодушием посмотрел на меня, словно оценивая. Так продолжалось секунд пятнадцать, и потом, щелчок. Все закончилось, также неожиданно, как и началось. И мне показалось, что меня забраковали. Я еще раз посмотрел в зеркало, опасаясь снова почувствовать «взгляд Саурона», но оттуда на меня смотрело какое-то чмо в трусах, с лохматой головой и небритое. Все хватит пить, определенно хватит, а то уже белочка начинается. Да и видок у меня, конечно, тоже огого. С завтрашнего дня займемся собой. А теперь в душ.

И только было я встал, как в какой-то части моего мозга что-то шевельнулось, и мне почудился голос, как будто зовущий меня куда-то. Нет, хватит! Чур меня! Я помотал головой:

– Ну его в болото! Начнем сегодня, а то эти контакты третьего уровня, бля, меня убьют на фиг! – Сказал я это все вслух, мало ли, вдруг отпустит. Решив, что ответа ждать не надо, я пошел во двор. Душевая кабина стояла во дворе. Сказал сегодня, так сегодня и начнем.

Свежий воздух улицы прочистил мои мозги окончательно. Теплый воздух с запахом хвои, шум сосен на ветру, песни птиц. Екарный бабай! Я это все меняю на прокуренную комнату и компьютер. От дворового крыльца до душа надо было пройти через весь двор. Мимо дровницы, мимо разобранного на половину «Вагона», к баньке и на право. К середине дня, к моменту когда я встал, водичка в баке нагрелась до температуры парного молока. Душ принимать было одно удовольствие. Я намылил голову, стал втирать пену ХедэнШолдерса в отросшие волосы. Надо будет Вальку попросить постричь меня. Совершая круговые движения, я закрыл глаза и ошалел. В голове словно показывал телевизор, да так чётко, практически неотличимо от реальности. Ну, раз показывает, можно и посмотреть.

Молодой парень шел по улице мимо забора пивзавода. Пареньку на вид было лет шестнадцать. Он шел неторопливо и насвистывал популярную песенку, на какой-то момент парень показался знакомым. Точно! Видел я этого парня на играх. Хороший добрый малый. Он за темную сторону всегда играл, недолго правда, года полтора всего, Лесным троллем был. Если бы не его доброта и прямота, борьба за честную игру в рамках правил, мы бы к себе в команду взяли. Но не успели: его манчкины перехватили. Ну, это такие, короче, чуваки в играх, которые вроде по правилам играют, но жостко, и только на победу. Любой шмот и все, что попало, собирают и прокачиваются до одурения. Люди, которые, используя правила, одержимы только тем, чтобы выжать из игры максимум. Все, до капли. Себе. Поэтому он нам иногда мешал, хотя за его действиями наблюдать было весело, порой весь полигон обсуждал и ржал как лошади. Парня звали Владом, то ли Петренко, то ли Петрянко. Парень обходил замерзшие лужи. Наверное, не хотел упасть и испачкаться. Мимо пронеслась карета скорой помощи, не объезжая ямы и лужи. На полной скорости ГАЗель проехала по одному подталому озерку на асфальте, и Влад, моментально, принял душ. Вот не повезло-то. Он попытался отряхнуться, как будто это помогло бы ему. Пока он отряхивался, к нему сзади подошло нечто, раньше, видимо, бывшее голубем. Влад усиленно отряхивался и пропустил момент, когда голубь дошел до него и клюнул в ногу. Да так клюнул, что порвались брюки чуть выше ботинок. Парень вскрикнул и попытался оттолкнуть голубя, но голубь не сдавался и клюнул Влада ещё раз. На этот раз в руку. На ладони образовалась ранка. «Тролль» разозлился и пнул голубя. Тот отлетел в сугроб, и сразу же попытался вылезти обратно. Но парень этого не видел. Не смог. Какой-то шальной таксист, а может пьяный или ещё какой, совершая странный маневр, вылетел на тротуар и сбил Влада. Парню сегодня явно не везло. Влад лежал на асфальте, и никому не было до него дел, а рядом стояла шестерка таксиста, уткнувшись носом в сугроб. Вдруг Парень встал. Неуклюже, медленно, но вполне уверенно, встал и побрел на территорию пивзавода.

Картинка дернулась и окончательно исчезла.

Я оперся о стенку кабинки душа, пена стекала с моей головы, а я стоял и не шевелился. Твою через забор. Что происходит? Это пьянки так действуют или что? Ладно домыться и срочно приводить себя в форму. А то точно с катушек съеду. Закончив мыться, до меня дошла простая мысль. Белье-то чистое я не взял. А кстати, оно чистое есть? Стоя в кабинке и пытаясь высохнуть, я услышал шаги.Шаги быстро приближались к душу. Вдруг на дверку кабинки упали белье и полотенце.

– Держи алкоголик-игроман! что бы ты без меня делал? – Это была Валька. Она была права, я не знаю, что бы я без нее делал. Наверное, голым бы пошел в дом за бельем.

– Спасибо! А ты меня пострижешь? – решил я её спросить, что бы не тянуть.

– Конечно! – Она радостно ответила на мой вопрос. – Ты бриться будешь?

Я промычал в ответ что-то между «нет» и «не буду», и начал вытираться. Как же хорошо одеть чистое белье на чистое тело. После такого освежения в дом возвращаться не хотелось.

– Пойдем на летнюю кухню. Я тебе обед приготовила, горе ты луковое, мое! – Валька словно читала мои мысли. Фантастика. Поснидать сейчас самое оно. Выйдя из душа, я пошел вслед за Валькой.

– А где одинаковые? Не видела? – поинтересовался я. Просто время обед, а я их сегодня еще не видел.

– Где, хм – Преобразившаяся в условиях дикого песцового мира «эльфийка» хмыкнула. – В гамаках дрыхнут. Где им еще быть-то. Вы вчера до половины пятого то за орками бегали, то на морфов охотились с мечами, то в индейцев и ковбоев играли, с перепою. Хорошо хоть, я весь огнестрел спрятала, да и все взрывчатые и горючие вещества твои тоже. А то бы дом спалили на хрен. Давай-ка завязывай со своим шишко-пивом. А то вас с одной кружки плющит не по-детски.

– Это мы вчера одну кружку выпили каждый? – Я посмотрел на Валентину с нескрываемым удивлением. – Да иди ты! Не может быть. Ни разу не верю!

– Как хочешь. – она ответила спокойным тоном.– Можешь на кухню зайти и посмотреть. Там ничего со вчерашнего вечера не изменилось.

– Ладно. – буркнул я в ответ. Все приплыли. Я, вообще, не помню сколько мы выпили. Нет конечно, проверим потом. Но если это правда. Ух ё! С одной кружки прыгать и скакать? Чего я такого сварил? На фиг, больше такую бодягу пить не буду. А интересно посмотреть со стороны на это, кстати. Может быть Валька на камеру записывала нашу клоунаду. Надо спросить. Но попозже, только бы не забыть. Самое главное сейчас это пожрать.

– А чего на обед? – Самый главный вопрос я забыл спросить.

– Ну наконец-то спросил. Я уже думала, что не спросишь. – Она обернулась и так мило улыбнулась мне. – Супец картофельный, макароны с тушенкой, блинчики с вареньем, компотик из сухих яблок.

Услышав то, что у нас будет на обед, я превратился в собаку Павлова с лампочкой. Слюни повисли до колен, вкуснотища.

Прямо, перед тем как подняться на летнюю кухню, я подумал: а не позвать ли братьев. Нет, ну их в баню. С ними разговор потом отдельный. Летняя кухня располагалась на террасе, в задней части дома. Решетчатые, большие, почти панорамные окна проходили по всему периметру веранды. Окна были завешены легкими ситцевыми занавесками, что-то из бабкиных запасов. Стены были обшиты деревянными пролачеными рейками, отец еще постарался лет десять назад. Потолок был выкрашен светло-коричневой краской, как бы в контраст полу. Тот был насыщенного темно-коричневого цвета. Летнюю кухню можно было разделить на две части, там, где плита, то есть сама кухня, и обеденная зона. Кухонная плита здесь, это раритет, каких мало. Польская, фирмы «Varta», года пятьдесят четвертого. Ну-ка найдите такую! Особенно в мире после прихода полярного зверька. Рядом с плитой стояла табуретка, а ней бак с водой на сорок литров. Следом располагался стол, тот на котором готовят, шинкуют, отбивают, чистят, и моют посуду. Сверху прочная столешница покрытая клеенкой, а снизу два выдвижных шкафчика о две дверки в ящик с полками. В шкафчиках обычно хранят ложки, вилки, открывашки, разные пакеты и прочую мелочь. А в ящик с полками, причем полок всего две, обычно, хранилась и хранится посуда: тарелки глубокие, тарелки мелкие, блюда, кастрюли и сковородки.

Над столом висели полки. На верхней стояли солонки и перечницы, сода, банка с чаем, банка кофе и прочая нужная мишура, включая специи. На нижней же были губки, моющие средства, спички и пустая банка из-под кофе. В эту банку складывали горелые спички. Зажжешь конфорку спичкой, и раз спичку в банку кинешь. Под полками висели ножи, доски с узорами под хохлому, скалка и колотушка для мяса. А на боковой части полок висели полотенца и фартуки. А над полками висело пять светильников, раньше с обыкновенными лампами, а с прошлого года – энергосберегающими. Света от светильников хватало на всю кухню.

В этой части кухни всегда стоял запах сушеного укропа и то ли петрушки, то ли базилика. Причем всегда. Так называемый «запах лета». Единственным отличием этой кухни, от нормальной, это холодильник. Он был, даже два. Один старый советский «ЗИЛ» годов пятидесятых, белый, углы все сглаженные, ручка торчит наверх и выглядит как автомобильная. Холодильник, правда, не избежал веянья времени, и на его двери красовалось пара магнитиков. Какой-то микки маус и сувенир из Турции. Второй же холодильник, его даже холодильником назвать нельзя. Так сумка холодильная. В целях экономии электроэнергии и, соответственно, стратегического запаса топлива, мы использовали эту сумку для хранения скоропортящихся продуктов. Хотя иногда, забыв, что большой холодильник выключен, мы не перекладывали продукты из его морозилки в сумку. В этой камере слой льда образовывался такой, что можно месяц холодильник не включать.

Все остальные продукты, вроде гречки и макарон, картошки и риса, хранились в шкафу, который отделял обеденную зону от кухни. Обеденная зона представляла собой следующее. Квадратный обеденный стол, стоявший у окна, накрытый желтой скатертью с бахромой и покрытый прозрачной клеенкой. Ваза для хлеба или фруктов в центре. Люстра, в цвет стен кухни, висела ровно над центром стола. Для дополнительного освещения еще были два бра на противоположной стене, а между ними какой-то старый календарь с нарисованным котом. Вокруг стола стояло шесть синих табуреток, обитых кожей, не обитающего в наших краях дермантина, две со стороны кухни, две со стороны входа, и еще две напротив стены

– Садись есть. Суп будешь? – Валька подошла к плите.

– Конечно буду! Я все буду. – я сел на любимое место у окна, лицом к двери. – Майор Пендальф к приему пищи готов!

Через мгновенье на столе появилась еда. Суп, макароны, блинчики, всем этим стол заполнился, ну где-то, минуты за три.

– Приятного аппетита, Киря. – Сказала Валька когда села за стол. – Тебе тушенку есть не надоело?

– Спасибо. – Чавкая от удовольствия, ответил я и покачал головой. – Нет, а что?

– Да ну вас мужиков, ничего вам не надо. Одна тушенка и макароны, ну гречка в перерывах. – Она поправила челку, и продолжила. – Сходили бы рыбы наловили, хоть какое никакое разнообразие. А то ощущение, что от макарон взлетишь скоро.

– Ладно. Сходим. Завтра, наверное. – Я отмахнулся и продолжил молотить ложкой по тарелке. Блин, какое-то странное похмелье. Обычно как встанешь, так кусок в горло не лезет, а тут, прямо, жор напал. На хрен, я это шишко-пиво пить больше не буду, увольте! Что-то не то после него происходит.

– Все завтра и завтра. Ты мне когда обещал рыбы наловить? Месяц прошел. – Валька начала возмущаться вдруг. – Но у вас троих, то за мотоциклом съездим сначала, то запасы топлива пополним, то кеги привезти надо, то серия игрищ в три недели без продыху. Мало что не делаешь обещанного, но и опустился совсем. Компот сам нальешь!

Она резко встала, хлопнула ложкой по столу и вышла. Наверное, к себе пошла.

– Ну что ты бесишься! Схожу я за этой рыбой! – но мои слова не были услышаны, потому что их заглушил звук хлопающей двери. Вот коза, все настроение испортила. Что за дела вообще.

После короткой и непонятной Валькиной истерики, есть я начал еще быстрее. Её слова не то чтобы задели, но доля истины была в них, рыбалку я заменял более важными делами. Права он во всем, кроме мотоцикла. Мы за ним на третий день пребывания в «Форте» поехали. Я тогда про рыбалку и не думал.

22 марта 2012 утро. Форт-Богородицк-Форт.

В то утро я проснулся первым. Два дня после прибытия мы отмечали наш приезд, потом наводили порядок в доме, протапливали его, проводили ревизию взятого имущества. У нас получилось тогда следующий набор: продуктовый запас выживальщика на полгода, состоявший из макарон, тушенки, гречки, риса длиннозернистого и ящика водки;далее имелся один генератор дизельный, часов на десять непрерывной работы, но солярки было не много; холодное и огнестрельное оружие, представленное в виде двух винтовок («Тигр» и СВТ), одной помпы (вроде МР-133), два пулемета разных калибров (РПД и ДШК), четыре пистолета один из них травматический, три автомата (ППШ, МП-40 и АКСУ), ну и кучка патронов к ним: к «Тигру» где-то триста, к «светке» пятьсот, для помпы вот мало, всего лишь сто двадцать, для пулеметов по два цинка не распечатанных, для АКСУ тоже мало, два рожка, сколько раритетам точно не понятно, около четырехсот, по двести своих на каждый. До отмечания было пятнадцать литров пива, а после осталось пять. Своей водки тоже хватало, ящика два где-то, но стратегический запас, так на всякий. Были еще предметы средней полезности типа плазменного телика, DVD-проигрывателя, два мощных компа и один ноутбук с 3-Жи модемом, одно МФУ с большим запасом картриджей и бумаги, ну и всякой мелочи тоже хватало.

Все это конечно, хорошо, но мало. Мне «Днепр» покоя не давал, да и неплохо бы инструментарием разжиться было бы и запчастями. В тот день я решил съездить в город и забрать то, что мы не забрали в эвакуацию. План нарисовался в тот день быстро, ну конечно, простой план так и должен появляться. По плану получалось, что мы сначала едем в гараж братьев, и забираем мотоцикл, потом по пути от гаража к «Форту» осматриваем СТОшки на наличие нужных нам инструментов, и опционально заправки, что бы пополнить топливный запас для генератора. Все просто как пять копеек, мне тогда думалось, что я гений, мать его! Я позвал братьев и Вальку на военный совет. Заседание ячейки отряда имени Команданте ЧЕ или отряда Братства Годендага прошло стремительно и без споров, план был одобрен, и мы стали распределять обязанности. По списку получалось так: Валька оставалась в «Форте» и выкачивала все что можно из сети, пока можно было, а мы с братьями, на «Туалете», едем за полезными и не очень ништяками. После обязанностей шло распределение оружия, кто что должен был брать. Решили не понтоваться, я взял «Ксюху», ПММ и годендаг, со всеми патронами какие были, братья брали свои машинки и по сто патронов каждый. Наша экипировка тоже была простой, каждый одел прочную не прокусываемую одежду. Я вот, например, одел тогда кожняк свой, джинсы ботинки. К обеду двадцать второго числа отряд Братства Годендага выехали из «Форта», оставив там Трактора, и Вальку за старшую.

Прошло меньше трех дней, а город уже не узнать. Небо над городом затянуло темно-серой хмарью, местами просто черным дымом пожаров. А на въезде в город, где стоял постоянный пост ДПС, стояла сгоревшая колонна из двух карет скорой помощи и двух милицейских «пятерок» сопровождения. Сам пункт ДПС был испещрен следами от выстрелов, а местами следами от огня. На стеле, обозначающей, как бы, начало города, черной краской было криво написано: «Это земля Серого Кулака», и соответствущий рисунок вместо герба. Герб же валялся прямо под стелой, весь испоганенный и загаженный. Вдоль дороги стояло несколько крестов, а на них, извиваясь как черви, висели зомби. У кого-то все тело было целым, а кого-то то рук не, то ног, до вообще только торс и голова.

– Ля! Сейчас сблюю. – Заявил Боря. – Останови, а?

– Нет, потерпи, чутка. – Прибавив скорость, я отказал ему. – Лучше не здесь. Постарайся не сблевать в машине, сам чистить будешь.

– Что за уроды это сделали? – спросил Миша, тоже с трудом сдерживая рвотные позывы.

Я покачал головой, в знак того, что не знаю. Мой желудок тоже хотел вывернуться и показать свое содержимое всем. Но останавливаться нельзя, хрен его знает, может эти «кулаки» где-то рядом. Мы заезжали в город с северной стороны, с той, что ближе к ТЭЦ. Мои рассуждения сводились к тому, что проще будет ехать через менее заселенную часть города. Но разруха и смерть и здесь погуляли на славу, то есть смерть даже сейчас гуляет. Несколько раз слышались звуки выстрелов, где-то в глубине района ТЭЦ, пару раз мелькали зомби. Попадались уничтоженные колонны, причем не только состоявшие из простых машин, но и из военной техники тоже. Порадовало, то, что ближе к середине города крестов не было. Наш путь пролегал на юго-западную часть города, к «железке». До Плясок Смерти туда можно было попасть за полчаса, если через центр, но в тот день мы решили не рисковать. Покрутившись по окраинам примерно с час, мы доехали до нашей цели. Прогулка по окраинам показала, что на половине или даже большей части планов можно ставить крест. Ни о каких целых заправках не шло и речи. Все было или сожжено, или разграблено до нас. Станции техобслуживания были вынесены тоже.

Еще по дороге нам попалась какая-то шальная «копейка», которая, едва завидев нас, заложила такой крутой вираж, что нам стало страшно. Но это говорило, что живые в городе есть. Но поведение их было странным. И это результат трех дней. Всего лишь три дня и города не стало. Смерть собрала хороший урожай. Работы для некроманта было море, но овчинка выделки не стоила.

Подъезжая к ГСК, мы огорчились еще раз. На самом въезде в гаражи стояли две машины. Наверное, на момент бегства они столкнулись. В прошлой жизни обычная вроде бы аварийная ситуация, дождись ГАИ, заполни протокол и все. Но это была не прошлая жизнь, ГАИ не приехало. И теперь мы имели проблему, и может быть даже не одну.

Хрустя гравием, я подкатил «Туарег» как можно ближе к месту столкновения, и въезду кооператив по совместительству. Пришла очередь обсудить изменения в первоначальном плане. Мы-то хотели доехать да бокса сразу, а тут оно вона как повернуло. Заглушив двигатель, я прислушался к тому, что происходило снаружи. А там ничего не происходило. Тишина. Обычная такая тишина. И все, и никаких острых ощущений, никакой зловеще-героической музыки фоном. Блин, вот и верь фильмам после этого.

– Ну, идеи есть? – я спросили одинаковых. – Как дальше-то?

– А кто командир? – ответил мне Миша. – Ты командир, вот и решай.

– Ну, раз идей нет, то слушайте сюда. – Новый план стремительно рождался в моей голове и сразу же просился наружу.– Сначала нам надо определиться с позывными. Так как я командир, то мой позывной Кило первый. Ты Миша будешь кило второй, а Боря – Кило Третий. Ясно.

– Я не хочу быть ни третьим и килом. – Возмутился Боря.

– А тебя кто спрашивает. Мы посовещались и я решил. – Я возразил ему. – Ну, если не нравится то вариант второй: Я Коричневый первый, Миша – Второй, а ты все равно третий. Потому что я так хочу. И вообще, не перебивай меня, нах.

– Не ну ты охренел совсем, Пендальф, злоиграющий, бля.– Вмешался Миша. – Не хочу ни вторым быть, ни килом, ни серым.

– Ладно, – мои нервы начали накаляться. – Хорошо, хорошо, раз уж вы так хотие, я, значится, буду Пендальф, а вы – Пилигрим Чук и блин, как его там звали…. этот Мерин Гек. Точно Чук и Гек. У нас демократия, так что решение обсуждению не подлежит. Не перебивать. Так на чем я остановился. А вспомнил. Пойдем тройками. Это значит так: я в центре и спереди, Миша ты слева и сзади, а ты Боря справа и тоже сзади. Хм. Вот, значит, пойдем первым порядком, бегло осматривая открытые боксы, на вашем повороте сворачиваем и идем к вашему боксу, дальше, значит, забираем «Днипер» и валим.

– А как эту шнягу растащим. – Боря задал провокационный вопрос и усмехнулся, но и тут у меня был ответ.

– А «Туалет» на что? – выложил я свой козырь.– Все хватит балаболить. Выходим хобботы, щвыдче, швыдче.

Братья заворчали, но вышли. Стоя на улице, и перехватив «укорот» покрепче, я втянул носом воздух. Ощущался запах гари, причудливо переплетающийся с запахом свежего морозного утра, будто баню затопили. Хорошо хоть это запахи пожаров в частном секторе, а не на ТЭЦ и Сельхоз химии. Я вскочил на капот одной из столкнувшихся машин, присел на корточки, выставив автомат вперед себя. Осмотрелся, никого, странно как-то даже.

– Хобит Чук! – не громко так, я обратился к Боре. – Осмотри будку сторожа, Гек – прикрываешь! Аккуратно так, стараясь не шуметь, я спрыгнул с капота «Приоры». Гравий пополам со льдом хрустнул под ногами, я присел и двинулся вперед, медленно мелено водя стволом из стороны в сторону. Пройдя, таким образом, метра полтора, я вздрогнул.

– Чисто! – Заорал Чук.– Твою переэдак в зад! Ты что орешь! Я чуть не обосрался! Соблюдай тишину и секретность! – рявкнул я на Борю.

– Сам не ори! – уже не громко ответил Чук, и повторил. – В будке никого.– Тогда, как договаривались, в тройке двигаемся вперед! – я махнул рукой в направлении гаражей. – Только тихо! Повторяя мои движения, братья двинулись за мной. Крадучись как настоящие американские диверсанты, мы достигли первого поворота. Я вскинул кулак вверх, в знак того чтобы все остановились и почувствовал тычок в спину. Развернулся и покрутил плацем у виска.

– Слепой что ли? – прошептал я. Затем указательным пальцем ткнул себя в грудь, потом двумя пальцами указал на свои глаза, и еще раз указал на поворот, а после показал на братьев и на себя. – Поняли? Братья покачали головой, мол, нет, не поняли. Тогда я опять зашептал.

– Значит так, я – в этот раз уже с комментариями повторил свои действия. – Смотрю за угол, а вы меня прикрываете, понятно.– Роджер, десять четыре. – Отозвались братья, показав свои знания тактики на основе голливудской кинопродукции. Я высунулся за угол, но никого не увидел. Махнул рукой, и отряд двинулся дальше, напоминая трех гусей идущих к пруду. Каждый из диверсантов пытался идти и не мешать другим, просматривал свой сектор. Но вот в моем секторе почему-то всегда мелькали ноги или руки Гека. Дойдя до второго порядка, мы остановились. Я решил повторить свои знаки, но на этот раз показывал не на себя, а на Гека. Хорошо, что он меня понял, и через минуту обдумывания, высунул свою голову за распахнутые ворота. Информация об обстановке поступила сразу же.

– Там шестеро, зомби. – Он зашептал быстро, словно хотел своими словами расстрелять, всех кого видит. – Один стоит прямо у ворот здесь. Двое напротив триста сорок второго, еще трое у самого конца порядка. И возможно есть пара в боксах, они открытые настежь, а капоты в некоторых торчат. Что делаем?

– Гек, ты берешь на себя ближнего, а потом держишь тыл. Пойдешь первым, твоя позиция угол – ворота сто двадцать первого – проезд. – Я начал выдавать тактические соображения по обстановке и указания к действию. – Чук, твои трое дальних и кто из-за поворота вылезет, твоя позиция центр, потом пространство между первыми боксами, но также по центру. Мои остальные, кто на порядке окажется, я справа. Все начали!

Мы быстро начали занимать позиции. Первым пошел Гек, быстро сместился на угол, потом к воротам и дал короткую очередь по близ стоящему зомби. Тот упал. С некоторой задержкой, выкатился перекатами Чук, и лег на дорогу посредине. Выстрел, еще один, и еще пять, потом короткая очередь, наконец-то цели были поражены. Пока Боря расстреливал дальних зомби, которые, кстати, очнулись после первого выстрела, я пробежал за его спиной, вышел на позицию. Присел на колено, прижал приклад к плечу, открыл огонь. Через пять выстрелов, мои цели были поражены. На шум из боксов вышло еще пять зомби, тоже мои. Отстреляв пол рожка, я дал команду двигаться дальше. Нет времени на зачистку этого порядка. Нам на следующий надо попасть, за «Днепром». Уже не таясь, мы рассредоточились по поезду, я шел справа, Мишаня был слева, а Боря по центру.

Со второго проезда тоже начали выходить кадавры, нестройный ряд такой. Их около пятнадцати было. Мы остановились и приняли бой. Скоротечный, скорее даже это бойня была. Ни один из неживых не ушел, все легли здесь. На эту стычку я истратил последние запасы патронов для «Ксюхи», а до гаража мы не дошли еще. Выбора не было, пришлось доставать ПММ, а АКСУ отправить за спину.

Мы опять поменялись местами с братьями, и теперь в центре оказался Миша, а я слева. После двух столкновений, мы плюнули на конспирацию и тишину.

К нашей великой радости, вторая стычка была последней, и больше на нужном нам проезде не было никого. Никого, кроме нас. Сам порядок представлял ужасное зрелище, всюду следы крови,в середине было несколько разбитых и перевернутых машин, и почти все боксы открыты, а в некоторых даже стояли машины.

– Так ребята, времени на нормальный осмотр у нас нет. Шукаем только по ближайшим гаражам, глупо с одним «Днепром» уходить -Я решил озвучить свои мысли.– Пятнадцать зомби, на сто гаражей это как-то мало, значит где-то рядом есть еще, и они могут скоро появится.Смотрим в оба, ага?

Братья кивнули в знак согласия. Начали мы с их гаража. Двери бокса открылись легко, ну конечно, как же не открыться. Что за три дня с ними произойдет-то. Двери раскрылись, и что бы не терять времени я и Миша забежали во во внутрь, а Боря остался нас прикрывать. Пять минут нам потребовалось что бы заправить и завести мотоцикл. Пока я, как кенгуру, прыгал на кик-стартере, Боря успел подбить еще трех зомби. Время, время нас поджимало. Твари могли появиться в любой момент. Вдруг мотоцикл издал чихающий звук, и заурчал. Я несколько раз выкрутил акселератор, давая мотоциклу обороты, что он не заглох, и начал выкатывать «Днепр» из бокса. Миша же осмотрел гараж еще раз и забрал забытую коробку в прошлый раз коробку с инструментами.

– Три минуты! Три минуты на осмотр соседних боксов. – Я громко крикнул пытаясь, перекрыть шум мотоцикла. Оба брата забыв про осторожность кинулись в два соседних бокса, откуда они вытащили еще две канистры с бензином и пару канистр с маслом. Сзади раздался странный скрежет, и кто-то или что-то за царапалось когтями по кирпичной стене.

– Ходу! Ходу! Швыдче хобботы!. -Выкручивая акселератор до упора, я заорал. Миша не думая ни секунды, зашвырнув канистры в люльку, держа МП – 40 на спине запрыгнул на заднюю седушку. А его брат, невероятным образом, добавив груза в туже люльку уселся на запасное колесо, крепко держась за подголовник сиденья.

– Держись! – Я отпустил тормоз и сцепление, молясь, что бы мотоцикл не заглох, выкрутил ручку газа по полной. Выбив тучку гравия из-под заднего колеса, «Днепр» почти поднялся на дыбы, но все же рванул вперед! До поворота на выезд мы долетели за считанные секунды, там я заложил крутой вираж, что Боря, сидящий в позе думающей собаки, чуть не вылетел с мотоцикла. Все бы ничего, но нам все-таки пришлось остановиться у въезда в ГСК.

Остановившись, Боря и Миша резко заняли оборону с тыловой стороны, а я было собрался преодолевать затор из машин, как услышал звук приближающегося дизельного двигателя. Из-за поворота со Спортивной выезжало две машины, ГАЗ «Садко» и милицейский уазик, без синеглазки, правда. На дверях обеих машин был намалёван тот же знак, что и на въезде в город.

Моя чуйка говорила мне, что это по нашу душу. Наверное, новые хозяева знакомиться с нами приехали. И мне что-то не радостно совсем от этого.

Машины остановились слева от въезда на территорию гаражей, напротив нашего «Туалета». Двери уазика распахнулись, и оттуда высыпала разношерстная команда из пяти человек, из газика вылезло трое. Все одеты кто как. И просто в камуфляже, и в милицейской форме, и куртках кожаных. Хорошо хоть из будки «Садко» никто не вышел.

Пульс на виске бешено колотился, твою мать, что делать. Миллион вариантов проносился в моей голове за секунду. Черт, я не знаю что делать, как против людей-то, а?

– Только тихо сейчас. – шепотом обратился я к братьям. – не высовывайтесь. Мысли что делать есть?

– Никаких. – ответил Боря. -против зомби это одно, а тут что-то трусит меня.

Я окинул взглядом местность. Как назло «Днепр» стоял посредине проезда, ни подойти, и ничего. Блин тут еще мутант, их в загибающемся интернете «морфами» назвали, того и гляди, сейчас вылезет. Попали короче мы, по самое не балуйся, ить-ить!

Ля! Решение пришло само собой. Химик я или нет? Сейчас все будет. Что у нас по карманам есть. Ага, зажигалка бензиновая, расческа пластмассовая, резинка от бигудей зачем-то, кусок туалетной бумаги. Резинку обратно, расчёску ломать? Нет, не обязательно, и так пойдёт. Бумагой обматываем,

– Эй, хоботы, моцык в этот гараж закатывайте быстренько и сами туда, и дверь прикрывайте пока нас не заметили, – теперь снова резинку, затянуть потуже, чтоб не рассыпалась, поджигаем, тушим, ловите, кулаки, оружие пролетариата.

После этого я заскочил в гараж, братья уже закатили мотоцикл к дальней стене и теперь сидели возле верстака, взяв на прицел дверь. – Ложитесь, сейчас что-то будет, – шёпотом рявкнул я им и сам бросился на пол, сквозь щель между воротами и стеной наблюдая за улицей и держа наготове пистолет.

Со своего наблюдательного поста я увидел, как моя импровизированная граната упала к ногам приехавших людей. Четверо из них, видимо с боевым опытом, бросились на землю, снимая автоматы, двое прижались спиной к стене и ещё двое отошли к УАЗику. Дымовуха разогрелась и место её падения начало заволакиваться густым туманом, который, перед тем, как скрыть приезжих от моих глаз, позволил разглядеть размытый тёмный силуэт, прыгающий с крыши в облако дыма. Видимо, это тот самый «морф». Спина похолодела, я представил, как эта тварь спрыгивает мне на спину, когда мы подъезжаем в «Туарегу», и практически ощутил, как зубы, или что там у этих скакунов, впиваются мне в затылок. Бр-р-р. А на площадке в этот момент началось что-то невообразимое, сначала глухой удар, затем крик «Сука! Мочи!» потом вскрик и ещё удар и началось форменное светопреставление – очереди из автоматов и гулкие буханья дробовиков разорвали тишину в клочья, железный дождь пробарабанил по блокам стены и со звоном впился в ворота над моей головой, заставив меня отпрянуть. В глубине гаража с хрустом вылетали камешки из стены, в воротах одна за другой начали появляться белые пятнышки, красиво прорастая в темноту светлыми лучиками. Одинаковые затаились. Один из них, кажется, Гек, что-то зашептал, второй же просто и незатейливо выматерился. Эти вопли и выстрелы в дыму превратили и без того странную обстановку в какой-то сюрреализм. Меньше чем через минуту всё стихло, и я рискнул снова позволить взгляду выбраться наружу. Дым над позицией кулаков развеивался, двоих у стены не было, а на стене виднелись кровавые пятна, как в роликах из интернета про расстрелы в Ираке. Что-то копошилось около УАЗика, трое или четверо бойцов лежали в увеличивающихся лужах крови, один из них, кажется, подёргивал ногой. Испарина покрыла мой лоб, передо мной только что разыгралась трагедия. Погибли люди, причём сразу несколько. Гек подошёл ко мне, указал пальцем на ворота и, заикаясь, спросил, – Э-э-это ав. ав.. автоматом так? П-п-п-по нам?

– Шальная очередь, – успокоил его я. Давай, заводи самолёт, пойдём в атаку. Сейчас зомби подниматься начнут, надо упокаивать, теперь наш выход.

На этот раз, видимо понимая всю серьёзность нашего положения, «Днепр» завёлся с пол-тычка, я сел за руль и подкатил его вплотную к воротам. Братья откинули запор и прыгнули на мотоцикл, я дал газу. На полу гаража остался черный, чуть дымящийся след покрышки. Заваливая мотоцикл набок, я выскочил на площадку и увидел, что в сторону УАЗа идут двое зомбей, или как там их правильно, уже поднялись, сволочи. От зомбей пятится сидя на земле, молодой, лет двадцати, парень, баюкая левой рукой неестественно изломанную правую. Перед его ногами я увидел «взрослый» автомат, кажется АКС-74, и понял – вот он, родной, только какой-то странный! Чтобы отвлечь зомбей от пацана я заорал «Хоббиты, в атаку! Не посрамим родной Шир!!!», братья поняли мой выкрик буквально и подхватили годендаги из люльки, от слаженного рёва «Веди нас, Пендальф!!!» у меня заложило ухо. Миша с первого замаха попал по голове мертвяка, да так крепко, что годендаг выдернуло у него из руки, и тот так и остался торчать в голове заваливающегося на землю упокоенного в ментовской тужурке. Боря же своего крестника упустил, но к счастью, сам годендаг остался у него в руке. Разворачивая «Днепр» на повторный заход я увидел расширившиеся от удивления глаза парня со сломанной рукой. Атака получилась не менее удачная, чем первая, поэтому я тут же остановил мотоцикл. Одинаковые метнулись к своим утраченным дубинам, я же бросился к АКСу. Схватив автомат я увидел, что рядом валяются еще несколько похожих, но со следами когтей и пуль на них. Их хозяевами оказались упокоенными минуту назад зомби, они были буквально изрешечены пулями, если железные ворота пробивает насквозь, то что же становится с человеческим телом? Автоматы их были измазаны запёкшейся кровью, видимо они успели-таки открыть огонь, но магазины мне ещё пригодятся. Повернулся к Боре, с криком «Быстро, собираем патроны и ходу» и увидел его рассматривающим зелёную лужу перед собой. «Чук, нам сейчас не до кулинарных изысков, времени нет, кому сказал!» рявкнул я ему в ухо, подойдя поближе, он встрепенулся, мельком глянул на меня и помчался собирать магазины. «Гек, тебя это тоже касается, через минуту я отбываю, время пошло». Топот за спиной, перебивший звук тарахтящего мотоцикла, сообщил мне о начале выполнения команды. Сам же я продолжил осмотр места происшествия, секунд через десять я, наконец, собрал в кучу всё увиденное, и картинка сложилась: морф, спрыгнувший с крыши, сходу оторвал голову одному, поломал руку второму и проломил череп третьему, вон, его тело лежит возле кучки пепла, оставшейся от дымовухи. Остальные, успев сориентироваться, открыли пальбу, с перепугу забыв, что тварь находится в центре круга, по периметру которого они и расположились, в итоге положили друг дружку, а за счёт плотности огня и мертвяка. Нам же повезло. Насчитав шесть тел, я начал было искать седьмое, но подбежал Боря и сообщил, – Командир, давай двигать, иначе я снова блевану, не могу, ля.

Двигать, так двигать. По дороге к мотоциклу я зачем-то наклонился к раненому и сообщил ему: Мы в Мордор, если увидишь Галадриэль – передай ей, что Назгулы перешли реку.

После чего я вскочил в седло и двинул к «Туарегу». Машина была побита пулями, но радиатор, кажется был цел, лишь разорванное пулями переднее правое колесо энтузиазма не прибавляло.

– Гек, давай за руль, Чук к нему стрелком, я головным, идём на «железку» – в город нам сейчас никак. Там поменяем колесо и в форт, всё, погнали, тут минут через десять этих серых кулаков нарисуется – не сотрёшь.

– Погоди, тут вот Садко стоит, давай хоть соляру с него сольём? – начал проявлять жадность Миша, – бочка у нас в Тузике есть, минут пятнадцать на всё про всё.

– А ты дашь гарантию, что через пятнадцать минут здесь не появится колонна мародёров, основные силы вот этих вот, – указал стволом автомата на кровавые останки я, – и тогда тебе эту соляру нальют, рассказывать куда? Или сам придумаешь? Давай уже, погнали, найдём ещё соляры, не ссыте, хоботы.

– Погодите, пять сек, Боря развернулся и рванул к УАЗу, распахнул дверь и залез внутрь, потом выскочил и тяжело побежал к Туарегу. Что именно он нёс, мне мешала рассмотреть крыша недоджипа. Закинув, помогая брату, добычу на заднее сиденье, Миша перелез за руль и завёл двигатель, и в этот момент в глубине гаражей послышались хлопки автоматных выстрелов.

– Всё, дёрнули, иначе хана. Мародёры нашлись, ля – выругался я и рванул влево к переезду, через малоизвестную тропку в зелёных лёгких нашего городка.

Отъехав метров на шестьсот, остановились и в течение минут десяти-пятнадцати поменяли колесо на запаску и двинули дальше. Родной город принял нас не ласково, да и попрощаться не забыл, но мы не расстроились – на Родину не обижаются.

Выйдя на трассу мы набрали нужную скорость, такую что бы я не отстал от «Туарега» , и двинули к «Форту».

21 марта 2015 года. Калужская область, Лесной массив.

Утро, как полагается, встречало прохладой. Ради веселья одичавший от недостатка общения Фармер погнал курсанта через летний выход, показал что и где нажать, запустил насосы гидравлики и принялся за тренировку. Идиллия размеренного бега была нарушена ровно через десять минут – хлынувший поток талой воды вызвал к жизни непередаваемую словесную конструкцию, в которой отдалённо угадывались человеческие слова в замысловатых сочетаниях. Ещё через минуту в тренажёрку влетел сам курсант, мокрый с ног до головы и отчего-то совершенно не радостный. На вопросительный взгляд Николая заявил, что он, курсант, имел половые отношения с подобной гидравлической системой ещё в младенческом возрасте, когда мама гидравлической системы была интимно атакована дедушкой Альбертовой двустволки с целью произведения на свет глиняной конструкции с именем, созвучной полярным лисицам. Немного опешив, Фармер хотел поинтересоваться, «А что, собственно, случилось», но кровавый взгляд детины заставил передумать – драться с утра пораньше категорически не хотелось.

Через полчаса, закончив с гигиеническими процедурами, соратники решили произвести разведку ныне ненаселённого пункта «Кувшиново» с целью установить численность и состав противостоящей стороны, а также изучить вопрос с автотехникой, остававшейся в подземном гараже Николаевского «Домика в деревне». Немного размыслив, Фармер пришёл к выводу, что скрытностью можно пренебречь и с видом победителя открыл створку мини-гаража, выкатывая на свет божий видавший виды «Буран». Ехать – не идти, и через полчаса лесного слалома выскочили на место вчерашней драки, дважды трупы собак лежали на своих местах, но один из них был неслабо погрызен, от деревни тянулась цепочка следов.

– Что, бросаем технику, идём пешком?, – вопросил курсант, – чтобы нас дольше не обнаружили?

– Ни в коем случае, ты, как моторический…

– Ну ты и сказал! Я, в лучшем случае, мотологический!

– Хорошо, мотологический, стрелок, должен понимать – кроме логики нужна ещё и мобильность, а пешком по целине мобильность не сильно высокая, – с авторитетным видом молвил Николай, и, не предупредив Альберта, крутанул ручку на себя до упора. Чудом удержавшись, курсант вновь выдал неподражаемую тираду. «Блин, надо будет попросить его записать, как он такое на ходу складывать умудряется?», отплёвываясь от комьев снега подумал Фармер.

Деревушка выглядела совсем неживой, проверять обоснованность этого не хотелось. Заложив дугу по полю, Николай погнал снегоход к своей усадьбе, что мрачно высилась над крышами домов. Визуальный осмотр оставлял немало простора для оптимизма – стёкла второго и третьего этажей были целы, мансардный этаж был немного побит, что неунывающий курсант предложил списать на метели-вьюги, первый этаж загораживал дом Петрэнко, местного крестьянина и, по-совместительству, зимнего сторожа усадьбы. В его лояльности сомневаться не приходилось, новенький УАЗ, выданный Николаем «для работы» и фиксированное возмещение ста литров бензина в месяц сделали бывшего колхозного механизатора чуть ли не барином в глазах односельчан, а зарплата в семь тысяч рублей в зимнее и пять тысяч в летнее время позволяли надеяться на ответственное отношение к делу. Иногда Петрэнко по просьбе Николая мотался по области в качестве курьера, отвозя те или иные поручения магазинным водителям, изредка отвозил немалые денежные суммы – и не брал ни копейки. Перед уходом в лес, Фармер сообщил о своём долгом отсутствии, пообещал выплачивать оговорённую сумму вовремя и премию по возвращении, нынче же настал черёд премию выдать, хоть и в достаточно неприглядной форме – Петрэнко без руки и с наполовину объеденной головой, прихрамывая брёл навстречу непонятному шуму. Что-то в его походке настораживало, на всякий случай Николай остановил «Буран» и взял ружьё в руки. Курсант удивлённо повторил его действия и тут Петрэнко взмыл в воздух. Два ствола грохнули синхронно в попытке достать размытый силуэт, Альберт добавил из второго ствола, но неудачно. Первыми выстрелами удалось сбить чудище с траектории и оно упало метрах в трёх от снегохода.

– Держи!, – заорал Фармер, левой рукой подавая ИЖ назад, правой перехватывая руль и выкручивая рукоятку до упора. Буран рванул вперёд, перед ударом в тушу зверюки ухо Николая оглушил раскат выстрела, бывший Петрэнко дёрнулся, заваливаясь вперёд и тяжёлая машина с хрустом подмяла того под лыжу. Не удержавшийся в седле курсант сильно ударил фармера по затылку своей каской, потом снегоход подпрыгнул, переваливая через останки сторожа и юный бородач, выписывая красивый кульбит, покинул мостик. В зеркале мелькнули ноги и пропали в снежной пыли. Эффектно развернув скакуна, Фармер спрыгнул на снег, выдёргивая из кобуры пистолет. Патрон был дослан, предохранитель снят, и Николай, взяв пушку по-киношному двумя руками, пошёл к месту происшествия. Маты, доносящиеся из сугроба абсолютно однозначно давали понять, что курсант жив и вполне здоров, возможно даже способен сам о себе позаботиться, нынче же следовало позаботиться о том, что раньше было Петрэнкой, а также попытаться понять, как это что-то умеет настолько стремительно двигаться и прыгать.

Вэточка Эл вздрогнул. Один из его датчиков дальнего обнаружения сработал, и даже успел навестись на цель. Только-только потянувшись к нему мыслью Предводитель наткнулся на пустоту – датчик был уничтожен.

К поверженному врагу подошли одновременно, Курсант держа оба ружья перед собой, Фармер по-индейски передвигался боком, держа «тушку на мушку», как любил выражаться московский друг Опенбах. Тело врага слегка подрагивало, но активности не проявляло. Альберт подошёл поближе, взял ружья в разные руки и по-пистолетному «жахнул» дуплетом в горб на пояснице Петрэнко. Чудище замерло, соратники утёрли пот.

– Что это было? То есть, это было Петрэнкой, но зачем оно так со мной?, – вопросил Николай.

– Это морф. Самый что ни на есть обычный морф, – сообщил курсант переворачивая тушу. – Только вот морда лица почему-то не изменилась, обычно в них от человека мало что остаётся. И мозг перемещается, что тут мы и наблюдаем отчётливо.

– Морф так морф, пойдём уже гараж смотреть, – неожиданно легко согласился выживальщик, перезаряжая полученное назад ружьё.

Два дома до гаража прошли молча, открывшаяся глазам картина разрушения подавляла. А наличие в небольшой деревеньке столь сильного хищника, как бывший Петрэнко, однозначно говорило об отсутствии какой либо жизни в округе. Подойдя к усадьбе соратники выстроились уступом, первым шёл Николай, курсант страховал. Входная дверь и окна первого этажа отсутствовали полностью, также были видны следы работы ломом – видимо, после начала разрушения мира селяне решили отомстить «барину» заочно. Но что-то им помешало, в голове внезапно появилась картинка с лежащим на полу тамбура Петрэнко, с пробитой ломом грудью. Осмотревшись по сторонам, Николай увидел в том же самом месте, что и на картинке в голове, круглое отверстие и бурые пятна крови вокруг. Заглянувший в котельную курсант подозвал Фармера тихим присвистом, оба сняли головные уборы – вывороченный с фундамента финский многотопливный котёл был буквально завален костяками людей, все черепа были разбиты тупым предметом, многие были просто раздавлены. Сторож оставался верен работодателю до конца. После страшной находки соратники осмотрели весь дом, по следам получалось, что разграбить его попросту не успели. Видимо, начавшейся мести помешал сторож, или же тяжеленный котёл потребовал усилия всех, в тот момент находившихся в доме людей. Таковых по следам насчиталось шестеро, остальные костяки морф скорее всего продолжал сносить к импровизированному алтарю, ставшему по воле случая обеденным столом чудовища. Осмотрев с чердака всю деревню, Фармер пришёл к выводу, что деревня пуста – все видимые глазу окна и двери были распахнуты, осколки стёкол вяло поблёскивали на солнце из-под начавшего таять снега. Гараж был нетронут, по всей видимости до него грабители просто не успели добраться. Жемчужина автоколлекции Николая – Газ «Вепрь» так и стоял кабиной к въезду, как и пять лет назад, когда только-только сошедший с конвейера автомобиль был приобретён в собственность и поставлен в подземный гараж. Спущенные колёса висели в воздухе – подставленные под раму бетонные стойки держали всю машину на весу, не давая рессорам просесть под тяжестью автомобиля. Силовой бампер и камуфляжный раскрас делали железяку неуловимо похожей на своего тёзку – лесного кабана.

Приведя авто в порядок и поменяв аккумуляторы, выживальщики зацепили лебёдку за специальный крюк возле ворот и сдёрнули многотонную махину с импровизированных свай. Гулкий стук и скрип рессор разрушили тишину, а взревевший через несколько минут двигатель поднял своим выхлопом налетевшую за пять лет пыль. Курсант, сразу после спуска авто на землю вышедший на улицу, восхищённо смотрел, как из серого облака сверкая фарами выбирается, словно диковинный зверь, их боевой конь. Правда, боевым его ещё только предстояло сделать. До темноты ещё оставалась пара часов и соратники решили устроить небольшой автопробег по окрестностям, и заодно немного обкатать грузовик после вынужденной стоянки. Снизив давление в шинах, Фармер направил машину в поле, дизель умиротворённо посвистывал турбиной, легкая качка и белая гладь за окном навевали мысли о море. Перед глазами снова возникла картинка.

Сухогруз, ощетинившийся стволами крупнокалиберных пулемётов огибает скалистый мыс, из-за мыса на большой скорости вылетают десятка два надувных жёлтых лодок, полуголые латиносы вскакивают на ноги и, ловко балансируя, пускают дымные стрелы гранатомётных выстрелов в сторону корабля. Шквал огня из автоматов поддерживает атакующих, на палубе сухогруза падают убитые и раненые. Повреждённый попаданием гранаты падает один из носовых кранов. Но вот оживает один из крупнокалиберных пулемётов на корме и цепочка водяных фонтанчиков перечёркивает курс пиратов. Тяжёлые пули рвут неосторожно попавших под выстрел людей на части, взрывается мотор одной из лодок. Шокированные нападающие поворачивают лодки вдоль волн, продолжая стрелять. Ещё пара лодок переворачивается от неосторожных действий рулевого, осмелевшая команда сухогруза, воспользовавшись паузой в стрельбе, разворачивает один из носовых пулемётов на цель. Еще через пару минут о нападении пиратов напоминают только жёлтые обрывки лодок и несколько качающихся на волнах голов, с полными ужаса глазами. Какой-то голос сообщил Фармеру: «Так перестала существовать команда Кровавой Доньи Избабеллы.»

– Тормози, ля! – вернул к реальности крик курсанта, покачивавшегося на месте штурмана. Николай поднял глаза – автомобиль стремительно приближался к овражку, тормозить было уже поздно. Крикнув «Держись» водитель переключился на вторую передачу и прибавил газу, одновременно выворачивая руль влево. Толщина снега не позволила заносу развиться до суперэффектного, но и того, который получился, хватило с лихвой – отброшенный силой инерции Курсант, в поисках точки опоры отставивший руку в сторону двери зацепил рукавом ручку и, сверкнув ботинками, скрылся за краем кабины. Машинально поправив курс, чтобы не переехать соратника задними колёсами, Фармер остановил автомобиль и подождал незадачливого каскадёра. Вернувшись в кабину Альберт попытался выругаться, но глядя в смеющиеся глаза Николая передумал и захохотал в голос. Выживальщик, недолго думая, присоединился, и, прохохотав так минут десять, двинулись дальше, но уже аккуратнее – угробить машину в первый же, даже не боевой, выезд категорически не хотелось. Периодически меняясь местами и вычертив колёсами несколько замысловатых фигур в снежных полях вокруг деревни, соратники вернулись к гаражу, где потратили полчаса времени на его закрывание и оставление сюрпризов нечаянным посетителям. Перед выездом к базе Фармер пересадил курсанта на «Буран», сам же пошёл торить дорогу, попутно поигравшись пониженной передачей. По пути «Вепрь» пару раз приходилось пускать задним ходом и искать объезд – плотно растущие деревья не всегда пропускали грузовик по габаритам, так и норовя смахнуть ветками новенькую «люстру» с крыши кабины. В итоге до базы добрались уже в темноте, кое-как припарковав авто под холмом и загнав «Буран» в стойло, друзья отправились ужинать.

Курсант держал кружку с чаем двумя руками, уперев локти в стол, на небритом лице проступала непонятная ему печаль. Николай расстелил на столе карту области и размышлял вслух о маршруте путешествия, Альберт же слушал расуждения Николая и плавал мыслями вокруг предстоящей поездки.

«Николаю легко рассуждать – он ничего не видел ещё, пара морфов не в счёт, это цветочки. А я-то уж насмотрелся за время путешествия из Москвы в никуда – не приведи господи! Транспорт меня радует конечно же, да и шефа бывшего найти шанс есть , если он жив ещё. Есть шанс, кто спорит. Только маленький очень. Оружия у нас серьёзного нет. От простых мертвяков отобьёмся, от морфов одиноких – тоже. А если они стаей нападут, как на тот автопоезд мародёрский под Люберцами? Народу полегло под сотню, не помогли ни пулемёты крупнокалиберные ни БТР – сожрали всех. Я тогда чудом уцелел, вместе с Доктором в замыкающей машине ехали и отстали немного, догнали колонну когда её морфозавры облепили уже. Доктор потом на полном серьёзе утверждал что морфы нас догнать не смогли по той причине что полегли от смеха, при виде моей полированной каски. Что же нам брать в дорогу? Будем мыслить логически, начнём с того что нам совершенно не нужно. Поросята нам в дороге нужны? Нет. Значит не берём. Строительные материалы – не нужны, тоже не берём, ну мебель понятно оставим… А всё остальное по хорошему надо брать с собой. Жаль не влезет. Может нам вообще ничего не брать? Кататься налегке, маршрут разведывать с каждым разом всё дальше? Или вот ещё вариант – отъезжаем на максимальное расстояние, из расчёта что бы за световой день можно было туда– обратно сгонять, там базу обустраиваем изучаем окрестности, контакты налаживаем если есть с кем. Сейчас так быстро меняется всё – сегодня здесь живут а завтра уже или уехали на новую базу либо к морфам на обед ушли. Возвращаясь к мысли – на базу постепенно перетягиваем запас ништяков, торим дорожку к следующей базе.. Что там Николай говорит? Прослушал, блин, увлёкся – а он кажется дело предлагает.»

– Да ты охренел, поросят не брать!? Кто их тут кормить будет, и куда мы вернёмся, в морфятник?, – возопил Николай.

Альберт понял, что говорил все свои мысли вслух. Его это не слишком сильно смутило, сделав невозмутимое лицо он уперся взглядом в возмущённый лик Николая и спокойно спросил:

– Ну, если ты скажешь что они у тебя стрелять умеют, или, предположим, дорогу безопасную разведывать – тогда берём, о чём речь. Ты кстати , на сторожевую службу их не натаскивал случаем? или всё обучение сводилось к тому, как правильно шашлыком стать?

– Как! Мы! Будем! Возвращаться!? Они же тут переморфируют нафик, и всё! Прощай, дом! – Николая буквально затрясло.

– Мы! Будем! Возвращаться! К замороженным тушкам вкусного мяса с простреленным черепом – передразнил Альберт хозяина схрона, в точности повторив его интонации – а ты как думал? Не знал, что прострел мозга творит чудеса? Так учись пока я жив, отшельник блин, подземный. Ты пойми – тот опыт что у тебя в прежней жизни был – он полезен, но не всегда – жизнь другая пошла, понимаешь? Нам теперь вместе держаться надо – и кто я буду если тебя от ошибок не устерегу? Я ж не просто так выжил – я ж логически всегда мыслю, потому и жив.

– Слышишь, олень опытный, с блестящей головой. Покажи-ка ты свой мешок заплечный, со всем необходимым для путешествия, – улыбаясь всеми зубами поинтересовался Фармер. – Или типа, бороду отрастил, так всё, взрослый стал? Сколько весит твоя торба?

– Видишь ли, я понимаю что сияние чистого разума может ослепить такую личность как ты – повелитель подземелий. Но дело в том что у меня в заплечном мешке всё что необходимо для пешего – слышишь?? я подчёркиваю – пешего петешествия. Ты лучше покажи мне куда поросят сажать собираешься, Диоген из средней полосы, блин. – Курсант опустил взгляд на мешок, запутывая и посильнее затягивая узел горловины

– Ты вопрос без ответа не оставляй, недорыба учебная. Или как там тебя, Полураков? – Николай привстал и скользящим шагом начал обходить стол по часовой стрелке. – Показывай своё необходимое, экзамен буду принимать

– За полурака можешь и ответить, гном-переросток. Ты, прежде чем экзамен принимать, скажи мне, что бы ты с собой взял в пеший маршрут. А потом сравним.. Нет, постой дай догадаюсь – ты бы начал с того что мешок цемента на плечи привязал, да? – Курсант поднял голову, чтобы взглянуть на Николая и увидел приближающийся к нему кулак. Свет померк.

Пришёл в себя от того, что кто-то проводил по его щеке чем то мокрым и тёплым. Неохотно открыв глаза Альберт увидел прямо перед собой страшную бородатую образину. Попытка перекатом уйти в сторону ни к чему хорошему не привела – образина исчезла, но перекат удался лишь на половину – курсант уткнулся носом в волосатую вонючую спину лежащей рядом свиньи. Кое как собравшись, он приподнялся на локтях и обнаружил себя в свином загоне, в окружении его жителей. Подняться на ноги мешала какая-то необъяснимая лёгкость в ногах, они никак не хотели выпрямляться, стены шатались из стороны в сторону, а изображение слегка раздваивалось. Перевалившись через заборчик, Альберт взял в руки стенку и начал своё движение к кухонному блоку. Путешествие выдалось не особо длительным, не больше часа, но весьма трудоёмким. Причина обнаружилась совершенно случайно – прислонившись спиной к стене курсант попытался опереть тяжёлую голову, но та провалилась в пустоту. К спине на верёвочных лямках был привешен мешок цемента.

– Ах ты ж, сука, если ты ещё и мешок мой вскрыл, убью на месте, – зарычал бородач, и, с трудом скинув мешок со спины, бросился в кухонный блок.

Фермер сидел у печки и отрезая осколком ножа по кусочку, ел большое зелёное яблоко.

– Ты как, жрать хочешь?, поинтересовался Николай. – Вон ведро, картошка там, почистишь на два приёма пищи и ставь вариться. Альберт, внезапно успокоился, окаменел лицом и чётко сказал:

– Николаша, как тебя там по отчеству? Мужик ты взрослый, пророчество опять же, так что я скидку на твоё одичание сделаю. Но знай – ты палку перегнул. Извинишься – забудем, если нет – то поровну на пророчество, или убивай или я тебя убью – такой расклад понятен?

– Ты, родной, берега не путай. Я тебя пустил в свой дом, ты же ведёшь себя хуже армянина, тот в гостях себя вести умеет, это дома они хозяева. Так что могу тебе предложить совершенно равноценный обмен – ты забираешь рюкзачок и выходишь наружу, я закрываю дверь и убираю давление в гидравлике. Ещё три года автономки ничего не изменят – еда у меня есть, ты уже познакомился. И про извинения забудь, я на тебя зла не держу – дорога у тебя была длинная, одичал небось. Если страшно ночью на улице – ночуй с едой, с рассветом пойдёшь. И там твоё пророчество тебя догонять начнёт. – Фармер отрезал кусок яблока, отправил его в рот и, прожевав, продолжил. – Если же хочешь со мной двигать – будь умницей и слушайся старшего, я как-никак с твоим папашкой ровесник, возможно даже по студенткам вместе бегали, когда он в твоём же мотологическом учился, с Опенбахом дружбу заводил. Подсказать можешь, права же качать – один раз уже попробовал, если умный – сделаешь выводы. Теперь я готов твоё решение выслушать

– Не будет у тебя автономки более…. Николай. – Громко задышал носом Альберт, теребя край бушлата. – Я ж тебе сказал, или так, или одному из нас помереть. Старших слушать я приучен – батяня воспитал правильно, только шуток таких даже от старших не потерплю – извинись, тогда старшинство твоё признаю – тут и спорить не о чем… Но только так. Ты ж знаешь – я сибиряк, просто так в сторону не уйду.

– Баран ты, а не сибиряк. Сибиряки в гостях старшему по возрасту не хамят, и уж тем более не угрожают хозяину смертью лютой. Так что…

– За хамство – прости… не со зла, признаю занесло немного, как узнал что ты о нынешней жизни ничего не знаешь. Здесь ты прав – мой промах, за это извинения приношу. Но от тебя того же жду, ты же старший, понять должен что с такой обиды партнёрство не начинают, – начал успокаиваться Курсант.

– Какой обиды? Обида была бы, коли я тебя на улицу в исподнем выгнал бы. А спать уложить – так ты и прошлой ночью туда же завалился, после чаю-то моего. Вот я и подумал, нравится тебе поближе к природе и перенёс по доброте. Сам логически помысли, если бы я тебя обидеть хотел, неужто связать бы позабыл? – Фармер удивлённо покивал головой, откладывая нож в сторону. – А мешок повесил – так то для сравнения веса моего рюкзака, и твоего. Как ответ на твой вопрос. Так что решил?

– Ты считаешь что вырубить гостя исподтишка и к свиньям кинуть – это не обида что ли? Я тебе удивляюсь, значит, я ради хохмы могу тебя в нокаут послать при случае и в хлеву спать уложить? Так что ли, это у нас милая шутка дружеская будет? Да? И ещё – про какой чай ты всё время толкуешь – понять не могу… У тебя крыша не едет случаем?

– Так ты что, не помнишь? Вчера, когда домой пришли, чай пили? – Удивлённо проговорил Фармер. – Тебе ещё аромат понравился, интересный, мол, запах. Тайгой, мол, пахнет.

– Не помню, – искренне удивился Альберт – кулак в лицо помню, чай-нет. Когда мы его выпить успели?

– Вчера, елки на палке, когда познакомились. Ты ещё с бункера моего «тащился», «Нифига себе потолки», говорил. Тоже не помнишь? – Снова показывая все зубы и передразнивая интонации курсанта спросил Николай. Альберт недоверчиво пялился на ухмыляющегося фермера подозревая подвох.

– Про потолки помню, потом ты меня кулаком оглушил – это, да, это было. Зачем руками-то в лицо лезть начал?

– А про Петрэнко помнишь? – проигнорировал вопрос бородача хозяин подземелья.

– Про Пэтренко помню, я ещё подумал, что классно мы с тобой сработались, обрадовался, даже – думал совсем подружились, а ты вон чего отмочил. Между друзьями такое не принято. – Никак не мог успокоиться курсант, его гордость была слишком уж уязвлена полученным ударом кулака. Видно было, что он бы и рад помириться, но не знает, как выйти из ситуации без урона для собственного достоинства.

– Петрэнко мы когда побили, вчера или сегодня? – начал догадываться Николай.

– Ну, эта, я же проснулся вот только что. Ну, значит, типа вчера, это если логику включить – замялся студент, морщась от запаха своей одежды.

– А вот мне отчего-то казалось, что сегодня, буквально часа три назад, и тебя не было за столом минут пятнадцать. – Вывалил козырь на стол выживальщик. – Я ещё подумал, может, ты жрать захотел, и потому спать не стал? Курсант ошалело помотал головой, а потом с тоской спросил:

– А чай? Его мы когда пили?

– И вчера, и сегодня. Погоди, я, кажется, начал понимать, это мой чай тебя с ног валит напрочь. Не могло же тебя от простой оплеухи так вырубить, до потери памяти? – Задумчиво почёсывая затылок произнёс Фармер. – Точно, ты ж вчера после чаю свиней смотреть пошёл, да так там и уснул. Альберт озадаченно посмотрел на Николая:

– Меня вообще вырубить непросто, то-то я удивился, когда ты меня одним ударом вырубил… Погоди… – он тяжело опустился на табурет и задумался. Потом поднял взгляд, полный тоски от загадочности нынешней жизни, и грустно произнёс:

– Я понимаю то, что я пока что ни хрена не понимаю, но хочу предложить следующее: во избежание проблем, давай уговоримся так – друг друга мы больше руками трогать не будем. Промеж собой не дерёмся, то есть. Хорошо? И со свиньями ночевать друг другу не позволяем… Как думаешь? И, пожалуй, чай твой я больше не буду пить…

– Договорились. Назначаю тебя заместителем командира по боевой части, возражения есть? – Выживальщик легонько хлопнул по столу ладонью, от удара лежащий на карте карандаш покатился в сторону бородача. – Не попрёмся же мы вдвоём, наверняка кто-нибудь ещё примкнёт.

Курсант повеселел, жизнь обретала определённость на глазах, подхватив падающий со стола карандаш и передавая его хозяину, произнёс: – Вот это мне наоборот нравится, так что – Никак нет! – и, изображая строевые манеры, Альберт вытянулся на стуле и смешно щёлкнул каблуками.

– А про свиней – ты зря так категорично. Насколько я понял из твоего рассказа, живые свиньи редкость, и в любом более-менее крепком хозяйстве мы пару свиней на патроны или даже на автомат завсегда сменять сумеем. – Пустился в объяснения Фармер. – Тем более, кузов у Вепря большой, много поместиться может, в том числе и свиньи с поросятами. В первом же городище сменяем на более нужное – ну не могу я так просто их убить, они ж почти как дети мне.

– Проблем не вижу на самом деле, во-первых, их можно вести не в кузове а в прицепе – сани-розвальни к примеру сделать и на них нагрузить, во-вторых, ты можешь в процессе не участвовать – если нужно будет я сам всё сделаю пока ты гулять будешь, останется только мясо на ледник загрузить. Если совсем уже никак, то действительно, в обменный фонд включим и все дела.

– В обменный, однозначно. Сани, конечно, сейчас уже поздновато, снег тает и весна вообще. А вот с прицепом – это ты хорошо придумал, был у меня прицеп от «Бычка», надо будет с утречка в город смотаться, разведать всё, да и прицеп попробовать выдернуть. Благо в центр лезть не придётся, на окраине всё. – Николай задумчиво повертел карту и сложил её обратно в стол. – А уж по результатам разведки и маршрут рассчитаем. Всё, отбой, завтра подъём до рассвета и день тяжёлый. Ещё и про оружие придумать что-нибудь надо – не дело это с дробью да в дальнюю дорогу.

– Отлично, тогда расскажи, где мне спать ложиться, – Пробормотал курсант, высматривая подозрительную трещинку на потолке, – я к свиньям больше не пойду, я говорил уже – они воняют противно. 22 марта 2015 года. Калужская область, лесной массив.

Камуфлированный фургон имени свирепого лесного кабана мерно рокотал дизелем по бездорожью, без особой натуги преодолевая сугробы и поваленные стволы деревьев. Сложившаяся за последние годы привычка избегать человеческого общества вела Фармера в обход открытых пространств, путь его грузовика пролегал через старую просеку в направлении города. Собственно, сам город ему не был особо нужен, его больше интересовал гараж при магазине стройматериалов, счастливым владельцем которого и являлся Жовтобрюх.

Попутчик, долговязый детина дальневосточной наружности, тарахтел без умолку, переводя разговор на разные темы и отводя его в сторону от содержимого собственного вещмешка. Левой рукой курсант крутил ручку настройки радиоприёмника, видимо ожидая поймать какую-либо радиостанцию, правая же судорожно сжимала горловину хранилища личных вещей и носимого боекомплекта. Интерес Николая к мешку был вызван явным нежеланием Альберта, даже, обсуждать наличие данного предмета, не говоря уже о демонстрации его содержимого, тем самым заставляя любопытство Фармера проявлять чудеса изобретательности с целью достижения результата. Собственно, что именно лежало в мешке – значения не имело, важен был сам процесс, а уж какое удовольствие получал Жовтобрюх от созерцания Полукарповой мимики, невозможно передать словами.

Сам город находился не так далеко от убежища Фармера, но дорогу к нему короткой назвать постеснялся бы даже самый заядлый джипер, по простой причине отсутствия той самой дороги. В нынешней, постапокалиптической, России, всё вернулось на круги своя – дороги исчезли, зато вернулись направления. И для преодоления участков естественных преград между пунктами А и Б грузовик Николая подходил как нельзя лучше. Будучи духовным наследником древнего ГАЗ-66, в народе прозванного «Шишигой», «Вепрь» взял от предка самое лучшее – немалый клиренс, систему изменения давления шин и как следствие, неслабую проходимость. Но на порядок более удобная кабина, мощный дизельный двигатель и совмещённый пространством с кабиной фургон делали данный автомобиль практически идеальным для покорения пространств постапокалипсиса. Этакий самоходный вагончик для путешествий по руинам старого мира. А имеющаяся в кузове печка системы «буржуйка» давала немалый запас автономности, помогая существенно экономить горючее в холодное время года. Минус – отсутствие кондиционера, но в наших широтах зачастую хватает и открытого настежь окна, не так уж и жарко летом.

Пока Альберт тарахтел о неопределённом, попеременно сбиваясь с анекдотов на истории своей недолгой курсантской жизни и обратно, выжывальщик размышлял над предстоящими переделками, или точнее сказать, доработками автомобиля – слишком заметный и незащищённый в базовой комплектации он не в полной мере удовлетворял текущих реалий. Термоизоляция кузова, конечно, имеется, но стандартная, заводская. А ежели утеплиться до арктических стандартов – то для поддержания постоянной температуры внутри хватит и обычного форточного кондиционера, да и некое подобие брони не помешает. Для бронирования Фармер предполагал использовать имеющиеся в наличии запасы нержавейки в листах, а для термоизоляции – пенополиуретан, баллоны с которым входили в ассортимент магазина. Если устроить некий бутерброд из данных компонентов, должна получиться вполне пулестойкая конструкция, способная удержать даже винтовочную пулю, естественно, не под прямым углом. Или, по крайней мере, существенно замедлив её, ослабить поражающие свойства. Правда, это приведёт к потере полезной грузоподъёмности автомобиля, но лучше уж так, чем лежать мёртвым у дороги.

– Слушай, мастер оратории, ты варить умеешь? – обратился к сидящему на месте штурмана носителю полированной каски Николай.

– Умею – пельмени, сосиски и гороховый суп, – практически без задержки ответил Альберт, – но мы ж вроде только что пожрали, чего ты вдруг о еде вспомнил?

– А ты сам вообще кроме еды о чём-нибудь думать можешь? – шевеля усами в улыбке, вопросил Фармер. – Я вообще-то имел в виду сварочные работы, а также малярные и прочие прикладные. Нам надо будет машину до ума довести, чтобы живыми доехать куда хотим.

– Я таскать могу, и думать логически, собственно, я мыслитель и воин – фактически идеал древнегреческий. Так что нагрузить меня перетаскиванием херни из угла в угол не получится, даже не надейся. – Парировал курсант, просунув руку в свой мешок и что-то там с лёгким стуком перебирая. – И изобретать немного умею. А сваривать – не умею, уж не обессудь.

– Тогда зачем ты мне? Если умеешь меньше, чем я, а жрёшь больше, не смотри что худой. – Продолжая веселиться, Николай не отрывался от дороги, лишь мельком бросая взгляд в сторону соратника. – Разве что по стрелковой части, но я и сам не совсем дурной, вот, ружьё сам пристрелять сумел.

– Ну-ка, ну-ка, расскажи, а то молчишь всю дорогу, а я до оружейных дел большой охотник, всё в свою копилку складываю, – Альберт выразительно и звонко постучал указательным пальцем по каске, – а про пристрелку ИЖаков вообще информация редкая, а потому – бесценная, особенно по нынешним временам.

– Да там рассказывать особо нечего, у меня полдня всего и ушло-то. Это ещё до всего было, проект только в мыслях был, место подбирал, для дома фундамент только заливать собирались. Купил я, значит, по-дешёвке ружьишко это, и патронов к нему штук шестьсот. Почитал инструкции всякие, научился заряжать, разряжать и немного стрелять. Ничего сложного, на первый взгляд. Да вот только стрелять-то научился, а попадать – нет. Почитал в интернете про это, поспрашивал, и узнал, что у меня прицел сбит, а точнее даже мушка. Вот и решил я его пристрелять, да так, чтобы не сбивалось уже никогда. Выбрал полянку в лесу, подальше от народу, приволок туда фанерку, я из неё в магазине лобзиком силуэт зайца выпилил, чтобы правдоподобнее было.

Отмерил 50 шагов, зарядил дробью и пальнул. Мимо, метрах в двух траву покосил, а зайца не зацепило даже. Смотрю, я значит на ружьё, и соображаю – его же нужно пристрелять, а как это сделать не пойму. Стал вспоминать, что слышал по этому поводу. А слышал я вот что – существует в гладкоствольных ружьях дульное сужение, которое за кучность осыпи отвечает. Ага, думаю, вот где собака порылась. Если это сужение подточить – можно кучность регулировать. Делов-то. Берём напильник, ружьё идём стрелять. Выстрелил, смотрю на осыпь – как то неровно легло. Не нравится. Взял напильник, шоркнул пару раз, стрельнул ещё. Вроде бы получше получилось. Ну, думаю, пошло дело. Целый день пристреливал, ствол чуть до мушки не спилил. Понятно, что технология начала века, как и сам гладкоствол, но, полагаю что-то более удобное для… – Фермер нахмурился, припоминая точный термин, потом удовлетворённо улыбнулся и закончил мысль.

– Для приведения оружия к нормальному бою. К идеалу не приблизился, конечно же, но результат был налицо. – Гордый своей сообразительностью Николай снисходительно глянул на Альберта. Брови его удивлённо скакнули вверх, поскольку Полукарп скрючился в уголочке и лишь вздрагивающие плечи позволяли предположить, что он либо плачет, либо беззвучно хохочет. – Эй! Эй, что с тобой? Ты чего?

– Да кто же так делает, ты же ружьё только попортил… Там же… Там же «чок» и «получок» сверловка была, скорее всего… – Зашёлся в хохоте курсант, хлопая себя по коленкам и делая круглые глаза. – Эти сверловки ствола и так кучность максимальную дают, если тебе надо было что-то получше, то с патронами экспериментировать надо было. Контейнеры приспособить, мукой или крахмалом пересыпать наконец. Ты же по интернетам лазил, не смог что ли отыскать, как это правильно делать?– В результате активной жестикуляции горловина мешка Альберта раскрылась и на пол с жалобным стоном посыпались блестящие предметы. Краем глаза, контролируя дорогу, Николай опознал в сияющих пластиком кирпичиках популярные «Айфоны». Не меньше семи штук, а учитывая судорожное движение касконосца – гораздо больше десяти, и, повинуясь рукам курсанта, эти самые больше десяти остались в мешке, не успев выпасть на пол подобно собратьям.

– Да ты, брат, мародёр со стажем, – настало время посмеяться и водителю, – ты из них что, бусы для туземцев сделать решил, или подпольный кинотеатр?

Курсант густо покраснел, после чего пошёл бурыми пятнами, похожими на камуфляжный рисунок. Самое то для разведчика, маскирующегося в куче свежеубранной с поля свёклы.

– А как его тогда к нормальному бою приводить? Я сколько не рассматривал, а так и не нашёл, – Фармер решил не перегибать палку и вернулся к обсуждению оружия. – Давай уж, проведи ликвидацию безграмотности, воспитай из меня бойца, ведь нам с тобой плечо к плечу пробиваться придётся. Вот у тебя ружьё как называется?

– А так и называется, ИЖ-43, такое же, как у тебя, только приклад самодельный и стволы более кучные. Штучная работа, батя подарил. – Курсант обрадовался предоставленной ему лазейки и взялся украдкой собирать рассыпанные сокровища. – Точнее, хотел подарить, на выпуск из училища. Но не успел, по причине отсутствия выпуска ввиду моего исключения и последующих известных событий. Если б не глобальный песец – восстановился бы, батя у меня генерал, связи на самом верху имеет. – Вот оно как, значит, штучное.

– А я своё в магазине купил, комиссионном. – Николай остановил грузовик перед поваленным, в полтора обхвата стволом. Задним ходом развернул автомобиль и двинул в объезд поверженного великана. – А патроны по разным спорттоварам покупал, даже не сам покупал, а Петрэнка мне покупал – у него и билет есть, он охотник завзятый был. И всё равно, больше ста за раз не продавали – у них какие-то там свои инструкции на этот счёт, отчётность, то да сё. Проблема целая, честному человеку патронами обзавестись. Так если хотел подарить – как оно у тебя-то оказалось, ты ж говорил, батя в тайге остался? -

– Ну да, в тайге и остался. Но он ружьё заранее привёз, чтобы не искать в последний момент, у Офенбаха в сейфе оставил. На день ВДВ как раз с оказией летел из Красноярска, с Шальгу вместе на самолёте МЧС, вот и прихватил с собой. Оно полгода меня дожидалось, я бы и не узнал, если бы мне Андрей не рассказал, перед смертью. Я же тебе рассказывал, как Андрей ко мне в первый день Большого Песца приехал?

Так вот, когда его клюнуло, когда он понял что смерти не избежать, он словоохотливым сделался. Ты с этим не сталкивался, Бог даст – не скоро и столкнёшься, но это частенько бывает. Люди перед смертью вроде как выговориться хотят – вроде как не успевают, но стремятся успеть что-то сделать. Особенно в таких случаях, как у Андрея сложился – с виду жив – здоров, но немного поцарапан, подумаешь. Струйка крови полузасохшей на черепе, только и всего, но сам человек понимает – жить осталось пара часов, в лучшем случае. Я тогда сам этого не понимал, и тот поток словесный, что из Андрея изливаться начал, меня даже напугал неслабо. Андрюха – он такой был… Весёлый, вечно с шуточками, подковырками. Не в этот раз. М-да… – Альберт замолчал, уставившись пустым взглядом на дорогу.

Немного погодя Николай не выдержал затянувшегося молчания и осторожно поинтересовался. – Дальше-то, что?

– А? – Альберт встряхнулся, мазнув недоумённым взглядом в сторону попутчика – Ты о чём?

– Ты начал говорить про то, как Андрей какой-то перед смертью тебе о ружье рассказывал. Тебя послушать – так ты прямо исповедник профессиональный. То тебе цыганки перед смертью говорят разные вещи, тайны всякие открывают. Теперь вот выясняется, что и Андрей какой-то тоже перед смертью исповедовался.

– Да не какой-то…– Полукарп вздохнул.– Товарищ у меня по работе был – отличный мужик, многому меня научил. И, такой… лёгкий что ли, сказать не могу – но с ним всегда как то легко было. На язык он был острый и обижался на него страшно, но всё равно – быть с ним в компании или делом одним заниматься, лучшего варианта не придумаешь.

– Понятно, а про ружьё он что сказал?

– Про ружьё… Да, про ружьё неактуально сейчас. Просто отец попросил СС найти мастера в Москве и тюнинг на горизонталку навести-сделать. Увидел где-то фотографии, вот ему и понравилось. Ложу поменять, ещё что-то там, я в детали так и не вник. Ну, вот Андрей и рассказал что отцовский ствол в Москве, адрес дал, квитанции там, ещё бумажки какие-то. В общем, чтобы я забрать смог.

– Забрал? – Николай сбросил газ, и машина пошла накатом по подтаявшей дороге. Полукарп отмахнулся:

– Долгая история, потом расскажу. За рассказом Альберта незаметно пролетел остаток дороги, и теперь соратники пересекали последний участок перед магазином, удачно расположенным на окраине города.

В центр, даже учитывая достаточно прохладную весну и прошедшие с момента катастрофы годы, соваться не хотелось категорически. Мало ли во что за три года могли откормиться удачливые морфы? А тут, среди складиков и оптовых магазинчиков, было вполне просторно и малолюдно даже до катастрофы, а уж теперь – так и вовсе тишина. Единственное, что внушало подозрения – так это свежие автомобильные следы, ведущие в сторону от дороги и теряющиеся среди редких деревьев.

– Значит, готовность номер один. За этим заводиком будет аккурат мой магазин, лишь бы цел остался. Хотя, по такой погоде и прочим мероприятиям, кому нужны гипсокартоны и жидкие гвозди, зомби-молдаванам? – Николай попытался выдавить из себя улыбку, но испарина и дрожащий голос выдавали внутренний нервоз, возможно даже страх. – Короче, возле ворот ты высаживаешься, впускаешь меня, закрываешь и тут же через заднюю дверь входишь. Заранее её открой, я подстрахую.

– Понял, не боись, кого тут бояться-то? Или у тебя тут подпольный цех был? – Альберт подхватил исходящие от Фармера волны и флюиды, но с присущей молодости стремительностью преодолел их. – Ружья зарядить, кАбуры открыть. Ногу с газа не снимать, тормози ручником и сцеплением. Чтобы если что – рвануть вперёд сразу, без промедления. При первом же выстреле полный газ, обо мне не беспокойся, я, как только ворота открою – на землю брошусь, надо мной проедешь.

– Вот и ладно, начнём понемногу, – Жовтобрюх остановил машину перед воротами, дослал в «Орла» патрон и положил его на сиденье, под правое бедро. – Давай, вроде в глубине нет никого, что прямо за воротами – не видно. Может, через верх выйдешь, глянешь?

– Согласный, отличный вариант. Ворота внутрь? – Увидев кивок в ответ, Полукарп переместился в фургон и, откинув лестницу, споро выбрался на крышу через люк. – Вплотную давай. Люк закрылся, фармер упёрся бампером в ворота, немного прогнув створки внутрь. Через мгновение перед ним свесились ноги и курсант, держа направление движения на прицеле, подошёл к краю капота. После чего закинул ружьё за спину, показал три пальца, видимо в попытке обозначить время, и спрыгнул во двор. Секундная стрелка на циферблате часов медленно перещёлкивала деления, Николай как завороженный следил за ней, успевая бросить взгляд на ворота в паузах её движения.

Сорок секунд, никакого движения, Фармер даже приоткрыл окно, чтобы услышать крик о помощи, или какой другой знак, но лишь мерное тарахтение дизеля, с лёгким подсвистом турбины, заглушали звуки из-за ворот и через полсекунды эхом возвращались в кабину, отразившись от корпуса завода. Назначения завода Николай не знал – к моменту его появления в городе какое-либо движение за бетонным забором давно прекратилось, пустые окна таращились тёмными пятнами, а на крыше одного из корпусов проросла берёзка.

Молодёжь пару раз пыталась устроить на развалинах наследия могучей страны пейнтбольный полигон, но что-то у них не срослось, и завод так и стоял нелюдимым анклавом, прикрывая леса и поля от людской суеты. Внезапно, в одном из окон мёртвого строения что-то блеснуло, Жовтобрюх повинуясь струйке пота, сбегающей между лопаток, принажал педаль газа, и легонько бикнул сигналом. Словно услышав его просьбу, ворота начали потихоньку открываться, движение в оконном проёме повторилось, и Николай тут же начал плавно отпускать сцепление, и, одновременно со всей дури надавил на кнопку сигнала. Оставалась надежда, что за те полторы секунды, что он будет распахивать ворота бампером, Альберт успеет догадаться и броситься на землю, или, в крайнем случае, уцепиться за «кенгурятник», чтобы грузовик вынес его из зоны поражения. Так и получилось, лишь сигнал умолк, на матовой трубе появились две руки в перчатках и Фармер, бросив сцепление, вдавил акселератор до упора. Дизель, свистя раскручивающейся турбиной, взвыл и бросил многотонную машину вперёд.

Ворота, отлетев от толчка, качнулись, ударились об забор и закрылись за спиной. Николай выкрутил руль, подставляя окну заднюю часть грузовика и, неуклюже виляя, двинул к своему складу. Через приоткрытое окно в кабину ворвался сдвоенный хлопок выстрела, однако пули, видимо, прошли совсем мимо. Через пяток секунд что-то стукнуло по крыше фургона, словно пустой пластиковой бутылкой треснули. Через секунду ещё две пули попали в подставленный борт, осыпавшееся боковое стекло грустно зазвенело по металлическому полу. Метрах в двадцати от склада снова выставив машину задним бортом к стрелкам, Фармер крикнул, «Прыгай, прикрываю», после чего выкрутил руль вправо и с буксом сорвал грузовик с места. Поймав крышей ещё одну пулю, автомобиль остановился, почти уперевшись в забор. Двигатель, фыркнув напоследок, затих, повинуясь руке водителя, и Николай покинул кабину. Альберт уже сидел, прислонившись спиной к переднему колесу, и натягивал на свою любимую блестящую каску оторванный капюшон от маскхалата, предусмотрительно надетый по дороге сюда. Попав в родную для себя стихию, курсант словно преобразился, как будто бы даже став коренастее и ниже ростом, как крепкий волкодав. В глазах хищно мерцали огоньки, вещмешок перекочевал обратно в салон, неразборчивая сначала речь постепенно обретала смысл. – … двое, не больше. Скорее всего, просто разведчики, не мародёры. Те бы обложили по полной и ударили в самый удачный момент. А эти молодые, надо брать. Мысля логически, один стреляет, другой подходит. В меня не стреляли, значит, не видели. Или прозевали, а потом я был скрыт. Двадцать пять. – Полукарп поднял голову, увидев непонимающий взгляд Николая, улыбнулся и добавил. – Двадцать шесть. На сорок два я рывком к углу забора, там перехвачу нашего снайпера. Второй сидит там же, но он стреляет плохо совсем. Твоя задача его подавить. Для этого ты попеременно из своего и моего ружей стреляешь в направлении воон того окна. Тридцать четыре. Не высовывайся, пуля – она, как известно, дура. Прилетит и не спросит. Всё.

Жовтобрюх только успел кивнуть, как Альберт сорвался с места, проскочил между капотом машины и забором и, петляя как заяц, понёсся вдоль бетонных плит к какой-то известной для себя точке. Со звоном поймало пулю зеркало на обратной стороне машины, Николай вспомнил о его боевой позиции и схватил ружьё. Через затёненное стекло фургона цель была не видна, но тем даже лучше – если ты видишь врага, значит, и враг может тебя увидеть. Приложив приклад к плечу, и слегка высунув ствол из-за заднего борта, Фармер выстрелил в нужном направлении, и, едва не бросив ружьё, рванулся к передней двери. Схватил Альбертовского ИЖака и, не целясь, жахнул примерно в ту же сторону, после прислонил оружие к колесу и, упав на землю, увидел, как напарник, успешно прикрываясь от стрелка забором, подобрался к углу и замер. Через секунду выпрыгнул вперёд, и спрыгнувший с забора нападающий покатился кубарем, мелькая синей курткой по местами покрытому бурыми пятнами снегу. Курсант подскочил к нему, ударил рукояткой пистолета в район затылка, добавил в пах с ноги, да так, что у наблюдавшего этот удар Николая невольно коленки свело и, двинулся дальше вдоль забора, рывками, словно изображение на рваной киноплёнке прянет вперёд, семеня ногами и проплывёт над землёй, неся плечи неподвижными, затем замрёт на мгновение, крутанёт головой из стороны в сторону и дальше.

Николай поймал себя на мысли о том, что благодарит неведомо кого за обстоятельства первой встречи с Полукарпом. Глядя сейчас на него со стороны, он был абсолютно уверен, что противостоять бывшему вояке в открытом бою не сможет, по крайней мере, на данном этапе. Мысленно сделав отметку в планах касательно повышения уровня индивидуального боевого мастерства, Николай принялся выполнять заветы Полукарпа по подавлению противника. Тем временем Альберт достиг угла забора и, на мгновение замерев, лёгким движением перевалил его, только ноги мелькнули. Оконный стрелок замолчал, опасаясь, что тот заметил курсанта, Фармер высунулся целиком из-за корпуса «Вепря», тщательно выцеливая окно. Вспышка в соседнем с целью проёме и просвистевшая над головой пуля сообщили об опрометчивости данного поступка. Выстрелив в ответ, Николай спрятался за колесо и принялся перезаряжать трудягу – ИЖака.

Тем временем Альберт шустро переместился за забором на траверз фабричного корпуса. Во время движения он не переставал крутить головой на все 360 градусов и прислушиваться, подозревая подвох со стороны нападающих, но – всё было спокойно, если не считать размеренной перестрелки фермера с неизвестным стрелком. Найдя дыру в сочленениях плит составляющих забор, Полукарп осторожно осмотрел доступное взгляду пространство, но ничего подозрительного не обнаружил. Шальное предвкушение удачи накрыло его с головы до ног, заставляя радостно заколотиться сердце. Усмирить разгулявшиеся чувства оказалось непросто. «Не говори гоп…», как водится. Что там впереди – неизвестно.

Очередной прыжок на забор, подтянуться, навалиться грудью, сместиться вперёд, ноги одним махом на другую сторону и вот глухой слитный удар подошв о землю венчает очередной этап боя. Теперь броском – к зданию. Снег словно держит ноги мешая бежать, не даёт развить скорость. Для бегущего в ожидании обстрела – мгновения растягиваются в вечность, для постороннего – шустро бегущий, как снежный таракан, Полукарп мгновенно добрался до коробки заводского корпуса и прильнул к стене, дыша как загнанный. Каска сбилась набок, и бывший курсант привычным движением вернул её на место, попутно смахнув с лица выступившую испарину. Уняв бурное дыхание, Альберт двинулся к углу, намереваясь обойти стрелка с тыла, и показать ему, где раки нынче зимуют. Выглянув за угол, диверсант обнаружил серую в пятнах «Буханку», по всей видимости, и привёзшую сюда нападавших. Приблизиться к ней тихим бегом, держа водительскую дверь на прицеле, заняло секунд пятнадцать, осмотр ничего подозрительного не выявил, но отсутствие следов вокруг автомобиля несколько обескуражило. «Не по воздуху же они выходили?» – Мельком подумал курсант и взобрался на крышу машины, после чего обнаружил почти незаметный отпечаток мокрой ладони чуть ниже окна, под которым и остановилось транспортное средство.

Прыжок, подтягивание, беглый осмотр, и вот он уже внутри, дальше лестница, отличный осколок бетона, как раз по руке и вот уже спина незадачливого стрелка. Поглощённый своим занятием тёмный силуэт что-то матерно бормотал и уговаривал Николая высунуться ещё разок, для получения горячего подарка. Полукарп радостно ухмыльнулся и, подкинув обломок в руке, прицельно бросил его в спину жертве. Вялая снайперская дуэль продолжилась ровно девяносто четыре счёта, после чего со стороны заводского корпуса послышался вопль «Банзай» и удивлённо выглянувший над капотом выживальщик успел увидеть летящую из окна тёмную фигуру. После чего в проёме окна показался напарник и жестами указал на необходимость обездвиживания второго из нападавших, стонущим мешком лежащего на краю сектора.

01.08.2012 Богородицк Пивзавод Марий Эль. 9.15 утра.

– Ну и зачем мы здесь? – Сидя на штурманском месте недавно переделанного «Козла», спросила Валька. – На кой нам твой пивзавод сдался? Пива уже не производят, срок годности, наверное, тоже вышел ?

– Зачем, зачем. – Я пристально всматривался в пространство улицы, сквозь новый сеточный бронещиток ветрового стекла. – Во-первых, нам нужно топливо, раз. Во-вторых, у меня там в компьютере недостающая часть формулы этого топлива, ага! В-третьих, оттуда мы возьмем кеги, а еще там разная химия есть. Заводик-то, не только пивом занимался.

– Ты работал на пивзаводе? – Вдруг спросил Миша. Но в ответ получил подзатыльник от своего брата.

– Хорош выделываться! Типа не знал. – Боря не сдерживался, видимо ситуация нервировала.

Мы проехали через город, где весной еще хозяйничала банда «Серые Кулаки». Мы с ними столкнулись первый раз при захвате «Днепра», и уже тогда стало страшно. Потом при мы с ними схлестнулись немного, когда за топливом поехали, еле ушли. Но ушли красиво. Они тогда потеряли одного своего важного человека, как мне показалось. Собственно, это был мой первый. После этого меня колотило как при лихорадке, одно дело зомби или морф какой, но человек… Я никогда не думал даже, что вот так вот получиться может. Одно дело в интернете или в играх, а другое в реальной жизни. Осмысление сделанному пришло не сразу, а позднее, накатило как корыто с помоями. И вроде бы понимаешь, что все правильно сделал, либо он, либо я, но ощущение неправильности, вбиваемое в мозг годами жизни в нормальном обществе. Но, по-другому было нельзя, та банда была, мягко говоря, странной. Вероятно, на почве наступившего апокалипсиса у них массово протекла крыша, и они объявили себя последним оплотом человеческой жизни, установив у себя порядки подобные сектантским. Если первый отряд был еще нормальным, просто бандит на мародерке, то другой отряд, с которым мы схлестнулись во второй заход, был уже с отфильтрованными мозгами. Вроде бы те же самые бандиты, но уже религиозно подкованные. На вылазки ходили не только боевые группы, но и их проповедники. Почему я так решил? Да потому, что нормальный бандит, каким бы он ни был отморозком, такие зверства непотребные чинить не будет. Ограбит, может убьет, но что бы вниз головой, с распоротым желудком и прочими садистскими проявлениями, вешать своих жертв не станет. Да и слушать нелепые и бессвязные речи так называемых проповедников тоже. А эти стали.

Теперь их видно не было, ни одного следа их пребывания в городе, кроме немного прибавившегося количества крестов с дергающимися зомби, правда, легче от этого нам не стало. Ощущение присутствия этих непонятных товарищей в городе никуда не делось, словно кто-то следит, но так, незаметно. Как будто какой-нибудь кот, что наблюдает за ничего не подозревающей мышкой.

Я качнул головой, отгоняя странные мысли и пытаясь сосредоточиться на деле. Улица вдоль забора пивзавода была пустой, ни души, ни мертвой, ни уж тем более живой. Лишь ветер из стороны в сторону носил обрывки газет, пакетов и прочего мусора. Да и стоящая неподалеку от ворот шестерка привлекала внимание. «Шаха» стояла, уткнувшись носом в кусты, у забора, причем видимо она заехала туда еще в марте, и на сугроб. А потом сугроб растаял, а машина осталась. Передний левый бок был немного задран вверх, вследствие стояния на кусте, а в машине явно сидел зомби. Твою мать! По мне пробежали мурашки, а волосы на затылке зашевелились. Я это уже видел… Но где и когда? Я сглотнул. Точно. Вот буквально недавно, в душе, это же видение про Владика Петрянку или как там его. Ля, что за вещие сны, чудеса происходят? Пора прекращать думать, надо начинать действие, а то в голову и не такое приплывет.

Я переключился с нейтральной на первую, и медленно начал двигаться к воротам завода. По плану мы поступали так. Я подкатываю к воротам всаживаю братьев, они осматривают местность и по необходимости зачищают, а я сам с Валькой остаюсь в «Козле», потом разворачиваю машину, и задом загоняю ее во двор завода. После, убедившись, что все порядке, мы выходим из машины и двигаемся в сторону завода. Точнее ко второму цеху. Весь завод представлял собой комплекс из семи зданий, причем два из них дореволюционной постройки. Сама схема пивзавода была простой. Ближе к южному углу была проходная с воротами, которые были подозрительно открыты, дальше если от проходной идти, то в середине будут дореволюционные здания, администрация и первый цех завода. Вот из-за них мы раньше, до кризиса, назывались «Дворянские гнезда», завод-то основан в 1876 году бароном Кериусом Нидергудерианом, и выпускал тогда пиво «Венское», потом уже, после революции, завод переименовали в Главпивтрест, а в девяносто третьем, после приватизации в ЗАО «Дворянские гнезда». И вот наступил две тысячи восьмой кризисный год. «Гнезда» обанкротились и были выкуплены каким-то олигархом из Марий Эл, он то нас и переименовал опять, на это раз В «Марий Эль». Но нам в эти здания не надо, нам нужно будет обойти центральные здания по южной стороне и свернуть направо, потом вдоль стены ко второму цеху, где было все производство, там моя лаборатория. Точнее не только лаборатория , там еще медицинский пункт есть, там разливной цех есть, там вообще сама пивоварня находится. Слева от цеха склад готовой продукции , а у северной стены есть склад селитры и еще кое-какой химии, левое производство удобрений из аммиака и селитры в общем. Вот и ворота рядом, пришло время ЦэУ и разбора оружия.

– Значит так, слушаем сюда! – я притормозил «Козла» прямо перед поворотом к воротам и начал давать указания. – Сначала для всех, короче, я про оружие, эта, типа, тама, опа. – я шумно выдохнул пытаясь побороть волнение.– Фух. Значит, берем стволы, но их сразу не используем, попробуем пройти как можно дальше без шума. Итак, Чук, ты берешь моргенштерн и «укорот», Гек, не зевай, сука…

– Кто, я? – засуетился один из братьев.

– Короче, берешь ППШ и топор, понял? – я поднес к его носу кулак. – Валь, тебе достается арбалет и СВТ. Так, теперь о движении, план завода я вам показывал, куда идти знаете, повторять не буду. Идем таким образом, я спереди по центру, Чук, ты в трех шагах сзади и справа, Гек, тоже самое, но слева. Валя, ты сзади. Всем все ясно!

– Да! – в один голос повторила команда.

– Ну тогда не мандражуем, все пучком будет, ага! – Я закончил инструктаж, и двинул «Козла» вперед, к воротам. Доехав до ворот. братья открыли двери и молча десантировались, как из БТР-80, то есть с боков. Интересно было наблюдать, как они расходятся по местам, вроде ничего особенного, пока шли, Боря почесал зад и перестал, ну что такого? Но что-то смутило, сразу не понял что, а теперь, через минуту понял – он чесал левый ягодицепс, но рука была правая. Притом, с правой стороны виднелся моргенштерн, придерживаемый правой же рукой. После чего чешущая рука покинула своё место, легонько прихлопнув по карману. Однако, братья продолжали меня удивлять, с каждым разом всё крепче. Но да ладно, после вылазки побеседуем об их моральных качествах.

Я вывернул руль влево, повернул и проехал несколько метров вперед, затем начал сдавать назад, за это время братья уже подбежали к воротам и заняли свои позиции. Зомби пока не показались. Медленно закатившись на территорию пивоварни, я заглушил «Козла» и собрался выходить, но меня остановила Валька.

– Киря, – она ласково позвала меня и протянула что-то. – Вот возьми. Это тебе.

– Что это? – Спросил я, принимая ее подарок.

– Сам посмотри. – И тут она поцеловала меня.

– Ну ладно Валь, пошли. – я с трудом оторвался от поцелуя, и положил подарок в карман, ее кулон кстати. – Ни пуха!

– К черту! – Она приготовилась к выходу из машины.

В тишине внутреннего двора пивоварни прошелестел ветерок, поднимая бумагу, пластиковые пакеты, нанесенные сюда за все это время. Тишина, только ветер и все. Нет ни зомби, ни людей, ничего нет.

Серебряная пуля пролезла тихо в ствол, Дрожащий рот отправил в желудок валидол, И ветер неспокойно шевелит старый лист И подвывает в сумерках, как немощный баптист.

10:37

Группа выдвинулась мимо проходной именно в том построении, как я и планировал. Короткими перебежками на полу согнутых ногах, не забывая посматривать по сторонам, мы добрались до поворота на парковку к администрации. И уже перед парковкой порыв ветра обдал нас пылью, да так удачно, что пришлось затормозить наше продвижение ко второму цеху. Пока мы стояли и пытались проморгаться, нам на встречу вышла делегация работников завода. Немного зомби, штук пять или шесть, прямиком из административного корпуса. Твою ж мать! Интересно, это все, кто там был или еще есть? С такими мыслями я присел на колено, шепотом подал сигнал всем «Замри». И вот когда мертвяки приблизились к нам где-то метров на двадцать – тридцать, Валя тихонько вздохнула… И я услышал лишь только звук от тетивы и едва различимый свист болта.

– Минус один! – прошептала Валя, и опять задержав дыхание, как я её учил, перевела прицел на другую цель.

– Прикрывай нас! – Негромко сказал я.– Хоботы, за мной!!!

Перехватив годендаг, я помчался навстречу зомби. Стиснув зубы, и со злобной гримасой я бежал на врага, бежал, стараясь не издавать лишних звуков, ни топота и ни звона. Бесшумный бег у меня не получался, но в сравнении с братьями, я был просто быстро крадущимся тигром. Одинаковые бежали как стадо слонов на водопой, распугивая своим видом и звуком всю округу. Не добегая до первого зомби, я сбавил скорость и расслабил все тело в пояснице, присел немного, стряхнув на-пряжение с рук и ног, опустив плечи, с легким притопыванием стал включаться в атаку. Рывком послал годендаг в голову мертвяка, и услышав хруст кости в переносице, наклонив корпус, дернул оружие обратно. В легком поклоне, энергично переступая ногами в направлении вынужден-ного движения тела, удерживая себя от падения, я продолжил удар, в котором, годендаг, как невесомый, отправился в голову следующего зомби. Ошметки содержимого головы зомби полетели по направлению движения оружия. Годендаг продолжил свой сокрушающий полет до головы третьего зомби, двигающегося с боку, и оторвал голову мертвяку. Над плечом просвистела стрела, и от такой неожиданности и слишком резкого последнего движения я упал.

Во время схватки, краем глаза, отметил, что одинаковые решили с ходу в ломиться в бой, где, не разбирая, что и как, размозжили «своим» зомби голову. И плевать они хотели на рукопашные стили вместе с боевыми искусствами Востока.

– Киря! – Вскрикнула Валька, увидев то, что я упал. – Я не хотела, Киря, прости!

– Нормально все! – Я махнул рукой в ответ, мол, тишина должна быть. Кричать не надо. Я встал, отряхнулся, подобрал свой годендаг, и посмотрел на братьев.

– Надо дверь там закрыть, как нибудь. – Боря указал на дверь в администрацию.

– Чем? И как? – Я вопросительно дернул головой. – Там все, что можно и не можно разбито, к собачьим! Так что ходу! Швыдче, хоботы!

Мы продолжили свой путь в производственный цех, к заветной лаборатории. Наше продвижение пока шло в том же порядке, как и планировалось, никаких метаморфоз в построении не произошло. Пробежав примерно шестьдесят метров от парковки с мертвыми, мы добрались до поворота на грузовую площадку и угол первого цеха. Там я немного притормозил, и почувствовал легкий тычок в области ягодиц.

– Валь, аккуратнее! Всем тихо! – Шепотом я сказал всем. – Сейчас я всунусь за угол и посмотрю как там обстановка. Как поняли?

– Ага, поняли! – Чук кивнул головой.

– Что-то мне не нравится, что в администрации были зомби. Боюсь, в цехах тоже есть мертвечина. – Прошептал я, высовываясь за угол.

Тихо, медленно моя голова вылезала из-за угла. Твою мать! То, что я том увидел, мне не понравилось, совсем не понравилось. Ёшкин кот, да там половина дневной смены. Что делать.

– Так слушаем меня внимательно. – Я повернулся к своей команде. – Там половина завода гуляет, пока они нас не слышали, но через них идти опасно. Предлагаю так: вот там у нас склад, так называемых опытных образцов пива. Мы спрячемся в нем и обсудим план действий спокойно, и потом уже продолжим движение. Ну… Что стоим, пошли! Ходу ребята, ходу.

И полная луна как будто заблудилась в тучах, Кого-то кто-то мучил, а может и сучил, И колокол пробил в темноте 12 раз, И только звук потусторонний вновь доносится до нас.

11:32

– Что делать будем? – спросил Чук, сидя на стуле и рассматривая образцы пива.

– Я не знаю. Сейчас чего-нибудь придумаем. – Ответил я. – Надо ещё немного понаблюдать за ними, осмотреться чутка.

Пока моя команда осматривала помещение склада опытных образцов, я подошел к окну понаблюдать за бродячим мертвецами. Более тщательное наблюдение показало, что зомби во дворе это не только работники пивоварни, это еще и случайные жители окрестностей. Наблюдение радости не прибавило. Если количество работников во время смены еще как-то позволяло прорваться к моей лаборатории, то прибавка в виде пришлых мертвяков сводила возможность быстрого прорыва к нулю. Придется рожать новый план прямо сейчас. Так, так, так. Что делать? И самое главное как? Устраивать военно-полевой совет? Ну его, куда подальше. Еще не хватало демократию разводить.

«А что если? Хотя нет, не получится. А почему не получится? А хрен его знает! Не получится вот и все! Это не ответ! Аргументируй». Одна половина мозга яростно спорила с другой, при этом мысли не успевали четко сформироваться: «Хотя…» Что-то насторожило меня в поведении мертвечины, но только что именно – я понять пока не мог. Продолжив вглядываться в окно, я мысленно отмечал странные движения зомби. Несмотря на шаткость и неуклюжесть их походок, какой-то смысл в движениях был. «Идиот! Точно! Ну конечно, как я не догадался. Они пытаются погрузить продукцию в несуществующий грузовик». Я обрадовался, словно это могло мне помочь, но, к сожалению, от понимания действий зомби план не родился. Пришлось оторваться от просмотра действий.

– Так! Команда! Слушай меня, ага?! – Я обратился к праздно сидевшим хобботам и Вальке.– Давайте планировать проход в лабораторию вместе!

– Что у командира кончились светлые мысли?– Съязвил Гек. – Или как?

– Заткнись лучше. – Сквозь брови я послал на него весь свой гнев. – Просто когда все пытаются родить умную мысль, мне легче планировать. Ну что идеи как дальше быть есть?

– Нет, нету. – Вся команда промычала хором.

– Херово вам! – Я обрадовался. – Вы хочите песен? Их есть у меня! Значит так. Сейчас Чук и Гек занимают мест у угловых окон…

– Киря! – Перебила меня Валька, показав на коробку почти на верхушке ровного ряда полок, под потолком. – А можешь мне вон, то пиво достать?

Блин, ну что с ней происходит последнее время? То ни с того, ни с сего настроение испортится, то спрошу какое число, скажет, что ничего не отмечает в календаре, то она мне что-то пытается сказать, но никак не скажет. А теперь вот пиво. Блин, да о каком пиво сейчас вообще может идти речь?!

– Тебе его прямо сейчас надо? – Я приостановил поток своих умных мыслей. – До потом не потерпит?

– Нет, не потерпит, я сейчас хочу! – Она несколько картинно, но вполне правдиво, топнула ножкой. Твою мать! Вот только сейчас мне капризов её не хватало, и ведь если не сделать, то много шуму будет, это совершенно точно не то, что нужно в данный момент.

– Ладно, погоди. – Я досчитал до одиннадцати про себя, выдохнул. – Сейчас все будет.

Забив на объяснение плана, я поставил к полкам стул и полез вверх. Стул предательски заскрипел под моим весом, словно говоря «лучше не надо!». Да по хрену, буду я еще всякие скрипучие стулья слушать, мне вон тянуться еще на цыпочках надо, да и по полке шариться, чтоб эту коробку достать. Перебрался на стеллаж, начал аккуратно взбираться ещё выше, словно по лестнице. И вот когда я почти дотянулся до вожделенной коробки, Валя заявила:

– Знаешь, не надо. Я тут подумала, какое пиво в бою. Нет, лучше не надо. Расхотелось.

– Ты, дорогая моя, охренела совсем. – Я резко убрал руки с полки, неосторожно утянув следом облако пыли, – ты уж определись.

От такого количества пыли Мише стало совсем весело, он, ничуть не таясь, вознамерился чихнуть. И все бы ничего, но чихал он весьма оригинально. Как мы в детстве изображали чих, с этим смешным началом в виде «А-а-а-а» и последующего «Пчхи». С детства прошло достаточно много времени, но Чук своим повадкам не изменил, и за прошедшие годы отточил своё мастерство практически до предела, а в сочетании с его басом сей предел оказался подобен самолёту. Ну и стоял он, ко всему прочему, за моей спиной. Боря, увидев, какое действие собирается произвести его брат, кинулся останавливать его чих, но поняв, что не успевает, прыгнул. И всё равно не успел – Миша таки чихнул, да так громко, что я вздрогнул. Табуретка, на которую я уже практически перенёс вес тела, не выдержала этого движения, издала последний скрип и развалилась на части. Чтобы не упасть на пол, я схватился за полку, но тут Боря ударился головой об стену. В результате от этой мини-сейсмоактивности, полка сломалась и упала, вместе мной. Следом за полкой посыпались коробки, до сего момента успешно скрывающие экспериментальные образцы пива долгого хранения. Звон и грохот поднялся невообразимый, все зомби, стоящие во дворе, прервали свою погрузку невидимой фуры и начали озираться в поисках источника шума. Вервольфы затаились в таинственных кустах, В холодной темноте нас пронизывает страх, Здесь воздух ненормален, здесь воздух как свинец, И мерзостные твари в темноте шныряют бесконечно.

11:33

Миша, обрадованный клубами поднятой пыли, чихнул ещё раз, и ещё, после чего удовлетворённо, словно выполнив норматив, хмыкнул. Вся толпа зомби обернулась и двинулась в сторону нашего временного наблюдательного пункта. Медленно, волоча своими ногами, но верно и упорно. Нехорошо это, надо срочно что-то делать. Причём, чем срочнее, тем лучше. Однако мозг, вдруг прояснился и попрощался с последними обитавшими там мыслями.

– Что теперь будем делать? – Спросила Валя. – Мне столько пива не надо, а убирать его долго.

– Хер его знает, товарищ майор. – Ответил я. – Собака след не берет.

Страшно напрягает старинный темный лес, Полную луну оседлал лукавый бес, И злая церковь светится мистическим огнем, На куполах ее темнеет перевернутый крест.

11:48

Молчание повисло на складе. Каждый присутствующий прекрасно понимал, что поход в сторону задницы закончился, теперь нас ожидала быстрая клизма и медленное усваивание клетками стенок окончания пищеварительного тракта жизни. Несколько десятков мертвецов могли перекрыть выход из склада в считанные секунды, выход-то был всего один. Ко всему этому, веселья добавило то, что и со стороны администрации в нашу сторону выдвинулась приличная, особей в двенадцать, группа зомби.

– Бегом, хлопцы! Быстрее, пока бурнаши мост не подожгли! – Сдергивая со спины свой немного украшенный различными приблудами и «татуировкой» с именем подруги на цевье «калаш,» я рванул к выходу. По пути попытался объяснить порядок действий. – Валя! «Светку» в руки и за мной, след в след, твой тыл. Чук, Гек, вы с автоматами по флангам. Чук слева, Гек сле.., нет, справа. Все! Вперед! Вперед! Вперед!

Команда пару секунд перебирала железяки, после чего взяла то оружие, на которое было указано, и побежала за мной. Остатки снаряжения грустной кучкой остались на полу, с собой ухватили только холодняк, на всякий пожарный. Чтобы не терять драгоценного времени, я первым выскочил из двери во двор, пробежал пару шагов и присел на колено. Вовремя свинченный коллиматор со «светки» сейчас мне придётся весьма кстати, Прижав автомат к плечу, я прицелился. Красная точка сошлась с головой первого зомби, задержка дыхания, плавное движение пальца, выстрел, толчок в плечо. Есть, первый пошел, точнее ушел. Весь вышел, да. Потянуло запахом пороховой гари. Наверное, лицо потом будет в мелких ожогах, пофигу, не о том думать надо. Пока выбирал вторую цель, команда выбралась из склада. Ага, вот и второй, жирный старый зомби, Юлий Феоктистович при жизни. Неплохой, в общем-то, мужик, но козел, начальник нашей ИТ-службы. Никогда от него помощи не допросишься, то у них все компы позависали, то они планово виндовс переустанавливали. Ну что же, ты второй в командировку, в верхнюю тундру, теперь уже окончательно. Точка перед моими глазами, словно муха, уселась на морщинке посреди его лба, и я прошептал: «Поздоровайся с синим экраном смерти, админ!». Выстрел, и привычный толчок в плечо. Команда встала на свои места.

– Уперед робяты! – я встал с колен и двинулся вперед.

Тщательно подражая американским, да и всем остальным одновременно, спецназовцам, наш отряд двинулся по направлению ко входу в цех номер два. Я, на полусогнутых ногах, двигался впереди, осматривая пространство от одиннадцати до двух часов. Братья двигались такой же походкой, но сектора у них были два и пять часов и семь и одиннадцать часов соответственно. Последний сектор держала Валя, двигаясь спиной вперед. Выстрел, выстрел, короткая очередь, следом еще одна короткая, снова одиночный. Во дворе завертелась пляска смерти, по своей ритмике весьма напомнившая мне сиртаки.– по мере приближения к скоплению зомби мы ускоряли свой темп, уже на середине пути перейдя с шага на медленный бег. В моем секторе появилось сразу несколько мертвяков.

Серебряные пули скорее заряжай, осиновые колья быстрее доставай.

Нет уже времени на тщательное выцеливание их голов, не до присядок сейчас, надо как-то на ходу стрелять. Автомат был переведён с одиночного огня на очередь, и уже не плавно, не медленно, а резкими движениями, я начал дергать спусковой крючок, стремительно перемещая целик по своему сектору.

Вода святая есть?

– Есть! – выдохнул я, когда свалился один из зомби, осталось уже немного, повторим заход. Лёгкий поворот и наша группа двинулась по большой дуге. Автомат еще несколько раз толкнулся в плечо и сухо щелкнул.

– Перезарядка! – На ходу, не замедляя темпа, я выдернул связку магазинов, и, переворачивая, попытался резко вставить на место. До вяло идущих зомби оставалось все меньше и меньше. Затвор. Все к стрельбе готов. Краем глаза отмечаю подозрительное шевеление справа, у танков, поворачиваю голову и вижу, что из-за них выскочил шустрик, метров пятнадцать всего. Черт с ними с зомби, с этим разобраться надо.

Поворачиваю свой корпус немного вправо, пытаюсь прижать автомат к плечу и прицелиться, стреляю от души очередью, спохватившись, отпускаю крючок. Поправив прицел, повторяю. Первая очередь почти прошла мимо шустрого, и, чиркнув по танку, издала характерные звуки. Всё же несколько пуль пришлись ему по корпусу, перечеркнули его от пояса к плечу, выбив из его тела фонтанчики, то ли крови, то ли какой-то жижи. Вторая очередь, начав с грудной клетки, проскочила кадык, разбила подбородок, в клочья разлетевшийся по сторонам, и завершила свой путь на голове, вырвав оттуда хорошие куски черепа и мозга. Шустрый пробежал по инерции еще какое-то время, и упал.

Кресты святые есть?

– Есть! – На выдохе я повернулся к своим оставшимся зомби, и потянулся менять стремительно опустевший магазин. – Перезарядка!

Правда, на ходу разворачиваясь, я споткнулся и чуть не упал. Моих зомби поубавилось. За короткое время разборки с шустрым, ,благодаря повороту всей команды, пара зомби из моего сектора сместилась к Чуку. Что ж, мне легче, да и не ставим мы целью всех зомби порешить, нам бы только до входа добраться.

Скорей в священный круг спина к спине вставай!

За четыре метра, которые я преодолел, мне удалось расквитаться еще с тремя зомби. Сзади послышался крик Валентины, говорящий о ее перезарядке, пришлось приостановиться. Пока она перезаряжалась, я осмотрелся, незаметно для себя мы уже преодолели больше половины пути до входа в цех, правда при этом оказались в самом центре двора и, соответственно, в самой гуще толпы зомби.

– Ходу, ходу, хоботы! – Заорал я, начиная опустошать свежий магазин в ближе всех стоящего зомби. При подадании тот задергался как танцор на сельской дискотеке, и, лишившись куска головы, упал.

Повинуясь ритму музыки, мы перешли на быстрый бег, рюкзаки мерно заколотили по спинам, побрякивая карабинами и приблудами на них. На бегу я снова перезарядил автомат, предварительно упокоив очередью на остаток магазина двоих, и сразу же уложил двоих зомби, имевших счастье или неосторожность оказаться на пути нашего смертельного каравана. Двумя короткими очерядями в четыре-пять патронов я свалил следующего за ними мастера третьей смены, уж извините, фамилию запамятовал.

Стоило проскочить центр двора, как идти стало легче, количество зомби хорошо уменьшилось. Не сказать, что до того мы продирались сквозь них, но все-таки ближе ко входу в цех их стало ощутимо меньше, идти стало легче. Но мелодия ещё не остановила свой бег, потому и нам пока нельзя, да и умирать под музыку веселее, что нам, что им. Черный зев входа в цех манил и пугал одновременно, мы практически позабыв об осторожности, и топоча как слоны на марше, за считанные секунды покрыли оставшееся расстояние до входа. Перед самыми дверями я немного отскочил в сторону, пропуская одинаковых и Вальку, подстрелил еще пару зомби, которые по случаю оказались рядом. Ухватил дверь за ручку и заскочил в цех, дверь щелкнула в пазах замка, я резко дернул запирающую щеколду, протащил её вперед, повернул вниз и закрыл дверь. Наступила тишина. Сиртаки удались на зависть всем.

11:50

– Фууух! – Воздух с шумом вышел из моего носа, когда бешеный стук сердца немного поутих. – Прорвались.

– Ага! – Чук сглотнул, на его сектор пришлось такое же количество ходячих трупов, как и на мой. – Охрененно! Меня всего колотит, блин. Вода есть? А то в горле пересохло, аж пипец.

– Сейчас, погодь. – Его брат полез за флягой. – На, держи! Промочи горлышко!

– Ты блин юморист хренов! Тебе-то в стенку смотреть проще было, у тебя там никого не было! – Чук сделал долгий глоток, передал флягу мне. – Я вон три магазина извел. А ты сколько? А?

– Ну ладно, хватит в бутылку лезть! – В разговор влезла Валька. Её тоже колотило, мне показалось, что даже сильнее чем остальных. – Сколько набили, столько и набили. Это вам не фраги в контре считать. Тут блин и загнуться можно.

– Сплюнь, на хрен! – Посмотрел я на неё. – Перекур, две минуты, потом продолжаем. Только сначала все двери закрываем. Ясно!

Кивнули одинаковые и бросились закрывать двери. Первой закрылась дверь в подсобку, затем закрылась дверь в комнату к охране. Вход в сам цех закрывать не пришлось, он уже был закрыт, я лишь просунул между ручками швабру, в надежде, что она удержит и без того закрытую дверь. После чего мы с парнями достали самокрутки и задымили, Валька же демонстративно отошла в сторону.

Курили молча, пытаясь успокоить дрожь в руках. Удавалось это с трудом. В моей голове постоянно стучало: «Как обратно? Как идти обратно? Сколько еще зомби в цехе? Есть ли тут электричество?» Мысли роились и перескакивали с места на место, задевая за извилины, спотыкаясь и путаясь. Никотин не приносил желаемого эффекта успокоения, а наоборот, все сильнее и сильнее заставлял нервничать. Бум, бум, бум.

Вдвоем мы оказались под полною луной, В лесу опять раздался страшный и зловещий вой, И волки дико смотрят на нас со всех сторон, И трупы из могилы издают ужасный стон.

11:52

Мы все подскочили. Бум, бум, бум. Стук раздавался из-за входной двери, наверняка это зомби подошли и начали осуществлять попытки прорыва. Хрена вам, а не прорыв. Надо двигать дальше по заводу. Но для начала надо выбрать дорогу, точнее путь продвижения. Вариантов у нас несколько, но вот интересно какой должен быть безопаснее? Надо решать, и чем быстрее, тем лучше.

– Значит так! Путей дальнейшего движения у нас двое. – Я окинул взглядом команду. – Первый: идем через цех понизу, заходим в раздевалку и наверх. Или второй: сейчас по коридору до лестницы, потом наверх, там над цехом и в лабораторию. Как пойдем? Я предлагаю сразу через верх.

– Верх, – коротко ответила Валя.

– Мы тоже за наверх сразу. В раздевалку не хочется. – Братья ответили практически хором.

– Ну, вот и славно! Поиграли в демократию, теперь побежали. – я подвел итог. Нам предстояло пройти узкий коридор, длинной метров в пятнадцать, затем выйти на лестницу, ведущую из подвала наверх, и потом по железному мостку, через весь цех, в лабораторию. Мы перезарядили оружие, утрясли рюкзаки и двинулись в первый коридор. На подходе к дверям я жестами дал понять всем, какие места они занимают: сам оставаясь по центру, присел на колено, Вальку направил правее себя и чуть позади. Чук шел к правой створке двери, Гек к левой. АКС плотно уперся в плечо и навелся на середину двери, одинаковые по моей команде резко дернули створки на себя, и пустое, темное пространство коридора раскрылось перед нами.

– Чисто! Вперед! – Скомандовал я и двинулся, особо сильно, правда, не разгибаясь. Следом за мной пошла уже боевая подруга, за ней братья. В коридоре было неуютно, как-то прохладно, веяло какой-то сыростью, модные двухцветные стены, зеленые до половины и серовато-белые дальше до потолка, особой радости не доставляли. Лишь жидковатый свет солнца через кусочек окна в глубине коридора привлекал нас. Вытащенные и включенные фонарики-«циклопы» развеселили помещение, и по бело-зеленым стенам ритмично запрыгали пятна света. Стараясь не топотать, мы крались к цели, но противный шаркающий звук шагов всё равно разносился эхом по всему проходу, и этот шум здорово мешал расслышать какие-либо посторонние звуки. Это мне очень не понравилось, но на счастье до белой двери, с небольшим мутным окошком над ней, мы добрались довольно-таки быстро и, самое главное, без приключений. Теперь оставалось подняться по лестнице наверх, и мы почти у цели.

И злая церковь снова звонит в колокола, И дьявольское небо прячет в тучах силы зла, И гады вурдалаки вновь восстали из могилы, И опять нетопыри над нами простирают крылья.

11:55

Я дернул ручку двери, ведущей на лестницу, дверь дернулась, скрипнула, но не открылась. Совсем. Значит, закрыта, или заблокирована, или… Нужно проверить. Одно счастье то, что есть окошко, сантиметров тридцать в высоту, если кого-нибудь подсадить, то рассмотреть обстановку в коридоре будет несложно. В качестве разведчика, решил я, вполне подойдет Валька, так как она самая легкая в отряде и поэтому поднимать её будет нам легче. Да и удерживать можно дольше, нежели чем меня, например, или кого-нибудь из братьев. Только надо еще что-то придумать, для осмотра мертвой зоны под дверью. Мало ли…

– Валь, сымай рюкзак! – Отвечая на её удивлённый взор, я посмотрел сначала ей в глаза, потом на дверь. – Сейчас полезешь в окно смотреть. Чук, помогаешь, Гек, прикрываешь.

– Хорошо. – Она согласилась, и начала быстро выскальзывать из лямок рюкзака.– На что смотреть-то, что искать?

– Смотри вокруг, ищи, что нам мешает дверь открыть. Есть ли зомби на лестнице. Причем на обеих, и на той, что вверх, и на той, что вниз. Окей?– Вот так, не ограничившись двумя словами, дал ей вводную.

– Окей! – Всплеск рыжих волос подтвердил её согласие. Всё-таки, какая же она у меня…

– Чук, давай, подставь руки… ага, вот так, крест-накрест. – Я повернулся к Вальке.– Влезай и говори, что видишь, да и эта, еще зеркальцем, ага, посмотри под дверью, да?

Валентина, с подобающей эльфийке ловкостью, взобралась к нам на руки и аккуратно выглянула в окошко над дверью, затем достала зеркальце и потихоньку выставила ладонь, согнутую зеркальцем к лицу, медленно осматривая пространство под дверью. После полуминутного осмотра она убрала зеркальце и собралась спускаться. Слава богу. Нет, не то чтобы она была тяжелой, где-то килограмм пятьдесят, но все-таки не очень удобно было её держать.

– Пусто, и на лестнице и под дверью. Совсем никого. – Она подтянула штаны, поправила волосы.

– Ну раз никого, значит дверь закрыта. – заключил Чук.

– Спасибо, Кэп! Мы бы без тебя не догадались! – Гек съязвил. Хм, скоро пропадут все эти Кэпы, Мистеры Фриманы, Чаки Норрисы, поэтому надо наслаждаться этим простым и глупым юмором, пока он понятен.

– Ну что, вышибаем дверь, ага! Гек, давай за мной! – я пошел в сторону двери. – На счет три, пинаем дверь!… Три!

Два ботинка полетели в сторону двери, эдакое соревнование кто первый, и ударили её синхронно, почти синхронно. Мой ботинок оказался на доли секунд быстрее. Хрясь. Дверь скрипнула и резко открылась, от удара я не удержал равновесия и упал на пол. Чак Норрис бы смеялся надо мной, по любому. Дверь скрипнула еще пару раз, открываясь и закрываясь как маятник, и успокоилась в полураскрытом состоянии. Гек подал мне руку, молча помог мне встать. Я отряхнулся, медленно двинулся в проём, выставил ствол вперед, и, аккуратно оттолкнув дверь, медленно-медленно заглянул на лестничную площадку. Точно никого.

– Хобботы вперед! Резче гребок, шире амплитуда! – я гулким шёпотом выдал команду и первым побежал вверх по лестнице. – Гек, прикрывай сзади, Валька в середину, Чук со мной!

Импровизированной гусеницей мы стали подниматься по лестнице. На первом пролете я присел и махнул Чуку рукой, подавая сигнал вперед, сам стал смотреть наверх. Валька с Геком поднялись спиной вперед, и присели рядом со мной. «Чисто»: прошептал Чук и я повторил движение, но уже на второй половине лестницы. Перед входом в цех я остановился, прижался спиной к стене у косяка, махнул Чуку. Он не теряя ни секунды, резко поднялся по лестнице, и так же прижался к стене, но на противоположной стороне. Следом поднялась Валька, присела на колено лицом ко мне, направила ствол «светки» в сторону цеха. Последним поднялся Гек, занял свое место перед братом, но в отличие от всех он смотрел не в цех, а на лестницу.

С площадки, на которой мы остановились, выходило два двери, первая в цех, вторая в подсобку с различными реагентами, катализаторам и прочей химией. Перед тем, как идти в цех, мне захотелось заглянуть туда. Мало ли, химия всякая нужна, химия всякая важна. Я пшикнул, привлекая внимание команды, указательным пальцем показал на себя, затем на дверь подсобки, потом показал на каждого, двумя пальцами ткнул в сторону глаз и указал на выход . Ребята не поняли и покачали головой, мол не понимают. Тогда я шепотом добавил:

– Я в подсобку, кое-что возьму, держите вход, я мигом.

Я пулей метнулся в склад, где пробыл ну не больше минуты, схватил все, что может пригодиться мне для различного рода смесей, и выбежал обратно. Занял свое место у стены, отдышался, проверил заряжено ли оружие и дал отмашку на движение вперед. В лесу их очень много, а мы с тобой вдвоем, И церковь сверкает демоническим огнем, Ночной осенний ветер продует нас насквозь, И полная луна нам выражает свою ненависть

11:57

Не нарушая порядка, мы выбежали в цех, сначала я выскочил я, после меня выпрыгнул Чук, потом и Валька, и последним, все также держа тылы, был Гек. После того что мы видели на улице, внутреннее помещение показалось нам заброшенным. Никого. Пусто, ни шорохов, ни единого звука. Эта тишина нисколько нас не успокоила, а наоборот напрягала все больше и больше. По моему затылку пробежали мурашки от этой зловещей тишины и пустоты, я сглотнул и махнул вперед. Нам осталось пройти три метра вперед и свернуть на железный мосток, который вел на противоположную сторону цеха, к лаборатории.

Стенам цеха было плевать на то, что мы старались идти бесшумно – в этой предательской тишине звуки наших шагов по железному полу раздавались гулким эхом. Три метра до поворота мы пролетели быстро. У поворота я остановился, пропустил вперед одинаковых, потом Вальку, оставшись прикрывать тылы. Оба брата и Валька присели в нескольких шагах от начала моста, ждали моей команды. Идти дальше было страшно, в районе желудка прочно поселилось холодное и липкое существо. И это существо в три секунды сделало мои ноги ватными, распространило какую-то тошноту и озноб. Я потряс плечами, пытаясь успокоится, попытался отвлечься, но в голову пришли только строчки из песни Юры Хоя: «Проклята будь, злая ночь Хэллоуин, Мы с тобой остались с темной силой один на один, Мы окружены, и назад дороги нет, И нам надо продержатся, пока не настанет рассвет.» Как ни странно эти слова меня немного успокоили, я прошептал:

– Да, точно, назад дороги нет. – Махнул команде рукой и добавил громче.– Вперед!

Я было собрался идти вперед, как услышал какой-то странный шорох в стороне лаборатории. Твою ты мать, интересно, что это? Плюнув на едва не напугавшие нас шумы, мы решительно двинулись вперед, медленно и как можно тише, продвигаясь по мостку. Сама конструкция моста не вызывала доверия, но выбора у нас не было, оставалось только идти по эту трех-секционному мосту, подвешенному на стальных прутьях к потолку, и не имеющем никакой опоры внизу. Но это был единственный путь поверху, пускай он шатается и скрипит, но все же лучше, чем шастать между ветками конвейеров с пустыми бутылками. Да и не развалится он от нашего веса, не должен.

Пока мы двигались по мосту, странный шорох нарастал, и мое временное спокойствие улетучивалось с каждым скрипом. Не очень радостный шум это был, как будто скрежет когтей по металлу или по бетону. Звук доносился из коридора между лабораторией и лаборантской. Как раз со стороны входа в лабораторию. По фиг, разберемся походу. Надо двигаться вперед, мы всего лишь одну секцию из трех прошли, одну треть цеха. Братья решили немного ускорить темп и довольно-таки скоро добрались до середины второй секции мостка. Все половина путь над пропасть цеха пройдена, немного осталось. Я хмыкнул, и собрался было продолжить путь, как из коридора вышел источник звука.

– Твою ты за ногу ядрена мать! Вот тебе и носки над пропастью, это что за муми-тролль! – я выругался.

Братья, завидев морфа, который своим видом напоминал пещерного тролля из приснопамятного «Властелина Колец», замерли в ступоре. Что Чук, что Гек, оба встали в полный рост посредине мостка, при этом не предпринимая никаких попыток ни к отступлению, ни к атаке, просто стояли и смотрели на мутанта. Морф же не стал смотреть и быстро метнулся в нашу сторону, по дороге сшибая редкие попадавшиеся на пути коробки. Но тех нескольких секунд, что он стоял, мне хватило для его рассмотрения. Он был довольно-таки высок, но сгорблен, руки его (а может быть передние конечности или лапы) практически доставали до пола и были широкими как у тролля, ноги не утратили человеческой длины, но еще и приобрели толщину, чуть большую чем торс среднего человека, голова, а точнее то, что было лицом, тоже почти не изменилась, только стала больше, разве что вместо рта теперь была пасть. На теле болтались обрывки одежды, и этим он напоминал помесь голливудского «Халка» и не менее голливудского Тарзана. А самое интересное, он был вполне узнаваем. Во всяком случае, мне удалось его узнать, это был тот самый Петрянко Влад. Твою же мать, и вправду троллем стал, и снова мешает нам….

Мы проклинали черта, который нас занес В это проклятое место, нас защити, Христос! Нас черти окружили вообще со всех сторон, В лесу нас только двое, их же целый легион.

11:58

– Назад! – Я заорал что есть мочи. – Братья! Назад!

Но вместо того что бы сдвинуться с места, они начали прицеливаться и готовиться к бою. Морф-тролль быстро допрыгал до мостка и тоже остановился в раздумьях, если конечно у него был какой-то ум. Чук расценил эту заминку морфа как слабость и подался вперед, закидывая свой автомат за спину и выхватывая свой моргенштерн. Морфу словно только это и было нужно, он резко впрыгнул на мостик и побежал вперед. От его прыжка мост покачнулся и Чук, не удержав равновесия, оступился и упал. При падении он выронил моргенштерн и каким-то образом начал выскальзывать с моста, лишь чудом уцепившись за прутья пола, повис над конвейером. Гек плюнул на опасность и кинулся спасать брата.

– Валя! Тролль! Из «светки».– Я крикнул, а сам присел быстро реализовывать план по скорейшему уничтожению морфа. Вот и пригодились химикаты из подсобки. В то время как я быстро пытался приготовить «коктейль Молотова», Валентина, немного тряхнув головой, поправила свои густые, русые с рыжинкой, волосы, вскинула винтовку, прицелилась и начала бить морфа. Выстрел, выстрел, выстрел. Она пыталась попасть ему в голову, но тварь начала уворачиваться, а попадания по корпусу ему были не страшны. Бег, вернее непонятные прыжки, бывшего Влада сильно раскачивали мостик, сбивая мне руку, а подруге прицел. Все это время, пока Валя отстреливала морфа, братья копошились как тараканы в тщетной попытке выбраться. Мои же руки порхали, словно стая колибри, пересыпая и переливая смеси из трех емкостей и десятка коробочек. Не отвлекаемся, работаем некромант, работаем! Сухо щелкнул боек винтовки, как бы сообщив «хозяева, патроны кончились». Но тех полутора минут мне хватило на создание экспериментальной смеси. Я встал, встряхнул банку с густым маслянистым веществом, и швырнул ее в сторону морфа.

Морф, уже перестав реагировать на обстрел, прыгнул на братьев. И так получилось, что банка с «коктейлем» попала ему в руку, разбилась и растеклась по руке, небольшим облаком взвившись ровно над братьями. По какой-то причине, видимо от соприкосновения с воздухом, смесь воспламенилась и огненные брызги накрыли одинаковых. Уклоняясь от попадания огня, Чук разжал руки, выскользнул из хватки своего брата, и, размахивая руками, упал прямо на конвейерную ленту, проломив голову об угол станка, после чего тряпичной куклой свалился на пыльный тёмный пол.

– Не-е-е-ет! – заорал Гек, в тщетной попытке спасти своего брата. – Не-ет!

Миша, в попытке перехватить брата, слишком сильно высунулся вперед, и в это время морф завершил прыжок. От соприкосновения тяжёлой туши с решетками моста случилось непоправимое – сварочный шов в месте соединения второй и третьей секции лопнул, и мост начал разваливаться. Резкое движение конструкции вниз сбило хоббита с ног и насадило его на металлический прут арматуры. Словно в кино я видел, как прут входит в грудь моего друга и напарника, медленно проламывая кости, выбивая фонанчик крови из спины и постепенно выходя наружу. Как будто страшный сон, но все происходило наяву.

-Ааарргх, – захрипел Миша, повиснув над станками. – у.. уходите.

Ни я, ни Валя, ни морф тоже не смогли удержаться на ногах. Морф, размахивая своими конечностями, походя, проломил висящему Геку голову, и попытался уцепиться за остатки мостика, но ему удалось лишь только удержаться на нём. С самого начала разворачивавшейся перед нашими глазами трагедии Валя находилась рядом со мной и лишь, поэтому я успел её схватить, не позволил улететь вниз. Сам же каким-то чудом зацепился ногой за загородку и теперь висел, подобно обезьяне, раскачивающейся на лиане. Валина «светка» полетела на морфа, следом сорвался арбалет, сама же она изо всех сил ухватилась тонкими ладонями за рукав моей куртки.

– Держись! Сейчас вытащу, ты только держись! – Я пытался ухватить Валину руку покрепче и подтянуть на себя, но ладони предательски вспотели и проскальзывали. – Держись, родная, я тебя подниму.

– Киря! Вытащи меня! – От испуга она плакала и пыталась крепче ухватиться. -Вытащи! Я бер…. е-е-а-а-а-а!

Морф не дал ей договорить, ему наконец-то удалось ухватиться за прутья мостика и зацепить Валины ноги. От его удара Валентина выскользнула из моих рук и начала падать прямо на морфа.

– Валя-а-а-а-а-а!!! Не-е-е-ет! Сто-о-о-оЙ! – я хватал руками воздух, а Валя продолжила падение. Она ударила голову морфа, и начала проскакивать между его телом и полм бывшего моста. Морф не растерялся и схватил свою добычу, правда, в результате он сам начал падать. Свое падение Валя продолжила в объятьях морфа. В падении морф исхитрился прокусить ей затылок, и уже на земле отшвырнуть её в сторону. Он встал, немного покачался и начал предпринимать попытки достать меня. Его рука, пробитая пулями и поражённая намешанной на скорую руку химией, прямо на глазах разлагалась. Крупные лохмотья гниющей плоти отслаивались от показавшейся кости, вся поверхность которой была покрыта мелкими прозрачными капельками. В воздухе витал всё усиливавшийся запах ацетона и ещё какой-то химии, видимо, вошедшей в состав смеси.

В кольцо они сжимают, и нету больше сил, И трупный запах мерзостный со всех сторон разил, Сверкают дико очи зловещих мертвецов, Нас демоны загасят скоро, даже не найдешь концов. И ветер переходит в ужасный ураган, Над нами беспощадно сгущается туман, И демоны зловеще вопят в кромешной тьме, И силы на исходе, и от ужаса трясутся руки.

12:00

– А вот хрена лысого тебе, сука! – я прошипел сквозь зубы, извиваясь на перилах как уж на сковородке. – Врешь, не возьмешь!

Надо как-то нормальную позицию занять, а для этого избавиться от части груза. То есть скинуть рюкзак и прочую тяжесть, только аккуратно, что бы не отправить все в начинающийся пожар. На пол полетел годендаг и мой рюкзак, себе же я оставил свой «калаш». Нефиг такие вещи на пол бросать. Так, теперь надо спускаться. Произвивашись, балансируя, на бывшем мосту еще минут пять, я умудрился сделать что-то похожее на подъем с переворотом или какой-то там цирковой трюк, и наконец-то занял нормальное положение не вниз головой, а наоборот. Морф не отходил ни на секунду, словно ждал когда я упаду. «А вот фигушки. Теперь будем осторожно спускаться. И вот когда я спущусь, то тебе, кусок мяса, не повезет». Подбадривая себя такими мыслями, я одной рукой закинул ремень автомата на шею так, чтобы можно было стрелять. Вцепился левой рукой за поручень, начал нащупывать ногами прутья, на которые можно было опереться. Эх, жаль что я не Беар Гриллс с канала Дискавери, он бы наверно за считанные секунды тут спустился. Но я не он, а его тут нет, пускай идёт лесом. Так, опору я нашел, теперь аккуратненько и потихоньку спускаемся. Проговаривая каждое своё действие про себя, поочередно цепляясь то за прутья, то за поручни, я спустился на высоту, с которой уже можно было спрыгнуть, только вот надо было как-то отогнать морфа. Как? Очень просто. Я ухватил правой рукой свой АКС, постарался его зажать, и разрядил в тварь половину рожка. Морф не ожидал такого сопротивления, и шарахнулся от меня в сторону, роняя ошмётки мяса с распадающегося плеча. «Плеча? Он что, распадается прямо на части?» Удивление перекрыло все остальные чувства, загоняя горечь мало осознаваемой пока потери глубоко внутрь. Я наконец спрыгнул на пол и взял в освободившуюся левую руку Борин моргенштерн.

– Все падла, писец к тебе пришел! – Я стиснул зубы, направил автомат на чудище и постарался расслабить своё тело. Рука с дубиной автоматически отошла назад, палец правой начал выбирать слабину спуска. Морф наконец обратил внимание на происходящую с ним метаморфозу – его рука уже не двигалась, потеряв все мышцы. Более того, разложение перешло на бок и уже показались блестящие теми же самыми капельками сизые рёбра. «Что же я такое намешал?», – вкралась в голову мысль и была выгнана оттуда раскатом автоматной очереди, «трассер, три патрона, рилод».

Откидывая уже ненужный автомат за спину, я перехватил моргенштерн в другую руку и двинулся на тварь. А та зачарованно смотрела на искрящийся в бедре патрон, от которого по телу чудища начали бежать голубоватые язычки пламени, через пару секунд охватившие весь подвергнувшийся химической атаке бок и остатки руки. Я опешил и остановился, силой воли заставив себя не опускать занесённое для удара оружие, и в этот момент воздух вокруг морфа, насыщенный парами химии и, видимо, ацетона, вспыхнул. Тугой горячий кулак опалил лицо и толкнул меня в грудь, откидывая метра на три. Уже в падении, я успел ощутить приклад автомата, коснувшийся затылка, после чего свет погас.

Серое небо, моросящий дождь, ветер гнал по небу рваные полоски облаков и иногда посыпал мелкой изморосью. Серый цвет был во всем, в плитках на площади, в домах окружавших площадь, в деревьях растущих там, и только памятник, простирающий свою руку куда-то вдаль, в центре площади был антрацитового черного цвета. Под памятником кто-то стоял, кто-то до боли знакомый….

Реальность возвращалась с шумом, с треском разгорающегося пламени. Я попытался встать, голова трещала, в ушах стоял шум, все в глазах кружилось. Что произошло? Что я наделал? Вон лежит Боря с проломленным черепом, а вон Миша, со штырем в груди, а чуть поодаль Валя. Она хотела мне что-то сказать, но что? То место, на которое попали потоки горящей смеси после взрыва морфа, разгорались все сильнее и сильнее. Да, времени мало, надо срочно убегать. «Стоять! Какой убегать? И ты вот так бросишь свою женщину и друзей? На поругание зомби?»: голос в моей голове резко остановил меня. «Нет, не брошу, не брошу!» зашептал я и начал стаскивать тела друзей поближе друг к другу. Времени было мало, но друзья заслуживали достойных похорон. Когда все три тела легли рядышком, я сложил на их груди руки крестом, положил к телам оружие друзей, пошвырялся в карманах и вытащил монеток, чтобы положить их им на глаза. Сначала Боре, потом Мише, а в конце Валентине. Я нагнулся к ней, поцеловал на прощание в губы и положил монеты на глаза.

– Покойтесь с миром! – я выдохнул и посыпал тела остатками компонентов так удачно сложившейся смеси. Пусть сгорят, как у древних славян. Такие вот похороны.

После импровизированных похорон, я быстро помчался обратно в подсобку, чтоб до начала всепоглощающего похоронного пожара успеть забрать химикаты, необходимые мне для повторения опыта. Ведь это готовое супероружие против мертвяков, такая вундервафля. Огонь же в цехе разгорался все сильнее и сильнее. Я словно уж проскальзывал между конвейеров в сторону входа, откуда мы начинали свой путь. Что-то сзади вспыхнуло, потом еще раз и еще раз. Я приостановился, обернулся и прошептал «Прощай, Валя. Прощайте, хоббиты» и продолжил свой бег. На мое счастье дверь из цеха в холл была плохо заблокирована нами, поэтому она распахнулась сразу же, как только я ударил ее плечом. Не останавливаясь, я побежал к лестнице наверх, чтобы попасть в подсобку. Добежать было делом двух минут. И вот когда я уже был в нужном мне помещении, в цехе что-то бухнуло, наверное, огонь подобрался к резервуаром со спиртом. Я вытряхнул из рюкзака ненужные вещи, начал наполнять его различными реагентами, повторяя ту же последовательность, как и до морфа. Когда в цехе бухнуло второй раз, я уже мчался к пожарному выходу со второго этажа. Это выход был на моей стороне, но вел не во двор с зомби, а к зданию администрации. До выхода я не добежал, взорвался третий резервуар со спиртом, и меня выбросило в окно второго этажа. Наверное, мне повезло, я упал не на землю, а на кусты. Они-то и смягчили мое падение, я отделался лишь ушибами. Продравшись, сквозь кусты и перезарядив автомат, я побежал к воротам, к своей машине. Цех за моей спиной разгорался все сильнее и сильнее, а по щеке пробежала первая слеза.

Знаю, до рассвета уже нам не дожить, Осталось только Бога нам в последний час просить. Спаси, Отец Небесный! – кричим мы в темноте, – Наша плоть досталась демонам, но душу отдаем Тебе!

где-то когда-то

Рваные серые облака, полосами разных оттенков, стремительно неслись по небу, ветер подхватывал листву, бумажки и другой мусор, и, порывами, швырял его по бетонному покрытию площади. Вся площадь была окружена серыми пятиэтажками, а в центре ее стоял памятник, указующий рукой куда-то вперед, в какую-то неведомую даль. Памятник, в отличие от окружения, был черным, антрацитовым. Сама же площадь была пуста, за зданиями не угадывался никакой пейзаж, его скрывала клубящееся серое облако. Смутное чувство, на манер дежа вю, не покидало меня. Я уже видел это, когда? Под памятником стоял кто-то, и его очертания были мне знакомыми.

Я решил сделать первый шаг навстречу силуэту под памятником. Шаг и еще шаг. Мне, почему-то, как в детстве, идти по квадратикам плит, не наступая на траву, проросшую между плитками. Вспомнился незамысловатый детский стишок для подобной игры: «Кто на черточку наступит, тот и Ленина погубит». Сто лет этого не помнил, а тут раз. Передо мной, вдруг, пробежала девочка с бантами косичками в простом ситцевом платье и исчезла.

Время приняло текучий характер, то я стремительно перемещался по площади, то вдруг получалось, что я иду на месте. И что характерно звуков не было никаких, совсем. Я видел порывы ветра, я видел бег облаков, но я не слышал шороха мусора, ничего. Оглушающая пустота и тишина. До памятника было еще далеко, я попытался побежать, но это не помогло. Памятник как стоял в центре, так и остался. Тогда я закричал:

– Эй! Ты кто! Где Я!!!! – Я знал, что я кричу именно это, но я не слышал свой голос. Твою мать! Что это за место? Где это? Чьи это шутки? – Что тут вообще происходит?

Несколько минут я пытался кричать, но тщетно. Ни звука не вылетело из моего рта. Значит либо я оглох, либо… Холодный пот прошиб меня, где автомат. Моя рука метнулась за спину и нащупала пластиковое цевье родного автомата. Ну что же, хоть одно облегчение в этой ситуации. Я резко достал автомат и решил навести его на цель. Автомат радостно впрыгнул мне в руки и …

Вместо родного АКСа, в руках оказался МП-40 Одинаковых. Да что же это такое? Ладно, раз тут такие правила, попробуем сыграть как хотят. Покрепче сжав немецкий автомат в руках, я прицелился по фигуре у памятника, как вдруг, справа у зданий, из серой мглы выскочило несколько шустриков. Я сразу же сменил цель, повернулся и присел на одно колено. Прицелился, приготовился стрелять, вдохнул, выдохнул наполовину, выстрел. Разложенный железный приклад немецкого оружия больно ударил меня в плечо, но стрельбу я не прекратил.

Первый из трех шустриков лег сразу же, даже не успел пройти и трех шагов, второй шустрик решил показать свои акробатические умения, и продемонстрировал мне сцену из «Матрицы», так же ловко уклоняясь от пуль, изгибая свое тело как угодно. Но это его не спасло, свинцовое упокоение, по имени люгер девять-на-девятнадцать, настигло его, как раз в тот момент, когда шустер, стоя на ногах, изогнул спину назад и размахивал руками. Десяток маленьких немчуков пропорол его тело вдоль по торсу, и пробил череп сквозь нижнюю челюсть во многих местах. Недонео упал. Все это происходило тишине, ни лязга затвора, ни звуков выстрела, ничего.

Третий шустрик оказался умнее, он отошел от своих коллег в сторону, исчез и моего сектора обстрела, и резко набрал скорость. Пока я разбирался с первыми двумя, дистанция между нами сократилась до двадцати метров. Я быстро перевел автомат на последнего, спуск… Тишина….

Выстрела не последовало, кончились патроны. А расстояние между нами сокращалось. Я четко видел страшную гримасу на лице шустрого, четко понимал, что этого человека я знал при его жизни. Ни секунды не промедлив, вскакиваю с колен, перехватываю автомат как дубинку и….

– Сынка! Ножом! Ножом! – Сквозь заволакивающую тишину этого места, прорывается голос моего отца. Не знаю почему, но я послушался. Бросил автомат в морду шустрого, выхватил из ножен короткий «Клык-2» , в три прыжка добрался до шустрого.

– Арррррррррррррррррр! – Воткнул клинок ему в глаз. От удара шустрик отлетел назад, и свалился с ножом в глазу. Я стал медленно подходить к трупу, шажок за шажком, с плитки на плитку. Подобрал «Шмайсер», перезарядил его, и, уже с большей уверенностью, пошел к телу. Шустрый, наш гаишник, владелец «Туарега», лежал и не шевелился. Как? Как он стал шустрым? Его же съели? Только я потянулся за ножом, только взялся за ручку ножа, тело начало оплывать и растаяло.

Твою мать! Что за на хер? Как такое возможно? Где я вообще? Как я тут оказался?

– Сынка! Давай сюда быстрее! – я опять услышал голос отца.

Я осмотрелся и увидел, что знакомая фигура под памятником это мой отец, и он машет мне. Зовет, кричит! Закидываю «Шмайсер» за спину и бегу к отцу, по дороге повторяю детский стишок про Ленина. Я бежал и радовался, радовался предстоящей встрече с отцом, при этом мне было очень интересно, как он тут оказался? Бежал и радовался шуму топота моих ног, бренчанию автомата, в общем, всем звукам.

– Бегу! Батя, я бегу! – Крикнул я.

Нестабильное расстояние, вдруг, прекратило играть со мной в свои хитрые игры, и дистанция до памятника сокращалась прямо пропорционально моей скорости. Чем быстрее я бежал, тем ближе становился памятник. Антрацитовая фигура вождя становилась все больше и больше, пока не заслонила собой половину горизонта. Хотя издали она казалась вполне обыкновенной скульптурой, ничем не отличающейся от тысяч своих собратьев на просторах бывшего Советского Союза и его окрестностей.

У подножья памятника я остановился и с шумом выдохнул, согнулся пополам, опер руки в бедра и попытался отдышаться. Через секунду, почувствовав облегчение, я разогнулся и перед тем как подойти к отцу, мне захотелось оглядеться. Памятник стоял ровно в центре площади, и рука вождя указывала на север, где в серой пелене, не ярко, но заметно, проблескивали красные огоньки. От чего-то, мне они напоминали звезды. Да и силуэты под огоньками были характерными. Здания же, на площади, немного изменили свои очертания. Из свинцово серых, они стали превращаться в грязно серо-коричневые, кирпичные дома. А бетонные плиты преобразились в каменную брусчатку. Я потряс головой, но метаморфозы не прекращались. Плюнув на это, я стал подходить к отцу.

– Здравствуй, батя! Как ты? – Я протянул руку.

– Здравствуй, сын! Нормально, тебе от мамы привет. – Он крепко пожал мою руку. – Она скучает, но не торопит тебя, говорит не время тебе еще с ней встречаться.

– То есть… – Я, было, начал говорить, но отец меня перебил.

– Ты все поймешь, но позже. А теперь послушай у меня не очень много времени, так что слушай и не перебивай. – Он пристально посмотрел на меня. – Понял?

– Да, Батя! – Я кивнул.

– Значит так. Не всякий ястреб в небе убьет врага, быть может, в небе он встретит друга. Беда ждет всех на севере, но на севере же и твоя судьба и новый дом. Ты все поймешь, когда доберёшься туда. Опасайся угля и железных коробок с парусами. – Он сглотнул. – Прости сын, но только так. А теперь проснись! Проснись!

– Отец, но ты же…? – Я попытался спросить у него мучающий меня вопрос, но он лишь перебил меня. – Да сын. Да! Сказал, и площадь растворилась в сером тумане.

22 марта Третий год Белого Дракона. Калужская область, г. Юхнов.

Тишина над складом звенела весенним прозрачным воздухом. Притарахтевшая «Буханка», с довольным Альбертом за рулём, минут пятнадцать назад умолкла, и теперь лишь мычание пленного кришнаита нарушало сложившуюся идиллию. Собеседником данный персонаж оказался почти таким же, как его напарник – стрелком, оставивший после себя добрую память и подарок – тульскую вертикалку шестнадцатого калибра, и к ней штук сто патронов с картечью. Но, если неумение грамотно целиться и попадать в цель, ещё, можно было простить приверженцам в целом пацифистской религии, то уж риторикой, казалось бы, должны владеть минимум на уровне выпускника средней школы. Ан нет, оказывается, основная масса – лишь «подвывалы», или, как их обозвал в приступе гнева курсант, «подхарики». Предводителей у подхариков было трое, да по два заместителя у каждого, всего шестеро, ну и пару сотен мычащих бритых голов, любящих ярко наряжаться и петь-танцевать.

В целом жизнь в лагере, или поселении, определял и направлял «Совет троих», но как они звались по-людски – пленный не ведал, а на вопрос о Малхе что-то невразумительно промычал, судорожно глотая смысл слов через прорехи в зубах. Сияющий спелой смородиной глаз добавлял авторитета сказанному, потому решено было забинтовать ему рот покрепче и использовать как грубую силу, после чего отправить домой. На что кришнаит, яростно замотав головой, высказал своё неодобрение, а после развязывания ему рта кое-как объяснил – водителем в их группе был неудачник-стрелок, сломавший шею при падении со второго этажа. Бетонный обломок, метко пущенный курсантом, попал в локоть «снайпера», но вот крик «банзай», изданный Полукарпом в качестве морального давления заставил того подпрыгнуть и потерять равновесие.

Собственно, стрелок и дороги знал, и замом одного из замов «совета» являлся. А нынешний пленник, собственно говоря, в качестве грубой силы и выступал. И на захват одинокого водителя столь чудной машины был отправлен по причине своей физической крепости. И дорогу он толком не помнит, по причине сна, и найти вряд ли сумеет – такого рода разведвыход у него всего второй. Лишь название населённого пункта, в некотором удалении от которого и расположились трудовым лагерем последователи доброго бога, назвать смог. Попытки с двенадцатой, да и то, после того, как нацарапал выданной с этой целью палкой на твёрдом земляном покрытии складского двора. Сделав пометку в КПК, Фармер начал перечислять работы, которые требовалось сделать прямо тут, на месте, и список материалов к погрузке в автомобили, необходимых для доведения процесса апгрейда колёсной техники до требуемого состояния на базе.

Чертёж грядущего броневика сооружали на листе гипсокартона, отломанным от оного уголком. Кришнаит, при всей своей несговорчивости оказался неплохим художником, и в десяток линий довольно правдоподобно изобразил грузовик в три четверти. После чего подумал пару минут, и добавил рядом виды в проекциях, пояснив, что в пред-предыдущей жизни, то есть до ещё до уверования, был архитектором.

Фармер с важным видом достал из кармана авторучку и написал в углу листа «Утверждаю», дата, подпись. После чего менее ловкими движениями обозначил поверх чертежа предполагаемую им схему бронирования грузовика. В качестве брони определили загруженные утром в кузов листы нержавейки, килограмм так на двести.

Толщина листа в два миллиметра не выдерживала никакой критики, но Жовтобрюх, после недолгого рассматривания экрана своего электронного спутника, произнёс «композитная броня» и принялся описывать весь процесс производства. Используя весь арсенал склада магазина стройматериалов, бронелисты поступили в производство. По периметру листа из тонких профилей-направляющих для гипсокартонных конструкций соорудили борт, водой из также ждущей в кузове бочки залили корыто и высыпали туда несколько мешков наливных полов. После чего кришнаит, ловко орудуя лопатой, тщательно перемешал ценный компонент. При помощи ножниц по металлу накроили арматурной сетки для штукатурки, и, оперев её на отрезки проволоки, уложили в получившийся мини-ящик, после чего произвели заливку. Достаточно сложным было подсунуть под бортик профиля второй лист, накрывающий, но и с этим справились, наклонив лист почти вертикально и приподняв торцовый фрагмент бортика. Оставалось выждать немалое время до полимеризации, и потому изрядно запыхавшаяся команда приступила к сооружению креплений для бронелистов.

Точно также используя профили и направляющие для гипсокартонных работ, Фармер соорудил некое подобие каркаса, отступившего от кузова местами на все пятнадцать сантиметров, а в районе крыши и капота прилегающего почти вплотную. Возмутившийся на варварство Альберт – Николай вкручивал саморезы прямо в сталь кузова автомобиля, не заботясь ни о краске, ни о коррозийной стойкости металла – подавая профиль, обошёл вокруг и охнул от изумления – машина приобретала фантастические очертания, а усиливающие продольные направляющие придавали все конструкции особый постапокалиптический шик. Фармер, тем временем закончив один борт, вставил в зазоры водительской двери нарезанную полосами оцинковку и принялся обкладывать кузов всё той же арматурной сеткой. Только само наполнение в очередной раз удивило Курсанта, два непонятных баллона на небольшой тележке внушали непонятное опасение.

Присоединив шланг с какой-то рукояткой, Фармер принялся напылять пену, в воздухе явно запахло химией.

– Заодно и теплоизоляция получится, меньше дров зимой на отопление тратить, – с гордостью в голосе произнёс выживальщик, – да и огнестойкая она, полиуретан – материал будущего!

– А вонять оно перестанет? – Засомневался Альберт. – Если нет, то я лучше на «буханке» следом буду, или головным дозором.

– Разумеется, перестанет. Тут, на солнышке, максимум за час, если не быстрее, встанет. – Уверенно закивал головой предводитель. – Лишнее обрежем и можно броню вешать. А вот ты, великий восточный воин, лучше сбегай до бокса, там у меня вроде бы плёнка была, для тонирования, тащи её сюда, бронестекло делать будем!

– Я смотрел, там рулонов двадцать у тебя, какой-то плёнки, какой именно брать? – В голосе Полукарпа вновь проснулся интерес, бронестекло по нынешним временам – вещь просто незаменимая.

– Дык, самую толстую и бери, специально для бронирования и брал. Жаль, двусторонней нету, сейчас бы триплекс сделали. – Сокрушённо покачал мимикой Николай – Хотя, стекло-шестёрка, да герметик прозрачный, да плёнка. Сейчас всё устроим, триплекс отдыхает.

Листы стекла были, мягко говоря, тяжеловатыми. И несколько хрупкими, пока вытащили три из них на стройплощадку, четыре пришлось сломать, по различным причинам. Но Фармер не унывал – до разграбления склада было ещё очень и очень далеко, запасался его управляющий крепко и почти месяц интенсивной торговли в условиях форс-мажора способен был обеспечить, без новых поставок.

Многострадальные листы стекла оклеили плёнкой, совсем аккуратно не вышло – отбили угол, сантиметров на пять, но тащить ещё два листа желания и сил было уже маловато, да и день катился к завершению. Решив закончить с «триплексами» до отбоя, выживальщик вновь углубился в склад и вернулся с очередным баллоном, из которого с уже знакомым шипением и повторным высказыванием про «материал будущего», вылил на чистую сторону стоящего у стены стекла неслабый слой густой, сладко воняющей непонятной химией жижи.

Совместными усилиями прислонили второе стекло, проложив по бортику всё той же стальной проволокой, на этот раз – в миллиметр. И придавили верхнее стекло к основе силой гравитации, положив получившийся стеклопакет на стопку оставшихся листов нержавейки. На лист снова налили клей, и, также проложив проволокой, уложили третий лист стекла. Немногочисленные пузырьки рванулись вслед за струйками герметика, брызнувшими из зазоров между концами проволоки. Толщина получившегося пакета внушала, предполагаемый вес немало настораживал.

– Ну ладно, сделать – сделали, чем мы его резать будем? – Вытирая взмокший лоб, вопросил Альберт. – Стеклорез не осилит, горелка полимеры убьёт, болгаркой разве только?

– Естественно, только диск алмазный надо. – Довольный Фармер неторопливо снял перчатки. – Там их десятка два валяется, и дисков под сотню – нарежем. Ты лучше харика своего свяжи, чтоб он ночью не убежал никуда, и ружьё стрелка почисть, а потом отбой. А я пока подумаю, как листы навешивать будем.

– А пожрать? Жрать мы будем?

– Дык, вроде ели уже, или мало? Ты думаешь, надо трёхразовое питание вводить, как в санатории?

– Ну, в санатории – не санатории, а ужинать надо обязательно. – Полукарп выразительно посмотрел на Николая и, вынул из своего бездонного рюкзака бутылку с водой. – Тут ведь какое дело, мы в отрыве от базы, сейчас вроде пока спокойно и тихо. Потому обязательно надо есть, так как неизвестно как оно будет завтра. Получится ли пожрать, будет ли время и продукты. Да и вообще, голодным умирать обидно, то есть умирать вообще само по себе обидно, а голодным – вдвойне. Или даже втройне. Фармер почесал затылок, что-то обдумал и кивнул утвердительно.

– Добро, тогда ты командуй ужином, там ящик с сухпаями в кузове лежит. И это, сам не тягай, пацифиста своего привлеки, его тоже накормить надо, мы ж не звери.

Николай отобрал бутылку, сделал большой глоток и убрёл на склад. Через пяток минут вернулся с рулеткой и странным толстым не то карандашом, не то фломастером и принялся ползать по капоту и кабине грузовика, что-то чёркая по краске и делая пометки в наладоннике. Результатами замеров, по всей видимости, остался доволен, и, принялся переносить свои рисунки на стекло, размещая на нём два рисунка по всему листу.

– А зачем они у тебя одинаковые? – поинтересовался курсант, подавая упаковки с едой кришнаиту, – И вроде у нас всего три окошка, боковые-то залепили, нет?

– Точно, ещё сзади в двери надо. – Пробормотал в ответ выживальщик, вытаскивая из кармана жилета рулетку и вновь перенося размеры в КПК. – Затем, что нам нужна унификация, лобовое стекло делим на две симметричные части, взаимозаменяемые, боковые стёкла точно по такому же принципу, а больше – запас, на случай если повредится или разобьётся. Я вот даже подумываю, может ещё лист сделать?

– Ну, ещё один, наверное, не стоит, а так – твою мысль понял и поддерживаю. – Альберт успокоенно почесал шею и продолжил – Давай, у тебя есть 10 минут, потом мыть руки и за стол.

– А сколько прошло уже? С момента как стекло залили? – Оторвавшись от разметки, взмахнул усами Николай – Ты время чётко усекаешь, а я отвлёкся, упустил.

– Да минут тридцать шесть, примерно. А что, что-то забыл?

– Чуть не забыл, надо теперь проволоку выдернуть, клей усадку даст при высыхании, с проволокой стекло внутрь прогнётся, будет сильно искажать. – Фармер вновь двинулся к складу, теперь уже за инструментами.

Клей уже успел «схватиться», проволока поддавалась с трудом, узкие носы плоскогубцев соскакивали. Отпущенных до приёма пищи десяти минут Николаю явно не хватало, но оставлять проставку было нельзя. Застынет клей и хана, вместо аккуратного ровного, хоть и толстого стекла, получится линза с неопределяемым фокусом, вставь эту линзу в окно – и жизнь преобразится, танцующие и извивающиеся по мере приближения деревья, внезапно уменьшающиеся в размерах, по мере приближения к ним, камни и дома – таких приключений не хотелось категорически. Наконец проволока поддалась, и через пару минут всё закончилось.

Разрисованные белым маркером силуэты будущих стёкол покрывали всю поверхность, за исключением пары-тройки сантиметров от края, но это даже и к лучшему. Фармер приложил обрезок оцинкованной направляющей гипсокартонных дел к торцу стекла – отлично, зазора вообще нет, как раз залить герметиком и стекло встанет как влитое. Ну что же, пора перекусить и на боковую, до утра. Копаться в неровном свете лампочки под тарахтение генератора – не тот финал и без того нелёгкого дня, о котором хотелось мечтать.

Ужин удался на славу, «шланги с мусором» в исполнении Курсанта, да с добавкой, принесли в однообразную жизнь необходимый вкус и состояние сытости. Разомлев от усталости и сытной еды, Николай умиротворённо пробормотал:

– Да, это вам не по ресторанам питаться, тут никто тебе в суп не нассыт.

– Это да, вот я из Москвы, когда выбирался, такого гада лично видел, – вяло пробормотал Альберт, – Мы одну полоумную упокаивали, и он рассказал про неё всякого.

– Вдвоём упокаивали? А ружья не было, что ли? – Заинтересовался выживальщик. – Или, вон, пистолет у тебя, тоже вроде как огнестрельный весьма?

– Да нет, пистолета ещё не было, а ружьё в машине осталось. Да и не упокоили мы её, убежала – на редкость резвая для новообращённых оказалась, видимо инстинкт. – Начал рассказ Курсант.

22 марта первый год Белого Дракона. г. Москва, 5-я Парковая. 9:00

Шорох куртки, задевшей стену, ударил по нервам не хуже внезапного крика. Враз вспотели ладони, и лицо покрылось испариной. Я остановился, пытаясь прийти в себя. Продышался, осматривая подъезд и настороженно косясь в сторону шевелящегося в перилах мужичка. Чем он меня так пугает, даже не понятно. Но то, что пугает – это точно. Даже не так – не пугает, а нагоняет жуть. Вот когда один и в полной темноте где-нибудь окажешься, да начнёшь представлять что именно сейчас, на тебя кинется, со спины, некто страшный….. Реальной угрозы вроде бы нет, но жутковато. И то же самое у меня сейчас. Причём, я поймал себя на мысли настолько ошеломившей меня настолько, что я даже приостановился на секундочку, позабыв о цели своего перемещения. Обычно, насколько я себя знаю, во время и после схватки, тем более успешной напугать меня чем-нибудь просто нереально. Адреналин и всё такое…. Верно? В таком состоянии я как-то даже на батю огрызнулся, за что огрёб много, быстро и беспощадно. Да – было дело. Батя после этого посмеивался даже: «Нашему бычку – красненькое не показывать, затопчет», намекая на то, что как раз перед отцовской трёпкой, я подрался с пацанами из «кварталов».

Подрался крепко, до крови, и своей и чужой, но – домой пришёл победителем. И сейчас то же самое – в схватке я победил, мысля логически – мне сейчас должно быть море по колено. А мне неуютно, до дрожи селезёнки. В чём вопрос? Недоумение заставило меня поморщиться и с досадой тряхнуть головой. К чёрту всё! Два широких решительных шага привели меня к краю лестницы, ведущей вниз, и, я спустился на три ступеньки – подсознательно не хотелось рассматривать страшноватое чудо-юдо, скрючившись в три погибели.

Спустившись, я начал планомерно осматривать субъекта в перилах, начиная с конечностей. Испачканные брюки, следуя движениям ног, подметали пол подъезда. Руки с частично обломанными ногтями то скребли решётку, то судорожными, какими-то рваными движениями гладили пол. Цепочка быстрых ассоциаций, промелькнув, в мозгу оставила мысль: «так таракан мог двигаться, если бы ему переломали лапы». Я хмыкнул, осмотрел грязнущую куртку с парой параллельных прорех на спине и, чуть присев, взглянул, наконец, в лицо.

Мать твою! Такое чувство, что меня кто-то отбросил рывком за шиворот. Скатившись вниз по ступенькам, я судорожно хватанул воздух открытым ртом, и, суетливо хватанул себя за задницу, потом за пах и, чуть согнувшись, пошарил в промежности. Сухо…. Перед глазами стояли жуткие бельма на изодранном лице. Глаза…. Нет, это уже не глаза это буркалы какие-то, через которые на тебя смотрит… нет, не так – на ТЕБЯ СМОТРЯТ!!! не эта тушка полумёртвая и не понятно, то ли живая, то ли дохлая, а кто-то оттуда – из глубины этих глаз глядит. Кто – то безмерно далёкий и сильный, чуждый настолько, что безотчётный ужас рвёт сознание в клочья. Нет, ну его к чёрту такое счастье на прогулке. В памяти сразу же всплыли слова шефа: «из дома никуда не выходи…». Хватит, блин. Курсант Полукарп осмотр местности закончил, чуть не кончил, но происшествий избежал. Шеф мудр, аки змий. Я долбозавр – надо было сразу сообразить, что раз сказано, то надо сидеть дома и носа никуда не высовывать. Пойду ка я обратно в уютную квартиру, где никто ни на кого не бросается. И тяжелое что-нибудь поищу, на всякий случай.

Стараясь не смотреть в сторону шевеления и, лишь контролируя его краем глаза, я добрался до заветной двери, произвёл все нужные манипуляции с ключом и проскользнул вовнутрь. Не успел замок сочно щёлкнуть, отрезая меня от ставшего пугающим внешнего мира, как в кармане заблеял, завибрировал телефон. Звонил Андрей. Не утруждая себя приветствиями, он, сходу, поинтересовался моим местонахождением.

Я, с облегчением и совершенно честно, сообщил, что нахожусь дома, согласно распоряжениям начальства, как и положено добросовестному сотруднику. Далее разговор пошёл практически в телеграфном стиле. Время приезда, наличие опасности во дворе и подъезде. Удивляясь самому себе, я предельно лаконично изложил диспозицию наблюдавшихся объектов, характер их поведения и дислокацию. При воспоминании об ужасе, застрявшем на лестнице, меня коротко сотрясло крупной дрожью. Экое, блин, потрясение оказывается – так меня не трясло, начиная с момента встречи со злой собакой в детсадовском возрасте.

До приезда моего старшего товарища оставалось минут сорок, и я решил их использовать с толком. Первым делом осмотрел доступное к наблюдению из окон пространство двора. Изменений никаких не заметил. Затем, сел искать информацию о жертвах инфекции. Пока глаза бегали по экрану компьютера, я не торопясь прикидывал, что предстоит собрать из вещей, чтобы взять с собой. Получалось что практически ничего. Вещи упакованы – я только вчера их привёз, остальное на мне. Разобрать и упаковать компьютер – дело пяти минут, коробки стоят рядом. Так что сборы и погрузка вещей много времени не займут.

От мысли о вещах, цепочка ассоциаций привела меня к мыслям об импровизированном оружии, отчего я быстро вскочил и начал метаться по квартире в поисках предмета, способного перевести меня из состояния «крут, умён, но безоружен», в состояние «вооружён и бойтесь меня семеро». Первым делом я наткнулся на топорик для рубки мяса. Поискав место на себе, где его можно было бы закрепить, метнулся к сумкам, порылся в них и разыскал военную портупею. Перепоясался ей, поверх обычного ремня в джинсах и получил возможность носить топорик на поясе. Немного неудобно, но, всё же, лучше чем ничего. Тут меня осенило! Чего я туплю? Под рукой есть интернет – смотрим, что там раньше древние использовали и потом думаем, что изобразить подобного из подручных средств. Быстро вернулся к компу, ввёл в поисковик словосочетание «средневековое холодное оружие».

Яндекс предъявил к осмотру список ссылок по интересующей меня теме. Кликнув на первой же понравившейся, я узнал что «…Европейское средневековье характеризуется тремя типами холодного оружия: мечом, секирой и копьём, при известных обстоятельствах – дротиками…». Нееет! нам такой баян, не нужен. Меч я выковать не сумею, копьё …. Копьё как вариант, конечно же…. Стоп! Мысля логически – а для чего мне оружие? На кого я с ним охотиться собрался? С кем воевать? С той тварью, что в ловушке застряла и ей подобными?

Тогда, мысля логически – надо узнать про них побольше, вдруг они запах духов «Шанель» не переносят, а на них с топором собрался. Как говаривал ротный наш: «хочешь знать – ищи первоисточник». Правда, то, что он добавлял дальше, в приличном обществе не скажешь. Решено – усевшись за компом поудобнее, я погрузился в изучение упоминаний о новосотворённых и невиданных ранее тварях, повергнувших меня и весь остальной мир в ужас. Отсортировал сообщения по дате и, сразу же начал натыкаться на фразы «бейте в голову», «успокоили, проломив башку», «сломали шею», «двигаются, пока мозг не повреждён». Какой-то шутник написал «валите их на бок – клюйте им мозг».

Мысля логически – эти твари появились везде, и, народ учится с ними бороться. Я почувствовал прилив сил и подъём боевого духа. Если другие справляются – я точно справлюсь. Вон, какой-то офисный хомячок «OffisRenger» пишет, что проломил голову бешеной твари канализационной решёткой, у входа в метро. Врет, поди. Наверняка, просто увидел, как кто-то такое сделал, теперь хвалится. Я его раньше читал – он вечно плакался на тему: как его угнетает необходимость учитывать существование гопоты, при перемещениях по городу. Где он её нашёл? С тех пор как я курьером начал работать – объездил весь город, а гопоты нигде не встретил. Везде обычные парни. Конечно, большинство интеллектом не блещет, но – веди себя правильно и проблем никаких. Отморозков в расчёт не берём.

Что – то я отвлёкся. Поймал себя на мысли что потерял несколько минут в размышлениях о гопниках. А Андрей вот-вот подъедет, надобно поторопиться. Бегая глазами по строчкам ссылок, вычленил из общей массы обрывок фразы описания статьи: «о теории производства столь простейшего в изготовлении оружия, как кистень». Кажется, это мне и нужно. Щёлкнул по ссылке, убедился – да, оно самое. Мысли закрутились с бешеной скоростью. Что имеем? Кистень – это попросту твёрдая и тяжёлая хреновина на верёвке или цепи, прикреплённая к палке. Или без неё тоже можно? А? Вспомнились солдатские ремни с тяжёлыми бляхами. Так. А ещё, помнится, у Стивена Кинга в «Лангольерах» – чудак кого – то завалил, завернув тостер в простыню. Тоже вариант, учту.

Подумал, а сам рефлекторно посмотрел на старый продавленный диван, внутри которого хранилось постельное бельё текущего использования. Буду считать, что почти вооружён, на худой конец, даже если ничего не придумаю – заверну железяку на одном конце простыни, простынь в жгут и всё – я практически непобедим. Однако, дальше надо почитать. Что там у нас? Ага: «…Так как сделать кистень проще простого, все начинающие ролевики выбирают именно его, ссылаясь на свою неопытность. Начинать нужно, естественно, с ручки». Во, ё-моё – «лис северный, масти неведомой»! А кто такие «ролевики»!? Это те, в порнухе которые, что ли? Да не – вроде на фото сбоку симпатичные такие железяки убойного действия на рукоятках. А-а-а-а! Дошло, я даже выдохнул с облегчением, так удивился до этого, что даже дышать перестал. Ясно, ролевики – это те, кто в «войнушку» играть не прекратил.

Наверное, в этом есть смысл. Мне же пейнтбол нравится, так? Мысля логически – та же игра в «войнушку» только по – взрослому. Продолжаем читать дальше: «…ручки, топорища и прочая подобная ерунда создаётся в процессе обработки какого-нибудь бревна…» Ох, ну не хрена же себе «ролевики». Я честно попытался представить себе паренька с подобным кистенём. «Ручка из обработанного бревна» как-то не соответствовала размерам воображаемого игруна в ролевые игры, и, парень быстро увеличился до размеров, позволяющих свободное использование данного девайса. Я тихо охнул.

Воображение нарисовало Алёшу Буслаева или Василия Поповича, кого – то из них, в общем, я их всегда путал, нежно держащего в занесённой руке брёвнышко с гирькой. Тоже хочу быть таким – с брёвнышком в одной руке, но пока не вырос … Ладно, смотрим дольше…. Ролевики, хм… Итак: «Ручка обычно не длиннее топорища, а для удобства лучше сделать ещё короче. В один конец госпожи ручки следует ввинтить болт или каким-нибудь образом вбить кусок проволоки, короче, просто какой-нибудь предмет, к которому впоследствии можно удобно привязать верёвку. Длина верёвки обычно определяется длиной ручки, последняя не должна превосходить её. Верёвку можно брать любую – главное, чтобы на игру допустили.»

Бедный мой разум! Я попытался представить брёвнышко не длиннее топорища. Смог, представил. Только в моём воображении это получился пенёк. Когда же в мысленной картине нарисовался богатырь, размахивающий пеньком с гирькой, я не выдержал, прекратил чтение и измышления и, сосредоточился на основном. Что я выяснил? Ничего сложного нет. Нужна палка размером… Тут мой взгляд упал на топорик для рубки мяса, коим я вооружился чуть ранее. Вот! Примерно такая длина мне и нужна! И дырка в топорике присутствует в конце лезвия, выдумывать ничего не надо! Воодушевившись, я выскочил из-за стола и метнулся на кухню. В недрах кухонного шкафа отыскалась мясорубка, в ванной комнате, на полке под потолком – моток капронового шпагата. От мясорубки была взята деталь в виде ребристого кольца с резьбой, скрепляющего конструкцию в собранном виде. Шпагат, два узла и вот, мой импровизированный кистень готов. Осмотревшись, я решил удалиться из кухни и провести испытания нового оружия в коридорчике.

Первый, пробный взмах был лёгким, осторожным. Ударный элемент описал полукруг, топорик заёрзал в руке, когда кольцо было почти в наивысшей точке своего полёта. Вроде бы терпимо. Я ещё раз крутанул импровизированным оружием. На этот раз резче. Судя по всему, я чего-то не учёл. Шпагат зацепил угол лезвия топорика, сбил кольцо с траектории, напрягся, сорвался с преграды, кольцо вильнуло, я, с перепугу, опустил руку и….. Спустя минуту, я смог выдохнуть смахнуть слёзы из глаз тыльной стороной ладони и сказать «Ыыыы». Басом. Уверенно. В полный голос, держась второй рукой за больную голень.

Вскоре подъехал Андрей. Если судить по личным впечатлениям, то – прошло минут десять, не более. На часы я взглянуть не удосужился. Моё внимание целиком было поглощено лечением больной голени. Обработать ссадину перекисью водорода, присыпать стрептоцидом, наложить сверху тонкий марлевый тампон, закрепить лейкопластырем, потом раскачиваться, обхватив больное место и тихо подвывая – дел хватало. Ровно до того момента, когда серия частых хлопков во дворе, привлекла моё внимание. Привычное ухо опознало в хлопках выстрелы из пистолета и, боль сразу же исчезла. Я, прихрамывая, переместился к окну, заняв позицию для наблюдения сбоку от оконного проёма. Наставления преподавателей тактики и некоторых офицеров роты, успевших хлебнуть боевых действий до прихода в училище, сами собой всплыли в памяти при звуках выстрелов. Пуля-дура. И шустрая при том. Прилетит – не успеешь поздороваться. Нет уж. Лучше мы, как мудрые воины, схоронимся за стеночкой, и оттуда уже обстановку выясним.

Там, где раньше тусовалась пара собачников, теперь безжизненное валялось тело. Я не доктор, но живые так не лежать не могут – чисто подсознательно ощущается такая вещь. Второе тело неуклюже ковыляло за одетым в короткое темно-серое полупальто Андреем, направлявшимся быстрым шагом к белому громоздкому джипу. Джип располагался на самом краю видимости и, мне приходилось выворачивать голову, прижимаясь к оконному стеклу, чтобы увидеть его. Других людей с оружием в моём поле зрения не было. Только мой коллега и старший товарищ, державший какой-то угловатый пистолет в опущенной руке. Ни ментов, ни бандитов – а кто ещё в России может позволить себе стрельбу в городском дворе?

Стрелок достиг джипа, прижался спиной к двери, окинул взором двор и, быстро вскинув пистолет, пару раз пальнул, сбивая хромоногого на землю, после чего перенёс прицел и выстрелил ещё три раза. Из подъезда донёсся гулкий «бум», видимо одна из пуль попала в дверь, Андрей же, как ни в чём не бывало, выбил магазин и стремительно воткнул новый, после чего просунулся в окно джипа и, достав оттуда мобильник, повернулся в мою сторону и сделал жест рукой, мол «Открывай». Я метнулся к входной двери, ожидая сигнала домофона, прихватив по дороге лежащую на столе мясорубку. При всей готовности, звонок заставил меня вздрогнуть, уж слишком много произошло событий за последние полчаса, автоматом нажав кнопку открывания, я выскочил в подъезд, осматривая оба пролёта и площадку. Пойманное мной в ловушку тело, видимо, заслышав звук открывающейся двери, вяло затрепыхалось, недолго думая, я в три прыжка сбежал вниз и, ухватившись рукой за перила, с размаху треснул мужика мясорубкой по голове. Противно хрустнуло, а в руку ощутимо отдало ударом, зато пойманный моментально обмяк. Поздравлять себя, или нет? Сомнения разрешил Андрей, взбежавший по лестнице.

– О, боец, да ты никак котлет решил наделать? – Сдерживая улыбку, заявил товарищ, – Прямо не сходя с места? Так я тебе скажу, не нужно. Умрёшь, и станешь как эти, бродить по земле, ожидая чьего-нибудь выстрела, или вот такой же мясорубки, в голову.

Я замялся, вечно он меня ставит в неловкое положение своими шутками, а пока я продумаю ответ, он снова его просчитает и моментально загонит меня ещё глубже. И потому я просто промолчал, согласно кивая.

– Собрался? – Вставая спиной к щитку, и контролируя спуск с лестницы, вопросил Андрей. – Давай, хватай свои баулы, и помчали, времени у нас всё меньше и меньше.

Я рванулся в квартиру, пробегая мимо кухонного стола, вновь остановился, схватил свой недоделанный кистень, положил мясорубку, взамен взял хитрый винт от неё, ну, который мясо проталкивает. Кинул всё это в рюкзак, взвалил его на плечо, подобрал упакованные в сумки вещи и выдвинулся на лестницу. Товарищ мой взялся прикрывать мой отход, идя немного сзади и вертя головой, при этом держа пистолет у меня над плечом. В принципе, правильно, я прикроюсь сумкой, он прикроется мной, одно плохо – начни он стрелять и я оглохну на правое ухо. Только закончил мысль, как уловил впереди смутное движение, и голова взорвалась звоном, что называется, накаркал, зато тело впереди рухнуло, как подкошенное.

Однако стреляет он мастерски, надо будет попросить научить, наши преподы в училище так не могли – считай, меньше полсекунды на выявление цели, прицел и точный выстрел в середину лба. Дальнейший спуск прошёл без происшествий, на улице тоже было чисто – оказалось, в джипе с Андреем приехало ещё двое ребят, и сейчас они, прикрывая друг друга, контролировали двор толстыми стволами помповых ружей, явно иностранных и весьма дорогих. Ну, в принципе, «Эсэс» мог себе это позволить. Стоило нам отойти от подъезда, как один из громил, незаметным движением закинув ружьё за спину, бегом кинулся к нам, и подхватил мои сумки. «В джип?»

– Нет, в «Волгу», грузимся и езжайте, а нам ещё пару дел завершить надо, – ответил Андрей.

– Но шеф сказал…

– Я в курсе, что он сказал, но ты не в курсе, что он ещё сказал только мне. – Сталь прорезалась в голосе. – Езжайте, мы вдвоём справимся, а там женщины и дети, их прикрывать важнее.

– Принято. Если что – я ссылаюсь на тебя. – Шкаф погрузил баулы в багажник «Молнии» и захлопнул его, вопросительно посмотрев на моего командира.

– Естественно, чтобы наверняка – скажешь, дословно и не перепутай – Поехали за кедровыми орешками. Понял? – Андрей сурово посмотрел на боевика.

Тот, молча, кивнул и пошёл к джипу, махнув рукой напарнику, мол, двигай, поехали. Я вернулся к двери, чтобы закрыть её – командир, перед тем как входить, подпёр её кирпичом, чтобы не закрылась. В принципе, правильно – снаружи никто бы не вошёл, а изнутри, случись нам драпать от мертвяков – я уже знал, что это именно мертвяки – каждая секунда промедления была бы опасна.

– Шеф, я почитал в интернете, в целом по ситуации в курсе. – Набравшись смелости, я обратился к оказавшемуся немалой шишкой в нашей организации командиру. – Но, может быть, ты больше знаешь, что вообще творится? Откуда оно всё?

– Ничего страшного не происходит, если вдуматься, – Андрей смачно сплюнул на ступеньки крыльца подъезда. – Если не быть дураком, вертеть головой и напролом не лезть, как полоумному, то всё в порядке, угроза минимальна. Ты же видишь что эти трупы или полутрупы бешеные совсем вялые. Так?

Я согласно кивал головой, вспоминая схватку в подъезде. Ведь, если разобраться – что там произошло? Пока я не взглянул в глаза этому мертвяку, я крутил его, как хотел, как куклу самодвижущуюся. Пока не посмотрел, да. Зато после взгляда всё перевернулось. Я перепугался, надо быть честным, до усрачки, до беспамятства. Случись так, что зомби удалось бы выбраться из той ловушки, куда я его играючи загнал – мне конец. К сопротивлению я способен не был. Чувство было, как будто бы в кошмарном сне – ты знаешь, что можешь действовать, но не способен на это – словно парализован. Вот! Вот это слово, которого мне не хватало – вид тех жутких буркал просто парализовал мою волю. От неожиданности, наверное. Вывод какой? Мысля логически, вывод простой – если не бояться этих ходячих кусков мяса и не подаваться панике, то можно легко справиться с мёртвой напастью.

– А в данной ситуации только это нам и важно. Думать и искать причину всех нынешних бед будем потом, когда выберемся и укрепимся. – Дополняя слегка опустевшие магазины пистолета, произнёс Андрей. – Вопросы есть?

Вот оно что, мне ставят задачу! Разумеется, вопросов нет, о чём я и доложил, вытянувшись по струнке и щёлкнув каблуками.

– Вот и хорошо, давай за руль, и в обход центра держим курс на Бутово. Дальше – разберёмся.

Москва давно уже славилась своими пробками, но то, что я увидел сейчас на Щёлковском, даже Пробкой, с большой-пребольшой буквы назвать можно было с натяжкой. Это была настоящая закупорка, или даже непроходимость, Запор. Все, кто успел сориентироваться, сейчас пытались выехать из города. Естественно, на своём автотранспорте. Естественно, с баулами. И, не менее естественно, каждый считал, что проехать должен только он и никто больше. На наше счастье, для того, чтобы встать на курс, я выбрал дорогу не в объезд, а через центр – хоть встречные полосы и были забиты, но одна была совершенно свободна и вот по ней-то мы, единственные и неповторимые, мчали в сторону МГУ творить добро.

То есть, киногерой на близнеце моего авто желал творить добро, а нам надо было лишь добраться до точки назначения. По третьему кольцу сейчас, наверняка, творится точно такое же, что и на выезде из города, причём, наверняка в обе стороны – наши граждане предпочитают выбираться из города через весь город, видимо не хватает экстрима. И потому, рванём через центр – мимо Большого, да на Лужниковский метромост. Есть у меня мысль, как его проскочить наверняка, но доберёмся – там и посмотрим.

22 марта Первый год Белого Дракона. Московская область, пос. Бутово. 15:00

Андрей вытряхнул сигарету из пачки, прихватил её губами за фильтр и искоса взглянул на переваривающего информацию Полукарпа. Взгляд его, лукавый, был цепок. Он, явно, оценивал реакцию бывшего курсанта, отслеживая малейшие изменения его лица. С изменениями было туговато. В голове несостоявшегося вояки царила гулкая пустота. Единственное, о чём я смог подумать, так это о том, что буддисты из Иволгинского дацана назвали бы такое состояние просветлением. «Я – тупой Будда» вспыхнула перед глазами огненная надпись. Тем временем, Андрей нащупал в кармане зажигалку, прикурил и вкусно затянулся, выпустив толстую струю дыма в сторону от собеседника.

– Так это что – совсем песец, как в кино американском? Не будет людей и не выжить никому совсем? – Я с видом маленького ребёнка, затаившего надежду на получение вкусного, посмотрел на Андрея. – Совсем-совсем? Да?

– Нет, малыш, это не песец – это Великий Белый Дракон! – Андрей хохотнул как-то нервно слегка, словно по инерции.

– Это что ещё такое?

– Это такая штука хитровыдуманная в китайской мифологии. Белый Дракон – это символ бедствий, а вот Великий – это о-о-о-о! – Андрей горестно завыл и стал раскачиваться из стороны в сторону, всем видом демонстрируя крушение надежд и полную безнадёгу.

– Андрейка! Слышь, хорош придуриваться – ты толком объясни!

Услышав мой призыв, Андрей перестал выть и быстро оглядел двор. Затем сместился поближе к подъезду, вглядываясь внутрь, кивнул каким-то своим мыслям и продолжил объяснения.

– Так вот, Великий Белый Дракон – это Белый Дракон в степени Дракон. Врубаешься? Бедствие настолько страшное и всеобъемлющее, что конец света по сравнению с ним – это как котёнок в углу нассал. Неприятно, но поправимо. А Великий Белый Дракон – это неисправимо в принципе и, настолько ужасно, что изображать это можно только иносказательно, в виде белого квадрата. Реального изображения мозг не выносит, и само изображение Великого Белого Дракона означает его приход.

– По-моему, когда китайцы всё это придумали, у них у самих «приход» был. – Произнёс я после минутного размышления. – Всё что они наворотили, по-русски можно в двух словах сказать: «Полный Пэ».

– Ну, я бы сказал, «Полный Пэ» – это ровно половина до появления белого квадрата. Потому что сам «Полный Пэ», как и его последствия, человек вполне так себе может представить. – Андрей продолжил вещать, затягиваясь сигаретой до треска и выдыхая клубок дыма. – Так что твою ассоциацию смело можно назвать конвертом, посланием от Белого Дракона всему сущему. С уведомлением, да.

– А всё-таки интересно, почему именно белый, и именно квадрат? Может, что-то со снегом связанное, из глубин боязней китайской культуры в целом? – Я по привычке начал было логически раскладывать цепочку размышлений.

– В данный момент это неважно. – Щелчком выбрасывая сигарету, задумчиво произнёс Андрей, – Тут такое дело, мы сюда приехали по заданию Эсэс, забрать кое-что. Ты сидишь в машине, я туда и обратно.

Я задумчиво почесал затылок «И всё же, почему квадрат?». Через пару минут ожидания заскучал, и полез в рюкзак достать сникерс, внезапно глаза мои загорелись – рука наткнулась на каску. «Вот, а Андрей-то и не знает! Сейчас я ему продемонстрирую индивидуальную броню». Вытащить и надеть полированный фетиш на голову не отняло много времени, сложнее было извернуться обратно в тесном проёме салона, но и это выполнил успешно. Следом из рюкзака появился нож со шнурком, хитрый винт от мясорубки заменил собой ребристое кольцо. После чего я, наплевав на команду, вышел из авто, и, поигрывая гирькой кистеня, прислонился к стене дома. Массивная железная дверь лязгнула, открываясь, и явила взору улыбающегося старшего товарища.

– Эй, полурыб, бегом сюда, будем тебя взрослым делать. – Настроение Андрея заметно улучшилось, видимо, прошедшие пять минут что-то сильно изменили. – Хорош уже прятаться, тебя всё равно камера снимает, я видел где ты есть.

– Я, вроде и так взрослый вполне, никто не жаловался. – Я попытался было пошутить в ответ, но шеф прервал: «Цыц», при этом вытащил из-за спины какой-то массивный свёрток и, уложив его на капот, начал медленно-медленно и достаточно торжественно разворачивать.

Похоже, ружьё. Тогда я согласный, у нас в Сибири ружьё дарили как признание совершеннолетия. Нет, стрелять-то я стрелял, и на охоту ходил, но разве пукалку 20-го калибра можно считать взрослой, тем более что с ними как раз дети 12-14 лет и ходят, на белку? А тут, судя по чехлу, что-то хорошее, минима 12-й, ствол длинный, скорее всего горизонталка. Почему именно тут? Вывеска «Всё для охоты», ага, наверняка ремонт и тюнинг. Значит, батя схитрил, купил заранее, да отдал тюнинговать, как раз на выпуск бы его и подарил, а тут такое – значит, недоделка, или ствол уже давно лежал готовый, лишь момента ждал. А раз батя – значит, ИЖак, он ТОЗы не сильно отчего-то любит. Или 43-й, или 58-й, но скорее первое. Что там Андрей бормочет?

– Отомри, бедолага. Чего завис?

– А патроны где на него брать будем? – Произнёс я и буквально увидел, как у товарища стремительно, как в мультиках, отпала челюсть. – Ну, там же 43-й? Батин? Андрей мотнул головой, погрустнел и с тоской в голосе поинтересовался:

– Он тебе звонил, да? Весь сюрприз испортил, блин.

– Нет, не звонил, я, как ты это называешь, логически подумал. – Улыбка поселилась у меня на лице. – Только вот с моделью не до конца уверен, пальцем в небо тыкал.

– Однако, силён, бродяга. Видимо, в самом деле повзрослел. – Командир начал приходить в себя. – Вот, значит, тебе и доказательство. Как ты и определил, ИЖ-43, новая ложа, новые стволы, кучность выше процентов на девять. Патронташ, патроны картечь и «пятёрка»– дробь. Держи, владей.

Я принял ружьё двумя руками, встав на одно колено. Целовать, разумеется, не стал – что я, тупой самурай какой что ли, железяки на улице целовать? Но что-то сказать надо было, а слова, как назло, все пропали. Издав всхлип, я выдавил из себя «Спасибо» и зажмурил на секунду глаза. В этот момент наверху раздался какой-то непонятный шорох, Андрей задрал голову, а я успел лишь увидеть, как упавший с крыши кирпич разбивает ему лицо. Рухнувший следом оранжевый мешок сбил товарища с ног, что-то неприятно хрустнуло. Я инстинктивно отскочил, роняя ружьё – наверняка не заряжено, и потому – обуза, одновременно перехватывая импровизированный кистень и быстро озираясь по сторонам.

Чисто. Теперь подойти к Андрею, посмотреть, что с ним. Вместо него лежит дворник, родом, похоже, из южных стран, вяло тянется руками и скалит зубы, явно пытаясь добраться до моего командира. Взмах, удар, треск, больше не трепыхается. Шнурок петлёй, подцепить за шею и оттащить в сторону – что с Андреем? А ничего. Всё, нет больше Андрея – разбитое в кровь лицо, испачканное грязной землёй и неестественно вывернутая голова. Песец, Великий Белый Дракон, Рагнарёк – всё это оказалось таким незначительным и далёким в данный момент, я потерял единственного, ну, кроме родителей, человека, который действительно меня любил. По-братски, как старший любит и защищает младшего, при этом периодически подшучивая и воспитывая. Обхватив голову руками, бросив ненужный «кистень», я сел на землю и завыл. Подъехал какой-то грузовик, из него вылезли люди и направились в тот же подъезд, откуда вышел Андрей, от группы отделился человек и подошёл ко мне. «Как?» – поинтересовался он.

– Сверху, с крыши спрыгнул – указал я мокрой от слёз рукой на дворника. – Сначала кирпичами, а потом и сам.

– Да, жаль Кедра. Обе Чечни прошёл, и так глупо погиб. – Снял головной убор мужик. – А ты с ним был? Полу-боец – это ты?

– Я, а…

– Ружьё я доводил, чуть-чуть не успел приехать – видишь вот, вывозимся, а на дорогах чёрти что. – Протянул руку. – Михаил.

– Альберт. – Принял рукопожатие я. – Надо бы его по-человечески похоронить.

– Согласен, но не здесь. Мужики, Андрюху в пакет, вывезем в ППД и там ему покой дадим. – После чего повернулся ко мне. – Ты тоже на Базу потом? Знаешь как добираться? Или с нами поедешь?

– Так, а вы тоже наши, да? Опенбаха знаете? – Скользнула мысль в моей голове, и тут же затаилась под грузом горя. – Примерно знаю, наверное, сам доберусь.

– Да, «наши», разумеется, знаем. – Михаил отодвинулся в сторону, позволяя парням пройти к телу. – Ну, давай, тогда, сейчас погрузимся и выдвигаемся, а ты решай сам, немаленький уже.

С этими словами он ушёл в подъезд, руководить дальнейшей эвакуацией магазина. Я же подошёл к телу товарища, накрытого чёрным полиэтиленом, нащупал под ним руку и пожал её. Прощай, старший брат, и прости, что я поздно это понял.

Открыл дверь «Молнии», кинул ружьё и кистень на заднее сиденье, сел на что-то твёрдое, весёлым хрустом пообещавшее проблемы, и тихонько двинул прочь. Хотелось просто немного побыть одному, дорога тут одна, подожду грузовик на перекрёстке. Сам того не замечая, вышел на трассу и разогнался почти до сотни, поток встречных машин иссяк – видимо, на МКАДе случился непроходимый затор, придётся ехать по большому кругу. Впереди какая-то человеческая фигура подняла руку, голосуя, после чего бросилась мне наперерез. Удар по тормозам,

«Твою маму, что за…», толчок прервал размышления, и человек, не сумевший преодолеть высокий капот «Двадцать первой» отлетел на обочину, машину от резкого торможения развернуло и увело туда же. Изумлённый, я вышел из авто, предварительно вытащив «кистень» и, поигрывая гирькой, стал приближаться к неподвижной груде ярких тряпок. Похоже на девушку, и лицо какое-то знакомое, толком разглядеть не успел, но черты узнаваемы. Вот и посмотрим, что за самоубийца нам встретилась. Девушка ещё дышала, голова при ударе не пострадала, зато руки оказались изломаны местах в трёх – танк, а не машина.

Обратила взгляд на меня: Ё-моё, «Лошадка». Та самая, Братская, из телевизора, они там ещё строили что-то. Взор её быстро тускнел и через минуту, издав какой-то не то всхлип, не то стон, душа покинула тело. Интересное кино, выходит, я убил живого человека? Что же блин, теперь делать? И как она здесь оказалась, вчера же ещё по телеку показывали, во Франции они «тусят», блин. Да, тут не отмажешься, надо валить, родня её подтянет такие силы, что ЭсЭс просто сдаст меня, не пытаясь прикрыть. Как же я так попал, ведь видел же, что выходит на дорогу. И скорость под сотню, налицо нарушение. Засада полная, хорошее продолжение дня, сперва Андрей, теперь вот ещё эта. Как быть?

Вдалеке показался автомобиль, следовавший в сторону города. Приблизился, и сердце упало в глубину желудка, или даже ещё глубже – хуже и придумать было нельзя – патрульный «Мерседес» ДПС. Вышедший из неё сотрудник на ходу достал пистолет, передёрнул затвор и, наставив ствол на обочину, обошёл «Волгу».

– Что случилось? Человек, или из этих? – Гаишник оказался подкованным в нынешних реалиях, что, впрочем, неудивительно.

– Человек. Точнее, она, под колёса бросилась. – Я потупил взор, сердце стучало как пулемёт, того и гляди – лопнет. – Тащ капитан, честное…

– Сама, так сама. Наглухо, или живая? – Капитан не спускал пистолета с кучи тряпья, совсем недавно бывшей человеком. – Сам цел?

– Уже не живая, я километров восемьдесят шёл, не успел среагировать вообще. – Решив во всём признаться, для очистки собственной совести, выложил всю правду. – И это, она – из телевизора. Братская.

– Ну, нифига себе!!! – Капитан аж опешил. – Что серьезно?! Откуда она тут?

– Я сам в полном недоумении. Выскочила на дорогу, начала махать руками. – Я решил говорить всё честно, как было. Потому как, во-первых, виноватым себя не ощущал совершенно, а во-вторых, мысля логически, начинать на ходу придумывать, а потом забыть, что кому врал, хуже и не придумаешь. – Разве что, может, прилетела, но тут аэропорта же нету

– Да есть тут аэропорт, как раз оттуда и еду. Другой вопрос, как она сюда попала? – Гаишник почуял знакомый запах наживы и начал давить. – Не пешком же дошла? Что-то ты темнишь!

– А я знаю?! Кто их этих из телека поймет? Они же вообще с другой планеты, похоже. – Сердце потихоньку возвращалось на место, следом за ним потянулась злость. – Ну, так что делать то?

– Ну, раз не знаешь, я тебе расскажу. Сейчас оформим протокол, отправим тебя в КПЗ – человека же убил? Убил.

– К-как?! А может, договоримся?! – Сердце окончательно встало на место, но чтобы распалить злость я повёл диалог в привычном для сотрудника ключе. – Нельзя мне в тюрьму, у меня мама в деревне одна, никак нельзя.

– Со мной-то может и договоримся, а что ты её родителю скажешь? Ему и Президент не всегда отказать может. – Видимо, почуяв какие-то нехорошие нотки в моём голосе, заколебался гаишник, даже пистолет приопустил и левой рукой почесал переносицу. Неудобный разговор прервался шорохом, раздавшимся из-за машины.

Нетвёрдо покачиваясь и нелепо размахивая сломанными руками, над капотом показалась виновница происшествия. Лицо не выражало ничего, лишь в глазах темнел потусторонний голод, а пища, в лице нас с капитаном, стояла готовая к употреблению и ждала.

Капитан, увидев упыря, что-то невнятно булькнул и начал высаживать патрон за патроном в тело бывшей гламурной телеведущей. Лязгнул, встав в крайнее положение, затвор, палец гаишника продолжал дёргать спусковой крючок. «Завис», подумал я и начал раскручивать в вертикальной плоскости импровизированный кистень, ожидая приближения зомби на расстояние удара. И она не заставила себя ждать, сделав пару шагов на нетвёрдых ногах, попала в зону досягаемости оружия. Рывок, удар, хруст и отход, продолжаем вращение, однако, вопреки ожиданиям, удар не упокоил мертвечиху, хотя из проломленной головы потекла тоненькая струйка крови. Ещё удар, и сходу ещё, с тем же результатом. Капитан вышел из ступора, перезарядил пистолет и выстрелил, также в голову. Пуля пошла вскользь, никакого эффекта кроме брызг крови не произведя.

– Да она, в натуре, безмозглая!

– Похоже, так. – Я кивнул головой и отошёл по дуге влево, освобождая сектор, но продолжая держать «кистень» в боеготовом состоянии.

Упыриха, видимо что-то почуяв, внезапно присела и рванула в сторону домов, успешно укрываясь от пытающихся её настигнуть пуль корпусом моей «Молнии».

– Однако, слишком что-то она шустрая для свежеобращённой, – пробормотал капитан, – что-то тут не то. Может, она живая? Да и лежала долго сильно, обычно через минуту встают.

– А что, бывают и шустрые? Ты вроде не сильно удивился, когда она так рванула, я так понимаю, встречал уже? – Успокаивая гирьку, я начал добывать разведданные. – Поделись, судя по тому, что в Москве видел – нету больше ни судов, ни Правительства.

– Я в курсе, что нету. Я кортеж сопровождал, главарь в Сибирь полетел, ну и шишки разные с ним – как раз с их аэродрома и улетели. – Капитан успокоился и перестал строить из себя представителя закона. – Точно, им же как раз самолёт из Франции пришёл, видимо на нём она и прибыла.

– Ну, так что? Я поеду? – Будем ковать пока горячо. – А то мне ещё добираться чёрти куда.

– Езжай, хрен с тобой, – махнул рукой гаишник. – Только смотри, не беспредельничай, и помни – твои номера я записал, если всё наладится – ответишь по всей строгости.

– Так точно, товарищ капитан. – Я приложил руку к каске. И добавил: – Если наладится, конечно.

23 марта Третий год белого Дракона . Калужская область, г. Юхнов.

– Собственно, вот так и выбирался. – Завершил Альберт, повернувшись к Николаю. Тот мирно похрапывал, уложив голову в миску с макаронами, придерживая её руками на лежащем поперёк коленей ружье. – И для кого я тут распинался?

– Я слушал, очень интересно. Хоть книжку пиши. – Подал голос спасённый подхарик. – Мужики, я так сытно уже года три не ел, как раз с того момента, как началось. Возьмите меня к себе, а?

– А нам какой интерес? Тебя ж кормить-поить надо, таскать помогаешь – но это не смертельно. – Курсант задумался. – С другой стороны, если мыслить логически, третий человек на борту лучше, чем если бы его не было. Стрелять ты всё равно не умеешь, но зато втроём куда больше утащить можно.

– Я не только таскать могу, у меня есть уникальная особенность. – Ухватился за соломинку кришнаит, – Я выпимши все дороги в окрестности понимаю, отчего так – не знаю, но именно так я к нам на базу и попал первый раз.

– О, так ты типа навигатор, что ли, получаешься? – В голосе появился интерес, Полукарп достал платок и принялся полировать уже тщательно облизанные ложку и миску. – И как тебя зовут, чудо иноземной техники?

– Животие, серб я. Точнее, батя серб, а я уже наполовину русский. – Гордо произнёс спасённый. – Чтобы проще – можно Живко, я не обижаюсь, у нас это не считается чем-то таким запредельным.

– Животное, значит. – Протянул Курсант в улыбке, едва удерживаясь от смеха. – А батю твоего как звали, да и вообще, давай весь расклад, кто таков, откуда взялся. Считай, я служба кадров, как-никак тебя на довольствие ставить, надо знать, кто ты есть.

– Ага, животное, Живко. – Бритоголовый оценил шутку. – Отца Правдолюбом звали. В смысле, его дед так назвал, не люди. Но он своё имя полностью оправдывал, царство ему небесно. Под бомбами в Белграде лёг, на мосту как раз. Они тогда с товарищами на мост вышли, куча народу гражданского – мол, вот они мы, защитники страны, давайте, бомбите. И что ты думаешь, разбомбили. А у меня сон был, я тогда уже Харьков проезжал – мамку домой отвозил, к родне в Тулу. Так вот, во сне мне Ангел явился, батю за руку привёл, говорит, прощайся с сыном, Правдолюб, и пойдёшь дела принимать. Я проснулся в поту, а утром на вокзале по телевизору новости увидел. И знаешь, на удивление, эмоций не было. Разве только радость какая-то затаённая, которой ни с кем делиться нельзя. А мать, как увидела про мост репортаж – так и обмерла, видимо тоже похожий сон видела.

Три дня пожила, и умерла во сне, как раз как к тётке приехали. Вот такая вот радость вышла. Потом десять лет как в тумане, где-то работал, что-то строил, мотался по областям соседним. Жениться не довелось, не успел, в Югославию так и не уехал – тётка паспорт спрятала, и обменяла втихаря, с советского на российский. А без паспорта через Украину тогдашнюю вообще не проехать было, они как с ума все посходили.

– А фамилия твоя как, боец? Для ведомости фамилия первое дело. – Полукарп прервал молчание, убирая столовый прибор в рюкзак. – Хотя, какая по нынешним временам разница, людей мало, можно и по именам всех запомнить и не путать.

– Стойкович, – тщательно ставя ударение на первую О, доложил Живко. – Животие Правдолюбович Стойкович, гражданин Российской Федерации. Каменщик и печник, стаж 12 лет.

Вновь услышав непривычное уху имя, да ещё и в такой комбинации, Альберт не выдержал, и зашёлся в смехе, серб, недолго думая присоединился. Уханья и подвывания двух лужёных глоток разбудили мирно дремавшего предводителя, тот мотнул головой, и, заорав «Внимание всем, стреляю на поражение» вскочил, и высадил дуплетом в, прислонённый к стене склада, почти готовый бронелист, из самых первых. Противный вжик рикошетов и последовавший звон стекла со стороны грузовика протрезвили стрелка, он начал вертеть головой в поисках опасности, параллельно перезаряжая ружьё.

Курсант, не теряя времени, вскочил, и, когда Фармер вновь приложил ружьё к плечу, с явным намерением пальнуть ещё, Полукарп уже повис у него на руке с воплем «Коля, очнись!!! Это мы, врагов нету!».

– А сколько времени? – Опешив, вопросил Жовтобрюх. – Отчего не спим?

– Третий час ночи, а если совсем точно – два сорок семь. Не спим по причине ночного дежурства. – Чётко отрапортовал Альберт. – Кстати, уже практически твой черёд заступать, можешь не ложиться.

– А что этот бритый не связанный сидит? – мотая головой, спросил Фармер. – Вроде ж, договорились, пожрёт, и свяжем снова, чтоб не сбежал.

– Он полноценный член отряда, теперь с нами, ценный кадр так сказать, я его, как зам по боевой, в состав принял. Прошу любить и жаловать, Живко Стойкович.

Остаток ночи прошёл без происшествий, Полукарп, честно отдежурив с десяти вечера до трёх ночи, оставил Фармеру отрезок времени до утра, точнее – до семи. И по команде начался новый день. Наскоро умывшись и перекусив сухарями, приступили к завершению основной фазы работ. Осмотр подстреленного в ночи «супостата» выявил немногочисленные вмятины и царапины на бронелисте, часть дробин просто расплющилась, а часть ушла в недолгий рикошет – на пути их, как назло, оказалась боковая проекция «Вепря», чем разрушительный свинец не преминул воспользоваться. Пробив боковое стекло водителя, дробь не успокоилась и продолжила искать цели для разрушения. Таковыми оказались ветровое стекло, пробить которое у дроби сил уже не хватило, и второе боковое стекло, уже со стороны пассажира – до него добраться помог рикошет от ветрового.

В итоге теперь сквозняк без проблем гулял по кабине, пытаясь пошевелить квадратные осколки, вольготно разлегшиеся на сидениях и под ними, а переднее стекло покрылось паутиной трещин, весьма мешающих обзору и по правилам дорожного движения подлежащее немедленной замене. Чем, при помощи «болгарки» и известной матери соратники и занялись. Пока курсант с сербом плясали над стеклом, Николай, вновь вооружившись измерительным прибором и маркером, начал снимать мерки с кузова, постепенно перенося разметку на ждущие своего часа листы. Отозвав Альберта, Фармер поручил тому нарезать из нержавейки шестисантиметровых полос по длине листа, а сам продолжил раскрой.

До двух часов дня визги «болгарок» распугивали всё, по какой-то причине оказавшееся в окрестностях, живое, и привлекая неживое. Во всяком случае, пару десятков голов, покачивающихся за забором, Николай увидел, когда забирался на крышу фургона, надо думать со стороны ворот тварей собралось не меньше. А это означало, что ночевать на базе второй раз будет нельзя, а вывезти всё в один заход, даже с учётом использования обоих автомобилей – нереально. Следовало придумать какое-нибудь ухищрение, чтобы отвлечь набежавших зомби, но думать об этом было пока рановато. Единственное, грузовик переставили с учётом немедленной эвакуации внутрь, а на крышу его усадили Альберта с ружьём наготове, отслеживать морфов и вовремя поднимать тревогу.

В готовые листы Фармер повкручивал с тыльной стороны кровельных саморезов, после чего приступил к монтажу бронепанелей. При помощи Живко нанеся на обрезанную по направляющим пену тот же «оконный» клей-герметик, листы начали прислонять к бортам, вдавливая саморезы в рыхлый уплотнитель. Бронированный лист, закрывающий радиатор, прислонили к капоту с зазором, обеспечивающим как доступ воздуха, так и возможность доступа к двигателю. Часа в четыре основная работа была закончена, вставлены и залиты клеем в прорезанные посадочные места стёкла, загерметизированы швы между плитами. Осталось скрепить сами плиты между собой, для чего как раз и предназначались нарезанные Альбертом полосы. Слегка согнув их, простучав их на стальном уголке, Николай посадил их на герметик на каждый стык, после чего выдал кришнаиту дрель и дал команду сверлить отверстия, с равным отступом. Стекла проложил полосой с обеих сторон, чтобы не выбило пулей, снаружи решил затонировать, но позже. Сейчас же, чтобы не терять светлого времени метнулся на склад и вернулся оттуда с мешком заклёпок и приспособой для них.

Вдвоём справились за полтора часа, после чего запустили двигатель прогреваться, и начали перетаскивать содержимое склада внутрь фургонов автомобилей. В первую очередь решили загрузить высокотехнологичные, но малокалиберные вещи, в виде различного калибра болтов с гайками, да саморезов, общим весом около двух тонн, а также все аккумуляторные электроинструменты, с расходниками в виде сверл, лезвий, ножей и прочих принадлежностей к ним. Коробки занимали немало места, гораздо больше можно было бы упаковать «навалом», однако времени на распаковку было катастрофически жаль.

Ворота склада запирали уже в сумерках, Николай подогнал «Буханку» почти вплотную к воротам, следом поставил броневик и, вместе с Альбертом взобравшись на крышу фургона, принялся отстреливать неживую массу перед воротами, словно в тире. Немалую помощь в очистке родной земли от инфернального зла оказала «люстра» из шести стоваттных фонарей, установленная над кабиной грузовика. Живко сидел в фургоне и уже привычно контролировал тыл, играясь с фарой-искателем над задней дверью.

Минут через двадцать побоище начало затихать – мертвяки при всей своей тупости и любви к иллюминации, видимо, осознали бесперспективность штурма и начали прятаться в темноте. Перед воротами оставалось не менее тридцати экземпляров, ещё десятка полтора отползали в сторону на перебитых конечностях. Дорога практически освободилась, Курсант добежал до буханки и приготовился выезжать, серб, согласно оговоренному порядку, рванул открывать ворота, выбравшись на крышу грузовика и сбежав вниз по капоту. Машины вышли синхронно, полностью заперев проход, после чего Живко запер территорию и тем же путём проник на пассажирское место грузовика. После недолгий, по причине передвижения по дороге, пробега до Кувшиново, остановились на ночлег в боксе, откуда был взят «Вепрь». Разгрузку и прочие радости жизни решили отложить на утро, на ужин также сил уже не осталось. Заперев УАЗик, Курсант перебрался на коробки в фургон и заснул как убитый, кришнаит отключился в момент въезда в деревню и Николай не решился его будить. Сам же Фармер, немного поколебавшись насчёт ночного караула, выпил воды из фляжки и незаметно для себя самого провалился в темноту.

28 августа первый год Белого Дракона Трасса М-4 Кукуй. Бар

Немного потертый, но все еще яркий плакат, с информацией о том, как бороться с зомби, мозолил глаза и раздражал, но больше в баре смотреть было не на что. Пятый раз пытаюсь прочитать до конца надписи на плакате, но отчего-то не получалось, что-то мешало. Это что-то было отсутствие знаний испанского языка, плакат был именно на нем. Как я догадался? Просто. Он был не на английском, и там было слово Si, значит, он был на испанском. Как он тут оказался, интересно? Или как говаривал один знакомый татарин: «мдя…» Хм, а как там у него на Урале дела? Ладно, не о том думаю, надо как-то жизнь устраивать, а то недельное сидение в баре как-то подистощило меня. Тутошняя система товарно-денежных отношений поставила меня в тупик, я-то ожидал, что надо будет расплачиваться патронами, а местные ребята показали всем болт. Им тут золото подавай. Нет золота? Иди к меняле, давай ему патроны, еду, одежду, что хочешь, и по их курсу бери местную валюту – автобусные билетики. Сто билетиков один золотой. А один золотой 10 грамм золота. А не хочешь, вали отсюда. Курс конечно драконовский, тридцать семерок это одна десятая золотого, сутки в баре-гостиннице – пол золотого. Просто пообедать тоже ползолотого, заправить бак (сорок литров) – ползолотого. Да еще проблемка есть обратно, на золото, они меняют не охотно.

Мне повезло, что с выпивкой у них накладно было, я им сто литров шишко-пива за десять золотых продал, так что… Правда, половину я уже убабахал. Да кстати, что я тут делаю? я тут пытаюсь решить проблему со сменой жилья и не только. Это вот на первый взгляд, кажется, что такого в зомбомире сменить жильё, ничего сложного! А ты ка попробуй в одиночку найти подходящий дом на отшибе, это, во-первых, раз, потом перегони туда свой автопарк, а он ведь не маленький (три машины и мотоцикл), это, во-вторых, два, не забудь еще про имущество и огород с картошкой, это, в-третьих, три. А кроме переезда нужно – ведь и патронов прикупить, да и средства по уходу за оружием. Поэтому надо как-то крутиться. Дал объявление: «Выполняю работы по зачистке от нечисти, профессиональный некромант, цена договорная. Искать в баре (спрашивать Некроманта) или на канале 16». Надеюсь, сработает, хотя, вот уже неделю глухо. Правда, я с объявлением-то тут только семь дней и сижу.

Кроме осмотра незамысловатой обстановки, содранной из американского кина, да потягивания кофе, я пытался понять, что же значит «Опасайся угля и железных коробок с парусами», что за уголь? Что за коробка с парусом? А фраза зудела в голове, бегала по извилинам и стучалась в каждый уголок. Что бы хоть как-то успокоится, я достал трубку, набил смеси и начал раскуривать. Сам ритуал набивки меня успокаивал, вальяжно, не без позерства достать и развязать кисет, насыпать щепотку, примять её немного, потом вторую и третью, достать «шведскую» зиппу, зажечь огонек и раскурить трубку. Воздух над моим столом сразу стал сизо-синим с благоухающим ароматом табака. Я пускал колечки и осматривал присутствующих в баре, несмотря на утренний час, было довольно многолюдно: различные мародер команды искали себе клиентов, причем они сидели кучками. Отряд Коли Кривого, как самый многочисленный, занял большой стол в центре бара, в левом углу, напротив меня, расположилась команда Мордвина, справа от него сидел Пендос, негр из настоящей Америки, в его интернациональной команде было три бойца (хохол по прозвищу Хохол, русский прозвище Иван и эстонец – Геринг). Причем если все мародер команды разъезжали на отечественных машинах, переделанных под условия, например у Мордвина была «Шишига» с ручкой и лебедкой и «копейка-пикап» на базе «нивы», у Кривого был «Запорожец», «Урал» и «УАЗ», то Пендос решил повыделываться. Он где-то нашел «Хаммер» H2 и «Ford Transit» бывший автобус. Ему все говорили, сломается, не починишь, а он в ответ «я амьериканец, все машин ин мой тим должен быть американский». Идиот, что скажешь.

Кроме мародер-команд были еще наемники, хм, как они себя громко звали Частные Военизированные Подрядчики. Их мало, но они в тельняшках, блин тот еще сброд, конечно. Там в этих ЧВоПиках каждой твари по паре, есть, конечно, и толково экипированные как отряд Батьки Степана, а есть которые одно только название, но связываться с ними не хотелось как-то.

-Да, есть такой, вон сидит. – Сквозь вращение своих мыслей услышал голос барменши, тетки лет сорока. От чего-то, мне показалось, её речь была про меня.

Я оглядел зал и у барной стойки увидел очень интересного персонажа. Он явно выделялся из местной публики. На вид лет тридцать, в рабочем комбинезоне, джинсовке, драной кепке, с МП-40 на спине, но как показано правилами без магазина. Этот человек мне напомнил типичного такого водителя, только автомат не вязался к этому образу. Но современный мир он таков, без автомата не проживешь. И, вот он, он смотрел в мою сторону, а точнее на меня, причем, так пристально, как будто оценивая. Ну что же подходи, поговорим. «Водитель» словно услышал мои мысли, пошел в мою сторону. Проходя мимо стола ЧВоПиков, он случайно задел одного из Батьковских.

– Э, паря, слышь, чо? Ты знаешь, чо ты сделал? Ты в натуре? – наемник начал вставать. – Я тебе сейчас пачу отрихтую, ты понял борзота?

– Погодь милок, я тебе что сделал? Задел? Ну, так звиняй. Лады? – «Водитель» немного отстранился, и сделал шажок в мою сторону, но ровно шажок. Дальше ему помешал другой наемник из отряда Батьки.

– Гля, парни. Терпила нашелся, чо значит звиняй? Ты тут типа извиниться хочишь? Ты нам по кружке пива каждому должен, понял? – Обиженный чвопик поправил ремень.

– Слышь, милок. Не гони, лады? Я тебя малёха так задел, а ты начинаешь, а? – Непонятный персонаж попытался отойти в сторону. Тут половина этой гоп-компании решила вдруг впрячься за своего товарища, пиво-то оно, особенно на халяву, штука хорошая. Все сидящие в баре замолчали, гул исчез, посетители застыли в ожидании драки.

– Та-ак! Это что такое?! Бузить надумали? Драться? Тогда, нахер из бара! А так не мешать друг другу! – Не успевшую начаться драку резко прервал окрик барменши.– Я вам тут такое щас устрою. Ишь чего удумали, на вас таких охламонов, ни посуды, ни люстр не напасешься. Ну-ка, геть отсуда!

– На улице разберемся! Понял, чушпан!? – Чвопики встали и вышли из-за стола.

«Водитель» моментально воспользовался паузой и проскользнул к моему столу, он явно не желал встречаться с наемниками. Ну что ж, давай знакомится храбрец. И какого я тебе понадобился?

– Здарсте! Вы некромант? – Он протянул мне свою руку. Я привстал, ответил ему на рукопожатие и сухо кивнул головой.

– И вам не болеть, присаживайтесь. – Я показал ему на стул и вернулся в свою позу. – Вам, кстати, повезло познакомится с приятными ребятами из отряда Дона Степана, ага.

– Это вы про тех клоунов? – «Водитель» мотнул головой в сторону выхода. – Так что в них страшного?

– Да, про них самых. Ну, прибить могут насмерть, чуть-чуть, ничего страшного. – Я хмыкнул. – Ладно, что про них говорить-то, давайте про вас. Вы по делу? По какому?

– А, ага, точно. По делу. – Он снял кепку и положил её на свое колено. – Я Пряник, Толя Пряник, фамилие у меня такое. Водитель я.

– Некромансер, Очень приятно. – Я хмыкнул еще раз, вот как я угадал-то. – Ну, какое дело у вас?

– Да дело-то по вашему профилю как раз. – Толя замялся немного. – Нужно одно место зачистит от зомби и все.

– Вот так и все, просто прийти в одно место и зачистить от зомби, без подвоха? – Я посмотрел на него удивленными глазами. – Я не отказываюсь, но давай-ка выкладывай все начистоту, да и хорош выкать, не у прокурора анализы сдаем.

– Фуух. – Он с шумом выдохнул, полез в карман за сигаретой. – На чистоту так начистоту.

Он прикурил свою «Приму», чудо советской табачной промышленности. Бесфильтровые сигареты быстро приобрели популярность среди курильщиков, потому что их производство оказалось менее затратным при восстановлении. Толя сделал глубокую затяжку, потом вторую и начал выкладывать свое предложение о работе.

– Ну, значит, так. Я же водитель, ну до того как это все началось, возил стройматериалы там, бытовую химию там, всякую такую, короче, херь. И когда вся бодяга закрутилась, я в рейсе был. Вез сайдинг с Беларуси. – Он стряхнул пепел в огрызок жестяной банки, заменяющей пепельницу. Мне, вдруг, подумалось, что он сейчас буде рассказывать всю историю своей новой жизни. – Ну, так вот, до заказчика я доехать не успел, помер он короче. Ну как помер, в смысле, ну ты понял, да? Я приезжаю, значит, на склад, беру накладные и иду к нему. Захожу в подсобку, открываю дверь в кабинет, а там он с замом свою секретаршу доедают. Я, такой, им говорю «Ну вы, чо ваще охренели, пидарасы», а сам тихонько так назад сдаю, ну мало ли, сам пойми. Тут два милка одну девку жрут, кровищи на весь кабинет, кто их знает, что у них на уме?

Я кивнул ему в ответ, мол, продолжай, а сам подозвал официантку, что бы попросить два кофе и сухариков. При таких раскладах заказ как раз в тему будет, тут сначала история, а потом обсуждать будем.

– Так вот, я им говорю «вы чо, казлы, охренели совсем?», и резко дверь закрываю. Думаю, значит, что дальше-то делать? Тут такое происходит надо в ментовку звонить, маньяки-то дел серьезное, да? Сам, правда, еще не знал, обо всей глобальной заварушке. Достаю, значит, свою мобилку, набираю ноль-два, там трубку с пятого раза берут и говорят сразу, с ходу: «если вас или соседей или кого-то еще жрут, то бейте им в голову или бегите нах оттуда». Я, вообще, сел, раз менты такое говорят, то я вообще не знаю, что делать. Короче, я развернулся и пулей метнулся в машину. А сам думаю груз-то куда девать? В машине уже додумался включить радио, а там про нашествие зомби говорят. Плюнул на все и поехал домой, с грузом, значит. Мля, раз по радио такие страсти говорят, то лучше уж дома отсидеться, там, хотя бы, дедовский трофей есть.– Он показал свой «Шмайсер». – Пока домой ехал, продуктов купил, водки. Приезжаю, значит, а там теща. Нет, я всегда знал, что теща зло, но чтобы так вот. Она, значит, погрызла, Михал Михалыча, тестя мово, и за Ирку принялась. Я, мля, недолго думая, в кладовку, цапаю автомат, и её весь магазин высаживаю. Ну, дальше что я дома делал, это не важно. Хорошо хоть детей не было у нас. Короче, под вечер я на дачу поехал.

Тут нам принесли кофе с сухариками, Толик, от своих переживаний, схватил чашку и махом выпил весь кофе. Да, я мотнул головой, повторил заказ на кофе и продолжил слушать историю Толи.

– Я, значит, приезжаю на дачу и начинаю там жить, а что делать-то? Дача в хорошем месте, километров пятьдесят от города, тишь да глушь. Это, конечно, не родная Беларусь, но все-таки. Народу никого, весь поселок свободен, живи и радуйся. Правда, радости мало было. Неделю я пробухал, чесслово. Но в одно утро просыпаюсь, смотрю в зеркало и сам себя не узнаю. Думаю, все Пряник, соберись, хватит бухать, надо жисть свою как-то устраивать. Но вот как? Включаю радио, а там хер, помехи одни, включаю второе, там музыка сплошняком идет, на третьем тоже глухо, новостей нет, телека нет, что делать? Надо, значит, в город ехать, только вот на чем? На «Мазае», что ли? Ага, щас! Ежели на разведку, то нужно что-то помельче. – Пряник взял в руки пустую чашку, покрутил её, потянулся, было, к моей. Нет уж, хер тебе, не дав ему возможности выпить мой кофе, я сам сделал небольшой глоток. – Я, значит, вспоминаю у Саныча, председателя кооператива, есть «жопер», причем такой, ну как это, по-русски то, тунингованый, вот. Не знаю как, но он из него сделал пикап, нормальный такой, с кузовом сзади, двиглом спереди. А завести его, это с полпинка можно, если знать.

Я пододвинул жестяную пепельницу к себе поближе, вытряхнул пепел из трубки, отложил её в сторону, отхлебнул кофе и закинул в рот пару сухариков. Да вот так заказчик, болтун еще тот. Интересно, когда же он к сути заказа подойдет-то, а?

– Ну, и короче, забираю я из гаража председателя его пикап и еду в город. По трассе-то ехать еще просто было, а вот ближе к городу, это вообще пипец. Народ, ну не то что бы много, но хватает, короче, бежит из города. По обочинам автобусы изрешеченные стоят, военные на заправках на БТРах, думаю, значит все серьезно. На одной из заправок вижу очередь, думаю, а что там такого эдакого раз народ собрался, подъезжаю, значит, выхожу из «жопера» и спрашиваю: «Народ, а чо за собрание тут?», а они мне отвечаю «Занимай очередь, щас военные бензин будут раздавать и оружие». Я, такой, стою и думаю, бензин это хорошо, да и оружие лишнее не плохо, у меня к «Шмайсеру» патронов после тещи-то совсем малёха осталось. Так вот, занимаю я очередь, значит….

– Стой, подожди-ка. Так военные оружие раздавали в начале, так что ли, ага? – Момент с оружием меня очень сильно заинтересовал, что я не выдержал и перебил рассказ моего клиента.

– Ну, да, только, как я понял не везде, а ближе к крупным городам, значит. – Он полез за второй сигаретой.

– А, понятно, теперь, типа, в крупных городах мы попробуем помочь, а в мелких отбивайтесь сами, или нет? – с какой-то злобой в голосе, добавил я.

– Да я **й его знает, кто, что рассказывал потом, у кого военные нормальное оружие давали, а кого аж доисторические запасы времен войны были, наверно, от военных зависело, значит. – Он посмотрел на меня.

– Ладно, хер с ним, что дальше-то, рассказывай давай.

– Так вот короче, приехали военные раздали каждому по сорок литров бензину и по волыне с цинком патронов, кому какие доставались. Кто с ТТ уходил, а кто с 47-мыми, как я, например. Да и еще стволы давали один на руки, да и тем, у кого судимостей не было, значит. А пока стоял в очереди вызнал, кому сайдинг нужен, мне-то нахер не упал, место только в кузове занимает, лучше уж сменять на что-нибудь. Ну, добрые люди сказали мне, что на двести восьмом километре, где шашлычка «Мокша», есть деловые люди, которые стройматериалы на обмен берут. Я, значит, думаю вот им сайдинг-то и толкну, если что в обмен на продукты и соляру.

– Толь. – Я опять перебил его. – Слушай, ты давай к делу, а то если я тебе свою историю рассказывать начну, ты в обморок упадешь, ага. Оно конечно интересно, но давай по делу. Без обид, ага?

– Ну, так я почти к делу подхожу, лады, постараюсь короче. – Он кивнул. – Значит, я приехал к этим браткам, толкнул им сайдинг, а они мне работку предложили по профилю, кататься там с грузами разными, патронами и топливом обеспечивали. Поначалу страхово было, потом привык. Много нового в России-матушке увидел, как люди устроились, где как жить стали, значит. Так вот, я на них до начала августа проработал, а потом… – тут принесли второю порцию кофе, Толик уже медленно отхлебнул глоток, съел сухарик и продолжил.– Значит, короче, в начале месяца у моих братков случились какие-то терки с другой бандой, причем та банда странная какая-то. Недели полторы назад я как раз и рейса вернулся, разгрузил «Мазай» свой, поставил его на парковку на складах, получил расчет и пошел отдыхать в гостиницу. Ночью мне от ужина что-то не хорошо стало и я в «Думу» пошел, а сортир, он, на улице был, за углом от гостиницы, значит. Ну, короче, только я присел, как тут началось. Взрывы, стрельба, шум, крики. Я вскакиваю, хватаю свой «Шмайсер», я с ним нигде не расстаюсь, и тикать, до ближайшего пригорка. На пригорке я залег в кустиках и смотрю, что происходит на базе. Значит, приехали конкуренты братков на танках и начали всех мочить.

– На танках? – Я удивился

– Ну да, на натуральных таких фашистских бронетанках. – Толя с уверенностью повторил свою мысль.– Постреляли всех и свалили. Я, короче, утра дождался и пошел смотреть, что они там наделали. Да и «мазай» свой забрать надо было. А тама жмуров, мама не горюй. Я, было, сунулся, но как-то сразу обратно, жить-то хочется пока еще. Вот ну и неделю сюда пёхом добирался, как зашел, вижу объявление про зачистку от зомби, сразу стал спрашивать, мол, кто, где, а тут на тебя показывают. Ну что, возьмешься?

– Да возьмусь. – Я ни секунды не колебался. – Как я понял, тебе нужно свой «мазай» вытащить? Так?

– Ага, мне нафик не надо все зачищать, только «мазайчик» вытащить и все. – Толя сделал еще один глоток. – Только, это, у меня платить почти нечем, но могу на кассу братков навести.

– Ладно, о цене сейчас договоримся. На шестьсот патронов хватит у тебя? – Я почесал затылок, в моей голове созрел план как мне можно с легкостью получить профит от Пряника.

– На шестьсот нет, только на четыреста, но я говорю же, на кассу навести могу, а там у них золотишко есть. – Он повторил еще раз.

– Да погоди ты со своим золотом, мы с ним отдельно поговорим, нам экипироваться нужно. Значит, так сейчас ты покупаешь патроны, мне семерок сотни две и себе тоже на остатки, потом мы с тобой, идем ко мне в нумер, берем канистры и стремительно выбегаем из бара, через второй этаж, и ломимся к моему мотоциклу. Не забыл про своих новых друзей из банды Дона Степана? Там на улице тебя сейчас Сверток, это тот, кто на тебя наезжал, Инженер, Самарец и Хромой ждут, попинать хотят. Помнишь?

– Ага. – Он сглотнул

– Короче, допивай кофе, иди, закупайся и потом дуй ко мне в пятый номер, да не забудь магазин свой у охраны забрать. Я тебя у себя ждать буду. – Я допил кофе, убрал трубку в чехол и пошел к стойке расплачиваться. Толик встал следом за мной, но пошел в другую сторону, в закуток, где была вывеска «Амуниция. Патроны. Оружие».

У стойки я попросил налить кофе в термос, купил пару булок хлеба и пару банок гречки с тушенкой, расплатился и пошел к себе в номер. Надо собираться к выходу. Отлично, что работенка появилась. В номере я достал свой рюкзак, вытряхнул его содержимое на кровать, начал перебирать свои вещи.

– Трактор! Иди сюда, кис-кис-кис. – позвал кота и продолжил сортировку. – Так трусы, носки, полотенце сюда, книжку и блокнот с карандашом, тоже сюда. Так, а это что? А фотик, это не сюда. Бритва и пена пусть к трусам идет, патроны с биноклем в разгрузку отправим. Ага, вот ключи от мотоцикла, ну вроде все, ничего не забыл.

В дверь постучались. Я взял в одну руку кота, в другую пистолет и спросил:

– Кто?

– Это я! Пряник! – Послышалось из-за двери. Я аккуратно подошел к двери, чуть приоткрыл, глянул Толя ли там. Убедившись, что это он, опустил пистолет и впустил его.

– Знакомься, Толя. Это Трактор! – Я поднял кота, улыбнулся. – Трактор, это Толя. Толя наш клиент. Толик засмеялся, взял лапу кота, потряс её и сказал:

– Очень приятно!

Как ни странно, кот очень положительно среагировал на Пряника, не дергаясь и не шипя. Значит с водителем можно иметь дела, ну что же, тем лучше.

– Так сиди тут, мы собираемся и уходим. – Я поставил кота на кровать, рядом с рюкзаком, но меня как обычно не послушал, и упрыгнул по стол. – Ладно, сиди там пока. Толь, ты патроны купил, принес? Давай сюда.

– Ага, вот держи. – Он протянул мне пластиковый пакет с россыпью патронов. Суки магазинные, на упаковке сэкономили, пидорасы, ладно пох, разберемся потом, пока сунем их в рюкзак.

– Толя, а с магазинами у тебя как, сколько есть в смысле? – я застегнул рюкзак и начал закидывать его на спину.

– Четыре, все снаряженные, больше нет. – Он прошел к столу, отодвинул стул и сел.

– Плохо, но хер с ним. Значит так, я вниз, сдаю ключи, возвращаюсь и погнали. Ждите меня, все я пошел. – Я взял свой «калаш», проверил его, повесил на плечо, крутанул ключи на пальце и пошел. – Я скоро.

Внизу расплатился за номер, сдал ключи и решил обменять «билетики» на что-нибудь существенное. Золото мне тут явно не светило, но патронов к ПМу я вполне мог прикупить, благо необходимость была. Я зашел в закуток под вывеской, достал из кармана рулончик билетов и спросил.

– Патроны под ПМ есть?

– Под ПМ? Есть, конечно, а ви чем платить будете? – спросил продавец.– Билетиками, золотом или чем еще?

– А проездные принимаете? – я вдруг решил пошутить

– Молодой человек, ви чего-нибудь поогигинальнее пгидумать не могли? Таки все думаю, шо Изгаель Абгамович совсем стагый идиот? Вам под ПМ сколько надо? – Продавец немного возмутился. Я положил на прилавок все свои билеты и сказал:

– Вот насколько хватит, только, дядя Изя, давайте мне в коробке, а не пластиковом мешочке, хорошо?

– Хогошо, в когобочке, так в когобочке. – Ловким движением руки старый еврей схватил билеты, сразу же исчез под прилавком и через минуту вылез опять, только вместо билетиков на прилавке появилось четыре пачки патронов 9х18. – Что-то еще? А то у вас там сдача будет, молодой человек.

– А пенал для чистки «калашникова» складного есть? И штык нож? – ну раз так, то, что же не спросить-то.

– Да, у стагого Изи все есть, вам немножко билетиков не хватит, но ничего, я вам подагок цену скину. – Оно порылся в ящике на прилавке и достал нужное мне.

Закончив с покупками и оплатами, я развернулся и вышел из оружейного магазина. Никаких особых впечатлений он у меня не оставил, я так и не понял хороший там выбор оружия или нет. Ну не задарчиваю я на стволы, как например, половина команды приснопамятного Дона Степана. По залу бара я постарался пройти как можно незаметнее, никто не должен был заметить моего возвращения на второй этаж. Поэтому я решил прокрасться вдоль стены. На мое счастье барменша увлеченно беседовала со своей подругой, заглянувшей в бар, а посетителям в целом было все равно, куда я иду, наверх или вниз.

Уже у двери в свой бывший номер я тихонько постучал в косяк, и негромко предупредил Толю о том, что я собираюсь зайти. Осмотрелся, зашел. Чтобы не терять драгоценного времени, молча подхожу к окну, открываю его и выглядываю наружу. Второй этаж это не слишком высоко для прыжка, но я-то с котом буду, поэтому надо как-то осмотреться. Да и важно чтобы нас чвопики не заметили. За путь до «днепра» я не волновался, сработал привычка ставить транспорт под окнами.

Оконная разведка показала, что под номером есть пристрой и с крышей, так что прыгать будет удобно. Трудностей ни с котом, ни с Толей не должно быть. И самое главное, Степановцев тут нет, они нас не увидят. Так что, как говориться «уперед робяты!»

– Толя, давай вперед в окно, потом, там, на крышу и вниз, ага. У пристроя задержись, дождись меня. Понял? – я подошел к столу, чтоб схватить кота.

– Ага. Ну, я пошел, тогда – он встал, взял свою котомку и автомат, посмотрел на меня.

Взяв в руки кота, я кивнул ему, дождался пока он начнет вылезать через окно, двинулся за ним следом.

Толян пролез сквозь оконный проем довольно-таки ловко, наверное, не впервой ему. Следом полез я. Так ловко как у него не получилось, как всегда, зацепился рюкзаком за раму. Тихонько выматерился, нагнулся сильнее и продолжил движение. Тихо и аккуратно, стараясь не шуметь, мы с моим новым напарником подошли к месту спуска. Пряник сел на край крыши, опустил ноги, вцепился брусок, который держал рубероид, и соскользнул вниз. Как только он оказался на земле, он посмотрел на меня и протянул руки вверх, чтобы принять кота. Я наклонился, передал ему сначала канистру с бензином, потом Трактора, и повторил его движения. Точь-в-точь.

– Видишь «Днепр»? Вон стоит? На одиннадцать часов, десять метров? – шепотом я спросил Толю.

– Да, вижу, и что? – Он повертел головой в поисках указанного мотоцикла.

– Сейчас быстро, я б сказал, пулей мчишься к нему, прыгаешь в люльку, а кота опускаешь в ноги. Понял? – Я посмотрел на него.

Он кивнул и мы побежали. Не бесшумно, но пофигу, главное добежать и быстро завести. Черный мотоцикл приближался очень быстро. Десять метров пробежать это вам не стометровка. Тут много времени не надо. Не успеешь глазом моргнуть как ты уже на месте. Толян на ходу закинул кота себе на плечо, и как заядлый прыгун, с лету запрыгнул в люльку. Он бы, наверняка, перевернул мотоцикл, если бы не мои синхронные движения. Я тоже, словно, мушкетер или ковбой оседлал свой мотоцикл. Тычком вставил ключ в замок, повернул, толкнул кик-стартер, повернул руль, поддал газу, отжал сцепление, и направил мотоцикл в сторону ворот. Все, погнали говно по трубам, как говорили сантехники.

Трактор моментально спрыгнул с плеча Толика, забился ему под ноги. А Толян достал «Шмайсер», передернул затвор и заорал:

– На Берлин!!! Идиот, мля.

Мотоцикл выбил облачко гравия из-под заднего колеса и помчался прочь со двора бара. Мы пролетели мимо банды чвопиков, тем только осталось разинуть рты. Кто-то пытался схватиться за оружие, но окрик их Батьки остановил их. Хрена лысого вам сегодня, а не халявного пива. За воротами, перед выездом на трассу, я крикнул:

– Куда нам? В какую сторону?

– На Каширу! – Пряник старался перекричать шум ветра и треск двигателя, от этого он аж покраснел. Я сбавил обороты, снизил скорость, и ответил ему.

– Чукча, ты не умничай, ты пальцем покажи! В какую сторону?

– На север, налево! – Он махнул рукой в нужном нам направлении.

Я снова выкрутил ручку газа, вывел мотоцикл на дорогу в нужную сторону, и помчались на север. Помчались выполнять мой первый сторонний заказ в должности полевого некроманта-операвтивника.

28 августа первый год Белого Дракона 13:20 Трасса М-4 Изварино

Мотоцикл мчался по трассе, слегка подпрыгивая на кочках. Чтобы не перевернуться, мне приходилось сильно прижимать руль и порой очень круто обруливать выбоины. По обочинам порой попадались брошенные, иногда сожженные, машины, в некоторых из них копошились зомби, но я решил не останавливаться и не упокаивать их. Мало патронов, на всех не хватит, да и дело горит.

Мы проехали поворот на Сасово, потом промчались на полной скорости мимо Кухтинки, Большого и Малого Алитова. Вот в Малом-то я и заметил странный знак. На большом, допесцовом рекламном щите висело красное полотнище с белым кругом в центре, в круге была нарисована кисть (именно кисть, кости то есть), сомкнутая в подобие кулака. Изображение мне не понравилось, и я остановил мотоцикл.

– Толь, смотри. – Я показал на рекламный щит. – Это те, которые твоих братков мочканули?

– Ага, они самые. – Он посмотрел на плакат. Задумался и добавил. – У них у банды название есть. Щас скажу, не русское оно. Как его…… Toten Faust! Во!

– Тотен Фауст говоришь, Мертвый Кулак, значит. – Я попробовал перевести название. – Хм… интересно, а они никаким боком к «Серым Кулакам» из Богородицка не относятся? Уж больно погремухи схожие, ага.

– Не знаю, я про «серых» ничего не слышал. – Толян покачал головой.

– Плохо это, раз тут такая херня висит. Значит, они отираются где-то рядом. – Я завел мотоцикл, тронулся потихоньку. – С такими психами надо поаккуратнее быть. Перед следующей деревней будет остановка. Пойдем на разведку. Трусит меня что-то просто.

Мы проохали еще где-то километр. На трассе перед нами выросла баррикада из брошенной техники, объехать ее можно было, только по обочине, да по кустам вдоль дороги. Но кроме затруднения объезда, наличие помехи говорило об опасности впереди. Не похож был затор на обыкновенную пробку, да и зомби тут не было.

– Все! Тпру! Стоп колеса, стоп машина, итс май лайф! Приехали. – Я остановил и заглушил мотоцикл. – Все Толя моцык в кусты прячем, кота в охрану оставляем, а сами сумки в зубы и пошли смотреть, что спереди нас ждет.

Мы с Толяном слезли с мотоцикла, оттолкали его в кусты. Я откинул крышку багажника на люльке, достал оттуда маскировочную сетку. Развернуть рулон оказалось делом двух секунд, Толька помог накинуть её на мотоцикл, докидал сорванных веток и листьев. Я отошел на пару метров, что бы посмотреть видно ли транспорт с дороги. Убедившись в том, что он замаскирован достаточно хорошо, я махнул Прянику рукой, мол, погнали, и побежал в сторону леса у обочины.

У ближайшей елочки на опушке, я остановился, решил подождать отставшего нового напарника. Осмотрелся, присел на колено, подозвал Толика. Пришла пора обсудить дальнейший план действий. Ситуация с баррикадой меня совсем не улыбала, да еще и плакат тот. В общем, не совсем хорошая перспектива нарисовывалась.

– Толян, слушай, короче, сюда, ага. – Зашептал я. – Насколько я помню карту, то метров через четыреста должна быть деревня, то ли Заварино, то ли Изварино, неважно, короче. Если б я был одним из этих психов, то пост сделал бы там. Мысли?

– Ну да, я бы тоже так поступил. – Он согласился со мной. – И дальше что?

– Так вот, мы сейчас, аккуратно. – Я осмотрелся еще раз. – Если наши маневры не заметили еще, хотя вроде не заметили, ага. Ладно, мы сейчас по опушке, чтобы не палиться, бежим к деревне. Там мы осматриваемся, изучаем обстановку на предмет наличия психов, потом возвращаемся к мотоциклу, и рожаем новый план. Как?

Он кивнул в знак согласия. Мы встали, и побежали по подлеску. Примерно через сто метров, я сделал первую остановку у куста ольхи. Раздвинул ветки, посмотрел в бинокль, вроде чисто. Ну, раз чисто, тогда вперед. Пробежим сто метров, посмотрим еще. Только сейчас побежим пригнувшись. Я махнул Прянику и побежал.

На следующей остановке разведка показала, что за нами никто не следит, так что можно продолжать. Не разгибаясь, мы проскакали последние двести метров, запыхаясь, остановились в распадке напротив деревни. Я лег на живот, прополз немного вперед, замер. «Так, у домов никого, по порядкам тоже никто не ходит. – Я поводил биноклем из стороны в сторону – А что там висит за домами? Чёрт, не видно не хрена. Надо ближе подходить. Только по полю бежать не хочется, совсем». В левой руке закололо, в животе похолодело, появился какой-то озноб и мандраж. Что-то я разволновался. Хотя, чего удивительного, это, блин, вам не зомби отстреливать. Правда, с мертвяками тоже плохо получилось. Глубоко вздохнул, с шумом выпустил воздух из носа, посмотрел на Толика, кивнул ему головой. Все помчали. Я оперся на руки, рывком оттолкнулся от земли, побежал. Воздух зашумел в ушах, но через полминуты я сидел у ближайшего забора. Следом за мной уронил свою задницу Толик.

Так дальше как? Вдвоем идти или как? Наверное, лучше идти одному, а Пряник пусть тут ждет, или нет? Да, лучше одному. Тут один-то на измене дергаешься, а от Толяна вообще прыгать начнешь. Так что один пойду. Все решено. Подозвал напарника и зашептал:

– Короче, ты будь здесь, прикрывай, ага. – Я дернул головой. – А я туда, постараюсь недолго, а потом по обстановке. Сторожи сидор.

– Лады.

Я снял рюкзак, в очередной раз проверил автомат, стал продвигаться к концу порядка. У края забора остановился, выглянул за угол. Вроде пусто. Так теперь к телеге, укроемся за ней. Рывок, пробежка, вдох через нос, выдох через рот. А телега-то с сеном, вот в нем мы спрячемся. Прыжок, нырок, замрем. Прополз немного вперед, осмотримся. Чисто. Теперь куда? Ага, вон ворота приоткрытые, за ними и спрячемся. Опять рывок, пробежка, тормозим. Бух. Черт, надо не так стремительно бежать, а то спалюсь нахер. Высовываюсь из-за ворот. Бляха-муха в ухо. Я же почти на трассе. Так теперь надо посмотреть, что в центре творится.

Давай-ка ползком сейчас. По-пластунски доберемся до края палисадника, а там осмотримся. Лег, выставил руку с автоматом вперед, подтянулся к ней. Блин, как армейцы так ловко ползают? Задница так лезет наверх, ладно пох. Никто не видит. Еще пара тройка рывков и мы у цели. Равномерненько так дергаясь, я добрался до угла. Выдох. Теперь разведываем. Начнем с изучения чего-то висящего.

Твою же мать! Вот психи. Они тут все деревню на столбы повесили, вот почему так тихо. Висящие зомби не шумят. Влюбленный кибастос. Все ребята, кранты вам. Только бы избавится от нервного мандража и покалывания в левой ладошке.

Так, ладно, с жителями потом разберемся, что там дальше. При дальнейшем осмотре улицы, я удивился еще сильнее. У бывшего магазина в центре деревни стояли танки, целых три. Фашистские, ПыЦы Один кажется. Присмотримся получше. Ешкин кот, да они точно психи, мало того что они сделали флагштоки с полотнищами на башнях, так они эти танки, наверное, из «Буханок» или из «шишиг» сделали. Гусеницы не настоящие, так элемент декора. Срезали часть кузова, наварили железа в форме корпуса танков, и все. Только вот парус зачем?

Стоп, парус, железный корпус, танк. Ептить. Об этом же батя говорил. Я начал покрываться испариной, капельки холодного пота выступили на лбу, струйка протекла по спине, в животе родилось неприятное липкое чувство. Я, наверное, весь бледный стал. Ладно, успокойся, тебя пока не видно. Что мы имеем дальше. Кроме бронетехники еще пассажирская «газель» стоит. Ага, возле «танков» крутятся трое в комбезах, типа обслуга. Так у крыльца еще двое: один в какой-то черной форме, а второй простой гражданской одежде. Остальные, судя по всему, в здании. Отличненько. Все погнали обратно. Пора рожать новый план.

Пытаясь соблюсти секретность моего пребывания в деревне, я стремительно вернулся к Толяну, и начал излагать свой план. Напарник соглашался почти со всеми пунктами, кроме одного. Ему не нравился вариант возвращение за мотоциклом. Он мотивировал это, якобы, плохой приметой: нельзя возвращаться по своим следам. Сталкер, блин, херов. Но пофиг, дадим небольшой крюк, не смертельно.

Час спустя, с трудом протащив мотоцикл по лесу, мы вышли на исходную. Замаскировали транспорт в кустах, так чтобы на трассу можно было выскочить быстро, оставили Трактора за главного, опять. Он был, кстати, очень доволен. А сами побежали к околице. Огородами перемещаться по деревне будет скрытнее, нежели по порядкам.

У крайнего забора мы остановились, осмотрелись, вроде никого. Ну что же вперед, я повесил автомат на спину, ухватился за жердь, начал перелазить. Только я оказался на заборе, как послышался странный хруст. Старый столб не выдержал моего веса, сломался и упал в огород, вместе со мной. Я распластался по борозде с картошкой, вот блин диверсант спецназа ГРУ. Сзади послышался смешок. Встал, отряхнулся, погрозил Толе кулаком, мол, заткнись. Все погнали дальше.

По огороду мы пробежали быстро, особо не скрываясь. Незачем, за малиной у соседнего забора, нас заметить проблематично. Вторая остановка у двери во двор, но нам не туда. Сейчас мы пойдем огородами дальше, параллельно улице, а через два дома, будем выходить. Так, не спеша, вдоль стенки сарая подходим к забору, осматриваемся, проверяем его на прочность. Хоп, и мы в другом огороде. Ага, здесь проще, весь периметр зарос кустами ягод. Вон малина, а напротив крыжовник. А у веранды растет ирга. Вот бы пожрать, но дело не ждет.

В этом огороде мы повторили те же самые действия, что и в предыдущем. Также пробежали до забора вдоль сарая, пришлось, только, огибать иргу. У забора к соседям притормозили, перелезли. Все последний огород, перед линией началом диверсионной операции. Тут мы пойдем через двор. Тут надо быть тихими и скрытными. Пригнувшись, идем мимо мусорной кучи, поворачиваем у туалета налево, проходим под черемухой. Вон, в трех метрах и калитка, прямо под террасой.

У дверки мы замешкались немного. Открыть её можно было с одного пинка, но грохоту бы стояло, я хер его знает сколько. Надо по-тихому. Так, как же открыть. Смотрим на дверь, ага, вон крючок, его снимаем. Закрыто? Да, значит, еще что-то есть. Я поднажал на дверь и увидел, с внутренней стороны был нахлест, закрепленный деревянным клинышком. Отлично, рука сквозь щель пролезет, откроем. Поддеваю колышек снизу, он падает и дверь открывается. Только бы не забыть нагнуться на входе.

Проходим во двор по прогалу между домом и сараем, слева стоят лопаты, грабли, затем идем мимо крыльца, где тут выход на улицу. Кручу головой, слева сени, справа клетки у бани, наверное, кроликов разводили. А, вон ворота у дровницы. Все вперед. У ворот опять остановка. Да что же здесь везде хитрые системы запирания! Мало двух вертушков и щеколды на воротах, так они еще и ломом подперты. Убираем преграды, открываем. Твою ты ж мать!

– Толян, мы идиоты! – я резко закрыл дверь.

– Что? В чем дело? – он ошарашено посмотрел на меня.

– Мы не с той стороны села зашли. Мы им в лоб почти зашли, а надо было в тыл. – Я потер голову.

– И что делать дальше будем?

– Ничего, продолжать задумку. У тебя какие-то другие мысли есть?

– Нет. – Он пожал плечами.

– Вот и у меня нет. Короче, я открываю дверь, и мы ползком ползем до края палисадника, а там по ходу сообразим, ага.

– Лады, напарник. – Толя приготовил «Шмайсер»

Медленно, стараясь без скрипа, открываю дверь, и на карачках проскакиваю к краю забора, утыкаюсь лицом в заросли мяты, ложусь, справа ложится Пряник. Теперь надо успокоится, а то от нервов, того и гляди, адреналин из жопы польется. Не нервничай, успокойся. Все, последние ЦУ шепотом, последние приготовления, и в бой. Плавно снимаю рюкзак. Начинаю доставать нужное нам.

– Вот держи, сначала поджигаешь, потом кидаешь. – Я достал и рюкзака четыре стеклянные бутылки с бурой жидкостью.– Ждешь и швыряешь, по команде.

– Помню. – Он достал свои две бутылки. – Сначала дом, потом броне танки.

– Ага. – Я кивнул, выставил автомат. – Ждем…

Через две минуты долгого, нервного ожидания, такого, когда в ушах слышен шум крови венах, на крыльцо центрального дома вышли мои «знакомцы». Один в форме, другой в гражданке.

– Понеслась! – Совмещаем красную точку прицела с головой форменного. Выстрел! Еще один. На стене за головой цели появляются красные брызги. Краем глаза вижу первый дымный шлейф в сторону дома, ага Пряник тоже начал. Молодец. Перевожу автомат с одиночного на очередь, перевожу на вторую цель. А он уже заметался, ну, от меня никуда не денешься, псих долбаный. Даю короткую очередь, все лег. Что я чувствую, когда стреляю в таких людей? Отдачу.

У дома раздались хлопки битого стекла, замечательно Толя, почти в цель. Ага, вон и под «бронетанками» разгорается. Давай теперь очередь по обслуге, и, наверное, пора тикать. Смещаю автомат правее, очередь. К звуку стреляющего «калаша» присоединяется треск «шмайсера». Обслужники заметались. Один побежал к крыльцу, куда же ты там огонь. Бум, бум. На его спине взорвались несколько красных фонтанчиков, пара шажков, упал. Прямо в огонь. Гори-гори ясно, чтобы не погасло!

Второй попытался спрятаться за забором, то есть к забору-то он побежал, но очередью из «шмайсера» Пряника его конспирация прервалась. А третий, на третьего мы даже не потратили ни единой пули – как только он решил сделать ноги, взорвался навесной бензобак на одном и ПыЦы. Ну что же тем лучше для нас, сэкономим. Огонь весело начал распространяться по всем «бронетанкам», по «газели», по углу дома с психами. Все пора тикать, мало ли.

– Все, Толян, погнали отсель. Им из дома сейчас не вылезти, дверь заблокирована, а подмога их может прискакать в любой момент. – Я посмотрел на него, сменил магазин.

– Стой, смотри! – Толик остановил меня.

Что там? Смотрю. На моих глазах разбивается крайнее правое окно, и из него выпрыгивает человек. Ну-ка стоять куда собрался. Короткая очередь, ложись, мля. За ним спешит второй, куда ты собрался, дорогой? Лови свинца. Стена за его телом окрашивается парой выбоин кровавыми брызгами. А в левой части дома огонь разгорается все сильнее. Ну, что вы будете делать дальше, кулачки? Что-то вы уже не спешите вылезать, дам я еще одну очередь по окнам. Ладно, пара минут, я думаю, у нас есть, хотя пошли в куда подальше. Время.

– Погнали отсюда, время! – Я вскочил и побежал обратно во двор.

– Лады. – Пряник резко подпрыгнул и помчался следом.

Весь обратный путь мы проделываем, забив на плохие приметы. Бежим ровно там же где и выходили на позиции, только сейчас забиваем на секретность. Несемся как можно быстрее, а огонь за спинами поднимается все выше и выше. Слышны какие-то крики, но плевать, надо успеть до прибытия их возможного подкрепления. Через пять минут мы уже выводим мотоцикл из кустов.

– Слушай, а может они были хорошими, в смысле не плохими, а мы их так вот сразу. – Вдруг спросил Толян.

– Хм… – Я призадумался. – Хороший, плохой…. Главное у кого автомат Калашникова!

– Псих! – напарник посмотрел на меня с каким-то изумлением.

– А сам-то кто, раз такие вопросы задаешь? А? – Я толкнул кик-стартер, выкрутил ручку газа. – Всю деревню повесили, а не плохие? Да?

– Да нет, я просто спросил, чтобы убедить самого себя в правильности поступка. – Пряник замялся.

– Понял я, не очкуй. Ну что погнали? Немного ехать осталось. – Опускаю сцепление, трогаемся.

Подпрыгивая на кочках, мотоцикл подъехал к обочине. Ага, вот тут совершим обманный маневр. Притормаживаю, и сразу же, резко газую, чтобы оставить следы нашего проезда. Только вот следы пусть ведут в сторону деревни, откуда мы только что сбежали. А вот на трассе я развернусь медленно и аккуратно. Пусть думают, что мы через деревню поехали в сторону юга.

Пожар в деревне усиливался, тушить его было некому. Кроме центрального дома загорелось еще несколько близ лежащих сараев и ларьков. Черный дым от пожара поднимался все выше и выше. Вот блин африканское радио, все доигрался. Всем сказал, мы тут были. Надо гнать быстрее, хрен знает, может у этих панцерфаустов база рядом.

28 августа первый год Белого Дракона 15:07 Трасса М-4 Окрестности Большого Черново

– Ты, эта, не гони шибко быстро-то. – Закричал Пряник. – Поворот пропустишь.

– Чо?!! – Я крепко уцепился в руль, не отпуская взора с дороги.

– Поворот не пропусти, говорю. – Он крикнул еще раз.

– Поворот?! Какой поворот? – Я оторвался от дороги и посмотрел на напарника.

– Этот!!! – Он чуть не выпрыгнул из люльки, размахивая руками.

Мы действительно почти проскочили поворот на грунтовку, но тут, я решил: хрена лысого. Газ не бросать, резко вывернуть руль. Ой, бля!

– Ты что творишь?!!! А-а-а-а! – Пряник заорал, изогнулся в неестественной позе, как бы пытаясь навалиться на поднявшуюся вверх люльку и опустить её.

Толя зря запаниковал, люлька поднялась не сильно, но от его паники страшно стало и мне. Опыты прошлых лет и дикой юности давали повод для страха. Нам повезло, точнее я справился. Как только мотоцикл вошел в поворот, я немного повернул руль направо. Колеса люльки соприкоснулись с землей, потом подпрыгнули немного, опять приземлились, и так несколько раз. Все это время Толя выглядел как ковбой, который пытался объездить мустанга на родео. Широко расставив ноги в люльке, он привстал и уцепился за поручень спереди. Ему для вида не хватало ковбойской шляпы и лассо. Блин, а как там Трактор? Сбавляю скорость, хватит гнать, и так за пять минут домчались.

– Как кот? Проверь.

– Кот? – Толян замялся. – А, кот! В поряде. Ты сейчас не спеши. Мы, эта, приехали почти. И ты вообще мотоциклы водить умеешь?

– Умею, но больше одиночки, а с люлькой вообще в пятый раз еду. – Я скинул скорость до десяти. – И вообще, ты, что меня тут учить будешь, ага? Куда ехать-то?

– Вон, видишь ворота, такие деревянные, ну те, которые синие. – Напарник махнул рукой.

– Ну. – Я кивнул.

– Так вот, нам не туда. Там зомби много до хрена, короче.

– Это ты так, типа, пошутил? – огрызнулся. – Куда ехать-то!?

– Вон слева, пригорок видишь? Так давай туда, там и укрыться можно, и моцык спрятать, и всю базу видно, как на ладони.

Ну что же, пригорок, так пригорок. Там и вправду, кустики есть аккурат для мотоцикла. Едем туда, значит.

У пригорка мы останавливаемся и спешиваемся. Все пришла пора опять маскировать мотоцикл, в который раз за сегодня. Прямо день камуфляжа какой-то, или может быть маскировщика. Надо будет потом перекрасить его нафик, что геморроя меньше было. Ладно, не скрипи, давай экипироваться для выхода на нежить. Что берем? Первым делом, берем патроны, надо магазины переснарядить, потом из люльки на свет появляется годендаг. Вот оно настоящее оружие полевого оперативника-некроманта. Зажигалки брать не будем, не поможет, только навредит. Еще что? Бинокль, фляжку с водой, секретные свертки, вроде все. Побежали наверх.

Погода нас сегодня не радует, совсем. Солнце светит, тепло, птички щебечут, ветерок теплый. Все плохо. От тепла нечисть, сука, оживает, блин. Лучше б прохладно было, что бы хмарь была. Но нет, что ж будем плясать от этой погоды. Давай теперь по обстановке пройдемся. Достаю бинокль, черт надо будет его на монокуляр сменить, он и компактнее будет, да и в бинокль мне смотреть неудобно, картинка раздваивается. Бинокль ходит то влево, то вправо, что мы имеем? Ага, Вон кучка зомби у входа в «гостиницу», вон между ангарами толпятся. А на парковке пусто, только остовы обгоревших машин. Там вообще весело было, мы когда проезжали, я заметил девяностодевятую, мерина шестисотого, «козла» тентованного, москвича-комби, и все как решето. Но им-то еще повезло. «Шишига», например, там сгорела нафиг, «буханка» вообще в раскоряку на ежа влетела. Да, что-то я не туда. Интересно, а сколько на территории зомби-то, что-то сосчитать не могу никак.

– Толь, а сколько на базе человек жило? – спрашиваю напарника.

– Щас скажу, погодь. – Он зашевелил губами, пытаясь сосчитать. – Человек сто, сто двадцать. Да, где-то так.

– Сколько? Сколько? Сто двадцать? – От удивления я оторвался от изучения обстановки.

– Ну да, ну нерусских человек семьдесят было, они строили тут все. Смотри сам, здесь же все с нуля поднято. Потом водил, как я, человек шесть было. Шалавы, их тоже штук десять с чем-то было. Повара, обслуга, уборщики, официанты, причем некоторые с семьями были. – Он замялся. – Да и сами братки и охрана ихняя, тоже человек двадцать было.

– Фигасе. – Я присвистнул. – А где все жили-то, да и что тут делали, кстати, ага?

– Нерусь в бараках, вон тех у забора, ну в правом углу, видишь? – Напарник показал пальцем. – Остальные в «гостинице», а что делали? Так тут перевалочная база была. Ну, такая, как сортировочная станция, короче. Не знаю, я же водила.

– М-да, плохо. – Пришла пора призадуматься. – Все плохо. И то, что не знаешь, что тут делали, и то, что в бараках у выезда зомби дохрена будет. Ладно, херня война, прорвемся, ага.

Продолжаю осмотр, где же его «мазай» то, может, сожгли нафиг, а мы так просто приперлись. Нет, не может такого быть, не должно. Так у «гостиницы» его не стоит, смотрим дальше. У дальнего забора тоже нет, между ангарами первого ряда опять пусто. А вот в проезде между ангарами второго ряда что-то стоит. Рассмотрим-ка. Ёптить, твою жешь мать! Толя, гад ты эдакий! Я уронил бинокль, и зашелся в хохоте. Правда, старался не ржать в полный голос.

– Толян, ты мог раньше мне про свой грузовик рассказать? Описать его, ага? – Я зажал кулак зубами, пытаясь успокоить свой смех.

– А чо такое-то? – Он посмотрел на меня, квадратными, как пять рублей глазами.

– Ты еще спрашиваешь? Фанат Безумного Макса и советского грузового тюнинга. – Наконец-то я справился со смехом.

Глядя на его МАЗ, человек мог испытать смешанные чувства: от идиотского смеха, так сказать, до чувства глубокой ностальгии по восьмидесятым и девяностым. Особенно, когда ждешь несколько иное, как я, например. Я-то думал будет МАЗ как МАЗ, «Зубренок», там, а тут…. Тут была дикая модернизация социалистической белорусской техники, а точнее МАЗ-500 (или пятьсот сколько-то, точно не скажу) в Пряниковском исполнении. Немного приподнятая темно-синяя кабина с белыми полосами по краю дверей, от основания до крыши, четыре фары от «копейки»: две справа, две слева, а между этими спарками фар хромированная решетка радиатора от «семерки». Над решеткой, во весь передок нарисован российский триколор. По верху ветрового стекла идет наклейка какая-то, очевидно «Вези, трудяга, домой бродягу». Над крышей стоит обтекатель, тоже с рисунком. Прыгающий тигр там нарисован. А по краям две желтых противотуманки. Все окна и двери укреплены сеткой, в некоторых местах да же «рога» выставлены. Бампер, мало того, что изначально выходил вперед сантиметров на двадцать, теперь он был усилен тараном и защитой для фар. Довершало все это чудо кузов и колеса. Кузов весь обшит железными листами, а сверху какие-то поручни с крепежами. Колеса же были неизменными, не усиленными, просто черными, но с накрашенной белой полосой вдоль каждого диска.

Просмеявшись, я начал придумывать план наших с Толей действий. То, что грузовик стоял в сам дальнем ряду, меня никак не радовало. Что бы к нему пробраться нам придется переколошмячивать всех зомби на базе. Плохо. Плохо в смысле того, что патронов у нас кот наплакал. Счастье для зомби устроить-то хватит, никто из них обиженным не уйдет, но! Вопрос стоит по-другому: «Если я расстреляю все патроны, как я до дома доберусь?» Придется большей частью в рукопашку сходится с нежитью. Ладно, живы будем, не помрем. Не то я думаю, не то. Прищуриваюсь, смотрю на базу еще раз, и вот оно. Точно!

– Толик, белорусский партизан-провокатор, слушай сюда. План такой – я щелкнул пальцами и начал делиться своими мыслями. Толя слушал внимательно, кивал в знак согласия по каждому пункту. Некоторые места плана ему не нравились, он предлагал свои идеи, надо сказать, что они были более разумными, чем мои мысли. Обсудив весь план, мы решили начинать. Ну что спляшем танго?

А плясать начнем от печки, то есть с пригорка. У «калаша» дальности на такое хватит, тут всего-то метров сто максимум до цели, кто-то мне говорил, что это как раз рабочая дистанция для автомата. Ложусь, смотрю на Толю, делаю ему знак, мол, не стреляй пока, навожу автомат на цель… Жаль, нет глушителя на стволе, сейчас сюда все зомби сбегутся, хотя. Там же забор! То, что нужно! Как в тире отработаем! Первый зомби падает после второго выстрела, стрелок мля. Как только он упал, зашевелились все стоящие рядом. Проснулись. За первым падает второй, потом третий, четвертый и пятый. Шестой и седьмой сообразили откуда шум и тупо идут на звук, замечательно, то, что нужно, ложитесь ребятки. Только они легли, как в нашу сторону направился сразу десяток зомби, ну пусть идут, а я подожду.

Жду не долго, до нужной нам черты «тира» они добрались быстро. Киваю Толе, и он сразу включается. Недолго продолжается избиение младенцев. В два ствола мы отщелкиваем десяток за пару-тройку минут. Подождем немного, может еще кто подтянется, и продолжим. Ага, вон еще пятеро выползают, ну что же пора вам упокоится окончательно. Выстрел, выстрел, еще три. Надо же, стрелять научился я! Молодец нах! Зярс саты!* (мордовск: Пока хватит)

– Толя погнали!– Я вытаскиваю два свертка и бегу к забору, но не тому что тиром был, а левее.

– Ты куда?! – Пряник, явно, не понимая ситуации, решил не бежать.

– Туда! Давай за мной сейчас поймешь, меняем план на ходу немного!

– Как?!

– Не сильно, но ты оценишь!!!– Но собственно, что протормозил мне выгодно, в считанные мгновенья добегаю до забора, на ходу поджигаю уголки свертков и кидаю по разные части секции забора. А теперь назад!

– Толян!!! Лоожись! – И как в красивом кино прыгаю.

– Что? – Толя встал. Мля, я тут прыгаю, а он стоит, нет, ну твою мать, а?

– Лягай! Говорю! – а сам, чуть ли не зарываюсь в землю.

Толя понял, что я от него хочу, быстро лег на пузо. И вовремя. Бабахнули мои свертки удачно. Громко и результативно, секция упала, открыла на проход во второй ряд, а мне только и оставалось, что присвистнуть. Мертвяков там оказалось штук тридцать, немного побольше, чем в предыдущем проходе. Зашибись. Вскакиваю, хватаю автомат, не целясь, дергаю за спуск. А хренушки. Патроны кончились. Влюбленный кибастос! Теперь дело за Толяном.

– Толян! Стреляй!!! У меня перезарядка! – ору что есть мочи, а сам нервно выдергиваю магазин. Справа начинает доноситься стрекот «Шмайсера», но у Толика патронов тоже не густо. Я же переворачиваю магазин и начинаю засовывать снаряженный, а руки-то трясутся. Оп, готово! Вскидываю АКС, прижимаю к плечу. Тут замолкает Пряниковский МП-40, вовремя я! А зомби все ближе и ближе. Толя не то чтобы резко уменьшил их поголовье, но поубавил их неплохо. Урывками, то вставая, то приседая, двигаюсь по направлению к нежити, за раз отстреливая три-четыре патрона, сокращаю их еще на дюжину. Сзади, вдруг, раздаются выстрелы «Шмайсера». Значит, Пряник перезарядился. Наступаю на упавшую секцию забора, все «калаш» за спину.

Автомат в моих руках сменяется на настоящее орудие некроманта – годендаг! Расслабляю почти все мышцы, начинаю припляску, раскачивая годендаг, на конце которого я мысленно сосредоточил всю свою массу. Чудо оружие начинает свой разбег, плавно набирает скорость и со всего размаха врезается в голову первого зомби. Проходит ее насквозь, словно нож масло, перебивает ноги рядом идущему зомби. Поднимаясь, делает петлю, и опять голова. Я делаю разворот, что бы по инерции не упасть следом за зомби, и на противоходе ловлю еще парочку, точнее не я, а годендаг. Притоп, замах, удар, шаг вперед, раскачка, удар, повторяю. Годендаг с хрустом дробит головы мертвяков, вокруг разлетаются ошметки плоти и капли крови, бывшей крови. А справа от меня поочередно слышатся выстрелы, Толя методично отстреливает тех, кто не попадает под мой удар.

Я прекращаю свой остервенело-злой танец некроманта, когда заканчиваются неупокоенные. Опускаю на землю годендаг, с шумом выдыхаю, достаю платок и начинаю вытирать лицо. Все, можно расслабится. Немного так, вздохнуть выдохнуть, перезарядить оружие и дальше к нашей цели. Поладтано. (мордовск: Продолжаем)

В общем проезде тварей должно быть примерно столько же, а может даже побольше, так что там не до танцев смерти, обойдемся автоматом. Закидываю годендаг за спину, беру в руки «калаш», смотрю на Толю. Он тоже как раз перезарядил автомат и уже готов продолжать. Глаза аж блестят, улыбка нервная, не улыбка даже, а оскал хищный. Конечно, его транспорт рядом, за углом если точнее. Я же передергиваю затвор, киваю напарнику, и топаю в сторону проезда. Срываюсь на бег, напарник следом.

– Толян, я спину, твой перед! – Указываю напарнику направление действий. – Давай!

– Лады! – Он припадает на колено, начинает.

– Не задерживайся, резко к «мазаю», догоню. – Дыхание учащается, сердце стучит как бешенное, и опять это противное покалывание в ладони. Пригнувшись, пошагивая то влево, то вправо, я двигаюсь спиной в сторону напарника. Мои предположения подтверждаются, массы зомби находятся ближе к воротам, и вся эта толпа направляется к нам. Только вот меня смущает, что там одни зомби, ничего посерьезнее нет. А так не может быть. Стискиваю зубы, подпускаю нежить поближе, хочу рассмотреть их. Ага, размечтался, вон сквозь толпу бежит парочка шустрых. Конечно, как же без них-то. Вот вы-то и первыми пойдете. «Калаш» сменяет одиночный режим на автоматический, и вот в сторону нечисти второго класса полетел маленький рой свирепых, смертельных свинцовых пчел.

Один из шустрых ловит эти подарки ртом, и сразу же падает на более заторможенного коллегу. Тот в свою очередь спотыкается, нелепо размахивает руками в падении и хватает своего соседа по ряду за ногу. Ухваченный за ногу пытается сделать шаг, но хватка не дает ему поднять ногу и он падает следом, а в своем движении он захватывает еще троих. Блин, ну прям все как у людей у них в толпе.

Ладно, нечего смотреть на этот цирк, надо двигаться дальше. Шаг за шагом, неумолимо опустошая магазин, но сокращая нежить, я двигаюсь к нашей цели. Моя спина утыкается во что-то. И сразу же стая мурашек пробирается от затылка к пяткам, пульс учащается, кровь молоточками стучит в висках. Я резко разворачиваюсь, и вижу перед собой обнаглевшую харю однорукого мертвяка, не секунды не мешкая, ударяю прикладом, потом еще раз. Зомби отшатывается. Тянет ко мне свои руки, а точнее руку и культю, и с упорством опять пытается напасть. Кадык дергается вверх вниз, я резко переворачиваю «калаш», утыкаю ствол ему в лоб. Выстрел. Морда твари перекашивается, и расцветает как тюльпан, из затылка вырываются фонтаном куски костей и мозга. Тело делает шаг и опадает как мешок с дерьмом. А вот нехрен к моему заду подходить, голубок.

Не стоим, дальше, дальше. Я срываюсь на бег, догоняю напарника уже на повороте в последний проход. Вот она цель, рукой подать. Прислоняюсь к шершавой стене барака, и, теперь, уже не торопясь, соблюдая осторожность, крадусь к углу. Шепотом делаю знаки Толе, мол, повторяй за мной. Коротким кивком головы, Пряник показывает свое внимание и готовность. Что же, это хорошо. Пальцем показываю на себя, потом совершаю замысловатое движение прямой ладонью в сторону угла, сгибаю пальцы и резко машу, как бы рассказывая последовательность своих действий. Смотрю на Толю, понял ли? Он кивает, шикарно, продолжим. Указываю пальцем на него, потом на середину проезда, прямой ладонью обозначаю его движение туда, опять сгибаю пальцы, рублю воздух. Ладонь, как бы, ныряет, и движется в сторону «мазая». Опять смотрю на Толю, опять кивок. «Начали!» шепчу я, и выпрыгиваю из-за угла.

– Joppen Godendag! – Прыжок! Прижимаю автомат, и устрашаю врага своей перезарядкой! Да епрст, я когда-нибудь научусь заранее перезаряжать автомат? Черт с ним, времени нет! Выхватываю ПМ, и краем глаза отмечаю движение Толи. Тот поступает совсем не так, как я показывал. Он выпрыгивает следом за мной, присаживается на колено, перекувыркивается, выставляет свой «Шмайсер» на всю длину рук, и открывает огонь.

Если бы зомби умели смеяться, они бы, наверняка, уже надорвали свои животы. Но они, козлы, смеяться не умеют. Пять, топчущихся у МАЗа, бывших джамшудов, медленно пошли в нашу сторону. В два ствола мы с ними разобрались быстро. Шестью выстрелами я снял двоих, а остальных добил Толя. Толян, а ключи-то от машины у тебя где? – Вырвался предательский вопрос.

– Ключи? – Пряник застыл в недоумении.

– Ну да, ключи? – Оборачиваюсь в ожидании зомби.

Так они же там, в номере. – Пряник машет в сторону «гостиницы», которую нам еще надо зачищать будет.

– Что? Ты… – поток приятных выражений уже был готов сорваться с кончика языка.

– А нахрена они мне? Не ссы! Я свой «мазай» и без них открою. – Он отмахнулся от меня как от назойливой мухи.

– Что стоишь тогда? Давай вперед, открывай! – Рявкаю я. – Пока мы тут сопли выжевываем, эти нечисти подойдут.

– А чо? Я ничо, я уже помчался. – Толя срывается к «мазаю», запрыгивает на подножку и начинает ковыряться с ручкой. Я же, крепко сжимая в руке пистолет, медленно отхожу к пассажирской стороне. Прохожу мимо переднего колеса, еще пара шагов, прохожу мимо двери, останавливаюсь. У поворота появляется первый зомби. До него метров тридцать, может чуть меньше. Чисто по идее можно попасть из пистолета, но я не такой стрелок, пусть поближе подойдет. Но все же, вытягиваю руку, беру его на мушку, палец ложится на спуск. Выдох, вдох, не щуримся. Силуэт корпуса ходячего трупа сходится с прицелом… Бум. Я вздрагиваю.

Перед моим лицом распахивается пассажирская дверь, и из кабины высовывается радостная физиономия Пряника.

– Залезай!

– Мля! – Убираю пистолет в кобуру, хватаюсь за поручень, рывком затаскиваю себя в кабину, не забывая при этом пригнуть голову. Не хватало еще и ушибиться. Громко хлопаю дверью, все, теперь можно и передохнуть малость.

– Толь, дай сигаретку. – Смотрю на него. Он достает из кармана красную картонную пачку с отодранным уголком, раза три постукивает по пачке, и оттуда выскакивает пара цилиндриков сигарет. Пряник подцепляет одну из них и протягивает в мою сторону.

– Стой, ты же трубку куришь? – Рука зависла на полпути ко мне.

– Умный, да? – я выхватываю сигарету. – Трубку надо курить не спеша, а это для успокоения, ага. Ты что, кстати, кувыркаться начал, я же тебе объяснял, как действовать?

– А ты мне это показывал, выпрыгнуть поднырнуть, кувыркнуться и гасить их? Нет? – он прикурил свою собственную сигарету, затянулся. – Не так?

– Догадайся?! – Помял сигарету, повертел ее в руках. – Знаешь почему чукчи не курят приму?

– Знаю, потому что они, как и ты, не знают с какой стороны прикуривать, гы. – Пряник склонился под рулем, начал что-то там шебуршить.

– Как догадался, а? – Прикуриваю, выпускаю первую порцию дыма. – Я тебе, вообще-то, другое там, у угла, объяснял, но фиг с ним. Ладно, заводи, поехали.

– А я, по-твоему, что делаю? – Он совсем скрылся под рулевой колонкой. – Все, сейчас поедем, ну почти сейчас.

– Нет, подожди, у нас с патронами как? – Я посмотрел в окно, количество зомби в проезде увеличивалось. – Тебе магазины снарядить надо.

У Толи, явно, что-то не ладилось с зажиганием, иначе, зачем бы он подныривал под руль. Воспользуемся паузой, покурим, и спокойно подумаем о дальнейших действиях. Плотно сжимаю кончик сигареты, затягиваюсь, с шумом сплёвываю кусочки табака, попавшие в рот.

– Ты что первый раз «приму» куришь? – Раздался голос снизу.

– Да иди ты, знаешь куда! – Я сплюнул еще раз, приоткрываю окно и выкидываю недокуренную сигарету. – Как эту херню курить можно?

– Просто, знаешь ли, очень просто. – Толя занял совсем не естественную позу под рулем. – Берешь и куришь. Ну, давай сходись, что же ты… Сноровка тут нужна, я, по-первости, тоже не понимал, как мужики из АТП курят, потом наловчился. Главное табак не жрать. Сука, заводись!

– Ну, уж нафиг, я тогда лучше трубку курить буду, реже, но без поедания махорки. – Осматриваю проезд еще раз – О! Нечистей прибавилось, надо немного для проезда дорогу подчистить.

– Хорошо, займись тогда этим. – Пряник пробурчали из-под руля. – Твою мать!

– Спасибо за разрешение, блин. – Вставляю последний магазин в «калаш», меняю обойму в ПМ, пора обходиться без психологических атак. Только вот как их, зомби то есть, мне бить, а? Из кабины мне ой как не охота вылезать. Думай голова, думай. Ну конечно, очевидного мы не замечаем, только вот вылезти придется. Причем вылезти надо будет стремительно, чтобы в кабину никто не пролез. Или…

Быстро, буквально в пару движений, освобождаюсь от лишних обвесов на себе: годендаг, значит, на пол, сидор на сиденье. Автомат вешаем на шею, пистоль и так в кобуре. Вроде как нормально. Нагибаюсь к стеклоподъемнику, начинаю вращать его. Стекло опускается с характерными звуками, что-то типа криков лося в брачный период, но, все же, опускается. Еще пара оборотов и порядок. Как только окно открылось полностью, перехожу к фазе два. Хватаюсь за верхнюю кромку крыши, там, где обычно водосток, ну или как он там называется, просовываю торс в окно, изогнувшись при этом как кот. Хрен с ним, голова пролезла, все пролезет. Рывком вытягиваю остальную часть тела, вот я почти на кабине. Что-то цепляется за ногу. А это уже первый мертвяк подошел. Свободной ногой лягаю его, удар пяткой ошеломляет его, что он разжимает хватку и в оторопи отступает назад. Растопырив свои клешни, стоит, пошатывается, и снова направляется в мою сторону, а я уже на крыше сижу. Достаю вторичку, навожу. «Умри, тварь!» сквозь зубы шепчу и начинаю стрелять. В голове у мертвяка появляется пара отверстий, явно лишних для него, что собственно приводит к его упокоению. Вот и ладно.

Переходим к фазе три: крыша фургона. Перебираюсь туда, это просто, не надо никаких выкрутасов гимнастических, просто встал и перешагнул. Теперь выбираю позицию для стрельбы. Мы, конечно, с Пряником нашумели тут изрядно, но отсвечивать лишний раз все равно не стоит, поэтому решаю принять упор лежа и стрелять. Да и из лежачего положения стрельба поточнее будет. Так, значит, правую ногу как продолжение оружия, левую в сторону, ступни прижать, локти поставить на землю, рядом, ага. Голову держим прямо и свободно, к прицелу не подносим, прицельную линию на уровень глаз. Вроде все, можно стрелять. Выбираем тварь, задержка дыхания, выстрел, отдача. Вейкеце*. Выдох. Переводим автомат на другую цель, опять задержка дыхания, выстрел, кавтоце*. Не выдыхая, сношу третьей твари голову. Ну я, блин, ремба какая-то прям! На радостях переключаюсь на другого зомби, стреляю, еще стреляю, мимо, повтор, опять мимо. Вот и сглазил. Стоп, надо успокоиться. Спешить особо пока некуда. Подпускаю тварь поближе к кабине, стреляю. Нилеце*. А то собрался он от меня сдернуть, фигушки, помирай навсегда.

За четвертым последовал пятый, потом опять два промаха, задержка, следом два удачных выстрела. Твари дуром перли на шум выстрелов, скоро мне придется делать офигенно долгую паузу, и разрабатывать новый план. Вдруг, замечаю троих отделившихся от толпы особо шустрых, переключаюсь на них, и магазин пустеет еще на десяток патронов. Перерыв наступит скоро, главное только не пустить нечисть к кабине, на момент моего спуска. А как это сделать? Очень, знаете ли, просто! Решаю не выключать приближающихся зомби, а устроить небольшую неразбериху в их рядах. Один раз сегодня случайно получилось, глядишь, и сейчас получится. На передней кромке нестройного ряда выбираю нескольких рукастеньких, меняю одиночный на автоматический режим. Короткая очередь в три патрона по ногам, еще одна, и так до сухих щелчков автомата. Не всем выбранным мною достались подарки, но того количества подбитых, хватает для того, чтобы нестройный ряд превратился в кучу-малу. Первый счастливчик, в центре, валится на бок, на него наступают сразу двое, и опрокидываются назад, в самую гущу толпы. Там они увлекают за собой еще пятых, приводя в действие цепную реакцию. Довершает это действо падение двух других зомби по обоим краям толпы, внося лишь большую сумятицу. Пока есть время, надо прыгать в кабину.

– Толян! – Уже стоя на крыше кабинки, зову напарника. – Открой дверку!

С секундной задержкой дверь распахивается, я совершаю незамысловатые акробатические трюки, ныряю в кабину, захлопываю дверь.

– Едем!? – А сам уже сжимаю в руке пистолет.

– Что прям счас? – Толя, вылупившись, смотрит на толпу кувыркающихся зомби, потом на меня. Киваю. Пряник откидывает крышку на панели, быстро щелкает тумблерам, потом жмет черную круглую кнопку. Раздается гул турбированого дизеля и по машине пробегает дрожь. Напарник дергает рычаг коробки скоростей, вжимает педаль в пол, в зеркало заднего вида вижу грязно-черный клуб выхлопного дыма, и многотонная машина начинает свой плавный ход. Гул турбины усиливается, что за ним не слышно мерного стука двигателя. Левой рукой Толя делает оборот руля, «мазай» поворачивает, выходит на точку меньшего скопления зомби, и набирает скорость.

Первый год Белого дракона, 28 марта. Московская область, Южное Бутово. 09:25

Вдоль дороги, убегающей в направлении столицы, уютно расположилось несколько торговых павильончиков, торгующих всякой всячиной, начиная от горячительных напитков и заканчивая бытовой техникой системы «утюг» и родственных оной. Я, потирая затёкшую за время сна спину, удивлённо воззрился на снующих туда-сюда людей, перетягивающих кучу баулов от ларьков к машинам и снова бегущих обратно. Торговцы, родом с Юга, затеяли запоздалую эвакуацию, попутно вывозя свой капитал, ныне воплощённый в готовых к реализации материальных ценностях. Буквально метрах в двухстах вперёд встала поперёк дороги фура. Вроде бы и оттолкнуть её можно, но за ней виднеются колёса второй, лежащей на боку – только краном, или танком теперь. Танка же в веренице машин, проглядывающейся за грузовиками, не наблюдается, есть лишь цепочка людей с сумками и детьми на руках. Бегут из города, буквально за пару дней ставшего смертельной ловушкой для жителей. Мне же теперь бежать некуда, точнее – именно бежать не надо, спешить, так сказать. А вот обдумать пути достижения цели просто необходимо. Два дня я пытался прорваться в сторону Москвы, но покидающие негостеприимную столицу автомобили, сплошным потоком заполонившие все более-менее пригодные для передвижения дороги, дорожки и тротуары, помешали это сделать. Позавчера так вообще, пришлось ночевать на балконе какого-то дома, хорошо – этаж был третий, и спальник я с собой захватил. Бес меня дёрнул заходить в подъёзд, водички попросить. Зашёл, вроде нормально, всё тихо, поднялся до первого этажа – и из-за двери, закрывая её спиной выскочил чёртик. Буквально, так и подумалось – рожа и руки красные, это потом уже понял, что в крови, а в первое мгновение чуть ума не лишился. И пришлось бить все рекорды по скоростному взбеганию по лестнице, повезло – на третьем этаже дверь открытая оказалась. Железная, добротная и с замком-защёлкой, толкнул её и захлопнулась. А в квартире, похоже, гнездо «чёртика» и оказалось – три обглоданных костяка, два взрослых и один детский, всё в засохшей крови и осколках стекла. Жуть, в общем. Выходить на улицу на ночь глядя уже не хотелось, но и ночевать в логове Му-шубуна не было никакого желания. Я вам не Гэсэр, блин, который небесный воин и победитель нечисти. Я курсант, вернее бывший курсант, нормальный парень, и мне хочется спать. И я один. Тоска по покинутому, вечно хохочущему и зубоскалящему, коллективу в курсантских погонах навалилась бетонной стеной. Тяжело одному. Сил нет. И Андрей погиб глупо. Я почувствовал обиду, – вот с кем было бы надёжно как в танке. А он – так глупо… «Э-ээ батенька! да вы раскисли!» насмешливый голос «тактика» всплыл в сознании. Тот всегда говорил, что «нормальный боец – отдохнувший боец». А я – вымотан. Спать. Надо спать. Отдохну, и подумаю, что делать. Вот и убрёл на лоджию, благо что застеклённую.

Город был необычно тих. Нет, не было тишины. Долетали звуки выстрелов, крики, какие-то шумы, распознать которые я был не в силах, дело в другом. Не было извечного и мощного фона – шума работающих двигателей. Не хватало чего-то – чего именно, я и не знал, может быть – никогда, но чьё отсутствие в шумовой составляющей заметил сразу. Словно шумел сейчас не город, а большая деревня, пущенная на поток и разграбленье мёртвым войском.

Место для сна я оборудовал медленно, словно через силу. Веки налились тяжестью, а движения стали тягучими, как остывающая смола. Расстеленный пенополиуретановый коврик не хотел лежать ровно и всё стремился свернуться в рулон, я же, словно в забытьи разглаживал его рукой, прекрасно понимая бесполезность сего действа. Лишь встряхнувшись, после того как клюнул носом совсем уж откровенно, я взялся за спальник и разложил его поверх коврика. Кинул под голову кучу тряпья и уселся на спальник, тяжело размышляя о преимуществах различных способов ночёвки. С одной стороны – спать логично одетым. В любое время можно вскочить и начать действовать. Это в теории. Опыт училищных нарядов говорил, что одетым спать – не выспишься полноценно, как ни старайся. В лесу же всегда ночевали раздевшись, в любой мороз. Накинешь на себя сверху, всё что снял, и что не нуждается в просушке, и вполне нормально отдыхаешь. Немного поколебавшись с выбором, я мысленно махнул рукой на все опасности и принялся раздеваться. Чего бояться, в самом деле? Доступ ко мне – через квартиру, квартира закрыта. К чёрту всё. Спать.

Улёгшись, я облегченно вздохнул предвкушая сон, однако не тут-то было. Сон бежал от меня как от зачумлённого, минута, текла за минутой, я начал считать баранов прыгающих через канаву, потом прочие глупости, помогающие заснуть, но – тщетно. Беспредельная усталость рождала бессонницу, а бессонница рождала тоску. С этим надо было что-то делать, и я принялся вспоминать прошедший день в деталях, снова проигрывать свои диалоги с встречными, меняя реплики и пытаясь представить дальнейшее развитие разговора. Тоска отступила.

Постепенно мысли мои свернули на того «чёртика», спасаясь от которого я залетел в эту квартиру. Потом мысли перекинулись на сказочных людоедов, и в голове размеренно зажурчал голос прабабки – шаманки.

– Вокруг нас всегда есть духи-людоеды, которые едят человеческое мясо и пьют человеческую кровь, как простое питьё. Таких духов-людоедов много. Есть Ада, которые едят новорожденных детей до года. Взрослых и детей старше года эти духи не трогают. Если не хочешь впустить худых ада в дом, то будь осторожен. Не впускай никого из посторонних или незнакомых, чтобы худые ада с ними не вошли в дом незамеченными. Это называется «хорюр» – запрещение. Если наложить «хорюр», тогда обыкновенно никого не впускают и даже дверь держат постоянно запертою, и ты должен следить за этим строго. Можно поставить возле двери чугунный кувшин или горшок с палкою. Каждый входящий должен постучать палкой в горшок, чтобы худой ада не вошел вместе с ним. Можешь сделать «хахюхан» – оберег. Хахюхан или заян, от имени которого сделан оберег, должен беречь новорожденного ребенка от худого ада и от прочих злых духов.

Я усмехнулся. Забавно. Слышу бабушку как в детстве, будто сидит она рядом у изголовья и неспешно рассказывает вещи, которые должен знать её внук, и от которых у маленького меня сердечко замирало в ужасе. Где те ада, которые не едят взрослых… По улицам бродит многоглавый ужас пожирающий всех, без различий. А прабабкин голос, между тем всё журчал, не прерываясь, дальше.

Кроме «ада», есть еще другой дух, которого называют Му-шубун. Он живет в лесах. Му-шубун гораздо опаснее и сильнее, чем ада. Му-шубуны едят взрослых людей, одиноко кочующих в лесах. Му-шубун убивает людей своим длинным красным клювом, наподобие клюва птицы, словно из железа. Он подходит к спящему человеку, ударяет его клювом по голове и пробивает ее, а затем, убив таким образом человека, съедает его мозг, потом печень и почки.

Кроме ада и му-шубун, питающихся человеческим мясом, есть и другие духи-людоеды, которые еще сильнее, чем ада и му-шубун. Эти духи-людоеды принадлежат к числу сильных и больших черных заянов. Для таких заянов люди, в прежнее время, приносили в жертву человеков для умилостивления этих духов-людоедов.

А ведь и в самом деле, головы костяков в комнате были проломлены, как будто молотком. Вот тебе и совпадение, назвал его первым пришедшим в голову словом, и оказалось – в точку. Или почти в точку.

– «…Хунн мяхая хунхэн, хуни шухан ундан, хуни мяха шуханда обтохыма…» – Всплыла вдруг в памяти часть призывания чёрного заяна, которого никогда нельзя произносить вслух. Если не хочешь накликать неисчислимые бедствия. «…Желающий человеческого мяса и крови, так ему хочется человеческого мяса и крови…». Сон покинул меня окончательно. Я замер, боясь спугнуть ощущение мысли, что вот-вот придёт, окончательно увяжет все обрывки смыслов и даст понимание картины происходящего, осветит какой-то сакральный глубинный смысл картины. Тщетно. Как чаще всего бывает в подобных случаях, мысль покрутилась вокруг, метнулась в сторону вспугнутой рыбкой и исчезла окончательно. Ладно. Будем мыслить логически. Как там говорил Андрей? «…Ничего страшного не происходит, если вдуматься. Если не быть дураком, вертеть головой и напролом не лезть, как полоумному, то всё в порядке, угроза минимальна. Ты же видишь, что эти трупы или полутрупы бешеные совсем вялые….». Поняв, что заснуть не удастся, я полез в вещмешок. Сникерсы – не еда, конечно же, но энергию восполняют. И зажевать сладеньким все кошмары сегодняшнего дня не помешает. Кроме того – сладкое способствует работе мозга. Мысля логически – как раз то, что мне нужно сейчас. Раз уж всё равно заснуть не могу, то хоть использую время для размышлений. Или, может, поесть полноценно? Пару мгновений я раздумывал над возможностью приготовить себе горячую пищу. Свет ещё был. В квартире наверняка есть запас продуктов, достаточный для насыщения одного человека. Но, при мысли о том, что нужно будет входить в тёмный зев квартиры, где валяются обглоданные костяки её прежних хозяев, желание приготовить себе горячую пищу улетучилось бесследно. Нет уж. Лучше я здесь как-нибудь. Сникерсну. Запью водой. Буду хвост держать трубой, блин. Да, лучше здесь.

Я принялся жевать вязкую сладкую массу сникерса, изредка делая глоток – другой воды из фляжки, которую хотел когда-то привезти домой и подарить двоюродному брату. Из головы не уходил речитатив прабабки и слова Андрея, они сплетались в странном хороводе, кружились в сознании, повторяясь вновь и вновь, но никак не соединялись в единое целое. Что их объединяло, но я не мог понять, не мог начать логическую цепочку, и только когда я отвлёкся, засмотревшись на ночное небо, протянулась первая ниточка понимания. Ада – это те, кто ожил, но ещё медленный и вялый… Додумать я не успел. Провалился в сон без всякого перехода, как будто кто-то щёлкнул выключателем. Хлоп! и темнота.

… гигантский овраг. Он появился в поле зрения постепенно, словно тьму плавно просветлили компьютерными спецэффектами, и – я осознал себя во сне. Необычное чувство – я знаю, что я сейчас сплю и вижу все со стороны. В то же самое время – я где-то там, внизу. Целенаправленно бреду меж гигантских глиняных стен в поисках промоин и закутков с гусиными гнёздами. Да, это излюбленное место гнездования гусей. По какой причине гусиные яйца являются предметов высокой ценности, мне во сне не объяснили. Периодически, гнёзда попадаются, и я начинаю лихорадочно соображать, где приготовить тайник для яиц, как их туда перенести. То есть – по какому маршруту, сколько ходок потребуется, и какие меры маскировки предпринять при встрече с компанией конкурентов. Ясное ощущение безопасности от встречи с соперниками, ведущими индивидуальный поиск, позволяло не беспокоиться на их счёт. Хотя – почему так?

Смена декораций прошла кувырком. Сцена смялась, вытянулась в полосу, превратилась в мельтешащий калейдоскоп событий, слишком быстрых, что бы я успел их осознать и вот – я вижу себя сидящим рядом с ослепительной красавицей. За длинным столом, где глаза в глаза расположились ловцы и жертвы. Глаза уперлись в глаза, таран воли атакующих, грянул в щиты воли защищающихся. Старший Ловец, увидав, как она с вызовом встречает насмешливый взгляд Коли Кривого, склонился к младшему коллеге и язвительно прошептал:

– Она надеется выиграть, стерва. А ну-ка – поищи, в чём её загадка.

Снова рывком меняется сцена, словно камера, метнувшись по сторонам, наплывает на невообразимо прекрасное лицо моей соседки:

– Но я… любила… – выдохнула она, краснея и теряя самообладание.

– Не надо – лениво процедил Коля Кривой, с презрительным равнодушием глядя, как тает чужая воля. – Не надо вот тут нам изображать «губки алые, щёчки пунцовые».

Воля Катрин ломалась, и это было почти что физически ощутимо. Всё ещё не отводя взгляда от противника, она поникла вся. Опустила плечи, гордую осанку внезапно исказила сутулость, губы задрожали, а глаза наполнились влагой. Ещё немного и выдержка её рухнет, орошаемая слезами.

– Держись! Не смей! Слышишь! – Тот Альберт, тот маленький «я», что был внизу и непосредственно участвовал в происходящем, вскочил. Одним прыжком он оказался рядом с той, кто изо всех сил скрывал свою любовь к нему, обхватил её за плечи, увидел сияющие радостью глаза на поднятом навстречу ему лице… Так долго таившиеся влюблённые слились в поцелуе.

А пуля, расколовшая их черепа и пронзившая их мозги, была подобна искре любви, соединившей влюблённых навеки.

Все присутствующие застыли в ужасе при виде кошмарной картины. Лишь Коля Кривой деловито продул ствол пистолета, курившийся дымком и, совершенно буднично спросил:

– Накатим «по стописят»?

Я подскочил на месте, дёрнулся в сторону, уклоняясь от выстрела, треснулся башкой об перила лоджии, давшей мне приют на ночь и, с чувством, выматерился. Приснится же такое! Потирая ушибленный череп, я выругался ещё раз и заснул. На этот раз – без сновидений.

Уже утром, отследив дислокацию особо голодных бывших граждан с удобной позиции, я перебрался на второй этаж, оттуда пострелял, расчищая площадку приземления, и выпрыгнул с балкона, естественно, предварительно скинув вещмешок, на пробу. После чего практически спокойно, а по нынешним временам можно считать, что и вовсе беспрепятственно, добрался до машины. Безопасный коридор от стен дома до автомобиля обозначили четыре тушки с огрызками черепов, валяющиеся на его границах. Параллельно обеспечил эвакуацию точно таким же способом ещё десятку человек, решившимся повторить мои акробатические упражнения, но ружья собственного не имевшим. Так, колонной в четыре автомобиля и одну «чёрную молнию», мы и покинули ранее уютный московский дворик. Они, как самые умные, рванули к шоссе, а я, как самый желающий жить, поехал дворами. Где можно – по асфальту, где нельзя – по газонам. Ружьё тоскует на месте штурмана, я тоскую на месте водителя. Но моя-то тоска понятна, если помыслить логически, любой бы затосковал. А ружьё понять сложно, как ни мысли. Железяка, а ведь наверняка своё мнение обо всём происходящем имеет, иной раз стреляешь, стреляешь – а оно не хочет попадать, и всё тут. А бывает, что даже и прицелиться не успеешь, а оно практически само выстрелит, и в «яблочко», иначе как наличием собственной сущности и не объяснить. Но, в данный момент это не так важно, гораздо важнее определиться – что делать дальше?

Наших парней я потерял, когда умчался в поисках уединения на трассу, ГАИшник тоже сумбура в голову добавил, а ещё я, как оказалось потом, раздавил напрочь свой телефон. Ни позвонить, ни ответить – пропал из сети, и всё. Эсэс, наверняка, переживает – он, вроде как за меня перед отцом ответственность имеет, Андрей упоминал. Надо звонить, но за эти три дня блукания по окрестностям я так и не нашёлся, как это сделать. Граждане свой телефон давать «на позвонить» отказывались категорически, а пугать оружием – не в моих привычках. Значит, надо искать место, где телефоны водятся в больших количествах. Казалось бы, чего сложного, зайди в любой салон да купи, да только вот нет поблизости маленьких салонов, а попытку сунуться в торговый центр до сих пор без дрожи вспоминать не могу – один-два, даже пяток мертвяков для меня не помеха. Но вот пара-тройка, и это на первый взгляд, десятков голодных Му-шубунов, да в тесном помещении, на расстоянии вытянутой руки – бр-р-р. Лишь привычка логически мыслить спасла меня – прежде чем открыть дверь я решил заглянуть в темноту помещения, и прислонился к стеклу. Как отпрыгнул и как бежал до машины – почти не запомнил, но в большие магазины теперь – ни ногой. Потому – будем колесить дальше, и искать укрытие для свершения гигиенических процедур. Так я и катался по микрорайонам, с интересом читая названия улиц, постепенно удаляясь от столицы. Под линией метро ехать не рискнул – широкая прежде дорога уже наполовину забита беженцами, то там, то тут бродят одиночные пока упыри, и страшно даже представить, что случится, произойди ДТП, подобное ночному, в самом центре микрорайона. Мало кто ведь выживет, покусают наверняка очень многих, а если ещё и Му-шубуны подтянутся – то вообще…

Нет, надо думать о цели, а цель моя, если мыслить логически, найти средство связи и доложить руководству о собственной боеспособности – мужики на базаре доложили, что сеть пока ещё есть, хоть и не сильно стабильная. Так что продолжим, вон вроде впереди какой-то двухэтажный торговый центрик имеется, не должно там много мертвяков быть, вот и проверим. Приблизившись, я не поверил своим глазам – на крыше здания желтела знакомая практически каждому жителю Нерезиновой вывеска «Евроневода», логово телефонов и рассадник сим-карт. Стёкла вроде целые, дверь, на первый взгляд, закрыта – значит, внутри максимум десять, а скорее даже шесть, рыл. Именно рыл, потому как живых людей там быть просто не может – все кто мог – уже разбежались.

Он лидировал во всём. Начиная с продажи телефонов, флэшек и прочих цацок. Его фотография семь раз за последние два года красовалась по всему городу в магазинах «Невода». И умереть от укуса зомби он умудрился первым. Борясь со смертью, он уронил тяжёлый шкаф, который заблокировал двери бытовки со спрятавшимися там продавщицами-консультантками, в прошлом – коллегами и соперницами. Одна из них спрятаться не успела, и падающий шкаф раздавил ей голову. Он был умным мальчиком, и потому оттащил девочку в угол, и только там съел. Поэтому его и не сразу заметил залезший ночью за телефонами Миха Кастет, а потом было уже поздно – удар начавшей изменяться руки пробил череп, и неудачливый гопник стал удачным материалом для продолжения перестройки организма. Часа через три-четыре очередь дошла и до девочек – они проломали огнетушителем тонкую гипсокартонную перегородку между бытовкой и туалетом и начали по одной выбираться. Как раз ему в лапы – он был очень умным мальчиком, и потому не убивал их сразу, а пугал до потери сознания и утаскивал в свой угол, где аккуратно отделял голову. Так они и стали отличным материалом для дальнейшего его развития. Даже не смотря на то, что в прошлой жизни все три подружки отказывали ему всячески, в том числе и интимно. Теперь же, сам того не помня, и не понимая, он им отомстил, пусть и в несколько извращённой форме.

Оставив заглушенную машину прямо на дороге, с раскрытой на всякий случай пассажирской дверью, я двинулся к обнаруженному телефонному раю. С проезжей части, в том же направлении тянулся след, какой обычно оставляет невыжатая половая тряпка. Он местами поблёскивал насыщенным бордовым блеском, и мне это не нравилось. Я приостановился и проследил его взглядом на всём протяжении. Начинаясь метрах в двадцати от меня, на середине проезжей части, след, вихляясь, постепенно склонялся к обочине и, в конце концов, упирался в интересующую меня дверь входа в магазин. Воображение мигом нарисовало картину бешено несущейся машины, сбитого ей мужика и девчонку, что отчаянно упираясь, тащит его в магазин, просто чтобы убрать с улицы и там постараться спасти. Скорее всего, я попал пальцем в небо, особенно с девчонкой, но, учитывая реалии, такой сценарий мог иметь место. С этими мыслями я продолжил движение и, спустя несколько секунд, оказался на пороге магазина, озирая его внутреннее убранство.

Лёгкий разгром в зале и кровавая извилистая дорожка на полу торгового зала до того походили на стандартные сцены из фильма ужасов, что мне стало крепко не по себе. Слюна вдруг стала вязкой, и с противным металлическим привкусом, спина одеревенела, а вдоль позвоночника ожгла холодом скользнувшая вниз струйка пота. Плохо. Пахнет плохо, и чувствую я себя аналогично. Ноги не двигаются, хочется стать незаметным, невидимым и тихо-тихо уйти. Накатила злость на собственную робость. Нееет. Я построю фигвам, народную индейскую избу, я посажу в него свой страх и буду ходить вокруг, не выпуская его. Сам же двину туда, где мне нужно. Слюну – сглотнуть. Дышать! Ещё! Ещё! Три частых шумных, «силовых», выдоха позволили взрастить и собрать в кулак злость, преодолеть оцепенение. Пусть с трудом, но я сделал первый, шаг, потом второй. Дальше пошло легче. Я сосредоточился на преодолении паники и деревянной походкой двинулся параллельно кровавой дорожке, уходившей куда-то за стеллажи с телефонами и аксессуарами к ним.

Пока я двигался, навязчивые штампы голливудских поделок наседали на меня всё активнее, нагоняя напряжение. Вон стойка, за которой, по-идее, должен располагаться продавец. Она пуста, точно так же, как и весь торговый зал. По закону жанра, за ней обязано притаиться кошмарное созданье, вцепляющееся в плечи киногероя, стоит ему пройти мимо и заглянуть в тот коридор, к примеру. Он наверняка ведёт к подсобным помещениям и, там тоже должны таиться чудовища. А в туалет так хочется. А оправлять естественные надобности в стеклянном аквариуме торгового зала неудобно. Стесняюсь я. Привык гадить в специально отведённом месте и всё тут. Это же не лес, тут люди. Были когда-то, по крайней мере. Да и преподаватель по тактике рассказывал – самое беспомощное создание – это человек опорожняющийся, потому для данной акции нужно либо забираться в укрытие, либо ходить парами. Пары у меня нет, будем искать защищённое место. Размышляя подобным образом, я аккуратно, мелкими шажками продвигался, стремясь увидеть тварь за стойкой раньше, чем она меня перепугает. Шажок, ещё, я вытянул шею, напрягая деревянную спину, вглядываясь, стараясь увеличить обзор и…. Характерный шум одежды за спиной едва не бросил меня в обморок.

Я аж взвился в воздух от испуга, и с диким криком «А-пля-а-а-а!!!!!» всадил заряд, куда-то в направлении внезапной цели. С грохотом обрушилось на пол тело, перепугавшее меня до полусмерти и – завозилось бессильно, на одном месте. Я же, напротив, окаменел в испуганной неподвижности и, переждав пару гулких ударов сердца, потянул рычаг запирания. Ружьё следовало перезарядить, рефлекс оказался сильнее испуга. Эжектор исправно выкинул стреляную гильзу, улетевшую через левое плечо. Желтый отблеск её донца, резанул по сетчатке, заставил отследить траекторию падения и привычным своим росчерком внезапно снял напряжение. Как на охоте себя почувствовал. Только природа каменная. Городская тайга, ага. И олени в ней непонятные, видимо, стоит присмотреться к ним повнимательнее, дабы не пугаться до полусмерти впоследствии. Ну-ка, ну-ка, покажись мне сука, бетонный олень. Я сделал пару шагов, внимательно вглядываясь в причину своего недавнего переполоха.

Передо мной, на загаженном кровавыми сгустками полу, извивался зомби с вырванной челюстью, точнее частично вырванной и снесённой нижней частью лица. Левая скула лишена плоти и белеет костью и крупинками обнажившихся зубов верхней челюсти. Язык вывалился и метёт пол, вызывая своим видом лёгкий позыв к тошноте. Руки и левая нога переломаны и перекручены в добром десятке мест. Целой оставалась только одна нога, на которой он и стоял, поднявшись неведомо каким образом. Вернее, оставалась до моего появления. Получается, мой панический выстрел перебил ему единственную опору и он рухнул. Впрочем, потёки красного на стене не оставляли сомнения, что для принятия вертикального положения он принял помощь стены. Как это будет по мертвячьи: «да поможет нам стена, сказал зомби и встал прямо»?

Вот блин, куда меня несёт, а? Бред сыпется из меня, словно зерно из прохудившегося мешка, помимо воли, а сознание ясное – как бы со стороны всё воспринимаю. Пока я размышлял правая рука, жившая своей жизнью, нырнула в карман, ухватила толстенький цилиндр патрона, крутанула его в пальцах, придавая нужное положение и, дослала в патронник. Сочный клацающий звук, с каким переломленные стволы вернулись в боевое положение, вывел меня из состояния отстранённости. Я с лёгким недоумением глянул на свои руки державшие ружьё. Надо же. Раньше был у меня пунктик – всегда смотрел как патрон вставляю, просто не мог иначе, а сейчас всё не глядя сделал, как надо. И в патронник попал, и патрон дослал до конца без суеты, что позволило ружью закрыться беспрепятственно. До сих пор помню ту козу, смывшуюся от меня из-за неправильной перезарядки. Вот где я кипятком в прыжке писал, от досады. Патрон тогда не до конца вошёл, я стволы закрывать – подмял его немного, и он не полез окончательно. Пока сменил, пока закрыл, коза ушла.

– А ты, тварь, не уйдёшь! – Торжествующе сказал я, ворочавшемуся у моих ног, подвижному трупу. – Ты мне, упырь, за Андрея ответишь…. И за Севастополь, тоже! – Добавил я чуть погодя. При чём здесь Севастополь, сам не понял, но чувствовал, что сказал правильно. К месту, так сказать.

Пока я боролся с мыслями, зомби-калека проявил неожиданную активность. Извиваясь, подобно гусенице он, по сантиметру, приблизился ко мне и вцепился бы в ботинок, но отсутствие нижней челюсти изрядно ему в этом помешало. Осколки зубов не зацепились толстую кожу и тогда это воплощение смерти, улёгшись на бок, решило, по всей видимости, протереть мою многострадальную обувь насквозь. Языком.

– Моя ж ты радость! – Я не смог удержаться от смеха при виде этой картины. – Ты меня насмерть зализать пытаешься, что ли? Ты, значит у нас не кошмарный, а ласковый зомби, да? Эхэргэн (бурятск: «ласковый»), блин. У прабабки моей, на Ольхоне, такая же ласковая собачка была. Я буду тебя звать так же. «Осторожно, ласковый зомби! В магазин не входить – залижет до смерти» – табличка с красивыми красными буквами так и засветилась перед глазами. И что теперь с тобой делать, полировщик обуви? Нацепить ошейник и приручить? Таскать на поводке, показывать людям и брать за это деньги? Мысля логически, доля истины в этом имеется, один минус – тварь остаётся опасной даже без зубов. Но ведь дрессируют же тигров, львов? Вернее, раньше дрессировали. Интересно, а тигры-зомби бывают?

Последние мысли я обдумывал уже, отойдя на непреодолимое для «гусеницы» расстояние, дополнительно поставив перед собой подобранный стул. После разборок с Эхэргэном, я почувствовал неодолимую потребность посетить заведение, иносказательно именующееся «хитрым домиком». Да и то, двое суток, можно сказать, носился, забыв про естественные надобности. Мочевой пузырь бунтовать начинает, намекает, что скоро лопнет.

Сумрачный, неосвещённый коридор лежал передо мной и, хотя я испытывал определённый душевный подъём, после общения с Эхэргэном, при мысли о необходимости идти этим коридором меня охватывало беспокойство, а голливудские штампы снова начинали свой зловещий хоровод. Отступить? Нет, отступить я уже не мог. Отступить – значит потерять лицо. Зря я, что ли, столько натерпелся из-за Эхэргена? До сих пор колени слабеют, при воспоминании о том, как он меня напугал. А тут – просто коридор. Ну и что из того, что он неосвещённый? Ну и что, что мрачный? Зато я смелый и уверенный в себе. Правда? Заглушая беспокойство и напуская на себя уверенность, я принялся командовать во всё горло, словно был старшим на учебном месте огромного училищного плаца, и мой голос был обязан долететь в самые отдалённые его уголки. Если уж есть кто в этом коридоре, за запертыми дверями, пусть слышат меня, пусть знают что здесь. Пусть атакуют сейчас, пока я туда не вошёл.

– Курсант Полука-а-арп! В две шеренги-и-и, стано-о-вись! Прямо-о…. На одного Полукарпа дистанции…. Шааго-о-ом…. Марш!

Но никто не нарушил покой коридора, ни одна дверь не шелохнулась, ни один посторонний шорох не побеспокоил мой слух. Держа ружьё наперевес, я ломанулся вглубь пугающего меня пространства строевым шагом. Уж чем-чем, а строевой выучкой моя альма-матер всегда славилась, и сейчас покрытый линолеумом пол содрогался под уверенными, можно сказать профессиональными, шагами церемониального марша. Командуя сам себе, отбивая короткие отрезки по три-четыре шага и выполняя строевые приёмы на ходу, я добирался до двери туалета раз в пять дольше обычного человека. Помедлил немного, собираясь с духом, и рванул дверь. Никто на меня не бросился, никаких посторонних звуков. Ничего. Обычный «офисный» туалет на три кабинки. В дальнем конце валяется огнетушитель и куски строительного мусора. Ремонт здесь был, что ли? Я принюхался. Точно, запах мертвечины слабее даже чем в торговом зале, а ацетоном прёт немного сильнее. Наверное, краску разлили где-то в суматохе, и до сих пор не выветрилось. Я принюхался ещё раз. Нет, не понять. Чутьё забито после Эхэргэна. Не спеша, последовательно я осмотрел всё помещение. Осмотрел дыру в перегородке за дальней кабинкой, где валялся огнетушитель. Близко подходить не стал. Ну его к лешему. Если полезет кто оттуда – услышу. Куски мусора на полу бесшумно пролезть не позволят. Нормально всё. Пора делать то, зачем пришёл.

…Он чувствовал уверенные вибрации шагов. Он всегда был чувствителен и угадывал пожелания клиентов ещё до того как они успевали сформироваться. Тот, кто замер сейчас за стенкой не был похож на материал для постройки организма. Нет, этот был другой. Материал производит суетливые вибрации, постоянные вибрации, вибрации жертвы, такие вкусные и многообещающие. Тот, кто использует материал, двигается только тогда, когда нужно. И – столько, сколько нужно. И неотвратимо. Совсем как этот. Значит – тот, за стеной…. Равный?

После визита в туалет, я с облегчением чувствовал себя в знакомой обстановке, привычной, можно сказать. Где ничто не угрожает, некого, да и незачем, опасаться. Кого тут пугаться? Эхэргэна? Ну, как захочу ботинки почистить, пойду к нему – пусть оближет языком, наведёт блеск.

Занятый своими мыслями, я смотрел лишь в сторону выхода, изучая доступную взору обстановку на улице. Поэтому, когда за углом, на выходе из коридора в торговый зал, я уловил краем глаза силуэт в фирменной майке за стойкой продавца, я машинально сказал, как бы оправдывая своё появление здесь:

– Покажите мне айфон пожалуйста, и батареи к нему. Штук пять. – И только потом повернулся в сторону силуэта. Вздрогнул.

На меня вылупилась ужасная харя, перекошенная кривым частоколом острых как шило зубов. Раздувшиеся, иначе не скажешь, челюсти превращали голову существа в подобие груши, делая её непропорционально большой по отношению к телу. Такое впечатление, что руки прямо из-под челюстей растут. Ручки чудовища мгновенно ассоциировались с оружием хватательным. Они походили на скрученные жгуты проволоки и были увенчаны кривыми загнутыми совиными когтями. А вот на глаза я внимания не обратил. Не специально, нет. Просто острые и влажно поблёскивающие клыки «продавца» приковали всё моё внимание. Одной рукой это существо шарило по полкам справа от себя, как будто выполняя мою просьбу.

Блин! Да оно же, точно, заказ выполняет! – пришло озарение, как будто разрядом тряхануло. – Вот это их Пимпаркин выдрессировал, на уровне рефлексов вбил. Ну, некроботаник, держись. Я покупатель скверный, капризный и «судья ИЖ» у меня с собой. Будешь косячить, так он нас рассудит. Копируя повадки прапора перед первокурсниками, я ткнул рукой в направлении полки и сварливо заявил:

– Айфон давай, жаба! Куда ты граблей машешь? Не по шарам, что ли? Ай-фон!

Зря я заявил про «шары». Бельмастые буркалы шевельнулись, привлекая мой взгляд и, на какие-то доли секунды я прикипел к ним, с жутким восторгом падая в бездну ужаса. Только, в отличие от случая с первым зомби, я был готов к этому. Вместо оцепенения пришёл пьянящий кураж, и я охамел окончательно. Где-то на донышке сознания бился ослепляющий ужас, питая веселье обречённого, которому уже все пояс и даже чуть ниже. Время жизни отмерено и сочтено – чего теперь-то блеять?

– Шевелись, обезьяна! Полукарп ждать не любит!

Тварь метнулась в сторону, по сложной траектории, словно вспугнутый на болоте кулик, а я скользнул правой ногой чуть назад, разворачиваясь всем корпусом, принимая удобное положение и вскидывая ружьё. Как только приклад ткнулся в плечо, грохнул дуплет, разнося зубастую грушу, росшую у твари на плечах, в клочья. Картечь на таком расстоянии – ужасна по своей мощи.

– Ни хрена себе, бекас! – Бормотал я, торопливо перезаряжаясь. Такого, блин, из пулемёта валить надо, а я – пукалкой. И быстрый, зараза, какой!

Вид жутковатой туши со снесённой башкой, словно сплетённой из пучков жил приковывал взгляд. Я никак не мог отделаться от мысли, что остался жив только чудом, и это – в который уже раз. Зомби на лестнице не успел меня поцарапать или укусить. Ладно, это не в счёт, там всё зависело от меня, противник-то был не очень. «Ада» если следовать дедовской классификации. Дедовской? Дедовской!!!

Это что же, получается что, наши предки уже сталкивались с такой напастью? Отсюда и все эти обряды и обереги. Стоп! Обряды…. Обереги…. Когда Андрей погиб – мы были рядом, и кирпич мог настигнуть любого из нас, так? Понятно, что на мне была каска, она бы защитила. Не просто каска кстати – труда в неё вложено немерянно. Полировал вручную, только хромировать отдавал на завод. Как будто «хахюхан»-оберег себе делал. Может, так оно и есть? Тот «чёртик», му-шубун вчерашний тоже не смог меня догнать, верно? Промедли я на секунду, всё – валялся бы сейчас обглоданным костяком, как те, в квартире. И сейчас тоже. Хотя – нет. Сейчас было немного по-другому. Эта тварь на айфон повелась. Я потребовал айфон и она растерялась. Только эта тварь серьёзней вчерашнего му-шубуна.

Меня сотрясла дрожь. Ну вот. Отходняк андреналиновый начался, как после доброй драки.

Возвращаясь к этому кошмару, что валяется у моих ног – это кто? Как там бабушка говорила? Круче му-шубунов, только чёрные заяны? Точно! И если против «мелких» ужасов у меня «хахюхан» – каска, то против крупных – айфон? Нет, нет, нет, что-то не так. Этих чёрных заянов должно быть множество видов. Каждый вид зовётся тэнгери. Точно! Да! В голове снова возник голос бабушки повествующей о злых духах:

– Тех, которые питаются человеческим мясом и пьют человеческую кровь много, и они разные. Есть ехон шухан тэнгэри, на языке твоего отца это будет – девять кровавых тэнгэри. Но это не всё – ещё есть Асаранги арбан чурбан тэнгэри или – тринадцать тэнгери Асаранги. От них можно защититься тоже. Нет в мире силы, с какой не способен бороться решительный человек. Но надо знать как. Против каждого из видов этих тэнгери нужен свой хахюхан – оберег.

Будем мыслить логически. Есть двадцать два вида тэнгери – то есть подобий этой твари, которую я сейчас завалил. Айфон вполне может быть хахюханом от них. Но, мысля логически – на каждый вид нужен свой айфон. Блин, повезло. Очутился в нужном месте и в нужное время, что бы понять то, что нужно. Спасибо тебе, тварюка. И тебе, Бабушка, тоже спасибо – страшные детские сказки и в самом деле оказались руководством по выживанию.

Я пнул смердящую под ногами тушу и отправился набивать вещмешок нужным количеством айфонов.

Где-то, когда-то. Москва.

Предыдущий период закончен. День Четвертый, день великих свершений, день становления моего Города. Пока только – Города. Но все еще впереди, поэтому я начинаю День Пятый.

Кепка трудится не покладая рук, наблюдать за ним – истинное наслаждение. В кратчайшие сроки он расчистил тоннели метро от лишних мертвецов, оставив только необходимое для работ количество. Какая глыба, какой матерый человечище! Если бы мне при жизни попался такой же толковый управленец, то все, задуманное мною, было бы построено за пару лет.

Мой Чекист самостоятельно додумался до того, чтобы перекрыть доступ в тоннели. Да, территория резко сократилась, зато шансы на то, что в метро проникнут искатели наживы ,исчезающее мала. По Замоскворецкой линии, Филевской, в Сокольниках – везде, где тоннели выходят на поверхность, чекист завалил выходы вагонами. Забавно было наблюдать бригады мертвецов, которые толкали составы, облепив, как муравьи гусеницу. Слава труду, недостатка в рабочих руках нет, тем более что позже Кепка даже утилизировал лишних.

Кажется, что все идет своим чередом. Смущает только одно – я не вижу будущего. Да, я построил Город, полностью безопасный. Да, я научился управлять постройкой ИЗМЕНЕННЫХ – теперь я могу вырастить любое существо в зависимости от его назначения. Я обладаю памятью практически всех умерших и могу направлять действия живых, не всех, малой части, но и этого вполне достаточно, чтобы получать известия из верхнего мира. Но все эти умения разбиваются о невозможность организовать себе нормальную жизнь.. Я мечтаю есть, пить, спать, гулять по улице, радоваться снегу, нести на плече бревно вместе с обычными людьми. Я обладаю гигантскими познаниями, но не могу сделать себе тело. Приходится довольствоваться специально выращенным ИЗМЕНЕННЫМ – крепкое тело, бывший очень известный боксер. Места внутри его черепа для меня оказалось недостаточно, поэтому я разместился у него в брюшной полости + желудок ему все равно не нужен, да и при встрече с верхними (так я решил называть людей живых, в отличие от людей моих) – а они стараются повредить голову – так безопаснее. В конце концов, я принадлежу не себе, а вечности.

Но, даже обладая таким средством перемещения, путь наверх мне пока заказан. Поэтому я и живу… Живу в подземелье, в темноте и сырости, окруженный самыми настоящими монстрами, словно вышедшими со страниц сказок. Мертвецы, упыри… Один Овулев…

Кстати, как ни странно – Овулев подсказывает, правда редко, толковые вещи. Вполне логично он предложил укрыть от озона и ультрафиолета, перенести под землю, содержимое библиотек. Знания – это единственное, что я могу предложить верхним. Это была фантастическая операция. Библиотеку МГУ несколько тысяч голов МАТЕРИАЛА, под присмотром измененных, разумеется, перенесли буквально за один день. С Технической библиотекой вышла неприятность – верхние тоже начали охоту за знаниями. Видимо, первоначальное накопление капитала закончилась. Шутка. Но это было фантастическое зрелище – я не пожалел времени, наблюдая, как несколько человек уходили по крышам от моих измененных. Конечно, я предпочел бы, чтобы то, что они похитили, досталось мне, но.. Игра есть игра – в данном раунде они победили.

Я потерял несколько измененных, но получил невероятное наслаждение, наблюдая за прорывом красноармейцев. Ничего, бОльшую часть библиотек Города я всё-таки перенес к себе, но Овулев начал меня беспокоить. Несмотря на некоторую пользу, я склоняюсь к мысли, что он стал крупной ошибкой моей кадровой политики, потому как на роль переговорщика с верхними он не подходит абсолютно. Как выяснилось, он далеко не в чести у большинства выживших, более того, обычно хладнокровные красноармейцы испытывают к нему просто патологическую неприязнь. Видимо, надо будет повнимательнее посмотреть его дела за последний десяток лет. Попытка наладить контакт с группой, обосновавшейся в Матвеевском, провалилась – его даже не стали слушать, а просто начали убивать. Убивать жестоко и медленно, я уже успел поднять в памяти некоторых товарищей подобные фрагменты из кино. И, если бы не четверо ИЗМЕНЕННЫХ, которых к нему приставил Чекист в качестве охраны, его бы забили насмерть. Теперь я понимаю, что глупо было отправлять переговорщика в сопровождении тех, кто олицетворяет ужас.

Как оказалось, в его правозащитной деятельности немало страниц, которые не согласуются с моральными принципами большинства. Ну что же, это моя ошибка, и я ее пренепременно исправлю. Возможно, когда его отправлю на переговоры в следующий раз, я сниму с него защиту. Пусть ИЗМЕНЕННЫЕ, которые его охраняют, утилизируют его на глазах у людей. Пожалуй, это добавит мне немало очков в переговорах – уничтожив столь одиозную личность, я совершу то, о чем мечтают многие из верхних.

Все идет по плану. За малым исключением – я стал видеть сны. Сначала это были какие-то обрывочные картинки: пиво, сваренное почему-то из шишек, полированный до блеска стальной шлем, какая-то неуклюжая, но явно очень прочная машина… Но однажды я увидел до невероятности отчетливый сон. Мне приснился Распутин. Он стоял на Красной площади в развевающемся черном плаще. и глаза его, прикрытые бельмами, были разного цвета: один красный, а другой – синий. Маленькие, похожие на аптечные пилюли, они впивались в меня, и я чувствовал этот взгляд.

Вокруг его ног крутилась снежная метель, волосы развевались. В одной руке он держал серп, в другой – молот. И он заговорил.

«Нет жизни вечной, есть мука вечная. Жизнь– страдание, вечная жизнь– это вечное страдание. Бойся железа в железных руках, бойся тех, кто придет, закрытый железом. Мертвые дадут жизнь железному чудовищу, которое придет, чтобы уничтожить живых мертвых. Будешь мертвым – погибнешь, станешь живым -спасешься. Пятеро встретятся, четверо продолжат, трое придут, двое – уничтожат. Земля не спасет, вода не скроет, воздух оградит. Найди пятерых. Если сможешь». Он махнул рукой, сказал «Поехали!», развернулся, и тяжело ступая, скрылся в направлении Кутафьей башни.

Невероятная реальность этого видения и колдовская слава Распутина заставила меня всерьез отнестись к его словам. Но вот кто эти пятеро, что за железное чудовище, при чем здесь воздух? Загадка. В моем мире сейчас все течет по накатанной колее, поэтому решению этой загадки я посвящу День Шестой.

Первый год Белого дракона, 28 августа Тульская область рядом с селом Новое Глазово

– И чего ты так на меня смотришь? – Толя бодро крутил руль своего возвращенца.

– А с какого перепугу, ты думаешь, что на тебя? – Я поспешно отвернул взгляд и уставился в окно, вроде, я рассматриваю поля или леса.

– А что не заметно, что ли? Нет-нет, да и зыркнешь.

– Ну, эта, мне интересно очень, вроде как «мазай» твой, ну, немного странный какой-то. Что-то не то в нем.

– Да? И что же?

– Я вот понять не могу, какие-то приборы странные, не автомобильные вроде, да движок, вроде, иначе звучит. Не?

– А-а-а. Так ты про это. – Пряник с какой-то нежностью погладил панель приборов. – Знаешь, брат, это спасибо нашему механу, он хоть и не русский совсем, но мастер от бога. Он мне этот «мазай» по винтику перебрал. Новую систему зажигания впендюрил, двигло родное снял, с седельного «маза» воткнул. А то был бы я как ХБСка. А теперь прям как настоящий. Только механ, наш где-то за пару недель до нашествия парусных танков пропал. Сначала, к нам приехал один типок на джипе-иномарке. Ну, которые в «Кэмел-трофи» участвуют, а потом наш механ пропал. Странно так, вещи его целые, а самого нету.

– Странно и не говори. – Я хмыкнул, покачал головой. Спрашивать, что такое ХБСка не стал, куда механ пропал рассуждать не будем, хватит и так вопросов. Надо решать насущные проблемы. – Со мной расплачиваться завтра будем, ага. Сейчас на ночевку встаем где-нить.

– И то верно. – Толя свернул с трассы, переключил передачу, и машина затряслась по ухабам проселочной грунтовки.

Как говорится в сказках, долго ли, коротко ли, а точнее минут через сорок, Толя нашел полянку на опушке, и объявил привал. Будем разбивать лагерь. Пряник поставил свой «маз» за кустами, между двух деревьев, выпросил у меня маск-сеть. Принялся камуфлировать свой грузовик. Я решил поставить шалаш, да и собрать хворосту для костра.

Хорошо в сказках, или в фильмах, раз и готово. Две минуты и лагерь, три минуты и костер, пять минут и еда готова. В жизни все не так, часа два применения страшных магических заклинаний и посылов к такой-то матери, суета, мельтешение по поляне, вот через что мы прошли, пока лагерь был разбит. Подогретая на костре тушенка с гречкой сморила Пряника и он отправился спать к себе в МАЗ, я остался у огня. Звуки ночных насекомых, треск костра навевали невеселые мысли. Только своеобразная «работа» по отстрелу зомби позволяла мне отвлечься. Но моменты отдыха мой разум возвращался к тому, что произошло с моими друзьями примерно месяц назад никак не выходило у меня из головы. А ведь это я виноват в случившемся, из-за меня они все погибли. Я посмотрел на горящий огонь, и отшатнулся. Оттуда, очень четко, проступили их лица. Два брата и она смотрели на меня с сожалением, с тоской, словно звали куда-то. В ушах зашумело, и я провалился во тьму.

Утро наступило неожиданно, неприятно даже. Я бы сказал, пинком в ребра, причем, в самом прямом смысле. От удара просыпаешься моментально, я попытался вскочить, и схватить свое оружие, но второй пинок уложил меня обратно.

– Ты гля, он еще встать пытался. – Раздался хохот. Нет, ребята, кто бы вы ни были, вам Возломителя голыми руками не взять. Повторно вскакиваю, и набрасываюсь на, близко стоящего ко мне, обидчика. Сердце заколотилось как башенный насос, кровь побежала по венам, дыхание участилось, ярость заполнила каждый уголок моего сознания. Приседаю, правой рукой наношу удар в грудь, выбрасываю тело вперед, и на выходе завершаю удар локтем в ухо. Разворачиваюсь, и достаю, спешащего на помощь моему обидчику, второго левым локтем в ключицу. Рвусь вперед к следующему…

– Прекратить! – Громкий выкрик сопровождается выстрелом. Я оглядываюсь. Попал, так попал. Вот мы и встретились, как я этого не пытался избежать, не вышло. Поляна была окружена бравыми парнями в однотипной черной форме, с автоматами наперевес, позади них, сквозь кусты, виднелись силуэты танков Pz I или II. Вот я сделал простой вывод, что сейчас состоится мое знакомство с «бронетанкистами». Недолгое, скорее всего. Радости моей не было предела.

– Так-так-так, кого мы тут видим. Нет, вы посмотрите – Проговорил тот же голос, что и кричал прекратить. И он показался мне знакомым. – Что? Все так же как всегда буянишь? Дерешься? Пакуйте его. Поедем в Штаб.

– Но бригадир! Может его тут, ну, на месте шлепнуть, а то он на наших напал.

– Молча-а-а-ать! Сколько можно повторять, солдат, я не бригадир! Бригадир у тебя в колхозе остался! Для тебя, чернь, я – господин Оберстгруппенфюрер Денисов. Рихард Денисов. – Он взбесился. – Чтобы моего персонального врага, вот уже на протяжении двадцати лет, так просто шлепнули в лесу? Нет! Пакуйте. Едем в штаб.

– Так точно. – Парни в форме козырнули, и, держа меня на прицеле, заломили мне руки за спину, повели в сторону непонятного фургона. Каждое их движение сопровождалось ударом прикладов под ребра. Ну чего суки, мы еще поглядим. Прежде чем залезть в фургон, я, словно невзначай, бросил взгляд на поляну, где в самом дальнем углу я увидел Толю, глядящего на все это. Хотя, может быть, мне показалось.

«Танки» взревели двигателями, колонна начала движение. Сначала тронулся «дефендер» Денисова, сука с комфортом ездит, потом первый «танк», следом фургон, а потом уже и остальная «бронетехника». Я попытался устроиться поудобнее на деревянной скамье, и стал вспоминать.

Первая наша стычка с Денисовым произошла лет двадцать назад, в детском саду еще. Мы тогда были в старшей группе, и нам был пофигу на все то, что происходило в стране, имели значение лишь свои простые детские радости и горести, вроде жареной курицы на обед и нелюбимого сон часа. Мне родители подарили модель «пятерки», кажется, темно-красного цвета, с открывающимися дверями, капотом и багажником. Я, такой гордый и довольный собой, принес это чудо в детский сад. Ну не мог я расстаться с этой машинкой, я даже спал с ней.

Детское счастье оборвалось неожиданно, когда мою машинку заметил Рихард. Вместо того, что бы подойти и попросить «Дай, пожалуйста, поиграть», или что-то вроде, он подбежал ко мне и попытался выхватить ее. Я и тогда был крепким парнем, так что машинку он не получил. А скорее даже, получил он машинкой по носу. И сразу кровь, сопли, слезы, шлепок и отправление в угол от воспитательницы. Вечером, пока шли с мамой домой, я умудрился выслушать столько нотаций о своем плохом поведении, что мне хватило на всю жизнь. Лишь только отец меня похвалил, сказал «молодец!»

Судьба не развела нас по сторонам и в дальнейшем, в школе мы оказались снова вместе. До пятого класса Рихард мне пытался гадить, все никак не мог простить мне машинку. Потом вся их семья эмигрировала в Германию, как эти, «природные» немцы. Вот так наши пути с ним разошлись лет десять-двенадцать. А вот гляди-ка, вернулся из эмиграции, хотя нет, вроде как он приехал года два назад. Значит, что-то не срослось у них в Германии.

Пока я предавался воспоминаниям, часть моего мозга пыталась запомнить то количество поворотов, которое сделал фургон, но весь путь так и не выстраивался. Ладно, прорвемся, на место приедем и разберемся.

Наконец колонна остановилась, снаружи раздались голоса и крики, призывы разгружать. Вот и приехали. Тент распахнулся.

– Выходи, не думай тут чудить, понял? – В проеме показалась голова в фуражке.

Я кивнул, встал, как мог, и стал вылезать из фургона. Стоило мне только показаться снаружи, где остановилась колонна, так мне показалось, что я на съемках фильма про войну. «Фашистская» цитадель располагалась в типичном российском поселке, но все надписи на домах, которые мне бросались в глаза, были на двух языках. Немецком и русском, причём немецкий ломал глаза не только своей чужеродностью, но и готическими завитушками на буквах.

Колонна встала на площади перед комендатурой, о чем говорила вывеска «Komendatur». Красивое здание в стиле сталинского ренессанса, двухэтажное, с колоннами, было украшено фирменными знаменами «бронетанкистов». Скорее всего это было здание поселковой администрации. Напротив комендатуры было одноэтажное здание, типа вокзала, кирпичное, длинное, с трапециевидной крышей по крыльям, и двускатной, с маленьким круглым окошком в центре. И только одно вносило диссонанс в этот гитлеровский антураж – это памятник Ленину. Ухоженный, недавно покрашенный серебристой краской, памятник стоял в центре площади. Он сразу же притягивал и отталкивал. От него веяло чем-то, но чем я никак не мог понять.

За три или четыре дома от площади виднелся частокол, окружающий центр поселка. Видимо они не решились осваивать весь поселок, довольствуются лишь площадью у вокзала и администрации. Но и такая, с виду, небольшая территория внушал уважение перед бандой. Площадь не была пустой. Различный люд сновал по своим делам, туда-сюда. Атмосфера в поселке была мирной, а это говорило об их численности. Вот только, где же они технику размещают, я никак не мог понять.

– Что стоишь? Вперед! – Парень в фуражке ткнул меня автоматом в спину. Я покорно пошел.

С площади мы двинулись на северо-восток поселка, мимо здания вокзала, мимо ларька с надписью Apotheke, стационарного поста полиции. Обогнули вокзал и направились к железнодорожной линии. Там за линией высилась четырехэтажная башня, огражденная бетонным забором. Перешли через линию, прошли вдоль забора, мимо ворот и проходной с вывеской Werkhalle. Вот даже как, тут значит, наверное, и техника стоит. Свернули направо, прошли еще пятнадцать метров по улице, и остановились у здания с надписью ZellengefДngnis. Судя по всему, пришли.

Тюрьма располагалась в обыкновенной избе-пятистенке. Тычками меня загнали в сени, где я встал пред светлыми очами дежурного. Тот оглядел меня с ног до головы, почесал затылок, пролистнул тетрадь, покачал головой.

– Это хто? – дежурный посмотрел на конвоира.

– Личный враг самого! Велено определить в одиночку. – Он подтолкнул меня к дверям во двор. – Seien Sie vorsichtig mit – er liebt es zu kДmpfen

– В одиночку? А места есть, кто меня спросил? Akzeptiert.

– Э. Ты тут не начинай. Мое дело привести и сдать. А дальше сам определяйся. – Конвоир склонил голову набок. – Только, эта, Сам еще обещался к нему прийтить сегодня.

– Ты меня не стращай, тут. Не вырос еще. Чай не боюсь.

– А я тебя и не стращаю. Говорю велено в одиночку.– Повторил конвоир и добавил. – Сам велел.

Дежурный закряхтел, стал что-то искать на столе. Нажал на какую-то кнопку, из избы появилось еще два ухарая. Наконец он достал журнал, ручку, и подал все это конвоиру, пробубнил – Распишись.

Пока конвоир расписывался, два ухаря ухватили меня под руки, поволокли меня куда-то во двор.

– В одиночку его! – Проворчал дежурный, принимая журнал из рук конвоира. – Хотя стой! Ремень, шнурки, сдать!

Ухари в два счета вытащили из моих брюк ремень, потянулись к ногам, но зря – в кирзачах шнурков нету. Сдав ремень, они продолжили волочь меня на новое место жительства.

Одиночка оказалась клетушкой, примерно полтора на два, в помещении бывшего то ли курятника, то ли крольчатника. Сейчас непонятно, но вонь стояла характерная. Как только дверь закрылась, я кинулся к единственному слуховому окну, глотнуть воздуха.

Надышавшись и наглядевшись на фабричные ворота, я вернулся в камеру. Будем думать, что делать дальше. Побег? Подождем, что сегодняшний день покажет, но долго я тут задерживаться не хочу. А пока ждем, надо придумать, чем тут заняться можно. Я в камерах гость новый, все мое знание про тюремную жизнь только из фильмов. По началу, думаю, надо измерить свою камеру шагами, а там поглядим.

Второй год Белого Дракона, конец апреля. Хауптбург (бывш. станция Пахомово Тульская обл.) Штаб «Бронетанкистов».

«Сам» ко мне не зашел, ни вечером после прибытия, ни утром следующего дня. Его визит откладывался на неопределенный срок. За то время пока я ждал его, я успел выучить расписание движения броне-колонн. По началу, мне казалось, что «кулаки» имеют в распоряжении одну колонну «парусных танков», но нет. Колонн было две, по три пародии на танки в каждой, две машины сопровождения, ремонтная одна точно, вторая для мародерки или что-то вроде того. Было у них три, но одну я прочно вывел из строя, хе-хе.

Иногда, за воротами «фабрики», я видел странного мужичка, чернявого, издали не понять было, сколько ему лет, но мне почему-то показалось, что около пятидесяти. Из всей этой банды он мне показался самым странным. Вся банда, сплошь и рядом молодежь, ну тридцать, самые старые, всем остальным лет по двадцать или около того, а этот явно старше всех, так и по виду его можно было предположить, что он раб. Только, в отличие от меня, «срок тянул» он на «фабрике». Так же я заметил, что он работает с одним трактором, что-то по типу бульдозера. И постепенно этот трактор превращался в нечто иное, но во что, я так и не узнал. Когда от трактора осталось только шасси, его, вдруг, вместе с дядькой, передвинули в другое место.

Иногда, к воротам подъезжали мотоциклисты. Все обычно по паре человек, но периодами и по одиночке. Так же каждый день, что у нас в тюрьме, что на фабрике патруль дважды обходил периметр. Утром и вечером.

К исходу первого месяца моего заключения соизволил нанести мне визит. Предшествовавшая данному действу помывка в бане и смена белья, с потугами на немецкий «орднунг» весьма меня развеселила, и обнадёжила – удалось рассмотреть участок базы, скрываемый стоящим напротив моего окна домом. Ничего интересного мне не открылась, если не считать импровизированного автопарка, огороженного небольшим, до пояса, забором, аккуратными пятнами покрашенного в зелёный цвет. Вернувшись после бани в свою «камеру» я обнаружил свежую солому на полу и новый матрас, взамен дырявого и наполовину сгнившего старого. Подивившись переменам, я устроился, было, в горизонтальном положении, но появившийся «фашист» окриком поднял меня на ноги. За дверью послышались голоса, немецкая речь вперемешку с русскими словами и на пороге появился сам «фюрер», отрастивший, наконец, отвратительные усы-щёточку. Хотя не совсем верно – видны следы туши для ресниц, не складывается у него с растительностью на лице, вместо брутальной щетины лезет какой-то непонятный пух, вот и приходится ему «мужественность» изображать, женскими методами.

Рихард хотел от меня зависти, и признания его заслуг – двести обездоленных человек в пяти деревушках, разрушенных по брёвнышку его «панцервагенами», видимо, должны были произвести на меня впечатление, по крайней мере – внушить ужас. К сожалению, этого не произошло, а плевок в лицо и гордое «фашист» и «проклятый захватчик» заставили Денисова перемениться лицом. Буркнув что-то вроде «ничего, за десять лет точно сломается», он развернулся и вышел из «камеры». Следом исчезли тюремщики, дверь захлопнулась и вновь я остался один, наедине с новым матрасом.

За прошедший сентябрь я досконально изучил свою камеру, все доски в стенах, где какие гнилые, где сильные. Обиднее всего, что гнилые доски были сверху, под потолком. В середине вполне тёплого месяца состоялся ещё один визит Рихарда, после чего мою пайку уменьшили на треть, оставив только утренний и вечерний приёмы пищи. Опасаясь упадка сил, я решился на побег. В погожий денёк, примерно в двадцатых числах, аккурат после еженедельной бани, я рванул на волю. Без запасов, без оружия, фактически без обуви – мои сапоги остались в камере, на поход в баню мне выделяли какие-то непонятные разбитые ботинки, с отстающей в нескольких местах подошвой. И когда я уже был близко к своей цели, ботинки меня и подвели, зацепившись, одновременно, и подошвой об выпирающий из земли камень, и штаниной за перепрыгиваемое заграждение из колючей проволоки. Растянулся я знатно, лбом поймал первое дерево долгожданного леса и затих, по ощущениям, минут на двадцать пять. Очнулся в камере, со связанными ногами, после чего был доставлен в «Гестапо» и нещадным образом избит. Правда, мой враг правильно истолковал причины и, по всей видимости, поставил на общее довольствие – в вечерней пище появилось мясо, в обеденный рацион включили слегка сладкий компот.

Октябрь выдался совсем не теплым, дождило частенько, поэтому в моей камере сухими оставались только место у параши, да угол у окна. Вот в углу я и сидел большей частью.

Гнилые доски были не только на потолке, но и на стенах. Правда, стены вели во внутренний двор, и единственное, что они мне дали, так это гвозди. Ими я расписывал стены, собственно говоря, если верить фильмам, то это одно из основных занятий заключённых. Первое время пытался считать дни, но через неделю сбился, и бросил это занятие.

Чтобы совсем не сойти с ума, я начал разговаривать сам с собой, по ролям проигрывая и анализируя все те поступки, которые привели к неудачам. Утром я здоровался с собой, за завтраком, обедом и ужином, прежде чем начать давиться баландой, желал себе приятного аппетита. А перед тем как уснуть, желал себе спокойной ночи. Рассуждал над маршрутом движения колонн, патруля. Пытался угадать сущность людей в своих тюремщиках. А по ночам вспоминал друзей.

Порой они мне снились, я пытался заговорить с ними, но тщетно – братья либо отворачивались от меня, либо уходили. Одинаковые одним своим взглядом, молча, корили меня, а Валька, с присущим только женщинам, сожалением смотрела на меня, по ее глазам я понимал видно – она меня простила. Вот только сам этого сделать не мог. И наступал новый день, и я опять начинал заниматься своими делами: наблюдением, анализом и самое главное тренировками. Как мог, поддерживал себя в форме. Я надеялся, что это мне пригодится. Точнее, даже, не надеялся. Знал.

Еще меня очень сильно волновала судьба Трактора. Днями не мог найти себе места, просто подумав, о том, где и как поживает мой кот. Но то, что я не делил камеру с Пряником, вселяло надежду, что с котом все в порядке. Другие заключенные, в соседних камерах, менялись с завидным постоянством. Я сделал вывод, что тюрьма большей частью используется как гауптвахта. Ну, или для арестантов по мелким правонарушениям. Таких персонажей, вроде меня, здесь больше не было.

Седьмого ноября, а дату мне доложил сам Рихард, меня подняли в шесть утра, и под противным холодным дождём я присутствовал на параде. «Русишрейх» завоевал ещё с десяток деревень и один небольшой посёлок, взяв около трёх сотен пленных и множество трофеев. Пленные понуро брели, подгоняемые ненавистными и им, и мне, солдатами в «фельдграу», с закатанными на манер эсэсовцев рукавами. После колонны пленных проследовали вонючие тарахтелки, гордо именуемые «панцервагенами», несущие над собой уже известные красные паруса со свастикой. А после парада мне довелось испытать унижение, равного которому я не испытывал до этого момента никогда в жизни – пристёгнутый наручниками возле окна, я оказался мишенью для объедков пирующих по поводу очередной «победы» пьяных молодчиков. Внутри всё пылало, а распеваемые за столом немецкие песни заставляли разум буквально клокотать ненавистью, но к сожалению, сломать трубу отопления мне не хватило сил.

Конец осени и начало зимы ознаменовались прокладкой через мою камеру железной трубы, сантиметров в двадцать пять диаметром, как оказалось буквально на следующий день – дымохода от расположенной в комнате охранников печи. Надежду помереть от переохлаждения, назло Денисову, при