Book: Доверяя только сердцу



Доверяя только сердцу

Элис Торнтон

Доверяя только сердцу

Пролог

Западный Суссекс, 1793 год

На берегу моря было холодно и темно. Бархатисто-черное ночное небо широкой дугой выгнулось над необъятным простором песчаных дюн. Неожиданно поднялся пронзительно-холодный ветер, заставивший эрла[1] зябко поежиться. Он вздрогнул и поднял воротник длинного камзола. Далеко справа был отчетливо слышен плеск и гул начинавшегося прилива, однако за пределами круга света, который отбрасывал фонарь, ничего не было видно.

– Проклятье! Этот негодяй обманул меня! – яростно воскликнул сэр Уильям.

Он пристально рассматривал следы на влажном песке – по всей видимости, совсем недавно здесь выгружали на берег тяжелые бочонки, передавая их из рук в руки с привычной для контрабандистов сноровкой.

– Или, может быть, ваш осведомитель сам получил неверные сведения? – предположил эрл Эллевуд, притопывая ногами, чтобы хоть как-то согреться.

Сомнений относительно того, что именно тут произошло, не оставалось ни у кого. Контрабандисты предпочли высадиться здесь, в то время как сэр Уильям и его маленький отряд напрасно поджидали их на пустынном берегу в двух милях к западу.

– Эти бандиты – народ бывалый… – нервно начал объяснять офицер таможни. В присутствии местного магистрата,[2] двух его помощников и эрла, приехавшего в эти края погостить, офицеру было явно не по себе, хотя гости и выражали готовность помочь ему исполнять нелегкий долг по охране побережья. – Очень на них похоже – обвести всех вокруг пальца…

– Да помолчите же, черт бы вас побрал! – проворчал сэр Уильям. – Если бы вы как следует справлялись со своими обязанностями, ни эрлу, ни мне не пришлось бы терять время в этой забытой самим Богом бухте! Ну что же, следы видны вполне отчетливо. Мы по ним быстро нагоним преступников. Вы поедете впереди.

Сэр. Уильям вернул офицеру таможни фонарь.

– Да, сэр. – Офицер прикрыл фонарь так, что виден был лишь узкий лучик света. Затем таможенник вскочил на свою лошадь и двинулся вдоль узкой цепочки следов, низко пригнувшись в седле. Было заметно, что особой уверенности в успехе этой ночной вылазки он не чувствует.

Сэр Уильям и его люди последовали за нерешительным офицером, однако лорд Эллевуд задержался и не спешил присоединиться к ним. Он стоял, нахмурившись и напряженно вглядываясь в темноту.

– Кажется, Бесс подбила ногу о камень, – крикнул он своим спутникам. – Я догоню вас через несколько минут.

– Как вам будет угодно, – донесся из темноты ответ сэра Уильяма. – Мне чертовски жаль, что все так получается. Я надеялся, что сегодня ночью мы сумеем кое-чем похвастаться перед вами.

– Ночь еще только начинается, – откликнулся эрл.

Несколько секунд он стоял, наблюдая, как отряд удаляется от берега. Затем опустил взгляд на темный, влажный, изрытый следами песок и задумчиво покусал нижнюю губу. Прилив уже начался, и вода быстро прибывала. Немало следов высадки контрабандистов уже смыло волнами, однако эрл был уверен, что отчетливо разобрал глубоко отпечатавшиеся следы сапог и отпечатки копыт тяжело нагруженных лошадей, – но все эти следы вели к воде, а не на берег.

Возможно, всему этому существует вполне разумное объяснение, однако эрлу было так мало известно о тонкостях контрабандного промысла, что он предпочел не выставлять себя на посмешище и ни слова не сказал своим спутникам о зародившихся у него подозрениях.

Единственным несомненным фактом было то, что сэра Уильяма провели как мальчишку, заставив ждать на берегу в двух милях к западу от этой бухты.

Эрл Эллевуд медленно, ведя лошадь за собой, двинулся по кромке воды на восток, внимательно глядя себе под ноги. Небо было по-прежнему темным, луна еще не показалась. Эрл с трудом ориентировался в темноте, но постепенно глаза его привыкли к ней.

Пройдя примерно двести ярдов по берегу моря, он обнаружил наконец то, что искал: цепочку следов на влажном песке. Они вели от берега в глубь острова. Совсем недавно тут прошли люди и лошади с тяжелой поклажей.

Эрл почувствовал, как его охватила радость – он оказался прав, его догадка была верна! Сердце его забилось от волнения. Сейчас нет времени возвращаться и пытаться разыскать сэра Уильяма и его отряд. Ни секунды не колеблясь, эрл повернулся спиной к морю и пошел по следам в сторону дюн, что виднелись впереди округлыми темными тенями.

Позади него ворчало, наступая на берег, море, под побелевшими от соленой воды сапогами эрла потрескивали сухие водоросли, и он слышал, как далеко впереди посвистывает ветер, перебирая хрупкие, сухие стебли трав, что росли на дюнах. Он по-прежнему с трудом разбирал дорогу и продвигался вперед почти на ощупь.

Эрл уже подошел к дюнам, когда неожиданно блеснувший свет фонаря ослепил его.

Сердце его бешено заколотилось в груди, он инстинктивно поднял руку, защищая лицо, и, судорожно прищурившись, уставился на источник света, стараясь рассмотреть, сколько человек противостоит ему, однако ничего не сумел увидеть. Кругом по-прежнему царила тишина, ничем не выдавая присутствие захвативших его врасплох противников.

Лорд Эллевуд изо всех сил пытался разобрать хоть что-нибудь позади слепившего его фонаря, одновременно припоминая все истории, что рассказывал ему сэр Уильям о контрабандистах, всегда готовых до смерти избить или даже прикончить всякого, кто, на их взгляд, представляет для них опасность.

Неужели и его забьют насмерть, а он так и не увидит тех, кто станет его палачами?

– Мне очень жаль, милорд, – произнес извиняющийся голос, – однако боюсь, что не могу позволить вам идти дальше.

– Черт вас возьми, чем, по-вашему, вы занимаетесь? – хрипло поинтересовался эрл, чувствуя в душе скорее гнев, чем страх. – И кто вы такой?

– Я – мелкая рыбешка для вас, милорд. – Похоже, голос этот принадлежал молодому человеку – образованному, уверенному в себе и вполне мирно настроенному. – Если пока вам еще трудно это рассмотреть, милорд, я должен предупредить вас, что у меня есть пистолет, нацеленный вам прямо в сердце. Будет лучше для нас обоих, если вы не станете делать никаких резких движений.

– Проклятый убийца! Тебя за это вздернут на виселицу! – в ярости воскликнул лорд Эллевуд.

– Пока что я еще никого не убивал, – мягко возразил ему невидимый собеседник. – И, скажу вам по совести, я, несомненно, предпочитаю, чтобы так оно и было, – однако сейчас ваша жизнь целиком в ваших руках.

Удивление и страх, охватившие эрла в первую минуту, понемногу отступили, и он слегка расслабился. Насколько он мог судить, ему противостоит лишь один человек, у которого, похоже, нет особого намерения прибегать к насилию.

– Что вы собираетесь со мной делать? – уже более спокойным голосом спросил эрл.

– Ничего, – ответил юноша. – Мы с вами можем поговорить о погоде – не кажется ли вам, что в этом году стоит необычайно сухая погода? Или же вы могли бы рассказать мне последние сплетни о скандалах в Лондоне, а затем, когда такая беседа нам надоест, вы сможете вернуться обратно в усадьбу.

– А что, если до этого на нас наткнется сэр Уильям? – вежливо поинтересовался эрл.

Его глаза начали привыкать к свету фонаря, который, собственно говоря, вовсе не был таким уж ярким, и постепенно эрл стал различать в темноте смутные очертания своего противника, который столь неожиданно подстерег его среди дюн. На молодом человеке не было шляпы, и ветер трепал его волосы в разные стороны. Юноша был довольно высоким, стройным, однако лорд Эллевуд не сомневался, что, как только подвернется удобный случай, он без труда сумеет справиться со своим противником.

– Не наткнется, – уверенно ответил юноша.

– Что вы с ним сделали? – сердито спросил эрл, забыв об осторожности и торопливо делая шаг вперед.

– Не двигаться! – Угроза, прозвучавшая в этом окрике, заставила эрла резко остановиться. – Благодарю вас. Кажется, я уже упоминал, что не испытываю особой склонности к человекоубийству. – Голос юноши снова зазвучал почти дружелюбно и даже успокаивающе. – Однако я ничуть не сомневаюсь, что погоня сегодня ночью покажется сэру Уильяму куда более захватывающей, чем обыкновенная охота на лис.

Эрл глубоко вздохнул, чувствуя, как внезапно охватившее его напряжение потихоньку отступает.

– Вы послали его по ложному следу? – проговорил он наконец.

– Называйте это как вам будет угодно, – согласился юноша. – До вашего появления мне казалось, что сегодня на посту я обречен на одиночество. Однако теперь вижу, что ошибался, – добавил он вежливо. Эрл что-то проворчал, предпочитая не замечать тактичного комплимента. – Мне очень жаль, что приходится задерживать вас в столь негостеприимном месте, милорд, – извиняющимся тоном проговорил юноша. – Если бы вы поехали вместе с сэром Уильямом, то сейчас не страдали бы от холода! Однако я не стану более задерживать вас. Если желаете, можете вернуться назад по своим следам.

– Едва ли такое предложение приятнее моего теперешнего положения! – возразил ему эрл.

Юноша рассмеялся.

– Пожалуй, вы правы! – признался он. – Позвольте мне несколько скрасить для вас тяготы этой ночи!

Он опустил фонарь, тщательно установив его между двумя пучками жесткой травы на склоне дюны. Эрл выжидающе прищурился, раздумывая, не настал ли подходящий момент, чтобы броситься на противника, однако пистолет по-прежнему был нацелен прямо ему в сердце. Юноша был и осторожен, и наблюдателен, и едва ли можно было ожидать, что он совершит непростительный промах.

Свободной рукой юноша пошарил у себя в кармане.

– Ловите! – сказал он и что-то бросил эрлу.

Лорд Эллевуд едва успел среагировать. Он быстро протянул вперед руки и схватил брошенную фляжку.

– Бренди? – сухо поинтересовался он, отвинчивая крышечку.

– А что же еще? Сам я не отношусь к любителям спиртного, однако сейчас этот бренди поможет вам забыть о пронизывающем ветре, который так и норовит задуть в уши, – ответил молодой человек. – Скверная ночка выпала на вашу долю, милорд.

– Я не столь в этом уверен. – Эрл сделал добрый глоток обжигающей жидкости. – По крайней мере, я вполне мог бы похвастаться тем, что перекинулся парой слов с настоящим контрабандистом…

– Со свободным торговцем, – вежливо поправил его юноша. – Сэр Уильям только и делает, что перекидывается с нами словами – но обыкновенно это происходит в обстоятельствах, едва ли благоприятных для него.

Неожиданно налетевший порыв ветра взметнул в воздух целую тучу сухого, больно царапающего лицо песка с дюн. Кобыла эрла коротко всхрапнула, шарахнулась назад и исчезла в темноте.

Вздрогнув, молодой человек резко повернул голову – и эрл не замедлил тут же воспользоваться выпавшим на его долю мигом удачи. Он бросился на контрабандиста и без особого труда сбил его с ног.

Пистолет выстрелил, но за секунду до этого эрл успел отбросить его в сторону. Он был тяжелее своего соперника, к тому же имел преимущество внезапного нападения. Эрл не сомневался в том, что юноша, падая, нажал на курок совершенно непроизвольно.

Они боролись среди дюн, сплетясь в клубок. Было слишком темно, чтобы лорд Эллевуд смог рассмотреть своего противника, а потому он действовал вслепую, пытаясь просто подавить сопротивление юноши и стараясь в то же самое время не причинить ему особого вреда, однако молодой человек был силен и увертлив, как угорь. Ценой немалого усилия ему удалось-таки вывернуться и отпрыгнуть в темноту, после чего он словно растаял среди дюн.

Эрл рывком поднялся на ноги и, осматриваясь по сторонам, инстинктивно выхватил шпагу, готовясь отразить любое нападение.

Фонарь по-прежнему стоял на склоне дюны между двух пучков колючей травы, отбрасывая бледный луч света в сторону моря. Ветер слабо посвистывал среди дюн, но, кроме этого, тоскливого звука, эрл не мог различить ни намека на какое-либо движение.

Очевидно, лошадь его все-таки убежала, напуганная пистолетным выстрелом и шумом драки.

Эрл отступил немного назад – до тех пор, пока под его сапогами не зашуршал влажный и более плотный песок на кромке воды. Он никогда не считал себя трусом, однако у него сейчас не было ни малейшего желания наткнуться на невидимое в темноте острие шпаги, несомненно поджидающей его среди дюн. В этот момент на эрла бросилась темная тень с обнаженной шпагой в руке.

Это была беспорядочная схватка, озаряемая лишь сиянием далеких звезд и слабым лучом света фонаря. К счастью, двенадцать лет тому назад эрлу довелось участвовать в американской войне за независимость. На его стороне были и великолепное мастерство, и опыт, однако соперник его намного лучше знал местность и был весьма проворен.

И все же, несмотря на свою живость, довольно скоро юноша оказался побежден. Послышался слабый шипящий звук, когда шпага эрла скользнула вдоль его шпаги, и через секунду бесполезное оружие было отброшено далеко в сторону, а молодой человек оказался лежащим навзничь на сыром песке.

– Ну уж теперь-то я тебя рассмотрю! – проворчал эрл, приставив шпагу к горлу поверженного противника. – Поднимайся! Только учти – одно неверное движение, и я проткну тебя насквозь!

Молодой человек встал, не проявляя никаких признаков паники или страха. Дыхание его было учащенным, однако во всем остальном он так же владел собой, как и ранее. Эрл мрачно улыбнулся в темноте, испытывая нечто вроде уважения к своему сопернику. Контрабандист он или нет, но этот парень отважно сражался и великолепно принял свое поражение.

– Мне придется взять еще несколько уроков фехтования перед тем, как мы с вами вновь скрестим шпаги, милорд, – бесстрашно произнес он.

– Такая возможность тебе больше не представится!

Эрл нагнулся, взял в руку фонарь и поднес его прямо к лицу молодого человека.

Юноша оказался готов к этому – он не дернулся, не поднял руку, чтобы защититься от яркого света. Кончик шпаги эрла по-прежнему упирался ему в шею, однако темно-карие глаза без страха смотрели на эрла с худощавого, смышленого и удивительно юного лица.

– Сколько же тебе лет? – резко спросил эрл.

– Четырнадцать.

– Мой Бог!

Еще пару мгновений назад, видя, с какой собранностью и уверенностью в себе держится его противник, лорд Эллевуд предполагал, что он намного старше.

Несколько секунд они молча, напряженно смотрели друг на друга, а затем вдруг мальчишка дерзко усмехнулся.

– Осторожнее, милорд, – проговорил он, бросая взгляд на фонарь, который эрл все еще держал в руке. – Считается серьезным преступлением показываться с фонарем так близко от берега. Если сэр Уильям поймает вас, возможно, ему придется заковать вас в кандалы.

– Да тебя надо привязать к телеге и хорошенько выпороть за такую дерзость! – воскликнул эрл наполовину сердито, наполовину весело – до того удивила его необыкновенная дерзость мальчика.

– Или вздернуть на виселицу в железной клетке, чтобы мои побелевшие кости выпали из нее когда-нибудь на землю в назидание другим? – мягко подсказал ему юноша.

– Ну нет! – вздрогнув, проворчал эрл.

Он помолчал, раздумывая над тем, что только что сказал мальчик. Скорее всего, окажется непросто доказать связь этого мальчишки с контрабандистами, однако несомненным фактом является то, что он поджидал в засаде – а потом атаковал – самого эрла. За один этот проступок, если когда-либо мальчик окажется на скамье подсудимых, ему грозит серьезное наказание, и даже его юный возраст едва ли станет поводом для снисхождения.

– И что же, ты собираешься быть контрабандистом всю свою жизнь? – отрывисто поинтересовался эрл. – Или же твое поведение сегодня – лишь уступка кратковременному безумию, жажде приключений?

– Нет! – Несколько мгновений мальчик не отрываясь смотрел в глаза эрлу, а затем отвернулся, пристально глядя на морские волны и словно не замечая приставленной к его горлу острой шпаги.

На востоке появились первые, еще серенькие лучи солнца, и лорду Эллевуду не требовался более свет фонаря, чтобы отчетливо видеть черты лица мальчика – он был почти одного с эрлом роста. Холодный, напоенный солью ветер свободно трепал его черные волосы, глаза мальчика были устремлены на серебрящуюся вдали линию горизонта, словно он видел там свое будущее.

Лорд Эллевуд сардонически улыбнулся. Несмотря на готовое пронзить его в любую секунду острие шпаги, его пленник, очевидно, решил, что ему едва ли грозит опасность встретить предательскую смерть от руки победителя.

– Стой и не двигайся! – грубо приказал эрл, на долю дюйма приближая шпагу к горлу мальчика. – Не искушай меня и не давай мне повода выполнить за палача его работу.

– Я безоружен и целиком в вашей власти, – спокойно ответил мальчик. – Уверен, что ни один мужчина, которого сэр Уильям называет своим другом, не воспользуется подобной ситуацией… Что вы собираетесь со мной делать? – непринужденно добавил он.

– Черт меня возьми, если я знаю, – откровенно признался эрл, хотя шпага в его руке не дрогнула. – Ты слишком хорош, чтобы отправлять тебя на виселицу. Может быть, стоит завербовать тебя на флот? Несколько лет суровой морской дисциплины сделают из тебя настоящего мужчину!



– Предложение очень заманчивое, однако у меня совсем иные планы, – отозвался мальчишка.

– Могу себе представить, – сухо проговорил эрл. – Но тебе следовало думать, прежде чем наставлять на меня пистолет. У тебя голос и манеры благородного джентльмена. Не кажется ли тебе, что известие о твоих приключениях сегодня ночью может серьезно повредить репутации и положению твоей семьи?

Наступило долгое молчание. Глаза мальчика по-прежнему были устремлены на линию горизонта – он даже не взглянул на эрла. У лорда Эллевуда мелькнуло сомнение в том, слышал ли юноша его слова. Затем тот ответил:

– Да, милорд.

Эрл фыркнул и убрал шпагу в ножны. При этом звуке мальчик резко повернул голову. Казалось, на мгновение он напрягся, готовый броситься бежать, – однако не двинулся с места. В его взгляде, когда он посмотрел в глаза лорду Эллевуду, застыл вопрос.

– Как быстрее всего добраться отсюда до усадьбы? – спросил эрл, не предпринимая попытки объяснить свои действия.

Еще несколько мгновений мальчик пристально смотрел на него, и по сосредоточенному выражению карих глаз эрл понял, что он пытается разгадать его намерения. Затем мальчик наклонился, подбирая свою шпагу.

– Я провожу вас, – сказал он. – Мы пойдем вдоль берега. Так получится быстрее, да и идти намного удобнее.

– Весьма важное замечание, потому как теперь я оказался в пешем строю, – едко согласился с ним эрл. – Полагаю, среди дюн у тебя не припрятан верный скакун?

– Сожалею, но нет, милорд, – извинился мальчик.

– Сэр Уильям, должно быть, неплохо знает тебя, – сказал эрл, когда они зашагали вдоль берега.

– Мы встречались, – осторожно ответил мальчик.

– Ммм… – Эрл пытался придумать, как же ему поступить со своим бывшим пленником. – Почему ты не убежал, когда я отпустил тебя? – неожиданно спросил он. – Ты же знаешь, что я ни за что не нашел бы тебя в дюнах.

– Вы видели мое лицо, – просто ответил мальчик. – И мне хочется узнать, что вы будете делать дальше. Как вы сами только что заметили, сэр Уильям, несомненно, без труда узнает меня по вашему описанию.

– Понимаю, – сухо откликнулся эрл. – Смею предположить, что ты успеешь исчезнуть задолго до того, как он пустится разыскивать тебя.

– Это так, но ведь моя семья не сумеет скрыться, как вы также заметили, и, кроме того, может серьезно пострадать практика моего отца. Я приму ваш приговор и наказание, милорд, какими бы они ни были, только не трогайте их.

Говоря это, мальчик повернул голову и посмотрел прямо в лицо эрлу карими глазами, в которых светился живой ум. Лорд Эллевуд был буквально потрясен исходившей от мальчика внутренней силой.

Наблюдателю со стороны показалось бы в эту минуту, что они великолепно подходят друг другу: немало повидавший, опытный мужчина с умными, проницательными глазами и бесстрашный черноволосый мальчик. Они были настолько похожи, что эрл ни за что и никому не признался бы в этом, даже самому себе.

– Я не выдам твою тайну, – резко сказал он. – Однако в будущем мне бы хотелось, чтобы ты направлял свои амбиции в более законное русло. Едва ли виселицу можно назвать достойным завершением человеческой жизни, о ком бы ни шла речь…

– Благодарю вас. – Мальчик сказал это без ложного пафоса, однако эрл услышал в его голосе нотку искреннего волнения. – Вам сюда, милорд, – он указал в глубь острова. – Идите по той тропинке примерно с полмили. Затем сверните вправо, на проезжую дорогу. Дойдете до перекрестка – и усадьба сэра Уильяма окажется справа от вас на расстоянии не более мили.

– Спасибо, – ответил эрл.

Он вдруг почувствовал, что ему не хочется расставаться со своим спутником. Ему было любопытно узнать об этом смельчаке побольше, однако в подобных обстоятельствах вряд ли разумно будет продолжать это знакомство.

– Меня зовут Бенуа Фолкнер, милорд, – отчетливо и неторопливо произнес мальчик, в очередной раз удивив эрла.

– Звучит на французский лад, – ответил эрл, стараясь не выдать свое удивление и недоумевая про себя, почему вдруг мальчик решил сообщить ему свое имя. – Мне не раз доводилось слышать, что почти у всех контрабандистов имеется родня по ту сторону пролива.

– Моя мать – француженка, – сказал Бенуа. – А отец – доктор в Арунделе. Друзья зовут меня Бен. Вряд ли вы когда-нибудь станете моим другом, милорд, и едва ли вам понадобятся мои услуги. Однако, если такой день наступит, я не забуду, как многим я вам обязан.

Эрл уставился на него, потрясенный до глубины души мыслью о том, что имел в виду мальчик.

– Ты предлагаешь отплатить мне за мое молчание? – не веря своим ушам, воскликнул он.

– Когда захотите и так, как вам будет угодно, милорд. – Бенуа отступил на шаг назад и отвесил эрлу поклон, не лишенный изящного щегольства.

Эрл недоверчиво рассмеялся.

– Твоя дерзость просто удивительна! – заявил он, не в силах представить себе обстоятельства, в которых ему может понадобиться помощь мальчика. – Смотри не переоцени свои силы, давая столь опрометчивые обещания.

Бенуа усмехнулся, и яркий луч восходящего солнца озарил его, высвечивая четкие линии смуглого лица. Эрл заметил, как блеснули в улыбке крепкие белые зубы, когда мальчик смело посмотрел ему в глаза.

– Может случиться и так, однако я предпочитаю попытаться и отступить, чем жить, зная, что у меня никогда не хватит смелости совершить хоть одну попытку! – бесстрашно воскликнул он. – Желаю вам всего наилучшего, милорд.

Он повернулся и широким шагом двинулся к бескрайним полям, что виднелись вдали, оставив эрла у гряды продуваемых холодным ветром песчаных дюн.

Глава первая

Начало марта 1809 года


Серенький день почти уже подошел к концу, когда Анжелика Леннард подъехала к усадьбе «Остролист». В течение долгих часов она с нетерпением ожидала этого момента, но теперь, оказавшись наконец у цели своего путешествия, не спешила выходить из кареты.

– Я постучу в дверь, миледи, – предложил ей кучер.

– Спасибо.

Ожидая, когда дверь откроется, Анжелика быстро осмотрелась по сторонам. Было уже темно, и она мало что сумела увидеть, однако сразу заметила, как уединенно расположен дом. Усадьба находилась в нескольких милях к юго-западу от Арундела, посреди плоской, насквозь продуваемой ветрами равнины. На расстоянии полумили кругом не было ни единого дома. Идеальное место для главаря контрабандистов, решившего устроить тут свой штаб.

Анжелика почувствовала, как ее начинает охватывать дрожь. Она привыкла к многолюдной суете Лондона и здесь, в безлюдной местности, невольно стала испытывать страх. По всей вероятности, она оказалась в самом логове контрабандистов. Окна дома были темны, ниоткуда не пробивалось ни единого лучика света – впечатление такое, что в усадьбе никто не живет.

Собирался дождь. Анжелика вышла из кареты. Порывами налетавший ледяной ветер начал трепать в разные стороны ее широкую юбку и норовил сорвать с головы шляпу. Девушка изо всех сил старалась удержаться на ногах. Всюду следовавшая за ней горничная Марта всем своим видом старалась показать, что решительно не одобряет эту безрассудную поездку.

Дверь дома приоткрылась, в щель осторожно просунулась женская голова. Слабый свет, падавший из коридора, осветил Анжелике путь, и она храбро шагнула вперед.

– Добрый вечер, – приветливо сказала девушка. – Я не ошибаюсь, мистер Бенуа Фолкнер действительно живет здесь?

– Да, мэм, – ответила служанка, с подозрением глядя на незнакомку.

– Отлично! Я – леди Анжелика Леннард. Мне хотелось бы переговорить с вашим хозяином, если вы ничего не имеете против, – на одном дыхании выпалила Анжелика.

– Но хозяина нет дома…

– Тогда, может быть, вы будете столь добры, что позволите мне дождаться его? – Анжелика приблизилась еще на один шаг. Она проделала такой долгий путь и теперь не могла допустить и мысли о том, что придется повернуть назад, когда до цели поездки уже рукой подать.

– Ну, я не знаю…

– Что там такое, Тилли? – позади служанки появилась женщина постарше. Тилли посторонилась, пропуская ее вперед.

– Добрый вечер, мэм. – Анжелика снова представилась. – Я была бы вам очень благодарна, если бы вы разрешили мне подождать мистера Фолкнера.

– А мой сын знает, что вы должны приехать? – Женщина говорила с едва уловимым французским акцентом. На вид ей было чуть более пятидесяти лет, в темных волосах уже проглядывала седина. Она рассматривала Анжелику проницательными карими глазами.

– Нет, мэм, – ответила девушка, чувствуя, как бешено заколотилось от волнения сердце. – Мы с ним незнакомы. Я приехала, чтобы передать ему письмо от моего отца. Дело очень важное.

Несколько секунд миссис Фолкнер задумчиво смотрела на нежданную посетительницу. Падавший из прихожей свет озарял лицо девушки и играл золотистыми бликами на ее светлых волосах. Незнакомка была бледна, лицо ее казалось усталым, но доверчивые голубые глаза встретили пристальный взгляд миссис Фолкнер с необыкновенной, почти детской непосредственностью. Француженка слабо кивнула.

– Должно быть, дело действительно очень важное, коль вы проделали такой нелегкий путь, – сказала она. – Входите, миледи. Тилли, покажи кучеру, куда отвести лошадей.

– Благодарю вас. – Испытывая настоящую радость при мысли о том, что путешествие завершается, Анжелика последовала за хозяйкой в гостиную, расположенную в глубине дома.

– Вы, верно, озябли. Садитесь вот сюда, поближе к огню. – произнесла миссис Фолкнер приветливым тоном. – Не хотите ли чашечку чая? – Она дернула за сонетку.

– Вы очень добры, – проговорила Анжелика, почувствовав, что ее охватывает в незнакомой обстановке все большее смущение.

Гостиная, где они расположились, была уютной, но без претензий на какую-либо роскошь. По обе стороны от камина стояли большие кресла, невдалеке виднелся низенький комод, а к одному из кресел был придвинут столик. На кресла были надеты чехлы рыжевато-коричневого цвета, однако ткань, из которой они были сшиты, выглядела старомодной и ветхой. Царивший в комнате покой располагал к размеренной беседе. Но Анжелика никак не могла собраться с духом, она продолжала испытывать неловкость за свое неожиданное вторжение.

Судя по аккуратной стопке белья, ножницам и подушечке для булавок, что лежали на столике, миссис Фолкнер до приезда Анжелики занималась штопкой и починкой. Анжелика никак не рассчитывала увидеть в доме контрабандиста столь мирную бытовую обстановку, потому смущение ее все возрастало. Когда она так безрассудно уехала, вознамерившись переговорить с Бенуа Фолкнером, ей и в голову не могло прийти, что при их встрече будет присутствовать кто-то еще. Точно так же она не могла предполагать, что ей придется в ожидании хозяина дома обмениваться светскими любезностями с членами его семейства.

– Мне очень жаль, что я ворвалась к вам таким образом, – порывисто сказала Анжелика. – Просто дело в том, что…

– Однажды мне довелось познакомиться с вашим отцом, – спокойно ответила ей миссис Фолкнер. – Это было несколько лет назад, когда он гостил у сэра Уильяма. Мой покойный муж работал тогда врачом в Арунделе. Эрл – настоящий джентльмен, благородный и обходительный. Кстати, Тилли, – миссис Фолкнер повернула голову, увидев, что в комнату вошла служанка, – миледи переночует у нас. Будь добра, приготовь для нее комнату, а потом принеси нам чаю. И позаботься о горничной нашей гостьи.

– Да, мэм. – Тилли с любопытством посмотрела на Анжелику, а затем тихо вышла.

– О нет! – От волнения девушка даже вскочила на ноги. – Уверена, мне вовсе незачем доставлять вам столько хлопот! Мне надо только переговорить с мистером Фолкнером, а потом…

– Вы ведь приехали из самого Лондона, верно? – Миссис Фолкнер вопросительно подняла бровь. – А Бенуа, возможно, вернется домой только через несколько часов. Не можете же вы отправляться в обратный путь посреди ночи!

– Здесь, должно быть, где-нибудь есть трактир… – беспомощно проговорила Анжелика.

– И даже несколько, – ровным голосом подтвердила миссис Фолкнер. – Однако у нас вам будет намного удобнее.

Анжелика после смерти матери была полновластной хозяйкой в доме своего отца, ей приходилось самостоятельно принимать решения, отдавать распоряжения и строго спрашивать, но здесь, в доме Фолкнеров, она порядком оробела.

– Я буду очень рада, если вы поужинаете со мной, – улыбнувшись, сказала миссис Фолкнер, и улыбка смягчила довольно суровые черты ее лица. – Вряд ли Бенуа вернется вовремя, а я всегда так скучаю, если мне приходится есть одной…

Пробило девять, а Бенуа Фолкнера все еще не было. Анжелика получила настоящее удовольствие от неспешной трапезы в компании миссис Фолкнер. Француженка оказалась приветливой и радушной хозяйкой и, к величайшему облегчению Анжелики, не задавала бестактных вопросов. Однако после ужина, когда они снова вернулись в гостиную, девушка почувствовала, что ее снова начинает охватывать волнение.

Спустя некоторое время, когда хлопнула входная дверь и в коридоре послышались приглушенные голоса, Анжелике пришлось с немалым трудом сдержать дрожь. Миссис Фолкнер успокаивающе кивнула ей и быстро вышла из комнаты.

Анжелика поспешила встать и повернуться лицом к двери. Во рту у нее пересохло. Она несколько раз провела кончиком языка по нижней губе, а затем нерешительно прикусила ее.

Несмотря на струящиеся по плечам светлые волосы, которые когда-то, в далеком младенчестве, подсказали родителям, как назвать малышку, и со временем так и не потемнели, в наружности Анжелики не было ничего ангельски неземного. Сейчас она была бледна от волнения, однако обыкновенно на ее щеках играл яркий румянец, а голубые глаза смеялись.

В обществе Анжелику любили, но никогда не относили к числу классически утонченных красавиц. Ее характер, по мнению многих, был чересчур твердым. Тем не менее выражение ее лица часто было таким, будто она вот-вот готова весело рассмеяться. Ее фигуру находили слишком крепкой и полной жизни. Это верно: у Анжелики была тонкая талия и длинные, стройные ноги, однако двигалась она всегда чересчур быстро и решительно – одним словом, Анжелику Леннард никак нельзя было причислить к числу воздушных, готовых растаять и раствориться в воздухе сверстниц. Да и едва ли ей бы понравилось подобное парение в воздухе – она куда увереннее чувствовала себя, обеими ногами твердо стоя на земле.

Сейчас на Анжелике было весьма элегантное, но все же скромное – под стать ее миссии – платье из голубого шелка, казавшееся неожиданно ярким на фоне темных панелей и рыжевато-коричневого цвета чехлов мебели в гостиной. Марта настояла на том, чтобы хозяйка, отправляясь в столь безрассудно рискованное путешествие, позволила ей уложить достаточный запас одежды, и теперь Анжелика была рада такой предусмотрительности.

Вырез на платье был неглубоким, но сборки, подхваченные под грудью девушки узкой голубой лентой, намекали на ее соблазнительные размеры. На плечи Анжелика набросила длинную накидку с оборкой. Волосы ее ниспадали каскадом локонов. Хотя сама Анжелика об этом и не догадывалась, в полумраке небольшой комнаты она, казалось, светилась, словно огонек свечи.

Девушка готовилась встретиться лицом к лицу с таинственным контрабандистом, причем в его собственном доме, и испытывала робость. Вдруг припомнив что-то, она ахнула и торопливо взяла в руки ридикюль, достала из него пару писем и отложила сумочку в сторону. Тут послышались приближающиеся шаги, и Анжелика круто повернулась лицом к двери, которая в следующее мгновение широко распахнулась. Свечи затрепетали от внезапного сквозняка, и по стенам заметались длинные черные тени. На пороге стоял мужчина. Анжелика почувствовала, что у нее перехватило дыхание. Ее пальцы крепче сжали письма, когда она обратила все свое внимание на хозяина дома.

Бенуа Фолкнер спокойно прикрыл дверь и встретил взгляд Анжелики с выражением не меньшего любопытства, однако с куда более меньшим напряжением на лице. Он был довольно высок – наверное, чуть выше шести футов, – строен и мускулист. В нем чувствовалась скрытая живость и сила, словно в сжатой пружине или неподвижно лежащей плети. Волосы его были черными как вороново крыло, а кожа – смуглой от загара. У него были довольно высокие скулы и нос с легкой горбинкой. В уголках глаз виднелись мелкие морщинки, словно он привык щуриться от яркого солнечного света и мелких соленых брызг. Красиво очерченные чувственные губы были плотно сжаты.

За исключением белоснежного шейного платка и пышных рукавов рубашки безукоризненного покроя, Бенуа был одет во все черное, отчего казался выше и стройнее. Именно такой образ и рисовался в воображении Анжелики. После того как отец поведал ей о своей драматической встрече с бесстрашным юношей на берегу рокочущего во тьме моря, Анжелика не переставая думала об этом юноше.



Бенуа Фолкнер больше походил на пирата, нежели на контрабандиста. Анжелика не удивилась бы, увидев у него в ухе золотую серьгу, на голове – красный платок, а в зубах – абордажную саблю.[3] Ей показалось, что вместе с Бенуа Фолкнером в комнату ворвался напоенный солью простор океана. Едва лишь этот человек переступил через порог, как уютная гостиная сразу же стала тесной и душной.

Глядя на него, Анжелика слегка даже приоткрыла рот. В течение нескольких секунд она продолжала смотреть на Бенуа Фолкнера как зачарованная, по-прежнему судорожно сжимая в руках письма, которые привезла из Лондона.

В живом взгляде наблюдательных карих глаз контрабандиста мелькнуло нечто, похожее на мягкую иронию.

– Добрый вечер, леди Анжелика, – вежливо сказал Бенуа, отвесив в ее сторону легкий поклон. – Мне очень жаль, что вам так долго пришлось дожидаться меня. Если бы я знал о вашем приезде, то, разумеется, постарался бы приехать раньше.

Анжелика растерянно моргала. После долгого вечера, проведенного с миссис Фолкнер, до сих пор говорившей с акцентом и сохранившей манеры настоящей француженки, она ожидала, что выговор Бенуа будет столь же грассирующим. Однако он говорил по-английски очень чисто.

– Я привезла вам письмо от отца, – произнесла Анжелика, хотя собиралась начать разговор с ним совсем не с этого: привычное самообладание почему-то вдруг покинуло ее.

– Так и сказала мне мама. Прошу вас, – он галантно указал ей на кресло и прошелся по комнате, остановившись у комода.

Взгляд Анжелики следовал за ним, не отрываясь ни на секунду. Она прекрасно знала, что нехорошо так пристально рассматривать незнакомого мужчину, но ничего не могла с собой поделать. Бенуа двигался с изящной грацией, вызывавшей в ней восхищение. Из всех мужчин, с которыми ее сводила судьба, он казался, пожалуй, наиболее уверенным в себе. Может быть, он сумеет помочь ей?..

– Не хотите ли немного бренди? – любезно предложил Бенуа. – У вас был длинный день, и я подозреваю, то поручение, с которым вы прибыли сюда, непростое.

Анжелика не сразу вернулась к действительности. Лишь увидев в руке Бенуа хрустальный графин, она собралась с духом и выпалила:

– А этот бренди ввезен контрабандой?

Бенуа бросил на гостью задумчивый взгляд. В его темных глазах мерцали огоньки. Потом на его губах медленно появилась улыбка. Похоже, несдержанность Анжелики лишь позабавила его. Щеки девушки залило краской.

– Пожалуй, из всех напитков, что согревают нам душу и тело, едва ли треть попадает на наш стол после уплаты законной пошлины, – вежливо отозвался Бенуа. – Разумеется, за исключением напитков в доме сэра Уильяма Хопвуда.

– Благодарю вас. – Анжелика взяла бокал, который он, наполнив, протянул ей, и постаралась как можно спокойнее выдержать взгляд хозяина дома. Нельзя было допустить, чтобы он догадался, какое смятение царит в ее душе.

– Полагаю, вы знакомы с сэром Уильямом, – непринужденно заметил Бенуа, усаживаясь напротив Анжелики и вытягивая длинные ноги в черных бриджах поближе к камину. – Ведь он один из друзей вашего отца. Но мне кажется, вам никогда раньше не доводилось бывать в наших краях, не так ли?

– Вы правы, – ответила Анжелика. – Как-то весной мы собирались навестить сэра Уильяма, но не получилось: умерла мама, – добавила она.

В обычных обстоятельствах Анжелика ни за что не поделилась бы с незнакомцем столь личным воспоминанием, однако сейчас она чувствовала себя совсем потерянной.

Просить об одолжении человека, которого она совершенно не знает, хотя он и находится в практически неоплатном долгу перед ее отцом, оказывалось гораздо труднее, чем представлялось Анжелике по дороге из Лондона.

– Мне очень жаль, – тихо проговорил Бенуа.

Анжелика бросила на него быстрый взгляд и поспешила отвернуться. Она уставилась на огонь, призывая себя собраться с мыслями. Ведь она приехала сюда, чтобы выполнить довольно простое поручение, а вместо этого устраивает спектакль… Помедлив несколько секунд, она с тихим стуком поставила бокал на выступ у камина, подняла голову и посмотрела прямо в глаза сидевшему напротив нее человеку.

– Благодарю вас за сочувствие, – быстро проговорила она, – однако все это произошло несколько лет назад, и я уверена, что в данный момент вас куда больше интересует причина моего приезда сюда.

– Полагаю, вы приехали, чтобы потребовать от меня уплаты долга вашему отцу, – как ни в чем не бывало ответил Бенуа и сделал глоток. Он держался совершенно свободно. – Или я ошибаюсь?

– Так вы намереваетесь сдержать свое обещание?! – воскликнула Анжелика. Ее удивлению, казалось, не было предела. Направляясь сюда, она была почти уверена, чтомальчик, много лет назад бросивший дерзкие, необдуманные слова, давно о них забыл. По дороге Анжелике пришлось поломать голову над тем, что ей следует сказать ему, чтобы убедить в необходимости исполнить обещанное.

Бенуа встретился с ней взглядом. И Анжелика вдруг со всей ясностью осознала внутреннюю силу этого человека. Он напомнил ей волка: с виду мирный, спокойный, но горе тому, кто заставит его показать клыки.

– Я всегда держу свое слово, миледи, – холодно, словно сверкнула сталь, отозвался Бенуа. – Однако мне пока неизвестно, какой именно услуги требует от меня эрл. Может быть, вы будете столь любезны и передадите мне его письмо? – Он резко протянул к Анжелике руку с длинными пальцами.

Сердце девушки дрогнуло от неожиданности, и она инстинктивно прижала письма к груди.

– Миледи, – нетерпеливо проговорил Бенуа, сверкнув глазами, – едва ли разумно с вашей стороны проделать такой утомительный путь, а затем отказываться передать мне письмо.

Анжелика медлила. Сейчас она испытывала то же чувство, которое иногда охватывало ее при звуке приближающихся раскатов грома, – боязливый восторг, смешанный с упоением. Грозы обыкновенно бывали непредсказуемыми и неистовыми, однако после удушающе бесконечной тишины, что предшествовала им, вспышки молний и грохотание грома казались Анжелике просто упоительными.

– Я знаю, что написано в этом письме, – сказала она неожиданно для себя самой, по-прежнему не торопясь отдавать Бенуа конверт. – Папа продиктовал мне его вчера вечером. Может, будет лучше, если сначала я попытаюсь объяснить, в чем дело? – Анжелика встала и быстро прошлась по комнате, однако гостиная была тесновата для того, чтобы начать здесь расхаживать взад и вперед, как она привыкла дома.

– Продиктовал? – Бенуа посмотрел на девушку с недоумением.

– Прошло уже больше года с тех пор, как мой отец ослеп, – отрывисто проговорила Анжелика. Было видно, что подобное признание далось ей с трудом.

– Очень жаль. Эрл был превосходным человеком.

– Он и сейчас такой!!! – Анжелика круто повернулась к Бенуа, и в ту же секунду вокруг нее взметнулся вихрь голубого шелка и ослепительно золотистых локонов. Глаза ее гневно пылали, как сияющие сапфиры. Слова сочувствия, произнесенные Бенуа, вызвали в ней довольно бурную негативную реакцию. – Мой отец – смелый и благородный дворянин, а не какой-то там заурядный контрабандист или грабитель! Не забывайте, он сохранил вам жизнь! Да как вы смеете говорить о нем так, словно он умер?! – Она быстро отвернулась, чтобы смахнуть с ресниц непрошеные слезы, одновременно пытаясь овладеть собой. Разве можно объяснить незнакомцу, какое горькое, непроницаемо отчаянное уныние поглотило эрла с момента, когда он понял, что зрение никогда больше не вернется к нему?..

В тот злополучный день, когда опрокинулся его экипаж, лорд Эллевуд утратил не только способность видеть свет, но и умение радоваться жизни. Это обстоятельство причиняло невыразимую боль всем тем, кто его окружал. Иногда Анжелика с тоской спрашивала себя, станет ли ее отец снова тем человеком, которого она горячо любила и которым восхищалась всю свою жизнь?..

Несколько минут после неожиданной вспышки гнева со стороны гостьи в комнате царило молчание. На полке мерно тикали часы, в камине с треском упало полено, подняв сноп искр, но ни Анжелика, ни Бенуа не обращали никакого внимания на то, что происходило вокруг них.

Хозяин дома не отрывал от Анжелики своих слегка прищуренных глаз. Похоже, ее внезапный приступ ярости его вовсе не обидел и не оскорбил. Затем он поднялся и подошел к Анжелике, по-прежнему пристально глядя на нее. Она же так и не смогла заставить себя посмотреть ему прямо в глаза. Ей было страшно, что Бенуа увидит в них боль и тоску, которые царят в ее душе, и которые она отчаянно попыталась замаскировать гневом.

– Мне следует попросить у вас прощения, – тихо проговорил Бенуа. – Я вовсе не желал оскорбить вашего отца. Не сомневаюсь, он все тот же превосходный и благородный джентльмен, каким я его знал. Однако потеря зрения стала для него, человека подвижного, должно быть, настоящей катастрофой…

– Так оно и есть, – прошептала Анжелика. То, что Бенуа моментально проникся печальной участью лорда Эллевуда, очень взволновало ее.

Тем временем хозяин дома взял из рук Анжелики письма, положил их на столик, а ее подвел к креслу, на котором она не так давно сидела, и подал ей ее бокал с бренди. Сам уселся напротив, скрестив ноги.

– Мне невероятно жаль разочаровывать вас, – произнес Бенуа, – но я уже почти пятнадцать лет не имею никакого отношения к контрабандному промыслу. Сейчас я почтенный, всеми уважаемый и весьма далекий от романтики деловой человек.

Анжелика подавилась бренди и закашлялась так, что на глазах у нее выступили слезы. Дрожащей рукой она потянулась за ридикюлем и торопливо начала в нем копаться.

Бенуа протянул ей безупречно чистый льняной платок.

– Боюсь, сегодня ночью вам не доведется услышать, как под окном вашей комнаты цепочкой пройдут «джентльмены»[4] со своими пони, – продолжил Бенуа, когда Анжелика вытерла глаза, – и вы не увидите никаких таинственных огней, мерцающих в месте выгрузки запрещенного товара. Собственно говоря, пребывание в этом доме покажется вам столь же скучным и спокойным, как и ночевка в доме сэра Уильяма… Хотя, с другой стороны, – задумчиво добавил Бенуа, – может быть, здесь вам будет гораздо спокойнее, чем под кровом Билли Мушкетона. Если не ошибаюсь, у него есть милая привычка переворачивать все в доме вверх дном всякий раз, как ему вздумается выйти поохотиться на моих бывших соратников по преступному промыслу.

Анжелика невольно улыбнулась его шутливому замечанию.

– Могу себе представить, – сказала она, стараясь теперь говорить добродушно-ироническим тоном, – как я расстроила вас своим криком. Я должна извиниться перед вами, сэр. У меня не было никакого права бранить вас. Папа рассказал мне о своей встрече с вами только вчера. Честно говоря, я не вполне себе представляла, чего мне следует ждать от вас, однако заверяю вас, что буду хранить ваш секрет так же надежно, как все эти годы делал мой отец.

– Благодарю вас, миледи, – с легким кивком ответил Бенуа. – Надеюсь, во всем остальном ваш отец чувствует себя неплохо?

– Да. – И Анжелика, вздохнув, продолжила: – Это был несчастный случай, с экипажем. Карета перевернулась, и осколки стекла попали ему в глаза. – Говоря это, она недоумевала: что заставляет ее быть столь откровенной – ведь Бенуа не выспрашивал у нее детали? – Папа сломал руку и несколько дней страдал от жестокой лихорадки, но теперь все уже прошло. Вот только глаза…

Анжелика старалась говорить спокойным и непринужденным тоном, но сама обратила внимание на то, как тоскливо звучит ее голос. Возможно, физически эрл сумел оправиться от катастрофы, однако душа его страдала от незаживающей раны.

Бенуа по-прежнему внимательно смотрел на Анжелику и молчал. Пауза длилась долго. Затем он произнес:

– Итак, что же такое требует от меня ваш отец?

– Он просит спасти моего брата из Битша, – коротко ответила она.

За окном усилился ветер, по стеклу забарабанили тяжелые капли дождя. Разыгравшаяся непогода, видимо, стремилась еще больше изолировать усадьбу «Остролист» от всего мира. Было такое ощущение, что на всем белом свете остались в живых и бодрствуют всего два человека. И один из них, подумала Анжелика, поможет ей.

– Понятно, – произнес наконец Бенуа голосом, лишенным всякого выражения. – Вы хотите, чтобы я проехал более двухсот миль в глубь Франции и вытащил вашего брата из крепости, где Бонапарт держит военнопленных, – между прочим, пользующейся самой дурной славой…

– Но ведь папа пощадил вас и вашу семью. Теперь мы в свою очередь просим спасти жизнь члену нашей семьи. – Анжелика протянула вперед руку, надеясь, что этот умоляющий жест поможет ей убедить Бенуа. Золотистые локоны у нее на голове слегка шевельнулись.

Она страстно желала, чтобы брат поскорее вернулся домой. Ведь было совершенно ясно, что хандра эрла во многом связана с тревогой за судьбу сына. Гарри… Всегда такой жизнерадостный, подвижный… Может, именно ему удастся помочь лорду Эллевуду хотя бы частично примириться с утратой зрения – Анжелике это так и не удалось.

– Едва ли есть необходимость в таком драматическом спасении, – сухо ответил ей Бенуа с мрачным и неприступным видом, хотя голубые глаза Анжелики по-прежнему с мольбой были устремлены на него. – Все, что должен сейчас делать ваш брат… как его имя, кстати?

– Гарри. Он корабельный курсант.

– Все, что сейчас нужно делать Гарри, так это сидеть тихо и примерно себя вести, и рано или поздно его обменяют на какого-нибудь пленного француза, – сказал Бенуа и сделал глоток бренди, бросив на Анжелику взгляд поверх краешка бокала. – Так что едва ли нужно устраивать такую мелодраму в ситуации, когда все должно само собой уладиться…

– Да ничего тут не уладится! – отчаянно воскликнула Анжелика. – Может быть, вы об этом еще не знаете, но французы прекратили обмен пленными. Они стали задерживать даже гражданских лиц: женщин и детей. Многие из них томятся в плену в Вердене. Папа говорит, что такое беззаконие – это нарушение принятого во всех цивилизованных странах кодекса ведения военных действий.

– Я уверен, так считает немало достойных людей, – мягко откликнулся Бенуа, все так же пристально рассматривая Анжелику. В его глазах появилось теперь какое-то загадочное выражение. – Однако мне известно, что в Вердене есть коллеж, среди студентов которого несколько молодых курсантов. Почему Гарри не в их числе?

– Он отказался дать французам честное слово, что не попытается бежать, – быстро ответила Анжелика. – Однажды он уже это предпринял – правда, безуспешно. Именно потому его перевели в Битш. Там у французов нечто вроде исправительного лагеря – так, кажется, это называется? Похоже, вы все это знаете лучше меня.

– Я знаю лишь то, что доходит до меня по слухам, – тихо произнес Бенуа и нахмурился, видимо что-то припоминая. Анжелика отметила это с удовлетворением: значит, принялся обдумывать сложившуюся ситуацию. – Если не ошибаюсь, эта крепость построена Вобаном,[5] – после минутного молчания проговорил Бенуа. – И расположена она на вершине довольно обширного горного массива. Не самое подходящее место для побега…

– А Гарри уже сумел бежать оттуда один раз, – с гордостью, произнесла Анжелика. – Смотрите! – она взяла со столика и протянула Бенуа письмо. – Мы только вчера получили это от одного из detenues[6] в Вердене.

– Благодарю вас. – Он отставил в сторону бокал, осторожно развернул лист бумаги и принялся читать.

– Вот нужный абзац! – нетерпеливо сказала Анжелика, опускаясь на колени рядом с креслом Бенуа так, чтобы письмо было видно и ей.

«Гарри и его друзья находились на свободе примерно три месяца. Преодолев немало трудностей и препятствий, они добрались до побережья, однако не смогли найти корабль, чтобы переправиться через пролив. Французы очень бдительно следят за своими лодками по ночам. Гарри был схвачен недалеко от Этапля и в кандалах проделал обратный путь до Вердена…»

– Вот видите: сложнее всего для них было достать лодку, чтобы добраться до Англии, – вот почему папа подумал о вас! – живо воскликнула Анжелика, снова тряхнув головкой. – Судя по словам сэра Уильяма, война не внесла никаких изменений в жизнь контрабандистов.

– Но я-то уже давно не контрабандист, – напомнил ей Бенуа, с явной симпатией заглядывая в ее румяное от волнения лицо. – Нет, подождите! Мне бы хотелось дочитать письмо до конца, – остановил он Анжелику, когда та открыла рот, готовясь что-то торопливо возразить.

Девушка нетерпеливо прикусила губу. Она не привыкла, чтобы ее одергивали, однако ей не хотелось раздражать Бенуа, который, возможно, сумеет помочь Гарри.

Улыбнувшись, Бенуа продолжил чтение.

Анжелика с беспокойством наблюдала за ним. Если он действительно больше никак не связан с контрабандистами, то переправиться во Францию ему будет трудно. В то же время Бенуа, должно быть, до сих пор поддерживает отношения со своими родственниками-французами, и если захочет, то обязательно найдет какой-нибудь способ вызволения Гарри.

Автор письма к эрлу продолжал:

«Я видел Вашего сына, когда он появился в Вердене, но в тот день мне удалось перекинуться с ним лишь парой слов. После неудачной попытки побега французы считают Гарри mauvais sujef,[7] дерзким преступником, способным на любую рискованную выходку. Его препроводили в Битш, где находится исправительный лагерь, однако я уверен, что он попытается бежать и оттуда, как только ему представится удобный случай.

Не правда ли, есть какая-то горькая ирония в том, что, если бы французы предложили Гарри дать им честное слово никогда больше не предпринимать попыток к бегству, честь удержала бы его в крепости надежнее всяких кандалов? Однако французы не вполне осведомлены о том, какое место занимают курсанты в военно-морской иерархии званий. Довольно часто они не предоставляют им одинаковые с вышестоящими офицерами привилегии. Разумеется, все было бы иначе, если бы только им стало известно, что Гарри – Ваш сын, однако до сих пор они ничего не выяснили, и я надеюсь, что так оно и будет дальше. На сем остаюсь Вашим покорным слугой – Джеймс Корбетт».

– Вот видите! – воскликнула Анжелика, не в силах далее хранить молчание. – Это дело жизни и смерти. Гарри, конечно же, снова попытается бежать, и на этот раз его могут убить. Я знаю, что несколько военнопленных были убиты при попытке к бегству. Все, что нужно сделать, – это немного помочь ему: в определенный час в определенном месте его должна ждать лодка, и только. – Анжелика, по-прежнему стоя на коленях, обеими руками ухватилась за подлокотник кресла Бенуа. – Вам не придется даже пробираться во Францию, – горячо добавила она, не отрывая взгляда сияющих голубых глаз от лица Бенуа и изо всех сил стараясь убедить его в необходимости помочь ее семье. – Джеймс Корбетт отправил свою любовницу в Англию, чтобы та сделала тут кое-что по его поручению, и достойная женщина сумела провезти это письмо, спрятав его под платьем, – похоже, французы довольно часто бывают удивительно небрежны. Скоро она планирует вернуться в Верден.

В данный момент нам нужно только одно – имя какого-нибудь надежного человека, к которому Гарри сможет, ничем не рискуя, прийти, рассчитывая на благополучную переправу через Ла-Манш. Фанни могла бы передать нужные сведения Джеймсу Корбетту.

– А каким образом Джеймс Корбетт свяжется с Гарри? – скептически поинтересовался Бенуа, приподняв черную бровь. – И что будет, если имя этого «надежного человека» попадет в чужие руки? За какие несчастья мне придется нести ответственность, если я поступлю так, как предлагаете мне вы?

Анжелика вспыхнула, проглотив готовые сорваться с губ слова возмущения. Она поняла, что замечание Бенуа вполне справедливо, и осознала также, что из-за своего беспокойства потеряла способность здраво мыслить. Однако что тут медлить? – решила девушка.

– Но ведь должен же быть какой-то выход! – сердито ударила она по подлокотнику кресла. – Если вы сами отказываетесь ехать во Францию…

– А разве я сказал, что отказываюсь? – Бенуа положил ладонь на ее пальцы, и Анжелика вздрогнула, неожиданно поняв, как свободно, прямо-таки развязно она держится в его присутствии.

Бенуа сидел в кресле, а она стояла на коленях, на полу, да еще в позе, которую нельзя назвать ни грациозной, ни подходящей урожденной леди. Даже в самых пылких мечтах Анжелика и представить себе не могла, что ее разговор с контрабандистом будет проходить подобным образом.

Его рука с красивыми, гибкими пальцами была смуглой от загара. Анжелика сразу заметила, какие тепло и сила исходят от Бенуа, и неожиданно почувствовала, как в глубине ее души затеплилась в ответ на его прикосновение какая-то искорка, высечь которую не удавалось до сих пор ни одному из знакомых ей мужчин.

Воспитанная в правилах строгого этикета и неукоснительного соблюдения внешних приличий, Анжелика тем не менее жила в обществе, где ложный блеск и ухищрения последней моды составляли столь же неотъемлемую часть жизни, как и бесконечные интриги и откровенная лесть. С тех пор как Анжелика начала выезжать в свет, в ее адрес было произнесено множество комплиментов, и немало вполне достойных. Не единожды джентльмены склонялись над ее ручкой, но никто из них не вызывал в ее сердце столь мгновенный отклик и ожидание неведомого блаженства.

Зато сейчас она была не в силах отвести взгляд от лица Бенуа. Его внимательные карие глаза завораживали ее, хотя она и не могла разобрать, что скрывается в глубине его взора. Анжелика разрывалась между желанием убрать свою руку с подлокотника и желанием оставить ее там, чтобы продлить эту минуту магнетического воздействия на нее Бенуа. Затем она встрепенулась: ее долг перед Гарри – и перед отцом – сделать все возможное, чтобы убедить Фолкнера помочь им.

Неуверенно глядя на него, Анжелика слабо улыбнулась, и в ее искренних, как у ребенка, голубых глазах замерцал огонек надежды.

– Вы хотите сказать, что согласны поехать во Францию? – почти умоляюще проговорила она.

– Может быть.

– Может быть! – воскликнула она, отнимая у него руку, и на лице ее появилось упрямое выражение. – Но ведь…

– Отдайте мне письмо вашего отца! – резко сказал Бенуа.

– Зачем? Я и так рассказала вам все, что там написано, – возразила Анжелика.

– Тем не менее я хотел бы прочитать его. – Бенуа встал.

Анжелика оказалась застигнутой врасплох. Она тоже попыталась подняться, но то ли потому, что долго стояла на коленях, то ли от длительного сидения в тряской карете во время поездки сюда ей показалось, что в ее ноги вонзились раскаленные иголки и булавки, и она со стоном снова опустилась на пол.

Бенуа наклонился и, взяв девушку за обе руки, без малейшего усилия поднял на ноги. Анжелика поморщилась, так как в левой ноге все еще покалывало, и с трудом сохранила равновесие. Бенуа поддержал ее, легонько обхватив за талию. Анжелика инстинктивно отшатнулась в сторону и, подняв на него глаза, испугалась, увидев, как близко друг к другу они стоят. Причем такую близость она не назвала бы неприятной.

Карие глаза Бенуа смотрели на нее все так же внимательно, но довольно приветливо, почти по-дружески.

– Вы совершенно правы, – сказал он настолько низким голосом, что Анжелика невольно вздрогнула и вся затрепетала. – Я действительно обязан жизнью вашему отцу – и я отплачу ему, спасая жизнь вашего брата. Однако лучше всего будет, если вы предоставите мне самому решать, как мне поступить. Я напишу лорду Эллевуду, и завтра утром вы сможете отвезти ему мой ответ.

– Но что же вы собираетесь делать? – требовательно спросила Анжелика. – И когда вы собираетесь начать?

– Это уже мое дело, – твердо ответил Бенуа. – Кстати, а вашему отцу известно, где вы находитесь? Должно быть, со дня моего краткого знакомства с ним он сильно изменился, если, не говоря ни слова, позволяет вам загнать меня в угол в моем же собственном доме.

– Разумеется, ему все известно! – возмущенно воскликнула Анжелика. На самом деле она не нашла в себе сил сообщить отцу о своих намерениях лично, лишь трусливо оставила ему записку.

Лорд Эллевуд хотел, чтобы Бенуа получил это письмо из рук секретаря, однако Анжелика с изрядным подозрением отнеслась к намерению эрла просить какого-то контрабандиста спасти Гарри. Ей было неприятно думать, что она подвергает сомнению слова отца, правильность его решения, однако после катастрофы эрл нередко давал путаные распоряжения, а иногда и просто неразумные. Жизнь Гарри была для Анжелики и ее отца слишком драгоценна, чтобы можно было доверить ее незнакомцу, пусть и отважному, с которым эрл случайно встретился шестнадцать лет назад, потому Анжелика и решила сама разобраться, что за человек этот Бенуа Фолкнер.

Бенуа улыбнулся. Анжелике показалось, что она тонет в его вопросительно глядящих на нее глазах, и она зажмурилась. Теперь, когда наконец ему все рассказано и он, судя по всему, согласился помочь ей, Анжелика неожиданно почувствовала, как ее охватывает неимоверная усталость.

Бенуа коснулся ее волос – сквозняк от окна, заставлявший пламя свечей колебаться и вздрагивать, встревожил бы ее в данную минуту больше. Затем он положил руку ей на плечо.

– Вы клонитесь, как осинка на ветру в летний день, – произнес он, явно забавляясь. – Вам выпал нелегкий и утомительный день, миледи. Не хотите отправиться спать? Ведь вы уже выполнили свою миссию. А завтра сможете спокойно вернуться к отцу.

Анжелика резко открыла глаза, оскорбленная его предположением о том, что поездка в экипаже из Лондона может утомить ее, и раздраженная тем, как снисходителен был с ней Бенуа, предлагая поскорее удалиться на покой.

– Не смейте говорить со мной таким снисходительным тоном, сэр! – ледяным голосом проговорила она. – Я действительно немного устала, однако вполне ясно сознаю свои обязанности. Если ваши туманные намеки и увиливания означают, что вы предпочитаете не обсуждать со мной свои планы, – что же, так тому и быть. Однако в таком случае вам нет нужды притворяться, что вы ведете себя так только потому, что я не способна понять, с какими трудностями вам предстоит столкнуться!

Выслушав ее, Бенуа не произнес ни слова возражения, он лишь отступил к двери, открыл ее и жестом предложил Анжелике покинуть гостиную.

– Идите спать, миледи. Я уверен, что завтра, когда мы хорошенько выспимся и отдохнем, нам все будет ясно.

Анжелика стиснула зубы и вышла из комнаты, стараясь держаться с возможно большим достоинством.

Глава вторая

– Мы сегодня возвращаемся в Лондон, миледи? – мрачно поинтересовалась Марта, старательно причесывая Анжелику.

Марте было тридцать с небольшим, однако с ранней юности она вела себя как настоящая старая дева.

– Думаю, что да, – рассеянно ответила Анжелика. Накануне вечером она заснула, как только забралась в кровать, и у нее не было времени как следует обдумать свой разговор с Бенуа. Ей так мало о нем известно, а ведь очень хочется быть уверенной в том, что она поступает правильно, доверяя этому контрабандисту жизнь Гарри.

Марта пренебрежительно фыркнула.

– Мерзкое, сырое, холодное, неприветливое место, – кислым тоном произнесла она. – Я вообще не понимаю, что мы тут делаем.

Собственно говоря, в этом она была совершенно права. Анжелика думала, что не стоит посвящать горничную во все подробности своей поездки. Она просто сказала Марте, что Бенуа Фолкнер – старый знакомый эрла, который, возможно, сумеет помочь Гарри.

– Я приехала сюда для того, чтобы передать письмо от отца, – спокойно ответила Анжелика Марте.

– Все равно ничего хорошего из этого не выйдет, – сурово отозвалась та. – Это просто разбойничье гнездо, а не дом. Приходят, уходят, и так всю ночь. А от слуг и словечка не добьешься… Помяните мое слово, миледи, сэр Уильям был прав, когда говорил эрлу, что в Суссексе сплошь одни притоны да…

– Ты это о чем? – торопливо прервала ее Анжелика. – Кто приходит и уходит всю ночь?

– Не то чтобы мне нравилось осуждать незнакомых мне людей… – загадочно произнесла Марта. Ее глаза пристально следили за отражением Анжелики в зеркале. Скорее всего, хозяйка не все ей рассказала, однако Марта была вполне в состоянии делать самостоятельные выводы…

Анжелика с подозрением посмотрела на горничную.

– Что тебе удалось узнать? – нетерпеливо потребовала она.

– Они разместили меня в крошечной каморке в мансарде, окна которой выходят на задний двор усадьбы, – ответила та, недовольно поджав губы. – Ветер там так и задувает во все щели – просто ужас какой-то! Ну, вот я и встала посмотреть, нельзя ли притворить дверь или окно поплотнее. Тут-то я и услышала голоса. Посреди ночи кто-то крадучись подъехал к дому. Огня не зажигали, только разговаривали, причем довольно долго.

А потом вышел сам хозяин. Я увидела его и услышала, как выводят лошадь. Можете быть спокойны, миледи, после этого я и глаз не сомкнула. Решила подождать и узнать, когда он вернется. Он и вернулся – часа через два или три, и уже один-одинешенек. Вот я и говорю: разве в почтенном доме творятся по ночам такие непонятные вещи?..

– Возможно, всему этому есть вполне невинное и разумное объяснение, – медленно проговорила Анжелика, не в силах сразу сообразить, хорошо это или плохо – услышать подобное о человеке, которому она готова поручить спасение брата?

– Ну конечно – в таком случае можете считать меня китаянкой, – презрительно ответила горничная. – Если все это, как говорит ваша милость, дело совсем обычное и невинное, тогда почему сегодня утром, когда я на кухне упомянула, что слышала голоса посетителей прошлой ночью, все уставились на меня так, будто я спятила? «Ах, нет-нет! – оборвала меня кухарка. – Должно быть, это просто ветер шумел, мисс Фэрли, вот вы и подумали Бог знает что. Видать, вы привыкли к жизни в городе, а у нас тут звуки совсем другие. Никто к нам вчера не приезжал…»

– Понятно… – протянула Анжелика. – Да, я согласна: все это действительно звучит очень подозрительно.

– Так ведь и я вам о том же толкую! – торжествуя, воскликнула Марта.

– Однако, если то, что ты заподозрила, действительно правда, может быть, все не так уж и плохо…

– Что?

– Только подумай, Марта! – Анжелика круто повернулась в кресле лицом к горничной и торопливо схватила Марту за руки. – Ведь побег Гарри не удался именно потому, что он не смог найти ни лодку, ни корабль, готовый переправить его через Ла-Манш. А кто сумеет помочь ему лучше, чем контрабандист?

Несколько секунд Марта смотрела на свою хозяйку, а затем коротко кивнула, словно услышанное отнюдь не было для нее новостью.

– Я догадывалась, что затевается нечто вроде того, – вздохнув, проговорила она. – Но как вы можете быть уверены в том, что они не возьмут ваше золото и не сдадут юного лорда Леннарда прямехонько в руки французам, чтобы получить вдвое больше за такую сделку?

– Я не знаю… пока, – ответила Анжелика. – Однако, возможно, лучшего шанса у Гарри никогда не будет. Мне следует сделать все, что в моих силах. Ради папы…

Марта плотнее сжала губы, безмолвно соглашаясь с доводами Анжелики, хотя не очень-то они ей пришлись по вкусу. Ведь горничная лучше, чем кто-либо другой, знала, как тяжела была жизнь ее хозяйки в последние полтора года. До сих пор никому не удавалось достучаться до сердца эрла, ожесточившегося и впавшего после несчастного случая в мрачную брюзгливость. Насмешливо отвергая любую попытку помочь ему, лорд Эллевуд затворился в своем лондонском доме и отказывался принимать старинных друзей.

Вот уже много месяцев Анжелика занята лишь тем, что целыми днями читает отцу или же старается уговорить его вернуться к прежней жизни, – однако все напрасно. Если возвращение юного лорда Леннарда хоть как-то может исправить положение дел, Марта, как и ее хозяйка, готова была сделать все возможное, чтобы ускорить его освобождение.

– Ладно, миледи, – сказала Марта. – Приказывайте, что я должна делать.

– Сейчас, я думаю, тебе нужно держать ушки на макушке и все замечать, – грустно улыбнувшись, ответила ей Анжелика. – Пока что тебе удалось узнать куда больше, чем мне.

Марта снова неодобрительно фыркнула.

– Только потому, миледи, что меня разместили в мансарде, комнатушке, где рамы перекосились и прогнили, а окна не закрываются, – едко проговорила она.

Было уже довольно поздно, когда Анжелика готова была наконец спуститься к завтраку. Сегодня она надела темно-розовое платье, прекрасно подходящее для путешествия, и накинула на плечи шаль, чтобы уберечься от грозящих простудой сквозняков.

Несмотря на то, что сердце девушки по-прежнему терзали нерешительность и смутное беспокойство, выглядела она намного лучше, нежели накануне вечером. На щеках ее играл яркий румянец, а голубые глаза возбужденно блестели. Двигалась Анжелика с присущей ей всегда быстротой и живостью. Пересуды Марты скорее заинтриговали, чем встревожили ее, и сейчас впервые за множество бесконечно долгих месяцев она имела возможность подумать о чем-то ином, а не о тоскливых проблемах, связанных с состоянием здоровья лорда Эллевуда.

Спустившись по лестнице, Анжелика оказалась в холле, куда выходили две двери. Она знала, что одна из этих дверей ведет в гостиную, и уже взялась за ручку, когда до нее донеслись голоса из соседней комнаты. Дверь была слегка приоткрыта, и девушка сразу же узнала голос Бенуа. Другой голос показался ей смутно знакомым, однако только после того, как Бенуа назвал своего собеседника по имени, Анжелика сообразила, что хозяин дома ведет разговор с сэром Уильямом Хопвудом.

Сердце Анжелики замерло в груди. В первую секунду ей подумалось, что отец, вероятно, прислал сэра Уильяма, чтобы силой отвезти ее домой, однако через некоторое время девушка была уже в состоянии рассуждать более здраво.

Ведь она выехала из дома только вчера – за это время вряд ли можно успеть связаться с сэром Уильямом. Кроме того, отец Анжелики настолько отгородился от окружающего мира, что едва ли даже в подобной ситуации он прибегнет к помощи старинного друга.

Затем ей пришло в голову, что, если сэр Уильям увидит ее в доме Бенуа, она окажется в крайне щекотливой ситуации. Будет довольно непросто придумать приемлемое объяснение ее пребыванию в доме совершенно незнакомого ей человека, и немудрено, если сэр Уильям не только удивится, но и тут же кое-что заподозрит. Анжелика готова была опрометью броситься по лестнице наверх, как вдруг по доносящимся из-за приоткрытой двери словам поняла, что предмет разговора представляет для нее немалый интерес.

– Мои люди уверены, что один из негодяев скрылся в этом направлении, – кипел сэр Уильям. – Кроме того, они так же твердо уверены и в том, что еще один пострадал, когда его сбросили с лошади, однако шел дождь, и мои увальни потеряли след. Ты ничего не слышал прошлой ночью, а, Фолкнер?

– К сожалению, абсолютно ничего, – холодно ответил ему Бенуа. – Ничего, кроме ветра, разумеется.

– Черт возьми! Хотелось бы мне тебе верить! – проворчал сэр Уильям.

– Уж не предполагаете ли вы, сэр, что я говорю неправду? – поинтересовался Бенуа, однако, судя по голосу, он отнюдь не почувствовал себя оскорбленным. Скорее, этот разговор казался ему забавным.

– Тебе отлично известно, что так оно и есть! – парировал сэр Уильям. – Только мне от этого все равно легче не станет. Не раз, бывало, я думал, что вот-вот накрою Тоби – честно и открыто, накрою с поличным, однако непостижимым образом ему удавалось обвести моих простофиль вокруг пальца и перехитрить их. Похоже, в голове у них одна овсянка вместо мозгов.

– До чего же лестное определение! – оценивающе отозвался Бенуа. – Мне очень жаль, сэр Уильям, что способности ваших людей не вполне удовлетворяют вашим требованиям. Уверен, я сумел бы найти для вас несколько смышленых ребят на смену.

– Держу пари, ты и на это способен, – мрачно подтвердил сэр Уильям, – однако я буду весьма благодарен, если ты не станешь совать нос в мои дела.

– Ну, что вы, у меня и в мыслях нет подобной дерзости, – ровным тоном ответил Бенуа. – Но все же, может быть, вам угодно будет чем-нибудь подкрепиться или хотя бы что-нибудь выпить?

– Послушай, Фолкнер, какого черта ты постоянно уводишь разговор в сторону? Тебе не удастся заставить меня забыть об этих негодяях! – взорвался сэр Уильям. – Если бы только хоть несколько честных людей в наших краях могли противостоять им, нам бы живо удалось раздавить этот рассадник преступности!

– А кто я такой, чтобы нарушать давние традиции? – весело поинтересовался Бенуа.

– Традиции! – зарычал сэр Уильям. – Традиции убийства, насилия, шантажа… измены!

– Измены?

– А как еще вам угодно будет назвать сотрудничество с нашими врагами? Мой Бог! Я слышал, что эти проклятые контрабандисты на веслах добираются до Франции из Дувра, с поясами, набитыми гинеями для уплаты наемникам Бонапарта. Разве это, по-твоему, не измена, не предательство? Допустимо ли, чтобы золото нашей доброй старой Англии использовали для снаряжения армии противника?

– Я не собираюсь спорить с вами об этом, – холодно ответил Бенуа. – Однако вы никогда не задавали себе такой вопрос: а откуда берутся эти гинеи? Ясное дело, не из карманов бедолаг, что рискуют своей шкурой в Дуврском проливе. Благодарите за измену торговцев Сити – тех самых, что никогда, возможно, и на милю не приблизятся к побережью. Это они снабжают Наполеона золотом. Почему бы вам не поговорить о государственной измене с ними?

– Господь Всемогущий, Фолкнер!!! Как ты можешь оправдывать этих подлых, неотесанных негодяев, перекладывая их вину на других? – свирепо воскликнул сэр Уильям. – Если бы я только мог поступать по-своему, каждый торговец, каждый банкир, посылающий золото Бонапарту, оказался бы лишен состояния – но все равно, я никак не могу примириться с тем, что творится в наших краях. Местные жители – просто банда проходимцев, не желающих приниматься за честную работу: им больше по душе провести ночь за незаконной выгрузкой бренди, чем спокойно трудиться днем, как подобает порядочным людям.

– Может быть, если бы днем им платили как следует, ровно столько, сколько стоит их труд, их меньше бы тянуло рисковать своей жизнью и здоровьем на сыром берегу, – резко возразил Фолкнер.

– Побойся Бога, Бенуа! Хотя мне следовало и раньше догадаться, что твоя голова набита революционными выдумками, – задыхаясь, проговорил сэр Уильям. Было ясно, что замечание Бенуа привело его в ужас. – Это все твоя французская кровь! Еще немного – и ты заявишь мне, что все равны в своих правах и что наше правительство надо свергнуть. Да ты в союзе с лягушатниками, вот что я тебе скажу!

Бенуа расхохотался.

– Мой дорогой сэр Уильям! – весело воскликнул он. – Обещаю, что, как только мне придет в голову свергнуть законное правительство Его Величества,[8] вы первый узнаете о моих намерениях. Пока же мне очень жаль, что я ничем не могу помочь вам в данной ситуации.

Во время всего этого разговора Анжелика, не смея пошевелиться, стояла за дверью и едва могла поверить своим ушам. Но долго подслушивать она не могла: сэр Уильям вот-вот был готов откланяться и уйти. Ее могут обнаружить, а это совсем нежелательно. Девушка, спотыкаясь, поспешила наверх и оказалась на верхней площадке лестницы как раз в тот момент, когда Бенуа и сэр Уильям вышли в холл.

Анжелика, замерев, остановилась. Сердце ее бешено стучало, и ей с трудом удалось успокоить его. Будет просто ужасно, если Бенуа заподозрит, что она подслушала его пикировку с сэром Уильямом!

Услышанное заставило Анжелику призадуматься. Просить о помощи контрабандиста – еще куда ни шло, но что, если Бенуа и вправду французский лазутчик? В конце концов, несколько минут назад он был почти что обвинен в измене и даже не попытался отклонить такое обвинение! Вернее, попытался, но столь же вяло, как и вчера, когда отклонял предположения Анжелики по поводу занятий контрабандой.

Девушка в ужасе прижала руку к губам. А что, если Бенуа и в самом деле мятежник? Революционер? Кое-какие из сказанных им слов давали все основания думать, что его идеи отличаются дерзостью и стремлением к радикальным переменам в обществе. До того, как Анжелике удалось подслушать разговор за приоткрытой дверью, она считала, что тот факт, что Бенуа наполовину француз, может во многом облегчить задачу по вызволению Гарри из плена. Анжелика и раньше встречала в Лондоне изрядное количество эмигрантов-французов – большинство из них от всего сердца искренне ненавидели Наполеона. Ей и в голову не приходило, что Бенуа может, в отличие от них, поддерживать идеи корсиканского чудовища. Девушка услышала, как за сэром Уильямом закрылась парадная дверь, и глубоко вздохнула. Ей отчаянно хотелось убежать в свою комнату, однако не может же она провести весь день, скрываясь там. Чем раньше она окажется лицом к лицу с Бенуа, тем лучше.

Анжелика поправила на плечах шаль и начала спускаться по лестнице с поистине величественной осанкой. Бенуа был уже на пороге комнаты, где только что разговаривал с сэром Уильямом, но, услышав ее неспешные шаги, поднял глаза.

– Доброе утро, миледи, – вежливо поприветствовал он. – Полагаю, вы хорошо отдохнули.

Анжелике показалось, что в глубине его глаз мерцали веселые огоньки, но в полумраке холла трудно было что-нибудь утверждать наверняка.

– Очень хорошо, благодарю вас, – спокойно ответила она, хотя сердце ее колотилось сильнее, чем всегда. – Моя горничная сказала, что прошлой ночью была настоящая буря, но я, к сожалению, ничего не слышала.

– Весьма рад, что вы хорошо выспались, – сказал Бенуа. – Прошу вас, завтрак ждет. – И он открыл дверь в гостиную.

– Благодарю. – Анжелика вошла в комнату, чувствуя, как ее охватывает странное, непривычное волнение, которое едва ли можно было объяснить тревогой за судьбу Гарри.

Для человека, который провел полночи на ногах, вид у Бенуа был на редкость бодрый. Анжелика испытывала безотчетную радость, что снова находится рядом с ним. Его присутствие пробуждало в страстной душе девушки незнакомый ей прежде трепет.

Она обратила внимание, что хозяин дома был одет во все черное – за исключением ослепительно белого шейного платка. Неожиданно ей стало любопытно: снимает ли он этот белый платок, когда уходит из дому на свой ночной контрабандный промысел? Или, может быть, он просто старательно прячет его под плащом? И еще ей пришло в голову: вероятно, чтобы быть всегда готовым действовать, одеваться надо незамысловато.

В гостиной никого не было, и Бенуа дернул за шнурок звонка. Анжелика не знала, как ей поступить: сразу сесть за стол или повременить немного? Поскольку шторы на окнах были раздвинуты, она то ли из любопытства, а то ли из-за того, что хотела успокоиться, подошла к окну.

Окна гостиной были расположены в передней части дома. После дождя, барабанившего в стекла всю ночь, небо было на удивление чистым и поражало своей прозрачной голубизной. Анжелика увидела растущий рядом с окном остролист, а невдалеке – несколько нарциссов, покачивавшихся от порывов легкого ветерка. Первые нарциссы, которые она увидела в этом году…

– Весна уже на пороге, – раздался позади нее голос Бенуа, и Анжелика испуганно вздрогнула. Она не слышала, как он подошел к ней. – Пожалуй, в такой день ваше путешествие в Лондон покажется вам намного приятнее, чем накануне, миледи.

Анжелика почувствовала, как у нее перехватило дыхание, а мысли почему-то разбежались в разные стороны. Она порадовалась, что стоит спиной к Бенуа и тот не увидит ее смущения. Будет, совсем некстати, если он заметит, что ему удалось застать ее врасплох. Она, не в силах сразу найти подходящий ответ, покусала губы, устремив взгляд на нарциссы. Поручение отца было исполнено накануне, и теперь у нее нет оснований откладывать свое возвращение в город, но ей так не хочется уезжать! Кроме того, нельзя же доверить жизнь Гарри человеку, относительно которого у нее зародились такие ужасные подозрения!..

– Действительно, день сегодня замечательный, – ответила она наконец, поворачиваясь лицом к Бенуа как раз в ту минуту, когда в комнату вошла Тилли.

Не надо было ей поворачиваться! Он стоял слишком близко от нее, и отступать было некуда. Несколько секунд Бенуа смотрел ей прямо в глаза, завораживая магнетической силой своего взгляда. Анжелике показалось, что он видит ее насквозь, и она вызывающе вздернула подбородок. Щеки ее зарделись.

Бенуа улыбнулся и повернул голову, чтобы отдать приказания служанке.

Анжелика немного расслабилась. Ей отчаянно захотелось глубоко вздохнуть, однако она позволила себе лишь тихонько перевести дух. Мысленно девушка ругала себя за свое поведение. В конце концов, она же выше того, чтобы позволить какому-то провинциальному контрабандисту очаровать себя! Или нет?.. Ну как можно запретить себе смотреть на Бенуа?!

Он в это время разговаривал с Тилли. В ярком свете утреннего солнца его черные волосы казались иссиня-черными. Ей были видны крохотные морщинки в уголках его глаз – должно быть, Бенуа приходилось часто щуриться. Впервые за их краткое знакомство Анжелика задумалась над тем, насколько активно участвует этот человек в нелегальном промысле и в чем заключается его роль? Вряд ли он сам вытаскивает бочонки с бренди на берег и навьючивает лошадей…

Тут Фолкнер бросил на нее быстрый взгляд, и она почувствовала, как румянец вновь заливает ее побледневшее лицо. В проницательных карих глазах снова мелькнуло нечто, похожее на веселую искру, словно Бенуа прочитал ее мысли. Затем он обратился к ней:

– Что вы предпочитаете на завтрак, миледи? Чай или кофе?

– Ммм… Кофе, пожалуйста, – запинаясь, выговорила она, совсем не к месту припомнив, что сэр Уильям был особенно против употребления контрабандно ввезенного чая, хотя в то же самое время ей смутно помнилось и другое: теперь, когда пошлины на чай были в несколько раз снижены, говорят, доставка его в Англию перестала приносить контрабандистам баснословные прибыли.

– Я написал письмо вашему отцу, – произнес Бенуа, отодвигая стул от стола и помогая Анжелике поудобнее усесться. – После завтрака я вам его вручу.

– Благодарю вас, – рассеянно отозвалась Анжелика.

Ее миссия оказалась в несколько раз более сложной и запутанной, чем она предполагала. Мало того, что ей теперь необходимо постоянно помнить о том, что Бенуа, возможно, предатель и изменник, вдобавок еще следовало уяснить, почему ее так необъяснимо притягивает к нему?.. Едва ли можно поверить в то, что ему за столь короткое время удалось глубоко затронуть ее душу и сердце, – с другой стороны, с ней никогда еще ничего подобного не происходило. Наверное, все дело в том, что она сильно беспокоится и за отца, и за Гарри…

– Вы должны быть огорчены, что только что упустили возможность повидаться со старым другом, – вежливо заметил Бенуа, усаживаясь за стол напротив Анжелики.

– Действительно… То есть я хотела сказать: в самом деле? – запинаясь, ответила Анжелика и густо покраснела.

– Я говорю о сэре Уильяме Хопвуде, – подсказал ей Бенуа.

– Ах да, сэр Уильям! – воскликнула Анжелика, надеясь, что голос ее прозвучал достаточно удивленно. – Как жаль… Вернее, нет…

– Полагаю, было бы довольно забавно увидеть, как вы попытаетесь объяснить ему причину своего пребывания в моем доме, – заметил, ухмыляясь, Бенуа. – Ваше красноречие и его недоумение – или, может быть, наоборот… Как вам, без сомнения, известно, наш достопочтенный баронет никогда не теряет дара красноречия.

Анжелика закусила губу, раздумывая про себя, уж не подозревает ли Бенуа, что она подслушала его разговор с сэром Уильямом.

– Я сделала бы все возможное, сэр, чтобы не поставить вас в двусмысленное положение, – торжественно сказала она. – Однако, разумеется, я не смогла бы объяснить сэру Уильяму подлинную причину моего визита к вам, хоть и считаю себя человеком чести.

– Ну, я к таким не отношусь, я ведь не сын дворянина, – улыбнулся Бенуа. – Кровь, текущая в моих жилах, не напоминает мне о традициях рыцарства. Я всего лишь сын бедного и трудолюбивого деревенского доктора.

– И именно благодаря этому вы живете в таком большом доме и одеваетесь с таким щегольством! – выпалила Анжелика раньше, чем успела спохватиться и вспомнить о правилах хорошего тона.

– Все это я заработал, – ответил он, и глаза его вновь загадочно блеснули.

– Ну конечно же! Заработал путем незаконных… – Анжелика замолчала, так как в гостиную вошла Тилли, держа в руках поднос.

– Спасибо, Тилли, – поблагодарил Бенуа.

Анжелика подождала, пока служанка не вышла из комнаты, испытывая к ней искреннюю благодарность за столь своевременное появление. Бенуа и раздражал ее, и вызывал беспокойство: она так мало знает о нем.

– Вы отрицаете, что этот дом приобретен на доходы с вашей контрабанды? – спросила Анжелика, когда они снова остались одни.

– Я готов бы был отрицать это, если бы не знал, что подобный ответ жестоко разочарует вас, – тут же откликнулся он, и на его губах появилась ироничная улыбка. – Но, помнится, я уже говорил вам, что в настоящее время я далек от какой бы то ни было романтики.

– Уж не намекаете ли вы на то, что будто бы я нахожу нечто привлекательное в том, что вы контрабандист? – возмущенно воскликнула Анжелика, покраснев от досады.

– Да что тут намекать, если это безусловно так, – заявил Бенуа. – Ведь, с вашей точки зрения, только благодаря своим связям с контрабандистами я в силах помочь вам, разве нет? Ваши убеждения порядочной и законопослушной англичанки – из тех, кого сэр Уильям счастлив иметь в числе своих друзей, – жестоко противоречат вашей сестринской преданности. Спасти брата вам хотелось бы любой ценой.

Анжелика зло проворчала сквозь зубы:

– Не вижу в этом ничего предосудительного и не понимаю, почему вы забавляетесь.

– Да потому, что я уже давно так не веселился! С одной стороны, передо мной сидите вы: в обычных обстоятельствах – монументально добропорядочная англичанка, которая, как мне кажется, всем сердцем надеется на то, что я окажусь жуликоватым контрабандистом. А с другой стороны, ко мне заявляется сэр Уильям и мечет громы и молнии из-за того, что я недостаточно активно участвую в ликвидации проклятого контрабандного промысла в наших краях. Как теперь прикажете действовать, чтобы вы оба остались довольны мною?

– Я вовсе не надеюсь на то, что вы окажетесь контрабандистом, – мрачно отозвалась Анжелика. – Я просто думала, что у вас, может быть, есть возможность связаться с Францией… Между прочим, что это вы имели в виду, назвав меня «монументальной»?

– Я просто оговорился, вот и все, – поспешил заверить ее Бенуа, но она заметила, каким лукавым огнем горели его глаза. – Говоря так, я не имел в виду ни ваш характер, ни фигуру. А кстати, сколько вам лет?

– Ну, знаете, сэр! – взорвалась Анжелика. – Не понимаю, какое отношение мой возраст…

– Вам, верно, не более двадцати пяти, – размышлял Бенуа вслух, поигрывая серебряной ложечкой. – Еще рановато списывать вас в архив…

– Мне двадцать три, – огрызнулась Анжелика.

Он усмехнулся, и она сердито покраснела, неожиданно поняв, как легко ему удалось поддеть ее – да еще при помощи старой, как мир, уловки. Ведь она хотела узнать о нем побольше, а вместо этого он сам спровоцировал ее на откровенность.

Не успела Анжелика сообразить, как бы это потактичнее выйти из создавшегося положения, как Бенуа встал.

– Оставляю вас, чтобы вы могли спокойно закончить завтрак, – великодушно сказал он. – Мне бы не хотелось, чтобы кто-нибудь, гостящий под крышей усадьбы «Остролист», страдал по моей вине от расстройства пищеварения. Как закончите, приходите в библиотеку – я отдам вам письмо для вашего отца.

– В библиотеку? – протянула Анжелика, удивленно подняв брови, словно не в силах поверить в наличие книг в доме контрабандиста.

– В ту самую комнату, за дверью которой вы подслушивали мой разговор с сэром Уильямом, – любезно пояснил Бенуа. – Приятного аппетита, миледи.

Анжелика была слишком голодна, чтобы позволить ему помешать ей позавтракать. Аппетит у нее всегда был хороший, и провокационные намеки Бенуа не испортят его!

Она без конца вспоминала разговор Бенуа с сэром Уильямом и все больше убеждалась, что симпатии Бенуа – на стороне французов. Многое в его поведении изрядно раздражало Анжелику – теперь понятно почему, заключила она. Попадись он ей раньше, она бы и словом с ним не перекинулась.

Бенуа Фолкнер имел внешность джентльмена, однако, как он сам только что напомнил ей, был всего лишь сыном деревенского доктора. Возможно, его стройная фигура и живое остроумие и распахнут перед ним двери ее великосветского мира, но, не имея значительного состояния, едва ли он сможет надолго задержаться в нем. Для неродовитого сына врача революционная Франция подходит куда больше, чем добропорядочная старая Англия, свято оберегающая свои традиции.

С другой стороны, хотя Анжелика и сознавала, что с момента их первой встречи она не перестает выставлять себя перед ним в самом невыгодном свете, он все же обращается с ней вполне любезно – особенно если иметь в виду этот полувеселый-полунасмешливый огонек, что загорается в его карих глазах каждый раз, когда он смотрит на нее. В такие минуты ей просто невозможно представить его своим врагом.

– Доброе утро, миледи. – Миссис Фолкнер тихо вошла в комнату, прервав размышления Анжелики.

– Доброе утро.

Анжелика не знала, рассказал ли Бенуа матери о причинах ее приезда в Суссекс и стоит ли ей что-нибудь объяснять. В конце концов, ни одной матери не придется по душе, что сына просят взяться за столь опасное и трудноосуществимое дело, а потому Анжелика невольно испытывала смущение перед миссис Фолкнер.

– Надеюсь, вам удалось как следует отдохнуть, – любезно сказала та, ничем не выдавая неприязни, которую, вполне возможно, чувствовала к гостье. – Бенуа говорит, что сегодня вы уезжаете. Кухарка собирает для вас корзину с провизией – ведь до Лондона путь неблизкий…

– Благодарю вас, вы так добры! – воскликнула Анжелика, искренне тронутая заботливостью миссис Фолкнер. – Мне очень жаль, что я напросилась к вам вот так. Честное слово, я вовсе не собиралась…

– Все ваши мысли устремлены сейчас на цель вашего приезда к нам, – спокойно ответила женщина. – Это вполне естественно. Надеюсь, вы останетесь довольны результатом поездки.

Анжелика уставилась на француженку, пытаясь понять, нет ли в ее словах какого-нибудь скрытого подвоха, однако, похоже, миссис Фолкнер говорила вполне искренне.

– Разве мистер Фолкнер не рассказал вам, зачем я приехала? – с любопытством поинтересовалась Анжелика.

Мать Бенуа улыбнулась, и в ее глазах блеснула гордость за сына.

– Моего сына никогда нельзя было отнести к тем, кто выдает доверенные им секреты, – как ни в чем не бывало сказала она. – Даже мне он никогда ничего не расскажет. Если вы приехали сюда за помощью, миледи, я уверена, что именно Бенуа сможет вам помочь. А теперь прошу меня извинить – я должна проверить, как там дела на кухне.

Анжелика посмотрела ей вслед, чувствуя себя после разговора с миссис Фолкнер немного спокойнее. Несомненно, в глазах француженки ее сын был настоящим человеком чести, однако она только что призналась, что Бенуа не рассказывает ей о своих делах и не делится секретами, – в таком случае разве можно ожидать, что он признается ей в том, что шпионит в пользу Франции?..

Анжелика промокнула губы салфеткой и решительно встала из-за стола. Нет смысла затягивать завтрак, если она хочет получить ответы на мучившие ее вопросы.

На этот раз дверь в библиотеку была плотно затворена, но девушка не колеблясь повернула ручку. Библиотека оказалась неожиданно большой, и Анжелика помедлила на пороге, ошеломленная размерами комнаты и ярким светом, заливавшим ее. Окна были расположены с двух сторон, и книги и мебель были озарены ярким светом утреннего солнца. В камине весело потрескивал огонь – однако внимание Анжелики оказалось тут же приковано к картине над каминной полкой.

– Это невозможно! – воскликнула она, забыв от изумления обо всем на свете.

Бенуа, сидевший за большим письменным столом, поднялся при ее появлении.

– Мне бы не хотелось спорить с вами, – сказал он, улыбаясь, – но боюсь, что все изображенное тут – чистая правда.

– Какие краски!.. – Анжелика не отрываясь смотрела на картину. Очевидно, пейзаж на полотне изображал побережье Карибского моря – Анжелике и раньше приходилось видеть гравюры с похожими видами. Однако краски совершенно заворожили ее. Она и представить себе не могла, что небо или море можно так изобразить!

– Я находился рядом с художником, рисовавшим эту картину, а потому могу смело заверить вас, что на полотне верно отражено то, что мы оба в тот день перед собой видели…

Анжелика сделала несколько шагов по комнате и, подойдя к камину, осторожно подняла руку, словно желая прикоснуться к чуду. Ей до сих пор не верилось, что эти переливающиеся краски, от которых замирает душа, – рукотворные.

– Вы что же, миледи, никогда не покидали Англию? – спросил Бенуа, останавливаясь позади нее.

Анжелика молча покачала головой, продолжая смотреть на картину. После тоскливых сумерек английской зимы, после утомительного, бесконечно долгого путешествия, которое она проделала накануне, звенящие тона морского пейзажа, казалось, запели в ее крови, насыщая голод сердца, о котором она ранее и не догадывалась.

– Пейзажи на континенте совсем иные, – сказал Бенуа, – даже в бассейне Средиземного моря. А уж острова в Карибском море – это совсем отличный от нашего мир! А как долго плавал Гарри до того, как оказался в плену?

– Год, – рассеянно ответила Анжелика. – Ему так хотелось уйти в море. Он был на борту фрегата, который возвращался из Вест-Индии, когда…

– В таком случае, когда вы снова встретитесь, он вам подтвердит, что все изображенное на этой картине – чистая правда, – беззаботно проговорил Бенуа.

Анжелика медленно обернулась, буквально оглушенная увиденным, и подняла на него глаза. Только сейчас, когда за ее спиной полыхали невероятные краски Карибского моря, она догадалась, что темный загар Бенуа не имеет никакого отношения к сумрачной английской зиме. Анжелика была так уверена в том, что он всего лишь контрабандист, что упустила несколько совершенно очевидных фактов. Ведь недаром в первую минуту, когда она увидела Бенуа, ей пришло в голову, что он куда больше смахивает на пирата, чем на заурядного контрабандиста, однако в тот момент она не придала этому особого значения.

– Если вы не контрабандист, кто же вы тогда? – выпалила она, окончательно сбитая с толку.

Он усмехнулся, и она заметила, как на фоне загорелого лица молнией сверкнули крепкие белые зубы. Глаза его загорелись почти вызывающим блеском.

– Я уже говорил вам, миледи. Я – делец, правда всеми уважаемый.

– Я вам не верю, – откровенно заявила она.

Он расхохотался, и этот непринужденный, веселый смех лишь подкрепил образ пирата, все яснее встававший перед внутренним взором Анжелики. Ей представилось, как он отдает приказания, стоя на шканцах с обнаженной шпагой в руке, а вооруженная до зубов команда его корабля тем временем берет на абордаж торговое судно.

– Вы второй человек, который сегодня обвинил меня во лжи! – заметил он. – Сэру Уильяму известно, что я до такой степени лишен благородной обидчивости, присущей каждому уважающему себя джентльмену, что едва ли призову его к ответу за подобное обвинение, – но как быть с вами, миледи? Вызвать вас на дуэль я не могу. Могу выставить за порог! Да вот беда – вы и так сегодня покидаете нас! Как прикажете требовать сатисфакции в таком случае?

Уже знакомая Анжелике едва заметная улыбка заиграла на его губах, а карие глаза светились теперь откровенным вызовом. Было видно, что Бенуа, подобно сжатой пружине, вот-вот готов распрямиться и приступить к действиям. Взгляд его неторопливо скользил по лицу Анжелики, по ее золотистым локонам, по глазам – и задержался на ее полных губах.

Анжелика так и застыла перед ним, широко открыв голубые глаза. Огненная искра, пробежавшая между ними в гостиной, казалось, сейчас воспламенила сам воздух вокруг них – и нечего было надеяться, что появится служанка и вызволит ее из столь щекотливой ситуации.

Как она ни пыталась оставаться спокойной и собранной, сердце ее начало бешено стучать в груди, а дыхание стало прерывистым. Мужчины, и раньше не раз принимались флиртовать с нею, однако такого не случалось никогда – если, конечно, Бенуа флиртовал. До сих пор он не сказал ей ни единого мало-мальски приятного комплимента. Разве такое возможно при флирте?

Всю жизнь Анжелика сравнивала других мужчин со своим отцом – и до сих пор не нашла никого, кто был бы способен выдержать подобное сравнение. Она не знала, контрабандист Бенуа или нет, хотя, несомненно, он вовлечен в какие-то весьма темные делишки. Может, он вообще французский шпион? Как его понимать и принимать? Да, в его обществе точно не соскучишься…

Отвернувшись, она легонько коснулась большого глобуса. Ей наконец удалось обрести душевное равновесие, и она решила доказать этому наглецу, что для того, чтобы завоевать если не ее сердце, то хотя бы внимание и расположение, явно недостаточно иметь быстрый язык и наглость бросать на нее двусмысленные взгляды. В конце концов, она – дочь эрла Эллевуда, а не какая-нибудь там хихикающая горничная.

– Не имею ни малейшего представления, сэр, – ответила Анжелика. – Если я не ошибаюсь, выбор оружия принадлежит тому джентльмену, который получает вызов, не так ли?

– Уж не полагаете ли вы, миледи, что вам удалось бросить мне вызов? – Бенуа вопросительно поднял черную бровь. – А мне казалось, что все обстоит как раз наоборот…

– В самом деле? – Анжелика помедлила, держа ладонь над покатой поверхностью глобуса, и слабая улыбка появилась на ее губах. – В таком случае я не стану выбирать никакое оружие, и вам, соответственно, не представится возможность продемонстрировать мне свое мастерство в бою.

– Очень женское решение проблемы, – парировал Бенуа. – По-вашему получается, что вы можете обвинять меня во всех смертных грехах, отлично зная, что, если только мне придет в голову возмутиться и возразить вам, вы откажетесь принять вызов на поединок…

– Если бы вы были джентльменом…

– Но мы ведь уже выяснили: я не джентльмен.

– …вы бы ни за что не стали спорить с леди, – безмятежно закончила Анжелика.

Легким движением пальцев она заставила глобус вращаться. Океаны и континенты закружились под ее рукой, сливаясь друг с другом, – казалось, весь мир, повинуясь, вертится перед ней.

И Анжелику охватило странное чувство: сегодня она дала толчок силам, которые пришли в движение, и справиться с ними она едва ли сумеет. А стоит ли? До сих пор ей и в голову не приходило, насколько опостылела ей замкнутая жизнь, которую она вынуждена была вести последние полтора года.

Бенуа протянул руку и ловко остановил глобус.

– Мне всегда хотелось совершить кругосветное путешествие, однако все же не с такой головокружительной быстротой, – сухо заметил он.

– Уж не хотите ли вы сказать, что еще не обогнули весь земной шар?! – в притворном изумлении воскликнула Анжелика, искренне благодарная ему за возможность изменить тему разговора.

– Пока нет. Если не ошибаюсь, в беседе с вами я уже несколько раз упоминал, что был занят тем, что зарабатывал себе на жизнь. Но в один прекрасный день я все-таки проплыву по пути, пройденному Васко да Гамой. – Медленно повернув глобус, Бенуа нежно провел пальцем по полированному дереву, показывая Анжелике маршрут предполагаемого плавания.

Она заметила, что на несколько секунд черты его лица приобрели почти безмятежное выражение – в его взгляде не было больше ни вызова, ни намерения скрыть какие-либо мысли. Глаза Бенуа были устремлены на глобус, словно мир казался ему чудесной игрушкой, а жизнь – бесконечным приключением.

Анжелика еще раз взглянула на картину, что висела над камином, и ей стало немного грустно при мысли о том, что ей самой вряд ли когда доведется своими глазами увидеть сияющую красоту этого неведомого мира. А вот Гарри видел все это… Девушка знала, что и отец побывал когда-то в тех краях, однако эрлу и в голову никогда не приходило рассказать дочери о дальних странах – к тому же теперь он был слеп…

Бенуа взял со стола письмо и протянул его Анжелике.

– Это для вашего отца, – объяснил он ей, так как девушка не спешила принять письмо.

– Что там написано? – спросила Анжелика, увидев, что конверт уже запечатан.

– Миледи! – воскликнул Бенуа. – Неужели у вас есть привычка интересоваться перепиской вашего отца?

– Папа попросит прочитать ему письмо, так что мне совсем нелишне будет знать, о чем там говорится, – бесцветным голосом ответила Анжелика.

Ей казалось, что краски дня в один миг померкли – ее ожидало утомительное путешествие обратно в Лондон, неприятный разговор с отцом, попытки объяснить ему, что и почему она сделала, а затем бесконечно долгое ожидание и неизвестность: кто знает, будет ли Гарри спасен и когда…

– Это его право, – спокойно согласился с ней Бенуа. – Однако ваш отец написал лично мне, и я также отвечаю только ему, и никому другому. Это мое право. Возможно, он почувствует себя не столь униженным из-за своего состояния, если сам сломает печать на конверте.

– Да, может быть, – чуть слышно проговорила Анжелика. Она сомневалась, что отец сумеет должным образом оценить тактичность Бенуа. Зависимость от других была настолько ненавистна эрлу, что едва ли такой благородный жест мог утешить его.

Анжелика взвесила письмо в руке. Что там может быть? Какой план по спасению Гарри предлагает Бенуа? Почему он не хочет рассказать ей подробности своего плана?

Она посмотрела на него – Бенуа ей улыбнулся, и в его улыбке таился какой-то вопрос.

– Вы были совершенно правы, сэр, – медленно произнесла Анжелика. – Вчерашнее путешествие к вам сильно утомило меня. Нам еще повезло, что буря не разыгралась, когда мы были в пути. По дороге сюда полно болотистых мест, да и рытвин тоже… – Она прошла к окну, бросив взгляд на дорогу, ведущую к дому. На ней виднелось две-три лужи, в которых отражалось ясное голубое небо. – По правде говоря, меня охватывает ужас при одной мысли о том, что скоро нам пора выезжать обратно. – Анжелика зябко поежилась.

– В самом деле? – весело подхватил Бенуа. – Право же, это совсем не похоже на дочь лорда Эллевуда. Не вы ли говорили мне, что «ясно сознаете свои обязанности»? Уверен: небольшое неудобство едва ли может помешать вам исполнить свой долг. Кроме того, в карете эрла превосходные рессоры, да и обивка самого высшего качества.

Анжелика закусила губу. Что бы ей такое придумать, дабы ясно дать понять, что она хочет задержаться в усадьбе «Остролист» еще на одну ночь?

– Конечно же, путешествие в Лондон – это сущая безделица для мужчины, который объездил полмира, – едко заметила она, – однако для меня все совсем не так. Поверьте, не очень-то приятно признаваться в изнеженности, тем более совершенно постороннему человеку, но от одной мысли о том, что сегодня придется снова усаживаться в эту противную карету, у меня мурашки по спине бегают.

– Вот в это я вполне могу поверить, – одобрительно откликнулся Бенуа. – Когда выдумываешь сказки, всегда лучше всего придерживаться правды.

Голубые глаза Анжелики вспыхнули гневным огнем.

– Вы собираетесь бросить мне вызов? – мягко поинтересовался Бенуа раньше, чем она успела что-либо сказать. – Предупреждаю вас, миледи, я подниму вашу перчатку без малейшего колебания.

Бенуа стоял около письменного стола в позе, которая, как Анжелика успела заметить, была характерна для него: олицетворение спокойствия, за которым скрывалась готовность немедленно начать действовать. В карих глазах поблескивали все те же веселые огоньки.

– Нет, я собираюсь попросить у вас разрешения погостить в вашем доме еще один день, – проговорила она самым невинным тоном. – Если не будет дождя, дороги немного подсохнут к завтрашнему дню. Да и лошадям нужен отдых…

– Ну, разумеется, надо подумать и о лошадях!.. – с готовностью подхватил Бенуа, и глаза его блеснули. – Но вот вопрос: долго ли эрл будет мириться с отсутствием своей дочери? Мне бы вовсе не хотелось, чтобы сэр Уильям ворвался сюда, обвиняя меня в том, что я похитил вас. Он вполне может заподозрить, что я удерживаю вас тут силой, рассчитывая вытянуть у эрла выкуп за ваше благополучное возвращение.

Анжелика просто ахнула: ни разу с того момента, как она решила отвезти Фолкнеру письмо от отца, возможность оказаться заложницей не приходила ей в голову.

– Вы не сделаете этого! – с пафосом воскликнула она.

– А мог бы. Особенно, если учесть все обстоятельства, – задумчиво ответил Бенуа, еще больше напугав девушку. Однако, заметив выражение ее лица, он широко улыбнулся. – Нет, миледи, не бойтесь, со мной вам ничто не грозит, – заверил он ее. – И все же, мне кажется, будет разумно послать вашему отцу весточку, уведомляя его, что вы еще здесь. Ведь он, как никто другой, сознает всю опасность путешествия по нашим дорогам…

Анжелика кивнула, не собираясь спорить с Бенуа. Отец наверняка очень волнуется за нее. Он и не догадывается, какое наслаждение испытывает его дочь, вырвавшись из дома, где вот уже полтора года царят полумрак и горькое озлобление. Если она задержится еще на один день, там, дома, ничего не случится.

– Я передам матушке, что вы переночуете у нас еще одну ночь, а вы тем временем можете написать записку эрлу, – лаконично распорядился Бенуа. – Чувствуйте себя свободно, вот стол и бумага. Мы отправим наши письма одновременно.

– Да, но…

– Придется вам, миледи, на некоторое время обуздать свое любопытство, – сухо заметил Бенуа, беря свое письмо из рук Анжелики. – Прошу меня извинить.

Он вышел из комнаты, оставив девушку одну. Она осмотрелась по сторонам, и взгляд ее снова задержался на картине над камином. От красоты изображенного на ней пейзажа просто захватывало дух!

Она осталась в этом доме ради Гарри, убеждала себя Анжелика. Вокруг Бенуа Фолкнера слишком много тайн, и она еще не готова доверить ему жизнь горячо любимого брата. А может, не только ради Гарри? Девушка легонько повернула глобус и лишь сейчас заметила на отдельном столике превосходно выполненную модель парусника, с корпусом из отполированного дерева, тоненькими мачтами и реями и паутиной снастей. Анжелика подошла поближе, не смея прикоснуться к кораблику. Он стоял на деревянной подставочке, и паруса его выгибались, словно парусник скользил по волнам бурного моря, свободный и непокорный стихиям.

Вот уже полтора года прошло с тех пор, как эрл последний раз покидал стены собственного дома. Впервые за все это время Анжелика подумала, не станет ли отец счастливее, если они отправятся путешествовать, если он снова ощутит порывы ветра, пусть даже и не сможет никогда больше увидеть, как этот ветер треплет кроны деревьев?.. Должно быть, стоит попробовать…

Когда вернется Гарри, они вместе заставят отца выйти за пределы темницы, в которую он сам себя заточил. Они отправятся с ним путешествовать, и он снова почувствует красоту окружающего его мира, они заставят его вновь ощутить полноту жизни. Но если им это не удастся?.. И Анжелика с ужасом подумала о том безрадостном будущем, которое их ожидает.

Неожиданно она припомнила, что ей следует написать письмо отцу, и бросилась к столу, испугавшись, что Бенуа вернется раньше, чем она закончит послание.

Глава третья

– Ну что же, миледи, – сказал Бенуа, когда посыльный с двумя письмами для эрла отправился в путь, – как бы вам хотелось провести день отдыха, который вы отвоевали в честном бою? Вот удобное кресло у камина – или, может, вы предпочтете прилечь на несколько часов?

– Благодарю вас, сэр, вы очень заботливы, однако мне кажется, что я могла бы заняться чем-нибудь повеселее. Может быть, вы позволите мне просмотреть некоторые книги из вашей превосходной библиотеки?

Бенуа вежливо наклонил голову, и на его лице появилось ироническое выражение.

– Прошу вас, будьте моей гостьей, – любезно предложил он. – Так вы любите читать, миледи? Если вам угодно будет сказать мне, какие книги вам по вкусу, я, вероятно, смогу подобрать для вас что-нибудь.

– Я много читала папе, – ответила Анжелика. Она подошла к ближайшему ряду полок, провела пальцами по кожаным корешкам томов и окинула взглядом бесконечное количество старых и новых книг. – Не может быть, чтобы вы все это прочитали! – с недоверием проговорила она.

– Ни в коем случае, миледи, – вежливо ответил Бенуа. – Большая часть этих книг принадлежала мистеру Фэншоу, бывшему владельцу библиотеки. У него были довольно эксцентрические наклонности, которые, как я должен признаться вам, я не вполне разделяю. Однако вот здесь стоят медицинские справочники моего отца, к ним я добавил те книги, что приобрел сам в соответствии с собственным вкусом.

– «Великие открытия» – это о Новом Свете? – спросила Анжелика, взглянув на Бенуа и ожидая от него подтверждения своей догадки.

– В том числе и о Новом Свете. – Бенуа следил за ней с легкой улыбкой.

Анжелика снова повернулась к полкам. Ее темно-розовое платье было более приглушенного оттенка, чем голубое, в котором она была накануне вечером, однако ничто не могло затмить роскошное великолепие ее локонов. Стройная, с высокой грудью фигура девушки, казалось, излучала энергию и едва сдерживаемую жажду наслаждения жизнью. Чувствовалось, что ее место – где угодно, только не здесь, среди пыльных книг. Анжелика тихонько вздохнула.

Спустя какое-то время она поняла, что ей до смерти надоели книги и все, что в ее жизни было связано с ними. Слишком много бесконечно долгих, изнурительных дней и ночей провела она за чтением книг отцу, подчас совсем их не понимая. Лорду же Эллевуду, наоборот, больше нравилось слушать рассуждения древних философов, нежели голоса старых, когда-то дорогих ему друзей.

Книги заменили ему реальную жизнь. Анжелика резко отвернулась от полок с книгами.

– С другой стороны, готов предложить вам небольшую прогулку по окрестностям, – произнес Бенуа, – если, конечно, вчерашнее путешествие не слишком сильно измучило вас. – (Анжелика испуганно посмотрела на него.) – Как я понимаю, вы сумеете удержаться в седле? – Он вопросительно поднял бровь.

– Да, конечно, но…

– В таком случае, поскольку вы первый раз в наших краях, я сочту за честь показать вам окрестности, – вежливо предложил Бенуа.

Он говорил тоном, каким и следует говорить радушному хозяину, искренне стремящемуся развлечь капризную гостью, и в глазах его по-прежнему поблескивали веселые огоньки: казалось, он прочитал мысли Анжелики и отлично понимал, каким скучным показался бы ей день, проведенный в библиотеке.

– Местность здесь не очень красивая, однако море совсем рядом, – с воодушевлением добавил Бенуа.

– Я знаю, – сухо ответила Анжелика, удивляясь, как это ему постоянно удается заставить ее почувствовать себя неловко.

– Ну так как, миледи? – спросил он, и во взгляде его сверкнул такой вызов, что Анжелике немедленно захотелось отклонить предложение.

Но ведь будет настоящей трусостью не принять столь откровенный вызов! Кроме того, невозможно устоять перед соблазном прокатиться верхом, ощутить, как прохладный ветерок ласкает щеки… Внезапно Анжелику охватила радость – она улыбнулась, лицо ее озарилось азартом, а голубые глаза засияли сапфировым блеском. Весело взглянув на Бенуа, она быстро произнесла:

– Благодарю вас, сэр, я буду счастлива – но вот только… – она смущенно потупилась. – К сожалению, я не взяла с собой костюм для верховой езды, а потому боюсь…

Бенуа с улыбкой следил за происходившей в душе девушки борьбой и во избежание разочарования пришел ей на помощь:

– Я уверен, матушка будет рада помочь вам. – Он дернул за сонетку. – Сейчас прикажу оседлать лошадей, и мы выедем, как только вы будете готовы, миледи.

У Анжелики не было времени задуматься о безрассудстве своих поступков. Кроме того, она была слишком возбуждена мыслью о предстоящей прогулке, чтобы всерьез беспокоиться о приличиях. Сгорая от нетерпения поскорее оказаться на улице и волнуясь, что Бенуа придется долго ее ждать, девушка быстро надела старомодную амазонку, которую предложила ей миссис Фолкнер.

– Ну, миледи, я бы не сказала, что мне очень приятно лицезреть вас в таком наряде, и слава Богу, что никто из знакомых вас не увидит, но все-таки это лучше, чем ничего, – ворчливо заключила Марта, хотя в глубине души она была очень рада тому, что глаза Анжелики вновь ожили и заблестели от предвкушения счастья.

В последнее время девушка была слишком поглощена заботами об отце и тревогой за его состояние, и это не могло не беспокоить верную Марту. Однако в голову ей не приходил ни один полезный совет, который мог бы хоть как-то помочь ее хозяйке.

– Ах, Марта, да все просто замечательно! – восторженно воскликнула Анжелика, торопливо рассматривая свое отражение в зеркале.

Амазонка оказалась черного цвета с сероватым отливом, строгого и очень простого покроя. В талии она была Анжелике немного широковата, но сшита превосходно. У жены деревенского доктора был отличный вкус – она и сейчас одевается прекрасно, размышляла Анжелика. В одежде, манере держаться и поведении миссис Фолкнер не было ничего от вульгарной провинциалки, которая прожила всю свою жизнь вдали от столицы.

Анжелика бросила еще один взгляд в зеркало и поспешила выйти из комнаты, однако в последнюю минуту задержалась. Взяв сумочку, она достала оттуда письмо Джеймса Корбетта и надежно спрятала его в глубоком потайном кармане амазонки. Из всех вещей, которые Анжелика взяла с собою в это неожиданное путешествие, письмо представляло для нее наибольшую ценность, и, держа его в руках, девушка чувствовала уверенность в том, что Гарри скоро окажется на свободе. Кроме того, если они с Бенуа начнут спорить, как лучше всего освободить Гарри, ей хотелось бы подтвердить свои соображения неоспоримыми фактами.

До чего же замечательно было выйти на свежий воздух! Мартовское солнышко пока пригревало слабо, однако небо было уже по-весеннему ясным. Влажные от ночного дождя булыжники возле конюшни переливались на солнце, а шерсть лошадей лоснилась и блестела. Анжелика уже давненько не ездила верхом и с трудом могла сдержать нетерпение.

– Какой чудесный день! – воскликнула она, чуть не пританцовывая от неожиданно нахлынувшего на нее веселья.

– Да, пожалуй. Не согласиться с этим трудно, – спокойно отозвался Бенуа, с улыбкой глядя на Анжелику. – Вот это – Билли, – представил он, потирая шелковистый нос гнедого красавца коня. – Так его окрестила мама. По ее мнению, его нрав имеет несомненное сходство с характером сэра Уильяма.

– Нет, не может быть! – инстинктивно запротестовала Анжелика. – То есть я хочу сказать…

При звуке ее голоса гнедой повернул голову, неодобрительно прядая ушами. Затем он пару раз нетерпеливо ударил передним копытом по булыжнику и резко дернул поводья из рук конюха.

Анжелика расхохоталась.

– Кажется, я поняла, что имела в виду ваша матушка.

Конюх ухмыльнулся и пожурил лошадь за непослушание.

– А вот это – Доркас, – сказал Бенуа, похлопывая по холке спокойно стоявшую кобылу. – Это лошадь моей матушки. Позвольте мне подсадить вас, миледи.

Он стоял совсем рядом с ней, и Анжелику охватило волнение от его близости. Сердце ее заколотилось как сумасшедшее, и девушка поняла, что краснеет.

– Благодарю вас, – ответила она приглушенным голосом.

Бенуа легко и без усилий поднял ее, и Анжелика уселась в седло. Он отступил на шаг – посмотреть, как она разбирает поводья. Девушка прекрасно сознавала, что Бенуа смотрит на нее, и старалась выглядеть спокойной. Нет, она не должна допустить, чтобы радостное возбуждение от обретенной на миг свободы ослепило ее настолько, чтобы она забыла о куда более важных вопросах, ради которых приехала сюда! Она не позволит Бенуа Фолкнеру прибегнуть к своему неотразимому очарованию и воспользоваться блестящим остроумием, чтобы вскружить ей голову!

Однако, несмотря на все эти здравые мысли, его взгляд смущал ее, и Анжелика поняла, что краснеет еще сильнее. Когда наконец он кивнул, словно соглашаясь с чем-то, и легким прыжком оказался в седле, девушка испытала настоящее облегчение.

– Спасибо, Томас, – поблагодарил Бенуа конюха.

Тот отступил к двери конюшни, наблюдая, как всадники выезжают со двора. Обычно Анжелика каталась верхом в сопровождении грума, а сегодня она едет с Бенуа, и больше никого не будет. На мгновение девушку охватила паника, и она подумала, не настоять ли ей на том, чтобы их сопровождал ее кучер? В подобных обстоятельствах такая просьба была бы вполне уместной, однако Анжелика решила не делать этого: опасаться насилия со стороны Бенуа вряд ли следует… Кроме того, будет гораздо проще обговорить все интересующие ее вопросы без посторонних.

Анжелика украдкой посмотрела на Фолкнера. Он держался в седле очень прямо, без напряжения. Его иссиня-черные волосы блестели под лучами мартовского солнца. Шляпы на нем не было, и взгляд его глубоко посаженных глаз был устремлен на заливные луга и дальше, на линию горизонта. Казалось, он совсем забыл об Анжелике.

Сейчас ей было нетрудно представить Бенуа Фолкнера на палубе корабля – вот он стоит, глядя на необъятный простор беспрерывно перекатывающихся волн. Сердце девушки сжалось, ей стало невыразимо грустно оттого, что самой ей никогда не доведется увидеть что-либо подобное.

– Расскажите мне, пожалуйста, о себе и своих делах, – попросила Анжелика.

Бенуа, услышав ее голос, быстро повернулся и посмотрел на нее. В карих глазах вспыхнул и пропал веселый огонек, а на губах заиграла лукавая улыбка.

– К вашим услугам, миледи. Расскажу все, что вы пожелаете узнать, однако вы не боитесь, что, как только я кончу, нам будет больше не о чем беседовать?

– Не говорите ерунды! И не насмехайтесь надо мной! Просто вы должны знать, что мне очень дорога жизнь брата и я не собираюсь доверить ее человеку, о котором мне почти ничего не известно!

Бенуа недоуменно поднял черную бровь.

– Миледи, не хотите ли вы сказать, что вам уже не нужно, чтобы я помог вам спасти Гарри? – За любезным тоном слышалось рычание грозного зверя, готового ринуться в атаку.

Мысли Анжелики смешались – она не ждала столь резкого ответа на свое поспешное высказывание. Девушка подняла глаза на Бенуа и сказала ровным голосом:

– Мне вовсе не хочется обижать вас, мистер Фолкнер, однако до сих пор вы не дали мне никаких оснований, чтобы я могла доверять вам. Вы правы, я действительно подслушала обрывки вашего разговора с сэром Уильямом – это вышло совершенно случайно. Должно быть, он знаком с вами уже много лет, и, если у него появились сомнения… – тут ее голос слегка задрожал, – сомнения относительно…

– Ну, разумеется, если сэра Уильяма одолевают сомнения относительно моей благонадежности, – тогда я – изменник, негодяй, двуличный преступник, не так ли? – прервал ее Бенуа. – А чего именно боитесь вы, миледи? Что трудная задача по спасению Гарри из плена окажется мне не по плечу? Или что я поспешу выдать его французам – причем не без корысти для себя? Судя по тому, что пишет этот Корбетт в своем письме к вам, французам до сих пор неизвестно, что Гарри – сын эрла. Возможно, мне удастся получить за его выдачу неплохое вознаграждение – хотя, пожалуй, от вашего отца я мог бы добиться еще большей награды…

Анжелика поняла, что своими словами задела Фолкнера намного больнее, чем сумел это сделать сэр Уильям, бросивший ему в лицо обвинения в государственной измене. Анжелика подняла голову. Красные пятна выступили на ее щеках, а в широко открытых голубых глазах читалось смятение.

– Почему моя вполне естественная осторожность так оскорбляет вас? – воскликнула она. – Помнится, сэр Уильям назвал вас лжецом, но вы в ответ лишь только расхохотались. Поймите: все, что мне о вас известно, – это то, что вы когда-то были контрабандистом… Почему вы не желаете рассказать мне о том, как собираетесь спасать Гарри? И почему несколько моих невинных вопросов вывели вас из себя? Будь вы на моем месте, разве вы не потребовали бы от своего собеседника доказательств его доброй воли?

Ответом на столь страстно произнесенную речь было молчание.

Анжелика и Бенуа ехали по плоской, открытой ветрам равнине. Высоко над ними простирался голубой купол безоблачного неба, свежий ветерок перешептывался со стеблями влажной травы под копытами лошадей.

Когда Бенуа повернул голову к Анжелике, она прочла в его глазах холодное безразличие.

– Извините, я не привыкла плохо думать о других людях! – с горечью добавила Анжелика. – Это вы вынуждаете меня становиться подозрительной из-за вашей вечной скрытности!

– Напротив, – возразил Бенуа, и в голосе его, казалось, сверкнула острая сталь. – Вы приехали в Суссекс со столь глубоко укоренившимися предрассудками на мой счет, что не проявили до сих пор ни малейшего желания принять правду. Вчера вечером я сказал вам, что вот уже пятнадцать лет не имею никакого отношения к контрабанде, – однако вы до сих пор упрямо отказываетесь поверить мне!

– А как прикажете верить вам, когда по ночам вы принимаете таинственных посетителей, а наутро заявляете сэру Уильяму, что никого не видели и ничего не слышали, кроме ветра? – возмущенно произнесла Анжелика, забыв о всякой осторожности.

Как ни странно, Бенуа ее слова нисколько не встревожили. Анжелика ожидала, что ее спутник будет яростно все отрицать, – он же, наоборот, очень спокойно проговорил:

– А, догадываюсь… должно быть, это все ваша горничная… Она спала в мансарде… То-то утром у слуг не было отбоя от ее вопросов…

– И как вы это объясните, сэр? – с вызовом спросила Анжелика, негодующе вздернув подбородок. Сердце ее бешено стучало. Волнение девушки передалось и лошади, которая принялась нервно вскидывать голову.

– Я не собираюсь что-либо объяснять вам, – ровным тоном ответил Бенуа. – Все, что происходит в моем доме, касается только меня, миледи.

Анжелика раздраженно тряхнула головой, и ее золотистые локоны задрожали под полями соломенной шляпы, которую ей одолжила миссис Фолкнер.

– В таком случае мы возвращаемся к тому, с чего начали! – гневно произнесла она. – Вы не желаете ничего объяснять, а мои сомнения не будут рассеяны, пока я не получу хоть какое-нибудь доказательство того, что ваши намерения честны и чисты.

– Для этого вам достаточно будет моего слова, – ответил Бенуа таким тоном, что у Анжелики по коже побежали мурашки. – Вы ведь не потребовали бы доказательств от своего отца или от сэра Уильяма!

– Но вы уже успели продемонстрировать, что умеете лгать! – воскликнула Анжелика. – Если вы могли солгать сэру Уильяму, что помешает вам солгать мне? Вам нет нужды напоминать мне, что в ваших жилах течет далеко не благородная кровь, – вы уже доказали это своим поведением!

Бенуа плотно сжал губы – видно было, что он с трудом сдерживается. Несмотря на загар, на его лице проступила пепельная бледность. Руки его судорожно сжали поводья. Анжелика, наблюдая его реакцию, испытала слабое удовлетворение оттого, что ей удалось наконец хоть как-то задеть Бенуа. Больше он не станет смеяться и подшучивать над ней!

– Хотел бы я знать, миледи, понимаете ли вы, что означает слово «честь»? – хрипло проговорил Бенуа. – Ответьте, миледи… Быть человеком чести – это значит рисковать жизнью людей, чьи имена тебе даже неизвестны, во имя пустой славы? Или, может быть, человек чести – это тот, кто готов вызвать на дуэль и прикончить случайного знакомого из-за недостатка чванливой учтивости? Или, по-вашему, человеком чести будет тот, кто предаст друзей, которые знают его и доверяют ему с детства, – и все ради того, чтобы удовлетворить минутное раздражение собеседника? Может быть, так и должен вести себя человек чести, миледи? Отвечайте же мне!

Взгляды их встретились, и по глазам Бенуа Анжелика поняла, что в предстоящем споре ей нечего ждать от него пощады. Еще никто и никогда не осмеливался разговаривать с ней подобным образом! Ее социальный статус и пол означали, что во всех незначительных вопросах ей всегда готовы были уступить, а обсуждение с кем-либо – даже с отцом – более важных проблем случалось в ее жизни нечасто. Эрл привык потакать своей дочери, однако ему и в голову не могло прийти посоветоваться с ней или выслушать ее мнение по какому-либо серьезному вопросу. Желание и готовность Бенуа говорить с ней как с равной оказались для Анжелики полной неожиданностью.

– Нет, – тихо проговорила она, почувствовав себя вдруг очень усталой, но понимая, что он совершенно прав, а потому не желая спорить с ним. – Конечно же, нет.

Долго, бесконечно долго Бенуа смотрел ей в глаза. Девушка отвернулась, не в силах выдержать этот пристальный взгляд.

– Вы полагаете, сегодня утром сэр Уильям действительно хотел услышать от меня правду? – наконец сказал он, и Анжелика отметила, что его голос снова приобрел бархатистую глубину, в нем исчезли неприятно резкие нотки.

– А как же иначе?.. – Анжелика с недоумением уставилась на него. – Ведь он был в бешенстве, разговаривая с вами!

– Так бывает довольно часто, – спокойно продолжал Бенуа. – Однако он никогда не сочтет возможным снова заговорить со мною, если только я скажу ему то, что он так хочет узнать. Сэр Уильям уважает верность друзьям и умение хранить молчание, как ничто другое. Полагаю, и вы не стали бы с таким оживлением беседовать со мной, если бы я оказался осведомителем… – (Под сардоническим взглядом Бенуа Анжелика была вынуждена опустить глаза, понимая, что в его словах есть изрядная доля правды.) – Мы с вами живем в очень сложном мире, миледи, – еще спокойнее проговорил Бенуа. – И даже самым почтенным мудрецам нелегко бывает принять правильное решение.

– Я знаю! – Как от малейшей искры вспыхивает порох, так и в душе Анжелики загорелся гнев, едва она различила в голосе Бенуа покровительственные нотки. Нельзя было сказать, что ей очень нравится препираться с ним, однако лучше уж спорить, чем терпеть, чтобы с тобой обращались как с малым ребенком! – Не смейте разговаривать со мной таким снисходительным тоном, сэр! Я вовсе не такая уж глупышка! До сих пор мы с вами ни на йоту не приблизились к цели моих расспросов. Мне ничего не известно о вас – ничего, за исключением того, что много лет назад вы оказались настолько опрометчивы и неосторожны, что попались в руки моему отцу! Мне по-прежнему хочется знать, как именно вы намереваетесь спасать моего брата?

– Поскольку я сам себе это не вполне четко представляю, похоже, вам придется немного подождать, – парировал Бенуа.

– О мой Бог! Вы просто невыносимы! – воскликнула Анжелика. – Я еще никогда не встречала более надменного, самодовольного, самоуверенного… – У нее больше не хватало слов, чтобы высказать ему все, что она о нем думает.

– Как, у вас уже закончился запас слов? – ухмыльнулся Бенуа. – Я уверен, дома в библиотеке у меня найдется словарь, и не один. Придется вам заглянуть туда в поисках новых эпитетов!

Последние несколько минут лошади шли вперед по узкой тропинке, что вилась среди деревьев. Анжелика была слишком поглощена спором, чтобы обращать внимание на ландшафт. Неожиданно тропинка кончилась, деревья расступились, и перед ними открылся широкий берег моря, простирающийся на восток и запад бесконечными грядами блестящего под солнцем песка.

Анжелика была так изумлена, что Бенуа не сумел сдержать улыбку. Выпрямившись в седле, она осматривалась по сторонам, явно позабыв о последнем провокационном замечании Бенуа. Ветер, усилившийся на открытом пространстве, трепал подол ее амазонки, в воздухе чувствовался соленый привкус моря. Разумеется, Анжелика видела море не впервые в своей жизни. Несколько раз ей доводилось бывать с отцом в Брайтоне, однако их фамильные поместья находились в центральных графствах Англии, далеких от побережья, и теперь, когда после долгого перерыва она снова увидела море, это зрелище застигло девушку врасплох, буквально опьянив ее.

Высвободив из стремени ноги, она соскользнула на землю, почти не сознавая, что делает, и без возражений позволила Бенуа принять поводья из ее руки. Подобрав подол амазонки, Анжелика осторожно прошла по гальке на твердый, влажный песок, завороженно устремив взгляд на линию горизонта.

Конечно, логически она понимала, что на южном побережье страны есть места, откуда до Франции гораздо ближе, чем до Лондона, однако сейчас, когда она смотрела на горизонт, это казалось невозможным: разве не отсюда начиналась бесконечность?..

Над волнами парили белокрылые чайки, пикируя иногда с хриплыми криками к самой поверхности воды. Анжелика слушала неумолчный рокот набегающих волн и вдыхала пряный запах водорослей, сохнущих на камнях. Пропитанные солью и пересыпанные песком, они похрустывали под ее ногами, когда она на них наступала. Начался отлив, и у самой кромки воды бродили птицы, торопясь утолить голод. На влажном песке виднелся затейливый узор, оставленный здесь ушедшими до поры до времени волнами. То тут, то там сверкали лужицы морской воды – в них отражалось голубое небо.

Анжелика бродила по песку, не замечая, что ветер треплет ее одежду и волосы, которые прядями выбились из аккуратной прически. Она почти забыла о Бенуа, и он не пытался напомнить ей о своем присутствии, а тихо шел позади нее, ведя в поводу обеих лошадей.

Неожиданно налетевший порыв ветра сорвал с головы Анжелики шляпу, одолженную ей миссис Фолкнер, и быстро погнал ее по сероватому песку.

– Ах! – Девушка попыталась было поймать шляпу, но ей это не удалось.

– Оставьте! – Бенуа рассмеялся и, схватив Анжелику за плечо, круто развернул к себе.

– Но не могу же я потерять шляпу вашей матушки! – запротестовала Анжелика. – Ведь она была так добра ко мне!

– Сомневаюсь, что ей захочется носить выпачканную грязным песком шляпу. Заменить ее не составит труда, уж вы мне поверьте.

– Пожалуй, вы правы, – согласилась Анжелика.

Бенуа продолжал держать руку на плече девушки. Сквозь плотную ткань амазонки она чувствовала ее обжигающее тепло. Фолкнер стоял совсем рядом, и порыв ветра закрутил подол амазонки Анжелики вокруг его ног, словно желая навеки связать их. Она знала, что ей следует увернуться от его объятий, но стоило ей поднять голову и посмотреть ему в глаза, как сразу стало ясно: она будет не в силах что-либо сделать.

Всего несколько минут назад она спорила с ним так яростно, как ни с кем и никогда, как не ссорилась даже со своим братом, однако теперь во взгляде его не было ни намека на гнев. Карие глаза смотрели на Анжелику с незнакомым, тревожно-манящим выражением. Отпустив поводья лошадей, Бенуа одной рукой обнял девушку за талию.

– Лошади убегут, – сказала она и не узнала свой собственный голос – до того чужим он ей показался. На шее у нее забилась жилка, Анжелика с трудом дышала, ожидание какого-то неизвестного, но невыразимо сладостного мгновения сдавило ей грудь.

– Они вернутся в конюшни, если я прикажу им, но убегать они не станут.

– Вполне в духе настоящего контрабандиста – выучить своих лошадей таким фокусам, – иронично заметила Анжелика.

– Вините в этом Томаса, а не меня, – улыбаясь, парировал Бенуа. – Когда я ухожу в море, он скучает и от скуки даже научил Билли считать.

– Как?

Удивленное восклицание Анжелики замерло на ее губах, когда Бенуа с силой привлек ее к себе и заключил в объятия. Тела их соприкоснулись, и, увидев его смуглое от загара лицо близко от себя, Анжелика почувствовала головокружение.

Губы Бенуа приблизились к ее, не дав сорваться с них возражению. Анжелика была так ошеломлена, что на несколько секунд застыла как изваяние. Никто и никогда еще не целовал ее вот так, и ни одно из испытанных ею ранее переживаний не подготовило ее к столь неожиданному повороту событий.

Неутомимый ветер по-прежнему трепал подол ее амазонки, снова и снова захлестывая его вокруг ног Бенуа. Анжелика ощущала жар его тела даже сквозь плотную и ворсистую ткань, из которой был сшит его костюм. Он все так же крепко обнимал ее, и она чувствовала, какие сила и мощь таятся в его стройном, худощавом, но необычайно мускулистом теле. Бенуа, несомненно, был очень силен, но губы его прикасались к ней нежно, как дуновение летнего ветерка. Сердце Анжелики стучало все сильнее и сильнее. Неведомое, опьяняющее тепло медленно разливалось по ее телу. Кулачки ее сжались раз, затем другой, словно она собиралась ударить обидчика, но потом, двигаясь, кажется, сами по себе, руки ее скользнули вверх, по рукам Бенуа, и легли ему на плечи.

Анжелика почувствовала, как его язык осторожно просится впустить его, и ей показалось, что волна жидкого пламени захлестнула ее. Она закрыла глаза, чувствуя себя обессилевшей и потерянной.

Руки Бенуа сильнее сжали Анжелику, затем одна из них медленно поднялась вверх и замерла в густой массе ее перепутанных ветром золотистых волос. Несколько шпилек упало на сырой песок. Голова Анжелики закружилась, и девушка, судорожно обнимая Бенуа за плечи, пыталась сохранить равновесие. Однако ноги ее подгибались, и ей ничего не оставалось делать, как прильнуть к Бенуа, страстно желая найти в нем опору.

Ей казалось, что приглушенный рокот моря и хриплые крики чаек стали тише. Бенуа – вот был весь ее мир в эту минуту. Губы Анжелики приоткрылись, и язык Бенуа метнулся в глубину ее рта. Сердце девушки совершило отчаянный кувырок.

О Боже, она оказалась совсем неготовой к такой близости! А его язык тем временем настаивал, требовал, просил и обещал утолить жажду пробудившегося в ней жгучего желания. С одной стороны, Анжелика понимала, что ей следует отстраниться и сказать Бенуа, что она не допустит, чтобы с ней обращались так развязно. Но с другой – ей страстно хотелось подчиниться, уступить, сдаться на его милость.

Руки ее сомкнулись вокруг его шеи, она прильнула к нему с большей силой. Бенуа первый пришел в себя и отстранился, Анжелика услышала, как неровно он дышит, все еще крепко обнимая ее. Она прижалась щекой к его плечу. Сердце ее билось так гулко, что удары его, казалось, оглушали ее. Она не видела и не слышала ничего вокруг, желая остаться в его объятиях еще хоть на мгновение, продлить момент блаженства до бесконечности, однако суровая реальность неожиданно отрезвила ее.

В ужасе подняв голову, Анжелика с полной ясностью поняла, что секунду назад случилось между нею и Бенуа, и с отчаянием обреченного на смерть попыталась вырваться из его рук. Но он не отпускал ее.

– Мы оба упадем, если вы будете так брыкаться, – пробормотал Бенуа ей на ухо. – Возможно, такое падение окажется не лишенным приятности, однако я не уверен, что вам хочется именно этого.

Анжелика смущенно вспыхнула и торопливо распутала предательский подол амазонки. Затем она отступила на шаг назад и обратила к Бенуа горящие негодованием глаза.

– Не вините меня, миледи, – проговорил он, улыбнувшись. – Мне хотелось лишь сорвать быстрый поцелуй, однако страстность вашего характера предала вас.

– Да как вы смеете?!

Внезапная вспышка гнева ослепила Анжелику. Мысли спутались у нее в голове, она была слишком взвинченна, чтобы трезво оценить ситуацию. Единственное, в чем она была уверена, – это то, что в случившемся виноват Бенуа, и никто иной! Не задумываясь о том, что делает, Анжелика изо всех сил размахнулась, чтобы ударить его.

Он успел перехватить ее руку прежде, чем она коснулась его щеки.

– Отпустите меня! – с яростью проговорила она, отстраняясь от него так стремительно, что при этом наступила на подол амазонки и чуть не упала.

– Не отпущу!

Анжелика попыталась вырвать у него свою руку, однако его пальцы сжали ее запястье с такой силой, что она поморщилась от боли.

– Стойте спокойно, Анжелика, – словно обращаясь к капризному ребенку, сказал Бенуа.

Она повиновалась – то ли от удивления, что он заговорил с ней таким тоном, то ли потому, что он так свободно назвал ее по имени.

– Я ничем не обидел вас и не собираюсь. – Бенуа отпустил наконец ее руку. – Хотите – верьте мне, хотите – нет, однако ни вам самой, ни вашему целомудрию ничто не угрожает в моем присутствии. А потому извольте не накидываться на меня только из-за того, что ваши представления о самой себе оказались неверны.

Анжелика отступила еще дальше, растирая запястье и с яростью глядя на него.

– Смотрите! – Бенуа схватил ее за плечи так быстро, что девушка не успела увернуться. – Смотрите, там – целый мир. – Он кивнул в сторону моря. – Там живут разные люди, разные народы, и у каждого – свои представления о культуре, о порядочности и даже о чести. Не принимайте на веру все, чему вас научили. Смотрите на мир и сами решайте, как вам жить. – Он крепко держал ее за плечи, и слова его, несмотря на рокот морских волн, прозвучали будто раскаты грома.

На этот раз Анжелика не отстранилась. Она стояла, глядя на море, чувствуя, как ветер треплет ее волосы, то и дело набрасывая длинные пряди на лицо. Волны друг за дружкой набегали на берег – море отступило еще на несколько шагов. Небо казалось необъятно огромным, а на горизонте появились легкие белые облачка.

– Папа всегда говорил… говорит, что для того, чтобы сделать правильный вывод, необходимо обладать достоверными сведениями.

– Эрл мудрый человек.

– Так какой вывод прикажете мне сделать, когда у меня нет вообще никаких сведений? – глядя на Бенуа в упор, спросила Анжелика.

Он улыбнулся ей и протянул руку, заправляя за ухо девушки выбившуюся прядку волос.

– Сведений у вас хватает, миледи, и с избытком, – мягко произнес он. – Их у вас сейчас больше, чем у кого бы то ни было. Вы просто не знаете, как ими распорядиться, вот и все.

– Мы ведь говорим о жизни моего брата, – почти умоляюще произнесла Анжелика.

– В самом деле? – переспросил он, и глаза его загадочно блеснули. – Пойдемте, миледи, – добавил он прежде, чем она успела что-либо сказать. – Лошадям вредно так долго стоять на ветру, и, кроме того, там, дальше, находится кое-что, что я хотел бы вам показать…

Анжелика позволила ему подсадить ее в седло, не говоря ни слова. Случившееся между ними слишком ошеломило ее, она чувствовала огромную растерянность. Бенуа бросил ей вызов, поколебал ее убеждения по слишком многим позициям, и теперь девушке требовалось время, чтобы обо всем подумать и как следует разобраться в собственных мыслях.

Собрав поводья, она последовала за Бенуа по плотному и влажному песку вдоль берега моря. Они свернули на восток, и Бенуа принялся поторапливать Билли. Птицы, напуганные их приближением, взмывали вверх с хриплыми криками, но затем, стоило только лошадям пройти мимо, снова снижались, продолжая бродить по мелководью.

– Куда мы едем? – спросила через некоторое время Анжелика.

– А вы не догадываетесь? – Бенуа устремил на нее почти насмешливый взгляд.

– Ничуть. Откуда мне знать? – сердито откликнулась она. – Терпеть не могу играть в загадки.

– В таком случае вам не следовало обращаться ко мне, миледи, – ответил он, и ветер донес его слова с некоторым опозданием. – Может быть, вам хочется проверить, хорошо ли Доркас слушается вас?

Анжелика ни секунды не колебалась. Наклонившись вперед, она решила показать Бенуа, на что способна. Кобыла, получив команду, с готовностью рванулась вперед, и гнедой тут же последовал за ней. Обе лошади мчались по залитым ярким солнечным светом пескам, а высоко в небе над ними парили чайки, хрипло вскрикивая, словно выражая недовольство и неодобрение, что их так непочтительно побеспокоили.

Анжелика искренне наслаждалась неистовой скачкой. После непрерывных волнений двух последних дней мгновения свободы опьяняли ее, заставляя кровь стучать в висках. Девушка понимала, что, как только они остановятся, ей снова придется столкнуться со сложностями, стоящими перед ней, но пока что она совершенно свободна.

Лошади скакали рядом, и Анжелика не пыталась горячить Доркас в надежде обойти Билли. Они с Бенуа и без того слишком часто бросали друг другу вызов, и ей не хотелось, чтобы хоть намек на какое-либо соревнование испортил ей наслаждение этой минутой. Так приятно было представить себе, что сейчас рядом с ней скачет веселый, ничего не требующий от нее друг, а не… А кем, собственно говоря, Бенуа стал для нее? Другом? Врагом? Или, может быть, только незнакомцем, с которым ее свел случай и которого ей не суждено никогда больше увидеть?

Наконец лошади пошли легким галопом, потом неспешной рысью и шагом. Анжелика смогла осмотреться по сторонам и только тут заметила, что потеряла почти все шпильки, которыми Марта сегодня утром заколола ее волосы. Должно быть, они рассыпались по всему берегу. В ужасе Анжелика поднесла руку к спутанным, влажным от соленого ветра локонам.

Бенуа увидел ее жест и ухмыльнулся.

– Да уж, печальное зрелище ожидает вашу многострадальную Марту, – поддразнил он. – Возможно, ей достаточно будет бросить на вас всего один взгляд, чтобы объявить, что она уходит от вас.

Анжелика было возмущенно открыла рот, однако чувство юмора победило, и она сухо улыбнулась.

– Да уж, можно не сомневаться, Марта найдет что сказать по этому поводу, – сокрушенно проговорила она. – Ей не придется по вкусу и то, что я потеряла шляпу вашей матушки. Остается только надеяться, что мы хотя бы сейчас никого не встретим…

– А как насчет сэра Уильяма? – лукаво произнес Бенуа. – Он иногда любит проехаться по берегу…

– О Господи! – Анжелика выпустила поводья и подняла руки, проводя пальцами по волосам. Они спадали роскошной золотистой волной почти до талии девушки, блестя в лучах яркого солнца, как золотая паутина. – Что же мне делать? – расстроенно воскликнула она. – Мне ни за что не отыскать мои шпильки. И я не смогу никому показаться на глаза, пока выгляжу такой растрепой!

Как только Анжелика выпустила из рук поводья, Доркас послушно остановилась. За ней остановился и Билли. Бенуа спешился и, положив левую руку на холку Доркас, посмотрел на Анжелику снизу вверх.

– Слезайте, миледи, – вежливо скомандовал он, и в карих глазах его зажегся огонек, словно бросая Анжелике вызов: а ну-ка попробуй не слезь!..

Анжелика встретилась с ним глазами, и дыхание у нее перехватило – казалось, его взгляд завораживал, вернее, гипнотизировал ее.

– Едва ли я сумею облегчить вашу участь, когда вы на несколько футов возвышаетесь надо мной… – На губах Бенуа играла улыбка, при виде которой у Анжелики по всему телу разлилось тепло.

– Все равно не понимаю, что тут можно сделать, – возразила Анжелика, стараясь не показать ему, как волнует ее его взгляд. – Если, конечно, вам не довелось поработать горничной у настоящей леди…

– Ни разу не приходилось, – весело откликнулся он, – однако в свое время я заплел немало лошадиных хвостов…

Странно, однако это сравнение, которое едва ли можно было назвать лестным, успокоило ее, и она перекинула ногу через переднюю луку седла и соскользнула вниз, прямо в руки Бенуа. Он осторожно опустил ее на землю, задержав на несколько секунд руки на талии. Анжелика неуверенно взглянула на него, не вполне понимая, чего он хочет, а он лукаво усмехнулся, глядя в ее голубые глаза.

– Если вы, миледи, не желаете повторения того, что случилось, когда вы в последний раз вот так посмотрели на меня, предлагаю вам повернуться ко мне спиной, – мягко предложил он ей.

Анжелика повернулась так быстро, что едва не упала, запутавшись в широкой юбке амазонки.

С тихим смешком Бенуа аккуратно взял ее волосы и попытался разделить их на три более или менее равные части.

– Мне кажется, миледи, я едва ли могу чувствовать себя польщенным, когда вы с такой готовностью поворачиваетесь ко мне спиной, – пожурил он ее, пока его руки на удивление легко и проворно распутывали ее локоны. – Можно даже сказать, что я глубоко уязвлен подобным отношением. Я и представить себе не мог, что вы находите мое общество столь докучливым и утомительным.

Анжелика схватилась за кожаное стремя, пытаясь сохранить равновесие, и закрыла глаза. Сейчас, когда она стояла между кобылой и Бенуа, ей казалось, что она очутилась в ловушке. Ей страстно хотелось вырваться из рук Бенуа и заявить, что она сама отлично справится со своей прической, но… она продолжала стоять на месте, словно завороженная его соблазнительными прикосновениями, от которых по телу пробегали то холодные, то горячие волны.

Бенуа, весьма умело расправив каждую прядь, быстро заплел их в косу, и Анжелика была даже разочарована, что он действовал с такой поспешностью.

– Придержите-ка, – Фолкнер перекинул ей через плечо тяжелую косу, и девушка повиновалась без малейшего возражения. Послышался слабый треск, и Анжелика обернулась, с удивлением обнаружив, что Бенуа отрывает полоску ткани от своего носового платка.

Он ухмыльнулся, сверкнув крепкими белыми зубами.

– Может быть, миледи, вам и не по душе, как я ухаживаю за вами, но вы никогда не скажете, что мне не хватает изобретательности, – дерзко произнес он.

Анжелика вспыхнула и резко отвернулась, а Бенуа, взяв косу, стянул ее на конце импровизированной лентой и уложил аккуратным кольцом на затылке девушки.

– Ну что же, вроде неплохо, – оценивающе произнес он. – Хотя, пожалуй, вашей горничной нечего бояться конкуренции с моей стороны.

– Представить себе не могу, как я это ей объясню, – сказала Анжелика, поворачиваясь к нему лицом и стараясь говорить беззаботным тоном.

– Можете свалить все на меня, если вам угодно! – великодушно предложил Бенуа. – Говорите всем, что это я вытащил все ваши шпильки, когда целовал вас.

– Что?! – Анжелика в ужасе приложила руки к пылающим щекам.

– А я бы мог притвориться, что мы всего лишь друзья, и только, – решительно заявил Бенуа. – Несомненно, именно так и должен поступить настоящий джентльмен. – Его карие глаза посмотрели на нее наполовину насмешливо, наполовину вызывающе. – Однако чем скорее вы смиритесь с мыслью о том, что я действительно целовал вас – и, по всей вероятности, очень скоро мне снова захочется это сделать, – тем лучше у нас пойдут дела.

– О Боже! – Анжелика, взметнув подолом амазонки, резко отвернулась от него. – Да как вы смеете такое говорить?! Ведь я приехала сюда, доверяя вам, приехала просить вас о помощи. А вы… вы…

– Воспользовался вашей невинностью? – с готовностью подсказал ей Бенуа, когда девушка замолчала, не зная, что сказать. – Злоупотребил вашим доверием? Нет, миледи, вы приехали в Суссекс, не питая ко мне доверия! В вас странным образом перемешались доверчивость и подозрительность, миледи! С одной стороны, вы на каждом шагу сомневаетесь в моей порядочности и честности, а с другой – делаете все возможное, чтобы провести под одной крышей со мной еще одну ночь, и отправляетесь со мной на прогулку так, словно ничуть не опасаетесь за свою безопасность в моем обществе. Как прикажете мне чувствовать себя, миледи? Польщенным или же, наоборот, смертельно оскорбленным?

Анжелика бросила на него быстрый взгляд, понимая, что не сможет ответить на его вопросы. Она глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться.

– Кажется, вы хотели мне что-то показать, сэр, – сказала она, держась с возможно большим достоинством. – Или я ошибаюсь?

– Нет, не ошибаетесь. – (Судя по тому, как блеснули его глаза, Анжелика поняла, что не долго сможет продолжать разговор с ним в таком тоне, однако пока что ей удалось выиграть хоть кратковременную передышку.) – Посмотрите по сторонам, миледи, и попробуйте догадаться, где мы с вами находимся, – сказал Бенуа.

Нахмурившись, Анжелика посмотрела на него, а затем шагнула в сторону от лошадей, не вполне соображая, что именно она должна увидеть и узнать. Пожалуй, берег тут ничем примечательным не отличался. Отлив все еще продолжался, и мокрый песок поблескивал под лучами солнца, а впереди с печальным шорохом перешептывались под ветром тонкие стебли трав, которыми поросли прибрежные дюны.

– Не знаю… Нет, постойте, это же случилось здесь! – воскликнула Анжелика, когда словно молния сверкнула в ее памяти. – Это здесь папа пощадил вас, одержав над вами верх!

– Можете называть это и так, – сухо подтвердил Бенуа, хотя, услышав слова Анжелики, слегка расстроился. Он был не столь наивен, чтобы предположить, что она совершенно случайно выразилась именно так.

– Расскажите мне, что тогда произошло! – потребовала девушка.

– Ваш отец шел вдоль кромки моря, точь-в-точь как мы сейчас, – заговорил Бенуа с явным желанием поведать ей о происшествии той ночи. – Он знал, что начинается прилив и мы можем воспользоваться этим: волны смыли бы все наши следы и сэр Уильям отправился бы ловить нас в противоположном направлении.

– Папа разгадал ваш хитрый план! – весело произнесла Анжелика, и ее голубые глаза засияли гордостью за отца.

– По всей вероятности – да, – согласился с ней Бенуа и усмехнулся, увидев, как обрадовалась девушка. – Когда он дошел примерно досюда, – тут он указал на проход между дюнами в нескольких ярдах от того места, где они стояли, – то обнаружил следы, уходящие в сторону от моря, и пошел за нами. А я был оставлен специально, чтобы подкараулить любого, кому взбредет в голову пойти по нашим следам.

– Но мой папа захватил вас в плен! – с удовлетворением дополнила Анжелика.

– Да, вот только я не помню, чтобы он так же наслаждался своей победой, как вы сейчас, – сухо заметил Бенуа. – С другой стороны, его не обуревало желание отомстить за невинный поцелуй.

– Вы никогда не сдаетесь, не так ли? – гневно поинтересовалась Анжелика. – Поскольку у меня нет ни малейшего желания повторять то, что произошло между нами, с вашей стороны было бы куда вежливее – и намного тактичнее – вообще не упоминать об этом.

– Звучит на удивление похоже на настоящий вызов, миледи, – добродушно откликнулся Бенуа. Глаза его снова блеснули, он сделал шаг к ней.

Анжелика была уверена, что Бенуа собирается опять поцеловать ее, однако он прошел мимо и взял Доркас за поводья.

– Нам пора возвращаться, миледи. День уже клонится к вечеру, а мне не хочется, чтобы вы переутомились, особенно перед долгим путешествием, которое предстоит вам завтра.

– Вы удивительно заботливы, сэр, – сжав зубы, проговорила Анжелика, недоумевая, почему вдруг испытала такое разочарование.

– Я всего лишь стараюсь быть радушным хозяином, – учтиво ответил он. – Еще никогда в моем доме не гостили представители – и представительницы – высшей знати, а потому мне хочется, чтобы вам было у нас хорошо.

Анжелика закусила губу, не зная, рассмеяться ей или возмутиться. Он встретился с ней глазами, и во взгляде дружески смотрящих на нее карих глаз мелькнуло нечто похожее на понимание – девушка почувствовала себя уверенней. Бенуа протянул руку, и Анжелика тут же подошла к нему, позволяя снова подсадить ее в седло.

Этот человек вел себя настолько непредсказуемо, что невозможно было оставаться совершенно спокойной в его обществе. Однако Анжелика инстинктивно доверяла ему, хоть Бенуа постоянно и ставил ее в тупик своими разговорами и манерами… Если бы Фолкнер желал извлечь пользу из своего положения, то только что ему предоставлялась отличная возможность сделать это, но он не воспользовался ею…

Постепенно мнение Анжелики о нем улучшалось. Пожалуй, вполне разумно будет доверить ему жизнь и спасение Гарри. Она упрямо отказывалась признаться самой себе в том, что у нее могут быть иные причины интересоваться Бенуа Фолкнером.

Глава четвертая

– Посмотрите, – прервал Бенуа ее размышления. – Это – устье Аруна, – объяснил он ей, когда Анжелика вопросительно взглянула на него.

Оказалось, что за то время, пока она размышляла над странностями его характера, они успели проехать по берегу еще около мили.

– Вон там, – Бенуа указал по диагонали через реку, – находится Литлхэмптон, а там – Арундел. Примерно в трех или четырех милях к северу. А там дальше, – он махнул рукой на сооружение на восточном берегу реки, – расположена батарея, которая, как предполагается, должна защитить нас в том случае, если тут высадятся завоевательские орды Наполеона.

– Но ведь этого не произойдет? – встревожилась Анжелика.

– Кто знает… – скептически отозвался Бенуа. – На вооружении этой батареи десять пушек. Сейчас они далеко не в лучшем состоянии, но все же с их помощью вполне можно держать под контролем и реку, и все побережье к востоку отсюда. Любому глупцу, который осмелится оказаться в пределах действия этих пушек, грозит славная трепка, если, конечно, окажется достаточно боеприпасов и батарея не будет спать мертвецким сном.

– Но ведь этого не произойдет? – с беспокойством повторила Анжелика. Только сейчас, стоя на пустынном берегу, она внезапно поняла, как уязвима может оказаться милая Англия при нападении с моря.

– Да все может быть, – ответил Бенуа, бросив на нее острый взгляд. – Вдруг кто-нибудь захочет взять под контроль устье реки. Тогда разумнее всего, конечно, высадить морской десант здесь: его прикроют дюны. Имея такое прикрытие, можно продвинуться вперед и атаковать, батарею с тыла. Как только с батареей будет покончено, французы смогут беспрепятственно подняться вверх по Аруну.

– Боже мой! – в ужасе воскликнула Анжелика. – Как просто у вас все получается!..

– Но это действительно очень просто, миледи, – спокойно сказал Бенуа. – Дайте мне горстку людей – и я сам буду готов исполнить это.

– Если все так, почему же никто ничего не делает для обороны? – взволнованно спросила Анжелика.

– Потому, что для этого потребуются деньги, и немалые, не говоря уже об известной степени усердия со стороны департамента артиллерийско-технического снабжения. Дело вовсе не в том, что англичане не сознают опасности, – у нас просто не хватает средств, чтобы уменьшить эту опасность…

Анжелика быстро осмотрелась по сторонам, словно ожидая, что из-за дюн вот-вот появятся неистовые орды вооруженных до зубов французов.

– Нет, сегодня вечером они не высадятся, – уверенно проговорил Бенуа, заметив встревоженное выражение ее глаз.

– Почему вы так уверены в этом? – нервно воскликнула она.

В Лондоне, под крышей городского дома, все опасности возможной войны казались Анжелике далекими и незначительными. Разумеется, она тревожилась, зная, что Гарри служит на одном из военных кораблей Его Величества, но сама никогда не чувствовала какой-либо угрозы или опасности. Даже сокрушительное поражение сэра Джона Мура,[9] когда ему пришлось отступать на триста миль, после которого последовало сражение при Ла-Корунье, случившееся менее двух месяцев тому назад, едва ли внесло изменения в тесный и замкнутый мирок, где до сих пор обитала Анжелика.

Бенуа ухмыльнулся, видя ее беспокойство.

– Интуиция, – с готовностью подсказал он ей. – Не волнуйтесь, миледи, – добавил он намного мягче. – Мне кажется, опасности высадки наполеоновских войск на английской земле почти не существует.

Анжелика нахмурилась.

– Мне нелегко что-либо понять, когда мне так мало известно, – медленно проговорила она. – Почему же нам ничего не грозит?

– Да потому, что даже французы не умеют ходить по воде.

– Что? – Анжелика с подозрением взглянула на Бенуа, испугавшись, что он смеется над ней, однако в его карих глазах не было и намека на насмешку.

– Погрузить на корабли, перевезти и высадить целую армию не так-то просто, – объяснил он ей. – Вспомните, Веллингтону[10] потребовалась почти неделя или даже более того, чтобы произвести высадку наших войск в заливе Мондегу[11] в прошлом году – к тому же войска эти оказались не в силах вести боевые действия против местного ополчения, так как им необходимо было оправиться от морской болезни и собрать орудия.

– Вы полагаете, местные жители захотят воевать? – с сомнением протянула Анжелика. – Думаете, они не разбегутся? Сэр Уильям говорит, что здесь живут лишь одни проходимцы…

– Очень может быть, – сухо ответил Бенуа. – Но те люди, которые берутся за дубинки, чтобы обороняться от ищеек сэра Уильяма, проявят столь же мало уважения ко всякому, кто попытается нарушить ход их жизни и захватить их дома. Вам так не кажется?

Они повернули в обратную сторону и медленно поехали по берегу, возвращаясь по своим следам. Море продолжало отступать, и всадники уже не – распугивали более птиц, которые по-прежнему кормились на мелководье.

– Только подумайте, миледи, как непросто организовать перемещение и развертывание целой армии, – продолжил Бенуа, в то время как Анжелика сосредоточенно хмурилась, пытаясь понять, о чем он говорит. – Даже если мы предположим, что у Наполеона окажется достаточно хороших кораблей, чтобы перевезти сюда небольшую армию – кстати, я более чем сомневаюсь, что это возможно, – даже и тогда нельзя забывать, что у него недостаточно умелых моряков. Французские военно-морские силы до сих пор не сумели оправиться после потерь, которые они понесли при Трафальгаре.[12]

Отдельным вертким суденышкам не так уж и сложно шнырять по Ла-Маншу взад и вперед, но попытайтесь представить себе, какая неразбериха там начнется, если в одном направлении одновременно двинутся примерно двести или триста транспортных судов – причем каждое из них будет торопиться, чтобы не упустить прилив. Представьте себе, как они будут сталкиваться в поисках фарватера – не одно из них, несомненно, пойдет ко дну… Представьте себе, как они ощупью будут подбираться к нашим берегам по незнакомым для них водам… Нет, Наполеон может сколь угодно мечтать о том, как он захватит Лондон, однако я уверен, что он куда больше полагается на сокрушительную силу декретов,[13] которые он издал в Берлине и Милане.

Тут Бенуа замолчал, краешком глаза взглянул на Анжелику и, отвернувшись в сторону, принялся рассматривать берег.

Анжелика подождала, когда же он объяснит ей, что это были за декреты, но поняла, что, если она не попросит его, Бенуа и не подумает сделать это. Девушка глубоко вздохнула, почувствовав себя слегка уязвленной: как же мало ей известно об окружающем мире и в какое невыгодное положение ставит ее это невежество.

– Ну да, разумеется, – весело проговорила она. – Я припоминаю – кажется, я действительно что-то такое слышала о декретах Наполеона, хотя и не помню, что же именно…

– Берлинским декретом он объявил вне закона любую торговлю между Англией и контролируемыми французами территориями, независимо от того, какие корабли занимаются такой торговлей – британские или нейтральные, – ответил Бенуа, и лишь улыбка, на мгновение мелькнувшая на его губах, показала Анжелике, что он прекрасно осведомлен о ее чувствах. – Таким образом ему довольно успешно удалось частично изолировать нас от континента. Затем в Милане, примерно год и два месяца тому назад, он издал новые декреты, согласно которым вне закона объявляется любое нейтральное судно, которое позволило англичанам провести таможенный досмотр на своем борту или просто заходило в один из британских портов.

– Но как же так – ведь наш флот силен и могуществен! – искренне возмутилась Анжелика. – Как только Бонапарт может надеяться, что ему удастся…

– Начнем с того, что он, по-моему, и не надеется, – серьезно отозвался Бенуа. – Однако эти декреты, вне всякого сомнения, оказали весьма и весьма негативное влияние на английское судоходство и развитие промышленности. В прошлом году взбунтовались ткачи в Манчестере, так как сокращение производства довело их до полуголодного существования.

Анжелика ехала рядом с ним, глядя прямо перед собой и, казалось, не замечая пронизывающего ветра. Манчестер был так же малознаком ей, как и побережье Карибского моря, однако ей только тут пришло в голову, что война, оказывается, – это не только славные битвы и сражения на суше и на море, о которых так интересно читать потом в газетах…

– Разумеется, мы не оставили подобную дерзость безнаказанной и приняли соответствующие меры, – быстро сказал Бенуа, увидев, как расстроила Анжелику мрачная картина, нарисованная им. – После того как Наполеон издал Берлинский декрет, Англия заблокировала все европейские порты, доступ в которые был теперь для нас закрыт, позволяя нейтральным судам заходить в эти порты лишь в том случае, если они перед этим побывали в одном из британских портов и уплатили солидную таможенную пошлину за право выйти из него со всем своим грузом.

Кроме того, не следует забывать, что и французы несут тяжкие убытки от последствий наполеоновской блокады. Все товары, к которым они так привыкли: сахар, кофе, хлопок, специи, красители, табак, – все они стали теперь великой редкостью, и достать их очень непросто, если, конечно, не снизойти до контрабандных товаров.

Анжелика осуждающе посмотрела на него.

– И таким образом вы оправдываете контрабанду? – строго спросила она.

– Я не контрабандист, – коротко ответил Бенуа, и на лице его появилось непроницаемое выражение.

Анжелика прикусила нижнюю губу. В тоне его голоса не было никакой враждебности, однако ей показалось, что перед ее носом с треском захлопнулась дверь. Было совершенно ясно, что, как ни готов Бенуа порассуждать на общие темы, ей не удастся спровоцировать его на откровенность, даже при помощи таких неожиданных выпадов.

– Однако вам, несомненно, немало об этом известно, – проговорила Анжелика, с трудом изображая на лице улыбку.

– Как и каждому, кто читает газеты и старается следить за ходом событий, – ответил Бенуа, и девушка увидела, как вновь на мгновение блеснули в усмешке его белые зубы.

– Но мы ведь победим, правда? – по-детски спросила она. Впервые за годы войны Анжелика усомнилась в победе англичан.

– Да, конечно!

– Почему вы так уверены в этом? – настойчиво потребовала она.

– Да потому, что, сколько бы рынков ни закрыл для нас Наполеон здесь, в Старом Свете, мы всегда сумеем найти другие в Новом Свете, – ни на секунду не задумываясь, ответил он. – Нам уже удалось отбить кое-какие острова, принадлежавшие нашему противнику в Вест-Индии. До тех пор пока мы будем сохранять преимущество на море, нам не о чем волноваться – и мы победим, как только сумеем высадить на континенте армию, которая будет в состоянии нанести французам несколько поражений подряд.

– И когда же это произойдет? – с любопытством спросила Анжелика.

Бенуа пожал плечами.

– Я же не военный, – ответил он. – А потому едва ли могу что-либо предсказывать. С другой стороны, вспомните: хотя в прошлом году нам и задали трепку в Испании и Португалии, мы тем не менее одержали пару побед, которые раз и навсегда доказали всему миру, что армия Наполеона вовсе не является непобедимой. А теперь нам остается только ждать и надеяться…

Анжелика вздохнула. Такой ответ едва ли показался ей удовлетворительным, однако возразить тут было нечего. Она осмотрелась по сторонам и с удивлением отметила, что Фолкнер повернул лошадей от моря раньше, чем они достигли тропинки, которая вывела их на берег в самом начале прогулки.

– Так быстрее, – проговорил Бенуа, отвечая на вопрос, готовый сорваться с ее уст. – Погода портится, и вы, должно быть, озябли, миледи. Мне совсем не хочется, чтобы вы простудились по моей вине. Кроме того, вам следует поберечь силы – ведь завтра вам предстоит долгое и утомительное путешествие.

Анжелика с трудом сдержалась: она собралась было возразить ему, но догадалась, что он нарочно провоцирует ее на резкость.

– А что вы имели в виду, когда сказали, что Томас научил Билли считать? – поинтересовалась она, старательно пытаясь направить разговор в дружелюбное русло. – Мне с трудом в это верится, ведь, как бы умна ни была лошадь…

Бенуа расхохотался.

– Как только мы вернемся, я попрошу его устроить для вас представление, – пообещал он ей. – Уверен, что вы останетесь довольны, миледи.


Марте потребовалось немало времени, чтобы как следует расчесать и уложить волосы Анжелики. За работой горничная не переставая ворчала на свою хозяйку.

– И как только вы можете быть такой невнимательной!.. Как только можно до такой степени забыть о приличиях!.. Как же можно раскатывать верхом без шляпы, да еще когда на голове у вас воронье гнездо?! – восклицала она, распутывая длинные волосы девушки. – Ведь вы же не цыганка, миледи! Что скажет эрл, когда ему станет известно обо всем этом?

– Не знаю, – откликнулась Анжелика, и в голосе ее прозвучала безмятежная нотка, – да и какая разница: он же все равно никогда ничего не узнает!

– Зато я хотела бы знать, как это произошло! – настаивала Марта. – Я еще могу понять, что шляпу унес ветер – ох уж этот противный ветер! – но волосы!.. Ведь я всегда так старательно укладываю и закалываю их! Кому, как не мне, знать, как вы скачете, особенно когда разволнуетесь! Нет, миледи, вам никогда не удается держать себя с элегантным достоинством, как полагается каждой благовоспитанной леди. И кто, позвольте спросить, заплетал вам косу?

– Мистер Фолкнер, – ответила Анжелика, смело глядя в глаза своей горничной и отчаянно стараясь не краснеть, а между тем предательский румянец уже проступил на ее щеках.

– Да неужели? – сухо удивилась Марта, и взгляд ее задумчиво остановился на пылающих щеках Анжелики. – Полагаю, вы распустили волосы, стараясь побольше узнать о нем, не так ли? Это все входило в ваш план, верно? Да вам должно быть сейчас очень стыдно, миледи!

Анжелика покраснела еще больше и окончательно смутилась. От острых глаз Марты ничего нельзя было скрыть; интересно, догадалась ли она о том, что произошло между мною и Бенуа на прогулке? – подумала девушка.

– Ну а как продвигается твое расследование, Марта? – весело поинтересовалась она, пытаясь сменить тему разговора. – Тебе удалось узнать, действительно ли этот дом – настоящее разбойничье гнездо? Или же тому, что случилось прошлой ночью, нашлось вполне невинное объяснение? Та презрительно фыркнула.

– Подумать только, порядочной женщине, вроде меня, приходится унижаться и плести интриги! – кислым голосом произнесла она. – Должна вам сообщить, что я не привыкла играть роль шпионки, миледи. И не по нраву мне все это, вот что я вам скажу.

– Ах, Марта! – воскликнула Анжелика, испытывая в душе досаду, которая тем не менее не помешала ей весело рассмеяться. – Да ведь ты всегда готова была пойти на что угодно, лишь бы только помочь мне и Гарри! Уж я-то тебя знаю!

Марта слегка улыбнулась: да, это так, она самозабвенно любила и Анжелику, и Гарри.

– Заниматься организованной контрабандой тут, в доме, не очень-то удобно, – скептически произнесла она. – И уж конечно, сам хозяин ничем таким не занимается. Говорят, он проводит здесь совсем мало времени.

– Что ты хочешь сказать? – быстро прервала ее Анжелика. – Я знаю, он недавно вернулся из Вест-Индии, но…

– С тех пор как умер его отец, два года тому назад, хозяин впервые задержался дома дольше чем на пару недель, – продолжила Марта, будто не слыша вопроса Анжелики. – Судя по тому, что мне удалось узнать, миледи, он сбежал из дома и стал корабельным юнгой, а теперь является младшим партнером в большой судовладельческой компании. И скажу вам, слуги в нем прямо-таки души не чают. А уж как гордятся! – Анжелика уставилась на горничную, чувствуя, что лишается дара речи. Марта, заметив состояние хозяйки, удовлетворенно улыбнулась. – Если не ошибаюсь, он ушел в море, когда ему было четырнадцать лет, – сказала она – А в двадцать один год он был уже капитаном судна, ведущего торговлю с Вест-Индией. Работал он на человека по имени Джозайя Крэбтри – у того была небольшая флотилия из четырех кораблей. Похоже, старик на мистера Фолкнера не мог надышаться, и скажу вам, у него были все основания радоваться: мистер Фолкнер успешно провел его корабль в ужасный ураган, а сам, между прочим, только за несколько месяцев до того стал капитаном.

– Правда? – задыхаясь от волнения, переспросила Анжелика.

Глаза ее сияли от возбуждения, и ей совсем нетрудно было представить, как Бенуа уверенно стоит на капитанском мостике, вокруг вздымаются волны, завывает ветер и трещат, сгибаясь, мачты, а он смело бросает вызов стихии, решительно командуя кораблем…

– Ну, так мне говорили, – сухо отозвалась Марта, пристально глядя на разрумянившееся лицо Анжелики. – Когда же мистер Фолкнер понял, что узнал или выучил все, что мог, по корабельной части, он ушел от мистера Крэбтри, приобрел себе отличное судно и начал свое собственное дело. Теперь у него три корабля, и в прошлом году мистер Крэбтри предложил ему стать партнером. Судя по тому, что я узнала, мистер Крэбтри до сих пор не нахвалится мистером Фолкнером – очень даже может быть, он сделает его своим наследником.

– Господи помилуй! – слабым голосом проговорила Анжелика.

За несколько мгновений Бенуа Фолкнер преобразился в ее глазах: из морского скитальца, мало чем отличавшегося от пирата, он превратился в достойного, состоятельного человека. Правда, Анжелика уже некоторое время назад сообразила, что его состояние едва ли нажито контрабандой, но каким же именно путем – ей все еще не было понятно. До разговора с Мартой она все больше склонялась к мысли о том, что он, должно быть, все-таки замешан в каких-то темных делишках – незаконных или сомнительных.

Возможно, Бенуа Фолкнер – приватир,[14] обладающий «каперским свидетельством», которое позволяет ему безнаказанно грабить встречные корабли противника. Девушке с трудом верилось, что Бенуа – почтенный судовладелец.

– Как же тебе удалось все это выяснить? – с интересом спросила она – все ее попытки узнать побольше о владельце дома не дали результатов.

– Слуги страсть как гордятся им, – приглушенным голосом ответила Марта, словно выдавая хозяйке какой-то секрет. – Заставить их похвастаться его подвигами – сущая безделица.

– А что же было прошлой ночью? – спросила Анжелика. – Об этом ты тоже сумела что-нибудь узнать?

– Нет. – Марта нахмурилась. – Стоит только заговорить о вчерашнем – и все молчат как рыбы, – раздраженно бросила она.

– Ну, неважно, – откликнулась Анжелика, и неожиданно на душе у нее стало совсем легко. – По крайней мере дела у нас идут не так уж и плохо.

– Не знаю, не знаю… – кисло протянула Марта. – Вы-то приехали сюда, надеясь, что мистер Фолкнер окажется контрабандистом – ведь только в таком случае можно было думать, что он спасет нашего Гарри. А мы с вами только что узнали, что последние пятнадцать лет он провел в море, почти не сходя на берег. С вашей-то точки зрения, это не самая приятная новость, так ведь?

– Полагаю, ты права… Хотя, с другой стороны… – Анжелика не договорила.

Она вспомнила, что, хотя Бенуа решительно отказывался объяснять, что именно происходило в доме прошлой ночью, он почти признался ей, что его таинственным гостем был один из тех мошенников, за которыми охотился сэр Уильям, и этот человек, по всей вероятности, хорошо знает Бенуа и доверяет ему. Может быть, Бенуа Фолкнер и не имеет больше никакого отношения к контрабанде, однако же ему должны быть известны люди, которые до сих пор ею занимаются.

– Спасибо, Марта, – сказала девушка. – Я знала, что могу на тебя положиться.

Анжелика вприпрыжку спустилась по лестнице и вбежала в библиотеку. Бенуа сидел за столом и что-то писал, однако при ее появлении поднял голову и улыбнулся.

– Сколько энергии, миледи, – поддразнил он ее. – А я-то думал, что после такой продолжительной прогулки вам придется несколько часов отдыхать в постели, прежде чем вы сможете встать к обеду.

– Ах! – Анжелика резко остановилась, только тут сообразив, что ей следует хотя бы притвориться уставшей.

Бенуа встал, прошел к двери и закрыл ее. Анжелика круто повернулась на месте, чтобы не терять его из виду. Каждый раз, когда он оказывался позади нее, ей почему-то становилось не по себе.

– Или, может, вы зашли подыскать подходящую книгу, читая которую могли бы задремать от скуки? – предположил он, и в глазах его появился уже знакомый ей полунасмешливый-полуснисходительный огонек.

Анжелика встретилась с ним глазами и почувствовала, как у нее подпрыгнуло сердце. Всего несколько минут назад она была твердо уверена в том, что он ей не пара, а теперь усиленно старалась подавить влечение, которое испытывала к нему. Бенуа, и это совершенно очевидно, – вполне достойный человек. Хотя вряд ли его можно считать подходящей партией для дочери благородного эрла, подумала девушка.

Анжелика пыталась убедить себя, что ей нет дела до того, кто он и чем занимается, – завтра она уедет и забудет о нем. Однако все было напрасно: она не могла перестать думать о Бенуа Фолкнере!

– Почему вы не сказали мне, что вы судовладелец? – строго спросила она.

– Судя по всему, ваша горничная куда лучше вас поняла, какой силой убеждения обладают ветер и солнце, – загадочно произнес Бенуа.

– О чем вы говорите? – воскликнула Анжелика с недоумением.

– Несмотря на свою неприступную внешность, ваша горничная при случае может оказаться весьма очаровательной и дружелюбной особой, – пояснил Бенуа. – Кажется, она произвела самое приятное впечатление на Томаса. Если не ошибаюсь, ей даже удалось упросить его продемонстрировать некоторые из фокусов, которым тот научил лошадей. Томас прямо-таки без ума от нее!

– Господи помилуй! – Перед глазами Анжелики тут же предстала совершенно невероятная картина: Марта, кокетливо флиртующая с конюхом.

– Увы, миледи, – рассмеялся Бенуа. – Если бы вы сами придерживались той же тактики, разговаривая со мной, подумайте, как много вам удалось бы узнать обо мне!

– Что? – Анжелика уставилась на него широко раскрытыми глазами, приоткрыв рот от изумления. Его карие глаза блеснули, и девушка, подняв руку к губам, поспешно отступила на шаг назад, к двери. – Нет! Нет! – прокричала она.

Бенуа усмехнулся.

– Вы разочаровываете меня, миледи, – мягко поддразнил он. – Ставка так высока – неужели вы не готовы принести небольшую жертву ради спасения вашего брата?

Анжелика с трудом сглотнула, чувствуя, сколь опасно смотреть ему в глаза. Его взгляд завораживал и возбуждал ее – она чувствовала легкое головокружение и едва соображала, что делает. Неужели и Марта могла испытывать то же самое?..

– Вы хотите сказать, если я… если я позволю вам… – Голос ее пресекся, и она попыталась снова: – Если я… тогда вы скажете мне, как вы собираетесь спасти Гарри?

Он улыбнулся, и ей показалось, что сердце у нее снова подпрыгнуло.

– Попробовать всегда можно, – тихо промолвил он.

– Да ведь это… это же шантаж! – с трудом выговорила Анжелика.

Улыбка Бенуа стала шире.

– По крайней мере, вы сможете утешаться тем, что сделали это ради спасения Гарри, – успокоил он ее, и в глазах его загорелся такой лукавый огонек, что устоять было просто невозможно.

– О Боже! – слабо простонала Анжелика, когда он заключил ее в объятия. – Может быть, будет лучше, если сначала вы все-таки расскажете мне о своих планах, сэр? – Девушка отчаянно старалась не терять самообладания. – А уж тогда я сама решу, стоит ли…

Бенуа тихо рассмеялся.

– Вы слишком поздно подумали об этом, миледи, – сокрушенно ответил он.

Возмущаться действительно было слишком поздно – возможно, Анжелике и не хотелось сопротивляться ему. Она сама подняла голову и инстинктивно закрыла глаза, как только его губы прикоснулись к ее губам. Ей казалось, что внутренне она уже приготовилась к переживанию этой минуты, однако почти тут же поняла, что порядком переоценила свою искушенность и опытность.

В прошлый раз, когда он целовал ее, они стояли на продуваемом всеми холодными ветрами морском берегу и на Анжелике была сшитая как раз для такой погоды амазонка из плотного сукна. Теперь же на ней было лишь легкое муслиновое платье, Анжелика чувствовала каждую пуговицу на сюртуке Бенуа, каждую складочку его одежды, ощущала упругость его мускулов – и эта неожиданная близость поразила ее.

Испуганная, ошеломленная, она безуспешно попыталась оттолкнуть Бенуа. Он слегка расслабил объятия, покрывая легкими, словно дуновение ветерка, поцелуями ее губы, щеки, даже ресницы и веки, пока напряжение не оставило девушку. Медленно, очень медленно она начинала осваиваться с новыми для себя ощущениями, пока ей не показалось, что ее окутывают теплые облака блаженства, подобные лучам золотистого летнего солнца.

Обвив руками шею Бенуа, Анжелика, сама не сознавая всю чувственную откровенность своего жеста, нерешительно провела пальцами по его жестковатым черным волосам. Губы его снова прижались к ее губам, искушая ее обещанием еще большего наслаждения в обмен на близость, о которой он молил. Девушка помедлила, лихорадочно соображая, что же будет, если она уступит ему, однако затем губы ее приоткрылись навстречу его губам, и она капитулировала перед сокрушительной силой его поцелуя.

В ту же секунду искра желания, тлевшая между ними, казалось, заполыхала во всю мощь, обжигая их обоих. Властное пламя страсти, бушевавшее в крепком и стройном теле Бенуа, ничуть не уступало по силе тому нетерпению, с которым Анжелика его ждала и контролировать которое была совершенно не в состоянии. Бенуа был околдован этой ее неистовостью.

Его руки скользнули вниз по спине Анжелики, воспламеняя ее своими прикосновениями. Не помня себя, она прильнула к нему. Ладонью Бенуа прошелся по соблазнительному изгибу ее талии и бедер, а потом крепче прижал девушку к себе.

Теперь они стояли, плотно соприкасаясь телами, и Анжелика чувствовала твердые мускулы на его груди, и нестерпимое, неукротимое желание, казалось, передавалось ей от него сквозь тонкую ткань платья. На мгновение у Анжелики мелькнула мысль о том, что она ведет чересчур опасную игру, однако сил сопротивляться у нее больше не было.

Этот человек ворвался в ее размеренную жизнь, в ее замкнутый мирок подобно урагану, и вот теперь, похоже, она сама пустилась в опасное путешествие в самый разгар бури, восхищаясь жизнеутверждающей страстью, что так неожиданно вспыхнула между ними.

Бенуа наклонил голову, целуя ее шею и щекоча нежную кожу на ней, – это еще больше возбудило Анжелику. Откинув голову назад, она чувствовала, как его руки надежно поддерживают ее, пока губы его, казалось, чертили огненные узоры на шелковистой глади ее шеи.

Дыхание ее стало неровным и учащенным, а стук сердца отдавался в ушах столь оглушительно, что она ничего не слышала, полностью поглощенная приливом нахлынувших чувств. Ноги у нее подгибались, радостная жажда чего-то неведомого наполняла тело головокружительной энергией. Анжелику вдруг охватила томительная, ленивая истома – и одновременно ей казалось, что вся она вот-вот вспыхнет от нетерпеливого ожидания.

– О мой Бог! – хрипло проговорил Бенуа; глаза его потемнели – видимо, от едва сдерживаемого желания. – Ma douce seductrice![15] Да вы чуть не заставили меня совсем потерять голову!

Анжелика, смутившись, широко раскрыла глаза. Она трепетала в ожидании следующего шага. Бенуа, увидев выражение ее лица, тут же поднял руку и успокаивающе провел по волосам девушки.

– Шшш… – Он прижал ее к груди, все еще прерывисто дыша. – Я обещал, что не обижу вас, и сдержу свое обещание. Просто я не предполагал, что у вас такой бурный темперамент, миледи.

– Ах! – Анжелика быстро отпрянула в сторону. Она не знала, как и что ему ответить. Губы ее припухли, а огненное желание до сих пор жгло девушку изнутри.

Она сделала несколько нерешительных шагов по комнате – ноги совсем не слушались ее. В широко открытых голубых глазах Анжелики отражалось болезненное смятение, царившее в ее душе.

Бенуа лукаво улыбнулся и протянул руку, чтобы погладить ее по щеке.

– Пожалуй, мы слишком долго играем в эту опасную игру, – произнес он при этом. – Завтра вы возвращаетесь в Лондон, миледи, и мне вовсе не хочется, чтобы вы вернулись к отцу обиженной или расстроенной тем, что случилось с вами в моем доме. Ведь это было бы жалкой уплатой того великого долга, который я обязан вернуть ему.

Анжелика уставилась на него, и во взгляде ее проступили тревога и растерянность.

– Не понимаю, о чем вы говорите, – прошептала она.

– В самом деле? – Он задумчиво взглянул на нее, и глаза его загадочно блеснули. – А почему вы не замужем? – вдруг спросил Бенуа.

– Что?

– Вам двадцать три года. Прекрасная, желанная, истинная леди от кончиков ваших чудесных золотистых локонов до крошечных ножек – да к тому же, как мне кажется, еще и наследница значительного состояния. И все же… Так почему же вы не замужем? Или хотя бы не помолвлены?

Анжелика прижала ладони к пылающим щекам. Сначала ей показалось, что Бенуа, как и прежде, насмехается над ней, но, видя, сколь пристально он смотрит на нее, она поняла, что он говорит вполне серьезно.

– Я… я нужна папе, – с трудом выговорила она.

– Вы нужны ему сейчас – однако два года тому назад все было иначе, – напомнил ей Бенуа. – Когда вы начали выезжать?

– В семнадцать лет, – сдавленным голосом ответила она.

– Неужели почти за пять лет никому так и не удалось зажечь в вас хоть искру любви?

Кажется, самообладание стало понемногу возвращаться к Анжелике.

– Полагаю, что это не ваше дело, – холодно произнесла она.

– Ну а я в этом не уверен, – медленно проговорил Бенуа и улыбнулся. – Ладно, миледи, что-то у вас не очень получается добывать необходимые сведения, не так ли? – поддразнил он. – Вам давно следовало бы потребовать вознаграждение за поцелуй!

Анжелика поморгала, на мгновение смутившись.

– А разве вы не обещали рассказать мне, как вы собираетесь спасать Гарри?

– Ничего подобного! – Он блеснул глазами. – Я только предложил вам попробовать, что выйдет, если вы позволите мне поцеловать вас. Но я не гарантировал, что расскажу вам что-нибудь о своем плане.

Анжелика поняла, что ее снова провели.

– Вы просто вероломный, непорядочный, неблагородный… – Она уставилась на него горящими от возмущения глазами, обида захлестнула ее до краев. Да как только он смеет так бессердечно поступать с нею?!

Слезы подступили к глазам, и она не успела остановить их – крупные капли уже повисли на ее стрельчатых ресницах. Девушка поспешно отвернулась, чувствуя себя вдвойне униженной оттого, что он видит, как она плачет.

Быстро сделав два широких шага, Бенуа оказался рядом с Анжеликой и, мягко повернув к себе, обнял ее.

– Не смейте! – Она попыталась оттолкнуть его.

– Шшш. – Он нежно погладил ее по голове. – Я ни за что не смог бы так подло обмануть вас, ma cherie.[16] Кроме того, миледи, если бы вы сами вспомнили о моем обещании, я не стал бы поддразнивать вас.

У Анжелики не нашлось сил оттолкнуть Бенуа. Его руки замечательным образом успокаивали ее, в его объятиях ей было на удивление уютно. На какое-то мгновение девушке подумалось, что вот так, наверное, и бывает, когда в жизни рядом с тобой всегда есть человек, к которому можно обратиться всякий раз, если тебе страшно или плохо. Уже давно ушло в прошлое то время, когда Анжелика могла искать утешения у отца.

– И все равно джентльмены так не поступают, – проговорила она наконец, и в глазах ее, когда она подняла голову, блеснул лукавый огонек.

– Но я-то не джентльмен, mignonne,[17] – мягко напомнил он ей. – Кажется, мы разобрались с этим в самом начале нашего знакомства. – Бенуа замолчал. Взгляд его был устремлен на Анжелику, но мыслями он был где-то далеко. – Мой дед был каменщиком, который отлично клал кирпичи, но не умел ни читать, ни писать, – отрывисто произнес он. – Однако старик твердо решил, что его сыновья должны добиться в жизни большего, чем он сам, и ради этого многим пожертвовал. – Бенуа отпустил Анжелику и, подойдя к глобусу, рассеянно покрутил его сильными загорелыми пальцами. – Мой дед никогда не отъезжал от своего дома дальше чем на десять миль, – сказал он, обернувшись через плечо. – Старик умер вскоре после того, как я ушел в море.

– Должно быть, он очень гордился вами, – нерешительно проговорила Анжелика.

– Он гордился моим отцом, – произнес Бенуа. – Ну, и мной тоже, – улыбнувшись, добавил он. – Но ему не нравилось, когда мы приезжали навестить его, и он так ни разу и не согласился приехать погостить у моих родителей в Арунделе, хотя ехать надо было не больше двадцати миль от его дома. Он, бывало, говаривал, что негоже будет напоминать пациентам моего отца, что их доктор всего-навсего сын каменщика.

Анжелика всю свою жизнь провела в замкнутом, далеком от настоящей жизни мирке, принимая как должное привилегии, которыми обладала с рождения. И вот сейчас ей довелось заглянуть в совсем иную жизнь, ощутить себя частью мира, о существовании которого до этой минуты ей было почти ничего не известно. Девушка понимала, что Бенуа, вероятно, очень нелегко говорить с ней так откровенно.

Он бросил на нее быстрый взгляд и добавил почти беззаботным тоном:

– Пожалуй, из всех членов моего семейства вас больше всего заинтересовал бы Тоби.

– Тоби? – Это имя показалось Анжелике знакомым, но она не могла припомнить, где именно слышала его.

– Старший брат моего отца, – объяснил Бенуа. – Если дедушка мечтал о том, чего могут достичь его сыновья и внуки, мечта эта стала явью именно благодаря Тоби. Мой дядя сам выучился читать и писать, а затем стал подмастерьем кузнеца в Чичестере. Тоби прекрасно понимал, что для осуществления заветной мечты старика в первую очередь необходимы деньги. И он принялся за работу. Именно Тоби оплатил учебу моего отца, он покупал ему книги и инструменты, а также первый приличный костюм, в котором отцу надлежало произвести благоприятное впечатление на своих будущих пациентов. Именно дядино наследство позволило мне приобрести мой первый корабль. Однако до самой своей смерти Тоби так и оставался простым кузнецом в Чичестере. А в свободное от работы время, скажем так, он занимался контрабандой чая. Чая и кое-чего еще… До тех пор пока не была снижена пошлина на ввоз чая, дело это было весьма и весьма прибыльным. В ту ночь, когда я познакомился с вашим отцом, мы разгрузили большую партию бренди. Так что вы были совершенно правы, миледи, – закончил он, вызывающе взглянув на нее, – этот дом действительно построен на доходы с контрабанды – вернее, свободной торговли, как предпочитал называть свое занятие Тоби.

Анжелика во все глаза уставилась на Бенуа. Он не стыдится своих родственников! Напротив, испытывает настоящую гордость, рассказывая ей о них, этих решительных и предприимчивых людях. И тем не менее ему, наверное, было очень нелегко поведать ей правду: он рисковал услышать от нее в ответ одни лишь насмешки. Девушку потрясли искренность и самообладание Бенуа, она была благодарна ему за то, что он поверил ей, – поверил в то, что она способна его понять.

– Почему вы рассказали мне обо всем этом? – тихо спросила она.

Он внимательно посмотрел на нее, и на долю секунды в глазах его появилось почти вопросительно-недоумевающее выражение, однако затем он лишь небрежно пожал плечами.

– Я не могу рассказать вам, как именно вывезу Гарри из Франции, а уж тем более – о том, как именно собираюсь освободить его из Битша, – ответил он. – Даже если бы я и знал, как это сделать, – а в данный момент я и понятия об этом не имею, – все равно говорить о моих планах сейчас едва ли было бы разумно. Однако мне не хочется, чтобы в ближайшие несколько недель вы не находили бы себе места, представляя меня в роли кого угодно – от французского шпиона до вымогателя, готового запросить непомерно большой выкуп. Можете считать все, что только что услышали от меня… – как это вы там выразились сегодня утром? – ах, да, залогом доброй воли с моей стороны.

– Что-то не припомню, чтобы я называла вас французским шпионом! – с возмущением воскликнула Анжелика.

– Если судить по тому, что сэр Уильям наговорил мне сегодня утром, и добавить к этому живость вашего воображения… Знаете, миледи, я был бы сильно удивлен, если бы узнал, что в мыслях вы еще не зачислили меня в изменники, – парировал он.

Ах так, он снова ее поддразнивает! Анжелике было нелегко разобраться в своих чувствах к Бенуа Фолкнеру, однако то, что он всегда говорил с ней с каким-то мягким лукавством, больше не раздражало ее. Видимо, такой уж у него характер!

– Если бы вы не вывели сэра Уильяма из себя, мне бы такое и в голову не пришло!

– Бедный сэр Уильям! – почти нежно сказал Бенуа. – Требуется совсем немного, чтобы привести его в ярость. Знаете, он ведь потратил больше двадцати лет, стараясь поймать Тоби, однако же никогда не позволял никакому другому кузнецу подковывать своих лошадей! Он очень сильно горевал, когда Тоби умер.

– Вы хотите сказать, сэр Уильям уважал Тоби? – недоуменно спросила Анжелика.

– Это может показаться довольно странным, однако на свой лад они были почти друзьями, – проговорил Бенуа. – Тоби был непростым человеком, да и характер у него был не сахар. Для всех, кто работал на него, он установил железную дисциплину. В течение двадцати пяти лет, или даже более того, пока он контролировал всю контрабандную торговлю на этой части побережья, здесь не было случая проявления зверства или жестокости вроде тех, что творились в других районах страны. Сейчас, когда Тоби умер, все сильно запуталось и стало намного более опасным. Теперь тут враждуют несколько банд… – Бенуа замолчал и пожал плечами. – Но все это вам неинтересно, – коротко закончил он.

– Кто знает… – задумчиво протянула Анжелика.

Бенуа в ответ улыбнулся.

– Нет, миледи, все это никак не может повлиять на спасение Гарри.

– Да, но если вы больше не… – начала было Анжелика.

Бенуа расхохотался.

– Миледи, пересечь Ла-Манш оказалось непосильной задачей для Гарри, но меня это меньше всего беспокоит. Мне сейчас куда важнее решить, каким образом я смогу связаться с ним, а уж потом можно будет задумываться над тем, как вызволить его из Битша.

– Один раз ему уже удалось оттуда выбраться, – напомнила она.

– Что означает лишь одно: сделать это во второй раз будет в тысячу раз сложнее, – резко сказал Бенуа. – Но не беспокойтесь, миледи, – мягко добавил он, заметив, как нахмурилась Анжелика, – мы что-нибудь придумаем.

Глава пятая

Пока Марта одевала Анжелику к ужину, девушка почти не разговаривала со своей горничной. С тех пор как она прибыла в усадьбу «Остролист», у нее почти не было времени как следует обо всем подумать – а за последние сутки столько всего произошло! Казалось, все вокруг изменилось – настолько разительны были перемены в устоявшихся взглядах Анжелики. Даже Марта, которую она, похоже, знала насквозь, предстала перед ней в новом свете. Анжелика начала впервые о многом задумываться, и все благодаря Бенуа.

На мгновение она поднесла руку к губам, вспоминая, как он целовал ее. При мысли о том, как он обнимал ее, что-то дрогнуло, словно проснулось, в самой глубине ее существа, и ей вспомнилось охватившее ее в тот миг возбуждение. Тогда Бенуа спросил ее, неужели никто из мужчин не сумел зажечь в ней хоть искру любви, и она отказалась отвечать ему – но теперь Анжелика поняла, что до сегодняшнего дня это не удавалось никому.

Пять лет назад, когда она впервые была представлена свету и начала выезжать, она искренне надеялась, что рано или поздно встретит избранника своего сердца, однако мужчины, которые знакомились с ней, казались ей лишь бледной тенью того человека, что виделся ей в мечтах. Сначала Анжелика была разочарована, но потом смирилась – а позже, когда с эрлом случилось несчастье, собственное положение перестало волновать и беспокоить ее. Отец нуждался в ней, зависел от нее, и она была готова сделать все на свете, лишь бы только помочь ему, – но хотелось бы ей знать, что именно вырвет отца из круга отчаяния…

Теперь в ее жизни появился Бенуа, и все переменилось. Анжелика начала задумываться, сможет ли она вернуться домой и по-прежнему читать отцу старые, пахнущие пылью книги, делить с ним скуку замкнутого мирка, зная о том, что за стенами дома течет другая, такая интересная, яркая жизнь. Пройдет ночь, и она, наверное, уже никогда больше не увидит Бенуа!

Сегодня вечером она поужинает в его компании, а завтра утром вежливо попрощается с ним – и наступит конец этого мимолетного приключения!

Девушка уставилась на свое отражение в зеркале, чувствуя досаду и непонятное раздражение от пустоты, внезапно захватившей ее душу. Казалось, она не замечала, что из зеркала с бледного, встревоженного лица на нее смотрят большие печальные голубые глаза. Сейчас ей виделись глаза Бенуа, слышался его голос – вот он поддразнивает, упрекает, успокаивает ее, говорит с ней о вещах, которые так много значат в его жизни, уверенный в том, что она сможет понять и разделить его мысли.

Интересно, а ему так же, как и ей, жаль, что это краткое знакомство почти окончено? Вряд ли. Бенуа успел повидать почти весь мир – должно быть, ему встречалось немало женщин, способных заинтересовать его и возбудить желание. Неожиданно Анжелика испытала резкую боль, словно кто-то с размаху ударил ее ножом в самое сердце. Что это, если не ревность? Девушка изо всей силы сжала руки на коленях.

– Встаньте, миледи, я застегну вам платье, – прервала Марта ее размышления.

Анжелика автоматически поднялась, позволяя Марте застегнуть на ней платье из атласа цвета слоновой кости.

Длинная, мягко поблескивающая юбка спадала от завышенной линии талии едва заметными складками, подчеркивая соблазнительные изгибы бедер. У платья был глубокий квадратный вырез, открывавший гладкую, цвета сливок, кожу шеи и плеч, а сзади за ним тянулся длинный шлейф.

Горничная тщательно уложила локоны девушки, закрепив прическу роскошным гребнем, на котором переливались сапфиры и бриллианты. В ушах Анжелики подрагивали столь же дорогие серьги.

– Нет! – громко возразила она, поднимая руку и отступая назад, когда увидела колье, которое протягивала ей Марта. – Я не могу идти вниз в таком виде! Ведь это всего лишь тихий ужин в загородном доме, а не бал в «Карлтоне»!

– Может быть, и так, – спокойно ответила Марта, – только мне кажется, пришло время показать ему, с кем он имеет дело. Думаю, и вам неплохо бы об этом вспомнить, миледи!

Горничная несколько секунд молча смотрела на свою хозяйку. Глядя на Анжелику, сейчас любой почувствовал бы в ней кипение тщательно скрываемой энергии и жажду жизни. От блестевших золотом локонов, казалось, исходило сияние, щеки девушки раскраснелись, губы порозовели, а широко раскрытые глаза сияли так, что сапфиры на гребне и серьгах лишь усиливали, но не могли превзойти их ослепительный блеск.

– Это все, что ты хотела сказать? – сухо поинтересовалась Анжелика, она не стала уточнять у Марты, кто такой этот «он».

– Да, миледи.

– Понятно…

Вспомнив, что она только что размышляла о Бенуа, Анжелика снова почувствовала укол ревности, едва лишь мысли ее вернулись к другим женщинам, с которыми он мог быть знаком, и она внимательно посмотрела на колье с сапфирами в руках горничной.

Возможно, Марта все-таки права. Наверное, действительно пришло время напомнить Бенуа, что он имеет дело не с наивной деревенской простушкой, а с дочерью благородного и родовитого аристократа. И Анжелика позволила Марте застегнуть у нее на шее дорогое колье.

– Почему ты привезла мои драгоценности? – удивилась девушка. – Я ведь не просила тебя об этом. И потом, это платье…

– Кто знает, когда понадобится показаться в полном блеске! – философски заметила Марта, делая шаг назад, чтобы окинуть взглядом туалет хозяйки. – Красивое платье, как ничто другое, говорит о высоком положении. А что до драгоценностей – можете не беспокоиться, миледи, я надежно припрячу их от всех любопытных глаз.

– Ну, тогда можно не бояться, что в этом доме мне грозит опасность быть ограбленной! – На губах Анжелики появилась улыбка.

Приближаясь к двери столовой, Анжелика заколебалась. Несмотря на всю свою решительность, она чувствовала себя слишком разодетой и от этого нервничала. Ей казалось, она совершает грубую и непростительную ошибку. В поведении семейства Фолкнер не было и намека на претенциозность. Так, в знак уважения к своей гостье миссис Фолкнер распорядилась затопить камин не только в гостиной, где Анжелика застала ее накануне вечером, но и в соседней, более просторной комнате.

Анжелика вдруг испугалась, что миссис Фолкнер может подумать, будто девушка хочет похвастать перед ними своим богатством и положением, а Бенуа решит, что она намеренно напоминает ему о своем происхождении в ответ на его искренний рассказ о незнатных родственниках, хотя на самом деле этого у нее и в мыслях не было. Однако будь что будет – поворачивать назад, в свою комнату, Анжелика не хотела. Она взялась за ручку двери и вошла в столовую, стараясь держаться как можно более спокойно и непринужденно.

Миссис Фолкнер еще не пришла, в столовой находился лишь Бенуа. Он вежливо поднялся, как только Анжелика появилась на пороге, и она увидела, что его глаза радостно блеснули. Бенуа задержал на мгновение взгляд на ее лице. Сердце девушки подпрыгнуло, едва она сообразила, что эта радость, на долю секунды промелькнувшая в его взгляде, несомненно, говорит об очень многом.

Однако Бенуа тут же обрел привычное самообладание и слегка насмешливо смерил ее взглядом с головы до ног.

– Сегодня вечером вы просто великолепны, миледи! – любезно произнес он.

– Это все Марта! – смущенно ответила Анжелика и инстинктивно подняла руку, дотрагиваясь до колье, словно желая спрятать его. – Она настояла… – Девушка замолчала, сообразив, как непросто будет объяснить ему все, что говорила ей Марта. Анжелика уставилась на Бенуа, и в ее больших голубых глазах появилась мольба о помощи.

– Ваша Марта – весьма опасный противник, – сухо произнес Бенуа. – Надо будет не забыть поближе познакомиться с ней перед тем, как вы покинете нас, миледи. А пока что можете передать ей: я отлично понял все, что она хотела мне сказать.

– Я вас не понимаю, – смущенно ответила Анжелика, хотя моментально сообразила, что он имеет в виду.

И как только она могла предположить, что Бенуа не поймет всю значимость ее блистательного наряда?! На какое-то мгновение Анжелика задумалась о том, что сама, вероятно, не вполне ясно понимает, что делает. Она что, пытается обескуражить его своим положением и богатством – или, наоборот, старается пленить его, показываясь во всем блеске?

Как бы там ни было, но и перед ней сейчас стоял человек, одетый с не меньшим изяществом.

Впервые с тех пор, как она познакомилась с Бенуа, на нем был костюм не черного цвета. Он надел темно-синий двубортный фрак, выгодно подчеркивавший ровную линию его широких плеч. Белоснежный шейный платок мягкими складками спадал из-под воротника, прекрасно оттеняя темный загар. На ногах у него были застегнутые чуть ниже колен панталоны и белые чулки, плотно облегавшие великолепно очерченные лодыжки.

Теперь настала очередь Анжелики удивляться. Совсем недавно она возражала Марте, говоря, что в этом нарядном платье и сверкающих драгоценностях можно идти лишь на бал, но и Бенуа в своем безупречном наряде, несомненно, отлично вписался бы в светскую толпу. С уверенным изяществом он низко склонился, целуя ее руку, и даже через плотную ткань длинных перчаток Анжелика ощутила тепло его пальцев. Опустив взгляд, она посмотрела на его голову, на жестковатые черные волосы, чувствуя необычайное волнение и одновременно смущаясь еще больше.

– Прошу вас, проходите и присаживайтесь, – сказал Бенуа. – Матушка скоро присоединится к нам – ей пришлось немного задержаться из-за возникшего вдруг недоразумения. Покойный брат нашей кухарки – в прошлом году его убили в Португалии – похоже, оказался двоеженцем.

– Что? – не сразу поняла Анжелика.

– Ну да, так оно и есть, – ухмыляясь, продолжил Бенуа. Взяв стул, он уселся напротив нее. – Матушка говорит, что первая заплаканная вдова появилась на пороге нашего дома пару месяцев назад, а вторая – сегодня утром. Судя по всему, она устроила настоящее представление в духе древних трагедий – так что мне почти жаль, что я пропустил такое событие.

– Не может быть… – протянула Анжелика, не зная, следует ей возмутиться или же весело рассмеяться в ответ на его сообщение.

– Это вы о чем: о том, что она пришла, или же о том, что мне жаль, что я пропустил спектакль? – быстро поинтересовался Бенуа, и карие глаза его лукаво блеснули. – Да, пожалуй, вы правы: едва ли это зрелище понравилось бы мне так, как день, проведенный в вашем обществе, тем более если припомнить все, что сегодня было…

Анжелика залилась краской и поспешила резко отвернуться, не в силах собраться с мыслями и ответить ему. Его откровенность ставила ее в тупик, почти пугала, и, когда миссис Фолкнер тихо вошла в комнату, девушка испытала настоящее облегчение.

Ужин показался Анжелике утонченной пыткой. Ей впервые приходилось разговаривать с Бенуа в присутствии кого-то еще, и, пытаясь поддерживать беззаботный разговор, девушка непрестанно чувствовала на себе пристальный взгляд внимательных глаз миссис Фолкнер.

И все же дело обстояло не так уж плохо. Фолкнеры оказались приятными и остроумными собеседниками. У матери и у сына было прекрасное чувство юмора, и Анжелику порядком удивило то уважение, с которым они относились друг к другу. Ей даже стало интересно, будет ли Бенуа столь же почтителен со своей женой? Подумав об этом, Анжелика виновато покраснела и постаралась побыстрее отделаться от этой мысли, словно Бенуа мог узнать, о чем она думает. На самом деле ей нет и не должно быть никакого дела, как он будет обращаться со своей будущей женой…

Наконец обе женщины оставили Бенуа в столовой в одиночестве наслаждаться бокалом портвейна и перешли в гостиную.

– Вы были так добры ко мне, – с улыбкой сказала Анжелика миссис Фолкнер. – Вы и представить себе не можете, как я благодарна вам за радушное гостеприимство. Знаете, я испытываю вину за то, что напросилась к вам на вторую ночь.

Миссис Фолкнер, усаживаясь напротив Анжелики, улыбнулась в ответ.

– Ну, что вы, – сердечно ответила она, – это я должна благодарить вас, миледи. К нам не часто приезжают гости, и мне остается только жалеть, что вы так скоро покидаете нас.

– Благодарю вас, – сказала Анжелика, еще больше смущаясь.

Неудивительно, что миссис Фолкнер угнетает одиночество, подумала девушка, ведь они живут столь уединенно, к тому же Бенуа почти не бывает дома. Анжелика твердо решила, что то время, которое ей осталось провести здесь, она постарается быть полюбезнее с миссис Фолкнер. В глубине души девушка смутно чувствовала, что для нее очень важно произвести хорошее впечатление на мать Бенуа, хотя и не задумывалась почему.

– Возможно, летом вы могли бы убедить вашего отца навестить сэра Уильяма, – предположила миссис Фолкнер. – Эрл давненько не наведывался к нам в Суссекс, и я уверена, что сэр Уильям будет очень рад повидать друга.

– Разумеется, я постараюсь, – согласилась Анжелика, с радостью подхватывая такую идею. – Это было бы просто замечательно! Он уже столько месяцев не выходит из дома… – Девушка замолчала, внезапно поняв, что готова в открытую не только обсуждать, но и порицать поведение отца.

– Верно, ему тяжело смириться с потерей зрения, – спокойно ответила ей миссис Фолкнер. – Да и для вас это нелегко. Жить в тени чьего-то несчастья невыразимо трудно, миледи, особенно если несчастен человек, которого мы горячо любим.

Анжелика опустила голову, уставившись на судорожно сжатые на коленях руки, и слезы неожиданно затуманили ей глаза. Девушка не решалась заговорить, опасаясь, что голос задрожит и выдаст, что она готова вот-вот расплакаться; после паузы миссис Фолкнер принялась рассказывать ей историю брата кухарки, оказавшегося двоеженцем.

Несколько минут спустя к ним присоединился Бенуа, и при его появлении Анжелика почувствовала, как сердце, снова подпрыгнуло у нее в груди, а язык, казалось, онемел. Ей просто не верилось, что она может вести себя настолько глупо – будто школьница, робеющая в классе! Между тем она уже несколько лет одна управляет поместьями отца, полностью заменив его…

Ее размышления были прерваны появлением служанки, которая вбежала в гостиную, слегка запыхавшись, и подала Бенуа письмо.

– Спасибо, Тилли. – Он взял конверт, взломал печать и быстро пробежал листок глазами. Затем, слегка нахмурившись, кивком головы отпустил служанку. – Ответа не будет, – отрывисто произнес он, вставая.

– Что-нибудь серьезное, Бенуа? – тихо спросила миссис Фолкнер.

Сын посмотрел на мать и улыбнулся. Лицо его прояснилось.

– Нет, ничего, – беззаботно ответил он. – Это от сэра Уильяма. Ему кажется, он поймал контрабандиста, однако парень утверждает, что невиновен, и говорит, что я могу подтвердить его алиби; конечно, все это вполне может подождать до утра, но ты же знаешь, как легко заводится сэр Уильям. Пожалуй, лучше будет, если я не заставлю его ждать.

Миссис Фолкнер кивнула, и Анжелике показалось, что в глазах ее на мгновение мелькнуло тревожное выражение.

– Сэр Уильям славный человек, – сдержанно сказала миссис Фолкнер, – однако иногда мне хочется, чтобы он, ревностно доискиваясь правды, с несколько большим уважением относился к жизни окружающих его людей!

Бенуа рассмеялся и повернулся к Анжелике.

– Прошу у вас прощения, миледи, – искренне обратился он к ней. – Мне очень не хочется расставаться с вами подобным образом, но я еще успею увидеться с вами утром, перед тем как вы уедете, – и, разумеется, я исполню обещание, данное эрлу.

Анжелика непроизвольно встала, нервно стискивая руки.

– А вы правда знаете этого человека? И сможете подтвердить его алиби? – спросила она, хотя вовсе не собиралась допрашивать его столь настойчиво.

Девушке припомнилось отсутствие Бенуа прошлой ночью, и она подумала, что, возможно, в письме сэра Уильяма содержатся более грозные обвинения, о которых Бенуа не решается заговорить. Внезапно Анжелику охватил страх за него, хотя она понимала, что это просто нелепо: не может быть, чтобы Бенуа оказался не в силах справиться с любой опасностью, а уж тем более исходящей от сэра Уильяма.

Он улыбнулся, взял руку Анжелики и склонился над ней с привычным изяществом, едва заметно сжимая ее, словно желал успокоить девушку.

– Разумеется, я знаком с этим парнем, – проговорил он. – Кроме того, судя по письму, улик у сэра Уильяма почти нет. Мне кажется, он просто-напросто пытается запугать беднягу, а посему освободить его будет легко. Желаю вам доброй ночи, миледи.

Анжелика, нахмурившись, проводила его глазами. На несколько секунд, после того как Бенуа вышел из комнаты, девушка совершенно забыла о миссис Фолкнер.

– Не волнуйтесь, миледи, – бодро проговорила француженка. – Что бы ни случилось, сэр Уильям не соперник моему сыну. Я уверена, все будет хорошо, – но мне жаль, что Бенуа пришлось так внезапно оставить нас!

– Верно, мне тоже жаль.

Теперь, когда Бенуа не было в комнате, девушка почувствовала себя одновременно усталой и растерянной. Вечер, обещавший так много радости, показался ей утомительным. Время тянулось бесконечно, и Анжеликой постепенно овладевала смертельная усталость.

Последний раз она каталась верхом полтора года назад, и сейчас все тело ее ныло с непривычки. Девушке хотелось побыстрее лечь в постель и уснуть.

– Миледи?.. – миссис Фолкнер вопросительно посмотрела на нее.

– Прошу прощения. – Анжелика заставила себя приветливо улыбнуться хозяйке дома. – Я уже так давно не ездила верхом, что сейчас неожиданно почувствовала страшную усталость. Может быть, мне стоит выпить еще одну чашечку чая?..

– Может быть, вам стоит пойти к себе и лечь? – ласково предложила миссис Фолкнер. – Мне неприятно напоминать вам о том, что завтра вам предстоит провести несколько часов в карете, и неплохо было бы отдохнуть перед путешествием. – (На лице Анжелики промелькнуло недовольное выражение – ей не хотелось думать о возвращении домой.) – Когда вернется Бенуа, я попрошу его, чтобы он проводил вас до Лондона, – неожиданно закончила миссис Фолкнер.

– Что? – Анжелика удивленно подняла голову.

– Ведь тогда он сумеет сам переговорить с эрлом, и можете быть уверены: до тех пор пока Бенуа будет рядом с вами, никакое дорожное происшествие вам не грозит, – продолжила миссис Фолкнер, воодушевляясь своей идеей.

– Да, но… – начала было Анжелика и остановилась.

Действительно, а почему бы Бенуа не съездить в Лондон и не переговорить с ее отцом? Девушка не могла понять, как это подобная мысль не пришла ей в голову самой – и, кстати, Бенуа тоже? Совершенно естественно было бы, если бы он захотел сам обсудить с эрлом подробный план спасения Гарри.

– Отлично! – весело сказала миссис Фолкнер, приняв молчание Анжелики за согласие. – Не сомневаюсь, миледи, что теперь, когда мы обо всем договорились, вы уснете со спокойной душой – как, впрочем, и я. Честно говоря, мне было тревожно, когда я думала, что вам придется ехать в такую даль совсем одной – хотя, правда, у вас есть горничная и кучер; но уж Бенуа сумеет, как никто другой, позаботиться о вас. – Она встала, и Анжелика поднялась следом за ней. – Спокойной ночи, миледи! Я вас покидаю, так как должна еще переговорить с кухаркой.

Анжелика медленно поднималась по лестнице. Казалось, она больше не испытывала усталости. Девушка чувствовала, боясь признаться себе в этом, что ее настроение значительно улучшилось после того, как миссис Фолкнер поделилась с ней своей идеей. Если Бенуа действительно поедет с ней в Лондон…

В эту секунду наверху послышались быстрые, легкие шаги. Анжелика подняла голову и увидела, как Бенуа спускается вниз, перескакивая через две ступеньки сразу. Сердце Анжелики бешено забилось, и внезапно ей стало нечем дышать.

– Я думала, вы уже уехали, – растерянно проговорила она, надеясь, что он не догадается, как взволновало ее его неожиданное появление.

– Уезжаю, – улыбнувшись, сказал Бенуа. – Просто я уверен, что даже сэр Уильям, хотя и сгорает от нетерпения, поймет, что мне не очень хочется ехать по грязи в вечернем туалете.

– Да-да, конечно! – воскликнула Анжелика, недоумевая, почему сама не могла догадаться об этом.

На Бенуа снова был уже знакомый ей черный костюм для верховой езды – таким он предстал перед ней во время их первой встречи.

Анжелика смотрела на него и не знала, стоит ли ей сказать ему о предложении миссис Фолкнер.

– Что такое, миледи? – вежливо спросил он.

– Нет, ничего. – (Пожалуй, будет лучше, если миссис Фолкнер сама ему обо всем расскажет.) – Надеюсь, вам удастся умилостивить сэра Уильяма!

– Можете в том не сомневаться. – Бенуа легко прикоснулся рукой к ее щеке, а затем наклонил голову и быстро поцеловал в губы. Анжелика нерешительно подняла руку, но Бенуа уже успел отступить назад. – Спокойной ночи, Анжелика, – мягко проговорил он. – Приятных сновидений.

Она повернулась, глядя, как Бенуа быстро спускается по ступенькам. Пальцы девушки были прижаты к губам, словно ей хотелось сохранить на них его поцелуй.

Затем неожиданно на лице Анжелики появилось недоуменное выражение. Что-то в наружности Бенуа удивило ее. Это верно: он переоделся в черный костюм, в котором она уже видела его, и все же что-то… ах, если бы только она могла сообразить, в чем тут дело! Ведь, несомненно, это помогло бы ей…

Да ведь он повязал на шею черный платок!!!

Анжелика тут же вспомнила, что сейчас Бенуа был одет во все черное, даже безупречно белые манжеты сорочки, обычно оживлявшие его мрачноватый наряд, не были выпущены из-под обшлагов.

Но разве для визита к сэру Уильяму Бенуа стал бы одеваться как на похороны? – задалась вопросом Анжелика. Ясное дело, нет. Пару секунд она стояла неподвижно, потрясенная своей догадкой, а затем, подхватив юбку, бегом бросилась наверх, ворвалась к себе в комнату и несколько раз лихорадочно подергала сонетку. Марта не появлялась, и девушка попыталась сама снять с себя нарядное атласное платье. Крохотные пуговки никак не желали быстро расстегиваться, и Анжелика нетерпеливо дергала застежки, слыша, как тонкая ткань рвется под ее пальцами.

– Миледи, что случилось? – Марта появилась в дверях.

– Сними с меня это платье, – торопливо проговорила Анжелика. – Скорей!

– Но почему?

– Не рассуждай! Делай, что тебе велят!

Марта повиновалась, недовольно сжав тонкие губы.

– Где амазонка? – Анжелика круто повернулась. – Отлично.

Она почти выхватила амазонку миссис Фолкнер из рук горничной.

– Куда вы едете? – испуганно спросила Марта.

– Не знаю, – отрывисто ответила ей Анжелика.

Схватив темную шаль, она накинула ее на голову, пряча под нею свои золотистые локоны.

– Пойдем со мной! – приказала она Марте. – Ты понадобишься мне, чтобы отвлечь конюха. – На мгновение на губах Анжелики появилась лукавая улыбка. – Насколько мне известно, у тебя это неплохо получается, – добавила она.

Они бегом спустились по лестнице. Анжелика пошла вперед, осторожно поглядывая по сторонам, однако никого не было видно. Очевидно, миссис Фолкнер все еще находилась на кухне, а Бенуа уже уехал. Две женщины на цыпочках вышли через парадную дверь и поспешили к конюшням, стараясь держаться в тени.

– Да что же все-таки?.. – начала было Марта.

– Шшш! – прервала ее Анжелика.

Прижавшись к стене дома, они затаились, услышав стук копыт по булыжникам, которыми был вымощен двор. Бенуа обменялся с конюхом парой слов и через несколько секунд проехал мимо них. Его черный силуэт четко вырисовывался на фоне ночного неба. Бенуа сидел верхом, а в поводу вел еще одну лошадь, и Анжелика поняла, что ее инстинктивные подозрения подтверждаются. Возможно, существует вполне невинное объяснение тому, зачем ему понадобилось брать с собой запасную лошадь, отправляясь навестить сэра Уильяма, но Анжелика думала сейчас о другом.

– Пошли! – прошептала она, обращаясь к Марте.

– Да что же все-таки происходит? – шепотом поинтересовалась горничная.

– Не знаю, но хочу разобраться! – вполголоса заявила Анжелика. – Займи конюха разговором, пока я буду седлать кобылу!

– Но, миледи! – Возмущение Марты было очевидным, несмотря на то, что говорила она едва слышным шепотом.

– Уж не хочешь ли ты сказать, что не знаешь, как это делается? – с вызовом спросила Анжелика.

– Знать-то я знаю, да вот… – Тут Марта сообразила, что обращается в пустоту, и прекратила попытки разубедить Анжелику, поняв, что уговаривать ее бесполезно. – Подождите меня здесь! – сказала она, нагнав хозяйку.

Анжелика спряталась в тени, наблюдая, как ее горничная томной походкой проплыла по двору ко входу в конюшню. Казалось, Марта совершенно преобразилась – даже двигалась она иначе, чем та обычно мрачная, с недовольным выражением лица женщина, которую Анжелика до сих пор знала. Как же стремительно меняется окружающий ее мир!

– Добрый вечер, Томас, – проворковала Марта.

– Мисс Фэрли! – Конюх повернул голову, когда она окликнула его, и в голосе его прозвучало явное удовольствие. – Я думал, вы сейчас наверху, с ее милостью…

– Она спит себе в кроватке, – ответила Марта с тихим смехом. – Бедняжка уже почти год как не ездила верхом, так что от усталости сразу уснула.

– А я и не заметил – в седле-то она держится превосходно, – с одобрением отозвался Томас.

– И неудивительно – эрл-то сколько часов ее муштровал, – снисходительно объяснила Марта.

Она стояла совсем рядом с Томасом, и Анжелике показалось, что она услышала, как тяжело вздохнул конюх, глядя на горничную сверху вниз.

– Хотелось бы мне увидеть в седле вас… – хрипло произнес Томас. – Вы действительно завтра уезжаете?

– Похоже на то, – с сожалением подтвердила Марта. – Уезжаем, если только я не придумаю, как убедить ее милость задержаться еще немного. Может быть, у вас есть предложения на этот счет? – Она улыбнулась Томасу, подняв голову и в упор глядя на него, одновременно переступив так, чтобы парень, повернувшись вслед за ней, оказался к Анжелике спиной.

Та в это время бесшумно проскользнула в каретный сарай. К счастью, там горел оставленный Томасом фонарь, и Анжелика сразу же увидела седло и отыскала уздечку, а затем, стараясь не звякнуть упряжью, вышла из сарая наружу. Теперь ей надо было пробраться в конюшню.

К тому времени, когда она в полумраке отыскала кобылу, руки девушки совершенно занемели от непривычной тяжести седла, но выбора у нее не оставалось, приходилось поторапливаться.

Во дворе послышались и тут же смолкли голоса, и девушка поняла, что Марта увела поклонника в каретный сарай. Оставалось надеяться, что он не заметит пропажу седла, но Анжелика решила, что конюх слишком очарован Мартой, чтобы обращать внимание на такие мелочи.

Девушка ласково заговорила с Доркас и ловко набросила на нее седло. Неожиданно в голове у нее промелькнула забавная мысль: «одевать» кобылу, оказывается, куда проще, чем пытаться одеться самой!

В детстве Анжелика проводила в конюшнях намного больше времени, чем разрешала ей мать, и ее всегда интересовало все, что было связано с лошадьми. Теперь девушке как нельзя кстати пригодились ее навыки. Быстренько оседлав кобылу, она повела ее наружу. В полной тишине едва слышное цоканье копыт Доркас по булыжникам раздавалось в ушах Анжелики подобно раскатам грома, и в горле у нее пересохло при мысли о том, что кто-то может выйти во двор и застать ее врасплох, однако дверь каретного сарая была предусмотрительно плотно прикрыта.

У тумбы, на которую обыкновенно забирались, чтобы пересесть в седло, Анжелика помедлила и после нескольких неудачных попыток неуклюже уселась на Доркас, надеясь при этом, что достаточно крепко затянула подпругу и седло не соскользнет в сторону. Кобыла недовольно тряхнула головой, однако не стала особенно возмущаться столь эксцентричным поведением всадницы, и уже через пару секунд Анжелика выехала со двора в том направлении, в котором удалился Бенуа.

Он опередил ее на несколько томительно долгих минут, но ведь он ехал не спеша, Анжелика была почти уверена, что он направляется на берег моря. А куда же еще мог ехать Бенуа Фолкнер? Однако она опасалась, что разминется с ним – или, напротив, неожиданно столкнется нос к носу.

Анжелика покрепче стянула узлом шаль и осмотрелась по сторонам, пытаясь хоть как-то сориентироваться. Кругом одни равнины – наверняка она сумеет разыскать Бенуа, даже, наверное, увидеть его в темноте. Однако сейчас девушке показалось, что она одна на целом свете. Бескрайний простор далекого неба, усеянного тусклыми звездами, пугал Анжелику.

Резко холодало. Ветер, от которого утром лишь ярче разгорались румянцем щеки, сейчас переменился, стал пронзительно-ледяным, он так и норовил забраться под амазонку. От его резких порывов Анжелика несколько раз едва не задохнулась. Под копытами кобылы с жестким шелестом перешептывались высохшие стебли прошлогодней травы.

Правильно ли она поступает? – спрашивала себя Анжелика. Разве можно надеяться разыскать Бенуа в незнакомой, пустынной местности, посреди ночи, когда, честно говоря, у нее нет ни малейшего представления о том, куда он мог подеваться. Ведь это только ее предположение, что он поехал к морю. К тому же, если она наконец отыщет его, что ей следует делать дальше? Шпионить за ним? Но зачем?

До сих пор Анжелика действовала, практически не думая: она была слишком взвинченна, чтобы спокойно обдумать ситуацию. Но сейчас, когда волнение ее понемногу улеглось, она начала соображать яснее. В лучшем случае она выставит себя на посмешище, в худшем – осложнит отношения с Бенуа.

Неужели он действительно занимается контрабандой? А может, замешан в каких-то иных темных делишках? Анжелика осмотрелась по сторонам. Неожиданно ей стало очень страшно. Она вспомнила разговор с Бенуа о возможности вторжения французов, и тут же ей пришли на ум все рассказы сэра Уильяма о контрабандистах, которые наводят ужас на все побережье, безжалостно убивая каждого, кто случайно застает их за незаконным промыслом. Сердце девушки учащенно забилось – ведь она подвергает свою жизнь страшной опасности!..

Анжелика готова была, подхлестнув кобылу, направить ее обратно, однако какое-то необъяснимое упрямство заставляло ее двигаться вперед. То и дело вздрагивая от малейшего шороха, девушка поминутно оглядывалась.

Да она просто идиотка! Давно уже пора возвращаться, нечего и надеяться, что в такой темноте…

Неожиданно из густых кустов, что росли вдоль узкой дороги, поднялась черная тень, и какой-то человек метнулся к ней.

Дикий страх обуял девушку, перед глазами ее закружились образы неведомых контрабандистов и полчища кровожадных французов. Она судорожно натянула поводья и одновременно ударила Доркас в бок, намереваясь развернуться и ускользнуть от нападавшего, однако мужчина уже успел схватить уздечку, а Доркас немедленно подчинилась команде, отданной едва слышным голосом.

Анжелика в панике попыталась удержаться в седле, обезумев от ужаса. Ей припомнились все слышанные когда-либо рассказы об изнасилованиях и убийствах, и она твердо решила, что не даст стащить себя с седла. До тех пор пока она сумеет удержаться на спине Доркас, возможно, ей еще удастся спастись – если бы только этот негодяй хоть на мгновение отпустил уздечку!

Подняв кнут, она хлестнула нападавшего с удвоенной от отчаяния силой. Кобыла захрапела и внезапно шарахнулась в сторону, при этом Анжелика больно ударилась о луку седла, лишь чудом не упав на землю. Мужчина быстро отступил в сторону. В темноте Анжелика не могла рассмотреть, что он хочет делать, а потому, когда он резко схватил кнут и с силой дернул его к себе, от неожиданности девушка выпустила свое единственное оружие. Боль пронзила ей руку, и с губ сорвался болезненный крик. Паника нахлынула на нее, когда она сообразила, что осталась совершенно безоружной.

– Анжелика! Немедленно слезайте! – услышала она знакомый голос Бенуа.

Обрадовавшись, Анжелика всхлипнула и соскользнула с седла прямо к нему в руки. Ноги отказывались служить ей после пережитого потрясения, и Бенуа наполовину понес, наполовину потащил ее к зарослям густого колючего кустарника, ведя в поводу Доркас. Две другие лошади были уже там. Они неподвижно, подобно изваяниям, застыли в темноте, так что Анжелика даже не сразу заметила их.

– Пожалуйста, тише! – прошептал ей на ухо Бенуа.

Он крепко держал ее за талию, обхватив одной рукой. Анжелика набрала было воздуха, чтобы заговорить, однако он тут же зажал ей рот свободной рукой. Девушка была так взволнована всеми событиями этой ночи, что теперь с перепугу решила, что он собирается задушить ее. Сердце затрепетало в ее груди, Анжелика испытала настоящий ужас. Она отчаянно забилась в руках Бенуа, пытаясь побольнее лягнуть его, однако длинная юбка амазонки мешала ей.

– Тиш-ше! – снова приказал он, все так же обращаясь к ней приглушенным шепотом, однако слегка ослабил хватку, и паника понемногу оставила Анжелику.

Девушка постепенно пришла в себя и только тут заметила, как смирно, почти не дыша, стоят лошади, и одновременно почувствовала, как напрягся Бенуа. Через несколько секунд послышался тихий стук копыт, и Анжелика сообразила, что звук доносится с другой стороны зарослей густого кустарника – очевидно, там проходила узенькая тропка.

Бенуа легко, как пушинку, поднял ее и развернулся в направлении, откуда раздавались звуки. Анжелика, всматриваясь в темноту, разобрала силуэты множества людей и невысоких, крепких лошадок-пони, проходивших по тропке.

В отряде, похоже, было более пятидесяти человек, многие из них несли на плечах тяжелые тюки. Некоторые тащили бочонки. Цепочка контрабандистов скользила по тропке в полном молчании, однако на удивление уверенно – словно никто и ничто на свете не имели права помешать им. Анжелика поняла, что, если сэр Уильям со своими помощниками попробует захватить этих людей врасплох, те будут вынуждены сопротивляться. Ледяной ужас охватил девушку, едва она сообразила, что было бы, если б Бенуа не перехватил ее… Она непременно наткнулась бы на контрабандистов!

– Чем, черт побери, вы тут занимаетесь? – поинтересовался у нее Бенуа, когда отряд контрабандистов отошел настолько, чтобы можно было не опасаться, что ветер донесет до них обрывки их с Анжеликой разговора.

– Я… А вы повязали на шею черный платок… – ни с того ни с сего произнесла Анжелика дрожащим голосом.

– Господи помилуй! – взорвался он, и ей стало по-настоящему страшно, хотя говорил он, как обычно, спокойным и сдержанным голосом. – Чего, черт бы вас побрал, вы добиваетесь? Да вы хоть понимаете, что бы с вами могло случиться, окажись я в другом месте? Ведь на совести этих мерзавцев уже по крайней мере два убийства!

Анжелика закусила губы, и слезы подступили к ее глазам. Нелегко будет ей защищаться, особенно потому, что она отлично понимала, что была не права, однако еще труднее – попробовать извиниться.

– Я сама могу о себе позаботиться! – заявила она, стараясь говорить как можно более уверенным тоном.

– Только не здесь, – категорически отрезал Бенуа. – И что же, черт побери, прикажете теперь делать с вами?

– А я все-таки оказалась права: вы ведь отправились вовсе не в гости к сэру Уильяму! – обвиняющим тоном произнесла Анжелика, инстинктивно догадавшись, что нападение будет сейчас лучшей формой защиты. – И не смейте так жестоко бранить других, когда сами вы только и занимаетесь тем, что обманываете всех подряд!

– Ах вы, маленькая злючка! – ядовито прошипел Бенуа. – Больше я не намерен выслушивать от вас дерзости – будь вы там хоть урожденная леди, хоть кто угодно! Если вы собираетесь таскаться за мной, куда бы я ни пошел, словно сука, у которой началась течка, что ж, пора вам узнать, какими могут оказаться последствия вашего поведения!

– Да как вы смеете? – Анжелика вывернулась и с размаху ударила наглеца, возмущенная и до глубины души оскорбленная его словами.

Ее ладонь звонко хлестнула Бенуа по щеке, но он тут же схватил девушку и заключил в объятия. Она принялась молотить его кулаками в грудь, но он только крепче сжал ее – так, что ей трудно стало дышать.

– Отпустите меня! – приказала Анжелика прерывающимся от волнения голосом.

– Нет.

Она снова попыталась вывернуться из его рук, но безуспешно, затем попробовала лягнуть его, однако длинный подол амазонки мешал ей, а высокие кожаные сапоги Бенуа отлично защищали его ноги.

– Да отпустите же меня! Вы не имеете права…

– Неужели? – резко прервал он ее. – Уже поздно пытаться изображать из себя недоступную аристократку, Анжелика. Да, я прекрасно помню, что вы молоды, неопытны и одиноки. Однако, если вам угодно, чтобы с вами обращались как с настоящей леди, вам не следует вести себя подобно шлюхе, которая таскается за полком!

– Да я вовсе не… – негодующе начала она, но Бенуа не дал ей закончить:

– Ради Бога, Анжелика! Может быть, вы именно этого и хотите? Потому что, если так, Господь свидетель, вы своего добились!

Анжелика набрала воздуху, чтобы возмутиться, но в этот момент его губы сомкнулись на ее губах. Руки девушки были по-прежнему плотно прижаты к его груди – он держал ее так крепко, что она не в силах была пошевелиться и едва дышала. Непроницаемая темнота окружала их, и холодный ветер трепал им одежду. Поцелуй его на этот раз был жестоким, почти карающим, и нечего было надеяться спастись бегством. Тем не менее Анжелика попробовала сопротивляться этому взрыву дикой ярости, которую она столь необдуманно вызвала на свою голову.

Она чувствовала, как дрожит от напряжения тело Бенуа, и неожиданно смутная догадка пришла ей в голову: она поняла, что его гнев не имеет никакого отношения к тому, что она пыталась шпионить за ним; кроме того, казалось, он даже не обратил внимания на то, что она обвинила его во лжи.

И вдруг поцелуй его стал совсем иным – не яростным и не оскорбительным. Губы его потеплели, зажигаясь страстью. Бенуа все еще крепко обнимал девушку, однако одна его рука скользнула по ее спине вверх, нежно лаская ее затылок, и Анжелика почувствовала, как в ответ на его прикосновение ее тело загорается сладостным возбуждением.

Ухватившись за лацканы его сюртука, она попыталась удержаться на ногах. У нее не осталось больше сил сопротивляться его натиску.

Неожиданно Бенуа отпустил ее – так неожиданно, что она потеряла равновесие и осела назад, прямо на поросшую мокрой травой кочку.

Судорожно пытаясь перевести дыхание, Анжелика поднесла дрожащую руку к губам, растерявшись от столь непредсказуемого поведения Бенуа. Он стоял, глядя на нее сверху вниз, и она подняла голову, скорее чувствуя, чем различая, его присутствие в темноте. Девушка слышала, как учащенно и неровно он дышит, однако мысли ее смешались, и она, казалось, ничего не могла сообразить.

Наконец он присел рядом с ней. Она ощутила тепло его руки у своего лица и отпрянула в сторону, не зная, что у него на уме.

– Ne vous inquietez pas![18] – ласково пробормотал он, нежно прикасаясь к ее щеке. – Простите, mon ange![19] Я был в ярости, но вовсе не хотел обижать вас.

– Я… – начала было Анжелика, но не договорила, так как просто не знала, что сказать.

– Поднимайтесь. – Взяв за руку, Бенуа легко поднял ее на ноги. – Вам не следует сидеть на мокрой траве, – сказал он, и в голосе его ей послышалась едва различимая ирония. – Довольно и того, что сегодня ночью вам придется изрядно померзнуть.

– Почему? – растерянно спросила Анжелика.

Смысл его слов сейчас интересовал ее куда меньше, чем то, что произошло между ними несколько минут назад. Как это он может быть так рассержен в один миг и так нежен с ней в следующее мгновение? Затем она неожиданно вспомнила, как он сказал, что она вела себя словно сука, у которой началась течка, словно полковая шлюха, и отчаяние, смешанное со смущением и стыдом, охватило Анжелику. Что же он теперь о ней подумает?

– Не могу же я отправить вас назад совсем одну, – ответил Бенуа. – Тем более когда «джентльмены» занялись своими делами и вышли на промысел, а сэр Уильям со своими помощниками, несомненно, снова затеял свою любимую игру в прятки. У меня сейчас просто нет времени на то, чтобы проводить вас до дому, так что придется вам остаться со мной…

– Нет-нет!.. То есть, я хочу сказать, почему же тогда вы?.. – бессвязно залепетала Анжелика.

– У меня нет времени, – отозвался он довольно любезным тоном, – поговорим позже. Я уже опаздываю. Да к тому же, вы сами видели, в сторону той же самой бухты уже направились «джентльмены», и все может оказаться куда запутаннее, чем я представлял себе с самого начала. Однако черт побери все! Может, мне действительно стоит отправить вас назад? Доркас умеет находить дорогу домой…

– Нет, не надо! – умоляюще возразила ему Анжелика. – Пожалуйста, прошу вас…

– Ладно, поехали. – Очевидно, Фолкнер принял наконец какое-то решение и потому быстро подсадил ее на лошадь.

Анжелика взялась за поводья, а Бенуа тем временем сам вскочил в седло.

– Повяжите голову шалью, – тихо приказал он ей. – По крайней мере у вас хватило ума прикрыть волосы, – слегка забавляясь, проговорил он. – Пожалуй, из вас еще может получиться неплохой контрабандист, миледи!

Глава шестая

Через некоторое время они добрались до берега моря и оказались неподалеку от того места, которое Бенуа показывал Анжелике. На этот раз они держались в стороне от тропинки, что вывела их утром к морю.

Бенуа ехал быстро, но осторожно, и Анжелика догадывалась, что он высматривает, нет ли вокруг чего необычного, готовый в любую минуту встретить неведомую пока опасность. Она не заговаривала с ним, а просто направляла Доркас поближе к лошади Бенуа, стараясь не делать ничего, что могло бы еще больше разозлить его.

Дул сильный ветер, и укрыться от него на берегу моря можно было лишь среди одиноко растущих деревьев, что попадались им время от времени. Около одного из них Бенуа остановился с подветренной стороны. Переплетавшиеся ветви задерживали ветер, и за ними можно было спрятаться от любопытных глаз. Он быстро соскользнул с седла на землю. Анжелика, помедлив, тоже соскочила вниз.

На мгновение ветер стих, и Анжелика услышала плеск морских волн где-то совсем рядом. Начинался прилив – прошло почти двенадцать часов с того, времени, когда они были здесь. Снова подул влажный ветер, и Анжелика ощутила на губах соленый привкус морского воздуха. Высоко над ними тускло поблескивали холодные далекие звезды. Анжелика подумала: наверное, все именно так и было много лет назад, когда ее отец выследил и обнаружил Бенуа. Неожиданно ей стало радостно оттого, что она оказалась в этом месте в такой час.

– Встаньте здесь, – лаконично приказал Бенуа, решительно развернув ее. Руки его были сильными, но обращался он с ней на редкость бережно. – И придержите подол так, чтобы ветер не дул мне в лицо.

Девушка повиновалась и лишь после того, как послышался слабый удар стали о кремень, догадалась, что он использует ее в качестве ширмы. На мгновение блеснул яркий свет. Пожалуй, никому из наблюдавших сейчас за берегом моря – если таковые имелись – не удалось бы его заметить, так как Бенуа моментально прикрыл огонек и выпрямился.

– Что это такое? – тихо поинтересовалась Анжелика, указывая на странный предмет в руках у Бенуа: рассмотреть его как следует в темноте было невозможно.

– Фонарь-ратьер,[20] – коротко ответил Бенуа. – Подождите меня здесь.

Анжелика услышала, как его сапоги захрустели по песку, и на фоне темно-серого моря появился его четкий силуэт. Девушка догадалась, что Бенуа подает сигналы фонарем, однако, если он пользуется этим ратьером, узкий луч света, должно быть, виден только с моря. Значит, где-то там скрывается поджидающая сигнала лодка – может, даже корабль? Неудивительно, что контрабандисты, если верить сэру Уильяму, всегда пользуются такими фонарями. Еще он говорил, что тех, о ком станет известно, что они подают сигналы в открытое море, сурово наказывают. Даже тех, кто всего лишь ударит по огниву, разжигая трубку темной ночью на морском берегу.

Анжелика ждала, дрожа на ветру и кутаясь в шаль. Ветер налетал порывами и с силой рвал подол ее амазонки.

Ночью шум моря казался намного громче, чем днем. Очень долгое время ничего не происходило, и Анжелика инстинктивно прижалась к боку кобылы, пытаясь хоть как-то согреться.

Девушке с трудом верилось, что это она сама стоит ночью на берегу моря. Никогда раньше, даже в самых необузданных фантазиях, которые рождались в ее пылком воображении, она и представить себе не могла событий, случившихся этой ночью. Даже трудно было решить, что удивительнее: то ли то, что меньше часа назад она собственными глазами видела, как в нескольких футах от нее спокойно проходил отряд вооруженных контрабандистов, то ли то, как странно складываются отношения между нею и Бенуа. Еще никому не удавалось произвести на нее столь глубокое впечатление, так встревожить ее душу и повлиять на ее поведение… Сейчас ей следовало бы сладким сном спать в теплой постели, а не прятаться от контрабандистов или от таможенников на холодном морском берегу. Что же такое сделал с ней этот мужчина, если она так необдуманно отбросила всякие понятия о скромности, так быстро забыла о приличиях и очертя голову последовала за ним неизвестно куда?..

Анжелика напряженно всмотрелась в непроницаемую черноту ночи, словно желая узнать, что же ожидает ее в будущем. Звезды на небе медленно закружились перед ее усталым взором, и девушка ухватилась за кожаную подпругу, радуясь про себя, что у Доркас такой смирный нрав. Как томительно это бесконечное ожидание!..

Внезапно девушка встрепенулась и отчаянно заморгала, не смея поверить, что только что увидела ответный сигнал. Через несколько секунд огонек сверкнул во второй раз и пропал, словно проглоченный непроницаемым мраком ночи.

Анжелика оставила лошадей, спотыкаясь, прошла среди деревьев и вышла на мокрую гальку, где стоял Бенуа. Услышав, что кто-то приближается, он резко обернулся.

– Это я, – тихо сказала Анжелика и скорее почувствовала, чем увидела, как он расслабился. – Нам ответили?

– Если предположить, что мы не спутали сигналы, – сухо откликнулся Бенуа. – Мне даже подумать страшно, что мы можем помимо своей воли оказаться получателями нескольких сотен бочонков с бренди, которые на самом деле предназначаются «джентльменам» – тем самым, что встретились нам сегодня!

– Я так и знала, что мы занимаемся не контрабандой, – ответила Анжелика и содрогнулась, представив себе нарисованную Бенуа картину. Интересно, а куда же подевались эти «джентльмены»?

– Ах, миледи, вы меня просто поражаете, – сказал Бенуа, и в его голосе послышалась мягкая ирония. – Стоит мне самым невинным образом предложить вам немного бренди, как вы тут же обвиняете меня в контрабанде. С другой стороны, когда я в безлунную ночь стою один-одинешенек на берегу моря и посылаю сигналы неизвестному судну, вы моментально оправдываете меня… Но начать надо было с того, что вам тут все-таки не место. Как прикажете объясняться потом с вашим батюшкой?

– Вам ничего не придется ему объяснять! – возразила Анжелика. – Папа не узнает, что я была здесь, с вами, – задыхаясь, прошептала она, когда губы Бенуа прикоснулись к ее щеке. В эту минуту Анжелика искренне верила, что отцу действительно ничего не станет известно. – Все, что он от вас хочет, так это чтобы вы спасли Гарри, и только, – ни с того ни с сего добавила она.

– А как же вы, миледи? – тихо поинтересовался Бенуа.

– Я тоже хочу, чтобы вы спасли Гарри! – Она изо всех сил старалась притвориться, что он ей безразличен.

– Ах, только это. – И Бенуа начал покрывать шелковистую кожу ее шеи нежными, едва ощутимыми поцелуями.

Анжелике в этот миг показалось, что по ее телу растеклись ручейки жидкого пламени. Кожа ее словно воспламенялась там, где он прикасался к ней губами. Глаза ее были широко открыты, но она ничего не видела – лишь чувствовала вокруг себя кольцо его сильных рук, лишь слышала его низкий голос, заставлявший ее трепетать от восторга…

– И это все, что вы хотите от меня, ma douce amie?[21] – снова поддразнил он ее, и рука его скользнула вдоль ее спины.

– Ну… разумеется… – Выносить его ласку у нее уже не было сил.

– Лгунишка! – лукаво пробормотал он, нежно покусывая мочку ее уха. – Кроме того, очень может быть, что я буду вынужден сам рассказать эрлу о приключениях этой ночи.

– Что?! – громко вскрикнула она, позабыв о всякой осторожности.

– Шшш! – предупреждающе прошипел он. – Не забывайте, где мы! Кроме того, почему бы и не рассказать обо всем вашему отцу? – Его язык нежно прикасался к ее коже, и девушка, трепетавшая от окутавшего ее ощущения неземного блаженства, почувствовала, как Бенуа осторожно качнул ее серьги, которые она в спешке не успела снять. – Очень даже может быть, что лорд Эллевуд сможет дать нам какой-нибудь ценный практический совет: например, что не следует надевать драгоценности, когда выслеживаешь человека, подозреваемого в контрабанде! – Тут Бенуа резко вскинул голову. – Приближается шлюпка, – тихо произнес он, выпуская девушку из своих объятий.

Анжелика прислушалась – не было слышно никаких звуков, кроме неумолчного плеска волн.

– Возвращайтесь к лошадям! – приказал Бенуа и подошел к самой кромке воды.

Анжелика зашагала по песку, поминутно оглядываясь через плечо, так как не знала, чего ожидать от приближающейся шлюпки. Было совершенно ясно, что они здесь для того, чтобы кого-то встретить, – возможно, именно для этого Бенуа и привел запасную лошадь. Однако девушка до сих пор не знала, что это за гость, хотя и начинала догадываться о том, чем именно он занимается.

Она все еще чувствовала тепло рук Бенуа, не так давно ласкавших ее, и это согревало настолько, что холодный ветер уже не казался ей таким неприветливо-пронизывающим. Анжелика грустно улыбнулась. Всего сутки назад она ни за что не поверила бы, что ей может быть до такой степени все равно, кто такой Бенуа Фолкнер: шпион, контрабандист или кто-то еще… Сейчас ее куда больше волновала мысль о том, что он испытывает к ней и что она сама испытывает к нему. Этот таинственный гость, которого шлюпка должна была доставить на берег, был для Анжелики лишь досадной помехой. Она обернулась – темный силуэт Бенуа наклонился вперед, навстречу приближающейся шлюпке.

Затем где-то раздался громкий крик, и мирное спокойствие темной ночи было словно разорвано надвое – настолько неожиданно и враждебно-вызывающе прозвучал этот голос. За криком последовал пистолетный выстрел, затем – громкие голоса и новые выстрелы.

Потрясенная, Анжелика испуганно повернулась, слепо уставившись в непроглядный мрак ночи. Шум раздавался чуть западнее того места, где они были. Совсем рядом сухо треснул еще один выстрел, и Анжелика зажмурилась – до того яркой показалась ей вспышка. Сердце ее учащенно забилось, ей стало очень страшно. Ведь совсем недавно они видели отряд контрабандистов, и теперь, наверное, между сэром Уильямом с таможенниками и теми контрабандистами разгорелся настоящий бой!

– Анжелика!

На мгновение девушка застыла от ужаса, но в ту же секунду узнала голос Бенуа и, подхватив подол амазонки, бегом бросилась к нему.

В это время ей послышался слабый свист – и вдруг Бенуа крепко обхватил ее за талию и без лишних церемоний буквально забросил в шлюпку.

Еще один человек, который был для Анжелики всего лишь безликой темной тенью, помог Бенуа подальше оттолкнуть шлюпку от берега, и вот уже перед ними распростерлась темная бездна Ла-Манша.

Ветер усилился, шлюпку качало из стороны в сторону. Очень быстро одежда Анжелики стала влажной от соленых брызг. Сердце ее бешено стучало в груди, а плеск волн, разбивавшихся об нос шлюпки, казался оглушительным. Подол длинной амазонки промок насквозь, так как он волочился по воде, пока Бенуа поднимал девушку в шлюпку. На веслах сидели четыре гребца, и еще один был на корме – вероятно, у руля. Анжелика постаралась сжаться в комочек, чтобы не мешать никому из них.

Вчера, когда девушка впервые увидела Бенуа, она побаивалась его. Но теперь и ему и ей угрожала настоящая опасность, а страха у нее не было. Она понятия не имела, что произойдет в следующую минуту, не знала, куда они направляются; однако Бенуа был рядом с ней, и она была уверена, что он в беде ее не оставит.

В шлюпке находился еще один человек, с ним оживленно разговаривал Бенуа, но из-за плеска волн из их разговора нельзя было разобрать ни слова. Должно быть, это и есть тот, кого поджидал Бенуа, решила Анжелика. Человек этот, видимо, был ранен – он слегка постанывал.

Неожиданно над их головами темной тенью поднялся корпус небольшого судна. Бенуа коснулся руки девушки.

– Мы сейчас поднимемся на борт, – тихо сказал он ей. – Будьте осторожны.

– Постараюсь. – Анжелика поднялась на ноги и покачнулась: шлюпка резко накренилась. Ей было приятно, что сильные руки Бенуа поддержали ее.

Она подобрала отяжелевший от воды подол амазонки и крепко зажала его в зубах. Вкус мокрой шерсти показался ей настолько противным, что ее чуть не стошнило, однако Анжелика понимала, что так будет лучше, чем пытаться удерживать его одной рукой. Сейчас ей ни за что нельзя терять равновесие.

– Умница, – похвалил ее Бенуа. – Вот сюда. – Он помог ей сделать несколько шагов, и она увидела приставной трап.

Ужас охватил Анжелику, когда она ступила из кренящейся шлюпки на неустойчивый трап, однако девушка с мрачной решимостью вцепилась в перильца и поспешила поскорее подняться по нескольким ступенькам наверх. Там невидимые в темноте руки подхватили ее и помогли перебраться через высокий борт катера.

– Добрый вечер, мисс, – сухо произнес чей-то голос. – Вот неожиданное удовольствие!

– Для меня – тоже, – откликнулась Анжелика и слегка пошатнулась, когда палуба в очередной раз накренилась. – Благодарю вас.

Руки встретившего ее человека поддерживали ее довольно неуклюже, но так Анжелика чувствовала себя увереннее. Ей было лишь жаль, что она не может как следует рассмотреть этого человека. Теперь, когда Бенуа не было рядом с ней, Анжелике стало особенно грустно и одиноко. Она не оставляла попыток разглядеть моряка, поддерживавшего ее. Когда глаза Анжелики привыкли к темноте, ей удалось разобрать, что он среднего роста и довольно крепкого телосложения. В его голосе, когда он говорил, ощутимо слышался типичный для Суссекса акцент, однако и по манере речи, и по его движениям Анжелика догадалась, что человек этот уже давно немолод. Девушке тут же пришла в голову мысль о том, что хозяин катера вполне может оказаться одним из закадычных дружков знаменитого Тоби.

– Что там случилось? – поинтересовался моряк, кивнув в сторону берега.

– Я точно не знаю… – протянула Анжелика, не зная, насколько ему можно доверять. – Там, дальше по берегу, были… возникли кое-какие неприятности, и поэтому мы оказались в шлюпке.

– Мы слышали выстрелы, – мрачно произнес мужчина. – Похоже, у Билли Мушкетона этой ночью хлопот полон рот…

Моряк резко повернулся навстречу темной тени, возникшей над бортом катера. Анжелика поняла, что это Бенуа, причем на плече он нес какого-то человека. В ту же секунду ее собеседник устремился на помощь Бенуа. Раненого они уложили на палубу.

– Ч-ч-черт! – Нога раненого задела за что-то, и он громко выругался.

– Говорил же я ему, что это безумие – пытаться высадиться на берег в таком состоянии, а он знай себе настаивал, – проворчал коренастый моряк. – Что теперь-то с ним делать?

– А ты не сможешь высадить нас на этой стороне Аруна, в Западной бухте? – быстро спросил Бенуа.

– Разумеется, смогу. Только вот идти-то он все равно не сможет, а ты небось уже отослал лошадей домой. Кроме того… как же быть с леди?

– Леди с честью пройдет через это испытание, – сухо ответил ему Бенуа. – Меня беспокоит Адам, а не леди. Отойди с дороги, Джордж, нам нельзя терять ни минуты.

Джордж что-то проворчал, и несколько секунд спустя Анжелика услышала, как он отдает приказания невидимой в темноте команде.

Адам застонал, и Бенуа опустился возле него на одно колено. Анжелика присела рядом, опираясь ладонями о шершавые доски палубы.

– Что с ним? – с беспокойством спросила она.

– Его проткнули шпагой перед самым отъездом из Франции, – резко ответил Бенуа. – О деталях я еще не расспрашивал. Джордж, мне понадобится фонарь.

– Ступай в каюту. Сегодня ночью опасно зажигать огонь на палубе – лучше не рисковать.

Адама подняли с палубы, и Анжелика сочувственно поморщилась, услышав, как он со свистом втянул в себя воздух, подавляя болезненный стон.

В тусклом свете фонаря, горевшего в каюте, лицо его выглядело измученным и бледным, однако на бинтах, которыми была обмотана его нога повыше колена, пятен свежей крови не было заметно. Бенуа тщательно осмотрел повязку.

– Если только кровотечение не начнется снова, мы не станем пока ничего трогать, – решительно произнес он.

Адам улыбнулся. Анжелика подумала, что он, должно быть, одного с Бенуа возраста, хотя болезненное выражение на лице и бледность старили его. Адам казался худощавым и тщедушным, однако девушка догадывалась, что на самом деле он куда выносливее и сильнее.

– Твой отец был прав: надо было тебе стать костоправом, – хрипло проговорил он. – Прости, Бен. У меня и в мыслях не было причинять тебе столько беспокойства, хотя, честно говоря, я сам не ожидал такой заварушки.

Пока он говорил, глаза его с откровенным любопытством разглядывали Анжелику. Входя в каюту, девушка скинула с головы шаль, и в желтоватом свете фонаря ее роскошный гребень, усыпанный сапфирами и бриллиантами, переливался, словно рассыпая искры. Щеки Анжелики разгорелись от ночной прохлады, а глаза горели от возбуждения и любопытства. Похоже, ее ничуть не испугали темные пятна крови на одежде Адама, и нисколько не смутило необычное окружение, в котором она оказалась.

– Пожалуй, и я тоже не ожидал. – Бенуа слабо улыбнулся, на мгновение засмотревшись на сверкающие бриллианты. – Адам, я уверен: ты счастлив, что тебе выпала честь познакомиться с леди Анжеликой Леннард…

Адам широко раскрыл глаза, и во взгляде его одновременно читались и удивление и мальчишеский восторг.

– Дочка самого Эллевуда! – воскликнул он. – Ха! Похоже, тебе наконец пришло время расплачиваться за свои грехи.

– Можно сказать и так, – ухмыльнулся Бенуа. – Миледи, имею честь представить вам мистера Адама Кеннетта. Если бы шестнадцать лет назад монета, которую мы подкидывали, упала другой стороной, именно Адам, а не я, подстерег бы вашего отца в засаде на берегу.

– Рада с вами познакомиться. – Анжелика без малейшего колебания протянула Адаму руку. – Мне так жаль, что вы ранены.

– Это мне жаль, что приходится знакомиться с вами в подобных обстоятельствах, – сокрушенно ответил Адам. – Но, миледи, вам здесь не место. Понять не могу, о чем думал Бен, позволив вам прийти сюда!

– А он и не позволял, – неловко сказала Анжелика, не смея поднять глаза на Бенуа.

– Миледи хочет, чтобы я вытащил ее брата из Битша, – объяснил он за Анжелику, – однако ей слишком многое известно о моем недостойном прошлом, чтобы она смогла доверять мне. А потому сегодня вечером миледи решила последовать за мной, чтобы разведать, что за темное дело я замышляю. В следующий раз мне следует дважды подумать, прежде чем в ее присутствии повязать на шею черный платок!

Адам изумленно уставился на Анжелику, а затем звонко расхохотался. Впрочем, смех его тут же сменился болезненной гримасой.

– Так тебе и надо – не будешь изображать из себя денди! – с трудом выговорил Адам. – Действительно, посмотрите-ка на него – на нем черный платок! Отличная работа, миледи! Время от времени ему бывает очень полезно получить щелчок-другой по носу, и до сих пор, кажется, сбить с него спесь удается только семейству Леннард! Миледи, я очень рад познакомиться с вами. – Анжелика вспыхнула, стараясь не смотреть Бенуа в глаза. Раненый беспокойно пошевелился, и улыбка сошла с его лица. Теперь он обратился к Бенуа: – Скоро мы будем в Западной бухте, да? Бен, отвезти новости в Лондон придется тебе. Я уже не смогу. – Адам замолчал, с сомнением бросив взгляд на Анжелику.

– Если бы мне казалось, что я не могу доверять миледи, я не сказал бы ей твое имя, – моментально откликнулся Бенуа, чем немало удивил Анжелику.

– Да, наверное, ты прав. – На мгновение Адам прикрыл глаза. Лицо его то и дело искажала гримаса боли, и, несмотря на то, что Кеннетт слегка оживился, разговаривая с Анжеликой, было совершенно ясно, что он сильно ослабел, а рана причиняет ему значительную боль. – Бонапарт затеял строительство боевого флота на Шельде, – помолчав, продолжил Адам. – Уже готовы десять линейных кораблей, и еще больше заложено на верфях в Антверпене. Я сам их видел. Если сейчас не обратить на это внимания, такой флот может представлять серьезную угрозу безопасности Британии. Ты должен немедленно связаться с нашим Адмиралтейством, Бен!

– Я так и сделаю.

Анжелика смотрела то на Адама, то на Бенуа. Любопытство и тревога сменялись на ее лице, пока она слушала Адама, однако теперь взгляд ее больших, сияющих голубых глаз был устремлен на Бенуа. Судя по всему, известие, которое сообщил ему Адам, нисколько не удивило его, однако девушка чувствовала, что весь он напрягся, подобно тугой пружине. Сейчас он собран и полон решимости преодолеть любое препятствие, лишь бы только исполнить свой долг. Дремлющий в нем волк встряхнулся и встал, готовый действовать.

– Подожди меня, – коротко приказал Бенуа. – Прикройте фонарь, миледи.

Наклонив голову, он вышел из низенькой каюты и пропал на палубе. Анжелика встретилась глазами с Адамом. Он слабо улыбнулся.

– Меня чуть не прикончили, пока я старался доставить эти сведения, а он только и знает, что командовать мною, – пожаловался Адам. – Следовало догадаться, что сочувствия от него ждать нечего…

Он поморщился и попытался слегка приподняться, стараясь дотянуться до раненой ноги.

– Нет, лучше не трогайте! – остановила его Анжелика. – Мы же не хотим, чтобы снова открылось кровотечение. – Она ободряюще улыбнулась Адаму, и он, тяжело дыша, вновь устало опустил голову на жесткую подушку. – Если вы неосторожно заденете повязку, будет только хуже! – ласково сказала она.

– Удивительно, что при виде меня вы не падаете в обморок от отвращения, – вздохнул Адам.

– Мне доводилось видеть кое-что и похуже, – спокойно ответила ему Анжелика.

Сейчас она пыталась не вспоминать, какое ужасное зрелище представлял собой ее отец, когда его принесли домой после случившегося с ним несчастья. Тогда ей пришлось подавить в себе и тошноту, и отвращение, и страх, потому что выбора у нее не было. Потом ей не раз снились кошмары, и Анжелика хотела бы навсегда забыть тот день, однако что было, то было. Несчастный случай с отцом закалил ее, теперь она не отличалась обычной для благородной дамы чувствительностью. Рана Адама беспокоила ее только потому, что могла быть опасной прежде всего для него самого.

Девушка услышала шаги на палубе и, повинуясь приказанию Бенуа, прикрыла фонарь, когда он открыл дверь. Бенуа пристально посмотрел сначала на Адама, затем на Анжелику.

– Отдайте мне свои драгоценности, – отрывисто приказал он. – Вряд ли Марта будет рада узнать, что вы разгуливаете посреди ночи в таком виде – не заметить их может разве только слепой!

– А я и забыла о них… – Анжелика сняла серьги и передала их Бенуа, затем попробовала вытащить из сложной прически сверкающий гребень, но не смогла.

Несколько секунд Бенуа ждал, а затем торопливо приблизился к ней.

– Из всех женщин, с которыми я когда-либо был знаком, вы одна не умеете справляться со своими волосами! – раздраженно произнес он.

– Так ведь меня же причесывала Марта! – возразила Анжелика, разрешая ему заняться ее волосами и чувствуя себя вдвойне неловко из-за того, что Адам внимательно наблюдал за ними. На лице его появилось какое-то новое, особенное любопытство.

– Можно подумать, я этого не знаю! Неужели вам никогда не приходило в голову хотя бы попробовать самой провести щеткой по волосам? – с иронией проговорил Бенуа. – Ну, вот. А теперь повяжите голову шалью, да так, чтобы она не соскользнула. Ты готов, Адам?

– Как всегда. – Адам закусил губы, когда Бенуа поднял его на руки.

Анжелика вышла из каюты следом за ними – и растерянно заморгала. Кругом царил полный мрак. Только звезды продолжали перемигиваться высоко над головой да вдалеке, на фоне темно-серого неба, виднелась линия берега. Анжелика вспомнила о батарее в устье Аруна, о пушках, готовых открыть огонь по любому, кто попытается приблизиться туда, и мурашки пробежали у нее по спине. Неужели они приплывут прямиком в засаду?

– А что, если мы наткнемся на сэра Уильяма? – неожиданно спросила она. (Вдруг почтенный магистрат заподозрит их в контрабанде и без лишних церемоний расстреляет на месте, как обещает поступить со всяким, кого застигнет за незаконным промыслом?)

– Сейчас я думаю о нем в последнюю очередь, – ответил ей Бенуа. – Одиночки, отбившиеся от той группы «джентльменов», которую мы повстречали вечером, представляют для нас куда большую опасность.

Представив себе столкновение с озлобленными неудачей «джентльменами», Анжелика вздрогнула.

– В таком случае нам надо убедиться, что мы ни с одним из них не встретимся, – храбро заявила она.

– Никто не сможет обвинить миледи в малодушии и трусости, – болезненно улыбнулся Адам.

– Это уж точно, – согласился с ним Бенуа.

– До свидания, мисс, – сказал Джордж, появившийся позади Анжелики. – Мне, право же, очень жаль, что я не смог встретить вас со всем гостеприимством. Может, мы с вами еще увидимся? Хотелось бы при более благоприятных обстоятельствах…

– Полностью разделяю ваше желание.

Анжелика, подхватив подол амазонки, стала спускаться вслед за Бенуа в шлюпку. Как только они погрузились, шлюпка тут же устремилась вперед. Всем хотелось побыстрей покончить с этим рискованным мероприятием – перевозкой раненого Адама.

Когда они приблизились к берегу, Бенуа взял Анжелику на руки, прошел вброд по мелководью и аккуратно опустил девушку на влажный песок у кромки воды. Ощутив под ногами твердую землю, Анжелика осмотрелась по сторонам. До рассвета оставалось еще несколько часов, и вокруг по-прежнему царил непроглядный мрак. Теперь девушка уже знала, что во тьме может таиться смертельная опасность, и поэтому ей было намного труднее, чем раньше, сдерживать и скрывать свое беспокойство. Она напрягла слух, стараясь определить, не слышно ли каких-нибудь подозрительных звуков, но различала лишь плеск волн, набегавших на берег, да тонкий свист ветра, что порывами налетал из-за дюн.

Сейчас ей страстно хотелось увидеть дневной свет – возможно, он успокоил бы ее, однако Анжелика понимала, что темнота скрывает от посторонних глаз не только возможных преследователей, но и их самих. Зашуршал песок – к ней подошел Бенуа, на спине он нес Адама.

– Сюда, – тихим голосом позвал он Анжелику за собой.

Девушка последовала за ним, и они направились к дюнам. Их ноги вязли в песке, но Бенуа со своей тяжелой ношей двигался на удивление легко.

Неожиданными порывами налетал пронизывающий ветер, бросая им в лицо пригоршни колючего песка. Волосы Анжелики прядями выбились из-под шали и то и дело лезли ей в глаза. Один раз она поскользнулась на мокрых водорослях, с размаху упала на колени и охнула от пронзившей ее сильной боли. Анжелика с трудом поднялась на ноги и припустила вдогонку за Бенуа. Мокрый подол амазонки стал для нее сущим наказанием – он не только лип к ногам, но и отяжелел от налипшей грязи вперемешку с песком. Но девушка, временами спотыкаясь и падая, упрямо шла вперед. Она твердо решила ни за что не отставать от Бенуа. Ведь он же сказал, что она с честью пройдет через это испытание, и она обязательно докажет, что Бенуа не ошибся!

Река текла среди низких, заболоченных берегов, и Бенуа решил пойти в обход, чтобы не увязнуть в грязи. Им пришлось несколько раз перепрыгивать через ручьи, что с тихим журчанием несли свои воды в реку. Башмачки Анжелики густо облепила тяжелая жирная грязь. Девушка шла, то и дело пошатываясь, и вот, споткнувшись в очередной раз, во весь рост растянулась в болотце.

Несколько секунд она лежала неподвижно, обрадовавшись неожиданной передышке, но затем с трудом встала на колени. Анжелика увидела, что Бенуа остановился и пристально смотрит на нее. Сжав зубы, она рывком поднялась на ноги. Если он может так быстро шагать вперед, неся раненого Адама, почему она должна отставать?..

Анжелика догнала Бенуа, и они двинулись дальше, не обменявшись ни единым словом. Адам время от времени тихо постанывал.

Наконец они добрались до литлхэмптонской гавани, и Бенуа опустил Адама на землю.

– Подождите меня здесь, – тихо сказал он. – Сейчас надо разыскать лодку, чтобы переправиться через реку.

Анжелика упала на колени возле Адама, а Бенуа осторожно двинулся к воде.

Начинался отлив, и одна-две лодки уже оказались на песчаном берегу. Вдалеке, на фоне серого неба, Анжелика различала мачты судов и рыбачьих лодок, стоявших в гавани на якоре.

Адам со стоном глубоко вздохнул, и Анжелика протянула руку, успокаивающе дотрагиваясь до его плеча.

– Осталось совсем немного, – прошептала она, – а потом вы сможете как следует отдохнуть.

Вскоре вернулся Бенуа. Бережно подняв Адама, он перенес его в маленькую лодку, затем усадил туда же Анжелику и после этого оттолкнул лодку от берега. На ходу впрыгнул в нее и сел на весла. Бенуа осторожно вел лодку мимо стоящих на якоре судов. Анжелика сидела, крепко ухватившись за борт, и напряженно вглядывалась, нет ли часовых на этих судах. Однако, всюду было темно и тихо.

Наконец плоское дно лодки зашуршало по песку, и Бенуа, подхватив Адама, перенес его на берег. Анжелика спрыгнула в воду раньше, чем он успел вернуться за ней. Теперь ей уже было наплевать на то, что длинный подол амазонки полощется в воде, – настолько она промокла и вымазалась грязью с песком. Кроме того, она думала также и о том, что Бенуа, должно быть, сильно устал, а потому вовсе не обязательно, чтобы он постоянно носился с ней, как с ребенком.

Анжелика присела на берегу рядом с Адамом. Как он был ранен? – задалась она вопросом. Должно быть, французам стало известно, что он английский разведчик? Может быть, они и сейчас преследуют его?..

Привстав, Анжелика нервно осмотрелась по сторонам. Вероятно, агенты Наполеона готовы сделать все возможное, лишь бы только сведения, которые раздобыл Адам, не дошли до Лондона, подумала она.

В эту секунду послышались чьи-то шаги. Девушка испуганно вскинула голову и быстро наклонилась к Адаму, готовая защитить его от любого врага. Кто-то быстро подходил к ним. На мгновение Анжелику охватила паника, но затем она узнала приближающегося человека: это был Бенуа.

Он вновь поднял Адама и направился со своей ношей к уединенно стоявшему неподалеку дому. Анжелика шла не отставая. На доме она успела заметить со скрипом раскачивающуюся на ветру вывеску и догадалась, что это трактир. Через мгновение они уже стояли в потемневшей от времени и копоти комнате. Кто-то зажег фонарь, и Анжелика на миг даже зажмурилась – до того ослепительным показался ей его свет.

Они находились в буфетной. Огонь в камине давно потух, из мебели в комнате были лишь грубо сколоченная деревянная скамья, стол да несколько табуреток, но тут было сухо, и это несказанно обрадовало Анжелику. Она с облегчением вздохнула и посмотрела на своих спутников веселыми глазами.

В это время появился, держа в руке фонарь, пожилой мужчина – очевидно, он только что проснулся, так как на нем были лишь ночная рубаха да торопливо натянутые бриджи. Анжелика сообразила, что это трактирщик. С любопытством взглянув на нее, мужчина вежливо поклонился девушке и перевел взгляд на Адама.

– Тащи его наверх, парень, – обратился он к Бенуа. – Лучше поскорее уложить беднягу в постель.

Не задавая лишних вопросов, Анжелика последовала за мужчинами по узкой лестнице с неровными, прогибающимися под ногами ступеньками. Анжелика так устала и вымоталась, что с трудом двигалась. Бенуа принес Адама в маленькую каморку, и Анжелика без сил рухнула на единственный стоявший в комнате стул. Внутреннее чутье подсказывало ей, что теперь они в полной безопасности – по крайней мере пока. Резкий ветер уже не беспокоил их, и сейчас Бенуа, конечно же, позаботится об Адаме. Анжелика успела подумать о том, что, может, ей следует встать и помочь ему, но в следующее мгновение комната поплыла у нее перед глазами…

Она не знала, сколько времени просидела, прежде чем Бенуа поднял ее на руки. Руки и ноги ее так отяжелели, что пошевелить ими, чтобы оказать сопротивление, уже не было сил. Она даже не открыла глаз, когда Бенуа нес ее из каморки в какую-то другую комнату.

Там он опустил ее на что-то, развязал влажную шаль и начал расстегивать корсаж амазонки.

– Ну давайте же, просыпайтесь, миледи! – сказал он, и в голосе его прозвучала ирония. – Мне нужно поговорить с вами.

Анжелика заморгала и уставилась на него, изо всех сил стараясь собраться с мыслями, однако сделать это было нелегко из-за страшной усталости.

– Да-да, – забормотала она и подняла тяжелую, словно налитую свинцом, руку, протирая слипающиеся глаза. – Ну, конечно же. Нам нужно… нужно решить, что мы будем делать дальше.

– Это мне нужно решать, что делать дальше, – улыбнулся он. – И первым делом надо снять с вас все эти мокрые тряпки. А ну-ка, поднимайтесь! – Он быстро поставил ее на ноги.

Анжелика поморщилась, так как каждый мускул в ее теле отозвался на это резкой болью. Затем занемевшими, непослушными пальцами она попыталась до конца расстегнуть грязную амазонку.

Через несколько секунд Бенуа нетерпеливо заявил:

– Я сам все сделаю! Как это только вы умудрились с головы до пяток перемазаться грязью, понять не могу!

– Я все падала и падала… – слабо проговорила Анжелика. – Но я от вас не отстала! – добавила она с ноткой триумфа в голосе.

– Мне это известно. – Бенуа продолжал расстегивать амазонку.

Анжелика больше не сопротивлялась. Ее измученное сознание едва ли среагировало на то, что ее раздевает мужчина.

Они находились в обставленной по-спартански спальне. В широком камине потрескивал огонь, и, хотя на каминной полке стояла свеча, в комнате был полумрак. Ветер, задувавший в щели рассохшихся оконных рам, заставлял пламя свечи поминутно вздрагивать и наклоняться в разные стороны так, что по стенам непрестанно танцевали причудливые тени.

– С Адамом все будет в порядке? – с тревогой спросила Анжелика.

Она слишком устала, чтобы расспрашивать, где именно они находятся или как получилось, что Бенуа хорошо знаком с трактирщиком. Должно быть, старик тоже принадлежит к числу бывших дружков Тоби, решила девушка.

– Думаю, что да, – ответил ей Бенуа. – Но он сильно ослабел и сейчас уже спит.

Говоря это, он закончил расстегивать амазонку и спустил ее вниз, к ногам девушки. Анжелика перешагнула через упавшую мокрую одежду – на ней оставалось только нижнее белье, тоже влажное.

– А как же те, кто ранил Адама? Они не настигнут его здесь? – Подняв голову, девушка поглядела на Бенуа и увидела, что он пристально смотрит на нее.

– Это возможно, – задумчиво ответил он. – Но мне кажется, что они едва ли сумеют разыскать нас тут. В Ла-Манше Джорджу удалось уйти от погони, и мы теперь забрались так далеко, что преследователи, по всей видимости, остались с носом…

Несколько секунд Анжелика помолчала, потом произнесла:

– Но если им известно, кто он такой, они могут организовать засаду у дома Адама.

Бенуа улыбнулся – в его карих глазах мелькнуло искреннее восхищение сообразительностью Анжелики.

– Действительно, это самая большая опасность, – согласился он. – Адам не уверен, что именно французам удалось узнать о нем. Возможно, угроза вовсе не так велика, как нам кажется, однако чем меньше внимания мы привлечем к его присутствию здесь, тем лучше.

– А тут он в полной безопасности?

– Да, трактирщик – старый друг Тоби, – подтвердил Бенуа. – Он сумеет как следует позаботиться о вас обоих. А мне надо немедленно отправляться в Лондон, – со вздохом закончил он.

– Адам привез плохие новости? – спросила Анжелика с тревогой в голосе.

Его рука обвилась вокруг ее талии, и Бенуа привлек девушку к себе. Она уперлась ладонями в его грудь, словно давным-давно привыкла вот так стоять в кольце его нежных рук и непринужденно беседовать с ним.

– Двадцать кораблей едва ли представляют собой серьезную угрозу, – беззаботно сказал он, – но о них тем не менее должно быть известно. Чем раньше я уведомлю об этом Адмиралтейство, тем легче у меня будет на душе.

– И вы поедете в Лондон прямо сейчас? – грустно протянула Анжелика.

– Да, немедленно. – Он поднял руку, приглаживая спутанную массу ее золотистых кудрей, и в карих глазах его мелькнуло искреннее сожаление. – До моего возвращения вы будете тут в полной безопасности, – через мгновение продолжил он. – Сейчас я не могу отвезти вас обратно в «Остролист» – даже если бы вы не устали и смогли бы держаться в седле. Скоро совсем рассветет, и ваша репутация будет навеки погублена, если кто-нибудь увидит, как вы разъезжаете рано утром в таком виде – ни дать ни взять бродячая шлюха!

– Да мне дела нет до всего этого! – горячо воскликнула Анжелика.

– А мне – есть, – спокойно парировал Бенуа. – Хватит с меня и того, что придется объясняться с вашим отцом, когда я приеду в Лондон…

– О Господи! – Пепельная бледность разлилась по лицу Анжелики, едва только она впервые за последние несколько часов вспомнила об эрле.

Выскользнув из объятий Бенуа, она отвернулась в сторону. Девушка очень надеялась, что ей никогда не придется рассказывать отцу, почему она последовала за Бенуа на берег моря, однако события этой ночи развивались таким образом, что вряд ли удастся скрыть последствия ее необдуманного поведения.

– Миледи?.. Что такое? – Бенуа положил руки ей на плечи.

– Папа… – начала Анжелика и тут же замолчала.

Еще ни разу с того дня, когда произошел несчастный случай с ее отцом, она ни с кем не разговаривала о тех переменах, которые произошли в нем, – ни с кем, даже с Мартой. Анжелике всегда казалось, что это было бы настоящим предательством. И все же ей так нужно было с кем-нибудь поговорить об этом!..

– Папа уже не тот, – прошептала она с трудом. – Если бы… если бы… – она закусила губу, уставившись в темный угол комнаты и яростно пытаясь загнать выступившие на глазах слезы обратно, – если бы шестнадцать лет назад папа был таким, каким стал сейчас, вы действительно окончили бы свои дни на виселице, – быстро проговорила она, не смея обернуться.

Руки Бенуа сильнее сжали ее плечи.

– Слепота ожесточила его? – тихо спросил он.

Анжелика молча кивнула.

– Я догадывался об этом. – Голос Бенуа звучал грустно, но удивления в нем не было. – Кое-что из того, что вы говорили, насторожило меня. И поэтому вам так отчаянно хочется, чтобы вернулся Гарри, да?

– Мой брат всегда такой веселый, так полон жизни, – хрипло прошептала Анжелика в ответ. – Кажется, ничего из того, что пытаюсь сделать я, отцу уже не поможет.

Затем она повиновалась требовательному призыву сильных рук Бенуа и повернулась к нему лицом. Прислонившись головой к его плечу, Анжелика изо всех сил старалась не расплакаться. Не время сейчас разводить такие разговоры! Ведь Бенуа должен ехать в Лондон, а ей следует остаться тут и позаботиться об Адаме.

Анжелика почувствовала, как Бенуа поглаживает ее волосы, и ей стало жаль, что она не может продлить это мгновение. Ей очень бы хотелось рассказать ему обо всем, что случилось с того дня, когда эрл потерял зрение. Поведать ему о горьких обвинениях, которыми отец осыпал всех вокруг, о полных злобного гнева обличительных тирадах, о его отчаянии. Но даже сейчас девушка не могла заставить себя сделать это. Подняв голову, она встретилась глазами с настойчивым взглядом Бенуа.

– С ним… с ним теперь очень… очень непросто разговаривать, – с трудом подбирая слова, выговорила она. – Вы должны быть готовы к тому, что он… сильно переменился. Я надеюсь… – Голос ее пресекся. – Было бы лучше, если бы я поехала в Лондон вместе с вами, – сказала она, – но я знаю, что вы должны добраться до Лондона как можно скорее. Передайте папе, что мне очень жаль…

– Не волнуйтесь. – Руки Бенуа плотнее сомкнулись вокруг нее, и Анжелика немного успокоилась. – Я все ему объясню. Лорду Эллевуду вовсе незачем знать, что сегодня ночью вы последовали за мной. Я просто скажу ему, что дело, по которому мне нужно было срочно связаться с Адмиралтейством, помешало мне должным образом сопроводить вас до дома. Это чистая правда. Я действительно провожу вас домой, как только вернусь в Суссекс.

Анжелика улыбнулась, но затем опустила глаза, прикусив губы. Она была благодарна Бенуа за то, что он успокаивал ее. Она на самом деле верила, что ему, возможно, удастся договориться с эрлом. Однако его слова заставили девушку задуматься о будущем, и она поняла, как трудно будет ей вернуться к жизни, где не оставалось места для Бенуа. Вместе с отцом они будут ждать того дня, когда Бенуа привезет Гарри домой. А что дальше? Увидит ли она его еще когда-нибудь? Или же он решит, что обещание, данное эрлу много лет назад, наконец исполнено, и со следующим отливом навсегда уплывет в неведомые страны?

– Анжелика? – тихо позвал он.

Она изобразила на лице улыбку и посмотрела ему в глаза.

– Я уверена, вы знаете, что сказать папе. Бенуа… – она запнулась, уставившись на одну из пуговиц на его рубашке, – простите меня за то, что сегодня ночью я создала вам столько проблем, но я не жалею, что последовала за вами. Это было… настоящее приключение!

– Вы не создали мне никаких проблем, – ответил он, и его тон показался ей на редкость искренним. – Однако я действительно должен уезжать, – со вздохом закончил Бенуа.

Он наклонил голову, чтобы поцеловать Анжелику, и она подняла руку, дотронулась до его лица, почувствовав кончиками пальцев жесткую щетину на его щеках. Бенуа намеревался лишь запечатлеть легкий поцелуй на прощание, но, едва губы его прикоснулись к ее, словно волна жидкого пламени взметнулась между ними. Руки его обвились вокруг девушки, и Анжелика, отвечая на его поцелуй, забыла и о своей усталости, и о тревоживших ее опасениях.

События прошлого вечера и этой ночи были настолько невероятными, что Анжелике трудно было поверить, что все это происходит с ней самой. Эта бедно обставленная комната в Богом забытом трактире ничем не напоминала девушке о строгом кодексе поведения и этикета, которому она должна была повиноваться в обычных условиях, а потому ничто не могло умерить пыл ее страсти, когда она ответила на поцелуй мужчины, которого любила.

Да, она действительно любит его! Бенуа стал для нее живым воплощением жизни и приключений, и Анжелика знала, что во всем свете не найдется другого такого человека. Неистощимая энергия, исходившая от его упругого, мускулистого тела, казалось, опьяняла девушку, и она теснее прижалась к нему, без тени ложного стыда еще больше распаляя его желание.

Руки Бенуа блуждали по ее телу, разжигая страсть и в ней самой. Возбуждение ее все нарастало. Девушка что-то пробормотала, и ее тонкие пальцы крепче ухватились за его плечи, когда он поцеловал ее за ухом. Анжелика запрокинула голову – язык и губы Бенуа продолжали ласкать нежную кожу ее шеи и плеч.

Нижняя рубашка едва скрывала точеную фигурку Анжелики, и вскоре губы Бенуа уже осыпали поцелуями ее трепетную грудь. Дрожь наслаждения пробежала по телу Анжелики, все новые и новые волны не испытанного ранее блаженства захлестывали ее всякий раз, когда губы Бенуа касались изящно очерченных округлостей ее груди, бросая девушку то в жар, то в холод.

Она не выразила протеста, когда Бенуа быстрым и нетерпеливым движением подхватил ее на руки и перенес на кровать. Осторожно уложив девушку, он присел рядом, опустив руку на ее талию. Сердце Анжелики бешено застучало от волнения, и она устремила на Бенуа взгляд, полный безоговорочного доверия и чистой любви.

Его черные волосы поблескивали в тусклом мерцании свечи, и Анжелика видела, как напряглось его худощавое лицо от страстного желания, когда он наклонился к ней. Подняв руку, Анжелика прикоснулась к его щеке, торжествуя, что имеет теперь полное право и полную свободу так откровенно дотрагиваться до него.

Бенуа повернул голову, прихватил ее пальцы зубами и нежно куснул. Рука его медленно двинулась от талии Анжелики вверх, к ее груди. Анжелика почувствовала, как у нее перехватывает дыхание. Взгляд ее по-прежнему не отрывался от глаз Бенуа. Больше всего на свете ей хотелось сейчас ощутить его прикосновение к своей обнаженной коже, сделать так, чтобы уже ничто не могло встать между ними.

Волнующий момент, казалось, тянулся бесконечно долго, затем Бенуа склонил голову, целуя ложбинку между ее грудей.

Анжелика инстинктивно выгнула спину, устремляясь к нему. Бенуа приобнял ее за плечи – и вдруг замер, приложив щеку, покрытую колючей щетиной, к воспламенившейся от возбуждения коже девушки. Жар его дыхания, казалось, обжигал Анжелику.

Обхватив руками его голову, она крепко прижала ее к своей груди. Тело ее было напряжено, оно отчаянно взывало к нему и безмолвно умоляло продолжать ласки. Порыв столь неожиданно вспыхнувшей между ними страсти полностью захватил Анжелику, и она была раздосадована тем, что Бенуа медлит.

А он внезапно резко, с трудом перевел дыхание и выпрямился.

– Вы – опасная женщина, миледи, – проговорил он, и во взгляде его потемневших от едва сдерживаемого желания карих глаз блеснул иронический огонек.

– В самом деле? – пробормотала она, глядя ему прямо в глаза. Лукавая улыбка появилась на ее губах, и Анжелика слегка повела плечами, устраиваясь поудобнее.

Она испытывала разочарование, однако была и тронута тем, что он так старается побороть свое желание.

– Это просто игра с огнем… – почти простонал Бенуа.

Анжелика видела, какие невероятные усилия он прилагает, чтобы усмирить свою страсть, и ей захотелось вдруг сказать ему, что не следует так мучить себя. Только прирожденная застенчивость помешала девушке сделать это.

– А я-то всегда считал себя человеком, у которого дисциплина и рассудок преобладают над чувством, – недоумевающе произнес Бенуа, – однако сейчас я понимаю, что еще немного – и я окончательно потеряю голову. Что вы сделали со мной, миледи?

– Не знаю. – Анжелика таинственно улыбнулась, не в силах поверить, что только что услышала от него такое признание. Несомненно, это означает, что он не покинет ее, когда Гарри будет спасен. – А что вы сделали со мной, сэр?

– Но мне еще не доводилось встречать столь страстную и отважную женщину! – На мгновение он крепко сжал ее запястье. – Я заеду к вашему отцу, как только закончу дела в Адмиралтействе, – быстро проговорил он. – Не беспокойтесь, Анжелика. Я уверен: когда Гарри вернется домой, ваш отец снова будет таким, каким был много лет назад.

– Хотела бы я надеяться… – Мрачная тень мелькнула на лице Анжелики. Она села на постели. – Бенуа?..

– Я должен ехать, – мягко сказал он ей. – Спокойной ночи, mon amour.[22] Только не забудьте надеть свежую ночную сорочку, которую я раздобыл для вас, и забирайтесь под одеяло, иначе вы простудитесь!

– Вот теперь вы говорите точь-в-точь как моя старая нянюшка! – капризно заметила Анжелика, а сердце ее трепетало при мысли о том, что он назвал ее своей любимой.

Бенуа громко расхохотался.

– Если бы мне не надо было так срочно ехать в Лондон, возможно, я бы продемонстрировал вам, в чем именно я отличаюсь от вашей нянюшки! Спокойной ночи, Анжелика!

Он повернулся и быстро вышел, оставив девушку совсем одну. Камин освещал комнату слабым светом, за окнами ветер гремел ставнями так, что Анжелика невольно вздрогнула. Повернув голову, она внимательно осмотрела скудно обставленную комнату. Здесь не было ничего из той роскоши, к которой она привыкла с рождения, и здесь не было Бенуа…

Глава седьмая

Когда Анжелика проснулась, на дворе уже давно был день. Несколько минут она лежала, недоуменно глядя по сторонам, не в силах понять, что случилось прошлой ночью. Она помнила только невыразимое счастье, с ощущением которого заснула. Затем она стала припоминать все по порядку.

Трудно было поверить, что все это ей не приснилось! Неужели с ней действительно произошли все эти невероятные события? И самое важное: неужели она была права, предполагая и надеясь, что она действительно так много значит для Бенуа – как и он для нее? Девушка оживила в памяти их последний разговор, припоминая выражение его глаз, нежные прикосновения рук и слова, которые он произнес перед тем, как уехал.

«Mon amour…»

А Бенуа всегда говорит то, что думает. Анжелика счастливо улыбнулась и откинула одеяло, радостно готовясь принять участие в продолжении этого необыкновенного приключения.

Огонь в камине давным-давно погас, и в комнате царил страшный холод. Анжелика решительно выбралась из-под одеяла и хорошенько умылась ледяной водой из кувшина, стоявшего на умывальнике. Затем, нахмурившись, уставилась на свое отражение в щербатом зеркале. До чего грязной и растрепанной она была!

На волосы было просто страшно смотреть, чулки все порвались, нижнее белье задубело от грязи, а башмачки вряд ли можно будет когда-либо надеть снова.

Бенуа перед уходом разложил мокрую амазонку на стуле, но она по-прежнему была сырой, так что до нее было противно даже дотрагиваться. Анжелика попробовала счистить с одежды грязь и песок, но при мысли о том, что придется все это надеть, ей становилось не по себе. К сожалению, выбирать было не из чего, и, брезгливо морщась, девушка надела амазонку, решительно застегнув все пуговицы.

Анжелика уселась перед зеркалом, намереваясь наконец заняться прической. Около кувшина с водой для умывания лежал гребень. Она взяла его и попыталась расчесать спутанные длинные локоны. Примерно полчаса ушло у нее на возню с волосами. Тут она не раз пожалела, что рядом нет верной Марты, но все-таки после всего, что ей пришлось с честью выдержать накануне ночью, отсутствие горничной показалось ей сущей безделицей – подумаешь, какая-то прическа! Зато обретена независимость!

Анжелика почувствовала, что страшно голодна. Кроме того, ее одолевало беспокойство за Адама. Она встала и прошла к двери, прислушалась, затем открыла ее, вздрогнув от скрипа, который та издала. Из буфетной снизу доносились голоса. Девушка, крадучись, выскользнула из комнаты, прошла по коридору и, неслышно, как бесплотный дух, переступая босыми ногами, приблизилась к комнате Адама и заглянула внутрь.

В комнате находились двое мужчин – они резко вскинули головы, как только послышался звук открывающейся двери. Адам лежал в постели, и лицо его по-прежнему было бледным и измученным. Конюх Томас сидел около него на колченогом стуле с высокой спинкой.

Увидев, что кто-то входит в комнату, Томас быстро вскочил на ноги, но затем, узнав Анжелику, заметно расслабился и снова сел.

– Добрый день, миледи, – ворчливо проговорил он, словно вовсе не рад был встрече с ней.

– Здравствуй, Томас, – откликнулась Анжелика.

Сначала она удивилась, как он здесь оказался? Но затем догадалась, что его, конечно же, прислал Бенуа.

Анжелика прошла к кровати.

– Ну, как вы? – спросила она Адама, с тревогой глядя на него.

– Умирать пока рано. – Он улыбнулся и протянул ей руку. – Мне очень жаль, что вчера ночью вам пришлось так несладко, миледи…

Позади них презрительно фыркнул Томас, и Анжелика обернулась к конюху.

– Славную шутку вы сыграли со мной, ваша милость! – свирепо произнес он. – Да и Марта тоже хороша, ничего не скажешь! Вероломная, хитрая лицемерка!

– Нет-нет! – запротестовала Анжелика.

– Если бы вы, ваша милость, вели себя нормально, я бы и слова вам не сказал! – продолжал Томас, словно не замечая ее слов протеста. – Но только вот что я вам скажу, миледи: я не игрушка и не желаю, чтобы меня использовали таким подлым образом! Подумать только – пустились ночью скакать по берегу моря, словно это вам Гайд-парк какой-нибудь! А если бы с вами что случилось – как вы думаете, кто бы тогда оказался виноватым? Хотел бы я услышать, что вы на это скажете!

Анжелика виновато проговорила:

– Я действовала, не подумав, признаю. Однако я уверена, что никто не стал бы ни в чем обвинять тебя, Томас!

– Эта ваша горничная, – обиженно проворчал конюх, – обращалась со мной так, словно я круглый идиот! Уж такое вытворяла!

– Нет-нет! Я уверена, Марта вовсе не хотела, чтобы ты так думал о ней! – возразила Анжелика. – Это была только…

– …слепая верность вам, и ничего больше! – мрачно перебил ее Томас. – Ух и разволновалась же она, когда лошади прибежали домой одни! – сказал он, припоминая события прошлой ночи. – А сегодня ваша горничная так хотела поехать со мной, прямо проходу не давала, – пришлось пригрозить, что я ее свяжу! Так она все равно заставила меня прихватить кое-что из вещей, которые, по ее мнению, могут вам понадобиться! – Томас ткнул пальцем в мешок, стоявший в углу комнаты.

– Бедная Марта, – виновато проговорила Анжелика. – Мне стыдно, я вовсе не хотела, чтобы все так волновались из-за меня. – И она посмотрела на конюха полными искреннего раскаяния голубыми глазами.

– Садитесь уж лучше! – пробурчал Томас, поднимаясь со стула. – Только все равно не место вам тут, миледи, вот что я вам скажу.

Анжелика расхохоталась.

– Я же знаю, что ты вовсе не такой злюка! – воскликнула она.

Несколько секунд конюх пристально смотрел на нее, а затем через силу улыбнулся.

– Когда стемнеет, я могу отвезти вас домой в «Остролист», если захотите, – сказал он. – Мы могли бы выскользнуть через черный ход.

– А как же Адам? – Анжелика с тревогой посмотрела в сторону раненого. – Несомненно, Бен… то есть мистер Фолкнер, прислал тебя, чтобы присматривать за ним!

Адам состроил гримасу.

– Я сам могу о себе позаботиться, – заявил он.

Анжелика повернулась к конюху, вопросительно глядя на него.

– Сегодня ужас до чего ветрено и холодно, – ответил Томас на ее безмолвный вопрос. – Не хватало только мне, чтобы вы до смерти простудились, миледи. А Джо – это трактирщик – не так давно овдовел, и ему некогда то и дело подниматься сюда.

– В таком случае я останусь тут, – твердо заявила Анжелика. Честно говоря, ей ничуть не хотелось отсюда уезжать. Ведь Бенуа просил ее дождаться его здесь, и именно так она и собиралась поступить. – Вот только… – Анжелика осмотрелась по сторонам и заметила тарелку с несколькими кусками хлеба и сыра. – Я просто ужас до чего хочу есть, – добавила она. – Как вы думаете, ничего, если я…

– О, миледи, угощайтесь! – галантно проговорил Адам. – Боюсь, сейчас я не очень-то расположен к еде.

– Пойду посмотрю, не найдется ли еще чего, – пробормотал Томас и тихо вышел из комнаты.

– Вам вовсе не обязательно оставаться тут, – сказал Адам, как только конюх притворил за собой дверь. – Томас просто чересчур осторожничает. Здесь меня никто не побеспокоит. Да если кто и сунется, – беззаботно закончил он, – вы ничем не сумеете мне помочь.

В это мгновение Анжелика жевала хлеб с сыром, стараясь делать это по возможности не спеша, однако, услышав последние слова Адама, сказанные к тому же весьма снисходительным тоном, она резко вскинула голову и в упор посмотрела на Адама.

– Надеюсь, что еще смогу пригодиться вам, сэр, – холодно проговорила она, и в ее всегда таком мягком голосе прозвучали незнакомые Адаму властные нотки. – Я не привыкла, чтобы кто-либо разговаривал со мной подобным тоном – будь это контрабандисты, магистраты или французские шпионы!

Спина ее была гордо выпрямлена, а босые ноги, грязная и мокрая амазонка и растрепанные волосы, казалось, ничуть не приуменьшали исходившей от нее надменности. Что и говорить – вид царственный!

Адам взволнованно вздохнул.

– Прошу вас принять мои извинения, леди Анжелика! У меня и в мыслях не было оскорблять вас. Мне не следовало так говорить. Пожалуйста, простите меня, – он протянул ей руку.

– Разумеется. – Анжелика преодолела разделявшие их несколько футов и слегка пожала его руку. – Иногда я бываю очень вспыльчивой, особенно если проголодаюсь, – сокрушенно добавила она. – Я вовсе не хотела говорить с вами так резко.

– Вы очень необычная женщина, – сказал Адам, с любопытством глядя на нее. – Неужели вы действительно последовали за Беном только потому, что он повязал на шею черный платок?

– Да. – Анжелика нервно рассмеялась. – Он заявил, что собирается навестить сэра Уильяма, но я ему не поверила, – объяснила она. – Как только я увидела, что он спускается по лестнице и на шее у него черный платок… я тут же последовала за ним, ни о чем не задумываясь.

– Это было на редкость верное наблюдение, – заметил Адам, пристально глядя на нее. – Миледи, я преклоняюсь перед вами. Наконец-то Бен встретил равного соперника! Мне думается, в будущем нас ожидают весьма и весьма интересные события!

Он ухмыльнулся, увидев, как смутилась Анжелика, но тут же напрягся, услыхав шаги на лестнице. Дверь приоткрылась, и появился Томас.

– Едва ли это то, к чему вы привыкли, – сказал он, опуская на колени Анжелики поднос с едой, – но это самое лучшее, что может приготовить Джо. Да еще мне пришлось пробираться наверх тайком, чтобы никто меня не заметил. Надеюсь, я ничего не разлил.

– Выглядит просто замечательно! – воскликнула Анжелика. – Кроме того, я сейчас так голодна, что могла бы съесть целую лош-ш-ш… козочку. – (В последнюю минуту ей пришлось передумать, так как она вспомнила, что Томас состоит при лошадях.) – Спасибо, Томас.

Анжелика с жадностью принялась за еду. Закончив, она была бы рада остаться и поболтать с Адамом, однако видела, что ему стоило немалых усилий весело разговаривать с ней, а потому оставила раненого под присмотром Томаса и вернулась в свою комнату.

В ее отсутствие кто-то – вероятно, заботливый Томас – затопил камин и зажег свечи. Анжелика развязала мешок, который прислала ей Марта, и увидела, что горничная приготовила для нее теплое и неброское платье для прогулок и пару туфель. Она тут же переоделась и обулась и сразу почувствовала себя намного лучше. Разгуливать босиком она все-таки не привыкла!

Девушка разложила амазонку на стуле перед камином, надеясь, что та высохнет к следующему утру. Противно было думать, что ей снова придется надеть ее, но, с другой стороны, Анжелика стала испытывать к этой вещи какие-то странные, почти трогательные чувства. Придется ей прислать миссис Фолкнер новую амазонку!..

Разглаживая задубевший от грязи подол, Анжелика неожиданно услышала хруст бумаги. Тут она припомнила, как накануне утром, перед прогулкой верхом вместе с Бенуа, засунула в карман амазонки письмо Джеймса Корбетта. Достав его, она расправила влажную бумагу. Теперь письмо было еще более мятым, чем раньше, а уж о пятнах и говорить нечего. Однако, хотя чернила и расплылись от воды, прочитать содержание все еще было можно.

Анжелика положила письмо на полку над камином, а затем присела на кровать, раздумывая, чем бы ей заняться. На улице было еще светло, спать укладываться рано, но делать было абсолютно нечего. Анжелика с досадой нахмурилась. После возбуждения, в котором она прожила последние несколько дней, это вынужденное безделье было почти невыносимым.

В дверь тихонько постучали, и девушка узнала голос Томаса. Вскочив, она быстро открыла ему.

– Простите, ваша милость, – застенчиво сказал конюх, протягивая ей мятую газету. – Мне вот подумалось, может, вам захочется что-нибудь почитать… В трактирах всегда такая скучища, если ты тут сам по себе и тебя не тянет на выпивку.

Лицо Анжелики озарила приветливая улыбка.

– Спасибо тебе! – благодарно воскликнула она. – А мистер Кеннетт спит?

– Да, миледи.

– Не хочешь ли войти? – порывисто предложила она. – Я уверена, что тебе это бесконечное ожидание кажется таким же долгим, как и мне.

– Ну что же… – Томас помолчал, а затем быстро оглянулся, кинув быстрый взгляд на лестницу. – Ладно, миледи.

Он вошел в комнату и нерешительно остановился у самой двери.

– Как ты думаешь, когда мистер Фолкнер доберется до Лондона? – спросила Анжелика.

– Теперь-то он уже там, – ответил Томас. – Весь вопрос в том, сколько времени он будет занят. А вообще-то он собирался вернуться уже завтра.

– Да, мне он тоже так сказал, – подтвердила Анжелика. Она подумала, что Бенуа могут задержать не только дела в Адмиралтействе, но и разговор с ее отцом. Интересно, что окажется труднее и дольше?

Еще неизвестно, как отреагирует эрл на сообщение Бенуа, но сейчас Анжелике не очень-то хотелось раздумывать над этим – она до сих пор купалась в лучах счастья, внезапно озарившего ее жизнь.

– Должно быть, ты уже давно знаешь мистера Фолкнера, – беззаботно обратилась девушка к Томасу.

– Я работал еще у его отца, – ответил Томас. – А с моим теперешним хозяином мы знакомы с тех пор, как были мальчишками. Мне страсть как хотелось уйти в море вместе с ним, но матушка моя как раз тогда овдовела, и я не мог бросить ее одну с сестренками.

– Да… – рассеянно протянула Анжелика, в очередной раз вспомнив об эрле. – Всегда есть кто-то, забывать о ком мы не имеем права. Я уверена, что ты хорошо позаботился о своей семье…

– Теперь-то сестры все замужем, – бодро откликнулся Томас. – И матушка живет у одной из них. Как раз бы и уйти мне в море – да только меня до смерти укачивает.

К тому же кому-то надо присматривать и за лошадками мистера Фолкнера, пока его нет.

– Я уверена, никто не сможет сделать это лучше тебя, – ласково подтвердила Анжелика. – А я ведь до сих пор не видела фокусов, которым ты обучил своих подопечных. Мистер Фолкнер говорит, что ты выучил Билли считать!

Улыбка медленно проступила на лице Томаса. Он был явно польщен словами Анжелики.

– А, вон вы о чем! – сказал он. – Да ведь считаю-то я! А Билли лишь делает все, что я ему ни скажу. Вот жаль только, что я не могу проделать это кое с кем, о ком я лучше вообще не буду упоминать! – добавил он, неожиданно загораясь гневом. Заметно было, что он до сих пор уязвлен хитроумным обманом коварной Марты. – Ладно, пойду-ка я лучше к мистеру Адаму. Если я вам понадоблюсь, миледи, так я буду у него, но надеюсь, что ничего такого не случится.

– Спасибо, Томас, – ответила Анжелика.

Когда она осталась одна, комната показалась ей еще меньше. В представлении Анжелики она начинала все больше и больше смахивать на тюремную камеру. Сколько раз девушка в течение бесконечно долгих часов сидела, читая вслух отцу неинтересные книги, отчаянно подавляя в себе всякое любопытство и мысли о мире, который простирался за стенами их дома… И вот снова она сидит в маленькой, тесной комнатке, слушая, как из буфетной доносятся голоса и смех, а из развлечений у нее только и есть что старая мятая газета… Просто насмешка судьбы какая-то!

Анжелика раздраженно швырнула газету на пол. Довольно! За последнее время она начиталась столько, что хватит на всю оставшуюся жизнь! Кроме того, слова Томаса, упомянувшего о своей семье, заставили Анжелику вспомнить об отце. Девушка разволновалась не на шутку. Отец… После того как произошел тот несчастный случай, лишивший его зрения, она старалась делать все, чтобы хоть как-то помочь ему, – но достаточно ли она сделала? Что, если она что-то проглядела, упустила? Почему отец впал в горькую озлобленность?

Всю жизнь Анжелика горячо любила отца, искренне восхищалась им и охотно слушалась его, однако лорд Эллевуд всегда был очень гордым и довольно скрытным человеком, который не привык делиться с дочерью своими переживаниями и мыслями. С того злополучного дня, когда он неожиданно оказался в вынужденной зависимости от других, он так и не нашел в себе силы примириться со своим состоянием, а потому общаться с ним становилось все труднее и труднее.

Постепенно за окнами стемнело, и Анжелика легла спать. Сон ее был беспокойным, а сновидения – путаными и тревожными.

Гарри, отец, Бенуа и даже мама появлялись и исчезали, сменяя друг друга в головокружительном водовороте образов. Анжелика проснулась, дрожа от напряжения, буквально не смея пошевелиться от страха, хотя и не могла понять, что именно так напугало ее. Не может же быть, чтобы те, кого она любит больше всего на свете, вызывали у нее такой панический страх?..

Пробуждение на следующее утро оказалось приятным: впервые за последние двое суток Анжелика увидела лучи солнца, и настроение ее тут же улучшилось. Трудно было даже поверить, что накануне ночью она так болезненно предавалась тяжелым раздумьям. Девушка с удовольствием позавтракала и даже снизошла до того, чтобы прочитать надменно отвергнутую вчера газету. В ней сообщались в основном местные новости, причем месячной давности, но Анжелике было практически все равно, лишь бы было чем занять себя. Ведь главное сегодня – дождаться возвращения Бенуа!

Девушка была поглощена чтением статьи о мелких проказах каких-то офицеров, расквартированных в Хоршеме, когда Томас резко постучал в дверь.

– Миледи! – торопливо зашептал он, и в его голосе Анжелика услышала тревогу. – Миледи, скорее!

– Что такое? – Анжелика широко распахнула дверь.

– Сэр Уильям! Он внизу и собирается обыскать весь трактир!

– Что? – воскликнула Анжелика, и сердце ее тяжело заухало. Она вспомнила наказ Бенуа – не привлекать к себе ничьего внимания.

– Два дня назад на берегу моря им удалось кого-то ранить, – задыхаясь, проговорил Томас. – А один из людей сэра Уильяма был убит. И вот сейчас он прослышал, что в трактире скрывается раненый, – одному Богу известно, кто ему донес, хотя, пожалуй, я догадываюсь. – На мгновение на лице Томаса мелькнуло мрачное выражение. – Ладно, теперь не время об этом. Сэру Уильяму известно, что Адам связан с нами. Он уже сколько лет пытается поймать и его, и мистера Бенуа. Выходит, сейчас мне надо прятать вас обоих!

– Он подозревает вас в шпионаже? – осмелилась быстро поинтересоваться Анжелика.

– В знакомстве с «джентльменами»! – торопливо ответил ей Томас.

Неожиданно Анжелика поняла, что, хотя Бенуа больше не принимает активного участия в контрабандном промысле, тем не менее его конюх, его друг-трактирщик и множество его старых друзей по-прежнему занимаются «свободной торговлей». Кроме того, ведь именно Адам повел сэра Уильяма по ложному следу много лет назад, в ту самую ночь, когда лорд Эллевуд дрался с Бенуа среди дюн Западной бухты. Только что Адам приплыл из Франции на судне контрабандистов и тайком сошел на берег. Если магистрат обнаружит, что таинственный раненый в трактире – это и есть Адам, то получит все карты в руки, чтобы обвинить и Адама, и Бенуа в контрабанде и прочих незаконных делишках.

– Господи, ну что же мне делать?! – застонал Томас. – Мало того, что надо спрятать и вас, и мистера Адама…

– Меня?! – с недоумением переспросила Анжелика. – Но с какой стати?..

– Да вы только подумайте о своей репутации, миледи! – Томас принялся ломать руки от отчаяния. – Хозяин убьет меня, если с вами что-нибудь случится!.. Сейчас нам даже через окно нельзя сбежать – внизу выставлен караульный…

Анжелика постаралась быстренько собраться с мыслями.

– Нечего тебе волноваться за мою репутацию! – твердо заявила она. – Я давно знаю сэра Уильяма и уверена, что вполне смогу с ним договориться.

– Но как же…

– Ступай и позаботься об Адаме. Я сама объяснюсь с сэром Уильямом. Скорее, – резко добавила Анжелика, видя, что Томас, похоже, прирос к полу. – По всей вероятности, тебя сэр Уильям тоже неплохо знает, так что вряд ли тебе захочется столкнуться с ним на лестнице.

Томас с сомнением посмотрел на нее, но Анжелика говорила сейчас так уверенно и властно, что он поспешно юркнул в комнату Адама. Откуда ему было знать, что годы, когда Анжелике приходилось одной управлять обширными поместьями отца, многому ее научили? Она и сама об этом вряд ли догадывалась, однако в эту минуту, сконцентрировавшись на главном, начала действовать точь-в-точь как эрл.

Сначала она убрала с полки над камином письмо Джеймса Корбетта, а затем неторопливо заняла позицию на верхней ступеньке лестницы. Снизу доносились раздраженные голоса – это сэр Уильям спорил с хозяином трактира в буфетной. Трактирщик яростно противился обыску, однако Анжелика понимала, что рано или поздно ему придется уступить. Через несколько минут она услышала, как сэр Уильям затопал по ступенькам лестницы – он поднимался наверх.

– Доброе утро, сэр Уильям! – поприветствовала его Анжелика.

Услыхав ее голос, магистрат резко остановился и изумленно поднял голову.

На лестнице царил полумрак, и сэр Уильям не мог как следует рассмотреть неожиданно явившееся перед ним видение. Он знал лишь, что дорогу ему преградила высокая и стройная женская фигура. Было совершенно ясно, что он не узнал Анжелику.

– Дьявол вас возьми, кто вы такая, мисс? – отрывисто поинтересовался он, утратив от удивления всю свою обычную вежливость.

– Прошу у вас прощения, сэр Уильям, – ледяным тоном проговорила Анжелика. – Мне очень жаль, что вы отказываетесь узнать меня.

Она слегка переступила, так, чтобы он смог лучше рассмотреть ее в свете, падавшем из маленького окошка на лестничной площадке.

– Леди Анжелика! – От изумления сэр Уильям на миг потерял дар речи. – Какого чер-р?.. То есть примите мои извинения, миледи! Я и представить себе не мог, что эрл остановился в этом трактире.

– Его здесь нет, – безмятежно ответила ему Анжелика, хотя сердце ее неистово колотилось от волнения.

Сейчас она пыталась представить себе, как бы поступил в подобной ситуации ее отец. На долю секунды она задумалась, не совершила ли ошибку, решив действовать согласно наспех придуманному плану, однако, если она теперь заявит, что в комнате действительно находится лорд Эллевуд, а не Адам, сэру Уильяму будет весьма несложно разоблачить ее.

– Так его тут нет? – Сэр Уильям во все глаза уставился на Анжелику, и на лице его отразились и смущение, и неожиданно озарившая его догадка. – Но до меня не доходили никакие известия о вашем замужестве. Не может быть, чтобы…

– Разумеется, нет, – сурово обрезала Анжелика, понимая, что сэр Уильям решил, что неожиданно обнаружил скрывающуюся парочку влюбленных беглецов. – До вас и не могли дойти никакие сведения. Я здесь совершенно по другому делу.

– По какому еще другому делу? – отрывисто переспросил сэр Уильям.

Анжелика посмотрела мимо сэра Уильяма на двух таможенных стражников, которые, приоткрыв от удивления рты, таращили на нее глаза с нижнего пролета лестницы.

– Я здесь по семейному делу, которое не собираюсь ни с кем обсуждать – тем более в присутствии посторонних слушателей, – холодно проговорила она.

Сэр Уильям побагровел от гнева, однако повернулся и коротким кивком головы отпустил своих людей. Те неохотно спустились в буфетную, хотя Анжелика ничуть не сомневалась в том, что они спрячутся неподалеку и будут подслушивать.

Бенуа всеми силами старался избежать огласки, но Анжелика чувствовала, что еще немного – и разразится самый что ни на есть настоящий скандал. И в то же время нельзя допустить, чтобы сэр Уильям обнаружил Адама! Анжелика решила действовать дальше исключительно в его интересах.

– Ну а теперь объяснимся, мисс, – мрачно сказал сэр Уильям. – Пожалуй, вам стоит подробно рассказать мне, что это за дело привело вас сюда, столь далеко от Лондона, тем более одну, без покровительства эрла?

– Мой отец уже более полутора лет не выходит из дому, – с горечью ответила Анжелика. – Я удивляюсь, что вы об этом ничего не слышали.

– Мне больно говорить, милое дитя, но я несколько раз заходил к вам в Лондоне, и мне всякий раз отвечали, что эрла нет дома…

– Простите, я этого не знала… – Анжелика отвернулась, на мгновение забыв, зачем она здесь и почему загораживает дорогу сэру Уильяму на узкой лестнице Богом забытого трактира.

– Я заеду к нему еще раз, – сказал сэр Уильям. – А тем временем, – резко добавил он, – я должен предупредить вас, что вы избрали на редкость неподходящее место для того, чтобы вести тут свои дела. У меня есть веские основания полагать, что в этом трактире скрывается раненый контрабандист. Прошу вас, дайте мне пройти! Я намерен обыскать каждую комнату, и заранее прошу у вас прощения за неудобства, которые могу невольно причинить вам.

– Мне очень жаль, но я не могу этого допустить, – решительно ответила Анжелика, не двигаясь с места.

Сэр Уильям уставился на нее.

– Вы… мне… не позволите?! – возмущенно загремел он. – Миледи, я вас не понимаю! Сейчас не может быть речи о том, что кому нравится, а что – нет. Здесь прячется преступник, скрывающийся от правосудия!

Внезапно Анжелике пришло в голову, что если сэр Уильям всегда так громогласно объявляет на всю округу о своих намерениях, то неудивительно, что Тоби Фолкнеру всякий раз удавалось обвести его вокруг пальца. Если бы только Адам не был ранен и не ослабел, возможно, к этому моменту ему с Томасом уже удалось бы скрутить караульного, что был выставлен под окнами, и скрыться. А пока Анжелике предстоит самой удерживать сэра Уильяма на лестнице как можно дольше и ни за что не пускать его в комнату Адама.

– Не будьте смешны! – холодно ответила она. – Ведь это совсем крошечный трактир, и я здесь уже несколько дней. Несомненно, я бы знала, если бы тут находился какой-то раненый контрабандист, как вы утверждаете…

– Мне сказали, его принесли сюда поздно ночью… – Судя по всему, неожиданное появление Анжелики спутало почтенному магистрату все карты, и до сих пор он так и не пришел в себя.

– Вероятно, вас неправильно информировали, – сладким голоском пропела Анжелика, отлично понимая, как возмутится сэр Уильям ее замечанием. – Насколько я понимаю, такое не раз случалось и прежде…

Магистрат яростно уставился на нее.

– А чем, позвольте спросить, занимаетесь тут вы, миледи? Я не допущу, чтобы кто-либо насмехался надо мной – надо мной или моими людьми, да, миледи!

Анжелика заколебалась, в притворном смущении отводя глаза.

– Это весьма и весьма деликатное дело, – проговорила она наконец с явной неохотой. – Я не смогу довериться вам, если вы не пообещаете мне сохранить в тайне все, что я вам скажу.

– Ради всего святого! – взорвался сэр Уильям. – Не вам учить меня честности или же деликатности, мисс! Отвечайте: ЧЕМ-ВЫ-ТУТ-ЗАНИМАЕТЕСЬ?!

Не говоря больше ни единого слова, Анжелика протянула ему письмо Джеймса Корбетта.

Несколько мгновений сэр Уильям недоверчиво смотрел то на девушку, то на листок бумаги, а затем, держа письмо на расстоянии вытянутой руки от себя, прищурился, разбирая незнакомый почерк. На верхней площадке лестницы было полутемно, и Анжелика отступила в сторону, чтобы сэр Уильям смог приблизиться к маленькому окошку, однако девушка по-прежнему загораживала от него дверь в комнату Адама.

Наконец сэр Уильям кончил читать и потрясенно поглядел на нее.

– Я и представить себе не мог!.. – воскликнул он. – Я ничего не знал. Бедный Гарри! Но…

– Прошу вас, пожалуйста, отошлите своих людей, – прервала его Анжелика. – Даю вам честное слово, сэр Уильям, что здесь вы не найдете никаких раненых контрабандистов. Кто-то же должен был привезти мне это письмо, – добавила она совсем тихо.

Девушка заметила, как тень понимания промелькнула во взгляде сэра Уильяма, затем он быстро спустился по лестнице, и Анжелика услышала громкий голос магистрата, приказывающего почти всем стражникам убираться прочь.

Девушка с облегчением вздохнула и услышала, как дверь в комнате Адама тихонько скрипнула. Анжелика обернулась.

– Ну как, миледи? – зашептал Томас.

– Кажется, все получается, – быстро ответила ему Анжелика. – Закрой дверь.

– Хозяин меня просто убьет! – с чувством проговорил Томас. – И придется мне тогда навсегда уйти в море!

Он неслышно притворил дверь, поскольку сэр Уильям уже поднимался обратно.

– Так что же происходит, Анжелика? – поинтересовался он, и по тону его голоса девушка догадалась, что магистрат намерен непременно докопаться до правды. – Кто прячется в этой комнате? Эрлу известно, что вы находитесь тут?

Анжелика заколебалась. У нее не было абсолютно никакого желания обсуждать частные дела своей семьи на лестнице какого-то Богом забытого трактира, но, с другой стороны, она не решалась отойти от двери в комнату Адама из опасения, что таинственный постоялец может заинтересовать кого-либо еще. Анжелика сама слышала: сэр Уильям отпустил не всех своих стражников.

– Кто-то же должен был доставить мне это письмо, – повторила девушка, чтобы протянуть время. – Вы сами можете догадаться, что путешествие храбреца было нелегким. – Она помолчала. – Всякий, кто готов сейчас помочь Гарри, окажется в опасности, если только агентам Бонапарта станет известно, кто он такой, – очень тихо и решительно проговорила Анжелика. – И я не могу позволить, чтобы вы или ваши помощники, сэр Уильям, – в особенности ваши помощники – зашли в эту комнату. Ваше появление тут уже серьезно осложнило ситуацию, так как мы надеялись остаться по возможности незамеченными. Теперь же мне становится страшно при одной мысли обо всех слухах и сплетнях, которые совсем скоро разлетятся по округе и, весьма возможно, дойдут до чужих ушей!

– Черт побери, миледи! – Сэр Уильям покраснел. – Ведь я действовал из самых лучших побуждений! А вам бы, если уж вы решили заниматься тут столь деликатным делом, следовало прежде всего прийти и довериться мне. Как-никак, я до сих пор считаю себя самым преданным другом вашего отца, даже если он не желает меня больше видеть! Мне кажется, вы можете мне доверять – я умею хранить тайны!

– Ах, сэр Уильям, простите меня! – Анжелика протянула руку, стараясь успокоить его.

Очевидно, магистрат был глубоко оскорблен тем, что лорд Эллевуд отказывается поддерживать с ним дружбу, а теперь еще он почувствовал себя обиженным из-за того, что от него скрыли правду о судьбе Гарри.

– Поверьте, последние несколько месяцев я провела в такой тревоге и таком напряжении, особенно после того, как нам стало известно, что Гарри в плену… Иногда я просто не в силах сдержаться, – извиняющимся тоном проговорила Анжелика. – Я вовсе не желала обидеть вас или разговаривать с вами так грубо, – искренне добавила она. – Однако ваше внезапное появление, да еще в сопровождении ваших стражников, так напугало меня, что я никак не могу собраться с мыслями!

– Что-то незаметно! – сухо откликнулся сэр Уильям. – Знайте, мисс, вы ведете себя точь-в-точь как ваш отец: так же злитесь и задираете нос!

Анжелика вспыхнула и виновато потупилась.

– Простите меня, – снова извинилась она.

– Ладно, дорогая, забудем об этом, – ворчливо ответил сэр Уильям. – В последние годы вам пришлось весьма несладко. – Он взял руку девушки в свою, поглаживая с грубоватой нежностью. – Но если не эрл сопровождает вас сюда, кто же тогда? – спросил он.

В этот момент не раздалось ни единого звука, не скрипнула ни единая ступенька старой рассохшейся лестницы, однако почему-то Анжелика сразу поняла, что он здесь.

Она посмотрела мимо сэра Уильяма и встретила веселый взгляд карих глаз Бенуа. Анжелике так нужно было, чтобы он пришел и выручил ее, что сейчас сердце ее, казалось, готово было выпрыгнуть из груди от радости – Бенуа появился столь своевременно! Несмотря на то, что он был с дороги, выглядел он, как всегда, элегантно и уверенно. Его хладнокровное спокойствие сильно контрастировало с волнением взбудораженного непонятными происшествиями магистрата.

Рука Анжелики дрогнула в руке сэра Уильяма, и радостная улыбка заиграла на ее губах. Девушка не в силах была отвести взгляд от Бенуа. Мучительная тревога и томительное беспокойство покинули ее – казалось, сейчас она излучала радостное сияние счастья так, что даже площадка лестницы озарилась его отсветом.

Взгляд Бенуа, когда он поднимался по лестнице, был встревоженно-сосредоточенным, однако на долю секунды, едва он взглянул Анжелике в глаза, она заметила в его лице огонь страсти, не уступавший возбуждению самой девушки. Почти тут же знакомое, по-волчьи настороженное выражение снова появилось на его лице, и он вежливо поклонился магистрату.

– Господь Всемилостивый! – произнес сэр Уильям, вытаращив глаза на Бенуа. – Не может быть… Это ты, Фолкнер?

Бенуа ухмыльнулся, и Анжелика заметила, как блеснули в полумраке его крепкие белые зубы.

– А почему бы и нет? – насмешливо поинтересовался он. – Уж не думаете ли вы, что я не в состоянии защитить леди?

– Черт возьми, Фолкнер! – зарычал сэр Уильям. – Ты же отлично понимаешь, что я вовсе не об этом. Хотя…

– Хотя именно это, если говорить начистоту, и пришло вам в голову! – ровным голосом прервал его Бенуа. – Прошу у вас прощения, миледи! – Взяв руку Анжелики, он любезно поцеловал ее. – Я и представить себе не мог, что сегодня утром вы вынуждены будете вести столь неприятные переговоры.

– Ну, не такие уж и… неприятные, – ответила Анжелика, изо всех сил стараясь не показать, как взволновало ее его прикосновение.

Накануне она провела немало времени, строя догадки о том, как произойдет их следующая встреча, однако и представить себе не могла, что она состоится в присутствии почтенного магистрата. Сейчас Анжелика видела, с каким любопытством смотрит на них сэр Уильям, и отчаянно пыталась держаться как ни в чем не бывало.

– Сэр Уильям – давний друг моего отца, – продолжила она. – Разговор с ним никогда не будет для меня неприятным, однако положение становится немного запутанным.

– В самом деле, вы правы, – сказал Бенуа, успокаивающе сжимая руку девушки.

– Тебе следовало довериться мне, Фолкнер, – хрипло проговорил сэр Уильям, постепенно приходя в себя после неожиданной встречи. – Тогда бы мы избежали этой злосчастной путаницы. Я понятия не имел, что ты знаком с лордом Эллевудом, хотя что говорить – ты всегда такой… такой… в общем, вечно у тебя тайны да секреты!

– Это неправда! – возмущенно выпалила Анжелика раньше, чем Бенуа успел остановить ее.

– Мне кажется, – решительно проговорил Бенуа, – мы слишком долго стоим на этой темной лестнице, где к тому же еще и гуляет сквозняк. Предлагаю перейти в другое место – там нам будет немного светлее, – и он распахнул дверь в комнату Адама.

Его жест был совершенно лишен какой-либо театральности, а потому Анжелика опомнилась, только когда дверь была уже открыта.

– Но как же… – запротестовала она, сообразив, что Бенуа предлагает сэру Уильяму пройти в комнату.

– После вас, миледи, – ответил тот с обычной любезностью.

– Сэр Уильям, прошу вас…

– Что за игру ты затеваешь, Фолкнер? – подозрительно поинтересовался магистрат, однако поспешил тут же шагнуть внутрь.

Анжелике показалось, что мир вокруг нее переворачивается с ног на голову. После всех ее отчаянных попыток защитить Адама от сурового магистрата девушка просто не в силах была поверить, что Бенуа так спокойно собирается выдать своего друга! Должно быть, у него есть какой-то хитрый план – но какой именно, Анжелика не в силах была разгадать.

Сэр Уильям сделал несколько шагов от двери и замер, словно пораженный громом. Он увидел Адама, который поднял голову с подушки.

– Клянусь святым Георгом! – выдохнул магистрат, потрясенный до глубины души. – А я-то думал, что тебя давным-давно убили, мальчик мой!

– Это всего лишь не вполне достоверные слухи, и я очень рад их опровергнуть, – ответил Адам, снова опуская голову на подушку. Заметно было, что напряжение покинуло его. – Хотя, пожалуй, на этот раз я немного переусердствовал…

Сэр Уильям, судя по всему, слегка пришел в себя и широким шагом приблизился к кровати.

– Чем, черт бы тебя побрал, ты занимался все это время? – резко поинтересовался он. – Я слышал, что ты собирался сколотить себе состояние в Индии, а затем тебя прихватила лихорадка. Что ты себе думаешь, пропадая вдруг с глаз долой вот так, не говоря никому ни единого словечка?

– Меня… «прихватили» некоторые события, – ответил Адам. – Прошу прощения, что оказался так нелюбезен.

– Дьявол тебя разрази! Ты остался таким же лихим сорвиголовой! – Схватив руку Адама, сэр Уильям сердечно затряс ее.

Анжелика растерянно уставилась на магистрата. Сейчас она могла бы поклясться, что в глазах его стояли слезы, хотя он и старался изо всех сил скрыть свои переживания под обычной для него маской грубоватой небрежности. Бросив взгляд на Бенуа, Анжелика увидела, что тот улыбается. У Томаса был вид одновременно смущенный и радостный, однако он предпочел спрятаться в самом темном уголке комнаты.

– Так это ты привез Анжелике письмо о Гарри! – наконец воскликнул сэр Уильям.

Адам заколебался. Лицо его казалось сейчас особенно бледным и измученным. Ему было явно приятно общаться с шумливым сэром Уильямом, однако эта встреча, несомненно, утомила его.

– Он только что вернулся из Франции, – спокойно ответил за него Бенуа. – Его ранил один из французских агентов. Теперь вы понимаете, сэр Уильям, почему мы изо всех сил стараемся скрыть присутствие Адама здесь. Я собирался отвезти его в «Остролист», но до вашей усадьбы намного ближе – при отливе экипаж сможет проехать по песку у кромки воды…

Сэр Уильям нахмурился.

– А чем ты будешь заниматься в это время? – быстро поинтересовался он. – Не иначе как спасать Гарри, а?

Анжелика ахнула. Разве можно было предположить, что магистрат окажется столь проницательным? Сэр Уильям иронически взглянул; на нее.

– Может быть, всю мою жизнь меня и водили за нос, миледи, – сухо обратился он к ней, – однако я знаю двух этих прохвостов с тех времен, когда они ходили еще в коротких штанишках. Ни один из них не сможет упустить такую заманчивую возможность рискнуть своей головой!

– Ну, в данный момент мы с вами и так изрядно рискуем, – живо откликнулся Бенуа. – Почему бы нам не взяться за дела? Сэр Уильям, будет просто замечательно, если вы примете командование на себя и проследите за тем, чтобы Адама перевезли к вам в усадьбу. А я тем временем отвезу леди Анжелику назад в «Остролист». Пожалуй, миледи, вам стоит забрать из вашей комнаты те из вещей, которые могут вам понадобиться.

Анжелика поспешно вышла из комнаты, выполняя приказ Бенуа. Многое ей было непонятно в том спектакле, который только что был разыгран мужчинами, но она не стала что-либо выяснять у Бенуа в присутствии посторонних. Тем более не хотела медлить: чем скорее они отправятся в путь, тем быстрее она окажется с ним наедине.

Стоял один из ясных мартовских дней, и голубое небо казалось кристально-прозрачным, хотя солнце грело еще слабо.

Бенуа приехал за Анжеликой в парной двуколке, и сейчас, разместившись в открытом экипаже, девушка могла спокойно наслаждаться красотой побережья.

– Получается, все это я делала совершенно зря? – обратилась она к Бенуа с вопросом, как только трактир остался позади. – Если сэр Уильям действительно собирается перевезти Адама к себе в поместье, выходит, мне было совершенно незачем обманывать его!

– Этого бы я не сказал, – усмехнувшись, ответил ей Бенуа. – Вы устроили замечательное представление. Я был просто в восторге.

– В самом деле? – Анжелика недоверчиво взглянула на него, наполовину опасаясь, что увидит сейчас его насмешливый взгляд. Но Бенуа смотрел на нее с такой нежностью! Сердце Анжелики тут же подпрыгнуло в груди от счастья.

– Да, – ответил он. – Я гордился вами – хотя мне и становится не по себе при мысли обо всех слухах, опровергать которые придется нам с вами.

– Но ведь, если нет ничего плохого в том, что сэру Уильяму все известно, выходит, мне нечего было и волноваться? Почему ж тогда Томас был просто в ужасе от того, что сэр Уильям может обнаружить нас? Все кажется мне таким странным…

Бенуа ухмыльнулся.

– В отличие от меня Томас принимает весьма и весьма активное участие в контрабанде, – объяснил он Анжелике. – Кроме того, он никогда не был с сэром Уильямом в таких приятельских отношениях, как мы с Адамом. Томасу нелегко представить себе, что сэр Уильям далеко не всегда являет собою страшную угрозу нашей безопасности. К тому же вообразите такую картину: наш Билли Мушкетон неожиданно врывается в комнату Адама со всей своей грозной свитой, которая стоит, разинув рот от изумления… Просто счастье, что вам удалось заставить его отослать таможенную стражу прочь. Сэр Уильям действительно умеет быть деликатным, но только в тех случаях, если сам этого захочет, однако такое желание нападает на него не часто!..

– В самом деле! – воскликнула Анжелика, вспоминая, как яростно магистрат бранился с трактирщиком, а затем упорно спорил с ней самой на верхней ступеньке лестницы. – Если он ведет все свои дела подобным образом, неудивительно, что его улов контрабандистов не так-то уж и велик!

Бенуа расхохотался.

– Сегодня он оказался в затруднительном положении, – сказал он потом. – Ведь Джо был одним из самых близких друзей Тоби, так что сэр Уильям, вероятно, был совершенно уверен, подходя к трактиру, что, какой бы контрабандист там ни скрывался, он явно не принадлежит к той группе, с которой у него состоялась перестрелка две ночи тому назад. Члены той группы куда опаснее, нежели кто-либо из старинных друзей Тоби, и сэр Уильям прекрасно это знает. Но он, приняв сигнал, должен был отреагировать. И вот уже наш доблестный магистрат в трактире! Чтобы все видели, что страж закона действует, хотя толку от этих его действий никакого нет.

– Неужели и раньше так было, Бенуа? То есть я хочу сказать, что сэр Уильям, судя по всему, столь привязан и к вам, и к Адаму, хотя и признает, что вы водите его за нос, но в других-то случаях… Ведь в ту ночь мы слышали на берегу выстрелы, и Томас говорит, что один из помощников сэра Уильяма был убит!

– Со дня смерти Тоби произошло немало перемен, и не все из них – к лучшему. Может быть, теперь настало время что-то делать… За последние годы погибло чересчур много людей, а сэр Уильям уже слишком стар, чтобы каждую ночь отправляться на охоту за преступниками!..

– О чем это вы? – внезапно, охваченная страхом за Бенуа, спросила Анжелика. – Что вы собираетесь делать?

Он взглянул на нее, а затем, натянув поводья, остановил лошадей у обочины дороги.

– В данный момент – ничего, – заверил он девушку. – Я просто думал вслух, вот и все. Не беспокойтесь…

– Как это – не беспокойтесь?! – воскликнула Анжелика. – Как же мне не беспокоиться, когда я…

Переложив поводья в одну руку, Бенуа прикоснулся к волосам девушки. У нее перехватило дыхание, и кровь бешено застучала в висках. Во взгляде Бенуа было столько восхищения и нежности, что у Анжелики закружилась голова.

– Я прошу прощения за то, что в мое отсутствие вам пришлось столько пережить, – тихо проговорил он. – Если бы я мог предвидеть, что в трактире вас кто-либо побеспокоит, я ни за что не оставил бы вас там. Мне следовало приказать Томасу в первый же вечер отвезти вас домой в «Остролист».

– А я бы не поехала, – прошептала Анжелика в ответ. – Бенуа… Ведь все было на самом деле, правда? Я хочу сказать…

Он улыбнулся и наклонил голову, целуя ее.

Едва его губы прикоснулись к ее губам, как она прикрыла глаза, испытывая невероятное блаженство. Выходит, все это ей не приснилось… Его взгляды, и его поцелуи, и ее чувства к нему – все это происходит с ней наяву. Анжелика прильнула к нему, отвечая на его поцелуй со всей страстью. Бенуа отстранился первым. Он тихо рассмеялся, нежно пригладил ее сияющие на солнце золотистые локоны. Анжелика подняла голову, смотря ему в лицо, и он увидел, что ее широко распахнутые голубые глаза потемнели – желание захватило ее целиком.

– Ехать куда-либо рядом с вами, миледи, – это все равно, что везти в кармане горячие угли! – заявил Бенуа, лукаво блеснув глазами. – В конце концов, мы с вами находимся на большой дороге Его Величества. Неплохо бы нам иногда вспоминать и о правилах этикета…

Анжелика покраснела. Губы ее горели от его поцелуя, а тело таяло от томительной истомы неудовлетворенного желания.

– Тогда нечего было целовать меня! – обиженно ответила она, радуясь, что он так ласково поддразнивает ее.

– Устоять перед искушением было просто невозможно. – Он усмехнулся, рассеянно наматывая на палец длинную прядь ее золотистых волос, и Анжелика почувствовала, как мурашки сладостной волной пробежали по ее спине от его очередного прикосновения. – А куда же девались все заявления о ложной скромности? – лукаво поинтересовался он. – Не вы ли сами, миледи, всего лишь два дня тому назад заявляли мне, что никогда в жизни не снизойдете до того, чтобы поцеловать меня?

– Не могу припомнить, чтобы я говорила что-нибудь в этом роде! – с вызовом произнесла Анжелика.

– Как хорошо иметь такую удобную память! – восхитился Бенуа.

– У меня отличная память, – мирно подтвердила Анжелика. – А что сказали чиновники в Адмиралтействе?

– Выразили мне свою благодарность за беспокойство и потраченное время, – весело ответил Бенуа. – У меня такое чувство, что для них все это вовсе не было новостью. В конце концов, на них работает немало разведчиков. Однако теперь, похоже, там всерьез займутся этим делом.

– Вы хотите сказать, Адам рисковал жизнью зря? – возмущенно воскликнула Анжелика. – Это же нечестно!

– Такова война, – коротко сказал Бенуа. – Теперь нам придется ждать, чтобы увидеть, что из этого выйдет.

– Мне кажется, это несправедливо! – сердито проговорила Анжелика. – Они хоть поблагодарили Адама? Или хотя бы выразили ему свое сочувствие?

– Адам ведь поступал так не ради награды, – спокойно объяснил ей Бенуа. – Он делает все это потому, что несколько человек из его французской родни погибли на гильотине – при этом они не принадлежали к аристократии. Адам ненавидит новый режим больше, нежели кто-либо другой из всех, кого я знаю, однако я думаю, что ему надоела роль смелого шпиона. Едва ли то, чем он сейчас занимается, приносит ему удовлетворение. В прошлом он неплохо потрудился и заработал более чем достаточно, чтобы безбедно прожить всю свою жизнь. Сомневаюсь, что он решит отправиться во Францию и начать игру сначала.

– А вы отправитесь… – прошептала Анжелика, и ей показалось, что холодная тень страха накрыла ее, несмотря на яркое мартовское солнце.

– Спасать Гарри? Ну, разумеется, – спокойно откликнулся Бенуа.

Анжелика закрыла глаза, она разрывалась между любовью к брату и любовью к Бенуа. Ей хотелось попросить его никуда не ездить, однако она боялась, что тем самым вынесет Гарри смертный приговор. Анжелика слишком хорошо знала своего брата, чтобы предположить, что он будет спокойно дожидаться решения своей участи в стенах французской тюрьмы. Несомненно, при первой же возможности ее брат снова попытается бежать – и, конечно же, на этот раз с ним не станут церемониться.

Анжелика сжала руки в кулачки, и на них легла ладонь Бенуа. Она открыла глаза, напряженно вглядываясь в его лицо испуганными голубыми глазами.

– Не бойся, – мягко проговорил он. – Я привезу Гарри назад живым и невредимым.

– Я ничего не могу поделать, – прошептала Анжелика в ответ. – Я так боюсь за вас обоих. До сих пор мне никогда не приходилось сталкиваться с такой страшной опасностью. Когда я думаю, что сама вынудила тебя… Да ведь, если только с вами что-нибудь случится…

– Никто меня ни к чему не принуждал, – нежно сказал Бенуа и успокаивающе похлопал по ее кулачкам. – Много лет назад я дал обещание твоему отцу, – напомнил он ей. – Даже если бы ты не привезла письмо эрла в Суссекс, я все равно отправился бы спасать Гарри. Но тогда я не встретился бы с тобой…

– Я жалею, что приехала, – Анжелика попыталась улыбнуться. – Как обидно, что я не могу отправиться во Францию вместе с тобой, Бенуа.

– Я знаю. – Он погладил ее по щеке. – Ожидание всегда тяжелее всего. Мне самому никогда не хватает терпения. Но ты даже не сомневайся – мы благополучно вернемся домой.

– Не буду, – пообещала Анжелика, стараясь избавиться от одолевавших ее тревожных мыслей. Все это бесполезно, подобные страхи лишь отравят то время, которое ей суждено провести с Бенуа. До сих пор они не заговаривали о будущем, однако сейчас Анжелика чувствовала особую уверенность в том, что они будут вместе. – Ты сумел повидать папу? – помолчав, спросила она. – Бенуа, в чем дело? – тревожно воскликнула она, увидев, как сверкнули его глаза. – Папа заболел?

– Нет, – поспешно ответил Бенуа, – вовсе нет! Однако я не успел переговорить с эрлом – он выехал из Лондона еще до того, как я прибыл в столицу.

– Что? – Анжелика не поверила своим ушам.

Ее отец ни разу не выходил за пределы своего лондонского дома с того дня, как потерял зрение.

– Насколько я понимаю, он не получил ни твоего, ни моего письма, – сказал Бенуа. – Даже не знаю, что случилось с моим посыльным. – В глазах его на несколько секунд отразилось беспокойство. – Симпсон – старый, опытный моряк. Он прослужил у меня пять лет и всегда был безоговорочно верен и предан мне… – Анжелика увидела, что взгляд Бенуа затуманился от тревоги за судьбу друга и верного слуги, однако затем он произнес уже ровным голосом: – В настоящее время эрл находится в усадьбе «Остролист».

– Здесь? – Анжелика судорожно схватила Бенуа за руку. Ей и в голову не приходила мысль о том, что эрл может последовать за ней. – Ты уже говорил с ним?

– Еще нет, – ответил Бенуа. – Он обогнал меня, я прибыл сегодня, а твой отец, вероятно, еще прошлой ночью. Он, несомненно, приехал за тобой, и я подумал, что, чем скорее он убедится, что с тобой все в порядке, тем лучше, – а потому мне показалось, что не стоит терять время на разговоры.

– О Господи! – Тревога за отца и сознание собственной вины так переполнили Анжелику, что ей стало просто нехорошо.

Как же обуревали эрла ярость и страх, если он покинул привычные и надежные стены дома после проведенных там полутора лет добровольного заточения?!

– Должно быть, он страшно тревожится за меня, – прошептала Анжелика. – Мне следовало в тот же день выехать обратно. О Господи! Что же я наделала?!

– Разумеется, эрл поймет, что у тебя были все основания сомневаться во мне, – беззаботно ответил Бенуа. – Но, насколько я помню, лорд Эллевуд принадлежит к числу людей, которые никогда не принимают на веру мнение других. Возможно, он тоже решил поговорить со мной лично.

– Надеюсь, что ты прав, – с сомнением протянула Анжелика. Известие о том, что отец предпринял утомительное и рискованное путешествие в Суссекс, буквально оглушило девушку. А ведь все полтора года эрл наотрез отказывался выезжать куда-либо в экипаже! – Я боялась, что он уже никогда не решится выйти из дому, – недоуменно проговорила она. – Я так часто упрашивала его отправиться на прогулку, но он отказывался и не хотел даже говорить об этом. Может быть… – неожиданно лицо ее озарила радостная улыбка, – может быть, кошмары перестали мучить его и он уже не будет больше бояться всего того, что ему не суждено никогда увидеть? Может быть, до тех пор пока я не уехала в Суссекс, он просто не сознавал этого? Раньше он так любил навещать сэра Уильяма…

– В разговоре с сэром Уильямом я упомянул о том, что эрл находится здесь, – сказал Бенуа. – Вероятно, он заедет повидать старого друга, но позднее – когда Адам будет перевезен к нему в поместье.

– Да, я уверена, папа будет очень рад! – искренне воскликнула Анжелика. – Ведь он так привязан к сэру Уильяму… Ладно, Бенуа, нам не следует терять время. Папа будет счастлив узнать, что ты собираешься спасти Гарри!

Глава восьмая

Несмотря на все свои отважные рассуждения, Анжелика была сама не своя от страха, когда двуколка остановилась около парадной двери усадьбы «Остролист». Бенуа, бережно придерживая ее, помог ей выбраться из коляски. Став на землю, Анжелика инстинктивно подняла руку, поправляя золотистые пряди волос.

Бенуа улыбнулся, заметив ее жест.

– Судя по всему, все свободное время ты только и делаешь, что совершенствуешь свое мастерство, – весело проговорил он. – Не знаю, что скажет на это Марта, но, на мой неискушенный взгляд, ты выглядишь просто очаровательно.

Анжелика густо покраснела.

– Спасибо, – ответила она.

Однако тут же улыбка исчезла с ее лица, сменившись выражением глубокой печали.

– Не знаю, зачем я так стараюсь, – тихо сказала она. – Папа ведь все равно меня не увидит.

В это время из дома вышла миссис Фолкнер – встретить сына и гостью. Француженка внешне выглядела вполне спокойно, однако глаза ее с тревогой посмотрели на Анжелику.

– Эрл сейчас в библиотеке, – мягко проговорила она. – С ним его секретарь. Они не выходили оттуда со вчерашнего дня. Он немного… немного взволнован.

– Он сердится? – прямо спросила Анжелика, не требуя никаких объяснений.

Приступы беспричинной ярости последнее время все чаще и чаще накатывали на лорда Эллевуда, а что уж говорить о его вынужденном приезде сюда!

– Да, – ответила миссис Фолкнер. Анжелика решительно сжала губы и прошла в дом, готовая к столкновению с отцом.

Услышав, как, скрипнув, открылась дверь библиотеки, лорд Эллевуд резко вскинул голову. Его секретарь с готовностью вскочил на ноги.

– Кто здесь? – отрывисто спросил эрл.

Сейчас он казался лишь поникшей тенью того самоотверженного смельчака, который боролся когда-то с Бенуа на берегу моря. Эрл был по-прежнему высок и держался очень прямо, однако волосы его побелели раньше времени, а черные очки, которые он носил не снимая, не могли скрыть шрамы, обезобразившие его красивое лицо. Вокруг его рта пролегли глубокие морщины, а лицо приобрело жесткое, вечно сердитое и встревоженное выражение. К тому же сейчас его обуревал страх за Анжелику.

Если бы Бенуа не знал, кто именно находится перед ним, он ни за что не узнал бы эрла. Несмотря на все, что рассказывала ему Анжелика, Бенуа был настолько потрясен переменой, случившейся с его давним противником, что на мгновение потерял дар речи.

– Это я, папа, – спокойно произнесла Анжелика.

– Анжелика! – Лорд Эллевуд с трудом поднялся на ноги. Секретарь быстро дотронулся до его руки, желая поддержать эрла, однако лорд Эллевуд яростно отмахнулся от юноши. – Подойди ко мне!

Анжелика приблизилась, протягивая отцу руку. Он вытянул свою, шаря перед собой, и, дотронувшись наконец до запястья девушки, схватил ее за руку так сильно, что она поморщилась от боли.

– Девочка моя, с тобой все в порядке? – хрипло проговорил эрл.

Он стоял возле окна, и сейчас, когда повернул голову, обращая к ней невидящие глаза, уродливые шрамы на его лице стали особенно заметны в ярком свете весеннего солнца. Эрл все так же, до боли, сжимал запястье дочери, в то время как другой рукой лихорадочно провел по ее плечу.

– С тобой поступили плохо? – он яростно потряс ее.

– Нет, папа, со мной все в порядке, не волнуйся.

Казалось, на долю секунды лицо эрла разгладилось, видимо, тревога его осталась позади. Только в это мгновение Бенуа узнал того когда-то красивого, мужественного, благородного и великодушного человека, который много лет назад предпочел не выдавать его правосудию.

Лорд Эллевуд оттолкнул дочь так же резко, как только что привлекал к себе. Анжелика зашаталась и непременно упала бы, если бы Бенуа не подхватил ее.

– Прости меня… – начала было она, однако разгневанный голос эрла прервал ее:

– Как ты посмела ослушаться моего приказа?! Наверное, ты полагаешь, что я потерял не только зрение, но и разум? Что за дочь я воспитал! Трусливая лгунья! Недостойная имени, которое носит! Господь Всемогущий! Сейчас я радуюсь, что никогда уже не смогу увидеть тебя!

Губы эрла перекосила нервная гримаса, а в его голосе звучало открытое презрение. Говоря с дочерью таким тоном, эрл, очевидно, стремился побольнее уязвить ее – и, вне всякого сомнения, ему это удалось.

– Нет, папа, что ты такое говоришь?! – в ужасе закричала Анжелика.

Ей и раньше доводилось видеть, как он впадает в беспричинную ярость, и не раз, однако впервые гнев его был направлен непосредственно на нее. Анжелика знала, что отец рассердится на нее, однако и представить себе не могла, до какой степени…

– Харгрейвз! – Эрл повернул голову, обращаясь к своему секретарю.

– Я здесь, милорд. – Молодой человек в то же мгновение подскочил к эрлу, причем он так торопился, что чуть не опрокинул деревянный глобус.

– Вы уволены, – грубо проговорил эрл. – Теперь, когда вернулась моя дочь – хотя она и недостойна того, чтобы зваться моей дочерью! – я более не нуждаюсь в услугах секретаря, который плетет интриги за моей спиной, от которого нельзя ожидать исполнения даже самого простого поручения. Убирайтесь отсюда!

Лицо мистера Харгрейвза стало пепельно-серым, он был потрясен и глубоко оскорблен. Юноша открыл было рот, собираясь что-то возразить, затем повернулся к Анжелике, безмолвно взывая к ней о помощи, однако потом, спотыкаясь, покинул комнату, так и не сказав ни слова.

– Папа, но он ни в чем не виноват! – горячо воскликнула Анжелика, до глубины души возмущенная несправедливым решением отца. – Ведь это я во всем виновата, а вовсе не он. Это я решила поехать и отвезти письмо. Ты просто не можешь наказывать его за мой проступок!

– Ему следовало исполнить мое поручение, – жестко сказал эрл, и у Анжелики болезненно сжалось сердце от его неприветливого тона. – Я не потерплю, чтобы мне прислуживали люди, которые предают меня…

– Но ведь…

– Молчать! – яростно закричал лорд Эл-левуд. – Я могу выгнать Харгрейвза – но с твоей изменой мне придется мириться, так как я вынужден буду терпеть твое присутствие!

Анжелика уставилась на эрла, судорожно прижав обе руки к губам. Умом она понимала, что мстительная ярость ее отца во многом объясняется его страхом за нее и преувеличенным сознанием собственной беспомощности, однако легче ей от этого не было.

Анжелика почувствовала, как к ней подошел Бенуа, она подняла голову и увидела, сколь внимательно и сочувственно смотрят на нее его карие глаза. Ей показалось, что дремлющий в нем волк снова встряхнулся, готовый немедленно действовать.

– Милорд, – холодно заговорил он, – мне очень жаль, что вам пришлось провести несколько дней в подобном беспокойстве, однако у вас нет причин так бранить леди Анжелику. В ее намерения вовсе не входило заставлять вас тревожиться, кроме того, у нее были веские основания поступать именно так, как она поступила.

– Кто здесь? – Лорд Эллевуд вскинул голову, словно гончая, которая принюхивается к ветру. – Кто вы такой?

– Бенуа Фолкнер. – Он приблизился к эрлу.

Двое мужчин были во многом похожи – примерно одного роста, мускулистые и широкоплечие, однако тело эрла было сломлено болезнью, а силы его подточены вынужденным бездельем. Движения его были неуверенными и робкими. Бенуа, напротив, двигался с почти незаметной глазу грацией дикого зверя: столь же неслышно и осторожно – и столь же опасно.

Анжелика посмотрела на обоих мужчин. Контраст между ними был таким явным, что ей стало больно за своего отца. Ведь она помнила времена, когда он был столь же уверен в себе, столь же решителен и спокоен, сколь Бенуа сегодня.

– Да, мне надо было догадаться, – с горечью проговорил лорд Эллевуд. – Я помню твой голос. Надменный, бесстыжий негодяй! Мне не следовало тогда полагаться на твое слово. Что ты сделал с моей дочерью? И почему ее не было здесь, когда я приехал?

Анжелика просто ахнула от неожиданности. Она думала, что отца так разозлил ее внезапный отъезд из Лондона в Суссекс, а оказывается, он злится на Бенуа! Видимо, ей предстоит еще многое объяснить ему! Кошмарная ситуация – ее поведению в глазах отца не было оправдания!..

В то же самое время Анжелику искушал соблазн ответить отцу резко, поставить его, в конце концов, на место! Да разве можно так поступать – заставить мистера Харгрейвза ехать вместе с хозяином в Суссекс только затем, чтобы уволить его в тот момент, как вернулась непослушная дочь?!

– С леди Анжеликой ничего не случилось, – спокойно ответил эрлу Бенуа.

Его глаза были устремлены на отца Анжелики, он стоял неподвижно, словно насторожившись и приготовившись к нападению. Он весь был туго сжатая пружина.

– Где она была?

– Это утро ваша дочь провела с сэром Уильямом Хопвудом, – ровным тоном сообщил Бенуа. – Ночевала она в трактире в Литлхэмптоне. Думаю, единственное, от чего ей пришлось страдать, – так это от смертельной скуки, и только. С вашей дочерью ничего не случилось, милорд.

Несколько секунд в библиотеке слышалось лишь неровное, с надрывом дыхание эрла. Грудь его вздымалась и опадала, пока он пытался справиться с гневом, что кипел в его душе.

Анжелика, по-прежнему без кровинки в лице, испуганно смотрела на отца. Руки девушки были стиснуты с такой силой, что розовые ноготки почти вонзались в ладони. Даже сейчас она не могла в полной мере представить себе, что, должно быть, испытывал ее отец, не видевший, где находится и что за люди окружают его, а потому вынужденный основывать свои суждения и решения лишь на голосах, доносившихся до него.

Конечно, немало потерявших зрение людей находят способ как-то примириться и справиться со своей немощью, однако эрл не принадлежал к их числу. Еще были живы в его памяти те дни, когда он был силен и молод. Примириться с новой жизнью, проводимой вслепую, в четырех стенах, казалось для него невозможным. Отсюда и происходил его гнев, изливаемый на любого, кто подвернется под руку в минуту горького отчаянья.

– Прикажите заложить карету! – ядовитым тоном произнес эрл. – Мы уезжаем. Я не желаю больше оставаться в этом доме, равно как и в присутствии людей, которые находятся тут. Сожалею, что мне в голову пришла мысль написать вам, – свирепо закончил он.

– А я сожалею о том, что мой посыльный не застал вас два дня тому назад, – спокойно ответил Бенуа. – Я незамедлительно отправил ответ на ваше письмо. Ее милость также написала вам, объясняя причины, в силу которых она решила задержаться. Если бы вы получили эти два письма, милорд, вы, несомненно, были бы избавлены от значительной доли пережитого вами волнения. Что же касается меня, я собираюсь сдержать данное вам слово и спасти юного лорда Леннарда.

Эрл коротко, презрительно рассмеялся, и смех его показался Бенуа и Анжелике настоящим оскорблением.

– Красивые слова, сказанные слишком поздно, – брезгливо бросил он. – Мой сын не нуждается в помощи самонадеянных нахалов! И я не допущу, чтобы моя дочь пробыла в этом доме еще хоть одну минуту! Ваши собственные слова выдают вас, будьте вы прокляты! Мне следовало отправить вас на порку, когда у меня был такой шанс! Анжелика! Прикажи же им поскорее запрягать лошадей!

Бенуа прищурился. До сих пор он старательно сдерживался, частично ради Анжелики, а частично потому, что вполне мог представить себе, какую муку пережил несчастный эрл, не зная, что случилось с его дочерью. Однако всякому терпению существует предел.

– Желаете вы этого или нет, я все равно помогу лорду Леннарду, – холодно произнес он, – ибо я не забываю о своих обещаниях. Кроме того, я не унижусь до такой степени, чтобы обмениваться с вами взаимными оскорблениями. Вы вольны уезжать, когда пожелаете, однако Анжелика сама должна решать, возвратится она в Лондон вместе с вами или же нет. Предлагаю вам переговорить с ней, только повежливее, милорд! Нет и не может быть никаких сомнений ни в ее любви к вам, ни в ее преданности вам, однако я не позволю вам оскорблять и унижать ее!

Анжелика, потрясенная, во все глаза уставилась на Бенуа. Похоже, он так же разъярен, как и ее отец! Его худощавое и смуглое от загара лицо напряглось от едва сдерживаемого гнева, и девушка почти чувствовала, как дрожь сотрясает его мускулистое, сильное тело.

– Ты мне не позволишь?.. – Изборожденное шрамами лицо лорда Эллевуда исказилось от злости. – Надменный хвастун! Негодяй! Щенок! Да я тебя уничтожу! Как ты смеешь совать свой нос в мою жизнь! Моя дочь…

– …в ближайшее время станет моей женой! – резко прервал эрла Бенуа. – Я не боюсь ваших угроз, милорд. И не стану принуждать Анжелику остаться со мной, хотя, возможно, ее жизнь была бы намного легче, если бы я так поступил. Однако она заслуживает лучшей участи, чем делить с вами замкнутую, уединенную жизнь, которую вы предпочитаете теперь вести!

Голова Анжелики закружилась от волнения, изумления и радости. Она готова была признаться, что иногда задавалась вопросом, попросит ли Бенуа ее, руки, однако чтобы так и в такой обстановке?!

Эрл высоко поднял голову – очевидно, слова Бенуа остудили его гнев, вызвав к жизни какое-то иное чувство.

– Анжелика! – Она повиновалась не сразу, и эрл требовательно протянул руку вперед, приказывая дочери приблизиться. – Подойди ко мне!

Несколько томительно долгих секунд Анжелика не отрываясь смотрела на руку отца, простертую вперед жестом, полным яростной властности. Девушка, шатаясь, отступила на два шага назад и растерянно посмотрела на Бенуа. Выражение его лица было сейчас особенно напряженным и решительным.

– И это – жизнь, которую тебе хочется продолжать? – в упор спросил он.

– Я… – Голос ее пресекся, и девушка покачала головой, словно изо всех сил пытаясь стереть из памяти и действительности все, что только что случилось.

– Мой Бог! Ты заплатишь за это! – бушевал эрл. – Грязный, вероломный контрабандист! Тебе не удастся перетянуть мою дочь на свою сторону! Анжелика!

Лорд Эллевуд сделал резкий шаг по направлению к дочери, наткнулся на глобус и потерял равновесие. Несколько секунд он лихорадочно пытался уцепиться хоть за что-нибудь, но затем с шумом рухнул на пол. Глобус, задетый при его падении, упал на эрла, и тот, свирепо выругавшись, с размаху ударил по нему, разбивая в щепки неизвестный предмет, который так неожиданно появился на его пути.

При виде своего горячо любимого отца, который сражался с глобусом, словно безумный, Анжелика утратила обычную для себя сдержанность. Она выбежала из библиотеки, распахнула парадную дверь и, шатаясь, вышла из дома.

Эрл лежал на полу, ощущая, что силы оставили его. Он чувствовал себя рассерженным, испуганным – и униженным. Более всего он страдал сейчас от унижения, и сознание собственного бессилия снова и снова повергало его в дикую ярость. Еще никогда в жизни не доводилось ему переживать столь ужасный момент! Эрл слышал, как кто-то поднял и унес в сторону проклятый глобус, и напрягся, готовый в любое мгновение обрушить удар на всякого, кто посмеет прикоснуться к нему, однако никто его не трогал. Бенуа поставил поврежденный глобус на безопасном расстоянии и, не говоря больше ни слова, тихо вышел из библиотеки.

Лорд Эллевуд услышал, как закрылась дверь комнаты. Он лежал совершенно неподвижно, и разум его, затуманенный приступом дикой ярости, постепенно начал проясняться. Эрл до сих пор не был уверен, один ли он в этом помещении, однако все было тихо и из всех звуков он различал лишь свое собственное прерывистое дыхание.

В камине с шипением переломилось горящее полено, и эрл резко обернулся на этот звук.

– Кто здесь? – строго спросил он, но никто ему не ответил.

Наконец его занемевшие от болезненного напряжения мускулы расслабились, и он с трудом поднялся на колени, неуклюже шаря вокруг руками. Он находился в незнакомой ему комнате, не представлял, где стоит мебель, не знал, какие препятствия могут появиться на его пути.

Пальцы эрла нащупали острый осколок стекла, и он инстинктивно отдернул руку. Падая, он уронил очки, и они разбились, раздавленные тяжелым глобусом. Сейчас эрл порезал палец об один из осколков, усеявших пол вокруг него, и, морщась от боли, принялся его сосать.

Гордость не позволяла эрлу звать на помощь, но и оставаться на полу он больше не мог. Ему надо любым путем выбраться отсюда – и тогда он обязательно раздавит, уничтожит этого мерзавца, этого щенка, контрабандиста, проклятого выродка, который вдруг решил притвориться порядочным судовладельцем!

Лорд Эллевуд пошарил вокруг рукой и осторожно пополз вперед по полу, пока не наткнулся на стул. Ощупав его, он поднялся на ноги и уселся, с трудом переводя дыхание. Седые волосы эрла были всклокочены, его искаженное страданием лицо, казалось, застыло, подобно маске, вырезанной из тика.


Ничего не видя перед собой, Анжелика бежала по лужайке, наступая на подол платья и страстно желая только одного – подальше убежать от своего отца. Споткнувшись, она во весь рост растянулась среди грядок с нарциссами под большим раскидистым старым дубом. Голова у нее закружилась от неожиданного падения, и девушка не предпринимала попыток подняться. Опустив голову на руки, она, дрожа всем телом, судорожно переводила дыхание.

Сердце ее разрывалось. Ей было больно видеть отца в таком состоянии – какая-то насмешка, какая-то злая карикатура на того человека, каким он был когда-то! Иногда Анжелике думалось, что, наверное, было бы лучше, если бы отец погиб в тот злосчастный день, когда перевернулась его карета.

Девушка прикрыла глаза, пытаясь хоть немного успокоиться, и постепенно почувствовала острый пряный запах сломанных нарциссов. Она ощущала прикосновение влажных стеблей травы к своей щеке, слышала, как какая-то птичка выводит звонкую трель в ветвях дуба над ее головой. Однако все это показалось сейчас Анжелике ненастоящим, словно происходило где-то далеко-далеко.

Она не слышала шагов Бенуа, однако моментально ощутила его присутствие рядом с собой. Девушка не поднимала головы. Его рука прикоснулась к ее плечу, а затем он поднял ее. Она посмотрела ему в лицо. Бенуа спокойно ответил на ее взгляд, и в его темно-карих глазах она прочитала тревогу.

– Я все надеюсь и надеюсь на то, что все изменится к лучшему, – устало проговорила она, – но, похоже, уже нечего ждать, верно? Отец, которого я когда-то любила, давно умер. Ты был прав. Он действительно был превосходным человеком. А сейчас… – Голос ее затих.

– А сейчас ему пришлось провести более трех дней в тревоге за тебя! – напомнил ей Бенуа.

Анжелика вздрогнула, будто от удара.

– Ты винишь в том, что случилось, меня! – недоверчиво поинтересовалась она.

– Не совсем так; пойдем присядем.

Он предложил ей руку, но Анжелика оттолкнула ее. Сейчас она удивленно смотрела на него, и в ее голубых глазах мелькнула искра враждебности.

– Я вовсе не порицаю тебя, – спокойно объяснил Бенуа. – Тебе не в чем упрекнуть себя.

– Ах, как великодушно! – огрызнулась Анжелика, круто разворачиваясь. Гнев, скопившийся в ее душе из-за нелепого поведения отца, нашел, наконец, выход. – Да не тебе судить о моем поведении! Ты и понятия не имеешь… – Она замолчала, закусив губу, поскольку на глаза наворачивались слезы.

Бенуа пристально смотрел на нее.

– Действительно, не имею, – ответил он более резко, чем говорил с ней обыкновенно. – Несмотря на то, что ты рассказывала, я в самом деле не ожидал, что твой отец столь разительно переменился. И такие приступы случаются у него сплошь и рядом?

– Ну… не совсем, – ответила Анжелика и, протянув руку, притронулась к шершавому стволу дерева, словно ища опоры.

Спустя мгновение ладонь Бенуа накрыла ее пальцы, и она ощутила, как тепло его руки проникает в ее кровь, и подняла голову, отчаянно моргая, чтобы загнать назад непокорные слезы.

– Он ненавидит свою слепоту, – сбивчиво заговорила Анжелика, впервые выказывая свою боль и свое страдание. – Он ненавидит свою беспомощность, и ему невыносима мысль о том, что приходится зависеть от других. Он стал в последнее время жестоким и мстительным и взрывается по малейшему поводу. С того дня, как произошел этот несчастный случай, у него сменилось уже более дюжины камердинеров! Бедный мистер Харгрейвз… – Девушка замолчала, так как горло ее сжималось от подступавших рыданий.

– Мы с тобой будем волноваться о бедном мистере Харгрейвзе позднее, – сказал Бенуа, – а тебя он также бранит?

– Иногда. Но такого, как сегодня, не случалось никогда… – Голос Анжелики то и дело пресекался, но она изо всех сил пыталась не дать волю слезам. – Возможно, он совершенно прав. Я действительно боялась сказать ему, что решила поехать в Суссекс, и все потому, что не хотелось спорить с ним.

– Ведь ты думала в первую очередь о спасении Гарри, – рассудительно произнес Бенуа. – Ты не можешь обвинять себя в том, что волновалась за брата больше, чем за отца. Ведь уже достаточно много времени ты провела, заботясь только об отце.

– Я нужна ему… – подавленно проговорила Анжелика и посмотрела на Бенуа своими сверкавшими от слез голубыми глазами.

Да, это правда: ради отца она забыла о своей собственной жизни, отвернулась от своих друзей, от развлечений юности – особенно после того, как эрл ясно дал ей понять, что ему нежелательно присутствие посторонних в их доме. Анжелика послушно выносила все его капризы, ни на что не жалуясь и уже ни на что не надеясь, именно потому ей так отчаянно хотелось, чтобы Гарри поскорее вернулся домой…

Гарри всегда был таким веселым, жизнерадостным! Ему всегда удавалось подбодрить каждого, кто грустил! Анжелика надеялась, что Гарри сумеет вывести лорда Эллевуда из состояния мрачной озлобленности, ей было до слез обидно из-за того, что сама она не смогла это сделать.

Ее любовь, ее преданность вознаграждались лишь жестокими попреками и беспричинной яростью. Гнев отца был несоизмерим с ее виной. Дает ли он себе отчет в своем гневе, в каких таких ужасных проступках обвиняет ее? Как он посмел сказать, что даже рад тому, что не может больше видеть ее, когда она так за него переживает!..

Казалось, Анжелика и сейчас слышит разгневанный голос эрла, осыпающего ее незаслуженными упреками.

Трусливая лгунья… Недостойная имени, которое носит…

Неужели он действительно так думает?

– Разве папа не понимает, что я поступила так ради него и Гарри? – с горечью прошептала Анжелика. – Я всегда была верна ему. Всегда! Я думала: если бы только Гарри вернулся домой… Я знала, что дальше так продолжаться не может. Это просто… просто медленная смерть!

– Да, я понимаю, – кивнул Бенуа. – Что ты собираешься теперь делать?

– О чем ты? – В глазах Анжелики появилось испуганное выражение – она решила, что он хочет взять назад слова, опрометчиво сказанные им в библиотеке. – Ты сказал…

– И готов сказать снова, – тихо заверил ее Бенуа. – Хотя, с другой стороны, я вовсе не намеревался объявлять это в столь неожиданных обстоятельствах. – Он помолчал, глядя на нее сверху вниз внимательными, полными любви глазами, а потом спросил: – Ты выйдешь за меня замуж, Анжелика? – И голос его был в эту минуту особенно нежен.

Она не отрываясь смотрела в его карие глаза, видя в них любовь и искреннее желание помочь ей, которые она так давно стремилась найти и в которых так страстно нуждалась. Анжелика даже представить себе не могла, что ей сделают предложение руки и сердца именно так, в такой сложной ситуации, хотя ничто не могло затмить ее любовь к Бенуа. Бремя беспокойства и тревоги, которое она так долго несла в одиночку, неожиданно показалось ей легче, едва она поняла, что в ее жизни появился человек, который желает разделить с ней все ее тревоги и волнения. Анжелика глубоко вздохнула, чувствуя, как ее душа наполняется счастьем.

– Да, – ответила она, – я выйду за тебя.

Бенуа улыбнулся, и в его обычно настороженном взгляде сверкнуло торжество разделенной любви. Он протянул руки, заключая Анжелику в свои объятия.

Она страстно прильнула к нему, безмолвно благодаря за понимание, любовь и поддержку. Он крепче обнял ее, и на мгновение ей захотелось навечно остаться в кольце его сильных рук, однако девушка не могла забыть о своем отце, который, верно, все еще ждал ее в доме. До тех пор пока ей не удастся хоть как-то примириться с лордом Эллевудом, она ни за что не сможет насладиться мечтами о прекрасном будущем.

– Что ты собираешься делать? – спросил наконец Бенуа.

– Не знаю… – ответила Анжелика. – Я не уверена, готова ли сейчас говорить с папой, – честно призналась она.

– Он ведь проделал долгий путь из Лондона только потому, что стремился разыскать тебя, – мягко напомнил ей Бенуа. – Ты сама говорила, что он ни разу не вышел из дому с тех пор, как…

– Только потому, что рассердился на меня! – резко, с горечью прервала его Анжелика. – Я надеялась, что все будет иначе…

– Но он боялся за тебя, – снова напомнил ей Бенуа. – Не забудь: прежде всего он спросил тебя, все ли с тобой в порядке.

В последние дни, mon aimee,[23] у твоего отца не было иного выхода, как только пытаться самому справиться со своей немощью, а это, по всей видимости, оказалось для него очень нелегко. Полагаю, с тех пор как он узнал о твоем отъезде, он едва ли сомкнул глаза. Увидишь, когда лорд Эллевуд немного успокоится, тебе будет гораздо легче разговаривать с ним.

– Может быть… – Анжелика покусала губы. Она понимала, что в словах Бенуа, вероятно, кроется изрядная доля правды, однако до сих пор чувствовала себя обиженной и разочарованной, словно пережила предательскую измену. Слишком часто отец сердито бранил ее, когда она всего лишь пыталась помочь ему. Слишком часто он выплескивал свое раздражение на всех, кто его окружал, и Анжелика была бессильна что-либо изменить. Мистер Харгрейвз стал лишь последней жертвой в длинной цепочке тех, кто пострадал от горячего нрава и непримиримой враждебности эрла.

Все мелкие, незначительные разочарования, все переживаемое день за днем в течение полутора лет безысходное раздражение слились в душе Анжелики воедино, вызвав мятежный протест. Ей не хотелось возвращаться к отцу – не хотелось снова извиняться и просить прощения, объясняться и испрашивать позволения загладить свою вину. Она так устала от безуспешных попыток изменить ситуацию к лучшему! Сейчас настала очередь отца…

Бенуа, улыбнувшись, произнес:

– Я уже заметил между вами отчетливое фамильное сходство. Если бы я был на твоем месте, mon amour, я бы тоже сейчас сердился и возмущался и чувствовал бы себя страшно обиженным. Однако мне кажется, тебе все-таки стоит попробовать потолковать с ним.

Анжелика вздохнула, бросив взгляд в сторону дома, и попыталась представить себе, о чем может сейчас думать ее отец. Она понимала, что Бенуа совершенно прав. Она должна попробовать примириться с эрлрм. Если она сейчас поступит иначе, то никогда не сможет себе это простить.

– Да, я знаю, – сказала она. – Я поговорю с ним. – На самом деле, у Анжелики и в мыслях не было поступить по-другому. Просто ей нужно было время, чтобы набраться смелости и решительности. – Знаешь, я так удивилась и обрадовалась, когда ты сообщил мне, что отец выехал из Лондона… – добавила Анжелика с улыбкой. – Может быть, теперь все действительно будет иначе…


Лорд Эллевуд не знал, сколько времени просидел в библиотеке, когда в холле послышались приглушенные голоса. Он многое пережил за эти показавшиеся ему бесконечно долгими минуты уединения, однако ему до смерти наскучило вынужденное одиночество. До сих пор эрл был приучен к тому, что все его приказания выполнялись незамедлительно и беспрекословно, а вот теперь впервые на него, похоже, никто не обращал никакого внимания.

Он не мог решиться покинуть библиотеку, так как совсем не ориентировался в незнакомом ему доме. В то же время ему было уже невыносимо сидеть тут одному и не знать, что происходит за дверями комнаты. Эрл не знал, где сейчас Анжелика. Не знал, что делает Бенуа, и мало-помалу в его душе начал снова закипать гнев.

Услышав, как открывается дверь, он повернул голову.

– Кто тут? – свирепо прорычал он.

– Генри! Дружище! – Сэр Уильям широким шагом пересек комнату и схватил лорда Эллевуда за руку раньше, чем тот успел отреагировать на почти забытый им голос. – До чего же я рад, что не разминулся с тобой! Ведь я приехал, как только узнал, что ты здесь!

Схватив руку эрла, он изо всех сил затряс ее обеими руками. Несомненно, радость в его голосе была совершенно искренней. Если сэр Уильям и был потрясен переменами, случившимися с его лучшим другом, голос его не дрогнул и звучал сейчас так же сердечно, как и раньше.

– Уильям? – наугад спросил лорд Эллевуд. Он совсем забыл, что Бенуа упоминал что-то о магистрате, и теперь неожиданное появление в библиотеке сэра Уильяма застигло эрла врасплох.

– Зови уж меня Билли Мушкетон, как и все вокруг! – Сэр Уильям звучно расхохотался. – Черт возьми! Я так расстроился, узнав про Гарри, – хотя, похоже, он мало в чем уступит старой гвардии. Кажется, он заставил лягушатников хорошенько побегать! Ничего, пусть отрабатывают свои денежки!

Сэр Уильям непринужденно пододвинул себе стул и уселся рядом с лордом Эллевудом.

– Откуда тебе известно про Гарри? – нахмурившись, поинтересовался эрл.

– Анжелика рассказала. Клянусь святым Георгом, она теперь совсем взрослая, и какая красавица! – с готовностью ответил сэр Уильям. – Задала мне настоящую трепку, а все потому, что я, видишь ли, вздумал обсуждать семейное дело в присутствии посторонних. Я и понятия не имел, что ты знаком с молодым Фолкнером. Если кто и может вытащить Гарри из Франции, так только он!

Эрл закусил нижнюю губу, подавляя готовый сорваться с языка ядовитый ответ. Он слышать ничего не хотел про Бенуа! Чем бы ни занималась Анжелика в Суссексе в последние три дня, как-никак она провела их вместе с Бенуа Фолкнером, и ее репутации только навредит известие о том, что отец готов на людях обсуждать ее поведение.

– Я познакомился с, ним несколько лет назад, – лаконично сказал эрл. – А где ты виделся с Анжеликой?

– В трактире в Литлхэмптоне, – удивленно откликнулся сэр Уильям. – Жаль, что ты не направил ее прямиком ко мне, ведь ей было бы куда удобнее дожидаться Адама у меня в поместье. Клянусь Господом Богом, ну и сюрприз же меня поджидал! Я-то думал, что парень давным-давно погиб! Он сейчас у меня в усадьбе, живой и почти невредимый, и никакие лазутчики лягушатников не прознают, где он, и не доберутся до него.

– Адам? – переспросил эрл.

– Молодой Кеннетт. – Сэр Уильям энергично кивнул. – Превосходный выбор – никто другой не сумел бы привезти это письмо. Насколько я понимаю, теперь тебе уже известно его содержание? Разумеется, Анжелика сразу же тебе все рассказала! Но все-таки несколько лет назад Адам заставил меня хорошенько побегать, – почти с нежностью добавил сэр Уильям. – Помнишь ту ночь, когда мы тобой гнались за контрабандистами? Так вот, только сегодня, когда мы ехали с ним в моем экипаже, Адам рассказал мне, что это он повел нас тогда по ложному следу. А ты еще в то утро вернулся пешком, без лошади. Ты так до сих пор и не объяснил мне, что с тобой такое приключилось. Ах, что за дни были!

– Да… – с сожалением вздохнул эрл.

– Ладно, раз уж ты теперь оказался в Суссексе, я буду просто оскорблен, если ты откажешься погостить у меня в усадьбе, – ворчливо проговорил сэр Уильям. – Сколько лет я стараюсь затащить тебя сюда!

– Очень мило с твоей стороны, – сказал эрл и сам удивился, как холодно прозвучал его голос. – Однако я боюсь, что должен разочаровать тебя: мы с Анжеликой немедленно возвращаемся в столицу.

– Ну, это ты брось! – с чувством воскликнул сэр Уильям. – Ты же только что приехал. Кроме того, я уверен, тебе захочется самому переговорить с Адамом – надо же тебе услышать новости из первых уст! Хотел бы я знать: что-то затевает Фолкнер? Жаль только, что Адама так некстати проткнули лягушатники, а то бы два этих молодца отправились выручать Гарри вдвоем.

Эрл заколебался. Он до сих пор испытывал крайнюю враждебность по отношению к Бенуа, и ему отчаянно хотелось вернуться в знакомые, надежные стены своего лондонского дома. С другой стороны, ему было приятно снова оказаться в компании говорливого магистрата. Эрл не мог сейчас увидеть, изменился ли за прошедшие годы его старый друг внешне, однако одно было очевидно: сэр Уильям, как и прежде, отличался редкой способностью вести разговор за двоих.

В довершение всего лорду Эллевуду стало ясно, что сэру Уильяму известно о событиях последних дней так же мало, как и ему самому.

Вероятно, магистрат полагал, что именно этот Адам Кеннетт, кто бы он там ни был, привез в Англию письмо Джеймса Корбетта, хотя лорду Эллевуду было отлично известно, что дело обстоит вовсе не так. Тогда кто же такой этот Кеннетт, дьявол его разрази?! И почему он вдруг оказывается ранен французами?

Эрл почувствовал, как в нем просыпается интуиция старого, опытного охотника. Если Анжелика не желает рассказывать ему правду – а эрл сейчас отказывался даже думать о том, что он не предоставил ей возможности сделать это, – тогда он сам все выяснит и сам во всем разберется. Может быть, старый пес и ослеп, однако нюх в нем еще не притупился, и он готов всем это доказать!

– Пожалуй, я не стану разочаровывать тебя, дружище, – сказал эрл, неохотно принимая приглашение сэра Уильяма.

– Вот и молодчина! – Магистрат вскочил на ноги и со всей силы хлопнул друга по плечу. – Я распоряжусь немедленно собрать и уложить все твои пожитки. Пресвятое небо! Вот этот денек мы с тобой запомним надолго!

– Похоже, ты прав, – проговорил лорд Эллевуд, и впервые за несколько дней на лице его появилась улыбка.

Последние полтора года все, кто окружал его, обращались с ним так бережно, словно он был не только слеп, но и слаб, как новорожденное дитя. Тем приятнее было ему совершенно естественное, как и в былые дни, поведение шумливого сэра Уильяма.

– Папа? Как ты мог?! – Анжелика вбежала в библиотеку.

На щеках ее проступили алые пятна, а глаза пылали гневным огнем.

– Анжелика? – Лорд Эллевуд инстинктивно привстал ей навстречу.

– Как ты мог уволить Марту? – повторила девушка. – Как ты мог до такой степени унизиться? Подумать только, ты наказал ее за то, что она мне верна! А ведь сегодня утром ты уволил мистера Харгрейвза потому, что он, как ты утверждаешь, предал тебя!

– Что-то я не заметил ее верности, – едко вставил лорд Эллевуд.

– Да ведь она моя горничная, а не твоя! – страстно воскликнула Анжелика. – Неужели ты бы отнесся к ней с уважением, если бы она предала меня!

– С уважением? – вспыхнул лорд Эллевуд. – А кто такая эта девка? Всего лишь презренная служанка, и только. До тех пор пока я плачу ей жалованье, ее долг – исполнять все мои приказания! И я не потерплю, чтобы кто-либо из членов моей семьи разговаривал со мной подобным тоном!

Анжелика уставилась на него, с трудом переводя дыхание от гнева. Грудь ее судорожно вздымалась и опадала. Девушка видела, что вулканический темперамент отца готов к новому извержению, однако ей было уже все равно. Известие об увольнении Марты стало последней каплей, переполнившей чашу ее терпения. Крохотные искры противоречия, давно уже тлевшие в ее душе, превратились теперь в неукротимое пламя мятежного пожара, и Анжелика не в силах была сдерживаться после того, что стало ей известно.

Вернувшись в дом, они с Бенуа узнали, что эрл беседует с сэром Уильямом. Анжелика тотчас же решила отложить разговор с отцом до того времени, когда он останется один. Бенуа согласился с ней, и она воспользовалась возможностью подняться наверх, в свою комнату, чтобы там в тишине спокойно обо всем еще раз подумать.

Однако в спальне ее поджидала Марта. Одного взгляда на горничную было достаточно, чтобы понять: случилось что-то страшное.

Лорд Эллевуд прибыл в усадьбу «Остролист» на рассвете и немедленно потребовал разбудить Марту, вытащить ее из постели и привести к нему. Он подверг ее еще более беспощадному допросу, чем позднее Анжелику, и кончилось все тем, что горничная была с позором уволена.

Насколько Анжелика могла судить, Марта осталась стоически верна своей хозяйке на протяжении всего отвратительного допроса, учиненного ей лордом Эллевудом. Горничная отказалась сообщить ему даже те скудные сведения, которые были известны ей самой. Сейчас Анжелика с горечью сознавала, сколько беспокойства, волнений причинила она Марте, и не могла простить себя за это.

Но точно так же не могла простить она и эрла – за то, что он выместил свою злобу на ни в чем не повинной жертве.

– Еще немного – и вокруг тебя никого не останется, – обратилась Анжелика к отцу, чувствуя, как ярость понемногу затихает в ее душе. Лорд Эллевуд стоял в глубине библиотеки. – Насколько я понимаю, ты уволил своего камердинера перед тем, как покинул Лондон. Сегодня ты уволил мистера Харгрейвза и Марту. А ведь когда-то ты сам говорил мне, что о человеке следует судить по тому, как относятся к нему его слуги, а вовсе не равные ему по положению. – Анжелика замолчала.

В библиотеке установилась полная тишина, нарушаемая лишь хриплым дыханием лорда Эллевуда и тихим, размеренным тиканьем часов на полке над камином. Эрл стоял, вскинув голову, обратив в сторону Анжелики невидящие глаза, и молчал.

Девушка и не догадывалась, что ее слова нанесли эрлу сокрушительный удар. Он чувствовал, что поступил с Мартой несправедливо, однако признаться в этом не хотел даже самому себе.

Анжелика краем глаза заметила, что позади нее столпились люди, но теперь ей было уже все равно, слушает кто-либо их разговор или нет.

– Я прошу прощения за то, что уехала из Лондона, не предупредив тебя, – твердо сказала она. – И мне жаль, что по моей вине мистер Харгрейвз и Марта оказались без места. За это я себя не прощу. Но, папа, если бы я только знала, что ты выслушаешь меня или просто сумеешь понять, я бы обязательно рассказала тебе, почему я решила отвезти это письмо сама. И если бы ты рассказал мне все то, что тебе известно о Бенуа, вероятно, мне не нужно было бы ехать сюда и самой все проверять.

– Рассказала мне? – резко переспросил эрл. – С кем, черт бы тебя побрал, ты разговариваешь, дерзкая девчонка?

– Не знаю, – прямо ответила ему Анжелика. – Но, ясное дело, не с отцом, которого я помню. Прощай, папа.

– Что ты такое говоришь? – Лорд Эллевуд нахмурился, все так же тяжело дыша.

– Я говорю, что не собираюсь возвращаться с тобой в Лондон, – по-прежнему твердо и весьма решительно заявила Анжелика. – Тебе придется найти себе кого-нибудь еще, кто будет готов сидеть с тобой в сумерках и читать тебе целыми днями напролет, когда жизнь вокруг продолжается и в ней столько прекрасного…

Повернувшись на каблучках, она вышла из библиотеки, не дожидаясь ответа отца. Бенуа поспешно отступил в сторону, давая ей пройти. Сэр Уильям, застыв как изваяние, смотрел девушке вслед, изумленно приоткрыв рот.

– Анжелика! – заревел лорд Эллевуд.

Она приблизилась к первой ступеньке лестницы и начала медленно подниматься наверх.

– Анжелика!

Она не остановилась и даже не оглянулась. В лице ее не было ни кровинки, однако губы девушки были решительно сжаты. Она приняла решение, которого не изменит никто и ничто, и уж конечно, не очередная вспышка беспричинной ярости лорда Эллевуда:

– Она не придет, если вы будете звать ее таким тоном, – спокойно сказал Бенуа.

Он закрыл дверь библиотеки и повернулся, задумчиво глядя на эрла. Сэр Уильям, по всей вероятности, так и не обрел дар речи, а потому стоял, переводя взгляд с Бенуа на эрла и обратно, и на лице его попеременно сменялись то ужас, то изумление.

– Это ты во всем виноват! – яростно выкрикнул лорд Эллевуд в сторону Бенуа. – Это ты затуманил ее разум своими коварными и грязными…

– Меня, знаете ли, еще никто и никогда не называл коварным, – холодно прервал его Бенуа. – Если вы полагаете, что это я настроил Анжелику против вас, вы заблуждаетесь. Если не ошибаюсь, вы сами, милорд, отлично преуспели в этом – без моей помощи!

– Я никогда не дам своего согласия на ее брак с тобой! – огрызнулся лорд Эллевуд. От ярости его била крупная дрожь, руки судорожно то сжимались, то разжимались.

– Мы не нуждаемся в вашем согласии, – ровным тоном ответил Бенуа. – Анжелике двадцать три года. Она уже сама может решать свою судьбу.

– Я лишаю ее наследства! – дико закричал лорд Эллевуд. – Она ничего от меня не получит! Ничего, ни единого пенни!

– Ей не нужны ваши деньги, – ледяным тоном парировал Бенуа. – Я вполне способен сам прокормить и обеспечить свою жену. Для нее намного важнее ваше уважение. Что бы она ни сделала, как бы она ни поступила, она сделала это из любви к вам и лорду Леннарду; однако вы предпочли обращаться с ней еще хуже, чем обращались когда-то с дерзким выродком – контрабандистом, пистолет которого был направлен вам в сердце!

– Не смейте читать мне нотации, сэр! – взорвался лорд Эллевуд. – Я не оставлю Анжелику в этом доме наедине с вами! Где Хопвуд?

– З-здесь, – заикаясь от волнения, ответил сэр Уильям.

Лорд Эллевуд судорожно перевел дыхание и произнес с ледяным достоинством:

– Кажется, моя дочь не будет сопровождать нас в твое поместье, Уильям. Полагаю, нам больше незачем откладывать наш отъезд…

Сэр Уильям с трудом сглотнул воздух. Он безуспешно пытался угнаться за ходом событий и с отчаянием переводил взгляд с решительного лица лорда Эллевуда на по-волчьи настороженную и готовую отразить любое нападение фигуру Бенуа.

– Пойду посмотрю, готова ли карета, – поспешно вымолвил он, впервые в жизни почувствовав, что силы изменяют ему и что он просто не в состоянии участвовать дальше в столь мелодраматической сцене.

– Ты еще тут? – спросил лорд Эллевуд, как только за магистратом закрылась дверь.

– Да, милорд.

– «Да»… – повторил эрл, и, казалось, это простое слово упало в напряженное молчание, царившее в библиотеке, подобно камню, что падает в бездну.

Лорд Эллевуд изо всех сил напрягал слух, но не слышал ничего, что выдавало бы присутствие Бенуа, – даже его дыхания. Казалось, он разговаривает – или борется? – с бесплотной тенью. А ведь еще никогда и никому не удавалось одержать верх над тенью…

– Если бы я не был сейчас слеп, тебе не удалось бы совершить все это и остаться безнаказанным! – резко проговорил эрл.

– Если бы вы не были слепы, милорд, вы бы все равно обратились ко мне с просьбой спасти вашего сына, – холодно сказал Бенуа, – потому что у меня, в отличие от большинства ваших знакомых, есть определенные связи. Однако, если бы вы не были слепы, вас не душили бы раздражение, досада и ярость настолько, что вы отказывались бы внимать голосу здравого смысла. Обещаю вам, милорд, со мной Гарри будет в полной безопасности. Так же, как и Анжелика, – не сомневайтесь.

– И это мне обещает преступник, контрабандист? – с презрительной насмешкой поинтересовался лорд Эллевуд.

– Это я вам обещаю, – ответил Бенуа, и в этом ответе прозвучала стальная решимость готового сдержать свое честное слово человека. – Полагаю, вас уже ждет экипаж. Au revoir,[24] милорд. Уверен, мы с вами еще встретимся.

Глава девятая

Анжелика и Бенуа обвенчались на следующее утро, получив специальное разрешение на брак.[25] В день своей свадьбы Анжелика надела то же атласное платье цвета слоновой кости, в котором ужинала в усадьбе «Остролист» три дня назад. Когда она стояла, озаренная лучами света, падавшего из алтарного окна, в маленькой лондонской церкви, от ее золотистых волос, казалось, исходило волшебное сияние. Голос ее ни разу не дрогнул, когда она произносила слова брачного обета.

На венчании не присутствовали ни друзья, ни родственники. Однако все это было неважно, потому что, как справедливо заметила Марта, с особым старанием одевая и причесывая Анжелику, единственный человек, в присутствии которого нуждается невеста в день свадьбы, – это ее жених.


– И ты последовал за мной из Лондона только затем, чтобы вручить мне эти письма? – скрипучим голосом поинтересовался эрл.

– Да, милорд. – Посыльный Бенуа, сам не свой от усталости, стоял перед лордом Эллевудом. – Капитан Фолкнер приказал мне вручить письма вам лично в руки; но меня взяли на абордаж неподалеку от Эпсома.

– На тебя напали? – резко переспросил лорд Эллевуд.

– Да, милорд. – Правая рука почти не слушалась Симпсона, а вокруг его головы была обвязана тряпка, заменявшая бинт. Эрл, разумеется, ничего этого не видел.

– Что же произошло?

– Меня оглоушили так, что я свалился замертво, а лошадку мою увели. Я не очень-то хорошо все помню, но мне позднее сказали, что эти мерзавцы как раз обыскивали меня, когда кто-то спугнул их. Иначе, думается мне, они непременно забрали бы и письма.

Симпсон замолчал. Он до смерти устал, и мускулы его отзывались на каждое движение резкой, почти невыносимой болью. Сейчас он знал, что исполнил наконец данное ему поручение, и ему хотелось только одного: поскорее лечь и как следует выспаться.

– Получается, когда ты окреп настолько, чтобы удержаться в седле, ты продолжил путь в Лондон, – сказал сэр Уильям, вмешиваясь в разговор, – а там, когда ты узнал, что лорд Эллевуд выехал в Суссекс, ты последовал за ним, а потом из усадьбы «Остролист» – в мое поместье. Скажи-ка, любезный, а когда ты выяснил, где теперь находится тот, к кому тебя отправили, тебе не пришло в голову, что нет уже смысла так спешить, чтобы доставить ему эти письма?

– Нет, сэр. – Симпсон приосанился. – Ведь капитан дал мне точные указания. Он-то был уверен, что я выполню его приказ.

– Спасибо, – рассеянно отозвался лорд Эллевуд. – Твои преданность и стремление исполнить свой долг достойны похвалы.

Он повертел в пальцах два письма. Они были мятые и грязные, однако печати на них были целы. Эрл задумался, хватит ли у него решимости попросить сэра Уильяма прочитать ему эти письма. Однако, поразмыслив, он все-таки убрал конверты в карман.

– Бедняга, ты, должно быть, чертовски вымотался! – Сэр Уильям быстро встал, увидев, что Симпсон едва держится на ногах. – Пойдем со мной! – Он с силой хлопнул моряка по спине, отчего тот зашатался. – Тебе надо как следует перекусить и отдохнуть перед возвращением в «Остролист». Хозяина твоего там сейчас нет, так что спешить тебе незачем. Твоя преданность заслуживает щедрой награды. Можешь не сомневаться: я так и передам твоему хозяину, как только увижу его.

– Нет, сэр, не надо, – проговорил Симпсон заплетающимся языком. – Ведь капитан знает, что я служу ему вовсе не ради какой-то там награды. Мы же с ним как-никак вместе повидали почти полмира. Да я никогда…

Ноги его подогнулись, и Симпсон непременно упал бы, если бы сэр Уильям не поспешил поддержать его.

Лорд Эллевуд сидел совершенно неподвижно и слушал, как магистрат зычным голосом созывает слуг, приказывая им не мешкать и хорошенько позаботиться об усталом и раненом посыльном Бенуа. Эрл снова и снова припоминал слова, которые с горечью сказала ему Анжелика: судить об истинном характере человека можно лишь по тому, как относятся к нему его слуги и подчиненные.


Анжелика провела первую брачную ночь на постоялом дворе к югу от Лондона. Обычно Бенуа, приезжая в столицу по делам, останавливался у своего партнера, Джозайи Крэбтри, однако он был слишком тактичен и деликатен, чтобы предложить новобрачной переночевать в доме своего друга.

Анжелике очень понравился постоялый двор, где царили шум и суета. Жизнь, кипевшая вокруг, занимала и увлекала ее. Стоя у окна спальни, девушка наблюдала за прибытием украшенного фонарями экипажа, радуясь, что совсем рядом происходят такие интересные события.

Анжелика почувствовала, как Бенуа подошел к ней сзади. Одна его рука обвилась вокруг ее талии, а другой он аккуратно задернул занавеси.

– Ma chere femme,[26] – он поцеловал грациозный изгиб ее шеи, – предполагается, что в первую брачную ночь ты должна посвятить все свое внимание мужу, а не толпе совершенно посторонних приезжих! – В его звучном голосе явно слышалась ласковая ирония.

У Анжелики перехватило дыхание, едва она ощутила, как его губы ласкают ее нежную кожу. Сердце ее учащенно забилось от сладостного ожидания неведомого еще блаженства.

Накануне, когда она решительно вышла из библиотеки в доме у Фолкнеров, она даже не задумывалась о своем будущем. Тогда ее занимала лишь одна мысль: нельзя допустить, чтобы отец и дальше повелевал ею и командовал. Жестокий поступок лорда Эллевуда по отношению к Марте явился для Анжелики последней каплей.

Именно Бенуа настоял на том, что им следует пожениться немедленно. Анжелика догадывалась, что его решение частично продиктовано желанием защитить ее от возможных сплетен и скандала, однако они почти не обсуждали эту тему. Путешествие в Лондон развлекло Анжелику, а Бенуа с момента их отъезда из усадьбы «Остролист» оказывал своей невесте всяческие знаки уважения.

Сейчас Анжелика прильнула к нему, радуясь, что его руки снова защищают ее от всех тревог и волнений.

– Ты думаешь о лорде Эллевуде? – тихо поинтересовался Бенуа, притрагиваясь губами к ее волосам.

– Да, – призналась она.

Девушка испытывала к отцу крайне смешанные чувства. Думая о нем, она снова переживала гнев, обиду, грусть, вину – и одновременно радовалась, что наконец-то стала свободна.

– Когда мы вернемся в Суссекс, то обязательно навестим его в поместье сэра Уильяма, – пообещал Бенуа. – Я уверен, что разрыв, случившийся между вами, временный.

– Нет! – возразила ему Анжелика.

– Но, дорогая!..

– Нет, – непреклонно повторила она, выскальзывая из его объятий.

Бенуа слегка нахмурился.

– Что ты хочешь этим сказать? – поинтересовался он тихо.

– А то, что я не собираюсь ползти к нему на коленях, умоляя о прощении, когда именно ему следует извиниться передо мной за свое поведение! – надменным тоном произнесла Анжелика.

– Я тоже не привык ни к кому подползать на коленях! – сухо сказал Бенуа. – И ясное дело, не собираюсь предлагать это моей жене, однако…

– Что «однако»? – резко воскликнула Анжелика. Она и не представляла, что так болезненно воспринимает все, относящееся к ее отцу. – Ничего не изменилось, хотя мы и поженились. Все осталось по-прежнему. Если папа заявил, что лишит меня наследства, как только я решусь выйти за тебя замуж, неужели ты думаешь, что он заговорит по-другому теперь, когда я стала твоей женой!

– Мне кажется, сейчас, когда у него было время все как следует обдумать, он сможет рассуждать более спокойно и здраво, – ответил Бенуа мягким тоном. – Сомневаюсь, что…

– Это же ты говорил и вчера! – прервала его Анжелика – А затем оказалось, что он уволил Марту. Он не собирается рассуждать спокойно или здраво – понимаешь, не собирается!. – Голос ее осекся, и девушка отвернулась, невидящим взглядом уставившись на огонь в камине.

Разрыв с лордом Эллевудом причинял ей слишком много страданий – намного больше, чем она готова была признаться даже самой себе.

– Лорд Эллевуд уволил Марту задолго до того, как ты вернулась в «Остролист», – напомнил ей Бенуа. – Другое дело, что ты узнала об этом после, уже когда в первый раз поспорила с отцом, и воспользовалась этим известием как предлогом покинуть его.

Анжелика круто повернулась к Бенуа.

– Так ты обвиняешь меня в том, что я так поступила?

– Нет, mon aimee, – ровным тоном ответил он. – Однако мне хочется, чтобы ты как следует во всем разобралась. Нельзя допустить, чтобы эта ваша временная размолвка переросла в постоянную. Возможно, лорд Эллевуд уже сожалеет о том, что так круто обошелся с Мартой, а возможно, и нет. Мы ничего не можем знать наверняка, потому что, когда ты обрушилась на него в таком гневе, ты вынудила его говорить не думая – точно так же, как и он перед этим вынудил тебя. Вы оба очень гордые люди. Однако я не допущу, чтобы вы оказались втянуты в новые витки своего гнева, поскольку это может привести лишь к тому, что вы оба еще больше ожесточитесь друг против друга. Мы обязательно навестим твоего отца, как только вернемся в Суссекс.

Анжелика уставилась на Бенуа, испытав в первый момент настоящий ужас: она решила, что Бенуа принял сторону отца. Почему ему так не хочется терять расположение лорда Эллевуда?

– А почему это ты так беспокоишься о том, чтобы я помирилась с папой? – удивленно воскликнула она. – Может быть, ты боишься, что он действительно откажется от меня и на самом деле лишит наследства? Уж не потому ли, что для такого амбициозного, но безродного человека жена, лишенная наследства, может оказаться непосильно тяжким бременем, а?

Не успев договорить, Анжелика уже пожалела о своей тираде. Не отрывая взгляда громадных голубых глаз от лица Бенуа, девушка в ужасе прижала ладони к щекам.

Лицо его словно окаменело, только на щеке все билась маленькая жилка да прищуренные глаза стали сейчас по-волчьи настороженными и опасными.

– Мне следовало оставить тебя с эрлом, – хрипло проговорил он. – Вы, несомненно, стоите друг друга. Уж с ним-то ты могла бы сколько душе угодно спорить и обмениваться взаимными оскорблениями!

– П-прости меня! – прошептала Анжелика и умоляюще протянула Бенуа руку.

– Почему ты вышла за меня замуж? – спросил он, казалось, не замечая ни ее протянутой руки, ни ее испуганного лица. – Почему ты осталась в Суссексе еще на один день?

– Что? – Анжелика непонимающе уставилась на него.

– «Потому, что не доверяла тебе», – с жестокой насмешкой ответил за нее Бенуа. – Ну уж нет, та douce amie, этого недостаточно! Ты отлично понимала, что мне вполне можно доверять, – иначе ты бы не отправилась со мной на прогулку! Почему ты решила задержаться после того, как отдала мне письмо? – Говоря это, Бенуа сделал два широких шага вперед и грубо схватил Анжелику за плечи. – Почему? – Он затряс ее с такой силой, что она поморщилась.

– Потому, что я… я не могла представить себе, что придется снова возвращаться в Лондон! – заикаясь, выговорила Анжелика.

– Вот, выходит, как все было на самом деле!.. – Он оттолкнул ее от себя и, повернувшись на каблуках, прошелся по комнате, сжав руки в кулаки.

Анжелика наблюдала за ним, онемев от ужаса.

– Ты действительно ma douce seductrice! – гневно бросил он через плечо. – Ты с самого начала поняла, какое впечатление произвела на меня, и решила воспользоваться этим. Осмелюсь предположить, что я подошел бы тебе гораздо больше, будь я урожденным джентльменом, утонченным и воспитанным, однако тебе так хотелось покончить с невыносимой жизнью, которую ты вынуждена была вести до сих пор, что для тебя сгодился бы любой мало-мальски порядочный человек!

– Это не так! – запротестовала Анжелика.

– Не так? – с горечью переспросил он. – Немало опытных шлюх пытались в свое время затеять игру со мной… Сначала смущение, робость и нерешительность, а потом ловушка захлопывается. О мой Бог! Каким же я оказался глупцом!

Бенуа стоял спиной к Анжелике, взъерошив свои густые черные волосы. Затем он подошел к широкой кровати и прислонился головой к одному из столбиков, поддерживавших высокий полог. Анжелика впервые видела его таким расстроенным.

Разумеется, несправедливые, поспешные обвинения Бенуа возмутили ее. Вспыльчивая, как всегда, Анжелика загорелась гневом, и ее голубые глаза пылали сейчас яростным огнем. Она открыла было рот, чтобы побыстрее произнести ядовитый ответ, но слова замерли у нее на устах. Девушка судорожно перевела дыхание. О Боже, они женаты всего лишь несколько часов – и уже успели так сильно повздорить! Неужели этот брак всего лишь досадная, нелепая ошибка?

Анжелика испытывала непреодолимое желание развернуться и убежать; но куда? И зачем? Ведь Бенуа любит ее. Сейчас она понимала это – понимала без слов, сердцем…

Сила его гнева была лишь мерой его любви к ней. Ее необдуманное предположение о приданом и наследстве глубоко оскорбило и ранило Бенуа.

Она обвинила его в том, что он – жалкий охотник за состоянием, желающий побыстрее вскарабкаться по лестнице чинов и званий. Бенуа никогда– нельзя было уличить в отсутствии самообладания, однако он оказался совершенно безоружен против столь неожиданного и коварного выпада со стороны женщины, которую любил…

Да, он любит ее. Анжелика никогда не была уверена в этом так, как сейчас, когда смотрела на его неподвижную фигуру, слушала его хриплое, взволнованное дыхание. Бенуа, всегда осторожный, осмотрительный, открылся ей гораздо больше, чем кому-либо еще, и она просто не может предать его, не может не оправдать такое доверие.

– Я решила задержаться потому… потому, что не могла оставить тебя, – проговорила она, и сердце глухо застучало у нее в груди. Анжелика сделала несколько шагов по комнате и протянула руку, нерешительно дотрагиваясь до спины Бенуа. – Тогда я этого еще не знала – я отказывалась признаться себе в этом, – продолжила она, стараясь говорить твердо и уверенно, хотя голос ее то и дело прерывался. – Я твердила себе, что делаю все это ради Гарри, потому что якобы не могу быть уверена в том, что какому-то контрабандисту можно доверить его спасение. Однако я задержалась именно ради себя самой, потому что поняла… – Она запнулась и замолчала, лихорадочно подыскивая слова.

Ее пальцы по-прежнему касались спины Бенуа, и внезапно она ощутила, как начали расслабляться его мускулы, хотя он и не поворачивался к ней.

– Я помню свой первый сезон… ну в общем, когда я только начала выезжать в свет, – тихо заговорила Анжелика, и уверенность постепенно вернулась к ней. – Знаешь, Бен, тогда у меня было столько надежд и ожиданий. Я думала, что в переполненных гостиных и шумных бальных залах я встречу любовь на всю жизнь – может быть, даже переживу какие-то приключения… – Анжелика вздохнула, на мгновение погрузившись в мысли о прошлом. – Действительно, сначала мне было весело и интересно, – лукаво продолжила она, – но затем я увидела, как выходят замуж мои подруги. Иногда они на самом деле решались на этот шаг по любви, но такое случалось далеко не всегда. Тогда я подумала: неужели это все, что мне суждено в жизни? Неужели и я должна выбирать – остаться ли мне одинокой старой девой или же быть одинокой, нелюбимой женой? И я решила, что уж лучше никогда не выйду замуж, если так и не повстречаю мужчину, которого смогу полюбить и который полюбит меня. Я поняла, что мне все равно, кем он окажется – принцем крови или же… или же контрабандистом.

Она обвила руками шею Бенуа и продолжила:

– Я вышла за тебя замуж вовсе не потому, что мне хотелось сбежать от папы. Таких возможностей у меня было предостаточно – например, тетушка Сара, что живет в Бате, непрестанно шлет мне настойчивые приглашения приехать и погостить у нее как можно дольше. Она очень остроумная и деликатная женщина, с ней интересно, и Гарри ее тоже просто обожает… Я могла бы поехать к ней…

Бенуа обернулся, и руки его сомкнулись на ее талии. В его глазах мелькнул знакомый ей веселый огонек.

– Пожалуй, это самое запутанное и длинное извинение из всех, что мне доводилось когда-либо слышать, – добродушно сказал он.

– Почему же ты не остановил меня?.. – спросила Анжелика.

– Я все ждал, сумеешь ли ты наконец выговорить слова: «Прости, я люблю тебя», – тихо произнес Бенуа. – Похоже, это признание застревает в твоем нежном горлышке, не так ли, ma cherie? – Его длинные пальцы осторожно погладили бархатистую кожу ее шеи. – Я даже не припомню, слышал ли я их от тебя когда-нибудь раньше.

Слезы заблестели в глазах Анжелики.

– Я действительно люблю тебя, милый. Люблю всем сердцем и всей душой, и ничто и никогда не сможет изменить мою любовь к тебе! Прости, что я наговорила тебе таких ужасных вещей. Я знаю…

Но он не дал ей закончить извинение, прервав его поцелуем. Анжелика прильнула к Бенуа, желая только одного: доказать ему, как искренни были только что сказанные ею слова.

– Прости и ты меня, mon amour, – пробормотал Бенуа и потерся щекой об ее шелковистые волосы. – Я отлично знаю, что ты не расставляла никакие ловушки, чтобы заставить меня жениться на тебе; я знал это и все равно сказал. Это было просто…

Она тоже прервала его извинения, нежно зажав пальцами ему рот. Слезы катились по ее щекам, но она не пыталась вытереть их.

– Я сама виновата, что ты разозлился на меня, – сквозь слезы проговорила Анжелика. – Я так сердилась на папу, но, как только сама почувствовала себя обиженной, поступила точно так же, как и он. Наговорила колкостей человеку, который меня любит, и который только хотел помочь мне. – Сдерживаясь, чтобы не разрыдаться, она с трудом сглотнула. – Я ведь не очень похожа на нахальную ш-ш-шлюху, а? – обеспокоенно прошептала она, не в силах скрыть, как сильно он обидел ее своими словами.

– Ни капельки! – воскликнул Бенуа. – Ничуть. Прости, mon aimee! И никогда даже не думай об этом! – Он лукаво улыбнулся и провел пальцем по ее щеке, нежно смахивая алмазные капли слезинок. – С самого начала я заметил, что ты всегда поступаешь только так, как велит тебе сердце, – мягко сказал он. – Пожалуй, теперь мне кажется, что я был не только очарован, но и слегка ошеломлен твоей искренностью. Сам я по характеру намного более скрытен и осторожен. Тебе придется научить меня больше доверять людям, mon amour.

Анжелика взглянула на него, словно заново видя сквозь пелену слез его худощавое, смуглое от загара лицо.

Сейчас она припоминала, с какой обезоруживающей искренностью и честностью Бенуа обращался с ней. Время от времени он действительно предпочитал кое-что утаивать от нее, однако только раз преднамеренно ввел ее в заблуждение – в связи с появлением Адама. И Анжелика почувствовала, что не только она заслуживает такой похвалы; Бенуа – тоже.

– С того момента, как мы выехали из Суссекса, ты отважно держишься, но я же вижу, как сильно ты расстроена, – пробормотал он. – Я ведь все понимаю, ma cherie, хотя, возможно, и кажусь тебе бесчувственным бревном. Обещаю, что тебе не придется в одиночку встречаться с твоим отцом. Я буду с тобой. И мы не поедем к нему до тех пор, пока ты сама не будешь готова увидеться с ним. – Его пальцы нежно ласкали затылок Анжелики.

Анжелика порывисто вздохнула, накопившиеся за последние дни переживания наконец переполнили ее душу, и она зарыдала. Бенуа гладил ее волосы, говорил что-то нежное. Когда поток слез немного иссяк, он подвел ее к широкой кровати, и они сели на нее. Анжелика склонила голову ему на плечо. Сейчас она чувствовала себя опустошенной, но ей стало во сто крат легче. Она вздохнула, беря носовой платок, который Бенуа протянул ей.

– Спасибо, – прошептала Анжелика прерывающимся голосом и высморкалась. – Прости меня, – добавила она немного погодя, улыбнувшись. – Я понимаю, что мужчине едва ли приятно оказаться в свою первую брачную ночь рядом с невестой – любительницей разводить сырость.

Бенуа рассмеялся и прикоснулся губами к ее волосам.

– И то правда, mon aimee, – ты просто залила слезами мой самый лучший костюм!

Анжелика снова улыбнулась, поудобнее устраиваясь возле него.

– Адам совершенно прав, – тихо поддразнила она Бенуа, – ты действительно настоящий денди! Я подумала об этом, когда впервые увидела тебя. Все, чего тебе не хватает, так это золотой серьги в ухе да…

– Знаю-знаю: ты с самого начала отвела мне роль дерзкого пирата! – парировал Бенуа. – Разве я не говорил тебе прежде, что я всего лишь почтенный судовладелец?

– Которого посреди ночи будят всякие контрабандисты, – подхватила Анжелика, поднимая голову, чтобы взглянуть на него. – А куда ты на самом деле ездил в ту ночь, когда я первый раз ночевала в «Остролисте»?

– Ну и память у тебя! – ухмыльнувшись, восхитился Бенуа. – Один из старых друзей Тоби сломал руку, удирая от сэра Уильяма. А я, перед тем как уйти в море, многому научился от отца. Вот меня и позвали, чтобы я помог бедняге. Просто-напросто я один из тех, на кого всегда можно положиться, вот и все!

– Почтенный судовладелец… на которого всегда можно положиться… Да я, похоже, вышла замуж за какую-то ходячую добродетель! – размышляла вслух Анжелика с лукавым огоньком в глазах.

Бенуа улыбнулся и мягко проговорил: – У тебя усталый вид, тебе следует отдохнуть, я сейчас пришлю сюда Марту. – Он поцеловал ее и поднялся.

– Бенуа… Бен… – Анжелика смотрела на него широко открытыми голубыми глазами.

Он нагнулся, взял ее руку и коснулся пальцев губами.

– У нас с тобой впереди вся жизнь, – нежно сказал он. – Я знаю, что ты – моя жена, Анжелика. Я не нуждаюсь в том, чтобы доказывать это самому себе при первой же возможности. Кроме того, – хитро добавил он, – если память не изменяет мне, путешествия в карете кажутся тебе на редкость утомительными. Ведь именно под этим предлогом ты добилась того, что задержалась в «Остролисте» еще на один день, не так ли? Вот я и думаю, что тебе не повредит как следует выспаться сегодня!

На рассвете Анжелика проснулась. Несколько секунд она лежала, мучительно пытаясь сообразить, где она находится, но затем услышала рядом с собой ровное дыхание Бенуа и вспомнила, что они теперь муж и жена.

Опасаясь разбудить его, она боялась шевельнуться, однако все же осторожно повернулась на бок, чтобы как следует рассмотреть мужа. Перед тем как лечь, Бенуа широко раздвинул занавеси – Анжелика подумала, что он поступил так потому, что любил всегда видеть над собой небо, – и теперь, в призрачном свете утра, ей хорошо был виден его четкий, слегка напоминающий орлиный, профиль. Раньше Бенуа всегда казался ей настороженным и сильным, а потому вдвойне странно было видеть его спокойным и расслабившимся во сне. Ей с трудом верилось, что сейчас она может протянуть руку и прикоснуться к нему, а он даже не узнает об этом.

Анжелика тихонько вздохнула и осторожно приподнялась, опираясь на локоть, почти не смея дышать из опасения, что разбудит Бенуа, – ведь он всегда был чуток, как волк, как дикий зверь… Не удержавшись, она протянула руку и слегка притронулась пальцем к изгибу его плеча. Ночной рубашки на Бенуа не было, и неожиданно ей стало любопытно: не обнаженным ли он улегся в постель? Тело Анжелики охватил озноб блаженного возбуждения.

Кожа мужа казалась ей удивительно теплой и гладкой, пока она осторожно водила пальцами по его плечу. Затем, не в силах устоять перед искушением, Анжелика нежно погладила ямочку у основания его шеи. Сердце ее забилось учащеннее. Радость, подобная яркому снопу лучей утреннего солнца, неожиданно охватила Анжелику при мысли о том, что теперь она законная жена Бенуа, связанная с ним навеки. Он – ее муж, и она имеет полное право прикасаться к нему в постели.

Ласки ее не стали более настойчивыми, однако она почувствовала себя намного увереннее, и рука ее скользнула ниже, обводя контуры его мускулистой груди. Это занятие увлекло Анжелику, но тут она вдруг вздрогнула от испуга, застигнутая врасплох, когда ладонь Бенуа с молниеносной быстротой сомкнулась вокруг ее пальцев.

– Ma douce seductrice! – тихо пробормотал он, не открывая глаз.

– Я думала, ты спишь! – растерянно проговорила Анжелика и попыталась было отнять руку, но его пальцы крепче сжали ее.

– Я и спал. Но ты разбудишь и каменного рыцаря с могильного надгробья! – Он открыл глаза и с улыбкой посмотрел на Анжелику.

– Ах… – Анжелика почувствовала, что краснеет.

– Ах? – Рука Бенуа обвила ее талию. – Может, ты надеялась, что я и не проснусь?

– Ну, да… То есть нет… – залепетала Анжелика. – Вернее, я хочу сказать…

Тихо рассмеявшись, Бенуа поднял руку и провел пальцами по пышным локонам жены. Дрожь наслаждения охватила Анжелику.

– Мне всегда казалось, что именно Прекрасный Принц должен в конце концов разбудить Принцессу, – лукаво пробормотал он, – но, впрочем, если ты действительно этого хочешь…

Несколько секунд Анжелика колебалась, прежде чем возразила.

– Однажды ты уже провел меня таким образом, – тихо напомнила она ему.

– В несколько иных обстоятельствах, mon amour, – мягко ответил Бенуа. – Ведь тогда ты еще не была моей женой.

– А ты все не хотел рассказать мне, как именно планируешь спасти Гарри. Можно подумать, тебе было все равно, поцелую я тебя или же нет! – лукаво произнесла Анжелика. – Это было просто недостойно, коварно и… – Она замолчала, так как рука Бенуа осторожно заскользила по ее спине. Тело Анжелики непроизвольно вздрагивало от возбуждения.

– Мне куда больше нравилось целовать тебя, чем пускаться в утомительное обсуждение военных планов…

– Это все потому, что ты… ты такой… скрытный, – запинаясь, выговорила Анжелика, когда нежные сильные пальцы Бенуа начали ласкать ее шею, как раз около выреза сорочки. Анжелике становилось все труднее и труднее следить за темой их разговора.

– Вряд ли именно потому, – пробормотал он и повернул голову так, что губы их встретились.

Ее волосы окутывали их обоих подобно золотому покрывалу. Анжелике казалось, что она тает и плавится, очутившись в незнакомом еще ей мире восхитительного наслаждения. Она услышала, как неровно и часто задышал Бенуа, и не устояла перед неистовым желанием дотронуться до него. Ладонь Анжелики нерешительно двинулась вперед и коснулась его мускулистой груди. Наклонив голову, она запечатлела на ней поцелуй.

У Бенуа перехватило дыхание, он издал какой-то тихий, невнятный возглас – и вдруг с молниеносной быстротой оказался поверх Анжелики. Обвив руками его шею, она позволила ему закружить ее в блаженном водовороте нового, долгого, бесконечно сладостного поцелуя.

Анжелика испытывала несказанное удовольствие, чувствуя, как тяжесть тела Бенуа прижимает ее к кровати. Она провела пальцами по его руке и плечу, ощущая, как напрягаются его мускулы при каждом ее прикосновении. В его объятиях ей все нипочем, подумала Анжелика и выгнулась дугой, предлагая себя всю Бенуа. Он протянул руку вниз и осторожно поднял край ее ночной сорочки.

Блаженное предвкушение чего-то неизъяснимо прекрасного с такой силой охватило Анжелику, что она почувствовала, как у нее буквально замирает сердце. Задохнувшись от волнения, она едва смела перевести дыхание, когда пальцы его коснулись ее обнаженной ноги, быстро взбегая все выше и выше, от колена к высокому бедру, пока ладонь его не легла ей на живот.

У нее появилось такое ощущение, будто весь мир вокруг них перестал существовать и вся Вселенная оказалась заключена в этой погруженной в полумрак комнате с кроватью под пологом. Но в то же самое время Анжелике казалось, что она стремительно поднимается все вверх и вверх, прямо в усеянное сверкающими звездами небо.

Она что-то невнятно пробормотала, испытывая лишь одно неистовое желание – утолить жажду своей страсти. Руки Бенуа осторожно ласкали ее пылающее от возбуждения тело. Тончайшая, ткань сорочки мешала ему, и он быстро снял ее и откинул в сторону, продолжая ласкать Анжелику.

Когда ладонь Бенуа опустилась на ее напрягшуюся грудь, Анжелика закрыла глаза в предвкушении блаженства. Дыхание ее стало неровным, прерывистым.

Бенуа осторожно раздвинул ее ноги коленом. В это мгновение Анжелика почувствовала подлинный восторг.

– Je t’aime,[27] – пробормотал Бенуа и смолк.

Небывалой мощи волна нежности и любви к нему захлестнула Анжелику. Она захотела испить Бенуа, испить до самого донышка, и поэтому, когда его восставшая плоть приблизилась, она впустила ее. Неожиданно резкая боль пронзила Анжелику, и она едва не вскрикнула. Бенуа нежно поцеловал ее в щеку. Анжелика порывисто вздохнула и ощутила, как совершенно новое, соблазнительное тепло разливается по всему ее телу. Она поняла, что нет в мире большего блаженства, нежели блаженство быть в его объятиях и чувствовать себя единой с ним плотью…

Его движения нарастали, и Анжелику целиком захватил порыв первозданного наслаждения. Ей казалось, что золотистые струи пламени начинают растекаться по ее телу и миллионы сверкающих искр рассыпаются за ними вслед. Она чувствовала себя так, словно балансировала на краю бездонной пропасти, глядя на ослепительные звезды вокруг и не зная, что окружает ее, – и вдруг взошло солнце, заливая все потоками теплого, золотистого света, наполняя мир радостью и утоляя голод души, сердца и тела сознанием блаженного удовлетворения.

Прошла целая вечность, прежде чем Анжелика счастливо вздохнула и пошевелилась в объятиях Бенуа.

– Mon aimee? – вопросительно пробормотал он.

– Ммм… – Она приподнялась и поцеловала его в щеку.

Бенуа выглядел спокойным и умиротворенным. Никогда прежде она не видела его таким. Он пристально посмотрел на Анжелику и нежно коснулся ее волос. В карих глазах Бенуа Анжелика заметила не только привычную иронию, но и вопрос, однако на этот раз в них уже не было той звериной, волчьей настороженности.

Она улыбнулась, и ее голубые глаза заблестели от счастья и полного удовлетворения.

– Вот, значит, что это такое – быть замужем, – задумчиво проговорила она.

– Тебе понравилось, ma cherie? – тихо поинтересовался Бенуа, наматывая на палец прядь ее золотистых волос.

– О да! – совершенно искренне ответила она. – Да, любовь моя, и ты сам это отлично знаешь!

Она приподнялась так, чтобы поцеловать его в губы, и волосы ее упали – каскад золотых нитей – ему на лицо.

– А я-то думал, что ты будешь слишком усталой после всех переживаний последних дней, – проговорил Бенуа несколько минут спустя. – Что же, это отучит меня недооценивать тебя, верно?

Анжелика расхохоталась и приподнялась, снова опираясь на локоть, Бенуа подул на непослушную золотистую прядку, которая щекотала ему нос.

– Рядом с тобой я никогда не буду испытывать усталость, – сказала она, и в глазах ее замерцал лукавый огонек. – А что мы теперь будем делать?

– Когда именно: в ближайший час или в ближайшие несколько дней? – поинтересовался Бенуа, иронически приподнимая черную бровь.

– В ближайшие несколько дней, – пояснила Анжелика, потому что, чем они займутся в ближайшие несколько часов, она знала и так.

– Ну, сначала мы вернемся в Суссекс.

– Повидать папу? – спросила Анжелика.

– И за этим тоже. – Бенуа встретился с Анжеликой глазами. – Кроме всего прочего, я должен навестить Адама и придумать, как поступить с теми контрабандистами, которые в последнее время доставляют сэру Уильяму столько неприятностей.

Услышав, как он спокойно рассуждает об этом, Анжелика почувствовала, что ее охватывает ледяная дрожь. Но ведь Бенуа все равно поступит так, как сочтет нужным, подумала она. Если он будет волноваться еще из-за того, как она отреагировала на его слова, делу это ничуть не поможет.

– И что же ты намереваешься предпринять? – спросила Анжелика, стараясь говорить как ни в чем не бывало.

Бенуа улыбнулся краешком губ.

– Ни слова осуждения или предостережения? – удивился он.

– Толку ведь все равно никакого не будет, правда? – поддразнила его Анжелика. – Кроме того, я сама так отчаянно упрашивала тебя спасти Гарри, что сейчас просто не имею права ни на что жаловаться.

– Но ты все же беспокоишься.

– Только потому, что не вполне могу с собой справиться, – заверила она его. – А как ты догадался?

– Как? Да ведь ты лежишь рядом со мной! Это совсем не трудно.

– Вон оно что… – Анжелика грустно опустила глаза. – Так что же ты намереваешься предпринять? – слова спросила она.

– Пока еще не знаю, – медленно проговорил он. – Если честно, мне не очень-то по душе, что единственный выход – это передать контрабандистов в руки правосудия, где их вздернут на виселице в назидание другим. С другой стороны, ведь это безжалостные, хладнокровные убийцы… Посмотрим… – Он взглянул на нее и улыбнулся. – Со мной ничего не случится, – уверенно сказал он. – И подумай обо всех чудесных приключениях, которые нам доведется пережить, когда Гарри вернется домой и ты сможешь отправиться вместе со мной в плаванье.

Лицо Анжелики озарилось радостной улыбкой.

– Ты действительно возьмешь меня с собой?

– На берегу я тебя не оставлю, это точно! – твердо заявил Бенуа. – Я, понимаешь ли, очень щедр и великодушен. Если уж мне суждено мокнуть до костей под проливным дождем, то пусть и моя жена мерзнет и мокнет рядом со мной! Так что, миледи, вам не придется больше нежиться в праздной роскоши! Сначала вам предстоит выучиться переносить тоскливое ожидание, когда корабль попадает в полный штиль посреди океана, а затем… – Он резко замолчал и поспешно отодвинулся в сторону, когда ладонь Анжелики решительно скользнула под одеяло и дотронулась до его подмышки.

Анжелика удивленно заморгала – она никак не ожидала такой реакции на свои действия. Ей всего лишь хотелось отвлечь его от этого полунасмешливого-полуторжественного перечисления грядущих испытаний. И вдруг она догадалась.

– Ты боишься щекотки! – восторженно воскликнула она, снова протянув к нему руку.

– Ничего подобного! – Он попытался схватить ее за запястье, но не успел: Анжелика уже щекотала его.

– Да нет же! Так оно и есть! – Она расхохоталась, а он схватил-таки ее за запястья обеих рук и уложил на спину. – Ну, и что теперь? – Она дерзко посмотрела на него.

– Сейчас подумаю. – Он усмехнулся, глядя на нее сверху вниз. – Ну, мы могли бы заключить перемирие…

– Нет! – Анжелика злорадно покачала головой, и волосы ее разметались по подушке. – Ты сам столько раз смеялся надо мной и все время казался таким сдержанным, и уверенным в себе, и спокойным, что теперь я просто непременно должна отомстить… – Она попыталась высвободить руки, весело глядя на него сияющими от счастья голубыми глазами. Бенуа удерживал ее безо всякого усилия.

– Не беспокойся, mon amour… у тебя всегда будет под рукой куда более надежный способ как следует отомстить мне.

– То же самое ты твердил и раньше, – пробормотала Анжелика, а он наклонился к ней, и его губы прильнули к ее губам. – Но мне кажется, что никакой другой способ не принесет мне такого удовлетворения…

– Ты уверена?

– Угу… – И она легонько толкнула его.

– Анжелика! – Бенуа от неожиданности едва не свалился с постели.

Она весело расхохоталась, испытывая несказанное удовольствие от такой невинной забавы.

– Да с тобой рядом опасно находиться! – проворчал Бенуа с лукавым блеском в глазах. Неожиданно он с силой ухватил край одеяла и быстро дернул к себе, так что теперь Анжелика ахнула от неожиданности. Она протянула руку, торопясь накинуть на себя ночную сорочку, однако он остановил ее. – Не надо, это только помешает нам. – Бенуа отбросил сорочку в сторону. – Присядь-ка.

Анжелика повиновалась.

– Ma belle,[28] – хрипло прошептал он и поцеловал ее в плечо.

– Мне придется всерьез заняться французским, – проговорила Анжелика, и они вместе повалились на кровать.

Сейчас она была совершенно обнаженной. Однако ей не надо прятаться от Бенуа. Ведь он – ее муж, он любит ее.

– Мне будет особенно приятно учить тебя, mon aimee, – подхватил весело Бенуа и застыл, так как ее ладонь снова коснулась его ребер.

– Ты мне не доверяешь? – прошептала Анжелика, встретившись с ним глазами.

– Ни капельки! – Однако он не попытался остановить ее, когда она начала легонько поглаживать его.

– А ведь я тебе доверяла с самого начала! – Они по-прежнему смотрели в глаза друг другу, и улыбка проступила в уголках губ Анжелики, пока она продолжала нежно ласкать Бенуа.

– Я знаю… – почти простонал он в ответ.

Анжелика чувствовала, как напряглось его тело.

– Ты все придумываешь, я же ничего не делаю, – поддразнила она Бенуа, наслаждаясь властью над ним, которую он подарил ей. – Ровным счетом ничего, а ты так вздрагиваешь…

– Вопрос не в том, что ты делаешь, а в том, что ты можешь сделать! – парировал он. – Вот уж не ожидал, что в брачную ночь моя жена будет заставлять меня спасаться с супружеского ложа бегством!

Анжелика хихикнула.

– И тебе, выходит, не хочется, чтобы я снова пощекотала тебя? – лукаво спросила она.

– Пожалуй, мне в голову могут прийти и более приятные способы провести время, – тихо ответил он.

На самом деле Анжелике вовсе не хотелось так мучить его, однако она была в восторге оттого, что обнаружила наконец такой простой и действенный способ поквитаться с ним.

Бенуа расхохотался.

– Решай скорее, mon ange, – посоветовал он. – Нам сегодня предстоит много дел. Но прежде, чем начать…

Ладонь Анжелики уверенно скользнула в сторону, поглаживая его спину, и Бенуа с облегчением перевел дыхание.

– А мне казалось, мы уже начали, – пробормотала она, и глаза ее лукаво блеснули, когда ее рука принялась не спеша описывать широкие круги на гладкой коже Бенуа.

– Я ошибся, – хрипло простонал Бенуа. – Ты права, mon amour, мы действительно уже начали!

Эпилог

Июнь 1809 года


Начался прилив, и лорд Эллевуд, стоя на берегу, слушал шум приближающегося моря. Где-то высоко над его головой звонко перекликались чайки, и лучи жаркого летнего солнца согревали испещренное шрамами лицо эрла. Все это он лишь слышал и ощущал; увидеть то, как блестит и переливается в свете солнца морская вода, он, к сожалению, не мог.

Эрл прожил в поместье сэра Уильяма более трех месяцев; это было непростое время как для хозяина, так и для всей прислуги. Гость был привередлив и требователен и, похоже, не собирался возвращаться в Лондон. За это время Анжелика дважды приезжала повидаться с отцом, однако он наотрез отказывался встречаться с ней. В первый раз ее сопровождал Бенуа, а во второй она приезжала одна. С тех пор прошло более двух месяцев.

Однообразно протекающие дни угнетали лорда Эллевуда своей тоскливой скукой. Он отчаянно надеялся, что Анжелика предпримет еще одну попытку повидаться с ним, однако дочь все не появлялась, а он был слишком горд, чтобы сделать первый шаг к примирению. Дни проходили, и ему казалось, что время остановилось – во всяком случае, до тех пор, пока Гарри и Бенуа не возвратятся из Франции.

Лорд Эллевуд поднял голову, жадно вдыхая соленый воздух. Сейчас он бы и сам не сумел объяснить, чем занимается тут, на берегу, однако он знал, что его влечет сюда сильное, необоримое желание оказаться поближе к морю. Сегодня он приказал насмерть перепуганному слуге привезти его сюда, однако запретил парню следовать за ним, а сам принялся бродить по гальке и прибрежному песку.

Сейчас эрл стоял на берегу в гордом одиночестве, выпрямив спину, словно встречал шквальный ветер, который все не поднимался. Он раздумывал о том, причиняет ли это болезненное ожидание Анжелике такое же страдание, как и ему, и вернется ли его сын когда-нибудь в родные края.

Кулаки эрла непроизвольно сжались от ярости, раздражения и стыда. Да, ему было стыдно за свое поведение в последние два года; однако нелегко было и признать свои ошибки, склонить повинную голову. Гортанные, хриплые крики чаек как нельзя лучше подходили к его мрачному настроению. Для него в жизни все уже кончено, и нечего надеяться на душевное спокойствие и гармонию – им просто нет места.

Эрл услышал, как позади него захрустел песок под ногами приближающегося человека, и круто повернулся к слуге.

Господь Всемогущий! Неужели его никто уже не принимает всерьез – даже проклятый грум?

– Я же приказал тебе оставить меня, – свирепо зарычал эрл. – Я сам позову тебя, когда ты мне понадобишься.

– Вы уже позвали меня, – раздался рядом с ним голос Бенуа. – Это было четыре месяца назад. Добрый день, милорд.

Лорд Эллевуд замер в изумлении. Ему показалось, что он скинул с плеч шестнадцать лет и снова услышал ровный голос Бенуа, разговаривающего с ним из непроглядного мрака, только теперь мрак царил в его душе.

Тогда, шестнадцать лет назад, эрл не в силах был рассмотреть своего противника, так же как не мог сделать это и сейчас, однако теперь нечего было надеяться, что неверные лучи рассвета позволят ему увидеть черты лица Бенуа. Эта встреча стала для эрла своего рода окончательным приговором, горьким напоминанием о том, что он имел и утратил, о том, что он уже никогда не сможет обрести…

– А Гарри? – хрипло выговорил он.

– Жив, невредим и благополучно вернулся домой, – спокойно ответил Бенуа. – Он смелый и изобретательный парень. Я уверен, что он справился бы и без моей помощи, однако иногда полезно бывает немного ускорить ход событий.

Лорд Эллевуд облегченно вздохнул, впервые за долгое время.

– Где он, мой мальчик? Почему не пришел ко мне? Он ранен?

– Нет. Он с Анжеликой.

– Ты настроил моего сына против меня – так же, как и мою дочь? – ядовито поинтересовался лорд Эллевуд.

– Я никого против вас не настраивал, – произнес Бенуа дружелюбным тоном. – И уж разумеется, не Анжелику. Кстати, милорд, сколько раз вы собираетесь отвергать ее попытки помириться с вами? Когда уж ваша гордость будет удовлетворена? Или, может быть, вы в самом деле отреклись от нее?..

– Черт бы побрал тебя и твое…

– Вы уж лучше помолчите! – ледяным тоном пресек Бенуа яростную вспышку лорда Эллевуда. – Ваши угрозы и проклятия могут заслужить лишь мое презрение – но никак не уважение. Неужели в тот день, когда перевернулась ваша карета, милорд, вы утратили не только зрение, но и чувство собственного достоинства?

Эрл тяжело вздохнул, он уже не чувствовал тепла летнего солнца: и в душе его, и в сердце царила теперь лишь холодная пустота.

– Ты, должно быть, презираешь меня, – безжизненным голосом обратился он к молодому человеку.

– Нет, – спокойно ответил Бенуа, – я лишь молю Бога о том, чтобы мне никогда не приблизиться к этому порогу.

– Разве не ты сам говорил мне – на этом самом месте, – что предпочитаешь попытаться и отступить, чем жить, зная, что у тебя никогда не хватит смелости совершить хоть одну попытку? – резко спросил лорд Эллевуд. – Потому и неудивительно, что ты презираешь меня.

– Тогда я был молод и самонадеян, – проговорил Бенуа. – Сейчас у меня не хватило бы дерзости повторить эти слова. Не хотите ли прогуляться, милорд?

– Разве я еще могу выбирать? – неожиданно добродушно поинтересовался лорд Эллевуд. – Поле битвы остается за вами, сэр. По крайней мере, пора мне попытаться вспомнить о своем достоинстве…

Он позволил Бенуа взять себя под руку, и они начали неспешно прохаживаться у самой кромки воды. Мужчины были примерно одного роста и шагали в ногу. Эрл остался доволен своим спутником: идти с ним было легко!

– Мне кажется, у вас осталось не только это, – тихо сказал Бенуа. – Ведь тогда, шестнадцать лет назад, вы вызвали мое восхищение не только мастерским владением шпагой…

Лорд Эллевуд порывисто вздохнул.

– Должно быть, Анжелика возненавидела меня, – грустно произнес он.

– Нет, у нее и в мыслях ничего подобного не было, – не раздумывая ответил Бенуа.

– Я все надеялся, что она приедет еще раз, но она так и не появилась… А я все ждал и ждал… – с горечью закончил он.

– Она приедет, – заверил эрла Бенуа.

Несколько минут они шли молча, затем лорд Эллевуд спросил:

– Так ты говоришь, с Гарри все в порядке?

– Да, он жив, здоров и бодр, – весело ответил Бенуа. – Правда, Анжелика нашла что Гарри порядком исхудал.

– Что же он не приехал ко мне? Наверное, и он запрезирал меня?

– О, нет-нет, это я попросил Гарри немного подождать, – успокоил эрла Бенуа. – Знаете, милорд, мне показалось разумным первым встретиться с вами. Не сомневайтесь: Гарри так же не терпится упасть в ваши объятия, как и Анжелике.

Они прошли еще несколько шагов в полном молчании.

– Ну, так вот мы и встретились, – нетерпеливо нарушил молчание эрл. – Говори, чего ты от меня хочешь? – напрямую спросил он.

Лорд Эллевуд по-прежнему был уверен, что Бенуа презирает его, и мысль об этом не давала ему покоя, снова и снова разъедая его израненную душу. Что ж, если этот неприятный разговор все же должен состояться, эрл подумал, что у него хватит мужества и смелости не прятаться от действительности.

– Я-то ничего не хочу, – ровным голосом ответил ему Бенуа, – а вот Анжелике, мне кажется, хочется, чтобы ее отец снова стал самим собой.

Эрл резко остановился и повернулся лицом к морю.

– Я снова нанял Харгрейвза, – хрипло проговорил он после долгой паузы.

– Я знаю, – ответил Бенуа. – И Анжелика тоже знает. Она очень счастлива.

– Глупец! – неожиданно воскликнул лорд Эллевуд, вспоминая о поступке своего секретаря. – Он не должен был позволять ей обвести себя вокруг пальца! Все же он никогда не подводил меня, и я не могу обвинять во всем только его. А она… да она упряма, как ослица!

– Это фамильная черта, – мягко отозвался Бенуа. – Неужели вы все еще не можете простить Анжелику за то, что она сделала?

– Она ослушалась меня!

– Так послушание вы цените превыше всех добродетелей? – тихо спросил Бенуа.

– Да нет же, черт бы тебя побрал! – огрызнулся лорд Эллевуд. – Однако что касается моей дочери…

– После разговора с вами у нее сложилось впечатление, что я и в самом деле беспутный контрабандист, – заговорил Бенуа. – Хотя вы сами отлично знаете, что это неправда. Вот Анжелике и захотелось самой посмотреть на меня, убедиться в моей добропорядочности, скажем так.

Лорд Эллевуд открыл было рот, собираясь что-то ядовито возразить, но передумал.

– Мне не хотелось, чтобы она забивала себе голову романтическими бреднями на твой счет, – примирительным тоном произнес он после продолжительной паузы. – Богатый, красивый, всеми уважаемый судовладелец, переживший столько славных приключений… а ведь она всегда так мечтала о странствиях, да и в последние месяцы стала такой беспокойной! – Эрл сардонически ухмыльнулся. – Похоже, моя напрасная предосторожность обернулась против меня, так?

– Действительно, как только мы встретились, она начала подозревать меня во всех смертных грехах, – задумчиво подтвердил Бенуа. – В частности, в первый же вечер она поинтересовалась, уж не контрабандой ли ввезен в страну бренди, которым я угостил ее.

Эрл неожиданно для самого себя хрипло расхохотался.

– Тактичность она унаследовала не иначе как от меня, – сухо заметил он. Поколебавшись, он сунул руку в карман и, достав оттуда два конверта, протянул их Бенуа.

– Милорд?

– Надеюсь, ты узнаешь их, – иронически пояснил эрл. – Твой посыльный привез мне эти письма в день, когда вы обвенчались. Бедняга вымотался до смерти, торопясь доставить их мне. Возьми эти письма.

Бенуа повертел конверты в руках, заметив, что печати целы.

– Я не мог заставить себя попросить сэра Уильяма прочитать их мне, а больше я никому не доверял, – рассеянно сказал лорд Эллевуд. – Мне хочется узнать, что написала мне Анжелика.

– Вы сами можете спросить у нее.

– Нет! Я хочу знать, что она написала мне тогда, – хрипло проговорил эрл.

– Хорошо. – Бенуа быстро сломал печать и пробежал письмо глазами. Слабая улыбка мелькнула на его лице, и он принялся читать вслух: – «Дорогой папа, ты будешь рад узнать, что я благополучно доставила твое письмо мистеру Фолкнеру. Я добралась сюда вчера ближе к вечеру, его не было дома, однако его матушка очень радушно приняла меня и позволила мне дождаться мистера Фолкнера. Она помнит тебя со времени твоего последнего визита в Суссекс…»

– Черт побери, послушаешь ее, так она отправилась наносить светские визиты, да и только! – пренебрежительно фыркнул эрл. – Как будто что-нибудь изменится от такого притворства!

Бенуа усмехнулся и продолжил:

– «Познакомившись с мистером Фолкнером, я с облегчением поняла, что он вполне достойный джентльмен…»

– Ха! – воскликнул эрл.

– «Я уверена, что он располагает как средствами, так и способами спасти нашего дорогого Гарри. Действительно, мистер Фолкнер выразил свое согласие помочь нам. К сожалению, он отказывается рассказать мне, как именно или когда он намеревается взяться за это дело. Признаюсь, его скрытность немного беспокоит меня, особенно потому, что нам так мало о нем известно…»

– Так оно и есть – я сражен своим же собственным оружием! – тоном фаталиста проговорил лорд Эллевуд.

– «Однако я считаю, что мне повезло, и сегодня утром я повидала твоего старинного друга, сэра Уильяма Хопвуда. Кажется, он близко знаком с мистером Фолкнером. Мне думается, нет смысла так быстро уезжать, не воспользовавшись возможностью как следует все разузнать о нем, так что в Лондон я вернусь завтра. Я прошу у тебя прощения за то, что уехала, не предупредив тебя о своих планах, однако вчера у нас было на редкость скучное путешествие, а Марта и кучер отлично заботятся обо мне. Твоя любящая дочь – Анжелика». – Закончив читать, Бенуа вложил письмо в пальцы лорда Эллевуда.

– Спасибо… – Несколько секунд эрл вертел его в руке. – Я был бы вне себя от раздражения и гнева, если бы получил подобное послание в Лондоне, – заметил он.

– Вряд ли Анжелика преследовала такую цель, – спокойно откликнулся Бенуа.

– Да, я знаю. – Лорд Эллевуд убрал наконец письмо в карман. – Уильям ничего не сказал мне о том, что видел ее у вас в «Остролисте» до того, как столкнулся с ней в Литлхэмптоне, – проговорил эрл.

– Они встретились не лицом к лицу, – объяснил Бенуа, слабо улыбнувшись. – Анжелика подслушала, как сэр Уильям обвинял меня в пособничестве контрабандистам, да к тому же назвал предателем интересов Англии. Именно поэтому Анжелика решила задержаться в Суссексе. Ей пришло в голову, что я за большое вознаграждение могу отдать Гарри в руки французов. Именно поэтому она и последовала за мной, когда я отправился на встречу с Адамом…

Снова наступило молчание, пока лорд Эллевуд переваривал услышанную информацию.

– Нет, дело не в этом, – поправил он Бенуа. – Я слишком хорошо знаю свою дочь, чтобы поверить в такое объяснение, и я верю, что и тебе известна правда. Она вовсе не думала, что ты предатель; однако теперь все это не имеет никакого значения, так как она – твоя жена.

– Да, это так, – подтвердил Бенуа.

– Пожалуй, ты сможешь позаботиться о ней намного лучше, чем это получалось у меня, – хрипло сказал лорд Эллевуд.

– Да, я позабочусь о ней, – тихо согласился с ним Бенуа.

– Где она теперь?

– Примерно в сотне ярдов от нас.

– Что? – Подобный ответ явно застиг эрла врасплох.

– Уж не думаете ли вы, что Анжелика позволит мне явиться к вам в одиночку? – хитро произнес Бенуа. – Она там вместе с Гарри. Мы следовали за вами от самого поместья сэра Уильяма, однако я решил первым подойти к вам. Они ждут нас с лошадьми.

– Мой Бог! – Лорд Эллевуд жадно глотал воздух. – Я никак этого не ожидал. Так ты говоришь, с Гарри все в порядке? Господь Всемогущий!

– Они подойдут, как только я подам им сигнал, – сказал Бенуа. – А я сделаю это не раньше, чем вы мне кое-что пообещаете.

– Что, опять какая-нибудь ловушка? – Лорд Эллевуд изо всех сил старался говорить бодро. – Кажется, на этих берегах меня ожидают одни засады и ловушки, верно? Я только и делаю, что брожу в кромешной тьме и слепо натыкаюсь на собственную судьбу…

– Вовсе не обязательно, – спокойно ответил Бенуа.

– Мой Бог! Надеюсь, если у вас с Анжеликой родятся дети, они унаследуют именно твой такт! – с чувством воскликнул лорд Эллевуд. – Почему ты прямо не скажешь мне, что последние два года я исключительно по своей собственной воле просидел взаперти?!

Бенуа едва слышно рассмеялся.

– Это было бы замечательно, не так ли, милорд? – заметил он. – Однако мне кажется, что ваши дети начинают проявлять нетерпение. Вы позволите?..

– Да, да, – торопливо прервал его лорд Эллевуд.

Они повернули и пошли обратно. Эрл напряженно вслушивался, стараясь разобрать сквозь шум моря звук шагов Анжелики или Гарри. Через несколько секунд он услышал топот быстро бегущих по песку ножек.

– Анжелика?..

– Папа! – Она прильнула к отцу, обнимая его.

Какую-то долю секунды лорд Эллевуд колебался, но затем неуклюже обнял дочь. Ему было по-прежнему нелегко смириться и признать свою вину.

Однако еще труднее было не ответить на ее ласку. Он почувствовал, как шелковистые локоны его девочки щекочут ему колючие щеки, и неожиданно обнял ее с такой силой, что Анжелика испугалась, не раздавит ли он ее на радостях.

– Гарри вернулся, папа. – Анжелика подняла голову, глядя на отца.

Эрл что-то проворчал, не решаясь заговорить. Он медленно поднес руку к лицу, смахивая слезы, струившиеся по его щекам.

– Ясное дело, вернулся, – неуверенным голосом ответил он Анжелике. – Или ты на самом деле думаешь, что я доверил бы жизнь своего сына какому-нибудь презренному негоднику? Ну, так где же Гарри, разрази его гром!

– Я здесь, сэр. – Гарри шагнул к отцу, широко улыбаясь.

Глядя на него, всякий бы догадался, что перед ним родной брат Анжелики, – до того похожи были брат и сестра. Его растрепавшиеся на ветру золотистые кудри были такого же оттенка, как и у Анжелики, а голубые глаза сияли таким же радостным блеском. Месяцы пережитых лишений заставили Гарри похудеть и осунуться, однако он был бодр и полон жизни.

Лорд Эллевуд с силой схватил сына за плечо.

– Чистое золото, а не парень, – грубовато проговорил он. – Похоже, тебе довелось побывать в кое-каких переделках! Ты мне обо всем должен рассказать!

– Конечно, сэр! – с энтузиазмом согласился Гарри.

– Не могу этого дождаться. – Обняв сына, отец легонько потряс его, словно подчеркивая свои слова. Затем он повернулся к Анжелике: – Никаких больше книг – ни для тебя, ни для меня. Я тут переговорил с Адамом Кеннеттом… он чертовски хорошо играет в шахматы! Правда, упорно отказывается объяснять, как и почему его ранили, но он все же рассказал мне, каким штучкам выучил своих лошадей конюх Фолкнера. Вот я и думаю: ведь не слишком трудно, должно быть, ездить верхом по пустынному берегу, а?

Несколько секунд Анжелика потрясенно смотрела на отца, а затем круто повернулась, заглядывая в глаза Бенуа. Он ухмыльнулся.

– Я тотчас же переговорю с Томасом, милорд, – пообещал он.

– Вот и отлично! Мы и так уже потеряли слишком много времени, – живо проговорил лорд Эллевуд и замолчал. – Знаешь, я все эти годы следил за судьбой твоего мужа, – обратился он к Анжелике. – Ты сделала отличный выбор, девочка, и я горжусь тобой! Гарри! – продолжил он, раньше чем Анжелика успела что-нибудь ответить.

– Я здесь, сэр.

– Пойдем прогуляемся по берегу, – скомандовал эрл. – Теперь мне хочется услышать обо всех твоих приключениях!.

Анжелика повернулась к Бенуа, как только Гарри и ее отец неспешным шагом начали удаляться. Слезы счастья и облегчения блеснули в ее глазах. Бенуа обнял ее.

– Я так рада, – зашептала она. – После всех этих месяцев бесконечного ожидания вы оба наконец вернулись домой. И папа… – Голос ее задрожал. – Ну вот, а я вовсе не собиралась плакать, – пробормотала она, прислоняясь головой к широкому плечу Бенуа.

Он улыбнулся, нежно поглаживая ее золотистые кудри.

– Кажется, мне куда больше не терпелось поскорее вернуться домой, чем Гарри! Ведь никогда раньше меня не ждала любимая жена. Кстати, я собираюсь сделать так, чтобы мы с тобой больше не разлучались.

Анжелика рассмеялась сквозь слезы.

– Уж я об этом позабочусь, – заверила она мужа и радостно вздохнула, испытывая счастье просто оттого, что он обнимает ее.

Последние несколько месяцев стали для Анжелики тяжким испытанием. Она изо всех сил старалась не беспокоиться за Гарри и Бенуа, однако это было совсем непросто.

Кроме того, все это время она не могла не думать о том, что отец живет всего в нескольких милях от нее, мучаясь от точно такой же душевной боли, однако отказываясь даже встретиться с ней. А ей так часто хотелось поговорить с ним… Тем не менее она не поехала к нему в третий раз, потому что мысль о том, что он снова отвергнет ее, казалась Анжелике совершенно невыносимой.

Но вот наступил сегодняшний день, и все они оказались на залитом яркими лучами солнца морском берегу, и эрл только что сам сказал, что гордится ею.

Подняв голову, Анжелика посмотрела на Бенуа. В его карих глазах мерцал так хорошо знакомый ей полудразнящий огонек. Он встретился с ней взглядом и улыбнулся.

Анжелика нежно коснулась его щеки пальцем, затем обвила его шею руками.

– Я так рада, что ты вернулся домой, – пробормотала она. – Как же я соскучилась по тебе!..

Губы их встретились, и он поцеловал ее – сначала нежно, а затем со все возрастающей страстью. Высоко над ними раскинулось бескрайнее голубое небо, и летний ветерок почти не шевелил длинные локоны Анжелики. В такую минуту трудно было поверить, что этот берег может быть неприветливым и страшным, что на нем могут разворачиваться ожесточенные бои.

– Ммм… – промычал Бенуа несколько секунд спустя. – Если не ошибаюсь, как-то раз я уже говорил, что находиться в вашем обществе на людях смертельно опасно, миледи!

Анжелика радостно расхохоталась, и мгновение спустя смех Бенуа уже вторил ее. Подхватив Анжелику на руки, Бенуа закружил ее над сверкающими под солнцем песками, и чайки принялись беспокойно взмывать вверх, негодующе крича.

– Фолкнер!

Бенуа опустил Анжелику, они обернулись и увидели, что лорд Эллевуд широким шагом приближается к ним. Анжелика непроизвольно напряглась, прошло уже так много времени с тех пор, как ее отец в последний раз двигался столь решительно и уверенно. Затем она заметила улыбку на лице Гарри и немного успокоилась.

– Фолкнер!

– Да, милорд! – откликнулся Бенуа, все еще сжимая запястье Анжелики.

– Уильям уже давненько рассказывает мне басни о кошмарной группировке контрабандистов, которые терроризировали все побережье пару месяцев назад, – оживленно заговорил лорд Эллевуд. – Он, в частности, сказал, что собрать улики против них было просто невозможно. Все жители были слишком запуганы. А затем в один прекрасный день все их три главаря вдруг исчезли, словно сквозь землю провалились. Так группировка тихо-мирно и распалась…

– В самом деле, милорд? – вежливо переспросил Бенуа. Он привлек Анжелику к себе, нежно обнимая ее за талию.

– Да, это так, – быстро подтвердил лорд Эллевуд. – Последние несколько недель Хопвуд просто сгорает от любопытства и места себе не находит. На днях он чуть не разругался с Адамом вдрызг, когда Кеннетт поклялся, что ничего об этом не знает.

– Господи помилуй! – мягко промолвил Бенуа. – А с какой же это стати он предположил, что Адам должен что-нибудь обо всем этом знать?

– Может быть, с той самой, что вас с Кеннеттом водой не разольешь, а? – Неожиданно он расхохотался, чем сначала испугал, а потом привел в восторг Анжелику, поскольку она уже давненько не видела отца в таком хорошем настроении. – Но теперь-то, когда вы оба вернулись, ты вполне можешь удовлетворить если не его, так мое любопытство, – мирно обратился он к Бенуа. – Скажем, в честь того, что ты даже не просил у меня разрешения на брак с моей дочерью. Так что же, черт побери, такое ты сделал с этими негодяями, а, Фолкнер?

Анжелика с любопытством заглянула мужу в лицо. Он обменялся с ней веселым взглядом, а затем, посмотрев сначала на Гарри, потом на лорда Эллевуда, произнес с едва различимой иронией в голосе:

– На их долю выпала та самая судьба, которой вы стращали когда-то меня, милорд: я завербовал их в военно-морской флот!

Примечания

1

Эрл – титул, обладатель которого, согласно британской табели о рангах, стоит ниже маркиза и выше виконта, при этом к самому эрлу традиционным обращением является «милорд», а к его дочери положено обращаться так же, как к дочери герцога, «миледи». – Здесь и далее примечания переводчика.

2

Магистрат – судья, чаще всего мировой, облеченный полномочиями следить за порядком и вершить правосудие во вверенном ему районе.

3

Абордажная сабля имеет более тяжелый и более короткий, кривой клинок, чем обыкновенная.

4

«Джентльмены» – традиционное название контрабандистов.

5

Вобан, Себастьен Ле Претр де (1633–1707) – французский военный инженер. Внес революционные для своей эпохи изменения в правила ведения осадной войны.

6

Удерживаемых (франц.).

7

Негодяй (франц.).

8

Имеется в виду Георг III (1738–1820), король Великобритании с 1760 по 1820 г.

9

Мур, Джон (1761–1809) – британский генерал, прославившийся во время войн против Наполеона. Вынужденный отступать по территории Испании от Вальядолида до Ла-Коруньи по малознакомой местности, в неблагоприятных условиях, Мур сумел отразить наступление французов, но сам был смертельно ранен в бою.

10

Артур Уэлсли, герцог Веллингтон (1769–1852) – британский фельдмаршал и государственный деятель, впоследствии известный под прозвищем Железный Герцог. Прославился блестящими победами в войнах против наполеоновской Франции (в т. ч. при Ватерлоо), представлял Великобританию на международных конгрессах, был премьер-министром и министром иностранных дел, дважды назначался главнокомандующим британской армии.

11

В ноябре 1807 года Португалия была захвачена французскими войсками. В ответ на оккупацию в июне 1808 года в Порту вспыхнуло восстание. Власти Португалии обратились за помощью к Великобритании. После высадки английских войск под командованием Артура Уэлсли французы были вытеснены из страны.

12

Имеется в виду морское сражение 21 октября 1805 года, известное под названием Трафальгарское сражение. Британский флот под командованием адмирала Нельсона разгромил франко-испанский флот к западу от мыса Трафальгар. Благодаря великолепной победе, омраченной, правда, смертью Нельсона, Великобритания утвердила свое превосходство на море и могла не опасаться более угрозы французского вторжения.

13

Бенуа говорит о так называемой Континентальной блокаде, объявленной Берлинским декретом Наполеона I в ноябре 1806 года. Согласно этому декрету запрещались торговые, почтовые и прочие сношения с Британскими островами. Великобритания ответила на Континентальную блокаду контрблокадой, широким развертыванием морской торговой войны и контрабандной торговли, с которой таможенная охрана Франции не в состоянии была справиться.

14

Приватир (или капер) – капитан или член команды вооруженного корабля, а также сам корабль, имеющий разрешение своего правительства атаковать и захватывать торговые суда противника. Документ, разрешавший подобные действия, назывался «каперским свидетельством». Деятельность приватиров служила весьма полезным дополнением к боевым действиям на море и была широко распространена в XVI–XVIII вв., хотя нередко каперы превращались в пиратов и предпочитали заниматься морским разбоем. В 1856 году все европейские страны, кроме Испании, отказались от практики использования услуг приватиров.

15

Моя нежная соблазнительница! (франц.)

16

Моя дорогая (франц.).

17

Малышка (франц.)

18

Не тревожьтесь! (франц.)

19

Мой ангел (франц.).

20

Сигнальный фонарь, названный по имени его конструктора. Фонарь устроен так, что свет бьет сквозь узкую щель, прикрытую щитками, это придает четкую направленность пучку и не позволяет увидеть его со стороны.

21

Мой нежный друг (франц.).

22

Моя любовь (франц.).

23

Моя любимая (франц.).

24

До свидания (франц.).

25

Специальное разрешение на брак выдается в экстренных случаях, когда необходимо совершить венчание без предварительного оглашения.

26

Моя дорогая жена (франц.).

27

Я люблю тебя (франц.).

28

Моя красавица (франц.).


home | my bookshelf | | Доверяя только сердцу |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу