Book: Кросс



Кросс

Джеймс Паттерсон

Кросс

Посвящается персоналу Дневной школы Палм-Бич, Ширли и директору Джеку Томпсону

Пролог

Как вас зовут, сэр?

Томпсон: Меня зовут доктор Томпсон, я из Беркширского медицинского центра. Сколько выстрелов вы слышали?

Кросс: Много выстрелов.

Томпсон: Как вас зовут, сэр?

Кросс: Алекс Кросс.

Томпсон: Вам трудно дышать? Чувствуете где-нибудь боль?

Кросс: Боль в груди. Как будто там плещется жидкость. Воздуха не хватает.

Томпсон: Вы знаете, что в вас стреляли? И попали?

Кросс: Да. Два раза. Он мертв? Мясник? Майкл Салливан?

Томпсон: Не знаю. Погибли несколько человек. О'кей, парни, дайте ему кислородную маску. Два больших катетера для внутривенного вливания, держать все время. Два литра физиологического раствора внутривенно. Прямо сейчас! Мы попробуем перевезти вас в больницу, мистер Кросс. Держитесь. Вы меня слышите? Вы в сознании?

Кросс: Мои дети… передайте им, что я их очень люблю.

Часть первая

Никто никогда не будет любить тебя, как я

1993 год

Глава 1

«Я беременна, Алекс».

Все, что было той ночью, я помню совершенно четко. Помню, хотя прошло уже столько времени, столько лет! Я помню все, что тогда произошло.

Я стоял в темной спальне, обняв Марию за талию обеими руками и зарывшись подбородком в ее плечо. Мне тогда был тридцать один год, и я никогда не чувствовал себя таким счастливым.

И ничто не могло сравниться с этим счастьем — быть с Марией, с Деймиеном и Дженни.

Это случилось осенью 1993 года, миллион лет назад, как мне кажется теперь.

Время перевалило за два часа ночи, а у нашей маленькой Дженни был круп, и бедная малышка не могла уснуть, да и последние ночи тоже не спала. Мария тихонько укачивала ее, держа на руках и напевая «Ты так прекрасна», а я обнимал Марию, чуть покачивая ее.

Я тогда проснулся первым, но, как ни старался, никак не мог успокоить Дженни. На помощь мне пришла Мария и взяла у меня ребенка. Нас обоих утром ждала работа. Я расследовал дело об убийстве.

— Ты беременна? — переспросил я Марию.

— Неудачно получилось, не вовремя, да? Ты уже представил, сколько нас ждет еще болячек… Может, опять будет круп, а еще испачканные памперсы и вот такие бессонные ночи…

— Да, это мне не слишком нравится. Поздно ложиться и рано вставать. Но мне нравится наша жизнь. И мне нравится, что у нас будет еще ребенок.

Я обнял Марию и включил мобильник, болтавшийся над кроваткой Дженель. Заиграла музыка, и мы начали танцевать под мелодию «Тот, кто меня бережет».

И она улыбнулась мне — обычной своей застенчивой, слегка глуповатой улыбкой, из-за которой я в нее и влюбился в самый первый наш вечер. Мы познакомились в приемном покое «Скорой помощи» в больнице Святого Антония. Мария привезла туда одного из своих подопечных — охранника с огнестрельным ранением. Мария была социальным работником, преданным своему делу. Держалась она тогда весьма независимо и даже вызывающе, поскольку я был детективом из столичной полиции, которую все не очень-то жаловали, и она полиции не особенно доверяла. Ну а если по правде, не доверял ей и я.

Я сильнее прижал Марию к себе:

— Я счастлив. И ты это знаешь. Рад, что ты беременна. Давай отметим это. Сейчас принесу шампанское.

— Тебе нравится быть большим папочкой, да?

— Нравится. Не знаю точно почему, но просто нравится.

— Тебе нравятся дети, вопящие посреди ночи?

— Ну это быстро пройдет. Так ведь, Дженель? Слышишь, юная леди, я ведь с тобой разговариваю.

Мария отвернулась от плачущей малышки и нежно поцеловала меня. Губы у нее были мягкие, зовущие. Мне нравилось, как она меня целует — в любое время, в любом месте.

В конце концов она выскользнула из моих объятий.

— Иди в постель, Алекс. Нет смысла нам обоим с ней сидеть. Поспи и за меня тоже.

И только тут я заметил в спальне еще кое-что и рассмеялся, просто не смог удержаться.

— Чего это ты смеешься? — улыбнувшись, спросила Мария.

Я ткнул пальцем. Три яблока — и каждое со следами детских зубов — были насажены на конечности трех мягких игрушек, разного цвета динозавриков. Полет фантазии малыша Деймиена. Наш маленький сынишка побывал в комнате своей сестрички.

Я пошел к двери, и Мария снова улыбнулась мне. И подмигнула. А потом прошептала — никогда в жизни не забуду я эти ее слова: «Я люблю тебя, Алекс. Никто никогда не будет любить тебя, как я».

Глава 2

Балтимор расположен в сорока милях к северу от округа Колумбия. Неподалеку от гавани, на Саут-Хай-стрит, в клубе «Святой Франциск», в тот вечер было двадцать семь посетителей — капо и рядовые гангстеры. Они играли в карты, пили граппу и кофе-эспрессо.

В клуб «Святой Франциск» не принято приходить просто так, без приглашения — на дверях висела табличка: «Вход по членским билетам». Но именно сюда вошли два длинноволосых отморозка. Они были вооружены и нагло улыбались.

Один из них, Майкл Салливан, встал в дверях. Он спокойно приветствовал присутствующих. Его товарищ, Джимми Галати по прозвищу Шляпа, оглядел зал из-под широких полей поношенной черной фетровой шляпы — такую носил Сквигги, персонаж популярного телесериала «Лаверн и Ширли». Этот клуб был обычным заведением такого рода — стулья с прямыми спинками, карточные столы, примитивный бар, деревянные панели, изъеденные жучком.

— Ну что, никакой торжественной встречи не будет? И никакого оркестра? — спросил Салливан, который, казалось, жил только для того, чтобы кого-нибудь задеть, все равно кого, задеть словом или действием. Они всегда были вдвоем — Майкл и Джимми Шляпа, с тех пор, как им стукнуло по пятнадцать и они сбежали из дому.

— Вы кто такие, черт бы вас побрал? — спросил какой-то гангстер-шестерка, поднявшись из-за шаткого карточного стола. Роста он был шести футов и пары дюймов, с иссиня-черными волосами. И весил, наверное, фунтов за двести, и к тому же явно работал с гирями, качался.

— Вот он — Мясник из Слайго. Слыхал о таком? — спросил Джимми Шляпа. — Мы из Нью-Йорка. Слыхал о таком городе, Нью-Йорке?

Глава 3

Закаленный в уличных схватках парень пропустил эту тираду мимо ушей, а вот мужчина постарше, в черном костюме и белой рубашке, застегнутой на все пуговицы, поднял руку и медленно, намеренно четко произнес с сильным акцентом:

— И за что мы удостоились такой чести? Конечно, мы слыхали о Мяснике. А зачем вы заявились в Балтимор? Чем мы можем быть вам полезны?

— Мы тут просто проездом, — ответил Майкл Салливан. — Надо один заказ выполнить в округе Колумбия — для мистера Маджоне. Вы слыхали о мистере Маджоне, джентльмены?

Присутствующие ответили утвердительными кивками. Тон разговора свидетельствовал о том, что дело явно серьезное. Доминик Маджоне был главой мафиозного клана в Нью-Йорке, а этот клан контролировал почти все Восточное побережье, до самой Атланты.

В клубе знали, кто такой Доминик Маджоне. Знали и то, что Мясник — его самый безжалостный киллер. Репортер «Ньюс дей» написал однажды об одном из совершенных им убийств: «Человек не мог сотворить такое». В бандитских кругах Мясника боялись, боялась его и полиция. И то, что знаменитый киллер так молод и выглядит как киноактер — длинные светлые волосы и сверкающие синие глаза, — стало для собравшихся настоящим сюрпризом.

— Ну и где же знаки уважения? Слова-то всякие я много раз слыхал, — усмехнулся Джимми Шляпа, который, как и Мясник, славился скверной репутацией.

Качок, который поднялся из-за стола, вдруг бросился вперед, но рука Мясника метнулась навстречу, как молния. Острое лезвие срезало парню кончик носа и мочку уха. Гангстер зажал порезы и отступил назад, но поскользнулся, потерял равновесие и тяжело рухнул спиной на дощатый пол.

Да, Мясник умел обращаться с ножом, он был достоин своей клички. И действовал так, как действовали в старину убийцы из Сицилии — у них он, собственно, и научился искусству боя на ножах, особенно восхищал его старый налетчик из Южного Бруклина. Лишить жертву конечностей или раздробить ей все кости — это было для него легкой забавой. Он считал это своим фирменным знаком, торговой маркой, символом своей безжалостности.

Джимми Шляпа уже вытащил пистолет сорок пятого калибра. Его еще звали Джимми Прикрывающий: он всегда прикрывал спину Мясника.

Потом Майкл Салливан медленно обошел зал. Пинком перевернул пару карточных столов, выключил телевизор и кофейный автомат. В зале запахло смертью. Но почему? Почему Доминик Маджоне напустил на них этого безумца?

— Как я вижу, кое-кто уже ожидает небольшого шоу, — оскалился Салливан. — По глазам вашим вижу. Чувствую. Ну ладно, черт с вами. Не буду вас разочаровывать.

Внезапно он упал на одно колено и ударил ножом раненого боевика, лежавшего на полу. Он ударил его в горло, потом в лицо, потом в грудь — пока тот не перестал дергаться. Сосчитать все удары было трудно, их было не меньше дюжины, может, и больше.

А потом случилось самое страшное. Салливан поднялся и поклонился, стоя над мертвым телом. Как будто все это было для него лишь спектаклем.

Затем Мясник повернулся ко всем спиной и беззаботной походкой направился к двери. Не опасаясь ничего и никого. Лишь бросил через плечо:

— Рад был с вами познакомиться, джентльмены. В следующий раз окажите хоть какое-то уважение — если не нам с мистером Джимми Шляпой, то мистеру Маджоне.

Джимми прикоснулся пальцем к шляпе.

— Во-во, он такой, он крутой! — ухмыльнулся он. — И еще скажу вам: с пилой он еще лучше управляется!

Глава 4

Почти всю дорогу до Вашингтона Мясник и Джимми Шляпа гоготал и до посинения, вспоминая о том, что произошло в клубе. В столице предстояла более сложная работа. Мистер Маджоне приказал им заехать в Балтимор, чтобы произвести должное впечатление на местных. Дон подозревал, что парочка тамошних капо крысятничают. Мясник считал, что задание он выполнил.

Это было основой его репутации: он не только слыл профессиональным убийцей, но он и был неотвратим, как инфаркт, для любого, кто ест яичницу с беконом.

Они уже въезжали в округ Колумбия, двигаясь по обычному для туристов маршруту: мимо памятника Джорджу Вашингтону и других достопримечательностей.

— «Страна моя, любимый край!» — пропел Джимми Шляпа очень серьезно и очень фальшиво.

Салливан коротко рассмеялся:

— Ну и певец из тебя, Джимми, мой мальчик! И где это ты только выучился таким песням — «Страна моя, любимый край!»?

— Приходская школа Святого Патрика, Бруклин, Нью-Йорк. Там я выучился всему: читать, писать, считать. И там же встретил этого чокнутого урода по имени Майкл Шон Салливан.

Двадцать минут спустя они припарковали свой «понтиак» и присоединились к толпе молодежи, допоздна болтавшейся на Эм-стрит в Джорджтауне. «Куча бездельников и уродов из колледжа, панки траханые и профессиональные киллеры, — думал Салливан. — Ну и кто из нас лучше устроился в жизни? Кто добился своего, а кто нет?»

— Ты когда-нибудь хотел пойти в колледж? — спросил Шляпа.

— Не-а. Никак не выходило, чтоб на это бабки оставались. В восемнадцать я заколачивал семьдесят пять штук в год. А кроме того, мне нравится моя работа!

Они зашли в бар Чарли Мэлоуна, местную забегаловку, популярную у студентов Вашингтона. Причину этой популярности Салливан никогда не мог понять. И сам он, и Джимми Шляпа среднюю школу не закончили, но, очутившись в баре, Салливан легко вклинился в разговор двух студенток около двадцати лет. Салливан много читал, и у него была хорошая память, так что он мог трепаться с кем угодно на любую тему. Нынче его репертуар состоял из информации о недавнем расстреле американских солдат в Сомали, о паре популярных фильмов и чтения стихов поэтов-романтиков — Блейка и Китса, что, кажется, очень понравилось студенткам.

К тому же Майкл Салливан очень неплохо смотрелся и знал об этом: поджарый, хорошо тренированный, рост — шесть футов и один дюйм, длинные светлые волосы, улыбка, способная очаровать любого, кому он ее подарит.

Так что не было ничего удивительно в том, что двадцатилетняя Мэриэнн Рили из Беркиттсвилла, штат Мэриленд, стала строить ему глазки и как бы невзначай касаться его пальчиком, как это нередко делают очень продвинутые девицы.

Салливан наклонился к девушке, от которой пахло полевыми цветами.

— Мэриэнн, Мэриэнн, — пропел он. — Песенка такая была… кажется, в стиле калипсо… Помнишь? Мэриэнн, Мэриэнн?..

— Не-а, наверное, это было до меня, — ответила она и тут же подмигнула. У нее были потрясающие зеленые глаза, полные яркие губы и очень симпатичная коса, уложенная короной. Салливан сразу понял, что она собой представляет — Мэриэнн была немного динамистка, но ему на это было наплевать, он и сам любил подобные игры.

— Понятно. А мистер Блейк, мистер Китс и мистер Байрон — они ведь тоже были до тебя, а? — Его улыбка из очаровательной превратилась в сияющую. Он взял руку Мэриэнн и поцеловал ее. А потом легко приподнял с табурета у стойки бара и крутанул в ритме джиттербага под песню «Роллинг Стоунз», звучавшую из музыкального автомата.

— Куда это мы идем? — спросила она кокетливо. — Куда это ты меня тащишь, мистер?

— Тут недалеко, — ответил Салливан, — мисс Мэриэнн.

— Недалеко? — переспросила она. — И что это должно означать?

— А вот сама увидишь. Не стоит беспокоиться. Просто доверься мне.

Она рассмеялась, клюнула его в щеку и снова засмеялась.

— Ох, я просто тащусь от твоего взгляда!



Глава 5

Мэриэнн подумала, что ей и в самом деле совсем не хочется сопротивляться этому красавчику из Нью-Йорка. А кроме того, в этом баре она в полной безопасности. Что здесь с ней может случиться? Что он может сделать? Поставить на музыкальном автомате что-нибудь из репертуара «Новых парней из нашего квартала»[1]?

— Мне не нравится это освещение, — сказал он, увлекая ее в глубину бара.

— Ты что, считаешь себя Томом Крузом, а? И эта твоя улыбка… Она что, всегда срабатывает? И обеспечивает тебе все, что ты хочешь? — спрашивала она улыбаясь.

Она словно бросала ему вызов.

— Ну не знаю. Иногда здорово срабатывает.

Потом он поцеловал ее в полутемном коридоре в конце бара, и поцелуй был такой, какого Мэриэнн и ожидала, — очень романтический. Он не стал ее оглаживать, пока они целовались — она бы, конечно, не возражала, но так было еще лучше.

— Ух ты! — выдохнула девушка и помахала ладонью перед лицом, как веером.

— Тут вроде бы жарковато, тебе не кажется? — вкрадчиво спросил Салливан, и на лице юной студентки снова расцвела улыбка. — И тесно, не правда ли?

— Извини, но я с тобой никуда не пойду. У нас ведь даже не свидание.

— Понятно. Я и не думал, что ты уйдешь со мной. Даже мысль такая в голову не приходила.

— Ну конечно, не приходила! Ты ж у нас джентльмен!

Он опять поцеловал ее, на этот раз жарче. Мэриэнн нравилось, что он так просто не сдается. Это, правда, не имело никакого значения — она все равно никуда с ним не пойдет. Она такого себе не позволяла. Во всяком случае, пока.

— А ты здорово целуешься, — заметила она. — Этого у тебя не отнимешь.

— Да и ты тоже не промах. И целуешься просто замечательно. Это был самый лучший поцелуй в моей жизни, — улыбался он.

Салливан всем телом навалился на соседнюю дверь, и они вдруг ввалились в мужской туалет. И тут же снаружи возник Джимми Шляпа и встал у двери как часовой. Он всегда прикрывал Мяснику спину.

— Нет, нет, нет! — сопротивлялась Мэриэнн, однако не смогла удержаться от смеха — случившееся ее развеселило. Мужской туалет? Вот кайф! Сущее безумие, но кайф! Такие штучки обожают выделывать ребята в колледже. — И ты уже решил, что тебе все может сойти с рук? — спросила она.

— Ответ будет «да». Я всегда делаю то, что хочу, Мэриэнн.

Внезапно у него в руке появился скальпель — сверкающее, острое лезвие оказалось совсем близко от ее горла, и все сразу переменилось, водно мгновение.

— Ты права, это у нас вовсе не свидание. И чтоб ни звука не было слышно, Мэриэнн, иначе это будет твой последний день на этом свете. Клянусь тебе здоровьем собственной матери!

Глава 6

— На этом лезвии уже есть кровь, — произнес Мясник шепотом, стремясь запугать ее. — Видишь? — И он помахал скальпелем у нее перед глазами. — Это лезвие может сделать тебе очень больно. Изуродует твое прелестное личико. Я вовсе не шучу, студенточка!

Он прижал скальпель к горлу Мэриэнн — но не поранил ее. Потом схватил подол юбки.

— Я не хочу тебя резать. И ты это уже поняла, не так ли?

— Я, правда, не знаю… — Мэриэнн задыхалась.

У нее по крайней мере хватило ума не кричать и не сопротивляться, не бить его коленом и не царапаться. Он показал ей несколько фотографий, которые принес с собой. Чтоб удостовериться, что она поняла свое положение, поняла до конца.

— Эти фотки я сам сделал. Погляди на них, Мэриэнн. И запомни: никогда никому о сегодняшнем ни слова! Никому, особенно полиции! Поняла?

Она кивнула, не поднимая глаз.

— Я хочу услышать это от тебя, девочка. И чтобы ты смотрела на меня, хоть тебе это и неприятно.

— Я все поняла, — ответила она. — Я никому не скажу.

— Посмотри на меня.

Она подняла голову, встретила его взгляд — и он сразу заметил, как изменилось их выражение. Теперь там были страх и ненависть, и это доставило ему истинное наслаждение. Это была длинная история, почему он испытывал такое наслаждение, история его взросления в Бруклине, история его отношений с собственным отцом, и он предпочитал никому об этом не рассказывать.

— Умница. Хорошая девочка. Странно — ты мне даже нравишься. Я хочу сказать, у меня возникла к тебе настоящая привязанность. Прощай, Мэриэнн, Мэриэнн.

Прежде чем покинуть туалет, он обшарил ее сумочку и забрал бумажник.

— Страховка, — пояснил он. — Никому ни слова!

Мясник отворил дверь и вышел. Мэриэнн Рили, дрожа, опустилась на пол. Она никогда в жизни не забудет, что с ней только что произошло. И особенно ужасные фотографии.

Глава 7

— И кто это так рано встал? Господи, помилуй, да вы только поглядите! Это же Деймиен Кросс! А там кто? Неужели Дженель Кросс?

Нана появилась точно в половине седьмого утра, чтобы взять на себя заботы о детях, как делала каждый рабочий день. Когда она вошла в кухню, я кормил овсянкой Деймиена, а Мария возилась с Дженни. Девочка опять плакала. Бедненькая больная малышка.

— Некоторые дети почему-то любят просыпаться посреди ночи, — сообщил я своей бабушке, поднося ложку с кашей к кривящемуся рту Деймиена.

— Деймиен и сам мог бы с этим справиться, — недовольно проговорила Нана, кладя сверток на кухонную стойку.

Она принесла свежие бисквиты, еще теплые, и варенье из персиков, тоже собственного приготовления. Плюс обычный набор детских книг на весь день: «Черника для Сэл», «Спокойной ночи, Луна» и «Дары волхвов».

— Нана считает, что ты и сам можешь есть, приятель, — сказал я Деймиену. — А от меня ты это скрываешь?

— Деймиен, возьми ложку! — велела Нана.

И он, конечно, взял. Кто же станет возражать Нане?

— Господи Боже, еще теплый, — сказал я ей и взял бисквит. Вкус потрясающий, прямо рай на земле. — Благослови тебя Господь, старушка!

Нана кивнула.

— Он теперь всегда ест сам. Он же не хочет остаться голодным! Хочешь остаться голодным, Деймиен? Конечно, нет, мой мальчик!

Мария уже начала собирать свои бумаги. Вчера она засиделась в кухне за полночь. Она работала в городской социальной службе, и у нее были очень сложные подопечные. Вот она сняла сиреневый шарф с вешалки за дверью и свою любимую шляпку — дополнение к ее плащу черно-синего оттенка.

— Я люблю тебя, Деймиен Кросс. — Она чмокнула сына в щечку. — И тебя я люблю, Дженни Кросс. Даже после прошлой ночи. — И она поцеловала дочь в каждую щечку. Потом схватила в объятия Нану и поцеловала и ее. — И тебя я люблю!

Нана расцвела в улыбке:

— И я тебя люблю, Мария. Ты — просто чудо!

— Меня тут нет, — заявил я со своего поста подслушивания возле двери в кухню.

— Ну об этом нам давно известно, — заметила Нана.

Прежде чем отправиться на работу, я тоже всех перецеловал и сообщил, что я их всех тоже люблю. И это было замечательно. И пусть чума хватит любого, кто думает, что у вечно занятых и задерганных родителей не может быть в семье любви и веселья. А у нас всего этого было предостаточно.

— Пока! Мы всех вас очень любим! — говорили мы с Марией, выходя из дому.

Глава 8

Как и всегда по утрам, я подвез Марию в ее офис, размещавшийся в новом жилом квартале Потомак-Гарденс. Езды туда — минут пятнадцать — двадцать, и все это короткое время мы были только вдвоем.

Мы ехали в черном «порше» — свидетельство гонораров, которые я получил за три года частной практики в качестве психолога, прежде чем уйти в полицейское управление округа Колумбия. У Марии была своя белая «тойота-королла», которая, правда, мне не очень нравилась.

В то утро, когда мы ехали по Джи-стрит, мне показалось, что она пребывала где-то очень далеко.

— У тебя все в порядке? — спросил я.

Она рассмеялась и подмигнула мне в своей обычной манере.

— Устала немного. Но вообще-то, принимая во внимание все последние события, я отлично себя чувствую. Просто задумалась о деле, по которому вчера выступала консультантом. Одну студентку из Университета Джорджа Вашингтона изнасиловали в мужском туалете, в баре на Эм-стрит.

Я нахмурился и покачал головой:

— Насильник тоже студент?

— Она говорит, что нет, но подробностей не рассказывает.

Я поднял бровь:

— Значит, она наверняка его знает. Может, кто-то из профессоров?

— Нет, она утверждает, что нет. Клянется, что совершенно его не знает.

— И ты ей веришь?

— Кажется, да. Конечно, я всегда верю людям и поддаюсь их влиянию. А она такая хорошая девочка.

Мне не хотелось совать нос в дела Марии. У нас это не принято, мы стараемся не посвящать друг друга в свои заботы.

— Я могу чем-то помочь?

Мария покачала головой:

— Нет, ты и так занят. Я с ней снова попробую сегодня поговорить, с этой Мэриэнн. Надеюсь, мне удастся помочь ей быть более откровенной.

Пару минут спустя я подкатил к Потомак-Гарденс, новому кварталу на Джи-стрит, между Тринадцатой улицей и Пенсильвания-авеню. Мария пришла сюда работать по собственному желанию, оставив гораздо более спокойную и удобную работу в Джорджтауне[2]. Думаю, это произошло потому, что она жила в Потомак-Гарденс до восемнадцати лет, прежде чем переехала в Вилланова.

— Поцелуй меня, — потребовала Мария. — Мне нужно, чтобы ты меня поцеловал. Не просто в щечку, а как следует. И в губы!

Я наклонился и поцеловал ее — а потом еще раз. Мы крепко прижались друг к другу. И я думал о том, как я ее люблю и как мне повезло, что я ее встретил. И что она по отношению ко мне испытывает такие же чувства.

— Ладно, мне пора, — сказала она, выбираясь из машины. — Но тут же наклонилась к открытому окну: — Может, по мне это незаметно, но я счастлива. Очень счастлива. — И снова подмигнула мне.

Я смотрел, как она поднимается по крутым каменным ступеням к зданию, в котором работала. Мне страшно не хотелось, чтобы она уходила, — такое со мной происходило почти каждое утро.

Мне хотелось, чтобы она обернулась посмотреть, уехал я или нет. И она обернулась, увидела, что я еще здесь, улыбнулась и замахала рукой, словно сошла с ума или по крайней мере сошла с ума от любви. И исчезла.

Такое тоже происходило почти каждое утро, но мне и этого было мало. Особенно не хватало мне ее подмигивания. Никто никогда не будет любить тебя, как я.

Да я ни секунды не сомневался в этом.

Глава 9

Я в тот период много и плодотворно работал — все время в погонях, все время в поисках, всегда в курсе всех событий. И мне уже стали поручать достаточно сложные дела. Последнее, к сожалению, не из этой категории.

Полиции Вашингтона было известно, что итальянская мафия никогда не занималась крупными делами в округе Колумбия. Вероятно, в силу договоренности с определенными государственными учреждениями вроде ФБР и ЦРУ. Однако недавно пять мафиозных кланов провели в Нью-Йорке встречу, где приняли решение начать дела в Вашингтоне, Балтиморе и некоторых районах штата Виргиния. Нечего и говорить, что местные уголовные авторитеты были отнюдь не в восторге от такого развития событий, особенно азиаты, которые контролировали здесь торговлю кокаином и героином.

Крупный китайский наркодилер по имени Джан Анло неделю назад велел замочить двоих эмиссаров итальянской мафии. По слухам, нью-йоркские уголовники отрядили сюда одного из своих самых классных бойцов, а может, даже целую команду громил, чтобы расправиться с Джаном.

Все это я узнал в ходе почти часового утреннего брифинга в штаб-квартире полицейского управления. И вот теперь мы с Джоном Сэмпсоном катили к офису Джан Анло, который размещался на углу Восемнадцатой и Эм-стрит, в районе Норт-Ист. Мы входили в группу детективов, назначенных в наблюдение в утреннюю смену. Операцию эту мы назвали «Подонок».

Мы запарковали машину между Девятнадцатой и Двадцатой улицами и стали наблюдать. Дом, который занимал Джан Анло, был старый, выцветший, с отслаивающейся желтой краской; снаружи он выглядел совершенно запущенным. Передний дворик был завален мусором и выглядел так, словно тут взорвалась пината[3]. Большая часть окон забита досками или оцинкованным железом. И тем не менее Джан Анло был крупным воротилой в торговле наркотиками.

Становилось жарко, и многие местные жители выбирались на прогулку или выходили на веранды своих домов.

— Банда Джана чем занимается? Экстази, героин? — спросил Сэмпсон.

— Гонит на рынок РСР[4]. По всему Восточному побережью — округ Колумбия, Филли[5], Атланта, Нью-Йорк. Доходный бизнес — потому итальяшки и захотели влезть в это дело. А что ты думаешь по поводу назначения Луиса Френча в ФБР?

— Да я его совсем не знаю. Но раз его назначили, стало быть, он для этой работы не годится.

Я засмеялся: Сэмпсон был прав, хоть и шутил. Мы устроились поудобнее в ожидании громил из мафии, которые попытаются вытащить Джан Анло наружу. Конечно, если полученная наводка соответствует действительности.

— Об их киллере что-нибудь известно? — спросил Сэмпсон.

— Считается, что он ирландец, — ответил я и посмотрел на Джона, ожидая его реакции.

Сэмпсон поднял брови, потом повернулся ко мне:

— Ирландец? И работает на мафию? Разве такое бывает?

— Считается, что он большой специалист. И к тому же безбашенный отморозок. Его зовут Мясник.

В этот момент какой-то пожилой, сгорбленный тип начал переходить Эм-стрит, аккуратно поглядев налево и направо. Он передвигался, затягиваясь сигаретой. На середине улицы он встретился с тощим белобрысым человечком с алюминиевой тростью, зажатой под локтем. Они поздоровались, торжественно поклонившись друг другу.

— Ну и парочка! — сказал Сэмпсон и улыбнулся. — Мы с тобой тоже когда-нибудь станем такими.

— Может быть. Если нам повезет.

Джан Анло выбрал именно этот момент, чтобы впервые за нынешний день появиться на сцене.

Глава 10

Джан был высокого роста, выглядел истощенным, с чахлой черной козлиной бороденкой, свисавшей на шесть дюймов.

Наркодилер имел репутацию человека умного и изощренного, опасного для соперников и безжалостного, причем часто совершенно не нужно безжалостного. Жизнь для него, видимо, была большой опасной игрой. Он вырос на улицах Шанхая, потом перебрался в Гонконг, потом в Багдад и в конечном итоге оказался в Вашингтоне, где теперь правил несколькими районами подобно новоявленному китайскому императору.

Я оглядел всю Эм-стрит, стараясь обнаружить признаки опасности. Двое телохранителей Джана вроде бы были начеку, и я подумал, может, его предупредили? А если да, то кто? Кто-то из подкупленных полицейских? Такое вполне возможно.

И еще я думал: насколько профессионален этот ирландский убивец?

— Охранники нас засекли или нет? — спросил Сэмпсон.

— Думаю, что засекли, Джон. Мы с тобой тут в роли сдерживающей силы.

— Киллер тоже нас засек?

— Если он здесь. И если он настоящий профи. Если киллер уже здесь, он наверняка нас засек.

Когда Джан Анло был на полпути к сверкающему черному «мерседесу», стоявшему у тротуара, на Эм-стрит вывернула еще одна машина — «бьюик-ле-сабр». Вот он набрал скорость, взревев мотором. Шины с визгом прокрутились по мостовой, оставив облачко дыма от сгоревшей резины.

Телохранители Джана тут же обернулись в сторону несущегося авто. В руках у них уже были пистолеты. Мы с Сэмпсоном резко распахнули дверцы.

— Сдерживающая сила, как же! — буркнул он.

Джан застыл на месте, но лишь на секунду. И бросился бежать — длинными, неуклюжими прыжками, словно бежал в длинной юбке. Он возвращался к дому, из которого только что вышел. Он, видно, сообразил, что если броситься вперед, к «мерседесу», то все равно опасности не избежать.

Но все ошиблись. И Джан, и его охрана, и мы с Сэмпсоном.

Выстрелы раздались позади наркодилера, с противоположной стороны улицы.

Три громких выстрела из длинноствольного оружия.

Джан упал на землю и замер в полной неподвижности. Из головы струей била кровь, словно из фонтана.

Я обернулся и посмотрел на крышу дома из красно-коричневого ракушечника.

И увидел блондина, который делал что-то странное: он кланялся нам! Я глазам своим не верил! Он нам поклонился!

Мы с Сэмпсоном рванули через улицу и влетели в здание. Бегом поднялись наверх — четыре лестничных пролета в одну минуту. Когда мы выбрались на крышу, стрелок уже исчез.

Это был ирландский киллер? Мясник? Тот самый, кого итальянская мафия прислала из Нью-Йорка?

Да кто ж еще?!

Я никак не мог поверить в то, что видел. Меня поразило не то, что он так легко уложил Джана Анло, а то, что он нам поклонился, когда сделал свое дело.

Глава 11

Мясник без труда слился с толпой веселых студентов, заполнявших кампус Университета Джорджа Вашингтона. На нем были джинсы и серая майка с короткими рукавами и с надписью «Спортивный факультет». В руке — потрепанный томик Айзека Азимова. Все утро он провел за чтением «Основания», пересаживаясь с одной скамейки на другую и наблюдая за студентками. Он ждал Мэриэнн.

Она ему действительно понравилась, и он уже двадцать четыре часа наблюдал за ней. Выходит, она задела его сердце. Она все же протрепалась о случившемся — он знал это наверняка, потому что слышал, как она рассказывала своей лучшей подружке Синди о «психологе-консультанте», с которым беседовала пару дней назад. А потом она отправилась на вторую «консультацию», несмотря на его четкий приказ и предупреждение.



А это ошибка, Мэриэнн.

После лекции по английской литературе XVIII века Мэриэнн покинула кампус, и он последовал за ней, смешавшись с группой студентов — их было человек двадцать. Он сразу понял, что она направляется к себе домой. Что ж, тем лучше.

Может, у нее сегодня больше нет лекций, а может, это просто «окно» между занятиями. Не имеет значения. Она нарушила правила, и ее следует наказать.

Он решил обогнать девушку. Поскольку она училась на старшем курсе, ей было разрешено жить вне кампуса. И она снимала со своей подругой Синди маленькую квартирку с двумя спальнями на пересечении Тридцать девятой и Дэйвис-стрит. Квартирка располагалась на четвертом этаже, лифта не было, и он легко проник в нее. Замок наружной двери открывался ключом — детская забава, и только.

Он решил устроиться поудобнее, пока ждал ее. Снял ботинки и всю одежду — он просто не хотел пачкать шмотки кровью.

Потом сел, полистал книжку, пошатался по квартире. И как только Мэриэнн вошла в спальню, Мясник схватил ее и приставил скальпель к горлу.

— Привет, Мэриэнн, Мэриэнн, — прошептал он. — Разве я не просил тебя держать рот на замке?

— Я никому ничего не говорила! — ответила она. — Пожалуйста, не надо!

— Врешь! Я же сказал тебе, что с тобой будет. Черт побери, я даже показал тебе!

— Я никому не говорила! Правда!

— Я тоже тебе правду сказал, Мэриэнн. И поклялся здоровьем собственной матери.

И внезапно полоснул скальпелем слева направо по ее горлу. Потом полоснул еще раз, в обратную сторону.

Пока она задыхалась на полу, он сделал несколько снимков.

Ему не хотелось забывать Мэриэнн, Мэриэнн.

Глава 12

Вечером следующего дня Мясник все еще находился в округе Колумбия. Он прекрасно знал, что на этот счет думает Джимми Шляпа, но Джимми всегда был трусоват, всегда отчаянно старался выжить. Поэтому мог и сейчас спросить: «Какого черта мы тут делаем? Зачем торчим в Вашингтоне?»

Ну, если по правде, он знал зачем. Он вел угнанный «шеви-каприс» с затемненными стеклами по району Саут-Ист. Он искал дом, ему нужно было убрать еще одного человека — и все из-за Мэриэнн, Мэриэнн и ее болтливого язычка.

Он хорошо помнил адрес и решил, что это где-то рядом. Дело будет сделано, а потом они с Джимми уже могут смыться из Вашингтона.

— Эти улицы напоминают мне родной район, — заметил Джимми Шляпа, сидевший на пассажирском месте. Он старался, чтобы его голос звучал небрежно, не выдавая его беспокойства по поводу того, что они так долго болтаются здесь после убийства этого китайца.

— Это почему? — спросил Мясник. Он уже знал, что сейчас скажет Джимми. Он почти всегда знал это заранее. И эта предсказуемость Джимми доставляла ему удовольствие.

— А тут все разваливается к чертовой матери, понимаешь? Прямо на глазах рассыпается. Точно как в Бруклине. Вот тебе и почему. Видишь, сколько чистильщиков обуви на каждом перекрестке? Кто еще станет жить в таком дерьме, в каком они живут?

Майкл Салливан улыбнулся, но как-то вяло. Шляпа иногда нес полную чушь, и это раздражало.

— Если бы политики захотели, они бы все тут давно вычистили. Не такая уж это трудная задача, Джимми.

— Ох, Майки, ну ты и наивняк! Может, тебе самому в политики податься? — Джимми Шляпа помотал головой и отвернулся к боковому окну. Он знал, что дальше эту тему развивать не стоит.

— А тебе не приходит в башку спросить, за каким чертом мы тут ошиваемся? Может, ты решил, что я глупее всех этих тупых козлов с Кони-Айленда? Может, тебе хочется выскочить сейчас из машины? И рвануть на вокзал, и сесть на поезд до Нью-Йорка? А, Джимми?

Мясник улыбался, и Шляпа понял, что и ему самому, вероятно, можно засмеяться. Вероятно. Потому что он собственными глазами видел, как Салливан расправился с их «друзьями» — одного он убил бейсбольной битой, другого газовым ключом. С таким типом надо всегда соблюдать осторожность.

— Ну и что мы тут делаем? — спросил он. — Мы уже должны быть в Нью-Йорке.

Мясник пожал плечами:

— Я ищу дом одного копа.

Джимми даже глаза зажмурил:

— О Господи! Только не копа! Зачем тебе коп? — Потом он надвинул шляпу на самые глаза. — Делать тебе нечего…

Мясник снова пожал плечами.

— Просто доверься мне, — сказал он. — Разве я хоть когда-нибудь тебя подводил? Разве я хоть когда-нибудь перегибал палку?

Тут они оба расхохотались. Действительно, разве Майкл Салливан хоть когда-нибудь перегибал палку? Он же всегда ее перегибал, да еще как!

Им понадобилось минут двадцать, чтобы найти нужный дом. Он был двухэтажный, с остроконечной крышей. И выглядел так, словно его недавно покрасили. На подоконниках стояли цветы в горшках.

— Тут живет коп? Вообще-то неплохой домик. И отделан здорово.

— Ага. Но я хочу ввалиться туда и устроить небольшой погром. Может, и пилу свою задействовать. Ты пощелкай потом.

Шляпа скривился:

— Не самая лучшая идея, по-моему. Не, я серьезно!

Мясник опять пожал плечами:

— Понятно, что серьезно. За милю видно. У тебя из башки прямо-таки жаром пышет, такты свои бедные мозги перетрудил.

— А как этого копа зовут? — спросил Шляпа. — Это, правда, не имеет никакого значения.

— Точно, никакого значения это не имеет. А зовут копа Алекс Кросс.

Глава 13

Мясник поставил машину в квартале от дома. Коп жил в квартире на первом этаже. Получить нужный адрес для Салливана никогда не составляло труда. У мафии были связи с ФБР. Он обошел дом сбоку, стараясь, чтобы его не увидели, но и не очень беспокоясь о том, если даже и заметят. Люди в подобных районах не любят говорить о том, что видели.

Это дело надо сделать быстро. Войти и выйти, и все за несколько секунд. А потом назад в Бруклин, чтобы отпраздновать свой последний налет и получить за него плату.

Он протиснулся сквозь густые заросли, прикрывавшие заднюю веранду, потом поднялся на крыльцо. Прошел сквозь кухонную дверь, которая заскрипела, как раненое животное.

Пока никаких проблем. Он довольно легко попал в дом. И он решил, что и остальное произойдет так же быстро.

В кухне никого.

Может, дома никого нет?

Потом он услышал плач ребенка и достал «беретту». И нащупал скальпель в левом кармане.

Начало было многообещающее. Присутствие в доме ребенка обычно расслабляет людей. Он уже убивал таких парней: и в Бруклине, и в Куинсе. Одного стукача он порезал на мелкие кусочки прямо у него на кухне, а потом набил этими кусками семейный холодильник — чтобы всем было понятно.

Он миновал короткий коридор, двигаясь, как тень. Беззвучно.

Потом заглянул в маленькую гостиную.

То, что он увидел, явилось для него некоторой неожиданностью. Высокий, симпатичный мужчина менял памперсы двум маленьким детям. Судя по всему, он неплохо с этим справлялся. Салливан понял это сразу, потому что много лет назад он и сам приглядывал за тремя сопливыми братишками, дома, в Бруклине. И сменил тогда немало вонючих памперсов.

— Вы тут что, за хозяйку? — спросил он.

Мужчина оглянулся — детектив Алекс Кросс. И он совсем не испуган. Он даже, кажется, не удивился, что Мясник проник в его дом. Значит, у этого копа кишка не тонка. Он не вооружен, меняет детям памперсы, но при этом держит себя в руках. Вот это характер!

— Кто вы? — спросил Кросс. Спросил спокойно, словно полностью контролировал ситуацию.

Мясник держал пистолет так, чтобы его не видели дети. Черт побери, он же любит детей! Это со взрослыми у него вечные проблемы. Начиная с собственного папаши.

— А вы не знаете, зачем я здесь? Не догадываетесь?

— Может, и знаю. Полагаю, вы вчерашний киллер. Только здесь-то вам что нужно? В моем доме? Тут что-то не так.

Салливан пожал плечами:

— Так или не так, кто знает? Меня считают немного чокнутым. Во всяком случае, так мне говорили. Может быть, и так. Понимаете? Меня зовут Мясник.

Кросс кивнул:

— Я слышал. Не трогай детей. Больше никого здесь нет, один я. Их мать на работе.

— Да зачем мне это — трогать твоих детей? Или тебя на глазах у детей? Это не мой стиль. Я уже ухожу. Я же сказал, я чокнутый. Тебе повезло. Пока, детишки!

Тут киллер снова поклонился, как тогда, на крыше.

Мясник покинул дом тем же путем, каким вошел. Пускай теперь этот ретивый детектив поломает себе голову. Потому что в безумном, на первый взгляд, поведении Салливана был свой смысл, свой метод — как был он в любом действии, которое он совершал. Он знал, что делает, почему и зачем.

Глава 14

Эта встреча с Мясником потрясла меня больше, чем все, случавшееся со мной прежде на службе в полиции. Киллер проник ко мне в дом. Пришел прямо в гостиную, где я сидел с детьми.

И что мне следовало об этом думать? Что он меня предупредил? Что мне повезло, коли я остался в живых? Ох как мне повезло! Киллер пощадил мою семью. Но зачем он вообще явился ко мне — вот что главное.

Следующий день был просто скверным. Пока патрульная машина охраняла мой дом, меня таскали с совещания на совещание, требуя объяснений по поводу вчерашнего провала с прикрытием Джана Анло. Речь даже зашла о проверке работы всего отдела — первый случай в моей практике.

Из-за всех этих незапланированных совещаний, да еще из-за дополнительной писанины и обычной текучки я в тот вечер опоздал заехать за Марией. Мне было стыдно, что она торчит там, когда уже совсем темно. А Мария снова беременна.

Было уже больше четверти восьмого, когда я наконец добрался до комплекса. Но Мария не ждала меня у выхода, как бывало обычно.

Я поставил машину на стоянку и вылез на тротуар. И пошел по направлению к ее офису, который располагался возле служебных помещений, на первом этаже. А потом даже побежал.

Мария появилась из дверей парадного входа, и все сразу встало на свои места. Ее сумка была так набита деловыми бумагами, что не закрывалась. В руках она держала еще несколько папок, которые не влезли в сумку. И все же она умудрилась помахать мне рукой и улыбнулась, когда увидела, что я направляюсь к ней. Она почти никогда не сердилась на меня, если я опаздывал, понимая сложность моей работы.

Я так обрадовался, увидев ее! И так было всегда. Я уже давно сменил свои жизненные приоритеты: главным для меня была Мария и наша семья, а уже потом работа. И мне от этого было хорошо, и это казалось мне правильным.

А еще меня радовало и возбуждало, когда она звала меня по имени.

— Алекс! Алекс! — кричала она, пока я подбегал к ней. Местные охранники, облокотившись на решетку забора, повернулись в нашу сторону и засмеялись.

— Эй, красавица! — позвал я. — Извини, что запоздал.

— Не беда. Я тоже была занята. Эй, Рубин! Ты, никак, ревнуешь? — крикнула она охраннику.

Тот засмеялся:

— Вот ты и попалась, Мария! Ты же хочешь, чтобы на его месте оказался я!

— Ага, мечтай-мечтай!

Мы поцеловались. Охранники наблюдали за нами. Потом я забрал у нее папки и мы пошли к машине.

— Тащишь мои бумаги, — подтрунивала Мария. — Вот здорово!

— Я и тебя могу тащить, если захочешь.

— Я по тебе весь день скучала. Даже больше, чем обычно, — сказала она и снова улыбнулась. Потом уткнулась лицом мне в плечо. — Я тебя так люблю!

Она обмякла в моих объятиях, и только потом я услышал звук выстрелов. Два отдаленных хлопка. Стрелявшего я так и не увидел. Я даже не мог понять, с какой стороны донеслись выстрелы.

— Ох, Алекс… — прошептала Мария и замолчала. И больше не пошевелилась. Я даже не чувствовал, дышит ли она.

Прежде чем до меня дошло, что произошло, она сползла на тротуар. Я видел, что она ранена в грудь или в верхнюю часть живота. Было слишком темно, и в голове у меня все смешалось, и я не понимал, где рана.

Я попытался прикрыть ее, но увидел кровь, много крови — она била из раны, и я поднял Марию на руки и побежал.

Я и сам теперь был весь в крови. Кажется, я что-то кричал, но не уверен, что могу припомнить все, что произошло после того, как я понял, что в Марию кто-то стрелял и что ранение, кажется, очень серьезное.

Ко мне уже бежали охранники. Один из них был Рубин. Может, они хотели помочь. Но что ей теперь могло помочь? Я очень боялся, что не донесу ее. Она умирала у меня на руках.

Глава 15

До больницы Святого Антония было недалеко, и я бежал, торопясь изо всех сил, держа на руках беспомощную Марию. Сердце бешено колотилось, в ушах шумело, меня словно захватило гигантской океанской волной, готовой перемолоть нас обоих и утопить посреди городских улиц.

Я боялся оступиться и упасть, ноги ослабли и подгибались. Но я знал, что падать мне нельзя и останавливаться нельзя, пока не доберусь до больницы.

Мария — после того, как назвала меня по имени — не издала больше ни звука. Мне было страшно — может, от шока. И еще от того, что я плохо видел. Все вокруг было размыто, смазано и поэтому казалось совершенно нереальным.

Но я бежал.

Я выскочил на Индепенденс-авеню и наконец увидел впереди больницу Святого Антония и сияющую надпись «Скорая помощь». Всего в квартале от нас.

Мне пришлось остановиться, чтобы пропустить машины. Их было много, и они шли очень быстро. Я начал кричать, звать на помощь. С того места, где я остановился, мне была видна группа санитаров: они говорили о чем-то своем, но меня пока не видели и не слышали моих криков из-за уличного шума.

Выбора не было, и я осторожно ступил на проезжую часть.

Машины лавировали и тормозили, объезжая меня, а серебристый «универсал» вообще остановился. За рулем сидел раздраженный отец семейства, с заднего сиденья лезли вперед ребятишки. Никто не сигналил, может, потому, что все видели у меня на руках Марию. Или, может быть, из-за выражения моего лица.

Еще несколько машин затормозили, пропуская меня.

«Нет, мы прорвемся», — думал я. Потом сказал вслух, обращаясь к Марии:

— Мы уже в больнице Святого Антония. Теперь все в порядке, милая. Мы уже почти пришли. Держись, мы уже в больнице. Я люблю тебя.

Я добрался до противоположной стороны улицы, и тут Мария вдруг широко открыла глаза. Она взглянула на меня, проникнув, казалось, взглядом в самую глубину души.

— Ох как я люблю тебя, Алекс, — произнесла она и подмигнула. А потом глаза моей любимой женщины закрылись — в последний раз. И она ушла от меня навсегда. А я все стоял на том же месте, прижимая ее к себе, самое дорогое, что у меня было в жизни.

Глава 16

Мария Симсон Кросс умерла у меня на руках. Я не сказал об этом никому, кроме Сэмпсона и Наны.

Мне ни с кем не хотелось говорить о последних мгновениях, что мы были вместе; мне не нужна была ничья жалость, ничьи расспросы. Я вовсе не желал удовлетворять чье-то любопытство, не хотел пересудов и шепотков. В последующие несколько месяцев, пока шло расследование, я ни разу ни с кем не обсуждал подробности того, что произошло напротив больницы Святого Антония. Все это осталось между нами — между мной и Марией. Мы с Сэмпсоном опросили сотни людей, но ни от кого не получили никаких ниточек, ведущих к киллеру. Судебное следствие забуксовало на одном месте. Мы отследили этого безумного киллера, присланного мафией, но он, как оказалось, улетел обратно в Нью-Йорк еще предыдущим вечером; по всей видимости, покинул город сразу после того, как убрался из моего дома. В расследовании нам помогало ФБР — потому что была убита жена копа. Но убийцей был не Мясник.

В два часа ночи, той ночи, когда она умерла, я вернулся к себе домой, по-прежнему с пистолетом в кобуре, и долго ходил взад-вперед по гостиной, укачивая на руках плачущую Дженель. Мне никак не удавалось избавиться от мысли, что наша малышка оплакивает свою маму, которая только что умерла перед входом в больницу Святого Антония, где Дженни родилась шесть месяцев назад.

Внезапно у меня потекли слезы, и все произошедшее навалилось на меня и придавило страшной тяжестью. Мне никак не удавалось справиться с рыданиями, и малышка плакала у меня на руках, и я никак не мог ее успокоить.

— Не плачь, маленькая, — шептал я. — Все в порядке, — говорил я бедному ребенку. Ее терзала болезнь, и она, видимо, очень ждала материнских рук, а не моих. — Все хорошо, Дженни, все хорошо, — твердил я, хотя и понимал, что это ложь. Нет, совсем не все в порядке! Твоей мамы больше нет. И ты никогда ее больше не увидишь! И я не увижу. Бедная моя Мария, милая моя! Она же никогда никому не делала зла, и я любил ее больше жизни. А ее вот так, вдруг, отняли у нас — по совершенно непонятной причине, которую мне никто — даже сам Господь Бог! — не в состоянии объяснить.

«Ох, Мария! — повторял я, укачивая дочь. — Как могло все это случиться? И как теперь жить после всего этого? Как мне справляться с детьми без тебя? Себя я жалеть не собираюсь. Просто я сейчас не в себе. Но я соберусь, обещаю тебе. Но не сегодня».

Я знал, она мне не ответит, но я чувствовал, что она слышит меня. Во мне продолжал звучать ее голос, и она говорила: «Ты со всем отлично справишься, Алекс, потому что очень любишь наших детей».

— Ох, Дженни, бедная моя деточка! Я так тебя люблю! — прошептал я, прижимаясь к мокрой от жара головке моей девочки.

И тут появилась Нана.

Глава 17

Моя бабушка стояла в дверях холла перед двумя нашими маленькими спальнями. Сложив руки на груди, она пристально смотрела на меня. Видимо, я что-то говорил вслух, наверное, даже громко. Не помню, что я в этот момент делал.

— Я тебя разбудил, да? — спросил я шепотом, что было совсем не нужно, потому что ребенок все равно плакал.

Нана была спокойна и, кажется, держала себя в руках. Она осталась у нас ночевать, чтобы помочь мне с детьми утром, но сейчас встала, и в этом был виноват я.

— Я не спала, — ответила она. — И все думала, что тебе вместе с детьми надо перебраться ко мне. Там много места. Очень много, Алекс. Это самый лучший вариант в нынешнем положении.

— Вариант чего? — спросил я, не совсем понимая, о чем она говорит.

Нана резко выпрямилась:

— Тебе нужна моя помощь, чтобы управляться с детьми, Алекс. Это очевидно, как ясный день. И я готова тебе помогать. Я хочу тебе помогать и буду тебе помогать.

— Нана, — сказал я, — мы отлично справимся. Сами отлично справимся. Дай мне только немного прийти в себя, сориентироваться.

Нана проигнорировала мои возражения и продолжала настаивать на своем:

— Я сюда пришла, чтобы помогать тебе, Алекс, и детям тоже. Вот так оно теперь и будет. И хватит об этом.

Она подошла ко мне и обняла своими тонкими руками, крепко обняла, на что, казалось, была совершенно не способна.

— Я тебя люблю. И Марию я очень любила. Мне тоже ее не хватает. И я люблю ваших детишек. А теперь еще сильнее.

Теперь мы оба плакали, нет, все трое — стоя в забитой вещами маленькой комнатке. В одном Нана была права: эта квартира больше не может служить нам домом. Слишком много здесь воспоминаний о Марии.

— А теперь давай сюда Дженни. Давай, давай, — сказала она, и это была даже не просьба. Я вздохнул и передал ей дочку, этой женщине-воительнице пяти футов ростом, которая растила меня с десяти лет, когда я осиротел.

Нана стала массировать Дженни спинку и шею, и она тут же срыгнула. И мы с Наной рассмеялись, несмотря на свое состояние.

— Не слишком похоже на настоящую леди, — шепотом заметила Нана. — А теперь, Дженель, перестань плакать. Слышишь? Перестань сейчас же.

И Дженни послушно затихла. Так началась для нас новая жизнь.

Часть вторая

Гиблое дело

2005 год

Глава 18

Письмо от этого психа Кайла Крэйга пришло сегодня и совершенно сбило меня с толку. Как это он умудрился прислать мне письмо?! Оно пришло на мой адрес, в дом Наны на Пятой улице. Насколько мне было известно, Кайл по-прежнему сидел в тюрьме особо строгого режима во Флоренсе.

Письмо это даже вызвало приступ тошноты.

Алекс!

В последнее время я ужасно по тебе скучаю — по нашим регулярным беседам и всему прочему, — что и заставило меня написать тебе это маленькое послание. Если честно, меня все еще расстраивает, что ты всегда в победителях — и в плане интеллектуальном, и вообще. Именно ты меня сцапал и засадил сюда, не так ли? Такой результат мог бы привести меня к тому, что я уверовал бы в Божественное вмешательство, однако я пока еще не настолько несостоятелен.

В любом случае мне известно, что ты теперь крайне занятой парень (я ни на что не намекаю), так что много времени у тебя не отниму. Мне просто хотелось, чтобы ты знал, что я все время о тебе думаю и надеюсь вскоре с тобой увидеться. Точнее, ты можешь на это рассчитывать. Первыми я намерен убить Нану и детишек, и чтоб ты все это видел. Жду не дождусь новой встречи с вами. А она скоро произойдет — обещаю.

К.

Я перечитал письмо дважды, а потом порвал его на мелкие клочки. После чего попытался сделать противоположное тому, чего явно хотел от меня Кайл. Я выбросил его из головы.

Почти. После того, как позвонил в эту тюрягу в Колорадо и сообщил им о письме. И убедился, что Кайл Крэйг по-прежнему сидит там, в своей специальной камере с обитыми войлоком стенами.

Глава 19

В субботу я был свободен от работы. Сегодня никаких преступлений и наказаний. Никаких психопатов на горизонте, по крайней мере таких, о которых мне известно.

В роли «семейного автомобиля» Кроссов в настоящее время выступала «тойота-королла», на которой раньше ездила Мария. Если не считать связанных с нею воспоминаний и того, что машина эта — настоящая долгожительница, я был о ней невысокого мнения. Дети подарили мне на день рождения несколько липучек на бампер: «Может, я и тащусь еле-еле, но все равно впереди тебя!» и «Услышь мою мольбу: угони эту машину!» Им тоже не нравилась «королла».

Вот я и поехал в эту солнечную субботу вместе с Дженни, Деймиеном и маленьким Алексом за новой машиной.

Мы ехали под вопли Твисты[6] и Кэни Уэста[7]. Дети соревновались, предлагая варианты покупки.

Дженни больше интересовал «лендровер» — но эта мечта была неосуществима по множеству причин. Деймиен пытался уговорить меня приобрести мотоцикл, который, конечно же, будет водить он, когда ему стукнет восемнадцать, то есть через четыре года. Предложение было настолько абсурдным, что его даже не стоило обсуждать.

Маленький Алекс, Эли, был согласен на любую машину, но только если она будет красная или ярко-синяя. Умница, его идея вполне может быть отправной, если, конечно, исключить яркий цвет.

Итак, мы приехали в офис дилера, специализирующегося на «мерседесах», — в Арлингтон, штат Виргиния, совсем недалеко от нашего дома. Дженни и Деймиен тут же уставились на серебристый открытый кабриолет «CLK-500», а мы с Эли стали осваивать вместительное переднее сиденье модели «R-350». Мне хотелось купить настоящий семейный автомобиль — безопасный, красивый, который впоследствии можно продать за хорошую цену. «Интеллект и положительные эмоции!» — как обещает реклама.

— Эта мне нравится, — сказал Эли. — Она синяя. И красивая. То, что нам нужно.

— У тебя отличный вкус, приятель. В машине шесть посадочных мест, и каких! Погляди только на этот прозрачный люк в крыше! Здоровенный, футов пять, не меньше.

— Здорово! — подтвердил Эли.

— Вытяни ноги. Смотри, сколько там места. Вот это автомобиль!

Менеджер салона Лори Бергер все время ходила рядом, но не слишком наседала. Мне это нравилось. Господи, благослови «мерседес».

— У вас есть еще вопросы? — спросила она. — Хотите еще что-нибудь выяснить?

— Нет, Лори. Тут все просто: как только сядешь в такую машину, сразу хочется ее купить.

— Что ж, тем лучше для меня, упрощает мою задачу. У нас есть еще одна, аспидно-черная. Обивка салона — темно-серая. Модель «R-350», ее еще называют «кроссовером», доктор Кросс. Это универсальный спортивный внедорожник.

— И объединяет в себе самое лучшее из обеих моделей, — дополнил я и улыбнулся.

Тут заверещал мой пейджер, и я застонал. Видимо, достаточно громко, потому что все оглянулись на меня.

Нет, только не в субботу! И не тогда, когда я выбираю машину. И когда сижу в великолепном «мерседесе».

— Ой-ей-ей! — Эли широко раскрыл глаза. — Это ж папин пейджер! — крикнул он на весь салон, обращаясь к Деймиену и Дженни. — Папин пейджер звонит!

— Ты мне прямо в ухо орешь. Ты мерзкий, избалованный крикун! — сказал я и поцеловал его в макушку. Я это делаю пять-шесть раз на день.

Он захихикал и шлепнул меня по руке. Он прекрасно понимает мои шутки. Ничего удивительного, что мы всегда находим общий язык.

Вот только сообщение, пришедшее на пейджер, наверняка ничего общего с шуточками не имеет. Номер я узнал тут же и понял, что хорошего он мне не сулит.

Нед Маони из группы по освобождению заложников. Может, он приглашает меня на барбекю с танцами в Квонтико? Нет, видимо, барбекю тут не пахнет.

Я позвонил Неду по мобильнику:

— Это Алекс Кросс. Получил твой вызов. Почему я его получил?

Нед сразу перешел к делу:

— Алекс, ты знаешь Кентукки-авеню? Рядом с Пятнадцатой и Саут-Ист?

— Конечно, знаю. Это недалеко от моего дома. Но я сейчас в Арлингтоне. С детьми. Мы тут пытаемся купить новую семейную машину. Тебе известно такое слово — семейная, а, Нед?

— Встречай меня там, между Кентукки и Пятнадцатой. Мне нужна твоя помощь, твое знание местности. По телефону больше ничего говорить не хочу. — Нед сообщил мне еще кое-какие подробности, но не все. Интересно почему? О чем он умолчал?

— Это что, срочно? Я же тут с детьми, Нед!

— Очень жаль. Мы с группой будем там минут через десять — пятнадцать, максимум. Шутки в сторону, там сущий ад!

Ну конечно. Зачем иначе привлекать Группу по освобождению заложников ФБР к операции за пределами Вашингтона? И звонить мне в субботу?

— Что стряслось? — спросил Эли.

— Меня приглашают на барбекю, — ответил я. — И я буду основным блюдом, которое зажарят на решетке, малыш.

Глава 20

Я пообещал Лори Бергер, что скоро вернусь, чтобы забрать «кроссовер». Потом отвез детей домой, и они всю дорогу вели себя тихо, хоть и были недовольны. Так же, как и я. Я тащился позади «универсала» с надписью на заднем бампере: «Сначала Ирак, потом Франция». В последнее время я вижу такие фразочки по всему Вашингтону.

Я очень нервничал. Мне ведь надо было думать о будущем моей семьи. Они ведь просто дети. А я — их папаша. И сейчас я брошу их и отправлюсь на работу. Они еще не понимали, что я должен зарабатывать на жизнь и что мне надо решать серьезные задачи. Что же там происходит, на углу Кентукки и Пятнадцатой? И почему это должно было случиться именно сегодня!

— Спасибо за хорошую субботу, папочка, — сказала Дженни, вылезая из машины. — Отлично провели время, правда. Будет потом о чем вспоминать.

Ее надменный, саркастический тон удержал меня от извинений.

— Увидимся попозже, ребята, — сказал я. Потом добавил: — Я вас люблю.

— Ага, папочка, попозже. Скажем, через недельку, если нам повезет, — продолжала Дженни. И отдала мне честь — раздраженным, недовольным жестом. Словно острый нож вонзился мне в сердце.

— Извини, — сказал я. — Мне очень жаль, ребята.

Потом я поехал к Кентукки-авеню, где должен был встретиться с Недом Маони и его командой и выяснить, что за чрезвычайная ситуация там возникла.

Я даже не смог подъехать к перекрестку Кентукки и Пятнадцатой. Полиция округа Колумбия блокировала улицы за десяток кварталов от места происшествия. Дело, кажется, было серьезное.

Я вышел из машины и пошел пешком.

— Что тут случилось? Вы что-нибудь слышали? — спросил я у зеваки, болтавшегося поблизости. Я узнал его — этот парень работал кассиром в местной булочной, я там иногда покупал пирожные для ребят.

— День легавых нынче, — ответил он. — Везде одни копы. Сам погляди, парень!

Я вспомнил, что он не знает, что раньше я был детективом в отделе по расследованию убийств, а теперь служу в ФБР. Я кивнул в ответ. Нет, все же трудно привыкнуть к такому вот недовольству и злобе по отношению к полиции, хотя иной раз они и оправданны. «Легавые», «копы» — как нас только ни называют, а мы ведь головы под пули подставляем. Многие и представления не имеют, что это за работа. Мы, конечно, далеки от идеала, но работенка-то у нас опасная!

«Попробуй-ка сам вылезти под пули, булочник!» — хотелось мне сказать этому парнишке, но я не стал связываться. Просто пошел дальше, снова проглотив обиду.

И очень разозлился. Предъявил служебный значок, чтобы меня пропустили внутрь оцепления. Я все еще не знал, что здесь произошло, успел только услышать, что каких-то неизвестных заложников затащили в какую-то подпольную лабораторию, где изготовляли и расфасовывали наркотики. На первый взгляд, все не так уж страшно. Тогда в чем тут загвоздка? Видимо, что-то здесь не так.

— Какое счастье наконец тебя тут видеть! — воскликнул Маони, заметив меня и двигаясь навстречу. — Алекс, ты ни за что не догадаешься, в какое дерьмо мы тут вляпались. Можешь мне поверить, ни за что!

— Поспорим? — спросил я.

— Ставлю десятку, что ты никогда с таким не встречался. Давай доставай денежки.

Мы заключили пари. Мне очень не хотелось проспорить.

Глава 21

Нед поскреб суточную светлую щетину на физиономии и быстро заговорил в обычной своей, оживленной манере, не давая собеседнику вставить ни словечка. Я смотрел на его подбородок. У Неда белая кожа, и, надо полагать, он доволен, что наконец отрастил хотя бы видимость бороденки теперь, когда ему уже за сорок. Мне он нравится, этот Нед Маони, пусть даже иногда он несносен. Очень нравится.

— Несколько парней, может, с полдюжины, хорошо вооруженных к тому же, завалились сюда, чтобы ограбить лабораторию наркодельца, — сообщил он. — И столкнулись с непредвиденным, и застряли там. И еще: там сидят несколько человек из соседнего квартала, которые работали в этой лаборатории. Взаперти. В ловушке. Это еще одна проблема, которую нам предстоит решить. Кроме того…

Я поднял руку, чтобы остановить его словесный поток:

— Эти люди, о которых ты упомянул, те, что паковали дозы. Видимо, одни женщины, да? В этом все дело? Наркодилеры обычно набирают таких работников, которым могут доверять расфасовку дури.

— Теперь понял, зачем я тебя вызвал? — Маони улыбнулся.

— Стало быть, и налетчики, и наркодилеры сидят в одной западне? Так почему бы им не перестрелять друг друга?

— Уже предлагали такое решение, — невозмутимо ответил Маони. — А теперь переходим к хорошим новостям, Алекс. Вот зачем тебя сюда выдернули. Хорошо вооруженные ребята, которые явились грабить эту лабораторию, это парни из СВАТ[8] округа Колумбия. Твои бывшие товарищи, вот кто эти плохиши в сегодняшнем эпизоде трагикомедии под названием «Если что плохое может случиться, оно непременно случается». Так что с тебя десять баксов!

Меня передернуло. Я ведь знал многих парней из СВАТ.

— Ты в этом уверен?

— Ну еще бы! Патрульные услышали выстрелы внутри здания. И пошли узнать, в чем дело. Одному попало в живот. Они успели узнать ребят из СВАТ.

Я покачал головой. Шея вдруг перестала ворочаться.

— Значит, Группа по освобождению заложников примчалась сюда, чтобы воевать с ребятами из СВАТ?

— Похоже на то, мой милый. Добро пожаловать в очередную неприятность. Есть какие-нибудь блестящие идеи?

«Конечно, есть, — подумал я. — Бросить все к чертовой матери прямо сейчас. И — назад к детям. Сегодня суббота. У меня выходной».

Я достал десять долларов и отдал их Неду.

Глава 22

Что и говорить, конечно же, я не видел никакого выхода из этой паршивой ситуации. И никто не видел. Потому-то Маони меня и вызвал, надеясь, что я придумаю, как его вытащить из передряги.

Конечно, кто попал в беду, всегда ищет, кого затащить туда же за компанию. Особенно в солнечный день, когда любой хотел бы оказаться где угодно, только не в центре перестрелки, где будут гибнуть люди.

Обсуждали положение дел в помещении начальной школы. В комнату набилось полно народу: вашингтонские полисмены, агенты ФБР, начальство Группы. ГОЗ была готова начать штурм.

В самом конце совещания капитан Тим Моран, шеф СВАТ в столичной полиции, еще раз предоставил все факты. Он явно волновался, что было вполне естественно, но внешне выглядел спокойным и уверенным. Я знал Морана много лет по совместной службе в полиции и уважал его за мужество. Более того, я уважал его за честность и преданность делу. А сейчас ему предстояло идти против своих.

— Итак, подводим итоги. Наша цель — четырехэтажное здание, где сырой героин превращают в белый порошок, а потом в наличные. Там сидят рабочие этой лаборатории, большинство из них — женщины. Есть там и охранники, хорошо вооруженные, торчат, вероятно, на трех этажах. Похоже, их тоже не меньше дюжины. И еще — шестеро бойцов СВАТ, которые пытались грабануть это заведение и оказались в ловушке. Они зажаты на верхних этажах между наркодилерами, рабочими и охранниками, которые появились там, когда начался налет. Вот тут мы и оказались в безнадежном тупике. Мы установили контакт с обеими сторонами. Но никто не намерен уступать и сдаваться. Решили, что им все равно нечего терять. Вот и сидят себе, заперлись и сидят. — Помолчав, Тим Моран продолжил все тем же спокойным тоном: — Поскольку внутри находятся бойцы СВАТ, а также принимая во внимание все связанные с этим возможные осложнения, операцию проводит ГОЗ, а столичная полиция окажет ФБР возможное содействие.

Выводы капитана Морана были четкие и логичные; ему потребовалась немалая выдержка, чтобы отдать операцию в руки ФБР. Но это было правильное решение, раз уж предстояло войти внутрь здания и, вероятно, стрелять. Даже если это плохие копы, они все равно копы. И не очень-то приятно стрелять в своих же товарищей.

Нед Маони наклонился ко мне:

— Ну и что теперь будем делать, Эйнштейн? ГОЗ зажмут посередке, и они окажутся в дерьмовом сандвиче. Понял теперь, зачем я тебя вызвал?

— Ага, все понял. Извини, что не успел выразить тебе мою глубочайшую благодарность.

— Ну в любом случае всегда пожалуйста, — сказал Маони и вдруг по-детски ущипнул меня за руку, демонстрируя нашу солидарность. Мы оба расхохотались.

Глава 23

У Мясника была привычка отслеживать радиопереговоры столичной полиции, когда он был в округе Колумбия, так что он не мог пропустить такое сообщение. «Вот это классная заварушка, — думал он. — СВАТ против ГОЗ». Ему это очень понравилось.

В последние годы он старался не слишком обременять себя работой. «Делать поменьше, счета выставлять побольше» — такой у него был теперь лозунг. Три-четыре крупных заказа в год плюс еще пара — в качестве одолжения боссам. Этого было более чем достаточно, чтобы платить по всем счетам. Кроме того, новый дон, Маджоне-младший, не очень-то любил подобные дела. Мясник привык к постоянному напряжению, и сейчас ему просто не хватало нервного возбуждения, всплесков адреналина в крови. И вот, пожалуйста, он попал прямо в гущу событий — на настоящий бал полиции!

Он припарковал «рейнджровер» в нескольких кварталах от места вероятной схватки. Да, весь район уже на уши поставили! Даже идя пешком по Кентукки-авеню, он не смог подойти поближе. По пути он успел насчитать не менее двух дюжин автобусов столичной полиции и десятки патрульных машин.

Потом он заметил фирменные синие куртки ФБР — наверное, это парни из Группы по освобождению заложников из Квонтико. Их считают крупными спецами. Вот это здорово, он ни за что такое не пропустит, пусть это даже немного опасно для него — находиться здесь! Потом он заметил несколько машин командного состава. А в «мертвой зоне», то есть за внутренним оцеплением, засек и самого главнокомандующего.

А потом Майкл Салливан заметил еще кое-что, и он застыл на месте, и сердце у него заколотилось. Знакомый парень в цивильной одежде — он разговаривал с одним из агентов ФБР.

Салливан сразу его узнал, этого малого в штатском. Его звали Алекс Кросс, и у него с Салливаном было что-то в прошлом. И он вспомнил — Мэриэнн, Мэриэнн. Одно из его убийств, на память о котором остались фотографии.

Так-так, с каждой минутой все интереснее и интереснее!

Глава 24

Теперь я точно знал, зачем Нед Маони меня сюда вызвал.

По нашим оценкам, в лаборатории хранилось более ста пятидесяти кило дури, продажная цена — семь миллионов. Копы против копов. Ситуация выглядела безнадежной, никто из ввязавшихся в эту свару не выйдет из нее победителем. Я помнил, что сказал мне капитан Моран: «Шел бы ты отсюда подальше! Тут я работаю, и мне неохота каждый день видеть твою рожу!» Вот такое подведение итогов.

Никто из «сидельцев» не выказывал никакого желания сдаваться — ни наркодилеры, ни ребята из СВАТ. Кроме того, они не позволяли уйти оттуда рабочим подпольной лаборатории, запертым на четвертом этаже. Нам уже были известны фамилии и примерный возраст некоторых из них. Все эти женщины — выходцы из других стран — жили по соседству и не могли найти себе другую работу из-за незнания языка и отсутствия образования. А жить чем-то надо было.

У меня не было пока никаких соображений по выходу из сложившейся ситуации. Время близилось к десяти часам вечера, и я решил выйти за оцепление и походить вокруг. Слегка проветрить мозги. Может, придет в голову какая-нибудь идея, если отойти подальше и чисто физически ощутить себя вне заварушки.

Вокруг уже собрались сотни зевак, включая репортеров и телеоператоров. Я пересек несколько кварталов по Эм-стрит и добрался до угла, где жителей соседних домов уже интервьюировали телерепортеры. Я прошел мимо них, погруженный в собственные мысли, но вдруг услышал, как какая-то женщина, рыдая и всхлипывая, говорит: «Там мои родные, моя плоть и кровь, они заперты, и никому нет до этого дела! Всем на это наплевать!»

Я остановился. Женщине было не более двадцати, и она была беременна. Судя по виду, могла скоро родить. Может, сегодня же.

— Мой бабушка семьдесят пять лет. Она там, чтоб заработать, чтоб мой дети ходить католическая школа. Ее зовут Розарио. Она прекрасный женщина. Мой бабушка не должен умирать!

Я выслушал еще несколько таких же эмоциональных тирад. Говорили члены семей работавших в лаборатории, жены и дети наркодилеров. Одному из них было всего двенадцать лет от роду.

В конце концов я вернулся внутрь оцепления и стал разыскивать Неда Маони. Обнаружил я его среди каких-то начальников — все были в строгих костюмах; капитан Моран стоял поблизости, возле командного пункта, где обсуждался вариант отключения в здании электричества.

— У меня есть идея, — сообщил я.

— Отлично!

Глава 25

Мясник все еще крутился недалеко от установленного полицией ограждения, хотя и знал, что ему не нужно оставаться здесь, в Вашингтоне. Ему уже давно следовало быть дома, в Мэриленде. Но он решил, что стоит подождать. Ведь совершенно невероятное событие! С ума можно сойти! Он бродил в толпе зевак и чувствовал себя как ребенок, оторвавшийся от родителей на ярмарке.

У них тут даже продавцы мороженого топчутся, и хот-доги продают! Глаза у людей блестели от возбуждения: все хотели поглазеть на настоящую бойню. Что ж, ему тоже этого хотелось!

Он ведь на самом деле был помешан на всяких криминальных разборках. И знал, что эта его ненормальная страсть брала начало в тех далеких днях, которые он провел со своим папашей в Бруклине. Когда он был маленьким, папаша всегда таскал его с собой на все пожары и катастрофы, сообщения о которых он перехватывал с помощью приемника. Это было единственным развлечением, которое предоставлял ему родитель.

Его папаша был настоящим уродом. Он обожал пялиться на трупы — валяющиеся на тротуаре, изуродованные в автокатастрофах, вытаскиваемые из пылающего дома. Этот спятивший старик был когда-то первым Мясником из Слайго[9] — и гораздо хуже и страшнее, чем Мясник нынешний. Теперь Мясником был он сам. Его боялись, его, убийцу, искала полиция всех штатов. Он был настоящим мужчиной, он мог делать все, что пожелает, в том числе и сейчас.

Из задумчивости Майкла Салливана вывел голос, звучащий из микрофона. Он поднял голову и снова увидел этого детектива, Алекса Кросса. Это была сама судьба, словно в гости к Мяснику явились призраки из прошлого.

Глава 26

Я понимал, что моя идея довольно рискованная и вообще сумасшедшая, но все же ее стоило попробовать осуществить, если она спасет несколько человеческих жизней. А кроме того, никто все равно не предложил ничего лучше.

Так что в полночь мы установили микрофоны позади мощного заслона из полицейских машин и рейсовых автобусов — они были расставлены вдоль противоположной от здания стороны Пятнадцатой улицы. Выглядело это весьма внушительно. Вокруг, конечно, крутились с камерами телерепортеры.

Потом сюда пришли семьи заложников, я просил их рассказывать в микрофоны свои истории и умолять всех, кто находится внутри, сложить оружие и покинуть здание или хотя бы выпустить оттуда работников лаборатории. Родственники подтверждали, что положение безнадежное и что если засевшие в доме не сдадутся, многие могут погибнуть. Зрелище было душераздирающим, в толпе заплакали.

А потом началась трагикомедия. Дети напоминали о воскресном футбольном матче, где папочка должен быть судьей; кто-то говорил о свадебной церемонии, до которой осталась всего неделя, а беременная девица явилась сюда, чтобы умолить своего бойфренда сдаться властям.

Ответ не замедлил себя ждать.

Он последовал, когда двенадцатилетняя девочка говорила в микрофон о своем отце — наркоторговце. Внутри здания поднялась стрельба.

Она продолжалась минут пять, потом все стихло. Мы понятия не имели, что там произошло. Знали только одно — обращения родных и близких не подействовали.

Наружу никто не вышел. Никто не сдался.

— Ну ладно, Алекс, — сказал Нед, отводя меня в сторону. — Может, это помогло нам выиграть немного времени. — Мы, конечно, не этого добивались! И результат не соответствует нашим ожиданиям. Но…

В полвторого ночи капитан Моран отключил микрофоны. Выходить, похоже, никто не собирался.

Тогда было решено, что первыми в здание пойдут ребята из группы. За ними последуют полицейские округа Колумбия. И ни одного — из СВАТ. Решение было жесткое. Никто уже не хотел вести переговоры, чтобы уладить кризис. Не знаю, устраивало меня это или нет, но я хорошо понимал обе спорящие стороны.

Мы с Недом Маони входили в состав первой штурмовой группы. Собрались мы на Четырнадцатой улице, позади осажденного здания.

Парни в нетерпении ходили кругами, нервничали, переговаривались между собой.

— Скверное положение, — заметил Нед. — Эти парни из СВАТ прекрасно понимают, что мы задумали. И наверное, даже знают, что это произойдет ночью.

— Ты кого-нибудь из них знаешь? Из тех, кто внутри? — спросил я.

Нед покачал головой:

— Мы обычно не проводим совместных операций.

Глава 27

Мы переоделись в черные летные комбинезоны, натянули бронежилеты и прочие защитные приспособления. Нам с Недом выдали по автомату «МР-5». При ночном штурме трудно что-либо предугадать заранее, особенно в такой ситуации.

Нед получил команду и повернулся ко мне:

— Все, пошли, Алекс. Держи голову пониже, приятель. Эти ребята стреляют не хуже нас.

— Ты тоже поберегись.

И тут случилось неожиданное. На сей раз не такое уж и плохое.

Передняя дверь распахнулась. В течение нескольких секунд оттуда никто не появлялся. И никто не понимал, что происходит.

Потом оттуда под яркий свет прожекторов, направленных на здание, вышла пожилая женщина в лабораторном халате. Высоко подняв руки над головой, она повторяла:

— Не стреляйте в меня!

За ней последовали еще несколько молодых и пожилых женщин в таких же халатах, потом двое мальчишек лет двенадцати-тринадцати.

Родственники, столпившиеся за ограждением, выкрикивали их имена, плакали от радости, бешено хлопали в ладоши.

Передняя дверь снова захлопнулась.

Исход заложников завершился.

Глава 28

Освобождение одиннадцати работников лаборатории остановило штурм дома и открыло новый раунд переговоров. На сцене появились комиссар полиции и шеф отдела расследований. Они посовещались с капитаном Мораном. Потом с ним беседовали и местные священники. Хотя было уже очень поздно, телевизионщики продолжали съемки.

Около трех мы получили команду — штурмовать. Приказ был окончательным.

В половине четвертого мы с Недом уже продвигались рысцой к боковому входу здания. За нами шли ребята из ГОЗ. Все наше защитное снаряжение имело то преимущество, что могло остановить пулю, но оно замедляло движение, мешало быстро бегать и затрудняло дыхание, заставляя дышать короткими и резкими вдохами и выдохами.

Снайперы держали под прицелом все окна, стараясь свести к минимуму возможное сопротивление.

Маони всегда именовал такие вот предприятия «пятиминутками паники и нервной встряски». Я же неизменно думал о них с ужасом. По-моему, это скорее были «пятиминутки приближения к раю или аду». Мне вовсе не следовало быть здесь, но мы с Недом уже участвовали в штурмах, так что мне и сейчас не хотелось оставаться в стороне.

Громкий, оглушительный взрыв вынес заднюю дверь.

Откуда-то появились клубы черного дыма, а вся территория оказалась под обломками. В следующую секунду мы уже бежали сквозь этот ад. Я лавировал, стараясь не попасть под пули. И еще надеялся, что этой ночью никто не умрет.

И тут мы с Недом вызвали на себя такой огонь, что даже не успели понять, кто так разошелся: наркоторговцы или парни из СВАТ. Наверное, и те и другие.

От грохота автоматов и взрывов гранат в коридорах я совсем оглох. Мы карабкались вверх по винтовой лестнице. Из-за жуткого шума невозможно было сосредоточиться.

— Эй, вы, засранцы! — услышал я чей-то голос над нами. Тут же последовал залп из многих стволов, в темноте засверкали слепящие вспышки.

Нед застонал и тяжело рухнул на ступени.

Я сначала не понял, куда его задело, потом разглядел рану возле ключицы. То ли от пули, то ли от осколка. Из раны хлестала кровь.

Я остался с ним и вызвал по рации помощь. А сверху доносились взрывы, крики, мужские и женские вопли. Сущий хаос.

У Неда дрожали руки. Раньше я никогда не замечал, чтобы он боялся. Перестрелка, бушевавшая в здании, лишь усиливала ощущение ужаса и замешательства. Нед сильно побледнел и вообще выглядел скверно.

— Они уже идут за тобой, — сказал я ему. — Держись, Нед, не теряй сознание. Слышишь?

— Глупо все это, — со стоном произнес он. — Ввалились прямо в пекло.

— Как ты себя чувствуешь?

— Могло быть и хуже. Но могло быть и лучше. Кстати, тебя тоже задело.

Глава 29

— Ничего, я это переживу. — Я привалился к стене лестничной клетки.

— Да и я тоже. По всей вероятности.

Пару минут спустя в это узкое пространство втиснулись санитары. Когда они наконец унесли Неда, перестрелка закончилась. Я вспомнил, как Нед говорил: «Пятиминутка паники и нервной встряски».

Отовсюду стали поступать рапорты. Капитан Моран сообщил мне, что штурм лаборатории, судя по всему, дал смешанные результаты. Большинство из нас полагало, что нам не следовало начинать так рано — но решение принимали не мы. С нашей стороны было четверо раненых — двое из полиции и двое из ГОЗ. Неда отправили прямо на операционный стол.

Из тех, кто сидел внутри, пострадали шестеро, включая парней из СВАТ. Среди погибших оказалась семнадцатилетняя мать двоих детей. Она почему-то осталась внутри, когда остальные работницы покинули здание. Муж ее тоже погиб. Ему было шестнадцать.

В шесть утра я добрался до дома. Совершенно вымотанный, я еле тащился, все кости болели, я не представлял, сколько сейчас времени.

Но то, что ждало меня дома, оказалось полной неожиданностью. Нана не спала и сидела на кухне.

Глава 30

Она пила чай с тостом и выглядела как-то неуверенно, но я-то знал, что это совсем не так.

Горячий чай исходил паром, то же самое происходило и с ней. Детей она еще не будила. Ее маленький телевизор был настроен на местный канал — передавали сообщение о полицейской операции нынешней ночью на Кентукки и Пятнадцатой. Смотреть подобную съемку у себя на кухне было очень странно и непривычно.

Взгляд Наны застрял на ссадине у меня на голове. Увидела она и бинт.

— Это всего лишь царапина, — сказал я. — Ничего особенного. Скоро заживет.

— Только не надо этих твоих дурацких отговорок, Алекс! И не смей разговаривать подобным снисходительным тоном, словно я какая-нибудь дура! Нетрудно себе представить, как летела эта пуля — отклонись она на дюйм, и вышибла бы тебе мозги, и оставила бы твоих бедных детей сиротами! Ни отца, ни матери! Что, разве не так? Конечно, именно так! Меня тошнит от этого, Алекс. Я устала от этого повседневного страха, а именно так я живу уже десять лет. Но теперь все. Сыта по горло. Да-да, с меня довольно. Со всем этим покончено! Навсегда! Я уезжаю! Да-да, ты правильно меня понял. Я уезжаю от тебя и от детей! Уезжаю!

Я поднял обе руки, сдаваясь.

— Нана, я поехал с детьми, и тут пришел этот срочный вызов. Я же понятия не имел, что меня куда-то выдернут! Откуда мне было знать? И я ничего не мог с этим поделать, не мог не поехать.

— Ты принял звонок, Алекс. Потом ты принял вызов. Ты всегда так поступаешь. И называешь это преданностью делу. Долгу. А по-моему, это сплошное безумие.

— У меня не было выбора.

— Выбор у тебя всегда есть, Алекс. В том-то все и дело. Ты мог сказать «нет», сказать, что ты наконец вырвался побыть с детьми. Что бы они с тобой сделали? Выгнали бы? За то, что у тебя есть какая-то личная жизнь? За то, что ты отец троих детей? Даже если бы в результате счастливого стечения обстоятельств тебя и выгнали, это было бы просто отлично!

— Не знаю, что они со мной сделали бы, Нана. Надо полагать, меня бы действительно поперли.

— А разве это так уж плохо? Да ладно, будет тебе! — сказала она и грохнула кружкой по столешнице. — Все, я уезжаю.

— Господи, помилуй, но это совершеннейший абсурд, Нана! Я вымотался, я ранен. Ну почти. Мы лучше потом поговорим. А сейчас мне надо поспать.

Нана внезапно встала и пошла прямо на меня. Лицо ее пылало от возмущения, глаза превратились в маленькие черные бусинки. Я уже много лет не видел ее такой, наверное, с того времени, когда я был подростком, и довольно хулиганистым.

— Абсурд?! Ты назвал это абсурдом? Как ты смеешь говорить мне такое?!

Нана ударила меня в грудь обеими ладонями. Это было не больно, но обидно, как и то, что в ее словах была правда.

— Извини, — сказал я. — Я просто устал.

— Найди себе экономку, няньку, кого угодно. Ты вымотался? Это я вымоталась! Это я сыта по горло и до смерти устала волноваться за тебя!

— Нана, мне очень жаль… Что еще я могу сказать?

— Ничего, Алекс. Ничего не говори. Я и слушать тебя тоже устала.

Она с шумом вылетела из кухни, больше ничего не сказав. Ну вот, подумал я, все и кончилось в итоге. Я присел к кухонному столу совершенно опустошенный.

Но это было еще не все.

Через несколько минут Нана снова появилась в кухне, таща старый кожаный чемодан и дорожную сумку на колесиках, поменьше размером. Прошла мимо меня, через столовую и вышла из дому через парадную дверь, не произнеся больше ни звука.

— Нана! — крикнул я ей вслед, с трудом оторвавшись от стула и бегом догоняя ее. — Подожди! Пожалуйста, подожди, давай поговорим!

— Мне надоело говорить!

Когда я подбежал к двери, то увидел на улице перед домом нещадно чадившее раздолбанное бледно-синее такси фирмы «Ди-Си кэбз». Один из моих многочисленных кузенов, Абрахам, работал таксистом в этой компании. Я успел разглядеть в машине его затылок.

Нана залезла в это уродство, и оно тут же рвануло прочь от дома.

И тут я услышал позади детский голосок:

— А куда Нана поехала?

Я обернулся и взял на руки Эли, который выбрался вслед за мной на крыльцо.

— Не знаю, малыш. Кажется, она нас бросила.

Он был поражен.

— Нана бросила нашу семью?

Глава 31

Майкл Салливан проснулся внезапно, от какого-то внутреннего толчка. Его била дрожь, и он понял, что снова ему уже не заснуть. Ему опять снился его папаша, этот поганый ублюдок, постоянно преследовавший его в ночных кошмарах.

Когда он был маленьким, папаша два-три раза в неделю брал его с собой на работу в мясную лавку. Так продолжалось с того времени, когда ему исполнилось шесть, и до одиннадцати, когда все закончилось. Лавка занимала первый этаж двухэтажного дома из красного кирпича между Квентин-роуд и Восточной Тридцать шестой улицей. «КЕВИН САЛЛИВАН, МЯСНИК» — эта лавка славилась самым лучшим мясом во всем бруклинском квартале Флэтлендс и тем, что удовлетворяла спрос и вкусы не только ирландской общины, но также итальянской и немецкой.

Пол был посыпан толстым слоем опилок, которые каждый день тщательно выметали. Стекло витрин всегда сияло. И еще у Кевина Салливана был своего рода собственный фирменный стиль — предлагая покупателю кусок мяса, он всегда улыбался, а потом вежливо кланялся. Любая покупка всякий раз сопровождалась этим его поклоном.

Но Майкл, его мать и трое братьев знали и другую сторону отцовской натуры. У Кевина Салливана были могучие руки и мощные пальцы. Однажды он поймал в кухне крысу и буквально сплющил зверька голыми руками. Сыновьям он сказал, что и с ними может сделать то же самое, переломать им все кости, а у матери, хрупкой худенькой женщины, редко выдавалась неделя, когда она не ходила с красно-фиолетовым синяком.

Но самое худшее было не это. И не эти воспоминания будили Салливана по ночам, будили всю жизнь. Настоящий ужас начался, когда ему исполнилось шесть и они однажды вечером убирали лавку после закрытия. Отец зазвал его в маленькую комнатенку при лавке, где стояли стол, шкаф для накладных и койка. Кевин Салливан сидел на койке и велел Майклу сесть рядом с ним. «Вот тут, мой мальчик. Рядом со мной».

— Прости меня, папочка, — тут же сказал Майкл, понимая, что в чем-то провинился, когда вкалывал в лавке, раз уж его позвали сюда. — Я все исправлю. Я все приведу в порядок.

— Да сядь ты! — велел отец. — Тебе есть за что каяться, но речь не об этом. А теперь слушай. И слушай хорошенько!

Он положил ладонь на колено мальчика.

— Ты ведь знаешь, как я могу тебя избить, Майкл, — сказал он. — Отлично знаешь, да?

— Да, сэр, знаю.

— И я тебя изобью, — продолжал папаша, — если ты хоть одной живой душе проболтаешься!

«Проболтаюсь? О чем?» — хотел спросить Майкл, но решил, что лучше помолчать, не перебивать отца, раз уж тот начал говорить.

— Ни единой живой душе! — И папаша так сжал ногу мальчика, что у того на глазах выступили слезы.

А потом папаша нагнулся и поцеловал Майкла в губы, а потом еще много чего с ним делал такого, чего ни один отец никогда не должен делать со своим сыном.

Глава 32

Старый Салливан скончался много лет назад, но этот паршивый мерзавец никогда не оставлял Майкла, память о нем отравила его мозг, и он придумал собственные способы спасения от своих жутких детских воспоминаний.

На следующий день около четырех пополудни он отправился в торговый дом «Тайсонз» в городке Маклейн, в штате Виргиния. Он искал подходящую девушку — для игры под названием «Зеленый свет — красный свет».

Вот уже полчаса он ходил по пассажу, присматривался к возможным кандидаткам.

Подход был прямой и неизменный — сначала широкая улыбка, а потом напор: «Привет. Меня зовут Джефф Картер. Можно задать вам пару вопросов? Не возражаете? Это не займет много времени».

У пятой или шестой девушки, к которой он обратился, было милое, невинное личико, и она выслушала все, что он говорил. Те, к которым он подходил раньше, были вполне вежливы, одна даже немного с ним пококетничала. Но все они ушли. Ну это не проблема. Ему нравились сообразительные люди, а эти девушки были осторожны в выборе случайных знакомых. Есть на этот счет старая поговорка: «Не хватай что попало, можно обжечься».

— Понимаете, это не совсем даже вопросы, — продолжал он забалтывать девушку. — Другими словами, если я предложу вам что-то и это будет вам не по вкусу, я просто заткнусь и пойду дальше. Подходит? Ну вроде как красный свет — зеленый свет.

— Странная какая-то игра, — сказала темноволосая девушка. У нее было и впрямь прелестное лицо и красивое тело, насколько он мог судить. Голос, правда, невыразительный, монотонный, но никто ведь не идеален. Кроме, может, его самого.

— Но это же совершенно невинная игра, — продолжал он. — Кстати, мне нравятся ваши сапожки.

— Спасибо. Мне тоже нравится слышать, что они вам нравятся. Они мне и самой нравятся.

— И у вас прелестная улыбка. Вы ведь знаете об этом, правда? Конечно, знаете!

— А вот с этим поосторожнее! Смотрите, не перегните палку!

Они оба рассмеялись. Первый лед сломан, решил Салливан. Игра пошла. Надо только не нарваться на красный свет.

— Так что, я продолжаю? — вкрадчиво произнес он. «Всегда спрашивай у них разрешение. — Этого правила он придерживался постоянно. — Всегда будь вежлив».

Она пожала плечами, чуть закатив карие глаза, и положила ногу на ногу.

— Наверное. Мы уже достаточно далеко зашли, не так ли?

— Тысяча долларов, — сказал Салливан. Именно в этот момент игра обычно была выиграна или проиграна.

Улыбка исчезла с лица девушки — но она не ушла. У Салливана забилось сердце. Итак, она уже готова. Теперь нужно только завершить сделку.

— Никаких фокусов, обещаю, — быстро сказал Салливан, вкладывая в эти слова все свое обаяние, но стараясь не переборщить.

Она нахмурилась:

— Ха! Он обещает!

— Всего на часок, — уговаривал Салливан. Тут весь фокус в том, каким тоном это сказать. Совершенно обычным, словно ничего тут особенного и нет, ничего угрожающего. Просто один час. Просто тысяча долларов. Почему бы и нет? И что за беда?

— Красный свет, — бросила она и ушла, надувшись и ни разу не оглянувшись. Понятно. Обиделась и разозлилась.

Салливан был в бешенстве, сердце колотилось. Ему хотелось схватить ее и удавить прямо посреди пассажа. В отбивную превратить. Но ему слишком нравилась эта игра, которую он сам придумал. Красный свет — зеленый свет.

Спустя полчаса он уже пытал счастья возле магазина «Викториас сикрет», рядом с домом «Тайсонз». Он уже почти договорился о встрече «на часок» с волшебной блондинкой из отдела «Джерси герл», где торговали разными маечками. Но опять не повезло. А ему нужна была победа, нужен был прилив адреналина.

У следующей девицы, к которой он подошел, были потрясающие, сверкающие на солнце рыжие волосы. Сложена великолепно. Длинные ноги, маленькие округлые груди, ритмично колыхавшиеся, когда она разговаривала. Эта рыжая никуда от него не ушла.

— Вы полностью контролируете ситуацию, все время. Сами выбираете — в гостинице или у вас. Все, что пожелаете, все, что вам кажется правильным. Вы все решаете сами.

Она с минуту смотрела на него молча, и он понимал, что она пытается его оценить — они всегда в этот момент смотрят тебе прямо в глаза. Он уже понял, что эта полностью доверяет своим инстинктам. Плюс — хотелось заполучить эту тысячу долларов. А может быть, ей очень нужны были деньги. И конечно же, она была хорошенькая и смышленая.

В конце концов Рыжая заговорила — спокойно и тихо, ведь никто не должен был их услышать.

— Деньги у вас с собой? — спросила она.

Он показал ей пачку сотенных купюр.

— И там все сотенные?

Он показал пачку.

— Вы не против, если я спрошу, как вас звать?

— Шерри.

— Это ваше настоящее имя?

— Какая разница? Джефф? Пошли. Время уходит — твой «часок» уже начался.

И они пошли.

После того как «часок» с Шерри истек, Майкл Салливан денег ей не дал. Ни гроша. Он просто показал Шерри свою коллекцию фотографий. И скальпель.

Красный свет — зеленый свет.

Забавная игра!

Глава 33

Через два дня Нана вернулась. Спасибо доброму Боженьке и всем ангелам, они, видимо, за нами наблюдали. Все, особенно я, получили урок и осознали, как сильно мы любим Нану и как она нам нужна, как много она каждый день для нас делала, как она незаменима и какие жертвы она приносит.

Нет, Нана не позволяла нам забыть о ее самопожертвовании, просто она гораздо лучше, чем сама о себе думает.

Когда она вплыла утром к нам на кухню, то тут же засекла, что Дженни доедает хлопья с шоколадным кремом, и немедленно выдала ей по полной программе в своем неповторимом стиле:

— Меня зовут Дженель Кросс. И я ем всякую дрянь!

Дженни подняла руки над головой в знак полной капитуляции, потом пошла к раковине и выкинула остатки в мусорное ведро. Посмотрела Нане прямо в глаза и спросила:

— Не знаешь, что произошло бы, если бы ты ехала в машине со скоростью света и включила фары?

И обняла Нану, не дав ей ответить на вопрос, на который и ответа-то нет.

Когда я вечером вернулся с работы, моя бабушка ждала меня в кухне. «Ох-ох», — подумал я, но, увидев меня, Нана протянула руки, чтобы меня обнять, и это меня очень удивило.

— Иди сюда, — сказала она.

Я уткнулся в ее плечо, как в детстве.

— Извини, Алекс. Я не имела права вот так бросать вас. Дурость на меня напала. Я сразу же стала скучать, едва села в такси к Абрахаму.

— Да нет, ты имела полное право… — начал я.

Но она перебила:

— Не спорь со мной, Алекс! Хоть разок помолчи, пока ты в выигрышном положении.

Я покорно замолчал.

Глава 34

В пятницу утром на той же неделе в пять минут десятого я стоял перед дверью приемной директора Рона Бернса в здании Эдгара Гувера, штаб-квартиры ФБР.

Тони Вудс, помощник директора, высунув свое круглое, обманчиво-ангельское личико, кивнул:

— Привет, Алекс, вот и ты. Давай заходи. Отлично ты сработал на Кентукки-авеню. Директор хочет поговорить с тобой об этом деле и еще кое о чем. Как я слыхал, Нед Маони уже поправляется.

Отлично сработал! Да меня там чуть не подстрелили! И Нед Маони получил пулю в шею. Он тоже мог погибнуть.

Директор уже ждал меня в своем sanctum sanctorum[10]. У Рона Бернса появилась довольно странная манера. Человек настырный и напористый, он в последнее время научился вести пустые разговоры и все время улыбаться, прежде чем перейти к делу. Так принято в Вашингтоне, особенно если имеешь дело с пронырливыми политиками. Однако манера эта явно его тяготила, потому что он был человеком дела. Но несколько минут мы все же поговорили о местных спортивных новостях и о погоде, прежде чем добрались до истинной причины моего вызова.

— Ну так чем вы занимаетесь в последнее время? — спросил Бернс. — Тони сказал, что вы хотели меня видеть, и, я полагаю, что это не просто визит вежливости. Мне тоже нужно обсудить с вами несколько вопросов. Для начала — новое задание. Серийный убийца, и не где-нибудь, а в Мэне и Вермонте.

Я кивнул. Но мне вдруг стало неуютно, я почувствовал напряжение и неуверенность. И в конце концов прервал его:

— Наверное, мне не стоит тянуть с этим, директор, так что я скажу сразу. Я пришел сообщить вам, что намерен оставить Бюро. Это очень трудное для меня решение. Я высоко ценю все то, что вы для меня сделали, но я принял это решение во имя собственной семьи. И оно окончательное. Я его не изменю.

— Что, что? — крикнул Бернс и со всей силой грохнул ладонью по столу. — Черт бы все это побрал, Алекс! И почему вам понадобилось уходить вот сейчас? Мне это совершенно непонятно. Вы в Бюро на отличном счету, вы и сами это знаете, верно? Вот что я вам скажу: я не отпускаю вас!

— Меня ничто не может остановить, — сказал я. — Извините, но я уверен, что поступаю совершенно правильно. Я все хорошо обдумал.

Бернс посмотрел на меня в упор и, видимо, заметив в моих глазах решительность, встал из-за стола. Потом обошел его и протянул мне руку.

— Вы совершаете ужасную ошибку, это чудовищно неправильный карьерный ход, но я вижу, что с вами не имеет смысла спорить. Мне очень хорошо было с вами работать, Алекс. Кроме того, я многому от вас научился, — произнес он, и мы пожали друг другу руки. Потом еще немного поговорили, оба неловко себя чувствуя. Потом я встал, чтобы покинуть этот кабинет навсегда.

Когда я был уже у двери, Бернс окликнул меня:

— Алекс, надеюсь, я могу привлекать вас к делам время от времени? Могу или нет?

Я рассмеялся, несмотря на свое настроение. Вопрос был в стиле Бернса: никогда не переставай рассчитывать на лучшее.

— Конечно, вы можете меня привлечь. Но лучше через несколько месяцев, о'кей?

— Лучше через пару дней, — ответил Бернс и подмигнул.

Мы оба расхохотались, и тут до меня вдруг дошло — моя короткая, довольно блестящая карьера в ФБР закончилась.

И еще одно: теперь я безработный.

Глава 35

Я не слишком большой любитель оглядываться назад, а тем более с сожалением. Мою работу в ФБР ценили, я многое узнал и понял, кое-чего добился — например, остановил этого психа из русской мафии по кличке Волк. Я подружился с хорошими ребятами — с шефом группы по освобождению заложников, с директором Бюро — и это хорошо, и однажды может даже помочь мне.

И все же я оказался совершенно не подготовлен к невероятному ощущению свободы, которое обрушилось на меня, когда я утром выносил из здания ФБР картонную коробку, набитую своими вещами. Ощущение было такое, словно у меня с плеч свалилась ноша весом в пару сотен фунтов, свалилось бремя, о существовании которого я даже не подозревал. Я был не совсем уверен, что принял правильное решение, но ощущение было именно такое.

Все, больше никаких монстров.

Больше никаких монстров, никогда и ни за что.

Незадолго до полудня я тронулся в сторону дома. Все окна в машине были открыты, и я слушал «Дорогая, не плачь» в исполнении Боба Марли. Из приемника доносились его слова «и все будет в порядке». Я громко подпевал. У меня не было никаких планов, я не знал, что я буду делать дальше, даже на остаток дня никаких наметок — и это было здорово. Какое-то время можно вообще ничего не делать. И я думаю, что мне это понравится.

Но оставалось еще кое-что, что нужно было сделать прямо сейчас, пока я в хорошем настроении. И я поехал в автосалон и нашел там знакомую продавщицу Лори Бергер. Я быстро провел «тест-драйв», сидя за рулем «R-350», и свободное пространство под ногами, и свободное шоссе доставляли мне огромное удовольствие. Мне нравилась стремительность этой машины, а еще климат-контроль с регулировкой по зонам — это всем понравится, особенно Нане.

Вот и пришло время расстаться со старой машиной Марии. Момент вполне подходящий — у меня были сбережения, так что я купил «R-350» и преотлично себя чувствовал.

Приехав домой, я обнаружил на кухонном столе записку от Наны. Она предназначалась для Дженни и Деймиена, но я все равно прочел ее.

«Пойдите погулять на свежем воздухе, вы оба. В скороварке — курица в винном соусе. Пальчики оближете! Накройте на стол и для меня, пожалуйста. И садитесь за уроки еще до ужина. У Деймиена вечером хор. Помните, что надо „ставить голос на диафрагму“, молодой человек! Тетя Тайя и я повели Эли в зоопарк, и нам это очень нравится.

Вашей Наны нет дома, но я все равно все вижу!»

Я не мог не улыбнуться. Эта женщина когда-то спасла меня, а теперь спасает моих детей.

Я рассчитывал повозиться с Эли, но для этого в ближайшем будущем еще будет уйма времени. Так что я соорудил себе сандвич из остатков свинины и тушеной капусты и приготовил порцию поп-корна.

Почему? Да почему бы и нет? Я, правда, не так уж люблю поп-корн, но мне вдруг захотелось чего-то горячего и с маслом. Я же свободен, свободен даже делать глупости, если есть такое желание.

Поев, я сел за пианино — вспомнил Дюка Эллингтона, Джелли Ролла Мортона, Эла Грина. Прочел несколько глав из книги «Тень ветра». А потом сделал нечто невообразимое: днем улегся спать. Прежде чем заснуть, я снова думал о Марии, о наших лучших днях, о нашем медовом месяце в Сэнди-Лэйн на Барбадосе. Как тогда было здорово! И как мне ее по-прежнему не хватает, как жаль, что ее нет сейчас рядом — я бы рассказал ей все последние новости…

Остаток дня прошел спокойно, даже телефон ни разу не зазвонил. У меня теперь не было пейджера, и, как сказала бы Нана, мне это страшно нравилось.

Вскоре вернулись домой Нана и Эли, потом явилась Дженни и в конце концов Деймиен. Их раздельное появление дало мне возможность три раза продемонстрировать новую машину и три раза выслушать их восторженные вопли и аплодисменты. Какой выдался отличный, просто замечательный день!

Вечером за ужином мы наслаждались курицей, приготовленной Наной по французскому рецепту, потом ели мороженое и пили кофе с молоком. Главную новость я пока держал при себе.

Дженни и Деймиен хотели сразу сбежать, но я велел всем оставаться за столом. Дженни была недовольна. Она перечитывала «Эрагону», книжка ждала ее, а я никак не мог понять, почему детям хочется по нескольку раз читать одно и то же.

— Ну и что теперь? — спросила она, закатывая глаза, словно уже знала ответ.

— У меня есть новости, — многозначительно ответил я.

Дети переглянулись, потом Дженни и Деймиен нахмурились и покачали головами. Они догадываются, что сейчас последует — я уезжаю из города на очередное расследование убийства. И может, прямо сегодня вечером, как обычно и бывало.

— Никуда я не еду, — сообщил я и широко улыбнулся. — Все совершенно наоборот. Я пойду на репетицию хора и послушаю Деймиена. И проверю, научился ли он ставить голос на диафрагму.

— Ты пойдешь к нам на спевку?! — воскликнул Деймиен. — Что, у нас в хоре обнаружили киллера?

Я намеренно тянул время, поглядывая то на одного, то на другого. Они даже предположить не могли, какой сюрприз я им приготовил. Даже наша умная, хитрая, всезнающая Нана пока ни о чем не догадывалась.

В конце концов Дженни обратилась к Эли:

— Скажи ему, Эли, пусть он все расскажет. Заставь его.

— Давай, папа, — приказал малыш, который уже научился довольно ловко мной манипулировать. — Рассказывай. Пока Дженни не спятила от нетерпения.

— Ну хорошо, хорошо. Вот, значит, какое дело. Хочу вам сообщить, что отныне я безработный и мы практически стали бедняками, остались без средств к существованию. Ну не совсем, конечно… Как бы то ни было, нынче утром я ушел из ФБР. И всю остальную часть дня бездельничал. А сегодня вечером я иду на репетицию хора, послушать «Cantanto Domine».

Нана и дети разразились бурными аплодисментами.

— Мы остались без средств к существованию! Остались без средств к существованию! — пели дети.

И это было даже смешно.

Глава 36

А между тем события продолжали развиваться. Джон Сэмпсон в эти дни стал самой популярной личностью в полицейском управлении Вашингтона. С тех пор как Алекс Кросс ушел из полиции и перешел в ФБР, рейтинг Сэмпсона все время повышался, хотя и раньше его уважали. Самое любопытное, однако, заключалось в том, что Сэмпсон все это и в грош не ставил и перед начальством не заискивал. Вот если бы Алекс одобрил его работу, он был бы рад. Хотя знал, что сегодняшней удачи завтра, может, и не будет…

Последнее дело, которое он получил, было трудным. Он терпеть не мог таких гнусняков — а на сей раз он зацапал именно такого. Подонок, о котором идет речь, Джино Джаметти, он же Сальный, владел стриптиз-барами и массажными салонами по всему побережью до самого Форт-Лодердейла и Майами. Побочным промыслом для него была поставка «товара» всяким извращенцам — юных девушек, иногда даже совсем девочек. Джаметти и сам был педофилом.

— Капо гребаный, — бормотал Сэмпсон, сворачивая на улицу в шикарном районе округа Колумбия — Калораме, где был дом Джаметти. Термин «капо» происходит от итальянского слова «capitano» и означает «главарь в мафии». Джино Джаметти много лет считался заметной фигурой в этом сообществе. Он был одним из тех гангстеров, кто вовремя понял, что можно сделать большие деньги, ввозя в Штаты симпатичных девочек из стран бывшего социалистического блока, особенно из России, Украины, Польши и Чехословакии. И Сэмпсон сидел сейчас у него на хвосте. И он очень жалел, что сейчас с ним не было Алекса, чтобы участвовать в захвате.

Было уже за полночь, когда он подъехал к дому Джаметти. Берлога гангстера не отличалась особой экстравагантностью, но поражала внушительностью. Вот так мафия заботится о своих.

Сэмпсон посмотрел в зеркало заднего вида: следом за ним к дому подъехали еще две машины и остановились возле тротуара позади него. Он наклонился и произнес в микрофон, прикрепленный к воротнику рубашки:

— Добрый вечер, джентльмены. Кажется, ночка предстоит бодрая. Печенкой чувствую. Ну, пошли будить этого Сального.

Глава 37

Напарником Сэмпсона был двадцативосьмилетний детектив Мэрион Хэндлер, почти такого же крупного телосложения, как и сам Сэмпсон. Конечно, это был не Алекс Кросс. Любовница Хэндлера, дама с очень большой грудью и маленьким мозгом, возглавляла группу фэнов вашингтонской команды «Редскинз». Он из кожи вон лез, стараясь сделать карьеру в отделе по расследованию убийств. «Я быстро соображаю и быстро всех выслеживаю, приятель», — любил он повторять, причем без малейшего намека на юмор или на попытку посмеяться над самим собой.

Обычное нахальство выводит из себя и портит настроение. Но этот был просто глуп; хуже того, он явно гордился своей глупостью, постоянно демонстрируя полное отсутствие логики.

— Я первым пойду, — заявил Хэндлер, когда они подошли к дому Джаметти. Четверо других детективов — у одного из них была кувалда для взлома дверей — уже ждали у входа.

— Первым хочешь? Нет проблем, Мэрион, — сказал Сэмпсон. Потом добавил: — Первым в дело, первым в морг. И, обращаясь к детективу с кувалдой, приказал: — Давай выноси дверь. Детектив Хэндлер идет первым.

Парадная дверь рухнула после двух мощных ударов. Взревела сигнализация, установленная в доме, и полицейские ринулись внутрь.

Сэмпсон заглянул в темную кухню. Никого. Повсюду новенькие кухонные комбайны и разные приспособления. На полу разбросаны компакт-диски, валяется айпод. В доме явно есть дети.

— Он внизу, — сказал Сэмпсон остальным. — С женой он больше не спит.

Детективы бросились вниз по крутой деревянной лестнице, начинавшейся в углу кухни. С момента вторжения прошло не больше двадцати секунд. Спустившись на цокольный этаж, они ворвались в комнату, попавшуюся первой. Сальный был там.

— Столичная полиция! Руки вверх! Стоять, Джаметти! — раздался оглушительный голос Мэриона Хэндлера.

Сальный быстро вскочил. И встал в оборонительную позицию на краю огромной кровати. Это был коротышка с толстым брюхом, волосатый, лет сорока с лишним. Он был явно не в себе и плохо соображал, может, принял дозу. Но его внешний вид обмануть Сэмпсона не мог — этот гад был убийцей, хладнокровным убийцей.

Красивая девица, очень юная, с длинными светлыми волосами и светлой кожей, лежала в постели, пытаясь прикрыть обнаженную грудь. Сэмпсон знал, как ее зовут — Полина Сорока. Ее привезли из Польши полгода назад. И еще Сэмпсону было известно, что она наверняка окажется здесь, потому что, по слухам, Джаметти до потери сознания втрескался в эту светловолосую красотку из Восточной Европы. По сообщению стукачей, Сальный убил ее лучшую подругу, потому что та отказалась выполнять его прихоти.

— Тебе нечего бояться, — сказал Сэмпсон Полине. — Мы вашингтонская полиция. Тебе ничего не грозит. В отличие от него.

— Лежи и помалкивай! — приказал Джаметти девушке, которая была очень напугана. — Ни слова им не говори! Ни слова, Поли! Я тебя предупреждаю!

Сэмпсон двигался гораздо быстрее, чем можно было ожидать. Он швырнул Джаметти на пол, потом надел на него наручники.

— Не говори ни слова! — продолжал верещать Джаметти, лежа лицом вниз на ворсистом ковре. — Молчи, Поли! Предупреждаю, слышишь?!

Девушка с совершенно опустошенным взглядом сидела среди вороха скомканных простыней, все еще пытаясь прикрыться мужской рубашкой, которую ей дал кто-то из детективов.

Потом она все же тихо прошептала:

— Он заставлять меня делать все, что хотел. Все такое плохое мне делать. Я… мне четырнадцать лет.

Сэмпсон повернулся к Хэндлеру:

— Можешь забирать его отсюда, Мэрион! К чертовой матери! Не хочу даже прикасаться к этой паскуде!

Глава 38

Через час Джино Джаметти был избит, допрошен с пристрастием и сидел под яркими лампами в комнате отдела расследований полицейского участка Первого района. Сэмпсон не сводил глаз с этого омерзительного урода, у которого была гнусная привычка расчесывать башку до крови. Сам он этого, кажется, даже не замечал.

Допрос вел Мэрион Хэндлер, но Джаметти упорно молчал. Сэмпсон сидел в стороне и наблюдал, оценивая их обоих.

Пока что верх одерживал Джаметти. Он оказался намного умнее, чем можно было предположить. «Да, я проснулся и был очень удивлен, увидев рядом с собой Поли. Она спала — и тут вы ввалились. Ну и что я могу сказать? У нее своя спальня, наверху. Она просто испуганная маленькая девочка. Иногда, правда, на нее находит… Она у нас за домом следит, убирается, помогает жене. Мы потом хотели ее в школу определить, тут, поблизости. В самую лучшую школу. А сперва хотели, чтобы она английский подучила. Мы же хотели сделать как лучше, понятно? Так за что мне яйца отбивать?»

Наконец Сэмпсон решил вмешаться. С него было довольно.

— Тебе когда-нибудь говорили, что ты можешь крупно вляпаться, Джаметти?

— Вообще-то говорили. — Джаметти усмехнулся. — Пару раз мне говорили в точности то же самое. И знаете что? Кажется, это тоже были копы.

— Полина уже заявила, что она сама видела, как ты убил ее подругу Алексу. Задушил шнурком! А той было всего шестнадцать!

Джаметти грохнул кулаком по столу:

— Она же чокнутая, эта маленькая сучка! Врет она все! Что вы там с ней сделали? Пригрозили выслать обратно? Депортировать в Польшу? Она этого больше всего боится.

Сэмпсон покачал головой:

— Нет. Я сказал, что мы ей поможем остаться в Америке, если сумеем. Направим в школу. В самую лучшую.

— Да врет она все! Чокнутая она! Говорю вам, она совсем спятила!

Сэмпсон опять кивнул:

— Врет, говоришь? Ну хорошо, а как тогда насчет Роберто Галло? Он тоже врет? Он ведь тоже видел, как ты убивал Алексу, а потом запихнул труп в багажник своего «линкольна». Он тоже это выдумал?

— Ясное дело, выдумал! И ващ-ще, чепуха все это! Чушь собачья! Вы и сами это знаете. И я знаю. И Бобби Галло тоже знает. Алекса? Да кто она такая, эта Алекса? Какая-то мифическая подружка Поли…

Сэмпсон пожал плечами:

— А откуда мне знать, что Галло это все выдумал? И что его показания — чушь?

— Да оттуда, что всего этого никогда не было, вот откуда! Потому что Бобби Галло наверняка договорился с вами! На сделку пошел!

— Хочешь сказать, что такого вообще не было? И что Галло не был очевидцем? А Полина была. Ты это хочешь сказать?

Джаметти прищурился:

— Думаете, я настолько глуп, детектив Сэмпсон? Нет, не настолько!

Сэмпсон развел руки в стороны, словно подчеркивая малые размеры комнаты:

— Но ты же оказался здесь.

Джаметти несколько секунд обдумывал услышанное. Потом кивнул в сторону Хэндлера:

— Скажите своему напарничку, чтобы пошел прогуляться, подальше и подольше. Я хочу поговорить с вами. Один на один, мистер босс.

Сэмпсон взглянул на Хэндлера:

— А почему бы тебе и впрямь не сделать перерыв, Мэрион?

Хэндлеру это явно не понравилось, но он встал и вышел из комнаты. У него было лицо старшеклассника, которого оставили после уроков.

Сэмпсон не произнес ни звука, когда они с Джаметти остались наедине. Он по-прежнему изучающее смотрел на гангстера, пытаясь проникнуть в его мысли. Парень — убийца, в этом детектив был уверен. Джаметти по уши сидит в дерьме. Полине Сороке всего четырнадцать лет.

— Злой следователь — это ваша роль, не так ли? Этакий сильный и молчаливый коп, да? — Джаметти снова усмехнулся.

Сэмпсон по-прежнему молчал. Так продолжалось несколько минут.

Наконец Джаметти наклонился вперед и заговорил — тихо, серьезным тоном:

— Вы же сами понимаете, что все это чушь собачья, правильно? Орудия убийства нет. Трупа нет. И я не знаю польскую девчонку по имени Алекса. А Поли — чокнутая. Можете мне поверить. Она, конечно, совсем маленькая, но только по возрасту, а на самом деле уже взрослая. Она у себя дома уже собой торговала. Вам про это известно?

Сэмпсон в конце концов заговорил:

— Вот что я знаю и что могу доказать. Ты занимался сексом с несовершеннолетней в своем собственном доме.

Джаметти покачал головой:

— Ей не четырнадцать. Это просто маленькая шлюха. Но у меня есть кое-что и для вас, и мы можем поторговаться. Это связано с вашим дружком, Алексом Кроссом. Вы меня слушаете, детектив? Я знаю, кто убил его жену. И знаю, где его можно найти.

Глава 39

Джон Сэмпсон медленно выбрался из машины и побрел по знакомому, вымощенному камнем тротуару, а потом поднялся по ступеням, ведущим в дом Алекса Кросса на Пятой улице.

У двери он постоял, пытаясь собраться с мыслями и успокоиться. Дело предстоит нелегкое. Он узнал такие подробности убийства Марии Кросс, которые даже Алексу не были известны.

Наконец, решившись, он поднял руку и нажал на кнопку звонка. Никогда еще он не чувствовал себя так паршиво, как сейчас.

Ничего хорошего из этого все равно не выйдет. Ничего хорошего. А может даже положить конец их долгой дружбе.

Дверь ему открыла Нана. Старушенция была в синем халатике в цветочек и показалась Сэмпсону совсем крохотной. Она сейчас напоминала древнюю птичку, которой поклонялись и которую боготворили. А в этом доме ее и впрямь все боготворили. И Сэмпсон тоже.

— Джон, что случилось? В чем дело? Я даже спрашивать боюсь! Ладно, давай заходи, заходи. А то еще всех соседей перепугаешь.

— Да они и без того все перепуганные, Нана, — пробурчал Сэмпсон, пытаясь улыбнуться. — Такой уж у вас район, Саут-Ист, не надо забывать.

— Не надо над этим смеяться, Джон. Не смей! Ты зачем приехал?

Сэмпсон вдруг снова ощутил себя мальчишкой-тинейджером, которого словно пригвоздил к месту знаменитый строгий взгляд Наны. Было в этой сцене что-то знакомое. Она напомнила ему тот случай, когда Алекса застукали в магазине Грейди — он пытался стащить грампластинки. Они тогда еще в средней школе учились. Или другой случай — когда они курили травку на задворках школы и их выследил замдиректора. Потом Нане пришлось их вытаскивать из этой истории.

— Мне надо с Алексом поговорить, — сказал Сэмпсон. — Важный разговор. Придется его разбудить.

— И с чего бы это? — Она притопнула ногой. — Четверть четвертого утра! Алекс больше не работает на власти Вашингтона. И почему бы не оставить его в покое? Особенно тебе, Джон Сэмпсон! Уж ты-то мог бы не являться к нам посреди ночи!

Сэмпсон обычно старался не вступать в спор с Наной, но сегодня все же возразил:

— Боюсь, дело не терпит отлагательства, Нана. Кроме того, на этот раз мне не нужна помощь Алекса. Это ему нужна моя помощь.

И Сэмпсон проследовал мимо Наны в дом. Без приглашения.

Глава 40

Было уже почти четыре утра. Мы с Сэмпсоном ехали в его машине в участок Первого района. Я уже полностью проснулся и был на взводе. Все нервы вибрировали.

Новое в деле об убийстве Марии? Через столько лет? Может, теперь появилась хоть какая-то возможность взять убийцу? Это казалось нереальным. Тогда, десять лет назад, я больше года занимался расследованием этого дела, да и потом о нем не забывал, не опускал руки. И теперь мы сможем поймать убийцу?

Мы подъехали к участку на Четвертой улице и, не обменявшись ни словом, быстро прошли внутрь. Полицейский участок в ночную смену напоминает приемный покой «Скорой помощи»: никогда не знаешь, чего можно ожидать, когда входишь сюда. И на этот раз я понятия не имел, что здесь увижу, — просто мне не терпелось побеседовать с Джаметти.

Внутри было неожиданно тихо и спокойно, но и мне, и Сэмпсону сразу стало понятно, что тут что-то случилось. Вокруг «обезьянника» столпились детективы и копы в форме. Выглядели они напряженными.

Новый напарник Сэмпсона, Мэрион Хэндлер, увидев нас, быстро направился к Джону. Меня он словно бы и не заметил, да и я сделал вид, что его тут нет. Я когда-то общался с ним и пришел к выводу, что он безмозглый показушник. Не совсем понятно, почему Джон взял его в напарники. Может, есть в нем что-то, чего не разглядел я, а может, Сэмпсон просто расслабился с возрастом.

— Вы не поверите, что у нас тут стряслось! Ни в какие ворота не лезет! — сообщил Хэндлер Сэмпсону. — Кто-то кокнул Джаметти! Ни капли не вру! Он там в камере валяется, дохлый. Кто-то его прямо там достал.

Я почувствовал, как внутри все онемело. Хэндлер повел нас к последней камере. Я не верил своим ушам, просто не мог поверить. Только что мы получили ниточку, ведущую к убийце Марии, и вот этот парень, который эту ниточку нам дал, убит! Прямо здесь!

— У него даже была отдельная камера, — продолжал Хэндлер. — И как они сумели до него добраться? Прямо у нас под носом!

Мы с Сэмпсоном, не обращая внимания на его лепет, вошли в камеру. Над телом уже суетились два эксперта-криминалиста, но я успел увидеть все, что мне было нужно. Джаметти прямо в нос всадили пику для колки льда.

— Что ж, невелика потеря, — заметил Сэмпсон. — Видать, мафия сработала.

Глава 41

Вернувшись домой, я понял, что заснуть уже не смогу. Дети были в школе, Нана тоже куда-то ушла; в доме было непривычно тихо.

Нана опять положила на холодильник очередную идиотскую газету — якобы по ошибке, но чтобы виден был заголовок: «Суд по делам несовершеннолетних судит жертву перестрелки». Очень весело, только я был не в том настроении, чтобы смеяться, даже над журналистами. Поиграл немного на пианино, выпил бокал красного вина, но это не помогло.

В ушах опять звучал голос Марии, я снова видел перед собой ее лицо. Мы потихоньку забываем людей, которых потеряли, а потом вдруг вспоминаем их с такой осязаемой ясностью. Все, связанное с Марией, с тем временем, когда мы были вместе, снова ожило у меня в душе.

Около половины одиннадцатого я пошел наверх, в свою комнату. У меня уже было в прошлом немало подобных дней и ночей.

Я улегся в постель и закрыл глаза, не особенно надеясь заснуть. Просто отдохнуть хотя бы. Я все время думал о Марии. Перед глазами вставали разные картины — я видел нас с Марией, когда дети еще были маленькие, вспоминал все хорошее и все плохое, прошлое обступило меня со всех сторон. Я застонал от горя.

Я еще долго лежал, думая о Марии. И вдруг понял: необходимо, чтобы жизнь снова обрела смысл. Только вот можно ли это осуществить? И как? Смогу ли я двигаться дальше?

Может быть. И может быть, я еще затею перемены. Или это просто самообман? В итоге я все же погрузился в беспокойный сон без сновидений, как все мои сны в последнее время.

Глава 42

Итак, мне нужно начать двигаться дальше. Внести в собственную жизнь существенные перемены. Я избавился от старого драндулета Марии, купив «кроссовер».

В течение всего следующего дня я думал: «Алекс, ты начинаешь новую жизнь». Именно поэтому я завалился в ресторан «Нью-Хайтс» на Калверт-стрит в Вудли-парке. «Нью-Хайтс» как раз подходит для подобных начинаний. Там в девять вечера у меня была назначена встреча с доктором Кайлой Коулс — к этому времени она заканчивает работу. Довольно рано по ее меркам.

Я сразу занял место за заказанным столиком, потому что опасался, как бы мне кого-нибудь не подсадили, если она опоздает. Она и впрямь опоздала минут на пятнадцать.

Я был рад ее видеть. Кайла — прелестная женщина с сияющей улыбкой, но, что гораздо важнее, мне с ней хорошо. Такое впечатление, что нам всегда было о чем поговорить. В отличие от многих других пар, с которыми я знаком.

— Ух ты! — сказал я и подмигнул, когда увидел, как она движется через зал. Она была на очень низких каблуках, наверное, из-за роста — пять футов и десять дюймов даже без туфель, а может, потому, что она человек вполне разумный и терпеть не может неудобств, связанных с высокими каблуками.

— Тебе можно сказать то же самое: ух ты! Неплохо выглядишь, Алекс. И этот ресторан тоже: ух ты! Мне здесь нравится!

Заказывая столик, я просил посадить нас возле окон, выходящих на парк Рок-крик: вид был, надо признать, совершенно замечательный. Кайла тоже выглядела прекрасно — шелковый жакет, бежевый жилет, черные брюки и милая золотистая сумочка на шнурке, мягко покачивающаяся у нее на боку.

Мы заказали бутылку пино-нуар и потрясающий ужин, апофеозом которого стал паштет из черных бобов с овечьим сыром, который мы разделили на двоих; потом ей принесли жареного арктического гольца, а мне — отбивную на ребрышке под острым соусом; на десерт — две порции пралине, посыпанного горькой шоколадной крошкой. Все в ресторане «Нью-Хайтс» казалось нам великолепным: вишневые деревья перед входом в осеннем уборе, картины местных художников, развешанные по стенам, аппетитные запахи кухни, наполнявшие зал, свечи, горящие повсюду, куда бы ни падал взгляд. Взгляд мой, правда, почти не отрывался от Кайлы, в особенности от ее глаз — глубоких, карих, прекрасных и умных.

После ужина мы пошли прогуляться через мост Дюка Эллингтона в сторону Адамс-Морган и Коламбиа-роуд. Заглянули в один из моих самых любимых магазинов в Вашингтоне — «Крукид бит рекордс», где я купил ей несколько дисков с записями Алекса Чилтона[11] и Колтрейна[12], получив их из рук Нейла Бектона, одного из владельцев магазина и старого моего приятеля. Раньше он был обозревателем музыкальной странички в «Пост». Потом мы с Кайлой оказались в подвальчике «Кабани-Виллидж». Заказали по коктейлю «мохито» и целый час смотрели представление театральной труппы.

Возвращаясь к машине, мы держались за руки и оживленно болтали. Кайла прикоснулась губами к моей щеке.

— Спасибо за чудный вечер, — сказала она. — Все было просто отлично, Алекс.

— Тебе понравилось, да? — спросил я, еще не совсем придя в себя после этого «сестринского» поцелуя.

Она улыбнулась:

— Я в первый раз вижу тебя таким расслабленным.

Я решил, что эти слова хоть как-то возместили мне ущерб от ее поцелуя.

Но потом Кайла поцеловала меня в губы, и я ей ответил. А потом была ночь в ее квартире на Капитолийском холме. И мне показалось, что моя жизнь вновь обретает некоторый смысл.

Глава 43

Мясник всегда считал, что Венецию несколько переоценивают.

И в нынешние времена при непрекращающемся потоке туристов, особенно наглых и безнадежно наивных американцев, любой, у кого есть хоть какие-то мозги, должен был с ним согласиться, поскольку большинство людей, которых он знал, были полные имбецилы. Он понял это, когда ему исполнилось пятнадцать, на улицах Бруклина, когда сбежал из дому в третий или четвертый раз. Трудный подросток, жертва обстоятельств и, может быть, врожденный психопат.

В Венецию он приехал на машине, которую запарковал на пьяццале Рома. Потом бросился ловить водное такси, чтобы попасть в нужное место. На лицах туристов он видел восхищение и преклонение перед Венецией. Тупицы. Ослы. Ни один из них не в состоянии сделать собственные выводы по поводу увиденного, родить хоть какую-нибудь оригинальную идею без помощи путеводителя. И все же даже он должен был признать, что эти древние виллы, медленно погружающиеся в болото, могут приковать к себе взгляд — при правильном освещении и с некоторого расстояния.

Но, оказавшись в салоне водного такси, он уже думал только о предстоящей работе — Мартин и Марсия Харрис.

Так их, во всяком случае, называли ничего не подозревающие соседи и друзья в Мэдисоне, штат Висконсин. Впрочем, как эта парочка именовалась на самом деле, значения не имело, хотя Салливан знал, кто они такие. Важно было то, что за них заплатили сто тысяч долларов и перевели их на депозит в швейцарском банке, плюс расходы за пару дней работы. Его считали одним из самых известных киллеров в мире, и клиент всегда получал то, за что платил, исключая разве что рестораны в Эл-Эй[13]. Его несколько удивило, когда его нанял Джон Маджоне, но ему было приятно снова взяться за работу.

Водное такси причалило на рио ди Сан-Моизе, и Салливан двинул мимо маленьких магазинчиков и музеев к площади Святого Марка. Он все время поддерживал радиосвязь с «хвостом» и знал, что Харрисы сейчас гуляют по этой площади, неспешно набираясь впечатлений. Было уже почти одиннадцать вечера, и он гадал, куда они отправятся дальше. В какой-нибудь клуб? Или ужинать у Сиприани? Или выпить у Харри?

Потом Салливан увидел эту парочку. Он — в широком и длинном плаще, она — в кашемировом пальто и с томиком Джона Берендта в руке.

И пошел за ними, прячась в веселой шумной толпе. На сей раз он решил одеться, как обычный американец, — широкие штаны цвета хаки, спортивная куртка, мягкая кепка. От всего этого — штанов, куртки, кепки — можно мгновенно избавиться. Под ними были коричневый костюм из твида, рубашка с галстуком, в кармане лежал берет. Таким образом он сразу превратится в профессора. Это был его любимый камуфляж, когда он выезжал на работу в Европу.

Далеко от площади Харрисы не ушли. Салливан уже знал, что они остановились в гостинице «Бауэр», стало быть, идут домой.

— Да вы мне просто облегчаете работу, ребята, — пробормотал он.

И тут же подумал: «Ваша ошибка».

Глава 44

Он проследовал за ними — они шли рука об руку через темный, узкий, очень типичный для Венеции переулок. Вошли в ворота отеля «Бауэр». Он размышлял, для чего Джону Маджоне понадобилась их смерть, хотя лично для него это никакого значения не имело.

Несколько минут спустя он уже сидел на террасе отеля, в баре, недалеко от них. Маленькое, милое заведение, уютное, как любовное гнездышко. Оно выходило на канал и на Кьеза делла Салюте. Мясник заказал себе коктейль «бушмиллз», но отпил всего пару глотков, просто чтобы снять напряжение. Скальпель лежал у него в кармане штанов, и он вертел его, продолжая наблюдать за Харрисами.

«Ну прямо влюбленные голубки, — думал он, глядя, как они целуются прямо в баре. — Да идите же в номер, что же вы?»

И, словно прочитав его мысли, Мартин Харрис расплатился по счету, и парочка покинула заполненную народом террасу. Салливан пошел следом. Отель «Бауэр» представлял собой обычное венецианское палаццо, больше похожее на частный дом, нежели на гостиницу, — роскошное, со вкусом декорированное. Здесь, несомненно, понравилось бы его жене, Кэтлин, но ее он взять с собой не мог; он и сам сюда вряд ли когда-нибудь вернется.

Вполне понятно — после ужасной трагедии, которая должна здесь произойти всего через несколько минут.

Он знал, что в отеле «Бауэр» девяносто семь обычных номеров и восемнадцать люксов и что Харрисы остановились в люксе на третьем этаже. Он поднялся вслед за ними по устланной ковром лестнице и снова подумал: «Это ошибка».

Но чья? Его или их? Очень важный вопрос, который нужно обдумать, чтобы дать на него ответ.

Он свернул в коридор, и тут все пошло наперекосяк.

Харрисы ждали его, оба уже достали пистолеты, и у Мартина на лице застыла мерзкая ухмылка. Вероятно, они хотели затащить его в свой номер и там прикончить. Явная ловушка, заранее продуманная… парочкой профессионалов.

И не такая уж бездарная. Восемь шансов на успех из десяти.

Интересно, кто это все подстроил? Кто подставил его, чтобы он подох в Венеции? И почему подставили именно его? И почему именно сейчас?

На его счастье, Харрисы допустили несколько ошибок: во-первых, сами облегчили ему слежку за ними; во-вторых, вели себя беззаботно и легкомысленно, слишком романтично для парочки с двадцатилетним стажем семейной жизни.

Поэтому Мясник поднимался по лестнице уже с пистолетом наготове — и выстрелил первым.

Никакой заминки, ни на долю секунды.

Да, он настоящая свинья и мужик-шовинист[14], поэтому сперва выстрелил в мужчину — тот, по его оценке, был более опасным противником. Пуля попала Мартину в лицо, раздробив ему нос и верхнюю губу. Голова мужчины дернулась назад, и с нее свалился светлый паричок.

Салливан упал и перекатился влево, и Марсия Харрис промахнулась на целый фут.

Он выстрелил еще раз — и попал ей в горло; следующая пуля угодила ей в правую грудь. А третья — в сердце.

Мясник был уверен, что Харрисы мертвы, но убегать из отеля он не собирался.

Вместо этого он выдернул из кармана скальпель и стал кромсать убитым лица и шеи. Потом он сделал с полдюжины снимков — они займут свое место в его коллекции.

И очень скоро Мясник предъявит эти фото человеку, который заплатил ему за убийство и который так бездарно его, Мясника, подставил.

Он теперь и сам все равно что мертвец, этот Джон Маджоне, Дон Мафия.

Глава 45

Майкл Салливан имел привычку все тщательно обдумывать, причем не только предстоящие дела, но и все проблемы, связанные с его семьей, — как и где они живут и кому об этом известно. Кроме того, он всегда помнил о мясной лавке отца в Бруклине: маркизы в широкую полоску — оранжевую, белую и зеленую — цвета ирландского флага; сияющая белизна стен и прилавков в самой лавке; громкое завывание электрической мясорубки, которая, казалось, сотрясала все здание, едва ее включали.

И для своей нынешней жизни он выбрал богатый и скучный округ Монтгомери в штате Мэриленд. Городок Потомак.

Около трех часов дня Салливан проехал через Потомак, соблюдая скорость двадцать пять миль в час. И остановился, как и подобает законопослушному гражданину, перед светофором на углу Ривер и Фоллз-роуд. Красный свет горел слишком долго.

Тем лучше: больше времени на разные мысли.

Итак, кто же все-таки его заказал? Маджоне? И что это могло означать для его семьи? И не опасно ли ему сейчас вернуться домой?

Одним из его обычных образов, который он тщательно разработал для жизни в кругу семьи, был образ этакого среднего буржуа с немного богемными замашками. Все эти дурацкие мелочи его очень забавляли: обезжиренное масло, например, или причудливые булочки с оливками и луком-пореем.

Трое его сыновей учились в частной школе Лэндора, где общались с хорошо воспитанными и очень хитрыми детишками богатеньких родителей. В округе Монтгомери проживало много врачей, работающих в Национальном институте здравоохранения, в управлении по контролю лекарств и продуктов питания, в Главном медицинском управлении ВМФ. Сейчас он ехал в сторону округа Хант, фешенебельного района, где был его дом. Какая ирония судьбы — Охотник и живет в округе Хант[15]!

Он купил его в 2002 году за полтора миллиона. Шесть больших спален, четыре ванные комнаты, бассейн с подогревом, сауна, отлично отделанный цокольный этаж с музыкальным салоном. Спутниковая радиосистема «Сириус» — последнее страстное увлечение Кэтлин и мальчишек. Милая, милая Кэтлин, единственная любовь в человеческой части его жизни, ставшая его поводырем и целителем, — и за все это заплачено деньгами, полученными за его сомнительные подвиги на охоте.

Салливан заранее предупредил о своем приезде по мобильнику — и вот они все стоят на лужайке перед домом, встречают его, машут ему руками. Такая большая, счастливая семья, как они все считают. Они ведь и понятия не имеют, что являются частью его камуфляжа, составляют его легенду прикрытия.

Он выскочил из «кадиллака», сияя, как свежеиспеченный гамбургер из рекламного ролика, и запел свою обычную для таких случаев песенку, старую песенку из классического репертуара «Шеп и Лаймлайтс» «Папа дома, ваш папа приехал и больше не уедет».

И Кэтлин с мальчишками подхватили: «Он уже не за тыщу миль от на-а-а-ас!»

Отличная у него жизнь, не правда ли? Если исключить, что кто-то пытается его убить. Ну и, конечно, его прошлое тоже никуда от него не денется: его детство в Бруклине, его спятивший папаша, этот проклятый костолом, и эта страшная кладовка за мясной лавкой. Но сейчас Мясник старался ни о чем таком не думать.

Он снова был дома, успешно сделал свое дело. И изящно поклонился своему семейству, которое, конечно же, завопило от восторга, приветствуя своего героя.

Именно героя, а кого же еще?

Часть третья

Курс лечения

Глава 46

— Алекс! Эй, Алекс! Как дела? Давненько не виделись, старина! Отлично выглядишь!

Я помахал миниатюрной красивой женщине, Малине Фриман, и продолжал пробежку. Малина была здесь старожилом, как и я. И примерно того же возраста, что и я, и владела газетным киоском, где когда-то продавали сладости и содовую, и мы с нею тратили на них свои карманные деньги. Ходили слухи, что я ей нравлюсь. Ну, она мне тоже нравилась. Всегда.

Ноги несли меня на север, по Пятой улице, словно сами знали, куда им бежать. В сторону Сиуард-сквер, потом направо и дальше — я выбрал самый длинный путь вокруг нашего квартала. Логики и смысла в этом не было никакого, но я же не по логическим соображениям занимался бегом.

Информация об убийце Марии была единственной неприятностью, огорчившей меня в эти дни. Теперь я избегал того квартала, где это случилось. Я старался вспоминать Марию счастливой и нежной, какой она была, а не той, когда я ее потерял. И еще я каждый день тратил немало времени на то, чтобы выследить убийцу, раз уж появилось подозрение, что он болтается где-то поблизости.

Я свернул направо, на Седьмую, потом направился в сторону Нэшнл-Молл. Когда я добрался до нужного дома на Индиана-авеню, я глубоко вздохнул, набрав полную грудь воздуха, чтобы одним махом преодолеть четыре лестничных пролета вверх, прыгая через ступеньку.

Мой нынешний офис раньше был квартирой-студией — одна большая комната, сбоку кухонька и маленькая ванная. Окно — полукруглым фонарем — встроено в угловую башню, поэтому света в комнате всегда много.

Я поставил два удобных кресла и небольшую кушетку для пациентов.

Соответствующую табличку на двери я уже прикрепил и теперь был готов принять своего первого пациента.

На столе лежали три стопки папок с делами — две из ФБР и еще одна из полицейского управления округа Колумбия. И они содержали информацию о возможных будущих моих пациентах, которые могут обратиться ко мне за консультацией. Может, и несколько преступлений удастся заодно раскрыть? Думаю, это вполне реалистичный прогноз.

В первой папке, которую я раскрыл, содержалось дело о серийном убийце из Джорджии, которого пресса окрестила «Полуночный визитер». Было убито трое чернокожих, причем промежутки между убийствами последовательно сокращались. Вполне подходящее для меня дело, если не считать, что между округом Колумбия и Атлантой шестьсот миль.

Я отложил эту папку в сторону и взял следующую. Двое профессоров истории Университета Мэриленда, по всей вероятности, голубые, были обнаружены мертвыми в аудитории. Оба висели на потолочных балках. У местной полиции был и подозреваемый, но они хотели, чтобы я составил психологический портрет преступника, прежде чем начнется расследование.

Я положил папку обратно на стол, прилепив к ней желтую карточку.

Желтый цвет означает «может быть».

Внезапно раздался стук в дверь.

— Открыто, — крикнул я и тут же насторожился. В этом состоянии подозрительности я теперь нахожусь постоянно.

Что там говорила Нана, когда я утром уходил из дому? «Смотри, чтобы тебя не подстрелили».

Глава 47

Старые привычки умирают с трудом. Нет, это был не Кайл Крэйг и не психопат из моего прошлого.

Это был мой первый пациент, вернее, пациентка.

Она заняла почти весь дверной проем, словно боясь войти внутрь. Лицо опущено вниз, ладонь сжимает дверную ручку, она пытается восстановить дыхание и сохранить при этом достойный вид.

— У вас лифт скоро заработает? — спросила она, задыхаясь.

— Извините, что вам пришлось подниматься по лестнице, — сказал я. — Вы, должно быть, Ким Стаффорд. Меня зовут Алекс Кросс. Входите, пожалуйста. Хотите кофе? Или, может, воды?

Наконец пациентка внесла себя в комнату. Мощное телосложение, около тридцати лет, хотя на вид можно дать и сорок. Одета весьма официально — темная юбка, белая блузка, довольно поношенная, но хорошего покроя. Синий с сиреневым шелковый шарф аккуратно повязан под подбородком.

— Вы сообщили мне на автоответчик, что меня вам рекомендовал Роберт Хэтфилд, так? — продолжал я. — Я работал с Робертом в полиции. Он ваш приятель?

— Не совсем.

Не совсем приятельница Хэтфилда. Я ждал, что она скажет дальше, но она молчала. Она стояла посреди офиса, как бы спокойно изучая обстановку.

— Вы можете присесть вот сюда, — подсказал я. Она явно ждала, чтобы я сам сел.

В конце концов она аккуратно пристроилась на краешке кресла. Одной рукой она нервно теребила узел шарфа, другая была сжата в кулак.

— Мне нужна помощь, чтобы понять одного человека, — начала она. — Он иногда бывает очень злым.

— Это кто-то из ваших близких?

Она сразу напряглась:

— Его имени я вам не скажу.

— И не нужно, — согласно кивнул я. — Имя значения не имеет. Это член вашей семьи?

— Жених.

Я снова кивнул.

— Вы давно помолвлены? Ничего, что я об этом спрашиваю?

— Четыре года, — ответила она. — Он хочет, чтобы я похудела, прежде чем мы поженимся.

Может, это просто сила привычки, но я уже нарисовал для себя психологический портрет этого жениха. Во всем, конечно, виновата она одна, он, как правило, не несет никакой ответственности за свои действия, а ее вес — просто отговорка, удобный путь для бегства.

— Ким, вот вы говорите, что он часто злится, — а можете рассказать об этом подробнее?

— Ну, мы просто… — Она замолчала, и, думаю, это было от смущения, а не от отсутствия ясности в мыслях. В уголках ее глаз мелкими жемчужинами выступили слезы.

— Он когда-нибудь применял по отношению к вам физическую силу?

— Нет! — ответила она слишком быстро. — Нет, никакого насилия… Просто… Ну да. Применял. Так и было.

Судорожно вздохнув, она опять замолчала. Потом стала разматывать свой шарф.

Я увидел синяки и рубцы. Они походили на размазанные полосы краски и изуродовали всю ее шею.

Я не раз видел подобного рода следы. Обычно на трупах.

Глава 48

Мне пришлось напомнить себе: «Все убийства остались в прошлом; сейчас ты проводишь курс лечения».

— Ким, как получилось, что у вас на шее остались такие следы? Расскажите, что считаете нужным рассказать.

Она скривилась от боли, когда снова обматывала шею шарфом.

— Если зазвонит мой мобильник, мне придется ответить. Он думает, что я поехала к маме, — сказала она.

Ее лицо исказилось от ужаса, и я понял, что пока еще рано спрашивать ее о конкретных случаях насилия.

Все еще не глядя на меня, она расстегнула рукав блузки. Я сперва не понял зачем, пока не увидел жуткий багровый кровоподтек у нее на локте — он только начал заживать.

— Это ожог? — спросил я.

— Он курит сигары, — ответила она.

Я с трудом перевел дыхание. Она отвечала так, словно это было совершенно обычное дело.

— Вы в полицию обращались?

Она горько улыбнулась:

— Нет, не обращалась.

Она поднесла ладонь ко рту и снова отвернулась в сторону. Этот парень запугал ее так, что она теперь готова его защищать.

Тут у нее в сумке заверещал сотовый телефон. Она достала трубку, посмотрела на номер и ответила.

— Ну что, мой милый? Что стряслось? — Голос ее звучал мягко, легко и совершенно убедительно. — Нет, — продолжала она, — мама вышла за молоком. Ладно, я передам ей твои приветы.

Это было просто потрясающе — наблюдать за ее лицом, когда она все это говорила. Она играла эту роль для самой себя. Вот каким образом она умудряется выживать…

Она отключила связь и повернулась ко мне с нелепой улыбкой на губах, словно ни с кем только что не разговаривала. Это продолжалось несколько секунд. А потом она сломалась, сразу. Стон перешел в рыдания, сотрясающие все ее тело; она качнулась вперед, обхватив себя руками.

— Эт-то так трудно… невозможно, — задыхалась она. — Извините. Не могу. Мне… не следовало к вам приходить.

Когда ее мобильник снова зазвонил, она даже подскочила в кресле. Эту слежку, эти преследующие звонки ей было, видимо, трудно выдерживать, находясь здесь, а она еще пыталась обманывать себя, признавая и одновременно отрицая очевидное.

Она вытерла лицо, словно ее внешний вид имел сейчас хоть какое-нибудь значение, потом ответила на звонок тем же мягким тоном, как и в первый раз:

— Да, милый. Нет, я руки мыла. Извини, милый, я не могла сразу достать трубку.

Мне было слышно, как он что-то орет, а Ким терпеливо кивала в ответ и слушала.

Наконец она сделала мне знак, подняв палец, и выскользнула в коридор.

Я воспользовался этим перерывом, чтобы просмотреть некоторые бумаги и немного усмирить свой гнев. Когда Ким вернулась, я предложил ей адреса нескольких приютов, но она отказалась.

— Мне пора идти, — вдруг сказала она. Второй звонок явно заткнул ей рот. — Сколько я вам должна?

— Ну, скажем, это была лишь первая консультация. Заплатите в следующий раз.

— Нет, никакой благотворительности. И не думаю, что я обращусь к вам еще раз. Сколько?

— Я беру сто долларов за час, — неохотно ответил я. — Дальше — меньше. Полсотни будет вполне достаточно.

Она отсчитала деньги — пятерками и однодолларовыми бумажками — видимо, сэкономленными за долгое время. И ушла. Прием моего первого пациента завершился.

Глава 49

Бенни Фонтана по кличке Добряк, бывший наемный киллер и босс мафии из Нью-Джерси, насвистывал веселую мелодию из репертуара Синатры, подходя к своему темно-синему «линкольну»; потом открыл дверцу и улыбнулся так, что ему позавидовал бы и сам Синеглазый Старикашка[16].

Из седана вылезла пышногрудая блондинка, разминая длинные ноги, словно явилась на пробу в «Роккеттс»[17]. Это была бывшая участница конкурса на звание «Мисс Вселенная», двадцати шести лет от роду, обладательница самых красивых форм, какие только можно купить за деньги. Она была птица высокого полета и не общалась с простыми гангстерами. Бенни был крутой, но не из тех, кого играл Тони Сопрано.

Мясник с интересом наблюдал за ними, сидя в машине. По его оценке, блондинка обойдется Бенни сотен в пять за час, ну, может, в пару штук за ночь, если миссис Фонтана случайно окажется в отъезде, навещая дочь, которую засунули подальше от дома — в частную школу на Манхэттене.

Майкл Салливан посмотрел на часы.

Семь пятьдесят две. Это вам расплата за Венецию. Во всяком случае, начало расплаты. Первое из серии посланий, которые он намерен отправить.

В восемь пятнадцать он взял с заднего сиденья атташе-кейс, вылез из машины и пересек улицу, держась в расплывчатой тени кленов и вязов. Ему не пришлось долго ждать — вскоре из подъезда вышла женщина с голубыми волосами, укутанная в меховое пальто. Салливан придержал для нее дверь, дружески улыбнувшись, и вошел в подъезд.

Тут все было знакомо. Квартира 4-С много лет принадлежала мафиозному клану с тех самых пор, как в Вашингтоне для гангстеров начали открываться новые возможности. Местечко было весьма удобное для свиданий или анонимных встреч. Мясник и сам пользовался этой квартирой, когда выполнял заказы Бенни Фонтаны. Это было до того, как бразды правления перешли к Джону Маджоне, который унаследовал их от своего отца. И он начал выживать Мясника.

Даже старый замок на парадной двери был все тот же или очень похожий. Еще одна ошибка. Салливан отжал его с помощью трехдолларового шила, которое прихватил из домашней мастерской. Потом уложил шило обратно в кейс, достал пистолет и хирургический нож, на этот раз весьма специфический.

Гостиная была полутемной. Конусы света проникали сюда из кухни и из спальни. Салливан быстро и бесшумно пересек гостиную, мягко ступая по ковру, приблизился к двери в спальню и заглянул внутрь. Он увидел обнаженную женскую спину.

Глушитель тихо пфыкнул, всего один раз. Пуля угодила блондинке в затылок. Гангстер заорал так, словно попали в него самого.

Он сумел вывернуться из-под мертвой женщины и скатился с постели, но до ночного столика с пистолетом было далеко. Мясник засмеялся. Фонтана сегодня все делал неправильно. Размяк он, потерял бдительность.

— Приветик, Бенни! Ну как делишки? — Мясник включил верхний свет. — Надо бы поговорить. Насчет Венеции. — Он достал скальпель, заточенный особым способом. — Вообще-то мне нужно, чтобы ты кое-что передал от меня мистеру Маджоне. Можешь оказать мне такую любезность? Поработаешь посыльным? Кстати, Бенни, ты когда-нибудь слышал о том, что такое ампутация?

Глава 50

Майкл Салливан не мог сейчас ехать домой, к своей семье. Внутри у него все клокотало. Перед глазами опять появилась отцовская лавка — опилки, хранящиеся в большой картонной коробке, терракотовые плитки пола с белыми полосками раствора между ними, ручные пилы, разделочные ножи, крюки для туш.

Он стал колесить вокруг Джорджтауна, высматривая, не прицепиться ли к кому, если попадется подходящий объект. Он любил немного помять и припугнуть своих подружек. Особенно ему нравились всякие адвокатши, деловые дамы, профессорши, библиотекарши — нравились их очки, платья, застегивающиеся на пуговицы сверху донизу, их консервативные прически. Они всегда контролируют себя, каждое свое движение.

Он очень любил помогать им хоть ненадолго терять этот контроль над собой, снимая при этом и собственное напряжение, избавляясь от стресса и нарушая все правила поведения, принятые в этом тупом обществе.

Джорджтаун — отличное место для ловли таких дамочек. И кажется, он уже высмотрел подходящую. Во всяком случае, ему так показалось.

Она была похожа на судебного пристава и одета в твидовый костюм. Каблучки четко постукивают по тротуару: шажок правой, шажок левой, шажок правой, шажок левой.

Кроссовки Салливана почти не производили шума. Натянув на голову капюшон футболки, он стал похож на обычного бегуна, каких много по соседству, выскочившего на позднюю ночную пробежку. Если кто-то высунет нос из окна, именно это и увидит.

Но никто его не видел, даже эта мисс Твиди. «Твиди-юбка-миди, — подумал он с ухмылкой. — Это ошибка. Твоя ошибка».

Она продолжала идти вперед быстрой, типично городской походкой. Сумочку и портфель прижимала к себе рукой так, словно там хранился ключ к коду да Винчи, а сама держалась ближе к внешнему краю тротуара — все очень неглупо для женщины, оказавшейся ночью на улице. Единственная ее ошибка — она недостаточно часто оглядывалась, не обращала особого внимания на то, что ее окружает. И не заметила бегуна прямо позади себя.

А ошибка может стоить жизни, не так ли?

Салливан отпрянул в тень, когда мисс Твиди ступила под свет уличного фонаря. Он отметил, что кольца на ее левой руке нет.

Высокие каблуки продолжали отбивать четкий ритм по тротуару. Она миновала половину квартала и замедлила шаг перед домом из красно-коричневого ракушечника. Красивый домик. Девятнадцатый век. Правда, из тех, что давно уже безжалостно разделены на отдельные квартиры.

Не доходя до входной двери, она достала из сумочки связку ключей, и Салливан решил: пора. Сунул руку в карман и достал листок бумаги. Квитанция из химчистки? Не важно, сойдет.

Когда она вставила ключ в замочную скважину, он окликнул ее вполне доброжелательным, даже дружеским тоном:

— Извините, мисс… Это не вы обронили?

Глава 51

А она была совсем не дура, эта Твиди-юбка-миди; у ее мамаши явно не было глупых дочерей. Она сразу поняла, что попала в беду, но сделать уже ничего не могла.

Он быстро ввалился в холл, прежде чем она успела захлопнуть застекленную дверь у него перед носом и запереться изнутри.

Висевший в холле настенный фонарь, переделанный из старинного газового, осветил ее лицо — очень красивые синие глаза расширились от ужаса.

Фонарь осветил и лезвие скальпеля в его руке, протянутой к самому лицу девушки.

Мясник хотел, чтобы она увидела острый краешек лезвия, чтобы думала только об этом. Он прекрасно знал, что почти девяносто процентов тех, кто подвергался нападению, хорошо помнили все детали оружия, но не того, кто им размахивал.

Она неуклюже пошатнулась — это было все, на что Твиди оказалась способна. Майкл Салливан встал спиной к двери, закрывая ее от случайного прохожего. Скальпель он держал так, чтобы она его все время видела. Другой рукой он выхватил у нее ключи.

— Ни слова! — сказал он, поднося лезвие к ее губам. — И постарайся запомнить: анестетиками я не пользуюсь. Я просто режу.

Она привстала на цыпочки, прижавшись спиной к столбу винтовой лестницы.

— Вот, — произнесла она, сунув ему свою сумочку явно дизайнерской работы. — Пожалуйста, возьми. И уходи.

— Даже не мечтай об этом. Не нужны мне твои деньги. Слушай меня! Ты слушаешь?!

— Да.

— Ты одна живешь? — спросил он. Ее молчание уже само по себе было ответом.

— Нет! — вскрикнула она, пытаясь его задержать.

На стене висело три почтовых ящика. И только на втором была одна фамилия: Л. Брандт.

— Пошли наверх, мисс Брандт.

— Я не…

— Ты, ты, именно ты. Нечего врать. Давай двигайся, а то пожалеешь.

Через двадцать секунд они уже были в ее квартире на третьем этаже. Гостиная, как и сама мисс Брандт, оказалась аккуратно прибранной и хорошо обставленной. На стенах развешаны черно-белые фото актеров. Да она романтик! Но и Салливан тоже был романтик — по крайней мере сам он себя именно таким и считал.

Когда он поднял ее на руки, она застыла и притихла. Она была совсем легкая, он донес ее до спальни практически на одной руке, уложил на кровать, и она осталась там лежать не шевелясь.

— Ты очень красивая девочка, — сказал он. — Просто красавица. Прямо как изысканная куколка. А теперь, если не возражаешь, я хотел бы посмотреть на все остальное.

С помощью скальпеля он срезал все пуговицы с ее роскошного твидового костюма. Сначала она была, как парализованная, а потом совсем ослабла и обмякла, но по крайней мере ей не нужно было напоминать о молчании.

Он стянул с нее белье — черное, все в кружевах. Когда она попыталась зажмуриться, он дал ей пощечину. Слегка, просто чтобы полностью завладеть ее вниманием.

— Не смей! Смотри на меня, мисс Брандт!

Тут он заметил на туалетном столике губную помаду.

— Знаешь что, а намажь-ка ты себе губы. И хорошими духами попрыскайся. По собственному выбору.

Девушка сделала все, что он велел. Она уже поняла, что выбора у нее нет.

— А теперь смотри на меня, — приказал он. — На меня смотри! На меня! На меня! Вот так, так оно уже лучше.

А потом для него все кончилось.

— Перед тем как мне уйти, немного побеседуем, — сказал он. — Веришь ты или нет, но я действительно намерен уйти. И никакого вреда тебе причинять не собираюсь. Помимо того, что уже причинил.

Он поднял с пола ее сумочку. Внутри было то, что он искал: водительские права и черная записная книжка. Он поднес права к торшеру:

— Так, значит, Лайза. Очень приличное фото для удостоверения государственной служащей. В жизни ты, конечно же, гораздо красивее. А теперь давай я тебе покажу свои фотки.

Он прихватил с собой немного, всего четыре штуки, но самые любимые. Сложил их веером в руке. Лайза снова застыла. Это было почти забавно.

Он поднял фотографии повыше, чтобы ей было видно.

— Все это люди, с которыми я встречался дважды. А вот с тобой мы пока что встречались только однажды. И встретимся мы с тобой во второй раз или нет, это полностью зависит от тебя. Понятно? Я понятно объясняю?

— Да.

Он встал и обошел кровать, дав ей несколько секунд на то, чтобы переварить услышанное. Она прикрылась простыней.

— Ты меня поняла, Лайза? Точно поняла? Тебе сейчас немного трудно сконцентрировать внимание. Так, наверное, и должно быть.

— Я никому не скажу. Ничего, — прошептала она. — Обещаю.

— Хорошо. Я верю тебе, — сказал он. — Но на всякий случай вот это я прихвачу. — Он показал ей записную книжку. Открыл ее, полистал: — Ага, вот оно. Том и Лоис Брандт. Папочка и мамочка, да? Веро-Бич, Флорида. Надо думать, там неплохо жить. Остров сокровищ на побережье.

— О Господи, не надо, пожалуйста!

— Все зависит от тебя, Лайза. Конечно, если хочешь знать мое мнение, это будет просто ужасно, если с тобой случится то же самое, что с теми, на фотографиях.

И с этими словами он оставил Лайзу Брандт наедине с ее страшными воспоминаниями.

Глава 52

Джон Сэмпсон расслабил стягивающий шею узел и сорвал с себя проклятую удавку. Он швырнул ее в мусорную корзину вместе с остатками кофе и тут же пожалел, что вылил кофе. Они с Билли полночи не спали — у маленькой Джакаты был грипп. Сейчас ему не повредила бы лишняя чашка.

Зазвонил телефон, но у него не было никакого настроения разговаривать с кем бы то ни было.

— Да, слушаю… — с трудом произнес он.

На другом конце провода раздался женский голос:

— Это номер детектива Сэмпсона?

— Сэмпсон слушает. В чем дело?

— Это детектив Анджела Сьюзен Энтон. Я из отдела сексуальных преступлений, сейчас работаю при участке Второго района.

— Да. — Он ждал продолжения.

— Я рассчитываю привлечь вас к расследованию одного неприятного дела, детектив. Мы зашли в тупик.

Сэмпсон порылся в мусорной корзине, нащупывая стаканчик с остатками кофе. Так, отлично. Упал как надо, ничего не вылилось!

— Что за дело?

— Изнасилование. Произошло в Джорджтауне прошлой ночью. Женщина лежит в больнице при Университете Джорджтауна. Она сообщила, что на нее напали. И все. Никаких сведений о насильнике. Никакого словесного портрета, никаких подробностей от нее добиться невозможно. Я с ней все утро провела, и все без толку. Никогда с таким не сталкивалась. Она так запугана, что просто страшно становится.

Сэмпсон прижал плечом трубку к уху и сделал несколько пометок в настольном блокноте с надписью сверху «Папина память» — подарочек от Билли на День отца[18].

— Так, я все понял. Только почему вы звоните мне, детектив?

Он отпил глоток этого скверного кофе, и вкус его вдруг показался ему не таким уж противным.

Энтон помолчала, прежде чем ответить.

— Насколько мне известно, Алекс Кросс — ваш друг.

Сэмпсон положил авторучку на стол и откинулся на спинку стула.

— Ага, теперь понял.

— Вот я и рассчитываю, что вы можете…

— Слышу вас четко и ясно, детектив Энтон. Хотите, чтобы я свел вас с ним?

— Нет, — быстро сказала она. — Раким Пауэлл говорит, что вы оба умело расследуете дела о серийных преступлениях. И мне хотелось бы привлечь вас к этому расследованию. Вы слышите, я серьезно.

Сэмпсон некоторое время молчал, ожидая продолжения.

— Я звонила доктору Кроссу вчера вечером и сегодня утром, оставляла сообщения, но я прекрасно понимаю, что его все просто рвут на части. Особенно теперь, когда он ушел в свободное плавание.

— Ну что ж, в этом вы, конечно, правы, его и впрямь рвут на части, — ответил он. — Но Алекс уже большой мальчик и сам может о себе позаботиться, сам может принять решение. Почему бы вам еще раз не попробовать до него дозвониться?

— Детектив Сэмпсон, этот насильник — особо опасный, это совершенно свихнувшийся ублюдок. Мне жаль, что приходится отнимать у вас время. Так что, если я вам наступила на любимую мозоль, может, вы просто проигнорируете? Давайте оставим всю эту трепологию, скажите просто: поможете вы мне или нет?

Сэмпсону был хорошо знаком такой тон разговора, он даже улыбнулся.

— Ну хорошо, если вы так ставите вопрос… Ладно, о'кей. Не могу, конечно, ручаться за Алекса, но сделаю все, что смогу.

— Отлично. Спасибо! Я сейчас подошлю вам дела. Если не хотите их сами забрать.

— Погодите. Дела? Множественное число?

— Я, кажется, слишком быстро говорила, детектив Сэмпсон? Я позвонила вам именно потому, что у вас с доктором Кроссом огромный опыт расследования серийных преступлений.

Сэмпсон почесал затылок телефонной трубкой:

— Ага, видимо, вы и впрямь говорили слишком быстро. Речь идет и об убийствах?

— Нет, о серийных убийствах речи нет, — с трудом выдавила из себя Энтон. — Речь о серийных изнасилованиях.

Глава 53

— Это не консультация, — сказал я Сэмпсону. — Я просто оказываю услугу. Лично тебе, Джон.

Сэмпсон кивнул:

— Другими словами, ты обещал Нане и детям, что больше оперативной работой заниматься не будешь.

Я лишь отмахнулся от него.

— Да нет, ничего я никому не обещал. Ладно, поехали, только постарайся по дороге никого не сбить. По крайней мере того, кто нам нравится.

Мы ехали в Маклейн, штат Виргиния, чтобы побеседовать с Лайзой Брандт, которая бросила свою квартиру в Джорджтауне и перебралась жить к приятельнице. Папка с ее делом лежала у меня на коленях вместе с тремя другими делами женщин, которые подверглись насилию, но не желали сообщить ничего, что могло бы помочь расследованию и, возможно, поимке насильника. Серийного насильника.

Просмотрев все документы, я согласился с мнением детектива, который первым занимался этим расследованием. Все нападения совершил один и тот же мужчина, и он был психопат. Жертвы принадлежали к одному типу женщин: белые, лет двадцати или чуть за тридцать, одинокие, живущие отдельно в районе Джорджтауна. Каждая — успешный профессионал в своей области: адвокат, банковская служащая. Лайза Брандт — архитектор. Умные, целеустремленные женщины.

И ни одна из них не хотела давать показания.

Так. Значит, этот подонок — человек проницательный и разборчивый. Вполне контролирующий себя зверь, умеющий надолго вселить в свои жертвы страх. Он уже не один раз такое проделал — четыре! Или даже больше, потому что, весьма вероятно, у него были и другие жертвы, и те были так запуганы, что даже не сообщили о нападении на них.

— Ну вот. Приехали, — сказал Сэмпсон. — Вот здесь теперь и прячется Лайза Брандт.

Глава 54

Я оторвался от папок с делами и поглядел вокруг. Мы миновали гигантскую живую изгородь и выбрались на длинную подъездную дорожку в форме полумесяца, усыпанную дроблеными ракушками. Дом оказался величественным, в греческом стиле, с белыми колоннами в два этажа вдоль фронтона; он выглядел настоящей крепостью. Стало понятно, почему Лайза Брандт именно сюда приехала в поисках безопасного убежища.

Ее приятельница, Нэнси Гудз, открыла дверь и вышла к нам на крыльцо, чтобы поговорить без Лайзы. Это была тоненькая блондинка примерно того же возраста, что и мисс Брандт, — двадцать четыре года.

— Мне нет нужды говорить вам, что Лайза прошла через настоящий ад, — прошептала она тихо, хотя в этом не было никакой необходимости, раз уж мы остались стоять на крыльце. — Вы постарайтесь, пожалуйста, покороче, ладно? Зачем вы вообще приехали? Не понимаю, зачем ее еще раз допрашивать? Вы можете мне это объяснить?

Подружка Лайзы судорожно прижала руки к груди, стискивая локти ладонями, ей явно было не по себе, но она старалась защитить подругу. Мы с Сэмпсоном отнеслись к ее заботе с пониманием и уважением, но у нас были и другие соображения на сей счет.

— Мы постараемся побыстрее со всем этим покончить, — сказал я. — Но ведь насильник все еще на свободе.

— Не смейте только ее обвинять! Она ни в чем не виновата!

Мы проследовали за мисс Гудз и прошли в холл, отделанный мраморной плиткой. На винтовой лестнице был такой же рисунок, как на люстре, свисавшей с потолка. Когда я услышал детские голоса откуда-то слева, они показались мне совершенно неуместными в официальном интерьере этого дома.

Мисс Гудз тяжко вздохнула и повела нас в боковую гостиную, где в одиночестве сидела Лайза Брандт. Маленькая, хрупкая, но хорошенькая, даже теперь, после всех этих несчастий. У меня возникло ощущение, что она оделась так, как будто ничего не произошло: джинсы и оксфордская рубашка в полоску. Но ее согбенная поза — и особенно глаза! — говорили сами за себя. Она, видимо, не представляла, оставит ли ее хоть когда-нибудь та боль, которую она пережила.

Мы с Сэмпсоном представились, и нам предложили присесть. На лице у Лайзы мелькнуло даже подобие улыбки, но потом она снова отвернулась.

— Какие прекрасные цветы, — сказал я, кивнув на вазу с рододендронами, стоявшую на кофейном столике между нами. Честно говоря, я просто не знал, с чего начать.

— Да, — ответила она, бросив на цветы рассеянный взгляд. — У Нэнси это здорово получается. Она совсем деревенская стала. Настоящая мамочка. Ей всегда хотелось иметь детей.

Сэмпсон начал мягко:

— Лайза, я хотел прежде всего сказать, что мы вам очень сочувствуем по поводу случившегося. Я знаю, вы уже говорили со многими. Мы постараемся не повторяться. Так вас устроит?

Лайза по-прежнему упорно смотрела куда-то в угол.

— Да. Спасибо.

— Ну так вот, насколько нам известно, медики приняли все профилактические меры, однако при осмотре в больнице вы предпочли не сообщать экспертам никаких улик. Кроме того, вы пока что отказываетесь описать человека, который совершил это преступление. Это так?

— Ни сейчас, ни когда-либо еще, — сказала она. И покачала головой из стороны в сторону, словно повторяя свое нет.

— Вы не обязаны нам ничего говорить, — сказал я. — И мы сюда приехали вовсе не для того, чтобы получить от вас информацию, которую вы не хотите нам дать.

— Принимая все это во внимание, — продолжал Сэмпсон, — мы сделали некоторые предположения, над которыми сейчас работаем. Первое: напавший на вас не принадлежит к числу ваших знакомых. И второе — он каким-то образом запугал вас, чтобы заставить молчать и не давать нам описания его внешности. Лайза, вы можете сказать, это правильные предположения или нет?

Она сидела неподвижно. Я попытался хоть что-то определить по ее лицу и движениям тела, но все было бесполезно. Она не реагировала на вопросы Сэмпсона. Я решил использовать другой подход.

— Может, вы что-то вспомнили после того, как беседовали с детективами перед нашим приездом? Может быть, хотите что-то добавить?

— Даже маленькая деталь могла бы помочь расследованию, — поддержал меня Сэмпсон. — И поймать этого насильника.

— Я не хочу никакого расследования, — выпалила она. — Разве я не имею права выбора?

— Боюсь, что нет, — сказал Сэмпсон самым мягким тоном, какой я когда-либо от него слышал.

— Почему? — Вырвавшийся вопрос был отчаянной мольбой.

Я старался поаккуратнее подобрать слова:

— Мы убеждены в том, что случившееся с вами — не единичный инцидент, Лайза. Были другие женщины…

Вот тут она и разрыдалась. Она выплескивала наружу все, что скопилось в душе. Потом наклонилась вперед, сложившись вдвое и зажимая рот руками.

— Извините меня, — со стоном произнесла она. — Не могу я… Простите меня! Простите!

В комнату влетела мисс Гудз. Видимо, подслушивала за дверью. Опустилась на колени перед Лайзой, обняла подругу, успокаивающе шепча ей что-то на ухо.

— Извините, — снова повторила Лайза.

— Не стоит извиняться, милая. Не за что тут извиняться. Ты поплачь, поплачь, легче станет… — бормотала Нэнси Гудз.

Сэмпсон положил на столик свою визитную карточку.

— Мы сами найдем выход, — сказал он.

Мисс Гудз ответила, не поворачивая головы:

— Просто уходите. И пожалуйста, не приходите больше. Оставьте ее в покое.

Глава 55

Мясник шел на дело: еще одно убийство, гонорар — шестизначная цифра. Он старался не думать о Джоне Маджоне и о той боли, которую хотел ему причинить. Сейчас он следил за пожилым, хорошо одетым мужчиной и молоденькой девчонкой, повисшей у него на руке. «Птичка» — так их когда-то называли здесь, в Лондоне.

Ему лет шестьдесят, ей — не больше двадцати пяти. Интересная парочка. Привлекает внимание — это может стать для него проблемой.

Мясник видел, как они остановились перед роскошным отелем «Клариджис», ожидая, когда подъедет личная машина этого мужчины. И она подъехала, так же, как вчера вечером и сегодня около десяти утра.

Никаких серьезных ошибок со стороны этой парочки. Пока что. Зацепиться пока не за что.

Шофер был также и телохранителем, имел оружие и свои обязанности исполнял справно.

Но он явно мешал девице. Вчера она пыталась, но безуспешно, заставить своего кавалера избавиться от водителя, когда они отправились на какое-то официальное мероприятие в галерее «Саатчи».

Ладно, посмотрим, как пойдут дела сегодня. Мясник пристроился недалеко от сверкающего черного «Мерседеса-СЕ65». «Мерс» гонял быстро — все-таки больше шестисот лошадиных сил, — только проку от этого на запруженных транспортом лондонских улицах было мало.

Салливан злился: опять приходится работать. Хотя заказ он получил через солидного человека в Бостоне. Этому парню он доверял, по крайней мере настолько, насколько можно доверять вообще. Кроме того, ему была нужна эта шестизначная сумма.

Возможность наконец представилась возле станции метро «Ковент-Гарден». Девушка выскочила из машины на светофоре, старик тоже вылез.

Салливан тут же подъехал к тротуару. Машину он просто бросил. Все равно она арендованная. Прием был классический — большинство людей не додумаются до такого, а ему было совершенно наплевать на то, что он оставил машину прямо посреди Лондона.

Он знал, что шофер-телохранитель подобного ни за что не сделает — с «мерседесом» за двести тысяч долларов так не поступают, — так что у него было в распоряжении несколько минут, прежде чем этот парень их догонит.

Улицы вокруг были забиты пешеходами, но он видел эту парочку — они смеялись, видимо, радуясь, что ловко сбежали от телохранителя. Он проследовал за ними по Джеймс-стрит. Они продолжали смеяться и разговаривать, не обращая никакого внимания на окружающих.

Ошибка, серьезная ошибка.

Впереди показался рынок со стеклянной крышей. Там стояла толпа, собравшаяся вокруг уличных актеров, которые изображали белые мраморные статуи, и двигались только тогда, когда кто-нибудь бросал им монету.

И вдруг он оказался совсем рядом с ними и выстрелил из «беретты» с глушителем — два раза, прямо в сердце.

Девушка рухнула так, словно у нее из-под ног выдернули ковер.

Он не имел представления, кто она такая, и кто хотел, чтобы она умерла, и почему он этого хотел, и ему это было совершенно безразлично.

— Сердечный приступ! Человеку плохо! — крикнул он, потом повернулся и исчез в сгущающейся толпе. Прошел по Нил-стрит мимо пабов в викторианском стиле и обнаружил свою машину там, где ее бросил. Какой приятный сюрприз!

Безопаснее было остаться на ночь в Лондоне, но у него уже был билет на утренний самолет в Вашингтон.

Легкие деньги — впрочем, как и всегда, или почти всегда, до того прокола в Венеции. И с этим ему еще предстояло разобраться по полной программе.

Глава 56

Мы с Джоном встретились вечером после того, как от меня ушел последний пациент, в спортивном зале «Рокси Джим». Решили побоксировать. Моя практика постепенно расширялась, и теперешняя работа приносила мне большое удовлетворение и даже удовольствие — впервые за много лет.

Довольно странное ощущение нормальной жизни сначала удивляло меня, а потом я стал к нему привыкать.

— Прижми локти к корпусу, — говорил мне Сэмпсон, — пока я тебе башку не снес.

Я прижал локти к телу. Но это не очень помогло.

Этот здоровенный детина тут же выдал отличный прямой справа, от чего меня сразу повело. Я ушел в сторону и ответил ему крюком в открывшийся бок, но этот выпад, кажется, больше навредил моей руке, чем ему.

Но мои мысли были далеко от боксерского ринга. И минут через двадцать я поднял обе руки в перчатках, чувствуя боль в плечах.

— Технический нокаут, — сказал я сквозь зажатую в зубах капу. — Пошли чего-нибудь выпьем.

Мы взяли по бутылке пива и выпили прямо на улице перед входом в спортзал. Совсем не то, что я имел в виду, но все равно очень неплохо.

— Итак, — сказал Сэмпсон, — либо я тебя здорово обскакал, либо ты совсем не в форме. В чем дело?

— Ничего ты меня не обскакал, — упрямо заявил я.

— Все думаешь о вчерашнем? А? Давай выкладывай.

У нас у обоих было отвратное настроение после вчерашней беседы с Лайзой Брандт. Одно дело — прижать свидетеля и хоть чего-то добиться, и совсем другое — тыкаться, как слепой щенок, и не получить ничего.

— Ага, о вчерашнем, — кивнул я.

Сэмпсон присел на бордюр рядом со мной, опираясь спиной о стену.

— Алекс, тебе-то не стоит так беспокоиться.

— Смотри, какая отличная наклейка вон на том бампере, — сказал я в ответ.

— Я уж подумал, что у тебя все наладилось и все идет отлично, — заметил он. — По крайней мере в последнее время.

— Именно так. Хорошая работа, даже лучше, чем я думал.

— Тогда в чем проблема? Слишком много хорошего? Что тебя грызет?

Я уже сформулировал про себя и длинный ответ на его вопрос, и короткий. И выбрал второй.

— Мария.

Он понял, что я хотел сказать. И почему.

— Вчерашнее напомнило о ней?

— Ну да. Каким-то странным образом, но напомнило. Я вот все думаю: ты помнишь то время, когда ее убили? Тогда ведь у нас тоже проходила серия изнасилований. Помнишь?

Сэмпсон прищурился:

— Точно. Теперь припоминаю.

Я потер сбитые костяшки пальцев:

— Ну так вот. Я сейчас вроде как в раздвоенном состоянии. О чем бы я ни думал, все напоминает мне о Марии. И все, чем я ни занимаюсь, возвращает меня к делу о ее убийстве. Такое впечатление, словно я оказался в чистилище и сам не понимаю, что мне с этим делать.

Сэмпсон ждал, пока я закончу. В данный момент ему нечего было добавить. Я вздохнул, мы поднялись и двинулись по тротуару домой.

— Еще какая-нибудь информация об убийце Марии не появлялась? Есть что-нибудь новое? — спросил я. — Или Джаметти просто водил нас за нос?

— Алекс, почему бы тебе просто не жить спокойно?

— Джон, если бы я мог жить спокойно, я бы так и жил. Понятно? Может, именно так мне и нужно жить.

Он уставился на носки своих ботинок и не отводил от них взгляда, пока мы не прошли полквартала. Потом сказал ворчливо:

— Если я что-то узнаю, ты будешь первым, кому я об этом сообщу.

Глава 57

Майкл Салливан перестал верить людям, когда ему было четырнадцать или пятнадцать лет. Всем в его семействе было известно, что у дедушки Джеймса есть револьвер и что он хранит его в спальне, в нижнем ящике комода. Однажды в июне, через неделю после того, как его поперли из школы, Салливан взломал ящик и стащил этот револьвер.

Весь остаток дня он болтался по округе, засунув оружие за пояс штанов и прикрыв его выпущенной наружу рубашкой. Он вовсе не горел желанием кому-то его демонстрировать, но обнаружил, что ему нравится чувствовать себя вооруженным, очень нравится. Револьвер изменил все в его жизни. Из просто крутого парнишки он превратился в неуязвимого.

Прошатался он тогда до восьми вечера. А потом отправился по Квентин-роуд к лавке отца. Как раз к тому времени, когда папаша начинал закрываться.

В припаркованной невдалеке машине играло радио, и он услышал песенку Элтона Джона, которую ненавидел: «Крокодайл-Рок». И ему вдруг захотелось застрелить того, кто нашел эту мелодию.

Входная дверь в мясную лавку была распахнута, и когда он туда влетел, папаша даже не посмотрел в его сторону — он, наверное, видел, как Майкл прошел мимо витрины.

Возле двери, как всегда, лежала стопка газет «Айриш ико». Тут всегда все лежало на своих местах. Все так аккуратно, все прибрано, и тем не менее все вперемешку.

— Чего тебе? — пробурчал папаша. У швабры, которой он драил полы в лавке, был на конце скребок — им он счищал с пола застывшие потеки жира. Эту грязную работу Салливан просто ненавидел.

— Поговорить с тобой можно? — спросил он у папаши.

— Пошел ты… Я занят, на хлеб зарабатываю.

— Да неужто? Занят? Пол моешь? — Салливан выбросил вперед кулак.

Первый раз в жизни Салливан ударил собственного отца, ударил рукояткой револьвера в лоб, над правым глазом. Затем ударил еще раз, в нос, и этот огромный детина рухнул на пол, усыпанный опилками и обрезками мяса. Он застонал и выплюнул изо рта опилки и грязь.

— Ты ведь и сам знаешь, как я могу тебя избить. — Майкл Салливан склонился над телом отца. — Помнишь эти слова, Кевин? Я-то помню. И никогда не забуду, пока жив.

— Не смей называть меня Кевином, ты, паскуда!

Он снова ударил отца. Потом пнул ногой в пах, и старик застонал от боли.

Салливан с презрением оглядел лавку. И сбил пинком стеллаж с хлебом — просто чтобы что-то пнуть. Потом приставил револьвер к голове отца и взвел курок.

— Не надо, — выдохнул папаша, и глаза у него расширились — от шока, от страха и от того, что он вдруг понял, во что теперь превратился его сын. — Нет, не надо! Пожалуйста, Майкл!

Салливан нажал на спусковой крючок — раздался громкий щелчок. Никакого оглушающего грохота, никаких разбрызганных по стенам мозгов. И наступила полная тишина.

— Как-нибудь в другой раз, — сказал он отцу. — Не сегодня, а когда ты меньше всего будешь этого ожидать. В такой день, когда у тебя не будет никакого желания умирать, — тогда я тебя и убью. И подыхать ты будешь тяжко, Кевин. Убью ведь я тебя не из такого игрушечного ствола, как этот.

Он вышел из лавки. И стал Мясником из Слайго. За три дня до Рождества, в тот год, когда ему исполнилось восемнадцать, он вернулся и убил отца. Как и обещал, не из револьвера. Воспользовался одним из разделочных ножей папаши. И сделал несколько снимков — на память.

Глава 58

Майкл Салливан играл в бейсбол с сыном. У него была бита. И не простая бита, а настоящий раритет, «Луисвилл слаггер». Ею играл в победном 1986 году один из игроков команды «Янкиз». Плевать на коллекционеров — этот мощный обрезок ясеневого дерева был предназначен только для игры.

— Отлично! — крикнул Салливан. — Посмотрим, на что ты способен, большой мальчик! Я уже трясусь от страха. Давай поглядим, как ты это делаешь.

Трудно было поверить, что Майк-младший уже вырос и научился подавать мощно и точно. И эта перемена была сюрпризом. Салливан заметил ее только потому, что сам учил мальчика играть в бейсбол.

Нет, своему старшему сыну он не делал в игре никаких послаблений. Это было бы для того настоящим оскорблением. Он позволил ему метнуть мяч, выждал долю секунды, потом размахнулся и врезал битой по мячу. Резкий звук удара раскатился в тишине. Он вдруг представил себе, что мяч — это голова Джона Маджоне.

— И ушел за ограду! — выкрикнул он и демонстративно побежал вперед. Шеймес, его младший, перелез через сетчатую ограду площадки, чтобы подобрать мяч.

— Здорово, папа! — крикнул мальчик, поднимая руку с мячом над тем местом, где он упал.

— Пап, нам пора ехать. — Его средний сын, Джимми, уже стянул с руки бейсбольную перчатку и защитную маску с лица. — Мы должны отъехать в шесть тридцать, помнишь?

Если не считать самого Салливана, Джимми больше всех ждал предстоящего вечера. Салливан достал им билеты на концерт группы «U2» на стадионе «Маринер арена» в Балтиморе. Это будет отличный вечер — подобные семейные мероприятия его даже радовали.

По пути на концерт Салливан пел, пока ребята не начали ворчать и подтрунивать над ним.

— Понимаете, парни, — как-то объясняла им Кэтлин, — ваш папа считает себя вторым Боно[19]. Но голос у него больше похож… на голос Ринго Старра.

— Ваша мама просто ревнует, — заметил тогда Салливан, смеясь. — У нас с вами, ребята, горячая ирландская кровь в венах течет. А у нее всего лишь сицилийская.

— Ну да, конечно. А сам-то ты какую предпочел, итальянскую или ирландскую? Все! Вопрос закрыт!

И ребята завизжали от восторга и захлопали в ладоши в честь своей мамочки.

— Мам, а это что такое? — вдруг спросил Шеймес.

Кэтлин посмотрела, куда он указывал; потом извлекла из-под своего сиденья серебристый мобильник. Салливан похолодел, увидев его.

Это был мобильник Бенни Фонтаны. Салливан забрал его в ту ночь, а потом везде разыскивал, но никак не мог найти. Вот и говори после этого об ошибках!

А ошибки могут быть смертельными!

Но выражение его лица не изменилось — он всегда держал себя в руках.

— Это телефон Стива Боуэна, — тут же солгал он.

— Кого? — переспросила Кэтлин.

— Стива Боуэна. Это мой клиент. Я его подвозил в аэропорт, когда он заезжал сюда.

— А почему же он не забрал его?

Да потому, что его не существует в природе.

— Видимо, потому, что он в Лондоне, — продолжал импровизировать Салливан. — Сунь его в перчаточный ящик.

Но теперь, когда мобильник нашелся, он уже знал, как его использовать. По правде говоря, он уже горел нетерпением пустить его в дело. Он подвез семейство как можно ближе к арене стадиона и заехал на тротуар.

— Вот вам, пожалуйста: доставка прямо к месту. Лучше не бывает. Ладно, я поеду, поставлю где-нибудь это корыто. Встретимся внутри.

Он быстро нашел свободное место на подземной стоянке. И въехал на самый верхний уровень, чтобы рядом никого не было. Нужный ему номер был в памяти мобильника. Он нажал кнопку быстрого набора. Это будет просто здорово. Только бы этот тип оказался на месте.

И пусть видит номер звонящего на экране.

Джон Маджоне сам ответил на звонок.

— Да. Кто это? — Голос его звучал слегка встревоженно.

Попал! Сам ответил! А они друг друга ненавидят с тех самых пор, когда папа этого Джона нанял Салливана работать на себя.

— Догадайся, малыш!

— Не имею ни малейшего понятия. Откуда у тебя этот номер? Кто бы ты ни был, ты уже труп!

— Тогда, мне кажется, у нас много общего.

Кровь Салливана уже наполнилась адреналином. Сейчас его было не остановить. Он был самым лучшим игроком в такой игре: умел выследить жертву, а потом поиграть с ней.

— Да-да, малыш. Вот так тот, за кем охотятся, сам превращается в охотника. Это Майкл Салливан. Помнишь такого? И знаешь что? Ты у меня следующий на очереди.

— Мясник? Это ты, паскуда? Я тебя все равно убить собирался, а теперь еще и заплатить заставлю за то, что ты сделал с Бенни. Ты, кусок дерьма, тебе очень не поздоровится!

— То, что я сделал с Бенни, не идет ни в какое сравнение с тем, что я намерен сделать с тобой. Я тебя на две части разрежу мясницкой пилой. Одну часть пошлю твоей мамаше, а вторую — твоей жене. Как тебе такое понравится?

Маджоне взорвался:

— Ты уже труп! И все, кто тебе дорог, тоже… трупы! Я уже иду за тобой, Салливан!

— Ага, попробуй-попробуй.

Он закрыл телефон, потом посмотрел на часы. Чувствовал он себя просто превосходно. Это было и впрямь здорово — поговорить с Маджоне вот таким манером. Семь пятьдесят. Он даже успевает к первому номеру программы.

Глава 59

Я только что отпустил последнего посетителя и просматривал старые файлы по делу об убийстве Марии, когда в дверь неожиданно очень громко постучали. Ну что там еще?

Я открыл дверь и увидел в коридоре Сэмпсона.

Под мышкой он держал упаковку с дюжиной пива «Корона». Картонная упаковка выглядела крошечной в сравнении с его мощным телом. Так. Что-то случилось.

— Извините, — сказал я. — На работе я не пью и пациентам своим не позволяю.

— Ладно, все в порядке. Я все понял. Но думаю, что мы — я и некоторые мои друзья — скоро отсюда уберемся.

— Я вижу, вы действительно нуждаетесь в лечении, и готов сделать для вас исключение.

Он сунул мне холодное пиво, и я впустил его. Что-то и впрямь стряслось. Сэмпсон никогда еще не приезжал ко мне в офис.

— А ты тут неплохо устроился, — похвалил он. — С меня причитается какой-нибудь вьющийся цветочек или что-нибудь в этом роде.

— Только картин не дари. Хоть от этого избавь.

Пока я ставил кассету, Сэмпсон уже шлепнулся на кушетку для пациентов. Она под ним смотрелась как любовное гнездышко.

Но прежде чем я успел задать ему вопрос, он меня ошарашил:

— Ким Стаффорд. Ты ее знаешь?

Я глотнул пива, чтобы скрыть удивление. Ким и была сегодня моей последней пациенткой. Может быть, Сэмпсон видел, как она от меня выходит, но откуда ему известно ее имя?

— Почему ты о ней спрашиваешь?

— Ну я все же полицейский детектив… Только что видел ее возле дома. Такую трудно не заметить. Она — подружка Джейсона Стемпла.

— Джейсона Стемпла? — Сэмпсон сообщил мне это имя таким тоном, словно я должен знать, кто это такой. Как ни странно, я знал о нем, и не только то, как его зовут.

Я очень обрадовался, когда Ким снова пришла ко мне на прием, но она всегда наотрез отказывалась назвать имя своего жениха, даже когда он стал обращаться с ней еще хуже.

— Он в Шестом районе служит, — сказал Сэмпсон. — Кажется, он пришел в полицию уже после твоего ухода.

— Шестой район? Значит, он коп?

— Ага. Я ему, правда, не завидую. У них там теперь такая гнусная каша…

У меня чуть крыша не поехала. Джейсон Стемпл — коп?!

— А как с тем делом, в Джорджтауне? — спросил я, чтобы увести Сэмпсона в сторонку от этой темы.

— Ничего нового, — ответил он, легко переходя на другой предмет. — Я опросил троих из четырех известных нам жертв, и все еще топчусь на одном месте.

— Никто, значит, не желает ничего рассказывать? И это после того, что с ними произошло? Трудно в это поверить. Тебе так не кажется, Джон?

— Кажется. Женщина, с которой я разговаривал сегодня, армейский капитан. Она призналась, что насильник угрожал ее семье. И даже это я с трудом из нее выдавил.

Мы молча допили бутылку. Мои мысли опять переключились на Ким Стаффорд и ее жениха-полицейского.

Сэмпсон передал мне следующую бутылку.

— Вот что, — сказал он. — Мне еще с одной дамой побеседовать нужно — она адвокат, ее тоже изнасиловали. Последний шанс. Может, удастся ее расколоть.

Ага, вот в чем дело.

— В понедельник днем, а?

Я развернулся в вертящемся кресле, чтобы заглянуть в журнал предварительной записи пациентов.

— Знаешь, я весь день занят.

Я открыл вторую бутылку пива. Узкий луч солнца пробился сквозь деревянные жалюзи и коснулся плеча Сэмпсона, вперившего в меня тяжелый, мрачный взгляд. Человек-Гора, вот как я его называл. Другое его прозвище — Двойной Джон.

— В какое время — в понедельник? — спросил я в итоге.

— В три часа. Я за тобой заеду, мой милый. — Он протянул руку и чокнулся со мной пивной бутылкой. — А знаешь, ты мне сегодня обошелся в семь баксов.

— Это каким же образом?

— Дюжина пива, — пояснил он. — Я бы взял полдюжины, если бы знал, что это так легко пройдет.

Глава 60

Понедельник, три часа дня. Мне не следует быть здесь, но тем не менее я здесь.

Адвокатская фирма «Смит, Кертис энд Бреннан» слыла респектабельной. Фешенебельная приемная с деревянными панелями, с последними номерами «Гольф дайджест», «Таун энд кантри» и «Форбс» на столиках по углам говорила сама за себя: клиенты этой фирмы проживают отнюдь не в моем районе.

Мина Сандерленд была младшим партнером этой фирмы, а также третьей известной нам жертвой — третьей в хронологическом порядке. Она полностью соответствовала обстановке офиса — серый деловой костюм от хорошего портного и некая изящная сдержанность, какая иногда встречается у выходцев с Юга. Она провела нас в небольшой конференц-зал и, прежде чем начать разговор, опустила вертикальные жалюзи, закрыв сплошь стеклянную стену.

— Боюсь, вы зря теряете время, — сказала она. — Ничего нового я вам сообщить не могу. Я уже говорила это другим детективам. Несколько раз.

Сэмпсон протянул ей листок бумаги:

— Мы тут подумали, что вот это может нам помочь.

— Что это?

— Черновик заявления для прессы. Если какая-либо информация по этому делу дойдет до общественности, то вот в таком виде.

Пока она просматривала заявление, он продолжал объяснять:

— Публикация этого заявления будет означать, что следователи заняли более жесткую позицию в связи с тем, что ни одна из известных полиции жертв не желает сообщить какие-либо данные о насильнике и свидетельствовать против него.

— И это действительно так? — спросила она, отрываясь от листка.

Сэмпсон уже хотел было ответить, но тут у меня что-то случилось с горлом, и я его перебил. Закашлялся. Прием был неуклюжий, но он отлично сработал.

— Можно вас попросить принести стакан воды? — обратился я к Мине Сандерленд. — Извините меня, пожалуйста.

Когда она вышла, я повернулся к Сэмпсону:

— Не думаю, что ей следует знать, что теперь все зависит только от нее.

— О'кей. Думаю, ты прав. — Сэмпсон кивнул, потом добавил: — Но если она спросит…

— Давай-ка я ею займусь. У меня такое ощущение, что я ее уже понял.

Мои знаменитые «ощущения» уже стали частью моей репутации, но это вовсе не означало, что Сэмпсон сразу со мной согласится. И если бы у нас было больше времени для спора, он бы не отступил так быстро. Но тут вернулась Мина Сандерленд. Она принесла две бутылки минералки «Фиджи», два стакана и даже улыбнулась.

Выпив воды, я заметил, что Сэмпсон откинулся на спинку кресла. Это был знак, что в игру вступаю я.

— Мина, — начал я, — мы хотели бы попытаться найти с вами что-то вроде общего языка. Нечто среднее между тем, о чем вы захотите рассказывать, и тем, что нам необходимо выяснить.

— И что это должно означать? — спросила она.

— Это означает, что нам совершенно необязательно располагать описанием этого человека, чтобы поймать его.

Ее молчание я расценил как свой успех.

— Я хотел бы задать вам несколько вопросов. Можете отвечать либо «да», либо «нет». Можете даже просто покачать головой, если вам так больше нравится. И если вопрос покажется вам неудобным, его можно пропустить.

Уголки ее рта чуть дрогнули в улыбке. Мой метод уступок был ей совершенно понятен. Я же хотел, чтобы наша беседа не содержала никаких угрожающих моментов.

Она убрала за ухо длинную прядь светлых волос:

— Вы можете продолжать. Пока что.

— В ту ночь, когда этот человек напал на вас, он чем-то конкретным вам угрожал, чтобы вы молчали после того, как он уйдет?

Она сначала кивнула, потом подтвердила:

— Да.

И тут у меня вдруг появилась надежда.

— Он угрожал каким-нибудь людям, которых вы знаете? Членам семьи, друзьям?

— Да.

— Он каким-либо образом связывался с вами после той ночи? Или как-то иначе давал о себе знать?

— Нет. Однажды мне показалось, что я видела его на нашей улице. Но это, видимо, был не он.

— Он угрожал вам только словами или еще чем-то? Может быть, он использовал еще какие-то средства, чтобы обеспечить ваше молчание?

— Да.

Так, тут я попал в десятку. Мина Сандерленд опустила глаза и несколько секунд смотрела на пол, потом снова взглянула на меня. Напряженное выражение на ее лице уступало место решимости.

— Пожалуйста, Мина. Это очень важно.

— Он забрал мою записную книжку, — сказала она. Немного помолчав, она продолжала: — Там была разная информация личного характера — адреса, телефоны. Семьи, моих друзей — они живут в Уэстчестере.

— Понимаю.

Я действительно все понял. Психологический портрет этого монстра уже прорисовывался.

Я молчал, считая про себя до десяти. На счете «семь» Мина заговорила вновь.

— Там еще были фотографии, — сказала она.

— Простите? Фотографии?

— Да, фотографии. Людей, которых он убил. Или по крайней мере утверждал, что убил. И… — Тут она сделала паузу, видимо, собираясь с силами перед следующим признанием, — и они были изуродованы. Он сказал, что использует хирургические скальпели.

— Мина, что еще вы можете рассказать об этих фото, что он вам показывал?

— Он выложил несколько фотографий, но я запомнила только первую. Это самое ужасное зрелище, какое я видела в жизни. — Внезапное воспоминание о пережитом отразилось у нее в глазах, и я понял, что она никогда не забудет этот ужас.

Через несколько секунд она немного успокоилась и произнесла:

— Там были ее руки… — Она снова замолкла.

— Что за руки, Мина?

— Он изуродовал обе кисти. А она была еще живая! И кричала от боли! — Тут ее голос упал до шепота. Мы зашли в опасную зону — это я понял сразу. — Он сказал, что ее звали Беверли. Как будто они были давними друзьями.

— О'кей, — мягко сказал я. — Можем на этом пока закончить, если хотите.

— Я бы хотела, — сказала она. — Но…

— Продолжайте, Мина.

— В ту ночь… у него был скальпель. И на нем уже была чья-то кровь.

Глава 61

Дело-то, оказывается, было чудовищное. И самым скверным было то, что если показания Мины Сандерленд соответствовали истине — да и как могло быть иначе? — то мы имели дело не просто с серийным маньяком-насильником, а еще и с серийным убийцей. И тут мой мозг снова переключился на убийство Марии и на серийные изнасилования того периода. Я попытался отвлечься хоть на минутку. Каждому делу — свой срок.

Я записал все, что сумел запомнить, сразу после беседы с Миной Сандерленд, пока Сэмпсон отвозил меня домой.

Мои предварительные наметки касательно психологического портрета преступника все больше и больше обретали смысл. Надо доверять своим первым впечатлениям. Я помню, об этом подробно говорит в своей книге Малколм Глэдуэлл.

Например, фотографии. Они помогают ему преодолевать депрессию в периоды «простоя». И еще — и это новый, самый жуткий поворот в этом деле — он использует эти «сувениры», чтобы держать жертвы в состоянии постоянного страха.

Когда мы уже ехали через Саут-Ист, Сэмпсон наконец прервал молчание.

— Алекс, я хочу, чтобы ты взялся за это дело. Официально, — сказал он. — Чтобы ты работал вместе с нами. Вместе со мной. Консультировал нас, что ли. Называй это как хочешь.

Я обернулся к нему:

— А мне показалось, что ты малость завелся, когда я перехватил инициативу.

— Ничего подобного. — Он пожал плечами. — Что толку спорить, когда мы получили результат. Кроме того, ты уже влез в него по уши. А так тебе еще и платить за это будут. Да и не откажешься ты теперь, даже если захочешь.

Я покачал головой и нахмурился, но лишь потому, что он был прав. Я уже чувствовал, что у меня начинается профессиональный зуд — все мысли помимо воли возвращались к обстоятельствам дела.

— И что я должен сказать Нане? — спросил я. Этим вопросом я как бы сообщил ему о своем согласии.

— Скажи ей, что ты нам нужен. Скажи, что ты нужен Сэмпсону. — Он свернул направо, на Пятую улицу, к моему дому. — А лучше придумай что-нибудь более солидное. Только она ведь сразу все унюхает, точно, унюхает. По глазам твоим поймет.

— Может, зайдешь?

— Здорово придумал! — Он не выключил мотор, когда остановил машину у тротуара.

— Ладно, я пошел. Пожелай мне удачи в разговоре с Наной.

— Слушай, разве люди не знают, что работать в полиции опасно?

Глава 62

Следующую ночь я просидел в своем кабинетике на чердаке, изучая дело. Было уже совсем поздно, когда я решил, что пока с меня достаточно.

Я спустился вниз и взял свои ключи — у меня уже вошло в привычку почти каждую ночь кататься на новом «мерседесе». Это не езда, а просто мечта, а сиденья такие удобные, прямо как кресла у меня в гостиной. Включи CD-плеер, откинься назад и расслабься. Великолепно!

Когда я в ту ночь добрался наконец до постели, мысли вернули меня туда, куда мне необходимо было время от времени возвращаться. В мое святилище. В наш с Марией медовый месяц. В те, наверное, самые лучшие десять дней моей жизни. Все они были по-прежнему живы в моей памяти.


Солнце уходит за пальмы, опускаясь к синей линии горизонта. Опустевшее место в постели рядом со мной еще теплое, Мария лежала здесь всего минуту назад.

А сейчас она стоит у зеркала.

Прекрасная.

На ней — только моя рубашка, расстегнутая на груди; она собирается к ужину.

Она всегда говорила, что у нее слишком тонкие ноги, а по-моему, они длинные и великолепные, и я сразу завожусь, лишь только посмотрю на них.

Я смотрю, как она убирает свои блестящие черные волосы назад и защелкивает заколку. На их фоне четко выделяется ее высокая шея. Господи, я ее просто обожаю.

Когда она наклоняет голову, чтобы вдеть в ухо серьгу, то встречается со мной взглядом — в зеркале.

— Я люблю тебя, Алекс. — Она поворачивается ко мне. — Никто никогда не будет любить тебя, как я.

Она не отрывает взгляда, и мне кажется, что я знаю, что она чувствует. Мы ощущаем себя такими близкими, такими родными… Я протягиваю к ней руку и говорю…

Глава 63

Что-то не так. Сердце ёкнуло.

Непонятно только, что именно.

Я резко сел — один в своей постели, внезапно выдернутый из воспоминаний, наполовину сонный, наполовину проснувшийся. Память уперлась в пустое пространство, как в яму в земле, которой раньше не было.

Воспоминания о нашем медовом месяце на Барбадосе всегда оставались пронзительно четкими в моей памяти. Почему же я не помню, что я тогда сказал Марии?

Часы рядом с кроватью показывали четверть третьего.

Но я уже проснулся.

«Господи, ну пожалуйста, — подумал я, — эти воспоминания — все, что у меня осталось. Все, что у меня сегодня есть. Не забирай у меня и это!»

Я включил свет.

Оставаться в постели уже не имело смысла.

На лестничной площадке я остановился, положив руку на перила. Меня остановило легкое, чуть хрипловатое дыхание Эли.

Я вошел в его комнату, чтобы взглянуть на моего маленького мальчика.

Крохотный комочек под одеялом с торчащими из-под него голыми пятками. Маленький храпун.

Света от голубого ночника было недостаточно, чтобы рассмотреть его лицо. Бровки Алекс сердито свел, словно над чем-то задумался — я и сам так иногда делаю.

Когда я забрался к нему под одеяло, он ткнулся носом мне в грудь и положил головенку на сгиб руки.

— Привет, папочка, — пробормотал он сонно.

— Привет, малыш, — прошептал я. — Спи.

— Тебе плохой сон приснился?

Я улыбнулся. Именно такой вопрос я задавал ему много раз. И теперь вопрос вернулся ко мне, словно часть меня самого.

Он повторил мне мои же слова. А я повторил ему слова Марии:

— Я люблю тебя, Эли. Никто никогда не будет любить тебя, как я.

Он лежал совершенно неподвижно, видимо, снова крепко заснул. Я лежал рядом, положив ему свободную руку на плечо, пока его дыхание не стало спокойным. И тогда я отправился назад, чтобы еще немного побыть с Марией.

Глава 64

Воспоминания об отце больше всего донимали Майкла Салливана, когда он был с сыновьями. Сверкающая белизна мясной лавки, холодильник, костомол, который приезжал раз в неделю, чтобы забрать кости, запах ирландского сыра карригалайн.

Салливан услышал голоса детей, и это вернуло его в настоящее — на игровое поле недалеко от его дома в Мэриленде, принадлежавшее когда-то Американскому легиону.

— Да этот малый так подает, как будто плюется! Грош ему цена! Болван несчастный! — кричали сыновья.

Шеймес и Джимми начинали сквернословить, когда семья играла в бейсбол. Вот Майкл-младший никогда не отвлекался. Салливан давно уже разглядел упорный характер в ярко-синих глазах старшего сына — стремление любой ценой победить, пусть эта победа будет даже над собственным отцом.

Вот он развернулся и бросил мяч. Салливан резко выдохнул при ударе битой — и сразу услышал шлепок удара, когда мяч угодил в перчатку сидящего позади него Джимми.

На поле началось ликование. Джимми подбежал к отцу, держа в руке пойманный мяч.

Только Майкл-младший держался холодно и спокойно. Он не стал шумно радоваться вместе с братьями, а позволил себе лишь слегка улыбнуться, затем смерил презрительным взглядом отца, которого ему никогда еще не удавалось выбить в аут.

Он опустил голову, готовясь к новой подаче, — и вдруг замер.

— Что это? — спросил он, глядя на отца.

Салливан опустил глаза и увидел, что по его груди ползет красное пятнышко. Лазерный прицел!

И тут же плашмя упал на землю.

Глава 65

Раритетная бита, которую он по-прежнему сжимал в руке, разлетелась в щепки, прежде чем он коснулся земли. Раздался резкий металлический щелчок — пуля рикошетом отлетела от стальной сетки ограды. В него кто-то стреляет! Люди Маджоне? А кто же еще!

— Ребята! Пригнитесь! Все в укрытие! Бегите!

Им не нужно было повторять дважды. Майкл-младший схватил братишку за руку, и все трое бросились бежать — удирали, словно только что сперли у кого-то бумажник.

Мясник со всех ног бросился в противоположную сторону: хотел отвлечь огонь на себя.

Все, что ему сейчас было нужно, так это пистолет; но тот лежал в машине.

«Хамви»[20] стоял в шестидесяти ярдах от него, и он несся к нему почти по прямой. Грохнул еще один выстрел, и он услышал свист пули возле уха.

Стреляли из леска, слева от поля, довольно далеко от дороги. Это он уже понял. По сторонам он пока не оглядывался.

Добежав до машины, он распахнул дверцу и нырнул внутрь. Тут же раздался звон разбитого стекла.

Мясник упал на пол, прижавшись лицом к коврику, и сунул руку под водительское сиденье.

Он достал заряженный пистолет и наконец выглянул наружу.

Их было двое — они уже выскочили из леса. Двое кретинов дона Маджоне, никаких сомнений. Явились сюда, чтобы прикончить его. А может, и его ребят?

Он открыл водительскую дверцу и выкатился наружу на гравий. Из-под днища машины он заметил пару ног, которые двигались в его сторону.

Времени на глубокие раздумья не было. Он выстрелил дважды. Один из киллеров заорал от боли: над щиколоткой у него появилось ярко-красное пятно.

Он с грохотом рухнул на землю, и Мясник выстрелил снова, прямо в искаженное болью лицо громилы.

— Папа! Папочка! Папа! Помоги!

Это был голос Майкла — он доносился с противоположной стороны поля, хриплый от страха.

Салливан вскочил на ноги и увидел, что второй киллер бежит по направлению к укрытию, где спрятались его ребята. До него отсюда было, наверное, ярдов семьдесят пять. Он поднял пистолет, но тут же понял, что может попасть в собственных детей.

Он прыгнул в машину и врубил скорость.

Глава 66

От него сейчас зависела жизнь его детей. Маджоне из тех трусов, кто готов перебить всю его семью. Он высунул ствол «беретты» в окно, выбирая момент для прицельного выстрела. Только бы успеть!

Наемник бежал через поле, быстро бежал. Салливан понял, что раньше он, вероятно, был неплохим спортсменом. И не слишком давно это было.

Майкл-младший наблюдал на происходящим, стоя на ступенях землянки-убежища. У парнишки холодная голова, но это сейчас никому не нужно. И Салливан крикнул:

— Вниз! Майкл, вниз! Быстро!

Киллер уже понял, что Салливан его нагоняет. И остановился. Обернулся, подняв руку с пистолетом.

Ошибка!

И наверное, смертельная.

Он успел увидеть смерть — решетка радиатора «хамви» ударила его в грудь. Машина, не останавливаясь, тащила громилу впереди себя, пока не вбила его в сетку ограды.

— Парни, вы целы? — выкрикнул Салливан, не сводя глаз с киллера, но тот не шевелился.

— У нас все в порядке, — ответил Майкл-младший; его голос дрожал, но он хорошо контролировал свои эмоции.

Салливан прошел вперед — посмотреть на наемника, точнее, на то, что от него осталось. В стоячем положении его удерживал только капот. Голова безвольно упала набок. Кровь залила лицо.

Салливан развернул машину — он решил подобрать то, что осталось от биты.

Он размахнулся и ударил, потом еще и еще, отмечая каждый удар выкриком:

— Не надо! Трогать! Мою! Семью! Никогда! Никогда! Никогда!

В последний раз Салливан промазал и угодил в сетку. Но это помогло ему опомниться.

Он вернулся в машину и сдал назад, к убежищу, откуда за ним наблюдали дети. Они стояли, как на похоронах. Залезли в машину, не проронив ни слова, и ни один из них не плакал.

— Все в порядке, — сказал он. — Все уже позади. Я позабочусь, чтобы больше такого не было. Слышите? Обещаю вам. Обещаю и клянусь своей покойной матерью!

И он сдержит свое слово. Они начали охоту на него и на его семью, а Мясник начинает охоту на них.

На этих гангстеров.

На Джона Маджоне.

Глава 67

У меня был назначен еще один сеанс с Ким Стаффорд. Она вошла в мой кабинет в темных очках и выглядела так, как будто долго от кого-то убегала. У меня внутри все сжалось. Моя нынешняя работа вступила в столкновение с работой прежней.

Теперь, когда я знал, кто был женихом Ким, мне стало труднее оставаться сторонним наблюдателем. Мне очень хотелось отделать этого негодяя, и отделать как следует.

— Ким, — спросил я в ходе нашей беседы, — а у Сэма есть дома какое-нибудь оружие?

Сэм — этим именем мы договорились называть ее жениха; Сэмом звали и бульдога, который укусил Ким, когда она была маленькой.

— Его пистолет лежит в спальне, в тумбочке.

Я постарался не показать, насколько встревожил меня ее ответ.

— Он когда-нибудь наводил его на вас? Угрожал пустить его в ход?

— Только один раз, — призналась она, теребя юбку. — Это недавно произошло. Но если бы я считала это серьезным, я бы его бросила.

— Ким, мне бы хотелось обеспечить вашу безопасность.

— Что вы имеете в виду?

— Вам нужно предпринять некоторые меры предосторожности, — сказал я. — Отложить деньги, собрать чемодан и спрятать его где-нибудь, подыскать место, где можно будет укрыться, если понадобится быстро уехать.

Я так и не понял, почему она именно в этот момент сняла свои очки, но именно теперь она вдруг решила продемонстрировать мне синяк под глазом.

— Не могу, доктор Кросс, — сказала она. — Если я так сделаю, он и впрямь меня убьет.

Закончив прием, я набрал собственный номер, чтобы прослушать сообщения, оставленные на автоответчике. Сообщение было только одно — от Кайлы.

«Привет, это я. Сядь на стул, а то упадешь: Нана разрешила мне приготовить ужин для всех. В своей собственной кухне! Если бы я не была так взволнована, я бы сказала, что сгораю от нетерпения. Итак, мне надо еще сделать пару звонков, а потом поеду в магазин. Встретимся дома около шести. У тебя дома».

Было уже шесть. И я опаздывал. Я пытался выбросить из головы разговор с Ким Стаффорд, но безуспешно. Я успокаивал себя, что у нее все наладится и что вмешиваться пока что рано. Когда я добрался наконец домой, Кайла уже хозяйничала в кухне в любимом фартуке Наны, ставя в духовку жаркое на ребрышках.

Нана, выпрямившись, сидела за кухонным столом. Перед ней стоял нетронутый бокал белого вина. Так, это уже становится интересным!

Дети тоже болтались в кухне, ожидая, на сколько у Наны хватит терпения сидеть и не вмешиваться.

— Как прошел день, папочка? — спросила Дженни. — Что интересного?

Тут мы оба широко улыбнулись. Это был вопрос, который мы любили задавать друг другу за ужином. Уже много лет.

Я подумал о Ким Стаффорд, а потом опять вспомнил о преступлении в Джорджтауне и о реакции Наны на сообщение, что я взялся за его расследование. Мысль о Нане вернула меня к настоящему, к вопросу Дженни.

— Пока что самое интересное — это то, что я вернулся к вам, ребята.

Глава 68

Становилось жарковато.

Мясник терпеть не мог пляжи. Ненавидел песок, соленый запах моря, пробки на прибрежных дорогах. А Кэтлин и ребята любили летний отдых на курорте в Кейп-Мэй. Его семья могла себе это позволить. Ну и ладно, пускай себе.

И сюда он приехал по делу, хотя пришлось тащиться в южный конец штата Нью-Джерси. Он хотел отомстить Джону Маджоне. Они с Джоном ненавидели друг друга с давних пор, когда старик Маджоне приблизил «этого ирландского психа». Тогда Салливану приказали прикончить одного из дружков Джона, и он взялся за дело с обычным для него энтузиазмом. И порезал Рико Мариначчи.

Джон Маджоне в последнее время нигде не появлялся — и ничего удивительного. Так что Мясник несколько изменил свои планы. Он переключился на его ближайшее окружение.

Данте Риччи был самым молодым в синдикате Маджоне, любимцем самого дона. Тот к нему относился как к сыну.

Салливан добрался до прибрежного городка Мантолокинг в штате Нью-Джерси, когда уже смеркалось. Он проезжал по набережной Барнегат-Бэй, и океан вдали казался пурпурным — замечательное зрелище, но оно его не трогало. Салливан закрыл окна машины, чтобы не дышать соленым воздухом. Ему не терпелось приступить к делу и поскорее убраться отсюда.

Городок располагался на узкой полоске очень дорогой земли — шириной меньше мили. Дом Риччи на Оушен-авеню найти было нетрудно. Он проехал мимо ворот, поставил машину в конце улицы и прошел ярдов триста назад.

Риччи явно преуспевал. Роскошный дом в колониальном стиле, в три этажа, отделан коричневыми кедровыми панелями, прекрасно содержится, да еще прямо у воды. Гараж на четыре машины, домик для гостей, бассейн с подогревом прямо на вершине дюны. Шесть миллионов, не меньше. Дорогая игрушка. Такой современные умники отвлекают внимание своих жен от ежедневных убийств и краж, которыми они зарабатывают себе на жизнь.

А Данте Риччи был киллером, и его ценили не меньше самого Мясника!

Со стороны фасада Салливан мало что мог разглядеть. Он предполагал, что дом ориентирован на океан. Но на пляже он останется без прикрытия. Придется устроиться здесь и подождать.

Для него это проблемы не составило. Он обладал всем, что требовалось для такой работы, включая терпение. На память вдруг пришла старая ирландская поговорка, которую любил повторять его дед Джеймс: «Остерегайся гнева терпеливого человека».

Именно так. Майкл Салливан терпеливо дожидался своего часа в сгущающихся сумерках. Именно так.

Глава 69

Внутри дома не было особого движения, но Салливан определил, что вся семья дома: Данте, двое маленьких детей и женщина, вероятно, жена, молодая, красивая итальянка со светлыми волосами.

Никаких гостей и никаких телохранителей. И тех, о ком пишут с заглавной буквы: Семьи. А это означало, что все оружие в доме — это то, что имеется под рукой у Данте Риччи. И каким бы оно ни было, оно, по всей видимости, не идет ни в какое сравнение с 9-миллиметровым пистолетом, из которого можно стрелять очередями. Он был в кобуре на боку. И скальпель.

Несмотря на прохладный воздух, он вспотел в своей куртке, и майка с короткими рукавами стала влажной. Только терпение удерживало его на месте. Его профессионализм, как он любил подчеркивать. Черта, несомненно, унаследованная им от папаши, первого Мясника, который был весьма терпеливым мерзавцем.

В конце концов он направился к дому. Прошел мимо блестящего черного «ягуара», оставленного на мощенной светлым кирпичом площадке, и вошел в открытый гараж, где стоял второй «ягуар» — белый.

Ха-ха, Данте, показушничаешь?

Мясник взял с верстака кувалду с короткой ручкой. Покачал ее на руке, взвешивая. Подойдет. Очень хорошо!

Бить придется левой, если он хочет держать пистолет наготове.

Он взвалил кувалду на плечо, поставил ноги на ширину плеч и врезал по лобовому стеклу.

Автомобильная сирена завыла при первом же ударе — именно так, как он хотел.

Салливан тут же выскочил во двор, потом на улицу. Встал за толстым дубом, чтобы его не увидели из дома. Палец лежал на спусковом крючке. Нет-нет. Пока никакой стрельбы. Пусть Данте думает, что это какой-нибудь местный к нему забрался, пляжный вор.

Несколько секунд спустя передняя дверь распахнулась, громко шмякнув о стену дома. И зажглись два фонаря.

Салливан прищурился от яркого света. Он увидел Данте на крыльце с пистолетом в руке. В плавках и шлепанцах. Хорошая мускулистая фигура, парень в отличной спортивной форме. А все-таки он нахальный, этот ублюдок!

И совершил ошибку.

— Кого тут принесло? — заорал Риччи в темноту. — Я спрашиваю, кто там торчит? Ты бы лучше сваливал отсюда!

Салливан улыбнулся. И это ударная сила, боевик Маджоне — младшего?! Новый Мясник?! Вот этот напыщенный пижон, засевший в своем роскошном доме?! В плавках и пляжных шлепанцах?!

— Эй, это я, Майкл Салливан! — ответил он.

Мясник выступил на дорожку, где его было отлично видно, и слегка поклонился, а потом стал поливать очередями переднее крыльцо, не давая Данте опомниться. Да и зачем ему это, если подумать? У кого вообще хватит пороху прийти к известному громиле прямо в дом? У кого может настолько съехать крыша?

— Это тебе для начала! — орал Мясник.

Пули пробили Данте Риччи живот и грудь. Гангстер упал на колени с выпученными глазами, потом рухнул лицом вниз.

Салливан продолжал обстреливать «ягуары», гараж и подъездную дорожку.

Потом он перестал стрелять и услышал крики внутри дома. Женские и детские. И вырубил фонари над входом двумя короткими, прицельными очередями.

Потом приблизился к дому, нащупывая скальпель. Подойдя к лежащему телу, он убедился, что Риччи мертв. Он перевернул его на спину и несколько раз полоснул лезвием по лицу.

— Ничего личного, Данте. Только тебе до меня далеко.

Данте Риччи получил свое. Скоро получит и Маджоне-младший.

И тут раздался голос. Женский.

— Ты убил его! Ты, ублюдок! Ты убил моего Данте!

Салливан обернулся и увидел жену Данте — она стояла на крыльце с пистолетом в руке. Женщина была миниатюрная, не больше пяти футов ростом.

Она вслепую выстрелила в темноту. Стрелять она не умела, не умела даже правильно держать пистолет. Но в ней явно текла горячая кровь Маджоне.

— Убирайся в дом, Сесилия! — рявкнул Салливан. — Не то я тебе башку снесу!

— Ты убил его! Ты, подонок! Гнусный сукин сын!

Она спустилась с крыльца, вышла во двор.

Она плакала, что-то бормотала и все шла вперед, глупая корова.

— Я убью тебя!..

Следующая ее пуля ударила в бетонную купель, всего в ярде от Салливана.

Ее плач превратился в завывание, напоминал стоны раненого животного.

Потом она замолчала, словно внутри у нее что-то сломалось, и бросилась вперед по подъездной дорожке. Она успела выстрелить еще раз, прежде чем Салливан всадил ей в грудь две пули. Она замерла на месте, словно наскочив на стену, и упала. Салливан не пощадил и ее.

Садясь в машину, он уже чувствовал себя гораздо лучше. И был доволен собой. Ему даже нравилось, что предстоит долгий путь обратно. Выехав на магистральное шоссе, он открыл окна и включил музыку, во весь голос подпевая Боно, повторяя за ним все слова песни, словно они были его собственные.

Глава 70

Прибыв в участок, где служил Джейсон Стемпл, я стал осторожно о нем расспрашивать. Я не знал, как мне поступить, если я наткнусь на него, но очень волновался за Ким Стаффорд, и мне хотелось хоть что-то для нее сделать. Хотя бы попытаться.

У меня теперь не было удостоверения и полицейского значка, но в полиции округа Колумбия многим было прекрасно известно, кто я такой. Но, видимо, не дежурному сержанту.

Он держал меня за стеклянной перегородкой и не обращал никакого внимания. Ну ладно, решил я, переживу. Я стоял, рассматривая на стенах грамоты за ежегодные достижения в борьбе с преступностью. Наконец он сообщил мне, что справлялся насчет меня у своего капитана; потом нажал на кнопку и впустил меня внутрь.

Там меня ждал другой коп в форме.

— Пуласки, займись с мистером, — приказал он, просматривая журнал записи посетителей. — Ступай с ним в раздевалку. Он Стемпла разыскивает, только тот, кажется, уже ушел.

Я последовал за полицейским по людному коридору, прислушиваясь на ходу к обрывкам разговоров. Пуласки открыл тяжелую вращающуюся дверь раздевалки. Запах, ударивший в нос, был знаком — пот и антисептики.

— Стемпл! К тебе пришли!

Молодой парень лет тридцати, примерно моего роста, но тяжелее, обернулся. Он сидел напротив исцарапанных армейских шкафчиков для одежды и натягивал спортивный костюм. Рядом стояли копы, сменившиеся с дежурства, обсуждая нынешнее состояние нашей судебной системы, которая и впрямь была достойна осуждения.

Я подошел к Стемплу, который застегивал на руке часы и по-прежнему на меня не реагировал.

— Можете уделить мне минутку для разговора? — спросил я, стараясь быть вежливым. А это требовало определенных усилий — беседовать с парнем, которому нравится бить свою невесту.

— О чем? — Стемпл едва взглянул в мою сторону.

Я понизил голос:

— Я хотел бы поговорить… о Ким Стаффорд.

И без того не слишком дружелюбное выражение на его лице сменилось открытой враждебностью. Стемпл покачался на каблуках и смерил меня взглядом, словно я какой-нибудь уличный бродяга, вломившийся в чужой дом.

— А что вы вообще тут делаете? Вы коп?

— Был раньше, теперь занимаюсь психотерапией. Ким — моя пациентка.

Глаза Стемпла сузились, превратившись в горящие щелочки. Он уже все понял, и ему это явно не понравилось.

— Ну вот что, я только что оттрубил две смены и сваливаю домой. А вы оставьте Ким в покое и держитесь от нее подальше, если не хотите неприятностей. Слышите?

Теперь, посмотрев на него вблизи, я оценил его вполне профессионально. Подонок.

— Вы ее избиваете, Стемпл. Вы прижигаете ей кожу сигарой.

В раздевалке стало тихо, но, как я заметил, никто не спешил мне заехать, заступаясь за Стемпла. Они просто смотрели. Двое даже кивнули, как будто мое сообщение не было для них новостью.

Он медленно повернулся ко мне, наливаясь злостью:

— Ты чего от меня добиваешься? И кто ты такой, что суешься? Она что, трахается с тобой?

— Ничего подобного. Я уже тебе сказал: я пришел сюда просто с тобой поговорить. Если не хочешь неприятностей, лучше выслушай меня.

Вот тут Стемпл и нанес свой первый удар. Я отступил назад, и он промазал. Да, темперамент взрывной.

Именно это мне и нужно было. Я сделал обманный финт левой, потом ответил ему апперкотом в живот.

Но он обхватил меня поперек туловища могучими ручищами и с силой бросил на шкафчики. Раздался металлический грохот. Спину пронзила боль — и вверху, и внизу. Хоть бы ничего у меня там не сломалось.

Как только мне удалось обрести равновесие, я крепко врезал ему, отшвырнув назад. Он пошатнулся и отпустил меня. Потом снова ударил — в челюсть.

Я ответил ему тем же — в правую скулу, а потом чуть выше брови. Один удар за меня, второй за Ким Стаффорд.

От последнего моего удара — в левую скулу — он свалился на пол раздевалки. Правый глаз у него уже начал заплывать.

В кулаках у меня пульсировала кровь. Я был готов добавить этому подонку еще. Драку вообще-то затевать не следовало, но она все же началась, и я был разочарован, когда он больше не поднялся.

— Вот так ты обращаешься с Ким? Стоит ей тебе не угодить, так ты тут же ее кулаком, да?

Он застонал, но ничего не ответил.

— Так вот, — продолжал я, — если хочешь, чтобы то, о чем я знаю, дальше никуда не пошло, то будь добр, чтобы подобное не повторялось. Никогда. Не смей ее трогать! Понятно тебе?

Он лежал, даже не пытаясь встать, и по его позе я понял, что он теперь поостережется. Я был уже на полпути к выходу, когда один из копов перехватил мой взгляд.

— Давно надо было! — сказал он.

Глава 71

Если бы преступление в Джорджтауне расследовала Нана, она бы сейчас сказала в своей неповторимой манере, что дело «как раз начинает закипать». Мы с Сэмпсоном бросили в следственную «кастрюлю» немало интересных ингредиентов и довели месиво до кипения. Теперь настало время получать результаты.

Я посмотрел на своего бывшего напарника. Он сидел напротив меня за столом, заваленным рапортами о последних преступлениях.

— Никогда еще такого не было: столько сообщений, а об убийце почти ничего не известно, никаких зацепок, — ворчливо заметил я.

— Вот теперь и ты наконец понял, с чем мне приходится возиться в этом деле, — ответил он, сжимая и разжимая ладонь с резиновым мячиком — для снятия стресса. Странно, что эта игрушка оставалась целой в его мощном кулаке.

— Парень действует осторожно, видимо, достаточно умен, — подтвердил я. — И у него есть мощное оружие для запугивания — он использует свои «сувениры». Женщины боятся за близких. — Я встал и прошелся по комнате.

В последнее время я постоянно ходил, это уже стало привычкой. За минувшие четырнадцать часов я прошел, наверное, миль шесть, расхаживая взад-вперед в конференц-зале участка. Ноги уже немного побаливали, но именно таким образом мне удавалось поддерживать мозг в рабочем состоянии. И еще с помощью мятных лепешек «алтоид» с привкусом кислых яблок.

Начали мы утро с перекрестной проверки всех рапортов о преступлениях за последние четыре года, отбирая похожие дела и пытаясь обнаружить то общее, что могло бы соединить все данные в цельную картину. Держа в памяти все, что нам уже было известно об этом преступнике, мы группировали сообщения о пропавших без вести женщинах, об изнасилованиях и особенно об убийствах, где жертв уродовали. Сначала мы просмотрели все сведения по Джорджтауну, а потом и по всему столичному округу Колумбия.

Чтобы как-то поддержать настроение, мы слушали по радио программу «Эллиот по утрам», но ни Эллиот, ни Дайана[21] не могли в тот день повысить нам тонус, как бы профессионально они ни старались это сделать.

Потом мы вторично проверили все сообщения о нераскрытых убийствах. Но успешных результатов пока не было.

За весь день было только одно обрадовавшее нас событие: Мина Сандерленд согласилась еще раз встретиться с нами. И, отбросив страх, дала нам описание внешнего вида насильника. Светлый, лет сорока и красив. Признала она это с отвращением.

И все же это была важная деталь к портрету негодяя. Красивые, привлекательные насильники имеют определенные преимущества, и это делает их еще более опасными. Я рассчитывал, что со временем Мина расскажет нам больше — ведь защита с нашей стороны ей была обещана. Пока что для составления фоторобота не хватало таких подробностей, которые сняли бы подозрение с десятков, а то и с сотен других людей, шляющихся по улицам Джорджтауна.

Сэмпсон раскачивался на стуле, вытянув ноги.

— Как ты относишься к идее немного поспать и заняться всем остальным завтра утром? — спросил он. — Я уже спекся.

И тут к нам влетела Бетси Холл, которая прямо бурлила энергией. Бетси была новичком-детективом, всегда стремилась всем помочь и умела это делать ловко и неназойливо.

— Вы при перекрестной проверке отсматривали дела, где жертвы женщины? — спросила она.

— Да, а что? — спросил Сэмпсон.

— Вы когда-нибудь слышали о Бенни Фонтане?

Нет, мы не слышали.

— Гангстер среднего уровня, маленький босс, кажется, это так называется, — сообщила Бетси. — Убит две недели назад. В своей квартире в Калорама-парке. В ту же ночь, когда в Джорджтауне была изнасилована Лайза Брандт.

— Ну и?.. — спросил Сэмпсон. В голосе его звучало такое же усталое раздражение, какое ощущал и я. — И что с того?

— А вот что!

И Бетси раскрыла перед нами папку, разбросав по столу несколько черно-белых снимков. Человек лет пятидесяти, мертвый. Он лежал на спине в какой-то гостиной. По колено — без ног.

Усталость с меня как рукой сняло. В крови забурлил адреналин.

— Господи! — пробормотал Сэмпсон. Мы уже оба изучали страшные фотографии.

— Отчет судмедэксперта свидетельствует, что его порезали до наступления смерти, — добавила Бетси. — Возможно, с помощью хирургических инструментов. Может, это был скальпель. — Она с надеждой смотрела на нас. — Думаете, это тот же гад?

— Думаю, этим нужно заняться поподробнее, — ответил я. — Можно получить ключи от его квартиры?

Она достала связку из кармана:

— Я так и думала, что они вам понадобятся.

Глава 72

— Ну и набор! Убийства, изнасилования, а теперь еще и связь с мафией? — Сэмпсон стукнул кулаком по крыше машины. — Нет, совпадений тут быть не может. Не может! Никак не может!

— Наверное, что-то тут есть, — сказал я. — Ладно, пойдем поглядим, что там произошло. Только смотри, не старайся прыгнуть выше головы.

Джон, конечно, не ошибался. Наш подозреваемый все больше и больше обретал четкий облик, облик чудовищного садиста с одним страшным «почерком». И дело было не в том, что мы не там его искали: просто надо было расширять географию поиска.

— Но если все сойдется, — продолжал Сэмпсон, — ты не торопись извещать об этом своих старых приятелей из Бюро. Ладно? Мне бы хотелось иметь в распоряжении немного времени, прежде чем ФБР пойдет на абордаж.

ФБР, конечно, уже знает об убийстве Фонтаны и относит его к мафиозным разборкам. Но изнасилования-то все равно остаются в юрисдикции полицейского управления. Как дела местного значения.

— Не уверен, что они вообще заберут это дело к себе, — заметил я.

— Ну да! — Сэмпсон прищелкнул пальцами и ткнул мне в грудь. — Я и забыл! Тебе же память стерли, когда ты уходил из Бюро, как это было в том фильме — «Люди в черном». Ну так вот что я тебе скажу. Они непременно заберут у нас это дело. Они же такие дела просто обожают! Мы делаем всю работу, а вся слава достается федералам.

Я бросил на него удивленный взгляд:

— Когда я был в Бюро, разве был хоть один случай, когда я так поступал? Хоть раз?

— Если такое и было, можешь об этом не беспокоиться, — сказал он. — Черт побери, конечно, такого не было! Ты никогда не лез в дела, которые я вел.

Я притормозил около темного кирпичного здания, стоявшего напротив Калорама-парка. Район был очень симпатичный, и смерть Фонтаны наверняка потрясла обитателей этого дома, да, наверное, и всего района. И еще — отсюда меньше двух миль до места, где было совершено нападение на Лайзу Брандт. Вскоре после убийства Бенни Фонтаны.

Мы обследовали помещение и фотографии с места преступления, изучили следы на ковре, пытаясь восстановить последовательность событий. Особых данных, связывающих это убийство с другими нападениями, мы пока не обнаружили, но это было только начало.

Когда осмотр был закончен, мы поехали на юго-запад, в Джорджтаун, к Лайзе Брандт, что было вполне логичным продолжением. Время близилось уже к полуночи, но мы не хотели останавливаться на полпути, поэтому и проехали по всем известным нам местам, где произошли изнасилования. Районы были недалеко друг от друга.

В полтретьего ночи мы оказались в кафе, открытом круглосуточно. Разложили на столике папки с делами и стали их заново просматривать — мы были на таком взводе, что не могли остановиться. И слишком устали, чтобы ехать домой.

Я внимательно прочитал дело Бенни Фонтаны. Рапорты полицейских и отчет судмедэксперта перечитал несколько раз. Потом изучил список вещей, изъятых из квартиры. Просматривая его в четвертый или пятый раз, я наткнулся на один интересный вещдок: оторванный от белого с фольгой внутри конверта угол. Его обнаружили под диваном, всего в нескольких шагах от тела Фонтаны.

Я резко выпрямился. Бывают такие моменты, когда в глухом деле вдруг появляется просвет.

— Нам надо кое-куда съездить, — заявил я.

— Ага. Домой нам надо, — ответил Сэмпсон.

Я подозвал полусонную официантку, прильнувшую к стойке:

— Здесь есть поблизости аптека, работающая круглосуточно? Это очень важно!

Сэмпсон слишком устал, чтобы спорить. Он последовал за мной. Мы миновали несколько домов по направлению к ярко освещенной Уолгринс. Быстрый осмотр улицы — и я обнаружил то, что искал.

— Мина Сандерленд говорила, что фото, которые он ей показывал, были сняты «полароидом». — С этими словами я открыл коробку с пленкой.

— Сначала надо бы за это заплатить, — напомнил мне продавец. Я его проигнорировал.

Сэмпсон покачал головой:

— Алекс, что ты затеял?

— Вещдок с места убийства Бенни Фонтаны, — сказал я. — Там был белый конверт с фольгой. Вернее, его обрывок.

Я достал из коробки такой же конверт, целый, оторвал от него угол и поднял, зажав в пальцах.

— Вот такой.

Сэмпсон начал улыбаться.

— Он делал снимки тела Бенни Фонтаны после того, как его порезал. Это тот самый парень, Джон!

Глава 73

У меня был долгий, долгий рабочий день, но на следующую ночь я сломался.

Нана ушла на еженедельные занятия по чтению — она вела класс в приюте Первой баптистской церкви на Четвертой улице, — и я остался дома с детьми. А когда я с ними, ничего другого уже просто не существует. К сожалению, с ними я по-прежнему провожу мало времени.

Вечером мне пришлось играть роль шеф-повара. И я приготовил все их любимые блюда: суп из белой фасоли и салат. И хлеб был очень свежий — из булочной по соседству с моим офисом. Суп оказался почти таким же вкусным, как стряпня Наны. Иногда мне кажется, что у нее на каждое блюдо два рецепта — один всегда в голове, а вторым она делится со мной, но утаивает какие-то специфические ингредиенты. Она делала так всегда, вот уже полвека — с тех пор, как я ее помню.

Потом мы с ребятами колотили боксерскую грушу, которая висела у нас внизу, в подвале. Боксировали Дженни и Деймиен, а Эли возил свои игрушечные грузовики по полу, представляя, что это шоссе 1-95.

Затем мы поднялись наверх, чтобы дать младшему урок плавания. Да, именно плавания. Это было изобретением Дженни: Эли не любил купание и не хотел залезать в ванну. Потом его невозможно было вытащить — понятия «мытье» и «плавание» он категорически разделял. А раньше он всякий раз поднимал визг при одном слове «ванна», словно страдал аллергией на воду. Я довольно скептически отнесся к идее Дженни, пока сам не убедился, как великолепно она сработала.

— Дыши, Эли! — командовала она, стоя рядом. — Покажи, как ты умеешь дышать в воде, щеночек!

Деймиен поддерживал Эли обеими руками, а тот лежал, опустив лицо в воду и пуская пузыри и брызгаясь. Было очень весело, но я опасался смеяться из-за Дженни. Сидел и наблюдал на безопасном расстоянии — куда не долетали брызги.

— Подними его на секунду, — сказала Дженни.

Деймиен поставил Эли на ноги прямо в ванне.

Эли поморгал и выпустил изо рта струю воды. Глазенки его так и сияли от счастья.

— Я плаваю! — заявил он.

— Нет, пока ты еще не плаваешь, — сказала Дженни деловым тоном. — Но уже кое-чему научился, братишка.

Они с Деймиеном были такие же мокрые, как и он, но не обращали на это внимания. Веселье было в самом разгаре. Дженни стояла на коленях в луже воды, а Деймиен выпрямился и бросил в мою сторону заговорщицкий взгляд, словно говоря: ну сумасшедшие, что с них возьмешь?

Когда зазвонил телефон, они оба побежали к двери, голося:

— Я подойду!

— Нет, это я подойду. — Я перегородил им дорогу. — С вас обоих так и льет! Пока не вернусь, никакого плавания.

— Давай, Эли! — услышал я, выходя из ванной. — Давай тебе волосы промоем!

Девочка была гениальным ребенком.

Я пробежал через холл, чтобы снять трубку, пока не включился автоответчик.

— Дом Кроссов. Семейное отделение Ассоциации молодых христиан, — сказал я громко, чтобы дети услышали.

Глава 74

— Это Алекс Кросс?

— Да, — ответил я. Голоса звонившей я не узнал. Просто женский голос.

— Это Энни Фолк.

— Привет, Энни, — сказал я, несколько удивившись. — Как поживаете?

Мы были знакомы, но не слишком близко. Ее сын был на два класса старше Деймиена. Энни работала врачом в приемном отделении «Скорой помощи» в больнице Святого Антония.

— Алекс, я из больницы звоню…

Сердце у меня упало.

— К вам Нана попала?

— Нет, не Нана. Я просто не знала, кому еще позвонить… К нам только что доставили Кайлу Коулс. Она в приемном отделении.

— Кайлу? — переспросил я громче. — Что случилось? Что с ней?

— Пока не знаю, Алекс. Мы пока еще точно не знаем, в каком она состоянии. Но положение не слишком обнадеживающее.

Не такой ответ я хотел услышать.

— Энни, что произошло? Хоть это вы мне можете сказать?

— Мы пока не знаем. Известно точно то, что на Кайлу кто-то напал.

— Кто?! — Я кричал в телефон, меня охватил ужас, как будто я уже знал ответ на свой вопрос.

Деймиен прибежал в холл и смотрел на меня широко раскрытыми от страха глазами. Такой взгляд я слишком часто стал видеть у себя в доме.

— Все, что я могу вам сказать, — ее ударили ножом. Два раза, Алекс. Но она жива.

Ударили ножом?! В голове у меня помутилось при этом известии, но я сдержался. Она жива.

— Алекс, я не имею права говорить об этом по телефону. Приезжайте сюда, в больницу, и поскорее. Прямо сейчас можете приехать?

— Уже еду.

Глава 75

Нана все еще была на занятиях. Я привел к нам соседку, Наоми Харрис, чтобы она приглядела за детьми. Впрыгнул в машину и всю дорогу гнал, как сумасшедший. Сирену бы мне сейчас.

До больницы я добрался быстро — это единственное, что я помню, потому что все время думал только о Кайле. Когда я подъехал ко входу приемного отделения, ее машина уже стояла там, припаркованная под навесом.

Водительская дверца была открыта нараспашку, и, пробегая мимо, я заглянул внутрь и увидел на переднем сиденье кровь. Господу, она сама сюда приехала! Значит, ей удалось убежать от нападавшего.

Как обычно, приемная была переполнена. У стойки дежурной сестры стояла очередь. Несчастные лица, и одеты люди неряшливо. Ходячие раненые со своими друзьями или родственниками. А ведь именно здесь мне объявили о смерти Марии.

— Сэр, туда нельзя…

Но я уже проскочил в двери, прежде чем они закрылись. Оказавшись внутри, я увидел, что больница явно переполнена. Санитары и медбратья везли каталки, врачи и медсестры куда-то бежали, пациенты сновали по лестницам, огибая меня.

На койке в коридоре лежал молодой парень с глубокой раной у самой линии волос; на лоб ему стекала кровь.

— Я умру? — все время спрашивал он у всех, кто проходил мимо.

— Да нет, все у тебя будет в порядке, — успокоил я его, поскольку никто не останавливался и не обращал на него внимания. — Не волнуйся, сынок, все будет о'кей.

Так, где же тут Кайла? Все вокруг двигались слишком быстро. Узнать было не у кого. Но тут я услышал чей-то голос, звавший меня по имени:

— Алекс, идите сюда!

Энни стояла у дверей. Когда я подбежал к ней, она взяла меня за руку и провела в палату первичного осмотра — отсек с двумя койками, разделенными зеленой пластиковой занавеской.

Вокруг койки полукругом сгрудились медики. Я видел их быстрые руки в окровавленных перчатках.

Входили и выходили разные люди, проскальзывая мимо меня, словно меня тут и не было.

Это означало, что Кайла жива. Как я понял, сейчас задача медиков — стабилизировать ее состояние, если это возможно, а затем уже отправить в операционную.

Я вытянул шею, пытаясь увидеть Кайлу. Рот и нос ей закрывала кислородная маска. Кто-то снимал окровавленную повязку с ее живота, рубашку с нее уже срезали.

Ведущий врач, женщина лет тридцати, сказала:

— Ножевое ранение в живот, вероятно, повреждена селезенка.

Все голоса в помещении слились в один, и я пытался что-то понять, но все плыло, как в тумане.

— Кровяное давление — семьдесят, пульс — сто двадцать. Дыхание — тридцать четыре.

— Дайте сюда отсос.

— Как она? — Голос у меня задрожал. Ощущение было такое, словно меня никто не слышит.

— Алекс! — Рука Энни легла мне на плечо. — Вам надо выйти отсюда, места мало. Пока нам очень немногое известно. Как только узнаем подробности, я вам сообщу.

Я пытался пролезть вперед, чтобы быть поближе к Кайле. Господи, как меня всего скрутило, даже дышать трудно.

— Позвоните на седьмой, скажите, что у нас все готово, — сказала женщина-врач; она, кажется, была тут главной. — Живот острый, — добавила она.

— Это значит, что живот очень напряженный, — прошептала Энни. — Процесс пищеварения прекратился.

— Давайте, ребята. Быстрее!

Меня толкнули сзади не слишком вежливо.

— Отойдите, сэр. Отойдите с дороги. Пациентка в тяжелом состоянии. И в любую минуту может умереть.

Я отступил в сторону, давая им дорогу, и каталку выкатили в коридор. Глаза Кайлы были по-прежнему закрыты. Знает она, что я здесь? И кто с ней такое сотворил? Я пошел вслед за врачами, держась к ним как можно ближе. Потом так же быстро, как они делали все остальное, ее погрузили в лифт, и металлическая дверь закрылась, разделив нас.

Энни стояла рядом со мной. Она махнула в сторону других лифтов.

— Я могу вас отвезти в другую приемную, наверху, если хотите. Поверьте мне, здесь сделают все возможное. Они знают, что Кайла врач. И еще всем известно, что она — святая.

Глава 76

«Пациентка в тяжелом состоянии. И в любую минуту может умереть… Всем известно, что она — святая».

Следующие три часа я провел в приемной один, не имея больше никаких известий о состоянии Кайлы. Голова раскалывалась от тревожных мыслей. Прямо злой рок преследовал меня: двое моих детей родились в больнице Святого Антония, здесь умерла Мария, а теперь вот и Кайла…

Наконец ко мне вышла Энни Фолк, опустилась рядом на колено и заговорила тихо и уважительно, что испугало меня еще больше:

— Пойдемте, Алекс. Пожалуйста, пойдемте. Быстрее. Я отведу вас к ней. Ее уже забрали из операционной.

Сначала мне показалось, что Кайла находится все еще под действием наркоза, но когда я подошел ближе, она шевельнулась. Глаза открылись, и она увидела меня. И узнала.

— Алекс… — прошептала она.

— Привет, милая, — шепотом ответил я и осторожно взял ее руку в ладони.

Сознание возвращалось к ней медленно. Она плотно зажмурила глаза. По щекам потекли слезы. Я и сам чуть не заплакал, но вовремя понял, что, если Кайла увидит меня в таком состоянии, это может ее испугать.

— Всё в порядке, — сказал я. — Всё уже позади. Тебя перевели в интенсивную терапию.

— Я так… испугалась, — сказала она, как говорят маленькие девочки. И это было очень трогательно, такой я ее еще никогда не видел.

— Немудрено, — сказал я, ища глазами стул, но не выпуская из руки ее ладонь. — Ты действительно сама сюда доехала?

Она даже улыбнулась, но взгляд ее был блуждающим — зрение еще не сфокусировалось.

— Я же знаю, сколько времени требуется машине «скорой помощи», чтобы туда добраться.

— Кто это сделал, Кайла? — спросил я тогда. — Ты знаешь его?

В ответ она снова зажмурилась. Моя свободная рука сжалась в кулак. Она знает, кто на нее напал, но боится сказать? Ее тоже предупредили, чтобы молчала?

С минуту мы сидели в тишине — пока она не набралась сил, чтобы разговаривать дальше. Я не хотел ее подгонять, как подгонял бедную Мину Сандерленд.

— Я поехала по вызову, на дом, — в конце концов сказала она, все еще не открывая глаз. — Позвонила сестра этого парня… Он наркоман. Пытался пересидеть ломку дома. Когда я туда приехала, он уже был совершенно не в себе. Не знаю, за кого он меня принял… Ну и пырнул…

Она замолчала. Я пригладил ей волосы и приложил ладонь к ее щеке. Я знаю, что жизнь — штука очень хрупкая, но к этому все равно никогда не привыкнуть, особенно если дело касается близкого тебе человека, когда смерть ходит совсем рядом с твоим домом.

— Ты побудешь со мной, Алекс? Пока я засну, а? Не уходи.

Голосок у нее опять стал слабый и нежный, как у маленькой.

Кайла никогда не казалась мне такой беспомощной, как сейчас, в палате. У меня сердце разрывалось, когда я смотрел на нее. Она же пыталась сделать человеку добро, и вот что вышло…

— Да, конечно, — сказал я. — Посижу с тобой. Никуда не уеду.

Глава 77

— Я какое-то время был в депрессии, как вам известно. А что это такое, вы знаете.

Я сидел напротив своей любимой докторши, моего персонального психолога, Адели Файнли. Адель, кроме всего прочего, еще и мой наставник. Это она подтолкнула меня к мысли заняться медицинской практикой, даже направила ко мне парочку пациентов. «Морские свинки» — так она их любит называть.

— Хочу рассказать вам о том, что меня сейчас беспокоит, Адель. Но это может занять несколько часов.

— Никаких проблем, — ответила она, пожав плечами. У Алели светло-каштановые волосы, ей немного за сорок, но она, кажется, совершенно не меняется с тех пор, как мы познакомились. Сейчас она не замужем, и я пытаюсь иногда представить себе нас вместе, но потом выбрасываю эту мысль из головы. Слишком идиотская идея, просто безумная. — Если, конечно, вы сумеете уместить эти несколько часов в пятьдесят минут, — продолжала она. Очень умненькая девочка, тон как раз подходящий, когда имеешь дело со мной.

— Постараюсь, — сказал я.

— Тогда приступайте, — кивнула она. — Время пошло. Часы уже тикают.

Я начал с рассказа о том, что произошло с Кайлой, о своих чувствах к ней, о том, что поправляться она отправилась к своим родителям в Северную Каролину.

— Тут моей вины нет. И я не чувствую себя виноватым в связи с нападением на нее… По крайней мере напрямую виноватым.

Адель не смогла сдержать удивления — даже при ее опыте! У нее брови полезли на лоб, выдавая ее собственные мысли.

— А косвенно?

— У меня есть ощущение общей вины — словно я мог тогда что-то сделать, чтобы этого нападения не было.

— Что, например?

Я улыбнулся. Потом улыбнулась и Адель.

— Ну, например, ликвидировать всю преступность в округе Колумбия, — сказал я.

— Опять вы прикрываетесь своим юмором!

— Непременно. Но самое скверное вот в чем. Каким бы рациональным человеком я вам ни казался, я действительно виню себя за то, что мог как-то защитить Кайлу, но не сделал этого. Да, я знаю, это очень странно, Адель, думать так. Да еще и произнести это вслух. Но так оно и есть на самом деле.

— Расскажите мне поподробнее об этой «защите», которую вы могли бы обеспечить Кайле. Мне нужно это знать, Алекс.

— Не стоит заострять на этом внимание. Кроме того, я, кажется, не употреблял слова «защита».

— Вообще-то употребили. Как бы то ни было, давайте рассказывайте. Сами же сказали, что хотите мне все рассказать. И вам это, вероятно, более необходимо, чем вы думаете.

— Я не мог бы сделать решительно ничего, чтобы помочь Кайле. Теперь вы довольны?

— К этому я и веду, — ответила Адель. И замолчала, ожидая, когда я продолжу.

— Все это связано с той ночью, когда погибла Мария. Я ведь там был. И все видел. И умерла она у меня на руках. И я не мог сделать ничего, чтобы помочь женщине, которую я любил. И ничего не сделал. Я даже до сих пор не поймал того сукина сына, который ее убил.

Адель продолжала молчать.

— И знаете, что самое отвратительное? Я все еще не уверен, что та пуля предназначалась не мне. Мария повернулась ко мне, обняла… и получила пулю…

Мы долго сидели в молчании, а молчать мы умеем оба. Я никогда еще не открывал Адели этих своих соображений, да и вообще никому о них не говорил.

— Адель, мне надо как-то изменить свою жизнь.

Она молчала. Умная и тонкая, такими психологи и должны быть, как я считаю, и именно таким я хочу стать, когда наконец повзрослею.

— Вы мне не верите?

— Я бы хотела вам верить, Алекс, — ответила она тихо. — Нет, конечно, я вам верю. — И потом добавила: — Только сами-то вы себе верите? Вы действительно считаете, что кто-то из нас может измениться? Сами-то вы можете?

— Да, — ответил я. — Я верю, что смогу измениться. Только слишком часто остаюсь в дураках.

Она рассмеялась:

— Я тоже.

— Ни за что не поверю, что за весь этот бред надо платить, — пошутил я.

— Сочувствую, — сказала Адель. — Но ваше время истекло.

Глава 78

В тот же день, позднее, я пришел в церковь Святого Антония — Святого Тони, как я его называл еще с тех пор, как был мальчишкой и рос поблизости от нее, в доме Наны. Церковь расположена в квартале от больницы, где умерла Мария.

Я опустился на колени перед алтарем. Пахло ладаном, и я вспомнил детство, и празднование Рождества, и меня словно омыло всего, и душа очистилась и затрепетала. Самое поразительное, что прекрасные храмы строились простыми людьми, со всеми их слабостями, но вера подвигла их на это великое дело, и они преодолели себя и приблизились к Богу. Я поднял глаза на алтарь, и с губ сорвался тяжкий вздох. Верую, Господи, верую в тебя. И всегда верил. Наверное, это слишком смело с моей стороны — думать, что Бог слушает наши молитвы в любое время дня и ночи.

Но я все же прочитал несколько молитв за Кайлу, стоя перед алтарем, — молился не только о том, чтобы она залечила свои раны, но чтобы душа ее выздоровела. Люди по-разному реагируют на смертельную опасность, на угрозы членам их семей или на нападения на их дома. Я знаю об этом по личному опыту. А теперь, к сожалению, это знает и Кайла.

Я прочитал несколько молитв и за Марию, о которой беспрестанно думал в последнее время.

Я даже поговорил с ней, как бы странно это ни звучало. Я надеялся, что она довольна тем, как я ращу и воспитываю детей — эта тема часто возникала в наших беседах. Потом я помолился за Нану и за ее хрупкое здоровье, потом за детей. Даже за кошку Рози, которая недавно простудилась, и я боялся, что у нее пневмония. Господи, пусть кошка не умирает. Не сейчас. Рози ведь тоже доброе существо.

Глава 79

В Джорджтаун Мясник поехал, чтобы выпустить пар — иначе все могло пойти наперекосяк, когда он вернется к Кэтлин и детишкам, к честной и законопослушной жизни. Вообще-то он уже давно понял, что ему очень нравится жить двойной жизнью. Да и кому бы такое не понравилось?

Может, и сегодня поиграть в любимую игру «Зеленый свет — красный свет»? Почему бы и нет? Из-за войны с Маджоне-младшим у него сплошные стрессы.

Дом по Кью-стрит, к которому он сейчас спешил, был очень красив и утопал в купах деревьев. Рядом располагались привлекательные таунхаусы и солидные дома, характерные для больших поместий. Это был весьма зажиточный район, и машины, припаркованные здесь, свидетельствовали о высоком социальном статусе и хорошем вкусе здешних обитателей: несколько «мерседесов», «рейнджровер», «БМВ», один «астон-мартин», пара сияющих новеньких «бентли».

Прохожих было мало, и он подумал, что это хорошо для его сегодняшнего предприятия. У него были наушники, и он слушал шотландскую группу, которая ему так нравилась, — «Франц Фердинанд». Но вдруг быстро выключил музыку, настраиваясь на деловой лад.

В доме из красно-коричневого ракушечника на углу Тридцать первой и Кью-стрит, судя по всему, готовились к какому-то роскошному приему. Из огромной машины с надписью на борту «Джорджтаун. Обеды на дом» доставали большие коробки с провизией, стоившей, конечно же, безумных денег; в садике перед домом слуги проверяли фонари, оформленные под старинные газовые. Фонари работали отлично. Ну ладно, сверкай, сверкай, маленькая звездочка.

Потом Мясник услышал стук высоких женских каблуков. Этот манящий, опьяняющий звук исходил откуда-то с тротуара, который, в отличие от мостовой, был выложен кирпичом и вился по всему району, как ожерелье, брошенное на стол.

В конце концов он увидел эту женщину — со спины. Очень фигуристая штучка, с длинными черными волосами, ниспадающими до середины спины. Ирландка, как и он? Красивая? Кто знает? Но охота уже началась. И скоро он узнает все, что ему нужно. Он чувствовал, что уже контролирует ее дальнейшую судьбу, что она уже принадлежит ему, Мяснику, его мощному второму я. Или первому? Кто может сказать точно?

Он подходил все ближе и ближе к этой женщине с волосами цвета воронова крыла, оглядывая на ходу все узкие переулки, уходившие за большие дома, все рощицы — он высматривал подходящее место. И вдруг заметил впереди какой-то магазин. Это еще что? Единственная точка деловой активности во всем районе. В этом квартале она выглядела совершенно неуместно.

«Сара-маркет» — гласила вывеска.

И тут черноволосая красавица вошла внутрь.

— Черт бы тебя побрал! Прокол, — пробормотал Мясник, но улыбнулся и подкрутил воображаемый пиратский ус. Он любил подобные игры, эти опасные «кошки-мышки», где он сам устанавливал правила. Но улыбка тут же погасла, потому что внутри магазинчика он увидел то, что ему крайне не понравилось.

Там на стеллаже были выложены газеты, стопка «Вашингтон пост». И он вдруг припомнил, что в этом районе проживает сам Боб Вудвард[22], но не это привлекло его внимание.

Он увидел свое лицо — приблизительный набросок, конечно, но очень неплохой. Он был напечатан чуть выше новостных сообщений.

— О, да я стал знаменитым!

Глава 80

И это уже было не смешно. Майкл Салливан ретировался и быстро направился к тому месту на Кью-стрит, где оставил свою машину. То, что он увидел, было самым худшим вариантом развития событий, какой он только мог себе представить. Да, в последнее время что-то все у него идет наперекосяк.

Он сел в «кадиллак» и стал обдумывать возможные последствия столь печального события.

Представил всех возможных «подозреваемых», вычисляя женщину, которая не удержалась и начала о нем болтать. Может быть, описала полиции его внешность. Он понял, что на него сейчас ведут наступление сразу с двух сторон — вашингтонская полиция и мафия. И что теперь делать? Делать-то что?

Но так просто он из игры не выйдет. Нет, он предпримет новую игру.

Еще один поворот телефонного диска.

Полиция округа Колумбия считает, что теперь они знают, как он выглядит. С одной стороны, для него это — серьезная неприятность. Но если они от самоуверенности потеряют бдительность…

Ошибка.

Их ошибка.

Надо принять контрмеры. Только вот какие?

Осуществление первой меры предосторожности привело его на Висконсин-авеню, в маленькую парикмахерскую, которая, как он помнил, находилась вблизи от переулка Блюз. Парикмахер Руди тут же усадил его в кресло, и Салливан велел подстричь его и побрить.

Процедура подействовала на него расслабляюще и даже доставила удовольствие. Он уже представил, как будет выглядеть после массажа и насколько будет новым его лицо.

Всего десять — двенадцать минут, и дело было сделано. Снимайте бинты, доктор Франкенштейн! Маленький, кругленький парикмахер, кажется, был очень доволен собой.

«Если ты там напортачил, ты труп, Руди. Я не шучу, — думал Мясник. — Я тебя на куски порежу твоей собственной опасной бритвой. Посмотрим потом, что по этому поводу напишет „Вашингтон пост“!»

Но нет, все оказалось совсем наоборот.

— Неплохо. Мне даже нравится. Я, кажется, стал немного похож на Боно.

— Санни и Шер — вы про того Боно? — спросил Руди. — Ну не знаю, мистер. Думаю, вы смотритесь получше, чем Санни Боно. Он же умер, знаете?

— Да мне без разницы, — ответил Салливан и расплатился по счету, прибавив чаевые.

Потом он поехал к Капитолийскому холму.

Ему всегда нравился этот район, здесь он ощущал прилив сил и подъем настроения. Люди часто представляют себе Капитолий в виде красивых лестниц и террас на западном фасаде. Но с восточной стороны, позади самого Капитолия, зданий Верховного суда и библиотеки конгресса располагался жилой район, который Мясник отлично изучил. Он уже ездил этой дорогой.

Он вошел в Линкольн-парк, откуда открывался очень красивый вид на купол Капитолия.

Выкурил сигарету, тщательно обдумывая новый план и разглядывая несколько странный мемориал, который изображал раба, разбивающего оковы, и Линкольна, зачитывающего Акт об отмене рабства.

«Линкольн, конечно, был хороший человек, по всем статьям. А я — очень плохой человек. Интересно, как такое случилось?» — думал он.

Несколько минут спустя он уже вламывался в дом на Эс-стрит. Он был просто уверен, что именно она разболтала о нем полиции. Печенкой чувствовал. А скоро будет знать совершенно точно.

Мину Сандерленд он нашел в кухоньке. Она была в джинсах, безукоризненной белой майке и шаркающих по полу сабо. Она готовила пасту, попивая из бокала красное вино. «Хороша, прямо бутончик», — подумал он.

— Ты по мне не соскучилась, Мина? А вот я по тебе соскучился. И знаешь что? Я почти забыл, какая ты красавица. Но уж теперь-то я тебя не забуду, моя милая! Я и фотоаппарат нынче захватил, чтобы тебя заснять. Ты станешь призовым фото в моей коллекции. Да-да, призовым фото!

И он полоснул ее скальпелем.

Глава 81

Я был еще в церкви, когда зазвонил мой сотовый. Что-то произошло возле Капитолия. Я быстро прочитал молитву, помянув того, кто попал в беду, и еще одну — чтобы нам побыстрее удалось поймать этого убийцу и насильника. Потом бегом выскочил из храма.

Мы с Сэмпсоном мчались в дом позади Капитолия в его машине, включив сирену и маячок на крыше. Когда мы туда добрались, все уже вокруг места происшествия было огорожено желтыми лентами. Само место — задворки правительственных зданий — выглядело трагически — так мне показалось, когда мы с Сэмпсоном, миновав четыре каменных ступеньки крыльца, подбежали к двери дома из красно-коричневого ракушечника.

Он что, решил представление для нас устроить?! Специально?! Или это случайно получилось?

Я услышал вой автомобильной сигнализации и оглянулся. Странное и любопытное зрелище: полиция, репортеры, растущая толпа зевак.

На большинстве лиц — страх, и я не мог избавиться от мысли, что он в наш век стал уже вполне привычным явлением. Страх, который обуял всю страну. А может, и весь мир.

Квартиру тщательно охраняли. Внутри толпились детективы с мрачными лицами и технические эксперты, но Сэмпсона пропустили. А он, подавив сопротивление сержанта, провел и меня.

Мы пошли на кухню.

То, что мы увидели, было трудно себе представить.

Мастерская убийцы.

Бедная Мина Сандерленд лежала на кафельном полу. Глаза у нее закатились, видны были одни белки; казалось, ее взгляд прикован к какой-то точке на потолке. Но первое, что я заметил, были вовсе не глаза Мины. Господи, какой же он все-таки выродок!

На лице многочисленные порезы — глубокие, нанесенные с ненужной жестокостью. Майку он с нее сорвал. Джинсы стянул вниз, к лодыжкам, но не снял. Одна из ее туфель-сабо осталась на ноге, другая слетела и теперь бледно-голубым пятном застыла в луже крови.

Сэмпсон посмотрел на меня:

— Алекс, что ты по этому поводу думаешь?

— Пока — ничего конкретного. — Я опустился на колени возле тела Мины: — Сам посмотри, какие глубокие раны. И крови сколько натекло. Он ее всю исполосовал. Слишком разозлился. Он же велел ей держать язык за зубами, а она не послушалась. Вот в чем тут дело. Мне так представляется. Это мы ее убили, Джон.

Сэмпсон возмущенно возразил:

— Алекс, мы же велели ей пока сюда не возвращаться! И предложили защиту и охрану. Что еще мы могли сделать?

Я покачал головой:

— Может, вообще ее не трогать. Или поймать этого убийцу до того, как он до нее добрался. Что угодно, Джон. Что угодно — только не вот это.

Глава 82

Теперь мы расследовали это дело уже в память о Мине Сандерленд, — по крайней мере так я сказал себе. В память о Марии Кросс, о Мине Сандерленд и обо всех остальных.

В последующие три дня мы работали с Сэмпсоном вместе. С утра до глубокого вечера. А потом, в ночь, отправлялись с ним на улицы. Мы входили в состав спецгруппы, патрулировавшей Джорджтаун и район Фогги-Боттом, то есть места, где насильник нападал на женщин.

Все были озлоблены, но никто не мог сравниться со мной в стремлении его схватить.

Я держал это расследование под постоянным контролем, рассчитывая на результат. И почти каждый вечер старался ужинать вместе с Наной и детьми. И звонил Кайле Коулс в Северную Каролину — ее голос звучал все бодрее и бодрее. И проводил сеансы с моими постоянными пациентами, включая Ким Стаффорд, которая теперь приходила ко мне два раза в неделю; в ее жизни, кажется, наметился некоторый прогресс. И жених ни разу не намекнул ей о нашей «беседе».

По утрам я выпивал чашку кофе в кафе «Старбакс», которое располагалось прямо в моем доме, или в булочной на углу Индиана-авеню и Шестой улицы. Здесь всегда была очень вкусная выпечка, так что, помня об излишних калориях, заглядывал я сюда не часто.

Ким стала самой любимой пациенткой. У психотерапевтов, как правило, появляются такие любимчики, хотя они прекрасно понимают, что делать этого не следует.

— Помните, я вам говорила, что Джейсон не такой уж плохой парень? — заявила она мне однажды. Я, конечно, помнил, помнил и то, как я чистил ему морду в полицейском участке, где он служил. — Ну так вот, он оказался самым настоящим дерьмом, доктор Кросс. Теперь я это поняла точно. Правда, мне потребовалось на это гораздо больше времени, чем следовало бы.

Я кивнул и стал ждать продолжения. Я уже точно знал, что сейчас от нее услышу.

— Я съехала от него. Дождалась, пока он уйдет на службу, и съехала. Откровенно говоря, я боюсь до смерти. Но все равно мне давно следовало это сделать.

Ким встала и подошла к окну, которое выходило на Джудишиэри-сквер. Отсюда было видно даже здание окружного суда.

— Вы сколько времени женаты? — спросила она, бросив взгляд на кольцо, которое я по-прежнему носил на левой руке.

— Я был женат. Теперь неженатый. — Я рассказал ей о Марии, о том, что произошло более десяти лет назад, — очень коротко, без всяких сантиментов.

— Простите, — сказала Ким, когда я закончил рассказ. В глазах у нее стояли слезы.

Вот это уже было лишним. Ведь только что я успокаивал ее. А потом она просто растрогала меня. Уходя, она взяла мою руку и сказала:

— Вы очень добрый человек. Прощайте, доктор Кросс.

И я подумал, что только что, по всей видимости, потерял эту пациентку — мою первую пациентку! — потому что хорошо выполнил свою работу.

Глава 83

То, что произошло следующей ночью, совершенно выбило меня из колеи. Все шло хорошо, и ничто не предвещало грозового облака. Я угостил Нану и детей потрясающим ужином — в нашем любимом ресторане на Пенсильвания-авеню. К нашему столику даже подошел знаменитый джазмен Хилтон Фентон и рассказал веселую историю об актере Моргане Фримене. Вернувшись домой, я забрался по крутой лестнице на чердак — в свой кабинетик, тихонько проклиная крутые ступеньки.

Поставил диск Сэма Кука[23]. Потом стал просматривать полицейские досье десятилетней давности.

Я искал нераскрытые дела об изнасилованиях. Меня интересовал район Саут-Ист и его округа. Я работал и слушал музыку, забыв о времени. И поразился, когда посмотрел на часы: было уже десять минут четвертого. При просмотре одного досье я обнаружил весьма интересные факты, касающиеся серийного насильника, который, насколько я помнил, действовал в этих местах в то время, когда погибла Мария.

Преступления начались за несколько недель до того, как застрелили Марию, и с ее убийством прекратились. И уже не повторялись. Что это означало? Что насильник был в Вашингтоне проездом?

А что было еще более интересным, так это полное отсутствие словесного портрета насильника — ни одна из жертв не дала описания его внешнего вида… Всем оказана медицинская помощь, и все отказывались говорить с полицией по поводу случившегося с ними. Я продолжал листать дела.

Просмотрел протоколы допросов, но не обнаружил ни одного словесного портрета, полученного от пострадавших.

Совпадение? Возможно. Но я в этом сомневался. И продолжал читать.

И вдруг застыл над одной из страниц полицейских протоколов. Я увидел до боли знакомое имя.

Мария Кросс. Социальный работник из конторы в Потомак-Гарденс.

Детектив Элвин Хайтауэр — я его немного знал в те времена, а сейчас его, вероятно, уже нет в живых — написал подробный отчет по поводу изнасилования студентки Университета Джорджа Вашингтона. Нападение произошло в баре на Эм-стрит.

Я читал, задыхаясь. Я вспомнил разговор с Марией за два дня до ее смерти. О девушке, с которой она тогда работала, девушке, подвергшейся нападению.

Судя по рапорту детектива, эта студентка сообщила социальному работнику какие-то детали о внешности насильника. Социальному работнику — Марии Кросс. Он был белый, ростом чуть выше шести футов, вероятно, из Нью-Йорка. Уходя, он слегка поклонился жертве.

Дрожащими пальцами я перевернул страницу и проверил дату первого рапорта. Так! За день до убийства Марии!

И кто же насильник?

Да это же Мясник! Убийца из мафии, которого мы выслеживаем. Я вспомнил, как он поклонился мне с крыши. И его неожиданный визит ко мне домой.

Мясник.

Спорю на что угодно, это он.

Часть четвертая

Победитель драконов

Глава 84

Нана сняла телефонную трубку. В кухне, где в тот вечер собралась вся семья, готовили ужин. У каждого была своя задача: кто чистил картошку, кто готовил салат «Цезарь», кто раскладывал столовое серебро. Услышав звонок, я, как всегда, вздрогнул. Что там еще? Может, у Сэмпсона новые данные о Мяснике?

— Привет, милая, — сказала Нана в трубку. — Как ты там? Как себя чувствуешь? А-а, ну что ж, рада это слышать. Сейчас позову его. Он здесь, рядом, овощи режет, как будто на кухне ресторана «Бенихана». Да-да, у него все в порядке. И будет еще лучше, когда он услышит твой голос.

Понятно, это, должно быть, Кайла. Я пошел в гостиную и взял трубку. А пока шел туда, подумал, что мы неплохо устроились — по телефону в каждой комнате, не говоря уже о мобильниках, с которыми Деймиен и Дженни теперь ходят в школу.

— Ну как ты там, моя милая? — спросил я, подражая сладкому говорку Наны, чтобы развеселить Кайлу. — Эй, я взял трубку, можете повесить ту, на кухне, — добавил я специально для своих любопытных деток, которые подслушивали и хихикали.

— Привет, Кайла! Пока, Кайла! — хором завопили дети.

— Пока, Кайла, — добавила Нана. — Мы все тебя любим. Поскорее выздоравливай.

Мы услышали щелчок, и Кайла сказала:

— Я и вправду отлично себя чувствую. Пациент быстро поправляется. Почти все зажило, и я скоро приеду.

Я улыбнулся и почувствовал, как по всему телу разливается тепло просто от того, что я слышу ее голос, даже через такое расстояние.

— Я рад снова услышать твой жизнерадостный голос.

— И я твой тоже. И детей, и Наны. Извини, что не позвонила на прошлой неделе. Папа приболел — погода менялась, но теперь ему уже лучше. А я — ты же меня знаешь — занялась тут кое-какой общественной работой. Бесплатно, конечно. Терпеть не могу брать за это деньги.

Возникла короткая пауза, и я затем стал спрашивать, как поживают ее предки и, вообще, как там жизнь в Северной Каролине. Я уже успокоился после ее внезапного звонка и разговаривал свободно.

— А как ты себя чувствуешь? Ты и вправду уже поправилась? Или почти?

— И вправду. И в голове у меня кое-что прояснилось. Было время подумать о многом. Алекс, я вот что думаю… я, может, не вернусь в Вашингтон. Хотела обсудить это прежде всего с тобой, до того, как скажу кому-нибудь еще.

Сердце у меня упало, как сорвавшийся лифт в небоскребе. Я подозревал, что подобное может случиться, но все равно удар был сильный.

— Здесь очень много работы, — продолжала Кайла. — Много больных. И я опять почувствовала, как здесь хорошо, как спокойно. Извини, я не очень… понятно выражаюсь, наверное.

— Да, красноречием ты не блещешь. Вечная ваша беда, ученые! — подколол я.

Кайла вздохнула:

— Алекс, как тебе кажется, может, это неправильное решение? Понимаешь, о чем я? Ну конечно, ты понимаешь!

Я хотел сказать ей, что решение это в корне неправильное, что ей нужно срочно возвращаться в Вашингтон, но не мог заставить себя это произнести. Почему?

— Вот что я могу тебе на это ответить, Кайла. Ты сама знаешь, что для тебя лучше. Я не намерен никоим образом влиять на тебя. Да и не смог бы, даже если бы захотел. Не уверен, что сумел правильно выразить свои мысли.

— Ну, по-моему, вполне сумел. Ты просто стараешься быть честным, — сказала она. — Мне еще надо самой до конца разобраться, что для меня лучше. Такой уж у меня характер. Да и у тебя тоже.

Мы еще немного поговорили, но когда я в конце концов повесил трубку, у меня было ощущение, будто только что произошло нечто ужасное. Я ее потерял? Что я не так сделал? Почему я не сказал ей, что она нужна мне? И почему не велел ей как можно скорее возвращаться в Вашингтон? Почему не сказал, что люблю ее?

После ужина я поднялся на чердак, в свое убежище, на свой запасной аэродром, и попытался забыться, снова погрузившись в работу. О Кайле я старался не думать. Но продолжал думать о Марии — сейчас мне ее особенно не хватало, больше, чем когда-либо за все эти годы. Как бы мы могли сейчас жить!..

Около часу ночи я спустился на цыпочках вниз и проскользнул в комнату Эли. Тихонько, стараясь его не потревожить, прилег рядом с моим дорогим мальчиком.

И тихо-тихо прошептал:

— Помоги мне, малыш.

Глава 85

Теперь все катилось очень быстро… Непонятно только, к добру это или к беде. Майкл Салливан уже очень давно не ощущал себя на таком взводе, но ему нравилось взвинченное состояние. Он ведь вернулся! И к тому же в отличной форме! Еще никогда в жизни он не был в такой ярости и в то же время так сосредоточен. Он понял, что единственный выход сейчас — это действие. Любое. Он больше не мог торчать в этом мотеле, не мог больше смотреть эти нудные серии «Закона и порядка», не мог больше играть с ребятами в футбол или бейсбол.

Ему нужна была охота, ему нужно было двигаться, чтобы поддерживать в крови привычно высокий уровень адреналина.

Ошибка.

Он снова в округе Колумбия, а ему никак не следовало появляться здесь даже с новой короткой стрижкой и в синей с серебром футболке с капюшоном, который он натянул на голову. Цвета джорджтаунской команды «Хойас». Этот прикид делал его похожим на яппи-неудачника, который только и заслуживает, чтобы его все били по морде и пинали под зад.

Ну и плевать! Ему в конце концов очень нравились здешние женщины, эти поджарые офисные работницы — они самые лучшие на свете. Он только что закончил читать очередной роман Джона Апдайка и все размышлял, неужели старина Апдайк такой же сексуально озабоченный, как некоторые его герои? Ему сейчас за семьдесят, а он все кропает что-то о сексе. А может, он пропустил в этой книге самое важное? Или, может, это сам Апдайк пропустил? Возможно такое? Чтобы писатель сам не знал, о чем пишет?

Как бы там ни было, но ему и впрямь нравились эти дамочки из Джорджтауна в кружевных трусиках. От них всегда так приятно пахло, и смотрелись они просто замечательно, и умели хорошо говорить. «Женщины Джорджтауна» — вот прекрасное название для книги, которую кто-нибудь напишет, может, даже сам Джонни Апдайк.

Салливан развлекался. В машине слушал группу «U2» — Боно мечтал хоть на время оказаться внутри головы своей возлюбленной, и Салливан подумал: а разве это не отличная мысль? Вот нужно ли, например, Кэтлин оказаться внутри его головы? Точно, нет. А ему хочется оказаться внутри ее головы? Нет. Потому что ему не слишком нравится избыток пустоты.

Так, куда это его занесло?

Ага, Тридцать первая улица. Прямо по курсу — переулок Блюз, почти безлюдный в это время дня, в отличие от ночи, когда открыты все клубы и туда валят толпы народа. Сейчас он слушал Джеймса Макмертри и группу «Хартлесс бастардз». Ему нравился этот диск, и он, припарковав машину, остался в салоне, чтобы дослушать.

В конце концов он вылез, потянулся и поморщился от скверного городского воздуха.

«Готов или нет, но я пошел». Он решил срезать дорогу до Висконсин-авеню и посмотреть на тамошних дам. Может, какую и удастся как-нибудь заманить в темный переулок. И что потом? Да все, что ему захочется! Он же Майкл Салливан, Мясник из Слайго, реально чокнутый урод, заряженный гремучей смесью бензина и рока. Как это поется в той старой песенке, которая ему так нравится: «Три из четырех голосов, что звучат у меня в голове, говорят мне: иди и делай!»

Перекресток купался в желтоватом свете, льющемся из забегаловки «Ресторан Пикколо», где подавали спагетти. На Эм-стрит, что идет параллельно переулку, популярных заведений тоже немало, а их служебные входы расположены именно здесь.

Он прошел мимо стейк-хауса, потом миновал французское бистро, потом какой-то грязный фаст-фуд, откуда несло горелыми гамбургерами.

И заметил парня, который только что свернул в переулок, а потом еще одного — они шли в его сторону.

Это еще что такое?!

Что это тут происходит?!

Но он уже понял, в чем тут дело! Это конец пути. Кто-то все-таки ухитрился его обскакать, а ведь должно было быть наоборот. Кожаные пальто. Мощные ребята, широкие в плечах. Ясное дело, не какие-то студенты из Джорджтауна, решившие сократить дорогу и пройти напрямик к забегаловке — перекусить.

Он повернул обратно, к Тридцать первой, — и увидел еще двоих.

Ошибка.

Большая ошибка.

Его ошибка.

Он недооценил Джона Маджоне.

Глава 86

— Нас прислал мистер Маджоне, — сообщил один из них, самодовольный и напыщенный, приближаясь к Майклу Салливану. Да, двигались они быстро и крепко его зажали. Двое уже вытащили пистолеты и держали их в руках, небрежно опустив стволы, а Мясник не был вооружен, если не считать скальпеля, упрятанного в сапожок.

А ведь с этой четверкой ему не справиться, никаких шансов. Даже если бы у него был пистолет. Ну и что теперь делать? Щелкнуть их своим фотоаппаратом?

— Он не совсем точно выразился, Мясничок, — сказал второй громила. — Мистер Маджоне вовсе не хочет тебя видеть. Он хочет, чтобы ты исчез. И чем скорее, тем лучше. Сегодня, например. Можешь оказать такую услугу мистеру Маджоне? Мне кажется, можешь. Потом мы разыщем твою жену и троих детишек — и они тоже исчезнут.

Мозг Майкла Салливана лихорадочно работал, ища выход из положения.

Может, ему и удастся убрать одного из них, этого, с длинным языком, тогда проигрыш не будет всухую. Заткнуть ему его грязную пасть, раз и навсегда. И еще порезать его всего.

Но как насчет остальных?

Может, он сумеет и двоих уложить, если очень постарается и если ему повезет. Если бы удалось подойти к ним поближе, чтобы он мог пустить в ход лезвие… Но это вряд ли получится. Они, конечно, тупые, но не настолько. Так что же такое устроить? Ему очень не хотелось пропадать за просто так, без боя.

— А у тебя что, кишка тонка выйти со мной один на один? — решил он подразнить языкастого. — Ты, недоумок! — Он намеренно грубил, стараясь посильнее задеть громилу. Он сейчас все на свете готов был пустить в ход. Все равно умирать, но легко он не уйдет, им придется потрудиться.

Губы киллера скривились в мрачной ухмылке.

— Можешь не сомневаться, я тебя и один уделаю. Только недоумок здесь вовсе не я. Ну-ка, догадайся, кто? Я тебе подскажу — это тот, чью задницу ты подтирал нынче утром.

Мясник сунул руку в карман футболки и оставил ее в таком положении.

Разговорчивый громила замолчал и поднял свободную руку. Остальные сразу остановились. Пистолеты у них были наготове, но они опасались приближаться к этому легендарному киллеру — Мяснику.

Разговорчивый махнул рукой, чтобы стоявшие позади Салливана сместились вправо. Сам он и его напарник шагнули влево. Это освобождало им сектор обстрела. Умно.

— Ты дурак, Майкл. Вот потому и засыпался на этот раз, так ведь? Ты вообще когда-нибудь думал, что все это однажды кончится вот таким образом?

Салливан засмеялся:

— Знаешь, я никогда не думал, что все это кончится. Даже в голову такое не приходило. И сейчас не приходит, если по правде.

— Ну так вот сейчас это и кончится, в лучшем виде. Прямо здесь. Ты только смотри внимательно, пока все огни не погаснут.

Мясник и не сомневался в истинности их слов. Вдруг он услышал такое, во что было трудно поверить.

Звук раздался за спиной, и он развернулся, чтобы убедиться, что это не чья-то жестокая шутка.

В самом конце переулка стоял человек и кричал — нет, это невероятно, это просто чудо!

Или это самый счастливый день в его жизни.

А может, и то и другое.

Кавалерия скачет на выручку из-за холмов!

Смотрите, смотрите, кто явился мне на помощь!

Глава 87

— Полиция округа Колумбия! Всем бросить оружие! Немедленно! Мы из полиции! Оружие на землю!

Салливан увидел копов, он догадался, что двое мощных, как быки, черномазых были именно они, хотя и в цивильной одежде.

Они шли по переулку прямо к ним, и мафиози судорожно соображали, что им теперь делать, на что решиться.

«А копы неплохо выглядят», — подумал Салливан. Интересно, они не из той спецгруппы, которую полиция запустила в Джорджтаун для поимки насильника, то есть его самого?

Можно на что угодно спорить, что так оно и есть, и если это действительно правда, то он здесь единственный, кто это пока что понял.

Один из копов уже вызывал по рации подмогу. Двое гангстеров, те, что стояли недалеко от Висконсин-авеню, повернулись — и быстро пошли за угол.

Полицейские уже достали стволы, но что они могли сейчас сделать?

Салливан чуть не расхохотался — и сделал то же самое — тихо направился к Висконсин-авеню.

А потом побежал, изо всех сил помчался к многолюдной улице. И хохотал, как сумасшедший. Чокнутый. И наглый до безумия. Он бежал, как бегал в прежние времена в Бруклине, когда был еще мальчишкой, когда только еще учился играть в эти игры.

Беги, Майки, беги. Беги прочь от смерти.

Что теперь сделают эти копы? Будут стрелять ему в спину? С какой стати? Потому что он побежал? Так он же чуть не стал жертвой вооруженных бандитов!

Копы что-то орали ему вслед, явно угрожая, но все, поезд ушел, и они только проводили его взглядами. Самая смешная вещь, которая с ним произошла за многие годы, может, за всю жизнь. Кавалерия прискакала на выручку — к нему!

Большая ошибка.

Их ошибка.

Глава 88

Мы с Сэмпсоном подъехали к зданию полицейского участка на Висконсин. Работа кипела, копы в форме входили и выходили, подъезжали машины. Детектив Майкл Райт был расстроен — он с напарником только что упустил Джорджтаунского насильника. А значит, они упустили самый крупный за всю их карьеру шанс прославиться. Тем не менее в «обезьяннике» сидели два типа, которые, вероятно, его знали. Их нужно было расколоть.

Мы с Сэмпсоном миновали пуленепробиваемый экран высотой десять футов и направились в сторону камер для допросов, которые размещались сзади. Эта «рабочая зона» выглядела очень знакомо: ободранные, заваленные бумагами столы, старые компьютеры и телефоны, оставшиеся от прошлых эпох, полки над головой, забитые папками.

Прежде чем мы прошли в камеру, Райт сообщил, что эти двое пока что не произнесли ни слова, но они были вооружены пистолетами «беретта», и он был уверен, что это киллеры.

— Теперь можете развлекаться, — сказал он, и мы с Джоном вошли в камеру.

Сэмпсон заговорил первым:

— Я — детектив Джон Сэмпсон. Это доктор Алекс Кросс. Доктор Кросс — судмедэксперт и психолог, занимается расследованием серии изнасилований в Джорджтауне. Я тоже занимаюсь расследованием этого дела.

Ни один из задержанных не произнес ни слова, не сделал даже попытки пошутить, сломать лед. Обоим на вид было лет по тридцать с небольшим, они явно занимались бодибилдингом, и на физиономиях у обоих — наглые ухмылки.

Сэмпсон задал еще несколько вопросов, а потом мы просто замолчали. Просто сидели и смотрели на них.

В конце концов в дверь постучала секретарша и вручила Сэмпсону только что полученные факсы.

Он прочитал их, потом передал мне.

— Вот уж не думал, что мафия так активна в округе Колумбия, — сказал Сэмпсон. — Видимо, я ошибался. Вы оба — шестерки из мафии. Может, кто-нибудь расскажет, что там произошло в переулке?

Они даже не отреагировали, продолжая все так же самодовольно ухмыляться. Они вели себя так, словно нас здесь не было. Это уже начинало нас бесить.

— Доктор Кросс, может, мы обойдемся без их помощи? Как вы полагаете? — спросил Сэмпсон.

— Можно попробовать. Тут вот написано, что Джон Антонелли по кличке Суслик и Джозеф Лануджелло, он же Перо, работают на дона Маджоне из Нью-Йорка. Это, стало быть, Маджоне-младший, а Маджоне-старший несколько лет назад нанял человека по имени Майкл Салливан, он же Мясник, и дал ему заказ на одного парня в округе Колумбия. Помнишь это дело, Джон?

— Помню. Он кокнул китайского наркодилера. И твоя жена Мария была убита примерно в то же время. Мистер Салливан проходит подозреваемым по этому делу.

— Этот же самый Майкл — Мясник — Салливан подозревается в серийных изнасилованиях в Джорджтауне и в убийстве, связанном с этими изнасилованиями. Это был Салливан? Это его вы зажали в переулке Блюз? — спросил я у боевиков.

Они по-прежнему молчали. И впрямь крутые парни.

Сэмпсон в конце концов встал, потирая щеку:

— Ну, они мне, наверное, больше не нужны, ни Суслик, ни Перо. И что нам с ними делать? Погоди-ка, у меня есть идея! Тебе она понравится, Алекс. — И он хохотнул. — Потом приказал арестованным подняться: — Здесь вам делать больше нечего. Пройдемте со мной, джентльмены.

— Куда? — нарушил наконец молчание Лануджелло. — Вы нам пока еще никаких обвинений не предъявили.

— Пошли. У меня для вас есть сюрприз. — Сэмпсон встал перед ними, я — за их спинами. Им это, кажется, не понравилось. Может, они подумали, что у меня на них зуб в связи с гибелью Марии. И они правы.

Сэмпсон подал знак охраннику, дожидавшемуся в конце коридора, и тот отпер ключом дверь камеры. В «обезьяннике» сидели несколько задержанных, которым еще не предъявили обвинения. Все они, кроме одного, были черными. Джон прошел внутрь.

— Вы останетесь здесь, — сообщил он обоим. — Если передумаете и захотите с нами поговорить, крикните. Если мы с доктором Кроссом будем еще здесь — побеседуем. Если нет — зайдем завтра утром. В этом случае желаю вам спокойной ночи.

Симпсон постучал своим значком о прутья «обезьянника».

— Эти парни подозреваются в причастности к серии изнасилований, — объявил он. — Насиловали черных женщин в районе Саут-Ист. Осторожнее с ними, это крутые ребята. Из Нью-Йорка.

И мы ушли, а охранник с грохотом захлопнул дверь «обезьянника».

Глава 89

Четыре часа утра. Утро холодное, дождливое, и двое его младших сыновей тихонько плачут на заднем сиденье машины. Плачет и Кэтлин — она сидит впереди. И во всем этом виноват Маджоне-младший и мафия. В неприятностях, которые на них свалились. И Маджоне за это заплатит, дорого заплатит. Салливан уже с нетерпением ждал дня, когда того настигнет возмездие.

В полтретьего ночи он загрузил все семейство в машину и вывез из дома, расположенного в шести милях от Уилинга, штат Западная Виргиния. Это был уже второй их побег за последние две недели. Он обещал ребятам, что они скоро вернутся в Мэриленд, но знал, что это неправда. Они никогда не вернутся в Мэриленд. Салливан уже выставил свой дом на продажу — ему нужны были деньги для побега.

И вот теперь он со всей семьей спасается от смерти. Когда они уезжали из последнего дома, который он назвал «Диким Западом», у него было ощущение, что мафия вот-вот снова выйдет на него, что они уже ждут его за поворотом.

Но он проехал этот поворот, потом следующий и спокойно выбрался из города, целый и невредимый. А скоро они уже слушали «Роллинг Стоунз» и подпевали им, пока Кэтлин не прикрикнула на них и не потребовала прекратить этот действующий на нервы рев. Позавтракали они в придорожной забегаловке «Денниз», потом остановились, чтобы зайти в туалет, и к трем пополудни оказались в местах, где никогда раньше не бывали.

Салливан рассчитывал, что они не оставили за собой никаких следов, по которым за ними могли бы рвануть убийцы из мафии. Никаких хлебных крошек, как было в «Гансе и Гретель». Хорошо также, что ни он, ни его семья никогда не бывали в этих местах. Для них это — совершенно чужая территория. Никаких связей, никаких знакомых.

Он свернул на подъездную дорожку, ведущую к дому в викторианском стиле — с высокой крутой крышей, декоративными башенками и витражными окнами.

— Мне нравится этот домик! — воскликнул Салливан, фальшиво улыбаясь и изображая энтузиазм. — Добро пожаловать во Флориду, ребятки!

— Очень весело, папочка, — заметил с заднего сиденья Майкл-младший. Все трое сидели мрачные и подавленные.

Им и Кэтлин уже надоели его тупые шуточки. Флорида — захудалый городишко, меньше тысячи жителей, расположен высоко в Беркширских горах. Горные пейзажи тут — просто дух захватывают. И на шоссе никаких убийц из мафии. Чего еще желать?

— Просто отлично. Что может быть лучше этого? — повторял Салливан, когда они в очередной раз начали распаковывать вещи.

Но Кэтлин почему-то плакала, когда он демонстрировал ей их новую гостиную с потрясающим видом из окон на высоченную гору Грейлок и реку Хусик. А он врал ей, говоря, что все будет в порядке.

Он знал, что это неправда, и, вероятно, знала это и она. Однажды и его, и семью убьют. Может быть, прямо в этом доме.

Конечно, если он не предпримет кардинальных мер. Причем меры нужно принимать быстро. Только вот что нужно сделать? Как ему остановить мафию, идущую по его следу?

Как ему избавиться от гангстеров?

Глава 90

Два дня спустя Мясник снова был в пути. Теперь уже один.

У него был готов план действий, и он ехал на юг, в Нью-Йорк. Он был взвинчен и все время подпевал Спрингстину и Дилану. Только старые добрые хиты на всем четырехчасовом пути на юг. Ему не очень хотелось оставлять Кэтлин и детей в этом доме в Массачусетсе, но он решил, что пока они будут там в безопасности. Он сделал для них все, что от него зависело. В любом случае больше, чем сделал для него, для матери и братьев его собственный папаша.

Потом, около полуночи, он направился прямо к Западной Сто седьмой улице, где располагался жилой комплекс «Морнингсайд». Он когда-то жил здесь и знал, что это место удалено от мафиозных районов и отлично подходит для его цели. Удобно было и то, что здесь пересекались четыре ветки сабвэя и поблизости располагались две его станции.

Кондиционирования в этих меблированных комнатах не было, это он хорошо помнил, но в ноябре это не имело значения. Он сразу лег и заснул — и спал, как дитя в материнской утробе. А когда проснулся в семь утра, то был бодр и настроен только на одно: отомстить Маджоне-младшему. Выживает самый сильный, самый крутой.

Около девяти утра он спустился в метро. Ему нужно было осмотреться и выбрать место для дела, которое он спланировал. Он даже уже составил список. Интересно, а подозревают эти люди — мужчины и женщины — что они уже практически трупы, что только от него зависит, кто останется в живых, а кто умрет?

Вечером, около девяти, он поехал на машине в Бруклин, в старые, знакомые места, где бывал когда-то. В район, контролируемый Маджоне-младшим, с центром в Кэрролл-Гарденс.

Он вспомнил своего прежнего дружка, Джимми Шляпу; Салливану его немного недоставало, но он подозревал, что Джимми давно пришили по приказу Маджоне-старшего. Наверняка кто-то его замочил, а тело просто исчезло, словно Джимми никогда на свете и не было. Так что у Мясника имелся еще один счет, по которому следовало заплатить.

В душе у него уже начинала закипать злость. На все и на всех. И прежде всего на папашу — первого Мясника из Слайго, — на этот кусок ирландского дерьма, который порушил всю его жизнь, когда ему и десяти лет еще не исполнилось.

Он свернул на улицу, где жил Маджоне, и не смог удержаться от улыбки. Могущественный дон все еще жил, как дешевый сантехник или местный электрик-ремонтник, — в домике из желтого кирпича на две семьи. И что еще более удивительно — Салливан не заметил на улице никакой охраны.

Стало быть, либо Младший здорово его недооценивает, либо его люди чертовски хорошо умеют прятаться. Вполне возможно, что его лоб сейчас под прицелом снайперской винтовки. И ему осталось жить всего пару секунд.

Такое напряжение было невыносимым. Ему страшно хотелось посмотреть, что тут на самом деле происходит. И он нажал на клаксон — раз, два, три раза. Но ничего не случилось — вообще ничего.

Никто не стал стрелять ему в лоб. И у него затеплилась мысль, что ему, возможно, удастся выиграть эту схватку.

Но потом он понял: Маджоне-младший смылся отсюда вместе со своим семейством. Маджоне тоже ударился в бега.

Ошибка.

Сам он допускать ошибок просто не имел права — ни единой промашки, начиная с этого момента и до того, когда все будет кончено. А если допустит — он труп.

Все очень просто.

И точка.

Глава 91

Было поздно, и я решил немного проехаться. Мне очень нравилась моя новая машина. Детям тоже. Даже Нане, слава Богу. Тут я понял, что снова думаю о Марии. И о затянувшемся расследовании ее убийства, которое я проводил и которое провалил. Я напряг память, стараясь вспомнить ее лицо, стараясь услышать ее неповторимый голос.

Вернувшись домой, я попытался уснуть, но не смог. Мне было так скверно, что я спустился вниз и еще раз посмотрел «Дневник безумной чернокожей женщины». И обнаружил, что способен сопереживать тому, что происходило на мерцающем экране телевизора. Фильм Тайлера Перри очень соответствовал моему настроению.

Около девяти утра я позвонил в офис помощника директора ФБР — Тони Вудсу. И, спрятав гордость в карман, попросил о помощи в расследовании. Мне было необходимо выяснить, нет ли в Бюро данных о наемном киллере по кличке Мясник — пусть даже это будут закрытые данные.

— Мы знали, что вы нам позвоните, Алекс. Директор Бернс хотел бы снова работать с вами. Вам нужна какая-то консультация? Это нетрудно устроить. Сообщите только, что именно вас интересует. Вы ведь снова занялись расследованием?

— Кто сказал, что я занимаюсь расследованием? Нет, тут просто возникла особая ситуация, — сказал я Тони. — Этот Мясник, вероятно, убил мою жену, и я не хочу оставлять это дело нераскрытым.

— Понятно. Мне действительно все понятно. Попытаемся вам помочь, если это в наших силах. Я подготовлю все, что вам нужно.

Тони договорился, чтобы мне выделили кабинет одного из агентов, уехавшего в командировку, и сказал, что мне дали добро на консультации с аналитиком ФБР Монни Донелли — если они мне понадобятся.

— Я уже беседовал с Монни, — заметил я.

— Мы в курсе. Монни сообщила. И ей разрешили сотрудничать с вами. Официально.

На следующий день я приступил к работе. Как выяснилось, в Бюро было немало материалов на Майкла Салливана. В его досье скопились десятки фотографий. Но были они семилетней давности, и, как оказалось, в последнее время с ним ни у кого не было никаких контактов. Куда он исчез? Я знал, что Салливан вырос в Бруклине, в квартале Флэтлендс. Его отец был настоящим мясником. Я даже узнал имена старых знакомых и приятелей Салливана времен его жизни в Нью-Йорке.

Он посещал приходскую школу, доучился до десятого класса, был хорошим учеником, хотя, кажется, никогда к этому особенно не стремился. Потом Салливан бросил школу. Связался с итальянской мафией и стал одним из немногих представителей другой нации, сумевшим проникнуть в ее ряды. Он не выбился в лидеры или авторитеты, но ему хорошо платили. Салливан уже зарабатывал шестизначные суммы, когда ему было всего за двадцать, и стал ведущим киллером и приближенным Доминика Маджоне. А вот сын его, нынешний дон, всегда недолюбливал Салливана.

А потом с ним стали происходить странные и непонятные для всех, кто им занимался, истории. Стали поступать сообщения, что Майкл Салливан пытает своих жертв и уродует их тела. Он убил священника и прихожанина, обвиненных в дурном обращении с мальчиками в его бывшей школе; потом пришил каких-то членов «комитета бдительности». Был слух, что Салливан убил собственного отца — однажды вечером тот исчез из лавки и его тело так до сих пор и не было обнаружено.

Потом Салливан вообще исчез с экранов фэбээровских радаров. Монни Донелли согласилась с моим предположением, что Салливан мог стать информатором кого-то из агентов Бюро и теперь находится под его протекцией или протекцией полиции Нью-Йорка. Может быть, даже подпал под программу защиты свидетелей.

Неужто он и впрямь стал чьим-то стукачом?

И теперь Мясника прикрывает ФБР?

Глава 92

Джон Маджоне был человеком гордым, самоуверенным, иногда любил прихвастнуть и покрасоваться, но он был не глуп, а поэтому не беспечен. Он прекрасно понимал сложившуюся ситуацию, страшную, реальную угрозу со стороны этого чокнутого киллера, этого ирландца, услугами которого его отец в свое время широко пользовался. Но даже его болван-папаша пытался тогда избавиться от Салливана, едва узнал, насколько он опасен и непредсказуем. Теперь надо наконец покончить с этим, и сделать это нужно очень продуманно.

Салливан все еще был в бегах — это Маджоне знал точно. Соблюдая дополнительную предосторожность против его ответного удара, он вывез семью из Южного Бруклина. И теперь они жили на Лонг-Айленде, в огороженном и охраняемом комплексе «Минеола». А потом и сам он присоединился к ним.

Дом был кирпичный, в колониальном стиле, на берегу, в тихом тупике. Были и собственный причал на канале, и быстроходный катер «Сесилия-Тереза», названный так в честь его первого ребенка.

Хотя местоположение комплекса было всем известно, охрана на всех въездах была надежная, а Маджоне к тому же удвоил и число собственных телохранителей. Так что безопасность своей семье он обеспечил. В конце концов, Мясник всего лишь одиночка. Ну какой вред он может принести, если говорить серьезно?

Маджоне-младший собирался в это утро заняться кое-какими делами, но позже, а потом, как это было у него принято, заехать в свой клуб в Бруклине. Появляться там надо было регулярно. Он был уверен, что теперь у него все под контролем. Да и его люди убедили своего дона, что Салливан очень скоро подохнет, и семья его тоже.

А пока Маджоне плавал в собственном крытом бассейне. Он уже сделал тридцать кругов и собирался проплыть еще пятьдесят.

Но тут зазвонил сотовый, оставшийся в шезлонге.

Рядом никого не было, и ему пришлось вылезти из воды и самому взять трубку.

— Да. В чем дело?

— Маджоне! — раздался в трубке мужской голос.

— Кто это, черт возьми? — спросил он, хотя уже понял, кто звонит.

— А это Майкл Салливан, босс. Нахальный малый, да?

Маджоне несколько удивило, что этот чокнутый снова позвонил ему.

— Думаю, нам надо поговорить, — сказал он.

— Да мы и так уже говорим. Ты послал за мной киллеров. Сначала в Италию. Потом они приперлись ко мне домой в Мэриленд. Стреляли в моих ребят. А потом возникли в Вашингтоне, меня искали. Это потому, что я, как ты полагаешь, трепло и хвастун, да? Это ты трепло и хвастун, Младший! И это тебя надо уделать!

— Послушай, Салливан…

— Это ты послушай, ублюдок. Ты меня послушай, Младший! Тебе сейчас доставят посылку — в твою крепость. Посмотри внимательно, что там внутри. И учти: я скоро приду за тобой! Тебе меня не остановить. Ничто меня теперь не остановит. И никто. Я же чокнутый, верно? Не надо забывать об этом. Я самый чокнутый из всех чокнутых уродов, какие тебе только встречались или о которых ты слышал. И мы с тобой обязательно встретимся снова. — И Мясник отключил связь.

Маджоне набросил купальный халат, потом вышел на лужайку перед домом. Он не верил собственным глазам: посылку доставила служба «Федерал экспресс»!

А это означало, что свихнувшийся Салливан, возможно, прямо сейчас наблюдает за домом. Возможно такое?

— Винсент! Марио! Тащите свои задницы сюда, живо! — крикнул он своим телохранителям, которые тут же выскочили из кухни с сандвичами в руках.

Он велел одному из них вскрыть посылку — вне дома, возле бассейна.

Через несколько минут нервного ожидания охранник крикнул:

— Это фотографии, мистер Маджоне. Правда, не совсем в стиле рекламы фирмы «Кодак»…

Глава 93

— Кажется, мы нашли его, мой милый!

Моя пациентка, учительница Эмили Корро, как раз собиралась уходить, (хотелось бы надеяться, теперь с более высокой самооценкой), когда по мобильнику мне позвонил Сэмпсон. Большой Джон редко бывает в таком возбужденном состоянии, так что, видимо, произошло нечто чрезвычайное.

А оно и впрямь произошло.

В тот же день мы с ним прибыли в район Флэтлэндс в Бруклине. И отправились разыскивать местную таверну под названием «У Томми Макгоуи».

Чистенькая и аккуратная закусочная была почти пуста. Там были только мощный бармен-ирландец и маленький, но крепко сбитый человечек лет сорока — он сидел в самом конце хорошо отполированной стойки. Его звали Энтони Муллино, и работал он художником-графиком на Манхэттене. В прошлом — лучший друг Майкла Салливана.

Мы сели так, что Муллино оказался между нами.

— Очень мило, — сказал он и улыбнулся. — Эй, ребята, я ведь вовсе не собираюсь от вас бежать. Я пришел сюда по собственной доброй воле. Просьба не забывать об этом. Да у меня дядьки — здешние копы. Можете проверить, если хотите.

— Уже проверили, — сказал Сэмпсон. — Один в отставке, живет в Мертл-Бич; второй временно отстранен от службы.

— Ха, значит, я уже набрал пятьсот очков! Неплохо. Поможет мне остаться в высшей лиге.

Мы с Сэмпсоном представились. Муллино попытался вспомнить, откуда ему знакомо лицо Джона, но не смог. Он сообщил нам, что внимательно следил за расследованием дела о главе русской мафии по кличке Волк, в котором я принимал участие, работая в Бюро, и которое проходило именно здесь, в Нью-Йорке.

— Я о вас в каком-то журнале читал, — сказал он. — Не помню в каком.

— В «Эсквайре», — напомнил я. — Лично я эту статью не видел.

Муллино понял намек и засмеялся — его смех был похож на кашель.

— Ну так как вы докопались — насчет меня и Салли? Это же так давно было. Древняя история.

Сэмпсон рассказал ему кое-что из того, что нам было известно — что ФБР прослушивало разговоры в клубе, членом которого был Джон Маджоне. Что Маджоне заказал Салливана, скорее всего по причине не совсем пристойных методов, которые тот использовал; и что Мясник нанес ответный удар.

— Агенты Бюро поспрашивали народ в округе, вот ваше имя и всплыло, — добавил он.

Муллино не стал дожидаться, пока Сэмпсон закончит. Я заметил, что, когда он говорил, руки у него все время двигались.

— Точно, клуб на Бенсонхерст. Вы там бывали? Старый итальянский квартал. Дома двухэтажные, внизу магазины, сами знаете. Знавал и лучшие времена, но все еще вполне приличный. Мы с Салли выросли неподалеку. А каким боком я теперь имею к этому отношение? Что-то никак не соображу, я ведь Майка сто лет не видел.

— Из досье ФБР мы узнали, что вы его друг. Это так?

Муллино покачал головой:

— Когда мы были мальчишками, то вроде как дружили. Но это было давно, ребята.

— Вы оставались друзьями, и когда вам перевалило за двадцать. И он все еще поддерживает с вами связь. Такую мы получили информацию.

— Ага, поздравительные открытки на Рождество, — сообразил Муллино и засмеялся. — Можно было догадаться. Салли — человек сложный, совершенно непредсказуемый. Вдруг возьмет да и пришлет открытку на праздник. А что? У меня неприятности? Да или нет?

— Нам известно, что вы связаны с мафией, мистер Муллино, — заявил Сэмпсон.

— Приятно это слышать, потому что я с ними не связан. И никогда не был связан. И вообще, мне уже надоело все это дерьмо, которое все время льют на нас, итальянцев. «Бада бинг»[24] и прочая дрянь в том же роде. Конечно, у нас многие так считают. И знаете почему? Да потому, что такое по телику все время показывают.

— Ну так расскажите нам о Майкле Салливане, — предложил я. — Мы хотим знать все, что вам о нем известно. Пусть даже это старые истории.

Энтони Муллино заказал себе еще рюмку. И начал рассказывать:

— Расскажу вам об одной занятной штуке. История такая. В младших классах я был как бы защитником Майка и помогал ему. Объяснял ему про непорочное зачатие и всякое такое. Прямо Ирландское христианское братство. В нашей округе нужно было обладать очень приличным чувством юмора, чтобы не попадать каждый день в драки. Ау Салливана в те времена его было не слишком много, чувства юмора. И он смертельно боялся, что ему выбьют передние зубы. Он мог бы однажды стать кинозвездой или кем-то в этом роде. Богом клянусь, чистая правда! Правда! Его папаша и мамаша клали свои вставные челюсти на ночь в стакан с водой.

Далее Муллино рассказал, как Салливан изменился, когда они были в старших классах.

— Он стал грубым, крутым, злобным и гнусным, как змея. Но чувство юмора к тому времени у него развилось неплохое. Неплохое для ирландского парня, конечно. — Он придвинулся поближе к стойке и понизил голос: — В девятом классе он убил одного парня. Его звали Ник Фрателло. Тот работал в писчебумажном магазине, газетами торговал. И с букмекерами водился. Он все время колотил Майка, все время яйца ему отбивал. Без всякой причины. Вот Салли его и убил, порезал — резаком для картона. Про это прознала мафия. Сам Маджоне. Маджоне-старший, я его имею в виду.

Вот тогда Салли и начал ошиваться вокруг этого клуба на Бенсонхерст.

Никто точно не знал, чем он там занимается. Даже я. Но у него вдруг появились деньги. Семнадцать ему было, может, восемнадцать, а он купил себе «понтиак». Жутко крутая тачка в то время. А Маджоне-младший всегда ненавидел Майка, потому что тот заслужил уважение Маджоне-старшего.

Муллино перевел взгляд с Сэмпсона на меня и развел руками, мол, что он еще может сказать и не пора ли ему домой.

— Когда вы в последний раз видели Майкла Салливана? — спросил Сэмпсон.

— В последний раз? — Муллино откинулся на спинку стула и сделал вид, что с трудом пытается припомнить. Потом его руки снова замелькали. — Наверное, это было на свадьбе Кейт Гарган в Бэй-Ридж. Лет шесть-семь назад. Насколько я помню. Конечно, у вас, ребята, видать, имеются и аудио- и видеозаписи всей моей жизни, верно?

— Может быть, мистер Муллино. Итак, где Майкл Салливан сейчас? Рождественская открытка от него была? Откуда он ее послал?

Муллино пожал плечами и воздел руки горе, словно ему уже надоел этот разговор.

— Открыток было всего две. Кажется, из Нью-Йорка. Манхэттен? Там не было обратного адреса. Так что я с таким же успехом у вас могу спросить, где сейчас Салли.

— Он здесь, мистер Муллино, в Бруклине, — сказал я. — И вы видели его два дня назад в «Честерфилд Лодж» на Флэтбуш-авеню. — И я показал ему фото, где он был с Майклом Салливаном.

Муллино снова пожал плечами и улыбнулся. Ничего страшного, его всего лишь поймали на вранье.

— Он же был моим другом. Ну позвонил, сказал, что хочет поговорить. Что мне было делать — послать его? Не самая лучшая идея. Ну и почему вы его прямо там не прихватили?

— Не повезло, — объяснил я. — Агенты наружного наблюдения не знали, как он сейчас выглядит — он побрил голову, прямо как панк из семидесятых. И я спрашиваю вас еще раз: где теперь находится Салливан?

Глава 94

Майкл Салливан нарушал все освященные временем традиции и неписаные правила семьи, и прекрасно знал об этом. Он понимал также, какие могут быть последствия. Но это ведь они сами начали всю эту заварушку, не так ли? Они сели ему на хвост, они напали на него на глазах у его детей.

И теперь он должен с этим покончить. Возможно, он сам погибнет при этой попытке. В любом случае это веселое предприятие.

Субботним утром он уже ехал в почтовом грузовике с надписью «Юнайтед пост сервис», который только что угнал. Водила лежал сзади, из последних сил стараясь остановить кровь, хлещущую из перерезанного горла.

На приборном щитке красовалась фотография его подружки, а может, жены. Но Майклу было наплевать на это. Как и на случайное убийство несчастного водителя. Он не испытывал никаких чувств к этому совершенно чужому для него человеку. По правде говоря, для него любой человек был чужаком. А нередко он чувствовал себя чужим в собственной семье.

— Эй, ты, сзади, у тебя все в порядке? — окликнул он, перекрывая грохот и скрип грузовика.

Никакого ответа, ни звука.

— Я так и думал, приятель. Не волнуйся, почту и все остальное все равно надо доставить. Дождь, снег, слякоть, смерть — что бы ни случилось.

В районе Рослин он подвел огромный коричневый грузовик ко входу в дом средних размеров. Прихватил с полки позади водительского сиденья пару больших коробок для доставки товаров. И направился к парадной двери. Он шел очень быстро, как ребята из сериала «Парни в коричневом», который все время идет по телику. Даже насвистывал какую-то веселую мелодию.

Нажал на кнопку звонка. Подождал, продолжая насвистывать. Отлично справляясь с ролью, как ему казалось.

Из динамика интеркома раздался мужской голос:

— Кто там? В чем дело?

— Служба «Ю-пи-эс». Вам посылка.

— Оставьте у двери.

— Тут нужно расписаться, сэр.

— Оставьте у двери, я сказал. И сами распишитесь. Все. Пока.

— Извините, сэр. Не могу. Я на службе.

Но динамик молчал. Прошло тридцать секунд, сорок пять. Значит, надо действовать по плану «Б».

Неожиданно в дверях показался крупный мужчина в темном спортивном костюме «Найк». Он производил серьезное впечатление, и вполне понятно — это был профессиональный футболист, игравший в американских командах «Нью-Йорк Джетс» и «Майами Долфинс».

— У тебя со слухом проблемы? — спросил он. — Я же тебе сказал, оставь посылку у двери. Capisce?[25]

— Нет, сэр. Я вообще-то из ирландцев. И я не имею права оставлять эти ценные посылки без вашей подписи в ведомости.

Мясник протянул экс-футболисту электронный блокнот, и тот недовольно нацарапал маркером свою подпись.

Мясник проверил ее — Пол Москони. Гангстер, боец мафии, к тому же женатый на младшей сестре Джона Маджоне. Трогать его, конечно, было совершенно против всех правил, но, скажите на милость, а остались ли еще где-нибудь хоть какие-то правила?! В мафии, в правительстве, во всем этом идиотском обществе?!

— Лично против вас я ничего не имею, — сказал Мясник и выстрелил. — Ты труп, Пол Москони. Твой большой босс, конечно, очень на меня рассердится. Кстати, я когда-то болел за «Джетс». Но теперь болею за «Нью Ингленд».

Потом Мясник достал скальпель. Раз, другой, еще, еще.

Из окна показалась женщина — темные волосы у нее были в бигудях. И начала вопить:

— Поли! О Господи! Поли! Нет! Нет! Нет!

Мясник вежливо поклонился ей:

— Передай от меня привет своему братцу. Это он тебе такое устроил. Это твой большой братец убил Поли, а не я. — Он повернулся было, но остановился и добавил: — Эй, сочувствую тебе в твоей утрате.

И снова поклонился.

Глава 95

Это может оказаться его концом. Концом длинной и извилистой дороги убийств.

Мы с Сэмпсоном свернули на шоссе, ведущее на восточную окраину острова. Потом поехали по шоссе номер 27 и в конце концов очутились в городишке Монток, который до сего момента был для меня всего лишь одним из географических названий. Но именно здесь, по информации Энтони Муллино, Майкл Салливан скрывался вместе со своей семьей. И вероятно, перебрался он сюда именно сегодня. Мы нашли его дом после двадцати минут езды по незнакомым узким улицам. Двое ребят играли в футбол на маленькой лужайке перед домом. Светловолосые, ирландский тип лица. Хорошо тренированные, особенно младший. Мы приуныли — присутствие детей могло помешать всем нашим планам.

— Полагаешь, он здесь обосновался? — спросил Сэмпсон, выключая двигатель. Мы остановились в сотне ярдов от дома, и нас оттуда не было видно. Мы соблюдали все меры предосторожности.

— Муллино говорит, что он все время меняет адреса. Но уверен, что сейчас он тут. Дети подходящего возраста. Там еще один есть, постарше. Майкл-младший.

Я прищурился, стараясь получше разглядеть двор.

— Машина на подъездной дорожке. Номера мэрилендские.

— Значит, адрес правильный. Случайных совпадений быть не может. Салливан, как предполагают, жил где-то в Мэриленде, пока не пустился в бега с семьей. Мэриленд совсем недалеко от округа Колумбия. А все изнасилования происходили именно там. Все сходится.

— Детишки нас пока что не видели. Надеюсь, Салливан тоже не заметил. Давай, Джон, двигай осторожно.

Мы тронулись дальше, и Сэмпсон припарковал машину за две улицы от дома. Потом мы достали из багажника ружья и пистолеты. И направились в лесок позади домов, скромных, но все-таки имеющих вид на океан. В доме, где поселился Салливан, было темно, и мы пока никого там не заметили — ни Кэтлин Салливан, ни Майкла Салливана. Если они и находились в доме, то не подходили к фасадным окнам. И это было вполне резонно. А еще я не забывал, что Салливан отлично стреляет из винтовки.

Я сидел на земле, прислонившись спиной к дереву и скрючившись от холода. Оружие положил на колени. Я обдумывал, как нам убрать Салливана, не причинив вреда его семье. И можно ли вообще это сделать? И вдруг я снова вспомнил Марию. Неужели я наконец поймаю ее убийцу? Я не был в этом уверен полностью, но чувствовал, что это возможно. Или я просто принимаю желаемое за действительное?

Я достал бумажник и извлек из пластикового кармашка ее фото. Я все еще скучал по ней. И не было дня, чтобы я не вспоминал о ней. В моей памяти ей всегда будет тридцать. Как все-таки быстро ушло время…

Но это ведь она привела меня сюда. Мы с Сэмпсоном приехали сюда только с одной целью: прикончить Мясника.

И мы не хотели, чтобы кто-то узнал, что мы намерены с ним сделать.

Глава 96

Мясник остановился на красный свет. С каждой минутой он злился все больше и больше. Даже с каждой секундой. Проклятие, как же он ненавидел этого Джона Маджоне!

Старый район был теперь совсем не таким, каким его помнил Салливан. Он и тогда его не любил, а сейчас ему вообще было на все наплевать. У него возникло ощущение сродни deja vu[26], он проехал вперед по Пи-авеню, потом свернул влево, на Бэй-паркуэй.

Этот квартал по-прежнему был торговым центром Бенсонхерста. Квартал за кварталом — краснокирпичные дома с магазинами на первом этаже, вонючие ресторанчики, пекарни-булочные, магазинчики гастрономических товаров. Грязь и вонь. Некоторые вещи не меняются никогда.

В памяти снова мелькнули картинки детства: папашина лавка — все белое и блестящее, холодильник с белой эмалированной дверцей; внутри холодильника на крюках висят разделанные говяжьи туши, на потолке — лампочки в проволочных сетках; повсюду — ножи, топоры и пилы. И папаша стоит, сунув руки под фартук, — ждет, когда сынок ему врежет.

На перекрестке он повернул направо. Ага, вот она. Нет, это уже не мясницкая лавка. Для Маджоне он придумал кое-что получше. Месть — это такое блюдо, которое надо подавать горячим, чтобы от него шел пар.

Он увидел «линкольн» Маджоне — тот был припаркован позади клуба. Номерной знак — «ACF 3069». Он был совершенно уверен, что это машина Младшего.

Ошибка?

«Но чья?» — раздумывал он, продолжая ехать по Восемьдесят первой улице. Неужто Младший настолько обнаглел, что ездит, куда захочет? Неужели совсем не боится Мясника? Не уважает? Даже теперь?

Или он устроил для Майкла такую ловушку?

Может быть, и то и другое вместе. Наглость и хитрость. Характерные черты мира, в котором мы живем.

Салливан остановил машину перед пирожковой Данкана на пересечении Нью-Утрехт-авеню и Восемьдесят первой. Перекусил — черный кофе и булочка с кунжутом, которая оказалась непропеченной и безвкусной. Может, такая дрянь и сойдет где-нибудь в глухой провинции, но в Бруклине подобные изделия продавать не следует. Но он продолжал сидеть за столом, наблюдая за огнями машин, сновавших по Нью-Утрехт, и представлял, как он ворвется в клуб на Восемьдесят первой и откроет огонь. Нет, он вовсе не собирался так рисковать — это была всего лишь приятная фантазия, игра ума.

У него был готов настоящий план действий.

Маджоне-младший уже труп. Даже хуже, чем просто труп. Салливан улыбнулся при этой мысли и тут же осмотрелся, нет ли слежки. Никто за ним не следил. Это нервы, мания преследования. Он и впрямь сбрендил. Вот и отлично.

Он сделал еще глоток. Вообще-то кофе у Данкана не так уж плох. Но вот булочка — полная дрянь.

Глава 97

Двадцать минут спустя он уже занял позицию. Он вдруг вспомнил, что действовал сейчас точно так же, как тогда, будучи еще мальчишкой. Они с Джимми Шляпой и Тони Муллино забрались по шаткой пожарной лестнице на крышу дома на Семьдесят восьмой улице, потом рванули по залатанным рубероидом крышам к дому, прилегавшему к этому же клубу. Прямо при дневном свете. Ничего не боялись.

Они тогда собирались навестить одну девицу, знакомую Тони, — она жила в этом доме. Звали эту маленькую итальянскую курочку Аннет Буччи. Аннет была очень сексапильной и любила доводить до белого каления своих бойфрендов. А им и было-то лет по тринадцать, по четырнадцать. У нее они тогда смотрели по телику «Счастливые дни» и «Лаверн и Ширли». Идиоты малолетние! Курили сигаретки и травку и пили водку ее папаши. Аннет заявила, что у нее не может быть детей — и они все трое считали себя в то лето самыми счастливыми пацанами во всем районе.

Нынешнее его предприятие было намного проще осуществить — помогала ночь и полнолуние. И конечно, он сюда заявился вовсе не на свидание с Аннет Буччи.

Нет, у него было очень серьезное дело к Джону Маджоне, незавершенное дело, берущее начало, наверное, еще во времена Маджоне-старшего, который велел замочить бедолагу Джимми Шляпу. А что еще могло с этим Джимми случиться? Так что это была его, Салливана, месть, и она будет такой сладкой, что Мясник уже сейчас почти ощущал ее вкус. Он еще полюбуется, как подыхает Маджоне-младший!

Если его план сработает, об этом налете в районе будут потом судачить годами!

И конечно же, он сделает снимки!

Он торопливо пробирался по старым крышам, надеясь, что никто с верхних этажей не услышит его шагов и не вылезет поглядеть, в чем дело. И тем более — не вызовет копов. В конце концов он добрался до дома из коричневого ракушечника, примыкавшего к зданию, в котором располагался клуб.

Никто вроде бы не заметил, как он сюда залезал. Он опустился на крышу и перевел дух. Дал сердцу успокоиться, но злости не растерял. Злости на Маджоне? Или на собственного папашу? Да какая разница?!

Сидя на крыше, Салливан вдруг подумал, а не самоубийство ли все это? В какой-то мере? У него была теория, что курящие люди имеют склонность к суициду, равно как и безмозглые кретины, которые пьют, а потом садятся за руль и гоняют по дорогам. Или те, кто заводит себе мотоцикл. И те, кто убивают собственного отца, а потом скармливают его рыбкам в заливе Шипшед. Тайная склонность к самоубийству. Вот так.

Вот и Джон Маджоне такой же. Всю жизнь был сопляком. Это ж надо, решил угрохать Мясника! Поглядим теперь, что из этого выйдет!

Конечно, если его план сработает.

Глава 98

Следить. Терпеливо ждать. Грызть ногти. Все было прямо как в старые добрые времена, правда, на этот раз поспокойнее.

Мы с Сэмпсоном по-прежнему сидели менее чем в сотне ярдов от дома в Монтоке, рядом с бухтой на восточной оконечности Лонг-Айленда, и я все больше и больше утверждался в мысли, что скоро мне удастся наконец уложить Мясника. Но в то же время меня не оставляло тревожное чувство — что-то тут не так.

Может, я даже знал, что именно тут не так: этот киллер был неуловим. Насколько мне известно, никто даже близко к нему не сумел подобраться. Тогда почему мне кажется, что именно я смогу его угрохать?

Потому что я стал Победителем Драконов и успешно справился с другими киллерами? Потому что уже привык к роли Победителя? Потому что побеждает справедливость и все убийцы должны быть пойманы? И особенно тот, который убил твою собственную жену? Нет, черт возьми, нет в жизни никакой справедливости. Я понял это в ту минуту, когда Мария упала, а потом умерла у меня на руках.

— Думаешь, он сюда вернется? — спросил Сэмпсон. — Ты ведь об этом думаешь, а, мой милый? Или, может, он опять пустился в бега? И сейчас уже далеко отсюда?

— Да нет, не совсем об этом. Вернется он сюда или нет — кто знает? Думаю все же, что вернется. Не могу понять, что меня сейчас беспокоит, Джон. Просто такое ощущение… что нас опять каким-то образом провели.

Сэмпсон скривился:

— Провели? Кто? И зачем?

— Ответа у меня нет, к сожалению. Ни на один из твоих вопросов.

Это было всего лишь ощущение. Но я печенкой чувствовал подвох. Одна из моих знаменитых способностей. Она меня часто выручала, но не всегда.

Когда солнце начало садиться и сделалось прохладнее, я увидел на берегу двух заядлых рыболовов со спиннингами. Отсюда хорошо просматривалась океанская ширь. Рыболовы были в высоких неопреновых болотных сапогах и, видимо, намеревались ловить каменных окуней — сейчас как раз был сезон. На поясах у них болтались мешки с приманкой и подсачники. У одного, в красной бейсболке с надписью «Рэд сокс», была прикреплена какая-то невообразимая шахтерская лампа. Дул сильный ветер, а чем сильнее ветер, тем лучше ловится рыба — так мне говорили.

Я подумал, что мы с Сэмпсоном тоже рыболовы: всегда кого-то ловили, как бы ни пряталось зло в глубинах океана жизни. Пока я наблюдал за их возней на берегу, одного из рыболовов накрыло волной, и он еле выбрался из воды, тщетно пытаясь сохранить бравый вид. Вода, наверное, была дьявольски холодна.

Я надеялся, что со мной и с Сэмпсоном такого сегодня не случится.

Нам вообще-то не следовало здесь торчать — но мы торчали.

И подвергались опасности.

А этот киллер — один из лучших специалистов своего грязного дела. А может, и самый лучший.

Глава 99

Часто орудием убийства становились самые обыкновенные вещи. На сей раз — банка высокооктанового бензина, баллон с пропаном и динамитная шашка в качестве запала. Ничего сложного. Только вот сработает ли его гениальный план? Вопрос на миллион долларов.

На первый взгляд, все выглядело обыкновенной проказой — одной из тех, какие они с Тони Муллино и Джимми Шляпой наверняка использовали бы в своей округе в старые времена. Просто чтобы поразвлечься. Тогда жизнь крутого парня представлялась ему именно такой: выходки, проделки, всякие шуточки, но и месть за прошлые обиды.

Так он отомстил папаше, этому больному на голову ублюдку. Однажды ночью он порезал первого мясника из Слайго на мелкие кусочки, а потом скормил Кевина Салливана рыбам в заливе. Слухи об этом были вполне обоснованными. Джимми Шляпа выехал тогда на лодке в море вместе с ним, и Тони Муллино тоже. Ребята, которым он доверял. Он не любил об этом вспоминать. Просто задвинул в самый дальний уголок памяти.

Нынешняя ночь не слишком отличалась от той. Она будет ночью мести. Он уже двадцать лет ненавидит Маджоне-младшего!

Он спустился по пожарной лестнице с крыши. Очутившись на тротуаре, услышал резкие мужские голоса, доносившиеся из клуба. По телевизору транслировали матч: «Джетс» против Питсбурга. «Вот Боллинджер оттягивается назад… Боллинджера зажали!..»

«Ну что ж, меня сейчас тоже зажали», — думал Мясник. Но все равно это отличное прикрытие для его игры, у него масса времени, чтобы довести ее до конца. А этих уродов, сидящих в клубе, он тоже ненавидит. Всегда ненавидел. Они же никогда не пускали его в свой круг. Он всегда был для них чужаком, аутсайдером.

Он пристроил зажигательную бомбу рядом с деревянным забором в переулке. На противоположной стороне он засек охранников Маджоне. Они стояли, опираясь на крышу черного «линкольна».

Он-то их видел, а вот они его в темноте увидеть не могли.

Он подался назад, в темноту переулка, и спрятался за мусорным баком, от которого разило тухлой рыбой.

Над головой с ревом пролетел лайнер «Американ эйрлайнз», направляясь в аэропорт Ла-Гуардиа, — он грохотал как гром, сотрясая все небо. Так что для его мести момент оказался самым подходящим.

Рев самолета был просто легким звуком по сравнению с грохотом взрыва у задней стены клуба. Затем послышались крики и ругань находившихся в клубе мужчин.

И огонь! Языки пламени мгновенно охватили все вокруг.

Задняя дверь распахнулась, и двое охранников — личные телохранители Маджоне — вытащили своего босса, словно это был президент Соединенных Штатов, а сами они — агенты секретной службы, уводящие его в безопасное место. Охранники были в крови, кашляли, наглотавшись дыма, терли глаза рукавами, пытаясь унять слезы, но быстро продвигались вперед, направляясь к «линкольну».

Салливан вышел из-за мусорного бака:

— Эй, вы, уроды! Вот тут-то вы мне и попались!

И выстрелил четыре раза подряд. Телохранители рухнули на асфальт. Клетчатый спортивный пиджак на одном из них продолжал гореть.

Потом Салливан подбежал к Маджоне-младшему. Лицо у того было изрезано осколками и обожжено. Он ткнул ствол пистолета в щеку Маджоне:

— Я ведь помню тебя еще маленьким ребенком, Младший. Жадный, избалованный, вечно всем недовольный — вот какой ты тогда был. И ни капельки не изменился, а? Полезай в машину, не то я тебя пристрелю прямо здесь, в этом переулке. Всажу тебе пулю между глаз. Давай в машину, пока у меня терпение не лопнуло! — И он показал Маджоне-младшему скальпель. — В машину, пока я его в ход не пустил!

Глава 100

Салливан вез Маджоне по знакомым улицам Бруклина — Нью-Утрехт-авеню, потом по Восемьдесят шестой. Он ехал в машине дона, и его распирало от удачи.

— Ну-ка, сделай одолжение, поройся в собственной памяти. — Он словно вел репортаж, комментируя происходящее. — Кто это сказал, что домой вернуться нельзя? Знаешь, кто это сказал, Младший? Книги-то почитываешь? А надо бы. Впрочем, теперь уже поздно об этом.

Он подъехал к пирожковой Данкана на Восемьдесят шестой и перетащил Маджоне во взятый напрокат «форд», который, конечно, не ахти какая машина, но на него по крайней мере никто на улицах не обращает внимания. Потом надел на Маджоне наручники. Жесткие, какие использует полиция.

— Ты что, с ума спятил? Что ты делаешь? — зарычал Маджоне, когда наручники впились ему в запястья.

Салливан не совсем понял, что тот имел в виду — пересаживание в другую машину, зажигательную бомбу или наручники? Интересно, что именно?

— Ты устроил на меня охоту, помнишь? Ты сам все это начал. И вот что я тебе скажу: я намерен это закончить, за этим сюда и явился. А надо было это сделать еще тогда, когда мы были детьми.

Лицо Маджоне налилось кровью. Вид у него был такой, словно вот-вот, прямо в машине, с ним случится обширный инфаркт.

— Ты совсем спятил! Ты же полный придурок! — завизжал он, когда они отъехали от стоянки.

Салливан чуть не остановил машину прямо посреди улицы. И чего это Младший так разорался?

— Эй, я не собираюсь с тобой спорить по поводу моего душевного здоровья. Я киллер по контракту, а это значит, что я немного чокнутый. Мне полагается быть чокнутым, так ведь? На моем счету пятьдесят восемь человек.

— Ты режешь людей, — сказал Маджоне. — Ты — отморозок. Сумасшедший. Ты убил моего друга. Не забыл?

— Я выполняю свои контракты вовремя. Всегда. Может, я немного и переусердствовал, но это смотря на чей вкус. Только ты все время помни об этом.

— Ты несешь вздор! Не настолько же ты безумен! Человек не может быть таким безумцем!

Это было даже забавно — наблюдать, как у Маджоне работают мозги. Или не работают. Так ведь Младший и сам — хладнокровный убийца, стало быть, надо соблюдать осторожность. Никаких ошибок.

— Ну ладно, — сказал Майкл Салливан. — Мы едем на Гудзон, я там знаю один подходящий причал. Как приедем туда, я сделаю несколько снимков — чтобы твои приятели потом полюбовались. Я хочу сделать им самое серьезное предупреждение, которое, надеюсь, они правильно поймут — чтобы оставили в покое меня и мою семью. — Тут Салливан приложил палец к губам. — Все. Никаких больше разговоров, — сказал он. — А то я уже начинаю тебя немножко жалеть, Младший, а мне этого вовсе не хочется.

— Да мне плевать, что ты там чувствуешь!.. — И вдруг осекся: это Салливан пырнул его в живот выкидным ножом, всадил лезвие по самую рукоятку, а потом медленно вытащил.

— Это тебе для начала, — произнес он странным, словно потусторонним шепотом. — Это я просто разминаюсь.

Потом Мясник слегка поклонился.

— Вот такой я, чокнутый.

Глава 101

Мы с Сэмпсоном вернулись в машину и продолжали ждать возвращения Мясника. Мы уже минуты считали. Рано или поздно — он ведь должен вернуться. Но его не было, а мы очень устали, замерзли и, откровенно говоря, были страшно разочарованы.

Около половины восьмого показался посыльный из пиццерии «Папа Джон». У меня засосало под ложечкой — пицца, но не нам.

— Давай поговорим о чем-нибудь, — предложил Сэмпсон. — Чтобы о еде не думать. И о холоде.

— Я снова вспоминал Марию, пока тут сидел, — сказал я, продолжая наблюдать за длинноволосым парнишкой из пиццерии. Тот отдал пакет и ушел. Я подумал, что Салливан может использовать этого посыльного, чтобы передать записку жене. А вдруг так только что и произошло? А мы сидим и ничего не можем предпринять. — То, что происходило в последние месяцы, заставило меня многое вспомнить, — продолжал я. — Я-то считал, что уже достаточно погоревал. А оказывается, нет. И психоаналитик считает, что нет.

— Ты тогда был занят детьми. Может, ты был так загружен, что на чувства тебя уже не хватало. Я же помню, какой ты был, я к тебе часто заезжал по вечерам. Ты тогда вообще не спал. Работал, работал, работал. Старался быть хорошим отцом. Помнишь, у тебя еще начался нервный тик?

— Теперь вспомнил.

У меня тогда, после смерти Марии, некоторое время жутко дергалась щека. Врач-невролог из Медцентра Джонса Хопкинса сказал, что это может со временем пройти, а может продолжаться долгие годы. Это расстройство продолжалось чуть больше двух недель и помогло мне, как ни парадоксально, в работе. Задержанные тряслись от страха, когда я их допрашивал в «обезьяннике».

— Ты же тогда только и думал, как поймать убийцу Марии, Алекс. Именно тогда ты и стал настоящим детективом. Во всяком случае, я так считаю. Именно тогда ты научился сосредоточиваться на главном. Вот так ты и стал Победителем Драконов.

Я чувствовал себя так, словно оказался в исповедальне. А Джон Сэмпсон — мой духовник.

— Я хотел забыть о ее убийстве, отрешиться, не думать о нем все время, поэтому, наверное, и навалил на себя массу дел. И дети на мне, и работа.

— Так ты и теперь тоскуешь? И все еще не прошло? Или почти прошло?

— Честно? Не знаю, Джон. Сам пытаюсь понять.

— А что, если мы и на этот раз не поймаем Салливана? Если он опять от нас уйдет? Или уже ушел?

— Думаю, мне все равно будет немного легче. Да, Мария умерла. — Я замолчал. — Не думаю, что это была моя вина. Ну что я мог сделать, когда в нее попала пуля?

— Да… — протянул Сэмпсон.

— Да… — эхом повторил я.

— Но до конца ты в этом не уверен, так?

— Не на все сто. — Я засмеялся. — Может, если мы поймаем его сегодня… Может, если я вышибу ему напрочь мозги. Вот тогда мы точно будем в расчете.

— За этим мы сюда и явились, мой милый! Чтобы вышибить ему мозги!

Тут в боковое окно машины кто-то постучал, и я потянулся за пистолетом.

Глава 102

— А этот что тут делает?! — спросил Сэмпсон.

Рядом с машиной, с моей стороны, стоял не кто иной, как Тони Муллино. Действительно, как он здесь оказался, в Монтоке?

Я медленно опустил стекло, рассчитывая это выяснить.

— А вместо меня тут мог оказаться Салли, — сказал Тони, склонив голову набок. — Тогда вы оба были бы уже трупы, если бы это был он.

— Нет, это ты был бы труп, — сказал Сэмпсон. Он медленно улыбнулся Муллино и показал ему свой «глок». — Я уже давно заметил, что ты сзади подходишь. И Алекс тоже.

Я его не видел, но было приятно сознавать, что Сэмпсон по-прежнему меня прикрывает, потому что сам я, наверное, слегка расслабился — а такое может кончиться пулей в спину. Или чем-нибудь похуже.

Муллино потирал руки от холода.

— Холодина нынче, как на полюсе, — сказал он. Подождал, потом повторил: — Я говорю, что холодрыга стоит дикая, так недолго и в ледышку превратиться.

— Давай в машину, — сказал я. — Залезай.

— Обещаешь не стрелять нам в спину? — спросил Сэмпсон.

Муллино поднял обе руки — на лице его было искреннее удивление и тревога. Впрочем, понять его было трудно.

— У меня даже оружия нету, ребята. В жизни никогда ничего такого не было.

— А может, и следовало бы заиметь. С такими дружками, как у тебя, — заметил Сэмпсон. — Тут есть над чем подумать, братец.

— О'кей, братец, — ответил Муллино и нехорошо засмеялся. И я сразу вспомнил, кто он такой на самом деле.

Он открыл заднюю дверцу и забрался внутрь. Вопрос все еще оставался без ответа: зачем он появился здесь и что ему нужно?

— Он не вернется? — спросил я, как только он захлопнул заднюю дверь, перекрыв доступ холоду. — Так или нет?

— Не-а, не вернется, — ответил Муллино. — Он и не собирался.

— Ты его предупредил? — спросил я. Я наблюдал за Муллино в зеркало заднего вида. У него сузились глаза, в них появилось беспокойство и неуверенность — что-то с ним было не так.

— Мне и не нужно было его предупреждать. Салли всегда полагается только на самого себя, и это у него неплохо выходит. — Он говорил тихо, почти шепотом.

— Ну еще бы, — заметил я.

— Так что произошло, Энтони? — спросил Сэмпсон. — Где теперь наш мальчик? И почему ты здесь?

Голос Муллино звучал так, словно доносился из-под воды. Я сначала даже не разобрал, что он сказал.

Сэмпсон тоже.

— Повтори погромче, — сказал он и повернулся назад. — Слышишь? Прибавь-ка уровень звука.

— Он прикончил Джона Маджоне, — сказал Муллино. — Уволок его, потом порезал. Этого уже давно следовало ожидать.

В машине воцарилось тягостное молчание. Не знаю, что еще меня могло сейчас удивить больше, чем это сообщение. Мне и раньше казалось, что нас, вероятно, провели. Значит, так оно и было.

— Откуда ты об этом узнал? — спросил я наконец.

— Я живу по соседству. А Бруклин — большая деревня. Так всегда было. А кроме того, Салли позвонил мне, когда все закончил. Ему хотелось поделиться.

Сэмпсон развернулся, чтобы видеть его лицо.

— Значит, Салливан не приедет сюда, чтобы забрать свою семью. Он что, не боится за них?

Я по-прежнему наблюдал за Тони Муллино в зеркало. И я уже знал, что он ответит.

— Это не его семья, — сказал он. — Он даже не знает, кто они такие.

— Кто же тогда находится в доме?

— Я тоже не знаю, кто они такие. Они сюда устроились через агентство. Просто семья, которая, может быть, похожа на семью Салли.

— Ты работаешь на него? — спросил я.

— Нет. Но он всегда был мне добрым другом. Это ведь я в школе боялся, что мне расквасят физиономию. А Салли всегда меня защищал. Вот я и помогал ему. И снова помогу, если понадобится. Черт побери, это же я помогал ему прикончить его сумасшедшего папашу!

— А сюда ты зачем явился? — продолжал я расспрашивать.

— Ну это просто. Он мне велел.

— Зачем? — спросил я.

— А это лучше у него самого спросите. Может, потому что он любит кланяться после того, как хорошо сделает дело. Он всегда кланяется, сами знаете. Только лучше этого не видеть.

— Я уже видел, — заметил я.

Муллино открыл заднюю дверцу, кивнул нам и исчез в ночи.

И Мясник тоже. Исчез в ночи.

Глава 103

Как это пелось в той старой песенке? «Жизнь — это то, что есть, а не то, что ты предполагаешь».

Я поехал обратно в Вашингтон, потому что мне хотелось повидаться с детьми, и Нана ждет, а еще у меня были пациенты, которые зависели от меня, и у них на следующий день назначено время приема. Нана всегда говорила, что это очень важно для меня — помогать людям. Она считает, что это моя судьба. Наверное, она права.

Перед глазами все время маячило лицо Майкла Салливана, его легкий поклон. Меня просто убивало осознание того, что он все еще болтается на свободе. По данным ФБР, мафия уже назначила награду в миллион долларов за его голову и еще миллион — за его семью. У меня все еще было подозрение, что он может быть тайным осведомителем Бюро или полиции. И та и другая организации помогают ему и оберегают его. Но до конца я не был уверен в этом и, наверное, никогда не буду.

Однажды вечером, уже после того, как Салливан скрылся, я сидел на открытой веранде и играл на пианино для Дженни и Деймиена. Играл почти до десяти. А потом заговорил с ними об их матери. Решил, что пришло время.

Глава 104

Не знаю, почему я решил именно теперь поговорить с ними о Марии, но мне хотелось, чтобы дети знали о ней всю правду.

Может, мне хотелось, чтобы они перестали думать о ней, что мне самому никак не удавалось. Я никогда не врал детям, рассказывая о Марии, я лишь утаивал кое-что… Нет, в одном я солгал. Я сказал Деймиену и Дженни, что меня не было с Марией, когда ее застрелили, но что я приехал в больницу Святого Антония до того, как она умерла. И она успела сказать мне несколько слов перед смертью.

Причина была в том, что я не хотел рассказывать им все подробности, которые сам никогда не забуду: звуки выстрелов, и как она ахнула, резко выдохнув, когда в нее попала пуля, как она сползла из моих объятий на тротуар. И кровь хлещет из груди Марии, и я понимаю, что раны смертельны. Я все еще помню это с ужасающей ясностью — даже спустя десять лет.

— Я в последнее время часто думал о вашей маме, — говорил я детям в тот вечер. — Я много о ней думал. Вы, ребята, наверное, уже знаете об этом.

Дети собрались в тесную кучку, поняв, что разговор будет не совсем обычный.

— Она была необыкновенным человеком, необыкновенным во многих отношениях. У нее были такие живые глаза, всегда полные жизни… И очень честные. Она прекрасно умела слушать. А это чаще всего отличительная черта доброго человека. Я в этом уверен. Она любила улыбаться и других людей заставляла улыбаться, если удавалось. И она всегда повторяла: «Вот чаша грусти, а вот чаша радости. Какую выбираешь?» Сама она почти всегда выбирала чашу радости.

— Почти всегда? — переспросила Дженни.

— Почти всегда. Подумай об этом, Дженель. Ты же у меня умница. Она выбрала меня, так? Из всех умных и красивых парней, которых у нее было предостаточно, она выбрала вот эту физиономию, эту личность.

Дженель и Деймиен заулыбались. Потом Деймиен сказал:

— Это все потому, что тот, кто ее убил, теперь вернулся? Поэтому ты завел этот разговор о маме?

— Отчасти, Дей. Но я недавно узнал, что у меня осталось одно незаконченное дело, которое имело непосредственное отношение к ней. И к вам двоим. Вот поэтому я и завел этот разговор, понятно?

Деймиен и Дженель молча слушали, пока я говорил, а говорил я долго. В конце концов я умолк, задохнувшись от подступавших рыданий. Кажется, они впервые увидели, что я плачу о Марии.

— Я так ее любил, так любил вашу маму, словно она была частью меня самого. Я и сейчас, наверное, ее люблю. Люблю!

— Это из-за нас? — спросил Деймиен. — Это и наша вина, да?

— Что ты хочешь сказать? Я тебя не совсем понимаю.

— Мы тебе ее напоминаем, да? Мы напоминаем тебе о маме каждый день, каждое утро, когда ты нас видишь, ты вспоминаешь, что ее с нами нет. Так?

Я покачал головой:

— Может, в этом и есть какая-то доля правды. Но вы мне о ней напоминаете в хорошем смысле, в самом лучшем смысле. Можете мне поверить. Это очень хорошие воспоминания.

Они ждали продолжения разговора, не сводя с меня глаз, словно я мог внезапно убежать от них.

— В нашей жизни все время происходят изменения, — сказал я. — У нас теперь есть Эли. Нана стареет. Я снова стал принимать пациентов.

— Тебе это нравится? — спросил Деймиен. — Работать психологом?

— Нравится. Пока что.

— Пока что. Очень в твоем стиле, папочка, — заметила Дженни.

Я фыркнул, но не стал напрашиваться на комплименты. Не то чтобы мне не нравились комплименты, но всему свое время, а сейчас было не до них. Когда я читал автобиографию Билла Клинтона, я не мог отделаться от мысли, что, когда он признавался, что причинил боль жене и дочери, он еще и просил прощения — может быть, потому, что очень нуждался в любви. И может, именно отсюда проистекает его способность сопереживания и сочувствия.

И потом я решился — рассказал Дженни и Деймиену, как все тогда происходило в действительности. Я сказал своим детям полную правду. Рассказал со всеми подробностями: как убили Марию, что я все это видел и был с ней, когда она умерла, ощутил ее последний вздох на этом свете, слышал ее последние слова.

Когда я закончил, когда уже не мог больше говорить, Дженни прошептала:

— Следи за рекой, папочка, следи, как она течет. Река — это правда.

Я всегда повторял эти слова, когда дети были маленькими, а Марии уже не было. Гулял с ними по берегу Анакосты или Потомака и говорил, чтобы они смотрели на нее, на текущую воду.

— Следите за рекой… река — это правда.

Или то, что мы принимаем за правду.

Глава 105

В те дни у меня было странное состояние — приподнятое и депрессивное одновременно.

Это было и хорошо и плохо.

Почти каждое утро, около половины шестого утра, я завтракал с Наной. Потом рысью бежал к себе в офис, переодевался и начинал прием пациентов.

По понедельникам и вторникам первой моей пациенткой была Ким Стаффорд. Мне всегда было трудно удержаться от личных симпатий и антипатий при работе с людьми, а может, я просто утратил сноровку. Некоторые коллеги казались мне слишком циничными, слишком сдержанными, не в меру дистанцированными от своих пациентов. Я думаю, что пациентам это не очень нравилось — ведь они приходили за помощью.

Я проводил лечение по-своему, проявляя простое человеческое участие, а нередко и сострадание. Я нарушал принятые правила, отступая от ортодоксальных приемов. Одна только трепка, которую я задал Джейсону Стемплу в раздевалке полицейского участка, чего стоила. Пришлось кулаком выбить дурь из этого подонка. Именно это я называю профессионализмом.

Потом у меня появилось окно до самого полудня, и я решил повидаться с Монни Донелли из Квонтико. Она проверяла мою теорию, касающуюся характера Мясника. И не успел я поздороваться, как она меня перебила:

— У меня есть для тебя кое-что, Алекс. Думаю, тебе понравится. В конце концов, это же твоя идея.

И Монни рассказала, что воспользовалась моими заметками и отследила жену Салливана через одного шестерку-гангстера, который проходил по Программе защиты свидетелей и ныне проживал в Мертл-Бич, штат Южная Каролина.

— Я прошла по цепочке, которую ты наметил, и ты оказался прав! Она привела меня к парню, который был на свадьбе Салливана. Свадьба была тихой и скромной, как и следовало ожидать. Этот парень из Бруклина, о котором ты мне говорил, Энтони Муллино, тоже там был. По всей видимости, Салливану не нравится, когда о его личной жизни знает слишком много людей. Он даже собственную мать туда не пригласил, а его отец к тому времени уже умер, как тебе известно.

— Ага, был убит собственным сыном и парочкой его приятелей. И что ты выяснила насчет жены Салливана?

— Очень интересные вещи выяснила, но совсем не то, чего ты ожидал. Она выросла в Колтс-Нек, штат Нью-Джерси, и до того, как познакомилась с Салливаном, преподавала в младших классах. Как тебе это нравится? Сальваторе Пистелли, ну, тот парень, что попал в программу защиты свидетелей, говорит, что она была очень милая девушка. Говорит, что Салливан подыскивал хорошую мать для будущих своих детей. Трогательно, не правда ли? У нашего психа-громилы нашлось слабое место. Его жену зовут Кэтлин Хэни. Ее семья по-прежнему живет в Колтс-Нек.

В тот же день мы организовали прослушивание телефона родителей Кэтлин Салливан. И телефонов ее сестры, проживавшей в Томас Ривер, и брата, который работал дантистом в Риджвуде.

У меня вновь появилась надежда. Может, мы сумеем в конце концов закрыть это дело, покончив с Мясником.

Может, я еще увижу его и отвечу на его поклон.

Глава 106

Майкл Салливан жил теперь под именем Майкла Морриси, с тех пор как перебрался в Массачусетс. Морриси был отморозок, которого Мясник убрал на раннем этапе своей карьеры наемного киллера. У Кэтлин и ребят оставались их собственные имена, но фамилия тоже стала — Морриси. Легенда, которую они заучили назубок, гласила, что последние несколько лет они жили в Дублине, где их отец работал консультантом нескольких ирландских компаний, имеющих деловые связи с Америкой.

А теперь он занимается консультациями в Бостоне.

И это соответствовало истине, поскольку Мясник только что получил заказ, воспользовавшись старым знакомством в Южном Бостоне.

В то утро он покинул дом, выходящий фасадом на реку Хусик, в девять утра. И поехал в новом «лексусе» на запад, к скоростному шоссе, идущему через весь Массачусетс. Орудия труда лежали в багажнике — винчестер, пистолет и строительный пистолет-гвоздемет.

Поначалу он не включал музыку, углубившись в воспоминания. В последнее время он постоянно думал о прошлом, об отце, о заказах для Маджоне-старшего, о католическом священнике Фрэнсисе К. Конли. Отец Фрэнк забавлялся с маленькими мальчиками. Слухи об этом ходили по всей округе. Салливан никак не мог поверить, что некоторые родители знали о том, что происходит, и не предпринимали никаких мер.

Когда ему стукнуло девятнадцать и он уже работал на Маджоне, он однажды увидел священника в доках, где Конли держал небольшую лодку с подвесным мотором, — он иногда выбирался ловить рыбу. И брал с собой одного из церковных служек. В качестве поощрения.

В тот весенний день отец Фрэнсис пришел в док, чтобы подготовить лодку к сезону. Он был занят ремонтом мотора, когда на борт ступили Салливан и Джимми Шляпа.

— Привет, отец Фрэнки! — сказал Джимми и улыбнулся, прищурившись. — Как насчет прогулки по морю? Прямо сейчас, а? Рыбку половим…

Священник нахмурился, узнав молодых головорезов:

— Не выйдет, ребята. Лодка еще не готова к работе.

Его слова вызвали у Шляпы смех, и он повторил:

— Готова к работе — я понял!

Вперед выступил Салливан:

— Да-да, она вполне готова, святой отец. И мы сейчас отправимся в круиз. Песенку знаете? Фрэнки Форда — «Морской круиз»? Вот туда мы и отправимся. Втроем.

И они отправились в круиз, вышли из затона, и отца Фрэнка больше никто не видел и не слышал. «Отправь, Господь, в ад его душу», — сказал Джимми Шляпа на обратном пути.

И в это утро, направляясь выполнять заказ, Салливан вспомнил эту старую песенку Фрэнки Форда, и еще он вспомнил, как жалостно священник умолял сохранить ему жизнь. Салливан потом все время спрашивал себя: доброе дело он совершил или нет, и может ли он совершать добрые дела?

Был ли он вообще способен хоть на что-нибудь доброе?

Глава 107

В конце концов он добрался до Стокбриджа. Городок стоял почти на границе штатов Массачусетс и Нью-Йорк. Салливан быстро нашел нужный дом. Противоречивые мысли его уже не мучили. Он снова был готов к самым гнусным делам, чтобы заработать.

Дом был выстроен в колониальном стиле и, как ему показалось, отделан с большим вкусом. Располагался он у тихого пруда. На участке в несколько акров высились клены, ясени и сосны. На подъездной дорожке стоял черный «порше-тарга», напоминая модернистскую скульптуру.

Мяснику было известно, что в доме живет сорокалетняя Мелинда Стейнер и что она водит роскошный красный «мерседес» с откидным верхом. Тогда кто же владелец черного «порше»?

Салливан припарковал машину подальше от главной улицы, за сосновой рощицей, и минут двадцать наблюдал за домом. Он заметил, что дверь гаража закрыта. Весьма возможно, красный «мерседес» находится в гараже.

Соблюдая осторожность и оставаясь под прикрытием мощных ветвей, он поднес к глазам немецкий бинокль. И медленно осмотрел выходящие на восток и на юг окна дома.

В кухне, кажется, никого не было — окна темные, свет не горит.

В гостиной тоже темно.

Но кто-то же в доме есть?

В итоге он обнаружил хозяев в угловой спальне на втором этаже.

Мелинда, она же Мел Стейнер, была с каким-то блондинистым хлыщом лет сорока. Наверное, он и есть владелец «порше».

«Слишком много ошибок, — подумал он. — Целый букет ошибок».

Он понял, что его гонорар в семьдесят пять тысяч долларов только что удвоился, потому что он никогда не мочил двоих по цене одного.

Мясник направился к дому с пистолетом в одной руке и ящиком с инструментами — в другой. И ему опять нравилась жизнь, которую он для себя избрал.

Глава 108

Он отдавал себе отчет в том, что его могут заметить, — белый дом окружало открытое пространство, где все на виду. Он разглядел теннисный корт позади дома, который смотрелся, как пятачок зеленой глины. Может, это искусственное покрытие, которое так обожают любители тенниса в Мэриленде?

Салливан сосредоточился. Необходимо убить Мелинду Стейнер и ее любовника, поскольку тот окажется свидетелем.

И самому не попасть под пули.

Никаких ошибок.

Он медленно отворил деревянную переднюю дверь дома, которая оказалась незапертой. Люди, живущие в провинции, часто так делают. Ошибка. И еще он был уверен, что не встретит особого сопротивления, когда поднимется наверх.

«И все же никто ничего не может знать наверняка, так что, Майки, не стоит слишком расслабляться, не считай себя умнее всех».

Он вспомнил, как чуть не прокололся в Венеции и в Италии, как его могли там сцапать. Мафия теперь повсюду его разыскивает. И однажды найдет.

Так почему не сегодня? И почему не здесь?

Этот заказ ему сосватал старый приятель, но мафия легко могла дотянуться и до него. И устроить Мяснику западню.

Нет, не сегодня.

Парадная дверь не заперта. Они бы, конечно, заперли ее, если бы это была западня, сделали так, что все выглядело вполне обычно.

Парочка, которую он отследил в спальне, выглядела слишком обыденно, слишком была погружена в собственные дела. И он не верил, что кто-нибудь, кроме него самого, может оказаться таким хитрым и устроить подобную ловушку со сладкой приманкой. Эта парочка наверху была очень активна и не походила на подставу.

Поднимаясь по лестнице, он слышал звуки, доносившиеся из спальни.

Конечно, это может оказаться магнитофонная запись. Но скорее всего нет. Инстинкт самосохранения не раз выручал его. И сейчас он молчит. Значит, все в порядке.

Глава 109

Когда он поднялся на второй этаж, сердце у него билось все же гораздо чаще.

Он вспомнил вдруг сцену из фильма «Сбоку» — он тогда чуть не лопнул от хохота. Тип, что пониже ростом, полная пьянь, должен был стащить бумажник у второго придурка, и ему надо было пролезть в спальню, где была парочка недоумков. Сцена была просто отличная — страшно смешно, и к тому же совершенно неожиданный поворот сюжета. Как то, что должно произойти сейчас.

Он заглянул в спальню. И подумал про себя: «Вот вам и сюрприз! Вы уже оба — трупы!»

И мужчина, и женщина были в отличной форме. Тренированные, спортивные. Очень сексуальная парочка. И оба улыбались.

Они, кажется, очень нравились друг другу. Может, они даже влюблены.

Салливан кашлянул. Любовники смутились.

— Очень впечатляет!

Они ему даже понравились, особенно Мел. Отлично выглядит для своего возраста. Прекрасное тело. И лицо — хорошее лицо.

Ему понравилось даже то, что она не стала прикрываться, а пристально смотрела на него, словно говоря: «Ну и какого черта тебе тут надо? Это мой дом, это мое личное дело, и нечего совать сюда свой грязный нос, кто бы ты ни был. Давай проваливай!»

— Вы Мелинда Стейнер, правильно? — спросил он, направляя на нее пистолет, но вовсе не угрожающим жестом. Какой смысл пугать их больше, чем нужно? Он ведь ничего против этих двоих не имел. Они — не мафия, они не охотились за ним и его семьей.

— Да, я Мелинда Стейнер. А вы кто такой? И что вам нужно?

Она явно была вспыльчивой, и она была права: это все же ее дом, и она имеет право спрашивать, что он тут делает.

Он быстро приблизился к кровати и дважды выстрелил.

Блондин свалился с постели на коврик в индейском стиле, лежавший на полу. Вот и заботься о своем здоровье в надежде подольше прожить…

Мелинда поднесла обе ладони к губам:

— О Господи!

Но кричать не стала, а это означало, что они были только постельными партнерами. Любви между ними не было, даже особой близости не существовало. Наблюдая сейчас за ее лицом, он решил, что не так уж он и нравился ей, этот блондинчик.

— Хорошая девочка. Быстро соображаешь. Он ничего не успел почувствовать. Никакой боли, точно тебе говорю.

— Он мой архитектор, — сказала она и быстро добавила: — И зачем я это вам говорю?

— Ты просто нервничаешь. Да кто бы не нервничал на твоем месте? Ты, наверное, уже поняла, что я пришел убить тебя, а не твоего любовника.

Он стоял футах в трех от нее, и его пистолет был направлен прямо в ее сердце. Она, кажется, очень неплохо владела собой — это тоже произвело на него впечатление. Девочка вполне достойна Салливана. Может быть, ей следовало быть главой мафии? Может, ему стоит потом помолиться за нее?

Нет, она действительно ему нравилась — в отличие от ее мужа. Он присел на постель, по-прежнему держа ее под дулом пистолета.

— Мел, вот какая штука. Твой муж направил меня сюда, чтобы тебя убить. Заплатил семьдесят пять тысяч долларов, — сказал он. — Я сейчас, конечно, импровизирую, но у тебя есть собственные деньги? Может, переиграем ситуацию? Как тебе такой вариант?

— Деньги есть, — ответила она. — Вариант подходит.

Через несколько минут соглашение было заключено и его гонорар увеличился в четыре раза. Уходя, он не мог отделаться от мысли, что мир полон совершено безумных людей. Не мудрено, что сериал «Отчаянные домохозяйки» пользуется такой популярностью.

Глава 110

Мы с Сэмпсоном несколько лет не были в Массачусетсе, с тех пор, как охотились там за одним психом по прозвищу Мистер Смит. Он проходил по делу под кодовым названием «Кошки-мышки». Мистер Смит был, вероятно, самым хитрым и изворотливым из всех психопатов, которых мы поймали. Он чуть не убил меня. Так что никаких приятных воспоминаний, пока мы ехали в машине Сэмпсона из округа Колумбия по направлению к Беркширским горам, у меня не предвиделось.

По пути мы остановились в Ирвингтоне — пообедать и потрепаться в ресторане моего кузена Джимми Паркера «Красная шапка». А потом мы отправились дальше, без всякой поддержки и прикрытия. У меня пока так и не сложилось окончательного решения по поводу того, что я стану делать, если найду Мясника. Если мы его найдем. Если он уже не слинял.

В дороге мы прослушали несколько пленок со старыми записями Лорин Хилл и Эрики Баду и о Салливане не говорили, пока не добрались до конца коннектикутского скоростного шоссе и не въехали в Массачусетс.

— Ну и зачем мы сюда притащились, Джон? — нарушил я в конце концов молчание.

— Преследуем плохого мальчика, как обычно, — ответил он. — Ничего не меняется, а? Мальчик — убийца и насильник. А ты — Победитель Драконов. А я так, попутчик.

— Берем все на себя, да? В местную полицию не звоним? И ФБР не привлекаем? А ведь мы только что пересекли границу между штатами.

Сэмпсон кивнул:

— Думаю, на сей раз это наше личное дело. Что, разве я неправ? Он давно заслуживает электрического стула, коль на то пошло. И он на него сядет.

— Дело и в самом деле личное. Никогда у меня не было ничего более личного. К тому же оно вызревало долгое время. Пора с ним покончить. Однако…

— Никаких однако, Алекс. Нам надо с ним кончать.

Следующие несколько миль мы проехали в молчании.

Но мне надо было обсудить с Сэмпсоном наши дальнейшие действия.

— Я вовсе не собираюсь вытаскивать его оттуда — если он там. Я не член «комитета бдительности».

— Я знаю, — сказал Сэмпсон. — Я знаю, кто ты такой, Алекс. Уж если кто-то тебя знает, так это я. Ладно, посмотрим, как получится… Может, его там и нет.

Мы прибыли в городок Флорида около двух пополудни. И отправились разыскивать дом, где надеялись схватить Майкла Салливана — раз и навсегда. Я чувствовал, как у меня внутри нарастает напряжение. Мы потратили полчаса, пока нашли нужный дом, который возвышался на склоне горы у реки. Некоторое время мы наблюдали за ним, но там, кажется, никого не было. Может, Салливана опять кто-то предупредил?

Если так, то кто это мог быть? ФБР?

Вдруг это они ему сообщили, что мы можем сюда за ним заявиться?

Мы проехали в центр города и съели ленч в забегаловке «Денниз». За яичницей и жареной картошкой мы почти не разговаривали, что было для нас совершенно необычно.

— Как ты? — спросил Сэмпсон, когда нам подали кофе.

— Если мы его прихватим, мне сразу станет лучше.

— Тогда поехали.

Мы вернулись к дому. Чуть позже пяти к нему подъехал универсал и остановился напротив крыльца. Неужели он? С заднего сиденья машины вылезли трое мальчиков. За рулем была красивая темноволосая женщина. Сразу было видно, что у нее с детьми отличные отношения. Они порезвились на лужайке, потом ушли в дом.

У меня с собой было фото Кэтлин Салливан, и я сразу узнал ее.

— Это точно она, — сказал я Сэмпсону. — На этот раз мы приехали куда надо. Это Кэтлин и детишки Мясника.

— Он засечет нас, если мы будем тут торчать, — заметил Сэмпсон. — Это тебе не фильм про полицейскую академию, да и он не тупой болван, который только и ждет, чтоб его сцапали.

— Я это учитываю, — ответил я.

Глава 111

А Майкл Салливан находился в это время очень далеко от Массачусетса. В тот вечер он был в богатом пригороде Бостона, в доме Мелинды Стейнер.

В одной из комнат, сбоку от огромного холла, горел свет — были включены три изысканные люстры. Несомненно, плод творческих усилий Мелинды или специалиста по интерьерам.

— Дорогой, это я пришла! — возвестила Мелинда, с грохотом швырнув свою дорожную сумку на сверкающий лаком пол.

Никаких изменений в голосе. Ни тревоги, ни злости, ничего, кроме обычной женской жизнерадостности.

«А она прекрасно держится, — подумал Салливан. — Хорошо, что это не моя жена».

Из комнаты, где работал телевизор, никто не отозвался.

— Милый? — снова окликнула она. — Ты здесь? Милый! Я приехала. Джерри!

Ох и удивится этот ублюдок! «Милый, я приехала! Милый, я все еще жива!»

В дверях появился усталый мужчина в мятой рубашке в полоску, трусах-боксерах и шлепанцах цвета электрик.

Так. Этот тоже неплохой актер. Как будто ничего не происходило.

До того момента, естественно, когда он заметил Мясника.

— А, привет! А это кто, Мел? Что происходит? — спросил Джерри, увидев Салливана в коридоре.

Мясник уже достал пистолет, и он был направлен на подштанники этого типа, но потом Салливан поднял его, нацелив на сердце. Если оно вообще есть у этого хитрого негодяя. Убить собственную жену! Да какой же это хладнокровный урод!

— Планы изменились, — сказал Салливан. — Что тут поделаешь? И не такое случается.

Джерри поднял руки вверх, хотя его не просили. Он постепенно приходил в себя.

— О чем это вы? Что происходит, Мел? Почему этот человек оказался у нас дома? И кто он такой, черт побери?

Просто классический текст и отличное исполнение!

А теперь настала очередь Мелинды произнести текст своей роли. И она закричала:

— Это тот, кто должен был меня убить, Джерри! Ты заплатил ему, чтобы он меня убил! Ты, куча вонючего мусора и трус к тому же! А я заплатила ему больше, чтобы заказать тебя! Вот так, мой милый. Ты можешь теперь называть его киллером-перевертышем, — добавила она и засмеялась над собственной шуткой.

Ни Джерри, ни Салливан не смеялись. Слишком грубая правда была в ее словах.

Муж прыгнул обратно в комнату с телевизором и попытался захлопнуть дверь, но не успел.

Мясник быстро шагнул вперед и вставил ногу в тяжелом рабочем ботинке между дверью и косяком. Потом толкнул Джерри внутрь.

Джерри, видимо, был из боссов — высокий тип с изрядным животом и лысеющим черепом. В спальне воняло его потом, в пепельнице возле дивана дымилась сигара. На ковре валялись короткая клюшка для гольфа и мячи. Настоящий мужчина — заплатил, чтобы его жену убили, а сам тренируется, чтобы показать, что ему на все плевать.

— Я заплачу вам больше, чем она! — завизжал Джерри. — Сколько бы она ни заплатила, я дам в два раза больше! Деньги все тут! Можете забирать, они ваши!

«Ух ты! Дела идут все лучше и лучше, — подумал Салливан. — Новый уровень игры под названием „Опасность“ — „Давай заключим соглашение“».

— Ты — кусок дерьма! — рявкнула Мелинда. Потом подбежала и влепила мужу пощечину.

Да, у дамочки сдали нервы.

Он снова взглянул на мужа. Потом перевел взгляд на Мелинду. Интересная парочка, несомненно.

— Я согласен с Мелиндой, — сказал Мясник. — Но точка зрения Джерри тоже представляет интерес, Мел. Может, нам устроить небольшой аукцион? Как вы полагаете? Давайте поговорим как взрослые люди. Хватит пререкаться.

Глава 112

Спустя два часа аукцион был окончен и Майкл Салливан уже ехал в своем «лексусе» через Массачусетс по платному скоростному шоссе. Машина летела с хорошей скоростью, дорога была спокойной, и он был в отличном настроении.

Оставалось, правда, еще несколько хвостов, которые следовало убрать, но дело было сделано. Игра «Давай заключим соглашение» принесла ему триста пятьдесят тысяч чистыми, вся сумма уже была переведена на его счет в Швейцарию. Говоря по правде, он рисковал с этим переводом и, по всей вероятности, подставил своего бостонского приятеля. Может, придется снова увозить семью. Или, может быть, настало время уйти в «свободный полет», порвать все связи и начать собственное дело — об этом он много размышлял в последнее время.

Дело, конечно, стоило полученного гонорара — триста пятьдесят штук за один день работы. Джерри Стейнер все время повышал ставку, но в конечном итоге он все же кокнул этого тупого урода. Мелинда — совсем другое дело. Она ему нравилась, ему не хотелось причинять ей боль. Но разве у него был выбор? Оставить ее в живых, чтобы трепалась направо и налево? Но он сделал это безболезненно — одна пуля в затылок. А потом несколько снимков — милое лицо для коллекции.

Нет, все хорошо! И он прибавил скорость, распевая балладу из репертуара «Роллинг Стоунз», которая всегда ему нравилась, «Дикие лошади». Скоро поворот, вон его дом, стоит на холме и ждет его.

А это что такое?

Ошибка?

Чья ошибка?

На следующем повороте он выключил фары. Потом тихонько заехал в тупик, откуда ему лучше был виден дом и все, что его окружало.

Что же это такое! Он все время куда-то несется, без передышки. И никак не может убежать от своего прошлого, как бы далеко ни забрался.

Он тут же засек их в темно-синей машине — стоит, развернувшись решеткой радиатора в сторону дома, словно пистолет кто-то наставил. Двое мужчин внутри, их хорошо видно. Ждут его, никаких сомнений.

Ошибка.

Их ошибка!

Но кто они такие, эти парни?

Глава 113

Ладно, это не имеет никакого значения. Они уже трупы, эти жалкие недоумки, не умеющие толком делать свое дело. Следят за его домом, заявились сюда, чтобы убить его и семью.

У Салливана в багажнике лежал винчестер, он был вычищен, смазан и готов к бою. Он открыл багажник и достал винтовку. И зарядил ее специальными патронами — пули были с полой головкой.

Он, конечно, не обладал навыками профессионального снайпера, однако имел немалый опыт вот в таких уличных схватках.

Он засел в зарослях вечнозеленых кустов, дававших дополнительное прикрытие. Потом быстро осмотрелся, пользуясь прибором ночного видения. Его видоискатель был с точкой посредине, а не с обычным прицельным крестом, за что этот прибор ему и нравился. Это Джимми Шляпа научил его хорошо стрелять на дальнее расстояние. Сам Джимми когда-то прошел подготовку в Форт-Брэгге, штат Северная Каролина. А потом его поперли из армии.

Он взял под прицел голову водителя и чуть коснулся пальцем спускового крючка. Это будет легко — и никаких проблем.

Потом перевел прицел на парня, сидевшего на пассажирском кресле. Кто бы они ни были, оба будут трупы.

А как только он с ними покончит, ему придется забрать семью и сматываться отсюда. И больше никаких связей с прошлым. Это была ошибка. На кого из прежней жизни они сумели выйти? Может, семья Кэтлин в Нью-Джерси? Наверное, отследили телефонный звонок. Именно так оно и случилось.

Ошибка. Ошибка. Ошибка.

И Кэтлин будет снова делать эти ошибки. А это означает, что Кэтлин следует убрать. Ему не хотелось думать об этом, но Кэтлин теперь тоже обречена. Если он не смотается в одиночку.

Нужно решить множество проблем. И времени на это в обрез.

Он снова прицелился. Он был готов сделать дуплет, и эти парни в машине уже трупы. Просто они этого еще не знают.

Салливан медленно выдохнул и замер.

Он ощущал биение своего сердца — медленное, четкое, уверенное. Медленное, четкое, уверенное.

И нажал на спусковой крючок. И услышал резкий звук выстрела, громко разнесшийся в ночном воздухе.

Мгновение спустя он нажал на спуск винтовки второй раз.

Потом третий и четвертый.

Этого должно вполне хватить.

Дело сделано, и ему нужно уносить ноги.

Но прежде нужно выяснить, кого он ухлопал, и, может быть, сделать несколько снимков на память.

Глава 114

Мы с Сэмпсоном наблюдали, как Мясник приблизился к машине. Он ловко двигался, но все же не так незаметно, как ему казалось. Он быстро подошел к машине и низко пригнулся, готовясь выстрелить, если встретит сопротивление.

Еще немного — и он убедится, что стрелял в кучу свернутого шмотья и подушек, подобранных на местном рынке. А мы с Сэмпсоном сидели в рощице в тридцати ярдах от машины, которую он только что обстрелял. Ну и кто лучше умеет играть в такие игры? Мясник или мы?

— Твой выход, Алекс, прямо сейчас, — прошептал Сэмпсон, едва шевеля губами.

— Не убивай его, Джон, — сказал я, прикоснувшись к его руке. — Если не возникнет такой необходимости. Просто положи его.

— Твой выход, — повторил Сэмпсон.

И тут все закрутилось в бешеном водовороте.

Внезапно Мясник резко обернулся — но не в нашу сторону! В противоположную!

Что еще там стряслось?!

Салливан стоял лицом к густым зарослям к востоку от нас. На нас он не обращал никакого внимания — видимо, еще не заметил.

Он быстро выстрелил два раза — и я услышал, как кто-то вскрикнул.

В темноте мелькнул какой-то человек, потом он упал на землю. А затем из леса к северу от нас выскочили еще пятеро. И рванули вперед. Все были вооружены — пистолеты, короткоствольные автоматы, один «узи» — это я успел разглядеть.

Кто это такие?

Словно отвечая на этот вопрос, один из них выкрикнул:

— ФБР! Бросай оружие! ФБР!

Нет, ребята, нас не проведешь!

— Мафия! — сказал я Сэмпсону.

— Уверен?

— Точно!

Раздались выстрелы. Все палили друг в друга, как будто мы на улице Багдада, а не в сельском районе Массачусетса.

Глава 115

Бойцы мафии, если это действительно были они, стреляли и в нас. Мы с Сэмпсоном отвечали им тем же. Стрелял и Мясник.

Я попал в парня в длинном кожаном плаще, обладателя «узи».

Его развернуло, и он упал в грязь, но тут же поднял свой автомат, готовый снова открыть огонь. Вторая пуля угодила ему прямо в грудь, и он упал навзничь. Но это стрелял не я. Может, Сэмпсон?

Или это Салливан его уложил?

Темнота мешала всем. Вокруг свистели пули, куски свинца врезались в деревья и рикошетили от камней. Царил полный хаос. Все словно сошли с ума, волосы вставали дыбом, но никакая смерть уже была не страшна.

Головорезы попытались рассредоточиться. Для нас это было очень опасно.

Салливан рванул влево, укрываясь за деревьями.

Мы с Сэмпсоном тоже старались спрятаться за тощими зарослями вечнозеленых кустов.

Я опасался, что мы можем здесь погибнуть. Слишком много стрельб на слишком маленьком участке. Он превратился в зону смертельной опасности.

Один из киллеров уже опустошил автомат. Я, правда, не был до конца уверен, что он попал в Мясника.

Точно, промазал, так как Салливан выскочил из-за укрытия и застрелил его, когда тот пытался скрыться в лесу. Головорез вскрикнул и замолк. Кажется, уже трое бойцов были убиты. Сэмпсона и меня не зацепило, ни единой царапины.

А что дальше? Кто сделает следующий шаг? Салливан? Джон? Или я?

И тут произошло непредсказуемое: я услышал мальчишеский голос. Тоненький голосок выкрикивал:

— Папа! Папа! Ты где, папа?

Глава 116

Я пристально вглядывался в темноту, пытаясь разглядеть дом на холме. И увидел двоих мальчиков Салливана — они сбегали с крыльца. Оба были в пижамах и босиком.

— Назад! — заорал им Салливан. — Назад в дом, оба! В дом!

А затем из дверей выскочила Кэтлин Салливан в купальном халате, пытаясь удержать младшего — ей удалось подхватить его на руки. Она дико кричала, требуя, чтобы старшие вернулись.

А между тем стрельба продолжалась, выстрелы звучали отовсюду, эхом отдаваясь в ночи. Яркие вспышки освещали деревья, камни и неподвижные тела на траве.

Салливан уже задыхался от крика:

— Назад, в дом! Назад! Кэтлин, уведи их в дом!

Мальчики не слушали — они бежали через лужайку к нему.

Один из нападавших повернул свой ствол в сторону бегущих. Я выстрелил и попал ему в шею. Он крутанулся на месте, упал и больше не встал. У меня мелькнула мысль: «А я ведь только что спас мальчишек Салливана». И что это означает? Что мы квиты — за тот раз, когда он явился ко мне в дом и никого не тронул? А теперь мне следует застрелить Кэтлин Салливан в качестве возмездия за смерть Марии?

Все смешалось у меня в голове, я уже ничего не соображал, укрываясь от пуль на лужайке, испятнанной кровью.

Еще один боевик, двигаясь зигзагами, устремился под защиту леса. И нырнул головой прямо в заросли. На открытом месте остался последний. Они с Салливаном вдруг одновременно поднялись и выстрелили друг в друга. Боевик дернулся и упал. Из раны на лице брызнула кровь. Салливан повернулся к нам.

Глава 117

Патовое положение — на пару секунд.

Тут до меня дошло, что машина Сэмпсона больше не прикрывает меня от Салливана. Его мальчики наконец остановились. Кэтлин Салливан обнимала их за плечи. Старший стоял рядом с ней в позе защитника, очень напоминая сейчас своего отца. Оставалось только молиться, чтобы он не вмешался в эту кровавую бойню.

— Я — Алекс Кросс, — сказал я Салливану. — Ты однажды приходил ко мне домой. А потом ты убил мою жену. В девятьсот девяносто третьем. В Вашингтоне.

— Я знаю, кто ты такой, — ответил Салливан. — Я не убивал твою жену. Я помню всех, кого я убил.

И Мясник опрометью бросился к лесу. Я прицелился ему в спину — она виднелась четким прямоугольником, — но не нажал на спуск. Не мог я этого сделать.

Нет, только не в спину. И не на глазах у его жены и детей, ни при каких обстоятельствах.

— Папа! — выкрикнул один из мальчишек, когда мы с Сэмпсоном ринулись за киллером. — Беги! Беги!

— Он же убийца, Алекс, — бросил мне на ходу Сэмпсон, пересекая неровный лужок, заросший высокой травой, заваленный камнями и изуродованный выпирающими из земли корнями деревьев. — Надо его положить. Сам знаешь, надо. И нечего жалеть это дьявольское отродье.

Мне не нужно было об этом напоминать.

Но я все же не выстрелил. Я не уложил Майкла Салливана, когда мне выпал шанс.

Лес был темный, но при яркой луне можно было разглядеть силуэты и даже мелкие детали. Может, мы и обнаружим там Салливана, но он тоже не слепой.

Кто-то из нас сегодня все равно умрет. Рано или поздно — всему приходит конец. Я это знал и надеялся, что это буду не я. Игра и так уже слишком затянулась.

Интересно, куда он бежит?! А может, он хочет заманить нас в засаду?

Салливан, оказавшись на опушке леса, вдруг исчез. Может быть, резко свернул в сторону. Насколько хорошо он знает этот лес?

А если он уже наблюдает за нами? И готов открыть огонь? Выскочит из-за дерева и выстрелит…

Я заметил какое-то движение — кто-то бежал, ломая ветки. Должно быть, Салливан, больше некому. Или последний из боевиков.

Кто бы это ни был, стрелять я не стал. Слишком густо растут деревья.

Сердце у меня билось короткими, тяжелыми толчками. Не то чтобы я потерял форму — видимо, сказывались последствия от всего происходящего. Я преследовал сукиного сына, который убил Марию. Я ненавидел его уже больше десяти лет, я ждал наступления этого момента. Даже молился, чтобы он поскорее настал.

Но не выстрелил, когда мог выстрелить.

— Где он? — Сэмпсон догнал меня. Но ни он, ни я не видели Мясника. И не слышали его шагов.

В темноте вдруг вспыхнули автомобильные фары — два слепящих глаза, уставленные прямо на нас.

Машина быстро приближалась — Салливан или кто-то другой, сидевший за рулем, низко пригнулся; машина мчалась по дорожке, которую водитель явно хорошо знал.

— Стреляй! — заорал Сэмпсон. — Алекс, стреляй!

Глава 118

Салливан спрятал машину в лесу, видимо, на случай бегства. Я встал в позицию и выстрелил — один, два, три раза — в лобовое стекло со стороны водителя.

Но машина продолжала ехать!

Это был темный седан. И вдруг он стал замедлять движение. Неужели я попал?

Я бросился вперед, споткнулся о камень и громко выругался. Я уже не думал, правильно я поступаю или нет. Мне хотелось лишь одного — поскорее с этим покончить.

И тут я увидел Салливана — он, выпрямившись, сидел на переднем сиденье. Он тоже увидел, что я бегу к нему. Мне показалось, что его рот искривился в усмешке, когда он поднял свой ствол. Я успел уйти в сторону, когда он выстрелил. А он выстрелил еще раз, но снова промазал.

Машина рванулась вперед, громко ревел мотор. Я быстро сунул пистолет в кобуру и дал ему возможность приблизиться и проскользнуть мимо меня. Потом прыгнул на багажник. Ухватился за крылья и плотно прижался к холодному металлу.

— Алекс! — услышал я сзади голос Сэмпсона. — Прыгай!

Но я уже не мог.

Салливан прибавил газу, но набрать скорость мешали деревья и камни. Машина наткнулась на булыжник и высоко подпрыгнула, оба передних колеса оторвались от земли. Меня чуть не сбросило с багажника, но я все же удержался.

Потом Салливан затормозил. Очень резко. Я поднял голову.

Он обернулся. Долю секунды мы смотрели друг на друга в упор. Я видел, что у него по лицу течет кровь. Он был ранен, может, одной из моих пуль, пущенных в ветровое стекло.

И снова он поднял свой ствол и выстрелил. Но когда я уже спрыгнул и, оказавшись на твердой земле, откатился в сторону.

Потом приподнялся, встав на колени. Достал пистолет и прицелился.

И снова дважды выстрелил в боковое стекло. И закричал, зарычал на Салливана! Я хотел его уничтожить собственными руками.

Прямо здесь.

Кто-то сейчас умрет.

Кто-то останется в живых.

Глава 119

Я выстрелил еще раз. Подохни, Майкл Салливан — Мясник! Подохни, ублюдок! Ты заслужил смерть, как никто другой на этой земле!

А Салливан вылез из машины.

Припадая на одну ногу, он шел в сторону, где стояли его жена и трое сыновей. По его рубашке текла кровь, капая на брюки и ботинки. Он тяжело осел на землю рядом с ними и обнял их, крепко прижав к себе.

Мы с Сэмпсоном двинулись за ним, потрясенные этим зрелищем. Мы не знали, что нам делать дальше.

Я заметил, что ребята перемазаны кровью. Это была кровь их отца, Мясника. Когда я подошел ближе, то увидел, что он почти теряет сознание. И тут он заговорил со мной:

— Она хорошая, добрая женщина. Она не знала, чем я занимаюсь, и теперь не знает. И ребята тоже хорошие. Увези их отсюда, увези от мафии.

Ярость еще клокотала во мне, но я опустил пистолет. Не мог целиться в его жену и детей.

Салливан усмехнулся, внезапно поднял свое оружие и приставил к голове жены.

— Брось пистолет, Кросс, или я убью ее, — хрипел он. — Убью через секунду. Убью. И ребят тоже. Это для меня не проблема. Вот такой я.

На лице Кэтлин Салливан не было ужаса — только горечь и разочарование в человеке, которого она, вероятно, любит или любила когда-то. Младший мальчик задыхался от рыданий:

— Не надо, папочка! Не делай маме больно! Папочка, пожалуйста!

— Бросьте оружие! — орал Салливан.

Что мне оставалось делать? Выбора не было. Я бросил свой «глок».

И Салливан поклонился.

А потом из ствола его пистолета вырвался сноп огня.

Я почувствовал сильный удар в грудь, и меня оторвало от земли. На секунду, наверное, я приподнялся на цыпочки. Что это? Смерть?

Я услышал еще один выстрел — и после этого уже почти ничего не чувствовал. Я знал, что вот-вот умру, что уже никогда не увижу свою семью и что мне некого в этом винить, кроме самого себя.

Меня ведь много раз предупреждали, а я не слушал.

И нет больше Победителя Драконов.

Глава 120

Но я ошибся. Я не умер в ту ночь возле дома Мясника, хотя и не могу вспомнить, как увернулся от следующей пули.

Я был ранен, ранен тяжело, так что следующий месяц провел в клинической больнице в Бостоне. Майкла Салливана застрелил Сэмпсон — две пули в грудь. И он умер прямо там, возле дома.

Я не жалею об этом. Все кончилось так, как должно было кончиться.

Почти каждый день в последнее время, после того как я заканчиваю прием пациентов, я провожу сеанс с Адель Файнли. Она хорошо на меня действует. И однажды я рассказал ей о перестрелке возле дома Салливана, о том, как я жаждал мести, но никакого удовлетворения от справедливого возмездия не испытал. Адель все понимает, но у нее нет никакого сочувствия к Салливану.

— Он сказал мне, что не убивал Марию, — признался я Адели.

— Ну и что? Вы же знаете, что он лжец. Психопат. Киллер. Садист.

— Да-да, все это так. Но я, наверное, ему верю. Просто это еще одна тайна, которую нужно разгадать.

Во время следующего сеанса мы говорим о поездке, которую я предпринял к северу от Рэли, в Уэйк-Форест, штат Северная Каролина. Я поехал на нашей семейной машине, на «кроссовере». Поехал, чтобы навестить Кайлу Коулс, поговорить с ней, поглядеть ей в глаза.

Кайла была в отличной форме, она восстановилась и морально, и физически и заявила, что ей нравится здесь жить гораздо больше, чем она ожидала. И добавила, что остается в Рэли. «Здесь много людей, которым требуется помощь, — сказала она. — И жизнь здесь лучше, чем в Вашингтоне, по крайней мере для меня. Поживи тут немного, сам поймешь».

— Это что, предложение с ее стороны? — спросила Адель после небольшого молчания.

— Вполне возможно. Предложение, которое я не приму, о чем ей хорошо известно.

— Потому что?..

— Потому что? Да потому… что я — Алекс Кросс, — отвечаю я.

— Который никогда не изменится, так? Я спрашиваю не как психотерапевт, а как ваш друг.

— Не знаю, так это или нет. Мне хочется кое-что изменить в своей жизни. Поэтому я и прихожу сюда. Помимо того, что мне нравится поболтать с вами. Ну ладно, мой ответ — «нет». Мне не хочется меняться.

— Потому что вы — Алекс Кросс?

— Да.

— Хорошо, — говорит Адель. — Это начало. И еще одно, Алекс…

— Да?

— Мне тоже нравится болтать с вами. Вы единственный в своем роде.

Глава 121

Итак, осталась тайна, которую нужно разгадать. Однажды весенним вечером мы с Сэмпсоном брели по Пятой улице. Просто прогуливались. Потягивали пиво из бутылок, упрятанных в коричневые бумажные пакеты. Нам было хорошо, как всегда бывало. Сэмпсон надел огромные темные очки «Уэйфеарер» и старую шляпу, которую я не видел уже несколько лет.

Мы прошли мимо старых деревянных домов, которые стояли здесь еще с тех времен, когда мы были мальчишками, и выглядели совсем дряхлыми, хотя многое в округе Колумбия с тех пор разительно изменилось. И к лучшему, и к худшему, а что-то так и осталось где-то посредине.

— Я очень волновался за тебя, пока ты лежал в больнице, — сказал он.

— Я и сам за себя волновался. Представляешь, начал говорить с массачусетским акцентом. Тянуть открытое «а». И стал привыкать к политкорректности.

— Алекс, я хотел давно с тобой поговорить… Я много об этом думал…

— Слушаю внимательно. В такой вечер поговорить — просто удовольствие.

— Как бы это начать… В общем, это произошло через два или три месяца после убийства Марии. Помнишь, у нас по соседству жил такой парень, Клайд Уиллс?

— Уиллса я хорошо помню. Наркокурьер с большими амбициями. Допрыгался, что его кокнули и засунули в мусорный бак позади закусочной «Попайс чикен», если я не ошибаюсь.

— Все правильно. Уиллс был стукачом, работал на Ракима Пауэлла, когда Раким работал на Сто третьем участке.

— Ага. Ничего удивительного, что этот Уиллс служил и нашим и вашим. И что?

— А дальше вот что, мой милый. Клайд Уиллс кое-что выяснил насчет Марии — ну, кто мог быть ее убийцей.

Я промолчал. По спине пробежал холодок. Я продолжал идти вперед, но ноги вдруг стали ватными.

— Это был не Майкл Салливан? — спросил я наконец. — Он тоже отрицал это.

— У него тогда был напарник, — сказал Сэмпсон. — Тоже отморозок, из его же района в Бруклине Джеймс Галати по кличке Шляпа. Этот Галати застрелил Марию. Салливана там не было. Может, это он послал Галати. Или, может, Галати охотился за тобой.

У меня перехватило дыхание. Я ждал, что Сэмпсон скажет дальше. Он смотрел прямо вперед, говорил на ходу, ни разу не повернувшись в мою сторону.

— Мы с Ракимом провели расследование. Несколько недель на это потратили. Даже в Бруклин смотались. Но так и не нашли никаких неоспоримых улик против Галати. Но все равно мы знали, что это сделал он. Он сам протрепался об этом своим нью-йоркским приятелям. Галати прошел снайперскую подготовку в армии, в Форт-Брэгге.

— Именно тогда ты и познакомился с Энтони Муллино, да? Поэтому он тебя вспомнил?

Сэмпсон кивнул.

— Вот такое было дело. И с тех самых пор я носил это в себе. Мне и сейчас тяжело об этом рассказывать. Видишь ли, Алекс, мы этого гаденыша пришили. Однажды ночью в Бруклине мы с Ракимом убили Джимми Галати. И я не мог тебе об этом сказать до сегодняшнего дня. Пытался тогда. И потом, когда мы снова начали охоту за Салливаном. Но так и не смог.

— Салливан тоже был киллер, — сказал я. — И его нужно было остановить.

Сэмпсон замолчал. Мы прошли еще немного вперед, потом повернули назад и направились домой — по тем самым улицам, на которых выросли. Он сделал это за меня — прикончил убийцу Марии. Он сделал то, что считал правильным. И он не рассказал мне об этом, даже когда мы преследовали Салливана. Да, понять все до конца никто не может. Я, наверное, спрошу Джона об этом как-нибудь в другой раз.

В ту ночь я не мог заснуть и думалось с трудом — мысли путались. В конце концов я пошел к Эли и прилег рядом. Он спал, как ангел, его ничто не волновало в этом мире.

Я лежал и думал о том, что рассказал мне Сэмпсон и как я им дорожу, невзирая ни на что. Потом я думал о Марии — о моей неугасающей любви к ней.

«Ты так помогла мне, — шептал я. — Ты помогла мне сбросить тяжкую ношу с плеч. Научила верить в любовь, научила понимать, что есть на свете вечное, то, что не исчезает. Так помоги мне и сейчас, Мария… Мне нужно забыть тебя, девочка моя милая. Ты ведь понимаешь, что я хочу сказать. Мне нужно забыть тебя, чтобы начать новую жизнь. И я никогда не забуду тебя, Мария…»

И вдруг я услышал в темноте голос и вздрогнул, потому что воспоминания увели меня далеко-далеко от настоящего.

— Папочка, что-то случилось?

Я чуть прижал Эли к себе:

— Все в порядке. Конечно, все в порядке. Спасибо за заботу. Я люблю тебя, сынок.

— И я тебя люблю, папочка. Я твой сынок.

Что еще можно добавить?

Эпилог

День рождения

Глава 122

Вот так и начинается моя новая жизнь. Или, возможно, так она продолжается. В основном у меня все хорошо, а сегодня просто замечательно, потому что сегодня — день рождения Наны, хотя она, как настоящая женщина, и отказывается сообщить, который по счету. Мы даже не знаем, о каком десятилетии идет речь.

Ее неделя, как говорит она сама, когда она может делать все, что ей заблагорассудится. «Точно так же, как и в любой другой день года», — думаю я про себя.

По команде ее высочества ужин готовят мальчики, так что Деймиен, Эли и я берем нашу семейную машину и едем в супермаркет. Большую часть второй половины дня мы занимаемся приготовлением жареных цыплят в двух видах, самодельных бисквитов, вареной кукурузы в початках, фасоли в масле и заливного под томатным соусом.

Ужин подается в семь часов, и к нему припасено отличное бордо, даже детям по глотку.

— Со счастливым столетием! — провозглашаю я и поднимаю бокал.

— У меня есть и собственные тосты, — говорит Нана и встает. — Вот смотрю я на этот стол, и мне хочется сказать, что я очень люблю свою семью и что я счастлива и горжусь, потому что я ее часть. Особенно в моем возрасте. Какой бы он ни был, этот возраст, но это вовсе не столетие.

— Верно! Правильно! — хором поддерживаем мы ее и начинаем хлопать в ладоши.

— Выпьем за Эли, который теперь сам читает книжки и научился завязывать шнурки на ботинках — прямо как настоящий чемпион, — продолжает Нана.

— За Эли! За Эли, — подпеваю ей я. — За завязанные шнурки!

— А у Деймиена столько возможностей, чтобы устроить свою будущую жизнь! Он прекрасно, просто восхитительно поет и отлично учится — когда захочет. Я тебя люблю, Деймиен.

— И я тебя люблю, Нана. Только ты забыла про Национальную ассоциацию баскетбола, — говорит Деймиен.

— Я не забыла, — кивает ему Нана. — У тебя слабая левая. Тренируй ее постоянно, если хочешь играть в более высокой лиге. Дженель, девочка моя, — продолжает она, — ты тоже отлично учишься, и не для меня, и не для отца — а для себя самой. Я горжусь тем, что Дженель такая самостоятельная.

Потом Нана садится и мы все удивленно переглядываемся, потому что меня даже не упомянули. А я даже не знал, что впал у нее в немилость.

Тут она снова встает с хитрющей улыбкой, растягивающей все ее маленькое угловатое личико:

— Ох, я чуть не забыла еще про одного. У Алекса за прошедший год произошли большие изменения, и все мы знаем, как ему было тяжело. Он снова занялся врачебной практикой, он снова помогает другим. Работа на кухне больницы Святого Антония — тоже неплохая вещь, хотя его трудновато заставить работать на моей кухне.

— А ужин кто готовил?!

— Мальчики проделали прекрасную работу, все-все. Так что я повторю: горжусь своей семьей. Алекс, я и тобой тоже горжусь. Ты, конечно, загадка. Но не перестаешь меня радовать. Так всегда было. Боже, благослови всех Кроссов!

— Боже, благослови Кроссов! — повторяем мы в унисон.

Вечером я укладываю Эли в постель, как всегда теперь делаю, и на несколько минут задерживаюсь у его изголовья. У мальчика был длинный день, и он тут же засыпает.

А потом вдруг звонит телефон, как будильник, и я вскакиваю и бегу в холл.

— Резиденция Кроссов, — шутливо говорю я в трубку.

— Тут убийство произошло, — слышу я, и у меня падает сердце.

— А почему вы мне звоните? — спрашиваю после секундной паузы.

— Потому что вы — доктор Кросс. А я — убийца.

Примечания

1

Молодежная музыкальная поп-группа из Бостона, популярная в 80—90-е гг. прошлого века. — Здесь и далее примеч. пер.

2

Джорджтаун — жилой район в Вашингтоне, округ Колумбия.

3

Большая фигура из картона или папье-маше, наполненная подарками и сластями. В Мексике и странах Центральной Америки используется на новогодних праздниках и днях рождения для развлечения детей.

4

Фенициклидин — анестетик, применяемый в ветеринарии; широко используется как наркотик.

5

Распространенное разговорное название Филадельфии.

6

Популярный американский рэпер.

7

Современный американский музыкант, выступающий в стиле рэп и хип-хоп.

8

Специально обученные подразделения некоторых правоохранительных органов США, например ФБР, оснащенные особым оружием, снаряжением и штурмовыми средствами для действий в особо опасных ситуациях, например, при освобождении заложников или в операциях против террористов.

9

Город и графство в Ирландской Республике.

10

Святая святых (лат.).

11

Чилтон, Алекс (род. в 1950) — американский композитор, певец и продюсер, поп-музыкант.

12

Колтрейн, Джон (1926–1967) — американский саксофонист, композитор и руководитель джаз-оркестра.

13

Так американцы сокращенно именуют Лос-Анджелес.

14

Свинья и мужик-шовинист (англ. — male chauvinist pig) — так феминистки (особенно американские) любят именовать мужчин, пренебрежительно относящихся к слабому полу и отрицающих за ним равные с мужчинами права.

15

От англ. hunt — охота.

16

Прозвище Фрэнка Синатры.

17

Танцевальный ансамбль, уже более семидесяти лет выступающий на всякого рода празднествах в США.

18

В США праздник в честь всех отцов; отмечается в третье воскресенье июня.

19

Боно, Санни (1935–1998) — американский певец, актер, впоследствии политик.

20

Военный вариант тяжелого джипа.

21

Постоянная утренняя передача по вашингтонскому радио, ток-шоу ди-джея Эллиота Сигала. Дайана Стьюпар-Хьюз — участница этой передачи, специализируется на светской хронике.

22

Боб Вудвард — заместитель ответственного секретаря газеты «Вашингтон пост», один из журналистов, начавших расследование «Уотергейтского дела», приведшее в 1974 г. к отставке президента Р. Никсона.

23

Популярный американский певец, композитор и продюсер.

24

Итальянский стриптиз-бар, где происходит действие сериала «Клан Сопрано».

25

Понимаешь? (ит.).

26

уже виденное (фр.).


home | my bookshelf | | Кросс |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу