Book: Во тьме таится смерть



Во тьме таится смерть

Дороти Гублер, Томас Гублер

«Во тьме таится смерть»

Нашей дочери Элен

1. Во тьме таится смерть

Был час Крысы, по замку двигались одни лишь тени. По мере того как луна совершала свой путь по ночному небу, темные контуры скользили по полу и стенам.

Когда один из черных силуэтов быстро заскользил вниз к прихожей, никто из охранников не счел это знаком опасности. На вечер к господину Инабе съехалось много гостей, так что пришлось нанять дополнительную охрану. Никто не уделил особого внимания услужливому пузатому разносчику вина. Он оказывал всем равное внимание, подливая в чашки саке, даже подбил немного выпить телохранителей господина Инабы, хотя, конечно, налил совсем немного, чтобы не притупить их бдительности.

Теперь, однако, прошло достаточно времени, чтобы порошок, который разносчик подсыпал в саке, вступил в силу. Охрана, гости, челядь, члены семьи и сам господин Инаба — все лежали умиротворенно бесчувственные, словно мертвые. Все, кроме тени. Стоило бы кого-нибудь разбудить, чтобы посмотреть, насколько изящно двигался разносчик. Пока он продвигался к коридору, который вел в комнату господина Инабы, пол скрипел. Тень не уделяла этому внимания, поскольку никто, кроме нее, не смог бы услышать эти звуки. Два самурая-стражника сидели на полу перед дверью господина Инабы, их головы поникли так, что упирались подбородками в грудь.

Человек-тень поочередно коснулся каждого из них и для пущей безопасности прошептал несколько слов им на ухо. Затем он ступил меж ними и достал из-под своего простого кимоно короткий меч. Люди вроде господина Инабы имеют много врагов, так что его дверь была надежно заперта от незваных гостей. Человеку-тени пришлось проникнуть внутрь через раскрашенные ставни, действуя мечом со столь же малым шумом, с каким сокол кидается с небес на жертву.

Он проворно пробрался в комнату. Хозяин дома возлежал на большой плотно подбитой циновке без малейшего движения. Он выпил много чашек саке в тот вечер, поскольку гости отмечали его возвращение в Эдо[1]. Тень, не затрачивая впустую ни секунды времени, приступила к выполнению своей задачи. Через мгновение в комнате витал запах смерти. Вытирая лезвие о край циновки, человек-тень тихо произнес молитву, дабы умилостивить разгневанный дух господина Инабы.

Убийца распахнул кимоно и развернул обмотанную вокруг пояса веревку. Вот из-за чего казался столь полным его живот. Он привязал конец веревки к фонарю на стене и выбросил свободный конец веревки из окна. Взобравшись на подоконник, человек-тень оглянулся на оскверненную смертью комнату, затем встряхнул рукой. Что-то выпорхнуло из рукава его кимоно, приземлившись на полу около растекающейся лужи крови, и затем тень исчезла.

Сёкей поморщился. Запах красной меди в комнате вызвал тревожные воспоминания. Юноше доводилось обонять этот запах и прежде, когда он стал свидетелем смерти актера кабуки Томоми. Конечно, Томоми превратил свою смерть в спектакль, фактически принудив Сёкея наблюдать все это во время длинной, тщательно подготовленной поездки. Но эта смерть — которая произошла в этой комнате — была совсем другая. У господина Инабы по всему замку стояла стража, готовая защитить хозяина от любой опасности. По какой-то причине никто из стражей не помешал убийце проникнуть в комнату, фактически никто даже и не видел его.

Тем утром очень рано судья разбудил Сёкея.

— Мне дано поручение, — сказал он.

Это было все, что полагалось знать юноше. Тот поднялся и немедленно оделся. Судья не стал бы будить сына, если бы не хотел, чтобы тот поторопился. И действительно, когда Сёкей вышел из дома, он увидел двух лошадей, уже запряженных в ожидании седоков. Сёкей вскочил в седло, довольный тем, что мог сделать это без помощи Бунзо, преданного начальника самурайского войска судьи. Ему была поручена незавидная миссия обучения Сёкея тем навыкам, которыми должен обладать настоящий самурай.

Сёкей, разумеется, не владел этими навыками, потому что, к несчастью, родился в семье богатого торговца. Несмотря на свое богатство, торговцы по положению стояли на самой низкой иерархической ступени — ниже кузнецов, ремесленников, крестьян и, конечно, воинов-самураев. Таким образом, казалось, судьбой Сёкею было предначертано оставаться торговцем, поскольку каждому человеку полагалось занимать то же место, которое занимали его предки. Но когда Сёкей проявил отвагу, оказав помощь в раскрытии тайны похищения драгоценного камня из придорожной гостиницы «Токайдо», судья Оока принял юношу в свою семью как родного сына. То была большая честь, и Сёкей старался быть достойным этого.

Иногда он чувствовал, что в своих стараниях достиг немногого. Сомневался, что научится когда-нибудь стрелять из лука так же, как Бунзо или судья. Хотя Сёкею доводилось драться с противником на мечах, у юноши и с этим имелись проблемы. Он умел неплохо сочинять стихи, зато находил трудными другие искусства самурая, в особенности уход за цветами.

В искусстве верховой езды Сёкей в последнее время преуспел, чем заслужил уважительное отношение со стороны Бунзо.

— Знаешь, — сказал ему вчера Бунзо, — я прежде думал, что мы просто потеряем тебя посреди дороги, сажая на круп сильной лошади. Но теперь я вижу, что с тобой хлопот поубавилось.

Показался судья. Он оседлал лошадь более проворно, чем можно было ожидать, глядя на его грузную фигуру. Судью сопровождала домохозяйка Нока, которая несла бенто[2]. Сёкей знал, что было внутри: еда в дорогу. Поскольку женщина вручила шкатулку юноше, то он почувствовал смущение.

— Не найдется ли и для судьи? — спросил Сёкей.

— Господин уже позавтракал, — ответила Нока. — А вам предстоит долгая дорога до Эдо, и я знаю, что вам захочется есть.

Сёкей вежливо поблагодарил ее, поглядывая на судью, который пробовал скрыть улыбку. Нока обращалась с ним так, словно он был ребенком. Самурай способен обходиться без пищи в течение многих дней, в том числе и будучи в пути, поскольку воину полагается выносить любые трудности на службе у своего господина.

Судья догадывался, о чем подумал юноша.

— Если здесь, в бенто, слишком много еды для тебя, — сказал он, — я буду рад помочь справиться с ней.

Сёкей передал ему шкатулку, в тайне надеясь, что судья не съест все содержимое. Затем они тронули лошадей, позволяя им идти таким шагом, какой для них наиболее удобен, ведь земля промерзла и покрылась тонким слоем снега. Потребовалась большая часть утра, чтобы доехать из их дома в сельской местности до Эдо, города, из которого сёгун управлял всей Японией. Он часто обращался к судье с просьбой решить ту или иную проблему, с которой никто больше не мог справиться. Недавно судья организовал систему пожарных команд чтобы защитить город от огня, который в течение многих дней вспыхивал в разных местах.

Главная обязанность судьи, конечно, состояла в том, чтобы помочь сохранять порядок, ловить преступников и определять им надлежащее наказание. Не раз он прибегал к помощи Сёкея, чтобы собрать необходимую информацию. Юноша надеялся, что на этот раз все будет так же.

Вернув Сёкею бенто — там все еще лежало несколько вкусных кусочков угря и немного риса, — судья пустился в объяснения.

— Этим утром очень рано прибыл посланец от сёгуна[3]. Вчера господин Инаба в своем доме в Эдо пал от рук убийцы во время сна.

Сёкей едва не поперхнулся. Князь Инаба был одним из самых могущественных феодалов в стране. Казалось почти невероятным, что убийце удалось приблизиться к нему. Возникло много вопросов, но судью не стоило перебивать.

— Конечно, — продолжал судья, — подобное происшествие окажется серьезной проблемой, когда ни случись, но сейчас все усугубляется тем, что господин Инаба только что прибыл в Эдо по вызову сёгуна. Таким образом, он находился под защитой правителя. Его смерть — личное затруднение для сёгуна, и тот факт, что убийца улизнул, только осложняет ситуацию.

Все стало понятно. Чтобы могущественные самураи не сговорились свергнуть верховную власть, сёгун раз в два года вызывал одного из них провести год в Эдо, где мог близко наблюдать за действиями гостя. Сложившийся обычай нравился городским торговцам, поскольку поставлял им богатых клиентов, вынужденных делать у них покупки. Однако, приглашая высокого гостя, сёгун обязывался гарантировать безопасность ему и его семье, а также самураям, которые служили знатному гостю.

Если бы князю или любому из его домочадцев причинили вред за время проживания в Эдо, то сёгун опозорился бы, оставив такое преступление неотмщенным. Возмездие было единственным способом сохранить честь правителя, а самураю честь более важна, чем сама жизнь.

Сёкей хотел выяснить больше деталей об убийстве, но какое-то время оба ехали молча, в тишине, нарушаемой единственно стуком конских копыт. Пошел снег, и юноша представил себя и судью в образе всадников на печатной миниатюре, которую он видел на распродаже в Эдо. Наконец судья заговорил вновь:

— Очень плохо, что мы не смогли обследовать место преступления пораньше. Господин Инаба был убит во время сна. К настоящему моменту слуги унесут тело. Вот невезение!

Судья заслужил репутацию блестящего сыщика. Поговаривали, будто он мог угадать преступника, лишь посмотрев на него. Господин Оока говорил, что слухи не соответствуют истине, но, поскольку люди верили в его дар, некоторые преступники признавались, как только представали перед судьей. Оока учил Сёкея, что лучший способ изловить преступника — это обратить пристальное внимание на вещи и подумать о том, что они означают.

— Преступник нарушает надлежащий порядок вещей, — сказал он, — как камень, который падает в пруд. Если будешь следить за кругами, которые бегут по воде, то найдешь место, куда попал камень.

Это было вполне доходчивое объяснение, но Сёкей понимал, что осуществить поимку преступника непросто. Оока иногда посылал юношу собирать информацию, которая поможет раскрыть преступление, однако Сёкею не всегда удавалось определить, что значимо, а что нет.

Когда всадники достигли замка господина Инабы, они увидели, что резиденция охранялась самураем, облаченным в доспехи, украшенные изображениями мальвы — символом клана Токугава, члены которого занимали трон сёгуна в течение более чем ста лет. Сёкей задавался вопросом, куда подевалась собственная охрана господина Инабы.

Но скоро все прояснилось. После того как охранники сёгуна позволили путникам войти в замок, их приветствовал сердитый молодой самурай. «Приветствовал» было не совсем правильно, поскольку он продемонстрировал полнейшее отсутствие вежливости.

— Действительно ли вы тот судья, который должен найти преступника? — спросил он резко и без предисловий. — Вы потратили чересчур много времени, добираясь сюда. Я отправил уже трех посланцев к сёгуну, но не получил ничего, кроме извинений.

Судья поклонился, как будто и не обратил внимания на грубость воина.

— Я — Оока, — сказал он, — судья на службе сёгуна. Я разделяю искреннее сожаление сёгуна о смерти господина Инабы, вашего отца.

Молодой человек казался немного удивленным тем, что к нему обратились таким образом. Он ответно поклонился вновь прибывшим, хотя все еще слишком резко, как заметил Сёкей, и произнес:

— Я — Йютаро, старший сын в семье Инабы.

— Мы можем видеть комнату, где вашего отца настигла смерть? — спросил судья.

— Там все еще грязно, — ответил Йютаро. — Священники еще не приехали, чтобы исполнить обряд очищения.

Судья кивнул. Это означало, что он услышал хорошие новости.

— Нас это не страшит, — ответствовал Оока.

Когда Йютаро повел их на лестницу, судья спросил:

— У вашего отца имелись недоброжелатели?

— Ни одного, — ответил Йютаро быстро — слишком быстро, чтобы обдумать вопрос, как показалось Сёкею. — Это дело рук вора. А еще ленивая стража виновата. Они утверждают, что ничего не видели.

— Я хотел бы их допросить, — заметил судья.

Йютаро пожал плечами.

— Я приказал, чтобы люди сёгуна увели их прочь, ибо как можно доверять таким плохим работникам? Возможно, сейчас они уже казнены.

Судья выдержал паузу.

— Вы подозреваете стражу в намеренной измене вашему отцу?

Взмахнув рукой, Йютаро выкрикнул:

— Разве это имеет значение? Они не справились с порученной обязанностью. Причина того меня не касается.

Все поднялись по нескольким лестничным маршам, чтобы достигнуть комнаты господина Инабы. Она размещалась на верхнем этаже внушительного замка.

— Вы также спите здесь? — поинтересовался судья.

— Нет, — ответил Йютаро. — Мой отец один занимал эту часть замка. А мать моя мертва.

Когда они начали спускаться из коридора к комнате, где погиб господин Инаба, половицы заскрипели так громко, что Сёкей отступил на шаг назад.

— Это пол-соловей, — последовало объяснение судьи. — Деревянные доски уложены таким образом, что «поют» всякий раз, когда кто-то ступает на них. Это необходимо, чтобы охрана пришла в готовность встретить того, кто приближается.

— Небольшая польза от этого пола, — сердито добавил Йютаро.

— Где была охрана? — спросил судья, когда они достигли поврежденной двери.

— Двое находились непосредственно перед этой дверью, — ответил Йютаро.

— Таким образом, они, возможно, были не в состоянии видеть злоумышленника, — сказал судья.

— Конечно, нет, — сказал Йютаро, и в его голосе вновь прозвучали грубые нотки.

— Как они не заметили, что кто-то вошел? — спросил судья, обращаясь к Сёкею.

Юноша понял, что судья требует от него заранее обдумать ответ.

— Возможно, они оставили свой пост, — сказал Сёкей, — и пошли посмотреть на беспорядки где-то в другом месте.

Судья кивнул:

— Или?

— Они могли спать, — предположил Сёкей. И тут же подумал: «Хотя должны были бы спать очень крепко».

— Они оба? — с сарказмом спросил Йютаро.

Судья взмахнул рукой, чтобы побудить юношу к дальнейшим размышлениям.

— Что-нибудь еще?

Сёкей нахмурился. Судья, верно, видит кое-что, чего он не видит. Но что же это может быть? Тогда ему пришла в голову мысль… Это казалось невозможным, но судья когда-то говорил ему: «Когда мы не знаем ответа, мы должны рассмотреть все возможности, независимо от того, насколько они невероятны».

— Хорошо, — сказал Сёкей, — он, возможно, был невидим.

Йютаро фыркнул с презрением. Лицо Сёкея вспыхнуло. Судья же просто улыбнулся и произнес:

— Действительно, это одна из возможностей. — Он отодвинул дверь. — Позвольте нам посмотреть далее.

Йютаро не последовал за ними, оставшись стоять в коридоре.

Тело было вынесено, но медный запах крови не выветрился. Темное пятно на полу оставалось на том месте, где раньше лежала спальная циновка. Ее также не оказалось на месте, вероятно, ее сожгли. Сама кровь не была бы очищена до прибытия синтоистских священников, которые должны будут отогнать злых ками[4]. Судья указал на веревку, которая вела от фонарного крюка к окну.

— По крайней мере мы знаем, как убийца выходил. Он не улетал.

Сёкей задавался вопросом, дразнил ли его судья, памятуя о более раннем предположении. Словно чтобы успокоить юношу, судья продолжал:

— Но он, возможно, был невидим, если это был ниндзя[5].

Ниндзя? Когда Сёкей и его братья были очень малы, матушка имела обыкновение пугать их, стоило детям плохо себя вести, и рассказывала им истории о ниндзя. Они могли пройти везде, где пожелали, потому что обладали волшебной силой становиться невидимыми. Они являются по ночам, чтобы забирать непослушных детишек, пока те спят, и жестоко наказывают их.

— Есть ли действительно такие люди, как ниндзя? — спросил Сёкей.

— Да, со всей определенностью есть, — ответил судья. — Посмотри на эту веревку. Она сделана из шелка. Как раз такого рода веревками пользуются ниндзя. Она достаточно легкая и крепкая. Ну-ка, посмотрим!

Сёкей присоединился к высунувшемуся из окна судье и посмотрел вниз. Юноша ощутил легкое головокружение при мысли о падении.

— Вот видишь, — произнес судья, — убийце незачем давить на веревку всем весом. Здесь можно балансировать, упираясь ногами в стену. Однако он и не весил столько, сколько я.

Судья бросил на Сёкея многозначительный взгляд. В животе юноши забулькало, поскольку он догадался, что судья может ведь и попросить, чтобы молодой помощник проверил веревку, спустившись по ней.

Вместо этого судья прошептал, как будто не хотел, чтобы их услышал Йютаро, стоящий в коридоре:

— Ты обратил внимание на что-нибудь еще, что даст нам ключ к разгадке?

Сёкей тщательно обследовал веревку. Она была сделана из черного шелка. Узел, который держался на крюке для фонаря, был вполне обычным — страховочный узел такого рода может использовать кто угодно. Молодой человек осмотрел комнату. Оставил ли убийца какой-нибудь другой след? Нет оружия, которым тот должен был воспользоваться, чтобы перерезать горло князю. Сёкей впился глазами в то место, куда смотрел судья.



На полу прослеживался контур, очерченный засохшей кровью. Что-то лежало там раньше, когда вокруг этого места струилась свежая кровь. Сёкей наклонился вперед, чтобы исследовать форму контура.

— Бабочка? — промолвил он озадаченно.

— Нам надо поговорить с прислугой, прибиравшей в комнате, — сказал судья.

2. Бабочка

— Есть одно негативное свойство страха, — когда-то сказал Сёкею судья. — Напуганные люди иногда признаются в преступлениях, которых не совершали.

— Почему они это делают? — спросил Сёкей.

— Они хотят избежать пыток.

— Но вы не прибегаете к пыткам, чтобы заставить людей признаться, — возразил Сёкей.

Судья часто говорил, что такие методы бесполезны в обнаружении истины.

— К сожалению, — ответил судья, — они знают, что могу и это, если пожелаю.

При допросе слуг стало очевидно, что они думали о пытке, если не о кое-чем похуже. Йютаро, сын господина Инабы, не сделал ничего, чтобы переубедить их. После того как судья попросил разрешения побеседовать с прислугой, Йютаро пригнал всех слуг. Они спустились вниз в комнату, где стоял жертвенник одному из святых с зажженной свечой перед ним. Слуги столпились, держась настолько близко, насколько возможно, а когда увидели судью с двумя мечами за поясом — знаком самурайского отличия, то все попадали на колени, перепутавшись ногами. Сёкей насчитал семерых слуг: пятерых женщин и двух мужчин.

— Соблаговолите поднять глаза, — обратился к ним судья. — Кто из вас вынес тело господина Инабы из его комнаты?

— Нам приказали сделать это, — возразил один из мужчин пронзительным голосом, другой мужчина энергично закивал.

— Я понимаю, — спокойно сказал судья. — Когда это было?

— Вчера утром, после того как они посчитали его мертвым, — ответил мужчина.

— Как тебя зовут? — спросил судья.

Мужчина озирался по сторонам, как будто сожалел, что заговорил. Он склонил голову и пробормотал:

— Доппо.

— Кто именно нашел господина Инабу? — спросил судья.

— Кто-то из охраны. Это их вина. А мы все спали в наших комнатах.

Другие кивали, некоторые бормотали что-то в знак согласия.

— Кто-нибудь, помимо стражи, входил в комнату прежде, чем ты унес тело?

Двое мужчин переглянулись, и Доппо наконец сказал:

— Только Йютаро. Я хотел сказать… господин Инаба.

Судья выдержал паузу, прежде чем сказать:

— Новый господин Инаба!

— Да. Теперь он наш господин. — Доппо поглядел на Йютаро, который стоял несколько в стороне. Сёкей подумал, что молодой человек принял радостный вид из-за того, что слуга величал его господином, и, конечно, именно это Доппо и надеялся увидеть.

— Вы входили в комнату, когда тело было там? — спросил Оока, адресуя свой вопрос Йютаро.

Сёкей заметил, что новому господину Инабе не понравилось, что его допрашивают так же, как и челядь. Но, конечно, судья представлял сёгуна и, по идее, мог даже пытать любого, чтобы получить ответ…

Йютаро потребовалось несколько мгновений, он явно обдумывал, как лучше ответить.

— Входил, — сказал он наконец.

Судья вновь обернулся к Доппо.

— Ты видел что-нибудь на полу, когда уносил тело? — спросил Оока.

Доппо нахмурил брови:

— На полу лежал наш господин.

— Он лежал на циновке, — поправил судья.

Доппо посмотрел так, будто его перехитрили:

— Ну да, значит, циновка была на полу. Я заметил это.

Судья оглядел других:

— Циновку также унесли. Кто взял ее?

— Нам приказали, — отозвалась одна из женщин.

— Да-да, — нетерпеливо сказал Оока. — Я все понимаю. Как тебя зовут?

— Сиво.

Она была средних лет и выглядела так, словно обладала некоторыми полномочиями в домашнем хозяйстве. Не дожидаясь новых вопросов, она продолжила:

— Мы взяли циновку и сожгли ее, поскольку она была запачкана кровью господина.

— А кровь на полу… — начал судья.

— Мы ждали синтоистского священника, прежде чем вычистить пол, — сказала Сиво. — Но вы явились первым.

— Да, это верно. Когда ты убирала циновку, ты обратила внимание на что-нибудь еще на полу?

— Только кровь, как сказал ваша светлость.

— Ты говоришь «мы взяли циновку». Кто еще был с тобой?

— Никого, господин. Только Хана. — Сиво жестом подозвала к себе девочку приблизительно двенадцати лет. — Она немного глуповата, — сказала Сиво, подмигивая судье, — не знает ничего, что вы хотели бы знать.

Хана при упоминании своего имени испугалась. Ее глаза, уставившиеся на судью, возможно, были бы не намного шире, если бы она смотрела на дракона. Судья бросил на нее беглый взгляд, подумал какое-то мгновение, а затем объявил:

— Я хочу, чтобы каждый поднялся наверх и показал мне точно, что вы делали в той комнате. — Тут он сделал паузу. — Кроме Ханы. Ты можешь остаться здесь.

Обняв Сёкея, Оока тихо проговорил ему в ухо:

— Я хочу, чтобы ты допросил Хану. Она могла подобрать что-нибудь с пола. И я должен знать, что именно.

Сёкей хотел спросить судью, как надо вытянуть эти сведения из девочки, которая выглядела слишком испуганной. Но он понял, что должен действовать самостоятельно. Когда все остальные удалились, девочка опустилась на колени в углу комнаты, надеясь, что Сёкей не обратит на нее внимания. Он подошел немного ближе.

— Какую работу ты выполняешь? — спросил юноша.

Она посмотрела так, как будто и подумать не могла, что он заговорит с ней. Но, поскольку он устремил на нее пристальный взгляд, мягко ответила:

— Смотря по тому, что скажут. Сиво отвечает за нас. Она говорит мне, что делать.

— И она велела тебе помочь ей убрать циновку из комнаты господина Инабы?

— Да. Я боялась. Я никогда не посмела бы войти туда.

— Я тебе верю, — сказал Сёкей. Хана не казалась бойкой девочкой.

— И не взяла бы ничего, если бы думала, что это ценно, — добавила она.

— Гм… ты не?..

Хана закрыла рот рукой, будто поняла, что сболтнула лишнее.

— Хорошо, это, наверное, не было ценно, — произнес Сёкей.

— Я не думала, что это ценно, — ответила Хана. — И вдобавок она все равно была попорчена. Никто не захотел бы ее взять, вот как я подумала. Сиво просто сожгла бы ее, если бы увидела первой.

Сёкей пробовал выяснить, как заставить ее сказать ему, что это было.

— Да, — сказал он, — но судья обратил внимание. Ничего не ускользает от него.

Девочка минуту молчала. Затем слезы полились из ее глаз — одна за другой, одна за другой. Сёкей был так встревожен — казалось, что скоро комната утонет в слезах.

— Прекрати! — выкрикнул он.

Девочка опустила голову.

— Если кто-то из нас будет пойман за воровством, — сказала она в перерывах между рыданиями, — мы все немедленно будем уволены. И я не найду нового места. Мои родители умерли, и бабушка сказала, что мне повезло найти место в доме господина Инабы. Она тоже, наверное, умерла.

Скоро девочка успокоилась.

— Ты закончила плакать? — спросил юноша.

Она утвердительно кивнула.

— Слушай, у меня есть идея, — сказал Сёкей. — Дай мне то, что забрали из комнаты, и я никому ничего не скажу.

Хана удивленно посмотрела на Сёкея. Слезы на ее щеках все еще тревожили его, но он пробовал казаться спокойным.

— Да ну? — спросила девочка. — Честно?

— Ладно, я должен сказать судье, — ответил юноша, — но…

Он остановился, потому что служанка вновь принялась плакать.

— Он накажет меня, я знаю, — хныкала она.

— Нет, не волнуйся, — сказал Сёкей. — На самом деле он очень любезен. Я уверен, что он тебя простит.

Девочка испытующе поглядела в его глаза.

— Вы клянетесь? — спросила она.

— Своей честью самурая, — сказал он, положив руку на деревянный меч, который носил под своим оби[6].

Хана быстро обвила руками колени юноши. Он оглянулся, опасаясь, что кто-то войдет в комнату и увидит их.

— Ну, пусти же! — сказал он. — Если ты не дашь мне эту вещь до возвращения судьи, он может и не простить тебя.

— О! — воскликнула девочка. Она отпустила его, запустила руку в кимоно и вытащила оттуда бумажную бабочку-оригами. Вещица была сделана из сложенной бумаги, теперь помятой и частично испачканной темной кровью. Но это явно была бабочка, поскольку красные бумажные крылышки были покрыты узором, точно так же как у настоящей бабочки.

— Я не думала, что кому-нибудь это понадобится, — сказала Хана тоненьким голоском.

— Это поможет нам найти человека, который убил господина Инабу, — сказал Сёкей.

Хана улыбнулась, как будто знала, что Сёкей пробовал ввести ее в заблуждение.

— О, вы никогда его не найдете, — сказала она.

— Почему же?

— Потому что это был ниндзя. Все слуги об этом говорят.

— Они откуда знают? Кто-то видел его?

— Конечно, нет. Нельзя увидеть ниндзя. Просто все знают, что это был ниндзя.

Сёкей ничего не ответил на это, но напомнил себе, что нужно рассмотреть все возможности.

— Почему ниндзя хотел убить господина Инабу? — спросил юноша.

Хана пожала плечами:

— Кто-то, должно быть, заплатил ему.

— Кто сделал это?

— Не знаю. Вы — помощник судьи, не так ли?

Сёкей был зол на себя. Судья часто говорил ему: «Никогда не позволяй людям, которых допрашиваешь, задавать тебе вопросы». Однако, прежде чем юноша ответил что-либо, возвратился судья. Он был один. Оока вопросительно посмотрел на Сёкея. Тот показал ему бабочку.

— Очень хорошо, — сказал судья. Он обратился к Хане: — Спасибо, что сохранила это для нас.

— Я… Я не думала… — начала было она.

— Это не принадлежало господину Инабе, не так ли? — спросил судья.

— О, нет! — Хана казалась напугана этой мыслью. — Я никогда не взяла бы ничего, что принадлежало господину.

— Именно так, — сказал судья. — Теперь можешь идти.

Она спешно поднялась с колен и вышла через дверной проем, попутно кланяясь много раз подряд судье. Сёкею почудилось, что и он сам получил благодарный взгляд за миг до того, как девочка скрылась из виду. Судья взял у Сёкея бумажную бабочку и повертел ее в руках.

— Что это означает? — поинтересовался Сёкей.

— Это говорит нам, кто убийца, — ответил судья.

3. След начинается здесь

Сёкей подумал, что это, должно быть, достаточно трудно.

— Как бабочка сообщила вам обо всем?

— Фактически бабочка способна сообщить нам даже больше тайн. Но я задавал другие вопросы, когда ты нашел бабочку. Так как ты не присутствовал там, я объясню.

Он остановился, потому что в дверном проеме показалась Сиво.

— Ваша светлость спрашивала, чем бы перекусить? — осведомилась она.

— Это было бы сейчас весьма кстати, — сказал судья. — Можете принести нам подносы сюда?

— Как пожелаете, — ответила служанка.

После того как она ушла, судья сказал Сёкею:

— Обратим внимание на то, сколь изысканную пищу нам подадут.

Сёкей задался вопросом, позволил ли судья своей любовью к чревоугодничеству заслонить интерес к поимке преступника.

И немедленно упрекнул себя за то, что такие мысли пришли ему в голову. Оока вновь улыбнулся, и Сёкей склонил голову — возможно, его приемный отец действительно умел читать мысли.

— Припоминаешь ли, — спросил судья, — как новый господин Инаба — Йютаро — сказал, что подумал, будто убийца вор?

— Да, — ответил Сёкей, довольный, что обратил на это внимание.

— Наверху я спросил его и служащих, что украдено. Они не смогли ответить, поскольку не обнаружили никакой пропажи. Молодой господин предположил, что вор был напуган прежде, чем смог взять что-нибудь. Ты веришь в это?

Сёкей думал быстро:

— Весь дом спал. Никто не видел убийцу. Вряд ли он был напуган.

— Так оно и было, — произнес судья. — А что еще Йютаро говорил нам, что мы должны теперь отклонить?

Вопрос был труднее. Сёкей обдумал то, что запомнил из высказываний Йютаро. И тогда ему припомнилось:

— Что его отец, старый господин Инаба, не имел никаких врагов.

Довольный вид судьи был самой большой наградой для Сёкея.

— Именно так, — изрек судья.

Появилась Сиво, неся поднос с едой на двоих. На нем были две маленькие мисочки очищенного риса, блюдо с водорослями, слегка политыми соевым соусом, и две чашечки чая. Родные Сёкея торговали чаем вот уже в пятом поколении, так что он мог, не пригубив напитка, по запаху сказать, что это был чай низкого качества. Было почти оскорбительно, что в замке князя подавалась такая скудная пища. Тогда Сёкей понял, что именно на это надо обратить внимание. Судья не сделал никаких замечаний по поводу пищи. Он просто подхватил палочки для еды и принялся за трапезу. Когда же Сиво удалилась, Сёкей задал вопрос:

— Почему нам подали такую еду?

— Обычно, — сказал судья, — я принимаю это как знак того, что меня не жалуют.

Сёкей быстро опустошил свою мисочку риса, так как не позавтракал. Ему пришлось приложить усилие, чтобы оставить большую часть водорослей для судьи. После того как судья отставил пустую мисочку, он спокойно сложил руки на животе и закрыл глаза. Выражение удовлетворения медленно расплылось по его лицу, будто он только что наслаждался великолепным обедом. Теперь оставалось только ждать. Бунзо учил его, что, если хочешь, чтобы время прошло быстро, надо сконцентрироваться на звуках. Сёкей однажды думал о времени, когда слушал пение гейши Умэ. Как раз в тот момент, когда ее голос достиг наибольшей высоты в прекрасной мелодии… Но мысли юноши продолжали возвращаться к другим вещам. Бабочка-оригами. Как это говорил судья, кто был убийца? Кто же он, в самом-то деле? Враг господина Инабы? А что пища, которую им подали, должна…

— Я думаю, — неожиданно произнес Оока, не раскрывая глаз, — о восхитительном обеде, которым меня однажды потчевали в доме человека, который любил поесть так же, как и я. Ты когда-нибудь пробовал лапшу соба со взбитым горным ямсом и яйцами, сваренными «в мешочек»?

— Нет, — ответил Сёкей.

— Жаль. Тогда тебе было бы о чем подумать после такой пищи, как эта.

— Вы сказали, еда означает, что нам здесь не рады, — сказал Сёкей. — Стало быть, мы должны уехать?

— Еще нет, — промолвил судья. — Я хочу увидеть, насколько мы неприятны.

Казалось, он вновь расслабился, и Сёкей понял, что потребуется ждать дольше, чем можно было предположить. Юноша закрыл глаза и стал думать о кушаньях, которые он особенно любил. Это не заняло много времени. Окайю — рисовая каша, которую часто готовила его матушка, всегда вызывала у Сёкея ощущение безопасности. Но, конечно, на самом деле плохие вещи все же случались. Жить с его старым отцом было непросто. Отец всегда говорил сыну, насколько тот глуп: «Желаешь стать самураем — ты знаешь, что это невозможно! И даже если бы это было возможно, то тебе это ненужно!»

Отец подразумевал, что жизнь самурая была намного труднее, чем жизнь торговца чаем. Он был прав — вот отчего торговцы считались столь низкими и презренными. Отец не видел смысла во многом из того, в чем должен преуспевать самурай. Помимо стрельбы из лука, искусства фехтования и рукопашного боя, самурай должен знать, как написать стихи и уметь артистически составлять букеты, и даже провести традиционную чайную церемонию. За исключением чайной церемонии, отец не видел, что бы какой-то из этих навыков помогал делать деньги.

Сёкей считал все те искусства трудными и был прав, за исключением сочинения стихов, чем он занимался всякий раз, когда отец не обращал на него внимания. Иногда он думал, что никогда не овладеет этими навыками. Он даже не заслужил права носить два стальных меча — один длинный и один короткий, какие мог носить только самурай. Пока юноше приходилось довольствоваться деревянным. Но судья как-то сказал ему: «Если твоя душа — душа самурая, то деревянный меч окажется столь же сильным, как и стальной».

Дверь в комнату открылась, и на пороге возник Йютаро.

— Вы видели все, что должны были видеть? — спросил он.

Судья медленно открыл глаза, как будто Йютаро пробудил его от дремоты.

— Я видел убийцу, — сказал Оока.

Йютаро выглядел ошеломленным. Он оглядел комнату.

— Где он? Он вернулся?

— Мне следовало сказать, что я видел того, на кого походит убийца, — ответил судья. — Но это почти одно и то же.

Лицо Йютаро помрачнело.

— Я ожидаю большего, — сказал он. — Сёгун сказал мне, что направил лучшего из сыщиков, которыми располагает. Если это правда, то удивительно, почему всякий в Эдо мнит себя в безопасности.

Судья склонил голову.

— Мы попробуем работать получше, — промолвил он. Обращаясь к Сёкею, Оока добавил: — Теперь нам пора уезжать.

Йютаро проводил их до входа в замок. Уши Сёкея горели. Он не мог понять, почему судья позволил себе принять подобное оскорбление. Сёкей едва сдерживал себя, чтобы не выхватить свой деревянный меч. Оружие достаточно крепкое, чтобы раскроить череп Йютаро.

Снаружи Оока сказал Сёкею:

— Ты, я вижу, учишься управлять собой. Но я все еще чувствую твой гнев. И полагаю, что Йютаро также почувствовал.

— Разве вы не сердитесь? — спросил Сёкей.

— А должен?

— Йютаро оскорбил вас.

— Это было его намерением, ясно же. В годы юности я бы испытал желание вытащить меч и посмотреть, кто из нас более искусен. В результате почти наверняка умер бы один из нас.



— Уверен, вы не были бы проигравшим.

— Возможно. Неблагоразумно судить, будто кто-то скверный боец, только потому, что этот кто-то лишен хороших манер. В любом случае, если бы я победил, то тогда должен был бы сообщить сёгуну, что выполнил его приказ найти убийцу господина Инабы, убив его сына, нового господина Инабу. — Судья поглядел на Сёкея. — Как думаешь, что сёгун велел бы мне сделать тогда?

Сёкей не хотел отвечать, но он был обязан.

— Он бы потребовал, чтобы вы совершили сэппуку[7].

— И я был бы благодарен, потому что тем самым он спас бы меня от позора снова совершить какую-нибудь глупость.

— Но тем не менее, — осмелился возразить Сёкей, — ваша честь самурая…

— Если думаешь, что честь требует изничтожить каждую собаку, которая лает на тебя, — перебил его судья, — то только потратишь время даром, преследуя собак. Нет в этом никакой чести.

Оока провел Сёкея вокруг замка господина Инабы. Он указал на окно в вышине, из которого спустился на землю убийца.

— Надо быть храбрецом, чтобы спуститься с такой высоты, — сказал судья. — Его поимка была бы достойным похвалы делом.

Сёкей осматривал заснеженную землю. Виднелось только несколько цепочек звериных следов. Судья указал на них.

— Такие следы оставила лиса, — сказал он.

— Да, — согласился юноша. — Снег, верно, продолжал падать и покрыл следы ног убийцы.

— Возможно, — сказал судья.

— Пойдем-ка, посмотрим на стражу, допустившую его в комнату господина Инабы.

Они оседлали лошадей и поехали к дворцу сёгуна. Лошади двигались неторопливо, потому что улочки города, как всегда, были переполнены. Самураи, чье облачение — косодэ — было отмечено эмблемами князя, которому они служили, расхаживали по улочкам, готовые доказать превосходство своего господина над всеми остальными. На дорогах столицы постоянно происходили кровопролитные стычки, несмотря на то что сёгун запретил бои в городе. Нарушение порядка каралось смертью. Несколько раз прохожие самураи украдкой посматривали на судью. Эмблема в виде хризантемы на косодэ всадника, конечно, отмечала его как одного из чиновников сёгуна, но размер эмблемы сообщал, что это был известный судья Оока. Несколько самураев даже поприветствовали его наклоном головы в знак уважения, а владельцы магазинов, стоящие в дверных проемах с целью привлечь посетителей, поклонились очень низко, когда он проезжал мимо. И хотя ни один из этих людей не удостоил вниманием Сёкея, юноша гордился уважительным отношением, которое выказывают его приемному отцу.

Внезапно судья Оока остановил лошадь.

— Хей! — закричал он. — Татсуно!

Сёкей устремил взгляд вперед. Единственный человек, которого увидел юноша, был худой неряшливого вида мужчина в простом коричневом кимоно. Как только тот услышал окрик судьи, развернулся и юркнул в переулок между двумя лавками.

— Мы должны догнать его, — приказал судья Сёкею. — Я хочу поговорить с ним.

4. Поимка ниндзя

Сёкей погнал лошадь к переулку, где скрылся худой мужчина. Однако переулок оказался слишком узким для лошади, так что юноша спешился и продолжил погоню.

В переулке было темно. Владельцы магазинов построили навесы с обеих сторон, чтобы защитить хранившиеся там товары. Смутно Сёкей различал плетеные и деревянные корзины, расставленные вдоль стен, но худого мужчины не было видно. Беглец укрывается в одной из корзин, понял Сёкей. Сжимая в одной руке рукоятку деревянного меча, юноша упорно пробивался от одной корзины до другой. Худой человек не носил меча, но он мог быть вооружен чем-то другим.

Неожиданно Сёкей уловил быстрое движение в конце переулка. Юноша присмотрелся и успел заметить коричневое кимоно.

— Стой! — закричал он и побежал за ним.

Худой мужчина снова исчез так же внезапно, как и прежде. Но Сёкей продолжал бежать, уверенный, что преследуемый где-то впереди.

Внезапно молодой человек ощутил острую боль в ступне. Поставив рядом другую ногу, он испытал такую же пронзительную боль, которая распространилась по всей ноге. Он машинально отпрыгнул и попытался убежать. Но упал — к счастью, назад. Оказавшись на земле, он обнаружил перед собой россыпь острых зубчатых металлических предметов. Юноша подобрал один и осмотрел его. Небольшая уродливая вещица с пятью шипами, отходящими от маленькой сердцевины. Как бы она ни приземлилась на землю, два шипа будут всегда направлены вверх, готовые вонзиться в ноги любого, кто наступит на нее. Эти штучки, вероятно, были рассыпаны здесь тем мужчиной, которого преследовал Сёкей.

Осторожно Сёкей снял обувь и вынул шипы, застрявшие в ней. Он не сильно поранился: толстые соломенные сандалии неплохо защищали ноги. Однако юноша хромал и вдобавок чувствовал себя виноватым за то, что не сумел выполнить поручение судьи.

Как ни странно, судья не ждал его на прежнем месте. Прихватив лошадь Сёкея, он исчез. Юноша оглядел улицу, не зная что делать.

Судья оставлял его и прежде, но обычно давал какие-либо указания. «Следуй одним путем», — эти слова всплыли в памяти Сёкея. Оока часто повторял их, чтобы описать свой метод поимки преступника. Итак, путь вел через переулок, но Сёкей не смог бы там пройти. А что, если обойти кругом?

Сёкей завернул за следующий угол и подошел к проходу с другой стороны. Достигнув цели, юноша осмотрел то место, где кончался переулок. Тут он увидел кое-что действительно удивительное. Судья Оока сидел на спине растянувшегося мужчины — того самого, который бежал по переулку. Судья заметил Сёкея и жестами велел тому поспешить. Сёкей приблизился.

— Где ты пропадал? — спросил судья, когда юноша приблизился. — Я ожидал, что ты выйдешь из переулка.

— Там были такие острые штуки, о которые я поранил ноги, — объяснил Сёкей.

— Татсуно! — произнес судья, наотмашь ударив поперек плеч мужчину, на котором восседал. — Ты разбрасывал тенен-биши?

— Я сожалею, — отозвался Татсуно голосом, немного приглушенным, потому что лежал лицом вниз на земле. — Так или иначе, они были маленькими.

— Почему ты пытался бежать?

— Я не разглядел, что это были вы. Я думал, кто-то собирается ограбить меня.

— Ограбить тебя? — Судья засмеялся, раскачиваясь взад и вперед чем сделал положение Татсуно еще более неудобным. — Обычно все наоборот, разве нет?

— Это было недоразумением, — сказал Татсуно. — И так или иначе, я никому не навредил.

— Ты не бывал внутри замка господина Инабы предыдущей ночью, что скажешь? — спросил судья.

— О, нет, ваша честь, — ответил Татсуно. — Я не имел никакого отношения к этому.

— К чему «этому»?

— Да ведь каждый уже слышал, что господин Инаба был убит, — сказал Татсуно. — Об этом говорит весь Эдо.

— Убит ниндзя?

— Так оно всегда, — сказал Татсуно с легкой жалостью к себе. — Если случается что-то дурное, всяк винит ниндзя.

— Татсуно — ниндзя, — сообщил Сёкею судья Оока.

— Он? — Сёкей вновь посмотрел на худого мужчину, теперь пыльного и местами несильно расцарапанного. Человечек, конечно, не был похож на того, кем мать путала его, рассказывая о жестоких ниндзя.

— Я отошел от дел, — сказал Татсуно с достоинством. — Я теперь наставник.

— Бери веревку, — велел Сёкею судья. — Мы должны связать его так, чтобы он и не пробовал улизнуть.

Татсуно возмущался:

— Нет в том никакой надобности, — сказал он мягко. — Ни малейшей. Разве кто-нибудь мог когда-либо сбежать от вашей светлости?

— Не мог, но я не хочу тратить впустую свое время, преследуя тебя, — отрубил Оока.

— Вы не должны этого делать, ваша честь.

— У меня есть для тебя работенка, — произнес судья.

Татсуно заколебался.

— Какая работенка?

— Доставай веревку, — повторно сказал судья Сёкею, указывая на лошадь, в задней части седла которой имелся моток веревки.

— Хорошо! — закричал Татсуно. — Я сделаю все, независимо от того, что это.

— И не предпримешь попыток снова уйти? — спросил судья.

— Нет.

— Я получил твое слово чести ниндзя?

— Да-да, даю слово чести.

Судья встал, и медленно-медленно Татсуно поднялся с земли. Пока человечек отряхивался, Сёкей заметил, что он имел привычку осторожно осматриваться, будто боялся, что вот-вот случится нечто ужасное. Или, возможно, это было лишь следствием присутствия судьи.

— В чем состоит моя работа? — спросил Татсуно.

— Сначала мы пойдем к тюрьме, — сказал судья.

— Я думал, у нас соглашение, — встревоженно сказал Татсуно.

— Так и есть. Мы не собираемся оставлять тебя там, если я не получу указания, по крайней мере. Мы только собираемся посетить некоторых заключенных.

Судья оседлал свою лошадь. Сёкей никогда не мог понять, как это удавалось ему так легко при всей его грузности. После того как Сёкей тоже сел на лошадь, Татсуно сказал:

— Вы знаете, та лошадь выглядит достаточно сильной, чтобы нести нас обоих.

— Иди рядом со мной, — ответил ему судья. — Я хочу знать, что еще ты слышал об убийстве господина Инабы.

По пути Татсуно сообщил, что не слышал ничего об убийстве господина Инабы и даже забыл, кто сказал ему об этом первым.

— Вероятно, кто-то в лавке, где продают саке, — сказал он. — Вы знаете, что люди там всегда что-нибудь болтают, правда то или нет.

Наконец судья сказал ему:

— Есть доказательства с места преступления, указывающие, что убийцей был ниндзя.

— Разве я не говорил вам? — ответил Татсуно. — Всякий раз, когда случается что-нибудь плохое…

— Никто не видел убийцу, — прервал Оока, — даже стража. И он покинул дом, выбросив веревку из высокого окна.

Татсуно пожал плечами:

— Мог быть кто-то, желающий бросить подозрение на ниндзя. В наше время люди изучат один-два трюка и думают, будто теперь они стали ниндзя.

— Где ты был предыдущей ночью? — спросил судья.

— Я, ваша честь? — Татсуно казался глубоко озабоченным этим вопросом. — Я крепко спал в доме моего двоюродного брата.

— Где это?

— В районе Хонго, далеко от замка господина Инабы.

— Уверен, твой брат подтвердит твои слова.

— Уж лучше бы подтвердил. Э… конечно, так, ваша честь.

Тюрьма представляла собой скопление уродливых построек из серого камня, которые вызывали у Сёкея острое чувство страха всякий раз, когда он видел их. Они заняли столько же земли, как маленькая ферма, и были столь же неприступны, как и замок любого князя. Трем мужчинам предстояло пересечь ров, пройти через ворота в массивной внешней стене, которая окружала всю тюрьму, а затем пересечь второй ров.

Даже при том, что стражники узнали судью Ооку, одного из высокопоставленных чиновников сёгуна, они заставили его ждать, пока из какого-нибудь основного строения не покажется начальник. Начальник был членом семьи Ишиде, которая управляла тюрьмой с тех пор, как первый Токугава стал сёгуном. Только Ишиде выражали желание выполнять эту миссию.

Судья сказал господину Ишиде, что хотел бы видеть двух людей, которые охраняли господина Инабу. Ишиде-сан мотнул головой.

— Мы сковали их цепями для их собственной безопасности, — сказал он. — Они продолжают попытки убить себя. Если вы приговорите их к смерти, то они выполнят приказ.

— Пока я желаю только говорить с ними, — промолвил судья.

Начальник подвел их к одному из наиболее чистых с виду строений. Здесь, как было известно Сёкею, охранялись заключенные самураи. У каждого имелась личная камера, и если они располагали деньгами, то могли заказывать еду и другую роскошь. Два самурая господина Инабы содержались в одной камере, каждый был прикован цепью к стене. Вторая цепь связывала их руки за спиной. Как только судья увидел их, он приказал:

— Освободите им руки.

Начальник принялся было возражать, но пожал плечами и сказал:

— Все согласно вашему приказу.

Мужчины едва двигались, когда он снял с них цепи. Судья, стоя перед ними, спросил:

— Вы оба были назначены охранять спальню господина Инабы?

— Да, ваша честь, — ответили они вместе. Один из них добавил: — Мы должны были совершить сэппуку, как только выяснили, что случилось.

Другой кивнул и сказал:

— Ваша светлость пощадит нас и позволит нам умереть благородной смертью?

— Ответьте сначала на мои вопросы, — произнес судья. — Вы, кажется, не из разгильдяев. Вы заснули той ночью?

Оба заключенных понурили головы.

— Заснули, — сказал первый, — хотя это был скорее дурман, чем сон.

— Почему вы так говорите? — спросил Оока.

— Потому что мне приснилась лиса, — отозвался стражник. — Лиса, которая говорила со мной. Это не казалось странным, как бывает во сне. Вот почему позже, когда я проснулся, подумал, что лиса вошла в комнату господина Инабы.

Пока мужчина говорил, Сёкей обратил внимание, что его история возымела странное воздействие на Татсуно. Он жадно прислушивался после упоминания о говорящей лисе, а потом смотрел на судью, как будто хотел сказать что-то срочное.

— Я знаю, — пробормотал судья, несколько осадив Татсуно. — Помню.

Судья вновь обратил внимание на заключенного:

— Что лиса говорила вам?

Мужчина на мгновение задумался.

— Знаете, я не могу вспомнить, — сказал он. — Это походило на весьма приятный разговор, как будто мы были друзьями.

— Я помню, — сказал второй заключенный. Первый смотрел на него с удивлением, а второй продолжил: — Я стыдился говорить до настоящего времени. Мне являлся тот же сон. Лиса говорила мне, что я храбрый, бдительный самурай — я действительно был преданным слугой господина Инабы… — Он замолк, с трудом сглотнул и добавил: — Ложь. Лиса лгала мне.

— Возможно, нет, — сказал судья Оока. — Как я понимаю, той ночью было много гостей в замке господина Инабы?

— Да. Он только что возвратился в Эдо на год, и многие из его друзей были приглашены.

— А его враги?

— У господина Инабы не было никаких врагов, — твердо сказал заключенный. Другой закивал в знак согласия.

— Тогда еще вопрос, — произнес судья. — Вы что-нибудь поели или выпили за время застолья?

Оба мужчины стихли, и Сёкей предположил ответ.

— Только немного саке, — ответил наконец первый заключенный. — Только одна чашка. Это не слишком много.

Судья прервал его:

— Кто подавал саке?

— А что?.. Разносчик вина. Дайте припомнить… Он пытался несколько раз поднести мне выпить, прежде чем я согласился.

— Кто-то из постоянной домашней прислуги?

— Нет, это был кто-то новый. Толстый мужчина, очень старался угодить.

— Он был похож на этого человека? — Судья указал на Татсуно, лицо которого стало более настороженным, чем прежде.

— Нет, я же сказал вам, что разносчик был толст. Этот человек худой.

— Он умеет изменять внешность, — возразил судья. — Вглядитесь в его лицо.

Заключенный так и сделал, проявив старание.

— Нет, я уверен, что это не он. Разносчик был старше, чем этот человек, хотя их лица несколько похожи.

— Вы согласны? — задал вопрос судья второму заключенному. Тот закивал и добавил:

— Этого человека никогда бы не пустили в замок господина Инабы. Он похож на нищего.

Сёкей увидел выражение удовлетворения на лице Татсуно. «Он не был никаким нищим, это уж наверняка» — подумал юноша.

— У меня есть еще одна вещь для вас, посмотрите, — обратился к обоим самураям Оока. Он запустил руку в кимоно и вынул бумажную бабочку.

Татсуно громко ахнул. Все, кроме судьи, посмотрели на него. Он почти остолбенел от удивления и, как показалось Сёкею, также от страха. Судья так и не повернул головы, но едва заметная улыбка пробежала по его лицу, когда он протягивал бабочку для всеобщего обозрения.

5. В поисках бумаги

— Вы знаете, что означает эта бабочка, — вымолвил Татсуно. — И вы не сказали мне об этом, когда заставили меня пообещать выполнить небольшую работу для вас.

— Я не говорил, что это будет небольшая работа, — ответствовал судья. — На это требуется ниндзя.

Они покинули тюрьму после того, как двое заключенных подтвердили то, что судья уже знал: бабочка не принадлежала господину Инабе. Убийца должен был принести ее с собой. Перед отъездом судья сказал начальнику:

— Освободите этих мужчин и верните им мечи.

Начальник не сделал ни малейшей попытки возражения. Но Сёкей, оказавшись снаружи, спросил:

— Они убьют себя после того, как им вернут мечи?

— Если полагают, что того требует их честь, — сказал судья.

— Они не должны были пить саке, — сказал Сёкей. — В книге Дэйдоджи Юзана говорится, что поведение воина должно быть всегда правильным.

— Истинно так, — подтвердил судья. — Много прекрасных и благородных вещей написано в той книге и в других книгах также. Но человека должно ценить не в соответствии с книгами, а в соответствии с тем, что заложено в его сердце.

Татсуно прервал их.

— Я никакой не самурай, — сказал он. — Я не намерен совершать самоубийство для вас.

Сёкей изнывал от любопытства и был вынужден спросить:

— Что все-таки означает бабочка?

— Она означает, — ответил Татсуно, — что человек, который оставил ее, неуловим. Вообще, попытка схватить его будет стоить вам жизни. Оставьте его в покое!

— Но вы ниндзя, — удивился Сёкей. — Как вы можете признать поражение?

— С непринужденностью, уверяю вас, — заявил Татсуно. — Ниндзя живет, чтобы бороться другими способами, в отличие от самурая.

— Нет вопросов, — отрезал судья. — Мне и не нужно, чтобы ты ловил того, кто оставил бабочку, Татсуно.

— Тогда в чем состоит работа, которую вы хотите, чтобы я выполнил?

— Скоро узнаешь, — ответил судья. — Сначала мы посетим еще одно или два места.

— Если мы идем во дворец сёгуна, — вставил Татсуно, — то я должен переодеться в лучшее кимоно.

— В этом нет никакой нужды, — сказал Оока. — Нам надо увидеть бумажных дел мастера. — Он поглядел на Сёкея. — Кого-то, кого ты хорошо знаешь.

Сначала Сёкей не понимал. Но когда они въехали в тот район Эдо, где имелись лавки бумажных мастеров, юноша вспомнил, когда был здесь в последний раз. Это случилось вскоре после того, как судья Оока принял его и Сёкей приехал, чтобы отблагодарить человека, который косвенно сделал это возможным.

Впервые юноша встретился с ней ночью, когда он и его отец — его старый отец, торговец чаем, — остановились в придорожной гостинице «Токайдо». Сёкей той ночью вышел на террасу гостиницы, чтобы посмотреть на звезды. Там он встретил Мичико, которая также смотрела на звезды. Чтобы развлечь юношу, она рассказала Сёкею историю о привидениях, настолько пугающую, что позже он лежал взволнованный на своей циновке и не мог заснуть. И тогда он увидел призрака, который явился, чтобы похитить драгоценный камень у богатого князя. Утром пропажа обнаружилась, в воровстве обвинили Мичико и ее отца. В гостиницу прибыл для расследования судья Оока. Сёкей рассказал то, что видел, и судья дал ему первое задание. Когда тайну раскрыли (с помощью Сёкея), Мичико и ее отца оправдали, а судья предоставил Сёкею возможность стать самураем.

С улицы небольшая лавка имела тот же вид, что и в то время, когда Сёкей последний раз посещал ее. Над передним входом в магазинчик была синяя вывеска: «ОГАВА, ПРЕВОСХОДНАЯ БУМАГА И ШИРМЫ». Красиво выполненные буквы подсказывали Сёкею, что сама Мичико, видимо, сделала ее. Юноша и судья спешились и привязали лошадей к ограде перед лавкой. На порог выбежала девочка-служанка, посмотрела на них, сделав большие глаза, и срочно побежала внутрь доложить о прибытии важных самураев.

Через несколько секунд Сёкей заметил пару глаз, глядящих на него через щелку приоткрытой двери. Эти глаза он сразу узнал: Мичико.

Как только судья ступил на крыльцо, дверь широко распахнулась и на пороге возник отец Мичико, низко кланявшийся гостям. Позади него стояла Мичико, которая также поклонилась, после того как слегка улыбнулась Сёкею.

Судья, Сёкей и Татсуно поклонились в ответ. Едва ли не сразу же появилась девочка-служанка с чаем и рисовыми лепешками манджу на подносе. Все уселись перед маленьким альковом. На стене над почетным местом висел свиток с написанным на нем стихотворением. Сёкей узнал по каллиграфически красивому почерку руку поэта. Это был Басё[8] — самый известный автор Японии. Поскольку красивый почерк поэта столь же важен, как и его слова, свиток имел особенную ценность.

Сёкей обратил внимание, как посмотрел на свиток Татсуно. Но это не был взгляд восхищения, как у юноши. Казалось, что Татсуно оценивал свиток, задаваясь вопросом, за сколько бы он мог его продать, если бы сумел как-нибудь убежать отсюда с этой вещью.

Сёкей настолько встревожился, что почти не обратил внимания, когда отец Мичико, Огава-сан, заговорил с ним. По тому, как пожилой мужчина улыбался, Сёкей догадался, что ему сделали комплимент.

— Спасибо, — сказал Сёкей, склонив голову.

— Разве ты не согласна? — спросил свою дочь Огава-сан.

Горящими глазами девушка мгновение смотрела на Сёкея, затем произнесла:

— Я поняла, что у него сердце самурая, когда он защитил нас от ложного обвинения, отец.

— Вы должны очень гордиться таким прекрасным сыном, — сказал Огава-сан судье Ооке.

— Ему еще многому надо учиться, — промолвил судья, — но я одобряю, что он не теряет мужество.

Все закивали, громко выражая свое согласие с этим, даже Татсуно, который знал Сёкея всего лишь два часа. «Они это говорят из вежливости», — подумал юноша. Но он знал, что судья никогда не будет лгать, и поэтому позволил себе испытать гордость за слова одобрения, полученные от отца.

Вежливая беседа продолжалась еще некоторое время. Сёкей знал, что Огава намеревался продать судье бумагу. Но для обоих было бы неучтиво затронуть этот вопрос раньше времени. Наконец судья сказал Огаве:

— Меня очень порадовало качество писчей бумаги, которую вы столь любезно продали мне в последний раз.

— Мы только что изготовили новый пакет, который, я уверен, еще лучше, — ответствовал Огава-сан и посмотрел на дочь. — Мичико, принеси несколько образцов.

Она ушла в другую комнату и вернулась с несколькими листами светло-кремовой бумаги. Девушка вручила их отцу, который передал листы судье. Сёкей понял, что отец и дочь гордятся своей бумагой, но, конечно, не могут в этом признаться. Их гордость была обоснована. И гладкостью поверхности, и ровностью цвета бумага ласкала глаз. Сёкей подумал, как приятны ощущения, когда опускаешь кисть в черные как уголь чернила и смело наносишь их на лист, создавая новую красивую картину или стихотворение. Судья сделал несколько одобрительных замечаний о бумаге и затем спросил:

— Вы можете предоставить мне пятьдесят листов?

Мичико и ее отец посмотрели друг на друга. Пятьдесят листов, как догадывался Сёкей, — очень большой заказ для них.

— У нас не найдется в запасе так много листов, — ответил Огава-сан. — Но мы можем сделать недостающие через несколько дней.

— Никакой спешки, — сказал судья. — Я оставляю заказ, а пока отправляюсь в поездку. Когда мы вернемся, я пришлю Сёкея за бумагой.

— Уверяю вас, она будет такого же качества, как и эта, — заверил Огава-сан.

— Не сомневаюсь, — ответил судья.

— Вы даже не спросили меня, сколько это будет стоить.

— Я уверен, что цена будет справедливая. Мы не станем обсуждать это.

— Мы очень благодарны за ваше великодушие, — сказал Огава-сан, склонив голову.

— Вы далеко держите путь? — поинтересовалась Мичико.

Это было несколько бестактным вопросом для девушки, и отец замахал на нее руками в знак упрека.

— Простите, — немедленно сказала Мичико. — Я спрашиваю только, чтобы убедиться, что у нас будет готова бумага, когда вернется Сёкей.

Она подарила Сёкею робкую улыбку, полагая, что никто этого больше не видел.

— Не извиняйтесь, — сказал судья. — Хорошо, когда молодые люди задают вопросы. И если по правде, Огава-сан, я приехал сюда в надежде, что и вы сможете ответить мне на один вопрос.

Огава-сан бросил на дочь такой взгляд, в котором явно читалось: «Вот видишь, в какие неприятности ты нас втянула?» Но судье сказал:

— Что именно вы желаете спросить?

Судья достал из кимоно бабочку. Татсуно следил за ним осторожно, словно боялся, что та оживет и улетит.

— Мне интересно, — обратился судья к Огаве, — знаете ли вы, кто сделал эту бумагу.

Огава-сан деликатно взял бабочку у судьи и повертел ее в руках.

— Она запачкана, — сказал он.

Судья кивнул, не говоря, чем именно запачкана вещь.

— Можете развернуть листок, если желаете, — сказал он Огаве.

— Это кощунство, — сказал Огава-сан, — поскольку перед нами прекрасный образец оригами. Кто бы ни свернул эту бумагу в форме бабочки, то был художник.

Мичико наклонилась через плечо, чтобы получше рассмотреть бабочку, и отец сказал ей:

— Видишь уклон зерен? Такой дает волокно гампи. Баккоро, должно быть, ты не думаешь?

— Да, отец, — согласилась девушка.

Огава-сан вернул бабочку судье.

— Этот способ сворачивать бумагу напоминает тот, который практикуется в святых местах для некоторого ритуала. И человек, который обычно делает бумагу для этих целей, — некто по имени Баккоро. Но он живет в области Шинано, далеко на север отсюда. Так что это вам не по пути, если вы отправляетесь в поездку.

— Напротив, — сказал судья. — Вы только что подсказали мне первое место, куда мы должны отправиться.

6. Подарок

— Могу я дать Сёкею кое-что в дорогу? — спросила Мичико.

— Они хотят путешествовать налегке, — ответил ей отец.

— Это не тяжело, — ответила она. — Пойдем, Сёкей, это находится на высокой полке. Я не могу дотянуться туда сама.

Сёкей не двигался, но лишь посмотрел на судью, который улыбнулся и сказал:

— Когда молодая особа предлагает подарок, нужно принять его с благодарностью.

Мичико поднялась и открыла дверь в следующую комнату. Девушка жестами велела Сёкею следовать за ней. Она задвинула дверь и сказала:

— Ты стал выше, с тех пор как я видела тебя в последний раз. Прежде мы были почти одного роста. А теперь я вровень с твоим плечом.

Почему-то эти слова понравились Сёкею, который и не догадывался, насколько вырос. Ему хотелось сказать ей, что она стала красивее, чем прежде, но он знал, что девушка будет смеяться над ним, поскольку это выглядит очень глупо.

Мичико между тем продолжала:

— Жаль, что у тебя нет времени, чтобы рассказать про все дела, которые ты помог раскрыть судье.

— Их было немного, вообще-то, — произнес Сёкей. Он был рад, что не придется рассказывать Мичико о задании в чайной, где гейши принимали клиентов. Возможно, девушка подумала бы, что это постыдно.

— И теперь вы отправляетесь в поездку с ним, а судья и не знал, пока не прибыл сюда, куда вы едете. Он часто так поступает?

— Да, — с улыбкой ответил Сёкей. — Он только говорит, что мы должны следовать одним путем всюду, куда тот ни поведет.

— О, ну, в общем, судья очень мудр, — сказала девушка, — таким образом, я предполагаю, именно поэтому мне трудно его понять. Это странно все же. Незадолго до того как вы прибыли, я читала дневник путешествий Басё. Знаешь, тот, который он написал во время своей последней поездки?

— Да, — сказал Сёкей, — я слышал о нем, но никогда не читал.

— Когда вернешься за бумагой, отдам тебе свою копию, — сказала она. — Итак, то, что я прочла, заставило меня подумать о тебе, постоянно разъезжающем с судьей и расследующем преступления. — Она выбрала на полке маленькую книгу. Перевязки на переднем и заднем концах были со вкусом украшены красными и желтыми листьями клена.

Сёкей вспомнил, что последняя поездка Басё приходилась на осень.

— Хотел бы ты услышать, что он написал? — спросила Мичико Сёкея и посмотрела на него, ожидая ответа.

Юноша кивнул, желая, чтобы она читала всю книгу, но она переворачивала страницы, пока не дошла до нужного места.

— Это здесь, — сказала она. — Он описывает, как волнуется, потому что стареет и, возможно, больше не сможет вынести трудностей путешествия: «В мысленном разговоре с собой я признал, что, отправляясь в эту поездку в отдаленную часть страны, полностью осознавал риск для жизни. Так, даже если бы мне было суждено умереть в пути, это было бы только волей Небес. Эти мысли несколько подняли мне настроение».

Слова большого поэта заставили Сёкея похолодеть. Несмотря на то что в печи горели угли, юноша дрожал.

Мичико, казалось, не обращала на это внимания.

— Ты не находишь благородными порывы души поэта? — спросила она.

— Несомненно, — ответил он. И не солгал. Хотя прочитанное чем-то и пугало, восприятие поэтом Басё смерти было точно таким, какое должен ощущать самурай.

— О! — воскликнула Мичико. — Я почти забыла о подарке. Мне пришло в голову, когда я думала о дневнике Басё, что тебе это понравится. Когда Басё отправлялся в поездку, он взял с собой маленький набор для письма. — Она указала на самую высокую полку на стене. — Это там, но ты должен сам достать их оттуда.

Это было непросто и для Сёкея, но он сумел дотянуться до угольно-черной лакированной шкатулки. «Она слишком маленькая для письменного прибора», — подумал юноша. Но Мичико открыла шкатулочку, и он понял, что неправ. Внутри находился лоток с двумя кистями для письма.

Аккуратно уложенные, они занимали не больше места, чем большой палец Сёкея. Когда Мичико вынула лоток, Сёкей увидел маленькую чернильную палочку, каменную чашечку и даже крошечную бутылочку воды, чтобы делать чернила.

— Посмотри. — Девушка отодвинула дно коробочки и показала несколько трубочек бумаги. — Это очень тонкая бумага, — сказала Мичико, развернув не полностью одну из трубочек, — но она хорошо держит чернила, не давая им стекать. Если тебя посетит вдохновение во время поездки, ты можешь сразу же записать свои стихи, как поступал Басё.

Сёкей не знал, что и ответить.

— Это такой щедрый подарок, — сказал он девушке. — Я не сделал ничего, чтобы быть достойным его.

— Напротив, — ответила она, — ты доказал, что столь же отважен и честен, как любой самурай.

Сёкей поклонился.

— Я надеюсь, ты всегда будешь говорить мне это.

Мичико хотела что-то ответить, но заколебалась. Сёкей удивленно глядел на нее, поскольку она редко была застенчива с ним.

— А я надеюсь, что ты не будешь думать, будто я слишком дерзка, — сказала она, — но у меня вызвал странное чувство тот человек, с которым вы прибыли. Действительно ли он друг судьи Ооки?

— Нет, — сказал Сёкей, — уверен, что не друг.

— Рада слышать это, — ответила девушка, — если бы был другом, тогда я не говорила бы плохо о нем. Но я чувствую, что ты должен быть настороже, если едешь с ним.

— Что заставляет тебя говорить так? — спросил Сёкей, подозревая, что она видела, как Татсуно смотрел на стихи Басё на стене.

— Это просто ощущение, — сказала она. — Из-за него мне нелегко. Возможно, ты подумаешь, что я глупа, но я редко ошибаюсь в таких вещах. — Мичико посмотрела на дверь в соседнюю комнату.

— Нам пора вернуться к другим, — произнесла она. — Обещай, что скоро будешь здесь снова.

Сёкею припомнились слова Басё.

— Если будет на то воля Небес, — ответил юноша.

После того как судья со спутниками покинули лавку, Оока дал Сёкею кожаный мешочек, полный монет.

— На сей раз я должен следовать другим путем, — объяснил судья. — Тебе надо пойти к этому бумажному мастеру Баккоро. Он живет в Минове, в области Шинано. Покажи ему бабочку, — Оока вручил ее Сёкею, — и спроси имя человека, купившего бумагу, из которой она была сделана.

— Вы думаете, он вспомнит? — спросил Сёкей.

— Это особенная бумага, — пояснил судья, — используемая в религиозных целях. Для глаз бумажного мастера каждый ее пакет отличен. Я думаю, скорее всего, он вспомнит. — Тут он обратился к Татсуно: — Я хочу, чтобы ты пошел с Сёкеем.

Татсуно казался смущенным.

— Он не нуждается в моей помощи для такой простой задачи, — заметил тот.

— Я хочу, чтобы ты охранял Сёкея и учил его думать, как ниндзя, — пояснил судья.

Сёкей при этих словах навострил уши. Как он принялся учиться быть самураем, так же теперь он должен пробовать стать ниндзя.

Но Татсуно сказал судье:

— Я не могу учить его быть ниндзя. Обучение длится годы.

— Я не хочу, чтобы он стал ниндзя, — возразил судья, — но ему будет полезно знать о вас как можно больше.

Татсуно нервно переминался с ноги на ногу, смотря то на Сёкея, то на судью. Ясно, что он оценивал Сёкея и ему не понравилось то, что он видел.

Судья спросил:

— Ты думаешь, что из него не выйдет хорошего самурая?

Татсуно пожал плечами:

— Он ваш сын, так что, конечно, он хороший самурай.

— Он мой приемный сын. А вообще-то он рожден торговцем чаем.

Татсуно посмотрел на Сёкея строже, чем прежде.

— Хорошо, я полагаю, будет достаточно просто отвести его в Шинано и увидеться с этим бумажным мастером.

— Но после того как вы посетите бумажного мастера, — добавил судья, — я хочу, чтобы вы оба направились к области Этчу.

— Где домен[9] господина Инабы? — произнес Татсуно, подняв бровь.

— Да. Замаскируйтесь как-нибудь. Поговорите как можно с большим числом людей. Слушайте, что они говорят: слухи, обвинения, сплетни. Я хочу знать то, что говорится об убийстве господина Инабы.

— Что именно вы хотите, чтобы мы узнали? — спросил Татсуно.

— Я желаю узнать, кто враги господина Инабы.

Татсуно на миг задумался.

— Мы не должны будем никого для вас ловить, так ведь? — уточнил он.

— Нет, Татсуно. Вы не ищете лису. Я просто хочу знать, кто послал лису господину Инабе.

— Где вы будете?

— В городе Наре, с визитом к управляющему областью Ямато.

Татсуно вздохнул.

— Я знал, что это звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой.

— И, Татсуно, еще одна вещь, — сказал судья.

— Да?

— Если с Сёкеем случится что-нибудь плохое, не будет такого места в Японии, где ты смог бы укрыться от меня.

7. Под маской

Пять дней спустя Сёкей и Татсуно были на пути к Минове. Сёкей обрезал волосы и спрятал предметы одежды, которые отмечали его как сына самурайской семьи. Он все носил деревянный меч для защиты, но оставил лошадь в конюшне, когда они вступили в область Шинано, что в трех днях езды к северу от Эдо.

— Мы будем представляться паломниками, — сказал Татсуно Сёкею еще в начале поездки. — Мы собираемся посещать священные горы в Этчу. Здесь на дорогах полно паломников, которых никто и не замечает. Это даст нам возможность останавливаться в любом месте, просить еды или ночлега.

Он хитро поглядел на юношу:

— Я знаю, что как сын торговца ты привык к намного более изысканной жизни, но…

— Это меня не беспокоит, — сказал Сёкей. — Я теперь сын самурая. Я один следовал за труппой актеров кабуки до гостиницы «Токайдо». — Юноша сразу же испытал злость на самого себя. Хвастать — ниже достоинства самурая.

— Не показывай тот кошель, который дал тебе отец, — предупредил Татсуно. — На здешних дорогах немало грабителей и других преступников. Пожалуй, ты должен позволить мне нести деньги для сохранности.

— Я не настолько глуп, — сказал Сёкей.

Татсуно парировал пословицей:

— Человек, считающий себя умнее других, на самом деле глупец.

— За это не беспокойся, — произнес Сёкей, — поскольку я знаю, что никогда не буду столь же умен, как судья Оока.

— Он также должен встретить равного себе, — продолжал Татсуно, — и я уверяю тебя, что так и будет, если он когда-либо столкнется с человеком, который оставил ту бабочку в комнате господина Инабы.

Сёкей колебался. Он желал спросить кое-что, но не хотел, чтобы Татсуно подумал, будто юноша неосведомлен. Теперь же, казалось, предоставился наилучший шанс прояснить все.

— Что означает бабочка? Чем она тебя пугает?

— Ага, — сказал Татсуно, — ты даже не знаешь, так? Судья отправляет собственного сына на такое задание и не в состоянии сказать, какой опасности он подвергается. И все же люди восхищаются им!

— Все восхищаются им! — воскликнул Сёкей с отчаянием. — А ты боишься его.

Еще раз юноша пожалел об опрометчивых словах, едва они выпорхнули из его рта.

— Просто здравый смысл подсказывает, — ответил Татсуно, — бояться того, кто может казнить меня по прихоти. Вот почему… — Татсуно оборвал себя, демонстрируя тем самым, что имеет больше самообладания, чем Сёкей.

— Что «почему»? — не унимался Сёкей.

— Неважно, — проговорил Татсуно, отмахиваясь, словно отгоняя мысли рукой. — Это в данном случае совершенно не важно. Я могу сказать, однако, что человек, оставивший бабочку, сделал так, чтобы прогнать злого ками, которого он выпустил, убив господина Инабу.

Сёкей настолько удивился, что встал как вкопанный и пристально посмотрел на Татсуно:

— Но… это означает, что он был синтоистским священником.

Татсуно помотал головой:

— Он не посвятил жизнь Синто, как поступают священники, но ты прав в одном: он знает, как выполнять синтоистские ритуалы.

— Я никогда раньше не слышал о священнике, убивающем людей, — сказал Сёкей.

— Я же сказал, он не священник, — повторил Татсуно. — Ты что, вообще все пропустил мимо ушей? Он ниндзя — ниндзя, который называет себя Китсуне, лисой.

Задетый упреком, юноша вскипел. Он был смущен сильнее, чем когда-либо.

Они снова двинулись в путь в полнейшем молчании. Наконец Татсуно нарушил тишину.

— Это несправедливо, знаешь ли, — сказал он.

— Что несправедливо?

— То, что я ответственен за твою безопасность и должен рассказывать тебе о ниндзя. Я полагаю, все, что ты когда-либо слышал о нас, — это что ниндзя наряжаются в черное, крадутся по ночам и убивают людей.

Сёкею не хотелось признавать, что его попутчик был прав.

— И конечно, еще, что ниндзя наделены волшебными способностями, которые могут использовать, чтобы сделаться невидимыми или победить врагов простым взмахом руки.

У Сёкея слова Татсуно вызвали зуд из-за которого хотелось чесаться до крови.

— Вы действительно можете делать такое?

— Конечно, — сказал Татсуно, — но это только часть того, что нужно знать ниндзя. Столетия тому назад, когда император жил в Наре, а сёгунами были князья из клана Фудзивара…

— Погоди! — перебил Сёкей. — Я хочу знать, как вы становитесь невидимыми.

— Почему ты хочешь знать именно это?

— Ну… интересно. Это должно быть очень полезным в определенных ситуациях.

— Что да, то да. — Татсуно говорил так, как будто становился невидимым всякий раз, когда того желал.

Тогда Сёкей кое-что понял:

— Отчего же ты не стал невидимым, когда я преследовал тебя в переулке? Тогда судья, возможно, не захватил бы тебя.

— А что же я сделал, разве не помнишь? Ты не смог увидеть меня в переулке, разве нет?

— Все так, но это было потому, что ты укрылся позади корзин.

— Я, возможно, создал эту иллюзию, но фактически я был невидим. После того как я оторвался от тебя, я отказался от защиты, вот тогда судья и увидел меня.

— Я не верю тебе, — сказал Сёкей.

Татсуно пожал плечами:

— А мне как-то все равно.

Сёкей испытывал раздражение:

— Если ты действительно умеешь становиться невидимым, давай, покажи прямо сейчас, как вы это делаете.

— Это не фокус, который выполняется для развлечения уличной толпы, — надменно ответил Татсуно. — Это требует тесной связи с ками природы.

Не в силах сдержать себя, Сёкей засмеялся:

— И у тебя есть такая связь?

— Когда понадобится, — сказал Татсуно с поклоном.

— Да ну? Тогда я надеюсь увидеть такую ситуацию, — не унимался Сёкей.

— Если подобное случится, — ответил Татсуно, — это будет означать, что мы находимся в серьезной опасности.

Сёкей полагал, что шансы на это невелики. На дороге, которая вела путников к цели, почти никого не было. Встречались только случайные прохожие — крестьянин или чернорабочий, который посмотрел на них без любопытства или угрозы. Сёкей и Татсуно приближались к горам Акайси. Юноша счел их красивыми, даже при том, что вершины были покрыты снегом, но зеленые сосны и оголенные клены, которые охватывали горы со всех сторон, составляли живописный пейзаж. Теперь, когда дорога пошла вверх мимо деревьев, юноша почувствовал усталость. С высотой воздух становился холоднее, и Сёкей пожалел, что на нем не было более теплой одежды. Но любая другая одежда, какая имелась у него, показывала бы, что он сын зажиточного самурая. Он не намеревался просить Татсуно остановиться на отдых. А тот не проявлял никаких признаков усталости и шагал так твердо, будто только что пустился в путь.

В первую ночь они остановились в маленькой обители, где жили три синтоистских священника. Семьи со всей округи несли сюда рис и овощи, чтобы поддержать существование святыни. Хотя священники с удовольствием поделились пищей с гостями, Сёкей заметил, что ее было недостаточно. Позже, когда они пошли на вечернюю службу, юноша оставил серебряную монету для ками, жившего в обители. Он знал, что этих денег хватит священникам на покупку одной или двух рыб.

На следующее утро путники проснулись и обнаружили, что ночью выпал обильный снег. Ветви деревьев низко прогнулись под тяжестью белых одежд, а земля казалась столь же свежей, как, наверное, в тот день, когда она едва родилась. Даже в этом случае увиденное встревожило Сёкея, поскольку он понял, что это означало: сегодняшний путь будет более трудным. Священники, однако, были восхищены. Они подготовили специальную пищу на завтрак, открыв флягу с рассолом дайкона, которая хранилась для праздника. Татсуно объяснил Сёкею:

— Здесь не было большого снега этой зимой. Без снегопада не потекут горные потоки, когда придет весна, и крестьяне в округе напрасно бы ждали хорошего начала сезона полевых работ. А это ужасно сказалось бы на священниках, ибо означало, что ками из обители недовольны.

После завтрака Татсуно спокойно поговорил с одним из священников, который затем исчез, а вернулся с несколькими шкурками выдры.

— Мы обернем ими ноги, так что не замерзнем в снегу, — пояснил Татсуно.

— Я должен покинуть обитель, оставив за помощь подношение, — заявил Сёкей.

— В этом нет надобности. Я видел, что ты оставил монету вчера вечером, — возразил ему Татсуно.

— Это предназначалось на пищу, — сказал Сёкей. — Шкурки выдры дороги.

— Да, но священники убеждены, что наше присутствие здесь понравилось ками настолько, что они послали снег.

Сёкей был озадачен:

— С чего они… ты сказал им это?

Татсуно улыбнулся:

— Я намекнул, что ты имеешь тесную связь с ками природы.

— Я не могу позволить извлекать выгоду из такой лжи, — сказал Сёкей.

— Это же не ты солгал, — ответил Татсуно. — Так или иначе, откуда тебе знать, что это ложь? Ты был единственным человеком, который сделал подношение в обители вчера вечером, и этим утром ками показал, что он рад.

— Я никогда не делал вид, будто близок к ками.

— Показываешь свое смирение, — съязвил Татсуно. — Еще одно из твоих достоинств. Оберни ноги шкурками. Если повезет, достигнем Миновы до сумерек.

8. Бумажный мастер

Минова оказалась маленькой, аккуратной деревушкой, приютившейся на краю высокого обрыва. От вида с высоты, которым наслаждался Сёкей, то и дело останавливаясь и оборачиваясь, перехватывало дыхание. Юноша хотел задержаться и впервые воспользоваться своим письменным прибором, но Татсуно подталкивал его вперед.

— Если мы поспешим, то застанем бумажного мастера в его лавке, — ворчал Татсуно. — Я не хочу остаться здесь без ночлега, чтобы потом слоняться ночь напролет.

Найти Баккоро оказалось нехитрым делом. Хотя его лавочка не имела вывески, острый-преострый запах семян тороро разносился через дверной проход. Мякоть семян была одним из компонентов прекрасной бумаги ручной работы. Сёкей услыхал его — тот же самый аромат, почти как в лавочке Огавы. Мичико и ее отец делали бумагу в отдельной комнате. Баккоро имел всего одну большую комнату, служившую спальней и мастерской. Посетители попадали сюда сразу, переступив порог. Мастер делал бумагу на заказ для постоянных клиентов и отсылал ее им.

Баккоро даже не поднял глаз, когда в лавку вошли Сёкей и Татсуно. Он как раз снимал большую бамбуковую рамку с чана, содержащего смесь толченых древесных волокон, семян тороро и воды. Мастер встряхивал рамку так, чтобы лишняя жидкость стекала в чан, и получал в высшей степени нежный и тонкий мерцающий жидкий лист, который при высыхании станет бумагой.

Малейшая ошибка в движениях на данном этапе уничтожила бы не только тот лист, который он держал, но и все листы, сделанные сегодня. Искусство мастера состояло в том, чтобы поместить липкий, полуобсохший новый лист точно поверх других, покоящихся на его рабочем столе, так, чтобы их края приняли столь же четкий угол, как у квадратной коробки.

Когда Баккоро повернул лицо к свету, Сёкей увидел, что он очень стар. Его лицо избороздили глубокие морщины, а на макушке росло лишь несколько седых локонов. Весь его облик демонстрировал абсолютное спокойствие, поскольку он выполнял такие действия достаточно часто и любая ошибка была исключена. Баккоро открыл бамбуковую рамку, и один край липкой бумаги шлепнулся на стопку листов. Бумага казалась легкой, точно пушистое перо недавно вылупившегося цыпленка. Когда Баккоро наклонился вперед, остальная часть листа скатилась с рамки так гладко, словно ее раскатывали валиком. Дальний край упал в точности по кромке верхнего листа в стопке. Сёкей выдохнул и понял, что все это время задерживал дыхание, дожидаясь завершения работы мастера.

Баккоро отложил опустевшую рамку и наконец обратил внимание на Сёкея и Татсуно.

— Чем могу помочь вам? — спросил мастер.

— Мы здесь с полномочиями судьи Ооки, официального следователя сёгуна Токугавы Иосимуне, — объявил Татсуно излишне громким голосом.

Сёкей был поражен. Ему не понравилось, что Татсуно принял на себя столь высокие полномочия. Лицо Баккоро все еще сохраняло прежнее спокойное выражение.

— Я удостоен высокой чести, раз вы посетили мою скромную лавку, — ответствовал он. — Судья желает, чтобы вы принесли ему бумагу?

— Нет, — сказал Татсуно. Он указал пальцем на Сёкея. — Покажи ему бабочку.

Сёкей был готов воспротивиться. Ведь Татсуно обращался с ним, как с тупым слугой. Но они прибыли сюда за сведениями, так что Сёкей подавил возмущение и достал бабочку из своего кимоно. Баккоро посмотрел на нее, затем на Сёкея, будто спрашивая разрешения взять ее в руки. В ответ Сёкей поднес бабочку ближе к старику.

Тот принял оригами и издал щебет неодобрения, когда заметил пятно крови на изделии. Он деликатно подхватил каждое крыло и сместил их немного, чтобы увидеть внутреннюю часть. Осмотрев туловище бабочки, мастер слегка кивнул.

— Эта ваша бумага? — спросил Татсуно.

— Я ее сделал, если именно это вы подразумеваете, — ответил Баккоро.

— Кто купил ее у вас?

Хотя Татсуно пролаял свои вопросы, как будто был судьей, а Баккоро — заключенным, самообладание старика оставалось непоколебимым. Тот не спешил с ответом:

— Я не спрашиваю имен у моих посетителей.

— Вы должны знать их имена, если посылаете бумагу им… или если сделали ее для обители, например.

— Я делаю бумагу вроде этой для многих обителей. Священники делают из нее произведения, которые привлекают ками. — Баккоро улыбнулся. — Или заставляют ками уйти, смотря для чего были предназначены.

— Вы знаете назначение бабочки?

— Конечно. Она используется, чтобы очистить место, где был ками мертвого человека.

— Улыбаетесь, — произнес Татсуно. — Что вы находите забавным?

— Нет. Я ожидаю, что сам буду мертв и довольно скоро. Интересно увидеть, куда я попаду после этого.

— Мы можем сделать так, что это случится скорее, если угодно, — сказал Татсуно голосом, полным угрозы.

Сёкей больше не мог сдерживать себя.

— Довольно! — вскричал он и обратился к Баккоро: — Мы не причиним вам вреда. Но нам надо найти преступника. Он оставил эту бабочку около человека, которого убил. Не поможете ли вы нам?

Баккоро смотрел на Сёкея. Старые глаза были добры, но в глубине их ютилась печаль, и это вызвало у юноши чувство неловкости. Старик возвратил бабочку Сёкею.

— Эта бумага, — сказал он, — была сделана для обители О-Мива в самом сердце Миваямы.

Сёкей взял бабочку, но в этот момент рука Баккоро быстрее скачущей лягушки схватила его за запястье. Юноша почувствовал кости пальцев Баккоро, поскольку плоть старого мастера была столь же тонка, как и его бумага.

— Но вы не должны ходить туда, — умоляюще произнес Баккоро.


Татсуно был все еще сердит, когда они покидали город.

— Ты осрамил меня, прерывая мой допрос, — заявил он Сёкею.

— Ты не имел никакого права угрожать ему таким образом, — сказал юноша, который был не в том настроении, чтобы приносить извинения. — Ты не один из чиновников сёгуна, ты же не станешь этого отрицать?

— Бумажный мастер не знал этого, так ведь? — ответил Татсуно. — Мы посланы сюда одним из чиновников сёгуна, что фактически одно и то же. Я только пробовал узнать то, что хотел знать судья.

— Он не хотел, чтобы ты угрожал людям.

— Почем тебе знать? Он хотел, чтобы мы установили, откуда та бумага. Старик притворился, что не знает. Ладно, уж я умею превратить немую рыбу в певчую птицу.

— Он все равно сказал нам, — напомнил Сёкей.

— Тебе повезло, — упорствовал Татсуно. — И я надеюсь, ты обратил внимание на последнюю вещь, которую он сказал нам.

— Не ходить туда? А вообще, где обитель О-Мива?

— В области Ямато. Святыня не имеет никакого хондэна[10], где могли бы остаться ками.

— Почему?

— Потому что ками постоянно находятся в священной горе Миваяма. На склоне горы есть тории[11], но входить за них запрещено.

— Звучит так, как будто ты был там.

Татсуно ничего не отвечал, что было необычно для него. Сёкея мучило любопытство.

— Значит, был? — спросил он.

— Да, — тихо промолвил Татсуно. — Сначала я посетил это место с моим наставником много лет назад.

— Что там такого, чего ты боишься?

— Ничего, — ответил Татсуно, но Сёкей не поверил ему.

Юноша обдумывал то, что узнал за последние дни. Область Ямато. Судья велел встретиться с ним в доме управляющего областью Ямато. Неужели Оока заранее знал, откуда тянется след бабочки? Если так, то почему приказал Татсуно и Сёкею отправиться на поиски врагов господина Инабы в область Этчу? Судья и прежде отправлял его на задания, цель которых не была ясна.

И юноше не полагалось спрашивать что к чему, а только повиноваться. В конце концов, как верил Сёкей, судья объяснит свои указания.

Внезапный порыв ветра бросил двум путникам в лицо ледяные снежинки. Среди звуков завывания пурги Сёкею почудилось, будто он слышит голос старого бумажного мастера, убеждающего юношу вернуться.

9. Метки на коже

Сёкею непривычно было ходить в шкурках выдры, так что где-то на дороге к области Этчу он поскользнулся и упал. Юноша сильно вывихнул лодыжку, и Татсуно осмотрел ее.

— Сунь в снег, — сказал он. — Это не даст ноге опухнуть.

Сёкей встал босыми ногами в сугроб. Холод немедленно пронзил их, и по сосудам в поврежденной лодыжке, казалось, прекратила течь кровь. Вскоре тем не менее Татсуно велел юноше выйти из сугроба.

— Но так ей лучше, — заспорил Сёкей.

— Возможно, но если обморозишься, то лишишься ноги, — ответил Татсуно.

Некоторое время передвигаться было нетрудно, но затем лодыжка Сёкея снова начала болеть, и ему пришлось прихрамывать. Под конец Татсуно нашел на земле тяжелую ветвь. Он обломал на ней сучки, так что Сёкей мог использовать ее в качестве опоры. Путники провели ночь в сарае одного крестьянина. На следующий день обнаружилось, что лодыжка отекла. Сёкей стиснул зубы и продолжал идти, хотя сугробы на пути стали значительно глубже. Время от времени путники останавливались, чтобы Сёкей мог развязать шкурки выдры и опустить ногу в успокаивающий снег.

В одну из таких остановок на пути мимо них проходил торговец, который вел лошадь, нагруженную мешками риса. Когда он увидел, что стряслось, то сказал им, что следующее селение находится совсем близко — всего через два холма от того места, где они сейчас находились. Мало того, в селении, на счастье, имелся лекарь.

— Ищите третий дом слева с этого конца деревни, — сказал торговец. — На его доме нет никакой вывески, потому что там каждый знает, где он живет.

Сёкей с трудом поднялся на ноги, оперся на палку, как на костыль, и смело зашагал вперед. Мысль о том, что хоть какая-то помощь была рядом, подбадривала его. Когда путники достигли вершины второго холма, они увидели впереди под собой деревушку. В ней было, возможно, не более двадцати домов. «Здешний лекарь, скорее всего, не будет достаточно сведущим», — подумал Сёкей. Но по крайней мере здесь можно войти в истопленный дом и хорошенько отдохнуть. Когда двое путников достигли дома лекаря, им пришлось постучать дважды, прежде чем дверь открылась. Их встретил сам лекарь — мужчина средних лет, выглядевший сонным. Он так долго рассматривал Сёкея и Татсуно, что это указывало, как редко подходили к его двери незнакомцы.

— Я Генко, лекарь, — сказал наконец мужчина. — Вы повредили ногу? — спросил он Сёкея. — Проходите внутрь и дайте-ка взглянуть на нее.

Было видно, что мужчина на самом деле спал, когда они постучались.

— Жена одного из селян принесла вчера вечером двойню. Дурной знак для нее.

«Дурной знак и для нас», — подумал Сёкей. Судья наставлял его в том, чтобы не предаваться суевериям, но всякому известно, что близнецы могут принести в дом неприятности.

— Так или иначе, она не умерла, — продолжал лекарь. — Так что я и не знаю, повезло ей или не повезло. Как это с вами случилось? — спросил он Сёкея.

— Я упал и вывихнул лодыжку.

— Лучшее для вас сейчас — отдохнуть, пока нога не заживет.

— Мы не можем сделать этого, — вставил Татсуно. — Нам надо добраться до области Этчу.

— Тогда для вас есть хорошие новости, — сказал Генко. — Вы как раз и находитесь в области Этчу. А вы здесь по какому делу?

Татсуно был немного удивлен.

— Мы… держим путь к обители, — сказал он. Сёкей обратил внимание на его некоторое замешательство и надеялся, что лекарь этого не заметит.

— Обитель? — Генко казался озадаченным. — У нас здесь много обителей, конечно, но нет ни одной, которая была бы широко известна.

— Значит, так, — принялся объяснять Татсуно, придвигаясь к Сёкею, — его отец дал клятву, что пойдет в обитель в Канадзаве, но теперь он плох и умирает. — Ниндзя отвернулся от мрачного взгляда, которым всматривался в него Сёкей, и продолжил: — Таким образом, мы выполняем обет от его имени.

— Ах, Канадзава, — сказал лекарь, кивая. — Там, где замок господина Инабы. Вы, верно, подразумеваете ту обитель, где почитают Хачимана.

— Да, именно ее, — поддакнул Татсуно.

Лекарь посмотрел на Татсуно.

— А ведь она довольно далеко отсюда, знаете ли, — сказал мужчина. Он повернулся к Сёкею. — Не думаю, что вы дойдете туда с такой лодыжкой. Дайте-ка взглянуть на нее.

Он пододвинул для Сёкея длинную лавку, чтобы тот присел. Когда Сёкей взобрался на лавку, лекарь достал из кармана какую-то оправу. В оправе, сделанной из проволоки, были два блестящих прозрачных диска. Сначала Сёкей подумал, что это драгоценные камни, но при более близком рассмотрении они оказались плоскими и тонкими. Сёкей еще больше удивился, когда лекарь нацепил оправу на лицо, постаравшись разместить подобные драгоценным камням предметы перед глазами.

Действие оправы было потрясающим. Глаза лекаря, казалось, увеличились.

— Это волшебство? — спросил Сёкей.

Генко улыбнулся и мягко обхватил ногу Сёкея.

— Однажды, — объяснил он, — когда я посещал Нагасаки, меня попросили обследовать капитана одного из иностранных судов, которым сёгун позволяет торговать там. Капитан прибыл из отдаленного места под названием Нидерланды, как мне помнится. У них был на судне какой-то лекарь, но он умер во время плавания.

Мужчина фыркнул:

— Тоже мне лекарь! Когда это случилось, я сумел исцелить капитана. Он хотел вознаградить меня, но мне, конечно, не было пользы в его деньгах. Тогда я увидел, что он применяет это приспособление, и спросил, каково его назначение. Капитан объяснил, что оно заставляет предметы казаться намного большими, и я подумал, что это приспособление пригодится мне в работе. Он великодушно отдал его мне. Очевидно, такие приспособления обычны в Нидерландах. Теперь держитесь крепче! Скажите, когда почувствуете боль.

Сёкей сжал зубы в тот момент, когда лекарь поворачивал его ногу сначала в одну сторону, затем в другую. Он был настроен выдержать боль без жалоб.

— Здесь не болит? — спросил Генко.

Сёкей отрицательно покачал головой, не поверив в то, что сможет заговорить, не показывая боли.

— Очень сильно опухло, — сказал Генко. — Вы бы взяли какой-нибудь травы, снимающей боль?

Сёкей снова покачал головой.

— А что будет, если я сделаю вот так? — спросил лекарь и совершил внезапное движение.

Сёкей издал вопль. Он не мог сдержаться.

— Ах! Я так и думал, что будет больно, — произнес Генко. — Оставайтесь пока здесь. Я приготовлю кое-что, чтобы вы почувствовали себя лучше.

Сёкею показалось, что он уже чувствует себя лучше. Он оглянулся, задаваясь вопросом, сможет ли убедить теперь Татсуно продолжать путь. Но Татсуно смотрел на красивую лакированную шкатулку, которая покоилась на полке. Сёкею пришло в голову, что Татсуно может спрятать в рукав вещицу, когда никто на него не смотрит. Но Генко обратил внимание также и на него.

— В той шкатулке я держу кости дракона, — сказал он. — Некоторые люди считают, что можно умереть в течение года, если коснуться их.

Татсуно отступил на шаг назад.

— Почему вы тогда держите их здесь? — спросил он.

— Считается, что кости — превосходное лекарство. Я использую их, когда все остальные средства оказываются бесполезны.

— И они помогают? — удивился Татсуно, снова уставившись на шкатулку.

— Так же, как и все остальное, — сказал лекарь. — Одни люди живут, а другие умирают. Я думаю, что вы будете жить.

Генко достал фарфоровую бутыль с другой полки, снял крышку и высыпал в ладонь немного серебристого порошка. Затем, отвернув кимоно Сёкея, лекарь посыпал ногу порошком в трех местах.

— Вы не возражаете против несильной боли, а? — обратился он к юноше. Глаза мужчины за прозрачными бриллиантами делали его похожим на сову, собирающуюся напасть на мышь.

— Нет, не возражаю, — ответил юноша нетвердо.

Лекарь взял три горящие палочки с ладаном и передал одну Сёкею.

— Когда я дам вам сигнал, — сказал он, — коснитесь горящим концом палочки порошка вон там, повыше колена. — Он указал, куда именно нужно приложить палочку.

Сёкей напрягся в ожидании того, что должно произойти. Лекарь поводил двумя остальными палочки над маленькими кучками порошка в нижней части ноги юноши.

— Пора, — сказал он.

Как только зажженные палочки коснулись порошка, в воздух взвился фонтан искр. Сёкей задыхался от страха. Потом искры потухли, оставив три маленьких облачка приятно пахнущего дыма.

— Это не больно! — воскликнул юноша.

Лекарь кивнул.

— Многим кажется, что должно быть больно, и поэтому действительно ощущают боль.

Услышав эти слова, Сёкей вспомнил, что судья Оока говорил о страхе перед пытками. Юноша едва не сказал лекарю об этом, но затем сдержался, поскольку знал: он и Татсуно должны выдавать себя за паломников.

— И что вы теперь чувствуете в лодыжке? — спросил его Генко.

Сёкей пошевелил ногой.

— Боль прошла, — удивленно произнес он.

— Да, но она вернется, — заметил лекарь. — Порошок останавливает боль на некоторое время, но не приносит исцеления. Только отдых излечит вашу лодыжку.

Мужчина достал из сундука белую льняную ткань и крепко обвязал ее вокруг лодыжки Сёкея.

— Пользуйтесь повязкой во время ходьбы, — сказал он, — но по возможности старайтесь находиться в покое.

— Мы должны попасть в Канадзаву, — возразил Татсуно.

— Вам незачем так спешить, — ответил лекарь. — Канадзава сейчас как бы осталась без управления, потому что умер господин Инаба. Прибыл его сын Йютаро, чтобы потребовать от самураев его отца преданной службы.

— Он уже здесь? — спросил Сёкей.

— Так мне сообщили, — промолвил лекарь. — Я еще не видел его. Если бы он не хотел осмотреть свой домен, то не приехал бы в такую неказистую глухую деревню, как наша.

Генко замолчал на какое-то мгновение, затем добавил:

— Здесь проживает одна семья, которая будет рада принять вас. Муж и жена очень набожны, и они сочтут за высочайшую милость приютить двух паломников вроде вас.

— Я полагаю, мы можем задержаться на день или два, — согласился Татсуно.

— Я отведу вас к их дому, — произнес лекарь. — Только одно хочу сказать, — добавил он.

— И что же?

— Я бы не стал им говорить, что вы идете в обитель Хачимана в Канадзаве.

— Но почему?

— В Канадзаве нет никакой обители Хачимана.

10. Молитвы за Момо

Надвинулись серые, тусклые сумерки, когда лекарь с Сёкеем и Татсуно подошли к полуразвалившемуся домику. В высокой соломенной крыше виднелись заделанные прорехи, бумага в окне порвана и местами заменена новыми кусками. Доски передних ступенек сломаны, и лекарь предупредил путников, чтобы они были повнимательнее, потому что третьей ступеньки и вовсе нет. Если бы не свет, который смутно поблескивал в окошке, то Сёкей подумал бы, что жилище давно заброшено. Генко постучал в дверь, им открыли. Мужчина на пороге и сам нуждался в «починке»… Его щеку пересекал уродливый шрам, который выглядел так, словно не зажил в течение долгого времени. Его руки были корявыми из-за многих лет занятий непосильным трудом.

— Джойджи, — поприветствовал лекарь, — это путешественники, они держат путь к Канадзаве, и им нужно жилье на время, пока заживает лодыжка юноши.

Хозяин отодвинул дверь, приглашая войти:

— Добро пожаловать, — сказал он. Оказавшись внутри, Сёкей с удивлением обнаружил, что пол в доме не был покрыт циновками. В центре единственной просторной комнаты находилась яма, где горел небольшой огонь, испускавший столько тепла, чтобы почувствовать это с порога. Вдоль стен было расставлено множество маленьких статуэток Будды и буддистских святых, перед которыми горели свечи. Два маленьких горшка были подвешены крюками к металлическому пруту над очагом.

На единственной циновке из рисовой бумаги перед очагом сидела женщина, которая смотрела в пляшущие вспышки, словно пробуя прочитать в них какое-то послание. Как только Сёкей вошел в комнату, он заметил, что глаза женщины, блестящие в темноте, следят за ним. Пока юноша приближался к огню, ее взгляд неотступно следовал за ним. Затем, очевидно, разочарованная в том, что увидела, женщина снова опустила глаза к дымной яме.

Ее муж произнес:

— Я Джойджи, а это Сада.

Сёкей и Татсуно представились, называя только имена, как всегда поступали в подобных случаях селяне.

— Мы собирались поесть, — объяснил Джойджи. — Приглашаем вас разделить с нами пищу, какая только у нас водится.

Сёкей постыдился угощаться, когда увидел, как мало у них еды. В одном из горшков находились какие-то коренья и рис, кипевшие в таком большом количестве воды, что давно превратились в месиво; в другом бурлил кипяток для чая. Джойджи предложил ему миску с рисовой смесью, но Сёкей заверил, что не хочет есть. Он с благодарностью принял чашку чая, и когда пригубил его, то скривился. Напиток был приготовлен из земляных желудей с небольшим добавлением заварки. За время трапезы Джойджи несколько раз попытался завязать разговор, тогда как Сада оставалась безмолвной. Время от времени она обращала взгляд на Сёкея, и в течение секунды в ее глазах что-то вспыхивало, отчего юноша чувствовал себя неловко. Татсуно также ощутил неудобство, поэтому, когда закончил есть, вызвался выйти наружу и принести еще дров.

— У нас больше нет, — сказал ему Джойджи. — Когда рассветет, я пойду и поищу в лесу.

— Но нельзя же позволить огню потухнуть, — заспорил Татсуно, — иначе потом придется изрядно повозиться, чтобы разжечь его снова.

— Мы посыпаем угли золой, — объяснил Джойджи. — Обычно они горят настолько медленно, что огонь поддерживается в течение всей ночи. А сейчас давайте все вместе сотворим молитву. Это более важно.

Сёкей не мог не заметить, что Татсуно не испытывал особого рвения, но так как они изображали из себя паломников, то он едва ли мог отказаться. Все опустились на колени, каждый перед одной из буддистских статуэток. Джойджи читал молитву, остальные повторяли. Сёкей посещал буддистские храмы со своим отцом, который полагал, что исповедовать все религии не повредит. Поэтому Сёкей знал достаточно, чтобы спеть «Вечная хвала Амиде-Будде» вместе с Джойджи и Садой. Даже Татсуно неплохо знал эту молитву. Амида жил давным-давно, он достиг посвящения и с тех пор постоянно находится на Чистой Земле. Он обещал помочь любому, кто призывал его по имени.

Слушая, как Джойджи и Сада выражают свои пожелания, юноша понял, что они не испрашивали у Амиды помощи себе — и это при том, что им бы она явно пригодилась. Вместо этого они молились за кого-то по имени Момо. Когда молитва закончилась, щеки Сады были влажны от слез. Женщина отвернулась от гостей и улеглась на циновке у стены.

Джойджи утоптал огонь в очаге и предложил Сёкею и Татсуно лечь ближе к очагу, где камни хранят тепло в течение всей ночи. Сёкей обратил внимание, что мужчина проверил, заперта ли входная дверь. Довольно глупая предосторожность, как показалось юноше, поскольку и дверь, и окна были настолько ненадежны, что любой злоумышленник мог легко ворваться в дом. Да и вообще, есть ли здесь что-нибудь, что можно похитить? Джойджи раскрыл ширму, которой отгораживалась та часть комнаты, где спали он и его жена, после чего удалился.

Вскоре Сёкей услышал храп Татсуно, лежащего по другую сторону очага. Огоньки от зажженных свечей мерцали в лужицах растопленного воска, отчего по комнате бродили призрачные тени. Через некоторое время заснул и Сёкей. Когда он проснулся, то сразу почувствовал, что его лодыжка снова болит; боль и разбудила его. Утро еще не наступило, все спали. Он подвинул ногу, надеясь ослабить боль. Но это только усугубило ощущение. Теперь боль пульсировала, словно нога была единственным живым существом здесь в комнате. Ему было жаль, что он не может пойти к лекарю на повторные процедуры. «Нет, — сказал себе Сёкей, — нет никакого смысла в том, чтобы беспокоиться из-за обычной боли. Боль есть нечто такое, что истинный самурай не должен замечать».

Юноша снова пошевелился. Даже при том, что в комнате было холодно, он весь горел и чувствовал, что его лихорадит. Возможно, он лег слишком близко к очагу. Вздохнув, Сёкей сел. В голову ему пришла одна мысль. Прежде при погружении в снег боль утихала. Стоит попробовать это снова. Поднявшись с пола, он захромал к двери. Но дверь не поддалась, и тогда Сёкей вспомнил, что Джойджи запер ее. Поиски замка в темноте заняли некоторое время, однако юноша наконец отыскал его и отпер дверь, которая, вздрогнув, заскользила по салазкам.

Сёкей взмолился, чтобы дверной короб целиком с грохотом не рухнул на крыльцо. Юноша проскользнул наружу. Его обувь из шкурок выдры все еще лежала на крыльце, но он не нуждался в ней. Снег толщиной в несколько дюймов покрывал землю прямо у края крыльца. Сёкей уселся там и опустил ногу в снег, пробив крошащуюся ледяную корку, которая намерзла поверх сугробов за минувшую ночь. Он сразу почувствовал облегчение и откинулся назад. Ночь была ярка и ясна. Вокруг юноши полыхали блестками заснеженные деревья. Полная луна в вышине лила лучи на землю, снег и деревья.

В этот миг Сёкей осознал, что должен сочинить хайку, чтобы описать то, что увидел. К счастью, набор для письма, который дала ему в путь Мичико, был достаточно мал, и он носил его с собой постоянно. Юноша запустил руку в кимоно и извлек письменные принадлежности. Истерев палочку чернил на каменном лотке, Сёкей решил воспользоваться снегом, чтобы приготовить чернила. Его голова слегка кружилась от волнения — вот то, что непременно бы сделал на его месте Басё! А сейчас — самая трудная часть работы. Он не был поэтом, равным Басё, но должен был написать нечто, достойное увиденных красот.

Если ничего не выйдет, стоит разорвать бумагу и забыть о неудачной попытке.

Слова пришли юноше на ум, когда он разворачивал листок бумаги. Стремительно, лишь с небольшими паузами, насколько возможно короткими, Сёкей придавливал кончик полной чернилами кисти к листу бумаги.

Я ступаю в лунный свет,

Снег падает на землю,

А я воспаряю в небо.

— Мы держим дверь запертой ночью, — раздался у него за спиной голос. Это было настолько неожиданно, что юноша вскочил на ноги и вскрикнул от боли.

— Вам нехорошо? — спросила Сада. Она подошла к Сёкею, когда он сидел, сосредоточившись на поэме.

Поэма! Юноша выпустил из рук бумагу, и она упала в снег.

Поднятый листок расползся, бумага превратилась в невообразимое рыхлое месиво. Возможно, это был знак, решил юноша. Знак того, что поэма недостаточно хороша.

— Мы держим дверь запертой ночью, — повторила женщина. Эти слова подействовали на Сёкея более раздражающе, чем полагалось бы.

— Почему? — спросил он не слишком вежливым тоном. — Здесь кто-то есть, кто хотел бы напасть на вас? И что бы он унес?

Она какое-то мгновение молчала. Ее голова была повернута так, что луна освещала глаза, и Сёкей вновь ощутил неловкость от того, как она посмотрела на него.

— Момо, — промолвила она. — Они похитили у нас Момо.

11. Враги господина Инабы

Три дня спустя лекарь Генко осмотрел лодыжку Сёкея и объявил, что выздоровление идет полным ходом. Это было хорошей новостью для Татсуно, которому наскучило сидеть на одном месте и не терпелось двинуться дальше в путь. Сёкей остался бы подольше. Его присутствие, как казалось, вдохнуло жизнь в Саду. Женщина заботливо ухаживала за ним: то и дело снимала повязку, чтобы помассировать лодыжку, и даже приносила горстки снега в дом, чтобы ослабить боль.

Сёкею было любопытно узнать, что случилось с Момо — дочерью Джойджи и Сады. Но Сада больше не говорила о ней и уклонялась от расспросов Сёкея. То, что произошло с девочкой, оставалось тайной.

Сёкей и Татсуно готовились снова отправиться в путь. Они поблагодарили пожилую чету за гостеприимство. Сёкей оставил в доме несколько монет — там, где, как он знал, они будут найдены после отъезда его и Татсуно. К слову, Татсуно приметил это и неодобрительно покачал головой.

— Вот ты платишь им, а они ведь не хотят зарабатывать на добровольной помощи, которую оказали, приютив нас.

Сёкей признал правду этих слов. Он понимал, что Джойджи и Сада отказались бы от денег, если бы он попытался заплатить им открыто. Но тут юношу осенило. Надо дать денег лекарю Генко! Тот мог использовать их на благо тех селян, которые нуждались в лечении.

Лекарь принял деньги с благодарностью.

— Это значит больше, чем вы думаете, — сказал он. — А вы уверены, что можете позволить себе такое?

— Да, возьмите, — ответил Сёкей.

— Если вы не возражаете, — продолжил Генко, — часть пути к Канадзаве я пройду вместе с вами. Мне надо навестить крестьянина, у которого киста, и она нуждается в периодическом подсушивании.

День выдался погожим, и даже при том, что было холодно, Сёкей с радостью вдыхал свежий воздух, столь приятный после трехдневного пребывания в тесной и дымной хижине с соломенной крышей. Через несколько часов пути Сёкей спросил лекаря:

— Что случилось с дочерью Сады и Джойджи?

Генко посмотрел на него:

— А что вам об этом известно?

— Хозяйка сказала мне, что ее дочь похитили. Вот и все. Они молятся за нее.

Вместо того чтобы ответить, лекарь спросил:

— Откуда вы? Кто вы? Я знаю, что вы не паломники.

Татсуно что-то начал говорить в ответ, но Сёкей оборвал его. Он внутренне ощущал, что доброта лекаря заслуживала честности.

— Я сын судьи Ооки. Он послал нас сюда, чтобы разузнать о врагах господина Инабы.

Лекарь кивнул и подумал еще немного, прежде чем произнести:

— Один из людей господина Инабы проезжал через нашу деревню год назад и увидел Момо. Она была красивой девочкой, слишком красивой для такого места, как это. Момо была невинна. Тот самурай выкрал ее и обесчестил. Позже мы узнали, что бедняжка наложила на себя руки. Она предпочла смерть возвращению домой опозоренной. Именно поэтому родители молятся за нее.

Сёкей был слишком потрясен — он не мог вообразить самурая, совершающего такое зло.

— Вы сказали бы, что Джойджи и Сада — враги господина Инабы? — спокойно спросил лекарь Генко.

— Но они… они не могут нести ответственность за то, что убит господин Инаба, — сказал Сёкей.

— По всей видимости, нет, — согласился лекарь.

— И возможно, господин Инаба не знал, что кто-то из его самураев поступил таким образом.

— Осмотритесь кругом, — сказал лекарь. — Что вы видите?

Сёкей обвел все вокруг глазами. Местность была холмистой, наиболее крутые возвышенности вдали тянулись вверх — к высоким пикам, заслонявшим горизонт. Снег покрывал большую часть земли, но местами он был расчищен. На таких расчищенных участках Сёкей приметил то, что сначала показалось маленькими связками соломы. Все они, однако, самостоятельно двигались. Юноша понял, что видит крестьян в одеждах из соломы для защиты от холода. Вглядевшись получше, Сёкей заметил у людей в руках мотыги, лопаты и даже простые палки, которыми те обрабатывали обнаженную землю.

— Эти люди что-то копают, — произнес он. — Но почему? Сейчас же не время для посадок.

— Они выискивают под снегом что-нибудь съедобное, — ответил Генко. — Орехи, желуди, сосновые шишки, корни — что-нибудь, что утолит их голод. Они вечно голодают.

— Как такое возможно? — спросил Сёкей. — Ведь большинство из них крестьяне!

— Посевы риса подвергались нападению насекомых вот уже два года подряд, — пояснил лекарь. — Почти ничего не удалось собрать.

— Но даже в этом случае, — рассудил Сёкей, — господин этого домена должен распределить пищу, которая была сохранена с обильных лет.

Лекарь покачал головой.

— Как раз наоборот, — сказал он. — Надзиратели господина Инабы потребовали, чтобы крестьяне заплатили им полный налог, то есть одну пятую от обычного урожая риса.

— Но как они могли заплатить, если никакого риса не было собрано? — спросил Сёкей.

— Взяв из запасов риса, который был сохранен с предыдущих лет, — ответил лекарь.

— Это не может быть правдой, — сердито произнес Сёкей. — На что, они рассчитывали, будут жить крестьяне?

— Как видите, — произнес лекарь, указав на людей, блуждающих по заснеженному полю, — они рассчитывают, что крестьяне решат эту проблему сами.

Сёкей приумолк. Он не подозревал, что такая несправедливость могла существовать в царстве сёгуна. Наверное, произошло недоразумение. Как бы поступил судья?

— Крестьяне подали прошение господину Инабе? — поинтересовался Сёкей. — Инабе-отцу, я имею в виду. Я слышал, он был добрым человеком.

— Было такое. Один человек с ходатайством от всех крестьян отправился к замку господина Инабы, — сказал лекарь. — Надо сказать, он сам вызвался сделать это. — Лекарь на секунду запнулся. — Он вернулся с отрезанными ушами, носом и губами.

— Это же несправедливо! — воскликнул Сёкей. — Сёгун не допустил бы этого. Кто-то должен пойти к управляющему провинцией.

Татсуно, который до тех пор слушал спокойно, теперь захихикал.

— Простите его, — сказал он лекарю. — Он еще ребенок.

Юноша почувствовал себя уязвленным.

— Но мой отец сам является одним из чиновников сёгуна, — возразил он. — И я встречался с сёгуном. Я знаю, что ни тот ни другой не одобрили бы этого.

Лекарь Генко печально улыбнулся Сёкею и сказал:

— Ваш друг знает, что главная цель сёгуна состоит в том, чтобы охранять порядок в стране. Он полагается на князей вроде господина Инабы, чтобы поддерживать массу самураев, которые охраняют порядок. Как они это делают, касается их одних.

— Но если люди голодают, надлежащий порядок вещей нарушен, — возразил Сёкей. — Долг правителя — защитить свой народ.

— Я вижу, вы читаете древние книги, — сказал лекарь. — Но Эдо далеко отсюда, и порядок здесь наводится силой.

— Когда я снова увижу отца, я сообщу ему, что вы рассказали мне, — пообещал Сёкей.

— Судья Оока имеет репутацию справедливого человека, — заметил лекарь. — Так, стало быть, он послал вас сюда, чтобы найти врагов господина Инабы?

— Правильно.

— Посмотрите, — сказал лекарь. — Они всюду: копаются в снегу, чтобы выжить.

Путники сошли с главной дороги на узкую тропу, которая вела к сельскому дому. Сёкей и Татсуно шли позади лекаря. Сёкей заметил, что Татсуно обернулся, чтобы посмотреть, нет ли кого-нибудь позади них. Он сделал то же самое и увидел каких-то людей. Юноше показалось, что он опознал некоторых из тех, кто расчищал снег в поисках пищи. Но так как все они носили одинаковые соломенные одежды, то было почти невозможно отличить одного от другого. Татсуно взглядом указал Сёкею на его деревянный меч. Сёкей понял, что тот имел в виду, но не волновался. Он был уверен, что лекарь Генко не станет вести их в западню.

Они обошли вокруг одного крестьянского дома и направились к большой постройке позади него. Едва они миновали дом, как передняя дверь открылась и на улицу выглянули два маленьких ребенка с большими восхищенными глазами. Кто-то внутри остановил их на пороге и быстро закрыл дверь.

Когда путники достигли большой постройки, Сёкей понял, что это был склад для риса. Внутри юноша с немалым удивлением насчитал по крайней мере двадцать мужчин, переминающихся с ноги на ногу, чтобы согреться. Их одежда — грубые хлопковые брюки и соломенные накидки — показывала, что это крестьяне. Они принесли с собой мотыги, пики, топоры и лопаты. Почему-то у Сёкея сложилось впечатление, что сегодня эти орудия не предназначались для использования по прямому назначению.

— Мы не приглашали сюда чужаков, — громко сказал кто-то.

— Я им доверяю, — сказал лекарь Генко. — Они могут отнести наше ходатайство.

— Новому господину Инабе? — саркастически спросил другой голос. В комнате зазвучал горький смех.

— Вполне возможно, — сказал лекарь. — Или кому-то повыше господина Инабы. Они прибыли сюда по распоряжению человека в правительстве сёгуна.

Но это заявление только привело к тому, что в комнате раздалось угрюмое бормотание. Сёкей смог разобрать несколько отдельных слов:

— Шпионы. Кто послал их? Они лгут!

Один из мужчин вышел вперед. У него были могучие плечи, и выглядел он так, будто в одиночку мог выдернуть с корнем дерево.

— Для чего вы здесь? — спросил он.

Прежде чем Сёкей ответил, Татсуно выкрикнул:

— Проявляйте хоть немного уважения! Если вам нужна наша помощь, изложите нам все ваши обиды. Мы готовы поверить вам, и мы сообщим об этом Сёгуну.

В комнате все стихло. Сёкей мог поклясться, что эти люди хотят доверять ему.

— У меня умерло пятеро детей, — отозвался стоявший прямо перед ними мужчина, — и еще жена и мать. Мы потеряли весь урожай риса в этом году из-за саранчи. Потом приехали люди господина Инабы и потребовали налоги, которые, как они сказали, мы должны заплатить. Как человек может заплатить налоги, если ему нечем накормить собственную семью?

Татсуно подтолкнул Сёкея.

— Запиши, — скомандовал ниндзя.

Сёкей посмотрел на него с удивлением, а Татсуно слегка качнул головой.

Неохотно Сёкей достал комплект письма из своего кимоно и подготовил чернила. Крестьянам это показалось убедительным. Вполне вероятно, как догадывался Сёкей, никто из них, кроме лекаря Генко, не умел читать и писать. Для них письменный набор означал то, что Сёкей и Татсуно действительно являются важными людьми. По очереди они все выступали вперед, чтобы рассказать каждый свою историю. Рассказы были аналогичны и различались только деталями.

Но, конечно, молча размышлял юноша, каждая история была личной.

Кто-то назвал имена своих ребятишек, и после этого так стали делать остальные, как будто запись этих имен поможет накормить детей. Другие перечисляли имена членов семьи, умерших от голода или болезни. Один крестьянин даже упомянул кличку лошади, которую вынужден был забить на мясо. Он горько плакал, вспоминая о лошади, и, казалось, страдание его было безутешным.

Сначала Сёкею жаль было использовать драгоценную бумагу, чтобы записывать все это. Но пока он слушал истории бедняков, осознал, насколько важно все услышанное им. Юноша поверил, что благодаря ему кто-то прислушается к простолюдинам. Сёкею это казалось возможным.

12. Схватка

Крестьяне проводили Сёкея и Татсуно до главной дороги. Их настроение теперь улучшилось, как будто, сообщив свои заботы и жалобы Сёкею, они по крайней мере на какое-то время избавились от них.

— Вы дали им надежду, — сказал лекарь Генко, прощаясь с Сёкеем и Татсуно.

— Я постараюсь, чтобы их надежды сбылись, — искренне произнес Сёкей.

Татсуно и лекарь обменялись взглядами.

— Всего лишь ребенок, — напомнил Татсуно лекарю.

Сёкей плотно сжал губы, чтобы ничего не ответить. Они еще увидят!

Дорога вилась к северу, к владениям господина Инабы — городу Канадзава. Около полудня путники прибыли к развилке, от которой вторая дорога вела на запад.

— Нам туда, — сказал Татсуно.

— Нет-нет, — заспорил Сёкей. — В Канадзаву ведет другая дорога, на север.

— Так, конечно, — согласился Татсуно, — но у нас нет ни малейшей причины идти туда.

— Но мы должны! Нам надо представить жалобы крестьян господину Инабе.

— И что ты думаешь, господин Инаба тогда сделает?

— А что… Не знаю. Он должен предпринять какие-то меры, чтобы уменьшить их страдания.

— Имею все основания полагать, что ты редкий дурень, — произнес Татсуно. Он не сердился, просто констатировал факт. — Твой кровный отец, торговец, должно быть, был счастлив избавиться от тебя.

Лицо Сёкея покраснело. Фактически так оно и было.

— Но теперь, — сказал он, — я самурай и изменил бы чести, если бы не сдержал слово.

— Тем крестьянам? Ты принесешь им больше пользы, если выбросишь свои бумаги. Лучше всего сожги их. Когда-нибудь слышал выражение «забить выпирающий гвоздь»? Если господин Инаба узнает их имена, то он приедет сюда и сделает их жизнь еще более тяжелой.

— Но если это правда, — недоумевал Сёкей, — тогда почему ты велел, чтобы я записал все жалобы?

— Поскольку я хотел, чтобы мы покинули то место в безопасности, — терпеливо пояснил Татсуно. — Ты разве не видел этих лопат да мотыг, которые они принесли с собой? А бамбуковые палки? Те крестьяне были как раз настроены опробовать их на ком-нибудь, и мы подходили как нельзя лучше.

— Мы же не работаем на господина Инабу.

— Ты, как я погляжу, не знаешь деревенских жителей. Мы были чужаками. Этого было вполне достаточно.

— Однако, — заметил Сёкей, — они доверились мне, и я их обнадежил. А следовательно, я иду в Канадзаву независимо от того, как намерен поступить ты.

Он решительно зашагал по правому ответвлению дороги. Его не заботило, последовал ли за ним Татсуно или нет. Пока вокруг не было никакой приметной опасности. И вообще, Сёкей когда-то прошел полпути по дороге на Токайдо один. Ладно-ладно, почти один! Надо признать, что Бунзо следовал за ним, переодетый в богомольца. Сейчас даже и сказать нельзя, где находится старина Бунзо.

Сёкей бросил взгляд через плечо — просто из любопытства. Позади, приблизительно в тридцати шагах от него, следовал выглядевший раздраженным Татсуно. Сёкей втайне почувствовал себя свободнее.

Через некоторое время путники увидели всадника. Он двигался быстро, так что они поняли — это самурай. Крестьяне использовали лошадей только для перевозки корзин или тюков.

Когда всадник приблизился, Сёкей различил эмблему на его кимоно. То была камелия — символ клана Инаба. Татсуно подтолкнул Сёкея, который вспомнил, что люди из низших классов должны отходить к обочине дороги, когда мимо проезжает самурай. Для выражения пущего почтения Татсуно опустился на колени, и Сёкей сделал то же самое.

Но всадник, вместо того чтобы проехать мимо, обуздал лошадь и повернулся так, чтобы стоять к ним лицом, будто ожидал нападения.

— Кто вы и куда идете? — грубо спросил он.

— Мы простые паломники, держим путь в Канадзаву, — ответил Татсуно, походивший более на побирушку, чем на человека со святой миссией.

— И у нас имеется сообщение для господина Инабы, — вставил Сёкей. Он почувствовал, что Татсуно съежился.

— Сообщение, да? — произнес самурай. — О чем оно?

Прежде чем Сёкей смог ответить, Татсуно еще более хныкающим голосом промолвил:

— Только наши скромные просьбы относительно его умершего отца, господин.

— Это так? Давайте мне сообщение. Я сам доставлю его господину Инабе.

Сёкей расслышал слабое проклятие Татсуно, произнесенное им на выдохе. Самурай тоже чертыхнулся.

— Что за сообщение? — обозлился всадник.

— Простая просьба, которая вам будет неинтересна, господин, — пропищал Татсуно.

— Я хочу видеть это сообщение, — настойчиво повторил самурай. — Доставайте его немедленно.

Сёкей полез в кимоно, но Татсуно помешал, схватив его за руку.

— Это священно, — объяснил он с отчаянием. — Это нельзя держать под открытым небом.

Рука всадника медленно опустилась на рукоятку длинного меча.

— Думаю, что вы двое — из тех крестьян, что напрашиваются на неприятности, — произнес самурай. — Меня как раз послали сюда разыскивать таких, как вы. Живее показывайте мне это сообщение, а не то…

С жалобным криком Татсуно бросился наземь перед лошадью.

— О, господин! — запричитал он. — Могущественный господин! Простите нас за то, что оскорбили вас, доставляя свое сообщение.

С каждым словом Татсуно продвигался вперед на коленях, подползая поближе к лошади. Лошадь, напуганная его воплями, отступила назад, но самурай направил ее вперед, так что оказался едва ли не над головой Татсуно.

Тогда стремительно, как голова змеи, Татсуно рванулся вперед, схватился за уздечку и изо всей мочи дернул ее вниз. Лошадь заржала от испуга и боли.

Гневно взревев, самурай извлек меч. Как только воин достает оружие, честь обязывает его использовать меч по назначению, так что Сёкей достал свой меч. Хотя тот был сделан всего лишь из дерева, он тоже мог пригодиться. Однако, прежде чем юноша успел шевельнуться, самурай с силой нанес удар по голове Татсуно, но тот внезапно исчез. Сёкей готов был посчитать ниндзя мертвым, но затем понял, что тот увернулся и спрятался под лошадью.

Самурай достал еще и короткий меч, так что в обеих руках у него было по мечу. Но теперь ему стало труднее удерживать равновесие. Татсуно по-прежнему удерживал уздечку и постарался пригнуть голову животного книзу и вбок. Хотя лошадь с силой сопротивлялась, у Татсуно хватило сил удержать ее. Когда Татсуно вынырнул из-под лошадиного брюха, он увернулся от удара копытом и затем, к удивлению Сёкея, отступил в сторону и пнул левую переднюю ногу лошади.

Дорогу покрывал снег, и даже при том, что на копытах лошади имелись соломенные чехлы, она скользила. Когда Татсуно пнул лошадь в ногу, животное потеряло равновесие и все трое — лошадь, самурай и Татсуно — с сильным глухим стуком повалились навзничь. Все так же молниеносно Татсуно первым поднялся на ноги, и это было весьма кстати, поскольку самурай удержал оба меча, хотя одна его нога и оказалась придавленной лошадью. Он попытался поразить ниндзя сначала одним мечом, затем другим. Проворно, точно акробат, Татсуно пригнулся под первым ударом, затем перекувыркнулся высоко в воздухе, уйдя от второго удара. Короткий меч самурая только прошел через кимоно Татсуно, разрезав подол. Татсуно сумел приземлиться, поставив ногу на левую руку самурая, и тем остановил его. Самурай сделал последний отчаянный выпад вторым мечом в направлении Татсуно, но тот придавил и другую руку. Балансируя на корчащемся самурае, ниндзя крикнул Сёкею:

— Давай свой меч!

Сёкей бросил ему оружие без раздумий, хотя самурай никогда не должен бросать свой меч. Татсуно, однако, воспользовался им благородно: схватив меч на лету, он нанес тяжелый удар по голове самурая лезвием плашмя.

Затем Татсуно освободил руки воина и отступил в сторону, давая лошади подняться. Сёкей подбежал, чтобы посмотреть на самурая.

— Ты убил его? — спросил он. Это было бы позорно, поскольку сам Сёкей никогда не использовал меч, чтобы уничтожить другого.

— Нет, — ответил Татсуно, — но скоро позабочусь об этом.

Он вынул из руки самурая длинный стальной меч и высоко занес оружие, готовясь срубить воину голову.

— Стой! — закричал Сёкей. — Ты не можешь сделать это! Он беззащитен.

— Конечно, — ответил Татсуно. — Именно поэтому самое время убить его. Я сделал бы это и раньше, но как ты, возможно, заметил, он пытался убить меня.

— Но какой прок от того, что мы убьем его? — спросил Сёкей. — Он один из самураев господина Инабы. Мы не хотим оскорбить князя. Мы должны передать ему сообщение.

— Я повторно предлагаю то, что предлагал некоторое время назад: мы держимся от господина Инабы как можно дальше, — произнес в ответ Татсуно. — Только ты один хочешь посетить его.

— Судья одобрил бы наш поход в Канадзаву, — сказал Сёкей. — Мы должны попытаться найти того, кто, возможно, был врагом старого господина Инабы.

— Склонен считать, что мы уже нашли достаточно многих из них, — проворчал Татсуно.

— У меня идея, — сказал Сёкей. — Мы возьмем лошадь самурая. Так мы доберемся до Канадзавы быстрее.

— Я заодно возьму его косодэ, — сказал Татсуно. — Так будет честно, раз он порубил мое.

Татсуно понравилось, что косодэ подошло по размеру, так что он на радостях прихватил еще и два самурайских меча, которые спрятал под свой оби. Сёкей не одобрил этого, но должен был признать, что Татсуно добыл оружие в честном бою. Сёкей едва поверил в то, как Татсуно поборол самурая.

— Я и не знал, что ты так умеешь драться, — сказал он.

— Никогда не надо недооценивать противника, пока не проверишь его на деле, — ответствовал Татсуно, завязывая свои волосы по-самурайски. — Он мог знать джиу-джитсу.

— Что это такое? — спросил Сёкей.

— Стиль борьбы, придуманный ниндзя, — произнес Татсуно.

Лошадь, разумеется, отшатнулась от Татсуно, но вот Сёкея послушалась. После того как юноша проехал на ней немного, Татсуно осторожно уселся позади него.

— Такими темпами мы должны без помех добраться до Канадзавы в сумерках, — сказал Сёкей.

— Вот это меня и волнует, — отозвался Татсуно.

13. В замок

Они приблизились к городским стенам, и Сёкей спешился. Он пошел рядом с лошадью, изображая слугу Татсуно. Тот нашел это более забавным, чем показалось Сёкею. С Татсуно, одетым в косодэ самурая, путники быстро смешались с толпой на улицах Канадзавы. Каждый третий здесь, казалось, носил эмблемы клана Инаба. Сёкей хотел немедленно направиться к замку. Татсуно посмеялся над ним.

— Думаешь, что мы просто зайдем и потребуем представить нас господину Инабе? — спросил ниндзя.

— Я уже встречал его, — подчеркнул Сёкей. — Он видел меня с судьей и знает, что я работаю на него.

— Однако лучше осмотреться, прежде чем мы помчимся навстречу неприятностям, — сказал Татсуно. — Давай-ка хорошенько подкрепимся для начала.

— Мы должны собирать информацию для судьи.

— Трактиры — лучшие места для изучения обстановки, если только у тебя острый слух, — произнес Татсуно.

Сёкей не мог отрицать, что он как-то раз узнал много, работая дежурным в чайной. Итак, они остановились около трактира. Татсуно передал узду лошади мальчику-слуге, ожидающему снаружи. На крыльце стояли три самурая, которые вели между собой разговор. Татсуно и Сёкей попытались пройти мимо них, но один из них поприветствовал Татсуно.

— Я вроде знаю вас, так? — спросил он. Речь мужчины была нечленораздельной, и Сёкей мог поклясться, что тот был слегка хмельным.

— Не думаю, — ответил Татсуно.

— Нет, стойте, — произнес другой воин. — Разве не вы отправлялись с новым господином в область Ямато в прошлом месяце?

— Нет, — сказал Татсуно. — А вы?

— О, да! Он не пошел бы без меня, — сказал подвыпивший самурай. — Странные дела там. Вообще-то, предполагается, что об этом нельзя говорить.

— Посещали обитель, верно? — спросил Татсуно.

— О-Мива, — с поклоном ответствовал мужчина. Затем, он запнулся и зло посмотрел на Татсуно. — Я же сказал, что мы не должны говорить об этом.

— О, я забыл, — сказал Татсуно. — Прошу прощения. Вы позволите мне угостить вас чашечкой саке?

Мужчина закивал.

— Мы как раз направлялись туда, — произнес он.

Но два попутчика остановили его.

— Он все позабыл, — сказал один из них Татсуно. — Мы, наоборот, уезжаем.

— Значит, в другой раз, — смирился ниндзя.

— Так о чем же шла сейчас речь? — спросил Сёкей, после того как они вошли в гостиницу. Путники встали на циновки, которые лежали перед длинным низким столом, за которым женщина подавала еду.

— Новый господин Инаба, сын почившего князя, совершил поездку в обитель О-Мива, — отозвался Татсуно. — О чем это тебе говорит?

— Это то место, где, как сказал бумажный мастер, сделана бабочка, — вспомнил Сёкей.

Татсуно кивнул. Взгляд женщины упал на него, и ниндзя указал на горшок с супом из лапши, а затем на извивающихся креветок в большой посудине. Женщина кивнула и посмотрела на Сёкея, который попросил то же самое. Вскоре перед ними стояли две миски с горячим супом и креветками. Сёкей размешивал кушанье палочками, чтобы дать креветкам провариться, а Татсуно немедленно поднял миску ко рту и захлюпал, втягивая лапшу и креветок. Он откусывал креветкам головки и выплевывал их на столик.

Пока они ели, Сёкей думал об обители, которую упомянул самурай. Та же самая, откуда появилась бабочка… Но какая тут связь?

Юноша доел суп, затем спросил Татсуно:

— Думаешь, господин Инаба пошел в обитель О-Мива, чтобы купить бумажную бабочку?

— И какое предназначение он бы нашел для бумажной бабочки? — удивился Татсуно.

— Хорошо… возможно, он был с тем, кто оставил ее рядом с телом его отца.

— С какой целью?

— Не знаю. Ты сказал мне, что она предназначалась для того, чтобы прогнать злого ками. Это похоже на человека, который любил своего отца. Почему убийце это понадобилось?

Татсуно наклонил миску, чтобы вылить остатки супа в рот.

— Потому что ниндзя близки к ками, — сказал он.

Это так возмутило Сёкея, что он не удержался, чтобы не нагрубить.

— А мне кажется, что ниндзя обычные преступники, — сказал он.

Татсуно посмотрел на пустую миску, как будто подумывая, не заказать ли еще. Потом он обратился к Сёкею.

— Может быть, и да, потому что ты никогда не страдал от несправедливости, у тебя не забирали землю, не похищали дочь. А в такой ситуации никто бы и пальцем не пошевелил, чтобы помочь тебе… кроме ниндзя.

— Это неправда! — воскликнул Сёкей. — Я помогаю таким людям, но я не ниндзя.

Это возражение заставило Татсуно улыбнуться. Сёкей не припоминал, чтобы тот прежде улыбался.

— Ну, ладно, — сказал он, — давай побыстрее закончим наше дело. Полагаю, ты все еще хочешь доставить тот список жалоб новому господину Инабе?

— Да, — ответил Сёкей, поднимаясь на ноги. — И ты увидишь, как поступает благородный муж-самурай. Когда он узнает о страдании тех, кто зависит от него, он примет меры.

— Уверен, что примет, — произнес Татсуно.


Они пробивались через переполненные улочки к замку. Сёкею показалось, что жители города выражали недостаточно уважения к памяти их недавно почившего князя. Нигде не было никаких признаков траура, который должен соблюдаться в течение сорока девяти дней со смерти господина. Уличные актеры — жонглеры, акробаты, музыканты и борцы — выступали на потеху проходящих мимо бесчисленных зевак. Даже те, кто носил самурайские мечи, смеялись, громко разговаривали и затевали игры типа го или утагай.

Сёкей и Татсуно беспрепятственно прошли через ворота в каменной стене, окружавшей господские постройки, а затем по мосту через ров. Очевидно, облачения Татсуно было достаточно, чтобы убедить стражу, что он приехал по делу.

Сам замок был внушителен. На семь этажей над землей возносились его многочисленные украшенные гребнями крыши. Высоко вверху Сёкей приметил пост наблюдения, с которого стража следила за теми, кто приехал или вошел во двор. Замок сёгуна в Эдо был единственным из тех, какие видел Сёкей, большим, чем этот.

Получить разрешение увидеть господина Инабу было труднее, чем попасть в замок. Внутри путники столкнулись с управителем домена. Седовласый мужчина, который выглядел так, будто жил в замке с тех пор, как тот был построен, спросил, по какому делу прибыли посетители.

На этот раз Татсуно вел себя тихо. Он посмотрел на Сёкея, приподняв бровь.

— Я… У меня сообщение для господина Инабы, — сказал Сёкей. — Важное сообщение.

Управитель домена протянул руку.

— Оставьте это мне, — произнес он.

Сёкей помотал головой.

— Нет, — возразил он. — Я могу передать это только господину Инабе лично.

Управитель поглядел на юношу испепеляющим взором.

— Кем вы себя мните? — сказал он. — Господин Инаба — занятой человек. Он не располагает временем, чтобы слушать бормотание каждого мальчишки, который приезжает в замок. — Затем он обратился к Татсуно: — Почему вы ввели его сюда, между прочим?

Татсуно пожал плечами:

— Он может сказать вам все то, что он сказал мне, если захочет.

Управитель вновь посмотрел на Сёкея.

— Вот как? — промолвил он. — Я тоже занятой человек.

Сёкей глубоко вздохнул:

— Я сын судьи Ооки, официальный представитель сёгуна. Меня послали сюда, чтобы разузнать обстановку в области Этчу. Я желаю сообщить о собранных мною сведениях господину Инабе.

Управитель уставился на него на мгновение, затем обменялся взглядом с Татсуно. Тот не произнес ни слова. «Хорош же из тебя помощничек», — подумал Сёкей.

Наконец управитель сказал:

— Хорошо, идите со мной. Но если вы солгали, заверяю вас, что вы пожалеете об этом.

Двигаясь перед Сёкеем, он поднялся на лестничный марш. Юноша, следуя за ним, оглядывался через плечо. Татсуно не было видно. Либо он вернулся через вход, либо стал невидимым, решил Сёкей. Как бы то ни было, Сёкей стремился сдержать обещание, данное крестьянам.

14. В ожидании палача

Господин Инаба не заставил себя долго ждать. Он отнюдь не производил впечатление особенно занятого человека и вдобавок не носил траур по своему отцу. На самом деле он играл в го с оруженосцем, в то время как гейша щипала струны сямисэна[12]. Сёкей оказался в ярко освещенной комнате на самом верхнем этаже замка. Он мельком бросил взгляд на вид из окна. Отсюда можно было обозревать весь город и даже поля за его пределами. «Чтобы добиться такого вида, — подумал юноша, — архитектор должен был быть поэтом». Затем Сёкей осознал, что комната была спроектирована так, чтобы хозяин замка мог сразу заметить приближающихся врагов.

Управитель домена пребывал в молчаливом ожидании, в то время как господин Инаба обдумывал очередной ход в игре. Наконец, подвинув одну из белых фишек на смежный квадрат, молодой господин забрал с доски черную фишку и поднял глаза на вошедших. Он посмотрел с умеренным любопытством на Сёкея и затем обратился к управителю:

— Почему вы отвлекаете мое внимание?

Тот поклонился:

— Господин, этот мальчик утверждает, что является сыном судьи Ооки и прибыл сюда с сообщением для вас.

— О? — Брови князя взвились. — Вы были с Оокой в замке моего отца в Эдо, не так ли? Хорошо, он установил, кто убийца?

— Нет, — ответил Сёкей. — Или, по крайней мере, я не думаю так.

— Тогда почему вы беспокоите меня?

Сёкей сглотнул комок в горле:

— У меня имеется ходатайство от некоторых из крестьян в пределах вашего домена.

Сёкея обеспокоило то, что не только молодой господин, но также самурай за игорной доской и управитель домена подняли глаза и уставились на него.

— Ваша светлость, я не знал, — произнес управитель.

Господин Инаба замахал рукой, чтобы тот замолчал. Он посмотрел на Сёкея и сказал:

— Покажите мне это ходатайство.

Их реакция заставила Сёкея нервничать. Слишком поздно он придал значение предостережениям Татсуно. Юноша плотно сжал губы, решая, как поступить.

— Сначала, — сказал он, — я хотел бы знать, известно ли вам, что их обязали заплатить налоги даже при том, что их посевы погибли.

Инаба обратился к самураю, сидевшему по другую сторону игровой доски.

— Возьмите у него ходатайство, — приказал господин.

Сёкей пытался сопротивляться, но самурай был намного сильнее. К сожалению, Сёкей не держал ходатайство в секции набора для письма. Самурай вынул листы бумаги из кимоно Сёкея, бросив юношу на пол.

Господин Инаба быстро просмотрел бумаги.

— Это, кажется, список имен и жалоб, — тихо произнес он. — И все одним почерком. Эти крестьяне не могут даже собственные имена написать?

— Я записал их, когда они назывались мне, — сказал Сёкей.

— Это было очень любезно с вашей стороны. Почему вы сделали это?

Сёкей подумал, как лучше ответить:

— Потому что я видел, как они страдали. Я хотел помочь им.

— Я предполагаю, что судья Оока послал вас сюда именно с этой целью.

— Нет, это не так, — признался Сёкей, решив, что судья не захотел бы огласки реальной цели визита в Кавадзаву.

— Так он послал вас сюда, чтобы шпионить за мной, не так ли?

— О, нет! — сказал юноша. — Он даже не знает, что я приехал сюда, в ваш замок.

Господин Инаба посмотрел на управителя домена.

— Как этот мальчик попал в замок?

— Самурай привел его, господин.

— Один из моих самураев? Вы знаете его имя?

— Нет, господин. Он не был знаком мне.

— Так узнайте, — скомандовал Инаба. Затем он направил пристальный взгляд на Сёкея. — Я хочу знать, действительно ли никому не известно, что этот мальчик находится в моих владениях. Между тем поместите его в темницу, пока не вредите ему.

Сёкей принялся возражать:

— Вы не можете поступить так! Я здесь по делу, направлен судьей Оокой!

— Молчать! — рыкнул Инаба. — Теперь здесь хозяин я!

Он вручил список имен самураю, с которым играл в го.

— Ваша задача проста. Найдите непокорных предателей, имена которых перечислены в этом списке, и уничтожьте их.


Сёкей совершил ошибку, снова попытавшись сопротивляться. На сей раз его утихомирили крепким ударом по голове. Когда юноша очнулся, то обнаружил что лежит с головной болью на холодном каменном полу. В том месте, куда он попал, было темным-темно. Не удавалось ничего разглядеть даже на расстоянии вытянутой руки. Единственный лучик света проникал сюда через решетку в потолке. Вот почему юноша был поражен, когда в темноте раздался голос.

— Вам лучше? Они, надеюсь, серьезно вам не навредили.

— Достаточно серьезно, — сказал Сёкей, обнаружив за ухом шишку размером с голубиное яйцо. Затем он ощупал себя и нашел, что его деревянный меч исчез.

Он припомнил как удар, так и последние распоряжения господина Инабы, данные самураю.

— Как долго я здесь пробыл? — спросил Сёкей.

— О, не слишком долго, — сказал голос, который звучал так, будто принадлежал старику. — Они приносили только одну корзину с едой, с тех пор как принесли вас, таким образом, это меньше чем один день. Я съел вашу часть. Надеюсь, вы не возражаете. Я думал, что еда может испортиться.

— Я должен выйти отсюда! — воскликнул Сёкей. Ему нужно предупредить лекаря Генко и крестьян, что Инаба собрался уничтожить их.

Сёкей расслышал звук, сходный с криками чайки, а затем понял, что человек в темнице засмеялся.

— Не стоит так спешить, — ответил он Сёкею. — Никто не побеспокоится о вас, пока вы сидите тихо. И еще они дают еду, дают гораздо больше, чем можно найти снаружи. Люди голодают, знаете ли.

— Знаю, — отозвался Сёкей. — Я принес господину Инабе список жалоб от крестьян.

— И вы все еще живы? Бог мой, он, верно, припас кое-что специальное для вас. Наверное, распятие на кресте. Знаете, именно так они казнили киришитан, оставляя их тела на поперечных палках вдоль дороги как предупреждение другим.

— Он не осмелится казнить меня, — произнес Сёкей.

Снова раздался крик чайки, немного громче на сей раз. Сёкей думал о том, что он сказал господину Инабе. Было глупо позволить ему думать, что никто не осведомлен о посещении Сёкеем замка. На самом деле кое-кто знал — Татсуно. Если он скажет судье, где Сёкей, то судья прибудет и освободит его. Но судья приказал им встречать его в доме управляющего в области Ямато. Это далеко. Татсуно потратит несколько дней, чтобы добраться туда, если вообще потрудится пойти за подмогой. Татсуно, как казалось, заслуживал доверия только до тех пор, пока был под надзором. И даже тогда он, вероятно, придумал бы какую-нибудь хитрость. «Но если Татсуно не спасет меня, — подумал Сёкей, — то кто это сделает?» Сёкей должен был искать выход сам.

— Часто они приносят еду? — спросил он у голоса в темноте.

— Два раза в день. Или, по крайней мере, я думаю, что два раза. Свет из решетки наверху тускнеет на некоторое время, и поэтому я определяю, что настала ночь.

— Кто приносит еду?

— Не беспокойте себя всеми этими вопросами, — раздалось из темноты. — Они просто уведут вас отсюда, чтобы совершить казнь. Если бы они собирались пытать вас, давно бы это сделали. Они не нуждаются ни в какой информации от вас.

«Да, — с горечью подумал Сёкей. — Я и так принес им все добровольно, с чего им меня пытать?»

— А что про себя скажете? — спросил Сёкей. — Они намерены казнить вас?

— Я думаю, что обо мне забыли. Последний человек, который был здесь до вас, сказал, что господин Инаба умер. Это так?

— Да. Он был убит в своем замке в Эдо.

— Какой позор! Кто же пошел на это?!

— Как вы можете говорить так, когда ждете здесь, что вас казнят? — спросил юноша. — Что вы совершили, чтобы заслужить такое?

— Я был нанят, чтобы построить стену в одном из имений господина Инабы. Я сделал свою работу скверно, и стена упала.

— Из-за этого вас собираются казнить?

— Но я заслужил это, не так ли?

— А мне кажется, что это очень жестокое наказание за малое преступление, — сказал Сёкей.

— Именно так и говорила моя жена. Она намеревалась обратиться к господину Инабе с просьбой о сострадании. Он был весьма добрым человеком, знаете ли.

Голова Сёкея начала болеть сильнее.

— Это лишено смысла, — сказал он. — Я говорил с некоторыми крестьянами в южной части домена господина Инабы. Они сказали мне, что господин Инаба забрал сохраненный ими рис в качестве налога, даже при том, что они не были в состоянии вырастить что-нибудь вот уже два года. Теперь они и их семьи голодают.

— О, да, — сказал человек из темноты. — Это правда, голодают повсюду в нашей области.

— Тогда как вы можете говорить, что господин Инаба был добрым человеком?

— Да ведь потому что он не знал ничего о страдании людей. Если бы он имел представление, то предпринял бы шаги, чтобы облегчить их участь.

Сёкей сердился. Он едва мог поверить в глупость этого человека.

— Конечно, он знает… или знал. Это же его домен.

— Нет, управитель домена — вот тот, кто отвечает за соблюдение порядка, — возразил человек. — И именно сын господина Инабы дал приказ собрать налоги с крестьян, даже когда те не могли заплатить. — Он вздохнул. — Я предполагаю, что сын — это новый господин. Это означает, как только кто-то вспомнит обо мне…

— Откуда вы знаете это? — требовательным тоном спросил Сёкей.

— Работая на стене, я слышал разные вещи, — сказал человек. — Однажды я услышал разговор сына господина Инабы и управителя домена. Они волновались из-за того, что господину Инабе станет известно о чем-то совершённом ими.

— Почему вы не сказали…

— Тш-ш-ш! — зашептал человек. — Слушай!

Они услышали шаги высоко над головами, около решетки.

— Стража приносит еду, — сказал человек. — Или это, или…

Он не закончил, но Сёкей догадался, что тот подразумевал. Или пришли с едой, или пришли, чтобы казнить кого-то.

15. Пол-соловей

Решетка отъехала, и на заключенных посмотрели двое. Сёкей не узнал из них никого.

— Хей! — крикнул один из стражников. — Старик! Мальчишка уже очнулся?

— Нет, — сказал сосед Сёкея по темнице.

— Не лги, — пригрозил сверху другой стражник, — или мы бросим вам крыс, чтоб в одиночку не скучали.

— Я очнулся, — произнес Сёкей, не желая втягивать старика в неприятности.

— Мы спускаем веревку, — сказал второй охранник. — Обвяжи ее вокруг пояса.

Вниз, кувыркаясь, полетел моток веревки.

— Если они станут жечь вас до смерти, — прошептал старик, — лучше сразу вдохнуть пламя, от этого вы быстро умрете.

— Я вернусь и вызволю вас отсюда, — ответил Сёкей.

Он услышал, как старик отбежал прочь в угол, прячась от юноши как можно дальше. Сёкей понял почему. Никто не захотел бы находиться рядом с сумасшедшим, потому что таким человеком овладел злой ками.

Сёкей обмотал вокруг себя веревку. Он довольно прочно завязал на конце скользящий узел, чтобы можно было легко выбраться.

Два стражника, впрочем, не теряли бдительности. В то время как один из них поднимал Сёкея, другой ожидал в стороне, держа пальцы на рукоятке меча.

Как только Сёкей достиг края оконца, он стал ослаблять веревку. Но самурай, который поднимал его, произнес:

— Ничего подобного. — И быстро связал юноше руки за спиной.

— Сюда, — сказал другой самурай, первым ступив в коридор. Второй охранник последовал за ним, ведя Сёкея на веревке, как собаку на поводке.

— Я нахожусь здесь по официальному делу, по поручению судьи Ооки, — сказал Сёкей. — Ваш долг — освободить меня.

Никто не обратил ни малейшего внимания на эти слова. Тот, кто следовал впереди, свернул в другой, более темный коридор, и Сёкей услышал странный звук — приглушенный шлепок, как будто кто-то хлопнул по стене сжатой в кулак кистью, на которую надета перчатка.

Самурай, который держал веревку, тоже услышал этот звук. Он позвал:

— Чиго?

Слишком быстро, чтобы юноша понял, что произошло, из темного коридора показался третий самурай. Он подскочил ко второму стражнику и обхватил его рукой вокруг шеи. До Сёкея донесся отвратительный треск, и охранник камнем рухнул наземь. Новый самурай повернулся, и Сёкей смог увидеть его лицо в темноте.

— Татсуно! — воскликнул юноша.

Ниндзя резко положил ладонь Сёкею на рот.

— Ни звука! — зашептал он. — Делай то, что говорю…

Сёкей кивнул. Татсуно, казалось, перевоплотился. Его тело было напряжено и столь же полно энергии, как лук с натянутой тетивой, готовый выпустить стрелу. В его осторожных блестящих глазах читалась непреклонность, когда он развязывал веревку, связывавшую руки Сёкея. Вместо того чтобы выбросить ее, он обмотал веревку вокруг предплечья и жестом велел Сёкею следовать за ним.

Они побежали по коридору, освещенному одним лишь чадящим факелом из сосновой смолы. За пределами участка, озаряемого факелом, все пространство казалось абсолютной чернотой. Татсуно ступил в темноту, остановился, а затем ощупал каменную стену справа от себя. Он толкнул стену, и она ушла внутрь. Ниндзя ступил через отверстие, и Сёкей последовал за ним. Когда юноша входил, ушиб палец на ноге и едва не упал. Он не приметил лестничный марш, ведущий отсюда наверх. Сёкей осмотрелся и увидел Татсуно в нескольких шагах от себя, пронзительно глядящего вниз.

— Мне таскать тебя на руках, — прошипел он, — или ты сможешь идти бесшумно?

Сёкей подумал, что он не особенно уж и шумел, но приложил все усилия, чтобы передвигаться еще тише. Лестнице, казалось, не было конца, и юноша сосредоточился на том, чтобы переступать со ступеньки на ступеньку тихо, так что отчасти забыл, где находится. Ни о чем не подозревая, он врезался в спину Татсуно, остановившегося наверху. Здесь был холодный воздух, значит, недалеко выход из замка. Юноша выглянул из-за спины Татсуно и увидел, что они стояли на вершине огибавшего замок крепостного вала, который находился на уровне второго этажа. Сверху укрепления защищала нависающая крыша, а в каменной стене на противоположной стороне имелись бойницы, из которых воины могли пускать стрелы в находящихся внизу врагов.

Татсуно выбросил вперед руку, чтобы удержать Сёкея на лестнице. Ниндзя медленно размотал веревку, завязал петлю на одном из концов и бросил ее куда-то, но Сёкей не мог разглядеть куда. Веревка закрепилась, Татсуно осторожно отступил, и веревка натянулась. Он привязал конец к ближайшему железному дельфину, который был установлен на каменном парапете в качестве декоративного украшения. Татсуно жестом изобразил движение вперед.

— Я собираюсь воспользоваться веревкой, чтобы переместиться вдоль стены к смотровой башне на углу. Внутри будет окно. Следи за мной и затем проделай то же самое. Не вставай на деревянный пол вала. Понял?

Сёкей кивнул.

— Пол-соловей, — прошептал он.

Этот пол был почти такой же широкий, как пол в замке господина Инабы в Эдо. Сёкей мог перепрыгнуть через него только с разбега. Татсуно наклонился и схватил веревку. Раскачиваясь в воздухе, он перенес ноги с пола и уперся ими в стену. Шаг за шагом он продвигался по веревке к углу замка. Сёкей глубоко вздохнул и пошел следом. Как только в его руках оказалась веревка, было не столь уж трудно, как ожидалось, упереться ногами в стену. Балансировка на стене все же была хитрым делом. Юноше приходилось перемещать сначала руки влево по веревке, затем сдвигать вбок ноги вдоль стены, и так повторялось много раз. Он двигался чрезвычайно медленно, Татсуно давно бы достиг угла.

Вдруг рука Сёкея соскользнула. Не успев подумать, он попытался обрести равновесие, спустив ногу.

Пол запел. Когда доска задвигалась под ногой Сёкея, она соприкоснулась со второй доской. Трение между ними вызвало громкий визг. Вторая доска была притерта к третьей, так что визг раздавался снова и снова, и Сёкей подумал, что звук должен скоро разбудить всех в замке. В дальнем конце парапета из смотровой башни выглянул охранник, который увидел беглецов. С криком он помчался к Татсуно, доставая на бегу свой длинный меч.

Татсуно прыгнул вниз и принял боевую стойку. Сёкей испугался, поскольку казалось, что ниндзя предстояло стоять с пустыми руками против острого как бритва меча самурая. Но Татсуно достал что-то из кимоно. Предмет был достаточно мал в сравнении с его кистью, так что ладонь его скрывала. Быстрым движением руки, как будто взмахивая кнутом, Татсуно метнул этот предмет в самурая.

Сёкей услышал шум, сходный со звоном крыльев колибри, но увидел только вспышку света. Затем самурай вскрикнул, выпустил меч и прижал ладони к лицу. Татсуно повернулся и завопил:

— Забудь про пол! Бегом! За мной!

Сёкей спрыгнул и побежал. Теперь запели все доски. Самурай-охранник стоял на коленях, из-под его пальцев струилась кровь. Сёкей обежал вокруг него и вновь услышал его крики. Юноша не оглянулся, потому что Татсуно был уже на гауптвахте. К тому времени когда Сёкей добежал туда, то есть спустя всего несколько секунд, Татсуно поднялся на оконный выступ и встал там на колени.

— Забирайся, — приказал он.

Сёкей подался назад:

— Но мы слишком высоко над…

Он не закончил, потому что Татсуно схватил Сёкея за кимоно и поднял его так легко, как будто тот был ребенком. Одним плавным движением он выбросил Сёкея из окна. На какое-то мгновение Сёкей был парализован. Он несся вниз к зияющей черноте, которая, казалось, не имела дна. Затем он видел под собой луну и понял, что перед ним отражение в воде. Он вот-вот упадет в ров.

Странная мысль пришла ему в голову. Вновь появилось ощущение, испытанное им в деревне. Еще раз он вступал в лунный свет.

Падение сопровождал всплеск, тело ушло под воду. Изо всех сил Сёкей пытался всплыть. И в очередной раз свет луны вел его. Только потом, после того как он на вдохе набрал полные легкие воздуха, почувствовал запах мусора и сточных вод, поступавших из замка. Рядом послышался всплеск. Это был Татсуно, который убеждал Сёкея плыть в другую сторону. В вышине раздавались крики — теперь на нескольких гауптвахтах. Что-то с пчелиным жужжанием пролетело над головой Сёкея, затем еще. Во второй раз он увидел, как этот предмет прошел через поверхность воды: стрела.

Сёкей и не знал, что умеет плавать так быстро. Он достиг противоположной стороны рва, сделав всего несколько энергичных гребков. Грязный берег был скользким, но Татсуно поднялся на него раньше своего спутника. Сёкей схватил его за протянутую руку.

Когда с помощью Татсуно он ступил на твердую землю, то услышал, как застонал его спаситель. Оглянувшись, Сёкей увидел, что из плеча Татсуно торчит стрела. Татсуно проигнорировал это, подгоняя юношу вперед.

— Беги, пока ворота не закрылись, — сказал он.

Сёкей не нуждался в дальнейших указаниях. Он без раздумий кинулся вперед к воротам. Прямо перед собой он видел луну. Позади него слышались шаги. Юноша надеялся, что это был Татсуно, но не смел оглянуться. Со стены над воротами Сёкея достиг крик, там мелькнула вспышка фонаря. Чудом спасенный услышал перемалывающий шум — грохот деревянных механизмов. Ворота закрывались. Он заставил себя бежать быстрее, мчаться вперед так, что вот-вот рухнет без сил. Открытое пространство между воротами и землей сжималось с каждым новым шагом, который он совершал. В самый последний момент юноша прыгнул в стремительно сужающуюся щель, перекатившись под падающими воротами.

Хотелось остановиться, тело больше не могло жить без воздуха. Но Татсуно схватил Сёкея и толкнул вперед.

— Еще совсем немного вперед, — сказал он. — У меня есть лошади.

16. История ниндзя

К тому моменту, когда Сёкей и Татсуно оседлали лошадей, они услышали грохот механизма — повторно открывались ворота замка. Люди господина Инабы готовились преследовать беглого заключенного и его сообщника. Татсуно гнал впереди по узким проходам города. Цокот копыт лошадей казался особенно громким на фоне безмолвия спящих домов и лавочек. Сёкей подумал о ночных патрулях, которые так же, как и в Эдо, реагируют на любое движение после наступления сумерек.

Беглецы услышали топот стремительно приближающихся лошадей. Татсуно осадил своего скакуна и соскользнул на землю. Стрела все еще плотно сидела в его плече, как заметил Сёкей. Ее наконечник проходил через плоть насквозь, из раны текла кровь. Это, верно, убавляло силы смельчака.

— Веди лошадь туда, — сказал Татсуно.

Он жестом указал в направлении темной дорожки между двумя лавочками. Это было хорошее потайное место, Сёкей никогда бы сам не обратил на него внимания. Юноша спешился и повел лошадь в узкий проход. Татсуно хлопнул свою лошадь по крупу и бросил поводья ей на спину. Испуганное животное убежало, затем Татсуно вошел в переулок.

— Люди Инабы будут следовать за ней, — сказал он.

Они повели вторую лошадь глубже в тень. Сёкей был уверен, что никто не может увидеть их из прохода. Татсуно пошатнулся и, падая, налетел на Сёкея, который поймал и удержал его.

— Ты серьезно ранен, — сказал Сёкей. Он подумал о лекаре Генко, который, к сожалению, был на расстоянии по крайней мере дня пути отсюда. Татсуно медленно осел на землю. Сёкей слышал его тяжелое дыхание и с ужасом осознал, что этот человек может умереть.

— Спасибо за то, что спас меня, — поблагодарил Сёкей. Он не посмел добавить: «Я хотел поблагодарить тебя прежде, чем это может стать слишком поздно».

Татсуно издал хрипящий звук. Было не понятно, смеялся он или готовился умирать.

— Ни один из нас все же не в полной безопасности, — сказал Татсуно. — Слушай!

Оба замолкли, потому что мимо их потайного места проехал отряд самураев. Сёкей поглаживал лошадь, пробуя успокоить ее.

— Когда они отыщут другую лошадь, то вернутся, — произнес Татсуно. — Мы должны сменить укрытие.

— Тебе не хватит сил, — сказал Сёкей. — Мы должны найти лекаря.

— У меня есть мое собственное лекарство, — ответил Татсуно, — подойди сюда и помоги мне.

— Что я должен сделать?

— Схвати конец стрелы и отломи его.

— Отломить его?

— Да. Я не смогу вынуть стрелу, если наконечник останется на ней.

Сёкей глубоко вздохнул.

— Хорошо, — отозвался он.

До чего он был неуклюж! Ему требовалось обхватить оба конца стрелы, и каждый раз она двигалась в ране, что только усиливало кровотечение из плеча Татсуно. Древко стрелы оказалось очень крепким. Сёкей почувствовал, как наконечник вонзился ему в руку, когда он напрягся, чтобы отломить его. Юноша представил, как это должно травмировать Татсуно, но ниндзя не издал ни единого звука. Наконец с легким щелкающим звуком стрела треснула. Татсуно немедленно ухватил древко с другого конца и потянул его из плеча. При этом он не вскрикнул и даже не заворчал. Сёкей был поражен его самообладанием. Все же силы оставляли его, Татсуно исчерпал себя.

— В моем поясе, — сказал он, — находится мешочек с заживляющими травами, достань его.

Сёкей все выполнил. В кожаном мешочке он нашел душистый мох, которым были обложены высушенные листья и семена.

— Помести часть этого с обеих сторон раны, — велел Татсуно.

Сёкей был удивлен, увидев, как сырой мох цепляется за плечо Татсуно, будто врастает в кору дерева. Татсуно запахнул кимоно и завязал пояс. Он попробовал встать, но не смог.

— Тебе надо отдохнуть, я разбужу тебя, если услышу приближающихся самураев.

Татсуно кивнул.

Но случилось как раз наоборот — Татсуно разбудил Сёкея, который был не в состоянии открыть глаза. Для начала Сёкей присел. Потом он задремал, и ему приснилось, что самурай, лошадь которого они взяли, вбегает в переулок с обнаженными мечами. Когда Сёкей собрался закричать, Татсуно закрыл ему рот. Юноша проснулся, замигал и посмотрел на Татсуно.

— Как ты определил, что я заснул? — спросил Сёкей.

Татсуно улыбнулся.

— Твое лицо сказало мне, — произнес он. — Ты еще не владеешь тайной сокрытия своих истинных чувств.

Сёкей уставился на него. Татсуно, казалось, шел на поправку. Он выглядел посвежевшим.

— Ты сейчас выглядишь намного лучше, — сказал Сёкей. — Как твое плечо?

— Я не обращаю внимания на него, — ответил Татсуно. — А ты был весьма полезен. Мне было бы трудно сломать древко.

— Это я виноват в том, что тебя подстрелили, — сказал Сёкей.

— Нисколько, — возразил Татсуно. — Каждый делает свой собственный выбор. Если я был настолько глуп, что попробовал спасти тебя от господина Инабы, то я должен и принять все последствия этого.

— Господин Инаба! — воскликнул Сёкей. — Я забыл. Господин Инаба намеревается послать самураев, чтобы уничтожить лекаря Генко и тех крестьян. Мы должны предупредить их!

Татсуно потряс головой.

— Если господин Инаба осуществил свое намерение, то мы не сможем их спасти.

— Но… если они узнают, что приближаются люди господина Инабы, то смогут спрятаться или убежать.

— Убежать? Куда? Большинство из них ни разу в жизни не покидали своей деревни. Как они жили бы? Что делали бы их семьи?

— Даже так… — начал Сёкей, но Татсуно прервал его.

— Довольно. Теперь нам пора идти. На улицах уже появились люди. Лавки открываются. Мы должны потеряться в толпе.

Они нашли в переулке несколько пустых мешков и бросили их на круп лошади. Татсуно развязал пучок волос, который служил знаком самурая, и взял один мешок, скрывая им знаки отличия Инабы на его косодэ. Два трофейных меча он спрятал под одеждой. Для случайного зрителя Татсуно и Сёкей могли бы сойти за крестьян, отправляющихся по домам после продажи своих товаров в городе.

Дважды они повстречали самураев, которые тщательно рассматривали прохожих. Сёкей едва не застыл на месте, но Татсуно зарычал на него:

— Пригни голову.

Самурай не остановил их. Они достигли городского предместья. Впереди пролегала дорога, которая вела к развилке. Одно ответвление шло на запад, другое на юг.

— Я хочу спросить тебя кое о чем, — заговорил Сёкей.

— Если ты не возражаешь, некоторое время я поеду на лошади, — сказал Татсуно.

— Конечно, — ответил Сёкей.

Он был удивлен. Похоже, рана причиняла Татсуно боль, но тот не подавал виду. Он даже позволил Сёкею помочь ему взобраться на лошадь. Когда ниндзя удобно уселся, он сказал:

— Ты хотел спросить меня кое о чем?

— Да, — ответил Сёкей. — Что была за штука, которую ты бросил, защищаясь, когда мы готовились сбежать из замка?

— Это был серикен, — ответил Татсуно, — тонкий металлический диск с острыми зубцами. Очень полезен для того, чтобы остановить любого на твоем пути.

— А еще такие у тебя есть?

Татсуно посмотрел на него.

— Почему ты спрашиваешь?

— Почему?.. Я подумал, что нам по пути могут повстречаться новые недруги.

— Это оружие ниндзя, а не самурая. И кроме того, ниндзя никогда не показывает, сколько оружия у него есть.

— Ты действительно ниндзя, ведь так?

— Твой отец же сказал тебе, что это так. Разве ты не поверил ему?

Лицо Сёкея залилось краской.

— Конечно, поверил. Вот только ты не очень-то…

— Не очень-то похож на них? Это — один из способов быть невидимым.

Сёкей кивнул.

— Скажи мне еще кое-что. За что ниндзя хотел бы убить господина Инабу?

Татсуно не ответил сразу. Сёкей посмотрел, чтобы убедиться, не заснул ли он на лошади. Когда Татсуно наконец заговорил, его голос звучал тихо, как будто он рассказывал историю долгих лет.

— Сначала ниндзя были людьми, которые жили в горах, очень близко к ками природы. Но потом сёгуны и даже императоры обеспокоились, что эти люди смогут жить вне их поля зрения. Они послали самураев, чтобы завоевать нас.

Татсуно приостановился, и Сёкей задумался над тем, что подразумевалось под высказыванием о «нас». Никто и никогда еще не говорил ему о ниндзя от их лица.

— К тому времени, — продолжил Татсуно, — ниндзя были так близки к ками, что смогли смутить самураев и прогнать их.

— Как вы смутили их? — спросил Сёкей.

— Чтобы знать это, — сказал Татсуно, — надо быть ниндзя.

— Хорошо… Что тогда случилось с самураями?

— Они уехали, погибли… — Татсуно взмахнул рукой. — Кто знает?! Но после этого ниндзя поняли, что сёгун может противопоставить им большее число самураев. И тогда мы стали совершенствовать свои способности. Только теперь мы сконцентрировались на защите.

Татсуно снова сделал паузу, глядя куда-то вдаль и думая о прошлом.

— Мы стали лучшими убийцами из всех, когда-либо известных людям, — произнес он, — лучше, чем любой самурай. — Это примечание прозвучало с гордостью, но также и с глубокой печалью.

Его голос изменился.

— Так ты знаешь, что случилось потом? — спросил он Сёкея.

— Они пугали людей, — ответил Сёкей.

Татсуно издал короткий смешок, острый, как кашель.

— Это правда. И сёгун и князья, которые в те времена часто воевали друг с другом, приехали, чтобы оценить наше умение. А мы проникали туда, куда другие не могли пройти, и в совершенстве владели техникой убийства. Поэтому всякий раз, когда сёгун, или князь, или любой другой, кто угодно, хотел кого-то убить, они нанимали ниндзя.

Татсуно снова затих.

— Ты помнишь свой вопрос? — спокойно спросил он через мгновение.

Сёкей почти забыл.

— Почему ниндзя хотел бы уничтожить господина Инабу? — повторил он еще раз.

— Потому что кто-то заплатил ему, чтобы сделать это, — ответил Татсуно.

— Крестьяне? — спросил Сёкей. — Думаешь, что крестьяне сделали это?

— Одно ясно, — сказал Татсуно, — что оба господина Инаба — и старый, и новый — имеют много врагов.

17. Порхание бабочки

Цокот конских копыт прервал разговор. Понимая, что это должны быть еще несколько самураев господина Инабы, Татсуно направил свою лошадь в рощицу около дороги. Он соскользнул с лошади, и когда достиг земли, у него подогнулись колени. Было ясно, что, хотя Татсуно и не жаловался, он был все еще слаб из-за своей раны.

— Найди дерево и спрячься за ним, — приказал он Сёкею.

— А как же ты? — спросил Сёкей. — Они увидят лошадь.

— Я постараюсь сделать кое-что, чтобы не увидели, — сказал Татсуно.

Сёкей нашел дерево с достаточно широким стволом, чтобы скрыться за ним. Он встал позади дерева, но не мог удержаться, чтобы не бросить осторожный взгляд на приближавшихся самураев. Они двигались с юга. Можно было насчитать двадцать или больше всадников, одетых в доспехи из связанных кожаных полос. У большинства на головах были военные шлемы, вырезанные в форме свирепых существ и предназначенные для запугивания врагов.

Сёкей задрожал. Не было никаких врагов для людей господина Инабы, с которыми следовало воевать на той дороге, никаких, кроме нескольких бедных крестьян, вооруженных только палками и лопатами, чье единственное преступление состояло в желании спасти свои семьи.

Сёкей посмотрел туда, где оставался Татсуно. Он с удивлением увидел, что там не было никаких признаков присутствия человека и лошади. Сёкей осмотрел все вокруг, но ниндзя и лошадь бесследно исчезли.

Его собственное укрытие не внушало юноше доверия. Казалось, что один из самураев определенно заметил его. И хотя Сёкей мог видеть этого самурая лишь издали, ему почудилось, будто это был тот самый воин, лошадь которого забрал Татсуно.

Солнечный блик ненадолго осветил всадников. Сёкей вынужден был прикрыть глаза. Затем юноша увидел, что один из всадников бросил что-то на землю и блик исчез. Когда они проехали мимо и скрылись за поворотом дороги, Сёкей осторожно вышел из-за дерева. Он вновь огляделся. По-прежнему нет ни малейших следов присутствия Татсуно. Тишина, царящая в роще, подавляла. Казалось, будто ворвался холодный ветер и сдул все звуки. Сёкей попробовал крикнуть, но обнаружил, что от страха у него перехватило дыхание.

Он подошел к дороге, предпочитая риск быть замеченным тому, чтобы и дальше отсиживаться в темном лесу. Едва юноша вышел на следы копыт, оставленные на заснеженной дороге лошадьми самураев, он вновь увидел вспышку света. На сей раз блик играл на дороге. Сёкей подошел к тому месту и подобрал предмет, который выбросил самурай. Он узнал его. Это была проволочная оправа, державшая два кристалла, через которые смотрел лекарь Генко, обследуя ногу Сёкея. Но сейчас кристаллы были раскрошены. Только несколько зубчатых обломков от них остались в проволочной оправе, которая была искривлена и местами разорвана.

— Ты понимаешь, что это значит?

Сёкей обернулся — позади него был Татсуно, ведущий под уздцы лошадь.

— Где ты прятался? — дрожащим голосом спросил Сёкей. Внезапное появление ниндзя испугало его.

— Я был в лесу, — ответил Татсуно, — но я был невидим. Это не имеет значения. Что думаешь про этот предмет, который у тебя в руках?

Сёкей прикусил губу.

— Это означает, что те самураи были в деревне, где живет лекарь Генко. Мы должны пойти туда — вдруг сможем помочь им?

— Даже ты должен понять, что мы явимся слишком поздно, — сказал Татсуно. — Сейчас мы должны пойти встретить твоего отца.

— Возможно, еще не слишком поздно, — возразил Сёкей. — Те люди доверяли нам. Мы должны сделать хоть что-то, чтобы помочь им.

— Стань военачальником и возвратись, чтобы уничтожить господина Инабу, — сказал Татсуно. — А пока ты веришь в мечты.

Сёкей рассердился.

— Я могу нанять ниндзя, который поможет мне. Если бы только нашелся хоть один храбрец вокруг.

— И если бы у тебя было достаточно денег, — сказал Татсуно. — Ниндзя не настолько храбры, насколько умны.

— Ты хотел сказать «жадны», — поправил Сёкей.

Татсуно пожал плечами, оседлал лошадь и направился по дороге на юг. Сёкей последовал за ним. Холодный ветер метал снежинки им в спину. Когда они прибыли к развилке дороги, Татсуно обернулся и спросил:

— У тебя все еще есть при себе та бумажная бабочка?

— Да, — ответил Сёкей.

— Дай ее мне.

Сёкей заколебался.

— Что ты собираешься делать?

— Не мудри, тебе она больше не нужна. Мы знаем, откуда она.

Неохотно Сёкей достал бабочку из кимоно. По правде говоря, он был рад избавиться от запачканной кровью вещи. Юноша вручил ее Татсуно.

Тот расправил крылья бабочки настолько широко, насколько они только расходились. Он поднял ее высоко в воздух, удерживая на раскрытой ладони. Порыв ветра сорвал бабочку с ладони и понес к югу, в сторону деревни, где жил лекарь Генко. Сёкей напряженно следил за полетом бабочки, и ему показалось, что он увидел клубы дыма.

— Вот лучшее, что мы можем сделать для них, — сказал Татсуно.

Он повернулся и направился на запад. Сёкей смотрел на бабочку, думая, что она должна скоро упасть на землю. Но влекомая ветром, она все порхала и порхала, пока совсем не скрылась из виду. Татсуно был прав, признался себе Сёкей. Ничего иного он сделать и не мог. Но он еще удостоверится, что Инаба понесет наказание за содеянное.

Дорога была холодна и пуста, лишь чистый снег устилал ее. Путники миновали несколько сельских домов, которые казались покинутыми. Их жители сбежали, или умерли с голоду, или, быть может, отправились в город на поиски заработка. Сёкей и Татсуно остановились на ночь в одном из таких домов. Угли в очаге давно потухли, и развести огонь было невозможно. Там не нашлось никакой еды ни для них, ни для лошади. После восхода солнца снег начал сыпать еще гуще. Татсуно загнал лошадь в дом, чтобы защитить от непогоды. Сёкей заметил, что в жилище стало немного теплее, когда там появилась лошадь, пусть даже от нее исходил неприятный запах.

Набор для письма все еще был при нем, но внутри было слишком темно, чтобы написать что-нибудь. Лежа на полу, юноша, полный беспокойства, пробовал думать о поэме. Басё часто утешал себя таким способом, когда сталкивался с неожиданными трудностями.

Но всякий раз, когда Сёкей принимался за поэму, у него получалось описание ощущений, возникающих от соседства с боком лошади. Басё когда-либо писал что-нибудь подобное?

К счастью, в следующий день им не пришлось ехать далеко в поисках жилья. Татсуно и Сёкей приблизились к домику. Навстречу вышли крестьянин и его сын, примерно возраста Сёкея. Отец нес топор, а сын вилы.

— Они думают, что мы бандиты, — сказал Татсуно. — У них так немного того, что нужно охранять, но они охраняют это отчаянно.

Он вышел вперед, протягивая руки, чтобы показать крестьянам, что не хотел никого обидеть. Сёкей уже знал, что руки Татсуно столь же опасны, как любое оружие, и конечно с одним из его маленьких смертельных серикенов он может заставить и мужчину, и мальчика упасть с воплями на колени. Но Татсуно предложил им лошадь. Взамен он спросил только две миски риса. Крестьянин был очень подозрителен. Он осмотрел лошадь вблизи, начиная с зубов, потом проверил ее ноги и копыта. Сёкей подумал, что мужчина идиот. Ему предлагают лошадь всего за две миски риса, а он еще и раздумывает.

Наконец крестьянин согласился на сделку. Даже тогда он не позволил Татсуно и Сёкею войти в дом, боясь подвоха. Его сын пошел внутрь и появился с двумя мисками теплого риса, наложенного не особенно-то щедро, как заметил Сёкей, хотя был рад съесть и то, что дали.

Когда они закончили трапезу и снова отправились в путь, Сёкей спросил:

— Почему вы решились на такую невыгодную сделку?

— Ты не подумал, что иметь сытый живот стоит одной лошади? — задал в свою очередь вопрос Татсуно.

— Лошадь, конечно, стоит больше чем две миски риса, — ответил Сёкей.

— Возможно, что и не стоит, когда хочешь есть, а есть нечего и нельзя перекусить самой лошадью, — ответил Татсуно. — Кроме того, лошадь тоже была голодна. Нам нечего было дать ей. Если бы она околела, это была бы наша вина. Я взял ее из удобного стойла, вывел из города. Она несла меня на спине весь день, нисколько не жалуясь. Я был бы очень жестоким и неблагодарным, если бы позволил ей голодать.

Сёкей признал, что это так.

— И кроме того, — продолжал Татсуно, — очень трудно сделать лошадь невидимой.

Они продвигались по дороге в течение нескольких дней, останавливаясь переночевать в обителях или монастырях, когда предоставлялся благоприятный случай, или отсыпаясь в пещерах, когда никакого другого прибежища не находилось. Свернув на юг, они миновали озеро Бива, где вода вдоль берега уже была скована льдом. Сёкей никогда прежде не видел такого огромного озера.

— Я хочу остаться здесь, пока не сочиню поэму, в которой воздам должное этой красоте, — сказал он Татсуно.

— Никакой поэмы не получится, — ответил Татсуно, — потому что здесь останавливается большой чудесный ками. Как ты можешь передать словами великолепие ками — даже маленького ками в камешке или капельке воды?

— В поэме никто и не пробует полностью описать это, — сказал Сёкей. — Что нужно сделать — воспроизвести маленькую часть этого, а остальное последует само.

Татсуно пожал плечами:

— Тогда ты можешь запомнить эту самую маленькую часть, а запишешь ее позже. Вот приедем к твоему отцу, а он задаст вопрос, что задерживало нас все это время.

— Он, вероятно, к настоящему времени раскрыл это дело и нашел убийцу, — сказал Сёкей. — Но я все еще хочу сообщить ему о поведении господина Инабы.

— Почему ты думаешь, что он раскрыл дело? — спросил Татсуно.

— Я так подумал, как только мы оставили старого бумажного мастера, — сказал Сёкей. — Он сказал нам, что бумага для бабочки взялась из обители О-Мива, помнишь?

— Да.

— А обитель О-Мива находится в области Ямато.

— Правильно.

— Которая и есть то место, куда мы так или иначе идем, потому что судья приказал нам встречать его там.

— Таким образом, ты считаешь…

— Так или иначе, он все это время знал, кто убийца. И у отца было время, чтобы поймать его. Дело будет раскрыто к тому моменту, когда мы прибудем.

— Я сомневаюсь на этот счет, — возразил Татсуно. — И сомневаюсь очень глубоко.

«Он кажется чересчур уверенным», — подумалось Сёкею. Была только одна причина, по которой он мог быть настолько уверенным, но это… это было невозможно.

18. Расставание

Путники приближались к городу Нара с севера. Вскоре после того, как они вступили в предместья, их взору представилось гигантское деревянное сооружение. Татсуно пристально разглядывал исполина.

— Это Большой Зал Будды Тодайчжи. Не посетить ли нам его? — предложил он.

Даже при том, что Сёкей стремился поскорее донести сообщение до судьи, любопытство взяло верх. Они подошли к храму и сняли сандалии, оставив их с множеством других пар на ступеньках. Хотя постройка была огромна, изнутри она освещалась почти столь же ярко, как и снаружи. На стенах до самого потолка горели тысячи свечей. Они озаряли гигантскую золотую статую Будды, который возвышался над почитателями.

Сёкей и Татсуно присоединились к толпе и постепенно переместились к статуе, перенесенные людским потоком, словно листья, плывущие в струе воды. Чем ближе они подходили, тем больше казалась статуя. Наконец у самого ее подножия Сёкей откинул голову насколько мог, чтобы увидеть лицо Будды. Все, что удавалось рассмотреть, был его нос.

— Говорят, — заметил Татсуно, — что некий бандит однажды скрывался в левой ноздре статуи в течение двух лет, выходя по ночам, чтобы съесть пищу, которую богомольцы оставляли в храме в качестве подношения.

— Только об этом ты и можешь думать в таком святом месте? — возмутился Сёкей.

— Я считаю, что это интересная история, — парировал Татсуно. — Неплохой способ затаиться, если нуждаешься в потайном местечке.

— А ты нуждаешься в нем? — спросил Сёкей.

— Меня никто не ищет, — произнес Татсуно.

«Наверняка ищут», — подумал Сёкей.

Городские улочки были заполнены буддистскими монахами и синтоистскими священниками.

— Полная противоположность Эдо, — сказал он, — где половина людей, которых видишь, — это самураи.

— В городе много храмов и святынь, насчитывающих сотни лет, — отозвался Татсуно. — Это все, что осталось с тех времен, когда город был столицей Японии.

— Где обитель О-Мива?

— Она не здесь, — сказал Татсуно, — до нее ехать один день на юг.

— Я желал бы увидеть ее, — сказал Сёкей.

— Разве ты не помнишь то, что сказал нам бумажный мастер? — спросил Татсуно. — Ты не должен ходить туда.

— Но если судья не раскрыл дела, — заметил Сёкей, — то должен.

— Если сделаешь по-своему, избегай горы.

— Почему?

— Потому что там ты и найдешь убийцу.

Сёкей засмеялся. Он не мог сдерживаться.

— Тогда именно это мне и надо сделать.

Татсуно покачал головой.

— Думаешь, что храбр, но в действительности ты безрассуден. Есть время нападать и время поберечь собственную жизнь.

— Каждый должен умереть вовремя, — сказал Сёкей, — а значит, нужно выбрать честь.

Татсуно фыркнул.

— Звучит так, будто это взято из книги, — сказал он.

— Так и есть, — признал Сёкей, — но от этого слова не становятся менее истинными.

Татсуно запустил руку в кимоно и вынул маленький черный предмет. Он вручил его Сёкею. Это был камень с зелеными прожилками на грубой черной поверхности.

— Что это такое? — спросил он.

— Это надо взять с собой, если окажешься настолько глуп, что пойдешь на ту гору, — произнес Татсуно.

Сёкей повертел в руке камень, который по размерам был под стать утиному яйцу. Он походил на обыкновенный камень, за исключением своего необычного цвета.

— Понятия не имею почему, — продолжил Татсуно, — но я решил, что твою жизнь стоит сохранить.

— Как это сохранит мне жизнь? — спросил Сёкей.

Вместо ответа Татсуно указал на большой дом.

— Вот резиденция управителя, — сказал он. — Твой отец будет там.

Сёкей направился вперед, однако внезапно он понял, что не слышит позади шагов Татсуно. Он обернулся, чтобы увидеть, куда тот делся.

Татсуно исчез. Группа монахов в желтых одеждах шла мимо того места, где он стоял. Они перебирали свои четки и читали молитвы. Крестьянин разгружал тележку, полную дынь. Два мальчика гонялись за собакой. Другая часть улицы была пуста. Сёкей спрятал камень в кимоно и пошел к дому управителя. Два самурая-охранника стояли у передней двери особняка. Они неодобрительно посмотрели на Сёкея. Он понял, что их смущает его вид. Солома все еще цеплялась местами за одежду. Юноша выбрал щепотку соломы из рукава и поклонился стражникам.

— Я — Оока Сёкей, — представился он по полной форме, — сын судьи Ооки Тадасукэ, который, как я уверен, гостит здесь.

Стражники переглянулись.

— Нам велели ожидать вас, — сказал один из них. — Возможно, вы хотели бы сначала помыться. Общественная баня находится на следующей улице.

— Меня постигло несколько злоключений во время моей поездки, — объяснил Сёкей, — но я должен как можно скорее доставить судье сообщение.

Самураи пожали плечами и встали по бокам от Сёкея, чтобы провести его в дом. Они указали на прихожую, которая вела к задней части здания.

— Вы найдете их в саду, — сказал стражник.

Сёкей направился к задней части дома. Он услышал смех и, подойдя к дверному проему, обомлел от вида красивого каменного сада с землей, посыпанной гравием, и с рядом крупных камней. Камни были выбраны с большим вкусом и казались совершенно естественными.

В дальнем конце сада находился бассейн неправильной формы с плавающими в нем серебряными карасями. Там, под деревом гингко, сидели, угощаясь рыбой, двое мужчин, которые походили друг на друга, как близнецы. Один из них увидел Сёкея и подозвал его. Это был судья.

Удивительно, но управитель (а им должен был быть другой мужчина, как догадался Сёкей) был еще более тучным, чем судья. Они словно срослись с этим местом и гармонично вписались в каменный ландшафт.

— Ичиро, вот наконец и мой сын Сёкей, — произнес судья. — Сёкей, это — почтенный управитель области Ямато, мой друг Камура Ичиро.

Управитель Камура кивнул головой, Сёкей поклонился в ответ.

— Не желаете ли выпить? — поинтересовался управитель. — Сливовое вино? Саке? Это вас согреет.

Сёкей на самом деле очень хотел есть и предпочел бы рис и горячий чай, но было невежливо сказать прямо. Он понял, что и управитель, и судья выпивали перед его прибытием, несмотря на то что было только едва за полдень. Как бы то ни было, наблюдательность судьи не притупилась. Он передал тарелку суши Сёкею и сказал:

— Они изрядно хороши. Единственною причина, по которой мы не съели их все сами, — так это то, что мы пробуем вновь пережить нашу юность и можем найти ее только в бутылках.

Управитель расплылся в улыбке.

— Ваш отец и я — мы состояли в числе Шести Бессмертных членов Винной Чаши, — произнес он.

— Ладно, мы не должны пускаться в такие детали, уж коли Сёкей находится здесь, — торопливо сказал судья и уже другим тоном добавил: — Надеюсь, не стоит напомнить вам, Ичиро, что означает его прибытие.

Управитель добродушно взмахнул рукой.

— Действительно, Тадасукэ, вы выиграли пари, — сказал он. — Я должен был знать, что тот, кого вы выбрали в сыновья, не позволит никакому препятствию стоять на его пути.

В то время как они говорили, Сёкей съел суши, стараясь не умять всю тарелку неприлично быстро. Но он был столь удивлен услышанным, что незамедлительно произнес:

— Вы хотите сказать, что не думали, что я прибуду сюда? Почему же?

— Как сказать?! — проговорил управитель. — Тот факт, что ваш отец послал с вами ниндзя в качестве наставника… — Вместо того чтобы закончить предложение, он вращал глазами.

— Я попросил Татсуно позаботиться о Сёкее, и думаю, он знал, что я был серьезен, — вставил судья.

Управитель покачал головой.

— Вы не можете доверять ни одному из них, — сказал он. — Они украдут подушку из-под вашей головы, если застанут вас спящим.

— Он спас мне жизнь, — сказал Сёкей.

Управитель был столь удивлен, что едва не пролил вино.

— Вы, верно, ошибаетесь. Он ждет награды снаружи?

— Нет, он исчез, — сказал Сёкей.

— Обычная их уловка, — пробормотал Ичиро.

— Это напомнило мне кое-что, — сказал Сёкей, обращаясь к судье. — В течение всей нашей поездки Татсуно показывал, что мог уйти почти от любой опасности. Как так получилось, что вы сумели захватить его там, в Эдо?

Судья улыбнулся.

— У меня найдется несколько собственных уловок, — ответил он. — Когда ты преследовал бегущего через переулок Татсуно, я знал, что он не ожидает встретить меня на другом конце.

— Это единственный способ захватить ниндзя, — объяснил управитель, — застать его врасплох.

— И действительно ли ты готов сделать это теперь? — спросил Сёкея судья.

— Сделать что? — не понял Сёкей.

— Захватить другого ниндзя.

Сёкей, должно быть, имел глупый вид, потому что управитель добавил:

— Именно поэтому ваш отец и я столь тесно пообщались за эти прошлые несколько дней. Он приехал сюда, как только понял, что ниндзя, убивший господина Инабу, должен находиться в обители О-Мива.

— Так, значит, вы действительно все время знали это? — спросил Сёкей у судьи.

— Да, — ответил судья. — Ты, вероятно, обратил внимание на то, что Татсуно тоже это понял.

— Но тогда… зачем вы послали меня к бумажному мастеру в Шинано? И к домену господина Инабы?

— Ну, относительно бумажного мастера… никогда не помешает проверить правильность своих заключений. Я могу заблуждаться, так и знай.

— Сомневаюсь на этот счет, — промолвил Сёкей.

— Бумажный мастер действительно подтвердил мои подозрения, так? — спросил судья.

— Да, он сказал, что бумага была сделана для обители О-Мива. Он также не советовал мне идти туда.

— Дельный совет, — отметил управитель.

— Я имел другие причины для того, чтобы послать тебя в ту поездку, — сказал судья. — Я хотел, чтобы ты узнал побольше о ниндзя. Ты наблюдал за Татсуно?

— Да, — сказал Сёкей.

— Твое мнение?

— Он умнее и способнее, чем старается выглядеть, — сказал Сёкей.

— Хороший урок, — произнес судья. — Ты сказал, что он спас тебе жизнь. Я надеюсь, что ты выразил ему свою благодарность.

— Ну… Я действительно его благодарил.

— Он говорил тебе о Лисе?

— Он сказал только, что убийцей был ниндзя, называемый Лисой. Но я… — Сёкей заколебался.

— Да?

— Я начал думать, что сам Татсуно был убийцей.

Судья рассматривал юношу.

— Нет, — сказал он, — я полагаю, что убийца уже ушел в обитель О-Мива к тому времени, когда мы встретили Татсуно.

Сёкей был смущен. Он редко подвергал сомнению рассуждение судьи, но это заключение озадачило его.

— Хорошо, — продолжил спрашивать судью Сёкей. — Если вы уже знали, где находится убийца, почему вы хотели, чтобы мы узнали, кто был врагами господина Инабы?

— Разве я не объяснял это? — спросил судья. — Я думал, что это должно быть очевидным.

— Даже для меня это очевидно, — произнес управитель.

— Видишь ли, — сказал Сёкею судья, — истинный убийца — это человек, который заплатил ниндзя, чтобы убить господина Инабу. Вот человек, которого мы хотим найти.

— Но ниндзя…

— Является просто исполнителем, — закончил судья. — Это было бы то же самое, как если бы мы нашли лезвие, которым перерезано горло господина Инабы, и сказали, что оно было убийцей.

Сёкей сел на циновку, пытаясь усвоить все это.

— Итак, — сказал судья, — я послал тебя, чтобы обнаружить, кто мог так сильно не любить господина Инабу, чтобы захотеть нанять ниндзя, который убил его. Ты нашел кого-нибудь из них? Кого-то, кто мог бы иметь причину желать смерти господина Инабы?

Сёкей посмотрел судье в глаза.

— Да. Много людей, — сказал он. — Я должен начать непосредственно с себя.

— Еще вина, — приказал слуге управитель.

19. В обители

Сёкей закончил излагать свою историю уже далеко за полдень. Юноша не пропустил ничего. Управитель и судья Оока внимательно слушали. Они прокомментировали повествование всего два-три раза. Управитель неодобрительно покачал головой, когда Сёкей описал свою встречу с крестьянками.

— Это их долг, — сказал управитель, — повиноваться господину, даже если его действия кажутся крутыми. Он может иметь повод, о котором мы не знаем.

Прежде чем Сёкей ответил, судья заметил:

— Но долг господина — защищать и охранять своих людей. Что они должны делать, если он терпит неудачу в своем деле? В прошлом некоторые разгневанные крестьяне формировали маленькие армии и боролись с самураями. Обращение к господину Инабе с ходатайством кажется мне весьма разумным.

— Одно приводит к другому, — недовольно произнес управитель.

Однако когда Сёкей рассказал о том, что был заключен в тюрьму господином Инабой, управитель зарычал. Но его гнев перешел в смех и аплодисменты, когда Сёкей описал, как совершил побег. Судья был менее восторжен, но юноша видел по его лицу, что господин Инаба когда-нибудь заплатит за свое обращение с Сёкеем. Но Сёкей хотел большего:

— Я полагаю, лекарь Генко и остальные должны быть мертвы.

Он посмотрел на судью и управителя, надеясь, что они не согласятся. Но управитель медленно кивал.

— Это кажется вполне вероятным, — сказал он. — Конечно, некоторые, возможно, выжили, если самураи не были прилежны в исполнении приказа.

— Господин Инаба должен быть наказан за это, — сказал Сёкей.

Управитель закашлял и отвел взгляд. Судья мягко сказал:

— Я боюсь, что никто не может наказать его за это. Он имеет право управлять своим доменом, как пожелает.

— Но это… это несправедливо, — возразил Сёкей.

— Таков приказ сёгуна, — ответил судья.

Сёкей погрузился в тягостное раздумье, сожалея обо всем, что сделал.

Наконец управитель сказал:

— Вы, вероятно, пытались осуществить свои намерения. Гордитесь этим.

— Что вы имеете в виду? — спросил Сёкей.

— Ну, эти крестьяне — или какая-то их группа, — без сомнения, наняли ниндзя, который убил старого господина Инабу, разве вы будете это отрицать? Так что какая разница, кем они наказаны?

— Нет, — твердо произнес Сёкей. — Они не могли нанять ниндзя. Они слишком бедны. И таковы все другие люди в домене господина Инабы.

— Как и тот лекарь, которого вы упоминали? — спросил управитель. — Он мог накопить деньжат за эти годы.

Сёкей покачал головой. Он хотел придумать какой-нибудь способ извиниться, чтобы не слушать больше управителя.

Заговорил судья:

— Ты сказал нам, что был врагом господина Инабы.

Сёкей посмотрел на него.

— Да, — ответил Сёкей. — Вы думаете, что я не прав?

— Нет, — ответил судья, — но я подозреваю, что ты позволил своему гневу смутить себя.

Сёкей замигал. Советы судьи были всегда разумны, Сёкей, должно быть, пропустил что-то. Все верно, он был сердит на господина Инабу. Он хотел мстить, и было также истинно, что такое желание могло повлиять на его суждения. Он должен успокоиться и все обдумать.

— Ты добился многого, — сказал судья. — Прими ванну и выспись хорошенько. Помни, что, завершив свою поездку, ты помог мне выиграть пари с управителем.

— О, вы же не станете продолжать дело, не так ли? — поинтересовался управитель.

— Конечно, продолжу, — ответил судья. — Теперь предельно ясно, что след ведет нас к обители О-Мива. И вы обещали мне дать разрешение посетить гору, если Сёкей прибудет сюда невредимым.

— Священники, — возразил управитель. — Вы же знаете, что они не хотят никого видеть на той горе. Они будут жаловаться мне, они напишут послание сёгуну…

— Кто-то еще уже находится на горе, — сказал судья. — Мы должны найти его. Конечно, священники не будут защищать убийцу.

— Будут, если это ниндзя, — сказал управитель.


Следующим утром Сёкей чувствовал себя значительно лучше. Он спал долго, а когда проснулся, позавтракал с удовольствием, как и в доме судьи Ооки. Кто-то взял его старое кимоно и заменил красивым новым, на котором имелась эмблема управителя. Рядом с новым кимоно юноши лежало содержимое старого — несколько монет, глазная оправа лекаря Генко, черно-зеленый камень, который дал ему Татсуно, и набор для письма.

Сёкей ощутил острый приступ горя при виде глазной оправы и еще раз тихо поклялся отомстить за тех, кто доверился ему. Он покачал камень на ладони, задаваясь вопросом, почему Татсуно отдал это ему. От камня шло тепло, что было странным, будто это нечто живое. Конечно, поговаривают, что каждый предмет в природе содержит внутри ками, но этот ками должен быть очень активным. Сёкей спрятал камень в новое кимоно. Наконец юноша посмотрел на набор для письма и увидел, что из тонких, искусно сделанных листочков рисовой бумаги остался только один. Сёкей решил использовать его, чтобы написать поэму, достойную подарка.

Управитель появился, когда Сёкей заканчивал завтракать. Он подарил юноше изумительный подарок — пару мечей. Настоящих. Вчера ничего не говорилось о том, как Сёкей потерял свой деревянный меч в замке господина Инабы. Это было позорно, но поскольку юноша защищался до того, как его оглушили, то подобное было простительно.

Сёкей низко поклонился управителю.

— Вы достойны этих мечей, — произнес управитель. — Надеюсь, вы их сохраните… долгое время.

— Я буду всегда хранить их, — ответил Сёкей.

Управитель выглядел немного задумчивым, когда прощался с судьей и Сёкеем.

— Лучше, если я не пойду с вами, — сказал он. — Вы понимаете, Тадасукэ.

— Мы скоро вернемся, — пообещал судья.

Управитель также предоставил Сёкею прекрасную лошадь, а судья оседлал старого испытанного коня, который привык нести его на себе.

— Управитель был очень щедр, подарив мне эти мечи, — похвалился Сёкей.

— Они когда-то принадлежали мне, — сказал судья.

— Действительно? — удивился Сёкей. — Тогда я удостоен двойной чести.

— Как-то давно он выиграл их у меня в пари, — сказал судья.

— И теперь вы отыграли их?

— Нет, он просто был сентиментален. Он думает, что тебя убьют.

Сёкей поначалу был слишком потрясен, чтобы отвечать. Потом он прокашлялся и осторожно спросил:

— Почему он так считает?

— Потому что ты выполнил задачу, которую я поставил перед тобой. Так я выиграл в нашем последнем пари: получил его разрешение пойти на гору Миваяма, в обитель О-Мива.

— Ясно, — сказал Сёкей. — Чтобы захватить ниндзя — убийцу господина Инабы.

— О, нет, мы никогда не сможем захватить его там. Там он слишком силен.

— Но раньше вы ловили Татсуно.

— Этот ниндзя и Татсуно не одно и то же, — предостерег судья. — А даже если бы и были, ниндзя получает силу от горы.

— Как?

— Татсуно не говорил тебе? Это священная гора. Тамошняя обитель, в отличие от прочих, не имеет ни одного места в качестве приюта для его опекуна-ками. Сама гора является жильем ками.

— Да, он действительно говорил мне, — сказал Сёкей. — Теперь я вспоминаю.

Татсуно рассказал ему многое о ниндзя, живущих близко к природе. Сёкею было жаль, что он не слушал внимательнее.

— Ты сам увидишь, когда мы достигнем святыни, — сказал судья.

Путь туда даже верхом занял большую часть дня. Когда они наконец достигли обители, то увидели, что священники готовились к новогоднему празднику. Флажки трепетали на столбах, приглашая тошиками[13]. Симэнава[14] была подвешена на вершине тории: так обычно отмечался вход в святыню. На ее свешивающихся концах крепились фигурки из свернутой бумаги. Сёкей узнал их — бабочки.

Люди из соседних деревень уже прибыли, чтобы принести пищу и напитки в подарок для ками этой обители. Каждый, кто мог себе это позволить, надевал новое кимоно. Оставив подношения в святилище, люди остались посмотреть танец, игры и праздничные церемонии, которые были частью новогоднего празднества.

Сама обитель показалась Сёкею небольшой. Вокруг основной постройки имелось несколько строений, где священники и путешественники ели и спали. Главное строение выглядело до странности маленьким. Оно имело традиционное место для молений и размещения приношений, которое заканчивалось там, где должна находиться самая священная часть. В том месте, у основания горы, находилась просто еще одна симэнава, протянутая между двумя деревянными шестами. Вокруг обители были сосновые рощицы. Они становились более густыми по мере того, как постепенно поднимались к облакам. Серо-зеленый туман спускался с конусообразной вершины, которую из самой обители невозможно было увидеть. Сёкей почувствовал некий холодок, был здесь дух чего-то заветного, что и подсказывало людям не подниматься на гору.

После того как Сёкей и судья оставили своих лошадей в конюшне, путников вышел встретить молодой священник. На нем была высокая черная шапка в форме гриба и длинное простое коричневое кимоно с рукавами, достававшими почти до колен.

— Управитель прислал вчера гонца, чтобы сообщить нам о вашем приезде, — сказал он. — Я сожалею, что мы не можем встретить вас, как вы того заслуживаете, ваша честь, поскольку празднество занимает почти все наше время.

— Мы понимаем, — сказал судья. — Но на самом деле все, в чем мы нуждаемся, — это в месте для ночлега. Завтра мы пойдем на гору.

Священник покачал головой.

— Никому не разрешается подниматься на гору за пределами обители, — сказал он.

— И все же некоторые проникают туда, — ответил судья. — Я полагаю, что кто-то находится на горе в настоящее время.

— Если это так, — вежливо объяснил молодой священник, — то он получил разрешение каннуши[15].

— Тогда мы тоже должны получить его разрешение, — сказал судья.

20. Что сказал каннуши

Они ждали два дня, прежде чем предстали перед каннуши. Сёкей был удивлен, что кто-то смеет столь дерзко оскорблять чиновника сёгуна. Если бы судья пожелал, то мог бы обратиться к управителю с просьбой послать воинов самурая, чтобы выполнять его распоряжения.

Сёкей не понимал реакцию судьи. Он действовал так, будто приехал в обитель, чтобы принять участие в недельных новогодних празднествах. Они с сыном смотрели игры и танцы, которые были частью новогоднего ритуала, пробовали моши-моши[16], а судья принял участие в кручении деревянного молотка, используемого для обмолота риса. Сёкей признался, что вкус моши-моши напомнил ему о тех лакомствах, которыми он наслаждался в детстве. В течение новогодних празднеств даже его отец-торговец отдыхал и однажды танцевал в их местной обители при всем народе.

Но те дни остались в прошлом. Теперь он должен думать о серьезных делах. После длительной поездки, которая привела Сёкея в это место, он стремился завершить дело. Они не могут вернуться в Эдо до тех пор, пока человек, который нанял убийцу господина Инабы, не будет обнаружен. Зная, что сам убийца находится на горе и посещает обитель, Сёкею эта задержка становилась почти невыносимой.

— Что, если он уйдет? — спросил Сёкей судью на утро их второго дня ожидания.

— Кто? А, ниндзя? — отозвался судья. — Он не оставит гору, пока мы здесь. Я сказал тебе, что она — источник его мощи.

— Вы думаете, что он слишком силен для нас, чтобы мы победили его?

— Я думаю, именно это каннуши и предстоит решить, — сказал судья.

— И что вы сделаете, если он решит не пустить нас на гору? — спросил Сёкей.

— Позволь сначала узнать, что он скажет, — ответил судья.

На следующее утро явился молодой священник и сообщил:

— Вы удостоены чести. Каннуши призывает вас к себе после утренней молитвы.

— Спасибо, — поблагодарил судья.

После того как священник ушел, судья сказал Сёкею:

— Ясно, что каннуши принял решение.

— Как вы думаете, каково его решение? — спросил Сёкей.

— Думаю, что оно будет мудрым, — ответил судья. — Святыня не просуществовала бы так долго, если бы ее каннуши не принимали мудрых решений.


После молитвы судья и Сёкей оставались в молельном зале обители, как и те, кто исполнял обязанности по несению службы. Молодой священник повел гостей в маленькую комнату. Внутри на циновке восседал старик в такой же одежде, как у молодого священника. Однако его одежды были как бы изрядно поношенными. Его кожа была сухой и тонкой, как старая слоящаяся рукопись, череп был лыс, а лицо казалось столь изнуренным, что Сёкей подумал, что старик не ел ничего в течение многих лет.

Молодой священник показал Сёкею и судье, где присесть. Когда они это сделали, каннуши поднял на них глаза. Хотя жизненная сила покинула тело старика, глаза его все еще сохраняли остроту и живость. Они напоминали последние два пылающих угля в почти потухшем костре. После короткого взгляда на судью каннуши сосредоточился на Сёкее. Его глаза словно проникали в душу юноши. Сёкей понимал, что его изучают.

— Зачем вы приехали сюда? — Голос каннуши был пронзительным, как трескотня сверчка. Удивительно, что он направил свой вопрос Сёкею. Юноша посмотрел на судью.

— Я — Оока, чиновник правительства сёгуна, — ответил судья каннуши. — Мы ищем ниндзя, который убил господина Инабу, в то время как князь пребывал в Эдо под защитой сёгуна.

— Почему вы думаете, что этот ниндзя здесь? — спросил каннуши.

— Поскольку он оставил красную бабочку, сделанную из бумаги, которая была продана вашей обители. И потом известно, что ниндзя расценивают Миваяму как место своего прибежища.

— Они имеют серьезные основания, — сказал каннуши. — Ками горы — их защитник.

— И вы разрешаете им входить в самое святое место обители?

Каннуши кивнул:

— Ниндзя щедры в своих подношениях, и горный ками принимает их.

— Если ками принимает ниндзя, — сказал судья, — тогда он примет и нас.

— Вы самураи, — произнес каннуши. — Вы приносите сюда свои мечи. На этой горе не может быть никакой смерти. Ками не допустит этого.

— Этот ниндзя принес смерть в другое место, — сказал судья, — и все же он возвратился к горе.

— Он очистил себя, — изрек каннуши.

Наконец-то Сёкей понял, почему ниндзя оставил красную бабочку рядом с телом господина Инабы. Это действие было его собственным очищением. Он должен был рассеять злого ками, чтобы быть в состоянии возвратиться к горе.

Каннуши снова перевел глаза на Сёкея.

— Вы не ответили на мой вопрос, — сказал он.

Сёкей был взволнован, пробуя вспомнить вопрос.

— Я… Я приехал сюда, потому что я желаю видеть, как свершится правосудие, — сказал он, — и потому что путь, выбранный моим отцом для меня, привел меня в это место.

Небольшие морщинки появились в уголках глаз каннуши, как будто он хотел улыбнуться, но забыл, как это делается.

— Вы принесли кое-что с собой, — сказал каннуши. — Покажите мне это.

Сёкей подумал, что старик подразумевал бабочку. Рассердится ли судья, узнав, что та потеряна?

— При мне нет этого больше, — сказал Сёкей. — Это было необходимо, чтобы очистить другое место, где произошла смерть.

— Вы ошибаетесь, — произнес каннуши. — Покажите мне, что у вас под одеждой.

Сёкей достал набор для письма, монеты, проволочную оправу лекаря Генко, а затем коснулся камня, который дал ему Татсуно. Камень теперь казался еще более теплым. Именно это просил каннуши. Его глаза просияли особого рода почтением, когда Сёкей показал камень.

— Где вы его взяли? — спросил каннуши.

— Один человек дал это мне, — ответил Сёкей.

— У вас щедрый друг, — сказал каннуши. — Это гофу, очень сильный, который сможет защитить вас, если ваше сердце чисто. — Он посмотрел на судью. — Его сердце чисто?

— Я верю, что да, — произнес судья.

Каннуши направил пристальный взгляд на Сёкея.

— Вы можете пойти на гору, — сказал он. Затем добавил: — Один.


— Ты не обязан делать это, — сказал судья, когда они шли к симэнаве у подножия горы. — Я не уверен, что должен позволить тебе идти. Я ничем не смогу защитить тебя там.

Сёкей обернулся и посмотрел на него.

— Отец, — сказал он, — в первый раз, когда вы поручили мне следовать одним путем, вы тайно послали Бунзо, чтобы следить за мной. И во второй раз, когда вы оказали мне доверие, дав следовать одним путем, сами спасли меня, когда моя жизнь была в опасности. Даже в той поездке, которую я только что совершил, вы поручили Татсуно охранять меня. — Сёкей глубоко вздохнул. — Но, отец, — продолжал он, — я хочу быть достойным того, чтобы называться вашим сыном, сыном самурая. Я могу заслужить это, только если, оказываясь перед опасностью, готов пожертвовать жизнью. А если вы всегда будете защищать меня, это будет просто игра в войну мальчиков, притворяющихся воинами. И как однажды написал Басё: «Даже если бы я должен умереть в дороге, это было бы волей Небес».

Судья улыбнулся.

— Я часто думаю о тех словах Басё, когда собираюсь в очередную поездку, но я намного старше тебя. — Он вздохнул. — Я боюсь, что сделал слишком хороший выбор, когда попросил, чтобы сёгун позволил мне принять тебя как сына.

Сёкей почувствовал, что сердце его подступило к горлу. Судья пожалел, что выбрал Сёкея?

— Почему вы говорите «слишком хороший»? — спросил Сёкей.

— Потому что я думал, что приобретаю сына, который будет соблюдать ради меня надлежащие церемонии в течение необходимых сорока девяти дней после моей смерти. Вместо этого у меня оказался сын, который желает устраивать собственную жизнь в борьбе за честь.

— Отец, — сказал Сёкей, — я заверяю, что приложу все усилия, чтобы вернуться и когда-нибудь вознести молитвы о вашей душе.

Судья кивнул и снова улыбнулся.

— Я вижу, что было бы бесполезным запретить тебе идти на гору, — сказал он. — Это Татсуно дал тот камень?

— Да, — ответил Сёкей.

— Он говорил вам зачем?

— Нет. Он только сказал, что моя жизнь стоит того, чтобы сохранить ее.

— Вижу, что не ошибся, доверяя Татсуно. Помни одну вещь: ты не должен ловить или убивать ниндзя. Ты должен только узнать, кто послал его, чтобы убить господина Инабу.

— Я выполню задачу, которую вы передо мной поставили, — поклялся Сёкей.

Они достигли заветной границы, где симэнава, протянутая между двумя деревянными шестами, отделяла мир людей от мира ками. На веревках болтались красные бумажные бабочки, их крылья трепетали на ветру, будто они силились освободиться. Одна из веревок была пуста, и Сёкей понял, что именно на ней висела бабочка, которую позже нашли в комнате господина Инабы.

Молодой священник сопровождал Сёкея и судью. Он предложил Сёкею ведро воды и черпак.

— Вы должны очиститься, — объяснил он. Сёкей знал этот ритуал, наблюдая его в других синтоистских обителях. Он набрал полный рот солоноватой воды. Он прополоскал рот и выплюнул воду на землю, затем ополоснул руки.

— Я готов, — сказал он.

21. На Миваяме

Сёкей прошел лишь несколько шагов перед тем, как войти в густой лес. Он задержался, чтобы оглянуться, и увидел судью. После этого лес замкнулся за спиной юноши. Он с трудом взбирался на гору. Здесь, разумеется, не было никаких троп, потому что люди редко ходили там. Гора круто шла вверх, снег скрывал ветви, коряги и камни. Сёкей заранее, еще утром, надел толстые носки таби и новую пару бамбуковых сандалий. Его ноги погружались в снег, таби промокли, и холодный воздух стал замораживать их.

Сёкей остановился. Он дышал с трудом от усилий, пар изо рта принимал в воздухе вид струек дыма. Он не был уверен, что найдет ниндзя. Однако Сёкей ожидал, что, как только кто-то вторгнется в их домен, ниндзя появятся.

— Хей! — позвал Сёкей. — Ниндзя! Татсуно!

Он все еще подозревал, что Татсуно, возможно, был убийцей, даже при том, что судья думал иначе.

Никакого ответа не последовало. Гора была тиха, хотя Сёкей знал, что здесь должны находиться живые существа.

Сёкей запустил руку в кимоно и достал камень. Тот был все еще теплым. Камень имел чашевидную форму и удобно размещался в ладони. Юноша почувствовал, как тепло распространяется по всему телу. Ками внутри камня оказывал ему помощь.

Юноша решил, что пришло время вызвать ками горы, обратиться к нему.

Каждый в Японии знал, как сделать это. При входе в тории обители надо похлопать в ладоши. Сёкей так и сделал. Он хлопал так шумно, как мог.

— Ками! — закричал он. — Я обращаюсь к тебе, дух этой горы! Покажи мне ниндзя! Я должен поговорить с ним. Обещаю не осквернять ваше святое жилище. Скажите мне! Дайте мне ответ.

Он оглядывал гору.

— Ками! Услышь меня!

День потихоньку клонился к закату. Лучики света проникали через просветы в кроне дерева. Сёкей посмотрел на место, где солнечный свет касался земли. Там стоял олень. Очевидно, он разыскивал пищу. Под слоем снега все еще лежали стебельки травы, что поддерживало лесных зверей. Сёкей помахал руками, но олень не сдвинулся с места. Это была небольшая самка, она ласково смотрела на него так долго, что это начало раздражать Сёкея.

— Хей! — закричал он.

Олениха уставилась на него. Сёкей подошел к животному, а оно зарылось в снег передними копытами. Олениха дала Сёкею возможность посмотреть на нее в последний раз, вскинула голову и медленно скрылась за деревьями. На месте, где стояла олениха, он увидел следы. Некоторые оставлены оленем, но также были и другие. Сёкей низко наклонился и начал рассматривать их. Это были лисьи следы. Сёкей запомнил отпечатки лисьих лапок перед замком господина Инабы в том месте, где вышел убийца. Вспомнил сон охранников. Холодок побежал по его спине. Одно дело — преследовать человека, пусть даже ниндзя, но совсем другое — ловить человека, который превращался в лису…

Сёкей пошел по следу в гору. Это было непросто даже при том, что земля была покрыта снегом. В открытых местах снег подтаял, а кое-где следы были смыты. Сёкей должен был двигаться вокруг одного места, чтобы найти продолжение следа.

Путь оказался более долгим, чем ожидал юноша. Следы не вели непосредственно вверх. Они виляли, как будто человек, который оставил их, хотел уйти от преследования. Наконец следы закончились у пещеры недалеко от вершины горы. Сёкей приблизился к тому месту осторожно, зная, что изнутри глубокого черного отверстия за ним могут наблюдать.

Юноша достиг входа и заглянул внутрь. Он увидел только, что пещера вела вниз, возможно, к основанию горы. Решением его было победить на открытой местности, поэтому он закричал:

— Ниндзя, выходи и стань передо мной!

Единственный ответ, который он получил, было эхо, причем слабое. Сёкей понял, что его голос казался пронзительным и тонким. Он вновь запустил руку в кимоно, схватив камень, чтобы вобрать в себя его силу. Он должен ждать здесь появления ниндзя. Ведь выйдет же тот когда-нибудь, если, конечно, пещера не имела другого выхода.

Сёкей подумал о своем обещании вернуться, чтобы однажды прочитать похоронные молитвы в память о судье. Слова Басё снова зазвучали в голове Сёкея. «Если человек сохраняет собственную жизнь из трусости, — подумал Сёкей, — то что является смыслом его жизни? Небеса исполнили мое желание, которое когда-то казалось несбыточной мечтой, — стать самураем. Я должен оказаться достойным этого звания».

Он опустил ладонь на рукоятку меча и ступил в пещеру.

После того как Сёкей совершил только несколько шагов, свет из входа в туннель больше не освещал путь перед ним. Он делал каждый шаг аккуратно, выдерживая паузы между шагами. Юноша постоянно прислушивался. В абсолютной тишине должен быть услышан любой звук. Однако его собственное дыхание заглушало любой другой шум. Он вынуждал себя сохранять спокойствие, используя методику медитации, которой научился у Басё.

После еще нескольких шагов юноша слабо различил другой звук. Сначала тот походил на гудение, как будто там размещался пчелиный улей, защищенный здесь от холода. Сёкей прислушался, ему показалось, что звук усилился, потом ослаб, а затем усилился снова. Это напоминало гул волн у побережья. Или храп.

«Да, — подумал Сёкей, — именно это и должно быть!» Ниндзя был недалеко, он лежал в пещере и храпел. Он должен чувствовать себя в полной безопасности.

Сёкей думал, что делать. С обнаженным мечом он мог ринуться вперед и убить ниндзя прежде, чем тот проснется — был ли он лисой или человеком.

Однако тогда Сёкей не узнал бы, кто нанял ниндзя, чтобы убить господина Инабу. А ведь заказчик убийства был более важен.

И если ниндзя действительно был Татсуно… Сёкей не хотел признавать, но он будет грустить, если придется убить Татсуно.

— Хей! — крикнул он в смятении.

Храп прекратился. Теперь не было никаких звуков, поскольку ниндзя был в состоянии прекратить дышать полностью. Он должен обладать великой силой самодисциплины. Но Сёкей чувствовал, что ниндзя был всего в нескольких шагах от него.

Надо слушать!

22. Признание Лисы

Сёкей стоял неподвижно так долго, что его колени начали болеть. И все же именно ниндзя начал двигаться первым. Сёкей услышал мягкий шелест шелка и внезапно понял, что означал этот звук.

Он припал к полу пещеры как раз вовремя, чтобы услышать звук крыльев колибри наверху. Только Сёкей знал, что это не колибри: это был острый как бритва серикен, брошенный прямо туда, где минутой раньше было лицо Сёкея.

Карабкаясь на четвереньках, Сёкей изо всех сил пытался переместиться ко входу в пещеру. Он услышал, что ниндзя начал преследовать его. Понимая, что ему не уйти, Сёкей перевернулся на спину и наполовину достал меч из ножен. Ниндзя услышал звук и остановился. Он не знал точно, где находился Сёкей, но понимал, что если он помчится вперед в темноте, то может напороться как раз на лезвие.

— Кто ты? — спросил ниндзя.

По голосу это не был Татсуно.

Сёкей не отвечал, поскольку звук его голоса подскажет ниндзя, куда метнуть следующий смертельный серикен. Медленно Сёкей отползал назад по скалистому полу, сохраняя направление меча в сторону ниндзя.

Другой серикен просвистел наверху, и Сёкей услышал звон металлического диска, поскольку тот ударился о стену пещеры.

Рука Сёкея заскользила, и он уперся ею в камень. Он принял отчаянное решение. Это было лучше, чем ожидать, когда ниндзя снова запустит в него свой серикен. Сев на корточки, Сёкей выбросил вперед руку и метнул камень в центр темноты. Когда он повернулся и побежал, услышал стон — значит, камень попал в цель. Сёкей двигался с такой скоростью, с какой только мог перебирать ногами по сыпучим камням. В нескольких шагах от себя он осмотрел вход в пещеру и сгорбился, стараясь быть малой мишенью. Все ближе и ближе он подходил к входу в пещеру.

Сёкей прыжком выбрался наружу и добежал до ближайшего большого камня, который может послужить ему прикрытием. Ниндзя выходил медленно, зная, что теперь он становится мишенью. Сёкей заметил, что он был несколько старше Татсуно, но двигался с изяществом и хитростью лисы. Его черное кимоно, как у ниндзя из мифов и легенд, местами выцвело, а края рукавов были потерты.

Ниндзя озирался, как это делает животное, когда чистит шерсть. Сёкей видел его глаза. Они были желтыми.

— Кто ты? — позвал ниндзя. — Для чего ты приехал сюда?

Сёкей раздумывал, должен ли он ответить. Руки ниндзя были пусты, но юноша не сомневался, что он мог бы достать из кимоно и запустить другой серикен, если бы знал, где находится Сёкей. Однако зачем же еще он пришел, как не поговорить с ниндзя? Сёкей был в достаточно безопасной позиции.

— Я Оока Сёкей, — прокричал он. — Я приехал, чтобы расспросить вас об убийстве господина Инабы.

Ниндзя засмеялся. Когда его рот открылся, Сёкей увидел, что там не хватает нескольких зубов.

— Неужели? — сказал ниндзя с легкой иронией. Он услышал голос Сёкея и понял, что это еще не настоящий мужчина.

— Ну, покажись, — продолжал ниндзя, перейдя к уговорам. — Я не наврежу тебе.

— Вы пытались навредить мне в пещере, — сказал Сёкей.

— Я просто защищался, — спокойно ответил ниндзя. — Ты напугал меня.

— Я мог бы сделать больше, чем напугать вас, если бы пожелал, — парировал Сёкей.

— Да, это правда, — сказал ниндзя. — У тебя есть меч, и ты предпочел меня разбудить. Я должен быть более осторожным, но люди редко нарушают мой покой. Как получилось, что тебе разрешили подняться на гору?

Сёкей устал отвечать на вопросы.

— Вы еще не назвали ваше имя, — сказал он.

Ниндзя улыбнулся.

— Меня зовут Китсуне.

— Это не имя, — возразил Сёкей. — Это означает «лиса».

— Человек берет то имя, которое подходит ему, — ответил ниндзя с улыбкой, которая заставила Сёкея сжать рукоятку меча еще сильнее. — Зачем ты приехал? Чтобы расспросить меня о смерти господина Инабы?

— Потому что я думаю, что вы убили его, — сказал Сёкей.

— Действительно? Что заставляет тебя думать так? — спросил Китсуне.

— Вы оставили красную бумажную бабочку там, — сказал Сёкей. Китсуне не отвечал, и Сёкей продолжил: — И человек, который сделал бумагу, сказал мне, что она была куплена обителью О-Мива. Священники здесь позволяют вам использовать гору как приют, потому что вы щедры к ним. — Теперь губы Китсуне растянулись в тонкую линию. — И я даже видел пустое место на симэнаве у основания горы, где вы взяли бабочку, — сказал Сёкей.

Китсуне молчал какое-то мгновение, а затем сказал:

— Если знаешь все это, тогда почему не убил меня в пещере?

Сёкей заколебался.

— Потому что я думал, что вы могли бы быть Татсуно, — сказал он.

— Татсуно? — переспросил ниндзя с презрением. — Татсуно — позор, неудачник… Я не пошел бы по той же самой стороне улице, где ходит Татсуно.

— Я видел, что он действовал смело, — сказал Сёкей. — Он спас мне жизнь.

— Сколько ты заплатил ему? — спросил Китсуне.

— Нисколько, — ответил Сёкей.

Китсуне воздел руки.

— Вы видите? — прокричал он. — Какой это ниндзя? Я думал, он — мой брат.

— Ваш брат? — Сёкей был ошеломлен, но, вглядевшись пристальней, уловил сходство между Татсуно и Китсуне.

— Да, — сказал Китсуне. — Я признаюсь в этом, но только тебе, потому что ты никогда не сможешь сказать этого никому другому.

Он снова запустил руку в кимоно. Удерживая ее там, начал двигаться к камню, за которым скрывался Сёкей.

— Знаешь что? — начал Китсуне. — Я думаю, что ты не уничтожил меня в пещере, потому что побоялся. Убивал ли ты когда-нибудь?

— Я… Я почти это сделал, — сказал Сёкей. — Однажды.

— Ах! — воскликнул Китсуне, — позор, ты не убил меня, когда имел шанс. Теперь ты никогда не узнаешь, чему подобно это чувство.

Он продолжал идти медленно, но неуклонно.

— Оставайтесь на месте, — предупредил Сёкей голосом, который, как он надеялся, казался угрожающим.

Перед ним была дилемма. Его оружие — меч — могло победить Китсуне, но только если Сёкей встанет и откроет себя. Но Сёкей был бы убит одним из смертельных крутящихся серикенов прежде, чем смог бы использовать меч.

Сёкей осматривался, пытаясь найти что бы еще бросить, но подходящие камни были покрыты снегом.

Тогда он понял, что держал камень прямо в кимоно. Юноша стал искать его. Китсуне все еще приближался, но неспешно. Он был достаточно далеко, чтобы дать время Сёкею. Тот встал и поднял черно-зеленый камень. Когда он занес руку, чтобы бросить его, заметил, как выражение удивления сменило уверенную улыбку ниндзя.

— Остановись! — закричал Китсуне. — Где ты взял это?

Сёкей, готовый к броску, задавался вопросом, было ли это очередной уловкой.

— А что? — спросил он.

— Тебе не положено иметь это. Только ниндзя может обладать таким.

— Что это?

Лицо Китсуне снова изменилось. Сейчас он продумывал новый план.

— Ничего особенного, — сказал он. — Просто симпатичный камень. Не бросай его. Почему бы тебе просто не отдать его мне, а я позволю тебе уйти?

Сёкей вынудил себя говорить:

— Я приехал сюда не для этого. Я приехал, чтобы узнать, кто нанял вас убить господина Инабу.

— Ага! — Китсуне закивал. — И если я скажу тебе, это будет признанием моей вины. Очень умно.

— Мы уже знаем, что вы убийца.

— Мы? — Китсуне озирался. — Не говори, что здесь есть еще кто-то. Этот гофу будет помогать только человеку, несущему его.

— Я говорю о моем отце, судье Ооке. Он послал меня, чтобы узнать, кто нанял вас.

— Судья Оока? Гм! Это объясняет, почему Татсуно был настолько дружественным к тебе. Судья однажды доказал его невиновность.

— Татсуно?

— Да. Конечно, это было только случайностью, что он оказался невиновен. Он намеревался украсть кое-что, но кто-то другой побывал на месте раньше. Татсуно все же был обвинен в преступлении только потому, что он ниндзя.

Внезапное озарение посетило Китсуне.

— И конечно, это Татсуно дал тебе гофу, не так ли?

Сёкей затих. Ему было жаль, что Татсуно не рассказал ему больше о цели камня.

— Ладно, — сказал Китсуне. — Гофу на самом деле принадлежит мне, знай. Татсуно похитил его. Таким образом, ты должен по справедливости возвратить мне похищенную вещь.

— Я не верю вам, — сказал Сёкей. — Если вы утверждаете, что этот камень — ваш, тогда спустимся и сообщите об этом судье Ооке.

— Ну да, конечно, он не поверит мне, как и ты.

— Тогда назовите мне имя человека, который нанял вас, и я отдам камень.

Китсуне задумался на мгновение.

— То же самое предложение с моей стороны. Иди назад и сообщи любое имя, которое захочется.

— Я не могу сделать этого, — сказал Сёкей. Он подумал о наборе для письма. — Вот! — сказал он. Он опустил меч и достал набор из кимоно. — Воспользуйтесь этим, чтобы написать имя человека, который нанял вас. Подпишите бумагу. Этого будет вполне достаточно.

— Это было бы равносильно моему признанию, — повторил Китсуне. — Тогда я никогда не смогу оставить гору.

— Мой отец желает знать только, кто нанял вас, — сказал Сёкей. — Он не попытается наказать вас.

— А я почем знаю? — спросил Китсуне.

— Даю вам слово чести, — сказал Сёкей.

Он бросил набор Китсуне, который собрал немного снега и воспользовался им для приготовления чернил. Китсуне понадобилось время, чтобы написать признание. Он подписал свое имя росчерком кисти, как будто художник, завершивший большую работу по каллиграфии. Затем он скрутил листок, положил его в отделение для бумаги и протянул набор.

— Позволь обменяться новогодними подарками, — пошутил ниндзя.

Сёкей осторожно выступил из своего потайного места, все еще держа камень в руке.

— Откуда я знаю, что вы сдержите слово? — спросил юноша.

— Не знаешь, — сказал Китсуне, — но если ниндзя не сделал то, что он согласился сделать, он скоро окажется не при деле. Это плохо для нашей репутации. Мы столь же благородны, как и вы, самураи.

Сёкей приблизился к ниндзя. Он рассудил, что в непосредственной близости его меч будет более эффективным, чем серикен Китсуне. Юноша протянул камень. Тот казался особенно теплым. Китсуне предложил набор для письма.

— А теперь, — сказал Китсуне, — ты должен уйти с этой горы, поскольку гофу был твоей единственной защитой против ками.

Сёкей не нуждался в дальнейших убеждениях. Чувство опустошенности заполнило его, как только он лишился камня. Юноша повернулся и пошел настолько стремительно, насколько возможно, почти переходя на бег. Сначала он боялся, что по затылку ему ударит кружащийся серикен, но в конечном счете юноша понял, что ниндзя не собирался мстить.

Гора казалась еще более пугающей. Сёкей вдруг поскользнулся и врезался в большую сосну. Он оглянулся и увидел, что невдалеке стоит олень и смотрит на него. Животное было похоже на ту олениху, которую он видел раньше, но кто мог сказать наверняка? На сей раз олень, казалось, рассматривал Сёкея как злоумышленника. Юноша поспешил вниз. У Сёкея было такое ощущение, что много глаз смотрели на него. Создания, которых он не мог видеть, камни, деревья — вся гора знала о его присутствии. Он не принадлежал здешнему миру. Прошло какое-то время, какое, Сёкей не мог сказать. На горе минуты, казалось, шли куда медленнее.

Он почувствовал величайшее облегчение, когда увидел симэнаву с красными бабочками. И там, только по другую сторону, стоял ожидавший его судья. Сёкей был глубоко тронут, поскольку отцу, видимо, потребовалось немалое усилие, чтобы простоять там так долго. Сёкей проскользнул под веревкой и поклонился, чтобы показать свою благодарность.

— Отец, — сказал он, — я следовал одним путем, который вы указали мне.

Он вручил судье набор для письма.

— Признание убийцы находится здесь.

Судья взял комплект, вынул бумагу и развернул ее. Быстро прочитал текст и кивнул.

— Он говорил тебе, что написал здесь? — спросил судья.

— Нет, — внезапно испугался Сёкей.

Наверное, ниндзя под конец, чтобы посмеяться последним, написал некое колкое замечание.

— Ты выполнил не только ту задачу, которую я поставил перед тобой, но и ту, которую ты поставил перед собой сам, — сказал судья. — Ниндзя пишет, что человек, который заплатил ему за убийство господина Инабы, сын господина Инабы, Йютаро.

23. Новогодний праздник

Сёкей втягивал в рот длинную-предлинную лапшу тошикоши из своей миски. Готовить такую лапшу было новогодней традицией. Лапша в этот день призвана увеличить благосостояние и удачу в новом году.

Сёкей и судья вернулись в особняк управителя. Ичиро настоял, чтобы они остались на празднование Нового года. Разумеется, он сделал так, потому что хотел услышать от Сёкея историю его приключений на горе. Даже при том, что Сёкей пересказывал все уже несколько раз, управителя так и не утомил этот рассказ. «Судья был прав, — подумал Сёкей, — управитель не ожидал, что я смогу подняться на Миваяму и вернуться живым».

Ичиро, однако, был человеком, который умел получать удовольствие от праздников, и поэтому он велел подать к столу любые яства и напитки, которые только можно было пожелать. Ичиро провозгласил Сёкея тошиотоко[17]. Это означало, что Сёкей должен был вытянуть из колодца ведро первой воды нового года, заварить из нее чай, приготовить особый завтрак для всех домочадцев и, наконец, возглавить церемонию подношения тошиками[18]. Хотя это предполагало множество хлопот, стать тошиотоко было большой честью. А повар управителя позаботился о завтраке.

На праздник приехали дети и внуки управителя. Были наняты актеры, которые загримировались под демонов и драконов, чтобы в шутку пугать ребят, которые отвечали визгливым смехом. Каждый знал, что настоящие демоны удерживаются вне дома с помощью симэнавы, которая нависала над дверным проходом. Вместо красных бабочек, однако, симэнава украшалась белыми бумажными ленточками, как это принято.

Через некоторое время кто-то из старших повел детей на улицу, чтобы бить палками землю и петь. Это делалось под каждый Новый год, чтобы отогнать птиц, которые могли склевать посеянные крестьянами семена. Даже при том, что управитель ничего не сажал, обряд все равно был исполнен, равно как это делал когда-то Сёкей со своими братьями и сестрами, несмотря на то что их отец был торговцем.

В доме стало тише без ребятни, управитель налил Сёкею чашу сливового вина.

— Есть еще кое-что, что я хочу знать о вашем сражении с ниндзя, — сказал Ичиро.

Сёкей вздохнул и из вежливости изобразил, что сделал глоток вина. Он уже выпил две чашки, и даже при том, что эти фарфоровые чашечки были невелики, впереди еще предстояло большое празднование. Кроме того, вино сливы совершенно не шло с супом из лапши.

— Это в действительности не было сражением, — возразил Сёкей.

— О, было, — заспорил управитель. — А если подумать, он лежал спящим перед вами, так что ему можно было отрубить голову прямо тогда. Тот меч в хорошем состоянии, знаете ли. Острый как бритва.

Сёкей глядел на судью, который подмигнул ему. Если управитель и не понимал, почему Сёкей не убил ниндзя, то судья знал.

— Мне показалось, что самой интересной частью его истории была встреча с оленем, — вставил судья, попытавшись переменить тему.

— Почему это? — спросил управитель.

— Я подозреваю, что олень был ками горы, — ответил судья.

Управитель посмотрел на Сёкея.

— Если так, то вашему сыну повезло. Многие говорят, что человеку достаточно увидеть ками, чтобы погибнуть.

— Именно поэтому он принял обличье оленя, — сказал судья. — И кроме того, у Сёкея имелось кое-что, чтобы защитить себя.

— Вы имеете в виду камень? — спросил Сёкей. — Тот, который так сильно желал заполучить Китсуне?

Судья кивнул.

— Каннуши назвал это гофу, — вспомнил Сёкей. — Что это означает?

— Гофу, — объяснил судья, — является оберегом, талисманом, как говорят некоторые люди. Несколько обителей, особенно очень старые, как О-Мива, продают гофу людям, которые полагают, что камни имеют волшебные свойства.

— Возможно, если бы вы сохранили его, — сказал управитель с хихиканьем, — то могли сделаться невидимкой.

Сёкей подумал, что именно камень дал возможность ему увидеть Китсуне в образе человека, а не лисы. Юноша посмотрел на судью.

— Вы считаете, что гофу имел волшебные свойства? — спросил он.

— Он славно поработал на тебя, — с улыбкой произнес судья. — Ты сказал, что господин Инаба был твоим врагом, помнишь?

— Да.

— Я боялся, что ты упустил тот факт, что я послал тебя найти врагов старого господина Инабы. Ты вернулся как противник нового. Но ты обнаружил и доказал признанием ниндзя, что самый большой враг старого господина Инабы был тем, кого ты рассматривал как своего врага, это его сын.

— Что с ним будет? — спросил Сёкей.

— Управитель уже послал сообщение сёгуну в Эдо, — сказал судья. — Там говорится о том, что ты обнаружил. Я добавил мое заключение, что нынешний господин Инаба является ответственным за смерть своего отца.

— Сёгун накажет его?

— Вероятно, сёгун позволит новому господину Инабе выбрать благородный выход из этой ситуации.

Сёкей знал — это означало, что князь будет вынужден убить себя, чтобы избежать позора публичной казни. По сравнению с тем, что он сделал с другими, это слишком умеренное наказание.

— А Китсуне? — спросил Сёкей. — Думаете, что его не следует наказывать за содеянное?

— О, я думаю, что вы наказали его сполна, — сказал управитель. — Он не привык проигрывать. Строго говоря, вы должны сделать все, чтобы его путь никогда не пересекался с вашим. Не дайте ввести себя в заблуждение.

— Действительно ли Татсуно является его братом? — спросил Сёкей судью.

— Да, — ответил судья. — Равно как и правда то, что я понял, что Татсуно ложно обвинялся в преступлении. Китсуне не сказал тебе, что это он был тем человеком, который на самом деле совершил преступление.

— Так это он? И он позволил бы своему брату понести наказание за это?

— Он намеренно все подстроил, чтобы брата наказали за него. Вот тогда-то я и узнал, как трудно поймать Китсуне. Я был не способен сделать это.

Сёкей поднял миску, чтобы допить остатки бульона. Когда он опустил миску, часть лапши свисала из его рта.

— Смотрите на это, — сказал управитель с легкой завистью. — Вам досталась самая длинная лапша. Это означает, что к вам в этом году прибудет желанное благосостояние.

— Ты заслужил это, — произнес судья. Сёкей втянул хвостик лапши в рот.

Похвала судьи согрела его не меньше, чем бульон. Но Сёкей все еще с горестью вспоминал тех, кого он потерял: лекаря Генко, Саду, Джойджи и крестьян. Желанием Небес не было, чтобы Сёкей умер в поездке. Но те другие… он не сумел предотвратить их смерть. Судья сказал, что невозможно было помешать воле Небес.

Возможно, если бы Сёкей не записал их жалоб, они остались бы живы. Но тогда в чем состояла бы жизнь, если бы мы изо всех сил не пытались сделать ее лучше? В новом году, решил Сёкей, он будет с большим упорством добиваться того, чтобы быть достойным звания самурая. Возможно, стоит начать с того, чтобы спасти заключенного, который говорил с ним в темнице…

— Дети скоро вернутся, — произнес судья. — Почему бы не отведать еще немного моши-моши, прежде чем ребятня прибежит сюда и съест все подчистую?

Примечания

1

Эдо — старое название Токио, столицы Японии. — Здесь и далее прим. ред.

2

Бенто — черная лакированная шкатулка.

3

Сёгун — военно-феодальный правитель, управлявший Японией от имени императора.

4

Ками — духи.

5

Ниндзя — самураи-разведчики и диверсанты. Их устрашающие акции наводили ужас на жителей средневековой Японии и воспринимались как проделки дьявола.

6

Оби — пояс для кимоно.

7

Сэппуку — самоубийство.

8

Басё (наст. имя Дзинситиро, 1644–1694) — великий японский поэт и теоретик стиха.

9

Домен — наследственные земельные владения.

10

Хондэн — хранилище синтоистской святыни.

11

Тории — ворота.

12

Сямисэн — японский музыкальный инструмент.

13

Тошиками — божества наступающего года.

14

Симэнава — священная веревка из рисовой соломы.

15

Каннуши — глава обители.

16

Моши-моши — пирожки из липкого риса.

17

Тошиотоко — человек года.

18

Тошиками — духи нового года.


home | my bookshelf | | Во тьме таится смерть |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу