Book: Дракула, любовь моя



Дракула, любовь моя

Сири Джеймс

Дракула, любовь моя

Королевы любви

Дракула, любовь моя

Сири Джеймс

Дракула, любовь моя

АННОТАЦИЯ

Европа. Конец XIX века. Преддверие великих перемен. Время, подарившее нам незабываемую историю о любви. Он таинственный черноволосый незнакомец, чье появление зачастую предвещает гигантская летучая мышь. Она бедная сирота, воспитанная в приюте, чистая рассудком, душой и телом. Романтическая натура, десять раз прочитавшая "Джен Эйр". Он утверждает, что ждал встречи с ней четыреста лет и готов подарить ей богатство и вечную молодость. Но его зовут граф Дракула. Готова ли будет героиня отказаться от человеческой жизни, чтобы жить вечно с вампиром?

Моему сыну Райану Майклу Джеймсу, прирожденному волшебнику, разжегшему мой интерес к вампирам.

И в память о моем блестящем возлюбленном отце Мортоне Майкле Астрахане, который рассказывал мне на ночь удивительные истории, неизменно обрывавшиеся на самом интересном месте, и побуждал меня следовать за мечтой.

Дракула, любовь моя

Дракула, любовь моя

БЛАГОДАРНОСТИ

Дракула, любовь моя

С вечной благодарностью Брэму Стокеру, отцу легендарного «Дракулы», труды которого породили новый жанр беллетристики. Большое спасибо моему агенту Тамар Ридзински, которая настояла, чтобы я нашла способ пересказать «Дракулу» с точки зрения Мины. Без нее этой книги не было бы. Спасибо моему сыну Райану за то, что много лет назад он познакомил меня с волшебством и феноменом вампиров, за множество проницательных замечаний и комментариев по ходу написания романа.

Я в долгу перед Лесли Клингером за его обстоятельный труд «Новый Дракула с комментариями», который стал моей библией, и перед Фредом Саберхагеном за «Рассказ Дракулы», который обелил этого героя, мастерски явив истину, сокрытую за многими его былыми злодеяниями.

Сердечная благодарность моему мужу Биллу за то, что он с неизменным юмором и учтивостью терпел мое помешательство на Дракуле, за ликующий, восторженный отзыв на первый черновик. Спасибо моей свекрови Мэри Джеймс, которая и сама вела весьма романтический дневник, – ее любовь к книгам и чтению во многом вдохновила меня. Спасибо Лусии Макро, Эси Согах, Кристине Маддалене и всем сотрудникам «Харпер Коллинз», которые трудятся изо дня в день, засучив рукава. Они поверили в этот проект, когда он был не более чем завитком тумана на бумаге.

И самое главное, огромное спасибо всем моим читателям. Я пережила одно из величайших приключений в жизни, проводя изыскания, обдумывая сюжет, сочиняя и печатая этот роман. Надеюсь, вам так же понравится его читать, как мне – сочинять. В добрый путь!

ПРОЛОГ

1897 г.

Прошло семь долгих лет с тех пор, как он впервые вошел в мою спальню, с начала цепочки незабываемых, поразительных и опасных событий, в истинность которых вряд ли ктонибудь поверит, хотя мы и позаботились составить письменное свидетельство. Оно содержится в копиях наших дневников – моего и других, – которые я иногда проглядываю, чтобы напомнить себе, что все это случилось на самом деле, а вовсе не пригрезилось мне.

Время от времени, когда в саду под окнами сгущается белый туман, когда тень скользит ночью по стене, когда пылинки кружатся в лунном свете, я все еще подскакиваю в предвкушении и тревоге. Джонатан сжимает мою ладонь и ободряюще заглядывает мне в глаза, как бы говоря, что все понимает, что мы в безопасности. Но когда он возвращается к чтению у камина, мое сердце продолжает колотиться в груди. Меня охватывают не только дурные предчувствия, о которых известно Джонатану, но и чтото еще… Томление. Да, томление.

Я старательно заполняла дневник стенографическими значками, а после набирала текст на машинке, чтобы другие могли его прочитать, но эти записи были не всей и не моей правдой. Некоторые мысли и переживания чересчур интимны для чужих глаз. В некоторых желаниях слишком постыдно признаваться даже себе самой. Если бы я поведала все Джонатану, то, конечно же, навек утратила бы не только его, но и доброе мнение общества.

Я знаю, чего хочет мой муж, да и все мужчины. Завоевать любовь и уважение способна лишь невинная женщина. Неважно, замужняя или нет, она должна быть безупречно чиста рассудком, душой и телом. Я была такой, пока он не вошел в мою жизнь. Иногда я боялась его. Иногда презирала. Все же, даже зная, что он за существо и чего добивается, я не могла не любить его.

Я никогда не забуду волшебство его рук, неотразимый магнетизм взгляда, обращенного на меня, и восхитительное скольжение по танцевальному залу в его объятиях. Я до сих пор дрожу от восторга, когда вспоминаю головокружительные путешествия с ним со скоростью света и то, как одно его прикосновение заставляло меня задыхаться от невообразимого удовольствия и желания. Но самыми чудесными были долгие часы бесед, украденные мгновения, в которые мы открывали друг другу свои самые сокровенные тайны и обнаруживали, что у нас много общего.

Я любила его. Любила страстно, глубоко, самой сутью своего бытия, каждым ударом сердца. Одно время я была готова отказаться от человеческой жизни, чтобы провести с ним вечность.

И все же…

Все эти годы правда о случившемся невыносимым бременем лежала у меня на душе, мешая наслаждаться простыми радостями, лишая аппетита и сна. Я больше не в силах нести груз вины. Я должна изложить все на бумаге, навеки скрытой от чужих глаз. Только так я смогу наконец освободиться.

ГЛАВА 1

Впервые сойдя с поезда в Уитби ясным июльским днем 1890 года, я не испытывала ни малейшего подозрения, что моя жизнь и жизни всех, кого знаю и люблю, вскоре подвергнутся серьезнейшим опасностям, из которых мы – те, кто выживет, – выйдем навсегда изменившимися. Когда моя нога коснулась станционной платформы, меня не охватил внезапный озноб или сверхъестественное предчувствие грядущих невероятных событий. По правде говоря, ничто не предвещало, что эти каникулы на побережье будут отличаться от других подобных славных поездок.

Мне было двадцать два года. Я только что оставила место школьной учительницы после четырех безмятежных лет, поскольку готовилась выйти замуж. Хотя я искренне беспокоилась о своем женихе Джонатане Харкере, который еще не вернулся из деловой поездки в Трансильванию, меня переполняла радость при мысли о том, что ближайшие месяц или два я проведу в обществе своей лучшей подруги в красивейшем месте, где мы сможем привольно беседовать и строить воздушные замки.

Я заметила на платформе Люси, которая искала меня глазами в толпе. Она выглядела прелестно, как никогда, в своем белом батистовом платье, темные кудри лукаво выглядывали изпод элегантной шляпки с цветами. Наши взгляды встретились, и ее лицо просияло.

– Мина! – воскликнула Люси, когда мы бросились в объятия друг друга.

– Я так соскучилось! Словно мы не виделись целый год, а не несколько месяцев. С тех пор столько случилось!

– Я чувствую то же самое. Прошлой весной мы обе были свободными женщинами. А теперь…

– Обе обручены! – счастливо улыбнулись мы и вновь обнялись.

Мы с Люси Вестенра были лучшими подругами с тех пор, как познакомились в школе Аптонхолл, когда мне было четырнадцать лет, а ей двенадцать. Мы стали неразлучны, несмотря на различие нашего происхождения – у Люси были любящие состоятельные родители, которые души в ней не чаяли, в то время как я никогда не знала отца и матери и получала достойное образование из милости. Контраст между нами оказался разительным. Я была розовощекой зеленоглазой блондинкой невысокого роста, по мнению некоторых, довольно привлекательной, в то время как Люси обладала ослепительной красотой: идеальной миниатюрной фигуркой, яркоголубыми глазами, фарфоровой кожей и короной великолепных темнокаштановых кудрей. Люси любила верховую езду, игру в мяч и теннис, а я всегда была намного счастливее, уткнувшись в книгу, и все же мы прекрасно находили общий язык.

Все школьные годы мы вместе спали, вместе играли, вместе учились, вместе предпринимали долгие прогулки, вместе смеялись, плакали и рассказывали друг другу все наши секреты. Поскольку у меня не было настоящего дома, во время школьных каникул я часто и охотно отдыхала с семьей Люси как в Лондоне, так и в деревне, а то и на фешенебельном морском курорте, очередном увлечении миссис Вестенра. Когда я позже стала учительницей в той же школе, наша дружба не прекратилась. Люси закончила обучение и вернулась в Лондон со своей овдовевшей матерью, но мы не теряли друг друга из виду благодаря письмам и регулярным визитам.

– А где твоя мать? – спросила я, оглядываясь в поисках миссис Вестенра.

– В наших комнатах, отдыхает. Как тебе мои новые платье и шляпка для прогулок? Мама уверяет, что это наимоднейший наряд для побережья, но подняла такую суматоху, что изрядно мне прискучила.

Я заверила Люси, что платье прелестно, а моду она находит утомительной только потому, что никогда не нуждалась в нарядах.

– Если бы у тебя было всего четыре платья и два костюма, как у меня, Люси, ты непременно мечтала бы о тех самых нарядах, которые сейчас презираешь.

– Пусть тебе немного не хватает количества, дорогая Мина, зато ты возмещаешь его качеством, поскольку всегда одеваешься очень мило и к лицу. Мне нравится твое летнее платье! Ну что, идем? Нас ожидает кеб. Вели носильщику захватить твой багаж. Погоди, вот увидишь, куда ты попала! Уитби – чудесный городок!

Разумеется, по дороге от станции я наслаждалась пленительным видом из открытого окна экипажа. Ласковый ветерок отдавал соленым привкусом моря, крикливые чайки кружились над головой. Прямо под нами река Эск прорезала две покатые зеленые долины и текла мимо шумной гавани к морю. Яркоголубое небо и пушистые белые облака составляли прелестный контраст со старинными домами, крытыми красной черепицей и теснящимися на крутом склоне холма.

– Какой очаровательный город!

– О да! Я так рада, что мама решила поехать в новое место этим летом. Я уже по горло сыта Брайтоном и Сидмутом.

– Спасибо, что пригласила меня в гости. – Я ласково пожала руку Люси, обтянутую перчаткой. – Иначе мне негде было бы провести это лето. Ведь я оставила преподавание и свою комнату в школе.

– Мне и в голову не пришло бы провести каникулы с кемто другим, дорогая Мина. Нас ожидает море веселья! Говорят, здесь повсюду прелестные тропинки для прогулок, а также можно нанять лодку и прокатиться по реке.

– Чудесно! Обожаю лодки.

– Взгляни за реку. Видишь длинную извилистую лестницу? Судя по всему, она ведет к церкви и развалинам аббатства на вершине холма. Я умираю от желания отправиться на разведку, но, поскольку мы приехали только вчера, мама слишком устала, чтобы выходить из комнат, и не склонна подниматься на холм. Теперь, когда появилась ты, мы будем подолгу гулять и все осмотрим.

– Твоя мать больна?

– Нет, насколько я могу судить. Просто в последнее время она легко утомляется и страдает одышкой после крутых подъемов. Надеюсь, морской воздух пойдет ей на пользу. Кстати, как тебе мое обручальное кольцо? – Люси оживилась, стянула перчатку и протянула мне руку.

Я затаила дыхание, разглядывая элегантный золотой ободок с жемчужинами, украшавший тонкий палец.

– Восхитительно, Люси.

– А теперь покажи мне свое.

– У меня еще нет обручального кольца, – призналась я. – Но перед самым отъездом Джонатан узнал, что выдержал экзамены. Теперь он не практикант, а настоящий солиситор![1] Он обещал купить мне кольцо, как только вернется.

– Вы хотя бы обменялись локонами?

– Разумеется! Мы временно храним их в маленьких конвертиках.

– Мы с Артуром прячем свои в парных золотых медальонах. Тот, что принадлежит ему, висит на цепочке для часов. Я же не часто надеваю свой, после того как он подарил мне это. – Со счастливой улыбкой Люси указала на черную бархатную ленту на шее, украшенную бриллиантовой пряжкой.

– Я восхищаюсь твоей бархоткой, с тех пор как сошла с поезда. Она поистине изысканна.

– Бриллиантовая пряжка принадлежала матери Артура. Я обожаю ее и почти никогда не снимаю, разве только на ночь.

Мы подъехали к славному просторному старому дому на РойялКресент, владению вдовы капитана, в котором Люси с матерью снимали комнаты. Мой багаж подняли в спальню, которую нам предстояло делить с Люси. Поскольку миссис Вестенра еще дремала, а для ужина было слишком рано, мы схватили шляпки и зонтики от солнца и отправились исследовать Уитби.

– Какие новости о Джонатане? – спросила Люси, когда мы шли по НортТеррас, наслаждаясь морским видом и приятным летним бризом. – Ты получила очередное письмо?

– Никаких вестей целый месяц. Если честно, я ужасно встревожена, – печально вздохнула я.

– Месяц – не слишком большой промежуток между письмами.

– Для Джонатана – слишком.

Последние пять лет Джонатан служил в Эксетере солиситоромпрактикантом у друга семьи, мистера Питера Хокинса – человека, оплатившего его обучение. В конце апреля мистер Хокинс послал Джонатана в качестве своего представителя в Восточную Европу. В Трансильвании тот должен был встретиться с аристократом по имени граф Дракула, по поручению которого фирма провела сделку с недвижимостью. Джонатан поехал охотно, поскольку грезил путешествиями, но прежде не имел средств покинуть страну.

– Все эти годы мы с Джонатаном писали друг другу с завидной регулярностью, иногда даже дважды в неделю. Когда он только отправился в путешествие, я получала длинные подробные письма о плавании, новых пейзажах, людях и блюдах. Внезапно наше общение прекратилось. Я понятия не имела, достиг ли он Трансильвании, и опасалась, что с ним приключилось недоброе. Я раздобыла адрес графа Дракулы у мистера Хокинса и написала письмо Джонатану. Наконец я получила записку, но короткую и торопливую, совсем не в духе Джонатана, и без малейшего упоминания о посланном мной письме – всего несколько строк с заверением, что его работа почти закончена. Через несколько дней он отправится домой. Я немедленно послала ответ, сообщая о своих планах, чтобы он писал мне сюда, в Уитби, но еще месяц прошел в молчании. Что могло с ним случиться?

– Возможно, он задержался в Трансильвании дольше, чем ожидал, или решил ознакомиться с достопримечательностями по дороге домой.

– Если так, то почему он не ответил на мое последнее письмо?

– Почта часто теряется, Мина, а из другой страны может идти веками. Поверь, у Джонатана все хорошо. Ты получишь весточку со дня на день. Он не хочет, чтобы ты волновалась, наслаждаясь отдыхом.

– Наверное, ты права, – снова вздохнула я.

Мы спустились по крутой лестнице, ведущей к причалу, и прошли мимо рыбного рынка, где рыбаки и их жены, расположившись на носах стоящих на якоре лодок, предлагали остатки дневного улова паретройке скромно одетых завсегдатаев. Воздух был наполнен криками морских птиц, плеском воды и хлопаньем парусов на ветру. Привкус моря, запахи свежей рыбы и просоленной пеньки оказались весьма бодрящими. Я почти ощущала их вкус.

– До чего хорошо на побережье! – воскликнула я, воодушевленная чудесным смешением образов, запахов и звуков. – Итак, расскажи мне все, Люси. Какой он, твой мистер Холмвуд? Или мне следует сказать, будущий лорд Годалминг?

– О! Артур просто прелесть. Он обещал вскоре навестить меня в Уитби. Я так скучаю по нему в разлуке!

– Вы уже назначили дату свадьбы?

– Нет, но мама настаивает, чтобы мы поженились как можно раньше, возможно, уже в сентябре. Должна признаться – надеюсь, Мина, тебе можно об этом сказать, – до сентября осталось так мало! Я приняла предложение Артура всего два месяца назад и до сих пор не привыкла к мысли, что скоро выйду замуж.

– Но ты писала, что безумно влюблена в Артура и в восторге от помолвки. – Я удивленно уставилась на Люси.

– Так и есть! Я люблю Артура. Он такой высокий и красивый, у него чудесные кудри. У нас ужасно много общего, и мама просто обожает его. Я знаю, что он идеально мне подходит, и очень счастлива.

Мы перешли через мост – единственный путь на Восточный утес. На противоположной стороне начиналась очередная длинная лестница, та самая, на которую Люси указала из экипажа. Она изящно вилась, поднимаясь от города к развалинам аббатства и церкви.

– Если ты счастлива, Люси, то почему выглядишь такой беспокойной? – спросила я по пути.

– Я выгляжу беспокойной? – Люси наморщила лобик знакомым милым движением. – Я не нарочно! Просто я немного расстроилась, когда поняла, что это наши последние совместные каникулы, Мина. Только ты и я!.. Очень скоро меня станут считать не юной леди на выданье, а здравомыслящей, пожилой, замужней женщиной. Меня так волновала молодость, восхищение и любовь мужчин! Подумать только, все кончено, когда мне нет и двадцати!

Унылое выражение хорошенького личика Люси едва не заставило меня рассмеяться.

– Милая моя Люси! – Я взяла ее за руку. – Я и хотела бы посочувствовать, но, боюсь, никогда не испытывала того волнения, о котором ты говоришь. У меня был лишь один поклонник – Джонатан. Не каждая девушка получает предложения руки и сердца от трех мужчин в один день.



– Я до сих пор поражаюсь, вспоминая об этом! – Люси изумленно покачала головой. – Вот уж правду говорят, то пусто, то густо. До двадцать четвертого мая я не получила ни одного предложения, по крайней мере настоящего. Если не считать тот раз, когда Уильям Рассел спрятал кольцо в моем куске торта с глазурью. Тогда нам было по девять лет. Помню, как Ричард Спенсер поцеловал меня в поле за школой Аптонхолл и попросил выйти за него замуж. Я была совсем девочкой, а они – глупыми мальчишками. Толпы мужчин восхищались мной после возвращения в Лондон, но ни один даже не собирался задать самый главный вопрос, и вдруг сразу три предложения!

Люси прислала мне подробный отчет о том удивительном дне. Доктор Джон Сьюард, превосходный молодой врач, зашел утром, объявил о своей любви и попросил ее руки. За ним последовал другой поклонник – богатый американец из Техаса, мистер Квинси П. Моррис, близкий друг доктора Сьюарда и мистера Холмвуда, – который высказал ту же искреннюю просьбу сразу после обеда. Охваченной сожалением Люси пришлось объяснить, что она вынуждена отклонить их предложения, поскольку влюблена в другого мужчину. В тот же день Артур Холмвуд улучил спокойную минутку для собственного сладостного признания, охотно принятого Люси.

– Наверное, это очень приятно – обнаружить, что тебя обожает столько достойных, благородных и богатых мужчин, – заметила я.

– Это было чудесно, но в то же время слишком, чересчур ужасно. Не представляю, как доктор Сьюард и мистер Моррис сумели понять, что влюблены. Ведь всякий раз, когда они заходили с визитом, мама принуждала меня сидеть сложа руки, невинно улыбаться и скромно заливаться румянцем в ответ на каждое их слово, пока она плела нить беседы. Это было так глупо, что иногда я хотела кричать от разочарования. Все же мне нравились все трое. Наконец мы остались наедине, и каждый излил мне свою душу. После чего я должна была прогнать двоих, жестоко униженных, сознавая, что они покидают мою жизнь навсегда! Я разразилась слезами, когда увидела лицо доктора Сьюарда, таким опечаленным и убитым горем он был. Когда я сказала мистеру Моррису, что у меня есть другой, он ответил со своим очаровательным техасским акцентом: «Малышка, своей честностью и отвагой вы приобрели во мне друга, а это куда большая редкость, чем возлюбленный». Он наговорил много мужественных и благородных вещей о своем сопернике, даже не зная, что это Артур, его лучший друг. Затем… я сообщила тебе в письме, о чем мистер Моррис попросил меня перед уходом?

– Да! Он хотел получить поцелуй, наверное, чтобы смягчить удар, и ты согласилась! – Мы остановились на середине подъема, желая перевести дыхание, и я взглянула на подругу. – Признаться, я была слегка удивлена.

– Почему?

– Люси, нельзя целовать всех претендентов на твою руку только потому, что тебе их жалко!

– Всего один поцелуй! Ах, Мина! Почему нельзя выйти сразу за троих мужчин, а то и побольше, как уж получится? Так было бы намного спокойнее!

– Вот дурочка! Выйти за троих сразу? Как тебе только такое в голову пришло? – Я расхохоталась и заключила Люси в объятия.

– Я ужасно расстроилась оттого, что мне пришлось огорчить двоих из них.

– На твоем месте я не стала бы переживать изза доктора Сьюарда и мистера Морриса. – Мы возобновили подъем. – Со временем они оправятся от разочарования и найдут других молодых женщин, которые будут заглядывать им в рот.

– Надеюсь, ты права. Считаю, что каждый заслуживает того счастья, которое нашли мы с Артуром и вы с Джонатаном.

– Я тоже. Стать женой Джонатана… провести жизнь вместе, помогать ему в работе, стать матерью… Это все, о чем я когдалибо мечтала.

Люси мгновение помолчала, а затем спросила:

– Мина, ты всегда это чувствовала?

– Что именно?

– Я знаю, что вы с Джонатаном давно были друзьями, но ты не считала его поклонником до недавнего времени. Ты когданибудь думала о другом мужчине, до Джонатана?

– Нет. Никогда.

– Неужели? Разве после того, как я покинула Аптонхолл, не появился какойнибудь юноша или мужчина, который нравился тебе и которому нравилась ты? Некто, о ком ты никогда не говорила?

– Ты знала бы об этом, Люси. Я всегда тебе все рассказывала.

– Ну нет, так не пойдет. У девушки должна быть парочка секретов. – Люси игриво захлопала ресницами, рассмеялась и добавила: – Надеюсь, ты поняла, что это шутка, Мина. У меня тоже нет секретов от тебя… или от Артура. Мама говорит, что честность и уважение – самое важное в браке, даже важнее, чем любовь, и я с ней согласна. А ты?

– Я тоже. Мы с Джонатаном ненавидим скрытность. Давнымдавно мы заключили торжественный договор, что всегда будем безупречно искренни друг с другом. Мы полагаем, что это обещание приобрело особую значимость с тех пор, как мы решили стать мужем и женой.

– Так и должно быть.

Мы уже поднялись по лестнице и шли мимо церкви Святой Марии – похожего на крепость каменного здания с коренастой колокольней и зубчатой крышей, крепкое сложение которого, казалось, идеально подходило, чтобы выдерживать натиск ветров Северного моря. Дорожка привела нас к примыкающим развалинам аббатства Уитби – пустынным, впечатляющим и на редкость величественным руинам огромного размера, раскинувшимся на зеленых лугах и окруженным полями, испещренными овцами. Мы невольно в изумлении уставились на развалины, восхищаясь просторным нефом без крыши, устремленным к небу южным трансептом и изящными ланцетными окнами[2] восточной оконечности бывшей церкви аббатства.

– Перед приездом я прочла чудесную легенду об этом аббатстве, – припомнила я. – Говорят, что летним днем, когда луч солнца упадет на северную часть хоров под определенным углом, в одном из окон можно увидеть леди в белом.

– Леди в белом? Но кто она?

– По слухам, призрак святой Хильды, саксонской принцессы, основавшей этот монастырь в шестом веке в надежде отомстить викингам, которые захватили ее дворец.

– Призрак! – со смехом воскликнула Люси. – Ты веришь в призраков?

– Разумеется, нет. Несомненно, это видение – всего лишь отражение, порожденное солнечными лучами.

– Что ж, а мне больше нравится легенда. Она намного романтичнее.

Мы оставили аббатство, отправились в обратный путь и вышли на открытое пространство между церковью и утесом, полное ветхих могильных плит.

– Боже праведный! – поразилась я. – Какое обширное кладбище – и великолепный вид!

Несомненно, кладбище, окружавшее церковь, было весьма большим и удачно расположенным. Картинно раскинувшееся на вершине высокого утеса, с одной стороны оно выходило на город и гавань, с другой – на море и производило впечатление популярного места. Не менее пары десятков человек прогуливались по тропинкам, пересекавшим кладбище, или сидели на скамьях, наслаждаясь видом и бризом.

Пейзаж притягивал нас, как магнит. Мы немедленно направились к возвышению, обнаружили железную скамью, выкрашенную в зеленый цвет и расположенную почти на краю утеса, и сели. Отсюда открывался великолепный панорамный вид на город и гавань, бескрайнее искрящееся море, волнорезы, два маяка и длинные полосы песчаных пляжей по всему побережью, до самого мыса, уходящего в море. Рядом с нами два художника стояли у мольбертов. За нашими спинами в полях блеяли овцы и ягнята. Я слышала стук копыт ослика на мощеной дорожке внизу и неясное бормотание прохожих. Все было мирным и совершенно безмятежным.

– Помоему, это лучшее место в Уитби, – заявила я.

– Не могу не согласиться, – ответила Люси. – А это лучшая скамейка. На будущее объявляю ее нашей собственностью.

– Пожалуй, мне следует почаще подниматься сюда, чтобы читать или писать. – Я радостно улыбнулась.

Если бы я тогда подозревала о событиях, которые произойдут на этом самом месте, гибельно изменят судьбу Люси, драматично и неумолимо повлияют на мою, то развернулась и настояла бы на немедленном отъезде из Уитби. По крайней мере, хочется верить, что мне хватило бы мужества поступить подобным образом. Но разве можно вообразить невообразимое? Особенно если все начинается так невинно?

В мою первую ночь в Уитби Люси начала ходить во сне.

Вечер выдался довольно приятным. После прогулки мы с Люси вернулись в дом на РойялКресент и рано поужинали в обществе миссис Вестенра. Эта добрая женщина была в прекрасном расположении духа и сердечно приветствовала меня. Когда Люси с матерью отправились наносить визиты знакомым, я снова прокралась на Восточный утес, на этот раз в одиночестве, где провела чудесный час на «нашей скамейке», заполняя дневник.

Однако вскоре после того, как мы с Люси удалились к себе и легли спать, меня разбудил шорох. Ночь была теплой, и мы не стали закрывать окно и ставни. Я приоткрыла глаза и в заливавшем комнату лунном свете увидела, что Люси встала с постели и начала одеваться.

– Люси? Что случилось? Почему ты не спишь?

Подруга не ответила. Она продолжила застегивать нижнее платье. Ее широко распахнутые глаза пристально смотрели кудато вдаль. Она взяла из шкафа юбку и надела ее.

– Люси! – Я вскочила и босиком пошла через комнату. – Зачем ты одеваешься?

Вновь нет ответа. Люси, похоже, даже не сознавала, что я рядом. Внезапно я поняла, что происходит.

Я уже неоднократно сталкивалась с подобным необычным поведением Люси много лет назад, когда мы учились в школе. Както раз снежной ночью она встала с постели и вышла на улицу босиком, в ночной сорочке. К счастью, служанка нашла ее, отогрела у камина и вернула в кровать, прежде чем она замерзла бы до смерти. В другой раз Люси надела свое лучшее платье и спустилась по лестнице в кухню, где успела проглотить большой ломоть яблочного пирога и стакан молока, прежде чем ее обнаружили. На следующее утро у нее сохранялись только смутные воспоминания о том, что случилось, или вовсе никаких.

– Люси, милая. – Я положила руки ей на плечи и заглянула в пустые глаза. – На дворе середина ночи. Ты должна вернуться в кровать. Давай я помогу тебе раздеться.

К моему облегчению, она не стала сопротивляться. При звуке моего голоса или прикосновении рук ее намерение совершенно испарилось, и она спокойно покорилась моим заботам. Я сумела раздеть подругу, вновь облачить в ночную сорочку и уложить в кровать, так и не разбудив.

За завтраком Люси, как обычно, жизнерадостно болтала, будто прошлой ночью не произошло ничего необычного. С коротким смешком я поведала Люси и ее матери о том, что случилось.

– Ходила во сне? – Люси удивленно хохотнула, намазывая джем и масло на тост. – Я думала, это осталось в далеком прошлом.

Миссис Вестенра нашла новость не такой забавной, как мы.

– Ах, милая! – Она тревожно наморщила бледный лоб и принялась теребить жемчужную нитку на шее. – Эта твоя старая привычка всегда меня беспокоила, Люси. Подумать только, она возвратилась именно сейчас, в этом чужом, новом месте.

Миссис Вестенра была миниатюрной, но полнотелой женщиной пятидесяти четырех лет. Несложно догадаться, от кого ее дочь получила свою красоту, ведь они обе обладали одинаковыми привлекательными чертами лица, небесноголубыми глазами, темными кудрями и гладкой фарфоровой кожей.

Обернувшись ко мне, миссис Вестенра добавила:

– Она унаследовала эту склонность от отца. Эдвард тоже вставал среди ночи, одевался и выходил на улицу, если я не успевала разбудить его вовремя. Однажды ночью полисмен обнаружил его в СентДжеймсском парке, облаченного в лучший выходной костюм. В другой раз, в деревне, он взял снасти и отправился на рыбалку и два часа ночи.

– Как же, помню. Глупый папа! – Люси засмеялась, но тут же смолкла, ее глаза затуманились, и она поднесла к губам какао. – Я так по нему скучаю.

– Твой отец был замечательным человеком, – согласилась я.

Миссис Вестенра печально покачала головой и сказала:

– Я никогда не предполагала, что вот так скоро останусь одна. Была уверена, что покину этот мир первой. Милый, милый Эдвард! – Ее глаза внезапно наполнились слезами, она потянулась через стол и сжала руку дочери. – Слава богу, последние полтора года Люси была дома со мной. Не представляю, как я справлюсь, когда она выйдет замуж.

– Мама, ты прекрасно справишься. – Люси положила свободную ладонь поверх материнской и заглянула ей в глаза. – Мы с Артуром поселимся неподалеку и будем навещать тебя так часто, что ты и не заметишь моего переезда.

– Хорошо бы, моя дорогая. – Миссис Вестенра промокнула глаза салфеткой. – Я очень рада за тебя, Люси, и надеюсь, что ты тоже будешь счастлива.

Мать и дочь обменялись любящими улыбками. Я испытала прилив теплых чувств к ним обеим – и в то же время, против воли, крошечный укол зависти. Одним из величайших моих огорчений было то, что я никогда не знала радостей материнской или отцовской любви. Темное пятно моего прошлого служило неиссякаемым источником унижения с тех пор, как я узнала о нем в детстве. Я попрежнему краснела от стыда всякий раз, вспоминая о нем.

– А теперь поговорим о свадьбе. – Миссис Вестенра элегантно положила в рот кусочек омлета и немного воспрянула духом. – Полагаю, вы с Артуром должны пожениться как можно скорее.

– К чему такая спешка, мама? Долгие помолвки – обычное дело. Даже вы с папой ждали целый год.

– Да, но наши обстоятельства были другими. Твой отец пытался открыть свое банковское дело и хотел все уладить до свадьбы. Артур, напротив, ничуть не стеснен в финансовом отношении. Он очень богат. Как единственный сын, он рано или поздно унаследует РингМэнор, все имения и вклады отца. У вас нет ни малейших причин ждать. – Миссис Вестенра говорила с такой настойчивостью, что за ее желанием поскорее выдать Люси замуж чувствовалось чтото еще, но она добавила только: – В любом случае, сентябрь – замечательное время для свадьбы.

– Хорошо, я спрошу у Артура, когда он приедет, – любезно откликнулась Люси.

– А ты, Мина? – осведомилась миссис Вестенра. – Когда вы с Джонатаном собираетесь пожениться? Вы строите планы?

Я помедлила и мрачно ответила:

– Мы думали пожениться в Эксетере в конце лета, совсем скромно, конечно… но теперь я не знаю. – Я рассказала о деловой поездке Джонатана в Трансильванию, его задержке с возвращением и затянувшемся молчании. – Последнее письмо только встревожило меня еще больше. Почерк, несомненно, его, и все же письмо совсем в чужом духе.

– Ты написала нанимателю своего избранника? – спросила миссис Вестенра.

– Да. Мистер Хокинс также пребывает в неведении.

Люси с матерью постарались рассеять мои страхи, но, учитывая обстоятельства, они мало что могли сказать. После завтрака Люси предложила снова прогуляться на Восточный утес. Ее мать заметно запыхалась, перейдя из столовой в гостиную, и предпочла остаться дома.

Однако, прежде чем мы с Люси вышли на улицу, миссис Вестенра отвела меня в сторону и заговорила тихим встревоженным голосом:

– Мина, мне не хотелось говорить при Люси. Я очень беспокоюсь за нее.

– Почему?

– Изза этой ее старой привычки ходить во сне. Она может быть очень опасна. Ничего не говори Люси, но пообещай мне не спускать с нее глаз и запирать дверь вашей спальни каждую ночь, чтобы она не могла выйти.

Я дала миссис Вестенра торжественное обещание, твердо уверенная, что смогу защитить Люси от любого зла. Ах! Как жестоко я ошибалась!

Днем мы с Люси вернулись на кладбище, расположенное на вершине Восточного утеса, и мило поболтали со скрюченным бывшим моряком по имени мистер Свэйлс, который уверял, что ему почти сотня лет. Он и два его престарелых товарища так пленились красотой Люси, что уселись рядом с ней, едва мы опустились на свою любимую скамейку. Люси задавала содержательные вопросы об их приключениях на море, промыслах у Гренландии и славных днях времен битвы при Ватерлоо.

Меня больше интересовали местные легенды, но, когда я повернула беседу в этом направлении, старый мистер Свэйлс заявил, что россказни о Белой леди в окне аббатства и тому подобное – ерунда и бессмыслица.

– Жалкие бредни для заезжих зевак, – усмехнулся старик. – Наплюйте на них, мисс. Хотите историй – я расскажу вам отличные и правдивые.

Он принялся весьма красочно повествовать о городе и кладбище. Люси расстроилась, узнав, что каменная плита под нашими ногами, на которой стоит любимая скамейка, – могила самоубийцы. Мистер Свэйлс заверил ее, что сиживал на этом самом месте больше двадцати лет и это не причинило ему никакого вреда.

Когда мы вернулись в свои комнаты, наша хозяйка, миссис Абернати, сообщила, что меня ожидает письмо. Мое сердце подскочило к горлу от волнения. Я мгновенно узнала почерк: то была рука нанимателя Джонатана, мистера Питера Хокинса. Не в силах ждать, пока мы поднимемся в спальню, я разорвала конверт на месте и, к своему облегчению, увидела, что милый старик вложил в него письмо, которое получил от Джонатана.

– Вот видишь! – воскликнула Люси, стараясь не заглядывать в послание, пока я его просматривала. – Я же говорила, что Джонатан напишет. Что нового?

Мое сердце сжалось. Почерк принадлежал Джонатану. Я нуждалась в утешениях и объяснении долгого молчания, но вложенное письмо к его нанимателю принесло мне жестокое разочарование.



Замок Дракулы, 19 июня 1890 года

Любезный сэр!

Сим извещаю Вас, что успешно выполнил дело, которое было мне поручено, и намерен завтра же отправиться домой, но, возможно, задержусь гденибудь по пути для отдыха.

Искренне Ваш,

Дж. Харкер.

– Да ведь тут, по сути, всего одна фраза, – тихо сказала я, передавая письмо Люси. – Это совсем не похоже на Джонатана.

– Разве? Он писал мистеру Хокинсу, а не тебе. Помоему, письмо вполне краткое и деловое.

– Вот именно. Мистер Хокинс для Джонатана скорее отец, чем деловой партнер. Мы оба знаем его с детства. Джонатан никогда не написал бы старику в подобной сухой манере.

– Возможно, он спешил. Видишь, он говорит, что собирается задержаться по дороге домой.

– Пусть так, но он все равно должен был появиться намного раньше письма. Почему Джонатан написал мистеру Хокинсу, а не мне? Я послала ему свой адрес в Уитби. – Внезапный страх скрутил мои внутренности, я едва не лишилась чувств и была вынуждена упасть в ближайшее кресло. – Как потвоему, не встретил ли Джонатан другую женщину во время путешествия? Не в этом ли причина его молчания?

– Другую женщину! – в ужасе воскликнула Люси. – Не может быть! Джонатан так же верен тебе, как и ты ему, Мина Мюррей. Он любит тебя всем сердцем, и вы преданы друг другу, как никто. Поверь, он никогда не посмотрит на другую женщину дважды.

– Ты правда так думаешь?

– Я знаю. Ты выйдешь за Джонатана, Мина. Я уверена, что его молчанию есть простое объяснение, и в свое время ты его узнаешь. Он вернется к тебе, обещаю.

Прошло почти две недели без вестей от Джонатана, отчего я пребывала в состоянии ужасного неведения. Артур, однако, написал Люси. К ее разочарованию, он был вынужден отложить свой визит, поскольку его отец заболел. Это означало, что нам придется перенести на потом и речную прогулку, которую мы предвкушали с таким нетерпением.

Наше беспокойство усилилось, когда Люси продолжила время от времени ходить во сне. Каждый раз я просыпалась оттого, что она бродила по комнате, определенно пытаясь найти выход. Теперь я ложилась спать, надежно привязав ключ к запястью. Несмотря на все это, мы с удовольствием проводили вместе дни, бродя по городу, поднимаясь на Восточный утес или предпринимая долгие прогулки в прелестные соседние деревушки. Мы не забывали надевать шляпки, но миссис Вестенра с удовлетворением отметила, что прежде бледные щеки Люси приобрели приятный розовый оттенок.

Шестого августа погода переменилась. Солнце скрылось за плотными тучами, море с ревом бросалось на песчаные берега, и все окуталось густым серым туманом.

– Моя дорогая, грядет буря, причем изрядная, попомните мои слова, – сказал старый мистер Свэйлс, садясь рядом со мной на кладбище.

Он был милым стариком, но в тот день, казалось, собирался болтать лишь о смерти. Глядя на море, Свэйлс произнес замогильным тоном:

– Может, этот ветер несет изза моря утраты и гибель, горькую муку и сердечную тоску… Смотрите! Это сама смерть – на вкус и цвет, на вид и запах!

Такие слова растревожили меня. Я обрадовалась его уходу, хотя знала, что он не хотел дурного. Некоторое время я заполняла дневник и наблюдала, как рыбацкие лодки поспешно укрываются в гавани. Вскоре мое внимание привлек корабль в открытом море. Довольно крупное судно на всех парусах мчалось на запад, к берегу, но при этом престранным образом виляло из стороны в сторону, как будто меняло направление с каждым порывом ветра.

Ко мне подошел патрульный береговой охраны, вооруженный подзорной трубой. Он тоже не сводил глаз с корабля.

– Похоже, русский. Сам не знает, чего хочет, и идет очень странно. Как будто видит, что надвигается шторм, но не может решить, повернуть на север или зайти в гавань.

Следующее утро также выдалось холодным и серым. Странная шхуна со спущенными парусами тихонько покачивалась на волнах. Вечером после чая мы с Люси вернулись на вершину утеса, где присоединились к большому обществу, которое с любопытством наблюдало за судном, а также за приближением заката, настолько прекрасного благодаря клубам облаков всех закатных оттенков от алого до пурпурного, фиолетового, розового, зеленого, желтого и золотого, что поверить в надвигающееся ненастье было невозможно.

Однако к вечеру воздух неестественно замер. В полночь, когда мы с Люси безмятежно дремали в своих постелях, со стороны моря донесся слабый гул. Буря разразилась внезапно и не на шутку. Дождь яростно хлестал, барабанил по крыше, оконным стеклам и колпакам труб. Каждый раскат грома казался далеким выстрелом и заставлял меня подскакивать в кровати. Я была слишком возбуждена, чтобы спать, и много часов подряд слышала, как Люси ворочается и ерзает в своей кровати. Наконец я погрузилась в тревожное забытье, и мне приснился странный сон.

Возможно, у меня слишком пылкое воображение, возможно, это в моей крови, но я вижу очень яркие сны – ночами напролет, с самого детства. Проснувшись, я всегда могу вспомнить привидевшееся в малейших подробностях. Мне необходимо несколько минут, чтобы убедить себя в том, что это был всего лишь сон. Иногда мои сны – глупые, милые, запутанные фантазии, содержащие обрывки только что прожитого дня, в другой раз – ночные кошмары, ужасные олицетворения самых потаенных страхов, но порой они оказываются вещими и предрекают будущее.

Той ночью мне приснилось, что я снова оказалась в своей спальне, но не той школы, в которой я жила и работала, а совершенно незнакомого места. Глухой ночью, в сиянии блистательной луны, я брела по длинному холодному коридору в поисках чегото… Я не знала чего. Яростный ветер гудел в кронах деревьев, заставлял трещать и стонать карнизы, отбрасывал пугающие тени на стены. Половицы под босыми ногами были холодны как лед. Я дрожала в тонкой сорочке, хотела вернуться в тепло и безопасность своей кровати, но не могла. Я была способна только двигаться вперед, шаг за шагом, увлекаемая неведомой силой.

Внезапно из темноты донесся тихий низкий зов:

– Любовь моя!

Это Джонатан? Он наконецто приехал?

– Где ты, Джонатан? – воскликнула я, помчавшись по длинному, бесконечно извивающемуся коридору, мимо множества закрытых дверей.

– Любовь моя! – раздалось снова.

Внезапно я поняла, что это вовсе не Джонатан. Я никогда прежде не слышала этого голоса. Задыхаясь, я вылетела за угол и резко затормозила перед открытой дверью. В проеме показалась высокая темная фигура. Это человек или чудовище? Откуда мне было знать? В темном коридоре я не различала лица, только два сверкающих красных глаза, которые заставили меня задохнуться от ужаса.

Он – или оно – подошел, остановился передо мной и тихо произнес слова, от которых у меня мурашки побежали по спине. В то же время они были притягательны и странно убедительны:

– Я иду за тобой.

ГЛАВА 2

Я проснулась рывком, с колотящимся сердцем и услышала, что буря продолжает реветь снаружи. Сон был удивительно реальным, образ темной фигуры без лица продолжал стоять перед моими глазами. Кто или что это было? Почему он назвал меня своей любовью? Почему он идет за мной? Мои размышления были прерваны, когда я услышала шорох. Я чиркнула спичкой и увидела, что Люси сидит в одной сорочке на кровати и надевает ботинки. Я зажгла лампу и подошла к подруге.

– Люси, милая. Ты должна вернуться в постель.

– Нет, – ответила она, решительно отпихивая меня во сне. – Мне пора. Он идет за мной.

Меня охватило мрачное предчувствие. Разве не те же слова я только что услышала во сне?

– Кто идет?

– Мне пора! – только и ответила она, завязывая шнурки.

Я с немалым трудом смогла убедить Люси в том, что ни при каких обстоятельствах не позволю ей покинуть комнату. Она не проснулась, но так и не угомонилась; затем снова попыталась встать и одеться.

«Как странно, – думала я, когда мне удалось снова уложить ее в кровать и самой нырнуть под одеяло. – Разве мог мне и Люси привидеться один и тот же сон?»

– Я никогда не помню снов, – сказала наутро Люси, пожимая плечами. – Мне понадобилась уйма времени, чтобы заснуть, но потом я спала как убитая.

Я широко зевнула, утомленная ночными приключениями, но решила не упоминать о них, поскольку Люси выглядела на редкость прелестной и счастливой, когда открывала ставни, чтобы впустить ранний утренний свет.

– Какая ужасная буря! – продолжила Люси. – Слава богу, она улеглась.

– Старый мистер Свэйлс вчера был полон самых мрачных и зловещих опасений насчет этого шторма. Надеюсь, ни одна рыбацкая лодка не пострадала.

– Пойдем и посмотрим.

Мы быстро оделись, отказались от завтрака и поспешили наружу. Воздух в этот час был бодрящим, свежим и чистым. Только что взошедшее солнце выглядывало в прорехи несущихся по небу облаков. Когда мы шагали по улице, меня охватил внезапный озноб, и я испытала престранное чувство. Я увидела, что Люси дрожит, и спросила:

– Ты замерзла?

– Нет, – ответила она. – Но мне только что показалось, будто за нами ктото следит.

– Мне тоже!

Мы быстро огляделись по сторонам. Все здания были скрыты в тени, а сама улица оказалась совершенно пуста, не считая нас и двух других прохожих, которые шагали навстречу, по направлению к Восточному утесу.

– Я ничего не вижу, – сообщила Люси.

– Наверное, буря порядком потрепала наши нервы.

Все еще немного дрожа и смеясь, мы взялись за руки и побежали к гавани.

Море оставалось темным и покрытым грозными, увенчанными пеной волнами. Несколько человек оживленно беседовали на берегу. Все рыбацкие лодки, похоже, надежно стояли на якорях в доках. Однако большой корабль – я узнала в нем то самое странное рыщущее судно, которое вызвало столько толков пару дней назад, – был выброшен на берег рядом с причалом, торчащим под Восточным утесом. Теперь он стоял на песке и гальке, накренившись под опасным углом. Паруса его были изорваны, часть верхнего рангоута и такелажа разлетелась вдребезги, усыпав обломками палубу и песок.

– Такой красивый корабль! – в смятении воскликнула я. – Какое несчастье! – Я повернулась к соседу, рыжебородому мужчине с обветренным лицом, и спросила: – Что случилось? Вы не знаете?

– Знаю, – мрачно ответил мужчина, попыхивая трубкой. – Я все видел прошлой ночью. Говорят, это русский корабль «Деметра». Береговая охрана увидела, как он несется к берегу, окутанный туманом и дымкой, и просигналила приспустить паруса перед лицом опасности, но ответа не получила. «Деметра» все время виляла, как будто у штурвала никто не стоял. Затем разразилась буря, загрохотал гром, и корабль на время пропал из вида. Внезапно ветер переменился, и судно вернулось. Поистине чудом шхуна вошла прямо в гавань, несясь на такой скорости, что ей в любую секунду мог прийти конец. Так и вышло. Она нырнула так же гладко и ловко, как тюлень под плавучую льдину, после чего с оглушительным треском врезалась в кучу песка. Когда береговая охрана взошла на борт, их глазам предстал невыразимый ужас.

– Невыразимый ужас? – в страхе переспросила Люси.

– Кораблем управлял мертвец, – ответил рыжебородый, широко распахнув глаза под кустистыми бровями.

– Мертвец? – повторила я. – Но как это возможно?

– Никто не знает, мисс, но вся команда пропала. Труп капитана был привязан к штурвалу и раскачивался из стороны в сторону, а мертвые руки сжимали крест.

– Ах! – хором вскричали мы с Люси в изумлении и тревоге.

– Повидимому, выжил только пес.

– Пес? – удивленно повторила я.

Наш собеседник кивнул и продолжил:

– Как только судно коснулось берега, на песок спрыгнула огромная собака, рванула прямиком к утесу и была такова. С тех пор о ней ни слуху ни духу. Похоже, лютый зверь. А кто другой мог загрызть местного пса, мастифаполукровку? Его нашли на дороге, напротив хозяйского двора, с разорванным горлом и брюхом, вспоротым будто когтем.

– Ах! – снова воскликнула Люси.

Мне хотелось остаться и узнать больше, но эта история так расстроила подругу, что та настояла на немедленном возвращении на РойялКресент.

Позже, гоняя завтрак по тарелке, Люси нахмурилась и произнесла:

– Мы так чудесно отдыхали! Ну зачем появился этот ужасный корабль с… мертвецом у штурвала! Я содрогаюсь при одной только мысли о нем.

Миссис Вестенра, которая тоже не слишком хорошо себя чувствовала, предложила Люси посидеть немного дома, чтобы успокоить нервы.

– Ты испытала шок, моя дорогая, вот и все. Через несколько дней ты обо всем забудешь.

Меня тоже встревожило загадочное появление выброшенного на берег корабля, но я не собиралась приносить ему в жертву свой отдых или сидеть в четырех стенах. Утро выдалось довольно пасмурным, но день все еще обещал быть приятным, и меня нестерпимо тянуло на излюбленное место на Восточном утесе. Я быстро взглянула в зеркало, разгладила простую юбку и жакет из аметистового пике,[3] поправила жабо белой блузки и убедилась в том, что мои светлые волосы аккуратно убраны под соломенную шляпку. Уверившись, что выгляжу вполне пристойно, я взяла книгу и дневник, на прощание обняла Люси и ее мать и вышла на улицу, полная странного, необъяснимого предвкушения.

Я шла по кладбищу мимо привольно разбросанных могил, отмытых ночным дождем. Задувал свежий ветер. Я глубоко дышала, находя удовольствие в смеси запахов мокрого гравия, камня, земли и травы. Почемуто во второй раз за утро меня охватила странная уверенность, что за мной наблюдают. Оглянувшись, я вновь не заметила ничего необычного.

Люди самого разного возраста и внешности, как всегда, бродили, болтали и улыбались. Если бы не множество грязных лужиц, собравшихся во впадинах на обочинах, ничто не указывало бы на то, что не далее как прошлой ночью разразилась невообразимая буря, которая к тому же в неистовстве выбросила на берег судно, населенное призраками.

Я обрадовалась, увидев, что моя любимая скамейка свободна, и присела, наслаждаясь красотой пейзажа. Солнце танцевало на вечно изменчивом темносинем море, огромные волны, увенчанные шапками белой пены, разбивались о пляжи, волнорезы и далекие мысы. Я подумала о Джонатане. Только бы он находился в безопасности, а не плыл по бурному морю прошлой ночью!

Не успела я достать авторучку и начать заполнять дневник, как внезапно поднялся ветер и бесцеремонно сдул мою шляпку. Всего мгновение назад она надежно сидела на голове – и вот уже взмыла в воздух, а затем покатилась во весь опор через дорожку.

Я в смятении вскочила и бросилась за беглянкой, но, как ни старалась, шляпка неуклонно оставалась на расстоянии вытянутой руки. Она направлялась прямиком к самому опасному месту утеса, где склон осыпался и несколько могильных плит уже торчали из песка внизу. Я остановилась в паре футов от края, мысленно прощаясь со шляпкой. Через несколько мгновений она ринется с обрыва и найдет свою гибель в пучине морской.

Внезапно мелькнула высокая фигура и схватила мою шляпку на самом краю утеса. Еще немного – и ей пришел бы конец. Я в жизни не видела, чтобы человек двигался с такой скоростью, но этот джентльмен вернулся ко мне со спокойной уверенностью и с кошачьей грацией вручил свой трофей.

– Ваша шляпка, мисс? – осведомился он глубоким низким голосом с едва уловимым иностранным акцентом.

Я глядела на него, внезапно лишившись дара речи. Он был молод – немногим старше тридцати. Высокий, худощавый и невероятно привлекательный, с крупным носом, великолепными белыми зубами, черными как смоль усами и шевелюрой. Он улыбался, и я тонула в его синих глазах, которые смотрели напряженно и властно. Незнакомец был безукоризненно одет в черный сюртук до колен, галстук того же цвета, жилет, брюки и накрахмаленную белую рубашку, идеально облегавшие его статную фигуру. Ткань и мастерство портного недвусмысленно заявляли о богатстве. Его кожа светилась здоровьем. По правде говоря, лицо и тело этого человека служили образцом мужской красоты и обаяния. Я, затаив дыхание, гадала, не создан ли он моим воображением.

Когда наши взгляды встретились, на его лице появилось выражение, которого я никогда прежде не замечала у мужчин… даже у Джонатана. Это было выражение такого мгновенного, глубокого и явного интереса, что мое сердце затрепетало.

– Благодарю вас, сэр, – наконец произнесла я. – Весьма признательна.

– Рад услужить.

Едва заметный акцент, повидимому, имел европейское происхождение, хотя его английский был безупречен. Он поклонился, на мгновение сняв черный цилиндр, и продолжил пристально смотреть на меня обворожительным взглядом, как будто находился во власти неожиданных чувств.

Я знала, что не должна вступать с ним в беседу. Он был незнакомцем, а я незамужней женщиной без компаньонки, к тому же обрученной с другим мужчиной. Я прекрасно понимала, что единственно правильным будет молча присесть в реверансе и отправиться по своим делам, и все же… не могла так поступить.

Вместо этого я взглянула на соломенную шляпку в своих руках, незамысловатое изделие, украшенное лишь белой лентой и маленьким букетиком цветов, и произнесла:

– Вы весьма отважны, сэр!.. Броситься на самый край утеса ради простой шляпки! Это было довольно опасно.

Он явно взял себя в руки, тепло улыбнулся и ответил:

– Мне показалось, что вы очень хотели ее спасти. Я не думал об опасности.

Бросив еще один взгляд в его сторону, я решила, что на нем самом лежит необъяснимый налет какойто опасности, изза которого он кажется одновременно экзотичным и загадочным. Вероятно, дело не в его поведении или характере. Он настолько привлекателен, что я не могу отвести от него глаз.

– Конечно, шляпка недорогая, сами видите, – ответила я. – Но мы давно вместе, и я к ней привязалась. А главная ее ценность в том, что у меня… нет с собой другой.

«Боже праведный! – подумала я. – С какой стати я болтаю о шляпке, точно полная идиотка?»

– Вот как, – заметил он, когда мы направились в обратную сторону. – Выходит, вы не местная уроженка?

– Нет. Я здесь всего две недели. Отдыхаю с подругой и ее матерью.

– Я тоже здесь чужой. Приехал в Уитби вчера вечером.

– Откуда вы, сэр?

Он взглянул на меня и ответил:

– Из Австрии.

– Я видела изображения этой страны. Похоже, она прелестна.

– Несомненно, но здесь тоже неплохо, правда? С этих утесов открывается изумительный вид. Море такое красивое, изменчивое и бесконечное. Я никогда не устану смотреть на него. У нас дома нет подобных пейзажей.

– Я всегда любила побережье, в любое время года. Но если вы прибыли в Уитби только вчера, ночной шторм мог показаться вам довольно грубым приветствием.

– Шторм… да. Ужасно.

Когда мы проходили мимо художника, который рисовал разбитое судно на песке, джентльмен на мгновение остановился, чтобы восхититься работой.

– Весьма любопытная перспектива, – сказал он автору. – Выбор красок радует глаз.

Художник улыбнулся и кивнул в ответ на комплимент. Только тогда я заметила, что пропавшая шляпная булавка лежит на гравийной дорожке у скамейки, на которой я сидела. Я быстро подобрала ее и остановилась, чтобы приколоть шляпку на место.

– Это тоже ваши вещи? – спросил джентльмен, указывая на книгу и дневник.

Они лежали на тропинке в нескольких футах от скамейки. Страницы листал ветер.

– Да, мои.

Он поднял их. Когда джентльмен сдувал пыль с моего дневника, его внимание привлекла раскрытая страница, петли, загогулины и другие странные символы, начертанные на ней. Меня немного смутило, что взгляд незнакомца упал на мой личный дневник, но в то же время я испытала облегчение оттого, что заполняла его столь необычным способом.

– Прошу прощения, если мой вопрос покажется излишне фамильярным, – начал он. – Но это, случайно, не новый вид скорописи? Кажется, он называется «стенография»?

– Так и есть. – Я удивилась, что ему знаком этот сокращенный символический способ записи.

– Не правда ли, чудесная система – древняя, как камни греческого акрополя? С ее помощью можно писать быстро и кратко, поспевая за речью.

– Да. В то же время она обеспечивает полную секретность, поскольку записи почти никому не понятны. Идеально для дневника.

– Я знаком с рядом методов, но не с этим. – Он улыбнулся.

– Это система стенографии Грегга. Она была обнародована два года назад и пока не стала общепринятой. Я выучилась ей совсем недавно, чтобы…

Я помедлила. Завершить мысль, вероятно, означало бы положить конец приятной беседе, которую мне так хотелось продолжить, но истину нельзя было скрывать. Он вправе немедленно узнать, что я обещана другому.

– Я выучилась стенографии, чтобы помогать своему жениху в его работе, – продолжила я. – Он солиситор. Я надеюсь, что смогу записывать за ним, затем расшифровывать и печатать на машинке.

При этом признании улыбка джентльмена на мгновение поблекла, но он быстро воспрянул духом и спросил:

– Выходит, вы знаток не только стенографии, но и машинописи? Весьма необычные навыки. Вашему жениху повезло найти такую образованную, преданную и красивую спутницу, как вы. Очень, очень повезло.

Мои щеки вспыхнули не только от слов похвалы, но и от восхищения, сквозившего в его взгляде.

– Благодарю, сэр, но считаю, что это мне повезло. Джонатан хороший человек.

Он остановился, огляделся и произнес:

– Полагаю, вы здесь без него, поскольку сказали, что путешествуете с подругой и ее матерью?

– Он в заграничной деловой поездке и еще не вернулся.

– Понятно. Тем временем вы наслаждаетесь отдыхом, верно? – Прежде чем я успела ответить, он добавил: – Мне пока не выпало возможности исследовать округу. Развалины аббатства выглядят на редкость интригующе. Не окажете ли вы честь присоединиться ко мне на небольшой прогулке по окрестностям?

Когда он взглянул на меня, мое сердце забилось в странном, лихорадочном ритме. Мы беседовали всего несколько минут, и все же в этом мужчине, в его взгляде было нечто столь гипнотическое, что я не могла оторвать от него глаз. Не могу отрицать, меня неодолимо тянуло к нему, а его, похоже, влекло ко мне. Ах! Я подумала, что эти новые чувства, бурлящие в моих жилах, категорически неправильны, хотя и несомненно волнительны.

Должно быть, мои мысли были написаны на лице, поскольку он сказал:

– В нашей прогулке и беседе нет ничего предосудительного. Мы просто два современных человека, которые разговаривают при свете дня в окружении множества людей.

Я открыла рот, чтобы отказаться… но вместо этого произнесла:

– Я с радостью составлю вам компанию.

Не успела я опомниться, как уже шагала рядом с ним по гравийной дорожке.

– Я случайно заметил заголовок вашей книги, – кивнул он на томик в моих руках. – «Происхождение видов». Крайне любопытный выбор.

– Вам знакома эта книга?

– Разумеется. Эпохальный научный труд.

– Теория Дарвина об эволюции кажется мне весьма интересной. Сама мысль о том, что особи развиваются поколение за поколением благодаря естественному отбору…

– Выживает самый приспособленный…

– И становится родоначальником нового вида.

– Да! – оживленно воскликнул он. – Идея витала в воздухе задолго до того, как Чарльз Дарвин опубликовал свою книгу. Некоторые ученые находят ее зачатки уже у Аристотеля. Но теория Дарвина наконец привлекла внимание широкой общественности.

– Книга вызвала такие горячие споры!

– Неудивительно. Идеи Дарвина поставили под сомнение правоту многих старых религиозных доктрин…

– К примеру, креационизма.

– И тщательно лелеемое превосходство людей над животными.

– Полагаю, мысль о том, что человек больше не является бесспорным венцом творения, для многих стала настоящим потрясением, – улыбнулась я.

– Несомненно. Мы всего лишь простое звено в великой цепи. – Он тоже приподнял уголки губ и добавил: – Меня удивил ваш выбор чтения. Я бы скорее поверил, что юная леди вроде вас больше любит популярные романы, чем теорию эволюции.

– Да, я люблю романы! Прочла почти все книги Диккенса, Джордж Элиот и Джейн Остин, а «Джен Эйр» Шарлотты Бронте перечитала раз десять.

– Мне тоже понравились произведения этих авторов. А поэзию вы любите?

– Люблю. По правде говоря, я считаю, что один из эпизодов «Мармиона» Вальтера Скотта произошел именно здесь, в аббатстве Уитби.

– Да, монахиню замуровали за нарушение обетов.

– Именно! Скотт писал с немалой живостью, как повашему?

– И с таким чудесным чувством языка: «Да, видно, тот, кто начал лгать…

– …не обойдется ложью малой!»[4] – хором закончили мы и рассмеялись.

Мы принялись обсуждать любимые произведения Шекспира, Вордсворта и Байрона, и по моей спине пробежал холодок. Не припомню, когда в последний раз я вела настолько интересную беседу с мужчиной – или с женщиной, если на то пошло. Люси никогда не любила читать. Школьные учительницы обычно были слишком уставшими и загруженными работой, чтобы сидеть за книжкой в свободное время. Джонатан получил хорошее образование по части литературы и искренне любил чтение, но сейчас он в основном просматривал газеты, журналы и юридические сборники.

Мы приближались к церкви Святой Марии.

– Какая необычная церковь, – произнес мой спутник, сворачивая на дорожку, ведущую в нужную сторону. – Она больше похожа на крепость или замок, чем на дом Господень.

– Вы заходили в церковь, сэр? Внутри она совсем другая и очень красивая.

– В такой чудесный день я предпочел бы остаться на улице, если вы не против.

Я ответила, что не возражаю. Когда мы шли к аббатству, он заметил:

– Вы кажетесь очень юной для такого обширного круга чтения. Вы прочли все эти книги, когда учились?

– Да. Мне повезло посещать школу с великолепной библиотекой. Позже я преподавала в том же заведении. А вы? Вы получили образование в Англии?

– Нет. Я впервые в вашей стране.

– Впервые? Это поразительно, сэр! Ведь ваш английский превосходен… собственно говоря, безупречен.

– Я уже давно изучаю ваш язык. У меня было несколько учителей… но я знаю, что мне еще есть над чем работать. – Он скромно улыбнулся и добавил: – Вы сказали, что преподаете в школе. Вам нравится это занятие?

– Очень! То есть… нравилось. Я считаю преподавание самой благородной профессией. Мне пришлось отказаться от места перед приездом в Уитби, поскольку школа находится в предместьях Лондона, а Джонатан живет и работает в Эксетере. Я плакала, когда прощалась со своими ученицами и подругамиучительницами. Ведь они стали мне очень дороги.

– Давайте надеяться, что вы найдете такое же место в Эксетере и будете не менее счастливы.

– Нет! Этому не бывать. Джонатан не хочет, чтобы я работала после свадьбы… не считая посильной помощи его занятиям.

Он воззрился на меня с нескрываемым удивлением.

– Крайне старомодная идея для такой современной юной леди.

– Неужели? Мне так не кажется, сэр. Кстати, я никогда не считала себя современной.

– А зря. – Он восхищенно улыбнулся. – Вы умны, начитанны и хорошо образованны. У вас есть профессия. Вы достигли финансовой независимости, освоили ряд новейших изобретений и навыков. Полагаю, вы обещали свою руку по доброй воле?

– Несомненно, – засмеялась я.

– Более того, вы доказали, что желаете отважно бросить вызов некоторым устоявшимся общественным условностям. – Он молча обвел рукой меня, себя и земли аббатства, через которые мы шли, услышал мой смех и продолжил: – Мне кажется, что современная передовая женщина должна как следует поразмыслить о том, чего она хочет от брака, а не просто подчиняться диктату общества или ожиданиям мужа.

– Сэр, хотя я и могу показаться сторонницей идеалов передовой женщины, но достигла своего положения в жизни больше по необходимости, чем намеренно. Пока я не начала преподавать, мое образование и само бытие зависели от милости других людей. Я зарабатывала себе на жизнь, поскольку была вынуждена это делать, хотя со временем полюбила свою работу. Признаться, немного досадно думать, что в будущем мне придется просить у мужа каждый пенни, даже для самой скромной покупки. Но Джонатан не склонен менять свои привычки и неукоснительно соблюдает приличия. Мне не терпится стать его женой, управлять нашим домом и… – я покраснела, – …иметь детей. Я хочу сделать его счастливым.

Его лицо потемнело, он немного помолчал, отвернувшись, а потом сказал:

– Что ж, как я уже говорил, ему очень повезло.

В этот миг церковные колокола пробили час. Я ахнула.

– Господи! Прошу меня извинить. Я совсем забыла о времени. Обещала друзьям, что пообедаю с ними в час, и уже опаздываю.

– Меня тоже ждут в другом месте.

– Приятно было познакомиться, сэр. – Я протянула ему руку в перчатке. – Меня весьма увлекла наша беседа.

– Как и меня, мисс?..

– Мюррей.

– До свидания, мисс Мюррей.

Он взял мою руку, поднес к губам и поцеловал. По моей спине пробежала дрожь. Была ли она вызвана пожатием его руки и кратким прикосновением губ… на удивление холодных, несмотря на ткань перчатки, разделявшую нашу плоть? Или же ее породили смешанные чувства, продолжавшие бурлить в моих жилах?

– Надеюсь, мы еще встретимся. – Он с поклоном отпустил мою руку.

– До свидания.

Я поспешила к лестнице и ринулась вниз, позволив себе обернуться лишь раз. Он смотрел мне вслед. Когда наши взгляды встретились, джентльмен улыбнулся и снова поклонился.

Лишь добравшись до наших комнат на РойялКресент, я поняла, что так и не спросила его имени.

Весь день и вечер я не переставала думать о встрече на кладбище, которую вспоминала с удовольствием и чувством вины. Я ни словом не обмолвилась Люси, а ведь прежде всегда все ей рассказывала.

Откуда взялась эта необычная скрытность? Я спрашивала себя, лежа ночью в постели, в темноте. Наша встреча была совершенно пристойной. Почему мне не хочется упоминать ее в дневнике или обсуждать с лучшей подругой? Возможно, дело в том, что во время беседы с незнакомым джентльменом я испытала большее волнение, живость и интеллектуальный подъем, чем при любом разговоре с Джонатаном за много лет. Разве можно признаться в этом… даже себе самой? Подобные мысли и чувства категорически неправильны, вероломны по отношению к Джонатану.

Что касается Люси… Она настолько красива и так чарует мужчин, что я часто становлюсь невидимкой в ее присутствии. Но рядом с этим джентльменом – ах, ну почему я не спросила его имени – я ощутила себя красивой, чарующей. Я знала, что это глупо, была обручена и собиралась выйти замуж, как и Люси. Все же почемуто мне хотелось оставить эту встречу при себе.

В последующие дни, когда мы с Люси бродили по солнечным утесам и городу, я ловила себя на том, что высматриваю в толпе джентльмена, которого встретила на кладбище. Всякий раз при виде высокого, хорошо одетого мужчины в черном я поворачивалась в безмолвном предвкушении, но вновь и вновь испытывала разочарование. Куда он мог подеваться? Уитби – небольшой городок, но все же его и след простыл.

Затем мне пришло в голову, с какой стати богатый, образованный и невероятно красивый мужчина вроде него станет тратить время на бывшую учительницу вроде меня, которая к тому же дала понять, что несвободна? Я решила, что в тот день он пригласил меня на прогулку и выразил надежду на новую встречу лишь из вежливости. Его настоятельный интерес, который я ощутила, несомненно, был лишь проекцией моего отношения к нему. Со вздохом я смирилась с тем фактом, что наша случайная встреча никогда не повторится, и строго упрекнула себя. Так и должно быть!

Десятого августа, через два дня после того, как «Деметра» столь трагически выбросилась на берег Уитби, мы с Люси отправились с утра пораньше на свою любимую скамейку на утесе, чтобы понаблюдать за похоронами несчастного капитана. Жители городка явились в полном составе, дабы почтить память покойного. Нас с Люси одновременно огорчало происходящее и тревожили странные обстоятельства, сокрытые за ним, – особенно когда я поделилась с подругой подробностями о русском судне, вычитанными в поразительной заметке, опубликованной в местной газете.

– В статье написано, что единственным грузом на борту «Деметры» были пятьдесят ящиков земли, которые грузовая компания увезла в день прибытия, – пояснила я.

– Какой удивительный груз! – воскликнула Люси. – Кому нужны пятьдесят ящиков земли?

– Да, весьма необычно. Но намного более странно, даже ужасно, приложение к судовому журналу, которое нашли в бутылке в кармане мертвеца.

– Что в нем говорилось?

– Капитан писал, что через десять дней после отплытия пропал член экипажа. На борту видели странного мужчину, но «зайцев» не обнаружили. Затем моряки начали исчезать один за другим, пока не остались только первый помощник и капитан. К этому времени помощник совершенно обезумел от страха. Он сказал капитану… – Далее я зачитала вслух отрывок из статьи в «Дейли граф»: – «Оно здесь, теперь я знаю. Прошлой ночью я видел Его в облике мужчины, высокого, худого и мертвеннобледного. Оно стояло на носу и вглядывалось в даль. Я подкрался к Нему и вонзил в спину нож, но он прошел сквозь Него, будто сквозь воздух!» Помощник спустился в трюм, чтобы обыскать ящики, которые они перевозили. Он выскочил оттуда как ошпаренный, в ужасе вопя, что лишь море может его спасти, и бросился за борт! На корабле остался только капитан. Сперва он решил, что помощник сошел с ума и перебил всю команду, но на следующий день тоже увидел Его. Капитан в ужасе привязал себя вместе с крестом к штурвалу, чтобы – говоря его же словами – отогнать этого демона или чудовище, и оставался с судном до конца.

Слушая меня, Люси побелела как мел и спросила:

– Что капитан имел в виду? Какой демон или чудовище? Кого или что он видел? Кто убил всех этих людей?

– Этого никто не знает, – покачала я головой. – Неизвестно и то, куда девался огромный пес. Наверное, забрел на болота и до сих пор боится и прячется, лишившись хозяина. А тут еще и страшная трагедия, которая случилась прошлой ночью со старым мистером Свэйлсом!

Пожилого моряка, который совсем недавно развлекал нас байками о прошлом Уитби, рано утром нашли мертвым на нашей скамейке со сломанной шеей и застывшим выражением безмерного испуга на лице.

– Бедный милый старик! – опечалилась Люси. – Как потвоему, врачи правы в том… что он умер от страха?

– Возможно. Он был очень стар – лет ста, если верить словам Свэйлса. Возможно, перед его глазами предстала сама смерть.

– Подумать только! Все случилось здесь, на нашей скамейке, – содрогнулась Люси. – Это слишком, слишком ужасно.

В тот день я решила взять Люси на долгую прогулку к заливу Робин Гуда в надежде хорошенько ее утомить и отбить всякую охоту ходить во сне. Погода была чудесной. Мы прогулялись в наилучшем расположении духа и угостились чаем в прелестной маленькой старомодной таверне за столиком у полукруглого окна с чудесным видом на покрытые водорослями прибрежные скалы, затем не спеша отправились домой, время от времени делая остановки для отдыха.

– Я думала о последнем письме Артура, – заметила Люси, когда мы шли по тропинке через зеленеющее поле. – Он очень мило и нежно выразил свою любовь ко мне, изложил свои планы насчет свадьбы и нашего будущего. Возможно, мама права и нам стоит пожениться этой осенью.

– Уверена, это принесет ей немало счастья.

– Артур хочет купить специальное разрешение, чтобы мы могли обвенчаться в прелестной старой церкви в его приходе и устроить прием в РингМэнор, – продолжила Люси со сверкающими глазами. – Все мужчины будут в визитках, а я – с флердоранжем. У меня будет сотня подружек невесты! Мина, ты согласна быть моей главной подружкой?

– Конечно! – Мы остановились и обнялись, что привлекло внимание коров, которые направились к нам с неожиданной прытью и порядком напугали.

– Надеюсь, ты не против, что я выйду замуж первой, хотя ты обручилась раньше и старше меня, – заметила Люси, когда мы бежали по тропинке, смеясь.

– Конечно не против, Люси. Я счастлива за тебя!

– Я не забыла наше обещание насчет тайны брачной ночи, – добавила Люси. – Та, что выйдет замуж первой, должна открыть другой все!

Мы обе захихикали и покраснели.

– Ты не обязана рассказывать абсолютно все, Люси. Коечто никого не касается.

– Поживем – увидим. Должна признать, я умираю от любопытства! Кстати, мама говорит, что мое свадебное платье будет сшито из белого шелка по последней моде и отделано тончайшим кружевом того же цвета. А твое? Кто сошьет тебе?

– Я не могу себе позволить ничего нового. Наверное, просто надену свое выходное платье.

– Что? Неужели черное шелковое? – в ужасе воскликнула Люси.

– Да. Я сама его смастерила и считаю очень красивым. Я вложила столько сил в вышивку! Джонатан всегда делает мне комплименты, когда я его надеваю.

– Но черное! Мина, это же цвет траура.

– Он очень практичен. Женщины часто выходят замуж в черном.

– Мне плевать. Мина, я не потерплю, чтобы ты надела на свадьбу чтото подобное. Белый – вот правильный выбор уже полвека, с тех пор, как королева Виктория надела белое кружево, венчаясь с принцем Альбертом.

– Да, но женщины попрежнему любят самые разные цвета в день свадьбы.

– В журнале «Гоудиз ледиз бук» написано, что белый идет всем без исключения. Это символ чистоты, невинности девичества и незапятнанного сердца, которое невеста отдает своему избраннику. Разве ты не слышала стихи?

– Какие?

Люси продекламировала:

В белом венчаться – никогда не огорчаться.

В сером венчаться – с родными расстаться.

В черном венчаться – навек потеряться.

В красном венчаться – с жизнью прощаться.

В синем венчаться – друг за друга ручаться.

В жемчужном венчаться – в вихре умчаться.

В зеленом венчаться – людей стесняться.

В желтом венчаться – на мужа изворчаться.

В коричневом венчаться – в деревне заточаться.

В розовом венчаться – разочароваться.

– Это глупые предрассудки, – засмеялась я.

– Вовсе нет. Я уверена, к некоторым приметам следует относиться крайне серьезно, в частности, к цвету свадебного платья. Помнишь Сару Коллинз из школы? Она вышла замуж в сером – «с родными расстаться». И что бы ты думала? Через два месяца они с мужем эмигрировали в Америку! А наша дорогая подруга Кейт Рид? Она надела зеленое – «людей стесняться» – и с тех пор, как ее муж потерял все деньги в неудачном деловом предприятии, так стыдится нищеты, что перестала нам писать!

– Это просто совпадения, Люси. Уверена, что могу выйти замуж в платье любого цвета и быть счастливой.

– «В черном венчаться – навек потеряться». – Люси покачала головой, ничуть не убежденная в моей правоте.

– «Навек потеряться»? Да что это вообще значит?

– Возможно, ты уедешь далеко от дома и не сможешь вернуться, как бы сильно ни хотела. Ах! Я не переживу, если тебе придется уехать, Мина! Довольно и того, что ты поселишься в Эксетере, где мы сможем видеться всего пару раз в год. – Она повернулась ко мне с самым мрачным выражением голубых глаз и взмолилась: – Прошу, пообещай, что не выйдешь замуж в черном, Мина, не то тебе придется сожалеть об этом до конца своих дней.

Ее тревога казалась такой искренней, что я уступила:

– Посмотрим, что позволят мои сбережения, дорогая. Если мне придется шить белое платье, то оно будет совсем простое, которое я смогу носить каждый день.

Это ее несколько ободрило. Остаток пути до Уитби Люси весело болтала о своих свадебных планах, медовом месяце, новых платьях и шляпках, перестановке мебели в доме, где она будет жить с мужем, и так далее. Я была очень счастлива за нее, но эти разговоры о браке и будущих домашних хлопотах вызвали во мне небольшой укол зависти и печали. Ведь я попрежнему не знала, где Джонатан.

В ту ночь начался кошмар.

ГЛАВА 3

Мы с Люси так устали от долгой прогулки, что прокрались в свою комнату, как только позволили приличия. Через несколько минут Люси мирно дремала в своей кровати, а я с удовольствием опустила голову на подушку, едва закрыв свой дневник.

Я уснула… или грезила наяву? Не знаю, помню лишь, что высокая фигура с красными глазами из недавнего сна снова предстала предо мной.

Из темноты донесся голос, равно непреклонный и обольстительный:

– Дорогая, скоро ты станешь моей.

Я очнулась, задыхаясь, с колотящимся сердцем. Почему мне продолжает сниться один и тот же сон… если это не явь? Что означают его слова? Чья я «дорогая»?

Я понятия не имела, сколько времени. В комнате было очень темно и удивительно тихо. Внезапно я поняла, что не слышу дыхания Люси, испугалась, нащупала спичку, зажгла огонь и… меня охватил ужас. Кровать Люси была пуста! Хуже того, ключ от нашей спальни торчал в замке, а не висел у меня на запястье.

Я вскочила с кровати и бросилась обыскивать дом, но Люси нигде не было. Более того, пока я спала, ктото отпер входную дверь. Задыхаясь, я вернулась в нашу спальню, надела ботинки и, ради соблюдения приличий, заколола крупной английской булавкой большую тяжелую шаль на плечах. Беглая проверка одежды Люси показала, что ее пеньюар и все платья на месте. Значит, она вышла в ночь в одной лишь тонкой белой сорочке! Я в ужасе поспешила на поиски подруги.

Я пробежала по Кресент и НортТеррас, вертя головой в надежде увидеть стройную фигурку в белом. Ночь была прохладной и ветреной, и я дрожала на бегу. Полная луна светила ярко и то и дело выглядывала в прорехи тяжелых, быстро мчащихся темных туч. На краю Западного утеса я всмотрелась в даль, опасаясь, что Люси могла отправиться на нашу излюбленную скамейку на кладбище по ту сторону гавани.

Сперва окрестности церкви Святой Марии были скрыты в тени, и я ничего не могла различить. Затем, одновременно с гулким ударом колоколов, лунный луч выхватил церковь и кладбище, и я увидела именно то, чего опасалась. Фигура в белоснежном одеянии полулежала на нашей любимой скамейке, а другая – угольночерная – склонилась над ней.

Охваченная все возрастающим страхом, я бросилась по лестнице вниз к причалу. Город был окутан мертвой тишиной. Я не встретила ни души на своем пути мимо рыбного рынка, через мост и далее по словно бесконечной лестнице, ведущей к церкви. Расстояние было значительным, возможно, около мили. Я бежала со всех ног, но мне понадобилось время, чтобы его преодолеть. В конце подъема я ловила ртом воздух. В боку кололо, но я не сдавалась. Наконец в неярком сиянии серебристой луны я вновь увидела темноволосую фигуру, полулежащую на скамейке. Это была Люси! К моему ужасу, высокое черное… нечто попрежнему склонялось над ней.

– Люси! Люси! – закричала я.

Ответа не последовало. Я вздрогнула от страха, когда темная фигура за спиной Люси выпрямилась и на меня уставилась пара сверкающих красных глаз. Кто это? Человек или дикий зверь? А красные глаза! Такие же, как у существа, виденного мною во сне! Это реальность или всего лишь порождение моего страха и фантазии?

Мое сердце отчаянно колотилось, когда я бежала мимо церкви, где на мгновение потеряла Люси из виду. Если это существо реально, то что оно делает рядом с Люси? Как она здесь очутилась? Пришла к нему по доброй воле? Он – или оно – подчинил ее себе? Люси бодрствует или спит? Боже праведный… она мертва?

Я бежала по пустому кладбищу, но когда достигла подруги, загадочная фигура исчезла. Люси лежала лицом вверх на железной скамье. Ее ступни были босыми, глаза закрытыми, длинные кудри цвета воронова крыла рассыпались по сторонам, губы изгибались в полуулыбке, она дышала медленно и томно. Я вздохнула от облегчения. Люси жива и явно спит! В страхе оттого, что красноглазый призрак может вернуться в любую секунду, я огляделась, но вокруг было темно и тихо.

Люси начала дрожать во сне. Я быстро обернула ее своей шалью и заколола ткань булавкой на горле. Увы, судя по тому, что она поднесла руку к горлу и застонала, я, видимо, невольно уколола подругу. Я села рядом, сняла ботинки и надела на нее, а затем осторожно попыталась разбудить. Это получилось не сразу. В конце концов мне пришлось несколько раз позвать ее по имени и хорошенько встряхнуть, чтобы привести в чувство.

– Мина? – прошептала Люси, когда наконец открыла глаза и сонно улыбнулась. – Что случилось? Зачем ты разбудила меня?

Я старалась говорить спокойно, чтобы не напугать ее:

– Дорогая, ты снова ходила во сне.

– Правда? Как забавно. – Люси зевнула, потянулась, оглядываясь по сторонам, и удивленно спросила: – Где мы? На кладбище?

– Да, моя милая.

– Ах!

На мгновение она смутилась, больше того, вероятно, была потрясена, оказавшись среди ночи на кладбище в одной сорочке, но лишь мило улыбнулась, вздрогнула, обвила меня руками и спросила:

– Я правда поднялась сюда совсем одна?

– Боюсь, что так. Люси, я видела когото рядом с тобой. Ты чтонибудь помнишь?

– Нет, ничего, с тех пор как легла в кровать, – в ее голосе появились нотки испуга. – Кого ты видела?

– Не знаю. Я находилась далеко, было очень темно. Возможно, мне померещилось.

– Я ничего не помню, – повторила она, морща лоб. – Кроме того, что… мне снился сон. Все как в тумане. Ты же знаешь, я никогда не помню снов. Могу сказать только, что шла по дорожке. Я услышала лай и увидела…

Внезапно она умолкла, голубые глаза подруги затуманились.

– Что ты увидела?

Люси долго молчала, затем покачала головой и резко ответила:

– Забыла.

Я подозревала, что Люси помнит больше, чем говорит. Однако место и время были неподходящими для расспросов. Темный призрак с красными глазами наполнил меня дурными предчувствиями.

– Идем. Ты должна немедленно вернуться домой.

Люси покорно встала и пошла за мной. Когда мы ступили на гравийную дорожку, она заметила, что я морщусь, наступая босыми ногами на острые камни.

– Постой, – поразилась Люси. – Почему на мне твои туфли? Ты должна их забрать.

– На это нет времени! Мы должны поскорее вернуться домой. Вдруг ктото увидит, как мы раздетые и босые бродим по кладбищу среди ночи? Что о нас подумают?

Подобная перспектива, похоже, встревожила Люси. Она не стала настаивать, а прибавила ходу. По дороге домой мое сердце колотилось от страха, что нас заметят или – намного хуже – мы снова встретим загадочного кладбищенского обитателя. К счастью, мы добрались до спальни, так никого и не встретив, и крепко заперли за собой дверь.

Вымыв ноги, мы опустились на колени у моей кровати, чтобы поблагодарить Господа за благополучное возвращение домой. Когда мы встали, Люси обняла меня и сказала:

– Спасибо, что пошла за мной, Мина.

Мы крепко обнялись.

– Страшно подумать, что случилось бы, проснись ты на темном кладбище совсем одна.

– Да, – коротко ответила она.

Когда подруга высвободилась из моих объятий, на ее лице мелькнуло странное выражение. О чем она умолчала? Мне хотелось спросить, но не хватало решимости. В конце концов, у меня тоже есть тайная вина – знакомство с мужчиной на кладбище.

– Слава богу, ты в безопасности. Но мне хотелось бы знать, как ты сумела снять ключ от комнаты с моего запястья, не разбудив меня!

– Извини. Я не помню, – пожала плечами Люси.

Я тихо стояла, пока подруга заново привязывала ключ к моему запястью, на этот раз затягивая узлы на ленте покрепче. Мы забрались в свои кровати и долго молчали.

Я дрожала под покрывалом, слишком взбудораженная, чтобы уснуть, думала, что Люси мирно спит; но вдруг из темноты раздался ее голос.

– Мина, можно попросить тебя кое о чем?

– О чем угодно, моя дорогая.

– Пообещай никому об этом не рассказывать. Даже маме.

Я помедлила. Разумеется, я понимала, о чем беспокоится Люси. Если подобная история станет хоть комуто известна, то репутация девушки жестоко пострадает. Дело не в сомнамбулизме, а в непристойности ночного появления раздетой на кладбище. Сплетники непременно исказят произошедшее.

– Тебе не кажется, что твоя мама вправе знать?

– Нет. В последнее время она не слишком хорошо себя чувствует. Я не хочу давать ей лишний повод для беспокойства. Представляешь, как она встревожится, если узнает? К тому же она недостаточно сдержанна. Они с Артуром очень близки. Я просто умру, если мама ему расскажет.

– Хорошо. Я буду молчать. Давай считать, что ничего не случилось.

Люси проспала допоздна. Когда я разбудила ее в одиннадцать, она выглядела довольно бледной. За ночь кожа подруги непостижимым образом утратила тот прелестный розовый оттенок, которым ее наградило летнее солнце. Несмотря на это, она проснулась в прекрасном настроении, с блеском в глазах и едва заметной самодовольной улыбкой на устах.

Тогда я не могла объяснить эти загадочные перемены… но позже постигла их суть слишком хорошо. Я просто радовалась, что наше ночное приключение не повредило подруге, даже неким образом пошло ей на пользу. Я подумала, что она, наверное, видела очень приятный сон.

Подруга причесывалась перед зеркалом, я одевалась и вдруг заметила нечто, наполнившее меня сожалением.

– Люси! Что это у тебя на горле?

– О чем ты? – спросила она, зачесывая назад копну темных волос, вертя головой и изучая свое отражение.

– Что это за отметины на шее?

Там алели две точки, похожие на булавочные уколы. Прямо под ними капля высохшей крови резко выделялась на фоне белоснежного воротника ночной сорочки.

– Понятия не имею. Вчера их не было.

– Ах, милая! – в отчаянии воскликнула я. – Это моя вина. Наверное, прошлой ночью я случайно проколола тебе кожу, когда застегивала шаль. Ради бога, прости! Тебе очень больно?

Люси засмеялась, похлопала меня по плечу и ответила:

– Я даже ничего не чувствую. Право, ерунда.

– Надеюсь, шрама не останется. Отметины совсем крошечные.

– Не беспокойся. Уверена, они быстро заживут. Воротник дневного платья должен их скрыть, но на всякий случай… – Люси заколола на горле черную бархотку, пряча отметины. – Вот. Теперь о них никто не узнает.

Это был отличный день для пикника. Мы с Люси прогулялись по тропинке вдоль утеса до МалгрейвВудс, где миссис Вестенра, которая приехала по дороге, встретила нас у ворот с корзинкой. Мы расстелили одеяло на мягкой траве под огромным деревом и отдали должное деликатесам, приготовленным нашей доброй хозяйкой.

Пока Люси с матерью весело обсуждали свадебные планы, мои мысли унеслись далекодалеко. Мне не давали покоя страхи касательно фигуры из сна. Ее же я видела прошлой ночью на кладбище. Она была реальной… или воображение подшутило надо мной? Если это был человек, то зачем он склонился над Люси таким странным образом и куда пропал? Я невольно вспомнила историю о Джеке Потрошителе, которую прочла в газете всего два года назад. Он охотился на молодых женщин в Лондоне под покровом темноты. Неужели по Уитби разгуливает Джек Потрошитель или ктото вроде него? При этой мысли я оцепенела от ужаса.

Я подумала было, что мне следует обратиться к властям, но затем вспомнила о данной Люси клятве никому не рассказывать. Я решила, что бессмысленно упоминать о столь унизительном происшествии, часть которого может оказаться вымышленной, особенно с учетом одного обстоятельства. Ведь Люси ничуть не пострадала. Однако в будущем я приложу все силы, чтобы подруга не выбралась из нашей комнаты ночью.

Я отогнала эти безмолвные размышления с намерением насладиться красотой дня и обществом своих спутниц. Я присоединилась к их оживленной беседе, дружески обсуждая идеальный цвет платьев подружек невесты, выбор блюд и напитков для приема. Шутки ради мы с Люси внесли несколько совершенно возмутительных предложений, что породило взрыв веселья.

Проведя некоторое время за столь приятными занятиями, я вспомнила о Джонатане и своей тоске по нему. Я представила красивый облик жениха: тщательно подстриженные каштановые волосы, высокий лоб, полные щеки, темнокарие глаза, соразмерные нос и рот и то любезное сердцу решительное выражение лица, которое наблюдала так часто. Я невольно подумала, как абсолютно счастлива была бы в этот миг, если бы он был со мной, и вздохнула.

Внезапно лицо в моем воображении сменилось образом совсем другого человека, а именно – высокого красивого джентльмена, которого я встретила на кладбище тремя днями ранее. К нему прилагалась та же мысль: как счастлива была бы я, если бы он был со мной. Я виновато зарделась.

«Мина! – упрекнула я себя. – С какой стати ты думаешь о нем? Ты его даже не знаешь… и обещана Джонатану!»

Все же против воли я мечтала увидеть его еще хотя бы раз.

Мое желание исполнилось в тот же вечер.

После ужина мы с Люси отправились к павильону на Западном утесе, где толпа счастливых курортников собиралась каждый вечер ради променадных концертов[5] и танцев. Я надела вечернее платье из темносинего шелка, а Люси так и светилась в своем розовом атласном наряде, расшитом бисером. Ее лицо изящно обрамляли кудри, а фарфоровую шею украшала прелестная черная бархотка.

Мы выбирались к павильону уже три вечера подряд и неизменно радовались музыке и вихрю танцующих, за которыми наблюдали с удобной позиции снаружи ярко освещенного павильона.

На этот раз темнота опустилась, как только мы заняли свое обычное место на террасе возле одной из высоких открытых дверей. Я часто размышляла о том, насколько непоследовательно наше чопорное общество, которое запрещает мужчинам и женщинам даже простые прикосновения на людях, а танцы считает совершенно приемлемыми. В сущности, они давно перестали быть ритуалом ухаживания. Даже вальс, который позволяет партнерам тесно прижиматься друг к другу, теперь находился на пике популярности. Я радовалась подобной моде, поскольку обожала танцы, но в этом сезоне обрекла себя на положение простой наблюдательницы.

Я улыбалась и слушала музыку, льющуюся в теплый ночной воздух. Люси, напротив, не знала покоя. Она постукивала носком туфли и потихоньку придвигалась к двери, пока мы не очутились внутри.

– Люси! – с упреком воскликнула я. – Идем на улицу.

– Нет. – Подруга выдернула руку. – Я устала вечно стоять снаружи. Ах! Танцоры такие красивые, правда?

Двое молодых джентльменов, заметив наше появление, оставили свою компанию и немедленно направились к нам. Оба не сводили глаз с Люси.

– Вы, наверное, впервые здесь, мисс, – произнес один из них, широко улыбаясь.

– Не желаете потанцевать? – быстро добавил второй, к возмущению первого.

Люси просияла. Я ощутила, что она готова согласиться.

Мне пришлось вмешаться:

– Вы очень любезны, сэр, но, боюсь, моя подруга вынуждена будет отказаться, поскольку обручена и скоро выйдет замуж. Мы обе помолвлены.

Юнцы нахмурились и поклонились, после чего поспешно ретировались.

– Ах! – воскликнула Люси со вздохом сожаления и досады, глядя вслед несостоявшимся поклонникам. – Обязательно было это говорить?

– Разумеется.

– Но почему? Танцы – абсолютно респектабельное занятие. Мы с тобой танцевали до упаду на каждом приморском курорте, который посещали!

– Да, но это осталось в прошлом. Если бы я им не сказала, Люси, то все равно что солгала бы и породила напрасные надежды. Эти молодые джентльмены мигом пожелали бы ухаживать за тобой.

– Вот тогда я им и рассказала бы. Ты считаешь меня ужасной кокеткой, Мина, но это мой последний шанс! После этого лета я навсегда стану старой, замужней и остепенившейся. Мне никогда больше не танцевать со множеством кавалеров в летнем павильоне. А так хотелось бы! Музыка просто прекрасна, я едва могу устоять на месте.

– Теперь ты должна танцевать только с Артуром… а я – с Джонатаном.

– Но их здесь нет! Ах! Я люблю Артура. Не знаю, чем и заслужила подобное счастье. Но это так несправедливо! До чего тоскливо быть обрученной, когда возлюбленного нет рядом. С тем же успехом я могла бы жить в монастыре. Иногда мне хочется вновь стать свободной!

Я собиралась осудить чувства Люси, когда испытала внезапное шокирующее прозрение, поняв, что согласна с ней. Даже если бы Джонатан находился рядом, по правде говоря, он был довольно робок по части танцев, вечно твердил, что у него обе ноги – левые. Вот бы – иногда – на часдругой становиться свободной, спокойно беседовать и танцевать… с кем заблагорассудится. При этой еретической мысли мои щеки вспыхнули. Думать так – недостойно с моей стороны! Все же я не могла отрицать, что тут есть зерно истины.

В этот миг мой взгляд упал на фигуру в дальнем конце переполненного зала. Я тихо ахнула. То был высокий красивый джентльмен, которого я встретила на кладбище! Он стоял рядом с танцующими, одетый, как и прежде, в черный сюртук прекрасного пошива, и пристально смотрел… на меня. Даже издалека я ощутила жар его пронзительного взгляда, как если бы вокруг никого больше не было.

Он немедленно направился ко мне. Мое сердце отчаянно забилось. До сих пор я ни словом не обмолвилась подруге, но теперь у меня не оставалось выбора.

– Люси, – поспешно сказала я, – на днях я познакомилась с одним джентльменом.

– Что?

– Пару дней назад, когда гуляла на утесе, я разговорилась с очень приятным мужчиной.

– Вот как? Но почему ты ничего не рассказала? Кто он? Как его зовут?

– Не знаю, но он, похоже, идет через зал прямо к нам.

Люси проследила за моим взглядом.

– Это он? Тот красивый черноволосый джентльмен? – пробормотала она, задохнувшись от удивления.

Я молча кивнула. Прошло три дня после нашей встречи. Теперь он казался – если это вообще возможно – еще красивее, чем я запомнила.

На лице Люси мелькнуло странное выражение, и она мгновение помолчала, глядя, как этот господин целеустремленно пробирается к нам через толпу.

– Возможно, я видела его в городе… Он… – С озадаченным смешком она покачала головой и вполголоса произнесла: – Нет, я бы в жизни не забыла подобного лица. Он поистине великолепен!

Джентльмен остановился перед нами, снял шляпу и поклонился, не отрывая глаз от моего лица.

– Добрый вечер, леди.

При звуках низкого голоса с едва уловимым иностранным акцентом Люси вздрогнула и вновь ошеломленно воззрилась на незнакомца. Я бросила на нее любопытный взгляд. Что означает ее реакция? Джентльмен, напротив, так пристально смотрел на меня, как будто вовсе не заметил Люси.

– Добрый вечер, сэр, – ответила я, стараясь говорить спокойно, несмотря на шум крови в ушах. – Рада видеть вас снова.

– Я безмерно счастлив опять встретиться с вами, мисс Мюррей. Вы чудесно выглядите сегодня вечером. Прелестное платье.

– Благодарю вас, сэр. – Мои щеки вспыхнули под его восхищенным взглядом, подобные которому обычно бросали на Люси, а не на меня.

– Леди, ваши вечерние платья нравятся мне намного больше новомодных дневных, застегнутых до самого верха. – Он скривился и указал себе на горло. – С воротниками вот досюда.

– Эта мода не так уж нова, сэр. Но я с вами согласна, порой они душат… особенно жарким летом, – засмеялась я.

Он взглянул на Люси, как будто только что ее заметил, и вопросительно посмотрел на меня.

– Вы доставили мне немалые затруднения, сэр, – добавила я. – Я хотела бы представить вас своей подруге, но мне неизвестно ваше имя.

– Неужели? Прошу извинить мою небрежность. Позвольте представиться: Максимилиан Вагнер из Зальцбурга. – Он вновь поклонился и протянул мне руку.

От его прикосновения у меня мурашки побежали по спине. Как и прежде, его пальцы казались странно прохладными сквозь тонкую лайковую перчатку.

– Как поживаете, мистер Вагнер? Позвольте представить мою дорогую подругу, мисс Вестенра.

– Мисс Вестенра, мисс Мюррей говорила о вас. Искренне рад знакомству.

Люси, которая все это время не сводила с него глаз, похоже, заставила себя мысленно встряхнуться. Она улыбнулась в ответ и вложила в его руку ладонь в перчатке.

– Взаимно, сэр.

Повернувшись ко мне, чтобы мистер Вагнер не увидел, Люси скорчила смешную гримасу, незамедлительно сообщая о своем безмолвном изумлении и удовлетворении великолепными манерами и внешним видом нового знакомого. Я с трудом удержалась от смеха.

Музыка на мгновение умолкла, и несколько танцующих пар распались. К Люси подскочил симпатичный паренек и спросил:

– Вы не подарите мне танец, мисс?

Подруга немедленно протянула ему руку и ответила:

– С удовольствием, сэр. – Она обернулась, подмигнула мне на прощание и добавила: – Увидимся, Мина.

Музыканты начали играть первые ноты одного из моих любимых вальсов – «Сказок Венского леса» Штрауса.

– Вы не окажете мне честь потанцевать с вами, мисс Мюррей? – Мистер Вагнер протянул мне руку.

Я знала, что должна сказать: «К сожалению, нет, сэр», но его глубокие синие глаза неотрывно смотрели в мои, отчего сердце колотилось в груди так, что я ничего не смогла ответить, а только молча приняла предложенную руку. Мистер Вагнер увлек меня в зал. Словно в трансе, я повернулась к нему, и мы встали в позицию для вальса. Он нежно притянул меня к себе, и между нашими телами осталось всего несколько дюймов. Правая ладонь на спине, крепкое плечо и уверенное пожатие левой руки заставили мою кровь вскипеть и бурно заструиться по жилам.

Музыка заиграла громче, и мы начали танцевать. Он двигался с поразительной плавностью и грацией, но несколько иначе, чем я привыкла. Я подумала, что такова, наверное, старомодная манера или, возможно, венский обычай. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы привыкнуть и приспособиться. Или это сделал он… Не знаю. Однако вскоре мы уже кружились по залу. Его движения настолько гармонировали с моими, что я словно впервые в жизни постигла сущность вальса. По мне пробежала дрожь удовольствия. Мысли путались, возвышенная ритмичная мелодия уносила меня прочь. Я словно парила в воздухе, довольно долго бездумно отдавалась во власть чудесной музыки и его объятий, мечтая лишь о том, чтобы это никогда не кончалось.

Глубокий голос ворвался в мои грезы:

– Вы прекрасно танцуете, мисс Мюррей.

– Благодарю, но я хороша лишь настолько, насколько искусен мой партнер, а вы поистине великолепны, сэр.

– У меня за плечами много лет практики. Осмелюсь предположить, что и у вас тоже.

– В школе я преподавала танцы и музыку.

– Это обязательные предметы для английских девочек?

– Да, наравне с хорошими манерами и обычными предметами.

– Чтением, письмом и арифметикой?

– А также иногда французским или итальянским.

– Ah? Parlezvous frangais, mademoiselle?

– Oui, monsieur, un peu.[6] Боюсь, однако, что понемецки я не говорю.

– Das ist doch kein Problem, Frдulein.[7] Невелика потеря. Нам ни к чему немецкий, чтобы общаться. Мне намного больше нравится ваш язык. – Мы обменялись улыбками, когда он закружил меня в ритме музыки и добавил: – Я читал, что вальс долгие годы считался непристойным в вашей стране. Это правда?

– Чистейшая правда, сэр. Он до сих пор мог бы оставаться таковым, если бы юная Виктория не пригласила будущего принца Альберта на тур вальса еще до того, как они поженились.

– В таком случае я в неоплатном долгу перед вашей королевой.

Я засмеялась. Мы молча танцевали. Повидимому, ни одному из нас не хотелось прерываться, поскольку одна мелодия перетекала в другую, а та – в следующую. Я с удивлением отметила, что, несмотря на жару в переполненном зале и наши старания, ни одна капля пота не блеснула на лбу мистера Вагнера. Он ничуть не запыхался, в то время как я за этот час разгорячилась, устала и отчаянно мечтала освежиться.

Очевидно, заметив мою усталость, мистер Вагнер спросил во время следующей паузы:

– Не хотите выйти на террасу на несколько минут, мисс Мюррей? Принести вам чтонибудь выпить?

– Было бы чудесно. Благодарю.

Когда мы направились к двери, я осмотрела зал в поисках Люси. Она оказалась в центре внимания большой группы мужчин. Все они весело смеялись и болтали. Я улыбнулась при виде подобного зрелища, когда мистер Вагнер поднес мне чашу пунша.

– А вы что же не взяли? – спросила я.

– Я не люблю пунш. Идемте?

Мы выбрались на террасу и сели рядом на низкой каменной стене, выходящей на море. Я с благодарностью пригубила пунш. Прохладный морской бриз освежал, но волшебство последнего часа продолжало горячить мою кровь. Темные волны под нами разбивались и накатывались на берег, яркие звезды мерцали в чернильносинем небе, все вокруг было пронизано чудесной музыкой, доносившейся из павильона.

– Позвольте повториться, мисс Мюррей. Вы чудесно танцуете. Не припомню, когда в последний раз столь приятно проводил время за этим занятием.

– Я тоже, сэр. Вы сказали, у вас за плечами много лет практики. Где вы научились танцевать?

– В школе, как и вы, – спокойно ответил он. – В Австрии вальс уходит корнями в далекое прошлое, а именно – во времена венского двора конца семнадцатого века. Последние две сотни лет и деревенские, и городские жители танцуют как проклятые, по их собственному выражению.

– Вполне понятно. В Австрии родились некоторые из самых красивых мелодий в мире. Больше всего я люблю «Сказки Венского леса», а еще – «Голубой Дунай».

– Я тоже люблю музыку Штраусов, как старшего, так и младшего.

– А как вам Йозеф Гайдн? – осведомилась я.

– Он был весьма одаренным композитором и интересным человеком, учил Бетховена и дружил с Моцартом, мог рассказать добрый анекдот и выпить целый бочонок пива.

Я удивленно засмеялась и уточнила:

– Я имела в виду музыку Гайдна. Вы говорите так, будто знали его.

– Да, знал… много прочел о нем и с удовольствием слушал его музыку, конечно. – Тут он засмеялся в ответ и сменил тему, поспешно добавив: – Если не ошибаюсь, подруга назвала вас Миной. Это сокращение от…

– Вильгельмины.

– Славное голландское или немецкое имя, но фамилия Мюррей, помоему, шотландская. Ваши родители из тех краев?

Мои щеки вспыхнули, и я смущенно отвела глаза, как всегда, когда разговор заходил об этом.

– Я ничего не знаю о своих родителях, никогда их не видела. Наверное… Я думаю, они из Лондона.

– Понятно.

– А ваши отец и мать, сэр? Они живут в Австрии?

– Нет. Скончались много лет назад.

– Мне жаль.

– Напрасно. Смерть – часть жизни. Здесь не о чем сожалеть и нечего бояться.

– Вы говорите так спокойно и сухо, как будто обсуждаете погоду. Вы правда не боитесь смерти?

– Ничуть.

– Наверное, вы религиозный человек? Часто посещаете церковь?

– Ни в коем случае.

– Что ж, я хотела бы разделять ваши чувства. Но… мне не нравится думать о смерти. Давайте поговорим о чемнибудь другом. Например, что привело вас в Уитби, мистер Вагнер? Дела или развлечения?

– То и другое.

– Каким же делам вы себя посвятили?

– У себя в стране я землевладелец, теперь размышляю о приобретении недвижимости в Англии.

– Где? В Уитби?

– У меня нет предрассудков. Мне нравится мир и безмятежность провинции, маленькие городки, но в целом я предпочитаю шум и гам – кажется, так вы говорите – больших городов вроде Лондона.

– Я тоже. В Лондоне столько жизни! Там можно много чего увидеть и сделать. Мне нравится гулять по Пикадилли. Вы поднимались на купол собора Святого Павла, бывали в Вестминстерском аббатстве и парламенте?

– Еще нет.

– Ах! Непременно посетите! Если вы найдете дом в Лондоне, он станет вашим постоянным обиталищем или местом для отдыха?

– Поживем – увидим. Мне давно хотелось сменить обстановку, а ваша великая страна – поистине центр мира. – Он взглянул мне в глаза. – Теперь, когда я… увидел ее, мне, вполне возможно, стоит переехать сюда навсегда.

Он смотрел на меня так пристально, что я залилась краской, через силу отвернулась и проговорила:

– Надеюсь, любое решение принесет вам счастье.

Ненадолго, пока я любовалась далекой луной, воцарилось молчание. Внезапно меня пронзило чувство вины. Как я могу весь вечер танцевать и беседовать с мистером Вагнером, когда мой нареченный пропал без вести… Возможно, заболел или подвергся опасности? Я вскочила, внезапно устыдившись себя.

– Уже поздно, сэр. Мне следует разыскать Люси и вернуться в наши комнаты. Благодарю за чудесный вечер.

Он поднялся с непритворным сожалением и сказал:

– Я наслаждался вашим обществом, мисс Мюррей. Вы не окажете мне честь проводить вас с подругой домой?

– Спасибо, но мы живем совсем рядом и…

Я подумала, что нам не избежать неловкости, если миссис Вестенра или наша хозяйка, миссис Абернати, увидит, как мы возвращаемся в столь поздний час в обществе незнакомого красивого джентльмена.

Памятуя о физической реакции, которую неизменно испытывала при его прикосновении, я не рискнула протянуть ему руку, а только кивнула, присела в реверансе и сказала:

– Спокойной ночи, мистер Вагнер.

– Спокойной ночи, мисс Мюррей. – Он поклонился. – Приятных сновидений.

Его глубокий голос еще звучал во мне эхом, когда я поспешила в павильон, где мне пришлось высказать несколько весьма суровых угроз, чтобы Люси оторвалась от очередного партнера по танцу. Со вздохом она наконец распрощалась с кавалером и последовала за мной наружу.

Когда мы направлялись к своим комнатам, Люси закружилась посреди улицы, прижимая руки к груди, и, задыхаясь от счастья, вымолвила:

– Ах! Что за вечер! Я танцевала с шестью партнерами, Мина. Шестью! Был момент, когда по меньшей мере двенадцать мужчин одновременно хотели со мной танцевать. Все они были очень милыми, искренними и заботливыми. Но должна признать, ни один не был и вполовину так красив, как твой мистер Вагнер!

– Он не мой мистер Вагнер. – У меня вспыхнули щеки.

– Помоему, твой. – Люси взяла меня за руку и продолжила: – Твой мистер Вагнер – самый привлекательный мужчина, какого я встречала! Я думала, что Артур красив, но по сравнению с ним он кажется довольно пресным.

– Люси, я согласна, что мистер Вагнер хорошо выглядит, но это не главное в мужчине.

– Конечно нет! Мистер Вагнер к тому же превосходно танцует. Все женщины смотрели на него – он был лучшим в зале. Я все отдала бы за вальс с ним, если бы ты не узурпировала его на весь вечер.

– Ничего подобного я не…

– А еще у мистера Вагнера прекрасные манеры и такой очаровательный акцент. Забавно!.. Когда он в первый раз заговорил, его голос показался мне странно знакомым, и я подумала: возможно, мы встречались? Но потом я засмеялась, поскольку это совершенно невозможно. Я в жизни не забыла бы встречу с подобным мужчиной! Поздравляю с фантастической находкой, Мина!

– Прошу тебя… никакая он не находка. Мы с мистером Вагнером просто друзья – и ничего более.

– Возможно, ты действительно считаешь его другом, моя дорогая, но он совершенно без ума от тебя! – захихикала Люси.

– Это неправда. – Теперь покраснело все мое лицо.

– Мина, ты что, слепая? Разве ты не видела, как мистер Вагнер смотрел, когда шел через комнату или сжимал тебя в объятиях? Я наблюдала за вами во время танца. Он даже не пытался это скрыть. Помяни мое слово, мистер Вагнер любит тебя… или вотвот полюбит. Кому и знать, как не мне! Множество мужчин смотрели на меня подобным образом, и трое из них сделали предложение.

– Люси, ты не должна мне это говорить. Это неправильно. Невозможно.

– Но так и есть! Ты с такой готовностью рассказывала всем и каждому о моей помолвке! Полагаю, сообщила мистеру Вагнеру о Джонатане?

– Конечно! При первой же возможности, в день нашей встречи.

– Гм. Выходит, он не из тех, кто легко сдается. Должно быть, надеется покорить и завоевать тебя.

– Если так, то он ошибается. Я никогда не давала мистеру Вагнеру ни малейшего основания думать, что… – Я осеклась, не в силах закончить.

– Мина, не надо выглядеть такой оскорбленной. Если мы помолвлены, это еще не значит, что мертвы! Разве мы не можем смотреть на других мужчин и оценивать их? Танцевать с ними в прибрежном павильоне без страха осуждения? Пусть мистер Вагнер считает, что ты заинтересована в нем больше, чем на самом деле. Я совершенно уверена, что ты не собиралась его завлекать. – Люси добавила с лукавой улыбкой: – Однако должна признать, что почти сожалею о твоей помолвке с Джонатаном, поскольку считаю мистера Вагнера великолепной добычей.

– Ах! Дурная девчонка! – воскликнула я, но против воли разразилась смехом вместе с Люси, потом немного успокоилась и заговорила серьезно: – Ты ничего не знаешь о мистере Вагнере, да и я тоже, по правде говоря. Помолвка с Джонатаном – честь для меня. Он мой самый лучший друг, не считая тебя, дорогая. Я люблю его и скучаю по нему.

– Я знаю. А я люблю Артура, скучаю по нему и ни капли не сомневаюсь в том, что мы обе выйдем замуж к октябрю.

Когда мы подошли к своим комнатам, я остановилась у крыльца и понизила голос:

– Люси, надеюсь, это и без того понятно, но нам лучше ничего не говорить о сегодняшнем вечере твоей матери… Артуру и Джонатану, когда они вернутся.

Люси прикоснулась пальцем к губам. В ее глазах мерцал едва заметный огонек.

– Я унесу наш секрет в могилу.

ГЛАВА 4

Люси уверяла, что слишком вымотана после танцев, чтобы ходить во сне, но той ночью я все равно заперла дверь и, как обычно, привязала ключ к запястью. Люси сразу же уснула и казалась такой безмятежной, что я не ожидала никаких хлопот. Однако мои надежды на мирную ночь оказались тщетны. В голове теснились мысли о мистере Вагнере и моем на редкость недостойном поведении. Когда я наконец забылась сном, меня дважды будила Люси, которая нетерпеливо пыталась выйти. Всякий раз она казалась раздосадованной тем, что дверь заперта, и мне приходилось укладывать ее в кровать.

На следующий день Люси отпустила совершенно неожиданное замечание, когда мы возвращались домой к ужину. Мы провели день на своей скамейке на Восточном утесе. Я опасалась, что это место станет немного другим… и даже зловещим, поскольку нашла на нем Люси в столь компрометирующем виде всего две ночи назад. Но она словно полюбила его даже крепче меня. Более того, мне приходилось прикладывать массу усилий, чтобы отвести ее домой поесть.

Мы как раз поднялись на вершину лестницы, ведущей с Западного причала, и остановились, чтобы насладиться пейзажем. Солнце висело совсем низко, окутывая церковь и аббатство на дальнем утесе чудесным розовым сиянием. При виде этого взор Люси странно затуманился, и она мечтательно произнесла:

– Снова его красные глаза! Они ничуть не изменились.

Захваченная врасплох, я уставилась на нее. Люси впервые упомянула те самые красные глаза, которые я дважды видела во сне и один раз на вершине утеса над телом Люси в ту ужасную ночь. Выражение ее лица было таким странным, что я проследила за ее взглядом. Она смотрела через гавань, на Восточный утес, на ту самую скамейку, которую мы только что покинули. Я с трудом разглядела на ней одинокую темную фигуру и, пораженная, ахнула, поскольку, несмотря на немалое расстояние, глаза незнакомца и вправду пылали, как два раскаленных уголька. Через мгновение иллюзия исчезла, словно ее породило алое свечение заходящего солнца.

– Люси, о чем ты говоришь?

– Что? – Подруга растерянно моргнула, как будто возвращаясь из грез наяву.

– Ты чтото сказала о мужчине с красными глазами.

– Правда? – Она странно хихикнула и покачала головой. – Понятия не имею, о чем я.

Я не поверила ей, но она больше не сказала об этом ни слова.

Как ни старалась, я не могла перестать думать о мистере Вагнере. Мои мысли целыми днями возвращались к нашим разговорам и его объятиям во время вальса.

Той ночью, после того как Люси легла в кровать и крепко уснула, я заперла дверь и прокралась в павильон в надежде вновь увидеть его, прекрасно сознавая, что поступаю скандально. К моему разочарованию, мистер Вагнер так и не появился, хотя я прождала довольно долго. Не желая танцевать ни с кем другим, я покинула павильон и некоторое время гуляла по Западному утесу под яркой, прекрасной луной.

Вернувшись домой и войдя в нашу комнату, я с удивлением увидела Люси, которая крепко спала, прислонившись к створке открытого окна. Рядом с ней на подоконнике сидела большая черная птица. Я подумала, что это странно. Птицы редко летают по ночам, особенно летом, не считая видов, ведущих ночной образ жизни, таких как совы. Однако я не слишком встревожилась, взбежала по лестнице, отперла дверь и вошла. Подоконник был уже пуст.

– Люси, с тобой все в порядке? – спросила я.

Она забралась в кровать. Ее лицо было бледным, дыхание тяжелым. Подруга держалась рукой за горло, как будто замерзла, и не отвечала. Я заботливо подоткнула одеяло. Даже во сне было заметно, что она напугана, и мне оставалось только гадать, чем именно.

Наутро за завтраком Люси была ужасно усталой и выглядела бледной, как никогда. Пока она ковырялась в тарелке, хозяйка принесла письмо, которое только что пришло. Лицо подруги просияло, когда она увидела, что это весточка от Артура.

– Он пишет, что его отцу много лучше, – тихо сообщила Люси, просмотрев послание. – Артур сможет приехать с визитом через неделю или две и надеется, что мы совсем скоро поженимся.

– Замечательно, – ответила ее мать.

На глаза миссис Вестенра внезапно навернулись слезы, появление которых она объяснила радостью. Но позже, когда Люси удалилась подремать, а мы с миссис Вестенра пили чай в гостиной, она открыла мне истинную подоплеку своих чувств.

– Как ты знаешь, Люси – мое единственное дитя, – произнесла добрая женщина, со вздохом опускаясь в кресло. – Мы всегда были очень близки. Мне горько терять ее, сознавать, что она вскоре станет замужней женщиной и больше не будет нуждаться во мне так, как прежде. Все же я испытываю облегчение и благодарность судьбе оттого, что у нее вскоре появится новый защитник.

– Уверена, она будет часто приходить к вам за советом и поддержкой, миссис Вестенра, – тепло улыбнулась я. – Даже самый лучший муж никогда не заменит мать.

При этих словах миссис Вестенра подавила тяжкое рыдание, и свежие слезы заструились по ее щекам.

– Ах! Мадам, что случилось? – огорченно воскликнула я. – Я вас чемто расстроила?

Ей понадобилось несколько мгновений, чтобы собраться с духом и ответить:

– Здесь нет твоей вины, дорогая. – Женщина промокнула глаза льняным платочком. – Просто ты не все знаешь… Я никому пока не говорила. – Она помедлила. – Если я тебе расскажу, пообещай, что не передашь Люси. Я не хочу ее волновать.

– Обещаю, – ответила я.

Как странно было оказаться хранительницей секретов и матери, и дочери, более того, беречь и собственный!

– Вероятно, ты заметила, что в последнее время я нездорова.

– Да, вы легко утомляетесь.

– Это все мое сердце. Оно слабеет. Врач говорит, что мне осталось не больше пары месяцев.

– Пары месяцев? – воскликнула я.

Миссис Вестенра печально кивнула и продолжила:

– Он говорит, что уже сейчас внезапное потрясение может убить меня в любой миг. Вот почему я тихо сижу в своих комнатах с тех самых пор, как мы приехали сюда.

– Ах! Миссис Вестенра, мне очень жаль. – Я горевала о ней и о Люси, которую, несомненно, подкосит кончина матери. – Могу я чемнибудь помочь? Облегчить вашу участь?

Она ласково улыбнулась, взяла меня за руки и сказала:

– Просто пообещай, что после моей смерти ты останешься такой же верной подругой Люси, какой была всегда.

– Конечно, – отозвалась я, поцеловав ее в щеку. – Можете не сомневаться.

Шли дни, и, к моему смятению, наибольшие опасения вызывало здоровье не миссис Вестенра, а Люси. Она утратила аппетит, становилась все более бледной, усталой и вялой, под ее глазами появилась изможденная синева, причин которой я не понимала. Ее мать пребывала в равном замешательстве, уверяя, что Люси никогда не страдала малокровием, нет его и теперь. Когда я спросила подругу о странных симптомах и нездоровье, она заявила, что озадачена не меньше меня.

Стояли ясные и солнечные дни, но во время прогулок я ни разу не встретила мистера Вагнера. Несмотря на это, я сопротивлялась соблазну прокрадываться в павильон по ночам, вместо этого оставалась дома и приглядывала за Люси. Я следила, чтобы наша комната всегда была надежно заперта, но все же дважды просыпалась и находила подругу в обмороке у открытого окна.

– Дорогая, что ты делала у окна? – спросила я однажды ночью, после того как нашла ее без чувств и уложила в кровать. – Ты ужасно бледна. Я вызову врача.

Она немедленно проснулась и закричала:

– Нет! Никакого врача. Что он может поделать? – Затем Люси както странно, жутковато рассмеялась и решительно ущипнула себя за щеки, чтобы вернуть им цвет. – Вот видишь? Со мной все хорошо. Просто замечательно.

Она вела себя так необычно, что я испытывала немалое волнение. Оно переросло в тревогу, когда я, подоткнув одеяло, заметила крошечные ранки на шее подруги, которые она всегда старательно прятала днем.

– Люси, отметины на твоей шее… Помнишь, я нечаянно уколола тебя булавкой? Они до сих пор не зажили, кровоточат и, кажется, стали еще больше.

– Я же говорила, мне не больно. – Она прикрыла ранку рукой. – Оставь меня в покое. Мне нужно поспать.

– Если за пару дней ничего не изменится, то мне придется вызвать врача, – заявила я.

Наутро Люси выглядела особенно усталой и бледной и отказалась вставать с кровати. Хотя мне не хотелось бросать ее, она настояла, чтобы я отправилась гулять в свое удовольствие и не мешала ей спать. Я взяла журнал и вышла на улицу, намереваясь провести пару часов за чтением на Восточном утесе. Небо было серым и пасмурным.

Глубоко погрузившись в раздумья, я прошла мимо рыбного рынка и приблизилась к мосту, когда в мои мысли ворвался знакомый голос:

– Мисс Мюррей?

Я подняла глаза и увидела мистера Вагнера всего в нескольких футах, рядом со ступеньками, ведущими на мост. Мое сердце лихорадочно забилось, как всегда при встрече с ним. Он выглядел особенно элегантно в модной соломенной шляпе, лихо заломленной на темноволосой голове.

– Мистер Вагнер!

– Чудесное утро.

– Вы думаете? По мне, слишком облачно. Хорошо хоть, что дождь не собирается.

– Это радует, поскольку я только что нанял лодку.

– Вы наняли лодку? – удивленно переспросила я.

– Да, вон ту, синего цвета, – указал он на прелестный маленький ялик, который стоял на якоре рядом с мостом. – Вы уже катались по реке?

– Нет. Мы с Люси мечтали об этом с тех пор, как приехали в Уитби… Но теперь она недостаточно здорова для подобной прогулки.

– Как жаль. Ее общество поистине приятно. Однако поскольку ее рядом нет… позвольте пригласить вас на небольшую прогулку по воде. Я слышал, что в миле вверх по течению есть прелестное местечко.

Предложение было весьма соблазнительным, и я мгновение размышляла над ним. Но разве у меня была возможность его принять?

– Благодарю за приглашение, сэр, но боюсь, что вынуждена его отклонить, дабы соблюсти приличия, – с глубоким сожалением ответила я.

– Приличия?

– Мне понравилось танцевать с вами, сэр, даже очень, но это было в павильоне, полном людей. Прогулка по реке без компаньонки – это немыслимо.

– Неужели? – На его губах заиграла улыбка, когда он взглянул на редких прохожих, которые не обращали на нас никакого внимания, а затем снова посмотрел на меня. – Вам правда есть дело до того, что подумают люди, мисс Мюррей? Кто узнает или возмутится, если вы проведете сегодня несколько часов на реке… с компаньонкой или без? Почему бы не забыть об осторожности хотя бы раз в жизни?

Я невольно рассмеялась и подумала: «Мина Мюррей, ты двадцать два года жила в мире и покое и всегда вела себя крайне благопристойно. Правда, кто узнает или возмутится? Люси велела тебе гулять в свое удовольствие. Так последуй ее совету! Наслаждайся своим последним летом на морском курорте, прежде чем навек остепениться!»

– Вы правы, сэр. Мне следует время от времени забывать об осторожности. Я охотно прокачусь с вами на лодке.

Он улыбнулся и протянул мне руку. От его прикосновения меня пронзила дрожь. Пока мистер Вагнер вел меня по лестнице к ялику и помогал подняться на борт, я отогнала прочь все покаянные мысли и позволила себе разволноваться, подумав, что совершенно допустимо порой вести себя чуточку опрометчиво и импульсивно, выйти за тщательно очерченные рамки и испытать невинное приключение. Джонатан никогда не узнает, к тому же это всего лишь лодочная прогулка.

Я села на одном конце лодки, мистер Вагнер устроился напротив и взялся за весла. Повидимому, эта задача ничуть его не тяготила. Вскоре мы покинули причал и заскользили по воде.

– Вы с поразительной легкостью управляетесь с лодкой, мистер Вагнер.

– Это только кажется, поскольку я гребу по течению.

Я сняла перчатку и поболтала рукой в прохладной воде, глядя на свое искаженное отражение на зыбкой поверхности. Я заметила, что мистер Вагнер почемуто не отражается в ней.

«Как странно, – подумала я. – Наверное, игра света».

– Я вижу, вы захватили с собой «Липпинкоттс мансли мэгэзин», – заметил он, когда мы уверенно поплыли вверх по реке. – Это июльский номер?

– Да. Откуда вам известен «Липпинкоттс»?

– Я подписан на новую лондонскую версию, как и на множество других английских журналов и газет. Они помогают мне совершенствовать владение вашим языком и держаться в курсе всех новинок и шедевров литературы. Вы читали повесть Артура Конан Дойла в февральском выпуске?

– «Знак четырех»? Конечно! На редкость увлекательная история. А в этом номере напечатано новое произведение Оскара Уайльда – «Портрет Дориана Грея». В нем говорится о человеке, который пожелал навсегда остаться молодым… и преуспел в этом. Вы читали?

– Да. Я уехал из дома прежде, чем пришел подписной экземпляр, но вчера купил в киоске другой. Вам понравилась эта история?

– Вовсе нет. Она показалась мне скандальной, местами страшной и невыносимо грубой. В то же время я не смогла ее отложить, прочла уже два раза!

– Не правда ли, любопытная концепция – идея вечной юности? – Мистер Вагнер засмеялся. – Разве вам не хочется быть богатой, красивой и вечно юной?

– Полагаю, мало кто откажется от немеркнущей юности, – признала я. – Но ближе к концу роман становится сделанным в духе Фауста предостережением о тщете и легкомыслии, опасности попыток вмешаться в фундаментальные законы жизни и смерти. Если поразмыслить над этим как следует, я бы не хотела оставаться вечно юной.

– Неужели? Почему же?

– Потому что мне пришлось бы наблюдать, как стареют и умирают все, кого я люблю.

– А вдруг это было бы не совсем так? Если бы один человек, которого вы любите всем сердцем, с которым могли бы жить вечно, не старился бы вместе с вами?

Я помедлила и ответила:

– Тогда я могла бы согласиться, если бы не требовалось продать душу дьяволу. Но пока мне не встретился волшебник, способный зачаровать нас с Джонатаном без какихлибо неприятных последствий, я готова элегантно стареть, как все смертные.

Внезапно я поймала себя на мысли, что сожалею о том, что упомянула Джонатана. Мое замечание было искренним, но, конечно же, неловко говорить о своем женихе, катаясь на лодке с другим мужчиной.

Мистер Вагнер, однако, как будто вовсе не заметил моей промашки и спросил:

– Кажется, вы говорили, что ваш жених находится в деловой поездке. Есть новости от него?

– Нет. – Я нахмурилась, и все мои тревоги вернулись с поразительной силой. – Я ожидаю известий со дня на день, но уже довольно давно ничего не получала.

– Сочувствую. Куда, вы сказали, он уехал?

– В Трансильванию.

– Знакомые края.

– Правда? И каково там?

– В сельской местности очень красиво. Горы, леса и старинные городки, на вершинах холмов щедро разбросаны древние замки. Но для меня там слишком тихо и уединенно. Скажите… как бишь зовут вашего жениха?

– Джонатан.

– В какую именно часть Трансильвании он направился?

– Ближайший город – Бистрица. Его клиент живет в замке рядом с какимто горным перевалом… кажется, Борго.

– Перевал Борго? Вот как! Это все объясняет.

– Неужели? Как именно?

– Перевал Борго расположен на самом востоке Трансильвании, посреди Карпатских гор, на границе с Буковиной. Это поистине край света, одна из наиболее диких и неизведанных областей Европы, крайне малонаселенная. Хороших карт почти нет. Даже самый опытный путешественник не сразу разберется в ее извилистых дорогах. – Мистер Вагнер добавил зловещим тоном: – Осмелюсь предположить, что он заблудился и попал в плен к цыганам.

– Цыганам? – в тревоге переспросила я.

– Многие мужчины и женщины неделями томились в добровольному плену у цыганского костра. – Его глаза блеснули. – Подобно царю из сказок «Тысяча и одна ночь», они не могли оторваться и пропустить очередную часть еженощных рассказов.

Я засмеялась в ответ на его мягкое поддразнивание.

– Неплохое объяснение, сэр, будь на его месте вы или я, но у Джонатана очень практичный характер. Он любит книги, но его настоящий конек – архитектура и история.

– Архитектура и история, говорите? Смею заметить, Будапешт просто очарователен, не говоря уже о Вене и Городе света.[8] Джонатан прежде бывал в Париже?

– Ни разу.

– Вот видите! Человек, который любит путешествовать, обожает архитектуру и историю, может потеряться в любом из этих городов на долгие месяцы. Да что говорить! Только на осмотр Лувра необходимо полгода.

Я кивнула. Тем не менее веселость, которую он пробудил, вскоре испарилась, и мы умолкли. В глубине души я знала, что разумного объяснения отсутствию Джонатана нет. Вероятно, мой спутник почувствовал, что мне больше не хочется шутить по этому поводу.

Мы довольно долго скользили в тишине по реке среди идиллическипрекрасной сельской местности. Наконец мы причалили в чудесном местечке под названием КокМиллКрик, где высадились на берег и некоторое время прогуливались по нему. Когда мистер Вагнер спросил, не угодно ли мне поесть, я призналась, что очень голодна. Мы заглянули в небольшую таверну в ГленЭске, где нас проводили за столик на веранде с видом на реку, и я заказала сэндвич и лимонад. К моему удивлению, мистер Вагнер не попросил ни еды, ни питья.

– Прошу прощения, но я уже пообедал, а вечером у меня назначена встреча, которая подразумевает обильный, просто незабываемый ужин. Не хотелось бы портить аппетит.

Некоторое время мы сидели молча. Я обедала, внимая бормотанию реки, которое чудно сливалось с гудением насекомых и щебетанием птиц. Облака еще не разошлись, но легкий ветерок, несущий ароматы летних цветов, бойко шелестел в листьях деревьев окружающих рощиц.

– Какое красивое место, – произнесла я. – Спасибо, что привели меня сюда.

– Это вам спасибо.

Я взглянула на него и застигла врасплох. Взгляд этого человека был таким искренним, восхищенным и полным интереса! Я внезапно ощутила, что могу поведать ему все, ничуть не сомневаясь, что он никогда не причинит мне вреда.

– В тот вечер в павильоне, мистер Вагнер, вы спросили о моих родителях, – начала я, и он выжидающе кивнул. – Я сирота. Меня оставили на ступенях лондонского приюта, когда мне исполнился всего год, одетую в лохмотья и завернутую в старое одеяло. К нему была приколота грубая записка с моим именем – Вильгельмина Мюррей – и просьбой позаботиться обо мне.

– Я так и думал, судя по тому немногому, что вы рассказали.

– Все детство я провела в приюте. Там я и встретила Джонатана. Он был сыном овдовевшей кухарки и жил с матерью в комнатах на верхнем этаже. Много лет мы считали друг друга братом и сестрой, которых у нас никогда не было. Лучший друг его отца, мистер Питер Хокинс, оплатил образование Джонатана, в двенадцать лет послав его в превосходную школу. Мне самой пришлось бы ограничиться тремя годами обязательного начального обучения, если бы наше заведение не получило щедрое пожертвование. Меня послали в пансион на окраине Лондона. Мы с Джонатаном увлеченно переписывались и виделись всякий раз, когда навещали его мать в одно и то же время. Увы, прошлой осенью она скончалась. На ее похоронах мы с Джонатаном встретились вновь и обнаружили, что наши чувства друг к другу окрепли и изменились.

Я на мгновение унеслась мыслями в тот день, когда Джонатан попросил моей руки. Это случилось через три дня после похорон его матери, когда мы гуляли по лондонскому парку. Он остановился под высоким деревом и произнес: «Вильгельмина, ты нравишься мне больше всех девушек на свете. Помоему, мы созданы друг для друга. Ты чувствуешь то же самое? Выйдешь за меня?» Я с радостью согласилась и поцеловала его. Это был наш первый поцелуй. С тех пор мы стали еще ближе и планировали свое общее будущее. Разумеется, наши отношения были совершенно благопристойны и невинны.

– Замечательная история со счастливым концом, – произнес мистер Вагнер. – Все же вам не хотелось ее рассказывать. Почему?

– К сожалению, это не все. – Я набрала побольше воздуха и продолжила: – В детстве я мечтала о матери и отце. Я воображала, что они король и королева далекой страны, которые спрятали меня, наследницу трона, чтобы защитить от врагов. Конечно, я знала, что это всего лишь сказка, но тогда мне нравилось в нее верить. Позже я сказала себе, что мои родители – простые бедные англичане, которым не хватало средств на мое содержание, но однажды они найдут меня. Разумеется, никто за мной не пришел. Когда мне было восемь лет, я подслушала разговор приютских служанок. Одна из них сказала… – Мои щеки вспыхнули от унижения. – Моя мать была горничной, которая… которая оказалась в тягости и была уволена.

– Это правда?

– Повидимому. Служанка не назвала имени и вряд ли представляла, что стало с моей матерью, но откудато знала историю моего рождения. Я сгораю со стыда с тех самых пор, как узнала правду.

– Почему? Потому что мать понесла вас вне брака?

– Да! Расти с сознанием того, что твоя мать столь скандально согрешила… Это преследует меня всю жизнь.

– Несомненно, это незавидная участь – расти без родителей. Еще более печально испытывать стыд в связи с обстоятельствами своего рождения. Но по правде говоря, мисс Мюррей, это не слишком ужасная история. Все мы испытали те или иные несчастья, и ваши явно не оставили на вас следа. Взгляните на себя. Вы красивая молодая женщина, хорошо образованная, собираетесь замуж.

– Прошу вас, не считайте меня неблагодарной. Я каждый день приношу хвалу Господу за все, что имею.

– Я только хочу, чтобы вы перестали терзаться изза того, что не способны изменить. Мне кажется, вам выпала лучшая доля, чем многим. Если быть честным, то я вам завидую.

– Завидуете мне? Но почему? Я бедная сирота без гроша за душой. В то время как вы, сэр… вы богаты, путешествуете по миру, у вас есть все, чего только можно пожелать.

При этих словах его лицо омрачилось.

– Нет, мисс Мюррей, это у вас есть все, чего только можно пожелать, единственный неподдельный источник счастья на свете.

– Что же это? – недоуменно спросила я.

– Вы нашли человека, с которым хотите разделить свою жизнь до последнего дня. – Он посмотрел мне в глаза и добавил глубоким тихим голосом: – Я ищу такого человека… уже очень давно.

Под его взглядом мне не хватало воздуха, и я с трудом произнесла:

– Однажды вы найдете его.

– Да, – тихо ответил он, не сводя с меня глаз. – Обязательно найду.

Обратная поездка по реке оказалась не менее мирной и безмятежной. Когда мы расставались, я искренне поблагодарила мистера Вагнера за прогулку.

– Вечером я буду в павильоне, – сказал он и поцеловал мою руку в перчатке. – Вы присоединитесь ко мне?

Я не дала определенного ответа, повернулась и побежала домой, охваченная новым чувством вины. Наша беседа в тот день напомнила мне, как сильно я скучаю по Джонатану. Я испытала болезненный укол тоски по нему. Я надеялась, что вскоре получу письмо от Джонатана и отправлюсь к нему… Но как только это сделаю… уеду из Уитби… Я сознавала, что никогда больше не увижу мистера Вагнера. При этой мысли на мои глаза навернулись жгучие слезы. Что же мне делать с подобными недостойными чувствами к мужчине, с которым мне никогда не следовало встречаться?

Я все время думала о предстоящем вечере и том, что мистер Вагнер будет ждать меня в павильоне. В голове вертелась строка из «Портрета Дориана Грея», которую, верно, сочинил сам дьявол: «Единственный способ отделаться от искушения – уступить ему. А если вздумаешь бороться с ним, душу будет томить влечение к запретному».[9]

Ужиная с Люси и ее матерью, я изнемогала от беспокойства. Мне приходилось постоянно напоминать себе о необходимости держаться лжи. Я сказала, что весь день читала и писала на кладбище.

Миссис Вестенра, явно заметив мою тревогу, потянулась через стол, взяла меня за руку и сказала:

– Не переживай так, милая. Скоро ты увидишь его.

– Кого? – переспросила я в тревоге и смятении, на мгновение поверив, что ей откудато известно о мистере Вагнере и моем тайном желании встретиться с ним вечером.

– Джонатана, конечно.

– Да, надеюсь, – поспешно ответила я.

Весь ужин я ощущала на себе взгляд Люси, но так и не набралась смелости посмотреть ей в глаза.

Как только Люси уснула, я встала и надела синее вечернее платье. Я так задумалась, что чуть не забыла запереть дверь спальни и спрятать ключ в перчатке.

Я выбежала в ночь, раскрасневшись от нервного предвкушения, вошла в павильон и жадно оглядела толпу. Сперва его нигде не было видно, и я пала духом, затем он появился, словно по волшебству, и молча предложил свою руку. Наши взгляды встретились. Я скользнула в его объятия. Заиграла музыка, и я вновь унеслась в другой мир.

Мы танцевали несколько часов. Позже, когда мы вышли на улицу, окутанные музыкой, мистер Вагнер снова заключил меня в объятия, и мы вальсировали под звездами. Он увлек меня в место, скрытое от взоров других людей на террасе, остановился и притянул еще ближе. Наши тела соприкоснулись, его лицо оказалось всего в паре дюймов от моего. Когда мы стояли в раскаленной тишине, сжимая друг друга в объятиях, мое сердце забилось так громко, что он обязан был это ощутить, несмотря на несколько слоев одежды.

Его взгляд упал на мои губы, затем опустился ниже, на обнаженное горло. Внезапно глаза мужчины яростно вспыхнули, как будто его охватил неутолимый голод. У меня закружилась голова. Я затаила дыхание, поскольку испытала то же самое. В тот миг я больше всего на свете хотела, чтобы мистер Вагнер поцеловал меня.

Неожиданно его взгляд стал жестким, как если бы он призвал все доступные силы, чтобы устоять перед искушением, и грубо оттолкнул меня.

В этот момент темноту пронзил взрыв смеха ночных прохожих и привел меня в чувство.

– Уходите! – Мистер Вагнер отвел глаза, явно пытаясь взять себя в руки. – Немедленно! Пока я…

Я пробормотала пару слов на прощание и ринулась прочь. Пока я бежала домой, мои глаза жгли слезы, а сердце колотилось от стыда.

«Если бы он не сдержался, я поцеловала бы его, – подумала я. – Что я натворила? Какая женщина способна вести себя так позорно?»

Я понимала, что должна положить этому конец, но не знала, как именно.

Когда я украдкой пробралась в нашу спальню и заперла за собой дверь, из темноты раздался укоризненный голос Люси:

– Где ты была?

Я зажгла лампу. Люси лежала в кровати и смотрела на меня. Было непонятно, спит она или бодрствует.

– Гуляла под звездами, – быстро ответила я. – Я часто так делаю.

Когда я начала раздеваться, Люси села, не сводя с меня голубых глаз, мерцающих на страннобледном лице, и сказала:

– Долго же ты гуляла. Я уже просыпалась, и тебя не было. Я испугалась.

– Прости.

– Почему ты раскраснелась и взмокла?

– Мне чтото померещилось в тени, и я побежала.

– Не верю. Ты ходила в павильон, да? Ты танцевала с мистером Вагнером!

– Ничего подобного я не делала. – Мои щеки вспыхнули.

– Ты бездарная лгунья, Мина. Надо же, как зарумянилась! Можешь ничего от меня не скрывать. Если ктото и способен понять твое искушение, так это я.

– Не понимаю, о чем ты.

– Хорошо. – Люси обхватила колени руками и улыбнулась. – Мина, ты помнишь ту ночь, когда ты нашла меня на кладбище, крепко спящую?

– Разве я могу ее забыть?

– Память понемногу возвращается ко мне. Я вспоминаю обрывки своего сна, один за другим. Меня тянуло на кладбище, хотя я не знала почему. Я перешла через мост и поднялась по лестнице, услышала собачий вой… и чудесную музыку. А затем… – Лицо Люси сделалось мечтательным, и она нежно погладила покрывало. – Все смешалось, а после я помню чтото черное и высокое, с красными глазами.

– Красными глазами?

– Затем в моих ушах раздалось странное пение. Словно моя душа оставила тело и воспарила в воздух. Я вернулась в себя, когда ты начала меня трясти.

В этот миг за окном раздался странный звук. Люси вскочила и отдернула занавеску. Я вздрогнула при виде гигантского существа с черными крыльями, которое кружило неподалеку в лунном свете.

– Кто это? – спросила я. – Огромная птица?

– Летучая мышь.

Я уже видела летучих мышей, но это существо было крупнее и чернее большинства из них и размеренно махало огромными крыльями. Раз или два оно подлетело совсем близко к окну – возможно, меня подвело воображение, – взглянуло на меня своими крошечными пронзительными глазками, после чего умчалось на восток.

Мечтательное выражение лица Люси сменилось сладострастным, какого прежде за ней не водилось. Она легла на спину и засмеялась так странно, что я содрогнулась.

– Люси, почему ты так смеешься?

– А разве ты не знаешь, милая Мина? – Подруга обратила на меня свой сладострастный взор, затем повернулась спиной и, кажется, немедленно уснула.

Все изменилось уже на следующее утро.

ГЛАВА 5

Вскоре после завтрака я отправилась в писчебумажную лавку, расположенную в паре кварталов, чтобы купить чернил для ручки. Выходя с покупкой на улицу, я наткнулась на мистера Вагнера.

– Доброе утро, – улыбнулся он.

– Мистер Вагнер. – При виде его я воспрянула духом, но улыбнуться все же не смогла.

– С вами все в порядке?

«Нет, – подумала я. – Не все. Я испытываю чувства к вам, а вы ко мне, и это никуда не годится».

– Я очень беспокоюсь о своих друзьях, – вслух ответила я. – Дела у них идут неважно.

– Как жаль. Могу я чемнибудь помочь?

– Сомневаюсь. Разве что вам известен хороший врач в Уитби.

– Я охотно наведу справки в этом отношении.

– Весьма любезно с вашей стороны.

В этот миг из соседнего здания почты вышла коренастая краснощекая женщина с несколькими письмами в руках.

При виде меня она удивленно ахнула и воскликнула:

– Мисс Мюррей!

– Боже, – прошептала я.

– Кто это? – спросил мистер Вагнер.

– Наша хозяйка, миссис Абернати – весьма словоохотливая дама.

Я еще ни разу не встречала знакомых, находясь в обществе мистера Вагнера, не считая того случая, когда представила его Люси в павильоне. Теперь же миссис Абернати решительно подошла к нам и с безмерным любопытством уставилась на мистера Вагнера.

– Тактактак, мисс Мюррей! – Она смаковала каждое слово. – И кто же ваш красавчик дружок?

Мистер Вагнер посмотрел на нее не менее пристально и произнес глубоким низким голосом:

– Да, в общемто, никто, мадам.

Миссис Абернати на мгновение застыла на месте с отвисшей челюстью, затем резко повернулась ко мне, как будто начисто забыла о моем спутнике, и сообщила:

– Вам письмо, мисс Мюррей. До свидания.

Она вложила конверт мне в руку, развернулась и унеслась прочь, прежде чем я успела ее поблагодарить.

– Ах! – радостно воскликнула я.

– Это от Джонатана? – спросил мистер Вагнер.

– Нет. От его нанимателя, но, возможно, он переслал еще одно письмо от Джонатана.

Я поспешно вскрыла конверт. В нем лежала короткая сопроводительная записка от мистера Хокинса и, как я и надеялась, еще одно письмо. Но при виде обратного адреса я в ужасе вскрикнула.

– Что случилось?

– Письмо, которое он переслал! На нем стоит штемпель больницы в Будапеште. Да и почерк… Я никогда его раньше не видела.

Я разорвала конверт и быстро просмотрела первые строки послания.

Больница Святого Иосифа и Девы Марии

Будапешт

12 августа 1890 года

Любезная мадам!

Я пишу Вам по просьбе мистера Джонатана Харкера, который недостаточно окреп, чтобы писать самостоятельно, хотя здоровье его постепенно идет на поправку, благодарение Господу, святому Иосифу и Деве Марии. Он находится под нашей опекой почти шесть недель, страдая от жестокого воспаления мозга, шлет Вам свою любовь…

Эта новость, столь долго ожидаемая с надеждой и страхом, наполнила меня таким страданием и облегчением, что я разразилась слезами.

Мистер Вагнер с участием смотрел на меня, пока я старалась взять себя в руки.

– Он?..

– Ах! Сэр, Джонатан нашелся! – всхлипывая, выговорила я. – Он в больнице в Будапеште!

– Надеюсь, ему ничто не угрожает?

– Не знаю. Мне надо немедленно вернуться домой и дочитать письмо. Прошу меня извинить…

– Постойте. Мисс Мюррей, ваши чувства совершенно расстроены. Позвольте помочь вам. Я провожу вас домой.

– Нет! Простите, но… спасибо за… Прощайте, сэр. Прощайте!

– Прощайте? – изумленно повторил он.

Его глаза сузились, на лицо набежала тень, и меня внезапно охватили самые дурные предчувствия.

Я промолчала и в слезах ринулась прочь, сжимая письмо в кулаке. Я ни разу не обернулась, но ощущала жаркий взгляд мистера Вагнера до самого конца улицы и еще долго после того, как завернула за угол и скрылась из виду.

Добравшись до наших комнат на Кресент, я прошла прямиком в гостиную и упала на стул у окна, где вытерла глаза и приступила к чтению. Люси и ее мать, которые щебетали тетатет, заметив мое смятение, немедленно бросились ко мне, уселись на стулья и засыпали меня тревожными вопросами. Я объяснила, что в сообщении говорится о Джонатане, и умолила подождать, пока дочитаю. В письме было несколько страниц. Проглотив его содержимое, которое наконец рассеяло неизвестность, тяготившую меня столь долго, я снова заплакала.

– Что случилось, Мина? – спросила Люси. – С Джонатаном все в порядке?

– Он болен, – всхлипывая, ответила я. – Вот почему не писал. Все это время лежал в больнице в Будапеште с воспалением мозга!

– Воспалением мозга? – в тревоге воскликнула миссис Вестенра. – Милая, но это же очень серьезно.

Я кивнула, смахивая слезы.

– Письмо от сиделки, сестры Агаты, которая ухаживает за ним. Она пишет, что он, повидимому, испытал некое ужасное потрясение. – Я зачитала вслух: – «В бреду он говорил о кошмарных вещах: о волках, яде и крови, призраках и демонах, страшно вымолвить, о чем еще. Будьте осторожны, избегайте разговоров обо всем перечисленном как можно долее. Подобная болезнь оставляет неизгладимый след».

– Волках, крови и демонах! – повторила Люси. – Какой ужас! Интересно, что породило подобные фантазии?

– Похоже, никто не знает. Насколько я поняла, он сел на поезд из Клаузенбурга и впал в состояние горячечного бреда. Сестра утверждает, что написала бы раньше, но им лишь недавно удалось выяснить имя Джонатана и узнать, откуда он приехал. Он явно идет на поправку, о нем хорошо заботятся, но сестра пишет, что ему придется оставаться в больнице еще несколько недель.

– Что ж, это хорошая новость. – Миссис Вестенра похлопала меня по колену. – Теперь ты хотя бы знаешь, где он и что ему ничто не угрожает.

– Да. Но как странно, что он послал это письмо мистеру Хокинсу, а не мне. Я написала Джонатану в Трансильванию и оставила свой адрес в Уитби. Наверное, он так и не получил моих писем. Он просит денег, чтобы заплатить за лечение… и милый мистер Хокинс в своем письме поясняет, что уже перевел ему нужную сумму. Ах! Подумать только, что Джонатан сейчас одинодинешенек в больнице в Будапеште! Я должна немедленно отправиться к нему!

– Конечно же, – подтвердила Люси.

Но когда я взглянула на подругу, моя решимость поколебалась. Внешне она была в хорошем настроении – наверняка притворялась ради спокойствия матери, – но попрежнему казалась очень бледной и изнеможенной. Мне никак не удавалось забыть две странные отметины на ее шее. Я знала, что они до сих пор не затянулись, сколько бы Люси ни прятала их под воротником и бархоткой.

– Но разве я могу? – покачала я головой. – Ты тоже нездорова, Люси. Мы не знаем причины твоего недомогания, и ты попрежнему склонна ходить во сне. Я должна остаться и позаботиться о тебе.

– Нет, не должна, – ответила Люси.

– Я позабочусь о дочери, – пообещала мать. – Впредь мы будем спать в одной комнате, если понадобится.

Я вздохнула. Сердце миссис Вестенра было таким хрупким! Похоже, все, кого я любила больше всех на свете, заболели.

Я разрывалась на части и с сомнением спросила:

– Вы уверены, что справитесь без меня?

– Мина, твое место – рядом с твоим женихом, а мое – возле моего, – заверила Люси. – Неужели ты забыла? Артур приедет через день или два! Он позаботится обо мне, если будет нужно. Наверное, я просто чахну от тоски. С ним я снова расцвету!

Это замечание несколько развеяло мои опасения, поскольку я знала, что мистер Холмвуд на редкость преданный и умный мужчина. Но меня пронзила другая мысль: если я уеду, то мне придется попрощаться с мистером Вагнером навсегда! По всей вероятности, я больше не увижу его. Осознание этого факта причинило мне острую боль, но я ничего не могла поделать.

– В таком случае я должна поехать к Джонатану, причем как можно скорее, – решила я. – Я помогу ухаживать за ним, если сумею, и отвезу его домой.

– Будапешт – это очень далеко? – спросила Люси.

– Да. В Венгрии, – ответила я. – К счастью, у меня есть скромные сбережения. Я хотела оплатить часть свадебных расходов, но… Миссис Вестенра, вы не знаете, сколько стоит подобная поездка? Джонатан не поделился со мной сведениями о своих путевых затратах, а я никогда не покидала Англии.

– Не волнуйся, милая, – ласково сказала миссис Вестенра. – Мы с Люси бывали на континенте и прекрасно знаем все тонкости. Пересечь пролив совсем несложно, а европейские поезда не так уж и дороги. Что касается расходов, я охотно помогу тебе.

– Миссис Вестенра, вы очень добры, но я не приму ваших денег.

– Я вынуждена настаивать. Ты говорила, что мистер Хокинс послал некую сумму в больницу, где лежит Джонатан, но это не может стоить дешево. А сколько недель он там провел? Даже если тебе хватит сбережений на дорогу, очень скоро ты останешься без гроша в одном из самых отдаленных уголков Восточной Европы. Я тебе этого не позволю. – Я снова начала протестовать, но миссис Вестенра продолжила: – Мина, считай это заблаговременным свадебным подарком. Долгие годы вы с Джонатаном много работали и мало получали. Люси собирается выйти за очень богатого человека. Муж оставил мне порядочный доход. Если я не могу потратить его малую долю на помощь другу в нужде, то для чего он мне?

Мать Люси бросила на меня выразительный взгляд, который я приняла за напоминание о секретном признании в болезни сердца. Я поняла то, о чем она промолчала. Ей недолго оставалось жить, и, не нуждаясь в деньгах, миссис Вестенра хотела поделиться со мной.

– Спасибо, – тихо уступила я. – Вы очень щедры.

Мы сошлись на том, что я должна уехать рано утром, и начали составлять маршрут путешествия. Я послала телеграмму в будапештскую больницу, сообщая Джонатану о своих планах, и остаток дня собирала вещи. В июле я оставила школу навсегда, поэтому привезла в Уитби все, чем владела. Я решила путешествовать налегке и взять с собой как можно меньше вещей: всего две сумки с единственной переменой платья. Сундук должны были отослать в Эксетер, на попечение мистера Хокинса, чтобы вещи ждали меня по возвращении.

Той ночью я никак не могла уснуть от беспокойства. Я никогда не ездила дальше Корнуолла, где побывала с Люси и ее родителями одним замечательным летом. Я всегда мечтала повидать мир, но не при таких же обстоятельствах! Разумеется, я буду слишком переживать изза Джонатана, чтобы уделять внимание окрестностям.

Наутро в моих глазах стояли слезы, когда я прощалась с миссис Вестенра в ожидании экипажа. Я боялась, что нам не суждено больше встретиться.

– Очень благодарна вам за помощь. – Я ласково обняла ее. – Вы всегда были очень добры ко мне. Я буду скучать по вам.

– Ты будешь слишком занята и счастлива, чтобы этим заниматься. – Миссис Вестенра с любовью улыбнулась. – А теперь поезжай к своему будущему мужу. Поцелуй его за меня.

С Люси мы попрощались на вокзале Уитби, искренне обещая почаще писать и делиться всеми новостями.

– Позаботься о себе, дорогая, – попросила я, когда мы обнимались и целовались. – Я знаю, что ты притворяешься здоровой ради матери, но, если тебе не полегчает до завтра, пообещай, что обратишься к врачу.

– Обещаю. Передай мои наилучшие пожелания Джонатану. Вели, чтобы поскорей выздоравливал.

– Хорошо. Поцелуй за меня Артура. Люблю тебя! – Я снова обняла ее перед тем, как сесть в поезд.

– Я тоже люблю тебя. – Люси послала мне воздушный поцелуй. – До свидания!

Подруга стояла на платформе еще долго, хотя я уже села у окна. Она махала мне рукой, корчила рожицы и ослепительно улыбалась, пока поезд не покинул перрон.

СевероВосточная железная дорога доставила меня в Скарборо, где я пересела на поезд до КингстонапонХалла. Там я ступила на борт корабля, направляющегося в Германию. Я впервые пересекала океан и поначалу нашла это весьма волнующим. Пароход, который готовится к отплытию, – поистине веселое место! На палубе толпились пассажиры, мужчины и женщины. Многие были разодеты в дорогие плащи, шляпки с цветами и темные шелковые платья, слишком изысканные для подобных обстоятельств.

Когда судно покидало гавань, я стояла у перил, наслаждаясь прикосновением свежего морского бриза к щекам и видом вздымающихся волн канала. Но как только мы вышли в открытое море, я поддалась морской болезни и поспешно спустилась в каюту.

Я понимала, что обед, ужин и завтрак подают наверху, но мне было не до еды. Остаток путешествия я провела внизу. С течением дня и ночи и усилением качки мне становилось все хуже. Переход длиной в триста семьдесят миль от порта до порта казался бесконечным, в ушах стояли стоны других пассажиров и лихорадочные мольбы о благополучном достижении берега.

Наконец на нас снизошел покой, и я услышала столь долгожданные слова стюардессы:

– Мы в порту.

Мы высадились в Гамбурге. Остальное путешествие я почти не запомнила, не считая того, что оно оказалось долгим и утомительным, требовало частой смены поездов. Я услышала по пути множество чужих языков. Время от времени мне удавалось поспать пару часов, но на ночь я нигде не останавливалась, полная решимости добраться до Джонатана как можно скорее и дешевле. За окнами мелькала прелестная сельская местность и весьма любопытные городки. По мере продвижения на восток их названия становились все более длинными и труднопроизносимыми.

Пока я дремала на скамье, мои мысли в основном занимала тревога о Джонатане. Меня беспокоило и коечто другое. Я невольно сожалела о своем грубом расставании с мистером Вагнером. Он казался таким изумленным и расстроенным, когда я попрощалась с ним. Прекрасно сознавая, что наше общение необходимо прекратить, я все же надеялась, что выпадет возможность поблагодарить его… за дружбу, выразить свои наилучшие пожелания крепкого здоровья и счастья в тот день, когда мне придется покинуть Уитби. Вместо этого я уехала, так и не повидав его. Не зная, где он проживает, я даже не смогла известить его о своих намерениях.

«Все к лучшему, – сказала я себе, уплывая в сон под мягкое покачивание вагона. – Ты едешь к Джонатану, человеку, которого любишь, и собираешься за него замуж. Он нуждается в тебе. Теперь ты должна думать только о нем».

Во время этой бесконечной поездки мне приснился яркий сон, который я никогда не забуду.

Он начался на редкость чудесно. Я находилась в комнате невесты в какойто незнакомой церкви в день своей свадьбы. Люси, особенно прелестная в светлоголубом шелковом платье подружки невесты, помогала мне одеваться. Я стояла перед зеркалом и с изумлением глядела на свое отражение.

– Мина, ты просто ослепительна! – восхитилась Люси.

Я действительно смотрелась великолепно. Волосы убраны в изящную прическу и заколоты жемчужными шпильками. Роскошное свадебное платье из белоснежного шелка с великолепными пышными рукавами, высокими, расшитыми бисером манжетами и облегающим корсажем, украшенным белым кружевом и бисером.

– Я же говорила, что белый – твой цвет, – Люси триумфально улыбнулась.

Три другие мои лучшие школьные приятельницы в одинаковых платьях подружек невесты хлопотали вокруг, чтобы убедиться, что все готово и на месте.

Миссис Вестенра сняла жемчужное ожерелье, которое всегда обвивало ее шею, протянула его мне, улыбнулась и сказала:

– Надень сегодня, дорогая, на удачу. Я примерила это украшение в день собственной свадьбы много лет назад, и мы с Эдвардом были очень счастливы.

Я с благодарностью приняла жемчуг.

– Пора! – воскликнула Люси, поцеловала меня в щеку и вместе с другими девушками накинула мне на голову и лицо длинную полупрозрачную фату.

Наша подруга Кейт Рид, которую я знала и любила с первого дня в школе, вложила мне в руки душистый букет флердоранжа.

– Иди, милая, и стань супругой! – радостно сказала она.

Я вошла в церковь – грандиозный, величественный дом собраний – и услышала музыку. Мистер Хокинс, бывший мне почти отцом, ждал у двери. На морщинистом лице сияла теплая улыбка. Я собиралась принять его руку и пройти во главе процессии подружек невесты к алтарю, но внезапно меня пронзила смелая мысль: зачем следовать традиции? Разве я не современная, эмансипированная женщина? Почему бы не положить начало новому обычаю?

Повернувшись к Люси и подружкам, я тихо сказала:

– Девочки, идите вперед. Я войду последней, вслед за вами.

Люси удивленно распахнула глаза и прошептала:

– Чудесная мысль, Мина! Ты торжественно войдешь последней и привлечешь все внимание к себе. Пожалуй, я поступлю так же на собственной свадьбе.

Люси и остальные девушки пошли по проходу первыми, пара за парой. Следуя за ними под руку с мистером Хокинсом, я испытала прилив счастья. Сквозь почти прозрачную фату я видела всех своих любимых бывших учениц и коллегучительниц, которые улыбались и вытягивали шеи, чтобы посмотреть на меня. Милая мать Джонатана, умершая год назад, сидела среди собравшихся, что искренне обрадовало меня и ничуть не показалось странным. Священник стоял у алтаря, украшенного огромными букетами цветов. Джонатан ждал рядом с ним вместе с шафером. Удивительно, но это был Артур Холмвуд, жених Люси, с которым Джонатан встречался только раз. Оба выглядели высокими и щеголеватыми в темносиних визитках и светлосерых брюках, с аккуратно причесанными волосами и серьезными лицами.

По знаку священника мистер Хокинс передал меня Джонатану. Я взяла его под руку, и мы встали на колени у алтарной преграды. Священник приступил к церемонии. Сперва он быстро заговорил на незнакомом языке, затем внезапно перешел на английский, напомнил о Судном дне, «когда все тайны сердца будут открыты», и спросил, не возражает ли ктонибудь против нашего союза.

К своему смятению, я услышала знакомый низкий голос:

– Я возражаю.

Собравшиеся хором ахнули. Я обернулась и увидела мистера Вагнера, стоящего в нескольких ярдах от нас посередине прохода.

– Что вы имеете в виду, сэр? – воскликнул Джонатан. – Кто вы такой?

Мистер Вагнер ринулся ко мне и откинул фату.

– Ты не можешь выйти за него, – властно произнес он. – Ты – моя.

Я проснулась, как всегда, рывком, задыхаясь, ошеломленная внезапным переходом из одной яркой реальности в другую. Я дрожала так сильно и настолько перепугалась, что не смогла уснуть ни в ту ночь, ни на следующий день. На вокзал Будапешта я прибыла совершенно обессиленной, так что лишь мельком замечала старинные здания, пока экипаж вез меня из города в окрестные холмы.

Больница Святого Иосифа и Девы Марии оказалась массивной старой постройкой, окруженной обширными угодьями. Мне не сразу удалось изложить свое дело пожилой монахине за стойкой регистрации, не знавшей ни слова поанглийски. Наконец она жестами попросила написать мое имя на листке бумаги, исчезла на несколько минут и воротилась с невысокой коренастой сиделкой в накрахмаленном черном одеянии.

Та бросилась ко мне, схватила за руки и с ужасным акцентом воскликнула поанглийски:

– Мисс Мюррей! Наконецто! Я так рада, что вы приехали. Я сестра Агата, которая вам писала. Я получила вашу телеграмму, и мистер Харкер ждет вас.

Она переговорила с администратором на родном наречии – вероятно, распорядилась насчет моего багажа – и поманила меня за собой.

– Меня назначили ухаживать за вашим бедным женихом, потому что я говорю поанглийски, – сообщила сестра Агата, ведя меня сквозь тяжелые деревянные двери на широкую каменную лестницу и вверх по двум долгим пролетам. – Моя мать была из Лондона, и я провела там часть детства, отчего питаю естественную склонность к вашим землякам. Мистер Харкер рассказал мне о вас. Он говорил, что вы скоро станете его женой. Могу лишь благословить вас обоих! Этот милый и благородный человек завоевал наши сердца.

– Как он, сестра? – тревожно спросила я, пока мы шли. – Вы писали, что Джонатан испытал некое ужасное потрясение. Он идет на поправку?

– Да, но медленно. Когда больной попал к нам… ах! Он бредил о таких кошмарных вещах, о каких я в жизни не слышала.

– Вы писали, что он упоминал о… волках, демонах и крови. Что именно мой жених говорил в бреду?

Сестра Агата покачала головой, перекрестилась и ответила:

– Бред больного не касается никого, кроме Господа, моя дорогая. Если сиделка чтонибудь услышит во время исполнения своих обязанностей, то должна хранить тайну. Могу сказать одно. Его страхи касались не какихлибо дурных поступков, но невероятных и ужасных вещей, виденных им и находящихся за пределами разумения смертного. Когда он поступил, врач поставил диагноз «лунатизм» и немедленно отправил бы его в сумасшедший дом, если бы я не умолила передумать. Я коечто увидела в глазах мистера Харкера, услышала в его голосе и поняла: этот человек не сумасшедший. Он просто болен, напуган и нуждается в безопасном тихом месте для отдыха. Врач, благослови его Бог, пришел к тому же выводу, только назвал это воспалением мозга. Потребовалось много недель лечения, но мистер Харкер наконец пришел в себя, по крайней мере в некотором роде.

– В некотором роде? – нерешительно повторила я.

– Он все еще слишком слаб, даже не может стоять, и легко возбудим. Вы сами увидите. Обязательно следите за своим языком.

Мы поднялись на верхний этаж. Наши шаги гулким эхом разносились по длинному темному коридору, в голых серых стенах которого открывалось множество дверей палат. Я заметила еще двух сиделок за работой.

– Я обожаю читать. Както раз мы обсуждали с ним английскую литературу, – продолжила сестра Агата. – Он упомянул, что в школе любил книги Диккенса. Я раздобыла экземпляр «Рождественской песни» в надежде порадовать его и села, чтобы почитать вслух. Я раньше не читала этой истории, а он ее совсем не помнил. Ваш жених тихо слушал, пока мы не дошли до части о дверном молотке, самодвижущихся похоронных дрогах, громком перезвоне колокольчиков и так далее. Он волновался все сильнее и сильнее. Затем последовал отрывок о бряцании цепей и входящем в дверь привидении. Внезапно мистер Харкер выхватил книгу из моих рук и швырнул через комнату с криком: «Довольно! Я не могу больше слушать! Умоляю, выбросите эту отвратительную книгу!» – Сестра Агата снова перекрестилась и расстроенно прищелкнула языком. – Это я виновата. Я слышала, как он много недель подряд бредил о призраках и демонах. В жизни не стала бы читать эту книгу, если бы знала, о чем она. – Сиделка остановилась у закрытой двери и тяжело вздохнула. – Полагаю, вы не видели его уже много месяцев?

– Да.

– Тогда приготовьтесь к потрясению, мисс. Мы не позволяли ему бриться с момента поступления. Этим утром он настоял, чтобы мы его побрили в честь вашего приезда, но все же вам может показаться, что он сильно изменился.

Меня охватил страх, но я отогнала его, готовясь к тому, что ожидало меня за дверью.

«Он здесь, – напомнила я себе. – Жив, в безопасности, и ты любишь его».

Сестра Агата открыла дверь, и я первой вошла в комнату. Мой взгляд немедленно метнулся к кровати и человеку, который спал на ней под серым покрывалом. У меня перехватило дыхание, а глаза внезапно наполнились слезами. Это, несомненно, был Джонатан, но сестра Агата оказалась права. Ах, как он изменился! Его каштановые волосы, всегда столь аккуратно подстриженные и причесанные, ниспадали на лоб и уши длинными спутанными прядями. Лицо, прежде столь румяное, полнощекое и красивое, стало костлявым и мертвеннобледным.

– Мистер Харкер? – ласково окликнула сестра Агата. – Мисс Мюррей приехала.

Джонатан открыл глаза, его изможденное лицо озарила слабая улыбка, и он прошептал:

– Мина? Мина… Слава богу, ты здесь.

Он протянул мне исхудалую руку. Я поцеловала ее. Мое сердце разрывалось от боли, по щекам катились слезы.

– Милый Джонатан. Как я рада тебя видеть! Я так беспокоилась о тебе.

– Не беспокойся, любимая, – ответил он с тихой нежностью. – Я иду на поправку и буду выздоравливать еще быстрее теперь, когда ты приехала.

Однако в его голосе не было уверенности, а во взгляде – решимости. Лицо Джонатана начисто лишилось того тихого чувства собственного достоинства, которым я всегда так восхищалась. Он превратился в жалкое подобие себя самого.

– Я оставлю вас наедине на несколько минут, – произнесла сестра Агата. Она помогла Джонатану сесть на кровати и обложила его подушками. – Если я вам понадоблюсь, вы найдете меня в коридоре.

После того как она вышла из комнаты, оставив дверь слегка приоткрытой, я придвинула стул к кровати и снова взяла Джонатана за руку. У меня накопилось множество вопросов к нему, но он выглядел таким усталым и хрупким, что я боялась его чемнибудь расстроить.

– Ты получил мои письма? – наконец спросила я.

– Какие?

– Те, что я послала тебе в Трансильванию.

– Ты писала мне в Трансильванию? – изумленно переспросил он.

– Да, дважды. От тебя так давно не было вестей. Я даже не знала, благополучно ли ты добрался. Адрес я взяла у мистера Хокинса.

– Какой адрес? Куда ты писала?

– В замок Дракулы. – Он заметно вздрогнул при этих словах. – Я ошиблась? Разве не там ты проживал в Трансильвании?

– Отчего же, именно там, – ответил Джонатан с внезапной мрачной и злобной гримасой. – Мог бы и сам догадаться. Я не видел твоих писем, Мина. Повидимому, он забрал их себе.

– Кто?

– Граф.

Он выплюнул это слово с такой ненавистью, что я встревожилась, затем умолк и, казалось, погрузился в раздумья. Злобное выражение его лица сменилось чемто совершенно другим, вроде замешательства, приправленного страхом.

– Джонатан, что случилось?

Он еще немного помолчал, отвернувшись и решительно поджав губы, наконец покачал головой и еле слышно ответил:

– Последние несколько месяцев были серой, мрачной трясиной. Когда я думаю о них, у меня кружится голова. Не знаю, было это на самом деле или только пригрезилось. Говорят, я перенес воспаление мозга, Мина. Ты в курсе, что это значит?

– Да, ты был очень болен. Твой мозг не вынес некоего ужасного потрясения.

– Это значит, что я сошел с ума.

– Джонатан, нет! Не думай так.

– Это правда. Воспаление мозга – синоним сумасшествия. Я пытаюсь вспомнить, что случилось, и сознаю невероятность подобных вещей. Следовательно, я сошел с ума. Последние недели воспоминания продолжали преследовать меня, несмотря на то что я лежал в кровати, в полной безопасности, окруженный заботой своих добрых сиделок. Я не могу об этом думать, Мина, не хочу говорить, иначе снова сойду с ума.

– Все понимаю, дорогой. – Я наклонилась и поцеловала его впалую щеку. – Обещаю больше ни о чем не расспрашивать.

Он выглядел таким благодарным – не знаю, за обещание, поцелуй или то и другое, – что я прижалась губами к его губам и долго не отстранялась.

Потом взял мое лицо в ладони, всего в нескольких дюймах от своего, и тихо произнес:

– Ах, Мина, дорогая Мина. Я так тебя люблю.

– Я тоже тебя люблю.

– Все это время меня поддерживали только мысли о тебе и мечты о нашем будущем. Я так скучал по тебе. Давай поженимся как можно скорее. Ты согласна?

Вопрос застал меня врасплох. У меня засосало под ложечкой, и я откинулась на спинку стула. Мое сердце колотилось от удивления.

– Ты имеешь в виду… поженимся здесь, в Будапеште?

– Да.

– Но ты все еще очень болен и прикован к кровати.

– Знаю. Но я постоянно размышлял об этом, дорогая, с тех пор, как сестра принесла твою телеграмму и мне стало известно, что ты приезжаешь. Говорят, я проведу здесь еще несколько недель. Мистер Хокинс прислал немного денег, но этого недостаточно, чтобы оплатить твое длительное проживание в гостинице, Мина, или отдельную комнату здесь. Ради соблюдения приличий мы должны немедленно пожениться. Тогда ты сможешь разделить комнату со мной. Сестра Агата пообещала пригласить капеллана из британской миссии, который сможет провести церемонию уже завтра.

– Завтра?

Меня охватило жестокое разочарование. Разумеется, я понимала разумность его слов, сама во время путешествия размышляла о тратах и приличиях. Даже старый мистер Хокинс намекнул в своем письме, что неплохо бы нам пожениться прямо здесь. Однако я не ожидала, что это случится так скоро. Я часто представляла свою свадьбу – не в восторженном сне во время поездки на поезде, а наяву – и видела, как стою рядом с Джонатаном в прелестной старой церкви. Мне и в голову не приходило, что я проведу свою первую брачную ночь в больничной палате, у ложа мужчины, который слишком слаб и болен, чтобы стоять на ногах.

– Я понимаю, – сказал Джонатан. – Ты мечтала выйти замуж совсем иначе, но…

– Нетнет, ты совершенно прав. Хватит ждать. – Я натянуто улыбнулась и постаралась бросить на Джонатана как можно более любящий взгляд. – Я с радостью выйду за тебя замуж, Джонатан Харкер, когда ты сочтешь нужным.

Ту ночь я провела в пустой комнате, любезно предоставленной сестрами. Утром Джонатан проснулся, и я сказала ему, что распоряжения насчет нашей свадьбы уже отданы.

– Дорогая, не подашь мне сюртук? – с улыбкой произнес Джонатан. – Он мне нужен.

Я сочла это странной просьбой со стороны человека, прикованного к постели, но попросила сестру Агату принести сюртук. Вскоре она вернулась и сказала:

– Вот все его вещи.

– Вот как? – Я удивленно уставилась на предметы, которые сиделка разложила на кровати: одинединственный костюм и тетрадь.

– Это все, что у него было с собой при поступлении, – ответила она, прежде чем покинуть комнату.

Джонатан уехал из дома с полным сундуком одежды, в том числе выходным костюмом и шляпой, которые пропали. Его бумажник тоже исчез вместе со всеми деньгами и моей фотографией, которую он всегда носил с собой. Что с ними стало? Однако я обещала ни о чем не расспрашивать, а потому молча стояла, пока Джонатан доставал из кармана маленькую коробочку. С ласковой улыбкой он протянул ее мне.

– Я знаю, как ты мечтала об обручальном кольце, дорогая, и не хочу, чтобы ты вышла замуж без него. Поэтому я дал сестре Агате небольшое поручение в день перед твоим приездом. Надеюсь, тебе понравится.

Я в изумлении открыла коробочку. На голубом бархате лежало обручальное кольцо из чистого золота, украшенное элегантной гравировкой.

– Ах! Какая прелесть! Но, Джонатан, как ты смог позволить себе подобную вещь? Только не говори, что купил кольцо на деньги, которые мистер Харкер прислал на оплату лечения!

– Вовсе нет, – загадочно улыбнулся он. – Я оплатил его из другого источника. Слава богу, мне хватило ума узнать размер много месяцев назад. Примерь, пожалуйста.

Я повиновалась. Кольцо сидело идеально и чудесно смотрелось на руке.

– Вижу, ты не хочешь рассказывать о своем источнике. Поскольку это подарок, быть по сему. Благодарю тебя, любимый, за то, что вспомнил о кольце. Это очень много для меня значит. – Я наклонилась, поцеловала его, затем сняла кольцо и убрала в коробочку. – Оставь его пока у себя, до церемонии.

Когда я подобрала сюртук и другие предметы одежды с намерением повесить их на спинку стула, мой взгляд упал на тетрадь, которая лежала рядом с Джонатаном на кровати.

– Это твой дневник? – спросила я.

– Да.

Я знала, что Джонатан собирался вести стенографические записи о своей поездке в Трансильванию, чтобы набить руку и отточить искусство скорописи, точно так же, как я в Уитби. Внезапно я осознала, что причины всех его несчастий могут быть изложены на страницах дневника. Осмелюсь ли я попросить у него разрешения взглянуть на них?

Должно быть, жених прочел мои мысли, поскольку его лицо омрачилось и он тихо произнес:

– Прости, но я хотел бы немного побыть один, если ты не против.

Я подошла к окну, молча уставилась на деревья, живописные угодья внизу и ощутила недовольство собой, поскольку не желала огорчать Джонатана. Наконец он подозвал меня обратно. С тетрадью в руках он произнес на редкость серьезно:

– Вильгельмина! – Джонатан назвал меня полным именем впервые с того дня, когда сделал мне предложение. – В этой тетради – рассказ о том, что случилось со мной в Трансильвании. Я использовал скоропись, как мы и собирались, но теперь опасаюсь, что это всего лишь бредни сумасшедшего. Я не хочу больше видеть этот дневник, желаю вернуться к привычной жизни, здесь и сейчас, взяв тебя в жены. Но… ты знаешь, как я отношусь к связи мужа и жены. Я не хочу, чтобы между нами оставались тайны и секреты. Потому в порыве откровенности прошу тебя взять эти записи. – С этими словами он вложил тетрадь в мои руки. – Сохрани ее. Ты можешь посмотреть, если хочешь, но не говори со мной о прочитанном. Давай навсегда оставим эту тему… Если только однажды некий священный долг не заставит меня вернуться к горьким часам, проведенным во сне или наяву, в здравом уме или бреду, которые описаны здесь. – Выбившись из сил, он упал на подушку.

– Твое желание – закон для меня, дорогой, – заверила я. – Я уберу тетрадь и прочту ее в должный срок или никогда. Главное, чтобы ты поправился.

Позже я завернула тетрадь в белую бумагу, перевязала лентой и запечатала сургучом, чтобы она служила явным и материальным знаком нашего доверия.

Мы поженились в тот же день. Церемония была короткой и торжественной. К счастью, из двух платьев, которые я захватила с собой, одно оказалось моим выходным, из расшитого черного шелка. Я с самого начала собиралась надеть его на свадьбу.

«Странно, – подумала я, глядя в зеркало, чтобы причесаться. – Тревожное толкование свадебного стихотворения, сделанное Люси, обернулось правдой. Против ее желания я выхожу замуж в черном, далеко от дома, как говорила подруга, навек потерявшись».

Я надела черные лайковые перчатки. Сестра Клара – еще одна милая, славная женщина – раздобыла фату, а добрая Агата принесла букетик разноцветных цветов, которые собрала в саду. Две сиделки стали нашими свидетельницами. Джонатан очнулся ото сна, когда все уже было готово. Я помогла ему сесть на кровати, опереться на подушки и заняла свое место у изголовья.

Когда капеллан встал перед нами, я невольно испытала легкую досаду при виде унылой обстановки. Джонатан с сожалением во взгляде сжал мою руку и сказал:

– Я знаю, что не о такой свадьбе ты мечтала, Мина, но надеюсь когданибудь все возместить.

– Я выхожу замуж за тебя, дорогой, остальное неважно, – искренне ответила я.

Я сознавала, что принимаю на себя всю полноту ответственности. Мне предстояло стать женой Джонатана. До конца своих дней я буду принадлежать ему и никому больше. Ничего другого я не желала и была счастлива. Все же, пока капеллан проводил церемонию, мои мысли унеслись в другое место и время – в танцевальный павильон Уитби, к блаженным часам в объятиях мистера Вагнера. Я вспомнила, как ощущала всю полноту жизни в его обществе, млела под восхищенным взглядом. Интересно, каково было бы стоять у алтаря рядом с ним… быть его невестой? Подобные мысли вызвали такой приступ вины, что у меня перехватило дыхание, а лицо раскраснелось от жара. Очнувшись от грез, я услышала слова священника:

– Джонатан Харкер, берешь ли ты эту женщину в законные жены, чтобы быть с ней с этого дня и впредь, пока смерть не разлучит вас?

– Беру, – ответил Джонатан твердым, уверенным голосом.

Когда пришла моя очередь ответить на тот же вопрос, коротенькое слово едва не застряло в горле, хотя я говорила искренне. Нас объявили мужем и женой. Джонатан с трудом заключил меня в объятия и наградил долгим сладким поцелуем.

После того как капеллан и сестры ушли, муж приложился к моей руке со словами:

– Впервые в жизни я беру за руку свою жену. Это лучшее, что может быть на свете. Если бы пришлось, я снова вынес бы все, лишь бы завоевать тебя.

Вновь обретя дар речи, я заверила его, что являюсь самой счастливой женщиной на свете.

В тот же день я написала длинное письмо Люси, поскольку знала, как ей не терпится узнать обо всем, что случилось после нашего расставания на вокзале Уитби. Я поделилась своими тревогами касательно состояния здоровья Джонатана, изложила все подробности свадьбы и выразила искреннее пожелание безмерного счастья в ее собственном грядущем замужестве.

Сестры принесли в комнату Джонатана койку, на которой я провела эту ночь, как и все прочие в течение последующих двух недель. Я прекрасно понимала, что моя первая брачная ночь – ночь ночей, которая всегда почиталась великой и удивительной тайной, – настанет не раньше, чем Джонатан поправится и мы сможем покинуть это святое место, где добрые сестры бдительно следят за ним круглые сутки.

Две недели я являлась сиделкой и компаньонкой Джонатана. Я брила его каждое утро и однажды пригласила в больницу парикмахера, чтобы постричь ему волосы. Както раз, пока он дремал, я взяла экипаж и отправилась в Будапешт. Что за восхитительный город, столь отличный от Лондона, со множеством непривычных видов и запахов! Мне понравилась великолепная крепость и старые величественные здания, многие из которых были увенчаны остроконечными башенками. Я с удовольствием гуляла по обсаженным деревьями площадям и мостам через Дунай, разделявший Буду и Пешт. Особенно глубокое впечатление на меня произвел мост Сечени, повисший над водой на толстенных цепях вместо тросов и украшенный четырьмя огромными каменными львами на концах.

Тем не менее я ограничилась единственной прогулкой, предпочитая находиться рядом с Джонатаном и посвящать себя тому, чтобы он хорошо ел, не падал духом и уверенно набирался сил. Он начал выходить в коридор, затем бывать на свежем воздухе в креслекаталке и наконец гулять на собственных ногах.

Когда врач его выписал, мы со слезами на глазах попрощались с милыми сестрами, не скупясь на благодарность за заботу. Джонатан составил новый маршрут обратного путешествия, более быстрого, чем мое прибытие в Будапешт.

Мы сели на «Восточный экспресс» до Парижа, где по настоянию мужа провели несколько ночей. Столица Франции показалась мне чудесным романтическим городом, красотой превосходящим даже Будапешт. Рука об руку мы бродили по широким бульварам, посещали музеи, ужинали в кафе, осматривали достопримечательности, и я словно пребывала на небесах.

Джонатан нашел небольшую чистую комнатку в нескольких кварталах от Сены, в которой, более чем через две недели после свадьбы, мы и провели свою первую брачную ночь. До сих пор мы только держались за руки и целовались. Я не спрашивала, но полагала, что Джонатан тоже не имел никакого опыта подобного рода. Мы оба нервничали. Его заметно тяготило бремя моих ожиданий, и я всеми силами постаралась развеять беспокойство мужа. Когда он лег в кровать и торжественно заключил меня в объятия, я молча велела себе расслабиться и покориться.

Позже, перекатившись на бок и слушая размеренное дыхание на соседней подушке, я испытала жестокий приступ разочарования.

Я невольно вспоминала ту ночь примерно три недели назад, когда стояла на террасе павильона Уитби в объятиях мистера Вагнера. Он смотрел на меня, между нашими губами оставалось всего несколько дюймов, мое сердце колотилось от необузданной страсти. Меня переполняло желание. Опыт с мужем, однако, оказался совершенно иным. Все началось очень мило, но – осмелюсь ли я признать? – окончилось чересчур быстро и было лишено приятного физического ощущения, на которое я надеялась. Джонатан, напротив, казался совершенно удовлетворенным, по правде говоря, ликующим и непомерно довольным собой.

Неужели это все, чего мне следует ожидать на брачном ложе? Правда ли, что только мужчины способны наслаждаться актом супружеской любви, а женщинам дано лишь покорно терпеть?

ГЛАВА 6

Когда мы с Джонатаном прибыли в Эксетер четырнадцатого сентября, мистер Питер Хокинс ждал нас в экипаже.

– Мои дорогие дети! – Он поцеловал меня в щеку и сердечно пожал руку Джонатану, когда наш багаж погрузили и мы сели напротив него. – Простите, что не встретил вас на платформе. Я уже много недель страдаю от подагры и мало где бываю.

– Я так рада видеть вас, мистер Хокинс! – с любовью воскликнула я. – Очень жаль, что вы нездоровы.

– Не тревожься обо мне. Это всего лишь нытье старика. Лучше дай взглянуть на вас. Мина, ты прекрасна, как всегда. Джонатан, ты немного похудел и побледнел, но в целом выглядишь неплохо, учитывая обстоятельства. Должен сказать, я испытал немалую радость, да что там, облегчение, когда увидел вас в целости и сохранности.

– Мы рады возвращению, сэр, – ответил Джонатан. – Еще раз спасибо за все, что вы для нас сделали в Будапеште.

– Это меньшее, что я мог, мой мальчик. Я обещал твоему дорогому отцу на смертном ложе, что позабочусь о тебе и твоей матери. До сих пор я считал, что вполне преуспел в этом отношении.

– Несомненно, сэр. Вы для меня как отец, и я всегда буду вам благодарен.

Мистер Хокинс нахмурился, морщины на его лице стали глубже, когда он пригладил редеющие седые волосы покрытой старческими пятнами рукой.

– Похоже, мне не следовало посылать тебя в Трансильванию. Последние несколько месяцев я очень волновался: отчего так долго? Что могло пойти не так? Я сожалею, что ты заболел, Джонатан. Сестра из больницы, как бишь ее, не сообщила ничего конкретного, а ты написал не больше. Правда ли, что ты перенес некое умственное расстройство?

– Да, сэр.

– Ничего не понимаю. – Мистер Хокинс печально покачал головой. – Я знаю тебя всю жизнь, Джонатан. Ты крепкий, благоразумный юноша и никогда не терял голову перед лицом трудностей. Такие люди всегда сохраняют присутствие духа. Что случилось?

Джонатан помедлил. На его лице отражалось страдание и беспокойство.

– Мне не хотелось бы об этом говорить, сэр.

Я сжала его руку в надежде передать свое безмолвное сочувствие и поддержку.

Мистер Хокинс наклонился вперед, опираясь на трость, и сказал:

– Сынок, ты отправился за границу по моему поручению. Я поехал бы сам, если бы чувствовал себя лучше. На мне лежит вся тяжесть ответственности. Граф Дракула прислал весьма любезное письмо, в котором выразил полное удовлетворение распоряжениями, сделанными от его имени, и похвалил тебя за представление их. Он ни словом не обмолвился о твоей болезни. По правде говоря…

– Прошу, оставьте этот разговор! – выпалил Джонатан, в глазах которого вспыхнули испуг и смятение, когда он выдернул у меня руку. – Простите, сэр, если вам кажется, что я подвел вас. Увольте меня, и я не стану вас винить. Но я долго и мучительно боролся за свое душевное здоровье и не желаю возвращаться к источнику недомогания. Не могу!

– Прости. Я не стану расспрашивать, сынок. – Лицо мистера Хокинса опечалилось.

Он тяжело откинулся на спинку сиденья и погрузился в горестное молчание на большую часть поездки.

Мы с Джонатаном полагали, что первые несколько месяцев супружеской жизни проведем в крошечной квартирке, которую он занимал во время шестилетнего пребывания в Эксетере. Попозже мы надеялись переехать в более просторное, хотя и скромное жилище, соответствующее нашему доходу. Однако судьба приберегла для нас нечто иное.

– Страшно подумать, что вы с Миной поселитесь в двух мрачных, темных комнатках, Джонатан, – сказал мистер Хокинс, когда экипаж остановился перед его домом. – Теперь вы женатая пара. Вы должны жить здесь.

Мистеру Хокинсу принадлежал большой красивый старинный трехэтажный особняк на чудесной тенистой улочке недалеко от собора. В доме была большая светлая гостиная, обшитая дубовыми панелями библиотека, просторная, хорошо оборудованная кухня, комнаты для отдыха на каждом этаже и множество спален. Все до единого помещения были со вкусом обставлены. Я была знакома с домом, поскольку провела в нем в качестве гостьи мистера Хокинса незабываемую неделю на прошлое Рождество, когда мы с Джонатаном только что обручились.

Теперь мистер Хокинс приготовил для нас прелестные комнаты на втором этаже. Разобрав вещи, мы с Джонатаном обнаружили, что наш великодушный хозяин позаботился о массе приятных мелочей, в том числе и об очаровательных цветах, стоявших в вазе на столике в гостиной, и о паре шелковых халатов, сшитых специально для нас.

Повар приготовил великолепный ужин в честь нашего возвращения. Мы провели за столом добрых два часа. Беседа текла гладко и благожелательно. Мы словно вернулись в старые времена. В былые годы мистер Хокинс не раз навещал Джонатана и его мать в лондонском приюте, а потом, когда она уволилась, – в маленькой квартирке, и мы собирались за ее кухонным столом, чтобы воздать должное восхитительным блюдам.

После ужина, когда мы расслабленно потягивали превосходное вино, мистер Хокинс поднял бокал и произнес:

– Дорогие мои, я хочу выпить за ваше здоровье и процветание и поздравить с заключением брака. Желаю вам всяческого счастья.

– Спасибо, – ответил Джонатан. – В свою очередь, я хочу выпить за ваше здоровье, сэр, и выразить глубочайшую благодарность за ваше гостеприимство.

– Надеюсь, ты нашел ваши комнаты удобными?

– Более чем, сэр.

– А ты, Мина? Тебя устраивает обстановка? Тебе нравится этот старый дом?

– Да, сэр! – с чувством откликнулась я. – Он прекрасен. Я полюбила его с первого взгляда.

– Я рад. Моя жена Нора чувствовала то же самое. В день, когда мы впервые увидели этот дом, она сказала: «Питер, он мне нужен. Я не смогу жить в другом месте». Так что я купил ей его, и мы провели здесь множество счастливых лет, прежде чем она скончалась. – Он тихонько вздохнул и на мгновение погрузился в раздумья.

– Позвольте заверить вас, сэр, что мы не будем обременять вас слишком долго, – сказал Джонатан. – Как только я вернусь к работе, мы найдем себе жилье.

– Если вы этого хотите, я не стану препятствовать. – Мистер Хокинс чуть нахмурился. – Вы новобрачные. Несомненно, вам приятнее жить вдвоем, чем рядом с больным стариком вроде меня.

– Сэр!.. – начал Джонатан, но мистер Хокинс повелительно взмахнул ладонью и перебил его:

– Это вполне естественно. Уверен, на вашем месте я тоже стремился бы к уединению. Но прежде чем вы начнете подыскивать жилье, позвольте, по крайней мере, попытаться переубедить вас другим способом. – Он пригубил вино и продолжил: – Я всегда мечтал, что в один прекрасный день вы поженитесь. Теперь, когда вы соединились, я хотел бы немного облегчить вашу жизнь. Как вы знаете, наше единственное дитя, дорогой мальчик Роджер не дожил до своего пятого дня рождения. Нора скончалась много лет назад. Вы двое – все, что у меня осталось. Я с гордостью и любовью следил, как вы растете, и считаю вас своей плотью и кровью. За последние пять лет ты, Джонатан, многого достиг в работе, стал человеком величайшей преданности и прямоты. Я знаю, что ты будешь прекрасным солиситором, а посему хочу сообщить, что подготовил бумаги о твоем партнерстве, а в завещании оставил тебе дом и все, чем владею.

Мы с Джонатаном надолго лишились дара речи.

– Сэр!.. – наконец произнес Джонатан, вставая. – Это… я… спасибо, сэр. Огромное спасибо. Не знаю, что и сказать.

– Слова «спасибо» вполне достаточно, сынок. – Мистер Хокинс улыбнулся.

Когда они с Джонатаном обменялись рукопожатием, на мои глаза навернулись слезы. Затем я вскочила, поблагодарила мистера Хокинса. Мы обнялись, начали смеяться и плакать. Когда мы немного успокоились и вернулись за стол, мистер Хокинс произнес:

– Теперь нам надо обсудить лишь одно. Возможно, мне осталось десять лет или минут. Это известно только Господу Богу. Как я уже сказал, на вашем месте я не стремился бы жить здесь, со мной. Но поскольку этот дом однажды станет вашим, разве можно жить в другом месте? Особняк слишком велик для одного. После смерти Норы в его стенах поселилась гулкая пустота. Ему нужна хозяйка. Мина, я хочу наделить тебя полной властью над слугами. Веди хозяйство, как считаешь нужным. Вы не будете испытывать недостатка в уединении, поскольку я обычно рано удаляюсь ко сну. Подумайте вот о чем: если вы станете жить здесь, со мной, то доставите безмерное счастье и радость одинокому старику.

– Ах! Мистер Хокинс! – воскликнула я.

Мы с Джонатаном обменялись взглядами, безмолвно приходя к согласию касательно этого щедрого предложения.

Он взял меня за руку под столом и произнес:

– Сэр, полагаю, что не ошибусь, говоря от лица нас обоих: мы принимаем ваше предложение с глубочайшей благодарностью.

Мы были так счастливы в первый вечер! Мой Джонатан вернулся, по крайней мере мне так казалось. Мы поселились в замечательном доме с человеком, которого любили как отца, и наконец обрели немного уединения. После ужина мы удалились в гостиную, где Джонатан и мистер Хокинс упросили меня поиграть на фортепиано. Я давно не практиковалась, но вскоре обрела былую беглость и провела приятный час, развлекая своих близких нашими любимыми мелодиями.

Наконец мы пожелали друг другу спокойной ночи и удалились в свою комнату. Я собиралась готовиться ко сну, когда, поддавшись внезапному порыву, открыла застекленную дверь и вышла на балкон. В небе блистала луна и мерцали звезды. Я стояла у перил, вбирая красоту темного полога ночи и всей грудью вдыхая прохладный воздух, который наполнял меня силой.

– Что ты делаешь? – тихо спросил Джонатан, присоединившись ко мне на балконе.

– Просто захотелось немного подышать. Чудесная ночь.

Джонатан обнял меня сзади, прижал к себе и сказал:

– Она чудесна, потому что ты здесь, со мной.

Я ласково положила свои ладони поверх его и откинулась назад, наслаждаясь надежным теплом. Мгновение мы стояли в блаженном молчании, внимая стрекоту сверчков, глядя на деревья сада и окутанную призрачной дымкой линию крыш за ними.

– Мина, ты сделала меня безмерно счастливым.

– Я тоже счастлива, мой дорогой.

– Я столько лет мечтал об этом дне!

– Лет? Что ты, дорогой! Мы обручились только прошлой осенью.

– Да, но я хотел просить твоей руки с тех пор, как мне исполнилось семь лет.

– Семь лет? – удивленно переспросила я.

– Я воображал, как ты живешь со мной здесь, в Эксетере, с тех пор как вступил в пору ученичества в шестнадцать лет.

– Правда? Я понятия не имела. Ты никогда об этом не говорил.

– Мы были добрыми друзьями. Я не знал, разделяешь ли ты мои чувства, боялся, что если признаюсь в любви, то это все изменит. Ты отдалишься от меня.

– Ты напрасно боялся, любимый.

– Ах, Мина! – Он прижался губами к моим волосам. – Я хочу забыть все, что случилось за последние несколько месяцев, двигаться дальше, посвятить жизнь работе и тебе.

Муж ласково развернул меня к себе. Мои руки обвились вокруг его шеи, когда он взглянул на меня с искренней любовью.

– Я хочу иметь детей, Мина, причем много и как можно скорее. А ты?

– Ты же знаешь, что я всегда мечтала о собственной семье. А еще я желаю, чтобы наши дети походили на тебя.

– Только мальчики, – улыбнулся он. – Девочки должны унаследовать твою красоту. У нас будет самая красивая семья в церкви по воскресеньям. Мы займем целую скамью, а потом вернемся домой, где будем есть ростбиф, пудинг и читать детям сказки у камина. Ну как, неплохо придумано?

– Замечательно, мой дорогой.

– Я люблю тебя, Мина.

– А я тебя.

Мы искренне и нежно поцеловались. В тот миг меня переполняло счастье. Я твердо верила, что все хорошо. Джонатан очень скоро окончательно оправится от своей долгой болезни, и жизнь потечет так же гладко и радостно, как в наших мечтах.

Внезапно нас вспугнул резкий шорох на соседнем дереве, прервав поцелуй. Мы отстранились друг от друга и увидели, как большая черная летучая мышь несется по темному небу на север.

– Что это? – в тревоге спросил Джонатан.

– Кажется, летучая мышь.

– Никогда не встречал летучих мышей в Эксетере.

– Я часто видела их в Уитби. – Меня охватило дурное предчувствие. – Я замерзла. Пойдем в дом.

Появление летучей мыши необъяснимым образом погрузило нас в странное тихое настроение. Наша беседа и поцелуй были такими теплыми и нежными, что я ожидала, надеялась… что Джонатан займется со мной любовью. Мгновения близости неизменно оставляли меня болезненно тоскующей, сама не знаю по чему, но я научилась ценить их за ощущение нерасторжимой связи, которое они порождали между мной и мужем. Той ночью, однако, этому не суждено было случиться. Когда мы раздевались и ложились в кровать, по выражению лица Джонатана я заключила, что его страхи вернулись. С уколом тревоги и разочарования я нежно поцеловала его, опустила голову на подушку и пожелала мужу спокойной ночи.

Джонатан скоро забылся тревожным сном. Я устала после долгого дня, проведенного в пути, но незнакомая обстановка и беспокойство о любимом не давали мне заснуть.

Едва мне удалось немного забыться, как я услышала крик Джонатана:

– Нет! Нет! Чудовище! Чудовище!

Я очнулась и увидела, что Джонатан во сне сжимает подушку.

– Что в этом мешке? Отпусти его! Отпусти! – кричал он.

Я знала, что муж страдает от ночных кошмаров, которые преследовали его в больнице и продолжились в наш медовый месяц. В темноте я ласково коснулась его лица, влажного от пота, и сказала:

– Джонатан! Проснись. Все хорошо. Это всего лишь сон.

Он очнулся, но не перестал дрожать и воскликнул хриплым испуганным голосом:

– Боже праведный! Тот ужасный мешок! Неужели я никогда его не забуду?

Мне хватило здравого смысла не расспрашивать о подробностях. Вместо этого я обняла мужа и успокаивающе произнесла:

– Ничего этого не было, мой дорогой. Есть только я, совсем рядом. Обними меня.

Джонатан дрожал всем телом, когда крепко сжал меня в объятиях, уткнулся лицом в плечо и проговорил:

– Мина. Дорогая Мина. Пообещай, что будешь любить меня всегда и никогда не покинешь.

– Я буду любить тебя всегда, милый, и никогда не покину. – Я поцеловала его.

Мне не скоро удалось его успокоить, чтобы мы могли вернуться ко сну.

Следующие несколько дней мы обустраивались. Хотя Джонатану продолжали сниться кошмары, днем он вел себя как ни в чем не бывало. Я завтракала с ним и мистером Хокинсом каждое утро, и оба они возвращались домой на обед. Поскольку мистер Хокинс в последнее время не слишком хорошо себя чувствовал, то давно уже не брал новой работы. Но мужчины были заняты в конторе весь день, так как Джонатан долго отсутствовал и, как новый партнер, должен был войти в курс дела.

Без них я знакомилась с домашней прислугой. Поговорила с поваром о составлении меню – предмете, в котором плохо разбиралась. Распаковала присланный из Уитби сундук с одеждой, книгами и пишущей машинкой. Сшила у портнихи два новых платья и с удовольствием гуляла по Эксетеру и двору соседнего собора.

Прогуливаясь в одиночестве, разбирая вещи, гладя либо пытаясь сосредоточиться на книге, я иногда напевала «Сказки Венского леса». Под эту мелодию мы с мистером Вагнером танцевали в тот первый вечер в павильоне. Я ловила себя на том, что безотчетно заливаюсь краской, вспоминая, как опрометчиво убегала из дома, чтобы встретить его, как проводила с ним время. Воспоминания заставляли мое сердце трепетать. Я гадала, где сейчас мистер Вагнер. Купил ли он недвижимость в Англии? Решил ли остаться или вернулся в Австрию? Я скучала по нашим разговорам и невольно вела с ним долгие воображаемые беседы.

Я не могла отрицать, что тоскую по нему. Десять дней, проведенные в Уитби после встречи с мистером Вагнером, были поистине захватывающими. Я знала, что мое поведение не было благопристойным, но ни о чем не жалела. Все кончено, осталось в прошлом, но я в любое время могу извлечь воспоминания, улыбнуться и мирно вернуть их на место.

Мне нравилось жить в красивом старом доме мистера Хокинса. Из окон нашей спальни и гостиной я видела ряды высоких пышных вязов, величественно смотревшихся на фоне старого желтого камня собора. С открытыми окнами я слышала, как церковные колокола отбивают время. Радостные крики грачей над головой ободряли меня дни напролет.

Тем не менее я вскоре потеряла покой. Мне нравилось наслаждаться бездельем в Уитби, когда не приходилось принимать более значимых решений, чем где и как долго гулять, в котором часу ужинать и какие книги читать. Теперь, однако, отдых закончился. Я привыкла к строгому распорядку школьной учительницы.

Однажды утром я спросила Джонатана, нельзя ли помогать ему с работой или, может быть, нужно перепечатать чтонибудь на машинке, но он ответил:

– Нет, сейчас нет.

Я страстно тосковала по серьезному делу. Мне хотелось, чтобы мои дни наполнились смыслом и оказывали больше влияния на других. Слова мистера Вагнера преследовали меня днем и ночью: «Мне кажется, что современная передовая женщина должна как следует поразмыслить о том, чего она хочет от брака, а не просто подчиняться диктату общества или ожиданиям мужа».

Но что делать женщине, если ей недостаточно быть покорной женой и хозяйкой дома?

После того как мистер Хокинс удалился ко сну в тот вечер, мы с Джонатаном сели у камина в гостиной – я с книгой, он с работой.

– Джонатан, мне нужно коечто с тобой обсудить, – наконец решилась я.

– Что именно, дорогая? – Он не поднял взгляда от юридических документов, которые просматривал.

– У мистера Хокинса внизу стоит прекрасный инструмент. Ты не против, если я стану давать уроки игры на фортепиано несколько часов в неделю?

– Уроки игры на фортепиано? Ты шутишь? – На этот раз Джонатан удивленно оторвался от бумаг.

– Я совершенно серьезна. В школе я давала уроки музыки. Мне не хватает учениц и преподавания. Так я смогу занять свое время чемто полезным.

– Мина, вполне естественно, что ты скучаешь по школе, – терпеливо ответил он. – Ты провела в ней больше половины жизни. Но эти чувства преходящи. Я уверен, со временем ты найдешь себе множество занятий.

– Каких, например?

– Не знаю. А чем занимаются другие новобрачные?

– Полагаю, украшают и обставляют свое новое жилье. Но этот дом уже замечательно украшен и полностью обставлен. В любом случае, это пока что дом мистера Хокинса, а не наш.

– А как насчет того, чтобы следить за прислугой?

– Она прекрасно справляется и без моего вмешательства.

– Тогда найди себе женский кружок или займись рукоделием. Оно ведь тебе нравилось?

– Рукоделие? – поморщилась я. – Конечно, я учила девочек вышивать, но без особого удовольствия. Женщины прибегают к рукоделию, только когда им больше нечем заняться. Я надеялась, что тебе может понадобиться моя помощь в конторе, но поскольку это, видимо, не так…

– Я понимаю, что ты расстроена, Мина. Но мы женаты всего несколько недель и провели в Эксетере совсем немного дней. Не лишай себя возможности обустроиться и привыкнуть к новой жизни. Однажды, если Бог благословит нас детьми, у тебя появится множество занятий. Ты забудешь и думать о том, чтобы учить чужих детей или работать у меня в конторе.

– Но, Джонатан, это дело будущего! А я говорю о настоящем.

– А в настоящем ты замужняя женщина. Замужние женщины не работают вне дома. Это просто не принято.

– Я понимаю твои чувства, дорогой. Я всего лишь прошу разрешения преподавать несколько часов в неделю в доме. Это сделает меня очень счастливой.

Он швырнул бумаги на столик, сердито уставился на меня и заявил:

– Я веду крайне респектабельный образ жизни, Мина. Что подумают люди, если ты станешь преподавать? Я не в состоянии содержать семью? Мне нужна твоя помощь, чтобы свести концы с концами? Это так унизительно… особенно учитывая, что мы задаром живем в чужом доме!

– Джонатан, тебе правда есть дело до того, что подумают люди?

Едва эти слова сорвались с моих губ, как я вспомнила, где их слышала. Мистер Вагнер спросил меня о том же однажды утром, на нашей лодочной прогулке.

– Да, и еще какое! – крикнул Джонатан. – Я теперь партнер в «Хокинс и Харкер». Каждый день встречаюсь с новыми клиентами. Мне нужно доказать, что я достоин ответственности, которой меня наделили. Если я, нет, мы совершим хоть один ложный шаг, пойдут разговоры, и это повлияет на бизнес!

Я испугалась. Джонатан привел себя в такое взвинченное состояние, что его болезнь могла вернуться в любое мгновение.

– Прости, – быстро сказала я. – Я не подумала, как это повлияет на твой бизнес. Конечно, тебе виднее, как поступить.

Той ночью мне привиделся странный сон о Люси.

Я уже давно волновалась о ней. Я писала подруге из Будапешта, а также известила ее о том, что мы скоро отправимся домой. Люси обещала вести переписку, но я не получила от нее ни слова с тех пор, как покинула Уитби… а она была в то время нездорова. Я убеждала себя не тревожиться, в конце концов, за ней должны были приглядывать мать и Артур. Меня не было в стране много недель, и Люси сама не раз поминала, что почта часто теряется, особенно международная. Все же я не могла избавиться от смутного предчувствия неминуемой беды.

Сон только усилил мои волнения. Во сне я подняла взор с кровати и увидела, что шторы на наших застекленных дверях раздернуты, а из темноты на меня пристально глядит призрачная фигура. Это была Люси! Она стояла на балконе, одетая лишь в белую ночную рубашку. Ее иссинячерные волосы развевались. Люси улыбнулась и поманила меня пальцем. Я встала, открыла двери и вышла на улицу.

Внезапно сцена переменилась. Я снова оказалась в Уитби, у подножия лестницы, ведущей на Восточный утес. Люси весело засмеялась, повернулась и побежала по лестнице. Откудато я знала, что она бежит к опасности, что ужасная темная фигура с красными глазами ждет ее на вершине утеса.

– Стой, Люси! Стой! – кричала я вслед, но она не обращала на меня внимания.

Я побежала за Люси, но она оставалась далеко впереди. Чем быстрее я бежала, тем длиннее становилась лестница. Она простиралась вверх до бесконечности, и я решила, что мне никогда ее не одолеть. Внезапно рядом со мной появилась другая фигура. Это был высокий, красивый, кудрявый жених Люси, Артур Холмвуд.

– Люси! – крикнул он. – Куда ты?

– Артур? Что ты здесь делаешь? – откликнулась Люси, на мгновение остановившись, чтобы взглянуть на него через плечо с распутной и высокомерной улыбкой. – Иди домой, Артур. Слишком поздно. Ты мне больше не нужен. – Она повернулась и побежала дальше.

Лицо мистера Холмвуда омрачилось, и он воскликнул с горечью в голосе:

– Люси! Дорогая! Вернись!

– Она не понимает, что говорит, мистер Холмвуд, ходит во сне. Мы должны остановить ее!

Мы с мистером Холмвудом вместе бросились по лестнице, наконец достигли вершины и увидели, что Люси стоит к нам спиной не далее как в двадцати футах. Мы поспешили к ней. Она засмеялась… странным, жутким смехом, похожим на звон стекла, отчего у меня по спине пробежал холодок. Я коснулась рукой плеча подруги. К моему ужасу, когда Люси обернулась, ее лицо превратилось в демоническую маску, полную ярости. Глаза стали пылающими красными шарами, которые словно метали искры адского огня, а лоб покрылся морщинами, подобными извивам змей Медузы. Терзая когтями воздух, она издала свирепое, дьявольское шипение, словно готовая наброситься пантера или кобра.

Я очнулась в холодном поту, вцепившись в простыни и задушив крик. Ах! Ужасный сон! Почему подсознание наградило меня таким абсурдным и страшным видением? Что могло его породить?

Еще долго после пробуждения я не могла изгнать кошмар из мыслей. Мне не давало покоя подозрение, что с Люси случилась беда. Полная решимости возобновить общение с подругой, я в то же утро села и написала длинное письмо, извещая ее о нашем возвращении в Эксетер и последних новостях. Как только я его отправила, пришло письмо от Люси.

Я с облегчением схватила конверт, улыбнувшись при виде знакомых каракулей. Моя радость, однако, ослабла, когда я заметила, что письмо было отправлено месяц назад, через несколько дней после моего отъезда из Уитби. Сначала оно пришло в Будапешт, откуда было переслано сюда. Я достала два сложенных листка и жадно прочла их. Люси писала, что вновь отлично себя чувствует, ест как баклан – большая прожорливая морская птица, – крепко спит и почти перестала ходить во сне. Артур наконец приехал, они катались на лодке, ездили верхом и играли в теннис. Даже ее матери стало лучше. Письмо ободрило меня, но ненадолго, пока я не заметила постскриптум.

«Мы поженимся двадцать восьмого сентября».

Я взглянула на календарь. Было восемнадцатое сентября! Я напомнила себе, что письмо Люси совсем старое. Неужели она действительно выходит замуж всего через десять дней? Если так, то почему я не получила приглашения? Она знает мой адрес в Эксетере. Как подружке невесты, мне должны были сообщить подробности о церемонии и приеме. Я знала, что Люси с матерью собирались вернуться в Хиллингем, свой лондонский дом, на последнюю неделю августа. Возможно, они сейчас в Лондоне? Неужели Люси снова заболела?

В тот же вечер случилось ужасное несчастье, которое на время вытеснило все мысли о Люси и ее свадьбе из моей головы.

ГЛАВА 7

Все случилось так внезапно! Вскоре после ужина мистер Хокинс пожаловался на невыносимую головную боль и попросил извинения. Мы с Джонатаном поцеловали его на ночь, и он рано лег. Позже, когда мы с мужем готовились ко сну, в комнате мистера Хокинса раздался крик. Мы выбежали в коридор и увидели, как служанка рыдает в дверях.

– Я принесла хозяину лекарство на ночь, как обычно, но бедный старый джентльмен лежит холодный как лед. Его не добудиться!

Врач сказал, что, по всей вероятности, его убила аневризма мозга, причем мгновенно. Ах! Такой славный джентльмен! Все любили его за добрый нрав и щедрую натуру… а теперь он ушел! Неожиданная смерть мистера Хокинса стала тяжелым ударом для домочадцев. Весь следующий день мы с Джонатаном слышали рыдания слуг, да и сами проливали горькие слезы, обнявшись в гостиной.

– Это так несправедливо, – с горечью произнесла я. – Я надеялась наслаждаться обществом мистера Хокинса еще много лет.

– Как и я, – ответил Джонатан, вытирая мокрые глаза дрожащей рукой. – Как я без него справлюсь, Мина? Я полагался на него во всем. Он был мне отцом, учителем и другом, сколько я себя помню, оставил мне состояние, которое превосходит самые смелые мечты людей нашего скромного происхождения. Ты знаешь, что я благодарен, но в то же время…

– Что, дорогой?

– В апреле я оставил Англию свежеиспеченным солиситором, а теперь внезапно целая фирма оказалась у меня на руках. Не знаю, смогу ли справиться со столь непомерной ответственностью.

– Конечно сможешь, дорогой. – Я взяла его за руку. – Мистер Хокинс не сделал бы тебя партнером, не будучи уверен, что ты этого достоин. Он верил в тебя, я тоже. Осталось тебе самому это сделать и решать проблемы по мере их поступления.

Мистер Хокинс завещал похоронить себя в могиле своего отца на кладбище недалеко от Центрального Лондона. Соответственно, Джонатан отдал все необходимые распоряжения. Я сообщила печальную новость Люси. Двадцать первого сентября мы сели на поезд до Лондона, куда прибыли очень поздно. Похороны были назначены на следующее утро. На мне было лучшее черное платье, то же, что и на свадьбе, а Джонатану наскоро сшили новый темный костюм. Поскольку у мистера Хокинса не было родных, мой муж оказался ближайшим другом покойного. Кроме нас и слуг похороны посетила лишь горстка людей.

Когда мы с Джонатаном стояли, держась за руки, во время простой службы у края могилы и со слезами на глазах прощались с человеком, которого почитали своим лучшим и ближайшим другом, меня внезапно охватила тоска по покойной матери супруга, которую я тоже любила, и по собственным родителям, которых никогда не знала.

– Джонатан! – сказала я, когда служба закончилась и немногочисленные присутствующие разошлись. – Ты помнишь, как мы в последний раз были в Лондоне? На похоронах твоей матери?

– Я тоже думал о ней, – печально кивнул он.

– Мне нравилось навещать ее в приюте. Она всегда пребывала в прекрасном расположении духа и умела приготовить обед из ничего за пять минут!

– До приюта не больше мили, – заметил Джонатан.

Мы не бывали там уже несколько лет, с тех пор как его мать уволилась.

– Может, заглянем в память о старых добрых временах? – предложил муж.

Я охотно согласилась. Мы дошли до приюта за полчаса. Когда мы стояли у высокого ветхого здания, разглядывая истертые каменные ступени, ведущие к передней двери, я невольно задумалась о печальных обстоятельствах своего появления здесь примерно двадцать один год назад.

– Идем! – Джонатан улыбнулся впервые за день. – Давай поздороваемся с нашим старым другом, управляющим, мистером Брэдли Хауэллом.

Однако, когда мы позвонили и вошли, оказалось, что в заведении сменилось руководство. Знакомых работников почти не осталось. Разумеется, все дети, которых мы знали, живя под крышей приюта, давно выросли и разъехались. Мы объяснили, кто такие, и испросили разрешения осмотреть дом.

Мы заглянули на кухню, одно из наших излюбленных мест в ту пору, когда мать Джонатана заправляла хозяйством, но там не нашлось ни единой знакомой души. Поскольку прислуга хлопотливо собирала обед, мы поспешили выйти.

– Так странно вернуться в привычные старые коридоры и оказаться чужаком, – прошептала я Джонатану, когда мы медленно шли по знакомому темному коридору первого этажа.

– Я проводил больше времени внизу, с тобой и другими детьми, чем наверху, в наших с матерью комнатах, – кивнул он.

– Помнишь, как мы украли конфеты из стола мистера Хауэлла, а потом спрятались в чулане под лестницей и слопали все до единой? – спросила я.

– Мне было так плохо, что я несколько месяцев не мог смотреть на сладкое!

Мы еще некоторое время обменивались воспоминаниями о детских шалостях и смеялись. Проходя мимо столовой, мы услышали громкий гул голосов, размеренный звон вилок и ложек и по очереди заглянули в окошко, проделанное в двери. Я увидела не меньше пятидесяти детей, которые сидели за длинными столами и обедали. Их бледные личики и одежда с чужого плеча напоминали меня в том же возрасте. Я испытала укол боли.

Внезапно по коридору пробежал мальчик лет восьми со взволнованным лицом. Он направлялся к столовой. Когда мы с Джонатаном посторонились, чтобы пропустить его, ребенок замер, поднял на нас широко распахнутые глаза и с надеждой спросил:

– Вы хотите когонибудь усыновить?

– Увы, нет, молодой человек, – ласково ответил Джонатан. – Мы просто пришли в гости. Мы жили здесь в детстве.

Мальчик оценил блестящие новые туфли и костюм Джонатана, затем его взгляд задержался на прекрасном шарфе из красного кашемира.

– Похоже, у вас дела идут на лад! Обожаю красный цвет.

– Правда? – улыбнулся Джонатан.

Я знала, что шарф подарил ему мистер Хокинс много лет назад. Джонатан очень дорожил им, но все же произнес, не раздумывая ни секунды:

– Он твой.

Муж обернул шарфом шею мальчика, который лишился дара речи от радости. Чувства переполнили его, он распахнул дверь и растворился в столовой.

Когда мы шли по коридору, я сжала руку Джонатана и сказала:

– Очень милый и щедрый поступок.

– Я хотел бы подарить каждому из них дом и любящих родителей, – лишь пожал плечами Джонатан.

Мы подошли к фойе, когда рядом возникла старуха в белом чепце и переднике. Я сразу узнала в ней служанку, которую всегда не любила. Именно она сплетничала о моей матери, когда мне было всего семь лет. При виде нас старуха остановилась и воскликнула:

– Лопни мои глаза, если это не мисс Мина и мастер Джонатан! Сколько лет, сколько зим!

– Здравствуйте, миссис Прингл, – вежливо ответила я. – Как поживаете?

– Как всегда, только прибавилось лет да сварливости. А у вас как дела?

– Неплохо, спасибо, мэм, – ответил Джонатан. – По правде говоря, мы поженились.

– Да ну? Повезло вам. Ваша мама была бы рада.

Она взглянула на меня и на мгновение умолкла, как будто пытаясь припомнить нечто давно забытое.

– Что ж, мэм, приятно было вас повидать, – улыбнулся Джонатан. – Доброго дня.

Он взял меня за руку, и мы направились к двери, когда старуха выпалила:

– Вы получили тот конверт, мисс Мина?

– Какой конверт? – Я удивленно обернулась.

– Ну, тот самый, который оставили для вас, когда вы были девочкой.

Мы с Джонатаном обменялись взглядами, и я ответила:

– Никакого конверта я не получала, миссис Прингл. Откуда вы о нем знаете?

– Я была тут, когда он пришел. Молодая женщина сунула его мне в руки на пороге. Она выглядела совсем больной и бледной, помнится, я еще подумала: не жилица на белом свете. Женщина написала на нем ваше имя и велела передать директору приюта с наказом вручить вам в восемнадцать лет.

– Когда это случилось? – Мое сердце лихорадочно забилось.

– Вам было шесть или семь лет, насколько я помню.

– Кто оставил письмо? Моя мать? Что в нем было написано?

Старуха опустила взгляд. По ее хитрому виду было понятно, что она сперва прочла письмо, а потом отдала его директору заведения… если, конечно, вообще это сделала.

– Откуда мне знать, мэм. Странно, что мистер Хауэлл не послал его вам, когда вы вошли в возраст. Наверное, просто забыл.

Я была поражена и взбудоражена новостью. Наконецто я чтото узнала о матери, не считая сплетни о ее недостойном поведении, которая так огорчала меня в детстве! Но в то же время меня расстроило, что она была больна. Мы попрощались с миссис Прингл и отправились на поиски нового директора заведения. Этот усатый занятой мужчина сказал, что ничего не знает ни о каком письме, адресованном мне, но с радостью переправит конверт, если вдруг наткнется на него. Я дала ему свой адрес в Эксетере, и мы удалились.

– Ах, Джонатан! – воскликнула я, когда мы шагали по улице. – Поверить не могу! Письмо для меня… Возможно, от моей собственной матери!

– Есть шанс, что он найдет его, но не слишком на это рассчитывай, дорогая. Письмо могли давнымдавно выбросить.

– Все равно. Сознавать, что она думала обо мне, совсем еще маленькой, хотела со мной связаться… Право, на душе становится легче.

День перевалил за середину. Обедая в кафе, мы вспомнили еще несколько счастливых мгновений детства. Джонатан предложил помочь приюту, пожертвовав ему часть только что унаследованных средств, и я согласилась. Мы пытались решить, на что потратить несколько оставшихся до поезда часов. Я хотела нанести визит Люси и ее матери, чтобы увериться в их благополучии, но Джонатан заявил, что нам не хватит времени, поскольку Хиллингем находится на другой стороне города.

Вместо этого мы сели на омнибус до ГайдпаркКорнер, а затем прошлись по Пикадилли, что всегда доставляло нам немало удовольствия. Под руку с Джонатаном мы гуляли по шумной улице, разглядывали людей, магазины и фешенебельные особняки. У ювелирной лавки Джулиано я заметила красивую девушку в большой круглой шляпе, сидевшую в новом дорогом открытом экипаже. Интересно, кто она такая? Наверное, важная клиентка, которая ждет, когда ей принесут роскошное украшение. Внезапно Джонатан сжал мою руку так сильно, что я вздрогнула.

– Боже! – еле слышно вымолвил он.

– Что случилось?

– Смотри! – воскликнул Джонатан с побледневшим лицом, выпучив глаза от изумления и страха.

Я проследила за его взглядом. Он был направлен на мужчину, который стоял неподалеку, наполовину отвернувшись от нас, и был всецело поглощен прелестной девушкой в экипаже. Пока я смотрела на мужчину, меня охватило странное чувство. На коже выступила холодная испарина, сердце лихорадочно забилось, я начала дрожать. Мужчина – высокий и стройный, весь в темном, с черной шевелюрой и усами – сверхъестественно походил на мистера Вагнера! Но я знала, что это не может быть он, поскольку мужчине стукнуло по меньшей мере пятьдесят лет – на добрых два десятка больше, чем моему знакомцу. У него была короткая заостренная бородка, а лицо казалось суровым и жестоким.

– Видишь, кто это? – в ужасе спросил Джонатан, продолжая с тревогой сжимать мою руку.

– Нет, милый. Я его не знаю. Кто это? – Я старалась оставаться спокойной.

– Он!

Я не представляла, что муж имеет в виду, но подобный ответ поразил и ужаснул меня, поскольку Джонатан словно обращался не ко мне, а к себе самому… и был напуган до крайности. Полагаю, он рухнул бы на землю, не поддержи я его. Из ювелирной лавки вышел клерк и передал леди маленький пакетик. Экипаж тронулся прочь. Странный человек быстро кликнул кеб и отправился следом.

Джонатан в великом волнении произнес вслед удаляющемуся кебу, также словно обращаясь к себе:

– Мне кажется, это граф, но он помолодел. Боже правый, возможно ли это? Господи! Если б только я знал! Если б знал!

– Вероятно, ты ошибся, дорогой.

Мое сердце колотилось в тревоге. Я поняла, что Джонатан считает этого мужчину тем самым графом Дракулой, которому нанес визит в Трансильвании, но его слова показались мне бессмыслицей. Разве может человек помолодеть? Однако я боялась задавать вопросы, опасаясь возвращения воспаления мозга, которое так ослабило Джонатана, поэтому промолчала и тихо увлекла мужа прочь.

Он не произнес больше ни слова и покорно, словно в неком оцепенении, следовал за мной до Гринпарка, где мы сели на скамейку в тени. Джонатан закрыл глаза и прислонился ко мне, попрежнему крепко сжимая мою руку. Через несколько минут его хватка ослабла, и я поняла, что он забылся.

Я охраняла сон мужа и слушала шелест ветра в ветвях над головой, но мое сердце продолжало колотиться. Кто тот странный человек, которого мы видели? Почему он так похож на мистера Вагнера? Я предположила бы, что это его отец, если бы мистер Вагнер не сказал, что его родители умерли. Что скрывается за неистовой реакцией Джонатана на этого человека? Если бы только я могла спросить! Но я не смела из опасения причинить больше вреда, чем пользы.

Наше возвращение в тот вечер оказалось печальным во всех отношениях. Дом казался чужим и пустым без нашего милого друга, мистера Хокинса, который был столь добр к нам. Джонатан все еще оставался бледен, у него кружилась голова, болезнь отчасти вернулась.

Меня ожидала телеграмма с самой ужасной новостью, посланная из Лондона днем ранее.

ЛОНДОН, 21 СЕНТЯБРЯ 1890 ГОДА

МИССИС МИНА ХАРКЕР! ПОЛАГАЮ, ВАС НЕМАЛО ОПЕЧАЛЯТ ЭТИ ИЗВЕСТИЯ. МИССИС ВЕСТЕНРА УМЕРЛА ПЯТЬ ДНЕЙ НАЗАД, А ЛЮСИ ПОЗАВЧЕРА. ПОХОРОНЫ ОБЕИХ СЕГОДНЯ. АБРАХАМ ВАН ХЕЛЬСИНГ

Я прочла телеграмму единожды, дважды, трижды в надежде, что это какаято ошибка. Когда я наконец осознала смысл ужасного послания, у меня подкосились ноги. Я без сил упала на диван и издала страдальческий вопль.

– Что случилось? – Джонатан бросился ко мне. – В чем дело?

– Сколько горя всего в нескольких словах! – сломленно воскликнула я, протягивая мужу телеграмму.

Он прочел ее и потрясенно осел на диван рядом со мной.

– Миссис Вестенра? И мисс Люси? Обе умерли?

– Этого не может быть! – Из моих глаз брызнули слезы. – Я знала, что миссис Вестенра нездорова, и все же надеялась, что она может поправиться. Мне будет очень ее не хватать. Но Люси! Бедная, милая Люси! Моя ближайшая, любимая подруга. Ее день рождения на следующей неделе! Ей не исполнилось и двадцати!

– Мне очень жаль, Мина, – тихо произнес Джонатан, беря меня за руку. – Она была милой девушкой. Я знаю, как горячо ты любила ее.

– В последнем письме Люси казалась такой здоровой и счастливой, – всхлипнула я. – Как она могла умереть? Что произошло?

– Возможно, она погибла вследствие несчастного случая.

– Но кто тогда этот мистер Ван Хельсинг? Почему он написал мне? Такую важную новость должен был сообщить жених Люси, мистер Холмвуд!

– Возможно, он был слишком расстроен, чтобы писать, – предположил Джонатан. – Наверное, Ван Хельсинг их солиситор. Не исключено, что Люси упомянула тебя в завещании.

– Уверена, что Люси не удосужилась составить его. Ах! Погибнуть такой юной, меньше чем за две недели до свадьбы, полной жизни и надежд! А бедный мистер Холмвуд, утративший смысл своей жизни! – Мне в голову пришла внезапная мысль, и я подавила рыдание. – Джонатан, ты понимаешь, что когда мы с тобой присутствовали на похоронах мистера Хокинса и навещали приют, Люси и ее мать уже лежали в земле? Они ушли… и никогда не вернутся!

Я рыдала, мне казалось, будто сердце вотвот разорвется. Джонатан притянул меня к себе, молча поглаживая по волосам, но какими словами или поступками можно облегчить ужас и боль потери близкого друга?

Прежде чем мы отправились спать, я отослала мистеру Холмвуду свои глубочайшие соболезнования, надеясь узнать подробности трагедий, унесших моих подруг.

Казалось, нашему горю и бедам несть конца, поскольку в ту же ночь Джонатана вновь одолели дурные сны.

– Нет! Руки прочь! Вон отсюда, нечестивые гарпии! – воскликнул он во сне, прижимая руки к горлу, будто пытаясь защититься от незримой опасности.

Я осторожно разбудила его, как поступала каждую ночь после свадьбы.

– Джонатан, это тянется уже очень долго, – тихо произнесла я, когда он лежал рядом со мной и дрожал. – Я знаю, что обещала не спрашивать…

– Так не спрашивай, – огрызнулся он, закрыл глаза и отвернулся.

Я не спала до рассвета, размышляя над тем, как странно повернулись наши жизни за последний месяц. Люси, миссис Вестенра и мистер Хокинс умерли. Мы с Джонатаном поженились и обзавелись собственным домом; мой муж – солиситор, новоиспеченный богач и владелец собственного дела, осаждаемый психическими приступами и частыми ужасными кошмарами. Так много внезапных трагедий, перемен… Просто невозможно поверить.

Наутро Джонатан отправился на службу в весьма решительном настроении, как будто радуясь возможности отвлечься от ужасных вещей, но я беспокоилась о нем. Очевидно, он нездоров. Неужели ночные кошмары предвещают возвращение недуга? Если так, то чем я могу помочь мужу? Ведь он отказывается об этом говорить!

Тогда я вспомнила предложение, которое сделал Джонатан утром перед свадьбой. Он сказал, что я могу прочесть дневник, который он вел в Трансильвании, если не стану о нем заговаривать.

Я решила, что время настало.

Как только дверь за мужем закрылась, я взбежала по лестнице в нашу спальню, заперлась, достала из шкафа сверток, который запечатала сургучом в Будапеште, и вскрыла его. Пододвинув стул к окну, я уселась и принялась читать заграничный дневник Джонатана.

ГЛАВА 8

Поначалу дело подвигалось медленно, поскольку мои не употребляемые в дело знания стенографии несколько заржавели, но вскоре я легко разбирала страницы, покрытые каракулями Джонатана. Ничто не могло подготовить меня к их поразительному и поистине ужасному содержимому.

Дневник начинался вполне безобидно – длинными и подробными путевыми заметками Джонатана об Австрии и Венгрии, живописным описанием сельской местности Трансильвании. По прибытии в гостиницу в Бистрице его ожидало весьма сердечное письмо.

Друг мой!

Добро пожаловать в Карпатские горы. Жду Вас с нетерпением. Желаю спокойной ночи. Завтра в три часа выходит дилижанс[10] в Буковину. Для Вас заказано место. На перевале Борго будет ждать мой экипаж. Хотелось бы верить, что Ваше путешествие из Лондона было приятным и что Вам понравится пребывание в моей прекрасной стране.

Искренне Ваш,

Дракула.

Джонатан удивился, когда хозяин гостиницы попытался убедить клиента не продолжать путешествие. К его вящему смятению, жена этого человека довольно истерично упала на колени и взмолилась, чтобы он остался, восклицая: «Знаете ли вы, куда едете?»

Когда Джонатан объявил, что у него неотложное дело в замке Дракулы и он никак не может уехать, не выполнив его, женщина вытерла слезы и повесила на шею моего жениха свои четки и крест, заклиная не снимать их ради родной матери.

Джонатан считал их поведение крайне странным, пока не сел в дилижанс следующим утром и не обнаружил, что местные крестьяне глядят на него с жалостью и произносят странные слова, означающие «оборотень» и «вампир». Карета все больше углублялась в Карпатские горы, и Джонатану становилось не по себе. Его соседи, бросая полные страха взгляды, но ничего не объясняя, одарили его крестами и другими амулетами против зла – чесноком, побегами шиповника и рябины.

«Что за человек меня ждет? – задумался Джонатан. – Отчего все так боятся его?»

Позже в тот же вечер на пустынном повороте перевала Борго общественную карету встретил обещанный calиche,[11] запряженный четверкой вороных коней. При виде экипажа, присланного из замка Дракулы за Джонатаном, крестьяне дружно завопили и перекрестились. Один из спутников Джонатана шепнул другому: «Denn die Todten reiten schnell», то есть «Гладка дорога мертвецам».[12]

Я прервала чтение. По коже побежали мурашки – я узнала цитату! То была строка из баллады Готфрида Бюргера «Ленора», мрачной и страшной истории о молодой женщине, которую мертвый жених увлекает в дикой скачке на кладбище, к себе в гроб, на верную погибель!

Я, равно завороженная и испуганная, продолжила читать дневник Джонатана.

Каретой управлял странный высокий человек с железной хваткой, длинной каштановой бородой, в огромной черной шляпе, скрывавшей лицо. На превосходном немецком он велел Джонатану садиться в экипаж. Тот повиновался, хотя и был напуган. Ничего другого ему не оставалось. Calиche помчался невероятно быстро. Путь к замку становился все более мучительным, поскольку лошади начали натягивать поводья и вставать на дыбы, напуганные воем волков. Кучер остановился и успокоил их, поглаживая и чтото шепча на ухо. К изумлению Джонатана, позже, когда экипаж был окружен огромной стаей злобных волков, кучер вышел на дорогу, широко взмахнул рукой и повелительно прикрикнул, отчего дикие твари попятились и исчезли! Все это было так странно и жутко, что Джонатан боялся пошевелиться или вымолвить хоть слово.

Экипаж наконец прибыл на место. Джонатан очутился в кромешной темноте на пороге огромного старого замка, где довольно долго оставался в одиночестве. Разум моего будущего мужа полнился сомнениями и страхами. Что за мрачное приключение выпало на его долю? Наконец под бряцанье цепей и стук массивных засовов высокая дверь отворилась, и Джонатан увидел своего хозяина.

– Я Дракула, – нараспев произнес высокий худой старый граф.

Джонатан вздрогнул от его крепкого рукопожатия, холодного как лед.

– Приветствую вас в своем доме, мистер Харкер. Входите свободно и по собственной воле!

Граф был очень бледен, его кожа почти сливалась с седыми волосами и усами. Он оказался хорошо образованным, очаровательным и гостеприимным джентльменом, говорившим поанглийски очень чисто и бегло, чего Джонатан никак не ожидал от человека, якобы никогда не бывавшего в Англии. Замок был древним, многие его части казались довольно зловещими. Старинные светильники отбрасывали длинные дрожащие тени на каменные стены и бесконечные темные коридоры. К облегчению и радости Джонатана, его собственные комнаты оказались удобными, красиво и богато обставленными, хотя тоже старинными. Его ожидал превосходный ужин, поданный на элегантной посуде из чистого золота. Граф Дракула не присоединился к гостю, заверив его, что уже поужинал.

На следующий день Джонатан отправился осматривать окрестности. Замок располагался крайне уединенно, среди зубчатых гор, на высоком обрыве над заросшей лесом долиной. В дневное время Джонатан надолго оставался в одиночестве, поскольку граф Дракула предпочитал общаться по ночам.

Вскоре Джонатан обнаружил прекрасно обставленную и весьма обширную библиотеку, содержащую тысячи книг и множество периодических изданий на самых разных языках, в том числе на английском. Присоединившись в библиотеке к Джонатану, граф, имея в виду свои книги, сказал:

– Сии собеседники были мне добрыми друзьями не один год. С их помощью я узнал, следовательно, и полюбил вашу великую Англию. Мне не терпится пройтись по запруженным народом улицам вашей огромной столицы, нырнуть в людской водоворот, разделить жизнь, перемены, смерть и все, что делает ее Лондоном.

Джонатан покончил с деловым вопросом, приведшим его в Трансильванию, подробно рассказав о недвижимости, которую его фирма приобрела по поручению Дракулы: большом старинном уединенном особняке на окраине Лондона под названием Карфакс, в котором граф намеревался поселиться. После того как юридические бумаги были подписаны и подготовлены для отправки по почте, Дракула засыпал Джонатана вопросами о своем поместье и английских обычаях ведения дел и перевозки грузов. В течение нескольких ночей мужчины вели долгие приятные беседы на множество тем, которые заканчивались только с рассветом.

Хотя граф был очарователен и любезен, это странное ночное существование начало тяготить Джонатана, а сделанные открытия окончательно лишили его покоя. Несмотря на явное богатство, в замке не было слуг. Похоже, граф лично готовил превосходные блюда, которые ни разу не разделил с гостем. Теперь Джонатан не сомневался, что каретой, которая привезла его в замок, правил не кто иной, как переодетый Дракула. Не считая библиотеки и гостевых комнат, большинство дверей в замке находились под запором и запретом. Хозяин предупредил Джонатана, что он должен спать только в собственной комнате.

Однажды, когда мой жених брился, на его плечо опустилась рука.

– Доброе утро, – поздоровался граф.

Джонатан вздрогнул от изумления и замешательства, поскольку граф Дракула не был виден в зеркале, хотя стоял прямо перед ним! Ошибки быть не могло. Граф не имел отражения! Джонатан так удивился, что случайно порезался. При виде лица гостя хозяин устремился к его горлу в припадке демонической ярости, но отпрянул, коснувшись четок с крестом на шее Джонатана. Это вызвало в нем мгновенную перемену. Ярость в глазах графа погасла так быстро, что мой жених начал сомневаться, не почудилось ли ему.

– Осторожнее с бритвой, – спокойно сказал граф. – В нашей стране это опаснее, чем вы думаете. – Он схватил зеркало, у которого брился Джонатан. – А все эта мерзость! Презренная игрушка людского тщеславия. К дьяволу ее!

Одной рукой он распахнул тяжелое окно и выбросил зеркало. Оно разбилось о камни двора далеко внизу.

«Что скрывается за столь странным поведением?» – задумался Джонатан.

Теперь все казалось ему подозрительным. Почему граф никогда не ест и не пьет при нем? Если он был кучером, то что за странной властью над лошадьми и волками наделен? Почему все люди в Бистрице и те, кто был в карете, так ужасно боялись за Джонатана? Что означают крест, чеснок и побеги шиповника и рябины, которые они ему дали?

Джонатан начал беспокоиться понастоящему, когда после краткого осмотра замка обнаружил, что все наружные двери надежно заперты. Единственным выходом оставались окна. Он стал пленником? Неужели граф Дракула хочет причинить ему вред? Или Джонатан всего лишь поддался глупым страхам? Он решил держать подозрения при себе, но глядеть в оба и уехать при первой же возможности. Однако граф Дракула настоял, чтобы Джонатан остался в Трансильвании еще на месяц, и уговорил его написать домой о причине задержки. Мой жених считал, что обязан угождать графу ради своего нанимателя, и неохотно повиновался.

Однажды ночью Джонатан увидел из окна поистине поразительное зрелище: граф Дракула вылез из какогото нижнего окна и спустился по отвесной стене замка наподобие ящерицы. Джонатан не верил собственным глазам. Старик действительно полз вниз головой над чудовищной пропастью, цепляясь пальцами рук и ног за каменные выступы, прежде чем исчезнуть в дыре, которая вела на галерею далеко внизу.

«Какой же человек способен покинуть здание подобным образом? – в ужасе подумал Джонатан. – Или существо в облике человека?»

Он решил исследовать глубины замка и поискать дорогу наружу… Но все двери попрежнему были заперты, не считая библиотеки и его собственной комнаты. В конце длинного темного коридора одна из них все же поддалась его настойчивым усилиям. Джонатан оказался в пыльной, но уютно обставленной гостиной, которую, повидимому, в стародавние времена занимали дамы рода Дракула. Ужасная пустота этого места леденила его сердце. Вскоре он испытал безмерную усталость и, невзирая на предупреждение графа, лег на диван и уснул.

Последующие события напоминали кошмарный сон и все же казались удивительно реальными. Внезапно перед ним появились три прекрасные чувственные женщины – леди по одежде и поведению – с алыми губами и сверкающими белыми зубами. Две были темноволосыми, третья – блондинкой. Они приблизились к Джонатану, смеясь и перешептываясь. Ему стало не по себе. В то же время Джонатана переполняло нечестивое жгучее желание, чтобы они его поцеловали. Он со стыдом признался в этом на страницах дневника.

– Вперед! – сладострастно сказала блондинке одна из темноволосых красавиц. – Ты первая, а мы за тобой.

– Он молод и силен, – добавила другая похотливым тоном. – Поцелуев хватит на всех.

Светловолосая женщина, самая красивая из трех, склонилась над юношей, кокетливо облизывая губы. Ее дыхание пахло медом. Джонатан трепетал от желания и восторга, когда она прижалась губами к его шее. Он ожидал в мучительном предвкушении, пока два острых зуба прижимались к его горлу. Внезапно в комнату с ревом ворвался Дракула, схватил светловолосую женщину за горло и швырнул через все помещение.

Его глаза сверкали, как раскаленные уголья, когда он воскликнул:

– Как вы осмелились к нему прикоснуться, взглянуть на него, когда я запретил? Прочь отсюда все! Этот человек принадлежит мне!

Джонатан не мог пошевелиться от страха.

Холодный жестокий смех женщин раскатился по комнате, когда блондинка бросила графу:

– Ты никогда не любил! Не способен на это!

– Нет, способен, – ответил граф неожиданно тихо. – Вы были тому свидетельницами.

Он приказал женщинам уйти.

– Неужели нам сегодня ничего не достанется? – разочарованно спросила одна из них.

Вместо ответа Дракула протянул им большой шевелящийся мешок, который принес с собой. К ужасу Джонатана, ему померещился тихий плач, как если бы внутри лежало крошечное полузадушенное дитя! Кошмарные женщины с радостью схватили мешок, а потом, к вящему ужасу и изумлению Джонатана, все трое внезапно исчезли! Они словно растаяли в воздухе, их пышные тела и ужасный мешок растворились в лунном свете, когда Джонатан лишился сознания.

Я перестала читать. Мое сердце отчаянно колотилось. Боже праведный! Так вот что за ужасный мешок, о котором Джонатан в таком смятении кричал во сне! С полузадушенным ребенком! А эти кошмарные призрачные женщины… Кто они?

Я вернулась к дневнику.

Позже Джонатан проснулся в своей кровати, переполненный страхом. Что с ним случилось? То была явь или сон? Почему граф сказал: «Этот человек принадлежит мне»? Женщины хотели поцеловать его или вонзить в горло острые зубы? Они собирались сожрать содержимое ужасного мешка? И как все сумели исчезнуть прямо у Джонатана на глазах? Неужели он сходит с ума? Или уже сошел?

Через несколько дней, девятнадцатого мая, граф вынудил Джонатана написать три письма, датированные более поздним числом. В первых двух говорилось, что мой суженый закончил работу и собирается домой, в третьем – будто он уже покинул замок и благополучно прибыл в Бистрицу.

– Почта ходит редко и плохо, – любезно пояснил граф Дракула. – Напишите эти письма сейчас, чтобы ваши друзья не волновались.

Джонатан в ужасе заключил, что граф намерен оставить его в живых лишь до тех пор, пока не узнает как можно больше об Англии, – из опасения, что он слишком много видел и может оказаться угрозой для планов Дракулы. Затем граф убьет его. Письма послужат доказательством того, что Джонатан покинул замок целым и невредимым. Последнее из них было датировано двадцать девятым июня.

Джонатан принял эту дату за отмеренный срок своей жизни и ощущал себя мышью в мышеловке. Отчаянно пытаясь спастись, он написал еще два тайных письма и передал через решетку окна цыганам, табор которых расположился во дворе замка. К смятению Джонатана, Дракула перехватил письма и вскрыл их. Обнаружив, что первое письмо адресовано мистеру Хокинсу, хозяин извинился, заставил моего жениха вложить его в новый конверт и запечатать. Второе было стенографическим и неподписанным, поэтому Дракула сжег его.

Шли недели. Джонатан оставался пленником. Он прятал свой дневник, но многие его личные вещи исчезли, включая выходной костюм, все заметки и бумаги. Цыгане вернулись в замок и разгрузили несколько телег, полных больших деревянных ящиков. В последующие дни Джонатан слышал стук лопат далеко внизу, как если бы в недрах замка копали землю.

Однажды поздно ночью он снова увидел, как граф ползет по стене замка. На этот раз, к ужасу Джонатана, граф был облачен в его пропавший костюм и держал тот самый мешок, который ранее передал трем кошмарным женщинам. Сомнений в цели его смертоносной прогулки не оставалось!

Джонатан долго сторожил у окна, ожидая возвращения Дракулы. Наконец его заворожили пылинки, танцующие в лунном свете. Он понял, что подвергся гипнозу! Пылинки волшебным образом соткались в тела трех женщин, которые попытались его соблазнить. Джонатан с криком убежал и скрылся в своей комнате.

Через несколько часов он с ужасом услышал движение в комнате Дракулы, расположенной ниже. Раздалось чтото вроде пронзительного плача, который быстро оборвался, сменившись глубокой страшной тишиной. Джонатан горько зарыдал о ребенке, которого, повидимому, украли и убили. Вскоре во дворе появилась обезумевшая женщина. Она отчаянно колотила по дверям замка и кричала: «Чудовище, верни мое дитя!»

Высоко наверху раздался голос графа, резкий металлический шепот, на который со всех сторон откликнулись волки. Через несколько минут во двор ворвалась стая этих хищников. Женщина не издала ни звука, но исчезла из виду, как будто ее сожрали с потрохами.

На рассвете Джонатан решил, что должен отбросить страхи и действовать. Он редко видел графа днем. Наверное, в это время тот спал. Джонатан знал, что окно далеко внизу – то самое, из которого граф уже два раза вылезал наподобие ящерицы, – находится в запертой комнате Дракулы. Нужно както войти в нее. Джонатан рассудил, что если старик способен спуститься по отвесной стене, то он тоже может. Лучше рискнуть жизнью в попытке спастись, чем оставаться беспомощным пленником графа.

Джонатан снял обувь, слез по грубой стене замка – опасный, ужасный подвиг! – и пробрался в комнату графа. К его удивлению, там ничего не было, кроме покрытой пылью мебели и огромной груды золотых монет более чем трехвековой давности. Джонатан спустился по темной извилистой лестнице в коридор, больше похожий на туннель. Он вел в старую часовню, где мой избранник с изумлением обнаружил пятьдесят длинных деревянных ящиков, заполненных свежей землей. В одном из них лежал граф и, несомненно, спал! Джонатан в ужасе поспешно ретировался.

Ночью двадцать девятого июня – то была дата последнего письма Джонатана – Дракула объявил с неподдельной искренностью:

– Завтра нам придется расстаться, мой друг. Вы вернетесь в свою прекрасную Англию, мне же предстоит некое дело, которое может завершиться таким образом, что мы больше не встретимся. Ваше письмо домой отправлено. Завтра меня здесь не будет, но к вашей поездке все готово.

Дракула пояснил, что цыгане должны завтра выполнить одно поручение, после чего запрягут карету и отвезут Джонатана на перевал Борго, где он пересядет на дилижанс до Бистрицы.

Джонатан с подозрением спросил, нельзя ли покинуть замок немедленно, и заверил, что с радостью оставит багаж, если ему позволят уйти самостоятельно. Дракула выразил беспокойство, но уступил и открыл переднюю дверь. К ужасу и смятению Джонатана, его уходу помешала стая рычащих волков. Позже, запершись в своей комнате, Джонатан услышал голос, похожий на графский. Он обращался к трем страшным женщинам:

– Ваше время еще не настало. Подождите. Имейте терпение. Завтрашняя ночь принадлежит вам!

Перепуганный Джонатан решил, что должен бежать или умереть. На следующее утро он слез по стене замка и спустился в старую часовню, где вновь нашел Дракулу спящим в ящике с землей. Невероятно, но на этот раз граф выглядел намного моложе, чем прежде! Его усы и волосы были не белыми, а серостальными, бледная кожа светилась здоровым румянцем, а из уголков рта стекала кровь. Как это возможно? Что это значит? Неужели он только что съел ребенка той женщины?

Джонатан в ужасе схватил лопату с намерением убить Дракулу, но граф, словно в трансе, в последнее мгновение повернул голову, в глазах его сверкнула ненависть, и удар лишь скользнул по лбу, не причинив вреда. Опасаясь, что Дракула поднимется и убьет его, Джонатан убежал из часовни. Он услышал, как приехали цыгане – несомненно, чтобы сопровождать графа на первом отрезке его путешествия в Англию. Джонатан решил, что ни за что на свете не останется в замке с этими сестричками из преисподней! Он спустится по стене намного ниже, чем пытался до сих пор, привязав к спине лишь одежду, дневник и несколько золотых монет Дракулы, сбежит в тот же день!

Джонатан написал еще лишь одну отчаянную строчку: «Прощайте все! Мина!..»

На этом дневник закончился.

Я не знала, что и думать о заметках моего мужа. Ужасные записи оставили меня в замешательстве и слезах. Едва закончив чтение, я вернулась и перечитала некоторые абзацы заново, в надежде, что неверно поняла коекакие стенографические символы. Нет, я не ошиблась. Ах! Как, верно, страдал мой бедняжка! Неудивительно, что он бредил в будапештской больнице о демонах и волках, о призраках и крови!

Есть ли здесь хоть капля истины или это лишь порождение больного воображения? Джонатан подхватил воспаление мозга и написал все эти странные и ужасные вещи? Или у него были какието основания для части из них? Как верно указал мистер Хокинс, Джонатан всегда был на редкость благоразумным, спокойным и уравновешенным человеком. Он не предавался диким фантазиям… отчего содержимое его дневника смущало и расстраивало меня еще больше.

Я вернулась к началу, к той части, где Джонатан подслушал разговор крестьян об оборотнях и вампирах. Я уже встречала вампиров в поэзии и прозе, но они были простыми выдумками, типичными для сказок и суеверий Восточной Европы. Джонатан ни разу больше не употреблял эти слова на протяжении всего дневника, но все же описание событий породило в моей голове множество тревожных вопросов. Джонатан утверждал, что три ужасные женщины исчезли прямо у него на глазах, а позже вновь материализовались из пылинок в воздухе! Он вообразил их от начала и до конца или заблуждался хотя бы в этом? Если женщины существовали, каковы были их отношения с графом Дракулой? Они пытались соблазнить Джонатана… или причинить ему какойто вред? Кто лежал в мешке? Неужели действительно дети, которых Дракула принес женщинам в дар… в качестве угощения?

Разве может существовать столь чистое зло?

Что касается ужасного старого графа с его жестокими манерами и странными гадкими привычками, то у меня накопилось столько вопросов, что я не знала, с каких и начать… но не сомневалась в том, что не могу завести разговор с Джонатаном.

Ах! Как все переменилось всего через несколько коротких дней! Порой мне кажется, что лучше бы нам никогда не знать правды.

В четверть девятого я услышала звук знакомых шагов на дорожке, извещающий о возвращении Джонатана. Я засунула его дневник обратно в шкаф и спустилась поприветствовать мужа, старательно улыбаясь и ведя себя как можно зауряднее. Повар приготовил ужин, но у меня не было аппетита.

Мы рано легли. После долгого дня Джонатан сразу заснул. Я же была слишком взбудоражена. Из головы не шел мужчина, которого мы встретили в Лондоне. Джонатан, повидимому, был совершенно уверен в том, что узнал графа. Вдруг он прав? Ведь во всем этом прослеживается единая нить. Граф Дракула собирался приехать в Лондон. Однако, согласно описанию Джонатана, он был бледным седовласым стариком… а у мужчины, которого мы встретили, черные волосы и румяное лицо. Человек не может помолодеть… или как? Однако он в силах изменить внешность с помощью парика и грима, как, очевидно, поступил в ту ночь, когда выдавал себя за кучера, и, возможно, еще раз, в последний день, когда Джонатан нашел его спящим в похожем на гроб ящике, на губах его запеклась кровь. Кого сожрал граф? Если бы Джонатан не сбежал, Дракула убил бы его?

Мне в голову пришла ужасная мысль. Допустим, мы действительно встретили на Пикадилли графа Дракулу. Если он и есть то самое чудовище, которое описал мой муж, то какой хаос может возникнуть в городе, набитом миллионами людей! Мне вспомнились слова, которые Джонатан произнес в день нашей свадьбы, говоря о своем дневнике: «Давай навсегда оставим эту тему… если только однажды некий священный долг не заставит меня вернуться к горьким часам, проведенным во сне или наяву, в здравом уме или бреду, которые описаны здесь».

Похоже, священный долг призовет нас уже скоро. Я решила, что мы не должны уклоняться от него. Нам надо быть готовыми.

Когда Джонатан ушел на работу следующим утром, я достала пишущую машинку и начала расшифровывать его дневник. Это заняло большую часть дня. Едва перевернув последнюю страницу, я разыскала записи, которые вела в Уитби, и тоже перепечатала их на машинке. Джонатан работал допоздна, так что я с отчаянной решимостью трудилась весь вечер, закончила и с чувством усталого удовлетворения сложила отпечатанные страницы в свою рабочую корзинку. Я подумала, что теперь нам есть что показать чужим глазам, если это потребуется.

Разумеется, за ужином я ни словом не обмолвилась о своих дневных занятиях.

– У меня завтра дело в Лонсестоне, – сообщил Джонатан, рассеянно ковыряя ростбиф и потягивая вино. – Придется остаться на ночь.

– Правда? – разочарованно переспросила я. – Я буду скучать по тебе. Ты понимаешь, что мы расстаемся впервые со дня нашей свадьбы?

– Прости, но ничего не поделаешь. Всего на одну ночь, дорогая. Я вернусь домой послезавтра, вероятно, довольно поздно.

Когда мы на прощание поцеловались наутро, Джонатан сказал, что любит меня, и очень крепко обнял. Но я чувствовала, что его мысли витают гдето далеко, как и все время после моего воссоединения с ним в Будапеште.

«Ах! – подумала я, глядя, как он идет прочь по переулку. – Надеюсь, мой милый муж позаботится о себе и его ничего не расстроит».

Затем я упала в кресло и хорошенько выплакалась.

С утренней почтой прибыло письмо от Абрахама Ван Хельсинга, человека, который прислал мне телеграмму о Люси несколько дней назад.

Лондон, 24 сентября 1890 года

(конфиденциально)

Любезная мадам!

Молю простить меня за тягостное письмо, в котором я известил Вас о смерти мисс Люси Вестенра. Благодаря любезности лорда Годалминга я получил возможность прочесть ее письма и бумаги, поскольку меня глубоко волнуют некоторые жизненно важные вопросы. Среди них я нашел несколько Ваших писем, из которых ясно, какими близкими подругами вы были и как сильно Вы любили ее. Ах, мадам Мина! Заклинаю Вас помочь мне в память о той любви. Я прошу только ради блага других, чтобы исправить великое зло и избегнуть множества ужасных бед, которые могут оказаться значительнее, чем Вы думаете. Я хотел бы увидеться с Вами. Мне можно доверять. Я друг доктора Джона Сьюарда и лорда Годалминга, прежде – Артура, жениха мисс Люси. Сейчас я должен хранить нашу встречу в тайне от всех. Я приеду в Эксетер, чтобы увидеться с Вами, как только Вы изволите согласиться и назначите место и время. Еще раз заклинаю о прощении, мадам. Я прочел Ваши письма к бедняжке Люси, знаю, как Вы добры и как страдает Ваш муж, и потому молю Вас, если возможно, не просвещать его на этот счет, чтобы не причинить ему вреда. Еще раз простите и не судите меня строго.

Ван Хельсинг

Из этого письма я уяснила две важные вещи. Вопервых, отец мистера Холмвуда умер, поскольку Артур унаследовал его титул лорда Годалминга. Неудивительно, что, сокрушенный ударами судьбы, он не стал писать мне после смерти Люси! Вовторых, некто Абрахам Ван Хельсинг просит моей помощи. Тогда я понятия не имела, кто это такой, но по имени и довольно неуклюжему стилю письма заключила, что он иностранец, возможно голландец. Поскольку автор письма заявил, что является другом лорда Годалминга и доктора Джона Сьюарда – еще одного поклонника Люси, который сделал ей предложение, – мне не терпелось с ним встретиться.

О каком великом зле и ужасных бедах он говорил? Это както связано со смертью Люси? Я наконец узнаю, что с ней случилось? Я немедленно послала телеграмму, призывая Ван Хельсинга сесть на ближайший поезд в Эксетер.

В половине третьего в дверь постучали. Я в величайшем нетерпении ждала в гостиной. Через несколько минут дверь отворилась.

– Доктор Ван Хельсинг, – объявила наша горничная Мэри, присела в реверансе и удалилась.

Я встала, наблюдая за приближающимся гостем. Он был крепко сбитым, широкогрудым мужчиной среднего роста и веса, на вид лет шестидесяти. Седеющие волосы, пронизанные выцветшими рыжими прядями, аккуратно причесаны. У него было доброе лицо, чисто выбритое, с пушистыми бровями, широким лбом, крупным решительным ртом и большими синими глазами, в которых светились сострадание и ум. Что и говорить, сама посадка головы немедленно указала на мудрость и власть.

– Миссис Харкер, полагаю? – осведомился он с густым голландским акцентом.

Я кивнула в знак согласия. Мое сердце колотилось от страстного ожидания.

– Вы доктор Ван Хельсинг? – Он кивнул. – К сожалению, моего мужа нет в городе. Уверена, что он охотно познакомился бы с вами, доктор.

– Я приехал к вам, миссис Харкер, если, конечно, вы когдато были Миной Мюррей и подругой несчастной бедняжки Люси Вестенра.

– Была. Сэр, я любила ее всем сердцем. Ничто не может рекомендовать вас лучше уверений в том, будто вы были другом и помощником Люси Вестенра. – Я протянула ему руку, которую он принял с вежливым поклоном.

– Благодарю. Тем не менее должен представиться, мадам Мина, поскольку я для вас совершенный незнакомец и сознаю это.

Я впервые услышала обращение «мадам Мина» и решила, что оно звучит довольно странно, но мило. Когда мы опустились в кресла друг против друга, он продолжил:

– Полагаю, вы знакомы с доктором Джоном Сьюардом?

Я знала, что тот был влюблен в Люси и делал ей предложение, но сомневалась, вышло ли это на свет, поэтому ответила лишь:

– Я ни разу не встречалась с доктором Сьюардом, сэр, но знаю, что он был другом Люси. Она крайне высоко отзывалась о нем.

– Доктор Сьюард и в самом деле превосходный молодой человек и преданный врач. Несколько лет назад он был моим учеником, а я – его наставником. С тех пор мы стали добрыми друзьями. Я ученый и метафизик. Моя специальность – мозг. Также я немало продвинулся в изучении болезней неясной природы. Вот почему доктор Сьюард пригласил меня приехать и взглянуть на мисс Люси.

– Значит, она была больна? – спросила я, охваченная безмерной печалью.

– О да.

– Я так и думала. Люси страдала, когда я оставила ее в Уитби. Она словно таяла на глазах без какихлибо видимых причин, однако через несколько дней написала мне, что совершенно исцелилась и назавтра возвращается в лондонский дом матери. Новость о ее смерти стала таким потрясением, что я решила, будто подруга оказалась жертвой несчастного случая.

– Увы, боюсь, несчастный случай здесь ни при чем, – мрачно ответил он.

– От чего она страдала, доктор Ван Хельсинг? Почему умерла?

– Ах! В томто и великая загадка, мадам Мина. Именно этот вопрос и привел меня к вам.

– Ко мне?

– Да. Хотя мисс Люси умерла в Хиллингеме в Лондоне, я питаю глубокие подозрения, что корни ее болезни лежат в Уитби. В своем послании я упомянул, что прочел ваши письма мисс Люси и знаю, что вы были с ней в Уитби. Вы поможете мне, мадам Мина? Расскажете все, что знаете?

Несмотря на странную высокопарную манеру говорить, его пылкий голос и проницательный взгляд являли властный ум.

– Если в моих силах помочь вам, доктор, то я, несомненно, постараюсь. Но сначала вы должны рассказать, что с ней случилось.

– Обстоятельства смерти мисс Люси весьма запутанны и волнующи. – Он тяжело вздохнул. – Вы уверены, что хотите их узнать?

– Да, сэр. Я не нахожу себе места с тех пор, как получила вашу телеграмму. Мне не видать покоя, пока не узнаю правду.

– Хорошо, тогда вкратце. В Лондоне мисс Люси снова впала в состояние, которое вы превосходно описали. Она именно таяла прямо на глазах. Доктор Сьюард навещал ее. В тревоге он написал мне в Амстердам с просьбой приехать. Потому я отправился в Лондон, чтобы проконсультировать друга. Дни напролет мисс Люси – такая милая, прелестная – мертвеннобледна и выказывает все признаки обширной кровопотери, но без очевидного медицинского объяснения. Ей снятся кошмарные сны, которые она не может запомнить. Мы пробуем все, укладываем ее в кровать, переливаем ей свежую кровь, но с каждым разом на следующее утро она почти обескровлена. Ее дыхание мучительно видеть и слышать. Затем однажды ночью из Лондонского зоопарка сбегает волк…

– Волк!

Он мрачно кивнул и продолжил:

– Зверь врывается в окно ее спальни, отчего мать Люси, спавшая рядом, умирает от сердечного приступа.

– Ах! Так вот как скончалась миссис Вестенра? Какой ужас!

– Несомненно, это было странное и трагическое событие. Мы знали, что сердце матери изношено, но дочь… Я надеялся спасти ее. Однако, несмотря на мои самые ревностные усилия, мисс Люси слабела все больше и больше. Увы! В конце концов ее сердце остановилось, дыхание оборвалось, и она умерла.

– Ах! – повторила я.

Слезы навернулись на глаза, и я заплакала о двух дорогих подругах, которые так много для меня значили. Доктор Ван Хельсинг молча протянул мне платок и позволил излить горе, пока я отчасти не собралась с духом. Затем он произнес:

– Мне неприятно сообщать вам столь грустные новости, мадам Мина, но я чувствовал, что должен повидать вас. Все время болезни мисс Люси я питал подозрения, причем весьма глубокие, касательно того, что может скрываться за ней, но проверить не мог и не имел права огласить их. Однако, прочитав дневник мисс Люси, я убежден, что все началось в Уитби.

– Люси вела дневник? – удивленно спросила я, вытирая слезы. – Я ни разу не видела ее за этим занятием.

– Она начала вести дневник после вашего отъезда, мадам Мина. По признанию мисс Люси, он служил ей подобием вас. Итак, в своих записях она вскользь упоминает приступ сомнамбулизма, во время которого вы якобы спасли ее. Поэтому я приехал к вам в надежде, что вы развеете мое недоумение и расскажете все, что помните.

– Полагаю, я в состоянии изложить все.

– Неужели? Значит, у вас хорошая память на подробности и факты?

– Вероятно, да, но у меня есть нечто лучшее – все это время я вела записи.

– Ах, мадам Мина! – Гость выглядел удивленным и взволнованным. – Могу ли я увидеть их? Буду очень благодарен.

Я достала свою тетрадь и показала ему.

– Во время пребывания в Уитби я вела дневник, в котором записывала свои мысли и все… – Я вспомнила о мистере Вагнере и быстро поправилась: – Почти все, что там происходило, включая подробности приступа сомнамбулизма, о котором вы упомянули, и те случаи, когда находила Люси больной или расстроенной.

Лицо доктора Ван Хельсинга опечалилось, когда он заглянул в мою тетрадь, испещренную каракулями.

– Увы! Я не знаю скорописи. Не будете ли столь любезны прочесть дневник вслух?

– Охотно, доктор, но вы можете сделать это сами, если пожелаете. Я перепечатала его на машинке.

Я достала из рабочей корзинки отпечатанную копию и протянула ему.

– Вы на редкость умная женщина! Такая умелая, сведущая и невероятно дальновидная. Можно, я прочитаю его сейчас? Вероятно, после этого у меня появятся вопросы.

– Конечно. Читайте, а я тем временем закажу обед и отвечу на ваши вопросы во время еды.

Доктор Ван Хельсинг поудобнее устроился в кресле и погрузился в чтение. Я отправилась распорядиться насчет обеда, главным образом ради того, чтобы не беспокоить гостя, поскольку повар и так прекрасно знал, что делать. Затем я тихонько проскользнула наверх и с растущим беспокойством принялась расхаживать по коридору. Что доктор подумает о моем скромном документе? Сумеет ли он пролить свет на то, что случилось с бедняжкой Люси? Но более всего меня тревожило то, что в болезни девятнадцатилетней девушки нашлось нечто загадочное и сложное, сумевшее поставить в тупик такого человека, как доктор Ван Хельсинг, конечно же обладавшего обширными знаниями и опытом.

Дав ему достаточно времени на изучение документа, я спустилась обратно в состоянии нервного предвкушения. Доктор расхаживал по комнате взад и вперед. Лицо его сияло от возбуждения.

– Ах, мадам Мина! – Он схватил меня за руки. – Не могу выразить, сколь многим вам обязан! Эти бумаги – поистине луч света. Вы записывали повседневные события с такими превосходными подробностями, с неподдельным чувством, которое дышит истиной в каждой строчке. В них есть все, на что я смел надеяться!

– Значит, они небесполезны?

– Более чем! Ваши записи уже ответили на множество вопросов, открыли мне врата. Сквозь них льется свет, который слепит меня, но тучи и тьма дышат мне в спину.

Я невольно улыбнулась в ответ на его эксцентричную манеру выражаться. Я никогда раньше не слышала, чтобы ктонибудь так говорил.

– У вас есть вопросы о неделях, проведенных в Уитби, доктор?

– Пока нет. Документ говорит сам за себя. Я благодарен вам, мадам Мина, – очень торжественно добавил он. – Если когданибудь Абрахам Ван Хельсинг понадобится вам или вашим близким, непременно известите меня. Служить вам в качестве друга будет честью и удовольствием. – Он довольно долго превозносил мою так называемую сладостную и благородную природу в манере, которую я осмелилась назвать слишком лестной, после чего спросил: – Ваш муж вполне здоров? Воспаление мозга, о котором вы писали в письмах, прошло?

– Я думала, что он почти поправился, доктор, но его ужасно расстроила смерть мистера Хокинса, – вздохнула я.

– Вот как. Искренне сочувствую.

– А на прошлой неделе, когда мы были в Лондоне, он испытал потрясение, которое еще больше все усугубило.

– Так скоро после воспаления мозга! Очень плохо. Что случилось?

– Ему показалось, будто он встретил знакомого. Это заставило его вспомнить нечто страшное и ужасное. Я считаю, что именно оно главным образом и вызвало воспаление мозга.

Глаза доктора Ван Хельсинга распахнулись, он подался вперед и спросил:

– Это случилось в Лондоне? Кого видел ваш супруг? Что он вспомнил?

Слезы снова навернулись мне на глаза. Ужас, который Джонатан испытал в Трансильвании, загадка его дневника и страх, который терзал меня с того момента, как я его прочитала, захлестнули внезапным потоком эмоций.

– Ах! Доктор Ван Хельсинг, я боюсь вам говорить. Если бы вы только знали, что перенес мой бедный Джонатан! Но… вы сказали, что специализируетесь на мозге. Заклинаю вас! Если я была вам хоть скольконибудь полезна, помогите моему мужу. Вы можете его исцелить?

Доктор Ван Хельсинг взял меня за руки и заговорил добрым и сочувственным тоном. Мол, он совершенно уверен в том, что его знаниям и опыту под силу облегчить страдания Джонатана. Гость обещал сделать все возможное, чтобы помочь моему мужу, а потом заметил:

– Но вы слишком бледны и взвинчены. Давайте оставим этот разговор и поедим.

За обедом доктор Ван Хельсинг намеренно беседовал со мной на другие темы. Я воспользовалась передышкой и взяла себя в руки. Он мало рассказывал о себе, упомянул только, что живет один в Амстердаме и часто путешествует. Его жизнь казалась очень одинокой, настолько посвященной работе, что у него не оставалось времени для дружбы и отношений.

Позже, когда мы вернулись в гостиную и сели, докгор Ван Хельсинг повернулся ко мне и ласково произнес:

– А теперь расскажите мне все о вашем Джонатане.

– Доктор!.. – Я немного помедлила. – Я собираюсь поведать вам нечто настолько странное, что вы, вероятно, засмеетесь и сочтете меня слабой дурочкой… а Джонатана – сумасшедшим.

– Моя дорогая, если бы вы только знали, насколько странный вопрос привел меня к вам, то и сами засмеялись бы. Я не изучаю ординарные болезни. Меня интересуют вещи из ряда вон выходящие, которые заставляют людей сомневаться в собственном рассудке. Я научился не пренебрегать ничьими верованиями, но держать разум открытым.

– Благодарю вас, сэр! – С моей души свалился камень, я мгновение поразмыслила и добавила: – Поскольку вы сочли мой дневник столь поучительным, возможно… не лучше ли вам самому прочитать о бедах Джонатана, чем услышать рассказ о них?

– Прочитать? Вы хотите сказать… ваш муж тоже вел дневник?

– Да. В нем рассказано обо всем, что произошло с Джонатаном за границей. Дневник мужа длиннее моего, но я перепечатала его от начала до конца. Прочтите и скажите мне, что вы думаете.

Он с благодарностью принял бумаги и с непритворным волнением пообещал прочесть их сегодня же вечером.

– Я останусь в Эксетере на ночь, мадам Мина, и мы завтра поговорим обо всем. Затем мне хотелось бы встретиться с вашим мужем, если это возможно.

Доктор Ван Хельсинг поцеловал мою руку и откланялся.

Остаток дня я провела в состоянии лихорадочной тревоги и рассеянности, разрываясь между надеждой и самобичеванием.

В половине седьмого посыльный принес письмо, которое немедленно улучшило мое настроение.

Эксетер

25 сентября, 6 часов

Любезная мадам Мина!

Я прочел удивительный дневник Вашего мужа. Спите спокойно. Он странный и ужасный, но правдивый! Я готов поручиться в этом жизнью. Для других все могло обернуться хуже, но Вам и мужу нечего бояться. Он благородный человек. Исходя из моего знания людей, позвольте сказать Вам вот что: никакое потрясение не способно нанести непоправимый вред человеку, который сумел спуститься по той стене в ту комнату – причем дважды! С его мозгом и сердцем все в порядке. В этом я могу поклясться еще до встречи с ним. Так что будьте покойны. Мне нужно о многом расспросить Вашего супруга. Господь привел меня сегодня к Вам, и я узнал столько, что вновь ослеплен – больше, чем когдалибо прежде. Мне нужно подумать.

Искренне Ваш,

Абрахам Ван Хельсинг.

Сразу после этого письма я получила телеграмму от Джонатана, в которой говорилось, что он закончил свое дело и возвращается раньше, чем думал, а именно – в тот же вечер. Воодушевленная, я набросала записку доктору Ван Хельсингу, приглашая его разделить с нами завтрак.

В половине одиннадцатого Джонатан вошел в переднюю дверь. Я бросилась в его объятия.

– Дорогой, у меня чудесная новость! Мне не терпится тебе рассказать!

– Что такое? Боже праведный, Мина, ты выглядишь ужасно взволнованной. Что случилось?

– Пойдем в столовую. – Я взяла его за руку. – У меня готов ужин, и я все тебе расскажу.

За столом я поведала Джонатану о визите доктора Ван Хельсинга, начав с того, что случилось с Люси. Он слушал с тихим сочувствием, выражая свое горе по поводу смерти Люси и разделяя мою озадаченность ее причиной. Однако, когда речь зашла о его дневнике, он встревожился.

– Ты прочла его? – воскликнул муж, бросив вилку на тарелку. – Но зачем? Я думал, что мы договорились…

– Ты сказал, что я могу прочесть его, если мне велит священный долг. Этот час настал, дорогой. Ты встретил того человека на Пикадилли и отреагировал так яростно, с таким страхом, что я поняла: надо действовать. Мне необходимо знать, через что ты прошел.

– Господи! Я надеялся, что до этого не дойдет. – В величайшем волнении он провел рукой по каштановым волосам. – Представляю, что ты обо мне думаешь! Ну же, скажи. Ты считаешь, что я сумасшедший.

– Вовсе нет. Джонатан, я полагаю, что ты весьма здравомыслящий и храбрый человек… и доктор Ван Хельсинг думает так же.

– Доктор Ван Хельсинг? Неужели ты рассказала ему о моем дневнике?

– Не просто рассказала. Я распечатала его на машинке и дала ему прочитать вместе со своим. Смотри! Вот письмо, которое доктор Ван Хельсинг прислал мне сегодня вечером. Он говорит, что все это правда!

Джонатан ошарашенно взял письмо доброго доктора, прочел, и его глаза распахнулись от удивления. Затем, будто не в силах постигнуть новость, которая в нем содержалась, он проглядел текст еще раз, бормоча:

– Это правда… все правда… – Джонатан вскочил с триумфальным воплем, опрокинув стул на пол. – Боже праведный! Невероятно! Ты не представляешь, как много это для меня значит. – Он в возбуждении расхаживал по комнате, сжимая письмо в кулаке. – Мина, меня погубило ужасное сомнение в реальности случившегося. Я чувствовал себя беспомощным, бродящим во мраке. Я не знал, кому или чему верить, сомневался даже в собственных чувствах, поэтому просто пытался забыть обо всем и погрузиться в работу, в привычную жизненную колею. Но она больше не принимала меня, потому что я перестал себе доверять.

– Я понимаю, дорогой.

– Нет, ты не можешь понять понастоящему. Ты не знаешь, каково сомневаться во всем, даже в себе. – С этими словами он поднял меня со стула и заключил в объятия. – Ах! Мина, спасибо тебе. Я словно родился заново. Я был болен, но недуг мой оказался лишь сомнением в себе. Я исцелен – и это твоя заслуга!

Мы снова обнялись, смеясь. Я не видела Джонатана таким счастливым и уверенным с того дня, как он отбыл в путешествие много месяцев назад. Однако наше легкомысленное настроение развеялось, когда перед нами забрезжило понимание того, с чем мы столкнулись.

– Если все это правда, то что за существо я помог перевезти в Лондон в своем невежестве? – Джонатан с растущим ужасом покачал головой.

ГЛАВА 9

Джонатан встретил доктора Ван Хельсинга ранним утром в гостинице и привел к нам домой. Они прибыли настолько погруженными в беседу, что никто не догадался бы об их совсем недавнем знакомстве. Казалось, мужчины дружат всю жизнь.

– Так вы считаете, что на Пикадилли я повстречал графа Дракулу? – спросил Джонатан, когда мы втроем сели за обеденный стол и положили себе яиц и копченой селедки.

– Весьма вероятно, – ответил доктор Ван Хельсинг.

– Но если это был он, значит, граф помолодел! Разве это возможно? И что насчет остального, виденного мной в замке? Как это возможно?

– Ответы на ваши вопросы не так уж просты, мистер Харкер. Я прочел дневники, которые вы оба вели с такой честностью и скрупулезностью. Вы далеко не глупы и благоразумны. Я вынужден спросить: после всего, что вы увидели и испытали, не возникло ли у вас представления, малейшего подозрения о том, с какого рода существом мы имеем дело?

Джонатан быстро взглянул на меня, покачал головой и ответил:

– Боюсь, что нет, доктор.

– Я прочла дневник Джонатана и подумала… Мне показалось… – Я осеклась и зарделась.

– Что вам показалось, мадам Мина?

– Ничего. Это слишком неестественно, чересчур нелепо.

– Ах, – вздохнул доктор Ван Хельсинг. – Ошибка вашей науки в том, что она хочет все объяснить. Вот почему вы так реагируете. Все же мы видим, как вокруг с каждым днем крепнут верования, которые полагают себя новыми, но в действительности очень ветхи. Скажите, ктолибо из вас верит в гипнотизм?

– Гипнотизм? – повторил Джонатан. – Я раньше не верил; но теперь, прочитав об исследованиях Жана Мартена Шарко,[13] пожалуй, да.

– Да, – согласилась я. – Отчеты Шарко завораживают. Он доказал, что силой разума способен проникать в души своих пациентов.

– Следовательно, вы убеждены, что гипнотизм существует, доказан наукой? – Мы оба кивнули, и доктор Ван Хельсинг продолжил: – Исходя из этого, я могу заключить, что вы также верите в возможность чтения мыслей?

– Не знаю, – ответил Джонатан.

– А как насчет переноса сознания? Материализации?

– Вот что, доктор, – нахмурился Джонатан. – Вы сняли с моей души тяжкий груз, заверив, что трансильванские события – истина, а не порождение больного рассудка, но я до сих пор не понимаю, как это возможно. К чему вы клоните?

– Это потому, что вы рассуждаете как солиситор, обожающий факты, мой юный друг. Если вы способны чтото понять, значит, это существует. А я говорю, что есть вещи, которые вы не можете уразуметь, и все же они реальны. Галилей постиг суть земли и небес, и за это его обвинили в ереси. В самом деле, в наши дни в науке, изучающей электричество, творится такое, что показалось бы нечестивым самим первооткрывателям этого явления, которых еще совсем недавно сожгли бы на костре за колдовство! Вам известны все тайны жизни и смерти? Можете ли вы объяснить, как индийский факир умирает, его хоронят, могилу запечатывают, сверху сажают пшеницу, а через много лет гроб выкапывают и видят, что индиец не умер, он встает и идет среди живых?

– Такое не поддается объяснению, доктор, – согласился Джонатан. – Если, конечно, это подлинный случай.

– Можете не сомневаться! Подтвержденный и не единственный. – Отставив кофейную чашку, доктор Ван Хельсинг взглянул на нас через стол сверкающими глазами. – Мадам Мина, какое определение вы дали бы вере?

– Я слышала, что это дар, который позволяет не сомневаться в том, что мы считаем ложным.

– Вы абсолютно правы, мадам! Для восприятия того, что я собираюсь поведать, вам обоим нужна подобная вера. Известно ли вам, что люди по всей земле и во все времена верили, что некоторые существа живут вечно? Что есть мужчины и женщины, которые не могут умереть?

– Я читала о подобных суевериях, – медленно произнесла я.

– Но суеверия ли это? – спросил доктор Ван Хельсинг. – Должен признаться, я тоже был скептиком, углублялся в старинные учения с их теориями и доказательствами, но не мог поверить тому, что читал, пока не убедился воочию. Сегодня мы столкнулись с удивительной загадкой, непостижимым явлением. Предстоит еще много узнать и открыть. Но вы, мистер Харкер, коечто видели в Трансильвании. Вы, мадам Мина, описали то, что происходило в Уитби. Мы с доктором Сьюардом стали очевидцами болезни и смерти мисс Люси.

– Люси? – недоуменно повторила я.

– Какая связь между смертью Люси и тем, что я вынес в Трансильвании? – спросил Джонатан.

– Самая непосредственная. Полагаю, вы знаете ответ. Вы оба знакомы с фольклором Восточной Европы, так? Вы упоминаете о нем на первых страницах своего дневника, мистер Харкер, но не воспринимаете его всерьез, потому что он слишком страшен. А вы, мадам Мина! Вы видели, как мисс Люси бледнеет и слабеет от потери крови. Вы заметили две крошечные алые отметины на ее горле. Мы с доктором Сьюардом с тревогой наблюдали за ними в последние дни перед ее смертью.

– Вы имеете в виду булавочные уколы, которые…

В тот же миг перед моим мысленным взором вспыхнула безжалостная правда. Я словно вобрала все, что видела, читала и слышала и наконец сложила вместе, подобно кусочкам ужасной мозаики. Мое тело онемело от испуга, когда я воскликнула:

– Никакие это не уколы, верно, доктор? Эти отметины на горле Люси оставил… оставил…

– Кто? – Синие глаза доктора Ван Хельсинга сверкнули.

Я понизила голос до шепота, мне пришлось себя заставить, я с трудом верила своим собственным словам:

– Их оставило существо, которое… сосало ее кровь! Вампир!

Доктор Ван Хельсинг мрачно кивнул и подтвердил:

– Я тоже так считаю, мадам. Да, именно так.

– Вампир? – Джонатан стал белым, как мел. – Хотите сказать, что они действительно существуют, это не сказки и не суеверия? Мертвые действительно могут ходить по земле?

– Есть тайны, друг мой, о которых людям остается только догадываться. С годами их можно постигнуть, но лишь отчасти. Полагаю, мы балансируем на грани одной из них: подтверждения, что носферату – нежить – существуют.

– Ах! – содрогнулась я.

– Те женщины в замке! – взволнованно добавил Джонатан. – Я ощутил на шее острые зубы одной из них, подумал, неужели она… но сказал себе: «Нет, это невозможно. Безумие!..»

– Летучие мыши по ночам осушают тела своих жертв, – сказал доктор Ван Хельсинг. – Эти женщины, полагаю, точно так же поступили бы с вами, мистер Харкер, представься им такая возможность.

– Боже! – в ужасе воскликнул Джонатан.

– А граф Дракула? – спросила я. – Он тоже вампир?

– Граф никогда не ест и не пьет, обладает нечеловеческой мощью, спит днем в глубоком трансе на земле своей родины. Говорят, только она способна восстанавливать силы и умения нежити. А еще его видели помолодевшим, на что, по рассказам, способны носферату, возможно, когда насытятся кровью. Полагаю, да, мы можем с уверенностью предположить, что граф Дракула – вампир.

– Какими другими зловещими умениями обладает это чудовище? – вскричал Джонатан. – Он может растворяться в воздухе, подобно тем ужасным женщинам?

– Об этом мне пока остается только догадываться, – ответил доктор Ван Хельсинг. – Но после чтения ваших отчетов одно становится ясным: граф осуществил свои замыслы и прибыл в Лондон. Как он попал туда? Вероятно, на корабле. Где он впервые ступил на берег Англии? Я скажу вам. Очевидно, он высадился в Уитби.

– В Уитби? – удивилась я.

Внезапно последний кусочек головоломки встал на место, и я увидела факты в том же свете, что и доктор Ван Хельсинг.

– Пятьдесят ящиков земли!

– У вас хорошая и умная жена, мистер Харкер. – Доктор одобрительно поднял кустистые брови. – Она видит и понимает! Но, мадам Мина, если вы еще не ознакомили мужа со своим дневником, вероятно, вам следует объясниться.

Я рассказала Джонатану о судне «Деметра», его пропавшем экипаже, мертвом капитане и странном грузе.

– В твоем дневнике, Джонатан, говорится, что ты нашел графа Дракулу лежащим в ящике с землей в часовне. Пятьдесят других таких цыгане грузили на телеги. Возможно ли, что граф Дракула находился на борту «Деметры» в одном из таких ящиков? И по пути… – Я поморщилась, но закончила: – Он убил несчастных моряков всех до единого, чтобы утолить свой голод?

– Я видел в библиотеке графа карту Англии, помеченную кружочками, – оживился Джонатан. – Один из них – рядом с Лондоном, где расположено его новое поместье, другой – Эксетер. Еще он обвел портовые города от Дувра до Ньюкасла, включая Уитби! Граф задавал бесконечные вопросы о способах доставки грузов в английские порты и бланках, которые необходимо заполнить.

– Он планировал свое прибытие весьма тщательно, – заметил доктор Ван Хельсинг.

– Но если Дракула собирался в Лондон, разве не проще было бы отправиться прямо туда или в какойнибудь другой, более крупный порт на юге? – вставила я. – Почему именно Уитби?

– Действительно, почему? – Доктор Ван Хельсинг нахмурился. – Я не имею об этом ни малейшего представления, но граф отправился в Уитби, к большому несчастью бедняжки мисс Люси. Полагаю, именно там он ее встретил, когда она ходила во сне по утесам однажды ночью. После возвращения вашей подруги в Лондон он вновь разыскал ее, случайно или намеренно.

Моя голова закружилась от внезапной глубокой ненависти к человеку, столь жестоко погубившему мою лучшую подругу и безжалостно мучившему моего мужа. Все же я спросила:

– Мы точно знаем, что именно граф Дракула напал на Люси в Лондоне? Это большой город. Наверное, в нем есть и другие подобные существа?

– Все возможно, мадам Мина. Но за годы исследований я обнаружил, что эти создания немногочисленны и редко покидают родные края. В последнее время в Англии о них не слышно. Не забывайте, вампиру не так уж просто путешествовать. Граф был вынужден привезти из Трансильвании множество ящиков земли. Зачем? Чтобы обеспечить свое существование. Ведь без ежедневного отдыха на родной земле он утратит свои силы и неминуемо погибнет.

– Выходит, это единственный способ его победить? – спросила я. – Лишить доступа к ящикам с землей?

– Да! Или обеззаразить ее священными реликвиями и тем самым сделать бесполезной для него.

– Интересно, куда отправились эти ящики после прибытия в Уитби? – задумался Джонатан. – Они все еще там? Их переправили в лондонское поместье графа? Или он разослал их по всей стране?

– Я многое отдал бы, чтобы узнать ответ на этот вопрос, – отозвался доктор Ван Хельсинг. – Сейчас главное – найти все пятьдесят ящиков. Если мы заполучим их, то одолеем графа.

К этому времени мы закончили завтракать. Доктор Ван Хельсинг вытер лицо салфеткой, широко улыбнулся и сказал:

– Ах! Не могу выразить, сколь многим обязан вам, добрые люди! Я прибыл сюда в полном неведении в поисках разгадки таинственной болезни мисс Люси. Благодаря вам и вашим замечательным дневникам я многое узнал: имя нашего иностранного врага, как он прибыл к берегам Англии, даже место, где граф может укрываться!

– Карфакс, – кивнул Джонатан.

– Должен сказать, когда я прочел ваш дневник, мистер Харкер, то немало удивился, узнав, что наш противник приобрел поместье не гденибудь, а в деревне Перфлит, по соседству с доктором Сьюардом! Где находится этот старый дом – Карфакс? Рядом с владениями доктора Сьюарда?

– Совсем рядом, по правде говоря. Это два крупных смежных поместья.

– Вот как! Мне кажется, что это поразительное совпадение.

– Вовсе нет, доктор. Сделку проводил я… А место предложил доктор Сьюард.

– Доктор Сьюард?

– Да. Будучи незнакомым с лондонской недвижимостью, я поднял все доступные мне связи в поисках помощи. Люси свела меня со Сьюардом. Я знал его только по переписке. Он был в отлучке, когда я приезжал на разведку в феврале, но сообщил, что на боковой дороге рядом с его лечебницей для душевнобольных стоит старый дом с часовней, который может удовлетворить все требования моего клиента. В то время я считал странным, что граф Дракула обратился к человеку, столь далекому от Лондона, чтобы найти себе дом, а не выбрал местного агента. Он заявил, что не желает обращаться в местную фирму, которая могла бы преследовать свои интересы. Но теперь я понимаю, что за этим скрывалось. Дракула не хотел, чтобы по прибытии ктото мешал его уединению и анонимности.

– Именно, – ответил доктор Ван Хельсинг, задумчиво откинувшись на спинку стула.

– Подумать только! – яростно продолжил Джонатан. – В этот самый миг граф бродит по улицам Лондона, убивая и сея хаос, где только возможно… И я приложил к сему руку! Ах! У меня кровь кипит в жилах! Если бы только я знал…

– Не браните себя, мистер Харкер. Если бы я лучше разбирался, имел те сведения, которыми располагаю сейчас, то юная и прекрасная мисс Люси Вестенра не лежала бы в своей могиле на одиноком Кингстедском кладбище на Хэмпстедской пустоши. Но нам не следует оглядываться назад, необходимо смотреть вперед, чтобы не погибли другие души.

– Бедная, милая Люси, – тихонько сказала я. – Наконецто она упокоилась, ее страданиям пришел конец.

– Нет! Увы! – воскликнул доктор Ван Хельсинг, качая головой. – Это не конец для мисс Люси, а только начало.

– Начало? – Я уставилась на него. – Что вы имеете в виду, доктор?

Он резко взглянул на нас, как если бы сожалел о вырвавшихся словах, затем нахмурился и произнес только:

– Боюсь, впереди нас ждут великие и ужасные потрясения. Поживем – увидим. – Взглянув на карманные часы, он вскочил и быстро добавил: – Прошу прощения, но я опаздываю. Я должен успеть на следующий поезд в Лондон.

– Я провожу вас до вокзала, – вызвался Джонатан, и мы втроем вышли в вестибюль.

– Могу ли я пока оставить у себя копии дневников, которые вы столь любезно сняли? – спросил доктор Ван Хельсинг, надевая шляпу и пальто.

Я разрешила, поскольку у нас оставались оригиналы на случай, если мы захотим к ним обратиться.

Гость поблагодарил нас за завтрак, протянул мне руку и сказал:

– Мадам Мина, позвольте еще раз выразить мою глубочайшую благодарность за все, что вы сделали. Вы одна из женщин, изваянных собственной рукой Господа, искренняя, милая, благородная. Я перед вами в величайшем долгу.

– Я рада, если сумела хоть немного помочь, доктор.

– Мистер Харкер, можно попросить вас об услуге? Вы не могли бы показать мне все бумаги, касающиеся того, что происходило до вашего отъезда в Трансильванию? Письма графа Дракулы и тому подобное… и сведения о недвижимости в Перфлите.

– Я дам вам все, что найду, доктор. С юридических документов сниму копии и перешлю вам. Чем еще я могу вам помочь? Как насчет пятидесяти ящиков земли? Позвольте мне проследить их судьбу! Кажется, я видел на столе графа письмо, адресованное комуто в Уитби – возможно, грузовой компании. Название должно быть в моем дневнике. Я могу навести справки и сообщить вам о результатах.

– Вы чрезвычайно добры, сэр. – Доктор Ван Хельсинг поклонился. – Мне еще столько нужно вам рассказать! Меня ожидает крайне важное дело. Боюсь, вдвоем с доктором Сьюардом мы не справимся. Возможно, нам стоит встретиться в Лондоне через несколько дней и поделиться новостями. Вы поможете нам? Приедете?

Джонатан прочел ответ в моих глазах. Он взял меня за руку. Его прикосновение оказалось сильным, бодрящим, таким же уверенным и решительным, как прежде.

– Мы оба приедем, доктор.

– Благодарю вас. – Доктор Ван Хельсинг еще раз поклонился. – И последняя просьба. Мадам Мина, вы не могли бы захватить свою пишущую машинку, оказавшуюся столь полезной?

– Конечно. Если мы хоть чемто способны помочь выследить и уничтожить этого ужасного графа Дракулу, то ваши душой и сердцем.

Джонатан возвратился с вокзала, полный энергии и возбуждения, сжимая в руке несколько газет.

– Я словно заново родился, Мина! Я помогу найти и остановить чудовище. Пусть даже это будет последним, что я совершу в жизни.

– Слава богу, доктор Сьюард послал за Ван Хельсингом, не то не знаю, что с нами было бы.

– Да. Хотя, похоже, он отчегото встревожился, когда я его провожал.

– Что ты имеешь в виду? – Я провела Джонатана в гостиную, и мы присели.

– По пути на вокзал я забрал утренние газеты и лондонские за прошлый вечер. Пока мы беседовали у окна вагона в ожидании отправления поезда, доктор просматривал «Вестминстер газетт» – я узнал ее по зеленой бумаге, – и его взгляд остановился на какойто статье. Он внимательно читал, становясь все бледнее, громко застонал и воскликнул: «Mijn God! Так скоро! Так скоро!» Я спросил его, что случилось, но в тот же миг раздался свисток, и доктор лишь помахал мне на прощание.

– Какая статья его встревожила? – спросила я, поскольку увидела в руках у Джонатана другой экземпляр «Вестминстер газетт».

– Точно не знаю, но, кажется, эта. – Он протянул мне газету, указав на статью на передней странице.

«ХЭМПСТЕДСКАЯ ЗАГАДКА

Хэмпстедская округа взбудоражена рядом событий, которые поразительно напоминают те, что сочинители заголовков окрестили Кенсингтонским кошмаром, Потрошительницей и Женщиной в черном. За последние два или три дня несколько детей ушли из дома или заигрались на пустоши. Во всех случаях они были слишком маленькими, чтобы дать вразумительное объяснение своим действиям, но суть их оправданий сводилась к тому, что они были с „кафивой дамой“. Дети всегда пропадали поздним вечером, и дважды их находили только наутро…»

Статья была довольно длинной и добавляла к загадке весьма существенный штрих: у всех детей была слегка поранена шея. Отметины напоминали укус крысы или некрупной собаки.

– Ах! – в расстройстве воскликнула я. – Отметины на шее! Это работа графа Дракулы?

– Похоже. Но все же дети хором клянутся, что были с дамой – «кафивой», как назвал ее самый первый ребенок, что бы это ни значило.

– Ребенок совсем маленький. Возможно, он хотел сказать «красивой».

Джонатан кивнул, затем на его лице мелькнуло странное выражение, и он спросил:

– Хэмпстедская пустошь?.. Кажется, это рядом с Хиллингемом, где жили Люси и ее матушка? Вроде бы доктор Ван Хельсинг сказал, что Люси похоронена на кладбище на Хэмпстедской пустоши?

Меня охватил непередаваемый ужас, поскольку я сразу поняла, к чему клонит Джонатан. Перед смертью Люси укусил вампир, и не один раз, а множество. Я почти ничего не знала о подобных созданиях, до последнего времени даже не верила, что они существуют. Вдруг моя милая подруга Люси сама стала вампиром?

Неужели она поднялась из могилы?

Следующие три дня новостей от доктора Ван Хельсинга не было. «Вестминстер газетт» печатала новые сообщения. Нашли ребенка, совершенно без сил, который уверял, что хотел вернуться на пустошь и поиграть с красивой дамой. По ночам я вертелась и ворочалась, думая о бедняжке Люси, слишком переполненная ужасом, чтобы заснуть.

Не в силах дожидаться новостей, я решила поехать в Лондон и повидаться с доктором Ван Хельсингом. В тот же день Джонатан отправился в Уитби. Он дождался любезного ответа на свое письмо от мистера Биллингтона, грузового агента, который получил пятьдесят ящиков земли с «Деметры». Джонатан решил, что лучше навести справки на месте.

– Я выслежу кошмарный груз, чего бы мне это ни стоило, – заявил он, поцеловав меня на прощание рано утром, прежде чем отбыть на вокзал.

– Все равно не понимаю, зачем ты едешь в Уитби, – ответила я. – Раз мы знаем, что у графа дом в Перфлите, почему бы не отправиться прямо туда и не схватить его?

– Мы не можем быть уверены, что он в Перфлите. Дракула мог успеть приобрести и другие дома. Нужно знать, что случилось с каждым из ящиков, если мы хотим схватить дьявола в его логове. Извести меня о своем местопребывании в городе, Мина, и я присоединюсь к тебе через день или два.

Я послала телеграмму доктору Ван Хельсингу в гостиницу «Беркли», сообщая, что приеду в тот же день на поезде. Едва я закончила собирать свои вещи и уложила пишущую машинку в футляр для переноски, как прибыло письмо. Я решила, что оно от доктора Ван Хельсинга, но, к моему безмерному удивлению, его послал директор лондонского приюта, в котором я выросла. Он начеркал короткую записку, извещая, что нашел пропавший конверт, о котором я спрашивала, и приложил его к ней.

Новость застала меня врасплох. В последнее время мои мысли безраздельно занимали другие, ужасные события, так что я совершенно забыла о визите в лондонский приют на прошлой неделе. Я изумленно смотрела на старый выцветший конверт. Бумага была дешевой и слегка побурела по краям от времени. Адрес написан карандашом, неровным почерком: «Мисс Вильгельмине Мюррей. Не вскрывать, пока ей не исполнится 18 лет».

«Это письмо от моей матери?» – гадала я с колотящимся сердцем.

Я подошла к столу мужа, достала нож для бумаг и дрожащими пальцами осторожно просунула его под хрупкую бумагу, стараясь нанести как можно меньше повреждений. Из конверта выпали два сложенных листка, также исписанные карандашом. Кроме того, в нем лежала крошечная мятая выцветшая розовая ленточка. Кровь шумела в ушах, когда я смотрела на эти предметы, казавшиеся мне поистине Святым Граалем.

Я упала на стул и стала читать:

5 мая 1875 года

Милая доченька!

Наверное, я сто раз прошла мимо приюта с того дня, как отдала тебя туда, в надежде увидеть хоть глазком. Но детей никогда не выводят, а зайти внутрь я не смею. Однажды, пару месяцев назад, мне показалось, что я видела, как ты идешь в школу с другими детьми, но откуда мне знать, так ли это. Ты ведь уже большая девочка семи лет и очень переменилась с той поры, когда я в последний раз держала тебя на руках. Возможно, тебя давнымдавно отдали в хорошую семью. Надеюсь, так и есть, потому что именно этого я хотела, об этом мечтала.

Вильгельмина, милая моя девочка, я думаю о тебе каждый день. Все гадаю, как ты живешь и как выглядишь, счастлива ли, вспоминаешь ли обо мне. По ночам я размышляю, что сказала бы тебе при встрече, но знаю, что этому не бывать. Для меня настали тяжелые времена, и я не вынесу, коли ты увидишь меня нынешнюю, узнаешь, что я твоя мать, и устыдишься.

Я пишу тебе, потому что больна. Доктор говорит, что мне недолго осталось. Я не хочу покидать белый свет, не сказав тебе, как сильно тебя любила и как отчаянно старалась сохранить. Я обожала твоего отца. Его звали Кутберт. Я верю, что он тоже искренне любил меня, хоть и недолго. Я встретила его, когда работала горничной на Мальборогарденс в Белгрейвии.[14]В том доме я провела два самых счастливых года в своей жизни. Я никого не винила, когда мне пришлось уйти. Я делала для тебя все, покуда могла, но работу найти нелегко. Тебе нужна еда, лекарства и одежда, а у меня не было ничего, кроме любви.

Все это время я хранила ленточку с твоего чепчика, но мне кажется, что однажды ты будешь рада получить ее. Надеюсь, ты станешь уже взрослой, когда тебе передадут это письмо, и достаточно зрелой, чтобы понять меня. Пожалуйста, не думай обо мне слишком плохо, Вильгельмина. Я всегда буду любить тебя всем сердцем.

Твоя родная мать,

Анна.

Во время чтения меня переполняли чувства. Само обращение – «милая доченька» – вызвало слезы на моих глазах, поэтому я с трудом разбирала слова. Они катились по моим щекам еще долго после того, как я прочла последнюю строчку.

«Твоя родная мать, Анна». Вот, значит, как звали мою мать! Ах! Какое красивое имя и бесценный обрывок прошлого! Меня закружил вихрь мыслей и чувств. Прежде всего, глубокая печаль, оттого что она умерла, но возникли и вопросы. Какова была фамилия моей матери? Мюррей? Сколько ей было лет? Откуда она родом? И мой отец… Кем он был? Слугой в том же доме? Или они познакомились в другом месте?

Всю жизнь я стыдилась того, что мать родила меня вне брака. Теперь стыд отчасти смягчился. Ведь я оказалась плодом не мимолетного, пошлого, давно забытого увлечения, а истинной любви. Я долго сидела и оплакивала мать, которая обожала меня. Осознание того, что я никогда ее не узнаю, наполняло меня столь глубокой тоской, что казалось, мое измученное сердце разорвется.

Наверное, я десять раз перечитала письмо в лондонском поезде, теребя крошечный хрупкий обрывок розовой ленточки и смахивая слезы. Наконец я собралась с силами, чтобы отложить конверт и обдумать другие вопросы.

К моему удивлению, прямо в поезде мне принесли телеграмму.

ПЕРФЛИТ 29 СЕНТЯБРЯ 1890 ГОДА

МИССИС МИНА ХАРКЕР! ВАН ХЕЛЬСИНГ ВЫЗВАН ОБРАТНО В АМСТЕРДАМ. Я ВСТРЕЧУ ВАС НА ВОКЗАЛЕ. ДОКТОР ДЖОН СЬЮАРД

Когда поезд прибыл на Паддингтонский вокзал, я вышла на платформу и ввинтилась в шумную толпу в надежде отыскать доктора Сьюарда, хотя мы прежде не встречались. Вскоре толпа поредела, и я заметила высокого красивого джентльмена лет тридцати с тяжелой челюстью. На нем был темнокоричневый костюм. Он неуверенно оглядывался по сторонам.

Я подошла к нему с вопросительной улыбкой и поинтересовалась:

– Доктор Сьюард, если не ошибаюсь?

– А вы миссис Харкер! – С робкой нервной усмешкой он принял протянутую мной руку. – Профессор просит его извинить.

– Профессор?

– В смысле, доктор Ван Хельсинг. Для меня он навсегда останется профессором, ведь этот человек был моим самым главным учителем. Ему пришлось внезапно сорваться. У него какието дела дома, и он вернется завтра вечером. Полагаю, вы получили мою телеграмму?

Хотя Сьюард изо всех сил старался быть очаровательным, я почувствовала, что он чемто очень расстроен и пытается это скрыть.

– Да. Спасибо. Я узнала вас по описанию бедной милой Люси и… – Я осеклась и залилась румянцем.

Я знала, что доктор Сьюард сделал предложение Люси, но вряд ли он догадывался о том, что мне известен его секрет.

При упоминании Люси его улыбка поблекла, и он, похоже, встревожился еще больше. Что вызвало подобную реакцию? Горе о кончине Люси? Он догадался, о чем я думаю? Или чтото другое, о чем я не подозреваю? В этот миг наши взгляды встретились, и мы обменялись отважными улыбками, что развеяло неловкость.

– Позвольте мне взять ваш багаж, – произнес он, забрал вещи и продолжил в любезной и благородной, но довольно рассеянной манере: – Прошу прощения, миссис Харкер, но мы с профессором в последние дни были очень заняты… некоторыми сложными вопросами. У нас не было возможности обсудить ваш приезд или то, как нам поступить с… – Сьюард умолк.

– Понимаю. Благодарю, что встретили. Вы не могли бы отвезти меня в гостиницу «Беркли»? Кажется, доктор Ван Хельсинг остановился именно там? Я просто подожду его возвращения.

– Нет… Я не это имел в виду, миссис Харкер. Вам не нужно тратить деньги на гостиницу. По правде говоря, профессор ясно дал понять, что хочет, чтобы вы и ваш муж остановились у меня. Я с радостью предоставлю вам комнаты в своем доме в Перфлите. Если только…

– Если только?

– Доктор Ван Хельсинг упоминал, чем я занимаюсь?

– Да. – Я старалась говорить равнодушно, но по моей спине пробежал холодок. – Он сказал, что вы… владелец частной лечебницы для душевнобольных.

– Верно. Но учтите, что это очень большой сельский дом. Все пациенты родом из хороших семей. Они живут на совершенно изолированном этаже, за ними надлежаще присматривают. Вам не придется увидеть ни одного из них. Учитывая характер предстоящей нам работы, полагаю, будет удобно, если вы поселитесь рядом. Вас не стеснит подобная договоренность, миссис Харкер? В противном случае скажите только слово, и я найду вам гостиницу.

Я помедлила. Я ни разу не бывала в сумасшедшем доме и почти не имела дела с психически нездоровыми людьми. Несомненно, я предпочла бы другое жилье. Однако нам с Джонатаном разумнее поселиться с доктором Сьюардом в Перфлите, нежели в лондонском доме. Мне на ум пришло и другое соображение, которое сделало эту идею особенно привлекательной. Я смогу увидеть Карфакс – смежное поместье, принадлежащее загадочному графу Дракуле.

Я натянуто улыбнулась и ответила:

– Благодарю. Я принимаю ваше любезное предложение, доктор Сьюард.

Он немедленно послал телеграмму экономке, чтобы для меня приготовили комнату, а я – Джонатану, извещая его, где намерена остановиться. Затем мы спустились в метро и доехали до Фенчерчстрит, большой и шумной станции, где сели на поезд до Перфлита, Эссекс. Нам предстояло преодолеть около шестнадцати миль. Поскольку в купе были и другие пассажиры, я тихонько рассказала доктору Сьюарду о поспешном визите Джонатана в Уитби. Он кивнул, но почти ничего не ответил и попрежнему казался очень рассеянным. Тревога, которую я заметила по прибытии в Лондон, не ушла. Что же у него на уме? Как завоевать его доверие?

– Насколько я понимаю, доктор Сьюард, это вы пригласили Ван Хельсинга в Лондон, чтобы осмотреть Люси?

– Да.

– Весьма благодарна вам за это, поскольку он кажется человеком большого ума. Если ктонибудь и способен выследить и победить этого ужасного графа Дракулу, так это именно доктор Ван Хельсинг.

– Надеюсь.

– Вы видели поместье, которое Джонатан приобрел для графа?

– Мы осмотрели его мельком. Похоже, там сейчас никто не живет.

– Я не читала вчерашнего номера «Вестминстер газетт». Есть ли новости о таинственной даме с Хэмпстедской пустоши?

Лицо доктора Сьюарда стало пепельным. Поглядывая на соседей по купе, он понизил голос и встревоженно произнес:

– Полагаю, нам лучше отложить этот разговор на потом, миссис Харкер.

Я умолкла и уставилась в окно, немало встревожившись. Неужели мои страхи и догадки насчет Люси верны? Она и впрямь поднялась из могилы? Со времени моего последнего разговора с доктором Ван Хельсингом случилось еще нечто прискорбное? Если да, то что именно?

Вскоре мы прибыли в дом доктора Сьюарда, который располагался среди прелестных, просторных, поросших лесом угодий. Он был огромен – в три этажа высотой – и построен из потемневшего кирпича, с большим новым крылом из светлого камня. Если бы не скромная табличка «Перфлитская лечебница для душевнобольных» у главного входа, я никогда не догадалась бы, что это не обычная сельская усадьба респектабельного джентльмена.

Однако, когда мы переступили порог и вошли в мраморный холл, я услышала странный низкий стон, донесшийся из глубины коридора, а затем – жуткий смех. Я вздрогнула при мысли, что мне придется терпеть подобное каждый день своего пребывания под этой крышей.

Если доктор Сьюард и заметил мое беспокойство, то ничего не сказал, а только спросил:

– Вы голодны, миссис Харкер? Не хотите поесть?

– Нет, спасибо. Я поела в поезде. Мне не терпится поговорить с вами о насущных проблемах и приступить к работе, если я могу чемто помочь.

– В таком случае я прикажу экономке отвести вас прямо в комнату. Приходите ко мне в кабинет, как только устроитесь.

Меня направили в очень милую спальню на втором этаже, куда отнесли мой багаж. Я быстро привела себя в порядок и спустилась в кабинет доктора Сьюарда, на который мне указали ранее. Идя по коридору, я услышала, как доктор с кемто говорит. На мгновение я замерла у двери, но все же постучала, поскольку хозяин ожидал меня. Разговор прекратился, и я услышала:

– Входите.

Я вошла. Три стены весьма просторной комнаты занимали книжные полки, а стоявшая там мебель делала ее не только уютной гостиной и кабинетом, но и приемной. С одной стороны располагались диван и несколько столиков и кресел, посередине – длинный стол, окруженный стульями, с другой стороны – порядочного размера письменный стол, за которым сидел доктор Сьюард. К моему удивлению, в комнате никого больше не было.

Внезапно я поняла, с кем – или, точнее, с чем – он говорил. На столе напротив него стоял новехонький механизм, большая деревянная коробка с множеством металлических деталей наверху, в том числе горизонтальным веретеном с насаженным на него восковым цилиндром. Я знала, что это устройство способно – невероятно, но правда – записывать и воспроизводить речь.

– Это фонограф? – взволнованно спросила я.

– Он самый.

– Я читала о подобных устройствах! Мистер Эдисон поистине гений. Для чего вы его используете?

– Для ведения дневника.

– Дневника? На фонографе? Это превосходит даже скоропись! Можно мне чтонибудь послушать?

– Разумеется. – Он встал, чтобы переключить фонограф на воспроизведение, но с сомнением остановился. – Хотя, пожалуй, нет. Записи на этих цилиндрах касаются моих пациентов, миссис Харкер, так что было бы неудобно…

– Да! Понимаю! – Я постаралась смягчить его неловкость. – Дневник – крайне личный документ. Ваши мысли насчет пациентов, конечно же, не подлежат огласке.

– Именно так. Благодарю вас.

– Возможно, вы могли бы запустить для меня всего одну часть.

– Какую именно?

– Вы заботились о моей дорогой подруге Люси до самого конца, правда?

– Да, заботился.

– Я хочу услышать, как она умерла.

Его лицо исказилось гримасой внезапного ужаса, и он ответил:

– Нет! Нет! Ни за что на свете я не позволю вам узнать эту ужасную историю!

Меня охватило мрачное зловещее предчувствие. Очевидно, мне предстоит раскрыть еще много тайн, касающихся смерти Люси.

– Если я могу помочь вам, доктор, в нашем общем стремлении найти этого отвратительного графа, то должна знать все, что вы способны рассказать. Доктор Ван Хельсинг уже изложил мне события, приведшие к смерти Люси. Я в курсе, что это нечестивое существо лишало ее крови раз за разом. Несмотря на все ваши усилия, она скончалась. Я только хочу знать подробности, какими вы их увидели, поскольку Люси была оченьочень дорога мне.

Его лицо покрылось мертвенной бледностью, и он, заикаясь, произнес:

– То, что случилось в самом конце, слишком ужасно, чтобы рассказывать, миссис Харкер. Я не хотел бы, чтобы вы услышали мой отчет о событиях. Нет! Пусть этим займется доктор Ван Хельсинг, когда вернется. – Его рука задрожала.

Мой взгляд упал на большую стопку отпечатанных страниц на столе. Они были мне прекрасно знакомы.

– Я вижу, к вам попали копии, которые я сняла со своего дневника и записей мужа и передала доктору Ван Хельсингу.

– Да. Не терпится взглянуть на них, но до сих пор не представлялось возможности. Профессор отдал их мне перед самым отъездом.

– Он чтонибудь рассказывал о том, что мы пережили, о чем беседовали с ним три дня назад?

– Нет, ничего. – Он неуверенно улыбнулся и добавил: – Не считая того факта, что вы с мужем глубоко и лично заинтересованы в данном вопросе и что вы превосходнейшая из женщин.

– Боюсь, для столь высокого мнения обо мне мало оснований. Полагаю, оно порождено исключительно тем, что я очень аккуратно печатаю. – Я вздохнула. – Вижу, вы меня не знаете, доктор. Когда прочтете эти бумаги, вы составите обо мне представление.

Я выглянула в окно. День клонился к закату, но еще не стемнело.

– Большую часть дня я просидела взаперти. Если позволите, я предприму долгую прогулку, а затем вздремну. Вам вполне хватит времени, чтобы прочесть бумаги. Возможно, после этого вы станете доверять мне и решите открыть свои секреты.

Он кивнул в знак согласия и заявил:

– Я велел подать ужин в восемь, миссис Харкер, но с ним можно повременить, если потребуется. Спускайтесь, когда проснетесь.

Я вновь поблагодарила его, взяла шаль, шляпку и вышла из комнаты. Я оставила дом в тревожном состоянии духа с единственной целью – подышать свежим воздухом, размяться – и совершенно не подозревала, кого встречу и какое приключение мне предстоит.

ГЛАВА 10

Я шла по длинной, посыпанной гравием дорожке, которая вела от главного входа лечебницы к проезду, и всей грудью вдыхала ароматы сосен, дубов и вязов, в изобилии росших вокруг. Лиственные деревья пребывали на вершине расцвета и уже приступили к ежегодной смене окраски с зеленой на огненноалую и золотую. Вечернее солнце низко висело в подернутом дымкой небе, и воздух, полный щебета птиц и далекого блеяния овец, был удивительно теплым. На несколько минут я позволила себе забыть о причине, которая привела меня сюда, и мирно наслаждаться возвращением в сельскую местность.

Достигнув проезда, я вспомнила, что земли доктора Сьюарда граничат с поместьем, которое ныне принадлежит графу Дракуле. По дороге в лечебницу доктор указал мне на него из окна экипажа.

Мое сердце взволнованно забилось. Осмелюсь ли я исследовать поместье графа? Доктор сказал, что по соседству никто не живет, но вдруг он ошибся? Меня переполняло такое любопытство, что я отринула страхи и устремилась по проезду, чтобы изучить высокую каменную стену, которая, похоже, окружала соседнее поместье со всех сторон. Ограда высотой по меньшей мере в десять футов была украшена очень старыми и заржавленными воротами, надежно запертыми на цепь и замок. Я разочарованно поняла, что дальнейшее исследование невозможно, и заглянула между железных прутьев.

Все было в точности так, как описал Джонатан. Длинная дорожка, заросшая сорняками, бежала по просторным лесистым угодьям. Сквозь листву я различила в стороне темный пруд и огромный дом за ним. Он был в четыре этажа высотой, невероятно просторный и старый. Похоже, к нему часто делали пристройки в различных архитектурных стилях. Одна часть, уходящая корнями, вероятно, в Средневековье, была сложена из чрезвычайно тяжелого камня. Ее окна прятались за толстыми решетками.

Дом казался пустынным и заброшенным. Окружающие леса зловеще молчали. Если граф и поселился здесь, то не оставил никаких следов.

Несмотря на это, глядя сквозь передние ворота, я испытала престранное чувство, как будто за мной наблюдают. Подобное ощущение не возвращалось с того утра почти два месяца назад, после великого шторма в Уитби. Я скользнула взглядом по окну на верхнем этаже старинного здания, и мое сердце сжалось. Это тень или там ктото стоит? Мое тело охватила дрожь, затем я невольно рассмеялась над собственной глупостью. Разумеется, это всего лишь слабый отблеск вечернего солнца на закопченном стекле.

Оставив старинный особняк, я пошла по лесной тропинке, которая привела меня на главную дорогу. Еще через пятнадцать минут я вернулась в центр Перфлита. Поскольку мы с доктором Сьюардом отправились со станции прямо к нему домой, я лишь мельком заметила хорошенькую деревушку на берегу Темзы, с меловыми холмами вдалеке. Теперь я видела, что это весьма живописное место, с несколькими рядами привольно расположенных домов, парой мелких лавок и гостиницей «Ройял», которая рекламировала «всемирно известные рыбные ужины». Однако в деревушке не нашлось ничего настолько интересного, чтобы задержать меня хотя бы ненадолго.

Направляясь к железнодорожной станции, я прошла мимо молодой женщины, которая держала за руку маленькую девочку. Из их беседы было ясно, что это мать и дочь, которые очень любят друг друга. Они казались столь прелестной парой, что я испытала укол зависти. Мои мысли обратились к письму, которое я получила тем утром от своей родной матери – Анны. Я прочла его столько раз, что почти выучила наизусть. «Я обожала твоего отца. Его звали Кутберт. Я верю, что он тоже искренне любил меня, хоть и недолго. Я встретила его, когда работала горничной на Мальборогарденс в Белгрейвии. В том доме я провела два самых счастливых года в своей жизни».

Приближающийся поезд издал резкий свист. Я увидела, что он направляется в Лондон. Город совсем рядом. До ужина еще несколько часов. Я поняла, что могу сесть на поезд и вернуться, прежде чем ктолибо заметит мое отсутствие. У меня есть возможность попытаться отыскать Мальборогарденс в Белгрейвии – улицу, на которой жила и работала моя мать, когда влюбилась в моего отца и зачала меня.

Без дальнейших раздумий я поспешила к окошку кассы, купила билет, задыхаясь, запрыгнула в поезд, нашла пустое купе и села у окна. Через несколько минут подполом зашипел выпускаемый пар, вагон вздрогнул и тронулся в путь. Мужчина в форме проверил мой билет и удалился. Я сидела, погрузившись в раздумья, глядя на мелькающую за окном сельскую местность, когда услышала, что дверь купе снова отворилась.

Я взглянула на человека, который стоял в дверном проеме… и мое сердце едва не остановилось. То был мистер Вагнер.

Мгновение я не могла дышать.

Мистер Вагнер сделал два шага и замер, неверяще взирая на меня. С тех пор как мы расстались, я думала о нем очень часто, припоминая в малейших подробностях красивое лицо и фигуру и каждый раз подозревая, что невольно приукрашиваю его образ. Теперь я сознавала, что моя память не отдала ему должного. Ах! Как чудесно было вновь увидеть его милое лицо! Как обычно, он был облачен в черный сюртук. На его широкие плечи был небрежно наброшен великолепный черный плащ до пят.

– Я увидел из окна, как вы садитесь на поезд, и не мог поверить собственному счастью. – Его синие глаза глядели на меня удивленно и радостно.

– Мистер Вагнер! – только и сумела сказать я.

Мое сердце билось так быстро, что я с трудом могла думать.

– Прошло немало времени.

– Шесть недель.

– Вы считали! – Мои щеки залились румянцем.

Мистер Вагнер улыбнулся и спросил:

– Можно к вам присоединиться?

– Конечно. – Я, будто во сне, указала на пустое сиденье напротив.

Он сел, не сводя с меня напряженного взгляда. Несколько секунд в купе слышались лишь перестук колес и ритмичное пыхтение паровоза.

– Как поживаете?

– Хорошо. А вы, сэр?

– Весьма неплохо.

Я провела с ним столько воображаемых бесед, теперь же, в его присутствии, мне не хватало слов.

– Я думала, вы давно вернулись в Австрию.

– Нет. Я часто думал о вас после нашей последней встречи в Уитби. Вы добрались до Будапешта?

– Да.

– И как оказалось здоровье вашего жениха?

– Очень плохо. Он лежал в больнице, страдая от последствий ужасного потрясения.

– Потрясения?

– Да. Я помогала ухаживать за ним. Мы поженились и вернулись домой в Эксетер.

Если он и был удивлен или разочарован тем, что я вышла замуж, то умело это скрыл.

– Следовательно, вы больше не мисс Мюррей?

– Я миссис Харкер. – Я против воли покраснела и опустила глаза.

– Поздравляю. Надеюсь, вы счастливы?

– Да, очень.

– Рад слышать. Молю, откройте, чему я обязан столь необычайным совпадением? Миссис Харкер, как вы очутились здесь сегодня, в этом самом поезде?

Я помедлила и ответила:

– У моего мужа дело в городе, и я собиралась присоединиться к нему. Мы остановились у друга в Перфлите. Джонатан пробудет до завтра в Уитби по… одному делу.

– В Уитби?

– Да. Забавно, не правда ли? – Я улыбнулась. – В последний раз, когда мы виделись, я была в Уитби, а Джонатан в отъезде. Теперь же все наоборот.

– Действительно забавно. – Он улыбнулся в ответ. – Как чудесно, что мы столь неожиданно вновь нашли друг друга! Я очень благодарен судьбе за это.

– Как вы оказались здесь, сэр?

– Осматривал коекакую недвижимость в Западном Эссексе. Теперь возвращаюсь в Лондон. Вы тоже направляетесь в город?

– Да.

– Не ради дел или покупок, полагаю? Для этого уже немного поздно. Наверное, вы навещаете подругу?

– Нет. – Он продолжал смотреть на меня так вопросительно, что мне захотелось объяснить. – Если я расскажу, зачем еду, вы сочтете меня глупой.

– Сомневаюсь.

Я вздохнула и призналась:

– Я поддалась внезапному порыву увидеть дом, где жила и работала моя мать.

– Ваша мать? – удивленно переспросил он. – Так значит, она вам написала?

– Она оставила мне письмо много лет назад, перед тем как умерла. Я получила его только сегодня. Теперь я знаю, что ее звали Анна, а фамилия моего отца – Кутберт. Она упомянула, что несколько лет работала в доме в Белгрейвии.

– Ваша мать действительно была горничной? Рассказ, который вы подслушали в детстве, оказался правдой?

– Похоже, что да.

Я была польщена тем, что он запомнил подробности коротенькой личной истории, столь взволнованно поведанной мною в день, когда мы катались на лодке. Я достала из сумочки конверт с драгоценным письмом матери и показала ему.

– Она написала, что любила меня, сэр, и хотела, чтобы я выжила. Это очень много для меня значит.

– Могу представить, – ласково ответил он. – Итак, вы направляетесь в Белгрейвию… куда именно?

– Я точно не знаю. Наверное, попытаюсь найти улицу, на которой она жила. Просто взгляну на нее.

– Достойная и далеко не глупая цель. Я понимаю и одобряю ваши поиски. У вас есть адрес?

– Только улица – Мальборогарденс.

– Вряд ли ее сложно найти. Не окажете мне честь сопровождать вас, миссис Харкер? В этот час женщине лучше не бродить по улицам Лондона в одиночестве, даже в Белгрейвии. Вечер у меня свободен. Возможно, я окажусь вам полезен.

– Благодарю, мистер Вагнер, – быстро ответила я, улыбаясь поводу побыть с ним еще немного. – Я буду очень рада вашему обществу.

Мы проболтали всю дорогу до города, поначалу вспоминали время, проведенное в Уитби. Он спросил, довелось ли мне еще потанцевать. Я с сожалением ответила, что нет. Мистер Вагнер объяснил, что много путешествовал после нашего расставания и просто обожает поезда.

– Ваши английские поезда чудесны – весьма рациональны и ходят очень часто. Можно отправиться куда угодно, повинуясь порыву, хоть через полстраны, провести гдето несколько волшебных часов и вернуться так же быстро. – Он превознес и подземную железную дорогу: – На всем свете нет ничего подобного. Столь масштабное и передовое предприятие! Настоящий подвиг инженерного искусства! Я с самого начала с огромным интересом следил в газетах за ее строительством.

– Возможно, не с самого начала, – засмеялась я. – Первый отрезок пути открыли, если я не ошибаюсь, двадцать семь лет назад. Вы тогда были совсем маленьким мальчиком.

– Я заинтересовался этим очень рано.

Мы наняли кеб, чтобы добраться до Белгрейвии. Когда мистер Вагнер сел рядом со мной в узкой кабине экипажа, его близость вызвала во мне прилив жара. Сердце мое продолжало биться в том же непредсказуемом ритме, что и все время с того мгновения, когда я увидела его в дверях купе.

– Давно вы в Лондоне? – спросила я.

– Несколько недель. Я осмотрел все достопримечательности, о которых вы упомянули при нашей последней встрече, да и многие другие. На мой взгляд, Лондон намного более современный и космополитичный город, чем любая другая европейская столица, которую я видел.

– Разве вы не предпочитаете Париж?

– Отнюдь. – Низким волнующим голосом он добавил: – Париж старомоден. Лондон безупречно нов. Это великий, полный жизни центр мира.

Когда кеб прибыл на Мальборогарденс, стоял ранний вечер, уже темнело. Внезапно я почувствовала себя очень глупо оттого, что ринулась в Лондон совсем одна на ночь глядя. Слава богу, меня сопровождает мистер Вагнер.

– Как мило, – пробормотала я, когда мы пошли по узкой, обсаженной деревьями улице с длинными рядами высоких, белых, аристократического вида особняков по обе стороны. Все дома выглядели совершенно одинаково. Пять этажей, множество балкончиков, обрамленных замысловатыми резными карнизами и благородного вида колоннами.

– Подумать только! – изумилась я. – Моя родная мать ходила по этой улице сотни или даже тысячи раз. Она жила в одном из этих прекрасных домов, возможно, год за годом подметала вон тот порог. Ах! Как жаль, что я ее совсем не знала!

– Еще не поздно выяснить чтонибудь о ней.

– Но как?

– Вы знаете имя матери и фамилию своего отца. Наведите справки – вдруг ее ктонибудь вспомнит.

– Нет! Я не хочу никого беспокоить. Вряд ли мне ктонибудь поможет. Мой отец мог быть кем угодно, от конюха до почтальона, а мать – простая служанка. Она жила здесь, но совсем недолго. Это было больше двадцати двух лет назад.

– Да, но, учитывая, при каких обстоятельствах она оставила место…

– Вы имеете в виду скандал? – Мои щеки вспыхнули.

– Я не считаю его таковым, миссис Харкер, однако полагаю, что люди склонны помнить подобные вещи и наслаждаться разговорами о них.

– И что мне сказать? – Я униженно засмеялась. – Мол, я ищу служанку по имени Анна – возможно, Анна Мюррей, – которая оставила место, потому что была в тягости?

– Именно.

– Да я умру от стыда! – Я развернулась и быстро пошла в обратном направлении. – Спасибо, что помогли мне найти улицу, сэр. Я рада, что увидела ее. Я совершенно довольна. А теперь давайте удалимся.

– Постойте! Всю жизнь вас терзали вопросы о матери. – Мистер Вагнер подстроился под мой шаг, его красивое лицо купалось в лунном свете. – Вы проделали долгий путь. Вам выпал шанс удовлетворить свое любопытство. Будет позором уехать, даже не попытавшись узнать правду.

Я замедлила шаги, все еще полная смущения, но некий внутренний голос говорил мне, что он прав.

– Чего вы боитесь? – настаивал мой спутник.

– Если ктонибудь и вспомнит мою мать, то станет презирать меня за то, что я ее дочь, – тихо ответила я.

Мистер Вагнер остановил меня прикосновением руки, отчего по моей спине побежали мурашки.

– Если ктонибудь и станет, то это его проблема, а не ваша. Мать любила вас и поступила так, как считала наилучшим. Вы должны гордиться этим и вовсе не обязаны говорить, что являетесь ее дочерью. Если хотите, можете сказать лишь, что наводите справки о ней.

Внезапно я устыдилась собственной слабости и смущения, поэтому заявила:

– Однажды вы посоветовали мне поменьше волноваться о том, что подумают люди. Вы велели мне забыть об осторожности. Но это проще сказать, чем сделать.

– Настоящие поступки всегда нелегко совершать.

– Откуда начнем? – Я улыбнулась и глубоко вдохнула, набираясь храбрости.

Поначалу это напоминало игру. Мы остановились у ближайшего дома и постучали в дверь. Открывшая служанка была еще младше меня и ничего не знала о делах двадцатилетней давности. То же повторялось и в других домах. Даже слуги и экономки средних лет, достаточно пожилые, помнившие появление и исчезновение многих людей в округе, не знавали ни служанки по имени Анна, ни мистера Кутберта. Однако нам рассказали несколько других историй о девушках, которые оказались в интересном положении, будучи в услужении, были вынуждены уйти, и никто о них больше не слышал.

Я была готова сдаться, но мистер Вагнер уговорил заглянуть еще в один дом. Дверь снова открыла служанка, слишком молодая, чтобы рассчитывать на ее помощь.

– Простите, мисс, – сказала она. – Я десять лет служу в этом доме, но ничего не знаю о том, что происходило до того.

– Нет ли по соседству семейства по фамилии Кутберт или же слуги, какогонибудь конюха лет сорока, а то и постарше? – Я задавала этот вопрос в каждом доме на нашем пути.

– Нет, мисс. Я ничего такого не знаю.

Она собиралась закрыть дверь, когда мистер Вагнер спросил:

– Скажите, а мужчины по имени Кутберт в округе нет?

– Есть сэр Кутберт Стерлинг, который живет в доме номер двадцать четыре. Но мы редко его видим, потому что он заседает в парламенте. Он всегда либо на работе, либо в свете с леди Стерлинг.

– Он давно здесь живет? – Мое сердце забилось быстрее.

– Мне говорили, что Стерлинги обитают на этой улице целую вечность, гдето лет пятьдесят.

Мы поблагодарили ее и ушли.

– Вот как! – Мистер Вагнер поднял брови. – Любопытное развитие дела.

– Мужчина заседает в парламенте, – скептически возразила я. – Он живет здесь полвека. Ему, наверное, лет восемьдесят! – Однако вызов во взгляде мистера Вагнера невозможно было игнорировать, поэтому я засмеялась и сдалась. – Хорошо. Пойдем и спросим. Но это будет последний дом. Я должна вернуться, прежде чем доктор Сьюард встревожится изза моего отсутствия.

Я с трудом различала номера домов в тусклом мерцании фонарей, но мистер Вагнер легко читал их. Он нашел номер двадцать четыре и постучал. Дверь открыла коренастая женщина средних лет, весьма степенная, в накрахмаленной форме. Ее золотистокаштановые волосы были пронизаны сединой. Однако при виде меня безмятежное выражение ее лица мгновенно исчезло, сменившись ошеломленным изумлением.

– Боже праведный! – Ее рука метнулась ко рту. – Анна Мюррей? Как это возможно? Нетнет, простите меня… Это совершенно невероятно.

Волнение женщины, а также имя, которое она произнесла – Анна Мюррей, – настолько поразили меня, что я едва не забыла, зачем пришла.

– Скажите, сэр Кутберт Стерлинг дома? – еле выдавила я с колотящимся сердцем.

– Прошу прощения. – Она взглянула на мистера Вагнера, но его чарующая улыбка, похоже, лишь усилила ее замешательство. – Он и леди Стерлинг в настоящее время отсутствуют. Если вы назоветесь, я сообщу им о вашем визите.

– Меня зовут миссис Харкер. Простите… но вы только что назвали меня Анной Мюррей. Моя девичья фамилия – Мюррей. Я навожу справки о молодой женщине, которая работала в округе около двадцати двух лет назад. Ее звали Анна. Полагаю, она была моей матерью.

Изучающий взгляд женщины смягчился, ее губы задрожали.

– Я подумала, что вижу призрака. – Она удивленно покачала головой. – Дада. Вы ее точная копия, не считая глаз. У Анны были карие.

– Так вы ее знали? – Мое сердце сжалось. – Она работала в этом доме?

– Да. Много лет назад, когда я только поступила на службу, тоже горничной. Ей было восемнадцать, когда она… ушла не по своей воле. Мне всегда хотелось узнать, что с ней стало.

– Судя по всему, она скончалась, когда я была маленькой девочкой. Мне хотелось бы побольше узнать о ней. Прошу, поделитесь со мной тем, что помните.

Она открыла рот, чтобы ответить, но передумала. Огонек в ее глазах внезапно потух, как будто задули свечу.

– Боюсь, это невозможно.

– Я приду в другое время, если вам сейчас неудобно.

– Не стоит. – Служанка с весьма встревоженным видом покачала головой. – Простите, но вам придется уйти.

– Подумайте, как много это значит для юной леди, – быстро перебил ее мистер Вагнер и нежно заглянул в глаза женщины. – Осмотреть дом, в котором ее мать когдато жила и работала! Несомненно, вы можете уделить ей пару минут.

Женщина замерла, глядя на него, затем повернулась ко мне и несколько скованно произнесла:

– Заходите, мэм.

Я поняла, что уже видела однажды подобную реакцию – у здания почты в Уитби, когда мистер Вагнер какимто образом сумел отвлечь внимание моей излишне любопытной хозяйки. Когда я бросила на него благодарный, но озадаченный взгляд, он только отступил, улыбнулся и сказал:

– Я подожду вас на улице.

Экскурсия была краткой, но незабываемой. Служанка сообщила, что ее зовут мисс Хорнсби. Она показала мне просторный зал для приемов с высокими потолками, прекрасную библиотеку и малую гостиную на первом этаже. Когда мы поднимались по лестнице в комнаты слуг, я услышала, как на втором этаже смеются и возятся дети, затем раздался строгий окрик. Осознание того, что я поднимаюсь по той же лестнице, по которой ходила мать, вижу комнату, где она спала, наполнило меня такими эмоциями, что на глаза навернулись слезы.

– Я была одной из четырех горничных в старые времена, – сказала мисс Хорнсби, когда мы спускались по лестнице. – Дом принадлежал отцу сэра Кутберта, упокой Господь его душу. Приходилось трудиться день и ночь, чтобы содержать особняк в чистоте, уж можете мне поверить. Ни минутки свободной, и всего один выходной в месяц, чтобы навестить родной дом. Впрочем, у Анны его не было.

– Моя мать не имела родителей?

– Нет. Она мало о себе говорила. Сказала только, что их унесла болезнь, поэтому ей пришлось рано пойти в услужение. Анна была бойкой и очень хорошенькой. Особого образования не получила, но выучилась читать, обожала книги и старалась расти. Она вроде как заранее знала, что произойдет, если вы понимаете, о чем я.

– Нет, не понимаю. Что вы имеете в виду, мисс Хорнсби?

– Помнится, както раз знакомый джентльмен собирался встретить меня в воскресенье и проводить в церковь, но не пришел. Анна сказала: «С ним приключилось несчастье – поранил левую ногу на конюшне». Чистая правда, как потом оказалось. Такой уж она уродилась. Всегда до минутки знала, когда молодой хозяин Кутберт неожиданно заедет домой из университета, даже когда его собственная мать ничего не подозревала. Я говаривала Анне, что она, наверное, из цыганского племени и может зарабатывать на жизнь предсказаниями будущего, если захочет.

Эти сведения наполнили меня таким удивлением, что я лишилась дара речи. Это чувство еще сильнее усилил тот факт, что я больше не сомневалась в личности своего отца.

Мы подходили к вестибюлю, когда я наконец смогла заговорить:

– Мисс Хорнсби, вы сказали, что были подругой моей матери. Не слишком ли смело с моей стороны надеяться… Она, случайно, ничего не оставила, когда уходила?

Мисс Хорнсби кусала губы, размышляя, потом сказала:

– Теперь, когда вы об этом упомянули… Кажется, она дала мне чтото. Возможно, я это сохранила. Я поищу. Оставьте свой адрес.

Когда она отправилась за листком бумаги и ручкой, я услышала, как на улице остановилась карета. Мисс Хорнсби вернулась. Когда я записывала свой домашний адрес, передняя дверь распахнулась. Вошли хорошо одетая леди и джентльмен. Обоим на вид было лет сорок. По их поведению и смиренно опущенному взору и почтительному реверансу мисс Хорнсби было ясно, что это хозяева дома.

– Добрый вечер, Хорнсби, – сердечно поздоровался джентльмен, протягивая ей свою шляпу и пальто. – А это кто?

Когда наши взгляды встретились – его зеленые глаза были зеркальным отражением моих! – челюсть у мужчины отвисла. Он замер с лицом столь изумленным, что я испугалась, как бы депутат парламента не упал замертво на мраморный пол передо мной.

– Это ваша подруга, Хорнсби? – в некотором замешательстве спросила леди Стерлинг.

– Да, и она как раз уходит, мадам, – поспешно ответила служанка.

Сэр Кутберт отступил на два шага, продолжая ошеломленно глядеть на меня.

Собравшись с мыслями, я вернула мисс Хорнсби ручку и бумагу со словами:

– Приятно было повидаться. Доброй ночи.

Едва я вышла на крыльцо, как за спиной захлопнулась дверь. Мистер Вагнер, который ждал под соседним деревом, бросился ко мне.

– Я видел, как они подъехали. Он…

– Да. Боюсь, я стала для него немалым потрясением.

– Простите. Я поставил вас в весьма неловкое положение.

– Прошу, не извиняйтесь. Я рада, что сделала это. – Я улыбнулась, из моего горла вырвался смешок. – Если бы не вы, я в жизни не постучала бы ни в одну дверь на этой улице и попрежнему ничего не знала бы о своих родителях. А теперь, пожалуй, можно с уверенностью утверждать, что я дочь члена парламента и цыганки!

ГЛАВА 11

В кебе, по дороге на вокзал, я рассказала мистеру Вагнеру обо всем, что произошло во время моего короткого визита в особняк Стерлингов.

– Поразительно, что вы так похожи на мать.

– Я не знала, смеяться или плакать, когда сэр Кутберт увидел меня. Он решил, что за ним явилось привидение моей матери или понял, что я его дочь?

– Насколько нам известно, он мог и не знать о вашем существовании.

– Верно.

– Вы собираетесь общаться с ним?

– Нет.

– Почему?

– Мне ничего не нужно от этого человека. У него есть жена и семья. Полагаю, можно не сомневаться в том, что они ничего обо мне не знают. Моей матери было восемнадцать, когда она покинула их дом, ему – вряд ли намного больше. Я ошибка молодости. Очень рада, что увидела его лицо, разгадала тайну своего рождения и узнала, что моя мать любила моего отца. Но я не хочу причинять ему боль.

– Ваши взгляды достойны восхищения, – улыбнулся он.

На вокзале я собиралась распрощаться с мистером Вагнером, каковое обстоятельство немало меня печалило. К моему удивлению, он купил обратные билеты до Перфлита нам обоим.

– Но вы остановились в Лондоне, – возразила я. – Пожалуйста, не надо ехать ради меня в такую даль.

– Даже не думайте возвращаться домой в одиночестве в столь поздний час, – настаивал он.

Нам пришлось разделить купе с тремя другими людьми и хранить молчание большую часть дороги. Я напряженно размышляла обо всем, что только что случилось. Когда мы вышли из поезда в Перфлите, мистер Вагнер произнес:

– Уже поздно. Я не успокоюсь, пока не провожу вас до двери. Где вы остановились?

Я помедлила, прежде чем ответить. Я знала, что мне придется изобрести какоелибо объяснение, если меня увидят у дома в обществе мистера Вагнера, но испытала облегчение, когда он высказал свое предложение. Ведь меня ничуть не прельщала одинокая прогулка по темным сельским проулкам.

Не без смущения я призналась:

– В Перфлитской лечебнице для душевнобольных, примерно в миле по дороге.

– В лечебнице для душевнобольных? Неужели?

Похолодало, и я плотнее закуталась в шаль.

– Я знаю, это звучит странно, но мой друг – владелец заведения. Дом большой и очень удобный.

– Слишком холодно, чтобы идти пешком. Подождите здесь, пока я схожу за кебом.

Извозчиков не нашлось, но мистер Вагнер уговорил местного жителя одолжить ему двуколку на час и, несомненно, весьма недурно заплатил за подобную привилегию. Когда хозяин экипажа радостно направился к трактиру, сжимая монету в руке, мистер Вагнер помог мне подняться в экипаж, а сам обошел его кругом, чтобы сесть на место кучера.

В этот миг поднялся ветер. Его яростные порывы взбаламутили кучу мусора, и пустые деревянные ящики с грохотом разлетелись по земле. Лошадь пришла в неистовство и тревожно заржала. Мистер Вагнер бросился к ней и обхватил ладонями морду, поглаживая и приговаривая низким, успокаивающим голосом. Затем он чтото прошептал ей на ухо. Под его ласками лошадь мгновенно затихла.

Когда мистер Вагнер запрыгнул на сиденье, я с восхищением произнесла:

– Вы умеете управляться с лошадьми.

– «Ветер рая – тот, что дует меж ушей коня».

Я узнала арабскую пословицу и улыбнулась. Мы тронулись. Вскоре я начала дрожать. Подозреваю, причиной тому было прикосновение бедра мистера Вагнера, а отнюдь не ночная прохлада.

– Возьмите мой плащ, – велел он, снимая упомянутый предмет одежды и накидывая его мне на плечи.

– Но вы замерзнете, сэр.

– Обещаю, что нет.

Некоторое время мы катили в тишине. Внутри меня подымалась печаль, поскольку я сознавала, что каждое покачивание экипажа лишь приближает то мгновение, когда нам с мистером Вагнером придется расстаться.

– Я благодарна вам, сэр, – пробормотала я. – Сегодня вы вселили в меня мужество, когда я более всего в нем нуждалась, дали мне сил осуществить мечту.

– Я рад.

– Как мне вас отблагодарить?

Не отпуская поводья, мистер Вагнер поднес мою руку в перчатке к губам и тихо ответил:

– Позволив вновь увидеться с вами.

Мое сердце лихорадочно забилось, и я ответила:

– Мы с мужем всегда будем рады вашему визиту, сэр, покуда мы в городе.

– С мужем? – Он уронил мою руку и издал низкий саркастичный смешок. – У меня нет ни малейшего желания навещать вашего мужа, мадам.

Я ничего не ответила. Мои щеки горели. Он взглянул на меня и спросил:

– Все эти недели, прошедшие со дня нашей последней встречи… вы думали обо мне хотя бы изредка?

– Разумеется, думала, – ответила я чужим голосом.

Он остановил лошадь и повернулся ко мне. Его красивое лицо светилось в лунном свете, когда наши взгляды встретились. Мистер Вагнер приложил прохладную ладонь к моей пылающей щеке – прикосновение столь интимное, что я не удержалась и ахнула. Тихим, глубоким голосом он произнес:

– А я только о вас и думал.

– Каждый день я гадала, где вы и как, – прошептала я.

– Я тоже. Я думал, вы потеряны для меня навсегда, и все же не мог вас забыть. Я никогда не смогу вас забыть, Мина.

Он впервые назвал меня Миной – фамильярность, дозволенная лишь самым близким людям. Мистер Вагнер наклонился еще ниже, между нашими лицами осталось всего несколько дюймов. Страсть вскипела в моих жилах. Мной овладело отчаянное желание ощутить прикосновение его губ. На глаза навернулись жаркие слезы, а в горле встал комок.

– Возможно, если бы мы впервые встретились до моего обручения, все могло бы повернуться иначе, – с трудом произнесла я. – Но я была помолвлена, а теперь замужем! – Я отстранилась от него и сбросила плащ. – Это неправильно. Неправильно! Простите. Я не могу больше видеться с вами!

Я распахнула дверцу, выскочила из экипажа и в мучительной тоске побежала по лесной дороге.

Я тихонько постучала в переднюю дверь лечебницы. Мне открыла служанка. Я поспешила в свою комнату, упала на кровать и разразилась слезами.

Ах! Глупость человеческого сердца! Что толку отрицать: я полюбила мистера Вагнера! Безумно, глубоко, отчаянно полюбила!

«Разве это возможно, любить двоих мужчин одновременно?» – печально спросила я себя.

Ведь я обожала мужа всем сердцем. Однако мои чувства к Джонатану отличались от тех, которые я испытывала к мистеру Вагнеру. Они были спокойнее и тише, основанные на долгой дружбе и уважении.

Сама мысль о мистере Вагнере, напротив, учащала мой пульс. Пребывание в его обществе, голос, прикосновение… наполняли меня таким волнующим возбуждением, какого я не испытывала никогда прежде. Попрощавшись с ним, я словно разрубила себя надвое. Но что же мне оставалось? Ничего! Ничего! Я замужняя женщина. Общество мистера Вагнера всегда служило для меня источником соблазна, которому практически невозможно противостоять. Я уже вышла далеко за рамки пристойности, проводя так много времени наедине с ним. Мысли, которые сейчас бурлили в моем разуме и сердце, не имели ничего общего с приличием и моралью.

Несколько минут я лежала на кровати и горько плакала, но знала, что это не поможет.

Собравшись с духом, я вытерла глаза и процитировала свой любимый сонет Шекспира:

…Может ли измена

Любви безмерной положить конец?

Любовь не знает убыли и тлена.

Любовь – над бурей поднятый маяк,

Не меркнущий во мраке и тумане…[15]

Я напомнила себе, что моя любовь к Джонатану – над бурей поднятый маяк. Она неизменна и истинна. Ее не поколеблют несчастья, не сломают годы. Я испытала соблазн и не дрогнула. Моей любви, как написал Шекспир, не страшны времени угрозы.

Я взглянула на часы на каминной полке: около половины девятого. Доктор Сьюард, должно быть, гадает, что со мной приключилось. Я подошла к раковине, плеснула водой на лицо и пригладила волосы, полная решимости положить конец этой вспышке эмоций и сохранить свою вечернюю прогулку в тайне.

Я отважилась спуститься в кабинет доктора Сьюарда. Хозяин сидел за столом, погрузившись в чтение страниц, отпечатанных мною на машинке.

При виде меня он вскочил и заявил:

– Миссис Харкер! Я велел повару повременить с ужином, поскольку не хотел вас беспокоить.

– Благодарю, – ответила я, с облегчением узнав, что его не встревожило мое отсутствие.

– С вами все в порядке? – Он с участием глядел на меня.

– Абсолютно, – солгала я. – Хотя… я думала о бедняжке Люси и обо всем, что вынес Джонатан.

– Вот как. Мне понятна ваша печаль. Я прочел ваш дневник и больше половины записей вашего мужа. Я ошибался, миссис Харкер. Вы оба немало вынесли. Я должен был сразу довериться вам, ведь Люси отзывалась о вас так хорошо. – Он обошел вокруг стола и встал рядом со мной. – Вы сказали, что хотите узнать, как умерла Люси.

– Да.

– Предупреждаю, это ужасная история, но если вы еще хотите ее услышать…

– Хочу, доктор.

– В таком случае мои фонографические записи в вашем полном распоряжении.

После ужина мы вернулись в кабинет доктора Сьюарда, где он усадил меня в удобное кресло рядом с фонографом. Врач открыл большой ящик, в котором в определенном порядке располагалось множество полых металлических цилиндров, покрытых темным воском, но, вместо того чтобы выбрать один из них, замер, пораженный внезапной мыслью.

– Знаете, я веду этот дневник уже много месяцев, но мне только сейчас коечто пришло в голову. Я ведь понятия не имею, как выбрать нужную часть. Боюсь, вам придется прослушать все с самого начала, чтобы найти отрывки о Люси.

– Ничего страшного, доктор. У меня впереди вся ночь, а спать совсем не хочется.

«Мне отчаянно нужно както отвлечься от мыслей о мистере Вагнере», – добавила я про себя.

Доктор Сьюард вставил первый цилиндр в устройство и настроил его, показав, как запускать и останавливать запись, если мне захочется прерваться.

– Первые шесть цилиндров вас не ужаснут и смогут поведать коечто из того, что вы хотите узнать. Но после… – Он не закончил, вместо этого протянул мне папку с разрозненными бумагами. – Несомненно, в рассказе будут пробелы. Эта переписка, имеющая отношение к делу, может показаться вам интересной. Артур Холмвуд – ныне лорд Годалминг – вернул мои письма, чтобы мы могли вести летопись всего, что случилось. У нас также есть несколько страниц дневника Люси, включая запись, которую она составила за несколько ночей до смерти, – рассказ о волке, который ворвался в окно ее спальни.

– Страницы дневника Люси? – Я открыла папку и просмотрела ее.

Меня охватила буря эмоций, когда я нашла страницу со знакомым почерком подруги.

– Советую читать в хронологическом порядке, не то, боюсь, вы ничего не поймете.

Доктор Сьюард с мрачным видом пересек комнату, сел спиной ко мне, словно пытаясь выделить гостье немного личного пространства, и вернулся к чтению.

Хотя мне не терпелось прочесть слова Люси, я на время отложила папку ради фонографа, поднесла металлическую вилку к ушам и начала слушать. Первая часть дневника доктора Сьюарда была длинным и неприятным наблюдением за одним из его пациентов – психически неуравновешенным мужчиной по фамилии Ренфилд, который питал склонность к ловле и пожиранию мух, пауков и маленьких птичек. Но я впервые в жизни слушала машинную речь и ловила каждое слово.

Следующие несколько часов я вставала с кресла только для того, чтобы поменять цилиндр. Похоже, этот безумец Ренфилд – с которым мне вскоре предстояло познакомиться – представлял большой интерес для доктора Сьюарда. У мистера Ренфилда чередовались припадки доброты и жестокости. Однажды ночью он сбежал из лечебницы в лес, где перебрался через высокую стену в Карфакс – заброшенный дом по соседству.

Когда его нашли, он прижимался к двери старой часовни за домом и вопил:

– Я пришел, чтобы служить тебе, повелитель! Я твой раб. Ты наградишь меня, потому что я буду верен. Я давно почитал тебя издали. Теперь, когда ты рядом, я жду твоих приказаний!

Произошел еще один схожий случай, не менее странный. Когда мистера Ренфилда поймали, он немедленно успокоился при виде большой летучей мыши, бесшумно летящей по залитому лунным светом небу. В свое время эти происшествия озадачили доктора Сьюарда. Теперь, когда мы знали, что упомянутый дом принадлежит Дракуле, я невольно задавалась вопросом: неужели граф находился в часовне? Вдруг мания, одолевшая безумца Ренфилда, непостижимым образом соединила его с графом?

Затем рассказ перешел на милую Люси. Эта часть была для меня самой интересной. Фонографические дневниковые записи доктора Сьюарда перемежались с его перепиской с Артуром Холмвудом и другими. Слезы струились по моему лицу, когда я слушала страдальческий голос доктора Сьюарда, излагающий подробности мучений Люси в последние недели ее агонии.

Ах! Если бы я была рядом, чтобы помочь ей! Если бы только четыре замечательных человека, которые заботились о ней, знали то, что нам известно сейчас о природе недуга Люси и о личности ее врага! Все они блуждали во мраке, не считая доктора Ван Хельсинга разумеется. Но его усилия пропали втуне, он не осмелился высказать свои ужасные подозрения, пока не получил доказательств.

Доктор Ван Хельсинг провел Люси четыре переливания крови, взяв ее сначала у лорда Годалминга, затем у доктора Сьюарда, у себя и наконец, когда, казалось, больше некого было просить, у мистера Квинси Морриса, богатого молодого американца из Техаса. Тот тоже любил Люси до умопомрачения и примчался, получив телеграмму от своего старого друга, лорда Годалминга. Четыре переливания крови всего за десять дней! Невероятно! Каждое из них будто ненадолго возвращало ее к жизни, но к утру Люси снова выглядела больной и обескровленной. У нее пропал аппетит. Она становилась все более слабой и худой. Наконец стало ясно, что девушка умирает.

Когда глубоко опечаленные мужчины собрались у смертного ложа Люси, она погрузилась в сон, но затем настала странная перемена. Глаза больной распахнулись, тусклые и холодные. Когда она открыла рот, стало видно, что ее клыки заметно острее остальных зубов.

Мягким, чувственным голосом, какого мужчины прежде от нее не слышали, Люси произнесла:

– Артур! Любовь моя, я так рада, что ты приехал! Поцелуй меня!

Пораженный такой метаморфозой, Артур тем не менее охотно наклонился, чтобы поцеловать невесту.

Тут Ван Хельсинг схватил его за шею и швырнул через всю комнату с криком:

– Ни за что! Ради спасения вашей и ее души!

Пока доктор Ван Хельсинг стоял между ними, подобно разъяренному льву, лицо Люси исказила судорога ярости, мелькнувшая, словно тень. Затем моя подруга моргнула и обрела прежнюю милую, невинную прелесть.

Она прикоснулась к доктору Ван Хельсингу своей бледной тонкой рукой и еле слышно сказала:

– Мой верный друг! Мой и его! Прошу, берегите Артура и подарите мне покой!

Через несколько мгновений Люси умерла. Мужчины, которые любили ее и преданно заботились о ней, были сломлены горем.

– Бедная девочка! Теперь она обрела покой, – тихо произнес доктор Сьюард, смахивая слезы с глаз. – Все кончилось.

– Увы, нет! – мрачно и загадочно откликнулся доктор Ван Хельсинг. – Нет! Боюсь, это только начало!

В похоронной конторе, где тело Люси было выставлено для прощания, доктор Сьюард и лорд Годалминг с изумлением обнаружили, что все краски и прелесть Люси вернулись к ней в смерти. Более того, она выглядела столь прекрасной, что они с трудом верили, будто перед ними труп. Прошел всего день или два с похорон Люси и ее матери в семейном склепе рядом с Хэмпстедской пустошью, когда поступили первые сообщения о таинственной женщине, после прогулки с которой маленькие дети становились непривычно бледными, у них появлялись крошечные ранки на шеях.

К тому времени доктор Ван Хельсинг вернулся из поездки в Эксетер, где повидался со мной. Вооруженный новыми сведениями, почерпнутыми из дневников, которые я ему показала, он наконец обнародовал свои подозрения касательно ужасного существа, покусавшего мою подругу, и того факта, что странная женщина с пустоши и есть Люси Вестенра собственной персоной, превратившаяся в вампира и восставшая из мертвых!

Доктор Сьюард подумал, что его друг сошел с ума. Ван Хельсинг решил доказать свою теорию. Тем же вечером они со Сьюардом отправились на зловещее кладбище и вошли в склеп Вестенра, где профессор вскрыл гроб Люси и доказал, что тот пуст. Доктор Сьюард поначалу винил грабителей могил. И даже после того, как они, покинув склеп, спасли потерявшегося ребенка и заметили, как в склеп проскальзывает белая фигура, доктор Сьюард отказывался верить, что это может быть Люси.

Однако на следующий день, когда они снова открыли гроб моей подруги, она лежала в нем и будто спала. Хотя после похорон прошло около недели, Люси светилась еще большей красотой, чем прежде.

– Теперь вы убеждены? – спросил профессор, отгибая губы Люси, чтобы обнажить ее острые клыки. – Она нежить! Отдыхает здесь днем, а по ночам встает из гроба. Этими зубами можно кусать маленьких детей. Люси молодой вампир. Она начинает с малого, пока не отняла ни одной жизни, но со временем перейдет к большему и станет представлять огромную опасность для всех. – Он печально вздохнул и добавил: – Невозможно поверить, что я должен убить во сне столь прекрасное создание.

Доктор Сьюард был шокирован, особенно когда Ван Хельсинг изложил известный ему способ убить нежить: пронзить тело колом, набить рот чесноком и отрезать голову. Врач содрогался при мысли о том, чтобы изувечить тело женщины, которую любил. С другой стороны, так ли это ужасно, если Люси уже умерла?

Доктор Ван Хельсинг решил повременить с заключительным актом трагедии. Он опасался, что Артура, все еще смущенного цветущим видом Люси после смерти, могут до конца дней преследовать терзания, что они совершили ужасную ошибку и похоронили его любимую заживо.

Вот как вышло, что в предрассветные часы двадцать девятого сентября Ван Хельсинг и Сьюард открыли Артуру и Квинси все, что знали, и рассказали о своих планах. Только проявив величайшую настойчивость, Ван Хельсинг сумел убедить их отринуть сомнения и поверить в него. Предстояло крайне важное и ужасное дело, но он готов был приступить к нему только с благословения этих людей.

Когда я слушала рассказ доктора Сьюарда о последующих событиях, кошмарные картины разворачивались перед моим мысленным взором так ярко, будто мне самой довелось в них участвовать.

Позже вечером на кладбище доктор Ван Хельсинг доказал изумленным мужчинам, что гроб Люси снова пуст. Он запер склеп Вестенра и запечатал щели вокруг двери замазкой, приготовленной из раскрошенной гостии – лепешки из пресного теста, освящаемой во время таинства евхаристии. Гостию он привез с собой из Амстердама. По его словам, она должна была помешать нежити войти. После этого мужчины ждали в зловещей тишине среди могильных плит. Через некоторое время они заметили, что к залитому лунным светом склепу приближается женщина в белом саване с малышом на руках.

– Я услышал изумленный вздох Артура, когда мы узнали черты Люси Вестенра, но столь переменившейся! – излагал доктор Сьюард. – Ее доброта превратилась в несокрушимую бессердечную жестокость, а чистота – в сладострастную развратность.

Ван Хельсинг поднял фонарь. Мужчины содрогнулись от ужаса, поскольку губы Люси были алыми от свежей крови, которая тонкой струйкой стекала по ее подбородку и пятнала белый саван. При виде их Люси – или то, что некогда было ею, – злобно зарычала и попятилась, небрежно швырнув на землю дитя. Малыш заплакал. Губы Люси изогнулись в распутной улыбке. Она раскинула руки и томно направилась к Артуру.

– Приди ко мне, любимый, – произнесла она дьявольски соблазнительным тоном. – Оставь их и приди ко мне. Мои объятия тоскуют по тебе. Приди, и мы отдохнем вместе. Приди, муж мой, приди!

Артур, хоть и пораженный ужасом, открыл ей объятия, как будто находился во власти чар. Ван Хельсинг бросился между ними и воздел золотой крест, от которого Люси отпрянула. Она бросилась к склепу, но остановилась у двери, как будто путь ей преграждала непреодолимая сила: гостия! Вампирша повернулась к мужчинам. Ее глаза метали искры адского огня, а черты лица исказились яростью и недоуменной злобой, каких доктор Сьюард никогда прежде не видел.

– Не медлите, друг мой! – крикнул Ван Хельсинг Артуру. – Мне сделать то, что должно?

Пряча лицо в ладонях, тот застонал и ответил:

– Делайте что хотите. Страшнее этого уже ничего не будет.

Ван Хельсинг убрал немного освященного хлеба, который ранее поместил вокруг двери склепа. Мужчины в ужасе и изумлении смотрели на Люси, которая бросилась к щели толщиной не более лезвия ножа и непостижимым образом протиснулась в нее, хотя обладала таким же материальным телом, как и остальные.

В ту ночь они больше ничего не могли сделать, потому лишь отнесли ребенка в безопасное место и вернулись днем с необходимыми инструментами, чтобы завершить начатое. На кладбище никого не было. Мужчины снова вошли в склеп, где Люси лежала в гробу во всем блеске своей посмертной красоты.

Доктор Ван Хельсинг пояснил:

– Знания и опыт древних и всех, кто изучал нежить, говорят нам, что она проклята бессмертием. Год за годом эти существа преследуют новых жертв, которые сами становятся подобны им. Круг расширяется до бесконечности. Друг мой Артур, если бы вы поцеловали мисс Люси перед смертью или прошлой ночью, когда она звала вас, то сами стали бы носферату после смерти. Дети, кровь которых она сосала, пока что в безопасности. Но чем больше крови поглощает вампирша, тем больше власти приобретает над ними, тем чаще они приходили бы к ней. Но если она умрет понастоящему, то все закончится. Крошечные ранки на шеях затянутся, и дети вернутся к прежней безмятежной жизни.

Мужчины кивали в молчаливом понимании. Оно сменилось ужасом, когда доктор Ван Хельсинг достал из сумки с инструментами тяжелый молоток и деревянный кол примерно три фута длиной, один конец которого был заострен.

– Друзья мои, мы совершаем благодеяние, – стоически продолжил профессор. – Когда мы упокоим эту нежить понастоящему, душа милой бедняжки, которую все мы любили, вновь станет свободной. Вместо того чтобы творить злодейства по ночам, она займет принадлежащее ей по праву место среди ангелов. Кто нанесет удар, который освободит ее?

Ван Хельсинг был готов, но ему казалось, что ради Люси удар должна нанести рука того, кто любил ее больше всех. Артур, дрожа, согласился. Взяв инструменты у доктора, он приставил заостренный кол к сердцу Люси и ударил по нему со всей силой. Тварь в гробу корчилась, извивалась и вопила, пока кровь из пронзенного сердца била во все стороны фонтаном, но наконец тварь замерла и погрузилась в спокойствие. Внезапно мужчины обнаружили, что снова видят Люси такой, какой она была при жизни, милой и невинной.

– Ну что, друг мой Артур, я прощен? – спросил доктор Ван Хельсинг, опуская руку на плечо лорда Годалминга.

– Прощен? – повторил Артур. – Благослови вас Господь за то, что вы вернули моей милой душу, а мне – покой.

Проливая слезы, он прижался к губам Люси в прощальном поцелуе.

Затем они совершили последнее ужасное действие – отрезали Люси голову и набили ей рот чесноком, чтобы удостовериться, что вампирша никогда не вернется, а душа ее обретет вечный покой.

– Первый шаг сделан, – вздохнул доктор Ван Хельсинг, когда все четверо вышли под полуденное солнце, на воздух, вдвойне свежий после ужасов тесного склепа. – Но впереди намного более сложное дело. Надо найти виновника нашего горя и уничтожить его. Вы поможете мне?

Мужчины поклялись, что так и сделают. Они договорились встретиться в доме доктора Сьюарда через два дня, чтобы составить план поимки и уничтожения графа Дракулы.

Я выключила фонограф и без сил откинулась на спинку кресла. Мои щеки были изборождены слезами, а с губ сорвался тихий печальный стон. Должно быть, доктор Сьюард услышал его, поскольку вскочил со встревоженным возгласом, достал из шкафа бутылку в футляре и налил мне бокал бренди.

Я с благодарностью пригубила спиртное, вытирая глаза носовым платком, предложенным добрым доктором.

– Боже праведный, – наконец сказала я тихим сломленным голосом. – Если бы я уже не знала о злоключениях Джонатана в Трансильвании, то никогда не поверила бы в нагромождение ужасов, о котором только что услышала.

– Я был там и все же верю с трудом, – мрачно откликнулся он.

– Во всем этом есть лишь один лучик света. Наша милая Люси наконец обрела покой.

– Да.

Внезапно я коечто поняла.

– Если не ошибаюсь, доктор, тот последний кошмарный эпизод, когда вы… убили вампиршу на кладбище, произошел совсем недавно. Собственно говоря, не далее как сегодня днем, незадолго до моего приезда, верно?

– Совершенно верно, миссис Харкер. Я как раз отвез доктора Ван Хельсинга в гостиницу, чтобы тот собрал вещи для поездки в Амстердам, когда он получил вашу телеграмму. Я закончил диктовать последнюю часть сегодня днем, когда вы ушли на прогулку.

– Ах! Бедняжка! Неудивительно, что вы казались таким расстроенным сегодня на вокзале! Подумать только, после всего, что вам пришлось пережить, вы были вынуждены встречать меня… Ради бога, простите.

– Не извиняйтесь. Я рад, что вы приехали, мадам. Пока вы слушали мой рассказ, я читал поразительный дневник вашего мужа. По правде говоря, отдельные части я успел прочесть дважды. Они проливают свет на многое. Мистер Харкер необычайно умный и отважный человек.

– Вы правы.

– Взобраться по стене замка и повторно спуститься в подземелье – подвиг беспримерного мужества. Теперь я понимаю, почему профессор столь охотно пригласил вас присоединиться к нашим поискам.

– Полагаю, в одном отношении я могу оказаться полезной прямо сейчас, доктор.

– В каком именно?

– Вы сказали, что не знаете, как выбрать определенную часть вашего фонографического дневника, если вам захочется обратиться к какомуто конкретному делу. Ваши подробные наблюдения, полагаю, окажутся для нас бесценным подспорьем. Вы позволите перепечатать их на пишущей машинке, как я сделала с дневниками? Тогда мы будем готовы к завтрашнему возвращению доктора Ван Хельсинга.

– Прекрасная мысль, миссис Харкер, но уже далеко за полночь. Вы, наверное, устали. Давайте вернемся к этому утром.

– После всего, что только что услышала, я не сомкну глаз до рассвета. Прошу вас, доктор! Я буду счастлива найти себе занятие.

Доктор Сьюард капитулировал. Я принесла пишущую машинку и поставила на маленький столик рядом с фонографом. Доктор настроил инструмент на медленную скорость воспроизведения, и я начала печатать, используя копировальную бумагу, чтобы получить три экземпляра. Доктор Сьюард обошел пациентов, пока я работала. Затем он вернулся, сел рядом с книгой, чтобы составить мне компанию, и в конце концов уснул в кресле. Я печатала всю ночь и закончила только с рассветом. Аккуратно сложив машинописные страницы на столе доктора Сьюарда, я тихонько проскользнула наверх и упала в кровать, чтобы предаться столь необходимому отдыху.

Мне приснились три сна.

В первом я увидела Люси, облаченную в саван и бесцельно бродящую по пустоши. Она наткнулась на маленького ребенка и схватила его. Ее глаза пылали, как горящие угольки, когда вампирша оскалила клыки и сомкнула их на горле крохи. Видение было таким достоверным и пугающим, что мне не сразу удалось повторно заснуть.

Второй сон был намного приятнее, по правде говоря, он оказался просто чудесным. Я сидела в креслекачалке в своем доме в Эксетере, держала у груди малыша, баюкала крошечное пухлое тельце, целовала мягкую теплую головку, вдыхала сладкий младенческий запах, расчесывала темные локоны. Это был мой собственный ребенок, первый настоящий кровный родственник в моей жизни, существо, которое одновременно было частью меня и Джонатана. Мое сердце переполняла любовь, целое море, гораздо больше, чем я ожидала в себе найти. Я знала, что сделаю что угодно, лишь бы защитить этого ребенка. Я проснулась, сияя от счастья, и подумала, что это безумие обязательно закончится, злодей Дракула умрет. Тогда все мы сможем вернуться к нормальной жизни, и у меня появится этот ребенок. Даже не один, а много детей, которых я смогу держать, баюкать, петь им колыбельные, читать сказки, играть с ними, растить счастливыми и здоровыми. Я вновь задремала в блаженной дымке.

Третий сон был о мистере Вагнере. Я вернулась в павильон в Уитби, и мы кружились в зале. Я парила на крыльях танца в его волнующих объятиях. Музыка взвилась крещендо, когда мы в вихре вальса очутились на террасе, где он притянул меня ближе, с глубочайшей любовью заглядывая в глаза, затем поцеловал, долго, искренне, волшебно.

Я проснулась в краске и поту. Мое сердце колотилось так громко, что я опасалась, как бы оно не выскочило из груди. Ах! Ну почему мне приснился он? Как вероломно подсознание! Я верила, что подобные сны и видения ничуть не меньшее предательство супружеских обетов, чем любое физическое действие. Все же несколько постыдных минут я лежала в темноте, наслаждаясь воображаемым воспоминанием о его объятии и прикосновении губ. Затем я мысленно встряхнулась и сурово упрекнула себя: «Мина Харкер, ты должна перестать о нем думать».

Я села и сбросила покрывала. Шторы были раздернуты. Солнечный свет струился в комнату, на часах было четверть первого. Я вздрогнула при виде багажа Джонатана у двери. Он здесь – возвратился из Уитби!

Я быстро умылась и оделась, испытывая облегчение оттого, что нам предстояла работа. Ведь наши поиски зловещего графа Дракулы, несомненно, отвлекут меня от тоски по мистеру Вагнеру, возлюбленному, с которым мне не быть вместе.

ГЛАВА 12

Я нашла Джонатана внизу, в столовой, погруженным в беседу с доктором Сьюардом, пока накрывали второй завтрак. Вид милого лица мужа наполнил меня тихой радостью. Он выглядел и говорил как человек, полный решимости и вулканической энергии. Поездка в Трансильванию будто бы пошла ему на пользу. Более того, любой, кто увидел бы его сегодня, с трудом поверил бы, что этот сильный и непреклонный человек – тот самый сломленный бедолага, которого я всего шесть недель назад увидела в будапештской больнице.

– Дорогая! Наконецто. – Когда я вошла, Джонатан с радушной улыбкой вскочил со стула. – Доктор Сьюард рассказал, что ты не спала всю ночь, так что я не стал тебя будить.

– Спасибо. – Я подошла к нему, и мы обменялись ласковым поцелуем. – Смотрю, вы уже познакомились.

– Да. – Доктор Сьюард поднялся и указал на место за столом, которое было предназначено для меня. – Ваш муж – превосходный человек.

– Могу сказать о вас то же самое, сэр, – ответил Джонатан с искренним и любезным поклоном, накрыл мою ладонь своей и мрачно продолжил, когда все заняли свои места: – Мы обсуждали дело все утро, дорогая, с тех пор, как я приехал. Доктор Сьюард рассказал мне обо всем, что случилось с Люси. Очень тяжело в такое поверить, но все же это, повидимому, правда.

– Душа Люси хотя бы обрела покой, – печально произнесла я.

– Плохое утешение в потере столь юной, прекрасной и всеми любимой девушки, – с горечью заметил доктор Сьюард.

– Мы выследим это существо и избавим от него мир! – настаивал Джонатан с яростной решимостью. – Теперь все необходимые сведения у нас в руках, и сегодня ночью мы приступим к делу.

– Значит, ты нашел то, что искал в Уитби? – спросила я.

– Все, что искал, и даже больше, – с удовлетворением ответил Джонатан и продолжил, когда мы приступили к еде: – Каждому, от береговых сторожей до начальника порта, есть что сказать о странном прибытии «Деметры», которое уже вошло в местный фольклор. Затем я встретился с мистером Биллингтоном, вернее, остановился в его доме. Вот образец подлинного йоркширского гостеприимства! Биллингтон показал мне все письма и счета, касающиеся груза «Деметры». «Пятьдесят ящиков обычной земли для экспериментальных целей», – вот что было в них написано. Я здорово разволновался, когда заметил одно из писем, которые видел на столе графа в замке, до того как узнал о его дьявольском плане. Он продумал его весьма тщательно, выполнил систематически и скрупулезно, заранее готовясь устранить любую помеху.

– А ящики? – спросила я. – Что случилось с ними?

– Сначала груз отправили на хранение на склад в Уитби.

– Несомненно, при свете дня граф пробирался туда и укрывался в одном из них, – предположил доктор Сьюард.

– Да, – пробормотала я. – Ведь на Люси впервые напали на утесе всего через пару дней после прибытия судна.

– Девятнадцатого августа поступило внезапное предписание отправить груз в Лондон. Когда сегодня утром я прибыл на вокзал КингзКросс, чиновники любезно показали мне свои записи, подтверждающие, что все пятьдесят ящиков были доставлены поздним вечером девятнадцатого числа. Я пошел по следу и разыскал грузчиков, которые доставили землю в часовню в Карфаксе не далее как на следующий день.

– Так значит, граф Дракула действительно владеет соседним домом? – спросила я.

Меня охватил озноб, когда я вспомнила, как стояла вчера у ржавых ворот и испытывала странное ощущение, будто за мной наблюдают.

– Не знаю, где сам Дракула, но все пятьдесят ящиков должны быть там, если их не перевезли куданибудь еще.

– Боюсь, это весьма вероятно. – Доктор Сьюард нахмурился. – Чуть более недели назад, когда я ухаживал в Хиллингеме за Люси, врач, который меня замещал, сообщил, что тот дом покинула повозка, нагруженная большими деревянными ящиками. Он сообщил об этом лишь потому, что один из пациентов сбежал и напал на возчиков, обвиняя их в грабеже и крича, что он должен «сражаться за своего повелителя и господина».

– Своего повелителя и господина? – заинтригованно повторил Джонатан.

– Что это был за пациент? Ренфилд? – спросила я.

– Да.

– Кто такой Ренфилд? – поинтересовался Джонатан.

Доктор Сьюард вкратце рассказал ему о безумце, который находился под его опекой, и мой муж спросил:

– Полагаете, он чтото знает об этом деле с графом?

– Уверена, – заявила я. – Прослушивая фонографический дневник доктора Сьюарда прошлой ночью, я почувствовала, что этот мистер Ренфилд в своем безумии неким образом мысленно связан с графом. Мне показалось, что если мы внимательно проверим даты, то обнаружим нечто вроде указателя на появления и исчезновения Дракулы. Например, первый побег Ренфилда из лечебницы, когда тот забрался в соседний дом. Полагаю, он может совпадать с датой прибытия графа в Карфакс.

– Любопытно, – пробормотал доктор Сьюард. – Как хорошо, что вы сняли машинописные копии с моих цилиндров, миссис Харкер! Иначе мы так и не узнали бы даты.

– Полагаю, они крайне важны в этом деле, – ответила я. – Если мы соберем все наши материалы вместе и расставим каждый клочок сведений в хронологическом порядке, то сможем понять, что к чему, и приступить к делу сегодня же вечером, когда прибудут остальные.

После завтрака мы с Джонатаном поднялись в нашу комнату. Пока он читал мою расшифровку дневника доктора Сьюарда, я перепечатала в трех экземплярах всю остальную переписку, имеющую отношение к делу, а также новые записи из дневника Джонатана и сведения, которые он привез из Уитби. Затем мы сложили все бумаги по порядку в папки для тех соратников, которые их еще не читали.

В три часа доктору Сьюарду пришлось уйти по другому делу, и Джонатан отправился навестить возчиков, которых видели за вывозом ящиков из Карфакса. Я собиралась вздремнуть, когда служанка постучала в дверь и сообщила, что лорд Годалминг и мистер Моррис прибыли на несколько часов раньше назначенного. Мол, поскольку доктора Сьюарда нет дома, не могу ли я принять их?

Я спустилась в вестибюль с отважной улыбкой, но тяжелым сердцем и приветствовала джентльменов, поскольку все мы были связаны общей целью, коренившейся в горе о смерти Люси. До сих пор я видела мистера Холмвуда лишь однажды, прошлой весной, когда он навещал Люси во время одного из моих визитов. Он оставался весьма красивым, но лицо его избороздили морщины страдания, словно Артур постарел лет на десять.

– Лорд Годалминг! – Я протянула ему руку. – Очень сожалею о вашей утрате. Как милой Люси, так и вашего отца.

– Благодарю вас, миссис Харкер, – торжественно ответил он. – Но я знаю, что вы с Люси были как сестры. Боюсь, ее утрата – большое горе для всех нас.

– Вы правы, сэр.

Затем я повернулась к мистеру Моррису. Он был выше своего друга, очень молод – возможно, на пару лет старше меня, – обладал густыми усами, волнистыми каштановыми волосами, проницательными карими глазами и крепким рукопожатием. Из фонографического дневника и писем, отпечатанных прошлой ночью, я заключила, что мистер Моррис, доктор Сьюард и лорд Годалминг в юности пережили немало совместных приключений в отдаленных уголках планеты, от Маркизских островов до берегов озера Титикака в Перу.

– Как поживаете, сэр? – Я протянула ему руку.

– Вполне неплохо, мадам, учитывая обстоятельства, – ответил мистер Моррис с акцентом, который я приняла за техасский, знакомый по книгам.

Я повела мужчин по коридору, и мистер Моррис продолжил:

– Мы много слышали о вас, миссис Харкер. Доктор Ван Хельсинг просто восторгается вами. Он утверждает, что у вас ум мужчины, причем весьма одаренного, и сердце женщины.

– Не представляю, отчего доктор Ван Хельсинг так решил, тем более что я провела совсем мало времени в его обществе.

Мы вошли в кабинет доктора Сьюарда. Мужчины неловко стояли посреди комнаты, как будто не знали, что сказать или сделать.

– Простите, что мы появились так рано, – неуверенно произнес лорд Годалминг. – Но я не находил себе места со вчерашнего дня и решил, что если приеду и найду себе полезное занятие… – Он умолк.

– Джентльмены, давайте поговорим начистоту. – Мне хотелось рассеять неловкость. – Прошлой ночью я прослушала подробный фонографический отчет доктора Сьюарда обо всем, что произошло до сих пор. Я знаю, что наш недруг – вампир. Мне известны обстоятельства настоящей смерти Люси – вчера, на кладбище.

Глаза мужчин широко распахнулись.

– Да что вы говорите! – воскликнул мистер Моррис. – Вы все знаете?

– Не только знаю, сэр, но и распечатала эти сведения вместе с бумагами и дневниками, которые вели остальные.

Я выдала новоприбывшим по экземпляру довольно увесистой рукописи.

– Вы действительно все это перепечатали, миссис Харкер? – спросил лорд Годалминг.

Я кивнула.

– Можно прочесть это сейчас? – с изумлением глядя на меня, спросил мистер Моррис.

– Разумеется, сэр.

Пока лорд Годалминг просматривал страницы, я заметила, что его глаза неожиданно наполнились слезами. Мистер Моррис на мгновение положил ладонь на плечо лорда Годалминга, затем молча забрал свой экземпляр рукописи и вышел из комнаты.

Оказавшись наедине со мной, лорд Годалминг упал на диван и заплакал. Я села рядом, испытывая искреннее сочувствие и стараясь облегчить его страдания. Когда наше горе немного утихло и мы вытерли слезы, он поблагодарил меня за слова утешения. Затем ему в голову пришла внезапная мысль. Он достал из кармана сюртука небольшую коробочку и протянул ее мне.

– Совсем забыл. У меня есть коечто для вас, миссис Харкер. Перед смертью Люси просила отдать это вам.

Я открыла коробочку и мгновенно узнала содержимое. Это была черная бархотка с изысканной бриллиантовой пряжкой, которую Люси так любила.

– Ах! Я не могу ее принять, лорд Годалминг. Она очень дорого стоит, к тому же фамильная. Кажется, эта драгоценность принадлежала вашей матери?

– Да, но Люси хотела, чтобы она стала вашей, и заставила меня торжественно поклясться, что я вручу ее вам. Я буду счастлив, если вы станете носить эту вещь в память о Люси.

– Тогда мне не следует отказываться. Благодарю вас, сэр. Всякий раз, надевая ее, я буду вспоминать о подруге.

Когда вернулся доктор Сьюард, я подала чай, что прибавило сил всем присутствующим.

– У меня к вам просьба, доктор, – произнесла я, поставив пустую чашку на блюдце. – Мне хотелось бы увидеть вашего пациента, мистера Ренфилда.

– Ренфилда? – Доктор Сьюард встревоженно взглянул на меня. – Почему вы хотите его увидеть?

– Меня крайне заинтересовало то, что вы говорите о нем в своем дневнике.

– Это не слишком хорошая мысль, миссис Харкер. Ренфилд – самый выраженный безумец в моей практике, который может быть очень опасен. Две недели назад он сбежал, пырнул меня в запястье украденным столовым ножом и попытался выпить мою кровь.

– Я знаю. – Мне также было известно, что мистеру Ренфилду пятьдесят девять лет, он обладает невероятной физической силой и впадает то в нездоровое возбуждение, то в глубокое уныние. – Но у него нет причин желать мне зла, доктор. В вашем обществе я буду в безопасности. Я хочу поговорить с ним. Возможно, мне удастся чтото выяснить о его ментальной связи с графом Дракулой, если, конечно, таковая существует.

– Хорошо, полагаю, вы можете попробовать. – Он вздохнул. – В последнее время он не желает разговаривать со мной. Но ни при каких условиях я не оставлю вас наедине.

Доктор Сьюард отвел меня по коридору в палату пациента, которая располагалась этажом ниже, чем моя комната, на той же стороне здания.

– Подождите здесь, – приказал он, отпер дверь и проскользнул в палату.

Я услышала пару неразборчивых фраз. Вскоре доктор Сьюард вышел и с брезгливым выражением на лице закрыл дверь.

– Что случилось? – спросила я.

– Мистер Ренфилд весьма своеобразно готовится к приему гостей. Он только что проглотил свою коллекцию мух и пауков – несомненно, чтобы мы ее не украли.

Известие было неприятным, но вполне ожидаемым.

– Мне прекрасно известно о пристрастии мистера Ренфилда к зоофагии. В вашем дневнике об этом говорилось довольно подробно.

Доктор Сьюард неуверенно помедлил, будто молча решал, позволить нам поговорить или нет, наконец тяжело вздохнул и сказал:

– Хорошо. Но не обманывайтесь его мирным настроением. Ему нельзя доверять.

Доктор Сьюард первым вошел в маленькую, бедно обставленную комнату. Мистер Ренфилд оказался мужчиной среднего роста, с широкими плечами и мертвеннобледным лицом. Он сидел на краю кровати в зловещей позе. Голова его была опущена, но веки подняты, глаза настороженно смотрели на меня. От его мрачного пронзительного взгляда у меня мурашки побежали по спине.

Доктор Сьюард стоял рядом с ним, словно собирался схватить безумца, едва тот бросится на меня. Я набралась храбрости, протянула руку и подошла к пациенту вежливо и непринужденно. Во всяком случае, мне хотелось на это надеяться.

– Добрый вечер, мистер Ренфилд. Доктор Сьюард много рассказывал о вас.

Мистер Ренфилд ответил не сразу, внимательно разглядывая меня. Наконец он поднял брови, и на лице его мелькнуло любопытство.

– Разве вы та девушка, на которой доктор хотел жениться? Нет… Наверняка не та, ведь она умерла.

Доктор Сьюард, похоже, был поражен подобным заявлением.

– Нет! – Я улыбнулась. – У меня есть собственный муж, за которого я вышла до того, как впервые увидела доктора Сьюарда. Меня зовут миссис Харкер. Я приехала в гости к доктору Сьюарду.

Врач быстро спросил:

– С чего вы взяли, что я собирался жениться?

Мистер Ренфилд презрительно фыркнул:

– Что за ослиный вопрос! – Когда он снова повернулся ко мне, его манеры внезапно, подобно дуновению ветерка, переменились, а тон стал любезным и уважительным: – Миссис Харкер, все, что касается такого славного и уважаемого человека, как наш хозяин, представляет огромный интерес для нашей маленькой общины.

Он добавил, что доктора Сьюарда любят не только домочадцы и друзья, но и пациенты, несмотря на свое шаткое умственное равновесие или, возможно, именно благодаря ему. Затем этот человек высказал несколько пространных, ученых, поистине философских суждений о своих соседях по лечебнице и состоянии мира, в котором мы живем.

Я ожидала от мистера Ренфилда чего угодно, но не этого. Его речь и манеры настолько подобали лощеному джентльмену, что любой наблюдатель счел бы его совершенно здоровым. Невозможно было поверить, что он пожирал пауков и мух всего за пять минут до того, как я вошла в комнату. Доктор Сьюард казался не менее изумленным. Он молча стоял и смотрел на меня, как на обладательницу редкого дара или силы.

– Если пациенты любят доктора Сьюарда, значит, на то есть веские причины, – заметила я. – Ведь он весьма добрый и заботливый человек, для которого нет ничего дороже их благополучия.

– Полагаю, это верно лишь для других, – отрезал мистер Ренфилд. – Доктор не любит меня и встал на моем пути.

– Как именно? – спросила я.

– Он считает, что я нахожусь во власти странного суеверия, и, возможно, прав. Я считаю, что, поглощая множество живых существ, пусть даже находящихся в самом низу шкалы творения, можно продлить жизнь до бесконечности. Я верил в это так сильно, что даже попытался убить человека, чтобы укрепить свои жизненные силы, выпив его кровь, – руководствуясь, разумеется, цитатой из Писания: «Ибо душа всякого тела есть кровь его».[16] Впрочем, торговец очередной панацеей, а именно «Всемирно известным очистителем крови Кларка», превратил этот трюизм в рекламный лозунг, чем опошлил его до невозможности. Вы согласны со мной?

Я была знакома с препаратом, о котором он говорил, и все еще зачарована благородными и здравыми манерами этого человека, поэтому кивнула. Содержание его рассуждений, однако, говорило о помешательстве, и я надеялась воспользоваться этим в полной мере.

– Мистер Ренфилд, вы сказали, что доктор Сьюард встал у вас на пути. Вы имеете в виду те случаи, когда пытались сбежать из этого заведения, а он вернул вас?

– Да, как и то, что он не дает мне кошку.

Памятуя о склонности пациента пожирать живых существ, я пропустила это гадкое замечание мимо ушей и продолжила:

– Насколько я понимаю, вы забрались на соседний участок. Скажите, зачем вы это сделали?

Он помедлил и ответил:

– Я искал повелителя.

– Кто это?

В его голос закрался страх:

– Я не знаю имени, никогда не видел его, только чувствую присутствие. Он приходит и уходит.

– Как вы это ощущаете, откуда знаете, когда появляется повелитель?

– Я не хочу об этом говорить. – Мистер Ренфилд внезапно встревожился и расстроился. – Хватит! Теперь я думаю, что напрасно позволил повелителю узнать, где нахожусь. Я не знаю. Не знаю!

– Почему вы называете его повелителем?

Мистер Ренфилд в ажитации уставился на меня и спросил:

– Почему вы задаете мне эти вопросы? Именно вы? Вы знаете повелителя лучше меня!

– Кто?.. – удивленно переспросила я. – Но я совсем его не знаю.

– Нет, знаете! Вы знаете его, миссис Харкер. Знаете! Знаете!

– Хватит, довольно! Разговор закончен, – вмешался доктор Сьюард, взял меня за руку и подвел к двери.

– До свидания, мистер Ренфилд, – попрощалась я.

– До свидания.

Когда за мной захлопнулась дверь, я услышала необъяснимый крик:

– Молю Господа, чтобы мне не довелось больше видеть ваше лицо! Пусть Бог благословит и защитит вас.

Встреча с мистером Ренфилдом смутила и встревожила меня. Казалось, пациент действительно странным образом связан с существом, которого называл повелителем, даже если и не сознает этого. Помянутый господин может быть только графом Дракулой. Однако я была крайне озадачена заявлением больного о том, что знакома с повелителем. Он имел в виду, что я знаю графа, потому что так много выяснила о нем в последние дни, или говорил о том единственном случае, когда мы с Дракулой встретились на Пикадилли?

Когда я поделилась своими мыслями с доктором Сьюардом, он заверил меня, что заявление не означает ровным счетом ничего, а мистер Ренфилд – несомненный безумец.

Джонатан вскоре возвратился. Его разведывательная деятельность пока что оказалась безуспешной. Доктор Сьюард съездил за Ван Хельсингом на вокзал. Профессор с радостью узнал о работе, которую мы с Джонатаном проделали. Он попросил меня и дальше собирать и печатать информацию по мере ее поступления, чтобы все доступные нам сведения содержались в идеальном порядке и были по возможности свежими.

После короткого раннего ужина он просмотрел то, что я напечатала прошлой ночью.

В восемь вечера мы вшестером собрались в кабинете доктора Сьюарда, рассевшись вокруг его стола наподобие комитета. Доктор Ван Хельсинг принял полномочия председателя и предложил мне стать секретарем. Подняв копию рукописи, он спросил, все ли ознакомились с фактами, содержащимися в бумагах.

Когда присутствующие ответили утвердительно, доктор Ван Хельсинг мрачно произнес:

– Друзья мои, нам предстоит выполнить священный долг, в котором таится великая опасность. Теперь мы знаем о существовании вампиров и должны уничтожить своего могущественного противника. В этой битве некоторые могут расстаться с жизнью. Но неудача не просто вопрос жизни и смерти, нет! Иные из нас – убереги Господь! – могут стать следующими жертвами носферату, уподобиться ему, превратиться в злобных ночных тварей, лишенных сердца и совести, пожирающих тела и души, чтобы оставаться ненавистными вечно. Об этом риске нельзя забывать, поскольку он более чем реален.

Мое сердце заледенело, я содрогнулась. Сколь ужасная судьба – стать нежитью!

– Я стар, но вы молоды, и вас ждет множество прекрасных дней, – продолжил доктор Ван Хельсинг. – Если ктото хочет уйти, пусть он сделает это сейчас, и мы не станем думать о нем дурно.

Все молчали.

– Что скажете? Кто со мной до самого горького конца?

Джонатан взял меня за руку под столом. Сначала я испугалась, что его страшит отвратительная сущность предстоящей нам опасности и он обратился ко мне за безмолвной поддержкой, но на деле все было иначе. Когда пальцы мужа сомкнулись на моих – такие крепкие, теплые, надежные! – я поняла, что он решил поделиться со мной своей силой. Джонатан посмотрел мне в глаза, и я без единого слова уразумела, что он прочел в них мое согласие.

– Я отвечаю за Мину и себя, – спокойно произнес муж.

– Я в доле, профессор, – добавил мистер Моррис.

– Я с вами, – откликнулся лорд Годалминг. – Ради Люси, если не в силу других причин.

Доктор Сьюард просто кивнул. Мы взялись за руки вокруг стола, и наш торжественный договор был заключен.

– В таком случае, полагаю, мне следует побольше рассказать о враге, с которым мы встретились. – Профессор глубоко вздохнул. – О носферату или вампирах упоминается в доктринах и легендах по всему античному миру, от Древней Греции, Рима и Китая до Индии и Исландии, и это далеко не все. Но, несмотря ни на что, подобное существо ново для нас, оно остается загадкой, чемто неведомым. Нам придется полагаться на традиции и суеверия прошлого и то, что мы видели собственными глазами. Говорят, что носферату бессмертен. Он не может уйти из жизни обычным способом, не ест, а только пьет кровь живых существ. Похоже, на своей жуткой диете нечисть может даже помолодеть! Джонатан также заметил, что она не отражается в зеркале. Утверждается, что вампир обладает силой двадцати мужчин и может, с определенными оговорками, принимать любой доступный ему облик.

– Что вы имеете в виду, профессор? – перебил лорд Годалминг. – Как именно меняется тварь?

– Насчет двух вариантов мы можем быть совершенно уверены. Она умеет превращаться в большую собаку или даже волка, поскольку это единственное существо, которое, по свидетельству очевидцев, покинуло судно в Уитби. Еще вампир способен оборачиваться летучей мышью. Ведь мадам Мина видела ее в Уитби, Квинси – у окна мисс Люси в Лондоне, а наш друг Джек заметил, как она вылетела из соседнего дома.

– Так это граф Дракула летел по небу в ту ночь? – с изумлением спросил доктор Сьюард.

– Он самый, друг мой. Я уверен. Теперь о других его способностях. Во время последней поездки в Амстердам я встретился со своим другом Арминием из Будапештского университета, который специализируется на данной теме. Он сказал, что в Трансильвании якобы живет один старый и очень могущественный вампир, который сильнее всех прочих. Мы решили, что это и есть граф Дракула, которого нам надо найти. Это незаурядное существо может в определенных пределах повелевать стихиями – бурей, ветром, туманом, громом. Возможно, этот дар помог ему направить ход судна, на котором он прибыл в нашу страну. Мы считаем, что вампир может повелевать различными низшими тварями: крысами, совами, летучими мышами, мотыльками, лисами и волками. Друг Джонатан, вы были тому свидетелем.

– Да, – отозвался мой муж. – Похоже, он обладал властью над всеми волками в Трансильвании. Еще я видел, как Дракула заговаривал лошадей.

– Это еще не все, – продолжил профессор. – Он умен и коварен, обладает могучим разумом, который развивал много столетий. Нежить может видеть в темноте. Весьма полезное умение в мире, который половину времени скрыт от света. Граф, как и любой молодой вампир, при желании способен исчезать, становиться невидимым или проскальзывать в волосяную щель. Именно так на наших глазах Люси просочилась в дверь склепа. Он может возникать среди тумана, который сам напускает, или из пылинок, сверкающих в лучах лунного света. Так записано в бумагах мисс Люси. Джонатан видел такое в исполнении таинственных сестер в замке Дракулы.

– Если чудовище действительно все это может, как, во имя всего святого, нам поймать и прикончить его? – Мистер Моррис покачал головой.

– Слушайте дальше. Да, он все это может, но не свободен. Нет, вампир еще больший пленник, чем раб на галерах или безумец в своей палате. Насколько нам известно, он должен повсюду возить за собой землю родины, чтобы отдыхать на ней и набираться сил. Согласно легендам и суевериям, носферату не может отправиться куда и когда угодно. Кстати, вампир не способен переступить порог дома, пока ктолибо из домочадцев не предложит ему войти.

– Вы хотите сказать, что ктото должен его пригласить? – спросила я.

– В первый раз – да. После он может приходить, когда захочет.

– Как странно, – заметил лорд Годалминг.

– А разве остальное не странно? И все же это правда. Говорят, что его способности угасают с рассветом. Он может выходить днем, хотя избегает яркого солнца, но в это время он не сильнее обычного человека и должен сохранять избранный облик до заката.

Доктор Ван Хельсинг изложил и другие теории, например, что вампира можно перевозить только по текучей воде, а чеснок и шиповник способны удержать его в гробу. Затем он выложил на стол красивый золотой крест.

– Мы полагаем, что тварь отчаянно боится любых священных реликвий, например этого символа, гостии и святой воды. Она способна смотреть на них только издали и с почтением. Мы доказали это в отношении освященных лепешек. Они столь замечательно помогли, когда мы запечатали ими дверь в склеп мисс Люси.

– Но все это лишь отпугнет его, – заметил Джонатан, нетерпеливо взмахнув рукой. – Важно то, что мы знаем, как его убить! Вонзить кол в сердце и отрезать голову!

– Верно, друг мой. Но чтобы уничтожить вампира, мы должны сначала его найти, досконально изучить способности, поскольку он не преминет перехитрить нас… и причинить нам вред.

На мгновение все умолкли. Полагаю, присутствующие думали о бедняжке Люси. Каждое лицо за столом отражало мою тоску по подруге и ненависть к ее убийце.

– Кто такой граф Дракула? – спросила я. – Я поняла, что он из Трансильвании, но сколько ему лет? Кем он был, до того как стать вампиром?

– О прошлом этого чудовища нам известно крайне мало, – признал доктор Ван Хельсинг. – Мой друг Арминий утверждает, что Дракулы некогда были великим и благородным родом. По датам на золотых монетах, которые друг Джонатан нашел в замке графа, я сделал вывод, что ему по меньшей мере три сотни лет, а возможно, и больше. – Он повернулся к моему мужу. – Вы писали в дневнике, что Дракула рассказывал об истории своей страны и об участии своих предков в войне с турками. Он чтонибудь говорил о себе, о своем прошлом?

– Ни слова, – ответил Джонатан.

– Он называет себя графом, но, разумеется, должен изобретать новую личность для каждого следующего поколения, – заметил доктор Ван Хельсинг.

– Кто были те ужасные женщины в замке? – спросил Джонатан. – Его невестывампирши?

– Вероятно, да, – ответил профессор.

– По вашим словам, граф Дракула самый могущественный из вампиров, – сказал лорд Годалминг. – Как так получилось?

– Мы не знаем. Возможно, чем дольше живет вампир, тем сильнее становится.

Выслушивая несколько последних реплик, мистер Моррис смотрел в окно. Внезапно он вскочил и выбежал из комнаты, не говоря ни слова.

Профессор с любопытством поглядел ему вслед и продолжил:

– Пока что этого достаточно. Вы знаете, с чем нам предстоит бороться. Наш недруг грозен, но мы тоже не бессильны. Шесть умов против одного. В нашем распоряжении научные источники. Самое главное в том, что мы преданы доброму делу, не преследуем злой и эгоистической цели. Уже поэтому я верю, что мы преуспеем, поскольку Господь на нашей стороне. А теперь мы должны составить план поимки и уничтожения этого чудовища. Предлагаю начать с ящиков с землей. Как только мы установим, сколько их осталось в том доме за стеной…

Внезапно с улицы донесся резкий выстрел и звон стекла. Одно из окон кабинета разлетелось вдребезги. Я вскрикнула. Мужчины вскочили. Лорд Годалминг бросился к разбитому окну и поднял переплет.

– Прошу прощения! – крикнул мистер Моррис снаружи. – Я никого не поранил? – Когда лорд Годалминг уверил его, что все в порядке, мистер Моррис крикнул: – Сейчас приду и все объясню. – Через минуту он вернулся и пояснил: – Боюсь, я здорово вас напугал, но я заметил, как на подоконник села летучая мышь, пока вы говорили, профессор.

– Летучая мышь! – воскликнул доктор Ван Хельсинг.

– Притом здоровенная. Терпеть не могу чертовых тварей. К тому же это мог быть сам Дракула, так что я решил немного поразмяться.

– Это наверняка был граф! – ответил доктор Ван Хельсинг. – Несомненно, он шпионил за нами. Вы попали в него?

– Не знаю. Наверное, нет, потому что мышь улетела в лес.

– Вот пуля. Она застряла в стене, – сообщил Джонатан.

– Прошу прощения. – Мистер Моррис покраснел от стыда. – Это был идиотский поступок. Я мог когото убить.

– Но не летучую мышь, – торжественно возразил профессор. – Пуля могла ее только поранить. Ведь существо, которое вселилось в нее, уже нежить.

Когда переполох улегся и все расселись по местам, доктор Ван Хельсинг вернулся к насущной задаче. Он предложил попытаться пленить или убить графа Дракулу днем, когда тот пребывает в теле человека и наиболее уязвим.

– Если повезет, мы захватим вампира завтра в его собственном логове, расположенном по соседству.

– Голосую за то, чтобы взглянуть на дом прямо сейчас, – предложил мистер Моррис.

– Нет, – отрезал профессор. – Это крайне опасно. Его силы слишком велики по ночам. Он знает, что мы замышляем против него, если действительно был этой летучей мышью.

– Но время не терпит, – перебил доктор Сьюард. – Наши стремительные действия могут спасти очередную жертву.

– Профессор, вы сказали, что если мы стерилизуем его землю – полагаю, с помощью какойлибо священной реликвии, – то она станет для него бесполезна. Я правильно понял? – поинтересовался мой муж.

– Совершенно верно, друг Джонатан.

– Тогда я предлагаю пойти туда сегодня же ночью и стерилизовать все ящики, которые мы сможем найти. Если наткнемся на чудовище, быть по сему. Сразимся с ним!

– Правильно, – откликнулись все мужчины, кроме профессора.

После паузы доктор Ван Хельсинг нахмурился и ответил:

– Я должен покориться большинству, но при одном условии. Мы оставим мадам Мину дома. Она слишком драгоценна, чтобы подвергать ее риску, а нам предстоит встретиться с серьезной опасностью.

Я запротестовала против такого рыцарского жеста, настаивая, что должна пойти, поскольку сила в количестве, но профессор был непреклонен. Все мужчины согласились с ним и испытали заметное облегчение.

– Ты должна остаться сегодня дома, Мина, – уговаривал Джонатан, сжимая мою руку. – Мы сможем действовать свободнее, зная, что ты в безопасности.

Компания несколько часов обсуждала методы атаки и собирала необходимые для набега предметы: инструменты, оружие, отмычки, кресты, небольшие склянки святой воды и освященные лепешки. Я очень переживала, но не хотела мешать их работе из опасения, что меня больше не пригласят на совещания, поэтому сохраняла видимость спокойствия и старалась вносить побольше полезных предложений.

В три часа ночи, когда мужчины уже собирались выйти из дома, доктору Сьюарду принесли срочную записку от мистера Ренфилда, который требовал немедленной встречи.

– Скажите пациенту, что я загляну к нему утром, – велел доктор Сьюард смотрителю.

Тот заметил, что никогда не видел мистера Ренфилда таким возбужденным, и добавил:

– Мое дело маленькое, сэр, но как бы с больным не приключился очередной припадок, если вы не поговорите с ним прямо сейчас.

Доктор Сьюард неохотно согласился. Заинтригованные мужчины последовали за ним, но мне велели оставаться на месте.

Я ждала в кабинете доктора Сьюарда, расхаживая взад и вперед от волнения. Из коридора доносились обрывки разговора и, кажется, длинной страстной речи мистера Ренфилда. Затем он завизжал и разразился потоком эмоций. Наверное, доктор распахнул дверь палаты, потому что я услышала крик умалишенного:

– Послушайте меня! Послушайте! Выпустите меня! Выпустите! Выпустите!

Через несколько минут мужчины возвратились.

– В чем было дело? – спросила я.

– Он хотел, чтобы мы его выпустили, – ответил доктор Сьюард, изумленно качая головой. – Позволили ему немедленно уйти.

– В три часа ночи? – поразилась я. – Но зачем?

– Он не ответил, – сообщил лорд Годалминг. – Только уверял, что должен уйти, не то погибнет. Похоже, больной чегото боялся.

– Не считая последней истерической вспышки, он самый здравомыслящий сумасшедший, какого я видел, – заметил мистер Моррис – Я не уверен, но, похоже, у него была веская причина.

– Я согласился бы с вами, если бы не помнил, как он с равным пылом просил о кошке, которую, несомненно, сожрал бы на месте, – возразил доктор Сьюард. – Эта перемена интеллектуальной методы – всего лишь очередная форма или стадия безумия. Я ни за что на свете не отпущу его на волю в сельской местности ни в этот час и ни в какой другой.

– Кстати, бедняга зовет графа господином и повелителем, – указал Джонатан. – Возможно, он хочет выбраться, чтобы помочь ему неким сатанинским способом.

– Если этому ужасному существу служат крысы и волки, полагаю, оно вполне способно призвать на помощь и безумца, проживающего по соседству. – Доктор Сьюард глубоко вздохнул. – Идемте. Нам предстоит потрудиться.

После того как мужчины ушли, я надела ночную рубашку, расчесала длинные светлые волосы и легла в кровать, чуть прикрутив огонек газовой лампы, так как не хотела, чтобы Джонатан вошел в темную комнату.

Я не могла уснуть. Да и какая женщина сумела бы это сделать, зная, что ее муж и множество отважных душ отправились навстречу опасности? Я лежала в кровати, обдумывая все, что случилось до сих пор, и участь бедняжки Люси. Ах! Если бы только я не приехала в Уитби и не полюбила то кладбище, возможно, Люси не стала бы ходить во сне и чудовище не смогло бы ее уничтожить. Я оплакала свою дорогую усопшую подругу, а после упрекнула себя за слезы. Если Джонатан узнает, что я рыдала, у него заболит сердце.

Внезапно я услышала собачий лай, а после – странный шум этажом ниже, со стороны комнаты мистера Ренфилда, напоминающий бурные мольбы. Затем повисла зловещая тишина. Я встала, подошла к высоким створчатым окнам и взглянула вниз поверх узкого балкончика. Все было погружено во тьму. Казалось, ничто не шевелится.

Затем среди черных теней, отброшенных лунным светом, я заметила тоненькую струйку белого тумана, которая потихоньку кралась по траве к дому. Туман напоминал живое, чувствующее существо. Он растекался и двигался вперед, пока не лег плотной белой пеленой у стены дома и не окутал окно, которое, повидимому, принадлежало мистеру Ренфилду. Вскоре марево медленно истаяло, растворилось в ночном воздухе.

Приглушенные крики пациента стали еще громче. Хотя я не могла разобрать ни слова, по его тону было ясно, что он страстно молит о чемто. Затем раздались звуки борьбы. Внезапно я испугалась, хотя сама не знала, чего именно. Смотрители вотвот утихомирят мистера Ренфилда. Он не может представлять для меня ни малейшей угрозы.

Удостоверившись, что окно закрыто, а дверь надежно заперта, я забралась обратно в кровать и накрылась с головой. Несколько долгих минут я дрожала в темноте, не понимая, почему так охвачена страхом, и жалея, что никто из мужчин не остался, чтобы скрасить мое одиночество. Несмотря на покрывала, мне скоро показалось, что воздух в комнате как будто сгустился, стал сырым и холодным.

Я сбросила одеяло и села. К моему изумлению, комнату заполнял белый туман, который просачивался в щели между дверью и косяком. Мое сердце колотилось от ужаса и смятения, пока марево становилось все плотнее и наконец сгустилось в центре комнаты облачной колонной. Что это? Что происходит? Внезапно меня охватил ужас. Ведь Джонатан наблюдал то же самое, когда мерзкие вампирши в замке Дракулы возникали из тумана, клубящегося в лунном свете.

Затем перед моим испуганным взором призрачная колонна приобрела очертания блестящего молодого мужчины – мистера Вагнера.

Я хотела закричать, но не смогла. Руки и ноги налились свинцом, я была не в силах пошевелиться.

Я потеряла сознание? Вижу сон? Разве мог мистер Вагнер внезапно соткаться передо мной из тумана?

– Пожалуйста, не надо бояться, – тихо попросил он.

Я была так ошеломлена, что с трудом могла думать. Одно дело слушать рассказ о том, как живое существо возникает из тумана или лунного света, и совсем другое – наблюдать феномен своими глазами. Я поистине окаменела и усомнилась в собственном рассудке!

Внезапно у меня в голове завертелась мешанина образов и воспоминаний. Как я встретила мистера Вагнера в тот самый день, когда «Деметра» прибыла в Уитби. Скорость, с какой он спас мою беглую шляпку. То, что он никогда не ел и не пил в моем присутствии, не отражался в речной воде. Магнетическая сила воздействия на незнакомцев. Холод прикосновения его пальцев к моей коже. Пламя, тлеющее в его взоре, когда он смотрел на мое горло, прежде чем оттолкнуть меня. Способность превосходно различать номера домов в темноте. Странное чувство, будто за мной наблюдают из соседнего дома, и его внезапное появление вскоре после этого в поезде.

– Нет! – ахнула я, глядя на него. – Этого не может быть! Вы не он!

– Мина, простите, что узнали об этом подобным образом. Я собирался рассказать вам совсем иначе. Однако… – Он печально засмеялся и с горечью продолжил: – Я только что узнал, что вы и ваш муж замышляете убить меня на том ошибочном основании, будто я хочу причинить вам вред.

ГЛАВА 13

Я вскочила с кровати, в ужасе и смятении метнулась к дальней стене. Неужели это возможно? Мой возлюбленный – тот самый монстр, которого я презираю… и то самое чудовище, которое мы поклялись уничтожить? Все, что произошло до сих пор, пережитое мною и так называемым мистером Вагнером – всего лишь часть гнусного непостижимого плана? Он пришел, чтобы убить меня?

В таком случае я полностью в его власти. На мне нет ничего, кроме тонкой белой сорочки. Я одна в доме, не считая сумасшедших, запертых в своих палатах, горстки слуг и смотрителей, которые живут в отдельном крыле. Я была убита горем, смущена, испугана и поражена одновременно.

– Как? – прошептала я. – Неужто это возможно? Джонатан сказал, что граф Дракула – старик, но вы…

– При встрече с вашим мистером Харкером в Трансильвании я принял тот облик, в котором являлся местным жителям. Я давно не ел. Крестьяне с их суеверными страхами постарались оградить от меня и себя, и свой скот.

– Так значит, это правда? – в ужасе воскликнула я. – Вы прибыли в Англию, чтобы пожирать наших беззащитных сограждан, убивать их и творить все больше себе подобных?

Он издал стон разочарования и отвращения. Взгляд вампира был наполнен такой яростью, что я испугалась, как бы он не бросился через комнату и не убил меня на месте.

– Так вот что вам наплел ваш драгоценный профессор Ван Хельсинг? Я так и подумал, когда подслушал ваши планы сегодня вечером. В какие заблуждения впадает человечество в своем невежестве! Мина, вы действительно считаете, будто я убиваю невинных обитателей Лондона? Об этом пишут в газетах? Преступления Джека Потрошителя еще свежи в памяти. Если бы на улицах находили по ночам мертвецов со следами зубов на шеях, как повашему, это могло бы остаться незамеченным?

– Наверное… нет, – еле слышно ответила я. – Но…

– Мне известна репутация вашего профессора. – Дракула расхаживал по комнате, повидимому напрягая каждый мускул, чтобы сдержать свою ярость. – Он воображает себя знатоком вампиров, хотя, насколько мне известно, ни одного даже не видел, не говоря о том, чтобы убить. Конечно, до вчерашнего происшествия на Хэмпстедском кладбище. Что еще этот «знаток» заявил обо мне? Я отнюдь не стремлюсь создавать себе подобных, Мина. Другие вампиры, которых я просто встречал или знал поближе, в основном довольно гнусные создания, с которыми у меня нет ничего общего, кроме жажды крови. Меньше всего мне хотелось бы наводнить ими мир.

– Тогда зачем вы приехали?

– Я оставил Трансильванию, потому что после столетий прозябания в темноте, в окружении людей, которые меня боялись и ненавидели, хотел снова жить при свете, в большом мире. Я мечтал находиться среди интересных, энергичных, образованных людей, которые не сидят сложа руки, открывать и познавать радости культуры и чудеса науки и техники, о которых мог лишь читать в своей глуши. Не стану отрицать, что в этом крупном городе для меня больше пищи. Как и любое существо, я повинуюсь инстинкту выживания. Это закон природы. По правде говоря, мои пищевые пристрастия не слишком отличаются от ваших, Мина. Кровь для меня, жареный цыпленок или кролик для вас.

– Еще как отличаются! Это разница между добром и злом.

– Неужели? Если так, полагаю, что зло – это ваш жареный цыпленок, потому что я убиваю крайне редко. В этом нет нужды. Я предпочитаю человеческую кровь, но вполне могу довольствоваться и животной, если потребуется. Как правило, я беру совсем мало, так что тело легко восполняет потерю. Раны со временем затягиваются, жертва остается целой и невредимой и благодаря моей силе убеждения редко чтолибо помнит.

Во мне вскипела ненависть.

– Люси не осталась целой и невредимой! Это вы напали на нее в Уитби и Лондоне, верно?

– Я выбрал бы другое слово, но пусть будет так. Да, я пил ее кровь.

– А затем вы убили ее!

– Я не убивал Люси. Это сделал доктор Ван Хельсинг.

– Что? Да как вы смеете! Профессор всего лишь убил вампиршу, чтобы спасти ее душу. Но вы уничтожили мою милую подругу! Вы превратили Люси в вампира! Не отрицайте!

– Не собираюсь. Я превратил Люси в вампира по ее просьбе, чтобы спасти жизнь девушки единственным доступным мне способом, поскольку она умирала. Профессор убил ее своими переливаниями крови.

– В смысле? Что вы говорите? – Я уставилась на него в полнейшем замешательстве. – Эти переливания должны были спасти ее.

– Все же они ее убили.

– Ничего не понимаю.

– Мина! – терпеливо начал он. – Люси рассказала, что Ван Хельсинг перелил ей кровь, взятую у четверых мужчин, четыре раза за десять дней. Я в некотором роде знаток крови и могу вас заверить – пусть даже современная наука пока об этом не ведает, – что, несомненно, существуют ее различные типы и виды, которые наверняка не смешиваются. Как повашему, почему так много – я бы сказал, большинство – пациентов, которым переливали кровь в последние десятилетия, умерло? Ошибочное лечение профессора – вот что убило Люси. Первое переливание будто бы пошло ей на пользу, но вскоре лишило сил. Каждое последующее лишь усугубляло болезнь, пока девушка не умерла.

Я недоверчиво покачала головой и заявила:

– Вы лжете. Мне сказали, что Люси была обескровлена и мертвеннобледна. Вы снова и снова пили ее кровь и оставили мою подругу на краю гибели!

– Неправда. В Уитби я никогда не брал столько, чтобы она заболела или переменилась. Возможно, Люси страдала от какогото другого недуга, подобно своей матери. Я пришел к ней в Лондоне только потому, что она позвала меня.

– Она позвала вас? – скептически повторила я. – Вы правда ожидаете, что я в это поверю, мистер… – Я осеклась, напомнив себе, что он не мистер Вагнер. Такого человека никогда не существовало. С растущим отчаянием и отвращением я продолжила: – Я верила, что вы человек с сильным характером, а вы вообще не человек. Вы… существо. Нежить. Нечестивое. Невозможное. Я знаю, что до сих пор была слепа и доверчива, но прошу вас перестать оскорблять мои умственные способности заявлениями, будто она позвала вас. Извольте не чернить память моей лучшей подруги! Я любила Люси всем сердцем, почти так же, как… – Мои глаза наполнились слезами, и я не смогла закончить фразу.

– Похоже, мне придется многое объяснить, чтобы вы поняли истинную подоплеку событий, – тихо произнес он.

– Я не нуждаюсь в ваших объяснениях. Вы убийца и чудовище! Убирайтесь прочь! Уходите!

– Не уйду, Мина, пока вы не выслушаете то, что я должен сказать. Мне может больше не представиться подобной возможности. Сегодня вечером я подслушал планы вашего кружка. Пока мы разговариваем, ваши мужчины обыскивают мой дом в надежде испортить бесценный груз, который я с такими предосторожностями доставил в Англию. Я мог остановить их, убить всех до единого, но не сделал ничего подобного. Ради вас я не хотел причинять им вред. Вместо этого я предпринял небольшой отвлекающий маневр.

– Какой?..

– Послал пару тысяч крыс.

– Ах! – с отвращением воскликнула я.

– Это сорвет их сегодняшние планы, однако, боюсь, лишь отсрочит неизбежное. – Он вихрем ринулся на меня, в глубине его синих глаз пылали алые языки пламени, отчего у меня кровь застыла в жилах. – Вы полагаете, что я приехал в вашу страну ради простой увеселительной прогулки, Мина? Вы считаете, что мне было легко сюда добраться? Нет. Это кульминация последних пятидесяти лет, потраченных на планирование! Я освоил ваш язык, изучил культуру, законы, политику, общественную жизнь, истратил целое состояние, но осуществил свою мечту. А теперь вы и ваши мужчины стремитесь уничтожить все, что я с таким трудом построил. Я должен заставить вас прозреть!

Он отошел к каминной полке и несколько секунд стоял спиной ко мне, как будто пытался справиться со своим норовом и эмоциями. Когда Дракула снова пристально взглянул на меня, его глаза вернули свой естественный синий цвет.

– Первым делом я хотел бы рассказать, почему прибыл в Уитби. Все началось с фотографии.

– Фотографии? Чьей?

– Вашей. Мистер Харкер взял ее с собой в Трансильванию.

Я знала, о какой фотографии он говорит. Джонатан снял ее на свою камеру «Кодак» вскоре после нашего обручения и носил повсюду в бумажнике.

– Однажды вечером он показал мне снимок и долго говорил о вас. Я понял, что вы не только красивая, но и замечательная женщина и он любит вас всем сердцем. Признаться, я испытал… зависть. Прошли столетия с тех пор, как я питал подобную страсть к женщине или она ко мне. А потом… пришли ваши письма.

– Мои послания Джонатану, которых он так и не получил!

– Да. – Дракула отвернулся, внезапно устыдившись смотреть мне в глаза.

– Почему вы не отдали их ему? Как вы могли?

– Простите. Мне не следовало распечатывать ваши письма, Мина, но едва первый конверт коснулся моей руки, случилось нечто необъяснимое. Я прочел ваши бесценные слова. Ваш призрак словно вставал со страниц. Я был не в силах с ними расстаться. – Его голос был полон такого чувства и несомненной искренности, что против моей воли проделал крошечную брешь в стене страха и ненависти. – Мной овладела потребность увидеть, узнать вас. Из вашей переписки я знал, где и когда вы остановитесь в Уитби, поэтому из всех английских портов выбрал его. Наверное, это оказалось глупостью. Гораздо целесообразнее и в конечном счете дешевле было бы нанять судно и подняться по Темзе прямо в лондонскую гавань. Но я был полон решимости разыскать вас любой ценой.

– Вы прибыли в Уитби… изза меня? – Я в замешательстве глядела на него.

– Только изза вас.

– Но как же моряки! Вы убили их всех до единого!

– Ничего подобного. Да, мне пришлось прикончить одного из них, но остальных я и пальцем не тронул.

– Неправда!

– Мина, но зачем мне было убивать экипаж «Деметры»? Он был нужен мне в целости и сохранности, чтобы управлять судном, если я желал благополучно прибыть в гавань со своим грузом. Если бы корабль потонул, мои ящики с трансильванской землей погибли бы и я очутился бы в тысяче миль от дома без малейшей надежды выжить. Не говоря уже о том, что судно, прибывшее без команды, несомненно, привлекло бы к себе внимание, чего я искренне хотел избежать.

Мое удивление росло. Почему это не пришло в голову ни доктору Ван Хельсингу, ни остальным, когда мы винили графа в гибели экипажа?

– Если вы не убивали этих людей, что же с ними случилось? – спросила я.

– Могу рассказать лишь то, что сам знаю, поскольку большую часть плавания провел в трюме. Я предусмотрительно основательно поел перед выходом из Варны. Мне больше не требовалась кровь, разве только для сохранения приятного розового оттенка кожи, который так нравится смертным. То немногое, что мне было нужно, чтобы выжить во время месячного путешествия, я брал у корабельных крыс. Мы пробыли в море одиннадцать дней, когда поздно ночью я поднялся на палубу, чтобы подышать свежим воздухом. Как вскоре оказалось, это было огромной ошибкой. На следующий день весь экипаж спустился в трюм с обыском. Я находился в безопасности в одном из ящиков, которые им, к счастью, не пришло в голову открыть. Из разговора я узнал, что один из членов экипажа, Петровский – похоже, большой любитель выпить, – таинственным образом пропал двумя ночами ранее, а прошлой ночью дозорный краем глаза заметил на палубе высокого таинственного человека. По всей видимости, Петровский случайно выпал за борт в пьяном виде. Однако его исчезновение совпало с моим злосчастным появлением и посеяло суеверную панику среди моряков, которые теперь опасались, что на борту находится некто или нечто странное. Не желая причинять им дальнейших хлопот, я пролежал в ящике еще шесть дней, но подобный плен и неподвижность нелегко выносить. Наконец я не вытерпел и снова поднялся на палубу, не догадываясь, что дозорный спрятался, высматривая меня. Он бросился на меня с ножом. Мне пришлось убить его и выкинуть за борт.

– Вы выпили его кровь, прежде чем…

– А если и так? Суть в том, что мое выживание было поставлено на карту. Он рассказал бы остальным о том, что видел, и они могли бы обнаружить мое укрытие. После этого я оставался в трюме, но вскоре разразился хаос. Первый помощник, суеверный румын, похоже, принял исчезновение второго человека подряд за знак свыше и – как капитан записал в судовом журнале – фактически сошел с ума. Насколько я могу судить, он задался целью убивать каждого члена экипажа, которого встречал на палубе ночью, и швырять акулам, возможно, в надежде спасти его от участи стать вампиром или из опасения, что он уже им стал. Все это я обнаружил только тогда, когда мы почти достигли пункта назначения.

– Вы утверждаете, что никак не связаны с их смертью? Именно первый помощник убил остальных моряков?

– Да.

– Тогда почему он заявил, что встретил на борту незнакомца и пронзил его ножом, но лезвие будто прошло через воздух?

– Разве я мог позволить событиям повториться? Когда он наткнулся на меня, я должен был подставить грудь под нож? Нет, на этот раз я скрылся в трюме. Сам помощник описал меня как призрачнобледного. Уверяю вас, Мина, что это было бы не так, если бы я только что выпил кровь семи моряков одного за другим. Когда он спустился и снова заметил меня, я увидел в его глазах ужас. Этот человек спрыгнул с корабля по собственной воле, чтобы спасти свою душу. Данный факт вы тоже найдете в опубликованном судовом журнале. Что касается капитана, когда я понял, что нас осталось на борту только двое, то явился ему и предложил свою помощь в управлении судном. Я превосходно говорю порусски, однако несчастный был настолько охвачен страхом, что не слушал. Он сошел с ума и позднее привязал себя к штурвалу. Мне пришлось самостоятельно управлять судном, повелевая туманом, ветром и бурей. Поверьте, что это непросто, ведь у меня почти не было морского опыта.

Я смущенно глядела на него, пытаясь разобраться во всем, что он наговорил.

– А собака… или волк? По слухам, животное спрыгнуло с судна.

– Люди стояли и глазели в свете прожектора берегового сторожа. Тогда мне показалось, что это лучший способ передвижения. Струйка тумана или промелькнувший силуэт показались бы намного более странными и подозрительными.

– Кто… убил старого мистера Свэйлса?

– Старика с Восточного утеса? Как ни прискорбно, однажды ночью я появился прямо перед ним. Полагаю, он умер от страха.

Я прислонилась к стене. Мои мысли путались в вихре смятения. Должна ли я верить ему? Вдруг он выдумывает эти объяснения, чтобы привлечь меня на свою сторону? Я никак не могла их проверить. Несомненно, он знал об этом. Но… что делать, если это правда? Возможно ли, что передо мной стоит вовсе не тот ужасный монстр, которого мы себе вообразили?

– В день, когда я встретила вас на утесе… – медленно произнесла я, вспоминая, как улетела моя шляпка и как он спас ее. – Это было…

– Я следил за вами с раннего утра, когда вы вышли из меблированных комнат. Ждал удобного случая. И вдруг легкий порыв ветра… – Дракула пожал плечами. – Не все мои способности пропадают при свете дня, что бы ни говорил ваш весьма ученый профессор. – С тигриной грацией он обошел вокруг кровати, встал передо мной и тихо произнес: – Мина, много столетий я был одинок, чуть не погиб от этого и все же не мог умереть. Я мечтал встретить женщину, которую полюбил бы всем сердцем, родственную душу, которая разделит мои сны, интересы и страсти. Я увидел вашу фотографию, прочел письма и испытал необъяснимое предчувствие, что вы созданы для меня, а в миг нашей встречи уверился в этом.

Его глаза и голос пылали такой страстью, что страх и злоба, поселившиеся во мне, начали таять, подобно тому самому туману, который привел его сюда. Граф продолжил:

– С тех пор как увидел вас в тот первый день в Уитби, я возжелал вас, затосковал, полюбил. Но я не просто жаждал вашей крови, а желал вас всю: сердце, разум, тело, душу. Я мечтал, чтобы вы захотели меня, стали моей по собственной воле. В Уитби я пережил сладчайшие мгновения своего существования. Когда вы так поспешно уехали, я едва не сошел с ума, испугался, что мы больше никогда не увидимся. В тот же вечер я уехал в Лондон, но это оказалось бесполезным. Все мои мысли были о вас. Как ваши дела? Вы вернулись из Будапешта? Наконец, когда мое терпение иссякло, я отправился в Эксетер, чтобы попытаться разыскать вас, и увидел на балконе… с мужем.

– Это были вы? – задыхаясь, спросила я, вспомнив летучую мышь, которая промчалась по небу.

– Да. Вы казались такой счастливой и безмятежной. Я не хотел тревожить вас в ту ночь, предпочел покинуть, оставить в объятиях другого мужчины, которого я презирал, а он пытался убить меня. Это решение далось мне так тяжело, как ничто другое. Но я был полон решимости оставить вас в покое, позволить жить той жизнью, которую вы избрали для себя.

Он коснулся прохладной ладонью моей щеки, отчего меня словно пронзил электрический разряд. Мое сердце сжалось, хотя тело вспыхнуло внезапным желанием.

– Благодаря самому невероятному повороту судьбы вчера мне показалось, будто я вижу вас на дороге у собственных ворот! Я должен был удостовериться, вы ли это, бросился за вами, вскочил на поезд. Вновь разыскать вас – это было поистине чудом.

Его глаза смотрели в мои с такой любовью, что у меня кружилась голова, а кровь стучала в ушах. «Нет. Нет. Ты замужняя женщина. Это неправильно», – твердила я себе, но не могла слушать голос разума. В тот миг я мечтала лишь об одном: чтобы он заключил меня в объятия и поцеловал.

– Я люблю вас, Мина. Да, люблю вас. Если я вам не нужен, если вы должны разбить мне сердце, молю, скажите об этом сейчас. Велите мне уйти. Я оставлю вас навеки и никогда не вернусь. Но я должен услышать это из ваших собственных уст. Каков будет ваш ответ? Вы хотите меня? Вы любите меня? Вы позволите мне любить вас?

– Да, – прошептала я. – Я люблю вас! Я хочу вас!

Со страстным стоном он притянул меня к себе. Его губы накрыли мои. Я отдалась восторгу объятий, отвечая на поцелуй с равным жаром. Мои глаза закрылись, руки обвили его шею, пальцы запутались в волосах. Я чувствовала, как ладони Дракулы блуждают по моей спине, прижимая меня все крепче. Через несколько пылких, откровенных минут его поцелуй стал медленнее, глубже и мягче.

Ах! Что это был за поцелуй! Я в жизни не испытывала ничего подобного. Когда язык графа отправился на нежные поиски, исследуя чувствительные глубины моего рта, во мне пробудились мириады незнакомых ощущений. Я задрожала. Покалывание, которое началось в кончиках моих грудей, казалось, переместилось в самое средоточие моей женственности. Меня уносил огненный поток. Поцелуй казался бесконечным. Я хотела, чтобы он длился вечно, но конец наступил слишком скоро. Разочарованная, я открыла глаза… и ахнула. Мое сердце забилось от внезапного ужаса. Я увидела, что глаза моего возлюбленного больше не синие, но пылают жарким алым пламенем, а клыки стали длиннее и острее.

Я была слишком поражена, чтобы думать или двигаться. Я знала, что он жаждет моей крови, и не хотела ему мешать. Стремительным движением он развязал ленточку на моем воротнике и распахнул сорочку на горле, обнажив ключицы и верх груди. Его рот немедленно отыскал чувствительное местечко сбоку от горла. При первом же прикосновении, легком, словно крылья бабочки, я содрогнулась и застонала в экстазе. Внезапно мою плоть пронзили два острых укола, и я снова ахнула. Боль была ничтожной и вскоре сменилась томным удовольствием, подобного которому я не могла вообразить. Я ощущала, как кровь сочится из меня, и в то же время нечто новое, волшебное и искристое смешивалось с моей жизненной силой. Вскоре звенящее жидкое пламя, которое пульсировало в самой моей сердцевине, растеклось по всем жилам, как будто все мои чувства ожили, обострились до предела. Вместе с этим возникло предвкушение грозящей опасности. Глубоко внутри я сознавала, что это плохо для меня… очень плохо. Если он заберет слишком много крови, то убьет меня. Я должна положить всему конец, пока не поздно. Но я не хотела, чтобы это прекращалось. Я услышала странную вибрацию, похожую на пение, доносящееся сквозь толщу воды. Моя голова откинулась назад. Я вздохнула от нестерпимого удовольствия, колени подогнулись. Отдаленным уголком сознания, который все еще был в состоянии работать, я подумала, что если нирвана существует, то вот она. Я хотела, чтобы это никогда не кончалось.

Его рот резко оторвался от моего горла.

– Довольно, – мягко произнес граф.

Я застонала от разочарования. Он крепко держал меня. У меня кружилась голова. Если бы возлюбленный меня отпустил, я, наверное, лишилась бы чувств. Неожиданно я поняла, что ужасно замерзла, но его прикосновение было странно теплым.

– Они здесь, – внезапно прошептал Дракула.

Я понятия не имела, о чем он, слышала только грохот своего сердца.

– Я вернусь завтра ночью, – тихо сказал граф, в последний раз прижался к моим губам, затем отступил и исчез в клубах тумана.

Я в потрясении следила, как они утекают через щели за окно.

Я осела на пол, изнуренная и опустошенная. Мое сердце все еще колотилось, но я была не в силах пошевелиться, словно каждая клеточка тела растекалась жидким жаром. Я смутно слышала внизу голоса мужчин, вернувшихся со своих поисков. Мои руки превратились в свинцовые гири. Я с трудом коснулась горла и нащупала свежие следы зубов.

Внезапно меня охватил приступ вины. Ах! Что я наделала? Как я могла позволить мистеру Вагнеру – нетнет, графу Дракуле – целовать меня и пить мою кровь? Довольно и того, что я думала о нем, мечтала, тосковала, когда считала его мистером Вагнером, человеком из плоти и крови… но отдаться нежити, вампиру, ненавистному мне существу – это просто немыслимо!

И все же… и все же…

В моих объятиях Дракула казался таким же реальным и живым, как любой обычный мужчина. Прижавшись к нему, я познала самые удивительные ощущения, каких никогда не испытывала. Несмотря на то, кем или чем он был, на все те ужасы, которые мне были известны о нем, я любила его.

Возможно ли, чтобы мужчина одновременно страстно привлекал и отталкивал? Не это ли испытывал Джонатан по отношению к тем ужасным вампиршам в замке Дракулы? А моя мать? Не это ли влечение заставило ее добровольно отдаться своему молодому хозяину?

Я услышала шаги на лестнице и заставила себя встать. Пошатываясь, я скользнула в постель, завязала воротник сорочки и натянула покрывала в тот миг, когда щелкнул замок и дверь в мою комнату отворилась. Прислушиваясь, как Джонатан тихо раздевается и ложится, я притворилась спящей, усилием воли заставив сердце биться ровнее, а дыхание – замедлиться. Только бы муж не догадался о том, что случилось!

Ах! Что же мне делать?

Доктор Ван Хельсинг и Джонатан уверяли, будто граф Дракула – порождение зла, лишенное совести, которое стремится причинить вред каждому встречному. Но как соотнести чудовище, которое они описали, мужчину, которого я узнала и полюбила в Уитби, и того графа, который только что признался мне в любви так страстно и пылко?

Я хотела поделиться с остальными тем, что Дракула поведал в свою защиту, но разве могла? Мне пришлось бы признаться во всем, начиная с нашей встречи в Уитби. Открыть, что мы разговаривали сегодня ночью в моей спальне. Джонатан непременно обнаружит, что вампир меня укусил. Разумеется, мужчины немедленно решат, что я отравлена умственно и физически, готова сотрудничать с врагом. Возможно, так оно и есть. Если я притворюсь, будто стала жертвой нападения, это только вызовет у них прилив еще большей ненависти. Я, конечно же, не смогу поведать Джонатану или комулибо другому о своих подлинных чувствах к Дракуле – никогда! Никогда! Иначе меня заклеймят распутной, низкой женщиной и муж больше не прикоснется ко мне. «Нет, – подумала я, натягивая повыше воротник сорочки, чтобы прикрыть свежие ранки на горле. – Я буду хранить секрет до конца своих дней».

Это не должно повториться.

Но как осуществить мое решение? Граф сказал, что вернется завтра ночью! Внутренний голос подсказывал, что я должна отказаться видеть его или разговаривать с ним, но разве ктонибудь способен отказать подобному существу? Более того, сила убеждения Дракулы столь велика, а мои чувства к нему так сильны, что вряд ли я смогу противостоять его поползновениям, но все же должна попытаться.

Мои мысли начали путаться. Погружаясь в сон, я приняла решение. Если Дракула снова придет ко мне, я буду сильной, не позволю ему целовать или касаться меня. Накопилось так много вопросов! Я воспользуюсь возможностью узнать о нем как можно больше.

Я поклялась себе, что завтра подготовлюсь к новой встрече с вампиром.

Я проснулась далеко за полдень, открыла глаза и увидела, что Джонатан нежно и встревоженно трясет меня, склонившись над кроватью.

– Мина! С тобой все в порядке?

– Конечно, – заплетающимся языком ответила я, пытаясь пробудиться от глубокого, поистине летаргического сна.

– Ты выглядишь бледной. Мне пришлось три раза позвать тебя по имени, прежде чем ты очнулась.

Воспоминания о том, что случилось прошлой ночью, нахлынули волной. Я покраснела и зарылась лицом в подушку, чтобы спрятать невольную улыбку.

– Я просто устала. Плохо спала.

– Тогда прости за то, что разбудил, – ласково ответил он, целуя меня в затылок. – Поспи еще. У меня есть дела. Увидимся вечером.

Я услышала, как хлопнула дверь, и снова забылась.

Когда я наконец встала, солнце уже опустилось совсем низко. Головокружение и слабость прошли. Я взглянула в зеркало, поняла, что выгляжу немного бледной, но не слишком, и зачесала назад длинные волосы, вздрогнув при виде крошечных ранок на шее. Они почти не болели, но были уродливыми. Мне повезло, что Джонатан их не заметил, когда разбудил меня утром. Впервые в жизни я была признательна диктату моды, поскольку высокий воротник моей блузки аккуратно спрятал отметины.

Я спустилась и обнаружила, что в доме царит тишина. Кабинет доктора Сьюарда был пуст. Я прокралась внутрь и вскоре нашла то, что искала: медицинскую книгу об исследованиях крови. Я пролистала ее и углубилась в статью об истории переливания крови. Текст, щедро снабженный изображениями иголок, шприцов, трубок и пациентов, сносящих весьма неприятные на вид процедуры, рисовал на редкость неприглядную картину. За прошедшие годы и в самом деле гораздо больше пациентов умерло от этой малоизученной методики, нежели выжило.

Я погрузилась в размышления, как мне поступить с этим знанием. Неожиданно вошедший в комнату доктор Ван Хельсинг испугал меня.

– Вы читаете медицинские книги ради удовольствия, мадам Мина? – с улыбкой спросил он.

– Меня интересует все, что может помочь достижению нашей цели. – Я быстро поставила книгу на полку и повернулась к профессору. – Доктор, я думала о Люси. Я знаю, что вы четырежды переливали ей кровь. Полагаю, у вас большой опыт проведения подобных операций, так?

– Да, я переливал кровь много раз.

– Другие ваши переливания были успешными?

Доктор Ван Хельсинг помедлил. Казалось, он не знает, что ответить. Но профессор был честным человеком, поэтому наконец произнес:

– В одном случае – да.

– Значит, все остальные пациенты умерли?

– Это новая и неточная наука. Я старался ради мисс Люси, как мог, – произнес он в свою защиту.

– Не сомневаюсь.

Сменив тему, я спросила, где остальные мужчины, и он загадочно ответил:

– Ваш муж, мистер Моррис и лорд Годалминг ушли. Доктор Сьюард, полагаю, находится со своими пациентами.

– А как прошел ваш набег прошлой ночью?

– Неплохо, но больше я ничего не скажу. Мы считаем, что вас лучше не втягивать в это ужасное дело, мадам Мина. Настали странные и опасные времена, и женщине не место рядом с нами. Пока не избавим мир от этого чудовища из преисподней, мы будем хранить молчание о своих успехах и неудачах. Надеюсь, вы понимаете.

– Понимаю, – ответила я.

Ах! Как забавно, подумала я. Если бы только он знал, что пока его храбрый отряд обыскивал дом Дракулы прошлой ночью, тот самый граф, от которого они пытались меня защитить, нанес весьма личный и интимный визит в мою собственную спальню! Я преисполнилась решимости. Никто из них не должен узнать правду. Позже я записала в дневнике сокращенную, измененную версию событий прошлой ночи, притворившись, будто всего лишь видела очень странный сон.

Весь день я была способна думать только о предстоящей ночи. Исполнит ли Дракула свое обещание навестить меня? Мысль об этом волновала и пугала. Когда и как он придет? Будет ли мне грозить опасность? Я знала, что он могущественное существо, видела проявления его норова и знала, что вампир может убить меня, не моргнув и глазом. Он сказал, что любит меня и специально приехал в Уитби, чтобы встретиться со мной. Мы провели рядом довольно много времени, разделили чувства. Он страстно, неистово целовал меня и пил мою кровь. Теперь я не могла ему не верить.

И все же тот факт, что Дракула любил меня, а я отвечала на его чувства, еще не означал, что он преследует мои интересы или не представляет угрозы другим людям. Он прекрасно сознавал, что я вхожу в группу, планирующую его уничтожить. У меня не было бесспорных доказательств того, что графу можно доверять и он не причинит мне вреда.

На этот раз я буду готова к встрече с ним. Его объяснение смерти Люси теперь казалось мне правдоподобным, как и все остальное, что он до сих пор сообщил в свою защиту. Возможно, Дракула действительно приехал в Англию только для того, чтобы начать новую жизнь, никогда не убивал людей и животных, кровь которых пил. Все же ему предстояло на многое ответить. Я знала дневник Джонатана и остальные расшифровки почти наизусть, но вновь перечитала их, составляя мысленный список вопросов. Я решила, что всегда смогу подыграть, если сочту Дракулу мошенником или лгуном, уверюсь в его опасности для других. Возможно, мне удастся узнать нечто такое, что поможет его остановить.

Еще я решила на этот раз запастись защитой. Прокравшись обратно в кабинет доктора Сьюарда, я отыскала сумку с инструментами и амулетами против вампиров, которую ему дал профессор, и присвоила небольшую склянку святой воды.

Беседа за ужином шла неловко и натянуто. Я была погружена в свои мысли, а мужчины, полные решимости не обсуждать подробности дела в моем присутствии, старались придерживаться нейтральных тем для разговора.

Я носила траур уже больше недели, в память о мистере Хокинсе, Люси и миссис Вестенра. За две короткие недели, проведенные в Эксетере после возвращения с Джонатаном из Будапешта, я успела сшить только два новых платья и сегодня надела одно из них: расшитое бисером вечернее, из черного шелка. Я уделила особое внимание волосам, заколов их самым эффектным, на мой взгляд, образом. Поглаживая мягкий бархат черной ленты, которая скрывала отметины на горле, я подумала, как мило со стороны Люси оставить мне подобное сокровище! Кто знает, может быть, она предчувствовала, что однажды оно пригодится мне, как помогло ей. Но если так, то почему подруга меня не предупредила? Она не узнала в своем губителе мистера Вагнера?

После ужина Джонатан поцеловал меня на ночь и заперся в кабинете доктора Сьюарда за задернутыми шторами, чтобы, по их выражению, покурить в мужской компании. Но я знала, что они собираются поделиться друг с другом событиями дня и обсудить дальнейшие планы. После того как мы с Джонатаном столько лет всецело доверяли друг другу, странно было оставаться в неведении. С другой стороны, разве я не поступала с ним так же?

Еще не было и девяти. Проспав большую часть дня, я ничуть не устала и не собиралась ложиться в кровать. Я поднялась в свою комнату и стала ждать. Неужели Дракула осмелится явиться сейчас, когда мужчины заняты внизу? Наверное, он подождет, пока все уснут. Я спрятала склянку святой воды между грудей, в глубине корсета, взяла книгу, но отшвырнула ее, слишком возбужденная, чтобы читать, раздернула шторы, растворила высокие окна и вышла на небольшой балкончик, огражденный перилами. На улице царила тишина. Ночное небо было чернильночерным, густые облака скрывали звезды.

Я уже несколько минут стояла на балконе, когда лунный луч пробился сквозь густые облака, осветил траву и деревья, в изобилии росшие внизу. Я заметила крошечные серые точки, плывущие в далеких лунных лучах. Они напоминали мельчайшие частицы песка или пыли, кружились в воздухе, собираясь в стайки и вновь разлетаясь, и постепенно приближались ко мне.

Мое сердце забилось от страха и предвкушения. Возможно ли это? Неужели он? Я попятилась в комнату. Пылинки продолжали танцевать в лунном свете, кружась все быстрее и быстрее, и наконец влетели в открытое окно и собрались в призрачный силуэт в нескольких футах от меня. В мгновение ока он превратился в мужчину! Я ахнула и схватилась за стул, чтобы не упасть. Мне попрежнему было нелегко наблюдать столь сверхъестественное зрелище.

– Ты прекрасна, – тихо произнес он. – Надеюсь, ты хорошо себя чувствуешь?

– Да. – Я старалась унять сердцебиение, чтобы не выдать своих опасений. – Просто я пока не привыкла к столь внезапным и эффектным появлениям. Прошлой ночью это был туман, а сегодня что? Пыль?

– В моем распоряжении немало методов передвижения. – Он приблизился и коснулся бархотки на моей шее. – Подарок Люси?

Упоминание о моей дорогой покойной подруге немедленно заставило меня ощетиниться.

– Да, – с горечью ответила я.

– Тебе к лицу.

– Как ты вошел прошлой ночью? – резко спросила я. – Я думала, вампиру нужно приглашение, чтобы переступить порог в первый раз.

– Верно. Мистер Ренфилд оказал мне эту услугу… Полагаю, довольно неохотно. Бог знает, как этот сумасшедший сумел настроиться на мое присутствие, но, похоже, он ожидал меня еще до того, как я поселился в Карфаксе. Поначалу Ренфилд отчаянно искал меня и служил досадной помехой. Теперь, повидимому, он меня боится. Настоящий безумец.

– Мне жаль его.

– Остерегайся этого типа, Мина. Он строит планы насчет тебя. Не доверяй ни единому его слову.

Дракула направился ко мне и прошел мимо зеркала. Я увидела, что он не отражается в нем, и против воли испуганно ахнула. Заметив мою реакцию, граф быстро отошел в сторону и раздраженно произнес:

– Презираю зеркала. Они напоминают мне о людском тщеславии и о том, что я… – Он осекся и сдвинул темные брови. – Тебя это беспокоит?

– Что именно? – Я с трудом сглотнула. – То, что у тебя нет отражения? Это… очень странно. Я не понимаю.

– Такова одна из загадок, которые невозможно объяснить. Приходится принимать все как должное. Я знаю, что это особенно неприятно в великий век науки, когда для всего потребны объяснения. – Не переставая говорить, Дракула укутал мои плечи черной шалью, взглянул на меня и с напором произнес: – Идем со мной.

– Куда? – спросила я.

– В мой дом, расположенный по соседству.

Меня охватила тревога. Этого я не ожидала.

– Я не могу уйти! – воскликнула я. – Мужчины внизу.

– Они много часов просидят, запершись в кабинете. Все думают, что ты спишь. Идем. Я должен коечто тебе показать. Обещаю вернуть тебя, прежде чем они спохватятся.

– Ты, конечно же, понимаешь, что я никуда с тобой не пойду.

Он приблизился, взял меня пальцами, снова прохладными, точно летний дождь, за подбородок и поднял его, чтобы наши взгляды встретились. Я обещала себе, что не позволю ему прикасаться, не попаду под его чары. Но когда он так смотрел на меня и прикасался к моей плоти, я становилась покорной, напоминала глину, сминающуюся в его руках.

– Чего ты боишься? – нежно спросил он. – Что я надругаюсь над твоей добродетелью? Или укушу тебя и буду пить слишком жадно и долго?

«И того и другого», – подумала я и еле слышно спросила:

– А мне следует этого остерегаться?

– Возможно. Не стану отрицать, я давно мечтаю о твоем теле и твоей крови. Но если бы я хотел взять тебя силой, Мина, то мог бы сделать это давнымдавно. Я намерен ждать столько, сколько потребуется, чтобы завоевать самое главное: твое сердце и душу.

Сердце, о котором он говорил, продолжало колотиться в моей груди, совсем рядом со склянкой святой воды, которую я спрятала в корсете.

– Если ты надеялся покорить меня подобной речью, то просчитался. – Мое дыхание было поверхностным и затрудненным. – Теперь я боюсь еще больше.

Действительно ли дело было в страхе? Или в чемто другом?

Он вздрогнул, словно досадуя на себя, уронил руку, отступил, не сводя с меня глаз, и сказал:

– Прости. Ты не боялась, когда я был мистером Вагнером. Не пугайся и сейчас. Я тот же самый человек, Мина. Ничего не изменилось, кроме твоего восприятия. Поверь, я люблю тебя и никогда не причиню тебе вреда.

Перед любовью в его глазах и искренностью в голосе почти невозможно было устоять. Мне пришлось собрать всю силу воли, чтобы не согласиться в тот же миг. Почувствовав мою нерешительность, он добавил:

– Идем, если хочешь. Выбор целиком за тобой. Но я всем сердцем надеюсь, что ты согласишься.

Я догадалась о том, что осталось невысказанным. При желании граф мог воспользоваться своей гипнотической силой убеждения, но не стал. На счастье или на горе, но я приняла решение, отбросила страхи и взяла предложенную руку. Я ожидала, что он подведет меня к двери. Вместо этого, к моему удивлению, Дракула без малейших усилий подхватил меня на руки и вынес на балкон.

– Держись крепче.

– Что ты делаешь? – изумленно спросила я.

– Забираю тебя домой.

ГЛАВА 14

Я ощутила внезапный порыв ледяного ветра, затем стремительное движение, вспышку разноцветных образов и громкий вибрирующий гул в ушах. В тот же миг мы очутились на залитом лунным светом заднем крыльце огромного старого каменного особняка – соседнего поместья.

– Как ты это сделал? – потрясенно спросила я, когда он опустил меня на землю.

– Суть всего лишь в физике. – Он ласково пригладил локон, который выбился из моей прически, и добавил: – «И в небе и в земле сокрыто больше, чем снится вашей мудрости, Горацио».[17]

У меня подгибались ноги, я пыталась собраться с мыслями. Узнав цитату из «Гамлета», недоверчиво покачала головой и сказала:

– Но мы стояли на балконе второго этажа, и наши земли разделяет высокая стена. Ты умеешь летать?

– В этом облике – нет, – засмеялся он. – Однако я могу передвигаться скачками, причем намного быстрее, чем в состоянии уловить человеческий глаз. Но только на небольшие расстояния, поскольку это подрывает мои силы.

Я постаралась справиться с изумлением. Граф отпер дверь и пригласил меня войти. Внутри царили кромешная темнота и холод. Пока я ежилась в промозглом воздухе, он зажег свечу. В ее мерцающем свете я увидела, что мы стоим в просторном, старом и пустом вестибюле. На полу лежал толстый слой пыли, высокие стены были затянуты паутиной, которая свисала, точно флаги, густо покрытая пылью.

– Прошу прощения за столь плачевное состояние дома. Он обширен и много лет стоял пустым, – заявил Дракула, взбегая по длинным лестничным пролетам так быстро, что я едва поспевала за ним. – Я приложил все силы к тому, чтобы сделать пригодной для жилья однуединственную комнату. К счастью, ваш поисковый отряд, повидимому, не обнаружил ее вчера ночью.

Мы поднялись на верхний этаж. Посередине длинного темного коридора Дракула взмахнул рукой, и часть обшитой панелями стены скользнула назад.

– Добро пожаловать в мою гостиную, – произнес он.

Мы вошли. Я остановилась и огляделась вокруг в крайнем удивлении, потому как не ожидала ничего подобного от этого древнего, наполовину средневекового особняка. Комната была теплой, уютной и элегантно обшитой дубовыми панелями, с длинными темнокрасными бархатными шторами на окнах, стремящихся к потолку. В нескольких высоких канделябрах горели свечи, которые вместе с двумя газовыми лампами наполняли помещение мягким золотистым светом. Мебель и толстые турецкие ковры выглядели дорогими и роскошными. Но больше всего меня поразили дубовые шкафы, которые стояли вдоль двух длинных стен от пола до потолка и были наполовину заполнены книгами всех цветов и размеров. На полу в беспорядке располагалось множество распечатанных коробок с книгами, которые ждали своего часа. Судя по всему, тут было несколько десятков тысяч томов.

– Это больше похоже на библиотеку, чем гостиную, – в изумлении произнесла я, глядя на названия книг, многие из которых выглядели очень старыми.

Они охватывали множество тем, включая историю, биографию, философию, науку, медицину, поэзию и беллетристику – от античной классики до современности, от популярных произведений до никому не известных. Также я заметила собрание книг по черной магии, алхимии и суевериям. О многих заголовках я даже не слышала, и мне нестерпимо захотелось заглянуть в эти издания.

– Где ты взял столько книг? – спросила я.

– Они прибыли из моего замка в Трансильвании. Это лишь малая часть моей библиотеки. Ты правда думала, что во всех ящиках была земля?

Я кивнула, лишившись дара речи, хотя мне не следовало так удивляться. В конце концов, мы с мистером Вагнером говорили о литературе часто и подолгу. Две половинки мужчины, которого я знала, начали сливаться в моем сознании в единое чарующее целое… А ведь меня еще ждали сюрпризы. На соседнем столике я увидела пишущую машинку, учебник стенографии Грегга и ворох страниц, на которых граф явно практиковался в том и другом.

Я посмотрела на Дракулу и смущенно улыбнулась. Он пожал плечами.

– Мне захотелось обучиться искусствам, которые представляют для тебя такой интерес.

Под его взглядом я залилась краской, внезапно осознав, что мне больше не холодно. Сняв шаль, я обратила внимание на яркий огонь, весело пылавший в камине и источавший ласковое тепло.

– Ах! – в тревоге воскликнула я. – Ты не боишься, что ктонибудь заметит дым?

– Это бездымный огонь.

Внимательно взглянув на пламя, я увидела, что его языки скорее алые, а не желтые. Они пожирают вполне настоящие бревна, но дыма действительно нет.

– И вновь все дело в физике, полагаю?

– Вроде того.

Я в изумлении смотрела на него. Мне снова снится странный сон? Но нет, в глубине души я сознавала, что это происходит наяву. Едва войдя в комнату, я ощутила характерный резкий запах, который был насыщенным, густым и странно знакомым. Теперь я обнаружила его источник. В углу стоял мольберт, обращенный холстом от меня. На столике рядом с ним теснились баночки масляных красок, карандаши, кисти, растворители, альбомы и разноцветная палитра.

Это открытие настолько поразило меня, что я зачемто выпалила:

– Ты рисуешь?

– Чутьчуть.

Я подошла к мольберту и встала перед холстом. Это был портрет маслом, еще совсем свежий, новый, написанный столь совершенно и изысканно, что его можно было принять за работу Рембрандта или Леонардо да Винчи. Я в изумлении смотрела на холст и видела себя.

На портрете я была одета в красивое изумруднозеленое вечернее платье с глубоким вырезом, искусно расшитое бисером. Светлые волосы зачесаны наверх, обнажая бледное горло. Я улыбалась с притворной застенчивостью, как будто хранила приятный секрет. Сомнений в любви художника к модели не возникало. Я сразу же узнала себя, но он сумел изобразить меня намного более красивой, чем я себя считала. На столике рядом с мольбертом я заметила крошечную фотографию, которую Джонатан сделал год назад. Выцветший снимок в тонах сепии казался блеклым и безжизненным по сравнению с сияющей красавицей на портрете.

Я услышала, как Дракула подходит ко мне сзади.

– Тебе нравится? – тихо спросил он.

– Да. Когда ты ее написал? – Мой пульс участился от его близости.

– Я начал ее много недель назад, когда только прибыл сюда. Она была моим утешением.

– Ты прекрасный художник. – Я не знала, что еще сказать.

– Я обнаружил, что можно стать мастером почти в любой области, если у тебя есть искорка таланта и вечность, чтобы раздуть ее.

Он подошел совсем близко, прижался к моей спине, положил руки на плечи. Я знала, что пора отстраниться. Я должна сохранять безопасную дистанцию, укрепить свое сердце против него. Но от этого прикосновения я лишилась сил, охваченная внезапным томлением, и не могла это сделать.

Губы графа прижались к моим волосам, затем спустились ниже и ласково коснулись шеи.

– Мина, много недель я мечтал о том, как приведу тебя сюда. Я никогда не верил, что это возможно, и все же ты здесь.

Теперь мое сердце неистово колотилось. Он собирается укусить меня снова? Я опасалась этого и в то же время, к своей досаде, желала. Я страстно мечтала о том, как его зубы пронзят мою плоть, о яркой эротической волне удовольствия, которая непременно за этим последует. Я закрыла глаза, невольно испустив тревожный вздох.

Он напрягся и произнес с глубоким сожалением:

– Ты все еще боишься. – Дракула резко отпустил меня и отступил с коротким ироническим смешком. – Прости. Я говорил себе, что могу находиться рядом с тобой и не испытывать соблазна, но ошибался. Впредь постараюсь сдерживать свои аппетиты.

Я разочарованно молчала, глядя, как он пересекает комнату, стараясь унять учащенное дыхание и замедлить лихорадочное биение сердца. Он открыл сундук и достал изумительное, расшитое бисером вечернее платье из изумруднозеленого шелка – то самое, которое было на мне на портрете.

– Я заказал его в Уитби. – Он протянул наряд мне. – Подумал, что этот цвет подходит к твоим глазам. Я собирался подарить его там, но… ты уехала так внезапно.

– Ах! Какая прелесть.

Я даже не мечтала о подобной вещи. Но это было уже слишком. Мои чувства не выдерживали такого множества новых и удивительных чудес за столь короткий промежуток времени.

– Но… ты же понимаешь, что я не могу его принять. Как я объясню появление этой вещи?

– Быть может, ты окажешь мне любезность и наденешь его здесь?

– Лучше не стоит. Но все равно спасибо.

Он разочарованно отложил платье в сторону и подвел меня к небольшому столику посреди комнаты, который был элегантно уставлен позолоченным фарфором, тонким хрусталем и серебром, украшенным обильной резьбой.

Граф выдвинул для меня стул и спросил:

– Не желаешь ли немного подкрепиться? Я не знал, какую пищу ты предпочитаешь, потому раздобыл всего по чутьчуть.

Он поднял серебряную крышку с блюда, стоявшего передо мной, и моему взору открылся восхитительный выбор холодного мяса, сыра, хлеба и фруктов, от аппетитных ароматов которых у меня потекли слюнки. Мне польстило, что Дракула предпринял такие усилия ради меня, и внезапно я поняла, что умираю от голода, несмотря на тревогу, поскольку за ужином была слишком напряжена и ничего не ела. Я опустилась на предложенный стул.

– Благодарю.

– Бокал вина?

– С удовольствием.

Посмотрев, как он открывает бутылку бордо, я подумала, что красное вино будет очень кстати. Но все прочие мои мысли и чувства продолжали пребывать в замешательстве. Утонченный джентльмен передо мной был весьма интересным, страстным, образованным и культурным. Разве мог он являться тем чудовищем, на которое мы охотились, потусторонним существом, жаждавшим выпить мою кровь?

– О чем ты думаешь? – спросил граф, наливая темнокрасное вино в изящный хрустальный бокал.

– О том, как странно сидеть здесь в качестве твоей почетной гостьи, – солгала я. – Еще о том, что я не знаю, как тебя называть. Мысленно я все еще считаю тебя мистером Вагнером. Кстати, откуда взялось это имя?

– Я восхищаюсь его музыкой, – пожал он плечами.

– А обращение «граф Дракула» кажется мне слишком официальным…

– Называй меня по имени. Николае.

– Николае.

Я вспомнила, что видела это имя, когда изучала документы на поместье. Моя рука невольно задрожала, когда я взяла предложенный бокал, и граф не преминул это заметить.

Нахмурившись, он сел напротив. Я отрезала ломтик сыра, положила на хлеб и откусила. Восхитительно. Хозяин дома не стал снимать серебряную крышку со своего блюда, а лишь смотрел, как я ем.

– Ты действительно не можешь есть обычную пищу? – спросила я.

– К сожалению, это удовольствие мне недоступно.

– Почему? Если ты можешь глотать кровь, почему не способен есть или пить?

– Вспомни о плотоядных и травоядных животных. Мои органы функционируют подобно твоим, но обмен веществ навсегда изменился. Теперь я могу переваривать только кровь.

Я кивнула и продолжила расспросы:

– Что ты… ешь с тех пор, как прибыл в Англию?

– В основном беру необходимые мне крохи у летучих мышей и волков – у диких животных. Хотя должен признаться, что ради удовольствия и поддержания сил пил кровь у нескольких людей, которых встретил на пустынной улице поздно ночью. Сперва они пугались, как обычно, но после приходили в экстаз. Я постарался, чтобы мои кормильцы ничего не запомнили.

Неудивительно, что незнакомцам понравилось кровопускание, если они испытали хотя бы половину того, что и я.

– Но ято все помню, – возразила я.

Он взглянул на меня и молча поднял брови, давая понять, что таково было его намерение. Я покраснела.

– Значит, ты никогда не убиваешь своих жертв?

– Только если теряю контроль, пью чересчур много или слишком часто, но это случается крайне редко. – Вампир улыбнулся и спокойно произнес: – Не надо так пугаться. Обещаю, что с тобой никогда не позволю себе излишеств и не утрачу контроль.

Меня пронзило мрачное предчувствие. Он дал обещание так небрежно, однако говорил о моей жизни, которой мог положить конец в любое мгновение, случайно или намеренно!

Я постаралась не думать об этом и спросила:

– Ты дышишь?

– Иногда. По привычке, не из необходимости.

– Если я тебя уколю, пойдет кровь?

– Да. Но я исцелюсь очень быстро, словно никогда и не был ранен.

Все это было поистине сверхъестественно. У меня снова свело живот. Я отложила кисть винограда, не в силах больше есть.

– Как мне тебя успокоить? – нежно спросил он.

– Поговори со мной.

– С удовольствием. Разговоры с тобой были одной из величайших моих радостей с того дня, как мы встретились. Для того я и привел тебя сюда. Полагаю, ты накопила множество вопросов ко мне.

– Да.

– Спрашивай. Я расскажу все, что ты захочешь узнать.

С чего же начать?

Я пригубила вино, немного помедлила и сказала:

– Ты уверяешь, что я не должна тебя бояться. Но я знаю, какова твоя суть. Я вижу, что тебе нелегко, как ты говоришь, сдерживать свои аппетиты. Ты признался, что пил кровь Люси, и все же утверждаешь, что не убивал ее. Как я могу тебе поверить?

– Прошлой ночью я уже говорил об этом. Смерть Люси стала трагедией, но я в ней не виновен.

– Нет, виновен! Я видела вас той первой ночью на утесе в Уитби. Ты напал на нее, невинную, беззащитную девушку, которая ходила во сне!

– Так вот что она тебе сказала? Впрочем, я не удивлен. Боюсь, моя драгоценная Мина, что все было немного иначе.

– Но что же случилось?

– Я бродил по кладбищу Уитби, которое стало мне особенно дорого. Ведь именно там я впервые встретил тебя. Люси обладала весьма чувствительным разумом. Возможно, именно поэтому – или же потому, что вы спали бок о бок в одной комнате, – она уловила мысли, которые предназначались тебе.

– Мысли, которые предназначались мне?

– Я довольно живо, как мне сейчас представляется, думал о том дне, когда ты станешь моей.

Внезапно я вспомнила сон, который привиделся мне в ту самую ночь, о высоком темном существе с красными глазами, которое произнесло: «Ты станешь моей!», да и предыдущий, о бурной ночи, когда я встретила в таинственном коридоре то же существо без лица.

– Вскоре среди могил появилась молодая женщина, босая, в белой ночной сорочке. Я узнал ее, поскольку уже видел Люси в твоем обществе. Не желая напугать девушку, я спрятался в тени, недалеко от скамейки, которую вы облюбовали. Она заметила меня, подошла, глядя прелестными голубыми глазами, и спросила: «Сэр, вы потанцуете со мной?»

– Люси хотела, чтобы ты потанцевал с ней? – недоверчиво переспросила я.

– Я сразу догадался, что она делает все это во сне, и спросил, неужели она желает танцевать прямо здесь и сейчас, среди могил, без музыки? Томно улыбнувшись, Люси придвинулась ближе и ответила: «Сэр, я мечтаю потанцевать в павильоне, с тех пор как приехала в Уитби. Я скоро выйду замуж. Мне больше не доведется танцевать с незнакомцем. Прошу, потанцуйте со мной! Я буду вальсировать под музыку, звучащую в моей голове». Я не усмотрел вреда в ее милой просьбе и потому заключил твою подругу в объятия.

Я негромко ахнула. Я слишком хорошо знала о склонности Люси к хождению во сне и аппетитах в том, что касалось мужчин и танцев, чтобы усомниться в его рассказе.

– Она начала напевать «Голубой Дунай», – продолжил он. – Минуту или две мы кружились в вальсе на траве, на вершине утеса. Люси неплохо танцевала даже во сне, хотя, конечно, далеко не так изысканно, как ты. Сжимая ее в объятиях, я невольно ощутил растущий голод, поскольку она была очень красива, но сдерживался, памятуя о том, что вы подруги. Глаза Люси вскоре закрылись, и она осела мне на руки. Я отвел ее к скамейке, уложил и уже решил оставить там, но она внезапно распахнула глаза, полностью очнулась, залилась краской и мгновение казалась смущенной. Затем Люси схватила меня, притянула к себе и поцеловала. Это оказалось так приятно, что я утратил контроль. Она была юной, прелестной. Я не мог устоять и припал к ее горлу. Часы на колокольне пробили час, и вскоре слабый голос крикнул: «Люси! Люси!» Я поднял взгляд и увидел когото вдалеке, на противоположном утесе. Только позже я понял, что это была ты. Я повернулся, чтобы уйти, но Люси вновь схватила меня и прижала ртом к горлу. Я выпил еще немного и оставил ее, когда она снова заснула. Я проследил, как ты будишь подругу, после чего на всякий случай проводил вас до дома.

Я слушала его рассказ в немом изумлении. Николае разительно отличался от образа гнусного монстра, бессовестно напавшего на мою безмятежную, невинную подругу. Я также вспомнила довольно странное поведение Люси той ночью, которое выдавало, что она прекрасно помнит произошедшее. Да и потом ей было что скрывать.

– На следующий вечер я познакомила вас в павильоне, – медленно сказала я, отставляя бокал. – Почему она тебя не узнала?

– Полагаю, узнала краешком сознания, хотя на утесе я явился ей в другом облике.

Я глядела на него. Возможно, той ночью он напоминал того себя, которого мы с Джонатаном встретили на Пикадилли?

– Я заперла Люси в нашей комнате, чтобы защитить ее, и все же ты вернулся к ней в облике летучей мыши.

– Она попросила меня прийти.

– Попросила? Но как?

– Я уже говорил, что Люси обладала сильной волей и чувствительным разумом. Обычно я не слышу мысли других людей, но ее раздумья иногда до меня доносились. Полагаю, именно поэтому она помнила, как я пил кровь, несмотря на мои попытки очистить память твоей подруги. Повидимому, ей понравился тот первый обмен, и она жаждала продолжения. Я нуждался в крови, так почему не принять столь щедрое предложение? Но поверь мне, количество крови, которое я выпил у Люси в облике летучей мыши, не повредило бы и младенцу, не говоря уже о молодой женщине ее возраста и роста. Я не понимаю, почему здоровье Люси ухудшилось в Уитби. Возможно, она не обладала крепким телосложением или страдала заболеванием сердца, подобно своей матери. Почему девушка заболела в Лондоне – совсем другая история, которую я уже изложил. Я навестил ее там, потому что услышал зов и надеялся чтонибудь узнать о тебе.

– Обо мне?

– Я терзался, не зная, как ты добралась до Будапешта, все ли у тебя хорошо, вышла ты замуж или нет… Люси встретила меня в саду в Хиллингеме. К моему разочарованию, она еще не получила вестей от тебя. Ей нечего было рассказать. Я направился прочь, но она была отнюдь не скромницей, твоя Люси. Полагаю, девушка воображала, что немножко влюблена в меня. Она подбежала и заключила меня в объятия, умоляя укусить, прямо здесь и сейчас, уверяя, что тоскует и томится. Учитывая мое душевное состояние в тот миг… В общем, я был не в настроении отказывать. Следующие десять дней у меня хватало других дел. Я понятия не имел, что ваш доктор Ван Хельсинг убивает ее своими абсолютно необоснованными медицинскими экспериментами.

Я вновь лишилась дара речи. Возможно, он лжет, плетет небылицы только для того, чтобы преодолеть мое предубеждение, однако его описание характера Люси на редкость похоже на правду. Кто способен понять ее томление лучше меня, которую вампир Дракула укусил лишь однажды! Мои глаза наполнились слезами.

С яростью и болью я подумала: «Ах, Люси! Мы полюбили одного и того же мужчину, и ты поплатилась за это жизнью!»

– Прости, – тихо произнес он. – Я расстроил тебя. Я знаю, что ты любила свою подругу и тоскуешь по ней.

– Ты не только расстроил, но и разозлил меня! Даже если все произошло именно так, ты виновен в бледности Люси, изза которой ей потребовалось переливание крови!

В его глазах вспыхнула неукротимая ярость, он отвернулся, сжав губы в тонкую линию.

– Ей не требовалось переливание крови, – со злостью возразил Николае. – Возможно, той ночью я выпил у Люси больше крови, чем следовало. Это было ошибкой. Но если бы ее оставили в покое, со временем запасы крови восстановились бы. Она должна была поправиться без посторонней помощи. Я отчасти виню себя за то, что вообще явился к ней в Лондоне, поскольку именно этот визит предупредил твоих друзей о моем существовании! С другой стороны, я рад, поскольку… – Его глаза метнулись на меня, вновь спокойные и полные темного очарования. – Да, именно это привело тебя ко мне.

Переменчивость его настроения пугала. Все же устоять перед подобным взглядом было невозможно.

– Похоже, ты не грустишь о ее смерти, не считая того, что уход Люси причинил тебе неудобства.

– Я сожалею, что она умерла молодой. Ее гибель причинила тебе боль. Вследствие некомпетентности Ван Хельсинга я был вынужден превратить ее в вампира. Люди смертны, но я подарил Люси вечность.

– Вчера ты сказал, что сделал мою подругу вампиром по ее собственной просьбе. Как это возможно?

– Когда я встретил Люси в следующий раз, она умирала, была слишком слаба, не могла встать с постели даже для того, чтобы пригласить меня войти. Волк, с которым я подружился в зоопарке, явился на мой зов и вломился в окно. Затем Люси пригласила меня в дом… но было уже слишком поздно спасать ее. Она это знала и попросила превратить ее в вампира. Я пытался отговорить девушку, но она считала, что подобная участь лучше смерти.

– В дневнике она написала другое. В комнату через разбитое окно влетели пылинки, и она словно очутилась во власти чар. Затем Люси потеряла сознание.

– Разве я в ответе за сказки, за которыми она скрыла правду?

Мои щеки вспыхнули – его слова попали в цель. Я тоже написала сказки в своем дневнике прошлой ночью, чтобы никто не узнал правду о визите Дракулы, и намеренно ни разу не упомянула о мистере Вагнере, с тех пор как начала делать заметки в Уитби.

– Допустим, все это правда, – сказала я. – Но как ты мог согласиться, зная, что обрекаешь ее на жизнь монстра, порочной соблазнительницы и охотницы на детей!

– Я мог исцелить Люси от этого! Мина, за долгие годы своего посмертного существования я создал крайне мало себе подобных. Меньше всего мне хотелось выпускать на волю в Лондоне молодого, неопытного вампира, существо, одержимое неконтролируемым желанием и жаждой. Я боялся, что это привлечет ко мне внимание и поставит под угрозу мою безопасность, как, собственно, и вышло. Но после того, что случилось, я ощущал себя… в долгу перед Люси. Я предупредил ее о том, чего следует ожидать, пытался обучать и наставлять в эти первые, самые важные дни после перемены… но девушка была упрямой и не обращала внимания на мои уроки. Если бы у меня было больше времени, я сумел бы с ней справиться. Она научилась бы сдерживаться, познала бы радости вечной жизни. Но, вернувшись, я нашел в склепе лишь изуродованные останки. Ван Хельсинг и его сотоварищи безжалостно убили ее.

– У них не было выбора! – Слезы заструились по моим щекам. – Они сделали это, чтобы спасти ее душу! Люси не должна была стать…

Я не сумела закончить, поднялась изза стола и отошла, оплакивая утрату своей драгоценной подруги. Дракула молча приблизился и протянул мне льняной носовой платок.

Я пыталась обрести присутствие духа, вновь и вновь задаваясь вопросом, можно ли ему доверять. Как убедиться, что все сказанное им – чистая правда?

Я вихрем повернулась к нему и заявила:

– Хорошо. Возможно, я глупа, но ты убедил меня. Я поняла то, что касается Люси. Но это не объясняет того, что случилось, когда Джонатан нанес тебе визит в Трансильвании. Зачем ты так мучил его?

– Мина, он был моим гостем, – вздохнул Дракула. – Поначалу мне нравилось его общество, в особенности наши разговоры о тебе. Я неизменно выказывал по отношению к нему лишь крайнюю любезность, хотя его враждебность ко мне нарастала. Он сам себя мучил.

– Это как же? – скептически спросила я.

Дракула начал расхаживать по комнате, говоря с немалым оживлением.

– Я не развлекал гостя уже более полувека, с тех пор как двое образованных отважных англичан появились у моей двери однажды ночью, заплутав во время бури. Мы сразу понравились друг другу. Они провели у меня не один месяц. С их помощью я отточил свой английский, благодаря им начал питать неподдельный интерес, даже любовь к вашей стране и ее жителям. Когда через много лет приехал мистер Харкер, я сознавал, что слуги – горстка цыган, которые время от времени выполняли мои поручения, – не отвечают британским стандартам. Поэтому я лично встретил мистера Харкера. Похоже, он счел это весьма странным. Затем однажды утром я поздоровался с ним, когда он брился. Твой жених случайно поранился и неизвестно почему обезумел от страха.

– Джонатан сказал, что вздрогнул, потому что не увидел твоего отражения в зеркале, которое ты тут же в ярости выбросил в окно.

– Так вот чего он испугался! Зеркала! Мне следовало догадаться. На самом деле меня расстроил крест, который я заметил на его шее, свидетельство того, что местные жители настроили его против меня. Я выбросил зеркало в припадке злобы, рассудив, что гостю лучше не бриться, если он склонен к частым порезам. Не то мои сестры учуют его кровь и пренебрегут моими требованиями оставить его в покое.

– Твои сестры? – в изумлении повторила я. – Те странные женщины – твои сестры?

– Да. – Хватило единственного слова Дракулы, его вида и тона, чтобы передать крайнюю неприязнь к ним. – Они поистине бич моего существования. Несмотря на все мои усилия обучить их, сестры так и не овладели искусством самоконтроля. Я постарался оградить от данных особ мистера Харкера, заперев большинство дверей в замке и запретив ему спать гделибо, кроме собственной комнаты. Однако, обнаружив это, он вообразил себя пленником и впал в панику.

– Но он и был под арестом! Ты заставил его остаться на два долгих месяца!

– Я не заставлял, а попросил его остаться.

– Ты вынудил его заранее написать письма домой!

Дракула отвел глаза и вкрадчиво произнес:

– Обычная предосторожность. Наша почта весьма ненадежна… и я забеспокоился. Я потратил много сил и денег, чтобы начать новую жизнь в вашей стране, хотел, чтобы мой приезд остался незамеченным и никто меня не тревожил. Мистер Харкер стал бояться меня. Он знал все об этом поместье и многое – о моих деловых предприятиях. Я опасался, что если он вернется в Англию прежде, чем я ступлю на ее берега, то распустит слухи, которые обеспечат мне весьма нелестный прием. Потому я попросил, чтобы он остался до тех пор, когда буду готов уехать.

– Причина действительно была в этом?

Он снова посмотрел на меня и уточнил:

– Что ты имеешь в виду?

– Прошлой ночью ты сказал, что решил встретиться со мной. – Я хладнокровно глядела на него. – Ответь мне честно. Эта решимость… както повлияла на твое желание задержать Джонатана в Трансильвании и скрыть от него мое местоположение, чтобы ты мог достичь Уитби первым?

Его глаза от злости вспыхнули алым пламенем. Он треснул кулаком по маленькому столику с такой силой, что его крышка разлетелась вдребезги.

– Нет! – воскликнул граф.

Я вскочила так резко, что стул упал на пол, и вскрикнула в тревоге и ужасе. Впервые в стенах этого дома мне пришло в голову воспользоваться тайной склянкой святой воды, которую я захватила с собой.

Наступила грозная тишина. С колотящимся от волнения сердцем я наблюдала за Дракулой. Он стоял как вкопанный с отсутствующим выражением глаз, кстати, вновь синих, и пытался обрести контроль над собой. Наконец его черты смягчились. Николае снова посмотрел на меня и безупречно спокойным голосом, немного смущенно и с неприкрытой любовью произнес:

– Прости. Возможно, в твоих словах есть доля истины, пусть даже в то время я считал иначе.

«В нем хотя бы достаточно человеческого, чтобы признать это», – подумала я.

Мне было ненавистно то, что он натворил. Ужасно было думать, какие муки пришлось претерпеть изза меня Джонатану. И все же… когда Дракула подошел ко мне, поднял стул и протянул мне руку, на его лице были написаны такие раскаяние и мольба, что мне захотелось простить его. Он усадил меня в удобное кресло у камина.

Стремясь успокоиться, я тихо произнесла:

– Вновь прошу честного ответа. Ты пытался свести Джонатана с ума с той же целью?

Дракула покачал головой и искренне ответил:

– Нет. Что бы ни скрывалось за моим желанием отсрочить отъезд мистера Харкера, я никогда не пытался свести его с ума. Наоборот, хотел защитить. Как раз в это время он пробрался в запретное крыло замка, хотя я недвусмысленно его предостерегал. Мои презренные сестры нашли твоего жениха и попытались соблазнить. Полагаю, я появился как раз вовремя. Разумеется, он так и не поблагодарил меня. Боюсь, что с этого момента его мысли начали путаться. Казалось, он сомневается в реальности происходящего.

– Неудивительно, учитывая то, чему он стал свидетелем! Он видел, как твои сестры растаяли в воздухе прямо у него на глазах, и дважды наблюдал, как ты полз по стене замка, подобно ящерице!

Дракула удивленно посмотрел на меня.

– Подобно ящерице?

– Он видел, как ты вылез из окна и спустился вниз головой по отвесной стене, прежде чем исчезнуть в дыре. В другой раз на тебе красовался его собственный костюм!

– Его костюм?

– Да! Зачем ты это сделал?

Николае мгновение помолчал, нахмурился и спросил:

– Он сказал, что я полз вниз головой? Значит, на самом деле Джонатан не видел моего лица?

– Полагаю, нет.

Дракула кивнул и пояснил:

– Должно быть, одна из моих сестер сыграла с ним злую шутку. Они часто крали мою одежду, переодевались и меняли облик, когда отправлялись на поиски пищи, чтобы намеренно пугать местных жителей.

Это объяснение застало меня врасплох.

– Если так, то одна из твоих сестер напугала его до полусмерти.

– Все же я об этом не знал, – печально покачал головой Дракула. – Полагаю, мне следовало уделять больше внимания тому, чтобы развеять его страхи. Но он сам подогревал их, ненавидел меня все больше, поэтому вряд ли стал бы слушать. Когда мистер Харкер наконец объявил о своем желании уехать, меня обеспокоило его решение пройти долгий путь в темноте в одиночестве, но я не собирался его останавливать.

– Ты призвал к двери волков!

– Вовсе нет. Я лишь чувствовал, что они рядом, собирался успокоить их и убедить проводить мистера Харкера, но он в ужасе попятился и убежал. На следующее утро Джонатан застал меня в состоянии транса, когда я проверял один из ящиков с землей перед путешествием, и попытался убить! Конечно, удар заступом был бы для меня не опасен. Я мог встать и уничтожить его в мгновение ока, но решил воздержаться от этого.

Я смотрела на Николае в оцепенении. У него на все готов ответ!

– Тогда почему незадолго до ухода Джонатана из замка ты сказал этим женщинам: «Имейте терпение. Завтрашняя ночь принадлежит вам!»?

– Потому что хотел, чтобы они оставили его в покое. Я знал, что мистер Харкер уедет наутро. Я договорился с цыганами, чтобы они сопроводили его на первом отрезке пути домой. Поверь, Мина, если бы я испытывал извращенное желание преподнести сестрам мистера Харкера на блюде, то не стал бы так долго тянуть. Если бы я сам хотел выпить его кровь, то мог бы сделать это в любое время, но не сделал.

Я не могла отрицать разумность его слов, но спросила:

– А как насчет того ужасного мешка?

– Какого?

– Джонатан написал в дневнике, что ты принес своим сестрам мешок, в котором корчилось полузадушенное дитя! Невинное существо, которое должно было утолить их жажду крови!

– Дитя? Он подумал, что это ребенок? – Дракула внезапно засмеялся. – Неудивительно, что мистер Харкер потерял сознание от ужаса. Мина, в том мешке не было ребенка. В нем лежал ягненок.

– Ягненок?

– Подарок фермера за то, что я отвел опустошительные полчища насекомых от его поля. Овечья кровь не идет ни в какое сравнение с человеческой, но порой нам приходится довольствоваться только ею. Один ягненок насытил нас четверых. К тому же, когда мы выпили его кровь, я приготовил из него превосходный ужин для нашего смертного гостя.

Я встала, отошла, разрываясь между облегчением, недоверием, тревогой, и тихо спросила:

– А женщина, которую сожрали волки? Что ты ответишь на это?

– Какая женщина?

– Джонатан сказал, что она колотила в ворота замка, рыдала и требовала, чтобы ты вернул ее пропавшее дитя. Затем ее окружила и загрызла стая волков.

– Боже! Так вот как Харкер это истолковал! Я все лучше и лучше понимаю, почему он сторонился меня в таком ужасе, – Дракула покачал головой и продолжил: – Почему твой жених решил, что она умерла? Видел мертвое тело?

– Он сказал, что она исчезла.

– Твой муж говорит на моем языке?

– Нет.

– Тогда откуда ему знать, что сказала та женщина? Похоже, тот многоязычный словарь, который он привез с собой, натворил больше вреда, чем пользы. Местные жители знают обо мне, Мина. Им известны мои силы, они страшатся их и, как правило, обходят меня стороной; но иногда, в минуты отчаяния – как с тем фермером – приходят просить об услуге. Та женщина ни в чем меня не обвиняла. Она пришла с просьбой найти пропавшего ребенка. Я отправил волков на поиски. Они привели малыша ко мне во двор, прямо в ее объятия, и она сразу убежала домой, надеюсь, чтобы примерно наказать негодника. Очевидно, мистер Харкер неверно истолковал то, что видел. Очень жаль, что он не упомянул о своих опасениях. Я бы расставил все по местам, но Джонатан был и остается настоящим англичанином. Он не проронил ни слова.

Я ухватилась за стул, глядя на Дракулу в потрясенном молчании. Я не знала, что и думать. Внезапно я поняла, что почти каждое свидетельство злодейств графа Дракулы дошло до меня через вторые руки, за исключением того, что он намеренно задержал Джонатана в Трансильвании изза меня. Все, что видят, объясняют или описывают другие люди, может быть неверно истолковано или основываться на ложных сведениях – разве не так?

Неужели мы все серьезно обманулись в этом человеке? Конечно, образцом добродетели его не назовешь, но, возможно, он вовсе не исчадие ада?

Дракула подошел ко мне, остановился, коснулся ладонью щеки, заглянул глубоко в глаза и нежно произнес:

– Мина, клянусь честью, единственное зло, которое я причинил твоему мужу – пусть и величайшее из всех, – то, что возжелал женщину, которую он любит.

У меня перехватило дыхание. Он стоял совсем близко. Я видела лихорадочное желание в его синих глазах, и во мне нарастало ответное томление. Внезапно вся моя ярость, сомнения и страхи испарились. Меня перестало волновать, лжет он или нет. Мне больше не было дела, добр он или зол. Важно было одно: чтобы руки этого мужчины обвились вокруг меня, его тело тесно прижалось к моему, губы отыскали мои.

– Они полны решимости уничтожить тебя, – прошептала я. – Что мне делать? Как помочь тебе?

– Вряд ли ты можешь это сделать, дорогая. Но не волнуйся, я позабочусь о себе.

Он притянул меня ближе и поцеловал, долго и страстно. Желание переполняло меня. Когда его губы спустились мне на горло, я задрожала в предвкушении, зная, что последует дальше, и мечтая об этом.

«Он обещал, что я буду в безопасности, – напомнила я себе. – Клялся не навредить мне».

Николае расстегнул бархатную ленточку на моей шее и отшвырнул ее в сторону. Его алые глаза заглянули в мои. Я дала безмолвное согласие, запрокинув голову и ожидая в напряженном экстазе.

Наконец зубы вампира пронзили мою плоть, и я испытала острую радость, когда моя теплая кровь, пульсируя, потекла в его тело.

ГЛАВА 15

На следующее утро я проснулась очень поздно. Солнце давало о себе знать, несмотря на плотные желтые шторы. Я села на кровати и с удивлением обнаружила, что нахожусь в одиночестве в своей комнате, полностью одетая, с бриллиантовой бархоткой на шее.

Как я здесь очутилась? Последнее, что я помню, – как Дракула поцеловал… укусил меня. Наверное, я потеряла сознание, и он отнес меня обратно, несомненно, не без риска для себя. Я не помнила, как приходил Джонатан, но его подушка и покрывала рядом со мной были смяты.

Я лежала на спине, испытывая головокружение, слабость, смущение… и в то же время необычайное счастье, как если бы все мое существо переполняло чувство глубокого удовлетворения. Две крошечные отметины на моей шее, спрятанные под черной бархоткой, слегка пульсировали. Припомнив то, что случилось прошлой ночью, все, что увидела и узнала, я только молча покачала головой в изумлении. Мои щеки пылали. Я столько лет вела невинную и безупречную жизнь. Никогда не смотрела на других мужчин и даже не думала о них после помолвки с Джонатаном. Все же с того самого мгновения, когда я впервые увидела мистера Вагнера – Дракулу – в Уитби, в моем сердце и душе поселилась тайная страсть. Последние две ночи я вела себя поистине низко и аморально!

Я любила своего мужа всем сердцем и предала его доверие. Я добровольно и сладострастно упала в объятия Дракулы и отдалась его вампирскому поцелую. Грешная, грешная Мина! Распутная женщина! Все же я знала: появись Дракула в моей спальне в этот миг, и я вновь пришла бы в его объятия по доброй воле.

Все, что Дракула поведал в свою защиту, казалось мне логичным и правдивым. Похоже, он действительно не сделал ничего понастоящему дурного. Николае был обворожительным и сложным человеком. Я любила его и верила, что он обожает меня. Да, он был нежитью, обладал сверхъестественными умениями и силами, от которых у меня кружилась голова. Но теперь я понимала, что граф не враг нам, да и никому другому. Все же… он то самое существо, которое мой муж, доктор Ван Хельсинг и остальные мужчины поклялись уничтожить!

Ах, если бы только я могла рассказать им все, что узнала, очистить имя Николае! Но это было невозможно. Если бы я призналась, откуда мне это известно, разразился бы скандал – и ради чего? Мужчины ни за что не поверили бы в его невиновность. Они ничуть не сомневались в том, что им известна подлинная сущность вампиров, пережили ужас смерти и воскрешения Люси и послужили инструментами ее окончательной гибели. После этого ни один из них никогда не поверил бы моим словам, несмотря на всю их осторожность или красноречивость.

Нет, мне придется положиться на Дракулу и молиться, чтобы он нашел способ спастись, не причинив вреда тем, кого я люблю. А после… я не могла представить, что случится. Будущее оставалось для меня тайной за семью печатями.

«Боже праведный, помоги мне найти способ разобраться с этим смятением чувств. Подскажи, что мне делать», – взмолилась я.

Головокружение наконец прошло. Я встала, умылась и надела дневное платье. Пока я заново аккуратно закалывала длинные волосы, собственное лицо в зеркале показалось мне немного более бледным, чем вчера. Я ущипнула себя за щеки в надежде придать им немного краски, но тщетно.

Мужчины уже разошлись по своим загадочным делам. После обеда смотритель сообщил, что мистер Ренфилд просил о встрече со мной. Данное обстоятельство несколько обеспокоило меня. Я не могла забыть его эксцентричное поведение в мой первый визит, а также предостережения доктора Сьюарда и Дракулы, но была странным образом благодарна этому человеку. Ведь лишь с его помощью Дракула сумел войти в дом и повидать меня. Потому мне не хотелось отказывать, однако я настояла, чтобы смотритель присутствовал при этом.

Мистер Ренфилд, скорчившись, сидел в углу комнаты, чтото бормотал себе под нос и ожесточенно грыз ногти. Казалось, он не замечает нашего присутствия, пока я не заговорила:

– Добрый день, мистер Ренфилд. Как поживаете?

Только тогда он поднял взгляд, медленно растянул губы в улыбке и проговорил:

– Миссис Харкер!.. Как мило, что вы пришли. Не желаете присесть?

Нечто в тоне его голоса и выражении глаз заставило меня вздрогнуть, и все же он говорил как истинный джентльмен.

– Я лучше постою, спасибо.

– Тогда я тоже постою. – Он встал, подошел ко мне и внезапно заметил смотрителя, стоявшего рядом со мной. – Что он здесь делает? Я хотел поговорить наедине. Скажите, чтобы этот человек ушел.

– Я бы предпочла, чтобы он остался. Зачем вы хотели встретиться со мной?

– Без какойлибо особой цели, миссис Харкер. Просто захотелось на вас посмотреть, услышать ваш голос. Он очень приятный. В этих четырех стенах давнымдавно не появлялось такой красотки. Смотреть на вас – большое удовольствие. Но… – Он нахмурился, глядя на меня. – Чтото не так. Вы изменились.

– Как именно? Что вы имеете в виду?

– Ваше лицо. Оно похоже на чай, разбавленный водой. Мне нравятся не бледные, а полнокровные люди. Ваша кровь, похоже, вся вытекла.

Мои щеки вспыхнули при этом проницательном наблюдении. Я надеялась, что румянца хватит, чтобы вернуть им краску, отсутствие которой так расстроило мистера Ренфилда.

– Я сегодня немного устала, вот и все, – поспешно сказала я.

– Что ж. Теперь немного лучше, но все равно вы сегодня другая. Жаль, я не могу разобраться, в чем дело. – Он покачал головой и торжественно добавил: – «Нет искусства читать в душе по выраженью лиц».

– «Макбет», – узнала я.

– Это моя любимая пьеса. – Пристально глядя на меня, он продолжил с лукавой улыбкой: – «Не озаряйте, звезды, с вышины моих желаний черной глубины!»

Я снова покраснела. Мистер Ренфилд просто процитировал случайную строчку из пьесы? Он имел в виду собственные темные желания? Или… ему откудато известен мой порочный секрет?

– Макбет был весьма честолюбивым человеком, – заметила я.

– Он был героем, – ответил больной.

– Я с вами не согласна. Помоему, он гнусный убийца и злодей худшего пошиба.

– Вы не правы.

Мы еще несколько минут обсуждали Шекспира. Во время беседы мистер Ренфилд казался таким умным, начитанным и безупречно рассудительным человеком, что трудно было заподозрить в нем безумца, содержащегося в заточении.

Наконец я сообщила, что должна уйти.

– Приятно было с вами повидаться, мистер Ренфилд.

Он вздохнул, очень осторожно взял меня за руку, поднес ее к губам и произнес:

– Благослови вас Господь, мадам, за то, что вы пришли. Желаю приятно провести день и вечер. Будьте счастливы.

– Благодарю, мистер Ренфилд.

Я повернулась, чтобы уйти, но он крепко сжал мою руку и добавил:

– Последний вопрос, миссис Харкер. Я все думаю, вы не снимаете корсет на ночь, спите в одной ночной рубашке или же совершенно обнаженная?

Я выдернула руку, ахнув от неожиданности и унижения при этом непристойном вопросе. Он громко засмеялся и с победным блеском во взгляде воскликнул:

– Вот! Совсем другое дело! Теперь эти щечки окрасились подлинной краской!

– Ну все, Ренфилд, хватит! – крикнул смотритель и потащил меня к двери.

– «Цветком невинным ты выгляди, но будь под ним змеей!» – ликующе процитировал мистер Ренфилд, прежде чем смотритель захлопнул и запер дверь.

Я вернулась в свою комнату, крайне взволнованная странной встречей. Мистер Ренфилд лишил меня душевного спокойствия, но я не могла не пожалеть его. Не его вина, что он сошел с ума. Провести всю жизнь под замком в подобном заведении – ужасная участь!

Джонатан и остальные мужчины вернулись только к ужину, совершенно выбившись из сил. Я постаралась развеселить их, беспокоясь, как бы они, подобно мистеру Ренфилду, не заподозрили, что я переменилась, но члены кружка были слишком заняты своими тайными делами, чтобы уделять мне много внимания. Джонатан упомянул, что я уснула прошлой ночью, не раздеваясь, но, похоже, это его не удивило.

Ужин вновь прошел в неловком молчании. Мужчины старались не говорить о событиях дня. Я сообразила, что смогу предупредить Дракулу, если разузнаю об их планах, и потому произнесла:

– Я знаю, что вы хотите оградить меня от всего, что предпринимаете в связи с графом, но очень тревожусь о вас. Успокойте меня, скажите хотя бы, собираетесь ли вы устроить вылазку сегодня ночью.

Джонатан бросил взгляд на доктора Ван Хельсинга, который утвердительно кивнул.

– Мы никуда сегодня не собираемся, дорогая. Нам предстоит многое обсудить после ужина.

– Будьте уверены, мадам Мина, что мы достаточно узнали за последние несколько дней, – добавил доктор Ван Хельсинг. – Очень скоро мы пойдем в атаку на это чудовище.

– Поймаем этого дьявола и убьем его! – с энтузиазмом вступил доктор Сьюард.

– Как… вы собираетесь его поймать? – Мое сердце забилось в тревоге.

Мужчины снова обменялись взглядами.

– Миссис Харкер, мы решили никому ничего не рассказывать о наших планах, – начал лорд Годалминг. – Вам лучше оставаться в стороне.

– Но вы подвергнетесь опасности?

– Не волнуйтесь, малышка, – сказал мистер Моррис. – С нами ничего не случится.

Я молча кивнула, стараясь скрыть душевную боль.

– Дорогая, ты выглядишь крайне взволнованной, – заметил Джонатан. – Это лишнее. Мы мужчины, поэтому знаем, что делаем, позаботимся об этом и о тебе. – Он сжал мою руку, повернулся к доктору Сьюарду и добавил: – Послушайте, Джек, вы не могли бы приготовить снотворное для Мины, чтобы она спокойно отдохнула сегодня ночью?

– Конечно, – ответил доктор Сьюард.

Я чуть не ахнула от досады. Мне не нужно никакое снотворное! Я не знала, собирается ли Николае прийти ко мне ночью, но – помилуй меня, Господи, – надеялась на это и хотела быть в полном сознании.

– Не стоит, – поспешно возразила я. – Я ужасно устала и уверена, что прекрасно усну без посторонней помощи.

– Все же мне кажется, тебе следует чтонибудь принять, – повторил Джонатан, когда мы встали изза стола, и доктор Сьюард согласился с ним.

Позже он протянул мне коробочку с какимто опиатом и сказал:

– Это очень мягкое снотворное, оно не причинит вам вреда, миссис Харкер, но поможет уснуть. Просто размешайте порошок в стакане воды.

Я поблагодарила его. Джонатан сказал, что они могут засидеться допоздна, но пообещал вскоре заглянуть и убедиться, что у меня все в порядке.

– В этом нет нужды. Не беспокойся обо мне, дорогой. Уверена, я буду спать, как младенец.

– Тогда доброй ночи, – произнес Джонатан и поцеловал меня. – Увидимся утром.

Я пожелала мужчинам спокойной ночи и поднялась к себе. Едва очутившись в своей комнате, я открыла коробочку со снотворным порошком, вынула бумажный конвертик, отнесла его на балкон и развеяла содержимое по ночному воздуху. Затем я вернулась в комнату, села и стала ждать, ждать, ждать.

Часы отмеряли убегающее время. Девять вечера. Десять. Одиннадцать.

Я встала. Походила. Снова села. Взглянула в окно на ночное небо, надеясь заметить белую дымку на траве или вихрь пылинок в лунном свете. К моему разочарованию, не было видно совсем ничего. Все вокруг оказалось недвижным и безмолвным, как в могиле. Собачий лай заставил меня подскочить от внезапной надежды, но тут же стих.

Часы пробили двенадцать. Я подумала, что Николае не собирается сегодня приходить, и внезапно почувствовала себя очень глупо. Только порочная женщина способна ждать тайного визита любовника, затаив дыхание! У меня есть прекрасный муж, который мне очень дорог, – и чем я отплатила за его любовь и преданность? Обманом и предательством! Покраснев от стыда, я закрыла окна, надела ночную сорочку, вынула шпильки, расчесала волосы и легла в кровать.

Некоторое время я ворочалась, не в силах заснуть от угрызений совести и сомнений. Когда я наконец задремала, мне приснился кошмар.

Во сне я стояла на каменистой проплешине крутого склона холма, среди незнакомого дремучего леса, тянувшегося, докуда простирался взгляд. Подо мной извивалась длинная грунтовая дорога. Землю покрывали лоскуты снега, было пронзительнохолодно. Изза поворота появилась запряженная лошадьми телега, на которой стоял большой открытый деревянный ящик размером с гроб. В нем лежало тело, но я не могла различить лицо покойного. Телегу сопровождало множество крепких смуглых длинноволосых мужчин в больших шляпах, тяжелых кожаных ремнях и мешковатых белых штанах. По их живописным одеяниям и внешнему виду я поняла, что это цыгане – такие же, каких Джонатан описал в своем заграничном дневнике.

Пока я наблюдала за приближающейся процессией, мной овладело ужасное предчувствие неминуемой опасности. Телега подъехала ближе. Теперь мне было видно лицо мертвеца, лежавшего в ящике. Это оказался Дракула! К моему ужасу, он был мертв! Действительно мертв!

Внезапно изза деревьев выехали четыре всадника: Джонатан, доктор Сьюард, лорд Годалминг и мистер Моррис! Четверка напала на телегу и сопровождающих, стреляя из винтовок. Цыгане тревожно закричали, доставая ножи и другое оружие. Всадники спешились, и закипела отчаянная битва. В беспомощном ужасе я наблюдала за разворачивающимся хаосом, вздрагивая при каждом выстреле и проблеске стали.

Внезапно цыган злобно пырнул ножом одного из англичан, который рухнул на землю, истекая кровью. Кто это был? Я не видела его лица! Кто из моих мужчин умер? Неужели Джонатан?

– Нет! – в агонии воскликнула я, но мой голос оказался лишь шепотом. – Нет!

Я в ужасе проснулась, насквозь мокрая от пота, с колотящимся сердцем, в мгновение ока перенеслась из пугающей реальности в мирное настоящее. Чтото коснулось моей руки, я громко завопила и распахнула глаза.

– Мина! Мина! – раздался ласковый голос Джонатана.

Хотя лампа была погашена, луна сияла так ярко, что света вполне хватало, даже несмотря на плотные желтые шторы.

Муж прижался ко мне со спины, сонно обхватил рукой и пробормотал:

– Тебе приснился дурной сон, дорогая.

– Ах, Джонатан. – Я повернулась к нему и зарылась лицом в шею, пытаясь успокоиться. – Мне так страшно.

– Все в порядке. – Его голос был тягучим и сонным. – Это всего лишь сон.

– Но не простой. Мне показалось, что надвигается нечто ужасное.

– Тебе нечего бояться, моя дорогая.

– Я беспокоюсь не о себе, а о вас. Я уверена, что если вы претворите в жизнь свои замыслы насчет Дракулы, то ктонибудь… один из нас умрет!

– Мина, тише. Ты еще не до конца проснулась. Все дело в снотворном, которое ты приняла.

– Я не принимала снотворного, совершенно проснулась и знаю, о чем говорю. Это было предчувствие, Джонатан!

Он чуть отстранился, глядя на меня, ласково поглаживая по голове, потом сказал:

– Мина, мне прекрасно знакомы твои сны и предчувствия. Я слышу о них всю жизнь. Но они…

– Часто сбываются! Помнишь, как ты решил взобраться на большое дерево в саду за приютом? Тебе было лет десять. Я сказала: «Не надо, Джонатан». Мне приснилось, что ветка сломается, ты упадешь и сильно поранишься. Но ты меня не послушал.

– Я никогда этого не забуду. Я упал и сломал руку.

– Через много лет я сказала, что ты получишь награду по литературе в школе. Я видела, как седовласый мужчина протягивает тебе книгу в красном кожаном переплете, надписанную твоим именем. Все так и случилось!

– Но твои сны сбываются не всегда, дорогая. Помнишь, как несколько лет назад ты собиралась отдохнуть с Вестенра и ужасно боялась, что случится железнодорожная катастрофа и вы с Люси погибнете?

– Да, но… – Я нетерпеливо вздохнула.

– Этот сон точно такой же. Он основан всего лишь на страхе, не на интуиции. Тебе не о чем волноваться. С нами ничего не случится.

– Откуда тебе знать? Ах, Джонатан! Это можешь быть ты! Я не вынесу, если с тобой чтото случится!

«Как и с Николае», – подумала я и взмолилась:

– Пожалуйста, давай уедем!

– То есть как?

– Я хочу домой – сию же минуту. Давай соберем вещи, дойдем до деревни и сядем на первый же поезд. Мы вернемся в Эксетер как раз к завтраку.

– Мина, мы не можем уехать. Нам предстоит важное дело. До победы осталось совсем немного. День отмщения близится.

– Нет! Это ужасная ошибка от начала и до конца. Ты должен попросить профессора все отменить!

– Я понимаю твое беспокойство. В последнее время на нашу долю выпало немало волнений, но обещаю, мы победим этого беспощадного злодея…

– Он не злодей! Послушай, граф Дракула невиновен! Все, что он сделал, можно объяснить. Его абсолютно неправильно поняли!

– Теперь ты говоришь чепуху.

– Ничего подобного!

– Успокойся. Тебе приснился дурной сон, у тебя случилась истерика. Все будет хорошо, Мина. Мы совершаем добрый и отважный поступок, делаем мир безопасным для наших детей.

– Как раз о детях я и думаю. – Я нащупала его руку под покрывалами, поднесла к губам и поцеловала. – Я мечтаю о нашем общем будущем, Джонатан, о детях, причем множестве.

– Я тоже, дорогая. Они у нас будут. – Он поцеловал меня в лоб. – А сейчас постарайся уснуть. Уже поздно. Я очень устал. Завтра нам всем предстоит тяжелый день.

Джонатан откатился к стене и быстро уснул. Я упала обратно на подушку, охваченная разочарованием. Я пыталась, но не смогла его убедить. Испустив тяжкий вздох, я повернулась к центру комнаты… и встретила взгляд, от которого резко подскочила.

Дракула стоял совсем рядом, не более чем в футе от кровати, и смотрел на меня.

Я ахнула от неожиданности и тревоги, бросив беспокойный взгляд на Джонатана. Дракула невозмутимо махнул рукой в сторону неподвижного тела моего мужа:

– Он не проснется. С тобой все в порядке?

Слишком ошеломленная, чтобы связно ответить, я просто кивнула. В тусклом свете я разглядела, что на Дракуле темные брюки, высокие черные сапоги и свободная белая рубашка. Он выглядел прекрасно, как и всегда, больше похожий на пирата, чем на вампира. Мне показалось, что я заметила в его глазах проблеск ярости, который он старался скрыть.

– Идем, – сказал Дракула, протягивая мне руку.

Я покачала головой, многозначительно взглянула на Джонатана и прошептала:

– Я не могу. Чтото случилось?

– Сейчас расскажу. – Он помедлил. – Прости, что опоздал. Я был очень занят приготовлениями к обороне. Твои мужчины вознамерились разрушить все мои места для отдыха не далее как завтра, точнее, уже сегодня.

– Что ты намерен делать? – тревожно спросила я.

– Проследить, чтобы они не преуспели.

Он взял меня за руки и заставил встать. Я поежилась, коснувшись босыми ногами холодного деревянного пола.

– Любимая, – ласково произнес он и провел рукой по моей щеке. – Ты ведь больше не боишься меня?

– Нет. – Мой голос словно доносился издалека. – Но мы не можем. Мой муж… Я…

– Уверяю тебя, он не проснется и никогда не узнает, что я приходил.

Дракула притянул меня к себе. Я растаяла в его объятиях, будто лишилась силы воли. Оттолкнуть вампира было не проще, чем перестать дышать. Когда он поцеловал меня, все мои клятвы о сопротивлении испарились, сменившись растущим желанием. Ах! Какая женщина способна устоять перед подобным мужчиной? Я хотела его! Как же сильно я его желала!

Его губы отпустили мои, и он взглянул на меня. Глаза графа пылали языками пламени. Я знала, что ему нужно. Мое сердце колотилось. Я понимала, что должна отказать, но мечтала о том, чтобы все произошло. Я развязала воротник ночной сорочки. Он отвел его и обнажил мое горло. Когда вампир склонил голову и припал к нему, я вздохнула от удовольствия. Да! Да! Да! Жидкий, расплавленный экстаз. Нирвана.

К моему сожалению, он пировал недолго. Словно совершив над собой нечеловеческое усилие, Дракула остановился и шагнул назад. С уголка его губ стекала струйка крови.

– Я не хочу, чтобы ты ослабела еще больше. Прошлой ночью я выпил больше крови, чем следовало.

– Что ты имеешь в виду? – спросила я, охваченная внезапной тревогой. – Мне… мне грозит стать…

– Грозит стать вампиром? – На мой взволнованный кивок он ответил: – Пока нет. Но если так пойдет и дальше, то рано или поздно ты… – Он не договорил.

Мы долго стояли и молчали, глядя друг на друга и пытаясь совладать с собой. Наверное, я была слишком беспечна, но до этого момента мне не приходило в голову, что вампирские укусы могут превратить меня в существо, подобное ему. В конце концов, Люси без непоправимых последствий перенесла множество укусов – до самого конца, когда она попросила превратить ее в вампира.

Я страстно любила Дракулу, вопреки приличиям и голосу разума, но считала его уникальным существом. Я не верила, что он типичный представитель себе подобных. Граф описал своих сестер как распутных созданий без совести и самообладания. То же самое случилось с Люси, когда она стала нежитью. Я не хотела походить на них. Я не должна, не могу стать вампиром и уж точно не хочу умирать! Дракуле это должно быть известно. Я всем сердцем верила, что он никогда не погубит моего благополучия.

– Николае, пообещай мне коечто.

– Что угодно, любимая.

– Что бы ни случилось сегодня, пообещай, что не причинишь вреда ни моему мужу, ни остальным.

Он ответил не сразу, и эти слова явно дались ему нелегко:

– Клянусь честью. Но ты должна коечто знать, Мина. Я позаботился о своей защите. Но если твои мужчины будут упорствовать в своих намерениях, а я не стану им препятствовать, то, возможно, они вынудят меня оставить Англию или погибнуть, причем очень скоро.

– Ах! – Эта мысль была невыносима. – Я не выдержу новой разлуки, не могу тебя потерять! Я сойду с ума, если любое общение между нами прекратится, если я не буду знать, как ты и где.

– Я тоже. – Немного помолчав, он медленно произнес: – Есть один способ. Мы можем создать между нами телепатическую связь, чтобы я мог читать твои мысли, а ты – мои. Так мы сможем быть вместе и никогда не разлучаться.

– Но как это сделать?

– Ты должна отведать моей крови.

– Даже так? – Мой пульс участился.

– Да. Ты согласна?

Я не медлила.

– Покажи мне, что делать.

Я думала, что вампир научит меня прокусывать его горло, как он делал с моим. Вместо этого Дракула поднял меня обратно на кровать и поставил на колени лицом к себе. Затем он расстегнул рубашку и развел полы в стороны, обнажив великолепную мускулистую грудь. Внезапно ноготь его указательного пальца стал острым и длинным, и Николае пронзил им свою плоть. Из груди немедленно побежала тоненькая струйка алой крови.

– Пей, – велел он.

Я прижалась ртом к ране, сперва слегка, затем впилась понастоящему. До сих пор я пробовала кровь всего пару раз, когда зализывала порезанный палец. То, что я поглощала сейчас, ничуть не походило на водянистую, слегка соленую жидкость, которая струилась по моим собственным жилам. Кровь Дракулы была великолепна на вкус. Она напоминала густое, насыщенное, темное вино с восхитительным вкусом. Это была амброзия. Я никак не могла насытиться. Он чуть слышно застонал в экстазе. Его ладонь обхватила мой затылок и прижала к груди, побуждая не останавливаться, другая отыскала и ласково сжала мои руки.

Пока я пила его кровь, по мне начал растекаться лихорадочный жар. Он оказался даже сильнее той восхитительной пульсации, которую я испытывала, когда вампир угощался моей кровью. В ушах зазвенел странный и удивительный гул, который становился все выше и громче. Вскоре вокруг меня свился кокон из звуков и чувств, который заглушал все на свете. Остались Николае, я и этот изумительный обмен его восхитительной кровью.

Постепенно краешком сознания я отметила новый, другой набор звуков. Резкое бормотание. Громкий треск. Тяжелые шаги. Мужские голоса. Восклицания ужаса и смятения. Однако я настолько погрузилась в свое занятие, что воспринимала эти звуки лишь как нежеланную помеху. Очевидно, Дракула был увлечен не меньше. Внезапно я услышала и ощутила, как вампир взревел от ярости. Он швырнул меня на кровать, где я вытерла кровь с губ и огляделась в потрясенном оцепенении.

На обломках двери стояли доктор Сьюард, лорд Годалминг и мистер Моррис. Ван Хельсинг, который, должно быть, не рассчитал усилий, поднимался с четверенек между ними. Все четверо с испугом, потрясением и отвращением смотрели на меня и моего партнера, который повернулся к ним и перестал быть Дракулой, которого я знала и любила. К моему ужасу, краски покинули его кожу и волосы, оставив их мраморнобелыми. Ярость превратила лицо Николае в морщинистую восковую маску смерти. Глаза вампира пылали злобным алым огнем, как у демона из преисподней.

В мгновение ока кошмарный Дракула снова взревел и набросился на незваных гостей, но тут же остановился и попятился, когда доктор Ван Хельсинг направился к нему, подняв над головой конверт с неизвестным мне содержимым. Теперь вся четверка воздела небольшие кресты и двинулась на него. Внезапно стало очень темно, как будто большая черная туча заслонила луну. Затем от спички мистера Морриса вспыхнул газовый светильник. Дракула растаял струйкой пара.

Я завизжала. В моем пронзительном крике соединились страх, вина, унижение и отчаяние. Страх, потому что мой возлюбленный только что превратился в жуткое чудовище у меня на глазах. Вина за мое собственное недостойное поведение. Унижение – оттого, что эти мужчины нашли меня в столь компрометирующем виде. Отчаяние изза неясности того, что последует далее. Они поймут, что я пила кровь Дракулы по доброй воле? Догадаются о нашей давней связи? Их ненависть к нему возрастет и подвергнет его – и их – еще большей опасности? Что ожидает меня?

ГЛАВА 16

Я закрыла лицо руками, упала на кровать и горько зарыдала.

– Боже праведный, – услышала я голос мистера Морриса. – Это чудовище – сам дьявол во плоти. Пойдемте поищем его!

Его шаги затихли вдали, после чего ктото укрыл меня покрывалом и осторожно отвел волосы с шеи, обнажив следы зубов.

Доктор Ван Хельсинг тихо ахнул и прошептал:

– Увы, мы не в состоянии помочь несчастной мадам Мине, пока она немного не успокоится. Джонатан пребывает в беспамятстве, которое, как мы знаем, способны вызывать вампиры. Я должен разбудить его.

Через мгновение раздалось удивленное восклицание Джонатана, когда он, проснувшись, сел на кровати. Я инстинктивно повернулась к нему, чтобы утешить, но вдруг заметила кровь, запятнавшую перед и рукава моей белой ночной сорочки, тут же отдернула руки и всхлипнула так громко, что кровать под нами зашаталась.

– Ради Христа, что все это значит? – воскликнул Джонатан. – Доктор Сьюард, доктор Ван Хельсинг, в чем дело? Что случилось? Что за несчастье? Мина, дорогая, что стряслось? Откуда эта кровь?

– Мне очень жаль, друг мой, – начал доктор Ван Хельсинг страдальческим тоном. – Наш ужасный противник пришел и ушел, забрав у бедной мадам Мины то, что хотел.

– Боже! Неужели дошло до этого? – в ужасе воскликнул Джонатан.

– Боюсь, это не впервые, – с тоской ответил доктор Ван Хельсинг. – Скорее всего, он уже нападал на нее во сне.

– Откуда вы знаете? – вскричал Джонатан.

– Нам рассказал мистер Ренфилд, – пояснил доктор Сьюард. – Это он пригласил Дракулу в дом и только что предупредил нас о грозящей ей опасности. Мы идиоты, что оставили ее без защиты! Мистер Ренфилд единственный заметил бледность вашей жены, догадался об ужасной правде, которая за ней скрывалась, и дорого поплатился за это.

С легким смущенным потрясением я осознала, что моя тайна в безопасности. Общая вина мужчин за то, что они оставили меня без защиты, ослепила их и помешала увидеть мою собственную. В то же время я отметила последние слова доктора Ван Хельсинга: «…дорого поплатился за это». Прежде чем я успела спросить, что это значит, Джонатан закричал от ужаса, вскочил с кровати и натянул одежду.

– Помоги нам Господь! Доктор Ван Хельсинг, вы же любите Мину, так спасите ее. Это не могло зайти слишком далеко. Посторожите ее, пока я буду искать его.

Обезумев от страха за то, что Джонатан в приступе ярости найдет и убьет Дракулу или, куда вероятнее, погибнет от его руки, я вцепилась в мужа и закричала:

– Нет! Нет! Джонатан, не оставляй меня одну. Я не вынесу, если он причинит тебе вред. – Я заставила его сесть на кровать рядом со мной и зарыдала с новыми силами.

– Успокойтесь, мистер Харкер. А вы не бойтесь, дорогая мадам Мина, – утешительно произнес доктор Ван Хельсинг и присел рядом с нами, воздев над головой небольшой золотой крест. – Мы здесь, и пока этот предмет рядом, зло не посмеет приблизиться. Сегодня ночью вы в безопасности.

В то время как я пыталась справиться со своими чувствами, доктор Сьюард тихо рассказал Джонатану о том, что предстало его глазам при входе в комнату. Через несколько минут вернулись мистер Моррис с лордом Годалмингом и сообщили, что не нашли никаких следов незваного гостя, но видели, как летучая мышь направлялась на запад.

– Мы заглянули в комнату Ренфилда, – добавил лорд Годалминг. – Бедняга мертв.

– Мертв? – воскликнула я. – Мистер Ренфилд? Но как?

– Граф жестоко напал на него по пути в дом, – яростно ответил доктор Сьюард.

– Откуда вы знаете, что это Дракула напал на него? – Я в ужасе вскочила с кровати.

– Ренфилд все рассказал нам, умирая, и велел приглядывать за вами, – пояснил доктор Сьюард. – Чудовище бросило беднягу, искалеченного и обезображенного, в луже его собственной крови. Мы пытались помочь ему, но ничего нельзя было поделать.

– Я хочу увидеть его! – воскликнула я и бросилась к двери, но лорд Годалминг заступил мне дорогу.

– Нет, миссис Харкер. Это зрелище не годится для леди.

Я покачала головой в потрясенном смятении. Как мог Дракула хладнокровно убить человека и через несколько мгновений заключить меня в объятия? Все же я помнила, каким сердитым и растерянным он казался, когда только вошел в мою комнату. Неужели…

– Этот жестокий, бесчеловечный поступок меня не удивляет, – сказал доктор Ван Хельсинг. – Мой друг из Будапештского университета считает, что этот так называемый граф в реальной жизни был Владом Дракулой, Сажателем на кол, жестоким правителем Валахии, который замучил и убил десятки тысяч людей в пятнадцатом веке.

На меня накатила волна ужаса и тошноты, хотя разумом я отвергала подобную возможность. Мог ли Дракула, которого я знала и любила, в прошлой жизни быть жестоким чудовищем? Нет, невероятно.

– Что теперь ждет Мину? – хрипло спросил Джонатан. – Господи помилуй, она станет… станет…

– Полагаю, от пары укусов она не обернется вампиром, – ответил доктор Ван Хельсинг. Джонатан заметно воспрянул духом, пока профессор не подавил громкий всхлип и не продолжил, качая головой: – Но, увы, ей грозит другая опасность! Граф Дракула заставил мадам Мину отведать его крови. Это вампирское крещение! Сим актом он создал между ними спиритическую связь, чтобы контролировать мадам Мину. Теперь она заражена и станет подобной ему, когда бы ни умерла!

Мужчины ахнули. Джонатан издал скорбный вопль и заплакал. Я уставилась на профессора, не в силах осознать его слова. Да, я пила кровь Дракулы, но только потому, что он обещал, будто это создаст между нами телепатическую связь. Николае ничего не говорил о желании меня контролировать, не упомянул и о намного более страшном последствии.

– Вы утверждаете, что, отведав крови Дракулы, я обречена после смерти стать вампиром? – медленно прошептала я.

– Увы, так и есть! – в гневе вскричал доктор Ван Хельсинг и ударил кулаком по столу.

Я упала на кровать и содрогнулась всем своим существом. Ах! Ужас из ужасов! Что я натворила? Все, что случилось за последние три ночи – страстные объятия с Дракулой, то, что я узнала, добрые чувства, которые он пробудил во мне, – разлетелось на тысячу осколков перед лицом этой новой ужасающей реальности.

Я доверяла Дракуле, любила его! Но что за существо я обожала? Неужели он всего лишь убийца и лжец, прячущий свои подлинные намерения за красивым лицом? Нет! Я не могла в это поверить. И все же… Николае намеренно, зная, что делает, не испросив согласия, уговорил меня совершить акт, который превратит меня в подобную ему нежить. Как он мог так со мной поступить?

Неужели я отдалась дьяволу?

Внезапно на меня накатило ужасное осознание. Я наконец поняла, что Джонатан испытывал в Эксетере, когда произнес: «Ты не знаешь, каково сомневаться во всем, даже в себе!»

Неужели все, что Дракула сказал и сделал со дня нашей первой встречи, – не более чем садистский вариант ухаживания с единственной эгоистичной и порочной целью: обрести контроль надо мной и превратить меня в свою любовницу или подругу после смерти? Неужели я всего лишь средство дьявольской мести Джонатану за то, что он пытался убить Дракулу и сбежал из его замка? Тот факт, что Дракула избрал меня, – часть его злодейского плана? Или он действительно верил, что любит меня и что я охотно разделю с ним вечность? В любом случае очевидно, что вампир преуспел. Я была обманута! Осквернена! Подобно мифической Леде, я позволила Зевсу соблазнить меня в облике лебедя и теперь навеки проклята!

– Ах! Я нечиста! Нечиста! – воскликнула я.

Джонатан заключил меня в объятия и срывающимся голосом произнес:

– Чушь, Мина. Не желаю это слышать.

Некоторое время я всхлипывала у него на груди, пока остальные мужчины разрывались между жалостью и тоской. Когда я несколько совладала с собой, доктор Ван Хельсинг опустился рядом на колени, очень нежно сжал мою руку и сказал:

– Мадам Мина, не бойтесь. Есть способ избежать сей кошмарной участи.

– Какой, профессор? – со слезами на глазах осведомилась я.

– Если существо, которое так осквернило вашу невинную жизнь, раньше вас умрет истинной смертью, вы не станете подобной ему.

– Это правда? – с надеждой во взгляде переспросил Джонатан.

– Чистейшая, – заверил доктор Ван Хельсинг. – Я клянусь, мадам Мина, мы уничтожим это гнусное чудовище, пока вы живы, и освободим вас.

Джонатан прижал меня к груди с криком облегчения.

«Хорошо, – подумала я, вытирая слезы. – Пусть они найдут и убьют Дракулу, если смогут, и избавят меня от этого ужасного проклятия! Господь всемогущий, даруй мне второй шанс! Я буду верной своему мужу. Я больше не собьюсь с пути истинного».

Доктор Ван Хельсинг продолжил:

– Одному Богу известно, через что вы прошли, мадам Мина. Я не хочу еще больше терзать вас, но мы должны все знать. Прошу вас, расскажите, что именно случилось сегодня ночью.

И я рассказала.

Разумеется, я не осмелилась открыть им истинную подоплеку событий. Нет, я никогда не проронила бы о ней ни слова! В ярости и страхе я сочинила ужасную историю, изобразив себя невинной и гонимой жертвой, а графа Дракулу – чудовищем, в полном соответствии с их ожиданиями. В конце концов он действительно оказался таковым.

Я описала его появление в комнате так, как это было первой ночью, когда он возник из клубов тумана.

Я рассказала им, что была парализована от страха, что Дракула угрожал схватить Джонатана и вышибить ему мозги у меня на глазах, если я издам хотя бы звук.

Я сообщила им, что он пил мою кровь, а после говорил со мной злобным тоном, высмеивая их попытки навредить ему и угрожая наказать меня за помощь друзьям. Затем я заявила, что он принудил меня пить его кровь, угрожая задушить.

Мужчины слушали мой рассказ молча, с широко распахнутыми глазами и растущей яростью. Когда я закончила, небо на востоке испещрили первые алые полосы.

– Боже! – одиноко и несчастно воскликнула я. – Чем я заслужила подобную участь?

Но в душе я прекрасно знала, что вопреки всем приличиям добровольно отдалась врагу.

– Я сотру этого мерзавца с лица земли и отправлю прямиком в ад! – пообещал Джонатан сквозь сжатые зубы.

– Сегодня все будет закончено, – торжественно поклялся доктор Ван Хельсинг.

Джонатан снова обнял меня и страдальческим голосом произнес:

– Не отчаивайся, дорогая. Мы должны верить, что Господь не оставит нас до самого конца.

– Но какого? – прошептала я.

– Не знаю. Но что бы ни случилось, я твой муж. Я с тобой.

Ложиться никто не стал. Мужчины решили, что мне нельзя больше оставаться в стороне. Меня следует посвящать во все, каким бы мучительным это ни было. Мы собрались в кабинете, где они изложили все, что сумели узнать за последние несколько дней.

– Нам стало известно о трех домах графа Дракулы, не считая Карфакса, расположенных в различных частях города, – к моему удивлению, объявил доктор Ван Хельсинг. – Он приобрел их под вымышленными именами, одно из которых – граф д'Явол – злокозненный намек на Сатану.

– Один дом находится в Берменси, другой в МайлЭнде, а третий – в самом центре, на Пикадилли, – продолжил Джонатан. – Возможно, есть и другие. В часовне по соседству мы насчитали всего двадцать девять ящиков из первоначальных пятидесяти, прежде чем нам пришлось отступить перед полчищами крыс. У нас есть основания считать, что остальные ящики были перевезены в другие его укрытия.

– Ящики, которые вы нашли в часовне по соседству, были наполнены землей? – спросила я, припомнив, что во многих из них Дракула перевез свои книги и прочие вещи.

– Все до единого, – ответил доктор Сьюард. – Исконной землей Трансильвании.

Я знала, что это неправда. Повидимому, Дракула наполнил пустые ящики местной землей, чтобы обмануть своих противников, но теперь это едва ли имело значение.

– Как повашему, что он намерен делать с другими домами? – спросила я.

– Они – залог его безопасности, – ответил доктор Ван Хельсинг. – Если одно его место для отдыха будет обнаружено и уничтожено, у него останутся другие.

– Они предоставляют ему легкий доступ к жертвам во всех районах Лондона, – с отвращением фыркнул доктор Сьюард.

– Профессор, вы сказали, что это чудовище раньше было какимто Владом, который мучил и убивал людей, – напомнил Джонатан.

– Да.

– Что еще вы о нем знаете? Любые сведения могут оказаться подспорьем, когда мы столкнемся с ним лицом к лицу.

– Мы считаем, что его отцом был Влад Второй, в начале пятнадцатого века правивший Валахией, частью современной Румынии, которая располагается на Балканах по соседству с Трансильванией. Он был прозван Дракулом в честь ордена Дракона, тайного рыцарского общества, к которому принадлежал. Этот союз был основан, чтобы защищать христианство от турокоттоманов.

Доктор Ван Хельсинг достал из сумки старую книгу и пролистал ее. Он показал нам страницу с великолепным изображением рыцаря в доспехах, на щите и плаще которого красовалась эмблема дракона с распростертыми крыльями, держащего крест.

– Порумынски «дракон» будет «drac», a «ul» – это артикль. Влад Второй прославился под прозвищем Дракул, то бишь Дракон. Даже на его монетах чеканился этот мифический зверь. Окончание «ulea» означает «сын такогото». Вот почему его потомки стали известны как Дракулы – «сыновья Дракона». Но «dracul» также переводится с румынского как «дьявол» – двойное значение, которое приобрело огромную важность в глазах врагов Дракулы.

– Так значит, наш противник – сын Влада Второго? – спросил лорд Годалминг.

– Похоже на то. У него было много имен: Влад Третий, Цепеш, Дракула, Сажатель на кол. Придя к власти, он стал жестоким и порочным правителем, который много лет мучил и убивал десятки тысяч людей самыми извращенными и бесчеловечными способами. Утверждается, что этот человек погиб на поле брани, но теперь мы думаем, что это не так. Повидимому, он сумел обмануть смерть и стал вампиром.

Мистер Моррис присвистнул, смущенно покачал головой и заявил:

– Выходит, против нас – сам дьявол. По правде говоря, звучит довольно страшно.

– Кто предупрежден, тот вооружен, – уверенно сказал доктор Ван Хельсинг. – А сегодняшний день принадлежит нам. Монстру придется до заката сохранять избранный облик. Он ограничен возможностями своей земной оболочки, не может растаять в воздухе, сбежать через щель, трещину или скважину. Чтобы войти в дверь, ему необходимо толкнуть ее, подобно простому смертному. Поэтому мы за сегодняшний день отыщем его укрытия и стерилизуем их освященными лепешками, а если обнаружим его спящим, то убьем.

Последовала короткая дискуссия. Мужчины строили планы, решали, какие инструменты и снаряжение понадобятся, чтобы вскрывать тяжелые деревянные ящики и стерилизовать их, спорили об оружии, которым можно уничтожить вампира. Доктор Ван Хельсинг предложил начать поиски с ближайшего дома, а после отправиться на Пикадилли, где при должном везении они смогут обнаружить записи о покупке других домов.

Я вздохнула, глядя в окно. По карнизам и стеклам стучал унылый серый дождь, который лишь усиливал мою растущую меланхолию. Мной владело чувство вины за поступки, совершенные за последние несколько ночей. Унизительно было хранить подобный секрет. В то же время меня переполняло отчаяние, поскольку я действительно верила, что люблю необыкновенного человека и обожаема им. Я напомнила себе, что это был не сладкий сон, а кошмар. Я должна обо всем забыть и посвятить себя насущной задаче.

– Вам придется отправиться без меня, – тревожно сказал Джонатан. – Я хочу поймать этого демона, но не могу бросить Мину. Я должен остаться и защитить ее.

– Нет, Джонатан, – возразила я. – Тебе надо идти. Сила в количестве. Граф обладает сверхъестественными умениями, и вам необходимо сплотиться, чтобы победить его.

Мужчины согласились.

– Кроме того, если мы найдем юридические бумаги, ваш опыт может оказаться бесценным, – добавил лорд Годалминг.

– Но можно ли оставить ее в одиночестве? – обратился Джонатан к доктору Ван Хельсингу. – Будет ли она в безопасности?

– Худшее уже случилось, друг мой, – буркнул профессор.

– Верно, – сказала я. – Хуже уже не будет. Умоляю, не волнуйтесь обо мне. Вы должны найти этого дьявола и покончить с ним сегодня. Это главное.

– Тогда идем! Время не терпит! – воскликнул Джонатан.

– Напротив, – возразил доктор Ван Хельсинг. – Разве вы забыли? Прошлой ночью наш враг плотно поужинал и проспит допоздна.

Я побледнела, а мужчины хором ахнули, услышав столь небрежное замечание в мой адрес. Лицо доктора Ван Хельсинга опечалилось, когда он понял, что сказал. Он взял меня за руки и воскликнул:

– Ах, милая мадам Мина, увы! Подумать только, из всех, кто уважает вас всем сердцем, именно я допустил столь глупую небрежность. Вы этого не заслужили. Молю, забудьте о моих словах!

– Конечно, – тихо ответила я.

После короткой паузы профессор покусал губы и произнес:

– Меня беспокоит еще коечто, мадам Мина. Вы слышите мысли этого существа?

– Мысли? – повторила я.

– Как уже сказал, я полагаю, что вы связаны благодаря этому обмену кровью. Он может посылать свои мысли в ваш разум в попытке повлиять на ваши действия.

– Ах! – Я задрожала от страха. – Нет, пока что я ничего не слышала.

– Значит, я был прав, – кивнул доктор Ван Хельсинг. – С восходом солнца он лишается всей своей силы. Вы будете в безопасности до наступления темноты, а к тому времени мы вернемся.

Пока они заканчивали разрабатывать план кампании, я ломала голову, стараясь припомнить все, что могло послужить им во благо, но Дракула не открыл мне своих намерений. Единственным известным мне настоящим секретом было то, что у него есть тайное убежище на верхнем этаже Карфакса, полное книг и живописных принадлежностей, но ящика с землей там не было. Я в любом случае не знала, как обнародовать эти сведения, не опорочив себя, а это мне делать не хотелось.

Доктор Ван Хельсинг настоял, что мы должны подкрепиться и выступить со свежими силами. Завтрак выдался на редкость неловким. Мы старались ободрять и поддерживать друг друга, но это казалось фальшивым и странным.

Когда все поели, доктор Ван Хельсинг встал и сказал:

– А теперь, дорогие друзья, приступим к нашему ужасному предприятию. Все ли вооружены против врага, как призрачного, так и материального?

Мужчины заверили его в этом.

Тогда профессор повернулся ко мне и произнес:

– Мадам Мина, до заката вы в полной безопасности. Я лично подготовил вашу комнату, поместив в нее известные нам защитные амулеты, чтобы дьявол не мог войти. Теперь позвольте оградить вас саму. – Он достал из конверта небольшую гостию. – Прижимаю к вашему лбу эту освященную лепешку во имя Отца и Сына и…

Когда гостия коснулась моего лба, я испытала жгучую боль, как будто мою плоть пронзил прут из раскаленного металла. Я закричала от муки. Профессор уронил гостию и в потрясении отпрянул. Мужчины замерли со встревоженными лицами. Жестокая боль не прекращалась. Я встала и коснулась отметины, которая набухала под моими пальцами.

– Господи помилуй! – воскликнула я, падая на колени на пол и закрывая лицо волосами.

– Это поистине дело дьявола, – в ужасе прошептал доктор Ван Хельсинг.

Я больше не нуждалась в доказательствах того, что сошлась с Сатаной.

– Даже Господь всемогущий сторонится моей нечистой плоти, – рыдая, воскликнула я. – Неужели мне придется носить эту позорную отметину до Судного дня?

Джонатан бросился на колени рядом со мной, чувствуя свою полную беспомощность. Несколько мучительных минут мы сжимали друг друга в объятиях. Наши друзья отвернулись, чтобы скрыть безмолвные слезы. Наконец доктор Ван Хельсинг торжественно произнес:

– Драгоценная мадам Мина, клянусь жизнью, шрам исчезнет, когда Господь сочтет нужным снять с наших плеч это тяжкое бремя. Давайте молиться о том, чтобы сегодня же избавить вас от пелены печали.

В его словах звучали утешение и надежда. Все встали и взялись за руки, моля о помощи и руководстве, присягая в верности друг другу.

Вскоре мы собрались в вестибюле, куда мужчины принесли мешки с инструментами и снаряжением, готовясь к выходу. Из разверстых серых небес продолжал хлестать дождь, заливая все вокруг среди вспышек молний и грома.

– Как повашему, граф вызвал эту грозу, чтобы устрашить нас? – опасливо спросил доктор Сьюард, выглядывая наружу.

– Днем он не властен над погодой, – ответил доктор Ван Хельсинг. – Лишь в темноте вампир способен мучить нас подобным образом.

– Легкий дождик для нас не помеха, – заверил Джонатан, целуя меня на прощание в дверях. – Мы победим. – При виде моего воспаленного алого шрама он поспешно отвернулся.

– Береги себя, ладно? – попросила я.

Он обещал. Затем мужчины раскрыли зонты и отдались на волю стихий. Я вернулась в свою комнату и некоторое время тревожно расхаживала, постоянно поглядывая в окно в ожидании их возвращения. Каждый гулкий раскат грома заставлял меня подскакивать от страха, точно являлся предвестником неминуемой беды.

Когда прошел почти час, а мужчины все еще не вернулись, я начала волноваться. Возможно, мне следовало рассказать им о тайной комнате наверху. Неважно, сколь пагубно это сказалось бы на моем облике и репутации! А если Дракула прятался там? Вдруг он спустился в часовню и напал на них? Откуда мне знать, возможно, все пятеро уже мертвы!

Наконец я заметила за окном вереницу из пяти черных зонтов, пересекавших лужайку, и вздохнула с облегчением. Один зонт откинулся назад, и Джонатан помахал мне, кивком давая понять, что их работа, проводимая по соседству, успешно закончена. Я помахала в ответ, глядя, как пять фигур удаляются прочь, сворачивают на боковую дорогу и исчезают из вида, направляясь в деревню, чтобы сесть на поезд до города.

Тогда я и услышала первое послание.

«Мина! – произнес Дракула у меня в голове. – Мне нужно тебя увидеть».

Голос так напугал меня, что я вскочила. Доктор Ван Хельсинг с уверенностью сказал, что вампир не в силах обратиться ко мне днем. Как жестоко он ошибался!

«Ван Хельсинг не прав во многом».

Ах! Демон читает мои мысли!

«Убирайся прочь, чудовище! – страстно подумала я. – Оставь меня в покое. Я не желаю тебя видеть».

«Ты должна меня выслушать. Позволь мне все объяснить».

«Нет! С меня довольно твоих извинений и объяснений! Ты дьявол во плоти! Уходи! Уходи!»

«Я не дьявол. Я люблю тебя».

«Ты не можешь меня любить! Никогда не любил! Ты убийца и лжец! Я ненавижу тебя! Ненавижу!»

Его мольбы продолжались. Я попыталась заглушить их, лихорадочно читая вслух стихотворение, затем запела. Все же мысли Николае пробивались вновь и вновь, подобно громкому неумолчному шуму в моей голове.

Не в силах больше это выносить, я выбежала из комнаты и ринулась вниз по лестнице. Распахнув переднюю дверь навстречу порыву холодного сырого воздуха, я с непокрытой головой бросилась вон из дома под проливной дождь. Я пробежала по дорожке и проезду, густо обсаженному деревьями, не обращая внимания на ледяной дождь, который промочил меня насквозь, и на грязь, которая налипла на обувь и забрызгала юбки. Единственным моим желанием было убраться от Карфакса как можно дальше, будто это могло остановить бесконечный словесный поток, который угрожал моему собственному рассудку.

Когда я миновала поворот, на темном небе вспыхнула молния, залив его слепящей белизной. Я услышала внезапный громкий треск и увидела над головой вспышку искр. Подняв глаза, я с ужасом обнаружила, что огромная, размером со взрослое дерево, ветка отломилась от гигантского, высокого дуба… и с убийственной скоростью падает прямо на меня.

ГЛАВА 17

Я не успевала ни закричать, ни ускользнуть от смертоносной ветки, и тут явился Дракула. Длинный черный плащ клубился за его плечами. Он подхватил меня на руки, и в единое мгновение сверхъестественного свиста, света и скорости я очутилась в безопасности под пологом леса. Мое сердце трепетало от ужаса, не только от дыхания смерти, но и оттого, что я вновь оказалась во власти этого монстра, в пустынном месте, где никто не услышит моих криков о помощи. К моему смятению, оно трепетало от возбуждения.

– Поставь меня! – завопила я, молотя Дракулу кулаками.

Не разжимая крепких объятий, он опустил меня на землю. Его взгляд упал на воспаленный алый шрам у меня на лбу, и он вздрогнул от чувства, которое казалось искренним раскаянием. Мгновение я опасалась, что он поистине лишился дара речи. Хотя дубовая чаща укрывала нас, насквозь промокших, от неистовства стихии, дождь все же просачивался сквозь пышные ветви над головой и забрызгивал густой подлесок под ногами.

– Ты специально сломал эту ветку, чтобы инсценировать спасение! – обвинила я его, тщетно пытаясь вырваться из крепких объятий.

– Чепуха.

– Отпусти меня, демон, убийца! – выплюнула я. – Или мне следует называть тебя Владом?

Он уставился на меня с потемневшим лицом и спросил:

– Как ты могла такое обо мне подумать? Я не был Владом Цепешем, Сажателем на кол. Я презирал его и все, что он творил.

– Профессор сказал…

– Он ошибается.

– Лжешь. Ты чудовище!

– Разве? – тихо спросил он.

– Да! Я видела твой подлинный облик прошлой ночью. Твое прекрасное лицо – всего лишь маска, за которой скрывается дьявол!

– Это и есть мой подлинный облик. Таким я был до того, как дьявол изменил меня. От ярости я теряю самообладание. Во мне пробуждается и обретает власть нечто темное, как прошлой ночью с Ренфилдом.

– Ты убил его!

– Чтобы защитить тебя.

– Снова ложь!

Он произнес, не ослабляя хватки:

– Ренфилд, подобно Люси, был одним из тех людей, мысли которых настолько яркие, что я проникаю в них против собственной воли. Прошлой ночью я услышал, как он бредил о твоей крови. У него был план побега: вспороть тебе горло и выпить до капли всю кровь, которая прольется.

Я помедлила. Возможно, это правда. Меня предупреждали, что мистер Ренфилд – маньяк, одержимый мыслями об убийстве. Я вспомнила, что он убегал много раз, причем однажды жестоко поранил доктора Сьюарда, и не могла забыть, как он смотрел на меня в последний визит, равно как и его бесстыдного, грубого замечания.

– Даже если и так, ты подслушал бред душевнобольного. Тебе не было нужды его убивать.

– А что мне оставалось делать? Подбросить доктору Сьюарду записку о намерении безумца? Мина, он собирался убить тебя – если не прошлой ночью, то очень скоро. Я не мог позволить этому свершиться.

Я ощутила, как моя решимость несколько поколебалась, и попыталась укрепить ее, одновременно вырываясь из его объятий.

– То, что ты убил человека ради меня, – не оправдание. Убийство – твой грех, причем не единственный. Ты осквернил меня!

– Каким образом?

– Заставил пить твою кровь! Ты поистине развращенное существо, если соблазнил меня подобным образом, в то время как мой собственный муж спал в постели рядом со мной. Ты наложил на меня заклятие?

– Нет. На Джонатана, но не на тебя. Ты пила мою кровь по доброй воле.

– Ты не предупредил меня о последствиях! – На мои глаза навернулись жгучие слезы, которые смешивались с дождем. – Ты обрек меня на богомерзкое существование вампира после смерти!

– Ничего подобного.

– Неужели? – Я замерла от удивления.

– Я сказал тебе правду. Отведав моей крови, ты создала телепатическую связь между нами. Больше ничего.

– Но тогда… почему доктор Ван Хельсинг сказал…

– Ван Хельсинг – напыщенный самодовольный индюк, который почитает себя экспертом в том, в чем ничего не смыслит. Чтобы стать вампиром, ты должна выпить намного больше моей крови. Или я столько твоей, чтобы мое существо пропитало и изменило твое. Я постарался, чтобы подобного не произошло. Ты все еще человек, Мина, такой же смертный, как и прежде.

Я помедлила, смахивая слезы, полная смятения, неуверенности и внезапной надежды. Неужели это правда? Неужели я на самом деле не проклята?

Затем я коечто вспомнила, покачала головой и сказала:

– Неважно, выпил ты достаточно или нет, чтобы превратить меня в вампира. Твоя кровь все равно заразила меня. Разве ты не видишь отметину на моем лбу? Это твоя вина! Свидетельство того, что я нечиста, отвергнута Господом, а ты якшаешься с самим Сатаной!

– Это свидетельствует лишь о том, что сотворившее меня злобное чудовище, зверь, с которым я борюсь каждый день, все еще жив в моей крови. Я сожалею, что передал тебе его часть. Но этого недостаточно, чтобы заразить тебя навсегда. В отличие от моей, твоя человеческая кровь со временем очистится, сменится. Подобные отметины больше никогда не запятнают твое чело.

При этом заявлении я с облегчением зарыдала и сказала:

– Ах! Если бы это оказалось правдой! Но кто мне поверит? До конца моих дней всякий будет видеть на мне клеймо, оставленное освященной лепешкой, – ничем не сводимый шрам!

Он снова вздрогнул и ответил:

– Я мог бы свести его прямо сейчас, но боюсь, что Ван Хельсинг заподозрит нас в тайном сговоре.

– В сговоре? Нас? Нет никаких нас!

– Есть, Мина, и ты знаешь об этом не хуже меня. – Его синие глаза пристально смотрели в мои. – Я никогда не скрывал, что люблю тебя. Мне нужна только ты. Не на день, не на десять лет и даже не на всю жизнь. Я хочу провести с тобой вечность. Но ты должна прийти ко мне по доброй воле или не приходить вовсе. Выбор попрежнему за тобой. Проживи до конца свою человеческую жизнь, если хочешь. Состарься рядом с мужем, которого любишь. Роди ему столько детей, сколько пожелаешь. Я не стану тебе препятствовать. Но когда настанет положенный срок – только попроси, и я подарю тебе новую жизнь рядом со мной, полную могущества. Тогда мы сможем вечно быть вместе.

– Нет! Нет! Нет! – воскликнула я, полная решимости не дать своей ярости утихнуть, несмотря на искренние чувства, написанные на совершенном лице Николае, стоявшего передо мной. – Я не стану слушать твои бесконечные лживые уверения. Как ты не понимаешь? Я не могу стать вампиром! Я не желаю жить вечно! Не хочу быть с тобой – никогда! Я тебя ненавижу. Ненавижу!

К моему изумлению, при этом заявлении он дрогнул. Лицо его исказилось от муки, он отпустил меня и отвернулся. Мгновение я стояла неподвижно, затем отступила. Я свободна? Не похоже, чтобы невидимый щит преграждал мне дорогу к спасению. Все же если он не удерживает меня своей сверхъестественной силой, то почему мне не хочется уходить?

– Так вот что ты решила. Я надеялся, что если совладаю со своими желаниями и буду старомодно ухаживать за тобой, то смогу… Впрочем, это уже неважно. – Со сломленной улыбкой он повернулся ко мне. – Тебе не о чем беспокоиться, Мина. Я не стану досаждать тебе своим присутствием.

– Что ты имеешь в виду? – осторожно спросила я.

– Я прожил очень долгую жизнь и все это время ждал тебя. Ты стала смыслом моего существования. Без тебя оно мне ни к чему. Твои мужчины намерены убить меня. Я не стану им препятствовать. Только скажи.

Я глядела на него, прекрасно сознавая, что передо мной – коварный демон и сверхъестественно могущественное существо. Разумеется, он не намерен умирать от чьейлибо руки! Вдруг в его глазах словно отворилось окно, за которым виднелись душа и сердце. В мгновение ока я без слов ощутила груз одиноких столетий, радость, которую он испытывал при встречах со мной, силу его любви ко мне и тоску и отчаяние, которые сейчас терзали его сердце. Столь неистовый сплав чувств исторгнул вздох из моей груди.

Я попыталась напомнить себе, что Дракула намеренно посылает мне эти мысли. Он избрал меня своей вечной спутницей и, несомненно, скажет что угодно, лишь бы получить желаемое. Но даже если это было так, я не могла больше отрицать истину.

Я все еще любила Николае.

Я никогда не переставала его любить.

Мне была невыносима мысль о жизни без него или о смерти графа по какой угодно причине, тем более изза меня. Я подавила рыдание. Должно быть, он прочел мои мысли, поскольку немедленно шагнул вперед и заключил меня в объятия.

– Мина, Мина. Я так тебя люблю.

– Я тоже тебя люблю.

Он страстно поцеловал меня. Мои руки обвили его плечи, и я вернула поцелуй с лихорадочным пылом всех смешанных чувств, которые нарастали во мне месяцами. Вслед за этим его губы стали ласкать мои щеки, стирая с них слезы и дождь, затем проложили дорожку поцелуев по горлу. Внезапно он замер, как если бы мучительно боролся с собой, с резким стоном оттолкнул меня и отвернулся.

– Что случилось? – спросила я.

– Я не могу больше пить твою кровь.

– Почему?

– Я пил ее уже трижды. У каждого человека свой порог переносимости и стойкости. Если я возьму еще, ты можешь стать подобной мне, но не в далеком будущем, после смерти, как думает Ван Хельсинг. Перемена может наступить и унести твою жизнь намного раньше, чем тебе хотелось бы.

Я тихо ахнула, пытаясь совладать со страхом.

Он вздохнул, покачал головой, криво усмехнулся и продолжил:

– Со дня нашей встречи я напрягал все силы и волю, чтобы держать руки и зубы подальше от тебя, но этому пора положить конец. Быть в твоем обществе – уже немалая награда, даже если я не смогу вновь ощутить вкус твоей крови или заняться с тобой любовью.

Мои щеки покраснели при упоминании о занятиях любовью. По правде говоря, я не раз предавалась им в фантазиях, с тех пор как встретила мистера Вагнера, когда была еще невинной девушкой. Даже тогда это казалось скандальным; но теперь я замужем. Я никогда не… Это немыслимо.

Николае резко посмотрел на меня, очевидно прочитав мои мысли, отчего я покраснела еще больше. Он взял мои ладони, поднес к губам, поцеловал и сказал:

– Расслабься, Мина. Я понимаю, что твои желания противоречат вашему нелепому викторианскому чувству приличия и морали. Если твое сердце принадлежит мне…

– Принадлежит.

– Тогда я готов пока не требовать большего.

Дождь продолжал струиться с деревьев. Я промокла насквозь и дрожала. Дракула взглянул на меня, как будто только что понял, насколько я замерзла. Он посмотрел наверх и медленно махнул рукой с глубокой сосредоточенностью, которая отозвалась в моей душе легкой дрожью. Внезапно над нами и вокруг нас образовался невидимый защитный купол. Хотя дождь продолжал идти, непосредственно рядом с нами он прекратился, а воздух потеплел. Через несколько мгновений наша одежда и волосы совершенно просохли.

Дракула указал на упавший ствол дерева. Мы сели. Я долго молчала, переполненная чувствами, наконец произнесла:

– Что же нам делать? Я не могу ни бросить мужа, ни отказаться от тебя. Я пыталась, но это не в моей власти. Я также не могу оставаться в стороне и смотреть, как мои друзья губят тебя.

– Этому не бывать.

– Но в этот самый миг они разоряют твои дома. Они намерены испортить все твои ящики с землей.

– Я знаю. Мне следовало остаться и защищать свою собственность… но тогда я мог убить одного из них или всех, а ведь обещал тебе этого не делать.

– Спасибо.

– К счастью, я не так уязвим, как они думают. Многие из найденных ими ящиков – фальшивки. У меня есть другие укрытия, которые они не обнаружили. В них я перенес свою добрую трансильванскую землю.

– Что случится, если они найдут их?

– Они не должны их найти. – Он взял меня за руку. – Это война, Мина. Чтобы ее выиграть, необходимо знать и понимать уязвимые места противника. С этой целью я провел множество часов в Круглом читальном зале Британского музея, увенчанном медным куполом, за изучением трудов доктора Ван Хельсинга. Он опубликовал множество статей по самым разным предметам. Меня позабавило его утверждение, будто он является опытным гипнотизером. Предлагаю этим воспользоваться.

– Но как?

– У меня есть план, способ убедить твоих мужчин прекратить охоту. Ты сможешь остаться со своим мужем, если захочешь, а я попрежнему буду в безопасности. Мы должны обмануть их – убедить, будто я бежал из страны.

– Как это сделать?

Дракула изложил мне подробности придуманного им плана, простого, но весьма изобретательного замысла. Помимо прочего, я должна была попросить профессора воспользоваться своими гипнотическими силами и погрузить меня в транс.

– А это не опасно? – с сомнением спросила я. – Если я позволю себя загипнотизировать, то смогу открыть правду о своих чувствах к тебе, а также обо всем нашем плане.

– Можешь, если Ван Хельсинг действительно окажется искусным гипнотизером, в чем я лично сомневаюсь. У меня большой опыт в данном искусстве, Мина, и я могу научить тебя некоторым предосторожностям. Я все время буду у тебя в голове на случай, если возникнет хоть малейшая опасность, и скажу тебе, что говорить.

– У меня почти нет опыта театральной игры, не считая школьных пьес.

– Я в тебя верю. Я слышал, как ты выдавала монолог прошлой ночью, когда я покинул комнату. Ты сочинила поразительную историю о нашей встрече. – В его глазах вспыхнула искра, и он передразнил, как я изображаю отвратительное чудовище: – Ты была моей щедрой виноградной давильней, а со временем станешь верной спутницей и помощницей. Когда мой разум скажет: «Приди!», ты пересечешь землю и море, повинуясь моему приказу!

– Ах! Мне стыдно вспомнить, что я им наплела. Боюсь, эта история лишь обострила их жажду мести. – Я закрыла лицо ладонями.

– Это было крайне оригинально, но несколько мелодраматично.

Я отвернулась, обдумывая его предложение. Могу ли, должна ли я попытаться помочь ему?

А разве я могу отказаться?

Я знала, как сильно Джонатан и остальные боятся и презирают его. Если я не стану сражаться на стороне Николае, он может погибнуть. Это не только разобьет мне сердце. Неизвестно, кто из моих друзей сможет выйти живым из подобной битвы. Я казалась себе Еленой Троянской, разрывающейся между двумя возлюбленными, оказавшимися на грани войны. Я обожала Джонатана, мне нужна была та славная жизнь с ним и детьми, о которой мы мечтали. Но я любила и Николае. Я не могла быть верна обоим мужчинам сразу. Мне оставалось не изменять только себе самой и следовать зову своего сердца, которое повелевало сделать все, чтобы уберечь обоих возлюбленных от опасности. Возможно, я была слепа, слишком влюблена, чтобы мыслить здраво, но не могла поступить иначе.

– Николае, я сделаю что угодно, лишь бы помочь тебе. Но мужчины думают, что я обречена стать вампиром после смерти. Даже если они поверят, что ты покинул Англию, боюсь, они последуют за тобой и не откажутся от поисков, пока будут считать тебя живым.

– Ты должна убедить их в обратном. Я никогда не вернусь. Они обязаны позволить тебе прожить отпущенный срок. Когда ты умрешь, то не будешь представлять ни для кого опасности.

– Как мне добиться этого?

– Велев пронзить тебя колом, если ты воскреснешь.

– Ты, верно, шутишь!

– Подобное обещание не отяготит их совесть. Они охотно проделали подобное с Люси. Но тебе нечего бояться. Ведь ты не воскреснешь, сама того не захотев, не решив стать моей по доброй воле. Если это произойдет, обещаю: будь то через девять или девяносто девять лет, я приду за тобой, Мина, заберу тебя в тот же миг, когда ты ляжешь в могилу.

Я поразилась подобной мысли. Все это попрежнему казалось мне фантастичным. Возможно ли такое? Неужели я смогу быть верной обоим возлюбленным? Прожить сперва одну жизнь, а затем другую?

Существует ли иной выход из ловушки, в которой я очутилась?

Затем перед моим мысленным взором предстал образ из сна, гротескное видение Люси, которая обернулась омерзительным шипящим вампиром. Я вспомнила страдальческий голос доктора Сьюарда. Он излагал им историю ужасного существа, в которое превратилась Люси, в своем фонографическом дневнике. Я невольно содрогнулась и спросила себя, действительно ли хочу стать вампиром, даже если это сулит мне вечность в объятиях Дракулы.

– Это будет вечность блаженства, – возразил он на мои безмолвные сомнения. – Я не стану тебе лгать. Цена высока. Но я вручу тебе дар, Мина, о котором большинство людей не смеет и мечтать.

– Дар? – неуверенно переспросила я.

– Да. В бессмертии сокрыто великое могущество. Тебе нравится учиться, Мина. Подумай о своих возможностях. Сколько ты узнаешь и сделаешь, имея в своем распоряжении вечность!

– Должна признаться, мысль о безграничном времени действительно волнует. Я смогу прочесть все книги в твоей библиотеке, даже в Британском музее!

– Ты сможешь научиться играть на фортепиано не хуже Бетховена, Моцарта и Шопена.

– Своими глазами увидеть невероятные изобретения будущего. Познакомиться со своими праправнуками.

– И менять свой облик. Ты сможешь выглядеть прапрабабушкой или вечно юной и прекрасной, как сейчас, никогда не заболеешь и не умрешь.

– Но это неправда. Ты мертв.

– Я не мертв, – возразил он. – Я нежить. Это совсем другое. Теория эволюции Дарвина в действии: выживают самые приспособленные и образуют новый вид.

Я взглянула на него и добавила:

– Которому неведома смерть.

– Именно.

– Но… ты сказал, что долгие столетия был одинок.

– С тобой я забуду об этом.

– Тебя боятся и преследуют.

– Мы поселимся там, где нас не узнают.

– А если я стану такой, как Люси и твои сестры? Я не хочу творить зло.

– Этому не бывать. Ты станешь самым милым, прелестным и великодушным вампиром, который когдалибо украшал лик земли.

– Откуда ты знаешь?

– Потому что я проведу тебя по этому пути шаг за шагом, моя дорогая, и научу всему, что знаю сам. Со временем ты станешь такой же могущественной, как я.

Я изучала его лицо, такое прекрасное, совершенное в каждой своей черточке. Еще неделю назад я не верила в существование вампиров, теперь же понимала, что они не только реальны, но и не обязательно являются порочными, злыми и беспощадными существами, каких описал профессор. В Дракуле таится зло, но он борется с ним, обладает и сердцем, и совестью. Разве Николае так уж отличен от множества известных мне людей? Ему нужна кровь, чтобы жить, но он нашел способ питаться, никого не убивая. В большинстве случаев жертва даже не помнит о случившемся. Что ужасного в том, чтобы жить вечно подобным образом? Особенно рядом с таким мужчиной?

– Ты правда готов ждать меня девяносто девять лет? – спросила я.

– Что такое девять десятилетий по сравнению с вечностью?

– Если я умру старухой… ты попрежнему будешь желать меня?

– Ты забыла, что я и сам старик. Я всегда буду желать тебя.

– Если я стану нежитью, обмен кровью вновь будет безопасным?

– Совершенно. Мы сможем потакать своим прихотям в любое время, просто ради удовольствия.

Перед этим соблазном было трудно устоять.

– Ты сказал: до того как дьявол изменил тебя. Что ты имел в виду? Сколько тебе лет? Кем ты был, прежде чем стать вампиром?

– Ах! Это очень долгая история, которую я приберегу для другого раза. – Он поцеловал меня на прощание и с неохотой произнес: – Мне пора. У меня много дел.

Он помог мне встать и взмахнул ладонью, снимая невидимый купол, который защищал нас от дождя. Ливень прекратился, но вода стекала с деревьев, пока мы спешили через лес по короткой дороге, которая, по уверениям Николае, вела прямо к деревне. Зная, что он сегодня же намерен явиться перед моими друзьями, я выразила тревогу о безопасности как его самого, так и моего мужа с товарищами. Дракула заверил меня, что никому ничего не грозит.

– Они увидят тебя таким же, как я?

– Нет. Крайне важно, чтобы они узнали во мне старика, виденного прошлой ночью, с которым твой муж познакомился в Трансильвании.

– Джонатан уже видел тебя молодым, хотя, возможно, и не настолько: в часовне в твоем замке, когда твои волосы были серыми, а не белыми. Две недели спустя мы встретили тебя на Пикадилли, у ювелирной лавки.

– Что я делал?

– Пристально разглядывал красивую женщину в большой круглой шляпе, сидевшую в открытом экипаже.

– Да, припоминаю. Женщина в большой круглой шляпе. Она была очень красива. Однако если бы я знал, что ты рядом, то пристально смотрел бы на тебя.

– Я не догадалась, что это ты. Ты выглядел по меньшей мере лет на пятьдесят. И твое лицо… Оно напугало меня.

– В тот день меня не слишком беспокоил мой облик. Меня пропитывала горечь. Я думал, что утратил тебя навсегда.

Мы дошли до края леса. Дракула коснулся моего лица, глядя с такой любовью, что я просто не могла вообразить его жестоким.

– А tout а l'heure,[18] любовь моя. Я должен вернуться в Карфакс, чтобы подготовиться к поездке в Лондон. – Он поцеловал меня на прощание. – Увидимся, как только это будет безопасно. Я всегда в твоих мыслях.

На деревенском телеграфе я по просьбе Дракулы отправила телеграмму, адресованную доктору Ван Хельсингу в доме на Пикадилли, где, по моим сведениям, должны были находиться мужчины.

ПЕРФЛИТ, 3 ОКТЯБРЯ 1890 ГОДА

ВАН ХЕЛЬСИНГУ И КОМПАНИИ. ЖДИТЕ Д. ОН ТОЛЬКО ЧТО, В 12.45, ВТОРОПЯХ ПОКИНУЛ КАРФАКС И ПОСПЕШИЛ НА ЮГ. ПОХОЖЕ, СОБИРАЕТСЯ С ОБХОДОМ. МИНА

Затем я вернулась в лечебницу. Я знала, что должна найти себе занятие, не то сойду с ума от беспокойства. Весь день я расшифровывала последние записи Джонатана и доктора Сьюарда, которых накопилось в избытке.

Я приостановила работу, чтобы прослушать сбивчивое фонографическое изложение событий прошлой ночи, когда мужчины вломились в мою комнату и обнаружили меня с Дракулой. Я побледнела от испуга, когда доктор Сьюард пересказал мои выдумки, в которых Николае представал поистине ужасным чудовищем. Мне не оставалось иного выбора, кроме как перепечатать эту ложь от начала до конца.

Время пролетело незаметно, и часы в передней пробили четыре. Мужчины обещали вернуться до заката, который должен был наступить через часдругой. Я встала и принялась тревожно расхаживать, гадая, что случилось.

В этот миг в моей голове раздался голос Дракулы:

«Успокойся, Мина. Первый этап прошел в точности по плану».

«Никто не пострадал?» – спросила я.

«Ни на ком ни царапины. Твоя телеграмма сработала. Мужчины поджидали меня на Пикадилли. Вот бы мне всегда попадались такие неумелые противники! Я устроил для них замечательное представление, прежде чем скрыться».

«Где ты сейчас?»

«Собираюсь приступить ко второму этапу. Всего хорошего. Я люблю тебя».

Мужчины гуськом вошли в дом с последними лучами солнца. Встретив их у передней двери, я увидела на лицах смешанные чувства. Доктор Ван Хельсинг казался самым бодрым из всех, в то время как Джонатан выглядел совершенно убитым. Мне было больно смотреть на него. Еще прошлым вечером он был счастливым мужчиной с решительным, оптимистичным, юным лицом. Сегодняшний Джонатан выглядел изнуренным, старым и осунувшимся, в его глазах поселилась пустота, а лицо избороздили морщины горя. Однако энергия попрежнему била ключом. Он казался кремнем или артиллерийским орудием, с трудом сдерживающим внутреннюю силу, готовым взорваться и действовать при малейшей провокации.

– Что случилось? – спросила я, испытывая искреннее беспокойство о нем и не в силах сохранять невинный вид.

– Он появился, но ушел, – ответил Джонатан с несчастным, хмурым видом.

При виде шрама на моем лбу он быстро отвернулся. Я все понимала. Шрам напоминал ему о том, что я якобы осквернена, а он не сумел защитить меня.

– Да, злодей сбежал, – признал доктор Ван Хельсинг. – Но мы многое узнали и изрядно преуспели, нашли и уничтожили его ящики, кроме одного.

– Вы должны мне все рассказать, – взмолилась я.

За ужином мужчины угостили меня историей о своих сегодняшних приключениях.

– Мы позаботились обо всех ящиках в часовне в Карфаксе, – сообщил доктор Сьюард. – Набили их гостиями и сделали бесполезными для него.

– Я нанял слесаря, чтобы забраться в дом графа на Пикадилли, – дополнил лорд Годалминг. – Пришлось притвориться, будто здание принадлежит мне, а я потерял ключ. Мы обнаружили там восемь ящиков с землей. Потом я и Квинси нашли и уничтожили еще по шесть ящиков каждый в его домах в МайлЭнде и Берменси. В смысле… мы сделали их бесполезными для вампира.

– А затем поспешили обратно на Пикадилли, где узнали о вашей телеграмме, миссис Харкер, – вставил мистер Моррис.

– Вы сказали, что граф отправился из Карфакса на юг, – пояснил доктор Ван Хельсинг. – Поэтому решили, что он сперва навестит остальные дома, чтобы проверить, все ли в порядке. Мы залегли в засаде. Наконец он явился.

– Похоже, граф был готов к неожиданностям, по крайней мере опасался их, – сказал Джонатан. – Очень жаль, что мы не составили лучшего плана нападения, но все же я пощекотал Дракулу своим ножом кукри.[19]

Я тревожно ахнула, поскольку видела этот нож, который муж унаследовал от отца. У него было длинное кривое лезвие, которое равно могло резать и сечь и служило грозным оружием.

– Графа спасла только его дьявольская проворность, – заметил доктор Сьюард. – Секундой позже – и острое лезвие рассекло бы его сердце.

– А так оно всего лишь вспороло карман демона, и на пол полился мощный поток банкнот и золотых монет, – сказал мистер Моррис.

– Мы двинулись на него с крестами и освященными лепешками, – продолжил лорд Годалминг. – Граф в страхе попятился и выбросился в окно, после чего грязно выругался в наш адрес.

– Мы отправились за ним, но потеряли его из виду! – яростно воскликнул Джонатан, тыкая вилкой в кусок мяса на тарелке. – Он сбежал. Сбежал! А ящики с землей еще не закончились. Один мы так и не нашли. Если граф решит затаиться, то сможет водить нас за нос годами!

– Этому не бывать, друг мой, – твердо сказал доктор Ван Хельсинг. – Мы найдем недостающий ящик, и все будет хорошо. Мы разорили все укрытия графа, кроме последнего, и коечто узнали. По правде говоря, очень много! Он боится нас! Давайте подождем его ответного шага.

В ту ночь профессор набил мою спальню чесноком, по его словам, «чтобы оградить от прихода вампира», и заверил, что я могу наслаждаться безмятежным сном. Он также дал мне колокольчик, чтобы я призвала на помощь в случае опасности. В качестве дополнительной предосторожности лорд Годалминг, мистер Моррис и доктор Сьюард по очереди несли караул у двери нашей спальни, несмотря на мои настояния, что это совершенно излишне.

Едва моя голова коснулась подушки, как в ней раздался голос Николае:

«Ну как, мое скромное представление имело успех?»

«Ты произвел прекрасное впечатление», – мысленно ответила я и улыбнулась.

«Я чувствую, как ты улыбаешься. Жаль, не вижу этого».

Я подавила изумленный вздох и поинтересовалась:

«Как работает эта связь между нами? Ты можешь читать мои мысли в любое время или только если я посылаю их тебе?»

«Теперь я могу воспринимать их постоянно, дорогая».

Я была захвачена врасплох. Хочу ли я, чтобы все мои мысли становились известны? Однако ничего иного мне не оставалось.

«Почему я не слышу все твои мысли?»

«Ты еще новичок. Нужно время. Ты услышишь меня, когда понадобится, обещаю. А теперь мне пора. Я должен многое подготовить. Ты знаешь, что делать?»

«Да».

«Тогда до встречи. Добрых снов. Я разбужу тебя, когда настанет время».

В три утра мысли Николае пробудили меня от глубокого забытья. Я села в постели, протирая глаза и вспоминая, что необходимо сделать.

С бьющимся от предвкушения сердцем я коснулась плеча мужа и торопливо прошептала ему на ухо:

– Джонатан, проснись.

– В чем дело? – Он сел на кровати, сонный, но встревоженный. – Чтото случилось?

– Нет. Но ты должен позвать профессора. Мне в голову пришла одна мысль. Я должна немедленно увидеться с ним.

Джонатан передал мое послание доктору Сьюарду, который нес вахту. Через несколько минут явился доктор и все остальные, облаченные в домашние халаты.

Пока мужчины ждали в дверях, изнывая от любопытства, профессор спросил:

– Чем могу помочь, мадам Мина?

– Вы сказали, что между мной и графом Дракулой возникла мысленная связь. Давайте проверим, так ли это. Я хочу, чтобы вы меня загипнотизировали.

ГЛАВА 18

– Загипнотизировал тебя? – с тревогой повторил Джонатан.

– Да. Возможно, я сумею нам помочь, узнав, где он находится.

– Превосходно, мадам Мина. – Лицо доктора Ван Хельсинга просияло. – Превосходно.

Он жестом велел Джонатану и остальным отойти, а мне – сесть на краю кровати. Не проронив больше ни слова, профессор пристально уставился на меня и начал медленно водить ладонями перед моими глазами. Он выглядел весьма комично в своем темнофиолетовом атласном халате, размахивая руками, подобно сумасшедшему медиуму. Я с трудом сдерживала смех, однако напомнила себе о важности своей миссии, и также пристально уставилась на него, в то же время слушая ободряющие мысли Дракулы у себя в голове. Затем я закрыла глаза и постаралась сидеть неподвижно, притворяясь, будто попала под влияние профессора.

– Можете открыть глаза, мадам Мина, – тихо произнес он.

Я повиновалась, изобразив отстраненный вид – надеюсь, вполне достоверно.

Доктор Ван Хельсинг жестом велел остальным мужчинам войти. Они молча встали у изножья кровати.

– Где вы? – низким голосом спросил доктор Ван Хельсинг.

– Не знаю, – сонно ответила я. – Все так странно.

– Что вы видите?

– Ничего. Вокруг темно.

Доктор Ван Хельсинг кивком велел Джонатану поднять шторы. Занималась заря, комнату залил розовый свет.

– Что вы слышите? – очень терпеливо спросил профессор.

– Вокруг журчит вода и плещут невысокие волны. Я слышу их снаружи.

– Так вы на корабле? – удивился он.

– О да!

Мужчины хором ахнули. Хотя мой взгляд был стеклянным и несфокусированным, я заметила, как они напряженно переглянулись.

– Что еще вы слышите? – подтолкнул меня профессор.

– Над головой стучат башмаки, люди ходят взад и вперед. – Я вспомнила свое недавнее морское путешествие на континент. – Скрипит цепь, громко звякает защелка кабестана, заскакивая на зуб храповика.[20]

– Что вы делаете?

– Лежу неподвижно, даже слишком. Это все равно что смерть!

Я заметила, что солнце встало. По мнению доктора Ван Хельсинга, в этот миг моя мысленная связь с Дракулой должна была прерваться. Потому я умолкла, закрыла глаза и задышала глубоко и тихо, как будто во сне.

Доктор Ван Хельсинг опустил ладони мне на плечи и осторожно уложил на кровать, головой на подушку. Несколько мгновений я притворялась, будто сплю, затем с долгим вздохом потянулась и села, как если бы проснулась и с удивлением обнаружила, что все собрались вокруг меня.

– Я говорила во сне? – невинно поинтересовалась я.

– Ты была загипнотизирована, моя дорогая, – пояснил Джонатан. – Как сама и предложила. Все получилось просто замечательно.

– Ой! Что я сказала?

Профессор быстро изложил суть беседы, затем мужчины возбужденно заговорили все разом.

– Он на корабле! – вскричал мистер Моррис.

– Дракула бежит! – добавил лорд Годалминг.

Мужчины немедленно бросились к двери, но были остановлены спокойным голосом профессора:

– Постойте, друзья мои. Этот корабль, где бы он ни был, снимался с якоря, когда она говорила. Множество судов в этот самый миг покидают ваш огромный лондонский порт, и мы не знаем, какой из них нужен. Но, благодарение Господу, теперь у нас есть ключ! Мои подозрения оправдались. Он спасается бегством! У него остался всего один ящик земли, и группа мужчин преследует его по пятам, точно охотники – лису. Вампир понял, что в Лондоне ему нет места, и покинул Англию. Он совершил необходимые действия и подготовил последний ящик земли к отправке. Для этого Дракула взял те деньги, которые полились из его карманов! Вот почему он так спешил, когда мы в последний раз его видели. Граф боялся, как бы мы не пленили его до заката, пока силы нежити невелики! Наш враг возвращается в свой замок в Трансильвании. Можно считать, что огромная огненная рука начертала это на стене!

Тут по моим губам скользнула едва заметная улыбка удовлетворения, поскольку именно это мы с Николае хотели им внушить. Однако Джонатан немедленно воскликнул:

– Мы не можем позволить ему сбежать и должны отправиться за ним!

– Несомненно, – согласился доктор Ван Хельсинг. – Но старый лис непрост, и нам тоже необходимо прибегнуть к хитрости. Спешка ни к чему. Нас разделяет морской простор, который он не сможет преодолеть, даже если пожелает, пока судно не коснется земли. Ведь вампиры не могут самостоятельно пересекать проточную воду, по крайней мере, если верить легендам. Следовательно, он останется на корабле, пока тот не достигнет безопасной гавани. Это даст нам время выяснить название судна и маршрут его следования. Затем мы составим план и пустимся в погоню.

Я предвидела подобную реакцию, подготовилась к ней и мило спросила:

– Но зачем преследовать Дракулу? Он сбежал на континент. Его больше нет. Давайте просто отпустим графа!

– Ни за что! – рявкнул доктор Ван Хельсинг.

– Но почему? Он навсегда покинул Англию. Больше нечего опасаться.

– Совсем напротив, любезная мадам Мина. Он может жить столетиями, а вы всего лишь смертная женщина. Разве вы забыли о клейме на своем лбу? Он пометил вас. Теперь время – ваш злейший враг. Ведь вы пили его кровь.

Я знала, что это неправда, но невольно коснулась рукой шрама, который все еще был красным и болезненным.

– Возможно, ваша теория ошибочна, профессор.

– Она верна.

Я сказала не все, что хотела, но доктор Ван Хельсинг прервал меня, позвонив к завтраку, за которым вступил с мужчинами в дискуссию о способах разузнать о погрузке Дракулы, которые они намеревались испробовать в то же утро. Я поняла, что придется подождать и продолжить обсуждение этой темы в другой раз.

После завтрака профессор отправился в лондонский порт вместе с остальными мужчинами, за исключением Джонатана, который решил остаться дома, чтобы приглядывать за мной и не давать мне скучать. Сперва мне было немного неловко в обществе мужа. Я опасалась, что неосторожным замечанием выдам свою связь с Дракулой, и в то же время была рада редкой возможности побыть вместе. С тех пор как покинули Эксетер, мы впервые остались одни, не считая кратких мгновений в тиши нашей спальни, и могли спокойно поговорить.

Утро мы провели за чтением газет. Пока я печатала последние дневниковые записи и отчеты, Джонатан разложил бумаги в должном порядке и стал просматривать их, чтобы убедиться, что мы ничего не упустили. Покончив с этим, мы решили немного отвлечься и прогуляться до деревни.

Мы шли по лесной дороге и полной грудью вдыхали бодрящий осенний воздух. На деревьях пели птицы, вдали блеяли овцы. Казалось невозможным поверить, что мы вовлечены в эту странную мистическую драму, которая так изменила наши жизни. По легкой походке и расслабленному лицу Джонатана я видела, что он тоже наслаждается мгновением отдыха от общей заботы.

– Отъезд графа подарил нам немного времени, – чуть улыбнулся Джонатан. – Приятно думать, что эта ужасная опасность больше не угрожает нам каждое мгновение.

– Да.

Его взгляд упал на мой лоб, и улыбка увяла.

– Я горько сожалею о том, что с тобой случилось, Мина. Если на свете когдалибо существовала безупречная женщина, то это ты, моя несчастная бедняжка.

– Я не святая, Джонатан. – Мои щеки вспыхнули. – Я так же далека от идеала, как и любая женщина.

– Не говори ерунды. Ты ангел. Несомненно, Господь не позволит миру обеднеть, утратив такого славного и доброго человека, как ты. На это я уповаю. Эта надежда поддержит меня в грядущие мрачные времена. – Он взял меня за руку. – Теперь у нас есть путеводная цель. Возможно, мы орудие высшего блага.

Мой румянец разгорелся еще ярче. Ах! Если бы Джонатан знал, что я уже натворила и еще намерена сделать! Если бы он был посвящен в чувства, которые я питаю к его сопернику, то, конечно, отпрянул бы со страхом и презрением, возненавидел бы саму землю, по которой я ступаю.

«Расскажи ему, – молил голос разума. – Поведай все. Он твой муж и вправе знать правду».

Но в приступе отчаяния я поняла, что не могу ему открыться. Скажи я хоть слово, и все будет потеряно. Разразится война, и один из моих возлюбленных непременно погибнет, если не оба. Я заставила умолкнуть угрызения совести, мысленно сложив их в крошечную коробочку, полная решимости не думать об этом, сосредоточиться на настоящем, наслаждаться обществом Джонатана и погожим днем.

На главной улице деревни нас атаковали ароматы жареной свежей рыбы из гостиницы «Ройял», и мы не смогли устоять перед рекламой «всемирно известных рыбных ужинов». Нас расторопно усадили за уютный столик у огня, где мы отдали должное рыбе с жареным картофелем, подобной которой еще не пробовали.

– Мне не следовало отпускать тебя в Лондон, зная, что это существо гдето рядом, – сказал Джонатан во время еды.

– Откуда тебе было знать, что случится? Я рада, что приехала.

– Что же тут хорошего?

– Оставшись в Эксетере, я была бы парализована беспокойством. Так мы хотя бы вместе, и я могу попытаться помочь. Но есть и другая причина. Я уже несколько дней собираюсь коечто рассказать, но до сих пор не представлялось возможности. Я нашла свою мать и отца.

– Ты разыскала их? Где? Как? – Джонатан изумленно воззрился на меня.

Я рассказала ему о своей поездке в город в первый вечер, обо всем, что увидела и узнала – разумеется, за исключением того, что была не одна.

– Что ж, это превосходит все ожидания! – со смехом заявил Джонатан, когда я закончила рассказ. – Какое необычное и интересное происхождение! Мина, ты всегда уверяла, что в тебе течет королевская кровь. Похоже, ты была на волосок от правды. Ведь ты дочь лорда. Собираешься связаться с ним?

– Нет. Простое знание того, кто я и откуда взялась, уже ответило на множество вопросов. Я более чем довольна.

– Очень жаль, что твои мать и отец не могли пожениться, и какое горе, что она умерла. Мне бы очень хотелось с ней познакомиться.

– Знать ее, жить с ней под одним небом – это предел моих мечтаний.

– Мать – цыганка! Подумать только! Интересно, каким был ее народ.

– Боюсь, я никогда этого не узнаю.

– Неудивительно, что тебе так часто снятся сны, Мина. Вот откуда твои предчувствия.

– Не правда ли, это многое объясняет?

Мы засмеялись. Когда я вытирала руки салфеткой, мой взгляд упал на золотое обручальное кольцо, и мысли унеслись совсем в другом направлении.

– Джонатан, где ты взял деньги, чтобы купить мне обручальное кольцо?

– Помнишь груду монет, которую я нашел в замке Дракулы? Я взял немного золота. Я решил, что вправе это сделать после всех бед, пережитых по его милости.

– Я так и думала.

Забавно, что в конечном итоге именно Дракула заплатил за кольцо, навек связавшее меня с человеком, которого он презирал как соперника.

– При воспоминании о нашей свадьбе я всегда испытываю жгучий стыд, – произнес Джонатан. – Я был настоящей развалиной, едва мог шевельнуть пальцем. А ты оказалась такой храброй, никогда не жаловалась. Знаешь, я попрежнему хочу… когда все это закончится и ты перестанешь… – Его взгляд метнулся на мой лоб, и он твердо продолжил: – Когда наши жизни вновь будут принадлежать только нам, мы сыграем красивую свадьбу в прекрасной церкви, с подружками невесты, цветами, музыкой и всем, чего ты только пожелаешь.

– У меня уже есть все, чего я желаю, – заверила я. – Пышная свадьба нужна, чтобы порадовать гостей. У нас нет семьи и очень мало друзей. Быть вместе и двигаться в будущее рука об руку – мне больше ничего не нужно для счастья.

Джонатан тепло улыбнулся, потянулся через стол, накрыл мою ладонь своей и сказал:

– Ты сокровище, Мина. Мне очень повезло, что я тебя встретил.

– Это мне повезло.

После обеда мы в приподнятом настроении прогулялись по главной улице деревни. Джонатан заметил, что в булочной продаются крошечные пирожные со сливами – моя давняя слабость, – и непременно пожелал их купить. Мы насладились восхитительным угощением на скамейке в небольшом парке с видом на реку, бросая крошки уткам и гусям, которые толпились у наших ног на поросшем травой берегу. Когда мы возобновили прогулку, Джонатан остановился рядом с дверью небольшого универсального магазина, у стойки с тростями. Он взял в руки одну из них и спросил:

– Что скажешь, Мина? Это последний писк моды. Вдруг трость добавит мне респектабельности и важности. – Он принял нелепо напыщенную комичную позу.

– Возможно. – В моей груди заклокотал смех. – Теперь ты важный солиситор.

– Намного существеннее тот факт, что ты теперь жена важного солиситора.

Мое внимание привлекла выставка старых книг на витрине.

– Смотри, – указала я на красивый тонкий томик, который сразу бросился мне в глаза. – Это «Полное собрание сонетов Уильяма Шекспира». Я всегда о таком мечтала.

– Давай зайдем и посмотрим. – Джонатан вернул на место трость, толкнул дверь в магазин и придержал ее для меня.

– Наверное, книга дорогая.

– Неважно.

Мы вошли в магазин, и Джонатан велел продавцу достать томик с витрины.

– Это довольно старая книга, но в превосходном переплете. – Продавец назвал цену, которую я сочла совершенно непомерной, но Джонатан и глазом не моргнул, а только безмолвным кивком велел продавцу передать книгу мне.

Я взяла томик в руки, погладила мягкую бутылочнозеленую кожу обложки, тисненые золотые буквы названия, затем осторожно перелистала страницы с золотым обрезом, восхищаясь прекрасным качеством бумаги, мастерством наборщика и знакомыми любимыми стихами.

– Тебе нравится? – спросил Джонатан.

– Просто чудо.

– Мы берем ее, – заявил муж.

Когда продавец удалился, чтобы завернуть книгу, я улыбнулась и сказала:

– Спасибо, дорогой. Я буду бережно хранить эту книгу до конца своих дней.

– Хорошо, что ты на нее указала. Так приятно снова видеть твою улыбку.

Ранним вечером мы устроили общее собрание в кабинете доктора Сьюарда, и разведчики сообщили все, что сумели выяснить за день.

Доктор Ван Хельсинг пояснил, что найти корабль, на котором сбежал граф, оказалось на удивление просто. В регистре Ллойда было указано лишь одно судно, которое направлялось в Черное море и подняло якорь с приливом, – «Царица Екатерина». Наведенные на пристани справки, которые включали подкуп докеров вином и звонкой монетой, выявили следующее: высокий худой мужчина, одетый во все черное, за исключением броской соломенной шляпы, уплатил капитану «Царицы Екатерины» за перевозку прямоугольного ящика, достаточно большого, чтобы вместить гроб. Тот же мужчина лично привез ящик и спустил его с повозки без чьейлибо помощи, хотя груз был настолько тяжелым, что понадобилось несколько мужчин, чтобы погрузить его на борт.

Мужчина попросил капитана повременить с отплытием, пока он не уладит несколько других дел, каковая просьба вызвала громкий ропот моряков.

– Вам придется чертовски поторопиться, – крикнул капитан. – Потому что мой корабль отплывет из этого чертова порта до наступления чертова отлива.

Вскоре с реки поползла тонкая дымка, сгущаясь в плотный туман, который совершенно окутал «Царицу Екатерину». Стало ясно, что корабль не отойдет от причала в назначенный срок. Вода поднималась все выше и выше. Капитан неистовствовал. Затем, на самом пике прилива, мужчина в черном поднялся по трапу с необходимыми бумагами о выгрузке ящика в Варне и передаче его означенному в документах посреднику. Немного постояв на палубе, мужчина исчез. Туман растаял, и судно отправилось в путь с отливом.

Я улыбнулась, услышав о тактике Николае. Он привлек к себе внимание всеми возможными способами: надев шляпу не по сезону, завязав спор с капитаном на виду у грузчиков, подняв ящик, слишком тяжелый для пары человеческих рук, и вызвав туман, который столь эффектно отложил отход судна. Тем самым он обеспечил, что его так называемое отплытие будет замечено и запомнено.

– Итак, дорогая мадам Мина, нам выпала небольшая передышка, поскольку враг наш покоится в своем ящике среди бурного моря, – заключил доктор Ван Хельсинг. – Мы погонимся за ним по земле, что намного быстрее, и встретимся, когда судно причалит в Варне.

– Вы уверены, что граф не сойдет с корабля раньше? – спросил Джонатан.

– Он ни за что не бросит свой последний ящик с землей, – ответил профессор. – У нас есть и более весомое доказательство: свидетельство вашей собственной жены, погруженной в гипнотический транс сегодня утром.

– Поскольку граф был изгнан из Англии, он должен верно понять преподанный урок, – вставила я. – Разве Дракула не станет впредь избегать нашей страны, подобно тому, как тигр обходит деревню, в которой на него устроили охоту?

– Ага! – воскликнул доктор Ван Хельсинг. – Ваше сравнение с тигром весьма удачно. Я разовью его. Тигр, хотя бы раз отведавший человеческой крови, больше не посмотрит ни на что другое. Он будет неустанно рыскать в поисках добычи. Чудовище, на которое мы ведем охоту, – такой же тигр. Не забывайте о его прошлом! При жизни Дракула был правителем и воином, который переходил турецкую границу и бился с врагом на его собственной земле. Враги вновь и вновь отбивали атаки, но он всегда возвращался, упорно и стойко. Дракула потратил десятилетия, если не века, чтобы перебраться в наш город, который таит для него множество соблазнов. Попомните мои слова! Возможно, мы прогнали его на время, но он обязательно вернется!

– Я считаю это крайне маловероятным и не вижу необходимости преследовать его далее, – настаивала я.

– Как это так? – вскричал доктор Ван Хельсинг. – Почему не видите необходимости? Но мы преследуем его именно в силу крайней нужды! Подумайте о людях, которых убьет это чудовище в своей родной стране! Он заразил вас, мадам Мина, так что со временем, после смерти, вы станете подобной ему. Это не должно случиться!

– А если вы ошибаетесь? Профессор, вы сказали, что я смогу прожить безмятежную жизнь, несмотря на то что пила кровь графа Дракулы. Лишь после моей смерти мы узнаем, представляю ли я угрозу для себя самой и человечества. Это так?

– Совершенно верно.

– Тогда почему бы просто не оставить все как есть? Если я действительно стану вампиром, как вы опасаетесь, то можно поступить со мной так же, как с Люси.

Мужчины в ужасе уставились на меня.

– Вы предлагаете подождать вашей смерти, а после разорить вашу могилу? – воскликнул доктор Сьюард. – Пронзить ваше сердце и отрезать вам голову?

– Да, если это будет необходимо для того, чтобы освободить мою душу. Но подобная крайность может не понадобиться.

– Ни за что! – крикнул Джонатан.

– Немыслимо! – добавил доктор Ван Хельсинг. – Мы не знаем, какой срок нам отмерен, мадам Мина, можем и не дожить до этого ужасного деяния.

– Надо покончить с этим сейчас, раз и навсегда, – заявил лорд Годалминг.

– Стереть его с лица земли, – одновременно произнес доктор Ван Хельсинг. – Если мы потерпим неудачу, Дракула сможет породить новый вид существ, путь которых будет залит кровью. Мы должны выступить против него, подобно древним крестоносцам, освободить вашу душу и отомстить за смерть прелестной женщины, которую он погубил, – мисс Люси!

– Дракула не убивал Люси! – страстно воскликнула я, вскакивая с места. – Ее погубили вы! Люси умерла, потому что вы слишком часто переливали ей кровь!

В комнате повисла тишина. Пять пар глаз ошеломленно смотрели на меня.

– Это правда. Вы дали ей кровь четырех мужчин! Существуют разные виды крови – вот что ее убило!

– Не говорите чепухи, – нетерпеливо отрезал доктор Ван Хельсинг. – Кровь есть кровь. У всех людей она одинакова.

– Этот монстр превратил ее в вампира, – яростно выплюнул доктор Сьюард. – Мы собственными глазами видели кошмар ее воскрешения.

– Конечно, – поспешно вставила я. – Но если вы продолжите идти по этому ужасному пути, боюсь, что одного из вас или даже всех ждет страшное несчастье. Пожалуйста! Ради моего блага, молю вас, прекратите охоту.

На этот раз все взгляды были прикованы к отметине на моем лбу. Мужчины обменялись через стол молчаливыми взглядами. Я почувствовала их сомнение, недоверие и поняла, что выдала себя. Мои слова стали основанием для подозрений. Пусть не в том, что я люблю Дракулу, но в том, что мы в сговоре. Так называемый монстр настолько отравил мою кровь, что я невольно принимаю его сторону, даже если это обрекает меня на проклятие.

– Полагаю, сегодня лучше ничего не предпринимать, – тихо сказал Сьюард.

– Дада. Утро вечера мудренее, – бесцеремонно заявил доктор Ван Хельсинг. – Завтра мы снова встретимся и постараемся прийти к верным выводам.

«План не сработал», – в смятении подумала я ночью, лежа в кровати.

«Частично сработал, – возразил в голове голос Дракулы. – Они решили, что я покинул страну».

«Да, но что толку, если мужчины настаивают на погоне за судном? Они перехватят ящик, увидят, что он пуст, поймут, что ты перехитрил их, и возобновят охоту со свежими силами».

«Несомненно».

«Они мне больше не доверяют».

«Я знаю. Прости».

«Что нам делать?»

«Подумать. Изобрести новый план».

На мгновение наша связь прервалась. Хотя окна были закрыты, снаружи доносились звуки ночи. Тихий стрекот сверчков. Ветер в деревьях. Далекий лай гончей. С закрытыми глазами я представила Дракулу. Этот красавец улыбался с такой сокровенной приязнью, что мне показалось, будто он способен заглянуть прямо в мою душу. Все же он оставался загадкой для меня. Мне столько нужно было понять, так о многом спросить, что я не знала, с чего и начать.

«Начинай с чего хочешь».

Я подавила смущенный смешок, виновато поглядев на Джонатана, который спал рядом. Привыкну ли я когданибудь к способности Николае читать мой разум, как открытую книгу, хотя сама почти не имею доступа к его мыслям?

«Хорошо. Когда ты родился?»

«В тысяча четыреста сорок седьмом году».

Я удивленно подсчитала в уме.

«Выходит, тебе… четыреста сорок три года».

«Я же говорил, что старик».

«Ты также обещал поведать мне, кем был в человеческой жизни и как стал вампиром. Расскажешь сейчас?»

«При личной встрече. Я приду к тебе в полночь».

«В полночь? Разве это безопасно?»

В его ответе послышался смех:

«Не бойся, моя драгоценная любовь. Никто меня не увидит, если я сам того не пожелаю».

До полуночи оставалось недолго. Я немного полежала в темноте, прислушиваясь к ровному дыханию Джонатана, разрываясь между любовью к нему и к Николае. Меня измучило постоянное чувство вины, порожденное этой аморальной двойственностью. Наконец я тихонько поднялась, оделась при лунном свете, проникавшем сквозь шторы, затем села в кресло в зоне для отдыха и принялась ждать.

Внезапно в дверные щели ворвалась стайка пылинок, которая собралась в тело Дракулы. Он махнул рукой в сторону Джонатана, и я упала в объятия любовника. Он поцеловал меня и закутал в свой длинный черный плащ.

«Куда мы направляемся?» – мысленно спросила я.

«В Карфакс. Там снова безопасно, поскольку они считают, что я уехал».

Подхватив меня на руки, он вышел на балкон и закрыл за нами створчатые окна. Я ощутила уже знакомый порыв холодного ветра, свист в ушах, вспышки образов и света, и мы вновь очутились в тайной гостиной Дракулы.

В комнате было так же тепло и уютно, как прежде. Почти все книги были распакованы и стояли на полках. Мой портрет попрежнему красовался на мольберте в углу. Николае подвел меня к открытому месту у бездымного огня, где, к своему изумлению, я увидела новенький фонограф на низком столике, с восковым цилиндром на оси. На слуховую вилку Дракула надел жестяной конус наподобие рупора.

– Ты купил фонограф? – удивленно спросила я. – А зачем этот конус?

– Чтобы усилить звук. Это поразительный механизм, но я придумал ему лучшее применение, чем просто записывать голос. Послушай.

Он включил инструмент. Несколько секунд раздавались шорохи; затем из конуса полились тихие звуки скрипки. Это была мелодия, которая очень много значила для меня: «Сказки Венского леса».

Я изумленно ахнула.

– Как тебе удалось?

Он молча кивнул на скрипку, которая лежала рядом, спрятанная в футляр.

– Не знала, что ты играешь на скрипке.

– Ты очень много обо мне не знаешь. – Он улыбнулся, заключил меня в объятия и встал в позицию для вальса. Мы начали танцевать под знакомую мелодию.

– Какая замечательная идея: записанная музыка! – с энтузиазмом воскликнула я. – Подумать только, чего можно достичь с ее помощью!

– Над качеством и громкостью звука еще нужно поработать. Уверен, что прямо сейчас ктото ломает себе голову над этим.

Он закружил меня по комнате. Хотя места было намного меньше, чем в павильоне, в котором мы в последний раз вальсировали вместе, танцевать с ним было настолько приятно, что я невольно засмеялась от радости. К моему крайнему изумлению, стены комнаты вдруг словно раздвинулись. Она росла, пока не превратилась в великолепный, ярко освещенный танцевальный зал, в котором не было никого, кроме нас.

Я грежу? Мне снится сон? Нет… Я знала, что это магия Дракулы, обман зрения… и наслаждалась каждой минутой. Все мои чувства кружились в вихре вальса. На время я совершенно забыла, где нахожусь. Не осталось ничего, кроме музыки, мужчины, не сводящего с меня глаз, и восхитительного танца в его объятиях.

Когда музыка закончилась, я перевела дыхание, улыбнулась Николае и сказала:

– Спасибо тебе за эту запись. Она чудесна. Я могла бы танцевать с тобой вечно и быть совершенно счастливой.

Он просиял. Я впервые увидела на его лице такую светлую и счастливую улыбку.

– Ловлю на слове, – сказал Николае и поцеловал меня.

Позже, когда мы сидели на диване у камина – комната вернулась к своим обычным размерам, – мои мысли обратились к насущной задаче. Праздничное волнение испарилось, сменившись унынием.

– Николае, я выполнила твою просьбу, позволила профессору меня загипнотизировать, попыталась прекратить охоту, но, боюсь, подвела тебя. – Я вздохнула.

– Ты выступила прекрасно, любовь моя. Это я потерпел поражение, недооценил врага. Мой план был несовершенным. Неважно. Мы выиграли немного времени. Полагаю, охотничья свора пока что не намерена покидать страну?

Я вздрогнула, услышав выражение «охотничья свора».

– Да, еще неделю или две. Они говорят, что «Царице Екатерине» понадобится по меньшей мере три недели, чтобы достичь Варны. Четверо мужчин собираются отправиться по земле. Так будет быстрее. По их словам, путь займет всего пять или шесть дней.

– Четверо?

– Профессор настаивает, что Джонатан должен остаться и приглядывать за мной, но тому, похоже, подобная мысль не по вкусу. Он хочет не только защитить меня, но и отомстить.

– Я его не виню, учитывая чувства к тебе и то, кем он меня считает. – Мы долго смотрели друг на друга в мерцании пламени, затем он напомнил: – Недавно ты спросила, кем я был и как стал вампиром.

– Да.

– Я обещал ответить. Боюсь, это не самая красивая история. Она случилась так давно, что почти утратила для меня значение. Ты уверена, что хочешь ее услышать?

– Да. Ты сказал, что не был Владом Цепешем, или Сажателем на кол, как многие его называли.

– Верно. – Он помолчал, затем взглянул на меня. – Влад был моим братом.

– Твоим братом? – изумленно переспросила я.

– За исключением Влада, я могу гордиться своей семьей. Я потомок древнего королевского рода. Наш отец был правителем Валахии.

– Значит, ты принц?

– Да… или был им. В тысяча восемьсот пятьдесят девятом году Валахия объединилась с Молдавией и образовалась Румыния. В эпоху, когда мой отец был королем, наша родина оказалась стиснута двумя могучими силами: Венгрией и Оттоманской империей. Правителям Валахии приходилось потакать обеим, чтобы выжить, заключая союзы с той из них, которая казалась более приемлемой на данный момент. Я был младшим из семи детей, имел трех братьев и столько же сестер, а родился на склоне дней своей матери, всего через несколько месяцев после того, как моего отца и старшего брата Мирчу убили.

– Ах!

– Вот видишь, я не знал своего отца, как и ты. Мои братья и сестры были намного старше меня. Я будто оказался единственным ребенком, родился на шестнадцать лет позже Влада. В это время его и моего брата Раду все еще держали в заложниках в Адрианополе, куда отец послал их в знак примирения с турецким султаном.

– Отец отдал твоих братьев в заложники? – пришла я в ужас.

– Да. Раду провел в плену много лет. Влада освободили, но я редко видел его. Большую часть детства я провел в одиночестве. Образование мне дала мать, умная и мягкосердечная трансильванская аристократка. В тысяча четыреста пятьдесят третьем году, когда мне было шесть лет, христианский мир был потрясен тем, что туркиоттоманы захватили Константинополь. Война пылала повсюду. Среди безумия и хаоса Влад захватил трон Валахии и начал свое страшное правление.

– Это правда, что он убил десятки тысяч людей?

– Возможно, более ста тысяч, прежде чем с ним было покончено, – с горечью ответил Николае. – Владу нравилось рассказывать истории о своей бесчеловечной жестокости во всех кровавых подробностях. Однажды утром, когда я был еще мальчиком, он разбудил меня на рассвете и заставил скакать с ним много часов, чтобы похвастаться своей последней победой. Во время скачки я уснул, а когда проснулся, то, к своему ужасу, увидел жителей целого города, насаженных на колья у стен, – тысячи и тысячи мертвецов.

– Боже праведный! – в ужасе воскликнула я.

– Сажание на кол было излюбленным, но не единственным его методом. Он сжигал и хоронил заживо, душил и увечил. Достаточно сказать, что список его пыток походил на перечень самого Сатаны. Он утверждал, будто мстит за смерть отца и брата, но большинство его жертв были нашими соотечественниками – женщинами, детьми, крестьянами и знатными господами, да кем угодно. Достаточно того, что поведение этих людей не укладывалось в его собственный жесткий моральный кодекс или же он считал их угрозой трону.

Я едва сдерживала приступы тошноты.

Николае с сомнением взглянул на меня и заметил:

– Я предупреждал, что это некрасивая история. Мне продолжать?

– Да.

Он встал и принялся расхаживать, говоря:

– Я ненавидел брата все больше и больше с каждым днем, но был молод. Мы с матерью и сестрами находились под его опекой и властью. Со временем он настоял, чтобы меня обучали подобно сыну европейского аристократа, то есть наставляли в искусстве войны, которое почиталось необходимым для христианского рыцаря. Убийство было противно моей природе. Влад иногда заглядывал с проверкой и поднимал меня на смех, требовал отбить выпад мечом, называл слабаком, бесполезным Дракулой, который никогда ничего не добьется. Я посвятил себя тренировкам с единственной целью: когданибудь вызвать брата на бой и убить его. Затем вмешался случай. Турки захватили Валахию. В то время мне было пятнадцать лет. Влад бросил нас и сбежал в Трансильванию, где его арестовали и посадили в тюрьму. Я предпочел не сдаваться туркам, помог матери и сестрам бежать, благополучно переправил их через горы в Трансильванию, герцогство, которым некогда управлял наш отец, и взмолился королю о помощи. Мать и сестры нашли убежище. Я отправился на войну и четырнадцать лет сражался за свободу своей родины на одном кровавом поле боя за другим. Однажды я услышал, что мой брат вышел из темницы и вернул себе трон. Он вновь принялся сеять ужас и смерть. Когда мне было двадцать девять, Влад привел к Бухаресту армию и позвал меня с собой против турок. Я согласился, собираясь убить брата, но, похоже, ктото опередил меня. Одни говорили, что его зарезали предателивалахи, когда он собирался смести турок с лица земли, другие – что Влад пал, защищаясь, окруженный своей верной молдавской гвардией. Я даже слышал, что турки послали его голову в Константинополь, где султан насадил ее на кол в свидетельство того, что дьявольское отродье наконец мертво. Но мой брат отнюдь не погиб на том поле боя, хотя прошло немало лет, прежде чем я узнал правду.

– Какую же?

– Он инсценировал свою смерть, чтобы спастись от врагов, которые намеревались убить его после возвращения на трон.

– Куда направился твой брат?

– Скоро узнаешь. – Лицо Николае пылало от жара, в глубине его синих глаз тлели алые угольки, а голос был полон такой горечи, что я вздрогнула. – Мы проиграли ту битву и отступили. С меня было довольно крови. Полагая, что брат мертв, я забросил меч подальше и вернулся в Трансильванию, намереваясь никогда больше не воевать. Мать моя умерла, а сестры жили в замке трансильванского боярина, члена привилегированного класса. Две из них вышли замуж за его сыновей. У одного тамошнего графа были две прелестные дочери, двойняшки Челестина и Сабина. Я влюбился в Сабину, и мы поженились.

– Поженились?

Он кивнул и с тоскою продолжил:

– Вскоре Господь благословил нас первенцем. Мы назвали мальчика Маттиасом, в честь отца Сабины. Челестина тоже вышла замуж и родила ребенка. Юные матери сияли от счастья. Все мы были очень близки и пять лет жили счастливо. Но потом наши судьбы переменились. Дочь Челестины среди белого дня исчезла со двора, на котором играла. Мы решили, что ее украли цыгане. Вскоре после этого в деревне появился странный мужчина.

– Странный мужчина? – Меня охватило дурное предчувствие.

– Я никогда его не видел, но много о нем слышал. Внезапно люди в деревне и на окрестных хуторах стали умирать. Их находили бледными и бездыханными, как будто из тел ктото выпил всю кровь, и с воспаленными алыми ранками на шеях – следами укусов.

– Ах! – Теперь я знала, к чему он клонит.

– Однажды ночью мне явился мой брат Влад. Я был потрясен, считал, что он давно мертв и погребен. Собравшись с мыслями, я спросил его, где он провел последние пять лет. С леденящим смехом Влад ответил, что путешествовал. Много лет назад, сидя в тюрьме, он узнал от старого монаха, что высоко в горах Трансильвании есть тайная школа Сколоманс, где сам дьявол учит избранных своему порочному ремеслу. Инсценировав смерть, Влад воспользовался подсказками старого монаха и отправился на поиски Сколоманс. Наконец он нашел ее. Однако школой управлял вовсе не дьявол, а очень старый, мудрый и искусный вампир по имени Соломон.

– Соломон? Как в Библии?

– Я думаю, это он сам и был.

Я уставилась на него и спросила:

– Хочешь сказать, что царь Соломон был вампиром?

– Он стал им.

Я знала историю Соломона. Он был мудрейшим царем своего времени, но имел порочные, извращенные, ненасытные аппетиты. Против воли Господа он собирал огромные налоги, снабдил свою армию лошадьми и колесницами, грешил идолопоклонством, держал тысячу жен и наложниц, в том числе чужестранок.

– Господь отвернулся от Соломона за его грехи и расколол царство надвое.

– Да. Поэтому Соломон решил найти другой способ вечного блаженства. У него было волшебное небесное кольцо, которое даровало ему власть как над добрыми духами, так и над демонами. С помощью этого кольца он изучил искусство магии, чтобы отыскать путь к бессмертию, и преуспел, хотя эксперимент пошел не так, как задумывалось. Соломон добился вечной жизни, но крайне дорогой ценой.

– Значит, он был первым вампиром?

– Возможно. Трудно сказать. Я знаю только, что он привык к своему новому облику и больше тысячи лет странствовал по миру, повсюду порождая легенды о странном существе, которое спит в холодной земле и питается кровью живых. Соломон постиг все тайны природы и погоды, изучил язык животных, все мыслимые заклятия и наконец обосновался на вершине горы в Трансильвании, где раскрывал свои секреты немногочисленным ученикам. Эти люди стали странствующими колдунамивампирами, известными как соломонары, или сыны Соломона.

– Я читала о соломонарах, но думала, что это миф, порождение румынского фольклора!

– Они совершенно реальны.

– Соломон взял твоего брата в ученики?

– Нет. Он увидел, что у Влада черное сердце, что тот применит полученные навыки во зло. Но мой брат был полон решимости стать вампиром. Он убил молодого соломонара, выпил его кровь до капли и добился своего. В новом облике вампира его природная кровожадность лишь усилилась. Со временем Влад решил вернуться домой.

– Так значит, ваш собственный брат изменил тебя и сестер? – в ужасе спросила я.

– Да. Они были прелестными молодыми женщинами, пока не попали в руки к Владу. У двух из них росли маленькие дети. Однажды ночью я вошел в комнату и увидел, что брат впился в горло моей сестры Луизы. Она была бледной и бездыханной. Его глаза пылали адским пламенем. Рты у обоих оказались перемазаны кровью. Я бросился на Влада, пытаясь спасти Луизу, но было уже поздно. Он отшвырнул ее и с ревом вонзил зубы мне в горло. Брат обладал силой двадцати мужчин. У меня не было ни единого шанса спастись. Жизнь утекала вместе с кровью. Когда я очутился на краю гибели, Влад решил со мной поиграть. Он спросил, не хочу ли я стать нежитью, подобно ему, предложил бессмертие или же гибель на месте. Я не понимал, между чем выбираю, знал только, что не хочу покидать эту землю, оставлять жену и ребенка. С последним вздохом я ответил: «Да. Пожалуйста. Спаси меня. Не дай мне умереть».

– Ах! – в муке воскликнула я.

Глаза Николае вспыхивали то синим, то алым. Все его тело дрожало от едва сдерживаемой ненависти.

– Брат вспорол себе запястье и заставил меня отведать его крови. Затем он завершил начатое: осушил меня до дна. Через два дня я проснулся в семейном склепе, рядом с телами сестер, и поднялся в полном недоумении. Кем я стал? Мои чувства изменились, внутри подымалась странная злоба. Я вышел из склепа, вернулся в замок, чтобы отыскать свою жену, прошел мимо слуги, который в ужасе отпрянул от меня. Я чуял запах его крови и изнемогал от жажды, взглянул в зеркало и не увидел своего отражения! Моя голова шла кругом от страха. Я превращался в нечто омерзительное и злобное, но не мог себя увидеть. Я нашел Сабину. При виде меня она завопила от страха, прижимая