Book: Атака Клоунов или сказ о том, как Сидорович бросил пить…



Атака Клоунов или сказ о том, как Сидорович бросил пить…

Атака Клоунов или сказ о том, как Сидорович бросил пить…

Александр Пуховский

Атака Клоунов

Или сказ о том, как Сидорович бросил пить…

Рассказ.

Умное лицо – ещё не признак

ума, господа…. Улыбайтесь!

О.Янковский «Тот самый Мюнхгаузен»

Дело было на Кордоне. Я, тогда ещё никому не известный новичок Петров Пётр Сергеевич, набирался понемногу опыта у бывалых сталкеров. Вместо платы за учёбу я выполнял для них небольшие поручения. Здесь все звали меня просто Петюня, может потому, что мне было всего восемнадцать лет, а может потому, что никто не воспринимал всерьёз. Две недели в Зоне – срок небольшой, но достаточный для того, чтобы либо гробануться, либо научиться смотреть под ноги и по сторонам… Мне же, по ходу, наука впрок не шла….

Как я оказался в Зоне? Да очень просто. Сколько себя помню, я всегда попадал в какие-то глупые ситуации. Когда я учился в ПТУ на последнем курсе, то из любопытства бросил в унитаз пачку дрожжей. Эффект получился презабавный…! Содержимым канализации залило два этажа. Преподаватели оценили юмор и, учитывая мой абсолютный рекорд училища по прогулам, меня отчислили. Впереди замаячила служба в армии. Завоёвывать честь и славу по уставу я счёл занятием скучным и малоприятным. И тут по телевизору я увидел передачу о Чернобыльской Зоне Отчуждения. Журналист, делая серьёзное лицо на глупой физиономии, рассказывал о злобных мутантах, дорогих и опасных артефактах и нелёгкой службе офицеров из охраны периметра. Ряхи у офицеров были, как у котов на маслосырбазе или Московских ГАИшников… «Эврика!»,- воскликнул я, и мою голову посетила «генитальная» мысль. Я буду сталкером, Легендой Зоны! Воображение тут же услужливо нарисовало горы золота и артефактов. Долго я не раздумывал, тут же собрался и поехал…. Действительность в Зоне оказалась несколько иной. Той романтики, которая мне грезилась, не оказалось и близко. Вместо гор золота и артефактов я увидел только горы радиоактивного мусора и грязи - это был минус. Зато добра этого имелось в неограниченном количестве. Хотелось думать, что это плюс. Энтузиазм мой быстро угас. Зона - известная шутница. Есть много способов стать Легендой, но тот, который она припасла для меня – случай особый….

В то утро меня позвал к себе Сидорович. Мой приятель Федька сказал, что у Сидрыча есть ко мне какое-то поручение. И так как отказывать старому прохиндею было не принято, то мне пришлось собираться и идти. Когда я спустился в нору этого старого лиса, то увиденное ввергло меня в лёгкий ступор. Сидорович был, мягко говоря, не совсем трезв…. Накануне вечером к нему приходили какие-то старые то ли приятели то ли деловые партнёры и в воздухе стоял такой аромат «веселья», что резало глаза и хотелось сразу закусить… а потом сблевать…! Сидрыч - мужик хоть и в возрасте, но в литрбол с ним соревноваться рискнул бы не каждый – себе дороже. Похоже, что за ночь он так и не ложился, а уж сколько было выпито…?! Знаю только, что я не астроном, чтобы оперировать такими цифрами…!

- Ну, проходи, чего встал? Значит так! Пойдёшь к блокпосту, что под разрушенным мостом. Там найдёшь старлея, начальника караула. Передашь ему этот пакет, у него возьмёшь для меня коробку и назад! Понял? И давай пулей, одна нога здесь, другая там. Я ему скину на ПДА,* что ты вышел, дуй! – сказал Сидорович и вручил мне пакет перемотанный скотчем.

- Угу,- буркнул я и поспешно вышел. Дышать дольше этим перегаром было уже выше моих сил. Я очень торопился быстрее выполнить задание, но правду в народе говорят, поспешишь – людей насмешишь. Выходя из бункера, я споткнулся о верхнюю ступеньку и со всего маху растянулся возле входа. Это был знак…! Знал бы, чем закончится эта ходка - плюнул бы на всё сразу…

- Петюня, сегодня, после визита к Сидоровичу, закусывать надо! – раздалось откуда-то сбоку. Дружный смех подтвердил, что это видел не только охранник, а повод для стёба – лишним не бывает. - Да пошли вы все…- буркнул я, поднялся и, отряхнувшись, направился в сторону дороги. Настроение стремительно портилось и ходка, начавшаяся так по-дурацки имела все шансы так же и закончиться. Не радовала даже редкая, в общем-то, для Зоны солнечная погода. Пессимизм же штука опасная даже в обычной жизни, а уж в Зоне и подавно. Здесь любая мысль имеет свойство отзеркаливаться обратно и довольно быстро. Так, подгоняемый невесёлыми размышлениями, я дошёл до старого строительного вагончика, который находился рядом с мостом через несуществующую речку. Нет, речка возможно когда-то и была, но Зона, при своём появлении, так перекроила местность, что удивляться не приходилось. Теперь необходимо было определиться, как идти дальше. Дело в том, что на мосту периодически появлялись аномалии, и ходить по нему надо было очень аккуратно. Справа можно было пройти, но этот участок, хоть и не весь, хорошо просматривался от АТП, а там любили отдыхать бандиты. Слева же недавно поселилось очередное семейство кабанов, и попадаться им на глаза, имея в кармане только старый ПМ с двумя обоймами патронов, было бы форменным самоубийством. Из трёх зол, аномалии были наименьшим, и я решил идти через мост. Тщательно проверяя себе дорогу болтами, я добрался до середины моста. Вдруг болт, брошенный мной, резко дёрнулся вправо и с громком хлопком разлетелся в пыль. Так и есть, после вчерашнего Выброса на мосту поселилась свеженькая «мясорубка». Обкидав аномалию болтами, я понял, что слева есть достаточно широкий проход, по которому можно пройти без всяких опасений. Дальнейшие сто метров до заброшенной автобусной остановки прошли без приключений. И вот, когда до вояк оставалось каких-то сто-сто пятьдесят метров, справа в кустах раздался какой-то треск и из них на дорогу выскочил здоровенный кабан. От неожиданности я подпрыгнул и что было духу припустил в сторону вояк, надеясь, что Сидорович их предупредил, и они не начнут стрелять сразу. Кабан бросился за мной. Стометровку я пробежал секунд за пять,** и если это не было мировым рекордом, то, уверен, где-то близко к этому. Опомнился я на тополе, метрах в пяти над землёй. Внизу пять метров абсолютно голого ствола, без единого сучка и в пол обхвата толщиной, беснующийся кабан в качестве бонуса…, метрах в тридцати – бесстыдно ржущие солдаты… про пистолет я забыл напрочь… . Этот смех и привлёк внимание кабана. Решив, видимо, что смеются над ним, кабан развернулся и бросился на вояк. Скорее всего, он даже не знал, что в Зоне громче всех смеётся тот, кто лучше вооружён. Одновременный залп из пяти «калашей» несколько охладил его пыл, а контрольная очередь в голову успокоила навеки. Ещё не до конца отсмеявшись, солдаты подошли к тополю.

- Эй, Бандерлог, ты обратно-то как слезать будешь? Или помочь?- спросили снизу, и раздался звук передёргиваемого затвора.

– Не видишь разве, он так домой захотел с перепуга, что тополь с пальмой перепутал…- и дружный гогот подтвердил, что шутка была удачной.

- Я-я это… мне бы н-начкара… я того этого… от С-сидор-ровича… он п-послал… - только и смог сказать я.

- Да-а… уж послал, так послал… это он может. Жить захочешь, ещё не так раскорячишся! Слезай, давай! Солдат ребёнка не обидит, стрелять не будем.- успокоили снизу. Прыгать и что-нибудь себе сломать я не рискнул, поэтому крепко обхватил ствол тополя руками и ногами и аккуратно сполз вниз. Затем снял рюкзак, достал из него пакет и передал его лейтенанту. Тот забрал и сунул его за пазуху. После чего отправил бойца к месту их стоянки за коробкой для Сидоровича.

- А можно я пока это… копыта у кабана того… отрежу? – спросил я. – Нет ну надо же, ему бы свои копыта целыми унести отсюда, а он ещё и про хабар думает. Вот молодёжь бестолковая, совсем без мозгов! - Да ладно, пусть берёт, не жалко, глядишь, на пару-тройку банок тушёнки сменяет. Иди, бери по-шустрому, пока не передумали. И я рванул к кабану. Пока я отрезал копыта (благо ножик был острый) вернулся солдат, и вручил мне посылку для Сидоровича. После чего я, покидав копыта в рюкзак и положив сверху коробку, отправился в обратный путь. Первая половина задания была выполнена. Теперь оставалось только лишь без приключений дойти обратно… Ага, щаззз…!

До остановки я дошёл спокойно. На этот раз я внимательно смотрел по сторонам и прислушивался к каждому шороху, поэтому двух бандитов, шедших от АТП в мою сторону, заметил раньше, чем они меня. На размышление оставались считанные секунды. Выход был только один - спуститься с дороги вниз и под прикрытием насыпи быстро, пока меня не заметили, добраться до брошенного вагончика, а оттуда уже и до базы рукой подать. В низине стелился туман какого-то подозрительного зеленоватого оттенка, я не придал этому значения и быстро сиганул вниз, но по пути зацепился ногой за какую-то проволоку, торчащую из земли, и кубарем покатился в самую гущу тумана, где со всей дури влепился лбом во что-то твёрдое и потерял сознание. Сколько я провалялся в отключке сказать сложно, но судя по КПК не меньше получаса. Когда я очнулся туман заметно посветлел, и я выполз на открытое место. Сильно болели лоб и нога. По всей видимости, я подвернул её, когда падал. Кое-как добравшись до вагончика и достав аптечку, я не спеша принялся накладывать на ногу тугую повязку. До деревни оставалось совсем чуть-чуть, где то невдалеке слышались автоматные очереди и какой-то шум, но мне уже было по барабану, я почти дома…

Позднее от Федьки я узнал, что в это время, а точнее за полчаса до того, в бункере Сидоровича происходило следующее: Старый торгаш, утомлённый спиртом и бессонной ночью, мирно спал на своём рабочем месте, склонившись над столом и положив под голову руки. Слева от него, на краю стола, отдыхал натруженный стакан, справа мигал заставкой легендарный ноутбук. Ничто не нарушало тишину, кроме мирного посапывания хозяина, да редкого пожужживания одинокой мухи, которая, надышавшись винных паров, тщетно пыталась взлететь, но видно погода в помещении была не лётная… И тут тишину нарушил звук шагов спускающегося по лестнице человека, вошёл Петюня… помявшись перед окном для выдачи товара он деликатно кашлянул, достал слегка помятую коробку и промямлил: «Я тут это… хабар принёс…, который ты просил». При слове «хабар» профессиональные рефлексы взяли своё, и Сидорович открыл один глаз, увидев коробку - второй и, поднявшись, забрал её у Петюни. После чего отправился к стеллажам с товаром, поставил коробку на свободное место и изрёк через плечо своё коронное: «Хорошо. Я доволен». Затем вернулся, небрежно бросил на прилавок 500 рублей, буркнул: «свободен» и устроился за столом досматривать сны дальше. Петюня тихо вышел и, поднявшись наверх, направился в сторону от деревни, где за пригорком в небольшом овраге, в старом пеньке у него была оборудована нычка. Охранник проводил его ленивым взглядом до тех пор, пока тот не скрылся за пригорком и продолжил беседу со сталкером, который стоял рядом. И тут, со стороны моста, показался Петюня…! Пока охранник удивлённо переводил взгляд с Петюни №2 на пригорок, где тот скрылся за минуту до этого, и обратно, Петюня неспешно прошествовал мимо и спустился в подвал…

Сидорович спал, стакан отдыхал, монитор подмигивал, и только муха уже не жужжала, наверное, кончился керосин…. И тут раздалось покашливание, и знакомый голос произнёс: «Я тут это… хабар принёс…, который ты просил»… Сидрыч вздрогнул и проснулся. Увидев перед носом коробку, а над ней глупо улыбающуюся физиономию Петрова, торгаш икнул, протер глаза, попытался что-то сообразить, посмотрел на коробку, на стакан, ещё раз на коробку и ещё раз на стакан, не очень уверенно сказал: «Хорошо, я доволен», отсчитал 500 рублей, бросил их на прилавок, забрал коробку, буркнул: «свободен», вздрогнул и направился к стеллажу… Петров взял деньги и вышел…. Сидорович подошёл к стеллажу и застыл в полном ахтунге с открытым ртом…. Коробка там уже стояла…. Из ступора его вывело деликатное покашливание и фраза: «Я тут это… хабар принёс…, который ты просил…». Барыга подпрыгнул, выронил коробку себе на ногу, ойкнул и с фразой: «Вот блин допился…!» обернулся… Перед прилавком стоял Петров №3 с сияющей улыбкой идиота на лице и коробкой в руках… Эта улыбка Сидора и доконала. С рёвом раненного носорога он схватил автомат и заорав: «Убью паскуду!!!» передёрнул затвор. Петюня, чувствуя неладное, бросил коробку и рванул к выходу, вслед раздалась длинная автоматная очередь…

Когда в подвал спустился Петюня №2, сталкер, разговаривавший с охранником, чувствуя, что происходит что-то экстраординарное, помчался в деревню звать народ, и прибытие Петрова №3 встречали уже всем коллективом. Кто-то вспомнил, что вчера после Выброса в районе моста появилась довольно редкая в Зоне и, в общем-то, безобидная аномалия «ксерокс» и скорее всего Петюня сдуру в неё влетел и теперь она штампует его клоны…. Все с нетерпением стали ждать развязки….

…Когда Петюня №3 с диким видом, на четвереньках, выскочил из подвала, и вслед ему раздалась автоматная очередь, его встретил дружный взрыв смеха. Оглушённый и ничего не понимающий он поднялся и бросился бежать, скрывшись в том же направлении, где и все предыдущие копии…

…Я перевязал ногу и похромал к бункеру Сидоровича, и чем ближе подходил, тем отчётливее слышал дружный и громкий смех. Интересно, чего они там смеются и кто стрелял? Когда я показался им на глаза, повисла тишина. На поляне перед входом в подвал, кто сидя, кто лёжа, а кто и прислонившись к дереву присутствовали все, кто был в деревне, и смотрели все на меня. Не понимая, в чём причина столь пристального внимания к моей персоне, я поинтересовался, что происходит, а Федька, с трудом сдерживая смех, спросил: «Петров, ты клон или не клон?» «Какой ещё КЛОУН?» не понял я. Дружный взрыв смеха был мне ответом. «А чего у тебя с головой?» поинтересовался кто-то.- «Ударился…» Вид у меня и в самом деле был ещё тот, на голове здоровенная шишка, весь в грязи, нога перевязана… «А почему повязка на ноге? Сползла?» - Народ продолжал веселиться. И тут Федька сказал: «Слушай, Петров, не ходил бы ты к Сидору сегодня. Не в духе он, стреляет во всё, что движется…» «А чего так? «Белочка» что ли посетила?»… «Ага, и не одна….» После этого все, кто ещё был на ногах, повалились, и началась массовая истерика, а я так и не понимал, что происходит, поэтому повернулся и начал спускаться в подвал. Внизу к ароматам перегара добавился запах сгоревшего пороха. Я аккуратно выглянул из-за угла. Сидорович сидел на полу и дрожащими руками пытался присоединить к автомату новый магазин, у него не получалось и он злился… по столу были разбросаны осколки разбитого стакана… простреленный монитор больше не мигал… муха где-то затаилась…

- Сидорыч, я тут это… хабар принёс…- попытался, было, я с ним заговорить и в этот момент он подскочил, как ошпаренный, магазин наконец-то встал на место, лязгнул затвор, досылая патрон в патронник и с истошным воплем: « Да пошли вы все … …!!!» торгаш выпустил очередь в мою сторону, затем хлопнул подствольник и граната врезалась куда-то в потолок…, меня выбросило взрывной волной почти к самому выходу и оставшиеся ступеньки я одолел ползком, благо ни один осколок меня не задел. Мимо на форсаже, с завыванием подбитого мессершмидта, припадая на одно крыло, промчалась муха и легла на курс в сторону Припяти… «Не долетит…», - подумал я,- «Тяги не хватит…» и потерял сознание.

Очнулся я ближе к вечеру на своём матрасе в доме, где обычно ночевал. Судя по длительности отключки, дикой головной боли и головокружению, меня изрядно контузило. «Были бы мозги, было бы сотрясение…» - пришла откуда-то мысль, явно не моя…. Хотелось есть. Я развязал рюкзак, чтобы достать банку тушёнки, и из него, изрядно помятая и треснутая с одного бока выпала… коробка Сидоровича… «Даа… а посылку-то я так и не отдал!»- пришла запоздалая мысль. Идти к костру, чтобы разогреть тушёнку и выслушивать колкости не хотелось, и я, открыв банку ножом и отломив кусок батона, принялся есть мясо холодным, отложив решение проблемы на потом. В этот момент в дом зашёл Федька. - Привет болезный, очухался?! Раз аппетит есть, значит жить будешь,- усмехнулся он, - Ну и насмешил ты всех сегодня…, и Федька в красках изложил всё, что произошло. Теперь картинка стала для меня проясняться. «Так это выходит, что я теперь не один такой и где-то ходят мои копии?» - спросил я. «Та не! Аномалия была слабенькой и после тебя почти сразу рассосалась, а двойники живут только пока существует она. Здесь всё-таки почти Периметр, а не центр Зоны. На такие фокусы надо прорву энергии, а откуда ей тут взяться. Это Волк со своими знакомыми на Янтаре связался, вот они и объяснили…, так что ты у нас по-прежнему единственный сталкер Петров и неповторимый, а теперь ещё и знаменитый!» и Федька довольно хохотнул. «Слушай, Федька, а как же быть с посылкой? Я ведь её так Сидоровичу и не отдал. Не думаю, что он сильно обрадуется, увидев меня, как бы опять стрелять не начал. Ты бы сходил и спросил? Заодно хабар кой-какой скинешь. Я тут утром кабанчика встретил… так копыта продать надо, а то протухнут. И так уже полдня в рюкзаке валяются. Деньги пополам». «Ладно. Уболтал краснобай. Давай свои копыта и жди тут, скоро буду»,- и Федька убежал. Вернулся он минут через двадцать. «Значит так! Сидор ждёт. Злой, как химера после встречи со скунсом…, стрелять не будет, но ты всё равно поаккуратнее. Ни пуха…» «К чёрту…»,- сказал я и вышел.



Спустившись в подвал, я аккуратно выглянул из-за угла. Сидорович, с мрачным видом расхаживал по подвалу и ворчал себе под нос что-то вроде: « …надо бросать пить… надо бросать…». Я подошёл к прилавку. Увидев меня, Сидор скрипнул зубами, поморщился и изрёк: «Ну что, явился, Клоун!?» «Я не клоун, я Петров!»,- обиделся я. «А что, есть какая-то разница? Значит так! Я не желаю больше видеть ни тебя, ни эту чёртову коробку с подарком! Мне плевать, что там, если хочешь, то можешь её себе оставить! Если ещё раз попадёшься мне на глаза, я за себя не ручаюсь! Всё, исчезни и чтоб больше я тебя не видел! Ну и днюха выдалась, едрён в кочергу, век не забуду! Ну и днюха…» (Говорят, что с тех пор Сидорович не пьёт, а уж правда это или нет – не знаю, не проверял…)

Я вышел из подвала. Вот оно как! Оказывается, у Сидоровича был день рожденья! Да-а! Зона – известная шутница, и если уж решит над кем подшутить, то туши свет… мало не покажется никому! Вот только крайним я остался. Настроение было хуже некуда, ведь если к торговцу ход закрыт, то дело – труба. Ни снаряги не купить, ни хабар не продать. Хоть с Кордона уходи. Захотелось напиться, и я направился к своему тайнику. Там у меня лежали три бутылки водки на чёрный день, и этот день похоже наступил. Когда я заглянул в тайник, то увидел там три бутылки водки и… десять сотенных купюр! Чудеса, да и только. И тут я сообразил, что так и не посмотрел: а что же там в коробке? Я достал её, разорвал картонную упаковку и на свет появился красивый футляр, обшитый крокодиловой кожей. Я открыл его и обомлел! Внутри лежала «Беретта», но не простая, а сделанная по спецзаказу! Красивый никелированный корпус с затейливым золотым узором и магазином повышенной ёмкости, два запасных, сотня патронов и съёмный глушитель! Не пистолет, а мечта! Деньги, водка, два ствола – как мало нужно человеку для счастья… (старый то ПМ никуда не делся!) Спасибо тебе – Зона!

Настроение заметно улучшилось, и я направился назад в деревню, намереваясь найти Федьку и всё-таки тяпнуть по маленькой… или как получиться. Возле костра меня окликнули. Никак не могут без подкола. «Петров, ну и насмешил ты нас сегодня. Давно так не смеялись, поэтому мы подумали тут и решили подарить тебе маленький подарок на память. Всё-таки у тебя сегодня была первая самостоятельная ходка…, короче обещай, что без этого предмета ты в Зону ни ногой!»,- и на моей ладони оказался маленький серебристый пакетик с чем-то круглым внутри. «Что это?»,- спросил я. «Ну ты Петров даёшь! Это же презерватив!» «Зачем?»,- задал я ещё один глупый вопрос. «Как зачем? Да чтобы НЕ РАЗМНОЖАЛСЯ…»

* ПДА – портативный детектор аномалий, с функциями навигатора и коммуникатора.

**Мировой рекорд - 9,92сек. Возможно, Петюня и преувеличил. С другой стороны и на беговую дорожку никто Припять-Кабана пока не выпускал…! Эти антидопинговые законы – сплошная перестраховка…!

Отдельное спасибо Александру Вороненко за аномалию «Ксерокс» и всем авторам анекдотов про сталкера Петрова.

Они вдохновили меня к написанию этого рассказа.




home | my bookshelf | | Атака Клоунов или сказ о том, как Сидорович бросил пить… |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу