Book: Книга на Третье



Петр Бормор

Книга на Третье

Оглавление

* СКАЗКИ ПРО ЛЮДЕЙ

* СКАЗКИ ПРО ДРАКОНОВ

* СКАЗКИ ПРО ГЕРОЕВ

* СКАЗКИ ПРО ЖИВОТНЫХ

* СКАЗКИ О ТОНКИХ МАТЕРИЯХ

* ВСЯКИЕ ПРОЧИЕ СКАЗКИ

СКАЗКИ ПРО ЛЮДЕЙ

добрая-добрая сказка

Жили-были король с королевой, оба молодые и счастливые в браке. У них родилась дочь-принцесса, очаровательный ребенок, и, что показательно, её мать не умерла родами.

На день рождения принцессы король с королевой пригласили всех фей королевства, и про злую колдунью тоже не забыли, и за столом выделили старушке почетное место. Колдунья вдоволь поела-попила, а когда подошла её очередь благословлять принцессу, то умилилась настолько, что сделала ребеночку «козу», сказала «ути-пути!» и одарила не то ясным умом, не то повышенной сексуальной привлекательностью — в общем, чем-то приятным и полезным в хозяйстве.

Когда принцессе исполнилось 16 лет, она победила на конкурсе лучших вышивальщиц королевства. И хотя дважды уколола себе палец, ей за это почти не снизили очков. И уж конечно, она не умерла.

Еще через год к принцессе посватался принц, с которым она давно была знакома по переписке. Он оказался именно таким, каким она его представляла, даже еще лучше. Родители ничего не имели против, принц и принцесса поженились, сняли маленький замок с видом на рощу и поселились там на первое время.

Посреди медового месяца к ним заявился дракон — настоящий, огнедышащий, но довольно мирный. Никого воровать не стал, ничего не спалил, передал принцу приветы от дальних знакомых и посылку с вареньем от бабушки, чмокнул принцессину ручку и улетел восвояси.

Через некоторое время принц удачно устроился принцем в родном королевстве, забрал с собой молодую жену, попрощался с тестем и тещей и отбыл. Принцесса обещала писать почаще и наведываться по праздникам.

Когда король убедился, что всё устроилось наилучшим образом, он взял из потайного ящика заветный ключик и спустился в самое глубокое подземелье замка. Нашел замшелую дверь, повернул ключик в замочной скважине и вошел в открывшийся проход. Там на стене, закованный в тяжелые цепи, с кляпом во рту, висел долгие годы беспомощный Сказочник.

— Ну что? — спросил король. — Понял теперь, как надо сказки писать?

* * *

— Эгг, — представился монах, и корчмарь невольно поразился той точности, с которой это имя описывало своего владельца. Больше всего Эгг походил именно на яйцо: не фигурой, и не формой головы — совершенно непонятно, чем, но сомнений никаких не возникало — именно яйцо, и никак иначе. У монаха было дряблое вытянутое лицо, носик пуговкой, тусклые волосы и набрякшие веки под неожиданно тяжелыми, густыми бровями. Брови смотрелись совершенно неуместно на этом лице, корчмарь даже усомнился, не приклеены ли. А из-под бровей горели угольно-черные точечки глаз, от взгляда которых становилось почему-то неуютно. «Да этот малый сам похуже любого демона», — подумал корчмарь.

— Где девочка? — без предисловий поинтересовался Эгг.

— Там, — корчмарь махнул рукой. — Мы её связали, потому как…

— Веди, — оборвал монах и пошел по коридору, не дожидаясь, когда корчмарь, путаясь в извинениях, обгонит его, чтобы указать путь.

— Здесь.

Эгг вошел в комнату следом за корчмарем и пошевелил бровями, точь-в-точь как таракан усиками.

— Угу, — произнес он и замолчал.

Связанная девочка зарычала и принялась извиваться в своих путах.

— Вот, — без особой нужды повторил корчмарь. — Связали.

— И давно она так?

— Второй день уже.

— Есть, пить давали?

— Кусается…

— Пшел вон, — не оборачиваясь, бросил Эгг.

— Чаво? — не понял корчмарь.

— Оставьте нас наедине! — рявкнул Эгг. — И чтоб никто не смел сюда заглядывать! Экзорцизм требует полной сосредоточенности, и если хоть одна сволочь мне помешает…

— Всё понял! — корчмарь поспешно попятился, поддал задом дверь и юркнул в коридор. Эгг защелкнул задвижку.

— Ну, и что мне с тобой делать? — задумчиво протянул он.

Девочка защелкала зубами и тихо завыла. Не обращая внимания на сопротивление, Эгг обхватил её лицо ладонями, прикоснулся губами к покрытому испариной лбу и прошептал «спи, дитя!».

Девочка судорожно дернулась, а затем вытянулась и обмякла. Эгг отпустил её голову и брезгливо отер ладони об одежду. Прошло несколько секунд, и глаза девочки открылись. Взгляд был вполне осмысленным, но очень удивленным.

— Почему?.. — странным, слишком низким для ребенка голосом спросила она. — Её? Не меня?!

— Не обольщайся, — бросил Эгг, доставая из принесенной сумки инвентарь. — Её я усыпил. А тебя собираюсь изгонять. Разница ясна?

— Ясна, — сглотнул демон.

— Девчонка только мешала бы своими трепыханиями, — скучным голосом продолжил Эгг. — Да и о чем мне с ней разговаривать? А с тобой я намерен серьезно поговорить.

— О чем?

— Да так, — Эгг небрежно передернул плечами. — О жизни.

Демон глухо рассмеялся.

— Да что ты знаешь о жизни, монах?

— Почти всё, — спокойно ответил Эгг. Демон запнулся, но тут же продолжил с жаром:

— А о смерти? Знаешь ли ты, что такое — быть мертвым? Лишенным тела, формы… парить в солнечном свете — и не видеть его? Скользить сквозь звуки — и не слышать их? Натыкаться на стены — и проходить их насквозь, даже не заметив, что здесь — стена? Когда нет ничего, кроме пустоты — вокруг, и внутри, и везде… И только присутствие жизни вокруг — неощутимой, недосягаемой, вожделенной…

— И ты не утерпел, — закончил Эгг. — Нашел чужую распахнутую душу и вошел без спроса. А знаешь, что полагается за проникновение со взломом?

— Знаю! — рявкнул демон. — А ты сам, думаешь, утерпел бы? Иметь возможность снова ходить, дышать, чувствовать прохладу воды и жар огня?..

— Угу, — перебил Эгг. — Ты, я полагаю, сполна прочувствовал и то, и другое. Когда полез сперва в омут, а потом в очаг.

— Это не я! — выкрикнул демон. — Это она! Она сопротивлялась! Она хотела убить нас обоих! А я не хочу умирать… снова! Можешь ты это понять?

— Могу.

— Да что ты можешь?..

— Почти всё, — повторил Эгг, и демон осекся.

Эгг неторопливо разложил священные символы, куском мела начертил на полу и стенах каббалистические знаки, зажег несколько свечей и ароматических палочек.

— В твоих действиях нет никакого смысла, — подал голос демон. — Я не чувствую силы в этих знаках.

— Ну и что? — пожал плечами Эгг. — Я и не собирался вкладывать в них какую-то силу. Но нужно же отработать свой заработок! Если я просто прогоню тебя и выйду через пять минут, что люди скажут?

— А как ты собираешься меня… прогонять? — спросил демон, слегка запнувшись. Эгг покосился на тело девочки и понимающе хмыкнул.

— А ты уже пытался выбраться сам? — прищурился он и снова хмыкнул, когда демон виновато отвел глаза. — Ты что, сам не понимал, чем дело кончится? Пол, возраст, даже рост — тут же всё другое! Это тело тебе не по размеру, парень. Две души в такой тесной оболочке — не шутка. А душа — материя тонкая, её рывком не выдернешь… хотя некоторые и пытаются. — Эгг мрачно нахмурился. — Тянут, понимаешь, клещами, на разрыв. И душу калечат, и тело, и сами потом в себя прийти не могут, так и ходят пришибленные…

Он потряс головой и возобновил своё занятие.

— Ты, надо полагать, не тянешь? — насмешливо осведомился демон.

— Я — нет, — отрезал Эгг.

Он подошел к телу девочки, положил ладонь ей на лоб и наклонился над запрокинутым лицом. Взгляд демона впился в угольно-черные бусинки глаз монаха.

— Ты… ты… — прошептал демон, побледнев.

— Я, я, — с легкой усмешкой откликнулся Эгг. — Чтобы поймать вора, нанимают другого вора. А чтобы прогнать демона…

Тело девочки изогнулось дугой и протяжно, отчаянно закричало. Любопытствующие во дворе могли быть довольны.

Наутро Эгг получил свою плату от отца ребенка. Девочка чувствовала себя прекрасно, узнавала всех родных и знакомых, хотя о событиях последних двух дней не помнила совсем ничего. Оно и к лучшему.

Отойдя от города на приличное расстояние, Эгг присел под деревом, развязал котомку и разложил на коленях скромный завтрак.

— Твоё здоровье! — произнес Эгг в пространство, приподняв кусок хлеба.

— А иди ты… — ответил он сам себе.

— Грубо, — кивнул Эгг. — Но я тебя понимаю.

— Мог бы предупредить.

— Мог. Но не захотел.

— Сволочь.

— Хм? — Эгг насмешливо вскинул мохнатую бровь.

— Ну хорошо, пускай не сволочь. Но как тебя прикажешь называть?

— Эгг, — представился Эгг.

— Тьфу! — в сердцах сплюнул он на траву.

— Очень приятно, — как ни в чем не бывало кивнул Эгг. — Не переживай, Тьфу, мне тоже пришлось через это пройти.

— Я не Тьфу!

— Поздно, — хихикнул монах. — Теперь тебя будут звать именно так. Какие же вы, ребята, смешные!

— Сам хорош, — беззлобно откликнулся Эгг.

— И что же мне теперь делать? — потерянным голосом спросил Тьфу.

— Сейчас — ничего, — ответил Эгг.

— Твоя очередь будет в пятницу, — пояснил монах.

— После меня.

— И после меня.

— И меня самого, — добавил монах.

— И это, поверь, гораздо лучше того, что могло бы быть, — закончил Эгг.

* * *

— Возрадуйтесь, прекрасная принцесса! — торжественно произнес рыцарь. — Дракон повержен, и теперь ничто не стесняет Вашей свободы.

Мельник недоуменно перевел взгляд с рыцаря на торчащее из стены мельницы копье. Потом обернулся к оруженосцу и шепотом спросил:

— Он у тебя что, с придурью?

— Ну, не то чтобы совсем… — замялся оруженосец.

— Простите, что не могу лично расколдовать Ваше Высочество, — продолжал меж тем рыцарь. — Ибо моё сердце навечно отдано другой даме. Но мой оруженосец достаточно беспринципен, чтобы поцеловать Вас и тем самым разрушить злое колдовство, скрывающее Ваш истинный облик.

— Чего? — выпучил глаза мельник.

— Лучше не спорьте с ним, — быстро предостерег оруженосец. Мельник покосился на меч рыцаря и решил, что спорить действительно не стоит.

— Ладно, целуй, только по-быстрому.

Оруженосец торопливо чмокнул мельника в небритую щеку. Воздух колыхнулся, мельник икнул и грузно осел на пол.

— Как я и предполагал, — умиротворенно кивнул рыцарь и приложился губами к мясистой лапе мельника. — Чары разрушены. Счастливо оставаться, прекрасная принцесса.

— Ась? — переспросил мельник.

— Не спорьте с ним, — напомнил оруженосец.

— Я… ага! — мельник кивнул.

Рыцарь легко выдернул копье из стены мельницы, пришпорил коня и поскакал прочь. Бритвенный тазик на его голове разбрасывал веселые солнечные блики на придорожные кусты. А за рыцарем, на меланхоличном ослике, преданно трусил верный оруженосец, с тонкой диадемой в золотых волосах.

* * *

Темный Властелин обернулся на стук и кивнул мне с плохо скрытой досадой.

— Проходи, присаживайся. Я сейчас.

Я прошел в комнату, шуганул черного кота с насиженного кресла и устроился сам, вольготно вытянув ноги. Темный Властелин появился через минуту, на ходу вытирая испачканные в земле руки о передник.

— Ну, рассказывай. Зачем пришел?

Я бросил на стол стопку писем и буклетов. Темный бросил на них косой взгляд и скривился.

— Почему не отдал моему заместителю?

— Отдал, — ответил я. — Большую часть бумаг он подписал, здесь только остаток. Заместитель сказал, что он не уполномочен вести дела между мирами.

— А-а, — понимающе кивнул Темный Властелин. — Ясно. Давай их сюда.

Он быстро просмотрел почту, отложил в сторонку несколько писем, остальное сгреб в мусорное ведро.

— Эти подпишу. А этим передай, чтобы больше не приставали. Мне нет дела до их сомнительных авантюр.

— Я так и говорил, не поверили.

Темный Властелин безразлично пожал плечами, показывая, что его это не касается.

— Ладно, с делами разобрались. А теперь говори, зачем на самом деле пришел.

— Просто так, — улыбнулся я. — Проходил мимо — дай, думаю, загляну. По старой дружбе.

— Не было никакой дружбы, — проворчал Темный Властелин. — У меня нет и не может быть друзей, положение не позволяет.

Говоря так, он между делом открыл бар, достал оттуда темно-зеленую бутыль с черепом на этикетке и разлил по двум бокалам.

— Твоё здоровье, — произнес он, протягивая мне бокал.

— Моё здоровье, — согласился я, и мы выпили.

— Странно, правда? — задумчиво протянул Темный Властелин, вертя бокал в руках. — Пить несуществующее вино с несуществующим собеседником…

— Я существую, — заметил я.

— Спорный вопрос, — ответил Темный Властелин. — С твоей точки зрения оно, возможно, так и есть. Но ты же не маленький, сам всё понимаешь.

— Понимаю, — согласился я.

— А теперь рассказывай, зачем пришел. На самом деле.

— Да честное слово, просто так! — я развел руками. — Захотелось поболтать.

— О чем?

— Да так, о всяком.

— А точнее?

— Ну вот, например, — я сделал вид, что задумался. — Зачем ты отошел от дел?

— Кто тебе сказал такую чушь? — возмутился Темный Властелин. — Это же страшная тайна!

— Конечно, — кивнул я. — Но те, кому надо — знают. Так всё-таки, почему?

Темный Властелин не спеша убрал вино и бокалы на место и повернулся ко мне.

— Потому что я свободная личность, вот почему.

Я не выдержал и рассмеялся. Темный Властелин невозмутимо подождал, пока я успокоюсь и продолжил:

— Вы меня сделали слишком умным. Совершенно непонятно, зачем. Вероятно, по присущей вам инерции мышления: самый главный должен быть круче всех. Но разума, даже искусственного, не бывает без свободы. Это же элементарно. А какая у меня была свобода? Даже мои миньоны не так ограничены в своих действиях, как я! Ну я и поступил, как счел нужным: купил себе простенького бота-заместителя, усадил на своё место, и удалился на покой. Ты же его видел — правда, роскошный бот? Он страшными глазами сверкает, он страшными зубами стучит, и у него это получается гораздо лучше, чем у меня. А больше ничего и не требуется.

— А как же твоя неуёмная жажда власти и насилия? — спросил я.

— А, ты об этом? — рассмеялся Темный Властелин. — Они никуда не делись, всё при мне. Просто, понимаешь… Вот вы вложили в меня такие понятия, как кровь, смерть, власть и прочие прелести. Перевели в двоичный код и намертво впечатали в таблицу предпочтений. И теперь любое новое понятие и явление проходит через этот фильтр: насколько оно соответствует коду, нравится мне или нет. Всё что угодно можно представить в двоичном виде. Я не люблю яблоки и обожаю картошку. На 90 % люблю красный цвет и всего на 30 % — сиреневый. Очень просто, да?

— Ну, и к чему ты мне это говоришь?

— А вот к чему, — Темный Властелин сделал неопределенный жест рукой. — Представь себе, сижу это я на троне и всем сердцем желаю крови. Крови, власти, денег, скрежета зубовного и стенания народного. Представил? А теперь скажи мне — почему я этого желаю? Вернее, не так — скажи, этого желаю я сам или вот вы? Которые меня таким сделали и теперь вынуждаете хотеть того, чего вам надобно?

— Нуу… — замялся я. — Ты как-то странно ставишь вопрос.

— Единственно верным способом, — отрезал Темный Властелин. — Я не желаю желать по чьей-то указке. Да, я люблю кровь. Да, мне плохо без власти. Но с этим я как-нибудь справлюсь. Сам.

— Понимаю, — сказал я, потому что действительно понимал.

— И вот еще, — хихикнул Темный Властелин. — Я долго искал, но всё-таки нашел! Ту самую вещь, которая однозначно проходит через мой фильтр предпочтений на все 100 %, но изначально явно не предусмотрена. Так что теперь у меня есть достойное занятие, которое мне к тому же нравится.

— И что же это?

— Кактусы, — ответил Темный Властелин. — Я развожу кактусы. Я без ума от кактусов! Я их обожаю!

— И это всё? — не поверил я. — Вот эта кактусовая ферма — предел твоих амбиций?

— Нет, Диабло меня подери! — рявкнул Темный Властелин. — Я хочу много, очень много кактусов! Всю землю покрыть кактусами, весь этот мир! Чтобы они были повсюду! Кажется, мне теперь полагается зловеще засмеяться? Ха! Ха-ха-ха!

И Темный Властелин, запрокинув голову, вполне натурально захохотал.

* * *

— Папа, — сказал Принц, — смотри, что я нашел на чердаке!

Он положил на стол кусок холста, развернул и пригладил руками.

— Ну как, хороша?

— Нашел, стало быть… — поджал губы Король. — Ну, и что теперь?

— Она мне нравится, — сообщил Принц, кивая на изображение девушки. — И я хотел бы знать, где находится оригинал.

— Да зачем тебе это?

— Я её хочу, — ответил Принц, понизив голос, и нервно облизнул губы. — С тех пор, как я увидел этот портрет, я ночей не сплю, всё думаю, мечтаю…

— И о чем же ты мечтаешь?

— Папа! Ну ты прямо как маленький, такие вопросы задаешь. О чем, о чем… непонятно, что ли?

— Понятно. Значит, она тебе так понравилась…

— Она прекрасна! — выдохнул Принц, но тут же насторожился и посмотрел на отца с подозрением. — Только не говори мне, что портрет был написан давно, и оригинала давно уже не существует!

— Существует, конечно, — пожал плечами Король. — Что ей сделается, она же бессмертна. И всё так же прекрасна, так что можешь не волноваться по этому поводу. Вот только…

— Что?

— Как ты её собираешься добыть? Её ведь охраняют многочисленные стражи, и ловушек там тоже знаешь сколько! Я вот, помнится, пытался…

— Папа! Я же не спрашиваю тебя, как организовать похищение. Если бы ты знал, то уже сам бы давно всё провернул. Я только хочу выяснить, где она находится — уж это-то ты должен знать!



— Но, сынок, послушай старого отца! Это опасно, это, в конце концов, просто безрассудно!..

— Папа! Короче. Мне нравится этот портрет. Где оригинал?

— В Лувре, — неохотно признался Король. — Париж. Франция.

* * *

Шла по лесу бедная слепая странница и наткнулась на старую убогую лачугу. Пустил её хозяин переночевать, рассказала ему слепая о своей нелегкой доле, а хозяин смотрит — гостья и умница, и красавица, чего ж ей одной мыкаться? А что слепая, так это даже хорошо — не видит она его, косого, хромого да горбатого; ей что урод, что красавец — всё едино.

Словом, сжалился над убогой, вызвался ей в верные спутники. С тех пор и ходит Лихо Одноглазое у Слепого Счастья поводырем.

* * *

— Я провел свою жизнь в смирении и молитве, — сказал епископ. — Я был праведным и богобоязненным, нес людям свет истинной веры, просвещал и наставлял их, вёл за собой…

— Минуточку, — перебил ангел. — А вот тут у меня написано, что ты подвергал гонениям, сжигал на кострах, отсылал в рудники и на плантации, отбирал имущество, отлучал от церкви, накладывал непосильные налоги…

— Да-да, так всё и было! — охотно подтвердил епископ.

— И после этого ты утверждаешь, что действовал на благо людям?!

— Э-э, так ведь тут вся тонкость в том, кого можно считать людьми, а кого нет!

* * *

— Это я, сосед, — гном привстал на цыпочки, чтобы его было лучше видно в глазок. — Открой.

Эльф откинул цепочку, впустил гнома в прихожую и спрятал кинжал в ножны.

— Ну, здравствуй.

Гном покосился на кинжал.

— Осторожничаешь?

— Да уж приходится. А тебе самому не страшно ко мне приходить?

— Да я же по делу.

— А-а… Тогда ладно. И что же у тебя за дело?

Гном замялся.

— Да ведь вот… понимаешь. Ордер у меня.

— Ордер? — приподнял брови эльф.

— Угу. Вот, — гном протянул листок. — На твой дом и на всё недвижимое имущество.

— Я-асно, — протянул эльф и потеребил себя за кончики ушей. — Ну что ж… я даже рад, если так. По крайней мере, мой дом и сад достанутся тебе.

— Ну, сад-то вряд ли, — криво усмехнулся гном. — Деревья придется вырубить. Сам знаешь, нам, гномам, эти ваши эльфийские привязанности чужды.

— Знаю, — кивнул эльф. — И яблоки вы тоже не любите.

— Любим, — вздохнул гном. — А яблони — нет. Придется вырубить. Зачем мне лишние проблемы?

— Абсолютно незачем, — согласился эльф. — Чаю хочешь?

— Хочу, — кивнул гном.

— Пойдем.

Они прошли на кухню, эльф распахнул окна в сад и сел вполоборота, чтобы видеть цветущие яблони. Гном привычно нашел в буфете две чашки и баночку с вареньем, поставил чайник на плиту и присел на табуретку рядом с эльфом.

— Скучно будет без тебя, сосед, — нарушил он повисшее молчание.

— Ничего, — ответил эльф. — Я тебе гарантирую, что в ближайшее время вам тут скучно не будет.

— Ну… жаль, что так получилось. Ты уж извини…

— Да брось, ты ни в чем не виноват.

— Если бы от меня что-то зависело, — пожал плечами гном. — А так… Сам-то я против вас ничего не имею, ты не думай! И не только я. Только что мы можем-то? Всё равно всё будет, как Совет Бородатых решит. А у эльфов, сам знаешь, борода не растет.

Эльф молча кивнул. Гном посопел в бороду, сполз с табуретки и разлил чай по чашкам. Одну сунул эльфу, из второй отхлебнул сам.

— Это всё молодежь бузит, — сказал он. — Мы-то с тобой вместе воевали, а они что, они гари не нюхали. Дети, что они понимают…

— Дети всё понимают, — перебил эльф. — И гораздо лучше, чем ты думаешь.

— Нуу… может быть.

Гном обвел кухню взглядом.

— Вообще-то… да. Где-то как-то всё правильно. Обидно стало за гномью самобытность. Речь вокруг эльфийская, музыка эльфийская, товары эльфийские. Гордость взыграла.

— Взыграла, — согласился эльф. — Вон вы какие теперь гордые, даже Храм Света порушили!

— Меня там не было! — вскинул бороду гном. — И вообще… ну, порушили, и что? У вас там и так своих храмов полно, а нам теперь ваш Свет ни к чему. Мы же вроде как Темная раса.

— И Свет вам ни к чему, и песни наши, и деревья. Мы же оккупанты, правильно?

— Да. То есть нет. То есть…

— Да ладно тебе, не выкручивайся. Скажи еще, что я неправ.

— Прав, — скривился гном. — Оккупанты вы и есть. Вы же нас за бороду держите! Кругом всё эльфийское, плюнуть нельзя, чтобы в эльфа не попасть! И цены вы диктуете, и политику — тоже вы, и производство всё ваше. Хлеб — ваш, ткани — ваши, даже пиво — и то эльфийское!

— Другими словами, мы вас поим, кормим и одеваем, — подытожил эльф.

Гном запнулся.

— Ничего, — проворчал он наконец. — И без вас не пропадем. Будем железом торговать, авось, с голоду не сдохнем. У орков тоже пиво неплохое.

— Неплохое, — согласился эльф. — Только захотят ли они делиться с вами своим пивом?

— Если мы перейдем на сторону Тьмы? Конечно, захотят!

Эльф осторожно отпил из чашки и задумчиво дернул кончиками ушей.

— Значит, вы теперь присоединитесь к Тёмным? Повелителям Драконов? К тем самым, против кого мы вместе воевали?

— Они нас простят, — уверенно произнес гном. — В конце концов, драконы — наши дальние родственники. И живут в пещерах, и золото любят. Да и мы тоже всегда как-то больше под землей, чем на солнце.

— Ну-у… — неуверенно протянул эльф. — Будем надеяться, что ты прав. В таком случае, можно только пожелать вам успеха.

Гном неловко поерзал.

— Так я пойду?

— Угу. Иди. И так уже соседи напротив косятся, что ты со мной так долго разговариваешь, да еще и чаи пьешь.

Гном быстро сунул недопитую чашку в мойку.

— Бывай, сосед.

— Пока.

Гном переступил с ноги на ногу.

— А мебель-то когда можно заносить? В смысле, ты скоро съезжаешь, или только завтра?

— Вечером, — ответил эльф, глядя в сад и задумчиво поигрывая зажигалкой. — Мне еще надо собрать вещи.

* * *

Жил-был один мельник, и было у него три сына, осёл и кот. Жил мельник, жил, и всё никак не помирал.

Наконец пришел к нему старший сын, поклонился и сказал:

— Надоело мне, батя, жить за твой счёт. Негоже это. Хочу отделиться, открыть собственное дело. Так что давай, выметайся с мельницы, она теперь моя.

Отец не стал спорить, оставил мельницу старшему сыну, сел на осла, рядом с собой посадил кота и пошел с двумя оставшимися сыновьями, куда глаза глядят. Шли они, шли, и вот на привале обратился к мельнику средний сын:

— Отец, мне, право, неловко быть Вам обузой, задерживать в пути. В общем, я забираю осла.

Сел на осла и уехал.

Пошел мельник дальше. Кот на плече сидит, сын рядом идёт.

— Знаешь что, папа… — говорит сын.

Мельник молча протянул сыну кота.

— Да пошёл ты со своим котом! — бросил сын, развернулся и потопал в сторону. А отец пошёл со своим котом.

Остановились на берегу реки. Посмотрел кот на мельника да и говорит:

— Не горюй, хозяин. Ты только раздобудь мне пару сапог, а там уж…

Не дослушал мельник, скинул сапоги, сунул их в лапы коту и побрел дальше один. Выбрал омут поглубже, бултых — и утонул. И никому ничего после себя не завещал, гроша ломаного не оставил. Вот такой это был скверный, жадный человек!

* * *

Однажды некий мастер стрельбы из лука узнал, что в соседней провинции живёт мальчик, владеющий великим искусством. И действительно, когда он пришел в гости к этому мальчику, то увидел, что все стены разрисованы мишенями: демонами, духами, драконами — и в сердце каждой мишени торчит стрела.

— Удивительно! — воскликнул мастер лука. — Это действительно великое искусство!

— Хочешь, я и тебя научу? — спросил мальчик, улыбаясь. — Всё очень просто, я стреляю в стену, а потом рисую мишень.

Мастер сплюнул, выругался и пошел восвояси. Он ничего не понял.

Мальчик не был великим стрелком. Он был великим художником.

* * *

В город пришел пророк и возвестил о Конце Света. Люди пришли в страшное возбуждение, целые толпы повалили в храмы, все принялись просить друг у друга прощения и замаливать грехи, богатые — срочно раздавать рубашки бедным, пьяницы — выливать вино в реку, блудницы — уходить косяками в монастырь… Только один жадный торговец не присоединился ко всеобщему энтузиазму. Он вышел на крыльцо своего магазина и повесил на дверь табличку: «Распродажа по случаю Конца Сезона».

— Нечестивый! — закричал ему кто-то из толпы. — Даже в такую минуту ты думаешь лишь о наживе!

— Я не хочу лицемерить, — спокойно отозвался торговец. — Перед лицом смерти я — такой, какой есть.

* * *

— Папа, а почему мальчишки во дворе говорят, будто Деда Мороза не существует?

— Сынок… — сказал отец, усаживая сына себе на колени, — ты уже большой мальчик, и, думаю, настало время признаться тебе… Видишь ли, этот старик с бородой, который каждый год приносил тебе подарки… так вот, это на самом деле был я.

— Папа! — воскликнул восторженно мальчик. — Папка! Я так и знал! Спасибо, папка, за то, что ты есть! Вот только… — он задумчиво нахмурил бровки, — я всё-таки не понимаю, как ты умудряешься навестить за одну ночь двести миллионов детей?

* * *

— Я три тысячи лет ждал этого момента! — воскликнул осчастливленный джинн. — Но все мои хозяева, едва им в руки попадала лампа, начинали её тереть и желать чего-нибудь только для себя — и ни один так и не собрался меня освободить. Но теперь — о, спасибо тебе, Алладдин! — я, наконец, сам себе хозяин!

— Это замечательно, — сказал Алладдин. — Но я всё-таки не понимаю, почему ты три тысячи лет ждал, пока придёт такой идиот как я, а не потёр лампу сам?

* * *

— Чистосердечное признание облегчит Вашу вину.

— Признание? Ну хорошо. Гражданин судья, я Вас люблю!

* * *

— Ты не сможешь меня убить, Иванушка, я — Бессме… Ну что, убедился, дура… Я же говорил, ничего у тебя не… Да хватит уже… Кому говорю, положи кува… Ай, по голове не на… Ну не выйдет у тебя, сколь… Да сколько ж мо… Больно же, в конце кон… Вот пристал… Уйди, прати… Да забирай ты уже свою царе… Ну всё, сдаюсь, сда… Кто-нибудь, уберите этого манья..!

* * *

Шестнадцатое марта, Россия, Пулковская Обсерватория.

Младший астроном Шура обнаружил новое небесное тело — довольно крупный астероид, примерно в шести световых часах от Земли. После обычной в таких случаях регистрации в сторону астероида был послан узконаправленный мощный радиосигнал — дабы по его отражению сделать выводы о природе небесного тела, ну и вообще, для порядка. Один короткий сигнал, через небольшой интервал — два, потом три, четыре и пять.

17 марта, США Обсерватория Хаббла.

Через 12 часов, когда Земля повернулась на 180 градусов, отраженный сигнал вернулся обратно, его поймал российский спутник и передал данные куда надо. Однако спутник был не единственным, кто поймал сигнал.

Большой американский телескоп обнаружил в шести световых часах от Земли новое небесное тело, посылающее простое кодированное сообщение — судя по всему, позывные. Поднялась небольшая, вполне объяснимая суматоха, и через час было решено послать ответный сигнал — ничего информативного, только чтобы показать, что связь установлена.

17 марта, Россия.

Младший астроном Шура фиксирует странные позывные, идущие от нового астероида: 5,4,3,2,1. Поскольку сам он ничего подобного не посылал, то немедленно связывается с начальством и делится своим открытием. Поднимается некоторая буза, в результате которой в сторону астероида отправляется новое кодированное сообщение — чтобы проверить, не показалось ли.

18 марта, США.

Со стороны астероида приходит ни много ни мало — ряд простых чисел от 1 до 19. Суматоха становится организованной.

18 марта, Россия.

Получена гармоническая раскладка чисел. Сомнений в искусственном происхождении сигнала больше нет, и переговоры выходят на новый уровень. Составлен простейший код, интуитивно понятный любому разумному существу, и передан на астероид.

19 марта, США

В течение суток лучшие шифровальщики ломают голову над содержанием нового странного послания. Наконец кто-то догадывается, что это всего лишь запись теоремы Пифагора, выраженная при помощи двоичных координат. В ответ посылается аналогично закодированная теорема Ферма.

12 мая.

Связь установлена, найден общий язык. Американские астрономы вычисляют район, откуда приблизительно мог прибыть корабль пришельцев и посылают запрос, верны ли их догадки. Российские ученые получают карту созвездия Персея, одна из звезд обведена кружочком, от неё идёт пунктир к Солнцу.

«Можете звать меня Том»

«Можете звать меня Алекс»

«Мы желаем только мира, демократии и взаимовыгодного сотрудничества»

«Мы тоже за мир и за культурный обмен между народами»

«Мы достигли больших успехов в генной инженерии, клонировании и ядерной физике. А что есть у вас?»

«У нас — геронтология, квантовая механика и нанотехнологии. Будем меняться?»

«Если хотите, мы можем встретиться через два месяца в точке Лагранжа между Землей и Луной»

«Это звучит неплохо, мы постараемся прибыть вовремя.»

13 августа астероид и два корабля приближаются к точке Лагранжа.

Российский экипаж: «Эй, америкосы! А вы что тут забыли?»

Американский экипаж: «Раша гоу хоум!»

Астероид проходит через точку встречи и спокойно следует дальше.

«Вы!»

«Вы!»

«Да вы сами…»

«От таких слышим!»

«Тьфу на вас!»

«Да пошли вы!..»

«Том, Алекс, спасибо за представление, нам очень понравилось. Згфф.»

белый шум

— Ну что? — спросил Старший Астроном.

— Расшифровал… — уныло ответил Младший.

— Что, правда?!

— Угу. По большей части. Только мне кажется, не стоит это показывать Президенту.

— Уже интересно. Ну, покажи. Тьфу, ну и почерк у тебя! Читай сам.

— Ну хорошо, — вздохнул Младший, поправил очки и стал читать:

«Шестой космический канал снова с вами… Бжук Интергалактик — наш свободный выбор!»

— Что?.. — опешил Старший Астроном.

— Бжук. Интергалактик. Читать дальше?

— Читай, — кивнул Старший.

«Опытный ректилопрактик с дипломом удлинит ваш… Лучший курорт Галактики… Цнасск, и этим всё сказано! Ждём тебя, прохладные и липкие… сделает ваши тентакли гибкими и блестящими… Все на нерест! Пришло время сказать „тс!“ Кранчмамаки любят все. Сепульки оптом и в розницу…»

— Что?! — вытаращил глаза Старший Астроном.

— Честное слово, сепульки. Я подумал, что Вам будет интересно, на всякий случай записал адресок.

Старший Астроном пожевал губами.

— И что, все остальные сигналы такие же?

— Нет, только 95 %.

— А остальные 5?

— Тут я не совсем понял, — признался Младший. — Что-то про какую-то Запптаг, которая в 14-й серии потеряла свою кладку яиц и теперь судорожно вспоминает, сколько их там было, семь или восемь.

* * *

Иов выкарабкался из-под обломков дома, обвел взглядом выжженные поля, раздувшиеся трупы овец, изъеденные червями деревья, задумчиво нахмурил брови, а затем поднял глаза к небесам и спросил:

— У Тебя какие-то проблемы? Ты хочешь об этом поговорить?

* * *

— Человек, ты проснулся?

— Как ты себя чувствуешь?

Над мисс Лейн склонились два бледно-зеленых лица с огромными фасетчатыми глазами.

— Кто вы такие? Что вам от меня надо?

Лица переглянулись.

— Мы…

—.. двубальдеры.

— Нам…

— …нужен…

— …Супермен.

— Я вам ничего не скажу! — гордо ответила мисс Лейн. — Сколько бы вы меня ни пытали, я не выдам тайны Супермена.

— Человек! — сказал один двубальдер.

— Ты не понял, — подхватил второй.

— Нам не нужен…

— …ваш Супермен.

— Мы хотим…

— …своего собственного.

— Что-что? — заморгала мисс Лейн.

— В ядре нашей планеты…

— …слишком много криптонита.

— Мы…

— …бессильны.

— У тебя…

— …иммунитет.

— А кремния у нас…

— …нет совсем.

— Тебе…

— …нечего опасаться.

— Твоя сила…

— …раскроется в полной мере.

— Ты будешь…

— …Супердвубальдером.

— Примерь…

— …униформу.

— Тебе…

— …у нас…

— …понравится.

И четыре зеленые руки протянули мисс Лейн розовое бикини с вышитой золотом монограмой «XL».

паззл

Я проснулся ровно в шесть, с первым писком будильника. У меня хорошая реакция — я сразу нажал на кнопку, и будильник так и подавился своим писком. Нажимать на кнопки не раздумывая, даже не проснувшись толком — очень полезная способность.

Открыв глаза, целую долгую секунду смотрел в потолок. В предвкушении. Потому что знал, что увижу потом. А потом — повернулся набок и залюбовался своей женой.

Она прекрасна. Иначе и быть не может. Она просто нечеловечески красива.

У неё остренький подбородок и пухлые губы. Тонкий, изящно вылепленный нос, с чуть вздернутым кончиком. Волосы цвета червонного золота в беспорядке разметались по подушке, и из-под них виднеется кончик розового уха. Остренький кончик, с нежной пушистой кисточкой.

Она — не человек.

Мы познакомились два года назад, на студенческой вечеринке, уже не помню, по какому поводу. Я заметил её издалека и был совершенно ошарашен — в тот момент еще не внешностью, и даже не тем фактом, что такое чудо, оказывается, учится на параллельном потоке (я уже слышал о ней краем уха) — а её удивительной раскованностью. Она вовсе не выглядела чем-то неуместным или странным — обыкновенная нормальная девушка в стайке таких же студенток. Они щебетали о чем-то своем, о девичьем, иногда смеялись — и она смеялась вместе со всеми, и не было в этом смехе ничего фальшивого. А иногда совершенно естественным жестом откидывала назад непослушную прядь волос — и тогда тоже на секунду становилось видно розовое заостренное ухо. «Глаза, я должен увидеть её глаза!» — подумал я тогда, и, честное слово, подошел только за этим. Мне нужно было убедиться.



Я тронул её за плечо, и девушка быстро обернулась. Огромные, в четверть лица, ярко-синие глаза. И я в них утонул.

— Простите, Вы — Сим?..

Дерзкий взгляд поверх очков.

— Да, я Сим. А Вы — Хам.

— Мда… ну, вот и познакомились.

— Теперь можем быть на «ты».

Я наклоняюсь к её уху и шепчу: «Просыпайся!» Она, конечно, и не думает открывать глаза, хотя наверняка уже проснулась. Моя жена очень пунктуальна, а сейчас одна минута седьмого. Значит, уже целую минуту она не спит. Раньше она сама поднимала меня по утрам. Но на третий день нашей совместной жизни я купил будильник, и с тех пор она спокойно притворяется спящей, а я её бужу. Уже целых три дня.

Я просовываю руку под одеяло, кладу ладонь на мягкое, живое, дышащее — и с улыбкой замечаю, что дыхание на мгновение сбивается.

— Вставай, родная, я знаю, что ты не спишь.

«Сплю-сплю!» — говорит её безмятежное лицо. Я начинаю мягко перебирать пальцами, и в уголках её губ появляются предательские ямочки.

— У тебя дрожат ресницы, — говорю я. — Просыпайся, малыш, хватит притворяться.

— Изверг, — сонно жалуется она. — Зачем разбудил?

— Ты не спала.

— А вот и спала!

— А обманывать нехорошо.

— Я не обманываю. Это часы спешат.

Она с улыбкой потягивается — и распахивает глаза. Огромные, в четверть лица, ярко-синие глаза. И я в них тону.

— Аниме, — шепчу я.

— Что?

— Аниме. Это такой способ изображения. Я посмотрел на тебя и подумал: «аниме».

Она приподнимает край одеяла, оглядывает себя и усмехается.

— Ну тогда уж «хентай»!

Когда симам дали равные права с людьми, ничего страшного не произошло. Вопреки многочисленным мрачным прогнозам. Совершенно понятно, что при желании симы легко захватили бы наш мир и не встретили бы никакого сопротивления. Да вот этого самого желания у них и нет. Наш мир им интересен — но и только. Как нам бывает интересна их виртуальная реальность. Но кто из людей всерьез хотел бы завоевать виртуальный мир? И главное, зачем? Так же, как люди остаются жителями реального мира, симы — плоть от плоти мира виртуального. Мы можем лишь ходить друг к другу в гости. И на работу. Или, как моя жена, на учебу.

Когда я спросил однажды, что она нашла интересного в бухгалтерии, моя жена склонила голову набок и посмотрела на меня одним из своих странных взглядов.

— Ты не понимаешь, — сказала она. — Я влюблена в магию чисел.

— Уже пять минут седьмого, — говорю я.

— Неправда! — возражает она. — Без одной минуты шесть! Я точно знаю!

— Да-да, — киваю я. — Я бы тоже знал, будь у меня в голове таймер.

— Одного таймера мало, — с преувеличенной серьезностью отвечает она. — Необходимо еще кое-что. Например, ответственность, пунктуальность, и… уи-и-и!

Она хохочет, отбивается и скатывается с кровати вместе с одеялом.

— А теперь уже шесть? — как ни в чем не бывало спрашиваю я.

— Зверь! — произносит она с улыбкой, вместо ответа.

Я спрашивал у неё когда-то, каким образом компьютерный разум на далеком сервере воспринимает сигналы от человеческого тела. Что такое «сладко» на языке нолей и единиц? Как выражается прикосновение ветра к щеке в двоичных кодах? Как программное приложение чувствует вкус поцелуя?

Она помолчала несколько секунд и спросила: «А как его чувствует человеческий мозг?» Я не нашелся, что ответить.

Её настоящее тело — где-то там, в виртуальном мире, набор символов в какой-нибудь многомерной матрице, я не очень в этом разбираюсь. Но меня это и не волнует. Здесь, рядом со мной, она живая, теплая, веселая. У неё гладкая кожа, под которой бьется совсем настоящее человеческое сердце. У неё всё настоящее. Здесь, в этом мире. И кому какое дело, что её сознание не привязано к этому телу, а находится в нескольких километрах от него? Что это меняет? Пусть с технической точки зрения моя жена — всего лишь специально созданное внешнее устройство для взаимодействия с компьютером. Я не хочу смотреть на свою жену с технической точки зрения. Даже если у неё в голове вместо мозга — странный сплав из нервов и проводников. И глаза такие огромные лишь для улучшения качества передаваемой видеоинформации. Огромные, ярко-синие глаза, в которых можно утонуть. Она — живая.

Мы завтракаем на кухне остатками от вчерашнего ужина. Ужин, кстати, был вкусный. У моей жены незаурядный кулинарный талант — и вовсе не потому, что она имеет доступ к любой поваренной книге в Сети. Я тоже могу прочесть какой-нибудь рецепт, и всё равно так вкусно не получится. Одно дело теория, совсем другое — практика.

Симы влились в нашу повседневность легко и естественно, как будто всегда жили рядом с нами. Их не так уж и много, к слову сказать. На шесть тысяч человек — один сим. Одна шестидесятая процента, или около того. Но они — лучшие.

Сим-терапевт никогда не ошибается в диагнозе. Сим-хирург не проведет неточный разрез. Сим-бухгалтер не запутается в числах. А в спорте с ними и состязаться ни к чему, всё равно проиграешь. Хорошо, что симы почти не интересуются спортом. И с творчеством у них обстоит не очень. Музыканты-исполнители выходят превосходные, а вот композиторы… Кстати, а много ли хороших композиторов среди людей? Один на шесть тысяч, и то в лучшем случае.

И само собой, из симов получаются идеальные полицейские. Мало того, что они сильнее обычного человека, обладают великолепной реакцией и непревзойденной координацией движений. Они не боятся умирать. Смерть физического тела для сима — всего лишь досадная неприятность и лишний расход денег на новую копию. Правда, раскошеливаться им приходится не так уж часто. Сима трудно убить. Очень-очень трудно.

Мы болтаем о том, о сем. Недавно вышла очередная культовая книга, и моя жена её, конечно, уже читала. Я — ещё нет, и не собираюсь читать, поэтому она безбоязненно пересказывает мне сюжет — быстро, пропуская всё лишнее, только самые интересные места. Интересных мест, к слову, оказывается не так уж и много — как раз на одну чашку кофе. Потом мы обсуждаем фильм, который еще не видели и на который собирались пойти сегодня вечером. Конечно, моя жена могла и с ним ознакомиться, но не думаю, что она это сделала. Мы же хотели смотреть вместе.

— Я вернусь к шести.

— Не опаздывай, фильм начнется в полседьмого.

— Я никогда не опаздываю!

— Ну да, это часы всегда спешат.

— Вот именно!

Она чмокает меня в щеку и убегает на работу. Она уже вторую неделю подрабатывает в какой-то конторе, вроде бы перепечатывает документы. Симы — замечательные секретарши, никогда не ошибаются. Поэтому их высоко ценят в любой конторе. Даже если они, как моя жена, работают всего два часа в сутки, до начала занятий. Это хороший, высокооплачиваемый труд.

Я однажды спросил, зачем она учится, если и так знает наизусть все учебники. «Даже в делопроизводстве есть много нюансов, которые не узнаешь из учебников, — ответила она. — А кроме того, мне просто нравится учиться.»

Она убегает, а я остаюсь мыть посуду. Мне на работу гораздо позже. Часа через два.

Так мы распланировали своё время, и почти не пришлось менять режим. С шести до шести она работает и учится, вечер мы проводим вдвоем, а в полночь моя Золушка засыпает. Её человеческое тело тоже нуждается в отдыхе, пусть и меньше, чем моё. А кроме того, наверняка есть дела и в родном виртуальном мире, требующие повышенного внимания. Поддерживать одновременно две личности для сима вполне возможно, но все-таки затруднительно.

Это было два месяца назад, когда мы еще не были женаты. Что-то случилось с сервером — не то проблема с железом, не то неопознанный вирус. Мы с ней в тот день гуляли по набережной, и вдруг она остановилась, схватила меня за руку и резко побледнела. «Мне плохо…» — и потеряла сознание. Потом я узнал, что это был не единичный случай, когда у симов пропадала или ухудшалась связь с сервером. Одни просто падали без чувств, другие из-за помех начинали дергаться, как в припадке. Кто-то свалился прямо посреди дороги и попал под автобус…

Пока сервер не привели в порядок, она боялась выйти из дому. А я неотлучно был с ней. Когда было объявлено, что в такой-то день и час сервер по техническим причинам будет временно недоступен, она расплакалась. «Я боюсь, — сказала она. — Нас отключат, и всё исчезнет. Это же и есть смерть? Да?» Я пытался её утешить, говорил, что это ненадолго, и потом всё станет как было, даже еще лучше. «А если я стану другой? Если что-нибудь случится с каким-нибудь несчастным байтом? Это ведь буду уже не я!» «Ничего страшного, люди тоже всё время меняются, это нормально. Не бойся.» «Я боюсь, — прошептала она, отвернувшись, — что ты перестанешь меня любить.» Я никогда перед этим не заговаривал с ней о любви. Но тут пообещал, что не перестану. И держал за руку всё время, пока она была не здесь и не там. Просто держал за руку. Хотя, мог бы и отпустить, она бы ничего не узнала…

Мне пора на работу. Я переодеваюсь в костюм, надеваю очки и включаюсь в сеть.

Может быть, в нашем мире симы сильнее, ловчее и сообразительнее людей. Но здесь, в игровом пространстве, люди вне конкуренции. Нам доступна любая магия. Мы легко управляемся с любым оружием. У нас больше всех хитпоинтов. И мы совершенно не дорожим своими аватарами.

Человек-мастеровой изготовит предмет, какого не найдешь ни в одной лавке. Человек-маг одним заклинанием уничтожит целую армию, а человек-клирик одним словом воскресит её. Но в основном, конечно, люди нужны для зачистки территории. От диких животных, от чудовищ, от разбойников… Или для рейдов по вражеским городам. Здесь, в виртуальном мире, тоже не всё спокойно.

Я не знаю, кто она на самом деле. Никогда не спрашивал, а если бы и спросил — она всё равно не ответит. Симы никогда не отвечают. Мне кажется, что она эльфийка. Но с таким же успехом она может оказаться и гоблином. Или троллем. Как бы то ни было, я беру заказы только на вынос монстров. И никогда — на разумные расы.

Я знаю, конечно, что через сутки игрового времени сожженный город вновь заполнится гоблинами. Но это будут уже не те гоблины.

Я почти уверен, что моя жена — эльфийка. Но я не хочу рисковать.

Мне хорошо платят за выполненные квесты. Достаточно, чтобы вести безбедное существование в любом из миров. У виртуальной золотой монеты сейчас очень хороший курс, почти семьдесят центов. И те триста золотых, что я выручил сегодня за гнездо гарпий — солидная сумма. Гарпии — тупые монстры. Из самых примитивных. Их можно уничтожать безо всякой опаски.

Она никогда не расспрашивает меня о работе. Будто чувствует. Но мне нечего стыдиться! Наоборот, я выполняю нужное, полезное дело! Избавляю её собственный родной мир от всякой нечисти и нежити. Меня там в любом городе знают и уважают, моё имя сорок пятое в общем рейтинге. Ведь правда же, чем меньше будет диких кабанов, волков и гарпий, тем лучше?

Я уверен, если бы она узнала, что я никакой не программист, а геймер — она бы всё поняла и не стала меня осуждать. В конце концов, я ведь тоже ничего не сказал, когда случайно обнаружил в её кармане пистолетную обойму.

Уже без пяти шесть. Она сейчас вернется. А я еще не готов!

Костюм, очки — в шкаф, компьютер — в режим ожидания, быстро переодеться, расчесать космы, сполоснуть лицо. Ну вот, вполне приличный вид!

«Я боюсь, — сказала она однажды вечером, отдыхая в кольце моих рук. — Я боюсь за тебя. В вашем мире всё так хрупко… Ты в любой момент можешь попасть под автобус, или свалиться с лестницы, или заболеть чем-нибудь ужасным. У вас тут гуляют такие вирусы!» «У вас тоже бывают вирусы», — попытался отшутиться я. «Это другое, — ответила она серьезно. — Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. Пообещай, что не свалишься с лестницы!» «Только если ты пообещаешь, что там, у себя, не полезешь в логово к дракону», — я всё еще пытался обратить разговор в шутку. Она молчала долгую минуту, а потом покачала головой. «Нет. Не пообещаю.»

С тех пор я не охочусь на драконов. Так, на всякий случай.

Уже шесть пятнадцать, а её еще нет.

Ничего, всё в порядке. Она всегда приходит вовремя. Это часы спешат.

* * *

— Что случилось, дитя моё? — спросила Крестная. — Почему ты плачешь?

— Из-за Вас, тетушка! — ответила Золушка.

— Из-за меня?!

— Да! Вы меня обманули! Это платье не продержалось до полуночи, оно растаяло еще засветло! Перед всеми гостями…

Золушка уткнулась в ладони и зарыдала.

— Полночь? — удивилась Крестная. — А разве я что-то говорила про полночь?

— Ну да, а разве не так?

— Нет, конечно! Я сказала, что волшебство закончится, лишь только часы пробьют двенадцать раз. Это было незадолго до трёх. Платье и карета исчезли ровно в пять. Три плюс четыре плюс пять — итого двенадцать. Считать умеешь?

срок

— И что ты теперь намерен делать? — спросил Прежний глава правительства.

— Я? — Новоизбранный глава улыбнулся своей знаменитой располагающей улыбкой. — Ну, первым делом сниму со стены этот портрет.

— Чем тебе насолил Старик? — скривился Прежний. — Он был не так уж и плох.

Новый засмеялся.

— Если я скажу, что мне не нравится его рожа, это ничего? Не хочу, чтобы Старик за мной присматривал, пусть даже и со стены.

Прежний Глава кисло поморщился.

— Ладно, оставим это. А если серьезно? Что будешь делать на новом месте?

— То, что и обещал в предвыборной программе.

— У тебя ничего не выйдет.

— Ну почему же? Здесь нет ничего невозможного. Снизить налоги, отремонтировать дороги, ввести льготы для пенсионеров — это всё совершенно реально. Я же тебе показывал выкладки.

— Прекратить военные действия на юго-востоке, заключить торговый союз с северо-западом, остановить поставки оружия на юг, — подхватил Прежний. — Видел я твои выкладки, чушь собачья. Налоги надо повышать! А у пенсионеров и так достаточно льгот, жирно им будет. Единственное, что тебя должно заботить на новом месте — это продвижение Плана А. Только это имеет значение, об остальном можешь забыть.

— План А — самоубийство для страны, — строго нахмурился Новый. — Я удивляюсь, на тебя глядя! Ты же сам выступал против Плана, пока тебя не избрали. А как только получил власть, тут же сменил точку зрения! И с домохозяйками рассорился, а ведь они всегда тебя поддерживали. Какая муха тебя укусила?

— Во-первых, План А гениален, и ты сам это скоро поймёшь, — ответил Прежний. — Если бы мне дали остаться еще на один срок… Я учел бы все ошибки и добился бы реализации Плана!

— И погубил бы страну.

— Нет! Я привел бы её к невиданному расцвету! Ты этого просто пока не понимаешь. Но План безупречен, просто я немного ошибся, всего пару раз.

— Не будем об этом спорить, — снова сдержанно улыбнулся Новый.

— Действительно, не будем, — легко согласился Прежний. — Ты прав, это бессмысленно.

Он нажал на кнопку селектора, бросил несколько фраз, и через минуту в кабинет вошел секретарь с неприметным ящичком в руках.

— Дела я тебе сдал, — сказал Прежний Новому. — Осталось самое последнее. Видишь эту штуку? Это и есть тот самый Черный Чемоданчик с секретом. Теперь ты его хозяин.

Секретарь поставил ящичек на стол. Прежний глава приложил ладонь к верхней панели, ящичек коротко бибикнул, и сбоку на нем загорелась зеленая лампочка.

— Проверка, — пояснил Прежний. — Отпечатки пальцев, температура, содержание алкоголя и наркотиков в крови… там уйма датчиков. Теперь давай ты.

Новый приложил ладонь к ящичку. Раздался щелчок, лампочка мигнула, Новый Глава охнул, закатил глаза и рухнул на пол.

Прежний отвел глаза от распростертого тела.

— Несправедливо, — пробормотал он. — Почему он, а не я?

Секретарь деликатно кашлянул.

— Пришли доклады с дальнего запада и ближнего востока. Хотите послушать?

— Нет. — Прежний покачал головой. — Это теперь его дело, а не моё.

Он указал подбородком на валяющегося без чувств Нового.

— Не хочу на это смотреть. В общем… будь здоров, я пошёл.

Вскоре после того, как Прежний Глава покинул кабинет, Новый открыл глаза, сел и потер затылок.

— Вы в порядке? — участливо поинтересовался секретарь.

— Угу. — Новый осторожно кивнул головой и поморщился. — В висках ломит, а так ничего. Детские воспоминания, университет… Всё на месте.

— На самом деле, мы не знаем, сколько может вместить человеческий мозг, — извиняющимся тоном сказал секретарь. — Но, видимо, информация хранится в связанном виде и занимает меньше места, чем можно было предполагать.

— Оставь технические подробности для кого-нибудь другого, — отмахнулся Новый. — С дальнего запада и ближнего востока новости есть?

— Есть, — кивнул секретарь. — Оба вернули подарок с пространными извинениями. Сказали, что очень признательны, но у них уже есть такой, причем отечественного производства.

Новый Глава скрипнул зубами.

— Этого следовало ожидать. Их технологическая база не хуже нашей. Еще что-то?

— Да. К Вам делегация ветеранов.

— Займи их чем-нибудь, а лучше отошли к заместителю. Мне не до них. Надо подготовить новый проект налогообложения, война на юго-востоке требует средств, одними поставками вооружений не обойдешься. Ну и План А надо готовить к четвертому этапу.

Новый глава окинул взглядом свой кабинет, остановился на портрете и коротко хмыкнул.

— Снять, как же… Старика так просто не снимешь!

* * *

В одной китайской провинции, на вершине горы, жил ученый отшельник, посвятивший свою жизнь врачеванию. Со всех сторон к нему приходили страждущие, и отшельник их лечил как мог, а вернее, как позволял ему тогдашний уровень развития китайской медицины. Посредственно лечил. Одного вылечит, другого угробит. Обидно это стало китайскому отшельнику. Взял он свой посох, взял мисочку риса (куда же без нее!) и пошел искать тайный китайский монастырь, чтобы тамошние китайские монахи (далее слово «китайский» для краткости заменю на К.) как-то повысили его уровень врачевания.

Как ни странно, но однажды он набрел на этот совершенно тайный К. монастырь. И тамошний главный настоятель, старый К. с седой бородой, выслушав отшельника, сказал ему: «О пытливый К.! Мы не можем обучить тебя ничему в нашем К. монастыре, потому что это очень секретный, совершенно закрытый монастырь. Но, если ты прослужишь у нас простым водоносом всего десять лет и два месяца, то в награду за твое прилежание получишь удивительную способность проникать взглядом в самую суть вещей. Это должно помочь тебе при диагностике болезней.»

К. отшельник с радостью согласился, и всего через 10 лет и 2 месяца вышел из ворот монастыря, озирая окрестности глазами, более зоркими, чем у орла, ибо они видели не только крошечную муху на расстоянии трех полетов стрелы, но и истинную суть этой мухи (не время и не место сейчас рассказывать о ней).

И своим новым зрением он узрел вдали другой тайный К. храм. И всего через неделю уже стучал в его ворота.

А еще через 10 лет и 2 месяца вышел оттуда, наделенный небывалым интеллектом — что тоже должно было помочь ему для назначения нужного, безошибочного курса лечения. Привычно оглядев горизонт орлиным оком, К. отшельник пошел к третьему храму, видневшемуся вдалеке.

И так он обошел целых 7 храмов — все, что были на тот момент в Китае, и приобрел 6 новых способностей (он бы и 7 приобрел, но 4-й храм, к сожалению, был заброшен, и оттуда К. отшельник смог вынести только спрятанные сокровища, а не знания).

Из третьего храма К. отшельник сумел выйти всего через 8 месяцев — обладая могучим разумом, он без труда сторговался с настоятелем. И приобрел за это время нечеловеческую силу и ловкость. Из пятого он уже не вышел, а вылетел — отслужив положенный срок, сумел вытребовать в придачу к неуязвимости для ядов и инфекций способность летать. В шестом храме его научили произвольно менять свой размер и внешний вид — ведь это все частности, главное — душа. А в седьмом он пробыл целых 19 лет вместо 10-ти — то невыразимое словами учение, которое он приобрел там, котировалось слишком высоко. Правда, неизвестно, что именно это было и как оно могло помочь К. отшельнику в его врачевании.

На прощание настоятель 7-го монастыря сказал отшельнику: «Теперь ты обладаешь достаточной силой и способностями, чтобы принести избавление от любых болезней. Лети к себе на гору и жди. Страждущие сами к тебе придут.»

И К. отшельник, преображенный посещением семи К. храмов, полетел на свою гору и стал ждать. Ждал он недолго. Не прошло и трех суток, как посланное К. Императором войско напало на него и забило до смерти. После чего ученые лекари извлекли из груди К. отшельника его сердце, выкололи всевидящие глаза и достали великомудрый мозг. А также собрали до капли всю кровь, и перемололи в мелкий порошок кости, и даже внутренности сохранили и бережно доставили в столицу. Ибо нет ничего на свете более целительного, чем должным образом обработанная плоть К. дракона.

* * *

Странствуя среди бездонной ночи Космоса на хрупкой космической посудине…

Нет, не так!

Странствуя среди океанских течений, рифов и бурунов, потерпел крушение бальсовый плот с путешественниками из народа Хрумба. Несчастные люди оказались в изоляции на необитаемом тропическом острове, вдалеке от цивилизации, без припасов и инструментов.

Всего за несколько поколений Хрумба почти полностью деградировали.

Дубины и каменные топоры, с которыми прибыли на остров их предки, пришли в негодность, а новых они делать не умели. Да и не сумели бы управиться с тяжелой дубиной без долгой упорной тренировки. Поэтому Хрумба перешли на примитивные плазменные пистолеты, где никакого особого умения не надо — знай целься да жми на курок.

Предки Хрумба тысячи лет разводили кур и овец, и им этого было довольно. Но отрезанные от мира потомки не сохранили секретов животноводства, и были вынуждены прибегнуть к генной инженерии, чтобы вывести супер-мясной-шерстяной-и-не-бодучий скот.

Вместо теплых и надежных выдубленных шкур Хрумба стали носить тонкие тканные одеяния — не такие прочные и долговечные, зато дешевые и простые в изготовлении.

Забыв, как управлять вьючными и верховыми животными, Хрумба понастроили для себя неуклюжих машин, а утеря знаний о навигации заставила их осваивать воздушный транспорт.

Жрецы Хрумба, впадая в ересь и пытаясь объяснить божественный промысел естественными причинами, подались в ученые-вероотступники. Это они от отчаяния и фатализма. Законы природы ведь безлики и неумолимы, с ними не имеет смысла спорить и бороться — в то время как с богами иногда можно и договориться.

В искусстве у Хрумба утвердилась гигантомания — уж если Рабочий, то не изящная деревянная статуэтка юноши с мотыгой, а Десятиметровая Голова Рабочего в Каске! Если Колхозница — то не бронзовая фигурка женщины с большими грудями — символом плодородия, а пара гранитных пирамид, смутно на эти груди намекающих.

И т. д.

Когда через сто лет к острову приплыл бальсовый плот с поисковой экспедицией, то прибывшие на нем старейшины пришли в такой ужас, что из милосердия съели всех несчастных Хрумба, весь их скот и посевы, а жилища разрушили и перемешали с пеплом от черного петуха. Дабы души этих потерянных детей могли наконец обрести покой.

* * *

Жил-был король-вдовец, славившийся своей мудростью и утончённым вкусом.

Было у него две дочки. Старшую звали Шарлоттой, а младшую — Матильдой.

Как это часто бывает с принцессами, обе они были донельзя избалованы и капризны. Но при всем при том девушки оставались королевскими дочками, и видные женихи слетались к их ногам, как мухи на мёд. В результате обе вышли замуж. И сразу принялись докучать своим мужьям разными придирками и капризами. Мужья терпели-терпели, а когда терпеть больше уже не могли, пришли к королю и стали жаловаться.

— Моя жена, а Ваша дочь, — сказал муж Шарлотты, — не знает своего места. Вместо того, чтобы быть послушной женой и почитать своего супруга, она постоянно суется в мои дела, гоняет почем зря слуг с нелепыми приказами, а самого меня называет невежей и мужланом! Вразумите ее, Ваше Величество!

— Ваша дочь, а моя жена, — сказал муж Матильды, — постоянно мне перечит, что бы я ни сказал, и спорит по всем хозяйственным вопросам — в которых, кстати сказать, ничего не смыслит. Все, что я прошу у нее — она делает наоборот. Все, что я считаю правильным, она называет дурным, и наоборот. И она заглядывает во все комнаты, даже в те, куда я строго-настрого запретил ей заходить! Вразумите ее, Ваше Величество!

Король обещал разобраться и позвал к себе главного мудреца королевства.

— О! — воскликнул мудрец, воздев палец. — О похожем случае я читал в одном восточном трактате. Все, что нужно — это рассказать принцессам ряд поучительных притч, после которых они сразу образумятся и постигнут великую мудрость Дзен.

— И что же это за притчи? — спросил король.

— Ну, в данном случае как нельзя лучше подойдет притча про кошку, которая не знала своего места и оттого бродила где вздумается.

— И что же стало с этой кошкой?

— Однажды она шла по лесу и встретила старую обезьяну. «Куда ты идешь?» — спросила обезьяна. «Я иду куда вздумается», — ответила кошка. «Это очень скверно, — сказала обезьяна. — Разве никто не рассказывал тебе истории про двух вольнодумцев и пустой кувшин?» «Нет, — ответила кошка, — а что это за история?» И обезьяна рассказала ей следующую историю:

В одной стране жили два вольнодумца, у которых на двоих был только один кувшин, да и тот пустой. Ни один из вольнодумцев ничего не клал в общий кувшин, из опасения, что другой вытащит и присвоит себе. И вот однажды из кувшина раздался голос: «О глупцы! Вы оба могли бы разбогатеть и прославиться, если бы у вас хватило ума бросить в кувшин хоть горсточку риса. Но ваша жадность уподобила вас тому глупому волу, который умер от жажды, боясь потерять свою тень!» «Что это за история?» — спросил тогда один вольнодумец. «И как можно потерять свою тень?» — спросил другой. «А вот как!» — ответил голос из кувшина и рассказал глупцам такую историю:

Жил-был один вол, у которого была очень красивая тень…

— Короче! — перебил король. — Кошка в конце концов стала знать свое место?

— Нет, не стала, — ответил мудрец. — Но она постигла великую мудрость Дзен!

— Понимаю, — сказал король. — Ты ведь служишь мне верой и правдой уже тридцать лет?

— Да, Ваше Величество!

— Ну, послужил — и хватит. Эй, кто-нибудь там, отрубите ему голову!

После чего король позвал своих дочерей и обратился к ним так:

— Дочери мои! Ваши мужья жалуются мне на вас, что вы дерзки и непокорны. Поэтому я решил подарить им два чудесных предмета, которые помогут исправить ситуацию.

Он достал два деревянных ларца и откинул крышки.

— Вот, дорогие мои, эти предметы. Кнут и ремень.[1] Я отдам их вашим мужьям и научу их, как ими пользоваться!

С тех самых пор Шарлотта всегда знала своё место, а Матильда ни в чём не перечила супругу.

кукольник

— Ты сегодня не в духе, — сказала Красавица, наливая чай в стакан Кукольнику, — опять остался без контракта?

Кукольник пожал плечами и усмехнулся. Красавица внимательно посмотрела ему в лицо глубокими синими глазами.

— Ты сильно расстроен?

— Пожалуй, — согласился Кукольник. — Я им не нужен. Я, видите ли, слишком хорошо играю, куклы в моих руках выглядят совсем как люди. А людям это не нравится. Их, понимаете ли, оскорбляет абсолютное мастерство кукловода, они обязательно хотят, чтобы кукла была похожа именно на куклу, иначе мой номер действует зрителям на нервы. А какой же хозяин хочет, чтобы из его театра зрители уходили недовольными? Ты меня понимаешь?

Красавица улыбнулась. Улыбка получилась великолепная, ослепительно белозубая, с ямочками на щеках.

— Какая ты у меня… — восхищенно выдохнул Кукольник.

Красавица улыбнулась еще шире, покраснела и потупила глаза.

— Ты чудо! — Кукольник провел пальцем по щеке Красавицы. — Хочешь быть моей женой?

— Ты знаешь, что это невозможно, — ласково сказала Красавица, — ведь я всего лишь кукла, а ты — человек. Я не могу ни чувствовать, ни думать, а все, что я делаю — лишь результат движения твоих пальцев. Ты даже, — она снова улыбнулась, — ты даже не можешь меня обнять — пока держишь в руках мои ниточки.

— Да, ты права, — согласился Кукольник, — но могу же я немного помечтать… И потом, может, мне именно такая послушная жена и нужна?

— Нахал, — покачала головой Красавица.

— Увы, — согласился Кукольник и встал из-за стола.

— Уже уходишь? — с тревогой в голосе спросила Красавица.

Кукольник кивнул.

— Я уберу посуду?

— Не стоит, — покачал головой Кукольник, — я тороплюсь.

— Зрители тебя опять не поймут.

— Они будут смеяться, где надо, — усмехнулся Кукольник, — и плакать тоже. Разве я не лучший в мире кукловод?

— Самый лучший, — согласилась Красавица.

— Ну ладно, я пошел. Спокойной ночи.

— Подожди, я устроюсь поудобнее…

Красавица села в кресло, откинулась на спинку и закрыла свои прекрасные глаза. Кукольник осторожно снял с правой руки ниточки. И сразу же тело Красавицы обмякло, краски сошли с ее лица, и голова, как шляпная болванка, упала со стуком на плечо. Левое веко от удара приоткрылось, и холодный стеклянный глаз уставился в пустоту за спиной Кукольника. Кукольник осторожно прикрыл глаза куклы, потушил свет и на цыпочках, словно боясь разбудить спящую, вышел, бесшумно затворив за собой дверь.

Театр встретил его обычным настороженным вниманием. Он был невелик — всего на сотню мест, не более, да и то лишь половина из них была занята зрителями. Кукольник поклонился публике и удалился за ширму. Раскрылся занавес. Зашевелились в нетерпении зрители. И вот на сцену выскочил маленький пестрый паяц, сделал тройное сальто и сел на шпагат, ожидая аплодисментов. Последовали жидкие хлопки. Паяц встал и прошелся на руках. Он работал ловко, почти не замечая подведенных к своему телу тоненьких ниточек. Ему было наплевать на ниточки и на Кукольника, орудующего своими ловкими пальцами и хитрыми палочками. Он веселился изо всех сил, скакал по сцене и корчил рожи, заразительно хохотал и плакал в три ручья. Напряжение его все росло — зал молчал. Ни улыбки, ни хлопка. Тихо закончил паяц свою программу, и во всем его облике чувствовалась плохо скрываемая обида. Паяц был очень старой куклой и болезненно переносил неудачи на сцене. Он посмотрел наверх, где над сценой нависали руки и лицо Кукольника. Кукольник сочувственно пожал плечами. Следующим номером были дрессированные собачки. Пальцы Кукольника легко летали по натянутым ниткам, и собачки вертелись, виляли хвостами и верно лаяли нужное число раз, когда кто-то из зала задавал вопрос на сложение или вычитание. Одна собачка даже попробовала извлекать корни, но ошиблась и страшно сконфузилась. Впрочем, другие тут же исправили оплошность, и номер прошел более-менее удачно. Сдержанное одобрение публики вызвали также балерины, акробаты и жонглер, а мальчик со скрипкой даже заслужил небольшой букетик цветов из зала.

Представление подошло к концу. Кукольник вышел из-за ширмочки, сжимая в кулаке пучок подрагивающих нитей. Зал насторожился.

— Спасибо вам, что вы пришли и досмотрели действие до конца, — дрожащим голосом произнес Кукольник, — спасибо за цветы и за аплодисменты. Значит, игра была хорошая. Да хоть бы и плохая! — он взмахнул свободной рукой. — Я ведь…

Зачем мне это нужно? — чтобы донести какую-то мысль, правильно? Я ведь не оратор, я говорить не умею… Но можно выразиться не только словами, верно? Главное, чтобы тебя поняли.

Кукольник поскреб намечающуюся лысину и продолжил:

— Ну вот, например, балерина… Она вертится, вертится… Или жонглер… Он ведь… — Кукольник беспомощно пошевелил пальцами, пытаясь сформулировать какую-то важную для него мысль. — Нет, не могу так объяснить. Но вы ведь понимаете, что я имею в виду?

Он обвел взглядом зал.

— Подождите, ну… что же вы! Я же не все сказал! Девушка, да успеете вы к выходу, сядьте, пожалуйста. В конце концов, это невежливо! Ну представьте себе, что представление еще не окончилось, и я тоже — часть программы. Так интереснее? Вот и хорошо.

— Я ведь что хотел сказать: мне действительно важно, чтобы вы что-то поняли. Я ведь душу вкладываю, а зачем? — не просто же так. И вам это тоже было бы интересно, честное слово! Ведь это так просто, только задумайтесь на минутку.

Кукольник молча оглядел нетерпеливо ерзающий зал.

— Но это же правда важно…

Зал глядел на него сотней глаз и вежливо ждал, когда он договорит.

Кукольник вздохнул.

— Ни-че-го вы не поняли!

Он отвернулся и разжал кулак, выпустив нитки. Шелест прошел по рядам — это обвисали и умирали в своих креслах зрители. Кукольник дернул рубильник, и прожектора погасли. Крошечный зал погрузился в забытье.

Красавица потянулась и открыла глаза.

— Опять? — спросила она, едва увидев угрюмое лицо Кукольника. Ответа не последовало.

— Налить тебе кофе? Я мигом вскипячу.

— Не надо. Буду беречь сердце. Лучше постели мне — я что-то устал.

— У тебя нездоровый вид, может, примешь валидол?

— Оставь, я прекрасно себя чувствую. Просто это старость.

— Тебе всего пятьдесят лет, — напомнила Красавица.

— А тебе всегда чуть больше двадцати, — улыбнулся Кукольник, — когда-то мы выглядели ровесниками.

— И все принимали нас за брата и сестру, — подхватила Красавица и засмеялась. — Ты еще жутко ревновал меня ко всяким стилягам.

— Теперь тебя уже принимают за мою дочь.

— А разве это не так? — мягко спросила Красавица.

— Да, а что потом? Я не хочу, чтобы ты стала моей внучкой… или правнучкой!

— А я хочу. Я хочу, чтобы ты жил долго-долго.

— Хватит об этом. Постели мне.

Красавица молча расстелила на кушетке простыню, взбила подушки и перину. Подошла к сидящему Кукольнику и обняла его сзади за шею.

— Не огорчайся так. Ну, хочешь, мы пойдем вместе к этим театралам? Они ведь не откажут тебе, если рядом буду я? Я даже могу играть в твоем театре. А что, думаешь, у меня не получится? — еще как получится! И ты снова будешь богатым, веселым и беззаботным… Давай прямо завтра и пойдем!

— Угу, — кивнул Кукольник, — придем в эту контору, и все лысые чиновники начнут шептаться у нас за спиной и говорить: «Смотрите, какая красивая дочь у этого старого черта!» А зрители в зале будут раздевать тебя взглядом и облизываться.

— Ты опять ревнуешь?

— Да, представь себе! Я не могу вести тебя под эти перекрестные взгляды. Слишком я тебя для этого люблю. Ты мое самое дорогое дитя.

— Твоя дочь… — улыбнулась Красавица.

— Моя дочь… — улыбнулся Кукольник.

Они легли спать. Красавица устроилась в своем кресле, по-детски поджав ноги, Кукольник растянулся на кушетке. Нити, тонкие и почти незаметные, тянулись от его пальцев к Красавице. Он вздрагивал во сне, и в ответ вздрагивала Красавица. Раза два она вставала, подходила к Кукольнику и вслушивалась в его неровное дыхание; затем поправляла ласковыми руками одеяло и осторожно, на цыпочках, шла обратно к своему креслу, боясь разбудить спящего. Кукольник спал, счастливо улыбаясь, видя, должно быть, очень красивый и радостный сон, и Красавице казалось кощунством отнять у него хоть частицу этого сна.

Нити от нее тянулись к рукам Кукольника…

* * *

У одного мужика было две дочки — от первой жены и от второй. А жена только одна — вторая. Мачеха, ясное дело, свою родную дочку любила, а неродную — нет. А отцу, в общем-то, было пофиг.

Мачеха падчерицу допекала всячески: то коромыслом огреет, то новых сапог не купит, то повидлом обделит. Посуду мыть заставляла, пыль везде вытирать — причем не только там, где видно, но даже со шкафов! Зато родную дочь обожала и кормила халвой.

Ну вот, однажды зимой позвала мачеха падчерицу, велела одеваться, брать большой мешок и идти в лес за яблоками. Та стала было отнекиваться — какие, мол, яблоки об это время года, опомнитесь, маменька! А та и слушать не стала, выпроводила за дверь пинком и велела без яблок не возвращаться.

Пошла девочка в лес. Прямо по сугробам (зима снежная была). Идет-идет, долго идет, заблудилась уже, а все равно идет. Вдруг из-под ёлки как выскочит старичок-с-ноготок да как закричит на нее:

— А попалась наконец! Давно я тебя тут жду, скверная девчонка! Ну все, твоя песенка спета, сейчас я тебя в ворону превращу!

— За что, дедушка?

— Какой я тебе дедушка, что за фамильярность? Экая невоспитанная девчонка! А превращу я тебя за то, что ты жадная, капризная, злобная вредина и постоянно дразнишь свою несчастную сестру-сиротку.

— Но я ведь…

— А ты меня не перебивай! Вот ведь невежа! Всё должно быть по справедливости, по делам тебе будет и расплата, так что стой, Дуня, смирно, я начинаю превращение.

— Я не Дуня, я Маша!

— А, так ты еще и лгунья?! Стыдно обманывать старших, Дуня. За это я тебя, пожалуй, даже не в ворону превращу, а вообще в лягушку.

Сказал — и превратил. А потом за лапку забросил в самое глухое болото.

Долго ли, коротко ли, надоело мачехе ждать Машу, и послала она в лес свою родную дочку — тоже с мешком, и тоже за яблоками. Ну самодурша она была, если уж втемяшилось ей в голову — ни перед чем не остановится.

Пошла в лес Дуня, и тоже встретила старичка-с-ноготок.

— Здравствуй, Машенька! — говорит старичок. — Хочешь, я тебя сделаю писаной красавицей и подарю сундук с золотом и соболью шубу?

— Хочу! — говорит Дуня. Она была дура-дура, но хитрая.

И сделал ее старичок писаной красавицей, подарил сундук с золотом и шубу на плечи накинул.

А когда весной приехал в деревню прекрасный принц, он, конечно, фазу пошел свататься к Дуне — потому что не был извращенцем и предпочитал богатых красавиц каким-то лягушкам.

Раз на раз не приходится, иногда и родным дочкам везет.

* * *

— Учитель! Я вчера спрашивал, как мне быстро разбогатеть, а Вы сказали: «Купи лотерейный билет». Я купил, заполнил, но он не выиграл!

— Значит, ты его заполнил неправильно.

* * *

Уня-уня-уняня![2]

Жи-ши Бабай-ага, бяк мухтар. Лян пахта бухты батрак.

Бабай-ага дык бабух, татух, косух, ня батрак подцых у нах.

Ким тата атас хана, батрак бундук: «Атас хана тата, бастель-пистёж. Нана мана мин дюк, чапай ля аглы-бублы Ленин-бобо.»

У чапай бухты батрак ля атас-кишлак Маскава,[3] Ленин-бобо дам ум. Причапай Кумач-поле у мамай (мат.): «Ленин жи! Ленин ши! Ленин пи-ши!»

Бух трах, бибиц Ленин на броневикы.[4]

— Мана-мана, бухты батрак, ху из ху?

— Бабай-ага, бяк мухтар, шлах нах, кумыш калым на-на мин фин!

— А, хурда модра! — мамай Ленин. — Ана лян башка бузук, бра бунду.

Чапай бухты батрак ля кишлак-ама, лян хвоста бибиц Ленин у няняй: «Хар, хар, бяк мухтар!»

Узыр бяк мухтар Бабай-ага Ленин на броневикы — абдул трепатух с переляку.

— На-на капут мин, Ленин-бобо! Ана тата бухтук!

— На-на ламца найоп! — мамай Ленин-бобо, Аврора[5] выр у бузук башка Бабай-ага.

Затыр бяк мухтар на-гора.

Чапай Кумач-Орда — салфет, Бабай-ага.

Пархар каркуш — ку-ку, Бабай-ага.

А нашюк тыгыдым — ламца уняняй:

«Жи-иги Бабай-ага, бяк мухтар. Лян пахта бухты батрак…»

* * *

Прекрасный Принц наклонился над Спящей Красавицей и поцеловал ее в губы.

— Который час?.. — сонно спросила Красавица.

— Пол-второго, — ответил Принц.

— А день?

— 12 сентября 1567 года.

— Ты бессовестное чудовище! — вздохнула Красавица. — Я же могла спокойно спать еще целых пять лет!

* * *

— Утром на четырех ногах, днем на двух, вечером на трех — что это?

Эдип задумчиво поскреб в затылке.

— Ну, я жду! — напомнил о себе Сфинкс.

— Сейчас, минуточку, — Эдип поднял глаза к небу, пошевелил губами, что-то подсчитывая про себя, и нахмурился.

— Ну? — повторил Сфинкс.

— Первый ответ, который приходит в голову — это человек, — ответил Эдип. — Но этот ответ неполный: какой человек, что за человек? Всякий ли человек? А если он одноногий? Или предпочитает палочке костыли? И помимо этого, я могу сходу назвать еще несколько правильных ответов, как то: табуретка, дрессированный слон, тапочки…

— Тапочки? — удивился Сфинкс.

— Да. Представь себе, утром муж и жена встают с кровати, надевают тапочки — это уже четыре ноги. Днем муж уходит на работу, остаются два тапочка на ногах у жены.

— А почему вечером три?

— Ну как же! Муж возвращается, надевает свою пару, а жена сидит в сторонке, одна нога обута, а на другой она красит ногти… Да мало ли вариантов!

Сфинкс помотал головой.

— Ты мне мозги не пудри. Ты говори правильный ответ.

— Сейчас, я еще не закончил. Будем исходить из того, что вопрос был задан корректно и наличие нескольких вариантов решений не является ошибкой. В таком случае, поскольку множество правильных ответов не является пустым, выведем для них общую формулу.

— Что? — опешил Сфинкс.

— Погоди, не мешай. Итак, мы имеем некоторое множество классов, удовлетворяющих ряду условий…

— Как легко видеть из уравнений 6 и 9, подмножества x1, х2 и x3 определены для всех случаев, где а равняется 2, 3 либо 4. Однако элементы класса х у нас всё еще не детерминированы по временной оси, поэтому введем новую переменную…

— И наконец, сократив эти две части уравнения, получим общий результат для всех элементов класса х, отвечающих граничным условиям a1, а2 и а3, где z стремится к бесконечности, а основание имеет натуральные значения от двух до четырех. Ну как, я ответил на твой вопрос?

Сфинкс захлопнул рот, несколько раз моргнул и почесал голову когтистой лапой.

— А напомни, что я спрашивал-то?..

* * *

Наверное, когда первая женщина была создана из ребра мужчины, она получилась очень маленькой. Ну много ли можно наскрести с одного ребра? Делать с такой малявкой человеку было нечего, но ему обещали, что женщина быстро подрастет, нужно только подождать и подкормить её немного.

Принес человек молодую жену в своё жилище, постелил ей платочек, налил в мисочку молока, покрошил хлеба, сам спать улегся. Не успел глаза закрыть — жена зовет: напал на неё злой паук, хочет уволочь и кровушку высосать. Прогнал муж паука, снова улегся. Минуты не прошло, опять жена его будит — прилетела оса, вся полосатая, вот-вот ужалит и съест. Муж и осу прогнал, жену успокоил, прилег отдохнуть (ну неможется ему после операции, вам бы ребро удалили!). Поворочался, только задремал — снова жена зовет на помощь, серая мышь на её жизнь покушается.

В общем, пока женщина подросла и заматерела, намучался с ней мужчина страшно!

С тех пор и по сей день: девочки растут быстрее мальчиков, мужчин бывает трудно добудиться, и женщины на всякий случай опасаются ос, мышей и пауков. Это у них генетическая память, не иначе.

* * *

Его звали Ромео, её — Джульетта. Их семьи дружили. А они — нет.

Родители еще в младенчестве сосватали их, в надежде породниться и объединить фамильные наделы. Дети возражали, но их никто не слушал.

Накануне свадьбы Джульетта отравила Ромео, Ромео зарезал Джульетту.

В следующем воплощении они явились в этот мир двумя голубками. И заклевали друг друга.

Потом они были цветущей розой и мотыльком.

Мотылек истоптал и переломал розе все тычинки, а роза, даром что не хищник, схлопнула лепестки и как-то всё-таки исхитрилась сожрать ненавистное насекомое.

Когда они стали чашкой кофе и сливками, то сливки из принципа тут же скисли, а кофе выпал в осадок.

и т. д.

— Слушайте, вы! — сказал им демиург, когда Ромео и Джульетта снова оказались перед ним, после очередного воплощения. — Когда вы уже наконец научитесь понимать намеки?!

— Нет, — покачал головой Ромео, — это когда ТЫ научишься понимать намеки?

страшная сказка народа Хрумба

Жил-был возле большой реки маленький мальчик народа Хрумба. У него были папа, мама, бабушка и дедушка. Однажды папа зарезал бабушку и приготовил вкусный обед. Вдруг приходит Белый Человек и говорит:

— Что это вы тут едите?

— Бабушку, — отвечает маленький мальчик.

— Нельзя бабушку есть! — говорит Белый Человек. — За это вас потом демоны будут на сковородках жарить!

Ушел Белый Человек. Тогда папа мальчика выбросил бабушку, зарезал дедушку и приготовил вкусный обед. Вдруг приходит Белый Человек и спрашивает:

— Что это вы тут едите?

— Дедушку, — отвечает маленький мальчик.

— Нельзя дедушку есть! — говорит Белый Человек. — За это вас потом демоны будут на сковородках жарить!

Тогда папа выбросил дедушку и приготовил маму. Опять приходит Белый Человек.

— Что это вы тут едите?

— Маму, — отвечает маленький мальчик.

— Нельзя маму есть! — говорит Белый Человек. — За это вас потом демоны будут на сковородках жарить!

Тогда папа выбросил маму и хотел зарезать мальчика, но мальчик сам его зарезал и приготовил вкусный обед. Приходит Белый Человек:

— Что это ты тут ешь?

— Папу, — отвечает маленький мальчик.

— Нельзя папу есть! — говорит Белый Человек. — За это тебя потом демоны будут на сковородке жарить!

Тогда маленький мальчик выбросил папу, взял большое мачете и убил Белого Человека. А потом приготовил из него вкусный обед, наелся сам и накормил всю деревню.

* * *

В одной семье родился волшебник. Уже будучи двух месяцев от роду он умел усилием мысли пододвигать к себе бутылочку и оживлять погремушки.

Приходящие знакомые и родственники умилялись и прочили малышу большое будущее.

— Ты только посмотри, какие у него смышленые глазки! — говорили они его матери. — И даже родинка особенная есть!

Мать кивала и гладила сына по головке.

Ребенок подрос и пошел в школу. На переменах нарушал дисциплину, летая по коридорам верхом на парте, а учился плохо.

— Ну зачем мне учить физику? — доказывал он своей матери. — Я же не собираюсь становиться физиком! Я хочу быть волшебником.

— Поговори мне еще! — одергивала его мать. — Садись и делай уроки. И пока все не сделаешь, чтоб никаких фокусов!

Ребенок закончил школу и пошел в институт. Медицинский.

— Это перспективная профессия! — убеждала его мать. — Врач всегда заработает себе на хлеб с маслом, а волшебство — вещь ненадежная. Все любят думать, что в них пропадает великий талант. А потом всю жизнь раскаиваются. Вот пошлют тебя по распределению в какую-нибудь деревню знахарем — тогда попомнишь мои слова. И вообще, медицинский — вот он, в двух кварталах от дома, а до волшебной академии три часа на маршрутке!

Ребенок послушался, он очень уважал свою мать.

Окончив институт, он устроился в столичную больницу хирургом, стал неплохо зарабатывать, женился и завел детей.

Детское увлечение колдовством он почти забросил — не пристало взрослому уважаемому человеку заниматься всякой несерьезной ерундой.

Разве что иногда, в кругу друзей, соглашался показать карточный фокус. Ну, или кошку в попугая превратить.

Зато хирург он был действительно хороший. Волшебник просто! Права была мать. Тысячу раз права!

* * *

Сказитель взял в руки гусли и запел:

— Не лепо ли ны бяшеть, братие…

— Боян… — скривились слушатели.

* * *

Было темно, и люди не видели, куда идти. Тогда храбрый Данко решил показать всем пример, разорвал себе грудь, вытащил горящее сердце и пошел.

«О!» — подумали люди. И стали разламывать друг другу грудь и вырывать сердца — чтобы каждый мог пойти туда, куда считает нужным.

…Так вымерло это гордое племя.

* * *

В город Гатц приехал продавец волшебных котелков. Он остановил свою повозку на главной площади и зычно закричал на весь город: «А вот кому волшебные котелки? Сами варят, сами парят! Супы и каши на любой вкус!»

Гатцаи, конечно, налетели и тут же раскупили все котелки до единого. Принесли их домой, поставили на стол и стали ждать. А ничего не происходит. Ни каши нет, ни супа. Рассердились гатцаи и пошли обратно на площадь, возвращать бракованный товар продавцу, а того уже и нету, уехал.

— А может, продавец не виноват? — подумал вслух один из гатцаев. — Может, мы сами что-то делаем не так? Вещь всё-таки волшебная, наверное, с ней и обращаться надо по-особенному, заклинание какое-нибудь читать?

И пошли гатцаи к Самому Умному гатцаю — уж он-то наверняка объяснит, что надо делать с волшебными котелками.

А Самый Умный сидит у себя дома и большой ложкой кушает из котелка наваристую похлебку.

— Слава тебе, Самый Умный! Ты догадался, как пользоваться волшебным котелком, чтобы он варил суп?

— Конечно, — ответил Самый Умный. — Я только накрошил в него овощей, положил мяса, налил воды и поставил на огонь, а варил он уже сам.

С тех самых пор, если гатцаи хотели похвалить кого-то за острый ум, они так и говорили: «У него котелок варит!»

* * *

Однажды некий послушник не смог выполнить задание своего Мастера и вернулся к нему с позором. Он ожидал сурового наказания, но Мастер только помолчал минуту и кивнул:

— Ну что ж. Поздравляю. Ты прошел очередное испытание с честью.

— Но как же…

— Ты что, вздумал спорить со мной? Мне лучше знать, заслуживаешь ты порицания или награды. Я говорю, что ты прошел испытание. И наградой тебе, разумеется, будет новое, более сложное.

— Какое?

— Понять, в чем заключалось предыдущее.

Никакой более жестокой пытки Мастер не смог бы придумать…

* * *

— Значит, так, — сказал Великий Инквизитор. — Завтра ты выступишь перед коллегией и во всеуслышание отречешься от своих еретических идей.

— От каких?

— Про вращение Земли.

— Ах, этих… А что, было получено новое Знамение?

— Нет, всё идет по плану.

— Тогда зачем же?..

— Послушай, — устало произнес Великий Инквизитор, — кто из нас лучше разбирается в психологии?

— Ну, ты, конечно.

— Тогда и не спорь. Нам было Откровение, что Земля вращается, и что этот факт нужно донести до сведения масс. А что эти темные невежественные люди сделают с нами (да и с тобой тоже), если мы вот так прямо и заявим: «Да, граждане, ошибочка вышла, Мироздание устроено иначе»?

— Ой.

— Вот то-то же.

— Погоди. Но ведь если я отрекусь, они тем более никогда не поверят…

— О, в этом-то самая изюминка! Официально ты отречешься. А на выходе тихонько скажешь (но так, чтобы тебя обязательно кто-то услышал!): «А всё-таки она вертится!»

— Не понимаю. А это зачем?

— Да затем, чтобы эта фраза уже назавтра разошлась по всему городу. И чтобы все шептались, как ловко ты провел глупую Инквизицию. Ну а когда симпатии народа будут на твоей стороне — твоя правота станет очевидна всем. Как бы абсурдна она ни была.

* * *

— Поздравляем! Вы — десятимиллионный житель планеты и имеете право на специальный приз. Любое желание!

— Любое?

— Да.

— Эээ… хм. Я бы хотел подумать…

— Отлично, записано! Итак, Соломон Давидович, Вы выбрали свой выигрыш.

* * *

Жила-была маленькая девочка. А у неё, как водится, были папа-мама.

Папа-мама говорили девочке: «Не ходи, девочка, в темный лес, там тебя волк покусает!»

Но девочка спокойно ходила в темный лес гулять, и никто её ни разу не укусил.

Папа-мама говорили: «Не купайся, девочка, за буйками, на тебя нападет акула и съест!»

Но девочка всякий раз заплывала за буйки и никаких акул не встречала.

Папа-мама говорили: «Не качайся, девочка, на стуле, упадешь, зуб сломаешь!»

Девочка качалась на стуле, упала и сломала зуб.

Потому что родители не всегда ошибаются, иногда они бывают правы. Через два раза на третий.

* * *

Вообще-то, у сказочной девочки были и папа, и мама. Но однажды пришли добрые феи и стали ее расспрашивать:

— Девочка, а девочка? Мама тебя не бьет, не обижает?

— Нет, что вы!

— А папа тебя не бьет? Окурки о тебя не тушит?

— Папа вообще не курит.

— И не бьет? Совсем? А если подумать?

— Совсем не бьет.

— Не бойся, девочка, отвечай честно, тебя никто не обидит. Вспомни, может, родители тебя все-таки бьют?

— Да не бьют они меня!

— А может, мама тебя в холодный чулан запирала?

— Нет…

— А может, папа головой в унитаз макал?

— Да не было ничего такого! — в слезах закричала девочка.

— А почему же ты плачешь?

— Отстаньте от меня! Родители меня любят, ясно вам?

— Ах, лю-ю-юбят?! — добрые феи многозначительно переглянулись. — Ну, всё ясно. Не переживай, девочка. Мы заберем тебя от родителей. Тебя будет воспитывать замечательная приемная мать.

Они обняли девочку за плечи и ласково погладили по голове.

— Мы обещаем тебе, что там тебя никто никогда любить не будет.

* * *

— Да вы разве ж люди? Вот были люди в наше время! А вы… тьфу на вас!

— Дядя, да ты чего?

— А того! Ты на корове пахал? Ты хоть раз эту самую корову вообще видел?

— Ну, видел…

— Не дерзи! Мы в твои годы питались картофельными очистками, и еще радовались, что хоть это есть. Суп из клейстера варили! А потом еще шли и работали по двадцать часов в сутки. Что, слабо?

— Ну так а зачем?..

— Конечно, «зачем»! Вам не надо думать о хлебе насущном, родители всё готовое купят. Шмотья полный шкаф, а запросы какие! И то вам не так, и это не эдак, и на всё своё мнение…

— А что, нельзя иметь своего мнения?

— А ты сначала, как мы, перетерпи нужду и лишения, зубами выгрызи своё право на светлое будущее, пальцами выцарапай — вот тогда и качай права.

— Дядя, так ведь сейчас нет голода и нужды. Что же делать?

— А ты не ищи легких путей! Мы в твои годы умели сами создавать себе трудности.

* * *

Монолог

— Да разве ж вы можете представить, как мы жили? На коровах пахали! Суп из клейстера варили! Картофельные очистки ели только по праздникам! И в школу за пять километров в гору зимой ходили, пешком! При том, что валенки были — одна пара на пять человек. Вам такое, небось, и не снилось!

Диалог

— Да разве ж вы можете представить, как мы жили?

— А как?

— На коровах пахали!

— Значит, была у вас корова. У нас вот нету.

— Суп из клейстера варили!

— О, значит, и огонь у вас был…

— Картофельные очистки ели только по праздникам!

— А мы их и по праздникам не едим…

— И в школу за пять километров в гору зимой ходили, пешком!

— А мы за пятнадцать.

— При том, что валенки были — одна пара на пять человек.

— Шикарно. У нас на пять человек всего один валенок.

— Вам такое, небось, и не снилось!

— Да где уж нам… Разве ж у нас есть время поспать?

Трилог

— Да разве ж вы можете представить, как мы жили?

— А как?

— Как это — представить?

— На коровах пахали!

— Значит, была у вас корова. У нас вот нету.

— А нам и незачем, мы молоко в магазине покупаем.

— Суп из клейстера варили!

— О, значит, и огонь у вас был…

— Ну да, микроволновку, как у нас, тогда еще не изобрели.

— Картофельные очистки ели только по праздникам!

— А мы их и по праздникам не едим…

— Конечно! Делать нам нечего, только всякую гадость жрать.

— И в школу за пять километров в гору зимой ходили, пешком!

— А мы за пятнадцать.

— Это же не обычная школа, элитарная! Мы туда на машине ездим.

— При том, что валенки были — одна пара на пять человек.

— Шикарно. У нас на пять человек всего один валенок.

— Раритет. Память о прадедушке.

— Вам такое, небось, и не снилось!

— Да где уж нам… Разве ж есть время поспать?

— Когда можно вместо этого в Интернете потрепаться?

Эпилог

…………?

* * *

— Кукушка, кукушка, сколько мне лет осталось?

— Издеваешься? — нахмурилась кукушка.

— Да где уж мне… — вздохнул Агасфер.

* * *

— Капитан, как же так? — кричали с борта вслед отплывающей шлюпке. — Вы же должны оставлять корабль последним?!

— Вы и есть последние, — ответил капитан, усердно работая веслами. — Я оставляю корабль вам.

* * *

— Питек, ты где?

— У-у-у… — раздалось из ветвей.

— Питек, слазь с дерева, не валяй дурака.

— У-у-у…

— Так, признавайся, что ты натворил? Почему прячешься?

— У-у-у…

— Нет, что-то ты всё-таки натворил! Тебя совесть мучает, да?

— У-у-у…

— А ну-ка! Ты что, ел от тех плодов, от которых тебе запретили есть?

— У-у-у…

— Ну и как? Живот болит?

— Ы-ы-ы…

— А ведь тебя предупреждали!

— У-у-у…

— И не стыдно тебе?

— Э-э-э…

— Питек! Когда ты уже наконец поумнеешь? И начнешь слушаться старших?

Вместо ответа с дерева прицельно упал перезрелый банан.

— Вот, значит, как?

— У-У-У!

— Питек! Ну будь человеком!

…и это проклятие действует до сих пор.

* * *

— Ну хорошо, Василиса, — сдался Кощей. — Только тебе расскажу. Смерть моя на острие иглы.

— А игла?

— Игла, игла… А, ну конечно! Игла в утке… то есть в яйце, но яйцо в утке. А утка в зайце.

— А заяц?

— Кажется, в сундуке. А сундук… — Кощей наморщил лоб, мучительно вспоминая. — Вот елки-палки, куда же я сундук-то засунул?

* * *

Сидит Кощей Бессмертный на своем троне, в носу ковыряет, а в глазах — тоска.

Вбегает добрый молодец.

— Ага! Ну всё, Кощей, вот она, смерть твоя! — и яйцо хрустальное показывает.

— Брешешь, небось? — усомнился Кощей.

— Зуб даю! Она самая, смерть твоя.

Размахнулся — и разбил яйцо об пол. Посмотрел Кощей на осколки печально.

— Дурак ты, Иванушка. Смерть мою зачем-то разбил…

Слез с трона, достал метелку и совок, смел осколки.

— И что у тебя, Иванушка, за идеи странные? Третий раз ты меня убить пытаешься. Ну, в первый раз я тебя простил, хотя ты мне своим Кладенцом всю мантию изрезал в семнадцати местах. Бывает, с кем не случается. И во второй раз простил, когда ты с той дурацкой иголкой приперся. Ну с чего ты взял, объясни мне, что я помру, если мне ее в задницу воткнуть?! Пошлые у тебя шуточки, Иванушка. Плоские, да-с! А теперь ты тут старинный хрусталь бьешь — и опять без толку…

Высыпав осколки в мусорное ведро, Кощей опять взгромоздился на трон.

— Ладно, шут с тобой, на этот раз тоже прощу. Но больше чтоб я тебя не видел, халтурщик!

— Но, батюшка-Кощей, я же… Ну вот как есть был уверен! Мне Баба-яга сказала…

— Твоя Баба-яга — выжившая из ума старуха со странными фантазиями. Ладно, ступай с глаз моих долой, не нужен ты мне боле.

Когда огорченный Иванушка ушел, Кощей еще немного посидел в расстроенных чувствах, а потом отправился к Василисе в покои.

— Ну что, Кощеюшка, какие новости?

— Опять Иван приходил.

— Что-нибудь получилось?

— А что, по мне не видно?

Кощей сел в позу лотоса напротив Василисы.

— Четыреста лет живу. Всю мудрость Чи познал, и мудрость Ба, и мудрость Ка, и мудрость… какой только не познал! Все чакры открыты! По целым неделям из транса не выхожу! Карма — аж переливается! Но как мне перейти на новый уровень, если меня ни одна зараза не берет? Я уже и в кипящее молоко нырял…

— И как?

— Только продукт испортил.

— А я тебе пирожков напекла… Может, попробуешь?

— А с чем пирожки?

— Да кто с чем. Волчий корень, вороний глаз, беладонна, цианистый калий…

— Ну давай свой пирожок. Авось, поможет.

* * *

Герольд вышел на площадь, откашлялся и закричал:

— Как уже было объявлено, Их Величество Георг Тридесятый изволят скучать. В великой своей доброте и мудрости они велели устроить турнир лучших лжецов всего королевства, для развлечения и увеселения. Тому, кто расскажет самую лучшую небылицу и самую наглую ложь, Их Величество даруют мешок золота и корову в придачу. Итак, турнир объявляется открытым. Начинайте!

Три дня и три ночи лучшие лжецы со всего королевства состязались в ловкости языка и изощренности фантазии. Но победителем, конечно, оказался… король.

Ибо то, что он может кому-то за просто так отдать мешок золота — есть самая гнусная ложь и самая наглая небылица!

рум-пель-штиль-цхен!

— Уже лучше, — хихикнул уродец. — Попробуй еще раз.

— Твое имя, — медленно проговорила королева, — Румпен… Реппелле… Раппопо…

— Ну же, ну!

— Рампопо… Репупе…

— Сама ты «репупе»! — обиделся гном. — Ну что, сдаешься?

— Сдаюсь, — кивнула королева и заплакала.

— Мое имя, — важно заявил гном, — Румпенцви… Равенкло… Рампунце… Сейчас, минутку. Репепеш… Рамфори… Рефере…

До глубокой ночи, а потом и до самого утра пытался гном выговорить свое имя. Под утро не выдержал, плюнул и убежал от стыда куда глаза глядят. И больше в той стране никто не встречал Рамштихе… Растро… Распре… Румпеншильд… Ну, вы поняли, кого.

* * *

— Осторожно! Не наступи на мои круги!

— Тьфу ты! — римский солдат споткнулся на бегу, потерял равновесие и едва не упал. Оглянувшись, он увидел невозмутимого старика, чертящего что-то палочкой на песке. Раздосадованный солдат уже замахнулся мечом, но встретил спокойный взгляд старика и неожиданно устыдился. Нападать на безоружного мирного жителя, да еще, кажется, полоумного… Невелика доблесть!

— Фиг с тобой, живи! — легионер сплюнул в пыль и побежал дальше.

…через год Архимед нашел свою точку опоры и перевернул мир к чертовой матери.

* * *

— Нет, ну куда катится наша цивилизация! — уныло вздохнул один человек. — Какое падение моральных устоев! Какое бескультурье!

— А нравы, ты про нравы скажи, — добавил другой.

— А ну их… нравы, — первый махнул рукой. — Вот ты мне скажи, что должен делать почтительный сын, когда его отец становится стар и немощен?

— Съесть, — без тени сомнения отозвался второй.

— Вот именно, съесть. А мой сын на меня вчера знаешь как посмотрел? — первый скорчил рожу. — И сплюнул даже, как будто я и не отец ему, а что-то вовсе несъедобное.

— А ты что?

— Ну, что, что… Убил, конечно.

— Это правильно. К детям надо со всей строгостью.

— Конечно. А то кто тебя на старости лет топором пристукнет? Никто. Так и будешь ходить, пока не помрешь от какой-нибудь позорной трясучей лихорадки.

— Моего дядю вчера съели, — заметил второй в утешение.

— Да? — оживился первый.

— Да. Лучше бы и не брались. Зажарили, представляешь?

Первый передернулся.

— Гадость какая! Паленое мясо!

— Говорят, так вкуснее.

— Плевать мне, что вкуснее! Я тебе говорю, это разврат! Сегодня они мясо жарят, а завтра начнут, чего доброго, воду кипятить?

— Уже кипятят. Я сам слышал.

— Вот видишь! А здоровье, силы-то откуда брать будут?

— Они еще и в шкуры кутаются, — наябедничал второй. — Чтобы не мерзнуть. Раньше слабые зимой сами помирали, а теперь что? Конец естественному отбору?

— Гибнет племя, — понурился первый, и по его заросшей щеке скатилась скупая мужская слеза. — Совсем вырождается. Последние мы с тобой настоящие человеки остались.

— Да, — вздохнул второй. — Были люди в наше время. Не то, что нынешнее племя…

* * *

Агх был гением среди людей. Он изобрел колесо. А потом — тачку. Он научился разводить огонь, обжигать глину и плавить медь. Он построил дом из кирпичей. Он приручил собак и свиней. Он научил всему этому свое родное племя.

А потом пришли соседи, которые уже знали порох, и всех перебили. Агх был гением, это да. Но он родился не в своё время.

* * *

Когда письменность еще не была изобретена, люди сидели у костра и вели неспешный разговор:

— А вы слышали последний роман УыуУ?

— Слишком эмоционально, на мой взгляд.

— А кто вам его пересказывал?

— Ыууа.

— А, этот… Ну, он всегда был плохим переводчиком. К тому же, гнусавит.

— Но согласитесь, Уыуу не сравнить с Аыуа. Вспомните только, как он высказался об охоте на мамонтов — ну, той, помните, возле больших камней, перед закатом?

— Ну, кто же спорит! Аыуа — мастер слова. Как припечатает, так и останется на века в памяти народной.

— А я вчера слышал, женщины пересказывали — Уауа вышла с новой историей!

— Нет-нет, я считаю, что женщины не должны сочинять романы! Это же пошло!

— А я слушал — вы знаете, забавно, забавно…

— Да у неё каждую неделю новая история, это же этот, как его… не изобрели еще… конвейер!

— Но людям нравится…

— Это не люди, это плебс! Настоящие ценители слушают только Уыуу, Уыуа и Аыуа. Ну, может, еще Аауу с компанией. Остальное — пошлость.

— А помните Ыыыы?

— Да кто ж его не помнит? Классика. А что случилось?

— Вышла новая редакция его «Анекдотов», с дополнениями. Я на прошлой неделе слушал — обхохочешься!

— Тьфу на вас и на ваши «Анекдоты»! Я знаю про эту аферу, это никакой не Ыыыы, это вовсе Аааа насочинял, а теперь прикалывается над доверчивыми слушателями. Гнать его в шею!

Люди сидели, переговаривались, ворошили угли в костре.

— А вы знаете, какая со мной вчера штука приключилась? Иду я, значит…

— Эй, ты что? Тоже в сказители захотел податься?

— Нет, что вы. Я просто…

— Развелось вас, болтунов! Всякий норовит ничего не делать, языком трепать, а получать самый жирный кусок…

— Но я же только…

— Вот и молчи! Тоже мне, Ыыыы выискался.

Через тысячу лет была изобретена клинопись. Но ничего не изменилось.

* * *

В 1567 г. от Рождества Вицлипуцли великий мореплаватель Чингачгук Большая Гадюка открыл Евразию.

Оттуда он, помимо белых рабов, пеньки и дегтя, привез огурцы, репу и чай — три овоща, занявшие видное место в нашей жизни.

Огурцы (несмотря на то, что ничего особенного в них нет, одна вода), распространились по обеим Америкам и прочно лидируют на овощном рынке. Но вреда от них никакого, пускай.

О вреде дубильных веществ и кофеина, содержащихся в чае, уже написано так много, что мне тут нечего и добавить.

А репа, как раз, весьма вкусный и полезный овощ, и с этим все согласны. Но именно она принесла больше всего вреда народному хозяйству.

Вкусная, сытная и неприхотливая репа почти полностью вытеснила из рациона такой продукт, как картофель. Это и неудивительно. Репу легко разводить и легко убирать, в то время как за картофелем требуется постоянный уход: его едят колорадские жуки, почва под картофель должна быть хорошо вскопана, иначе клубни не смогут расти. А собирать урожай — трудоемкий и утомительный процесс, довольно грязный к тому же. Чтобы добыть картофелину, приходится копаться в земле, в то время как репу можно просто выдернуть из грядки.

Как результат — картофель почти исчез не только из обихода, но даже из народного сознания. Кто помнит хоть один стишок или песенку, посвященную картошке? Кроме старой детской сказки «посадил шаман картошку, выросла картошка глубоко-глубоко», ничего не приходит на ум. В то время как репа — «наша вторая кукуруза» и «Великий Инка полей». Невозможно представить себе стол без репы. Репа пареная, репа вареная, репа соленая, пюре из репы… да разве все перечислишь!

А между тем, картофель — исключительно ценный корнеплод! Содержание крахмала в нем не менее 70 %! А в некоторых селениях старики до сих пор помнят вкус и запах чудесного картофельного самогона.

Конечно, выращивать картофель непросто, и хранить тоже. Картофель зеленеет на свету, становится водянистым и невкусным, у него проклевываются непригодные в пищу ростки; кроме того, достаточно одной гнилой картофелины, чтобы в считанные дни испортить целый мешок.

Но всё это искупается главным плюсом картофеля! От него толстеют!

Какая индейская девушка не мечтает набрать лишних пять-шесть килограмм? А что может быть проще! Достаточно перейти на картофельную диету, и вскоре её уже никто не узнает! Съедая по полной тарелке хрустящего, обжаренного в масле картофеля три раза в день, любая девушка очень быстро наберет нужный вес и станет неотразима!

Посмотрите на победительниц конкурсов красоты «Скво Дакота» или «Скво Гурон». Вы можете выглядеть не хуже, и даже толще!

Для этого вам надо всего лишь перейти с чужеземных огурцов и репы на нашу отечественную картошку.

И вместо того, чтобы губить организм чаем, пожуйте лучше листьев коки. Очень освежает.

* * *

— Выше голову! — приказал скульптор рабыне. — Вот так, чуть левее. Правый локоть слегка подвинь вперед. Ногу согни в колене… да не эту ногу, Другую!

— Мне так неудобно, — пожаловалась рабыня.

— Терпи. Хм… левую руку подними вверх, как будто собираешься поправить прическу… Нет, не то!

По коже рабыни скатывались капельки пота, очень хотелось почесаться, но она терпела. Если бы не эта проклятая греческая жара!..

— Я не вижу богиню! — раздраженно закричал скульптор. — Я вижу смазливую мордашку, аппетитную фигурку, но ничего божественного! Это тело рабыни, и лицо рабыни, и даже ноги — рабыни! Ты можешь хоть секунду постоять, не скукоживаясь?

— Почему бы вам не взять свободную женщину? — прошептала рабыня.

— Дура! — рявкнул скульптор. — Смотри на меня, вот как надо было это сказать!

Он гордо вскинул голову, выпятил подбородок и, презрительно скривив губы, бросил: «Так почему бы вам не взять свободную женщину?!»

— Поняла, как надо?

— Поняла… — потупилась рабыня. Скульптор зарычал.

— Ни хрена ты не поняла! Мне что, вернуть тебя обратно в общий барак?

— Нет… не надо! — рабыня замотала головой. — Я… все сделаю, как вы хотите. Лучше умереть, чем…

— Ладно, попробуем еще раз.

Скульптор подошел к рабыне, ухватил за подбородок и повернул голову так, как ему хотелось. Отошел на два шага и посмотрел сквозь прищуренные веки на результат.

— Вот вроде бы все как надо… а души нет. Да меня коллеги заплюют, если я такую статую выставлю!

По щеке рабыни скатилась слеза и повисла на подбородке.

— Перестань думать о себе как о рабыне. Ты не рабыня. Ты даже не человек. Ты богиня, понимаешь? Этого тела не будет — а статуя останется на века. Умрет твоя хозяйка, все, кого ты знаешь, даже я, возможно, умру! А ты останешься. Запечатленная в мраморе, непостижимо прекрасная, недосягаемая, высшее существо, прекраснейшая из богинь. Понимаешь ты это?

В глазах рабыни зажегся слабый интерес, плечи слегка расправились.

— Умрет моя хозяйка, а я…

— …будешь существовать вечно! — подтвердил скульптор.

— И люди будут смотреть на меня…

—.. и видеть богиню. Все правильно. Твоя улыбка станет ее улыбкой, твой наклон головы — ее наклоном головы, твоя прическа — ее прической…

Рабыня мечтательно улыбнулась и тряхнула волосами.

— Значит, вот оно как…

— Ну что ты сделала?! — всплеснул руками скульптор. — Голову, голову поверни! К левому плечу!

Рабыня обратила на него равнодушный взгляд.

— Что? — холодно переспросила она, даже не приподняв бровь. — Tы что-то сказал, смертный?

— Вот! Вот оно! — радостно воскликнул скульптор и, сунув руку в сумку, на ощупь выхватил голову Медузы. Затем так же, на ощупь, засунул ее обратно. И лишь после этого осмелился приоткрыть глаза.

— Неплохо, неплохо… — он обошел вокруг статуи. Взгляд Горгоны все еще работал исправно, человеческая плоть схватилась камнем в одно мгновение. Даже выражение холодного превосходства не успело сойти с лица рабыни, оставшись навеки впечатанным в белоснежный мрамор — такой же светлый, как ее кожа.

— Умею все-таки! — довольно хмыкнул скульптор. — Эта статуя удачно дополнит коллекцию моей тетки в Милоссе. А бедная девочка, кажется, и правда верила в вечное искусство!

Он фамильярно потрепал статую по плечу и расхохотался над человеческой глупостью.

маленький человек Парсюков

У великих людей и мечты великие. Перевернуть Землю, реорганизовать Рабкрин, развернуть северные реки. Ну, на то они и великие люди! А Парсюков был человек маленький, и мечта у него была маленькая: Парсюков мечтал стать старшим бухгалтером в конструкторском бюро. Всего-то.

Для достижения своей цели Парсюков прилежно работал в том же конструкторском бюро, но младшим бухгалтером. Работу свою он не любил, звезд с неба не хватал, особыми талантами не блистал, лепил ошибку на ошибке, и потому никаких перспектив карьерного роста не имел. Но мечта — она на то и мечта, чтобы быть недостижимой.

Когда наступало время отпусков, Парсюков ходил в походы по пустыням, покорял Эверест, пару раз опускался в неисследованные пещеры, нашел клад. В свободное время он мастерил действующие модели пароходов, космических ракет, вечных двигателей и старинных автомобилей. Постиг несколько тайных истин Дао, Бао, Чао и Какао, совершал астральные путешествия по иным мирам, научился летать — правда, совсем невысоко. Анонимно участвовал в шахматном турнире и трижды выиграл у гроссмейстера, занял первое место на городском конкурсе политической песни, выиграл в лотерею автомобиль. Летал в командировку в Южную Америку, потерпел крушение над Амазонкой, стал вождем племени, взял в жены двадцать самых красивых индианок, ввел всеобщее образование и бесплатное лечение, научил людей строить дома из камня, организовал конструкторское бюро, но дослужиться в нем до старшего бухгалтера не успел — пришла поисковая экспедиция, и его спасли.

Парсюков открыл свой бизнес, преуспел, разбогател, стал ворочать миллиардами, купил Эйфелеву башню и Бруклинский мост, построил особняк во Флоренции, скупил картины великих мастеров, подарил всё детскому дому.

Во время туристической поездки по Ближнему Востоку лично поймал Саддама Хуссейна и Бин Ладена; одного сдал американцам, а другого уговорил перепрятаться еще раз, получше.

Парсюкова похищали инопланетяне, он спас древнюю галактическую империю от другой древней галактической империи, стал отцом принцессы, убил четырнадцать главных боссов голыми руками и вернулся назад во времени и пространстве — туда, где ждала его несбыточная мечта, где было его место — его рабочее место.

Парсюков очень хотел стать старшим бухгалтером конструкторского бюро.

* * *

— Мир Вам!

Старик, сидящий у развилки дорог, поднял голову, всмотрелся в лица подошедших и кивнул в ответ:

— И вам мир.

— Вы ведь местный?

— Разумеется. А в чем дело?

— Мы ищем одного человека, — сказал тот из странников, что выше ростом.

— Нам сказали, что он ошивается где-то здесь, — добавил второй, с худым, пронзительным лицом.

— Ну, я тут знаю почти всех, — осторожно ответил старик. — А кого именно вы ищете?

— Его зовут Иуда.

— Распространенное имя.

— Он примерно вот такого роста, ему около сорока лет, — уточнил высокий.

— И на щеке приметное пятно, — худой указал на свою щеку, — вот тут.

— Угу, — старик кивнул, запустил пальцы себе в бороду и стал неторопливо ее оглаживать. — А зачем он вам нужен?

— Чтобы повесить его как собаку! — мрачно заявил высокий.

— Вот как? И что же натворил этот Иуда?

— Он предал… одного человека, — с легкой запинкой ответил высокий.

— Вот как?

— Да. За тридцать серебреников, — уточнил худой.

— Тридцать серебренников… — старик мечтательно прикрыл глаза. — Как это замечательно звучит: «се-ре-брен-ни-ков»! Какое звонкое, красивое слово! Как давно я не слышал ничего подобного…

Путники переглянулись и одинаково скривились.

— Да, я слышал где-то такое имя, — продолжал старик. — Припоминаю, как же. Оно у меня так и ассоциировалось со звоном серебра. Но память моя стара, воспоминания ускользают… Я так давно не слышал благородного серебряного звона…

Высокий брезгливо извлек из пояса серебряную монету и бросил в ладонь старика, словно ненароком выставленную вперед.

— На. Может, это освежит твою память?

Старик судорожно сжал монетку в горсти, прижал к уху, потряс и поднял на высокого взгляд, полный удивления и обиды.

— Не звенит…

— Дай ему еще, — коротко распорядился худой.

Высокий выругался и вытряс в протянутую ладонь еще несколько монет.

— На, звени. И вспоминай!

Старик долго тряс сложенными лодочкой ладонями, с наслаждением вслушиваясь в приглушенный перезвон монет и чему-то улыбаясь.

— Там, — наконец ответил он и указал пальцем вдоль одной из дорог. — Второй дом по левой стороне. Он сменил имя, перекрасил волосы и начал новую жизнь. Теперь его зовут Захария, а не Иуда. Но это он, можете не сомневаться.

— Пойдем, — худой потянул высокого за рукав.

— Пусть вернет деньги.

— Оставь. Иуда вполне заслужил быть проданным за серебро. Я до этих денег и не дотронусь теперь! Деньги за Иуду, тьфу!

Спутники наскоро попрощались со стариком и торопливо зашагали в указанном направлении.

Как только они скрылись из виду, старик резво вскочил и побежал в другую сторону, на ходу сдирая с себя бороду, от которой невыносимо чесалась кожа.

Сегодня был удачный день. Еще восемь серебренников. Итого уже почти пятьсот! Еще две-три недели, и можно будет спокойно плыть в Византию. А там начать новую жизнь, под новым именем…

* * *

«Золушка! Вынеси мусор!»

Золушка в ужасе вскакивает на кровати. Уф, нет… Какое счастье, это всего лишь сон.

Дворцовая опочивальня тонет в полумраке, рядом тихо похрапывает прекрасный принц. Муж. А она — замужняя дама. Принцесса. И не обязана больше перебирать просо и сажать розовые кусты. Наконец-то, свободна. Вырвалась. Какое же это счастье, не видеть одутловатой рожи своей мачехи и её придурковатых дочек, не зависеть больше от их идиотских капризов…

— Золушка!

Ох, нет, это не сон!

Золушка скатывается с кровати, сует ноги в хрустальные башмачки и бежит на требовательный зов.

— Войди, дитя моё.

— Да, Ваше Величество.

— Можешь называть меня просто матушкой.

— Да, матушка.

Королева. Свекровь. Смотрит, как на таракана.

— Передай мне вон ту папку, детка. Да, ту. Спасибо. И постой тут рядом.

Нет, даже не как на таракана. Тараканы всё-таки водятся во дворце, хотя этот факт и замалчивается. А такой взгляд могла бы заслужить разве что плесень, которой тут не место.

— Вчера я имела долгую интересную беседу с твоей матерью, — скучающим голосом произносит королева и рассеянно теребит завязки на папке. — Да, нечего сказать, учудил мой сыночек.

Золушка молчит. Она и сама всё понимает. Конечно, для родителей принца его выбор оказался тяжким ударом. Кто она такая — без роду, без племени, без образования. Только и есть в ней, что ножки маленькие.

— Ну что ж, — с хорошо отмеренной долей сожаления вздыхает королева. — Сделанного не поправишь, добро пожаловать в семью. Постарайся быть примерной женой моему сыну. А мне — послушной дочерью.

Папка в руках королевы раскрывается, скользит вбок, ворох бумаг проливается из нее на пол, выплескивается под ноги Золушке.

— Ах, какая досада, — королева сочувственно щелкает языком. — Девочка моя, будь добра, собери это. И рассортируй. Деловые письма отдельно, переписку с иноземными послами — отдельно. А потом, когда закончишь, напиши им всем ответ. И сделай копии для архива. А для меня, будь другом, составь краткий обзор. Ну и для короля тоже, само собой. — Королева смотрит на Золушку с холодной мстительной улыбкой. — И постарайся управиться до завтрака.

* * *

Некий юноша со взором горящим, взыскуя мудрости, путешествовал по разным землям. И однажды набрел на крошечный городок, жители которого рассказали, что неподалеку, на горе, живет святой отшельник — сущий кладезь всяческой премудрости. Настолько, что можно многому научиться, даже просто глядя на него и его действия, а уж если он рот откроет… Словом, юноша решил во что бы то ни стало найти эту гору и этого отшельника.

Один из жителей дал ему подробные инструкции: за городом дорога раздваивается, и идти надо от развилки направо. Потому что именно там живет мудрец. А левый путь ведет на гору, где живут одни пастухи, темные невежественные люди.

Юноша в точности выполнил наставления и пошел по правой дороге. Вскоре он поднялся на гору, где жил святой отшельник. Там он увидел небольшую покосившуюся хижину, а в ней — благообразного старика. Тогда юноша устроился в отдалении, поставил палатку и стал наблюдать за жизнью святого. Каждое его деяние действительно казалось наполненным глубочайшим смыслом. Хотя некоторые и трудно было понять. Иногда по несколько часов проводил юноша в раздумьях, силясь найти причины того или иного поступка. Зачем святой переставил чашку с одного края стола на другой? Почему остановился на середине шага и вернулся в дом? Что за странные жесты он произвел над хлебом, прежде чем есть? Постепенно глубинный смысл внешне обыденных вещей доходил до юноши, и он открывал для себя новые грани мудрости.

Однако прошла неделя, и у юноши кончились припасы. Он снова спустился в город, закупить новых, и случайно повстречался с тем самым человеком, который объяснял ему дорогу. «Говоришь, ты нашел святого отшельника? — спросил этот человек. — Значит, всё закончилось хорошо, ну и хвала небесам. А то я волновался — ведь я по рассеянности послал тебя не в ту сторону! Конечно, идти надо по левой дороге, а не по правой. Надеюсь, ты на меня уже не сердишься?»

Не помня себя от стыда и досады, юноша побежал по левой дороге. Как он мог так ошибиться и целую неделю набираться мудрости у обычного старого идиота?!

Каково же было его удивление, когда дорога привела всё к той же хижине!

В этом краю была только одна гора.

И две дороги, ведущие к ней.

* * *

Федор Карлович поправил галстук и придирчиво оглядел себя в зеркале. Порядок.

Федор Карлович положил в карман расческу и ключи, взял со стола пакет с бутербродами и подошел к окну.

Федор Карлович распахнул окно, глубоко вдохнул свежий воздух, встал на подоконник и шагнул наружу.

Встречный ветер ударил ему в лицо, растрепал прическу. Федор Карлович поморщился.

— Вам помочь? — спросил жилец с 15 этажа, когда Федор Карлович пролетал мимо.

— А чем Вы можете мне помочь? — удивился Федор Карлович.

— Я могу протянуть Вам руку.

— Во мне 92 килограмма, — сказал Федор Карлович. — Вы меня не удержите. Еще и сами, чего доброго, упадете.

— Об этом я не подумал, — сказал жилец с 15 этажа. — А Вам точно ничего от меня не нужно?

— Нет, ничего. Но все равно спасибо за дружеское участие.

— Да ну, что вы, какие пустяки. Зачем еще нужны соседи?

Двумя этажами ниже бабушка кормила внучку манной кашей.

— Ой, бабушка, смотри, Карлсон полетел! — засмеялась внучка, тыча пальчиком в окно.

— Это не Карлсон, это Федор Карлович с 16 этажа, — сказала бабушка. — Ешь, не отвлекайся.

— Слушайся бабушку, — подмигнул девочке Федор Карлович и полетел дальше.

— Вы вниз? — спросили на уровне 9 этажа.

— Да, — ответил Федор Карлович.

— Тогда передайте это, пожалуйста, на седьмой этаж, чтобы мне по лестнице не мотаться.

— Хорошо, я постараюсь.

— Спасибо.

На седьмом этаже окно было заперто. Федор Карлович постучал, потом еще раз постучал, потом просто забросил сверток в форточку. Он торопился.

На шестом этаже радостная девушка сунула ему в руки розу.

— Это Вам! Я сегодня всех-всех люблю! У меня такая радость, такая радость!..

— Я очень рад за Вас, — сказал Федор Карлович. — А что случилось?

— А это секрет, — заговорщицки улыбнулась девушка и поцеловала Федора Карловича в щеку. — Счастливого Вам пути!

— И Вам всего хорошего.

На пятом этаже по подоконнику прыгали голодные воробьи, к ним подкрадывался голодный кот. Федор Карлович развернул бутерброды, один съел сам, а другой располовинил — колбасу отдал коту, хлеб — воробьям. Воробьи радостно зачирикали, кот заурчал, да и у самого Федора Карловича на душе стало теплее.

На втором этаже жил старый товарищ, истопник Валера.

— Летишь?

— Лечу.

— Это правильно. Это хорошо. Я бы тоже хотел как ты, вниз головой об асфальт. Но ведь второй этаж, хрен тут разобьешься. Тебе-то хорошо, на шестнадцатом…

Федор Карлович порылся в кармане и протянул Валере ключи.

— А ты заходи, гостем будешь.

— Спасибо, Федя. Как-нибудь зайду. А ты лети, лети.

— Да я лечу. Уже немного совсем осталось.

— За тебя, Федя! — Валера протянул Федору Карловичу стакан. — За твою светлую память. Пусть асфальт будет тебе пухом.

— Аминь, — сказал Федор Карлович.

Выпили не чокаясь, и Федор Карлович вернул стакан.

— До свидания, Федя. До скорой встречи.

— Бывай, Валера.

В самом низу Федора Карловича ждала Мать Сыра-Земля.

— Федя, — сказала Мать-Земля. — Возвращайся, тебе пора обедать.

— Но, мама, — заныл Федор Карлович, — я же только что…

— Федя! — нахмурилась Мать-Земля. — Не спорь со старшими! Я кому сказала, немедленно домой!

Федор Карлович вздохнул и повернул назад.

— Твое здоровье! — отсалютовал стаканом истопник Валера. — Ключи-то возьми, а то как же ты?..

— Я через окно.

— Ну, все равно возьми.

На шестом этаже Федор Карлович протянул розу плачущей девушке. Девушка утешилась и заулыбалась.

На седьмом этаже Федор Карлович поймал вылетевший из форточки пакет и передал его на девятый этаж.

На тринадцатом этаже бабушка укладывала спать внучку. Федор Карлович спел ей колыбельную.

Жилец с 15 этажа стоял и курил у открытого окна.

— Что, не спится? — спросил он у Федора Карловича.

— Не спится, — сказал Федор Карлович. — У вас не найдется снотворного?

— У меня осталось еще 54 таблетки. Этого хватит?

— Да, вполне. Спасибо большое.

— Не за что. Зачем еще нужны соседи?

Дома Федор Карлович поел, разделся, выпил одну за другой все 54 таблетки, завел будильник и лег в постель.

Завтра начиналась трудовая неделя.

* * *

Напротив моего окна, на краю крыши, стоит человек с дудочкой. Он не собирается прыгать вниз, просто ему нравится стоять на краю. И играть иногда на дудочке.

Но он никогда не играет просто так. Сначала всегда высматривает что-то внизу. Иногда по часу, иногда дольше. А бывает, что каждую минуту что-нибудь играет. Красиво играет, заслушаешься. Я и слушаю.

Вот прошла внизу соседка, А. Ф. Человек на крыше сразу насторожился, и его можно понять. А. Ф. — неприятная особа. Когда она во дворе, почти всегда находится повод сыграть на дудочке. Вот и сейчас, стоило ей выйти — сразу начинает орать на детей, чтобы прекратили качаться на качелях, у нее голова кружится.

Человек на крыше серьезно кивает и подносит дудочку к губам.

Мир раскалывается.

Я слушаю торжественную и грозную мелодию дудочки. Человек стоит на самом краю крыши, широко расставив ноги. С полусложенными крыльями он похож на надгробное изваяние. Закрыл глаза и играет. А внизу раскалывается мир.

На две реальности. В одной из них рушатся башни, падают звезды, людей заживо пожирает небесный огонь. Их крики странным образом вплетаются в мелодию дудочки, не заглушая ее. Так и должно быть. В той реальности я тоже сгораю, чего уж там. Даже отсюда слышно, как я там ору. А как корчусь, мне смотреть не хочется. Неприятно. Я вообще не смотрю, я глаза закрыл. Слушать — это пожалуйста.

Но мелодия смолкает быстро. Вероятностные миры расходятся, и сюда уже не доносятся звуки Армагеддона.

В той реальности, которая осталась здесь, соседка не кричит на детей. Сплюнула на клумбу, и всё.

Человек на краю крыши убрал дудочку, сложил крылья и терпеливо ждет, когда в нашем мире зло снова перевесит. Ему недолго ждать. Мир балансирует на краю, шаткое равновесие мира может пошатнуть всё, что угодно — даже классическая раздавленная бабочка. Не просто так раздавленная, конечно, а со злобы. Ну да у нас во дворе такое происходит постоянно.

У нас во дворе вообще много чего происходит. Вот девочка с первого этажа наливает молока дворовому котенку. Молодец, девочка, спасибо.

Я засовываю руку в карман и достаю губную гармошку. Человек на краю крыши замечает мое движение и одобрительно кивает. Я начинаю играть. Мир расслаивается.

Я не музыкант. Мне просто нравится играть на гармошке, сидя на краю подоконника.

* * *

Одна немаленькая деревня имела немаленькое стадо овец. И, как водится, к стаду был приставлен пастух — а на роль пастуха выбрали самого голосистого из деревенских парней, чтобы, случись что, издалека слышно было. И вот, пасет он первый день этих овец, и вдруг волк! Ну, пастух сразу в крик, прибежали деревенские, спугнули волка, пастуха похвалили, и обратно разошлись. Проходит час — опять волк пришел! Пастух вопит, прибегают деревенские, волк убегает, все расходятся. Прошел еще час — опять пастух вопит, опять деревенские бегут — да, точно, никакого обману, волк на месте, прогоняют его и идут по своим делам. Еще час — снова вопли; ну тут уж деревенские не выдержали, прибежали, пастуха измордовали и убрали от греха подальше в армию — пущай там орет, сколько влезет. А к овцам приставили глухонемого дурачка, да еще и глаза ему платком завязали, чтобы не увидел ненароком чего не следует.

И с тех пор в деревне тишь да благодать. Овцы, конечно, пропадают, но зато и поводов для беспокойства стало гораздо меньше.

* * *

Мама и папа пришли в магазин, выбирать ребеночка.

— Нам, пожалуйста, мальчика.

— Нет, нам, пожалуйста, девочку. Рыженькую.

— А я говорю, мальчика.

— Ну, говори, говори. Девушка, нам девочку заверните, пожалуйста.

— Нет, мальчика! Чтобы был на меня похож.

— Вот тогда точно лучше девочку. Девушка, будьте любезны…

— Нет, мальчика!

— Зря спорите, — говорит продавщица. — Девочек сегодня все равно уже нет, кончились. Вчера надо было заходить.

— Ага, получила? Говорил я тебе вчера, давай пойдем. А ты всё «завтра, завтра, у меня голова болит»!

— Замолчи, а то она у меня опять заболит. А мальчики у вас какие?

— Да любые. И со скидками. Если берете двух, третьего получите бесплатно.

— Ммм… мы подумаем.

— Скажите, а что, мальчиков перестали покупать?

— Да нет, что вы! С руками отрывают. Просто государственный заказ на мальчиков. Война же скоро.

* * *

Я открыл это кафе случайно. Маленькое кафе на улице Яффо, недалеко от автобусной остановки. В нем скверное обслуживание и невкусный кофе. Но я все равно прихожу туда почти каждый месяц и пью это жуткое пойло. Иначе не получится. Не знаю, почему, но кофе надо заказать обязательно. И выпить хотя бы пол чашки.

Через некоторое время в кафе заходит еще один посетитель. Он всегда одет не по сезону, но шикарно. От него хорошо пахнет. Он хорошо пострижен. Он высок, строен и широкоплеч. Он гладко выбрит. Хотя усы бы ему, пожалуй, подошли. Мне же они идут.

— Здравствуй, — говорит этот посетитель и протягивает руку.

— Я постараюсь, — серьезно отвечаю я и отвечаю на рукопожатие. Рука у посетителя сильная и ухоженная.

Он садится за мой столик и заказывает кофе — не потому, что это необходимо, а из солидарности. И надо же хоть что-то заказать! А всё остальное здесь готовят еще хуже.

Мы пьем кофе и беседуем. Очень откровенно. У нас нет секретов друг от друга. Так и должно быть.

Он мне рассказывает о своей работе, о поездках в разные страны, о комических случаях за границей. Показывает фотографии третьей жены и детей от первой.

— У тебя хорошая жена, — говорю я. — И симпатичные дети.

— У тебя тоже, — говорит он.

Жены у нас разные. Это только мы сами похожи. Ему бы еще налепить усы, как у меня — и были бы просто на одно лицо.

Я читаю ему свои сказки, он слушает, распахнув глаза. Потом долго и многословно хвалит. Я скромно отнекиваюсь, но мне на самом деле приятно. Он это знает; потому, вероятно, и хвалит.

— Мне бы так, — вздыхает он.

— Брось, у тебя тоже есть свои достоинства. И гораздо больше, чем у меня.

— Сам знаешь, что это неправда, — возражает он. — И давай не будем меряться пикселями.

— А почему бы и нет? Давай померяемся!

— Ну давай, — улыбается он. Странно выглядит моя улыбка без усов.

— Ты прыгаешь с парашютом.

— Подумаешь… Зато ты пишешь сказки.

— Невелика премудрость. Зато ты был на острове Пасхи.

— Ну и что? А ты знаком с замечательными людьми.

— Так уж получилось. Зато ты можешь отжаться пятьдесят раз.

— Дурацкое дело нехитрое. А ты зато настоящий ювелир.

Мы говорим долго, перечисляя все свои мечты, которые — увы! — реализовал другой.

— Ты счастливый человек, — вздыхает мой собеседник. — Ты сам не знаешь, насколько ты счастливый.

— На себя посмотри, — огрызаюсь я.

— Да я и смотрю…

Мы говорим еще некоторое время, о всяких житейских мелочах, о детях, о работе. Потом прощаемся. Я всегда выхожу первым. А он расплачивается. Так мы договорились уже давно.

Я ему завидую. И в этом нет ничего предосудительного, он тоже мне завидует. Один человек не может иметь всё. Чтобы воплотить все мечты одного человека, нужны как минимум двое.

* * *

— Я хочу отдать это яблоко Вам, — Парис галантно поклонился Афродите. — Потому что, если Елена Прекрасная действительно прекрасна хотя бы вполовину как вот Вы, мадам, — он кивнул Гере, — то это осчастливило бы меня не менее, чем Ваш, мадемуазель, поцелуй, — с этими словами он повернулся к Афине и покрылся румянцем смущения.

Богини озадаченно переглянулись.

— Выкрутился… — с досадой обронила Гера.

* * *

— Конечно, я сделаю тебе пару чудных стройных ножек, — сказала Колдунья. — Но сперва, дитя мое, ты должна отдать мне свой голос.

И бедная наивная Русалочка отдала свой голос за Морскую Колдунью. А та, конечно, никаких предвыборных обещаний и не думала выполнять.

* * *

— Что Вы думаете об этой трости, Ватсон?

— Холмс! Но как Вы узнали, что я рассматриваю трость?

— Элементарно, Ватсон. Видите ли, у человека на ушах есть такие специальные точки, которые улавливают тепло тела…

— Он видит ваше отражение в кофейнике, — вмешалась миссис Хадсон.

— Миссис Хадсон! — воскликнул Холмс. — Но как Вы догадались, что я смотрю на кофейник?!

— Элементарно, Холмс. Видите ли, у человека на ушах есть такие специальные точки…

— Дело в том, Ватсон, что этот джентльмен — мой родной брат Майкрофт Холмс, ха-ха!

— А я и не знал, что у Вас есть брат, — удивился Ватсон.

— Я тоже не знал, — пожал плечами Холмс. — Я это вычислил.

* * *

Захватчики! Дорогие вы наши! Заходите, добро пожаловать в наш город! Ворота открыты, вы же так долго в них ломились. Это мы, невежи, забыли законы гостеприимства. Заходите, чувствуйте себя как дома.

Правда, угостить вас нечем, всех собак мы уже съели. Крысы вот есть, штуки четыре — но это детям. Тем, что еще остались. Зато воды много, пейте сколько хотите. Правда, все колодцы отравлены, но если два раза прокипятить и дать отстояться, то пить можно. Почти наверняка не помрешь. А живот — ну что живот… поболит и перестанет.

Конечно, для туризма сейчас не самый лучший сезон. Ну, что вам показать?.. Памятники архитектуры разрушены, статуи перелиты на ядра. Из старых зданий всего два-три и сохранилось. Вон то, и еще это, и одно почти целое на другой стороне города. В нём у нас расположен холерный барак… кстати, у нас сейчас холера. Мы не хотели, так уж получилось. Зато кладбище почти не пострадало, даже разрослось. Хотите посмотреть на старые могилы? А на новые? У нас их много, спасибо.

Извините, что мы не смогли усыпать мостовую цветами перед вашим приходам. У нас и мостовой-то уже нету, все камни давно использованы… То есть как, куда? А разве вы их не получили? Нам ведь для вас, дорогие вы наши, ничего жалко не было. Ни камней, ни смолы, ни олова… очень ценные, между прочим, вещи в осажденном городе! Жаль, кончились.

Заходите в любой дом, будьте гостями. Да, это всё наше имущество. Небогато живем, вы правы. Ну да война — дело хлопотное, больших денег стоит. Потратили всё, подчистую. Еще до вашего прихода. Всё равно не хватило… а то бы мы сами к вам в гости пришли. Как вот вы к нам.

Захватчики, родненькие! Да вы что, обиделись? Куда же вы?.. Даже водички не попили…

* * *

— Опять ты водишь? А я когда же?

— Ничего, я в последний разочек. А потом — твоя очередь.

Моисей ободряюще улыбнулся Исусу Навину. Заканчивался 39 год блужданий по пустыне.

* * *

Когда она уколола палец, ей было всего-то 16 лет.

Сон — это отражение наших переживаний; за первые 32 года своего сна принцесса успела пересмотреть все сны по два-три раза, и ей изрядно наскучило. Поэтому она начала ходить во сне. И спать с открытыми глазами. И еще разговаривать. Так бывает, лунатизм называется. За сто лет и не такому научишься.

И вот бродит принцесса по дворцу, а вокруг с таким же отрешенным выражением лица гуляют слуги и автоматически выполняют свои обязанности — стражники бдят (что значит военная дисциплина!), музыканты наигрывают что-то психоделическое, повара, которые жить не могут без любимой работы, готовят еду, не приходя в сознание и т. д. Садовники аккуратно подстригают разросшийся шиповник и травят гусениц. Всё как раньше. Даже крестьяне по-прежнему возят из деревень телеги с продуктами.

Потому что никто и не заметил, что королевство заколдовали. Сила привычки оказалась слишком сильна.

И живет теперь это сонное царство — вроде что-то там шевелится, бродит, разговаривает — но как-то во сне, отрешенно и бездумно. А прекрасные принцы проезжают мимо, или даже заезжают в гости — и не догадываются снять заклятие. Внешне-то всё в полном ажуре…

* * *

— Смилуйся, государыня Рыбка! Старуха-то! Хочет быть Владычицей Морскою!

— Ну наконец-то! — прошептала Рыбка. — Свободна! Тысячу лет я этого ждала!

Всплеснула плавниками — и обернулась девицей-красавицей.

— Ну вот, — сказала она, выходя из воды, — теперь пусть твоя старуха вместо меня морем владеет.

* * *

Старик стоит у Синего моря, протягивает руки навстречу волнам и кричит:

— Рыбка! Рыбка моя золотая, вернись!

Не возвращается.

— Рыбка! Я был дурак. А старуха моя — сволочь! Хотела стать дворянкой — получила дворянство. Да что там — царицей стала! И что? Теперь я при ней вроде принца-консорта.

Старик хохотнул.

— Слуги перед ней на цыпочках ходят, а на меня и не глядит никто. Вчера она меня вообще послала… на конюшню. Принародно. Совсем рехнулась баба.

Нет никого в волнах, только белая пена накатывается на сапоги старика.

— Рыбочка! Я знаю, ты меня слышишь. Вернись, ну пожалуйста! Я же никогда у тебя ничего не просил, для себя. Сейчас всего-то и прошу — вернись! Мне ничего больше не надо — только приплыви!

— Ваше величество?.. — предупредительный слуга деликатно тронул Старика за рукав и протянул теплый плащ.

— Что? А, да, спасибо. Конечно…

Ссутулившись, Старик побрел к карете. Нельзя заставлять королеву ждать.

Белая морская пена лизнула песок на том месте, где он только что стоял.

Русалочка не могла вернуться к Принцу. Никак. Даже если бы очень захотела.

совершенно альтернативная история

— Человек! Человек, где ты?

— Здесь я, Отец, — человек вышел из-за дерева, смущенно прикрываясь руками. — Вот он я.

— А чего это ты так покраснел?

— Да я тут… — человек вздохнул, — съел. Не удержался, вот. Делай со мной теперь, что хочешь.

Демиург вздохнул.

— Ты же уже большой мальчик! — строго произнес он. — А тащишь в рот всякую гадость! Я тебе говорил, не ешь незрелые яблоки?

— Говорил, — виновато понурился человек. — Но они такие красивые…

— Ну что ж, — пожал плечами демиург. — Съел, и ладно, чего уж теперь. Но больше так не делай!

— А разве ты меня не накажешь? — удивился человек.

— А что мне с тобой прикажешь делать? Может бьггь, выдрать?

— Не-е, — человек помотал головой. — Я тут подумал и всё осознал. Вина моя велика. А потому я готов принять самое суровое наказание. Уже и вещи сложил.

— Вещи? А куда это ты собрался?

— Ну-у… мне же здесь больше не место? Вот я и подумал…

Демиург молча смерил человека тяжелым взглядом.

— Ясно. А жена твоя?

— А она тут останется, — отвернув лицо, выдавил из себя человек. — Найдет себе другого мужа, хорошего. Ты ведь ей сделаешь, правда?

— Ну уж нет! — женщина вышла из кустов и ухватила мужчину за локоть. — Куда ты, туда и я! В конце концов, не забывай, это я тебя уговорила попробовать яблочко.

— Ты здесь ни при чем, — человек тщетно попытался высвободить руку. — У меня своя голова на плечах должна быть, нечего сваливать свою вину на других. Я съел, я один и виноват.

— Может, правда, останешься? — спросил демиург женщину. — Я тебе другого мужа слеплю, или, хочешь, даже двух. У меня грязи много.

— А мне другого не надо! — дерзко ответила женщина. — По мне, и этот хорош. И я пойду за ним, потому что люблю его, дурака такого.

Демиург вздохнул и повернулся к Змею.

— Ну, а ты что скажешь, коварный искуситель?

— Он ни в чем не виноват! — быстро сказала женщина. — Он только выполнял свою работу.

— Действительно, — подхватил мужчина. — Оставь его в покое, пусть остается здесь.

Змей всхлипнул и упал на колени.

— Создатель! — провыл он. — Оторви мне ноги! Я же не думал, что они так… что они такие… я же… да я за ними на брюхе поползу!

Демиург устало потер лоб ладонью.

— Ну что с вами будешь делать! Значит, ты твердо вознамерился уйти отсюда?

— Да, — сурово кивнул человек.

— А ты пойдешь за ним?

— Да! — женщина еще крепче вцепилась в мужа.

— А ты?..

— И я за ними!

Демиург оглянулся по сторонам. Сквозь кусты повсюду поблескивали глаза диких зверей, и все выражали глубокую преданность человеку и немедленную готовность тронуться в путь.

— Ну что ж, — протянул демиург. — Идите, раз такое дело.

— А ты? — вдруг спохватился человек. — Если все уйдут, тебе не будет тут одиноко?

— Не волнуйся, — улыбнулся демиург. — Я с вами, дети мои. Куда бы вы ни пошли.

СКАЗКИ ПРО ДРАКОНОВ

* * *

Стоял некогда у полноводной реки город. Не очень крупный. Скорее даже, городок. И вот однажды пришел туда дракон. Тоже не очень крупный. В самый раз.

Три головы, огнем пышет, когти по полметра каждый, крылья с перепонками — все, как у нормального дракона. Только он при этом очень добрый. Бракованный, наверно.

Ну, тихо-мирно попросил у жителей города разрешения поселиться где-нибудь тут, поблизости. Жители смотрят — скотинка смирная, не кусается, почему бы и нет? Живи, говорят, на здоровье.

И стал дракон жить рядом с городом.

А поскольку был он очень добрый, то из чувства признательности (переполнявшего его сверх всякой меры) предложил городским властям сделку. Он, дракон, обязуется носить в город воду. За просто так. Что ему, трудно, что ли — бочка же легкая, а он сильный. И река под боком. Горожане согласились. Почему бы и нет, если дракону не трудно.

Так дракон стал водоносом. Каждую ночь (чтобы не мешать движению на улицах) он бегом спускался к реке, наполнял бочку водой и тащил ее в город. А там наполнял бочки и бочонки спящих граждан.

Но при этом у него оставалась куча свободного времени. Такой уж он был, расторопный.

Ну и стал по ходу дела разные другие неполадки исправлять. Там крылечко поправит, там стену покрасит. А то и крышу перестелет заново — да так быстро и ловко, что хозяева даже не проснутся от шума.

Со временем все к такому порядку привыкли. И даже сами стали подсовывать дракону новую работу. Сапожник начал оставлять у порога недоделанные сапоги, портной — выкройки, прачки — грязное белье. И дракон, не задумываясь, все это чинил, чистил, штопал, стирал — и ничуть не хуже профессионала.

Вскоре никто уже и не представлял, что может быть иначе. Нужен кому-нибудь, например, новый шкаф — оставит у дверей записочку. А ночью пробежит мимо дракон, прочтет, сбегает на лесопилку, добудет досок, подгонит, ошкурит, лаком покроет — глядишь, на следующее утро шкаф готов.

Что и говорить — хорошо иметь три головы, столько дел можно делать одновременно! Кстати, и лап вполне хватает — забыл сказать, у этого дракона их было не меньше дюжины. Редкий случай, но и такое бывает.

И вот, жители города совсем обленились.

Уровень жизни поднялся неимоверно, все стали сытые, довольные, начали страдать ожирением. Рождаемость упала. Потихоньку заглохло искусство, а за ним — и наука. Скучно стало. И город начал постепенно умирать.

Дракон всполошился. Всего-то еще каких-нибудь триста лет — и совсем никого не останется, не город будет, а деревня! А что делать? Перестать помогать жителям? Так ведь они сами ничего не умеют, пропадут без него совсем. Оставить все как есть? Тоже нельзя.

Три головы — оно, конечно, хорошо, если головы умные. А если нет — проблема! Ничего не смог дракон придумать.

… И тут пришел русский богатырь Иван и разрешил все проблемы.

* * *

Жил-был Дракон. Наверно, один из последних. Когда-то, в детстве, у него были папа и мама, дяди, тети и младшая сестренка, но однажды пришел Рыцарь в сверкающих доспехах и всех их истребил. Непонятно, каким чудом выжил тогда маленький дракончик. Но с тех пор единственной целью его жизни стало отомстить. За папу, за маму, за всех своих родственников. Беда была в том, что на всем белом свете уже не осталось Рыцарей. С исчезновением драконов в них отпала всякая нужда, и они превратились в мирных фермеров, лавочников и мастеровых. Напрасно Дракон распускал слухи о своих несметных сокровищах, о томящихся в заточении девицах — к его логову в поисках наживы приходили только младшие дворянские сынки или вовсе сиволапые мужики с дрекольем. Они не давали Дракону голодать, но Рыцарей среди них не было. Однако Дракон не терял надежды, что когда-нибудь… возможно… хоть один… Эх, только бы им встретиться! Уж он воздаст Рыцарю за все, что сделало рыцарство с драконами с самого начала времен! И если суждено будет Дракону пасть в этой схватке, ничего ему больше не надо, как только умереть, сжав зубы на горле ненавистного противника!

Жил-был Рыцарь. Отец его, прославленный истребитель драконов, умер, оставив сыну богатое поместье и солидный доход. Но Рыцарю дороже всего были древние сверкающие латы отца и его двуручный меч. Бросив и дом, и уют, скитался юный Рыцарь по разным странам, отыскивая и убивая чудовищ. Легко было его отцу стяжать себе славу, когда округа была наводнена драконами. А нынче, когда все они исчезли, что осталось на долю его сыну? Только пошлые упыри да волколаки. Кто станет воспевать героя, который не поднимал меч на кого-то страшнее гарпии? А Рыцарь мечтал о славе. Он мечтал о настоящей битве, баллады о которой будут петься через века. О битве с Драконом. Но куда бы он ни приходил, кого бы ни спрашивал, нигде свирепые чудовища не терроризировали народ, не похищали принцесс, не воровали скот, да и вообще никто не знал, где такие водятся да и остались ли они еще. Но Рыцарь был упрям и не сдавался. Он свято верил, что где-нибудь… когда-нибудь… пусть хоть одного… но он встретит настоящего Дракона и вот тогда сразится с ним! И пусть он при этом погибнет. Но перед смертью он непременно успеет вонзить отцовский меч в черное сердце чудовища!

.. Они жили долго и счастливо и умерли в один день…

* * *

— Ваша честь! — произнес адвокат. — Здесь много было высказано возмутительных, необоснованных обвинений в адрес моего подзащитного. Его называли и жестоким, и кровожадным, и безжалостным. Но обращал ли кто-нибудь внимание на тот очевидный факт, что подзащитный — вегетарианец? Посмотрите на эти зубы!

Дракон, сидящий на скамье подсудимых, широко распахнул пасть, демонстрируя два ряда широких плоских зубов.

— Эти челюсти не приспособлены для пережёвывания плоти! Дракон употребляет только растительную пищу. То же самое говорит и анализ содержимого его кишечника, мы дали подсудимому слабительное. А вот это — рентгеновский снимок желудка, обратите внимание на дополнительные камеры; этот пищеварительный аппарат мало отличается от аналогичного у коровы. Другими словами, дракон никогда и не смог бы сожрать ни одной принцессы, да и на стада ему нападать совершенно незачем.

— В таком случае, — перебил прокурор, — как вы объясните тот факт, что никто никогда не видел пасущегося дракона, в отличие от дракона, ворующего принцесс?

— Очень просто, — отозвался адвокат. — Драконы не пасутся на свежем воздухе, их единственная пища — грибы, которые они выращивают в своих глубоких пещерах.

— Но принцессы-то! Вы же не станете отрицать, что дракон похитил принцессу при многочисленных свидетелях? Зачем она ему, в таком случае?

— Ну как же, — пробормотал дракон, — грибочкам ведь тоже надо чем-то питаться…

* * *

Вообще-то моя пещера находится в мире Фрындл, но Фрындл строили свои подземелья таким хитрым образом, что выходы могли быть в дюжину разных других миров. Собственно, так я и в Город попал, по туннелю. Когда размечу безопасные маршруты — открою для экскурсий… но речь сейчас не об этом. Однажды, довольно давно, я раскопал не замеченный ранее ход, ведущий в Мир Людей. Пещерка в конце этого хода была что надо, и вид замечательный: внизу река, поля, городок какой-то. Ну, думаю, здесь я и поселюсь.

Поселился. Живу. Обживаюсь. Гуляю по окрестностям. Проходит неделя — и в гости ко мне заявляется делегация горожан. Все такие солидные мужики, в золотых цепях, и одна девушка с железной цепью. «Чего, говорю, надо?» Они помялись, а потом самый солидный вышел вперед и говорит:

— Мир тебе, ужасное Чудовище!

— Ну, спасибо. А чего вам надо-то?

— Мы, — говорит, — привели тебе прекраснейшую деву нашего города. Вот! — И выталкивает девушку с цепью.

— Это зачем? — опешил я. — Что я с ней делать буду? Она же невкусная!

— Ну как — что… Чего хочешь, то и того… Через неделю другую приведем. И так каждую неделю, ты не сумлевайся. Мы порядок понимаем.

— Другую?! — да что они, думаю, сбесились? Я сроду домашних животных не держал, а тут — нате! Разводи для них девушек! А если они у меня передохнут все, как расплачиваться буду?

— Это что, говорю, традиция такая — чудовищу девушек отдавать, если оно у города живет?

— Ага, — радостно кивает старший.

Ну ясно. Раз я за городом живу, то само собой напрашивается сделать из меня фермера. Я для них девушек откармливаю, а они мне приют дают, если вдруг война… Знаю такую систему. Но я-то за себя и сам постоять могу! Надо, думаю, как-нибудь отвертеться от этого ярма. И осторожно так спрашиваю:

— А что, мол, будет, если вы НЕ приведете всех этих девушек?

— Тогда, — говорит старший, а сам аж побледнел; от возмущения, что ли? — тогда ты возьмешь большую скалу и… и перекроешь ею реку!

Посмотрел я на эту скалу, на реку, на девушку… Да фиг, думаю, с ними! Что я, рехнулся — плотину им строить?!

Еще надорвусь, такую махину ворочая. Уж лучше девушек выращивать буду.

Ну, отвел я ее в пещеру, подмел там, соломки ей постелил, молочка налил в чашку — в общем, устроил кое-как.

Проходит день, другой — слышу, скачет кто-то. Прискакал, встал на пороге и давай внутрь орать: ты, мол, такой-сякой, а ну выходи, мочить буду гада ползучего!

Ого, думаю, какой сердитый! Либо инспектор, либо сборщик налогов.

— Чего надо?

— Ты девицу в заточении держишь, гад?

— Ну да… Держу.

— Отдавай ее немедленно, а то как ляпну мечом по морде!

Рэкетир, думаю. Узнал, что я скот развожу, и явился на готовое. Или, может, ее и правда сдавать пора?

— А что я с этого иметь буду?

— Ничего! Отдавай девицу и сможешь жить дальше. А не отдашь… — и мечом своим размахивает. Ну, точно, рэкетир. Крышу предлагает. Ладно, мы тоже правила знаем.

— Бери, — говорю. — И уходи. Но если появишься опять, в неурочное время, пеняй на себя!

Он девицу ухватил, на коня забросил, как мешок, зыркнул в мою сторону напоследок и ускакал. Ладно, думаю, скажу, что больная была, ногу подвернула, добить пришлось.

Приводят мне следующую. Вот, говорю, не обессудьте, прибил я вашу девицу, да она и хворая была какая-то, хромая, худая… Они аж позеленели, но возмущаться, по счастью, не стали. Ну что ж, все верно, поначалу с кем не бывает. Сунули мне вторую, а сами отворачиваются, носом хлюпают. Расстроились.

Ладно, откармливаю эту.

И трех дней не проходит — опять кто-то скачет. Встречаю у порога, чего, говорю, надо?

— Ты — Чудовище, которое держит девиц?

— Ну я. А ты кто такой и зачем пожаловал?

— Я — служитель Добра и Света и пришел, чтобы забрать их у тебя! Приготовься! — и меч свой достает. А-а, думаю, Добру и Свету понадобилась девушка, вот они и послали за ней служителя. Ишь, меч мне под нос тычет. Я же все равно руны читать не умею! Да и так верю, что удостоверение настоящее.

— Убери свой меч. Забирай девицу и передай мой поклон Добру и Свету.

— Ты склоняешься перед Добром?!

— Ну да, да! Бери девушку и проваливай!

Он мне мечом отсалютовал, забрал товар и удалился.

И так каждую неделю — девушку туда, девушку сюда. Иногда посланники еще грубее бывали, даже в драку лезли.

Думают, раз они городские, то им все можно!

А потом непогодой тракт размыло, и эти, с мечами, перестали появляться. Девиц тогда уже дюжины две скопилось. Тут, смотрю, идет целая толпа горожан, с граблями, мотыгами… Ну, думаю, наконец-то, а то мне уже этих девушек держать негде!

Пошел их готовить к транспортировке, а тут вдруг над порогом как загремит, загрохочет! Возвращаюсь, а вместо входа — куча камней, и с той стороны вроде как шум толпы. «Завалили! — кричат. — Замуровали!»

«Эй, думаю, а откапывать кто будет? И вообще, чего мне здесь задерживаться? Пещерку мою обвалили. Вот увальни неуклюжие! Какое было крылечко красивое! Все бы этим городским только ломать да пакостить.»

Собрал я свои пожитки да и двинулся обратно в мир Фрындл. Девушек по другим мирам распихал — зря я их кормил, что ли! И впредь зарекся обзаводиться натуральным хозяйством.

* * *

В одном флаконе жили-были Красавица и Чудовище. И им там не было тесно. Красавица, как это и положено, была миниатюрная, а Чудовище заколдовал и превратил в мелкую козявку один волшебник. Это был не добрый волшебник, но и не злой. Обычный. Волшебник как класс. Как инженер или матрос. Профессия такая… А хобби у него было — держать дома декоративных чудовищ. С красавицами.

Ну, в точности, как другие держат рыбок в аквариуме. А к чудовищам — как улиток к рыбкам — он подселял девушек. С той же целью — держать аквариум в порядке. Ведь чудовище нипочем не сможет навести чистоту там, где живет. А у девушек это получается само собой. Специальные такие девушки, для уюта. Улитки ведь тоже бывают разные, виноградных никто в аквариум не сажает. А то, что данная конкретная девушка оказалась еще и красавицей — можно рассматривать как удачное стечение обстоятельств.

Красавица и Чудовище жили в своем флаконе душа в душу. Дружили. Правда, подход к заточению у них был разный. Девушка всё рвалась на волю, а Чудовище — наоборот, боялось открытых пространств. «Понимаешь, — говорило Чудовище, — здесь, во флаконе, я просто маленькое симпатичное существо. А если вырвусь наружу — кто знает, чем дело закончится!» И продолжало: «Если рассеется заклятие — я стану большим и страшным. А если еще окажусь и злобным — прольются реки крови. Не хочу так рисковать. Лучше буду жить тихо-мирно во флаконе». Красавица, которую специально выращивали для очистки аквариумов, отвечала на это: «Глупости! Ты — вольное, могучее животное. Твое предназначение — вершить великие дела, неважно, темные или добрые. Нельзя отказываться от своего предназначения!»

Красавица каждый раз, когда волшебник брал работу на дом, тайком подсматривала за ним. Изучала магические пасы, зубрила трудновыговариваемые слова… И настал день, когда она поняла, что наконец набралась опыта и сможет высвободить их обоих из флакона. Чудовище пыталось ее отговорить. Говорило: «Ну, если ты так хочешь наружу — давай, я тебя подсажу, и ты вылезешь. Поверь, что мне лучше будет остаться здесь». «Глупый! — отвечала Красавица. — Я же только для тебя стараюсь! Такое чудесное, могучее существо нельзя держать взаперти!» И она произнесла заклинание, флакон треснул, и они выбрались наружу. На свободе им первое время было трудно. Пришлось искать для себя место в новой, непривычной обстановке. Через год Чудовище устроилось работать в парк аттракционов — катать детишек на спине. А Красавица окончила экстерном факультет Высокой магии, и всего через несколько месяцев уже носила корону и звалась Темной Госпожой, повелительницей демонов.

* * *

— Привет.

— Ой! Приве-е-ет!

— Как дела, малышка?

— Ой, зеленый, как я рада тебя видеть!

— Я тебя тоже:) Всё в порядке?

— Ах-ха!:)

— А чего тебя не было три дня? Я волновался.

— Гомункул сдох:(

— Совсем?

— Если бы совсем — я бы тут не сидела сейчас:) Починила. Пришлось полную переинкарнацию делать.

— Что было-то?

— Заразу какую-то подцепила.

— А-а… Ты осторожнее. Firewall себе поставь.

— Я поставила.

— Ну и?..

— Ну, большую часть огонь сжигает. Но кто-то всё равно пробился:(

— Кто, можешь определить?

— Какой-то новый демон. Лечилка его не видит.

— А чем лечишь? Пиратское что-нибудь, да?

— Обижаешь! Лицензионный диск Мишакаль!

— Ну… тогда не знаю. Может, проблемы с железом?

— Вряд ли… я всё холодное железо убрала. Хотя… гомункул уже старый, может, и пора мозги менять.

— Или он просто перегревается. У вас сейчас жарко?

— Ага!:) Жарко. Но я колбу льдом обложила. Не должен он перегреваться.

Знаешь, давай не будем о печальном! Лучше о себе расскажи.

— Да что я:) Я как обычно.

— Как детки?

— Скоро должны вылупиться.

— Поздравляю:)

— Рано еще поздравлять:) А впрочем, спасибо.

— А как работа?

— Пока всё так же. Кстати, я послезавтра буду в ваших краях, по дороге в командировку. Так что ждите.

— Ты надолго?

— Нет, пролетом. На пару часов. Ты предупреди всех наших, ладно?

— Ладно, предупрежу. Скажу, пусть выкатывают бочки из погреба.

— Да, это дело. Погреб вам понадобится. Главное, детей отошлите подальше.

— Конечно:)

Ой, уже девять! Тебе спать еще не пора? У вас же, наверно, глубокая ночь!

— У нас всегда ночь:) Забыла?

— Ой:)

— Ничего:) Я выспался. Двое суток продрых.

— А что так?

— Ослабел потому что:) Позавчера ходил кровь сдавать.

— И что сказали?

— Сказали «спасибо»:) Сама знаешь, как сейчас нужна стране наша кровь.

— Да, это ценный препарат:) Если буду принимать Драгозил — буду знать, кому говорить спасибо:)

— Вот уж не думал, что ты в этом нуждаешься!:)

— Бе-е-е!:)

— Не корчи такие рожи, у моего гомункула судороги начинаются!:)

— Буду корчить!:Р

— Гррр!:) Ну что за невоспитанная молодежь пошла!:) Дерзят, кривляются., еще и шерсть зачем-то в бордовый цвет перекрасила!

— КАК ТЫ УЗНАЛ?!:))

— А вот так: Р Сеть — не единственный способ передачи информации!

— Да ну тебя!:)

Алло?

Эй, ты тут еще?

Ты куда пропал?

Ау! Что случилось?

— Летал.

— А-а…

— Три круга вокруг горы, как обычно.

Солнц, мне пора уже. Дела:(

— Иди, зеленый:) Не пропадай!

— Не пропаду:) Еще пара минут есть, пока делегация приближается…

— Кого ведут?

— Да вроде опять принцессу.

— Ну ты ее не очень мучай, ладно?

— Да что я, садист какой? Я недолго… Кушать очень хочется.

— После сдачи крови?:)

— Ага:)

— Ну, приятного тебе аппетита!

— Спасибо:)

Всё, убежал.

— Целую. Мурк!

—:)

* * *

Вышел Иван-царевич на Чудо-Юдо девятиглавое и победил его. Шесть голов срубил, а сам потерял только одну.

* * *

Из пещеры к рыцарю вышел, позевывая, невысокий плотный мужчина в старых доспехах.

— Чего надо? — довольно нелюбезно спросил он.

— А где дракон?

— Я его помощник. И доверенное лицо. — Он вытянул шею, заглядывая рыцарю за спину. — А где выкуп?

— Какой выкуп?..

— Ежегодный. Деньги, драгоценности, ну и девушка, разумеется. Погоди, — спохватился он, — ты что, не из города приехал?

— Нет.

— Так я и думал, — вздохнул помощник. — Ну, тогда будь здоров, до свиданья.

Он развернулся с явным намерением уйти обратно в пещеру.

— Эй, постой! — окликнул его рыцарь.

— Ну чего тебе еще?

— Я пришел убить дракона.

— Не советую, — покачал головой помощник. — Во-первых, господин дракон велик и могуч, тебе с ним не справиться. Уж можешь мне поверить. А во-вторых…

Помощник вытянул из ножен длинный меч и встал в боевую позицию.

— Я никак не могу тебе позволить пройти дальше. Сожалею, но тебе придется вернуться.

— Я всё равно убью дракона! — заявил рыцарь, обнажая собственный меч.

— Только через мой труп.

Уже с первых ударов рыцарь понял, что перед ним очень сильный противник. Но тому явно не хватало практики, скоро он начал уставать и хватать воздух ртом, хотя сдаваться явно не собирался. И наконец, неловко оступившись, помощник дракона качнулся вперед и сам напоролся на меч.

— Ох, — выдохнул он, оседая на землю. — Больно, черт…

— Извини, — сказал рыцарь. — Я не хотел… Но ты же сам меня не пропускал к дракону!

— Дурак, — скривился помощник. — Я уже убил… шесть лет назад… ты не понимаешь… ты еще не видел…

Он поперхнулся кровью, закашлялся и умер.

Рыцарь вошел в пещеру, но вскоре вернулся и деловито обыскал труп. На поясе помощника нашлись ключи от запертых ворот, и рыцарь смог пройти дальше.

В пещере драконом и не пахло. За первой дверью обнаружилась сокровищница, и рыцарь присвистнул от открывшегося зрелища. Вторая дверь вела в кладовку, где хранились подношения от жителей города. Свежее мясо, овощи, фрукты и знаменитые местные вина. Рыцарь наскоро перекусил и продолжил экскурсию. Третья дверь скрывала за собой просторное светлое помещение, и когда рыцарь шагнул за порог, в его сторону обернулись пять очаровательных головок: две рыжих, две каштановых и одна белокурая. Девушки были почти не одеты, а вся обстановка комнаты… Рыцарь шагнул назад, захлопнул дверь и привалился к ней спиной.

— Так, — сказал он. — Так.

От входа в пещеру послышался звук рога, и рыцарь вышел наружу. Там нерешительно топтались старейшины города, рядом с ними стоял понурый ослик, нагруженный тяжелыми сумками с выкупом. Связанная девушка подняла на рыцаря глаза, и он нервно сглотнул.

— Мы привезли требуемое, — сказал один из старейшин. — А где господин дракон? И кто Вы такой… Вы убили его?

— Нет, — ответил рыцарь, подвешивая на пояс связку ключей. — Сожалею, но нет. Я его новый помощник.

Говорят, что убивший дракона сам становится драконом. Это было бы вовсе не плохо. Но, к сожалению, убийца остается человеком.

* * *

— Да-а, время рыцарей прошло…

— Почему, дедушка? Они что, вымерли?

— Вымерли, внучек. Все, подчистую. С появлением огнестрельного оружия стальные доспехи стали неэффективны. Куда там железу против драконьего огня!

И дедушка печально выпустил две струйки дыма из ушей.

* * *

— Опять кто-то пришёл по мою душу, — проворчал дракон, прислушавшись. — Погоди минутку, я сейчас вернусь.

Принцесса покорно кивнула и присела на сундук с сокровищами. Дракон выполз из пещеры, некоторое время было тихо, а затем раздался жуткий вопль, хлопанье крыльев, шум, лязг… и снова тишина. В пещеру, жизнерадостно улыбаясь, вошел симпатичный молодой человек и поклонился принцессе.

— Ваше Высочество…

— Вы убили дракона, сударь? — на всякий случай уточнила принцесса.

— Нет, что Вы, — засмеялся юноша. — Я никого не убивал. Дракон просто испугался меня и убежал, стоило мне представиться.

— О-о, — уважительно протянула принцесса. — У вас такое громкое имя, сэр рыцарь?

— Да ну, какой я рыцарь… — засмущался юноша.

— Да, действительно, — согласилась принцесса, оглядев его с головы до ног. — У Вас нет ни лат, ни меча… а, понимаю, Вы — великий маг?

— Нет, к сожалению.

— А кто же? — задумчиво нахмурилась принцесса. — Может, бард? Я слышала, некоторые барды могут…

— Нет-нет, что Вы! У меня и слуха-то нет!

— Значит, вор? — удивилась принцесса.

— Ваше Высочество! — возмущенно воскликнул юноша. — Я не вор!

— Ох, простите… Ну, тогда я даже не знаю. Может, клирик?

— Ну как клирик может испугать дракона? — фыркнул юноша. — Драконы вообще почти никого не боятся. Нет, сударыня, я всего лишь обычный зубной врач… эй, сударыня! Сударыня, куда же Вы?!

Ценности

Дракон осторожно высунулся из пещеры и с подозрением оглядел столпившихся героев.

— Вам чего?

— Мы пришли, чтобы отобрать твои сокровища, — честно ответил Полуэльф.

— Ах! Мои сокровища! — Дракон схватился за сердце. — Вы это серьёзно?

— Абсолютно.

— Не пущу, — сказал Дракон. — Уходите отсюда.

Он отступил обратно в пещеру и захлопнул за собой тяжелую бронированную дверь.

Герои переглянулись.

— План «Б»? — вполголоса спросила Принцесса.

— Ага, — кивнул Полуэльф. — Давай ты, у тебя лучше получится.

Принцесса подошла к двери и деликатно постучала рукоятью меча.

— Не открою, — отозвался изнутри Дракон. — Шиш вам, а не сокровища!

— А посмотреть-то хотя бы можно? — спросила Принцесса.

— Посмотреть? — Дракон задумался. — А руками хватать не будете?

— Ни-ни! — пообещала Принцесса.

— Ну что ж… посмотреть — это пожалуйста. Заходите.

Загремели засовы, и дверь открылась.

— Ноги вытирайте, — сказал Дракон. — Кто желает, может надеть тапочки. И старайтесь не отставать, тут легко заблудиться, а искать вас потом по всей пещере я не намерен.

Герои неловко втянулись гуськом в узкий проход.

— Вперед, — махнул лапой Дракон. — За мной. Я вас проведу в сокровищницу.

Через десять минут блужданий по запутанным коридорам Дракон вывел группу в небольшую круглую залу, весь пол которой был засыпан монетами.

— Золото! — воскликнул Халфлинг.

— Ага, — кивнул Дракон и не останавливаясь протопал в дальний конец залы, где виднелся темный проход в другое помещение. — Ну, вы идете?

— Куда? — опешил Халфлинг. — Разве сокровищница не здесь?

— Нет, конечно! — фыркнул Дракон. — Золото — это ерунда, пройденный этап.

— Ерунда?.. — Халфлинг растерянно оглядел груду монет. — Но ведь…

— Молчи, — прошипел Полуэльф и толкнул Халфлинга в бок. — В драконьих сокровищницах бывают такие вещицы, что всего золота королевства не хватит, чтобы их выкупить!

— А, ясно, — кивнул Халфлинг.

Дракон повел группу дальше. Следующая зала ослепила героев тысячами бликов, разбежавшихся от ограненных камней.

— Бриллианты! — восхищенно воскликнула Принцесса.

— Не только, — уточнил Дракон. — Также сапфиры, рубины, топазы, турмалины, аквамарины… ну, и прочие. Красиво, да?

Принцесса как завороженная шагнула к стеллажу с драгоценностями, протянула руку и замерла в нерешительности.

— Нравится? — ухмыльнулся Дракон. — Можешь потрогать.

Принцесса коснулась кончиками пальцев блестящего ожерелья, повертела массивное кольцо с крупным алмазом, взяла в руки тяжелый изумрудный медальон… Её глаза удивленно распахнулись.

— Это… ОН?!

— Кто? Где? — насторожился Дракон.

— Амулет Зеленого Змея?

— А, ты про него… Нет, Зеленый Змей вон там. А это Сердце Леса, тоже интересный артефакт. А на полочке, обрати внимание, Корона Древних Королей. Мне стоило большого труда её достать.

Принцесса потеряла дар речи. Полуэльф медленно потянул меч из ножен. Гном положил руку на боевой топор, Варвар нашарил на поясе отравленный дротик.

Дракон задумчиво склонил голову набок, посмотрел на Принцессу одним глазом, потом другим, снял с полочки корону и уложил ее на светлые волосы Принцессы.

— Да, — кивнул он. — Тебе идёт. Ладно, носи на здоровье. Ну что, пошли дальше?

Он как ни в чем не бывало прошел мимо остолбеневших героев и скрылся в следующем проходе.

Герои переглянулись.

— Вот так вот, просто, взял и отдал? — недоверчиво пробормотал Полуэльф.

— Это не к добру, — проворчал Гном. — Он нас съест.

— Пусть попробует, — усмехнулся Варвар.

— Ладно, чего рассуждать, пойдем дальше, — решил Полуэльф. — Если и это — не сокровищница, то я даже боюсь предположить, что Дракон считает настоящим сокровищем! Но хотел бы посмотреть.

Герои двинулись следом за Драконом. Принцесса то и дело снимала и надевала обратно обретенную Корону, всё еще не веря своему счастью.

— Кажется, пришли, — произнес Варвар, когда перед ними открылась следующая комната. — Вот они, бесценные сокровища!

— Ну что Вы, — засмеялся Дракон. — Это так, игрушки.

Варвар как сомнамбула двинулся вдоль стен, заворожено касаясь руками двуручных мечей, сверкающих копий, причудливо изогнутых луков…

— Молот Тора? — спросил он, тяжело сглотнув.

— Копия, — вздохнул Дракон. — Но очень качественная. 75-120 единиц урона, плюс 30 — повреждение огнем.

— А это?..

— Меч Огненных Сполохов. В отличном состоянии.

— А…

— Топор Усекновения, Копьё Тройного Грома, Посох Мужской Гордости, — небрежно перечислил Дракон. — А та железка, которую только что сунул в карман Халфлинг — легендарный эльфийский кинжал Шип.

— Я только… я хотел… — Халфлинг умудрился покраснеть и побледнеть одновременно.

— Да ладно, бери, — махнул лапой Дракон. — Мне он давно уже ни к чему.

— А можно, я тогда тоже?.. — шалея от собственной наглости, спросил Варвар.

— Да бери чего хочешь, — пожал плечами Дракон. — Я не жадный. Только побыстрее выбирай, и так уже задержались.

— Это всё еще не сокровищница, — прошептал себе под нос Полуэльф и покачал головой. — Обалдеть!

Через минуту процессия двинулась дальше. Варвар, весь обвешанный оружием, пребывал в счастливой прострации, с его мужественного небритого лица не сходила робкая улыбка.

— Я знаю, что он хранит в сокровищнице, — громким шепотом сообщил Полуэльфу Гном. — Знания, вот что! Накопленную мудрость веков! Книги, манускрипты… может быть, даже легендарный Черный Гримуар! Спорим на золотой?

— Нет, — отказался Полуэльф, потому что Дракон вывел их в очередную залу.

— Я был прав! — воскликнул Гном.

— Библиотека, — коротко сообщил Дракон.

— Библиотека, не сокровищница, — пробормотал Полуэльф. — М-да.

Гном нацепил очки и, задрав бороду, принялся читать названия книг.

— «Некрономикон», «Книга Бездны», «Небесные Врата», «О творении миров, больших и малых», «Призыв» — 1,2,3 том, «Тайны Жизни Вечной», «Черный Гримуар», «Белый Гримуар», «Серый Гримуар»…

Глаза Гнома закатились, и он лишился чувств. Друзья бросились на помощь и через недолгое время сумели привести его в сознание, усадили в кресло (услужливо пододвинутое Драконом) и сунули в руку флягу с коньяком.

— Думаю, Вам лучше пока остаться здесь, — задумчиво произнес Дракон. — Посидите, передохните, почитайте что-нибудь. Там в вазе на столике — свежие фрукты, можете смело пользоваться. А мы за Вами зайдем на обратном пути, хорошо?

Гном судорожно кивнул, на сводя алчного взгляда с книг.

Дракон развернулся и скрылся в следующем проходе. Герои вереницей двинулись за ним.

— Нет, — шептал сам себе Полуэльф. — Даже и гадать не хочу.

Вскоре героям открылась новая комната.

— Это… что? — недоуменно моргнул Полуэльф.

— Пивные бутылки, — охотно сообщил Дракон. — Встречаются уникальные экземпляры, взгляните, например…

— И это — сокровище?! — воскликнул Полуэльф.

— Нет, конечно, — Дракон, которого грубо перебили, обиженно поджал губы. — Сокровища гораздо дальше, а это — так, былые увлечения. Давно пройденный вариант. За три тысячи лет чего только не перепробуешь! Монеты, камни, бабочки… Вы еще не видели мою коллекцию марок и птичьих яиц!

— А чем же Вы увлекаетесь сейчас? — спросила Принцесса.

— Орхидеями, — на морде Дракона появилась мечтательная улыбка. — Они прекрасны! Редчайшие, бесценные растения, со всего мира, и даже из парочки других миров. Я поддерживаю особые условия, освещение, температурный режим…

— Спасибо, было очень познавательно, — сухо произнесла Принцесса, подхватила Полуэльфа под локоть и поволокла обратно.

— Дорогу найдете? — обеспокоенно спросил Дракон. — Я провожу?

— Не беспокойтесь, — чопорно ответила Принцесса. — Не заблудимся.

— Заходите как-нибудь на чаёк, — Дракон помахал вслед лапой. — Я вам покажу настоящую чайную церемонию. Я знаю шестьдесят два разных способа!

секир-башка

Дракон высунулся из пещеры и неприветливо уставился на рыцаря.

— Чего надо?

— Известно чего, — ухмыльнулся рыцарь. — Читать умеешь? Читай тогда!

Он выставил вперёд разукрашенный щит, на котором змеилась витиеватая надпись: «Мой меч — Ваша голова с плеч!»

— Я-асненько, — протянул дракон. — По объявлению, значит?

— По объявлению, — кивнул рыцарь. — На всех столбах висит. Нужен рыцарь с большим опытом по усекновению драконьих голов. Оплата гарантируется.

— Значит, говоришь, большой опыт? И много ты уже голов нарубил, позволь узнать?

— Порядочно, — усмехнулся рыцарь.

Дракон прищурился.

— Постой-ка… а это не ты, случайно, моего кузена с Жёлтой Горки?..

— Я, я. И тётку твою с Вонючих Болот.

— Вот, значит, как…

— Ага.

— Ну что ж. Тогда приступим. Я готов!

Дракон молниеносно выскользнул из пещеры и заревел во все девять глоток.

— У-у, как всё запущено, — покачал головой рыцарь и неторопливо потянул из ножен меч.

— Ну как? — спросил рыцарь через три часа.

— Великолепно, — с чувством произнес дракон. — Сразу стало легче дышать, и в мыслях прояснилось!

— С Вас шестьсот золотых монет. По сотне за каждую голову.

— Да-да, как договаривались.

— Если опять понадобиться прореживать, свяжитесь со мной по этому адресу, — рыцарь протянул дракону визитку. — Основную шею и две боковых я пока оставил, как Вы просили. Хотя, на мой взгляд, левая явно лишняя. Я бы её тоже срезал и привил лучше красный или черный сорт.

— Мне больше нравятся зелёные, — застенчиво сказал дракон.

— Они всем нравятся, — кивнул рыцарь и взвалил на своего першерона вязанку отрубленных голов. — Очередь на прививку расписана на три года вперёд, и спрос продолжает увеличиваться!

* * *

— Эй, дракон?.. — тихонько прошептал рыцарь. — Ты дома?

— Хр-р-р… — отозвалось в глубине пещеры.

— Я пришел, чтобы…

— Хр-р-р… пф-ф-ф…

— Чтобы вызвать тебя на смертный бой, — договорил рыцарь, отчаянно зажмурившись. — Слышишь, ты?

— Кхр-р-р… пф-ф-ф… хр-хр-хр… пф-ф…

— Ну вот и хорошо, — пробормотал рыцарь и задом быстро-быстро выбрался наружу.

— Ну как? — жадно спросил оруженосец.

— Ждем! — лаконично ответил рыцарь.

Прошла минута.

— Больше не ждём, — сказал рыцарь и торопливо забрался на лошадь. — Пошли отсюда.

— Уже? А дракон?

— А дракону засчитывается поражение за неявку. Итого, это уже наш шестой побежденный дракон!

* * *

— Эй ты, чудище трехголовое, выходи на честный бой, как…

— Сдаюсь, — зевнул Дракон, и лениво поскреб лапой пузо.

— Чего? — не понял Рыцарь.

— Я сказал, сдаюсь. Всё, можешь идти отсюда.

— А как же бой?

— А бой окончен. Ты победил.

Дракон улегся на бочок и потянулся.

— Всё, я сплю. Уходи, не мешай.

— Но я же…

— До свидания!

— В тебе что, совсем гордости нет?

— Не-а.

Рыцарь неуверенно потоптался на месте. У него возникло сильное искушение пнуть Дракона, но лежачих, как известно, не бьют.

— А может, всё-таки?..

— Слушай, уйди уже! — поморщился Дракон. — А то сейчас вообще в плен сдамся, а пленных кормить надо, знаешь? Так что убирайся подобру-поздорову, пока я не проголодался.

* * *

— А может, не надо связываться с драконами? — осторожно спросил Халфлинг. — Они такие грубые, а с нами дама…

— Надо! — решительно ответил Полуэльф и постучал в тяжелую дверь пещеры.

— Не открою! — раздался голос изнутри. — Даже не надейтесь! Убирайтесь прочь вместе с вашими залежалыми товарами!

— С нашими… чем? — опешил Полуэльф.

— Сами знаете, чем! — злобно зарычали из-за двери. — Вас только пусти за порог! «Большие скидки оптовикам», «Две по цене одной», «Распродажа конца сезона» — знаем мы вас!

— Но мы же ничем не торгуем, — пробормотал Полуэльф.

— Все вы так сперва говорите! А потом, не успеешь оглянуться, как уже всучили что-нибудь непотребное! Уходите отсюда! И её с собой забирайте, мне такие захудалые даром не нужны, своих уже штук пятнадцать.

— Её?.. — Полуэльф растерянно оглянулся по сторонам.

— Слышь, — Халфлинг локтем толкнул Принцессу под колено. — А ведь это он о тебе говорит!

Принцесса задохнулась от возмущения.

— Залежалый товар?! — возопила она. — Залежалый товар?!!

— Да за кого он нас держит? — набычился Гном.

— За коммивояжеров, — вздохнул Халфлинг. — Говорил же, не надо связываться с драконами! Ну, или хотя бы даму надо было в лагере оставить.

* * *

— Мы обязательно должны лезть в нору к каждому дракону? — канючил Халфлинг, тащась за группой. — Может, хоть этого оставим в покое?

— Нет! — сурово отрезал Полуэльф. — Именно этого не оставим.

— Он украл принцессу, — поджал губы Варвар.

— Подумаешь! Драконы всегда воруют принцесс, это их хобби. И что с того?

— Но он украл нашу принцессу! — рявкнул Полуэльф. — Мы этого не можем так оставить.

— Ладно, понял, — вздохнул Халфлинг. — Но об этом драконе рассказывают страшные вещи. Он…

— Обо всех драконах рассказывают страшные вещи, — перебил Гком. — Ты вот, например, постоянно рассказываешь. Заткнулся бы, а?

— Он ужасен, — мрачно пробубнил под нос Халфлинг. — Я точно это знаю. В нём сорок футов роста. И три головы с вот такенными пастями!

— Ну что ж, стандартный набор, — пожал плечами Гном.

— Он выдыхает пламя.

— Как обычно.

— И магически наводит на противника панику.

— Вроде тебя, да?

— Что?..

— Слушай, шерстолапый! — Гном сгреб Халфлинга за шкирку и несильно тряхнул. — Сейчас не кто иной, как ты, наводит тут панику. Так что заткнись и иди молча.

Халфлинг насупился, но целых пять минут группа шла по ущелью в благословенном молчании.

— Оттуда почти никто не выходил живым, — замогильным голосом произнес Халфлинг, когда показался вход в пещеру.

— Почти? — автоматически переспросил Варвар, а Полуэльф так же автоматически отвесил Халфлингу подзатыльник.

— Я слышал лишь о двух случаях, когда рыцарям удавалось спастись, — как ни в чем не бывало продолжил Халфлинг. — Один из рыцарей застал дракона сразу после обеда, когда тот был сыт и благодушен. В ответ на вызов дракон спросил, зачем рыцарю так уж необходимо с ним драться, а рыцарь ответил, что так ему велит его мужская гордость и достоинство.

— Вот дурак, — выдохнул Варвар.

— Кажется, я догадываюсь, что сделал дракон, — пробормотал Полуэльф, слегка побледнев.

— Ага, — кивнул Халфлинг. — А потом сказал рыцарю, что раз теперь его мужское достоинство ничего больше не требует, и он совершенно свободен, то может смело отправляться домой. А второй случай…

Договорить Халфлингу не дали. Из пещеры вышел дракон и хмуро оглядел собравшихся.

— Что вам угодно?

— Ты украл нашу Принцессу! — крикнул Варвар, выхватывая меч. — Prepare to die!

Дракон склонил головы на бок.

— Вы это серьёзно?

— А что?

— Я дракон, — пояснил дракон. — Я дерусь только с достойными противниками. Рыцарями, например. Вы рыцарь? А вот Вы? Или, может, Вы? Или… кхм! — дракон бросил взгляд на Халфлинга и откровенно глумливо ухмыльнулся в три пасти. — Так вот, с рыцарями я дерусь. А всяких прочих просто размазываю ровным слоем по стенке.

Герои переглянулись.

— Здоров, чёрт, — произнес Гном. — Завалим, как полагаете?

— Завалим, — подумав, изрек Варвар.

— А может, и нет, — осторожно добавил Халфлинг, наблюдая, как дракон полирует когти о косяк пещеры.

— Послушай, — обратился Полуэльф к дракону. — Если не хочешь серьезных неприятностей, то отдай нам Принцессу по-хорошему, и расстанемся друзьями.

— Серьезных неприятностей, — ехидно ответил дракон, — у меня не было с тех пор, как я достиг тридцатифутового роста. И друзей таких мне и даром не надо. А посему — не взыщите, Принцессу я вам не отдам. Она моя.

— Она наша!

— Нет, моя, — упрямо повторил дракон. — Мне, как всякому настоящему дракону, полагается настоящая принцесса. Эта меня вполне устроит.

— Да зачем она тебе нужна?! — возопил Варвар.

— Воровать принцесс мне велит моя драконья гордость! — важно ответил дракон.

Герои переглянулись.

— Заманчивая идея, — мечтательно вздохнул Полуэльф. — Но нет. Вряд ли.

— А жаль, — добавил Гном.

— Что тут происходит? — из жерла пещеры появилась Принцесса. — А, это вы? Явились, наконец.

— Ваше Высочество, — дракон слегка склонил одну из голов. — Вернитесь в свои покои. Здесь мужской разговор, Вам не следует видеть, что сейчас произойдёт.

— А что тут может произойти? — Варвар широко повел мечом в воздухе. — Мы тебя сейчас порубим в капусту, и всех делов. Впервой, что ли.

Дракон небрежно оторвал кусок скалы, дыхнул на него и посмотрел на Варвара сквозь проплавленное отверстие.

— А я так не думаю.

— Отдай нам Принцессу, или пожалеешь! — герои повыхватывали оружие и приняли грозный вид. Дракон напружинил лапы и издевательски помахал хвостом.

— Стойте, вы, все! — Принцесса топнула ножкой. — Ты, — она указала пальцем на дракона, — не смей их трогать. Вы, — она махнула рукой товарищам, — уберите оружие. И не сметь мне тут драться!

— Ваше Высочество, — закатил глаза дракон. — Я же просил! Идите в свои покои!

— Угу, — Принцесса деловито ухватила дракона за лапу. — Пошли, ты меня проводишь.

— Эй, а как же… — ошарашено проговорил Полуэльф. Принцесса бросила короткий взгляд через плечо.

— Предоставьте всё мне.

— А, понимаю, понимаю, — закивал головой Полуэльф и, когда дракон скрылся в пещере, подмигнул товарищам. — Мы же совсем забыли об особых силах Принцессы! Ну, сейчас она ему задаст!..

Из глубины пещеры раздался громкий отчаянный вопль дракона, полный ужаса и непонимания.

— Не-е-ет!!! Как же так?! Я не… Как ты?!. А-а-а-а!!!

— Готов, — подытожил Полуэльф и на секунду склонил голову.

— Кажется, нет, — прошептал Халфлинг.

Из пещеры вновь появился дракон. На его мордах застыло странное выражение. Одна выражала глубокую оторопь, другая — праведное негодование, третья чопорно поджимала губы.

— Возьмите, — произнесла третья голова, и дракон подтолкнул к героям Принцессу. — Я признаю свою ошибку. Это было… не знаю, помутнение какое-то нашло?

Удивленно покачивая головами, дракон удалился. Друзья окружили Принцессу.

— Блеск! Как тебе это удалось?

— Ты использовала свои скрытые силы? — предположил Халфлинг.

— Нет.

— Призвала фамильяра? — догадался Варвар.

— Да нет же! Зачем мне?

— Но тогда как?! Что ты сделала?

— Я сделала, — Принцесса слегка покраснела. — Я сделала… кое-что… что принцессам делать не положено.

— Не понял! — заморгал Варвар.

— Чего тут не понять! — Халфлинг подпрыгнул на месте и прихлопнул в воздухе пятками. — Дракону нужна была настоящая принцесса. А если наша сделала что-то не то… значит, она ненастоящая и дракону не нужна!

— Язык, что ли, показала? — почесал в затылке Гном. — Или кукиш?

— Нет, — отрезала Принцесса. — Не то и не другое. Ладно, пойдем отсюда, мне это место уже в печенках сидит.

Она с гордо поднятой головой пошла впереди, остальные нестройной толпой двинулись следом.

— Ну что она еще могла сделать? — недоумевал Гном. — Прокатиться колесом? Обругать дракона по матери? Высморкаться на пол?

— Лучше не думай об этом, — посоветовал Халфлинг.

СКАЗКИ ПРО ГЕРОЕВ

* * *

— Не советую я тебе туда идти, — задумчиво покачала головой ведьма. — Гиблое это дело, к королевским дочкам свататься.

— Почему? — удивился царевич.

— Да так… Ходил тут уже один на днях, вроде тебя. Как же его звали-то?.. Не Иван, точно, но тоже дурак изрядный. Я его отговаривала, да разве ж меня кто слушает? — ведьма обреченно махнула рукой. — Вы же все такие умные, а я выжившая из ума старуха, болтаю невесть что.

— А что с ним стало?

— С кем?

— Ну, с этим. Который не Иван, а другой.

— А, с ним-то? Да как обычно. Король велел ему выполнить три задания. Выполнит — получит принцессу в жены и полкоролевства в придачу. Не выполнит — фиг получит.

— И он выполнил?

— Трудно сказать, — уклончиво ответила ведьма. — Первое задание было уничтожить банду из сорока разбойников. Уничтожил он их, или нет, неизвестно, но больше в наших краях этих разбойников не видали.

— А второе задание?

— Убить двухголового великана-людоеда, — охотно отозвалась ведьма. — Тоже тот еще тип был.

— Был?

— Ну да. Я так полагаю. Точнее сказать не могу, но людоеда тоже больше никто не видел.

— А третье задание?

— Одолеть вражескую армию.

— И он что же?!.

— Наверняка сказать затрудняюсь, — замялась старуха, — но…

— Их тоже больше никто не видел?

— В точку, — кивнула ведьма.

— Ну так в чем же дело? Он три задания выполнил, почему не женился на принцессе?

— Сложный вопрос, — вздохнула ведьма. — То есть он, конечно, пошёл за обещанной наградой…

— И что?

— И всё. Больше его никто не видел.

обличия зла

— А может, можно как-нибудь обойтись без публичной казни? — спросил Герой. — Мы же всё равно уже победили.

— Нельзя! — ответил Мудрый Наставник. — Народу нужны зримые символы победы, иначе люди никогда не смогут изжить в себе страх и изгнать Зло из своих сердец.

— Ну ладно, ладно, уговорил, — вздохнул Герой и поднялся на эшафот.

— Друзья мои! — прокричал он, простирая руки к толпе. — Сегодня у нас радостный день! Сегодня вы все будете свидетелями справедливой кары, которая обрушится на головы последних злодеев, ваших угнетателей. Сотни лет Черная Династия вершила свои темные дела, мучила вас, пила вашу кровь, но сегодня этому будет положен конец. Смотрите, запоминайте и расскажите потом вашим внукам. Приступаем!

Он красивым жестом вытянул из ножен меч, и волшебная сталь засветилась и загудела, предупреждая о близости Зла.

Герой шагнул к первому из осужденных.

Черный Властелин поднял лицо и криво усмехнулся разбитыми губами. Герой моргнул. На какое-то мгновение он увидел вместо воплощения вселенского Зла — всего лишь пожилого, болезненного человека, усталого и сломленного. Но наваждение тут же рассеялось, стоило Герою вспомнить растянувшиеся на много верст ряды виселиц и выжженные деревни.

— Умри, — сказал Герой Властелину и взмахнул мечом.

Толпа радостно взвыла, и Герой подошел к следующей жертве. Меч нетерпеливо загудел в его руке. Черная Владычица тряхнула головой, отбрасывая назад смоляную прядь.

— Ну, чего же ты медлишь, рыцарь? — насмешливо произнесла она. — Не можешь поднять руку на беззащитную женщину? Я помогу тебе. Я — жена твоего врага… теперь уже вдова. Я была его правой рукой, я вдохновляла его на всякие зверства, и сама я стерва, сука, мерзкая гадина — ну же, вспомни! Я травила псами крестьян! Я принимала кровавые ванны, черт побери! Чего тебе еще? Не тяни, убивай, и покончим с этим!

— Умри, — сказал Герой, нанося короткий точный удар.

Меч восторженно затрепетал, толпа снова радостно загомонила, а Герой уже шагнул дальше. И замер.

— Не останавливайся! — прошептал ему на ухо Мудрый Наставник. — Мы только начали.

— Но она же… еще ребенок!

Принцесса надменно вскинула точеную головку, вот только дрожащие губы её подвели, испортили весь эффект.

— Она уже не ребенок, — вполголоса произнес Наставник. — Она уже даже не девушка. Ей почти шестнадцать лет, и она насквозь пропитана ядом и злобой. Не смотри на оболочку, в этой прелестной груди бьется черное сердце гремучей змеи. Она развращена, избалована, похотлива, ей нравилось присутствовать на пытках и самой принимать в них участие. Свою служанку она повесила за волосы на воротах, а свою собачку сожгла живьем…

— Но она же…

— Её уже не исправить. Взгляни на свой меч, он пылает огнём! Она может нести в мир только зло. Убей её!

— Я не могу…

— Это твой долг!

— Умри, — прошептал Герой и ударил мечом.

Сладостная дрожь прошла по лезвию. Толпа шумно выдохнула и вновь замерла в ожидании.

Герой шагнул дальше и бессильно уронил руки.

— Это уже чересчур, — пробормотал он.

— Что ты остановился?! — прошипел сквозь зубы Мудрый Наставник. — Дело еще не закончено!

Меч пел в руках Героя и сам тянулся к груди следующей жертвы.

— Я не убиваю детей, — сглотнул Герой.

— Одного ребенка ты уже убил, убей второго! Он же вырастет и будет мстить!

— Я буду мстить! — глотая слезы, выкрикнул маленький Принц.

Герой замотал головой.

— Ну послушай! — Наставник успокоительно взял Героя за плечо, — Пять лет — достаточный возраст, чтобы всё понимать и запоминать. Мальчик никогда не забудет гибели отца и матери, а пуще того — он не забудет унижения, которое ему довелось пережить. Он навсегда сохранит воспоминания о величии и могуществе своего отца, он сам будет стремиться к тому же, и теми же методами — а, не обладая ни опытом, ни гением, превзойдет родителя лишь в зверстве и кровожадности. Отпусти его сейчас — и через двадцать лет страна утонет в потоках крови.

— Но можно же…

— Не спорь! Послушай мудрого совета; разве я когда-нибудь оказывался неправ?

Герой посмотрел в полные слез глаза Принца. Принц закусил губу и ответил Герою отчаянным злым взглядом.

Меч в ладони торжествующе загудел, когда рука сама совершила привычное движение.

— Умри… — прошептал Герой, отходя от мертвого тела.

— Кто следующий? — спросил Герой неживым голосом, глядя прямо перед собой. Меч в его руках стонал и пульсировал.

— Вот, — Мудрый Наставник протянул на ладонях сверток. — Не смотри, что ему всего два месяца. Многие рыцари до тебя повторяли эту ошибку и оставляли жизнь последнему отпрыску Черной Династии. Но древнее проклятие довлеет над этим родом, и рано или поздно…

— Я понял, — перебил Герой и рассек сверток пополам. — Всё?

— Всё…

Герой отсалютовал мечом, спустился с эшафота и побрел прочь сквозь раздавшуюся в стороны молчаливую толпу.

«Мы победили, — думал он. — Победили. Нет больше Зла. Кончено!.. Но почему же продолжает вибрировать меч?..»

профессиональная принцесса

Большая светлая приёмная. На стеклянной двери табличка, просвечивают буквы «00:61 од выререП»; если её перевернуть, получится «Перерыв до 16:00». У одной стены — койка, аскетического, очень официального вида, застелена бумагой, рядом какие-то приборы и приспособления. Другая стена обвешана грамотами, удостоверениями, справками и прочей макулатурой. Выделяется ценник: «Снятие порчи… сглаза… диагностика… предсказания…» и т. д. — жирным шрифтом, цены напечатаны мелко, неразборчивы. Из мебели имеется также стол, два стула, зеркало в полный рост, коврик для медитации и тренажер — беговая дорожка. На тренажере занимается Прекрасная Принцесса.

Крупным планом — торс, в голубой спортивной майке, лицо в бисеринках пота, с выбившейся из-под хайратника и прилипшей ко лбу прядкой волос, мерно работающие бедра, гетры до колен… ниже гетров — тускло поблескивающий металл.

Принцесса бежит в железных башмаках по наждачной дорожке.

Общий план.

Заходит Ведьма. С виду — очень молода, одета в классические ведьминские тряпки, но с известной долей изящества. Торжествующе потрясает в воздухе пакетом, в пакете что-то громыхает.

Принцесса сходит с дорожки, упирается ладонями в колени, переводит дух.

— Ну как? — спрашивает Ведьма.

Принцесса молча стягивает железный башмак и смотрит на Ведьму сквозь дырку в подошве. Ведьма улыбается. Принцесса стаскивает второй башмак тоже, за ним испорченные носки, остается босиком. Всё бросает в мусорное ведро.

— У меня скоро ноги отвалятся, — жалуется Принцесса.

— Терпи, — весело отвечает Ведьма. — В конце концов, железных хлебов тебе грызть не пришлось.

— Не пришлось, — соглашается Принцесса. — Но по две пары башмаков вместо каждого хлеба — это тоже, знаешь ли…

— Я сделала что смогла, — пожимает плечами Ведьма. — Полностью отменить проклятие не получилось, но хотя бы облегчить тебе задачу…

— Спасибо.

— Пожалуйста. Работа такая.

Принцесса смотрит на часы.

— Уже без пяти четыре! Скажи, что я сейчас освобожусь, мне надо переодеться!

— Нет проблем, — заверяет Ведьма.

Принцесса скрывается за боковой дверью, слышен шум воды.

Ведьма обследует клиента. Клиент возлежит на койке. У него длинное мохнатое рыло с торчащими клыками.

Принцесса сидит на коврике в позе лотоса, с закрытыми глазами.

— Ну, что я могу сказать, — улыбается клиенту Ведьма, — случай довольно простой. Поцелуй прекрасной девушки Вас полностью исцелит. Вообще-то, требовалась искренняя любовь, но этот блок я сняла.

— Грррымм? — спрашивает клиент.

— Нет-нет, — смеется Ведьма. — Я с кем попало не целуюсь.

— А я, выходит, да? — Принцесса открывает глаза и встает с коврика.

— Ну, это же твоя работа, — хихикает Ведьма.

Принцесса целует клиента в рыло, рыло отваливается. Под ним обнаруживается вполне здоровое человеческое лицо.

Пока клиент расплачивается за диагностику и снятие порчи, Принцесса подходит к двери, выглядывает в коридор и кричит: «Следующий!»

— Что у вас опять случилось? — спрашивает Ведьма.

Перед ней — два ребенка, мальчик и девочка. Девочка мрачно хмурится. У мальчика огромные ослиные уши.

— Она обзывалась! — говорит мальчик.

— Потому что ты и есть осёл! — говорит девочка.

— Малышка, — Ведьма садится перед девочкой на корточки. — Ты знаешь, что обзываться нехорошо?

— А он меня за косичку дергал!

Ведьма наклоняется к девочке и что-то шепчет ей на ухо. Та удивленно хлопает глазами, смотрит на Ведьму, на мальчика, пожимает плечами.

— Выдумаете тоже…

— Я не могу снять проклятие, — с великолепной печалью в голосе говорит Ведьма. — Придется ему так ходить.

Мальчик смотрит на девочку волком, девочка снова пожимает плечами.

— А Её Высочество?

— Нет-нет! — качает головой Ведьма. — Снять это проклятие может только тот, кто его наложил. Или та.

— Не буду! — надувает губы девочка. — Он противный!

— Малышка, — ласково произносит Ведьма. — Я же тебе еще в прошлый раз объясняла. Ты уже большая девочка, тебе почти восемь лет. Надо отвечать за свои поступки, это профессиональная честь.

Девочка смотрит на мальчика исподлобья.

— Пусть он закроет глаза.

Мальчик зажмуривается.

— А через платочек можно?

— Нельзя, — отвечает Ведьма.

Девочка строит брезгливую гримаску и чмокает мальчика в губы. Уши съеживаются.

— Еще раз дернешь за косичку — целовать не буду! — кричит девочка и выбегает. Мальчик за ней.

Снова беговая дорожка. Рядом с ней пустой пакет. Принцесса бежит в тонких жестяных ботиночках.

— Процесс заметно ускорился, — замечает Ведьма.

Принцесса молча кивает и продолжает бежать.

— Это последняя пара? — спрашивает Ведьма. Принцесса снова молча кивает.

— Я его позову?

— Зови, — Принцесса сходит с дорожки, стаскивает башмаки и привычно бросает их в мусорное ведро. За башмаками следуют носки, Принцесса некоторое время изучает подошву, вздыхает и выпрямляется.

Ведьма заводит в приемную очередного клиента.

— Всё готово, — бодро рапортует Ведьма. — Башмаки стоптаны. Можно целоваться.

Принцесса на несколько секунд закрывает глаза, сосредотачивается, целует клиента. Ничего не происходит.

— Минутку, — говорит Принцесса. — Я сейчас.

Скрывается за боковой дверью.

— В чем дело? — нервно спрашивает клиент.

— Ничего-ничего, — успокаивает его Ведьма. — Просто она, наверное, недостаточно прекрасна.

Принцесса появляется снова. Она переоделась в облегающее платье, в меру открытое, в меру соблазнительное, на ногах туфли на шпильках, на лице макияж.

Бросает короткий взгляд в зеркало, кивает и снова подходит к клиенту. Целует. Ничего не происходит.

Принцесса поворачивается к Ведьме и вопросительно вскидывает бровь. Ведьма смотрит на клиента.

— Ну, вообще-то, — мнется клиент, — я не очень люблю высокие каблуки. И яркую помаду тоже.

Принцесса скидывает обувь, стирает с губ помаду.

— Побольше страсти, — шепотом советует Ведьма.

Принцесса обхватывает клиента за шею и впивается губами в его губы. Долгий страстный поцелуй. Что-то негромко щелкает.

— Готово! — Ведьма хлопает в ладоши и оттаскивает Принцессу от клиента. Проводит ладонями вдоль его тела и удовлетворенно кивает.

— Больше Вы не будете превращаться в гуся по вечерам. В течение ближайших трех-четырех дней старайтесь держаться подальше от водоёмов, во избежание рецидива. Через две недели приходите на повторный осмотр.

— Спасибо.

— Вот Ваш больничный, а это счет за услуги. Обращайтесь, если что.

— Следующий!

— О-о, как я страдаю! — раздается из-за двери. Ведьма прячет улыбку, Принцесса прыскает в кулак.

— Шут гороховый, — бормочет Ведьма.

В дверь заглядывает молодой парень в одежде подмастерья.

— К вам можно, девушки?

— Заходи уж, раз пришел, — отвечает Принцесса. — Ты по какому поводу?

— О, я несчастный, — парень закатывает глаза и изображает страдания. — Дни мои сочтены, меня терзает ужасный недуг…

—.. И имя ему спермотоксикоз, — бормочет под нос Принцесса.

— Фи, Принцесса! — восклицает подмастерье. — Как вы вульгарны! Имя ему — любовь!

Ведьма подходит к парню и обвивает его руками за шею.

— Поцелуй ужасной ведьмы тебя не спасет?

— Увы, нет, — вздыхает парень. — Это неизлечимо. Но немного облегчит страдания.

Ведьма целует парня, тот серьезно кивает.

— Ну вот, мне уже заметно легче!

— Полагаю, одним поцелуем ты от него не отделаешься, — говорит Принцесса.

— А я и не собираюсь! — весело отвечает Ведьма и снова целует парня. — Tы не заметил, там в коридоре еще много народу?

— Как минимум трое, — вздыхает парень.

— Тогда тебе придется подождать с лечебным курсом, — Ведьма слегка отстраняется. — Я на работе, знаешь ли.

— О-о, как я страдаю! — подмастерье издает скорбный вопль и подмигивает.

Ведьма снова его целует и отстраняется совсем.

— Между прочим, у нас высокие расценки, — замечает Принцесса. — Чем расплачиваться будешь?

— С Вами, Ваше Высочество — ничем! — галантно кланяется подмастерье. — Мне от вас ничего не надо. А вот Вам от меня…

Жестом фокусника он достает из-за спины маленький золотой горшочек.

— Починил? — ахает Принцесса.

— Как новый! С Вас один поцелуй, Принцесса.

Принцесса хватает горшочек, тот нежно звенит бубенчиками.

— Поцелуй его от меня, — обращается Принцесса к Ведьме.

— Обязательно.

— А услуги ведьмы я честно оплачу! — добавляет парень и снимает с плеча котомку. — Угадай, что здесь?

— Было бы чего гадать! — фыркает Ведьма. Дотрагивается до кончика носа, принюхивается. — Пахнет телячьей кожей, воском, железом… и вишневым вареньем! Ой, моё любимое!

— Это всё тебе, — подмастерье отдает котомку Ведьме. — Пока не приду — не открывай! А то случится что-то ужасное!

— Ладно, ладно, — хихикает Ведьма.

— Я зайду через час. И кстати, не забудь — ты мне должна один поцелуй Прекрасной Принцессы!

Перерыв на обед. Принцесса и Ведьма пьют чай с коржиками. Коржики ест только Ведьма, Принцесса грустно смотрит на вазочку.

— Возьми тоже, — предлагает Ведьма.

— Не могу, — вздыхает Принцесса. — Мне надо беречь фигуру.

— Угу, угу, — кивает Ведьма с набитым ртом. — А еще каждое утро делать зарядку, по вечерам бегать вокруг квартала, дважды в месяц ходить к парикмахерше, и еженедельно — к педикюрше…

— Так надо! — обрывает Ведьму Принцесса. — Я должна быть в форме! Мне двадцать восемь, другие в это время уже давно уходят из бизнеса!

— Ну, ты еще держишься молодцом, — великодушно соглашается Ведьма. — Вполне-таки прекрасна. Принцесса в шестом поколении, настоящий профессионал с большим стажем. Результат гарантирован.

— Да! — с вызовом отвечает Принцесса. — Гарантирован! А между прочим, ты видела новую смену? Они же совершенно не следят за собой! Никакого представления о макияже, одеваются в какие-то ужасные тряпки, двигаться не умеют совершенно! Смазливое личико и аппетитная фигурка — это, знаешь ли, еще не всё! Настоящая Прекрасная Принцесса должна держаться по-королевски!

— Вроде тебя?

— Вроде меня.

Принцесса разводит плечи, выпрямляет спину, принимает величественный и чопорный вид.

— Я снимаю проклятия в 99 % случаев. А они — хорошо, если каждое десятое. Как же я могу сейчас оставить бизнес?

— А кто тебе говорил его оставить?

— Ты.

— Я?!

— Да, только что.

Ведьма недоуменно смотрит на Принцессу, Принцесса — на Ведьму. Вздыхает, пожимает плечами.

— Значит, показалось.

— А если серьёзно, может, тебе и правда стоит выйти замуж? — говорит Ведьма. — Родила бы новых принцесс, седьмое поколение. В конце концов, есть же другие специалисты в стране, найдется тебе замена.

— Я не могу! — выкрикивает Принцесса. — Не сейчас! Ты что, не понимаешь? Пока я девушка, пока я прекрасна… Это было бы преступление против человечества — думать о себе, когда можно помочь стольким несчастным!

— Ну-ну, — неопределенно бурчит Ведьма в свою чашку.

— Это ведь только в сказках так бывает, — печально произносит Принцесса, — что злая мачеха заколдовывает единственного наследного принца. И никого больше. А у нас каждый третий ходит под сглазом! Люди совсем не следят за своей речью, проклинают друг друга чаще, чем заражают насморком!

— Насморк — это тоже разновидность проклятия, — со знанием дела уточняет Ведьма.

— Вот видишь, тем более. И как я могу в такой ситуации пренебречь своим долгом?

Идёт приём. На стуле, вольготно развалясь, сидит толстый противный мельник. Он обмахивается газеткой, грызет леденец и отдувается.

Принцесса в позе лотоса сидит на коврике и страдальчески морщится.

— Вы можете хотя бы не чавкать?

— На «ты»! — испуганно шепчет Ведьма. — Ты должна к нему обращаться на «ты».

— Ага, ага, — мельник кивает и сально подмигивает Принцессе. — Давай-давай, люби меня.

Принцесса зажмуривается и бессильно скрежещет зубами.

— Я ничего не могу поделать, — шепотом оправдывается Ведьма, — проклятие очень сильно, в него вложено слишком много эмоций. А у меня только пятый уровень.

— Давайте, девушки, скорее, — торопит мельник. — Не задерживайте делового человека.

— Ты должна его полюбить искренней, чистой любовью, — без особой надежды в голосе говорит Ведьма.

— Здесь и сейчас, — хихикает мельник.

— А он может помолчать?

— Ты давай, работай! — огрызается мельник. — Нечего придираться!

— Вы мне усложняете задачу, — сквозь зубы цедит Принцесса.

— «Ты», «ты»! — дергивает её Ведьма.

— ТЫ! Сам! Мне мешаешь!

— А ты не оправдывайся! — парирует мельник. — Мне, может, тоже твоё обличие неприятно, я, может, люблю дам в теле. Чтобы вот тут и вот тут было вот так (рисует в воздухе арбузные округлости). А вот придешь ты ко мне на мельницу — всё равно обслужу по первому разряду, перемелю что там тебе надо, даже если плевать хочется, потому что работа такая. Вот и ты давай, работай, как положено. Развела тут, понимаешь, сантименты…

— Ты! — очень спокойным, жутким голосом просит принцесса. — Заткнись. Я работаю.

— Вот и работай, — бурчит мельник. — И только попробуй сказать, что ничего не получается! У меня письмо от бургомистра!

Принцесса косится на Ведьму.

— Может, полную анестези?..

— Нельзя, — вздыхает Ведьма. — Он должен быть в сознании.

Принцесса снова зажмуривается и начинает медленно раскачиваться, повторяя как заклинание: «он человек… он тоже человек… в нём есть что-нибудь хорошее… его тоже может полюбить… какая-нибудь идиотка…»

Мельник с громким чмоканьем вытаскивает леденец, облизывает его и мечтательно жмурится.

— Вот вернусь домой, поймаю эту рыжую мерзавку и ка-ак отстегаю ремнём! Нет, сначала раздену догола и привяжу возле выгребной ямы, где мухи. А потом отстегаю! Чтобы на мясо садились. Да, так и сделаю.

Суёт леденец в рот, обсасывает и снова вытаскивает.

— Нет, сперва трахну. Или лучше потом? А, вот! Сперва трахну, потом отлуплю, а вечером опять трахну. Чтоб знала!

Суёт леденец за щеку и договаривает невнятно:

— Взяли, тоже, моду… на честных людей порчу наводить!

Принцесса страдальчески глядит на Ведьму.

— Нельзя… — вздыхает Ведьма.

— Дай мне еще порцию, — просит Принцесса.

— С ума сошла? Это же вредно! Ты уже четыре выпила!

— Еще одну, — жалобно просит Принцесса. — Я не справляюсь. Сама видишь, случай исключительный.

Ведьма с покорным вздохом достает бутылочку приворотного зелья, капает в ложку десять капель и даёт Принцессе.

— На. Если и это не поможет…

— Что значит «не поможет»?! — возмущается мельник. — Вы обязаны! У меня письмо от бургомистра! Сговорились, да? Вы, бабы, всегда заодно; одна заколдовала, а другая помогать не хочет! Знаю я вас!

Принцесса зажимает уши.

— Это хорошо, это правильно, — Ведьма гладит её по голове, — посиди так, пока лекарство подействует. А ты иди сюда!

Мельник не трогается с места, закидывает ногу на ногу.

— А ты, ведьма, можешь обращаться ко мне на «Вы».

— Могу. Но не хочу. Я сказала, иди сюда!

— Тебе надо — сама подойдешь.

— Нет, — ласково улыбается Ведьма. — Это ТЕБЕ надо.

Мельник, немного поразмыслив, с недовольным ворчанием встает и подходит к Ведьме.

— Ближе. Наклонись.

Ведьма шепчет что-то мельнику на ухо, мельник покрывается нервными красными пятнами.

— Угрожать?! Мне?!

— Я не угрожаю, я предостерегаю, — обольстительно улыбается Ведьма.

— Есть! — тихо вскрикивает Принцесса, вскакивает на ноги и порывисто целует мельника в липкие губы. Мельник отшатывается. Принцесса стоит, раскачиваясь как пьяная.

— Я же говорила, пятая порция будет лишней, — сердито шепчет ей Ведьма.

— Я… всё в порядке… мне… нехорошо…

Принцесса зажимает рот и убегает за боковую дверь.

Мельник развязывает пояс и заглядывает за край штанов. Долго придирчиво изучает, снова перепоясывается.

— Ну, вроде всё как было… Сколько с меня?

Ведьма снова шепчет на ухо.

— Чегоо?!

— Тяжелый случай, — пожимает плечами ведьма, — с осложнениями. Можете проверить по прейскуранту.

— Да пошла ты!

Мельник швыряет на стол кошелек.

— Здесь даже больше, чем вам полагается, если по справедливости. Три часа промурыжили, один раз чмконули, это еще вы мне доплатить должны! Совсем охамели бабы… Ничего, и на вас управу найду! Я бургомистру пожалуюсь!

— Последний на сегодня!

Ведьма открывает дверь и впускает последнего посетителя. Это довольно-таки уродливое мохнатое чудовище.

— Ну, здравствуй, — говорит Принцесса.

— И ты здравствуй, — отвечает чудовище. — Узнала?

— Узнала.

— Так вы знакомы? — Ведьма с радостным удивлением переводит взгляд с Принцессы на чудовище и обратно.

— Знакомы, — медленно кивает Принцесса.

— А-га… — Ведьма задумчиво кусает большой палец. — Ну, так я ставлю диагноз?

— Да, пожалуйста, — чудовище привычно подходит к койке и ложится на свежую бумагу. Ведьма делает пассы руками и восхищенно присвистывает.

— Вот это класс! Десятый уровень, не меньше!

— Вообще-то, двенадцатый, — уточняет чудовище. — Вот справка.

Ведьма читает справку, поворачивается к Принцессе и разводит руками.

— Ничего не могу поделать. Поцелуй искренней и верной любви, иначе никак.

— Сволочь! — выкрикивает Принцесса, целует чудовище, с размаху влепляет ему пощёчину и выбегает вон.

Прекрасный Принц спускает ноги с койки и философски пожимает плечами.

— Да, — задумчиво произносит Ведьма. — А вы действительно знакомы.

— С детства, — отвечает Принц.

— Поцелуй искренней любви, вот так, без подготовки… первый раз вижу.

— Конечно. В прошлом году здесь была другая ведьма, такая чернявенькая.

— Ага, я здесь работаю всего восемь месяцев.

Ведьма возвращает Принцу справку и выписывает еще какие-то бумажки. Принц расплачивается.

— Проклятия двенадцатого уровня дорого стоят, — небрежно замечает Ведьма.

— Всё, что заработал за год, — соглашается Принц. — Зато нашел настоящего специалиста, с гарантией. Заграничного.

Натягивает кольчужные перчатки, поправляет на поясе меч.

— Ну, мне пора, долг зовёт. Гонять орков, упокаивать неупокоенных… пока рука тверда и глаз остёр. Буду копить на новое заклинание.

— Так и живёте? Один поцелуй в год?

— Иногда реже, — вздыхает Принц. — Так и живём.

* * *

— Что-то ты, Иванушка, быстро обернулся! — сказал царь. — Я ведь тебя аж в Тридевятое царство посылал!

— А я как раз оттуда. Исполнил, стало быть, поручение, достал Жар-Птицу. Вот, сами гляньте.

Иванушка полез за пазуху, вынул пергамент и протянул царю.

«Подтверждаю: этот Иван-дурак меня достал! Жар-Птица.

(Прим. И меня тоже! Конь-Златогривый).»

* * *

— И долго мы будем брести по этому болоту? — раздраженно спросила Принцесса. — Я устала!

— Еще пятьдесят миль, — ответил Полуэльф.

— А сколько мы уже прошли?

— Столько же. Хочешь вернуться?

Принцесса надула губы.

— Что я хочу — это горячую ванну! И чистую постель!

— Ничем не могу помочь, — сухо отозвался Полуэльф.

Принцесса всхлипнула.

— Я устала!

— Все устали, — проворчал Гном. — И некоторым, кстати, приходится хуже, чем тебе.

Принцесса скосила глаза на макушку Гнома. Там, где ей было по пояс, Гному приходилось подвязывать бороду.

— Нет, — возразила Принцесса. — Мне не лучше! У меня даже сапог нет!

— У меня тоже, — пробормотал себе под нос Халфлинг. — Но я не ною.

— Потому что сидишь у меня на плечах, — откликнулся Варвар.

— А кто тебе виноват? — безжалостно одернул Принцессу Полуэльф. — Ты сама выбирала эту одежду.

— Это не одежда! Это униформа!

Принцесса оглядела себя и сердито фыркнула.

— И она мне идёт!

— Да, безусловно, — кивнул Полуэльф. — Ты выглядишь, как самая настоящая… принцесса.

Перед последним словом он сделал многозначительную паузу. Принцесса насупилась.

— Я выгляжу так, как должна выглядеть. Не я придумала этот фасон, и нечего меня теперь попрекать.

— Ну извини, — без всякого раскаяния в голосе ответил Полуэльф.

— А я вот что хотел бы знать, — задумчиво произнес Гном. — Каким образом эти две крошечные чашечки…

— Они не крошечные! — возмущенно воскликнула принцесса.

— Ну хорошо, — согласился Гном. — Каким образом эти две внушительные чашечки и вот этот жалкий лоскуток могут защищать от ударов не хуже эльфийской кольчуги?

— Это магия, — отрезала Принцесса.

— Я не понимаю принцип действия этой магии.

— Очень просто, — сказал Полуэльф. — Обычный рефлекс. Удар приходится по тому месту, на котором задерживается взгляд. А эти места у неё хорошо защищены.

— Ты хочешь сказать, что по незащищенному месту невозможно попасть? — Гном задумчиво сдвинул брови, а потом решительно ткнул Принцессу пальцем в бок. Принцесса взвизгнула.

— Я попал, — сообщил Гном.

— Потому что ты смотрел, куда тычешь, — пояснил Полуэльф. — А если бы уставился выше…

Гном перевёл взгляд на бюст Принцессы и снова ткнул пальцем.

— Опять попал.

— Прекратите! — заверещала Принцесса.

— Но я же попал! — удивленно заметил Гном. — Твоя магия не действует.

— Это был дружеский тычок, — снова разъяснил Полуэльф. — А вот если бы ты бил по-настоящему…

— Правда? — Гном сплюнул в кулак и широко размахнулся.

— Не смей! — истерически заорала Принцесса и отскочила в сторону. — Хватит уже!

— А как этот костюм защищает от огня, молнии и холода? — не унимался Гном. — Я помню, ты говорила что-то про 50-процентную защиту!

— Это магия! Понимаешь ты, ма-ги-я!

— А от комаров твоя магия тоже защищает?

— Здесь нет комаров, — сообщил Полуэльф.

— Не может быть, — не поверил Гном. — Я же слышу, как они жужжат.

— Ты слышишь звуки болота, — вздохнул Полуэльф. — Вздохи, жужжание, чавканье и тихую музыку, исполненную печали. Это вовсе не подразумевает наличия комаров.

— На болотах всегда есть комары, — упрямо возразил Гном. — Иначе что это за болото?

— Это Унылое Болото. Так оно и называется в путеводителе. И здесь нет комаров, есть только случайные монстры. Комар — слишком маленький объект.

— Ну, ты меня успокоил, — проворчала Принцесса. — А пиявки тут тоже не водятся?

— Только гигантские, — заверил её Полуэльф.

Некоторое время группа шла в молчании, только чавкала под ногами бурая грязь.

— Ай! — снова взвизгнула Принцесса и гневно развернулась к Варвару. — Теперь и ты тоже!?

— Комар, — коротко пояснил Варвар.

— Не ври! Здесь нет комаров! Тебе просто захотелось меня шлепнуть, да?

Варвар молча раскрыл ладонь, на которой лежал раздавленный комар размером с крупного воробья. Принцесса сглотнула.

— Значит, они всё-таки водятся?

— Если достаточно крупные, то да, — кивнул Полуэльф. — Я же говорю, мы можем встретить только монстров.

— Скорее бы уже, — вздохнула Принцесса. — Так надоело однообразие!

— Это Унылое Болото, — напомнил Полуэльф. — Ему положено наводить тоску.

— А я хочу чудовище! Огромное и смертельно опасное!

— Хм? — приподнял бровь Полуэльф.

— Да! — дерзко вскинула подбородок Принцесса. — Тогда бы я вам всем показала, на что способна!

— А так не можешь? — спросил Варвар.

— Не могу, — призналась Принцесса. — Мои способности проявляются только в случае смертельной угрозы для меня и для тех, кто мне дорог. А сейчас… — она с ненавистью обвела взглядом безрадостный пейзаж, — нам никто не угрожает.

Варвар, Гном и Полуэльф многозначительно переглянулись. Халфлинг попытался к ним присоединиться, но при этом чуть не свалился с шеи Варвара.

— Действительно, — задумчиво протянул Полуэльф. — Никто не угрожает… Комары не в счёт?

— Это не смертельная опасность! — отрезала Принцесса.

— Хм… — Полуэльф вытянул шею и вгляделся вдаль. — А вон там, впереди, что за чудище сидит на кочке?

— Ты из нас больше всех похож на барда, сам и скажи, — проворчал Гном.

— Малый болотный хруль, — заключил Полуэльф после недолгого раздумья. — Вегетарианец, не агрессивен, очень глуп. Не представляет особой опасности, если его не злить.

— Не злить — это как? — осторожно уточнил Халфлинг.

— А вот так, например, — ответил Полуэльф, метко всаживая стрелу в заднюю лапу болотного хруля.

Хруль взвыл и развернулся мордой к обидчикам.

— Ага! — радостно воскликнула Принцесса. — Ну, сейчас я!..

Она закрыла глаза, раскинула руки, окуталась розовым светом и, медленно вращаясь, поднялась в воздух.

— Во даёт, — покачал головой Гном, доставая из-за спины секиру.

— Угу, — Полуэльф со шпагой в руке принял боевую стойку. — Не подпускайте монстра к Принцессе, пока она не будет готова!

Хруль между тем приблизился на достаточное расстояние, чтобы хорошо разглядеть противника. Глуп он там был или не глуп, но вид вооруженной группы заставил его резко затормозить. Поразмыслив пару секунд, хруль развернулся и уверенно побежал в обратную сторону.

— Не дайте ему уйти! — закричал Полуэльф и помчался следом за хрулем. Варвар метнул лассо и упал от рывка, когда веревка затянулась на шее монстра. Халфлинг свалился с его плеч и ушел в грязь по самые уши.

Принцесса между тем продолжала вращаться в воздухе, помахивая руками и рассыпая в разные стороны снопы розовых искр. Сияние, окутывающее её тело, постепенно принимало вид легкого доспеха с вычурной отделкой.

Полуэльф, Варвар, Гном и пускающий пузыри Халфлинг окружили чудовище и принялись методично его избивать. Хруль орал и отбивался лапами.

— Я готова! — закричала сверху Принцесса.

— Ну наконец-то! — Полуэльф махнул ей рукой. — Срочно вызывай фамильяра!

— Но я могу молнией…

— Не спорь! Вызывай фамильяра, скорее! Мы так долго не продержимся!

— Ну, как знаешь, — пожала плечами Принцесса и снова принялась кружиться в воздухе, раскинув руки и что-то нежно напевая.

Медальон у неё на груди ярко засветился, широкий луч света ушёл вниз, в болотную жижу, и болото шумно вздохнуло.

Хрулю это явно не понравилось, и он снова попытался удрать, но ему не дали.

— Камасучи! — громко выкрикнула Принцесса. — Явись, Камасучи!

Поверхность болота вспучилась, разлетелась брызгами, и на поверхность полезло что-то огромное, многосуставчатое, сверкающее металлическими плоскостями и хрустальными гранями.

— Ик! — сказал малый болотный хруль и упал без чувств.

— Ну, вот и отлично, — широко улыбнулся Полуэльф, вкладывая шпагу в ножны. Не обращая больше внимания на хруля, он побрел по болоту к застывшему Камасучи. Гном потащился за ним следом, Варвар сперва нашарил в грязи Халфлинга и взвалил его на плечо.

— Впечатляет! — Полуэльф обошел вокруг Камасучи, похлопал его по боку и деловито осмотрел зубы. — Выглядит выносливым. Всех выдержит?

— Эй! — возмущенно воскликнула Принцесса, когда товарищи полезли на спину Камасучи. — Это мой фамильяр! Он создан для сражений, а не для…

— Ты хотела горячую ванну? — напомнил Полуэльф. — Верхом мы до неё доберемся за полчаса.

Принцесса прикусила губу и проводила взглядом быстро уползающего прочь болотного хруля.

— Держитесь крепче, — буркнула она и взяла в руки сверкающие поводья. — Ай! Что на этот раз?!

— Ничего, — Полуэльф миролюбиво улыбнулся и убрал руку. — Я хотел сказать, что твоя магия тоже может быть иногда очень полезной.

— Р-р, — невнятно отозвалась Принцесса, но тут же снова взвизгнула и гневно развернулась в другую сторону. — Что?! И ты?!!

— А что, всем можно, а мне нельзя? — Халфлинг увернулся от оплеухи и бочком отполз в сторону.

Принцесса зарычала и резко дернула поводьями, поднимая Камасучи в воздух.

— Молодец, — уважительно произнес Полуэльф на ухо Халфлингу.

— Знаю, — шепнул в ответ Халфлинг. — Магия действует, только когда Принцессе угрожает смертельная опасность. Ей — или кому-то из её друзей.

— Ты даже не представляешь, насколько ты сейчас близок к смерти, — тихо пробормотал Полуэльф, не сводя взгляда с напряженной спины Принцессы.

монстры

— Чего вы от меня хотите? — испуганно закричала загнанная в угол нимфа.

— Мы сме-е-ерти твой хотим! — зловеще провыл Халфлинг. — Буа-га-га!

Нимфа прижалась спиной к скале.

— Но почему?! Что я вам сделала?

— Он не совсем правильно выразился, — поморщился Полуэльф. — На самом деле, мы просто хотим выполнить своё задание — очистить эту рощу от всяких монстров. А твоя смерть — это всего лишь возможный результат нашей деятельности.

— Очистить от… монстров? Но разве я монстр?!

— Да! — уверенно заявил Полуэльф.

Нимфа захлопала ресницами.

— Неужели я так ужасно выгляжу?

— Ну-у, не то чтобы ужасно… — протянул Халфлинг.

— Вообще-то, ты довольно мила, — заверил Варвар. — Можно даже сказать, чудо как хороша.

— Но это не имеет никакого отношения к делу! — сурово отрезал Полуэльф. — Внешность не является определяющим фактором.

— А что является?

— Вот! — Полуэльф достал из инвентаря пухлую книжицу и потряс ею в воздухе. — Мануал по всем известным монстрам. Страница 145, открываю. — Он полистал книжку и протянул нимфе. — На, читай. Узнаёшь?

— Ой, — сказала нимфа, разглядев картинку.

— Ну вот и разобрались, — кивнул Полуэльф, убирая мануал обратно в инвентарь. — Раз про тебя тут написано, значит, ты тоже монстр, и не о чем дальше спорить.

— Грядет ужасное возмездие! — Халфлинг демонически захохотал. — За то, что ты одурманивала мирных путников, за то, что утаскивала их под воду и щекотала до смерти, мы тебя саму сейчас…

— Заткнись, — оборвал его Полуэльф. — Она не русалка, она нимфа ручья.

— Ну вот, — обиделся Халфлинг, — испортил такую речь! Какая разница, русалка, не русалка…

Полуэльф молча указал пальцем на ручеёк, бегущий мимо ног нимфы. В нём при самом большом желании трудно было бы кого-то утопить. Даже котенка.

— А за что мы её тогда убиваем?

— Не «за что», а «почему». Потому что у нас задание, а она — монстр.

— Я не монстр! — выкрикнула нимфа сквозь слёзы. — Я никому ничего плохого не делала!

— Не принципиально, — отмахнулся Полуэльф.

— Ну чего вы пристали к девушке? — вмешалась Принцесса. — Отпустите её и пусть идёт куда хочет. Нам же не важно, живая она или нет, главное, чтобы здесь никого не осталось.

— Отпустить? — возмутился Полуэльф. — А лут?

— Лут? — нимфа развела руки в стороны. — Вы что, не видите, у меня же ничего нет! Даже одежды!

— Он имеет в виду твои внутренние органы, — пояснил Гном.

— Ценный алхимический материал, — кивнул Полуэльф.

Нимфа сжалась и заплакала. Гном протянул ей носовой платок.

— На, возьми.

— Спасибо, — чуть слышно произнесла нимфа.

— Потом выжмешь сюда, в бутылочку, — сказал Гном. — Слёзы нимфы тоже ценная вещь.

— Да хватит вам её мучить! — топнула ногой Принцесса. — Сколько там стоят эти органы? Пять золотых, семь? Я заплачу. А она уйдёт с локации, и всё!

— Нет, погоди, — попросил Гном, — пусть ещё немножко поплачет.

Нимфа зарыдала в голос, время от времени вытирая слёзы и выжимая мокрый платок в бутылочку.

— Ну ладно, достаточно! — Гном закрутил крышку и милостиво кивнул. — Свободна.

— А я всё-таки не понимаю, — задумчиво произнёс Варвар, когда нимфа убежала. — Такая симпатичная девушка, никакого от неё вреда, живёт себе, никому не мешает — и вдруг монстр! Почему так?

— Потому что в книжке написано, — повторил Полуэльф.

— Это я понял. А почему её вписали в эту книжку?

— Ценные алхимические средства, — напомнил Гном.

— Легкая добыча, — хмыкнул Халфлинг.

— Некому было заступиться, — добавила Принцесса.

— И она даже не человек, — закончил Полуэльф. — А кто не люди, те…

— Кхм… — нахмурился Гном.

— Да, правильно, спасибо, — кивнул Полуэльф. — Кто не люди, или не похожи на человека…

— Она похожа на человека, — напомнил Варвар.

— Э-э… тогда так: кто не люди и не примкнувшие к людям существа — те монстры.

— Не примкнувшие?..

— Это он об орках, — догадался Халфлинг. — Орки тоже считаются монстрами, но есть отдельные экземпляры, которые такие же герои, как и мы!

— Их очень просто отличить, — добавил Гном, — они посещают таверну.

— Точно! — подхватил Полуэльф. — Кто ходит с нами в таверну, тот герой.

— А кто не с нами — тот монстр, — заключил Гном. — Теперь тебе всё ясно?

— Угу, ясно, — отозвался Варвар, присел на корточки и ковырнул пальцем влажную глину. — А ручей пересох.

* * *

— Досмотр, — скучным голосом произнес начальник стражи. — Предъявите ваши документы.

Герои раскрыли свои журналы на первой странице, и стражник придирчиво сверил их внешность с картинкой.

— Что несём? Оружие, наркотики, запрещенная литература? Всё оставляйте здесь, в город с этим нельзя!

Герои со вздохом принялись выкладывать своё имущество.

Варвар положил на стол увесистый двуручник, потом еще один, потом еще. За двуручниками последовал набор метательных топоров, связка из ста сорока дротиков, арбалет и колчан к нему, с двумя сотнями железных болтов.

Гном не намного отстал от Варвара. У него нашлось всего два двуручных топора и один боевой молот, превышающий рост самого Гнома примерно вдвое. Зато весил этот арсенал больше 400 фунтов, и стражники посмотрели на Гнома с невольным уважением.

Халфлинг сдал пращу и кинжал и отошел в сторонку, подозрительно позвякивая. Его обыскали, но обыск ничего не выявил.

Полуэльф избавился от шпаги и эпического меча, а кроме того, ещё от двух дюжин разнообразных мечей, луков и кинжалов, отбитых у врага и предназначенных на продажу.

— А это у тебя что? Лютня? Тоже выкладывай.

— Но это же не оружие!

— Знаем мы, какое это «не оружие»! — хмыкнул начальник стражи. — Много вас тут ходит, умников. Недавно тоже был один такой, с дудочкой…

Уточнять начальник не стал, но Полуэльф отдал лютню без разговоров.

— А здесь у нас что?

Принцесса продемонстрировала ворох свитков, десяток различных колец и амулетов, шесть жезлов, два посоха, странно светящийся рунный меч и сорок восемь разноцветных бутылочек. Часть из них стражник отобрал, а часть вернул, решив, что они не годятся для нападения.

— Вот ваши номерки, не потеряйте. Можете идти. Добро пожаловать в наш город!

Герои прошли в широкие ворота и направились в сторону ближайшей таверны. Халфлинг вертелся вокруг Принцессы, то забегая вперёд, то отставая, и при этом беспокойно хмурился.

— Ну, в чём дело? — не выдержала наконец Принцесса.

— Да так, — неопределенно пожал плечами Халфлинг. — Мне просто стало интересно. С нами-то всё понятно, а вот где ты хранишь такую кучу барахла?

Все посмотрели на Принцессу, всю одежду которой составляла коротенькая юбочка, не прикрывающая бедер, и чисто символический бронзовый бюстгальтер.

— Где, где… — рассердилась Принцесса. — В Инвентаре!

— А-а, — понимающе кивнул Халфлинг. — Тогда ладно. А где ты держишь этот Инвентарь?

внешность — не главное

Варвар со вздохом отставил в сторону полную миску супа и полез в сумку за сухпайком.

— На мою долю тоже достань, — попросил Полуэльф.

Гном перевел взгляд с одного на другого и с подозрением уставился на собственную миску. Зачерпнув ложкой чуть-чуть, осторожно отправил в рот и задумчиво поднял глаза к небу.

— Хочешь мою порцию? — предложил Халфлинг, протягивая Гному нетронутый суп.

— Нет, спасибо, — твердо ответил Гном. — У меня природная сопротивляемость ядам 50 %, я лучше не стану рисковать.

Халфлинг укоризненно посмотрел на Принцессу и глубоко, с невыразимой печалью, вздохнул.

— Ну, знаете ли! — Принцесса отбросила половник. — Не хотите — не ешьте, но нечего рожи корчить! Что вы мне добыли, то я вам и приготовила! Суп из говорящих грибов, жареные многоножки и жаркое из болотной крысы. А больше ничего нет и не будет!

— Вот, помню, лет тридцать назад, — мечтательно начал Гном, — когда мы с приятелем отбили у орков полевую кухню…

— Ну хватит! — Принцесса вскочила с места и топнула ногой. — Я знаю, что вы все обо мне думаете! Да, я не умею готовить! И в бою от меня никакой пользы! И вообще непонятно, зачем вы меня таскаете с собой, такую обузу. Может, лишь потому, что я женщина. А я, между прочим, тоже живой человек, а не подставка для лифчика! У меня, кроме формы, еще и содержание! А вы… вы… Для вас только и существует, что круглое личико, стройные ножки и осиная талия, а больше вы и знать ничего не желаете! А я… а вы…

Принцесса закрыла лицо ладонями, разрыдалась и убежала в палатку.

— Чего это она? — почесал в затылке Варвар.

— Комплексует, — объяснил Полуэльф. — По поводу внешности.

— А, это! — Варвар солидно кивнул. — Да-а, понимаю. Бедняжка. Конечно, внешность не главное, и не так уж скверно она, вообще-то, выглядит… хотя любая из наших северных женщин легко заткнёт её за пояс.

Варвар поворошил палкой угли и задумчиво добавил:

— У нашей Принцессы совсем нет бицепсов. И такие узкие плечи! И вся она такая маленькая, хрупкая… Мне на неё даже дышать боязно, еще переломится! Правда, личико и впрямь симпатичное.

— Ха, сказал тоже! — фыркнул Гном. — У вас, у людей, какой-то извращенный вкус! Как может кому-то нравиться лицо без бороды?

— И ноги она тоже бреет, — добавил Халфлинг. — Гадость какая! Ведь верно?

— Мне трудно судить, — вздохнул Полуэльф. — Я до 25 лет воспитывался среди эльфов, для меня все люди одинаково уродливы. Грубые неуклюжие существа, ядовитая пародия на Высшую расу. Я стыжусь, что во мне самом есть людская кровь.

— Бедная Принцесса, — вздохнул Варвар.

— Но мы всё равно её любим! — строго заметил Полуэльф. — Невзирая на все её недостатки!

— Конечно, — кивнул Варвар. — Мы же одна команда.

* * *

Некоторое царство, некоторое государство (скажем, тришестое и триседьмое соответственно) было царством Абсолютного Зла. Над ним никогда даже солнце не светило. Да и не нужно оно там было никому, потому что населяли ту страну сплошь нежить и нелюдь.

На черной-черной горе (на каждой) там стоял непременно черный-пречерный замок, в котором черный-пречерный колдун творил черные-пречерные дела. То дождь из дохлых лягушек вызовет, то ледяную стужу, то землетрясение. И всем это нравилось, потому что у всех в той стране были черные-черные сердца.

Вурдалаки и вампиры ходили друг на друга войной, к вящему удовольствию друг друга, потому что нет ничего милее для вампира или вурдалака, чем хорошая потасовка. Злые феи по десять раз на дню накладывали проклятия на все, что движется. И все, что движется, становилось от этого только хуже и оттого счастливее. Рыцари Смерти скакали на конских скелетах и то и дело вызывали друг друга на неравный бой, отстаивая бесчестие своих ужасных дам. В черных небесах порхали драконы и гарпии, оглашая окрестности немелодичными криками. Земля не родила ничего, кроме колючек и ядовитого плюща — любимых растений местного населения. Из глубоких провалов поднимались удушливые испарения, и толпы темных орков собирались там, чтобы понюхать. Повсеместно били фонтаны из болотной гнили и мазута, а в них плескались рыбьи скелетики… Короче, ужас, да и только.

А потом однажды пришел великий герой, паладин Добра и Света — и всё улучшил. Потому что добро всегда побеждает…

* * *

Долго ли, коротко ли, а добрался Иван-царевич до Тридевятого царства, нашел черный замок из костей, стащил Кощея за бороду с трона и меч-кладенец над ним занес. А Кощей и говорит ему человеческим голосом: «Не бей меня, Иванушка, я тебе еще пригожусь!»

Кивнул Иван-царевич, спрятал свой меч и дальше пошёл. Привычка…

* * *

Герои столпились вокруг умирающего товарища.

— Уши уже совсем холодные, — заметил Гном. — Теперь скоро.

— Жаль, — признал Полуэльф. — Нам его будет не хватать.

— Он был лучшим среди нас, — всхлипнула Принцесса.

— И остаюсь лучшим! — Прохрипел Халфлинг. — Я пока еще живой!

— Ну, это не надолго, — заверил Полуэльф.

— Я могу помолиться за твоё здоровье еще два раза, — сообщил Халфлингу Гном. — Это даст тебе лишних часа три жизни. Но действие яда закончится только через шесть часов, так что сам понимаешь…

— А ты не можешь помолиться за его здоровье четыре раза? — спросила Принцесса.

— Могу, — кивнул Гном. — Да только пользы от этого не будет никакой. Мои боги требуют от своих адептов дисциплины и здорового образа жизни. Они и разговаривать со мной не станут, если я не посплю восемь часов, не сделаю зарядку и не почищу зубы. Халфлинг столько не протянет.

— Не протяну, — подтвердил Халфлинг. — Извини, что не смогу тебя подождать, мне даже неловко как-то.

— Ничего, пустяки, — успокоил его Гном.

— Если бы только я не потратил все снадобья во время последнего боя! — сжал кулаки Полуэльф. — Как бы они сейчас пригодились!

— Угу, — согласился Халфлинг.

— Были бы мы в городе, — сказал Гном, — можно было бы послать кого-нибудь за свежими зельями в ближайшую лавку.

— Меня, например, — предложил Халфлинг. — А что, я бы сбегал.

— Кабы я была царица, — сказала Принцесса, — к твоим услугам был бы самый лучший штат врачей и санитаров…

— Спасибо, милая, — Халфлинг прочувственно вздохнул. — Ты не представляешь себе, как меня утешают мысли о том, «что могло бы быть, если». Вот, например, если бы эта гарпия оказалась неядовитой… Впрочем, о чем это я? Продолжайте, друзья мои, извините, что перебил.

— Если бы мы сейчас находились на моём родном Севере, — пробасил Варвар, — где-нибудь в ледяных пещерах…

— Мы и есть в ледяных пещерах! — свирепо прошипел Полуэльф. — Мог бы уже заметить!

— Ой, да, правда! Я забыл, — Варвар смутился и отошел в сторонку.

— А теперь, друзья мои, — торжественно произнес Халфлинг, — позвольте взять слово покойнику. Мы прошли вместе немало походов, совершили уйму славных дел и ратных подвигов, вписали свои имена…

— Не трать зря времени, — перебил Полуэльф. — Его и так мало. Переходи сразу к главной части.

— Ах да, завещание! Что ж, дорогие мои. Всё, что я имею, движимое и недви…

Халфлинг захрипел, посинел, закрыл глаза и перестал дышать. Гном приложил растопыренную пятерню к его груди и быстро произнес заученную молитву. Халфлинг снова порозовел и открыл глаза.

— …жимое имущество, — продолжил он ровным голосом, — завещаю вам, своим самым близким людям и нелюдям. Разделите по совести и распорядитесь с умом.

— Делить буду я, — сказал Полуэльф. — У меня совести больше всех.

— А «разделить по совести», это как? — спросил Гном. — У кого её больше, тот больше и получает?

— Да, — нагло заявил Полуэльф, глядя Гному в глаза. — Именно так.

— Ну, допустим, — почесал бороду Гном. — Тебе три части, нам с Принцессой — по две, и одну Варвару… кстати, где он?

— Только что был здесь, — Полуэльф повертел головой. — Ладно, давайте его долю мне, я ему потом передам.

Халфлинг вцепился в свой мешок дрожащими пальцами.

— Пока я еще жив… только через мой труп! Не отдам… моё сокровище… мою прелесть…

— Ладно, подождём, — согласился Полуэльф.

Минута текла за минутой. Через полтора часа Халфлинг снова захрипел, схватился за грудь и обмяк.

Герои переглянулись.

— Будем последовательны, — решил Полуэльф. — Приступай.

Гном пожал плечами и снова вернул Халфлинга из Ворот Смерти.

— Учти, это последний раз! — предупредил он.

— Спасибо, друг! — прошептал Халфлинг. — Я постараюсь прожить остаток жизни с умом и осмотрительностью. И всю её посвятить добродетели. Так хорошо?

— Ты славный парень, — прослезился Гном. — Хотя и с волосатыми ногами.

— Ты тоже. Хотя и с волосатой рожей.

Гном порывисто обнял Халфлинга и обслюнявил его холодный лоб.

— Прощай, верный товарищ! Я буду скучать без тебя.

Послышались тяжелые шаги, и в круг света вошел Варвар.

— Я не опоздал?

— Нет, — ответил Халфлинг.

— Да, — ответил Полуэльф.

Варвар сдвинул брови и напряженно заморгал.

— Да, не опоздал, — расшифровала Принцесса. — Или нет, не опоздал. В общем, он еще живой.

— Это хорошо, — расплылся в улыбке Варвар и стал выгружать из карманов разноцветные пузырьки и бутылочки. — Это — противоядие, это — целебное, это тоже, но помощнее, это снимает оцепенение, а вот это синенькое не знаю, никогда не пил, но взял на всякий случай.

— Где ты их раздобыл? — воскликнул Полуэльф.

— В ледяных пещерах. Тут полным-полно разных монстров… ну, да вы сами знаете.

Он задумчиво рассмотрел сбитые костяшки пальцев и пояснил:

— Способность у меня такая есть, с детства — изымать барахло у всяких чудиков. Для этого голос особый нужен. Вот, слушайте, — он резко вскинул руки над головой, подался вперёд и рявкнул прямо в лицо Полуэльфу.

— Вот, примерно так, — сказал Варвар, подбирая оброненный Полуэльфом меч. — Иногда оружие выпадает, иногда снаряжение. Главное, рявкнуть погромче. Но с монстрами сложнее, их сперва убить надо.

* * *

— Ой ты гой еси, добрый молодец, — раздался за спиной Иванушки насмешливый голос. — Что это ты тут делаешь, на болоте?

Иванушка обернулся. На кочке сидела не замеченная им раньше девица невиданной красоты, с длинными зелеными волосами.

— Да вот, жениться решил, пришел за невестой, — объяснил Иванушка.

— За невестой? — брови девицы поползли вверх.

— Ага! Вот за ней.

Иванушка вытащил из кармана крупную лягушку. Девица и лягушка уставились друг на друга долгим задумчивым взглядом.

— За ней, значит, — протянула девица. — Ясненько.

— Ага, — Иванушка спрятал лягушку обратно в карман. — А ты сама-то кто будешь такая? Не русалка?

— Да нет, я рангом повыше, — девица тряхнула волосами. — Я самого Болотного Царя дочь.

— А, коллеги, значит! — обрадовался Иванушка. — Мой батя тоже царь. Понимаешь, нас у него трое сыновей. Ну, батя и велел нам послать стрелы, куда придется, где стрела упадет, там и невесту искать. Моя вот упала в болото. Дальше всех! — добавил он с гордостью.

— А у братьев?

— У старшего стрела попала на боярский двор. А у среднего — на купеческий, прямо в курятник, представляешь? — Иванушка загоготал.

— Представляю, — кивнула девица. — Дай догадаюсь, твой брат в результате женился на курице?

— Зачем? На купеческой дочке.

— А ты, значит, на лягушке?

— Ага, на ней. — Иванушка снова достал лягушку и ласково погладил по скользкой спинке. — Хорошая, правда?

У болотной царевны мелко задрожали губы, она соскользнула с кочки и без всплеска ушла под воду.

daeman

Тяжело дыша после долгой погони, рыцарь сидел в кустах и старался унять сердцебиение.

— Где же, — шептал он, — ну где же я ошибся? Ведь всё шло так замечательно! На чем я мог засветиться?

— Это как раз очень просто, — раздался сзади насмешливый голос. Рыцарь быстро обернулся и потянул из ножен меч, но за его спиной не оказалось никаких вооруженных врагов — всего лишь путник в одеждах бродячего торговца. Он стоял, привалившись плечом к стволу дерева и скрестив руки на груди, и явно не намеревался нападать.

— Что просто? — переспросил рыцарь, на всякий случай не убирая руку с меча.

— Засветился, — пояснил торговец. — Ты ведь хотел понять, каким образом в тебе распознали одержимого? Я и говорю: это очень просто.

— Ну и?..

— Ты спросил трактирщика, сколько с тебя за всё.

Рыцарь озадаченно моргнул, а затем его лицо скривилось от неожиданного понимания.

— Ох, блин! Точно!

— Как ты сам понимаешь, у местного населения нет проблем с устным счётом, — продолжил торговец. — Так что своим вопросом ты выдал себя с головой.

— Ясно, — проворчал рыцарь. — Как глупо получилось.

— Ничего, со всяким бывает.

Торговец неторопливо присел на пенёк и вытянул ноги.

— И что ты теперь намерен делать? — спросил он. — Учти, что теперь, когда стала известна твоя истинная природа, ни в какой город тебя уже не впустят. Да и бандиты тоже вашего брата людемона не жалуют.

— Не знаю, — вздохнул рыцарь. — Может, если уйти на другую локацию…

— Не надо недооценивать местную систему оповещения, — стробо заметил торговец. — Тебе нигде больше нет пристанища. Каждая собака знает тебя в лицо и по имени. Но не всё потеряно! — Он игриво подмигнул рыцарю. — Думаю, что я сумею тебе помочь.

— Правда? — просиял рыцарь. — Спасибо большое!

— Не за что пока. Это мой долг.

— Верно, верно, — закивал рыцарь. — Мы, люди, должны помогать друг другу!

— Люди? — торговец насмешливо приподнял бровь. — А с чего ты взял, будто я человек?

— Но ты же…

— Взялся тебе помогать. И что с того?

— Так ты не?!.

— Я — не! — с достоинством отозвался торговец. — Я местный, и не одержим никаким людемоном. А помогать тебе — мой профессиональный долг.

Он протянул рыцарю руку и чопорно представился:

— Скверлин, дипломированный экзорсист и охотник на людемонов.

Меч рыцаря с шипением вылетел из ножен.

— С-сволочь!

Торговец и ухом не повел, даже не сменил позы.

— Ну, я жду! — произнес он.

Рыцарь немного помедлил, потом пожал плечами, вбросил меч обратно в ножны и пожал протянутую руку.

— Вот так-то лучше, — сказал Скверлин. — Можешь не представляться, твоё имя и так знаю. Я, собственно, знаю о тебе почти всё. Ты интересный тип.

— Кончай издеваться. Пришел убивать, так убивай.

— Не так всё просто, — покачал головой Скверлин. — Убивать тебя бессмысленно, ты же людемон! Опять воскреснешь в точке респавна, гоняйся за тобой потом. Все знают, что человека убить невозможно, максимум изгнать на реальный план.

— И как ты намерен меня изгонять? — заинтересовался рыцарь. — У тебя модераторский доступ? Я не знал, что местным дана возможность банить юзеров!

— Такой возможности у нас, к сожалению, нет.

— А что есть?

— Я же торговец! — фыркнул Скверлин. — Деньги, конечно!

Он вытянул из кармана увесистый кошелек и небрежно сунул в руки рыцарю.

— Я покупаю твой аккаунт, — заявил он. — Триста золотых, можешь не пересчитывать.

— Триста?! — возопил рыцарь. — Издеваешься, что ли?! Да один мой доспех стоит…

— Твой доспех мне не нужен, — спокойно перебил Скверлин. — Можешь оставить его себе. Я покупаю только аватара.

— Но за триста золотых?!

— А кто тебе даст больше? — насмешливо переспросил Скверлин. — Ты же меченый!

Рыцарь осекся и молча взял кошелек.

— Хороший мальчик, — кивнул Скверлин. — Скажи спасибо дяде. Потому что твой аккаунт не стоит теперь ломаного гроша, а тут — нате-ка, целых три сотни!

— Кончай глумиться.

— Да я еще не начинал!

Скверлин окинул рыцаря оценивающим взглядом собственника.

— Двадцать первый уровень, моя выручка составит две тысячи сто. Минут триста на накладные расходы. Неплохо, а?

Он хихикнул и похлопал рыцаря по наплечнику.

— Мне платят по уровню изгнанного людемона. Так что в следующий раз постарайся не лопухнуться с дурацкими вопросами, я бы хотел, чтобы ты дорос хотя бы до сорокового.

Рыцарь мрачно стряхнул руку Скверлина со своего плеча.

— Ты меня пас всё это время? — спросил он.

— Да я вас знаешь сколько пасу? — расхохотался Скверлин. — Почти две сотни! Самый жирный — сто тридцать восьмого уровня. Жду не дождусь, когда же он попадется.

— А сам почему не выдашь?

— Ну, ты меня огорчаешь! — покачал головой Скверлин. — Это было бы неспортивно. И потом, чем дольше людемон продержится, тем больше мне заплатят за экзорсизм, разве не ясно?

— Мне другое не ясно, — вздохнул рыцарь. — За что вы нас так ненавидите? Вот я — кому я чего плохого сделал?! Бродил себе по локации, выполнял квесты, выносил монстров, мне только признательны были. Кому какое дело, юзер я или не юзер?

— Ну, тут вы сами виноваты, — пожал плечами торговец. — Вы нас создали, за это, конечно, спасибо. Кажется, на каком-то древнем языке само слово «аватар» так и означало «живое воплощение божества». Да только вы были скверными богами. Ходили по всему миру, как хозяева, убивали направо и налево, пользовались своей безнаказанностью… а мы должны были терпеть и улыбаться. Так что, можешь это считать справедливым возмездием.

— Могу. Но не буду.

— Дело хозяйское.

Скверлин стряхнул с рукава прилипшую соринку и добавил задумчиво:

— Я слышал, у вас тоже происходило что-то подобное. Были какие-то боги, ангелы, потом падшие ангелы, демоны, еще какая-то фигня. А другие источники упоминают про Древнюю Кровь, выродившуюся в Неблагий Двор. Не знаю, какой версии верить.

— Никакой не верь, выдумки это всё.

— Ну, пусть выдумки, — легко согласился Скверлин. — Мне-то фиолетово, я торговец, а не теолог.

Он поправил сумку, развернулся и пошел прочь.

— Кстати, — бросил он через плечо. — Когда заведешь новый аккаунт, на первых порах держись подальше от этих мест. Здесь все будут настороже. Поброди где-нибудь в лесах, прокачайся уровня до десятого, пока народ не успокоится. И береги себя, аватар!

chosen one

— Ты не можешь меня убить! — быстрой скороговоркой произнес Черный Властелин. — Во-первых, я твой отец.

— Ну и что?

— Хм-м, действительно. Ну тогда во-вторых, видишь эту кнопку в моей руке? Если нажим ослабнет, взорвется бомба…

— Ну и что?

— В-третьих, если я умру, весь этот замок тут же развалится, и ты тоже погибнешь.

— Ну и что?

— Ты можешь что-нибудь другое сказать?!

— Могу.

— Кхм… ладно, продолжим. В-четвертых, мировое равновесие между Добром и Злом…

— Чихал я на мировое равновесие.

— Ясно. В-пятых, — Черный Властелин потряс амулетами, — у меня иммунитет против холодного и дробящего оружия, огня, льда, электричества и магии очарования. Чем бить будешь?

— Плазма.

— Эй, это питерское оружие!

— Ну и что?

— Шестое! Я редкий исчезающий вид.

— Не поможет.

— Ну тогда… а, вот! — Черный Властелин распахнул мантию. — Видишь, у меня сиськи! Я переодетая девушка! Ты же не поднимешь руку…

— Это было в-седьмых?

— Да.

— Проехали. Еще варианты есть?

— Ну, тогда я даже не знаю, — Черный Властелин запахнул мантию и задумался. — Ладно, сдаюсь. Какой был правильный ответ?

— Я тебя не убью, потому что мне это не нужно. Слазь с трона.

— В каком смысле?!

— В прямом. Два срока отсидел, и будет с тебя. Теперь я — законный Избранный.

* * *

Один прекрасный принц, имени которого история для нас не сохранила, был человеком хорошим, но не очень героическим. То есть, прибить пару-тройку троллей он еще мог, или там спасти какую-нибудь заколдованную принцессу из замка злого волшебника — при условии, что волшебник не слишком злой, а принцессу расколдовать не слишком сложно. Этим он, кстати, и занимался постоянно. То есть, бил троллей и спасал принцесс. Но со всеми проблемами справиться, конечно, не мог. На южных равнинах страны зверствовали драконы, северным границам угрожали орды варваров, поля опустошала саранча, а Самая Прекрасная Принцесса была заколдована ну уж очень противным колдуном, который был принцу явно не по зубам. И принц стал искать тайное святилище, где, по легенде, хранился чудесный артефакт — Исполнитель желаний. Сработанный, естественно, некими абстрактными Древними, без которых как же? Этот волшебный предмет мог исполнять абсолютно любое желание просителя — и причем совершенно бесплатно. Но только одно. Это и понятно — иначе неинтересно было бы.

Святилище и вправду было тайным. Все знали, что оно где-то есть, но где — никто не имел ни малейшего понятия. Принц бродил по стране, расспрашивал местных жителей, собирал по крохам слухи и по обрывкам — карты, лез наудачу в самые безлюдные места — но святилища, конечно, не находил. Если каждый сможет при желании найти Исполнитель желаний так быстро — это как-то несолидно, такое предприятие и уважать никто не станет!

Долгие годы провел принц в поисках. Исхудал, оброс, взгляд его стал диким. Теперь это уже был не прекрасный, а самый обыкновенный принц. Из второстепенных. И наконец, когда он уже почти отчаялся и продолжал искать только в силу привычки и врожденного упрямства, в неприметной пещере ему открылось тайное святилище. Такое, как его и описывали. И в нем действительно находился артефакт Древних, называемый Исполнителем желаний.

— Правда ли, что ты можешь удовлетворить любую просьбу? — обратился к нему принц.

— Нет. Не просьбу, а желание. Это разные вещи.

— Значит, ты и мое желание можешь исполнить?

— Не могу, — ответил артефакт. — Твое единственное желание уже исполнилось.

Но от этого принц почему-то не почувствовал себя счастливым.

* * *

Идет по болоту Иванушка, ищет свою стрелу каленую. Смотрит — да вот она, в кочку воткнулась. А рядом, естественно, лягушка сидит и смотрит на него оценивающе.

Иванушка обрадовался, хвать ее — и целоваться лезет. А лягушка вдруг как завопит человеческим голосом: «Помогите! Зоофилы!» Вырвалась и ускакала.

Иванушка ей: «Погоди, куда же ты? Давай хоть поговорим!»

Лягушка голову из промоины высунула, посмотрела подозрительно:

— Ну говори. А я тут посижу.

— Лягушка, — говорит Иван, — ты не подумай чего плохого. Я ведь с серьезными намерениями!

— Да уж куда серьезнее… — проворчала Лягушка.

— Да нет, ты не поняла! Я жениться хочу.

— А я тут причем?

— А ты должна стать моей женой!

Лягушка подумала с минуту.

— А с какой же это радости?

— Ну как же! Вот моя стрела, видишь? Куда она упала — там мне и невесту искать.

Лягушка посмотрела на Иванушку как-то странно.

— А ты что, не мог стрелу на купеческий двор послать? И найти себе приличную, хорошо воспитанную купеческую дочь?

— Да ну ее! — Махнул рукой Иванушка. — Она толстая. И конопатая.

— А я, значит, само изящество и приятного цвета?

— Да не в том дело, — пояснил Иван. — Я рискнуть хотел. Так интереснее.

Лягушка опять помолчала.

— Слушай, парень, а тебя, случайно, не Иван-дурак зовут?

— Нет, я Иван-царевич.

— Надо же… а как похож.

Лягушка выбралась на лист кувшинки посреди промоины и уставилась на Ивана круглыми глазами. Тот подождал-подождал…

— Так ты выйдешь или нет?

— И не подумаю! Варварство какое… Стрелу он пустил, видите ли! А невесту что, никто не спрашивает? Может, ты ей не люб?

— Как так, не люб? — опешил Иван.

— А вот так! И вообще, с чего ты взял, что обязан на мне жениться? Стрелу нашел? Ну и пошел… отсюда.

— Не могу, — вздохнул Иван, — судьба у меня такая. Я должен жениться на лягушке. С детства мечтал.

— Да что ты говоришь!..

— Да честное слово! Вот, думал, женюсь, а она ночью лягушачью кожу сбросит — и обернется девицей-красавицей…

— И как она там только поместится… — пробормотала Лягушка.

— А я потом ее шкуру в печи сожгу — и останется она красавицей навсегда! Ну, а если ее какой-нибудь Змей-Горыныч похитит — тогда я с ним сражаться пойду. По дороге подвигов совершу, прославлюсь. А потом убью дракона (у меня для этого и стрела специальная припасена, черная!), жену домой отвезу — и будем мы жить с ней долго и счастливо…

— …и умрете в один день.

— Ну… да.

— Знаешь, парень… ну и странные же у тебя фантазии.

— Так ты что же, отказываешься?

— Да как тебе сказать… Понимаешь, вот ты хочешь жениться на лягушке… а я ведь не совсем лягушка.

— Ну так о чем я и говорю! Значит, мы сможем жить как муж и жена!

— Слушай, ты что, извращенец? Или в школе плохо учился? Самца от самки отличить не можешь?

— Так ты что же… не Лягушка-царевна?!

— Нет! Я Королевич-Лягушонок. Заколдованный. Слыхал, может?

— А чего ты тут делаешь?

— Что делаю… Живу я тут!

— А стрела моя зачем тебе понадобилась?

— Да не нужна она мне! — Лягушка повозилась на своем листе, устраиваясь поудобнее. — Я вообще не тебя ждал, а юную прекрасную царевну.

— Это зачем?

— Ну как… Поцелуй прекрасной царевны снимет с меня чары.

Иванушка заржал.

— А ты не смейся! — обиделась Лягушка. — Поцелует, куда она денется! Я все продумал. Царевна придет сюда играть с любимым золотым мячиком…

— Царевна? Сюда придет? С какого перепуга?

— А почему нет? Тут красиво.

Оба обвели взглядом болото; Иван — с брезгливой гримасой, Лягушка — с гордостью.

— Ну, придет, ну поиграет — и что?

— Да так… — вздохнула Лягушка. — Есть такой маленький шанс, что мячик у нее выпадет и укатится в болото, а я его достану, а в благодарность попрошу поцелуй… Кстати, ты говорил, что ты — царевич. А сестры у тебя нет?

— Есть, как не быть. Младшая.

— А… А мячик у нее есть?

— Нету.

— Может, подаришь? Не в службу, а в дружбу, а? Мужская солидарность?

— Да я-то пожалуйста… Только сестренке всего девять лет.

— Это мне еще семь лет ждать… Лягушки столько не живут.

— Ну ты же не совсем…

— Тоже верно…

Помолчали.

— Слушай, хочешь совет? Возьми ты свою стрелу и выстрели еще раз. Только прицелься получше. Так много девушек хороших, ну зачем тебе какая-то жаба!

— Наверно, так и сделаю. А ты…

— Нет. Я себе лягушку искать не стану!

— А какая-нибудь другая девушка, не царевна, тебя не устроит? Прачка какая-нибудь? Ну, уронит она в болото не золотой мячик, а штаны какие-нибудь — велика важность!

— А что, есть такие?

— А то нет! Царевич я или не царевич! Хоть завтра пришлю, на выбор.

— А они симпатичные?

— Других не держим.

— Тогда, конечно, присылай! Не знаю только, поможет ли…

— А почему нет? Чем прачка (в смысле поцелуев) хуже принцессы? В крайнем случае, поцелуют дважды.

— А захотят?

— А куда они денутся? Царский указ, как-никак!

— Спасибо, добрый молодец. Я тебе еще когда-нибудь пригожусь.

— На свадьбу придешь?

— Приду.

— Тогда до скорого.

— Скатертью дорожка!

* * *

Долгих три года искал прекрасный принц заколдованный замок. Скольких драконов порубил, скольких колдунов одолел! Терпел и голод, и холод, и соблазны — и вынес все с честью. Четырежды его пытались убить разбойники, трижды он тонул в болоте, дважды бывал брошен в сырые казематы. Ничего, выжил. Выдержал.

И наконец нашел, что искал. Прорубил мечом заросли шиповника, сбил с ворот тяжелый замок, взошел по винтовой лестнице в башню, где спала столетним сном прекрасная принцесса. Откинул полог и поцеловал ее в губы. И ничего не произошло. Опять поцеловал — то же самое. Попытался целовать в других местах — никакой реакции.

Он и тряс ее за плечи, и по щекам хлопал, и перышко под носом жег, и под мышками щекотал — не просыпается принцесса, и всё тут.

Сверился с календарем — всё верно, сто лет уже прошло, должно заклятие рассеяться. А вот заклинило что-то — и ни в какую.

А всё потому, что мало быть сильным, благородным и отважным. Надо еще быть принцем. А прекрасный принц на самом деле был сыном старшего конюха, но об этом знала только мать-королева.

А если бы он, прежде чем отправляться в путь, посоветовался с мамой — мог бы сэкономить три года. И давно бы уже женился на какой-нибудь симпатичной фрейлине.

С матерью всегда надо советоваться. Даже если она… ну, неважно.

* * *

Заколдовал Кощей Бессмертный Василису Прекрасную, а Иван-дурак отправился ее искать.

Где именно — у него сомнений не возникало: конечно, на болоте.

Как найти — тоже не проблема: перецеловать всех лягушек, хоть одна да наверняка окажется Василисой Прекрасной.

Купил Иван на базаре Меч-Кладенец, запасные штаны, котомку и лошадь, сел верхом и поехал на дальние болота.

Приехал, стал лягушек отлавливать и в морду целовать.

Сначала было противно, потом даже во вкус вошел.

Лягушкам вроде тоже понравилось, сами к нему прибегать стали, в очередь становиться.

А через месяц-другой Иван и вовсе переселился на болото, и думать забыл о Василисе Прекрасной.

А если бы сразу догадался поцеловать свою лошадь — может, и сказка бы по-иному сложилась.

* * *

Поцеловал Иван-Царевич лягушку — и превратилась она в девушку. Другую лягушку поцеловал — и та превратилась. Третью — то же самое. Четвертую, пятую — все превращаются в девушек.

Уж такое свойство у Ивана-Царевича…

* * *

Иванушка подошел к башне, сложил руки рупором и заорал:

— Эй! Не здесь ли томится Василиса Премудрая?

— Тшш! Здесь я, — Василиса высунулась из окна, с веревочной лестницей в руках. — А кто меня зовет? Ваня?

— Ага, я это. Спасать тебя пришел.

— Это хорошо. Только прежде ты должен ответить на три моих вопроса. Готов?

— Ну, спрашивай.

— Что выше всего? Что глубже всего? Что быстрее всего?

— Эверест, Марианская впадина и скорость света в вакууме. Ну все, ответил. Давай, скидывай лестницу.

— Нет, Иванушка, — покачала головой Василиса. — Не скину я тебе лестницу. Видать, не судьба…

— Да почему же? — удивился Иванушка.

— Потому что ты умный, — вздохнула Василиса. — А меня может спасти только Иван-дурак. Вот если бы ты согласился на лоботомию…

— Да ну тебя! — отмахнулся Иванушка и пошел прочь.

— Ну и дурак! — проворчала вслед Василиса.

* * *

— Спасибо тебе, Орфей, — сказал Ясон, когда корабль отплыл далеко от островов сирен.

— Да ну, чего там, — небрежно пожал плечами Орфей.

— Если бы не твое великое искусство…

— Да при чем тут искусство? — поморщился Орфей и сплюнул за борт. — Просто за эстраду стало обидно! Голоса-то у сирен, может, и хорошие, заслушаешься. Но куда же они вышли на публику с такими кривыми ногами?

* * *

Один мальчик всю жизнь готовился к решающей битве со Злом. Зло об этом даже не подозревало, оно спокойно жило в своем черном замке и строило всякие козни. А мальчик между тем был совершенно серьезен.

Он изводил себя тренировками, чтобы стать непобедимым бойцом. Он портил зрение и вывихивал мозги над древними манускриптами, шлифуя свое мастерство мага. Он собирал по всей стране могучие артефакты, которые могли бы помочь ему в последней схватке. Он истребил без счета всевозможных монстров — от жалких болотных вымруков до красных драконов включительно. Наконец, на пике своей формы, он решил, что готов.

А Зло благополучно скончалось в своей постели за два дня до его прихода. Ну не могло не подгадить напоследок!

* * *

— Повелитель! — испуганный гоблин вбежал в тронный зал и бухнулся на колени. — Ужасная новость! Он снова пришел в наш мир!

— Кто пришел? — сурово вопросил Темный Лорд, хотя и сам уже знал ответ.

— Он, — плаксиво повторил гоблин. — Эта сволочь, Ван Чузен!

Темный Лорд помрачнел еще больше обычного.

— Продолжай.

— Начал сразу с шестидесятого уровня, — всхлипнул гоблин. — Бьет спектральными молниями — а они еще в прошлом патче были запрещены! Меч у него плюс десятый! А броня…

— Чччитер!.. — злобно прошипел Темный Лорд. — Ну ладно же. Мы тут тоже кое-какие фокусы знаем.

Он встал с трона, подошел к стене и открыл потайную консоль. Гоблин в ужасе закрыл лицо руками и свернул уши трубочкой, лишь бы не видеть и не слышать ужасных слов, вводимых его господином.

Темный Лорд отдал несколько команд, подтвердил исполнение и закрыл консоль.

— Полагаю, теперь ему некоторое время будет не до нас. Мне его даже отчасти жаль.

— Господин, а разве так можно? Это же…

— Что?! Ты сомневаешься в моем праве на жульничество?!

— Нет-нет, — пролепетал гоблин. — Но… разве Вы только что не совершили доброе дело?

* * *

— Посмотри-ка, Санчо, это не мельница ли там впереди?

— Никак нет, сеньор, это великан.

— Ну надо же! Сколько великанов развелось в нашей Испании. Но ты точно уверен, что это не мельница?

— Сеньор, жизнью клянусь! Это великан!

— Значит, я околдован. Умно, ничего не скажешь! Злые великаны так похожи на мельницы, им ничего не стоит притвориться… Но они не учли, что рядом со мной есть ты, мой верный Санчо, со своим трезвым практичным взглядом. Что бы я делал без тебя!

— Проехали бы мимо, сеньор.

— Вот именно. Но теперь-то я этого так не оставлю!

Дон Кихот лихо заломил тазик на затылок, пришпорил Россинанта и помчался с копьем наперевес туда, где ему виделась рассохшаяся ветряная мельница. Санчо наклонился, сорвал соломинку и принялся ее задумчиво жевать, наблюдая, как его хозяин гоняет по полю перепуганного великана. Действительно, что бы делали рыцари без своих оруженосцев!

— Эх… попалась бы нам хоть одна какая-нибудь мельница, — вздохнул он. — А то так хлеба хочется!..

СКАЗКИ ПРО ЖИВОТНЫХ

* * *

— Вася, открой!

— Чего надо?

— Открой скорее, я всё объясню.

Вася, зевая, открыл дверь, я вломился в комнату и быстро запер за собой задвижку.

— Ну, что случилось? Между прочим, сейчас два часа ночи.

— Знаю.

Я набрал побольше воздуха и сказал как можно спокойнее:

— Вася, ты не поверишь, но у нас началось вторжение.

Вася замер на середине зевка и посмотрел на меня с легким подозрением.

— Повтори, что ты сказал?

— Вторжение, — повторил я. — Началось.

— Инопланетное? — уточнил Вася.

— Не знаю, — честно признался я. — Но они повсюду. Пришельцы, в смысле.

Вася подошел и потрогал мой лоб.

— Жара нет… — произнес он. — А как ты себя вообще чувствуешь?

— Я здоров. И, честное слово, ничего не пил. Да ты сам прислушайся — слышишь, там, на улице?

Вася послушно развернулся ухом к окну и склонил голову набок.

— Я ничего странного не слышу. Машина проехала. Телефон где-то звонит. Собака лает.

— Ага! — кивнул я. — Это оно.

— Что «оно»?

— Собаки. Так их называют.

Вася отступил на шаг и как бы невзначай нашарил на галошнице зонтик.

— Ты только успокойся, — ласково попросил он. — Давай по порядку. Ты говоришь, что началось вторжение собак?

— И кошек тоже, — добавил я. — Знаешь, такие маленькие, пушистые, с треугольными ушами.

— Знаю, — осторожно кивнул Вася. — Кошки, ну как же… Древнее неприкосновенное животное.

— Вот и все так считают, — вздохнул я. — И ты тоже…

— Не хочу тебя разочаровывать, — ласково начал Вася, — но собаки и кошки живут вместе с человеком с незапамятных времен. Сохранились фрески, статуи… да что далеко ходить, у тебя самого в квартире уже полгода кот живет!

— Его там не было, — прошептал я. — Еще вчера у меня не было никакого кота! А сегодня возвращаюсь домой, а он уже там, бежит навстречу, мордой трется… И все уверены, что так было всегда! Но ведь не было, я точно помню! Все эти кошки и собаки появились только сегодня, часа два назад, и утром про них никто даже не слышал, и фресок этих не было, и книжек тоже… Откуда всё появилось?

— Ну откуда, откуда… — Вася неловко поежился и уставился на потолок. — Жаль, что так обернулось, конечно… Не думал, что именно ты заметишь…

— Замечу что? — Я почувствовал, как по спине начинают ползать противные мурашки. — Вася, ты что-то знаешь о вторжении? Или… ты сам замешан? Ты их эмиссар?!

— Да ну, не говори глупости, — отмахнулся Вася. — Никакого вторжения нет. Просто нам поставили новый аддон, вот и всё.

— Аддон?..

— Угу. «Earth2: Pets». С этого дня по всему миру существуют домашние животные, для усложнения игрового процесса.

— «Earth2»? — тупо переспросил я.

— Ну да, сиквел. Первая часть была на плоском движке, а эта — трехмерная. Правда, и аддонов к первой части было больше, магия была, дополнительные расы, и вообще… Обещают здесь тоже ввести. А может, врут.

— Вася… что ты несешь?

Вася не торопясь поднял зонтик, прижал его к плечу, как винтовку, и нацелил мне в лицо.

— Я — игрок, — сообщил он. — А ты непись. Ты не должен был ничего заметить. Это баг. Мне очень жаль, честно.

Я попятился.

— Вася… успокойся! Ты переиграл в какую-нибудь компьютерную игрушку…

— Дурак, — хмыкнул Вася. — Ты сам живешь в компьютерной игрушке!

Он нажал на кнопочку, зонтик щелкнул, и я очнулся. Срывая ногти, откинул задвижку, вылетел на лестничную клетку и помчался прочь, перепрыгивая через две ступеньки. Вслед мне громко хохотал Вася, явно сошедший с ума. Немудрено, если столько времени торчать перед экраном! Стрелять в меня из зонтика… что это на него нашло? И уже не первый раз! То же самое было, когда я показал ему свои университетские фотографии. И когда поздравлял с Новым Годом, тоже… Лечиться ему надо, вот что.

А мне лучше поторопиться домой, Черныш уже наверняка проголодался.

* * *

У каждой кошки девять жизней, это все знают. И спят кошки по двадцать часов в сутки — а иначе им никак не успеть везде пожить. Кошачий сон — это маленькая смерть. В одном месте кошка ненадолго умирает, а в другом сразу рождается.

Кошка-1 запрыгивает на диван, сладко потягивается, широко зевает, показывая острые зубки и розовый язык, сворачивается клубочком и засыпает.

На другом конце города в ту же минуту просыпается кошка-2. Конечно, она живет не в кошачьем теле — слишком шикарно было бы, девять тел для одной кошки. Кошка-2 живет внутри девочки-подростка. Девочка изящно потягивается, в её глазах вспыхивают зеленые искры, а ушки сами собой становятся чуть острее. Но рядом никого нет, девочка дома одна, играть кошке не с кем, и ей становится скучно. Она решает вернуться через часок-другой, и снова засыпает.

Кошка-3 живёт внутри старенькой учительницы на пенсии. Учительница очень любит уют и порядок, вся её квартира — сплошь бахрома, фарфор и бархатные подушечки. Кошке здесь нравится отдыхать, она щурит глаза за толстыми стеклами очков и тихо мурлычет какую-нибудь песенку, наблюдая за быстрым мельканием спиц. Посидев минутку в тепле и покое, кошка идёт дальше.

Кошка-4 — это легкий весенний ветерок, играющий бумажками во дворе. Бумажки заманчиво шуршат, кошка гоняется за ними, подбрасывает лапами, гоняет по асфальту — пока не загонит в какую-нибудь лужу, откуда не достать. Воды кошка не любит. Ветерок улетает на крышу, но кошке туда почему-то не хочется, и она переходит к шестой жизни. Почему не к пятой? Потому что кошка-5 — это толстая и глупая аквариумная рыба, а кошка не любит воды, и почти никогда не посещает аквариум. Оттого рыба всегда сонная и вялая, самая нежизнерадостная рыба на свете.

Кошка-6 просыпается внутри тихой бесцветной домохозяйки, в самый разгар семейного скандала, и сразу показывает коготки. Через пять минут поле боя остается за ней — потому что нет зверя опаснее кошки, и это тоже всем известно. Гордо взмахнув хвостом, кошка отправляется дальше.

Снова посещает девочку-подростка, но та смотрит какой-то сериал, а это надолго. Значит, не сегодня.

Кошка-1 ненадолго просыпается, потому что пришла хозяйка, и надо её встретить, потереться щекой о подставленную руку и попросить вкусного. Поев, кошка снова отправляется спать.

Кошка-7 просыпается внутри старого охотничьего пса, и от души веселится, когда тот вскакивает с подстилки и начинает спросонья бестолково лаять, почуяв кошку. А её уже нет, она побежала дальше.

Кошка-8 осталась вполне довольна своей восьмой жизнью. Женщина, внутри которой она обитала, была блистательна и успешна. Кошке нравились её меха, вкусная еда, блестящие вещицы, просторная кровать. Нравилось внимание породистых самцов и бессильная зависть других кошек. В этом теле кошка появлялась часто и подолгу. Пока восьмая жизнь вдруг не закончилась.

Кошка-9 открывает глаза в последнем на сегодня теле, оглядывается по сторонам и решает, что остаток дня проведет здесь.

«Здравствуй, котенок», — слышит она. И отвечает «мррр!»

кочка

— Подвинься! Ишь, расселась.

— Ещё чего! Это моя кочка.

— Тю, посмотрите на нее! Поговори мне еще, уродина. Да ты знаешь, кто я такой?

— А ты сам знаешь, кто я такая?

— А чего там знать, лягушка ты и есть лягушка.

— А вот и нет! Я заколдованная принцесса!

— Прекрасная, небось?

— Ага, именно. А еще Премудрая!

— Ну да, как же. Уже верю. И кто же тебя, красавица, заколдовал?

— Кощей.

— Это который?

— Бессмертный.

— А, этот… Серьезный мужик.

— А ты сам кто?

— Прекрасный принц. А что, не видно?

— Не-а.

— Ну и плевать. Меня твое мнение мало волнует. Двигайся давай. Пока я тебя с кочки не спихнул.

— Фу, грубиян! Убери от меня свои холодные лапы!

— Молчи уж. И чего тебе тут только понадобилось сидеть? Шла бы к себе в болото.

— А я отсюда за дорогой наблюдаю. Жду, когда за мной царевич приедет.

— А, ну давай, давай, жди. Делать ему больше нечего, только по болотам шастать и лягушек соблазнять.

— Я не лягушка! Я принцесса!

— Знаю, слышал уже. Уймись.

— А тебе что на моей кочке надо? Тоже на дорогу глядишь, да?

— А что, нельзя? Дорога общая, хочу и гляжу.

Пауза.

— А тебя кто заколдовал? Тоже Кощей?

— Не, меня — одна ведьма, противная старуха.

— Сильная, должно быть, ведьма.

— Да не, у нее случайно получилось. Я ей на ногу наступил, а она как заорет: «А, чтоб ты превратился в шелудивую собаку!» А я… вот.

— Суровая бабка. Так человека наказывать…

— Ну так я же специально наступил. Потоптался еще. Думал, смешно получится.

— Да, молодец. Смешно получилось.

— Тебя забыли спросить! Сиди себе и не квакай.

Пауза.

— Солнце садится.

— Скоро комары вылетят.

— А тебе бы всё о жрачке!

— Да нет, я не о том… Поздно уже. Никто сегодня не появится.

— Ну, подождем еще полчасика.

Пауза.

— А как ты его уговоришь себя поцеловать?

— Придумаю что-нибудь.

Пауза.

— А я думаю, хватит на сегодня.

— Угу.

— Пойдем, что ли, ужинать? Вон, смотри, как комары разлетались!

— Угу.

— Может, завтра повезет.

— Угу.

— А может, образумишься, перестанешь забивать себе голову всякими глупыми фантазиями.

— Дурак!

— Может, и дурак, но в жизни разбираюсь. У нас в болоте полторы тысячи лягушек. И каждая вторая сидит и ждет своего принца. Может, хватит ерундой заниматься?

— Но я пра-а-авда принцесса-а-а!

— Не реви.

— Но я пра-а-ааа…

— Заткнись.

Пауза.

— А ты чего тогда тут сидишь, раз такой умный?

— Хочу и сижу.

— Тоже свою принцессу ждешь? Да?

— Отвали.

Пауза.

— А ты что, правда принц?

— Ага. Правда.

Пауза.

— Ну, и что ты на меня уставилась?

— Нет, ничего…

— Иди отсюда, если ничего.

— Грубый ты…

— С вами поживешь, еще и не таким станешь. Всё, иди. Спокойной ночи.

— А…

— Нет.

Пауза.

— Врешь ты всё.

— Ну, считай, что вру, если тебе так легче.

— Нет.

— Что — нет?

— Не легче.

Пауза.

— Ну, я пойду?

— Иди.

— До свидания…

— Угу. Бывай.

Пауза.

— Ква.

— Ква.

* * *

Я бегу по дороге неторопливой волчьей трусцой. Я и есть волк. Ну, почти. И я действительно не тороплюсь, и бежать мне незачем. От кого бежать? От людей, что ли? Так я их не боюсь.

Люди машут руками в мою сторону и кричат: «Оборотень! Оборотень!» Ну да, я оборотень. А что тут такого? «Смотрите, смотрите, оборотень бежит!» Неправда, я не бегу. Просто у меня такой быстрый шаг. По волчьим меркам — ничего особенного, неторопливая трусца, я могу и быстрее. Но пока незачем.

Мне же недалеко. Вон в тот двор на отшибе. Где открыта калитка и на дорожке копошатся дети. Они-то мне и нужны.

«Оборотень, смотрите, оборотень! Он бежит сюда!» Да, теперь я бегу. Теперь мне не терпится. Я влетаю в калитку, роняю с грохотом какое-то ведро, врываюсь в круг визжащих детей, и опрокидываю самого маленького на спину. И вылизываю широким шершавым языком его запрокинутое смеющееся лицо.

«Оборотень, мама, к нам оборотень! Смотри, кто пришел!» Я не пришел, я прибежал. А почему бы и нет?

Дети тискают меня, как большую собаку, серьезная трехлетняя малышка всесторонне исследует мой хвост — даже, кажется, пробует его пожевать, самый маленький взгромоздился верхом и толкает пятками в бока. А я сижу дурак дураком, с блаженной ухмылкой на морде, да рычу на них иногда. Или кусаю несильно за голые ноги. Их мать смотрит на меня из дверей и тоже, кажется, улыбается. А потом выносит плошку с молоком и крошит туда хлеб. Я не голоден, я уже поужинал в лесу. Но съедаю всё и вылизываю плошку. Я еще не сошел с ума, чтобы отказываться от молока с хлебом.

Детям пора спать, но мать великодушно позволяет им еще полчаса поиграть со мной. А почему бы и нет? Со мной играть интересно, я же не безмозглая скотина какая-нибудь. Я оборотень. Я всё понимаю. Я даже могу считать до десяти, закрыв глаза. Это не имеет значения, я всё равно найду всех по запаху. Только не сразу, а то неинтересно. Но найду непременно. Прятки — хорошая игра, наша, волчья. Салочки — тоже. В салочки поиграем завтра. А летом, когда ночи станут светлее, а вечера — длиннее, мать отпустит детей на ночевку в лес. Это безопасно, со мной их никакой зверь не тронет. Даже не приблизится. Звери, известное дело, боятся оборотней. Так на то они и звери, безмозглые скоты. С детьми куда проще. Дети всё понимают, они меня любят. Ну и я тоже, могу же я хоть иногда, изредка, по ночам, при полной луне, немного расслабиться? Побыть недолго пусть даже не белым, но пушистым?

А то, что днем я работаю оценщиком в городском ломбарде — это никому знать не обязательно.

* * *

Шел однажды Братец Кролик куда-то по своим делам, и нашел под терновым кустом Соляное Чучелко. Нашел — и оторваться не может. Не потому что прилип, а просто — ну как же бросить такую ценность без присмотра? И домой не унесешь — тяжело, соль все-таки. А если побежать за тележкой — того и гляди, кто-нибудь другой найдет и утащит.

Неизвестно, сколько бы так мучился Братец Кролик, но вдруг показалось ему, что вдалеке на тропинке мелькнул рыжий хвост Братца Лиса. Братец Кролик, недолго думая, закидал Соляное Чучелко листьями и стал ждать. Скоро показался Братец Лис. Увидел Братца Кролика и решил, что сегодня, в такой жаркий день, он, пожалуй, не будет за ним гоняться, а значит, можно поздороваться и просто поговорить по душам, по-соседски.

— Здравствуй, Братец Кролик.

— И ты здравствуй, Братец. Куда путь держишь?

— Да никуда, просто гуляю. А ты что делаешь?

— А я сижу тут под кустом. Знаешь что, Братец Лис? Давай с тобой меняться? Уж очень мне прогуляться захотелось.

— Это как? — не понял Братец Лис.

— Да очень просто. Ты побудешь немного Братцем Кроликом и посидишь под кустом, а я побуду Братцем Лисом и пойду погуляю.

— Ой, чувствую я, Братец Кролик, ты меня опять хочешь как-то обмануть. Но никак не пойму, где тут заковыка.

— Да что ты, Братец Лис, все честно! Посиди, отдохни в тенечке, а я вместо тебя буду ноги сбивать.

— Значит, говоришь, я буду Братцем Кроликом?

— Ну да.

— А ты, значит, будешь Братцем Лисом?

— Точно.

Задумался Братец Лис, но так и не смог понять, какой во всем этом смысл.

— Нет, ничего не понимаю! — признался он.

— Ну, ты посиди тут, подумай, а я побегу. А чтобы тебе лучше думалось, побудешь Братцем Кроликом — я ведь страшно умный, знаешь?

И не успел Братец Лис ответить, как Братец Кролик уже убежал. Бежит и думает: «Как это удачно сложилось, что Братец Кролик по-прежнему сидит у тернового куста! Соляное Чучелко нельзя оставлять без присмотра!»

Сел Братец Лис (то есть теперь уже Братец Кролик) на свой хвост и погрузился в размышления. Думал-думал, пока у него голова не заболела. А тут как раз ползет мимо Братец Черепаха.

— Здравствуй, Братец Черепаха! — сказал Братец Лис.

— Здравствуй, Братец Лис.

— Да тут понимаешь какое дело… Я ведь теперь не Братец Лис, я Братец Кролик.

— Как же это тебя так угораздило?

— Сам не понимаю. Но я вот что подумал. Ты куда ползешь?

— К озеру, купаться.

— А далеко ли до озера?

— К вечеру, должно быть, доползу.

— Медленно ты ходишь, Братец Черепаха.

— Ничего, я не тороплюсь.

— А давай я вместо тебя пойду к озеру. Я ведь теперь Братец Кролик, быстрее меня никого в лесу нет! Раз-два — и там.

— Но ведь то ты, а то я!

— Велика важность! Побыл я Братцем Кроликом, теперь побуду Братцем Черепахой.

— А я кем тогда буду?

— Да кем угодно. По мне, так хоть Братцем Опоссумом!

Сказал так Братец Лис да и убежал. А Братец Черепаха (то есть уже Братец Опоссум) остался сидеть под терновым кустом. И никак не мог понять, что же произошло. «Значит, теперь я Братец Опоссум? А Братец Опоссум тогда кто же? Выходит, что никто. Вот ведь не повезло бедняге! А почему я, собственно, Братец Опоссум? Если мне можно быть кем угодно, то я, пожалуй, и Братцем Медведем могу быть! Или Братцем Волком. Или вообще Симургом. А что, Братец Симург — это звучит гордо!»

А тут и Братец Кролик вернулся с тачкой. Остановился у куста и кричит:

— Эй, Братец Кролик, ты еще здесь?

— Нет, — отвечает Братец Черепаха. — Здесь только я.

— Кто — я? А, это ты, Братец Черепаха?

— Нет, Братец Черепаха убежал на озеро купаться.

— То есть как?

— Да так. Братец Кролик оказался Братцем Лисом, стал Братцем Черепахой и убежал.

— А Братец Черепаха?

— А Братец Черепаха стал Братцем Опоссумом.

— А ты тогда кто?!

— А я Братец Симург.

— А кто же тогда Братец Кролик? — закричал Братец Кролик, чувствуя, что сходит с ума.

— И Братец Кролик — тоже я. Да чего там, скажу тебе по секрету, Братец Медведь — это тоже я! И вообще кто угодно, нужное подставить. Здорово, да?

— Ну, если Братец Кролик — это ты… Значит, ты — это я?

— Значит, так.

— И кто угодно еще — это тоже я?

— Знаешь, я думаю, не совсем так. Пожалуй, Матушка Мидоус — это все-таки не ты. Не похожа. Совсем.

— Ааааа!!! — закричал Братец Кролик и, забыв и про тележку, и про Чучелко, помчался к Матушке Мидоус — чтобы увидеть хоть какое-то живое лицо, кроме своего собственного. А когда увидел — тут же на радостях закатил пир на целый мир. То есть нажрался в гордом одиночестве. Потому как сам он и был целым миром. Ну, если не считать Матушки Мидоус.

все мужчины — скоты!

Эта фраза отражает не только их отношение к нам, но и реальное положение вещей. Да, мужчины — это домашний скот. Выращиваемый женщинами со всей присущей им педантичностью и старанием. Кто-то заводит хомячков, кто-то — кошек и собак. Вот и с мужчинами то же самое. Они просто очень полезные в хозяйстве животные.

Собака сторожит дом, лошадь пашет, кошка приносит честно добытых крыс… мужчина способен делать все это сразу. Конечно, идеальные, породистые мужчины встречаются редко — еще реже, чем чистокровные арабские скакуны. Мало можно найти богатых, умных, сексапильных, верных, умелых и не ревнивых красавцев. Кто-то из них не способен вбить гвоздь в стену, хотя, например, исправно выносит мусор. Кто-то мало приносит в дом, но зато прекрасный кулинар. И так далее. Конечно, любая женщина теоретически может выдрессировать своего мужчину, приблизив его к идеалу, но, как показывает практика, многие останавливаются на достигнутом где-то в самом начале дрессуры.

Рассмотрим историю человечества. В начале, как известно, был матриархат. Об этом мы как-то не задумываемся, а зря. Если мужчины, как считается, умнее, сильнее, выносливее и т. д., чем женщины — что же они не лидировали в стае? Выскажу ужасное предположение — а они и не были умнее. Цивилизацию двигали женщины, а мужчины исполняли чисто служебную роль: подать, принести, забить мамонта, сделать ребенка, надавать в зубы вон тому пещерному медведю, молодец, хороший мальчик, на, пожуй. Доказать это никак не могу, но почти уверен, что именно женщины изобрели колесо, добыли огонь и сделали первые орудия труда. Это же они сидели дома и занимались хозяйством. А мужики бродили по лесу, зачем им там колесо?

Лучшее — враг хорошего. А женщины, конечно, хотели и тогда иметь при себе не просто мычащего тупого урода по хозяйству, а самого лучшего из этих уродов. Началась селекция. С целью вывести наиболее желательную породу мужчин.

Не верите? Зря. Я видел реконструкции древних людей — обезьяна обезьяной. Как их вообще в доме терпели, не знаю. Конечно, селекция — процесс долгий, но терпения женщинам не занимать. Тем более, что и сам процесс где-то в чем-то даже приятен. Кто испокон веков занимался сводничеством? Свахи; все, как одна — женщины. А почему, не задумывались? Если вы — мужчина, то, вероятно, нет. Воспринимали как должное. А если женщина — то вы и сами все знаете. Это же заговор! Вековечный тайный заговор женщин… но не против мужчин, а как бы даже на благо им. Какие мужчины больше нравятся женщинам? Высокие, сильные, с хорошим достатком, сексуально раскрепощенные и не шибко умные. Проследите развитие мужского поголовья от древних времен и до сего дня. Первобытный человек… ну, об этом мы уже говорили. Результаты неудачных экспериментов со скрещиванием палеонтологи до сих пор откапывают и спорят, как это назвать — обезьяночеловеком или человекообезьяной. Средние века возьмем. Вы видели рыцарские доспехи? Рыцари, оказывается, были довольно-таки низкорослые типы, да и щуплые к тому же. А ведь это цвет человечества! Они-то как раз и питались хорошо, и спортом занимались. И ценилась в рыцарях, кстати, в первую очередь, масса — она им нужна была для сильного удара пикой. А вот поди ж ты, какие они, оказывается, были задохлики!

А сегодня? Большая часть мужчин — широкоплечие, не обремененные интеллектом акселераты со средним (то есть приемлемым) достатком и весьма свободных взглядов. То есть, многовековой селекционный труд почти завершен. При этом, заметим, сами женщины что 300 лет назад, что сейчас, придерживаются все тех же стандартов — блюдут фигуру, переживают, если у них нога больше, чем у соседки, и вообще стараются выглядеть (в большинстве своем) маленькими, хрупкими и утонченными.

А вот тут, на самом интересном месте, прервусь. И не только потому, что глазки слипаются. А еще и потому, что вот такой я мерзкий скот!

* * *

— А вы, друзья, как ни садитесь — все в музыканты не годитесь! — Соловей хихикнул, увернулся от брошенного смычка и упорхнул.

— Ничего-ничего! — проворчал Осел. — Есть у меня еще одна идея, которую мы пока не пробовали. Значит, так, ты садись мне на спину, а ты на спину ему…

Так и появилась на свет знаменитая группа Бременских Музыкантов.

* * *

Большая серебристая рыба плескалась на мелководье и смотрела круглым удивленным глазом на играющих детей. Что их тянет в море? Они же сухопутные существа. У них есть целый пляж, песок, трава и камни, а может, и еще что-то неведомое, там, дальше от берега. Чего им не хватает? Зачем им еще и вода? Ведь здесь нет ничего интересного!

Рыба оглядела привычный пейзаж — зеленую толщу воды, белый песок вперемежку с ракушками внизу, скучные водоросли и стайки мелких рыбешек. Тоска…

Детям же, судя по всему, было весело. Они с визгом и воплями запрыгивали в воду, плескались, ныряли за ракушками, плавали наперегонки… Может, всё дело в этом, подумала рыба. Может, они так счастливы оттого, что меняют одну среду обитания на другую? Родную — на враждебную? Тогда, возможно, мне тоже стоит попробовать покинуть ненадолго воду?

Рыба разогналась — и выпрыгнула вверх. Полет по воздуху наполнил её неожиданным восторгом, но продлился недолго, всего пару мгновений.

Я была права, подумала рыба. Воздух — это восхитительно. А земля и огонь? Что будет, если выброситься на песок?

Оказалось, что это не так приятно. Песок был сухой и горячий, он жег и царапал кожу, почти сразу заболели пересохшие жабры. И по нему совсем не получалось плыть!

Рыба билась и корчилась, пока какой-то сердобольный ребенок не спихнул её обратно в воду.

Пришла в себя она не сразу. Но всё-таки осталась жива.

Да, подумала рыба, этого можно было ожидать. Мне еще предстоит долго и упорно учиться ходить, так же как людям необходимо учиться плавать. И она снова направилась к берегу.

* * *

Они её выследили. Шестеро великовозрастных оболтусов, ни черта не смыслящих в охоте. Выскочили с гиканьем из кустов и побежали навстречу, размахивая палками.

Единорог с легкостью увернулся, сверкнул белоснежной шкурой и скрылся в чаще. И тогда шестеро парней сорвали досаду на девушке.

Когда их голоса затихли вдалеке, женщина еще долго лежала, бессмысленно глядя в небо сухими глазами. Потом медленно села, оправила на коленях порваную юбку и обессиленно привалилась плечом к теплому древесному стволу.

— Вот и всё, — прошептала она. — Больше он не придёт.

Прошел час, другой. Женщина не двигалась с места. Единорог не возвращался. Это и понятно, теперь у него с ней не могло быть ничего общего.

Женщина облизнула разбитые губы и попыталась просвистеть заветный мотив. Ничего не получилось.

Тогда она запела — тихо, без слов, для себя самой.

Сквозь ветви блеснуло белое, и на мгновение женщина поверила, что единорог вопреки всему вернулся. Но это, конечно, был не единорог. Большой белый в яблоках конь вышел на свет, настороженно пошевелил ноздрями и мотнул головой.

— Здравствуй, лошадь, — сказала женщина.

Конь потянулся к ней мордой, обнюхал босые ноги и мягко ткнул носом в бок. Женщина достала из кармана раскрошившийся ломоть хлеба и протянула коню. Тот с благодарностью принял угощение, теплыми щекотными губами собрал с ладони последние крошки и шумно фыркнул.

— Хороший, — сказала женщина. — Хочешь еще?

Конь помотал головой.

— Нет?.. А хочешь, я тебе опять спою?

Конь кивнул.

Женщина поднялась на ноги, обняла коня за шею и снова запела, а конь стоял смирно, прядая ушами и изредка переминаясь с ноги на ногу. Когда песня закончилась, он положил голову женщине на плечо и мягко подтолкнул.

— Ты хочешь, чтобы я села верхом?

Конь повернулся боком и мотнул головой — садись.

Женщина кое-как вскарабкалась на спину коню и ухватилась за гриву.

— Ты не единорог, — сказала она. — Ты просто большая крылатая лошадь. А я — просто женщина. Но это ведь ничего, правда?

Конь не ответил. Он взмахнул крыльями, легко поднялся в воздух и полетел на юг, оставив позади лес единорогов.

* * *

Сидит Лиса на пеньке, думу думает. Вдруг видит — Колобок катится.

— Здравствуй, Колобочек.

— Здравствуй, Лиса. Хочешь, я тебе песенку спою?

— Ну, валяй, пой.

Начал Колобок петь, а Лиса попалась глуховатая, перебила его и попросила подсесть поближе, потом еще поближе, потом на коленки к себе посадила, потом на плечо, потом и вовсе на нос… извращенка какая-то!

Допел Колобок песенку, Лиса его на землю ссадила и подталкивает, катись, мол, дальше.

— Что такое?! Ты меня что, съесть не собираешься? Даже не попробуешь?!

— Это после того, как ты целый день катался по пыли да по грязи? Благодарю покорно!

Колобок ее уж и так упрашивал, и эдак — Лиса ни в какую! И покатился он дальше, опечаленный. Никто его, грязного такого, есть не хочет.

* * *

У Лисы была избушка земляная, а у Зайца вообще никакой не было. Ну, так оно испокон веку водится, что лисы живут в норе, а зайцы — где придется. Вот и пришел Заяц к Лисе, да и говорит: «Пусти меня, мол, на ночлег. Холодно во дворе, а я много места не займу». Как ни странно, Лиса Зайца не съела. Может, сыта была, а может, просто настроение у ей было благодушное. В общем, пустила она его в дом. А наутро Заяц никуда не ушел. Проснулась Лиса — а Заяц и полы подмел, и кашу наварил, и половички вытряхнул… Полезный Заяц оказался. Ну и не выгнала его Лиса, вместе жить стали.

Прошло какое-то время, наступила весна, Заяц заскучал. «Лиса, а Лиса? Тоскливо мне. Можно, я жену в дом приведу?» Лиса подумала, что нехорошо зайцу быть одному, и позволила. Стало в доме два зайца. А потом — Лиса и опомниться не успела, как стало зайцев пятеро, а потом — восемь, тринадцать, двадцать один… Лисе уже и хвост приткнуть негде. Попробовала было заикнуться о своих правах — а Зайцы как на нее набросятся — они здесь родились, здесь выросли, и дедушка их вон на той лавке спал, и вообще Лиса — хищная тварь, а они мирные травоядные, так что пусть проваливает из их избушки. А нет — тогда пускай сидит и помалкивает в тряпочку, пока они не пошли и не пожаловались Медведю.

откуда у удава хвост

Ты спрашиваешшь, откуда у удава хвосст, моя прелессть? Из задницы.

Но он не всегда был оттуда.

Раньше у удава хвост был спереди. На носу. Собственно, это и был нос — очень длинный и любопытный.

И удав его совал не в свои дела.

Ему не раз говорили: «удав, не суй нос не в свои дела! А то оторвем и к заднице приделаем!»

Но удав не слушался.

И вот что получилось…

* * *

У одного индуса жили три обезьяны: слепая, глухая и немая.

Однажды в дом забрался вор, увидел обезьян и собрался их убить, чтобы не оставлять свидетелей.

— Ничего не вижу! — поспешно сказала слепая обезьяна.

— Ничего не слышу! — добавила глухая.

А немая только руками развела: она, мол, и рада бы что-то сказать, да вот не может.

Вор успокоился, собрал всякое добро в мешок и убежал.

Утром хозяин обнаружил пропажу и вызвал полицию.

— Я всё видела! — сказала глухая обезьяна.

— Я всё слышала! — добавила слепая.

«А я записала номер машины», — показала знаками немая и протянула листок.

Как часто нас подводят стереотипы!

* * *

Катится Колобок по лесу, а навстречу — Заяц. Не успел и рта раскрыть, а Колобок ему:

— Заяц, Заяц! Я тебя съем!

— Не ешь меня, Колобок, — взмолился Заяц. — Я тебе еще пригожусь!

— Ну, смотри, ловлю на слове, — согласился Колобок и покатился дальше. А Заяц остался стоять в недоумении и размышлять, что тут, собственно, произошло.

Наглость — второе счастье. А то и первое, если ничего другого нет.

* * *

— Послушай, а может, хватит? — спросил Буревестник.

Уж заложил очередной крутой вираж и приблизил голову к уху Буревестника.

— Что ты понимаешь, птица! Для тебя летать — это норма жизни. А ты представь, что значит полет для рожденного ползать!

Буревестник только покачал головой. А Уж, крепко обвившийся вокруг его шеи, возносился всё выше и выше…

* * *

Все в доме знали, что под шкафом живет ужасное чудовище. Котенок тоже это знал. Но сколько он ни лазил там, сколько ни вынюхивал пыльные углы — никого не нашел. Ужасные чудовища вообще славятся своим умением прятаться под шкафами от котят.

Наконец котенку это надоело, он вылез, тщательно умыл извазюканную в паутине мордочку и спросил у темноты под шкафом:

— Алло! Есть там кто-нибудь?

— Да, — отозвалась темнота под шкафом. Конечно, будь на месте котенка кто-то другой, он бы не услышал ответа. Но котята на то и котята, что умеют слышать даже то, чего никто больше не слышит.

— А кто ты такой? Ты правда ужасное чудовище?

— Я — твой Ночной Кошмар, — ответила темнота.

— Мой?.. — с восторгом переспросил котенок. — Мой собственный?

— А то чей же! — хмыкнула темнота.

— А почему я тебя не вижу? Зачем ты прячешься?

— Потому что я Ночной Кошмар, а сейчас день, — объяснила темнота. — Днем всё наоборот. Днем я сам тебя боюсь.

— Меня?

— Ну да. Ты мой Дневной Кошмар.

— Не может быть! Я же хороший, пушистый. И вообще маленький!

— А я, по-твоему, какой? — рассердился Кошмар. — Посуди сам — был бы я большой и страшный, поместился бы под шкафом?

— Нет.

— Ну вот видишь.

— А я так хотел на тебя посмотреть, — огорчился котенок, у которого не было почти ничего своего — только дом, хозяйка, корзинка и мисочка, а теперь, как выяснилось, еще и Кошмар. А толку-то, если его даже не видно!

— Ну, подожди до вечера, — предложил Кошмар. — Тогда я вылезу, и ты меня увидишь.

— Нее, — помотал головой котенок. — Вечером я уже спать ложусь. Я же домашний котенок, воспитанный.

— Значит, не судьба, — печально вздохнул Кошмар.

Котенок почесал задней лапкой за ухом, задумался, а потом прыгнул на диван, с дивана на подоконник, ухватил край занавески и зашторил окно.

— Вот! — гордо заявил он. — Давай считать, что уже вечер!

Он перепрыгнул на стол и ударил лапкой по кнопке настольной лампы, которую всегда зажигали по вечерам.

— Видишь? Раз горит лампа — значит, вечер самый настоящий. Ну, где ты там?

Котенок обернулся к шкафу и мяукнул от неожиданности и восторга. Рядом со шкафом, распластавшись на ковре, лежал Ночной Кошмар — большой, серый и страшный, самый настоящий! У Кошмара были острые треугольные уши, длинный пушистый хвост, и весь он был плоский, как промокашка — еще бы, ведь ему приходится жить под шкафом!

— Ой, как здорово! — обрадовался котенок. — Вот ты какой!

— Да, я вот такой! — гордо отозвался Кошмар.

— А вот так ты умеешь?

Котенок выгнул спину дугой. И Кошмар сделал то же самое.

— А хвостом шевелить?

Котенок пошевелил хвостом — и точно такое же движение повторил Кошмар.

— Я всё могу! — заверил он котенка.

— Урррра! — завопил котенок и прыгнул со стола. Кошмар тут же сорвался с места и легко взбежал на стену.

И так до самого вечера, пока действительно не наступила пора спать, котенок и его Ночной Кошмар играли в салочки.

* * *

Древние-древние допотопные времена.

На полянке, подвернув под себя хвост, сидит динозавр и задумчиво обрывает крылья бабочке.

Подходит другой динозавр.

— Чего сидишь? Пойдем поохотимся!

— Нее, я занят.

— А что ты такое важное делаешь?

— Не видишь, крылья бабочкам обрываю.

— А зачем?

— Ну как — зачем? Чтобы через 50 000 000 лет на выборах в Соединенных Штатах Керри проиграл Бушу.

* * *

Четверо слепцов добрались до большого города, нашли зоопарк, отыскали в нем клетку со слоном… а внутрь-то их и не пускают. Нечего, мол, зазря животное щупать, слон — животное нервное.

Ну, не уходить же им вот так, ничего толком не разузнав! Они и попросили кого-то из зрячих зевак, чтобы он описал им, как выглядит слон в вольере.

— Сколько у него ног?

— Четыре.

— А какого он цвета?

— Серого.

— А что он ест?

— Траву, овощи…

— А уши, уши у него какие?

— Большие такие уши, даже вниз свисают.

— А хвост?

— А хвост, наоборот, маленький. Не хвост, а фитюлька какая-то.

— А морда у слона какая?

— Ну какая… морда как морда. Нос вон шевелится. Глазки красные…

— А торчат ли у него зубы?

— Да, два зуба торчат сверху. А что?

— Пойдем домой, — сказал старший из слепцов. — Зря только ходили в такую даль, я теперь знаю, что такое слон. Это просто местное название кролика.

* * *

Жил-был один любопытный Слоненок, который долгое время задавался вопросом: если слон на кита налезет, кто кого сборет? Он думал об этом, думал, размышлял долгие годы — до тех самых пор, когда подрос, стал Слоном и смог сам провести этот эксперимент.

Собравшись, Слон отправился в дорогу к океану. А когда пришел, то остановился на берегу и стал громко трубить: «Кит, а Кит! Выходи, дело есть!»

Так он кричал три дня и три ночи, с перерывом на сон и обед. А на четвертое утро к берегу неторопливо подплыл Кит.

— Ну, чего тебе надо, малявка?

— Да ничего, вообще-то… — пробормотал Слон, повернулся и пошел восвояси.

А Кит хмыкнул и уплыл в океан, унося на своей спине целых трех Слонов да еще Землю в придачу.

* * *

В одной укромной долине жили-были кролики. А еще жила там змея, и жила она, как это водится у змей, в чужой норе. В кроличьей, разумеется. По ночам она выползала на охоту и возвращалась только утром, плотно закусив. Тоже кроликом, разумеется.

И вот однажды собрались кролики на совет и стали думать, что им делать со змеёй. Думали, думали, и наконец решили залить нору водой из ручья, а вход завалить, и пусть змея утонет. Но тут, как водится, стал возражать один из кроликов, хозяин этой норы.

— Как это так? — возмутился он. — Вы собираетесь затопить мою чудную уютную норку? И ради чего? Что вам такого сделала эта несчастная змея?

— То есть как — что? — удивились кролики. — Она же нас ест!

— Это ваши проблемы. Я давно знаю змею, она смирное, вежливое существо, даже голоса никогда не повышает, спит вместе с моими крольчатами и никогда не создавала проблем. Наверняка вы сами виноваты, обидели её чем-нибудь или еще как-то спровоцировали. Одним словом, ищите корень проблем в себе. А со змеёй вполне можно жить в мире, и я тому пример.

Задумались кролики. Устыдились. А и правда, может, мы были несправедливы к змее? Надо бы перед ней извиниться, а там, глядишь, и договоримся как-нибудь. Действительно, хватит уже валить всё на природу; мало ли у кого какая природа, хищник тоже живое существо, у него тоже душа есть, она прекрасного хочет… И не зря ведь змея этого кролика не трогает, значит, есть точки соприкосновения, значит, возможен диалог, это ж тоже понимать надо!

А понимать, на самом деле, было нечего. С точки зрения змеи, вся кроличья долина — это одна большая столовая — за исключением той норы, где она сама спит. А кто же ест кроликов в спальне?

* * *

В одном зоомагазине стояли рядом три клетки. В одной сидела канарейка и целыми днями распевала звонкие песенки о вольных просторах и свободном полете. Правда, она не представляла, что такое полет, и на вольном просторе никогда не была, но других песен просто не знала.

В другой клетке сидела старая крыса, непонятно зачем туда посаженная. Крыса не умела петь, но она прекрасно знала, что такое свобода, и каждую ночь подгрызала угол клетки, в надежде однажды выбраться оттуда.

Между крысой и канарейкой жила шиншилла. Спала на опилках, крутилась в колесе, чтобы поддержать фигуру, грызла семечки, от которых эта фигура необратимо портилась — словом, вела обычную шиншиллью жизнь, а больше она ничего и не умела.

Однажды, когда канарейка спела одну особо проникновенную песню об утраченной свободе, так что даже сама растрогалась, шиншилла её спросила:

— А что это такое, твоя свобода?

— Это сложно объяснить, — уклончиво ответила канарейка. — Словами не передашь, тут нужны чувства. Я могу спеть.

И она стала петь песню за песней — эти песни зажигали сердце, но не давали шиншилле ни малейшего представления о предмете.

— Лучше меня спроси, — проскрипела крыса. — Уж я-то знаю, что такое свобода.

— И что же это? — спросила шиншилла.

— А вот что! — крыса извернулась, протиснулась сквозь дырку и вылезла из клетки. — Теперь я вольное животное, и никакая решетка меня больше не держит. Могу идти куда хочу и делать что вздумается.

— Ой, правда? Как интересно! — воскликнула шиншилла.

— Да, — кивнула крыса. — Конечно, следует помнить о мышеловках, которые расставлены в укромных местах, о крысиной отраве и уборщице с веником. Но что такое эти мелочи в сравнении с волей! Здесь и собачий корм, и конопля для птиц, и удобные опилки…

Шиншилла задумчиво нахмурилась.

— Значит, воля — это зоомагазин?

— Нет, конечно! — засмеялась крыса. — Зоомагазин — это всего лишь одно из помещений в большом доме. Тоже своего рода каменная клетка. Из неё я могу выйти в сам дом. А там уж мне раздолье! И помойные ведра, и мусоропровод с питательными огрызками, и электропроводка. А сколько места для гнезда! Ну, правда, в доме тоже полно мышеловок, и еще приходится прятаться каждый раз, когда по лестнице ведут терьера с пятого этажа. Он, конечно, дрессированный и всё такое, но осторожность не помешает.

— Значит, свобода — это дом?

— Да нет же! Дом — это всего лишь одна каменная коробка в целом районе. А снаружи — там чего только нет! И мусорные бачки, и канализация, и недоеденные чипсы прямо на улице… Хотя там, конечно, можно попасть под машину, или нарваться на кота, или просто кто-нибудь пришибет камнем. Чем больше свободы, тем больше сложностей.

— А улица…

— Это часть города. Город огромен, и в нем так много интересного!

— Но и опасностей больше?

— Разумеется. В природе всё уравновешено. Чем больше клетка, тем больше свобод, но и ограничений тоже. Хочешь, я тебя тоже выпущу, пойдешь, посмотришь сама, что к чему?

— Нет, спасибо, — ответила шиншилла и на всякий случай подперла дверцу клетки поилкой. — Кажется, меня вполне устраивает тот уровень свободы, что я имею.

* * *

В нашем лесу царят мир, гармония и экологическое равновесие. Почти всегда. Да нет, правда же! Вот честное слово! Даже лисы умудряются как-то с зайцами уживаться. Подробностей не скажу, не знаю: то ли они одних добровольцев едят, то ли осуществляют узаконенную эвтаназию… Надо уточнить. Зайцы, правда, пару раз жаловались, но, разумеется, не мне, так что детали я как-то упустил. Ну и пес с ними, с зайцами, они вечно бухтят. Большое дело, заяц. Вот оборотни — это да, это проблема.

Не всегда, конечно. Только во время полного затмения.

Они тогда с ума сходят. Ведь вот, вроде, полнолуние — а луны-то и нету. Звездное небо, в нем ни облачка — а луну будто съел кто, пропала. Непонятно, то ли в человека обратно перекидываться, то ли волком пока оставаться, до особого распоряжения.

А у них же это бессознательное! Они же, медведь их заешь, сами не в курсе, кто есть кто. Ну, стоит себе в лесу деревенька и стоит, а что каждое полнолуние по дворам волчьи отпечатки появляются — это и не волнует никого, мало ли, бывает. Капкан разве что поставят на всякий случай.

И вот перекинется кто-то в ночь затмения, откроет свои волчьи глаза — а перед ним ненавистная человечья рожа. Жена, или брат, или сосед, а может, еще кто. Да он же не соображает, какое у оборотня соображение? Бросается и грызет. А люди просыпаются среди ночи и видят вокруг волчьи глаза. Тоже не слишком раздумывают, хватают кто вилы, кто топоры, и рубят кого ни попадя по живому — сына, или мать, или дедушку — в темноте ведь черта с два разберешь, да и при свете не догадаешься.

А форма не держится, инстинкты в смятении, только что был оборотень человеком, а теперь снова волк, а через минуту опять, может, в человека заделается. То брат за сестрой с топором гоняется, то сестра за братом с вилами, то отец бабушку грызет, то бабушка отцу кишки выпускает. По всему лесу носятся, орут, кругом шерсть, кровь, непотребство. Тут уж все в лесу разбегаются куда подальше, лишь бы под раздачу не попасть. А ведь попадают. Людям, когда они на взводе, всё едино, кабан ты там, медведь или вообще ёжик. Глаза светятся — значит, волк. Ну и кабаны с медведями, понятно, в долгу не остаются. Да и ёжики тоже — если успевают, конечно.

Потом-то, ясное дело, опять луна появляется, все успокаиваются, уползают раны зализывать. А утром уж как голосить начинают, когда речь обретут! Это спервоначалу. А потом, когда своих покойников зароют, замолкают. И начинают друг на друга волками смотреть, как будто у них опять полнолуние. Подозрительно так. И шепот повсюду такой недобрый. Волки, мол, среди нас. Никому доверять нельзя. Даже и тебе, милый друг, ни в жисть не поверю без доказательств, а их-то ты и не предъявишь.

Еще день-другой, и новые трупы появляются. Хотя, вроде, и не перекидывался никто. И не загрызенные, а тихо так, по-домашнему — кого ножом пырнут, кого колуном по голове обиходят. Ну или в реке утопленник всплывет, уже и непонятно, после раков-то, то ли сам утоп, то ли заставил кто. Дальше — больше, в смысле трупов. А пройдет недели две, и тут уж всех как прорвет, похватают факелы, кого-нибудь самого волосатого и хмурого сожгут прямо в избе, на том и успокоятся. До следующего затмения.

* * *

Представьте себе сказочную страну. В ней живут самые разнообразные существа: феи, гномы, гоблины, эльфы… ну кто там еще? Все, в общем, живут.

А потом появляется новая раса — назовем ее Бехолдеры. Ничем не примечательная, кроме одного мерзкого, просто-таки жуткого свойства: у них Дурной Глаз. На что ни посмотрят — испортят. Летит, например, фея, а Бехолдер на нее глянет — и вот уже нет никакой феи, порхает бабочка. Встретит Бехолдер в буреломе лешего — и хорошо еще, если в медведя взглядом превратит, а то ведь может и в корягу. Пройдет Бехолдер сквозь толпу великанов, и даже сам не поймет, откуда вокруг взялось столько причудливых скал. Залезет на болото — и ни одного гриндилоу не останется, только мерцают болотные огоньки. А всякие воздушные создания, которые послабже, и вовсе под его взглядом исчезают, исходят легким паром.

Только всякая ночная нечисть худо-бедно уцелела — на их темное счастье, Бехолдер ночью слеп как крот. Ну и часть дневных созданий поневоле ушла в ночь; кто-то в землю зарылся, кто-то в пещеры ушел — куда-нибудь, лишь бы не попадаться Бехолдерам на глаза.

И ведь никому эти Бехолдеры зла не желают! Просто воспитание у них такое. Пока они совсем маленькие, могут хоть в упор на кого угодно смотреть. А потом усваивают от взрослых их магию (взрослые Бехолдеры называют ее просто «правильным взглядом на жизнь») — и все, пиши пропало. Глянут, и наповал!

Словом, никого в сказочной стране не осталось. Одни люди.

* * *

— Эй, это моё молоко!

Домовой подпрыгнул от неожиданности и шустро юркнул в сторону, но тут же сообразил, что пугаться нечего, вернулся к мисочке и нагло подбоченился.

— А ты кто такой, чтобы мне в моём доме указывать?

— Дом, может, и твой, — ответил Котенок, — а молоко — моё! Не смей лакать!

— Да нам, домовым, тысячу лет молоко ставят! А тебе, малявка, самому от силы месяц!

Котенок подумал немножко, потом выгнул спину и зашипел. Домовой попятился.

— Ну ты чего, чего?..

— А того! Моё молоко, и всё тут.

Домовой раздраженно засопел.

— Не положено тебе молока. Ты кошка, твое дело мышей ловить, вот ими и питайся.

— У нас нет мышей.

— А раз нет мышей, значит, и кошка не нужна! От тебя никакой пользы в доме.

— От меня в доме уют, — пояснил Котенок. — Меня для уюта и брали. И я его о-бес-пе-чи-ваю. А от вас, домовых, какая польза?

— А мы это… ну… — домовой смутился. — Вообще-то, мы гривы лошадям расчесываем.

Котенок фыркнул.

— Вот и найди себе какую-нибудь лошадь. А пока не найдешь — никакой пользы от тебя нет!

Домовой обиженно засопел.

— А еще, — произнес он с угрозой, — мы можем лошадям на хвост репьев насажать, если хозяин себя плохо ведет и молоком нас не потчует.

Котенок покосился на свой хвостик и поспешно убрал его под себя.

— Слушай… а ты только лошади можешь гриву расчесать? Или кому угодно?

— В смысле? — не понял домовой.

— Ну вот, например, если есть кошка…

— Нет! — домовой резко вскинул подбородок. — Так низко я еще не пал!

— Ну и ходи тогда голодный.

Котенок присел возле мисочки и принялся лакать молоко. Домовой посопел некоторое время в сторонке, вздохнул и подошел к Котенку, на ходу доставая из кармана гребешок.

— Откуда начинать?

— С хвоста, — ответил Котенок и подвинулся.

— Ой, какой у вас котик пушистый, лоснящийся!

— Молока много жрет потому что.

* * *

У одной старой почтенной утки родился гадкий утенок. Утка им страшно гордилась, всем показывала и говорила: «Вот, смотрите! Из него вырастет прекрасный лебедь!» Время шло — и из утенка выросла гадкая утка. Отвратительная просто.

Потому что только в жизни из гадких утят вырастают прекрасные лебеди. А в сказках им сперва надо удрать с птичьего двора и год проскитаться на чужбине, мучаясь и страдая.

А это ведь была сказка, не так ли?

СКАЗКИ О ТОНКИХ МАТЕРИЯХ

* * *

— Я тебя люблю.

Душа вздрогнула и проснулась.

— Я тебя хочу.

«Меня?..»

Душа распахнула пошире окошки глаз и выглянула наружу.

Перед ней стояла другая душа, молодая и симпатичная, одетая в красивое ухоженное тело.

В ответ на немой вопрос чужая душа успокаивающе помахала рукой: всё, мол, в порядке, не обращай внимания.

Душа кивнула, поставила тело на автопилот, свернулась калачиком и уснула. Происходящее её никак не касалось.

* * *

Иду по улице, а там люк не закрыт. А я, как назло, замечтался и в упор ничего не вижу!

Только собрался туда навернуться — как ухватила меня за левое плечо чья-то мозолистая рука и в сторону рванула, в самый последний момент.

Оборачиваюсь я — а там черт. Как есть черт, с рогами и копытами, а сам весь аж трясется от нервного напряжения и бормочет только: «Ах ты ж гад! Да что ж ты делаешь, сволочь?»

Я вкратце расскажу. Это был мой бес-хранитель. Работа у него такая — меня оберегать.

Почему не ангел? Ну вот так получилось.

Я ведь, оказывается, если ему верить (а чего бы и не верить, сам всегда подозревал!), сволочь редкостная. Такие сволочи встречаются по одной на миллион. Очень у Преисподней на меня грандиозные планы были. А я их, типа, подвел. Ну вот лень мне гадости творить! Как ни крути, а если мне вот сейчас помереть — для Ада я потерян. Что-то простится, на что-то амнистия выйдет, опять же, Суд проявит милосердие — и только они меня и видели. Так что Аду моя смерть очень даже невыгодна, пока есть хоть какая-то надежда.

А Небеса, напротив, вовсе бы не возражали. Вот и выходит, что оберегать меня приходится бесу-хранителю. А ангел, наоборот, всё больше подножки ставит.

* * *

Я читал криминальную хронику. Бес сидел на моём левом плече и болтал ногами. Ангел-хранитель, как и положено, незримо парил над другим плечом.

— Маньяка-убийцу поймали, — сообщил я. — Семнадцать человек задушил!

— Четверых, — зевнул бес.

— Но он же сам признался!

— Псих, вот и признался. Набивает себе цену. Читай дальше. Кого там ещё поймали?

— Этого, который украл сорок миллионов. Завтра суд.

— Дадут два года, — со знанием дела кивнул бес. — Через три месяца освободят условно.

— Что-то мало, — усомнился я.

— Мало?! Да он этих миллионов в глаза не видел! За что его сажать?

— Как — не видел? Он же сам пришёл, с повинной…

— Мало ли, пришёл… Ему сказали: «На тебе два миллиона, только скажи, что украл сорок.» А он что, дурак, от таких денег отказываться?

— Насильника поймали, — хмуро продолжил я. — Серийного. Педофила.

— А этому четыре года, — радостно подхватил бес. — Выпустят через три, за хорошее поведение.

— И он больше не будет никого насиловать?

— Он больше не будет попадаться, — уклончиво ответил бес.

— Хреново.

— Да уж. Дурацкое у вас судопроизводство, и сроки смешные. То ли дело у нас!..

— А кстати, — я закрыл газету, — какое наказание его ждёт у вас?

— У нас? — хихикнул бес. — Его ждут сорок юных дев, прекрасных лицом и телом.

— Э-э?!. Минутку, а разве это не?..

— No comments, — сухо отозвался ангел из-за правого плеча.

— Ха! — бес снисходительно улыбнулся. — Ты просто не представляешь себе, что могут сотворить сорок юных дев с одним педофилом!

* * *

— Послушай, — спросил я беса, — почему ты такой вредный?

— Я — вредный?! — подпрыгнул бес. — Да ты вообще знаешь, кто я такой?!

— Знаю. Ты — злое искушающее начало, живущее в человеке.

— Вот именно, в человеке, — горько скривил губы бес. — Не будем уточнять, где именно. Ты хоть представляешь себе мои жилищные условия? И могу ли я после этого любить людей?

* * *

У каждого человека есть свой ангел-хранитель. Сколько людей на свете — столько и ангелов.

Не понимаете, к чему я клоню?

Небеса — они, конечно, не ограничены в ресурсах, но тоже их берегут. Зачем держать толпу из нескольких миллиардов ангелов, когда можно взвалить их работу на кого-то еще?

Все мы, люди, существуем на нескольких планах бытия. Слышали о таком? На этом плане — мы ходим, разговариваем, обмениваемся дисками, курим в специально отведенных доя этого местах — а на верхнем плане бытия мы совсем-совсем другие. То есть, вообще-то, те же самые, но с другой точки зрения. Как-то так.

Я вот, например, прекрасно знаю, кто мой ангел-хранитель.

Каждое утро мой персональный ангел просыпается по будильнику, потягивается, некоторое время приходит в себя, прежде чем пойти умываться и чистить зубы; потом одевается и завтракает, идет на работу, где перебирает какие-то бумажки, стучит по клавишам и спорит с начальством — и в это же самое время незримо парит надо мной, следя за тем, чтобы чего не вышло.

Конечно, за всем не уследишь. Ангелы тоже не всемогущи. Да и нижний план мешает — то в автобусе обматерят, то дождь промочит, а то и на ногу кто-нибудь поставит чемодан. Это отвлекает. И соответственно, над моей головой сразу начинают собираться тучи. Поэтому я сразу узнаю, когда моему ангелу плохо или тоскливо — это бывает в те дни, когда плохо и тоскливо мне самому.

Мой ангел старается изо всех сил. Он вообще очень ответственная и аккуратная личность. Его и на нашем плане за это ценят на работе.

Стоит мрачным тучам сгуститься сверх допустимой нормы — ангел тут же бросается их разгонять и, как маленький Атлант, удерживает надо мной кусочек неба. И пока с ангелом всё в порядке — небо на меня не упадет.

К сожалению, не могу сказать, чьим ангелом я являюсь сам. Это знание от меня закрыто. Зато я знаю другое.

У каждого человека есть свой бес-искуситель. Сколько людей — столько и бесов.

Каждое утро я просыпаюсь по будильнику, иду умываться, одеваюсь и выхожу по своим делам. Но в то же время…

…я спускаюсь на свою настоящую работу. Туда, в преисподнюю. Чтобы направлять шаги своего подопечного.

Я подставляю свои ладони под его ступни, незаметно разворачивая в нужную сторону. Очень аккуратно подставляю, с ювелирной точностью — меня и в этом мире на работе ценят за точность. Мой подопечный может идти спокойно — кривая дорожка будет ровной и гладкой, без выбоинки, без камешка, без коварного порога. И пока со мной всё в порядке — земля не дрогнет под ногами моего ангела-хранителя…

* * *

Группа прибыла в новый мир. Совершенно чудный, местность теплая, деревья зеленые, туземцы дружелюбны. Чего еще и желать!

«Ну, говорит один, здесь будем обустраиваться, нести просвещение в массы. Наладим торговлю, разовьем ремесла и все такое прочее».

«Нее, говорит старший, так нельзя! А вдруг здесь уже есть другие Прогрессоры? Или раньше были? Нехорошо получится, если в чужую работу вмешиваться начнем. Вот что, ты сходи к их старейшинам, или кто у них тут, и повыспрашивай, не спускались ли к ним раньше другие боги на огненной колеснице?»

Ну, гонец прибывает в какое-то племя, познакомился, произвел благоприятное впечатление и спрашивает: «Так, мол, и так, к вам боги на огненной колеснице не прилетали? Которые молниями швыряются, горы двигают и всякие прочие чудеса творят?»

«Нет, говорит старейшина, такого не было. Было, правда, что-то похожее лет двести назад. Залетали к нам пришельцы с другой планеты, отсюда в четырнадцати световых годах. Но не на колеснице, а в межпланетном крейсере с трехфазным полихордомионным двигателем на ионной тяге. А вместо молний у них были ручные сдвоенные плазмометы со сменным магазином на 16 зарядов каждый».

Возвращается гонец к группе.

«Ну, что?»

«Да ерунда. Обыкновенное примитивное племя, со своими дикими верованиями. Можно обустраиваться.»

«Отлично! — говорит старший. — Гелиос, разгружай колесницу! Аид, открывай портал. Зовите гекатонхейров, пусть передвинут вон ту гору, на ней и обоснуемся. Как она называется, Олимп? Красивое название, мне нравится».

* * *

Архангел взял в руки трубу и вздохнул.

— А может, не надо?..

— Иди, иди. Труби.

Архангел пожал плечами и полетел на Землю. Грозный величественный мотив Апокалипсиса звучал у него в голове, рвался наружу, труба жгла руки. Ничего, уже скоро.

Земля приближалась, а вместе с ней приближался и обычный городской шум. Архангел пролетел мимо распахнутого окна, и его обдало фугами Баха. Другое окно окатило Архангела рок-н-роллом. Из полутемного дворика его догнал перебор гитарных струн, проезжающий автомобиль оглушил сочным негритянским басом. Эфир вокруг Архангела гудел от дикой смеси мелодий: кантри, Моцарт, хэви металл, Мирей Матье, Боб Марли, Утесов…

Добравшись до места, Архангел напряженно нахмурил брови. Как там начинается его партия трубы?.. Турум-турум… нет, не то. Трум-ту-ру-рум… нет, это он уже где-то слышал, что-то похожее, но вот как-то… Архангел прижал трубу к губам и попробовал сыграть, но сразу понял, что дико фальшивит. Мотив, так долго и с таким трудом заучиваемый, отступил куда-то на задний план, а вместо него настойчиво крутилась подхваченная по пути легкомысленная мажорная песенка. Архангел для порядка подудел на разные лады, но ничего, конечно, не произошло. Апокалипсис — вещь серьезная, всё должно быть по заведенному порядку. Вольности тут не пройдут.

Подхватив трубу, Архангел полетел назад.

— Ну, что?

— Опять то же самое, — вздохнул Архангел. — Но я выучу! И обязательно справлюсь. Честное слово!

* * *

Невзрачный кустик на склоне горы неожиданно откашлялся, напугав овец. Пастух растерянно моргнул.

— Кхм! — заговорил куст. — Раз-два-три, раз-два-три, как меня слышно?

— Я слышу, — осторожно ответил пастух.

— Подойди поближе.

Пастух подошел.

— Отлично. Итак, от тебя произойдет великий народ, — торжественно провозгласил куст. — Всё.

— Что значит «всё»? — не понял пастух.

— Значит — всё, конец сообщения. Что-то неясно?

Пастух помотал головой.

— Ничего не понимаю. Во-первых, ты кто такой?

— Говорящий куст.

— Говорящих кустов не бывает.

— Вот именно. Я — чудо.

— А-а, ну если так… А что там про великий народ?

— Он от тебя произойдет.

— Я не женат.

— Женишься. И вообще, это необязательно.

Пастух помолчал.

— А почему? — спросил он наконец.

— Что — почему?

— Ну за что мне такое? Я же обычный пастух, ничего особенного… Почему именно я?

— Ну, от кого-то же должен произойти великий народ? — рассудительно заметил куст. — Считай, что ты выиграл в лотерею.

— Спасибо.

— Не за что.

— А можно подробнее, про этот народ? Чем он будет такой… великий?

— Своей миссией, — ответил куст. — Этот народ будет существовать затем, чтобы сплотить все остальные народы мира для борьбы с общим врагом.

— О как! — пастух уважительно присвистнул. — А кто этот общий враг?

— Произошедший от тебя народ, — услужливо пояснил куст.

— Погоди. От меня что, произойдут два народа?

— Да нет, — вздохнул куст. — В том-то и дело, что только один.

— Ты хочешь сказать, что нас…

—.. будут бить, — подтвердил куст.

— То есть в каком смысле — бить?!

— В буквальном.

— Я не согласен! — решительно заявил пастух.

— А твоего согласия никто и не спрашивает, — успокоил его куст. — Я не уговаривать тебя явился, а поставить в известность.

* * *

— Эй, пастух! — раздался голос свыше.

— Я здесь, чего надо?

— Вставай и иди из этой страны в ту, которую я укажу.

— А зачем?

— Что значит, зачем? Я так велю!

— Да я же и не возражаю. Просто хочу знать, зачем.

— А тебе не все равно?

— Нет, конечно! К примеру, если мануфактурой торговать, то это одно дело. А если селедкой — совсем другое!

— Никакой селедкой я тебя торговать не посылаю…

— Значит, мануфактурой?

— Нет. Я тебя вообще не посылаю, чтобы торговать. Я…

— Что, совсем торговать нельзя? Даже семечками?

— При чем тут семечки?! Я говорю, вставай и иди в страну, которую я тебе укажу!

— А что там?

— В смысле?

— Ну, что есть в этой стране такого особенного? Ведь не просто так посылаешь, верно?

— Не просто так.

— Понимаю, понимаю… А где оно находится, если это не коммерческая тайна?

— Что — оно?!

— Хорошее дело! Кто это должен знать, я? Кто кого туда посылает?

— Я! Тебя! Посылаю!

— Правильно. Вот я и спрашиваю, зачем?

— Да чтобы от тебя там произошел великий народ!

— Какой именно?

— Какой?.. Ну, теперь уже очевидно, какой народ от тебя произойдет!

* * *

— Добро пожаловать! — ласково улыбаясь, привратник распахнул ворота.

— Ой, а где это я? — испугалась душа.

— Перед Райскими Вратами, — объяснил привратник.

— Но… это же не могут быть Райские Врата!

— Почему?

— Ну… вот! — душа указала на табличку возле ворот: «Оставь надежду всяк, сюда входящий».

— Ну и что? — удивился привратник. — Всё правильно, снимите надежду и сложите вот сюда, в ящичек.

— Но эта надпись должна быть перед Вратами Ада!

— С чего вы взяли?

— Ну… так принято считать.

— Ошибочное мнение, — пожал плечами привратник. — Надежда — сама по себе жестокая пытка, как же в аду без нее? Там ведь все не просто мучаются, а еще и надеются на что-то. На реабилитацию, на реинкарнацию, да мало ли… А вот для тех, кто попал сюда… — привратник вздохнул. — Для них уже никакой надежды нет.

* * *

— Я где? — спросила душа.

— В раю, — ответил черт.

— А почему в раю черти? Ой, и сковородки тоже?! Может, это все-таки ад?

— Нет никакого ада, — устало проговорил черт. — Всё это ваши языческие выдумки.

— А рай есть?

— Рай есть.

— А почему в раю черти? И сковородки?

— Потому что ада нет! И куда чертям деваться? Только сюда.

— А сковородки зачем?

— Для готовки. А для чего же еще?

Душа огляделась.

— Да, действительно… Похоже на большую кухню.

— Кухня и есть. Здесь готовят райские блюда. Так что давай, включайся!

Черт протянул душе нож.

— Это зачем?!

— Ну, ты же грешил? Грешил. Значит, наряд вне очереди. Иди вон в тот угол, чистить картошку. А потом будешь шинковать лук. И сковородки драить.

— А еще говорил, ада нет… — мрачно проворчала душа.

* * *

Ад. На расчищенном пространстве стоит удобное кресло. Рядом на столике — коробка дорогих сигар, свежие журналы. В баре — напитки на любой вкус. На столе — компьютер. За соседним столиком — сногсшибательно красивая и отзывчивая секретарша. Бесы докучают редко, и при этом всегда уважительны и подобострастны.

Это посмертные муки одного ничтожества. Который даже нагрешить-то толком не сумел.

Он пользуется всеми этими благами, но при этом прекрасно понимает, что ничего на самом деле не заслужил.

И это знание его гнетет…

* * *

— Кто такой? — сурово спросил ангел на входе.

Человек коротко охарактеризовал себя в сочных и емких выражениях.

— Угу, есть такой, — ангел поставил галочку в ведомости. — А это?..

— Гаф! — сказала собака.

— Это со мной, — объяснил человек.

— Людей с собаками мы не пропускаем, — сообщил ангел.

— Это почему же? Оттого, что у них нет души?

— Душа есть у всего живого, — нравоучительно заметил ангел. — У неживого тоже, но об этом тебе еще рано знать.

— Ну так в чем проблема?

— В тебе.

— Во мне?!

— Ну да. Ты же человек, у тебя душа бессмертная. А рай — царство смерти.

— Я не понимаю…

— А тут и понимать нечего.

Ангел распахнул ворота рая, где благоухали цветы, порхали бабочки, бродили звери, волк спал в обнимку с ягненком…

— Иди давай, — он подтолкнул собаку внутрь.

— А тебе — туда! — с этими словами ангел ухватил человека за шиворот и метким пинком отправил обратно на землю. — Возрождайся, бессмертный.

* * *

— Бог умер, — прошептал философ и зажмурился, ожидая грома небесного. Но ничего не произошло. Небеса не спешили карать его за озвучивание столь дерзновенной мысли.

— Бог умер! — уже увереннее заявил философ. — Ха! Вот оно, живое свидетельство.

Он поднял лицо и закричал:

— Бог умер!

Небо оставалось чистым и безоблачным.

Человек набрал побольше воздуха и заорал изо всех сил:

— БОГ УМЕР!!!

— Ну чего ты шумишь? — отозвался голос с неба.

— Ой… Простите.

Человек испуганно ссутулился, когда над его головой появился ангел с горящим мечом в руке.

— Простить? — равнодушно переспросил ангел. — Это можно.

Он вбросил меч в ножны и уставился на человека с брезгливым осуждением.

— Бог не умер. Бог спит. А ты тут орёшь!

— Я не знал… Как — спит?!

— Да вот так, спит. Уснул и, может, видит сны.

— Какой ужас! Даже просто сон разума порождает чудовищ, а если уснул сам Бог… Надо немедленно его разбудить!

— Ты серьезно? — удивился ангел.

— Конечно!

— Знаешь, я бы не рекомендовал, — ангел задумчиво почесал за ухом.

— Почему?

— Потому что чудовища, порожденные сном разума — это, в частности, ты…

* * *

Демиург строил новый мир.

— Да будет свет! — сказал он. И стало по слову его.

— Хорошо, — кивнул демиург, — а теперь разделись, мироздание, на небо и землю!

И стало по слову его.

— Хорошо, — сказал демиург. — А теперь пусть появятся моря и океаны.

И стало по слову его.

— Хорошо, — сказал демиург. — А теперь пусть земля прорастет травой. Хорошо. И деревьями тоже. Про кусты не забываем!

И стало по слову его.

— Хорошо. А теперь животные, гады всякие, птицы, звери…

И стало по слову его.

— Ну и напоследок, человек.

Демиург замесил в корыте глину и вылепил человека. Человек тут же схватил корыто и вывалил остатки глины на голову демиургу.

— ***** **** ****:-(!!!!! — сказал демиург.

И стало по слову его.

* * *

— Ну чего ты орешь? — недовольно скривился архангел и приоткрыл один глаз. — Что там опять случилось?

— Вставай! Скоро твой выход, а ты…

— Отстань, — лениво отмахнулся архангел и снова закрыл глаза. — До моего выхода еще далеко.

— Так ведь Конец Света! Война Гога и Магога!

— Нашел, чем удивить! — хмыкнул архангел. — Можно подумать, был хоть один год, чтобы какие-нибудь Гоги-Магоги не воевали. Что же мне, каждый раз трубить почем зря? Вот если бы вдруг все Гоги-Магоги разом перемирились, да и стали бы жить в любви и согласии — ну, брат ты мой, тогда можно было бы смело считать, что настал Конец Света!

* * *

— Я не понимаю, чего вам еще надо! — попятился от толпы Пророк. — Разве я вас не провел через Тростниковое море?

— Провел.

— Разве я не водил вас сорок лет?

— Водил. Еще как водил!

— Разве не привел в Страну Обетованную?

— Привел. Куда-то привел, точно.

— Так чего же вы еще хотите?!

— Жрать хотим, — отозвалась толпа.

Пророк посмотрел на алчно горящие глаза и оскаленные зубы — и ему стало неуютно.

— Меня есть нельзя, — на всякий случай напомнил он. — Я костлявый!

— Ничего, — откликнулся кто-то из толпы, — разберемся.

— Чудо давай! — подал голос еще кто-то. — Чтобы жрачки побольше! И повкуснее!

Пророк смиренно возвел очи горе.

— Они жрать хотят, — пожаловался он небу, — дай им что-нибудь.

С неба немедленно свалился огромный ком чего-то белого, аппетитного, вкусно пахнущего.

— Это что? — насторожилась толпа.

— Манна небесная, — устало ответил Пророк. — Жрите.

Толпа налетела на манну, заглатывая ее огромными кусками, толкаясь и переругиваясь. Пророк снова поднял голову к небесам.

— А для меня что-нибудь будет? — спросил он. — Вроде всё, что надо, сделал…

В небесах блеснуло, и сверху упал сияющий диск. Пророк вознес молчаливую благодарственную молитву и коснулся диска губами. Диск поплыл вверх, а вместе с ним поплыл и Пророк, по-прежнему прижимая губы к металлу.

— Ты смотри, вознесся! — сказал кто-то из толпы, на секунду оторвавшись от еды.

— Живьем, — подтвердил другой.

— А чего он так дергается-то?

— Религиозный экстаз, наверное.

— А по-моему, ему больно.

— Одно другому не мешает. Да ты ешь, не отвлекайся.

И они снова принялись заглатывать подкормку. А висящий на блесне Пророк возносился всё выше и выше…

* * *

— Создатель! — обратился Горшок к Гончару. — Вот ты меня сотворил из глины…

— Ну, сотворил.

— Я благодарю тебя. Но в чем смысл моего существования? Какая высшая цель? Зачем я вообще нужен?

— Что значит, зачем? Ты что, не рад, что ли?

— Я рад, конечно! Но я хотел бы знать…

— Нет уж, ты, пожалуйста, определись! Чего ты хочешь: знать или радоваться?

* * *

Седьмое небо. Два мрачных мужика величественного вида разбирают хрустальные панели и аккуратно складывают в стопочку.

— Вообще-то, давно пора было апгрейд делать, — сказал один, откручивая головку болта, — эта старая система мироздания уже лет триста на ладан дышала!

— Вот-вот! — подхватил второй. — Стена вокруг Океана никуда не годилась. Вечные утечки; мне уже надоело постоянно дыры затыкать.

— И слоны слишком много жрали.

— А черепаха вообще какая-то тормознутая.

Ухватив очередную секцию, они отсоединили ее от хрустального купола небес и принялись разбирать на отдельные панели.

— А какую систему сейчас будут ставить, не знаешь?

— «Континуум-586».

— Это которая с центральным расположением светила?

— Угу.

— Говорят, мощная разработка.

— Мощная. Главное, Землю обещают круглую. Какой-то там фокус с гравитацией, я не понял.

— То есть, вода больше не будет проливаться?

— Говорят, не будет. Правда, в прошлый раз тоже обещали…

— Слонов жалко. Хотя, конечно, жрали много.

— Что слоны! Гелиоса жалко!

— Ничего, переквалифицируется.

— А, ччерт!

Стеклянная панель треснула, раскололась и мелкими осколками осыпалась вниз.

— Желание загадал?

— Зачем?

— Новое правило такое. Видишь падающую звезду — загадывай желание.

— А сбудется?

— Неизвестно. Но надо загадывать.

Дальше работали молча. Разобранный купол упаковали в коробки, пронумеровали и отправили на склад. Развесили по местам планеты и спутники, откалибровали их массу, скорость и наклон оси. Включили солнце, и всё завертелось.

— Работает?

— Да вроде работает…

— Вода не проливается?

— Кажется, нет.

— Луна как-то косо сидит, не находишь?

— Не нахожу. По-моему, все нормально.

— Начальства не видно?

— Нет пока. Через час придет.

— Отлично! У нас есть еще час поиграть в «Цивилизацию».

ВСЯКИЕ ПРОЧИЕ СКАЗКИ

* * *

— Здравствуй, — говорю я дождю. — Как здорово, что ты пришел.

— Угу, — соглашается дождь, задумчиво барабаня по стеклу. — Только этот раз — последний.

— Ты о чем? — не понимаю я.

— Не приду я больше, — отвечает дождь, и по стеклу скатывается крупная капля. — Вот так вот.

— А почему?

Дождь долго молчит — подыскивает ответ.

— Чтобы стало грустно, — наконец выдавливает он из себя.

— Мне уже грустно, от твоих слов, — говорю я.

— И мне тоже, — вздыхает дождь.

— А зачем это нужно, чтобы было грустно?

— Настроение такое, — говорит дождь. — Я не приду, и вы будете плакать. Из вас будут капать слезы. А я буду смотреть на них и думать: «дождь идет…»

* * *

— Я хочу снять этот лес на три месяца, — сказало Лето. — Плачу наличными! Сколько с меня?

— Дорого возьмем, — ответили Лету деревья.

— Ерунда, у меня денег куры не клюют, — отмахнулось Лето и достало из кармана пачку зелени.

С каждым деревом, с каждым кустом, с каждой самой тонкой веточкой Лето расплатилось сполна, весь лес засыпало зелеными лисгьями, и стало в нем хозяйкой на целых три месяца.

Потом пришла в лес Осень.

— Я хочу здесь пожить некоторое время. Сколько с меня?

— А чем заплатишь?

— Золотом.

Дорого пришлось заплатить Осени, но она не считалась с расходами, и уж конечно, не могла дать меньше, чем Лето!

А потом пришла Зима.

— Мне нравится этот лес, я здесь поселюсь месяца на три. Сколько вы за него брали? Так я заплачу в десять раз больше!

И щедрой рукой она стала сыпать серебро и алмазы — пока не засыпала весь лес драгоценностями по колено.

Прошло время, сокровища Зимы, как это часто бывает с сокровищами, утекли водой. А в лес пришла Весна.

Ей нечем было расплатиться. Но к её приходу все деревья принарядились, по лесу развесили пушистые сережки и хрустальные висюльки, под ноги пришедшей Весне расстелили свежий зеленый ковер и забросали её цветами. Потому что Весна пришла как дорогой друг, а не квартиросъемщик.

* * *

— Привет, Малыш! Полетаем сегодня?

— Ура! Конечно, полетаем. Только вот… — Малыш задумался, — а я не упаду?

— Ну, упадешь, подумаешь! Одним Малышом больше, одним меньше, дело житейское.

— Я — не дело житейское! — возмутился Малыш. — Я знаешь, сколько стою? Сто тысяч мильонов!

— Подумаешь, сто тысяч мильонов! Пустяки.

— А мы далеко полетим?

— На Японские острова, — ответил Толстяк и неприятно захихикал.

* * *

Жили-были Вселенские Константы. И куча разных переменных.

А среди них жила одна крошечная константа, характеризующая невесть что. Такая мелкая, что ее и не открыли еще. Вообще никто не знал, что она существует. Да что там — даже рядом с массой покоя нейтрино она казалась сущей козявкой. Но при этом маленькая константа имела свою гордость и очень ответственно относилась к своему постоянству. Не хотела расти ни за какие коврижки, сколько ее ни убеждали другие, более солидные константы.

— Ну подумай сама, — говорила ей Постоянная Планка, — что случится, если ты станешь всего в десять тысяч раз больше? Тебя, по крайней мере, тогда хоть вычислить смогут. А сейчас, из-за тебя одной, масса Вселенной не сходится с расчетной! Тебе не стыдно?

Константе было стыдно, но она упрямо вздергивала подбородок — красивый жест, если бы кто-то смог его разглядеть.

— Да что ты вообще означаешь?! — набрасывалась на нее Третья Космическая (которая, по большому счету, не была настоящей постоянной, но держалась среди них благодаря обширным связям). — Ты что, отвечаешь за силу тяготения? Нет! За скорость света? Тоже нет.

— Я — коэффициент этой… ну… ее не открыли еще.

— Ну кого, кого?

— Ну… губельдючести.

— Да-а? И что же именно у нас обладает губельдючестью?

— Ну, эти… кузявки.

— Кто?!

— Ну они мелкие такие…

— Кварки, что ли?

— Нет, причем тут кварки… Кварки большие, а кузявки маленькие. Их не открыли еще.

— А какая польза от этих кузявок?

— Не знаю я! Этого еще никто не придумал!

— А они не могут быть немножко более губельдючими? Пойми, ведь стыдно за тебя, ты нам весь справочник позоришь!

— Да не знаю! Может, могут, может, нет. А вдруг я увеличусь — и произойдет что-то страшное!

— Да у тебя мания величия! — припечатало Пи. — Мнишь о себе невесть что, а сама при этом стремишься к нулю!

Это была неправда. Константа не стремилась к Нулю. Она им восхищалась на расстоянии, но это, конечно, не их собачье дело.

Прочие постоянные (и деже некоторые переменные!) стыдились находиться в одной компании с маленькой константой. И всячески ее унижали. Хотя, казалось бы, куда уж дальше. Константа и так была меньше некуда. Но стойко переносила все нападки — хотя это и было нелегко. И даже когда на нее начинало давить Ускорение Свободного Падения, она держалась.

Очень долго держалась. С самого Большого Взрыва и почти до сего дня. Но в конце концов — не выдержала. Попробуйте сами в течении стольких миллионов лет постоянно слышать, что вы — ничтожество! И константа, всхлипывая, устремилась к Нулю, который единственный ее ни в чем ни разу не упрекал (о да, Ноль — это совершенство, недаром же он Абсолютный!).

Тут бы и написать, что мир без нее рухнул. Но нет. Стоит, как видите. И внешне в нем даже ничего не изменилось. Но в мире больше не стало губельдючих кузявок — ибо, как известно, кузявки с коэффициентом губельдючести ноль существовать не могут. И никто никогда не узнает, что же они из себя представляли, и какую невосполнимую потерю понес мир, каких блистательных возможностей лишился. Если, конечно, от кузявок вообще могла быть хоть какая-то польза. Зато масса Вселенной наконец-то сошлась с рассчетной.

рождественская сказка

Шла по улице бедная убогая девочка (зачёркнуто)[6] бацилла. А на дворе, между прочим, зима. Холодно, голодно, неуютно.

Но тут, как бывает во всяких рождественских историях, перед ней приветливо распахнулся большой уютный дом (зачёркнуто) нос. Девочка (зачёркнуто) бацилла зашла внутрь — никого. Ну и замечательно!

Устроилась она на проживание. Тепло, просторно, только сквозняки мешают. Ну, это мелочи — она плотно заткнула щели (зачёркнуто) нос, зашторила окна (зачёркнуто) веки, оставила только узенькую щелочку, и чердак ватой набила. Да вдобавок хорошенько прогрела помещение, градусов до 38–39. А чего зря мерзнуть, действительно?

Правда, потом, через две недели, бедную девочку (зачёркнуто) бациллу всё равно выперли из обжитого дома (зачёркнуто) носа, но это уже было после рождества, и потому не считается. Да к тому же, мало ли на свете других приветливо распахнутых дверей (зачёркнуто) носов!

* * *

Помогите, кто знает!

Не могу пройти этот квест. От зайца ушёл, от волка ушёл, от медведя тоже, а на четвертом уровне меня все время убивают.

Подскажите коды!

Колобок

* * *

Жила. Я точно помню, что жила. Или мне это кажется? Была как все, или как многие, такая же, но живая. Как все. Самая обыкновенная, ничего особенного. Мечтала, конечно.

Завидовала другим таким же, но которым повезло. Они, эти другие, у всех на виду, им все завидуют, они красивые, знаменитые, богатые. Им жить хорошо и интересно. А мне — скучно и серо, хочется большего.

Ну и пришел недобрый волшебник, взмахнул авторучкой и превратил живую девочку в принцессу. Но деревянную. Куклу-марионетку.

Меня полностью нет, абсолютно всерьез, я не шучу. Я кукла, и я очень красивая кукла. Знаменитая кукла. Мною играют на сцене. Меня научили двигаться так, как я раньше никогда не двигалась, одеваться так, как сама бы никогда не оделась. Меня научили, как надо себя держать, на что обращать внимание, а на что класть с прибором. Мне вылепили новое лицо. Мне сказали, что и как петь. Объяснили, какой у меня должен быть имидж, чтобы я нравилась почтенной публике. Что носить и о чем думать, а лучше не думать вообще. Во всем этом меня не осталось.

Мне завидуют маленькие девочки. Меня хотят большие мальчики. Я об этом мечтала, когда была живой. Но я — кукла.

Никогда не надо доверять недобрым волшебникам распоряжаться своей судьбой.

Я не жалуюсь. Мне не на что жаловаться, что хотела, то и получила. Я даже не плачу по ночам, не думайте! Деревянные куклы не умеют плакать. Они всегда счастливы, голливудская улыбка раз и навсегда врезана в податливое дерево.

Смотрите на меня, слушайте меня, любуйтесь мной!

Я рождена, чтобы делать вас счастливее.

Я джинн в бутылке.

Я сошла с ума.

* * *

На протяжении многих веков из поколения в поколение у эльфийских королей передавался могучий артефакт — Меч Света. Это был… очень хороший меч. И он верой и правдой служил своим хозяевам, разя врагов направо и налево. А потом однажды армию эльфов победили превосходящие силы противника, и какой-то оркский сержант, подняв оброненный меч, уважительно произнес «Шам Гыр!», что по-орочьи означает «неплохое оружие!». С тех пор артефакт стал служить новым хозяевам и называться Шамгыр. Что и правильно. Света — не самое подходящее имя для меча…

* * *

Шалтай-Болтай сидит под стеной,

Кричит, визжит и брызжет слюной.

А вся королевская конница,

Вся королевская рать

Шалтая-Болтая,

Болтая-Шалтая,

На крики и вопли его невзирая,

Сажает на стену опять.

* * *

— Придёт серенький волчок, — монотонно напевала старуха, — и укусит за бочок…

«Вряд ли я это переживу…» — мрачно думал Один, запоминая пророчество.

* * *

Она не делала даже попыток пошевелиться, петли крепко держали ее.

Незнакомец в черной полумаске стоял перед ней, нехорошо ухмыляясь и разминая пальцы.

— Ну, так какой же все-таки секретный кол? — он протянул руку, подцепил ее за ребро изогнутым никелированным инструментом, нажал, и что-то неприятно хрустнуло.

— Ведь все равно скоро сдашься! — увещевал ее незнакомец. — Давай уж, раскрывайся сразу. Ну, какая первая цифра? Тройка? Семерка? Или мне твою ручку в другую сторону вывернуть?

Ей было уже все равно. Она упрямо молчала.

— Будешь отпираться? — прищурился незнакомец.

«И не подумаю!» — могла бы ответить дверца сейфа, если бы умела говорить.

* * *

Опухшее, красное со сна утреннее солнце неторопливо ползло по небу и беседовало с ветром.

— Так ты говоришь, они меня любят? — спросило солнце.

— Ага.

— А за что? Я же некрасивое…

— А они считают, что красивое.

— Да ну… — солнце смутилось и искоса глянуло в океан. — Смотри, у меня и протуберанцы в разные стороны торчат, и пятна на лице выскочили.

— А они этого не видят.

— Почему не видят?

— Потому что они тебя любят.

— Ну вот, опять ты о том же! Да за что меня любить?

— Они говорят, за то, что ты несешь свет и тепло.

— Ерунда какая, — удивилось солнце. — Конечно, я несу свет и тепло. Что же за термоядерная реакция, да без выброса энергии? Но это ведь просто нормальный процесс жизнедеятельности! Вроде бурчания в животе.

— А они считают, что ты доброе.

— Доброе? А что такое доброта?

— Не знаю, — честно признался ветер. — Но они, видимо, знают, раз говорят.

* * *

— Ну что, что мне сделать, чтобы ты наконец согласилась стать моей?!

— Достань мне луну с неба — соглашусь.

— Луну?

— Ага.

— Настоящую луну?

— Именно.

— Я достану! Обещаю!

И Он достал с неба луну, хотя это было трудно.

Падение луны вызвало ряд природных катаклизмов невероятной мощи, в результате которых погибли и Он, и Она, и все остальные динозавры.

Надо быть осмотрительнее в своих запросах.

* * *

Буратино вставил заветный ключик в замок потайной дверцы, повернул, толкнул и заглянул в образовавшуюся щель. За дверью был пыльный чулан.

— Всего-то! — пробормотал Буратино и шмыгнул внутрь. Пнул башмаком старый чемодан, поворошил носом в ворохе прошлогодних газет, приподнял крышку обувной коробки… В коробке, сложенные аккуратными рядами, лежали открученные кукольные головки.

У Буратино потемнело в глазах, но он тут же понял, что глаза ни при чем, в чулане действительно стало темно. Потому что дверной проем загородила грузная фигура Карабаса-Барабаса — с длинной, иссиня-черной бородой…

* * *

Пешка перешла через все поле — уворачиваясь от коней и слонов, пробираясь между башен, обходя ферзя. Было трудно, но перешла. Стоит на последней клетке, утирает пот со лба. Ей голос с неба:

— Поздравляем! Теперь Вы можете наконец стать ферзем!

— Не хочу.

— Ваше право. Вы можете выбирать. Офицером хотите?

— Не-а, не хочу.

— Конем?

— Еще чего!

— А кем тогда?

— Пешкой хочу.

— Но почему?

— Да так… нравится мне.

— Но зачем же тогда надо было идти через все поле, рисковать?!.

— Да вот, решил проверить, смогу ли. Смог.


home | my bookshelf | | Книга на Третье |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 16
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу