Book: Владимир Путин. Продолжение следует



Владимир Путин. Продолжение следует

Рой Медведев

Владимир Путин. Продолжение следует

Предисловие

Предлагаемая читателям книга завершает серию моих книг о Владимире Путине как президенте Российской Федерации. В данной книге речь идет о событиях восьмого года президентства В. В. Путина, а также об итогах всего периода 2000–2008 годов и для России, и для самого В. Путина. По оценкам многих наблюдателей, последний год президентства В. В. Путина был наиболее успешным и для него и для российского государства. Россия выздоравливает, и это выздоровление происходит быстро. Но речь не идет о простом возвращении к прошлому. Россия развивается как страна, адекватная требованиям и вызовам XXI века.

В 1917 году после отречения Николая II Российская империя распалась всего за несколько дней. Разрушились все государственные структуры; в стране царили хаос и безвластие, и эти события лишь с очень большой долей условности можно было называть демократической революцией. Но и в 1991 году Советский Союз распался фактически за две-три недели, и эти события августа-сентября 1991 года также лишь с очень большими оговорками можно назвать демократической революцией. Сегодня никто не хочет повторения подобного рода разрушительных смут, и укрепление новой российской государственности было главным приоритетом для В. В. Путина и его соратников. Это трудная и сложная работа. Чтобы сделать российское государство в принципе, то есть в его основах, неразрушимым, недостаточно восстановить лишь сильную вертикаль президентской власти, что, собственно, и было сделано в 2000–2007 годах. Необходимо укрепить все политические системы – правительство, законодательные органы, судебную ветвь власти, политические партии, региональные структуры, независимые общественные организации, системы СМИ, военные структуры, включая спецслужбы и органы безопасности. Динамично развивающееся общество должно обладать способностью к самовоспроизводству жизненно-важных структур и элиты, а также своих ценностей. Невозможно достигнуть этих целей на основе укрепления личной власти одного человека. Необходимо расширять и персональную базу власти, повышая не только ответственность, но и самостоятельность всех ее главных представителей. Именно этими соображениями были продиктованы те изменения в составе высших органов власти, которые произошли в мае 2008 года. Владимир Путин не отсекает сильных и эффективных руководителей, как это делал Борис Ельцин, а собирает их вокруг себя. В жизни нашей страны с мая 2008 года началась если не новая эпоха, то новый период, и он, как можно предположить, будет богат интересными событиями и важными изменениями.


Рой Медведев 30 мая 2008 года

Владимир Путин. Восьмой год в Кремле

На дальних подступах к выборам в Государственную Думу

В марте 2007 года пошел отсчет последнего – восьмого года президентства В. В. Путина. Вопрос о возможном преемнике и о политическом будущем самого В. В. Путина очень волновал всех наблюдателей. Однако ближайшей политической кампанией, к которой надо было уже готовиться, были намеченные на декабрь 2007 года выборы в Государственную Думу, и эти выборы должны были многое прояснить в судьбе России и в позициях ее лидеров и их оппонентов. Выборы в Госдуму пятого созыва должны были проводиться по новым и существенно измененным правилам. Проходной балл для партий на выборах в Думу был повышен с 5 до 7%. Мажоритарная система выборов по областям и округам отменялась на этот раз полностью, и все мандаты в Думу можно было получить только по партийным спискам. В бюллетенях отменялся пункт «против всех». Отменялся и какой-либо порог явки избирателей на участки для голосования. Все эти изменения в избирательном законодательстве имели своей целью помочь формированию в стране системы сильных, влиятельных и достаточно прочных политических партий, которые только и могут стать основой развитого гражданского общества.

Известно, что после распада СССР и КПСС в Российской Федерации образовалось около 400 политических партий, групп, союзов и движений, и рассматривать их борьбу между собой в каких-то рациональных категориях невозможно. Определяющее значение в этом хаосе имела, конечно же, фигура Бориса Ельцина. Да, конечно, Б. Ельцин пришел из прошлого, но он был единственным человеком, который был всенародно избран на пост президента еще в июне 1991 года. При всех своих недостатках Б. Ельцин обладал атрибутами легитимной власти, которую он, однако, не смог разумно и эффективно использовать. Разогнав и расстреляв из танковых пушек также вполне легитимный Съезд народных депутатов Российской Федерации, Борис Ельцин так и не сумел создать вполне работоспособную и лояльную к нему Государственную Думу. Не было создано и эффективного правительства. Постоянная борьба между собой разных ветвей власти, а также экономические неурядицы делали положение в стране все более критическим. Не сумел создать Б. Ельцин и систему из двух крупных партий, одна из которых должна была стоять «немного правее центра», а другая «немного левее центра». Первую партию было поручено создавать Виктору Черномырдину, а вторую партию – Ивану Рыбкину. Но ни тот ни другой с этой работой не справились.

Выборы в Государственную Думу в декабре 1999 года и выборы президента в марте 2000 года создали возможность выхода из затянувшегося на 10 лет экономического и политического кризиса. Однако сколько-нибудь эффективная система партий не была создана и на этих выборах. На выборах в марте 2000 года население России выбирало не лидера какой-либо партии, как это происходит в США или во Франции. Оно выбирало правителя страны, который не идентифицировал себя ни с одной из политических партий и ни с одной из каких-либо идеологических концепций. Именно в этом было тогда большое преимущество В. В. Путина. Однако демократическое государство не может нормально функционировать без партий. В свою очередь, партии формируются и укрепляются при проведении выборов на разных уровнях власти. Только на выборах и в конкурентной среде партии могут и должны отстаивать свои программные и идеологические установки. Выборы 2003 и 2004 годов помогли укреплению и развитию в России многих партий, но этот демократический процесс проходил все еще очень медленно. Теперь, в 2007 году, надо было его ускорить.

Проверкой сил и влияния российских политических партий могли стать региональные выборы. Время этих выборов не совпадало с выборами в Государственную Думу. По партийным спискам в региональные думы, советы, собрания по новым избирательным законам должны были распределяться 50% всех мандатов. Региональные выборы 2005–2006 годов не привлекли большого внимания общественности. Исключение составили выборы в Московскую городскую думу, на которых победила партия «Единая Россия», получив 47,15% голосов. У КПРФ было 16,75% голосов, у партии «Яблоко» – 11,1%. Остальные партии не прошли пятипроцентный барьер. С учетом одномандатников «Единая Россия» получила в Москве 28 мандатов из 35. На региональных выборах, которые происходили в стране в десяти регионах в один день – 12 марта 2006 года, «Единая Россия» получила 197 мандатов из 359. У партии не было еще своей идеологии и ясной программы, но в эту партию вступили 60 губернаторов и глав республик, а также значительная часть чиновников.

Система партий продолжала оставаться и в 2006 году крайне раздробленной и малоэффективной. «Единая Россия» заявляла о себе как о партии «правого центра». Попытка Юрия Лужкова создать внутри «Единой России» социал-демократическую фракцию оказалась неудачной. В политическом пространстве страны явно чувствовалось отсутствие влиятельной социал-демократической или социалистической партии, которая могла бы дистанцироваться как от КПРФ, так и от «Единой России». Попытки создать такую партию предпринимались много раз, но они оканчивались неудачей – в первую очередь из-за отсутствия сильного, авторитетного и уважаемого левым электоратом лидера. В 2006 году на роль лидера российских социалистов претендовали такие политики и бизнесмены, как Владимир Кишенин, Алексей Подберезкин, Геннадий Семигин, Геннадий Гудков, Геннадий Селезнев и некоторые другие. Не оставили своих претензий на этот счет Михаил Горбачев и Гавриил Попов, Мартин Шаккум и Александр Лебедев. Но публика и СМИ этих людей почти не замечала.

В России по-прежнему было слишком много мелких и маловразумительных партий, хотя они и отвечали требованиям пункта 2 статьи 36 Федерального закона «О политических партиях». На начало 2006 года в Министерстве юстиции РФ были зарегистрированы 37 партий, про большинство которых граждане страны почти ничего не знали.

«Национально-консервативная партия», «Партия развития», «Конституционно-демократическая партия», партия «СЛОН», «Объединенная промышленная партия», «Концептуальная партия», партия «Интернациональная Россия», партия «Народная Воля», «Партия Свободы и Народовластия», «Евразийский Союз», партия «Русь», «Партия Мира и Единства», – кто мог что-то ясное сказать об этих партиях?

Для создания авторитетной партии левого центра нужна была активная поддержка СМИ, а стало быть, и власти, а также несколько хорошо известных публике людей и серьезный финансово-административный ресурс. В условиях мощного политического подъема сильные партии могли бы подняться из недр общества и без административного ресурса. Но в России не было политического подъема. Народ устал от испытаний XX века, и молодежь России демонстрировала равнодушие к политике.

В сложившихся условиях инициативу по образованию в России новой левой партии социал-демократического типа взяла на себя администрация президента. Решение о создании такой партии было принято в августе 2006 года, но лишь к концу года у нее появилось название и лидер. Это была партия «Справедливая Россия», и ее лидером стал спикер Совета Федерации Сергей Миронов. Созданная им ранее «Партия жизни» объединилась с Партией пенсионеров, во главе которой стоял Игорь Зотов и с остатками партии «Родина», во главе которых стоял Александр Бабаков. Образование и первые шаги «Справедливой России» привлекли внимание СМИ уже потому, что многие из наблюдателей полагали: инициатива в создании этой партии принадлежит лично В. В. Путину. Это мнение имело под собой весьма веские основания. Владимир Путин очень внимательно следил за развитием в России партийных структур. Еще в декабре 2006 года президент пригласил в свою резиденцию в Ново-Огарево лидеров 10 политических партий. Здесь были Борис Грызлов, Геннадий Зюганов, Владимир Жириновский, Никита Белых, Геннадий Гудков, Григория Явлинский, Сергей Бабурин, и В. В. Путин дал всем приглашенным возможность высказаться. Однако начать эту дискуссию В. Путин предложил Сергею Миронову. Для многих наблюдателей это было ясным сигналом о поддержке президентом «Справедливой России».

11 марта 2007 года в один день прошли выборы в законодательные собрания в 14 регионах. Немного позже такие выборы состоялись и в Иркутской области. Это была последняя «репетиция» перед декабрьскими выборами в Государственную Думу. В каждом из регионов, включая Московскую область, Ставропольский край, Санкт-Петербург, Тюменскую область и другие, были свои политические сюрпризы, которые мы здесь разбирать не можем. Однако очень важен был и общий результат. «Единая Россия» набрала во всех регионах в среднем 45% голосов, и это можно было рассматривать как успех. КПРФ получила в среднем 15,8%, а «Справедливая Россия» – 15,5%. Обе партии также считали это своим успехом, хотя для Сергея Миронова это был гораздо больший успех, чем для Геннадия Зюганова. ЛДПР Владимира Жириновского получила в среднем 12% и таким образом подтвердила свою репутацию партии с устойчивым электоратом. СПС получила на этих выборах 7,2%. Для правой партии, которая в последние несколько лет терпела одно поражение за другим, это также можно было рассматривать как некоторый успех. Из политического пространства России исчезли все прежние лидеры СПС вроде Бориса Немцова или Ирины Хакамады. Однако новое поколение лидеров СПС с Никитой Белых во главе еще очень мало известно публике. Ни в одном регионе не смог добиться успеха Григорий Явлинский и его партия «Яблоко». В некоторых регионах эту партию исключили из числа участников выборов по обвинению в фальсификациях.

Праволиберальные партии не страдают в России от недостатка финансовых средств. Сторонники этих партий до сих пор занимают немало влиятельных постов в правительстве и в руководящих структурах. Не отказываются от своих политических предпочтений ни Анатолий Чубайс, ни Сергей Кириенко, ни Алексей Улюкаев, ни Герман Греф. Не страдает праволиберальный лагерь и от недостатка известных имен. Кто не знает в России Михаила Касьянова, Гарри Каспарова, Егора Гайдара или Бориса Немцова. Достаточно известен и Владимир Рыжков. Но известность – это не популярность. Как радикальный правый либерализм, так и левый радикализм потерпели в России полное и, надо думать, окончательное поражение. Не преуспел в России и национализм, даже в его относительно умеренных формах. Об этом свидетельствует судьба таких политиков, как Сергей Глазьев и Дмитрий Рогозин. Политический успех Дмитрия Рогозина на выборах в Государственную Думу в декабре 2004 года оказался чрезвычайно кратковременным. Что он мог предложить российскому обществу, кроме придуманной им самим националистической утопии? По убеждению Д. Рогозина, нация и ее интересы должна стоять выше государства и его интересов. Очищенные от инородцев русские общины должны возглавлять российское государство. При этом русских еще надо воспитать, ибо они утратили свое прежнее чисто русское эстетическое чувство, культ образованности и интерес к родовой истории. Но эта идеология, кое в чем сходная с идеологиями националистов из Прибалтики или идеологией Виктора Ющенко, не имеет никаких шансов в России. У меня на полке стоят несколько книг Дмитрия Рогозина под очень выразительными названиями: «Манифест возрождения России» (1995), «Время быть русским (1996), «Русский ответ» (1997), «Мы вернем себе Россию» (2003). Свою последнюю книгу с объяснением публике самого себя Дмитрий Рогозин озаглавил «Враг народа» (2006). Книга хорошо написана, но полна чувства отчаяния. Откровенный национализм терпит сегодня поражение во всем мире. На выборах в Государственную Думу в декабре 2007 года ни одна из националистических групп и партий России, если не считать ЛДПР, не имела никаких шансов. Россия начала свое движение к выборам в Думу при мягком, но эффективном руководстве Кремля.



Смерть и похороны Бориса Ельцина

В понедельник днем 23 апреля 2007 года все информационные агентства стали передавать срочные сообщения и первые отклики о неожиданной и внезапной смерти Бориса Николаевича Ельцина – первого президента Российской Федерации. Он умер от остановки сердца у себя дома в присутствии жены Наины Иосифовны и адъютанта, который помогал ему умываться. Ельцин был болен и слаб уже много лет. Он перенес много инфарктов и операцию по коронарному шунтированию осенью 1996 года. Физическая немощь мучила Ельцина еще с конца 1995 года, он уже не мог самостоятельно ни одеваться, ни раздеваться, и это побудило начальника его охраны Александра Коржакова ввести институт адъютантов, которые должны были помогать Ельцину в самых простых делах. Однако болезни Ельцина и его прогрессирующая немощь тщательно скрывались его окружением и родными, и к появлению на публике Бориса Ельцина всегда тщательно готовили. Тем не менее и после ухода на пенсию Борис Ельцин старался вести достаточно активный образ жизни, он много путешествовал, рыбачил на Байкале, на Волге, в норвежских фиордах и в Карелии. За несколько дней до смерти Ельцин побывал в Иордании, он хотел посмотреть на то место, где, согласно легенде, был крещен Иисус Христос. Вернувшись в Москву, он стал готовиться к поездке в родной Екатеринбург на волейбольный чемпионат на Кубок первого Президента РФ. По свидетельству Наины Иосифовны, Б. Ельцин неожиданно потерял сознание, и врачи, которые постоянно дежурили в доме Ельциных, не смогли привести его в чувство. В 15 часов 45 минут они зафиксировали остановку сердца и смерть. По просьбе родных тело Ельцина не вскрывали, и в официальном сообщении Медицинского центра Управления делами Президента РФ говорится о «прогрессирующей сердечно-сосудистой недостаточности».

Вечером 23 апреля комментарии и отклики по поводу смерти Б. Ельцина передавались по всем каналам телевидения. Сообщалось о множестве соболезнований из разных стран мира. Указом Президента РФ В. Путина была образована Комиссия по организации похорон первого Президента России, во главе которой был поставлен руководитель кремлевской администрации Сергей Собянин. Срочно разрабатывался и ритуал этих первых для России похорон главы государства. В советское время ритуал таких похорон был разработан до мелочей. Для процедуры прощания отводился Колонный зал Дома союзов, а похороны проходили чаще всего на третий день после смерти, на Красной площади. Теперь было решено провести процедуру прощания по церковному обряду в Храме Христа Спасителя. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II находился в эти дни на лечении в Швейцарии. Он прислал в Москву большое обращение и соболезнования, поручив проводить отпевание Бориса Ельцина в храме митрополиту Крутицкому и Коломенскому Ювеналию. Похороны было решено провести на Новодевичьем кладбище, а день похорон – 25 апреля был объявлен днем траура. Гроб с телом Б. Ельцина был доставлен в Храм Христа Спасителя утром 24 апреля. Это был огромный – по росту Ельцина – дубовый гроб без всяких украшений. Не было украшений и на скромном постаменте. Все делалось в соответствии с русской православной традицией. Вокруг гроба расположили венки от очень многих людей и организаций, самый большой венок – от Президента России В. В. Путина. Недалеко от гроба поставили увеличенную до размера картины фотографию – улыбающийся Борис Ельцин на фоне садовой лужайки. Рядом с гробом несколько стульев, на которых уже в первый день прощания сидела Наина Ельцина и дочери Ельцина. Москвичи, желавшие попрощаться с первым президентом, стали собираться возле Храма с раннего утра. Но их было не так уж много, и никто не стал перекрывать движение транспорта на Волхонке. Двери Храма были открыты для прощания с пяти часов дня. Пропускали всех желающих, но в порядке очереди. Никаких списков для особых персон в первый день не было. Очередь к вечеру увеличилась и огибала весь храм, прощание и вход в храм не прерывались и всю ночь. Охрана была, конечно, усилена, но милиция только предупреждала людей – с какими предметами входить в храм нельзя. Все проходили через рамки металлоискателей и перед храмом и внутри него. Ночью поток людей был невелик, но утром 25 апреля народу опять прибавилось. И печать, и телевидение пытались создать видимость общенародного траура. Однако скорбящих было мало. Никто не торопился в Москву из соседних городов, даже из Подмосковья. Как вечером 24 апреля, так и часам к 11 утра 25 апреля очередь в храм протянулась на полтора-два километра, но это был ручеек, а не людская река. Всего за два дня мимо гроба, по данным милиции, прошло немногим более 20 тысяч москвичей. Попрощаться с Борисом Ельциным пришли в десять раз меньше простых жителей Москвы, чем 19 и 20 августа 1991 года – защищать Белый дом и российского президента. Именно август 1991 года стал для Бориса Ельцина вершиной народной поддержки. После тех дней он уже никогда не смог сплотить вокруг себя большинство граждан страны или даже столицы. 25 апреля в 11.30 милиция попросила не занимать очередь в храм. Движение в районе Храма Христа Спасителя было перекрыто, людей, толпившихся поодаль, вежливо, но настойчиво просили удалиться. В 12.30, как и было объявлено заранее, допуск в храм был прекращен. Не успели пройти в храм лишь около 200 человек. Теперь в храм стали прибывать для последнего прощания с первым президентом другие люди. Здесь были министры, губернаторы, высшие чиновники государства, соратники Бориса Ельцина по временам 1989–1999 годов, наиболее известные деятели культуры. Очень мало было депутатов Государственной Думы. Дума не отменила своих заседаний и в день траура, она лишь почтила память Ельцина минутой молчания. Не встали в эту минуту со своих мест только депутаты из фракции КПРФ. «Мы не настроены скорбеть по усопшему», – объяснил позицию коммунистов Геннадий Зюганов. Напротив, Владимир Жириновский внес предложение посвятить весь день заседания Думы 25 апреля «добрым словам о Ельцине, который был творцом всей эпохи и Конституции, по которой мы будем жить века».

Официальная церемония прощания и отпевания началась около часа дня. В храме осталось несколько сот простых москвичей, кто уже успел войти, но здесь собрались и люди, как писали газеты, «не из электората, а из элиты». Нет необходимости говорить обо всех. Из дальнего зарубежья для прощания с Ельциным прибыли бывшие президенты США Билл Клинтон и Джордж Буш-старший, бывший премьер Великобритании Джон Мейджор, экс-президенты Польши Лех Валенса, Финляндии Мауно Койвисто, Болгарии Желю Желев, бывшие премьеры Канады Жан Кретьен, Италии Джулио Андреотти, бывший президент Швейцарии Флавио Котти. Прибыли в Храм Христа Спасителя средний сын британской королевы Эндрю, президент ФРГ Хорст Келер, еврокомиссар по внешним связям Бенито Ферреро-Вальднер. Из Литвы прибыли бывший и действовавший президенты Валдас Адамкус и Альгирдас Бразаускас. Из Латвии приехал экс-президент Гунтис Улманис, из Эстонии – действующий президент Тоомас Хендрик Ильвес. От других стран были только послы.

Для прощания с Ельциным прибыл и бывший президент СССР Михаил Горбачев. В храме были почти все бывшие премьеры России: Егор Гайдар, Геннадий Бурбулис, Виктор Черномырдин, Сергей Кириенко, Сергей Степашин, Михаил Касьянов. Из стран СНГ прибыли президенты Белоруссии Александр Лукашенко, Казахстана Нурсултан Назарбаев, Армении Роберт Кочарян. Из Украины приехали бывший президент Леонид Кучма и тогдашний премьер Виктор Янукович. От Киргизии здесь был бывший президент Аскар Акаев и тогдашний премьер Алмазбек Атамбаев, от Таджикистана – премьер Акил Акилов. Из Грузии прибыла спикер парламента Нино Бурджанадзе.

Согласно православным канонам, всю ночь на 25 апреля над гробом усопшего читали Псалтырь, от начала до конца, все псалмы подряд. Это делали семинаристы. Утром владыка Арсений отслужил заупокойную литургию. Незадолго до двух часов дня в Храм приехали Владимир Путин и его супруга Людмила. Они простились с покойным и подошли к его родственникам. Все другие ведущие политики и чиновники России были уже здесь. В два часа дня к отпеванию приступил старейший член Священного синода митрополит Ювеналий в сослужении митрополитов Кирилла и Климента. Хотя Б. Ельцина отпевали по чину мирянина, во время богослужения его именовали «первым президентом России Борисом Николаевичем».

Отпевание закончилось к четырем часам дня. Гроб с телом Бориса Ельцина торжественно вынесли из западного портала Храма и установили в черном катафалке. В сопровождении мотоциклистов весь траурный кортеж проехал по Волхонке и свернул на набережную в сторону Новодевичьего монастыря. Здесь гроб переставили на пушечный лафет, который был прикреплен к бронетранспортеру. У ворот кладбища собралось около пяти тысяч человек, звонили монастырские колокола. Но кладбище – это не площадь, и к могиле на центральной аллее пропустили только около двухсот человек, они шли по бокам и сзади лафета с гробом. Гроб опустили в землю под артиллерийские залпы в 16 часов 55 минут.

Траурный прием по случаю смерти Б. Ельцина прошел после окончания похорон в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца. На приеме было немногим более 500 человек, это были заранее приглашенные официальные лица и члены семьи покойного. Владимир Путин произнес короткую речь об усопшем: «Мы только что простились с Борисом Николаевичем Ельциным, с человеком поистине русского размаха и широты души, с человеком несгибаемой воли и неподдельной решимости. Только такой лидер, кого вырастила и напитала своей энергией великая Россия, мог побудить и развернуть такую страну, как наша, к фундаментальным переменам. Став президентом, благодаря поддержке миллионов граждан, он изменил лицо власти, сломал глухую стену между обществом и государством, он любил и умел говорить с людьми прямо и открыто, не уходил в тень и не прятался за чужие спины, подчас сознательно «вызывал огонь на себя», принимая личную ответственность за самые жесткие, но порой необходимые решения. Он смело брал на себя самые тяжелые роли в создании важнейших демократических институтов. Президент Ельцин понимал, что главное – это необратимость перемен, твердость проведения стратегического курса. Такой политический стиль и такое политическое чутье отличают национальных лидеров, которые мыслят не одним днем, а смотрят далеко вперед… Борис Николаевич, как бы тяжело ему ни было, и какие бы тяжелые годы ни переживала страна, всегда верил в возрождение и преобразование России, уважал силу и талант российского народа, и искренне пытался сделать все, чтобы жизнь миллионов россиян, а это слово – «россияне» – он говорил с особой, неповторимой «ельцинской» интонацией, чтобы жизнь их стала лучше. Это была его мечта, и мы не только будем помнить об этом, мы будем идти к этой цели. Вечная ему память».

Кроме В. В. Путина на траурном приеме выступила только вдова Ельцина Наина Иосифовна. «Семья, – сказала она, – была у Бориса Николаевича на втором месте. Самым главным было служение делу. Еще в 1989 году он сказал, что надо спасать Россию. Он приложил много сил к этому. Спасибо всем, кто разделил с нами горечь утраты».

Здесь не место для каких-то оценок. Эпоха Ельцина была не лучшей и не самой светлой страницей в истории России. Многие из тех, кого мы видели и слышали в эти траурные дни, не без основания говорили о том, что Борис Ельцин был первым из лидеров России в XX веке, кто добровольно ушел от власти и попросил прощения у россиян за то, что он не смог или не сумел сделать, хотя хотел или обещал это сделать. Ельцин не был похож на человека, который будет просить прощения, но он нашел в себе силы для этого. Но у него было и за что просить прощения у россиян. К счастью, для России эта страница теперь перевернута.

В российской печати с 24 по 30 апреля 2007 года было опубликовано много статей с восхвалениями Б. Ельцина и его дел. Татьяна Малкина называла Ельцина «Последним Героем России», который обладал якобы не только величием, но и «пугающим бескорыстием». Семен Новопрудский писал о российском народе как о «покорном и подневольном стаде», которое пытался, но так и не смог избавить от этого стадного инстинкта Борис Ельцин, «единственный по-настоящему крупный и самостоятельный лидер и личность во главе России за очень многие годы». Специальный текст с восхвалениями Б. Ельцина прислал из своего узилища и Михаил Ходорковский. Откликнулась большими статьями на смерть Бориса Ельцина и западная пресса. Все крупные западные газеты сошлись во мнении, что главной заслугой Ельцина было его активное участие в развале СССР, а худшей из его ошибок был выбор Владимира Путина в качестве преемника. Бывший помощник Билла Клинтона по российским делам Строуб Тэлботт, который больше и чаще других западных политиков и экспертов общался с Б. Ельциным в 1993–1999 годах и даже написал книгу «Борис и Билл» о двух лидерах, опубликовал большую статью-некролог. Он сравнивал первого российского президента со строительным краном, разрушившим старую систему, но так и оставившим за собой огромную разрушенную страну. «Борис Ельцин добился многого, – отмечал С. Тэлботт, – и когда история вынесет о нем продуманное суждение, то положительное перевесит отрицательное. Он, однако, повинен в том, что часто не слушал хороших советов Запада. Но самую большую ошибку Ельцин совершил, когда назвал своим преемником Путина. Ельцин опасался за судьбу своей семьи, которую обвиняли в коррупции, он перебрал несколько премьер-министров и очевидных наследников, но остановился все же на Путине, который в итоге осуществил значительный откат от многих начатых Ельциным реформ»[1]. Эти сожаления западных авторов можно понять, но мало кто в России был способен разделить эти эмоции. Необычной для западной прессы была только статья Марка Симпсона из британской газеты «Гардиан». Процитировав многие из дифирамбов Б. Ельцину, автор статьи с иронией спрашивает: «Интересно, по какой причине Запад так носился с Борисом Ельциным, называя его то «героем», то «исполином XX века», то «маяком свободы», хотя он был на деле одним из самых неумелых руководителей России за всю ее историю? Причина высокой оценки Ельцина на Западе – та же самая, по которой его так не любят в России: с точки зрения Запада он был лучшим президентом России в истории. Он не только отдавал приоритет западным интересам, но и руководил почти окончательным уничтожением своей страны как политической и военной силы на мировой арене. Он был готов втаптывать Россию в грязь, чтобы нам не пришлось делать это самим. Сегодня Путина ненавидят на Западе так же сильно, как обожали Ельцина. Но не потому, что Путин против демократии. И Ельцин так же шел против демократии, когда ему это было выгодно. Путина не любят потому, что он возродил российское государство, российскую мощь, российское чувство собственного достоинства и не боится отстаивать российские интересы»[2].

«Запад обнаружил, – замечает М. Симпсон, – что русский медведь еще жив, несмотря на все наши усилия отравить его если не полонием, то «ельциным-210», и этот медведь хочет получить назад свои богатства. Это и объясняет резкий всплеск русофобии в западных странах».

Восьмое Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ

Процедура выступления В. В. Путина с зачтением восьмого послания Президента Федеральному собранию была намечена на понедельник 25 апреля. Из-за смерти Б. Н. Ельцина эта процедура была отложена, но всего на один день. 26 апреля в 12 часов дня в Кремле в Мраморном зале собралось около тысячи приглашенных сюда людей, которых сам докладчик назвал «коллективным правительством России». Они пришли выслушать оценки событий прошлого года, предложения и директивы на будущее, анализ достижений и неудач. Все слушали президента с большим вниманием. Послания эти всегда очень насыщенны, очень конкретны. В них всегда были неожиданные повороты, новые инициативы. Даже те, кто принимает участие в составлении этих посланий, не знает, что именно скажет В. В. Путин, ибо окончательная редакция, а также некоторые из разделов послания он пишет сам и часто в самые последние дни перед выступлением. Очень важны бывают как детали, так и интонация. В каждом из посланий президента есть свои узловые пункты, свои главные темы, есть, конечно, и повторения. В конечном счете, все послания президента связаны между собой определенной логикой, и Владимир Путин специально указал на это в восьмом послании.

«В каждом из моих восьми посланий Федеральному собранию, – сказал В. Путин, – не только давалась оценка ситуации в стране и ее положения в мире, но и определялись приоритеты, в том числе долгосрочные приоритеты в социальной сфере, в экономике, во внешней и внутренней политике, в области безопасности и обороны. По сути это и есть, может быть, не полный, но все-таки достаточно конкретный и основательный концептуальный план развития России. Его выполнение потребует созидательной работы всего общества, потребует огромных усилий и огромных финансовых ресурсов».



Всего несколько фраз В. Путин посвятил трудному прошлому России и событиям 1990-х годов, а также Борису Ельцину, память которого он предложил почтить минутой молчания. Главным событием 2007 года В. Путин назвал предстоящие в декабре выборы в Государственную думу, которые должны обеспечить преемственность государственной политики и иметь объединяющее значение для общества. Выборы будут впервые проводиться по пропорциональной системе, а это должно усилить влияние партий на формирование власти и будет способствовать росту конкуренции между ними. «Прямо скажу, – заметил В. Путин, – не всем нравится стабильное, поступательное развитие нашей страны. Есть и те, кто, ловко используя псевдодемократическую фразеологию, хотел бы вернуть недавнее прошлое. Одни – для того, чтобы, как раньше, безнаказанно разворовывать общенациональные богатства, грабить людей и государство. Другие – чтобы лишить нашу страну экономической и политической самостоятельности». В. Путин отметил рост притока денег из-за рубежа, которые используются для прямого вмешательства в наши внутренние дела. «Колонизаторов сменяют цивилизаторы и демократизаторы, – отметил с насмешкой В. Путин. – Но цель одна – получение односторонних преимуществ и собственной выгоды».

«Мы укрепили вертикаль власти, – заметил В. Путин. – Но сейчас мы все больше и больше полномочий передаем регионам». В. Путин поддержал предложение о постепенной реформе Совета Федерации, в котором должны заседать граждане, прожившие в том или ином регионе не менее десяти лет. Президент России с похвалой отозвался о работе Общественной палаты Российской Федерации, о расширении национального информационного пространства, о развитии в стране сети общественных организаций, органов печати, о расширении до 25 млн человек российской сети Интернета. В России сегодня 8 млн добровольных членов общественных организаций, которые выполняют разнообразную общественно-значимую работу. Пожалуй, впервые Владимир Путин сказал о российской интеллигенции, на положении которой «тяжело сказался длительный экономический кризис». «Эти трудности едва не привели к исчезновению многих духовных и нравственных традиций России». Путин напомнил слова Дмитрия Лихачева о том, что государственный суверенитет определяется и культурными критериями. Российская культурная и духовная самобытность – это часть общеевропейской и мировой культуры, это открытая миру система духовных ценностей, и это сплав культур многих народов, населяющих Россию. В этой связи В. Путин напомнил, что 2007 год был объявлен годом русского языка: «Наш язык никогда не будет орудием изоляционизма или ксенофобии, но он хранитель богатств «русского мира», который значительно шире, чем сама Россия». В. Путин сказал, что он поддерживает идею создания Национального фонда русского языка, который призван помочь популяризации русского языка и русской культуры в ближнем и дальнем зарубежье. В. Путин признал упадок в стране библиотечного дела, которое когда-то велось на самом высоком уровне. В. Путин заявил, что он уже принял решение о создании в России Президентской библиотеки, которая должна стать главным звеном всей библиотечной системы страны. От нее должна идти цепочка к главным региональным библиотекам и местным библиотекам, а также ко всем зарубежным библиотекам. Путин сказал, что эта программа может быть выполнена в основном к концу 2008 года. Он предложил назвать главную библиотеку страны именем Бориса Ельцина. Российская печать, конечно, поддержала эти предложения.

Эксперты позже говорили, что в 2007–2008 годах на развитие библиотечного дела будет дополнительно выделено 5 миллиардов рублей. Однако странным было предложение назвать главную библиотеку страны именем Бориса Ельцина, который никаким образом и ни в чем не способствовал развитию российской культуры и не любил читать книги.

Большой раздел своей речи Владимир Путин посвятил успешному, по его мнению, выполнению национальных программ в сфере образования, здравоохранения, жилищного строительства и сельского хозяйства. Говоря о жилищном строительстве, Владимир Путин выделил вопрос не только нового строительства, которое должно к 2010 году достигнуть 80 млн кв. метров в год и которое надо довести до 140 млн. в год – по одному метру на одного человека в России. Государство должно позаботиться о капитальном ремонте ветхого жилья и быстрейшем решении проблемы аварийного жилья – в России такого жилья – 11,2 млн метров. «Невнимание государства к этим проблемам вообще считаю аморальным. Не может страна с такими резервами, накопленными за счет нефтегазовых доходов, мириться с тем, что миллионы ее граждан живут в трущобах». На эти цели В. Путин предложил направить средства из разных источников, в том числе и от продажи активов компании «ЮКОС» для погашения ее долгов перед государством. На программу переселения граждан из аварийного жилья В. Путин предложил направить 100 млрд рублей – в 20 раз больше, чем направлялось раньше. На капитальный ремонт жилого фонда – 150 млрд рублей. На эти цели бюджет вообще не выделял никаких средств, не считая ремонт приватизированного жилья делом государства. Для этих целей должны быть созданы фонды, в управлении которыми будут представлены люди из правительства, парламента и общественных организаций.

В. Путин положил конец спорам о Стабилизационном фонде. Все нефтегазовые доходы он предложил разделить на три составляющие. Первое – это Резервный фонд. Вторая часть этих доходов должна идти в бюджет для выполнения масштабных социальных программ. Третья часть – Фонд будущих поколений, или Фонд национального благосостояния. Средства этого фонда должны идти на улучшения качества жизни как будущих, так и нынешних поколений, на увеличение пенсий. В ближайшие же годы рост пенсий должен составить не менее 65%. В рамках этих фондов, которые должны размещаться по более выгодным схемам, Владимир Путин предложил создать Банк развития, Инвестиционный фонд, Российский венчурный фонд и другие институты развития общества и экономики. Уже в 2007 году на эти цели Путин предложил направить 300 млрд рублей. Государство должно делать все это вместе с частным бизнесом, которому оно «подставляет плечо». В. Путин сказал о поддержке малого бизнеса и формировании среднего класса.

На некоторых конкретных проектах В. Путин остановился отдельно. России не хватает электроэнергии, сказал он, и мы стоим на пороге «второй» масштабной электрификации страны. Должна быть увеличена доля атомной, угольной энергии и гидрогенерации. За ближайшие 12 лет в электроэнергетику будут направлены 12 триллионов рублей капитальных вложений, производство электроэнергии увеличится на две трети, а число атомных энергоблоков увеличится с 30 до 56. Россия должна улучшить свою транспортную систему. К уже намеченным расходам на строительство дорог и мостов В. Путин предложил добавить 100 млрд рублей. Нужен государственный план дорожного строительства до 2015 года. Очень важно развитие аэропортов и морских портов. «Наши грузопотоки до сих пор идут в основном через иностранные порты. Это просто недопустимо!» В. Путин предложил провести масштабную модернизацию Волго-Балтийского и Волго-Донского каналов и построить вторую очередь Волго-Донского канала.

«Многие еще не знают, – сказал В. Путин, – что в 2006 году Россия заняла первое место в мире по добыче нефти. Но она отстает по нефтепереработке. Россия очень отстает по лесообработке. Надо повысить экспортные пошлины на круглый лес, но снизить пошлины на нужное нам оборудование. Россия не должна выдавать квоты на лов рыбы в своих водах».

Россия должна восстановить свои позиции в авиационном строительстве и в судостроении. Это традиционно сильные российские отрасли, но многие завоевания в них были утрачены. Страна должна позаботиться и о подъеме отечественной науки, включая и фундаментальные исследования. В 2008 году на фундаментальные исследования президент предложил направить не менее 50 млрд рублей. Особенно четко В. Путин выделил важность исследования нанотехнологий. Это так же важно, как в прошлом было важно развивать ядерные технологии.

Владимир Путин сказал о необходимости укрепления Вооруженных сил России, об улучшении жизни офицерского состава. Президент отметил, что Россия выполняет все подписанные ею договоры в области вооружений, в том числе о вооруженных силах в Европе. Но некоторые из этих договоров даже не ратифицированы странами НАТО. В этой связи В. Путин объявил мораторий на выполнение нашей страной Договора об обычных вооружениях в Европе – ДОВСЕ. Крайне критически отозвался В. Путин о такой организации, как ОБСЕ.

Несколько слов В. Путин сказал о развитии интеграционных процессов в СНГ. «Мы в России, – сказал В. Путин, – готовы к всемерному развитию Союзного государства России и Белоруссии. Россия открыта к любым формам и моделям интеграции. Готовы идти здесь настолько далеко, насколько готовы к этому наши белорусские друзья».

Путин ясно сказал, что следующее послание Федеральному Собранию будет делать уже другой президент. Но он также сказал, что ему, Путину, выступать с политическими завещаниями преждевременно. «Мы разные, и у нас нет общей идеологии. Но, решая стоящие перед нами задачи, используя при этом все самое новое, мы должны и будем опираться на базовые морально-нравственные ценности, выработанные народом России за более чем тысячелетнюю свою историю. Только в этом случае нас ждет успех». Главной задачей государства остается защита кровных интересов граждан, улучшение их жизни, повышение их благосостояния и безопасности. «Каждый должен иметь шанс законным образом улучшить свою собственную жизнь, преумножить трудом богатство своей Родины. А все те, кто занимается административной, общественной, тем более – политической работой, несут, конечно, особую ответственность. Это в полной мере относится и к находящимся в этом зале – к расширенному правительству России, к федеральным министрам, к губернаторам, к депутатам обеих палат, к судьям, к представителям всех ветвей власти. Мы с вами должны с полной отдачей сил до последней минуты наших законных, конституционных полномочий и эффективно использовать то время, которое нам подарила судьба, чтобы послужить России».

К дискуссии о третьем сроке для президента

На протяжении всей весны 2007 года тема «третьего срока» для президента Путина не сходила со страниц российской печати. Было очевидно, что эта тема волнует не только чиновников и политиков, но и большую часть самых простых граждан России. Неудивительно, что для публицистов и политологов всех направлений тема «третьего срока» стала едва ли не самой главной. Никто не хотел больших перемен в составе власти. От добра добра не ищут.

В Конституции РФ содержится положение о том, что никто не может занимать пост Президента Российской Федерации больше двух сроков подряд. Говорится ясно: никто и подряд. Однако уже на следующий день после победы на выборах Президента 14 марта 2004 года Владимиру Путину стали задавать вопросы о третьем сроке. Эта проблема третьего срока и возможных преемников В. В. Путина на посту президента была в последние несколько лет одной из самых важных проблем, которые обсуждались в российском обществе. Это беспокойство можно понять. «Без нынешнего лидера выживание существующей политической конструкции абсолютно не гарантировано, и тем актуальнее встает вопрос о преемнике действующего президента – преемнике, которого общество пока не видит»[3].

Таков был вывод группы социологов, сделанный в феврале 2004 года еще перед тем, когда В. Путина избирали на второй срок. Совершенно очевидно, что в 2007 году политические конструкции в России существенно укрепились. Укрепилась и вся социально-экономическая система новой России. Приняты многие программы и даже бюджет на ближайшие три года – до 2010 года. Немало программ рассчитано и принято на период до 2015 года, даже до 2020 года. И тем не менее прочность всех этих структур еще недостаточна. Смутное время кончилось, но переходное время еще не кончилось, и управление страной происходит на многих направлениях в ручном режиме. Основные проблемы страны решает по преимуществу не коллектив высококомпетентных людей, а один человек, который возвышается над другими не только в силу своего положения, но и по опыту и интеллекту.

Положение дел в России существенно отличается от положения дел в таких президентских государствах, как США или Франция. Владимир Путин – это не просто президент в ряду других президентов в стабильной системе управления. Он сам является создателем этой системы управления. Сложившаяся ранее и просуществовавшая семь десятилетий партийно-советская система власти рухнула вместе с СССР и КПСС в 1991 году, но новая система власти и управления, т. е. новое государство, так и не были созданы. Борис Ельцин выступал на посту Президента России в 1991–1999 годах главным образом как разрушитель, а не как созидатель. По большому счету, в России во времена Ельцина брала верх не демократия, а анархия.

Владимир Путин начал свою работу с укрепления единого государства и по горизонтали и по вертикали. Эта работа была очень успешной, но она еще не была завершена к весне 2008 года. Последствия шедших один за другим национальных, социальных, экономических, политических и идеологических кризисов еще не были преодолены, мы миновали лишь самые острые фазы этих кризисов. Стабильность общественной и государственной жизни, а также экономическая и социальная стабильность в современной России еще не могут обеспечиваться автоматически. В России еще не сложилась не только прочная, но просто внятная и легитимная система экономических отношений и отношений собственности. У России только начинает складываться долгосрочная и ясная политическая и экономическая стратегия в отношениях с дальним и ближним зарубежьем. То государство или та государственная машина, которые сегодня более или менее успешно работают, можно назвать «путинским государством». Некоторые из политологов говорят даже о «путинской России», и в этих словах не так уж много преувеличения. Пока еще от личных качеств главы государства, наделенного очень большими полномочиями, а также от доверия к нему большинства населения России судьба нашей страны зависит в гораздо большей степени, чем в большинстве других крупных стран мира. Переходный период не кончился и во всех странах СНГ. Если кони не тянут повозку, их неизбежно приходится менять и особенно на переправе. Именно так пошли дела в Грузии, в Киргизии, в Украине. Иначе сложились дела в Казахстане, в Узбекистане, в Белоруссии, и эти страны лидируют в СНГ по многим показателям экономического развития. Россия должна найти свое решение, руководствуясь разумом и интересами страны и нации, а не какими-то формальными правилами. Так поступали и все европейские демократические страны в пору становления их собственных демократических систем. Я уже писал ранее, что ни один врач не может вечно стоять у постели больного. Но хирург не может прервать сложную операцию только потому, что наступило время обеденного перерыва.

Самым простым предложением по поводу преемственности российской власти и по проблеме 2008 года, которое озвучил еще в октябре 2004 года Госсекретарь Союза России и Белоруссии Павел Бородин, было предложение подправить Конституцию РФ с помощью референдума, как это было сделано в Белоруссии и в ряде других стран СНГ. «Я немножко знаю, что такое управлять государством, – заявил П. Бородин. – Нужен временной срок, чтобы реализовать намеченную программу. Я считаю, что должен быть и третий, и четвертый срок. В России, в отличие от Запада, правят не корпорации, а цари. Такую власть, как у Путина и Лукашенко, дает Бог». Это простодушное заявление П. Бородина было немедленно дезавуировано устами пресс-секретаря Президента России Алексея Громова: «Бородин является международным чиновником и выражает личное мнение, которое не соответствует реальностям»[4].

Сам Владимир Путин еще в ночь с 14 на 15 марта 2004 года, то есть после своей второй победы на президентских выборах, уверенно говорил, что не собирается выдвигать свою кандидатуру на пост Президента на третий срок. «Важно, чтобы пришел новый человек». То же самое В. Путин говорил и в конце октября 2004 года во время выступления на украинском телевидении. «Надо не менять, а исполнять Конституцию. В России разрешено два президентских срока подряд, этим я и буду руководствоваться». 11 апреля 2005 года, выступая на Ганноверской промышленной выставке, Владимир Путин снова произнес слова «третий срок» применительно к себе. Он сказал, что не будет менять основной закон, по которому никто не может избираться три срока подряд. При этом Путин добавил, что избираться в третий раз не подряд российская Конституция не запрещает. «Правда я не уверен, что я этого захочу», – добавил Президент. Сходные заявления В. В. Путин делал в 2005–2006 годах почти ежемесячно.

Конечно же, любой вменяемый политик и не мог бы говорить иначе, особенно в том случае, когда он еще не прошел и половины второго срока. В последние несколько лет российским губернаторам и президентам автономий, которые успешно руководили своими регионами два срока, дали возможность сохранить свой пост через выборы или через назначение и на третий срок. Некоторые из глав регионов находятся на своем посту уже и четвертый срок. Многие менее успешные губернаторы и главы регионов потеряли свой пост после первого срока. Ограничение власти по срокам – это не простая формальность, это важная демократическая норма, но бывают обстоятельства, которые требуют исключения из правил.

Франклин Рузвельт был выдвинут в 1940 году в США на третий срок и победил. В 1944 году он снова выиграл президентские выборы, уже в четвертый раз. В США в то время не Конституция, а обычай запрещал политику выдвигаться на третий срок на пост президента. Но в годы Второй мировой войны соблюдение этого обычая противоречило интересам нации и государства. Специальная поправка к Конституции с более строгими правилами выборов президента принята в США только в 1951 году.

Разные правила по выборам президента существовали во Франции, где два разрешенных Конституцией срока составляли еще при Ф. Миттеране даже не 10, как сейчас, а 14 лет. Президенты Казахстана и Узбекистана Нурсултан Назарбаев и Ислам Каримов находятся на своих постах с декабря 1991 года. Именно это обстоятельство позволило им провести наиболее успешные, хотя и очень разные экономические реформы, обеспечив стабильность в условиях, даже более трудных, чем в России. Но что смогли сделать и чего добиться в отведенные им 10 лет президенты Грузии и Украины Эдуард Шеварднадзе и Леонид Кучма? В античном Риме был период, когда римский сенат избирал сразу двух консулов, и они управляли Римским государством по очереди, сменяясь через день. Это кончилось, как известно, тяжелым поражением римской армии в сражении при Каннах, где более мощной, чем у Ганнибала, римской армией командовали сразу два консула – Эмилий Павл и Теренций Варрон.

Заявления В. Путина о том, что он не собирается баллотироваться на пост президента на третий срок, не остановили, а скорее умножили комментарии и дискуссии в печати на этот счет. Любой успешный руководитель должен думать о своем преемнике. Разумная преемственность власти важна и для управления государством и для управления крупной промышленной или финансовой корпорацией. О преемнике думали даже такие деятели ВКП(б) – КПСС, как Ленин и Сталин, но они не смогли найти решения этой проблемы.

Десятки самых видных политиков России высказывались в 2005–2006 годах по вопросу о преемственности власти, и нет необходимости повторять их аргументы и предложения. «Самый важный момент для страны, – заявлял, например, Юрий Лужков, – это перевыборы президента. Хотим мы или нет, но президент в нашем менталитете – всегда главенствующая личность в государстве. И вот, размышляя над последним вопросом, я не вижу никого, кроме Путина. Ни одной личности, которая могла бы продолжить управление страной. Близко нет никого. И это проблема для меня как гражданина. Я не знаю, что тут можно сделать. Есть Конституция, есть все эти самые нормы, которые не позволяют Путину переизбраться на третий срок. И вот эта сложная ситуация и необходимость, чтобы в государстве была преемственность, не дает покоя. Все-таки стабилизация жизни и сохранение государства Путиным были обеспечены. А это не просто. Путин тактично и умело исправил ситуацию к обособлению регионов. А другой сможет? Не будет ли следующий рвать машину государственного управления? У нас уже был пьяный кучер…»[5]

Предложения об изменении Конституции «под Путина» делал не только спикер Совета Федерации РФ Сергей Миронов, но и президент Казахстана Н. А. Назарбаев.

К началу 2007 года вся эта большая политическая дискуссия изменила характер и направление. Стало ясно, что Владимир Путин не изменит своего решения, что он не даст согласия на выдвижение его кандидатуры на пост президента. Стало также ясно, что Владимир Путин не собирается при этом уходить из большой российской политики. «Я свое место в строю найду», – говорил он не один раз. «Мне выступать с политическими завещаниями преждевременно», – сказал он 26 апреля 2007 года в своем послании Федеральному Собранию. Ключевыми, с точки зрения оценки его собственных планов и замыслов, были ответы В. Путина на большой пресс-конференции в Кремле 1 февраля 2007 года.

Отвечая на вопрос одного из западных корреспондентов, В. Путин сказал: «Вы употребили слово «правление». Я не правлю – я просто работаю. Что касается заблаговременной подготовки лиц на замещение высших должностных позиций в государстве, то это, как правило, выбранные, избираемые должности, и здесь в любом случае слово за избирателями, за гражданами России. Что же касается преемников, о которых Вы сказали, я много раз на этот счет высказывался – преемников никаких не будет. Будут кандидаты на пост Президента Российской Федерации. Задача власти – обеспечить демократический способ освещения их избирательных кампаний, изложение ими своих предвыборных позиций, с тем, чтобы граждане Российской Федерации могли сделать обоснованный выбор. Все, кому надо, уже на своих постах работают. Нам нужно с Вами не суетиться по поводу будущих выборов, а, как я уже сказал, обеспечить гражданам возможность объективного выбора, обеспечить гражданам этот свободный демократический выбор. Я тоже гражданин Российской Федерации, чем очень горжусь, и, конечно, оставляю за собой право высказать какие-то предпочтения. Но буду делать это только в период предвыборной кампании»[6].

Разумеется, Владимир Путин говорил в данном случае как политик, который не хочет и не должен заранее раскрывать все свои карты. На самом деле президент в России не «просто работает», но и правит. Можно сказать, что он работает управляющим, ибо многие полномочия даны Конституцией только ему одному, а все остальные могут исполнять лишь роль помощников или советников. Хотя официально избирательная кампания по выборам президента не была объявлена до декабря 2007 года, в неофициальном порядке она шла на протяжении всего года, и было достаточно хорошо видно, кому именно Владимир Путин отдавал свои предпочтения. Это было видно хотя бы по значительному, но при этом совершенно одинаковому вниманию, с которым российские государственные телеканалы освещали деятельность двух человек, двух первых вице-премьеров – Дмитрия Анатольевича Медведева и Сергея Борисовича Иванова. Именно об этих двух людях Владимир Путин говорил еще в начале 2000 года в книге своих интервью «От первого лица» как о своих самых близких соратниках и друзьях. Как известно, Дмитрий Медведев руководил в 2006–2007 годах в правительстве всей социальной сферой, а также помогал решать проблемы сельского хозяйства. Сергей Иванов руководил всеми оборонными отраслями, делами армии, а также всеми наукоемкими отраслями, восстановлением авиастроения, судостроения и автостроения, космической отраслью, разработкой нанотехнологий. Дмитрий Медведев выполнял некоторые из обязанностей премьера, и ему было поручено наблюдать за осуществлением всех объявленных в 2005 году приоритетных национальных проектов. Сергей Иванов дублировал в ряде случаев работу президента, разъяснял его заявления по проблемам внешней политики. Между Дмитрием Медведевым и Сергеем Ивановым не было никакой полемики, они не готовились к выборам в Государственную Думу и не входили ни в одну из партий.

Не менее активно российская печать обсуждала и вопрос о том – какой пост в измененной системе власти может занять сам В. В. Путин. Многие из экспертов считали, что Владимир Путин мог бы занять пост лидера партии «Единая Россия». Еще в сентябре 2004 года в журнале «Эксперт» его ведущие авторы Татьяна Гурова и Андрей Цунский писали в статье «Преемник-2»: «Путин не мог не думать о тактике сохранения преемственности курса после его ухода с поста президента, по многим причинам. Во-первых, как политик он молод и ему нет необходимости уходить из этой сферы. Во-вторых, это и невозможно сделать каким-то простым способом – за годы президентства он так или иначе создал систему власти, которая держится на нем, и сама эта система не даст ему уйти. В-третьих, у него есть некоторая линия, которая, по его мысли, полезна для страны. Это линия на возрождение единой и мощной России при сохранении демократических рамок. Его жизненный опыт и ментальность заставляют его искать фундамент этой линии в бюрократии, по замыслу – в обновленной бюрократии. Как человек, который сам был преемником, Путин не может не понимать, что просто выбор наследника и поддержка его на предвыборной стадии административным ресурсом не решит проблемы преемственности курса. Необходимо создать условия для разрыва «кольца всевластия» президента. Любого российского президента. Чтобы разорвать «кольцо всевластия» и обеспечить долгую жизнь формирующемуся вот уже пять лет режиму, нужно аккуратно перелить часть сегодняшнего президентского ресурса в другой сосуд, не расплескав его. Сейчас главный политический ресурс страны находится в руках президента и его администрации. Стало быть, в первую очередь нужно готовить подходящее вместилище, то есть институт, который мог бы принять на себя часть этого ресурса. Таким институтом не только может, но в условиях демократии и должна стать партия власти, или партия Кремля. Кандидат на эту роль очевиден. Это «Единая Россия», которую сам Путин может в подходящее время возглавить лично. Собственно, эта идея давно витает в воздухе. Но речь идет не просто о поиске комфортного места для бывшего президента, а о создании нового центра силы, который сможет противостоять будущему президенту»[7]. Это был хороший анализ. Однако было неясно – сможет ли партия «Единая Россия» даже с таким лидером, как Путин, стать центром силы и власти, не имея на это конституционных полномочий. О КПСС, как о «главной руководящей и направляющей силе», говорилось в статье 6 Конституции СССР. Именно отмена этой статьи дала начало новой системе власти в России.

Было очевидно, что и сам В. В. Путин серьезно думал и о системе власти в России, и о своем месте в этой системе. «Всем хорошо известно, – говорил он в начале 2007 года, – что я принял самое прямое участие в создании «Единой России», помог этой партии встать на ноги, помог ее созданию и помог формированию. Я не собираюсь кого-то нахваливать. Но если бы не было взаимопонимания по ключевым вопросам развития России между «Единой Россией» и Правительством, таких результатов бы не было. Значение и роль «Единой России» в поступательном движении и развитии России за последние годы значительны, как бы мы ни поругивали депутатский корпус. Между тем, я приветствую и появление другой политической силы. Разницу между ними я вижу в том, что «Единая Россия» – это все-таки более правый и либеральный центр, во всяком случае, с точки зрения проведения экономической политики, хотя и там много очень социал-демократических тенденций, и я это хорошо почувствовал в работе над различными законопроектами. Но «Справедливая Россия» – это, конечно, партия, которая во всех своих проявлениях напоминает такое социалистическое, социал-демократическое направление. В полной мере это пока еще, может быть, не ощущается и не видно, так же, как в полной мере не видно и праволиберального направления в деятельности «Единой России». Нужно время»[8].

Политологи очень внимательно анализировали эти слова. Очевидно, что президент не стал бы так говорить о двух российских партиях, если бы он собирался в ближайшие месяцы вступить в одну из них. После этих слов и Сергей Миронов, как лидер партии «Справедливая Россия», стал говорить о своих планах куда более определенно. «Я не хочу строить капитализм», – заявил он. – Я хочу строить социализм».

Некоторые из экспертов полагали, что Владимир Путин мог бы возглавить в структурах власти Совет безопасности. Полномочия этого органа не были точно определены и во многом зависели от степени авторитета и влияния назначенного сюда человека. Это и мне казалось весьма вероятным. Власть в России могла в этом случае обрести характер дуумвирата или триумвирата, сохраняя единство и прочность при двух или трех близких друг другу лидерах. Однако Владимир Путин ни весной, ни летом 2007 года не стал ни с кем делиться своими планами и соображениями. «Нужно сохранить интригу», – сказал он полушутя в одной из аудиторий.

Встречи на высшем уровне

В апреле и мае 2007 года в России и во многих других странах шла подготовка к ряду важных встреч на высшем уровне, главной из которых должен был стать саммит «большой восьмерки» в ФРГ – в Хайлигендамме, небольшом немецком городке на берегу моря. Место встречи лидеров заранее было огорожено большим металлическим забором: в Хайлигендамм готовились прибыть не только главы самых сильных государств планеты, но и десятки тысяч антиглобалистов.

Темы дискуссий на саммите G8 были заранее известны. Речь снова должна была идти об энергетической безопасности стран Европы, о политике по отношению к Ирану, о строительстве систем ПРО в Восточной Европе, о проблеме Косово, о положении дел в Ираке и в Афганистане. Наблюдателям и журналистам было интересно знать, как поведет себя на саммите Николя Саркози, новый президент Франции, и как справится с ролью хозяйки саммита Ангела Меркель. Однако в центре внимания всех обсуждений и прогнозов находились Россия и ее лидер – Владимир Путин. Дипломатическое давление на Россию весной 2007 года продолжало усиливаться, сопровождаясь многочисленными информационными атаками. Наиболее грубыми нападками на Россию и на Путина отличалась и на этот раз британская пресса. «Членство России в G8, – писала лондонская газета «Дейли Телеграф», – становится нелепым. Если бы сам Владимир Путин не присутствовал за столом переговоров на ежегодном саммите, он стал бы там главным предметом обсуждения. Отношения между Россией и Западом после окончания холодной войны еще никогда не были так плохи. Стоит задаться вопросом: а почему России вообще входит в «восьмерку»? Она явно не соответствует другим членам по состоянию своей экономики. Россия демонстрирует все признаки нарождающейся диктатуры: притеснения оппозиционных политиков, закрытие независимых СМИ, аресты диссидентов и надуманные обвинения против них. Членство в «восьмерке» вызывает доверие к путинскому режиму, которого он больше не заслуживает. Пора вернуться к G7»[9].

Некоторые из газет прямо называли Владимира Путина «врагом Запада № 1». «Изучи своего врага, – писала британская «Таймс», – этот постулат, придуманный китайским военным стратегом Сунь Цзы 2000 лет тому назад, в дипломатии еще более важен, чем на войне. Сейчас, когда лидеры самых могущественных стран мира собираются в Германии на саммите G8, личность врага предельно ясна. Это – Владимир Путин»[10].

Во многих западных газетах публиковались самые хвалебные рецензии и большие отрывки из только что изданной книги Анны Политковской «Русский дневник». Сообщалось, что именно эту книгу она завершала перед тем, как была убита. Срочно была переиздана книга Александра Литвиненко и Юрия Фельштинского «ФСБ взрывает Россию». В 2003 году эта книга не вызвала интереса среди западных читателей. В антироссийской атмосфере весны 2007 года издатели рассчитывали на больший успех. Вышла книга и о самом А. Литвиненко «Смерть диссидента», которую написал журналист-эмигрант из окружения Бориса Березовского Александр Гольфарб в соавторстве со второй женой А. Литвиненко – Мариной. Наиболее популярным в западной прессе оппонентом В. В. Путина был в эти недели Гарри Каспаров, большие статьи и интервью которого публиковались в десятках газет и журналов.

Заказной характер всей этой газетной шумихи не вызывал сомнений, и более независимые журналисты указывали на причины роста антироссийских настроений в западных политических кругах. «Случилось то, на что мало кто рассчитывал, – писал немецкий эксперт Анатоль Калецкий. – Россия снова вернулась на мировую политическую арену, делая акцент на том, что США для себя считают само собой разумеющимся: национальные интересы. Во внешней и оборонной политике Россия при Путине достигла относительно высокого уровня независимости от всех европейских стран и прежде всего относительно мировой державы номер один – США. После своего пламенного выступления в феврале на Мюнхенской конференции по безопасности российский президент в ходе визитов на Запад получает удовольствие от возможности, критикуя Вашингтон, указать на свою позицию. И в Хайлигендамме Путин, скорее всего, станет причиной того, что гармоничного настроения на встрече не будет»[11]. О том же писал и британский журналист Саймон Тисдол. «После неожиданного появления на мировой сцене в 2000 году Владимир Путин поочередно ошеломлял, поощрял и возмущал международных собеседников России. Однако в одном ключевом аспекте бывший офицер КГБ, улыбка которого напоминает трещину на глыбе льда, проявляет завидную последовательность. После унижений эпохи Ельцина он твердо взялся за восстановление России как силы, с которой необходимо считаться. И теперь он этого добился»[12].

Незадолго до отъезда на саммит «восьмерки» Владимир Путин дал несколько интервью для западных и российских газет. При этом впервые после распада СССР российский лидер, говоря о политике США, употребил термин «империализм». «Мы не ищем конфронтации, и мы не драматизируем происходящие события. Но мы будем и в дальнейшем высказывать свое мнение откровенно, честно и принципиально. Что происходит в Европе? Россия реально выполняет Договор об ограничении обычных вооружений. Мы вывели за Урал все наше тяжелое вооружение. Мы на 300 тысяч человек сократили наши Вооруженные силы в Европе. Но что мы увидели в ответ? Восточная Европа наполняется новыми вооружениями, создаются две новых военных базы – в Румынии и в Болгарии и два стратегических позиционных района – локатор в Чехии и ракетные системы в Польше. И мы задаемся вопросом, что происходит? Происходит одностороннее разоружение России. И накачка Восточной Европы новыми системами оружия. Это ведь просто меняет всю конфигурацию международной безопасности. Мы будем на это отвечать – не зеркально, но не менее эффективно».

На вопрос о демократии и о том, считает ли себя демократом сам Путин, он ответил сначала без особой иронии: «Давайте не будем лицемерить по поводу демократических свобод и прав человека. У меня здесь лежит доклад «Международной амнистии». В отношении Соединенных Штатов эта организация делает вывод, что США являются сегодня главным нарушителем свобод и прав человека в глобальном масштабе. Такие же претензии и к Великобритании есть, и к Франции, и к Федеративной Республике Германии». Когда тот же вопрос задали Путину и на следующий день, он отвечал уже с насмешкой, даже с издевкой. «Являюсь ли я «демократом чистой воды»? Конечно, я абсолютный и чистый демократ. Но вы знаете, в чем беда? Даже не беда, а трагедия настоящая в том, что я один такой, других таких в мире просто нет. Посмотрите, что творится в Северной Америке, в Европе, на Украине. После смерти Махатмы Ганди поговорить не с кем». Эти интервью В. В. Путина с удовлетворением публиковали даже оппозиционные левые газеты.

Прогнозы насчет конфликтов на саммите «восьмерки» не сбылись, Владимир Путин весьма дружески общался и с Ангелой Меркель, и с Николя Саркози. Что касается Джорджа Буша, то именно он оказался на саммите в трудном положении. При первой же встрече с Бушем Владимир Путин выдвинул неожиданное предложение, которое поставило Дж. Буша в тупик и изменило нагнетаемую перед саммитом обстановку. Российский президент предложил Соединенным Штатам не строить новую РЛС в Чехии, а начать совместное с Россией использование Габалинской РЛС, уже работающей в Азербайджане и способной гораздо лучше отслеживать возможные ракетные пуски в Иране и на всем регионе Ближнего Востока. Одновременно В. Путин предложил разместить американские антиракеты не в Польше, а в Турции или в Ираке, т. е. гораздо ближе от предполагаемого пуска будущих иранских ракет. Ко всему прочему В. Путин предложил привлечь к разработке разного рода оборонительных систем против гипотетических будущих угроз также и страны Европы. Дж. Буш не мог отвергнуть такого рода предложения, но он не мог отказаться и от своих планов американского ПРО. Он назвал предложения В. Путина «интересными и конструктивными», но требующими серьезного изучения. Вполне продуктивно прошли в Хайлигендамме и переговоры по проблемам климата, хотя в них не участвовал президент США, сославшийся на нездоровье. В целом саммит «восьмерки» прошел, по оценкам экспертов, вполне успешно. На нем присутствовали, как это было и в 2006 году, руководители Китая, Индии, Бразилии, Мексики и ряда крупных стран Африки.

Сразу же после саммита G8 в Германии Владимир Путин направился на экономический форум в Санкт-Петербурге. Этот форум проводится не в первый раз, но в июне 2007 года его масштабы оказались много большими, чем в прошлые годы. В Санкт-Петербург приехали главы 15 стран, а также многие крупные политики и бизнесмены из всех почти стран Европы и из Азии и Америки. Общий объем заключенных на форуме сделок превысил 15 млрд долларов. Выступая на форуме в своем родном городе, Владимир Путин не только говорил об успехах России и ее экономики. Он подверг критике работу всех главных финансовых международных организаций. «Эти организации, – заявил В. Путин, – были созданы в расчете на небольшое количество активных игроков, и они выглядят подчас архаичными, неповоротливыми и недемократичными. Они далеки от учета современного расклада сил в мире и никак не найдут свое место в условиях стабильного экономического роста в большинстве развивающихся стран и растущих рынков. Очевидно, что мировая финансовая система, по сути, завязанная на одну-две валюты и ограниченное число финансовых центров, уже не отражает текущие стратегические потребности глобальной экономики. Ответ на такой вызов только один – появление нескольких резервных мировых валют и нескольких финансовых центров». Слова В. Путина обозначили новый и ключевой приоритет российской экономики – повышение привлекательности рубля на мировом рынке, переход на рублевые расчеты при экспорте товаров из России и создание в России собственной мощной финансовой системы, способной обеспечивать не только внутренние финансовые потоки, но и участвовать в мировой финансовой игре[13]. Это были большие планы и важные заявления.

Всего через две недели после Санкт-Петербургского форума Владимир Путин летел в США на новую встречу в верхах – с Джорджем Бушем. Эта встреча должна была пройти не в Вашингтоне и не в Техасе, а в поместье Джорджа Буша-старшего в Кеннебанкпорте в штате Мэн на берегу Атлантического океана. Это летняя резиденция семьи Бушей, и здесь побывало немало именитых гостей еще в то время, когда именно Дж. Буш-старший был президентом США. Встреча двух лидеров происходила 3 и 4 июля, и главными проблемами, которые на ней обсуждались, были все те же планы по ПРО, проблема Ирана, статус Косово и некоторые другие. Никаких соглашений не было достигнуто, но они и не планировались. Главной для двух лидеров была атмосфера встречи: спорные вопросы обсуждались на совместной рыбалке, за обедом и ужином, во время прогулок по побережью. Владимир Путин и Джордж Буш общались как добрые друзья, у которых есть разногласия, но у которых гораздо больше общих интересов и совместных программ. «Мы дружественные страны, настроенные на то, чтобы вывести свои двусторонние отношения на уровень союзников, – сказал журналистам пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. – Но ми еще не достигли этого уровня, и на это потребуется определенное время и усилия с обеих сторон». О том же говорили и сами президенты. «Он (Буш) говорит то, что считает нужным, – заметил В. Путин. – Я не всегда с ним согласен, но мои возражения не носят менторского характера, мы говорим как друзья». Дж. Буш ответил тем же: «В отношении лидеров государств: в первую очередь важен вопрос о том, правду ли говорит тебе партнер. С Владимиром Путиным этот вопрос никогда не возникает. Возможно, иногда мне не хочется слышать то, что он мне говорит, но это всегда правда»[14]. Общий итог встречи Владимир Путин обозначил простой метафорой. Он заметил: «Ну что ж, карты сданы, можно начинать игру… И очень хотелось бы, чтобы мы играли в одну игру». Эти слова комментировали по-разному. Игра, а тем более карточная игра, это все же не совместная работа, а соперничество, в котором кто-то побеждает, а кто-то проигрывает. Важно лишь, чтобы игроки играли по одинаковым правилам.

Олимпийская победа России

И летние, и зимние Олимпиады давно уже превратилась в одно из самых важных событий не только в спортивной жизни планеты, но и в мировой политике. В любой стране, которую Международный олимпийский комитет (МОК) избирает как место для проведения очередной Олимпиады, ее подготовкой занимаются все – и спортсмены, и политики, и бизнесмены, и полиция, и СМИ. Это большая честь, но также и большая ответственность и очень большое испытание для всех структур государства, а также тех городов, в которых намечается провести Олимпийские игры. Надо учесть, что масштабы этих игр с каждым разом расширяются. Становятся более сложными и требования МОК к странам, которые претендуют на участие, а тем более на организацию Игр.

В Советском Союзе Летние Олимпийские игры проводились только один раз – в 1980 году, и это дало тогда сильный толчок не только развитию спорта и спортивных сооружений в Москве и Ленинграде, но и развитию строительства в столицах: гостиниц, дорог, Олимпийской деревни, системы обслуживания. В 2008 году летние Олимпийские игры проходили в Пекине, и весь Китай несколько лет активно готовился к этим играм. Москва подавала заявку на проведение Олимпийских игр в 2012 году, но она не попала даже в первую тройку кандидатов. МОК собирался в 2004 году в Сингапуре и выбрал хозяином Игр на 2012 год Лондон. Фаворитом на организацию летних игр на 2016 год считается Париж.

Зимние Олимпийские игры никогда не проводились ни в СССР, ни в России. Наша страна добивалась в этих играх многих успехов, и это естественно для такой большой северной страны. Однако ни в СССР, ни в России не создавалось в прошлом крупных центров зимнего спорта. Только в последние несколько лет в разных городах страны стали создаваться ледовые дворцы, а там, где это возможно, новые горнолыжные комплексы. Нет ничего странного в том, что в развитии зимних видов спорта в России в последние несколько лет разного рода рыночные факторы играли меньшую роль, чем увлечение горнолыжным спортом Президента России Владимира Путина. Этот спорт оказался очень популярным еще в 1990-е годы среди большинства олигархов. Эти люди, однако, даже и не думали о России и предпочитали зимний отдых в австрийских или французских Альпах. Проводя свой рабочий отпуск в летней президентской резиденции в Бочаровом ручье в Сочи, Владимир Путин, страстный спортсмен и дзюдоист, решил попробовать и горные лижи, которыми он занимался в прошлом только от случая к случаю. На Красной Поляне недалеко от Сочи снега всегда много, и лыжная база здесь уже имелась, но для серьезного занятия спортом этого было слишком мало. Подниматься в горы к большому снегу нужно было на вертолете, а это уже не массовый спорт. Не привлекая к своей личности никакого внимания, Владимир Путин прошел серию тренировок по горным лыжам в Австрии, где в 2001–2002 годах он учился у знаменитого австрийского горнолыжника Карла Шранца, медалиста Олимпийских игр 1964 и 1966 годов. Опытный тренер был доволен успехами своего именитого ученика.

Не для всех увлечение Путина горными лыжами было секретом. Базы для горнолыжного спорта стали создаваться в Красноярском крае, в Татарии, под Москвой. Их расширяли в Карелии и под Санкт-Петербургом, почти везде, где это было возможно. Но и в Красной Поляне под Сочи зимний лыжный курорт начал быстро развиваться еще в 2002–2003 гг. Мысль о том, чтобы сделать Сочи зимним курортом международного уровня и провести здесь зимние Олимпийские игры, появилась уже тогда и не у одного Владимира Путина. Президент Олимпийского комитета России Леонид Тягачев позднее вспоминал: «Я мечтал о том, чтобы Олимпиада прошла в Сочи. И пока жив буду, не забуду некоторых моментов, которые уже стали историей. Например, как мы вместе с Владимиром Владимировичем спускались на горных лыжах с вершин Красной Поляны по целине. Между прочим, таких вершин было семь. И спуститься с них мог только по-настоящему сильный горнолыжник. Четыре года назад Путин прилетел в Сочи. Мы взлетали на вертолете, который зависал над горой, мы выпрыгивали, нам сбрасывали лыжи и палки. Затем вертолет улетал, и мы семь километров ехали по целине. Потом опять садились в вертолет, снова летели наверх, на другую гору. И так семь раз. Только тогда, когда Путин все это сам увидел и попробовал, к нему пришло понимание, что в Сочи можно провести Олимпиаду»[15].

Работа над проектом Олимпийского центра в Сочи началась несколько лет назад и проходила без большой рекламы. Заявка была выдвинута уже только после предварительной проработки разных вариантов и смет. Стало очевидным, что игра стоит свеч, и что создание зимнего курорта международного уровня в Сочи возможно, хотя это потребует очень больших вложений в развитие всего региона российского Причерноморья. Однако в долгосрочном плане страна от этого проекта могла многое выиграть – и для спорта и для экономического развития всего юга России. Началась реальная работа над реальной заявкой на организацию и проведение зимних Олимпийских игр 2014 года. Нет необходимости писать обо всех этапах этой работы.

В конечном счете, к заседанию МОК в далекой Гватемале осталось только три претендента. Это был австрийский город Зальцбург, который хорошо известен любителям зимнего спорта. Это был корейский город Пхенчхан, который уже второй раз выдвигал свою кандидатуру. Наконец, это был Сочи, российский морской курорт, который еще никогда не выступал в качестве организатора крупных международных и к тому же зимних спортивных соревнований. Привлекательна была сама идея сочетания гор и моря и организация зимних спортивных соревнований в субтропиках. Однако поверить в возможность города Сочи провести такие масштабные соревнования можно было только под самые надежные гарантии государства, а не только его спортивных организаций. Владимир Путин давно уже занимался этой проблемой лично, не привлекая к проводимой работе большого внимания. Под его наблюдением была составлена очень убедительная заявка на проведение зимней Олимпиады 2014 года.

Печать западных стран не верила в возможность победы Сочи. В статье «Пусть МОК выберет самый гостеприимный двор» газета «Нью-Йорк таймс» писала: «Пхенчхан годится лучше, чем Зальцбург или российский Сочи, не только потому, что его планы производят наилучшее впечатление, но и по той причине, что Южная Корея за недавний период уже дважды показала себя как чрезвычайно толковая и гостеприимная хозяйка крупных спортивных соревнований»[16]. Испанская газета «Воц Галициа» замечала, что если «МОК отдаст право на проведение Олипиады Сочи, то он пустится в авантюру создания нового спортивного центра из ничего. Самым надежным является предложение Зальцбурга, потому что здесь уже существуют восемь из одиннадцати требуемых объектов, а также есть врожденная привычка принимать тысячи туристов и огромный опыт организации возможных спортивных и культурных мероприятий»[17].

Но Россия лучше всего подготовилась к обсуждению и к работе МОК в Гватемале, где у России не было раньше даже посольства. В. Путин заранее распорядился купить дом в Гватемале. Затем были наняты 120 строительных рабочих, чтобы они должным образом обеспечили этот дом всем необходимым и для пребывания здесь Президента России, и для приемов В. Путиным членов МОК.

Самый большой в мире грузовой самолет «Руслан» привез в Гватемалу 150 тонн материалов для оборудования в этом жарком городе ледового катка для лучших советских фигуристов. Члены МОК не имели права приходить сюда, так как это противоречило этическим нормам работы комитета. Но публики здесь всегда было много, и о «русском катке» писали все газеты.

В Гватемалу прибыли также канцлер Австрии и президент Кореи, но именно Владимир Путин находился здесь в центре внимания, да и охрана у него была самой солидной.

Каждый из глав государств-претендентов встречался почти со всеми членами МОК, а их прибыло в Гватемалу 104 из 110. Решающее заседание МОК происходило 5 июля в присутствии множества гостей и журналистов. Оно транслировалось по телевидению на все страны мира. Каждая из стран имела один час на презентацию своей заявки, и по общему мнению заявка Сочи была безупречной. Российской команде выпало первой представить свою заявку. Ее представили Вячеслав Фетисов, Светлана Журова, Евгений Плющенко, Александр Попов и параолимпийский чемпион лыжник Михаил Терентьев. Капитаном этой команды был Владимир Путин, и его речь продолжалась 12 минут. Владимир Путин говорил на английском языке. «Сочи – уникальное место, – сказал российский президент. – На побережье вы можете наслаждаться прекрасным весенним днем, в то время как в горах настоящая зима. Я там катался на лыжах шесть или семь недель назад и могу вам точно сказать: настоящий снег гарантирован… Древние греки жили в окрестностях нынешнего Сочи. Как раз там я увидел камень, к которому, как гласит легенда, был прикован Прометей. Именно Прометей, как мы помним, дал людям огонь, который стал огнем Олимпиады… Мы гарантируем, что строительство олимпийских объектов будет закончено вовремя. На это мы выделяем крупную сумму в 12 млрд долларов. 70% участников Олимпиады будут размещены в пяти минутах ходьбы от мест проведения соревнований. Мы планируем также отказаться от ограничений на минимальный срок пребывания делегаций, и это будет оговариваться законом. « Последние фразы своего эмоционального выступления Владимир Путин произнес по-французски – на официальном языке МОК, и это было неожиданностью для всех. Выслушав затем заявки и выступления других стран и глав делегаций, Путин покинул зал и направился к своему самолету. О результатах тайного голосования он узнавал уже по дороге домой.

В первом туре голосования корейский Пхенчхан получил 36 голосов, Сочи – 34, а Зальцбург – 25. Во втором туре Сочи получил 51 голос, а Пхенчхан – 47. Российская делегация ликовала.

И наблюдатели, и журналисты, и спортсмены, а позднее и члены МОК признавали, что именно присутствие и впечатляющее выступление российского президента принесло России победу в Гватемале. В опубликованных позже отчетах экспертов небольшое предпочтение отдавалось все же корейскому городу. Но президент Кореи в своем выступлении был не так убедителен. Почти все западные газеты писали позже, что именно энтузиазм и воля Владимира Путина в сочетании с новаторской концепцией игр принесли победу Сочи. Короткая, но яркая, энергичная, даже страстная, речь В. Путина, которую, благодаря телевидению, могли слушать и в России, и во всем мире, войдет, как я думаю, не только в историю Олимпийского движения или в историю России, но и в историю ораторского искусства. Мало можно привести примеров, когда риторика столь быстро и эффективно изменяет реальный ход событий – и не только в спортивной биографии большой страны. «Как известно, – писала из Гватемалы журналистка Наталья Mаликова, – заявки городов-кандидатов оценивались по 11 критериям – от 0 до 10. Но то, что не учла методика МОК, оказалось решающим фактором, фактором № 12 или Владимиром Путиным, который одержал самую неожиданную, но вместе с тем и самую впечатляющую победу за все годы своего правления – Сочи выиграл Олимпийские игры 2014. Успех города, шансы которого еще несколько дней назад считались минимальными, стал возможен во многом благодаря усилиям, которые предпринял российский президент. В итоге его фантастическая воля к победе была оценена»[18].

В данном случае В. В. Путин выступал не только как Президент России или как поклонник российского спорта, но и как человек, в жизни которого спорт играл и продолжает играть очень большую роль. Очень многое в жизни, в личности, в способностях и достижениях В. Путина объясняется его собственной неординарной спортивной биографией, которая не завершилась и сегодня.

Дипломатическое наступление России

В ответ на сильное внешнеполитическое давление, которому подвергалась Россия зимой и весной 2007 года, Владимир Путин предпринял после саммита «восьмерки» и встречи с Дж. Бушем энергичное внешнеполитическое наступление на самых разных направлениях.

В конце июня 2007 года в столице Хорватии Загребе собрался саммит восьми стран Балканского полуострова для обсуждения энергетического сотрудничества. Балканы принято считать трудным регионом. В дипломатические словари понятие «балканизация» вошло как синоним опасной национальной, религиозной чересполосицы и безысходных территориальных споров. Однако отношение к России на Балканах всегда было уважительным. Россия для балканских стран – самый крупный на сегодня источник энергоносителей. Для России Балканы не только важный рынок сбыта нашего сырья и промышленной продукции, но и стратегический транзитный регион. Неудивительно, что на саммит балканских стран Владимир Путин был приглашен как специальный гость. Президент России участвовал в общих заседаниях саммита, а после его официального закрытия провел семь двусторонних встреч. С некоторыми из глав балканских государств В. Путин встречался и беседовал впервые.

Из Загреба Владимир Путин отправился в Стамбул на саммит Организации Черноморского экономического сотрудничества. Эта организация создана в 1992 году, и в нее входят 13 государств. Среди многих экономических проектов на саммите был обсужден проект нового российско-итальянского газопровода, который будет проведен по дну Черного моря. Присоединиться к этому проекту пожелали также Болгария и Греция. Для развития всего региона Россия предложила создать как Черноморское электроэнергетическое кольцо, так и Черноморскую кольцевую автодорогу.

В конце июня 2007 года в Великобритании ушел в отставку с поста премьер-министра и с поста лидера лейбористской партии Тони Блэр и его сменил другой лейбористский лидер Джеймс Гордон Браун. Отношения между Россией и Англией уже давно были весьма холодными. Именно в британской печати антироссийская и антипутинская риторика звучала в 2006 и весной 2007 года особенно громко. Россия ответила на эту крикливую кампанию почти полным бойкотом экономического форума в Лондоне, который называли здесь Российским экономическим форумом из-за большого количества самых влиятельных чиновников и бизнесменов из России, приезжавших каждую весну в Лондон. Ожидалось, что состав российской делегации на форуме 2007 года превзойдет прошлогодний. Однако в течение двух недель все сколько-нибудь влиятельные в российской политике и бизнесе люди отменили свое участие в лондонском форуме, сославшись на недостаток времени, на отпуск или на проблемы со здоровьем. Это был очевидный политический сигнал, адресованный англичанам, однако новый британский премьер Г. Браун, заняв кабинет на Даунинг-стрит, отреагировал на него крайне нервно и явно неадекватно. Сославшись на «дело Литвиненко» и на отказ России выдать Британии российского гражданина А. Лугового, Г. Браун потребовал высылки из Британии нескольких российских дипломатов. Россия выслала, соответственно, несколько британских дипломатов из Москвы и демонстративно перестала обращать внимание на новое британское руководство. Это вызвало озабоченность у многих британских бизнесменов, которые никак не хотели терять своих позиций в России.

Напротив, отношения России с Францией при ее новом президенте Николя Саркози развивались летом и осенью 2007 года вполне успешно. Путин и Саркози дружески общались еще на саммите «восьмерки» в ФРГ. Н. Саркози был первым из членов этой «восьмерки», кто в самом начале осени 2007 года прибыл в Москву с официальным визитом и мог дружески общаться с Владимиром Путиным. Н. Саркози провел ночь в самом Кремле. В «мерседесе» с Владимиром Путиным за рулем Николя Саркози смог проехаться по ночной Москве и ближнему Подмосковью. Днем два президента открыли в Лефортовском парке памятник летчикам и персоналу авиаполка «Нормандия-Неман», отличившимся в годы Великой Отечественной войны. Франция получила и приняла предложение принять участие в разработке крупнейшего в мире Штокмановского газового месторождения в Баренцевом море. Позднее к этому важнейшему для Европы проекту присоединилась и Норвегия.

В сентябре 2007 года Владимир Путин вылетел в Австралию – на саммит АТЭС. Никогда раньше ни российские, ни советские лидеры не посещали Австралию. Никаких больших и неожиданных решений на встречах в Сиднее не было. Однако важен и сам факт участия в саммите, и встреча с большой группой австралийских бизнесменов. В Австралии «работает» на сегодня около 1,5 млрд долларов российских инвестиций. Обратный поток инвестиций был пока еще втрое меньшим. На встрече в Сиднее было принято решение провести саммит АТЭС 2011 года в США, а саммит 2012 года в России. Сама Россия приняла решение сделать местом такой большой международной встречи остров Русский близ Владивостока. Это потребует создания здесь всей необходимой инфраструктуры и большого строительства в ближайшие 5 лет. По масштабам подготовки и расходов этот проект Владивосток-2012 не уступает проекту Сочи-2014.

Одной из самых трудных международных проблем оставалась летом и осенью 2007 года проблема Ирана. Соединенным Штатам, как известно, Иран и сегодня представляется как крайне важное звено «оси зла». Самим своим существованием и развитием Иран бросает вызов доминированию США в регионе Ближнего и Среднего Востока. Это самая крупная и потенциально самая богатая страна региона. Теперь, когда Ирак надолго выведен из игры, постепенное сближение Ирана, Турции и Сирии создает совершенно новую расстановку сил в данном регионе. Парадоксально, но стабилизация иракского Курдистана и расширение его автономии, ставшие результатом американского вторжения в Ирак, ведет Соединенные Штаты к конфликту с Турцией, то есть с их давним союзником по НАТО. У Российской Федерации нет претензий на доминирование на Среднем и Ближнем Востоке. Однако Россия остается здесь влиятельным игроком и авторитетным посредником. У нее нет поэтому никакого желания присоединяться к той группе западных стран во главе с Соединенными Штатами, которые вот уже несколько лет оказывали возрастающее давление на Иран и его руководство. Иран стремится развивать свою ядерную энергетику, и Россия готова в этом ему помочь. Нет никаких доказательств того, что Иран собирается создать в ближайшее время не только несколько атомных электростанций, но и ядерные бомбы и ракеты среднего и дальнего действия, способные нести эти бомбы. В любом случае именно давление на Иран и оскорбительное к нему отношение создает у Ирана многие дополнительные мотивы для укрепления своей безопасности. Россия внимательно изучает процессы, происходящие в Иране и вокруг него, но не считает Иран своим возможным противником. Это показал и визит Владимира Путина в Иран – первый визит главы российского государства в эту страну.

Поводом для поездки В. Путина в Иран стал саммит прикаспийских государств в Тегеране, который был намечен на середину октября 2007 года. Накануне этого визита Владимир Путин находился в ФРГ на традиционном саммите «Петербургский диалог». В отличие от провалившегося в апреле 2007 года российско-британского саммита в Лондоне российско-германский саммит прошел в присутствии множества самых крупных российских и немецких бизнесменов и политиков. Сюда прибыли как Ангела Меркель, так и Владимир Путин. Не успел российский президент выйти из своего самолета, как среди журналистов, прибывших в курортный город Висбаден, распространился со скоростью лесного пожара слух о готовящемся на Путина покушении, но не в Германии, а в Иране, куда В. Путин должен был лететь именно из ФРГ. На своей первой пресс-конференции после рабочего ужина с А. Меркель В. Путин просто отмахнулся от вопросов журналистов на тему о покушении: «Потом…» На второй пресс-конференции В. Путин сказал, что это дело спецслужб и охраны, и что он не собирается отменять визит в Тегеран. Было очевидно, что кто-то очень не хочет поездки российского президента в Иран и укрепления отношений между Россией и Ираном. Но и сама угроза покушения могла быть вполне реальной. Попытки организовать покушение на президента России случались в 2000–2006 годах и в самой России, и во время зарубежных поездок. От такой угрозы не избавлен никто из лидеров. Даже в самой дружественной США Грузии в сторону Джорджа Буша была брошена боевая граната, которая, по данным ЦРУ, вполне могла взорваться.

В Тегеране Владимира Путина встретили очень тепло, здесь давно уже не встречали гостей столь высокого уровня. Как писала одна из официальных иранских газет, и сам саммит прикаспийских государств, и участие в нем российского лидера – это провал попыток Запада изолировать Иран и следовательно победа иранской дипломатии. Президент России провел переговоры не только с президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом, но и с иранским духовным лидером аятоллой Хаменеи. Хотя объявленной темой саммита были проблемы раздела дна Каспийского моря, основной темой бесед В. Путина с руководителями Ирана была иранская ядерная программа. Россия должна завершить строительство Бушерской АЭС, но хотела бы получить гарантии от угроз по созданию Ираном ядерного оружия. Никаких попыток покушения на Путина в Тегеране не предпринималось, хотя угрозы такого толка и передавались по телефону в российское посольство.

Потенциально самая опасная ситуация в регионе возникла в Пакистане, который считается зоной американского влияния. Массовые выступления исламских радикалов против военного режима генерала П. Мушаррафа были здесь подавлены армией и полицией. Хотя на президентских выборах П. Мушарраф победил, его победа не была признана Верховным судом страны, председатель которого заявил о себе как о противнике генерала. В Пакистан вернулась и Беназир Бхутто, бывший премьер Пакистана, которая считала себя лидером демократической оппозиции. В Пакистане с визитом побывал премьер России Михаил Фрадков, но он не увез из этой страны позитивных впечатлений. Внутренняя нестабильность в Пакистане связана и с военными действиями в Афганистане. Считается, что именно в приграничных с Афганистаном горных районах находится в настоящее время как главный центр движения «Талибан», так и основное убежище и штаб Бен Ладена. А между тем Пакистан – это единственная страна мусульманского мира, у которой имеется ядерное оружие. Эксперты полагают, что вооруженные силы Пакистана имеют в своем арсенале не менее 50 атомных бомб. С начала ноября 2007 года в Пакистане было введено чрезвычайное положение. Чем кончится этот опасный кризис, не знал никто. Проведенный в сентябре опрос населения Пакистана показал, что Усаме бен Ладену в этой стране симпатизируют 46% опрошенных, а генералу Мушаррафу – 38%.

Крайне напряженная ситуация возникла осенью 2007 года и на границе между Турцией и Ираком. В этот регион была стянута стотысячная турецкая армия, которая уже получила разрешение на военные действия против радикальных курдских сепаратистов, нашедших убежище в автономном районе Иракского Курдистана. Для Соединенных Штатов стабильный Курдистан на севере Ирака – важная опора для создаваемого в Багдаде нового иракского правительства. Но для союзницы США Турции стабильный и относительно независимый Курдистан на севере Ирака – огромная опасность и постоянная угроза: в прилегающих горных районах самой Турции проживает не менее 5 миллионов курдов. На чьей стороне окажутся эти люди в случае военного конфликта? Как будет развиваться ситуация в районах с курдским населением в Иране и Сирии? Этого сегодня также не знает никто.

У России нет рычагов влияния на положение дел в Пакистане или в Курдистане. Иное дело проблема автономного края Косово, которая давно уже находится на рассмотрении Совета Безопасности ООН и которую было бы очень опасно и просто глупо решать без согласия России. Косово – это официально признанная часть Республики Сербии. Сегодня здесь проживает более 1,5 млн албанцев и только 50 тысяч сербов. Еще около 250 тысяч сербов были изгнаны из этого края в 1999 году. Их дома и церкви были разрушены. Исторически это сербская земля, которая начала заселяться мусульманами-албанцами еще во времена турецкого ига. На сегодня Косово – протекторат ООН, и здесь расположены весьма значительные вооруженные сил ООН. Да, для Запада это и обуза, и большие расходы. Но к таким последствиям привела война НАТО против Югославии весной 1999 года, война, которая не имела никаких разумных оправданий и которая не могла не породить абсурдной ситуации. К чему усугублять этот абсурд и демонстративно оскорблять национальные чувства десятимиллиноной сербской нации? Россия ясно и громко заявила, что она не может согласиться с односторонним провозглашением независимости Косово и поощрением сепаратизма в Европе и на Балканах. Да и во всем мире имеется много замороженных и полузамороженных сепаратистских конфликтов, которые могут опасным образом обостриться из-за неразумных действий по отношению к Косово.

Центральным пунктом полемики между Россией и США оставалась на протяжении всего 2007 года проблема развертывания американской системы ПРО недалеко от российских границ – в Польше и в Чехии. В Польше в ближайшие годы США предполагают создать новый для себя район развертывания противоракет с десятью шахтными пусковыми установками. Обнаружение баллистических ракет «противника» должно осуществляться установленным в Чехии многофункциональным радиолокатором, способным обнаруживать цели на дальности до 5000 км. На ближайшие годы сами эти системы, если их рассматривать изолированно, не несут серьезных угроз России. Однако они являются лишь частью гораздо более обширных планов, включая и планы размещения новых систем ПРО в космосе, что очевидным образом разрушает сложившееся в мире относительное равновесие ядерных сил. России трудно согласиться с такими планами, но она также не в состоянии дать в данном случае «симметричный ответ». Но у нее есть много возможностей дать некий «асимметричный ответ», хотя это не соответствует ее желаниям и может ухудшить общую международную обстановку – к ущербу для всех стран мира. Было бы лучше остановить это опасное соревнование на его начальной стадии. Именно такое пожелание В. Путин хотел донести до всех, от кого зависело определение политики США в 2007 году, на всех саммитах и встречах. Соединенные Штаты готовы были изучить предложенные Россией компромиссные соглашения или принять к сведению озабоченность России, но ни Дж. Буш, ни его окружение не соглашались изменить свои долгосрочные планы. Как известно, Россия не ограничилась одними лишь словесными возражениями. Министерство обороны увеличило закупки новейших ракет «Тополь-М» до семи ракет в год. Были ускорены испытания новейших ракет «Тополь-Плюс» с разделяющимися боеголовками, способными двигаться по изменяющимся траекториям. На вооружение российской армии поступил новый оперативно-тактический ракетный комплекс «Искандер-М». Были возобновлены регулярные полеты над океанами российских стратегических бомбардировщиков – над Тихим океаном они пролетали мимо острова Гуам, где расположена основная военная база США на Тихом океане. Поднятые с авианосцев американские истребители встречали здесь российские самолеты, а летчики России и США приветствовали друг друга улыбками и взмахами руки. Соединенные Штаты явно беспокоит и растущая возможность России, а также Китая и Европы ограничить всесилие доллара как мировой резервной валюты. Идет пока мирная, хотя и небезопасная «игра мускулами» на международной арене и в военной, и в экономическое области, и в последние два-три года Россия чувствует себя в этой игре все более уверенно. Россия не наступает и не сосредотачивается. Она защищает свои национальные интересы и сдерживает непомерные амбиции других игроков.

Виктор Зубков – новый премьер Российской Федерации

В июле и в августе 2007 года в российской прессе главной темой оставалась тема преемственности власти и президентских выборов 2008 года. Наиболее часто высказывались предположения, что главным кандидатом на пост Президента России будет Сергей Иванов, при котором Дмитрий Медведев мог бы стать премьер-министром. Было очевидно, что Михаил Фрадков полностью выработал свой, как оказалось, не слишком большой ресурс. Что касается самого Владимира Путина, то он, как считали многие наблюдатели, мог бы занять пост секретаря Совета безопасности России или председателя Государственного совета, сохранив таким образом возможность оказывать значительное влияние на принятие наиболее важных политических решений. Рисовался некий треугольник, или триумвират власти, при котором Владимир Путин оставался бы по своему авторитету наиболее значительной фигурой. Не остались незамеченными и некоторые отставки видных чиновников. С поста секретаря Совета безопасности РФ ушел «по собственному желанию» Игорь Иванов. Незадолго до его отставки в печати появились весьма острые материалы о финансовых злоупотреблениях в Министерстве иностранных дел России в те именно годы, когда министром иностранных дел был И. Иванов. При этом в июле 2007 года газеты публиковали материалы ревизий, проведенных Счетной палатой еще в 2002 году. После отставки И. Иванова, ушедшего в свои 62 года на пенсию, должность секретаря Совета безопасности осталась вакантной. Ушел в отставку один из «главных» заместителей Германа Грефа Андрей Шаронов. Его называли «вечным замом» и было известно, что Герман Греф долго противился отставке А. Шаронова. Но тот принял твердое решение уйти в бизнес.

В среду 12 сентября 2007. годя президента В. Путина, находящегося в своей сочинской резиденции Бочаров ручей, посетил премьер Михаил Фрадков, который передал Владимиру Путину прошение об отставке. Мы все видели эту встречу вечером на экранах своих телевизоров. Поясняя на следующий день произошедшие перемены, В. Путин особо отметил, что он не подталкивал М. Фрадкова к отставке, тот сам все хорошо видел, находясь на посту премьера. «Он сам принял это решение, потому что он человек ответственный и, будучи руководителем, прекрасно видел настроения, которые складываются в этом коллективе».

Владимир Путин принял отставку М. Фрадкова, которая, согласно Конституции, означала и отставку всего правительства. При этом В. Путин мог не торопиться с назначением нового премьера: по Конституции он должен был определиться с кандидатурой премьера для внесения в Думу «в течение недели». Но Президент не стал ждать долго, и уже через два часа после получения прошения об отставке от Фрадкова Путин принял решение о новом премьере. Об этом он немедленно сообщил в Москву спикеру Государственной Думы Борису Грызлову. Это был не вполне обычный случай в истории новой России: фамилию нового премьер-министра страна узнала не от президента, а от председателя Государственной Думы. Речь шла о Викторе Алексеевиче Зубкове, который занимал на этот момент пост руководителя созданного в 2001 году Комитета по финансовому мониторингу, или по финансовой разведке. Это было одно из самых небольших по численности, но и самых влиятельных ведомств России, которое отчитывалось непосредственно перед президентом. По формам и методам работы это была одна из современных специальных служб, деятельность которой проходила безо всякой огласки и без «утечек». Для всех наблюдателей и политологов это стало неожиданностью, как и три с половиной года назад в случае с назначением М. Фрадкова. Разного рода предположения о смене премьера делались в последние месяцы многократно. Но никто не ждал таких перемен в середине сентября, и никто не предполагал кандидатуры Виктора Зубкова.

Краткая биография В. А. Зубкова была опубликована 13 или 14 сентября во всех российских газетах. Из нее мы узнали, что В. Зубков родился в небольшом поселке Арбат в Свердловской области 15 сентября 1941 года. Его семья была здесь в эвакуации и после войны вернулась в родной Мончегорск Мурманской области, где и сегодня живут сестра нового премьера Тамара и его брат Александр. Здесь Виктор Зубков кончил школу, а после школы недолго работал вместе с отцом на ремонтно-механическом заводе. Позже он работал мастером на «Североникеле». Вскоре после смерти отца В. Зубков приехал в Ленинград и поступил в Сельскохозяйственный институт. Он был здесь среди активистов – и в спорте, и в общественной работе. После окончания института В. Зубков был направлен на работу директором совхоза в поселке Раздолье в Приозерском районе Ленинградской области. Директором совхоза Виктор Зубков работал 11 лет, и это была очень трудная работа, но также хорошая школа для молодого экономиста. Совхоз считался одним из лучших в Ленинградской области и имел статус племенного. После работы в совхозе В. Зубков стал довольно быстро подниматься по карьерной лестнице, не пропуская почти ни одной ступени. Он возглавлял объединение совхозов, был председателем Приозерского райисполкома, а затем первым секретарем Приозерского горкома КПСС. В 1987 году 46-летний В. Зубков перешел на работу в Ленинградский обком КПСС, где стал заведовать отделом сельского хозяйства и пищевой промышленности.

Распад советских и партийных структур в 1991–1992 годах и создание новых структур управления происходили в Ленинграде и Ленинградской области очень болезненно. Однако при всех этих трудностях такие опытные управленцы, как В. Зубков, не могли затеряться. В 1992 году Зубкова пригласили на работу в мэрию Санкт-Петербурга в Комитет по внешним связям, которым руководил тогда Владимир Путин. Именно В. Зубков отвечал здесь за обеспечение города продовольствием – и за счет поставок из области, и за счет импорта. Это было в начале 1990-х годов чрезвычайно сложным делом, и в данном случае именно Владимир Путин мог получать советы Зубкова, так как тот был гораздо более компетентным человеком в своей области и в своей отрасли. Позднее обязанности В. Зубкова расширились, и он стал отвечать также за работу питерских налоговиков. После распада команды А. Собчака в 1996 году Виктор Зубков некоторое время работал в мэрии. В 1999 году в Ленинградской области проводились выборы губернатора, и Виктор Зубков выдвинул на этих выборах свою кандидатуру. В. Зубкову трудно было рассчитывать на победу. В первом же туре выборов, состоявшемся 19 сентября 1999 года, победил Валерий Сердюков, который уже два года был исполняющим обязанности губернатора. На второе место вышел Вадим Густов, который был губернатором Ленинградской области в 1997–1998 годах, но ушел, как оказалось, лишь временно, на повышение. В. Зубков занял третье место, получив 9% голосов. Весьма важно отметить, что руководил предвыборным штабом В. Зубкова на этих губернаторских выборах Борис Грызлов, который работал тогда в структурах по управлению высшим образованием в городе и сам пытался, хотя и неудачно, занять в Санкт-Петербурге какую-либо выборную должность. Как вспоминали некоторые из участников этих избирательных баталий, Виктора Зубкова и Бориса Грызлова познакомил Дмитрий Козак. При А. Собчаке Д. Козак возглавлял юридический комитет мэрии Санкт-Петербурга, но он остался работать здесь и при В. Яковлеве в качестве вице-губернатора и руководителя юридической службы канцелярии губернатора. В самом конце 1999 года, когда Владимир Путин возглавил правительство Российской Федерации, Виктор Зубков был приглашен Москву и работал заместителем министра по налогам и сборам, а потом и заместителем министра финансов. Принимая решение о создании особой спецслужбы по финансовой разведке, Владимир Путин мог назначить сюда только такого человека, которого он очень хорошо знал и которому полностью доверял. Таким человеком и стал В. А. Зубков. В первой команде В. Путина Виктор Зубков не был заметен за спинами таких людей, как А. Кудрин, Г. Греф или Д. Козак. Но с профессиональной точки зрения В. Зубков оказался едва ли не самым эффективным высшим финансовым чиновником. За несколько лет он сумел создать сильное контрольное ведомство с разветвленной сетью, которое собирает информацию обо всех главных финансовых проводках как граждан, так и организаций. По материалам этого ведомства, но без большой огласки было возбуждено много уголовных дел, связанных с отмыванием незаконно нажитых средств.

В четверг 13 сентября президент В. В. Путин знакомился с образцовыми животноводческими хозяйствами Белгородской области. Михаил Фрадков уже в качестве «и. о.» провел свое последнее заседание правительства в Белом доме. Виктор Зубков проводил в это время встречи и беседы по разным фракциям в Государственной Думе. Он понравился здесь даже членам фракции КПРФ: «Это человек с очень большим жизненным опытом», – сказал о нем Геннадий Зюганов.

В пятницу 14 сентября – за день до своего 66-летия – В. Зубков был утвержден на пост премьера большинством в 381 голос против 47 при 8 воздержавшихся. Голосовали против только члены фракции КПРФ. Как встречи по фракциям, так и программная речь В. Зубкова были спокойными и содержательными. Было очевидно, что он готовился к этим выступлениям не один или два дня, и что назначение на пост премьера не является для него полной неожиданностью. В этот же день президент В. Путин подписал Указ о назначении Виктора Зубкова на пост главы Кабинета министров РФ, а также Указ о награждении М. Фрадкова орденом «За заслуги перед Отечеством» первой степени. Передавая свой кабинет в Белом доме новому хозяину и представляя его чиновникам, Михаил Фрадков не скрывал своего удовлетворения: пост премьера был для Фрадкова слишком сложен и высок. Из всех оценок работы Фрадкова на посту премьера, в большинстве своем довольно пренебрежительных, я согласился бы в наибольшей степени с оценкой Валерия Волкова. «Когда назначали Фрадкова, – писал В. Волков, – думцы, которым в Кремле объявили фамилию, едва смогли сохранить пристойное выражение на лицах. Да и то лишь потому, что были телекамеры. А он между тем все три с половиной года честно исполнял свой «контракт». Его брали как «технического» премьера, и он старательно оставался техническим премьером, в политику не лез, интервью не давал, со всеми президентскими решениями соглашался. Только ироничное выражение глаз иногда выдавало: знает он больше, чем делает вид, и значимость свою оценивает выше, чем многие окружающие. Его называли «никаким». Вот уж точно не про него! Его поставили сформировать внешне беспристрастный курс без рывков и сомнений, обеспечить создание госкорпораций, сдержать баланс интересов разных групп и товарищей. Фрадков выполнил все пункты контракта и ушел. Сам. Почти нет сомнений, что где-нибудь его да востребуют»[19]. И действительно, всего через две недели после отставки с поста премьера Михаил Фрадков был назначен на пост директора Службы внешней разведки РФ. Подобное назначение не может быть просто «техническим».

Назначение Виктора Зубкова также не было назначением «технического» премьера, и эта разница чувствовалась уже по уверенному поведению В. Зубкова в стенах Думы и по его первым двум дням, проведенным в кабинете премьера. Приняв дела главы Кабинета министров, В. Зубков сохранил за собой и пост руководителя финансовой разведки. Более того, он взял в Белый дом руководителем своей канцелярии второго человека из той же финансовой разведки. «Я решил замкнуть этот комитет на себе», – заметил он мимоходом. Владимир Путин согласился с этим и не стал назначать нового человека в службу финансового мониторинга. Говоря об особенностях и достоинствах этой разведки, В. Зубков еще год назад говорил: «Мы видим все, буквально до копейки. До копейки». Как премьеру эти знания В. Зубкову оказались очень полезны. Первое заседание правительства В. Зубков провел еще с прежним составом кабинета, который, как предполагалось, мог существенно измениться. В. Зубков говорил и действовал уверенно, серьезно и строго, и было очевидно, что те решения, которые он принимал в эти дни, его самостоятельные решения. В целом он производил впечатление человека очень умного и компетентного, уверенного в себе, эффективного и честного. Как премьер он был значительно выше Фрадкова, который почти всю свою карьеру сделал за границей. У Зубкова была совсем другая карьера, и он работал на разных постах как самостоятельный руководитель, который сам должен принимать решения и нести за них ответственность. Это не кабинетный руководитель. Как писал один из наблюдателей: «Зубков говорил четко, даже порой излишне четко. У него были путинские манеры, помноженные на позднесоветскую номенклатурную выправку. Своим видом он вселял уверенность в завтрашнем дне и стабильность в настоящем. Новый премьер продемонстрировал моральность и принципиальность и устроил подчиненным взбучку при своем первом публичном появлении, как бы сразу показывая, «кто в доме хозяин». Почти все другие отклики о первых 10 днях В. Зубкова были положительными. «Он энергичнее, и при нем правительство будет более скоординированным», «У него прекрасная биография», «Зубков значительно жестче Фрадкова», «Он работает более четко», «В нем есть редкое сочетание компетентности и доброжелательности», «Он лучше разбирается и в делах, и в людях», «Он сильно подкован экономически». Некоторую озабоченность высказывали лишь несколько крупных банкиров. «Усилия Росфинмониторинга при Зубкове, – сказал один из них, – были чрезмерны». Больше других был доволен журнал «Профиль», который вел в эти месяцы настоящую информационную войну против министра финансов Алексея Кудрина.

Об изменениях в составе правительства и в администрации

Состав нового правительства Владимир Путин объявил поздно вечером 24 сентября, и печать смогла комментировать изменения в правительстве только в среду 26 сентября. Изменения оказались минимальными. Был отправлен в отставку самый непопулярный из министров Михаил Зурабов. На его место была назначена 41-летняя Татьяна Голикова, которая в последние 7 лет работала на посту заместителя, а потом и первого заместителя министра финансов. Именно ее считали одним из главных авторов закона о монетизации. Газеты называли ее исполнительным и компетентным чиновником, но тут же замечали, что работа на столь трудном посту в правительстве ей вряд ли окажется по плечу. Ушел в отставку и Герман Греф. Новым министром экономического развития и торговли была назначена 44-летняя Эльвира Набиуллина, которая с 2000 года работала в том же МЭРТе заместителем и первым заместителем министра. В отставку был отправлен и министр регионального развития Владимир Яковлев, который просто не справлялся с порученным ему объемом работы. Новым министром регионального развития, но с расширенными полномочиями, стал Дмитрий Козак, занимавший до этого пост полпреда президента в Южном федеральном округе. Дмитрий Козак считается сильным руководителем и человеком, близким Путину. Очень небольшие изменения, которые произошли в структуре правительства или в незначительном перераспределении функций членов Кабинета, мало кто комментировал. Было очевидно, что речь шла в данном случае не о создании нового правительства, а о корректировке или, как иронично писал один из еженедельников, о «точечной перенастройке» состава правительства. Было очевидно, что правительство в указанном составе будет работать до мая 2008 года, и оно должно обеспечить спокойную деятельность всех структур исполнительной власти на время выборов. Более крупные изменения в составе и в структуре правительства будут проводиться после инаугурации нового президента и после определения «места в строю» для Владимира Путина.

Перемены, хотя и не слишком значительные, произошли и в руководстве некоторых силовых структур, а также в административных органах. На саммите стран СНГ, по рекомендации В. В. Путина, председателем Исполкома СНГ или исполнительным секретарем стран СНГ был назначен Сергей Лебедев, недавний глава российской Службы внешней разведки. Прежний руководитель аппарата СНГ Владимир Рушайло был отправлен в отставку. Новым руководителем Службы внешней разведки России, как уже говорилось выше, стал Михаил Фрадков. В отставку ушел главком ВМФ Владимир Масорин. На его место был назначен Владимир Высоцкий. В Самарской области ушел в отставку губернатор Константин Титов. На его место по рекомендации В. В. Путина был избран Владимир Артяков из числа руководителей «АВТОВАЗа». К. Титов возглавлял область в течение 16 лет и был уверен, что его мандат будет продлен. Однако Владимир Путин принял иное решение.

Полпредом Южного административного округа вместо ушедшего в правительство Д. Козака был назначен генерал Григорий Рапота, который занимал ранее пост генсека ЕвроАзЭС. Главой администрации Дальневосточного округа был назначен недавний заместитель министра внутренних дел генерал Олег Сафонов. В МВД его сменил Евгений Школов, которого Владимир Путин знал еще по годам, проведенным в ГДР.

На ближних подступах к выборам в Государственную Думу

С наступлением осени 2007 года в России стартовала избирательная кампания по выборам в Государственную Думу. Первые недели сентября отводились на исполнение разного рода формальных процедур. Все партии, изъявившие желание или намерение принять участие в выборах, а таких партий оказалось 14, должны были провести свои съезды, определить списки кандидатов на избрание в Думу, а также представить в ЦИК данные об имущественном положении этих кандидатов. Необходимо было определить тройки лидеров для партий – на федеральном уровне и для региональных списков. Для партий, которые уже работали в Думе, не было необходимости собирать подписи избирателей или вносить в ЦИК денежный залог. Остальные партии занимались в сентябре и октябре сбором подписей или денег. Все кандидаты на думские мандаты должны были предоставить в ЦИК данные о своем имуществе и доходах. В конечном счете были утверждены для участия в выборах, назначенных на 2 декабря 2007 года, 11 партий. С самого начала избирательная кампания проходила в России очень спокойно. Только отдельные эпизоды этой кампании вызывали некоторый интерес печати.

Фаворитом избирательной кампании с самого начала являлась «Единая Россия». Еще при опросах в августе 2007 года ее электоральный рейтинг определялся в 40–45%. Электоральный рейтинг КПРФ определялся в 8–9%, и он продолжал сохраняться на этом же уровне и в последующие месяцы. Электоральный рейтинг КПРФ и «Справедливой России» определялся в сентябре 2007 года в 6–7%, и он мог в последующие недели как вырасти на 2–3%, так и уменьшиться на 2–3%. При проходном балле в 7% этим партиям приходилось очень активно вести избирательную кампанию; они могли и не попасть в Думу. Тройка лидеров СПС: Никита Белых, Борис Немцов и Мариэтта Чудакова едва ли могли рассчитывать более чем на 3–4%. Эта правая партия выступала с радикальной критикой «курса Путина», но она неожиданно для многих стала использовать не столько либеральную, сколько левопопулистскую риторику. Партия «Яблоко» во главе которой стояли Григорий Явлинский, Сергей Ковалев и Сергей Иваненко, проводила более спокойную кампанию. «Наша партия никого в России не обманула и никого не обворовала», «Наша партия – это партия порядочных людей». Так говорил многократно Г. Явлинский, критикуя таким образом демократов из СПС, которые в 1990-e годы находились у власти и оставили о себе самую дурную память. Но что хорошего и реального сделали для России деятели «Яблока»?

Очень слабыми были позиции Аграрной партий и Демократической партии России, во главе которых объявились в 2006 и 2007 годах новые и малоизвестные политики. Что можно было сказать о таких людях, как Нина Брусникова, Андрей Богданов или Максим Лесков? Никаких шансов набрать даже 2–3% не имели «Патриоты России», «Гражданская сила» и «Партия социальной справедливости», во главе которых стояли Геннадий Семигин, Михаил Барщевский и Алексей Подберезкин. Судя по всему, дело в России идет к созданию трехпартийной системы, и мы это более отчетливо сможем увидеть на выборах 2012 или 2016 годов. Уверенно держалась осенью 2007 года только КПРФ. У этой партии имелся свой электорат, свои программа и идеология, но она так и не смогла выдвинуть в последние десять лет популярных лидеров. «В стране нет условий для рождения новых лидеров», – говорил Геннадий Зюганов, упрекая в этом не оппозиционные партии, а правящий режим.

Владимир Путин – кандидат № 1 от партии «Единая Россия»

Главной неожиданностью всей избирательной кампании по выборам в Думу, которая протекала до этого весьма вяло, стало выдвижение беспартийного президента В. В. Путина кандидатом № 1 от партии «Единая Россия». Еще при подготовке к своему съезду, формируя списки кандидатов, руководство партии включило в свой главный федеральный список лишь двух лидеров – Бориса Грызлова и Сергея Шойгу. Позиция № 1 оставалась вакантной, и многие наблюдатели думали, что это место приготовлено или для Сергея Иванова, или для Дмитрия Медведева.

Предвыборный VIII съезд партии «Единая Россия» открылся 1 октября в большом зале Гостиного двора, рядом с Кремлем. Делегатам выдавали среди обычных бумаг и 400-страничный «План президента Путина» – собрание всех его восьми посланий Федеральному Собранию. В фойе была размещена выставка коллекционных медведей из разных материалов и разной расцветки. Около 4 часов дня в зал вошли вместе и заняли места в президиуме сразу все лидеры партии вместе с В. Путиным. Это были Б. Грызлов, Ю. Лужков, М. Шаймиев и С. Шойгу. Съезд начался с приветственной речи Владимира Путина. Президент отметил немалые успехи «Единой России» и напомнил о своем участии в создании этой партии. Он кратко остановился на главных задачах России и ее руководства на ближайшие годы: преодоление коррупции и бедности, забота о старых людях и детях, развитие экономики, возрождение армии, развитие спорта. Сказал он и об укреплении международных позиций России. Сравнительно короткое выступление В. Путина одиннадцать раз прерывалось аплодисментами зала.

После президента выступил Борис Грызлов, и он посвятил свою речь достижениям партии, которая должна победить в предстоящих выборах. Никакой партийной дискуссии не было, и дальнейший порядок съезда, как стало понятно из прозвучавших выступлений, был определен заранее.

После Б. Грызлова на трибуну съезда поднялась ткачиха пятого разряда из городка Родники Ивановской области. Она не новичок в политике, и в свои 35 лет Е. Лапшина не только ткачиха высшего разряда, но и член высшего Политического совета «Единой России». Е. Лапшина сама писала свою речь, но по поручению руководства партии. Ее предложение было простым – надо изменить что-то в Конституции и избрать Владимира Путина на третий срок. «В этом зале собралось очень много больших начальников и умных людей. Давайте что-то придумаем, чтобы Владимир Владимирович оставался нашим президентом и после 2008 года!»

После Е. Лапшиной к трибуне поднялся на инвалидной коляске секретарь Параолимпийского комитета РФ Михаил Терентьев. Он выразил общее желание «десятков миллионов людей» видеть своим лидером и руководителем Владимира Путина. «Владимир Владимирович, вам везет. И пока вы президент, удача сопутствует России». Затем один из руководителей организации «Опора России», представляющей малый и средний бизнес, Сергей Борисов призвал Владимира Путина вступить в партию «Единая Россия» и вместе с Б. В. Грызловым возглавить партию. После С. Борисова на трибуну поднялся ректор Самарского медицинского университета Геннадий Котельников. Он, в частности, сказал: «Я предлагаю всем съездом просить Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина возглавить федеральный список «Единой России» на предстоящих парламентских выборах. Сегодня Владимир Владимирович Путин возглавит избирательный список «Единой России», поведет ее к победе для того, чтобы весной 2008 года возглавить правительство РФ. Уважаемый Владимир Владимирович, если вы дадите положительный ответ, то 2 декабря 2007 года состоится не просто голосование по очередному составу Государственной Думы, но и фактически всенародный референдум, в ходе которого граждане России подтвердят ваш статус общенационального лидера на многие годы вперед».

Это предложение было не просто поддержано съездом. Весь съезд встал. Даже Путин встал, слегка поклонился делегатам и сел. Поднялся в президиуме и Борис Грызлов, и уже как лидер партии весьма твердо предложил президенту «ответить на вполне конкретные вопросы». Во всей этой сцене был и элемент импровизации, ибо никто не знал точно, что и как именно скажет В. В. Путин.

Мы видели все это по телевидению. Во время выступлений других ораторов В. Путин постоянно что-то записывал в свой блокнот. Теперь он встал и выдержал весьма длинную паузу. Его речь была на следующий день опубликована во всех почти газетах, и стала сразу же главным событием всей предвыборной кампании. Даже в этой короткой речи В. Путин сохранял элемент интриги. «Как и большинство граждан страны, – сказал президент, – я являюсь беспартийным, и этот статус я менять бы не хотел. Предложение возглавить правительство довольно реалистичное». Он говорил медленно, делая паузы после каждых двух-трех фраз. «Но об этом рано думать. Для этого нужно, как минимум, два условия», – заметил В. Путин, явно выделяя слова «как минимум». «Первое – «Единая Россия» должна победить на выборах в Государственную Думу 2 декабря текущего года. И второе – президентом страны должен быть избран порядочный, дееспособный, эффективный, современный человек, с которым можно было бы работать в паре». Напряжение в зале росло, а Владимир Путин медленно и достаточно строго говорил о том, сколь важным инструментом социальной стабильности и опорой исполнительной власти должна стать партия «Единая Россия». И опять после паузы он сказал главные слова: «И поэтому я с благодарностью принимаю ваше предложение возглавить список «Единой России»«. Делегаты съезда аплодировали стоя до тех пор, пока Борис Грызлов не объявил перерыв в работе съезда до следующего дня.

Большую часть ночи с 1 на 2 декабря руководство «Единой России» работало над новыми списками кандидатов. Еще во вступительной речи на съезде В. В. Путин выразил недоумение – зачем крупным бизнесменам избираться депутатами Думы, если у них и без того очень много забот? А между тем в списках «Единой России» таких было около 20. Их имена, естественно, из списков удалили. Было решено вообще отказаться от первой федеральной «тройки» и оставить здесь одного В. В. Путина. «Путин является национальным лидером, и незачем укомплектовывать список дополнительными фамилиями», – заметила Валентина Матвиенко. Фамилия Б. Грызлова переместилась в «тройку» Санкт-Петербурга, а фамилия С. Шойгу – в «тройку» Ставропольского края. 2 октября 2007 года список «Единой России» из 600 кандидатов был утвержден.

Комментариев к решению В. В. Путина на страницах российской и иностранной печати было много. Оппозиционные политики, естественно, выражали в разных формах свое неодобрение. «Путин нервничает и боится», – заявлял Г. Каспаров. «Он хочет остаться у власти навсегда», – говорил Сергей Митрохин. «Я приложу все усилия к тому, чтобы Путин ушел», – заявлял Эдуард Лимонов. Лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов был смущен. Он был бы рад успеху В. В. Путина, но не успеху «Единой России». «Наш президент непредсказуем, – заметил С. Миронов. – У Путина есть четкий план на будущее, но знает его только он. Несмотря на то, что некоторые пишут, что «План Путина» – это и есть план «Единой России», на самом деле план Путина – это план только одного Путина».

Большая часть высших чиновников и политиков была удовлетворена; эти люди хорошо понимали, что без Путина общая конструкция власти существенно ослабнет и решать многие проблемы и внутренней, и международной политики без авторитета В. Путина будет гораздо труднее. Хотя и теперь оставалось неясным, какое именно место в структурах власти будет занимать Владимир Путин, стало очевидным, что из большой политики В. В. Путин не уйдет, что он останется в ней определяющей фигурой. «Путин нужен России», – заметил Олег Миронов. «Страна нуждается в таком сильном лидере, и народ ему доверяет», – сказал Минтимер Шаймиев. «Уход Путина мог бы породить какой-то новый хаос», – предположил Юрий Лужков, «У нас в Чечне все за Путина», – заявил Рамзан Кадыров. Политологи разных направлений были более многословны. К тому же никто из них не предсказывал такого варианта, который теперь предложил Владимир Путин. «Пружина «Проблемы-2008», сжатая до предела затянувшимся молчанием президента, – писал Андрей Камакин, – начала стремительно распрямляться. Общество уже свыклось с мыслью, что шаблонные ходы не в чести у президента, но столь оригинального никто не ожидал. Очевидное в эпоху Путина далеко не всегда вероятно. Единственной константой на зыбкой почве политпрогнозов является то, что эпоха эта не заканчивается мартом будущего года: преемником Путина в том или ином статусе станет сам Путин. Прочее – тонкости терминологии»[20].

«То решение, которое Путин сделал на съезде «Единой России», – констатировал Валерий Федоров, – означает, что модель управления страной с его стороны станет иной. От оперативно-тактического управления Владимир Путин переходит к управлению стратегическому и идеологическому. Это очень высокая планка, которую раньше власть брать не решалась. В 1990-е годы и в начале 2000-х власть от идеологии дистанцировалась. У меня лично сложилось впечатление, что у Путина есть стратегический план. Это некое идеальное видение России как мощного полюса в многополярном мире, как страны, без мнения которой ни один вопрос мирового значения не может быть решен. И это, конечно, стабильно развивающаяся и демократическая Россия с каким-то движением к большему социальному равенству»[21]. Это были разумные суждения, однако предположения В. Федорова, что В. Путин мог бы занять в будущем пост не премьера, а спикера Думы, казались весьма сомнительными.

С некоторой долей растерянности комментировал решение В. Путина Глеб Павловский. «Путин обдумывал и строил в России такую власть, которая будет неуязвима ни для какой будущей революции и которая способна внести решающие изменения в положение России в мире. То есть он решал учредительную задачу, в чем-то похожую на ту, которую решали отцы-основатели Соединенных Штатов Америки. Россия для того, чтобы быть неразрушимой, должна вписаться в мировую архитектуру в качестве непременного элемента, чтобы ее нельзя было пошатнуть без потрясений для всего мира. Это путинское дважды два, которое прослеживается во всех его действиях. Теперь же он идет на выборы. Он хочет получить личный мандат доверия, и партия будет частью этого мандата. А после выборов под контролем центра влияния в лице Путина Владимира Владимировича окажется не только исполнительная, но и законодательная власть. Мне кажется, это очень интересная конструкция, которую теперь политологам необходимо всячески разрабатывать и критиковать. Критиковать, потому что для одного человека она уже в принципе необозрима, рискну сказать, что она необозрима и для администрации президента. Она по уровню сложности выходит за пределы командного управления. Как будет решать эту проблему Путин, если переход к сталинским моделям для него – политическое табу. Он не хочет становиться на этот путь, в частности, и потому, что сталинская система в конце концов не решила той проблемы, которую надо было решить. Путин не хочет застраховать страну лишь на 30–40 лет. Он хочет большего»[22].

«Мне внушает оптимизм, – говорил Дмитрий Орешкин, – что сейчас происходит созревание какой-то новой России. Поэтому стабильность имени Путина и довольно жесткая авторитарная манера управления оправданны. Стабильность необходима, пока у нас нет ничего другого. Может быть, прав Владислав Сурков, когда говорит, что это еще лет 10 должно продлиться. Посмотрим»[23].

С воодушевлением отозвался о решении В. В. Путина главный российский «евразиец» Александр Дугин. «Согласие возглавить список «Единой России», – заявил Дугин, – это, на мой взгляд, заявка на партийное премьерство. Путин сделал безупречный ход, рассчитанный, своевременный. Это была блестящая комбинация, никто из ярых сторонников президента не предполагал такого разрешения ситуации. Все ранее просчитанные варианты были бы хуже, чем тот, который придумал Путин. Нам предлагается и демократическая, и абсолютно управляемая, абсолютно преемственная модель. Я просто поражаюсь этому политическому ходу. Но даже если Путин несет нам новую «брежневскую модель», но более гуманную, добрую, мягкую, с православием, с русской философией и национальной культурой, то и слава богу! За такой застой, такой «брежневизм» я бы проголосовал обеими руками. Я сторонник путинского пути, поскольку это и есть прогресс и счастье для моего народа»[24].

Отклики иностранной печати были по тому же поводу очень многочисленными, но не особенно пространными. Для Запада главным был вывод: «Путин остается». «Сам себе дирижер», «Хитроумный план Путина», «Единственный реальный политик России», «Путин передал дирижерскую палочку сам себе» – вот типичные заголовки западных газет. «Путин остается, – говорилось в редакционной статье испанской газеты «Эль Паис». – Если у кого-то еще были сомнения относительно его политических намерений после истечения второго срока, всемогущий российский президент их развеял. Он возглавит список проправительственной партии «Единая Россия» на декабрьских парламентских выборах, а после ее несомненной победы скорее всего, станет премьер-министром»[25].

«Владимир Путин наконец-то дал ответ на интригующую загадку, кто станет самым могущественным человеком в России, если он в соответствии с конституцией в будущем году, сложит с себя президентские полномочия. Этим человеком станет… он сам», – так писал Ник Бакли из «Файненшл таймс». И добавлял: – Путин ясно дал понять, что он намеревается еще много лет принимать в России ключевые решения. Менее ясно, в каком именно качестве Путин будет осуществлять это влияние»[26].

Избирательная кампания осени 2007 года и движение в поддержку В. Путина

Решение В. В. Путина возглавить федеральный избирательный список партии «Единая Россия» изменило характер, а в некоторых отношениях и смысл всей избирательной кампании по выборам в Государственную Думу. Существенно возросли уже к середине октября 2007 года электоральные рейтинги «Единой России». Еще в июне-сентябре 2007 года социологические опросы и прогнозы обещали партии «Единая Россия» уверенную победу на выборах и твердые 40–45% голосов избирателей. Это позволяло партии рассчитывать более чем на 50% всех мандатов в нижней палате российского парламента. Однако в середине октября 2007 года электоральный рейтинг «Единой России» поднялся до 60–65%, и руководство партии стало выдвигать претензии не просто на большинство в Думе, а на конституционное большинство и на 70% всех думских мандатов. Каждое выступление В. В. Путина и по проблемам внешней, и по проблемам внутренней политики воспринималось гражданами осенью 2007 года не только как часть его текущей президентской работы, но и как часть проводимой в стране избирательной кампании. Параллельно идущая агитационно-пропагандистская кампания, которую в разных регионах проводили Борис Грызлов, Сергей Шойгу, Юрий Лужков, Андрей Исаев, Минтимер Шаймиев, была не слишком заметна, хотя и пользовалась вниманием СМИ. На выступления многих других лидеров «Единой России» российская публика почти не реагировала.

Участие В. В. Путина как «кандидата № 1» от партии «Единая Россия» парадоксальным образом снизило общее внимание российской публики к происходящей в стране избирательной кампании. Разнообразные митинги и собрания партий были мало кому интересны. Печать почти не комментировала происходившие в ноябре 2007 года теледебаты, в которых «Единая Россия» практически не принимала участия. Если итог выборов предопределен, то нужно ли проявлять слишком большую активность? Если летом 2007 года уверенное участие в выборах подтверждали до 70% граждан России, то в начале ноября эта цифра снизилась до 55%. Да, конечно, новый избирательный закон вообще отменил порог явки избирателей на участки для голосования. Государственная Дума будет избрана даже в том случае, если на избирательные участки придет 40% или еще меньше избирателей. Однако и авторитет Думы, и авторитет избирательной кампании явно уменьшатся. Многие воспримут такой результат и как личную неудачу Владимира Путина.

Относительно более простой становилась в такой ситуации позиция и политика КПРФ, которая выступала в избирательной кампании и против партии «Единая Россия» и против В. Путина, хотя в последнем случае и не очень активно. Позиции КПРФ не смогли подорвать такие отколовшиеся от нее политические группировки как «Патриоты России», возглавляемые бывшими коммунистами Геннадием Семигиным и Геннадием Селезневым. Мало затронуло позиции КПРФ и общее снижение активности избирателей, ибо как раз избиратели КПРФ отличались во всех прежних кампаниях и хорошей организацией, и повышенной активностью. В середине ноября социологи даже повысили электоральные рейтинги КПРФ с 8 до 10%.

Труднее было положение ЛДПР Владимира Жириновского. Эта партия и ее лидер выступали с резкой, а подчас и разнузданной критикой КПРФ и всех ее прежних и нынешних вождей. Но ЛДПР не хотела ввязываться в полемику с «Единой Россией», а тем более с Владимиром Путиным. Приходилось рассчитывать только на личную популярность Владимира Жириновского. Других лидеров этой партии никто из избирателей просто не знал: это были технические, а не политические фигуры.

Еще более сложным оказалось положение недавно возникшей партии «Справедливая Россия», возглавляемой Сергеем Мироновым. Этого человека публика знала как спикера Совета Федерации и как верного соратника Владимира Путина. Собственный политический капитал Сергея Миронова был невелик. У партии «Справедливая Россия» была очень привлекательная программа демократического социализма. Она готова была решительно оппонировать «Единой России», но не хотела и не могла оппонировать В. В. Путину.

Малозаметной стала в октябре и ноябре избирательная кампания Аграрной партии, Демократической партии, партии «Гражданская сила» и Партии социальной справедливости. К чему проявлять особую активность, если все равно нет шансов преодолеть семипроцентный барьер? Было очевидно, что законодатели поторопились поднять этот барьер с 5 до 7%. Это увеличило возможности и шансы двух-трех крупных партий, но снизило общий интерес публики к самим выборам. Избирательная кампания таких правых партий, как «Яблоко» и СПС, была достаточно активной, но явно неуспешной. Большинство правых лидеров имели отрицательный политический капитал. Или сами эти люди, или их политические друзья и единомышленники уже находились у власти в России в 1991–1999 годах. Все они в той или иной форме потерпели политическое поражение. Избиратель не верил обещаниям как Бориса Немцова, так и Григория Явлинского. И что мог здесь изменить молодой лидер СПС Никита Белых? В последних опросах избирательный рейтинг этих партий не поднимался выше 2–3%.

Параллельно и независимо от избирательной кампании по выборам в Государственную Думу началось по внешним формам спонтанное и массовое движение, которое можно было бы обозначить словами «Народ за Путина!» Население страны, и в искренности участников этого движения сомневаться не приходилось, призывало Владимира Путина остаться у власти и было бы лучше всего – на посту президента. Первые митинги под лозунгом продления полномочий действующего президента прошли 23 октября в Петропавловске-Камчатском и в Волгограде. На Камчатке этот митинг собрал 5 тысяч человек, в Волгограде – более 10 тысяч человек. 24 октября в Твери на митинг собралось более 15 тысяч человек. В этот же день митинги в поддержку В. Путина, политика и президента, состоялись в Грозном и в других городах Чечни, а также в Вологде и в Новом Уренгое. 25 октября митинговали Магадан и Псков, 26-го-Ханты-Мансииск, Саратов и Воронеж, 27-го – Новосибирск и Великий Новгород, 28-го – Якутск, 31-го – Ростов на Дону. 1 и 2 ноября к движению «За Путина!» присоединились Чита, Ржев, Петрозаводск, Калининград и Екатеринбург. Устроителями этих митингов выступали обычно малоизвестные региональные общественные организации. Как местные власти, так и руководители «Единой России» публично заявляли, что не имеют к данным акциям никакого отношения. Из общественных деятелей был замечен на трибунах некоторых митингов известный адвокат Павел Астахов. Помимо митингов во многих городах одно за другим стали проходить заседания местных законодательных собраний, которые также принимали резолюции и обращения к В. В. Путину с призывом «продолжать активное участие в реализации российской государственной политики». Кроме призывов остаться на третий срок звучали и предложения занять «место национального и политического лидера» или просто «обеспечить преемственность курса Путина после 2008 года». Начали составлять и отправлять в Москву и письма к Владимиру Путину, под которыми ставили свои имена и несколько тысяч, и несколько десятков человек. Одно из таких писем от Российской академии художеств подписали президент этой академии Зураб Церетели, президент Российского фонда культуры Никита Михалков и еще несколько известных деятелей российской интеллигенции. Другое письмо с призывом к Путину – «ни под каким предлогом не оставаться у власти» и даже отказаться от титула «общенационального лидера» подписали и опубликовали артисты и писатели Олег Басилашвили, Мариэтта Чудакова, Нателла Болтянская, Сергей Юрский и некоторые другие – все из числа активных приверженцев Б. Ельцина, либерал-демократов, а ныне СПС.

8 ноября, когда практически во всех региональных центрах уже прошли собрания и митинги с обращениями к В. В. Путину – не оставлять бразды правления страной и сохранить в своих руках рычаги власти – или в качестве президента, или в качестве национального лидера и «отца нации», аналогичное собрание «представителей беспартийной общественности в поддержку президента РФ В. В. Путина» состоялось и в Москве. Здесь не было известных всей стране лиц. В Октябрьский зал Дома союзов пришло около тысячи человек, представляющих благотворительный фонд «Горожане», Московский студенческий центр, благотворительный фонд «Орден милосердия и социальной защиты», Союз промышленников и предпринимателей Восточного административного округа и некоторые другие явно далекие от политики общественные организации. Собрание приняло обращение к москвичам, в котором говорилось о поддержке Владимира Путина. «Для нас важно, чтобы Владимир Путин оставался со своим народом и, пользуясь доверием абсолютного большинства россиян, продолжал активно влиять на внутреннюю и внешнюю политику страны».

Еще через неделю, 15 ноября 2007 года, в Тверском драматическом театре собрались делегации от 79 российских регионов. На нескольких грузовых машинах «КамАЗ» на форум были доставлены разного рода обращения с поддержкой В. В. Путина, под которыми было собрано более 30 миллионов подписей. Было решено основать общероссийское движение сторонников действующего президента «За Путина!». «Мы собрались здесь не для третьего срока президента, – говорил один из основателей нового движения адвокат Павел Астахов. – Мы уважаем позицию президента и предлагаем найти ему то место, которое позволит В. В. Путину остаться национальным лидером страны. Мы же выбираем себе хозяина в доме? Вот и здесь мы предлагаем выбрать стране хозяина».

Из известных фигур на собрании в Твери присутствовал и выступал хирург Ренат Акчурин. Было решено образовать Координационный совет, но не выбирать каких-либо лидеров движения. В итоговом заявлении нового движения говорилось: «Мы должны сохранить все позитивные достижения последних лет, связанные с именем В. В. Путина, и не допустить, чтобы к власти пришли временщики и популисты, стремящиеся растащить накопленные ресурсы и вновь бросить нашу страну в пучину клановых разборок и мелких амбиций». В кулуарах Тверского драматического театра говорили, что следующее большое собрание сторонников В. В. Путина состоится в Лужниках 21 ноября 2007 года и что, вероятнее всего, сам В. В. Путин будет на нем присутствовать.

Выступление В. В. Путина в Лужниках

Выступление В. В. Путина на форуме сторонников в Лужниках готовилось очень тщательно. Оно должно было стать главным программным выступлением кандидата № 1 от партии «Единая Россия» и как-то завершить и то движение «За Путина!», которое прошло волной с 23 октября и до 15 ноября по всей России – от Петропавловска-Камчатского до Калининграда. В спортивный комплекс «Лужники» были приглашены несколько сот сторонников этого движения – от всех регионов страны. Они отобраны были уже для собрания в Твери и приехали в Москву из Твери на нескольких автобусах. Были отобраны для участия в мероприятии и около 5 тысяч членов партии «Единая Россия» – из всех регионов, но главным образом из молодежных организаций. Это было для них наградой за работу и приглашением на праздник, главной, но не единственной частью которого должна была стать встреча с президентом. Весьма строго отбирались и журналисты, и многие из тех, кто хотел здесь присутствовать, не получили аккредитации.

Форум начался с утра выступлениями лидеров «Единой России» и концертами. Здесь были группы «Золотое кольцо», «Самоцветы», «Фабрика звезд-7», «Любэ» и «Блестящие» с их хитом «Хочу такого, как Путин, полного сил». Ведущим был Иван Демидов. Выступали Борис Грызлов, летчик-испытатель Анатолий Квочур, режиссер Федор Бондарчук, адвокат Павел Астахов. Некоторые выступления показывали в записи – Владимира Калашникова из Ижевска, Веры Гурвич, учительницы Путина из Санкт-Петербурга. Все было сделано в форме большого шоу – по примеру предвыборных съездов демократической и республиканской партий США. Конечно, такого рода шоу не обходится без репетиций. На наших телевизионных экранах все это выглядело даже более внушительно и живо. Наконец на трибуне появился сам Владимир Путин – в черном костюме, в черном свитере и без галстука – как настоящая рок-звезда. Он и говорил очень эмоционально, хотя и почти без жестов. Поблагодарив всех, кто работает на победу «Единой России», он сказал: «Если будет победа в декабре, то будет и в марте следующего года на выборах президента страны». На этих словах молодежь начала размахивать флагами России и скандировать «Россия!», «Путин!».

Владимир Путин говорил весьма откровенно, даже сурово и нелицеприятно. Он не особенно хвалил партию «Единая Россия». «Давайте прямо об этом скажем, «Единая Россия» не является пока идеальным политическим инструментом. Еще многое предстоит сделать для совершенствования ее работы. Партия должна обновляться и реформироваться. Необходимо расширение внутрипартийных дискуссий, привлечение молодых людей, таких, как вы. Сама партия должна быть гибкой, мобильной, чуткой к общественному мнению». «Многое мы сделали, – сказал президент. – Укрепили суверенитет и восстановили целостность России. Восстановили власть закона и верховенство Конституции. Была отражена агрессия международного терроризма против нашей Родины». Далее В. Путин говорил об экономических успехах страны: ее валовой внутренний продукт увеличился с 2000 года на 70%, а суммарная капитализация российских компаний выросла в 30 раз. Россия вернулась в десятку ведущих и самых крупных экономик мира и при успешном развитии войдет через десять лет в пятерку самых крупных экономик мира. Реальная заработная плата в среднем по стране возросла в три раза. Наша страна расплатилась с внешними долгами и может инвестировать в самые важные программы сотни миллиардов рублей. Все это не с неба упало. Эти достижения надо не только продолжать, но и закреплять. Наши успехи – это результат борьбы, эта борьба продолжается. Есть много людей и групп, которым нужна слабая Россия. «Им нужно больное, разделенное общество, – чтобы за его спиной обделывать свои делишки и получать коврижки за наш с вами счет. Есть и внутри страны те, кто «шакалит» у иностранных посольств, рассчитывает на поддержку иностранных фондов и правительств, а не на поддержку своего собственного народа». «В стране еще много трудностей, – сказал Путин, – и мы их знаем. Мы работаем над их преодолением. Но на этих трудностях спекулируют те, кто в течение многих десятилетий руководил Россией, а в конце 80-х годов оставил страну без самых элементарных услуг и товаров: без сахара, без мяса, без соли, без спичек. Своей политикой именно эти люди подготовили распад Советского Союза». Это была прямая критика коммунистов, хотя В. Путин не называл никаких имен.

Но еще более резко отозвался В. Путин о тех, кто пришел к власти в 90-е годы. «Это те, кто в 90-е годы, занимая высокие должности, действовал в ущерб обществу и государству, обслуживая интересы олигархических структур и разбазаривая национальное достояние. Это они нас учат жить сегодня, это они сделали, между прочим, коррупцию главным средством политической и экономической конкуренции». «Эти люди, – продолжал В. Путин, – привели страну к дефолту и развалу. Именно эти люди называли сельское хозяйство «черной дырой» и отрицали необходимость государственной поддержки села. Они привели к кризису оборонную промышленность и настаивали на необоснованном и радикальном сокращении наших Вооруженных сил. Это те, кто годами не выплачивал детские пособия, пенсии, зарплаты. Кто в самый трудный период террористической интервенции против России предательски призывал к переговорам, а по сути, к сговору с террористами, теми, кто убивал наших детей и женщин. Самым бессовестным и циничным образом спекулируя на жертвах. Одним словом, это все те, кто в конце прошлого века привел Россию к массовой бедности, к повальному взяточничеству – к тому, с чем мы боремся до сих пор». Трудно было не догадаться, о ком вел речь В. Путин. Но он все же добавил, что «все эти люди не сошли с политической сцены. Их имена вы найдете среди кандидатов и спонсоров некоторых партий. Они хотят взять реванш, вернуться во власть, в сферы влияния. И постепенно реставрировать олигархический режим, основанный на коррупции. Вот сейчас еще на улицы выйдут. Подучились немного у западных специалистов, потренировались на соседних республиках, теперь здесь будут провокации устраивать».

В заключение В. Путин сказал: «Дорогие друзья! 2 декабря в значительной степени решается судьба страны. Обязательно приходите на выборы и проголосуйте за «Единую Россию». Ваша поддержка – нужна. Я рассчитываю на вас». Это была, конечно, предвыборная речь, и некоторые комментаторы говорили о неизбежных «преувеличениях». Но преувеличений не было. Владимир Путин ясно обозначил позицию и достаточно ясно сказал, с кем ему теперь не по пути. Некоторые газеты даже называли имена тех чиновников, все еще работающих на высоких постах в системе власти, которые после такой речи президента В. Путина должны были покаяться или уйти.

Выборы в Государственную Думу

Нет необходимости подробно писать здесь об избирательной кампании по выборам в Государственную Думу в последнюю декаду ноября 2007 года. Эта кампания не отличалась напряженностью или острой борьбой. Практически не использовались на этот раз и «грязные технологии». Мало кто из телезрителей наблюдал за предвыборными дебатами, в которых отказалась участвовать партия «Единая Россия». Все социологические службы предсказывали этой партии уверенную победу на выборах. Это было понятно, так как под № 1 в списке этой партии стояло имя Владимира Путина. «Единая Россия» рассчитывала получить на выборах от 60 до 70% всех голосов, что давало бы ей в Думе не просто большинство, а конституционное большинство. Все социологи предсказывали поражение «правым» партиям, в том числе СПС и «Яблоко», не говоря уже о более мелких и малоизвестных партиях вроде «Гражданской силы». Не имели шансов и небольшие левые партии. При опросах эти партии не получали ни 7, ни 5, ни даже 3% от общего числа избирателей, решивших принять участие в выборах. Уверенно могла себя чувствовать только КПРФ – эту партию готовились поддержать не менее 10–11% избирателей. ЛДПР готовы были поддержать 8–9% избирателей. Тревожным было положение «Справедливой России» – по прогнозам, эта партия могла твердо рассчитывать лишь на 6–6,5% голосов. Конечно, в избирательной кампании использовался административный ресурс. Однако власти опасались не поражения «Единой России», а низкой явки избирателей на участки. От губернаторов и от глав администраций требовали обеспечить как можно более активное участие населения в выборах. Агитационные возможности современных российских партий невелики. Спокойно и четко работала Центральная избирательная комиссия и избирательные комиссии в регионах. Никаких серьезных конфликтов в день выборов не зарегистрировано.

Результаты выборов оказались очень близкими к прогнозируемым. Участие в выборах приняло более 63% избирателей. Этот результат оценивался как очень хороший. В декабре 2003 года на выборы в Государственную Думу пришло около 55% избирателей. За партию «Единая Россия» отдали свои голоса 64,1% избирателей, за коммунистов – 11,6%. Партия В. Жириновского получила 8,2%, а «Справедливая Россия» – 7,8%. Если оценивать эти выборы как неофициальный референдум о доверии к Президенту России В. В. Путину, то можно говорить и о его внушительной победе. Суммируя голоса «Единой России» и «Справедливой России», мы получаем почти 72%. Это хотя и немного, но больше, чем результат голосования «за Путина» в марте 2004 года (71,31%).

Результаты выборов в Государственную Думу никого не удивили. Однако правые партии, объединившись с некоторыми левыми радикалами, провели в Москве, Санкт-Петербурге и в некоторых других городах несколько манифестаций протеста. Чтобы привлечь к себе внимание зарубежных корреспондентов, участники манифестаций сознательно шли на разного рода нарушения порядка, перекрывая, например, движение общественного и иного транспорта на центральных улицах. На несколько суток были арестованы Борис Немцов, Никита Белых, Гарри Каспаров. При своем задержании Гарри Каспаров громко выкрикивал слова протеста, но на английском языке. Западная печать была полна в первые дни декабря фотографий и материалов об этих микродемонстрациях. Протестовали против разного рода нарушений и лидеры КПРФ. Они заявляли, что у них «украли» не менее 7–8% голосов. Однако сколько-нибудь серьезных нарушений избирательного законодательства на выборах 2 декабря не зафиксировано. Попытка делегитимизировать эти выборы были предприняты и в ОБСЕ. Под надуманными предлогами многие из наблюдателей от ОБСЕ отказались приехать в Россию. Это решение ОБСЕ вызвало много откликов и в западной, и в российской печати. Свое мнение на этот счет решил высказать и Владимир Путин. «Мне кажется, – сказал он, – что это не спланированная заранее, а скорее всего, спонтанная акция. По имеющимся у нас сведениям, это в очередной раз сделано по рекомендации госдепа США, и это мы, конечно, будем учитывать в наших отношениях с этой страной. Безусловно, такие акции не могут сорвать выборы в России, целью их является делегитимизация. Но и этой цели они не добьются. Почему я сказал, что это вряд ли подготовленная акция? Да потому, что, по абсолютно достоверным данным, решение было абсолютно неожиданным и для многих европейских структур. Но это их выбор. Это лишний раз говорит о том, что многие структуры, в том числе ОБСЕ, нуждаются в реформировании. Россия уже ставила вопрос о реформе ОБСЕ, и мы будем настойчиво продвигать это предложение». Самые грубые и оскорбительные статьи о выборах в российскую Государственную Думу опубликовала немецкая печать. Газета «Вельт» называла их «самой циничной операцией из всех, которые переживала Россия после развала Советского Союза». В то же время президент. Франции Николя Саркози счел необходимым лично поздравить Владимира Путина с хорошим результатом на выборах в Государственную Думу. Германские руководители поздравлений в Москву не посылали, а в МИДе Великобритании потребовали «немедленно провести расследование всех нарушений, которые, как предполагается, имели место в ходе выборов». Итальянские лидеры от критики воздержались.

Дмитрий Медведев – кандидат в Президенты России

Обсуждение результатов думских выборов продолжалось в российской печати всего несколько дней. Наступало время главных сенсаций. Все основные политические группировки в России должны были выдвинуть теперь и своих кандидатов на президентских выборах. Съезд ЛДПР, как и ожидалось, объявил, что их кандидатом на пост президента будет Владимир Жириновский. Он принимал участие в этих выборах еще с июня 1991 года. На съезде КПРФ кандидатом на пост президента был выдвинут Геннадий Зюганов. Он принимал участие в этих выборах в 1996 и в 2000 годах. Партия «Единая Россия» назначила свой съезд на 17 декабря. Однако неожиданно для многих наблюдателей 10 декабря в Кремль в кабинет к Владимиру Путину прибыли лидеры четырех партий – «Единой России», «Справедливой России», «Гражданской силы» и Аграрной партии. Это были Б. Грызлов, С. Миронов, М. Барщевский и В. Плотников. Они сказали президенту, что после консультаций, начавшихся 8 декабря, они пришли к решению выдвинуть единого кандидата на президентских выборах – вице-премьера Дмитрия Анатольевича Медведева. Эта встреча была показана всем нам по телевидению. Глава государства ответил, что целиком и полностью поддерживает эту кандидатуру, что он знает Медведева более 17 лет и близко работал с ним все это время. В. Путин высказал убеждение, что при поддержке четырех партий и при его, В. Путина, поддержке в России удастся сформировать устойчивую власть. Вечером 10 декабря эту новость передавали по всем каналам телевидения, а утром II декабря ее комментировали все газеты. Вопрос, ответа на который ждали уже несколько лет, и который все более горячо и оживленно обсуждался в российском обществе – кто будет Президентом Российской Федерации после Владимира Путина, – наконец-то разрешился. Таким человеком является Дмитрий Анатольевич Медведев.

На протяжении недели как российская, так и иностранная печать были полны комментариями по поводу выдвижения кандидатуры Д. А. Медведева на пост президента. Публиковалась краткая биография Д. Медведева, разнообразные сведения о его семье, эпизоды из его жизни, отдельные высказывания из прежних интервью и выступлений, Высказывались и политики, и политологи, журналисты, коллеги по прежней работе. Практически все отзывы и оценки были положительными. Не было ясно только одно – какую роль в обновленных структурах власти будет играть после инаугурации Д. Медведева сам В. Путин. Этот вопрос прояснился в понедельник 17 декабря – на съезде партии «Единая Россия».

Съезд «Единой России» начался в Гостином дворе с решения некоторых чисто партийных вопросов. Присутствовало 479 делегатов, много гостей, журналисты, группы от разных телеканалов. Вскоре на съезд приехали вместе Владимир Путин и Дмитрий Медведев. Приехали также лидеры Аграрной партии и партии «Справедливая Россия». В президиум съезда поднялась «пятерка»: Путин, Грызлов, Шаймиев, Лужков и Шойгу. Все уже знали, что Дмитрий Медведев не только дал согласие на выдвижение его в качестве кандидата в президенты от партии «Единая Россия» и от трех других, но и что он высказал пожелание, чтобы премьер-министром после избрания нового президента был назначен Владимир Путин.

Голосование не заняло много времени. За кандидатуру Д. Медведева проголосовало 478 делегатов при одном против. После оглашения этих результатов съезд официально выдвинул его кандидатом на президентских выборах. Первым после этого слово взял В. В. Путин. Он горячо поддержал выдвижение Д. А. Медведева как кандидата на пост президента. «Я уверен, – сказал президент, – Дмитрий Анатольевич достойно справится с работой на высоком государственном посту. Говорю так не потому, что работаю с Дмитрием Анатольевичем вместе более 17 лет. И не потому, что за эти годы у нас сложились действительно хорошие деловые и доверительные личные отношения. Дело не только в этом, а в том, что Дмитрий Анатольевич Медведев является человеком исключительно честным и порядочным. За последние годы, работая на разных, весьма ответственных участках, которые на первый взгляд казались абсолютно запущенными и неподъемными, Дмитрий Анатольевич превратился из хорошего юриста и эксперта в отличного волевого администратора с государственным мышлением. Могу с полной ответственностью сказать, что его главными жизненными приоритетами являются интересы государства и его граждан. В руки такого человека не стыдно и не страшно передать основные рычаги управления страной, судьбу России». Высказав затем ряд соображение о задачах и ответственности партии «Единая Россия», В. В. Путин сказал: «В связи с этим считаю необходимым сказать, что если люди наши, граждане России, окажут доверие Дмитрию Анатольевичу Медведеву и изберут его новым президентом России, то и я буду готов продолжить нашу общую работу, в этом случае в качестве председателя правительства Российской Федерации, без изменения властных полномочий между институтом президента и самим правительством». Эти слова были встречены бурными аплодисментами съезда. Основная проблема преемственности власти в России на новом повороте, вокруг которой сломано так много копий, была решена или по крайней мере прояснена для всех нас.

Откликов на решение съезда «Единой России», а также на решения Д. Медведева и В. Путина было очень много и в российской, и в западной печати. Большинство российских политологов и публицистов, не говоря уже о политиках, весьма искренне поддержали пока еще не произошедшие, но предполагаемые изменения на вершинах властной пирамиды.

«На самом деле выбор Meдведева, – писал Михаил Леонтьев, – означает следующее: это демонстрация полной, почти абсолютной преемственности курса. Любой другой из предполагаемого списка означал бы ту или иную коррекцию курса. Хотя бы потому, что Медведев, как и Путин, по своей ментальности, по культурологическим пристрастиям (но отнюдь не по политической ориентации) – убежденный европеист, «западник». Чего нельзя сказать с той же уверенностью по поводу остальных известных фигур. Связка Путин – Медведев в этом случае абсолютно органична. То есть надо признать, что вариант Медведева – самый стабильный, самый спокойный, можно сказать «внесюрпризный». Что, собственно, и отвечает чаяниям большинства и населения, и действующей элиты»[27].

«Проблема «2008» практически решена, – писал в другом журнале Андрей Владимиров. – По крайней мере возникла ясность и определенность, дающая ключ к пониманию логики дальнейших событий. Те, кто ожидал увидеть в президентском кабинете «такого, как Путин», могут быть вполне удовлетворены. Как, впрочем, и те, кто не оставлял надежд, что и сам Путин останется у власти. И еще важный плюс: Основной закон устоял – для обеспечения преемственности власти избран самый, пожалуй, неэкзотический вариант, полностью соответствующий букве и духу Конституции. Выбор пал на человека, личные и профессиональные качества которого не вызывают аллергии даже у охладевшего к нам Запада. И, наконец, у страны появился шанс на создание политической системы «двойной прочности», которая даст возможность в дальнейшем перейти к штатным механизмам передачи власти. Без экономических потрясений, межклановых противостояний и политических спекуляций»[28].

«Это внутренний выбор Путина, который вовсе не означает, что Медведев получил больше доверия, чем Иванов, – заметил Глеб Павловский. – Мне кажется, что теперь Путин должен как-то продемонстрировать внимание к Иванову. Этот ход лишь показывает, что Путин считает Медведева более легкой фигурой. Выбор бывшего министра обороны Иванова мог бы быть неправильно истолкован Западом»[29].

Резко отрицательные отклики на выдвижение Дмитрия Медведева появились в России только в коммунистической печати. «Кандидатура Медведева, – заявлял здесь Виктор Илюхин, – на пост третьего президента РФ – самая неудачная, которую мог бы предложить президент и его партия. Но предложение исходило не от них. На Медведева указали Чубайс и Дерипаска. Крупный капитал. Медведев не обладает государственной мудростью, он не занимался глубинными проблемами. Это пластичный человек, приемлемый для Запада и для правящего клана внутри страны. Россия при нем так и останется сидеть на нефтегазовой игле»[30].

Отклики западной печати на выдвижение Д. Медведева были в основном положительные. Почти все газеты отмечали, что Д. А. Медведев никогда не работал в КГБ или в других силовых структурах. «Дмитрий Медведев – это умеренный технократ, открытый к диалогу, – писал британский обозреватель Квентин Пил. – Его речь значительно мягче. У него нет тех чекистских ноток и оборонного сознания, которые характерны для бывших спецслужбистов. В долгосрочной перспективе, если ему все-таки удастся выйти из тени Путина, его другой стиль может привести и к другой политике»[31].

«С приходом Дмитрия Медведева на пост президента, – замечал американский журналист Андреас Умлэнд, – у России может появиться шанс снова изменить свой курс в сторону политической либерализации и демократизации. Его приход к власти может позволить западным правительствам и организациям улучшить отношения с Москвой»[32].

Наиболее критичными были высказывания британской газеты «Дейли Телеграф». «Во многих отношениях, – писалось в редакционной статье, – этот выбор можно назвать дальновидным. Медведев наименее отталкивающий из довольно-таки непривлекательного букета претендентов. Западник с либеральными наклонностями, он понимает в экономике, а будучи председателем совета директоров «Газпрома», понимает в рынках. Но при этом он не политик, никогда никуда не избирался и не имеет собственной группировки. Его положение полностью зависит от покровительства Путина»[33].

Все российские и западные газеты отметили, что после известия о выдвижении Медведева как главного кандидата на пост Президента России, котировки на бирже повысились сразу же на 2%.

Программа для России

Январь 2008 года не был особенно богат событиями. Вскоре после новогодних и рождественских праздников в стране началась избирательная кампания; через все ступени предварительных процедур прошли только четыре кандидата на пост президента: Андрей Богданов от Демократической партии России, Владимир Жириновский – от Либерально-демократической партии России, Геннадий Зюганов – от КПРФ и Дмитрий Медведев – от партии «Единая Россия». Борьба между ними с самого начала не была напряженной, и она не вызывала большого отклика ни в печати, ни у публики, предполагалось, что в феврале избирательная кампания станет более оживленной. Однако главными событиями первой половины февраля стали два выступления Владимира Путина – его речь на расширенном заседании Государственного Совета в пятницу 6 февраля 2008 года и его же большая пресс-конференция 14 февраля 2008 года. Наиболее важным было выступление В. Путина на Госсовете: в 45-минутной речи Президент России изложил стратегический план развития страны на период до 2020 года.

Речь президента 8 февраля была отнюдь не выступлением уходящего со сцены политика. Она прошла в Георгиевском зале Кремля, где раньше таких мероприятий никто не проводил. Не было президиума. Одна лишь трибуна, вокруг которой полукругом расположилось около одной тысячи специально приглашенных слушателей – губернаторов, парламентариев, бизнесменов, высших должностных лиц, духовных лидеров. И по стилистике, и по эстетике, и по содержанию, и по месту выступления, и по составу слушателей это было необычное выступление – более значимое, чем ежегодные послания президента Федеральному Собранию. Можно сказать, что это была первая речь В. В. Путина уже не столько как президента, сколько как политического и национального лидера. Путин изложил внимающей ему российской элите стратегический план развития России на ближайшие 12 лет – до 2020 года. С такой развернутой и амбициозной программой Владимир Путин не выступал ни в 2000, ни в 2004 годах. Тогда речь шла о преодолении тяжелого кризиса, о восстановлении единства Федерации, о погашении громадных внешних долгов, о возвращении России утраченных позиций в мировой политике, об укреплении армии, об отпоре международному терроризму, о достижении стабильности, о наведении элементарного порядка в стране и в государственных структурах. Только теперь, добившись успеха в решении неотложных проблем, можно и нужно было подумать об определении стратегического плана развития страны – не на ближайшие 4 года, а на несколько президентских сроков вперед.

Еще к середине 2007 года Министерство экономического развития и торговли – МЭРТ подготовило Концепцию долгосрочного социально-экономического развития России до 2020 года. Сходную работу ведомство Германа Грефа проводило еще в конце 1999 и в начале 2000 годов. Однако речь шла тогда главным образом о прогнозах на 3 года, которые строились в зависимости от текущей ситуации и цен на нефть. Только по некоторым направлениям давались прогнозы и на 2010 год. Это не были обязательные планы. Речь шла главным образом о текущей работе, а не о стратегии. Однако в 2007 году ограничиваться только текущей работой и прогнозами было уже нельзя. Страна накопила огромные ресурсы и перестроила многие из структур экономического управления. Россия вышла на исходные позиции, с которых можно было осуществить масштабный рывок вперед. Упустить такой шанс было бы непозволительно.

Основные положения Концепции долгосрочного развития России были изложены Г. Грефом еще в конце августа 2007 года, но они не привлекли тогда внимания публики: все думали главным образом о выборах в Государственную Думу и о президентских выборах. Да и сама форма изложения Концепции МЭРТа была не слишком внятной. Было предложено три возможных сценария развития российской экономики. Первый – «инерционный». Надо продолжать экспортно-ориентированный курс, не проводя структурных изменений, но увеличивая экспорт. Второй сценарий – энергосырьевой. Он предусматривал укрепление сырьевой специализации России в мире. Основные усилия государства должны быть направлены на развитие трубопроводной инфраструктуры и портов, на разведку и освоение новых месторождений – в том числе в Восточной Сибири и в Арктике. Россия в этом случае могла бы выйти на лидирующие позиции на мировом рынке энергоносителей и сохранить прирост ВВП в 5–6% в год. Третий вариант – «инновационный». Россия должна большую часть доходов от сырьевого экспорта вкладывать в развитие как таких традиционных отраслей, как транспорт, энергетика, сельское хозяйство, так и на восстановление прежних и развитие новых наукоемких отраслей, а также на образование и науку. Для значительной части современного российского частного капитала наиболее предпочтительным был бы второй сценарий – именно такой сценарий обеспечивает богатому классу страны быстрые и большие доходы на ближайшие 10–15 лет. А новую технику можно просто купить на Западе.

Серьезного обсуждения этих трех сценариев в российской печати не происходило. К тому же кроме плана МЭРТа большой и развернутый план развития России на ближайшие 10–15 лет был обнародован группой ученых РАН, экономистов, политологов, социологов, физиков, демографов и др., которую возглавили Руслан Гринберг и Сергей Караганов.

Окончательный, хотя и не детальный план развития России на период до 2020 года определил президент В. В. Путин, и именно этот стратегический план он и изложил в своем выступлении 8 февраля уже не как проект для обсуждения, а как директиву, которая нуждается теперь лишь в «пошаговой» разработке в правительстве и в законодательной поддержке в Государственной Думе.

Свою очень содержательную и энергичную речь Владимир Путин начал с краткой, но весьма резкой критики положения дел в России в конце 1990-х годов. «Восемь лет назад, – сказал В. Путин, – ситуация в стране была крайне тяжелой. Страна пережила дефолт, обесценились денежные накопления граждан. На наших глазах террористы развязали масштабную гражданскую воину, взрывали дома в российских городах. Мы столкнулись с неприкрытым подстрекательством сепаратистов со стороны внешних сил, заинтересованных в ослаблении, а может быть, и в развале России. Подготовка к агрессии против России, к отторжению ее исконных территорий велась абсолютно открыто. Государственная власть была малоэффективна. Значительная часть экономики контролировалась олигархическими или откровенно криминальными структурами. Богатая Россия превратилась в страну бедных людей».

Далее В. Путин кратко сказал о той работе, которая была проведена в последние восемь лет по выводу России из системного кризиса. Эта работа в основном закончена и не за счет ухудшения жизни российских граждан. «Мы не только стали вновь единой страной, – заявил В. Путин. – Нам удалось избавить страну от порочной практики принятия решений под давлением сырьевых и финансовых монополий, медиамагнатов, зарубежных политических кругов и оголтелых популистов. Сейчас можно твердо сказать: с политическим бесправием народа покончено». В России, как отметил В. Путин, полностью восстановлен утраченный за 90-е годы уровень социально-экономического развития. Реальные доходы граждан превысили дореформенные показатели. Устойчиво растет экономика. Россия вернулась на мировую арену как сильное государство, с которым считаются и которое может постоять за себя. «Нам действительно есть что предъявить за последние 8 лет», – сказал В. Путин, перечислив достижения России в самых разных областях жизни общества. Но это «отдельные успехи последних лет», и эти слова В. Путин повторил дважды. России не удалось уйти пока от инерционного энергосырьевого сценария развития, и мы только фрагментарно занимаемся модернизацией экономики. «Следуя такому сценарию, – заявил Путин, – мы не добьемся необходимого прогресса в повышении качества жизни российских граждан. Более того, не сможем обеспечить ни безопасность страны, ни ее нормальное развитие, подвергнем угрозе само ее существование, говорю это без всякого преувеличения».

Владимир Путин сказал далее не только о необходимости инновационного развития экономики России, о повышении уровня всех систем образования и науки, о вложениях в человека, но и назвал некие контрольные цифры и конкретные уровни, которых должна добиться Россия в ближайшие 12 лет. Так, например, смертность в стране должна быть снижена в ближайшие 10–12 лет в полтора раза, а средняя продолжительность жизни должна быть увеличена до 75 лет. В структуре населения доля среднего класса должна подняться к 2020 году до 60%. При этом дифференциация доходов семей должна сократиться с нынешнего «абсолютно неприемлемого» пятнадцатикратного разрыва до более умеренного. В России очень низкая производительность труда, и это весьма опасно в условиях глобальной конкуренции. «В основных секторах российской экономики должен быть достигнут как минимум четырехкратный рост производительности за 12 лет», – твердо сказал В. Путин. Это крайне сложная и ответственная задача уже не только модернизационного, но почти мобилизационного характера.

Известно, что на постсоветском пространстве не возникло в последние 15 лет ни одного мирового или хотя бы регионального финансового центра, подобного Гонконгу, Лондону или Франкфурту. Теперь Владимир Путин поставил задачу создания в России финансового центра мирового уровня. Государство должно сократить число чиновников, работающих в сфере управления. И в эту сферу можно и нужно привлекать частный капитал, ибо «частная компания, мотивированная на результат, зачастую лучше справится с управлением, чем чиновник, не всегда имеющий даже представление о том, что по-настоящему является эффективным управлением и что такое результат». Налоговое бремя в России должно постепенно сокращаться.

Президент В. Путин затронул в своей речи проблемы, связанные с повышением эффективности всей политической системы России, а также с укреплением обороноспособности и безопасности страны. К сожалению, сказал В. Путин, «в мире разворачивается новый виток гонки вооружений. Не мы это начинаем, и не от нас это зависит. Нас фактически ставят перед необходимостью ответных действий, вынуждают принимать соответствующие решения. На эти новые вызовы у России есть и всегда будет ответ». Россия не будет урезать свои социально-экономические программы, но она создаст новые виды вооружений, не уступающих по своим качественным характеристикам или даже превосходящих то, что имеется в распоряжении других государств. «Россия не раз уже доказывала, что может сделать то, что другим кажется невозможным, – сказал в заключение В. В. Путин. – Но сегодня мы ставим гораздо более амбициозную задачу – достичь качественного изменения жизни, качественного изменения страны, ее экономики и социальной сферы. И нет ни одной серьезной причины, которая не позволила бы нам достичь поставленных целей, ни одной!»

Откликов на речь Б. В. Путина было много, были и заявления о том, что Президент России ставит перед страной невыполнимые задачи. В любом случае в комментариях людей, которые слушали президента, сидя в удобных креслах в Георгиевском зале Кремля, можно было заметить и чувство тревоги. Многие из этих людей предпочли бы более спокойную жизнь на ближайшие 12 лет. Но именно спокойной жизни речь Владимира Путина им не обещала.

Большая пресс-конференция Владимира Путина – седьмая по счету – продолжалась четыре часа сорок минут. На нее пришли около 1500 журналистов из российских и зарубежных СМИ. Президент ответил более чем на сто вопросов. Он подводил итоги своего 8-летнего правления, говорил о том, что готов и будет работать на посту премьер-министра. Много говорил В. Путин и о Дмитрии Медведеве. «Уверен, что это будет хороший президент, достойный президент и эффективный руководитель. Но существует еще кроме всего прочего такая личная химия – я ему доверяю. Просто я ему доверяю. Как я говорил на съезде «Единой России», такому человеку не стыдно и не страшно передать основные рычаги управления страной». Свою собственную работу на посту президента Владимир Путин оценил как «успешную». На вопрос о главных упущениях он ответил, что больших упущений он не видит, он работал по-честному – «пахал как раб на галерах все эти восемь лет». «Так сложилась судьба, – сказал В. Путин, – что у меня был шанс поработать в качестве первого лица государства, и я считаю, что я отработал по-честному эти восемь лет. И предпочитаю не стонать по поводу того, что закончился этот срок, а порадоваться тому, что есть еще возможность послужить стране в другом месте. Ну, конечно, можно – как у нас в некоторых местах говорят – шило в стенку и залечь на боковую. Но, думаю, пока рановато…»

Вопросов было много и по самым различным темам. Владимир Путин отвечал ясно, не уклоняясь от острых проблем. По главным российским телеканалам пресс-конференция передавалась в прямом эфире только первые два часа. Отрывки из второй части этой пресс-конференции нам показали в вечерних теленовостях. Газета «Известия» писала на следующий день: «Владимир Путин вчера, в День святого Валентина, совершил то, что не снилось ни поп-звездам, ни оперным дивам, – в одиночку на протяжении почти пяти часов держал в напряжении огромный зал. Его итоговая пресс-конференция действительно подвела главный итог – самому Путину «не стыдно перед гражданами» за то, чем были наполнены восемь лет его президентства»[34].

Работать до последней минуты конституционных полномочий

От 3 марта до 7 мая 2008 года в России установился переходный период, когда в стране работают, ведут прием посетителей, вызывают чиновников и дают поручения сразу два президента – «избранный, но не вступивший в должность» Дмитрий Медведев и «действующий» – Владимир Путин. Некоторые из политологов называют этот период «транзитарным». В странах с президентским режимом это обычная практика. В США выборы президента происходят в первый вторник ноября, а вступление в должность или инаугурация происходит в последней декаде января следующего года. Но в России подобная ситуация возникает в первый раз. Никаких неожиданных ситуаций ни в марте, ни в апреле не возникало. Почти всю основную текущую работу в эти недели вел Владимир Путин. Дмитрий Медведев сосредоточился на подготовке тех неизбежных перемен в структуре и в кадровом составе исполнительной власти, о которых мы должны узнать только после 7 мая 2008 года. Эта работа велась в закрытом порядке.

Еще в конце 2007 года Владимир Путин говорил не только о своем уходе с поста президента, но и о том, что он будет работать как глава государства с полной отдачей сил и до последней минуты своих конституционных полномочий. Мы видели эту работу как в январе-феврале 2008 года, так и в марте-апреле. Это были месяцы весьма активной внешней политики. В связи с провозглашением независимости Косово продолжала обостряться ситуация на Балканах. Россия активно поддержала позицию Сербии в этом конфликте, но Россия также вышла из соглашения об экономических санкциях против Абхазии, которые были установлены в рамках СНГ еще в 1996 году по требованию Грузии. Россия ясно заявила, что она будет рассматривать решение западными странами вопроса о суверенитете Косово не как исключительный случай, а как прецедент.

Во время своего рабочего отпуска, который В. Путин проводит в своей южной резиденции Бочаров ручей, Президент России вместе с премьером В. Зубковым проинспектировал все главные объекты начавшегося здесь строительства олимпийских объектов. Он посетил также Дагестан и проверил состояние дел на границе – в Ботлихском районе. Еще в сентябре 2004 года Президент России принял решение о создании в пограничных горных районах Дагестана двух новых горных бригад. Теперь он знакомился с обустройством и службой этих бригад. Из Ботлиха на вертолете Владимир Путин вылетел в Кабардино-Балкарию, где побывал в расположении полка МВД, расквартированного недалеко от Нальчика. Через несколько часов перелетел в станицу Зеленчукскую в Карачаево-Черкесии, где расположена еще одна горная бригада. Отсюда он вернулся в Сочи.

В марте 2008 года по инициативе Владимира Путина была произведена смена двух губернаторов. Президент не продлил полномочия губернатора Рязанской области бывшего генерала ВДВ Георгия Шпака, сочтя его деятельность на посту главы области недостаточно эффективной. Новым губернатором был рекомендован и избран Олег Ковалев, депутат Государственной Думы от партии «Единая Россия», в недавнем прошлом глава администрации Каширского района Московской области. Не были продлены полномочия и губернатора Архангельской области Николая Киселева, которого сменил бывший мэр Якутска Илья Михальчук. Опытный администратор И. Михальчук ушел с поста мэра Якутска еще в конце 2006 года. Он оставался, однако, в активном кадровом резерве.

Впервые за последние годы Владимир Путин не принимал участия в заседании президиума Госсовета, который происходил в Тобольске и был посвящен проблемам малого бизнеса в России. Это заседание В. В. Путин попросил провести избранного президента Дмитрия Медведева. По поручению В. Путина Д. Медведев провел через неделю совещание в Кремле с представителями крупного бизнеса. Были приглашены члены бюро РСПП: это были как представители крупного частного бизнеса, такие как С. Дерипаска, В. Вексельберг, В. Потанин и другие, так и руководители крупнейших государственных корпораций – В. Якунин, А. Миллер, А. Чубайс и др.

Самым важным событием во внешней политике стало заседание Совета Россия-НАТО, которое состоялось в Бухаресте 2–3 апреля 2008 года и на которое была приглашена весьма представительная российская делегация. Саммит НАТО решал по своей повестке много вопросов, которые не имели прямого отношения к России. Вместе с Россией обсуждался вопрос о системе ПРО в Польше и Чехии. Острой полемики по этому поводу не было. Россия по-прежнему высказывается против расширения систем ПРО на востоке Европы, а Соединенные Штаты продолжают подготовку к созданию здесь своего нового района стратегической обороны. Эти проблемы обсуждаются, и США пошли уже на ряд уступок по второстепенным проблемам. Более важные решения на этот счет будут принимать уже новые президенты США и России. Самым важным вопросом для России в Бухаресте был вопрос о приглашении в НАТО Грузии и Украины. Предполагалось, и на этом особенно горячо настаивал Джордж Буш, принять решение о предоставлении Украине и Грузии статуса кандидатов в члены НАТО. Для этого существует особая процедура – ПДЧ, или План действий по членству в НАТО. Такой план рассчитан на пять лет. Именно в эти пять лет страна – кандидат в члены НАТО должна подготовить свои политические и особенно военные структуры к структурам и стандартам НАТО. Разумеется, Российская Федерация была против. Нет необходимости подробно говорить здесь о мотивах России. Их много и они понятны. К тому же большая часть населения Украины, и об этом ясно свидетельствовали все проводившиеся в последние годы опросы общественного мнения, выступала против членства в НАТО. Конституция Украины провозглашает «внеблоковый» характер украинского государства, а НАТО, как известно, военно-политический блок. Что касается Грузии, то она не решила еще своих территориальных проблем, и принятие такой страны в НАТО противоречило бы уставу этой организации.

Владимир Путин выступал на Совете Россия-НАТО очень убедительно, но очень спокойно. Решения о приеме новых членов в НАТО принимаются, согласно уставу, только единогласно. Между тем заранее было известно, что некоторые из европейских стран, в том числе Франция и Германия, не поддержат предоставление ПДЧ Украине и Грузии. Отказ НАТО, по крайней мере на данной сессии, пойти навстречу притязаниям нынешнего руководства Грузии и Украины, был расценен политическими наблюдателями как очевидная победа внешней политики России.

Пятого апреля, в субботу, в конце дня президент США Джордж Буш прилетел в Сочи для прощальной встречи с российским президентом Владимиром Путиным. Два президента общались друг с другом большую часть дня в воскресенье шестого апреля. Это была их 24-я встреча.

«Встреча Владимира Путина и Джорджа Буша-младшего, – писал в газете «Время новостей» Аркадий Дубнов, – которая состоялась вчера в сочинской резиденции российского президента Бочаров ручей, едва не превратилась в утренник воспоминаний. Гость выглядел сентиментальным, хозяин – деловитым, но оба – одинаково усталыми. У американского президента позади нелегкая европейская поездка, у российского – последний «ближний бой», который он дал натовским партнерам в Бухаресте»[35]. Каких-либо серьезных и напряженных переговоров в Сочи не велось, все основные документы этого прощального саммита были подготовлены заранее. В них подводился итог семилетнего и довольно активного сотрудничества, указаны темы переговоров. Отмечались все договоренности, а их немало. Перечислялись и проблемы, которые не удалось решить, и которые Д. Буш и В. Путин оставляли для обсуждения и решения своим преемникам. Нейтральной фразой принятой в Бочаровом ручье декларации о стратегических рамках российско-американских отношений стала следующая: «Вы вновь подтверждаем, что эра, когда Россия и США рассматривали друг друга как врага или как стратегическую угрозу, закончилась. Мы отвергаем мышление по принципу «игры с нулевой суммой» времен «холодной войны», когда то, что было хорошо для России, было плохо для Америки, и наоборот».

Джордж Буш заранее просил познакомить его с избранным в России третьим президентом Дмитрием Медведевым, и их встреча состоялась там же в Бочаровом ручье. Она продолжалась около получаса. Беседа шла на английском языке, который Д. Медведев знает хорошо. Позже на пресс-конференции Джордж Буш сказал: «Я думаю, что новый российский президент будет человеком, который мне будет говорить откровенно, что он думает. Мне показалось, что он человек прямолинейный… Так что можете записать, что он на меня произвел впечатление».

Расставались Владимир Путин и Джордж Буш если и не особенно горячо, то вполне по-дружески. В истории российско– или советско-американских отношений таких по-домашнему прощальных встреч вообще никогда не было. И Джордж Буш, и Владимир Путин попрощались как президенты. Но в дальнейшем, как уверял окружающих Джордж Буш, они будут встречаться «как люди».

Владимир Путин вернулся 8 апреля в Москву. Он провел здесь заседание ведущих членов правительства, а также очередное заседание Совета безопасности, которое было посвящено проблемам развития космических отраслей в России на период до 2020 года. Было решено ускорить строительство нового российского космодрома на Дальнем Востоке – в Амурской области. Число пилотируемых полетов и запусков ракет всех типов растет, и одного Байконура для этой работы уже недостаточно.

В середине апреля самыми важными для В. В. Путина и для всей российской системы власти и управления стали проблемы «партийного строительства». В понедельник 14 апреля 2008 года в Гостином дворе в Москве открылся девятый съезд партии «Единая Россия». На съезд пришли немногим более 600 делегатов со всей России, но также около 1500 гостей и журналистов. Было заранее известно, что в работе съезда будут участвовать как В. В. Путин, так и Д. А. Медведев, и что В. Путину будет предложено не только вступить в партию «Единая Россия», но и возглавить ее. Однако подробностей предстоящих событий никто не знал, хотя сценарий съезда готовился много дней при участии нескольких известных театральных режиссеров. На первом заседании съезда его делегаты внесли много изменений в устав партии «Единая Россия». Главное из этих изменении состояло в том, что помимо поста председателя высшего совета «Единой России» в партии вводился пост председателя «Единой России» с большими полномочиями по руководству партией. После этого в восьми временных залах были проведены дискуссии по темам: «Наша демократия», «В поисках среднего класса», «Право против коррупции», «Новая элита России», «Глобальный мир: амбиции суверенной демократии» и др. Это были интересные дискуссии, однако все участники и гости съезда ждали следующего дня и ждали Владимира Путина.

Во вторник 15 апреля на съезд «Единой России» пришли Владимир Путин и Дмитрий Медведев. Заседание съезда открылось докладом Бориса Грызлова о деятельности партии в период между УШ и ТХ съездами. В конце своего доклада Б. Грызлов пригласил как Дмитрия Медведева, так и Владимира Путина вступить в «Единую Россию. «Мы сильная партия, и мы ваша опора», – сказал Б. Грызлов, обращаясь к Д. Медведеву. Повернувшись затем к Владимиру Путину, Б. Грызлов продолжил: «И мы станем еще сильнее, когда председателем правительства станет Владимир Владимирович Путин. Я предлагаю Вам, Владимир Владимирович, возглавить «Единую Россию». После аплодисментов выступил очень кратко Д. А. Медведев. Он сказал, что «Единая Россия» – это партия его единомышленников, и он благодарит ее за доверие. Однако вступление в партию он, как избранный Президент России, считает преждевременным. Иным было выступление Владимира Путина. Его выход к трибуне сопровождался бурной овацией. Переждав аплодисменты зала, В. В. Путин сказал: «Я с благодарностью принимаю предложение членов партии и ее руководства. Такое решение съезда, если оно состоится, должно вступить в силу после того, как избранный глава государства вступит в должность и соответственно с вашего покорного слуги – с меня – эти полномочия главы государства будут сняты». Эти слова также были встречены самыми бурными аплодисментами. Уже под громкие аплодисменты В. Путин сказал: «Я готов взять на себя дополнительную ответственность и возглавить «Единую Россию». Для председателя правительства, – пояснил В. Путин, – лидерство в партии это цивилизованная, естественная, традиционная для демократических государств практика». Владимир Путин говорил недолго и не по заранее подготовленному тексту. Он не стал останавливаться на идеологических проблемах. Он сказал, что партия должна быть открыта для дискуссий, что ее нужно полностью разбюрократизировать и «очистить от случайных людей, преследующих исключительно личные пели и личные выгоды». «Партия показала, – сказал в заключение В. Путин, – что она работает в интересах России, в интересах ее граждан, в интересах успешного будущего нашей страны и нашего народа».

Сразу же после выступления В. В. Путина Борис Грызлов предложил открытым голосованием решить вопрос об избрании В. В. Путина председателем партии. Все делегаты съезда поддержали это предложение. Никто не воздержался и не голосовал против. В. В. Путин был избран председателем партии «Единая Россия», но он мог вступить в эту должность и стать таким образом членом партии «Единая Россия» после 7 мая 2008 года.

Комментариев к избранию В. В. Путина лидером «Единой России» было немного, так как не совсем ясны для большинства наблюдателей были механизмы управления партией. Владимир Путин принимает на себя новые и чрезвычайно сложные обязанности, которые по многим направлениям значительно превышают его обязанности как президента. Очевидно, что он будет входить в эту новую систему своих полномочий постепенно. Самой важной работой для В. В. Путина и после IX съезда «Единой России» остается работа над формированием нового состава правительства. Эту работу он в основном завершил к 20 апреля, однако о результатах ее мы должны были узнать только после 7 или 8 мая.

В среду 16 апреля 2008 года МИД РФ распространил информацию о том, что Владимир Путин поручил правительству оказать предметную поддержку населению Абхазии и Южной Осетии. Правительству было поручено вступить во взаимодействие с фактическими органами власти в этих непризнанных республиках в торгово-экономической, социальной и научно-технической областях, а также в сфере информации, культуры и образования. Такое сотрудничество было разрешено и на уровне регионов. Бурные протесты грузинских властей было нетрудно предсказать. Однако ни президент, ни министр иностранных дел РФ не стали отвечать на обвинения грузинской стороны. Напротив, было сделано заявление об отказе России от прежних ограничений на связи России и Грузии в воздушных и морских сообщениях, в работе почты. МИДу было поручено вернуться к прежнему, то есть облегченному порядку выдачи виз для граждан Грузии. Все эти решения были ясным ответом России на признание большинством западных стран независимости Косово. Россия предупреждала, что будет рассматривать события вокруг Косово как прецедент. Пришло время для конкретных действий.

17 апреля Владимир Путин вылетел в Ливию для подписания соглашений, переговоры о которых шли несколько лет и завершились лишь недавно. Это большое комплексное соглашение, которое предусматривает как списание 4,5 млрд долларов ливийского долга, так и значительное расширение российско-ливийского сотрудничества, включая даже постройку в Ливии 500-километровой железной дороги. Ливийский долг будет списываться по мере поступления в российскую казну денег за выполненные российской стороной работы. Встречи и беседы В. Путина и Муамара Каддафи были дружескими и откровенными. На пути из Ливии в Москву Владимир Путин сделал остановку в Сардинии, где встретился с Сильвио Берлускони. Этот итальянский политик, с которым у Путина установились весьма дружеские и доверительные отношения, одержал победу на недавних парламентских выборах в Италии и должен вскоре вновь возглавить правительство Италии. Как предполагается, визит В. Путина в Ливию и на Сардинию были последними его поездками за границу в качестве президента.

В субботу 19 апреля Владимир Путин провел в Кремле очередное заседание Совета безопасности России. Это была поворотная неделя в политической жизни и даже в политической системе Российской Федерации, однако не только внешний мир, но и большинство российских политических наблюдателей не смогли адекватно оценить происшедшие в стране перемены.

Конец апреля стал очень трудным временем для Владимира Путина, на публичных мероприятиях, в которых он в эти дни участвовал, президент выглядел уставшим. Россия должна была показать, что ее предупреждения по поводу произвола западных стран по отношению к Сербии не являются просто словами. Президент В. В. Путин дал поручение МИДу РФ по улучшению отношений с Тбилиси. Речь шла об облегчении визового режима для граждан Грузии, об ускорении ремонтных работ на контрольно-пропускном пункте «Верхний Ларс» – пограничный шлагбаум был здесь опущен еще летом 2006 года. Были отменены все ограничения в воздушном и морском сообщении между Россией и Грузией, а также в работе почты. Были сняты ограничения и на поставки многих грузинских товаров в Россию. Однако в это же время сняли и все ограничения на связи российских региональных и федеральных властей с фактическими властями Абхазии и Южной Осетии. Владимир Путин де-факто перевел Абхазию и Южную Осетию на экономический баланс Российской Федерации, разрешив здесь открывать представительства российских корпораций и южных регионов. Бурные протесты Михаила Саакашвили, который специально звонил В. Путину, были оставлены без внимания. Беспилотный самолет-разведчик, направленный из Грузии в воздушное пространство Абхазии, был сбит ПРО Абхазии. Никаких решений на этот счет не принял и Совет Безопасности ООН, созванный по требованию Грузии.

23 апреля 2008 года Владимир Путин вместе с Дмитрием Медведевым приняли участие в открытии памятника на могиле первого Президента России на Новодевичьем кладбище. Это была первая годовщина со дня смерти Бориса Ельцина.

В ночь с субботы на воскресенье, то есть 26 и 27 апреля В. Путин и Д. Медведев присутствовали на главной пасхальной службе России в Храме Христа Спасителя. После заутрени Патриарх Алексий II обратился лично к В. Путину: «Мы благодарны вам, Владимир Владимирович, за все восемь лет вашего президентства. Вы так много сделали для России». Патриарх выразил уверенность, что новый президент достойно продолжит дело Владимира Путина, потому что «знает, в чем нуждается страна, в чем нуждаются люди».

Проводились в конце апреля и все текущие заседания в Кремле, а также международные встречи: с главой Палестинского государства, с премьером Люксембурга, с новым премьером Японии. В. Путин принял в Кремле верительные грамоты от послов десяти стран.

Три дня в мае

Первая декада мая 2008 года была наполнена событиями государственного значения, хотя многие из них имели характер праздника. С 1 по 4 мая Владимир Путин провел в своей резиденции в Ново-Огарево и в кремлевском кабинете несколько последних встреч, на которых он принимал своих посетителей как президент. Он подписал немалое число поручений, постановлений и несколько указов и отложил отдельно те бумаги, которые должен будет рассматривать уже новый президент. Часть материалов и документов были отправлены в Белый дом; их В. В. Путин будет рассматривать уже в качестве премьера. Еще в апреле на вопрос, что он возьмет с собой из кабинета в Кремле в свой новый кабинет в Белом доме, Владимир Путин сказал, что он возьмет лишь авторучку, которую ему оставил в подарок Борис Ельцин 31 декабря 1999 года. Эта ручка всегда находилась на его письменном столе, но В. B. Путин держал ее просто как сувенир.

По понедельникам Владимир Путин почти всегда проводил рабочие встречи с группой ключевых министров правительства. В кабинете у президента собирались обычно не более 10–12 человек. Телевидение показывало стране лишь несколько первых минут этого совещания. Но в понедельник 5 мая эта традиционная встреча прошла в другом корпусе Кремля и в сильно расширенном составе. Присутствовали все члены правительства, а также все ведущие работники администрации президента. В последний раз в качестве первого вице-премьера был приглашен и Дмитрий Медведев, который вошел в зал вместе с действующим президентом. В. В. Путин пояснил такой формат встречи ее особым статусом. «Сегодня, – сказал В. Путин, – день наших традиционных встреч по понедельникам, но сегодня совещания не будет. Сегодня для меня в таком качестве и в таком формате завершающее мероприятие – и поэтому я пригласил вас не для того, чтобы обсудить производственные вопросы, а для того, чтобы поблагодарить за совместную работу в течение восьми лет».

Одними благодарностями дело, однако, не обошлось. Владимир Путин говорил и о самых ближайших событиях, включая инаугурацию 7 мая и парад Победы 9 мая, и о работе правительства на несколько лет вперед. Было очевидно, что упускать бразды правления из своих рук после перевода из президентов в премьер-министры он не намерен. Российская печать отмечала несколько позже, что сама идея начинать рабочую неделю с напутствия правительству принадлежала лично В. В. Путину. Борис Ельцин подобных совещаний не проводил. Первая такая встреча прошла в Кремле 22 мая 2000 года, ровно через две недели после инаугурации В. Путина на первый президентский срок. По субботам В. В. Путин проводил в Кремле совещание с членами Совета безопасности, но даже тема этих совещаний не оглашалась в СМИ.

Церемония инаугурации прошла в полдень 7 мая 2008 года очень четко и торжественно – по тому же сценарию, что и в 2000-м и в 2004 годах. Первым в Кремль приехал Владимир Путин, его встретил здесь Президентский полк. После рапорта и салюта он прошел через Соборную площадь во дворец, где уже находились все приглашенные – около 2500 человек. Это были российская элита и дипломатический корпус. На сцене уже находились глава Конституционного суда и главы двух палат парламента. Через несколько минут в Кремль через Спасские ворота въехал кортеж избранного президента Дмитрия Meдведева, которого также встречал Президентский полк. Поднявшись по лестнице по красной ковровой дорожке, Дмитрий Медведев прошел к сцене через Георгиевский, Владимирский и Андреевский залы, сопровождаемый торжественной музыкой и аплодисментами. Церемонию начал небольшой речью Владимир Путин. «Дорогие друзья! – сказал он. – Восемь лет назад, впервые принимая присягу Президента России, я брал обязательство работать открыто и честно, верно служить народу и государству. И своего обещания не нарушил. Сейчас, слагая с себя полномочия главы государства, хотел бы также сказать: для меня обязательство беречь Россию было и остается высшим гражданским долгом, я ему следовал все эти годы и буду следовать всю свою жизнь… Нравственность власти и ее обязательность, – сказал также В. Путин, – главный залог доверия людей. Они не менее важны, чем опыт и профессиональные знания». Эта короткая речь трижды прерывалась аплодисментами.

После выступления Путина глава Конституционного суда Валерий Зорькин предложил Д. Медведеву прочитать текст присяги, установленный Конституцией. Этот текст из 33 слов Д. Медведев произнес, явно волнуясь. Еще через несколько минут он снова взял слово, чтобы произнести свою первую речь уже в качестве третьего Президента Российской Федерации. «Вы понимаете, – сказал Д. Медведев, – сколь глубокие чувства я сейчас испытываю». Он поблагодарил Путина за его неизменную личную поддержку и выразил уверенность, что так будет и впредь. В 12 часов 8 минут по московскому времени В. Путин передал Д. Медведеву Знак президента – особый образец ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени, выполненный в виде креста, покрытого рубиновой эмалью и на золотой цепи из семнадцати золотых пластинок, инкрустированных драгоценными камнями. На обратной стороне этих пластинок выгравированы фамилии президентов России – дважды Б. Ельцина и дважды В. Путина. Имя Д. Медведева появится на пятой из пластинок. В заключительной части церемонии Д. Медведев и В. Путин вместе приняли парад Президентского полка. Они стояли на парадном крыльце вместе рука к руке, и это была символичная картина.

После окончания торжественных процедур и артиллерийского салюта Дмитрий Медведев подписал несколько указов. Президент России поручал прежним составу правительства и администрации исполнять обязанности до утверждения новых составов этих органов власти. Здесь же он подписал письмо спикеру Государственной Думы о внесении кандидатуры В. В. Путина на должность председателя правительства. После подписания этих первых документов Дмитрий Медведев направился в Благовещенский собор Кремля, где патриарх Алексий II отслужил торжественный молебен «На начало благого дела». Владимир Путин остался в Кремле. Он должен был провести здесь встречу с лидерами четырех думских фракций – уже как кандидат на должность премьера. Он начал эту встречу с шутки: «привет начальству…» Вечером в Кремле состоялся большой торжественный прием в честь проведенной здесь днем инаугурации. Владимир Путин покинул Кремль поздно, как и Д. Медведев. Президентский штандарт был теперь на машине президента Д. А. Медведева. Еще раньше в подчинение Дмитрия Медведева перешел «ядерный чемоданчик» с группой офицеров при нем, четыре президентских самолета; все они числятся в документах как «борт номер один».

На 8 мая 2008 года было назначено внеочередное пленарное заседание Государственной Думы. Из 450 депутатов в зале присутствовали 448. Такого аншлага здесь, кажется, никогда не было. В полдень в здании на Охотном ряду появились не только Владимир Путин, но и Дмитрий Медведев. Представлять кандидатуру премьер-министра президент прибыл лично. Такого также раньше не было. Обычно эту работу поручали полномочному представителю президента в нижней палате. Дума встретила Д. Медведева и В. Путина овацией. Аплодисментами сопровождалось и короткое выступление Д. Meдведева. «В каких-то особых представлениях Владимир Путин не нуждается. У него за плечами два президентских срока», – сказал новый президент. После этого слово было предоставлено кандидату в премьер-министры для программной речи.

Я не буду излагать здесь даже главные тезисы этой речи В. В. Путина. Предполагалось, что выступление кандидата на пост премьера будет кратким – не более 15 минут. Но В. В. Путин говорил около часа, и его речь и по содержанию, и по форме напоминала ежегодные послания президента. С последним таким посланием В. В. Путин выступал в конце апреля 2007 года. Все мы слушали эту речь в прямом эфире, она затрагивала в первую очередь экономические и социальные проблемы и ровно 30 раз прерывалась аплодисментами депутатов Государственной Думы. В. В. Путин ничего не говорил о проблемах внешней политики или о проблемах безопасности – это теперь работа для Д. А. Медведева.

По окончании речи В. В. Путин ответил на вопросы, по одному от каждой фракции. Затем выступили лидеры фракций. Резко критической, но малоубедительной была лишь речь лидера фракции КПРФ Геннадия Зюганова. Он перечислил болезни, от которых Россия еще не избавилась, а также задачи, которые не удалось решить в последние восемь лет в полном объеме. О реальных успехах последних восьми лет Г. Зюганов просто умолчал. Он заявил, что фракция КПРФ будет голосовать против кандидатуры В. В. Путина. Результаты голосования по кандидатуре В. В. Путина были весьма впечатляющими – из 448 депутатов за Путина было отдано 392 голоса, только 56 членов фракции КПРФ голосовали против. В заключение заседания с краткими заявлениями и с благодарностью Думе за доверие выступили как сам В. Путин, так и президент Д. А. Медведев.

Российский фондовый рынок поднялся, хотя и не намного, уже 7 мая – после инаугурации. После програмной речи В. Путина в Государственной Думе и его утверждения премьер-министром фондовый рынок страны поднялся еще на несколько процентов. На 5–6% поднялись котировки компаний нефтегазового сектора.

9 мая 2008 года в день Победы в Москве на Красной площади состоялся военный парад. Впервые за 18 лет в параде приняла участие военная техника: по брусчатке площади прошли танки и ракетные комплексы, а в воздухе над Кремлем прошли истребители и стратегические бомбардировщики. Это был самый большой военный парад в постсоветской России. Еще за день до парада в центре площади у Кремля было закончено сооружение временного помоста, который полностью прикрыл Мавзолей. За минуту до начала парада сюда пришел президент Дмитрий Медведев, которого все приветствовали аплодисментами. Немного раньше пришел В. Путин, заняв место справа от президента. Слева стоял министр обороны А. Сердюков. С речью к участникам парада и к гражданам России обратился Д. А. Медведев. Парад начался с традиционного прохода войск и военных академий. Наибольшее внимание вызвала вторая часть парада – это шла через площадь новая военная техника, уже поступившая в Вооруженные силы: автомобили «УАЗ» и «Тигр», бронетранспортеры, боевые машины десанта и пехоты, артиллерия, зенитные комплексы. Прошли ракетные комплексы С-300, «Искандер», а затем и ядерные ракетные комплексы «Тополь-М». По небу прошли военные вертолеты, тяжелый транспортный самолет АН-124 истребители Су-27, стратегический бомбардировщик ТУ-160, а также бомбардировщики Ту-22МЗ и штурмовики Су-25. Была проведена имитация дозаправки в воздухе. Завершили парад пилотажные группы «Русские витязи» и «Стрижи».

В это же время парады состоялись, и также при участии военной техники, в Санкт-Петербурге, во Владивостоке, в Калининграде, и в Волгограде и во многих других городах России. Вечером прошли народные гуляния и иные праздничные мероприятия, в которых приняли участие миллионы человек.

События первой декады мая 2008 года вызвали много самых различных откликов как в российских, так и в западных СМИ. Я могу привести из них лишь некоторые. В редакционной статье наиболее авторитетного российского журнала «Эксперт» можно было прочесть: «Владимир Путин уходит с президентского поста самым успешным политиком в современной российской истории. Его влияние и популярность колоссальны, экономические достижения страны, которой он руководил, очевидны, а большинство его оппонентов потерпели не только политическое, но и моральное поражение. Правление Путина начиналось с жестокой гражданской войны в Чечне – войны, результат которой в 2000 году предсказать еще никто не мог. Несколько лет страну сотрясали теракты. Но в Чечню пришел мир, а терроризм перестал быть значимым фактором нашей политики. Если отсчитывать время после Беслана, Владимир Путин дал стране четыре спокойных года – пятую часть того срока, о котором когда-то мечтал Столыпин. Это не только личный успех В. Путина – это успехи России. Издержки есть: стабильность склонна перетекать в застой, бюрократия слишком могущественна, а общество слишком слабо. Но следует помнить, что Господни мельницы мелют медленно. Перемены 90-x были бурными, но плодами их пользовались немногие. Эпоха Путина – это почти незаметное в своей постепенности, но вместе с тем быстрое и верное проникновение нового в глубины российского общества. Современная рыночная экономика, в условиях которой раньше существовали только крупные города, стала естественной средой жизни всей страны. Владимир Путин сильно изменился за эти годы. Он, кого поначалу считали политиком неярким, научился искренне говорить с собственным народом – и его популярность тому свидетельство. Он научился ставить задачи, о масштабности которых не могли и помыслить прочие. Он смог заговорить с лидерами ведущих государств мира как равный с равными и освоил дипломатию, построенную не только на личной дружбе, как было раньше, но и на стратегических решениях. Он сам принял решение, которое, без всякого сомнения, станет определяющим для будущего российской политики – оставил президентский пост в срок, предусмотренный Конституцией. А значит, смог сохранить внутреннюю свободу, не став рабом собственного могущества и не поддавшись соблазну пожизненной власти. Та энергия, которой была проникнута его первая премьерская речь, свидетельствует, что успокаиваться на достигнутом он не собирается»[36].

Однако многие из откликов российской печати были крайне необъективны. Комментируя переход В. Путина с поста президента на пост премьера и его большую речь в Государственной Думе 8 мая 2008 года, авторы газеты «Завтра» Александр Нагорный и Николай Коньков писали: «Речь В. Путина была выдержана в жесткой либерально-монетаристской манере, соответствующей всем инструкциям «вашингтонского обкома». Создавалось впечатление, что добрая половина его текста написана под прямую диктовку Чубайса, Кудрина и Гайдара».

Впрочем, парад Победы, проведенный 9 мая на Красной площади, патриотам из газеты «Завтра» очень понравился: «Это было не просто захватывающее зрелище, это был вполне четкий сигнал о том, что никакие силовые провокации против России уже не останутся безнаказанными»[37].

Оценки майских событий со стороны таких деятелей, как Гарри Каспаров, Борис Немцов, Михаил Касьянов или Андрей Илларионов были настолько невразумительными, нелепыми и намеренно грубыми, что с ними нет смысла полемизировать, их даже трудно цитировать: все, что происходило в Москве в мае 2008 года – это не более чем фарс, ни новое правительство, ни новый президент нелегитимны. Но тут же мы слышим и обвинения в адрес Запада: западные лидеры продажны и недальновидны, они охотно держат у себя в банках уворованные от народа миллиарды путинских олигархов и соглашаются поэтому считать и Путина и Медведева демократами, хотя и не столь образцовыми, какими являются они сами. 17 мая в Москве под руководством Андрея Илларионова в Москве была созвана Национальная ассамблея, в которой приняли участие 451 делегат от 50 разного рода мелких оппозиционных движений и групп. А. Илларионов провозгласил эту ассамблею альтернативным парламентом. «Нынешняя ситуация в России, – заявил Илларионов, – напоминает 1917 год. Но мы будем действовать мирно, мы не хотим насилия и гражданской войны. Однако именно сейчас в России начался отсчет новой политической цивилизации». «Запомните эту да т у, – заявил торжественно Андрей Илларионов, – сегодня, 17 мая 2008 года мы приняли свою Великую хартию вольностей, как это сделала Британия в 1215 году. Соединенные Штаты сделали это в конце 18 века». Это великое событие заметил и прокомментировал только публицист Дмитрий Быков из еженедельника «Собеседник»[38].

Обозреватели западной печати были более сдержанны в своих комментариях, но они, как правило, откровенно признавались, что большая часть происшедших в России событий им не совсем понятна. «Мы просто не знаем ответов на главные из вопросов, – говорил ведущий американский эксперт Стивен Сестанович из Совета по международным отношениям. – Есть много признаков того, что Дмитрий Медведев воспринимает мир не так, как его предшественник. Он как будто не сторонник государственного планирования и хотел бы уменьшить количество и влияние чиновников. Но мы не можем отрицать и того заметного прогресса, которого добилась Россия в последние 8 лет, хотя никто из нас этого не прогнозировал»[39]. «Новая структура власти в России для нас не ясна, – писала австрийская газета «Der Standart», – так как российское руководство опирается не столько на формальные позиции и институты, сколько на неофициальные договоренности. Но именно Путин – это гроссмейстер неформальных договоренностей»[40]. «Нам неясно, что происходит в России на самом деле», – заявляла британская газета «Independent». «В России все течет, – поясняла другая британская же газета «The Guardian», – но ничего не меняется».

Конечно, западным наблюдателям и политикам не понравился первый с советских времен большой парад в Москве. «Россия показывает мускулы, – писал французский публицист Фабрис Ноде-Ланглуа. – Впервые после распада СССР и окончания холодной войны ее ядерные ракеты вернулись на Красную площадь для участия в большом параде Победы. Военная мощь – это одно из средств заставить себя уважать, и Москва поняла это»[41]. Алекс Родригес из Чикаго полагал, что В. Путин возрождает символы советского могущества, чтобы укрепить национальный дух. Он писал: «Танк за танком грохотали по мостовой Красной площади, укомплектованные солдатами с невозмутимыми взглядами, обращенными в одну сторону и прикованными к трибуне с кремлевской элитой. Затем последовала смертоносная армада огнестрельного оружия, включая межконтинентальную баллистическую ракету «Тополь-М» весом 52 тонны. И над всем этим парили клином истребители «МиГ» и стратегические бомбардировщики. Россия возвращает себе уверенность»[42].

Разумеется, парад Победы в Москве не являлся простой тренировкой для армии. «Мы никому не угрожаем, – говорил еще 5 мая В. Путин, – и не собираемся это делать. Но это демонстрация наших возрастающих возможностей в сфере обороны. Мы в состоянии защитить своих людей, своих граждан, свое государство, наши богатства, а их у нас немало». Россия не может игнорировать тот простой факт, что все три кандидата в президенты США дружно заявляли о необходимости проводить по отношению к России более жесткую политику.

Владимир Путин находился 9 мая на Красной площади на трибуне уже как премьер. 12 мая 2006 года Владимир Путин и Дмитрий Медведев объявили состав нового правительства Российской Федерации и сообщили о его новой структуре. Уже 12 и 13 мая Владимир Путин начал энергичную работу как премьер и отправился в свою первую служебную поездку в Санкт-Петербург. Начался новый период в жизни Российской Федерации и новая глава в биографии Владимира Путина, которая требует отдельного рассмотрения.

Продолжение следует, и, как можно судить по всему сказанному выше, оно будет очень важным и интересным для всех нас, граждан России.

Восемь лет спустя

В. В. Путин в 2000 и в 2008 годах

7 мая 2008 года, когда Владимир Путин сложил с себя полномочия Президента Российской Федерации, он был во многих отношениях уже не тем человеком, каким весной 2000 года, когда готовился к своей первой инаугурации. Внешне Владимир Путин за прошедшие восемь лет изменился не так уж значительно. Но это обманчивое впечатление. Изменился мир, изменилась Россия, изменились и все мы – граждане России. Изменился и В. Путин. Неизменным остается лишь внимание, которое продолжает привлекать к себе Президент России. Это внимание было велико еще осенью 1999 года, когда Владимир Путин, неожиданно для многих, стал премьером правительства России. Но оно стало исключительным, когда именно В. В. Путин был избран новым Президентом России. Для многих аналитических и специальных служб во всех крупных странах это является профессиональной обязанностью: составлять как можно более точный политический и психологический портрет всякого нового лидера, в том числе, конечно, и в России. Что он умеет и знает, на что способен, как он будет вести себя в тех или иных критических ситуациях? Каковы его политические взгляды и предпочтения? Как он относится к друзьям и соратникам, и кто из них ему наиболее близок? Каковы стиль и особенности его работы? Каковы у него сильные и слабые стороны? Каковы его увлечения? То обстоятельство, что В. Путин пришел во власть из разведки, только увеличивало интерес к нему как к человеку и политику. Однако о В. В. Путине мало кто знал тогда что-либо определенное. Специальное досье, которое было составлено на Владимира Путина сразу после назначения его на пост директора ФСБ в июле 1998 года аналитическим центром при НТВ для Владимира Гусинского, поражало своей убогостью и пробелами. Однако именно это досье было распространено осенью 1999 года среди заинтересованных лиц; ничего более подробного и внятного тогда еще не было. Тем более неожиданным для наблюдателей было уверенное, решительное, даже жесткое поведение В. Путина на посту премьера, которое так очевидно контрастировало с поведением только что отправленного в отставку премьера С. Степашина. Боевики в Чечне и дагестанские ваххабиты первыми смогли оценить и почувствовать перемены во власти в Москве. Весь их расчет и все их планы строились тогда на слабости и нерешительности российской власти.

Публичный политик – это человек, который работает на виду у всех нас. Мы многое узнали о В. Путине уже в первый год его пребывания на посту Президента, и мне приходилось часто писать о нем как о политике и человеке еще в 2000–2002 годах. Уже тогда стало очевидным, что это человек исключительных способностей, включая и способность к обучению. Очень большими оказались и внутренние ресурсы его личности. Известно, однако, что большая власть изменяет человека и чаще всего не в лучшую сторону. Меняется и отношение граждан страны к своему лидеру. Интересно и важно поэтому сравнить образ и облик Владимира Путина, каким мы видели его в первые месяцы 2008 года, когда он готовился покинуть пост президента и занять «новое место в строю», с тем, что даже очень искушенный наблюдатель видел восемь лет назад.

Трудно сказать, что власть «испортила» В. В. Путина. Конечно, огромная власть, которой В. Путин обладал на протяжении последних лет и которую он все в большей и большей степени консолидировал в своих руках, отстраняя от нее ставленников «Семьи» и олигархов, эта власть во многом изменила В. Путина, но, по мнению большинства граждан России, лишь в лучшую сторону. Об этом свидетельствует необычайный рост доверия к Путину и его популярности. Еще в октябре 1999 года, когда рейтинги премьера В. Путина превысили 40%, российская печать писала о «запредельной» популярности нового премьера. В марте 2000 года Владимир Путин был избран Президентом России уже в первом туре, получив 53% голосов. В марте 2004 года на президентских выборах В. Путина поддержали уже 71,3% избирателей. В декабре 2006 года деятельность В. Путина на посту президента России одобряли в целом 78% граждан России, а в декабре 2007 года – 82%. В конце февраля 2008 года деятельность В. Путина на посту президента одобряли 80% граждан страны[43].

В 2007 году Владимир Путин занял первое место по такому показателю, как упоминаемость в мировой, а не только в российской печати Он обогнал в этом отношении всех западных политиков, включая президента США Джорджа Буша и канцлера ФРГ Ангелу Меркель. Но «отстали» от президента России и наиболее популярные звезды кино, шоу-бизнеса и спорта. У американского журнала «Тайм» не было в декабре 2007 года иного выбора, как признать именно Владимира Путина «Человеком года». Давая обоснование своему выбору, редакция журнала заявляла, что «последний год пребывания Путина на посту Президента России был наиболее успешным. Во внутренней политике он обеспечил свое политическое будущее, а во внешней расширил влияние на положение дел на международной арене, пусть и не всегда благотворное». В 1945 году «Тайм» называл «Человеком года» И. В. Сталина, в 1957 году – Н. С. Хрущева. В 1983 году звание «человека года» разделили Рональд Рейган и Юрий Андропов. В 1987 году «человеком года» стал Михаил Горбачев. Ни Л. Брежнев, ни Б. Ельцин так и не смогли попасть в число «людей года» по версии «Тайм», хотя и были несколько раз в числе «кандидатов». Разумеется, совсем не обязательно, чтобы мнение экспертов и редакции американского еженедельника, издаваемого, как утверждается, тиражом в 50 млн экземпляров, совпадало с объективной истиной и с мнением историков. Однако в данном случае было бы трудно не согласиться с выбором журнала.

Восемь лет – это немалый срок для руководителя такого крупного государства, как Россия. В октябре 1999 года, когда В. В. Путин уже занимал пост премьера, ему исполнилось 47 лет. В октябре 2007 года он отметил свое 55-летие. Но он продолжает демонстрировать всем нам не только крепкое здоровье, но и громадную работоспособность. За последние восемь лет В. Путин уходил только в рабочий отпуск. Но он расширил занятия спортом за счет плавания, горных лыж и конных прогулок, а время от времени и рыбной ловли. Он сам говорил в декабре 2007 года: «Я горбатился восемь лет»; «Я все эти восемь лет работал по-честному, как раб на галерах».

Конечно, Владимир Путин многому научился за время своего президентства, и он стал поэтому гораздо более знающим, более опытным, умелым и уверенным в себе человеком. Он смог существенно расширить и возможности России, и свои собственные возможности. Вполне вероятно, что В. В. Путин на сегодня является самым осведомленным человеком среди лидеров больших государств. В июле 2000 года на саммите «восьмерки» в Окинаве В. В. Путина приветствовали как «новичка». Но сегодня этот клуб лидеров полностью обновился, и только Владимир Путин остался политическим и национальным лидером своей страны. Однако обновилось и расширилось все его окружение.

И первый президент Российской Федерации Борис Ельцин, и последний лидер Советского Союза Михаил Горбачев начинали отведенные им сроки при поддержке большинства населения страны и в окружении немалой группы своих сторонников. Однако правление этих двух людей завершилось досрочно и в почти полном политическом одиночестве, в условиях неприязни и даже враждебности народа.

Владимир Путин пришел к власти без собственной команды и в условиях национальной депрессии и экономического кризиса. Еще осенью 1999 года многие из российских газет писали об «одиночестве» В. В. Путина. «Сто дней одиночества», – так озаглавила Марина Волкова из «Независимой газеты» свою статью о ста днях премьера В. Путина[44]. Речь шла о том, что Путин работает в отнюдь не близкой и не дружественной ему политической среде, что большая часть сложившейся к тому времени политической элиты относится к новому премьеру с крайней осторожностью или даже враждебно, что у него нет влиятельного и лояльного окружения. Эта тема «одиночества» В. В. Путина не сходила со страниц печати и в первые месяцы 2000 года. Еще за несколько дней до первых президентских выборов известный политический наблюдатель и историк Александр Архангельский писал: «Стоит присмотреться внимательнее если не к фигуре главного кандидата на главный пост, то к сумме обстоятельств, сопровождающих его продвижение к вершинам власти.

Обстоятельства эти, прямо скажем, печальны. Одинокая фигура балансирует над пропастью; под ней нет никакой опоры. Ни реальной политической силы, которая сохранит верность в случае, если удача вдруг отвернется, ни финансовой базы, ни надежного, пусть и неизбежно коррумпированного, окружения. Не публичный политик, а какой-то солдат политической удачи, единственный расчет которого на собственные силы, на ясный и ледяной ум, на везение, на счастливую звезду, которая до сих пор не подводила; может статься, не подведет в будущем»[45].

И эта картина была в основном верна. Но как же она отличалась от картины, которую мы наблюдали на протяжении всего 2007 года и в первые месяцы 2008 года, когда со всех сторон слышались голоса поддержки и принимались тысячи резолюций с призывами о третьем сроке. У кого мог бы повернуться язык, чтобы назвать В. Путина даже на исходе восьми лет его президентства «хромой уткой» или «солдатом политической удачи»? Никто не стал бы писать сегодня и об «одиночестве» В. Путина. Широте и крепости политической опоры Владимира Путина мог бы позавидовать любой политический лидер современного мира. В Государственной Думе Владимира Путина поддерживают партии, имеющие здесь конституционное большинство. Полностью поддерживает В. Путина и Совет Федерации. Образованы прочные линии власти и по горизонтали и по вертикали. Обеспечена поддержка всех наиболее влиятельных СМИ. Оппозиция В. Путину есть, но она заметна лишь при очень большом увеличении. О финансовой базе власти и говорить нечего. Именно президент В. Путин своими указами и по своей инициативе направляет сотни миллиардов рублей то на национальные проекты, то на материнский капитал, то на ремонт ветхих и снос аварийных зданий во всех городах, то на погашение долгов военным пенсионерам, а также на повышение пенсий. В распоряжении президента и правительства имеются помимо бюджета несколько резервных фондов общим размером более двух триллионов рублей. Внешние государственные долги погашены, а золотовалютные резервы России приблизились к 500 миллиардам долларов – только у двух стран в мире, Китая и Японии, они выше. В советах директоров самых крупных как частных, так и государственных компаний и корпораций обязательно находятся люди, рекомендованные В. В. Путиным.

Практически все высшие государственные посты в Российской Федерации занимают люди из ближайшего окружения В. В. Путина. Ядро этой группы составляют примерно 30 человек, и сегодня их можно назвать поименно. Это Дмитрий Медведев, Сергей Иванов, Виктор Зубков, Михаил Фрадков, Николай Патрушев, Игорь Сечин, Дмитрий Козак, Борис Грызлов, Сергей Миронов, Виктор Иванов, Владимир Якунин, Валентина Матвиенко, Владимир Кожин, Георгий Полтавченко, Рашид Нургалиев, Виктор Черкесов, Сергей Чемезов, Сергей Лебедев, Андрей Бельянинов, Владимир Чуров, Сергей Лавров, Леонид Рейман, Александр Быстрикин, Алексей Миллер. Я называю здесь не всех, а лишь тех, кого чаще других упоминают в печати. Есть люди, которые входят в ближайшее окружение В. В. Путина, но имена которых почти не упоминаются в печати. С большинством из перечисленных выше людей В. Путин познакомился в период с 1985 и до 1995 года, а с некоторыми еще в студенческие времена. Многие из этих людей пришли во власть из спецслужб, а пять-шесть человек – из Службы внешней разведки. Но это была естественная и здоровая реакция общества на беспредел олигархического капитализма 1990-х годов и на развал партийных, а затем и государственных управленческих структур, начавшийся еще во времена М. Горбачева. Окружение В. Путина – это очень сплоченная команда, и ее скрепляют не только традиции и принципы корпоративной солидарности, но и понятия ответственности, государственного патриотизма, а также те базовые морально-нравственные ценности, которые, как сказал В. Путин, были выработаны народом России за свою тысячелетнюю историю. Среди тех черт, которыми должен обладать человек, стоящий на одной из высших ступеней государственной власти, В. В. Путин не раз называл бескорыстие и готовность «с полной отдачей сил до последней минуты наших законных, конституционных полномочий и эффективно использовать то время, которое нам подарила судьба, чтобы послужить России».

Владимир Путин и после 7 мая 2008 года остается безусловным лидером перечисленной выше группы отнюдь не потому, что именно он постепенно собрал этих людей в своей команде, будучи избранным в 2000 году на пост президента. Он остается «капитаном» в силу уникального сочетания многих достойных личных качеств, исключительной воли, большого интеллекта и в высшей степени серьезного и ответственного отношения к своим полномочиям и власти. В политической элите России имеется немало сильных и умных людей, но равного В. В. Путину здесь пока не появилось.

Команду В. В. Путина активно поддерживают сегодня и десятки самых влиятельных политиков и управленцев, включая губернаторов и глав республик, которые пришли во властные структуры независимо от В. Путина, но которые оказались сегодня его естественными политическими союзниками – вместе со своим окружением. Я имею в виду таких людей, как Юрий Лужков, Аман Тулеев, Евгений Примаков, Сергей Шойгу, Алексей Гордеев, Сергей Степашин, Александр Ткачев, Борис Громов, Валерий Шанцев, Юрий Балуевский, Владислав Сурков, Алексей Кудрин, Сергей Собянин, Минтимер Шаймиев, Виктор Христенко, Муртаза Рахимов и некоторые другие.

Тот состав высшего руководства России, который сумел сплотить вокруг себя Владимир Путин, явно не по душе многим из тех, кто сколотил себе именно в 1990-е годы громадные состояния и занимает первые 30–50 мест в списках российских миллиардеров. Однако и в этой особой группе российских бизнесменов имеется немало людей, которые поддерживают команду В. Путина на всех главных направлениях ее деятельности. Это есть, видимо, уже не компрадорский, а национальный российский капитал, который только начинает формироваться и обретать признаки того, что принято называть национальной и социальной ответственностью.

Выборы в Государственную Думу 2 декабря 2007 года, как и выборы президента 2 марта 2008 года, показали, что большая часть населения России поддерживает команду В. В. Путина и его соратников. Эти люди пришли во власть надолго. Управление такой страной, как Россия, да еще в условиях рыночной экономики начала XXI века – это чрезвычайно сложное дело, которое требует не только профессиональных знаний, но и опыта, приобретаемого лишь в ходе самой работы, подобно тому, как военный опыт может быть приобретен только в ходе реальных военных действий. Такие знания и такой опыт нельзя было получить в советских вузах или в Высшей партийной школе при ЦК КПСС. По большому счету реформирование российского государства и российской экономики только начинается. Эта работа происходит в условиях крайне обострившейся международной конкуренции, которую могут выдержать только очень крупные и сильные экономики. Задачи и проблемы, которые возникли перед Россией и российским государством, невозможно выполнить ни за четыре, ни за восемь лет. Необходимо обеспечить стабильное и компетентное руководство по крайней мере на ближайшие 15–20 лет. На Россию в ХХ веке обрушилось много тяжелых испытаний и ударов судьбы, однако в самом конце века судьба дала нам сильного и эффективного лидера, и он останется лидером России при любом распределении ролей и «мест в строю».

Владимир Путин оказался очень способным и понятливым учеником и в школе мировых лидеров. В последний год своего президентства Владимир Путин посетил 20 стран, а всего за восемь лет правления он смог побывать в 52 странах, причем во многих из них он побывал не один раз. На Украине он побывал 16 раз, в Германии – 12 раз, в Казахстане – 11 раз, во Франции – 9 раз, в Белоруссии – 8 раз[46].

Для меня как для публициста было особенно интересно и важно наблюдать, насколько значительно изменился Владимир Путин в своих отношениях с журналистами и со СМИ в целом. Я хорошо помню, как В. В. Путин давал свое первое большое интервью на ОРТ в начале февраля 2000 года, когда он вел свою первую президентскую избирательную кампанию. Беседа шла из студии ОРТ в прямом эфире, и собеседником В. Путина был Сергей Доренко. В. Путин отвечал умно и умело, и С. Доренко явно проигрывал в этом достаточно остром диалоге. Однако оппоненты должны были сидеть за столом на высоких стульях, а вся съемка велась почему-то сбоку. Это было сделано явно сознательно, чтобы подчеркнуть чисто физические преимущества С. Доренко. 8 сентября 2000 года после утомительной трехдневной сессии ООН В. Путин, вопреки советам своих помощников, согласился на часовое интервью в прямом эфире с одним из самых популярных телеведущих США Ларри Кингом, который считается трудным собеседником для политиков. Далеко не все ответы российского президента были удачными.

Подводя итоги 2000 года, В. Путин пригласил четырех главных редакторов наиболее авторитетных российских газет уже не на прямой эфир, а в свой кабинет, и это была большая и интересная беседа. Позже Владимир Путин начал встречаться сразу с десятью, с двадцатью, с пятьюдесятью журналистами. Уже в конце первого срока В. Путин стал приглашать для подведения итогов года в Кремль 500–600 журналистов, главным образом из провинции, а 1 февраля 2007 года он пригласил сюда около 1200 журналистов. Об этой пресс-конференции писали многие, но я приведу лишь отклик украинского журналиста Александра Рутковского, который писал: «Политическое ТВ месяца аккурат 1 февраля открыл Президент РФ. Его шестая по счету годовая пресс-конференция международным и отечественным СМИ оказалась просто гиперболической, собрав 1200 участников, и была самой длительной – более четырех часов. Чувствуется спортивно-чемпионская закваска характера соседского лидера: каждый раз больше, дольше, искрометнее, весомее. Формат: один лицом к лицу с тысячным залом журналистов всех мастей и калибров, разговор о чем угодно без конспектов и ноутбуков, компетентно и толково, на отличном русском языке со спонтанными остротами, с явным знанием конкретных проблем и до упора – то есть пока хватит сил и здравого смысла. О чем думает украинский телезритель, который ненароком попал на прямую трансляцию этого Путин-шоу? Первая мысль скептическая: «Отличная пиар-постановка!» Чуть позже (после явных примет того, что зрелище не срепетировано): «Какой же все-таки компетентный исполнитель своего дела, настоящий хозяин своего «хозяйства». Третья мысль патриотическая: «А наш лидер так бы мог? Неплохо бы и себе такого вождя-телезвезду завести…» Четвертая мысль горестная: «А где ж нам такого – интеллигентного, образованного и делового, надежного и волевого сыскать?» Да, таких у нас нет. На пушечный выстрел окрест нашего властного Олимпа никого подобного не видать»[47].

На седьмой «отчетной» пресс-конференции, которая состоялась 14 февраля 2008 года, присутствовало уже более 1300 журналистов «всех мастей и калибров», которые смогли задать президенту В. В. Путину около ста вопросов. «Зал в Кремле в четверг, – писала одна из российских газет, – был набит как никогда, и прощание президента с журналистами затянулось на 4 часа 40 минут»[48]. «Мне не стыдно перед теми, кто дважды голосовал за меня, – сказал Путин. – Все эти годы я пахал с утра до ночи. Я доволен результатами».

Кроме больших пресс-конференций в Кремле, на которые приглашаются журналисты, В. В. Путин начал проводить и прямые беседы со всей нацией – через спутниковое телевидение и Интернет. Так, например, 18 октября 2007 года В. В. Путин в шестой раз вышел на прямую связь с населением страны. Телекамеры были установлены в 12 городах и поселках России и даже за рубежом – в Казахстане. За три часа шесть минут эфира В. Путин сумел ответить на 68 вопросов. Общее число вопросов, полученных по телефону и через Интернет, превысило два миллиона: эти вопросы принимались и регистрировались за три дня до выхода в эфир. Такие эффектные «встречи с народом» являются самыми масштабными социологическими опросами: все полученные вопросы суммируются и анализируются позже специальной группой аналитиков. Подобного рода встречи и беседы с народом через прямой телеэфир стал проводить, по примеру В. Путина, только президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Гораздо менее масштабные попытки «поговорить с народом», которые предприняли британский премьер Тони Блэр в 2004 году и президент Индонезии Сусило Бамбанг Юдхойоно в 2005 году, кончились не слишком удачно, и их не стали повторять.

В свою южную резиденцию Бочаров ручей, и в подмосковное Ново-Огарево Владимир Путин стал приглашать раз в год членов дискуссионного клуба «Валдай» – это группа в 50–60 ученых и журналистов, которые специализируются на российской тематике. В основном это солидные профессионалы из США и Западной Европы, а также группа российских специалистов по внешней и оборонной политике. Эти встречи В. Путина с политологами затягивались порой до часа ночи. Британский журналист Джон Лофленд, оказавшийся здесь впервые, писал в сентябре 2007 года: «Я думал, что Владимир Путин произведет на меня впечатление холодного и агрессивного человека. Я вспоминал его безвкусные портреты, опубликованные этим летом, – фотографии, на которых он был запечатлен обнаженным до пояса с золотой цепочкой на шее во время поездки в Сибирь на рыбалку. Он производил впечатление могущественного и беспощадного лидера, который руководит все более воинственным и тяжеловооруженным государством. Однако едва он вошел в комнату, возникло ощущение, что передо мной – диаметральная противоположность его карикатурного образа. Он много улыбался, держался, судя по мимике и жестам, непринужденно и неформально, смотрел добродушно, а говорил тихо. За все три часа, пока Путин отвечал на наши вопросы, от него ни разу не исходила аура гнева или устрашающей агрессии. Он поразительно владеет информацией. На встрече он говорил, не пользуясь ни конспектами, ни подсказками. Он даже сумел своими шутками вызвать общий смех. Он вел себя профессионально и бесконфликтно. Меня восхитило, как ясно и связно он излагает свои мысли. Конечно, были моменты, когда он изъяснялся без обиняков. Одному из американцев он сказал, что Россия не вмешивается в политику его страны, так пусть и Соединенные Штаты не вмешиваются в российскую. Путин сказал нам, что считает себя социал-демократом и выступает за сочетание здравой экономической политики с социальной политикой, направленной на защиту уязвимых слоев населения. Но ему также свойственна романтичность и глубокое чувство российской истории. Он сказал нам: «Есть деревня, где мои предки жили с тысяча шестисотого года, и все эти столетия они ходили в одну и ту же церковь. Это выяснили по архивам. Меня это потрясло, я этого не знал». Его путь в политике напоминает сюжет вестерна в стиле Серджо Леоне: незнакомец приезжает в город на Диком Западе, наводит порядок и, сделав свое дело, садится в седло и уезжает»[49].

На самом деле Владимир Путин, как мы знаем, никуда не уезжает, и остается, чтобы закрепить установленный им порядок.

Изменился за 8 лет не только стиль и характер общения В. Путина с журналистами и СМИ, но и его внешний облик, прежде всего – одежда. Еще тогда, когда В. Путин работал в администрации Санкт-Петербурга, а потом и в администрации Кремля, он одевался кое-как.

О неприхотливости В. В. Путина к еде и одежде не раз говорила еще в 1999 и в 2000 годах Людмила Путина. Даже вспоминая свою первую встречу с 27-летним Владимиром Путиным в Ленинграде, его жена заметила в одном из интервью: «Он был очень скромно одет, я бы даже сказала, бедно. На улице я бы даже не обратила внимание». А между тем как офицер КГБ В. В. Путин мог бы уже тогда, собираясь в театр, позволить себе хороший гражданский костюм.

Когда В. В. Путин был назначен премьером, а потом и и. о. президента, он должен был уделять гораздо больше внимания своей одежде. Костюмы для второго президента стали шить в одном из кремлевских ателье. Однако и теперь западные журналисты находили повод для критики. «Сразу видно, – писал один из них, – что Путин шьет костюмы в старом советском стиле». В 2007 году все эксперты по имиджу и одежде политиков отмечали точность и тонкость одежды российского президента, она всегда соответствует характеру встречи и обстановке, которую и мы все видим на экранах своих телевизоров. Еще восемь лет назад многие западные авторы отмечали хорошее знание В. Путиным Германии и немецкого языка. Это обстоятельство помогло дружбе В. Путина с канцлером ФРГ Герхардом Шредером, которая продолжается и сегодня. «Конечно, – писал Г. Шредер в своих мемуарах, – мое общение с Путиным облегчалось тем, что он очень хорошо говорит по-немецки. Он вообще необычайно хорошо информирован о Германии. Он читает немецкие газеты, следит за политическими новостями и сообщениями по немецкому телевидению. Приезжая домой к Людмиле и Владимиру Путиным, наслаждаешься истинным гостеприимством. Они делают все, чтобы вам было у них хорошо. Со мной очень редко случалось, чтобы моя жена и я, знакомясь с семьями руководителей государств, так быстро могли установить столь легкие и непосредственные отношения, как с семьей Путиных. Их дочери, сегодня им уже двадцать и двадцать один год, очень интеллектуальные молодые женщины, они также свободно говорят по-немецки. Они обе студентки, и ведут – насколько это возможно при необходимых мерах безопасности – вполне нормальную жизнь. Моя оценка Путина складывалась в процессе многих и долгих бесед, в которых мы оба не избегали никаких тем и никаких болезненных конфликтов. Он видит свою задачу в воссоздании и реконструировании России как мировой державы, которая ведет переговоры, говорит и действует на равных с США. Он знает, что Россия для достижения этой стратегической цели должна выстраивать все более тесные отношения с Европой. Путин решительно намерен начать движение в этом направлении и, насколько удастся, сделать процесс необратимым. В этом он надеется на поддержку и помощь Европы и прежде всего на поддержку Германии»[50].

Еще в 2000 году Владимир Путин начал брать уроки английского языка – по 30–40 минут в день. Позже эти занятия пришлось сократить, но они и сегодня проводятся почти ежедневно. Беседы с Джорджем Бушем и с другими лидерами В. Путин может вести и без переводчика. Выступая на заседании МОК в Гватемале, В. Путин произнес свою речь по-английски и добавил к ней две фразы по-французски. «Да, я занимаюсь английским по 10–15 минут, но достаточно регулярно, – сказал Путин на осенней «встрече с народом». – Для чего я это делаю? Конечно, не для того, чтобы выступать на международных мероприятиях на иностранном языке. Но это нужно для нормального режима работы с коллегами. Чтобы не было языкового барьера. Не всегда обо всем можно говорить в присутствии переводчика. Что касается французского, то это была просьба от некоторых членов Олимпийского комитета в знак уважения к франкоговорящим странам, в том числе франкоговорящей Африке. Они просили меня хотя бы несколько слов сказать на французском. Я просто полторы фразы выучил для того, чтобы оказать внимание и уважение к франкоговорящим членам МОК». На саммите стран АТЭС в Австралии Владимир Путин говорил по-английски не только с Дж. Бушем, но и с лидерами Австралии, Индонезии, других стран.

Еще в 2000 году многие из западных наблюдателей отмечали высокую способность В. Путина к обучению. Побывав за восемь лет в десятках стран на всех континентах, Владимир Путин научился очень многому. Расширился его кругозор и его понимание мировых проблем. Огромный новый объем знаний и впечатлений он освоил и в самой России – в поездках по регионам, при посещении заводов, институтов, воинских частей, космодромов, аграрных комплексов, выставок, детских учреждений, при встречах с множеством компетентных людей. На сегодня Владимир Путин – это не только глава государства, но и самый информированный человек в России, и это также часть его авторитета и один из рычагов власти. Владимир Путин много читает, хотя и мало кто видел на его столе стопки книг. На вопрос: «Что вы сейчас читаете?», который В. Путину задали в одном из интервью еще в 2001 году, он назвал две книги: «История правления Екатерины II» и «Раздумья о России» академика Дмитрия Лихачева. Каждый день для В. Путина готовят специальный дайджест из наиболее важных статей российской и иностранной печати. По дороге на работу и с работы в автомобиле, а также в перелетах на дальние расстояния в президентском лайнере он слушает аудиокниги – новая форма книг для сверхзанятых людей. Хорошие дикторы прочитывают книгу в 700 страниц при некотором сокращении текста за 20 часов. Для Владимира Путина – это десять поездок из Ново-Огарево в Кремль и обратно. Именно так он прочел в начале 2007 года, по собственному признанию, «Курс русской истории» Василия Ключевского.

Идеология Владимира Путина

Последние 20 лет были для всех мыслящих людей, проживающих не только на территории Российской Федерации, но и всего СССР и СНГ, временем идеологических потрясений и поисков, утраты одних и обретения других ценностей, изменения собственной идентичности, которая переставала быть «советской» и становилась какой-то другой. Этот процесс происходил по-разному в разных частях когда-то единого Советского Союза и в сознании разных людей. Не обошли эти перемены и Владимира Путина, и некоторые штрихи идеологических поисков В. В. Путина можно обозначить, руководствуясь его собственными высказываниями и поступками.

До 1988 года Владимир Путин принимал без какой-то внутренней критики идеологию КПСС, то есть марксизм-ленинизм. Он сам говорил позднее, что был в молодые годы человеком с обычным советским воспитанием; никаких связей и знакомств с диссидентами у него не имелось. Конечно, работая в Дрездене и выезжая несколько раз в ФРГ, В. Путин видел и знал много такого, что могло вызвать вопросы и породить сомнения. Сама работа во внешней разведке предполагала гораздо большую информированность, чем у людей другой военной специальности. Но В. Путин был офицером разведки, и основой его личности и его убеждений являлись патриотизм и верность Советскому государству, которому он присягал и которому служил. Владимир Путин был в те годы не только членом партийной ячейки в Дрездене, но и членом парткома всего коллектива разведчиков, работавших в разных городах ГДР, но главным образом в Берлине.

Падение Берлинской стены, крах ГДР, а также начавшийся вскоре распад Советского Союза не могли не стать для В. Путина неожиданной и тяжелой личной драмой. Огромная работа, к выполнению которой он так старательно готовился еще со школьных лет и которую он затем умело и эффективно выполнял многие годы, оказалась никому не нужной. Тщательно и умело сплетенная по всему миру агентурная сеть рвалась теперь собственными руками: документы сжигались, и печи раскалялись от горящих записей. О судьбе сотен разведчиков, возвращавшихся в 1990–1991 годах в СССР, главным образом в Москву, некому было особенно заботиться. Жизнь надо было начинать заново, имея на руках семью и не имея никакой гражданской специальности. Машина «Волга» была тогда единственным личным имуществом семьи Путиных, вернувшейся в Ленинград, и В. Путин некоторое время думал о том, чтобы зарабатывать на жизнь частным извозом.

Владимир Путин никогда не оценивал события 1990–1991 годов и распад СССР как нечто закономерное, как очистительную акцию или как демократическую революцию. Он видел ее последствия в Санкт-Петербурге, он старался понять происходящие события, которые на многих направлениях развивались стихийно, не поддаваясь ни управлению, ни прогнозу. Владимир Путин честно работал в аппарате питерской мэрии над решением насущных проблем города, в котором, однако, разрушительные процессы преобладали над процессами строительства какой-то новой реальности. В. Путин поддерживал Анатолия Собчака и выполнял его поручения, хотя далеко не со всеми сторонами и методами его работы был согласен. Анатолий Собчак был сильным, умным и искренним человеком, но у него не имелось ясной идеологической платформы. А. Собчак был антикоммунистом и с особой неприязнью относился к В. И. Ленину. Но Собчак постоянно конфликтовал и с демократами первой волны, включая не только разношерстные группы питерских либералов, но также Б. Ельцина и Е. Гайдара. Владимир Путин работал в питерской команде А. Собчака как высокопоставленный чиновник, а не как политик. Он не решал никаких идеологических проблем и не стремился к этому. Именно в эти годы в единственном телевизионном интервью, которое он дал режиссеру Игорю Шадхану для одного из городских телеканалов, В. Путин рассказал о своей работе в КГБ, весьма неодобрительно отозвавшись при этом о разного рода «завиральных идеях», которыми он не собирается руководствоваться. Это не означало, что В. Путин не имел никаких предпочтений и был вообще равнодушен к идеологии и к истории. Один из сотрудников мэрии Владимир Чуров позднее вспоминал: «До 91 года кабинеты в Смольном были четко поделены: в кабинетах больших начальников висели два портрета – Ленина и Кирова, а в кабинетах чиновников рангом пониже – один Ленин. После того как их портреты сняли, остались только пустые крюки. И каждый выбирал, кого повесить у себя в кабинете вместо вождей революции. Все в основном выбирали портрет Ельцина. Путин заказал себе Петра Первого»[51].

В мэрии Санкт-Петербурга удалось создать весьма сильную команду молодых управленцев, которая смогла замедлить упадок, но не смогла решить главных проблем огромного города, оказавшегося в пучине социального, политического и экономического кризисов. Большая часть простого населения «северной столицы» отвернулась от А. Собчака, лозунги которого строились главным образом на отрицании советского прошлого. Гораздо более успешной оказалась в те годы не столь молодая команда Юрия Лужкова, которая сумела развернуть город к развитию, опираясь в том числе и на «философию правительства Москвы», одним из принципов которой было требование «работать по-капиталистически, распределять по-социалистически». Это была идеология «нового социализма» или «старой» традиционной социал-демократии, к которой А. Собчак относился почти так же враждебно, как и к коммунистической идеологии. В конечном счете А. Собчак не справился ни с социально-экономическими, ни с политическими проблемами, ни с той волной криминального бизнеса и разгулом преступности, которые захлестнули город. В результате А. Собчак проиграл в мае 1996 года губернаторские выборы в Санкт-Петербурге, и его поражение являлось закономерным и неизбежным. Конечно, это была неудача не одного лишь А. Собчака, Это был урок, который не пошел тогда впрок. Основой ленинградской экономики являлись всегда наукоемкие и высокотехнологичные отрасли промышленности, которые не могли работать без сильной государственной поддержки. Санкт-Петербург создавался Петром Первым как «окно в Европу». Однако в 1990-е годы город и в этом качестве оказался ненужным для России.

После политического крушения А. Собчака Владимир Путин на несколько месяцев оказался в положении безработного. Для него эти месяцы оказались крайне трудными, ему приходилось снова искать для себя занятие и место в невероятно сложной обстановке 1996 года. Он не собирался примыкать ни к какой оппозиции. Путин определял себя в то время как демократа, он сочувствовал А. Собчаку, но он не хотел заниматься ни политикой, ни бизнесом. Его профессией и призванием являлась служба государству. Но какому государству и на каком поприще он должен теперь служить? «Тот мир, который был у меня в Питере, – вспоминал через несколько лет В. Путин, – я потерял. Все изменилось. И с этого момента надо было просто найти себя снова. Вот и все. И это было хорошее время для поисков самого себя… Это был хороший момент доказать, что можно, начав с нуля, сделать что-то еще, конкретно проявить себя в чем-то… Я задумался, как жить дальше?»[52] Ни о власти, ни о какой-то выборной должности В. Путин тогда даже не думал.

В августе 1996 года Владимир Путин с семьей жил на даче в ста километрах от Санкт-Петербурга. Дом этот строили пять лет и только недавно достроили. Путины решили провести здесь остаток лета. Этот дом и сгорел в конце августа неожиданно и быстро, как свечка, и дотла – из-за неправильно сложенной печи в примыкавшей к дому сауне. Владимир Путин спас детей, помог выбраться гостям – все уже ложились спать. Сгорели все вещи, мебель, игрушки, все сбережения, которые В. Путин держал просто в чемодане-дипломате под кроватью на втором этаже. Роясь на следующий день в пепелище, пожарные нашли уцелевшей только одну вещь – православный нательный крест на золотой цепочке, который В. Путину дала и просила хранить его мать. В. В. Путин говорил позднее об этом пожаре как о поминках по его прежней работе в Санкт-Петербурге. Но он связывал этот эпизод также и со своим обращением к православию, к Церкви, к вере в Бога. Владимир Путин не атеист. Он участвует в разного рода церковных службах и как глава государства и как простой прихожанин. Особые отношения связывали В. В. Путина с Алексием II и другими иерархами. Для В. Путина Православная церковь – это не просто часть традиции и культуры или часть истории, это действующий институт жизни общества, одна из основ духовного и морального воспитания граждан России, даже одна из опор власти. Но он не любит говорить об этом, считая вопросы веры глубоко частным делом. В. Путин трезвый политик, и он руководствуется интересами государства и нации, здравым смыслом, а не догматами веры. «Все конфессии придуманы людьми», – говорил он не один раз. В. Путин с уважением относится и к исламу. Но он говорил также, что томик Библии лежит у него в самолете, и он читает ее при своих частых полетах, когда у него есть для этого время.

В администрации президента Бориса Ельцина В. В. Путин работал как ответственный чиновник. Он не выказывал никаких идеологических предпочтений и не решал никаких идеологических проблем. Все, кто работал с ним в эти три года, говорили о нем как о жестком прагматике и как о человеке без особых амбиций. В любом случае он не стремился к публичной политике, но он также не хотел возвращаться на работу в спецслужбы – нельзя два раза войти в одни и те же воды. Однако Б. Ельцин назначил В. Путина директором ФСБ, а затем и секретарем Совета безопасности, даже не спросив согласия самого В. Путина. Состояние дел в ФСБ было тогда весьма плачевным, и Владимиру Путину многое надо было восстанавливать почти с нуля. Известно, что В. Путин распорядился вернуть на здание ФСБ на Лубянке мемориальную доску, установленную здесь в память о Юрии Андропове. Был открыт и кабинет-музей Юрия Андропова. В ФСБ было торжественно отмечено 85-летие со дня рождения Ю. В. Андропова – с докладом на расширенном заседании коллегии и с возложением цветов к могиле Ю. Андропова у Кремлевской стены. Но все эти поступки были продиктованы скорее прагматическими, чем идеологическими соображениями.

Владимир Путин не мог отказаться от предложения принять на себя обязанности премьера. Положение в стране было критическим, а угроза распада Российской Федерации являлась более чем реальной. Владимир Путин принял на себя руководство армией и военными действиями на Северном Кавказе, отложив все другие дела на более поздние сроки. Он не думал о своей политической карьере, хотя именно его решительные, смелые и эффективные действия сделали его осенью 1999 года самым популярным политиком в России. Предложение Б. Ельцина занять президентский пост и стать таким образом его преемником Владимир Путин принял не без колебаний, но другого выхода и выбора у них к декабрю 1999 года просто не имелось. В команде Б. Ельцина работоспособных и известных политиков было всего двое – профессиональный железнодорожник и первый вице-премьер Николай Аксененко и недавний директор ФСБ, а теперь и успешный премьер Владимир Путин. Альтернативными лидерами могли стать тогда только люди из другой политической команды, возглавляемой Юрием Лужковым и Евгением Примаковым. Победить на президентских выборах Н. Аксененко им было вполне по силам, но вести избирательную борьбу против Владимира Путина Е. Примаков и Ю. Лужков не были готовы.

Сам В. В. Путин не строил перед новым политическим циклом никаких президентских планов. Он не создавал поэтому даже мысленно политических или экономических программ. Да и кризис в стране был столь глубок и масштабен, что речь могла идти только о планах на две или три недели вперед. Кого могло воодушевить тогда наспех созданное политическое движение «Единство»? Не был способен проложить новый курс и мало кому известный Герман Греф со своей группой экспертов, которым именно В. В. Путин поручил создать что-то вроде стратегического плана. С точки зрения истории идей, истории русской культуры и общественной мысли десятилетие 1991–2000 годов оказалось удивительно бесплодным. Вся так называемая «демократическая» революция 1991 года строилась на отрицании советского прошлого, но она не сопровождалась появлением нового мировоззрения или новой национально-государственной идеи. Все прежние идеологические догмы, а также политические и культурные ценности оспаривались, однако не появлялось ни новых ценностей, ни новых формул. Не было понятно, что это такое – «либерализм» и какую рыночную экономику, «нормальную» демократию и цивилизацию можно и нужно строить в России. Дело дошло до того, что Андрей Козырев, министр иностранных дел, обратился к президенту США Биллу Клинтону с просьбой помочь сформулировать некий свод демократических правил и ценностей, нужных для России и приемлемых для Запада.

Ни во время избирательной кампании февраля-марта 2000 года, ни после инаугурации В. В. Путин даже не пытался формулировать долгосрочную политическую, экономическую и социальную программу или идеологическую платформу. В первый период его президентства к В. В. Путину шли с предложениями почти все: Анатолий Чубайс и Ирина Хакамада, Сергей Кириенко и Андрей Илларионов. «Идея работать с ним притягивала», – вспоминал позднее Андрей Илларионов, который предлагал тогда отдать в частные руки как можно больше всего того, что еще находилось в собственности государства. Анатолий Чубайс уже тогда начал разрабатывать свои идеи «либеральной империи». Президент «Альфа-Банка» Петр Авен, которого часто видели в кабинете президента, предлагал В. Путину смелее брать пример с бывшего диктатора Чили Аугусто Пиночета. Владимир Путин внимательно выслушивал всех, но не торопился принимать чью-либо сторону. В его окружении преобладали тогда либералы. Андрей Илларионов стал его экономическим советником, Михаил Касьянов – премьером, а Александр Волошин – главой администрации. Однако даже некоторые из видных коммунистов говорили и писали тогда, что им «хочется помочь молодому президенту». Владимира Путина поддерживали в те первые месяцы почти все: либералы, социалисты и националисты. Никто не сожалел в 2000 году о разрыве В. Путина с такими олигархами, как Б. Березовский и В. Гусинский. Олигархи охотно приходили на встречи с президентом в Кремле и внимательно его слушали. Казалось, что формула «равноудаленности» этих магнатов от власти устраивала всех. В. Путин был тогда тверд, но осторожен и старался воздерживаться от обобщенных высказываний идеологического характера. Он не уходил от острых проблем, но призывал к «аккуратности» в их решении.

Невозможно выполнять обязанности Президента России, не определив для себя вообще никаких идеологических ориентиров в политике и истории, а также в социально-экономической области. Еще в 2000 году во время первого визита В. Путина во Францию на вопрос – как он относится к Революции 1917 года? – Путин ответил, что он считает 1917 год «естественной реакцией страны на поражение в Первой мировой войне и на те центробежные силы, которые нарушили управляемость государства». Но он не стал оправдывать последовавшей затем Гражданской воины. При посещении российского кладбища Сент-Женевьев-де-Буа в Париже Владимир Путин возложил венки на могилы писателя Ивана Бунина и героини французского Сопротивления Вики Оболенской, казненной гитлеровцами в берлинской тюрьме в 1945 году. Он задержался около некоторых других могил, в том числе и у общего обелиска в память офицеров и генералов Белой армии. «Мы дети одной матери – России, – сказал В. Путин, – и для нас настало время объединиться». Президент России велел помочь восстановлению нескольких разрушенных могил. Позднее было принято решение – возложить работу по содержанию этого самого известного из русских кладбищ на специально созданный российский фонд. Стали приводить в порядок и многие другие эмигрантские кладбища в Европе и даже в Северной Африке и в Харбине. Останки генерала А. Деникина и русского философа И. Ильина по просьбе родственников перезахоронены на Новодевичьем кладбище. Останки вдовствующей императрицы Марии Федоровны, матери Николая II, торжественно перевезены из Дании в Санкт-Петербург и захоронены в усыпальнице российских императоров в Петропавловской крепости. Владимир Путин принял на хранение в России некоторые из реликвий белого движения и российского казачества, которые хранились в разных семьях – у детей и внуков известных эмигрантов.

При решении вопроса о гимне России Владимир Путин предложил вернуться к музыке прежнего советского гимна композитора А. Александрова. Слова нового российского Гимна предложил тот же Сергей Михалков, не слишком значительно переделав прежний текст.

На вопрос о том, какие три портрета он повесил бы в первую очередь в своем кабинете, Владимир Путин ответил быстро: «Петр Первый, Пушкин и де Голль». Но еще знаменитый русский историк Василий Ключевский говорил, что в русском обществе всеобщим уважением пользуются только две фигуры – Петр Великий и Пушкин. В. Путин никогда не говорил о своем отношении к В. И. Ленину. Но на вопрос о судьбе Мавзолея Ленина на Красной площади он ответил, что не считает этот вопрос актуальным. На вопрос о «русской идее» и о том, каким должен быть путь России после распада СССР, Владимир Путин дал в 2002 году самый общий ответ. «Я дам простой ответ, – сказал президент. – Это экономическое освоение огромных территорий, которые оказались под контролем Российской Федерации, и совместная с Европой и цивилизованным человечеством работа по освоению этих территорий с одновременным поднятием на этой базе благосостояния самого русского народа, и естественная интеграция в политические, экономические и оборонные структуры цивилизованных стран. Россия должна идти по пути рынка, государственного регулирования и управляемой демократии, а не олигархии»[53].

Центральной проблемой в истории СССР и России в ХХ веке, которая продолжает и сегодня раскалывать российское общество, оказалась не проблема Октябрьской или Февральской революций и не вопрос о Ленине, а вопрос о Сталине и его преступлениях. Первые высказывания В. Путина о Сталине были осторожными и даже уклончивыми. На вопрос одной из польских газет о Сталине В. Путин ответил: «Сталин, конечно, диктатор. Это без всякого сомнения. Это человек, который руководствовался в значительной степени интересами сохранения личной власти, и этим многое объясняется. Проблема заключается в том, что именно под его руководством страна победила во Второй мировой войне, и эта победа в значительной степени связана с его именем. И игнорировать это обстоятельство было бы глупо»[54].

Только 30 октября 2007 года в день памяти жертв политических репрессий, установленный не государством, а обществом «Мемориал», Владимир Путин впервые за все годы своего президентства решил официально отметить этот день как день 70-летия «большого террора». Вместе с Патриархом Алексием II В. Путин прибыл днем 30 октября на бывший Бутовский полигон НКВД, расположенный недалеко от МКАД, на котором в 1937–1938 гг. производились расстрелы осужденных «антисоветских элементов». По неполным подсчетам, здесь было убито и захоронено более 20 тысяч человек, в том числе более тысячи священников. Алексий II совершил здесь поминальную службу, перед которой Владимир Путин сказал: «Все мы хорошо знаем, что хоть 1937 год и считается пиком репрессий, этот год был хорошо подготовлен предыдущими годами жестокости – достаточно вспомнить расстрелы заложников в годы Гражданской войны, уничтожение целых сословий, духовенства, раскулачивание крестьян, уничтожение казачества. Такие трагедии повторялись в истории человечества не однажды. Это случалось тогда, когда привлекательные на первый взгляд, но пустые идеалы ставились выше основной ценности, ценности человеческой жизни, прав и свобод человека. Для нашей страны это особая трагедия, потому что масштаб колоссальный. Уничтожены были и сосланы в лагеря, расстреляны, замучены сотни тысяч, миллионы человек. Причем это были люди со своим собственным мнением, люди, которые не боялись его высказывать. Это цвет нации. И мы, конечно, долгие годы, до сих пор ощущаем эту трагедию на себе. Многое нужно сделать, чтобы эта трагедия никогда не забывалась, чтобы о ней помнили»[55].

Несомненно, что главной опорной точкой в российской истории ХХ века для В. В. Путина служит победа Советского Союза и России в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов. «Такой Победы у многих других стран и народов нет, – говорил В. Путин еще на параде Победы 9 мая 2000 года. Именно в последние 8 лет День Победы стал в России главным национальным праздником. Особенно торжественно и широко этот праздник был отмечен в 2005 году – в 60-летие Победы. Для В. Путина абсолютно неприемлема точка зрения А. Солженицына, который заявлял, что Отечественная война является не «великой», а «бездарно и позорно проигранной, самоистребительной», что Россия должна не гордиться итогами этой войны, а стыдиться их. Нет, Россия отстояла в этой войне свою независимость, уничтожила своих самых жестоких врагов, одержала победу в тяжелейшей борьбе и утвердила роль нашей страны как одной из великих держав в мире. Любые попытки пересмотреть итоги и оценки Великой Отечественной войны в истории России, в истории Европы и во всей истории XX века вызывают у В. Путина решительный протест. В том, что касается памяти об Отечественной войне, В. Путин внимателен и к мелочам. Два раза в год Президент России возлагал венок к Могиле Неизвестного солдата в Александровском саду близ Кремля. Слева от этой Могилы воздвигнута гранитная аллея с мраморными блоками в память о подвиге городов-героев. Здесь замурованы капсулы с землей, взятой с братских могил в Ленинграде, Севастополе, Одессе, Керчи, Новороссийске, других городов-героев. Под одним из блоков лежит земля с Мамаева кургана, но на мраморе было написано золотыми буквами: «Волгоград». Однако такого города в годы войны в стране не было. Мемориал сооружен в 1968 году. По указанию В. Путина название «Волгоград» на этой части мемориала заменено на «Сталинград». Но призывы вернуть прежние наименования и Ленинграду, и Сталинграду В. Путин оставил без внимания.

Владимир Путин критически относился и продолжает так относиться к идеологии современной КПРФ, которую в интерпретации Геннадия Зюганова можно определить как «русский социализм». Однако на вопрос, не считает ли он необходимым запретить в России пропаганду коммунистической идеологии, В. Путин ответил решительным «нет». «КПРФ, – пояснил В. Путин, – это законная часть российской политической жизни». «Будет хорошо, – говорил В. Путин еще в 2000 году, – если КПРФ отойдет от опасных и радикальных элементов в своей программе и идеологии – в сторону социал-демократии. В ином случае у коммунистов исторически перспектив нет»[56].

Владимир Путин никогда не пытался давать критическую оценку личности и деятельности Бориса Ельцина, о Ельцине В. Путин говорил только хорошо или не говорил ничего. В первые годы своего президентства В. Путин не давал обобщенных оценок периоду 1990-х годов. Только 12 февраля 2004 года в предвыборном выступлении в здании МГУ в присутствии шестисот журналистов Владимир Путин дал предельно критическую оценку итогов 1990-х годов. Эту же критическую оценку он повторил даже в более развернутой форме, выступая в Лужниках 21 ноября 2007 года и еще позже на расширенном заседании Государственного Совета в Кремле 8 февраля 2008 года. Он говорил о политике и о режиме 1990-х годов, но не называл имени первого Президента РФ Бориса Ельцина. Еще в 2004 году на прямой вопрос о его личном отношении к распаду СССР Владимир Путин сказал, что по его глубокому убеждению, «развал Советского Союза – это общенациональная трагедия огромного масштаба. Я думаю, – продолжал Путин, – что рядовые граждане бывшего Советского Союза и граждане постсоветского пространства, стран СНГ ничего от этого не выиграли, – наоборот, люди столкнулись с огромным количеством проблем. Но Российская Федерация сохранилась, и она перестала быть «дойной коровой» для всех и каждого»[57].

Любая нация – это исторически сложившаяся общность. Любое государство – это исторически сложившийся институт власти. Отношение к тем или иным событиям истории – это важнейшая часть нашей национальной самоидентификации. Руководители любого исторически сложившегося государства не могут быть равнодушными к истории своего государства, своей страны и народа. Это часть фундамента эффективной власти. В становлении Российской империи ключевыми были события ХVIII века, времена Петра Первого и Екатерины Второй. Однако имперская идеология стала возникать только в начале XIX века. Одним из ее создателей стал талантливый писатель-сентименталист Николай Михайлович Карамзин. Он получил от молодого царя Александра Первого прямое поручение – написать историю России, систематизировать ранее предпринятые в этом направлении попытки, устранить противоречия. Карамзину открыли архивы, допустили к летописям, а также установили весьма приличный «пансион» как государственному служащему. Его никто не торопил. Он начал эту работу в 1803 году, а первые тома «Истории государства Российского» вышли в 1816 году. Последний 12-й том вышел в свет уже после смерти Н. Карамзина в 1829 году. Успех был по тем временам огромным, книга всем была нужна, хотя и споры велись немалые. А. Пушкин, как известно, написал эпиграмму – мол, Карамзин доказывает нам «без всякого пристрастья необходимость самовластья и прелести кнута». Но тот же А. Пушкин назвал книги Карамзина «созданием великого писателя».

В СССР история стала частью государственной идеологии, и созданием первых серий учебников даже для начальных классов руководил лично И. Сталин – от него исходили и все главные оценки исторических фигур – от Ивана Грозного и Петра Первого до Наполеона и Бисмарка. В конце концов даже Библия и Коран – это мифологизированные версии событий древней истории.

Новая Россия в своих новых границах также остро нуждается в какой-то обновленной исторической и национальной самоидентификации. Понятным является поэтому внимание и волнение российского общества по поводу освещения тех или иных событий российской истории в школьных учебниках.

В 2007 году Владимир Путин принял участие в двух конференциях по актуальным проблемам преподавания новейшей истории и обществознания. После одной из таких конференций В. Путин устроил в Ново-Огарево прием в честь большой группы учителей истории. Но он говорил здесь только об образовательных стандартах и о том, что в учебниках могут излагаться разные точки зрения[58].

Внимание президента В. Путина к Русской православной церкви очевидно и не нуждается в доказательствах. Очевидно и то, что Русская православная церковь стала в нашей стране одним из наиболее авторитетных институтов, пользующихся доверием общества. По мнению многих социологов, православие как конфессия становится постепенно стержнем духовной жизни общества, оказывающим влияние на облик России, ее традиции и уклад жизни. Именно церковь заполняет, хотя и частично, тот вакуум в духовной жизни нации, который остался после крушения в России коммунистической идеологии. Даже КПРФ сегодня пытается поддержать строительство все новых и новых церквей и восстановление разрушенных ранее. Владимир Путин присутствует на всех главных церковных церемониях. Именно В. Путин был инициатором переговоров об объединении Российской и Зарубежной православных церквей, которое и произошло в мае 2007 года. Однако главной сферой деятельности Церкви является мораль. Известно, что даже «Моральный кодекс строителей коммунизма» не слишком сильно отличается от главных моральных принципов христианства и Нагорной проповеди. Поэтому православие не может быть основой идеологии ни для В. Путина, ни для партии «Единая Россия». Выбор конфессии не может заменить для главы государства и для общества выбора социально-экономического и политического курса.

Любопытно наблюдать за тем, что укрепление связей и доброго отношения между президентом В. В. Путиным и его преемником Д. А. Медведевым и Русской православной церковью вызывает наибольшую критику не в рядах коммунистов и тем более не в рядах националистов, а в политических группах и течениях, именующих себя «демократами». Не нравится «демократам» и явное усиление в выступлениях В. Путина патриотической риторики. В ведущем журнале «демократов» «Новое время», который стал выходить теперь демонстративно под английским названием «The New Times», можно было прочесть в феврале 2008 года: «Мы ясно видим сегодня, что старая новая идеология «русской партии» востребована и одобрена на самом высоком уровне, на что, надо сказать, никто не решался даже в брежневские годы. Это демонстрация того, какая именно идеология будет доминировать в период «до 2020 года – идеология государственного клерикализма. Чему удивляться: если государство национализирует экономику и политику, почему бы ему не национализировать души и головы людей, призвав в помощь такой мощный институт, как Русская православная церковь»[59].

Эти обвинения несправедливы. Идеология государственного клерикализма не может доминировать в постсоветской России, где большая часть населения продолжает причислять себя к неверующим и не посещает церковных служб. Конечно, наш атеизм не является сегодня «воинствующим», а многие из граждан России, подобно Юрию Лужкову, могли бы назвать себя «православными атеистами». Свою позицию на этот счет Владимир Путин излагал не раз и вполне исчерпывающе. «У каждого человека, – говорил В. В. Путин, – должна быть какая-то моральная, душевная основа. При этом неважно, к какой конфессии он принадлежит. Все конфессии придуманы людьми. А если Бог есть, то он должен быть в сердце человека. Для такой страны, как Россия, философия религии очень важна, потому что у нас после того, как господствующей идеологией была коммунистическая, которая заменяла собой, по сути дела, религию, как государственная религия перестала существовать. Но ничто не может в душе человека заменить общечеловеческие ценности так эффективно, как это может сделать религия. Религия делает человека духовно богаче»[60].

Когда в начале 2000 года на экономическом форуме в Давосе впервые громко прозвучал вопрос: «Кто есть мистер Путин?», речь шла в первую очередь об экономической стратегии нового российского лидера. В. Путин ясно выступал тогда против «олигархического капитализма» и за экономический суверенитет России. За последние восемь лет государство существенно расширило свое присутствие в экономике в первую очередь в базовых энергетических отраслях. Еще в 1997 году около 75% всех активов России находились под контролем крупного частного капитала, который был тогда представлен образовавшимися в результате приватизации 12 финансово-промышленными группами – ФПГ. С тех пор капитализация российской экономики возросла в 30 раз, и самые богатые российские предприниматели стали еще богаче. Однако на сегодня не менее 75% всех активов России находится в собственности или под контролем государства и лишь около 25% – под контролем частного капитала. В последние два-три года в дополнение к таким государственным корпорациям, как «Газпром» и «Российские железные дороги» было образовано несколько новых крупных государственных холдингов и корпораций – по авиастроению, судостроению, по нанотехнологиям, в сфере ЖKX, в атомной отрасли, в сфере ВПК, для строительства олимпийских объектов Сочи и др. Государство контролирует и несколько ведущих коммерческих банков – Сбербанк, Внешэкономбанк, Газпромбанк. В экономической печати новая экономическая реальность получила название «социального госкапитализма», ибо социальная направленность деятельности современной российской экономики не вызывает сомнений. Поясняя принятые решения, Владимир Путин заметил на одном из заседаний Торгово-промышленной палаты, что «государственный капитализм – это не наш путь, это не наш выбор. Но мы вынуждены идти по этому пути, так как частный капитал не идет в эти менее прибыльные и трудоемкие отрасли, а без них развитие страны невозможно». В. Путин обещал привлекать ко всем заявленным большим проектам также и частные корпорации. Однако мы видим, что частный капитал устремился в последние годы главным образом в металлургию, в строительство, а также в развитие сотовой телефонной связи, в торговлю, в фармакологию, в пищевую промышленность, в сферу услуг, в полиграфию и издательское дело. Это естественное поведение для частного капитала, ибо он идет в первую очередь в те отрасли, где прибыли больше, а риски меньше.

Понятие «государственного капитализма» не имеет точного определения, и еще В. Ленин писал, что между государственным капитализмом и социализмом промежуточных ступеней нет. Все определяется здесь политикой государственных корпораций. Во Франции, где более 50% активов промышленности принадлежит государству, принято относить эту часть экономики к «социалистическому сектору».

В нескольких интервью в 2007 и 2008 годах Владимир Путин говорил, что он считает себя «нормальным социал-демократом», но он не стал развивать этот тезис. Однако все мы видим, что социально-экономическая политика в России в 2000–2008 годах отвечала всем главным критериям социал-демократической концепции. Именно В. В. Путин настоял в эти годы на значительном укреплении и расширении масштабов социальной политики в России. Он особенно внимательно следил и продолжает следить за ростом реальных доходов населения, а особенно за заработками бюджетников и уровнем пенсий для старых людей и пособий для матерей. В. Путин воздерживается от абстрактных идеологических формул, ссылаясь нередко на соображения здравого смысла. Вероятно, именно поэтому он и принял предложение занять на ближайшие годы пост премьера, отклонив предложения о каком-то «духовном лидерстве», которое предполагало провозглашение некоей целостной системы идей и духовных ценностей. Российская власть, по убеждению В. В. Путина, должна быть озабочена сегодня не исполнением какой-то особой миссии, а повышением конкурентоспособности страны на всех направлениях ее развития.

Российская Федерация в ее нынешних границах и формах власти существует пока еще меньше 20 лет, и в нашем российском уравнении есть еще несколько важных, но не вполне определившихся или даже неизвестных величин. Это касается и отношений России с Западом в целом и с Европой в частности. Советский Союз не считал себя, как известно, простой частью Европы, а свою советскую культуру частью европейской культуры. Претензии советских лидеров были гораздо более амбициозны, они претендовали на лидерство в мировой политике и в мировой культуре. У России таких претензий нет. Еще в одном из первых интервью в феврале 2000 года Владимиру Путину был задан вопрос: «Будем снова искать особый путь для России?» «А ничего искать не надо, – ответил В. Путин. – Все уже найдено. Это путь демократического развития. Конечно, Россия более чем разнообразная страна, но мы – часть западноевропейской культуры. И в этом наша ценность на самом деле. Где бы ни жили наши люди – на Дальнем Востоке или на юге, мы – европейцы». «Осталось, чтобы Европа считала так же», – возразили В. Путину интервьюеры. «Мы будем стремиться оставаться там, где мы географически и духовно находимся. А если нас будут оттуда выталкивать, то мы будем вынуждены искать союзы, укрепляться. А как же? Обязательно»[61].

О европейской природе России и русской культуры В. В. Путин говорил не один раз и позднее. В книге «Решения. Моя жизнь в политике» бывший канцлер Германии Герхард Шредер свидетельствовал: «Я беседовал с Путиным несчетное число раз и хорошо знаю, насколько напряженно он размышляет над тем, как можно организовать российско-европейские отношения, чтобы они развивались и крепли в обоих направлениях. Его представление о будущем своей страны совершенно очевидно: он хочет восстановить значимость России. И это, будучи дополнено его христианскими убеждениями, – а отношение президента России к православию в своей стране я считаю исключительно серьезным, – означает одно: Путин мыслит по-европейски. Иными словами, Путин видит миссию России как неотъемлемой части Европы, пусть и с азиатской компонентой, что он прекрасно сознает, что в культурном плане, по складу чувств и эмоций, по восприятию жизни и по отношению к жизненным ценностям Россия является именно частью Европы»[62].

Все эти рассуждения и определения верны, но недостаточны. На Западе и в Европе имеется очень много политиков и экспертов-международников, которые пытаются поставить под сомнение полноценность России как современной европейской страны, попытки исключить Россию из «большой восьмерки», помешать соглашениям России и ЕС, помешать вступлению России во ВТО, продвинуть на Восток базы НАТО, – все это и есть попытки выталкивания России из ее естественного географического и духовного пространства. Это и вынуждает Россию, как и предупреждал В. В. Путин, искать союзы и укрепляться. Россия укрепляет ШОС – Шанхайскую организацию сотрудничества, в которую входят не только Россия, Казахстан, Узбекистан и Таджикистан, но и Китай. Российская Федерация поддержала инициативу Нурсултана Назарбаева по созданию Евразийского Экономического Союза – ЕврАзЭС, в который вошли также Узбекистан, Таджикистан, Киргизия и Белоруссия. Россия слишком велика для Европы, а история и культура православной Восточной Европы не идентичны истории и культуре католической Западной Европы. В нашей истории не было ни крестовых походов, ни эпохи Возрождения и Реформации. Но имелись не менее значительные события, начиная от завоевания Сибири и кончая созданием Советского Союза, – нет нужды развивать здесь эти темы подробнее. «Россия возвращается», так писали в последние несколько лет многие западные газеты и чаще всего с беспокойством, если не считать газеты в Белграде. Но Россия возвращается не только в Европу, и Владимир Путин вполне уверенно чувствовал себя на Конференции исламских государств, где Россия получила статус наблюдателя.

Патриотизм – это несомненная и главная часть мировоззрения В. В. Путина на всем протяжении его жизни – от школьных лет и до положения главы государства. В СССР национализм не считался частью советского патриотизма. С большим подозрением относились к националистическим концепциям и во времена Бориса Ельцина. Не использовал лексики русских националистов и В. В. Путин. Поэтому его слова на совместной с А. Меркель пресс-конференции о том, что «Дмитрий Медведев не меньший – в хорошем смысле слова – русский националист, чем я, и не думаю, что нашим партнерам будет с ним проще», вызвали некоторую растерянность и множество комментариев как в российской, так и в зарубежной прессе. «В Брюсселе и в других европейских столицах, – свидетельствовал британский журналист Тони Барбер, – все были крайне удивлены заявлением В. Путина, ибо нас научили считать, что национализм это Очень Плохо во всех смыслах»[63]. «Я считаю заявление Путина одним из наиболее значимых событий прошедшего месяца, – писал российский политолог В. Третьяков. – Причем произошло это совсем неожиданно, да и сам вопрос не предполагал такого идеологически брутального ответа. Однако Путин сказал то, что сказал»[64].

Комментаторы и наблюдатели обратили внимание прежде всего на определение «националист», хотя главная часть высказывания В. В. Путина заключена как раз в оговорке – «в хорошем смысле слова». Известный российский идеолог и евразиец Александр Дугин в серии очерков «Либерализм – угроза человечеству» писал: «Интуитивно стремясь сохранить и восстановить суверенитет России, Путин вошел в конфликт с либеральным Западом и его глобализационными планами, но и в альтернативную идеологию это не оформил»[65]. Это утверждение не слишком верно. Конфликт Владимира Путина с либеральным Западом не имеет антагонистического характера, и Владимир Путин никогда не собирался «оформлять» какую-то развернутую антизападную идеологию. Более того, Владимира Путина можно назвать не только европейцем, но и западником, но, опять-таки, «в хорошем смысле слова». В «хорошем смысле слова» В. Путин как рыночник, так и социалист, он и либерал и консерватор, формируя новую российскую идеологию, Владимир Путин хотел бы включить в нее здравые идеи из всех других современных идеологий и принять на баланс новой России все ценности ее прежних эпох, включая, естественно, и советскую эпоху. В отличие от Бориса Ельцина В. В. Путин не радикал. В отличие от советских лидеров он не догматик.

На вопрос о том, что является главным в его системе ценностей, Владимир Путин неизменно отвечал, что главными он считает моральные ценности. «Россия, – говорил он, – это древняя страна, с древними, глубокими традициями и с очень мощным моральным фундаментом. И этот фундамент – это любовь к своей Родине, это патриотизм. Патриотизм в лучшем его понимании. От чего нам нужно, безусловно, избавляться? Нужно избавляться от того периода в нашей советской истории, когда мы пытались возглавить мировую социалистическую или коммунистическую революцию и стать лидерами, мировыми лидерами этого движения, когда мы пытались навязывать другим странам то, как они должны жить. Мне кажется, что это ошибка, которую совершал не только Советский Союз, но это было очевидно и характерно для Советского Союза. И от этого, безусловно, нужно избавляться. Что считаю возможным в общем и целом сохранить и что нужно развивать? Обозначу крупными мазками. Нужно развивать уважение к своей истории, несмотря на все ее проблемы. Нужно сохранять любовь к своему Отечеству. Нужно проявлять максимальную заботу об общих моральных ценностях и на этой базе консолидировать российское общество. Считаю это абсолютным приоритетом»[66].

«Главной ценностью для государства, – продолжил и пояснил свою мысль Владимир Путин несколько позже, – является человек. Человек – это абсолютный приоритет государства, и одновременно это стратегический, государственный ресурс, и мы намерены этот ресурс сберегать, приумножать и развивать. Нет сегодня более серьезной и важной задачи»[67]. В рамках коммунистической идеологии такой взгляд на ценность отдельного человека пренебрежительно обозначали понятием «абстрактного гуманизма».

Провозглашая главной ценностью России ее мощный моральный фундамент, Владимир Путин старается и сам, уже как глава государства, не нарушать требований христианской морали. Он не раз говорил о нравственности политики, о нравственности власти. Владимир Путин внимательно наблюдает за той идеологической полемикой, которая происходит и сегодня, когда нам предлагают или вернуться в советское прошлое или возродить «святую «Русь», а то и некую «Пятую Империю». В. Путин не участвует в этой полемике, но это вовсе не означает, что он равнодушен к проблемам идеологии. Такой внимательный и знающий политолог, как Глеб Павловский, не без оснований утверждал, что «Путин сам по себе – это целая идеология. Он генерирует определенную идеологию и преуспевает в этом, всегда избегая ее систематизировать. Это вольтеровская манера – здравомыслие вместо доктрины. Путин упаковывает свою сильную, очень страстную политическую веру в некий «здравый смысл», и обычно преуспевает в его популяризации. У Путина своя концепция власти. Это приоритет стабильности, можно сказать даже приоритет построения неразрушимой России. Путин олицетворяет новую для России концепцию руководства страной. Лидерство через образцовое, и притом умеренное поведение. Поведение Путина идеологично, но в меру. Путин сверхчувствителен идеологически. Но он контролирует каждое свое слово, каждый свой шаг, опасаясь подать ложный сигнал. Это и есть самое интересное в идеологии, что дала новая Россия. Я уверен, что именно Россия находится в центре путинского идеологического мозга, Россия и мир, где надо укорениться, а для этого научиться быть неразрушаемой. Путин думал над этим очень давно»[68].

Владимир Путин пришел к власти не через идеологические структуры и институты, и он никогда не пытался создавать что-либо вроде «Капитала», «Краткого курса» или «Манифеста». Однако он сумел развернуть Россию к движению в новом направлении, он сумел восстановить национальный консенсус и преодолеть тот кризис идентичности, который стал самым болезненным результатом распада СССР.

Новый век несет с собой новые возможности, но и новые опасности. С идеологиями ХIХ и XX веков этих проблем не решить, но для создания новых концепций прошло еще слишком мало времени. В этих условиях нравственные принципы оказываются нужнее и прочнее идеологических догм. Владимир Путин создает образ или даже образец современного российского политика, и его идеология проявляется через его деятельность, которую народ России поддержал. Я упоминал выше, что еще в 1991 году в мэрии Санкт-Петербурга Владимир Путин попросил повесить в своем кабинете портрет Петра Первого. Но он явно не думал тогда, что всего через десять лет ему придется начать и даже возглавить не менее масштабный поворот в жизни России, чем тот, который был совершен Петром. Но этот поворот еще не завершен.

О природе и рычагах власти в России

Власть, которую Борис Ельцин передавал Владимиру Путину 31 декабря 1999 года, была очень велика по прописанным в Конституции РФ полномочиям, но крайне слаба по ее реальной эффективности. Поэтому, заявляя о необходимости двигаться вперед по пути демократического развития, Владимир Путин говорил также и о необходимости укрепления централизации и реальной силы власти. «Россия, – говорил В. Путин еще в феврале 2000 года, – с самого начала создавалась как суперцентрализованное государство. Это заложено в ее генетическом коде, в традициях, в менталитете людей»[69]. Примерно то же самое, хотя и другими словами, говорил через восемь лет и преемник В. Путина на посту Президента России Дмитрий Медведев. «Парламентская республика, – отметил Медведев, – разрушит Россию, которая может управляться лишь при помощи сильной президентской власти. Нет никаких двух, трех или пяти центров, во главе России – президент, а он по Конституции может быть лишь один. Если Россия превратится в парламентскую республику, она исчезнет. Это моё личное глубокое убеждение… Россия всегда строилась вокруг жесткой исполнительной вертикали. Эти земли собирались веками, и по-другому ими управлять нельзя. Иного не дано»[70].

Демократия – это очень большая ценность и важная цель для России, но мы должны ясно сознавать, что как система власти и управления подлинная демократия является много более сложной конструкцией, чем любые формы авторитарного управления. Абсолютная монархия, олигархическая деспотия, теократический режим, диктатура пролетариата или военная диктатура, – все это гораздо более примитивные и простые формы власти по сравнению с демократией. Поэтому для переходных режимов или, по терминологии политологов, для транзитных режимов демократия должна являться итогом, а не исходным пунктом движения. Зрелая демократия предполагает иной уровень гражданской культуры и иной уровень рыночной экономики, чем то, чем располагал к началу «перестройки» Советский Союз. Итогом этой перестройки стала не демократия, а псевдодемократия или даже анархия. Еще в конце 1990 года при социологических опросах, которые проводил Левада-центр в главных городах СССР, на вопрос: «Кто держит в своих руках власть в стране?» почти 90% респондентов ответили: «Власти нет ни у кого». Эти же люди называли 1990 год самым трудным годом за последние 10 лет[71].

Однако 1999 год оказался для граждан Российской Федерации еще более трудным, чем 1990-й, и самой главной задачей, которую поставил перед собой Владимир Путин, была задача восстановления государственной власти и единства России.

Что такое власть вообще? Энциклопедии определяют власть как авторитет и как способность и право принимать решения и оказывать определяющее воздействие на поведение и деятельность других людей. Это возможность подчинять других людей своей воле, управлять и распоряжаться их работой. «В политических науках власть рассматривается как центральное начало самой политики. Очевидно также, что тот авторитет, который лежит в основе власти, а также рычаги, позволяющие влиять на деятельность и поведение людей, такие, например, как принуждение, убеждение, вознаграждение и другие, очень различны в разных странах и в разных общественно-политических и идеологических системах.

28 ноября 1943 года за час до начала официального заседания Тегеранской конференции глав государств «Большой тройки» президент США Франклин Рузвельт выразил желание отдельно поговорить со Сталиным о проблемах «послевоенного периода». Рузвельт не хотел, чтобы в этой беседе участвовал У. Черчилль, так как речь должна была идти и о судьбе Британской империи. Особенно тревожила Рузвельта судьба Индии, самой большой после Китая страны мира. Рузвельт высказал Сталину мысль о том, что «Индии не подходит парламентская система правления и что было бы лучше создать в Индии нечто вроде советской системы, но начиная снизу, а не сверху»[72]. Эта беседа Сталина и Рузвельта показывала, что президент США плохо понимал природу и особенности советской власти. Но его беспокойство о будущем Индии было понятно. Стабильность в этой громадной азиатской стране была нарушена, волнения и кризис порождали репрессии британских колониальных властей, которые в свою очередь усиливали масштабы антибританских выступлений. Положение дел в Китае меньше волновало Ф. Рузвельта, так как он полагался здесь на Гоминдан и Чан Кайши. Однако в конечном счете именно Китай начал создавать после войны «нечто вроде советской системы». В Индии с ее чрезвычайно сложным переплетением национальностей и конфессий удалось, благодаря усилиям Махатмы Ганди и Джавахарлала Неру, создать жизнеспособное федеративное государство, основанное на вполне демократической парламентской системе правления. Однако успешным в конечном счете оказался и опыт Индии, и опыт Китая, хотя природа и рычаги власти в этих странах различны.

В Исламской республике Иран высшим авторитетом и властью обладает руководитель страны аятолла Сейед Али Хаменеи, избранный на этот пост Советом Старейшин в 1989 году после смерти аятоллы Р. М. Хомейни. Под его контролем и независимо друг от друга работают президент, парламент и судебные органы республики. Государство и религия не отделены друг от друга, и шиитская версия ислама является главной духовной основой Исламской республики Иран. Конституция и законы Ирана запрещают в стране деятельность политических партий и неисламских организаций. Напротив, в соседней Турецкой республике конституция запрещает духовным лидерам мусульманства вмешиваться в политику и в дела государства. Власть имамов не распространяется здесь за пределы мечетей, а гарантом сохранения светского характера власти является военное руководство, то есть Генеральный штаб, или Совет национальной безопасности. За сохранением светского характера власти и образования следят также судебные органы Турции и ее Конституционный суд, решения которого обязательны для всех партий и для парламента Турции.

В Китайской народной республике Коммунистическая партия является правящей партией страны. Высшим авторитетом, а следовательно и высшей властью, обладает здесь Политбюро ЦК КПК. Эта система власти близка к знакомой нам по прошлому системе Советской власти. В Соединенных Штатах, по мнению ведущих американских социологов, наиболее авторитетными и влиятельными в стране и в обществе являются неформальные объединения «властвующей элиты», членами которых могут быть только представители или владельцы самых крупных корпораций. Америкой правят самые богатые в стране люди, однако если за спиной республиканской партии стоят по преимуществу неформальные объединения «традиционного» бизнеса, то за спиной демократической партии стоят по преимуществу объединения «нового» бизнеса. Каждая из таких групп влияния имеет своих лоббистов в Вашингтоне. Ни президент США и его министры, ни Конгресс США не могут не считаться с интересами и рекомендациями этих групп влияния. Американская система власти прочна не столько благодаря сложной системе выборов, сколько благодаря мощному второму защитному поясу власти, который образован правящим классом США в виде многочисленных организаций и структур, лишь видимой частью которых являются политические партии.

Системы власти в Соединенных Штатах сложились исторически и в особых условиях, которых не было ни в Европе, ни в Азии. Как известно, население США формировалось еще с начала XVII века и главным образом за счет иммигрантов из стран Западной Европы и ввоза негров-рабов. Среди иммигрантов преобладали люди из низших слоев общества; это были также люди разных наций и разных конфессий. Их объединяла в основном жажда новой жизни, свободы, богатства и неприязнь к сословно-аристократическим порядкам Европы. Попытка ввести в этих новых британских владениях авторитарную систему правления была отвергнута. Образовавшееся в результате революции и разрыва с Великобританией новое государство могло существовать тогда лишь как федерация относительно независимых друг от друга штатов. Конституция США совершенно намеренно предусматривала очень незначительные полномочия для центральных органов власти. Государство было необходимо американским колонистам для более успешной войны с индейскими племенами, для удержания в повиновении рабов в южных штатах, для охраны дорог, для поддержания финансовой и почтовой системы и для других полицейских функций. Население в США выбирает не только все местные органы власти, но также полицейских начальников и судей. Эта Конституция США никогда не менялась, но лишь обрастала поправками. Ни в одной стране мира нет более значительного объема демократических процедур и свобод и больших традиций самоуправления, чем в США. Но каким образом можно было бы навязать такого рода режим в Иране, в Ираке или в Саудовской Аравии?

Американское общество имеет много оснований для того, чтобы гордиться своей демократией и своей Конституцией, которая была принята и продолжает действовать здесь с 17 сентября 1787 года, когда в Европе имелись одни лишь монархические режимы. Но нельзя не видеть и того, что демократия в США – это в первую очередь фасадная часть американского государства. За этим фасадом демократических процедур не так уж трудно обнаружить прочнейшие конструкции реальной власти. Это уже не фасад, а скрытая за ним прочная кирпичная кладка, на которой и держится все то, что мы называем сегодня Соединенными Штатами. Это не только разного рода неформальные объединения «властвующей элиты». Это также несменяемые чиновники, работающие в разных структурах власти, а также избираемые населением округов шерифы. Это судьи, которые избираются или назначаются на свои посты на всю жизнь и имеют огромные полномочия. В Соединенных Штатах очень сильны и влиятельны профессиональные союзы. Здесь есть группы богатых и независимых владельцев СМИ.

Помимо политических партий, президента и правительства, а также властей штатов в США есть много влиятельных общественных организаций: объединений потребителей, врачей, групп ветеранов и др.

В России нет и никогда не было такого многообразия демократических институтов и систем гражданского общества, а также разного рода независимых центров влияния и власти, ибо все это должно вырасти естественным образом, подобно тому, как растет крепкий и густой лес, а не весенняя трава. Гражданское общество с его системами и демократические традиции невозможно создать искусственно, это долгий и сложный процесс, который в современной России только начинается.

В Европе мы видим иные формы демократии и иные структуры власти, чем в США, ибо у Европы другая история и иные традиции. Европейская демократия возникала в результате борьбы и компромиссов с авторитарными монархическими и аристократическими режимами, а также с властью католической церкви. Острые противоречия между европейскими странами стали причиной двух мировых войн. В Европе возникли все главные идеологии XIX и XX веков, включая коммунизм и фашизм. Сегодня Европа гордится своими успехами в строительстве разного рода демократических институтов и «общего европейского дома». Нельзя не видеть, однако, что слабость многих публичных демократических структур в странах Европы отчасти компенсируется прочностью и долговечностью теневых структур власти, которые обеспечивают преемственность, а также компетентность и профессионализм власти. Эти теневые структуры строятся примерно так же, как и управленческие структуры самых крупных корпораций большого бизнеса.

У самых крупных и успешных западных корпораций, включая и те, что владеют наиболее мощными и доходными СМИ, не так уж заметна тяга к демократическим процедурам. Если бы в самых крупных автомобильных компаниях Японии или в американских авиастроительных компаниях группы людей, обладающих здесь контрольными пакетами акций и соответственно правом принимать решения, а также главные управленцы менялись каждые четыре-пять лет, то как могли бы эти компании выстоять в той острой конкурентной борьбе, которая идет на мировых рынках? Преемственность и прочность власти и управления в крупных компаниях и корпорациях – это объективная необходимость. Любая серьезная программа модернизации в авто– и авиастроении требует от десяти до двадцати лет. Кто мог бы подготовить выход на рынок авиалайнеров или подводных лодок нового поколения, если бы главные лица в корпорации менялись каждые пять лет? Однако управление современными государственными структурами не менее сложно, чем управление промышленными корпорациями. Если преемственность власти в этих структурах невозможно обеспечить на фасадах государства, то она обеспечивается во вторых и третьих эшелонах власти. В Великобритании заместители министров – это, как правило, несменяемые чиновники, которые могут работать при разных министрах и премьерах, руководя аппаратом министерств и обеспечивая преемственность и стабильность в работе органов внутренних дел, транспорта или социального обеспечения. Группы таких несменяемых заместителей могут собираться независимо от заседаний кабинета министров – для решения комплексных проблем или проблем программного характера. Без сходной системы высокооплачиваемых и практически несменяемых высших чиновников не могли бы работать государственные машины Италии или Японии, где частая смена министров и премьеров – это почти национальная традиция.

Дополнительное страхование для публичных политических структур и для менее заметных структур несменяемых чиновников и пожизненно работающих судей обеспечивают в западном мире теневые консультативные группы самых авторитетных западных политиков, уже ушедших с высших постов в государстве, но сохранивших опыт, авторитет и влияние. Одна из таких групп – это Бильдербергский клуб, конференции которого, по сведениям западной печати, происходят вот уже пятьдесят лет – один раз в год. Эти встречи проходят в течение трех дней в специально арендуемых и строго охраняемых отелях. Они никогда не проходят дважды в одном и том же месте. В составе клуба не только отставные президенты и премьеры, но действующие политики, видные экономисты и банкиры, главные редакторы и владельцы ведущих СМИ, отдельные представители академических кругов и европейской аристократии. Все заседания клуба строго конфиденциальны, и поэтому вокруг Бильдербергского клуба публикуется больше выдумок, чем реальных фактов. Это, конечно, не тайные властители мира и не правители западного мира. Это один из влиятельных консультативных органов западной демократии. Если верить немецким газетам, одно из последних заседаний клуба состоялось в 2008 году в гостинице небольшого немецкого городка Роттах-Эгерн. Журналист одной из местных газет узнал лишь Генри Киссинджера, Герхарда Шредера и Ангелу Меркель. Считается, что общее число членов клуба не превышает 130 человек. В любом случае страны западных демократий очень заботятся не только о соблюдении демократических процедур, но и о выращивании своих элит.

У России иная история и иное положение в мире, чем у США или у стран Западной Европы. У нас в стране сложились поэтому иные традиции и иные политические структуры. Сильная централизованная власть стала для нашей страны исторически необходимой еще в раннем Средневековье. Россия была большой по территории, но бедной по своим ресурсам страной, не имевшей естественных границ ни на западе, ни на юге, ни на востоке. У Соединенных Штатов не было внешних врагов, и на территорию США никогда не вторгались с целью захвата другие страны. Российская история – это история беспрерывных войн. Можно вспомнить учебник: русско-турецкие войны, русско-шведские, русско-японские, монгольское нашествие, нашествие поляков и нашествие Наполеона, войны с германцами и с Германией, Кавказская война, Крымская. Защищаясь от угроз, Россия и сама прибегала к экспансии и к завоеваниям. Она завоевала Сибирь и Дальний Восток, Кавказ и Среднюю Азию, присоединила к своим землям Северное Причерноморье, а на западе большую часть Польши, Финляндию и Молдавию. Управлять этой многонациональной империей без императора было невозможно. Дворянская молодежь начала XIX века выступала против самодержавия, против крестьянского рабства, за большую свободу и за прогресс, за «вольность». Но разве декабристы выступали против самого существования Российской империи? Мы все знаем о судьбе и творческой эволюции Пушкина. Это он написал оду «Вольность». Это ему принадлежат слова о «тиране», чей «трон он ненавидит». Но Александр Пушкин не случайно после встречи с Николаем I, состоявшейся в Москве, написал «Стансы» (1826), а позднее «Друзьям» (1828) и «Клеветникам России» (1831). Пушкин отнюдь не испугался царя, и уже после встречи с ним он написал свое знаменитое послание декабристам – «Во глубине сибирских руд» (1827). Однако во взглядах и поведении А. Пушкина многое изменилось, так как царь предложил ему взглянуть на империю с точки зрения человека, который ею правит. Только при крайней централизации власти и при разделении страны на генерал-губернаторства, а не на свободно управляемые штаты Российская империя могла сохраниться. Так считали все российские цари, и российское общество XIX века с этим соглашалось. Никакие империи не могли управляться при посредстве демократических процедур.

В ХХ веке царей сменили вожди и генсеки, однако никто из них не собирался отказываться от предельно возможной централизации власти. Жалкие попытки демократических реформ, которые были предприняты весной и летом 1917 года, привели к распаду армии, полиции и всех других институтов власти. Эта анархия только облегчила и ускорила установление в стране новой диктатуры, которую взявшие власть большевики открыто провозгласили как диктатуру пролетариата. Полномочия и власть Сталина намного превосходили полномочия и власть российских царей, и для крутых реформ 1920–1930-х годов подобная централизация власти была необходима. Это, конечно, не оправдывает тех чудовищных злоупотреблений власти, которые были допущены в эти десятилетия Сталиным и его режимом. Оправдывая свою единоличную власть, Сталин прямо ссылался на историю и традиции России. «Вы, мама, помните нашего царя?» – спросил Сталин свою мать-грузинку, которая никак не могла понять, что это такое «Секретарь ЦК». «Как же, помню», – ответила Екатерина Джугашвили. «Ну вот, я вроде царь», – пояснил ей сын. Н. С. Хрущев отказался от тоталитарного режима в стране в пользу более мягкого авторитарного. Однако при этом были сохранены все главные элементы жесткой централизации власти. Л. И. Брежнев также сделал много уступок и во внешней, и во внутренней политике, но он не собирался менять основы режима. «Конечно, я царь, – говорил он в узком кругу. – А кто же еще».

Крайне неумелые, поспешные попытки демократизации и внедрения в России «западных ценностей» и капитализма были отчасти инициированы извне, и они привели нашу страну в 1990–1993 годах к такому экономическому краху и политической анархии, что Б. Ельцин принял решение разогнать российский парламент с помощью танковых орудий. В Российской Федерации была подготовлена и введена новая Конституция, которая давала президенту особые и почти монархические полномочия. Даже такие либеральные лидеры, как Борис Немцов, называли Б. Ельцина «добрым царем», а оппоненты – «одиноким царем в Кремле». Однако при всех своих полномочиях Б. Ельцин, как ранее Михаил Горбачев, хотя и по другим причинам, обнаружил полную неспособность управлять такой страной, как Россия. Как монарх Борис Ельцин сам подбирал себе преемника, и нет смысла обсуждать в данном контексте все обстоятельства и мотивы этого выбора. В любом случае В. В. Путину досталось столь тяжелое наследство, что без укрепления и усиления всей вертикали власти и всех государственных структур обойтись было нельзя. Кое-где пришлось применить и военную силу. В полном объеме даже эти первые задачи стабилизации и создания разумных систем управления страной еще не выполнены. Для этого восьми лет не хватило, хотя положение дел на многих направлениях государственного управления существенно улучшилось.

В современной России власть и управление страной должны быть не только централизованными и твердыми, но и очень осторожными, так как несущие конструкции и фундамент нового российского государства еще не достроены до конца и пока еще очень хрупки. В Советском Союзе системы власти были более прочными. Как известно, советское общество в социальном отношении являлось весьма однородным. Государство открыто заявляло о своих планах по построению бесклассового общества. В СССР все государственные структуры Советской власти, включая Совет Министров и местные советы, опирались на всепроникающую систему партийных организаций и комитетов КПСС. Именно Коммунистическая партия, которая считала своей идеологией марксизм-ленинизм, была определена в Конституции СССР как «руководящая и направляющая сила советского общества». В новой России все прежние партийные и советские структуры были разрушены, но не заменены новыми и достаточно эффективными системами власти и управления.

Самый острый период всеобщего кризиса и даже «смуты» остался позади. Однако и с социально-экономической, и с политической точек зрения российское общество нельзя еще назвать вполне здоровым. Слишком слабым является у нас средний класс, который заслуженно считается опорой устойчивого демократического общества. Недостаточно развито в России и малое предпринимательство. Рабочий класс и крестьянство были деморализованы, и эта деморализация проходит медленно. Профессиональные союзы в России малозаметны и не имеют должного авторитета. Однако и крупный российский бизнес трудно считать состоявшимся. Та группа примерно в 100 человек, чье состояние оценивается в миллиард долларов, а также еще одна группа в 500–600 человек, чье состояние превышает 500 миллионов долларов, – это еще не национальная российская буржуазия, и ее нельзя даже сравнивать с национальной немецкой, шведской, японской, а тем более американской буржуазией. Российский крупный капитал не прошел через исторический опыт трудного предпринимательства и первоначального накопления. Он образовался по преимуществу через присвоение государственных активов и в результате полулегитимных форм приватизации или путем финансовых спекуляций посредничества, в том числе и носящего компрадорский характер. Верхушка богатого класса в России обременена многими комплексами, включая и странный для богатых людей комплекс неполноценности, это мешает появлению понятий социальной и национальной ответственности и даже чувства классовой солидарности. Эти люди часто ведут себя неадекватно. Как замечала сравнительно недавно газета «Нью-Йорк таймс»: «Подобно саудовским любителям красивой жизни в 1970-е годы и японцам в 1990-е годы, россияне выходят ныне на мировую арену как самые заметные любители сорить деньгами. Американцы прошли через то же самое еще в 1890-е годы, когда некоторые из них сказочно разбогатели и толпами хлынули за покупками в Европу»[73]. Богатых людей в США с тех пор стало много больше, но возросла и социальная устойчивость американского общества. Российское общество такой устойчивостью похвалиться не может. По данным Всемирного банка, в России на конец 2007 года имелось около 16% граждан, которые продолжали жить за чертой бедности. Еще около 20% граждан относили себя к категории бедных людей, которые едва сводили концы с концами. И только около 1% граждан страны причисляли себя к «богатым». Это «второй ярус» богатых и состоятельных людей, в который входило около 100 тысяч человек, совокупное состояние которых приближалось к 800 млрд долларов. Это не так уж много по западным меркам, но ведь в России еще 20 лет назад не было вообще легальных миллионеров. Сегодня же несколько сот фирм, которые продают предметы роскоши для сверхбогатых, проводят уже вторую ярмарку-продажу в России и не жалуются на недостаток клиентов.

Россией правят сегодня не олигархи, и в этом немалая заслуга В. В. Путина. Ведущим слоем российского общества остается чиновничество. Но этот слой пока еще слабо мотивирован как в идеологическом, так и в материальном отношениях, и он может оставаться несущей конструкцией российского общества только как временная замена более прочных конструкций. При обилии чиновников-бюрократов России не хватает эффективных и грамотных управленцев, способных работать в условиях рыночной экономики и острой международной конкуренции. К тому же именно в среде чиновничества наиболее велик и уровень коррупции, войну которой обещает сделать одной из своих главных задач Дмитрий Медведев. Чиновничество – это не тот слой общества, которые сильно заинтересован в развитии демократии в России. Демократические свободы входят в нашу жизнь не так уж легко и быстро, но искусственно подгонять этот процесс было бы неразумно.

Еще в 1951 году в разгар холодной войны американский политик и дипломат Джордж Кеннан, который считался авторитетным специалистом по России и дважды занимал пост посла США в Москве, писал в одной из аналитических записок: «Когда советская власть придет к своему концу… не будем с нервным нетерпением следить за работой людей, пришедших ей на смену, и ежедневно прикладывать лакмусовую бумажку к их политической физиономии, определяя, насколько они отвечают нашему представлению о «демократах». Дайте им время; дайте им возможность быть русскими; дайте им возможность разрешить их внутренние проблемы по-своему. Пути, которыми народы достигают достойного и просвещенного государственного строя, представляют собою глубочайшие и интимнейшие процессы национальной жизни. Иностранцам эти пути часто непонятны, и иностранное вмешательство в эти процессы не может принести ничего, кроме вреда».

Это удивительные слова для американского политика и для того времени, когда они были написаны. Эти слова напомнил читателям британской газеты «Файненшл таймс» другой авторитетный специалист по России Родерик Брейтуэйт, который занимал пост посла Великобритании в Москве в годы горбачевской перестройки и в первые годы правления Б. Ельцина. По мнению Р. Брейтуэйта, граждане России и их лидеры способны создать свою версию демократии, хотя на этот процесс могут уйти десятилетия. Они уже прошли значительный отрезок пути к этой цели в том, что касается доступа к информации, свободы путешествий, права выражать свои взгляды и владеть немалым, хотя и шатким, как считает британский политик, личным богатством. Он признает, что большинство рядовых русских «отвернулись от западной модели из-за хаоса, унижения, бедности и коррупции ельцинских лет, а также из-за запугивания и глупых советов со стороны Запада. Поэтому на прошедших парламентских и президентских выборах россияне дважды массово отдали голоса за сохранение «системы Путина». В нынешних обстоятельствах это был рациональный выбор»[74]. Я могу только согласиться с этим выводом.

Политический капитал Владимира Путина

За последние восемь лет Россия в несколько раз увеличила свои золотовалютные резервы. Суммарная капитализация российских компаний возросла в эти же годы в 30 раз. По размерам своего ВВП Россия вошла в десятку самых крупных экономик мира. Однако среди всех этих приятных для сознания гражданина нашей страны данных из экономической и финансовой жизни страны, не все наблюдатели должным образом оценили появление некоего нового для современной России феномена – значительного роста личного политического и морального капитала Владимира Путина и как политика, и как человека. Таким капиталом не располагали к концу своих президентских сроков ни М. Горбачев, ни Б. Ельцин.

Политический капитал лидера – это не сама власть и ее полномочия. Это не харизма и не рейтинг, и тем более не продукт каких-то политических технологий. Джордж Буш не накопил за восемь лет своего президентства сколько-нибудь заметного политического капитала, и его уход с поста президента США не вызывает в американском обществе никакого беспокойства. Великобританию не взволновал уход Тони Блэра с поста премьера, который он занимал более десяти лет. Французы мало вспоминают сегодня Жака Ширака, который еще год назад был хозяином Елисейского дворца. Политический капитал – это совокупность авторитета, опыта и способностей, знаний и умений, накопленных в результате решения труднейших государственных и политических, социально-экономических, национальных и иных важных для страны и народа проблем. Это совокупность успехов и заслуг, признанных обществом и достигнутых, как правило, в критически трудный для страны период. Такой капитал обрел в годы Второй мировой войны и в послевоенный период генерал Шарль де Голль во Франции. Среди американских президентов самый большой политический капитал в ХХ веке сумел накопить Франклин Делано Рузвельт, который провел свою страну и через годы Великой депрессии и через годы Второй мировой войны. Из китайских лидеров наибольший политический капитал в 1970–1990-е годы накопил Дэн Сяопин, который продолжал фактически править страной, даже покинув все государственные посты. Из наших современников нельзя не назвать 90-летнего Нельсона Манделу, который, даже покинув пост президента ЮАР, продолжает пользоваться громадным авторитетом как в своей стране, так и во всем мире.

Советский Союз, затем и Российская Федерация, а также все страны СНГ оказались в последние 20 лет в условиях тяжелейшего кризиса, который затронул все сферы жизни общества и государства. Мало кто из публичных политиков отличился в эти годы мудростью своих решений и мужеством своих действий. Казахстан заслуженно гордится работой и решениями своего бессменного президента Нурсултана Назарбаева.

Азербайджан сохраняет верность курсу, который был проложен здесь Гейдаром Алиевым. Гораздо больше можно назвать примеров политического крушения: З. Гамсахурдиа, Э. Шеварднадзе, Аскар Акаев, Л. Кравчук, А. Эльчибей. Явно движутся к такому крушению и некоторые новые лидеры: Михаил Саакашвили, Виктор Ющенко; их нынешний политический капитал ничтожен. Из российских политиков 1990-х годов наибольший авторитет сохранил только Евгений Примаков. На региональном уровне таких людей, к счастью, больше: Юрий Лужков, Минтимер Шаймиев, Аман Тулеев, Эдуард Россель и другие. Владимир Путин выделяется и на этом фоне, ибо ему пришлось искать решения наиболее масштабных задач.

Нет необходимости подробно перечислять здесь те проблемы, успешное решение которых достигнуто в первую очередь благодаря воле, решимости и интеллекту Владимира Путина – президента. Самое важное – это весь комплекс политических и военных проблем, связанных с Чечней. Чечня перестала быть кровоточащей раной России. Более того, она становится одним из опорных регионов России на Северном Кавказе. Российская Федерация отбила атаки международного терроризма и уничтожила все его главные центры на своей территории.

В России восстановлена вертикаль власти, которая оказалась разрушенной после распада СССР и крушения КПСС. Фактически создано новое российское государство, с единым законодательством и единой системой управления. Определены главные принципы внешней политики России и ее национальные интересы. Владимир Путин решительно развернул Россию от движения к худшим формам олигархического капитализма и пресек преступные поползновения некоторых олигархов подчинить государственную власть и политику России своему влиянию или даже влиянию крупнейших иностранных корпораций и западных политических центров. Было восстановлено ведущее положение российского государства в формировании не только внешней и внутренней политики, но и в экономике страны. Государству был возвращен контроль над использованием природных ресурсов страны. Те соглашения с иностранными компаниями, которые были невыгодны для России или даже носили кабальный характер, изменены. Россия сумела разумно и с пользой для национальной экономики и населения страны использовать те высокие цены на энергоресурсы и сырье, которые установились в последние годы на мировом рынке. Наша страна досрочно погасила большую часть своих внешних долгов.

Под руководством В. В. Путина в России восстановлена экономическая и политическая стабильность. Остановлено разрушение армии, специальных служб и всех других силовых структур. Все эти структуры получили поддержку; они развиваются и укрепляются в соответствии с интересами страны. В Российской Федерации происходил в последние восемь лет быстрый рост экономики, и этот рост лишь частично можно объяснить ростом цен на энергоносители и сырье. Заметно возрос уровень жизни населения страны, увеличились зарплаты и пенсии, пособия на детей.

Россия восстановила свои позиции и влияние на международной арене. Она проводит независимую внешнюю политику и на деле реализует принципы многополярного мира, поддерживая при этом партнерские отношения со всеми крупными странами мира. Это лишь малая часть успехов России в последние восемь лет. Однако движение нашей страны вперед по большому счету только начинается. И по уровню жизни основной массы населения страны, и по производительности труда, и по уровню сельскохозяйственного производства, и по доле ВВП на душу населения, а также по многим другим показателям конкурентоспособности и развития, по качеству жизни, по многим показателям, которые характеризуют работу судебной системы и всех других правоохранительных органов, Россия не входит даже в число пятидесяти наиболее развитых стран мира. Она отстает от многих стран и по уровню развития демократии и всего того, что связано с защитой прав человека. Владимир Путин развернул корабль под названием «Россия» и направил его в нужную сторону. Может быть, самая опасная череда рифов осталась позади, а самые крупные поломки и пробоины в корпусе корабля уже заделаны. Однако сделано далеко не все, и впереди видны многие другие опасные течения и скалы. Владимир Путин восемь лет стоял на капитанском мостике, умело и осторожно, но твердо управляясь со штурвалом. Но сможет ли это сделать другой капитан? Нет никаких сомнений в том, что нашей большой стране нужны многие способные капитаны, и она должна их готовить и воспитывать. Однако было бы странным и даже неразумным не использовать при этом опыт, умения, способности и авторитет тех людей, которые уже провели не один год на капитанском мостике и доказали свою способность к эффективному управлению. Особенно в том случае, если эти люди все еще полны сил и энергии. Все это и заставляло активную и очень значительную часть российского общества обращаться к Владимиру Путину с просьбой не уходить из руководства страной. Выборы в Государственную Думу 2 декабря 2007 года стали одновременно и референдумом о доверии народа России к В. В. Путину. Результаты этого референдума известны.

Политический капитал лидера определяется его собственными решениями тех проблем, которые не удавалось решить другим. Это результат работы, а не удачи. «Везет дуракам, – сказал на этот счет сам В. В. Путин. – А мы работаем с утра до ночи». Между тем еще в первые месяцы 2000 года оппоненты В. Путина, а их тогда было много больше, чем сегодня, старались как-то принизить значение его успеха, заявляя о том, что ему просто «везет». Между тем речь шла тогда об очень серьезной и трудной работе и борьбе – это касалось и войны в Чечне, и наведения порядка в армии и силовых структурах, и отношений с некоторыми наиболее агрессивными группами олигархов.

Но и теперь, после восьми лет успешного президентства как многие западные обозреватели и политики, так и оппоненты В. Путина из поредевшего либерального лагеря упорно твердят, что успехи В. Путина и его высокие рейтинги определяются в первую очередь его «везением». Об этом говорят иногда и некоторые из его активных, казалось бы, приверженцев. Чаще всего успехи президентского правления В. В. Путина связывают, как известно, с ростом мировых цен на нефть и почти на все другие сырьевые товары. «Экономика России, а вслед за ней и благосостояние населения растут за счет рекордно высоких мировых цен на энергоносители, – писал в журнале «Коммерсантъ-Власть» Александр Куколевский. – И эти цены ставят рекорд за рекордом, никак не благодаря президенту Путину, а вот опять так совпало, при нем. Но кому охота искать истинные причины происходящего, когда все можно объяснить гораздо проще: Путин – счастливчик. А от такого талисмана отказываться как-то совсем неправильно. И здесь Россия встает в один ряд с архаичными обществами, основанными на слепой вере народа в сверхъестественные возможности своего вождя»[75]. Мы видим, что автор пытается в своей статье унизить не только В. Путина, но и страну, которая ему поверила.

С еще большим раздражением писал о судьбе и достижениях Владимира Путина такой, казалось бы, осведомленный историк и политолог, как Дмитрий Фурман. «Путин совсем не слабый политик, – утверждал Д. Фурман, – но он вошел на эскалатор, который вез его сам. И этот эскалатор вез бы любого ельцинского преемника, даже самого Ельцина, будь он покрепче здоровьем и не уйди со своего поста. Ясно, что если бы Ельцин назначил в свое время забытого сейчас Николая Аксененко, народ полюбил бы его примерно так же, как полюбил сейчас Путина. Экономический подъем и стабилизацию режима все бы мы связывали с его руководством («план Аксененко»), а политологи писали бы о «феномене Аксененко». Мы можем долго искать след личности Путина – и или вообще не обнаруживаем его, а находим случайное совпадение каких-то закономерных процессов с тем, что они развивались именно при президенте по фамилии Путин, или обнаруживаем, но значение его не велико и не определенное. Роль личностей Горбачева и Ельцина в нашей истории неизмеримо больше. После 1991 года диапазон возможностей в развитии России неуклонно сужался. Ко времени Путина он был уже очень узким. Мы двигались по пути, который как бы сам вел нас вперед и свернуть с которого было практически невозможно»[76].

Оглядываясь на прошедшие восемь лет, Дмитрий Фурман вообще не обнаруживает даже следа личности В. Путина, но лишь некий «эскалатор», который вез нас всех вверх. Это целая концепция, но это ложная концепция, и нет смысла тратить много усилий на ее опровержение; она противоречит всем почти известным нам сегодня фактам. Диапазон возможностей в развитии России после 1991 года, так же как и после 1998 года, был очень велик, а стало быть, велика и роль тех или иных лидеров России. Далеко не все предопределено в развитии России и сегодня. К сожалению, Россия еще не вышла на такой путь, когда движение вперед происходит почти автоматически, на путь, с которого уже нельзя было бы свернуть в сторону.

Дмитрий Фурман не отрицает больших позитивных изменений, которые произошли в России в последние восемь лет, он просто не хочет признавать личных заслуг В. В. Путина в этом прогрессе. Но нет совсем никакого смысла полемизировать с авторами типа Бориса Немцова, Владимира Милова или Юлии Латыниной из «Новой газеты», которые пытаются доказать, что вся деятельность В. В. Путина состояла из одних лишь ошибок, упущений или даже злого умысла. «Чем хуже была реальность в России, – утверждала Ю. Латынина, – тем красочнее становилась картинка в телевизоре»[77]. «Итоги правления В. Путина удручающи. Все наиболее важные системы, включая армию, деградировали. Все возможности упущены, и мы снова стоим у разбитого корыта. Нам есть что предложить в качестве альтернативы. Но для этого придется брать ситуацию в свои руки. Путин и его группировка не помогут»[78]. Это заявляли Б. Немцов и В. Милов.

Сам В. Путин, оценивая итоги своего президентства, несколько раз говорил, что он этими итогами доволен и не видит больших упущений. На самом деле итоги прошедших восьми лет очень значительны. Я не хотел бы вообще отрицать применительно к судьбе и решениям В. Путина фактор удачи. Несколько раз В. Путин шел на риск, но выигрывал. Было бы странным отрицать и такой фактор в развитии России, как повышение цен на нефть и другие виды сырья. Это повышение цен многие предсказывали, но оно превысило все ожидания или опасения. Однако главные успехи России были достигнуты не благодаря удаче, а в результате сложного сочетания условий и факторов, среди которых воля и интеллект В. В. Путина были одними из самых важных составляющих.

Если кто и стоит сегодня у разбитого корыта, то это люди типа Б. Немцова, М. Ходорковского, М. Касьянова, И. Хакамады, А. Илларионова, Г. Каспарова и им подобных. Но при чем здесь Россия?

Владимир Путин – «человек года»

Многие газеты и журналы, в том числе и в России в самом конце года пытаются определить как десять самых значительных событий уходящего года, так и самых значительных и влиятельных людей этого же года. Эти мнения и оценки субъективны. И тем не менее получилось так, что наиболее авторитетным в этом выборе в последние 60 лет стал американский журнал «Тайм», который выходит в свет тиражом в 50 миллионов экземпляров и распространяется по всему миру. Этот старейший из американских еженедельников начал свою серию еще 80 лет назад и первым «мужчиной года» стал тогда летчик Чарльз Линдберг, который совершил в 1927 году первый беспосадочный полет через Атлантический океан – из США во Францию. Позже это звание было переименовано в «человек года», чтобы не раздражать женщин.

Надо сказать, что эксперты журнала весьма тщательно рассматривают все доводы «за» и «против», прежде чем вынести чью-то фотографию на обложку своего итогового декабрьского номера. На этот раз в их списке осталось пять имен. Это Альберт Гор, бывший вице-президент США, получивший Нобелевскую премию мира в 2007 году за свои работы по проблемам изменения климата Земли. Это английская писательница Джоан Роулинг, которая наконец-то написала последнюю главу в своей последней книге о Гарри Потере. Это китайский лидер Ху Цзиньтао, а также Дэвид Петрэус – командующий американскими войсками в Ираке. Это был и президент России Владимир Путин, которому в конечном счете и досталось от журнала «Тайм» звание «Человека года».

Я уже писал выше, что именно Владимир Путин оказался в 2007 году человеком, имя которого чаще всего упоминалось в мировой печати. Однако в западной печати речь шла в первую очередь о критике, о поношениях, даже о клевете. «Путин – поклонник Сталина» («The Observer»), «Путин – кагебешник до мозга костей. Это драчливый маленький человек с каменным лицом, всегда готовый обидеться («Independent»), «Режим Путина опасен для мира, и он экспортирует коррупцию по всему миру» («Le Figaro»), «Нам только кажется, что Путин – хозяин в своем доме, но он, скорее всего лишь пешка в игре соперничающих кланов» («Der Spiegel»).

Подобного рода цитаты можно приводить еще на многих страницах. Можно было подумать, что некоторые из авторов специально старались как можно грубее отозваться о президенте России, подвергнув при этом сомнению все его мотивы. Явной провокацией были сообщения некоторых западных газет об огромном личном состоянии Владимира Путина и его семьи. Ссылаясь на измышления российского оппонента В. Путина Станислава Белковского, британская «Гардиан» поведала читателям, что В. Путин регулярно переводит большие суммы в банки Швейцарии и Лихтенштейна, и что его личное состояние приближается к цифре в 40 миллиардов долларов. Когда корреспондент газеты Люк Гардинг спросил С. Белковского, откуда он берет и чем может доказать свою информацию, тот ответил, что он уверен в точности своей оценки тайного богатства Путина. «В кругах элиты, – заявил Белковский, – это не секрет. Пожалуйста, обратите внимание, что я еще в прошлом году опубликовал книгу о финансовом положении Путина, но Владимир Владимирович ни разу не подавал на меня в суд». Британская газета именует этого провокатора «директором московского аналитического Института национальной стратегии»[79].

Только в Москве в последние десять лет создано более сотни подобного рода частных институтов и даже академий, которые продают всем желающим свои «аналитические записки» или даже громкие титулы. Для президента России было бы странным судиться со С. Белковским и ему подобными. При выборах в Государственную Думу В. Путин как кандидат от партии «Единая Россия» должен был опубликовать данные о своем имущественном положении. Из этого сообщения мы узнали, что на конец 2007 года в личной собственности В. В. Путина имелись два автомобиля 1960-х годов и грузовой прицеп, квартира в 78 кв. метров в Санкт-Петербурге и земельный участок под Москвой в 15 соток. Годовой оклад В. В. Путина составляет немногим более 2 млн рублей, или 65 тысяч евро. Общий счет семьи Путиных в Сбербанке России не превышает 5 млн рублей.

Вся эта долгая и активная антипутинская кампания в западной прессе не отразилась все же на выборе журнала «Тайм», хотя и повлияла на сам характер опубликованных здесь материалов. Еще за десять дней до выхода журнала в свет управляющий директор журнала Ричард Стенгел, главный редактор журнала Джон Хью и заместитель главного редактора Эйди Игнатиус отправились в Москву, где у них было несколько встреч, в том числе и с деятелями оппозиции. Позже их принял у себя в Ново-Огарево Президент России В. Путин. Он дал им интервью, которое продолжалось почти 4 часа. Описание общей обстановки этой встречи дал Эйди Игнатиус в статье «Рождение царя». «Подъехав к воротам дачи, – свидетельствовал американский журналист, – мы были вынуждены оставить свою машину и пересесть в один из кремлевских автомобилей, который медленно повез нас по извилистой дороге через безмолвный лес заснеженных лиственниц. Сотрудники аппарата президента предостерегают, чтобы мы никуда не отклонялись, чтобы не соблазнить своим присутствием снайперов, дежурящих в сумраке вокруг усадьбы. Здесь 55-летний Путин работает. Живет он с женой и двумя дочерьми, которым двадцать с небольшим лет, в другом особняке в глубине леса. Комнаты очень просторные, недавно отремонтированные и в основном пустые. Когда мы готовимся войти в его обширный, по-спартански обставленный кабинет, из его дверей выходят несколько самых могущественных людей России: глава администрации президента, его идеолог, спикер парламента. Все они одеты в дорогие костюмы, сшитые на заказ, в руках у них стильные черные портфели. Путин, редко встречающийся с иностранной прессой, уделил нам три с половиной часа своего времени: вначале дал официальное интервью у себя в кабинете, а затем наверху беседовал с нами за ужином из изысканных блюд: в меню входили салат из омаров и грибов, крабовое мясо с горячим соусом и впечатляющие вина, в том числе и чилийские…

Первое впечатление от Владимира Путина – это человек, внутри которого таится сдерживаемая мощь: фигура у него компактная, движения скованные, но точные. Он в хорошей спортивной форме. Хотя он не очень высокого роста, вероятно метр семьдесят, – от него исходит стальная уверенность в себе и сила. По лицу в Путине сразу можно угадать русского: четко вылепленные черты лица и эти глаза, проникающие взглядом насквозь. Он подает себя, не видя необходимости очаровывать – не прилагает усилий, чтобы снискать ваше расположение. Чувствуется, что он постоянно подчиняет себя некоей четкой внутренней дисциплине».

Не удержался автор из «Тайм» и от весьма примитивных журналистских преувеличений. Это не только «снайперы в сумраке вокруг усадьбы», но и «холодные глаза». «Такого пристального взгляда, – писал Эйди Игнатиус, – как взгляд Владимира Путина, у людей от рождения не бывает. Светло-голубые глаза президента настолько холодны, настолько не выдают никаких эмоций, что свою манеру смотреть на людей он, верно, избрал нарочно, понимая, что власти можно добиться, подавив в себе обыденные потребности, например, потребность моргать. Теперь манера накрепко срослась с ним, и потому, разговаривая с российским президентом, не только испытываешь утомление, но часто чувствуешь озноб. Этот взгляд точно говорит: ”Я главный”[80]».

Ни один из фотографов, которые работают в «кремлевском пуле» и часто делают серии фотографий президента, не согласится с подобного рода оценками. Конечно, Владимир Путин хорошо владеет возможностями своего взгляда и своих глаз – этому его учили еще в училище для разведчиков. Но потребность моргать он в себе не подавляет. Уже после посещения В. Путина американскими журналистами другие газеты писали, что их очевидная тенденциозность привела к тому, что В. В. Путин ушел из своей столовой, так и не закончив ужин с редакцией «Тайм».

Если Эйди Игнатиусу было поручено журналом дать портрет В. Путина, то Ричард Стенгел взял на себя обоснование выбора редакции. Его оценки как положения дел в России, так и личности В. Путина не лишены разумной трезвости. «В течение большей части XX века, – писал Ричард Стенгел, – Советский Союз отбрасывал на мир зловещую тень. Он был злым братом-близнецом Соединенных Штатов. Но после падения Берлинской стены Россия отошла в сознании американцев на дальний план – мы погрязли в собственной политической жизни, где противостоят полярные точки зрения. Россия также утратила свое место в великой геополитической игре: ее значимость стала ничтожной не только по сравнению с США, но и с такими растущими колоссами, как Китай и Индия. Однако подобный взгляд на Россию всегда был очень наивным. Россия занимает центральное место в нашем мире, а также в новом нарождающемся только сейчас мире. Это самая большая страна на планете, у нее 4200-километровая граница с Китаем, значительную долю ее населения составляют мусульмане. Россия располагает крупнейшим в мире запасом оружия массового поражения и смертоносным ядерным арсеналом. По добыче нефти она вторая в мире и, кроме того, Россия непременно участвует в игре на Ближнем Востоке, что бы там не происходило. По всем этим причинам, если Россия потерпит неудачу, за положение дел в XXI веке не сможет поручиться никто. А если Россия состоится как национальное государство в семье наций, ее успех в значительной мере будет заслугой одного-единственного человека – Владимира Владимировича Путина».

«Титул «Человек года» журнала «Time» не является почестью и никогда таковой не был, – подчеркнул Р. Стенгел. – Его присвоение – не знак одобрения и не победа в конкурсе популярности. В лучшем случае это трезвое признание реального состояния нашего мира, а также самых могущественных конкретных лиц и сил, которые формируют этот мир, изменяя его к лучшему или к худшему. В конечном счете звание «Человек года» дается за лидерство – за смелое лидерство, перекраивающее мир. Путин – не бойскаут. Он не демократ в любой западной интерпретации этого термина. Он не образец свободы слова. Он олицетворяет прежде всего стабильность – стабильность, которой отдается предпочтение перед свободой, перед правом выбора, стабильность в стране, которая сто лет ее почти не видала»[81].

Журнал поместил также интервью В. Путина, но только в отрывках. Этот недостаток возместили, однако, российские газеты. Нам показали также фрагменты этого интервью по телевидению. В американском журнале была опубликована большая беседа с Генри Киссинджером, который часто бывает в Москве и хорошо знаком с В. Путиным. «Вы много раз с ним встречались, – спросил Г. Киссинджера журналист Ромеш Рэтнесар. – Что за человек Путин?» «Он чрезвычайно умен, – ответил Киссинджер, – крайне сосредоточен на теме, которую вы с ним обсуждаете, очень сведущ в вопросах внешней политики. Он не пытается вскружить вам голову своим личным обаянием. В нем сочетаются большой ум, хватка стратега и российский национализм. Идея присоединения России к демократическому сообществу или хотя бы к сообществу западных стран не составляет его главной мотивации. Он прежде всего стремится к тому, чтобы Россию уважали, считаясь с ее правом самостоятельно решать, какой ей быть. Путин уважает Буша за то, что президент США обычно не читает ему нотаций. Путина не раздражает, что Буш жестко отстаивает национальные интересы Америки – именно такого поведения Путин и ожидает от государственных деятелей. Путин – это не Сталин, который уничтожал всех, кто потенциально в отдаленном будущем мог разойтись с ним во мнениях. Путин – человек, который хочет сконцентрировать в своих руках власть, необходимую для выполнения его неотложной задачи. В России нет общей атаки на гражданские свободы. Телевидение контролируется, но газеты в существенной мере свободны. Америка не может с помощью угроз изменить структуру России. Напротив, она могла бы быть партнером России. Такое партнерство обеспечивает безопасность, престиж и экономическое сотрудничество по глобальным вопросам».

«Какую оценку историки дадут Путину и его деятельности на посту президента?» – спросил журналист. «Если взглянуть на Путина в этом контексте, – ответил Г. Киссинджер, – то он считает себя реформатором. Он, вероятно, будет считаться основополагающей фигурой в истории своей страны, но он не демократ. Лидер становится великим, если он облекает свою систему в прочный институт, и если эта система не впадает в полную зависимость от одного конкретного человека. Будущее покажет, сумеет ли Путин это сделать».

Выбор журнала «Тайм» вызвал много комментариев в мировой прессе. В США наибольший гнев высказывал по этому поводу сенатор Джон Маккейн, который выступал и как кандидат в президенты США от Республиканской партии. Он заявил, что человеком года должен был бы стать генерал Дэвид Петрэус, командующий американскими войсками в Ираке. В Европе наибольший гнев на журнал «Тайм» обрушил французский философ и известный критик В. Путина Андре Глюксманн. «Стабильность в России, – восклицал А. Глюксманн, – это стабильность потенциального порохового погреба. Читайте журнал «Тайм» – с его страниц с вами говорит тупость, а с его обложки на вас смотрит смерть»[82].

В чем-то французский философ все же прав: весь мир сегодня напоминает очень большой пороховой погреб, и безопасность мира остается пока еще главной ценностью и главной заботой для ответственных и умных политиков, к числу которых относится, безусловно, и Владимир Путин.

Владимир Путин – председатель партии «Единая Россия»

8 мая 2008 года Владимир Путин был утвержден Государственной Думой на посту премьер-министра Российской Федерации. Эта процедура во всех подробностях передавалась по телевидению. Однако еще раньше – 7 мая 2008 года, передав президентские полномочия Дмитрию Медведеву, Владимир Путин автоматически приступил к исполнению обязанностей председателя партии «Единая Россия». Занятие этого высшего партийного поста не потребовало никаких дополнительных процедур, ибо именно такой порядок был определен решением IX съезда «Единой России», на котором 15 апреля 2008 года В. Путин был избран председателем партии.

Партия «Единая Россия» имеет в Государственной Думе 315 мандатов, то есть располагает здесь конституционным большинством. Эта партия имеет большинство мест в законодательных собраниях почти всех субъектов федерации, членами этой партии считают себя 75 губернаторов и глав республик; партийные организации с той или иной степенью влияния созданы во всех районных и муниципальных структурах Российской Федерации. Общее число членов партии приближается к двум миллионам человек. Приняв на себя обязанности председателя партии с очень большими полномочиями по определению политики, программы и кадрового состава «Единой России», Владимир Путин оказывается в центре консолидированной и мощной политической силы и притом такой, какой в России до сих пор не было. «В распоряжении В. Путина, – как писала в журнале «Профиль» Светлана Бабаева, – оказывается триада: партия, правительство, парламент. И при этом ему обеспечивается лидерство не только в формировании повестки дня, но и в ее реализации»[83].

Возглавив партию «Единая Россия», Владимир Путин создает новый и очень важный рычаг политического влияния и власти. Под здание российской государственности подводится новая и очень мощная опора, и это делает всю конструкцию государственной власти гораздо более устойчивой и прочной, чем это было еще несколько лет назад. Мы знаем, что Владимир Путин никогда раньше не был равнодушен к партии «Единая Россия». Он принимал участие в создании этой партии, следил за ее развитием и поддержал объединение партий «Единство» и «Отечество», после которого и возникла «Единая Россия». Владимир Путин понимал, что современное демократическое общество не может нормально функционировать без авторитетных политических партий. Однако весь процесс формирования в новой России какой-либо внятной системы политических партий оказался гораздо более трудным и противоречивым, чем могли предположить участники интенсивного партийного строительства. Очень тяжело шло и осуществление проекта «Единая Россия». В последние несколько лет партию «Единая Россия» многие считали или хотя бы называли «правящей партией», хотя она такой партией не являлась. У «Единой России» уже давно имелось большинство в Государственной Думе, однако общее политическое влияние этой партии было невелико. У партии не было лидера. В руководстве партии мы могли видеть несколько известных всей стране региональных лидеров, но они не претендовали на роль общепризнанных политических руководителей федерального уровня. Борис Грызлов выполнял в партии роль местоблюстителя и не скрывал этого. Он всегда заявлял о полной и безоговорочной преданности В. В. Путину и о готовности выполнить любое его поручение. Б. Грызлов не вел никакой самостоятельной политической деятельности. Не было у «Единой России» и ясной, определенной идеологии. Но политическая партия не может считаться политической партией, если она не формирует идеологический проект, социально-политическую программу. Внутри самой партии постепенно сложились три различных по характеру идеологических течения, и многие из наблюдателей предполагали, что это приведет к постепенному формированию в «Единой России» нескольких фракций. Однако Устав партии не предусматривал возможности создания в ней каких-либо фракций. При общей политической слабости и недоговоренности фракционная борьба могла бы легко расколоть всю конструкцию «Единой России». Но и без борьбы мнений, без полемики партия также не может считаться полноценной. Результатом этих противоречивых процессов стало возникновение в «Единой России» нескольких политических клубов. Оппоненты называли их «кружками по интересам». Главных течений в «Единой России» три. Одно из них возникло в 2005 году вокруг Центра социально-консервативной политики, который претендовал на роль мозгового центра партии. По преимуществу, здесь разрабатывалась социал-демократическая модель развития страны и партии. Несколько позже сторонники либерального проекта создали клуб «4 ноября» – для разработки либеральных моделей. Только весной 2008 года на базе «Русского проекта» в партии образовался Государственно-патриотический клуб. Речь идет о разработке умеренно националистических проектов. Общественность России очень мало знала обо всех этих течениях, так как «Единая Россия» не смогла создать своих СМИ. Не слишком удачной стала даже попытка создать собственную газету. Публика безо всякого интереса отнеслась к появившейся в газетных киосках в августе 2003 года большой широкополосной газете «Единая Россия». На протяжении пяти лет эта газета выходила примерно раз в десять дней и при 400-тысячном тираже распространялась как внутрипартийный бюллетень. Еще менее успешными оказались региональные информационные проекты.

Избрание В. В. Путина председателем партии было с воодушевлением встречено всеми партийными клубами «Единой России». Да, конечно, Владимир Путин получает новый рычаг власти и влияния. Но немалые преимущества получает и сама партия «Единая Россия». Повышается роль и влияние актива партии «Единая Россия». Эти люди будут работать теперь под непосредственным руководством Владимира Путина – как его партийное окружение. Именно Владимир Путин будет руководить работой высших органов партии и ее съездами. Идеология В. В. Путина станет частью и притом самой важной частью идеологии «Единой России».

С Владимиром Путиным во главе «Единая Россия» должна стать не только формально, но и фактически правящей партией. Все эти изменения означают в целом существенную реформу власти в России. Сама природа и структура власти приближаются и к современным европейским демократическим моделям, и к привычной российскому избирателю прежней советской модели, когда формула «партия и правительство» была равноценна формуле «высшая власть». Сегодня значение этих формул изменилось. Решающую роль играют не сами по себе политические структуры, а авторитет, политический капитал и политическая воля В. В. Путина, его харизма. Есть шуточная фраза, которую приписывают Наполеону, о том, что армия львов, во главе которой стоит баран, может потерпеть поражение от армии баранов, во главе которой стоит лев. Сильный, эффективный и популярный лидер – это и для политической партии, и для государства гарантия их успеха.

Образование сильной политической партии и сильного правительства ни в какой степени не затрагивает ни интересы, ни полномочия, ни возможности президента Дмитрия Медведева. Если бы новый президент был оппонентом или политическим противником В. В. Путина, если бы он возглавлял конкурирующую партию, то в этом случае он мог бы считать себя проигравшей стороной. Но как соратник В. Путина, как участник «тандема», как человек, работающий «в паре» с В. Путиным, Дмитрий Медведев существенно выигрывает от общего усиления позиций и крепости государственной власти в России. В нынешней ситуации занимать пост президента, имея в числе своих союзников и партнеров такого лидера, как Владимир Путин, – это для Дмитрия Медведева огромный шаг вперед в его политической карьере и в политической биографии. Думать иначе может только такой человек, который готов ради усиления своей личной власти идти на ослабление власти государства и народа. Но Дмитрий Медведев относится явно к другому сорту политиков – для него важнее всего интересы дела и государства, народа и общества. Именно в такой структуре власти, какая сформировалась в России после 7 мая 2008 года, Дмитрий Медведев может постепенно и относительно спокойно набираться опыта и расширять свое реальное влияние. Эта структура власти создается не на четыре года и даже не на восемь лет.

Наиболее трудные задачи на ближайшие годы придется решать все тому же Владимиру Путину, и он это понимает. Уже на посту премьера В. Путин будет занят решением таких проблем, которые не стояли ни перед М. Касьяновым, ни перед М. Фрадковым, ни перед В. Зубковым. Необходимо осуществить плавный, но быстрый поворот к инновационной экономике, а также восстановить и развить до конкурентоспособного уровня несколько отраслей, которые пережили упадок в 1990-е годы, а также несколько отраслей, которые и в советское время находились на очень низком уровне. Однако кроме этих конкретных экономических проблем В. Путин как лидер политической партии должен будет заняться решением таких политических, идеологических и воспитательных проблем, которые последние 15–20 лет в нашей стране вообще никто не решал.

Владимир Путин не собирается исполнять роль лишь формального лидера «Единой России». Он уже заявил, что партия должна будет провести определенную чистку своих рядов и избавиться от тех, кто пришел в структуры «Единой России», чтобы решать собственные и в основном корыстные проблемы. В каких формах будет проводиться эта перерегистрация в рядах «Единой России», какими будут реформы в структурах и в формах работы партии – об этом говорить рано. Именно в партии, а не в чиновничьих аппаратах администрации должна разрабатываться и обсуждаться стратегия развития России на длительные сроки. Все главные концепции как внутренней, так и внешней политики, а также политики в области культуры, национальных отношений, молодежной политики и т. д. – все это задачи не чиновничьих, а партийно-политических структур. Исполнительские и административные структуры к постановке таких задач не способны – они должны быть сформулированы на политическом уровне.

Сочетание сильной президентской власти с сильной властью компетентного правительства придает российскому государству двойную прочность. Но если к этому добавить авторитетную и разветвленную партийную структуру, то российская государственность может стать практически неразрушимой – по крайней мере на весь XXI век. Заглядывать дальше не дано.

Вместо послесловия

Премьер В. В. Путин

Новый состав и новая структура правительства РФ

8 мая 2008 года Владимир Путин стал премьер-министром, а уже в понедельник 12 мая после встречи премьера В. Путина с президентом Д. Медведевым было объявлено о составе и структуре нового правительства Российской Федерации. Для многих людей и не только в СМИ, но и в аппарате правительства, даже для некоторых министров эти решения оказались неожиданными. Конечно, консультации по многим кандидатурам шли уже два-три месяца, но в очень закрытом порядке. В полном объеме информацией располагали заранее только два человека – Дмитрий Медведев и Владимир Путин. Даже некоторые новые министры узнали о своих назначениях только в последний момент. Сенсаций не было, да и новых имен в составе высших органов власти появилось немного. И тем не менее изменения оказались очень значительными, и российская печать подробно комментировала новый состав правительства на протяжении почти двух недель.

В составе правительства появилось два первых вице-премьера и пять «простых» вице-премьеров. Одним из первых вице-премьеров был назначен Виктор Зубков, недавний премьер. В. Зубкову было поручено направлять работу всего агропромышленного комплекса, а также лесной и рыболовецкой отраслей. Первым вице-премьером стал и 41-летний Игорь Шувалов, юрист по образованию и экономист по опыту работы. С 2004 года он работал помощником Владимира Путина по экономике и, в частности, вел подготовку последних саммитов «большой восьмерки». Ему поручено заниматься внешней торговлей, переговорами о вступлении в ВТО, поддержкой малого и среднего бизнеса, управлением госсобственностью, антимонопольной и тарифной политикой, а также социально-экономическим развитием регионов. Для И. Шувалова это большой шаг вперед и вверх.

Сохранил свой пост вице-премьер Александр Жуков. Ему поручено осуществлять государственную политику в области образования, здравоохранения и культуры. Он будет отвечать и за развитие спорта в России, включая подготовку к Олимпиаде в Сочи.

Вице-премьером, хотя и без важного определения «первый» остался в составе правительства Сергей Иванов. Он будет, как и прежде, отвечать за государственную политику в оборонно-промышленном комплексе, а также в сфере транспорта и связи. Сохранил все прежние позиции в управлении экономикой страны вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин. Из всего нынешнего состава правительства А. Кудрин подвергался в последние годы наибольшей критике, и не только со стороны левых течений.

Вице-премьером стал Игорь Сечин. И. Сечин работал в администрации президента с начала 2000 года на разных формальных постах. Фактически он возглавлял всю президентскую канцелярию и имел возможность чаще всех докладывать В. В. Путину или выслушивать его поручения. И. Сечина причисляли к «силовикам», а в западной печати о нем нередко писали как о «сером кардинале». Игорь Сечин никогда не давал интервью и практически никогда не появлялся на публичных мероприятиях. Теперь он перешел на поле публичной политики. Ему поручено руководство гражданскими отраслями промышленности, энергетикой, недропользованием, а также охраной окружающей среды. Седьмым вице-премьером и руководителем аппарата правительства был назначен Сергей Собянин, который с конца 2005 года возглавлял администрацию президента. Владимир Путин принял решение ликвидировать в Белом доме такой промежуточный орган, как Секретариат при премьер-министре. Все аппаратные структуры правительства будут объединены, и их работу будет контролировать Сергей Собянин. В аппарат правительства перешло около 30 работников из аппарата президента. Это было удобно и для В. В. Путина, и для С. Собянина, которому также поручено осуществлять государственную политику в сфере массовых коммуникаций и СМИ.

Сохранили свои министерские посты в правительстве министр сельского хозяйства Алексей Гордеев, министр регионального развития Дмитрий Козак, министр здравоохранения и социального развития Татьяна_Голикова, министр природных ресурсов и экологии Юрий Трутнев, министр образования и науки Андрей Фурсенко, министр транспорта Игорь Левитин. Остался в составе кабинета Виктор Христенко, но уже как министр промышленности и торговли. Для определения государственной политики в сфере энергетики решено создать самостоятельное министерство, во главе которого поставлен Сергей Шматко. Опытный экономист, математик, специалист по атомной энергетике, 41-летний С. Шматко возглавлял в 2005–2008 годах ЗАО «Атомстройэкспорт». Осталась в составе кабинета и Эльвира Набиуллина – как министр экономического развития. Потерял свой пост министр культуры Александр Соколов. На его место пришел Александр Авдеев. В последние шесть лет А. Авдеев работал как посол России во Франции. Он профессиональный дипломат и владеет четырьмя иностранными языками. На посту министра связи и массовых коммуникаций Леонида Реймана заменил 42-летний Игорь Щеголев. В администрации президента В. Путина И. Щеголев возглавлял в недавнем прошлом кремлевскую пресс-службу, а потом и кремлевский протокол. Во главе вновь образованного министерства спорта, туризма и молодежной политики был поставлен Виталий Мутко. 49-летний В. Мутко давно знаком с В. В. Путиным. В последние годы он возглавлял Российский футбольный союз.

Шесть членов кабинета по закону подчиняются непосредственно президенту. Из этого «президентского блока» правительства сохранили свои посты министр иностранных дел Сергей Лавров, министр обороны Анатолий Сердюков, министр внутренних дел Рашид Нургалиев, глава МЧС Сергей Шойгу. Министром юстиции вместо Владимира Устинова был назначен Александр Коновалов. 39-летний юрист занимал в последние три года пост полпреда президента в Приволжском федеральном округе. Через несколько дней Владимир Устинов был направлен на аналогичный пост, но в Южный федеральный округ.

Главой ФСБ был назначен Александр Бортников. Он работает в органах безопасности уже более 30 лет и в последние годы как заместитель директора ФСБ курировал весь экономический блок этого ведомства. Об Александре Бортникове говорили и писали как о человеке, близком и к Николаю Патрушеву, и к Владимиру Путину. Что касается Н. Патрушева, то он занял пост Секретаря Совета безопасности России, который долгое время был вакантным.

Это были главные изменения и назначения на министерском уровне. Комментарии печати вызвали и многие назначения на уровне разного рода служб, агентств и ведомств, которых при правительстве В. Зубкова имелось 70, а при В. В. Путине осталось 66. Наибольшее внимание привлек переход Виктора Черкесова, одного из видных членов команды В. В. Путина, из Госнаркоконтроля в правительственное агентство по поставкам вооружения. На место В. Черкесова был назначен Виктор Иванов, недавний руководитель одного из важнейших управлений администрации президента по кадрам. И для В. Черкесова, и для В. Иванова эти перемещения были ослаблением их реального административного «веса». Из других назначений в аппарате Белого дома печать отметила, естественно, назначение Дмитрия Пескова пресс-секретарем премьер-министра. До нового назначения Песков работал первым заместителем пресс-секретаря президента. Его прежний шеф Алексей Громов остался в Кремле, но не как пресс-секретарь, а как один из заместителей главы кремлевской администрации.

Российские СМИ комментировали все эти назначения очень спокойно. «Реконструкция без отселения», «Правительство почти не поменяло лиц, но перетасовало полномочия», «Сдвиг по вертикали». «Правительство Владимира Путина сложно назвать новым. Формально оно обновлено на треть, но почти ни одного незнакомого лица в них нет», – так писал журнал «Эксперт». «Путин и Медведев, – констатировала газета «Известия», – собирали это правительство 8 лет и 2 месяца»[84].

Снова «как раб на галерах»

Слова Владимира Путина о том, что после ухода с поста президента он постарается немного отдохнуть и отоспаться, так и остались словами. Объявив о составе нового правительства и проведя в Белом доме всего несколько часов, Владимир Путин во второй половине дня 12 мая вылетел с рабочим визитом в Санкт-Петербург. Путин открыл здесь в Константиновском дворце постоянную выставку предметов искусства из коллекции Мстислава Ростроповича и Галины Вишневской. На следующий день он знакомился с положением дел в судостроительной отрасли. Пояснения В. Путину на самой крупной в России Балтийской судоверфи давал Сергей Иванов. Их слушал также вице-премьер Игорь Сечин, и это было его первым появлением на публичном совещании. Именно И. Сечин и был назначен председателем Совета директоров «Объединенной судостроительной корпорации», которая пока еще только создается. Российский гражданский флот работает сегодня гораздо лучше, чем это было еще несколько лет назад, не говоря уже о 1990-х годах. Однако только 6% новых судов Россия получает от собственных судостроителей. Остальные суда она получает с верфей Финляндии, Норвегии, Германии, Японии и других стран. «Новое поколение корабельной и морской техники, – заявил В. Путин на итоговом совещании по проблемам отрасли, – мы должны создавать в самой России».

14 мая 2008 года Владимир Путин знакомился с работой новых портовых сооружений в Приморске и в Усть-Луге близ Санкт-Петербурга. В последние годы Россия увеличила поставки нефти и многих других видов сырья в западные страны через свои собственные терминалы, сокращая транзит через порты Литвы, Латвии и особенно через Таллиннский порт в Эстонии. Политические трудности с Эстонией ускорили этот процесс, но он также оправдан экономически – зачем платить лишние деньги за транзит? На большом совещании в Усть-Луге В. Путин окончательно определил маршрут второй Балтийской трубопроводной системы – БТС-2. «Мы должны стать гарантами энергетической безопасности европейского континента, – заявил также премьер. – Но мы обязаны также снизить транзитные риски для наших энергоносителей на некоторых направлениях. Диверсификация экспортных маршрутов сырья должна повысить также экономический потенциал России».

Из прибалтийских портов Владимир Путин вылетел в Татарстан в район экономической зоны «Алабуга» – где вокруг города Елабуги создается новый производственный комплекс автомобильной промышленности, рассчитанный на производство 120 тысяч автомобилей в год, главным образом грузовиков «Исудзу». Не только сборка, но и производство многих важных узлов машины будут происходить в России. «Надо отбить у иностранцев рынок грузовиков», – сказал премьер. Он обещал автомобилестроителям существенное снижение налогов. Раньше он обещал снижение налогов и нефтяным компаниям. Нефть становится дороже, но добыча ее в России в последние годы почти не увеличивалась.

В понедельник 19 мая 2008 года Владимир Путин в г. Ессентуки Ставропольского края провел большое совещание по аграрным проблемам, и это было для него, как писали некоторые из журналистов, дебютом на трудном поприще непосредственного руководства сельским хозяйством России. Главной проблемой, которая обсуждалась на Ставрополье, было резкое повышение цен на продовольствие во всем мире и в том числе в нашей стране. Основным докладчиком на совещании был министр сельского хозяйства Алексей Гордеев. Он посетовал на то, что Россия вот уже четыре года выполняет все соглашения со странами – членами ВТО, хотя она все еще не является членом ВТО и не может использовать те преимущества, которые дает это членство. Такая ситуация невыгодна для российского села. «Мы должны провести инвентаризацию международных соглашений по аграрным проблемам, – заявил А. Гордеев. – Наша цель вступить в ВТО осталась. Но Россия должна ясно представлять сроки вхождения в ВТО». Владимир Путин поддержал министра. «Если цены выходят за границы, – заметил премьер, – то автоматически должны включаться защитные механизмы. Сейчас все происходит не системно и с большим опозданием. Мы должны застраховать себя от внешних колебаний конъюнктуры». Владимир Путин согласился с выделением селу уже в первом полугодии 2008 года дополнительных 48 млрд рублей из бюджета. Возросшие доходы России это позволяют. Прогнозы по ценам на сельскохозяйственную продукцию не слишком благоприятны для потребителей, особенно из бедных городских слоев населения. Предполагается, что на ближайшие десять лет цены на продовольствие будут расти. Но Россия – сельскохозяйственная страна, и она имеет возможность существенно сократить импорт дорогого продовольствия и расширить собственное производство. «Нам нужно существенно увеличить производство основных видов сельскохозяйственной продукции и, в частности, производство мяса и молока, а также довести производство зерна до одной тонны в год на человека», – заявил глава правительства. На сегодня считается хорошим урожай в 85 млн тонн зерна. Но Россия может за несколько лет довести его до 150 млн тонн. Вместе с министром сельского хозяйства и губернатором Ставропольского края Валерием Гаевским Владимир Путин познакомился с работой одной из лучших российских агрофирм «Село Ворошилова». Наибольшее впечатление на премьера произвел молочно-товарный комплекс, созданный по лучшим западным технологиям.

Из Ставропольского края премьер-министр направился в Краснодарский край, где в Адлере была развернута большая выставка «Транспорт России – 2008». На совещание по проблемам российского транспорта сюда прибыли многие министры и большая часть российских губернаторов. Рабочий день 20 мая Владимир Путин начал с осмотра выставки, постоянно задавая вопросы или, напротив, комментируя увиденное. На совещании, которое состоялось после осмотра выставки, обсуждалась федеральная целевая программа «О развитии транспорта в Российской Федерации до 2015 года». Это очень большая и амбициозная программа, которая готовилась давно и рассчитана на освоение 13 триллионов рублей за семь лет. Столь крупных инвестиционных программ Россия еще не создавала. На выставке Владимир Путин с особым вниманием знакомился с программами развития транспортных систем в Калининградской, Нижегородской областях, в Москве и Московской области, а также в районе Сочи. Он одобрил, в частности, проект создания близ Сочи четырех искусственных островов. Этот проект, рассчитанный на участие не только российского, но и японского частного капитала, понравился премьеру. Проект этот начал создаваться еще около пяти лет назад по инициативе бывшего мэра Сочи Мостового и мэра Москвы Юрия Лужкова. Совещание продолжалось более двух часов в здании аэропорта. Завершая его, В. В. Путин еще раз напомнил, что все новые и крупные строительные проекты должны осуществляться по вновь разработанным и более простым нормативам строительства и техническим регламентам. Он обязал всех, кто отвечает за разработку новых регламентов и норм, лично прийти к нему на прием и доложить о выполнении. «Если мы не займемся транспортной инфраструктурой, – заявил В. В. Путин, – то у нас нет будущего! У нас будут все время человеческие потери! И это задача государства. Если в других отраслях мы можем поддержать бизнес и рассчитывать на успех, то здесь этого совершенно недостаточно. Я до конца дня эту программу подпишу».

Только в понедельник 26 мая Владимир Путин провел в Белом доме в Москве первое заседание президиума правительства. Этот орган был теперь восстановлен по инициативе премьера после восьмилетнего перерыва. Предполагается, что он будет проходить по понедельникам в составе вице-премьеров и тех министров, которые так или иначе связаны с обсуждаемым в данный день вопросом. Громоздкие заседания полного состава правительства вместе с главами агентств и ведомств будут теперь проводиться лишь раз в месяц. Формат заседаний президиума правительства оказался точной копией прежних заседаний в Кремле с участием президента и главных лиц правительства. Заседание правительства почти полностью транслировалось в соседний зал – для прессы. Основным вопросом, который обсуждался в Белом доме, был вопрос об изменениях в налоговом законодательстве – в пользу налогоплательщиков и особенно малого бизнеса и нефтяников. Была поставлена цель не просто создать одну из лучших налоговых систем в мире, а именно такую систему, которая работала бы на модернизацию экономики, на рост инвестиций в инфраструктуру и в инновации, в новые технологии.

27 мая Владимир Путин вылетел в Минск на саммит глав правительств СНГ. Это было первое мероприятие международного масштаба, в котором В. Путин принял участие в своем новом качестве. Его встречал здесь премьер Республики Беларусь Сергей Сидорский, который только что перенял у Юлии Тимошенко пост председателя этого саммита. На повестке дня у премьерского саммита имелось двадцать вопросов, или тем, и было подписано, соответственно, двадцать разного рода документов, в основном связанных с предметным наполнением интеграционных процессов. В Минске Владимир Путин провел отдельную встречу с Юлией Тимошенко, а вечером его пригласил к себе президент Белоруссии Александр Лукашенко, который честно признался, что ему трудно общаться с Путиным лишь как с премьером. Одно из решений, принятых в Минске, – провести в 2010 году совместное празднование 65-летия Победы в Великой Отечественной войне.

28 мая Владимир Путин вылетел во Францию. Он провел в Париже 24 часа, и этот сравнительно короткий визит оказался крайне насыщенным. Первая встреча у В. В. Путина была, естественно, с его французским коллегой Франсуа Фийоном. Речь шла о проблемах, связанных с освоением Штокмановского месторождения, в котором участвует и Франция, а также о партнерстве между российскими и французскими авиастроительными фирмами. Россия также готовит запуск своего «Союза» с французского космодрома Куру. На ужин В. В. Путин был приглашен к президенту Франции Николя Саркози. Об этой встрече Н. Саркози просил В. Путина еще два месяца назад – приехать в Париж пусть и не в качестве президента а «только» премьер-министра. Разумеется, никаких решений на этой встрече не принималось и никаких соглашении не подписывалось. На следующий день в гостиницу «Бристоль», где остановился В. В. Путин, к нему пришел в гости экс-президент Франции Жак Ширак. После беседы с Ж. Шираком Владимир Путин нанес визит знаменитому французскому писателю с русскими корнями Морису Дрюону, которому недавно исполнилось 90 лет. В этот же день В. В. Путин посетил музей лейб-гвардии казачьего Его Величества полка. Его встречали здесь представители всех еще существующих во Франции русских эмигрантских организаций. Фотография премьера России В. В. Путина на фоне висящего на стене музея большого портрета Николая II обошла многие зарубежные и российские газеты и журналы. Перед возвращением в Москву В. Путин дал большое интервью журналистам из газеты «Монд». Вопросов было много, и главные из них касалась распределения обязанностей и полномочий между президентом Дмитрием Медведевым и премьером Владимиром Путиным. Однако В. Путин не стал вдаваться в детали. «Вы знаете, – заметил В. Путин, – Россия – это президентская республика, и мы не намерены менять ключевую роль главы государства в политической системе страны. Но то, что я возглавил правительство, это, конечно, любопытный факт нашей политической истории. Но, может быть, более важным является другое: что я одновременно возглавил партию, которая занимает лидирующие позиции в политической жизни страны и имеет устойчивое большинство в парламенте. И вот это на самом деле является основным политическим сигналом. Мы не собираемся заниматься политиканством. Если у нас все будет получаться, и если наши действия будут успешными, то на самом деле как организована власть в ее высших эшелонах, не так уж важно. Сегодня в России сложилась дееспособная профессиональная команда специалистов и политиков в парламенте, которые нас поддерживают. Вот мы постараемся как можно дольше сохранить это единство. А как там распределяются роли и амбиции – это дело второго плана, а не первого». Это было, в сущности, самое важное заявление В. В. Путина после того, как он покинул пост президента и стал председателем партии «Единая Россия» и премьером. «Мы пришли во власть всей командой, – заявил он, – пришли всерьез и надолго».

Второе заседание президиума правительства Владимир Путин собрал в понедельник 2 июня. Ремонт и небольшая перепланировка Белого дома заканчивались, и заседание состоялось в специально оборудованном для этих именно заседаний зале на третьем этаже. Новый стол президиума рассчитан на двадцать человек, и за ним нет места для многочисленных гостей, включая губернаторов и крупных бизнесменов, которых всегда было немало на заседаниях полного состава правительства. Вопросов на заседании обсуждалось много, но главные из них были связаны с растущим бюджетным профицитом. Россия в 2008 году получает гораздо большие доходы, чем это было предусмотрено бюджетом, и она может поэтому позволить себе и такие расходы, которые не были ранее предусмотрены на 2008 год. В стране никогда еще не имелось такой ситуации: бюджетные расходы увеличиваются сверх запланированных более чем на 6 млрд рублей в сутки. На заседании 2 июня было решено направить дополнительные средства на подготовку саммита стран АТЭС 2011 года во Владивостоке, на строительство дороги Ботлих – Махачкала, на строительство моста через Волгу в Ульяновске, на атомный флот и на оснащение президентской библиотеки имени Б. Ельцина. Дополнительные и немалые деньги были выделены на нужды почты России и на ремонт набережной в Ярославле. Президиум правительства обсудил также ход посевной кампании, заслушал сообщение о последних делах, связанных со скорым Петербургским экономическим форумом. На заседании явно чувствовалась бодрость и министров, и вице-премьеров, и премьера. Этот оптимизм только усилился после сообщения о том, что именно Казань выиграла право на проведение летних студенческих игр 2013 года.

Еще 29 мая в Москве в одном из бывших зданий ЦК КПСС на Старой площади состоялась первая после апрельского съезда общероссийская конференция партии «Единая Россия». Владимира Путина на этой конференции не было, и она прошла под председательством Бориса Грызлова. Было очевидно, что «Единая Россия» не слишком ясно представляет – как именно она должна работать в качестве политической и к тому же «правящей» партии. Так, например, обсуждался вопрос: каким образом должна проходить процедура приема в партию или, напротив, исключения из партии? Один из руководителей партии Андрей Воробьев говорил о том, что из партии могут быть исключены в ближайшие месяцы не менее 10% ее формальных членов – а это примерно 200 тысяч человек. Даже руководителям «Единой России» было не совсем ясно, что следует считать сегодня «партийной дисциплиной». С докладом об экономических достижениях и проблемах страны перед единороссами выступил новый глава администрации президента Сергей Нарышкин, который сам считает себя беспартийным. Далее на конференции выступил с еще одним докладом первый заместитель главы президентской администрации Владислав Сурков. Этот доклад почему-то прошел в закрытом режиме. Только одна проблема, или задача для «Единой России» оказалась для всех понятной – региональные партийные организации должны начать подготовку кадрового резерва для выдвижения в будущем на должности губернаторов и мэров. Было решено создать для такой работы в структуре партии специальный отдел.

Только в среду 4 июня Владимир Путин в своей резиденции в Ново-Огарево провел первую встречу со своими коллегами по партии, которую он теперь возглавил. Сюда были приглашены глава высшего совета партии Борис Грызлов, секретарь президиума генерального совета «Единой России» Вячеслав Володин и руководитель исполкома партии Андрей Воробьев. По другую сторону стола рядом с В. Путиным сидели руководитель аппарата правительства и вице-премьер Сергей Собянин и все тот же Владислав Сурков. «Давайте поговорим сегодня чисто по-партийному, – начал это первое для себя «партийное собрание» Владимир Путин. – Обсудим идеологию, персонально кадры и кадровый резерв». Как можно судить по откликам российской печати, разговор был достаточно продолжительным, но слишком абстрактным. Никаких решений не принималось. Владимир Путин обещал проводить встречи с руководством «Единой России» не реже, чем раз в месяц. Он попросил также устроить ему встречу с лидерами образовавшихся в «Единой России» трех партийных клубов, а также с молодыми единороссами. Осторожность В. В. Путина понятна, так как вопрос о том – как именно будет развиваться партия «Единая Россия», и какой должна быть ее идеологическая платформа, еще не решен и не очень ясен. В современной России мы видим конкуренцию нескольких концепций, и для В. В. Путина речь идет не о выборе одной из этих концепций как «руководящей и направляющей», а об их разумном синтезе.

Только в четверг 5 июня в Белом доме состоялось первое расширенное заседание правительства. Оно было посвящено вполне рутинной теме – исполнению бюджета за первый квартал 2008 года. Доклад сделал министр финансов Алексей Кудин. Российский бюджет весьма велик и по доходам и по расходам, однако если доходы были в начале года существенно выше запланированных, то расходы в январе-марте составили всего 11% от запланированных на год. Это вызвало резкую и справедливую критику со стороны премьера.

6 июня многие из министров правительства выехали в Санкт-Петербург. Там начинался Международный экономический форум и должен был пройти неофициальный саммит глав государств СНГ. Владимир Путин остался в Москве.

Субботу и воскресенье 7 и 8 июня Владимир Путин провел в своей резиденции в Ново-Огарево. Почти все министры находились в эти два дня в Санкт-Петербурге. В. Путин принимал у себя только главу Федеральной таможенной службы Андрея Бельянинова. Их рабочая встреча продолжалась довольно долго. Только в 2008 году таможенные платежи должны пополнить российскую казну на 4 трлн 611 млрд рублей. В этот же день В. В. Путин встретился и с двумя лидерами партии «Справедливая Россия» Александром Бабаковым и Николаем Левичевым.

Очередное заседание президиума правительства в понедельник 9 июня началось с отчета об итогах Санкт-Петербургского форума. Эльвира Набиуллина, которая председательствовала на этом форуме, рассказала кратко о его результатах. Только инвестиционных соглашений было зарегистрировано на 14 млрд долларов. Во время форума в Санкт-Петербурге состоялась также презентация российской товарно-сырьевой биржи. Эта биржа открылась в историческом здании российской дореволюционной биржи на Васильевском острове. В июле и августе здесь пройдут первые торги российских нефтепродуктов, причем за российские рубли. Позже на бирже будут продаваться и также за рубли зерно, стройматериалы, удобрения, а также другие товары. Президиум правительства обсудил текущие бюджетные проблемы, а также вопрос о росте цен на молоко. Особо был обсужден вопрос о подготовке к саммиту Россия – ЕС в Ханты-Мансийске и к саммиту «большой восьмерки» в Японии. В этот же день Владимир Путин побывал во Внешэкономбанке, членом Наблюдательного совета которого является и сам премьер. Он заслушал здесь годовой отчет этого третьего по размерам российского банка. Кредитный портфель банка должен подняться с 200 млрд рублей в 2008 году до 850 млрд рублей в 2012 году. Уже сегодня банк кредитует такие большие строительные проекты, как первый участок скоростной магистрали Москва – Санкт-Петербург, как комплекс по производству минеральных удобрений – ОАО «Аммоний», а также строительство Тихвинского вагоностроительного завода мощностью в 10 тысяч железнодорожных вагонов в год. Речь идет о вагонах нового поколения – с повышенной грузоподъемностью и увеличенными сроками эксплуатации.

12 июня 2008 года исполнилось всего 30 дней с момента начала работы нового состава правительства, но оно работало уже чрезвычайно интенсивно и на всех направлениях. Президент Дмитрий Медведев работал параллельно. Все могли убедиться в эффективности этого тандема.

Тандем Д. А. Медведев – В. В. Путин

На протяжении нескольких недель после инаугурации Дмитрия Медведева внимание к его деятельности, так же как и к деятельности премьера В. В. Путина, было, естественно, очень большим. Однако наибольшее внимание российских и зарубежных СМИ было приковано к взаимным отношениям нового президента и нового премьера. Как будет работать их тандем? Американская газета «Уолл-стрит джорнал» писала: «Николя Саркози и Карле Бруни придется посторониться. Они больше не являются первой по значимости «президентской парой» в мире. Этот статус уходит к Владимиру Путину и Дмитрию Медведеву. Отношения между этими двоими определенно близкие, но также таинственные, отмеченные скрытностью, создающие почву для различных противоречивых интерпретаций. Эксперты и простые россияне одержимы вопросом о том, сумеют ли бывший и нынешний президенты страны ужиться между собой? Чем это кончится – счастьем или бедой»[85].

Реальная деятельность президента и премьера России давала, однако, и в мае, и в июне 2008 года очень мало пищи для разного рода домыслов. И В. Путин, и Д. Медведев работали очень напряженно. Если Владимир Путин сосредоточился на решении проблем самых разных отраслей народного хозяйства и на бюджетных проблемах, то Дмитрий Медведев начал подготовку к наступлению на коррупцию, он обсуждал проблемы судопроизводства и экологии. Как Верховный главнокомандующий он посетил одну из воинских частей и произвел важные перемещения в руководстве Вооруженных сил. Первыми международными визитами Д. А. Медведева были официальные визиты в Казахстан и в Китай. После того, как Д. Медведев и В. Путин объявили 12 мая 2008 года новый состав правительства, они ни разу не встречались на публике в течение трех недель. Даже заседание Совета безопасности в его новом составе прошло без Владимира Путина, который в этот день находился во Франции. Первая рабочая встреча Медведева и Путина прошла лишь 4 июня в загородной резиденции президента. В печати сообщения об этом появились на следующий день под заголовком «Первая встреча». Ссылаясь на пресс-секретаря президента Наталью Тимакову, «Интерфакс» сообщил: «Президент России Дмитрий Медведев провел рабочую встречу с премьер-министром Владимиром Путиным. В ходе встречи обсуждались вопросы социально-экономической ситуации в стране».

Недостаток информации многие газеты и журналы пытались компенсировать разного рода домыслами. «Кто будет в российском доме хозяином? Как будут сотрудничать Медведев и Путин? На кого будет работать ФСБ? Как будет формировать свою команду Медведев? Кто при Медведеве выполнит роль Ходорковского? Что произойдет, если Дмитрий Медведев вознамерится отправить Владимира Путина в отставку?» Этими пустопорожними размышлениями озаботились в журнале «Новое время» Станислав Белковский, Глеб Павловский и их интервьюеры Евгения Альбац и Любовь Цуканова[86]. «Независимая газета» попыталась оценить работу тандема Путин – Медведев как некую шахматную партию, в которой оба лидера выступают как тайные противники. «Борьба за власть между Путиным и Медведевым началась. Медведев подложил мощную мину под саму идею дуумвирата. Большая часть козырей находится сегодня в руках Путина… Но Медведев готовится сделать ход конем»[87].

Наиболее точную оценку взаимоотношений В. Путина и Д. Медведева дал, на мой взгляд, профессор Александр Асмолов, завкафедрой психологии личности факультета психологии МГУ им. Ломоносова. «Сама встреча в жизни Путина и Медведева, – отметил А. Асмолов, – стала основой явления, которое я считаю ключевым для понимания отношений этих двух людей. Мы называем это явление феноменом «психологического симбиоза». За эти годы Путин прошел и огонь, и воду, и, что самое тяжелое, медные трубы. И при этом не заболел кессонной болезнью быстрого взлета. Медведев – это человек уже из другого поколения. Его политическая зрелость формировалась в совместной деятельности с Путиным. Отсюда главное: в основе их политического симбиоза лежат не эмоции, вернее, не столько эмоции и чувства, сколько совместная деятельность. Два этих человека прошли уникальный путь совместных дел. Поэтому: хотите понять логику их дальнейших отношений – смотрите, сколько у них было общих дел, которые их связывают. У них и сейчас есть общее дело: Путин и Медведев строят Россию как страну понятного завтра. Можно сказать, что это и есть ценностное основание их психологического симбиоза. Да, конечно, Путин привык сам выстраивать стратегию действий в любой сфере российской действительности. И раньше Медведев выступал в роли человека, с которым советовались и перед которым ставили задачи. Теперь ситуация, казалось бы, изменилась. Но я подчеркиваю – казалось бы. Я уверен, в лице Путина мы по-прежнему имеем дело с лидером, который не важно как сегодня называется – премьером, руководителем партии. Пока Путин как личность является в этом политическом симбиозе тем человеком, который предлагает логику их совместных действий. И эту логику Медведев, по большому счету, пока принимает. Слаб тот лидер, который подбирает людей, неспособных к принятию собственных решений. И силен тот лидер, который умеет определить зону ближайшего развития членов своей команды. Путин, говорю вам как психолог, мастерски это делает. Если бы Путин считал, что Медведев несамостоятельная личность, то никогда не пошел бы на то, чтобы передать ему власть. Если личность несамостоятельна, у нее всегда могут найтись другие хозяева. Путин это понимает. И поэтому он опирается на креативность Медведева, на его самостоятельность и политическую полноценность. И любая попытка эту полноценность принизить – удар не только по Медведеву, но и по Путину… Тандем Путин – Медведев будет подвергаться разного рода испытаниям, и без самоограничений не обойтись ни Медведеву, ни Путину. Время показало, что обе эти личности обладают психологическим сопроматом по отношению к обрушивающимся на них разнонаправленным ожиданиям и интересам. Что же касается президента Медведева, то нужно иметь в виду: он прагматичен, рационален, он – человек эпохи Интернета, и, судя по его действиям, он – политический игрок со многими степенями рефлексии. И он понимает, что от психологического распада их тандема проиграют как минимум оба – и Медведев, и Путин. И, помимо двоих, страна в целом»[88]. Это очень хороший и глубокий анализ, и я привел здесь большую цитату для того, чтобы уже не ссылаться на других менее внимательных и компетентных авторов.

В мае и в июне 2008 года работа тандема Медведев – Путин проходила очень успешно. Волнения общества, опасавшегося нестабильности, улеглись. Опросы социологов показывают, что еще год назад почти 50% граждан России очень боялись разного рода политических конфликтов, связанных со сменой власти. Отсюда и шли требования больших групп людей к Путину «остаться на третий срок». Эти страхи еще не ушли полностью, но в конце мая 2008 года их высказывали лишь 16% опрошенных[89].

Положительно откликается на политические перемены в России и бизнес-сообщество. Все биржевые индексы на российском фондовом рынке увеличились в эти месяцы на несколько пунктов. При опросе предпринимателей практически все оценили работу тандема Медведев – Путин положительно. Индекс промышленного производства за первое полугодие 2008 года составил 108% по сравнению с тем же периодом в 2007 году. Существенно возросли инвестиции в основной капитал, оборот розничной торговли и реальные денежные доходы населения. Но и темпы инфляции продолжали оставаться высокими – только за май месяц инфляция составила 1,5%. Работа предстоит большая – и на ближайшие месяцы, и на ближайшие годы. Однако и руководство Российской Федерации обрело после реформы властных структур и новый опыт, и новую крепость. Один из американских политологов Иван Крастев с немалым апломбом заверял своих читателей и слушателей, что новая система власти в России будет «классическим примером бессилия всесилия». «Перемена в кругах власть имущих в России, – утверждал он, – обернется кризисом и брутальным перераспределением собственности. Возрастет нестабильность, неотъемлемо присущая стержню путинизма, а взаимные подозрения и интриги медведевского Кремля и путинского Белого дома могут оказаться еще страшнее, чем трения между Кремлем и вашингтонским Белом домом»[90]. Эти апокалиптические ожидания не оправдались и, надо полагать, не оправдаются и в будущем.

Приложение

Рой Медведев и Жорес Медведев

Ротация власти в России

В Российской Федерации установилась новая система смены власти, при которой действующий президент получает приоритет в выборе «наследника» и в определении собственных полномочий в управлении страной. Можно ожидать, что через восемь лет, в 2016 году, Дмитрий Медведев, заканчивая два срока на посту главы государства, будет рекомендовать своим преемником именно премьер-министра Владимира Путина. Следующая «рокировка» может повториться в 2024 году. Подобная ротация власти, происходящая без нарушения Конституции и через процедуру всенародных выборов, не имеет прецедентов в мировой истории. Она обеспечивает большую стабильность всей политической и государственной элиты, чем та, которая существовала в России при царях, и та, которую мы наблюдали в Советском Союзе в 1965–1982 годах.

Выбор преемника, осуществленный Путиным, явился достаточно рациональным шагом в тех конкретных условиях, которые существовали в России в 2007 году. К сходному решению в далеком прошлом пришел, как известно, Петр Первый, когда убедился в отсутствии среди его прямых родственников способных и надежных людей. «Устав о наследии престола», опубликованный 5 (16) февраля 1722 года, давал царствующему монарху право назначать наследником престола любого достойного человека. Сам Петр, скоропостижно скончавшийся через три года, не успел, однако, продиктовать свое завещание.

Возможность ротации власти в 2008 году была обеспечена не только личной волей Путина, но и успехами экономического и политического развития России и усилением ее международного влияния. Продолжение этой системы в будущем зависит от многих других условий и факторов, которые трудно предсказать.

«Единая Россия»

Легитимность и процедура ротации власти были обеспечены партией «Единая Россия». Эта партия стала «правящей» не столько благодаря привлекательности своей идеологии, которой у нее пока нет, сколько в результате изменений избирательных правил. Избрание депутатов Думы в декабре 2007 года исключительно по партийным спискам и введение слишком высокого барьера «проходимости» обеспечили «Единой России» конституционное большинство, которое она вряд ли смогла бы получить при прежней, более демократичной системе выборов. Будущее «Единой России» пока не обеспечено политической программой и идеологией. Авторитет политических партий, в отличие от авторитета людей, нельзя создать за два-три года. Он формируется в течение десятилетий. «Единая Россия» – это пока не реальная политическая партия, а лишь «кадровый резерв» систем управления в центре и в областях. Она не оказывает влияния на духовную жизнь общества. У нее нет аналогов в других странах. В отличие от компартии РФ, «Единая Россия» не имеет собственной прессы. Текущие попытки «единороссов» заменить политическую идеологию догмами православного христианства и национализмом вряд ли можно будет совместить с современными тенденциями информационной интеграции. Этнический национализм, которого никогда не было в Америке, начинает исчезать и в объединенной Европе. Религии не ускоряют, а тормозят развитие многих стран, создавая трудноразрешимые конфликты. Высокий семипроцентный порог для прохождения партий в Думу отсеял не только партии, защищающие интересы крупного и среднего бизнеса, но и левую Аграрную партию, представляющую сельское население.

Экономические факторы

Экономическое развитие страны и рост благосостояния почти всех слоев населения были главными причинами популярности Путина. Важную роль играли, конечно, личные качества президента и доверие населения. Однако экономика России развивалась не в результате каких-то структурных реформ, а в основном благодаря благоприятной конъюнктуре мирового рынка. Экспорт нефти, нефтепродуктов и природного газа, составлявший в 1999 году 44% всего российского экспорта, увеличился к 2007 году до 70%. В то же время потребление нефти и нефтепродуктов на внутреннем российском рынке значительно сократилось. Это свидетельствовало о том, что страна все в большей и большей степени обеспечивала потребности населения за счет импорта, а не развития собственного производства. Среди промышленных отраслей возрождение наблюдалось лишь в производстве военной техники. Исторически оправданное и необходимое для России сельскохозяйственное производство продолжало снижаться. К 2007 году по поголовью крупного рогатого скота (21 миллион) Россия спустилась на уровень Франции, страны с 61 миллионом населения, а по поголовью свиней (13 миллионов) на уровень Дании.

Продовольственные потребности городского населения более, чем на 60%, обеспечиваются импортом. В Москве и в Санкт-Петербурге импортное продовольствие составляет не менее 80%. Между тем именно в течение 2007–2008 годов мировые цены на основные продовольственные товары росли быстрее, чем цены на нефть и газ. Цены на нефть в течение года увеличились на 30%, тогда как цены на пшеницу и кукурузу на 100%, а цены на рис на 200%. С еще большей быстротой поднимаются мировые цены на минеральные удобрения. Причиной роста цен на продовольствие являются не временные факторы колебаний урожайности, а постоянные демографические, природные и экономические. В результате этого растет инфляция. В России она намного выше, чем в странах ЕС.

Новые полномочия правительства

Прежние правительства России в 2000–2007 годах не отличались реформаторскими инициативами. Правительство Путина, расширенное и усиленное частично за счет администрации президента, планирует ликвидацию одностороннего «сырьевого» характера развития экономики России. Очень большие финансовые и материальные ресурсы будут инвестированы в создание современной дорожно-транспортной инфраструктуры и в разные отрасли судостроения, включая создание морских платформ для освоения новых нефтяных и газовых месторождений.

Одновременно с этим должны развиваться легкое и тяжелое машиностроение и отрасли высоких технологий. В перспективе планируется ограничение экспорта сырьевых ресурсов и переход к экспорту продуктов глубокой переработки сырья с доставкой их потребителям собственными торговыми судами и только через российские порты, без посредников. Планируются радикальные меры по развитию сельского хозяйства. Реализация этих планов неизбежно увеличит внутреннее потребление нефти и газа и снизит возможности экспорта энергетических ресурсов. Большинство новых приоритетных программ является государственными, но не монопольными. Они рассчитаны на кооперацию с частным сектором и на сотрудничество с иностранными компаниями. Неизбежен, однако, возврат к новому варианту плановой экономики, которая включит в сферу своего влияния и те сырьевые отрасли (цветные и черные металлы, уголь, нефть и минеральные удобрения), которые полностью или частично принадлежат олигархам. Переключение потоков сырья на внутренний рынок можно осуществить без экспроприации. Для этого существует механизм лицензий и экспортных пошлин.

Возрождение России

Экономическое, политическое и военное возрождение России было неожиданным для ее западных соседей. В 1994–1999 годах такую возможность никто не прогнозировал. Предполагалось, что в ближайшей перспективе российская экономика будет полностью зависимой от ЕС. Получилось наоборот. Этот парадокс истории возник не только в результате сильного роста цен на российский экспорт. Важную роль играло и усиление государственных структур России после отставки Ельцина. В период его правления в Российской Федерации не было эффективного управления экономикой страны. Приватизация производственных и сырьевых отраслей должна была, по рецептам иностранных советников, решить все проблемы. Правительство РФ имело крайне ограниченные полномочия и невысокий авторитет. Все премьер-министры этого периода – Бурбулис, Гайдар, Черномырдин, Кириенко, Примаков, Степашин и Путин – появлялись на этом посту неожиданно. Главным преимуществом Путина оказалось лишь то, что он в этом ряду был последним перед досрочной отставкой уже серьезно больного Ельцина. По наблюдениям западных экспертов, у Ельцина, кроме известных проблем здоровья, начали появляться первые явные признаки болезни Альцгеймера, поражающей мозговые центры.

Став президентом России, Путин не изменил второстепенной роли правительства в системе управления страной. Новые премьер-министры появлялись реже, но так же неожиданно и из кадровых резервов. Главное внимание Путина было направлено на создание достаточно прочной системы управления страной, в которой Государственная Дума и губернаторский корпус становились частью административной пирамиды. При подготовке к выборам в Думу в декабре 2007 года конечный вариант партийного списка кандидатов от «Единой России» корректировался лично Путиным, который его и возглавил. Но он, конечно, не собирался быть членом парламента, подобно британским премьерам.

Все эти изменения, которые нельзя назвать демократическими или либеральными, происходили, однако, без нарушения Конституции. Они вводились не столько для увеличения полномочий президента, сколько для стабильности и прочности государственных структур. Исторический опыт России показал, что при процессах перехода от монархической или тоталитарной систем правления к либеральной возникало состояние нестабильности, которое приводило к распаду многонационального государства. Россия была слишком велика для успеха подобных трансформаций. В феврале 1917 года развал империи произошел за несколько дней. В 1991 году распад СССР занял несколько месяцев. Эти геополитические катастрофы не были полностью стихийными. Они явно подталкивались внешними силами. Если говорить конкретно об СССР, то Владимир Путин, как полковник КГБ и офицер внешней разведки, наблюдавший развал ГДР из своей резиденции в Дрездене, не мог не связывать коллапс Союза с активностью секретных служб других государств. Это была общая позиция всего руководства КГБ СССР и других силовых ведомств. Владимир Крючков, председатель КГБ, 17 июня 1991 года сделал секретный доклад на закрытом заседании Верховного Совета СССР о существовании международного заговора, направленного против политико-экономической системы СССР. В этом заговоре, по его заявлению, участвовали не только разведки иностранных государств, но и внутренние «агенты влияния». Нет сомнения в том, что Путин не имел никаких иллюзий о механизмах «бархатных революций» в Восточной Европе и о технологиях «цветных революций» в республиках бывшего СССР. Создавая определенную замкнутость высшей государственной элиты, состоящей из проверенных и надежных людей, Путин пытается защитить новую Россию от повторения судьбы ее имперских и советских предшественников.


Еженедельник «2000» (Киев), 6 июня 2008 года

Рой Медведев и Жорес Медведев

Медведев и Путин. Год вместе. Кто впереди?

Разделение полномочий

2 апреля 2009, после короткого саммита G-20 в Лондоне, Дмитрий Медведев, президент РФ, в тот же вечер выступал с лекцией перед студентами и профессорами Лондонской школы экономики и политических наук. Для ответов на вопросы после лекции было отведено 30 минут. Среди вопросов, охвативших широкий круг достаточно острых проблем, включавших Ходорковского и Саакашвили, был и предсказуемый – о распределении власти в России.

Британская пресса именно в это время публиковала немало слухов и спекуляций о политических конфликтах в Москве в связи с экономическим кризисом. Медведев объяснил, что именно он, как президент, в соответствии с Конституцией страны, несет ответственность за все основные решения. Он назвал Путина коллегой и другом… «Он делает очень хорошую работу как премьер-министр? и я полагаю, что наш тандем будет весьма успешным». В тандеме, как известно, всегда есть первый и второй, его дополняющий. Медведев не уточнял эту диспозицию.

Незадолго до лондонского саммита Путин на встрече с шахтерами Кузбасса в Новокузнецке отвечал на такой же вопрос: «У нас с Медведевым тандем? и он работает очень успешно». Студенты уходили с лекции в Лондоне убежденные в том, что первым в паре является Медведев. Именно он проявил инициативу в личной встрече с Бараком Обамой, предложив начать новые переговоры о дальнейшем сокращении ядерных вооружений двух держав. Такое предложение мог сделать лишь реальный глава государства, имеющий полноту власти в решении стратегических проблем.

Путин в Новокузнецке, двумя неделями раньше, посмотрев ветхие бараки, в которых жили шахтеры еще со сталинских пятилеток, тут же объявил, что правительство выделяет на строительство новых домов для горняков четыре с половиной миллиарда рублей и девяносто миллиардов рублей на те же цели для других уральских и сибирских шахтерских городов. Это было не предложение, а решение, не требующее согласований с Думой или с Администрацией Президента. Строительство новых домов можно было начинать уже в апреле. Такое решение мог принять лишь реальный глава правительства, командующий финансовыми ресурсами и руководящий экономической политикой страны.

Тандем действительно существовал, но его участники могли меняться местами в зависимости от характера местности и обстоятельств. В течение 2008 года в России произошли не слишком заметные извне достаточно радикальные изменения в высших органах власти. Полномочия правительства были значительно расширены, тогда как полномочия президента, определявшиеся в 1993 году для Бориса Ельцина, были сокращены. Государственная Дума, где конституционное большинство принадлежало теперь правящей партии «Единая Россия», лидером которой был избран Путин, утратила свою роль независимого арбитра. Здесь теперь в основном оформлялись в законы те предложения, которые вносились правительством. Интерес населения к работе Думы значительно уменьшился.

Медведев отдает приказ

Август во всем мире – это время семейных отпусков. Медведев с женой и с сыном решили отправиться в круиз по Волге, посещая живописные места Ярославской и Тверской областей. Здесь сохранилось много старинных церквей, которые религиозная чета Медведевых хотела осмотреть. Путин оставался в Москве, но 7 августа вылетел в Пекин на тожественное открытие ХХIХ летних Олимпийских игр. Оба лидера знали, что обстановка в Грузии на границе с Южной Осетией не очень спокойна.

Концентрацию тяжелой военной техники невозможно скрыть от современных средств разведки и наблюдений из космоса. Никто, однако, не ожидал реальных военных действий. Античную греческую традицию прекращать все войны на время Олимпийских игр принимали всерьез очевидно и в Генштабе России, который начал именно в этот день перевод отделов Оперативного управления в новое здание. Моральная и политическая цена за военную операцию в Олимпийскую неделю могла быть слишком высокой, независимо от ее исхода.

Неожиданно, но, вероятно, не для всех, Михаил Саакашвили, находившийся в Тбилиси, отдал вечером 7 августа приказ о начале массированного огневого наступления на Цхинвали и Южную Осетию. Приказ был передан по мобильному телефону и, как известно сейчас, перехвачен российской военной разведкой. Мобильный телефон спутниковой связи – это ненадежное средство для военно-оперативных команд. Срочно началась эвакуация жителей Цхинвали. Обстрел Цхинвали и других районов из ракетных комплексов «Град» и артиллерии начался в 22 часа 30 минут, и уже в первые минуты огня были убиты десять российских военных из миротворческого батальона и десятки жителей Цхинвали. Вскоре в столицу Южной Осетии вошли грузинские танки.

Это была война по захвату самопровозглашенной республики. Грузинские военные надеялись завершить оккупацию за одну ночь, и их десант держал под прицелом артиллерии выход из горного тоннеля, единственной дороги, связывавшей Южную Осетию с Северной, по которой могла бы прибыть помощь из России. Взорвать тоннель грузинский спецназ либо не успел, либо не сумел. Приказ о военной помощи мог отдать только Дмитрий Медведев, новый Верховный Главнокомандующий.

Доклад о грузинской агрессии Медведев получил лишь к часу ночи 8 августа. Эта задержка в последующем рассматривалась, как недопустимый просчет военных. Президент отдал приказ об ответных действиях только через час, когда стали ясны масштабы грузинского наступления. Приказ был сформулирован не как военная операция, а как «принуждение агрессора к миру». Небольшая задержка в начале контроперации обошлась достаточно дорого. На выезде из тоннеля грузинский спецназ обстрелял колонну российских бронетранспортеров. Был тяжело ранен осколками снаряда командующий группой российских войск 58 армии генерал Анатолий Хрулев.

Еще до окончания пятидневной войны в Москву прилетел Президент Франции Николя Саркози, представлявший ЕС и НАТО. Он вел переговоры только с Медведевым, хотя Путин уже вернулся из Пекина. Весь август Медведев находился в Москве, согласовывая с Министерством обороны РФ радикальные изменения в планах осенних военных маневров. Полеты военных самолетов и походы кораблей ВМФ были расширены от России до Венесуэлы.

Путин принимает решение

Глобальный экономический кризис дошел до России в октябре не только из-за обвала цен на нефть, главный российский экспорт. Сильно пострадали многие частные банки, перепродававшие на внутреннем рынке дешевые западные кредиты. Кредиты в рублях из-за высокой инфляции отечественные бизнесмены могли получить лишь на короткий срок и с 20% годовых, кредиты в долларах или евро были в два раза дешевле. Но эти кредиты внезапно прекратились в сентябре 2008 года, и кредитный голод распространился на весь мир. Все проекты в России, которые зависели от валютных займов, стали постепенно останавливаться.

В Москве это было видно по замороженным стройкам высотных зданий в деловом центре Москва-Сити. Правительство не пыталось спасать эти престижные проекты. В конце ноября, однако, поступил сигнал SOS, который Путин не мог игнорировать. В Рыбинске, среднем по величине городе в Ярославской области, терпел бедствие завод «Сатурн», когда-то знаменитое оборонное предприятие «Рыбинские моторы». Теперь это было открытое акционерное общество, 75% акций которого распределили между собой его руководители. Завод «Сатурн» был обеспечен госзаказами. Здесь производились авиационные двигатели для Ту-154, Ил-62, Ил-76, для вертолетов, крылатых ракет, истребителей и для нового авиалайнера Superjet-100, который уже заказывали страны Азии. Однако владельцы завода, теперь ОАО, в расчете на прибыли набрали крупные кредиты и стали выходить на экспортный рынок, выполняя заказы из Китая, Северной Кореи, Узбекистана и других стран. Кредитный голод остановил несколько производств и привел к увольнению 5 тысяч рабочих, сокративших персонал завода с 19 до 13 тысяч человек. Для города Рыбинска это была катастрофа. Акции «Сатурна» упали в несколько раз.

Путин с группой советников и с Анатолием Чубайсом, председателем госкорпорации «Роснанотех», сразу прилетел в Ярославль на встречу с губернатором Сергеем Вахруковым. Затем они все приехали в Рыбинск, осмотрели цехи завода, поговорили с рабочими и инженерами. Завод был в полном порядке. Но на рефинансирование долгов требовалось 10 миллиардов рублей.

1 декабря было собрано совещание руководства области, завода и заказчиков «Сатурна», директоров авиационных предприятий гражданской и оборонной промышленности. Прибыл на совещание и директор Внешторгбанка России Андрей Костин. Главным на совещании было, конечно, выступление Путина. Совещание было открытым, его стенограмма на следующий день была опубликована на интернет-портале Правительства Российской Федерации. Выступление Путина было сформулировано как готовое решение: «Государственная компания «Оборонпром» приобретает все акции «Сатурна» у частных владельцев. Акции будут приобретаться на рыночной основе и по рыночной стоимости… хочу отметить, что прежний менеджмент работать останется, он зарекомендовал себя как профессиональный менеджмент…»

Завод «Сатурн» тут же на совещании получил новые заказы на крупные суммы от корпорации «Роснанотех», от авиационных заводов и от «Газпрома». Проблемы завода, Рыбинска и всей Ярославской области были решены в течение трех дней. Какую сумму «Оборонпром» заплатил за все акции «Сатурна», остается пока неизвестным.

Следующий сигнал бедствия пришел в начале декабря из Ростова-на-Дону. Легендарный завод «Ростсельмаш», основа механизации колхозов и совхозов, перешел на трехдневную рабочую неделю и прекратил выпуск комбайнов. Путин 11 декабря прилетел в Ростов-на-Дону с «рабочим визитом». Путин уже посещал «Ростсельмаш» в прошлом, и здесь помнили его заявление о том, что «комбайны нужны России не менее, чем ракеты». В декабре 2008 вся территория завода была занята готовыми комбайнами. Их никто не покупал с начала октября – у покупателей, сельхозпредприятий, не было денег. Они, как оказалось, тоже зависели от кредитов. Но кредитов не было, ни рублевых, ни валютных. Это были проблемы всей отрасли, а не одного завода.

Расширенное совещание по возникшим проблемам было созвано здесь же, на территории «Ростсельмаша». Основные решения формулировал Путин, и они срочно оформлялись как постановления. Правительство начало интервенцию на рынке зерна. Это привело к росту цен и поступлению денег производителям. На импорт зерна была введена высокая пошлина. Была увеличена до 15% пошлина на импорт комбайнов и другой сельхозтехники. Введен запрет на использование государственных денег из бюджетов всех уровней на приобретение иностранных машин, включая автомобили. Сельхозпроизводителям была открыта льготная кредитная линия в 25 миллиардов рублей через «Россельхозбанк». Уставной капитал «Росагролизинга», обеспечивающего аренду сельхозтехники, был увеличен также на 25 миллиардов рублей. Путин объявил введение импортных пошлин «временной мерой, необходимой в условиях мирового финансового кризиса».

Это был, конечно, протекционионизм, запрещенный правилами ВТО. Но Россию все еще не приняли в это организацию, и нормы ВТО не были для нее обязательными.

Решения правительства дали быстрые результаты. Через два месяца «Ростсельмаш» снова перешел на пятидневную рабочую неделю и начал набор на новые вакансии. Со складов были проданы 1400 комбайнов, и производство возобновилось. Волна подъема распространилась и на другие предприятия сельхозтехники. К весеннему севу на поля пошли новые тракторы, сеялки, культиваторы.

Множество проблем возникло в металлургических областях, ориентированных на экспорт. Спрос на металлы резко снизился во всем мире, цены упали в несколько раз. Почти вся российская металлургия была с 1996 года в частном владении нескольких олигархов-миллиардеров. Стальные, никелевые, алюминиевые, медные или титановые магнаты стали закрывать цехи и сокращать штаты. Но куда могут уйти рабочие из Норильска, Магнитогорска или из Братска на Ангаре? Снизился спрос и на якутсккие алмазы.

В начале 2009 года Путин посетил 50 предприятий в 30 областях России. Решения почти каждый раз принимались на месте и после бесед с рабочими и администрацией, а не с олигархами и акционерами. Правительство приняло постановление о запрете увольнений рабочих из предприятий в северных и восточных районах страны и из градообразующих предприятий во всех областях.

Производство продолжалось, сталь и цветные металлы складировались на будущее. Это не скоропортящийся продукт, может полежать и год, и два. Все необработаннные алмазы из Якутии купило государство в свой алмазный фонд. Алмазы надежнее долларов.

Тверскому вагоностроительному заводу было приказано продолжать производство, хотя спрос на вагоны упал из-за сокращения межгосударственной торговли и туризма. Но хорошие вагоны могут простоять и год, и два на запасных путях.

Главная цель этих решений определялась не логикой «рыночной» экономики, а необходимостью сохранения кадров квалифицированных рабочих. Именно они составляли главный капитал страны. «Кадры решают всё».

Путин сильно повысил зарплаты ученым. Академикам «за звание» стали платить 50 000 рублей в месяц. В апреле 2009 года Путин посетил предприятия космической области, расположенные в основном вокруг Москвы. За ними пришла очередь предприятий атомной индустрии в Ленинградской области. Он заверил работников этих отраслей, что никаких сокращений и увольнений не будет при любых поворотах кризиса. Российское правительство создало в 2003–2008 годах большой валютный резервный фонд, в основном за счет высоких цен на нефть. Именно эти резервы позволяли теперь Путину противостоять стихии кризиса.

Экономить деньги резерва не было смысла, в США уже печатались новые триллионы долларов, в Великобритании – десятки миллиардов фунтов. Это называлось «quantative easing» (количественное облегчение) и в условиях дефицита «ликвидности» не вело к быстрой инфляции. При резком сокращении потребительского спроса инфляция не могла проявиться. Однако выход из кризиса был возможен лишь благодаря возрождению потребительства. Снижение бремени государственных долгов, значительно увеличившихся во всех западных странах, могло быть достигнуто лишь инфляцией. Для лечения финансовых болезней пока не придумано других лекарств.

Медведев и Путин работают вместе

Два раза в месяц телевидение показывает встречу Медведева и Путина, на которой они обсуждают различные проблемы, чаще всего социально-экономические.

Конечно, они встречаются чаще и обмениваются мнениями, наверное, каждый день. Многие решения требуют одобрения и премьера, и президента. Так было во время «газового конфликта» с Украиной в январе, то же самое можно сказать и о текущем обострении отношений с НАТО из-за плана военных маневров НАТО на территории Грузии. Лидеры западных стран звонят обычно Медведеву. Лидеры бывших советских республик звонят чаще Путину.

Законопроекты, меняющие Конституцию, обсуждаются безусловно совместно. Главный из них, принятый лишь недавно, касался сроков полномочий Госдумы и Президента. Дума теперь будет избираться на 5 лет, Президент России на 6 лет. Этот порядок гарантирует стабильность на длительный срок и очевидно сохранит тандем со сменой мест. Бесполезно обсуждать, плохо это или хорошо. Альтернативных вариантов просто нет. «Единую Россию» можно считать «центристской» политической силой, с возможностью сдвига «влево», под влиянием реалий кризиса. Прозападная либеральная оппозиция утратила почти все позиции.

Кризис пришел в Россию с Запада. Многие олигархи в долгах и просят кредиты у Госбанка. Некоторые разорились. Московского магната Шалву Чигиринского, строившего самую высокую в мире башню «Москва», кредиторы и суды разыскивают по всему миру. В России продолжает расти безработица. Этот процесс усиливает влияние КПРФ, единственной реальной оппозиции единороссам. У коммунистов России есть стабильный электорат, но нет влиятельных и популярных лидеров.

В сознании большинства граждан России национальным лидером является Путин. Его политическое влияние определяется не формальным перечнем конституционных полномочий, а накопленным политическим капиталом. Медведев пока «ученик» Путина. Такая конфигурация в положении лидеров уже была в истории нашей страны. Но очень давно. Мы это время хорошо помним. Впоследствии популярных, ответственных и просто способных лидеров у страны не было. Развал многих достижений великой нации произошел именно поэтому.

Сейчас экономика России пока идет вниз. Но это глобальная тенденция. Влияние России в мире идет вверх.


Газета «Neues Deutschland» (Берлин), 8 мая 2009 года

Примечания

1

«Newsweek», 25 апреля 2007 года.

2

«The Gardian», 26 апреля 2007 года.

3

«Итоги», 24 февраля 2004 года, с. 42.

4

«Время новостей», 21 октября 2004 года.

5

«Московский комсомолец», 6 апреля 2007 года.

6

«Время новостей», 7 февраля 2007 года.

7

«Эксперт», 20–26 сентября 2006 года, с. 18.

8

«Время новостей», 2 февраля 2007 года.

9

«The Daily Telegraph», 4 июня 2007 года.

10

«The Times», 7 июня 2007 года.

11

«Der Spiegel», 7 июня 2007 года.

12

«The Guardian», 7 июня 2007 года.

13

«Эксперт», 18–24 июня 2007 года, с. 60–61; «Московские новости», 15–21 июня 2007 года, с. 22–24.

14

«Время новостей», 5 июля 2007 года.

15

«Аргументы недели», 2 августа 2007 года, с. 3.

16

«The New York Times», 4 июля 2007 года.

17

«Le Voz De Galicia», 4 июля 2007 года.

18

«Независимая газета», 6 июля 2007 года.

19

«Профиль», 2007, 17 сентября, с. 8.

20

«Итоги», 6 октября 2007 года, с. 22.

21

«Известия», 15 октября 2007 года.

22

Там же.

23

Там же.

24

«Литературная газета», 10–16 октября 2007 года.

25

«El Pais», 3 октября 2007 года.

26

«Financial Times», 3 октя6ря 2007 года.

27

«Профиль», 2007, № 51, с. 3.

28

«Итоги», 17 декабря 2007 года, с. 16.

29

«Коммерсантъ-Власть», 17 декабря 2007 года, с. 6.

30

«Советская Россия», 13 декабря 2007 года.

31

«Financial Times», 12 декабря 2007 года.

32

«The Washington Post», 12 декабря 2007 года.

33

«The Daily Telegraf», 12 декабря 2007 года.

34

«Известия», 15–17 февраля 2008 года.

35

«Время новостей», 7 апреля 2008 года.

36

«Эксперт», 2008, № 19, с. 30.

37

«Завтра», май, № 20.

38

«Собеседник», 19 мая 2008 года, с. 16–17.

39

«The New York Times», 8 мая 2008 года.

40

«Der Standart», 13 мая 2008 года.

41

«Le Figaro», 12 мая 2008 года.

42

«Chicago Tribune», 13 мая 2008 года.

43

«Итоги», 4 марта 2008 года, с. 17.

44

«Независимая газета», 21 ноября 1999 года.

45

«Известия», 17 марта 2000 года.

46

«Коммерсантъ-Власть», 24 марта 2008 года, с. 23.

47

Еженедельник «2000» (Киев), 23 февраля 2007 года.

48

«Газета», 15–17 февраля 2008 года.

49

«Daily Mail», 24 сентября 2007 года.

50

«Время новостей», 21 августа 2007 года.

51

«От первого лица». М., 2000, с. 80, 81.

52

Блоцкий Олег. Владимир Путин. Дорога к власти. М., 2002, с. 384.

53

«Газета», 16 января 2002 года.

54

«Газета выборча», 15 января 2002 года.

55

«Время новостей», 31 октября 2007 года.

56

«Литературная газета», 15–21 марта 2000 года.

57

«Аргументы и факты», 2004, № 7, с. 3–7.

58

«Эксперт», 25 июля – 1 июля 2007 года, с. 62.

59

«The New Times», 16 февраля 2008 года, с. 7.

60

«Газета», 12 февраля 2002 года.

61

«От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным». М., 2000, с. 155–156.

62

«Мир перемен», 2008, № 1, с. 173.

63

«Financial Times», 13 марта 2008 года.

64

«Литературная газета», 2–8 апреля 2008 года.

65

«Профиль», 31 марта 2008 года, с. 37.

66

«Известия», 20 декабря 2007 года.

67

«Время новостей», 25 февраля 2008 года.

68

«Завтра», 2008, № 4.

69

«От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным». М., 2000, с. 167–168.

70

«Версия», 25 февраля – 2 марта 2008 года, с. 12.

71

«Московские новости», 6 января 1991 года.

72

Ржешевский О. А. Сталин и Черчилль. М., 2004, с. 389.

73

«The New York Times», 29 ноября 2007 года.

74

«Financial Times», 12 марта 2008 года.

75

«Коммерсантъ-Власть», 10 декабря 2007, с. 26.

76

«Независимая газета», 14 января 2008 года.

77

«Новая газета», 5–7 мая 2008 года.

78

Немцов Борис, Милов Владимир. «Путин. Итоги». М., 2008. с. 5–7.

79

«The Guardian», 23 декабря 2007.

80

«Тime», 20 декабря 2007 года.

81

Там же.

82

«Corriere della sera», 21 декабря 2007.

83

«Профиль», 21 апреля 2008 года, с. 27.

84

«Эксперт», 19–25 мая 2008, с. 48; «Известия», 13 мая 2008.

85

«The Wall Street Journal», 18 мая 2008 года.

86

«The New Times», 19 мая 2008 года, с. 4–8.

87

«Независимая газета», 3 июня 2008 года.

88

«Профиль», 19 мая 2008 года, с. 32–35.

89

«Итоги», 26 мая 2008 года.

90

«The Wall Street Journal», 18 мая 2008 года.


home | my bookshelf | | Владимир Путин. Продолжение следует |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 3.9 из 5



Оцените эту книгу