Только ознакомительный фрагмент
доступ ограничен по требованию правообладателя
Купить книгу "Это моя территория" Васина Екатерина

Книга: Это моя территория



Екатерина Васина

Это моя территория

Купить книгу "Это моя территория" Васина Екатерина

© Екатерина Васина, текст

© ООО «Издательство АСТ»

Глава первая

Похоже, осень в этом году решила взять длительный отпуск и временно передала все права лету. Интернет-прогнозы погоды стыдливо убирали прошлые показатели и гордо выставляли градусы гораздо выше нуля. В город пришло бабье лето: яркое и словно брызжущее весельем. Солнечные лучи пронизывали зеленую, с отдельными золотыми пятнами, листву, отражались в распахнутых окнах домов, сверкали в струях фонтанов. Люди по-прежнему щеголяли в легкой летней одежде. В общем, мало что напоминало о сентябре и о начале учебного года. Ну, может, по утрам стало прохладнее, и народу на остановках прибавилось из-за школьников и студентов.

Сегодня было воскресенье. И возле городского дворца молодежи, казалось, кто-то рассыпал горсть разноцветных бусин. Шумная, крикливая и пестрая толпа, словно единый организм, то сжималась, то расширялась. Порой долетали возгласы, расшифровать которые незнающему человеку было невозможно.

– Ты хочешь сказать, что нам торчать там еще три часа? – в голосе говорившей прозвучал неприкрытый ужас. Зато ее собеседница едва не светилась от удовольствия.

– Конечно! Я хочу досмотреть шоу косплееров и, – тут она зашуршала программкой, – во! Еще будут песни из трех опеннингов.

– Да, – вмешалась третья. – Алиска, мы же тебя за месяц предупреждали. Насильно тебя никто не тянул.

Алиса только вздохнула и вернулась к пусканию пузырьков в стакан через трубочку. Да, Карина и Дарья предупреждали ее очень давно о том, что им предстоит поход на аниме-фестиваль. Девушки готовились к нему уже с мая, колдуя над нарядами. То одна, то другая звонила и восторженно верещала в трубку. И теперь, разглядывая подруг, Алиса вынуждена была признать, что костюмы смотрелись эффектно. Во всяком случае, народ, забредавший в уличное кафе, странно на них косился, а потом начинал либо украдкой фотографировать на телефон, либо вполголоса обсуждать женскую троицу. Одна старушка перекрестилась и торопливо ушла.

Алиса не удержалась и фыркнула прямо в бокал. Да, со стороны они втроем и впрямь смотрелись необычно. Карина – невысокая темноглазая брюнетка и организатор культурной вылазки – вырядилась в длинную красно-черную мантию с белыми крестами на груди и спине. Короткие волосы взбила во что-то странное, вылив на них флакон лака и зацементировав сверху воском. Рядом со стулом скромно притулилась вырезанная из картона и раскрашенная в бело-красный цвет коса, в полтора раза выше самой Карины. Зрелище завершали ярко-алые глаза с вертикальными зрачками и совершенно белое лицо.

Абсолютно противоположное зрелище представляла собой Дарья. Хрупкая двадцатилетняя девушка напоминала нежный яркий цветок…или куклу, кому как больше нравится. Розовые волосы, яркие голубые глаза и белое платье, все в оборочках и бантиках. Впечатление несколько портил плюшевый медвежонок, в которого чья-то злобная рука воткнула зловещего вида бутафорский кинжал. Алиса лично вырезала это оружие из куска плотного пенопласта и приделала к пузику игрушки. Дарья была в восторге.

Сама Алиса не мучилась по поводу костюма. Аниме она смотрела одним глазом и исключительно за компанию, в героях разбиралась смутно, поэтому решила никого не косплеить. Просто нацепила белую короткую юбку, такой же топ, а темные волосы спрятала под длинным ярко-зеленым париком, соперничавшим цветом с ее глазами и тушью для ресниц.

– Ну ты прям как кефир, – ехидно высказалась Карина, когда они, сжатые со всех сторон бурлящей толпой, старались пробиться ко входу во дворец.

– Такая же белая и с зеленой крышкой? – пропыхтела Алиса, стараясь удержаться на высоких каблуках. Сзади кто-то поднажал, и девушка, плюнув на все, схватилась за плечо высокого парня в желто-зеленом костюме.

– Молодой человек, я вас отпущу, только не дайте мне упасть.

Парень все равно ничего не смог бы возразить, потому что в этот момент наконец-то открыли вторую створку дверей и всех внесло внутрь сплошным потоком.

Через три часа, обалдевшие от песен, нарядов и шоу, девушки решили немного отдохнуть и перекусить. День обещал быть очень бурным. В следующую пятницу Дарья выходила замуж, и сегодня решила устроить девичник. Начался он на фестивале, а закончиться планировал в одном из ночных клубов.

Все ближайшие кафе оказались оккупированными посетителями фестиваля. Пришлось перебегать через дорогу и идти за угол, где нашлись места в небольшой забегаловке летнего типа. А еще Карина наткнулась на двух приятелей, тоже анимешников. После восторженных маловразумительных воплей и объятий девушка тут же погнала обоих в очередь за напитками.

– Пусть посидят с нами, а? – она посмотрела на подруг. – От них же польза сплошная, будут за соком бегать или там за блинчиками.

Алиса только плечами пожала, она лично против этих двух милых мальчиков ничего не имела. Сегодня девушка любила мир и очень надеялась, что он отвечает ей взаимностью. Какое же счастье – сидеть рядом с двумя любимыми подругами и понимать, что ты уже на втором курсе, завтра воскресенье и можно выспаться, а через неделю Дашкина свадьба. К тому же недавно в университете вывесили объявление о наборе в студенческую театральную группу, и девушка собиралась сходить на прослушивание.

Алиса принадлежала к той категории людей, которые способны радоваться самым, казалось бы, обыденным вещам. Может, из-за этого у нее всегда оказывалось очень много друзей?

– Дима, Коля, принесите, пожалуйста, нам еще сок, – в голосе Дашки послышалось мурлыкание. Перед ней просто невозможно было устоять, и парни послушно направились к стойке, где сейчас было пусто и тихо.

– Алиска, – Карина перегнулась через стол, – как тебе мальчики?

– Очень милые, – отозвалась девушка. – А в чем дело?

– Может, кто-нибудь из них заменит твоего тормозного принца? Приглядись получше.

Даша хихикнула, но тут же осеклась. Она сидела лицом ко входу и первая заметила неладное. Увидев настороженный взгляд, Алиса и Карина обернулись, тихо охнули и забыли про чипсы.

На «их» мальчиков явно собирались «наехать», причем наезжавшие поглядывали в сторону подруг и отпускали довольно громкие фразочки про «красивых одиноких девушек». Судя по всему, они попросили Диму и Колю испариться в неизвестном направлении, предоставив им в распоряжение ряженую троицу. Мальчики же проявили истинно рыцарский характер и «слинять» отказались. И теперь назревал конфликт двух сторон, который, скорее всего, должен был завершиться мордобоем.

Шансов у Коли с Димой было примерно столько же, сколько у зайца при встрече с тигром. Алиса при знакомстве мысленно сравнила их с двумя эльфами, стройными и одухотворенными. А потом подумала и ехидно прибавила к мысленной характеристике словечко «олени» за огромные глазища, что у первого, что у второго. В общем, их новые знакомые могли максимум попытаться боднуть противника головой в живот, да и то по одному разу, перед нокаутом.

В противовес им новые посетители кафе напоминали не эльфов, а демонов. Или троллей, как съехидничал внутренний голос Алисы.

– Ну и морда, – прошипела Даша, в упор разглядывая длинного парня с волосами, торчащими, как иголки у бешеного дикобраза, и с пластырем во всю щеку.

– Это целая мордища – Карина исподлобья разглядывала «милых» личностей. Второй парнишка выглядел не менее впечатляюще в черных джинсах и такой же футболке с нарисованной на ней фигурой летучей мыши. Бледное аристократически красивое лицо этого забавного типа обрамляли белые, тщательно вытянутые волосы, достигавшие талии.

Третий тип вызвал у Алисы досаду пополам с восхищением. Досаду потому, что не встретился в другом месте и при других обстоятельствах. А восхищение…ну просто нельзя было им не восхищаться. Алисе он напомнил какого-то героя из фэнтези. То ли демона, то ли темного властелина, то ли вообще обожравшегося и довольного вампира. Хотя нет, для ночного жителя он выглядел слишком загорелым. Алиса на пару секунд даже забыла обо всем, разглядывая высокую фигуру в черных джинсах спортивного покроя и ярко-красной футболке, обтягивающей красивую фигуру. И на лицо парень удался: правильные резкие черты лица, тонкие губы и темные глаза. Волосы, достигающие плеч, черные и густые. Девушка тут же придумала прозвища всем троим: Дикобраз, Вампир и Гоблин.

«Милая» троица между тем, видимо, решила от слов переходить к действиям. Иначе почему вдруг Игорь поскользнулся на ровном месте и грохнулся на пол под ржание Дикобраза? Гоблин скривил губы и что-то пробормотал, делая взмах рукой в сторону девушек. Беловолосый покачал головой, явно не одобряя решение товарища.

– Так, готовьтесь отступать через соседнюю дверь. – Алиса встала и направилась в сторону беседующих. Сумку она расстегнула заранее, и теперь нащупывала то, что могло хорошо пригодиться.

Дальнейшее все происходило точно во сне. Алиса словно наблюдала за своими действиями со стороны. Вот она подошла, чувствуя, как противно дрожат коленки. Буйная троица возвышалась над ней примерно на полголовы. И явно заинтересовалась ее приближением.

– Сама подошла, – голос у Гоблина оказался глубоким и красивым.

– Ну вот, – он посмотрел на поднимающихся Игоря и Диму. – А вы тут еще спорили, мелкие. Девушка, вас как зовут?

– Меня не зовут, – Алиса отметила, что у него темные, почти черные глаза. – Я сама прихожу.

На то, чтобы выхватить из сумки баллончик с лаком для волос и распылить струю, хватило пары секунд. Счастье, что девушка не запуталась рукой в ремешке или не совершила еще какой конфуз. Вонючая струя ударила прямо в лицо Гоблину.

– Бежим! – Ноги сразу перестали дрожать, и Алиса вихрем выскочила из кафе вместе с подругами и мальчишками. Вслед им неслись выражения, которые произносить в приличном обществе просто не принято.

Алиса с сопровождением на полной скорости влетели в толпу возле дворца и почувствовали себя в относительной безопасности, только просочившись в зрительный зал.

* * *

Утро воскресенья ни Карина, ни Дашка не любили. По их словам, это настоящее издевательство над студентом. Единственное утро, когда можно выспаться, омрачается пониманием, что завтра опять все начнется по новой.

Алиса так не считала, но разубедить подруг не старалась, понимая, что у каждого свое мнение на этот счет. Сама она воскресенья любила, впрочем, как и субботы, и понедельники. Просто в выходные дни появлялась возможность вплотную заняться любимыми делами. Конечно, курсовые работы и рефераты на пару с семинарами пытались помешать этому. Но Алиса, здраво рассуждая, что красный диплом ей нужен как рыбе зонтик, периодически отдавала приоритет своим хобби. В конце концов, училась она неплохо, а в крайнем случае могла списать у более удачливых одногруппников.

Это утро воскресенья началось с веселого смеха. Хохотал телефон на стуле, рядом с кроватью, сообщая, что звонит одна из любимых подруг. Не открывая глаза, Алиса нащупала его и сонно пробормотала.

– Абонент в невменяемом состоянии, пожалуйста, перезвоните позже.

– Вставай! – голос Дашки, казалось, разнесся по всей комнате. Алиса открыла глаза и села.

– Что случилось?

Вопрос вполне закономерный. Дашка любила три вещи: поспать, потанцевать и своего жениха Максима. Если учесть, что вчера они пришли домой под утро, а перед этим от души зажигали на танцполе в одном из ночных клубов, то Дарья сейчас должна была спать сном праведника. Алиса даже краем глаза посмотрела на время. Разноцветные часы, удобно устроившиеся на стене, показывали половину одиннадцатого утра.

– Меня Макс разбудил, – прохныкала Даша в трубку. – Дал полчаса на сборы и ушел пить чай с моей мамой.

О да, командовать Максим умел и любил.

– Хорошо, а меня ты решила разбудить, чтобы не мучиться одной?

– Нет, хотя идея неплохая, – Дашка хихикнула, но тут же перешла на зловещий шепот. – Знаешь, кого ты вчера полила из баллончика?

– Вампира, Дикобраза и Го-го-облина, – Алиса не выдержала и широко зевнула.

– Игогоблина, – передразнила ее Дашка. – Это были Фрик, Танк и Вампир.

Алиса не выдержала и фыркнула прямо в трубку.

– Ух, ты, почти угадала. А ты откуда знаешь?

– Макс сказал, что вчера виделся с Фриком, и тот выглядел очень злым и недовольным. Рассказал, что хотел познакомиться в кафе с девушками, а одна из них обрызгала его чем-то вонючим.

– Тесен мир, – пробормотала Алиса. – Получается, я вчера немного повредила универскую знаменитость?

Про Фрика она слышала, и не раз. Правда, не видела, так как парень часто прогуливал университет, а зачеты и экзамены сдавал досрочно. К тому же он учился на четвертом курсе автоматизации производственных процессов, а у студентов этого потока пары проходили в основном в пятом корпусе. Группа же, где учились Карина и Алиса, чаще всего ходила по аудиториям второго корпуса.

Судя по тем слухам, что витали в коридорах альма-матер, таинственный Фрик получил свое прозвище за неуемную тягу ко всему экстремальному. Паркур, сноуборд, горный велосипед, каякинг – те виды спорта, которые связывали с Фриком. Алиса слышала о нем и вне стен университета, в своей компании. Но дороги до вчерашнего дня не пересекались.

Про Танка и Вампира девушка ничего не знала и, честно говоря, не горела желанием узнать. Наверняка такие же отмороженные, как и их негласный лидер.

– Дашуль, и что ты мне хочешь сказать? Что по городу ходит злобный Фрик и мечтает оторвать мне уши? Предлагаешь покупать билеты на прямой рейс до Марса?

Подруга явно замялась. Судя по всему, она и сама не знала, зачем начала паниковать.

– Он тебя вряд ли узнает.

– Вот именно. На всех нас была тонна макияжа, дурацкие парики и странная одежда. Ты, главное, Максу не проболтайся, а то он быстро поймет, что к чему.

– Ты что? – испугалась Дарья. – Да ни за что. Ой, кажется, он идет. Ладно, до встречи. Пока!

– И тебе не хворать.

Но звонки на этом не закончились. Едва Алиса задумалась, вставать ей или еще поваляться пару минут, как телефон снова ожил. На этот раз он ехидно заквакал, как самая настоящая лягушка. А на экране высветилось: «Жаба Евгеша».

Именно Евгеша, а не Женя, Евгений или даже Женьчик. При одном взгляде на экран телефона Алиса поняла, что хочет стать цаплей и сожрать эту надоедливую жабу.

С данным типом ее свела Дашина мама. Изольда Анатольевна души не чаяла в Алисе и всегда твердила, что девушка должна найти себе надежную опору в виде мужского плеча. Алиса мило улыбалась и отшучивалась тем, что с опорами нынче туго, все больше подпорки попадаются. Да и не настолько она старая, чтобы опираться на что-то. Так продолжалось до тех пор, пока однажды в доме подруги ей не «преподнесли свинью» в лице подруги Изольды Анатольевны и того, кто «обязательно должен был понравиться такой милой девочке». Эту фразу мама Дашки прошептала на ухо Алисе, как только открыла ей дверь.

– Умный серьезный мальчик, – продолжала она шепотом, окутывая девушку сладким запахом духов. – Работает и учится заочно по специальности «двигатели внутреннего сгорания». И очень симпатичный.

«Ага, а чего ж он такой умный и красивый с мамочкой знакомиться ходит?» – Алиса, будучи вежливой девушкой, проглотила ехидный вопрос и шагнула в гостиную, следом за Изольдой Анатольевной.

– Вот, Женя, Ирочка, познакомьтесь, – женщина обняла Алису за плечи, слегка подталкивая ее к дивану, где сидел «суженый». – Это Алиса – близкая подруга Дарьи. Они – как сестры.

Сама Дашка примостилась на подоконнике, в окружении кактусов и сочувственно подмигивала Алисе, прикрывшись шторой.

Девушка поняла, что попала и очень крупно. Во-первых, этот Женя не понравился ей с первого взгляда чисто внешне. Вот так бывает, вроде все как надо, а знакомиться ну совершенно не хочется. Во-вторых, мама Жени – полная высокая женщина с копной рыжих волос и ярко-красными губами – цепко оглядела Алису с ног до головы. Девушка моментально почувствовала себя курицей на разделочной доске. Все ясно, ее сейчас сканируют и решают, подходит ли она в качестве будущей невестки.

«Может, мне приступ бешенства изобразить? Вот они повеселятся».

Но проклятое воспитание взяло верх, и Алиса с милой улыбкой поздоровалась, решив не подставлять Изольду Анатольевну. В конце концов, ну пообщаются часик или полтора, а потом она вежливо раскланяется и похитит Дашку для прогулки.

Час тянулся как резиновый. Порой Алисе начинало казаться, что она партизан на допросе в гестапо. Мама Жени обстоятельно расспрашивала, где учится девушка, какие планы на будущее, кем работают родители и еще сотня подобных вопросов. Женя молча сидел напротив и сверлил Алису взглядом светло-голубых глаз. Видимо, в честь знакомства парень вырядился в темные брюки и белую рубашку, а светло-русые волосы зачесал назад, обильно сдобрив гелем. Алиса разглядывала его исподтишка и все больше убеждалась в том, что парень ей не нравится, хотя с виду вполне ничего, симпатичный. Общее впечатление несколько портил широковатый рот, из-за чего девушка сравнила его с лягушкой. Мило отвечая на вопросы односложными ответами, Алиса ухитрилась набрать под столом сообщение Даше: «Спасай, иначе буду громко материться».



Подруга посмотрела на напряженную улыбку Алисы и поняла, что та действительно на пределе. Увы, Изольда Анатольевна искренне хотела сделать как лучше, не зная, что девушка не любит, когда вмешиваются в ее личную жизнь. И, расхваливая Женю, учитывала прежде всего свою точку зрения, а не Алисину.

Кое-как удалось сбежать с этого мероприятия. Правда, Женя увязался за ними, заявляя, что отпускать девушек одних в такое время небезопасно

– Так светло же, – попыталась возразить Алиса. – И Дашка меня подбросит на машине.

Подруга с родителями к тому времени уже переехали в один из коттеджей, построенных на берегу реки.

– А я хочу поболтать с тобой, – последовал невозмутимый ответ.

«А я не хочу. И вообще ты похож на Малфоя из Гарри Поттера. А он всегда меня бесил».

Прогулка была испорчена, Алиса же обзавелась нежеланным поклонником. С того знакомства прошел месяц, но Евгеша все не унимался. То звонил, то писал сообщения. Пару раз даже подкараулил возле университета. Казалось, он не понимал ни намеков, ни практически прямого посыла в болото, квакать вместе с родственниками.

А неделю назад состоялась грандиозная подстава со стороны Евгешиной мамы. Узнав от любимого сынули номер мобильного Алисы, она позвонила и ласковым голосом проговорила:

– Алисочка, а как ты собираешься проводить следующие выходные?

– Пока не знаю, – брякнула девушка, ошарашенная звонком.

– Вот и отлично, – обрадовалась женщина. – А то у меня тут два билета в театр пропадают. Сходи с Женечкой, а то он что-то скучает.

«Блин, тяжелую артиллерию выдвинул. Кажется, меня сейчас задавят авторитетом. Скажу, что в осеннее время все жабы уже должны впадать в спячку».

– Конечно, я с удовольствием схожу в театр, – пропела Алиса, ненавидя свое неумение грубить старшим.

Телефон продолжал мерно квакать, действуя на нервы. Поборов желание швырнуть аппарат о стенку, точнее, пожалев денег на новый, Алиса решила ответить.

– Слушаю.

– Привет, – от голоса Евгеши девушка поморщилась, хотя парень разговаривал очень вежливо. – Я зайду за тобой в шесть вечера. Оденься, пожалуйста, нарядно, а не как обычно.

«Конечно, я надену зеленый плащ. Этот цвет очень нравится жабам, ты там только слюной не захлебнись».

– До встречи и пока. – Алиса бросила телефон, сама откинулась назад на кровать и простонала. Правда, тут же замолчала, и на лице появилась очень ехидная улыбка. Ну да, она согласилась пойти в театр, но ведь никому не обещала не безобразничать. К тому же, вполне возможно, что сегодняшний вечер навсегда отобьет у Евгеши желание и дальше с ней общаться.

Глава вторая

– Вау! Вот ты псих, Алиска!

– Кажется, сегодня Жабу ожидает моральная травма.

– Девочки, ну хоть вы ей скажите, что так нельзя идти в театр.

– Можно, – Алиса совершила пируэт перед большим, во весь рост, зеркалом.

– Выгляжу сногсшибательно.

– Причем в прямом смысле, – пробормотала Карина. Она и Дашка зашли поддержать подругу перед вылазкой в театр, которая должна была стать, по идее, последним свиданием с Евгешей. Теперь они стояли в арке, соединявшей прихожую с гостиной, и наблюдали за Алисой. В дверях кухни застыла Марина Викторовна – мама вот этого создания, которое крутилось перед зеркалом. Подтянутая, с короткой стильной стрижкой и в аккуратном спортивном костюме – мама смотрела на дочь и размышляла над выбором наряда. Это такая молодежная мода или у девочки проблемы со зрением? Или – тут женщина улыбнулась – Алиса таким образом собирается отшить мальчика.

– Алиса, может, все-таки переоденешься?

Девушка затрясла головой, так что два хвостика, скрепленные резинками с мордами котят, немного растрепались.

– Ни за что! – Она вздрогнула от резкого звонка домофона.

– Это он – Карина с Дашей спрятались за угол, приготовившись слушать.

– Девятнадцать лет, а все как дети, – вздохнула Марина. – Ну что, сама впустишь гостя или, кхм… не будем пугать его с порога?

– Опасность надо встречать лицом к лицу, – Алиса решительно направилась к дверям. Внутри все дрожало от собственной наглости и здорового азарта. Интересно, Жаба сразу убежит или предварительно квакнет какую-нибудь гадость? Девушка потерла замерзшие от волнения руки, подпрыгнула от звонка и резко распахнула дверь.

– Добрый день, а…а…Алиса?! – Евгеша замер как памятник самому себе. Даже милый букет из больших ромашек окаменел. Возможно, от ужаса. Сам Жаба очень медленно пытался понять: Алиса это перед ним стоит или пришелец из космоса, который прилетел забрать его на опыты.

– Женя, привет, – девушка хлопнула ресницами так, что с них чуть не слетело полкилограмма туши. Глаза в обрамлении черной подводки казались пронзительно-зелеными. Губы девушка накрасила светло-серебристой помадой, под цвет лака для ногтей и коротенького плаща. На ногах красовались тяжелые даже с виду высокие ботинки в стиле «милитари», расписанные в ядовито-зеленый и желтый цвета, с розовыми шнурками.

– Женя, ты чего молчишь? – Алиса пощелкала пальцами, украшенными ярко-желтыми и сиреневыми кольцами, перед лицом Жабы. Марина Викторовна уже давно присоединилась к подругам дочери, и теперь все трое старались не заржать во весь голос.

Немое изумление на лице Евгеши сменилось праведным возмущением.

– Это что, Алиса? – Таким тоном инквизитор допрашивал ведьм в Средние века.

– Это ботинки, – радостно сообщила ему девушка. – Так модно. Ну что, мы идем?

Казалось, парень был готов сорваться и убежать подальше, швырнув букетом в окно. Но в последнее мгновение сдержался, хотя нельзя сказать, что выглядел он счастливым влюбленным.

«Черт, ну вот что он смотрит на меня глазами злобного енота-полоскуна, которого заставили сахар в воде мыть?»

– Пойдем, – Евгеша буквально выцедил из себя это слово. – Держи цветы.

– Спасибо, может, ты их понесешь?

Парень молча кивнул, боясь, что сейчас разорется на нахалку. Сам-то он, готовясь к театру, оделся как положено. Темный строгий костюм, идеально выглаженный заботливой мамочкой, волосы расчесаны на пробор, ботинки начищены до блеска. В общем, педантичный и аккуратный кавалер, мечта любой девушки. А теперь он должен идти рядом вот с Этим и краснеть!

Алиса догадывалась о возмущенных мыслях Евгеши и была удивлена тем, что он не удрал, а все же согласился идти в театр. Девушка даже слегка разочаровалась, но решила не сдаваться.

В грозном молчании они спустились на лифте и вышли во двор, где по случаю хорошей погоды резвились дети под присмотром бдительных бабушек и мам.

– Ой, солнце такое яркое, – с этими словами Алиса достала из зеленой пушистой сумки очки в форме розовых сердечек. Несколько детей заревели и убежали подальше, бабки на лавочке возле подъезда замолчали и дружно поджали губы.

– Так мы точно идем? – на всякий случай поинтересовалась Алиса, услышав, как Жаба чуть слышно застонал.

Волю словам Евгеша дал в машине, которую на этот вечер взял у отца. Водил он редко, но очень аккуратно, можно даже сказать, что пунктуально. Вот и сейчас, несмотря на возмущение, Жаба держался одного ряда и не превышал скорости шестьдесят километров в час.

– Ты почему так ужасно одеваешься?

– Чего? – Алиса повернула к нему лицо, наполовину закрытое очками. Евгеша вздрогнул и решил, что будет смотреть только на дорогу.

– Если бы ко мне подошла знакомиться девушка в таком виде, я бы ее послал.

– Правда? И меня пошлешь?

– Нет, я думаю, что тебе надо прививать хороший вкус. Ты подвергаешься злостным влияниям в молодежной среде. И в силу своего возраста мечешься из стороны в сторону. Ты должна выглядеть как приличная девушка, а не как… гулящая дура.

«Может, его по матушке послать прогуляться, куда на верблюде не доедешь?»

– И тебе не стыдно ехать со мной, такой, в театр?

– Я надеюсь, у тебя временное помрачение.

«Да что ж ты такой непробиваемый? Может, мне у тебя в машине ламбаду станцевать?»

Евгеша позвал Алису на «Женитьбу Фигаро». Девушка с интересом следила за действиями на сцене, на время даже позабыв о мрачном кавалере. Рядом сидела семья из трех человек: мама с папой смотрели на сцену, а шестилетний светловолосый парнишка то и дело косился в сторону Алисы и приглушенно хихикал. Девушка понимающе ухмылялась в ответ. На плащ она прицепила множество ярких значков, среди них красовался черный, с нарисованной стрелкой и надписью «Я с этим идиотом». Причем указатель был направлен в сторону Евгеши.

Развлекаясь подобным образом, Алиса тем не менее немного нервничала. И кусала губы, постепенно съедая помаду. Евгеша по всем подсчетам должен был удрать от нее, как черт от ладана, еще возле квартиры. Или в крайнем случае возле подъезда. Но упрямый Жаба держался и позиций не сдавал. Еще и прочитал лекцию на тему, как должна вести себя приличная девушка, и вскользь затронул тему совместных покупок новой косметики для нее. Алиса сжала пальцы, впиваясь ногтями в ладонь. Ладно, тогда придется переходить к плану «Б», правда, не в театре. Все же опера ей понравилась – хоть какая-то компенсация за вечер мучений с Жабой.

Евгеша наконец обратил внимание на хихикающего мальчишку. И тут же возмущенно прошептал на ухо дернувшейся собеседнице.

– Видишь, над тобой даже дети смеются!

– Я всегда мечтала выступать клоуном в цирке, – так же шепотом ответила Алиса, незаметно подмигивая пацану. Слегка подавленное настроение снова поднялось, внутри даже запрыгали веселые пузырьки. Хотя девушка подозревала, что это могла быть выпитая недавно газировка.

* * *

Из-за множества машин Евгеша припарковался довольно далеко от театра. Тот располагался на центральной улице, неподалеку от Гостиного Двора и одного из трех главных университетов города. Три широкие аллеи, расходящиеся в разные стороны, по вечерам были заполнены студентами и влюбленными парочками.

Мерно шагая рядом с Евгешей и глядя себе под ноги, Алиса щебетала о всякой чепухе.

– Ой, а я рассказывала тебе о том, как однажды сломала ноготь на лекции? Такой кошмар, я прямо чуть в истерику не ударилась!

– Рассказывала, – мрачно подтвердил Евгеша, затравленно озираясь по сторонам.

«Ага, клиент почти готов. Осталось провести контрольный выстрел, чтобы не дергался».

– Кстати, еще был один прикол, – Алиса вдруг замерла и четко произнесла. – Блин!

Широкая аллея была не только излюбленным местом парочек. Неподалеку размещался клуб «Адреналин», куда каждый вечер стекались любители экстрима. Внутри посетители могли покататься на роликах, поиграть в страйкбол или отработать трюки на велосипеде. Поэтому здесь, на аллее, часто встречались завсегдатаи клуба.

Вот и сейчас неподалеку о чем-то спорили трое велосипедистов. Точнее, спорили двое: взъерошенный Танк, сидевший на велосипеде, и Фрик, что-то делавший с цепью своего «зверя». Третий – Вампир – меланхолично разглядывал окрестности через темные очки. Он повернул голову и заметил Алису, замершую в позе соляного столпа, а рядом с ней пыхтящего сердитого Евгешу.

– Блин, – повторила девушка, видя как парень, чуть сдвинув очки на нос, осмотрел ее с ног до головы. А потом повернулся к Фрику.

«Узнал, гад! Чтоб ему глаза ежики выковыряли и на колючки нацепили».

Счет шел на секунды. Алиса точно не знала, что сделает Фрик, когда увидит ту, которая накануне обрызгала его лаком для волос. Но выяснять не собиралась.

У Евгеши глаза на лоб полезли, когда его спутница вдруг хлопнулась на колени и быстро уползла в ближайшие кусты.

– Алиса, – он огляделся, словно ища причину неадекватного поведения девушки.

Неподалеку трое велосипедистов вертели головами в разные стороны.

– Фрик, я точно тебе говорю: она только что стояла вон там!

– Уже глюки, что ли. словил? – Фрик вдруг насторожился. Стоявший неподалеку зализанный хлыщ вдруг довольно громко принялся возмущаться.

– Алиса, ты ведешь себя отвратительно! Немедленно вылезай, ты очень инфантильна и невоспитанна.

Фрик кинул шлем Танку и не спеша направился к кустам, возле которых стоял парень.

Алиса запуталась полами плаща в ветках кустов и мысленно выругала нерадивые городские службы, отвечающие за озеленение. Кое-как с треском проломилась и поползла дальше. Позади раздавались какие-то голоса.

– Слышь, парень, тут девчонка такая странно одетая не проходила? – эта фраза заставила Алису замереть на месте и притвориться одной из веток. Напротив девушки застыл бело-рыжий котенок. Оба уставились друг на друга круглыми глазами.

– Нет, не проходила, – донесся раздраженный голос Евгеши. – Спросите у кого-нибудь другого.

– Нет, чувак, я у тебя спрашиваю. Ты уж прости, если ошибся, только мне показалось, что вот на этом месте пару минут назад стояла одна знакомая девушка.

Алиса от ужаса прикусила губу и принялась с новыми силами продираться сквозь кусты. Ей еще повезло, что она выбрала не те плотные растения, которые подстригают аккуратными прямоугольниками. Нет, она залезла в кусты, служившие своеобразной изгородью небольшой детской площадки рядом с аллеей. С зарослями уже два года ничего не делали, и они разрослись пышной красивой шапкой, отгораживая детей и их молодых мам от прохожих.

– Не знаю ничего про вашу знакомую, – Евгеша еще пытался говорить вежливо. – Это моя девушка, и вы нам сейчас мешаете.

Такой наглости Алиса выдержать не могла. И невольно рявкнула, напугав котенка.

– Я не твоя девушка!

– О, – обрадовался Фрик. – Не твоя девушка. Тогда, может, моя?

Кусты зашевелились интенсивнее. Танк и Вампир уже тихо помирали от хохота.

Фрик между тем продолжал паясничать.

– Солнышко, ты там грибы собираешь?

– Что вы к нам пристаете?! – возмутился Евгеша. – Алиса, вылезай!

– Алиса? Так зовут ту, что ползает в кустах?

– Алиса Соколова, – Евгеша назвал университет. – Ну что? Ты ее знаешь, что ли?

Фрик прищурился. Оглянулся на ржущих друзей и озадаченно протянул:

– Охренеть, ты про Летягу, что ли, говоришь?

Подобное узнавание Алисе было совсем не нужно. К счастью, в этот момент она как раз выпуталась из кустов, кое-как вывалилась с другой стороны, зачем-то прижимая к себе испуганного котенка. И, спотыкаясь, побежала подальше от мужских разборок.

– Алиса! – закричал брошенный Евгеша, размышляя, как преодолеть заросли. Проламываться через них он не собирался.

– Скорость хорошая, – вздохнул Фрик, следя за девушкой. – Но направление путает. А ну стой, засранка!

Евгеша, решивший обежать кусты по периметру и найти вход, так и замер от увиденного. Фрик сделал два шага к ближайшему дереву, подпрыгнул, оттолкнулся ногами от его ствола и спокойно перемахнул через кусты высотой с человеческий рост.

– Чувак, жги! – заорал Танк в порыве чувств.

– Мама, я тоже так хочу! – раздался вопль какого-то мальчишки, проходившего мимо с матерью.

Алиса услышала за спиной какие-то крики, но решила не оборачиваться. Вместо этого еще быстрее припустила по детской площадке, стараясь не подвернуть ногу. Здесь асфальта не было, только дорожки, выложенные мелким белым камнем, и песок, на котором стояли детские аттракционы. К счастью, в такое поздний час детей уже увели, поэтому девушка ни на кого не наткнулась. Зато в быстро сгущавшихся сумерках не заметила небольшой ямки, вырытой неким милым ребенком. Нога угодила аккурат в нее, и девушка с легким визгом полетела вперед, продолжая прижимать к груди котенка.

Чья-то рука цепко схватила ее за шиворот, прервав бесславный полет.

– Попалась, – Алису вернули в вертикальное положение и развернули в противоположную сторону. Девушка оказалась перед грозной фигурой в черно-желтом наряде. Фрик не спускал взгляда прищуренных темных глаз, защитного цвета бандана съехала набок, отчего вид у парня стал очень лихой. Алисе стало не по себе, и она сделала первое, что пришло в голову.

– Как думаешь, это мальчик или девочка? – с этими словами она сунула прямо под нос парню взъерошенного котенка. Тот жалобно взглянул на опешившего Фрика и тихо мяукнул. То ли присоединяясь к вопросу, то ли прося избавить его от странной человеческой самки.

– Кхм, а ты его потряси, – парень решил подойти к вопросу с юмором. – Если не гремит, значит девочка.

– Если его укачает, то можно я направлю на тебя?

– Я уже заметил, что ты любишь вредить незнакомым людям. – Фрик преградил путь, едва Алиса сделала попытку обойти его. Котенок явно смирился со своей судьбой и теперь просто наблюдал, переводя взгляд зеленых глаз с одного человека на другого. Он чувствовал, как они напряжены, но не агрессивно, а как-то по-другому.

– Значит, ты Летяга? – черные глаза еще раз внимательно осмотрели тонкую фигурку в дурацком плаще и ботинках.

Алиса огляделась в поисках своего нудного рыцаря Евгеши. Тот пытался обогнуть Танка и Вампира, которые наперебой уговаривали его вступить в отряд элитных охотников на лунных монстров. Евгеша, в свою очередь, уговаривал их быть приличными людьми и отстать от него.



– Чего тебе от меня надо?

– Ну, – Фрик делано почесал затылок, – хотя бы извинений за вчерашнее.

– Ага, сейчас! Вы первые начали.

– Детский сад – штаны на лямках. С каких пор попытка познакомиться с девушками наказуема плевком из баллончика?

– С тех пор как их друзей бьют. – Алиса поудобнее перехватила котенка, готовая, если что, бежать и громко звать на помощь.

Вообще, со стороны это выглядело весьма романтично: среди деревьев, в желтоватом свете фонаря замерли хрупкая темноволосая девушка с котенком и высокий сильный парень.

– Кто их бил, детка? Мы подошли к ним и вежливо спросили, не знают ли они вон тех трех симпатичных девушек. И получили очень невежливый ответ. Не знаю, как ты, а я очень не люблю, когда меня посылают, тем более таким тоном. Пришлось объяснить малолеткам, что они не правы.

Алиса засомневалась. Ни тех парней, ни этих она толком не знала. Поэтому встать грудью на защиту чьей-либо стороны не могла. Но те мальчишки выглядели безобидно, в отличие от буйной троицы. Хотя девушка уже сталкивалась с явлением, когда внешность оказывалась обманчивой.

Алиса решила не верить обеим сторонам.

– И что теперь? – несмотря на воинственный тон, внутри все-таки сидел страх. – Поймал, а дальше что? Бить будешь?

Фрик недоуменно моргнул: таких обвинений от девушек он еще не слышал. А ведь она, кажется, всерьез решила, что он может ее ударить. Уже и нахмурилась так, что между бровями появилась тонкая складка.

– Значит, не будешь извиняться?

– За что?

Парень почувствовал себя, как в сказке про белого бычка. Обвиняемая, похоже, старательно корчила из себя дурочку.

Саму Алису вдруг начало веселить происходящее. Она с трудом сдерживалась, чтобы не захихикать. Такого ей это чудо в бандане точно не простит. Не ударит, конечно, но мало ли что взбредет в его явно нездоровую голову. Поэтому, мысленно похихикивая, девушка потупила взгляд и пропела.

– Сеньорита Летяга обещает, что подумает, как бы поудачнее извиниться перед сеньором Фриком за то, что он облажался при знакомстве с девушками.

– Ты придурочная, Летяга, – подытожил Фрик, испытывая сильнейшее желание расхохотаться.

– Сам ты небольшого ума, – решила обидеться Алиса. Пора было заканчивать этот балаган. Видимо, Фрик пришел к тому же мнению и обернулся к развлекающимся друзьям:

– Отпустите убогого!

Евгеша, едва не дымясь от возмущения, направился в сторону парня и Алисы. Люди, проходившие мимо, улыбались, решив, что трое друзей просто дурачатся.

– Отстань от моей девушки!

– Ты, – Алиса тут же вспылила. – Я не твоя девушка!

– Она не твоя девушка, – пропел Фрик, явно забавляясь ситуацией.

– Алиса, брось животное. Нам пора домой.

– Не брошу, – девушка прижала к себе пискнувшего котенка. – Я его к себе возьму.

– С ума сошла! Он наверняка лишайный, к тому же наверняка блохастый и с глистами.

«Это у тебя глисты. Ты, блин, сам глист, большой и наглый. И этот, Фрик, тоже глист. Еще больше и наглее».

– Женя, не лезь, ладно. Поехали домой и побыстрее. Мне его еще искупать надо.

– Я не возьму это животное в машину, – отрезал Евгеша.

– У меня такое ощущение, что я на реалити-шоу, – заявил Фрик. Подошедшие ближе Танк и Вампир снова заржали.

– Отстаньте от меня! – взвыла Алиса. – Ну, допустим, я ошиблась, когда брызнула в вас баллончиком. И что теперь? Вы же все живые, чего вам от меня надо?

Вместо ответа Фрик картинно простер к ней руку и произнес, обращаясь к друзьям.

– Эй, парни, знакомьтесь. Это Летяга.

– Во, блин, – Танк уставился на нахохлившуюся девушку. – Правда, что ли?

«Вашему другу динозавр пожевал мозг и выплюнул обратно в черепную коробку, поэтому с тех пор он несет бред».

– Вам-то что?

– Я слышал, – ехидно продолжал Фрик, – что Летягой тебя прозвали не только за то, что ты махом преодолеваешь все горные трассы. Но и за то, что ты очень часто и красиво слетаешь с велосипеда.

– А тебя прозвали Фриком за то, что говоришь и делаешь то, что подскажет спинной мозг?

– Значит, так, – парень потер лоб и раздельно произнес, – не попадайся мне больше на глаза. Еще раз поймаю…

– Уши отрежу, – фыркнул Танк. Вампир улыбнулся, но промолчал.

– Всем спасибо за представление, я пошла, – Алиса гордо направилась в сторону остановки. Евгеша пошел рядом, пытаясь объяснить девушке, почему нельзя трогать уличных животных.

– Кажись, ты на нее запал, – заявил Танк, замечая, как его друг задумчиво смотрит вслед уходящей по вечерней улице паре.

– Сам слюни подбери, – невозмутимо отозвался Фрик, надевая шлем. Голос зазвучал несколько приглушенно. – Она же чокнутая по мозгам, забыл, что ли, какие про нее истории рассказывают?

– Так ты всегда говорил, что самая лучшая подруга та, которая разделяет твои увлечения.

– Да, но не фанатеет от этого.

* * *

Дарья и Алиса подружились еще в далеком и светлом детстве. Обе семьи переехали в новый район и поселились в соседних квартирах. В первый же вечер, когда две маленькие девочки вышли во двор, чтобы изучить новую территорию, состоялось бурное знакомство в песочнице. Дарья попыталась надеть на Алису ведро, в ответ получила лопаткой по уху. А спустя пять минут две очаровательные малышки в милых платьицах вовсю гоняли остальных детей от песочницы. Так и началась дружба.

Со временем характеры девушек менялись, но они по-прежнему безоговорочно доверяли друг другу. С самого начала дружбы они ни разу не поругались. Ни один мальчик не пробежал между ними.

Постепенно подруги определялись с интересами. Даша придумывала и шила наряды, а также делала различные украшения. В качестве модели выступала Алиса, которая совсем не возражала и считала, что у подруги настоящий талант. У самой девушки руки, как говорится, росли из пятой точки. Еще в школе за нее шили либо мама, либо Дашка. Сама Алиса, вместо того чтобы корпеть над швейной машинкой, предпочитала гонять на велосипеде по окрестностям. Это было ее страстью. Сначала трехколесный скрипучий велосипед, потом «Орленок», а затем она пересела на «Каму». Каталась на ней, пока однажды не увидела двухколесное чудо, поразившее с первого взгляда. Велосипед «бэ-эм-икс», предназначенный для выполнения различных трюков, – вот, что стало ее любовью. И одержимостью. Девушка спать не могла, до того хотела получить его. Она стала учиться на одни пятерки, перестала дразнить одноклассников и даже попыталась сшить кривобокий фартук. После этого Дашка заявила, что ее нельзя подпускать к швейной машинке ближе чем на два метра. А родители прониклись и, посовещавшись, решили уступить дочери.

– Чувствую, что скоро мне придется научиться зашивать твои боевые раны, – мрачно пошутила Дашка, когда увидела, как Алиса вывела во двор небольшой, юркий велосипед темно-зеленого цвета.

И как в воду глядела. С того дня синяки, растяжения и царапины стали обычным явлением. Алиса, стиснув зубы, разучивала трюки. Дашка обычно сидела на скамейке, рядом с площадкой, обнимала сумку с аптечкой и рисовала различные модели нарядов в блокноте. Она, в отличие от подруги, предпочитала более спокойные занятия. В Алисе же словно что-то загоралось, когда она вскакивала на велосипед. Огонь в глазах, ловкость в движениях. Это был своеобразный танец, который любила Алиса. Даша иногда отрывалась от рисования и завороженно наблюдала, как девушка учится балансировать, оторвав от земли переднее колесо велосипеда. Или разгоняется, а потом резко нажимает на тормоз, стараясь поднять заднее колесо как можно выше.

А потом Алиса увидела его – горный велосипед вызывающей алой расцветки, с черной графикой на раме. Случилось это на одной из баз отдыха, куда поехала вместе с родителями. Зимой здесь катались любители горных лыж и сноубордов, а летом и осенью по трассам носились тогда еще немногочисленные велосипедисты.

Девушка была сражена сразу, с первого взгляда, когда увидела, как лихо затормозил высокий «всадник» в красно-белом костюме. Она так и не смогла разглядеть его лица: велосипедист, не снимая шлема и черных очков, умчался куда-то. А девушка стояла и понимала, что, кажется, скоро она полезет на такую же трассу.

Дашка сразу заметила, как изменилась подруга, едва они встретились после каникул. К тому времени Дарья с родителями, братом и двумя хомяками опять переехали. На этот раз в двухэтажный коттедж в одном из элитных районов города. Но подругам это не мешало видеться почти столь же часто, как и прежде.

– У тебя бешеные велосипедики в глазах, – она внимательно смотрела на Алису. Та пылала энтузиазмом и рвалась в бой.

– Теперь буду покорять трассы скоростного спуска.

Сразу, конечно, они не покорились. В городе находилось два центра, где были построены подобные трассы, более простые, чем в горах. Впервые оказавшись наверху спуска одной из них, Алиса впала в ступор. Руки сжимали руль подержанного «байка», а внутри все пищало от страха. Снизу спуск выглядел смехотворно легким, сверху же резко изменился. Теперь трасса казалась практически непреодолимой, терявшейся среди кустов и деревьев. Алиса судорожно сглотнула и едва не попятилась вместе с велосипедом.

– Давай потихоньку, – скомандовал друг и товарищ Леха. Он вызвался сопровождать девушку в первой поездке. – Я за тобой, подстрахую.

Внизу ждала Дашка и другие товарищи, которые здесь частенько катались. Опозориться перед ними всеми? Ни за что! Алиса решительно нацепила на нос темные очки, выдохнула и, мысленно вопя от страха, ухнула вниз по трассе. Следом, выждав немного, помчался Леха.

Перед глазами мелькали камни, кусты, по бокам вроде проносились смазанные от скорости деревья. А в голове скороговоркой билось что-то вроде: «По горам, по лесам… по горам по лесам… по горам по лесам».

Еще перед спуском Леха предупредил, чтобы Алиса не прыгала, и теперь девушка внимательно следила за появлением трамплинов, или дропов, – разноразмерных обрывов на трассе. Аккуратно объехала первый дроп, потом обогнула кикер – небольшой трамплин, сколоченный из досок. Но вскоре забылась, и со следующего дропа она ухнула вниз, не успев как следует среагировать. Руль при приземлении немного повело, велосипед резко вильнул направо, в то время как девушка по инерции полетела вперед.

Дашка ойкнула и побежала к подруге, которая, покачиваясь, поднималась с земли. Так состоялось первое знакомство Алисы с трассой даунхилла[1].

Кстати, незнакомца на красно-черном байке она успела сфотографировать. Фотографию повесила на стену, чтобы знать, на кого равняться.

После первого спуска к девушке прочно приклеилось прозвище Летяга. Когда пришло время поступать в университет, Алиса уже была более-менее известной среди даунхиллов.

Дарья, будучи на год старше, поступила в университет раньше. Но это не отдалило девушек друг от друга. Напротив, они каждый день мечтали о том времени, когда и Алиса станет студенткой. Понятное дело, что девушка собиралась поступать в тот же самый университет. Правда, в отличие от Дашки, которая училась на архитектора, Алиса готовилась стать биотехнологом.

С Кариной она познакомилась в первый же учебный день. Первокурсники заходили в большую аудиторию, разглядывая друг друга и просторное помещение с длинными ступенчатыми рядами парт. Через большие окна вливался солнечный свет, пятнами ложился на вытертый паркет. Гул голосов напоминал жужжание пчел в летний день. Все рассаживались, знакомились. Всего в аудитории находились три группы будущих технологов.

Алиса уселась на третий ряд и принялась вертеть головой, одновременно гадая, кто из ее группы.

– Привет, – раздался слева нежный голос. Алиса обернулась и встретилась взглядом с темными огромными глазами. Их обладательница ухитрилась подкрасться совершенно бесшумно и теперь сидела, с любопытством разглядывая Алису.

– Карина, – незнакомка слегка наклонила к плечу голову, украшенную двумя пышными хвостами.

– Алиса, – девушка отметила множество значков на коротком светлом пиджаке Карины. Все они изображали большеглазых героев аниме. Новая знакомая тоже казалась одной из них: огромные подведенные глаза, небольшой аккуратный носик и безупречная кожа. К тому же сама стройная и хрупкая, как фарфоровая куколка.

Вскоре выяснилось, что они из одной группы.

– Здорово, – обрадовалась Карина. – Смотри, тут девчонок на потоке вообще пять штук, мы же на двадцать третье повесимся.

– Зато на восьмое марта оторвемся.

Карина хихикнула, снова скользнула взглядом по Алисе.

– У тебя очень интересный наряд. Сама шила?

Алиса тоже оглядела свои узкие клетчатые брюки и белую рубашку с узким галстуком.

– Нет, подруга развлекается. Хочешь, познакомлю?

На такой оптимистичной ноте началась дружба трех совершенно разных девушек. Карина, на поверку оказавшаяся заядлой анимешницей, тут же начала просвещать Дарью о том, что такое косплей. Девушка загорелась идеей и клятвенно пообещала, что сошьет любой костюм, какой только Карина пожелает. И ей опыт, и той радость.

В тот же день Алису настигла Великая Любовь, по-другому не скажешь. В аудиторию вошел Он – стройный сероглазый идеал, похожий на молодого перспективного ученого. Алисе оказалось достаточно одного взгляда на него, чтобы едва не сползти под парту, булькая от восхищения. При этом в груди что-то приятно екнуло и отдалось резонансом по всему телу.

– Вот меня торкнуло, – только и смогла произнести девушка, наблюдая, как Он поднимается по проходу между рядами и садится рядом с группой парней. Хотелось что-то сделать, как-то обратить на себя внимание. Но вместо этого Алиса продолжала сползать под парту, умиленно улыбаясь.

С тех пор прошел год. Великая Любовь училась с Алисой и Кариной в одной группе и на контакт шла очень неохотно. То есть нет, он оказался компанейским веселым парнем, со своими заморочками и недостатками. Но с Алисой вел себя дружелюбно и только. За весь год девушка то впадала в отчаяние, то взмывала в облака от счастья. Карина и Дарья устали слушать оды в честь Филиппа.

– Твой Филя мне уже вот здесь, – Дашка как-то провела ребром ладони по шее. – Что ты в нем нашла?

Алиса пожала плечами. Она и сама толком не могла объяснить, почему именно Филипп будоражил ее воображение.

– Слушай, давай ты его похитишь и увезешь на своем байке в темный лес, – предложила Карина.

– Ага, там утолишь свою страсть, а труп закопаешь. Или набьешь чучело и будешь умиленно взирать на него каждое утро.

– Маньячки, – в голосе Алисы слышалось искреннее негодование. В мечтах у нее дальше поцелуев дело не шло. Ей просто нравилось находиться рядом с Филиппом, слушать его голос, дышать одним воздухом.

– Блин, дура, – в другой раз высказалась Дашка, когда девушка в слезах сообщила, что у Него появилась очередная пассия. – Да вокруг тебя полно парней. Ты же с ними постоянно о байках треплешься. И трассы вы вместе прокладываете.

– Вот именно, – всхлипнула Алиса. – Они во мне девушку не видят, я для них свой парень. А Филипп такой оди-и-ин!

Несмотря на свою вселенскую любовь, Алиса не забывала о хобби. Напротив, она выплескивала всю страсть в скоростных спусках, представляя, как Филипп ждет внизу, протягивая к ней руки. Хотя на деле, рискни парень так неосторожно встать, его бы запросто могли снести велосипедом.

Именно Филипп послужил решающим фактором, когда Алиса увидела объявление о наборе в театральную студию. Девушка мигом представила, как выходит на сцену, а в зале сидит Он. Сердце сладко заныло, глаза застлала мечтательная дымка, и Алиса тут же решила пойти на прослушивание. Карина и Дарья дружно покрутили пальцами у виска, но промолчали. Они до сих пор надеялись, что девушке просто надоест страдать и она забудет своего одногруппника. Хотя до сих пор их надежды не оправдывались. В конце первого курса Алиса совершила отчаянный поступок: подошла первая и призналась Филиппу в любви. А потом две недели ходила мрачная и ночами ревела в подушку. Ее не то чтобы отшили, просто ласково сказали, что пока не готовы для серьезных отношений, тем более девушка на тот момент у Филиппа была. Две недели Алиса до ночи пропадала на горной трассе, то катаясь, то помогая строить новую. Потом более-менее успокоилась. Но выкинуть Филиппа из головы не могла.

Глава третья

Будильник бодро заорал над ухом, заставив Алису моментально открыть глаза. Потом девушка вздохнула и выключила музыку. Полежала, вспоминая сон, в котором таинственный незнакомец спасал ее от кровожадных монстров. Те почему-то смахивали на огромных тараканов, шипевших голосом Фрика «Уши отрежу», а сам спаситель гарцевал на медведе, стрелял в них из водяного пистолета и орал: «Пых-пых, ты убит». Какая только гадость не приснится после общения с Жабой. Алиса нащупала под боком теплый пушистый комочек, улыбнулась. Зато есть и плюсы: она вывела Евгешу из себя и нашла себе питомца. Бело-рыжий, чисто вымытый котенок безмятежно спал под одеялом и мурлыкал во сне.

«Бедный Жаба и правда чуть не заквакал, когда понял, что я котенка не брошу».

Евгеша все-таки довез Алису до дома. Но честное слово, девушка уже десять раз прокляла, что села в машину. На автобусе добралась бы чуть медленнее, зато никто не выносил бы мозг своим занудством. Уже через десять минут Алиса была в курсе, что у кошек есть глисты, лишай, куча микробов на когтях и они часто являются источником аллергии. При этом Евгеша взял и почесал затылок, чем вызвал приступ хихиканья спутницы. Парень обиделся, довез ее до дома и тут же уехал. Может, все-таки понял, что она недостойна общения с ним?

«Мне же сегодня на прослушивание», – девушка буквально скатилась с кровати, разбудив котенка. Можно было еще немного полежать, тем более что сегодня занятия начинались со второй пары. Но Алисой двигало нетерпение и жажда деятельности. Может, на этот раз Филипп поймет, какая она, оценит и падет к ее ногам.

Алиса замерла посреди спальни, прижимая футболку к груди. Перед глазами, как наяву, встала картина: она, кресло и Филипп, опустившийся на одно колено и протягивающий букет… кактусов. Девушка зажмурилась, пытаясь представить розы: белые, с капельками воды на нежных листьях. Но Филипп упрямо держал кактусы, более того, лицом он подозрительно стал смахивать на Фрика.

«Вот гад, и тут мне все испортил», – Алиса мысленно вырвала букет из рук несостоявшегося принца и сунула ему за шиворот. Жаль в реальной жизни такое сделать не представлялось возможным. Девушка вспомнила вчерашнее бесславное бегство через кусты и вздохнула. Оставалось надеяться, что больше они с Фриком так нос к носу не столкнутся. Алиса натянула футболку, одновременно пытаясь вспомнить, куда засунула джинсы. Они почему-то отыскались за креслом. Кроссовки она вытащила из-под компьютерного стола и решила, что надо бы прибраться. Только вчера мама заходила и горестным взглядом оглядывала яркую спальню дочери, в которой царил художественный беспорядок. Ладно хоть велосипед Алиса хранила на балконе. Зато на медово-желтом паркете вольготно расположились несколько пробитых камер, велосипедная защита и шлем. Многочисленные инструменты валялись и на стеклянном столике, и на полках, прикрепленных к стене. Пообещав, что обязательно все это уберет, Алиса стянула волосы в хвост и выскочила из комнаты.

– А завтрак? – крикнула Марина Викторовна из кухни, когда по коридору пропыхтела дочь с велосипедом в обнимку.

– Не хочу, – раздалось в ответ. Женщина вышла в коридор и увидела, как Алиса спешно натягивает шлем – «орех».

– Марш за стол, бери пример с брата.

– Ни за что, – испугалась Алиса. – Очень надеюсь, что безмозглость – это незаразно.

– Зато сотрясение может передаваться через кулаки, – донеслось из кухни. А потом милый брат громко заржал над своей же шуткой. Костя учился в девятом классе и искренне считал себя великим комиком всех времен и народов. По мнению Алисы – его слишком часто роняли в детстве. По мнению Кости – его сестра слишком много летала с велосипеда и лыж. Эти милые разговоры звучали в квартире каждый день и не по одному разу.

– Все, всем пока, буду вечером, – с этими словами Алиса поспешила выскочить за дверь.

Поездка на велосипеде от дома до университета обычно занимала около получаса. За это время Алиса успевала окончательно проснуться, если ехала к первой паре, и взбодриться.

Сентябрь продолжал радовать солнечной погодой. Клены вдоль дороги желтели, подметая ветками ярко-голубое небо. Ночью прошел легкий дождь, и теперь в воздухе разливалась бодрящая свежесть. Вспарывая шинами мелкие лужи, Алиса разглядывала мир сквозь желтые стекла очков. Так он казался еще радостнее, еще ярче.

Университет располагался в старом районе города. Семь корпусов возвышались над пятиэтажными историческими зданиями и многочисленными парками с аллеями. Студенты стаями заполняли окрестные улицы, вечером в хорошую погоду из открытых окон общежития и машин гремела музыка.

Серое здание второго корпуса и красное – третьего образовывали уютный дворик, где росли многолетние деревья и шумели студенты. Алиса сразу увидела свою группу, галдевшую возле старой зеленой скамейки.

– А что это за девочка и где она живет, – пропел Сашка – один из одногруппников – едва увидел подъезжавшую девушку. Одно время ей пытались дать прозвище Элис, но оно не прижилось. Правда, некоторые «шутники» иногда принимались петь эту песенку.

– В голове у Сашки растут одни ромашки, – на ходу сочинила Алиса, притормаживая возле скамейки и снимая очки. – Всем привет!

Парни нестройно поприветствовали девушку и снова вернулись к своим обсуждениям. Девушка бросила взгляд на Филиппа, вздохнула и почувствовала, как мир вокруг становится уже не столь праздничным. Но вот парень обернулся, словно почувствовал, что за ним наблюдают. С улыбкой помахал рукой и снова вернулся к прерванному разговору. Солнце снова засияло на небосклоне, а Алиса едва не лопнула от переполнившего ее ликования.

– Как мало надо человеку для счастья, – заметила Карина, едва сияющая подруга плюхнулась рядом.

– Он на меня посмотрел! – восторга в голосе Алисы звучало больше, чем у кинозвезды во время получения Оскара.

– Значит, день прошел не зря, – буркнула Карина, продолжая изучать электронную «читалку». Алиса заглянула сбоку и увидела черно-белые лица героев очередной манги.

– Ты меня слушаешь вообще?

– Конечно. Ты только что едва не писала кипятком из-за того, что твой Филя соизволил на тебя посмотреть.

– Сегодня сядем за ним, – решила Алиса. – И я как бы между прочим скажу, что собираюсь идти на прослушивание в театр. И…

– Алиска, – к ним подошел темноволосый брутального вида парень – староста группы. – Что там с соревами?

– Поболеть хочешь? – поинтересовалась Алиса и вдруг ойкнула. – Ах ты сволочь!

– Я?

– Нет, не ты. – На глазах у изумленного старосты Алиса перелезла через спинку скамейки и спряталась за ней.

– Так что насчет соревнований? – староста как-то странно косился на девушку, выглядывающуюся из-за крашеной спинки.

– Через неделю они, – прошипела Алиса. – На Черном озере, как и говорили.

– А что ты там делаешь?

– Она от кого-то прячется, – Карина снова вынырнула из мира манги.

– От кого? – тут же заинтересовался староста.

Девушка вздохнула и отложила «читалку». Все равно уже через десять минут следовало идти на занятия.

– Я так подозреваю, что от кого-то, кто заслуживает того, чтобы от него прятались.

– Алиска, это правда?

– Слава, уйди, пожалуйста.

Пожав плечами староста отошел, подумав, что девушки у них в группе, мягко говоря, странные. Но катается Летяга все-таки круто, обязательно сходит поболеть за нее.

– Алиса, ты прячешься от того, кто стоит на углу второго корпуса?

Девушка кивнула. Из-за скамейки сейчас выглядывали ее глаза и вцепившиеся в спинку пальцы.

– А чем он тебя пугает, кроме своей внешности?

– Тем, что приперся, – прошипела Алиса. – Я тебе сейчас такое расскажу!

Карина снова посмотрела на высокого парня в черных джинсах и футболке с длинными рукавами, прислонившегося к стене второго корпуса. На длинных светлых волосах красовалась черная бандана с белыми силуэтами летучих мышей, на носу удачно разместились круглые темные очки.

– Он уже был здесь незадолго до твоего приезда. Приходил минут на десять, повертелся и исчез.

– Бли-и-ин, – простонала Алиса. – Чего им от меня надо? Я сейчас на него велосипедом наеду.

Вампир продолжал подпирать стену и, не скрываясь, разглядывал беседующих подруг. Алиса продолжала прятаться за скамейкой и размышляла, что ему тут понадобилось. Встречаться с этим типом не хотелось совершенно. К тому же существовала опасность, что где-то неподалеку ошивается Фрик, а его Алиса совершенно не горела желанием видеть, слышать и вообще чувствовать.

Одногруппники тем временем постепенно стали продвигаться ко входу во второй корпус. До звонка оставалось всего ничего.

– Алиса, это глупо.

– Знаю, – прошептала девушка. – Но ты бы знала, как я вчера опозорилась!

Карина прикусила губу и оглянулась на Вампира. Потом легко соскочила со скамейки, одернула короткую клетчатую юбку и не спеша направилась прямо к парню. При этом успела шепнуть.

– Не зевай!

– Куда! – сдавленно пискнула Алиса, но подруга даже не обернулась.

Вампир, сдвинув очки на нос, следил, как к нему приближается хрупкая темноволосая девушка с нежным ангельским личиком. Карина остановилась неподалеку, чуть склонила голову к плечу и медленно оглядела парня. Потом душераздирающе вздохнула и грустно проговорила:

– Нет, и вблизи ты тоже совсем не кавайный, – после чего развернулась и как ни в чем не бывало зашла внутрь корпуса. Ошарашенный «некавайный» Вампир проводил ее взглядом. Потом посмотрел на скамейку, но там уже было пусто. Алиса успела удрать.

* * *

– Ах он вошь белобрысая! – примерно таким воплем Алиса встретила Карину. Девушка дожидалась подругу на первом этаже, рядом с велосипедом.

– Девушка, – тут же среагировал охранник. – Я вам транспортное средство разрешил оставить, но на крики «добро» не давал!

– Извините, – Алиса подскочила к Карине и поволокла ее на второй этаж. – Ты, подруга, решила камикадзе заделаться? Он там тебе клыки демонстрировал, ты чего такая задумчивая?

– А чего ты такая буйная? – в отличие от эмоциональной Алисы, Карина редко повышала голос и часто пребывала в задумчиво-философском состоянии. Правда, иногда она спускалась с небес на землю, чтобы выдать что-нибудь необычайно ехидное.

В большую пыльную аудиторию они успели проскользнуть за минуту до прихода преподавателя.

– Черт горелый! – прокомментировала Алиса, убедившись, что парту за Филиппом уже оккупировали рэперы местного разлива – Артем и Кирилл, которых Алиса с первого дня окрестила Бивис и Бадтхед за идиотский смех и «туалетный юмор».

– Ну что? – Карина кивнула на первую парту. – Сядем?

– Нет уж, – Алиса от своих планов по завоеванию Филиппа не собиралась отказываться. За каждой партой могли свободно сидеть три человека, а если потесниться – четыре.

– Это будет веселая пара, – Карина последовала за подругой.

Артем с Кириллом прекратили подвывать в такт наушникам и дружно посмотрели на желтый рюкзак, плюхнувшийся им на парту.

– Вы счастливы? – с этими словами Алиса уселась рядом. Филипп обернулся и с интересом посмотрел на обалдевшие лица одногруппников.

– Опять подеретесь?

– Советую тебе надеть шлем, – предупредила Карина.

– Ага, я учту, – Филипп отвернулся, но этого короткого диалога хватило, чтобы Алиса засияла, как ясно солнышко.

– Всем доброе утро, – в аудиторию вошел, нет, влетел преподаватель. На его парах Карина и Алиса всегда старались сесть куда-нибудь в середину аудитории, предпочтительно за широкие спины одногруппников.

К счастью, сегодня семинара не ожидалось, а значит, можно было немного расслабиться.

Первые пять минут прошли в молчании. Кто-то записывал лекцию, кто-то слушал музыку через наушники. Некоторые строчили сообщения под партой, на задних партах несколько человек играли в морской бой. Алиса толкнула локтем Карину и взглядом показала в сторону соседей. Брюнетка послушно скосила глаза и хмыкнула: Артем с Кириллом самозабвенно листали мужской журнал.

– Гормонально озабоченные бабуины с хвостовым отростком мозга, – тихо прошептала Алиса на ухо подруге. Та кивнула и вернулась к лекции. Но ненадолго. Артем, человек, несомненно выдающегося ума, решил сравнить картинки и достоинства своих соседок. На свою беду, Кирилл, чей интеллект не сильно отличался от Артемкиного, поддержал товарища.

– Каринка, – обратился Артем к брюнетке заговорщическим шепотом, перегнувшись через недовольно запыхтевшую Алису. – Ты так похожа на японскую школьницу. Тебе еще гольфы надеть и сиськи подкачать, так вообще!

Карина отвлеклась от лекции и глянула на шутника.

– Себе гульфик сначала накачай.

– Гы-гы, – поддержала ее Алиса. – Еще одна подобная шутка, и я вас велосипедом перееду. Точнее, то место, которым вы думаете.

– Мы хотя бы думаем, а ты все о двухколесных мечтаешь. Тебе хоть мальчики нравятся?

– Глядя на вас, я начинаю склоняться к мысли, что нет.

– Мы не хиппи и не панки. Мы подружки-лесбиянки, – продемонстрировал свои познания в поэзии Артем.

Алиса молча треснула его тетрадкой.

– Офигела! – завопил парень.

– Что за шум? – преподаватель строго посмотрел в их сторону.

– Там война полов, – любезно подсказал Филипп. Народ с готовностью захихикал, обрадованный внезапной передышкой от монотонной лекции.

– Продолжите ее на перемене, – мужчина покачал головой. – А пока, раз вы что-то расслабились, проведем небольшой опрос.

– Все, Бивис, – мрачно пообещала Алиса, которая с органической химией дружила очень посредственно. – Я твои кишки на колесо намотаю и по всем горам размажу, понял?

Неизвестно, проникся ли Бивис серьезностью угрозы, но до конца пары парни не произнесли ни слова. Да и во всей аудитории воцарилась тишина. Все старательно опустили головы и постарались спрятаться в свои записи, лишь бы карающий перст преподавателя выбрал себе в жертву кого-то другого. Подруги так и вовсе распластались на парте, благо широкие спины Филиппа и компании хорошо скрывали их от бдительного ока преподавателя.

Прозвеневший звонок показался райской мелодией. Тем более что в аудитории стало жарко и душно.

– Карина, я тебе все никак не могу рассказать. – Алиса торопливо запихнула тетрадку в рюкзак. Филипп уже выходил из аудитории, и девушка разрывалась между порывом побежать за ним и желанием рассказать подруге все, что произошло с ней вчера вечером.

– Ну что ты копаешься? – она схватила Карину за руку и потащила к выходу. – Слушай, короче, вчера было нечто! Я тебе хотела позвонить, но ты, блин, уже спала, а Дашка где-то с Максом тусила.

– Да я… – начала было девушка, но осеклась. Они как раз вышли из аудитории в коридор, где их поджидал мрачный блондин по кличке Вампир. Алиса аж заклокотала, когда он преградил им путь.

– Тебе что надо? – взвыла девушка, пытаясь обойти парня. Не получилось. – Ты чего за мной следишь? Что я тебе сделала?

– Ты? – Вампир явно удивился. Очки он снял, и теперь можно было разглядеть, что глаза у него темно-серого цвета, с длинными ресницами. Красивые, скорее больше подходящие девушке.

Следующая фраза парня ошарашила Алису.

– Вообще-то я ее ждал, – Вампир кивнул на Карину.

* * *

Вампир изначально был против знакомства с теми девушками в кафе. Это все Фрик придумал, когда увидел необычно одетую троицу. Ну да, анимешниц в списке побед темноволосого трейсера пока не было. И, видимо, не будет. Никто из парней не ожидал, что девушки, вместо того чтобы согласиться на приятное знакомство, вдруг убегут от них, как от чумных. А зеленоглазая девчонка, которая и привлекла внимание Фрика, еще и выпустит в них струю из баллончика. Сам Вампир долго ржал над рассерженным другом, который кашлял, чихал и тер слезившиеся глаза.

– Радуйся, чувак, – они сидели в парке, пытаясь прийти в себя после внезапной атаки. – Отделались малой кровью.

– Ты о чем? – Фрик чихнул и нецензурно выразился.

– Могли косой врезать, – Вампир вспомнил красноглазую девочку с бутафорским оружием длиной в полтора ее роста. – Там сидела злобная маленькая демоница.

– И кукла, – захохотал Танк, вспоминая розоволосую Дашку. Сам он ни с кем знакомиться не стремился, так как уже третий год серьезно встречался с рыжей третьекурсницей Юлей.

Второй раз Вампир хохотал над Фриком, когда выяснилось, кто его обрызгал.

– Помнишь, ты совсем недавно вспоминал эту Летягу?

– На свою голову.

– Да чего ты бесишься? Тебя первый раз отшили?

Вместо ответа Фрик пнул попавшую под ноги пивную банку и очень нехорошо выразился в адрес зеленоглазой.

– Она тебя зацепила. – Танк сидел на скамейке, закинув локти на спинку. Вампир устроился рядом, разглядывая прохожих через свои любимые черные очки «а-ля кот Базилио».

– На кой черт мне ударенная на голову подруга?

– Чувак, потому что ты сам псих, и прозвище такое тебе не зря дали! – отозвался Танк.

– И еще потому, что ты завидуешь, – негромко произнес Вампир. Фрик злобно покосился: друг обладал сильнейшей интуицией и хорошо чувствовал людей.

– Не зыркай, я же вижу. Тебя бесит, что какая-то девчонка вот-вот обставит тебя в даунхилле. Про нее уже говорят больше, чем о вашей светлости.

– Утихни, а?

– Утихну, – согласился парень. – Но Летяга от этого не самоуничтожится.

– И не надо. Я обставлю ее на ближайших соревнованиях.

– Она псих.

– Он тоже, – Танк хлопнул Фрика по плечу. – Задай ей, брат, пусть знает, кто лучший.

– Плохо, когда начинается такое. – Вампир встал со скамейки, оглянулся в сторону университета. – Фрик, ты же знаешь, что это не тот спорт, где надо доказать свое первенство.

Парень в ответ продемонстрировал неприличную фигуру из трех пальцев.

Вампир пожал плечами и не спеша пошел в сторону второго корпуса. Он собирался кое-что проверить. Красноглазая демоница из кафе показалась ему, несмотря на грим, довольно симпатичной. Парню стало интересно, как она выглядит в жизни и сможет ли он ее узнать.

Узнал. Хрупкая брюнетка с огромными глазами и нежным личиком обнаружилась на скамейке возле второго корпуса. Не обращая внимания на галдевших вокруг студентов, она сидела, уткнувшись в электронную «читалку». Иногда поднимала руку и рассеянно дергала себя за выбившуюся из хвоста прядь волос. Вампир совсем уже было собрался подойти к ней, но отвлек звонок мобильника. Увлекшись разговором, парень отошел довольно далеко. А когда вернулся, то обнаружил Летягу. Та его тоже увидела и зачем-то полезла за скамейку. Вампир решил понаблюдать, что будет дальше. Девушка ему чем-то напоминала Фрика. Такая же странная и склонная к сиюминутным порывам.

А вот ее подруга удивила. Пока Вампир на них смотрел, девушка вдруг встала и прямиком направилась к нему.

«Она похожа на куколку или на статуэтку. Так, маразм крепчал, сосуды гнулись. Ты ее еще с феей сравни. Хм, а что, очень даже похоже. Только крыльев не хватает».

Тем временем подошедшая «фея» вдруг заявила ему, что он, видите ли, «некавайный», после чего гордо удалилась. Вампир на «кавайность» никогда не претендовал, от заявления развеселился и твердо решил познакомиться с девочкой поближе. Выяснить, где проходит пара нужной группы, не составило труда. Как и остановить девушек на выходе из аудитории.

– Вообще-то я ее ждал, – сообщил Вампир Алисе, глядя при этом на брюнетку. Он уже выяснил, что зовут ее Карина Вейлина, и ей недавно исполнилось девятнадцать лет.

Летяга тоже оглянулась на замершую подругу, пожала плечами и отошла в сторону. Правда, недалеко и при этом смотрела на Вампира, как каннибал на диетолога, который заявил, что пора становиться вегетарианцем.

– Зачем ждал? – Карина, в отличие от подруги, выглядела спокойной, даже несколько задумчивой.

– Телефончик дашь? – у парня вдруг пересохло в горле от внимательного взгляда светло-карих глаз.

Девушка пожала плечами и полезла в сумку.

– Держи, – она протянула ему плоский симпатичный аппаратик в ярко-сиреневом корпусе, с наклеенными стразами. При этом лицо оставалось совершенно серьезным, но в глазах заискрился смех.

– Может, для начала обойдемся номером?

– Прости, лишнего номера у меня нет. Лучше обратись к операторам сотовой связи.

– Они смогут дать твой номер?

– Мой номер нужен мне самой.

– Мне он тоже нужен, – заговорщическим тоном произнес Вампир. – Просто жизненно необходим!

– Своего уже не хватает? – Карина обошла его по дуге, подхватила Алису под руку, и они вдвоем направились к лестнице. Следующая пара должна была состояться в третьем корпусе. Вампир об этом знал, успев просмотреть расписание группы. Бросаться следом ему показалось занятием довольно глупым и рискованным: девушка могла просто послать. Поэтому Вампир решился на более экстремальный шаг.

Ближайшая аудитория, выходящая окнами во внутренний двор, оказалась открытой. Парень приблизился к окну, профессиональным взглядом осмотрел все вокруг. Так, дерево напротив, метрах в полутора от подоконника. Вампир открыл звякнувшие створки, не обратив внимания на приглушенный свист какого-то заглянувшего студента. После чего одним прыжком преодолел пространство до развилки на дереве. Оттуда почти сразу прыгнул на козырек над входом, а с него на асфальт. Там плавно перекатился через голову и выпрямился под одобрительный свист и вопли зрителей.

Вовремя успел. На него уставились две пары округлившихся глаз: светло-зеленые и карие.

– Ну так что, телефончик дашь?

– Слышь, Карина, – отмерла Алиса. – Я бы на твоем месте номерок дала. А то в следующий раз он вот таким образом заберется в квартиру.

– Записывай.

Вампиру понравился восторг в глазах Карины, и он торопливо достал телефон.

– Ну ладно, я тут лишняя, – Алиса дернула подругу за волосы. – Эй, на корабле, я на прослушивание в театралку. Потом дашь списать лекцию?

– Куда? – переспросил парень, но девушка уже уехала на велосипеде. За нее ответила Карина.

– В театральную студию. Там на этой неделе проходит набор.

– А-а-а, – Вампир подумал, стоит ли говорить, что Фрик как раз тоже направился туда. Но потом решил, что это его не касается.

– Давай я тебя провожу.

– Мне в соседний корпус, – Карина ткнула пальцем в красное здание.

– Мне тоже туда, так что по дороге.

Почти не соврал. Он и впрямь туда собирался, но исключительно из-за Карины.

Глава четвертая

Театральная студия располагалась на последнем этаже седьмого корпуса, рядом с актовым залом. Три небольшие комнаты и длинная узкая костюмерная, находившаяся почти на чердаке. Алиса, уговорив охранника присмотреть за велосипедом, с каким-то благоговением шла по коридору. В пыльных запахах ей чудилось что-то необычное, как и в самой атмосфере.

«Ну да, ты еще упади на колени вот прямо на этот стертый ламинат и побейся головой в экстазе. Сразу примут в группу, если в дурку не отправят».

Голоса доносились из-за приоткрытой двери в конце короткого коридора: низкий и бархатистый, несомненно, принадлежал мужчине, а вот второй отличался высокими нотами. Потоптавшись и мысленно пнув себя для храбрости, Алиса деликатно постучала по косяку. Потом осторожно заглянула в комнату.

– Да, – к ней обернулись двое: мужчина средних лет, почему-то напомнивший ей сериального злодея, и сухопарая блондинка в розовом костюме.

– Я насчет набора, – Алиса топталась на пороге и с некоторой тревогой смотрела на спорщиков. Может, она не совсем вовремя и ей сейчас укажут на дверь?

– Набора? – мужчина потер лоб, словно вспоминая. – Ах да, набора.

Посмотрел на Алису, переглянулся с блондинкой.

– Денис, давай ее с Горынычем попробуем. Заодно и проверим, как он работает.

– Да! – просиял мужчина. – Девушка, как вас по имени?

– Алиса.

– Алиса, мы сейчас проведем прослушивание. Прошу за мной, – мужчина выскочил из комнаты и устремился по коридору. Алиса и блондинка последовали за ним.

– Это Денис Витальевич, режиссер, – вполголоса произнесла женщина, пока шли к сцене. – А я хореограф Ольга. Ты танцевать умеешь?

«Ага, на костях Жабы и ему подобных», – едва не брякнула Алиса.

– Нет, у меня нет танцевальной подготовки.

– Ну ничего, – кажется, Ольга пробормотала это себе в утешение. – Научим.

Какими-то путями и они вышли за сцену. Тут было пыльно, сумрачно и везде стояли доски и огромные куски фанеры. Сцена отделялась плотным светлым занавесом. Алиса то оглядывалась на темную нишу, над которой нависал кусок фанеры с намалеванной пастью и раскосыми глазами, то старалась украдкой раздвинуть занавес и посмотреть, что происходит на сцене. Впрочем, любопытствовала она недолго.

– Вот, Алиса, тебе задание, – Денис Витальевич вывел девушку на ярко-освещенную сцену. – Справишься – сразу получишь роль. В принципе, сыграть за одну из голов Горыныча не так сложно. Эй, работники искусства, я вам третью голову привел.

– А почему девушку? – симпатичная длинноволосая девушка в короткой юбке и цветастой блузке прекратила хлопать веером зеленое чудовище по голове.

– Так креативней будет. – Режиссер спрыгнул в зал и уселся в первый ряд. – Ну, давайте! Алиса, голова одевается легко. Не забудь про крыло.

– Охренеть, я в сказке, – с этими словами Алиса осторожно подошла к Горынычу, представлявшего собой огромного зеленого монстра с крыльями и тремя головами. Две головы при этом раскачивались и с интересом разглядывали девушку, а третья, похожая на лихого китайца, безучастно валялась на полу.

– А ты кто? – вопрос адресовался девушке с веером.

– Я принцесса, – последовал гордый ответ.

– А, – непонятно чему обрадовалась Алиса. – То есть тебя хотят съесть, а ты против и поэтому бьешь бедного Змея по голове? А он дураком не станет?

Голова в центре как-то подозрительно захрюкала, а правая, с красиво нарисованным фингалом, повернулась к Алисе и что-то прошипела.

– Он меня крылом задел, – огрызнулась принцесса. – Думает, раз мой парень, то все можно.

– Бедняга, – Алиса полезла в Горыныча. – Тебе с таким уродом встречаться не стыдно?

– Сама удивляюсь, – хихикнула девушка. – А ты ничего, думаю, поладим.

– Очень на это надеюсь.

Кое-как уместившись внутри Горыныча, Алиса пару раз чихнула и прильнула к двум дырочкам, проделанным в глазах третьей головы. Шея Горыныча была гибкой, залезть в нее пришлось целиком, а ногами стоять внутри брюха. Но в целом довольно неплохо, правда, внутри чудища пахло картоном и почему-то уксусом.

– Начали, – послышалась команда режиссера. – Ваша задача – напугать принцессу.

Алиса обрадованно закрутила горынычевской головой. Надо же, не успела прийти, а уже так весело.

Дальше стало еще веселее.

– Ну все, девица, – зарычала Первая голова. – Сейчас я съем тебя.

– И косточек не оставлю, – подключилась Вторая.

Принцесса, кажется, не боялась. Алиса тихо фыркнула и неожиданно для самой себя предложила.

– А давайте над ней опыты ставить будем?

Первая и Вторая головы, а также принцесса непонимающе уставились на Третью голову.

– Какие опыты? – возмутилась принцесса. Режиссер и хореограф с интересом наблюдали за разворачивающимися событиями.

– Съесть ее надо! – рявкнула Первая голова. Вторая попыталась что-то сказать, но Алиса перебила.

– Ты посмотри, какая она тощая, зачем нам ее есть. Ну, если только холодец сделать, а так время весело проведем. Давай ее на опыты!

– Не было такого, чтобы драконы девушек не ели, а опыты над ними ставили.

– Так мы будем первыми.

– Нет, мы ее съедим.

– А можно… – попыталась вставить Вторая голова, но ее уже не слушали.

– Какое необычное видение, – шептал режиссер Ольге. – Нет, ты посмотри только! Девочку определенно надо взять, если только они сейчас не подерутся.

На сцене тем временем разгорелся жаркий спор. Вторая голова уныло покачивалась на длинной шее, временами пытаясь прервать спорщиков. Принцесса крутила пальцем у виска. А Третья и Первая головы, столкнувшись лбами, яростно выкрикивали.

– Еда!

– На опыты!

– Еда!

– На опыты!

– Денис Витальевич! – заорала принцесса, уворачиваясь от просвистевшего над головой крыла. – Остановите этот дурдом! Тут дракона в психушку пора отправлять.

– Все, стоп! – режиссер громко хлопнул в ладоши. – Вылезайте на свет.

– Все равно на опыты, – пробурчала Алиса, задом наперед вылезая из головы Горыныча.

– Ребята, получилось очень креативно. Думаю, мы включим эту сцену, правда, доработаем сперва. Алиса, ты в группе. Знакомься с ребятами.

– Ага, – девушка круглыми глазами смотрела, как из Третьей головы вылез и отряхнулся хохочущий Фрик. Он что, ее преследует?

Похоже, у парня на лице отразились примерно те же мысли, но в ее адрес.

– Опять ты?

– Нет, это ты опять!

– Аскольд? – девушка-принцесса подошла к Фрику, по-свойски подхватила его под руку. – Вы чего, знакомы?

– Встречались, – как-то туманно отозвался Фрик, который, оказывается, на самом деле Аскольд. Интересно, кто его вообще так назвал? Он что, здесь тоже репетирует или так, поразвлекаться пришел? А принцесса его девушка?

Все эти мысли вихрем пронеслись у Алисы в голове. А потом она поняла, что здесь будет не просто весело. Здесь, черт побери, будет столько адреналина, сколько порой не встретишь на трассе. Это взглядом обещал ей темноволосый тип с забавным именем Аскольд.

«Может, ему валерьянки предложить? Или сразу цианидику, чтобы не мучился. А то еще немного, и он тут начнет метать гром и молнии».

Но Фрик все же вспомнил, что находится среди людей, которые невольно станут свидетелями убийства зеленоглазой. А значит, их тоже придется убивать, а потом пускаться в пожизненные бега. В общем, цена показалась слишком высокой, поэтому парень решил не обращать внимания на девицу, у которой язык оказался хуже змеиного жала.

Дальнейшая репетиция прошла более-менее спокойно. Алиса сидела и наблюдала. Всего в театральной группе насчитывалось десять человек плюс режиссер и хореограф. Местной «звездой» была та самая принцесса, которая все норовила приклеиться к Фрику. По мнению Алисы, получалось у нее из рук вон плохо. То ли Фрик не любил публичные нежности, то ли девица ему успела поднадоесть, и их роман медленно прокисал в прозе жизни, но только парень обращался с ней не как пылкий возлюбленный.

Сюжет пьесы напоминал Алисе пестрый суп, куда свалили все, что оказалось под рукой. В общем, главный герой – высокий худой парнишка с прической «а-ля одуванчик полевой» – влюбился в принцессу. А ту похитил Змей Горыныч, впечатлившись гаремом турецкого султана и решивший его переплюнуть. Правда, девушек он не выдавал за себя замуж, а ел. Чучела же ставил в один из залов пещеры. Добрая пьеса, верно? Так вот, чтобы не получить чучело вместо любимой, герой отправился на ее поиски. В этом ему помогали какие-то нимфы, человек-паук, которого съела женщина-лягушка, и еще куча разных персонажей. Вдобавок ко всему парнишка повстречал кентавра, который ругался со своим хвостом. И они до пещеры Горыныча шли вместе. Конечно, все закончилось хорошо, принцессу успели спасти, а Горыныча вовсе не завалили, как ожидала Алиса. Вместо этого кентавр предложил ему помощь психиатра, заявив, что он сам уже десять лет лечится у него от разговора со своим хвостом. После прочтения пьесы Алиса поняла, что попала в Страну Чудес.

Чудеса продолжились и после репетиции. Алиса немного задержалась, уточняя у режиссера, которого все звали попросту Денисыч, когда и куда приходить и сколько занимает репетиция. Потом вспомнила, что вообще-то прогулянная пара уже закончилась, обед начался, а впереди ожидается семинар по молекулярной биологии. Преподаватель не просто не любила прогульщиков, она их отслеживала с маниакальным упорством и устраивала настоящие пытки во время экзамена. Так что Алиса, подхватив рюкзак, решила, что надо поспешить. Тем более от Дашки и от Карины пришли сообщения с воплями: «Где тебя носит, мы поговорить хотим».

* * *

Как оказалось, сегодня все просто жаждали пообщаться с Алисой. Коридор за сценой причудливо изгибался и выводил в другой коридор, через который девушка попала на прослушивание. В облезлых стенах через равные промежутки стояли двери, чаще всего – запертые, кое-где виднелись ниши непонятного назначения. Пробегая мимо одной такой ниши, Алиса вдруг краем глаза увидела метнувшуюся к ней фигуру.

– Ну привет еще раз, – прошептал Фрик, прижимая девушку к стене. Причем так умело это сделал, что Алиса при всем желании не смогла бы врезать.

– Привет и пока.

– Нет, еще не пока. Ты зачем сюда приперлась?

– А тебе-то что? – удивилась Алиса. Странно, но она почему-то не боялась. – Я давно хотела походить куда-нибудь типа этого. Чего ты бесишься? И отпусти меня, а то закричу.

– Язык вырву, – пообещал парень.

– А я тебе глаза выдавлю, – не осталась в долгу Алиса.

– Слушай ты, с-с-спортсменка, иди готовься к соревам. Я тебя в выходные размажу.

– Ах, вот в чем дело! Ты чуешь во мне соперницу и бесишься, что я перебежала тебе велосипедную дорожку?

Фрик придвинулся так близко, что Алиса даже ощутила у себя на лице его дыхание, злое и горячее. Да и сам он напоминал злобно пыхтящую печку.

«Ахх-ха, печка-говорун с мужскими комплексами. Может, ему леденец на палочке подарить, чтобы не плакал?»

– Детка, ты неплохо катаешь, но увы – не супер.

– Тешь себя надеждой, – Алиса с трудом подавила желание укусить собеседника за нос. В полумраке, с таким опасным и одновременно притягательным парнем. Р-р-романтика.

Ага, тот еще романтик. У нее уже мурашки бегают, и сердце колотится как бешенное от страха и от здорового азарта. Значит, Великий и Могучий Фрик всея университета считает ее опасным соперником? Помимо воли Алиса заухмылялась.

– Что ржешь?

– Представила твое лицо, когда я займу первое место, а ты, трейсер, останешься позади.

– Уверена? – Фрик это произнес почти ласково.

Вот тут бы Алисе и пойти на попятный. Извиниться, дескать: «Прошу прощения, великий и могучий, я так, сболтнула лишнее». Но девушке шлея под хвост попала. Да еще перед глазами возникла картина: она получает первое место, зрители ликуют, а Филипп с восхищением дарит ей цветы и увозит на машине куда-то за горизонт. Прямо мелодрама какая-то.

– Абсолютно. Ты же прыгаешь, как обезьянка? Вот и прыгай, а мне оставь покорение горных вершин.

– Ну ты достала, – выдохнул парень. – Я в выходные сделаю тебя, поняла?

– Спорим? – Алиса это брякнула, прежде чем подумала.

– Ты серьезно? – Фрик посмотрел на девушку. как на полоумную. Но зеленоглазая чертовка и не думала отказываться от своих слов. Еще сильнее задрала нос и отчеканила:

– Если ты проиграешь, то всю следующую неделю будешь всем говорить, какая я крутая.

– Хм, идет. Тогда, если проиграешь ты, – Фрик улыбнулся весьма язвительно, – весь день проведешь со мной и будешь слушаться.

Алиса с такой постановкой не была согласна.

– Одурел? Давай лучше я просто буду говорить, что ты самый лучший.

– Зачем? Это и так известно.

– Я не буду принимать условия, – зашипела девушка. – Откуда я знаю, что у тебя на уме?

– Размечталась.

– Это ты размечтался.

– Короче, струсила? – неожиданно спокойно поинтересовался парень.

– Вот еще! По рукам. Все равно я выиграю.

Соперники торжественно пожали друг другу руки. Алиса отметила, что пальцы у парня длинные и изящные, прямо как у музыканта.

«Ага, а ведет себя, как гоблин на выпасе».

В душе после заключения пари поселилось тревожное чувство. Алиса чуяла, что где-то ее обдурили, но никак не могла понять, где именно. Поэтому буркнув: «До скорого позора, дружок», – выскочила на первый этаж, забрала велосипед и буквально улетела к подругам. И не видела, как следом за ней вышли Фрик с принцессой. Причем девушка висела на локте у парня, не сводя с него восторженно-умоляющего взора. Казалось, будь у нее хвост, она бы им усердно виляла.

– Ты пойдешь на пары?

Фрик прекратил смотреть, как ловко лавирует среди студентов фигурка на ярко-желтом велосипеде.

– Нет, не хочу. Сегодня лекции, потом спишу.

– И я не хочу, – призналась девушка.

– Тогда, Леська, будем прогуливать вместе. – Фрик зачем-то натянул на голову капюшон флиски, подмигнул девушке. – К тебе или ко мне?

– У меня родители дома, – прошептала та, не веря своему счастью.

– Значит, ко мне. Пошли, – и взяв подругу за руку, потянул за собой. Жил Фрик близко, через квартал от университета, в доме, построенном пятьдесят лет назад. Квартиры в нем отличались высокими потолками и огромными комнатами. Сюда так и просился дорогой ремонт и антикварная мебель. Но вместо этого в двух просторных комнатах валялись запчасти от велосипедов, каяков и прочего. Все словно кричало о том, что здесь живет увлекающийся спортом мужчина, не обремененный семьей.

Алиса успела к нетерпеливо ожидающим ее подругам, до начала семинара оставалось еще двадцать минут. Дашка и Карина приплясывали перед входом в третий корпус, рядом с огромными елями.

– Ты чего так долго?

– Горыныча изображала. – Алиса слезла с велосипеда. – Чего вы такие подозрительные?

Карина молча пожала плечами, а Дашка подняла взгляд к небу и тяжко вздохнула.

– Макс что-то замышляет.

– Раздумал жениться?

– Нет, согласился на выкуп.

– А-а-а, его похитили марсиане и заменили своим шпионом.

– Балда, – разозлилась Дашка на Алису. – Ты понимаешь, он что-то задумал.

– Здорово, – подала голос Карина. – Ты теперь будешь искать в каждом его действии второе дно. Может, он просто устал от твоих наездов и понял, что легче согласиться, чем возражать?

– Это же Макс! Он не стал бы так просто соглашаться, – Дашка осеклась и перешла на зловещий шепот. – Он что-то задумал.

– Ну давай тоже что-то задумаем, – пожала плечами Алиса.

Максим и правда резко выступал против выкупа невесты. В ход шли самые различные доводы, от «это глупо и отдает дебилизмом» до «отстань от меня. женщина, я просто не хочу участвовать в балагане». И вот теперь он неожиданно, по словам Дарьи, и даже чересчур поспешно согласился на любые конкурсы. Девушка сначала обрадовалась, а потом затосковала и принялась размышлять, где тут ей стараются подложить гадость.

– Возможно, он придет с толпой друзей и просто сметет подружек невесты, – предположила Карина после нескольких минут задумчивого сопения.

– Да, вполне возможный вариант. Я где-то читала про такое.

– Тогда надо придумать, как ему помешать, – рявкнула Дашка, спугнув робкого первокурсника. Голос у девушки, несмотря на ее ангельскую внешность, отличался громкостью и легкой хрипотцой.

– Придумаем, – утешила Алиса. – Нам много над чем надо подумать. Давайте сегодня в десять вечера соберемся у меня и подумаем. А сейчас нам с тобой, Карина, пора на семинар, а потом я уеду покатаю, а потом… кстати, а как там этот Вампир? Ты ему телефончик дала?

– Он оказался очень настойчивым, – Карина немного покраснела и поспешила скрыться за дверью корпуса.

– Во дела, – протянула Алиса. – Наша матерая анимешница тоже угодила в сети Амура, точнее – в сети Вампира.

Глава пятая

Как и следовало ожидать, Алиса не смогла утаить от подруг спор с Фриком. Сначала поведала Карине, на семинаре, прикрываясь тетрадкой. Была уличена в болтовне и приглашена к доске для ответа на каверзные вопросы. Споткнулась на формулах, чудом выплыла и в результате ответила на чахлую четверку. Карине тоже досталось, но девушка ответила на все вопросы и гордо вернулась на место, ухитрившись пнуть Бивиса, разложившего свои конечности в проходе. Больше перешептываться подруги не решились и просто активно обменивались записками.

После пары все пришлось в лицах пересказать Дарье. Та покачала головой, потрогала Алисе лоб и сказала, что она точно псих, если решила потягаться с Фриком.

– Нет, Алис, я всегда на твоей стороне и по-любому болеть буду за тебя. Как и твои, и мои одногруппники. Но Фрик он… черт, даже я, далекая от велов, считаю, что он крут!

– Угу, крут. Круче только яйца дрозда.

– Я серьезно. Откуда ты знаешь, что он потребует?

– Ага, щас! – моментально вспылила Алиса. – Пусть только попробует. И вообще, у него девушка есть, вот пусть с ней и спорит на эротических условиях. И потом, я сделаю все, чтобы победить.

– Может, ему ногу сломать? – задумчиво протянула Карина. Она могла долго молчать, а потом тихим голосом выдавала убойное замечание.

Предложение показалось Алисе необычайно заманчивым. Она бы ему еще глаза выдавила и скальп сняла, но, увы, – силы были слишком неравны. И скорее всего все вышеперечисленное Фрик сотворил бы с соперницей.

– Ладно, – Алиса поправила рюкзак. – Я поехала катать, а вы тут без меня не скучайте. Карина, ты меня слышишь вообще?

– Конечно, ты очень громко кричишь, – подруга на миг оторвалась от мобильника, на котором быстро набирала сообщение.

– С этим белобрысым переписываешься?

– Он не белобрысый, он обесцвеченный, – тихим голосом поправила подруга. – И да, он зовет меня завтра погулять. Я сказала, что подумаю.

– Надеюсь, у тебя хватит ума не пойти с ним к нему домой, – проворчала Алиса, наблюдая, как из корпуса выходит Филипп в окружении друзей. Не глядя на девушек, они прошествовали к длинной шеренге автомобилей, растянувшейся вдоль тротуара. Сердце екнуло и сделало попытку пробиться сквозь грудную клетку, чтобы ускакать следом за русоволосым чудом в очках.

«Нужно ему твое сердце. Ты еще бы почку предложила или печень, так, про запас».

– Всем пока, – буркнула Алиса, понимая, что Филипп опять ее проигнорировал. Настроение, до этого возбужденное предстоящим спором, стремительно поползло вниз. И даже солнечный день показался серым и тоскливым. Оттолкнувшись ногой от асфальта, девушка покатила прочь от университета.

Филипп, Филипп – сердце ныло и кричало о своей любви. А может, это было не сердце, а душа или еще что-нибудь. Алиса только твердо знала: надо что-то делать. Иначе она к концу пятого курса свихнется. А если Филипп женится? Страх вдруг пробрал так, что Алиса едва не слетела с велосипеда. О нет, она не выдержит, она подерется с соперницей или уедет из города, чтобы никогда больше не встречаться со своей любовью.

Ближе к месту катания Алиса все же пришла в норму. Как обычно, оптимизм нашептал, что все же Филипп иногда смотрит на нее, а значит, шанс, пусть и крохотный, у нее есть. Да и сам парень еще на первом курсе на вопрос девушки: «Скажи, а у меня хоть есть шанс», произнес: «Шанс есть всегда». Так что еще не все потеряно. Солнце снова показалось на небе, настроение поднялось на несколько градусов. Подпитав себя вымученными надеждами, Алиса быстро въехала в сосновые посадки, свернув с дороги.

Когда-то, лет семь назад, здесь тянулись тропки, любовно протоптанные садоводами. Через сосновые посадки любители огородов проходили к вагонеткам и на них спускались к реке. А там уже садоводов подбирал бодро фырчащий паром и перевозил на другую сторону, к многочисленным дачам. Сами посадки темно-зеленой нитью соединяли два крупных городских района. Сейчас тропинок становилось все меньше, зато асфальтированных дорожек все больше. Вагонетки по-прежнему работали, но теперь не посреди лесного пространства. Рядом с ними вырос целый гостинично-спортивно-развлекательный комплекс, состоящий из трех горнолыжных трасс, пяти кафе-ресторанов и пейнтбольного клуба. Чуть в стороне разместился детский симпатичный городок, где вовсю резвились карапузы, пока их родители развлекались в клубе или катались на лыжах.

Трасса даунхилла проходила чуть в стороне, вилась причудливой змеей между деревьев и кустов. Делали ее все вместе. Алиса, конечно, не таскала бревна и доски, не рыла землю, но зато помогла со стройматериалами и рисовала схему трассы. Папа у нее занимался многочисленными городскими стройками и спокойно разрешал брать те вещи, которые считал ненужными. Поэтому трасса была построена в рекордно короткий срок и торжественно открыта. Алиса первой скатилась с нее и красиво улетела в кусты в самом низу, но это уже мелочи.

Сегодня здесь было не очень много народа. Алиса насчитала пятерых парней, еще один спускался с трассы.

– О, Летяга пожаловала.

– Что, решили покатать перед соревами?

– Да, – рыжий, как солнышко, парень подошел ближе. – В этом году они обещают быть очень интересными.

– Главное, чтобы без жертв, – подключился второй, чей велосипед золотыми оттенками горел в косых лучах вечернего солнца. – Летяга, ты реально поспорила с Фриком? Ну ты монстр!

– Блин, разболтал что ли, удод? – взъерошилась Алиса.

В результате допроса с пристрастием выяснилось, что новость уже разнеслась среди всех велосипедистов. Еще бы! Какая-то девчонка бросила вызов самому Фрику. Парни крутили пальцем у виска, но тут же заявляли, что уважают. В общем, уже многие были охвачены радостным ожиданием, а сама Алиса с тоской поняла, что отныне будет в центре внимания. Фрика хотелось расчленить с особой жестокостью, а потом отрезать себе язык.

– Летяга, ты мутант.

– Сам такой.

– Ты опять без защиты.

Алиса раздраженно посмотрела на рыжего.

– Что значит опять? Я один раз всего без нее каталась. Ты мне предлагаешь ее в универ тащить? Мне некогда домой было заезжать. Все, я полетела.

И впрямь – полетела. Ухнула по трассе вниз, только сверкнул желто-зеленый шлем.

Парни посмотрели ей вслед.

– Как думаешь, победит? – поинтересовался лысый темноглазый парнишка у рыжего.

– Фрика? Нет, но явно постарается.

Алиса, не зная, о чем разговаривают приятели, неслась вниз, ощущая себя единым целым с велосипедом.

«Ага, вместо колес ноги, а руль вместо ушей. Ну такая краса ненаглядная, прямо убиться шифером».

Велосипед мягко взлетел с дропа из березовых поленьев, аккуратно приземлился, чуть вильнув колесом.

Сегодня падения не было. Алиса затормозила внизу трассы, переводя дух. Прохладный ветер приятно коснулся разгоряченного лица, тронул выбившиеся из-под шлема волосы. Здесь, внизу, почти не было слышно шума автомобилей и музыки из кафе, лишь чуть слышно чирикали невидимые птицы и поскрипывали вагонетки. Лучи вечернего солнца играли с золотисто-зеленой листвой, полосами ложились на траву. Идиллия. Красота.

Посидев несколько минут на траве и насладившись природой, а заодно успокоившись, Алиса направилась к вагонеткам. Вообще-то можно и подняться сбоку от трассы, но к концу подъема будешь мокрой и уставшей. А девушка собиралась скатиться еще несколько раз и не собиралась уставать раньше времени.

Вагонетка тихо поскрипывала, внизу и по бокам скользили верхушки деревьев. Алиса, перегнувшись через железный бортик, с интересом смотрела, как кое-где проглядывает извилистая нитка трассы.

Наверху из разных кафе неслась музыка, слышались хлопки пейнтбольного оружия и радостные вопли. Алиса со вздохом вернулась в цивилизацию.

Вот честное слово, лучше бы не возвращалась.

– Летяга, тренируешься? – Фрик стоял, ухмыляясь во все тридцать с лишним зубов. На смуглом лице улыбка казалась еще ярче. Из-под капюшона флиски выбивались темные длинные пряди волос, руки парень засунул в карманы спортивных брюк и, прислонившись к дереву, с интересом оглядывал моментально нахохлившуюся Алису. Рядом с ним Леся, наряженная в брючный бежевый костюм, казалась легкой и воздушной. Так же Алиса заметила Танка с рыжеволосой спортивно одетой девушкой и Вампира в неизменно-черном наряде и дурацких очках. Последний быстро глянул на нее и тут же снова вернулся к своему телефону, на котором что-то печатал.

Ехидство в Алисе забурлило и заходило волнами, едва не выплескиваясь из ушей. Странно, почему именно Фрик действовал на нее так неправильно? Рядом с ним девушка чувствовала, что превращается в шипящую, выгнувшуюся дугой кошку.

– Что, пришел сказать, что сдаешься? Или будешь подсматривать и строить козни?

– Алиса, вы правда поспорили? – Леся смотрела на девушку с восторгом. – Как здорово! А на что?

– На пинки, – отозвалась Алиса, поглядывая на Фрика. Так, так, так, значит, своей девушке мы не сказали, на что спорим? Мило, очень мило.

– Ой, – Леся повернулась к Фрику. – Ты с ума сошел? Ты что, сможешь ударить девушку?

– Ни в коем случае, – делано испугался парень. – Но это не девушка. Это Летяга – психическое исчадие ада. Ну что, детка. Не хочешь потренироваться в пинках?

Алиса посмотрела в насмешливые темные глаза и процедила сквозь зубы.

– Боюсь, если пну, то только ниже пояса и ты потом будешь долго ползать червячком.

Танк радостно заржал, а девушка вдруг рявкнула:

– А ну отдай! – в руках парня появился ее желтый рюкзак. Девушка с укором покосилась в сторону рыжего, которому поручила его охранять. Тот развел руками и проговорил:

– Он же его не украл.

– Ты че? – обиделся Танк. – Я че, на вора похож?

По мнению Алисы, был похож и даже очень, но она благоразумно промолчала и просто сурово повторила.

– Вернул на родину.

– Действительно, – Вампир оторвался от телефона. – Верни ты ей рюкзак. Он тебе не нужен.

– Зато ему нужен, – Танк перебросил рюкзак Фрику. – А ты давай переписывайся дальше со своей няшкой.

– Прекрати! – рыжеволосая шутя треснула Танка по лбу. Парень моментально расплылся в улыбке и сграбастал пискнувшую девушку в охапку.

– Вы психи, – Алиса подошла к Фрику и дернула за лямки рюкзака. – Отдай, слышишь!

– А ты попроси по-хорошему, – Фрик вдруг прислушался, остальные тоже услышали кваканье из кармана, прижатого к груди парня.

– Опа! – прокомментировал Танк. – Летяга, ты лягушек в рюкзаке разводишь?

– Отдай! – заорала Алиса, кидаясь на Фрика и пытаясь выбить у него из рук свой мобильный. – Отдай, мерзавец!

– Аскольд, ты с ума сошел? – возмутилась Леся. – Отдай немедленно!

Однако парень ловко увернулся от обеих девушек, оставил рюкзак Алисе, а сам отпрыгнул подальше и посмотрел на экранчик.

– Жаба Евгеша, – прочитал он с выражением и заржал. – Это что еще такое? Ну-ка пообщаемся!

Он откинул крышку мобильного и явно приготовился сказать что-то остроумное. В этот момент Алиса окончательно озверела. Наклонив голову, она разбежалась и боднула Фрика в живот. Оба потеряли равновесие и улетели в ближайшие кусты.

– Во дает девчонка! – заорал Танк, остальные просто захохотали. Правда, рыжеволосая Юля и Леся переглянулись и бросились к кустам, которые вдруг замерли, а затем оттуда раздалось звучное ругательство в исполнении Фрика.

Алиса и Фрик влетели в кусты так, что девушка приземлилась сверху. Мобильник от удара улетел куда-то в сторону, но молодые люди этого даже не заметили. Фрик как завороженный уставился в прозрачные зеленые глаза, оказавшиеся так близко. Алиса, в свою очередь, стала напоминать кролика, заметившего удава. И замерла, распластавшись у парня на груди.

– Вот ч-ч-ерт, – выдохнул вдруг Фрик. – Вот ж… – он ругнулся и тряхнул головой. Ударился затылком о землю, повторил ругательство и вскочил, легко поднимая притихшую Алису.

– Клешни убери, – пробурчала девушка, ошарашенная своими ощущениями. Показалось, что вокруг все временно отошло на задний план, кроме этого темноволосого разгильдяя с нахальными глазами.

«Кажется, я все-таки ударилась головой и теперь брежу. А где тогда зеленые человечки и розовые слоны?»

– Алиса, ты в порядке? – как из тумана донесся голос Леси. Девушка с тревогой смотрела на Летягу, словно ожидала, что она сейчас грохнется в обморок.

– Меня лучше пожалей, – с деланой обидой протянул Фрик. – Между прочим, эта психопатка меня в живот боднула. А если бы чуть ниже?

– Ты бы пел дискантом! – рявкнула Алиса, возвращаясь к действительности. Танк с Юлей и остальными зрителями захохотали с удвоенной силой. Вампир ухмыльнулся, но комментировать не стал.

Телефон продолжал лежать на траве и квакать, словно футурологическая лягушка. Вся на нервах, все еще находящаяся во власти странного чувства, Алиса схватила мобильник и рявкнула в трубку:

– Ты, не звони мне больше, ты! Мне другой нравится! – после чего обернулась к притихшим зрителям, ткнула пальцем во Фрика и грозно отрубила. – Это я не про тебя. Иди готовься к поражению, Фрикассе!

– Лучше подумай над моей местью, – не остался в долгу парень, пока Алиса резво вскакивала на велосипед, чтобы уехать из этого дурдома. – Лучше откажись от спора, целее будешь.

Алиса ухитрилась обернуться и продемонстрировать жест, который в общественных местах показывать неприлично. Фрик послал воздушный поцелуй, отчего Алиса едва не упала с велосипеда. Но удержалась и уехала. Хотя даже спиной выражала негодование.

* * *

Твоя подружка только что боднула моего друга в солнечное сплетение и уехала.


Я, кажется, знаю, о ком ты говоришь. И это все? Странно, видимо, у нее хорошее настроение.


Я сам немного удивлен. Знаешь, мне кажется они похожи.


Они близнецы, которых разлучили в детстве.


Тогда, думаю, если не поубивают друг друга, то общий язык найдут. А ты пойдешь со мной гулять?


Завтра, все завтра.


Хочу сегодня.


А я хочу в Париж, но ведь терплю.


Могу тебя свозить туда на выходные. Тебе понравится.


Мило, я учту на будущее. Неужели ты готов пропустить соревнования ради меня?


Соревнования это стиль жизни, он никуда не денется. А про тебя я такое сказать не могу. Мне кажется, что однажды ты возьмешь и исчезнешь, а я этого не хочу.


Вампир на секунду оторвался от телефона и несильно постучался затылком о дерево. Кто бы сказал, что он может написать подобное! Стоит ли посылать это кареглазой фее? Да, стоит. Парень решительно нажал «Отправить сообщение».

* * *

Вот такими бурными событиями была открыта неделя. Продолжилась она не так шумно, но и на тихие будни походила, как мартовская кошка на корову. Университет бурлил, студенты веселились, пока что не отягощенные думами о зачетах и сессиях, а три подруги вплотную занимались своими проблемами. Алиса каждый вечер пропадала на трассах, возвращалась домой в сумерках, уставшая и грязная, как доброволец после субботника. Мама только вздыхала, когда дочь с голодным блеском в глазах неслась на кухню, а потом запиралась в комнате и до полуночи зловеще звякала инструментами, колдуя над велосипедом. Братец расщедрился и предложил привести команду поддержки в лице собственного класса. Алиса кивнула с рассеянным видом. Она вообще эту неделю ощущала как стремительно раскручивающуюся спираль. Все вокруг набирало ход, а она летела следом, подхваченная странной силой.

Через день после триумфального падения в кусты на пару с Фриком Алиса вдруг заметила, что Филипп бросает на нее задумчивые взгляды. Душа немедленно облилась медом, а перед глазами запрыгали розовые сердечки. Влюбленная, словно мартовская кошка, девушка каждый взгляд парня расценивала как намек на зарождающееся чувство. По ее глубокому убеждению, Филипп сидел и тупил исключительно из страха, что о них поползут сплетни по всей группе. А что? Алиса уже успела убедиться, что порой парни болтают еще похлеще девчонок, а уж сплетни и вовсе разносят в мгновение ока. Наверняка Филипп не хотел, чтобы их личная жизнь проходила под бдительными взглядами одногруппников, вот и таился до поры до времени. В такие моменты девушка отключалась от реальности и уплывала в розовые мечты, одновременно придумывая зверское убиение одногруппников, как возможных противников ее счастья. Трассы она теперь пролетала с еще большей скоростью, обходясь без падений. Если бы противный Фрик сделал милость и убрался из ее головы, то счастье окончательно заслонило бы собой горизонт. Но мерзкий Фрикассе, как называла его Алиса, являлся то в снах, выдавливая из них Филиппа, то вдруг не вовремя появлялся в мыслях.

– Может, он тебе нравится? – сделала предположение Дашка, когда девушка пожаловалась на начинающуюся шизофрению под девизом «Фрик меня преследует». Подруги сидели в кафе напротив третьего корпуса и наслаждались коротким отдыхом между парами. Погода по-прежнему стояла на диво теплая и солнечно-золотистая. Клены роняли разноцветные листья на плоскую крышу кафе и на тротуар.

– Кто? Фрик? – Алиса чуть не выплюнула кофе на круглый столик. – Я похожа на извращенку?

– Леся тоже не похожа. Но она с ним встречается, – заметила Карина, медитируя над своей чашкой.

– Он заколдовал Лесю, – Алисе нравилась милая, веселая подруга Фрика. – Он черный маг, который затягивает девушек в омут темной страсти и высасывает досуха. Он третья голова Горыныча, которой я скоро скручу шею и засуну в попу.

– Алиса, твою бы фантазию да в мирное русло, – Дарья все тосковала по поводу предстоящей свадьбы. Ее по-прежнему не покидало ощущение, что Макс готовит подлянку. Сам жених вел себя на удивление мило и послушно, даже не заикаясь, что ему претит сама мысль о выкупе.

– Алиса, ты чувствуешь подсознательную тягу к симпатичному парню, но из-за своей привычки любить Филиппа не можешь адаптироваться к новым условиям и поэтому бесишься.

Девушка покосилась на Карину.

– Тебя этому Вампир научил или сама додумалась?

– Я недавно новое аниме посмотрела, – подруга отхлебнула кофе и блаженно вздохнула. – Там парень с девушкой находились по разные стороны баррикад. Она Свет, а он Тьма. Постоянно сражались, спорили, кстати, учились в одной школе. Она на светлом отделении, а он на темном. Когда сталкивались, то летели пух и перья в прямом смысле слова, так как оба могли выпускать крылья. У девушки был возлюбленный, который на самом деле притворялся, там, короче, долгая история. Я к тому, что в конце эти двое поняли, что любят друг друга. Ничего не напоминает? Там эта девушка тоже металась между двух огней.

– Что курят японцы? – пробормотала Дарья, далекая от аниме и от всего, что с ним связано. Зато Алиса возмутилась.

– Кто тут мечется, я, что ли, мечусь? Фрикассе это наглое только и делает, что со всеми девушками обнимается, а Леся молчит, дурында. Вот пусть и продолжает обниматься, а мне мой Филя нужен, он не такой.

– Ну да, – кивнула Даша. – Филипп у нас монах-девственник, которого выпихнули из монастыря в большой мир.

Алиса насупилась, но промолчала. Подруги к Филиппу всегда относились, мягко говоря, нехорошо. Карина считала его «некавайным» и лживым, а Дарья называла «потаскуном» и другими нехорошими словами.

Карина, в отличие от подруг, не сильно нервничала или переживала. Хотя свою долю душевных метаний получила сполна. Вампир все же уговорил на одно свидание, на котором тоном змея-искусителя выпросил второе. А там и до третьего оказалось недалеко. Получилось так, что со вторника по четверг Карина все вечера проводила в компании блондинистого сероглазого трейсера. Вампир, в отличие от Фрика, вел себя как истинный джентльмен или Дракула, решивший обольстить жертву. Целоваться не лез, обнимал осторожно, за руку держал так, словно это прямо не рука была, а экзотическая бабочка, которая могла помереть от сильного сжатия. Если первый день зарождавшаяся парочка бродила по золотистым аллеям в центре города и оживленно делилась всем, что приходило на ум, то во второе свидание Вампир потащил Карину в недавно открывшийся Замок Ужасов в центральном парке. Оттуда девушка вышла бледная, как местные привидения, и мертвой хваткой вцепившаяся в руку парня. Сам Вампир едва сдерживался от хохота вместе с остальными посетителями Замка.

– Девушка, вы полны сюрпризов.

– Я испугалась, – призналась Карина, постепенно приходя в себя. Люди вокруг и ласковый свет фонарей заставили побледнеть пережитые ужастики.

– Хорошо ты испугалась. Зачем пыталась врезать Арлекино сумочкой?

– Мне правда неловко. Но ведь он кукла, значит, не обиделся.

Решив больше не пугать подругу, Вампир на третьем свидании повел Карину в кино. Не на триллер, не на ужасы, а на трехмерное фэнтези. Все это удовольствие растянулось на два с половиной часа, к концу которых голова Карины сама собой склонилась к плечу спутника. Тот, понятное дело, не возражал. Лишь сел так, чтобы ей было удобнее.

Кинотеатр находился не так далеко от дома Карины. Вампир с самого начала предлагал вызвать такси, но девушка заявила, что здесь пешком пятнадцать минут. Такси было бы уместным в буран или дождь, но не когда вокруг теплый сентябрьский вечер в обрамлении чистого звездного неба.

Обратно шли молча, погруженные в свои думы и искоса поглядывая друг на друга. Если Вампир цветом одежды сливался с темнотой вокруг, которая немного разгонялась редкими фонарями, то Карина выделялась светлым пятном легкого плаща.

Путь к дому лежал через гаражи, где парочку и накрыли. Трое молодых людей, чей исключительный интеллект отпечатался на небритых лицах, вынырнули из темного угла как черт из табакерки. Вообще-то подобные личности обычно обходили вполне благополучный район стороной. Но сегодня, видимо, решили попытать счастья.

Началось все весьма банально со слов «Эй, чувак, дай прикурить», «Как это не куришь, да ты просто жмотишь» и «Эй, девочка, как зовут такую милашку, а у тебя есть сигареты? Давай в сумочке посмотрим».

Карина побледнела и сделала шаг назад, понимая, что максимум, что она сможет сделать – громко завизжать и броситься наутек. В руке одного из типов сверкнул нож-«бабочка». Глаза девушка округлились от ужаса.

Вампир понял, что словам тут в принципе делать уже нечего. Драться он умел. Многие приемы уличных драк он перенял еще в детстве, знал, когда надо отбросить все правила и просто бить противника на поражение. Здесь как раз был такой случай.

Первого, с ножом, Вампир вырубил, высоко подпрыгнув и рубанув ребром ладони по носу. Все, этот нападавший превратился в извивающегося червяка, который старался унять хлещущую фонтаном кровь. Второго и третьего он пропустил мимо себя, снова подпрыгнув и оттолкнувшись от гаражной стенки. А затем два удара ниже пояса, из тех, которые потом заставляют людей скулить и кататься по земле.

– Пошли отсюда. – Вампир почти уволок оцепеневшую Карину, оставляя за спиной постанывающие ползающие фигуры.

Девушку затрясло уже в родном дворе, когда они подошли к подъезду.

– Сильно испугалась?

– Как ты их? – почему то она говорила шепотом. – Ой, у меня запоздалая реакция на произошедшее.

Вампир посмотрел на тонкую фигуру, заглянул в огромные глаза, в которых отражались отсветы фонарей и он сам. А потом просто обнял со словами:

– Ну теперь то веришь, что со мной тебе нечего бояться?

– Страх заставляет фенилэтиламин внутри нас подпрыгивать до тех же высот, что и при влюбленности, – девушка немного клацала зубами после пережитого. – Мне поэтому приятно, что ты меня обнимаешь или все же это вызвано природной симпатией?

– А ты проверь, – тут же нашелся парень. – Ты меня поцелуй, а там посмотрим.

Мама Карины – Анастасия Георгиевна – выглянула из окна первого этажа и увидела, как дочь вовсю целуется с каким-то светловолосым высоким парнем, одетым во все черное. Узнала в нем недавнего знакомого, уже третий день заходившего за Кариной, и аккуратно задернула шторы. А потом пошла к мужу вспоминать свой первый поцелуй.

Глава шестая

Первая пятница сентября радовала ярким солнцем и безоблачным небом. Легкий утренний туман лишь ненадолго окутал коттеджи, стоявшие неподалеку от реки, а затем растаял как сон.

Дарья проснулась в пять утра, взволнованная, как и положено невесте. Подошла к окну – она жила на втором этаже – распахнула створки и вдохнула осенний прохладный воздух. Сегодня у нее особый день. Сегодня ее свадьба.

Даша и Максим познакомились три года назад, причем знакомство их было несколько необычным. Девушка, никогда особо не любившая спорт, вдруг загорелась научиться кататься на роликах. Очевидно, насмотрелась на других представительниц женского пола, которые красивые и загорелые дефилировали в парках и просто на улицах, срывая восхищенные мужские взгляды. Прежде никогда не встававшая ни на коньки, ни на лыжи, Дарья выпросила у одной из подруг на денек ролики, шлем и наколенники. Потом подступила к Алисе с просьбой показать азы в катании.

– Слушай, я ведь на роликах ни разу не каталась, – подруга с сомнением повертела в руках массивные ботинки с колесами. Дарья стояла рядом и старательно изображала жалобный взгляд.

– Алис, ну ты же велосипед знаешь, коньки тоже, а это почти то же самое.

– Ну да, только колес больше и размер меньше.

– Давай ты просто посмотришь, как у меня будет получаться.

На это Алиса согласилась.

Учения было решено проводить неподалеку от дома Алисы, в парке, который все называли Озерный. Посреди него красовалось искусственное озеро, сильно зацветавшее летом, где рисковали купаться только самые бесстрашные люди. Его опоясывала узкая полоса крупного песка с одинокой вышкой спасателя, где обычно сидели голуби и вороны. После пляжа шла следующая полоса – из асфальта. Здесь обычно гоняли велосипедисты, гуляли семейные парочки или катались на роликах и скейтах. А потом по ступенькам можно было подняться на площадь, где уже располагались аттракционы и кафе. Таким образом, парк напоминал тарелку с широкими краями.

Алиса удобно расположилась на скамейке неподалеку от озера. От стоявшего рядом мангала дразняще пахло шашлыком, орала музыка. А ее подруга, с круглыми глазами, пыталась сделать первый шаг на роликах.

– Ну давай, – Алиса лизнула мороженое. – Это как больной зуб, р-р-раз и все.

– А сама зубных в детстве кусала, когда тебя на прием приводили.

– Ну так, молодая была и глупая. К тому же мне обезболивающий укол не сделали.

Дарья со вздохом попыталась отцепиться от спинки скамейки, за которую она уже держалась минут пятнадцать. Оказалось, что езда на роликах красива, только когда наблюдаешь со стороны. А на деле все куда опаснее: ноги разъезжаются в разные стороны, тело почему-то пытается завалиться набок, и вообще ты кажешься сама себе слонихой в фарфоровой лавке.

– Ну, спортивная, вперед! – подбодрив себя таким образом, Даша все-таки отцепилась от скамейки. Предварительно она дождалась, чтобы вокруг не маячили остальные спортсмены. Иначе кто-нибудь мог покалечиться от столкновения с начинающей любительницей роликов.

Покачавшись и помахав руками, Дарья обрела подобие равновесия. Ноги почти не дрожали, внутри даже робко пискнуло ликование по поводу своего умения.

– А теперь давай осторожно начинай ехать, – Алиса помахала мороженым и уронила его себе на джинсы. С тихим ругательством принялась оттирать бумажными платками, на время выпустив подругу из виду. А зря.

Ободренная успехом Дарья медленно покатилась вперед. Вроде пока ничего сложного. Девушка даже головой повертела, словно призывая остальных полюбоваться на нее, смелую.

И не сразу поняла, почему вдруг скорость стала увеличиваться.

Асфальтовая полоса вокруг озера в одном месте шла немного под уклон. Вроде ничего страшного, но для неопытного человека, каким являлась Дашка, это стало неожиданным препятствием.

– Алиса-а-а! Где у этой штуки тормоза?! – с таким криком девушка застыла, согнув ноги в коленях и ощущая, как ролики, а с ними и она, все сильнее набирают скорость. Алиса, плюнув на штаны, побежала следом за подругой, которая голосила уже в голос, умоляя остановить ее хоть как-нибудь.

Мольбы были услышаны.

В одном месте асфальтовая полоса пролегала рядом с тропинкой, которая вела на возвышенность. Деревья загораживали обзор, поэтому выскочивший скейтер увидел девушку только перед самым столкновением. Хорошо еще оба все же не успели развить маскимальную скорость. И хорошо, что рядом были газон и кусты.

В общем, скейтер увидел, как на него летит что-то визжащее и явно женского пола.

– Ой, черт, – только и успел сказать он, а потом приземлился на травку и цветы. Сверху плюхнулась Даша, все еще тихо визжа на одной ноте и зажмурив при этом глаза.

– Девушка, – довольно сердитый голос вернул ее в реальность. – Девушка, я слишком молод, чтобы оглохнуть.

Дарья перестала визжать и решила посмотреть, кто же ее поймал. Прямо на нее в упор смотрел парень с изумительными глазами. Такого янтарно-золотистого оттенка девушка еще не встречала и залюбовалась, забыв, что вообще-то лежит на незнакомце. Тот почему-то замолчал, осознав, что поймал ангельское голубоглазое создание с копной белокурых волосы, выбившихся из-под шлема.

– Эй, вы живые? – голос Алисы разогнал зарождавшуюся атмосферу здоровой романтики. Даша мило покраснела и попыталась встать. Ноги разъехались в стороны, и девушка ткнулась носом в грудь спасителя.

Незнакомец оказался более ловким. Сумел вскочить и потянул за собой смущенную обстоятельствами Дашку. Он оказался на полголовы выше девушки, обладал развитой фигурой, которую не портили даже мешковатые джинсы и растянутая оранжевая футболка. Разноцветные дреды болтались, собранные в хвост и перехваченные сверху яркой солнечной банданой. Запоминающийся тип.

В общем, он взял да и пригласил Дашку на свидание. В кафе «Дон Кихот», что располагалось в центре города.

– Ты пойдешь? – поинтересовалась Алиса, едва новый знакомый, представившийся Максимом, укатил на своем скейте.

– Почему нет? Он такой необычный.

– Мило. Ты теперь выбираешь, с кем пойти на свидание, по его необычности?

– Ну, с таким типажом я еще не встречалась.

Итак, в семь вечера следующего дня Дашка с замирающим сердцем подошла к стеклянным дверям «Дон Кихота». Она постаралась одеться так, чтобы не сильно отличаться от нового знакомого по стилю одежды: спортивные, но женственные светлые брюки и разноцветная футболка с какими-то надписями.

Каково же было удивление Дарьи, когда ей навстречу из-за столика поднялся молодой темноволосый человек в светлом льняном костюме и темной футболке. Будучи дочерью более чем обеспеченных родителей, Дашка мигом поняла, где куплен прикид Макса, и примерзла к полу. Насколько сильно отличался этот уверенный в себе красавец от столкнувшегося с ней разгильдяя.

– А дреды где? – только и смогла пробормотать девушка растерянно.

Так в жизнь Дарьи вошел Максим – сын главного архитектора города, решивший идти по стопам отца. С тех пор прошло три года, Максу исполнилось двадцать шесть лет, он уверенно продвигался вперед по карьерной лестнице. Парочка многое узнала друг о друге. Например, те самые дреды, как оказалось, прикреплялись к бандане. Катание на скейте было главным и единственным хобби Макса, который теперь все внимание переключил на Дашку. Парень оказался бешеным ревнивцем и не раз устраивал сцены. Дашка в ответ обижалась и выключала телефон. Часа через два следовало пылкое примирение. Но ни разу ни одна из сторон не заговаривала о том, чтобы расстаться. Несмотря на некоторые недостатки, оба понимали, что нужны друг другу именно такими, какие они есть.

– Скоро тебя окольцуют, – заметил как-то Вампир во время беседы. Именно он в свое время познакомил Фрика с Максом.

– Да я и сам уже не прочь, – Максим говорил правду. Он не раз предлагал Дашке переехать к нему, но ее родители встали в позу и заявили, что дочь еще слишком мала. И останется в родном доме до тех пор, пока в ее паспорте не появится штамп.

Сам Макс о своих проблемах не очень распространялся, но Вампиру, который по совместительству был его каким-то дальним родственником, все же обмолвился. Парень избранницу друга не видел, но решил посочувствовать. Он тогда уже пришел в себя после одного неприятного инцидента в своей личной жизни.

Парни сидели в каком-то тихом сквере, подстелив под себя куртки.

– Так иди и предложи. Можешь сделать предложение в стихах. Первую строчку подсказать? – Вампир поболтал остатками пива в банке и вдруг провыл: – Я помню чудное мгновение!

Две идущие мимо девушки вздрогнули, потом захихикали и кокетливо покосились в сторону беловолосого парня в странных круглых очках. Тот пропустил взгляды мимо: после некоторых событий Вампир не горел желанием заводить очередные отношения.

Через неделю после разговора Максим пришел к родителям Дашки с просьбой отдать ему в жены милое белокурое создание, которое в этот момент стояло рядом и едва сдерживалось, чтобы не повиснуть на шее у парня. Что могли сказать родители? Молча переглянулись и спросили, когда дети хотят играть свадьбу.

* * *

– Девочки, красавицы! – дверь открыла Изольда Анатольевна. – А Даша наверху, к ней уже приехали парикмахер и визажист. Давайте быстрее! Алиса, – она подмигнула девушке. – Такая миленькая, Евгению понравится.

– Он тоже придет?

– Конечно, они нашу семью с Дашкиного детства знают, прямо как вы.

Алиса очень надеялась, что ее улыбка не напоминает оскал бешеной собаки. За ее спиной хмыкнула Карина, но промолчала. Девушки проскользнули мимо Изольды Анатольевны и поспешили на второй этаж, в комнату невесты, попутно здороваясь со всеми подряд. В это утро дом семьи Енисеевых гудел, как растревоженный медведем улей. Многочисленные родственники приехали еще накануне и теперь носились туда-сюда небольшими табунами. Девушки и женщины сражались за фены, плойки и лак для волос. Мужчины задумчиво курили на балконах или брились. Дети просто бегали по двум этажам, создавая суматоху и усиливая волнение. Кто-то уже шлепнулся на натертом паркете и теперь ревел, а молодая мамочка одной рукой гладила дите по голове, а второй красила себе губы.

– Дурдом какой, – Алиса шарахнулась в сторону от габаритной женщины, тащившей за руку двух худых парней. – Я буду выходить замуж тайком и быстро.

– Не позволят.

– Я не скажу дату.

– Заходите быстрее, – прошипела, не оборачиваясь Дашка, когда подруги вбежали в комнату. – И дверь закройте.

– А чего такое? – Карина повернула ключ. – Лезут с советами?

– С советами, с фотиками, с камерами, – последовал раздраженный ответ. Даша замерла на стуле напротив окна, подставив лицо визажисту. Девушка уже надела золотистое длинное платье, сверху накинула халат, чтобы не испачкать нежную ткань. Парикмахер возилась у туалетного столика, раскладывая свои инструменты, и периодически поглядывала через балкон на улицу. Дашка жила в угловой комнате с двумя окнами и просторным застекленным балконом, откуда открывался вид на двор и блестевшую неподалеку речку.

– А ты кидайся туфлями. – Алиса встала сбоку, с восхищением разглядывая подругу. – Представляешь, кто-нибудь свою моську сюда просовывает, а ему хрясть туфлей в лоб.

Визажист тихо хихикнула, очевидно, представив картину. Дашка скосила взгляд на подругу. Один глаз ей уже тщательно накрасили, а второй только начали.

– Ты, как всегда, фонтанируешь идеями. К спору-то готова?

– Я всегда готова, – отмахнулась Алиса. – Сегодня твой день, давай не будем о том, как я завтра уроню Фрика ниже плинтуса. Так ты уверена, что мы должны остаться тут, с тобой?

– Да, – Карина стояла с другого бока и тоже разглядывала Дашку. – Ты все еще подозреваешь Макса?

– Конечно, – голосом вселенской злодейки прошипела невеста.

– Закройте глаза, – попросила визажист, доставая золотистые тени. Даша послушалась и продолжила:

– Этот гад точно сотворит подлянку. Поэтому выкуп будут проводить мои двоюродные сестрички, я им уже сценарий отдала, они справятся. А вы будете тут, если что, встанете грудью на защиту.

Алиса покосилась на свой второй размер.

– Маловато будет.

– Думаю, Максим все же понимает, что выкуп для тебя важен, – тихим голосом произнесла Карина. – Надо видеть в людях хорошее.

– Это она такая добрая после вчерашнего поцелуя с Вампиром, – наябедничала Алиса. Даша вздрогнула, и весь макияж чуть не пошел насмарку.

– Осторожнее! – взмолилась мастер. – Потерпите еще пару минут, я почти закончила.

– Извините, – буркнула невеста. – Карина, ты целовалась с этим крашеным?

– В результате стрессовой ситуации произошел спонтанный выброс гормонов, и я не смогла сопротивляться мужскому обаянию.

– Целых два часа не могла сопротивляться.

– Фигасе! – несмотря на вопль, Дарья не шелохнулась. – Карина, он что, так круто целуется?

– По крайней мере мне понравилось.

Дальнейшее обсуждение этой волнующей темы пришлось отложить, так как визажист отпустила невесту и переключилась на ее подруг. Дашкой занялась парикмахер, а Алису и Карину визажист отвела в сторону, чтобы подумать над образом.

– В принципе, тут все понятно, – она внимательно разглядывала подруг. – Вот вы, – кивок в сторону Алисы. – Вы – девушка летнего яркого типажа и знаете об этом. А вот вы, Карина, девушка-зима, хрупкая и немного холодная. Думаю, все получится.

Спустя некоторое время девушки с интересом разглядывали себя в большое зеркало стенного шкафа.

– Я в жизни так отпадно не выглядела, – Алиса кончиками пальцами дотронулась до своего лица. Визажист Ирина подчеркнула прозрачную зелень глаз тонкой подводкой и легкими тенями, губы мазнула прозрачной розовой помадой. В зеленоватом струящемся платье, с открытыми плечами и гладкими волосами, заколотыми по бокам, Алиса напомнила сама себе то ли нимфу, то ли русалку без хвоста.

– Я тоже, – Карина вертелась перед зеркалом, разглядывая себя со всех сторон. Ее Ирина накрасила в дымчато-серой гамме, отчего и без того большие глаза девушки стали просто огромными. В темном облегающем платье, с забранными наверх волосами Карина походила на хрупкую статуэтку.

– Ну вот, как я вам?

Подруги оторвались от созерцания себя любимых, обернулись и замерли. Дашка стояла посреди комнаты и несколько смущенно смотрела на них. Она отказалась от белого платья, набросала на листе свою модель и заказала в одном из лучших ателье города. Золотистое платье, как вторая кожа, облегала девушку, расширяясь книзу. Никаких бантов, оборок или стразов – только дорогая тончайшая ткань и натуральный жемчуг на лифе. От фаты Дашка также отказалась, предпочтя шпильки с золотистыми камнями, которые посверкивали среди тщательно уложенных локонов.

– Блин, – у подруг это вышло как-то хором. – Блин, Макс обалдеет.

Внизу послышался шум, потом вопль Изольды Анатольевны: «Едут!» Всех моментально охватила приятная возбуждающая лихорадка, интенсивность движения увеличилась раз в десять. А где-то вдали послышались пронзительные гудки эскорта жениха.

– Приготовились! – Дашка заняла позицию за шторами балкона. Карина и Алиса, проверив замок, встали рядом. Отсюда можно было наблюдать за происходящим во дворе, при этом оставаясь незамеченными.

– Шумит, зараза, – Алиса с досадой оглянулась на приоткрытое окно, которое периодически звякало створкой.

– Папа с утра сломал шпингалет. Не обращай внимания. Ой, смотрите, они въезжают!

Белый лимузин, словно акула, вплыл в распахнутые ворота. За ним вереницей выстроились еще пять машин различных марок. Позабыв обо всем на свете, подруги наблюдали, как из лимузина вылезает Макс в ослепительно-белом костюме. За ним следовали его родители и два друга.

На крыльце коршунами застыли подружки и родственники невесты, готовы биться за нее до последнего.

Окно за спинами Дашки и ее подруг бесшумно распахнулось, одна за другой в комнату скользнули три тени. Девушки, полностью поглощенные зрелищем жениха, не обратили на это никакого внимания.

– Вот сейчас он помучается, – в голосе Дарьи непостижимым образом смешивались любовь и злорадство. – У меня вон там тетя вышла, ее даже пять качков с места не сдвинут. Макс попал!

– Попал, – Алиса уже видела эту тетю.

– Но ты выбрала очень жесткие конкурсы, Даш, – это уже вмешалась Карина. Но Дашка отмахнулась, любуясь своим женихом, который не спеша подходил к крыльцу, с интересом разглядывая будущих родственников.

– Он у нас умный. Это мне компенсация за вытрепанные нервы. Так что…м-м-м!

Невеста внезапно потеряла возможность говорить. Чья-то рука аккуратно зажала ей рот.

– Мм-м-м! – так же солидарно замычали Алиса с Кариной, которых постигла та же участь.

Неизвестные хранили зловещее молчание. Девушек они скрутили вежливо, но так, что те не могли сопротивляться. Правда, Алиса исхитрилась врезать каблуком по чужой лодыжке, ее противник только что-то прошипел, однако хватки не ослабил. Оставалось только мычать и свирепо вращать глазами.

«Папины конкуренты решили меня похитить», – билась мысль у Дашки в голове.

«Дашкиных предков решили раскрутить на выкуп», – думала Алиса.

«Интересно, не жених ли постарался», – Карина принюхивалась и пыталась понять, что за знакомый запах парфюма витает вокруг.

Макс тем временем подошел к крыльцу и вежливо проговорил.

– Ну давайте, вы там что-то сказать хотели. Я смотрю, меня не жаждут пропускать к невесте.

Вперед выступили две двадцатипятилетние близняшки в одинаковых платьях. В руках они держали растянутую красную ленту и золоченые ножницы.

– Ты кто такой, гость дорогой?

– А никак амнезийка у вас разыгралась, – подхватил Максим под смешки своей компании. – Я тут как бы жених.

– Жени-и-их? – протянула одна из близняшек. – А чем докажешь, что ты жених?

– А кто еще прикатит сюда в десять утра на лимузине с такой кучей народа?

Близняшка хлопнула глазами и поняла, что ответ вполне логичен.

– Ну хорошо, жених. А невесту любишь?

– Да, люблю, благоговею перед ней и требую уже впустить меня!

– Тогда тебе надо разрезать эту ленту!

– Да не вопрос! – Макс обернулся к одному из друзей. – Ножик дай.

– Нет, не ножом. А вот этими ножницами. Только тебе сначала придется за них заплатить.

– Как тут все серьезно. – Максим покачался с пятки на носок, разглядывая замерших в ожидании родственников невесты. – Вы ведь мне еще наверняка кучу конкурсов придумали, да? Слушайте, а вы сами-то невесту любите?

– Конечно, любим! – возмутились в толпе. А тетя, которую не могли сдвинуть и пятеро качков, громогласно произнесла.

– А вот любишь ли ее ты? Докажи нам!

– Вообще-то, – тут Макс заулыбался, как Мефистофель. – Кажется, свою любовь придется доказывать вам, а не мне.

С этими словами он свистнул, а затем крикнул.

– Ну как там?

– Порядок! – донеслось со второго этажа. И на балкон вышли трое, держа перед собой извивающихся девушек с невестой во главе. Ее держал Танк. Алису и Карину, соответственно, Фрик и Вампир. Во дворе воцарилась тишина.

– Итак, – мило улыбнулся Макс. – Будем выполнять конкурсы?

– Ка…какие конкурсы? – проблеяла одна из близняшек.

– Ну как это? – теперь в диалог вступил Фрик. Он с явным удовольствием оглядывал зрителей, при этом пытаясь удержать бешеного угря, в которого превратилась Алиса. – Вы же конкурсы готовили? Поэтому либо вы их проходите, либо мы забираем невесту… ладно, подружек тоже прихватим и уезжаем.

– А договориться? – это сказал папа невесты. Он почему-то ничуть не обеспокоился происходящим, еще и ухмылялся. Еще бы: именно он утром вывел из строя окно, чтобы Фрик и компания легко проникли в спальню невесты. Виктор Сергеевич уважал Макса, выкупы считал бабской возней и с радостью решил разыграть жену и дочь.

– Можно и договориться, – Максим с радостью включился в игру. – Вы убираете все эти чертовы конкурсы, я прохожу к невесте и все сделаю по-своему. Ладно, могу серенаду спеть, но голос у меня фиговый.

Что еще оставалось делать родственникам невесты?

– Ты! – Дашка рванула из хватки Танка, когда в дверях возник Максим, красивый и несколько настороженный. На песню, которую он с чувством исполнил во дворе, сбежались окрестные кошки.

– Я боюсь ей прическу попортить, – с этими словами Танк отпустил девушку, а сам торопливо отпрыгнул в сторону. Но невесте сейчас было не до чокнутых парней. Кипя от гнева, придерживая подол одной рукой, она пошла на Макса.

– Я знала, что ты что-то замышляешь! Это низко, Макс. Это гадко! – она с ходу ткнула пальцем с изящным маникюром в грудь жениха. Тот легко перехватил руку, поднес к губам и проговорил, не сводя взгляда с разгневанной невесты.

– Милая, а тебе хотелось видеть, как я изображаю полудурка, прыгая под дурацкие конкурсы, придуманные твоими подругами?

– Макс, решай быстрее, я тут, между прочим, жизнью рискую. – Фрик продолжал держать яростно мычащую Алису. При этом он до сих пор ухитрился не помять ей прическу и платье.

А вот Карину уже отпустили. Теперь девушка и Вампир с явной радостью косились друг на друга, не забывая следить за ходом событий.

Даша не сдавалась. Хотя вынуждена была признать, что ход, придуманный Максом, весьма оригинален.

– Знаешь, сколько мы готовили выкуп? Ты что, даже заплатить за меня не хочешь?

– Милая, – Максим не выпускал ее руки, девушке это нравилось. – Любимая, драгоценная, я заплатил своей холостяцкой свободой. Это самое дорогое, что у меня когда-либо было.

– Да, такой вот дурень, – прокомментировал Фрик и в очередной раз увернулся от пинка Алисы. – Эй, жених, можно я эту бешеную отпущу?

– Конечно, давно уже надо было.

Фрик тут же расцепил объятия и поспешно отпрыгнул в сторону. Алиса тщательно разгладила платье, поправила прическу и мило улыбнулась собравшимся.

– Даша, у тебя очень заботливый жених. Да фиг с ним, с выкупом, правда! Он тебя практически похитил. Цени! – со стороны казалось, что Алиса и впрямь говорит то, что думает. Но Фрик заметил брошенный в его сторону взгляд. Он обещал очень много проблем в будущем. Скажем так, если бы Алиса родилась ведьмой, на месте Фрика уже сидела бы пупырчатая лягушка или червяк.

– Да мы в ЗАГС опаздываем! – вопль будущей тещи разом решил все сомнения. Даша как-то очень быстро простила Макса и почти поволокла в сторону выхода.

– Ты не сердишься? – Вампир тыльной частью ладони легко коснулся щеки Карины.

– Нет, мне было очень весело. Но я не ожидала увидеть тебя здесь.

– Да я как бы тоже. – Вампир задумчиво посмотрел на идущего впереди Фрика. – Кажется, мой друг запал на твою зеленоглазую подружку.

– Мои сочувствия. Ей уже второй год нравится другой.

Они шли в конце веселой процессии. Алиса ускакала куда-то вперед, мимоходом, якобы нечаянно, наступив Фрику на ногу. Молодой человек с честью выдержал испытание, но от некоторых плохих слов не удержался.

* * *

Во дворе все быстро и шумно расселись по машинам, часть гостей отправилась в заказанный микроавтобус, стоявший за воротами коттеджа. Даша вцепилась в Карину и Алису, заявляя, что они поедут с ней на лимузине.

– Как раз все вместимся. Мы, парни, родители и вы.

Карине, судя по всему, было все равно где ехать. Алиса раньше в лимузинах не каталась, поэтому с радостью полезла в салон, обитый светлой кожей.

Правда, радость от катания как-то немного увяла, когда следом залез Фрик и плюхнулся напротив.

Карина и Вампир устроились неподалеку и о чем-то уже оживленно болтали. Алиса даже на секунду обиделась на подругу. И уставилась в затененное окно, стараясь не думать о всяких темноволосых типах напротив. Опять внутри возникло странное чувство, смесь непонятного ожидания и возбуждения. Как перед очередным спуском. Алиса не удержалась и стрельнула взглядом в сторону соперника. Тот сидел и о чем-то разговаривал с женихом. Что ж, девушка вынуждена была признать, что выглядит Фрик потрясающе. Нарочитая небрежность в прическе, несколько коротких прядок выбились из хвоста, темные брюки и светлая рубашка с непонятным узором на правом плече. Есть у парня стиль, что и говорить. Недаром девушки на него вешаются. Бедная Леська, Алиса вспомнила подругу Фрика и загрустила. Вот уж не хотела бы оказаться на ее месте. То ли дело Филипп. Девушка представила тонкое умное лицо одногруппника и едва не расплылась от умиления. Снова посмотрела на Фрика, и Филя куда-то делся из мыслей.

«Что-то из-за этой свадьбы все какие-то странные ходят, даже у меня, кажется, крыша потекла».

– Летяга, – Фрик решил, что надо проявить вежливость и поболтать с соседкой. – А ты, оказывается, вполне ничего, когда молчишь и носишь платье.

«Ничего» это еще мягко сказано. Фрик малость обалдел, когда вместе с невестой в комнате обнаружилось это «ходячее остроумие», да еще в таком виде. От дикой «ведьминской» красоты даже голова пошла кругом. Сейчас Алиса не походила на ту злобно шипящую девчонку в джинсах и футболке, которую он видел на днях. Нет, ну как она меняется, а? Парень поймал себя на том, что сидит и пялится на упрямо сжатые губы Алисы с какими-то не совсем приличными мыслями.

Девушка тем временем нарочито медленно оглядела собеседника с ног до головы и процедила:

– А ты выглядишь почти человеком.

– Правда? А до этого я на кого походил?

– На бабуина.

– Замечательно, – обрадовался Фрик. – Наверное, будет очень обидно, когда ты проиграешь бабуину?

– А кто сказал, что я проиграю?

– Ребята, – вмешался Макс, внимательно слушающий разговор. – У меня такое чувство, что вы друг друга знаете.

Его тут же посвятили в события, в результате которых все перезнакомились. Максим откровенно заржал. Он все еще вздрагивал от хохота, когда выходил из лимузина, подъехавшего к ЗАГСу.

Сама церемония прошла, как обычно: с речью, танцем и поздравлениями. Алиса с Кариной переглянулись и понимающе друг другу улыбнулись: обе почувствовали на глазах невольные слезы, когда их подруга закружилась в вальсе.

Потом фотографирование, суматоха, разбрасывание лепестков и монет, поездки по памятникам. Вдобавок ко всему у ЗАГСа Алиса увидела Евгешу с мамой и так рванула вперед, что едва не протаранила Фрика. Сам Жаба сделал вид, что все в порядке, и крайне вежливо поприветствовал девушку, а его мама, похожая на блестящую, сильно напудренную елку, подвергла Алису сканирующему взгляду.

– Слушай, чего вы грызетесь постоянно? – Дашка отвела Алису в сторону после того, как девушка опять сошлась с Фриком в очередном словесном раунде. К счастью для морального состояния остальных гостей, обмен колкостями происходил вполголоса.

– Я лично с ним не грызусь. Это он чего-то постоянно бубнит, когда меня видит. Вот его друг совсем другое дело.

Девушки замолчали и отыскали взглядами Карину с Вампиром. Парочка с кем-то болтала, при этом пальцы девушки находились во власти руки парня.

В общем и целом свадьба проходила стандартно и весело. К семи часам, когда подошло время ехать на банкет, все потянулись от места очередного памятника к месту загрузки в автомобили.

Для банкета выбрали «летнюю террасу» возле одного из ночных клубов. Через широкую красивую арку посетители попадали в подобие сказочной страны. Вдоль светлых дорожек росли красивые цветы, клумбы радовали разнообразием форм и миниатюрными фонтанчиками. Внутри «летней террасы» в живописном беспорядке стояли как отдельные столики под золотистыми шатрами, так и длинные застекленные веранды, где могли поместиться до пятидесяти человек. Самая большая веранда, стекла которой были украшены нежными узорами, вмещала двести человек и небольшой танцпол. Именно ее Макс и Дашка сняли на всю ночь.

В центре живописного уголка игривой кошкой изгибался деревянный мостик, перекинутый через искусственный водоем. Фонари «под старину» освещали все вокруг мягким золотистым светом. Березы и ивы весело качали желто-зелеными ветками.

К огромному неудовольствию Алисы, ее посадили довольно далеко от Карины и совсем близко от Евгеши. С другой стороны заняли места Танк и Юля.

– А почему Фрик без своей девушки? – негромко поинтересовалась Алиса у Юли. Та пожала плечами и протянула Танку тарелку, попросив положить фруктового салата.

– Он считает, что на такие мероприятия стоит брать только тех, с кем готов надолго связать жизнь. Короче, типа чтобы не мешала флиртовать с другими. А тебе что?

– Просто Леська хорошая девушка, – Алиса неприятно изумилась мгновенному всплеску радости от известия, что Фрик к своей подруге относится несерьезно.

Юля недоверчиво на нее посмотрела, но тут ее отвлек Танк и разговор сошел на нет.

– Что тебе положить, Алиса?

Девушка перестала слушать вдохновенно вещающую тамаду и повернулась к Евгеше. Тот в своем строгом черном костюме и волосами, расчесанными на пробор, вызывал глухое раздражение.

– Спасибо, я сама.

– А сейчас, дорогие гости, – орала ведущая. – Мы с вами дружно поднимем бокалы и крикнем «горько» молодым.

«Я скоро сама смогу проводить свадьбы. Главное, выучить несколько фраз и заставлять всех пить».

Вино Алиса едва пригубила, помня о завтрашнем соревновании. Короткий взгляд в сторону Фрика позволил убедиться, что парень тоже держит форму и не собирается отрываться на полную катушку. Вообще, девушка заметила, что слишком часто косится туда, где веселились Карина, Вампир и Фрик. А здесь, с этим Евгешей, скоро сама от тоски заквакаешь.

Время шло, веселье катилось своим чередом. Алиса потанцевала, погуляла по дорожкам и вернулась к столу, почувствовав жажду.

– Алиса, – Евгеша возник, как ночной кошмар. – Что это была за фраза?

– Какая фраза?

– Я слышал, как ты сказала Аскольду, что когда он врет, то лолисичка плачет, – Евгеша скривился, как от зубной боли.

Алисе понадобилась пара секунд, чтобы понять, что собеседник говорит о Фрике.

– А, так это интернетовский мем. Есть такая лисичка, которая плачет, если кто-то врет.

– Глупость какая. Алиса, ты иногда ведешь себя как ребенок. А ведь ты уже взрослая полноценная личность.

– Слушай, это обычное выражение.

– Это отвратительно звучит. Русский язык…

– Евгений, если ты не замолчишь, то я тебя пошлю на великом и русском далеко и надолго!

Алиса, цокая каблуками, сбежала на мостик, чтобы успокоиться. Жаба ее раздражал до нервной почесухи.

«Вот бы Филиппа сюда, вместо этого пупырчатого и нудного. Я бы время не теряла».

То ли общая атмосфера подействовала на Алису, то ли вид Карины, флиртующей с Вампиром, но девушка на некоторое время помрачнела. Ей ведь тоже хотелось любви, сильной и светлой. Чтобы ее любили, понимали, уважали. Почему все, кто ей нравится, смотрят на других девчонок, а к ней лезут знакомиться одни упыри и полудурки?

Размышляя над тем, как бы выкрасть Филиппа, Алиса медленно побрела обратно к столам. Вокруг слышались смех и выкрики, ведущая проводила конкурсы, кто-то уже танцевал под живую музыку. Теплая, немного сумбурная атмосфера.

Поэтому никто не обратил внимания на то, как Фрик, оглядевшись, быстро нырнул под стол. Зато заметила Алиса и мигом встала в охотничью стойку, спрятавшись за березой.

Дашка, немного уставшая от новых туфель, решила скинуть их ненадолго, положив конечности Максу на колени. Фрик это заметил, и виртуозно стащил обувку невесты. Выполз с другого конца стола и спокойно пошел куда-то.

«Ага, ворует, стервец, обувь, – Алисой овладел азарт. – Ну ничего, сейчас я тебе покажу».

Девушка сняла босоножки и бесшумно последовала за парнем. Тот быстро шел куда-то в дальний конец «террасы» и что-то говорил по телефону. Наверняка сообщникам позвонил.

– Стоять, гад! – она обежала Фрика и встала у него на пути. – Отдавай туфли!

– Брысь с дороги, – парень не воспринял ее всерьез и пошел дальше.

Алиса долго не раздумывала. Босоножки полетели на траву. Девушка прыжком настигла Фрика, выдернула у него из рук туфли невесты и бросилась наутек.

Она забыла, с кем имеет дело. Ее догнали, схватили и толкнули за дерево. Алиса тут же прижалась к стволу и выставила перед собой руки с отвоеванным трофеем, шпильками вперед.

– Отдай, будь хорошей девочкой.

– Это не твой размер.

– Алиса, ты чего меня преследуешь?

– Размечтался, – девушка сделала выпад шпильками, Фрик поспешно отпрыгнул и мрачно произнес.

– Сейчас прольется чья-то кровь.

– Туфли украли! – раздался крик со стороны свадебного веселья. Одновременно с этим криком Алиса бросилась наутек. Фрик за ней.

– Туфли у меня! – взвизгнула девушка, размахивая обувью. Некоторые ее услышали, обернулись и стали показывать пальцами. Девушка замешкалась, думая, бежать через мостик или плюнуть на все и потоптать клумбу. Фрик налетел сзади, Алиса потеряла равновесие, взмахнула рукой, туфля угодила парню по уху…

Жених с невестой и гости замерли, ведущая забыла слова, когда Алиса и Фрик с шумом свалились в искусственный водоем, подняв кучу брызг.

Глава седьмая

«Я его убью. Я ему кишки на руль намотаю в качестве украшения, а из зубов ожерелье сделаю. Да я из его кожи себе плащ сошью. Хотя нет, больно мне его шкура нужна, вся облапанная дурами».

Алиса вертелась в кровати, как угорь на сковородке. Время уже давно перевалило за полночь, но сон все не шел. Перед глазами то и дело вставали картины со свадьбы.

«Зрителей вокруг водоплавающих собралась масса. Подбежали официанты и охрана, чтобы помочь выбраться Алисе и Фрику из воды.

– Я ее спасу, – заверил парень, пока девушка отфыркивалась и пыталась убрать с лица намокшие волосы. Пусть в водоеме воды было чуть выше пояса, намокли оба с ног до головы.

Фрик ловко подхватил девушку под мышки, дернул наверх, потом поднял на руки.

– Удод! – Алиса вдруг залепила ему пощечину, гневно сверкая глазами в живописных подтеках туши. Просто Фрик ухитрился при взятии ее на руки одну руку расположить на обтянутой мокрым шелком попе, а ладонь второй каким-то образом плавно переместилась на грудь девушки. Такого нахальства Алиса, конечно, вынести не могла. Пощечина получилась как-то сама собой.

Парень обиделся и разжал руки, девушка с воплем полетела обратно в воду. Но ухитрилась так зацепиться за парня, что Фрик тоже булькнулся вслед за ней. Зрители, поняв, что жизни купальщиков ничего не угрожает, тихо помирали от хохота. Охранники топтались у края, то и дело повторяя просьбу вылезти из воды. Лезть туда самим в прохладный осенний вечер им явно не хотелось.

Бросая друг на друга злобные взгляды, Алиса и Фрик добрели до берега, где тут же оказались окружены народом».

«Хорошо, что папа Дашки что-то сказал менеджерам клуба. А то точно выкинули бы за порог. – Алиса попыталась свить из одеяла гнездо. – Охрана бы и вышвырнула. Черт, этот мутант словно специально выставил меня в смешном виде. А сам ржал, как конь педальный, и кривился, словно от моего вида у него зубы заболели».

Фрик и правда перестал хохотать, когда увидел, как Алиса окончательно вышла на берег. Ночи в сентябре не то что летом, и девушка моментально задрожала. Мокрое шелковое платье холодной перчаткой прилипло к телу, обрисовав все контуры, волосы холодили плечи и спину, потекшая краска на лице превратила девушку в разрисованного Арлекино. Парень со свистом выпустил воздух сквозь сжатые зубы и быстро отвернулся. Ну да, в таком виде кто угодно будет выглядеть не самым блестящим образом. Алиса обиделась и молча ушла за девушкой менеджером. Ей предложили на время теплый пушистый халат, один из тех, что выдавали клиентам принадлежащей клубу сауны. В общем, на следующих фотографиях можно было любоваться на двух гостей в халатах и тапочках. У Алисы еще и тюрбан на голове красовался.

«Ну зато есть один плюс, – Алиса ухмыльнулась потолку, на котором светились наклеенные звезды. – Евгеша был в таком шоке от моего поступка, что больше ко мне не подходил. Да и мамочка его, похоже, поняла, что я не пара ее драгоценному сынуле».

Домой Алиса вернулась в час ночи. Мама несколько изумилась, когда лохматая дочь в измятом платье и без грамма косметики на лице перешагнула через порог и сердито кинула сумочку на зеркальный столик в углу прихожей.

– Свадьба прошла нормально? Алиса, вы там что вообще делали?

– Мама, я спасала туфли невесты, упала в красивый прудик и мечтаю убить одного дурака со стажем, который завтра будет моим главным соперником по прыжкам с водного трамплина.

– А, – Марина Викторовна не зря работала учителем начальных классов, моментально все поняла из маловразумительного бормотания дочери. – Прими горячую ванну, а я пока тебе заварю чай и налью туда ложку, нет, две ложки бальзама.

И вот теперь девушка, разгоряченная и переодетая в длинную футболку, тщетно пыталась заснуть. Она уже и овец считала, и Фриков, прыгающих через колючую проволоку, и представляла Филиппа – все без толку. Подушка казалась раскаленной, через приоткрытое окно долетал привычный шум ночного города, где-то визжала сигнализация.

«Нет, так нельзя, – Алиса не выдержала и рывком села в кровати. – У меня завтра соревнования в три часа дня».

– Я завтра этого Фрикассе в рагу превращу!

Странно, но фраза почему-то подействовала успокаивающе. Спустя несколько минут девушка уже спала, чему-то улыбаясь.

* * *

Алиса спала крепко, утомленная последними событиями и нежданным купанием. Несколько раз в комнату заглядывала мама, но будить дочь не стала, помня, во сколько она пришла. Девушка проснулась сама, в начале двенадцати. Сердце билось так, что приподнимало одеяло на груди. Некоторое время Алиса лежала, уставившись в потолок, и пытаясь понять, когда она успела сойти с ума. Сон, который ей приснился, был странным, ярким и очень неприличным. Настолько неприличным, что Алиса моментально покраснела и едва не задымилась, вспомнив особенно яркие моменты.

– Фрик, это, наверное, твое особое колдунство, гад ты мерзкий. Ты точно решил вывести меня из себя. – Алиса сползла с кровати, натянула шорты и майку. Сон продолжал мигать в голове разноцветными ехидными звездочками. Фрик в мокрой рубашке и брюках. Почему-то совершенно пустая «летняя терраса», множество свечей и только они вдвоем. То, что происходило дальше, было одновременно восхитительным и в то же время невероятным. Потому что это Филипп должен играть главную роль в подобных снах, а не Фрик.

Костя заглянул в спальню к сестре, чтобы уточнить, во сколько подъезжать на место проведения соревнований и ходят ли туда маршрутки. Просунув голову между приоткрытой дверью и косяком, парень с удивлением увидел сестру, остервенело пинавшую кресло и грозя ему кулаком. Раньше приступов буйства за Алисой не замечалось, во всяком случае таких явных. Парнишка мигом попытался вспомнить, не было ли у них в роду шизофреников или просто психов. Интересно, это передается по наследству, а, может, заразно? Или его сестра откроет список буйнопомешанных среди их родственников? И если это так, то, может, стоит спрятать подальше все острые предметы и попросить родителей купить побольше войлока для стен?

В этот момент Алиса как раз прекратила пинать кресло, представляя на его месте Фрика, обернулась и увидела любопытно-озадаченную мордашку брата.

– Тебе чего?

– Так я того…

– Ты с детства того. Чего хотел?

– Кто тут того, еще проверить надо, – пробурчал Костя. Но так, чтобы сестричка не услышала. – Я спросить хотел, когда пацанов звать?

– В два часа. Костя, где предки?

– Уехали в сад. Папан дал строгие указания, чтобы я фоткал абсолютно все. Алиса, а ты чего тут сейчас делала?

– Зарядку, – буркнула девушка, отпинывая в сторону валявшуюся на полу защиту. – Черт, куда я инструменты вчера бросила?

Как всегда перед чем-то важным, время вдруг полетело стремительными скачками. Поиск инструментов, проверка велосипеда, защиты, еще куча каких-то мелких, но важных приготовлений. В голове почему-то засела мелодия «Марш тореодора» и постоянно повторяющаяся фраза: «Тореодор… тореодор». В общем, Алиса все сильнее накручивала себя на боевой лад.

И, честное, слово, она совсем не думала про сон. Особенно, когда вспомнила, что и одногруппники подъедут посмотреть, как она будет прыгать. Может, Филипп тоже будет там?

* * *

Карина доедала творог, одним глазом косясь в телевизор над кухонной полкой. Анастасия Георгиевна металась между плитой и раковиной, готовя обед и ужин. Она трудилась в проектном институте, начальником сметного отдела, и часто задерживалась вечерами. Поэтому в выходные обычно готовила сразу на несколько дней.

– Тот мальчик, с которым ты гуляла позавчера, он учится с тобой?

Девушка перестала жевать и стрельнула взглядом в сторону мамы. Нейтральный тон, которым был произнесен вопрос, мог означать что угодно. Таким голосом Анастасия Георгиевна могла устраивать разнос подчиненным или просто интересоваться делами.

– Ну, мы в одном универе, а что?

– Ничего, – женщина попробовала бульон, добавила соли. – Необычный типаж. Он гот?

– Нет, он просто любит интересно одеваться. Он не гот, он веселый. И спортсмен.

– Ну ничто не мешает ему быть веселым спортивным готом.

– Мама, тебе он не нравится?

– Я слишком плохо знаю его, – женщина, не оборачиваясь, вдруг дотянулась до Карины, щелкнула ее по лбу. – Но я хорошо знаю тебя.

Пока Карина размышляла над этой загадочной фразой, по столу поехал, завибрировав мобильный. Звонила Дашка.

– Ау, мы уже внизу.

На ходу застегивая сиреневые туфли, в цвет телефона и кепки, Карина поскакала вниз.

Дарья вместе с Максом, отдохнувшие и довольные, поджидали у подъезда, сидя в «Дэу Матизе». Его Дарье подарили на восемнадцатилетие. Правда, права девушка получила только год назад, с шестой попытки. Максим несколько отрицательно относился к ее поездкам за рулем, но сегодня не смог отказать счастливой новобрачной.

– Клевое, правда? – с таким вопросом Карине, едва она села на заднее сидение, сунули под нос руку с обручальным кольцом.

– Даша, я вчера разглядела его очень внимательно раз тридцать.

– Это что, – голос Макса звучал нежно и слегка насмешливо. – Она с утра мне его в нос тычет и кричит: милый, я не могу в это поверить.

Дашка фыркнула и изящным движением отбросила за спину белокурый локон. В узких джинсах и спортивной клетчатой рубашке она выглядела свежо и мило. На носу красовались огромные очки в белой оправе.

– Ну что, поехали болеть за Алиску?

– Я понял, – вдруг глубокомысленно произнес Макс. – Вот, черт возьми, я только сейчас понял, почему эти двое вчера прыгнули в водоем.

– Решили притопить друг друга? – Карина расстегнула желтую ветровку, из-под которой сверкнуло вышитое на белой футболке пучеглазое анимешное чудовище с мечом наперевес.

– Нет, девушки, это они просто тренировались прыгать в воду, – и Максим сам заржал над своей шуткой.

– Хорошо хоть делали это без велосипедов.

– Все, поехали, – Даша завела мотор. Радостно заурчав, автомобиль медленно тронулся, задом пятясь со двора.

Девушка не то чтобы отвратительно водила. Скорость не превышала, педали не путала, в пробке не дергалась, а терпеливо ждала, слушая радио. Просто был у Дашки странный бзик: она не запоминали знаки. В смысле, знать знала, но если где-то появлялся новый или меняли один знак на другой, то девушка никак не могла это запомнить. Из-за чего страдала. Поэтому, садясь к ней в машину, подруги и Макс всегда испытывали прилив здорового беспокойства.

Так случилось и на этот раз. Мило болтая о том, как все-таки здорово прошла свадьба, Дашка уверенно вела машину по широкому проспекту. Подъезжая к развязке, где недавно перерисовали разметку, девушка, продолжая щебетать, крутанула руль налево, вместо того чтобы подняться на эстакаду.

– Трындец, – только и сказал Макс, видя как сотрудник ГАИ радостно машет им полосатым жезлом. – Милая, я тебе с утра говорил, что тут теперь двойная сплошная!

– Ой, я забыла!

– Голову ты дома забыла! Спинной мозг хоть на месте?

– Не ори на меня!

– Сюда идут, – прервала спор Карина. К ним и правда направлялся сотрудник ГАИ – совсем еще молодой парнишка, в синей форме и ярко-зеленой накидке сверху.

– Черепашки-ниндзя атакуют, – прокомментировала брюнетка. Молодожены перестали громко спорить и переглянулись.

– Ладно, – Дашка подняла очки на лоб. – Попробую отвертеться.

– Давай. Мы уже опаздываем, блондинка.

– Я тоже тебя люблю, – с этими словами Дашка вышла из машины, сильно хлопнув дверью.

– А теперь, Карина, расслабься и слушай, – Макс опустил стекло, чтобы до них долетал разговор «гаишника» и Дашки.

Паренек поздоровался, представился, а затем произнес.

– Пересечение двойной сплошной. Девушка, вы в курсе, что я сейчас лишу вас прав?

– Да? – Дашка пошире раскрыла глаза и хлопнула ресницами. – За что?

– Пересечение двойной сплошной, – последовал повтор.

– Ой, а тут она есть? Просто я неделю назад ездила, и ее не было.

– Девушка, вы на дорогу смотрите, а не вспоминайте, – инспектор, у которого оказалась фамилия Сидоров, просматривал документы Дарьи. Следующая фраза заставила его изумленно посмотреть на нарушительницу.

– Ой, молодой человек, вы не можете лишить меня прав!

– Это почему же?

– Не можете, сейчас не можете. Это вопрос жизни и…почти жизни. Понимаете, у меня нельзя сейчас отбирать права, – Даша начала тараторить. – Вот именно сегодня никак нельзя, мы очень спешим. Давайте вы их у меня в следующий раз отберете?

– Это как? – слегка обалдел инспектор.

Даша улыбнулась, продемонстрировав белоснежные зубки.

– Ну вдруг я опять что-нибудь нарушу?

– Девушка, вы сейчас нарушили.

– Я?

– Вы.

– Где?

– Здесь! Двойная сплошная.

– Я не нарушала, – Даша добавила печали в голос. – Я ее просто не увидела. Спешила. Но больше не буду.

– Девушка, за такое нарушение я лишу вас прав.

– Вы не можете забрать права!

– Почему?

– Я не нарушала. И у меня нельзя их сейчас забирать.

– А кто нарушал? Я?

– Не знаю, может, и вы.

У инспектора задергался правый глаз.

– Я не нарушал.

– Так и я не нарушала! – Даша подумала и сильнее захлопала накрашенными ресницами. – Ну пожалуйста, войдите в положение, я не могу!

– Так, – инспектор вытащил бланк, стал что-то писать. Даша заволновалась.

– Вас как зовут?

– Сергей.

– Сережа, пожалуйста, не надо. Вам зачтется ваша доброта на этом свете… и на том.

– На том? – у инспектора задергался левый глаз. Даша поспешила поправиться.

– То есть зачтется на этом в большей степени.

– Держите, – инспектор протянул квитанцию. – Триста рублей штраф.

– Сережа! Вы не мужчина, вы клад!

– Девушка, уезжайте. Умоляю!

Карина и Максим тихо корчились от смеха, почти съехав с сидений на пол автомобиля.

* * *

Фрик проснулся от звуков будильника и недовольно заворочался. Домой он приехал во втором часу, забрав по пути Леську, зажигавшую в одном из клубов. На такси они приехали к Фрику домой, а там уснули где-то в пять утра. В одиннадцать уже заверещал будильник. Парень, зная себя, предусмотрительно поставил его на допотопный шкаф, оставшийся от бабушки. Чтобы выключить будильник, надо было встать, пройти в другой конец комнаты, дотянуться до верха шкафа. В общем, сон к тому времени уже улетал напрочь.

– Ой, сегодня же суббота, – Леся оторвала голову от подушки и недовольно уставилась на стоявшего посреди комнаты парня. Тот небрежно швырнул будильник на постель, сам полез в шкаф за футболкой. Леся посмотрела на широкие плечи друга, гибкую фигуру. Осторожно сползла с кровати и, подбежав, обняла за пояс.

– Леся, – Фрик замер, с головой зарывшись в шкаф. – Ты мне мешаешь.

– С тобой так здорово просыпаться. Жалко, что это происходит редко.

Фрик молча высвободился из объятий девушки и пошел в ванную, на ходу натягивая футболку. Ведь не испытывал особого желания проводить с ней эту ночь, но все же позвонил и сам предложил поехать к нему. Слишком разбушевалась фантазия после того, как Летяга выбралась из воды в мокром платье.

– Я уезжаю через два часа. Леся, тебя домой или поедешь посмотреть соревнования?

– Ой нет, я домой. Аскольд, а зачем ты надеваешь эту дурацкую футболку?

– Почему она дурацкая? – Фрик вышел из ванной, уже надев джинсы и широкую красную футболку. Волосы, еще влажные после душа, перехватил лентой. – Леся, я просил не говорить мне, что носить? Ладно, не дуйся, малыш, давай помоги разобраться с едой, а потом я буду собираться.

Глава восьмая

Соревнования по прыжкам с трамплина в озеро проводились за городом. С главной трассы надо было свернуть на проселочную широкую дорогу, и через двадцать минут, среди деревьев, открывался чудный вид. Когда-то здесь одиноко темнело небольшое, почти заросшее озеро. Один предприниматель купил участок, и вскоре озеро очистили, а рядом построили круглосуточное кафе, состоявшее из двух частей. Летом отдыхающие вольготно размещались на открытом воздухе за деревянными круглыми столами, застеленными светло-зелеными скатертями. От жары защищал огромный белоснежный тент, ниспадающий по бокам зала красивыми складками. По краю открытой площадки шли резные деревянные перила. С одной стороны, сразу за ними, начиналась зеленая полянка. Туда уже вытащили плетеные кресла. Эти места предназначались для судей предстоящих соревнований. Чуть в стороне находилась уютная двухэтажная гостиница «под средневековье». Хозяин всего этого, сам в прошлом велосипедист и альпинист, выделил две комнаты на первом этаже для того, чтобы участники соревнований могли переодеться.

Все пространство вокруг постепенно заполнялось людьми. Начали подтягиваться соревнующиеся, здоровались, некоторые даже обнимались. Девушки, яркие, как тропические птицы, собирались стайками и оглядывались на парней, таких красивых и сильных.

Алису подбросил до места дядя. Высадил, выдал велосипед и умчался на очередную сделку, потрепав племянницу по волосам и пожелав ей удачи.

– Алиска! – Карина с Дашей бросились к подруге. – Ты чего так долго?

– Думала родителей дождаться. Но они сказали, что задержатся. Макс, привет! – девушка помахала мужу подруги. Тот отсалютовал и отошел к группе, при взгляде на которую у Алисы свело зубы.

– Постарайся не скалиться так откровенно, – Карина улыбнулась Вампиру. Тот кивнул и тут же уткнулся в телефон, явно сочиняя новое сообщение. Фрик радостно помахал рукой, затянутой в красно-черную перчатку, и зычно крикнул.

– Летяга, надеюсь, ты подгузники надела?

Народ навострил уши. Еще бы, разговаривали двое, которые явно сегодня собирались порвать друг друга, как Тузики многострадальные тряпки.

– Нет, – так же громко выкрикнула Алиса, заметив среди людей своих одногруппников. – Я хотела, но мне сказали, что их уже все скупил черно-красный тролль. Ну ничего, Фрик, тебе они нужнее будут.

Парень правда оделся в черно-красной гамме. Черные наколенники, черные велошорты из плотной ткани и ярко-красная футболка поверх защиты. Волосы, стянутые в хвост, прятались под темным шлемом с красными иероглифами. Его велосипед, красный, с черными разводами, почему-то напомнил притаившееся к прыжку насекомое.

Алиса, в отличие от соперника, предпочитала более светлые тона. И казалась солнечным росчерком рядом с ярко-желтым велосипедом.

От дальнейших «милых» переговоров их отвлекли одногруппники Алисы, окружившие девушку кольцом. Всякие Фрики не то чтобы вылетели из головы, но несколько потеряли свою актуальность, едва Алиса заметила Филиппа. Пришел! Ведь не обещал, как остальные, но пришел! Девушку затопила волна счастья, как это всегда происходило с ней при взгляде на парня.

– Привет.

– Привет!

– Алис, ты давай! Мы тут за тебя болеем!

– Покажи класс.

– Потом отметим.

– Да, да, обмоем победу.

– Мы и кафешку уже нашли.

– Давай покажем, что такое боевые второкурсники.

– Алиска, – от голоса Филиппа девушка едва не превратилась в розовое булькающее желе. – Я желаю тебе победы.

Ух как развернулись за спиной невидимые крылья. Девушка хоть сейчас была готова ринуться на трамплин и совершить сложнейшие трюки. И знала – все получится.

Вместо этого она улыбнулась в ответ, чувствуя, как дрожат от волнения губы. Филипп мало разговаривал с ней, зато сейчас стоял так близко и смотрел так внимательно.

Она рвалась в бой, если можно так сказать. Но пришлось успокоиться и взять себя в руки. В таком спорте спешка излишняя, тем более если стоит цель утереть нос одному из лучших. Алиса до этого ни разу не прыгала с водного трамплина. Знала, что и Фрик вроде подобного не делал либо хранил в тайне. Значит, шансы у них примерно равны. На его стороне опыт и искусство трейсера, которое помогает держать равновесие практически в любых ситуациях. Эх, черт!

– Зато я упрямая и умная, – тихо буркнула Алиса себе под нос. Чтобы хоть как-то занять себя эти десять минут до начала, она села на велосипед и попрыгала немного, проверяя пружину передней вилки. Бесполезное занятие, но зато помогает успокоиться и войти в нужное состояние.

Одногруппники разбрелись, стараясь пробиться поближе к воде, чтобы ничего не пропустить. По глади озера уже скользили несколько ярких катамаранов. Они держались достаточно далеко от берега и от трамплина, чтобы какой-нибудь ретивый участник не приземлился им на головы.

– Может, тебе помочь? – оказалось, что Филипп никуда не ушел, а просто отошел в сторону, а теперь вот вернулся. Встал рядом, отчего Алиса едва не выпустила руль.

– Поболей за меня, – голос у нее не пропал, но стал каким-то просительным.

Филипп еще несколько секунд потоптался рядом, сводя с ума своим видом (хотя, по-честному, внешность-то ничем особо не отличалась). Потом как-то неловко похлопал девушку по плечу и отошел к своим.

– Я так понимаю, – теперь нелегкая выдернула из толпы Карину. – Я так понимаю, ты теперь неделю мыться не будешь, чтобы плечо помнила его прикосновения? Тогда тебе придется отказаться от соревнований.

– Ага, сейчас. – Алиса потащила велосипед ближе к трамплину, машинально улыбаясь знакомым. – Слушай, кажется, я ему нравлюсь.

Брюнетка скривилась. Может, хотела что-то сказать, но музыка усилилась, потом пропала, а над озером раздался жизнерадостный голос.

– Итак, экстремальщики и их любители, а также красивые девчонки и родители, мы начинаем третье соревнование по прыжкам с водного трамплина. Особую благодарность выражаем нашим спонсорам, – далее последовал список этих самых благодетелей, длинный, как язык голодной лягушки.

Алиса встала за трамплином и огляделась. Помахала рукой знакомым, показала язык брату, который что-то вопил, стоя рядом со своими одноклассниками, а потом наткнулась на взгляд Фрика. Парень расположился неподалеку. Сидел на велосипеде, опираясь ногами о землю, и в упор разглядывал Алису.

А комментатор продолжал болтать.

– Сегодняшние соревнования обещают быть необычными. Кроме здорового соперничества нас еще ожидает настоящий бой между двумя очень интересными личностями. Тут до меня дошли слухи, что Летяга бросила вызов самому Фрику. Друзья, это, я скажу вам, будет весьма любопытным. Вы только посмотрите, как эти двое смотрят друг на друга. Честное слово, чтобы мне шнурки с ботинок сожрать, если бы не соперничество, я б подумал, что они жить друг без друга не могут. Сколько ярости, сколько экспрессии. Эй, Летяга, приличным девушкам нельзя знать такие жесты! Бу-га-га, Фрик, больше огня во взгляде, и вперед. Покажи, кто здесь мужчина. Летяга, давай, пусть знают, что есть женщины в русских городах. Короче, ребята, я болею за тебя. Ну а теперь поприветствуем первого участника – Дюк! Прыжки с водного трамплина на лыжах.

Алиса наблюдала, как на трамплин по боковой лестнице поднялся парень в зеленом костюме. Лыжи надел уже наверху, постоял немного, а потом прыгнул. Зрители дружно захлопали, когда он перевернулся в воздухе и приземлился на поверхность озера. Фрик что-то негромко сказал Вампиру и Танку. Те засмеялись. Алиса обозвала себя шизофреником и решила, что эти трое могут ржать по-любому поводу, а не обязательно из-за нее.

Вторым выступал невысокий коренастый парнишка. Он лихо съехал на сноуборде по мокрому настилу, попытался сделать в воздухе двойное сальто, но, увы, не дотянул. К берегу его тащили на специальном буксире – спасательный круг на веревке, конец которой держал один из добровольных помощников. Парень плыл, одной рукой держась за круг, другой тащил сноуборд и громко матерился в пространство.

– А теперь очередь Летяги! – заорал ведущий. Алиса вздрогнула и несколько нервно шагнула к лестнице. Трамплин вдруг показался очень высоким, хотя на самом деле был где-то около четырех метров. Пока двое полуголых парнишек поливали из шлангов пластиковое покрытие, девушка поднялась по узкой лестнице, таща велосипед сбоку, по самому трамплину.

Стоя наверху, на квадратной небольшой площадке, Алиса несколько раз глубоко вдохнула, успокаиваясь. Внизу блестело озеро, толпились зрители. Девушка подумала, что и Филипп тоже сейчас смотрит на нее.

Ага, а еще Фрик. Небось, пялится и говорит какие-нибудь мерзости. Нет, спокойно. Надо успокоиться и выполнить трюк чисто.

Алиса собиралась показать «Backflip» – сальто назад. При этом надо было приземлиться в воду вместе с велосипедом. Иначе терялись очки.

Еще пара глубоких вдохов, и девушка оттолкнулась от площадки. Озеро рванулось навстречу, ветер засвистел, пытаясь проникнуть под шлем. Разгон, толчок, ярко-желтый велосипед со своей наездницей мягко взмыл в воздух.

Привычное замирание в груди, гулкий стук сердца в ушах. Алиса чувствовала, что получилось. Небо и земля поменялись местами, когда она сделала кувырок в воздухе, а потом вместе с велосипедом плюхнулась в озеро. Сразу стало мокро и холодно. Отфыркиваясь, девушка вынырнула, одной рукой уцепившись за руль. Перед носом уже покачивался спасательный круг.

Одобрительные крики и свисты подтвердили, что трюк выполнен на ура.

– Да, Летяга! – орал комментатор. – Посмотрим, что на это ответит Фрик. Борьба разгорается, дорогие болельщики. Делайте ваши ставки, хотя делать их тут нельзя. Но вы все равно делайте, хотя бы на словах. Фри-и-и-ик! Жги!

Если остальные участники не вызывали у Алисы сильных опасений и проиграть им не казалось обидным, то при упоминании Фрика все внутри взъерошилось и заворчало. Кутаясь в поднесенный Дашкой плед, девушка мрачно наблюдала, как ее соперник легко поднимается на верх трамплина.

Вопреки надеждам Фрик не упал и не уронил велосипед. Его не поразила молния, прилетевшая с ясного неба. Парень спокойно сел на велосипед, помахал всем, кто наблюдал за ним, а потом легко скользнул вниз.

«Tailwhip» – при исполнении этого трюка рама байка прокручивалась под наездником на 360 градусов, потом он ловил ее ногами и благополучно приземлялся. Фрик выполнил все безупречно.

– Это было круто, – комментатор молчал с полминуты, явно переваривая увиденное. – Это было суперкруто. Летяга, похоже, тебе реально придется туго. Но вернемся к следующему участнику.

– Буду делать двойной «фронтфлип», – Алиса наблюдала, как Фрик снял шлем и тряс головой, пытаясь таким способом отряхнуть воду с волос.

«Чтоб твоя головушка отвалилась», – с таким добрым пожеланием девушка оглянулась в попытке отыскать среди народа Филиппа. Ей показалось, что она увидела краешек светлой куртки, но вполне могла ошибиться. Тем не менее на душе теплело, едва понимала, что он пришел сюда ради нее. Значит, крохотный шанс на личное счастье постепенно рос. Кто знает, что будет дальше. Пока что Алиса была счастлива.

«Фронтфлип» – один из самых сложных трюков. Теоретически девушка знала, как его делать. Но на практике еще ни разу не пробовала. Если честно, немного опасалась.

– Алиса, может, что-то попроще? – Макс разбирался в трюках, поэтому слегка забеспокоился. Но девушка в ответ только буркнула: «Перетопчется», – и быстро пошла к трамплину. Как раз объявили ее очередь.

Двойной «фронтфлип» довольно интересный трюк. При его выполнении необходимо успеть перевернуться два раза в воздухе и опуститься на колеса. Причем переворот не назад, а вперед, что гораздо сложнее.

Сначала все пошло хорошо. Алиса плавно взмыла вместе с велосипедом в воздух.

А потом вдруг пришло понимание – не сможет выполнить. Вот не сможет и все. Надо было ограничиться одиночным «фронтфлипом», а не лезть вперед паровоза.

Дальше все пошло наперекосяк. Перевернувшись в воздухе полтора раза, Алиса вдруг полетела вниз головой. Шлем смягчил падение, но в первый момент удар слегка ошеломил. А потом еще сверху упал велосипед, задев девушку колесом по заднице. Алиса невольно взвыла, наглоталась воды и едва не ушла на дно.

– Похоже, Летяга на сегодня отлеталась, – заметил комментатор. – Эй, кто-нибудь, спасайте девушку!

Впрочем, зря он паниковал. К барахтающейся девушке уже спешили два катамарана и один доброволец.

– Так это же Фрик бросился спасать свою соперницу, – комментатор разглядел пловца. – Смотрите, он просто герой!

Парень, ни на кого не обращая внимания, подплыл и крепко схватил девушку за шиворот.

– Хватай меня за шею, – а сам с тревогой смотрел ей в лицо, гадая, есть сотрясение или просто легкая контузия.

– Мать твою размать, Летяга, ты совсем долбанулась? Этот трюк даже на мировом чемпионате не каждый сделает. Совсем мозг проездила? – Он осторожно поплыл к берегу. С катамарана уже ловили плавающий велосипед. Утонуть ему не давали куски туристического коврика, предусмотрительно намотанные на раму.

– Дура, идиотка, кретинка безмозглая, – продолжал вещать Фрик, гребя к берегу. Себя он тоже ругал, но, конечно, мысленно. Вот чего бросился в воду? Ей и так не дали бы утонуть. Теперь плывет тут, а эта придурочная болтается на нем как балласт, сопит и кашляет.

– Алиса! – на берегу к ней подлетели Карина с Дашей. Максим и откуда-то взявшийся Филипп подхватили девушку и осторожно усадили на траву. Врач уже был здесь. Алиса как-то задумчиво на всех посмотрела и отрыгнула проглоченную воду. Потом ткнула пальцем во Фрика и рявкнула:

– Сам дурак и кретин, – и, уже более нормальным голосом: – Спасибо, что помог. Наш спор не закончен. Сейчас приду в себя и продолжим.

В девушку тут же вцепились две пары рук.

– Спятила? – это Дашка завопила ей в ухо, едва не прибавив ко всем травмам еще и глухоту.

Карина выразилась более культурно.

– Алис, может, не стоит. Или хочешь ковылять как травматик?

– Выйду, – упрямо повторила Алиса, не отводя глаз от Филиппа.

«О да, да, да, – орал кто-то в голове. – Он сидит со мной. На травке. И смотрит на меня. Уе-е-е-е».

Фрик сплюнул с досады и заявил, что уже жалеет о спасении кретинки «с наглухо долбанутой головой».

Сомнения разрешил врач.

– И думать забудь, на сегодня твои прыжки закончены. Сотрясения нет, но легкая контузия имеется. Ну и плюс ушиб мягких тканей.

– Задницу себе отбила, – Макс был не таким тактичным, как доктор.

– До завтра придется забыть о поездках.

– До завтра? – это вмешался Фрик. – То есть потом для нее ограничений не будет?

– Конечно.

– Чего сияешь? – мрачно поинтересовалась Алиса. – Иди прыгай, я еще отыграюсь.

Фрик не стал ломаться, а пошел и прыгнул, тем самым поставив точку в их споре. Если до этого момента счет был примерно равный, то сейчас победитель определился. Нет, в самих соревах парень занял второе место. Но вот спор выиграл.

– Алиса, – Филипп, не обращая внимания на недовольные взгляды отошедших подруг, взял девушку за руку. Быстро так взял и тут же отпустил. – Не расстраивайся. Ты бы обязательно победила. Для нас ты все равно лучшая.

После этих слов Алиса поняла, что не особенно и расстроилась из-за проигранного спора. И даже не будет бросаться на Фрика с кулаками. Филипп подействовал умиротворяюще. К тому времени, как к ней подошел Фрик, девушка уже успела успокоиться и встала, чтобы идти переодеваться. Сидеть на траве после сентябрьского купания не самое полезное занятие. Да и соревнования для нее на сегодня закончились. Голова слегка побаливала, как и пятая точка, ныло плечо. Но внутри все пело от радости.

Фрик все обгадил.

– Эй, Летяга, – он почти подбежал к девушке. – А как же мое желание?

– Ну не здесь же, – мигом зашипела Алиса. Окружающие уже навострили уши и подтягивались поближе. Парень хмыкнул, схватил девчонку за руку и затащил на первый этаж гостиницы.

– Итак. – Он остановился возле большого окна, где на широком подоконнике раскинулись целые зеленые джунгли. – Ты помнишь, что обещала?

– Провести с тобой целый день и во всем тебя слушаться.

– Классная перспектива, да? Но я сегодня что-то добрый, поэтому даю тебе выбор.

Алиса недоверчиво шмыгнула носом. В доброту Фрика верилось примерно так же, как в то, что людоеды Новой Гвинеи поголовно стали вегетарианцами.

– Какой еще выбор?

– Либо ты проводишь весь день в моем обществе и делаешь все, что я скажу. Либо, – тут Фрик как-то особенно мерзко ухмыльнулся, наклонился поближе и проникновенно шепнул: – Проводишь со мной сутки, но ведешь себя как всегда.

– Сутки?

– Сутки.

– Обалдел? Откуда я знаю, что у тебя…

– Тихо, что за пошлые фантазии? У меня девушка есть.

– А то тебе это мешает, да?

– Летяга, – Фрик прислонился к стене. – Мне это не мешает, но в моих глазах ты не совсем девушка, ты психованная маньячка со стажем. Так что выбираешь?

Алиса думала минуту. Хотя уже знала, на что согласиться.

– Выбираю второе, – она со злостью смотрела на собеседника. – Но если ты… я тебя… я тебе…

– Я понял. Значит, завтра утром у нас будет незабываемая встреча, я уверен.

Глава девятая

После знакомства с Его высочеством Фрикассе Наглым Алиса стала замечать, что засыпает куда хуже, чем раньше. Теперь в голове постоянно вертелись фразы, которыми она от души поливала темноглазого длинноволосого трейсера. А уж его заявление, что она проведет с ним следующие сутки, и вовсе отогнали сон куда-то очень далеко. Опять настроение выделывало странные кульбиты. Вместо того чтобы радоваться тому факту, что Филипп приходил на соревнования и оказывал ей знаки внимания, Алиса размышляла о предстоящем свидании.

Только где-то часа в два ночи в утомленную голову пришла спасительная мысль. Точнее, она просто робкой мышкой пробежала по извилинам мозга, и Алиса тут же жадно вцепилась в нее. Фрик ничего не сможет сделать, если ее не отпустят. А она разыграет из себя пай-девочку и виновато заявит, что, мол, знать ничего не знаю, родители о дочери беспокоятся и с незнакомым парнем никуда не отпустят. Особенно папочка, который отличался суровым, но справедливым нравом. Алисе и Косте он в принципе почти ничего не запрещал, но пусть только Фрик попробует вякнуть о том, что она играет нечестно.

«Или все-таки согласиться? Ага, день еще туда-сюда, но сутки – это перебор. Алиса, ты хоть представляешь себе, что может придумать этот козлина? И нечего лыбиться в потолок, лучше о Филиппе думай».

Решив, что утро вечера мудренее, девушка все-таки заснула. Ничего особенного не приснилось, разве что под утро привиделись Филипп и почему-то Вампир, наряженные в косматые дикарские юбочки. Причем одногруппник все время куда-то тянул ее и говорил, что его нужно называть Фриком, так как он соединился с трейсером и составляет единое целое. Алиса пришла в ужас от такого заявления и проснулась.

Сквозь разноцветные занавески уже пробивалось осеннее солнце. Где-то в глубине квартиры слышались голоса, чем-то звякали. Нет, ну какой умный человек заглядывал к ней и не закрыл дверь? Зевая и потягиваясь, Алиса сползла с кровати и побрела в ванную. Поленившись натянуть шорты, она решила, что своей футболкой до колен никого не шокирует.

Сонные мысли вяло ворочались в голове, словно замороженные лягушки. Продолжая зевать, на ходу расплетая взлохматившуюся за ночь косу, девушка размышляла, как бы деликатнее описать родителям проблему.

Из ванной доносился приглушенный звук электробритвы. Ясно, в ближайшие десять минут к умывальнику не пробиться, подступы к нему надежно перекрыты папой. Алиса подумала и свернула на кухню. Там что-то шкворчало, шумел закипающий чайник, и умопомрачительно пахло оладьями. Алиса потянула на себя кухонную дверь, украшенную разноцветным панно.

– Доброе утро! – сидевший на угловом диванчике Фрик радостно улыбнулся возникшей на пороге девушке.

«Допрыгалась, Летяга? Уже глюки начали являться».

Алиса с грохотом закрыла дверь и прислонилась к стене, приводя дыхание в норму. Потом снова осторожно заглянула, словно надеялась, что Фрик сделает милость и развеется, как страшный сон.

Парень продолжал сидеть и спокойно пить чай из большой желтой чашки.

– Алиса, – из-за угла, за которым пряталась плита, выглянула мама. – Ты чего в таком виде?

Девушка быстро сориентировалась и спряталась за дверь, высунув голову. Ткнула пальцем в гостя и рявкнула.

– А он что здесь забыл?

– Прости, – отозвался Фрик несколько виноватым голосом. – Я понимаю, что мы должны были встретиться на остановке, но я решил, что надо все объяснить твоим родителям.

– Что объяснить?

– Алиса, хватит, – прикрикнула Марина Викторовна на дочь. – Между прочим, ты сама бы могла сказать, что сегодня собираешься на ночную игру вместе с Аскольдом. К счастью, у твоего друга совести гораздо больше. Если бы он не рассказал мне что к чему, я бы сегодня тебе запретила туда ехать.

– Какой предусмотрительный, – только и смогла выдавить из себя Алиса, размышляя, можно ли еще что-то исправить или остается только смириться. Фрик поймал ее взгляд и радостно отсалютовал чашкой.

– Я догадывался, Алиса, что ты забудешь предупредить родителей.

– Аскольд, ничего страшного, – Марина Викторовна знаками приказала дочери одеться и идти завтракать. – Мы с мужем очень рады, что у Алисы появился настолько ответственный друг. Ты нам оставишь свой номер телефона, чтобы если что мы могли с вами связаться? У Алисы вечно мобильный выключается, забывает зарядить.

Тем временем в ванной состоялся короткий, но очень емкий разговор.

– Папа! – в голосе Алисы слышалось шипение гадюки. – Вы зачем его пустили?

– Интересные дела, – родитель в зеркало посмотрел на злую дочь. – С каких пор ты стесняешься нас перед своими парнями?

– Перед кем?

– Да хватит уже, Алиска, я же не запрещаю. Аскольд ничего так парнишка, толковый.

Так, мерзкий Фрик не оставил ей выбора, предугадав возможные пути отступления. Можно, конечно, поднять шум и заявить, что никакой он не парень, что все это лишь часть проигранного спора. Но тогда последствия могли стать более печальными. Во-первых, ей бы влетело за идиотский спор, во-вторых, оставили бы дома, узнав о вчерашнем падении. Костю она уже попросила держать язык за зубами.

Кипя от возмущения, Алиса вернулась в комнату. Едва не прищемила дверью проскользнувшего следом за ней котенка. Значит ей надо одеться? Девушка вспомнила наряд Фрика: темная водолазка и модный пиджак с кожаными накладками на локтях. Так-так, значит, вырядился, красный молодец? Алиса ухмыльнулась и кинулась потрошить гардероб.

Спустя пятнадцать минут она скромно вошла на кухню. Проснувшийся к тому времени Костя плюнул чаем на пол, Марина Викторовна уронила оладью, а Фрик перестал улыбаться. Один папа, как всегда невозмутимый, на миг оторвался от книги, посмотрел на дочь и снова углубился в чтение.

– Я так есть хочу, – Алиса невозмутимо скользнула на свое место у окна. – Костя, челюсть подбери, а то выпадет.

– Алиса, это что? – обрела дар речи Марина Викторовна.

– Это одежда. Просто все-таки будем играть ночью, ма-ло ли где придется лазить, вот я и надела, что не жалко.

– Ну да, – Фрик потер подбородок, разглядывая сидевшую рядом девушку. Та ответила злорадным взглядом. В этот раз Алиса переплюнула свой наряд, в котором собиралась в театр с Жабой. Синие джинсы выглядели так, словно их пожевал и выплюнул кто-то очень большой. К ним девушка прицепила штук десять значков с дурными надписями. Широкая ярко-малиновая футболка скрывала стройную фигурку. Спереди желтыми буквами было написано: «Может, я и солнышко, но тебе не светит». Сзади такими же буквами красовалось: «Я мамина гордость», и рядом красовался смайлик. Волосы Алиса спрятала под красную бейсболку с девизом «Таких, как я, вообще нет».

– Немедленно переоденься!

– Мама!

– Немедленно!

– Мам, ее в дурку загребут сразу от подъезда.

– Аскольд, подожди немного, сейчас она приведет себя в порядок.

– Не буду, – уперлась Алиса. – Или совсем не пойду. Вот.

– Ничего страшного, – решил вмешаться Фрик. – Алиса красива в любом наряде. К тому же нам уже пора. Сеанс кино начинается через час. Рад был с вами познакомиться.

– Какой еще сеанс? – поинтересовалась Алиса, едва за ними закрылась дверь.

– Никакой. Просто твоим родителям гораздо приятнее услышать, что я веду их дочь в кино, чем совсем в другое место.

– Лолисичка уже изрыдалась, – Алиса вдруг затормозила прямо перед открывшимися дверями лифта. Парень осторожно подтолкнул ее, заставляя войти в кабину.

– Это ты куда меня вести собрался?

– Не мечтай, я твои пошлые мысли сквозь глаза прочитал. Такая маленькая, а такая испорченная.

– Такой большой и такой дебил.

– Надо было все-таки не давать тебе выбора, – вздохнул Фрик, выходя из лифта. Алиса шла и сверлила взглядом широкую спину спутника.

– В смысле ты хотел, чтобы я бегала за тобой и изображала хвостик?

– Не, – отмахнулся парень. – Тогда не было бы так интересно и смешно.

– Я что, клоун?

– Ну на данный момент ты очень его напоминаешь, – Фрик галантно открыл подъездную дверь, пропуская девушку вперед.

Во двор уже выползли пенсионерки и молодые мамочки с детьми. Пока осень дарит теплые деньки, надо стараться ловить. Потом начнутся серые унылые дожди, ветра, и до весны можно будет забыть о тепле.

– Куда мы сейчас? – Алиса тихо порадовалась, что живет в высотном доме, где порой соседи не знают друг друга. Вот и сейчас никто не удивился ее внешнему виду. А там, где она жила раньше, местные бабульки точно осмотрели бы ее со всех сторон.

До остановки шли молча. Алиса размышляла, что день грядущий ей готовит, Фрик слушал через наушники какую-то музыку и вид имел весьма довольный. Словно это не с ним рядом шла девушка, которую сейчас можно было принять за худого парнишку.

В воскресное утро на остановке находилось не так уж много народа. Встав рядом с киоском, где продавалась всякая мелочь, Алиса заметила, как две девицы модельной внешности сделали стойку на Фрика.

«Зашибись, мне теперь что, весь день наблюдать, как всякие будут пялиться на него и захлебываться слюной?»

Сам парень делал вид, что упорно не замечает женского внимания. Алиса честно попыталась взглянуть на него с точки зрения этих девушек. Да, их внимание вполне понятно. Высокий сильный парень, небрежно, но стильно одетый, с блестящими темными волосами, забранными в хвост.

«Эх, если бы не Филипп» – прошмыгнула ехидной мышью мысль. Девушка испугалась и тут же прогнала ее подальше.

– Мы куда едем?

– В парк, – последовал ответ.

– В какой парк?

– С лебедями.

– Нафига? – изумилась Алиса. Парк этот находился в старой части города, сжатый со всех сторон двухэтажными дореволюционными домами. За ажурной, потемневшей от времени решеткой раскинулись несколько клумб и тянулись извилистые дорожки среди деревьев. Две беседки, когда-то белые и чистые, теперь влачили печальное существование, глядя на мир выломанными решетками. Внутри часто собирались студенты педагогического университета, что располагался через два дома от парка. Главной достопримечательностью здешних мест был пруд, огороженный низким забором. Летом он начинал цвести и пахнуть тиной, зимой сюда часто проваливались любители острых ощущений. И здесь жили лебеди. Для них в стороне стоял аккуратный домик, где они пережидали холодное время года. Летом же лениво плавали вдоль пруда и лопали озерных обитателей и куски хлеба, бросаемые посетителями.

Алиса была в этом парке пару раз и пришла к выводу, что место довольно романтичное, но делать здесь особо нечего. К тому же гуляла она здесь с Жабой, после чего невольно относилась к парку с лег...

Купить книгу "Это моя территория" Васина Екатерина


Только ознакомительный фрагмент
доступ ограничен по требованию правообладателя
Купить книгу "Это моя территория" Васина Екатерина

на главную | моя полка | | Это моя территория |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 290
Средний рейтинг 3.6 из 5



Оцените эту книгу