Book: Вожди и заговорщики



Вожди и заговорщики


Вожди и заговорщики


Шубин А.

ЗАГАДКА ВОЖДЕЙ


Разразившийся в 30-е годы XX века «большой террор» кажется одним из наиболее иррациональных событий современной истории. Это событие неразрывно связано с именем Иосифа Сталина, и иногда кажется, что все дело - в злой воле лидера ВКП(б). «В конечном счете весь характер террора делялся личными и политическими побуждениями Сталина» 1 , - пишет Р. Конквест. Однако личные склонности Сталина в 20-е гг. демонстрировали скорее умеренность. По словам того же Р. Конквеста, «небывалым в истории способом Сталин вел свой «государственный переворот по чайной ложке» и дошел до величайшей бойни, все еще производя впечатление некоторой умеренности» 2 . Все это может восприниматься как результат дьявольского расчета вождя. Традиция, которая вытекает из доклада Н. Хрущева ХХ съезду КПСС «О культе личности Сталина и его последствиях», представляет уничтоженных Сталиным большевиков невинными жертвами его маниакального властолюбия и (в либеральной интерпретации) тоталитарного режима. Зачем же было нужно убивать сотни тысяч людей, среди которых большинство искренне были привержены коммунистической партии? Если Сталин был маньяком, почему его действия поддерживали соратники, толпы восторженных сторонников? Массовое помутнение рассудка, гипноз? Не слишком ли это мистическая версия?

Однако возможно и другое объяснение: Сталин был не гениальным стратегом, способным предусмотреть все повороты истории на десятилетия вперед, а талантливым тактиком. Вкаждый конкретный момент он точно оценивал соотношение сил и был готов применить наиболее эффективные методы без оглядки на сантименты. Сталин был совершенным инструментом тоталитаризма. Вусловиях тоталитарного режима более действенного средства, чем террор, нельзя было придумать. Загадка уничтожения сотен тысяч людей кроется не столько в особенностях сталинской психики, сколько в задачах, которые решала правящая группа. Ситуация 30-х годов могла поставить перед системой две основные задачи: устранение элиты, саботирующей преобразования и представляющей потенциальную опасность для системы3, или (и) разгром реально складывающегося заговора с целью устранить вождя и изменить курс4.

Заговор? Не может быть! Типичное возражение: архивы открыты, и ничто в них не говорит о стремлении элиты свергнуть Сталина. Позвольте, но ведь о заговоре вопиют воспоминания современников, декларации партийных диссидентов и, наконец, материалы самих процессов. Но ведь мы знаем, обвинения фабриковались. Юридическая процедура сталинского следствия и суда не выдерживает критики. Об этом говорил еще Хрущев. Но это еще не значит, что ложно обвиненные во вредительстве и шпионаже люди вообще не занимались оппозиционной работой, не имели оппозиционных взглядов и не собирались, в случае устранения Сталина, проводить иной курс. Здесь пролегает водораздел между юридическим и историческим подходами к событиям. Нарушения следственной процедуры в деле царевича Алексея не дают нам повода считать, что он не представлял угрозы для реформ Петра, хотя даже разговоры противников реформ в окружении наследника престола были опасны. История знает немало таких примеров. Разговоры о политике в тени авторитарных режимов - начало их конца. Из дворянских кружков вырос декабризм. Из интеллигентских кружков выросли партии, придавшие организованность движению против царизма в начале века. Сначала в эти партии входили десятки людей, но стоило разразиться острому социальному кризису - и за ними пошли миллионы. Эти события происходили на глазах Сталина, его друзей и врагов. Итолько во второй половине ХХвека, когда эту историю затянуло илом мифов, свержение Сталина стало казаться невероятным. Что ж, в этом тоже была закономерность истории - именно в это время в номенклатуре снова началось брожение, а в обществе формировались новые кружки, которые в дальнейшем, в условиях кризиса 8 0-90-х годов, превратятся в мощные движения и покончат с коммунистическим режимом.

Да, обвинения фабриковались. Но фабриковались ли они целиком? Были ли обвиняемые на сталинских процессах «невинными агнцами» или они действительно сопротивлялись сталинскому курсу, готовились при удобном случае повернуть руль страны? Иесли да, то куда?

Чтобы ответить на эти вопросы, нужно понять, что это были за люди, чем они занимались до того, как грянул террор 30-х годов. В чем была суть разногласий, которые сделали победителей в революции и гражданской войне врагами? Что в действительности думал Сталин о своих противниках и они о нем? Какова была

логика борьбы в партии и вокруг нее? Почему она привела к репрессиям 1937-1938 годов? Можно ли было свернуть с этой дорожки, и куда бы привела другая? Как случилось, что вожди революции, вожди партии сели на скамью подсудимых в качестве заговорщиков? И являлся ли вождь этой партии первейшим заговорщиком против нее?

Чтобы понять, почему вожди большевиков погибли, необходимо понять, ради чего они жили. Очем они спорили? Вчем видели смысл своей жизни? Чем могли пожертвовать, а чем- нет? Для осмысления всего этого нам придется внимательнее всмотреться в двадцатые годы. Только что закончилась гражданская война. Большевики победили. Но радости на их лицах нет. До настоящей победы еще далеко. Идет 1922 годБ


ГЛАВА I.


СТРАТЕГИЯ ЛЕНИНА


Итоги революции

В 1922 году Россия вступала в новый период своей истории. Закончился период революции и гражданской войны. За короткий в историческом масштабе срок страна неузнаваемо изменилась. Царскую символику вытеснили красные флаги и звезды, аристократов в кабинетах сменили относительно молодые люди в кожанках. Общественная атмосфера была насыщена духом перемен, устремленности в будущее, неповторимости происходящего - Страна Советов впервые в мире пробивала дорогу к социализму - неведомому светлому будущему человечества.

Но сквозь новые названия и формы неумолимо проступала старая тысячелетняя Россия. Власть осталась авторитарной, и непривычный для самодержавной старины вид обитателей Кремля не мешал обывателям рассуждать о том, что царь теперь - Ленин, Троцкий - главный генерал, а председатель Московского совета Каменев - вроде столичного генерал-губернатора. Он же и член Политбюро, по-старому - великий князь. Разговоры эти велись вполголоса, потому что новые власти не любили, когда их сравнивали со старыми, а общество теперь было пронизано структурами коммунистических организаций - Российской коммунистической партии (большевиков) (РКП(б)), Всероссийского коммунистического союза молодежи (комсомола, будущего ВЛКСМ), профсоюзов. Миллионы их членов активно поддерживали новый режим, вступали в спор с недовольными и могли донести во всемогущие репрессивные органы - ЧК, затем переименованную в Объединенное главное политическое управление (ОГПУ). При царе это называлось охранкой. Оппозиционные партии были разгромлены, а интеллигенция (специалисты или сокращенно - спецы) продолжала вести политические беседы в частном порядке, как и до революции. Не изменился и сельский характер страны, большинство ее населения по-прежнему было одето в крестьянские армяки и тулупы. Нельзя было одеть миллионы жителей России во что-то другое, когда промышленность только-только начала возрождаться от разрушений, нанесенных войной, международной блокадой и, как осторожно поговаривали, неразумной политикой новой власти.

Так чего же в России в 1922 году по сравнению с дореволюционными временами было больше - нового или старого? Из-за гражданской войны и сопровождавшего ее «красного террора» революция смогла выполнить лишь часть своих задач. Она начиналась под лозунгами «хлеба» (социальной обеспеченности трудящихся), «земли», политической и социальной свободы («воли»), народовластия (демократии). Революция несла новый мир, в котором человек станет свободным, активным работником, действующим не по чужому приказу, не из-под палки, а в соответствии со своей волей, способностями и склонностями, в братской взаимопомощи с другими работниками. Это будущее общество свободы, народовластия и благосостояния называли социализмом. В 1917 году революционные массы несли лозунги: «Фабрики - рабочим!», «Земля - крестьянам!», «Мир - народам!». Но мира не получилось - спровоцированная большевистским переворотом затяжная гражданская война удвоила срок кровопролития и военных тягот по сравнению с испытаниями Первой мировой войны. Страна была разорена дотла. Ожесточению борьбы немало способствовал большевистский социальный эксперимент - попытка единым рывком, с помощью твердой диктатуры, достичь нового общества, в котором человеческий эгоизм сменится альтруизмом, где все подчиняются единой воле, единому плану без товарно-денежных, рыночных отношений. Страна не приняла этой попытки, несмотря на террор и настойчивость многомиллионной массы сторонников коммунистических идей. Крестьяне не желали отдавать хлеб по продовольственной разверстке (налогу, иногда превосходящему возможности хозяйства), поднимали восстания, не сеяли хлеб. Насильно отобранное продовольствие уходило на прокорм колоссальной армии и бюрократического аппарата. Рабочий же класс, считавшийся опорой режима, голодал и поднимался на выступления против большевистской власти1.

Большевикам пришлось отступить. Вмарте 1921 г. Х съезд РКП(б), по предложению Ленина, провозгласил переход от продовольственной разверстки к фиксированному продовольственному налогу. Несмотря на то что продовольственный налог был тяжел, новая модель «смычки» с крестьянством стимулировала сельскохозяйственное производство, ибо излишки оставались в руках крестьян и могли продаваться на рынке. Таким образом, отменялась распределительная монополия государства, началось восстановление порушенных рыночных отношений. Это решение стало пер-

вым шагом к отмене жесткой политики «военного коммунизма» и переходу к новому, рыночному курсу, получившему название «новой экономической политики» (НЭП).

Ленин Владимир Ильич (1870-1924). В.И. Ульянов,родился в Симбирске в семье руководителя народных училищ, получившего наследственное дворянство вместе с чиновничьим чином. С1887года, когда его старший брат Александр был казнен за причастность к покушению на Александра III, Владимир обратился к революционной литературе. Большое влияние на него оказали работы Чернышевского. Но младший Ульянов не унаследовал от Александра народнических взглядов, он обратился к марксизму. В 1889 году за участие в студенческих волнениях Ульянов был исключен из Казанского университета, но через два года экстерном сдал экзамены университетского курса и получил диплом юриста. В 1892-1893 годах работал помощником присяжного поверенного. В 1895 году в Петербурге вместе с Ю. Мартовым и другими молодыми марксистами Ульянов создал подпольный Союз борьбы за освобождение рабочего класса, который оказал поддержку рабочим во время стачки 1896года. За участие в беспорядках участники союза были осуждены на ссылку в Сибирь. Во время ссылки 1897-1900 годов в селе Шушенском Ульянов написал свою первую крупную работу «Развитие капитализма в России» (1899). ВШушенском Ульянов женился на революционерке Н. Крупской.

Виюле 1900 года, отбыв срок ссылки, выехал за границу. Здесь он стал пользоваться документами на имя Николая Ленина. Так Ульянов получил свой всемирно известный псевдоним. Ленин стал сотрудничать с марксистской газетой «Искра». В 1902 году в работе «Что делать» он доказывал, что рабочая партия должна быть централизованной организацией профессиональных революционеров, беспрекословно подчиняющихся воле партийного руководства. На II съезде РСДРП в 1903 году в Лондоне Ленин и Плеханов, которого Ленин считал своим учителем, возглавили течение «большевиков» и были избраны в редакцию Центрального органа партии газеты «Искра». Ленин стремился установить во фракции большевиков жесткую дисциплину. Врезультате от него отступились многие сторонники, в том числе Плеханов, который обвинил Ленина в намерении установить в партии свою диктатуру и превратить ее в организацию полувоенного типа. В ноябре 1903 года из-за разногласий с Плехановым, Мартовым и др. Ленин вышел из редакции «Искры» и был кооптирован в ЦК, где преобладали большевики. В 1906году он вошел в объединенный ЦКРСДРП.

Члены партии уважали острый ум, огромную работоспособность и железную волю Ленина. Вместе с тем его непримиримость, нетерпение к несогласию со своей позицией возмущали большинство лидеров социал-демократии, которые привыкли к дискуссиям по поводу политических и философских вопросов. Несмотря на то что во фракции Ленина осталось мало ярких идеологов, она сохраняла дееспособность благодаря его организаторским способностям.

В ноябре 1905 года Ленин нелегально вернулся в Россию. Девятого мая 1906года впервые выступил на митинге. Вдекабре 1907года вновь эмигрировал.

К1912 году РСДРП окончательно распалась на ряд течений. Большевики создали свою самостоятельную партию, где действовали ленинские принципы партийной организации и в январе 1912 года выделились из РСДРП в РСДРП (большевиков). Ленин был избран в ЦКи фактически возглавил партию.

В 1907-1916годах Ленин активно участвовал в международном социалистическом движении, отстаивал леворадикальные взгляды. Сначалом Первой мировой войны был арестован австрийскими властями и выслан в Швейцарию, где жил до 1917 года. Выступил за поражение своего правительства и перерастание империалистической войны в гражданскую. Отстаивал эти взгляды на международных социалистических конференциях в Циммервальде (1915) и Кинтале (1916). Автор философского памфлета «Материализм и эмпириокритицизм» (1908) и политико-экономической работы «Империализм как высшая стадия капитализма» (1916).

Вапреле 1917 года, с согласия германского правительства, в «запломбированном» вагоне с группой своих товарищей проехал через Германию и вернулся в Россию. Здесь выступил с «Апрельскими тезисами» и призвал к перерастанию буржуазно-демократической революции в социалистическую, к передаче власти советам. Эта программа казалась невероятной, так как нарушала представления социал-демократов об основах марксизма. Коллеги Ленина считали, что Россия не готова к социалистической революции. Ленин надеялся, что пролетариат сможет взять власть в свои руки, а затем ему помогут пролетарии более развитых стран. Эти идеи были охарактеризованы Плехановым как «бред». Но они были близки концепции другого видного меньшевика, Л. Троцкого, который с этого времени стал соратником Ленина. После поражения июльского выступления сторонников советской власти 5 июля 1917 года ушел в подполье. Выс-

тупал за вооруженное свержение Временного правительства. Автор книги «Государство и революция» (1917-1918).

Инициатор и организатор Октябрьского переворота. С 8 ноября

1917 года Ленин возглавлял Совет народных комиссаров (СНК) России, с ноября 1918 года - также и Совет рабочей и крестьянской обороны (с 1920 года - Совет труда и обороны, СТО). Член Политбюро ЦКв октябре 1917 года и с 25 марта 1919 года. 30 августа

1918 года был ранен в результате террористического акта. Его мнение было решающим при принятии большинства решений СНК, СТОи большевистской партии. Несмотря на различные мнения в партийном руководстве, Ленин умел проводить свои решения, убеждая оппонентов и даже угрожая им расколом в партии, как это было при обсуждении проблемы мира с Германией в феврале 1918 года. Инициатор разгона Учредительного собрания, переноса столицы в Москву, заключения Брестского мира, создания Коминтерна, политики «военного коммунизма», его замены новой экономической политикой и других важнейших решений большевиков. Смая 1922 года Ленин тяжело болел.

На протяжении марта-мая 1921 года страну захлестнули народные восстания, которые поставили однопартийную «диктатуру пролетариата» на грань катастрофы. Большевики вынуждены были уступить почти всем экономическим требованиям восставших. Была разрешена не только торговля, но и частное предпринимательство. Вчастные руки перешли сотни предприятий легкой и пищевой промышленности, бульшая часть торговли. Новых предпринимателей стали называть «нэпманами». Ортодоксальные большевики восприняли эту политику как отступление перед буржуазией, которое могло окончиться полной победой капитализма. Другие же, устав от напряженной борьбы с «пережитками прошлого» в сознании людей, стали обустраивать свою жизнь вместе со всей страной, стали руководить созданными трестами и синдикатами.

Однако государство продолжало удерживать «ключевые высоты» экономики - бульшую часть тяжелой промышленности и транспорт. Государственные предприятия тоже были вынуждены вступать в рыночные отношения. Они объединялись в самоокупаемые тресты, которые должны были реализовывать свою продукцию на рынке. Но, по справедливому замечанию исследователя НЭПа В. И. Секушина, «Бобыденные представления о безбрежной



с‹-

свободе частного предпринимательства в период нэпа не совсем точны. Если отдел губсовнархоза имел право утверждать или не утверждать программу работы частного предприятия (в том числе арендованного), то, следовательно, он держал в своих руках административный рычаг управления частной промышленностью, имел возможность включать в план всей ленинградской индустрии те объемы и ту номенклатуру, которую в виде программы обязан был представлять частный предприниматель»2. Отсутствие жесткой границы между частной и государственной собственностью создавало широкие возможности для коррупции - ситуация, типичная для бюрократического капитализма. Экономическое руководство государственными предприятиями, как правило, было неэффективно, но правительство не давало обанкротиться таким предприятиям, предоставляя им дотации. Получалось, что за счет налогов с крестьян оплачивалась некомпетентность государственной бюрократии и предприимчивость нэпманов. Спомощью налогов государство регулировало рыночное хозяйство, а с помощью командно-административных методов - оставшуюся в его руках крупную промышленность. Частные предприятия в городе действовали преимущественно в легкой промышленности, где занимали 11% рабочих и производили 45% товаров. Вдругих отраслях частный сектор был представлен гораздо слабее. Сила частного капитала была не в производстве, а в посредничестве, торговле, поскольку государственно-бюрократическое распределение не справлялось с этой задачей.

Внешние формы буржуазности стали весьма заметны: снова открылись дорогие рестораны, на улицах появились модно одетые люди, на эстрадных площадках играл джаз… Однако в любой момент накопленные нэпманами средства могли быть конфискованы.

Так было в экономике. Но от каких-либо политических уступок обществу большевики отказались. Они понимали, что проиграют открытую политическую борьбу: большинство коммунистов были неграмотны, большинство крестьянства страны и ее интеллектуальной элиты их цели не разделяло. Удержаться у руля коммунисты могли лишь в условиях своей монополии на власть, основанной на насилии, подавлении любой открытой оппозиции. Ценой перехода к НЭПу был сохранен авторитарный режим большевизма, но на время отменена система тоталитарного руководства обществом - всеми сторонами его жизни, включая экономику.

Авторитарный режим был установлен и в партии. Плюрализм запрещен - Х съезд по инициативе Ленина запретил фракции и группировки, то есть теперь любой, кто был не согласен с позицией ЦК, мог быть исключен из партии. Отныне у коммунистов появилась только одна позиция по политическим вопросам. Большевики еще считали, что резолюция эта временная, принятая лишь на период острого кризиса. Кризис прошел- и на XI съезде партии почти половина делегатов голосовала против исключения из РКП(б) активистов бывшей «рабочей оппозиции», посмевших жаловаться на свою партию в Коминтерн. Обвинения были тем более тяжкими, ибо являлись справедливыми: развернулась борьба руководства «против всех, особенно пролетариев, позволяющих себе иметь свое суждение»3.

Большевики привыкли спорить, и дискуссии продолжались в партии все 20-е годы. Активных участников таких дискуссий партийное руководство обвиняло во «фракционности», их лишали постов, понижали в должностях, они утрачивали влияние на политический курс правящей элиты. Но различие характеров, опыта, культурного уровня, одним словом- неоднородность правящего класса и его партии и не могла не порождать разногласий, формирования в партии течений, оформления их во фракции.

Итак, НЭП обозначил новый период в жизни России и той социальной модели, в соответствии с которой было устроено новое общество, никак не отвечавшее лозунгам первых месяцев революции. Вэтом обществе не было даже относительной политической свободы, не говоря о демократии. Фабрики и заводы были национализированы, но принадлежали они не рабочим, а государству. Было выполнено лишь одно требование, с которым народы России поднимались против самодержавия и сражались на фронтах гражданской войны. Крестьяне получили землю и теперь, после отмены продовольственной разверстки, могли пользоваться новыми наделами и плодами своего труда. 30 октября 1922 года права крестьян на землю были закреплены земельным кодексом. Формально земля числилась государственной, но крестьянам дали ее в бессрочное пользование. По сути это было выполнение эсеровской программы, так как частная собственность и продажа земли не разрешались. Хороший урожай, выращенный поверившими новой власти крестьянами, позволил улучшить экономическое положение страны. Но, уступив эсеровской программе, большевики не учли, что идея народничества не рассчитана на фор-

сированную индустриализацию. Индустриальное развитие в этой модели может вырастать только из потребностей крестьянства.

Незавершенность революции, невыполнение ее демократических и социальных задач повлекли за собой тяжелые последствия. Авторитарный характер режима создавал идеальные возможности для произвола бюрократии - правящего класса, наспех сформированного из самых разных слоев общества, как правило, из представителей низов, часто потерявших связь со своей социальной средой, маргиналов, познавших ужасы войны и кровавого террора, но не приобретших никакого опыта в области хозяйственного строительства. Революция создала уникальные возможности для вертикальной социальной мобильности - быстрого выдвижения людей из низов в верхи, так называемых «выдвиженцев». Это обеспечило советской власти массовую поддержку несмотря на тяжелое положение трудящихся - ведь миллионы бывших рабочих и крестьян теперь стали начальниками. Во многих семьях кто-то из родственников «выбился в люди». Но это могло сыграть с большевиками злую шутку. Партия и правящий класс находились под постоянным давлением самых разных социальных слоев, но не имели достаточного количества компетентных кадров, специалистов, чтобы решить многочисленные проблемы, возникающие в обществе. При этом отсутствие демократии не позволяло разделить ответственность за происходящее с другими общественными силами - большевистская партия отвечала за все. Сегодня, когда мы знаем, что власть коммунистической партии продержалась семь десятилетий и в конце XX столетия коммунистическая бюрократия благополучно «конвертировала» свою власть в собственность, нам трудно понять серьезность опасений большевиков 20-х годов. Адля миллионов людей именно большевики были ответственны за страшные преступления в период гражданской войны и гибель сотен тысяч людей, за все, что происходило потом, и при неблагоприятном развитии событий месть этих миллионов могла быть страшной. Так же как для большевиков НЭП стал передышкой в наступлении на капитализм, так и для миллионов недовольных итогами революции НЭП был передышкой в борьбе с тираническим, незаконным большевистским режимом, ведущим страну к новым бедствиям.

Недовольные оказались во всех слоях общества. Крестьяне радовались возможности разделить помещичьи земли, но, строго говоря, этому они были обязаны не столько большевикам, сколь-

ко всем социалистическим партиям, и прежде всего эсерам, чью программу ликвидации помещичьего землевладения выполняли большевики. Если эсеры стремились закрепить крестьянское право на землю авторитетом закона, принятого Учредительным собранием, то большевики увязали право на землю с произволом своей власти. Сегодня дали, завтра отняли. Это создавало обстановку неуверенности. Еще не забыты были старые обиды, когда красные тысячами расстреливали крестьян. Да и новые представители власти на селе множили эти обиды, творя произвол, не уважая общинные традиции.

Недовольство бродило и по рабочим цехам. Слишком велики были обещания рабочему классу, чтобы оказаться выполненными. Вусловиях разрухи положение рабочих первоначально было вдвое- впятеро хуже, чем до Первой мировой войны и революции. Росла безработица. Недовольство рабочих было особенно опасным, потому что именно оно было способно поколебать стабильность власти в столицах. Ведь именно голодные рабочие явились детонатором революционного взрыва, разрушившего Российскую империю в 1917 году.

Недовольна была и интеллигенция. Отсутствие политических свобод ограничивало ее право мыслить и обмениваться взглядами, что для интеллигенции является необходимым способом существования. Интеллигенция, не выбившаяся в начальство или в ряды привилегированных деятелей науки и культуры, была низведена до положения «спецов». «Спец»- представитель буржуазного класса, которого терпят и привлекают к работе из-за его знаний, но которому не доверяют, которого не допускают к реальному принятию решений. Решения принимает менее компетентный и, как правило, некультурный руководитель, зато с партийным билетом. Это унизительное положение интеллигенции ограничивало не только ее собственные права, но и способность власти принимать компетентные решения. При этом недовольство интеллигенции тоже было крайне опасно для режима, ибо она поставляла пропагандистов, способных изменить мнение целых классов.

Маргинальная, деклассированная масса, увеличившаяся в годы потрясений 1914-1922 годы, в значительной своей части поддержавшая большевиков, теперь тоже оказалась недовольна. НЭП уменьшил привилегии бедноты, которая могла командовать селом от имени власти рабочих и крестьян. Демобилизовывались миллионы солдат, которые уже много лет только и умели что воевать и

с‹-

разучились что-либо делать и думать о сиюминутной жизни, без приказа. Теперь нужно было искать работу, а в условиях сокращения полномочий государства и бюрократического аппарата мест «начальников» на всех, конечно же, не хватало.

В революцию и гражданскую войну они привыкли командовать, чувствовать свою пусть маленькую, но власть, быть «хозяевами» «с Лениным в башке и с маузером в руке»… А теперь все увереннее стали действовать нэпманы- умелые предприниматели, возрождавшие дореволюционный стиль жизни обеспеченных классов. Илюди, кричавшие «Даешь!», штурмовавшие Зимний и бившие «беляков» на всех фронтах, стали возмущаться: «За что кровь проливали, за что боролись?». Ведь НЭП стал, по их мнению, реставрацией капитализма!

Эти тысячи вооруженных, зачастую награжденных именным оружием людей были готовы броситься в новые сражения с буржуазным перерождением, нэпманами и поддерживавшими их бюрократами.

Ощущение половинчатости революционных решений и задач, неясной перспективы, незаконности и временности существующего режима, недовольство каждого класса - все это накладывалось на ожидание вторжения извне. Ведь миллионы соотечественников, в том числе отступившие, но не уничтоженные белогвардейцы, мечтали о реванше, хотели вернуться в Россию при поддержке капиталистов всего мира. Несмотря на то что в 1922 году в Генуе прошли переговоры со странами Запада и был заключен договор с Германией, молодая Республика Советов все же оставалась изгоем мирового сообщества и могла рассчитывать только на свои силы. Она по-прежнему ощущала себя «осажденной крепостью».

Однако жизнь понемногу налаживалась. Ибыло видно, что российская революция явила миру не только разрушительную, но и созидательную мощь. Как часто бывает в истории, минусы были неотделимы от плюсов.

Модель НЭПа, как казалось, должна была уравновесить разные интересы, преодолеть образовавшиеся противоречия и вывести страну к решению важнейшей задачи: создания индустриального общества, регулируемого из единого центра и равномерно распределяющего общественный продукт,- таким виделся марксистам-ленинцам социализм.

Среди современных авторов распространено стремление разглядеть сущность большевизма помимо его идеологического содер-

жания, отмежевать компартию 20-х годов от «идеологической архаики прошлого века, унаследованной от марксизма»4, приписав партии Ленина «реальную историческую миссию», которая сводится к индустриальной модернизации. Например, современный автор С. А. Павлюченков опирается на традицию историографии большевизма, заложенную П. Н. Милюковым и стремящуюся игнорировать идеологию этого явления, сводя его к модернизации и сохранению «самодержавия»5. Желание расчленить в большевизме стремление к модернизации и марксистскую «архаику» вытекает из демонстративного невнимания к марксизму, который ориентирован как раз на максимально последовательную индустриальную модернизацию. Отмежевав партию большевиков от «святоотеческих первооснов коммунистической идеологии XIX века»6, «можно» без должного внимания относиться к идеологическим моделям лидеров большевизма, вольно сводя мотивы их действий к дележу «пирога власти», «позитивному государственному поведению», «архаичным» стереотипам поведения и чему-то совсем мистическому вроде «воплощенного и обузданного русско-еврейского духа революции, который постоянно потрясал своими оковамиБ»7.

Марксизм хотя и предполагает модернизацию, не сводится к ней. Индустриальная реорганизация - не самоцель для него. СССР стал не просто индустриальным обществом именно в силу стремления марксистов к преодолению социальных противоречий. Этим советская модель качественно отличается как от других моделей индустриального общества, так и от абсолютизма Российской империи. Речь шла не только о государственной централизации и модернизации, а о создании еще невиданного общества с максимальной централизацией и минимальными социальными противоречиями. Этот социальный эксперимент производился не ради логических построений, а ради преодоления кризиса спонтанно развивающегося капитализма - вполне реального тупика либеральной модернизации начала ХХв.

Идеал социалистического и коммунистического общества предполагает преодоление классовых различий, централизованное регулирование хозяйства, равенство социальных возможностей. При всей проблематичности достижения этого идеала, ХХвек продемонстрировал движение к нему. Исоветский государственный социализм, и западные модели государственно-монополистического капитализма привели к возникновению «социального госу-

дарства» - системы перераспределения ресурсов и централизованного регулирования экономики, которая обеспечивает заметное смягчение социального расслоения. Без этого эффекта «социального государства» индустриальная модернизация теряет человеческий смысл и может «оправдываться» только военно-политическими амбициями. Вборьбе 20-х годов военно-политические (державные) и социальные (вытекающие из социалистической идеологии) мотивы играли равноправную роль. Первые были не более рациональны, чем вторые, и без внимания к идеологическим корням большевизма понять его роль в ХХ веке невозможно. Поэтому споры большевиков будут занимать значительное место в этой книге. От их исхода зависел реальный результат развития страны в ХХвеке. Революция чудовищной ценой привела страну к прорыву в будущее. Вусловиях преобладания аграрного общества Россия первой в мире создала систему государственно-монополистического регулирования индустриального хозяйства, которую только десятилетие спустя на основе российского опыта восприняли такие развитые страны, как СШАи Германия. Таким образом, Россия явилась опытным полигоном последующих реформ Рузвельта, Гитлера, Муссолини, Народного фронта во Франции и др. НЭП стал первой системой государственного регулирования индустриально-аграрной экономики в условиях мирного времени (до этого такое регулирование в Европе вводилось лишь во время войны). Однако варианты этого пути развития, как оказалось, магистрального в ХХвеке, могли быть различные (достаточно сравнить модели Гитлера и Рузвельта). Итоги российской революции, победа в ней большевиков во многом сузили спектр возможных альтернатив развития страны.

То, что возникшая в аграрно-индустриальной России модель опередила социальные достижения индустриальных стран, определило неустойчивость и противоречивость НЭПа. Государственно-регулируемая индустриальная экономика либо должна была форсированно (а значит, неорганично и разрушительно) преобразовать по своему подобию аграрный сектор общества, либо должен был произойти переход к более плюралистичной системе, в которой темпы индустриального развития определялись требованиями и возможностями аграрного развития.

Уменьшилось болезненное расслоение крестьян. Бедняки получили землю или ушли «в начальство». Преобладающей фигурой на селе стал середняк, то есть крестьянин, который преимуще-

ственно кормился своим трудом. Кулачество сохранялось, но было ослаблено давлением власти, стремившейся предотвратить возникновение сельской буржуазии. Общество стало более однородным, социально равноправным, мобильным. Вместе с некомпетентными массами в правящую элиту пришли и талантливые организаторы. Планы индустриального строительства, смелые идеи новых правителей встречали горячую поддержку у многих специалистов независимо от их политической принадлежности.



Страна вступала в индустриальную эпоху, переустройство общества на рациональных индустриальных основах требовало миллионов рационально мыслящих людей, превращения бюрократии в технократию, то есть слияния государственного и производственного управления. Интеллигенция была готова влиться в ряды этой технократии, укрепить собой нижние этажи бюрократического класса и заняться конкретным воплощением в жизнь пока еще туманных планов большевистской олигархии. Так формировалась трехзвенная структура правящего класса: идеологическая верхушка (олигархия), определяющая стратегию развития, партийно-государственная бюрократия - «управленцы» и формирующаяся технократия (специалисты, советники, низовые звенья власти). «Спецы» конкурировали с маргинальной массой, заполнявшей нижние и средние этажи управления со времен гражданской войны. Неграмотность своих, коммунистических, кадров приводила к острому кадровому дефициту в среднем бюрократическом звене. Не каждому можно было доверить дело: этот - хоть и компетентный, но бывший враг, а у того, хоть и преданного партии, попросту не хватало знаний. Аснизу напирали растущие партийные массы начинающих карьеристов, во время гражданской войны выжидавших - кто победит. Когда победитель определился, можно было вступать в партию и добиваться своего места под солнцем.

В 1922 году все было еще очень неустойчиво, социальные силы были еще далеки от равновесия, давление на правящую элиту с разных сторон было колоссальным, а сама эта элита формировалась на глазах, была разнородной и смутно представляла себе перспективы развития, собственные интересы и цели. Вэтих условиях и развернулась драма идейно-политической борьбы в правящей коммунистической партии, борьбы, в которой переплелись социальные конфликты, психологические противоречия, столкновение выстраданных идей. Запущенный революцией, этот процесс был далек от остановки.

Образование СССР и «грузинский инцидент»

После завершения революции ее итоги должны были быть оформлены в новые государственные формы. Необходимо было создать единую систему государственной власти на месте разнородных республик, образовавшихся в ходе революции и затем захваченных коммунистами.

Долгое время большевистским вождям было не до этого. Революция меняла ситуацию с такой калейдоскопической быстротой, что не было смысла создавать устойчивые формы социальной жизни. Но теперь, когда ее магма застывала, следовало разобраться - что образовалось на месте Российской империи. Убольшевиков был твердый ответ - советские республики. Не важно, что советы - лишь ширма РКП(б), которой подчиняются остальные компартии. Формально, для привлечения на сторону большевиков широких масс, приверженных идеям национальной самостоятельности, существовали независимые от России республики (Украина, Белоруссия, Грузия, Армения, Азербайджан, Бухара, Хорезм, Дальний Восток). Эта «игра в независимость» могла продолжаться, пока шла война со всем буржуазным миром. Но вот наступил мир - Россию пригласили на экономическую конференцию в Генуе. Ивстал вопрос - может ли Российская делегация представлять другие советские республики, которые никто приглашать не стал, в силу их очевидного для мира марионеточного характера. В январе 1922 года нарком иностранных дел Г. Чичерин запросил ЦК - как быть?

Так оформление новой государственности встало в повестку дня как рутинный тактический вопрос. Чичерин и ряд других большевиков считали необходимым просто включить другие советские республики в РСФСР - Россия как федерация была рассчитана на включение автономий в свой состав. Недавно назначенный Генеральный секретарь ЦКИ. Сталин, по совместительству нарком по делам национальностей, возражал - не надо торопиться. ВГе-ную можно ехать, получив формальные решения республиканских наркоматов иностранных дел о возможности для Россия представлять интересы всех республик. Со временем же включить все советские республики на правах автономий - обеспечив им самостоятельность в вопросах культуры и языка и ликвидировав «игру в независимость», к которой руководители национальных республик (как их называли «националы») стали относиться слишком

серьезно. Эти игры не должны были препятствовать организации всего советского хозяйства как единой централизованной машины. Если на местах будет своя хозяйственная политика, а в Москве своя,- такая машина работать не сможет. Вто же время стирание национально-государственных образований вызвало бы недовольство населения окраин, так как свежи были воспоминания о национальном угнетении в Российской империи.

Сталин Иосиф Виссарионович (1878-1953). И. В. Джугашвили родился в семье грузинского сапожника, учился в духовной семинарии, откуда был исключен в 1899 году. В 1898 году молодой семинарист вступил в социал-демократическую организацию и стал активно участвовать в революционной борьбе. Он взял себе псевдоним Сталин. В 1901-1902 годах член Тифлисского и Батумского комитетов РСДРП. Во время Первой русской революции Сталин был организатором экспроприаций. Шесть раз его арестовывали, отправляли в ссылку, четыре раза он бежал. Делегат IV и V съездов РСДРП. При образовании партии большевиков Ленин ввел Сталина в ЦК. В это время Сталин стал выступать как теоретик, прежде всего по национальному вопросу («Марксизм и национальный вопрос»). В 1913 году Сталин был снова арестован и отправлен в ссылку в Сибирь.

Февральская революция принесла Сталину свободу. Он стал членом президиума Русского бюро ЦК РСДРП, то есть одним из руководителей партии до приезда Ленина. Первоначально Сталин занимал умеренные политические позиции, даже выступил против «апрельских тезисов» Ленина, но затем отказался от своей позиции и безоговорочно поддерживал лидера партии. После поражения большевиков в июльских событиях и ухода Ленина в подполье именно Сталин выступил с политическим отчетом ЦК на VI съезде. Член Петроградского ВРК. Выступал за вооруженный захват власти большевиками, осудил выступление Зиновьева и Каменева против переворота. Но стремился примирить Ленина с Зиновьевым и Каменевым, опубликовал их письмо в редактировавшемся им Центральном органе РСДРП (б) «Рабочий путь». Обеспечил выход газеты и после разгрома ее редакции юнкерами 24 октября. Был одним из руководителей большевистской фракции II съезда советов, который обеспечил приход большевиков к власти. В Совнаркоме Сталин занимал пост наркома национальностей До 1923 года). Входил в бюро ЦК (Ленин, Троцкий, Свердлов, Сталин). Вместе с Лениным 2 ноября 1917 года подписал Декларацию прав народов России, постановление о предоставлении независимо-

сти Финляндии. В 1918-1919 годах был уполномоченным ВЦИКпо заготовке и вывозу хлеба на Северном Кавказе. Председатель военного совета Северо-Кавказского военного округа, председатель Центрального бюро мусульманских организаций РКП (б). В октябре 1918 - марте 1919 годах - член ЦККП(б) Украины. Во время гражданской войны был членом Революционного военного совета Республики, а также Западного и Южного фронтов, членом Совета труда и обороны, одним из руководителей обороны Царицына в 1918 году. Кавалер ордена Красного знамени. Конфликтовал с Троцким, отношения с которым уже в это время приобрели характер личной неприязни. В 1919-1922 годах нарком государственного контроля (рабоче-крестьянской инспекции). С апреля 1922 года Сталин был избран Генеральным секретарем ЦКРКП(б).

В августе Сталин составил проект решений по взаимоотношениям России с другими советскими республиками. Проект предусматривал «формальное вступление независимых советских республик: Украины, Белоруссии, Азербайджана, Грузии, Армении в состав РСФСР»8 (вопрос о Средней Азии и Дальнем Востоке на время был оставлен из-за дипломатических сложностей). На вступающие республики распространялась компетенция высших органов власти РСФСР и наиболее важных российских наркоматов. Это позволяло при некоторой автономии республик обеспечить главное для Сталина: «организацию на деле единого хозяйственного организма на объединенной территории Советских республик с руководящим центром в Москве»9.

Точка зрения Сталина была компромиссом между позицией Г. Зиновьева, который считал, что честнее было бы создать единое унитарное государство, и Х. Раковского, который, представляя украинское руководство, выступал за фактическую конфедерацию советских республик. Сталин любил выглядеть творцом компромиссов. Но на этот раз выступить в такой роли ему не дал Ленин. Вконце сентября он подверг критике сталинский проект.

В чем была суть разногласий? Для Сталина было принципиально важным наилучшим образом организовать то, что уже было завоевано коммунистами. А для этого нужно было преодолеть хаос в отношениях между регионами, проистекающий из-за бесконечных согласований между инстанциями разных республик. Впись-ме к Ленину он возмущался «социал-независимцами», которые

рассматривают вмешательство центра «как обман и лицемерие со стороны Москвы». Сталин предлагал замену «фиктивной независимости настоящей внутренней автономиейБ»10. Ленин считал, что «Сталин немного имеет устремление торопиться»11. То есть направление его действий правильное. Но он не учитывает в достаточной степени национальных предрассудков. Иглавное - не все еще завоевано. Если Германия станет советской (а на это большевики всерьез рассчитывали до конца 1923 года), то она не сможет войти в состав России. Очень рассчитывал Ленин на подъем революционного движения в странах Азии. Угнетенным народам нужно показать, что советская власть несовместима с национальным угнетением, что новые советские страны не будут захвачены Россией, а войдут в добровольный союз.

Переговорив по этому поводу, Ленин и Сталин быстро нашли решение, и формула Сталина была изменена: «Формальное объединение вместе с РСФСР в союз советских республик Европы и Азии»12. После этого Сталин об «автономизации» не упоминал. Казалось, вопрос был исчерпан. Но уже после этой беседы в отношениях Ленина и Сталина что-то изменилось. Ленин трактовал новую формулу как «уступку» Сталина, будто речь шла не о согласовании решения в рабочем порядке, а о борьбе с политическим противником. За тактическим разногласием уже чувствовался более глубокий конфликт.

Сталин парировал обвинение в торопливости, уличив Ленина в стремлении слишком быстро объединять наркоматы республик. Эта «торопливость» даст пищу «независимцам» в ущерб национальному либерализму т. Ленина»13. Неучтивые возражения Сталина рассердили Ленина. «Ильич собрался на войну в защиту независи-мостиБ Отказался даже от вчерашних поправок»14, - тут же просигнализировал Сталину Каменев (видимо, он же пересказал Сталину обидные слова Ленина о торопливости, которые Генсек тут же вернул вождю). Сталин предпочел уступить Ленину - в конце концов, главное, что партийная структура РКП(б) оставалась централизованной. После образования союза республик РКП(б) была переименована во Всесоюзную - ВКП(б), а отдельную партию для России создавать не стали. Так что национальные партии остались автономными образованиями в составе ВКП(б). На деле власть была построена в соответствии с идеей «автономи-зации», но формально - полностью следуя предложениям Ленина. Сталин и возглавляемая им комиссия ЦК переработали резо-

люцию в соответствии с ленинскими предложениями, и она была принята на пленуме ЦК 6 октября. Однако на пленуме произошли бурные споры - делегаты обвиняли друг друга в национализме. Особенно сильной атаке подверглись лидеры Коммунистической партии (большевиков) Грузии (КП(б) Г) во главе с Буду Мдивани.

ВДцивани Буду (1877-1937). С 1903года член РСДРП, большевик. В гражданскую войну член Реввоенсовета 11-й армии и начальник политотдела 10-й армии. В 1920-1921 годах представитель РСФСР в Турции. В 1921-1923 годах председатель Ревкома Грузии, председатель Союзного Совета Закавказья. Один из организаторов захвата Кавказа и его родной Грузии большевиками. В 1922 году член Президиума ЦККП(б) Грузии. В 1922 году участвовал в Генуэзской конференции. После «грузинского инцидента» ушел с постов. В 1924 году- торгпред СССР во Франции. В 1928 году исключен из партии за троцкизм, но затем восстановлен. В 1931-1936годах входил в Совнарком Грузии. Во время «большого террора» был расстрелян.

Дело в том, что Грузия наряду с Азербайджаном и Арменией была включена в Федеративный союз (с декабря он стал называться Закавказская советская федеративная социалистическая республика (ЗСФСР)). Это объединение в Грузии вызвало недовольство - ЗСФСР называли лишней надстройкой, в которой не учитываются национальные особенности народов Кавказа. ЦККП(б) Г выступал за независимость от ЗСФСР. КП(б) Г оказалась под управлением Закавказского бюро ЦКРКП(б), во главе которого стоял Серго Орджоникидзе - человек вспыльчивый и грубоватый, но пользовавшийся безусловной поддержкой своего друга Сталина.

Орджоникидзе Серго (Григорий Константинович) (1886-1937). С 1903года участвовал в социал-демократическом кружке. Большевик. Впартии был известен как Серго. Неоднократно арестовывался, в 1909 году бежал из ссылки в Иран, где участвовал в восстании азербайджанцев против шахского режима. Член ЦКРСДРП(б) в январе 1912 - марте 1917 годах. В 1917 году участвовал в организации Октябрьского переворота. Во время Гражданской войны был членом Революционного военного совета различных фронтов и армий, особенно сблизился со Сталиным во время обороны Царицына в 1918 году. Был одним из организаторов захвата кавказских республик Красной Армией. Вфеврале 1922 года возглавил Закавказскую

парторганизацию. В 1926году. Сталин добился назначения Орджоникидзе председателем Центральной контрольной комиссии.

Отношения между Серго и его соотечественниками - старыми большевиками, становились невыносимыми. Грузины выступили за включение Грузии в Союз напрямую, без всякой ЗСФСР и без руководства Орджоникидзе. 19 октября, когда Орджоникидзе докладывал итоги пленума на бюро Тифлисского горкома партии, разразился скандал. Члены ЦККП(б) Г вступили в спор с Орджоникидзе. На следующий день он снял строптивых лидеров с постов. «Самодурству Орджоникидзе нет никакого пределаБ Стало уже невмоготу жить и работать при его держимордовском режиме»19, - жаловались члены ЦККП(б) Г в Москву. В разгар ссоры член ЦККП(б) Г А. Кабахидзе назвал Орджоникидзе «сталинским ишаком», тот в ответ ударил его по лицу. Взнак протеста 22 октября большинство членов ЦККП(б) Г подало в отставку. Скандал пришлось разбирать ЦК. Отставники утверждали, что если не отнестись к национальным чувствам грузин с должным вниманием, то может произойти восстание - население было недовольно преобразованиями по российским образцам. «Не беспокойся, никакого восстания не будетБ»20 - успокаивал Орджоникидзе Ленина. Самонадеянность закавказского лидера оказалась неоправданной - в августе 1924 года в Грузии действительно разразилось восстание. Ленин, который в октябре 1922 года был болен, пока не вмешивался в конфликт, а Сталин назначил в Грузию комиссию во главе с Дзержинским, который поддержал старого друга Орджоникидзе.

Возможно, Сталин не придал бы грузинскому делу большого значения, если бы все кончилось выводами комиссии. Но для него грузинское дело стало настоящим проклятиемБ

Апока Сталин был триумфатором. При больном Ленине именно Сталин стал архитектором нового Союза. Его комиссия готовила основные документы Союза Советских Социалистических Республик (СССР). Сталин выступал на I съезде советов СССР 30 декабря 1922 года, представляя Декларацию об образовании Союза и Договор между республиками. Вречи Сталина Россия была поставлена на особое, почетное место: «Сегодняшний день является днем торжества новой РоссииБ, превратившей красный стяг из знамени партийного в знамя государственное и собравшей вокруг этого знамени народы советских республик для того, чтобы объединить

их в одно государство, в Союз Советских Социалистических Республик, прообраз грядущей Мировой Советской Социалистической Республики»17. От Российской - к мировой республике. В Декларацию, принятую съездом, Сталин записал мотивы, которыми он руководствовался в споре с Лениным: «Восстановление народного хозяйства оказалось невозможным при раздельном существовании республик»18. Кподписанию договора допустили РСФСР, ЗСФСР, УССР и БССР. В состав РСФСР и ЗСФСР вошло несколько автономных республик, некоторые потом были преобразованы в союзные республики.

Вдень, когда Сталин закладывал основы СССР и наслаждался триумфом, тяжело больной Ленин начал диктовать убийственную для Сталина статью «Квопросу о национальностях или об «ав-тономизации». Эта статья стала частью так называемого «Завещания» Ленина.

«Завещание»?

«Завещание»- название, которое было дано последним работам вождя большевиков не самим Лениным. Оно было придумано уже после его смерти. Это название делает многие статьи загадочными, ленинская «последняя воля» иногда выглядит крайне наивной- не по-ленински наивной. Название «Завещание» возникло, во-первых, потому, что через год Ленин умер; во-вторых, потому, что в последних статьях он обратился к стратегическим вопросам; и в-третьих, потому, что он дал личные характеристики и кадровые предложения, влиявшие на определение его «наследника». В связи с этим возникают вопросы: кого Ленин считал своим преемником и почему не занимался осмыслением стратегии большевизма в предыдущие несколько лет?

Ответ на последний вопрос наиболее очевиден. Создав сверхцентрализованную авторитарную политическую систему, вожди большевизма, и прежде всего Ленин, перегрузили себя тысячами самых разнообразных вопросов. Ленину лично приходилось решать, как расчищать занесенную снегом железную дорогу и куда в первую очередь доставлять оружие, как карать за злоупотребления коммунистов, а за инакомыслие - интеллигентов, куда направлять большевистские кадры и как агитировать за мировую революцию американских рабочих. 23 февраля 1921 года Ленин активно участвовал в 40 заседаниях и принял 68 человек. 18 мая под ру-

ководством Ленина на Политбюро обсуждается длинный перечень вопросов: Генуэзская конференция, сбор продовольственного налога, состав руководства двух наркоматов, борьба с Энвер-па-шой и басмачами. Втот же день Ленин успел раскритиковать «политически вредные» статьи в «Сельскохозяйственной жизни» и обсудить проблемы Наркомата труда. На следующий день неутомимый Ленин был занят развитием радиотехники. Понятно, что при такой занятости было не до того, чтобы отстраниться от текучки, взглянуть на поле боя сверху. Да и обстановка революции была столь переменчива, что не давала выстроить долгосрочную стратегию.

В 1922 году ситуация в стране стала стабилизироваться, а здоровье Ленина - ухудшаться. 23 мая Ленин уехал в отпуск в Горки. Тут бы и осмыслить происходящее. Но через два дня у него частично парализовало правую руку и ногу, нарушилась речи. Положение было настолько тяжелым, что Ленин попросил у Сталина яд на случай невыносимых мучений. Посоветовавшись в Политбюро, Сталин отказал. Но в середине июня состояние здоровья Ленина улучшилось, появилась надежда, что болезнь не является смертельной. 2октября Ленин вернулся к работе, хотя трудился уже не с той интенсивностью. Постепенно вождь втянулся в прежнюю текучку. 25 ноября врачи предписали ему абсолютный отдых. Безуспешно. Только 7 декабря, после заседания Политбюро, переутомленный Ленин уехал в Горки, однако 12 декабря вернулся. 13- 16 декабря последовали три новых приступа болезни. 18 декабря пленум ЦКвозложил на Сталина персональную ответственность за соблюдение Лениным режима покоя. Почему именно на Сталина? Потому что пользовался авторитетом, умел моментально проводить в жизнь принятые решения. Другие вожди отличались меньшей пунктуальностью. Между тем личные отношения Ленина и Сталина портились, и настойчивая изоляция Ленина от беспокоящих его новостей была на руку Сталину.

Болезнь Ленина между тем прогрессировала. Вночь на 23 декабря вся правая часть тела оказалась парализована. Чем болел Ленин? Уже с середины 1921 года он испытывал переутомление. В 1922-1923 годах приступы чередовались с улучшениями. Врачи со всей Европы, собравшиеся на консилиум, долго не могли определить, в чем дело. Проанализировав медицинские материалы, связанные с болезнью Ленина, Ю.М. Лопухин приходит к выводу: «у Ленина было тяжелое поражение мозговых сосудов, особенно

системы левой сонной артерии»19, вызванное деформациями от пули, находившейся в теле после покушения 1918 года. Врезуль-тате течение болезни было крайне нетипичным, врачи не знали точно, чем он болен, и является ли болезнь смертельной. Врач Ф. Гетье говорил Троцкому, что в случае выздоровления «увеличится утомляемость, не будет прежней чистоты работы, но виртуоз останется виртуозом»20. Руководить правительством уже не удастся, но быть стратегом партии - возможно.

Положение резко ухудшилось после приступа 10 марта 1923 года, когда Ленин полностью лишился речи. Но статьи свои он написал до мартовского приступа, когда надежд на выздоровление было больше. Работа давалась Ленину нелегко, однако он не мог не участвовать в политической жизни. «Писать он не мог, правая рука была парализована, мог только диктовать, а к этому он не был привычен. Его смущало, что он подолгу ищет нужные ему слова, нужные формулировки мысли, а в это время машинистка молча томится бездействием и ждет от него полчаса, а иногда и более, продолжения фразы. Чтобы его не смущало присутствие машинистки, ее посадили в комнату рядом с Лениным, провели туда нечто вроде телефона, и с его помощью Ленин мог, уже не спеша, диктовать свои статьи. Составление этих статей, требуя от него большого умственного напряжения, сопровождалось страшными головными болями»21, - сообщает информированный наблюдатель Н. Валентинов. Однако и в середине 1923 года Ленин не терял надежды вернуться к политической жизни. Вию-ле 1923 года состояние его здоровья улучшилось. 18 октября Ленин вернулся в Кремль и искал там какие-то бумаги. В январе 1924 года Крупская читала ему резолюции XIII партийной конференции.

Попробуем прочитать последние статьи Ленина без гипнотического наименования «Завещание». Болезнь позволила ему отстраниться от текущей работы в Совнаркоме и попытаться осмыслить происходящее. Ленин начал осознавать, что результатом революции стало господство не пролетариата и даже не большевистской верхушки, а бюрократии, едва сдерживаемой тонким слоем руководителей. Бюрократия саботирует распоряжения вождей партии, что выводит Ленина из себя. Сначала он собирается разгромить бюрократизм с помощью коммунистов: «Коммунисты должны быть инициаторами борьбы с бюрократизмом в своих учреждениях»22. Но вскоре становится ясно, что именно коммунисты являются мотором бюрократической махины. Ленин чувствовал, что управле-

ние страной из рук вождей революции постепенно ускользает. Лидеров, которые продолжали жить идеями, а не заботой о собственном благополучии, оставалось не так много. Для начала Ленин обращает свое внимание на этих людей, давая характеристики каждому из членов Политбюро и ЦК.

О друзьях-товарищах

После того как Ленин вынужден был отойти от дел, реальная власть перешла к олигархическому коллективному руководству членов Политбюро - Льву Троцкому, Льву Каменеву, Григорию Зиновьеву, Иосифу Сталину, Николаю Бухарину, Александру Рыкову и другим. Этих людей на высокие посты выдвигал лично Ленин. Укаждого было свое направление работы. Согласовывать работу должно было Политбюро, но следить за выполнением решений был призван секретариат ЦК. Прежде его работа не отличалась особой упорядоченностью, но положение дел изменилось, когда в марте 1922 года XI съезд РКП (б) на только что созданный пост генерального секретаря ЦКизбрал И. Сталина. Осторожный прагматик, талантливый технолог власти, он казался прекрасным аппаратчиком и исполнителем. Сталина активно поддерживали председатель Совета труда и обороны Лев Каменев - авторитетный руководитель и лидер петроградской парторганизации, руководитель Коминтерна (отец занимался торговлей) Григорий Зиновьев - яркий оратор, властный и самолюбивый политик. Пользуясь болезнью Ленина, «триумвират» Сталина, Каменева и Зиновьева постепенно сконцентрировал власть в своих руках.

Зиновьев Григорий Евсеевич (Радомысльский Овсей-Герш Аронович) (1883-1936). В 1901 году вступил в РСДРП. Эмигрировал. С1903 года - большевик, ученик и соратник Ленина. Блестящий оратор, Зиновьев приобрел популярность среди большевиков. С1907 года - член ЦК РСДРП, затем - РСДРП (б). Наряду с Крупской - ближайший помощник Ленина в эмиграции. В 1917 году вернулся в Россию вместе с Лениным в запломбированном вагоне. Почти ежедневно выступал со статьями в «Правде», отстаивая позицию Ленина. После июльского кризиса скрывался с Лениным в Разливе. Их взгляды стали расходиться. Ленин считал, что необходим захват власти силой оружия, а Зиновьев опасался, что в этом случае возникает риск разгрома партии. Даже в случае успеха партия, не имеющая большин-

ства среди рабочих и тем более крестьян, обречена на войну со всей Россией, что делает невозможным продвижение к социализму. Вместе со старым другом Каменевым Зиновьев публично выступил против вооруженного захвата власти большевиками, за что был обвинен Лениным в предательстве. Но Зиновьев остался в ЦК. Вноябре 1917 года выступил за примирение с другими социалистическим партиями и создание социалистического правительства с участием большевиков, эсеров и меньшевиков. Когда Ленин отверг этот план, вместе с Каменевым, Рыковым и др. подал в отставку из состава ЦК. Но эсеры и меньшевики также отвергли проект соглашения, после чего Зиновьев забрал свое заявление. Вдекабре 1917года избран председателем Петросовета. Остался во главе города после переезда правительства в Москву. Руководил обороной Петрограда во время гражданской войны. Один из решительных организаторов политики «военного коммунизма» и «красного террора». В 1919-1926годах - председатель исполкома Коминтерна. В 1921 году выступил вместе с Лениным против Троцкого в «дискуссии о профсоюзах». После смерти Ленина считал себя наиболее точным толкователем идей «вождя», с которым длительное время работал и не имел теоретических разногласий («октябрьский эпизод» считался тактическим противоречием). С1919года - кандидат в члены, с 1921 года - член Политбюро. В 1923-1924 годах - член оргбюро.

Каменев (Розенфельд) Лев Борисович (1883-1936). Сын инженера. С 1901 года - член РСДРП. С 1903 года - большевик. По поручению Ленина руководил большевистской фракцией Государственной думы, хотя и не был депутатом. Арестован на нелегальном совещании в 1914 году. В отличие от других обвиняемых депутатов на процессе осудил ленинский лозунг поражения своего правительства, и был отправлен не на каторгу, а в ссылку. После февральской революции 1917 года приехал в Петроград. Несмотря на недоверие к нему части партийных активистов из-за поведения на процессе, стал активно сотрудничать в «Правде», выступая за поддержку Временного правительства, пока оно выполняет революционные задачи. Был избран членом исполкома Петросовета. Выступил против «апрельских тезисов» Ленина о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую. Несмотря на это Ленин предложил включить его в ЦК. Ленин ценил интеллектуальные и организаторские качества Каменева. Воктябре 1917года вместе с Зиновьевым выступил против вооруженного захвата власти большевиками и даже

подал в отставку из состава ЦК- Тем не менее руководил работой II съезда советов, был избран его председателем, а затем и председателем ВЦИК. Выступал за примирение с другими социалистическими партиями, с согласия ЦКвел с ними об этом переговоры. После того как Ленин и Троцкий отвергли идею соглашения, подал в отставку из состава ЦК. Был снят с поста председателя ВЦИК, где Каменева заменил Свердлов. В октябре 1918 года избран председателем Моссовета. С этого времени последовательно поддерживал Ленина. Показал себя хорошим администратором и хозяйственником. С 1919 года - член Политбюро ЦКРКП(б), в 1919-1920 годах. - член Оргбюро. Вапреле 1922 года предложил избрать Сталина на пост Генерального секретаря ЦК РКП (б).

Однако стиль работы «триумвиров» не устраивал председателя Реввоенсовета Л. Троцкого.

Троцкий (Бронштейн) Лев Давидович (1879-1940). Родился в семье богатого землевладельца. С1896года стал участвовать в социалистическом движении, взял псевдоним Троцкий. В 1898 году был арестован, два года провел в тюрьме, затем отправлен в ссылку. В 1902 году бежал за границу, принимал участие в работе марксистской газеты «Искра». На II съезде РСДРП оказался чужаком как для большевиков, так и для меньшевиков. Троцкий симпатизировал решительности Ленина, но не был готов подчиняться жесткой дисциплине фракции большевиков. Врезультате в 1904 году Троцкий стал «внефракционным социал-демократом».

После начала Первой русской революции, еще до амнистии, в феврале 1905 года Троцкий вернулся в Россию и сразу прославился как яркий публицист. Он был избран в Петербургский совет рабочих депутатов. Отстаивал идею перехода власти к рабочему классу, «перманентной революции» (непрерывного перехода от национальной буржуазно-демократической к мировой социалистической революции). На короткое время Троцкий возглавил Петросовет, но был арестован в декабре 1905 года и в 1906году приговорен к вечной ссылке в Сибирь. Бежав по дороге в ссылку за границу, Троцкий стал видной фигурой социал-демократической эмиграции. Он пытался примирить большевиков и меньшевиков («августовский блок» социал-демократов 1912 года), но неудачно. В 1908-1913 годах выпускал газету «Правда» (название было заимствовано большевиками). Полемика с Лениным этого периода была особенно острой. Ленин называл Троцкого

«иу,'душкой», а Троцкий издевался над идейной серостью соратников Ленина. В 1914 году Троцкий выпустил работу «Война и Интернационал», написанную с радикально интернационалистических позиций. Был выслан из Франции. В 1916 году за антивоенную пропаганду арестован в Испании и выслан в США.

При переезде в Россию в марте 1917 года был арестован в Канаде, но 4 мая 1917 года прибыл в Петроград. Вошел в группу социал-де-мократов-межрайонцев. В связи с переходом Ленина на позиции перерастания буржуазной революции в социалистическую разногласия между двумя лидерами радикального марксизма сошли на нет. Это облегчило их примирение. В 1917 году Троцкий стал одним из лидеров, а 25 сентября 1917года и главой Петроградского совета. Принял активное участие в июльских событиях. Находился в заключении в июле-сентябре. На VI съезде РСДРП (б) 26 августа 1917 года избран в партию и ее ЦК, а также заочно - почетным председателем съезда. Один из ведущих организаторов Октябрьского переворота. Был наркомом иностранных дел (8 ноября 1917-22 февраля 1918 годов), вел переговоры в Бресте, но выступал против Брестского мира. Провозгласил лозунг «Ни мира, ни войны, а армию распустить», то есть отдал фактический приказ о роспуске небоеспособной царской армии в момент немецкого наступления. Рассчитывал на то, что немцев удастся остановить с помощью отрядов создающейся Красной Армии, так как сама Германия не имеет возможности воевать и находится на грани революции. Острые споры в ЦКдали Троцкому перевес, так как неприятие идеи подписания позорного мира с Германией было велико и в партии. Но в конечном итоге Ленину удалось одержать верх: под угрозой выхода Ленина из ЦК Троцкий отказался от борьбы за свою позицию. Смарта 1918 года Троцкий возглавлял Высший военный совет (Реввоенсовет) и Наркомат по военным и морским делам. Был одним из ведущих организаторов обороны Советской республики в период гражданской войны. Один из ключевых организаторов победы большевиков в Гражданской войне. Своими речами мог увлечь в бой разваливающиеся части. В то же время широко применял репрессии для поднятия воинской дисциплины. В 1920-1921 годах занимал также пост наркома путей сообщения. Во время «дискуссии о профсоюзах» выступил за «перетряхивание» профсоюзов и превращение их в часть государственной структуры, чтобы «орабо-чить» государство. Спор с Лениным по этому поводу опять завершился поражением Троцкого. Член ЦК (1917-1927) и Политбюро (1917 и 1919-1926). Яркий публицист и оратор. Во время Граждан-

ской войны и большевики, и враги большевизма ставили имя Троцкого рядом с именем Ленина.

УЛенина накапливались претензии к Сталину. «Грузинское дело» показало, что между вождем большевизма и его учеником «пробежала кошка». Сталин проявил строптивость, исполнитель стал претендовать на право спорить с самим вождем партии! И, что более существенно, Сталин, взвалив на свои плечи всю «текучку», которой прежде занимался Ленин, стал отстранять вождя от реальной власти. До осени 1922 года Ленина это устраивало, ибо Сталин был совершенно лоялен вождю и, разгрузив его, мог позволить тому сосредоточиться на стратегических проблемах. Однако если исполнитель вместо проведения в жизнь ленинской стратегии начнет спорить, обижаться, изолировать больного вождя от информации, то он для такой работы не годится.

23 декабря 1922-4 января 1923 года Ленин написал письмо к XII съезду партии. Внем вождь позволил себе охарактеризовать нескольких членов Политбюро и ЦК. Вписьме каждый из соратников вождя увидел для себя нечто обидное, но основной удар пришелся по генеральному секретарю ЦКСталину. Ленин писал, что он, «сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он достаточно аккуратно пользоваться этой властью» 23 . Почему не уверен? «Сталин слишком грубБ и этот недостаток, вполне терпимый между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека». Грубость - обычное дело для коммуниста, но для генсека грубиян не годится. Нужен другой человек, «который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т. д.» 24 . Генсек, исполняющий решения, настаивающий на них, толкующий их в пользу того или иного товарища, в то же время не должен провоцировать конфликты. Немного наивно. Конфликты вытекают не столько из грубости, сколько из характера самих решений, неминуемо кого-то ущемляющих. Без твердости (в частности - сталинской) здесь не обойтись. Но Ленин подчеркивает еще и грубость, капризность, обидчивость,- что было заметно при обсуждении структуры СССР.


Сталин недостаточно лоялен к вождю. ИЛенин предлагал сместить Сталина с поста, именно его собирался на этом съезде по-

литически уничтожить. Сталин узнал об этом через своих «тайных агентов» - он ведь отвечал за лечение Ленина и подбирал обслуживающий вождя персонал. Возвращение Ленина к политической жизни в апреле 1923 года означало бы политическую смерть Сталина. Вмарте генсек спровоцировал своей грубостью по отношению к Крупской острый личный конфликт с вождем. Возможно, дело было в нарушении Крупской режима «покоя» Ленина, за который Сталин нес личную ответственность, и генсек просто вспылил. Возможно, Сталин пытался таким образом представить претензии Ленина как чисто личные. Вответ Ленин разорвал со Сталиным всякие личные отношения. Положение Сталина стало угрожающим, и участие Ленина в работе съезда партии могло стоить ему не только поста генсека, но и политического влияния вообще.

Но если Сталина необходимо заменить на более аккуратного проводника стратегических решений, то кто же будет генерировать эти решения? Коллективное руководство? В коллективе тоже неладно. Партийные олигархи недолюбливают друг друга, их коллектив подбирался под Ленина, и без него они могут передраться. Особенно беспокоят конфликты Троцкого и Сталина. Если Сталина необходимо снять с поста, то, может быть, Ленин видит своим преемником Троцкого? Троцкий так и считал, утверждая в своих мемуарах: «Бесспорная цель завещания: облегчить мне руководящую работу»25. Но текст «письма» опровергает это. Ленин называет Троцкого «самым способным человеком в партии» и тут же обвиняет его в «борьбе против ЦК», в том, что он - человек, «чрезмерно хватающий самоуверенностью и чрезмерным увлечением чисто административной стороной дела». Ленин напоминает, что Троцкий лишь недавно стал большевиком. Правда, это нельзя ставить ему в вину лично, так же как и выступление Зиновьева и Каменева против октябрьского восстания в 1917 году. Лично нельзя, а политически? Ленин в свое время писал об этом: «… без особой надобности неправильно вспоминать такие ошибки, которые вполне исправлены»26. Атеперь напомнил, да еще и добавил, что «октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не был случайностью». Могут ли руководить партией люди, способные совершать такие ошибки?

Нашлись «теплые слова» и для других товарищей. Бухарин - «крупнейший теоретик» и любимец партии. Но вот беда - «его теоретические воззрения очень с большим сомнением могут быть

отнесены к вполне марксистским». Крупнейший теоретик - не марксист!

Бухарин Николай Иванович (1888-1938). Родился в семье учителя. В студенческие годы, которые пришлись на время Первой русской революции, вступил в партию большевиков (1906). Вскоре стал одним из лидеров ее московской организации, затем арестован, но из ссылки бежал за границу (1911). В эмиграции Бухарин проявил себя как яркий теоретик. Он показал, что ликвидация капитализма может привести не только к социализму, который считался демократическим строем, но и к бюрократической диктатуре. Автор работы «Мировое хозяйство и империализм». Бухарин позволял себе спорить с Лениным. Несмотря на остроту их разногласий, Ленин признавал теоретический талант Бухарина и позднее признал его одним из ведущих теоретиков партии.

В 1917 году Бухарин вернулся в Россию и стал одним из лидеров Московской организации большевистской партии, выступал с публицистическими и теоретическими статьями. Делегат и один из докладчиков на VI съезде РСДРП (б). Избран членом ЦКпартии. В 1918 году выступал против заключения «позорного» мира с Германией, но подчинился партийной дисциплине.

В 1918-1929 годах возглавлял редакцию «Правды». Кандидат в члены Политбюро с 1919 года, в 1924-1929 годах - член Политбюро, в 1919-1929 годах - член Президиума Коминтерна. Во время гражданской войны Бухарин убежденно агитировал за террор и другие направления политики «военного коммунизма». Автор работ «Программа коммунистов (большевиков)», «Азбука коммунизма», «Экономика переходного периода». Однако после перехода к НЭПу стал горячим сторонником этой политики, отстаивал ее в многочисленных статьях.

А вот вьщающийся организатор Пятаков так увлекается администрированием, что на него нельзя «положиться в серьезном политическом вопросе»27.

Пятаков Георгий (Юрий) Леонидович (1890-1937). Сын инженера. Во время Первой русской революции примыкал к анархистам. В 1911 году вступил в РСДРП, большевик. Арестовывался, из ссылки бежал. В 1915 году вместе с Лениным редактировал журнал «Коммунист». В 1917 году - председатель киевского ревкома. Вдекабре

1917 - марте 1918 годах - комиссар Госбанка. В 1918 году - «левый коммунист». Председатель временного советского правительства Украины, один из организаторов партизанской войны против немцев на Украине. В 1920 году один из организаторов восстановления Донбасса, террора в Крыму. С 1923 года - заместитель председателя ВСНХ.

Просто безысходность какая-то!- в руководстве нет сильных теоретиков («вполне марксистских»), организаторов, на которых можно либо политически, либо по-человечески положиться. Нет у Ленина наследника! Может быть, вождь мечтал о коллективном руководстве в партии и завещал своим соратникам возлюбить друг друга? Тогда нужно правильно распределить обязанности, укреплять авторитет товарищей. Зачем в этом случае выдвигать тягчайшие политические обвинения, зачем утверждать, что теоретик партии - не марксист (значит, любой может его в этом обвинить), а организаторы революции - политически ненадежны? Нет, не хотел Ленин коллективного руководства. Ине получилось оно без него. «Завещание» было с успехом использовано враждующими сторонами.

Ленин предлагал увеличить количество членов ЦК за счет рабочих от станка. Вот если бы ЦК заполнили не имеющие политического опыта рабочие, дело бы пошло. ЦКбудет расширен. Будут там и рабочие, некоторые - почти без политического опыта. Понятно, что они слушались вождей, подчинялись большинству. Пока был жив Ленин, такие рабочие голосовали за него. «Не все они разбирались в сложных теоретических вопросах и в теоретических спорах, где мы, «большие умники», выступали против Ленина». Бывает, увидишь, как рядовой пролетарий голосует за Ленина, спрашиваешь почему. «Голосуй всегда с Ильичем - не ошибешь-ся»28, - вспомнит потом об этой «рабочей логике» часто споривший с Лениным и Сталиным Евгений Преображенский. Потом, когда Ленин выйдет из игры, они будут голосовать за большинство Политбюро. Ленин не был настолько наивен, чтобы считать, будто новички-рабочие начнут одергивать Сталина и Троцкого. Они должны были служить надежной опорой Ленина в ЦК. Положение Сталина стало угрожающим, и участие Ленина в работе съезда партии могло стоить ему не только поста генсека, но и политического влияния вообще.

Единственный пункт «завещания», который не был выполнен «наследниками» Ленина,- устранение Сталина с поста генсека

(не из руководства вообще). Перемести съезд Сталина на другой пост- «триумвират» все равно никуда бы не исчез. Иновый генсек должен был бы определить, чью линию держать. Ведь стратегического мышления от него не требуется. Кто же будет вырабатывать стратегию партии? Не вполне марксист Бухарин или не вполне политически надежные Троцкий и Зиновьев? «Аупало, Б пропало, кто остался на трубе?» Из перечисленных Лениным лидеров - никто. Стратегию он собирался разрабатывать сам еще несколько лет. Не случайно Ленин оговаривается, что в будущем молодые лидеры Бухарин и Пятаков могут преодолеть свои недостатки. Апока нет. Пока - он сам.

Хорошо знавший Ленина Н. Валентинов, комментируя «завещание», писал: «Ленин хотел показать, что рано считать его умер-шимБ»29 Согласимся с ним.

Старый класс

Ленин с ужасом обнаружил, что «наш аппарат, в сущности, унаследован от старого режима» «и только чуть-чуть подмазан советским мирром»30. Аведь это аппарат власти, господствующий в стране! Чиновничий аппарат сохранил свою авторитарно-бюрократическую сущность. Созданная большевиками власть считалась диктатурой пролетариата, но ведь сам пролетариат власти был лишен. Ее осуществляла «партия рабочего класса», «опиравшаяся» на рабочих и крестьян (в том смысле, что они перестали поднимать против нее восстания). Лидеры коммунистов говорили и действовали от имени рабочего класса. «Тов. Каменев во всех чиновниках, назначенных из Москвы самым бюрократическим образом, видит пролетариат»,31 - иронизировал оппозиционный коммунист года Мясников над идеологией правящей верхушки. Рядовые члены партии тоже были лишены реальной власти. Партия организована авторитарно. Власть имел ЦК. Секретариат ЦКпо-сылал на места инструкторов, которые направляли работу парткомов и служили «оком» секретариата. Большинство руководителей местных парторганизаций «избирались» по рекомендации секретариата. А. Шляпников и его сторонники возмущенно писали в Коминтерн: «Опека и давление бюрократии доходит до того, что членам партии предписывается, под угрозой исключения и других репрессивных мер избирать не тех, кого хотят сами коммунисты, а тех, кого хотят интригующие верхушки»32.

Авысшей властью в ЦКпользуется Политбюро, то есть узкая группа партийных вождей, которые только одни и знают, в чем состоят стратегические интересы рабочего класса. Впрочем, как следует из последних работ Ленина, и они не знают. Один Ленин вроде бы только начал понимать. В самом общем виде эти цели определялись марксизмом как социализм - общество без классов и государства. Марксистско-ленинская идея социализма предусматривала создание сверхцентрализованного индустриального общества, в котором не остается места для частной собственности. Пролетарский характер таких целей вызывает сомнения. Этот идеал скорее является технократическим (технократы - организаторы производства). Если аппарат власти, чиновничество, бюрократия будут плохо исполнять распоряжения правящей технократической олигархии, то режим окончательно станет консервативно-бюрократическим. Произойдет сращивание бюрократии с буржуазией, революционные цели будут забыты, а сами революционеры устранены, как это произошло во время термидорианского переворота 1794 года во Франции. «Термидор» - символ перерождения революции - стал страшным призраком большевизма.

Но Ленин продолжает считать, что «сущность» возглавляемого им государства - союз рабочих и крестьян. Выступая против Сталина, Ленин отнюдь не борется против бюрократии, аппарата вообще.

Чтобы страна развивалась в направлении, указанном стратегами большевизма, достаточно, чтобы аппарат стал более эффективным и исполнительным. Ленин пишет, что аппарат нужно «улучшать», но направление улучшения выражено им туманно: следует внимательнее проверять чиновников, внедрять передовые методы организации труда, заимствованные и в капиталистических странах. Так что негодность бюрократии, по Ленину, определяется не ее авторитарным характером, а низкой эффективностью и исполнительностью.

Авторитарная структура бюрократии оставалась нетронутой, ее кастовые социальные интересы (существование которых признавал даже Маркс, не говоря уже об антиавторитарных социалистах) могли развиваться беспрепятственно. Главное внимание коммунистов было направлено на сдерживание буржуазии. Абюрок-ратию Ленин предлагает усиливать, делая ее более организованной и эффективной. Конечно, Ленин считает необходимым контроли-

ровать бюрократию. Но не снизу, а сверху. Связь аппарата с «действительно широкими массами» будет осуществляться через «лучших наших работников и крестьян»33 - тех самых, кого Ленин намерен включить в ЦКи Центральную контрольную комиссию (высший контрольный партийный орган). Понятно, что бывшие рабочие, призванные в высшие органы власти, быстро перестанут быть рабочими, но не скоро приобретут нужную квалификацию управленцев. Так, например, рабочий М. Шкирятов, проработав пять лет в ЦКК, так и не научился правописанию. Впосла-ниях партийным товарищам он делал десятки грамматических ошибок, которые затрудняли понимание написанного. Например, в письме к Орджоникидзе он писал: «Пишиш и не знаеш прочтеш ли, буду надеятся, что прочтеш»34. При этом Шкирятов радовался тому, что Орджоникидзе ударил Кабахидзе, послушно поддерживал расправы Сталина с соратниками Ленина в 30-е - 40-е годы и благополучно умер в своей постели в 1954 году. Так что надежда на самостоятельность рабочих в ЦКбыла бы наивностью, но Ленин и не считал, что они должны быть там самостоятельными.

Чтобы рабочие хоть как-то могли контролировать ушлых чиновников, Ленин предлагает придать им на помощь специалистов по контролю из наркомата Рабоче-крестьянской инспекции (ее предлагается объединить с ЦКК, создав объединенный партийно-государственный контроль). Состав этого контроля нужно подбирать как можно тщательнее - из самых опытных и самых преданных. Ленин недалеко ушел от царского режима, не только с унаследованным от него аппаратом, но и с методами контроля за ним: как во времена Петра I, хотел провести тщательный отбор «очей государевых» и с их помощью добиваться «безусловной осведомленности и строжайшей правильности дел»35.

Контрольные органы так и не станут структурой, выстраивающей эффективный аппарат, они останутся дубинкой правящей группы. Но аппарат будет выстраиваться, и создавать его будет секретариат ЦКво главе со Сталиным. Сталин «перебирает кадры», насаждая исполнителей. Иначе управление неэффективно. На место сознательных борцов за идею, но посредственных управленцев приходят люди-инструменты, на место революционеров - чиновники. В 1923 году начнет формироваться система номенклатуры - списки людей (кадров), годных для назначения на должности определенного уровня, и списки должностей, на которые назначаются люди, утвержденные вышестоящими партийными

с‹-

органами. Постепенно клеточки чиновничьей структуры заполнят новые люди. Они поднаберутся опыта, но сами клеточки, несмотря на все перестановки, останутся старыми, унаследованными от бюрократии Российской империи.

Все же ленинские планы грандиознее даже петровских. Из аграрной страны он надеется создать индустриальную державу, да еще управляемую по единому плану. Уже создан планирующий орган - Госплан. Он состоит из чиновников и экспертов-спецов. Троцкий предлагал придать Госплану законодательные функции, чтобы разработанные им планы имели силу закона. Ленин категорически возражал. Дело в том, что «подавляющее большинство ученых, из которых, естественно, составляется Госплан, по неизбежности заражено буржуазными взглядами и буржуазными предрассудками»36. Почему? Потому что ученые в большинстве своем не разделяют большевистской идеологии, видят ее многочисленные недостатки. Стаким объяснением Ленин, конечно, не был согласен. Впрошлом буржуазия «подкупала» интеллигенцию, а сейчас ее «подкупает» рабочий класс. Однако многие спецы состояли в антибольшевистских партиях кадетов, эсеров и меньшевиков (две последние - социалистические, то есть не буржуазные, а, как считали большевики - мелкобуржуазные). Они выступали за демократический социализм. Многие спецы прежде состояли в антибольшевистских партиях кадетов, эсеров и меньшевиков. Партии эти были организационно разгромлены, но интеллигенция не торопилась менять свои взгляды, в том числе и политические. Спецы оказывали давление на большевистских чиновников, пользуясь перевесом в знаниях. Троцкий надеялся, что если во главе Госплана встанет авторитетный большевик, то под его руководством спецы будут принимать правильные, большевистские решения. Ленин не хотел отдавать Троцкому такую важную позицию, да еще и с законодательными полномочиями. Но и положение, когда не очень грамотные руководители советских законодательных органов отвергали предложения Госплана просто по непониманию, Ленина тоже не устраивало. Он предлагал ввести специальную процедуру рассмотрения предложений Госплана, которая позволила бы достигать компромисса между ним и законодательным органом- ВЦИКом. Во главе Госплана должен встать большевистский технократ и несколько убежденных коммунистов, которые будут перевоспитывать спецов.

Спецов перевоспитать, в общем, не удастся, но вот план станет законом Страны Советов, орудием господствующего класса, доставшегося в наследство от тысячелетней истории России.

Обсуждая характер общественного строя, сложившегося в СССР, югославский диссидент М. Джилас назвал господствующий при социализме слой «новым классом». Согласимся с Лениным- это был старый класс, унаследованный от царской России и «чуть-чуть подмазанный советским мирром». Этот господствующий класс стар как цивилизация, это - бюрократия или, шире, этакратия (от слова «государство»), в которую входит и консервативная бюрократия, и динамичная технократия. Но при социализме господствующего класса не должно быть! Иначе это не социализм. Большевики строили не социализм, а этакратическое индустриальное общество, тотальное господство класса бюрократии над обществом и природой.

Пересмотр всей точки зрения на социализм

Проблема некомпетентности коммунистического аппарата (при обидной компетентности «буржуазных» специалистов) была для Ленина частью другой мучительной проблемы. Когда Ленин вернулся в Россию из эмиграции в апреле 1917 года, он удивил марксистский мир лозунгом перерастания буржуазной революции в социалистическую. Из видных марксистов до этого лишь Троцкий считал, что буржуазная революция, которая приводит к переходу от феодализма к капитализму, может, непрерывно («перманентно») развиваясь, сразу привести к пролетарской, то есть социалистической, революции. Большинство марксистов считали это невероятным. Ведь только что родившееся капиталистическое общество еще не развило экономику и культуру страны до того уровня, который является предпосылкой социализма. Без высокого уровня культуры нельзя обеспечить необходимый для социализма уровень гражданской и хозяйственной активности трудящихся, качественный и высокопроизводительный труд, а следовательно - качественное удовлетворение потребностей тех же трудящихся.

Фактический переход Ленина на позиции «перманентной революции» позволил Троцкому, до этого враждовавшему с большевиками, вступить в их партию в качестве одного из ее лидеров. Уменьшевиков ленинская идея вызвала насмешки. Плеханов считал, что Ленин «бредит», потому что забыл об обстоятельствах

времени и места. До социалистической революции еще далеко - Россия должна еще пережить целую капиталистическую эпоху. При всей условности марксистских схем проблема была налицо - для создания более совершенного общества, чем капитализм, нужна более развитая экономика и высокий уровень культуры. Большевики отмахнулись от этой проблемы в 1917 году, ибо рассчитывали, что революция в России спровоцирует мировую пролетарскую революцию и на сторону коммунистов перейдет развитый пролетариат Германии и других стран Запада. Социализм можно будет строить с опорой на немецкую культуру и экономику. Подобный вариант развития предусматривал и Маркс, который писал о непрерывной революции37.

Но германские рабочие не поддержали коммунистов. Мировая революция захлебнулась. Ичто тогда делать, если «мировой пожар» так и не будет раздут? Есть ли у России достаточный экономический и культурный потенциал, чтобы самостоятельно в «одной отдельно взятой стране» проводить идеи Маркса-Энгельса в жизнь и строить социализм?

Если грамотных кадров не хватает даже для государственного аппарата, то где найти их для совершенствования промышленности и культурного ведения сельского хозяйства? Ознакомившись со статистикой образования, Ленин печально констатирует: «даже с буржуазной культурой дела у нас обстоят очень слабо»38. В качестве лекарства Ленин предлагает лучше оплачивать труд учителей, оказывать шефскую помощь селу со стороны горожан.

Солью на раны для Ленина стала книга меньшевика Н. Суханова «Записки о революции».

Суханов (Гиммер) Николай Николаевич (1882-1940). С1905 - эсер, участник декабрьского вооруженного восстания. После Первой русской революции стал марксистом, внефракционный социал-демократ. Сотрудничал с Горьким в журнале «Летопись», выступал с антивоенных позиций, близких большевикам. Вфеврале 1917 года вошел в исполком Петросовета. Член ВЦИК. Вмае 1917 года вступил в партию меньшевиков по рекомендации Мартова. Осудил Октябрьский переворот. Виюне 1918 года исключен из ВЦИКвместе с другими эсерами и меньшевиками. В 1922-1923 годах вышло его подробное сочинение о событиях 1917 года «Записки о революции». Ленин посвятил ему статью «О нашей революции», где пытался опровергнуть тезис Суханова о неготовности России к социалистической револю-

ции. В 1920 году покинул партию меньшевиков. Работал в различных советских учреждениях.

Суханов напомнил, что меньшевики с самого начала предупреждали: в России еще не вызрели предпосылки для создания социализма - экономически передового, демократического, самоуправляемого бесклассового строя. Уровень цивилизованности пока не тот. В статье «О нашей революции (по поводу записок Суханова)» Ленин возражает: «Ну, а почему мы не могли сначала создать такие предпосылки цивилизованности у себя, как изгнание помещиков и изгнание российских капиталистов, а потом уже начать движение к социализму?»39. Потому что изгнание старой элиты не является предпосылкой цивилизованности - ведь эти люди являются носителями накопленного потенциала культуры. Вместе с помещиками и капиталистами эмигрировали или были насильственно высланы из страны тысячи ведущих деятелей культуры. Но Ленин надеется, что, завоевав власть, можно затем форсировать культурное развитие с помощью государственных рычагов. Он объявляет культурную работу приоритетом внутренней политики.

Социально-экономическое содержание этой проблемы рассматривается Лениным в статье «Окооперации». Основой ленинской стратегии движения к социализму является НЭП - сочетание рыночных отношений с государственным регулированием при огосударствлении промышленности. Рыночная стихия в крестьянской среде приводит к постоянному выделению и усилению сельской буржуазии, которая смыкается с городским частником и спецами, составляя конкуренцию неповоротливой, «никуда не годной» советской бюрократии. Ленин не на шутку опасался хозяйственных успехов крестьянства и даже после спасительного урожая 1922 года говорил своим соратникам (по воспоминаниям Каменева): «Ох, смотрите, от того, что люди будут временно сытей, нам, как партии, товарищи, будет временно труднее»40. Сытость затрудняет движение к большевистским идеалам, голод - ставит режим на грань крушения. Как сочетать обеспеченность народа и социализм? Об этом немало размышляли противники большевизма - эсеры (неонародники) и меньшевики. Теперь Ленин начинает заимствовать их идейный багаж.

Нужно, чтобы крестьянин не превращался в сельского буржуа, а шел к социализму, причем сам, снизу, без принуждения со сто-

роны коммунистов. Чтобы решить эту задачу, Ленин возвращается к народнической идее сочетания частного и общественного интереса в самоуправляющемся коллективе - кооперативе. Но кооператор должен быть цивилизованным, культурным, иначе кооперация опять превратится в формальную бюрократическую структуру. Поэтому Ленин увязывает воедино две задачи: «задачу переделки нашего аппарата, который ровно никуда не годится», и задачу «культурной работы для крестьянства. Аэта культурная работа для крестьянства как экономическую цель преследует именно кооперирование»41. Культурно хозяйствовать, качественно обслуживать потребности крестьяне научатся именно в кооперации. Этот процесс должен быть добровольным и органичным - хозяйственную цивилизованность нельзя насадить. На это уйдет целая эпоха.

Поворот к культуре и кооперативному самоуправлению означал отказ от прежнего большевизма, игнорирующего культурный уровень страны и социалистический характер крестьянского самоуправления. Ленин признал «коренную перемену всей точки зрения нашей на социализм»42. Он даже дал новое определение социализма: «строй цивилизованных кооператоров при общественной собственности на средства производства, при классовой победе пролетариата над буржуазией»43.

Теперь, без мировой революции, движение к социализму приобретало эволюционный характер, что сближало большевизм с проклинаемым им социал-демократическим оппортунизмом. «Не будьте поэтом, говоря о социализме! - говорил Ленин М. Владимирову. - Время Смольного и первых лет революции далеко позади. Если к самым важным вопросам мы, после пяти лет революции, не научимся подходить трезво, по-деловому, по-настоящему, значит, мы или идиоты, или безнадежные болтуны. Вследствие въевшейся в нас привычки, мы слишком часто вместо дела занимаемся революционной поэзией. Например, нам ничего не стоит выпалить, что через 5-6 лет у нас будет полный социализм, полный коммунизм, полное равенство и уничтожение классов»44. Меньшевик Н. Валентинов комментирует эти слова: «Из «напутствия», полученного в 1922 году Владимировым, видно, что в это время Ленин уже совсем не верил в близость установления в России социализма или коммунизма. Сэтим как будто расходится речь Ленина в ноябре 1922 года, в которой, говоря, сколь трудно «протащить социализм в повседневную жизнь», он все-таки указывал,

что «если не завтра, то в несколько лет» из «России нэповской будет Россия социалистическая». Ленин объяснил, что подобные слова о близости наступления социализма срываются с языка вследствие въевшейся и в него привычки «заниматься вместо дела революционной поэзией»45.

Отчасти это была идейная капитуляция перед народничеством и меньшевизмом. По мере роста рыночной культуры жителей они становились бы все менее управляемыми и все более самоуправляемыми. Вэтом содержалась угроза партийно-государственной бюрократии. Но угроза эта легко устранялась - под партийным контролем кооперация превращалась в еще один «приводной ремень» от правящего центра к трудящимся, от промышленности к сельскому хозяйству. Командные высоты в России оставались в руках чиновничества. Напомнив, что сохраняется «власть государства на все крупные средства производства» (то есть управление их не капиталистической, а бюрократической элитой), «власть государства в руках пролетариата» (то есть в руках группы технократов, считающих себя вождями пролетарской партии), союз рабочего класса и крестьянства (то есть уступки правящей группы крестьянскому большинству страны), Ленин спрашивает: «разве это не все необходимое для построения социалистического обще-ства?»46. Иотвечает на этот вопрос положительно.

Мировая революция перестала быть для него необходимым условием построения социализма. Нужно, чтобы крестьянство было организовано в кооперативы. Это - требование народнического социализма. Амарксистский социализм в ленинской модели - это мощная государственная промышленность, которая является руководящей силой кооперативного сектора. Именно государственные предприятия он называет «предприятиями последовательно-социалистического типа». Кооперация должна лишь служить развитию индустриальной мощи государства, с которой и отождествляется социализм. Но государственная промышленность не упраздняет ни классового разделения, ни угнетения, ни отчуждения работника от средств производства. Вней нет социализма, который для основателей этого учения был неотделим от самоуправления и свободы.

Где взять средства на строительство промышленности? Экономя на аппарате, продумывая экономические решения и повышая их эффективность, «ценой величайшей и величайшей экономии хозяйства в нашем государстве добиться того, чтобы всякое малей-

шее сбережение сохранить для развития нашей крупной машинной индустриив»47. Аесли сэкономленных средств не хватит? Ленин обходит этот вопрос, который вплотную встанет перед партией в середине 20-х годов. Выяснится, что не промышленность будет помогать крестьянству, а крестьянство через силу финансировать строительство промышленности. Кэтому неминуемо вела логика «государственного социализма», которую Ленин пытался смягчить элементами кооперативного социализма. Подавив сопротивление общества в гражданской войне, бюрократическая диктатура могла найти ресурсы для своих грандиозных планов только за счет этого общества. Вэтом заключалась суть «построения социализма в одной стране», которую начал теоретически обосновывать Ленин.

Несмотря на то что Ленин предложил стратегию строительства социализма в одной стране, он не отказался и от идеи мировой революции. Одно другому не мешает. Встатье «Лучше меньше, да лучше», посвященной экономии и подбору кадров, он пишет: «На нашей стороне тот плюс, что весь мир уже переходит теперь к такому движению, которое должно породить всемирную социалистическую революцию»48. Надежда мировой революции - Азия, где индустриально-рыночная культура развита еще меньше. Как и странам Востока, «нам тоже не хватает цивилизации для того, чтобы перейти непосредственно к социализму, хотя мы имеем для этого политические предпосылки»49. Эти предпосылки - диктатура партии, которая стремится к социализму.

Весь ХХ век в аграрных странах к власти будут приходить партии, стремящиеся перескочить через капитализм. Но максимум, чего им удавалось добиться - форсированной индустриализации. Первой по этому пути пошла Россия.

Шах Сталину

Итак, по мнению Ленина, культурные предпосылки для социалистического переустройства общества можно создать не только до революции, но и после, используя рычаги власти. Но этих-то рычагов революционеры лишались по мере бюрократизации. Идело было не только в неэффективности аппарата. Всвоем конфликте со Сталиным Ленин увидел, что бюрократия имеет свои корпоративные интересы: «Говорят, что требовалось единство аппарата. Но от кого исходили эти уверения? Не от того ли самого российского аппарата…?»50

Вождем бюрократии был Сталин. Как опытный политик, Ленин решил нанести удар по самому уязвимому месту бывшего соратника - по национальному вопросу, который считался вотчиной Сталина. Больной вождь пишет статью «Квопросу о национальностях или об «автономизации». Вдень провозглашения СССР, когда идея «автономизации» уже была отвергнута даже ее творцом Сталиным, Ленин характеризует процесс объединения советских республик так: «пресловутый вопрос об автономизации, официально называемый, кажется, вопросом о союзе советских социалистических республик». «Всю эту затею» Ленин считает «в корне неверной и несвоевременной»51. Создатель Советского Союза Ленин не исключает, что придется сделать шаг назад, к конфедерации, оставив в ведении СССР только внешнюю политику и оборону. Ивсе из-за Сталина, на которого (вместе с Дзержинским) Ленин возложил политическую ответственность за «грузинский инцидент»! Всвоей статье Ленин подверг Сталина, Дзержинского и Орджоникидзе резкой критике за великорусский шовинизм, а Серго даже предложил на время исключить из партии за рукоприкладство в Грузии. Но ведь еще 21 октября Ленин «решительно осуждал» брань грузинских лидеров против Орджоникидзе. Теперь же Ленин считает именно Сталина организатором расправы над грузинами и проводником «нашествия того… великоросса-шовиниста, в сущности подлеца и насильника, каким является типичный русский бюрократ»52. Великодержавный «перегиб» Сталина наносит ущерб мировой революции, потому что может разочаровать в советском опыте сотни «миллионов народов Азии, которой предстоит выступить на исторической авансцене в ближайшем будущем, вслед за нами»53. Революционная стратегия Ленина вступила в противоречие со стратегией Сталина, со стремлением укрепить советскую державу.

Всвоей борьбе против Сталина Ленин мог опереться на идеолога «перманентной» мировой революции Троцкого. Как и Ленин, Троцкий даже в условиях эйфории от первых успехов НЭПа не забывал о мировом контексте российской революции и строительства социализма в России. Вдокладе на IV конгрессе Коминтерна Троцкий говорил: «Главные козыри явно на нашей стороне, за исключением одного - очень существенного: за спиною частного капитала, действующего в России, стоит мировой капиталБ Поэтому можно и должно поставить вопрос, не будет ли зарождающийся социализм, хозяйничающий еще капиталистическими сред-

ствами, закуплен мировым капиталом?»54. Эта проблема несколько лет будет недооцениваться большинством Политбюро. Подумаешь, нэпманы и кулаки! Их немного, их капиталы мизерны в сравнении с государственными, их число ничтожно по сравнению с рабочим классом, крестьянством и даже бюрократией. Иностранный капитал в СССР практически не допускается. И все же конъюнктура мирового рынка для развития НЭПа играла решающую роль - только за рубежом можно было купить передовые технологии. Цены на индустриализацию устанавливал мировой капитал. Повлиять на эту конъюнктуру можно было, дестабилизируя мировую капиталистическую систему с помощью подъема национального движения в Азии.

Ленин, как и Троцкий, видел в действиях Сталина национальную ограниченность и угрозу планам распространения коммунистического движения в Азии. Троцкий был ближе Ленину по духу и по стилю мышления. Понимание мирового контекста строительства социализма привело к союзу Ленина и Троцкого против «тройки» по вопросу о монополии внешней торговли, которую они защитили. Затем Ленин предложил Троцкому более долгосрочный блок против бюрократизма. «Схорошим человеком лестно заключить хороший блок, ответил я»55,- вспоминал Троцкий.

5 марта 1923 г. Ленин направил Троцкому материалы «грузинского дела» с запиской: «Я просил бы вас очень взять на себя защиту грузинского дела на ЦКпартии. Дело это сейчас находится под «преследованием» Сталина и Дзержинского, я не могу положиться на их беспристрастие. Даже совсем напротив. Если бы вы согласились взять на себя защиту, то я бы мог быть спокойным»56. Но союзник Ленина по «блоку», Троцкий не решился атаковать Сталина в отсутствие вождя. Он лишь сделал замечание к тезисам Сталина в секретной записке в Политбюро и удовлетворился чисто формальной «капитуляцией» генерального секретаря, «признавшего ошибку». Отставных членов ЦККП(б) Г разослали на дипломатическую и другую работу вне Грузии.

Между тем наступило время XII съезда РКП (б). После мартовского приступа болезни Ленин был недееспособен и не мог принять участия в работе съезда. Нужно было что-то решать с его письмом. При обсуждении на Политбюро вопроса о публикации письма Троцкий высказался «за», но с оговорками - ведь в письме досталось и ему. Остальные члены ЦК, опасавшиеся нарушения

существующего положения дел, возражали. Ленин сам вроде бы не давал указания публиковать свое письмо. Из-за статьи по национальному вопросу, от публикации которой Троцкий мог явно выиграть, между членами Политбюро даже произошла ссора. Статья была передана Троцкому раньше, чем другим, и он по просьбе Ленина не стал показывать ее товарищам. Текст стал известен Сталину 16 апреля, за день до открытия съезда, оригинал передала ему секретарь Ленина Л. Фотиева. Она просила вернуть статью, так как другого экземпляра для публикации не было. Тогда же Сталин узнал, что Троцкий располагает ленинскими текстами против него, но держит их при себе. Сталин заподозрил, что Троцкий приберегает «компромат» к съезду. Кое-что даже стало известно делегатам- возможно, от Троцкого. Тогда Сталин поднял скандал, обвинив Троцкого в том, что тот скрывает документы от партии. Троцкий передал документы для обсуждения в Политбюро с такими разъяснениями: «Статья тов. Ленина была прислана мне в секретном и личном порядке… через тов. Фотиеву, причем, несмотря на выраженное мною в тот же час намерение ознакомить членов Политбюро со статьей, тов. Ленин категорически высказался против этого через тов. Фотиеву». Теперь Троцкий «передал вопрос на разрешение ЦК». «Я сделал это без единой минуты запоздания, - продолжает он,- после того, как только узнал, что тов. Лениным никому не дано никаких прямых и формальных указаний по поводу дальнейшей судьбы его статьи, оригинал которой хранится у его секретарей»57. Сталину пришлось извиняться перед Троцким.

Но утечка информации произошла. «Все держалось на слухах, и из них делался вывод, что больной Ленин выражал доверие Троцкому, дал ему какие-то важные в партийном отношении поручения и полномочия»58,- комментировал Н. Валентинов.

Письмо зачитали после смерти Ленина, на XIII съезде, причем не на пленарном заседании, а по делегациям, на руки его никому не дали. Каменев и Зиновьев защищали Сталина, Троцкий, потерпевший к тому моменту политическое поражение, не рискнул возражать. Сталин извинялся, говорил, что исправится. Но, как мы увидим, позднее он будет даже бравировать своей грубостью, придравшись к которой Ленин готов был отправить его в политический нокдаун.

В 1923 году Сталин пережил один из самых опасных моментов в своей политической карьере. Пока был жив Ленин, угроза потерять власть все еще сохранялась. 18-19 октября вождь, которому

стало лучше, приехал в Москву, зашел в свой кабинет и обнаружил, что «бомба», готовившаяся им против Сталина, в ящике его стола отсутствует. Крайне раздраженный, Ленин вернулся в Горки. Состояние здоровья позволяло ему совершать прогулки за пределы своей резиденции, общаться с посетителями, знакомиться с газетами. Конечно, о возвращении к полноценной работе не могло быть и речи, но от роли стратега Ленин вряд ли отказался. Стратегу Ленину генсек Сталин мешал. Но Троцкий не решался действовать в одиночку. Сталин понимал, что Троцкий остается в резерве Ленина, и необходимо как можно скорее ослабить его влияние. Таким образом, противостояние Сталин - Троцкий вышло на первый план.

Шанс Троцкого

XII съезд стал вершиной политического признания для Троцкого. Политический доклад делал Зиновьев, организационный - Сталин. Троцкому был поручен доклад о промышленности. Как видим, выступлению Троцкого аппарат пытался придать второстепенное значение, но оказалось, что доклад Троцкого был на голову выше, чем у его коллег.

К XII съезду Троцкий подготовил тезисы о промышленности, которые позволяют ознакомиться с его взглядами до того, как на них станет влиять логика острой политической борьбы. Как и все большевики, Троцкий решает задачу индустриализации: «Только развитие промышленности создает незыблемую основу пролетарской диктатуры»59, хотя - НЭП есть НЭП - значительная часть продукции «еще долго будет производиться мелкими товаропро-изводителями»60. Где взять средства для индустриализации? Вопреки более поздним представлениям о якобы противостоянии позиции Троцкого любым планам партии, он доказывал: «Промышленность, живущая за счет бюджета, т. е. за счет сельского хозяйства, не могла бы создать устойчивой длительной опоры для пролетарской диктатуры»61. Длительное паразитирование промышленности на сельском хозяйстве недопустимо. Необходимо изыскивать другие резервы. Вцентре внимания Троцкого как истинного марксиста находится планирование, которое позволит сэкономить необходимые средства (об этом писал и Ленин): «…в отличие от капиталистических стран, область планового начала не ограничивается у нас рамками отдельных трестов или синдикатов, а рас-

пространяется на всю промышленность в целомБ Только в своем окончательном развитии плановые методы могут и должны подчинить себе рынок и тем самым упразднить его»62. Это подчинение должно идти постепенно, по мере освоения плановых методов и превращения их в более экономные по сравнению с рынком. Вцентре планирования должен стоять единый орган - Госплан, который может разработать более рациональную систему управления промышленностью, чем та, которая сложилась второпях при переходе к НЭПу.

Тезисы легли в основу выступления Троцкого на съезде. В своем выступлении Троцкий остановился на проблеме «ножниц» между ценами на промышленные и сельскохозяйственные товары. Расходящиеся на графике кривые цен - растущие промышленные и падающие сельскохозяйственные - грозили экономической модели НЭПа. Промышленность неэффективна, ее продукции не хватает. Крестьянство же может производить больше продукции, стимулы к этому падают - крестьянам нечего купить на полученные деньги, к тому же быстро съедаемые инфляцией. Крестьянство недовольно и скоро перестанет покупать даже имеющиеся товары - они слишком дороги и некачественны. Это разрушает рынок, подрывает НЭП и «смычку» рабочего класса с крестьянством. Троцкий заступается за крестьянство и за НЭП, показывает, что ликвидировать «ножницы» можно только с помощью качественного планирования, технического переоснащения промышленности и роста производительности труда.

Тезисы Троцкого были приняты ЦКс незначительными поправками и превратились в важнейшую экономическую резолюцию съезда - «Опромышленности». Доклад Троцкого вызвал восхищение зала. Он был героем дня. Этому способствовала и «артиллерийская подготовка» в прессе. Вгазете «Правда» вышла статья К. Радека «Лев Троцкий - организатор победы», в которой Троцкий характеризовался как «великий умственный авторитет», «великий представитель русской революции». «Он сумел завоевать себе доверие лучших элементов специалистов и превратить их из врагов Советской России в ее убежденных сторонниковБ Русская революция действовала тут через мозг, нервную систему и сердце этого великого своего представителяБ Если наша партия войдет в историю как первая партия пролетариата, которая сумела построить великую армию, то эта блестящая страница русской революции будет навсегда связана с именем Льва Давидовича Троцкого,

как человека, труд и дело которого будут предметом не только любви, но и науки новых поколений рабочего класса, готовящихся к завоеванию всего мира»63. К Троцкому потянулись массы партийных карьеристов. Е. Ярославский, позднее клеймивший Троцкого и восхвалявший Сталина, в своих воспоминаниях 1923 года писал: «Перед нами был глубочайше преданный революции человек, выросший для роли трибуна, с остро отточенным и гибким, как сталь, языком, разящим противников, и пером, пригоршнями художественных перлов рассыпающих богатство мысли»64.

Восхваление большевистских вождей было обычным делом, но в 1923 году Троцкий стал выделяться в этом отношении. На нем был проведен и географический эксперимент - Гатчина была переименована в Троцк. Потом по этому пути пойдут десятки лидеров, «присвоив» куда более крупные города. Но в 1923 году это было в диковинку и доказывало: Троцкий особенный.

«Встране, искони привыкшей к мысли, что во главе ее стоит царь, а со времени Октябрьской революции правит Ленин, естественно встал вопрос: кто же, какая личность его заменит»65,- отмечал Н. Валентинов. Ине только в стране, но и в партии нужен был царь. Уже давно в РКП(б) знали: не многие интеллектуалы рискуют дискутировать с Лениным - он может принять их позицию, а может зло высмеять. На съезде партийный середняк проголосует за Ленина. Аза кого голосовать теперь, чтобы не ошибиться? Для партийцев это был важный вопрос. «Правда» и другие издания сигнализировали - Троцкий. Ина съезде он оказался «самым способным». Масса карьеристов решила, что он-то и есть преемник. Последующие события показали им, как они обманулись. Создавая культ личности Сталину, они возненавидели Троцкого за «обман», за то, что им показалось, будто он - новый вождь. Старые соратники Ленина с ревностью смотрели на успех пришедшего «от меньшевиков» и стремительно выдвинувшегося во время революции Троцкого. Но сделать пока ничего не могли.

Впоследствии Троцкий, рассуждая о своем поражении в дискуссиях 1923-1924годов, которое предопределило и дальнейшие поражения, размышлял - что было бы, если бы нездоровье не помешало ему с осени участвовать в полемике активней. Мог бы он победить, и как бы развивалась история страны?

Троцкий мог овладеть залом, переспорить любого с помощью остроумных аргументов - если бы зал был готов его слушать. Осе-

нью 1923 года залы уже были настроены против Троцкого систематической работой аппарата. Весной двадцать третьего - еще нет.

На XII съезде Троцкий мог поставить любые вопросы, а опираясь на авторитет Ленина,- добиться смещения Сталина, подчинить аппарат кому-либо из своих людей. Однако он не воспользовался шансом, не предложил кадровых перемен, не настоял на переменах, предложенных Лениным, не повел делегатов за собой. Это был бы скандал, нарушение партийной дисциплины, но так делается история. АТроцкий предпочел кулуарные дрязги, аппаратные согласования.

Шанс на победу в борьбе за власть был у Троцкого лишь в этот момент. Но весной 1923 года Троцкий сам был не готов предложить альтернативу, потому что взгляды большевистских вождей были предельно близки. НЭП еще развивался более или менее благополучно. Разногласия снимались в рабочем порядке. Как интеллектуал, Троцкий был более терпим к разногласиям, чем Сталин, но в кризисной ситуации становился беспощадным и грубым, а Сталин в спокойной ситуации умел искать компромисс. Дело не в личных чертах. Понять сущность «альтернативы Троцкого» можно только на фоне кризиса НЭПа, кризиса стратегии Ленина, кризиса, который разведет большевистских вождей по разные стороны баррикад.


ГЛАВА II.


РАСКОЛ БОЛЬШЕВИЗМА


Атака Троцкого

После первых успехов новая экономическая политика столкнулась с первым серьезным кризисом- кризисом сбыта продукции. Если измерять цену промышленных товаров в пудах зерна, то цены эти выросли по сравнению с 1913 годом в 3-4 раза. «Ножницы», о которых предупреждал Троцкий, расходились все шире. Государственные тресты сбывали свою продукцию по монопольным ценам и к тому же через частных перекупщиков. Началась неизбежная в таких условиях спекуляция - цены на промышленную продукцию быстро поползли вверх. Это привело к затовариванию - промышленные товары были так дороги, что масса населения просто не могла их покупать. Кризис сбыта 1923-1924 годов показал, что НЭП не означал реального перехода промышленности на рыночные рельсы. «Обязать управляющего Ижорским заводом тов. Королева в течение 24 часов заключить договор с Петрообластто-пом на поставку одного млн. пудов угля на следующих условиях: Ижорский завод вносит задаток в размере 10% стоимости договора, а Областтоп предоставляет пятимесячный кредит, считая со дня подписания договора. Срок доставки указанного количества угля- два месяца»1. Как видим, самостоятельность хозяйственных организаций была чисто условной.

Действия регулирующих органов в условиях кризиса были неумелыми. Заместитель председателя ВСНХ (Всероссийский, затем Всесоюзный совет народного хозяйства - главный орган управления государственной промышленностью) Г. Пятаков 16 июня 1923 года издал приказ: «Общим руководящим началом деятельности как предприятий, так и ВСНХ на ближайший период, является прибыль как задачаБ»2. В погоне за прибылью тресты продолжали взвинчивать цены. Поскольку Пятаков позднее принадлежал к троцкистской оппозиции, на нее будут возлагать ответственность за кризис затоваривания, за «ножницы». Но в 1923 году разногласий по этому поводу еще не было, коммунисты просто не знали, как с этими «ножницами» справиться. Нужно было как-то заставить промышленность работать эффективнее. Остроту кризиса удалось сбить в 1924 году, по мере введения твердого рубля (старый рубль, обесцененный инфляцией, просто от-

менили). Одновременно ценам «приказали снижаться», государственным предприятиям дали соответствующие указания. От этого пострадали зарплаты рабочих. Рабочему классу, которому внушали, что он - «гегемон революции», опять напомнили, что зарплату нужно зарабатывать в поте лица, и притом в тяжелых условиях разрушенного хозяйства. Вэтой обстановке достаточно было искры, грубости заводского начальства - и вот уже летом 1923 года прошли забастовки в Москве, Петрограде, Донбассе и других местах. На недовольство рабочих обратила внимание официальная пресса. В «Известиях» в 1922 году было 16 сообщений о трудовых конфликтах, а в 1923 году- уже 19, причем 5из них- о нескольких стачках. В «Труде» количество таких сообщений возросло с 28 до 1003. Массовые забастовки в «государстве рабочих и крестьян» были настоящей пощечиной коммунистам. По возвращении членов Политбюро из летних отпусков начались споры на извечные темы: «кто виноват?» и «что делать?». Обсуждение необходимости обратной связи партии с рабочим классом быстро вышло на проблему бюрократизации и демократии. Как раз то, о чем писал Ленин. «Триумвират» был не прочь осудить бюрократизм, но прежде всего хозяйственный (ведь он виноват в экономических провалах), а Троцкий настаивал на ответственности в том числе и партийной бюрократии. Ему показалось, что наступает удачный момент поднять вопросы, затронутые в последних статьях Ленина.

Вапреле 1923 года Троцкий не воспользовался козырями, которые предоставил ему Ленин в связи с «национальным вопросом». Теперь Троцкий бросился в атаку безо всяких козырей. Он был трибуном, человеком идей, и ему было легче защищать «пролетариат», чем «националистов».

Время для выступления было выбрано Троцким неудачно - он заболел, простудившись на охоте. «Япрохворал всю дискуссию против «троцкизма». Можно предвидеть революцию и войну, но нельзя предвидеть последствия осенней охоты на утку»,- сетовал Троцкий, намекая на то, что если бы не болезнь, он мог бы победить. Охотники на уток знают, что они ничем не рискуют, расстреливая птицу. Но Троцкий из-за своей любви к этому «царскому» развлечению сам превратился в утку, которую безнаказанно расстреливали. «Неприятные «исторические» последствия охоты на утку сказались в том, что в дискуссии на стороне оппозиции не выступил во плоти и крови блестящий, находчивый, едкий, первоклассный оратор, каким был Троцкий. Отсутствие подобной

силы сказалось на ходе дискуссии, ослабляло оппозицию», - комментирует Н. Валентинов4. Но к этому времени партия ориентировалась не на первоклассных ораторов, а на указания секретариата ЦК.

8 октября 1923 года Троцкий написал письмо в Политбюро, в котором, разбирая причины возникшего социально-экономического кризиса, утверждал, что «хаос идет сверху», что бюрократия проводит партийные решения методами военного коммунизма, в руководстве «создалась секретарская психология», при которой люди подбираются не по принципу компетентности, а по принципу лояльности, и «секретарскому бюрократизму должен быть положен предел»5. Итак, демократия должна оживить партию, ограничить произвол чиновников аппарата, во главе которого стоит генеральный секретарь. Троцкий быстро забыл о поводе - интересах рабочих. Их допускать к демократическому столу он не собирался. Его ставкой были массы рядовых коммунистов, которые, оказавшись причастными к принятию партийных решений, обеспечат затем надежную связь с остальными трудящимися. Кроме демократии, Троцкий делал ставку на качественное планирование, давая понять, что мог бы возглавить это дело.

Большинство членов Политбюро истолковали эти претензии Троцкого по-своему: «Троцкий фактически поставил себя перед партией в такое положение, что или партия должна предоставить тов. Троцкому диктатуру в области хозяйственного и военного дела, или он фактически отказывается от работы в области хозяйства, оставляя за собою лишь право систематической дезорганизации ЦК»6. Сталин и его союзники были возмущены обвинениями в «секретарской» диктатуре. Троцкий бросил вызов бюрократическому покою, в котором пребывало руководство, он покусился на единство правящей касты. Вэтом, а не в каких-то ошибках, было его главное преступление. Два года спустя в письме соратникам по антитроцкистской фракции это подтвердил Ф. Дзержинский: «партии пришлось развенчать Троцкого единственно за то, что тотБ поднял руку против единства партии»7.

Дзержинский Феликс Эдмундович (1877-1926). Польский дворянин. С 1895 года член Социал-демократии Польши и Литвы. Арестовывался властями, был в ссылке. В 1912-1917годах - в заключении. Активный участник Октябрьского переворота 1917года. Вдекабре 1917 - феврале 1922 годов - председатель ВЧК, затем ГПУи ОГПУ.

Организатор «красного террора». В 1918 году - левый коммунист. Во время восстания левых эсеров в 1918 году пытался убедить восставшую часть чекистов прекратить поддержку выступления, был задержан левыми эсерами. При этом, как и левые эсеры, Дзержинский выступал против Брестского мира, но опасался, что междоусобица среди революционеров может привести к падению советской власти. В 1920 году Дзержинский - член ВРКПольши. Но в Польше Красная Армия потерпела поражение, и Дзержинский так и не смог вернуться на родину. В 1922 году возглавил ВСНХ СССР. С 1924 года - член Оргбюро и кандидат в члены Политбюро ЦКРКП (б). В своей политике тяготел к группе Бухарина.

Однако Троцкий был не одинок. Е. Преображенский написал письмо с критикой проводимого курса. К15 октября его подписали 46 видных большевиков. Они считали, что «продолжение политики Политбюро грозит тяжкими бедами для всей партии», что связано с «бессистемностью решений ЦК, не сводящего концы с концами в области хозяйства». Плохое качество экономического руководства, вылившееся в кризис «ножниц цен», письмо связывало с бюрократизацией партийного руководства, «разделением партии на секретарскую иерархию и мирян», как в церкви8.

Недовольство было налицо. Большинство членов Политбюро решили придавить это выступление авторитетом ЦК, но, поскольку соотношение сил было еще не ясно, пригласили на объединенное заседание ЦКи ЦККеще представителей 10 парторганизаций, чья позиция была известна. Это заседание, проходившее 25-27 октября в отсутствие Троцкого (он болел), объявило его выступление «нападением на Политбюро», «политической ошибкой» и «сигналом к фракционной группировке», каковой явилось письмо 46-ти9. Осудив таким образом своих противников, лидеры Политбюро требовали «не выносить сор из избы», избежать открытого спора перед лицом страны и мира. Но письма оппозиционеров уже распространялись в партийных кругах и среди непартийной интеллигенции. Тогда большинство членов Политбюро договорились с Троцким о компромиссе. 5 декабря была согласована резолюция «Опартийном строительстве» (с некоторыми поправками ее подтвердит XIII конференция партии), в которой говорилось: «Рабочая демократия означает свободу открытого обсуждения, свободу дискуссии, выборность руководящих должностных лиц и коллегий». Резолюция осуждала бюрократизм за то, что он «считает вся-

с‹-

кую критику проявлением фракционности»10. Большинство членов Политбюро провели заседание по согласованию текста на квартире у больного Троцкого.

Для «триумвирата» и его союзников резолюция была плодом взаимных уступок, прекращения споров и сохранения существующего руководства. «Итогда мне казалось, что, собственно, не о чем драться далыпеБ»11, - вспоминал об этом моменте Сталин. 6 декабря он опубликовал в «Правде» статью «О задачах партии», которую закончил комплиментом «возмутителю спокойствия». Но с намеком: «я знаю Троцкого как одного из тех членов ЦК, которые более всего подчеркивают действенную сторону партийной работы»12. Мол, хватит рассуждать, пора «действенно» работать. Троцкий не захотел услышать это предупреждение, так как не хотел работать по указке аппарата.

Новый курс

Резолюция, принятая 5 декабря, была победой, которую Троцкому нужно было развивать. Он пишет развернутую статью «Новый курс», в которой излагает взгляды, получившие затем название троцкизма. Сам Троцкий неоднократно отрицал, что «троцкизм» существует. Себя Троцкий считал ленинцем. Но одно другому не мешает - так же как в рамках марксизма выделился ленинизм, так и в рамках ленинизма выделились различные идейные течения, и троцкизм стал одним из них.

В 1923 году задача Троцкого заключалась в том, чтобы не выпячивать собственное «я», а представить себя толкователем общепартийного решения, нового партийного курса, за который якобы, выступает партия. Всвоей статье Троцкий утверждает, что партия резолюцией 5 декабря провозгласила «новый курс». Это уже интриговало читателя - не идет ли речь о новом НЭПе - уже политическом? «Новый курс, провозглашенный в резолюции ЦК, в том и состоит, что центр тяжести, неправильно передвинутый при старом курсе в сторону аппарата, ныне, при новом курсе, должен быть передвинут в сторону активности, критической самодеятельности, самоуправлении партии, как организованного авангарда пролетариата». Троцкий ставит задачу: «партия должна подчинить себе свой аппарат»13. Развивая положения ленинских статей о связи бюрократизма и недостатка культуры масс, Троцкий неожиданно переносит эту проблему в плоскость взаимоотноше-

ний поколений: «Убивая самодеятельность, бюрократизм тем самым препятствует повышению общего уровня партии. Ив этом его главная вина. Поскольку в партийный аппарат входят неизбежно более опытные и заслуженные товарищи, постольку бюрократизм аппарата тяжелее всего отзывается на идейно-политическом росте молодых поколений партии. Именно этим объясняется тот факт, что молодежь - вернейший барометр партии - резче всего реагирует на партийный бюрократизм»14.

Противники Троцкого увидели в этом попытку «развенчать старую гвардию и демагогически пощекотать молодежь для того, чтобы открыть и расширить щелочку между этими основными отрядами нашей партии»15. Но Троцкий предлагает средство, чтобы «щелочка» не возникла. Это - внутрипартийная демократия: «Только постоянное взаимодействие старшего поколения с младшим, в рамках партийной демократии, может сохранить старую гвардию, как революционный фактор»16. Получается, что не старики, впадающие в аппаратный бюрократизм, должны учить подрастающие кадры, а подрастающие кадры - стариков. Троцкий и сам выражал готовность учиться у молодежи.

Коснувшись этой темы, Сталин намекнул Троцкому, что большевистская «старая гвардия» не относит его к своим рядам: «Троцкий, как видно из его письма, причисляет себя к старой гвардии большевиков, проявляя тем самым готовность принять на себя те возможные обвинения, которые могут пасть на голову старой гвардии, если она в самом деле встает на путь перерожденияБ Но я должен защитить Троцкого от Троцкого, ибо он, по понятным причинам, не может и не должен нести ответственность за возможное перерождение основных кадров старой большевистской гвардии»17. «Понятные причины»- это то обстоятельство, что Троцкий вступил в партию большевиков лишь в 1917 году. Массам, привыкшим видеть в Троцком одного из вождей большевистской революции, было неведомо, что он долго боролся с ленинским диктаторством, был меньшевиком. Так возникла опасная для Троцкого тема его меньшевистского прошлого. Отвечая на эти обвинения, Троцкий пишет в своей брошюре, вышедшей накануне январской партконференции: «… я вовсе не считаю тот путь, которым я шел к ленинизму, менее надежным и прочным, чем другие пути. Яшел к Ленину с боями, но я пришел к нему полностью и целиком»18.

В 1923 году Троцкий по своим взглядам был дальше от меньшевизма, чем Сталин и Бухарин, так как он выступал за ускорение темпов индустриализации. Но дискуссия 1923 года велась не об этом, а о демократии, и здесь в программе Троцкого можно было увидеть возвращение к меньшевизму с его практикой внутрипартийной демократии: «Нужно, чтобы партия, в лице всех своих ячеек и объединений, вернула себе коллективную инициативу, право свободной товарищеской критики - без опаски и без оглядки, - право организационного самоопределения»19.

Массы рабочих и молодежи, заполняющие партийно-государственные кабинеты, вытеснят оттуда чиновников, пусть эгоистичных, но хоть как-то научившихся работать. Для Сталина это - кошмар дезорганизации. Но проблема собственных социальных интересов аппарата, поставленная в партии большевиков Лениным, развернутая Троцким, оставалась и после поражения оппозиции. Потом ее придется решать Сталину. Все стратеги коммунистического движения сталкивались с этой проблемой. Они либо пытались бороться с бюрократическим классом, как Ленин, Троцкий, а затем и Сталин, либо подстраивались под него, как Брежнев. Но в рамках государственного социализма, с его экономическим централизмом и политической авторитарностью, влияние самостоятельных социальных интересов бюрократии доминировало неизбежно - несмотря на идеологические заклинания и кровавый террор.

Подготовленных кадров не хватает. Троцкий предлагает выдвигать новичков снизу как носителей мнения масс. Сталин считает необходимым подбирать их сверху, при условии лояльности руководящей группе, постепенно обучать административно-управленческому делу. Только так можно оградить руководящее ядро от «заражения мелкобуржуазной стихией». Иначе - отклонение от пути строительства коммунизма. Троцкий считает, что такое перерождение будет возможно при условии нарастания влияния частного капитала, его «смычки» с крестьянством и оторвавшейся от пролетариата частью аппарата. Это - основа для «термидора», для перерождения революции. В этом - опасность НЭПа и бюрократизации. Поэтому Троцкий выступает одновременно за рост внутрипартийной демократии и усиление давления на рыночную стихию, против экономической и политической демократии вне партии. Но он не предлагает конкретных механизмов внутрипартийной демократии, кроме некоторой свободы группировок. «Са-

мая большая опасность,- говорит Троцкий,- заключается в бюрократизации партийного аппарата. Это тоже неверно. Опасность состоит не в этом, а в возможности реального отрыва партии от беспартийный масс»20.

Сталин предлагает принципиально иной взгляд на демократию. Даже бюрократическая партия, если она проводит политику в интересах рабочего класса (Сталин не говорит здесь о крестьянстве, но явно имеет его в виду), может существовать и развиваться. Адемократически организованная партия, потерявшая связь с классом,- нет. Политической идеей Сталина и его союзников становится просвещенный авторитаризм.

Статья Троцкого, за которой последовало несколько других, изданных в январе отдельной брошюрой «Новый курс», возмутила большинство членов Политбюро. Покушение на партийный аппарат, на его власть и стабильность, было недопустимо для них. Политбюро восприняло это как «лозунг ломки аппарата»21. «Нападение на бюрократию» и утверждение о «перерождении кадров» было воспринято «старой гвардией» как нападение на себя. 14 декабря была официально объявлена дискуссия, с разгромными статьями против Троцкого и его союзников выступили Сталин, Бухарин, Каменев, Зиновьев и другие авторы.

Впартии было принято время от времени дискутировать, чтобы «выяснить мнение масс» (разумеется, коммунистических). Поскольку Х съезд запретил фракции и группировки, дискуссии объявлялись специально, чтобы их участники не боялись прослыть фракционерами. Позиция большинства Политбюро тоже выносилась на обсуждение, и большинство коммунистов не рисковали спорить с мнением руководства. Противопоставив свою позицию большинству членов Политбюро, Троцкий показал, что он - «не руководство». Его рискнуло поддержать только идейное радикальное меньшинство партии. Так теперь будет всегда. Но это не значит, что оппозиции сочувствовало ровно столько людей, сколько за нее голосовало. Истоило ситуации измениться, молчаливая масса скрытых троцкистов могла выйти из тени.

В конце 1923 года против Троцкого сплотились разнородные социально-политические силы. Это были и последовательные сторонники расширения рыночных отношений на основе НЭПа, впоследствии известные как «правые» (Н. Бухарин, А. Рыков, М. Томский), и примыкавшие к ним в это время Ф. Дзержинский и М. Калинин. За ними стояла масса трудящихся (по долгу службы

их интересы отстаивали прежде всего «всесоюзный староста», глава советских органов Калинин и глава профсоюзов Томский), большинство спецов, надеявшихся на постепенное возвращение большевизма к эволюционному пути через капитализм в сторону социализма (их влиянию были подвержены такие руководители, как Рыков и Дзержинский).

Рыков Александр Иванович (1881-1938). Будущий глава правительства родился в семье сельского торговца. С1899 года - в РСДРП. Учился на юридическом факультете Казанского университета, в 1901 году арестован и отправлен в ссылку. С 1903 года - большевик. В 1905 году избран в большевистский ЦК, но объединенный съезд социал-демократов «понизил» его до кандидата в члены ЦК. С августа 1917 года - член ЦКРСДРП (б). Участвовал в Октябрьском перевороте в 1917 году, был наркомом внутренних дел. В ноябре 1917 года покинул ЦКи Совнарком в знак протеста против срыва переговоров с социалистическими партиями о создании многопартийного социалистического правительства. После окончательного срыва этих переговоров вернулся в ЦК. Вапреле 1918 года возглавил ВСНХ. Показал себя талантливым организатором, умелым снабженцем. Отвечал за снабжение Красной Армии во время Гражданской войны. С 1921 года - заместитель председателя Совнаркома, в 1924 году возглавил Совнарком СССР и РСФСР. В своей политике тяготел к умеренности, к «правым».

Для этих социальных слоев революционная фразеология Троцкого грозила новыми потрясениями, от которых страна устала. Бухарин был настроен против Троцкого, их стратегия развития НЭПа была различной, что станет очевидно позднее. Дзержинский видел в Троцком возможного диктатора, будущего «Бонапарта» и «могильщика революции». Зиновьев, Каменев и Сталин не любили Троцкого как выскочку, пришедшего в партию «на готовенькое», а теперь претендующего на роль ее стратега и лидера, продолжателя идей их учителя Ленина. Руководителей партии раздражало стремление оппозиционеров рассуждать о стратегии, критиковать курс, вместо того чтобы выполнить порученное дело. Так, письмо 4 6-ти, подписанное Пятаковым, критиковало политику ЦКза отсутствие эффективного управления трестами. Каменев напомнил, что при назначении Пятакова в ВСНХ ему сказали: «Твоя задача - собрать разлетевшихся птичек, тресты. После это-

го т. Пятаков приходит и говорит: не только эта задача не разрешена, но и не поставлена»22. В набросках речи Каменев еще более раздражен: «Споткнулись. Шишка. Мальчик. Не понимает кризи-са»23. Каменев возмущен этим24.

Против Троцкого было настроено большинство большевистской бюрократии, опасавшейся его стремления обновить кадры и ограничить власть «назначенцев» с помощью выборов руководителей «некомпетентной массой».

Зато лозунги Троцкого пользовались популярностью среди коммунистической интеллигенции, студентов, военных, некоторой части беднейших слоев населения, которая успела вникнуть в ход дискуссии. Конечно, это социальное разделение не было жестким. За Троцкого была часть спецов, увлеченная его демократической риторикой и поддержкой планирования хозяйства. Против Троцкого выступали молодые коммунистические кадры и военные. Многое определялось личными взглядами человека, его склонностью к спорам (у многих сам факт дискуссии, отвлекавшей от работы, вызывал раздражение), лояльностью к власти, карьеризмом, общим прошлым.

«Новый курс» Троцкого развязал языки в коммунистических ячейках вузов, и критика направилась прежде всего на обличение «нэповского перерождения» высших партийных руководителей,- вспоминал Н. Валентинов.- Критика аппарата пошла в вузах гораздо далее, чем того хотел Троцкий. Можно было услышать речи на тему, что у нас нет ни малейшей свободы печати, что газету «Правда» лучше назвать «Кривдой», что в СССР царит не диктатура пролетариата, а диктатура над пролетариатом. Резкая критика аппарата велась не только в ячейках вузов, а в ячейках охраняющего режим Народного комиссариата внутренних дел, в ячейках военной академии, штаба Московского военного округа, управления военных сообщений, авто-броневой дивизии, эскадрона танков, бронепоезда и так далее, т. е. в области, подведомственной Троцкому в качестве председателя Военного Совета Республики. Это следование военных ячеек за Троцким особенно пугало или было неприятно Политбюро»25. Члены ЦКпартии выезжали на заводы, в учебные заведения и воинские части. Ивпервые с 1921 года говорили вразнобой.

Встречи с партийными лидерами были в то время обычным делом. Партийный актив собирался послушать, какова нынче «линия партии». Коммунисты задавали своим руководителям вопро-

с‹-

сы, посылали записки, иногда язвительные и сердитые. От умения быстро и остроумно ответить зависел не только авторитет лидера, но и авторитет партийной линии. От слов вождей зависело, как коммунисты будут отстаивать их позицию в рабочих массах. Конечно, теперь, когда у ВКП(б) не было конкурентов в лице эсеров и меньшевиков, контролировать сознание рабочих было легче. Но вот партийная линия вдруг стала двоиться. Это было интересно для массы рядовых коммунистов и в то же время опасно - спор мог выплеснуться за пределы партийной аудитории, и тогда коммунистов стали бы «судить» народные массы. А их пускать в политику было нельзя, они были «мелкобуржуазными» или «пропитанными мелкобуржуазным влиянием» (так говорилось о рабочих, не состоявших в партии), то есть могли поддержать не одну из большевистских фракций, а кого-то третьего. Это было недопустимо для РКП (б), свою монополию на власть она выиграла как приз в кровопролитной гражданской войне, только себя коммунисты (включая почти всех оппозиционеров) считали способными привести страну к социализму. Что бы ни говорил Троцкий, он нарушал единство, создавал щелочку, в которую могли проникнуть народные массы: «внепартийная демократия постучала к нам, к партии в двери, покуда еще коммунистическим паль-цем»26,- комментировал выступление Троцкого Каменев.

Поэтому на собраниях продолжались споры, они напоминали митинги времен революции, на которых была воспитана коммунистическая масса. Вожди блистали речами, а рядовые члены бросали реплики, на которые выступающие более или менее остроумно отвечали. Часто слушали не то, что говорит оратор, а как он говорит. И еще было важно - кто говорит. Ленин приковывал внимание как вождь революции, Троцкий - как вождь Красной Армии, но в отсутствие известных людей из центра первую скрипку играл секретарь партячейки.

Лидеры оппозиции, многие из которых были блестящими ораторами, не могли объехать всю страну и победить на всех ораторских состязаниях, а местное начальство получало директивы из секретариата ЦК, то есть от Сталина. Впровинции это был практически единственный источник информации о происходящем. Понятно, что оппозиция не имела там шансов на успех. При этом оппозиционерам запрещалось пользоваться официальными каналами для распространения своих взглядов. Работа Л. Серебрякова (бывшего секретаря ЦК) по координации выступлений оппози-

ционеров была заклеймена как фракционная - в партии только органы ЦКмогли что-то координировать. Аони координировали борьбу с оппозицией. Перевес в «административном ресурсе» помог «триумвирату» Зиновьева, Каменева и Сталина победить Троцкого и его сторонников.

ВМоскве оппозиция получила поддержку около трети коммунистов. Несмотря на отсутствие возможностей развернуть широкую агитацию в провинции, оппозиционеров поддержала значительная часть коммунистов в Рязани, Пензе, Калуге, Челябинске, Симбирске, Юзовке, Иваново-Вознесенске. Но каждый раз от оппозиционеров на партийную конференцию избирались лишь считанные единицы.

Однако накануне партконференции, которая должна была подвести итоги дискуссии, уже достаточно ясные, в борьбу вмешалась «третья сила». 27 декабря 1923 года начальник Политуправления РККА, то есть представитель партии в армии, В. А. Антонов-Овсеенко, направил в ЦКгневное письмо, в котором говорил о тех большевиках, которые пока молча наблюдают межфракционные склоки, но «их голос когда-нибудь призовет к порядку зарвавшихся «вождей» так, что они его услышат, несмотря на свою крайнюю фракционную глухоту»27. Кто эти «молчаливые большевики»? Исследователь С. Т. Минаков считает, что Антонов-Овсеенко имеел в виду «красноармейские шинели»28.

Антонов-Овсеенко Владимир Александрович (18 8 3-1938). С 1901 года участвовал в польском революционном движении. Член РСДРП с 1902 года. Окончил Владимирское пехотное училище. В 1906году как активный участник вооруженных выступлений в Польше и в Севастополе приговорен к смертной казни, но она была заменена 20 годами каторги, с которой Антонов бежал. С 1910 года в эмиграции. В 1914 году заявил о солидарности с большевиками по вопросу о войне. Вмае 1917года вступил в большевистскую партию. Член и секретарь Петроградского военно-революционного комитета. Один из организаторов операции по захвату власти большевиками в Петрограде. Арестовал Временное правительство. Стал наркомом - членом Комитета по военным и морским делам, ответственным за внутренний фронт. Участвовал в подавлении выступления Керенского-Краснова, Каледина. В 1918-1919 годах командовал войсками Южного фронта, нарком военных дел Украины. Один из инициаторов союза с Н. Махно. В 1921 году один из руководителей подавления

крестьянского восстания А. Антонова. В 1922-1924 годах начальник Политуправления РВССССР. С 1924 года полпред в Чехословакии, Литве, Польше. С 1934 года прокурор РСФСР. В 1936-1937 годах генеральный консул СССР в Барселоне, участвовал в организации разгрома анархистского движения и «троцкистов» в республиканской Испании. В октябре 1937 года, по возвращении в СССР, был арестован и расстрелян.

Поводом для письма главного военного комиссара накануне конференции стал арест его офицера, позволившего себе поспорить с Зиновьевым. Но это была «последняя капля». Антонов-Овсеенко считал, что именно армия может стать гарантом единства партии при сохранении в ней множественности мнений. Спорьте, но не уничтожайте друг друга. Начальник ПУРа разослал циркуляр, в котором объявил о сборе конференции парторганизаций военных училищ в феврале (то есть после конференции всей партии, решения которой, таким образом, не признавались окончательными) и приступил к консультациям с партийными лидерами. Антитроцкистская фракция была серьезно обеспокоена возможным вмешательством армии во внутрипартийную борьбу, тем более что Троцкого поддержали парторганизации многих частей Московского гарнизона и военных училищ. По столице носились слухи о возможности военного переворота со стороны троцкистов.

Антонов-Овсеенко не считал себя сторонником Троцкого. «Я не фракционер; а у большинства Политбюро, как и у Троцкого, я вижу этот фракционный уклон»29, - писал он Дзержинскому. «Антонов-Овсеенко выражал не интересы Л. Троцкого и не интересы Зиновьева или И. Сталина. Он выражал интересы самостоятельной политической силы, заявившей о себе в этой политической борьбе, - интересы Армии»30.

ВМоскву срочно прибыл командующий Западным фронтом М. Н. Тухачевский.

Тухачевский Михаил Николаевич (1893-1937). Окончил Александровское военное училище (1914). Участник Первой мировой войны, поручик. Взят в плен, в 1917 году вернулся в Россию. В 1918 году вступил в РККАи РКП (б). Работал в военном отделе ВЦИК, заручился поддержкой высшего руководства компартии. Был назначен комиссаром обороны Московского района. В 1918-1919 годах командовал армиями, с переменным успехом воевал против чехословаков, деникин-цев, колчаковцев. В 1920 году командовал Западным фронтом, дошел

до Варшавы, где был разгромлен поляками. В 1921 году руководил подавлением Кронштадтского и антоновского восстаний. Применял против крестьян отравляющие газы. В 1922-1924 годах командующий Западным фронтом. В 1925-1928 годах начальник Штаба РККА. В 1928-1931 годах командовал Ленинградским военным округом. С 1931 года - замнаркома по военным и морским делам и начальник вооружений.

Еще два месяца назад все его мысли были связаны с вторжением в Германию. Но дерущиеся политики сорвали эти планы. Как и во времена Французской революции, которая во многом была для большевиков моделью поведения, политики мешали военным одерживать победы. «Зеркало» мнений многих близких людей, в которое в разное время с доверием «вглядывался» М. Тухачевский, стремясь «узнать» и «прочитать» себя, отражало «Наполео-на»31. Тухачевский переговорил о ситуации с Антоновым-Овсеенко и видными троцкистами Радеком и Пятаковым.

Радек Карл Бернгардович (1885-1939). Родился на Западной Украине, на территории Австро-Венгрии. Учился на историческом факультете Краковского университета. В 1902 году вступил в Польскую социалистическую партию, с 1903 года - в РСДРП. Был также членом Социал-демократии Королевства Польского и Социал-демократической партии Германии. Приобрел широкие связи в социал-демократическом движении Европы. Один из организаторов возвращения Ленина в Россию в пломбированном вагоне в 1917 году. В ноябре 1917 года - завотделом внешних сношений ВЦИК, в декабре - участник переговоров с немцами в Брест-Литовске. В 1918 году - один из лидеров «левых коммунистов». В 1919 году находился в Германии, где оказывал поддержку немецким коммунистам в организации революционной борьбы. В 1919-1924 годах - член ЦКРКП (б). В 1920-1924 годах - член исполкома Коминтерна. Один из лучших коммунистических публицистов с мировой известностью.

С. Т. Минаков считает, что все зависело от приказа Троцкого (на который он не решился). «М. Тухачевский мог выполнить лишь функцию «шпаги»32. Но у Троцкого и без Тухачевского была шпага: войсками Московского округа командовал его горячий сторонник Н. Муралов, в то время как силы Тухачевского находились далеко от Москвы - в Смоленске. Но переворот был невозможен без согласия Тухачевского на нейтралитет - раскол партии мог

привести к гражданской войне. АТухачевский, как и Антонов-Овсеенко, вел свою игру, претендуя на роль арбитра. Окончательная победа Троцкого была так же нежелательна для него, как и окончательная победа Сталина.

Муралов Николай Иванович (1877-1937). С 1903 года член РСДРП., большевик. В 1905 году - участник Декабрьского вооруженного восстания. Один из руководителей вооруженного восстания в Москве в 1917 году. ВГражданскую войну - член Реввоенсовета Восточного фронта и армий. В 1921-1924 годах командовал военными округами, в том числе столичным. В 1925-1927 годах - член ЦККВКП (б) и начальник отдела вонно-морской инспекции Наркомата рабоче-крестьянской инспекции СССР.

В будущем Сталин попомнит Тухачевскому его переговоры с троцкистами. Однако он не забыл и того, что Тухачевский фактически отказал в поддержке и Троцкому. Этим противоречием определяются непростые отношения Сталина и Тухачевского на протяжении многих лет.

Приезд Тухачевского окончательно лишил Троцкого шанса опереться на армию. Но, к разочарованию военных «арбитров», большинство членов Политбюро не оценили их позицию. Антонов-Овсеенко был снят с поста на партийной конференции. 23 января разочарованный Тухачевский уехал к себе в Смоленск, даже не оставшись на похороны скончавшегося в это время Ленина. В марте сторонник Троцкого Э.М. Склянский был заменен на посту заместителя председателя Реввоенсовета внефракционным большевиком М.В. Фрунзе. Вармии разворачивалась реформа, связанная с перетряской кадров и сокращением численности войск. Одним из эпизодов этой реформы являлась отставка Тухачевского с поста командующего фронтом (по одной из версий для этого его пришлось даже на время взять под стражу)33, затем этот пост был упразднен. Руководители СССР не собирались в ближайшее время воевать, а начали строить социализм в одной стране.

Фрунзе Михаил Васильевич (1885-1925). С 1904 года - большевик. В 1905 года один из руководителей Иваново-Вознесенской стачки. Был приговорен к смертной казни, замененной вечной ссылкой. Бежал. С1916года вел пропаганду среди солдат, председатель совета крестьянских депутатов Минской и Виленской областей. В 1918 го-

ду - председатель Иваново-Вознесенского губкома РКП (б), «левый коммунист». Вавгусте 1918 года стал военным комиссаром Ярославского военного округа, что положило начало его военной карьере. В 1919 году командовал армиями, затем Южной группой войск, которая нанесла сокрушительный удар по силам Колчака. В 1919-1920 годах командовал Восточным, Туркестанским и Южным фронтами. Завоевал Среднюю Азию, разгромил войска Врангеля, вел боевые действия против Махно и других повстанцев на Украине. С 1921 года член ЦКРКП(б). С 1924 года - зампредседателя Реввоенсовета СССР. Умер во время неудачной операции.

Итоги дискуссии с Троцким были подведены на XIII партконференции 16-18 января 1924 года. Сдокладом выступил Сталин. «Большевизм не может принять противопоставления партии партийному аппарату»34,- так Сталин воздвигает пограничный столб, отделяющий сталинизм от троцкизма. Аппарат - это не бюрократия, а лучшие люди партии, ее выборные органы. Чиновничество теперь будет прятаться за выборными органами, подбирая их состав. Аволя выборных органов будет определяться большинством Политбюро. Оно выпускает документы от имени ЦК партии. Иесли Троцкий не согласен с партийными руководителями, значит, он действует против ЦК, против партии. Иная точка зрения, по мнению Сталина,- это «бесшабашный анархо-меньше-вистский взгляд». Нет, Троцкого еще нельзя «ставить на одну доску с меньшевиками». Пока. Но Сталин напоминает, что Троцкий вчера еще боролся «с большевизмом рука об руку с оппортунистами и меньшевиками»35. Так что не ему учить большевистскую гвардию.

Сталин вопрошал зал: «Существует ли ЦК, единогласные решения которого уважаются членами этого ЦК, или существует лишь сверхчеловек, стоящий над ЦК, сверхчеловек, которому законы не писаны…?»36. Троцкий - не борец за демократию, а кандидат в сверхчеловеки, раскольник и нарушитель партийной дисциплины - вот вывод, к которому ведет аудиторию Сталин.

Не бюрократизация, а фракционность, раскольничество - главная опасность. Троцкий выводит фракционные споры из произвола партийного аппарата, который не позволяет разногласиям свободно разрешаться. Сталин возражает: «Это немарксистский подход, товарищи. Группировки у нас возникают и будут возникать потому, что мы имеем в стране наличие самых разнообраз-

ных форм хозяйстваБ» В стране есть и капитализм, и государственное хозяйство, в партии состоят представители разных социальных слоев. «Вот причины, если подойти к вопросу марксистски, причины, вытягивающие из партии известные элементы для создания группировок, которые мы должны иногда хирургическим путем обрезать, а иногда в порядке дискуссии рассасывать идейным путем»37. Сталинский взгляд на эту проблему был глубже и страшнее троцкистского. Партия, обладающая монополией на власть, подвергается давлению со стороны разных социальных групп. Иона не должна поддаваться этому давлению. Она должна быть «монолитной организацией, высеченной из единого куска»38, чтобы ликвидировать противоречия в обществе. Проводниками чуждых влияний являются группировки. Разногласия, возникающие на почве любых идейных споров, - это основа для растаскивания партии в разные стороны. Конечно, лучше товарищей убедить. Но если они упорствуют - хирургический путь, отсечение сначала от руководства, а потом и от партии.

Большевикам этот сталинский подход был в диковинку. При Ленине они привыкли спорить. Ленин был остроумным полемистом и теоретически возвышался над своей «старой гвардией», он создал в партии традицию дискуссий, которые тем не менее заканчивались его, Ленина, решением. Это позволяло ему лучше контролировать ситуацию, выяснять мотивы недовольства, давало возможность соратникам генерировать идеи. То, что не принимал Ленин, не принимали и партийные съезды. Партийное единство сохранялось. Но инакомыслящих не наказывали, они не боялись спорить. Ленин был готов «топнуть ногой», в решающие моменты запретить группировки, но при дефиците преданных большевизму кадров он не разбрасывался ими.

Теперь, без Ленина, такого «верховного судии» у партии не было. Зато в партию начался приток карьеристов, которые могли выполнять бюрократические функции и заменять идейных большевиков. Подчинение становилось большей добродетелью, чем отстаивание идей. Новые идеи могли стать источником долгосрочных разногласий - вожди не могли убедить друг друга и не считали, что кто-то имеет право на истину в последней инстанции. «Воля партии», выраженная съездами и конференциями, была фальсифицирована аппаратом и поэтому заставляла оппозиционеров подчиняться только формально, не убеждая их. Вэтих условиях требовался иной партийный режим. Вместо многообразия мнений в

рамках большевистской доктрины - монолит. Для руководящей работы не годятся творческие люди, которые привыкли спорить. Победа Троцкого в 1923 году означала бы сохранение ленинского режима в партии хотя бы потому, что он был склонен к обновлению идей и любил полемику. Во главе с Троцким этот режим не был бы устойчивым из-за противоречия между порядками в партии и в стране. Сталин же, с его стремлением к организованности и монолитности, придавал системе должную органичность. Апри-выкшие к дискуссиям с Лениным большевики не признавали право Сталина менять режим, они понимали полезность дискуссий, в то время как генсек прекрасно осознавал, как опасны эти дискуссии для диктатуры в новых условиях. Понимал он и опасность их лично для себя, потому что его сила (как и сила компартии, как и предполагавшаяся сила коммунизма) была в централизованной организации, а не в полемических упражнениях. Иэто противоречие было непримиримым.

Гениальность Ленина предполагала однозначность его догматов. Будучи большевиками, оппозиционеры тоже признавали эту гениальность. ИСталин задавал вечным спорщикам убийственный вопрос: «Почему Преображенский не только в период Брестского мира, но и впоследствии, в период профдискуссии, оказался в лагере противников гениальнейшего Ленина? Случайно ли все это? Нет ли тут некоторой закономерности?» Преображенский с места крикнул: «Своим умом пытался работать». Сталинский ответ полон сарказма: «Это очень похвально, Преображенский, что вы своим умом хотели работать. Но глядите, что получается: по брестскому вопросу работали вы своим умом, и промахнулись; потом при дискуссии о профсоюзах опять работали своим умом и опять промахнулись; теперь я не знаю, своим ли вы умом работаете, или чужим, но ведь опять промахнулись будто»39. Смех в зале. Партийные делегаты смеялись над Преображенским, который работал своим умом, а не умом вождей. Иподелом. Потому что большевики-оппозиционеры всегда по завершении дискуссии признавали правоту Ленина, даже в тех случаях, когда не были в ней уверены. Ипотом снова шли полемизировать.

Впервой половине 20-х годов Сталин еще не собирался уничтожать завсегдатаев партийных группировок, но уже пришел к выводу об их неисправимости. Следовательно, на них уже нельзя положиться, и они должны быть отсечены от руководства и трудоустроены где-то в среднем звене управления как спецы. Апар-

с‹-

тийное руководство должно состоять из тех, кто подчиняется быстро согласовываемым решениям. Руководящее ядро должно быть монолитным и выражать единое мнение - мнение генсека. Это был новый сталинский курс.

Но генсек понимал, что реализовать свои идеалы он сможет лишь постепенно, шаг за шагом. Слишком различны были - партия по Ленину и партия по Сталину. Конференция приняла резолюцию «Опартстроительстве», основанную на декабрьском компромиссе с Троцким. Она осуждала «бюрократизацию партийных аппаратов и возникающую отсюда угрозу отрыва партии от масс», провозглашала свободу дискуссий без образования фракций.40 «Новый курс» Троцкого был объявлен «фракционным манифестом», с которого началась «небывалая еще в истории нашей партии кампания против ЦК»41 (хотя как раз против ЦКТроцкий ничего не имел). Взгляды оппозиции были объявлены «мелкобуржуазным уклоном»42. Резолюция показала всей партии - Троцкий не является вождем и стратегом, он «уклонист». Но как ценного работника партия оставляет его в своих руководящих органах. Оппозиционеры были возмущены - приняв их предложения, партия их же и заклеймила.

Выступление Троцкого и его союзников было во многом навеяно последними статьями Ленина, особенно их антибюрократическими и антисталинскими фрагментами. Несмотря на свою болезнь, Ленин интересовался происходящим, тем более что в середине 1923 года ему стало немного лучше, а в октябре он даже посетил Кремль. 19-20 января Крупская прочитала Ленину резолюции партконференции с разгромными характеристиками выступления Троцкого. 21 января Ленину внезапно стало значительно хуже. Нового удара он не перенес и вечером скончался. Исчезло последнее серьезное препятствие на пути сталинского курса.

Без Ленина

Руководство партии стремилось извлечь все возможные выгоды из смерти Ленина. Его тело было помещено в мавзолей. Оно стало предметом фактически нового религиозного поклонения. Был объявлен «ленинский призыв» в партию. Снарушением обычных правил принимали в ВКП(б) сотни тысяч новых членов. Если Ленин считал чрезмерным количество членов партии (300-400 тыс. человек), то к концу 1925 года их число превысило миллион! В пар-

тию пришла огромная масса людей малообразованных, политически неопытных, мечтавших лишь об административной карьере, сделать которую помогал партбилет. Новобранцы становились опорой бюрократической фракции. Они не знали старых вождей и не старались вникать в суть партийных дискуссий, ибо большинство новых членов партии были попросту неграмотны, и лишь менее процента имели незаконченное высшее образование. Политические вопросы основной массе партийцев нужно было разъяснять «на пальцах», и Сталин умел это делать гораздо лучше, чем Троцкий. «Ленинский призыв» сыграл против Троцкого. Среди новых коммунистов было мало его сторонников.

Против Троцкого были использованы даже сами похороны Ленина, он на них отсутствовал. Для лечения он выехал в Сочи, там до него дошла весть о смерти вождя. Сталин телефонировал Троцкому, что торопиться ему на похороны нет смысла, ибо он все равно на них не успевает. Позднее Троцкий обвинил Сталина в обмане - ведь хоронили «Ильича» не на третий (по православному обычаю), а лишь на шестой день, и Троцкий вполне мог успеть приехать. Зато теперь его можно было по праву обвинять в пренебрежительном отношении к памяти Ленина. Одной из обвинительниц позднее станет жена Ленина - Н. К. Крупская, хотя сразу же после смерти Ленина она направила Троцкому телеграмму, в которой подчеркивала близкие отношения двух революционеров.

Кактивной работе Троцкий вернулся весной 1924 года. «Он узнает, что сочувствующие ему ячейки высших учебных заведений разгромлены, в том числе ЦКкомсомола, ряд лиц из оппозиции перемещены из столицы в провинцию, в военных ячейках произошла чистка, начальник ПУРа Антонов-Овсеенко снят со своего постаБ Троцкий решает на предстоящем съезде радикально изменить свое поведение, выказать послушание решениям руководства партии, желание с ним примириться»43, - рассказывает Н. Валентинов.

Выступление Троцкого на XIII съезде партии стало своего рода капитуляцией: «Никто из нас не хочет и не может быть правым против своей партии. Партия в последнем счете всегда права, потому что партия есть единственный исторический инструмент, данный пролетариату для разрешения его основных задачБ Я знаю, что быть правым против партии нельзя. Правым можно быть только с партией и через партию, ибо других путей для реализации правоты история не создала…44.

«Непонятно, как мог держать такую идолопоклонническую речь Троцкий! Не он ли четыре месяца перед этим в своем «Новом курсе» показывал неправоту партии, ее гниение, вырождение ее руководителей, их презрение к свободе мнений, гнусность их обращения с партийной массой…»45- комментирует Н. Валентинов.

Троцкий не выступал против партии. Партия как церковь. Грехи ее клира не компрометируют партию. Троцкий отмежевывается не от партии, а от самой возможности действовать в интересах внепартийных лоббирующих групп.

Позднее Троцкий ситуацию того времени оценит так: «Начиная с 1923 года партия искусственно растворялась в полусырой массе, призванной играть роль послушного материала в руках профессионального аппарата»46. Впрочем, в 1924 году он радовался этому обстоятельству вместе с другими руководителями партии: «Тот метод демократии, который нашел свое выражение у нас, когда рабочий класс на известном этапе своего пути, подсчитавши каким-то очень тяжеловесным массовым способом итоги работы партии за целый ряд лет, поднял на своих плечах 200-300 тысяч человек и передал их партии,- мы должны и имеем полное право сказать, что этот метод демократизма неизмеримо, бесконечно выше того демократизма, когда население страны формально обязано при диктатуре буржуазной печати, при диктатуре буржуазного класса класть свои записки в урны»47.

Вэтом иллюзорном представлении о демократии, в этой вере, что демократия возможна только с одной партией, их партией, - трагедия большевизма. Объявив террор другим политическим течениям, большевики начали свое долгое восхождение на эшафот. Но в двадцать четвертом они об этом не догадывались. XIII съезд партии, проходивший в мае, знаменовал собой единство коллегиального руководства.

Примирительный тон Троцкого не спас его от унижений. Сталин еще раз напомнил про «ошибки Троцкого» и даже добавил одну новую - убеждение в том, что партия может ошибаться, ведь бывали случаи, когда Ленин расходился с партийным большинством и был прав. Что ж, Троцкий учтет это замечание.

Кновым столкновениям с ним готовились и большинство членов Политбюро. Вавгусте, несмотря на собственные разногласия, Сталин, Зиновьев, Каменев, Рыков, Томский, Бухарин, Калинин, Ворошилов, Рудзутак, Микоян, Каганович, Орджоникид-

зе, Куйбышев, Дзержинский и другие договорились действовать сообща, объявили себя «руководящим коллективом» и избрали свой исполнительный орган - «семерку»- состав членов Политбюро, кроме Троцкого, плюс председатель ЦККВ.В. Куйбышев. Это была классическая фракция, создавать которую запретил Х съезд. Но, в отличие от группы Троцкого, «фракция ленинцев» (как иногда называли себя члены «руководящего коллектива») была секретной. Ее члены принимали решения заранее, а потом утверждали их на Политбюро независимо от того, что об этом думает Троцкий. Впереди были новые фракционные схватки.

Партия и общество

Пока большевики спорили между собой о задачах завтрашнего дня и вчерашних ошибках, день сегодняшний приносил им все больше проблем. Заготовка хлеба в 1924 году была тяжелой - неурожай. План был выполнен только на 8 6%. НЭП не мог преодолеть «ножницы». Промышленность по-прежнему была нерентабельной и к тому же восстанавливалась медленно. В 1922 году уровень промышленного производства составил 21% от довоенного, в 1923 году - 30%, в 1924 году - 39%. Иэто восстановление ложилось огромным бременем на плечи крестьян. Чтобы повысить рентабельность промышленности, председатель ВСНХ Дзержинский считал, что нужно снизить промышленные цены с помощью увеличения производительности труда и всемерной экономии. Но бюрократическое управление было неэффективно, новой техники на предприятиях не было, восстановление металлопромышленности только началось. Выполнить эти задачи можно было лишь за счет более интенсивной эксплуатации рабочих, жизненный уровень которых, если учесть систему социального обеспечения СССР, приблизился к довоенному. Этим и оправдывалась кампания за повышение производительности труда.

Уровень жизни населения царской России был явно недостаточным для обеспечения социальной стабильности - малейшее его понижение грозило новыми социальными взрывами. Наступление на рабочий класс вызвало критику со стороны оппозиционных коммунистических группировок («Рабочая правда», «Рабочая группа», бывшие группы «Демократического централизма» и «Рабочей оппозиции»). Ветераны-коммунисты из рабочих требовали самоуправления на производстве и широкой демократии в стране.

«Рабочая правда» призывала к созданию новой рабочей партии. «Рабочий класс влачит жалкое существование, в то время как новая буржуазия (так называемые ответственные работники - директора заводов, руководители трестов, председатели исполкомов и т.д.) и нэпманы роскошествуют и восстанавливают в нашей памяти картины жизни буржуазии всех времен»48. Коммунистическая верхушка была раздражена обвинениями в буржуазном перерождении. Старый большевик Г. Мясников за распространение оппозиционного манифеста и создание «Рабочей группы» был даже арестован. Вманифесте говорилось: «Неужели НЭП уже обращается в «НЭП», т.е. Новую эксплуатацию пролетариата?»49. Вкачестве лекарства предлагалось расширение демократии, в том числе - на производстве. Рабочие должны были взять управление предприятиями в свои руки через Советы. Но не нынешние бюрократизированные Советы, а новые - свободно избранные. «Советы рабочих депутатов на заводах умерли. Да здравствуют Советы рабочих депутатов!»50-Идея производственного самоуправления была популярна на заводах, что вызывало беспокойство большевистских лидеров.

Не только оппозиционеры, но и подчинявшиеся ЦКкомму-нисты были недовольны, что в «государстве рабочих» растет социальное неравенство. Зарплата рабочего была в пять раз меньше зарплаты советского министра. Местные руководители сигнализировали: «Когда рядовой член ячейки, работающий у станка, видит, что секретарь губкома платит в комиссию по улучшению быта коммунистов 35 золотых рублей и членский партвзнос - 5 рублей зол., а у него - рядового члена партии, работающего у станка, все заработанное месячное жалованье составляет максимум 25- 30 рублей золотом. Отсюда - невольно он начинает думать о «верхах» и «низах», о вопиющем неравенстве и т. д. Потрудитесь, тов. Сталин, поручить надежным товарищам побывать в гуще не только рабочих, но и партийной массы, да пусть эти товарищи не покажут вида, что они из центра»51, - писал генсеку секретарь Полтавского обкома Б. Магидов. Это грозное письмо Сталину понравилось - Магидова выдвинули в ЦКК. Но проблема осталась нерешенной.

Реальное влияние на принятие решений в СССР принадлежало, конечно, не рабочим, а элите. Для спецов, которые не тешили себя иллюзией «государства рабочего класса», более интенсивная эксплуатация рабочих была вполне оправданной, так как уровень жизни рабочих почти достиг довоенного, а производительность

труда - нет. Но и существующий уровень жизни горожан обеспечивался за счет эксплуатации крестьян - через налоги и заниженные цены на сельхозпродукцию.

Недовольство рабочего класса новой властью, обещавшей ему улучшение жизни и обманувшей,- тревожный сигнал для партии. Вянваре 1925 года кампания за повышение производительности труда вызвала волну стачек. Классовые противоречия нарастали. Кому уступать, а чьи претензии отвергать? НЭП тянул правящую партию, как лебедь, рак и щука телегу.

Механизмы социального давления на партию были сложны и разнообразны. Крестьянство давило прежде всего реакцией на меры государства - больше или меньше продовольствия отвезти на рынок, больше или меньше земли засеять. Крестьяне отправляли послания в государственные органы, участвовали в беседах с представителями партии и государства, приезжавшими в деревню, чтобы прислушаться к голосу народа. Более активно крестьянская глубинка общалась с местными руководителями, которые, в свою очередь, сносились с центром. Голоса крестьянства были разнообразны - здесь слышались и слова крепких хозяев в поддержку НЭПа, и протесты беднейших слоев, не сумевших или не желавших наладить хозяйство несмотря на все привилегии. Еще активнее вел себя рабочий класс - «гегемон» все-таки. Несмотря на усталость от манифестаций, рабочие в случае надобности собирались на митинг, который мог перерасти в забастовку. Сеть коммунистических ячеек пронизывала рабочий класс плотнее, чем крестьянство, и многие коммунисты-рабочие сигнализировали о недовольстве, предлагали свои решения. Еще большим влиянием пользовались слои элиты, состоящей из партийной и государственной бюрократии, офицерства и интеллигенции. Каждый из этих слоев подразделялся на коммунистические кадры и спецов. Взгляды их были различны, но спецы неустанно пропагандировали среди коммунистов. Иногда из частных интеллектуальных побед спецов над большевистскими догмами складывались стратегические представления руководителя. Иногда коммунисты жестко указывали советникам на их место в «разделении труда»- предлагалось заниматься деталями, выполнять указания, даже если они кажутся абсурдными.

Большинство беспартийной интеллигенции продолжало рассчитывать на буржуазное перерождение революционеров, на «тер-

мидор» (термин, означающий падение радикалов-якобинцев во время Французской революции), возвращение страны к «нормальному пути развития». Эту мысль наиболее ясно выразил эмигрантский публицист Н. Устрялов. Он уже в 1920 году высказал идею о том, что большевизм будет эволюционировать от радикального революционного якобизма к военно-бюрократической бонапартистской диктатуре, опирающейся на нормальные буржуазные отношения и твердый правовой порядок. Устрялов приветствовал такую перспективу, называя себя национал-большевиком и ожидая, что новый бонапартизм превратит Россию в сверхдержаву.

Идеи национал-большевизма, проповедуемые эмигрантским сборником «Смена вех», были широко распространены среди спецов. Спецы были готовы способствовать термидорианскому перевороту в России, но большинство из них были приверженцами демократии, а не державности, и перспектива дальнейшего сползания к бонапартистской диктатуре их не радовала. Имея собственную позицию, спецы отстаивали ее в бесконечных беседах между собой и с коммунистическими начальниками.

По привычке к политической деятельности спецы создавали многочисленные кружки, в которых негласно обсуждали положение. Одним из таких кружков была «Лига объективных наблюдателей», о которой мы знаем из воспоминаний эмигрировавшего члена Лиги Н. Валентинова. Если бы Валентинов не уехал, а, подобно многим своим коллегам, признался в 30-е годы в участии в оппозиционной организации, то сегодня было бы принято считать эту Лигу выдумкой советских карательных органов. Но она существовала (как существовали и другие кружки, которые большевикам удалось раскрыть и приписать им страшные преступления). В 1927 году Валентинов заболел и перестал участвовать в работе Лиги. Он счел, что она прекратила свое существование. Но никаких доказательств этого нет. Мешают поверить в самоликвидацию оппозиционного кружка как взгляды его членов, так и трагическая судьба некоторых из них (не все имена Валентинов раскрывает).

Лига была не просто кругом друзей, в ней состояли люди с политическим опытом, убежденные социал-демократы, и вскоре они составили программный документ своей «партии»- «Судьбы идей Октябрьской революции», в котором выражали надежду на переход большевиков к эволюционному пути к социализму. Должна ли была Лига пассивно наблюдать этот процесс или помогать

ему? «Как выразился один член нашего кружка, «мы заразим их, большевиков, нашей культурностью»52,- вспоминает Валентинов.

Во время партийных дискуссий Лига решала, на чью сторону встать. Один из участников Лиги выступал в поддержку Троцкого: «нужно отдать себе отчет, какая организация этой партии более желательна, более выгодна для страны и для нас, демократов и социалистовБ Если бы демократизм, как его прокламирует Троцкий, действительно установился бы в партии, он неизбежно перешагнет через его пределыв»53 Другие возражали, считая Троцкого кандидатом в диктаторы, а политику его противников - в большей степени соответствующей эволюционному пути, за который выступали и выступают социалисты.

Может быть, речь идет об узкой группе интеллигентов, от которых ничего не зависит? Ипусть бы себе спорили, как интеллигенция 60-70-х годов на своих кухнях. Но в эти группы входили весьма влиятельные люди. Так, в «Лиге наблюдателей» состоял В. Громан - член Госплана и фактический руководитель составления первых планов экономического развития СССР. «Бывшие» социалисты (меньшевики и эсеры) занимали немало ключевых постов в среднем звене управления советским хозяйством. Валентинов указывает на «исключительно влиятельное положение, занятое в ВСНХ при Дзержинском пятью беспартийными, пятью бывшими меньшевиками, а из них никто не сделал даже малейшей попытки вступить в коммунистическую партию, хотя на этот счет им делались предложения. Очень важное место в Главном экономическом управлении ВСНХ занимал А. М. Гинзбург, в отделе торговой политики - А. Л. Соколовский, в финансовом отделе - А. Б. Штерн, в статистике ВСНХ - ее начальник Л. Б. Кафен-гауз, а на посту фактического редактора органа ВСНХ «Торгово-промышленной газеты»,- пишущий эти строки»54.

«Лига наблюдателей»- только одна из многих групп, продолжавших обсуждать политические вопросы, вырабатывать свое мнение и готовиться к активному участию в политической жизни в случае кризиса большевистской власти или допущения ею демократии. Судя по количеству людей, которых русская революция начала века пробудила к политической жизни, эти группы были более многочисленны, чем кружки, существовавшие в Российской империи до 1905 года. Но и тех хватило, чтобы обеспечить народное движение лидерами.

с‹-

Некоторые из этих групп будут потом раскрыты ОГПУи НКВД, некоторые - нет. Сталин решит проблему в принципе, не вдаваясь в подробности и разрешая фальсифицировать конкретные обвинения, когда нельзя доказать вину по всем правилам «буржуазного права». Но история с «Лигой наблюдателей» доказывает, что процессы над интеллигенцией, прокатившиеся в конце 2 0-х - начале 30-х годов, были фальсифицированы лишь в своей «уголовно-шпионской» составляющей, призванной скомпрометировать инакомыслящих. Сами же разоблаченные «партии» существовали, имели свою идеологию и оказывали воздействие на общество. Сообщество спецов - важнейший элемент гражданского общества, унаследованный от времен многопартийности.

Ядром политической системы была партийная бюрократия. Бюрократический монополизм породил совершенно неэффективную систему управления. Ф. Дзержинский писал: «Из поездки своей… я вынес твердое убеждение о непригодности в настоящее время нашей системы управления, базирующейся на всеобщем недоверии, требующей от подчиненных органов всевозможных отчетов, справок, сведений…, губящей всякое живое дело и растрачивающей колоссальные средства и силы»55.

Добившись политической стабильности, бюрократия стремилась наслаждаться жизнью. «Вы не отдаете себе полного отчета в том вырождении, которое потерпела партия. Подавляющее большинство ее, во всяком случае - решающее большинство - чиновники; они гораздо больше заинтересованы в назначениях, повышениях, льготах, привилегиях, чем в вопросах социалистической теории или в событиях международной революции»56, - жаловался Троцкому его товарищ А. Иоффе. Такая бюрократия была идеальной средой для идеологического воздействия со стороны спецов и финансового - со стороны нэпманов. Надежды на скорую мировую революцию сменялись стремлением обустраивать жизнь в своей стране.

Иоффе Адольф Абрамович (1883-1927). В 1903 году вступил в РСДРП, меньшевик. Сблизился с Троцким, издавал вместе с ним газету «Вперед!», вошел во фракцию «межрайонцев». В 1917 году вместе с этой группой вступил в РСДРП (б). Вдни Октябрьского переворота - член ВРК. Участник советской делегации на переговорах с Германией в Брест-Литовске. Поддержал позицию Л. Троцкого во время переговоров по Брестскому миру. В апреле-ноябре 1918 года -

полпред в Германии, изгнан из Берлина за подготовку коммунистического выступления. Убежденный сторонник Троцкого. В 1919- 1920 годах - член Совета обороны и нарком государственного контроля Украины. В 1920-1921 годах возглавлял советские делегации на переговорах со странами Прибалтики и с Польшей, подписал с ними мирные договоры. Участник Генуэзской конференции 1922года. Затем - полпред в Китае и в Австрии (1922-1925).

«Литературные» дискуссии

В 1923 году Коминтерн потерпел крупное поражение в Германии. На 23 октября готовилось восстание. Встрану были переброшены деньги и оружие, компартия подготовила для переворота штурмовые отряды. Но в последний момент лидеры КПГ и прибывшие из Москвы эмиссары Коминтерна Г. Пятаков, К. Радек и др. решили, что восстание недостаточно подготовлено, и дали отбой. Весть не дошла до Гамбурга, где восстание вспыхнуло и было подавлено. Гамбургская организация коммунистов была разгромлена, да и в целом по стране их позиции ослабли. Лидеры партии обвиняли друг друга в этом провале, КПГ оказалась на грани раскола. Увождей Коминтерна, и прежде всего советских, тоже не было единства мнений. Сталин считал отмену восстания ошибкой, находившийся в Германии Пятаков оправдывал этот шаг. «Левак» Пятаков оказался «правее» Сталина. Жесткого выделения левой позиции в РКП(б) еще не было. 1 ноября КПГ провела всеобщую стачку, которую большинство рабочих не поддержало. Германская революция выдохлась. Это значило, что не приходится рассчитывать на мировую революцию, на помощь «мирового пролетариата» социалистическому строительству в СССР. Сталин, при поддержке Бухарина и ссылаясь на Ленина, стал обосновывать возможность построения социализма в одной стране. Это означало кардинальный пересмотр официальной идеологии.

Вмае 1924 года Сталин выпустил брошюру «Об основах ленинизма», в которой утверждал: «Для окончательной победы социализма, для организации социалистического производства усилий одной страны, особенно такой крестьянской страны, как Россия, уже недостаточно,- для этого необходимы усилия пролетариев нескольких передовых стран»57, но вскоре, обратив внимание на ленинские слова в статье «Окооперации», Сталин понял, что можно выступить с более смелым взглядом на социализм, чем даже

Троцкий, и при этом по-прежнему заниматься хозяйственной организационной работой. Вдекабре 1924 года, под аккомпанемент очередного обстрела Троцкого коммунистическими теоретиками, Сталин выпустил работу «Октябрьская революция и тактика русских коммунистов», в которой утверждал, что еще до падения империализма в мире возникнут «очаги социализма»58. Цитируя Ленина, Сталин и Бухарин утверждали, что в СССР можно построить социализм, даже если развитые страны не станут социалистическими. Но только во время апрельской конференции 1925 года эту идею примет большинство членов ЦК.

Мысль о построении социализма в одной стране вызвала споры. «Критики сталинской доктрины явно и неявно изображались как робкие, слабохарактерные люди, с подозрительностью относящиеся к русскому народу, не верящие в его способности и в силу его духа»59, - считает историк Э. Карр. Троцкого и его сторонников тревожило, что СССР в окружении капиталистических стран, этакая осажденная крепость, с культурным наследием царской России, авторитарной властью, строит «искаженный» социализм. Иглавное - сохранялось технологическое превосходство империализма и зависимость рыночной экономики НЭПа от мирового рынка. Будет ли построенное в итоге общество социализмом, то есть обществом без классов и эксплуатации, превосходящее по экономическим показателям передовые капиталистические страны?

Еще в 1905 году Троцкий «обогнал» марксистскую мысль того времени, сделав вывод о возможности начать социалистическую революцию в отсталой стране, где только что началась буржуазная революция. В 1922 году Троцкий напомнил об этом открытии «перманентной революции»: «Мудреное название это выражало ту мысль, что русская революция, перед которой непосредственно стоят буржуазные цели, не сможет, однако, на них остановиться. Революция не сможет разрешить свои ближайшие буржуазные задачи иначе, как поставив у власти пролетариате Для обеспечения своей победы пролетарскому авангарду придется на первых же порах своего господства совершать глубочайшие вторжения не только в феодальную, но и в буржуазную собственность. При этом он придет во враждебные столкновенияБ с широкими массами крестьянства, при содействии которых он пришел к власти»60. Троцкий был горд, что так и вышло, и даже Ленин, хоть и не сразу, а в 1917 году, фактически согласился с идеей «перманентной революции», перерастания буржуазной революции сразу в социалис-

тическую. Ленин отказался лишь от названия и прикрывал столкновение с крестьянством речами о союзе с ним и о борьбе с мелкобуржуазной стихией. Троцкий был первым, кто считал, что пролетарскую революцию можно начать в России раньше, чем в Европе, и что можно начать строительство социализма. Теоретик, оказавшийся правым в споре с самим Лениным,- это ли не первый кандидат в стратеги партии? Атеперь Троцкому ставят в вину его разногласия с Лениным те самые люди, которые на первых порах выступали против перерастания буржуазной революции в социалистическую (Сталин, Каменев) и даже против проведения самого Октябрьского переворота 1917 года (Каменев и Зиновьев). Более того, противники Троцкого, опираясь на несколько фраз Ленина, теперь делают еще более смелый шаг, чем сам Троцкий,- движение к социализму в России можно не только начать, но и закончить раньше, чем в остальном мире.

Противники идеи о скорейшем построении социализма сравнивались с меньшевиками. Троцкий, уставший от напоминаний о его меньшевизме, решает напомнить партии о прошлом своих гонителей. Истинной проверкой революционеру является не лояльность вождю, а сама революция. Самое важное - кто как вел себя в Октябре 1917 года.

Вэто время как раз выходил в свет очередной том сочинений Троцкого, в котором были собраны его статьи 1917 года. Впредис-ловии к этому тому «Уроки Октября» он изложил свой взгляд на события Октябрьского переворота. Он напомнил о том, что так гордящиеся своим большевизмом и ленинизмом Каменев и Зиновьев, оказывается, были против свержения Временного правительства. Врешающий момент лидеры «старой гвардии», «чудовищно недооценивая силы революции»61, повели себя как меньшевики, а бывший меньшевик Троцкий (в тот момент председатель Петро-совета) сыграл в организации переворота даже большую роль, чем сам Ленин. Напоминая своим противникам об их неблаговидном (с большевистской точки зрения) прошлом, Троцкий пытался принудить их прекратить поток обвинений в свой адрес: «Изучение разногласий ни в каком случае не может и не должно рассматриваться как направленное против тех товарищей, которые проводили ложную политику»62. Но он добился обратного эффекта.

Репутация Зиновьева и Каменева была серьезно подорвана. Члены «руководящего коллектива» были возмущены ходом Троцкого. Хотя первыми к теме прошлого стали обращаться противни-

ки Троцкого, таких резких разоблачений они не допускали. Теперь против Троцкого был выброшен весь возможный компромат, в дело пошли архивы Ленина, которые как раз разбирал Каменев, готовя собрание сочинений вождя. Были опубликованы письма Ленина и Троцкого с оскорблениями друг друга в период их вражды (1912-1916), когда Ленин называл Троцкого «иудушкой», а Троцкий Ленина - профессиональным эксплуататором отсталости в рабочем движении.

Вэтой «литературной» дискуссии противники Троцкого решили воспользоваться случаем, чтобы скомпрометировать его именно как теоретика, доказав, что троцкизм является течением, враждебным ленинизму.

Откуда недоверие к лидерам большевизма, их дискредитация? Чем занялся бывший меньшевик Троцкий? Сталин обвиняет его: «Троцкизм есть недоверие к большевистской партийности, к ее монолитностиБ Троцкизм в области организационной есть теория сожительства революционеров и оппортунистов, их группировок и группировочек в недрах единой партии»63.

Понимая, что организационный перевес на стороне противников, Троцкий не отвечал, хотя и готовил материалы для ответа. Троцкий отмежевывается от «нескромного» утверждения, что «будто Ленин или большевистская партия пришли к «моей» формуле революции, убедившись в ошибочности собственной формулы»64. Но его противники не желали останавливаться на признании «сходства» идей Троцкого и Ленина, они доказывали их принципиальное различие. В резолюции пленума ЦК, завершившего эту дискуссию, «перманентная революция» была охарактеризована как «стремление перескочить через крестьянство»65. Сокрушая «перманентную революцию», Сталин утверждает: нельзя рассматривать Октябрьскую революцию «как нечто пассивное, призванное лишь принять поддержку извне»66. Но, разоблачая «перманентную революцию», Сталин опасно приблизился к своему собственному прегрешению: «никто из большевиков не помышлял о немедленном захвате власти на другой день после февральской револю-цииБ»67 Действительно, Ленину пришлось добиваться выдвижения лозунга «Вся власть Советам!» вопреки сопротивлению Каменева и Сталина. Троцкий не воспользовался этим просчетом. В «литературной дискуссии» он вел себя пассивно, надеясь на будущее изменение соотношения сил. Впрочем, как справедливо отметил историк О. Г. Назаров, «как бы Троцкий себя ни вел, а в

итоге неизменно его поведение изображалось как направленное против РКП»68.

Оскорбленный Зиновьев и ленинградская организация требовали исключения Троцкого из партии. Сталин возражал: «Что касается репрессий, то я решительно против них. Нам нужны теперь не репрессии, а развернутая идейная борьба против возрождающегося троцкизма»69. Исключение Троцкого из партии не решало проблему - в партийном руководстве оставались тысячи его сторонников, которых в этот момент не в чем было обвинить. Исключить Троцкого и оставить его сторонников означало повести дело к расколу партии, усилить симпатии к опальному вождю, дать важные козыри оппозиции.

Задача Сталина облегчалась еще и тем, что Троцкий охладел к военной деятельности - в условиях мира она потеряла динамичность, стала уже не так интересна. Троцкий хотел заняться индустриализацией. Ктому же он должен был успокоить лидеров партии, доказать им, что не собирается использовать против них силу армии. 15 января 1925 года, в условиях травли в прессе, Троцкий подал в отставку с поста наркомвоена и председателя Реввоенсовета. Пленум ЦК, проходивший 17-20 января, обсудил поведение Троцкого. Теперь его взгляды характеризовались как разновидность меньшевизма (а это в России было политическим преступлением!). Троцкому напомнили не только о его меньшевистском прошлом, но и о двух дискуссиях, где он выступал против Ленина (о Брестском мире и о профсоюзах).

Опровергая обвинения Троцкого в меньшевизме, его друг и единомышленник Х. Раковский говорил на пленуме: «весли мы Троцкого оставляем в Политбюро, оставляем его в ЦК, то, значит, это потому, что все мы глубоко убеждены в том, что Троцкий - большевик» 70 . Это возражение не помешало победившей фракции сделать главный кадровый вывод: «Красная армия и Красный флот, которые должны видеть в руководстве армии образец партдисциплиныв вынуждены были теперь видеть в т. Троцком прямо противоположное» 71 . Приняв к сведению согласие Троцкого работать там, куда его пошлет партия, пленум направил его в ВСНХ.


Для партийных карьеристов снятие Троцкого с поста было событием огромного значения. Е. Ярославский говорил в частной беседе: «До сего времени мы все находились под влиянием гипноза - до Троцкого нельзя дотрагиваться. Сним можно полемизи-

ровать, не стесняясь в выражениях, но никаких практических последствий из этой полемики быть не должно…»72

Сталин продолжал унижать Троцкого и одновременно с этим проверять его лояльность. К тому же вышла книга американского коммуниста, сторонника Троцкого, Макса Истмена «После смерти Ленина». Американец, женатый на русской, имел возможность поговорить по душам со множеством большевистских руководителей, в том числе и с самим Троцким. Книга произвела эффект разорвавшейся бомбы: в ней говорилось о «завещании» Ленина, скрытом Политбюро, о травле Троцкого и интригах против него. При этом Истмен допустил множество фактических ошибок. Книга живо обсуждалась за рубежом. Коммунистические партии запрашивали Москву: что тут правда, а что нет? Политбюро потребовало от Троцкого опровергнуть книгу Истмена и отмежеваться от него. Эта ситуация поставила опального члена Политбюро в тяжелейшее положение. Он должен был выбрать - или сохранение хотя бы нынешнего положения в коммунистической партии, или сплочение вокруг себя противников «термидора» в мировом коммунистическом движении. Отмежевавшись от Истмена, Троцкий показал бы коммунистам всего мира: Троцкого нельзя защищать - в глупое положение попадешь, он сам объявит тебя лжецом.

Сначала Троцкий пытался отделываться общими фразами. Но Сталин настаивал на конкретном ответе, и он перечислил «клеветы» Истмена на партию, его конкретные фактические ошибки: американец утверждал, что Ленин предлагал сделать свое письмо к съезду предметом дискуссии перед всей партией, что статью по национальному вопросу скрыли даже от съезда, что Ленин просил Троцкого занять место председателя СНК, и т. д. Это давало Троцкому возможность отмежеваться от конкретных ошибок Ис-тмена, не опускаясь до общей капитуляции. Но Троцкий по-прежнему пытался писать «общо», первый вариант его статьи был признан неудовлетворительным, и только после недельного согласования со Сталиным и другими членами Политбюро текст статьи Троцкого был готов. При этом все материалы по делу Истме-на, унижающие Троцкого, были разосланы членам ЦК. Сталин готовил Троцкому еще более серьезную ловушку: «вполне можно было бы опубликовать некоторые документы (в том числе и мою записку о деле Истмена) после опубликования статьи Троцкого, чтобы показать, что Троцкий лишь под давлением РКП написал статью (иначе Троцкий может оказаться спасателем престижа

партии)»73. Но тут Сталин переинтриговал: он знакомил своих союзников с предварительным текстом статьи Троцкого, чтобы показать, насколько тот непоследователен. Попал текст и к члену президиума Коминтерна Д. Мануильскому. Тот, что-то не поняв в сталинских распоряжениях, передал письмо для публикации во французскую коммунистическую газету «Юманите». Троцкий был возмущен. Если теперь публиковать новый текст, то станет ясно, насколько большие уступки он сделал под давлением Политбюро. Сталина и Мануильского обвинили в интриганстве. «Юманите» пришлось публиковать опровержение. В этих условиях Политбюро отказало Сталину в публикации его статьи - слишком вся эта история дурно пахла. Вконце концов Троцкий опубликовал последний вариант своего «отмежевания» от Истмена: «Под видом «завещания» в эмигрантской и иностранной буржуазной и меньшевистской печати упоминается (обычно в искаженном до неузнаваемости виде) одно из писем Владимира Ильича, заключавшее в себе советы организационного порядка. XIII съезд партии внимательнейшим образом отнесся к этому письму, как и ко всем другим, и сделал из него выводы применительно к обстоятельствам момента. Всякие разговоры о сокрытом или нарушенном «завещании» представляют собой злостный вымысел и целиком направлены против фактической воли Владимира Ильича и интереса созданной им партии. Не менее ложным является утверждение Истмена, будто ЦКхотел замолчать (т. е. не печатать) статьи о Рабкрине»74. Формально Троцкий говорил правду, но его сторонники прекрасно знали, что он говорил не всю правду, по существу предавая своего сторонника Истмена. Это деморализовало их. Впоследствии, когда Троцкого уже выслали из СССР, Истмен простил его, и они сохранили товарищеские отношения. Сталин оценил капитуляцию Троцкого в деле Истмена как важный признак готовности подчиняться. Своим ответом на книгу Истмена Троцкий «предопределил свою судьбу, т.е. спас себя»75, - писал Сталин Молотову. Подчинение воле руководства было для Сталина главным в оценке большевика.

Молотов Вячеслав Михайлович (Скрябин) (1890-1986). Сын приказчика. Большевик с 1906года. В 1917году - член исполкома Петросовета и ВРК. После Октябрьского переворота 1917 года - на руководящей работе в разных областях России и на Украине. В 1921- 1957 годах член ЦКи его секретарь. В 1926-1957 годах - член По-

литбюро. Ближайший соратник И.В. Сталина. Молотов имел те качества, которые Ленин надеялся найти в Сталине. Молотов был аккуратен, исполнителен, работоспособен, четко исполнял поручения лидера. В 1930-1941 годах - председатель Совнаркома СССР. В 1939-1949 годах и 1953-1956годах - нарком (министр) иностранных дел. В 1957 году потерял власть как один из лидеров «антипартийной группы». Отправлен послом в Монголию. В 1961 году исключен из партии и ушел на пенсию.

Троцкий был назначен на несколько экономических постов: член президиума ВСНХ, начальник Главэлектро, председатель Особого совещания по вопросам качества продукции и Главного концессионного комитета при СНК. Это было немало, но сам опальный вождь явно стремился к большему. Все три направления его работы могли координироваться только с одной позиции - председателя ВСНХ. Троцкий мог рассчитывать на вознаграждение за свою лояльность. Нападки на него в прессе прекратились. По словам осведомленного сотрудника ВСНХ Н. Валентинова, сотрудники этого учреждения оживленно обсуждали перспективу назначения Троцкого главой их ведомства как якобы уже согласованное в Политбюро. Об этом же слышал от большевистских аппаратчиков и В. Серж76. Троцкий подсиживал Дзержинского, который Льва Давидовича попросту ненавидел, конечно, «по идейным соображениям». Но личные, кадровые и идейные соображения у большевиков, как, впрочем, и у большинства политиков, переплетались очень тесно.

Троцкий как хозяйственный организатор был, конечно, сильнее Дзержинского. Но пока Сталин считал Троцкого главным противником в партии, тот не мог занять желанный пост руководителя растущей промышленности. Могла ли ситуация измениться? В конце 1925 года она и изменилась. Между Троцким и Сталиным наметился компромисс, связанный с началом борьбы внутри «руководящего коллектива».

Апока Троцкий был опальным боярином, пользовавшимся тайной симпатией значительной части коммунистов и вызывавшим неподдельный интерес спецов: «как только по ВСНХ пронесся слух, что на заседание президиума пришел Троцкий, весь зал оказался буквально переполненным. Потом смеялись: полный сбор, как на Шаляпина»77. Валентинов, поддерживавший курс правого крыла компартии (в том числе - Дзержинского), отно-

сился к Троцкому крайне критически: «То, что он делал, ничем не оканчивалось и никому ничего не давало. Он развивал огромную энергию, и все оказывалось несерьезным. Вэтом трагедия Троцкого»78. Это утверждение противоречит известным фактам. Троцкий был одним из основных (если не основным) организатором Красной Армии.

Уйдя с поста наркомвоена, Троцкий тут же стал «изучать» проблемы техники. «Радио-приемники Шотманского изготовления еще так скверно работают, что до усовершенствования денег давать нельзя. Адашь, они наляпают тебе этого типа, поставят в деревне, и будет конфуз»79,- писал он на заседании Политбюро Каменеву. Как руководитель Главэлектро, Троцкий был председателем комиссии по строительству Днепрогэса, пробивал (и ведь в итоге пробил!) строительство этой мощнейшей станции вопреки сопротивлению Сталина. «Троцкий, форсируя вопрос о Днепрогэсе, забывает о ресурсах, необходимых для этого громадного предприятия,- отмечал Сталин.- Как бы нам не попасть в положение того мужика, который, накопив лишнюю копейку, вместо того чтобы починить плуг и обновить хозяйство, купил граммофон и прогорел»80. Через несколько месяцев Сталин кардинально изменил свое мнение и стал горячим сторонником Днепрогэса. Было ли дело только в том, что к этому времени Троцкий уже не отвечал за строительство станции? Вряд ли. Воспоминания о позиции Троцкого были еще довольно свежи. Просто Сталин к этому времени стал менять позицию по более широкому кругу вопросов, в том числе и взгляды на темпы, методы и источники индустриализации.

Каменев дал такое определение НЭПа: «Это - система согласования нашего государственного хозяйства с громадным рынком, живущим на основе мелкобуржуазного обмена… При приспособлении всего нашего социалистического хозяйства к аграрному морю, которое будет колебаться, мы будем все время приспособляться, а приспособляясь, будем все время чувствовать, что крестьянин нас будет то отталкивать, то принимать»81. Пока с этим ничего нельзя поделать. Но со временем нужно это «море» как-то «осушить». Но как?

Вразгар «литературной дискуссии» вышла книга, которая вполне отвечала представлению большинства членов Политбюро об экономической программе троцкизма,- «Основной закон социалистического накопления» Л. Преображенского. Автор описал то, что большевистская диктатура делает с крестьянством: «Чем более

с‹-

экономически отсталой, мелкобуржуазной, крестьянской является та или иная страна, переходящая к социалистической организации производстватем больше социалистическое накопление будет вынуждено опираться на эксплуатацию досоциалистических форм хозяйства…»82 Слово «эксплуатация», ненавистное большевикам, тем не менее точно характеризовало отношения бюрократии (прикрывающейся именем пролетариата) и крестьянства. Это больно ударило по самолюбию вождей - они не хотели признать себя эксплуататорами: «Только в одном случае формулировки товарища Преображенского оказались бы правильными. Аименно тогда, когда речь шла бы не о движении к бесклассовому коммунистическому обществу, а к закреплению навеки пролетарской диктатуры…»83, - возмущенно отвечает Преображенскому Бухарин. Если заменить слово «пролетарская» на «бюрократическая», то Бухарин констатирует уже совершившийся факт. Теоретик партии верит в союз с крестьянством и готов защищать его интересы, надеясь, что оно дорастет до коммунистического понимания жизни, «превратится в человека»: «Тов. Преображенский предлагает пролетариату зарезать курицу, несущую золотые яйца, и исходит притом из того соображения, что кормить курицу - это значит заниматься филантропией. Замечательная хозяйственная сообразительность.

Но крестьянство - это для пролетариата такая «курица», которая должна превратиться в человека»84.

Преображенский Евгений Алексеевич (1886-1937). В 1903 году вступил в РСДРП, большевик. Участник декабрьского восстания в Москве. В 1909 году арестован и отправлен в ссылку. В 1917 году избран кандидатом в члены ЦК, на VI съезде РСДРП (б) полемизировал с докладчиком Сталиным, считая, что после июльских событий нужно снять лозунг «Вся власть Советам». Позднее он выступал с критикой партийного руководства на нескольких съездах. Противник Брестского мира, левый коммунист. Назвал план Ленина о заключении мира «попыткой спасти жизнь советской власти посредством самоубийства». В 1918 году возглавил Уральский совет, организовывал отпор восстанию белочехов и наступлению белых. Автор (вместе с Бухариным) «Азбуки коммунизма». В 1920-1921 годах - секретарь ЦКРКП(б) и член Оргбюро ЦК, в 1921-1924 годах - председатель финансового комитета ЦКи Совнаркома - РСФСР, затем член коллегии наркомата финансов.

Критикуя Преображенского, Бухарин предлагает свой путь движения к социализму, который он затем будет развивать во многих работах. Бухарин верит, что государственное плановое хозяйство и полугосударственная кооперативная организация эффективнее частного хозяйства и в состоянии вытеснить частника: «Постепенно, с вытеснением частных предпринимателей всевозможного типа и их частных хозяйств и по мере роста организованности и стройности хозяйства государственно-кооперативного, мы будем все более и более приближаться к социализму, т. е. к плановому хозяйству, где все принадлежит всем трудящимся и где все производство направлено на удовлетворение потребностей этих трудя-щихся»85. Но сам Бухарин сидел на вершине преграды, разделяющей на два потока - на пирамиде бюрократического аппарата.То, что бюрократизированное хозяйство может так и остаться менее эффективным, чем частное, он не учитывает. Бухарин преувеличивает грядущие темпы хозяйственного роста промышленности, которая поможет быстрому росту сельского хозяйства, причем не только коллективного, но и частного86. Коллективные хозяйства - это не главная магистраль, это один из добавочных, но очень существенных и важных путей.

Углубление НЭПа

Вдеревне росло перенаселение. Помещичьих земель не хватило, чтобы трудоустроить всех крестьян. Увеличивалась деревенская безработица, промышленность росла слишком медленно, чтобы откачивать излишнюю рабочую силу. Это воспроизводило бедность. Несмотря на то, что крестьянство получило землю, раздел ее на множество мелких участков делал хозяйство маломощным. Крестьяне могли прокормить себя, но на нужды города оставалось немного. Чтобы обеспечить подъем крестьянского хозяйства, было решено снять административные ограничения на крестьянское предпринимательство.

Октябрьский (1925 года) пленум партии выдвинул лозунг «Лицом к деревне!», готовились уступки крестьянству. Лидеры партии призывали крестьян не бояться советской власти, укреплять хозяйство настолько, насколько могут, не боясь обвинений в кулачестве. Смелее всех выступил Бухарин на Московской губернской конференции 17 апреля 1925 года: «Вобщем и целом всему крестьянству, всем его слоям нужно сказать: обогащайтесь, накапли-

вайте, развивайте свое хозяйство»87. Как мы видели, он верил, что в конечном счете частный сектор будет поглощен более эффективным коллективным хозяйством. Ему вторил будущий верный сталинец Чубарь: «Надо четко и ясно сказать, что крестьянин может богатеть сколько угодно, пусть богатеет, и от этого будет богатеть вся советская страна»88.

Вапреле 1925 года прошли пленум ЦКи XIV конференция ВКП(б), которые приняли соответствующие решения. Были снижены налоги, цены на машины (все равно доступные только богатым хозяйствам и кооперативам), увеличены кредиты, разрешена аренда (без субаренды), ослаблен контроль за мелкой торговлей и разрешен подсобный наемный труд на селе, то есть, с точки зрения ортодоксальных марксистов, - прямо капиталистические отношения (в действительности работников нанимали даже маломощные хозяйства, включая старушек, не способных обработать выделенную им землю). Апрельский пленум ЦКобъявил задачей партии «подъем и восстановление всей массы крестьянских хозяйств на основе дальнейшего развертывания товарного оборота страны»89. Впервые речь шла обо всей массе крестьян - включая и зажиточных хозяев. Товарность их хозяйств была выше, чем у среднего крестьянина.

Предполагалось законными экономическими методами бороться «против кулачества, связанного с деревенским ростовщичеством и кабальной эксплуатацией крестьянства». Подобные формулировки уже через три года будут клеймиться как «правый уклон». Ведь в них прямо указывалось, что кулачество можно было вытеснять только путем конкуренции. Да и самих кулаков теперь нужно было отличать от зажиточных крестьян, коих следовало поддерживать. Союз с зажиточным крестьянином означал настоящий союз с крестьянским миром против бедняков. Ценой этого союза была хозяйственная самостоятельность крестьянства, которое вышло из-под управления государства и лишь платило ему налоги. Его предстояло экономически заинтересовать в социализме, а не принудить к нему.

Апрельский пленум выступил за борьбу с частными переделами, повторяя меры ненавистного большевикам Столыпина. Таким образом, поощряя сбытовую кооперацию, большевики по-столыпински боролись с общиной. Иэто не удивительно. Община сплачивала крестьянство помимо государства. Кооперация тоже могла обойтись без государства. Но большевики поощряли лишь те ее формы, которые могли быть передаточным звеном между кресть-

янством и государственной промышленностью, что неизбежно бюрократизировало кооперацию и отрывало ее от реальных экономических нужд деревни.

Большевикам приходилось колебаться между антиобщинными столыпинскими и народническими мерами, направленными на самоорганизацию крестьянства.

XIV партийная конференция связывала успех строительства социализма уже не с мировой революцией, а с «умением руководить крестьянством в новой обстановке»90.

Но для Бухарина праздник был испорчен. Сталин отмежевался от лозунга «обогащайтесь», а затем заставил Бухарина признать его неправильность. Сталин, таким образом, показал, что как теоретик он - выше Бухарина. Но тогда это казалось лишь незначительным эпизодом.

Инициатором смелых уступок крестьянству был Нарком земледелия А. П. Смирнов, в аппарате которого работали видные экономисты-народники, включая Н.Д. Кондратьева.

Кондратьев Николай Дмитриевич (1882-1938) - видный экономист, народник. Из крестьян. В 1905-1919 годах - эсер. Член исполкома Всероссийского крестьянского Совета и заместитель министра земледелия во Временном правительстве в 1917 году. С1920 года работал в Наркомземе. Считался крупнейшим специалистом в области аграрной экономики. Организатор и директор Конъюнктурного института (1920-1928). Разработал теорию волн экономической конъюнктуры («кондратьевские волны»). В 1927 году участвовал в разработке принципов советского пятилетнего экономического планирования. В 1928 году был заклеймен как идеолог кулачества, изгнан с работы. Сохранял высокий авторитет среди части сельской интеллигенции. В 1930 году арестован. Втюрьме расстрелян.

Смирнов Александр Петрович (1878-1938). Работая на ткацкой фабрике, в 1896году вступил в Союз борьбы за освобождение рабочего класса. Сэтого времени был верным ленинцем. В 1907-1917 годах - кандидат в члены ЦКРСДРП (б). Депутат Учредительного собрания. В 1922-1933 годов - член ЦКРКП(б). В 1923-1930 годах - нарком земледелия СССР. В 1924-1930 годах - член Оргбюро ЦК. Ориентировался на «правых», тесно сотрудничал с экономистами-аграрниками, бывшими эсерами, прежде всего с Н. Кондратьевым. В 1933 году исключен из ЦК, в 1934 году - из партии. Расстрелян.

Смирнов публично защищал Кондратьева от нападок коммунистов. АКондратьева атаковали и правые, и левые, потому что он доказывал: запасы хлеба растут гораздо медленнее, чем требуют потребности промышленного роста. Поэтому «далеко не всякий более быстрый рост индустрии желателен, так как далеко не всякий рост ее объективно возможен без нарушения равновесия всего народного хозяйства, без расстройства рынка и валюты, без отчуждения города от деревни»91. Этот вывод означал крушение стратегии и Бухарина, и Троцкого и, на тот момент, Сталина. Ведь стратегические цели трех лидеров не различались.

Казалось, судьба благоприятствовала именно стратегии Бухарина. Урожай 1925 года был хорошим. Даже не дождавшись этой хорошей новости, большевистское руководство сочло, что настало время для ускорения индустриального строительства - решения ключевой задачи экономической политики. Вянваре 1925 года Пленум ЦК, осудивший Троцкого, увеличил вложения в металлопромышленность на 15%. В 1925 году было заложено 111 новых заводов и шахт. Но доходы государства оказались меньше, чем хотелось бы для такого рывка. Витоге вместо оживления рыночных отношений осенью 1925 года страну поразил товарный голод, усилилась инфляция, «твердый червонец» оказался «мягким». Промышленность, по-прежнему отстававшая от дореволюционной по производительности труда и себестоимости продукции, не могла удовлетворить потребностей крестьян, и они не стали продавать весь лишний хлеб. Середняк, которому хлеб был нужен для собственного прокормления, не готов был рисковать запасами и предпочитал продавать по минимуму. Тем более что запасы промышленных товаров на рынке были невелики и в значительной степени поглощались уже городом. «После сбора урожая 1925 года у богатых крестьян были большие запасы хлеба. Но и у них не было никакого стимула менять его на деньги. Снижение сельскохозяйственного налога дало крестьянам послабление; снабжение промышленными товарами было скудным, покупать было почти нечего; и хотя формально был установлен твердый валютный курс, куда более заманчивым было иметь запас зерна, чем пачку банк-нотов»,92 - комментирует Э. Карр.

Планы индустриального строительства и экспорта были провалены. Несовершенное бюрократическое планирование не учло потребностей в топливе. «Таким образом, стало ясно, что принятые летом планы бурного развития народного хозяйства не соот-

ветствуют финансовым, импортным, топливным, сырьевым, транспортным возможностям страны, не обеспечены в должной мере стройматериалами и квалифицированными кадрами»93,- резюмирует современный экономист Ю. Голанд. Пришлось выходить из положения с помощью экстренных мер: «Замораживание нового капитального строительства, загрузка последних неиспользованных мощностей, водка, рост косвенных налогов, трата валютных и золотых резервов,- такова «плата» за кризис 1925 года»94, - суммирует современный исследователь И.Б. Орлов картину нового отступления коммунистов под натиском НЭПа.

Начались споры, кто в этом виноват - идеологи правых, добившиеся уступок крестьянству, или руководящие хозяйством органы: СТО во главе с Каменевым или Совнарком во главе с Рыковым, которые слишком «размахнулись» в своих планах. Оправдываясь, Каменев ссылался на коллективность руководства: «Я не снимаю с себя ни капли ответственности за все это дело, но я утверждаю, что все основные элементы нашей хозяйственной политики были утверждены и разработаны и все целиком были одобрены Политбюро»95. Каменев объяснял, что сбои в плане вызваны непредсказуемыми колебаниями мирового рынка. В ответ на предложение Кагановича повысить экспортные цены на хлеб Каменев отвечает: «Имы бы не прочь… если Нью-Йорк и Лондон позволит». «Вот в том-то и дело!» - восклицает Троцкий, который уже давно предупреждал, что без мировой революции НЭП не может быть устойчивым. Каменев тем временем продолжил свою мысль: «Атам… нет ни Политбюро, ни Совнаркома…»96 «Пока в Лондоне и Нью-Йорке нет советской власти, а в СССР преобладают рыночные отношения, говорить о реалистичных планах (а значит и о марксистском социализме) не приходится. То мировая конъюнктура, то крестьянство будут поправлять советское правительство, вносить «поправки крестплана к нашему госплану»97,- как говорил министр финансов Г. Сокольников.

Сокольников (Брилиант) Григорий Яковлевич (188 8-1939). Большевик с 1905года. Участник декабрьского восстания в Москве. Член ЦКпартии большевиков в 1917-1919 и в 1922-1926годах. Один из теоретиков партии, в важнейших дискуссиях поддерживал Ленина. 3марта 1918 года подписал Брестский мир. С1920 года председатель Туркестанской комиссии ВЦИКи СНКРСФСР. В 1921 году заместитель наркома, в 1922-1926годах нарком финансов. Был орга-

низатором проведения финансовой реформы 1924 года (введение золотого червонца). В 1922 году участник Гаагской конференции. В 1924-1925 годах кандидат в члены Политбюро ЦКРКП (б).

Крестьяне дадут хлеб только в обмен на промышленные товары. Получить достаточное количество качественных промтоваров можно, если промышленность значительно увеличит свою производительность труда. Для этого необходимо техническое переоснащение - либо за счет ввоза оборудования из-за рубежа, либо путем строительства машиностроительных, металлургических и энергопроизводящих предприятий в СССР. Но для этого тоже нужно ввозить технологии и оборудование из-за рубежа. Значит, необходимо вывозить сельскохозяйственную продукцию. Гордо заявив о строительстве социализма в одной стране, правые большевики должны были идти на поклон к капиталистическому Западу и к крестьянству. Рыков, Бухарин и Сталин еще надеялись, что крестьянский рынок позволит государству за год-другой накопить резервы, необходимые для начала нового наступления. Если к 1927 году этого не произойдет, НЭП будет обречен - исхода из заколдованного круга не будет. Зиновьеву и Каменеву кризис 1925 года уже все доказал - можно не дожидаться нового кризиса в 1927 году.

«Новая оппозиция»

Различие во взгляде на стратегию быстро стало выливаться в мелкие конфликты внутри «руководящего коллектива», которые накапливались с каждым месяцем. Бухарин, Сталин, Каменев и Зиновьев спорили и раньше. Сталин мог выступить и против Бухарина (он заставил своего союзника признать ошибочность лозунга «обогащайтесь»), и против Зиновьева (как в вопросе о сохранении Троцкого в составе Политбюро). Оставаясь в центре, Сталин следил за нараставшей схваткой «школ» Бухарина и Зиновьева. Молодые сторонники двух теоретиков спорили между собой и все чаще стали «задевать» членов руководства. Вянваре на конференции ленинградской парторганизации секретарь райкома Д. Саркис резко раскритиковал Бухарина, обвинив его в синдикализме за идею о широкой автономии крестьянских организаций. Это был первый сигнал недовольства ленинградских лидеров курсом большинства Политбюро. Центр также был недоволен Ленин-

градом. То комсомольская организация города пытается собрать межрегиональную конференцию в обход ЦК ВЛКСМ, то ленинградское руководство требует создания своего теоретического журнала, хотя теория - прерогатива Москвы. Зиновьев может выступать с теоретическими изысканиями как член Политбюро, но не как лидер ленинградской организации. Уже в марте Орджоникидзе с горечью писал Ворошилову: «обе стороны готовятся к взаимному истреблению»98. Но до декабря 1925 года лишь узкий круг партийных функционеров знал, что «ленинское ядро» раздирают острые противоречия.

Впервые большевики делились на фракции по принципу «кто где живет». Не потому что они так думают, а потому что они подчиняются спорящим между собой партийным вождям: «Достаточно только продумать значение того факта, что в Ленинграде была принята единогласно или почти единогласно резолюция, направленная против ЦК, в то время как московской организацией единогласно, без единого воздержавшегося, принята резолюция, направленная против Ленинграда»99,- комментировал Троцкий. Столкновение дисциплинированных кланов вместо обсуждения платформ- такой будет теперь характер борьбы в большевистской партии. Признаки этого наметились раньше, когда дисциплинированная партийная масса противостояла оппозиции. Но теперь и оппозиция была построена как военная организация, подавляющая сторонников большинства Политбюро на своей территории.

ВПитере сложился первый, но не последний территориальный клан номенклатуры в России. Памятуя о грузинском деле, Сталин понимал опасность этого процесса для его идеи монолитной партии-государства. Могущественные империи, создаваемые бюрократией в течение тысячелетий, рушились по мере образования автономных территориальных кланов. Вчера - влиятельный чиновник, завтра - феодал, презрительно отказывающийся подчиняться бессильному столичному императору. Но история не стоит на месте - теперь фрондирующие вельможи еще и теоретики, выступающие в защиту беднейших слоев общества.

Сталина, Бухарина и других лидеров раздражала претензия Зиновьева и Каменева на роль «хранителей ленинизма», которые вольны определять, что соответствует догме, а что - нет. Такая инстанция «идеологического контроля» препятствовала выработке новой стратегии партии в меняющихся условиях НЭПа. В 1924 году Зиновьев честно заявил, что в стране существует диктатура

партии. Сталин публично опроверг и объяснил, что хотя ему и поручают произносить доклады на съездах от имени ЦК, но единственным официальным идеологом не считают. Но, несмотря на этот эпизод, Зиновьев был признанным толкователем заветов Ленина. Через год после смерти Учителя Зиновьев решил суммировать его взгляды в двух своих работах: в статье «Философия эпохи» и книге «Ленинизм». «Философия эпохи» по Зиновьеву заключается в равенстве. НЭП основан на допущении неравенства. Следовательно, «НЭП наряду с тем, что мировая революция откладывается, среди других опасностей таит в себе опасность перерождения»100. Перерождение пролетарской диктатуры заключается в расслоении на бедных и богатых. Зиновьев считал, что нужно нейтрализовать крестьянство, которое объективно противостоит диктатуре пролетариата.

Теперь его можно было, как и Троцкого, обвинить в подрыве союза с крестьянством. Но левое крыло Политбюро не верило в этот союз. Они не верили в союз с крестьянством, в котором видели усиление сельской буржуазии. Каменев говорил по этому поводу: «хлеб в большей доле у такого нашего «союзничка», который, пожалуй, упрется и который может сопротивляться»101.

«Философия эпохи» резко расходилась с теорией построения социализма в одной стране. По мнению Сталина, в статье «есть деревенская беднота, есть кулак, есть капиталист, есть выпады по адресу Бухарина (атаковать союзника по фракции публично - это настоящее преступление в глазах Сталина. - А.Ш.), есть эсеровское равенство (Сталин знает, что равенство Зиновьева - не эсеровское, не крестьянское, а бедняцко-пролетарское - Сталину нужно заранее защититься от упреков в близости его эсерам), есть Устрялов, но нет середняка и кооперативного плана Ленина, хотя статья и называется «Философия эпохи». Когда тов. Молотов прислал мне эту статью (я был тогда в отъезде), я ответил грубой и резкой критикой. Да, товарищи, человек я прямой и грубый, это верно, я этого не отрицаю»102. Сталин бравировал своей грубостью, которая ставилась ему в вину Лениным. Оборачивая грубость из тяжкого обвинения в достоинство, Сталин дезавуировал «завещание» Ленина о своем устранении. Ведь именно устранения Сталина с поста Генсека теперь требовали и Зиновьев с Каменевым. Повод был очень существенный - в условиях раскола «фракции ленинцев» секретариат ЦКвзял на себя реальную власть, подмяв расколотое Политбюро. Вопросы к заседаниям Политбюро гото-

вил секретариат, согласовывал решения с большинством Политбюро, после чего на официальных заседаниях утверждались решения независимо от того, что говорили Зиновьев, Каменев и Троцкий. Вопросы, выносившиеся на обсуждение Зиновьевым и Каменевым, бесконечно откладывались. Внезапно отстраненные от власти вожди требовали полновластия Политбюро и превращения секретариата в технический орган. Сталин цинично возражал: «Разве Политбюро не полновластно?»103 Это он говорил людям, которые с ним создавали «руководящий коллектив». Но теперь он рассыпался. Дзержинский заявил о выходе из «фракции ленинцев», «железный Феликс» и позднее постоянно поддерживал большинство Политбюро. Действия зиновьевцев он назвал «Кронштадтом внутри партии» (имелось в виду Кронштадтское восстание против большевиков под социалистическими лозунгами), они раскалывают единство и тем расчищают дорогу термидору и будущему Бонапарту104. Дзержинский считал, что опасность нового «бонапартизма» исходит не от тихого, умеренного Сталина, а от агрессивного, жесткого Троцкого.

Члены ЦК также еще не были готовы к расколу антитроцкистской фракции. Оттеснение Троцкого от кормила власти казалось не опасным- у него в ЦКбыло всего несколько сторонников. Авот разрыв с Зиновьевым, которого поддержали и москвичиКаменев, Сокольников и Крупская,- это раскол ЦК, невозможность совместной работы многих опытных лидеров партии. Ау партии не так много компетентных руководителей. Понимая непредсказуемость реакции ЦК, Сталин выпускает вперед Рыкова, оказавшегося не менее грубым, чем Сталин. А. И. Микоян вспоминает обсуждение работы Зиновьева на заседании антитроцкистской фракции ЦК: «Входе дискуссии Рыков выступил неожиданно очень резко и грубо против Зиновьева и его группы, заявив, что они раскольники, подрывают единство партии и ее руководства. Вэтом случае, говорил он, чем раньше они уйдут из руководства партии, тем лучше»105. Вответ Зиновьев, Каменев, Крупская и ленинградцы возмущенно ушли с заседания. «На всех тех членов ЦК, которые хотели сохранить единство, их уход произвел действие шока. Наиболее чувствительный и эмоциональный Орджоникидзе даже разрыдался. Он выступил против Рыкова со словами «Что ты делаешь?», и бросился из зала в другую комнатуБ Рыков и Сталин не ожидали такой реакции Серго и других членов ЦК. Серго, ко-

нечно, понимал, что Рыков это сделал не без ведома Сталина. Видимо, они заранее сговорились»106.

Микоян Анастас Иванович (1895-1978). Родился в семье плотника, закончил армянскую семинарию и академию. Член партии большевиков (1915). Активнейший участник революционной борьбы на Кавказе. Во время «Бакинской коммуны» в 1918 году - комиссар бригады, был арестован вместе с другими 26 бакинскими комиссарами, но из-за случайности спасся. В 1919 году организовал поставки нефтепродуктов в Астрахань. В 1920 году вместе с Кировым воссоздавал компартию Азербайджана. Работал секретарем Нижегородского губкома и Северо-Кавказского крайкома. В 1926-1946годах - нарком внешней и внутренней торговли, кандидат в члены Политбюро. В 1935-1966 годах - член Политбюро. В 60-70-е годы написал мемуары, из которых следовало его неприязненное отношение к Сталину. Только Сталин об этом в свое время не догадался.

За ушедшими послали делегацию в составе Петровского, Микояна и Шкирятова. Зиновьевцы вернулись. На это заседание не пошел Рудзутак. Сталин сказал Микояну, что Зиновьев консультировался с Рудзутаком о назначении того на пост Генерального секретаря в качестве компромисса. Слабый Генсек - это отныне мечта противников Сталина. Рудзутак должен был остаться вне конфликта, «не участвовать в споре ни с одной, ни с другой сто-роны»107. Организационный компромисс не был достигнут, а Руд-зутак формально всегда будет поддерживать Сталина. Но эта история не останется без последствий.

Рудзутак Ян Эрнестович (1887-1938). В 1907 году молодой рабочий с двумя классами и двумя годами членства в партии большевиков за плечами получил 10 лет каторги за участие в организации повстанческой борьбы в Латвии. Срок отсидел как раз к Февральской революции. Во время революции и гражданской войны работал на хозяйственных и профсоюзных должностях. В 1920-1921 годах - генеральный секретарь ВЦСПС. Его позиция во время дискуссии о профсоюзах получила публичную поддержку Ленина, Рудзутак вошел в ЦК. Работал секретарем ЦК, в разное время входил в Оргбюро, в 1924 году- нарком путей сообщения. В 1926году, в момент обострения борьбы с оппозицией, по инициативе Сталина Рудзутака ввели в Политбюро. Он стал заместителем председателя Совнаркома. В этот период у

него уже не было резонов контактировать с оппозицией. В 1931 году, когда оппозиции будут разгромлены, Сталин даже назначит Рудзу-така на пост председателя ЦКК. В 1934 году тема назначения другого Генсека «всплывет» вновь. Рудзутак тут же теряет пост председателя ЦКК (под благовидным предлогом - ЦККпросто распускают) и становится кандидатом в члены Политбюро (для него это понижение). В 1937 году Рудзутак станет первым, кто с началом «большого террора» будет арестован в высшем руководстве страны.

Статья Зиновьева была подвергнута суровой правке членами Политбюро. 19 сентября она вышла в правленом виде. В тот же день Зиновьев, Каменев, Крупская и Сокольников направили остальным членам Политбюро письмо с резкой критикой взглядов Бухарина и членов его школы, которые допускают «расширительное толкование решений XIV всесоюзной партконференции в сторону замазывания классовой борьбы в деревне, замазывания роли и роста кулака»108. В ответ Бухарин, Дзержинский, Калинин, Куйбышев, Молотов, Рыков, Рудзутак, Сталин и Томский («девятка») ответили письмом с хлестким названием: «О фракционной платформе четырех»: «По существу дела документ является лицемерным и беспринципным», его цель - «создать кризис» 109. «Девятка» припомнила «четверке» все споры, которые возникли между ними в 1925 году Большинство членов Политбюро к этому времени уже были сильно раздражены неуступчивостью Зиновьева и Каменева и были готовы разгромить новых «раскольников». «Четверка» не ожидала такой реакции: «Ваши обвинения - либо плод больных нервов, либо недостойный шахматный ход, мелкий прием борьбы»110,- отвечала Крупская.

Крупская Надежда Константиновна (1869-1939). Член РСДРП с 1898 года, в 1899 году в ссылке вышла замуж за Ленина. Была не только женой, но и единомышленником лидера большевизма. С ней он подробно обсуждал политические проблемы и тексты своих работ. В 1920 году возглавила Главполитпросвет. Запрещала публикацию работ авторов, критически настроенных к большевизму. Впоследние годы жизни Ленина жила с ним в Горках, информировала его о положении дел в партии, что вызвало ее острый конфликт со Сталиным. После смерти Ленина сохраняла дружеские отношения с Зиновьевым и Каменевым.

Характерно, что она не запомнила всех членов «девятки» и вместо Рудзутака направила свой ответ Фрунзе, причисляя наркома обороны к числу противников зиновьевцев (это опровергает версию о том, что Сталину было выгодно устранить Фрунзе именно в этот момент: 31 октября Фрунзе скончался на операционном столе). Его место занял К.Е. Ворошилов.

Ворошилов Климент Ефремович (1881-1969). Сын железнодорожника, рабочий. С 1903 года - большевик. С 1917 года - председатель Луганского совета. Участник Октябрьского переворота, комиссар ВРК, организатор охраны Петрограда. В 1918 году организовал пятую армию, командовал обороной Царицына, где сблизился со Сталиным. Член военного совета Южного фронта, командовал армиями, руководил подавлением григорьевшины, ударом по махновскому движению в 1919 году. Входил в «военную оппозицию», выступавшую за сохранение демократических начал в армии и против использования военных специалистов (бывших царских офицеров). Вместе с Буденным организовал Первую конную армию, член ее Реввоенсовета (комиссар). Кавалер трех орденов Красной Армии. Участвовал в подавлении Кронштадтского восстания. Член ЦКРКП(б) с 1921 года Командовал военными округами. В 1925 году возглавил Наркомат по военным и морским делам (в 1934-1940 годах - нарком обороны). В 1926 избран членом Политбюро. Оставался одним из высших руководителей СССР до 1960 года (реальное влияние потерял в 1957 году, примкнув к антихрушевской «антипартийной группе»).

Перед октябрьским пленумом ЦК 1925 года большинство и меньшинство членов Политбюро с трудом договорились не выносить свои разногласия на свет Божий. Резолюция ленинградской губернской организации была согласована Зиновьевым с большинством членов Политбюро. Взнак примирения Бухарин 13 ноября признал ошибочность своего лозунга «обогащайтесь».

Но в это время началась публикация в Ленинграде книги «Ленинизм», в которой Зиновьев излагал те же взгляды, что в «Философии эпохи», обосновывая их множеством ленинских цитат, направленных против крестьянства (середняка и кулака). Ксоциа-листической революции (не то что к социализму) нужно идти с беднейшими слоями деревни, а не с крестьянством. Сталин кроет эти цитаты другими - о союзе с середняком против кулака и, конечно, о кооперативном пути к социализму. Начинается война

цитат. Подумать, что Ленин мог быть не прав, было так же недопустимо, как для средневековых церковнослужителей - усомниться в истинности Евангелия.

«Ленинизм» был попыткой вернуть официальную идеологию к идеологической чистоте эпохи военного коммунизма. Зиновьев постоянно цитирует Ленина. НЭП - вынужденная рыночная реальность, «государственный капитализм», но нельзя отступать в идеологии от славного прошлого ленинизма. Отсюда - хлесткие и жесткие антикрестьянские формулы Ленина, которые приводятся в «Ленинизме». Крестьянство для большевиков не может быть источником социализма, это - народничество, не марксизм. Каменев, Зиновьев и Троцкий вслед за Марксом считают, что государственная промышленность - это только предпосылка для социализма, а Сталин и Бухарин вслед за Лениным - что они уже носят социалистический характер. Необходимо было отчитаться об успехах в строительстве нового общества, хотя единственным антикапиталистическим достижением по сравнению с царской Россией была передача промышленности в казенную собственность. На этих предприятиях продолжали эксплуатировать рабочих! Каменев говорил: «великая ложь заключается в том, чтобы Россию нэповскую объявлять уже Россией социалистической… Рабочие-то хорошо знают и чувствуют разницу между Россией нэповской и Россией социалистической»111. Каменев, Зиновьев и Троцкий считали это недопустимым, для них социализм оставался прекрасным будущим всеобщего равенства и братства.

Сталин был человеком более практического склада. На будущий год он опубликует ответ на зиновьевский «Ленинизм»- «Вопросы ленинизма». Американский исследователь Р. Такер, критикуя Сталина за примитивное, догматические толкование ленинской теории, признает: «Несмотря на то что сочинение не блистало изяществом мысли, оно несло в себе довольно мощный заряд. Сего страниц вещал безапелляционный проповедник ленинизма, в совершенстве владеющий своим предметом, обладающий твердыми убеждениями и умеющий их защищатьБ Ленин-теоретик нашел своего систематизатора»173. Это было то, что нужно полуграмотной массе партийцев. Это было то, что вызвало негодование более глубоких идеологов, таких как Троцкий и Преображенский. Из идеологов лишь Бухарин относился к догматизму Сталина спокойно, думая, что имеет место разделение труда - стратегию вырабатывает Бухарин, популяризирует ее Сталин.

Незадолго до съезда партии, 5 декабря, собралась Московская губернская партийная конференция. Ее вел 1-й секретарь губкома Н.А. Угланов, доклад от ЦКделал правый Рыков, но в президиуме сидел и единомышленник Зиновьева Каменев, председатель Моссовета.

Угланов Николай Александрович (1886-1937). В 1917году секретарь Петроградского союза торгово-промышленных служащих. В 1918-1920 годах председатель комиссии по организации продотрядов, председатель Петроградской окружной комиссии по борьбе с дезертирством, затем комиссар в войсках. В 1921 году назначен секретарем Петроградского губкома партии, вошел в острый конфликт с Зиновьевым, обвинив его в диктаторстве. По инициативе Ленина переведен секретарем в Нижегородский губком. В 1921-1922 годах кандидат в члены, в 1923-1930 годах член ЦКВКП(б). В 1924- 1928 годах 1-й секретарь Московского комитета ВКП(б). Несмотря на хорошие отношения с Каменевым, выступил против зиновьевской оппозиции. С 1926года кандидат в члены Политбюро ЦКВКП(б) и с 1924 года член Оргбюро и секретарь ЦК. С 1928 нарком труда СССР. В 1929 году снят с партийных постов, в 1930 году - с поста наркома. Отправлен на хозяйственную работу. В 1933 году на короткое время арестован. В 1936 был арестован, приговорен к смерти и расстрелян.

Но Каменев был слишком занят работой на других постах и упустил из виду усиление его противников в Москве. Каменев после октябрьской договоренности со Сталиным надеялся, что «мы все-таки добились того, что на партийный съезд мы идем с единогласно принятыми резолюциями по всем основным вопросам нашего строительства»113. Однако Каменева ждало разочарование. Один за другим выступающие начали громить зиновьевцев, обвиняя их в неверии в возможность социалистического строительства и даже «аксельродовщине». Эта ругательное для большевиков слово попало и в итоговую резолюцию, что было особенно обидно - это было сравнение с меньшевиком, с врагом: «Меньшевик Ак-сельрод проповедовал двадцать лет назад широкую рабочую партию в противовес большевистской организации»,- возмущенно комментировала конференция ленинградской организации. Но сейчас совсем другая обстановка, и обвинения в меньшевизме - оскорбительны. «Дико звучит обвинение ленинградской организации в

ликвидаторском безверии в тот момент, когда у нас кипит как никогда строительская социалистическая работа, растут, закаляются пролетарские силы»114,- отвечали москвичам обиженные ленинградцы, подводя первые итоги новой дискуссии.

Война была объявлена. Между центральным органом РКП(б) газетой «Правда» и «Ленинградской правдой» началась острая полемика. Первый секретарь московской организации Николай Угланов, напротив, предложил остановить рост рядов партии (требование москвичей) и воспитывать пока нынешний миллион членов. Полемизируя с ленинградцами, «Правда» прибегла к подтасовкам. Вкачестве «мальчика для битья» был избран Саркис, обидевший в начале года главного редактора газеты Бухарина. Теперь Саркис направил в «Правду» свою статью по вопросу роста рядов, но затем отозвал ее для доработки. Несмотря на это, буха-ринцы решили воспользоваться статьей, чтобы унизить Саркиса и в его лице - всю зиновьевскую организацию. «Чтобы показать, до каких высот долетает фантазия некоторых товарищей», они заявили, что Саркис писал: «Унас в партии должно быть 90 процентов всех рабочих!»115 Но вот конфуз - Саркис, оказывается, предлагал «довести процент рабочих (от станка) в партии до 90%»116. Это предложение было принято ленинградской парторганизацией. Сделать «рабочую партию» действительно рабочей - это не то же самое, что принимать в партию почти всех рабочих, независимо от их взглядов. «Правда» же выставила Саркиса глупцом, что вызвало возмущение у ленинградских коммунистов.

Полемика между «Правдой» и «Ленинградской правдой» разгорелась не на шутку, стороны дошли до взаимных оскорблений. 9 декабря «Ленинградская правда» уже прямо напала на Угланова: «Тов. Угланов не перестает клясться в непоколебимости своей веры в РК» (рабочий класс. - А.Ш.). Но на деле он выступает против создания пролетарского костяка в партии, считая, что «рабочий класс для этого еще не созрел»117.

Одновременно две газеты вели полемику и по поводу идеологических проблем, разделявших Зиновьева и Бухарина. Зиновьев-цев атаковали «красные профессора» бухаринской «школы». И здесь методы полемики нельзя признать чистыми. Так, А. Стецкий приписал Г. Сафарову абсурдную, с точки зрения марксистов, мысль: «По его теории у нас госкапитализм, мы строим государственный капитализм, а не социализм»118. Сафаров, вслед за Зиновьевым и Лениным считал, что в стране существует государственный капи-

с‹-

тализм. Но это не значит, что он, коммунист, считает необходимым его «строить». Зиновьевцы тоже считали нужным строить социализм, но не видели возможность достроить его до победы мировой революции.

После таких подлогов естественно, что левые считали идеологов правых людьми бесчестными. Каменев говорил о школе Бухарина: «Молодежь, которая оформляется в школе Бухарина, представляла бы для нас величину малоинтересную, если бы эта молодежь не получила фактически монополию на политически-литературное представительство партии, если бы фактически в руках этой школы не находилась вся наша печать и все политико-просветительные работы»119. Уже через два года монополию отобрали, но школа осталась и продолжала оказывать воздействие на коммунистические умы.

Ленинградские комсомольцы тоже не сидели сложа руки и распространяли среди своих организаций «синюю папку»- подборку статей правых с критическими комментариями. По меркам того времени это было типичным проявлением фракционности.

В декабре 1925 года дискуссия между Москвой и Ленинградом обострилась. Для большинства коммунистов различие во взглядах между Зиновьевым и Бухариным было слишком сложным. Вэтих условиях, как и в случае с Троцким, партийная масса предпочла оставаться на стороне начальства: в Ленинграде - на стороне Зиновьева, в остальных регионах - на стороне Сталина и Бухарина. Вне Ленинграда Зиновьева поддержали еще некоторые сотрудники Коминтерна, а также два известных лидера - Каменев и жена Ленина Н. К. Крупская, связанная с ними давней дружбой и разделявшая старые догматы ленинизма. «Новую оппозицию» поддержали также кандидат в члены Политбюро, министр финансов Сокольников и зампред Реввоенсовета М.М. Лашевич. Но это было практически все. «Можно только сказать, что все было подготовлено чрезвычайно искусно,- это мы должны признать,- и нас заставили принять бой тогда, когда соотношение сил такое, что бой принять не следует»120, - признавал М. Лашевич.

Лашевич Михаил Михайлович (1884-1928). С 1901 года член РСДРП., большевик. Вдни Октябрьского переворота 1917 года - член Петроградского ВРК. Во время Гражданской войны - член Реввоенсовета фронтов, командующий армиями. Член ЦКВКП(б) (1918-1919; 1923-1925). В 1922-1925 годы председатель Сибирского ревкома.

В 1925-1926годы - заместитель наркома по военным и морским делам СССР. Активный сторонник Зиновьева. С 1926года - заместитель председателя правления КВЖД.

Накануне съезда Зиновьев потребовал права на содоклад, чтобы иметь возможность подробно разъяснить свою позицию. Отказать было нельзя, но в этом случае делегаты могли сочувственно отнестись к идеям «новой оппозиции». Сталин стал искать союзников.

Идеи «новой оппозиции» были близки взглядам Троцкого, который был возмущен тем, что «вся полоса хозяйственно-политического развития оказалась окрашенной пассивным преклонением перед состоянием крестьянского рынка»121. Но, считая Зиновьева и Каменева зарвавшимися чиновниками, памятуя о травле, которую они против него развернули, он не мог поддержать этот новый вызов Сталину и правым большевикам: «позиция, занятая ленинградскими верхами, является бюрократическим извращенным выражением политической тревоги наиболее передовой части пролетариата за судьбу нашего хозяйственного развития в целом и за диктатуру пролетариатаБ Глухой верхушечный пока что характер борьбы придает ее идейным отражениям крайне схематический, доктринерский и даже схоластический характер»122.

Троцкого больше интересуют проблемы развития промышленности. Почему бы Сталину, отношения с которым уже полгода ничем не омрачаются, не назначить его во главе ВСНХ? Араз так, не стоит торопиться с поддержкой оппозиции. Только в конце января, после разгрома «новой оппозиции», Троцкий понял, что на это место его пока никто ставить не собирается. Тогда он свернул свою работу в этом органе.

Апока Сталин предлагал союз. Накануне съезда он сказал троцкисту Серебрякову: «Я предлагаю вашей фракции помочь нам в деле разгрома зиновьевской оппозиции». Серебряков, опасаясь провокации, ответил, что фракции нет. «Леонид,- сказал на это Сталин,- я тебя позвал для серьезного разговора. Ты передай своему «старику» об этом предложении»123. Сталин, часто встречавшийся с Троцким на Политбюро, действовал очень осторожно и боялся задать свой вопрос прямо. Помогать ему Троцкий не стал, но и Зиновьева не поддержал. Нейтрализовав Троцкого, Сталин обеспечил себе победу.

15 декабря, накануне съезда, большинство Политбюро послало смутьянам ультиматум: принять за основу резолюцию Москов-

ской организации, членам руководства не выступать на съезде друг против друга, отмежеваться от наиболее резких выступлений членов ленинградской организации Саркиса и Сафарова, восстановить в правах сторонников большинства Политбюро, исключенных из ленинградской делегации перед съездом. Принятие этих требований означало бы полную капитуляцию Зиновьева и Каменева. Они отвергли этот «компромисс», что позволило Сталину обвинить их в отказе от сохранения единства.

Решающее столкновение между большинством Политбюро и «новой оппозицией» Зиновьева и Каменева произошло на XIV съезде партии 18-31 декабря 1925 года. Вдокладе Сталин изложил господствующую точку зрения: «Мы должны приложить все силы к тому, чтобы сделать нашу страну страной экономически самостоятельной, независимой, базирующейся на внутреннем рын-кеБ»124 Это - залог движения к социализму. Зиновьев не против этого движения. Суть разногласий в другом: «Бесспорно, и всем ходом нашего хозяйственного развития доказано, что мы действительно строим социализм в нашей стране. Мы спорим лишь о том, можно ли окончательно построить социализме в одной стране, и притом не в такой стране, как Америка, а в нашей, крестьянс-кой»125. Каменев, конкретизируя суть разногласий, говорил, что Бухарин и Сталин видят «главную опасность в том, что есть политика срыва НЭПа, а мы утверждаем, что опасность в приукрашивании НЭПа»126.

Стороны требовали друг от друга покаяться в прошлых ошибках (в том числе и тех, которые «ошибающиеся» признали), обильно цитировали Ленина. Крупская корила Бухарина за лозунг «обогащайтесь», который был «обращен к тому слою, с которым мы боролись во время революции»127. Бухарин привычно напомнил о поведении Зиновьева и Каменева в 1917 году, обвинял «новую оппозицию» в нелояльности к ЦК, его сторонник М. Рютин дополнил список обвинением в создании фракции. Через три года оба испытают тяжесть таких же обвинений на себе. Апока Каменев грустно прокомментировал эти «уколы»: «Ну что же, шкуры у нас дубленые»128.

Крупская, с ужасом наблюдая избиение людей, которые многие годы были для них с Лениным друзьями, призывала большинство к компромиссу с меньшинством. Разногласия неизбежны, ведь «большинство товарищей работает в очень разных условиях и разных областях работы, и поэтому они видят действительность с

несколько разных точек зрения»129. Всего-то. Но если дать возможность этим разногласиям нарастать, то о монолитной партии придется забыть. Но пока Сталин тоже демонстрирует склонность к компромиссу. Еще не известно, чья в итоге возьмет. Так что пока он провозглашает: «Мы за единство, мы против отсечения»130.

Главная опасность выступлений «новой оппозиции»- возможность оглашения страшной тайны: Сталин, Зиновьев и Каменев тоже создали свою фракцию. Но прямо сказать об этом пока решился только Лашевич, да и то намеками, шутливо упомянув «тройку», «семерку» и «туз»131. Имелись в виду не карты из «Пиковой дамы», а фракционные органы большинства Политбюро. Ла-шевича резко оборвали. Члены фракции большинства вымарали ответы Лашевичу о «тройке» и «семерке» из стенограммы, чтобы никто не догадался, что Сталин и Бухарин тоже действуют с помощью фракционных методов. Позднее Зиновьев и Каменев будут прямо говорить об этом, но партийная масса уже привыкнет, что оппозиции верить нельзя.

Каменев и Зиновьев не договаривали, потому что видели шанс перетянуть Сталина на свою сторону. Но эта надежда таяла на глазах. Каменев говорил: «Ятов. Сталина упрекал в ряде совещаний, я повторяю это перед съездом: ты вряд ли согласен с этой линией, но ты ее прикрываешь, и в этом твоя ошибка, как руководителя партииБ Теперь я вижу, товарищи, что тов. Сталин целиком попал в плен этой неправильной политической линии (смех) , творцом и подлинным представителем которой является тов. Бухарин». Но дело не просто в Сталине, а в системе аппаратного руководства: «Мы против того, чтобы создавать теорию «вождя», мы против того, чтобы делать «вождя». Мы против того, чтобы секретариат фактически объединяя и политику, и организацию, стоял над политическим органом. Мы за то, чтобы внутри наша верхушка была организована таким образом, чтобы было действительно полновластное Политбюро, объединяющее всех политиков нашей партии, и вместе с тем, чтобы был подчиненный ему технически выполняющий его постановления секретариат бЯ неоднократно говорил группе товарищей - ленинцев, я повторяю это на съезде: я пришел к убеждению, что тов. Сталин не может выполнить роли объединителя большевистского штабаБ Эту часть своей речи я начал словами: мы против теории единоличия, мы против того, чтобы создавать вождя! Этими словами я кончаю речь свою»132. Зал негодовал. «Раскрыли карты!» - кричали с мест. Делегаты стоя ап-

лодировали Сталину, подвергшемуся нападению «новой оппозиции». Сведя все к персональному вопросу Сталина, Каменев подтвердил утверждение своих противников о личном характере недовольства оппозиционеров. Так, Петровский говорил на съезде: «Сначала были личные расхождения, а дальше началась уже несогласованная работа, а потом искание позиций, которые можно было бы подвести под эти расхождения и разногласия»133.

Споры уже ничего не решали - позиции делегатов были известны заранее - ленинградская оппозиция плюс Каменев и Крупская, с одной стороны, все остальные делегаты, подобранные аппаратно,- с другой. ИТроцкий, не сказавший ни слова.

Съезд осудил два уклона: «состоящий в недооценке дифференциации в деревне, не видящей опасностей, связанных с ростом кулачества», и другой - затушевывающий «борьбу за середнякаБ как основной организационной форме движения деревни к соци-ализму»134. С ним нужно было бороться особенно упорно, ибо второй уклон грозил «возвратом к политике раскулачивания». Через четыре года уклонистами станут сами противники раскулачивания.

Но когда делегаты стали требовать отстранения Каменева и Зиновьева со всех постов, против выступил один из лидеров большинства, Томский.

Томский (Ефремов) Михаил Павлович (1880-1936). Из семьи рабочих. С1904 года - большевик. В 1917 году возглавил Московский совет профсоюзов. В 1919-1934 годах - член ЦКРКП(б). В 1918- 1929 годах с небольшим перерывом (1921-1922) - председатель ВЦСПС. В 1922-1930 годах - член Политбюро. В целом поддерживал основные мероприятия коммунистов, ущемлявшие социальные и политические интересы рабочего класса. Во время «профсоюзной дискуссии» выступил против расширения полномочий органов рабочего самоуправления, с другой стороны, в ведомственных интересах возражал против слишком быстрого роста интенсивности труда, «лоббировал» повышение зарплаты рабочим, введение мер социальной защиты трудящихся.

Он напомнил, что у партии мало таких квалифицированных людей, как Каменев и Зиновьев. Их пока некем заменить. Но Сталин уже думает и об этом. После всех взаимных обвинений Зиновьев сохранил свое место в Политбюро, представитель «новой оппозиции» Г. Евдокимов был введен в секретариат ЦК, чтобы не

было обвинений в узурпации власти секретариатом. Это позволило вырвать Евдокимова из Ленинграда и облегчило там кадровые перестановки.

Евдокимов Григорий Еремеевич (1884-1936). С 1903года член РСДРП, большевик. Один из организаторов Красной гвардии в Петрограде. Во время гражданской войны был начальником политотдела седьмой армии, один из ближайших соратников Зиновьева. С1922 председатель Петроградского Совета профессиональных союзов. С1923года - член ЦКРКП (б). В 1925-1926 годах - 1-й секретарь Ленинградского губкома РКП(б).

А вот Каменев был понижен до кандидата в члены Политбюро. Он был возмущен и напоминал, что был членом Политбюро еще тогда, когда Ленин «не считал возможным вводить в Политбюро т. т. Рыкова, Томского и Бухарина…»135. Каменев доказывал, что его не могут понизить за политические ошибки. Ведь Зиновьева оставили в прежнем ранге, в партии же считали, что с «новой оппозицией» поступили слишком мягко.

Съезд принял обращение ко всем членам Ленинградской организации, которое призывало ленинградских коммунистов отмежеваться от своих лидеров: «XIV съезд не сомневается, что Ленинградская организация, всегда шедшая в авангардных рядах партии, сумеет исправить ошибки, допущенные ленинградской делегацией». Цель обращения была обозначена как бы между прочим: «Дискуссия по решениям не может и не должна быть допущена»136. Дискуссии не было до, дискуссии не должно было быть и после съезда. Оппозиционеры возмущались: «Скажите, чтобы мы замолчали, мы замолчим»137. Но такое предложение не устраивает Сталина. Скажи такое, и Зиновьев с Каменевым начнут всем говорить - виновными себя не признаем, но нам запретили объяснять почему. Зажимают свободу слова.

«Новую оппозицию» не сломили идейно. После поражения на съезде зиновьевцы отчаянно пытались сохранить бастион своего клана в Ленинграде. Ленинградский губком предложил 4 января компромисс: «Единство партии и, в частности, Ленинградской организации должно быть сохранено во что бы то ни стало»138. Воб-мен на признание решений съезда должна быть прекращена травля зиновьевцев и чистка руководства Ленинградской организации. Но Сталин не был намерен терпеть господство явно враждебной ему группировки во второй по величине организации ВКП(б)

(теперь было это новое сокращение, так как на съезде партию переименовали из российской во всесоюзную). ЦК отверг предложение губкома и потребовал капитуляции.

Зиновьевцы оборонялись. На заводы не пускали сторонников ЦК, некоторых уволили с работы. Большинство районных и заводских организаций ВКП(б) в Ленинграде поддержали Зиновьева. Обращение съезда к ленинградской парторганизации сначала распространялось в виде листовок курсантами военных училищ. Заменив редакцию «Ленинградской правды», центр начал «промывать мозги» коммунистам «второй столицы». Туда были высланы испытанные кадры: Калинин, Томский, Молотов, Киров и др., поддержать питерцев приехала Крупская. На собраниях ячеек кипели споры, стороны перед лицом рядовых коммунистов обвиняли друг друга в интриганстве и предательстве рабочего класса. Рабочие узнавали о происходящем от коллег коммунистов. Большинство сочувствовали зиновьевцам хотя бы потому, что они настаивали на улучшении положения рабочих за счет крестьян.

Но большевики привыкли к дисциплине: что скажет ЦК, то и правда. Одна за другой районные организации признавали правоту победившей на съезде фракции Сталина - Бухарина. В феврале на губернскую партконференцию приехали Бухарин и Дзержинский. «Подготовленные» партийцы встретили их восторженно. Под давлением эмиссаров из ЦКруководителем Ленинградской парторганизации был избран Киров.

Киров (Костриков) Сергей Миронович (1888-1934). С 1904 года большевик. В 1917 году выступал в либеральной прессе, но затем вернулся к большевизму. Один из руководителей большевиков на Кавказе во время гражданской войны. Один из организаторов обороны Астрахани в 1919 году. В 1920-1921 годах был представителем России в Грузии, готовил захват этого государства. С1923 года член ЦК. С 1926 возглавлял ленинградскую парторганизацию, которую чистил от сторонников Зиновьева. Руководил индустриализацией и коллективизацией в Ленинградской области. Член Политбюро с 1930 года. В 1934 по инициативе Сталина, с которым Кирова связывали тесные дружеские отношения, был введен в секретариат и оргбюро ЦК, став вторым человеком в стране после Сталина.

Наиболее упорно рабочие держались на Путиловском заводе, где не хотели дать слово даже Калинину. Но под угрозой массово-

го увольнения пролетарии сдались. Лидеры оппозиции высылались на работу в другие регионы. Зиновьеву и Евдокимову разрешалось приезжать в Ленинград только по личным делам. «Гнездо» оппозиции было разорено, но ее бойцы не собирались складывать оружие в борьбе за свои принципы.

Но ради чего сражались эти люди? Что стояло за схоластическими формулами о рабочем классе, коммунизме и мировой революции? В основе марксистско-ленинской идеологии лежала фундаментальная ошибка, заключавшаяся в смешивании интересов государства и общества. Вэтом ложность значительной части их идеологических формул. Язык марксизма вполне переводим на иные социологические языки. Большевики стремились к тому, чтобы Россия стала не страной Третьего мира с нищими массами и малочисленной имущественной элитой, а центром глобальной цивилизации, в которой все жители хорошо накормлены, одеты, заняты наукой или работой на автоматизированном производстве. Вот только пути к этому будущему они видели по-разному.


ГЛАВА III.


ЛЕВАЯ ОППОЗИЦИЯ


Бюрократия на распутье

Годы 1925-192 6 были апогеем НЭПа. Победила политика правого большевизма, идеологом которой являлся Бухарин, а основным организатором- Сталин. Бухарин как бы гарантировал Сталину и стоявшей за ним бюрократической массе, что рост крестьянских хозяйств даст государству достаточное количество средств для строительства промышленных объектов, гарантирующих экономическую независимость и военную безопасность, рост благосостояния трудящихся, укрепление авторитета партии и экономической власти государства.

«Мы сейчас в нашей стране являемся не партией гражданской войны, а партией гражданского мира»1, - провозгласил он в феврале 1926 года. Это было уже почти признанием «надклассового» характера партии, отсутствия ее твердой связи с пролетариатом (о классовом бюрократическом характере новой власти тогда еще не говорили даже оппозиционные коммунисты).

Эта политика устраивала и большинство населения, причем не только середняка, но и кулака (зажиточного крестьянина по одним оценкам, сельского буржуа - по другим). Один из сельских предпринимателей писал: «Мы, торговые люди, всегда коммунизм понимали… Пускай коммуна строится, только бы нас не трогала… Бедняк выгоден для власти политически, середняк - экономически, а кулак ведет показательное хозяйство»2. В этом откровенном письме чувствовалось предложение страшного для коммунистов компромисса - высокопродуктивное сельское хозяйство может быть только крупным, и поскольку у государства не получается наладить такое производство из-за бюрократической неразберихи и равнодушия работников, то сельская буржуазия возьмет это дело в свои руки, и капитализм превратится здесь в лидирующий сектор.

Вгосударственном секторе, который в модели НЭПа должен был играть организующую роль, царил хаос. Бюрократический монополизм породил совершенно неэффективную систему управления. Председатель Высшего совета народного хозяйства Ф. Дзержинский писал: «Из поездки своей… я вынес твердое убеждение о непригодности в настоящее время нашей системы управления, базирующейся на всеобщем недоверии, требующей от подчинен-

ных органов всевозможных отчетов, справок, сведений…, губящей всякое живое дело и растрачивающей колоссальные средства и силы»3. Невозможность произвести достаточное количество товаров, которые устроили бы крестьян, могла завести в тупик очередную заготовительную кампанию - крестьянин не хотел отдавать хлеб слишком дешево. В этом крылись пределы роста НЭПа - он годился как восстановительная политика, но по мере приближения к уровню 1913 года требовались новая техника, квалифицированное управление предприятиями, либо дополнительные стимулы к труду работников. Этого коммунисты пока предложить не могли. Поэтому они не могли предложить деревне достаточного количества товаров. Поэтому не хватало хлеба и других сельских товаров, чтобы обеспечить дальнейшее развитие промышленности. Поэтому успехи НЭПа были временными, он был обречен на глубокий кризис, довоенный уровень экономики был для него пределом роста.

Апрельский пленум 1926 года признал неудачи планирования, выразившиеся в преувеличении планов и по сбору зерна, и по экспорту, и по валютным поступлениям, и по капитальному строительству. Одно вытекало из другого: меньше хлеба - меньше строек, меньше строек - меньше техники и промышленных товаров, меньше дает промышленность - меньше хлеба продает село. Товарный голод. Всем нужны товары, а рынок не работает. Замкнутый круг.

Разорвать его могла индустриализация - создание передовой промышленности. Эту проблему должен был по докладу Каменева обсудить XIV съезд. Вапреле 1926 году уже по докладу Рыкова тему обсудил Пленум ЦК. Опираясь на выводы спецов (умеренных социалистов), Рыков считал необходимым рост промышленности по «затухающей кривой», то есть быстрый рост первоначально и более медленный потом, после рывка. Троцкий назвал эту идею «черепашьим шагом к социализму». Возражая Рыкову, он утверждал: «Основные хозяйственные трудности проистекают, следовательно, из того, что объем промышленности слишком малБ Было бы в корне неправильно думать, будто к социализму можно идти произвольным темпом, находясь в капиталистическом окружении»4. То есть, по Троцкому, нельзя было ставить рост промышленности в зависимость от роста крестьянского хозяйства. «Между тем движение к социализму обеспечено только в том случае, если темп развития промышленности не отстает от общего движения хозяй-

с‹-

ства, а ведет его за собой, систематически приближая страну к техническому уровню передовых капиталистических стран»5.

Дефицит техники был главной экономической проблемой, хорошо осознававшейся лидерами партии. Пленум ЦКпризнал, что «народное хозяйство подошло к концу восстановительного периода, использовав всю технику, доставшуюся от дореволюционного времени»6. Пока нет новой техники, не может быть и новых средств производства, готовых качественно повысить производительность труда, экономическую мощь страны и государства, уровень жизни трудящихся. Технику можно было бы купить на Западе, но в 1926 году экспорт СССР был меньше импорта - увеличить покупки было не на что. Каменев откровенно объяснил причины этого Микояну: «Потребление в стране растет настолько быстро, что не дает возможности усилить экспорт»7. Крестьянство воспользовалось результатами революции, чтобы жить лучше. Планы большевиков по накоплению валюты, необходимой для проведения индустриализации, не осуществились, двигаться к цели большевики могли только вопреки результатам революции, вопреки своей уступки эсеровской программе.

Государственный центр не контролировал рынок экономически. Частная торговля обгоняла неповоротливое государственное хозяйство - она контролировала 83% розничного товарооборота. Кулаки оказались, как и следовало ожидать, более предприимчивыми, и сами подчиняли себе кооперативы, расширяли свое хозяйство, вызывая зависть и ненависть чиновников и бедняков - маломощных крестьян, не способных к самостоятельному хозяйствованию. Крестьянское самоуправление поддерживало хозяйственных крестьян, это же сказалось и при выборах в советы. Беднякам же оставалось писать в «инстанции»: «Кажется, загрыз бы зубами кулака»8. Ивсе чаще звучал лозунг: «За что боролись?»

Недовольство проявляли и рабочие. В 1926 году прошло 337 забастовок против 196 в 1925 году. Иногда рабочие выступления принимали политический характер, как это случилось во время кампании помощи бастующим английским шахтерам, на которую Коминтерн возлагал большие надежды: «Рабочие путиловских заводов (5 тыс. чел.) отказались отдать часть заработка в помощь горнякам Англии. Перед ними выступил председатель ВЦСПСМ. П. Томский. Против него выступило двенадцать рабочих, которые резко критиковали его речь, высказывались против политики правительства в этом вопросе и свое отрицательное от-

ношение мотивировали тем, что оборванные, неодетые русские рабочие должны выплачивать на британских бастующих, делегаты которых приезжают сюда, одетые в дорогие меха, в накрахмаленных воротничках… Около 80 рабочих было арестовано»9.

Напомним, что именно путиловцы дольше других поддерживали «новую оппозицию». Так что почва для расширения внутрипартийной оппозиции существовала. Требования роста зарплаты рабочих и ускорения индустриального роста за счет «нажима на кулака» (то есть увеличения налогов с зажиточных крестьян) встречали в партии большую поддержку. Росло недовольство привилегированной бюрократией, требования больших прав в партии для простых рабочих, широкого обсуждения курса партии, который стал подходить к новой кризисной черте.

Оппозиционеры больше других говорили о приближающемся кризисе, и события подтверждали правоту их критики. «Тот некритический оптимизм, который сейчас так широко распространен среди хозяйственников и в значительной степени поддерживается нашей прессой, может усугубить действие неизбежного кризиса, ибо этот последний застигнет нас врасплох»10,- напоминал Троцкий на апрельском пленуме 1926 года о своих словах, сказанных несколькими месяцами ранее.

Надежным средством борьбы с вождями оппозиции были кадровые перемещения. Вянваре 1926 года было принято решение совместить пост руководителя Совета труда и обороны (СТО) и СНК СССР. Унаследованное от времен гражданской войны экономическое двоевластие было ликвидировано, и для возглавлявшего СТОКаменева пришлось искать другую работу. Каменева назначили наркомом внешней и внутренней торговли, что было незначительным понижением в должности (заслуженного лидера как бы и не преследовали за инакомыслие). Этим же постановлением Сокольников переводился с поста наркома финансов СССР на малозначительный пост одного из заместителей председателя Госплана СССР.

Разгром ленинградской оппозиции ставил на повестку дня объединение фрондирующих фракций. Несмотря на то, что их лидеры терпеть друг друга не могли, факт оставался фактом- взгляды у них почти не отличались.

Сначала Троцкого это обстоятельство даже смущало, и он пытался доказать: ни его, ни кого-либо из вождей большевизма нельзя обвинять в идеологических «отклонениях», все разногла-

сия искусственно раздуты интриганами-чиновниками. «Почему обвинители так легко превращаются в обвиняемых. Потому, что у нас всякий вопрос ставится на острие аппаратной бритвы и всякое отклонение от этого острия на одну тысячную долю миллиметра объявляется - путем аппаратного мифотворчества - чудовищным уклоном. Призрак троцкизма нужен для поддержания аппаратного режима. Арежим этот автоматически приводит к тому, что тот, кто недавно других обвинял в троцкизме, сегодня сам оказывается троцкистом»11, - говорил «главный троцкист» на апрельском пленуме ЦК. В этих горьких словах было много справедливого: руководители бюрократической системы ВКП(б) боролись за полное единомыслие и любую свободу взглядов воспринимали как враждебную деятельность, как шаг к расколу. Свою роль во взаимных обвинениях играли и личные антипатии, и борьба за власть. Но для таких людей, как адепты большевизма, идеологический поиск был все же на первом месте. Уверенность в собственной правоте разделяла и сводила людей.

ИТроцкий, и Зиновьев верили, что они - представители не бюрократии, а рабочего класса. В это же верили Сталин и Бухарин. Как марксисты, они видели свою цель в преодолении инерции капитализма в интересах простого труженника. Но пути этого видели по-разному. «Правильный путь»- служба рабочему классу, «неправильный»- чему-то иному, враждебному, объективная или осознанная служба буржуазии. Прежде всего - мировой буржуазии. Раз Сталин переносит центр тяжести борьбы с мира на страну, он объективно помогает мировому капиталу. Строительство социализма в условиях зависимости от мировой конъюнктуры - это создание общества, подконтрольного мировому капиталу и пропитанного национальными особенностями, унаследованными от полуфеодального прошлого. «Социализм в нашей стране победит в неразрывной связи с революцией европейского и мирового пролетариата и борьбой Востока против империалистического ярма»12, - считали оппозиционеры. «Грубее всего идеологический маскарад обнаруживается в совершенно упадочной теории «социализма в одной стране». По Ленину, революционная эпоха выросла из империализма, из «зрелости» и «перезрелости» капитализма не в национальном, а в мировом масштабеБ»13. Сторонникам построения социализма в одной стране оппозиционеры отвечали: «Вы потеряли веру в победу социальной революции в других странах»14.

По тем же причинам оппозиционеры считали необходимым усилить нажим на российский капитал, который накапливался прежде всего в сельском хозяйстве. Они считали, что кулачество контролирует треть товарного хлеба. Оппозиция не тешила себя иллюзиями добровольного участия крестьян в создании гигантов индустрии, что требовало колоссальных средств.

Бюрократия поддержала бы ее программу (как поддержит через два года идею еще более грубой экспроприации крестьянства). Зиновьевцы надеялись, что в ближайшее время настроение партийной элиты сдвинется влево - к этому вела логика событий (но привела только через три года). Оппозиционеры прямо выступили и против самой бюрократии, критикуя ее неэффективность и антидемократизм. Вожди оппозиции, привыкшие чувствовать себя хозяевами аппарата, никак не могли свыкнуться с тем, что аппарат стал хозяином партии.

Лишившись власти, лидеры большевизма стали уделять проблеме бюрократизации гораздо большее внимание, чем в годы революции, когда они закладывали основы бюрократической диктатуры. Троцкий отождествлял демократию с возможностью для лидеров высказывать разные мнения. Теперь его лишали такой возможности. ИТроцкий вступается за право партии выбирать между вождями, которое уже не признается победившей фракцией: «Партия изображается в виде инертной массы, которая упирается и которую приходится «втягивать» в обсуждение тех задач, которые ставит перед нею тот же партийный аппарате Он разъясняет, что найдет нужным, через партию рабочему классу»15. Партия уже несколько раз «проваливала» Троцкого. Причину этого вождь видит в аппаратных методах полемики. Вот если бы спор был честным, то красноречие Троцкого дало бы результате Но ведь дело не в том, чье красноречие сильнее. Когда большевики проигрывали диспуты эсерам, Троцкий был в первых рядах тех, кто предлагал разогнать «говорильню» Учредительного собрания. Но это была их, мелкобуржуазная, говорильня, а теперь нужно бороться за нашу, пролетарскую демократию. При этом Троцкий был далек от идеи предоставить демократию вне партии хотя бы рабочим. Пролетариат для Троцкого был синонимом партии. Троцкий не видел, что партийная бюрократия может выражать собственные классовые интересы. Приходилось искать ей иные социальные объяснения: «Бюрократизация партии является в этом случае выражением на-

рушенного и нарушаемого в ущерб пролетариату социального равновесия»16. Но где это искомое равновесие?

Оппозиционеры объединяются

Вначале 1926 года коммунистическая оппозиция была расколота на несколько фракций: троцкисты, «новая оппозиция», группа «демократического централизма» (сапроновцы), «рабочая оппозиция» (шляпниковцы), «рабочая группа» (медведевцы). Наиболее влиятельными были первые две группировки. Несмотря на острую неприязнь их вождей друг к другу, объединение было неизбежно - две группы имели практически общие взгляды. Еще в апреле Троцкий не терял надежды договориться со Сталиным о «более дружной работе, разумеется, на почве решений XIV съезда»17. Но затем Троцкий понял, что Сталин не намерен возвращать его к реальной власти. Начались переговоры о примирении между опальными лидерами. Троцкист Пятаков писал «новым оппозиционерам»: «Решайтесь: или вы «честно» хотите сообща вести работу, без кулака в нашу сторону (и мы наши кулаки согласны разжать) или… идите в Каноссу к Сталину»18. Под Каноссой имелось в виду покаяние. Каяться не хотелось - все считали, что правы именно они.

Сталин не без тревоги наблюдал за сближением двух групп. Особенно беспокоил Зиновьев, который по части политической интриги был своего рода учителем Сталина. Сталин пишет Молото-ву: «До появления группы Зиновьева оппозиционные течения (Тр[оцкий], Ра[бочая] оппоз[иция] и др.) вели себя более или менее лояльно, более или менее терпимоБ Споявлением группы Зинов[ьева] оппоз[иционные] течения стали наглеть, ломать рамки лояльности»19. Сталин был готов использовать униженного Троцкого на вторых ролях как ценного специалиста. Но теперь, когда Сталина атакуют его недавние друзья, Троцкий тоже усилил натиск. Это нетерпимо, в условиях такой склоки ЦКне может работать. Большевистская политическая культура была чужда согласованиям. Руководящее ядро могло работать только как единая команда, но эта команда подбиралась Лениным и без него быстро превратилась в совокупность враждующих групп. Однако просто очистить руководство от несогласных было опасно - вместе с опальными вождями могли уйти сотни их сторонников, занима-

ющих важные посты. Раскол партии означал и раскол государственной структуры, потерю однопартийности.

Началась медленная, подспудная работа по превращению Троцкого, Каменева и Зиновьева «в политических отщепенцев вроде Шляпникова»20. Их сторонников перемещают с места на место, чтобы нигде не дать закрепиться, обрасти кадрами, реальными властными полномочиями. Снова распространяется информация о «недостойном прошлом», часто клеветническая. Унизить противника, чтобы массы коммунистов перестали уважать Троцкого, Каменева и Зиновьева. Сталин надеялся бить зиновьевцев и троцкистов по частям, но давление на оппозиционеров ускорило их сближение.

Еще в июне Троцкий упрекает Зиновьева и Каменева за бюрократизм и травлю «троцкизма». На Политбюро Троцкий голосовал то за, то против предложений Зиновьева. Но накануне июльского пленума ЦКлидеры оппозиции наконец столковались и признали ошибочность борьбы друг против друга в 1923-1924 годах. Зиновьев признал, что оппозиционное движение 1923 года «правильно предупреждало об опасности сдвига с пролетарской линии». Троцкий также признал «грубой ошибкой» то, что он раньше связывал «оппортунистические сдвиги» с деятельностью Зиновьева и Каменева, а не Сталина. «Это значит, что Троцкий открыто отрекся от своих нашумевших «Уроков Октября», дав тем самым «амнистию» Зиновьеву и Каменеву в обмен за ту «амнистию», которую он получил от Зиновьева и Каменева»21,- иронизировал Сталин.

Товарищи предостерегали Троцкого от союза с Зиновьевым. «Сталин обманет, а Зиновьев убежит», - говорил ему С. Мрачков-ский. Троцкий позднее признал правоту своего товарища в оценке зиновьевцев: «их хватило не на долго»22. Но на безрыбье и рак рыба. Казалось, что совместный натиск вождей на бюрократию даст результат.

Поскольку против опальных большевиков работала вся мощь секретариата ЦКс его слаженным аппаратом, оппозиционеры попытались наладить рассылку своих материалов, чтобы информировать партийные круги о своей позиции и опровергать клевету большинства. Но сталинский аппарат быстро отследил появление их в Брянске, Саратове, Владимире, Пятигорске, Омске, Гомеле, Одессе. Раз аппарат ЦКработал против них, оппозиционные вожди использовали подчиненные им аппараты. Сотрудники Зи-

с‹-

новьева по Коминтерну ездили по стране, собирая сторонников левых. Старые конспираторы с дореволюционным стажем стали назначать явки, шифры и пароли. Вольномыслящие коммунисты перепечатывали материалы оппозиции, даже если не были с ними согласны: партия должна знать разные мнения. Чтобы дать возможность партийцам Краснопресненского района послушать точку зрения оппозиционного кандидата в члены ЦКМ. Лашевича, пришлось собирать 6 июня сходку в лесу под Москвой! Еще бы, теперь за связь с оппозицией могли исключить из партии и снять с работы.

Но у Сталина везде были свои уши. Руководитель Краснопресненской организации М. Рютин узнал о происшедшем и немедленно доложил «куда следует». Активность оппозиционеров была истолкована соответствующим образом: оппозиционеры создали подпольную организацию внутри партии, фракцию. Июльский пленум ЦК, издевательски предложив оппозиционерам открыто высказывать свои взгляды, исключил Зиновьева из Политбюро, Лашевича- из ЦК. Он был также выведен из Реввоенсовета - велась чистка армии.

Вответ на обвинения во фракционности оппозиционеры разгласили страшную тайну Сталина: «В течение двух лет до XIV съезда существовала фракционная «семерка», куда входили шесть членов Политбюро и председатель ЦККтов. Куйбышев. Эта фракционная верхушка секретно от партии предрешала каждый вопросе Подобная же фракционная верхушка существует несомненно и после XIV съезда. ВМоскве, Ленинграде, Харькове и других крупных центрах происходят секретные собрания, организуемые частью верхушек партаппарата, несмотря на то, что весь официальный аппарат находится в ее руках. Эти секретные собрания по особым спискам являются чисто фракционными собраниями. На них читаются секретные документы, за простую передачу которых всякий, не принадлежащий к этой фракции, исключается из партии»23. Пленум предпочел этому не поверить. Тем более что сидевшие в президиуме люди знали, что это правда. Но «не пойман - не вор». Зато Сталину пришлось пережить серьезное унижение, когда оппозиция добилась зачтения им последних писем и статей Ленина, направленных против генсека. Сталин зачитал тексты (они попали в официальные стенограммы), но никаких организационных выводов из них сделано не было.

Оппозиция напомнила, что большинство Политбюро действовало как фракция, и призвала: «Мы обращаемся к пленуму ЦКс предложением - общими силами восстановить в партии режим, который позволит разрешить все спорные вопросы в полном соответствии со всеми традициями партии, с чувством и мыслями пролетарского авангарда»24. Но большинство уже приняло решение превратить оппозиционеров в «политических отщепенцев».

Июльский пленум должен был нанести удар и по Каменеву, но он на прямой фракционной работе не попался. Его заставили отчитаться за только что полученный участок работы: на обсуждение был поставлен доклад наркома торговли Каменева «Охлебо-заготовительной кампании». Он выступил в объективистском ключе, но выступавший следом Пятаков в своеобразном «содокладе» критиковал линию Политбюро слева. Это было вызовом Дзержинскому - ведь Пятаков был его заместителем в ВСНХ, и получалось, что он изложил позицию не фракции, а ведомства. Дзержинский взял слово и обрушился как на Пятакова, так и на Каменева. Каменев, Пятаков и Троцкий прерывали Дзержинского ядовитыми репликами. Началась перепалка, в которой принципиальные вопросы были вытеснены мелочными придирками. На критику Дзержинского Каменев отвечал: «Вы четыре года нарком, а я только несколько месяцев». Дзержинский в ответ: «Авы будете 44 года и никуда не годны, потому что занимаетесь политиканством, а не работаете… Яне щажу себя, тов. Каменев, никогдаБ»25 Он признал, что и его деятельность не всегда успешна, за что тут же ухватился Каменев: «Вот Дзержинский 45 миллионов рублей напрасно засадил в металлопромышленность»26. Взбешенный Дзержинский предложил расстрелять виднейших членов оппозиции. Их реакция: «… это вас нужно расстрелять!» Реплика Дзержинского: «Я вам докажу, что добьемся своего!»27.

Дзержинский воспринимался оппозицией как законченный термидорианец, сторонник террора против революционеров, гарант буржуазного перерождения, интересов обуржуазившейся бюрократии и новой буржуазии. Непримиримость Дзержинского к товарищам по партии контрастировала с его покровительственным отношением к бывшим меньшевикам, которые работали в ВСНХ. Как-то он сказал Валентинову: «Ленин часто говорил, что Ю. Ларин любит сплетничать. Это верно. Вот теперь он в разных местах фистулой (у Ларина был пискливый голос,- комментирует Валентинов) свистит, что, мол, в ВСНХ - меньшевистское за-

силье. Пожелаю, чтобы и в других наркоматах было такое же засилье»28. Дзержинский в своих экономических воззрениях находился под влиянием меньшевиков и правых большевиков и убежденно отстаивал эти идеи.

Но в вопросе о бюрократии Дзержинский был ближе по взглядам к оппозиции: «Яприхожу прямо в ужас от нашей системы управления, этой неслыханной возни со всевозможными согласованиями и неслыханным бюрократизмом»29. Троцкий будто бы крикнул ему: «Осторожнее указывайте на разлагающий партию бюрократизм! Вы рискуете со всеми вытекающими отсюда последствиями быть записанным в лагерь оппозиции»30. Впоследствии правые большевики будут повторять троцкистскую критику бюрократии. Иих зачислят в лагерь оппозиции. Но Дзержинский до этого не дожил. Он так энергично боролся с троцкистами, что умер от сердечного приступа после очередного заседания пленума. Это позволило сделать его мучеником борьбы с троцкизмом. Моральная победа на пленуме осталась за правящей группой.

3 августа 1926 года Каменев подал в отставку с поста наркома, за который не держался. Вглазах партийного актива это тоже выглядело как поражение. Сдавая должность, Каменев объяснил преемнику Микояну свое понимание ситуации в стране: «Мы идем к катастрофической развязке революцииБ Правда, этот кризис в партии наступит раньше, чем в стране. Необходимо дать выход пролетарским тенденциям, надо дать легальную оппозицию»31. Оппозиция считала, если пролетарское ядро в партийном руководстве сохранится, то партия сможет противостоять катастрофе, выиграть новую битву, неизбежную после крушения НЭПа. Входе этих событий шлак отсеется, и партийная структура, созданная Лениным, примет бой. Но если «термидорианцы» задушат «пролетарское ядро» партии (то есть сторонников идей оппозиции) или выбросят его за пределы мощной партийной структуры, режим не сможет устоять. «Термидорианцы» не имеют верной идеологии, они не смогут принять верных, истинно марксистских решений. Если в штабе революционной партии будут сидеть контрреволюционные элементы, то партия проиграет решающее сражение, и революционные цели не будут достигнуты. Этот взгляд на ситуацию заставлял оппозицию держаться за партию, даже при полном антагонизме с ее руководством.

Вначале августа Троцкий заявил: «Тов. Сталин выставляет свою кандидатуру на роль могильщика партии и революции»32. Сталин

был возмущен. Личные отношения между ними были окончательно разорваны.

«Объединенная оппозиция» не считала себя разбитой. По итогам пленума 13 лидеров троцкистов и зиновьевцев приняли общую резолюцию, которая стала первым документом объединенной оппозиции. Внем говорилось: «Ближайшая причина все обостряющихся кризисов в партии - в бюрократизме, который чудовищно вырос в период, наступивший после смерти Ленина, и продолжает расти»33.

В чем причина этой напасти? «Расхождение между направлением хозяйственной политики и направлением чувств и мыслей пролетарского авангарда усиливает неизбежно потребность в нажиме и придает всей политике административно-бюрократический характер»34. Большевики сразу после прихода к власти тащили пролетариат туда, куда он не желал, активно сопротивляясь большевистской власти. Что касается коммунистического «авангарда», то он уже несколько раз «побеждал» оппозиционеров во время дискуссий. Причины бюрократической напасти коммунистическая оппозиция не нашла, да и не могла найти в силу своей приверженности сверхцентрализованной модели социализма.

Но сомнения в правильности большевистского построения партии были. Авторы вычеркнули из проекта «заявления 13-ти» ритуальное заклинание о пользе партийного централизма: «Без такой могучей централизации мы не победили бы врагов в прошлом и не выполним своих задач в будущем»35. Необходимость партийной централизации переносится в прошлое: «Значение крепко спаянного централизованного аппарата в большевистской партии не требует пояснений. Без этого костяка партии пролетарская революция была бы невозможна»36. Для того, чтобы подавить противников большевизма, нужна крепкая централизация, а после победы для коммунистов - демократия. Но вот беда - «крепкий централизованный аппарат» не собирается сдавать свои позиции.

Крепко спаянный централизованный аппарат партии-государства стал ядром этакратического класса, основой которого была бюрократия. Ее усиление вытекало с неизбежностью исторического закона из огосударствления экономики, партийно-государственной централизации и подавления гражданского общества. Программа оппозиции ничего не противопоставляла этому процессу. Она выражала интересы части коммунистической технократии, и при всей ненависти к своим бюрократическим «братьям

по классу» объективно содействовала их усилению. Оппозиция лишь пыталась избавить бюрократию от правых иллюзий, придать государственному хозяйству больший динамизм. Со временем лидеры бюрократии воспримут экономическую часть троцкистской программы. Но вожди оппозиции считали, что их программа может быть реализована только под их руководством.

Кампания «Объединенной оппозиции»

Апока оппозиционные лидеры, как и лидеры большинства, ушли в отпуск. Впрямом смысле слова. Спорщики разъехались, накапливать силы для новой схватки осенью.

Троцкий и Зиновьев вернулись из Крыма 29 сентября и узнали об исключении нескольких малоизвестных партийцев за фракционную работу. Партийные чиновники проверяли, готовы ли вожди оппозиции заступаться за свой актив. Они были готовы. Направившись в Коммунистическую академию, где была запланирована встреча с этими партийными руководителями (а оппозиционеры формально оставались партийными руководителями), левые подвергли политику большинства Политбюро разгромной критике. Троцкий и Зиновьев имели огромный ораторский опыт, увлекали за собой аудиторию, даже уже обработанную официальными агитаторами ЦК.

Окрыленные первым успехом, лидеры «объединенной оппозиции» пошли в рабочие ячейки и там тоже имели успех. Настоящее сражение развернулось на заседании парторганизации Рязанской железной дороги. Рабочие спрашивали, за что из партии исключили двух их товарищей - оппозиционеров. За взгляды? На собрание был приглашен известный оппозиционер, лидер группы «Демократического централизма» Т. Сапронов. Он стал выступать. Руководители ячейки пытались ему помешать. Оппозиционеры послали за Троцким, который прибыл незамедлительно. «При появлении на собрании т. Троцкого райкомщики подняли крик, шум, гам, свист, рабочие же тов. Троцкому устроили овацию»37,- рассказывал Сапронов. Начальство ушло с собрания и объявило его незаконным. Несмотря на это рабочие долго слушали опального вождя, приняли резолюцию и спели «Интернационал».

Сапронов Тимофей Владимирович (1887-1939, по другим данным 1937). Большевик с 1912года. После Октябрьского переворота -

председатель Московского губисполкома. «Левый коммунист», затем организатор фракции «демократического централизма». В 1918- 1921 годах активно выступал против политики Ленина по разным вопросам, требуя демократизации режима и введения самоуправления на производстве. В 1927исключен из ВКЛ. (б). В 1935 осужден за оппозиционную деятельность.

Рабочие заявили, что Московская контрольная комиссия исключила из партии их товарищей «за то, что они пытались добросовестно разобраться в вопросах, волнующих партиюБ Мы, рабочие партийцы, хотим принимать непосредственное участие в управлении нашей собственной партиейБ Нам говорят, что оппозиция ошибается, а что говорит сама оппозиция, мы не зна-ем»38.

На собраниях Троцкий так излагал программу левой оппозиции: «На полмиллиарда сократить расходы за счет бюрократизма. Взять за ребра кулака, нэпмана - получим еще полмиллиарда. Один миллиард выиграем, поделим между промышленностью и зарплатой. Вот в двух словах наша хозяйственная программа»39. Все эти цифры были совершенно условны. Правым было ясно одно: резкое сокращение бюрократии приведет только к дезорганизации государственного хозяйства. Экспроприация кулаков и нэпманов даст средства только на год, а потом брать будет не с кого.

Никто из членов Политбюро не решился противостоять в открытой полемике Троцкому и Зиновьеву, когда они, окрыленные успехом, вместе со своими сторонниками - Радеком, Пятаковым, Смилгой и др. созвали несколько собраний на фабриках и заводах в Москве и окрестностях. Дискуссии закипели в партийных ячейках на заводах, в хозяйственных и даже в военных учреждениях. Сталин и Бухарин опасались большого скандала, особенно в условиях назревающего экономического кризиса. Истинные настроения партийного актива были неизвестны - далеко не все решались высказывать то, что думают.

Открыто в Москве и Ленинграде за оппозицию решились проголосовать только 496 человек, но по данным чехословацкого дипломата Й. Гирсы, в Москве около 45% коммунистов были на стороне оппозиции40.

Оппозиционеры освежили связи со второй столицей. 7 октября на собрании коллектива крупнейшего ленинградского завода «Красный путиловец», где присутствовал Киров, неожиданно выс-

тупил приехавший из Москвы Зиновьев. Левые выступили и на других предприятиях Ленинграда. Каждый раз их речи вызывали интерес рабочих и бурю негодования со стороны начальства. Но и негодование это часто было показным.

Пока недовольство политикой ВКП(б) было еще не очень велико. Кризис НЭПа еще не набрал силу. Ктому же предлагавшаяся оппозицией демократия не касалась народа (рабочему классу обещали сохранение зарплаты, не более), речь шла о демократии для элиты. Диктаторский «имидж» вождей оппозиции ослаблял силу ее агитации за демократию и против бюрократизма. Страна помнила Троцкого как жестокого диктатора времен гражданской войны, Ленинград помнил авторитарный стиль руководства Зиновьева.

Отсутствие возможности отстаивать свои взгляды в печати ставило оппозицию под удар клеветы - ее требования в выступлениях Бухарина и его сторонников доводились до абсурда. Использовались и антисемитские нотки. «Идейная борьба заменилась административной механикой: телефонными вызовами бюрократии на собрания партийных ячеек…, хорошо организованным свистом и ревом при появлении оппозиционеров на трибуне. Правящая фракция давила механической концентрацией своих сил, угрозой репрессий. Прежде чем партийная масса успела что-нибудь услышать, понять и сказать, она испугалась раскола и катастрофы. Оппозиции пришлось отступить»,41 - вспоминает Троцкий о ситуации 1926 года.

Оппозиционеры пытались представить себя равноправным течением в партии и 4 октября обратились в ЦКВКП(б) с заявлением о необходимости налаживания «совместной дружной работы» и «ликвидации тяжелого периода внутрипартийной распри»42. Политбюро затем оценило это заявление как признание правильности политики ЦК, что было явным преувеличением. Апока оно вынуждено было услышать призыв к компромиссу и выставило 11 октября свои условия, сводившиеся к прекращению фракционной работы и недопустимости открытой дискуссии. Требовалось также отмежеваться от других оппозиционных групп, критиковавших Политбюро. Поскольку левые отрицали, что ведут именно фракционную работу, и отрицательно относились к более радикальным оппозиционерам, чем они сами, то Троцкому, Зиновьеву и Каменеву оставалось согласиться только на прекращение дискуссии.

Достижению компромисса способствовало и то, что сталинское руководство по-прежнему не чувствовало себя уверенно. Сохранялись «опасения быстро и резко порвать друг с другом при неустойчивости режима и боязни внешних и внутренних его противников в случае внезапного раскола или распада партии»43. Эти опасения будут сохраняться и позднее, но невозможность единства изменит отношение к товарищам по партии. Скем нельзя договориться, того следует репрессировать. Вусловиях хозяйственных трудностей оппозиция может получить массовую поддержку недовольных, расколоть партию и таким образом покончить с ее монополией на власть. Ав условиях многопартийности из подполья выйдут сторонники иных, не марксистских, путей, и страна вернется к капитализму. Все жертвы революции будут напрасными. Такая логика возобладает уже через год. Но сейчас противоборствующие фракции еще были готовы договариваться.

15 октября передовица «Правды» отзывалась об оппозиции в компромиссном тоне. 16 октября лидеры левых подписали заявление, в котором вновь подтверждалось осуждение фракционной борьбы (оппозиционеры не признавали, что ведут именно фракционную борьбу), признавались некоторые ошибки, хотя и утверждалось, что оппозиция остается «на почве своих взглядов», изложенных «в официальных документах и речах…»44. Признание ошибок стало условием компромисса - Сталину было важно унизить противников, использовать и это столкновение, чтобы подорвать авторитет опальных вождей, чья слава еще недавно превосходила его, Сталина, славу. Идело было не в личных амбициях. Чтобы победить в политической борьбе, необходимы гораздо буль-шие авторитет, влияние, поддержка, чем у противника. Добившись своего, правящая группа прокомментировала заявление оппозиции: «Центральный Комитет считает, что тот минимум, который необходим для обеспечения единства партии, можно считать достигнутым. Задача состоит в том, чтобы, продолжая идейную борьбу с принципиальными ошибками оппозиции, от которых она не отказывается, принять все меры к тому, чтобы достигнутый минимум для обеспечения единства партии был действительно проведен в жизнь»45.

Оппозиционерам могло показаться, что за ними признали право на инакомыслие - сохранение ошибок, с которыми нужно бороться идейно, а не организационно. Но Сталин решил закрепить успех именно «оргмерами». Раз были признаны ошибки, то

с‹-

есть идеологическое преступление, можно было перейти и к наказаниям. Объединенный пленум ЦКи ЦККВКП(б) 2 3 и 2 6 октября рассмотрел вопрос «О внутрипартийном положении в связи с фракционной работой и нарушении партийной дисциплины ряда членов ЦК». По предложению С. Кирова (разумеется, от имени ленинградской организации, что должно было быть особенно болезненным ударом для Зиновьева) было принято постановление, в соответствии с которым Зиновьева отозвали из руководства Коминтерном, Троцкого вывели из Политбюро, а Каменева - из кандидатов в члены Политбюро. Меры взыскания должны были быть умеренными. Важно было не вызвать к опальным вождям излишнюю жалость, а в случае обострения обстановки в стране можно было бы и примириться с этими опытными работниками, которые с наибольшей эффективностью действовали именно в условиях революции.

Одновременно Сталин настоял на еще одном унижении оппозиции. Вкачестве проверки на лояльность Зиновьева ему предложили выступить против других оппозиционеров, которые стояли за отказ от однопартийности, компромисс с социал-демократией, широкую демократизацию. Этот уклон, представленный прежде всего «рабочим оппозиционером» С. Медведевым, был заклеймен как меньшевистский, и Зиновьеву было предложено выступить против него в прессе. Зиновьев согласился, так как действительно не был сторонником столь широкой демократизации, но затягивал выступление против коллег по оппозиционной деятельности. Вмае 1926 года Сталин писал Молотову, что Зиновьев «преступно просрочил все сроки»46 выступления против Медведева. Витоге честь дать отпор «меньшевистскому уклону» выпала на долю Бухарина, который осудил правых в статье «Правая опасность в нашей партии». «Новой оппозиции» пришлось присоединяться к позиции Бухарина. Альтернативу Зиновьев сформулировал так: «Либо престиж свой и партии, либо Медведева»47. Конечно, Зиновьев выбрал свой престиж, тем более что 29 октября Медведев под угрозой исключения из партии выступил с признанием своих ошибок. Всем было очевидно, что это признание формально и неискренне.

Эта история была важным успехом Сталина: ему удалось одну группировку изолировать и заставить покаяться, а другую- отмежеваться от возможного союзника и присоединиться к официальной позиции. Оппозиционный фронт был расколот. Это «так-

тическое средство, которое впервые было использовано для подрыва оппозиционного блока в октябре 1926 года, затем последовательно применялось Сталиным на протяжении 1927-1929 годов, когда зиновьевцы после «покаяния» служили оружием борьбы с троцкистами…»48, - комментирует эти события В.А. Шишкин.

Таким образом, к концу года авторитет оппозиции был подорван, и правящий блок мог торжествовать победу. Выступая 1 ноября на XV партконференции, Сталин комментировал заявление «объединенной оппозиции» от имени рабочих: «значит, оппозиционеры хотят драться и впредь, значит, мало им наклали, значит, надо их и впредь бить»49.

Но рабочие, в том числе коммунисты, молчали. Иэто печалило оппозицию, надеявшуюся на более активную поддержку снизу: «партийный середняк не сумел дать отпор неслыханному издевательству со стороны ЦКи его аппарата над партией, что он казался слишком пассивным, но эта пассивность вызвана тем режимом, который за последние годы проводил ЦК - режимом неслыханного террора по отношению ко всем, кто смел высказывать свое мнение»50. Это еще не террор. Идут увольнения инакомыслящих.

После вероломного нарушения Сталиным компромисса 16 октября оппозиционеры продолжали рассылать материалы, в которых призывали бороться «против ликвидации партии, проводимой сталинской фракцией под лицемерными лозунгами «единства». За действительное единство партии - на основе внутрипартийной демократии»51. Они готовились к новым политическим баталиям. Сейчас большинство членов Политбюро победили. Но стоило им допустить политическую ошибку, и фортуна могла повернуться лицом к другой фракции. События следующего года напомнили об этом. Козыри в руки оппозиционеров дали внешнеполитические события.

Между тем XV партконференция, которая также осудила троцкистов, фактически приняла их программу по важнейшей проблеме индустриализации: «Необходимо стремиться к тому, чтобы в минимальный исторический срок нагнать, а затем и превзойти уровень индустриального развития передовых капиталистических стран»52. Пока руководителей партии устраивали так называемые «затухающие» темпы роста промышленности (процент роста падал по мере того, как исчерпывались возможности расконсервации старых предприятий и восстановления хозяйства); надежды

были на рост товарности крестьянского хозяйства, на совершенствование планирования, на благоприятную конъюнктуру рынка, на всемерную экономию, на новые внешнеполитические успехи. 1927 год опровергнет многие из этих надежд.

Китайская катастрофа

Вожди большевизма, видимо, всерьез верили, что «мировая буржуазия» считает своей приоритетной задачей уничтожение СССР. Ведь они сами готовили уничтожение капиталистической системы, тратили силы и ресурсы на развитие сети коммунистических партий - секций Коминтерна. Когда в кризисный момент на Западе начнется революционный подъем, СССР станет оплотом мировой революции. От этого в ВКП(б) не отрекался никто. Раз так, то и капиталисты должны стремиться уничтожить этот оплот мировой революции.

Большевистская бюрократия была продуктом вооруженных конфликтов и воспроизводила свой боевой дух в обстановке военной истерии. Вто же время руководство СССР боялось войны, чувствуя неподготовленность к ней, нежелание населения вновь погружаться в беспокойную военную обстановку. В 1924 году после попытки переворота в Эстонии и скандала из-за вмешательства Коминтерна в дела Великобритании СССР на время прекращает провоцирование революционных выступлений в Европе. В 1924 году западные государства начинают одно за другим признавать СССР. Победа теории построения социализма в одной стране делает мировую революцию не столь срочной, но все равно необходимой, потому что в условиях капиталистического окружения победа социализма всегда будет неустойчивой - и из-за угрозы военного вторжения, и из-за нехватки передовых технологий, сосредоточенных на Западе, и из-за недостатка ресурсов, которые империалистические страны черпают на Востоке.

После того как революционная волна на Западе спала, взоры большевиков обратились к Востоку, и прежде всего к Китаю. С 1923 года здесь нарастали революционные события. СССР и Коминтерн помогали советниками, деньгами и оружием китайским революционерам - партии Гоминьдан и коммунистам. Ввиду близости позиций Коммунистическая партия Китая (КПК) вошла в Гоминьдан.

Вмае 1925 года в Китае началась революция. Забастовки и митинги охватили страну. За лозунгами объединения, выдвигавшимися Гоминьданом, шли миллионы людей. Гоминьдан быстро ра-дикализовался и в феврале 1926 года даже попросился в Коминтерн. Коммунисты стали занимать ключевые посты в его аппарате и в армии. Но в это время обострилась борьба в Гоминьдане между коммунистами и консервативными националистами. Вмарте 1926 года она вылилась в открытые столкновения. Врезультате этих событий главнокомандующим Национально-революционной армии Гоминьдана (НРА) стал генерал Чан Кайши. Он выступал за объединение страны, но против предлагавшихся коммунистами антикапиталистических мер и передела земли. Права коммунистов в Гоминьдане были ограничены. Коминтерн приказал КПКсми-риться с ограничением своих прав. Коммунисты были еще слабы, и, опираясь на организационную силу Гоминьдана, могли нарастить силы и влияние.

Виюле 1926 года Гоминьдан провозгласил Северный поход. В 1926-1927 годах НРАпри поддержке населения освободила от «милитаристов» (военных руководителей, каждый из которых контролировал обширные районы Китая) центральные районы Китая.

Здесь создавались массовые профсоюзы, кое-где крестьяне начали делить землю помещиков, а горожане - собственность иностранцев и купцов. Вто же время в НРАи Гоминьдан вошли сотни тысяч новых людей, большинство из которых были националистами и относились к коммунистам и социальным выступлениям бедноты отрицательно.

Все это время лидеры ВКП(б) руководили действиями КПКче-рез Коминтерн. Естественно, что споры между ними касались и Китая. Вапреле 1926 года, после первых столкновений между коммунистами и чанкайшистами, Троцкий предложил вывести КПКиз Гоминьдана, но настаивать на этом не стал. Зиновьев, который был архитектором союза КПКи Гоминьдана, колебался. Содной стороны, опасно сожительствовать в одной партии с реакционерами, с другой - хотелось бы превратить Гоминьдан в антиимпериалистический таран и выжать из него все, что можно, в пользу КПК. Поэтому коммунисты должны были вести себя потише, не поддерживать рост крестьянской борьбы за землю.

26 октября Политбюро ВКП(б) указало дальневосточному бюро Исполкома Коминтерна настаивать на сдерживании классовой борьбы в деревне, поскольку «немедленное развязывание граждан-

с‹-

ской войны в деревне, в обстановке разгара войны с империализмом и их агентами в Китае может ослабить боеспособность Гоминьдана»53.

Суть новой коммунистической стратегии в Китае, отвечавшей бюрократическому характеру коммунистического руководства, выразил Сталин: «И вот задача коммунистов и вообще революционеров Китая состоит в том, чтобы проникать в аппарат новой власти, сближать этот аппарат с крестьянскими массами и помогать крестьянским массам через этот аппарат удовлетворять свои насущные требования»54. Не разжигание революции, как в былые времена, а захват аппарата власти становится основой коммунистической политики на десятилетия вперед. «Руководство эпигонов в Китае означало попрание всех традиций большевизма. Китайская коммунистическая партия была, против ее воли, введена в состав буржуазной партии Гоминдан и подчинена ее военной дисциплине. Создание Советов было запрещено. Коммунистам рекомендовалось сдерживать аграрную революцию и не вооружать рабочих без разрешения буржуазии»,55 - впоследствии комментировал этот подход Троцкий. Всентябре 1926 года он вернулся к китайскому вопросу. Усиление правых в Гоминьдане угрожало коммунистам изоляцией. «Выход не в том, чтобы не стремиться «заменять» левых внутри Гоминдана; не в том, чтобы мягко и незаметно воспитывать их и подталкивать; не в том, чтобы «содействовать созданию левогоминдановской периферии из организации мелкой буржуазии». Все эти рецепты и даже их формулировка убийственно напоминают старую меньшевистскую кухню. Выход из положения состоит в организационном размежевании как предпосылки самостоятельной политики с глазами, устремленными, в первую очередь не на левогоминдановцев, а на пробудившихся рабочих». Конкретное требование: «перевести взаимоотношения компартии и Гоминдана на путь союза двух самостоятельных партий»56.

Сталин считал, что уход из Гоминьдана - это сдача крупнейшей революционной организации антикоммунистам. Возражая тем, кто считал необходимым создавать крестьянские советы под руководством самостоятельной от Гоминьдана КПК, Сталин говорил: «Нельзя строить Советы в деревне, обходя промышленные центры в Китае»57. Пройдет несколько лет, и коммунисты будут создавать крестьянские советы и стремиться построить коммунизм с опорой не на города, а на деревенские коммуны. «Левацкая»

стратегия в Китае будет связана с именем Мао Цзэдуна, лидера, который сможет привести радикальный коммунизм к победе. Конечно, маоизм - не троцкизм, но в некоторой степени он позволяет понять, куда вела левая альтернатива и к чему она могла привести. После всех потрясений и ожесточенной борьбы не только с капитализмом, но и с «ревизионизмом» КПСС, радикальный коммунизм все равно вернулся к бюрократической диктатуре. Альтернатива «левого» коммунизма здесь, как и в СССР в 20-е годы, оказалась условной и привела к тому же результату, что и сталинский путь.

Весной 1927 года российская левая оппозиция наконец преодолела разногласия по китайскому вопросу и решила все же развернуть критику сталинской политики в Китае: «Коммунисты выступают под собственным знаменем только в самых исключительных случаях. Все движение идет под знаменем Гоминдана. Это положение приведет к тому, что при повороте верхушки Гоминдана направо не будет организационного стержня для масс, отходящих от Гоминдана»58,- утверждал К. Радек, специалист по китайскому вопросу в рядах оппозиции.

Выступление оппозиции по китайскому вопросу было очень некстати. Китайская революция была на пике, и позиция Коминтерна претерпела сдвиг «влево». Вмарте 1927 года в результате восстания бедноты Шанхай перешел под контроль НРА. Рабочие отряды не разоружились и конфликтовали с чанкайшистами. Нанкин, занятый НРА, был обстрелян флотилией западных стран. Это усилило антиимпериалистические настроения одной части гоминьданов-цев и склонность к примирению - другой. Нужно было на что-то решаться. Кэтому времени Сталин уже выступал гораздо радикальнее, чем в 1926 году, требовал развертывания крестьянского и рабочего движения, но по-прежнему указывал, что КПКдолжна оставаться в составе Гоминьдана. Проанализировав документы этого периода, историк А. Панцов пришел к выводу: «Хорошо подготовленный «тихий» коммунистический переворот внутри Гоминьдана стал к тому времени настоящей сталинской идеей фикс»59. Вмарте коммунисты и левые гоминьдановцы стали готовить арест Чан Кайши60. Нужно было, официально демонстрируя дружбу в отношениях с Чан Кайши, готовить его устранение. Коминтерн надеялся на поддержку лидера левых гоминьдановцев Ван Цзинь-веня, вернувшегося в Китай. Сколько раз потом Сталин будет дей-

ствовать так же. Тщательно и тихо готовить удар, и затем молниеносно его наносить (если противник не опередит).

Но в апреле 1927 года Чан Кайши, предупрежденный о коммунистическом заговоре, взял власть в свои руки и исключил коммунистов из армии и Гоминьдана. В Шанхае была проведена кровавая чистка и избавление от коммунистов. Ипосле этого Сталин не считал возможным «отдать знамя Гоминдана, самое популярное из всех знамен в Китае, в руки правых гоминдановцев»61.

Освобожденная территория раскололась. Приморские районы поддержали Чан Кайши, а центральные - уханьское правительство левых гоминьдановцев и коммунистов во главе с Ван Цзин-венем, которому СССР продолжал оказывать финансовую и военную помощь. Сталин оказался заложником собственной политики и пытался извлечь пользу из союза хотя бы с осколками Гоминьдана. Но оппозиция категорично протестовала против продолжения этой обанкротившейся политики: «Впересмотре нуждается как раз линия на оставление компартии в Гоминьдане в положении придатка к Гоминьдану»,- писал Зиновьев по свежим следам переворота.- «Выставить лозунг Советов в Китае значит, по мнению Сталина, «перепутать все карты», смешать все перспективы». Чьи карты, чьи перспективы?… Да, эти карты необходимо «перепутать»62. Вкитайском вопросе, как никогда, столкнулись два политических стиля. Радикальные большевики привыкли к непредсказуемой игре, изменению тактики в зависимости от ситуации, опоре на массовую стихию с последующим подавлением ее, когда задача завоевания власти выполнена. Сталин предпочитал тщательную подготовку операции, и в случае внезапной неудачи некоторое время продолжал действовать по инерции, постепенно готовя новую «операцию». Когда Сталин поддерживал Гоминьдан, оппозиция выступала за советы в Китае. В 30-е годы Сталин будет проводить здесь политику создания советов. Оппозиция выступала за форсирование индустриализации, и кризис НЭПа показывал Сталину их правоту. Но он уже не мог примириться с Троцким, и смена курса была возможна только после ликвидации левой оппозиции как силы, которая может претендовать на власть. Сталин будет готов принимать идеи со стороны, но он, а не кто-то другой должен решать, какие идеи принимать, а какие - нет.

Вначале июля Сталин пришел к выводу: «Мы использовали уханскую верхушку как только можно было ее использовать. Те-

перь надо ее отбросить»63. Но Коминтерн призывал: «Ухань должен быть центром за другой путь развития КитаяБ», и в то же время, наученный горьким опытом союза с Чан Кайши, давал указание коммунистам: «Стройте свои вооруженные силы»64. Военные приготовления коммунистов были замечены левыми гоминь-дановцами. В июле и они разгромили КПКи объединились с Чан Кайши. Тысячи коммунистов погибли. Вотчаянии КПКпопыта-лась поднять восстания в городах Китая. ВКантон для этого прибыли эмиссары Коминтерна, в том числе видный деятель ВКП(б) В. Ломинадзе. Но население не поддержало коммунистов, и выступления были подавлены.

Китайская катастрофа потрясла коммунистов всего мира. Последние надежды на мировую революцию рухнули, тысячи китайских товарищей погибли. Сталинская политика потерпела полный крах. Части оппозиционеров «казалось, что столь очевидное банкротство сталинской политики должно приблизить победу оппози-ции»65. Это позволило Троцкому утверждать: «буржуазия, о которой говорилось, что мы ее используем и выбросим, как выжатый лимон, использовала на деле нас. Мы помогли ей сесть в стремя, она нас ногой отбросила, захватила всю власть, обескровила пролетариат. Аза неделю до этого Сталин брал на себя ответственность за политическую линию Чан Кайши. Это худший обман партии, - этого никогда не было в истории нашей партии,- говорят, что Центральный Комитет «все предвидел», а на деле было прямо противоположное»66. Итак, Сталин ошибся в Китае. Значит, он может ошибаться и в СССР. Оппозиция была права в критике китайской политики, значит, она может быть права и в отношении НЭПа.

Военная тревога и наступление оппозиции

Разгром коммунистического движения в такой огромной стране, как Китай, создавал впечатление, что империализм переходит в глобальное контрнаступление, что нужно ждать нападения на СССР. Это подтверждалось и серией событий накануне переворота Чан Кайши. Произошли налеты на советские представительства в Лондоне и Пекине с последующей публикацией захваченной документации о вмешательстве СССР в дела Китая и Великобритании. Отношения с последней тоже стали быстро ухудшаться, что объяснялось прежде всего советской поддержкой

стачки британских шахтеров. Вмае 1927 года дипломатические отношения с Великобританией были разорваны. В советском руководстве опасались, что страны Запада могут предпринять военную акцию против СССР с помощью стран Восточной Европы. Поэтому шокирующее впечатление в Москве произвело убийство советского посла П. Войкова в Варшаве 7 июня. Его сравнивали с выстрелом в Сараево, который спровоцировал Первую мировую войну, и ждали новых провокаций.

В стране началась военная тревога. На этот раз это была не пропагандистская шумиха: «существующая ныне паника, которая слышится в каждом публичном выступлении и читается в каждой статье партийных лидеров, не «поддельная»Б, эта нервозность успешно передается всему советскому народу»67, - докладывал британский дипломат. Чехословацкий дипломат также сообщал, что в 1927 году «увеличивается число санитарных поездов. Многие фабрики и заводы перешли к работе на оборону…»68. Но СССР все еще был слишком слаб, чтобы воевать с коалицией своих западных соседей, поддерживаемых Великобританией и Францией.

Военная тревога только обострила кризис НЭПа. Э. Карр комментирует: «В1927 году кризис во внешних делах СССР, а также первый взрыв увлеченности планированием отвлекли внимание от аграрных проблем. Урожай, хотя и менее обильный, чем в 1926 году, был вполне удовлетворительным, и предполагалось, что хлебозаготовка, как и в прошлом году, пройдет спокойно. Эта уверенность была совершенно неоправданной. По сравнению с предыдущим годом настроения изменились. Тревожная международная ситуация, разговоры о войне, об оккупации - все это беспокоило теперь и деревню. После двух урожайных лет крестьянин впервые с начала революции наконец почувствовал себя уверенно. Узажи-точного крестьянина были запасы зерна и денег. Промышленные товары, которые ему могли бы понадобиться, купить было почти невозможно. Деньги опять обесценивались инфляцией; в такой неопределенной ситуации зерно оказывалось самой надежной валютой. Крестьянам, имевшим большие запасы зерна, не было никакого смысла отправлять их на рынок. Поэтому осенью 1927 года зерна сдали государству чуть не в половину меньше, чем в 1926 го-дуБ «Зимой 1927/28 года в городах очереди за хлебом стали обычным делом, масло, сыр и молоко - редкостью. Государственные запасы зерна истощились»69.

Военная тревога стала лишь спусковым крючком давно назревавшего кризиса. Уже с начала года большевистское руководство предпринимало рискованные шаги, чтобы выйти из заколдованного круга, заставить зажиточных крестьян сдавать хлеб по более низким ценам. Государство отказалось от традиционного повышения цен весной, когда хлеб продавали владельцы крупных запасов. Считалось, что в условиях государственной монополии кулаки никуда не денутся и все равно продадут хлеб осенью. Но они не продали его. Крестьяне не были настолько богаты, чтобы отказываться от продовольствия, которое было необходимо самим. Более того, они сами регулировали объем производства, снижая его в соответствии с более чем скромными возможностями купить что-то у города. В 1926-1927 годах производство хлеба упало на 300млн. пудов70.

Троцкий оказывался прав в том, что если большевики не хотели потерять контроль над экономической ситуацией, а значит, и власть, им нужно было возвращаться к политике нажима и конфискации - другими методами их кадры не владели. Бухарин вынужден наметить пути отступления от прежней политики: «Мы должны теперь… сомкнутым фронтом, вместе с середняком, успешно начать более солидный нажим на нашего основного противника в деревне - на кулака»71. Зиновьев комментирует этот поворот официальной идеологии: «Значит, оппозиция боролась не даром. Значит, она была права - если даже у Бухарина смогла вырвать перед съездом такое заявление»72.

Все чувствовали, что «гражданский мир» хрупок, и коммунисты готовы перейти к террору в любой момент. На следующий день после убийства Войкова ОГПУрасстреляло 20«белогвардейцев». Вмире оценили этот акт как возвращение красного террора, за-ложничество. Эта конвульсивная реакция была порождена рекомендацией ОГПУ, которое здесь преследовало и собственную цель - спрятать «концы» провала операции «Трест». Дело в том, что в течение нескольких лет органы ОГПУкультивировали монархические кружки, создав из них контролируемую собственными агентами организацию. «Трест» с помощью ГПУвыстроил каналы переброски людей через границу. Это позволило арестовать международного авантюриста С. Рейли. Однако в 1927 году в СССР проникли несколько белогвардейцев (возможно, с помощью деятелей «Треста»). Оказавшись в СССР, боевики не пошли на доклад к руководству «Треста», а занялись террором. Они заложили

бомбу в помещение общежития ОГПУ (она была обнаружена до взрыва) и бросили бомбы в Центральный партийный клуб в Ленинграде. Один человек погиб, несколько было ранено. 8 июня одна группа боевиков безнаказанно ушла в Финляндию. Другую удалось уничтожить. Эти события напомнили советским руководителям, увлеченным внутренней борьбой, что эмиграция не дремлет. ОГПУ решило пожертвовать своим «рассадником монархизма», чтобы продемонстрировать успехи в борьбе с терроризмом и доказать внешним врагам, что не стоит рассчитывать на поддержку в стране. Для расстрела были отобраны деятели монархического подполья, эмиссары эмиграции, проникшие в страну в 1926-1927 годах, бывшие белогвардейцы и царские чиновники.

Расстрел 10 июня политически вернул страну ко временам военного коммунизма. Оппозиция чувствовала себя на коне - настали времена торжества ее вождей. Они рассчитывали, что в условиях военной опасности их опять призовут к руководству. Тем более что в вопросах внешней политики чуть ли не каждый новый день доказывал их правоту. Так, оппозиция выступала за прекращение работы Англо-русского профсоюзного комитета, где сотрудничали коммунисты и социал-демократы. Расстрел «заложников» вызвал возмущение представителей Генерального совета Британской конфедерации труда, комитет распался, что вызвало глубокое удовлетворение оппозиции: «протест генсоветчиков против расстрела нами двадцати белогвардейцев доконал идею англо-русского комитета»73.

Но Сталин не торопился мириться. Более того, оппозицию подозревали в том, что она будет принимать участие в обороне СССР на своих условиях. Это вызвало возмущение Троцкого и Зиновьева: «Клеветнические клички «пораженцы» и «условные оборонцы» к нам не пристанут, рабочие Вам в этом не поверят»74.

Вмае 1927 года, по свежим следам китайской катастрофы, Троцкий, Зиновьев и Каменев написали открытое письмо в ЦК, под которым собрали сначала 83 подписи старых большевиков, а затем более 3000 подписей членов партии. Правда, часть подписавших сняли свои подписи. Такие случаи широко освещались в печати. Но это не смущало оппозиционеров: «подавляющее число отходов - не результат свободного выбора идейных позиций, а капитуляция перед аппаратом»75, - писал Л. Смилга. Ничего страшного - на место отошедших единиц приходят сотни.

Разоблачая международную политику Сталина и Бухарина, оппозиционеры грозили партии внешним вторжением. Апеллируя к

традициям старого большевизма, оппозиционеры требовали восстановить внутрипартийную демократию (но ни в коем случае - демократию вне партии).

НЭП привел, по мнению оппозиционеров, к сползанию от революции к «термидору».

«Якобинцы» требовали защитить пролетариат от натиска бюрократии, кулачества, новой буржуазии (нэпманов), буржуазных специалистов. Главным средством возрождения пролетариата по-прежнему считался индустриальный рывок, который мог бы наконец превратить страну в единую «социалистическую» фабрику. «Отставание крупной промышленности от требований, предъявляемых к ней со стороны народного хозяйства (товарный голод, высокие цены, безработица) и со стороны советской системы в целом (оборона страны) приводит к усилению капиталистических элементов в хозяйстве Советского Союза - особенно в дерев-не»76,- писали авторы «Письма 83-х» и призывали исправить это положение. Оппозиционеры чувствовали, что для них наступил последний и решительный бой.

Неудача внешней политики правящей группы ставила ее перед выбором- или позволить усилиться оппозиции до такой степени, что она станет «позицией» партии, или разгромить ее, если не аргументами, то организационно-репрессивными мерами. «Борьбу на истощение» против оппозиции, ведущуюся за последнее полугодие, Сталин решил теперь заменить «борьбой на истребление». Почему? Потому что Сталин стал слабее; его банкротство в китайском и англо-русском вопросе очевидно, как и тяжкие последствия этого банкротства для нашего международного положения. На Сталина нажимает растущее правое крыло: зачем лез в генеральную стачку и в Китай?77. Авторы письма призывали большинство к примирению. Они действительно хотели этого, особенно теперь, когда их правота столь заметна. Набрасывая тезисы к очередному из бесчисленных выступлений 1927 года, Каменев пишет: «Мы хотим парт. легальности»- и обводит это изречение в рамку. «Что такое легальность? а) Сохранение устава. Выборность. б) Тон полемики. в) Совместная работа»78. Эти условия обеспечили бы им возвращение к власти, как только партийная элита осознает, что без опытных вождей из сложившейся ситуации не выйти.

Несколько раз летом лидерам левых казалось, что ситуация вот-вот переломится. Так, например, в июне Зиновьев срочно вызвал

Каменева в Москву: «Случились новые события, на этот раз в нашу пользу. Предстоят серьезные решения»79.

«Письмо 83-х» было широко распространено и стимулировало широкую дискуссию: повсеместно проходили полулегальные собрания, на которых встречались тысячи членов партии, а затем и беспартийных, что угрожало основам большевистского режима.

Критика бюрократии левой оппозицией становилась все более радикальной, причем даже на заседаниях партийного суда ЦКК, куда время от времени вызывали оппозиционеров. Осудить их не удавалось. Результаты этих прений были неутешительными для Сталина: «Получается впечатление сплошного конфуза для ЦКК. Допрашивали и обвиняли не члены ЦКК, а Зиновьев и Троцкий»80. Троцкий говорил: «Товарищи, не надо смешивать социалистическое отечество с начальством. Мы заявляем: сталинский режим мы будем критиковать до тех пор, пока вы нам механически не закроете рот. До тех пор, пока вы не вгоните нам в рот кляп, мы будем критиковать этот сталинский режим, который подорвет все завоевания Октябрьской революции, а они нам так же дороги, как и вам»81. Выводы Троцкого становились более смелыми: «Государственный и хозяйственный аппарат прочно захватывается несменяемой кастой чиновников. Эти чиновники уже противостоят трудящимся массам как новое господствующее сословие, воплощая в своем лице неслыханный рост бюрократических извращений рабочего государства»82. Да, государство все еще «рабочее», но реальная власть в руках бюрократического сословия. Отсюда один шаг до понимания того, что и партия, и государство, и власть носят классовый бюрократический характер.

Троцкий, который всегда поддерживал насилие против небольшевистской оппозиции, теперь предупреждал, что бюрократические репрессии со временем распространятся на всех нынешних идеологов партии: «Кто голосует всегда на 100% с вами, кто вчера по приказу «крыл» Троцкого, сегодня Зиновьева, завтра будет крыть Бухарина и Рыкова, тот никогда не будет стойким солдатом в трудный час революции»83. Он спрашивал своего оппонента А. А. Сольца, обвинявшего оппозицию в контрреволюционности и угрожавшего ей репрессиями: «По какой главе Сольц собирается нас расстреливать?.. s Яопасаюсь, тов. Сольц, что вы собираетесь нас расстреливать по устряловской, т. е. термидорианской, главе». На возражение Сольца, что он тоже революционер, Троц-

кий был готов ответить молниеносно: «Термидорианцы были якобинцами, только поправевшими»84.

Рассуждавший в то время о термидоре, Троцкий оставался якобинцем, то есть революционером, готовым навязывать народу свои авторитарные схемы и воспринимавшим как контрреволюцию любое отклонение от этих схем. Явлениями одного порядка для него были и выступления против бюрократической диктатуры большевиков в пользу советской демократии, которые он подавлял в Кронштадте в 1921 году, и нынешняя авторитарно-бюрократическая политика Сталина: «Кронштадтская форма термидора - военное восстание. Но при известных условиях можно более мирно сползти к термидору. Если кронштадтцы партийные и беспартийные, под лозунгом Советов и во имя Советов спускались к буржуазному режиму, то можно сползти на термидорианские позиции даже со знаменем коммунизма в руках. Вэтом и состоит дьявольская хитрость истории»85. «Дьявольская хитрость истории» и историческая трагедия Троцкого заключались в том, что «Наполеон», покончивший с «термидором», придет к власти, взяв на вооружение лозунги Троцкого. Этим «Наполеоном» будет Сталин, который в 1927 году был оплотом «правой» политики, а в 1929 году станет «левее»86 Троцкого.

Аппарат вычищал партийные и государственные органы от оппозиционеров либо перемещал их с места на место, лишая реальной власти. Сторонники большинства вели себя все более агрессивно: «На партийных собраниях то и дело раздаются фашистские речи о необходимости физической расправы с ленинцами. Сталинский аппарат не побеждает идейно оппозицию, а подавляет, ломает, обезличивает, политически разлагает и убивает отдельных лиц»87,- возмущался Смилга.

Но сломать лидеров оппозиции пока не удавалось. Памятуя неудачный опыт ЦКК, против Троцкого и Зиновьева был выставлен объединенный пленум ЦКи ЦКК, который проходил 29 июля - 9 августа. Троцкий и Зиновьев обвинялись в том, что они распространяют фракционную декларацию 83-х, выступают с антипартийными речами, обвиняют партию в термидорианстве, заявляют, что партийный режим страшнее войны. Особую опасность для правящей группы представляло «печатание и распространение фракционной литературы не только среди членов партии, но и беспартийных, организация подпольных фракционных круж-ков»88 и организация демонстрации (под этим понимались проводы Смилги на Дальний Восток, куда его услал секретариат ЦК).

Сталин накопил богатый опыт проведения политических баталий с оппозицией. А. Микоян вспоминает: «Было приятно видеть, как Генеральный секретарь партии начал бой с оппозицией: Бдал возможность членам ЦКвступить в драку с оппозицией, а когда все карты оппозиции были раскрыты и частично биты, он сам стал их добивать со спокойствием и достоинством, не в тоне обострения, а, наоборот, успокоения»89.

Сталин успешно вел кампанию. Троцкому просто не давали говорить, постоянно его перебивая. Продираясь через крики цекис-тов, Троцкий пытался обвинять Сталина и Бухарина в пересмотре ленинизма и диктатуре. На обвинения в том, что выступая против руководства, оппозиция подрывает обороноспособность страны, Троцкий ответил: «Партия должна сохранять контроль над всеми своими органами во время войны, как и во время мира»90. К аргументам Троцкого не очень прислушивались. Решение об исключении Троцкого и Зиновьева из партии было принято за основу. Они решили, что уже исключены, и не пошли на заседание ЦК 6 августа. Однако сценарий расправы еще не был завершен. Как в царские времена, для унижения жертвы в последний момент предполагалось помилование. А«висельники» не собираются его принимать! Орджоникидзе, не знавший об отсутствии Троцкого и Зиновьева на заседании ЦК, начал риторически обращаться к ним: «Пусть они мне ответятБ» На это остававшийся в зале Каменев крикнул: «Зиновьев не может Вам ответить, ибо он и Троцкий исключены Вами из ЦК»91. Встане большинства случился переполох. За опальными вождями послали. Им торжественно заявили, что пока они еще не исключены из ЦК, что им дают последний шанс. Немедленное исключение грозило расколом партии, а Сталин в это время еще планировал тянуть время, держать вождей оппозиции на грани исключения, но не рисковать. Ведь исключение Троцкого из партии могло вызвать ее раскол и возникновение второй коммунистической партии в полуподполье. Ивсе это - в условиях опасности военного вторжения.

Стороны, утверждая, что их противник «дрогнул», договорились о компромиссе. Началась новая торговля о тексте, который должны подписать оппозиционеры. Быстро договорились на осуждении фракционности (оппозиция была против фракционности и считала свои действия вынужденным ответом на произвол сталинской фракции), об отказе от создания второй компартии. После недолгих препирательств оппозиция согласилась признать, что

термидорианское перерождение партии не стало фактом, есть только такая угроза. Вответ оппозиция требовала объявления официальной дискуссии по ее платформе. Сталин рекомендовал принять эти условия.

Лозунгом оппозиции стало: «Ни новое 16 октября, ни лозунг второй партии»92. Она уже не хотела идти на уступки, надеясь вернуть себе большинство в партии по мере «полевения» ситуации в стране. Когда недовольство сталинско-бухаринским курсом станет массовым, произойдет «сдвижка власти». Это может произойти как в условиях военных поражений (Троцкий приводил в пример - приход к власти Клемансо во время мировой войны), так и в условиях острого социального кризиса. Троцкий, Зиновьев и Каменев теперь будут дышать в затылок Сталину - только оступись. Левая оппозиция продолжала призывать себе на помощь и Ленина. Подробно разобрав «завещание» Ленина, которое теперь распространялось оппозиционерами самиздатом, Г. Сафаров делает вывод: «Партия, несмотря на двухгодичное существование сталинского режима внутрипартийного террора - имеет еще достаточно сил, чтобы добиться осуществления завещания Ленина»99.

Ставкой оппозиции стал XV съезд партии. Левые понимали, что сталинский аппарат не даст троцкистам завоевать большинство на съезде, но они надеялись сагитировать массы делегатов. Поскольку дискуссия все же была объявлена, они выдвинули свою платформу.

Ветераны борьбы с троцкизмом на историческом фронте и сейчас считают, что «изначальная нереализуемость заявок, помноженная на громадную амбициозность их авторовБ лишала эти платформы политической перспективы»94. Так хотел представить дело и Сталин: нереально, одни амбиции. Но в политике нет людей без амбиций. Они лишь по-разному проявляются. Авот «нереализуемость» троцкистских идей весьма сомнительна. Ведь их социально-экономическая составляющая была позднее почти полностью, а иногда и с избытком реализована Сталиным, а политическая - взята на вооружение Бухариным. Так что присмотримся к программе троцкизма повнимательней.

Проект платформы большевиков-ленинцев (оппозиция) к XV съезду утверждал: «Группа Сталина ведет партию вслепую»95, скрывая силы врага, не давая объективно анализировать трудности. К этим трудностям левые относили медленный рост промышленности и заработной платы рабочих, тяжелое положение бедняков и батра-

с‹-

ков, рост безработицы, потворство кулачеству, которое контролирует значительную часть товарного хлеба и продолжает усиливаться.

Платформа выдвинула ряд обычных социал-демократических требований по защите труда, в частности предложила повышать заработную плату в соответствии с ростом производительности труда. Это справедливое требование, однако, лишало государство возможности получать дополнительную прибыль при росте производительности, что в условиях дефицита средств было совсем некстати. Левые рассуждали, как марксисты в эксплуататорском обществе, а правые и центристы (группа Сталина) - как прагматики, которым нужны были деньги на индустриализацию.

Платформа призывала к борьбе против сельской буржуазии: «Растущему фермерству деревни должен быть противопоставлен более быстрый рост коллективов. Наряду с этим необходимо оказывать более систематическую помощь и бедняцким хозяйствам, неохваченным коллективами, путем полного освобождения их от налога, соответствующей политики землеустройства, кредита на хозяйственное обзаведение, вовлечение в сельскохозяйственную кооперацию».

Лишенному точного классового содержания лозунгу «создания беспартийного крестьянского актива через оживление Советов» (Сталин - Молотов), что приводит на деле к усилению руководящей роли верхних слоев деревни, нужно противопоставить лозунг создания «беспартийного батрацкого, бедняцкого и близкого к ним середняцкого актива»96. В 1928-1929 годах Сталин возьмет на вооружение эти предложения, и даже перевыполнит их, проводя коллективизацию.

Платформа подвергла критике проект пятилетнего плана, разработанный комиссией Госплана, особенно - «затухающие» темпы роста. Эти темпы хороши для капиталистического государства, но при централизации ресурсов в единых государственных руках - можно выжать гораздо большую скорость. И здесь Сталин прислушивается к аргументам Троцкого.

Но где взять средства на индустриальный рывок? Левые советуют - резко увеличить долю государственного бюджета в национальном доходе, то есть усилить огосударствление экономики: «провести действительное обложение всех видов сверхприбыли частных предпринимателей», «в целях усиления экспорта обеспечить изъятие у зажиточно-кулацких слоев, примерно у 10% кре-

стьянских дворов, в порядке займа, не менее 150 миллионов пудов… хлебных запасов»; кроме того, необходимо снижение промышленных цен, сокращение бюрократических аппаратов, усиление экономии под контролем «масс», подбор компетентных руководителей (нынешние - не очень компетентны, но усилить роль спецов оппозиция не предлагала, надеясь продвинуть свои кадры); а также мобилизация частных накоплений банками за счет нажима на частника (не давать спекулировать - поневоле понесет деньги в госбанк). При этом платформа предлагала отказаться от продажи водки, повысить ассигнования на оборону, на промышленность вообще, на электрификацию, транспорт, жилстроительство, кол-лективизацию97. Если суммировать эти предложения, левые предлагали изъять средства у частных предпринимателей (возможно - ценой полного подавления частной инициативы) и направить их на ускорение темпов индустриализации и коллективизации. Это был рискованный ход. Если государственный сектор не заработает, когда частный уже разрушится,- обвалится вся экономика. Поэтому левая оппозиция предлагает относительно осторожные меры, которые, как кажется, не добивают частника до конца. Уже в 1928 году правящее большинство пойдет по этому пути, и выяснится, что полумер не хватает. Нужно решаться - или отказ от государственного социализма, или рывок к нему несмотря ни на какие жертвы общества.

В области внешней политики левые предлагали отказаться от внешнеэкономических уступок даже в условиях военной угрозы (иначе мировой рынок растворит социалистические элементы в советской экономике) и «взять курс на международную револю-

цию»98.

Своим противником в правящей элите левые считают аппарат-но-центристскую группу Сталина, воздействующую на хозяйственное руководство (Рыкова и др.) бывших эсеров и меньшевиков, которые составляют около четверти партактива (а сколько еще беспартийных спецов, включая теоретиков всего течения Кондратьева, Чаянова и др.), профсоюзную верхушку Томского и ревизионистскую «школу» красных профессоров во главе с Бухариным. Чтобы исправить положение, оппозиция предлагает восстановить внутрипартийную демократию в духе последних статей Ленина и резолюции 5 декабря 1923 года. Но, как мы видели, эти планы вели к демократии только для партийных верхов.

А вот группа «Демократического централизма» Т. В. Сапронова и В. Смирнова (группа 15-ти - по числу подписей старых большевиков под их платформой «Под знамя Ленина», вышедшей в июне 1927 года) применила к сложившейся ситуации свои предложения, выдвинутые еще во время профсоюзной дискуссии 1921 года, когда решалось - какой быть социальной системе Советской России по окончании гражданской войны. Тогда идеи производственной демократии были похоронены под прессом ленинского авторитета. Теперь, когда производственный и государственный авторитаризм зримо вел к бюрократизации, «демократические централисты» решили напомнить партии и рабочим о своих предложениях: «Внутренний распорядок на фабрике должен быть изменен в сторону его демократизации. Должен быть твердо проведен курс… на усиление участия рабочей массы в управлении производством. В этих целях:

а) при назначении директоров заводов и их помощников предполагаемыми высшими хозяйственными органами кандидатуры должны становиться на обсуждение общих или цеховых собраний рабочих, которые могут выдвигать и собственные кандидатуры. Окончательное назначение может быть сделано лишь после такого обсуждения, на основании учета отношения рабочих к выдвигаемой кандидатуре и предложений общих собраний;

б) при директоре завода должно быть создано постоянное совещание из высшей администрации, представителя производственного совещания и представителей рабочих, выбираемых на общих собраниях рабочих. Решения этого совещания не являются обязательными для директора, но все основные вопросы деятельности предприятия должны обсуждаться на нем так, чтобы выборные от рабочих были вполне в курсе дел предприятия, а администрация знала отношение рабочих к проводимым мероприятиям. Та же система должна быть проведена и в крупных цехах;

в) вместо теперешней пестроты в организации производственных совещаний, должна быть всюду проведена выборность этих совещаний и подотчетность рабочим. Работа их должна быть теснейшим образом связана с работой упомянутых выше постоянных совещаний при директоре завода»99.

Сапронов и его сторонники были настроены в отношении Сталина гораздо категоричнее. Они критиковали осторожность Троцкого: «Надо решительным образом отбросить тактику пассивного выжидания, ориентировку на «полевение» руководящей груп-

Подавление левых большевиков

Сталин понимал, что в условиях, когда оппозиция оказывается права в споре о стратегии большевизма, когда вот-вот придется принять ее предложения почти по всем экономическим и внешнеполитическим вопросам, чисто политическими методами проблему борьбы за лидерство не решить. Распространение оппозиционных материалов лишало правящую группу монополии на прессу, возможности клеветнически интерпретировать лозунги оппозиции. Партактив мог понять, что его обманывают. Троцкистам со временем удалось бы сагитировать партию, особенно по мере дальнейшего углубления кризиса.

пы или ее расслоение в результате внутренних трений. Так называемые «центристы» (Сталин и К°) служат лишь прикрытием для так называемых «правых» (Рыков, Калинин и пр.), а на деле ведут политику этой первойБ Троцкистско-зиновьевский блок все еще не может отделаться от этих иллюзий, из чего и вытекают его шатания и ошибкиБ Цитаделью правой опасности является сталинская группа и подчиненный ей партаппарат (из этого исходила вся оппозиция перед дискуссией 1926 г.), оппозиция Зиновьева-Троцкого неоднократно ориентировала партию на то, что сталинская группа может сама начать бороться с правой опасностью»100. Кажется, что в этом споре правы оказались троцкисты. Впоследствии оказалось, что Сталин под давлением обстоятельств легко может отказаться от «термидорианской» экономической политики. Для части троцкистов это станет сигналом для примирения с ним. Но «демократические централисты» оказались дальновиднее в другом - «полевение» Сталина не остановит бюрократического «перерождения». Вэтом отношении Сталин, даже проводя левую экономическую политику, остался правым, «термидорианцем» и даже «бонапартистом», ибо содействовал усилению раскола общества на классы, укреплению бюрократической системы.

«Объединенная оппозиция» отмежевалась от «слишком» демократических предложений 15-ти, но с оговоркой: «Мы держимся того мнения, что платформа 15-ти должна быть напечатана в партийной печати, как это всегда делалось при Ленине»300. Впрочем, пока не была опубликована и платформа «Объединенной оппозиции».

И начались обыски на квартирах рядовых троцкистов. Искали «компромат». «Чтобы скрыть нашу платформу, Сталину ничего не осталось, как «перекрыть» политику «уголовщиной»102,- считали Зиновьев, Смилга и Петерсон. 13 сентября был разгромлен центр перепечатки троцкистских материалов. Было объявлено, что обнаружена подпольная троцкистская типография. Оппозиция язвительно комментировала: «Но, на деле, ГПУзахватило только пару пишущих машинок, стеклограф и ротатор, т.е. такую «типографию», которая имеется в любом советском учреждении»103. Оказалось, что конкуренцию советским учреждениям составили Преображенский, Серебряков и Шаров, которые признали себя собственниками обнаруженного «оборудования».

18 сентября ГПУарестовало неких Щербакова и Тверского, которые обсуждали с бывшим врангелевским офицером возможность организации военного переворота и приобретение типографского оборудования. Планы эти явно противоречили друг другу, скорее всего недовольные обсуждали разные варианты борьбы с советской властью. Но им не повезло - офицер был агентом ГПУ.

Теперь можно было «связать» через «типографское оборудование» два следа - белогвардейский, особенно жуткий, поскольку едва отгремело эхо июньских терактов, и троцкистский. Обвинения большевиков в политической уголовщине в СССР еще не звучали. Троцкисты тут же напомнили о том, как Временное правительство обвиняло большевиков в организации путча на немецкие деньги (среди обвиняемых тогда были Троцкий и Зиновьев), а также о методе «амальгамы», применявшемся «термидорианцами» во время Французской революции. На самом деле этот метод, заключавшийся в объединении в одном процессе обвиняемых революционеров и контрреволюционеров, был опробован как раз якобинцами, т. е. левыми. Но троцкисты упоминали именно нужную им аналогию.

Оппозиционные лидеры с гневом отмежевались от связи с белогвардейским подпольем: «22 сентября, от имени Политбюро и Президиума ЦККразослано было всем партийным организациям извещение о раскрытии типографии, в которой говорилось, что:

«Часть арестованных беспартийных действительно связана с некоторыми лицами из военной среды, помышляющими о военном перевороте в СССР по типу переворота Пилсудского… Раскрытие подпольной типографии было побочным и неожиданным результатом арестов беспартийных лиц, имеющих отношение к группе

военного заговора. ОГПУне вело и не ведет следствия по делу о нелегальной оппозиционной типографииБ единственной связью между оппозиционной печатней и военным заговором явился агент ГПУ, следивший за белогвардейцами и за оппозицией»104. Оппозиционеры издевались над разъяснениями чекистов, которые объявляли: «Не вина ОГПУ, если союзники оппозиции из числа беспартийный интеллигентов оказались в тех (?) или иных (?) связях с военными, помышляющими о военном путче»105. Да, ОГПУ еще не могло доказать такие связи и даже провоцировало их. Но считал ли Сталин невозможным, что «загнанные в угол» троцкисты захотят восстановить свои старые связи с военными? На всякий случай он вычищает из армии активных троцкистов, а не очень активных перемещает на безопасные посты вроде атташе за рубежом.

Вэтот раз амальгама не склеилась. Тезисы оппозиции стали печататься в дискуссионном листке «Правды» под названием «Контртезисы троцкистской оппозиции о работе в деревне» (настоящее название платформы было издевательски дано в примечании).

Тем временем сталинцы выдвинули еще более тяжкое обвинение… Выступая 26 октября, Молотов заявил: «Оппозиция воспитывает в своей среде некоторые такие элементы, которые готовы на любые способы борьбы с партией. Поэтому заострение борьбы на личных нападках, на травле отдельных лиц может служить прямым подогреванием преступных террористических настроений против лидеров партии»106. Верил ли Молотов в то, что говорил? Терроризм в России того времени не считался предосудительным сам по себе. Революционный терроризм вызывал восхищение, контрреволюционный - возмущение. Ачто если кто-то из тысяч сторонников оппозиции решит, что термидорианское перерождение партии уже завершилось, что во главе партии стоят контрреволюционеры? Со времен гражданской войны у многих сохранилось оружие. Оппозиция восприняла заявление Молотова с возмущением: «Зная, с кем мы имеем дело, мы предполагаем, что ко всем эффектам с «врангелевским офицером» хотят прибавить еще какой-либо эффект» с «покушением» на лидера - чтобы развязать себе руки для какой-нибудь расправы»107. В 1927 году эта «бомба» не взорвалась. Она продолжала лежать до 1934 года.

ОГПУне склонно было вникать в идеологические тонкости - его работа заключалась в поиске заговорщиков, и они были готовы к репрессиям против каждого, кто ведет себя как заговорщик.

Оппозиционеры еще пытаются апеллировать к революционному прошлому нынешних властителей. Так, оппозиционер С. Зорин писал своему бывшему товарищу Бухарину по поводу ареста рабочего типографа Фишелева, до революции работавшего в газете Бухарина: «Социализм вообще немыслим с такими атрибутами, как тюрьмы для лучших пролетариев-коммунистов»108. Можно было бы понять это и несколько лет назад, когда коммунисты стали бросать в тюрьмы пролетариев-социалистов.

Оппозиция так часто говорила об интересах рабочих, что в условиях отстранения от последних рычагов власти ее лидеры стали задумываться о выходе прямо на пролетариат: «Масса беспартийных рабочих все внимательнее прислушивается к нашим разногласиям, все с большей жаждой старается узнать подлинную правду - прежде всего: чего требует оппозиция»109, - писал Зиновьев. Агитаторы оппозиции стали выступать перед беспартийной рабочей массой на предприятиях. Оппозиция вышла за пределы партии, и это было Рубиконом, перейдя который троцкисты обрекали себя на репрессии. Монополия партии на политическую жизнь была для большевистского руководства священной. Обличение усилившейся эксплуатации привлекла к ней симпатии рабочих. Сотни беспартийных подписывали просьбы к оппозиционерам выступить у них в цехах. «На фабриках Орехово-Зуевского района, на заводах «Манометр», «Дукс», фабрике «Красный Октябрь», на подольском заводе «Госшвеймашина», в Харькове на заводе ВЭК, типографии им. Петровского, открытых собраниях ячеек и заводских собраниях рабочие, при постановке вопроса об оппозиции, требовали докладчиков от оппозиции и покидали собрания, когда аппаратчики в этом отказывали»110,- утверждали «демократические централисты».

Вто же время летние успехи троцкистов в партии оказались пирровой победой - бюрократия сплотилась, отобрала у оппозиции часть лозунгов, оппозиционеров снимали с постов, а некоторых и арестовывали. Несмотря на то, что документы оппозиции по-прежнему распространялись под грифом «Только для членов ВКП(б)»111, левые и правые уже действуют как две партии. На стороне одних - недовольный НЭПом беспартийный рабочий актив, на стороне других - беспартийные спецы.

Воктябре Троцкому и Зиновьеву удалось оказаться на официальной трибуне в Ленинграде. Увидев опальных вождей революции на трибуне, толпа ринулась к ним, выкликая имена Троцкого

и Зиновьева, на которые уже пала харизма страдальчества. «Энтузиазм, с которым встречались наши товарищи, был похож на энтузиазм рабочих Ленинграда в 17-м году, когда на трибуне появлялся Ленин»112,- рассказывал наблюдавший события сторонник оппозиции. Колонны заводов выкрикивали лозунги: «Да здравствуют истинные вожди революции!» Такое вряд ли могло быть случайностью - на ленинградских заводах сохранялся сильный актив оппозиции, который подготовил рабочих к тому, что они увидят «самих» Троцкого и Зиновьева. Руководитель ленинградской партийной организации Киров оказался в глупом положении и, чтобы как-то сгладить ситуацию, перешел на трибуну с Троцким и Зиновьевым, но потом, осознав возможные последствия такого «блока» для себя лично, ретировался.

ВМоскве оппозиции удалось организовать массовое собрание (около 2 тыс. чел.) в Высшем техническом училище. Пока активисты оппозиции сдерживали натиск охранников администрации, Троцкий и Каменев излагали свои взгляды. Вэто время по приказу технического секретаря Политбюро Г. Маленкова зал отрезали от электричества. «Итогда председательствующий на собрании Л. Б. Каменев торжественно провозгласил: «Рассеем сталинский мрак ленинским светом», под восторженные аплодисменты в разных концах аудитории загорелись десятки свечей»113,- вспоминал оппозиционер И. Павлов. Остроумие лидеров оппозиции привлекало на их сторону коммунистическую молодежь.

Демонстрация в Ленинграде была последней каплей, которая переполнила терпение Сталина. Он понял, что дальнейшее затягивание раскола приносит ему одни минусы. 21-23 октября 1927 года объединенный пленум ЦКи ЦККВКП(б) снова обсуждал персональные дела Троцкого и Зиновьева. На этот раз им практически не давали говорить, а в Троцкого кидали попавшимися под руку предметами - книгами, стаканом. Теперь методы, которыми большевики пользовались, скажем, в Учредительном собрании, расценивались Троцким как недопустимое хулиганство. Пленум осудил линию оппозиции и исключил Троцкого и Зиновьева из состава ЦК. «Это поставило их в положение простых граждан, на которых полностью распространяются законы о Соловках, Сибири и высшей мере наказания»114, - комментировал чехословацкий дипломат Й. Гирса. 22 октября, сразу после исключения вождей оппозиции из ЦК, остальные оппозиционные члены ЦКи ЦКК заявили: «Это есть прямая попытка поставить XV съезд пе-

ред актом раскола». Они обещали и дальше вместе с исключенными товарищами отстаивать дело ленинской партии «против оппортунистов, против раскольников, против могильщиков революции»115. «Могильщики»- слово, больно задевшее Сталина в прошлом году. Что же, Сталин уже принял политическое решение раздавить оппозицию, как в свое время раздавили меньшевиков - тюрьмами и ссылками.

Между тем на собраниях оппозиции побывали десятки тысяч людей. Входе дискуссии за оппозицию открыто проголосовали 4120 коммунистов, что не так мало, если учесть фальсификации при голосованиях и начавшиеся чистки государственных и партийных органов. Асколько сочувствовали Троцкому негласно? В. Фей-гин сообщал С. Орджоникидзе о таком тревожном для сталинистов факте: на собрании московского комсомольского актива выступление оппозиционера Тер-Ваганяна было освистано присутствующими. По окончании собрания демонстрировали документальный фильм. Вкадре появился Троцкий. «Раздались бурные аплодисменты. Потом он появляется в Брест-Литовске, потом на фронте под Казанью и т. д. Все время встречали его бурными аплодисментами… Теру выступать не дали, а Троцкого на картине (в темноте) приветствовали»116.

Когда Сталин станет проводить в жизнь некоторые из партийных лозунгов, симпатизировавшая Троцкому часть партийной массы его поддержит. Но доверия к Сталину, расправившемуся с оппозицией репрессивными мерами, у этих партийцев не будет. Абыли ли оппозиционеры готовы применить насилие против своих врагов? Протестуя против арестов, Троцкий утверждал: «Насилие могло играть огромную революционную роль. Но при одном условии: если оно подчинено правильной классовой политике»117.

Ободренные своим успехом на рабочих собраниях и коммунистических митингах, оппозиционеры решили уже организованно выступить на демонстрации 7 ноября 1927 года. «Участие в оппозиционной демонстрации с несколькими плакатами вызывалось необходимостью противопоставить правду об оппозиции той клевете, при помощи которой отравляются как партийцы, так и бес-партийные»118, - объясняли оппозиционеры свое возвращение к тактике оппозиционной интеллигенции времен борьбы с царизмом. Упоминание беспартийных было сознательным - левые уже не связывали себя рамками партийной дисциплины.

Во время юбилейной демонстрации в Москве и Ленинграде оппозиционеры подняли над колоннами свои лозунги: «Повернем

огонь направо - против кулака, нэпмана и бюрократа!», «Выполним завещание Ленина!», «Против оппортунизма, против раскола - за единство ленинской партии!». Оппозиционные лозунги вывешивались на стенах домов, где жили оппозиционеры. На углу Воздвиженки и Моховой красовались портреты Троцкого, Каменева и Зиновьева. Скрыши сталинисты пытались сорвать их баграми. «Активную оборону своих портретов вели оригиналы. Вооруженный половой щеткой с длинным черенком Троцкий энергично отбивал атаки»119. Трибуной оппозиции стала гостиница «Париж», выходившая на Манежную площадь. Оттуда Преображенский и другие лидеры оппозиции «второго ряда» обменивались приветствиями с демонстрантами. Кгостинице подъехал штурмовой отряд «большинства» во главе с секретарем Краснопресненского райкома М. Н. Рютиным и начал осаду. Вбалкон оппозиции кидали камнями, гнилым картофелем, поленьями. Затем с криками «Бей оппозицию!» и «Бей жидов-оппозиционеров!» команда Рю-тина ворвалась в номер и устроила там погром. Оппозиционеры были избиты и задержаны. Милиция не вмешивалась.

Рютин Мартемьян Никитич (1890-1937). Большевик с 1914 года. В 1917 году служил солдатом в Харбине. В 1918 году - командующий войсками Иркутского военного округа. Боролся за советскую власть в Сибири и на Дальнем Востоке. В 1925-1928 годах - первый секретарь Краснопресненского райкома ВКП(б), снят с поста за участие в правом уклоне и исключен из партии в 1930 году. В 1932 году арестован. Позднее расстрелян.

Зато при появлении оппозиционных лозунгов в толпе сразу последовала реакция. Но и леваки не были мирными агнцами: «Подоспевшая милиция арестовала по указанию сталинцев трех оппозиционеров, но по дороге к участку их догнала группа товарищей и, угрожая револьверами, освободила из-под ареста. (Нужно сказать, что многие оппозиционеры, идя на демонстрацию, брали с собой револьверы. Коммунисты и комсомольцы тогда еще не были разоружены)»120. Почти поголовное вооружение коммунистов со времен гражданской войны стало источником реальной угрозы для руководителей режима. Но на этот раз обошлось без стрельбы.

Кдемонстрации 7 ноября правящая фракция хорошо подготовилась. Поднимавших плакаты тут же начинали избивать, плакаты вырывали из рук и ломали. Зиновьев и Радек были задержаны

перед демонстрацией. На автомобиль, в котором ехали Троцкий, Каменев, Смилга и Муралов, было совершено нападение. Милиционеры стреляли, толпа кричала, кто-то ударил по автомобилю. В Харькове при разгоне оппозиционного собрания была открыта стрельба. Оппозиция заявила об «отказе от «смычек» (оппозиционных собраний. - А.Ш.) под угрозой физической расправы над коммунистами»121.

Несмотря на то, что оппозиция считала для себя возможным не подчиняться решениям грядущего XV съезда, который должен был превратиться в «узкий актив сталинской фракции»122, левые продолжали утверждать: «Оторвать себя от ВКП оппозиция не позволит и к организации второй партии не приступит»123. Но 14 ноября Троцкий и Зиновьев были исключены из партии, а другие оппозиционеры выведены из ЦКи ЦКК.

Разгром оппозиции был завершен на XV съезде ВКП(б) 2- 19 декабря 1927 года. Оппозиционеры были представлены на съезде несколькими делегатами с совещательным голосом, которых подвергли показательной идеологической «порке». При выступлении Каменева и Раковского их постоянно перебивали, не давали говорить, оскорбляли, обвиняли в предательстве партии. Рыков и Томский требовали ареста оппозиционеров. Каменев говорил о примирении с партией, о полном подчинении ей, но не об отречении от тех взглядов, которые подтвердились (как в случае с Китаем). Сместа ему кричали: «От чего же вы отрекаетесь?» Им нужно было отречение, унижение оппозиции независимо от того, права она или нет. Раковский упрекал большинство в потворстве мировой буржуазии, которая стремится «изолировать нас идейно от мирового пролетариата». Вответ кричали: «Долой меньшевиков с трибуны!»124

Сагитировать съезд было невозможно. Оппозиция был обречена на поражение, потому что не мыслила себя вне партии. По утверждению Троцкого, уже после 7 ноября «единственной заботой Зиновьева и его друзей стало теперь: своевременно капитулиро-вать»125. Но и задачи троцкистов пока не очень отличались. 10 декабря съезд получил отдельные послания троцкистов (Раковский, Муралов и Радек) и зиновьевцев (Каменев, Бакаев, Евдокимов и Авдеев). Они были почти одинаковыми, в них излагались просьбы сохранить хотя бы свои взгляды, при условии роспуска фракций. Сталин уже не верил таким заявлениям: «Говорят, что оппозиция имеет в виду подать съезду некое заявление насчет того, что она,

оппозиция, подчиняется и будет подчиняться всем решениям партии (голос: «Так же, как в октябре 1926 года?»), распустит свою фракцию (голос: «Мы слышали это два раза!») и будет отстаивать свои взгляды, от которых она не отказывается (голоса: «О-о». «Нет, мы уж лучше их сами распустим!»), в рамках партийного устава. (Голоса: «Соговорочками». «Унас рамки не резиновые».) Ядумаю, товарищи, что ничего из этой штуки не выйдет»126.

Большевики были привержены идее военной дисциплины в своей партии и считали существующий уровень свободы мнений вполне достаточным. Оппозиция предлагала расширить его до пределов, чреватых расколом. Уровень политической культуры большевистских руководителей в большинстве своем был не высок, они пока не чувствовали нужды в свободе мнений. Позднее, после крупных провалов 1930-1933 годов, печальный опыт научит авторитетных руководителей, что решения сначала нужно обсуждать, а потом выполнять. Но право на обсуждение уже будет отнято. Даже без обсуждения многим станет очевидна правота критики оппозиционерами сталинского курса. Но это будет позднее.

XV съезд ВКП(б) пришел к выводу, что «оппозиция идейно разорвала с ленинизмом, переродилась в меньшевистскую груп-пу»127, и исключил из партии 75 лидеров Объединенной оппозиции и 15«демократических централистов». 19 декабря зиновьевцы попросились назад, но съезд предложил им обращаться в свои парторганизации в индивидуальном порядке. Исключенные из партии оппозиционеры были отправлены в ссылку, как социал-демократы начала XX века. 16 января 1928 года. Троцкий был выслан из Москвы в Алма-Ату. Возможности для легального действия у видных оппозиционеров больше не было, на свободе осталось не много активных троцкистов. Рабочий класс не заступился за левую оппозицию - дальше простого интереса к ее мнению дело не пошло.

Оппозиция потерпела поражение в легальной борьбе. Но она не признала поражения своих идей, тем более что многие из них уже брались на вооружение победителями. Левая оппозиция сохранила и часть своих подпольных структур. Ее активисты, несмотря на угрозы арестов, продолжали распространять листовки, а в одиннадцатую годовщину Октябрьского переворота снова провели демонстрации в нескольких городах страны. После массовых арестов троцкистов в Киеве оставшиеся на свободе товарищи устроили еще и демонстрацию перед ОГПУ - первую демонстрацию коммуни-

с‹-

стов против репрессивных органов СССР. Троцкий рассылал из ссылки сотни писем как ссыльным, так и остававшимся на воле товарищам. Он готовился к новым боям, не сомневаясь, что кризис НЭПа заставит партию принять его программу.

Уже на XV съезде победители были вынуждены принять некоторые предложения побежденных. Было решено ускорить темпы индустриализации и коллективизации, усилить наступление на кулака. Съезд указал плановым органам исходить из «более быстрого, чем в капиталистических странах, темпа народнохозяйственного развития»128. Центр тяжести переносился в область производства средств производства, а не средств потребления. Предполагалась быстрая индустриализация сельского хозяйства. На все это были нужны средства. Где их взять в условиях, когда нарастал социально-экономический кризис? С этим нужно было что-то делать.


ГЛАВА IV.


ПРАВЫЙ УКЛОН


Чрезвычайные меры

Не прошло и двух недель со дня окончания XV съезда, осудившего троцкизм и фракционность, как в Политбюро вновь разгорелась внутренняя борьба. Очередная неудача хлебозаготовок поставила страну на грань голодных бунтов и окончательно убедила Сталина в том, что модель НЭПа, оправдавшая себя в короткий период 1924-1925 годов, не в состоянии дать неповоротливой индустриально-бюрократической машине достаточно средств, чтобы построить мощную индустрию. Укрестьян был лишний хлеб, который они не могли обменять на качественные промтовары за отсутствием последних. На просьбы руководителей отдать хлеб добровольно крестьяне отвечали издевками. Дефицит хлебозаготовок составил около 100 миллионов пудов.

Для индустриального рывка нужен был хлеб, и Сталин решил взять его старыми опробованными военно-коммунистическими методами. 6 января 1928 года от имени Политбюро сталинский секретариат выпускает чрезвычайные директивы местным парторганизациям - специальные заградительные отряды блокируют хлебопроизводящие районы и отбирают хлеб. Начинает активно применяться статья 107 Уголовного кодекса о «спекуляции» хлебом, под которую подводили и попытки реализовать хлеб рыночным путем. Сталин добился восстановления привилегий бедняков - проверенной еще в гражданскую войну опоры большевиков в борьбе с остальным крестьянством за его хлеб. Беднякам, как во время «военного коммунизма», гарантировалось 25% конфискованного хлеба. Вместе с бойцами заградительных отрядов они ходили по дворам и показывали - где у соседей припрятано продовольствие.

14 января Политбюро утвердило это решение. Члены Политбюро лично возглавили кампанию в регионах. Сталин выехал в Сибирь. Он говорил на собраниях партийно-государственного актива о необходимости применять репрессии против саботажников хлебозаготовок, а если прокуроры и судьи не готовы этого делать, то «всех негодных снять с постов и заменить честными, добросовестными советскими людьми»1.

Чрезвычайные меры, по существу заимствованные у оппозиции, дали хлеб в 1928 году, но отбили у крестьян желание произ-

водить его излишки. Производство хлеба упало. На Украине и Северном Кавказе случившаяся следующим летом засуха и нежелание крестьян работать привели к резкому падению сбора зерна и сокращению посевов. Заготовительная кампания приводила к открытым восстаниям, которые участились весной, когда количество массовых выступлений подскочило с 36 в апреле до 185 в мае и 225 в июне. Такие выступления жестоко подавлялись, и в июле волна восстаний спала - до 93. Но крестьяне перешли к другим методам борьбы- в сентябре количество терактов на селе подскочило до 103(в январе - 21) и к ноябрю возросло до 216. В ноябре почти вдвое выросло (обнаруженное ОГПУ) количество листовок против коммунистов, распространявшихся среди крестьян.

Действия Сталина вызвали острый конфликт в руководстве. Противники сталинских методов - главный редактор «Правды» Н. Бухарин, председатель СНКА. Рыков и руководитель профсоюзов М. Томский с февраля стали критиковать Сталина на заседаниях руководящих органов. Они указывали на крестьянские восстания, вспыхнувшие вслед за действиями продотрядов. Было ясно, что крестьян уже не удастся застать врасплох, что они произведут меньше хлеба, спрячут излишки.

Резкие споры развернулись и по поводу планов роста промышленности. Какие темпы роста выдержит крестьянство? Уже в марте дошло до того, что Рыков попросился в отставку, но это вызвало решительные возражения у всех членов Политбюро. Сталин написал на записке Рыкова по поводу отставки: «Дело надо сделать так: надо собраться нам, выпить маленько и поговорить по душам. Там и решим все недоразумения»2. Казалось, что дружеские связи все еще сильнее разногласий.

Скрытая борьба в Политбюро

Первое время конфликт в руководстве развивался подспудно. Агитационная машина начала критику «правого уклона» в партии. По именам «правых уклонистов» никто не называл, и даже руководитель партийной пропагандистской машины Бухарин усердствовал в критике этого таинственного уклона, чтобы никто не заподозрил его в правизне. Объединенный пленум ЦКи ЦКК 6-11 апреля 1928 года принял компромиссные резолюции, которые, с одной стороны, констатировали, «что указанные мероприятия партии, в известной своей части носившие чрезвычайный харак-

тер, обеспечили крупнейшие успехи в деле усиления хлебозаготовок», а с другой - осудили сопровождавшие столь успешную чрезвычайную кампанию «извращения и перегибы, допущенные местами со стороны советских и партийных органов», которые «фактически являются сползанием на рельсы продразверстки»3. ЦКобещал, что чрезвычайные меры не повторятся.

Но не успела просохнуть типографская краска на постановлении пленума, как 25 апреля секретариат ЦКвыпустил директиву об усилении кампании хлебозаготовок. Для ее проведения нужно было сломить сопротивление сельских верхов. Сталин считал, что «пока существуют кулаки, будет существовать и саботаж хлебоза-готовокБ Поставить нашу индустрию в зависимость от кулацких капризов мы не можем»4. 16 мая было принято обращение ЦК «За социалистическое переустройство деревни», которое допускало раскулачивание - уничтожение богатых хозяйств, раздачу их имущества беднякам и выселение кулаков. На местах ответственные работники ломали голову: как добыть хлеб у крестьян? Поскольку низовые начальники отвечали за цифры сданного хлеба, пришлось творить насилие над крестьянами.

Фактическое продолжение военно-коммунистической, «троцкистской» политики не могло не вызвать обострение споров в Политбюро. Идело было не только в хлебе. Ознакомившись с экспортным планом, Бухарин возмущенно писал Сталину: «Мы, при товарном голоде в стране, заставляем промышленность работать на экспорт». Вместо этого Бухарин предлагает «форсировать индустриализацию, работая на внутренние рынки»5. Но как форсировать индустриализацию без экспорта? Если какие-то советские промтовары сохраняют конкурентоспособность на внешних рынках, то зачем продавать их крестьянам за хлеб, который тоже идет на экспорт. Экспорт - это возможность приобрести столь необходимые для индустриализации технологии. Товарный голод в стране все равно не преодолеть без индустриализации.

Сталин предпочитал согласовывать разногласия с Бухариным тет-а-тет, не вынося их на более широкий круг руководителей. Он сравнивал их союз с Гималаями, в то время как остальные лидеры - пигмеи. Разумеется, эти слова, даже сказанные в шутку, не предназначались для ушей «пигмеев». Но в момент одного из споров Бухарин их пересказал, что тут же вызвало скандал. Сталин кричал: «Врешь!» После этого Сталин уже не пытался договориться о чем-либо с Бухариным в частном порядке. После очередного

спора Сталин сказал Бухарину: «Бухашка, ты можешь даже слону испортить нервы»6.

Бухарин в частных разговорах стал называть Сталина «представителем неотроцкизма»7, а Сталин в своих выступлениях атаковал неведомого пока врага: «Есть люди, которые усматривают выход из положения в возврате к кулацкому хозяйству… Фокус, достойный реакционеров»8.

«Реакционер» не замедлил явиться. 15 июня заместитель министра финансов М. Фрумкин разослал членам ЦКписьмо, в котором утверждал, что после применения «чрезвычайных мер» «всякий стимул улучшения живого и мертвого инвентаря, продуктивного скота парализуется опасением быть зачисленным в кулаки»336. Растет недовольство, падает сельскохозяйственное производство. Фрумкин предложил прекратить разрушительные удары по зажиточным хозяйствам, да и против кулаков бороться только экономическими мерами. Это письмо возмутило Сталина - впервые его меры критиковались письменно. «Основная ошибка Фрумкина состоит в том, что он видит перед собой только одну задачу, задачу поднятия индивидуального крестьянского хозяйства, полагая, что этим ограничивается, в основном, наше отношение к сельскому хозяйству»10.

Позиция Фрумкина незначительно отличалась от официальной, но он дерзнул сформулировать ее самостоятельно в письмах в ЦК. Поэтому именно его избрали на роль «правого уклониста», называемого по имени. Быть похожим на Фрумкина теперь стало политически опасным. Рыков пытался вывести в роли «правого уклониста» бывшего троцкиста Шатуновского. Рыков сурово критикует Шатуновского за несогласие со строительством новых крупных предприятий, таких как Днепрогэс11 (сам Рыков целиком за «производство средств производства»). Но фигура Шатуновского была столь малозначительной, что ход Рыкова не удался. Пальму первенства в «правом уклоне» Сталин вручил именно Фрумкину, обвинив его в проведении буржуазно-либеральной идеологии, в стремлении обеспечить беспрепятственное развитие кулака. Сталин сильно исказил позиции Фрумкина, что тот легко доказал в ответном слове на ноябрьском пленуме ЦК. Фрумкин выступал против раскулачивания, но не против ограничения экономической свободы кулака и налогового давления на него. Но делегаты словно не слышали Фрумкина. Жертва была намечена, и выступающий сразу за Фрумкиным Л. А. Шацкин снова приписывает ему

лозунг «не мешай развиваться кулаку»12, после чего громит раскритикованного Сталиным «правого». Характерно, что в 1937- 1938 гг. Шацкин будет расстрелян даже раньше Фрумкина.

Для повышения производительности труда в условиях того времени было необходимо высокопродуктивное сельское хозяйство. Ионо возникало в индивидуальном секторе. Но фермер не устраивал большевиков как лидер деревни. Крупное хозяйство должно принадлежать не своевольным крестьянским верхам, а колхозам, контролируемым партией. Сталин считал, что «нужно добиваться того, чтобы в течение ближайших трех-четырех лет колхозы и совхозы, как сдатчики хлеба, могли дать государству хотя бы третью часть потребного хлеба»13. Эти планы казались очень смелыми в начале 1928 года и правоопортунистическими в конце 1929 года. Бухарин был не против коллективизации, но ведь она должна была быть сугубо добровольной, чтобы крестьяне трудились на коллектив лучше, чем на себя. Для этого нужна техника, которой пока нет: «Нас не вывезут колхозы, которые будут еще только «строиться» несколько лет. Оборотного капитала и машин мы им не сможем дать сразу»14. Бухарину и в голову не могло прийти, что колхозы можно строить без всяких оборотных средств, волевым образом меняя социальные отношения на селе. Поэтому, несмотря на критику Фрумкина Сталиным, Бухарин фактически солидаризировался с ним на июльском пленуме ЦК. Он не знал главного сталинского секрета - крупное некапиталистическое хозяйство (колхозы) можно было сделать преобладающим на селе очень быстро.

Сталин понимал, что крестьян - самостоятельных хозяев будет трудно заставить сдать хлеб в следующий раз. Опыт гражданской войны показал бесперспективность методов «военного коммунизма». Сталин решил превратить крестьян из самостоятельных хозяев в работников крупных хозяйств, подчиненных государству. Вэтих коллективных хозяйствах (колхозах) крестьяне во всем подчинялись бы фактически назначаемым партией председателям. Руководителю колхоза можно пригрозить отдачей под суд, и он сдаст столько хлеба, сколько от него потребуют, даже если крестьянам придется после этого голодать. Официально планы ускоренной коллективизации обосновывались необходимостью повышения производительности сельскохозяйственного труда путем внедрения машин - прежде всего тракторов. Но в СССР производилось всего 1200 тракторов в год на Путиловском заводе и еще

несколько десятков на других. Колхозы были нужны коммунистической партии, чтобы управлять крестьянством и таким образом обеспечивать продовольствием строителей новых заводов, а также для продажи его на внешнем рынке, чтобы получать средства на закупку современной технологии. Так формировался план ускоренной индустриализации (создания современной промышленности) и коллективизации (объединения крестьянских хозяйств в колхозы).

Сталин задумал поворот к абсолютному господству бюрократии над страной, и генерального секретаря - над бюрократией. УСталина в руках был секретариат ЦК - руководящая структура партийной бюрократии, у правых - хозяйственные и профсоюзные структуры, агитационная машина. Но ее нельзя было открыто пустить в ход, подчиняясь правилам партийной игры. Для страны партия должна была оставаться единой, официальная пресса могла отстаивать только единую общепартийную точку зрения.

С согласия Бухарина в стране набирала силу критика «правого уклона». Сначала его искали в низах, среди «стрелочников», чтобы парировать упреки левой оппозиции и стоявшей за ней массы недовольных бюрократизмом, нэпманами, грубыми нарушениями социальной справедливости. Новая правящая элита не стеснялась пользоваться благами своего положения, грубо злоупотребляя властью. Коррупция, ресторанный разгул на фоне бедности большинства населения, равнодушие к просьбам «маленьких людей», убийство личных врагов - все это наносило тяжелый урон репутации партии, считавшейся пролетарской. Вмае 1928 года был нанесен показательный удар по партийным «бюрократам, сращивающимся с нэпманами» в Смоленской, Сочинской, Артемовс-кой, Ряжской и Сталинской организациях ВКП(б). ВСмоленской губернии «губернские партконференции были сплошной большой пьянкой», «старые революционеры превратились в пьяниц и раз-вратников»15. Выходцы из низов общества, сделавшие во время революции головокружительную карьеру, вовсю злоупотребляли властью. Это могло вызвать рабочие волнения - на заводах открыто осуждали разложившихся коммунистов.

Были сняты со своих постов около тысячи партийных руководителей. Все бы хорошо, но это «перерождение» увязывали с правым уклоном. Таким образом, идейное течение смешали с партийно-бюрократической уголовщиной. Идеолог Московской парторганизации Н. Мандельштам выступил 11 августа в «Правде» с защитой разномыслия, призвал «не бояться самого слова «уклон»,

дискутировать, но не преследовать «уклонистов». Статья была немедленно раскритикована, и руководство Московской организации отмежевалось от своего заведующего отделом агитации и пропаганды. Это облегчило Сталину разгром отмежевавшихся - ведь у них долго работал «примиренец с уклонизмом».

Другой удар Сталин нанес по «школе Бухарина». По мнению Ю. Фельштинского, Бухарин «создал нечто вроде собственного секретариата из нескольких своих учеников: Астрова, Слепкова, Марецкого, Стецкого, Айхенвальда и др. А.М. Ларина справедливо указывает, что Сталин начал расправу с Бухариным с его «школки». Решение это Сталин принял не случайно. Он знал, что его собственная сила заключена в личном секретариате. И, заподозрив Бухарина в создании такого же «секретариата», Сталин начал уничтожать его16. «Красные профессора» из «школы Бухарина» перемещались с ключевых идеологических должностей. Слепков был отослан на работу в провинцию за незначительные «идеологические ошибки». В 1927 году Зиновьев утверждал: «Ведь Слепков явный ревизионист, ведь он хуже Бернштейна, хотя в смысле знаний он щенок по сравнению с Бернштейном»17. Это заявление вызвало возмущение присутствующих. Через год Сталин уже был согласен с Зиновьевым. Бухарин повозмущался ссылкой своего наиболее последовательного ученика, да и согласился с ней.

На новом пленуме ЦК 4-12 июля борьба между правыми и сталинистами практически не вырвалась на поверхность. Каждая из сторон действовала осторожно, опасаясь прослыть «фракцией». «Выступать - зарежет по статье о расколе»18,- объяснял Бухарин в частном разговоре свой отказ от прямой критики Сталина. На июльском пленуме Бухарин в своем выступлении даже сослался на Сталина, когда говорил, что «чрезвычайные меры мы сейчас снимаем»19. Из зала спросили: «Навсегда?» На это Бухарин прямо не ответил, но заметил, что меры эти себя оправдали, но им нельзя дать перерасти в систему военного коммунизма. Создавалось впечатление, что Бухарин считает возможным иногда проводить атаки на крестьянство, лишь бы это не стало непрерывной практикой, не привело к социальному кризису и крестьянским восстаниям. На это Сталин бросил реплику: «Страшен сон, да милостив Бог»20.

Вполемике по поводу ножниц цен Сталин неосторожно проговорился об истинных взаимоотношениях государства и крестьянства: «Эти переплаты и недополучения составляют сверхналог

с‹-

на крестьянство, нечто вроде «дани», добавочный налог в пользу индустриализации, который мы должны обязательно уничтожить, но который мы не можем уничтожить теперь же, если не думаем подорвать нашу индустрию…»21 Бухарин был шокирован: Сталин употреблял термины троцкистского теоретика Преображенского, над которым Бухарин, как ему казалось, одержал славную теоретическую победу. Но эта победа не позволила найти средства для ускоренной индустриализации, необходимость которой теперь признавали и Сталин, и Бухарин. Сталин решил, что индустриализацию все-таки придется проводить за счет «дани». И ее уже начали собирать с помощью «чрезвычайных мер».

Резолюции пленума пока были компромиссными. Пленум указал на нехватку как промышленных товаров (для ее преодоления нужна индустриализация), так и товарного зерна (для ее преодоления нужно было крупное сельское хозяйство). Выход в том, чтобы вытрясать хлеб из кулацкого хозяйства (хоть бы оно и разорилось) и одновременно - в ускорении коллективизации и создании зерновых совхозов. Большевики считали, что эти хозяйства будут работать лучше, чем зажиточное крестьянство. Иесли существует дефицит на все, это значит, что рыночные отношения не работают. НЭП не работает. Поэтому пленум оправдывает чрезвычайные меры, но, как и раньше, подтверждает «их временный характер, и если, несмотря на это, возникали толкования этих мер как органически вытекающих из решений XV съезда партии об усилении наступления на капиталистические элементы деревни, то такого рода толкования свидетельствуют лишь о том, что на отдельные прослойки партии до сих пор оказывает влияние чуждая ей идеология»22.

Компромисс партийных групп был закреплен в государственных решениях. 16 июля заместитель наркома юстиции РСФСР Н. В. Крыленко запретил использование таких чрезвычайных мер, как обходы дворов в поисках хлеба, незаконные обыски и аресты, закрытие базаров и др. Он приказал прекратить все дела в отношении середняков и бедняков по ст. 107(в отношении кулаков дела продолжались). Но в этой же директиве Крыленко ориентировал подчиненные органы быть готовыми к массовому применению ст. 107 против скупщиков хлеба (то есть торговых посредников) «в случае новой попыткиБ срыва хлебозаготовок»23.

Чрезвычайные меры были строго запрещены постановлением Совнаркома от 19 июля - правительство было оплотом правых. Рыков и Бухарин надеялись «выманить» у крестьян хлеб, повы-

шая закупочные цены. Но из этого ничего не вышло - цены все равно были ниже, они не могли обеспечить крестьянам покупку дорогих промышленных товаров. Ктому же товары эти часто были некачественными, и крестьяне предпочитали оставить у себя побольше продовольствия, чем продавать его даже по новым ценам. Сталин язвительно писал Микояну: «Приходится признать, что Бухарин теряет возможность повести «форсированное наступление на кулака» путем нового повышения цен на хлеб. Можешь ему сказать, что я вполне понимаю его положение и почти что собо-лезную»24.

Казалось, что в середине 1928 года наметилось некоторое согласие между сторонниками осторожного поворота «влево» (Бухарин) и более радикального и последовательного проведения того же курса (Сталин). Но непоследовательность Бухарина делала его позицию слабой, в то время как события требовали решительных действий.

Время после июльского пленума Сталин активно использовал в борьбе за умы большевистских лидеров. Даже те из членов Политбюро, кто склонялся к сохранению НЭПа до последней возможности, под давлением Сталина меняли свою позицию. Легче всего было уломать старых друзей Сталина - Ворошилова и Орджоникидзе. Калинин, отличавшийся прокрестьянской позицией, тоже в конце концов встал на сторону Сталина. «Всесоюзный староста», как называли главу государства, был слабоволен и больше всего боялся остаться в меньшинстве. Ктому же поговаривали, что Сталин, интересуясь подробностями личной жизни Калинина, сумел найти на него «компромат». Сталин сомневался даже в Куйбышеве и Микояне. «Ни в коем случае нельзя дать Томскому (или кому-либо другому) «подкачать» Куйбышева или Микояна. Не можешь ли прислать письмо Томского против Куйбышева?»- писал, например, Сталин Молотову в августе 1928 года25.

Куйбышев Валериан Владимирович (1888-1935). Сын офицера, окончил кадетский корпус. С 1904 года - большевик. Неоднократно арестовывался, был в ссылке. В 1917г. председатель Самарского совета и комитета РСДРП (б), руководил захватом власти в городе, руководил губернией. Во время Гражданской войны входил в состав реввоенсоветов армий и фронтов, участвовал в обороне Астрахани, руководил завоеванием Средней Азии. В 1921 году возглавил Главэлек-тро. В 1922-1923 годах и с 1926 года - член ЦКРКП(б). В 1923-

1926годах - председатель ЦКК, был одним из организаторов подавления оппозиций. В 1923-1926 годах - Нарком рабоче-крестьянской инспекции. С 1926 года - председатель ВСНХ. Руководил разработкой планов первой пятилетки, настаивая на их увеличении. С1927 года - член Политбюро. В 1930-1934 годы возглавлял Государственную плановую комиссию. В 1932-1933 годы также глава Комитета по заготовкам сельскохозяйственной продукции. Объемы этих заготовок вызвали голод 1932-1933 годов. С 1934 года - председатель Комитета партийного контроля и 1-й заместитель председателя Совнаркома.

Готовясь к новому столкновению, Сталин действовал с помощью политической интриги, «подставляя» Бухарина. Поскольку Бухарин после падения Зиновьева считался лидером Коминтерна, то на VI Конгрессе Интернационала были приняты за основу его тезисы о международном положении и задачах Коминтерна. Однако делегация ВКП(б) снова стала обсуждать тезисы и подвергла их критике, что было подлинным скандалом. Бухарин доказывал, что не стоит ожидать падения «капиталистической кривой» и, следовательно, компартии должны придерживаться более умеренного курса. Против этой идеи Бухарина (ошибочность которой станет ясна уже через полтора года, когда в капиталистическом мире разразится Великая депрессия) выступил Ломинад-зе, пророчивший новый революционный подъем. Бухарин напомнил Ломинадзе о его провале в Китае в 1927 году: «Люди брали в руки спички и шли устраивать восстания»26. Несмотря на это большинство делегатов чутко уловило, «откуда ветер дует», и поддержало линию «делегации ВКП(б)», то есть Сталина. Сталин, обжегшись на китайском опыте, заимствовал некоторые троцкистские идеи, считая необходимым иметь в лице компартий боевые организации, подчиняющиеся только руководству Коминтерна и не связанные обязательствами перед союзниками в своих странах.

Врезультате Бухарин был унижен и так возмущен, что просил об отставке. Но Сталин был против спокойного ухода противника в тень, откуда можно критиковать проводимую в трудных условиях политику. Бухарин потом говорил об этом плане Сталина: «Почему нельзя было дать отставку и почему нужно было обязательно вывести? s Нужно было сначала обязательно замарать, запачкать, дискредитировать, растоптать, и тогда речь пойдет уже

не о том, чтобы удовлетворить просьбу об отставке, а о том, чтобы «снять» «за саботаж». Игра здесь абсолютно ясная»27.

В сентябре 1928 года из-за неурожая на Украине и Северном Кавказе вновь обнаружилась нехватка хлеба, и чрезвычайные методы хлебозаготовок в отдельных регионах возобновились. Теперь вместо запретной ст. 107 применялась ст. 131 УК - нарушение обязательств перед государством. По этой статье арестовывались с конфискацией имущества крестьяне, обязавшиеся сдать хлеб (например, под кредит), но по разным причинам не сумевшие это выполнить. Затем в дело пошла и ст. 107.

Переход к военным методам борьбы с трудностями импонировал партийной массе. Если раньше она жаждала более спокойной обстановки по сравнению с революцией и гражданской войной, то теперь партийные кадры рвались бой. Причина такой метаморфозы - иной характер «войны», которую предлагала сталинская фракция. Не рискованное внешнее столкновение, а внутреннее наступление против крестьян, интеллигенции и нэпманов. Сформированная гражданской войной партийная бюрократия не была приспособлена к кропотливому умственному управленческому труду. Рынок был слишком сложной средой для нее. Начавшийся экономический кризис увеличил количество тех, кто был готов отказаться от НЭПа.

Бухарин пытался доказать, что не он, а его противники являются «правыми». Он пытался «размыть» понятие правого уклона, отождествив его не с учетом мнения крестьян («мелкой буржуазии»), а с бюрократизмом: «не отмечены важнейшие правые уклоны (бюрократическое непонимание нужд масс, тенденции к бюрократическому перерождению некоторых звеньев аппарата, теряющих чутье к самым элементарным потребностям этих масс, сводящих политику к голому администрированию и т. д.) 28». Бухарин показывал Сталину, что в случае продолжения полемики он готов перенести огонь обвинений в «правом уклоне» на него. Тем более, что постановления XV съезда партии и последующих пленумов выдержаны вполне в бухаринском духе. Как скажет Бухарин позднее, «у меня нет разногласий с партией, то есть с ее коллективной мыслью, выраженной в официальных партийных резолюцияхБ»29. Но Бухарин не решился возглавить борьбу с «правым уклоном» с троцкистских политических позиций, потому что тогда нужно было бы бросать прямой вызов чиновничеству. Авот Сталин в конце концов решился ударить по «правому уклону» с

троцкистских экономических позиций, подведя под это обвинение Бухарина и его сторонников.

Рискованные игры оппозиционеров

Почему Сталин, поддерживавший Бухарина в борьбе против Троцкого, вдруг стал переходить на позиции, близкие троцкистским? В 20-е годы Сталин еще не был стратегом и доверял Бухарину как идеологу. Сотрудник секретариата Сталина А. Балашов рассказывал Д. Волкогонову, что Сталин, «когда ему приносили бланки с результатами голосования членов Политбюро путем опроса, часто, не поднимая головы от бумаг, бросал:

- Как Бухарин, «за»?

Мнение Николая Ивановича, говорил Балашов, было весьма важным для Сталина при определении своего собственного отношения к конкретному вопросу»30. Так продолжалось до 1928 года. Идеи Бухарина казались логичными: постепенно растущее хозяйство крестьян-середняков дает достаточное количество ресурсов, чтобы развивать легкую промышленность, производящую нужные крестьянам товары. Заказы легкой промышленности в свою очередь обеспечивают развитие тяжелой промышленности. Развитие тяжелой промышленности (металлургия, машиностроение и др.) обеспечивает модернизацию всей промышленности, техническое переоснащение сельского хозяйства. Врезультате - равновесие развития сельского хозяйства и промышленности, изобилие товаров. На этой основе должно хватить ресурсов и на оборону, и на строительство передовых предприятий, и на сотни тысяч тракторов. На практике оказался прав Троцкий, который критиковал построения Бухарина как утопичные. То, что предлагал Бухарин, было выгодно для крестьянского большинства страны, но заводило политику большевиков в тупик. Зажиточные слои, которые при выгодной конъюнктуре могли завалить страну товарным продовольствием, не хотели расширять производство в условиях товарного дефицита. Вот-вот из-под влияния коммунистов могли выйти рабочие массы, недовольные дефицитом продовольствия. Начатые стройки могли превратиться в бесконечный долгострой из-за нехватки ресурсов. Сталин чувствовал себя обманутым. Ему нужно было самому искать стратегию выхода из сложившегося положения. Признать правоту Троцкого было нельзя - это открывало Льву Давидовичу дорогу к возвращению во власть, что Сталин считал недопустимым. Троцкий не мог работать под руководством Стали-

на, а его «демократические» идеи Сталин считал разрушительными. Но заимствовать часть идей Троцкого Сталин считал вполне возможным.

Троцкий заметил эту эволюцию сталинской политики: «Нельзя отрицать все же, что в некоторых элементарных вопросах Сталин подучиваетсяБ Все, что он говорит против правых, было уже не раз сказано против него самого. Ни одного нового слова он не прибавил»31. Один из идеологов оппозиции, Е. А. Преображенский, писал Троцкому: «Внастоящее время создаются элементы для нашего блока или другой формы координации действий с левым центром»32. Преображенский считал, что «политика партииБ в некоторых существенных пунктах серьезно сдвинулась на правильный путь»33. Вмае 1928 года Преображенский писал: «я считаю абсолютно необходимым и назревшим коллективное выступление оппозиции навстречу большинству партии, совершенно независимо от тех глупостей и глупостей, которые делаются и будут делаться по отношению к нам»34.

Оппозиция все еще оставалась важной силой, располагала сотнями опытных агитаторов и организаторов, которых так не хватало партии. Оппозиционеры продолжали распространять листовки, в которых протестовали против репрессий и правого курса. «Перепечатанные в Москве, на ротаторе, материалы Троцкого широко распространялись не только между членами партии, но и среди беспартийной интеллигенции»35,- рассказывал А. Авторханов, учившийся в это время в Институте красной профессуры. Значительная часть партийного актива втайне сочувствовала Троцкому и другим левым. Пока обстановка была неустойчивой, левые могли стать решающей гирькой на весах. Интерес к троцкистам сохранялся и среди рабочих. 1 октября 1928 года троцкисты распространили в Ленинграде более 400 листовок (часть была отпечатана в Москве), которые тут же разошлись по заводам. Сторонник Зиновьева сообщал о ситуации в Ленинграде в середине 1928 года: «Листовки троцкистов читают охотно, знают, кто их распространяет, но не выдают, стараются скрыть, и в то же время заявляют, что в листовках много правильного, но идти за троцкистами по-годим».36

Свою ссылку оппозиционеры считали временной и активно искали пути возвращения: «Подчиняясь насилию, мы покидаем места своей партийной и советской работы для бессмысленной и бесцельной ссылки. Мы ни на минуту не сомневаемся при этом,

что каждый из нас не только еще понадобится партии, но и займет место в ее рядах в часы предстоящих великих боев»37, - говорилось в письме к конгрессу Коминтерна, которое лидеры оппозиции сумели согласовать несмотря на то, что их разделяли тысячи километров Туркестана, Сибири и европейского Севера.

Правда, сами условия ссылки ставили под угрозу надежды на возвращение к политической жизни. Можно было не дожить до возвращения, как случилось в свое время с народовольцами. Перечислив большевиков, отбывающих ссылку в особенно тяжелых условиях, авторы одного из обращений делают вывод: «Помимо мер изоляции тут имеется и другой более грубый примитивный расчет: поставить людей в заведомо тяжелые, непереносимые условия, обречь их на физические пытки»38. Особенно беспокоила оппозиционеров болезнь Троцкого, который страдал в Алма-Ате от малярии. Л. Сосновский, требуя перевода Троцкого в место с более здоровым климатом, утверждал: «Всякая оттяжка перевода будет означать, что люди сознательно идут на создание нового дела «Сакко и Ванцетти». Только уж на советской земле»39. Сакко и Ван-цетти- американские анархисты, которых незадолго до этого казнили несмотря на широкую кампанию международных протестов. Нелестное для лидеров ВКП(б) сравнение с американскими палачами беспокоило. Ато как и вправду умрет? Скандал мог потрясти партийную толщу, тем более что немало партийцев продолжало читать листовки троцкистов, в которых говорилось, например: «Товарищи! В советских тюрьмах сидят коммунисты. ГПУ не может быть судьей внутрипартийных споров»40.

Но с Троцким нельзя было примириться просто так. Его фракция считала необходимым восстановить положение путем исправления оппортунистических ошибок руководства, глубоких реформ и даже «путем новых революционных потрясений»41. Под потрясениями, конечно, понималась не революция троцкистов против власти нынешнего руководства. Просто оппозиционеры считали, что без них партия не справится с социальным кризисом, доведет дело до катастрофы, напоминающей обстановку гражданской войны. Каменев, который вместе с Зиновьевым и своими сторонниками стучался назад в партию, видел необходимость смены партийного руководства в момент кризиса. Без старых лидеров ВКП(б), по его мнению, не могла проводить левый курс компетентно. Ввоз-духе снова повеяло военным коммунизмом. Каменев говорил о Троцком: он «будет сидеть в Алма-Ате до тех пор, пока за ним не

пришлют экстренный поезд, но ведь когда этот поезд пошлют, положение в стране будет таким, что на пороге будет стоять Керенский…»42 На первый взгляд, последующие события доказывают наивность сценария, нарисованного Каменевым. Но опыт революционеров подсказывал, что недовольство масс в мгновение ока превращает немногочисленные группы в массовые партии. И ведь социальная катастрофа в СССР действительно разразится всего через два-три года. Угроза интервенции будет всерьез рассматриваться Сталиным и его ближайшими соратниками. Но им удастся удержать ситуацию под контролем самим, без Троцкого. Аесли бы не удалось, то рушащийся партийный режим не смог бы оттолкнуть руку, протянутую старым революционером-коммунистом. Каменев не учел, что Сталин позаботится о том, чтобы массовое недовольство не обрело вождей.

Оппозиционеры внимательно следили за начавшейся борьбой между правыми и Сталиным, и их симпатии были на стороне последнего. По существу, он превращался в троцкиста. «Если Сталин капитулирует (в решительную) перед правыми, то движение пройдет мимо него, и Троцкий скажется вождем партииБ»43, - комментировали левые борьбу на июльском пленуме. Они понимали - кризис НЭПа породил мощный социальный процесс, направленный против имущественных элит. Его может возглавить или Сталин, или Троцкий. Иесли они потерпят поражение, рухнет сама большевистская диктатура. Всловах Каменева о «поезде» хорошо видно различие его позиции с линией Троцкого. Троцкисты готовы вернуться в партию после того, как ее лидеры признают правоту левых. Зиновьев и Каменев считают, что ждать нельзя, нужно поддержать наметившийся левый поворот изнутри. Пока Зиновьев и Каменев ждали ответа на их просьбу о восстановлении в партии, зиновьевцы вели подготовительную работу в парторганизациях: «Кнам относятся хорошо. Упреков, что потеряли лицо и т.п., нет. Внимательно присматриваются. Где возможно, стараются выдвигать наших ребят в бюро ячеек, бюро коллективов… Вместе с этим нужно отметить, что когда выступает наш парень, то сейчас же водворяется тишина, и аудитория слушает весьма с большим вниманием»,44 - сообщалось в одном из писем Каменеву. Это значит, что группа Зиновьева и Каменева не распалась, а просто превратилась в подпольную фракцию. Маневры Бухарина показывают, что он считал позиции фракции Каменева-Зиновьева все еще сильными.

Переход Сталина на полутроцкистские позиции породил у Бухарина опасение, что «левые» могут объединиться со Сталиным в борьбе против «правых». Бухарин, как и левые оппозиционеры, недооценивал способности Сталина и думал, что он не сможет управлять страной сам, без сильных идеологов и опытных политиков. Раз речь идет о разрыве Сталина с Бухариным и Рыковым, их нужно кем-то заменить. А таких же крупных фигур в окружении Сталина не было. Не собирается ли Сталин привлечь к работе вождей левой оппозиции, с которыми он сблизился идейно? Желая предотвратить этот гипотетический поворот, Бухарин 11 июля встретился с Каменевым и довольно откровенно изложил ему подноготную борьбы в Политбюро. Каменев тщательно зафиксировал все сказанное. Бухарин говорил, что «разногласия между нами и Сталиным во много раз серьезнее всех бывших разногласий с Вами»45. Он считал, что в условиях возникшего равновесия обе стороны будут апеллировать к оппозиции. Но это возможно при равенстве сил, а Бухарин признает, что Ворошилов, Орджоникидзе и Калинин уже «изменили» ему. Бухарин обвинял Сталина в том, что он - «беспринципный интриган, который все подчиняет сохранению своей власти». Они к этому времени уже разругались с ним до обвинений друг друга во лжи («до врешь и лжешь»).

Бухарин то утверждал, что линия Сталина будет бита, то признавался, что он в трагическом положении, за ним ходит ГПУ. На Каменева еще формально полновластный коммунистический лидер произвел «впечатление обреченности»46. Обращение Бухарина к Каменеву уже само по себе было жестом отчаяния, так как по своим взглядам в это время левые были гораздо ближе к Сталину. Жизнь снова сблизит левых и правых оппозиционеров только после того, как сталинские преобразования дадут результаты - в 30-е годы. Апока и левые, и правые боролись за место под солнцем рядом со Сталиным.

Запись разговора Каменев послал Зиновьеву, но через секретаря Каменева Швальбе она в октябре попала к Троцкому. Троцкисты сделали из сенсационного материала листовку и стали ждать удобного момента для ее опубликования. Эта бомба могла взорвать любое соглашение между Сталиным и Бухариным, так как содержала все самое обидное, что мог сказать Бухарин о Сталине и его союзниках.

Вусловиях «полевения» Сталина вожди оппозиции, причем уже не только Зиновьев и Каменев, но и Преображенский, Радек и

Пятаков, были готовы к примирению с ним. 15 июня 1929 года Преображенский писал, что оппозиция - это «организация, смысл существования которой утерянБ армия после войны, которая не желает распускаться»47. После того как партия по сути приняла троцкистскую экономическую программу, оппозиционеры думали вернуться в партию торжественно, с развернутыми знаменами. Но нет, Сталину не нужна была «союзная армия» в партии. Он был готов принять троцкистов назад в партию только через покаяние (как все понимали, весьма неискреннее). Лишь бы они не претендовали на авторство новой политики и, следовательно,- высшую власть. Виюне 1928 года начали принимать в партию зиновьевцев, которые, впрочем, продолжали «просить совета» у Зиновьева. 16 ноября 1928 года Каменеву разрешили напечатать статью о реконструкции промышленности в «Правде». Азимой, когда в борьбе между Сталиным и Бухариным наметилось затишье, увидела свет листовка с бухаринскими откровениями.

За это Сталин мог сказать оппозиции только спасибо. Оппозиционеров восстанавливали в партии, возвращали в Москву. Каменев был восстановлен в июне и затем назначен начальником Научно-технического управления ВСНХ. Зиновьев, восстановленный в партии, стал ректором Казанского университета, а затем введен в редакцию теоретического органа ВКП(б) «Большевик», сотрудничал в «Правде». Пятаков стал заместителем председателя, а с 1929 года - председателем Госбанка. Преображенский, Радек и Смилга готовили «разрыв с троцкизмом», о котором объявили 10 июля 1929 года. И. Смирнов и его сторонники сначала попытались отделаться заявлением об общности взглядов с нынешним руководством. Не прошло, пришлось переписывать заявление несколько раз в духе покаяния, и только в октябре оно было признано приемлемым Политбюро. Стали возвращать раскаявшихся троцкистов из ссылок, предоставлять им работу в соответствии с квалификацией. Радек говорил одному троцкисту, вернувшись из ссылки в ноябре 1929 года: «ВМоскве нет хлеба. Недовольство массБ Мы накануне крестьянских восстаний. Это положение вынуждает нас во что бы то ни стало вернуться в партиюБ СТроц-ким мы совершенно порвали»48. Не желавший каяться Троцкий в этих условиях становился лишней фигурой- 10 февраля 1929 года его выслали из СССР. Абывшие троцкисты стали верхушкой слоя спецов. Но только те, кто покаялся. Остальных продолжали арестовывать.

Сталин не доверял вернувшимся в партию оппозиционерам. Идейно они теперь были ближе. Но что будет завтра, когда потребуется новый крутой поворот. Их фракция будет решать - поддерживать Сталина или голосовать против него. Они каются, но это неискренне. В 1928 году Сталин говорил Зиновьеву: «ВамБ вредят даже не столько принципиальные ошибки, сколькоБ непрямоду-шиеБ»49 Сталин уже понял, что ошибки совершал Бухарин, а не Зиновьев. Но вот «непрямодушие», фракционная интрига, исходящая от Зиновьева, мешала его возвращению в руководящую группу, которая теперь должна была строго подчиняться именно Сталину, а не аргументам в споре.

Еще меньшее значение Сталин придавал теперь аргументам непартийных специалистов. Если для левой оппозиции поворот Сталина к троцкистской программе был идейной победой, то для спецов- поражением. Форсирование темпов индустриализации, по их мнению, вело к экономической катастрофе, и они продолжали по привычке убеждать своих начальников в недопустимости темпов роста промышленности, предлагавшихся сторонниками Сталина. «Затухающая кривая», на которую были рассчитаны предложения спецов, была отвергнута, темпы роста, предлагавшиеся прежде, осуждены как «плюгавенькие». Сложные подсчеты оптимального экономического роста, произведенные бывшими меньшевиками А. Гинзбургом и Я. Гринцером, были отклонены.

Аргументы спецов с доверием воспринимались Рыковым, который привык опираться на их знания при решении сложных экономических вопросов. Председатель ВСНХ В. Куйбышев, близкий Сталину, относился к предложениям спецов скептически. Что касается самого Сталина, то, как говорил М. Владимиров, «по мнению товарища Сталина, все наши специалисты, и военные, и штатские, воняют как хорьки, и чтоб их вонь не заражала и не отравляла партию, нужно их всегда держать на приличном от себя расстоянии»50. Сквозь сталинскую грубость проступает реальное опасение: воздействие спецов заразительно, они могут «заразить» большевиков своими социал-демократическими взглядами.

В 1928 году по спецам был нанесен сильный удар. ГПУ «разоблачил» в г. Шахты (Донбасса) заговор специалистов-«вредителей›. На публичном процессе многие обвиняемые сознались во «вредительстве». Это зловещее слово ассоциировалось с организацией катастроф, следствию же не удалось найти жертв. Шахтинское дело получило широкое освещение, хотя было далеко не первым в своем

роде. Вредителей время от времени разоблачали и при Дзержинском.

Обвиняемые признавались в том, что получали деньги от бывших хозяев за информацию о положении дел на предприятиях, признавались также в сотрудничестве с белыми во время гражданской войны, в том, что после прихода красных поддерживали связи с бывшими хозяевами и в их интересах стремились сдерживать расходование запасов полезных ископаемых и даже затапливали шахты с целью их консервации. Кто-то не доглядел за рабочими - разворовали имущество. Кто-то не там прорыл шурф. Укого-то сломалась лебедка. Ничего невероятного для советских людей в этих показаниях не было. Шахтинское дело выделялось лишь масштабом. ОГПУобъединило, амальгамировало разных людей с похожими «грехами» в единую «организацию». Суду были преданы 53 человека. 23 подсудимых не признали себя виновными, другие поддакивали прокурору Н. Крыленко с разной степенью активности.

Судья А. Вышинский, бывший меньшевик, демонстрировал объективность. Впоследствии он даже гордился, что в одном из зарубежных комментариев приговор, вынесенный Вышинским, назвали «поражением Крыленко»51.

Вышинский Андрей Януарьевич (1883-1954). В студенческие годы примкнул к революционному движению и за это был исключен из института. Во время Первой русской революции вступил в социал-демократическую партию, был меньшевиком. Вышинский организовал террористическую группу, которая занималась убийствами людей, которых считали провокаторами полиции. Был арестован и осужден на тюремное заключение, но только по обвинению в антиправительственной агитации. Доказать его вину в более тяжких преступлениях не удалось. Отсидев в тюрьме, Вышинский закончил юридическое образование и занялся адвокатской практикой. В 1917 году Вышинский занимал руководящие должности в районных органах власти Петрограда, боролся против большевиков. После Октябрьского переворота уехал из столицы и в провинции «начал новую жизнь», вступив в партию большевиков. Работал в наркомпроде и других хозяйственных органах. Затем Вышинского направили руководить наукой - он был «избран» ректором Московского университета. Начиная с Шахтинского дела 1928 года «ученый юрист» стал привлекаться Сталиным для участия в громких политических процессах. Красноречие и высокая юридическая квалификация Вышинского позволяла

сделать обвинение более убедительным и избежать серьезных накладок и неувязок, почти неизбежных при фабрикации процессов.

В зависимости от готовности сотрудничать с обвинением и наличия хоть каких-то свидетельств «вредительства» наказание оказались очень различными. Четырех обвиняемых даже оправдали, так как предъявленные им обвинения были основаны на вопиющей некомпетентности свидетельствовавших рабочих. Одиннадцать подсудимых были приговорены к расстрелу, причем шестерым из них, активно сотрудничавшим со следствием, была сохранена жизнь. Так отрабатывались методы процессов 30-х годов: уличить обвиняемого в чем-либо наказуемом, а затем, в обмен на жизнь, добиться показаний, значительно усугубляющих его вину в глазах общества. Затем с помощью нескольких сотрудничавших со следствием обвиняемых доказать остальным, что они, совершая незначительные политические преступления, на самом деле участвовали в разветвленной вредительской организации. Чтобы спасти себя в этих условиях, нужно каяться. Таким методом удавалось превратить противника в союзника, скомпрометировать не только того, кто признавался во «вредительстве», но и «идейное руководство»- людей, способных предложить альтернативную стратегию развития России. Компрометация и изоляция этих людей стала важнейшей задачей сталинской группы.

Шахтинское дело не вызвало возражений ни у кого из большевистских лидеров. То, что старые специалисты недолюбливали советскую власть и ждали реставрации - не было секретом. При этом граница между ошибками в работе, разгильдяйством и вредительством была размытой. Побывавший в Донбассе Томский отвечал Ворошилову, спросившему, нет ли в этом деле перегибов со стороны ОГПУ: «Картина ясная. Главные персонажи в сознании. Мое мнение таково, что не мешало бы еще полдюжины коммунистов посадить»52. Но это еще не входило в планы Сталина.

Столкновение стратегий

Активизация «левых» настроений происходила в условиях, когда кризис старой политики становился все более очевидным. Иэто усиливало споры в руководящем ядре ВКП(б).

В сентябре 1928 года были опубликованы контрольные цифры на грядущий хозяйственный год. Основные затраты должны были

быть направлены на развитие тяжелой промышленности, на «производство средств производства». Госплан готовил пятилетний план на 1928-1933 годы, в котором проводилась та же идея, но с разными темпами роста - отправным и «оптимальным» (рассчитанным на благоприятные условия). Член президиума Госплана разъяснял: «Мы должны в артиллерийскую вилку поймать действительность, следовательно, отправной вариант должен давать недолет, оптимальный вариант должен давать перелет»53. Эти планы намечали не только общий рост тяжелой промышленности, но и ликвидацию диспропорций, из которых буквально состояла советская экономика. Председатель Госплана Г. Кржижановский объяснял, что нехватка техники была связана с нехваткой машиностроительных предприятий, которые не могли строиться и работать из-за дефицита металла, который, в свою очередь, нельзя было произвести из-за недостаточного количества электроэнергии (план ГОЭЛРОбыл почти выполнен, но ее объема все равно не хватало). Бухарин язвительно замечал, что фабрики планируется строить из кирпича, который еще не произведен. Началом всей цепочки были энергетика и чугун. Дальше следовали машиностроительные предприятия и транспорт. До рядового потребителя было далеко. Осторожное планирование ведомства Кржижановского не решало проблему индустриализации, так как превращало длинную промышленную цепочку в долгострой. Параллельно с Госпланом свой, но только «оптимальный» план разрабатывал ВСНХ (так называемые «Контрольные цифры»). Именно он и был принят за основу ноябрьским пленумом ЦКс учетом достижений Госплана. Методика Куйбышева была хороша тем, что отказывалась от комплексного моделирования экономики. Можно было проставить любую цифру, не просчитывая последствий для других отраслей. Так потом и будут делать.

План ВСНХ подминал легкую промышленность. Выбор между тяжелой и легкой промышленностью был стратегическим.

Каков был план Бухарина и его сторонников? Легкая промышленность производила товары, покупавшиеся населением, прежде всего крестьянами. Развитие легкой промышленности должно было предоставить товары, которые крестьяне купят, дав, таким образом, средства для развития тяжелой промышленности, производящей технику и оборудование. Эта техника позволит модернизировать пока крайне отсталую легкую промышленность, не говоря уже о сельском хозяйстве. Но в 1927-1928 годах стало ясно,

с‹-

что крестьянское хозяйство не дает достаточного количества товарного хлеба, чтобы решить все стоящие перед государством задачи. Нужно было выбирать - или продолжать распылять средства между отраслями, или вложить львиную долю средств в тяжелую промышленность, то есть в базу, которая потом, позднее, позволит модернизировать все отрасли. Но лишение средств легкой промышленности в пользу тяжелой означало, что у крестьян будут не выкупать продовольствие в обмен на продукцию, а просто отбирать его. 30 сентября Бухарин выступил в «Правде» со статьей «Заметки экономиста». В ней под видом троцкизма Бухарин критиковал политику Сталина-Куйбышева и защищал легкую промышленность, которая быстрее дает прибыль.

Бухарин признал, что лидеры партии запаздывали с осознанием новых задач, которые поставил перед страной «реконструктивный период» (то есть модернизация промышленности). Нужно быстрее готовить своих спецов (шахтинское дело, результаты которого Бухарин не подвергал сомнению, показало опасность использования старых спецов), нужно ускорить коллективизацию и создание совхозов, нужно организовать техническую базу не хуже, чем у американцев. Рассказав о первых успехах «реконструктивного периода», Бухарин с тревогой обнаруживает, что советское хозяйство в «вогнутом зеркале» повторяет кризисы капитализма: «там - перепроизводство, здесь - товарный голод; там спрос со стороны масс гораздо меньше предложения, здесь - этот спрос больше предложения»54. Преодолеть кризис можно, установив правильные пропорции хозяйственного развития. Эту задачу должен решить план. Но Бухарин напоминает, что еще в своей полемике с Преображенским предупреждал: «Нельзя переоценивать планового начала и не видеть очень значительных элементов стихийно-сти»55. Приходится подстраиваться под стихию, направляя ее в нужное государству русло. «Всвоей наивности идеологи троцкизма полагают, что максимум годовой перекачки из крестьянского хозяйства в индустрию обеспечивает максимальный темп развития индустрии вообще. Но это явно неверно. Наивысший длительно темп получается при таком сочетании, когда индустрия поднимается на быстро растущем сельском хозяйстве»56. Так прямо «наивные» троцкисты не формулировали мысль, с которой спорит Бухарин. Но теперь именно эту идею отстаивает Сталин. На практике не получается быстрого роста сельского хозяйства. Не выходит на крестьянской телеге быстро догнать США. Придется

пожертвовать телегой, чтобы уцепиться за подножку уходящего вперед технологического поезда ХХвека.

Бухарин не может открыто спорить со Сталиным, поэтому он спорит с Троцким (благо, тот не может ответить в прессе). Приводя оптимистические цифры быстрого роста советской промышленности за последние годы (этот рост был преувеличен, так как не учитывал качества советских товаров и искусственности ценообразования) и сравнивая их с цифрами, указывающими на стагнацию сельского хозяйства, Бухарин делает вывод: «при бурном росте индустрии… количество хлеба в стране не растет»57, из чего вытекает задача выправить эту диспропорцию, поднимать индивидуальное крестьянское хозяйство параллельно со строительством колхозов и совхозов. Но если партия облегчит развитие индивидуального крестьянского хозяйства, то с крестьян нужно меньше брать на индустриализацию, которая, как пишет Бухарин, «есть для нас закон»58. Выход один - промышленность должна зарабатывать сама, выпуская товары, нужные потребителю. Это может сделать только легкая промышленность. Бухарин критикует контрольные цифры будущей пятилетки за нехватку и потребительских товаров, и строительных материалов. Может быть, он предлагает сэкономить на тяжелой промышленности? Ничуть не бывало! Его возмущает нарастание дефицита продукции тяжелой промышленности. «Таким образом, дефицит (дефицит!!) быстро возрастает (возрастает!!) по всем решительно категориям потребителей!»59 Эти кричащие строки не могли не вызвать вопрос к Бухарину: раз все запросы удовлетворить нельзя, а тяжелую промышленность строить нужно, то на ком экономить или где взять средства? Даже троцкисты давали свой ответ на этот вопрос. Но Бухарин повторяет все те же предложения, которые не удалось выполнить со времен писем Ленина: экономить, строить быстрее, не планировать того, что не построим, управлять культурно. Но не умеет бюрократия СССР управлять культурно и экономить, не умеют российские рабочие строить быстрее и притом качественнее, чем в США! Ине скоро научатся.

Вконкретной обстановке дефицита ресурсов одновременная защита сельского хозяйства и легкой промышленности на деле была нападением на промышленность тяжелую. Это означало, что Бухарин действительно выдвигает новую стратегию по сравнению с линией XV съезда, оптимистично провозглашавшего курс на модернизацию промышленности и всего хозяйства. Ведь модерниза-

ция была невозможна без строительства машиностроительных, металлургических и других предприятий именно тяжелой промышленности.

То, что планировали осуществить большевики - и Сталин, и Рыков, и Бухарин, - затем делалось во многих странах «третьего мира». Это была импортзамещающая индустриализация. Считалось, что экономика страны будет более устойчива, если она будет менее зависима от импорта. В этом предположении было много справедливого. Колебания мирового рынка могут быть весьма разрушительными, и споры с правыми заканчивались в 1929 году под первые аккорды Великой депрессии, которая больно ударила по всем странам мира. Защититься от разрушительных волн кризиса с помощью своей промышленности, которая позволит создавать собственные технологии и повысить производительность труда хозяйства - это ли не благая цель. Даже правый председатель Совнаркома А. И. Рыков говорил на ноябрьском пленуме ЦК: «Уклон получится в том случае, если мы пятилетний план составим так, что его характерной чертой будет являться импорт готовых товаров из-за границы вместо развития промышленности нашей страны»60.

Перед ноябрьским пленумом ЦК, который должен был обсуждать планы экономического развития, Бухарин составил проект резолюции, в котором говорилось: «Основной коренной задачей партии, ее генеральной линией, является линия на дальнейшую индустриализацию страны, на возможно более быстрый рост социалистического ее сектора, на кооперирование крестьянства, рост коллективных форм сельскохозяйственного производства и т. дб Отметая все предложения, направленные к сокращению нашего промышленного строительства, и твердо проводя курс на индустриализацию страны, не снижая темпов роста капитальных вложений, необходимо в то же время принять меры к тому, чтобы подтянуть сельское хозяйствоБ»61

Как видим, правые коммунисты также считали, что отказ от импортзамещающей индустриализации был недопустим. Они были категорическими противниками той модели развития страны, к которой объективно вела их политика (выражаясь современным языком, ее можно назвать «латиноамериканской», учитывая, как в Западном полушарии проводились подобные НЭПу эксперименты). Правые считали, что можно относительно быстро изыскать ресурсы для модернизации всей экономики. Но во второй полови-

не ХХв. импортзамещающая индустриализация осуществлялась в Латинской Америке, Азии и Африке либо с помощью других стран, либо частично. Витоге создавалась индустрия, способная обеспечить лишь некоторые нужды страны и достойно конкурировать на мировом рынке лишь в узком секторе. Вэтом случае страна встраивалась в мировое разделение труда уже как индустриально-аграрная держава, а не сырьевой придаток. Для СССР эти варианты не подходили. Индустриализация должна была быть проведена с опорой исключительно на собственные ресурсы, а поставки техники из-за рубежа должны были быть оплачены до копейки. При этом зависимость от зарубежной промышленности должна была быть ликвидирована полностью - советских лидеров не устраивала роль страны как части мирового капиталистического рынка, притом зависимой.

Но в условиях мирового экономического кризиса даже низкие темпы накопления, которые обеспечивал НЭП, стали бы невозможными. Бухаринская альтернатива не давала реальных оснований надеяться на преодоление отсталости сельского хозяйства и легкой промышленности. Вусловиях стагнации СССР эволюционировал бы к положению страны с отсталым сельским хозяйством и среднеразвитой промышленностью. Примеров такой модели было немало в Латинской Америке. Сравнение итогов развития СССР и крупных относительно успешных латиноамериканских стран (Мексика, Чили, Бразилия, Аргентина, Венесуэла) показывает, что при сопоставимых социально-экономических результатах (на душу населения) ХХвек обошелся им и нам в несопоставимых жертвах.

Повысить эффективность экономики при отказе от тотальной импортзамещающей индустриализации и при перестройке всего общества на строго централизованной основе можно было бы только на основе компромисса со спецами. Вусловиях недовольства масс кризисом, сохранения различных течений в партии большевиков (а Бухарин выступал за относительную терпимость в этом вопросе) большевики имели мало шансов сохранить монополию на власть. Возможно, партия даже осталась бы правящей, но реальную власть в ней разделили бы правые коммунисты и выходцы из социалистических партий - спецы. Широким массам малокультурных партийцев угрожало вытеснение с руководящих постов. Хотя партийная масса не вникала в тонкости проблемы планирования, она чувствовала, куда ведет бухаринская альтернатива, да и оптимистические цифры плана Куйбышева вдохновляли ее.

Предложения Бухарина были заведомо нереализуемыми: ликвидировать товарный голод (то есть ускорение развития тяжелой и легкой промышленности одновременно) и снижение нагрузки на крестьянство. Ставя перед плановыми органами такие невероятные задачи, Бухарин замечает, что «чиновники «чего изволите?» готовы выработать какой угодно, хотя б и сверхиндустриали-стический план…»62. Это - уже прямой выпад против Куйбышева, за которым стоит Сталин. Это - отождествление сталинцев с троцкистами. Разумеется, статья вызвала возмущение большинства Политбюро. АБухарин, сделав свой выстрел, уехал в отпуск.

Выход «Заметок экономиста» был своего рода вызовом к открытой дискуссии, где Бухарин считал себя сильнее. Но Сталин считал сильнее свою позицию, понимая, что она ближе если не «спецам», то большинству партийных чиновников. Генсек лично собрался дать отпор идеям, изложенным в «Заметках экономиста». Он обратил внимание на «эклектизм» статьи Бухарина, которая, с одной стороны, призывает к «переносу центра тяжести на производство средств производства», а с другой - «обставляет капитальное строительство и капитальные вложения такими лимитами (решительное усиление легкой индустрии, предварительное устранение дефицитности строительной промышленности, ликвидация напряженности госбюджета и т. д., и т. п.), что так и напрашивается вывод: снизить нынешний темп развития индустрии, закрыть Днепрогэс, притушить Свирьстрой, прекратить строительство Турксиба, не начинать строительство автомобильного завода»63.

Но рукопись Сталина осталась неоконченной. По мнению В.П. Данилова, О.В. Хлевнюка и А.Ю. Ватлина, «ответ на уровне конкретного анализа экономических проблем не получился, оказался Сталину не по плечу»64. Это сомнительно. Позднее Сталин будет развернуто спорить с Бухариным, в том числе и по конкретным экономическим проблемам. Его аргументы будут лучше убеждать членов ЦК, чем аргументы Бухарина (а это - основные судьи в споре). Свои аргументы Сталин изложил в развернутой речи на ноябрьском пленуме ЦК. Но именно в этой речи он «заступился» за Бухарина, противопоставив взгляды, изложенные в «Заметках экономиста», идеям «правого уклониста» М. Фрумкина: «Товарищ Фрумкин любит вообще хватать за фалды тех или иных членов Политбюро для обоснования своей точки зрения. Вполне возможно, что он и в данном случае постарается схватить за фал-

ды тов. Бухарина, чтобы сказать, что тов. Бухарин говорит «то же самое» в своей статье «Заметки экономиста». Но тов. Бухарин говорит далеко не «то же самое». Тов. Бухарин поставил в своей статье отвлеченный, теоретический вопрос о возможности или об опасности деградации. Говоря отвлеченно, такая постановка вопроса вполне возможна и закономерна. Ачто делает тов. Фрумкин? Он превращает абстрактный вопрос о возможности деградации в факт деградации сельского хозяйства»65.

Сталин не считал целесообразным осенью 1928 года разворачивать открытую дискуссию, и не потому, что не имел аргументов, а в связи с неготовностью кадровых позиций. Сталин прекрасно понимал, что в компартии побеждает не тот, кто скажет больше, а тот, за кем останется последнее слово. Наступление на правых началось не с прямой атаки, а с длительной артподготовки, с организационного разгрома тех структур, на которые опирались правые.

Аппаратное наступление и политика отставок

8 октября Политбюро осудило редакцию «Правды» за публикацию столь спорной статьи без ведома ЦК. Это был важный сигнал. Бухарин все еще считался одним из лидеров партии, но на партсобраниях стали происходить странные вещи. Так, например, на активе Петроградского района Ленинграда официальный лектор раскритиковал «Заметки экономиста». «Хотя все это не помешало ему заявить, что есть сплетники, говорящие о расколе в ЦК»66. После такой критики члена Политбюро, идеолога партии этот лектор должен был бы получить взыскание. Если бы, конечно, не выполнял указание своего руководства. Пропагандистская машина партии, раньше служившая инструментом в руках Бухарина, теперь была переналажена против него.

Завоевав на свою сторону большинство в Политбюро, Сталин развернул наступление на организации, в которых преобладали сторонники правых,- Институт красной профессуры, Московскую парторганизацию, наркоматы, профсоюзы, редакцию «Правды». Из редакции «Правды» вывели учеников Бухарина А. Слепко-ва и В. Астрова. Вместо них в «Правду» были направлены сталинцы Е. Ярославский, Г. Крумин и М. Савельев, которые стали публиковать статью за статьей о «правом уклоне» (не называя имен конкретных «правых»). Без их одобрения теперь не могли печататься даже статьи самого главного редактора Бухарина.

Началось наступление и на союзника Бухарина, первого секретаря Московской парторганизации Н. Угланова, который продолжал критиковать новую продовольственную политику, опровергая оптимистичные утверждения сталинской фракции: «Что касается улучшения снабжения городов продуктами сельского хозяйства, то, товарищи, тут нужно прямо сказать, что положение ухудшилось не только по линии снабжения хлебом, но и другими сельскохозяйственными продуктами». Главную задачу в области идеологической борьбы Угланов видел в борьбе «против проникновения отравленной философии оппозиции в наши ряды»67. Аведь взгляды, подобные идеям левых, высказывали лидеры Политбюро, которые настаивали на приоритете борьбы с «правым уклоном»! «Разоблаченный» правый уклонист Мандельштам, выступая на пленуме МКи МГК, продолжал развивать идеи о длительности перехода к социализму: «Вся эта огромная масса трудностей, которую мы переживаем, есть длительная полоса»68.

Битва за Москву стала решающим этапом борьбы между сталинской фракцией и правыми. На этот раз Сталин решил действовать с помощью демократии, натравив на Угланова партийные низы, недовольные НЭПом. Орджоникидзе писал Ворошилову: «По всем районам начались перевороты, «стали сбрасывать секретарей» районов и громить МК»69.

16 октября, пока Бухарин был в отпуске, состоялось расширенное бюро Московского комитета партии. Пленум был «расширен» сталинистами. Накануне Политбюро приняло обращение от имени ЦКс резкой критикой примиренчества с правыми в Московской организации. На пленум явились члены Политбюро Сталин, Молотов и Каганович. Это не предвещало для руководителей Москвы ничего хорошего. Слово взял директор электрозавода Н. Булганин, который от имени группы членов ЦКи МКзаявил, что в Московской организации партии «орудуют правые оппорту-нисты»70, которые стремятся свернуть страну на путь капиталистической реставрации. Сам Угланов потворствует правым. Булга-нина поддержал Каганович. Возмущенный Угланов заявил о своей отставке. Сталин как всегда выступил «примирителем»- не согласился с Булганиным в том, что Угланов - правый. Он виновен лишь в примиренчестве с правыми, и этот вопрос нужно обсудить на пленуме МК.

18-19 октября состоялся пленум МКи Московской контрольной комиссии. Организация была подвергнута чистке, из

МКвывели заведующего отделом агитации и пропаганды Н. Мандельштама и секретарей райкомов М. Рютина и М. Пеньковского. На конференции досталось и Бухарину за его статью «Заметки экономиста». Рыков и Томский не предприняли серьезных усилий, чтобы защитить своих союзников. 2 7 ноября сам Угланов «по просьбе партийного актива» был снят с поста и заменен Молотовым. Московская организация перешла под контроль Сталина.

Это была важная победа перед ноябрьским пленумом ЦК, где обсуждался вопрос о хозяйственных планах и правом уклоне. Вернувшись из отпуска, Бухарин шесть часов ругался со Сталиным, но в конце концов «сказал, что он не хочет драться, ибо драка вредна для партии, хотя для драки все уже готово. Если драка начнется, то вы нас объявите отщепенцами от ленинизма, а мы вас - организаторами голода»71. Обвинение Бухарина оказалось верным, но воли к проведению своей линии у него не было. Три правых члена Политбюро, Бухарин, Рыков и Томский, подали в отставку в знак протеста против проводимой большинством кадровой чистки. Они утверждали, что в таких условиях невозможно работать. Сталин успокаивал и в то же время убеждал, метод отставок - не большевистский. Нельзя шантажировать товарищей отставкой. Надо решить дело по-хорошему. Орджоникидзе, не понимавший принципиальности разногласий между Сталиным и Бухариным, пытался «сделать все возможное, чтобы их помирить»72. Врезультате Рыков и Томский взяли заявления назад. Открытая дискуссия между сторонниками Сталина и правыми не развернулась. Бухарин, не взявший заявление об отставке назад, счел за лучшее уклониться от участия в пленуме, но написал проект резолюции, который лег в основу проекта Политбюро. Как мы уже видели, в своем проекте Бухарин и поддержавший его Рыков выступали за форсированные темпы индустриализации. Проект лишь предлагает «сузить фронт» строительства тяжелой промышленности (уменьшить количество планируемых заводов), чтобы сэкономить средства и время строительства. Но уже в этом документе эта экономия сводится на нет, так как предлагается обратить особое внимание и на черную металлургию, и на сельскохозяйственное машиностроение, и о текстиле не забыть73. «Фронт строительства» снова расширяется, а при обсуждении на пленуме, когда руководители ведомств и регионов стали лоббировать «свои» стройки, об экономии стало говорить и вовсе невозможно. Каждый делегат хотел «пробить» свой проект, а при экономии - все планы отложат на неопределенный срок.

с‹-

Ведомственные интересы, ажиотаж великих строек и связанного с ним почета, экономической власти и мощи - определяли настроение партийной элиты в это время.

На ноябрьском пленуме доклады о хозяйственных задачах читали сразу три человека: председатель Совнаркома А. Рыков, председатель Госплана М. Кржижановский и председатель ВСНХ В. Куйбышев. Резких различий между докладами не было, но сам факт выдвижения трех содокладчиков подтверждал - в большевистской партии идет борьба.

Рыков доказывал, что уровень промышленного производства впервые превзошел уровень сельскохозяйственного (он не учитывал завышение цен на промышленную продукцию и продукты, производимые и потреблявшиеся самими крестьянами). По Рыкову, страна превращалась в индустриально-аграрную, по плану промышленное производство должно за год возрасти еще на пятую часть. Успехи велики, и эти темпы роста вполне достаточны. Но, несмотря на столь радостную перспективу, положение остается тяжелым- хлеба не хватает, и из-за того, что его отбирают у крестьян, в городе хлеб дешевле, чем в деревне. Крестьяне не хотят работать на таких условиях, и уровень сбора хлеба не достигает планки 1913 года. Падает количество посевных площадей на душу населения. Виноват неурожай, чрезвычайные методы и общая отсталость сельского хозяйства. Рыков признает, что раздробленное малопродуктивное крестьянское хозяйство тормозит развитие промышленности, но все равно считает, что «продовольственно-сырьевой базой на ближайшие годы все-таки останется хозяйство индивидуального типа»74. Сталин счел за лучшее пока не оспаривать эту привычную для партийцев мысль. Свою «революцию сверху»- массовый сгон крестьян в колхозы - он приберег до следующего года.

Выступление Сталина было «гвоздем» пленума. Он выдержал речь в примирительном тоне, одобрительно ссылался на Рыкова, подчеркивал единство в Политбюро и Совнаркоме. Но при этом, ссылаясь на Петра I и Ленина, Сталин убеждал, что необходимо срочно «догнать и перегнать передовые капиталистические страны в технико-экономическом отношении»75, чтобы снять угрозу экономической зависимости от них.

Конфликт в Политбюро на пленуме снова не вырвался на авансцену. Рыкова критиковали чуть больше, чем других докладчиков, но достаточно корректно. Внекоторых вопросах его поддерживали

и «не правые» руководители. Так, руководитель украинской компартии С. Косиор считал, что Рыков «сгущает краски» и «пужа-ет», характеризуя экономическое положение, а глава правительства Украины В. Чубарь, напротив, был готов попасть в эту же категорию «пужателей», рассказывая об Украине76.

Чубарь Влас Яковлевич (1891-1939). Большевик с 1907года. Участвовал в Октябрьском перевороте. В 1918-1919 годах возглавлял Государственное объединение машиностроительных заводов. Член ЦК РКП (б) с 1921 года. Руководил восстановлением шахт Донбасса. В 1923-1934 годах - глава правительства Украины, затем зампред СНК СССР. С 1935 года - член Политбюро.

Особенно жестко за Рыкова заступается Сталин: «Что касается тов. Серебровского, обвинявшего здесь тов. Рыкова в мандельшта-мовщине, то позвольте заявить, что из этой критики, по-моему, ничего кроме чепухи, не получилось»77 (Н. Н. Мандельштам- только что снятый с должности завотделом агитации и пропаганды МКВКП(б), призывавший не бояться самого слова «уклон» и более свободно обсуждать вставшие перед партией проблемы).

Рыков еще ведет себя как один из хозяев партии, берет под защиту от обвинений в «правом уклоне» московскую организацию (там только «примиренчество», с этим и Сталин согласен), от обвинений во фракционной работе - Фрумкина (он ошибается, но хороший специалист, не надо его увольнять). Рыков уверенно отражает нападения. Он использует рассуждение критиковавшего его Косиора о нарастании классовой борьбы, чтобы подвергнуть критике сталинский тезис о нарастании классовой борьбы по мере продвижения к социализму (не называя автора). Показывая, что «чем дальше мы строим социализм, тем меньше классовая база у сторонников капиталистической реставрации», Рыков подводит мысль Косиора (а на самом деле Сталина) под троцкизм. «Косиор в троцкисты попал»,- выкрикнул кто-то из зала, на что Рыков тоном победителя отвечает: «ЯКосиора достаточно хорошо знаю, чтобы мог хоть сколько-нибудь подозревать его в том, что он попал в троцкисты. Нам в своей среде нельзя из-за отдельных ошибок в формулировках воссоздавать сразу целую идеологии» Здесь вовсе нельзя пользоваться тем методом, который применяется в области естественных наук, когда по одной кости восстанавливается целое животноеБ Иво всяком случае это не та кость, по

с‹-

которой можно восстановить всего тов. Косиора. (Смех)»78. Вто время по этому диалогу, как «по кости», еще можно было восстановить скрытую полемику между сторонниками социально-политического компромисса (классовая борьба будет затихать, не нужно придираться к отдельным формулировкам) и массой партийных чиновников, готовых к новому витку борьбы. Партийные аппаратчики не очень разбирались в экономике и потому были настроены оптимистично. Но когда оптимизм не оправдается, предсказанная классовая борьба разразится с невиданной силой и поглотит и кости тов. Рыкова, и кости тов. Косиора.

Косиор Станислав Викентиевич (1889-1939). Большевик с 1907года. Рабочий. Участник Октябрьского переворота. Левый коммунист в 1918 году. Один из руководителей коммунистического подполья на Украине. С 1924 года - член ЦКВКП(б). В 1926-1928 годах - секретарь ЦКи член Оргбюро. В 1928-1938 годах - генеральный секретарь ЦККП Украины.

На пленуме сторонники Сталина еще позволяли себе шутить по поводу «правого уклона». Куйбышев говорил: «Думаю, что то обстоятельство, что я выступаю в защиту текстильной промышленности, вы не поймете как отклонение от линии на индустриализацию страны». Его перебивает А. Смирнов: «Погубишь свою репутацию». Впрочем, выступление «в защиту» сводится к тому, что объем капитальных вложений в текстильную промышленность явно недостаточный, но денег на ее реконструкцию нет: «Я не могу предложить уменьшить металлургию, химию или топливоБ»79

Пленум утвердил напряженный бюджет, который должен был вырасти на 20% при росте национального дохода только на 10%. Темпы индустриального строительства должны были быть сохранены (речь не шла об их быстром росте). Резолюция пленума ставила задачу «борьбы на два фронта - как против правого, откровенно оппортунистического уклона, так и против социал-демократического, троцкистского, «левого», т. е. по существу тоже правого, но прикрывающегося левой фразой, уклона от ленинской линии»80.

Резолюция, как казалось, свидетельствовала о компромиссе между Сталиным и правыми. Но ситуация не терпела компромиссов, должен был быть выбран или один путь развития страны, или другой. ИСталин продолжил наступление на своих противников.

На этот раз удар был нанесен по руководству профсоюзов, по Томскому. Томский был главой профсоюзной бюрократии, которая в годы НЭПа видела свой ведомственный долг в том, чтобы защищать рабочих против излишней нагрузки со стороны других ведомств. Томский выступал против кампании роста производительности труда даже при Дзержинском, и планы индустриального рывка, требовавшие от рабочих труда в экстремальных условиях, за пределами человеческих сил, вызывали у Томского опасение и несогласие. Сталину не нужен был такой «голос рабочего класса» в руководстве, профсоюзы должны были превратиться из защитников трудящихся в организатора трудовых подвигов.

На VIII съезде Всесоюзного центрального совета профессиональных союзов (ВЦСПС) был повторен сценарий, опробованный в Московской организации. Стали выступать «товарищи с мест», которые критиковали «оторвавшуюся от масс» профсоюзную верхушку. Томский воспринял это как дискредитацию руководства профсоюзов, но нанести удар по хулителям не мог - их правоту «во многом» признали члены Политбюро. Сталин добился избрания в ВЦСПСЛазаря Кагановича, который, по выражению Бухарина, стал играть«роль руководителя в руководстве»81. Но избрать Кагановича на место Томского так и не удалось, популярностью в профсоюзах он не пользовался. Томский в знак протеста против «двоевластия» в ВСЦСПСснова подал в отставку 23 декабря. 10 января 1929 года она была отклонена, но Томский, как и Бухарин, настаивал.

Сталин, изо дня в день наращивавший свои позиции, все еще не был уверен, что открытое, публичное столкновение принесет победу именно ему. Не дрогнет ли ЦКпод действием речей Бухарина и Рыкова - официально самого компетентного в экономике человека? Поэтому, по словам Бухарина, после ноябрьского пленума «были созданы две «линии»: одна - словесные резолюции, другая - это то, что проводилось на деле»82. Компромиссные резолюции не выполнялись, Сталин готовил индустриальный рывок. Бухарин же продолжил иносказательную критику Сталина, напомнив ему о ленинском «завещании». Свой доклад на траурном заседании 21 января 1929 года по поводу пятой годовщины со дня смерти Ленина Бухарин так и назвал - «Политическое завещание Ленина». Обобщая последние статьи Ленина (о его письме к съезду открыто речь не шла), Бухарин напоминает, что именно Ленин заложил основы стратегии, которую теперь отстаивает Буха-

рин. Необходимо «зацепить «наше дело» за частные интересы крестьянина»83, а не наносить удары по этим интересам. Имея в виду сталинские планы, Бухарин цитирует Ленина: «Надо проникнуться спасительным недоверием к скоропалительно-быстрому движению вперед, ко всякому хвастовству и т.д.»84.

Для Сталина Бухарин оставался опасным идеологическим противником. Против него нужен был сильный козырь, и тут Сталину помогли троцкисты, которые распространили запись разговора Бухарина с Каменевым.

Осуждение правых

Публикация разговора Бухарина с Каменевым, подлинность которой последний официально подтвердил 27 января, позволила Сталину и большинству ЦК перейти в открытую атаку против идеологов правых с позиций борьбы с фракционностью в партии. Бухарин был уличен в тяжком партийном преступлении - попытках создать фракционный блок против Сталина. При этом гласности были преданы его резкие высказывания о Сталине и других членах Политбюро «за глаза», что выглядело очень некрасиво.

От Бухарина потребовали объяснений. 30 января 1929 года он зачитал на заседании ЦККсвое заявление, в котором назвал запись Каменева с комментариями троцкистов «гнусной и провокационной прокламацией». Однако ему пришлось признать не только сам факт встречи, но и подлинность зафиксированных Каменевым слов. Бухарин утверждал, что эти фразы вырваны из контекста и поэтому их смысл искажен. Он признал встречу с Каменевым ошибкой и отверг обвинения во фракционной деятельности: «Уменя нет разногласий с партией, т.е. с ее коллективной мыслью и волей, выраженных в официальных партийных резолю-циях»85. Такие же заявления в свое время делали и левые оппозиционеры. Но в устах Бухарина эта фраза была опасней. Ведь он был одним из авторов постановлений XV съезда и пленумов ЦК. Поэтому Бухарин мог толковать их ничем не хуже, чем Сталин.

Бухарин перешел в контрнаступление, в свою очередь обвиняя Сталина в дезорганизации работы подведомственных правым организаций: «Картина яркая: в Правде - два политкома, в ВЦСПС - «двоецентрие», в Коминтерне - предварительная политическая дискредитацияБ Документ - вернее, его рассылка и т. д.- уничтожает все и всяческие сомнения и колебания. Вто же

время трудности, стоящие перед страной, настолько велики, что прямым преступлением является трата времени и сил на внутреннюю верхушечную борьбу. Никто не загонит меня на путь фракционной борьбы, какие бы усилия ни прилагались к этому»86.

Однако обсуждение документа Каменева и заявления Бухарина складывалось не в пользу правых. Многие лидеры партии были чисто по-человечески обижены. Так, Орджоникидзе, прочитав в документе слова о себе, говорил: «Как неприлично, как некрасиво лгать на товарищей»87.

Для изучения троцкистской прокламации была создана комиссия ЦКК, в которую включили и Бухарина. Но на заседание комиссии его не позвали, а предложили внести свои поправки в подготовленный Сталиным проект решения по этому делу. Встреча Бухарина и Каменева была названа «фракционными переговорами», что считалось большим прегрешением перед партией. Бухарин не соглашался с этим, тем более, что «проект резолюции неоднократно ставит рядом т. Сталина и партию как равновеликие величины, или же прямо заменяет тов. Сталина Центральным Комитетом, а ЦК - тов. Сталиным. На этом «смешении» сроится обвинение тов. Бухарина в нападении на ЦК»88,- говорилось в обращении Бухарина, Рыкова и Томского 9 февраля. Действительно, Бухарин критикует Сталина, а не Политбюро и ЦК, решения которых вырабатывались при их участии.

Взаявлении 9 февраля трое правых членов Политбюро не ограничились защитой Бухарина, а критиковали Сталина за то, что он «протаскивает лозунг дани», что приведет к новым трудностям при заготовках хлеба. Но выступая против отсечения несогласных с большинством от руководства, они призывали к примирению.

Тем не менее резолюция ЦККосудила поведение Бухарина «как акт фракционный» и «противоречащий к тому же элементарным требованиям добросовестности и простой порядочности». Резолюция утверждала, что «т. Бухарин сползает на позицию И. Фрумки-на», то есть становится правым оппортунистом. Призывы Бухарина к внутрипартийной демократии неотличимы от программы Троцкого. Протесты против контроля за работой правых со стороны ЦКведут к превращению партии в «бесформенный конгломерат, состоящий из феодальных княжеств, в числе которых мы имели бы княжество «Правда», княжество ВЦСПС, княжество секретариат ИККИ, княжество НКПС, княжество ВСНХ и т.д. и т.п. Это означало бы распад единой партии и торжество «партийного феодализма»89.

Со времен грузинского дела 1922 года и сплоченного выступления ленинградской организации в 1925 году Сталин не забывал об опасности формирования в партии кланов, автономных от руководящего центра.

Сталина тревожила и возможная реакция общества на предстоящее разоблачение Бухарина. Его идеи, даже в искаженном пересказе, могли вызвать массовое сочувствие. Резолюция ЦКК осталась секретной. Но в своих публичных выступлениях лидеры большинства уже довольно грубо «проходились» по Бухарину. Прочитав речь Ворошилова в Ленинграде, Сталин писал ему, добродушно пародируя это выступление: «Мировой вождь, едри его мать. Читал твой доклад - попало всем, мать их тудаБ Хороший, принципиальный доклад. Всем гуверам, чемберленам и бухариным попало по заднице»90.

На поле внепартийной борьбы у Бухарина было больше шансов на победу, чем у Троцкого, правых могло поддержать большинство крестьянства и спецов. Но публичная борьба, когда разногласия между партийными фракциями выносятся на суд общества, означала отказ от монополии на власть коммунистической партии. Аэто означало бы появление на политической арене новых сил, открытую политическую борьбу, в которой народ может выбирать уже не только среди последователей Ленина. Бухаринцы не решились на это. По мнению С. Коэна, «Бухарина сдерживало и другое соображение. Вглазах марксиста социальные группы, которые, по-видимому, были наиболее восприимчивы к его политике (а именно крестьянство и технические специалисты), являлись «мелкой буржуазией» и, следовательно, на них нельзя было ориентироваться большевику»91. Бухарин оставался большевиком до мозга костей. Доказав правым, что своей борьбой они могут привести к ликвидации диктатуры пролетариата, можно было добиться любой их капитуляции перед большинством ЦК. Первым дрогнул Рыков. 10 апреля он пишет в замечаниях по проекту постановления СНКо пятилетнем плане: «Из оптимального и отправного вариантов принять вариант оптимальный»92.

«Длительный выход из положения»

Бухарин, который еще не свыкся с новой ролью Сталина как ведущего стратега партии, был непримирим и атаковал его по каждому поводу, вызвав эмоциональную реакцию от внешне невоз-

мутимого генсека: «Ты меня не заставишь молчать, или прятать свое мнение выкриками о том, что я «всех хочу поучать». Будет ли когда-либо положен конец нападкам на меня?»93

Наконец, на объединенном пленуме ЦКи ЦКК 16-23 апреля 192 9 года произошла решающая дискуссия между Бухариным и Сталиным. Накануне пленума все поправки правых к резолюции о пятилетке были отвергнуты. Бухарин не хотел, чтобы его выступление было воспринято как оппозиционное: «Вы новой оппозиции не получите! Вы ее иметь не будете!»94 Вотличие от троцкистов, бухаринцы не создавали собственной организации, они придерживались принципов, которые были закреплены в решениях съездов. Вэтом была большая сложность для сталинской фракции.

Бухаринцам было важно доказать, что Сталин допустил политическую ошибку, нечто вроде осужденного раньше бухаринско-го лозунга «обогащайтесь».

Правые построили свою критику Сталина на нескольких его лозунгах. Первым пунктом стало неприятие тезиса о необходимости насильственного изъятия хлеба у крестьянства, «дани» в пользу индустриализации. Сталин объяснял, что имел в виду «нечто вроде дани» в кавычках. Сторонник правых Д. Розит продолжал настаивать: «Все-таки по отношению к середняку никогда не употреблялось понятие дань». Раздраженный Сталин ответил Розиту: «Много я видел на свете дубин, но таких еще не встречал»95.

Другой идеологический тезис Сталина, который вызывал критику со стороны правых большевиков, был высказан им два года назад, но только сейчас приобрел свое зловещее звучание: «По мере нашего продвижения вперед сопротивление капиталистических элементов будет возрастать, классовая борьба будет обостряться, а Советская власть, силы которой будут возрастать все больше и больше, будет проводить политику изоляции этих элементов…»96 Бухарин пытался возражать, что по этой теории классовая борьба «разгорится самым ярким пламенем тогда, когда никаких классов уже не будет!»97.

Бухарин укорял своих противников за «полную идейную капитуляцию перед троцкистами» и напоминал, что еще недавно сталинцы стояли на его, Бухарина, позициях, а иногда были и правее: «Как на XV съезде Молотов критиковал меня справа за лозунг «форсированного наступления на кулака»? БТеперешний Молотов должен исключить из партии Молотова от XV съездаБ»98 Но экономическая обстановка изменилась, и позиция Молотова, как и позиция Сталина, не могла остаться прежней.

Сталин говорил на пленуме: «Нам не всякий союз с крестьянством нужен, и нам нужен союз не со всем крестьянством, а только с его большинством, с бедняцкими и середняцкими массами, против кулака, который составляет тоже часть крестьянства»99. Формально здесь не было разногласий с Бухариным. Но все понимали, что резкой границы между кулаком и середняком нет, и спорщики под одними и теми же словами понимают разные вещи. Как не расставляй слова «середняк», «крестьянство», «зажиточные», «бедняки», «кулаки», а все упирается в конкретные меры, которые нужно осуществлять в сложившейся критической экономической ситуации. Сталин был за продолжение и усиление чрезвычайных мер. Бухарин - против: «Наши экстраординарные меры (необходимые) идейно уже превратились, переросли в новую политическую линию, отличную от линии XV съездаБ»100, - утверждал Бухарин, пытаясь отстоять свое право на ортодоксальность.

Бухарин показывает, что отказ от рынка выливается в новые колоссальные затраты на чиновничий аппарат, который будет выполнять работу, которую автоматически делает рынок: «Ав это же самое время «издержки аппарата» и издержки по выкачке хлеба чрезвычайно росли, параллельно уничтожению рыночной формы связи. Накладные расходы на каждый пуд собираемого хлеба гигантски возрастала»101 Но без бюрократии нельзя ни заменить рынок административно-распределительной системой, ни регулировать рынок, что Бухарин считал необходимым в будущем.

Понимая, что Сталин уже убедил в своей правоте большинство ЦК, Бухарин все же искал примирения на основе прежних официальных решений: «Сколько раз нужно сказать, что мы за индустриализацию, что мы за взятые темпы, что мы за представленный план?»102 «Заметки экономиста» были забыты, Бухарин был готов отступить, но только при условии, что Сталин не продолжит свое наступление на НЭП. «Сколько раз нужно сказать, что мы за колхозы, что мы за совхозы, что мы за великую реконструкцию, что мы за решительную борьбу против кулака, чтобы перестали на нас возводить поклепы?» 103

Экономическая ситуация поставила партию перед выбором, и только Бухарин надеялся, что еще есть возможность усидеть на двух стульях: и сохранить рыночное развитие сельского хозяйства, и осуществить невиданный в мире рывок государственной промышленности. «Что нам нужно? Металл или хлеб? Вопрос нелепо так ставить. Акогда я говорю: и металл, и хлеб, тогда мне заявляют:

«это - эклектика», «это - дуализм», Бобязательно, что нужно: или металл или хлеб, иначе ты увиливаешь, иначе это фокусы»104. Бухарин продолжал убеждать членов ЦК, что «дальнейший темп, такой, как мы взяли, а может быть, даже больший,- мы можем развивать, но при определенных условиях, а именно только при том условии, если мы будем иметь налицо подъем сельского хозяйства как базы индустриализации и быстрый хозяйственный оборот между городом и деревней»105. Оказывается, можно развивать промышленность еще быстрее, чем планируют Сталин и Куйбышев. Но только при одном условии - при быстром подъеме сельского хозяйства. Но именно этот подъем не наблюдался. Трудно сказать, действительно ли Бухарин тешил себя этими иллюзиями, или пытался «купить» членов ЦКс помощью демагогии, подобной сталинской. При той аудитории, с которой имели дело Сталин и Бухарин, демагогические приемы давали призрачную надежду на победу. Но решение уже было оговорено в аппаратных кулуарах и принято.

Бывший идеолог партии вопрошал Сталина: «Ну хорошо: сегодня мы заготовили всеми способами нажима хлеб на один день, а завтра, послезавтра что будет? Что будет дальше? Нельзя же определять политику только на один день! Какой у вас длительный выход из положения?»106

«Длительным выходом из положения» для Сталина были ускоренная индустриализация за счет коллективизированного крестьянства. Самостоятельное крестьянское хозяйство подлежало ликвидации, крестьяне должны были превратиться в работников коллективного предприятия, подчиненных вышестоящему руководству. Было принципиально важно, что колхоз, в отличие от крестьянской семьи, не сможет укрывать хлеб. Эта скрытая цель коллективизации не была замечена правыми, но Бухарин чувствовал, что что-то здесь не так: «Если все спасение в колхозах, то откуда деньги на их машинизацию?»107 Денег не было, не было и достаточного количества тракторов, чтобы одарить каждый колхоз хотя бы одним трактором. Колхозу предстояло стать не сельскохозяйственной фабрикой, а мануфактурой, полурабским хозяйством. Именно оно давало возможность государственному центру контролировать все ресурсы.

Мастер остроумных фраз, Бухарин говорил: «Народное хозяйство не исполнительный секретарь. Ему не пригрозишь отдачей под суд, на него не накричишь»108. Но Сталин нашел способ отдать кре-

с‹-

стьянское хозяйство под суд. Под суд можно было отдать начальника деревни - председателя колхоза, или любого, кто ему не подчиняется. Близился «страшный суд» деревни. Но сначала нужно было завершить разгром правого уклона и сделать победу явной.

Резолюции пленума означали полный разгром правых: «Политическая позиция правого уклона в ВКП означает капитуляцию перед трудностями Пролетарская диктатура на данном этапе означает продолжение и усиление (а не затухание) классовой борь-быв Как «Записки экономиста» т. Бухарина, так и в особенности платформа трех 9 февраля, а также выступления этих товарищей на пленуме ЦКи ЦККявно направлены к снижению темпов индустриализации». Обвинения со стороны правых в том, что партия «сползает к троцкизму» были названы «неслыханным поклепом на партию». Взгляды Бухарина, Рыкова и Томского были официально осуждены как «совпадающие в основном с позицией правого уклона»109. Конференция приняла решение о снятии Бухарина и Томского с их постов. Они были предупреждены, что в случае нарушения постановлений ЦКбудут немедленно выведены из Политбюро (Томского отправили руководить химической промышленностью, в которой он слабо разбирался). Но характерно, что троица не была осуждена за правый уклон прямо, резолюция осталась секретной. Сталин все еще опасался выводить конфликт на поверхность. Пока информация должна была распространяться до-зированно.

Несмотря на поражение, аргументы Бухарина сохраняли значение для будущего. Сегодня они казались неубедительными, но завтрав Победа Сталина была не победой аргументов, а аппаратной технологией. Бывшие товарищи по партии были побеждены, но не убеждены. Их покаяния не были искренними. Теперь нужно было показать, какие чудеса способна творить новая политика, альтернативная изжившему себя НЭПу.

Апологеты НЭПа, продолжая уже в наше время защищать бу-харинские позиции, считают, что чисто политический фактор - «схватка за единовластие» - «причинила невосполнимый урон практике начинавшегося движения на рельсах нэпа, делу индустриального преобразования страны»110. Комментируя эту позицию историка В.С. Лельчука, М.М. Горинов иронизирует: «То есть экономическим аргументам оппонентов (об износе основного капитала, дороговизне нового строительства, низкой эффективности

производства и т.д.) исследователь противопоставляете свертывание внутрипартийной демократии»111. Позиция Лельчука несколько сложнее. Он видит причины отказа от НЭПа в политической сфере, так как не находит для этого экономических причин, считает, что превращение российского общества в индустриальное было экономически возможно при сохранении НЭПа. Но не объясняет - как. Не сумел объяснить этого и Бухарин в своих «Заметках экономиста». Ни в 20-е, ни в 90-е годы апологеты НЭПа не сумели найти источник ресурсов для продолжения движения «на рельсах нэпа» в направлении индустриализации. Свертывание внутрипартийной демократии здесь не при чем, ведь победа Бухарина над Троцким была обеспечена недемократическими методами, а кризис НЭПа сопровождался отказом самого Бухарина от ряда правых позиций, которые он отстаивал в середине 20-х годов. Практика заставила даже Бухарина сдвигаться влево, в сторону предложений левой оппозиции. «Водной стране» оказалось недостаточно ресурсов, чтобы в условиях господства большевистской бюрократии построить не только социализм, но и индустриальное общество. В СССР были ресурсы для построения современной индустрии, но в конкретной ситуации НЭПа не было предпосылок для их рационального использования. Вусловиях господства малокультурной коммунистической бюрократии, плохо разбиравшейся в рыночной экономике и индустриальных технологиях, в условиях низкой технологической культуры работников индустриализация проводилась с большими потерями ресурсов, что без поддержки извне приводило к огромному их дефициту. Это обрекало модель индустриализации «на рельсах нэпа» на провал. Можно согласиться с И. Б. Орловым в том, что «принятый в конце 20-х гг. курс был следствием не только авторитарных наклонностей значительной части руководства. Он был актом отчаяния людей, поставленных перед выбором: медленная агония или отчаянная попытка вырваться из отсталости, несмотря на возможные жертвы населе-ния»112.

Споры «экономистов» и «апологетов» во многом вызваны недостаточным учетом неразрывной связи экономических и политических процессов в условиях преобразований, проводившихся большевиками. Этатистская форсированная модернизация неизбежно предполагала концентрацию власти. Одно без другого было невозможно. «Рельсы НЭПа» не давали государству того, что оно провозгласило своей задачей, но ведь именно это государство с

этими задачами и составляло один из системообразующих элементов НЭПа. Уход с «рельсов нэпа» был неизбежен, но он мог произойти как в сталинском направлении, так и в прямо противоположном - небольшевистском. Издесь даже «правый уклон» оказался бы слишком этатистским, слишком связанным ленинскими догматами.

Развитие экономического и политического плюрализма означало отказ от большевистской стратегии. Вэтом случае стратегия развития страны могла сдвинуться в двух направлениях. Первое: к народнической стратегии «общинного социализма», где плюрализм и демократия увязаны с традиционными институтами страны и задачами социалистической трансформации, при которой индустриальная модернизация вторична по сравнению с задачами экономической демократии и социального государства. Второе: к либеральной (как вариант - умеренно социал-демократической) модели, которая подчиняет развитие страны нуждам более развитых индустриальных стран Запада. Возможные результаты такой альтернативы спорны, но одно несомненно: переход к индустриальному обществу в таких странах, как Мексика, потребовал гораздо меньших жертв, чем в России. При всей неизбежности отказа от «рельсов нэпа» вариантов развития было множество, но только модель Сталина давала реальный шанс на сохранение марксистской модели централизованного управления экономикой, на ускоренную индустриальную трансформацию общества, на спасение от размывания советской системы капиталистическим окружением. Платой за это было разрушение неиндустриального хозяйства и распространение на все общество индустриально-управленческих принципов, тоталитаризм и бюрократическое классовое господство. А«размывание» все же произошло несколько десятилетий спустя.

Правая альтернатива не могла не прийти в тупик, означавший конец коммунистической монополии на власть. Вэтом отношении Троцкий оказался мудрее Бухарина, а Сталин - прагматичнее их обоих. Но стоит ли радоваться победе прагматика, если его трезвый ум служит тоталитарной машине? Тупик и крах этой машины мог оказаться для общества полезнее, чем торжество государственности, достигнутое через голодомор и террор.


ГЛАВА V.


ВЕЛИКИЙ БУРЕЛОМ


«Год великого перелома»

Разгромив правых, можно было собирать XVI партконференцию (23-29 апреля 1929 года), которая приняла план пятилетки. За основу была принята не «вилка» отправного и оптимального планов, а только «оптимальный» план ВСНХ, да и эти «Контрольные цифры» повышены под давлением ведомственных интересов членов ЦК. V съезд Советов СССР, проходивший 20-28 мая, принял этот план в качестве закона.

Если за предыдущее десятилетие капиталовложения составили 26,5 млрд. руб., то теперь планировалось 64,6 млрд., при этом вложения в промышленность повышались значительно быстрее - с 4,4 млрд. до 16,4 млрд. руб. 78% вложений в промышленность направлялись на производство средств производства, а не потребительской продукции. Это означало изъятие огромных средств из хозяйства, которые могли дать отдачу через несколько лет. Промышленная продукция должна была вырасти за пятилетку на 180%, а производство средств производства - на 230%. 16-18% крестьянства должно было быть коллективизировано, а большинство крестьян, кому новая форма жизни не подходит, будет жить как раньше. Производительность труда должна была вырасти на 110%, зарплата - на 71%, а доходы крестьян - на 67%. Процветание виделось прямо за горизонтом- надо только поднапрячься. Вре-зультате, как обещала резолюция конференции, «по чугуну СССР с шестого места передвинется на третье место (после Германии и Соединенных Штатов), по каменному углю - с пятого места на четвертое (после США, Англии и Германии)»1. Качество продукции при этом в расчет не принималось, делегатов завораживали цифры валовых показателей. Сельское хозяйство должно было расти на основе подъема индивидуального крестьянского хозяйства и «создания общественного земледелия, стоящего на уровне современной техники»2, то есть, говоря иными словами: количество колхозов не может превышать количество тракторов. Зачем объединять крестьян, если не для совместной эксплуатации техники, Сталин знал, что есть принципиально другие мотивы, но пока молчал.

Конференция также ругала правых, значительно преувеличивая их «оппортунизм». Они, мол, против создания крупных пред-

приятии, перешли на позиции кулака. Реальные правые и нарисованный резолюцией образ не совпадали. Но ведь Бухарина и заклеймили за то, что их взгляды совпадают с правыми не полностью. Для того чтобы укрепить монолитность партии на новой основе, была объявлена чистка ВКП(б) и кампания самокритики. Партийные кадры должны были сами сообщать на себя компромат.

Теперь Сталин свободно, по своему усмотрению распоряжался перемещением людей. Он мог привлечь к управленческой работе оппозиционеров слева и понизить оппозиционеров справа. Долго решали вопрос о трудоустройстве Бухарина и Томского. «Бухарин умолил всех не назначать его на Наркомпрос и предложил, а затем настаивал на НТУ (Научно-техническое управление ВСНХ.- А.Ш. ), - рассказывал Ворошилов Григорию Орджоникидзе 8 июня 1929 года. - Яподдержал его в этом, поддерживало еще несколько человек и большинством в один голос (против Кобы) мы провели его»3. Стремления Бухарина понятны. Новое место, предполагавшее ответственность, могло стать для лидера правых новой Голгофой. Его бы начали травить за реальные и выдуманные провалы в работе, как в свое время Каменева, Бухарин предпочел бы отойти в тень, ближе к источникам экономической информации, откуда можно будет нанести аргументированный удар по Сталину в случае провала его политики. Сталин понимал эту угрозу, но не хотел по этому поводу конфликтовать со своими товарищами. Впрочем, к этому времени и Орджоникидзе, которого Бухарин обвинял в грубости, считал, что «он, совершенно неожиданно для нас, оказался человеком довольно неприличным. Он будет делать все от него зависящее, чтобы создать впечатление, что его обижают и угнетают, в то же время сам всех будет мазать гб»4. Сталин и в дальнейшем называл Бухарина «прогнившим насквозь пораженцем и дохлым оппортунистом»5.

8 июля «Правде» было запрещено публиковать статьи Бухарина без предварительного согласия вышестоящих органов. Вавгусте 1929 года началась уже открытая травля Бухарина «и его школы». Шельмуемые в прессе бухаринцы не могли ответить своим противникам публично. Вся идеология НЭПа подвергалась уничтожающей критике, хотя официально она так и не была отменена.

В августе 1929 года в СССР была введена карточная система, рыночная экономика сворачивалась. Вопреки данным крестьянам гарантиям, в июне 1929 года принудительная продажа «излишков» была узаконена. Количество этих «излишков», изъятых государ-

ством, оценивается в 3,5 млн. т в 1929 году. Ситуация продолжала ухудшаться. Еще в июле нарком внешней и внутренней торговли А. Микоян писал Г. Орджоникидзе по поводу хороших видов на урожай: «Истрану выведем из затруднений, и наших правых друзей оставим в дураках». Но взять выращенный хлеб оказалось непросто. Ив сентябре тот же Микоян писал Молотову: «Все говорят об августовских хороших заготовках, умалчивая о начале сентября, когда всюду, где я был, произошло падение заготовок»6.

Сталин решил, что больше ждать нельзя. 7 ноября он выступил со статьей «Год великого перелома», в которой утверждал, что «оптимальный вариант пятилеткиБ превратился на деле в минимальный вариант пятилетки», что удалось достичь коренного перелома «в развитии земледелия от мелкого и отсталого индивидуального хозяйства к крупному и передовому коллективному зем-леделиюБ в недрах самого крестьянстваБ, несмотря на отчаянное противодействие всех и всяких темных сил, от кулаков и попов до филистеров и правых оппортунистов»7.

Эти оптимистические строки не раскрывали смысла происходящего. Всекретных письмах и директивах Сталин предлагал снимать с должности и предавать суду председателей колхозов, продающих хлеб на сторону. Вэтом и заключалась необходимость коллективизации для осуществления напряженных планов индустриализации - создать послушную систему управления каждым крестьянином, получить возможность брать весь хлеб, оставляя крестьянину лишь минимум.

Пленум ЦК 10-17 ноября сделал новый шаг в ускорении индустриального скачка и коллективизации, темп которой превзошел «самые оптимистические проектировки»8. Из этого следовало, что и остальные цифры пятилетки можно пересматривать во все более оптимистическом духе. Теперь уже признавалось, что можно создавать колхоз безо всякой техники. Для обслуживания нескольких колхозов создавались машинно-тракторные станции (МТС). Благодаря этому колхозники превращались в батраков государства, технически полностью зависимых от государственной структуры. Ине только технически.

Пленум провозгласил «банкротство позиции правых уклонистов (группа т. Бухарина), являющейся не чем иным, как выражением давления мелкобуржуазной стихии, паникой перед обострившейся классовой борьбой, капитулянтством перед трудностями социалистического строительства»9. Щадящие формулировки ос-

тались в прошлом. Опасения по поводу катастрофических результатов индустриального рывка теперь означали капитулянтство и правый уклон.

Перед правыми встала та же альтернатива, что и перед троцкистами, - продолжать отстаивать свои взгляды или продолжать оставаться в партии. 12 ноября Бухарин, Рыков и Томский подали заявление о «снятии разногласий», но отказались каяться в ошибках. Это заявление было охарактеризовано пленумом как «фракционный маневр». Бухарин был выведен из Политбюро как «застрельщик и руководитель правых уклонистов»10, а Рыков, Томский и Угланов предупреждены, что и к ним будут применены оргме-ры в случае, если они не откажутся от борьбы. 26 ноября лидеры правых подписали заявление, в котором признали свои взгляды ошибочными. Рыкова пока оставили на посту председателя Совнаркома.

Тем временем Сталин завершал подготовку к грандиозному социальному перевороту, созданию новой, нерыночной системы бюрократического управления обществом. Под новый год он дал сигнал к уничтожению кулачества как класса и выполнению пятилетнего плана в четыре года. Начался решающий рывок к новому обществу.

21 декабря 1929 года страна пышно отмечала 50-летний юбилей Сталина. Никогда еще с царских времен пресса страны так дружно не восхваляла одного человека, который был жив и полон сил. Рождался культ личности Сталина, и это тоже было сознательным шагом вождя, продиктованным не столько тщеславием, сколько политическим расчетом. Отныне никто не мог легально бросить вызов Сталину как стратегу. Он становился единоличным кормчим страны не в силу своего поста, а по причине гениальности. Гения нельзя переизбрать. Вначале 30-х годов исчезают упоминания поста генерального секретаря. Сталин становится вождем партии не в результате голосования, а в силу гигантского, постоянно подогреваемого славословиями авторитета. Никто не может оспорить его решений, за ним - последнее слово в спорах, он - хранитель и гарант избранной в 1929 году стратегической линии.

Вэтом заключалось важное преимущество и источник угрозы. Теперь Сталина нельзя было переспорить, его можно было лишь сместить внезапным ударом. Сталин вернулся к режиму самодержавия, который в России ограничен только переворотом.

«Большой скачок»

Политика ускоренного создания индустриального общества (при разрушении традиционного) вела к тому, что миллионы людей меняли свою классовую принадлежность и образ жизни. На какое-то время они превращались во взрывоопасную деклассированную массу. Эти люди пытались устроиться в новой жизни, но получалось это далеко не сразу. Маргинальные массы стремились сделать карьеру в партийных и государственных органах, а для этого нужно было освободить места от «старых кадров», не поддерживавших «великий перелом». Болезненность «перелома» вызывала массовое недовольство, иногда - отчаяние сотен тысяч и миллионов людей. Это в любой момент могло вызвать широкомасштабный социальный взрыв или иные проявления социально-политической нестабильности, в том числе переворот и новую гражданскую войну. При этом запрет на любые формы публичной оппозиции, как во времена Российской империи, делал переворот единственным средством изменения политического курса. Правящая группа не могла этого не учитывать, тем более что еще недавно эти методы были в арсенале революционного движения.

Такая ситуация ставила перед сталинской группой в ЦКВКП(б), руководившей преобразованиями 30-х годов, задачу контроля за тем, чтобы масса деклассированных элементов, составлявших опору радикальных действий партийно-государственного руководства, не превышала опасного «критического объема» и чтобы внутрипартийное недовольство не привело к формированию эффективного заговора. Нельзя было допустить создания подпольной группы, которая могла бы перехватить власть в случае, если ее выпустит из рук правящая олигархия. Поэтому сталинская

Оппозиции, разгромленные организационно, но не идейно, растворились в массовом сознании. В 1929 году Сталину верили миллионы, тайно сомневались сотни тысяч. Так было в конце правления Николая II, власть которого после подавления первой российской революции казалась вполне устойчивой. Но стоило сделать неверный шаг - и массы вышли на улицы, армия саботировала подавление революции, а власть оказалась в руках партий, численность которых накануне была каплей в российском море. Куда меньшей, чем в конце 20-х годов - численность открытых оппозиционеров и беспартийных спецов из бывших оппозиционных партий.

группировка чередовала репрессии с уступками обществу и своим более умеренным противникам в партийных кругах, чтобы снизить накал борьбы, перегруппировать силы и нанести новый удар. Вэтом Сталин использовал опыт НЭПа.

Каждое из таких отступлений сменялось движением к бюрократическому идеалу - монолитному обществу, в котором все социальные процессы планируются и управляются из единого центра. ВСССР этот идеал отождествлялся с коммунизмом. Создание такого общества в ХХ веке означало перенесение во все сферы общественной жизни индустриальных начал управляемости, построение мощной промышленности, способной обеспечить рост могущества СССР в мире.

Таким образом, в 30-е годы в СССР проходили взаимосвязанные процессы создания тоталитарной общественной системы и ускоренной индустриальной модернизации. Начало «Великого перелома» стало стартовой точкой тоталитарного режима в СССР. Руководство ВКП(б) отныне стремилось к полному (тотальному) контролю надо всей жизнью общества - экономической, социальной, политической и культурной. Общество должно было не только получить современную промышленность, но и само быть преобразовано по образцу промышленной фабрики во главе с единым «директором»- «вождем».

Ядром этого процесса был «большой скачок» индустриализации. При этом, вопреки официальным заявлениям, тогда в задачи Сталина не входило немедленное создание рационально планируемой экономики. На это обратил внимание Р. Конквест: «Целью было «перевыполнение», и премию получал директор, который даст 120% нормы. Но, если он добивался такого перевыполнения, то где он брал сырье? Оно, очевидно, могло быть добыто только за счет других отраслей промышленности. Такой метод, строго говоря, вряд ли может быть назван плановой экономикой»11.

Одни отрасли вырывались вперед, за ними не успевали другие. Директора бесчисленных строек конкурировали в борьбе за ресурсы. Вэкономике воцарился хаос вместо планомерного развития. Ресурсы разбазаривались, торопливое строительство при постоянной нехватке квалифицированных рабочих и инженеров приводило к авариям. Эти катастрофы объяснялись «вредительством буржуазных специалистов» и тайных контрреволюционеров. Если одни руководители производства отправлялись на скамью подсудимых, то другие получали премии и повышения за способность в крат-

чайшие сроки построить «гиганты индустрии», даже если для них еще не были построены смежные производства. Задачей этого периода было наращивание приоритетных отраслей под видом фронтального «подъема промышленности», выявление тех кадров, которые способны добиваться выполнения даже самых абсурдных задач. Главное внимание (финансирование, снабжение и т.д.) оказывалось 50-60 ударным стройкам. Для них же осуществлялся массированный ввоз машин из-за рубежа. Около 40% капиталовложений в 1930 г. пришлось заморозить в незавершенном строительстве из-за неэффективности планирования и вводить в действие на протяжении всех 30-х годов. При этом руководство ВКП(б) располагало крайне дешевой рабочей силой - материальное положение рабочих приближалось к положению заключенных. Несмотря на такую экономию, индустриализация требовала огромных затрат и на ввоз техники, и на поддержание минимального жизненного уровня рабочих, занятых как на самих стройках, так и на добыче сырья для них. Проблемы финансового дефицита частично решались с помощью внутренних займов, увеличения продажи водки, эмиссии (в 1929-1932 годах денежная масса увеличилась в 4раза12), налогов, экспорта лесоматериалов, нефти, пушнины, а также хлеба, огромные объемы которого требовались и внутри страны. Увеличение снабжения растущих городов хлебом и стало главной проблемой индустриализации.

Решить эту проблему должна была коллективизация, ставшая неотъемлемой частью индустриального скачка. Официальная пропаганда обосновывала необходимость коллективизации внедрением сельскохозяйственной техники. Но в 1929 году было выпущено всего 3300 тракторов. Когда же производство было налажено, долгожданная техника осталась в руках государственных МТС. Но важнейшим результатом укрупнения аграрного хозяйства в результате коллективизации стало непосредственное управление работой каждого крестьянина партийными чиновниками, от которых скрыть «излишки» было уже невозможно.

Тесная связь коллективизации и индустриального скачка определяла ее «ударные темпы». Но между ноябрем и декабрем что-то произошло. Сталин чувствовал себя хозяином уже на ноябрьском пленуме и диктовал плановые цифры, но затем потребовал пересмотра их в сторону резкого увеличения. Обычно это связывают с волюнтаризмом вождя, человека недалекого и авантюристичного. Однако прежде Сталин не проявлял подобного авантюризма.

Да и позднее - тоже. При решении этой проблемы исследователи обычно упускают то обстоятельство, что в капиталистическом мире разразился кризис перепроизводства (во многом спровоцированный ростом экспорта из СССР). Конъюнктура мирового рынка резко ухудшилась. Все расчеты, на которые опирался Сталин, рухнули. Пророчества Троцкого о том, что строительство социализма обусловлено состоянием мирового рынка, оказались суровой правдой. Перед Сталиным возникла альтернатива: или провал, фактическая капитуляция перед правыми, или продвижение ускоренными темпами через критическую экономическую полосу, форсирование экспорта и, следовательно,- наступление на крестьян, а главное - строительство великого множества объектов, чтобы было, что предъявить партии.

Вдекабре 1929 года план коллективизации был пересмотрен, теперь он предусматривал вовлечение в колхозы 34% хозяйств к весне 1930 года. Были намечены 300 районов сплошной коллективизации с посевной площадью 12 млн. га. Нормы ноябрьского пленума 1929 года перекрывались вдвое. Но и эти предложения Нар-комзема показались Сталину недостаточными, темпы коллективизации были увеличены. Основную массу крестьян предполагалось загнать в колхозы уже за первую пятилетку. 5 января было принято постановление ЦК, которое ставило задачу: «коллективизацияБ зерновых районов может быть в основном закончена осенью 1931 года или, во всяком случае, весной 1932 года»13. Низовое партийно-государственное руководство бросилось выполнять новые директивы. Тут или пан, или пропал. Асверху подстегивали. 10 февраля 1930 года Сталин публично торопил «товарищей свер-дловцев» с коллективизацией, чтобы кулаки не успели «растранжирить» свое имущество. «Против «растранжиривания» кулацкого имущества есть только одно средство - усилить работу по коллективизации в районах без сплошной коллективизации»14. Даже расставаясь с самостоятельностью, крестьяне наносили создававшимся колхозам удары, «пуская по ветру» свою собственность. Особенно тяжелые, длительные последствия имел массовый убой скота. Производство мяса на душу населения еще в 1940 г. составляло всего 15-20 в год (в 1913 г. - 29 кг).

Вборьбе против крестьянства партийное руководство опиралось на бедняков, которые таким образом превращались в новую аграрную элиту и вели борьбу насмерть со старой элитой - кулачеством. Государство всецело встало на сторону бедняков и других

маргинальных элементов, введя порядок «раскулачивания» (ликвидация хозяйства и высылка, а иногда и заключение), решение о котором принимали лидеры местной бедноты. При этом под раскулачивание часто попадали не только зажиточные крестьяне, но и середняки и даже бедняки, которых в этом случае называли «подкулачниками». Опираясь на документы ОГПУ, А. Грациози пишет: «Подразумевалось - во всяком случае все понимали это так, что «кулацкое» имущество достанется тем, кто пожелает предложить свои услуги и захватить его. Даже в сводках ОГПУотмеча-лось, что в результате к ядру, состоящему из молодых энтузиастов, более или менее верящих в свое дело, присоединялись деревенские представители преступного мира. Формировавшиеся в спешке отряды по раскулачиванию оказались заражены «классово-чуждым и часто уголовным элементом»Б Упомянутый успех его (раскулачивания. - А.Ш.) был политическим, но никак не экономическим, и можно утверждать, что оно возродило традицию погромов, инспирируемых государством»15. Государство осознавало экономические издержки раскулачивания, но политический успех - разгром крестьянской «верхушки» - был важнее. Экономике предполагалось помочь, используя «кулаков» в качестве рабской рабочей силы. Массы «раскулаченных» направлялись на «стройки пятилетки».

Естественно, что наступление на крестьянство вызывало сопротивление, выливавшееся в волнения и террористические акты. Размах движения был грандиозным. Секретарь Центрально-черноземного обкома И. Варейкис сообщал: «Вотдельных местах толпы выступающих достигали двух и более тысяч человеке Масса вооружалась вилами, топорами, кольями, в отдельных случаях обрезами и охотничьими ружьями»16. Только в 1930 году произошло более 1300 волнений, в который приняло участие более 2,5 миллионов человек. Это - огромная масса. Если бы из нее удалось сформировать армию, то власть большевиков рухнула бы. Но этого не произошло.

По мнению Н. А. Ивницкого, события января-февраля 1930 года означали «начало гражданской войны, спровоцированной советским партийно-государственным руководством»17. Характеристика событий 1930 года представляется необоснованной. Массовости выступлений для такой характеристики недостаточно. Так, после реформы 1861 года тоже происходили массовые волнения, но эти события не рассматриваются как гражданская война. Гражданская

война - это раскол общества как минимум на две части, каждая из которых имеет собственное руководство и ведет вооруженную борьбу против других. Можно говорить о расколе общества в 1930 году, но никакого единого руководства, которое продержалось бы хотя бы эти критические месяцы, восставшие не имели. Налицо были все предпосылки гражданской войны, кроме одного. «Нам вождей недоставало».

Конечно, волнения жестоко подавлялись. Но ни одно из них не вылилось в большое восстание, как во времена Махно и Антонова. Вэтом есть некоторая загадка - при таком размахе волнений гражданская война не разразилась. По мнению А. Грациози, дело было в том, что деревню удалось разоружить, главари движений времен гражданской войны были уничтожены. Однако надо иметь в виду, что со времен гражданской войны подросло новое поколение и в то же время многие командиры партизанских отрядов были еще живы. Сталин прекрасно понимал это. Смысл раскулачивания как раз и состоял в массовом уничтожении крестьянского актива, всех, кто имел опыт и волевые качества для организации партизанского движения. Об этом пишет и А. Грациози: «Оставшиеся «признанные враги советской власти» стали мишенью на первом этапе раскулачивания»18. Добавим - не только признанные враги, но всякие активные люди, которые не поддержали коллективизацию.

Сталин бил на опережение, создав условия для того, чтобы деревенские маргиналы и коммунисты вырезали или выгоняли из деревни крестьянскую «верхушку». Конечно, оставался риск, что где-то возникнет очаг крестьянской войны. Ктому же в условиях однопартийной системы стали возникать подпольные организации, поддерживающие одно из течений правящей партии (хотя и осужденное официально, но не уничтоженное физически). Так, в одной из листовок говорилось: «Все наше крестьянство, а также наша организация «Союз новейшей России» солидаризуется с правыми… Своей сенсационной выдумкой Сталина - «пятилетка», вы душите «свободную» Россию. Она уже изнывает от болезненных ран, ей невмоготу»19. В 1930 г. была раскрыта крестьянская организация «Правый оппортунизм», которая вела агитацию в лучших традициях российского самозванства - от имени… Лжебухарина. Характерны и другие мифы, распространявшиеся в крестьянской среде: «Это нас хотят закабалить опять в помещичье рабство, которое сверг Владимир Ильич Ленин…»20

Вусловиях высокой социальной мобильности 1917-1929 годов, когда представители правящей элиты имели многочисленных родственников и знакомых в низах общества, недовольство, вызванное коллективизацией, было особенно опасно. На это прямо указывает еще одна крестьянская листовка того времени: «Атем временем эти царьки натравляют класс на класс, а сами в мутной воде грязь ловят, да насилием в коллективизацию заводят. Но не придется ярмо надеть на крестьян обратно, потому что все крестьянство в одной атмосфере задыхается, а также и наши дети в Красной армии понимают, что их ждет дома голод, холод, безработица, коллектив, т. е. панщина»21.

Чтобы избежать социального взрыва, руководство ВКП(б) решило временно отступить в борьбе с крестьянством, санкционировав знаменитую статью Сталина «Головокружение от успехов» от 2марта 1930 года. Эта статья и последовавшее за ней постановление ЦК были использованы для укрепления авторитета верхов партии, разоблачивших «перегибы» на местах: «ЦКсчитает, что все эти искривления являются теперь основным тормозом дальнейшего роста колхозного движения и прямой помощью нашим классовым врагам»22. Крестьяне волной двинулись из колхозов, которые накануне письма Сталина охватывали 56% крестьян СССР. Летом в колхозах осталось 23,6% крестьян.

Но в своей статье Сталин давал понять, что в деле коллективизации наметилась лишь передышка - генсек призывал «закрепить достигнутые успехи и планомерно использовать их для дальнейшего продвижения вперед»23. Движение не заставило себя ждать, возобновившись через несколько месяцев.

Попытка возложить ответственность за провалы коллективизации на региональную партийную элиту вызвала недовольство, которое нашло отражение даже на страницах центральной партийной печати: «Укого же закружилась голова? На деле получилось так, что к середняку применили политику, направленную против кулака… Выходит, «царь хорош, а чиновники на местах негодные»… Надо сказать о своих собственных прострелах и не учить этому низовую партийную массу. От неверного установления диагноза зависит и процесс лечения, а лечить надо, и очень много»24.

Наступление на крестьянство было возобновлено уже в конце 1930 года - «стройкам пятилетки» нужен был хлеб. Значительная его масса шла и на экспорт. Между тем в 1932 году урожай был низким. Казалось, неурожай, отчасти вызванный саботажем кре-

стьянства, не желавшего работать «на колхоз», то есть на государство, мог служить основанием для снижения объема заготовок. Но тут система колхозов показала свою безжалостную силу - их председатели вынуждены были отдать столько хлеба, сколько от них требовали. В 1931-1932 годах, несмотря на снижение урожайности с 8 ц с га в 1928 году до 7 в 1932 году (валовой сбор зерна упал с 733 млн. ц до 699 млн. ц), было экспортировано 70 миллионов пудов хлеба. В 1932 году заготовки были снижены в сравнении с 1931 годом всего на 13% и составили 1181,8 млн. пудов. Зато в 1933 году заготовки резко выросли до 1444,5 млн. пудов. Такой нажим на крестьян вызвал голод в ряде регионов страны. По разным оценкам, погибло 7,2-10,8 миллионов человек25.

В условиях новой разрухи Сталин решил объявить об окончании рывка в светлое будущее. Выступая на пленуме ЦКи ЦКК 7 января 1933 года, он заявил, что пятилетка выполнена досрочно за четыре года и четыре месяца, и что «в результате успешного проведения пятилетки мы уже выполнили в основном ее главную задачу - подведение базы новой современной техники под промышленность, транспорт, сельское хозяйство. Стоит ли после этого подхлестывать и подгонять страну? Ясно, что нет в этом теперь необходимости»26.

Фактические итоги «досрочно выполненной» пятилетки были гораздо скромнее сталинских замыслов 1930 года. Оптимальный план 1929 года был выполнен по производству нефти и газа, торфа, паровозов, сельхозмашин. По производству электроэнергии, чугуна, стали, проката, добычи угля, железной руды не был выполнен даже отправной план 1929 года27. Производство тракторов только-только дотянуло до него. Кпланам 1930 года не удалось даже приблизиться. Правые и поддерживавшие их спецы оказались во многом правы.

«Красный милитаризм»

Главным итогом первой пятилетки можно признать создание военно-промышленного комплекса - военной промышленности и ее инфраструктуры, которая могла обслуживать также гражданское хозяйство. Впоследнем наращивалось производство прежде всего той продукции, которая могла использоваться и в случае войны.

Сэтим связан конфликт, который заставил партийных вождей заметно поволноваться. Вянваре 1930 года командующий Ленинградским военным округом и бывший начальник штаба РККА Михаил Тухачевский направил наркомвоену Ворошилову записку, в которой излагал планы резкого роста производства военной техники в условиях первой пятилетки. Ворошилов, недолюбливающий Тухачевского, передал его план на рецензию начальнику штаба Б. Шапошникову. Тот не упустил возможности «осадить» командующего Ленинградским военным округом.

Шапошников Борис Михайлович (1882-1945). Окончил Московское военное училище (1903), Николаевскую военную академию (1910). Участвовал в Первой мировой войне. Полковник. Вмае 1918 года вступил в Красную армию, как опытный штабной работник работал в Высшем военном совете, начальник разведотдела Полевого штаба РККА, с 1919 года - начальник оперативного отдела Штаба, затем - 1-йпомощник начальника Штаба РККА. В 1925-1928 годах командовал военными округами. В 1928-1931 годах - начальник штаба РККА. Конфликтовал с Тухачевским. Затем командовал Поволжским военным округом, Военной академией им. Фрунзе. Вмае 1937 года назначен начальником Генерального штаба РККА, был им до 1940 года, затем в 1941-1942 годах. По состоянию здоровья был переведен на должность начальника академии Генерального штаба, но до самой смерти Шапошникова Сталин продолжал прислушиваться к его советам в планировании крупных военных операций.

Шапошников придерживался консервативного взгляда на военную стратегию, а Тухачевский был известен своим пристрастием к техническим новшествам и революционным лозунгам в военной теории. Шапошников подверг план суровой критике, несколько преувеличив требования, которые Тухачевский предъявлял к промышленности. Расчет Тухачевского исходил из оптимизма сталинских планов 1930 г. Если задачей военного планирования, по Ворошилову и Шапошникову, было достичь равновесия сил с потенциальным противником, то замысел Тухачевского состоял в создании подавляющего технического перевеса, который позволил бы разгромить поляков, румын и страны Прибалтики в приграничном сражении и не дать возможность другим европейским странам оказать поддержку соседям СССР28.

Проект Тухачевского с комментариями Шапошникова был передан Сталину. 23 марта Сталин написал Ворошилову: «Ты зна-

ешь, что я очень уважаю т. Тух (ачевско) го, как необычайно способного товарища. Но я не ожидал, что марксист, который не должен отрываться от почвы, может отстаивать такой, оторванный от почвы, фантастический «план». В его «плане» нет главного, т.е. нет учета реальных возможностей хозяйственного, финансового, культурного порядкаБ Этот «план» нарушает в корне всякую мыслимую и допустимую пропорцию между армией, как частью страны, и страной, как целым, с ее лимитами хозяйственного и культурного порядкаБ «Осуществить» такой «план»- значит наверняка загубить и хозяйство страны, и армию»29. У Сталина и так не сходились концы с концами, а тут еще запросы Тухачевского. Он был так раздражен, что назвал предлагаемые Тухачевским меры системой «красного милитаризма». Ворошилов с удовольствием огласил оценки Сталина на расширенном заседании реввоенсовета. Тухачевский был уязвлен, и Ворошилов продолжал сыпать соль на раны, отчитывая своего излишне радикального подчиненного-конкурента. Одновременно Тухачевский пытался доказать Сталину свою правоту, но пока безуспешно. Даже сочувствующий Тухачевскому Л. Самуэльсон признает, что «если бы предложенный Тухачевским проект перевооружения начал бы каким-то образом осуществляться, то он при этом оказался бы значительно более дорогостоящим, чем виделось Тухачевскому в январе 1930 года»30. Однако этот план стал отчасти осуществляться в 1932 году. Дело в том, что в 1931 году ситуация внезапно изменилась. Б. Шапошников был заменен на посту начальника штаба Красной армии А. Егоровым, который был ближе по взглядам к Тухачевскому. Виюне 1931 года Тухачевский был назначен заместителем наркома и начальником вооружений РККА. Как говорится, и карты в руки. Сталин фактически принял его идею милитаризации экономики. Эта перемена в позиции Сталина в 1931 году загадочна, но не случайна.

Вмае 1932 года Сталин извинился перед Тухачевским за ошибочное отношение к его замыслу: «Я должен признать, что моя оценка была слишком резкой, а выводы моего письма - не во всем правильными»31. Теперь предложения Тухачевского не казались столь уж фантастическими по сравнению с фантастичными «планами партии». Сталин присоединяется к идее Тухачевского о необходимости технического переоснащения армии.

В 1932 году была принята большая танковая программа, которая, правда, как и все планы пятилетки начала 30-х годов, была

провалена. Тем не менее военно-техническое превосходство над соседями было достигнуто, и Сталин не стал пока менять милость на гнев. Слишком неустойчивой была ситуация.

Миллионные массы двигались из деревни в города, из одних городов - в другие, на стройки пятилетки, в ссылки и концлагеря, обратно домой или в более безопасные места. Между переписями 1926 и 1939 годов городское население выросло на 18,5 млн. человек (на 62,5%), причем только за 1931-1932 годы - на 18,5%32. По образному выражению Н. Верта, «на какое-то время советское общество превратилось в гигантский «табор кочевников», стало «обществом зыбучих песков». Вдеревне общественные структуры и традиционный уклад были полностью уничтожены. Одновременно оформлялось новое городское население, представленное бурно растущим рабочим классом, почти полностью состоящим из уклоняющихся от коллективизации вчерашних крестьян, новой технической интеллигенцией, сформированной из рабочих и крестьян-выдвиженцев, бурно разросшейся бюрократической прослойкой, и, наконец, властными структурами с еще довольно хрупкой, не сложившейся иерархией чинов, привилегий и высоких должностей»33.

В 1930-1932 годах партия столкнулась с крупнейшим после 1921 года социальным кризисом. В 1930 и 1932 годы происходили волнения в Новороссийске, Киеве, Одессе, Борисове, Ивановской области. Сталин ответил на бунты не только силой. Была введена новая система распределения по карточкам, где наилучшее снабжение предоставлялось чиновникам и рабочим столиц, а также «ударникам» производства. Но проблема оставалась серьезной - в провинции могли возникнуть очаги восстаний с центрами в небольших городах. Страна оказалась на волосок от новой революции. Но для революции нужно не только отчаяние. Необходимы надежда и уверенность масс в том, что, если свергнуть ненавистную верхушку, страна может удержаться от сползания в хаос. Но имелись ли достаточно опытные люди, способные взять управление страной на себя?

Правые настроения и «дела» спецов

В 1929 году кампания против вредительства, разгоревшаяся еще после Шахтинского дела, перешла в новое качество. ОГПУзапо-дозрило, что за множеством местных вредительских организаций

стоит какой-то центр. Идея, которая казалась вполне логичной людям, прошедшим опыт гражданской войны. Этот центр должен был иметь связи в центральных хозяйственных органах, среди интеллигентской фронды, вырабатывающей для современной России стратегическую альтернативу, и, желательно, среди военных. Такова была гипотеза потенциальной угрозы.

В 1929-1930 годы ОГПУраскрыло несколько групп, работавших в режиме «теневого кабинета»: Промышленную партию (лидеры инженер П. Пальчинский, директор теплотехнического института профессор Л. Рамзин, зампред производственного отдела Госплана, профессор И. Калинников и др.; Союзное бюро РСДРП (меньшевиков) во главе с членом коллегии Госплана В. Громаном и Н. Сухановым; Трудовую крестьянскую партию (лидеры - ученые-аграрники Н. Кондратьев, А. Чаянов, П. Маслов, Л. Юровский); группу ученых-гуманитариев Академии наук во главе с академиками С. Платоновым и Е. Тарле; организацию военных специалистов; многочисленные группы вредителей в отраслях народного хозяйства (военная промышленность, снабжение мясом и др.). Еще до суда по стране шли демонстрации с лозунгом «Расстрелять!». На суде обвиняемые занимались самобичеванием, признавая свою вину. Но не все дела были доведены до суда, не во всех обвиняемых сталинское руководство было «уверено»Б

Общество не видело ничего невероятного в том, что бывшие члены оппозиционных партий продолжили свою борьбу в подполье. Даже после разоблачения методов, которыми готовились процессы 1936-1938 годов, «заговоры» начала тридцатых долгое время считались «подлинными». Итолько в 90-е годы ситуация изменилась.

Сегодня считать «заговорщиками» людей, осужденных на процессах 1930-1931 гг., принято считать таким же «кощунством», как и на процессах 1937-1938 гг.

Решающим основанием для отрицания достоверности показаний меньшевиков, да и участников других групп, является письмо одного из обвиненных на процессе - М.П. Якубовича, направленное в мае 1967 года Генеральному прокурору СССР, в котором он рассказал о методах следствия.

Якубович утверждал, что «никакого «Союзного бюро меньшевиков» не существовало». Показания Якубовича и ряда других меньшевиков и эсеров были получены в результате физического воздействия: избиений, удушений, отправки в карцер в холодную или жаркую погоду, лишения сна. Якубович утверждал, что дольше всех

держались он и А. Гинзбург, даже пытались покончить с собой. Итолько узнав, что все уже сдались, а также под воздействием пытки бессонницей, Якубович стал давать нужные показания34. Утверждение Якубовича о том, что он сдался последним, не совсем точно: Якубович и Гинзбург «сломались» в декабре 1930 года и сразу стали давать показания в соответствии со сценарием следствия, в то время как один из основных обвиняемых - Суханов в декабре еще давал показания, противоречившие разработкам ОГПУ.

По утверждению Якубовича, наиболее активно из меньшевиков со следствием сотрудничали В. Громан и К. Петунин, которым обещали скорую реабилитацию. Громана следователи к тому же подпаивали (в 1937-1938 годах этот метод парализации воли, возможно, применялся также к склонному выпить А. Рыкову). После окончания процесса Громан восклицал: «Обманули! Обманули!»35 Авот с Рамзиным, который не кричал об обмане, вышло по-другому: он получил работу и реабилитацию, а впоследствии и Государственную премию. Петунин помог следствию разработать классическую схему меньшевистского заговора, в которой члены организации красиво распределялись между ведомствами. Но потом под давлением показаний меньшевиков эту схему придется изменить, сквозь нее проступит какая-то другая реальностьБ

Якубович утверждал, что следствие не было заинтересовано в выяснении истины. Во-первых, обвиняемый В. Иков действительно находился в связи с заграничной делегацией РСДРП, вел переписку и возглавлял «Московское бюро РСДРП», однако о своих истинных связях ничего не сообщил. Во-вторых, получив от следователя А. Наседкина очередные показания, которые нужно было подписать, Якубович воскликнул: «Но поймите, что этого никогда не было, и не могло быть». На это следователь ответил: «Я знаю, что не было, но «Москва» требует». В-третьих, работа специалистов проходила под бдительным контролем таких руководителей, как Дзержинский, Микоян и др. Вих компрометации Сталин не был заинтересован. Тем не менее они после придирчивого анализа предложений спецов утверждали их. Опровергая свое вредительство, Якубович задает вопрос: «Что же, все были слепы, кроме меня?»36 Действительно, признания во вредительстве без конкретных актов диверсий и террора - явный признак фальсификации. В-четвертых, арестованный за взяточничество М. Тейтельбаум сам попросился у следователей в «Союзное бюро», чтобы умереть не как уголовник, а как «политический». Показания Тейтельбаума о

взяточничестве были уничтожены. В-пятых, схема следствия была плохо скроена. Самым слабым местом стал «Визит Р. Абрамовича». Хотя были другие эмиссары меньшевиков, задержанные ОГПУ, известный меньшевистский лидер Абрамович должен был придать организации больший вес. Но выяснилось, что в СССР Абрамович не был (во всяком случае, это он сумел доказать в Германском суде). Когда выяснилось, что ОГПУ ошиблось с Абрамовичем, схема не стала пересматриваться. В-шестых, председатель суда Н. Крыленко, хорошо знавший Якубовича, побеседовав с ним перед процессом, сказал следующее: «Я не сомневаюсь в том, что вы лично ни в чем не виноватыБ Вы будете подтверждать данные на следствии показания. Это - наш с Вами партийный долг. На процессе могут возникнуть непредвиденные осложнения. Ябуду рассчитывать на Вас». Этот призыв помог Якубовичу покончить с собственными колебаниями: нельзя сорвать процесс в такой тяжелый для страны момент. Якубович произнес на процессе пламенную речь против телеграммы заграничной делегации РСДРП, в которой организаторы процесса обвинялись в фальсификации. Якубович не без гордости пишет об этом: «Это была одна из моих лучших политических речей. Она произвела большое впечатление на переполненный Колонный зал (я это чувствовал по моему ораторскому опыту) и, пожалуй, была кульминационным пунктом процесса - обеспечила его политический успех и значение»37.

После опубликования письма Якубовича наиболее очевиден вывод, с которым считается ныне большинство историков, о полной фальсификации дел 1929-1931 годов. Никаких оппозиционных организаций не существовало.

Раз так, ставится вопрос: зачем понадобилось Сталину фальсифицировать эти дела, жертвуя полезными специалистами?

Историк О. В. Хлевнюк пишет: «Расправляясь с «буржуазными специалистами», сталинское руководство не только перекладывало на них вину за многочисленные провалы в экономике и резкое снижение уровня жизни народа, вызванные политикой «великого перелома», но и уничтожало интеллектуальных союзников «правых коммунистов», компрометировало самих «правых» на связях и покровительстве «вредителям». По такой схеме была проведена и новая акция против «вредителей» в 1930 году»38. Но в 1932 году социальные бедствия будут еще сильнее, чем в 1930-м, а разоблачение политических групп будет свернуто. Более серьезна другая

версия: группы спецов, привлеченные правыми для своих целей, представляли реальную политическую опасность в союзе с «правыми».

Вавгусте, вскоре после арестов, Сталин писал Молотову: «Не сомневаюсь, что вскроется прямая связь (через Сокольникова и Теодоровича) между этими господами и правыми (Бухарин, Рыков, Томский). Кондратьева, Громана и пару-другую мерзавцев нужно обязательно расстрелять»39. Но связь не вскрылась, Грома-на и Кондратьева не стали расстреливать. Сталинская система не была реализована. Это лишний раз позволяет усомниться в том, что Сталин был единственным архитектором процесса. Определенная доля истины следователей все-таки интересовала - были ли обвиняемые политически связаны с правыми, что планировали на самом деле. Азатем уже на реальность можно было «навешивать» дополнительные обвинения, позорящие внепартийную оппозицию.

Специально выбивать показания на правых нужно было только в том случае, если Бухарина планировалось не только политически уничтожить, но и посадить. Показания на Бухарина не моргнув глазом дал Рамзин, но цену его показаниям в ОГПУзнали. Как мы увидим, Сталин серьезно относился к тем показаниям Рамзина, где тот говорил о своих зарубежных контактах, но представить себе этого правого либерала рядом с правым коммунистом без «передаточных звеньев» было невозможно. На всякий случай Сталин «прощупал» Бухарина, сообщив ему о показаниях Рам-зина. Потрясенный Бухарин написал письмо Сталину: «Те чудовищные обвинения, которые ты мне бросил, ясно указывают на существование какой-то дьявольской, гнусной и низкой провокации, которой ты веришь, на которой строишь свою политику и которая до добра не доведет, хотя бы ты и уничтожил меня физи-ческиБ Правда то, что я терплю невиданные издевательстваБ Или то, что я не лижу тебе зада и не пишу тебе статей a la Пятаков - или это делает меня «проповедником террора»?»40. В это время Бухарин даже думал о самоубийстве. Несколько лет спустя он в частном разговоре характеризовал коллективизацию как «массовое истребление совершенно беззащитных и несопротивляющих-ся людей - с женами, с малолетними детьмиБ»41.

Меньшевик Суханов рассказывал о своих встречах с Бухариным, на которого возлагал надежды: «Но правые не выступили и уклонились от борьбы. Явысказал по этому поводу Бухарину свою

досаду и мнение, что правые выпустили из рук собственную победу. Я сравнивал при этом правых с декабристами, которые были бы победителями, если бы действовали активно, а не стояли бы неподвижно, с войсками, готовыми в бой, на Сенатской площади. Бухарин отвечал мне, что я ничего не разумеюБ События развиваются в направлении, им указанномБ В будущем предстоит перевес отрицательных сторон проводимого курса над положительными, только тогда можно говорить о победе его принципов»42. Несмотря на то, что для Бухарина эти воспоминания Суханова были неприятны (еще одна беседа с оппозиционным деятелем «за спиной партии»), но никакого «криминала» Суханов не сообщил - речь шла о весне 1929 года, то есть о периоде до капитуляции Бухарина в ноябре.

Не было ничего удивительного, что внепартийная оппозиция симпатизировала правым коммунистам. За это правых можно было попрекнуть: «Ивредители из промпартии, и чаяновско-кондрать-евское крыло, и громановское крыло, все они чаяли победы правых оппортунистов»43, - говорил В. Куйбышев. Но симпатии к тебе «врагов» ненаказуемы.

«Выбитые» показания на правых ничего не меняли. Ибез них Бухарина можно было унижать сколько угодно. Вдекабре 1929 года его вполне лояльная статья «Технико-экономическая революция, рабочий класс и инженерство» была подвергнута унизительной для Бухарина цензуре. Куйбышев, ознакомившись в проектом статьи, отчитывал Бухарина: «Это твое первое выступление после ссоры с партиейБ Статья выдержана в стиле «как ни в чем не бывало»Б как выступал раньше: и за что же меня разносили?»44. Пришлось Бухарину каяться еще раз в своих «ошибках». Его статья «Великая реконструкция» подверглась нападкам в советских газетах, и только после жалобы Сталину и Куйбышеву «Правда» взяла статью Бухарина под защиту как правильную. Хотим - поправим, хотим - потравим. Сочтем нужным - поддержим. Знай, от кого зависишь.

Ибез показаний спецов Бухарину, Рыкову и Томскому не доверяли. Время от времени Бухарина подлавливали на «фиге в кармане», попытке провести свои взгляды намеками. Биограф Бухарина С. Коэн перечисляет основные его идеологические «диверсии»: напоминание о том, что государство «прибегло к самым острым средствам внеэкономического принуждения» (официально Бухарин оправдывал эти методы), рассказ о преступлениях католической церкви (с намеком на политику Сталина, читавшую-

ся только очень пытливым взором), напоминание о том, что приближение к коммунизму ведет к отмиранию государства. Бухарин отказался очередной раз каяться на XVI съезде партии. Но 10 ноября 1930 года он еще раз публично покаялся и осудил вскрывшиеся внутрипартийные оппозиционные группировки45. Он не стал превозносить Сталина, но призвал к сплочению вокруг ЦК. Это Сталин счел достаточным. В 1931 году Бухарина снова стали пускать на заседания Политбюро.

Вэто время правые представляли собой лишь тень власти. Реальную хозяйственную власть сохранял Рыков, но, когда Сталин решит, что его квалификация в новых условиях не годится, премьер-министр будет легко сменен. Показания «вредителей» для этого не понадобятся. Но они сыграют свою роль, чтобы убедить одного человека в необходимости снятия Рыкова с поста. Этим человеком был сам Сталин. 2сентября 1930 года в письме к Моло-тову Сталин откомментировал эту проблему так: «Насчет привлечения к ответу коммунистов, помогавших громанам-кондратьевым. Согласен, но как быть тогда с Рыковым (который бесспорно помогал им) и Калининым (которого явным образом впутал в это «дело» подлец - Теодорович)? Надо подумать об этом»46. Такие результаты следствия расходятся с его первоначальной версией о том, что след выведет прежде всего на Бухарина. Аесли бы и вывел? Рыкова можно было отправить в отставку, Калинина - простить. Бухарина еще понизить в должности и даже посадить. Итем вызвать новый всплеск разговоров о гонениях, жалость к опальному идеологу. Нет. Бухарина нельзя было даже выслать из страны - он не оказывал прямого сопротивления, как Троцкий. Он был лоялен системе, всецело зависел от воли Сталина. Но его идеи были опасны - это была приемлемая для большевиков альтернатива на случай провала пятилетки.

Авот близость премьера Рыкова к спецам делала его негодным в качестве проводника сталинской политики. Сталин писал Мо-лотову: «наша центральная советская верхушка (СНК, СТО, Совещание замов) больна смертельной болезнью. СТОиз делового и боевого органа превратился в пустой парламент. СНКпарализован водянистыми и по сути дела антипартийными речами РыковаБ Надо прогнать, стало быть, Рыкова и его компаниюБ и разогнать весь их бюрократический консультантско-секретарский аппарат»47. Сталин мог без труда снять Рыкова с должности уже в 1929 г., но не был уверен в способности кого-то справиться с задачами ко-

с‹-

ординации индустриального рывка. Но с ними не справлялся и Рыков, он их саботировал, опираясь на мнение экспертов. Ворошилов предложил Сталину взять дело в свои руки, но вождь отказался. Почему? Принято считать, что Сталина отличало «особое властолюбие, стремление к обладанию не только реальной властью, но и всеми внешними ее атрибутами»48. Чтобы объяснить с этой точки зрения не только разительное различие между количеством наград Сталина и, скажем, Брежнева, но и длительный отказ занимать пост предсовнаркома, приходится приписывать Сталину стремление избегать ответственности за дело. Но с 1929 года Сталин в СССР отвечал за все, и нес личную ответственность за успех или провал пятилетки. Он извлек урок из трагического опыта Ленина: носитель стратегии не должен брать на себя всю хозяйственную текучку. Ничего личного - полновластный глава государства предпочитает иметь управляемого премьера, который будет вести дела, обращаясь к арбитру и гаранту стратегии только в сложных или политически важных случаях. На эту роль Сталин избрал преданного друга Молотова.

На пленуме ЦКи ЦКК 17-21 декабря 1930 года Рыков был подвергнут дружной критике за непоследовательность и старые ошибки. Он опасался отвечать на обвинения прямо, о чем с некоторым злорадством говорил Бубнов: «Человек с этакой нарочитой осторожностью ходит по скользкому льду»49. Контакты с «вредителями» и зависимость от их мнения играли второстепенную роль в критике Рыкова. 19 декабря Рыков был заменен на посту пред-совнаркома Молотовым, а 21 декабря - выведен из Политбюро. Результатом назначения Молотова стало, по словам Сталина, «полное единство советской и партийной верхушек»50, что было логично в условиях тоталитаризма. Разгром «консультантского» аппарата означал торжество партийного аппарата над хозяйственниками, политической воли над экономической компетентностью.

Но для этого не нужно было фальсифицировать процессы. Это и так было в воле Сталина - отстранение правых от власти приветствовали даже аппаратчики, недовольные Сталиным и близкие к правым по взглядам. Это подтвердило дело Сырцова-Ло-минадзе.

Сырцов Сергей Иванович (1893-1937). Большевик с 1913года. Во время Гражданской войны руководил «расказачиванием», в 1926- 1929 годах возглавлял Сибирскую парторганизацию. Тесня Рыкова,

Сталин сделал Сырцова председателем Совнаркома РСФСР (Рыков занимал этот пост по совместительству). Член ЦКс 1927 года, кандидат в члены Политбюро с 1929 года. Сырцов поддерживал борьбу с правыми, верил Сталину. Но первые итоги Первой пятилетки разочаровали Сырцова.

Сталина не меньше, чем Троцкого, волновала проблема молодого поколения, которое сможет подкрепить «стариков», компетентно выполняя их указания. С. Сырцов и В. Ломинадзе имели репутацию молодых радикалов, и их выдвинули во второй ряд руководства. Орджоникидзе покровительствовал Ломинадзе, который к тому же вместе со своим товарищем Л. Шацкиным особенно рьяно атаковал правых. Но после победы над Бухариным Сталин «осадил» и Шацкина, а Ломинадзе отправился руководить Закавказской парторганизацией. Сырцов во время гражданской войны громил казаков (руководил «расказачиванием»), в 1926- 1929 годах возглавлял Сибирскую парторганизацию. Тесня Рыкова, Сталин сделал Сырцова председателем Совнаркома РСФСР (Рыков занимал этот пост по совместительству). Сырцов поддерживал борьбу с правыми, верил Сталину. Но первые итоги «великого перелома» разочаровали Сырцова. Вначале 1930 г. он выпустил большим тиражом критическую брошюру «Онаших успехах, недостатках и задачах». На XVI съезде партии он говорил не только о победах, но и о проблемах. Вавгусте Сырцов разослал в райисполкомы текст своего доклада о контрольных цифрах, который содержал критические замечания по поводу проводимой политики. Этот шаг Сырцова был охарактеризован Политбюро как ошибка.

Сырцов был недоволен методами раскулачиваний, сомневался в правомерности действий ОГПУпротив вредителей - не раздувают ли дело? 21 октября 1930 года сотрудник «Правды» Б. Резников сообщил, что он участвовал в совещании у Сырцова, в котором принимали участие его близкие товарищи. По утверждению Резникова, Сырцов сообщил своим товарищам: «Значительная часть партийного актива, конечно, недовольна режимом и политикой партии, но актив, очевидно, думает, что есть цельное Политбюро, которое ведет какую-то твердую линию, что существует, хоть и не ленинский, но все же ЦК. Надо эти иллюзии рассеять. Политбюро - это фикция. На самом деле все решается за спиной Политбюро небольшой кучкой, которая собирается в Кремле, в бывшей квартире Цеткин, что вне этой кучки находятся та-

кие члены Политбюро, как Куйбышев, Ворошилов, Калинин, Рудзутак и, наоборот, в «кучку» входят не члены Политбюро, например, Яковлев, Постышев и др.»51 «Обвинение во «фракционности» было самым серьезным из всех возможных обвинений, выдвинутых против Сталина»52, - комментирует О.В. Хлевнюк. Участники встречи были вызваны в ЦККк Орджоникидзе, все отрицали, после чего были арестованы. Под арестом они стали давать показания. Выяснилось, что откровенные беседы Сырцов вел также с леваками Ломинадзе и Шацкиным. Обсуждая дело Сыр-цова-Ломинадзе на президиуме ЦКК 4 ноября, Орджоникидзе восклицал: «Что случилось с этими людьми? Где их надорвало, где им переломило политический хребет?»53 Они просто увидели первые результаты индустриального рывка, после чего их взгляды стали быстро смещаться вправо. Были и личные причины. Сырцов вовсе не возражал против того, что от реального принятия решений отрезан «Рыков, как человек, допустивший правые ошибки», но иерархия внутри Политбюро противоречила интересам молодых выдвиженцев Сталина. Они хотели принимать главные решения, ан нет - надо было сделать еще один шаг, чтобы войти в круг избранных. По мнению В. Роговина, «сформировался блок, участники которого готовились выступить на очередном пленуме ЦКс критикой сталинской экономической политики и режима»54.

Как видим, критика «режима» была непоследовательной, и готовности сближения с правыми тоже пока не было. Участники «право-левацкого» блока Сырцова-Ломинадзе были сняты с постов и понижены в должности. Умеренность мер против молодых выдвиженцев показывает, что Сталин хотел замять это неприятное дело. Но не только потому, что боялся обвинений во фракционности - он выслушивал их не впервой. проблема была серьезнее - молодые выдвиженцы, пытавшиеся рассуждать о стратегическом курсе партии, под давлением обстоятельств сдвигались вправо. Стоило потерять контроль над вторым эшелоном партийного руководства, и он мог проголосовать против политики Сталина. Поскольку квалификации, достаточной для руководства страной, у второго эшелона не было, привлечение к власти правых станет делом времени. Бухарин и Рыков превращались в своего рода «теневой кабинет» СССР. Иэто был не единственный «теневой кабинет».

Против политики Сталина могли выступить не только коммунисты, но и беспартийные массы. Ситуация в стране была поис-

тине революционной. Не хватало только «субъективного фактора»- организации революционеров (или «контрреволюционеров», выражаясь языком большевиков). Для Сталина было важно, чтобы она не смогла выйти на арену. Этот мотив разгрома идейных лидеров спецов был куда более веским, чем компрометация правых (собственно, контакты с подследственными спецами имели не только правые, но и Куйбышев, и Микоян, и другие соратники Сталина). Сталину незачем было выдумывать оппозицию: документы свидетельствуют скорее об обратном- сталинское ядро верило в нее и видело в ней реальную угрозу. Сегодня стало как-то не принято обсуждать очевидный, казалось бы, вопрос: есть ли дым без огня? Были ли процессы сфальсифицированы полностью, или подсудимые действительно представляли угрозу для режима?

Было - не было?

Перечитаем под этим углом зрения письмо Якубовича Генеральному прокурору СССР от 1967 года. Аргументы Якубовича доказывают лишь его персональную непричастность к вредительству и небрежность подготовки процесса. Так, обвиняемый Иков не вскрыл своих реальных связей, сознавшись лишь в контактах с заграничной делегацией РСДРП. Но ведь именно в этом он обвинялся. Якубович по существу подтвердил в этом пункте правильность обвинения в основном, а не в деталях.

Очевидно, следствие и не интересовали детали. Это объясняет все неувязки. Не было времени докапываться до истины во всех нюансах. Выяснив, что группа меньшевиков представляет угрозу режиму, политическое руководство не считало необходимым подтвердить эту «истину» по всем правилам «буржуазной юриспруденции». Нужно было разгромить и скомпрометировать эту группу в короткие сроки и с максимальной убедительностью, которую вызывает у публики покаяние преступника на процессе. При таком методе борьбы с оппозицией необходимо не тщательное и скрупулезное исследование всех обстоятельств дела, а «удары по площадям», аресты периферии оппозиционной группы, выделение среди арестованных тех, кто готов сотрудничать со следствием (значительная часть арестованных не призналась в преступлениях, и была осуждена безо всякого процесса коллегией ОГПУ). Невиновность Якубовича играла на руку следствию: именно в силу

с‹-

своей идейной близости и незнания того, что там было у Громана и Кондратьева на самом деле, он не будет отвлекаться на реальные детали, расходящиеся со схемой следствия.

По той же причине было полезно привлекать людей, обвиняемых по более «позорным» статьям и потому готовых дать политические показания.

Игра с политическими лидерами гипотетической оппозиции могла вестись по подобной схеме: «поймав» их на ведении «контрреволюционной пропаганды» и на обсуждении перспектив крушения коммунистического режима (что считалось тяжким преступлением и могло истолковываться как заговор), предложить полное сотрудничество в обмен на жизнь и даже последующую реабилитацию.

С точки зрения юриспруденции такие методы следствия не доказывают ничего - ни виновности, ни невиновности. Якубович утверждает, что на самом деле он непричастен к организациям Громана и Кондратьева. Он ничего не знал о них. Доказывает ли это, что оппозиционных групп не было? Визоляторе из бесед с Иковым Якубович убедился в том, что как минимум Московское бюро РСДРП существовалоБ

Классическая схема следствия представлена в показаниях лидера Промпартии Л. Рамзина.55 Кстати, в фантастическом романе А. Чаянова «Путешествие моего брата Алексея в страну крестьянской утопии», опубликованном в 1920 году, Трудовая крестьянская партия приходит к власти в начале 30-х годов. Сталин как раз опасался провала дела из-за ТКП, лидеры которой были менее склонны каяться и могли вызвать сочувствие крестьянства: «Подождите с передачей в суд кондратьевского «дела». Это не совсем безопасно»56,- писал Сталин Молотову.

В чем признавались деятели «Промпартии»? Профессор А. Федотов, много споривший на процессе с прокурором Крыленко, все же рассказал, что в 1925 году была организована группа инженеров, «которые хотели для поддержки своего и общего инженерного авторитета и улучшения своего и общего положения инженеров и быта их семей держаться сообща, подготавливать свои выступления на совещаниях и таким образом добиваться повышения авторитета»57. Федоров подчеркивал безобидность объединения, однако предварительный сговор спецов, отсутствие дискуссий между ними лишал партийное руководство возможности влиять на ситуацию. Можно было лоббировать любые решения. Федоров

признал, что затем этот своеобразный «профсоюз» превратился в политическую организацию.

Рамзин утверждал на процессе, что «основная техническая установка центра сводилась к максимальной охране предприятий крупных промышленников, связанных с центром». Ай да вредительство! Потом решили вредить более активно. Но без диверсий. «Поэтому от прямого технического вредительства центр быстро пошел к «плановому» вредительству»58, которое выражалось в планировании замедления темпов роста и созданию диспропорций. То есть люди делали то, что считали правильным, а потом согласились признать, что это - нанесение вреда. Недостатки планирования, столь очевидные в 1930 году, не могли быть виной людей, которые были уже отстранены от дела планирования. Но их прежнее сопротивление оптимистическим планам- действие опытных профессионалов - теперь признавалось подрывным. Новые планы привели к еще большим диспропорциям, косвенно подтвердив правильность старых.

Но «вина» спецов заключалась не только в этом. Они стремились к капиталистической реставрации, надеясь на интервенцию. Не столь уже невероятные взгляды для людей, которые преуспевали при капитализме. Руководители организации, которая, по версии следствия, называлась сначала Союз инженерных организаций, или Инженерно-промышленная группа, а с 1928 года - Промышленная партия (зачем бы следствию менять название «выдуманной» структуры), встречались за границей с руководителями Торгово-промышленного комитета - объединения предпринимателей, поддерживавших интервенционистские планы, направленные против СССР. Встреча старых знакомых (предпринимателей и их инженеров) в частной обстановке - это еще не создание контрреволюционной организации, хотя с точки зрения ГПУ - уже преступление. Если беседа шла о перспективах нападения на СССР соседних государств (с помощью Франции) и белогвардейских формирований, то Рамзин был источником важной стратегической информации. Если дело фальсифицировалось полностью, и связи Рамзина с влиятельными кругами эмиграции были выдуманы ОГПУ - то таковым он не был. Как руководители ВКП(б) относились к этим показаниям? Сталин писал Менжинскому в октябре 1930 года: «Показания Рамзина очень интересны. По-моему, самое интересное в его показаниях - это вопрос об интервенции, вообще, и особенно, вопрос о сроке интервенции. Выхо-

дит, что предполагали интервенцию в 1930 году, но отложили на 1931 или даже на 1932 год. Это вероятно и важно. Это тем более важно, что исходит от первоисточника, т.е. от группы Рябушинс-кого, Гукасова, Денисова, Нобеля, представляющих самую сильную социально-экономическую группуБ «Торгпром», ТКП, «Промпартия», «партия» Милюкова - мальчики на побегушках у «Торгпрома» 59 . Далее Сталин инструктирует Менжинского, какие еще сведения необходимо получить у Рамзина и представителей других «партий». Сталин, таким образом, был уверен, что Рамзин - носитель реальной информации, и вряд ли ОГПУрешилось бы мистифицировать его по такому важному поводу. Характерно, что именно в это время советско-французские отношения обострились до предела, и Франция объявила о торговых санкциях против СССР.


Первоначально Сталин действительно опасался нападения на СССР в 1930 году60. Поскольку важной составляющей сил вторжения могли стать белогвардейские формирования, ОГПУпредпри-няло действия, направленные на дезорганизацию Русского общевоинский союза (РОВС) - 26 января был похищен его руководитель, преемник Врангеля генерал А. Кутепов. Несмотря на то, что РОВСв 1931 году активизировал свою работу в СССР и даже заслал террориста, пытавшегося застрелить Сталина, следующий руководитель РОВС, генерал Миллер, был похищен только в 1937 году. Опасность была не в РОВСе как таковом.

Кконцу 1930 года военная тревога стихает. Не сыграла ли информация Рамзина свою роль в этом?

На процессе Промпартии Рамзин должен был представить свои контакты с заграницей как можно убедительнее. Встречи с посредниками показались Сталину недостаточно убедительными, и обвиняемые стали рассказывать о встречах лично с организатором Торгпрома Рябушинским. Получился конфуз - Рябушинский умер в 1924 году. Судебный спектакль отличался от реальности, но это не значит, что сюжет не был основан на некоторых, пусть и более скромных, фактах.

Уличив группу инженеров и экономистов право-либеральных взглядов, в контактах с белой эмиграцией, ОГПУпо заданию Сталина решало две основные задачи: во-первых, скомпрометировать сторонников реставрации путем фальсификации обвинения во вредительстве, и во-вторых, выяснить настоящие планы зарубежных центров и их более или менее организованных сторонников

внутри страны. Эти связи не были безобидными даже в случае бездействия группы. Апри интервенции противнику могли бы понадобиться компетентные общественные деятели, которые способны были бы возглавить гражданскую власть. Вэтих условиях было не так важно, носят беседы о политике и экономике характер официальных переговоров или частных бесед. Предъявив реальные обвинения, ОГПУпредложило провинившимся игру на выживание: признаться в преступлениях, назвав беседы - разработкой планов, а отстаивание своих экономических позиций - вредительством. Рамзин согласился - и выиграл. Смертный приговор был заменен для него 10-летним заключением, которое на практике обернулось успешной работой по профессии, увенчавшейся реабилитацией и Государственной премией. Его судьба стала примером для других участников полуфальсифицированных процессов. Не случайно, что процесс Промпартии, на котором вновь председательствовал Вышинский, стал первым звеном в цепи. Он прошел 5 ноября - 7 декабря 1930 года. Ав 1931 году Рамзин выступал как свидетель на процессе меньшевиков. Его показания резко контрастируют не только с показаниями Кондратьева и ранними показаниями Суханова о чисто политическом характере деятельности оппозиционных кружков. Он ясно и четко рапортует о «консолидации контрреволюционных организаций», «общем контрреволюционном фронте», оформленном в начале 1929 года, стремлении к использованию интервенции, шпионаже (который не признают за собой даже наиболее последовательные сотрудники следствия среди меньшевиков)61.

Итак, есть основания подозревать, что в «делах» 1929-1931 годов помимо фальсификации была и доля истины. Но как отделить реальность от вымысла ОГПУ? Б. В. Ананьич и В. М. Панеях, исследовавшие одновременное «академическое дело», считают, что оно представляет собой фальсификацию с вкраплениями достоверных сведений62. Вкрапления истины - самое интересное в этих процессах. Эти вкрапления - информация о последних очагах разрушавшегося большевиками гражданского общества.

Н. Н. Покровский предложил использовать для анализа документов процессов 30-х годов методику Я. С. Лурье, предложенную для анализа средневековых процессов: в тенденциозном источнике достоверно то, что противоречит тенденции, и не достоверно - что ей соответствует63. Кэтому правилу необходимо дополнение.

Реальность может и соответствовать тенденции, но мы имеем право утверждать это, если у нас есть еще какие-то источники, подтверждающие «тенденциозный» факт.

Осколки гражданского общества

Что считать «тенденцией» следствия в «делах» 30-х годов? Инакомыслие подследственных? Их отрицательное отношение к советскому строю? Наличие антибольшевистских организаций? Готовность поддержать интервенцию? Вредительство? Инакомыслие и отрицательное отношение к режиму подтверждает как минимум Н. Валентинов, участвовавший в дискуссиях меньшевиков в середине 20-х годов. Наличие организации - вопрос толкования. Организацией можно называть и кружок инакомыслящих, и разветвленную партию. Это просто разные организации. В своих декабрьских показаниях 1930 года (когда уже сломались Якубович и Гинзбург), Суханов по-прежнему расходится со следствием: «В моем присутствии никто из моих знакомых никогда не высказывал какого бы то ни было сочувствия интервенционистским планам»64. Также Суханов категорически отрицает свою осведомленность о вредительстве. Это позволяет считать признание интервенционизма и вредительства проявлением «тенденции» следствия (если нет других оснований подозревать меньшевиков в интервенционизме, как в случае с Промпартией). Характер и размах организации (в широком смысле слова) инакомыслящих остается предметом исследования.

Постепенное усиление «тенденции» видно в показаниях Суханова, который постепенно отступал под давлением следствия. По мнению А. Л. Литвина, «из признаний Суханова ясно, что все тогда он делал в сговоре со следствием»65. Ясно ли это? Суханов предпочитал излагать следствию свои политические взгляды 1927- 1930 годов. Вего изложении нет ничего невероятного: «мне стали казаться неизбежными наряду с экономическими трудностями также и политические потрясения». Вусловиях народных волнений необходимо «для спасения системы» предложить ВКП(б) пойти на уступки, приняв ограниченную («куцую») конституцию, предоставляющую право на легальное существование небольшевистским течениям, стоящим на позициях советской власти и октябрьской революции. Только в условиях полной социальной катастрофы, «кровавой каши» (по излюбленному выражению одного из

участников нашего кружка)» возможны более глубокие преобразования и политический блок с Крестьянской партией.

«Однажды, в момент, когда «кровавая каша» казалась мне неизбежной, я все это высказал в одном из разговоров: дело так плохо, что даже возможен блок с Кондратьевым»66,- признает Суханов, что обсуждал с Кондратьевым возможность создания Крестьянской партии. Он считал это «исторически законным при условии малейшей к тому легальной возможности» и полагал, что она должна иметь эсеровскую идеологию и в перспективе слиться с эсерами. Однако перспектива слияния с эсерами Кондратьеву «не улыбается»67. Эта деталь расходится с тенденцией следствия, которое увязывало каждую из «партий» с заграничным центром. Группу Кондратьева так и не удалось увязать с зарубежными единомышленниками, и это объяснимо - Кондратьев считал себя достаточно крупным теоретиком, чтобы не идти за В. Черновым. Это - реальность, с которой следствию пришлось смириться.

Эти показания, данные Сухановым в августе 1930 года, вскоре после ареста, внутренне логичны и совершенно расходятся со схемой следствия. Для выдвижения своего проекта «куцей конституции» Суханов считал необходимым создать авторитетную в стране группу, в вожди которой прочил члена президиума Госплана и члена коллегии ЦСУВ. Громана, человека известного и уважаемого в среде социалистической интеллигенции. Но весной 1929 года Громан отклонил проект Суханова, назвав его тезисы «сталинскими». Из этого можно сделать вывод о том, что попытка Суханова создать организацию не удалась. Но это не противоречит другому толкованию - Суханова не пустили в существовавшую организацию как «слишком левого». Впоследствии, на дне рождения Суханова 9 декабря 1929 года, между Сухановым и Громаном произойдет бурное объяснение по поводу подозрения, будто Суханов состоит в германской компартии. Нужен ли был меньшевикам лидер с коммунистическими воззрениями?

Из воспоминаний Валентинова известно, что обвиняемые по делу 1930-1931 годов В. Громан, П. Малянтович, Э. Гуревич состояли в «Лиге объективных наблюдателей» (название условное, как бы «шуточное»). Валентинов утверждает, что она прекратила существование в 1927 году68. Это утверждение вызывает целый ряд сомнений. Во-первых, Валентинов в 1927-1930 годах лечился и работал за границей и мог не знать о том, что делается в Москве. Ему могли не сообщать о деятельности Лиги и во время кратких

с‹-

приездов в Москву - лишнее распространение информации об этом было нежелательно. Во-вторых, Валентинов не мог не понимать, что его рассказ о Лиге доказывает факт длительного существования нелегального кружка политически влиятельных социал-демократов, и подтверждает материалы процесса. Не желая «лить воду на мельницу» коммунистической пропаганды, Валентинов должен был «умертвить» Лигу именно в 1927 году, чтобы она не могла преобразоваться в «Союзное бюро». Между тем с 1927 года у социал-демократов было больше оснований для недовольства официальным курсом, что могло только активизировать, а не прекратить их обсуждения. 1927 год, таким образом, может рассматриваться как дата прекращения работы Лиги лишь в том случае, если Лига тогда же преобразовалась в политическую группу с другим наименованием. Подследственные называли разные даты образования «Союзного бюро»- с 1926 по 1928 год. Вероятно, это был постепенный процесс, без акта образования бюро. Эту версию поддерживают некоторые другие показания.

Якубович утверждает, что «организационное собрание» «Союзного бюро» РСДРП произошло в тюрьме накануне суда над меньшевиками. Возможно, под этим наименованием арестованные собрались впервые. Их кружок мог называться иначе. Следствие, выяснив главное, уже не интересовалось деталями. Обвиняемые могли скрыть и часть членов своей группы, хотя аресты были достаточно широки, чтобы «накрыть» большинство участников обсуждений. Само название «Союзное бюро» было взято у организации, реально «оставленной» на родине в начале 20-х годов, после эмиграции большинства вождей меньшевизма. Несколько лет она существовала в подпольном состоянии, в последние годы ее функции выполнял Иков.

Как они себя называли на самом деле? Материалы следствия не могут дать ответа на этот вопрос, потому что наименование «Союзное бюро» (СБ) полностью совпадает с тенденцией следствия. Поэтому в дальнейшем мы можем одну и ту же группу с оппозиционными социал-демократическими позициями называть как «Лига», так и СБ.

Несмотря на то что Суханова до декабря 1929 года не допускали в старую организацию, именно через него она и «засветилась». Социал-демократы посещали смешанный по составу «салон» на квартире Суханова, где шел обмен информацией, и, благодаря радикалу Суханову, «в шутку» ставились острые политические

вопросы. Меньшевик Ф. Череванин, не посещавший эти беседы и относящийся к обвиняемым на процессе меньшевиков враждебно, так передал дошедшие до него слухи: «УСуханова был салон, где собирались люди, занятые на высокой советской службе и безусловно лояльные, но иногда фрондирующие»69. Очень характерный взгляд инакомыслящего из подполья на инакомыслящих из правящей элиты. Так же смотрели радикальные, но далекие от власти неформалы 80-х гг. ХХв. на статусную коммунистическую интеллигенцию, тихонько обсуждавшую возможность реформирования системы «реального социализма» вплоть до полной ее ликвидации. Именно этот стык властных и диссидентствующих кругов является крайне опасным для системы- в случае «сдвига власти» эти люди могут выдвинуть реальные проекты реформ и даже взять управление на себя.

Сталин отнесся к собраниям куда как серьезно, ибо понимал, что после 1928 года фронды в этих кругах гораздо больше, чем лояльности.

Вождь писал Молотову: «Нужно пощупать жену Суханова (коммунистка!): она не могла не знать о безобразиях, творившихся у них дома»70. Кто-кто, а Сталин прекрасно понимал, чем могут кончиться такие «безобразия» на квартире Суханова - именно там планировался Октябрьский переворот 1917 года, правда, в отсутствие самого хозяина. Тогда в стране тоже был острый социальный кризис.

В. Базаров подтвердил, что посещал воскресные вечера у Суханова, которые «сводились к свободному обмену мнений по различным политическим и экономическим вопросам. Иногда этот обмен мнений носил резкий характер»71. Особенно резко высказывался Громан, опасавшийся, что политика большевиков конца 1929 года может привести к «правовому хаосу» (другие говорили о «кровавой каше»).

Эти беседы не носили характера обсуждений в организации с единой программой, скорее выглядели консультациями для согласования разных программ. Там бывали и народники из круга Кондратьева, и, возможно, более правые «промпартийцы». Суханов, как и Сталин, понимал, что «при наличии продуманной платформы, группа может образоваться в 48 часов»72. Речь шла о подготовительном этапе создания организации, которая сможет составить конкуренцию коммунистам в случае распада их диктатуры. Как бы Суханов ни доказывал, что «куцая конституция» укрепит советс-

с‹-

кую власть, было очевидно, что она стала бы лишь переходным состоянием, позволяющим оппозиции легализоваться, укрепить организационные связи и перейти в наступление73.

Свое сближение с группой Громана в рамках этих бесед Суханов относит к концу 1929 года. Потом следствие «передвинет» этот момент на весну 1929 года, игнорируя столь важную деталь, как объяснение с Громаном на дне рождения Суханова 9 декабря 1929 года. Только после этого Суханова могли допустить к более интимным обсуждениям («принять в СБ»). На заседаниях СБ Суханов делал крайне критический доклад об аграрной политике, содержание которого явно расходится с тенденцией следствия: колхозы названы там «воскрешением народнической утопии», что бьет и по большевистской идеологии, и по версии о близости меньшевиков и народников из ТПК. Лишь в январе 1931 года Суханов начинает косвенно признавать факт вредительства, выразившийся в том, что меньшевики не поддерживали план пятилетки и поэтому не выполняли его с должным рвением. Ничего невероятного в таком саботаже не было, тем более что многие лидеры групп уже были уволены за саботаж разработки сверхиндустриалистских планов.

В показаниях 22 января происходит психологический перелом. Теперь Суханов уже недвусмысленно говорит о поддержке со стороны СБ интервенции против СССР и вредительства, называет нужные следствию сроки. Казалось бы, фальсификация состоялась. Но и дальше Суханов не называет никаких фактов вредительства, а предпочитает рассуждать о политике, называя встречи «совещаниями», «заседаниями» и «пленумами». Даже сдавшийся Громан все равно пишет: «Сношения носили характер политических со-беседованийБ»74 Правду, ничего кроме правдыБ

Ранние показания Суханова в целом соответствуют поздним показаниям Кондратьева. 26 февраля он утверждал, что до 1928 года они с Громаном были скорее политическими противниками: «Я считал его тогда сверхиндустриалистом и инфляционистом. Он обвинял меня в крестьянофильстве и антииндустриализме»75. В это время Кондратьев считался идейным лидером «прокрестьянско-го» направления общественной мысли, на него ориентировались единомышленники-специалисты по всей стране, как на Громана- специалисты социал-демократических взглядов. Левая оппозиция попрекала правящую группу тем, что они находятся под влиянием Кондратьева и Громана. Так, в 1927 году тезисы Кондратьева к

совещанию наркомземов Зиновьев назвал манифестом кулацкой партии. Он даже пытался опубликовать об этом статью, но нарком земледелия А.П. Смирнов не позволил этого сделать: «Калинин тоже, насчет того, что кулак в Америке богат, а у нас какой-де кулак, у нас он бедный. Это все вдохновляется Кондратьевым»76.

Понятно, что после перемены курса лидер «крестьянофилов» оказался в опале. После увольнения Кондратьева с поста директора Конъюнктурного института Наркомфина в 1928 году началось его личное сближение с Сухановым и Громаном. Постепенно Кондратьев понял, что за Громаном стоит какая-то организация, и Громан понял то же самое о Кондратьеве.

До этого момента в показаниях Кондратьева нет ничего невероятного. За обоими теоретиками стоял круг близких по взглядам людей. Тут бы с точки зрения тенденции следствия и начать свидетельствовать о Союзном бюро ЦКРСДРП, его подрывных действиях, стремлении к интервенции и т. д. Но Кондратьев не желает говорить то, чего не знает: «Но я никогда ни от Громана, ни от Суханова не слышал, что во главе организации стоит оформившееся Союзное бюро ЦКменьшевиковБ Яне помню, чтобы указывал Громану и Суханову, что наша организация называется ТКП»77. Ничего кроме правдыБ

Кондратьев признает, что в центральную группу (ЦК) ТКП входили также Юровский и Макаров. ЦКдано в скобках. Хотите называть лидеров группы ЦК - ну называйте. Хотите называть консультации Кондратьева, Громана и Суханова блоком- называйте. Тем более что в разговорах «употребляется даже самый этот термин»78.

Планы ТКП Кондратьев излагает как сценарий вероятного развития событий, которыми оппозиция может воспользоваться, но которые не собирается провоцировать. Участники обеих организаций высказывались за демократическую республику и экономическую программу НЭПа. Но, вопреки интересам следствия, Кондратьев добавляет: «Должен, однако, сказать, что платформа как меньшевистской организации, так и ТКП была далеко не закончена выработкой и потому по ряду вопросов не существовало единства взглядов как в одной, так и в другой организации». Кондратьев подчеркивает: «ЦКТКП не имел никаких непосредственных связей с интервентамиБ Совместных специальных организационных действий по подготовке общего восстания организации не предпринимали»79. Даже Громан, согласившийся полностью

«разоружиться» перед следствием, все таки подчеркивал разногласия между организациями блока: «О слиянии организаций не может быть и речи, в виду явного различия политических программ»80. По утверждению Громана, в 1928 году был создан только информационный центр (то есть люди делились друг с другом информацией). Более того, весной 1929 года представители Промпартии не явились на встречу, контакты с ними были потеряны.

Не получался блок сплоченных вредительских организаций. Аклубы оппозиционных политиков вырисовывались вполне рельефно. Но в случае социального кризиса из таких клубов быстро формируются партии. Если не за 48 часов, как утверждал Суханов, то за неделю. Ав случае кризиса власти массы знают, кого поддерживать, и такие партии становятся массовыми движениями. «Теневые правительства» выходят из подполья и начинают претендовать на власть. Вфеврале 1917 года оппозиционные политики, известные интеллигенции, подхватили падавшую власть.

Громан утверждает, что обсуждался вопрос о создании временного правительства из представителей СБ и ТКП, возможно с привлечением Промпартии и правой оппозиции ВКП(б). Думали ли Громан, Суханов и Кондратьев о создании «временного правительства»? Базаров рассказывал, что как-то в конце 1929- начале 1930 года у Суханова «кто-то из присутствующих, возможно Громан, заявил, что в стране, в ВКП(б) нет никаких организующих сил, на которые можно было бы опереться. В ответ на это Суханов, шутя, заметил: «Как нет таких сил? Даже из числа присутствующих здесь лиц можно указать таких, какие могли бы быть министрами. Вот, например, Базаров мог бы быть министром иностранных делБ Одновременно Суханов и других присутствующих характеризовал как способных занять министерские посты»81. Обмена мнениями после «шутки» Суханова не было, но позднее Кондратьев сообщил Громану, что его хотелось бы видеть в будущем правительстве. Тема «теневого кабинета» обсуждалась в шутку, но обдумывалась всерьез.

Была ли у людей, которых посадили на скамью подсудимых, реальная возможность взять управление страной на себя в случае крушения большевистской диктатуры? А. Л. Литвин отрицает наличие у этих людей политического опыта: «Окаком политическом опыте обвиняемых в данном конкретном случае приходится говорить, если Суханов, Гринцер, Громан и другие поверили следователям, говорили под их диктовку явные несуразности, а потом

удивлялись, как же их обманули»82. Здесь явно смешивается политический опыт и опыт подследственного, что не одно и то же. Как подследственные, меньшевики пытались спасти себе жизнь. В этом была своя логика - коммунистическая диктатура могла рухнуть в любой момент. Меньшевики не верили, что она продержится долго. Покаяния на процессе не были непреодолимым препятствием для возвращения в политическую жизнь. Это подтвердил опыт Восточной Европы, где выжившие в коммунистических застенках люди становились партийными и государственными лидерами в 50- 80-е годы. Важно было пережить этот трагический период. И здесь следователи не обманули подследственных - смертные приговоры вынесены не были.

Думаю, не побывав в тюрьме, нельзя обвинять людей, которые не справились со следственным прессингом, в недостатке «политического опыта». Политический опыт заключается в знаниях иного рода. Напомню, что Громан занимался планированием развития народного хозяйства еще во Временном правительстве.

Кондратьев, видный эсер, товарищ министра земледелия в 1917 году, не был выслан из СССР по просьбе Наркомфина, остро нуждавшегося в его знаниях. Очевидно, такие люди могли справиться с управлением экономикой России не хуже большевиков. Тем более что у каждого была своя команда и связи с коллегами в провинции. Громан показывал: «Постепенно для меня и Суханова выяснилось, что кондратьевская группировка представляет собой весьма разветвленную организацию, с базой в органах Наркомзе-ма, а частью и Наркомфина, как в центре, так и на местах, с охватом всех видов кооперацииБ»83 «Разветвленная» сеть могла быть основана не на формальных связях, а на личном авторитете лидеров. Нужно ли формально считать себя членом подпольной организации, чтобы в случае революционного развития событий агитировать за того, кого уважаешь, и выполнять его указания?

Однако куда делись документы меньшевиков? По признаниям обвиняемых их было совсем немного. Тиражи листовок ограничивались десятками. Внутренние документы также были немногочисленны. И. Рубин признался, что отдал чемодан со своими бумагами директору Института Маркса и Энгельса Д. Рязанову.

Рязанов (настоящая фамилия Гольдендах) Давид Борисович

(1870-1938). Революционную деятельность начал еще в 1887 году в народническом кружке, затем склонился к марксизму. С1903 года мень-

шевик. В 1905-1907 годах работал в парламентской фракции РСДРП и профсоюзах. В 1917 году вошел в группу межрайонцев и вместе с ними вступил в РСДРП (б). Выступал за создание коалиционного правительства с участием меньшевиков и эсеров. На VII съезде партии протестовал против заключения Брестского мира. После его заключения даже вышел из партии, но затем вернулся. В ходе дискуссии о профсоюзах поддержал Троцкого. Был назначен директором Института Маркса и Энгельса. В 1929 году избран академиком.

Рязанов, конечно, категорически отрицал это, что не спасло его от наказания. Старый большевик, известный своим постоянным инакомыслием, Рязанов видел в Институте хранилище социалистической мысли - не только «правильной». Чемодан с меньшевистскими бумагами представлял для него большую ценность, а после начала арестов - еще и большую опасность. УРязанова было достаточно времени, чтобы перепрятать или уничтожить архив.

Отсутствие письменных источников, созданных организацией, еще не свидетельствует о том, что организации не было. Так, описанная Н. Валентиновым Лига создала программный документ «Судьба основных идей Октябрьской революции», который тоже до нас не дошел. Но это еще не является основанием для того, чтобы считать воспоминания Валентинова выдумкой.

Гинзбург утверждает, что листовки СБ печатались тиражом около 40 экземпляров. Что мешало следствию фальсифицировать эти листовки? Оно не ставило такую задачу. Фальсифицировать нужно было обвинение во вредительстве, а не в пропаганде. Пропагандистские действия меньшевиков не вызывали сомнения. Главные обвинения не предполагали документальных доказательств.

Сохранились письма к Икову из-за границы. Вних ничего не говорится о вредительстве и приверженности интервенции, но факт переписки, связи с РСДРП, налицо.

«Сознательный» обвиняемый А. Гинзбург воспроизвел резолюцию СБ, написанную им в феврале 1930 года. Казалось бы, документ должен был быть написан под диктовку следствия, повторять основные его версии. Но текст не подтверждает это предположение. Политика режима характеризуется в выражениях, которые вряд ли могли возникнуть в головах следователей: «авантюра большевизма, чувствующего свое банкротство», которая ведет «к вооруженному столкновению со всем капиталистическим миром». Это

столкновение рассматривается не как благо, а как бедствие, что тоже противоречит версии следствия. Вставкой выглядит призыв к противодействию пятилетке, «не останавливаясь перед дезорганизацией работы советских хозяйственных органов»84. Востальном документ явно плод оппозиционной социал-демократической мысли, развивающейся вне тюремных стен.

Для торжества сталинской версии не хватало главного - фактов вредительства. Под давлением следствия обвиняемые согласились признать вредительством проведение умеренного курса в своих ведомствах и возможный саботаж радикальных партийно-государственных решений. Нельзя исключать и обсуждения темы вредительства в оппозиционных кружках, хотя нет признаков, что дело пошло дальше разговоров.

Главное направление «вредительства» представляло собой воздействие на коммунистических руководителей, «манипулирование» ими с помощью превосходства в знаниях. Сталин писал Молото-ву: «Теперь ясно даже для слепых, что мероприятиями НКФ руководил Юровский (а не Брюханов), а «политикой» Госбанка - вредительские элементы из аппарата Госбанка (а не Пятаков), вдохновляемые «правительством» Кондратьева-ГроманаБ Что касается Пятакова, он по всем данным остался таким, каким он был всегда, т. е. плохим комиссаром при не менее плохом спеце (или спецах). Он в плену у своего аппарата.»85. Такой вывод Сталин сделал после того, как Пятаков «поправел», ознакомившись с первыми результатами первой пятилетки.

Сэтой же опасностью манипуляции слабыми руководителями со стороны сильных специалистов Сталин столкнулся и привлекая к работе бывших лидеров оппозиции. Он писал Молотову: «Как бы не вышло на деле, что руководит «Правдой» не Ярославский, а кто-нибудь другой, вроде ЗиновьеваБ»86, который начал сотрудничать в главной большевистской газете. Власть экспертов, власть знания разлагала власть партийно-государственного руководства. Но главная опасность была не в этом, а в существовании «теневого правительства» спецов, которое могло предложить политическую альтернативу и стать центром консолидации массового народного движения.

Если социалисты рассчитывали на новый «Февраль», то «пром-партийцы» могли рассчитывать на интервенцию. Впоказаниях упоминался также военный переворот. Тенденция следствия? Версия

переворота повторяется и в показаниях арестованных по «академическому делу», идейно близких «промпартийцам».

Противостояние академиков и компартии в 1928-1929 годах - факт, не вызывающий сомнений. Проблему составляет соотношение этого противостояния и последующих репрессий. Академиков хотели сломить с помощью репрессий, или противостояние стало выливаться в формы, в которых власть увидела угрозу себе?

12 января 1929 года в обстановке сильнейшего давления властей прошли выборы в Академию наук СССР. Академики старой школы сопротивлялись внедрению в свое сообщество коммунистических «выскочек». Скрепя сердце, академики проголосовали за избрание в АН большевиков, имевших в науке хоть какое-то имя: Н. Бухарин, И. Губкин, Г. Кржижановский, М. Покровский, Д. Рязанов. Большинство из них были инакомыслящими большевиками. Авот посланники партии А. Деборин, Н. Лукин, В. Фриче были забаллотированы. Из этого акта сопротивления исследователи обычно и выводят «академическое дело». Месть власти. Но за что мстить? Академики продержались недолго. 13 февраля, в обстановке запугивания, в том числе и на уровне Политбюро ЦК, академики сдались - трое коммунистов были избраны в АН. Из собрания «лучших умов» академия стала превращаться в штаб организаторов науки. Вусловиях перехода к индустриализации это был естественный процесс, практически неостановимый. Власть не считала академиков достойными противниками. 4 марта была ликвидирована комиссия Политбюро, созданная для проведения коммунистов на выборах в АН. Коммунистическая фракция брала в свои руки управление наукой. Развернулись увольнения неугодных сотрудников АН. Зачем тут аресты? Было уволено 648 человек.

Но в октябре 1929 года развернулись аресты. Было арестовано более 100 человек. Были ли аресты среди научных работников вызваны стремлением властей вытеснить старых академиков коммунистами в АН? Разумеется, когда дело набрало обороты и были арестованы академики С.Ф. Платонов, Е.В. Тарле, М.К. Любавс-кий и Н. П. Лихачев, власть не преминула продолжить избрание новых академиков-коммунистов. Но репрессии проводились явно не ради этого. Аресты оставались выборочными. Так, открытый демарш президента АН А. П. Карпинского, протестовавшего против арестов, остался без организационных последствий. После внедрения в АН коммунистической фракции для большевизации

науки уже не нужны были аресты - хватало голосования и увольнений.

Поводом для арестов стало «архивное дело». Было обнаружено, что академики хранят акт об отречении Николая II и другие дореволюционные документы без санкции правительства (академики объясняли, что сообщили «наверх», но «должной» настойчивости не проявляли). Воснове «архивного дела» лежал конфликт старых академиков во главе с С. Платоновым и С. Ольденбургом, с одной стороны, и лидером «красной» исторической науки М. Покровским. Можно ли передавать большевикам ценнейшие исторические документы, или подождать? Саботаж передачи документов Центрархиву и оппозиционные беседы, обостренные недовольством линией властей во время избрания,- вот основа, на которой выросло «академическое дело». Власть не мстила за прошлое. Она обнаружила еще один центр оппозиционного общения недовольных интеллектуалов с известными именами.

Трудно отрицать критический характер бесед ученых между собой. Вначале следствия Платонов рассказывает следователю о кружках, существовавших в академической среде. Да, есть либералы-демократы и консерваторы-монархисты. Люди не «перековались» за десятилетие. Названия этих интеллектуальных клубов рождены явно не в голове следователей. «Новый Арзамас», например. Вбеседах со следователем Платонов излагает не идеи следствия, а взгляды консервативного историка. Он указывает на «неподготовленность широких крестьянских масс к социалистическим элемен-там»87. Частные беседы интеллектуалов касались перспектив интервенции и восстановления монархии, к которым собеседники относились по-разному. На то и интеллектуальный клуб, чтобы анализировать разные возможности.

По словам Платонова, ситуация 1928 года «обостряла политическое настроение членов нашего кружка-организации, создавала иллюзию непрочности соввласти, ее скорого падения и подталкивала нас к скорейшему организационному и политическому оформлению нашего кружка как политической организации»88. Для людей, переживших 1905 и 1917 годы, это вполне нормальное поведение. Ауж если клуб вступает в контакты с другим подобными кругами (Промпартия, например), то нужно скорее договориться об общей линии на переговорах с партнерами. Вфеврале 1917 года кабинет сформировали те известные интеллектуалы, которые быстрее договорились.

Интересно, что следствие, которое вроде бы фальсифицировало дело от начала до конца, действительно проверяло показания. Так, Е. Тарле, намеченному вроде бы Промпартией в министры иностранных дел, предъявили для опознания фотографии Рамзина. Кандидат в министры выбрал фотографии, «не имевшие с Рамзиным ни малейшего сходства»89. Но если о коалиции договариваются подпольные группы, все лидеры могут и не знать друг друга лично.

По версии следствия клуб, действовавший в АН, оформился во «Всенародный союз борьбы за возрождение свободной России». Откуда возникло это название? Придумал следователь? Но следствие искало монархический заговор. «Возрождение свободной России»- либеральный лозунг, далекий от монархической идеи (во всяком случае, с точки зрения следователей ОГПУ). Источник названия, как и в других «делах» 1929-1931 годов, - беседы оппозиционно настроенных интеллигентов, которые обсуждали возможность политического оформления своих групп, если власть всерьез зашатается. Название в этом деле - важнее программы. Это квинтэссенция программы, визитная карточка в переговорах с партнерами и, если это будет возможно - в агитации.

По версии следствия в организации определенно состояли 33 арестованных. В военную организацию «союза» входили 16 бывших офицеров, работавших в учреждениях АН. Она якобы должна была выступить во время интервенции. Если «товарищи по оружию» из кутеповского РОВСа действительно высадятся на Черноморском или Балтийском берегу, почему бы не присоединиться к ним. Главой «академической военки» ОГПУназначило зятя академика Платонова Н. Измайлова (по «академическому делу» его все же не стали расстреливать). Он был наиболее удобной для следствия связью между академикам и недовольными военспецами. Но были и другие связи. Консервативная интеллигенция активно общалась с консервативными офицерами. Учитывая «дело военных» 1930-1931 годов, контакты академиков и офицеров могли показаться особенно опасными. Опыт белого движения убедительно показал, что в случае падения коммунистического режима страна не примет диктатуры офицеров. Иное дело - коалиционное правительство, состоящее из известных ученых и опытных хозяйственников, которые придерживаются разных политических взглядов (от консервативно-либеральных, как академики, до социалистических, как участники других групп). Лучшие шансы в условиях гря-

дущей революции будут иметь те силы, которые будут располагать вооруженной поддержкой.

Приговор академикам и их подельникам был вынесен 8 августа 1931 года. Среди приговоров 1928-1931 годов академиков ждало самое мягкое наказание - 5 лет ссылки. Авот военные участники академического кружка, обсуждавшие вопросы истории России с либеральных и монархических позиций, будут отправлены в тюрьму. Шестерых бывших офицеров по приговору 10 мая 1931 года расстреляли.

По признанию академика Е. Тарле, один из участников их бесед говорил, что «диктатором мог быть Брусилов, популярный человек и вместе с тем не какой-нибудь эмигрант, не знающий происходящих изменений в психологии военных масс»90. Это было до смерти генерала в 1926 году. Поскольку другого популярного генерала в СССР не было, офицеры могли переориентироваться на либеральных интеллектуалов. Самого Тарле, по версии обвиняемых по делу Промпартии, прочили на место министра иностранных дел. Но он, как и академик-монархист С. Платонов, отделался ссылкой. Странно: и Громан, и Рамзин, и Тарле сотрудничали со следствием, а какие у них сложились разные судьбы. Но это объяснимо: Громан представлял опасность для режима сам по себе - как носитель знаний и идей. Он, равно как и Кондратьев с Чаяновым, оказывал воздействие на правое крыло компартии. Идеи Рамзина и Тарле не могли быть приняты послереволюционными массами или новой правящей элитой, и поэтому они были безопасны. При условии, если старая правящая элита не имеет вооруженной поддержки в армии.

Из некоторых показаний следовало, что такая поддержка есть. В августе 1930 года были произведены массовые аресты военных специалистов, бывших царских офицеров. Операция по ликвидации старого офицерства была названа «Весна», так как в кругах внепартийной, в том числе военной, интеллигенции ходили слухи о том, что весной 1930 или 1931 года будет интервенция, и происходили обсуждения, что делать в этом случае. Репрессировали более 10 000 человек. Это был своего рода «удар по площадям». Подозревая, что в офицерской среде зреет заговор, ОГПУи руководство страны снова не стали разбираться в деталях, а вырезали целый социальный слой. Были арестованы бывшие генералы М. Бонч-Бруевич (в 1931 году отпущен с миром), А. Свечин, А. Сне-сарев, А. Секретарев и др.

«Дутый» характер некоторых дел был очевиден даже следователям. Но в ряде случаев удалось найти вещественные доказательства и получить правдоподобные показания. Так, офицеры продолжали собираться на вечера, посвященные их боевому братству в дореволюционные годы, хранили дореволюционную и белогвардейскую форму и символику (включая даже полковые знамена). До 1926 года вечера георгиевских кавалеров возглавлял сам генерал Брусилов. Вэтих показаниях нет «тенденции следствия»- как потенциальный военный диктатор покойный генерал не был выгоден следствию.

На встречах георгиевских кавалеров Брусилов говорил о своей радости, «что, несмотря на то, что волею судеб сейчас служим в Красной Армии, мы все же не забываем старых традиций русского офицерства». Ему ответствовал Снесарев, который говорил, что собравшиеся и дальше не будут «терять друг друга из виду»91.

Снесарев был близок к научной интеллигенции, что увязывало военное дело с академическим через «Русский национальный союз» профессора И. Озерова. Упоминалась ли возможность создания такого союза в беседах генерала и профессора? Сам Снесарев признал, что георгиевские кавалеры считали его одним из преемников Брусилова. Старика Снесарева выпустили уже в 1932 году, без массы старого офицерства он был не опасен. Свечин говорил: «Мы только беспечные ландскнехты»92. Сталин не доверял ландскнехтам, тем более если они ведут ностальгические разговоры о старой России. Он опасался, что в момент интервенции тысячи офицеров, носители советских военных тайн, отправятся на занятую интервентами и белогвардейцами территорию (как в свое время на Дон), придадут массовость русским контрреволюционным формированиям и дезорганизуют тыл Красной Армии. При первых сигналах о заговоре в «белогвардейской среде» было решено уничтожить саму почву этой «пятой колонны» (используя крылатое выражение, возникшее в Испании через шесть лет).

Но при расследовании заговорщических настроений среди военспецов Сталина ждала неприятность. Оказалось, что недовольство наблюдается не только в среде старого офицерства. Бывший полковник Н. Какурин (с 1920 года сражавшийся в Красной Армии) показал: «ВМоскве временами собирались у Тухачевского, временами у Гая, временами у цыганки (имеется в виду любовница Какурина. - Л.Ж.). Лидером всех этих собраний являлся Тухачевский». Во время XVI съезда решено было выжидать, «организу-

ясь в кадрах», чтобы потом вмешаться в борьбу сталинцев и правых. Идея Антонова-Овсеенко об армии, сдерживающей «зарвавшихся вождей», получила второе рождение. Целью считалась «военная диктатура, приходящая к власти через правый уклон»93. Тухачевский обсуждал и возможность покушения на Сталина фанатика из оппозиции. По мнению Какурина, участники бесед рассматривали Тухачевского как военного вождя на случай «борьбы с анархией и агрессией».

Показания Какурина были особенно ценны, так как, во-первых, он был почитателем и товарищем Тухачевского (как и признававшийся по этому же делу И. Троицкий), и во-вторых, были получены не под давлением- первоначально он поделился своими откровениями с осведомительницей ОГПУ, своей родственницей.

10 сентября 1930 года Менжинский писал Сталину: «Арестовывать участников группировки поодиночке - рискованно. Выходов может быть два: или немедленно арестовать наиболее активных участников группировки, или дождаться вашего приезда, принимая пока агентурные меры, чтобы не быть застигнутым врасплох. Считаю нужным отметить, что сейчас все повстанческие группировки созревают очень быстро и последнее решение представляет известный риск»94. 24 сентября Сталин предлагает Орджоникидзе подумать о мерах «ликвидации этого неприятного дела»: «Стало быть, Тухачевский оказался в плену у антисоветских элементов и был сугубо обработан тоже антисоветскими элементами из рядов правых. Так выходит по материалам. Возможно ли это? Конечно, возможно, раз оно не исключено. Видимо, правые готовы идти даже на военную диктатуру, лишь бы избавиться от ЦК, от колхозов и совхозов, от большевистских темпов развития индустрииБ Эти господа хотели, очевидно, поставить военных людей Кондратье-вым-Громанам-Сухановым. Кондратьевско-сухановско-бухаринс-кая партия, - таков баланс. Ну и делаБ»95 «Письмо Сталина показывает, что он хорошо понимал, что дело о «военном заговоре» сфабриковано в ОГПУ. Чем иначе объяснить благодушную готовность «отложить решение вопроса» еще на несколько недель, оставить «заговорщиков» на свободе, несмотря на «предупреждение» Менжинского об опасности?»96 - комментирует О.В. Хлевнюк. Письмо написано Орджоникидзе, а не в газету «Правда». Сталин не убеждает своего товарища в необходимости расправы с Тухачевским или правыми (по поводу Бухарина у них уже нет разногласий). Он не мистифицирует Орджоникидзе и не сетует на из-

лишнее усердие ОГПУ. Нет, пожалуй, письмо Сталина не свидетельствует о грубой и явной фабрикации «военного заговора». Тогда почему заговорщиков не арестовали? Менжинский фактически объяснил это: слишком рискованно. Не ясно, кто еще вовлечен, нет уверенности в вине Тухачевского и его товарища комдива Г. Гая (слишком уж они отличаются от арестованных военспецов). Ипо-том у Сталина было свое объяснение «фронды» Тухачевского, которое требовало не хирургических, а терапевтических методов лечения.

Перечитаем письмо еще раз. Перед мысленным взором Сталина встала страшная картина. Страна на грани социального взрыва. Интеллигенция настроена враждебно и при первой возможности начнет формировать альтернативную большевикам политическую систему, привлекая враждебные Сталину элементы партии. Ив этих условиях, даже без всякой интервенции, армия может нанести по партийным лидерам решающий удар, если спровоцировать красных «генералов». Неограниченная власть самодержца ограничена только переворотом.

Но по трезвом размышлении Сталин понял, что не все так страшно. Интервенции пока не будет. «Теневые правительства» арестованы, их политическая сеть обезглавлена. Между правыми коммунистами, эсерами из крестьянской партии, меньшевиками и тем более правыми либералами из инженерных и академических кругов - множество разногласий, и единого штаба у сопротивления по-прежнему нет. То же можно сказать и о военной «фронде». Причастность Тухачевского к заговору старого офицерства была невероятной: будущий маршал был известен как сторонник скорейшей индустриализации, критик «правого уклона» в военном строительстве и оппонент Свечина, арест которого вызвал одобрение Тухачевского. «Фронда» Тухачевского была вызвана не его политическими взглядами. Ачем? Как не вспомнить о недавней обиде, нанесенной самолюбию Тухачевского Сталиным, который оказался «правее» своего полководца. Ситуация осени 1930 года заставила Сталина по-новому взглянуть на сам конфликт. Взгляды Тухачевского противостояли взглядам Шапошникова, старого офицера с консервативными военными взглядами. Осенью 1930 года Шапошников торопливо вступает в ВКП(б). Прежде - не считал нужным, а теперь это - жест лояльности, необходимый для спасения, для того, чтобы отмежеваться. Сталину нужно было выбирать между Шапошниковым и Тухачевским.

Были проведены очные ставки между Тухачевским и Какури-ным. Тухачевский твердо опровергал обвинения (возможно, толковал смысл говорившегося на встречах в свою пользу). Были проведены беседы с другими «генералами»: Гамарником, Якиром и Дубовым. Это помогло Сталину определиться и решить «зачеркнуть» это дело.

«Что касается дела Тухачевского, то последний оказался чистым на все 100%. Это очень хорошо»97, - писал Сталин Молотову в октябре 1930 года. Сталин переставляет фигуры. Шапошников был отправлен командовать Приволжским военным округом (без опоры на разгромленное военное офицерство он был не опасен). На его место был назначен А. Егоров, старый товарищ Сталина по гражданской войне. Он не был столь опытен в штабной работе, как Шапошников и Тухачевский. Сталин «двигает» Тухачевского в сторону от непосредственного руководства войсками, на разработку военно-технической военной политики. Их взгляды теперь сближаются.

Затем Сталин завершил и разгром спецов. Офицеров, арестованных по делу «Весна», примерно наказали. 31 участник «заговора» был расстрелян, остальные отправлены в тюрьмы. Некоторых потом выпустили и позволили продолжать работу. Опасная среда консервативного офицерства была разрушена.

Были «закрыты» и другие дела: участников ТПКи большинство меньшевиков посадили решением ОГПУбез суда, расстреляли 48 подозреваемых в участии во вредительской организации в области снабжения во главе с профессором А. Рязанцевым и бывшим редактором «Торгово-промышленной газеты» Е. Каратыгиным. 1-9 марта 1931 года успешно прошел процесс меньшевиков, их приговорили к различным срокам тюремного заключения. Одновременно с постов были сняты и большевистские командиры, скомпрометированные связями со своими спецами-«белогвардей-цами». Высшее руководство РККАза десятилетие сменилось на 80%. Во главе армии встали две категории командиров - военные чиновники, безусловно лояльные политическому руководству, и инициаторы технической модернизации армии. «Не аристократ-кавалерист, «благородный рыцарь» или интеллектуал-генштабист «мозг армии» теперь были объектом уподобления в качестве элитарного образца, а «механик», грубоватый, но сноровистый «ма-стеровой».98 Индустриализация и здесь определяла направление человеческих судеб.

Виюне 1931 года Сталин решил снизить масштабы «провероч-но-мордобойной работы»99 в отношении интеллигенции и заявил на совещании хозяйственников: «Тот факт, что не только этот слой старой интеллигенции, но даже определенные вчерашние вредители, значительная часть вчерашних вредителей начинает работать на ряде заводов и фабрик заодно с рабочим классом, - этот факт с несомненностью говорит о том, что поворот среди старой технической интеллигенции уже началсяБ «Спецеедство» всегда считалось и остается у нас вредным и позорным явлением»100. Сталин понимал, что борьба с оппозиционными настроениями интеллигенции обостряет проблему квалификации кадров. В 30-е годы среднее и высшее образование имели менее трети секретарей обкомов. На нижестоящих уровнях партийной бюрократии с образованием было еще хуже. Люди с образованием перестали оказывать серьезное влияние на принятие текущих решений. Беседуя с английским писателем Г. Уэллсом в 1934 году, Сталин признался: «Пролетариату, социализму нужны высокообразованные люди, очень нужны». Но слова «очень нужны» Сталин при подготовке текста к публикации все же вычеркнул101. Монолитность власти важнее.

Централизовав партийно-государственную систему, урегулировав отношения со «своими» военными и направив их энергию в «полезное русло», разгромив «теневые правительства» спецов, лишив их возможной военной опоры, почистив и запугав интеллигенцию, еще раз унизив внутрипартийную оппозицию, Сталин надеялся, что теперь можно спокойно «дожать» страну, успешно завершить пятилетку. Но бедствия 1932-1933 годов были столь велики, что недовольство в партии стало проявляться все заметнее.

Трещины в монолите

Вусловиях твердой однопартийности ВКП (б) стала единственным каналом «обратной связи» в государственном организме и потому испытывала на себе сильное давление со стороны внепартийных социальных слоев, которые отстаивали свои интересы по партийным каналам. Разные партийцы неизбежно становились проводниками разных интересов - партия теряла монолитность. «Большой скачок» индустриализации и коллективизации вызвал массовое недовольство (в том числе и недовольство партийных кадров, обвиненных в перегибах за выполнение центральных указаний). Это не могло не сказаться на настроениях партийцев. Но

оппозиция не могла сложиться в легальную группировку, и в этом, как это ни парадоксально, заключалась особая опасность для правящей олигархии - Сталин и его сторонники не знали, кто в действительности находится на их стороне, а кто готов внезапно выступить против. После 1929 года резко меняется характер переписки между партийными вождями. Из писем всех, кроме Сталина, почти исчезает обсуждение идейных вопросов и личностей коллег. Большевики сообщают друг другу о любви к корреспонденту и своих трудах на благо страны и партии, о ненависти к уже осужденным выше врагам и противникам, о трудностях, которые все же будут преодолены. При этом количество последних под влиянием трудностей 1930-1933 годов могло только увеличиваться, и происходило это в структуре, идеально приспособленной для дворцовых переворотов. Для смены курса было необходимо лишь сместить узкую правящую группу.

Сталкиваясь с провалами и бедствиями пятилетки, партийцы быстро правели. О. В. Хлевнюк комментирует: «Несомненно, «правые» настроения были распространены и среди рядовых членов партии. Это было одной из причин очередной чистки партии. В 1929-1931 годах из ВКП(б) было исключено около 250 тыс. человек, значительная часть которых поплатилась партбилетом за принадлежность к «правому уклону»102. Всего за причастность к оппозициям и нарушение партийной дисциплины было вычищено 10% исключенных (за бытовые проступки - 21,9%)103. Вычищались «классово-чуждые», уличенные в обмане «двурушники», нарушители дисциплины, сомневающиеся в партийных решениях (вот они, правые), «перерожденцы, сросшиеся с буржуазными элементами», «карьеристы», «шкурники», «морально разложившиеся». Вслед за этой чисткой почти сразу началась новая - сталинский аппарат снова перебирал партийные кадры. Многие партийцы, вычищенные в 1933-1936 годах как «карьеристы», «шкурники» и т. п., вернутся на руководящие посты в конце тридцатых. Акому не повезет, тех расстреляют. Они «озлоблены», а значит, опасны.

Самое опасное теперь было - принадлежность в прошлом к оппозиции. Какую бы позицию человек ни занимал в прошлом, его причастность к оппозиции означала - склонен размышлять. Ачто если получив приказ, он вместо исполнения начнет размышлять?

Но и вне партии такие люди себя не видели. Они были убежденными коммунистами, многие привыкли командовать (а такую возможность давал партбилет).

Так, например, подписавший заявление 83-х В. Лавров исключался из партии трижды, последний раз за примиренчество к троцкизму в 1933 году, снова вступал и в 1936 году прошел очередную проверку партийнык документов и работал в Восточно-Сибирском крайкоме. Бывшие оппозиционеры работали даже в НКВД. Большинство проверенный сами не указывали на принадлежность к оппозиции104. В 1932 году в московских центральный учреждениях работало около 600 бытших оппозиционеров105. При этом в новых условиях левые часто становились правыми. Для бывших троцкистов появились даже новые «правые» квалификации. Так, К. Дол-гашев в январе 1928 года был исключен как троцкист, восстановлен в партии в том же году, был директором совхоза, несвоевременно сдал зерно в 1932 году и был привлечен к ответственности как «правый оппортунист на практике». Бывший троцкист, старший консультант Центрального планового сектора Наркомтяжпрома П. Зумский в 1931 году получил выговор за праволевацкие настро-

ения106.

В 1930 году выяснилось, что продолжается активность «рабочей оппозиции», была разоблачена ее группа в Омске. Ав январе 1933 года «бывший» лидер «рабочей оппозиции», а ныне член прези