Book: Любила и люблю



Любила и люблю

Джуди Тейлор

Любила и люблю

1

Дориан соскочил с тротуара и, не замечая потока транспорта, сломя голову ринулся на противоположную сторону улицы.

Движение было двустороннее, и ни один водитель не желал уступать обнаглевшему пешеходу дорогу. Дориан увернулся от одной машины и тут же чуть не попал под другую. Визг тормозов, рев клаксонов, брань…

Он пробирался к цели, перепрыгивая через капоты и выскальзывая из-под колес, пока, чудом оставшись в живых, не оказался на тротуаре.

Как давно он не был в Шеффилде…

До встречи оставалось еще несколько минут, и он воспользовался случаем критически, с чисто архитектурной точки зрения оценить изменившийся облик города.

И тут его внимание привлекла женщина в розовом костюме с длинными рыжими волосами, заколотыми на затылке. В посадке ее головы, в каждом шаге сквозила уверенность в себе. Она шагала, не глядя по сторонам, словно исполняла какую-то важную, неведомую сторонним наблюдателям миссию.

Сердце у Дориана забилось быстрее. Неужели это действительно Конни – правда, повзрослевшая и искушенная жизнью? Он уже несколько раз оставался в дураках, бросаясь за рыжеволосыми особами с гордо вздернутыми подбородками и решительной походкой.

Но на этот раз он не ошибся, а раз так, нужно поговорить с ней, пока она не исчезла.

И он сломя голову ринулся за ней…


Женщина в розовом заворачивала за угол, и Дориан в отчаянии выкрикнул ее имя. От него не укрылось изумление, появившееся на лице Констанс после того, как она обернулась. Ее красивые глаза расширились, а пухлые губы, словно созданные для поцелуев, чуть приоткрылись.

– Дориан! – хрипло промолвила она, когда он, запыхавшись, подбежал к ней. – Вот уж кого не чаяла увидеть! Какими судьбами ты оказался в Шеффилде?

– Дела, – коротко сказал он, закрывая тему, которая совершенно не интересовала его в эту минуту. – Отлично выглядишь, Конни!

И это было только частью правды, потому что она выглядела божественно. За эти без малого десять лет Констанс расцвела и из милой девочки-подростка превратилась в неотразимо привлекательную женщину. У Дориана решительно не укладывалось в голове, как это он позволил ей уйти от него.

Констанс не сказала в ответ: «И ты тоже», она просто стояла и молча смотрела на него. Судя по всему, она все еще не могла поверить, что видит его, и этот сюрприз ее явно не радовал.

Дориан почувствовал себя задетым за живое. А впрочем, чего еще он мог ожидать?..

Ему хотелось сказать ей, как она красива, но вместо этого он заявил:

– Нам нужно поговорить. К несчастью, у меня сейчас важная встреча. Увидимся?

Дориан не мог оторвать глаз от ее лица. Как она хороша! Фарфоровая кожа, здоровый румянец на щеках… Даже веснушки казались ему сейчас божественными.

– Не думаю, – отрицательно качнула головой Констанс. – Помнишь поговорку: «Кто старое помянет…» Сейчас, по-моему, именно такой случай. – Ее бездонные синие глаза спокойно и уверенно встретили его взгляд.

Дориан и не ждал другого ответа. Пробираясь, как лыжник по трассе слалома, между несущимися на полной скорости автомобилями, она знал, что так она и скажет. И, тем не менее, ему стало больно.

– Но ведь было у нас и что-то хорошее, – промолвил он.

– Когда-то, в самом начале совместной жизни, возможно, и было, – пожала плечами Констанс. – Но коль скоро мы поняли, что не пара друг другу, то нет никакого смысла встречаться снова.

Дориан не скрывал своего сожаления.

– Я не строю никаких далеко идущих планов, Конни. Мне известно, что ты замужем… – При виде замешательства на ее лице он торопливо добавил: – Я просто решил, что было бы славно поболтать, вспомнить…

– Нам нечего вспоминать, – непреклонно заявила она. – Разве что день развода, когда я пожалела, что родилась на этот свет. – Казалось…

Констанс хотела сказать еще что-то, но сдержалась. Помолчав, она бросила:

– Извини! У меня тоже встреча, и я уже опаздываю. – Потом развернулась и пошла прочь.

Дориан стоял, словно пригвожденный к месту, все еще не веря происшедшему. Ему хотелось догнать ее, продолжить разговор… Нельзя позволить, чтобы она вот так просто взяла да ушла. Он бросился вперед, но тут же замер снова – с протянутой вперед рукой и словами, умершими на губах, – слишком важной была для него встреча с Болдуином, чтобы пропустить ее.

Он стоял и смотрел Констанс вслед, пока она не исчезла за углом, а потом в приступе бешенства пнул ногой фонарный столб. Проклятье! Он должен был договориться о встрече в удобное для них время!


Дориан познакомился с Констанс, когда той было восемнадцать, а ему стукнуло двадцать два. На ежегодном университетском благотворительном балу Дориан сунул ей под нос импровизированную копилку и заявил, что не сдвинется с места, пока она не бросит туда хотя бы пенни.

– А если я этого не сделаю? – поддразнила его девушка.

– Тогда я схвачу тебя под мышку, затащу в свою берлогу и съем! – устрашающим тоном сказал он, и если шутил, то лишь наполовину.

Он сразу же заметил в толпе эту девчонку с огненно-рыжими волосами. Констанс была тогда похожа на хрупкую фарфоровую куклу. Ему тут же захотелось, чтобы она заглянула к нему домой… и осталась там навсегда.

Дориан всегда питал слабость к рыжеволосым девушкам. Возможно, причиной тому были счастливые воспоминания о тех временах, когда он сидел на коленях у бабушки, чьи огненные локоны щекотали детское лицо.

Они проболтали минут десять и, прежде чем расстаться, договорились о свидании. Это и стало началом романа, которому, как они надеялись, суждено было длиться вечно. Кто знал, что их семейная жизнь так скоро пойдет под откос…


Констанс не поверила глазам, увидев Дориана у крыльца своего дома. Он стоял, прислонившись к голубому «Мерседесу», с таким видом, будто все время в мире было в его распоряжении.

Она остановила своего жеребца, но не спешилась, рассудив, что, сидя в седле, располагает определенным преимуществом перед собеседником.

Их вчерашняя встреча потрясла ее до глубины души: она не думала, что когда-нибудь увидит его снова. Слишком многое произошло за эти годы…

Пульс у нее участился, а сердце пустилось вскачь, но ради собственного же блага она вынуждена была взять себя в руки.

Констанс давно уже придумала для себя новую жизнь и почти что сумела забыть о Дориане Клиффорде. Почти… Это далось ей нелегко, учитывая, что его имя в последние пять лет не сходило со страниц газет.

Всю эту ночь она провела, отчаянно пытаясь отделаться от навязчивых воспоминаний, поднялась чуть свет и отправилась на верховую прогулку. И вот, в тот момент, когда она уже готова была констатировать, что справилась с собой, откуда ни возьмись, появился виновник ее бессонницы.

– Что ты здесь делаешь? – нарочито холодно поинтересовалась она. – Откуда ты узнал, где я живу?

Дэрби располагался в восемнадцати милях от Шеффилда, и мало кто из приезжих посещал эти места.

Дориан казался выше и шире в плечах, чем в дни их совместной жизни, да и его элегантный костюм сильно отличался от застиранной рубашки и протертых джинсов, которые он носил раньше. Весь его облик источал силу и уверенность в себе.

Эти серые глаза, опушенные густыми ресницами, все еще обладали магической силой, заставлявшей любую женщину мечтать оказаться с ним в одной постели. Черные волосы чуть серебрились на висках, возле глаз лучились морщинки, но это лишь добавляло ему привлекательности. Даже голос у него стал ниже и сексуальнее.

– Что-что, а твой новый адрес я знаю давно, – сообщил он, похлопывая гнедого жеребца по крупу. – Великолепная лошадь!

– Давно? – оторопела Констанс.

Откуда? Зачем ему понадобилось узнавать, где она живет? Дориан делал попытки встретиться с ней после того, как она переехала в дом родителей, но они так и не увиделись. Она думала, что он окончательно выкинул ее из головы, и вот на тебе!..

– Ты всегда катаешься верхом в такую рань?

Констанс пожала плечами.

– Не всегда, но… После завтрака мне придется уехать по делу. – Не могла же она сказать, что по его вине не сомкнула сегодня ночью глаз и надеялась, что прогулка поможет ей прийти в себя.

– Понятно, – задумчиво произнес он. – Так значит, моим надеждам на совместный ленч не дано осуществиться? А как насчет чашечки утреннего кофе?

Констанс испытывала непреодолимое желание побыть с ним, расспросить о жизни, но здравый смысл подсказывал, что это, по меньшей мере, бессмысленно. И все же она кивнула в знак согласия.

– На кофе вполне можешь рассчитывать, если подождешь, пока я позабочусь о Касторе.

Поболтаем о том о сем, попыталась утешить она себя, он удовлетворит свое любопытство, на том и расстанемся.

Осталась одна маленькая проблема – как скрыть свои чувства? Дориан и раньше мог одним взглядом пробудить в ней страсть, а сейчас его серые глаза смотрели так пристально…

У Констанс по спине пробежал легкий холодок.

Прошло немало времени с того памятного дня, когда они пренебрегли мнением родителей и поженились. Обоим пришлось бросить учебу и начать работать: Дориану – рабочим на стройке, а ей – продавщицей в магазине готового платья. Молодые сняли старый домик с верандой, который мало-помалу обживали, постепенно украшая и обставляя его мебелью. Они были безумно счастливы…

– Я помогу, если не возражаешь! – Дориан распахнул калитку в загон, расположенный рядом с домом, и пропустил всадницу вперед.

И пока Констанс чистила жеребца, он отнес седло и сбрую в конюшню, а потом встал рядом, наблюдая.

– Помнишь, – сказал он, прислонившись к стене, – как мы планировали построить дом вроде этого, с загоном для лошадей и собачьей конурой, и представляли себе, как по комнатам будет носиться кот, спасаясь от неугомонных детишек?

В голосе Дориана не было и тени сарказма, но Констанс ни на секунду не усомнилась, что он иронизирует. Сосредоточенно водя скребком по крупу Кастора, она вполголоса заметила:

– Значит, нашим планам не суждено было осуществиться.


… Они провели много счастливых часов, строя планы, особенно после того, как стало ясно, что Констанс забеременела. Естественно, они не намеревались заводить детей так рано, но все равно с радостью и надеждой ждали появления малыша. Особенно Дориан, который признался, что обожает детей. Они мечтали о большом доме за городом, в котором никогда не будет смолкать топот детских ножек.

Когда у Констанс случился выкидыш, Дориан страшно переживал и даже обвинил ее в том, что она легкомысленно отнеслась к своей беременности. Дело кончилось страшной ссорой.

С этого момента их отношения стали неотвратимо портиться. Они ругались из-за денег или их отсутствия, особенно когда Дориан в разгар зимы на какое-то время остался без работы; из-за того, что не понимали друг друга, – одним словом, по поводам, которые теперь казались смехотворными.

В результате Констанс скрыла от Дориана новую беременность. Она опасалась нового выкидыша, тем более что врачи предупредили ее о такой возможности. От одной мысли о том, какова будет реакция мужа, она приходила в панику. Однако действительность оказалась еще ужаснее!..

– А детьми ты обзавелась, Конни?

Констанс вздрогнула, очнувшись от воспоминаний.

– Нет, – еле слышно ответила она и отвернулась, чтобы Дориан не заметил слезы, блеснувшей на ее щеке. Предупреждая дальнейшие расспросы, она с наигранной непринужденностью спросила: – А как твои дела, Дориан? Ты не женился?

Он был привлекательным мужчиной, и Констанс не могла себе представить, чтобы такой человек долгое время мог оставаться без спутницы. За десять лет он прибавил несколько фунтов в весе, но только за счет мускулатуры.

– Нет. – Судя по всему, эта тема так же мало устраивала Дориана, как ее – расспросы о детях.

Тем не менее, Констанс проявила настойчивость:

– У тебя есть подружка?

– В том значении, которое ты имеешь в виду, нет.

«Нет сейчас, но были в прошлом» – не это ли он хотел сказать? Ей хотелось узнать о нем как можно больше, но спрашивать дальше она не решилась. Впрочем, какое это имеет значение, если они все равно больше никогда не увидятся?

– Я рада, что ты после нашего развода вернулся в университет.

… При первой же встрече Дориан объявил ей, что хочет стать великим архитектором и завоевать мировую известность. Мечты его осуществились, хотя тогда они казались фантастическими. В этом отношении он был достоин только восхищения…

– Это был разумный шаг, – согласился он. – А ты? Ты закончила образование?

Констанс отрицательно покачала головой. Ей такой возможности не представилось. Более того, когда начало тошнить по утрам, она вынуждена была оставить и работу.

– Я… я… снова начала работать, – сказала она уклончиво.

– Но уже в другом месте?

Она нахмурилась. Он что, следил за каждым ее шагом? Неужели ему известно и о ребенке? Ее бросило в жар при одной мысли об этом. Уж не потому ли он появился? Наверное, не надо было предлагать ему кофе… Констанс с яростью продолжала тереть спину жеребца, как вдруг пальцы Дориана поймали ее руку.

– Конни, неужели ты думаешь, что я мог забыть тебя?

Она судорожно сглотнула.

– Я просто не думала, что ты знаешь так много. Я веду не настолько яркую жизнь, чтобы о ней писали в газетах.

– Я случайно услышал, что ты открыла собственный бутик в Шеффилде.

Констанс кивнула. Что еще ему известно? – с беспокойством думала она.

– И как идут дела? – поинтересовался Дориан.

Она пожала плечами.

– Неплохо.

– Полагаю, ты скромничаешь. Арендная плата в центре города очень высока, так что, судя по всему, ты процветаешь. По-прежнему мечтаешь о том, чтобы открыть сеть магазинов?

Это действительно была ее заветная мечта – они оба были честолюбивы. Констанс подумывала даже о том, чтобы стать модельером. Печально усмехнувшись, она снова покачала головой:

– Вряд ли.

В свое время Крис очень холодно отреагировал на то, что она открыла собственный магазин. Он не желал, чтобы его жена работала, и постоянно заводил речь о том, что она должна уволиться. Но в ситуации, когда за домом следили экономка и садовник, Констанс считала, что имеет право настоять на своем, и мужу, в конце концов, пришлось сдаться.

Правда, магазином в основном занималась ее подруга Камилле, а сама она появлялась там лишь время от времени, так что Крис мог быть уверенным, что его жена не переутомляется на работе.

– Тебе нравится жить здесь? – прищурившись, спросил Дориан.

В этом вопросе был какой-то подвох или это ей только почудилось? Он в курсе того, что она овдовела? А может, именно поэтому и стремился к встрече с ней, рассчитывая начать все сначала?

Если так, то его ждало жестокое разочарование. Нельзя дважды войти в одну и ту же реку.

– Да, очень, – решительно сказала Констанс, повесила седло и уздечку на крюк и двинулась к дому.

У задней двери она скинула с ног сапоги и провела Дориана внутрь. Интересно, промелькнуло у нее в голове, заметит ли он, что дом обставлен именно так, как мы когда-то планировали?

Впрочем, скорее всего он уже и не помнит об этом. Во всяком случае, так она надеялась. В свое время Крис предоставил ей возможность на свой вкус обустраивать дом, и она невольно воплотила все свои давнишние мечты. Констанс и представить не могла, что Дориан когда-нибудь появится здесь.

Они прошли по узкому коридору, миновали гостиную, выдержанную в спокойных серо-голубых тонах, потом оранжерею и, наконец, оказались в саду. Июньский воздух был напоен солнечным светом, благоуханием цветущих розовых кустов, пением птиц… Все вокруг было полно мира и безмятежности.

Констанс усадила гостя на плетеное кресло.

– Извини, я приму душ и переоденусь.

– Звучит многообещающе, – сверкнул озорной улыбкой тот.

– Не забудь, я замужем, – торопливо напомнила она.

– Как я могу забыть такое? Одно кольцо на твоей руке стоит целое состояние, – заметил Дориан. – Но… твоего мужа здесь нет, а я – вот он!

Констанс непроизвольно бросила взгляд на крупный бриллиант в обрамлении мелких сапфиров на своем пальце. Обычно перед прогулкой она снимала все украшения, и сейчас никак не могла вспомнить, почему не сделала этого сегодня утром. Неужели вмешалось подсознание?

Она вспомнила дешевое золотое колечко, купленное ей когда-то Дорианом. В глубине души она понимала, что этот скромный дар значил для нее гораздо больше, чем роскошный презент Криса. Впрочем, шутливое замечание Дориана позволяло надеяться, что он не знает о ее вдовстве.

– Полагаю, он не появится до вечера? – поинтересовался он.

– Вообще-то он в отъезде, – солгала Констанс, и тут же спросила себя: а почему бы не сказать Дориану правду, тем более что момент для этого идеальный? Боже, что с ней такое происходит? – Ты превратился в типа, который крутит шашни с замужними женщинами? – колко спросила она. – Уж не поэтому ли ты до сих пор не женат?

В серых глазах Дориана снова загорелся озорной огонек.

– Есть лишь одна особа, с которой я охотно закрутил бы роман.



– В таком случае, боюсь, ты напрасно теряешь время, – быстро отозвалась Констанс. – Эти игры не в ее вкусе.

– А раньше ты была более сговорчивой, – хрипло парировал он.

– Тогда я была твоей женой, – тут же нашлась она.

– Ты любишь мужа?

Глаза ее чуть расширились.

– Что за вопрос? Я бы не вышла за него, если бы не любила. А теперь, если ты позволишь… – И она торопливо вышла из комнаты.


Обычно после конной прогулки Констанс мылась в душевой, примыкающей к служебным помещениям, но сейчас она бегом поднялась наверх и заперлась в спальне.

Дориану нельзя доверять. Он даже не скрывал, что готов закрутить с ней интрижку.

Холодный душ не произвел на нее обычного освежающего действия. Чувствуя себя по-прежнему не в своей тарелке, Констанс вышла из ванной. Черт бы побрал этого малого! Как же она его недооценивала!

Раньше он был другим. Их близость всегда была мгновенной и бурной, без долгих прелюдий. Они были слишком юны и неопытны, чтобы осознать, что наслаждение доставляет не только и не столько сам акт соития, сколько долгая дразнящая игра, предшествующая ему.

Но сейчас его глаза источали ласку и еще что-то неясное, а оттого вдвойне возбуждающее.

Констанс вытерлась насухо, надела бледно-голубое шелковое платье, быстро причесала влажные волосы и легко сбежала вниз по лестнице. Нужно как можно скорее отделаться от Дориана.

Она поставила на плиту чайник и выставила на поднос ярко желтые чашечки, специально подобранные к светлому дереву буфета и желтым гардинам, – все это было призвано сделать более теплым помещение, выходящее окнами на север.

Констанс обернулась и… наткнулась взглядом на Дориана, стоявшего в дверном проеме.

Сердце у нее так и подпрыгнуло. Как давно он наблюдает за ней? Было неприятно осознавать, что все это время он исподтишка следил за каждым ее движением.

– Уже скоро, – жизнерадостно известила она, пытаясь за небрежным тоном скрыть таящееся внутри напряжение.

– Я не спешу, – заверил Дориан.

Чего нельзя сказать обо мне, подумала Констанс. Чем скорее будет готов кофе, тем раньше он отсюда уйдет.

– Здесь очень мило, – продолжал он.

О Боже! Так он в ее отсутствие успел все осмотреть?

– Я рад, что твой муж не стал навязывать тебе своего вкуса. Ты устроила все именно так, как мы мечтали. – В его тоне ей почудились циничные нотки. – Одна беда – с тобой здесь живу не я.

– Удивительно, что ты еще что-то помнишь, – негромко сказала она.

Черная бровь Дориана взмыла вверх.

– Я помню все, Конни! – Он оторвался от двери и медленно двинулся к ней. – Абсолютно все!

Констанс настороженно посмотрела на него. Как ей поступить? Отпрянуть? Увернуться?

– Я помню все, о чем мы когда-либо говорили, и все, что мы делали вместе.

Он был сейчас так близко, что она могла разглядеть до мельчайших подробностей его лицо: характерный разрез темно-серых глаз, длинные пушистые ресницы и даже несколько серебряных волосков, прокравшихся в черную как вороново крыло шевелюру. Она не сомневалась, что он собирается поцеловать ее, – это было написано у него на лице. Констанс быстро шагнула в сторону и распахнула дверцы буфета.

– Как насчет бисквита к кофе?

Он улыбнулся, почувствовав ее смятение, и снова привалился к дверному косяку, небрежно сложив на груди руки.

– Спасибо, не хочу.

Она разлила кофе в чашки и подхватила поднос.

– Ну, теперь можно завтракать!

– Я отнесу! – категорично заявил он.

Поколебавшись, она передала поднос Дориану, и как только пальцы их соприкоснулись – случайно или нет, Бог его знает! – по телу ее пробежала крупная дрожь. И Констанс стало ясно, что в последующие полчаса ей придется собрать все свои силы, чтобы выглядеть равнодушной и спокойной.

А она – увы! – никогда не была хорошей актрисой.

2

– Что ты делала с тех пор, как мы расстались? – Дориан сидел, закинув ногу на ногу, и держал на весу чашечку кофе.

Констанс чуть пожала плечами.

– Ничего особенного. Отец умер несколько лет тому назад.

– Да я в курсе. Но я не об этом спрашиваю.

– А больше ничего и не происходило.

Он снова вскинул вверх черную бровь.

– Так уж и ничего? Между прочим, ты за это время успела выйти замуж и открыть свой магазин.

Господи, как же хороша она была сейчас! Он столько думал о ней, так часто видел ее во сне… но реальность оказалась просто ошеломляющей.

– Но ведь ты об этом и так уже знаешь! Моя жизнь ничем не примечательна.

– А тогда, когда ты ушла? – Дориан никак не мог понять, почему она не захотела закончить образование.

Этот день врезался в его память на всю жизнь. В первый момент он подумал, что через пару часов она вернется. Но этого не произошло, и он пришел в ярость, а потом, уже в отчаянии, стал звонить ее подругам, и, в конце концов, родителям.

Бернис Картер с удовольствием сообщила зятю, что Констанс находится в родительском доме, пребывает в полном здравии и не желает больше никогда слышать даже имя Дориана, а тем более – разговаривать с ним.

Но он никак не мог поверить в то, что дело зашло так далеко. Да, у них с женой были проблемы, но разве нельзя все обсудить и договориться?

И все же, сколько бы он ни звонил, Констанс так и не подошла к телефону, а когда он приехал, теща не пустила его на порог. Тогда Дориан пришел к жене на работу и узнал, что она уволилась. В конце концов, ему ничего не оставалось, как смириться с тем, что их совместная жизнь закончилась…

– Я вернулась к родителям, – сообщила Констанс.

– Об этом нетрудно было догадаться, – сухо отозвался он. – Между прочим, я пытался тогда переговорить с тобой.

– Да, я знаю, – согласилась она. – Мама говорила мне об этом.

Выходит, это она поручила матери роль неприступного стража ворот. Как же нужно было его ненавидеть, чтобы не хотеть даже разговаривать! Губы Дориана сжались от обиды и горечи.

– Что они сказали? Наверное, обрадовались? – глухо спросил он.

– Мама всегда считала, что мы поторопились с браком, – уклончиво ответила Констанс.

– В самом деле? – Дориан не смог сдержать сарказма в голосе.

Может быть, это и было правдой, но не всей. Мать Констанс с самого начала невзлюбила его. Она не желала смириться с тем, что ее единственная дочь вышла замуж за нищего студента, и строила куда более претенциозные планы по поводу будущего Констанс. Сама миссис Картер держала мужа под каблучком, и тот покорно подчинялся властной супруге.

– А как отреагировали твои родители? – поинтересовалась Констанс.

Дориан пожал плечами.

– Они расстроились. Говорили что-то вроде: «Вечно вы, молодые, ничего не желаете слушать!» и «Почему тебе всегда нужно учиться на своих собственных ошибках!» Зато их обрадовало мое решение вернуться в университет. Они сейчас в Америке. А почему ты не продолжила учиться?

– У меня были свои причины, – сказала Констанс еле слышно, и Дориан заметил, что она избегает глядеть ему в глаза.

– Ты предпочла работать? – спросил он осторожно.

– Что-то в этом роде, – ответила она.

– А потом встретилась с богатым мужчиной и решила развестись со мной, – прибавил он, не в силах скрыть горечи.

– Все было не совсем так, – запротестовала она.

– Счастье, купленное за деньги! – пренебрежительно фыркнул он.

Всю свою недолгую совместную жизнь они постоянно ссорились из-за денег. Но Дориану и в голову не могло прийти, что они значили для Констанс так много.

Он приехал к ней после окончания университета. Перед ним открывались многообещающие перспективы, и теперь он мог предложить ей куда больше, чем раньше, а главное – его любовь не стала меньше. Тем более страшным ударом оказалось для него известие о том, что Констанс снова вышла замуж. Она жила теперь в большом доме с собственной конюшней, ездила на самых модных автомобилях, проще говоря, осуществила все то, о чем они когда-то мечтали вместе.

– Дориан, это что – допрос с пристрастием? – с укоризной спросила Констанс.

– Я просто хочу знать, – бросил он, чувствуя, как обида и гнев раскаленными клещами сжимают сердце. – Мне это важно.

– Почему? – резко спросила она.

– Неужели не понятно? – Глаза его недобро блеснули. Ведь ты всегда считала, что все наши проблемы кроются в отсутствии денег.

– Отчасти, – признала она, – но не только. Наши родители были правы. Мы оказались слишком молоды для такого испытания. Все это время мы думали только о себе, и каждый стоял на своем. О том, чтобы пойти на уступки друг другу, не было и речи. Мы были эгоистами до мозга костей, вот в чем дело.

– Эгоистами? – спросил он, приподняв бровь.

Конечно, Констанс была права. Они действительно оказались не готовы к семейной жизни. Ни он, ни она не представляли, сколько денег уходит на содержание дома. Если бы они прислушались к совету родителей и поженились, закончив учебу и найдя приличную работу…

– Теперь я вполне счастлива, – сказала Констанс, отвечая на вопрос, заданный им раньше. – А ты?

Дориан никогда не задумывался об этом. Конечно, когда он узнал о ее повторном замужестве, о счастье не могло быть и речи. Он менял женщин с такой скоростью, что потерял им счет, запил и вообще творил такое, о чем теперь вспоминать не хотелось.

Но, в конце концов, он сумел взять себя в руки, решив, что Констанс не стоит таких душевных страданий, и долгое время вполне обходился без женщин.

Так счастлив ли я? – задумался Дориан.

– Я вел насыщенную творческую жизнь, – уклончиво сказал он, так и не ответив себе на этот вопрос.

– И у тебя никого нет?

– Боюсь, мое сердце навсегда отдано одной-единственной женщине.

Он действительно так и не нашел никого, кто смог бы заменить Констанс. Правда, была еще Энди, которую он бесконечно ценил, – партнер, близкий друг, человек, которому можно было излить душу…

Констанс недоверчиво приподняла бровь.

– Уж не хочешь ли ты сказать, что остался холостяком по моей вине?

– Не думаю, что дело только в этом, – ответил он, осторожно подбирая слова.

– Тогда что ты имеешь в виду?

– Что на данный момент я доволен текущим положением вещей.

Сутки назад, возможно, так оно и было, но потом он встретил Констанс… А сейчас слишком много воспоминаний нахлынуло из прошлого, и в его мыслях царила полная сумятица.

– Газеты утверждают, что ты продолжаешь традиции Брайана О'Рили.

Дориан поморщился. Он слишком хорошо знал страсть газетчиков к преувеличениям.

– Не знаю, не знаю… Брайан – один из величайших архитекторов всех времен и народов, и мне выпало счастье работать с ним. А когда он умер, я решил продолжить начатое им дело.

– И теперь ты сам стал мировой знаменитостью и пользуешься всеобщим признанием. Ты должен гордиться собой, Дориан! И признайся, если бы наш брак не распался, тебе вряд ли удалось добиться всего этого.

– Значит, – удивился Дориан, – ты специально наводила обо мне справки? – Это была приятная новость.

Но Констанс отрицательно покачала головой.

– Я все это прочитала в газетах. А где ты сейчас живешь?

Он было приуныл, но тут же успокоил себя. Ведь то, что Констанс расспрашивает его, уже само по себе хороший знак. Значит, она к нему все же не совсем равнодушна.

– Преимущественно в Лондоне, в Челси, там у меня фешенебельная квартира с садом на крыше. Когда мне приходится работать в Европе, я живу во Франции; есть еще вилла в Санта-Фе…

Да, и я мечтал поплавать с тобой в хрустальной воде, посидеть вечером на берегу, глядя в усыпанное звездами небо, с горечью подумал он.

Брови ее приподнялись – изумленно и, как ему показалось, восторженно. На мгновение он испугался, что Констанс сочтет эти слова за хвастовство, но она, похоже, была искренне рада за него.

– Здорово, – улыбнулась она. – Твои дела даже лучше, чем я думала. Приятно было узнать, что власти Шеффилда заказали тебе проект галереи Джейсона.

– Да, я тоже был рад! – кивнул Дориан.

Пару лет назад вся Англия наперебой говорила о коллекции, которую Бенджамин Джейсон завещал Шеффилду. В ней оказались полотна Каналетто, Ренуара и других старых мастеров, долгое время считавшиеся утерянными. Дом коллекционера был буквально набит уникальными произведениями искусства, в том числе редкими изделиями из серебра и фарфора, но все это лежало в ящиках многие десятки лет.

– Это правда, что никто даже не подозревал о том, какие сокровища хранятся в доме Джейсона? – с любопытством спросила Констанс.

– Никто, – кивнул Дориан. – Когда-то он занимался бизнесом, но потом многие годы жил затворником. Он не был женат, более того, даже не имел своей машины. Выходя из дома, старик брал такси, но такое случалось нечасто. У него вообще не осталось никого из родственников, и выяснилось, что старика даже не на что похоронить. – Дориан помолчал. – Я рад, что власти решили почтить его память, и горжусь, что именно мне заказали проект галереи. Было так славно вернуться сюда…

Он не сказал, что согласился на это предложение прежде всего потому, что хотел встретиться с ней.

– В газетах ничего не писали о твоей личной жизни, – осторожно заметила Констанс.

– А ее и не было, – пожал плечами Дориан. – Я жил только работой. Она занимает очень много времени, потому что я вникаю во все детали и лично контролирую каждый этап строительства. Вокруг множество недобросовестных людей, и моя репутация может пострадать. Приходится постоянно все проверять… Впрочем, какое тебе дело до моих проблем…

– Да, – согласилась она, – Крис рассказывал мне, как опасны бывают конкуренты.

– Твой муж занимается строительством? – заинтересовался Дориан.

Он не расспрашивал Констанс о ее втором браке и знал лишь то, что она вышла за какого-то Криса Элдона и поселилась к югу от Шеффилда на окраине прелестного городка Дэрби.

Нельзя сказать, чтобы его этот вопрос не интересовал – напротив, он страстно желал узнать, что за человека Констанс выбрала себе в мужья. Но Дориан знал, что его встреча с соперником могла привести к непредсказуемым последствиям, а потому предпочитал не вникать в детали.

– Да, – ответила она.

– И как вы познакомились?

Констанс смутилась, и, как только она заговорила, Дориан понял, почему:

– Я работала у него, – неохотно призналась она. – Когда я закончила курсы секретарш, сестра Камиллы, моей подруги, устроила меня в эту контору.

– Так ты вышла замуж за своего шефа? – Неужели она оказалась настолько меркантильной?! Деньги были причиной многих их ссор, но чтобы дело дошло до такого!.. Он презрительно усмехнулся. – Насколько я помню, ты мечтала иметь много детей. Где же они?

– Это не твое дело, – отрезала Констанс и бросила взгляд на часы. – Извини, мне пора идти, Дориан.

Он залпом допил кофе и поставил чашку на стол.

– Может быть, мы еще встретимся до моего отъезда в Лондон? – Мне нужно переварить услышанное, остыть, и тогда продолжить разговор, решил он.

Но Констанс отрицательно покачала головой.

– Вряд ли.

– Жаль. – Он неотрывно смотрел ей в глаза.

Может быть, она и не хочет его больше видеть, но он желает обратного.


Оставшись одна, Констанс долго сидела, глядя в пустоту. Ей оставалось надеяться только на то, что Дориан прислушается к ее словам и оставит попытки увидеться с ней.

Она не жалела о том, что ушла от него.

Когда малышка Мэри появилась на свет, у Констанс даже промелькнула мысль о том, чтобы вернуться к мужу. Он, без сомнения, принял бы их с распростертыми объятиями. Но через несколько часов счастливой матери сообщили, что ребенок умер.

Констанс была вне себя от горя и отчаяния. Но худшее было еще впереди: врач осторожно намекнул, что она не сможет больше иметь детей. Молодой женщине показалось, что жизнь потеряла всякий смысл. Спустя некоторое время, немного придя в себя, она поняла, что если бы не ушла от Дориана, то тот теперь сам оставил бы ее. Кому нужна бесплодная жена?

Несколько бесконечно длинных месяцев Констанс просидела дома, ожидая решения о разводе, на который подала сразу же после выхода из роддома. Ей сейчас как никогда нужна была поддержка, но она, сцепив зубы, не отвечала на телефонные звонки Дориана и отказывалась встречаться с ним. Она считала себя не вправе увязывать его.

Получив развод, она уступила уговорам Камиллы и пошла на секретарские курсы при местном колледже, а потом подруга устроила ее продавщицей в магазин фирмы «Си-Би-Эй продакшн». И через какое-то время Констанс неожиданно для себя обнаружила, что ей нравится работать.

Дела шли как нельзя лучше, и вскоре она стала секретарем-референтом президента компании, а затем и его любовницей. Жизнь ее снова, как когда-то, пошла по накатанной колее. Кристофер Брюс Элдон был фактическим владельцем фирмы, и выйти за него замуж было непростым решением. Но, выслушав заверения в том, что он безусловно и категорически не желает заводить детей, Констанс в конце концов уступила.

Она не испытывала к мужу горячей любви и не раз представляла на его месте в постели Дориана. Видимо, Крис это чувствовал, так как обвинял ее во фригидности. В конце концов, они вообще прервали интимные отношения, но при этом остались добрыми друзьями и были вполне счастливы вместе. Когда он погиб, Констанс была вне себя от горя.



Без малого через год после смерти Криса она познакомилась с Гарри Далтоном. Это был добрый, ласковый, чуткий человек, которому она даже решилась рассказать о Дориане. Выслушав исповедь Констанс, Гарри сделал ей предложение. Она ответила отказом, но он не сдавался.

Сейчас Гарри работал по контракту в Малайзии: фирма послала его туда обучать местных специалистов. Прощаясь с Констанс, он попросил ее еще раз обдумать его предложение.

Но она не собиралась менять своего решения. Гарри был слишком славным человеком, чтобы лишить его возможности иметь своих детей. Он помог ей прийти в себя после смерти мужа, вернул вкус к жизни, к тому же с ним было интересно!

И вот на горизонте появился Дориан, и она испугалась. Теперь Констанс жалела, что рядом нет Гарри. Она готова была терпеть даже его грубоватый, приземленный юмор.

Я сделала страшную ошибку, пригласив Дориана в дом, ругала себя она.

Даже сейчас, когда он ушел, Констанс ощущала его присутствие, чувствовала его запах. Столько сил и времени ей пришлось потратить на то, чтобы избавиться от воспоминаний об этом человеке, а теперь все пошло насмарку. Дориан Клиффорд снова вошел в ее жизнь.


Выходные Констанс провела в разъездах. Она посетила скачки, побывала на нескольких конезаводах, и в воскресенье вечером, довольная и переполненная впечатлениями, вернулась домой.

С наслаждением предвкушая душ, легкий ужин и сладкий сон в удобной кровати, Констанс заглянула в почтовый ящик, и от радости по случаю возвращения домой не осталось и следа. Записка гласила:

Ужин в среду в семь вечера.

Подписи не было, но размашистый, решительный почерк казался слишком знакомым, чтобы она могла ошибиться. Ну что ж, винить во всем следовало только себя – не надо было врать, что Крис в отъезде.

Ей совершенно не хотелось встречаться с Дорианом, но похоже, он и мысли не допускал, что она может ответить отказом. Констанс даже не имела возможности позвонить ему, чтобы отменить встречу, так как не знала, где он остановился.

Кажется, он упоминал о лондонской квартире в Челси. Может, там ей удастся что-нибудь узнать? Констанс пролистала телефонную книгу и с удивлением констатировала, что в ней нет ни домашнего, ни рабочего адреса Дориана Клиффорда.

Получалось, что свидания не избежать, нравится ей это или нет. Он наверняка заедет за ней в последний момент, уверенный, что она готова отправиться в ресторан. Разумеется, можно сделать вид, что она не получила записки, или просто скрыться… Откуда ему знать, на два дня или на неделю она уехала по делам? Но поступить так означало проявить трусость.

Зазвонил телефон, и сердце у Констанс чуть не выскочило из груди. Если это Дориан, то она скажет, что он слишком много берет на себя и она не станет встречаться с ним ни при каких обстоятельствах.

Но это был не бывший муж, а мать, напомнившая, что завтра они собирались вместе пообедать. Интересно, подумала Констанс, как бы она отреагировала на появление Дориана? Впрочем, это нетрудно было представить.


В среду вечером Констанс оделась на удивление тщательно, хотя до последней минуты убеждала себя, что никуда не пойдет, а вместо этого пошлет Дориана на все четыре стороны.

Ровно в семь раздался звонок в дверь. Сегодня на Дориане был темный пиджачный костюм, голубая рубашка и серый узорчатый галстук. Он выглядел так, как и подобает преуспевающему бизнесмену, но, кроме того, просто излучал сексуальность, так что сердце у Констанс тревожно застучало, а по телу прокатилась томная волна.

– Ты потрясающе смотришься, Конни! – с порога констатировал он.

Ее серое шелковое платье было скромным, но сидело великолепно, подчеркивая тонкую талию и высокую грудь.

Дориан окинул медленным чувственным взглядом фигуру Констанс, и она почувствовала, что тает.

– Ты никогда особо не церемонился, Дориан, – попыталась она отогнать от себя наваждение.

– Иногда цель оправдывает средства.

Констанс собиралась спросить, куда они едут, но, испугавшись, что дрожь в голосе выдаст ее смятение, промолчала. Кажется, она снова совершила ошибку. Нет, определенно ей следовало уехать! Нельзя было соглашаться на эту безумную встречу.

Загадочно улыбаясь, Дориан усадил ее в машину и, проехав несколько миль по шоссе, свернул в сторону. Они оказались на узкой дороге, ведущей к маленькому частному аэродрому, и Констанс, не выдержав, спросила:

– Куда мы едем?

Он лишь улыбнулся и ничего не ответил.

– Дориан! – возвысила она голос.

Но он просто остановил автомобиль, помог ей выйти и повел в сторону стоявшего на взлетной полосе самолета.

Констанс показалось, что она спит и видит сон.

– Что происходит? Ты пригласил меня на ужин, я надела вечернее платье…

– Вот и хорошо, – невозмутимо произнес Дориан.

– Я требую объяснений! – возмутилась она.

Его озорная улыбка стала еще шире.

– Надеюсь, ты ничего не имеешь против ужина в Париже?

3

– Не могу поверить, что все это происходит наяву. – Констанс бросила взгляд через столик на Дориана.

Он накрыл ее руку своей и проникновенно посмотрел в глаза.

– Чувствуешь? Это я!

Констанс захотелось немедленно выдернуть руку.

Вот уже более часа они сидели в маленьком французском ресторане, и она чувствовала, что с каждой минутой возбуждение ее возрастает. Казалось, десяти прошедших лет как не бывало, и она снова, словно школьница, трепещет от одного вида Дориана. Он всегда казался ей привлекательным, но сейчас вызывал гораздо более сильные и глубокие чувства.

Когда они зашли в ресторан, головы присутствующих словно по команде обратились в их сторону. Успех шел этому мужчине. Его манера одеваться, высокомерная посадка головы – все говорило о силе и уверенности в себе. А в сочетании с неприкрытой чувственностью, эта сила пробуждала в Констанс такие потаенные струны, которые не мог затронуть никто другой на этом свете.

Пальцы Дориана сомкнулись вокруг ее ладони, и она спохватилась, что не успела убрать руку.

– Ты довольна, Конни? – спросил он с озабоченным видом.

– Кажется, да.

– Почему «кажется»?

Тепло, исходящее от его руки, растекалось по телу, рождая чувство, которое она не ощущала ни с кем, кроме него.

– За мной никогда еще так не ухаживали, – сказала она хрипло. – Никто не увозил меня в Париж только ради того, чтобы поужинать в моем обществе.

Атмосфера ресторана казалась Констанс удивительно романтичной. За последние годы она привыкла к приглашениям в дешевые кафе.

– Ты не представляешь, как славно видеть тебя снова! – негромко произнес Дориан. – Я уже и не надеялся, что это когда-нибудь случится.

– Ты хочешь сказать, что вспоминал обо мне?

– А ты?

– Рыба стынет, – тут же вспомнила о еде Констанс, но он не позволил заговорить себе зубы.

– Неужели ты ни разу не вспомнила обо мне?

– Да, наверное, вспоминала, – пожала плечами она. – Иногда…

– А встретиться со мной тебе не хотелось?

– Дориан, я же была!.. Я замужем, между прочим! – Обнаружив, что рука ее свободна, Констанс подхватила вилку и принялась за камбалу, совершенно не чувствуя ее вкуса.

– И это единственная причина?

– Нет. Я же не знала твоего адреса. И потом, в отличие от некоторых, я не имею привычку совать нос в чужую личную жизнь.

– Это удар ниже пояса! – запротестовал Дориан.

– Вот как? – спросила она, приподняв брови. – Мне, например, было не очень приятно выяснить, что ты осведомлен буквально о каждом шаге в моей жизни.

– Может быть, мне не следовало отпускать тебя?

– Что сделано, то сделано, и теперь уже ничего нельзя изменить, – возразила Констанс.

Она снова принялась жевать рыбу, которая показалась ей куском жесткого картона.

– Да, десять лет прошло!..

– И все-таки я никак не пойму, почему ты не женился снова?

Дориан пожал плечами.

– Я уже сказал, что ты была моей первой и последней любовью.

– Но у тебя наверняка были подружки? – Слишком сильным было в нем мужское начало, чтобы Констанс могла представить его в роли монаха.

– Разумеется, – кивнул он.

– И ни с одной из них ты не захотел разделить жизнь?

– Ни с одной.

– В это трудно поверить.

– Возможно, я просто никогда не переставал любить тебя, – сказал он, не спуская с нее глаз, и Констанс сразу стало неуютно. – Ни одна женщина не волновала и не вдохновляла меня так, как это удавалось тебе. Ты понимаешь, о чем я говорю, Конни? – Она лишь отрицательно покачала головой. – Такое ощущение, будто мы никогда и не разлучались, – усмехнулся Дориан. – Тебе так не кажется?

И снова Констанс промолчала. Не могла же она признаться, что испытывает то, же самое.

– Конни! – Он положил нож и вилку и серьезно посмотрел на нее. – День, когда ты ушла, стал самым страшным в моей жизни. Почему ты не отвечала на мои звонки и не разрешала увидеть тебя?

– Потому что все это не имело смысла.

– Ты разлюбила меня?

Констанс перевела дух и, опустив глаза, ответила:

– Я поняла, что между нами все кончено.

– Почему?

– Наши отношения катились по наклонной плоскости на протяжении нескольких месяцев, Дориан, и ты это прекрасно знаешь. Мы только и делали, что ссорились. Помнишь, как я пришла домой в новых туфлях, и ты вышвырнул их в окно только потому, что у нас не был оплачен счет за электричество?

– Помню, – сказал он тихо. – Я потом не раз вспоминал об этом. Я был не прав. И вообще вел себя, как последний идиот, особенно тогда… когда мы потеряли ребенка. Не знаю, что на меня нашло! Я так ждал этого малыша! Он был частицей нас двоих, и мне казалось, что после его рождения у нас все наладится… – Он качнул головой, словно стряхивая воспоминания, и перевел взгляд на Констанс. – Ты меня простила, Конни?

– Кажется, да, – с трудом выговорила она.

Теперь у нее не оставалось и тени сомнения в том, что у них с Дорианом нет и не может быть будущего.

– Мы можем снова стать друзьями!

Констанс отрицательно покачала головой.

– Нет.

– Почему? Потому что я слишком далеко живу? Потому что я часто нахожусь в разъездах? Потому что ты замужем?

– Потому что потому! – огрызнулась она. – И давай оставим эту тему. Лучше расскажи, что ты делаешь в Шеффилде? Какой-то новый проект?

Помедлив, он заговорил:

– Все та же галерея Бенджамина Джейсона. Возникли кое-какие проблемы. Кто-то, пока не знаю кто именно, недобросовестно выполнил свою часть работы. Впрочем, об этом пока что знаю только я и еще несколько человек.

– А мне ты можешь сказать, в чем дело?

Дориан отрицательно покачал головой.

– Я не хочу портить вечер разговорами о работе.

– Но мне интересно, – не сдавалась она. – Я, если помнишь, кое-что понимаю в строительстве.

– Да, конечно, – помрачнев, признал он. – Совсем забыл, что твой муж подрядчик, к тому же преуспевающий.

В голосе его было столько пренебрежения, что Констанс невольно заступилась за покойного Криса.

– Между прочим, – вызывающе сказала она, – Он для этого немало потрудился. «Си-Би-Эй» – весьма уважаемая в отрасли компания… – Она осеклась, но было уже поздно. Эта фирма принимала участие в строительстве галереи, и Дориан не мог не знать…


Когда два года назад Констанс стало известно, что Дориан Клиффорд проектирует новую галерею, а Крис руководит строительными работами, она испугалась, что они могут встретиться. И Бог внял ее молитвам, правда, по своему: Крис вскоре погиб.

Она никогда не рассказывала второму мужу о первом, лишь в самом начале их знакомства сообщив, что ее предыдущий брак был ошибкой и она не желает о нем вспоминать. Надо отдать должное Крису: на протяжении всей их совместной жизни он не задавал Констанс вопросов о прошлом.

И вот сейчас она в страхе смотрела на задумчивое лицо Дориана. Он резко поднялся и с грохотом отодвинул от себя стул.

– Пойдем отсюда. Нам слишком о многом нужно поговорить!


Первый после долгого перерыва визит в «Си-Би-Эй продакшн» складывался для Дориана не очень-то удачно. Сэмюэлу Болдуину, топографу, давно уже пора было появиться, но его все не было. Бретт Форбс, председатель совета директоров, пытался до него дозвониться, но телефон не отвечал.

Барабаня пальцами по столу, Дориан бросил взгляд на наручные часы. Восемь тридцать пять. Прошло ровно шесть часов двадцать минут с того момента, как он доставил Констанс домой. Он не стал договариваться о новой встрече, рассчитывая, как и прежде, просто нагрянуть к ней вечером с бутылкой шампанского и корзинкой клубники в руках.

Дориан представил себе, как она ест ягоду за ягодой, и его сердце бешено забилось от желания поймать ее рот своими губами. Но он понимал, что следовало вести себя осторожно и не проявлять поспешности – не так-то просто склеить то, что однажды было разбито.

Вчера вечером, выйдя из ресторана, они брели вдоль Сены, наблюдая, как сумерки сгущаются над красивыми каменными зданиями, превращая городскую набережную в царство влюбленных. Он поймал ее руку и почувствовал, что Констанс напряглась.

Открытие, что она была женой Криса Элдона из «Си-Би-Эй», погибшего без малого два года назад, потрясло Дориана. Он был в отъезде, когда случилось несчастье, и знал о нем понаслышке. Эддон, судя по рассказам, зашел в опасную зону строительства без каски. Один из рабочих на лесах оступился и случайно опрокинул лоток, полный кирпичей. Крису кричали, чтобы он бежал прочь, но он не сразу сориентировался. Спустя два дня он скончался в больнице от тяжелой травмы черепа.

– И чего же ты ждала, чтобы сказать мне об этом?

– Подходящего момента, – нервно пожала плечами Констанс.

Разумеется, это была отговорка.

– Тебе трудно о нем говорить? – спросил он.

Она кивнула, и на глазах у нее блеснули слезы.

Дориан ощутил что-то вроде ревности. Неужели она так сильно любила мужа… Тем не менее, теперь, когда соперника не было в живых, у него появлялся шанс снова завоевать Констанс.

– … Мистер Клиффорд, вы меня слушаете?

Дориан, вздрогнув, вернулся к действительности.

– Прошу прощения?

– Звонил Брюс, – сказал Брест. – У него что-то случилось, и он не может прийти. Это человек Тэлботов, и я, к сожалению, не могу им командовать.

– Проклятье! – взорвался Дориан. – Я потерял из-за него столько времени! – Он решительно отвлекся от мыслей о Констанс и вернулся к делам. – Меня интересует одно, – сказал он, обращаясь к Бресту, – а именно: почему появились эти трещины. Я хочу, чтобы вы ввели меня в курс дела. Мне нужно выяснить, не используете ли вы другие материалы вместо тех, которые предусмотрены проектом, и проверить толщину фундамента. Я почти уверен, что причина в проседании опор, ведь прошлое лето выдалось чертовски жарким. – Он стукнул кулаком по столу и закончил: – Я заложил в проекте запас прочности для экстремальных погодных условий, и трещин не должно быть и в помине.

Переговоры заняли все утро, но как только Дориан вышел из офиса «Си-Би-Эй», в его памяти вновь всплыл образ Констанс. Это прямо-таки какая-то насмешка судьбы, ведь она когда-то работала здесь, подумал он. К тому же теперь, после смерти мужа, вся эта контора принадлежит ей.

Дориан бывал здесь еще начинающим архитектором и даже встречался с Крисом Элдоном. Этот человек ему не особенно понравился: он казался замкнутым, лишенным эмоций и напоминал бесперебойно функционирующую машину. Без сомнения, Констанс обнаружила в нем какие-то другие стороны характера, иначе никогда не вышла бы за него. Она была тонкой, чуткой, страстной женщиной и не смогла бы жить с человеком, не имеющим с ней ничего общего.

Зато при мысли, что у них со Элдоном не было детей, Дориан испытывал эгоистическое удовлетворение. Ему хотелось самому иметь детей от Констанс, причем, как минимум, четверых.

Дориан вспоминал ее мягкое, сладко благоухающее тело и прямо-таки не мог дожидаться вечера. Боль утраты так и не покинула его, а потому сейчас он желал только одного – снова вернуть ее в свою жизнь, и на этот раз – навсегда.


Ровно в полшестого Дориан стоял у ее дверей. Целый день он ждал этого момента, беспрестанно поглядывая на часы, и вдруг сообразил, что Констанс может уйти куда-нибудь по делам. Минутой позже он уже несся в автомобиле в направлении Дэрби.

Она показалась ему еще прекрасней. Щеки у нес пылали, влажные каштановые волосы крутыми локонами падали на плечи. Она была в синем шелковом халате под цвет глаз. Но больше всего Дориана взволновало то, что больше на ней, судя по всему, ничего не было.

– Дориан! – изумленно воскликнула она.

– Я просто подумал, что мы могли бы полакомиться вот этим! – И он протянул ей цветы, вино и фрукты, мысленно скрестив пальцы.

– Я же ясно дала понять, что не желаю больше встречаться с тобой.

– Это так, но что делать, если нет на свете никого, с кем я мог бы выпить в этот вечер бокал шампанского? – И он продолжил умоляюще: – Ты представляешь себе, что это такое – все вечера напролет сидеть одному в гостиничном номере?

Лицо Констанс дрогнуло в подобии улыбки, и Дориан понял, что она готова уступить.

– Только не надо превращать это в традицию, – предостерегла она, впуская его в дом. – И я не уверена, что это хорошая мысль – пить шампанское натощак.

– Это легко исправить, – заверил он. – Поскольку я тоже с утра ничего не ел, давай пообедаем вместе. Я помогу тебе что-нибудь приготовить.

– Но я не одета, – воскликнула она. – Я буквально минуту назад вышла из душа.

– Ты прекрасно выглядишь, – сказал он, не замечая, как хрипло звучит его голос. – Так я уберу шампанское в холодильник?

– Да, конечно, а я пока оденусь.

– А может быть, не надо? – Констанс обернулась и настороженно посмотрела на него. – Ты сейчас такая… такая… как в день первой нашей встречи, – запинаясь, пояснил он. – Невинная и прелестная.

– Неужели эти десять лет меня совсем не состарили? – с нервным смешком спросила она.

– На мой взгляд – совершенно нет. Ты та самая Конни, которую я знал.

Констанс вздрогнула, круто развернулась и стрелой взлетела вверх по лестнице, а Дориан, опомнившись, выругал себя за неосмотрительность и поспешность.

Убрав шампанское в холодильник, он вернулся в холл и уселся в кресло лицом к лестнице. Через пять минут появилась Констанс – в просторных шелковых брюках светло-коричневого цвета и кремовой блузке с короткими рукавами, застегнутой до самого ворота. Дориан усмехнулся про себя, поняв, что это предостережение.

Еще через час они сидели на террасе и ели цыпленка табака, салат и хрустящие круассаны. Шампанское охлаждалось в ведерке со льдом, а ягоды клубники краснели в белой фарфоровой вазе.

– Царское пиршество, – заметил Дориан, покосившись на Констанс.

За то время, пока они стояли бок о бок за кухонной стойкой, готовя ужин, она немного успокоилась. Дориану хотелось добавить: «совсем как в добрые старые времена», но он не рискнул. Он собирался многое сказать ей и боялся спугнуть это мимолетное ощущение единения двух душ.

Когда пришел черед клубники, он наполнил хрустальные бокалы шампанским.

Сначала Констанс, смеясь, отворачивалась, когда он подносил ягоды к ее губам, но потом взяла одну из них и надкусила. Пурпурный сок; окрасил ее губы, и Дориан зачарованно смотрел, как она кончиком нежного розового языка слизывает его. И, хотя именно это он мечтал увидеть, желание пронзило его с такой остротой, что он под благовидным предлогом оставил Констанс и вышел в сад прогуляться.

Воздух был напоен сладким ароматом жимолости. Жужжали пчелы, одинокий самолет чертил белую линию в необъятном небе. У Дориана мелькнула в голове шальная мысль, что он мог бы нанять самолет, чтобы написать на небе: «Конни, я люблю тебя!»

Солнце клонилось к закату. Констанс вышла к нему с бокалом шампанского в руке, и он несказанно обрадовался.

– Люблю это время дня! – задумчиво глядя вдаль, сказала она.

– И я тоже…

– У тебя, кажется, есть сад в Лондоне? – спросила Констанс.

– Да, на крыше дома. Сад-оранжерея.

– Как интересно! – восхитилась она. – А кто приглядывает за ним, пока ты здесь?

– Этого человека зовут Энди.

Андреа Кларк – а попросту Энди – ухаживала за садом добровольно. Она была влюблена в Дориана, но ни на что не претендовала. Он с самого начала дал понять этой милой женщине, что между ними возможны только дружеские отношения, не более того.

– Сказочный уголок, – сказал Дориан, обводя рукой аккуратно подстриженные газоны и пестрые клумбы. – Тебе кто-нибудь помогает заниматься садом?

Она отрицательно покачала головой.

– В основном я все делаю сама. Раньше у нас был садовник, но теперь я пользуюсь его услугами только тогда, когда нужно сделать тяжелую физическую работу. Мне нравится возиться в земле.

– Я помню время, когда ты не отличала один цветок от другого.

– Тогда мне это было неинтересно, – согласилась Констанс с улыбкой. – Меня больше привлекали дискотеки и общество подруг.

– А я лишил тебя всего этого, женившись на тебе, – сказал Дориан со вздохом. – У нас не оставалось денег на развлечения…

– Не ты один в этом виноват, – заметила Констанс. – В конце концов, я вышла за тебя добровольно, хотя плохо себе представляла, что такое семейная жизнь.

– Мы сами загнали себя в ловушку.

– Надо было послушаться совета родителей!

– Юным свойственно учиться на своих собственных ошибках, – усмехнулся Дориан. – Но если бы все повторилось снова, я бы сделал то же самое. Да, – увидев, что она нахмурилась, повторил он. – В отличие от тебя, я так и не нашел человека, которого смог бы полюбить.

– Что ты хочешь этим сказать? – прошептала она, стиснув побелевшими пальцами ножку бокала.

И тогда Дориан, махнув рукой на все предосторожности, заговорил:

– Я все еще люблю тебя и хотел бы начать все сначала. Я хочу жить с тобой одной семьей и иметь общих детей. Я мечтал об этом всю свою жизнь.

4

Хруст раздавленного стекла вывел Констанс из оцепенения. Опустив глаза, она увидела кровь на своих пальцах и осколки бокала у ног. Боли не было, только ноги почему-то ослабели.

– Конни, что ты наделала? – взвился Дориан, выхватил из кармана платок и обмотал им ее руку.

Он привел Констанс в дом и, смазав йодом порезанные пальцы, заклеил их лейкопластырем. Только удостоверившись, что все в порядке, он усадил ее на диван.

– Ну, – сказал он, – и что все это значит?

Констанс боялась, что заговорив, выдаст себя, но в то же время понимала, что вопросы рано или поздно последуют.

– Я не ожидала… – пробормотала она.

Черные брови Дориана взмыли вверх.

– Ты не веришь в то, что я по-прежнему люблю тебя?

В том-то и дело, что верю и к тому же прекрасно понимаю, чем это чревато, мысленно ответила Констанс. Как мне сейчас не хватает Гарри! Он бы сумел придумать что-нибудь, что оградило бы меня от притязаний Дориана.

– Десять лет – слишком большой срок, – скептически заметила она, – за это время многое изменилось.

Глаза Дориана блеснули, а в голосе прорезалось раздражение:

– Девять лет и семь месяцев, если быть точным. Ты, возможно, и изменилась, но я остался тем же. И я хочу… – Он осекся, потому что загремел дверной звонок. – Проклятье! Ты кого-то ждала? – спросил он, нахмурившись.

– Нет, – честно ответила Констанс, испытывая признательность к незваному гостю за то, что тот невольно прервал этот тягостный разговор. Но когда она торопливо распахнула дверь, радостное оживление разом сошло с ее лица. – Мама! Что ты здесь делаешь?

– Это что, новая форма приветствия? – спросила Бернис Картер, вплывая в дом. – Если тебе не терпится узнать причину моего визита, то она предельно проста – я пришла, чтобы вернуть тебе сережки, которые ты забыла у меня. На, держи, и не будь раззявой!

– Ага, понятно! Спасибо, мама!

Констанс смутилась. Такая заботливость была не в характере ее матери. Обычно она просто звонила и требовала, чтобы рассеянная дочь забрала свои побрякушки.

Впрочем, в данный момент Констанс куда больше беспокоила мысль о неизбежной встрече матери с Дорианом. Она хотела хотя бы немного подготовить миссис Картер к его появлению, но не успела этого сделать. Закрыв дверь и обернувшись, Бернис лицом к лицу столкнулась с бывшим зятем, который с доброжелательной улыбкой на лице протягивал ей руку.

– Бернис, как я рад!

Констанс не видела лица матери, но хорошо представляла себе его выражение.

– Ты! – в ярости закричала пожилая женщина, не замечая протянутой руки. – Что ты здесь делаешь? – Она даже не заметила, что повторила слова, которыми дочь встретила ее на пороге.

– Пришел в гости, – кротко сообщил Дориан, и глаза его насмешливо блеснули.

– Это я и сама вижу. Но зачем? – не сдавалась Бернис. – Ты давным-давно не имеешь к ней никакого отношения.

На миссис Картер был ярко-желтый костюм, который только подчеркивал ее пышную, с годами еще более расплывшуюся фигуру. Она красила седые волосы в фиолетовый цвет. Констанс давно уже отказалась от попыток уговорить мать одеваться скромнее, сообразуясь с возрастом.

– Насколько мне известно, закон не запрещает мужьям навещать бывших жен, – спокойно ответил Дориан и вопросительно взглянул на Констанс, как бы спрашивая, правильный ли тон он взял. – Я случайно оказался в Шеффилде и подумал…

– Ей следовало вышвырнуть тебя вон! – категорически заявила Бернис. – Ты не смеешь докучать моей дочери!

– Разве я докучал тебе, Конни? – пряча усмешку, обратился тот к Констанс.

Она вздрогнула и отрицательно покачала головой.

– Полагаю, мама, – вмешалась она, – я сама вправе решать, кого приглашать.

– Так ты сама пригласила его? – взвилась миссис Картер. – Как ты могла? После всего, что тебе пришлось пережить из-за этого типа?

Пока, Констанс судорожно придумывала, как перевести беседу в другое русло, снова заговорил Дориан:

– Полагаю, мы оба помним, сколько неприятностей доставил нам развод, но это было давно. Мы достаточно взрослые люди и не станем попрекать друг друга прошлым. Если честно, я не вижу причин, по которым мы не могли бы снова стать хорошими друзьями.

Констанс, мысленно аплодируя его дипломатическому такту, при последней фразе чуть не схватилась за голову. Понимая, что мать в порыве гнева может наболтать лишнего, она торопливо сказала:

– Ты, кажется, собирался уходить, Дориан? – Она понимала, что Бернис ни за что не покинет поле боя, считая, что таким образом признала бы свое поражение.

– Собирался уходить? – не понял он.

– Ну, да, конечно, – подтвердила она, умоляюще глядя на него.

Какое-то мгновение тот колебался, а потом кивнул в знак согласия.

– Ты права. – Он еще раз одарил бывшую тещу широкой подкупающей улыбкой и сказал: – Был рад снова увидеть вас, Бернис. Вы отлично выглядите. Увидимся!

– Надеюсь, что нет, – желчно парировала та. – Хотелось бы, чтобы моей дочери хватило здравого смысла в следующий раз выставить тебя за порог.

На лице Дориана заиграли желваки, но улыбка его осталась такой же широкой, как и раньше.

– Предоставим ей самой принимать решения! – дипломатично сказал он. – До свидания.

Закрывая за ним дверь, Констанс тихо попросила:

– Извини ее, пожалуйста!

– Не беспокойся, – сказал он. – Я привык к такому обращению. До встречи!

Дверь захлопнулась, и Констанс постояла минуту, пытаясь перевести дух. С одной стороны, мать появилась как никогда вовремя, положив конец пренеприятному разговору. Но теперь с ее стороны неизбежно последуют расспросы, нравоучения, угрозы…

Тем временем Бернис увидела на террасе стол с шампанским и клубникой.

– Это еще что такое? – резко спросила она.

– Мы ужинали, – непринужденно пояснила Констанс, но уйти от разговора не удалось.

– Так все-таки ты сама пригласила его? – возвысила голос Бернис, и глаза ее негодующе засверкали.

– Не вижу ничего плохого в том, чтобы пригласить человека…

– Да разве это человек?

– Он мой бывший муж, и я его любила.

– Опомнись, Констанс! Он же приносит тебе одни несчастья!

Мать говорила и говорила, но Констанс не слушала ее; она пыталась понять, почему та испытывает такую стойкую ненависть к Дориану. Он давно уже не был нищим студентом и теперь относился к тому разряду мужчин, которых миссис Картер всегда мечтала видеть рядом с дочерью.

– … Ну ладно, хватит о Дориане. Завтра я иду на ужин и прошу тебя составить мне компанию, Констанс!

Что это – очередная попытка найти мне нового партнера? – со вздохом подумала молодая женщина. Узнав о том, что дочь отказала Гарри, Бернис постоянно знакомила ее с разными «подходящими» мужчинами.

– И кто устраивает прием? – с тоской спросила Констанс, подыскивая предлог, чтобы отказаться.

– Как кто? Бретт Форбс.

– Бретт?

После смерти Криса Форбс должен был занять его место. Он многие годы был правой рукой хозяина и мог продолжить дело. Констанс состояла в правлении компании, но всю распорядительную власть передала Бретту и его помощникам.

Она и не подозревала, что мать знакома с председателем совета директоров «Си-Би-Эй». Видимо, Бернис сочла, что этот милый пожилой вдовец вполне подходит на роль мужа ее дочери.

Констанс поддерживала с Бреттом дружеские отношения, не выходящие, однако, за рамки бизнеса. Вряд ли председатель совета директоров будет свататься к владелице компании, подумала она и согласилась сопровождать мать на прием.


Три бессонные ночи Констанс размышляла по поводу последнего разговора с Дорианом, и только в субботу, наконец, смогла избавиться от этих мыслей и переключиться на подготовку к приему.

День выдался жаркий, небо сияло синевой, но синоптики обещали дождь с грозой, и миссис Картер решила заказать такси.

Констанс впервые посещала дом Форбса и была приятно удивлена. Его особняк выглядел так, словно несколько отдельных коттеджей соединили в одно целое: белые оштукатуренные стены, трубы дымоходов, маленькие остекленные окна. Строение выходило фасадом на зеленую лужайку, а позади виднелся лес.

Хозяин встречал гостей на пороге.

– Рад, что вы нашли возможность прийти, Констанс, – сказал он, целуя ее в щеку. – Вы меня прямо-таки выручили. Терпеть не могу, когда кто-то из гостей остается без пары.

Поцелуй, которым он обменялся с Бернис, показался Констанс куда менее официальным. Что здесь происходит? – раздраженно подумала она.

Словно услышав ее немой вопрос, пожилая пара обернулась.

– Мы подумали, что тебе пора уже узнать обо всем, – сказал Бретт, и Бернис с загадочной улыбкой кивнула.

– Если бы ты знала, как мы счастливы, Констанс! – радостно сказала она.

– Рада за вас, – рассмеялась в ответ та.

В доме шумно переговаривались гости. С некоторыми из них Констанс была знакома. Она заметила Сэлли Джеймс и ее мужа Дэвида, менеджера по маркетингу, которые беседовали с каким-то высоким брюнетом, и направилась к ним. Приблизившись, она сразу же узнала эти широкие плечи и надменную посадку головы.

Дориан! Только сейчас до нее дошло, что, возможно, именно его имел в виду хозяин, упомянув о госте, оказавшемся без пары.

Он обернулся, и с губ Бернис слетел возглас изумления.

– Рад познакомить вас с выдающимся архитектором и нашим деловым партнером Дорианом Клиффордом, – представил его Бретт Форбс.

Дориан, потрясенный не меньше Констанс, ловко скрыл свое изумление за ослепительной улыбкой.

– Знакомьтесь, Дориан, – продолжил Бретт. – Мой близкий друг Бернис Картер и ее милая дочь Констанс, вдова Криса Эддона. Помните его?

Дориан кивнул в ответ.

– Вообще-то мы знакомы, – сказал он и мягко сжал ладонь Констанс своей большой теплой рукой.

– Вы встречались, когда работали над проектом галереи? – чуть нахмурившись, спросил Форбс.

– Много раньше, – небрежно сообщил Дориан. – Констанс тогда еще училась на первом курсе университета.

– Вот и чудно, – сказал Бретт. – А я и представления не имел, что вы знакомы. До чего тесен мир!

Бернис резко повернулась и отошла. Бретт нахмурился и поспешил за ней. Сэлли и Дэвид начали что-то выяснять друг с другом, и Констанс осталась один на один с человеком, с которым меньше всего на свете ожидала встретиться.


– Какой приятный сюрприз! – Дориан все еще не верил своей удаче. Он не слишком стремился на этот вечер и принял приглашение лишь потому, что надеялся хотя бы немного отвлечься от мыслей о Констанс.

Покинув ее дом после вторжения Бернис, он уже и не рассчитывал на новую встречу. Констанс ясно дала понять, что ему нет и не может быть места в ее жизни. Тем не менее, он смутно ощущал, что должен быть какой-то способ вернуть ее. И вот случай представился! Его обожаемая Конни, в перламутровом шелковом платье стоит перед ним…

– Не думала, что ты знаком с Форбсом так близко, что бываешь у него дома, – сказала она.

Дориан понял, что она ищет предлог скрыться, но он не собирался отпускать ее. Судьба дает ему еще один шанс, и на этот раз он не упустит его.

– Мы всего лишь деловые партнеры, но я с удовольствием принял это приглашение, ведь мне очень одиноко здесь.

– Вероятно, он это понял! – заметила Констанс, подчеркивая слово «он» и таким образом давая понять, что она такого сочувствия не испытывает.

– В результате нашей последней встречи у меня создалось впечатление, что отныне я в твоем доме персона нон-грата. Это действительно так? – с волнением в голосе спросил Дориан.

– Да, – бросила она. – Не хочу иметь с тобой ничего общего.

Сердце у него упало.

– Но почему мы не можем остаться друзьями? Неужели ты не можешь простить?

– Это не имеет значения, Дориан. У тебя своя жизнь, у меня своя…

– И ты не допускаешь того, что они могут снова пересечься?

Констанс отрицательно покачала головой.

– Если честно, то нет!

– А зря, – сказал он негромко, по-прежнему не отпуская ее рук.

– Я вполне счастлива, – возразила она.

– Ты можешь говорить это сколько угодно, но я уверен, что способен сделать тебя еще счастливее. Такая красивая женщина, как ты, не может жить одна.

Он вспомнил, как после свадьбы они переехали в маленький домик с террасой в пригороде Шеффилда. Тогда счастливые молодожены клялись друг другу в вечной любви, и он до сих пор был уверен, что Констанс не лгала.

С самой первой их встречи он чувствовал, что они созданы друг для друга и должны прожить жизнь вместе.

Неужели она разлюбила меня? – в отчаянии спрашивал себя Дориан. Он поднес руку Констанс к губам, целуя один за другим ее пальцы, как вдруг раздался скрипучий голос Бернис:

– Констанс! Пора к столу!

Дориан и Констанс одновременно вздрогнули, словно очнувшись от транса, и увидели, что остальные гости уже прошли в столовую.

– Самое время красиво и без объяснений удалиться, – шепнул он ей на ухо.

– Как ты смеешь! – гневно блеснула глазами она.

– А почему бы и нет?

Но она последовала за матерью, и он поплелся следом. Бернис уселась возле Бретта, а Дориану и Констанс достались места на другом конце стола.

На протяжении обеда Бернис не спускала с них глаз. Дориан готов был биться об заклад, что если бы она заранее знала о его присутствии, то ни за что не взяла бы с собой дочь. Если бы взгляд мог убивать, он уже давно бы был бездыханным трупом.

После обеда и оживленной беседы, в которой принял участие весь стол, гости перешли в гостиную выпить кофе. Створчатые двери были распахнуты настежь, так как несмотря на предостережения синоптиков на улице стоял прежний зной. Увидев, как Констанс выскользнула на террасу, Дориан хотел незамедлительно последовать за ней; как вдруг на плечо ему легла рука Бретта.

– Я не знал, что вы были женаты на Констанс. Она никогда не упоминала о своем предыдущем браке, и мы все на фирме искренне полагали, что Крис – ее первый и единственный муж.

– Мы были очень молоды, – сказал Дориан, пожав плечами, – чтобы разбираться в самих себе.

– Она так переживала гибель Криса. Он был славный человек!

– Да, я слышал об этом несчастном случае, – кивнул Дориан.

– Если только можно назвать это несчастным случаем, – мрачно пробормотал Бретт.

Дориан насторожился.

– Что вы имеете в виду?

Но прежде, чем тот успел ответить, Бернис подхватила его под руку и потащила куда-то, даже не удостоив Дориана взглядом.

Он вышел в сад, размышляя над загадочными словами Бретта. Разумеется, нечего было и думать о том, чтобы расспрашивать Констанс, и Дориан решил предпринять собственное расследование.

Старый сад был полон извилистых тропинок и укромных уголков. В воздухе стоял густой аромат чайных роз, ноги утопали в мягкой траве.

Увидев Констанс, Дориан застыл как вкопанный.

Как она прекрасна! Нужно было быть величайшим глупцом на свете, чтобы отпустить ее. Мне недоставало чуткости и твердости, подумал Дориан. Впрочем, определенную роль сыграла и ее мать. Следовало более решительно противостоять Бернис, тогда они бы разобрались во всех своих проблемах и обязательно нашли бы выход. И сейчас у них было бы уже трое или даже четверо детей – он так мечтал об этом…

– Конни, – тихо окликнул он. – Вот где ты спряталась!

– Имею я право хоть минуту побыть одна? – вспылила Констанс.

Но Дориан не собирался сдаваться. Он сел на скамейку рядом с ней, и аромат ее духов смешался с запахом роз, опьяняя его.

– Почему ты преследуешь меня? – спросила она с укором. – Я же просила оставить меня в покое.

Сердце Дориана мучительно сжалось.

– Ты требуешь невозможного, Конни. – Он поймал ее руку и: прижал к сердцу. – Чувствуешь? Чувствуешь, как сильно оно бьется? Оно – всегда будет принадлежать только тебе!

Констанс вскочила на ноги и, сверкнув глазами, с ненавистью выкрикнула:

– Не подходи ко мне, Дориан Клиффорд! Слышишь? Не подходи! – И побежала к дому.

Что-то сверкнуло, раздался сухой треск, и на листья и траву упали первые капли дождя.

5

Констанс желала только одного: поскорее вернуться домой, чтобы оказаться как можно дальше от Дориана.

Сидя рядом с ним на скамье и чувствуя биение его сердца, она едва сдержалась, чтобы не прижаться к этому родному телу.

Она любила его больше всех на свете, но не могла, не смела, не имела права быть рядом с ним. Мысль о том, что по ее вине он останется без детей, лишала Констанс всякой надежды на близость.

Заломило виски, как в те уже далекие черные дни беспомощности и одиночества, когда она узнала, что стала бесплодной. Констанс решила выйти на свежий воздух. В конце концов, быстрей дойти до дому пешком, чем вызывать такси – подумаешь, какие-то несколько миль! Бернис и Бретт о чем-то напряженно беседовали, и Констанс тихонечко выскользнула из дома. Наверное, следовало попрощаться с хозяином, но сейчас каждая секунда была дорога. Поглощенная мыслями о человеке, от которого только что сбежала, она даже не заметила, что идет дождь.

Боже, сделай так, чтобы он оставил меня, молилась она.

И только когда в воздухе прокатился раскат грома, до Констанс дошло, что она промокла насквозь, а до дому еще не меньше двух миль. Она прибавила шагу, пытаясь спрятать голову, и почувствовала, как ее начинает бить озноб.

Платье прилипло к телу, ноги скользили по мокрому асфальту, и теперь она уже горько сожалела, что решилась на такой необдуманный шаг. Но пути назад не было.

Приду домой, приму горячую ванну, выпью горячего молока с медом и заберусь в постель, подбадривала себя Констанс. В конце концов, это просто теплый летний дождик.

Но на самом деле это был настоящий ливень. Раскаты грома звучали все ближе и оглушительнее, а молнии прочерчивали небо, будто намереваясь поразить бегущую путницу.

Констанс никогда не боялась грозы, но сейчас ей стало не по себе. Она испытывала непреодолимое желание спрятаться, но она помнила, что это опасно, ведь ее школьная подруга Элен погибла под деревом, в которое ударила молния.

Стремительно несущаяся машина окатила ее фонтаном грязной воды. Констанс сжала кулаки, с ненавистью глядя вслед автомобилю. На этой узкой проселочной дороге практически не было движения – и вот на тебе! Вскоре появилась вторая машина, и Констанс торопливо отступила к кустам живой изгороди.

Автомобиль притормозил, и Дориан буквально втащил девушку в салон.

Перепуганная и преисполненная благодарности одновременно, она рухнула на кожаное сиденье. Меньше всего ей хотелось пользоваться услугами Дориана, но идти еще целую милю под проливным дождем было выше ее сил.

Молния ударила в дерево в какой-нибудь сотне ярдов впереди них, расщепила его надвое и повалила, а спустя долю секунды раздался оглушительный грохот.

Констанс испустила пронзительный вопль. Если бы Дориан не остановился и не заставил ее сесть в машину, она сейчас как раз подошла бы к этому вязу и…

– Ты в своем уме? – спросил Дориан и сунул ей в руки чистый носовой платок. Он был вне себя. Его глаза сверкали, брови сошлись вместе, как две грозовые тучи, губы сердито сжались. – Как можно было идти домой пешком в такую погоду? – не унимался он.

– Откуда мне было знать, что начнется дождь? – огрызнулась она.

– Он пошел, когда мы были в саду. Неужели ты готова была рисковать жизнью, лишь бы избавиться от меня?

Констанс, закрыв глаза и обхватив себя руками, тряслась в ознобе.

– Выпей! – приказал Дориан, протягивая ей переплетенную кожей флягу. Констанс не переносила крепкие напитки, но сейчас послушно сделала маленький глоток. – Еще! – проскрежетал он. Она повиновалась. – И еще! – На этот раз она хлебнула изрядную порцию и сразу ощутила, как по телу растекается тепло. Завинтив крышку фляги, Дориан отрывисто скомандовал: – Сними с себя эту мокрую тряпку!

– Н-не п-поняла? – растерялась она.

– Снимай платье и надевай мой пиджак, пока не подхватила воспаление легких!

Конечно, он был прав, но как раздеться в его присутствии?..

– Мне сделать это самому?

Дрожащими пальцами Констанс стащила с плеч бретельки, извиваясь, вылезла из платья и бросила мокрый комок прямо себе под неги. Приняв из рук Дориана пиджак, она завернулась в него и сразу почувствовала себя немного лучше.

Машина стояла на месте, потому что упавшее дерево перегородило путь, но Дориан, включив обогрев салона, не глушил мотора. Стекла запотели, и Констанс почувствовала себя в полной безопасности – как всегда в присутствии этого мужчины.

– А теперь отвечай, – процедил он сквозь зубы. – Ты и в самом деле ненавидишь меня настолько, что готова идти всю ночь под проливным дождем, лишь бы скрыться от меня?

– Просто мне кажется, что для нас обоих будет лучше, если ты оставишь меня в покое.

– Я не ожидал встретить тебя сегодня, – возразил Дориан.

– Возможно, – сказала она, пожав плечами. – Но тебе не следовало гоняться за мной по всему саду.

– Да, но так хотелось!.. – Дориан сидел вполоборота к ней, и, казалось, готов был беседовать, пока не кончится гроза – хоть до самого утра. – Увидев тебя, я не поверил своим глазам, – продолжал он. – Казалось, небо услышало мои молитвы. Странно, что я не поцеловал тебя при всех!

– И правильно сделал, – фыркнула она, – потому что мне пришлось бы отвесить тебе пощечину, и ты оказался бы в весьма щекотливом положении.

– А если я поцелую тебя сейчас, ты тоже дашь мне пощечину? – спросил он, наклоняясь к ней.

Констанс вызывающе приподняла подбородок, ничем не выдав своего страха.

– А ты сомневаешься? Хотя… Но, я надеюсь, ты не воспользуешься ситуацией?

– Я никогда никого не хотел так, как тебя сейчас, Конни.

Так он желал чего-то большего, чем просто поцелуй? Констанс в ужасе закрыла глаза, и это оказалось роковой ошибкой – мгновением позже губы Дориана овладели ее ртом – нежно и выжидающе, готовые при одном намеке на сопротивление пойти на попятную. Но она и не сопротивлялась.

До сих пор она боролась со своей любовью к Дориану, думая, что сможет держать дистанцию. Но страсть вспыхнула так мгновенно, что теперь, если она не хотела выдать себя, надо было что-то спешно предпринять.

Но Констанс не могла заставить себя даже пошевелиться. Поцелуй становился все более жарким. Огонь желания охватил женщину, и слабый стон против воли слетел с ее губ. Дориан сжал ее в объятиях и скользнул руками под пиджак, касаясь нежной кожи. Губы его стали еще настойчивее, и Констанс со стремительностью, испугавшей ее самое, ответила на поцелуй.

Сбросив пиджак с ее плеч, Дориан стал целовать мягкое податливое тело. Констанс зарылась пальцами в его черную шевелюру, наслаждаясь родным запахом мужского тела.

– Конни, Конни! – бормотал он снова и снова.

Прежде чем она успела что-либо понять, он прильнул к ее груди.

Это была сладчайшая в мире пытка. Констанс откинулась на спинку сидения, закрыв глаза и отдаваясь изысканному наслаждению. И вдруг…

Ослепительная вспышка молнии и последовавший за этим оглушительный раскат грома привели ее в чувство. Оттолкнув Дориана, она выпрямилась, и глаза ее сверкнули, как две маленькие голубые молнии.

– Не надо было этого делать, Дориан Клиффорд! – воскликнула она, ни на минуту не задумавшись о том, что в происходящем в равной степени была доля и ее вины.

– Я так давно мечтал об этом, – глухо пробормотал он. – Ты такая сладкая, Конни! Я хочу тебя!

Констанс запахнула пиджак, пряча ноющие от желания груди от жадных глаз Дориана.

– Запомни, – свирепо бросила она, – ты дотронулся до меня в первый и последний раз!

– Ты намерена и дальше зябнуть в одиночестве? – спросил он раздраженно.

– Именно так! – торжественно кивнула Констанс.

– Тогда почему ты позволила поцеловать тебя?

Она неуверенно пожала плечами.

– Думаю, во мне проснулось любопытство.

– Любопытство? – взорвался Дориан. – В отношении чего, черт возьми?

– Мне стало интересно, что я почувствую.

– Ну, и что же? – В голосе его появились стальные нотки, глаза недобро блеснули.

– Я лишний раз убедилась, что чувства, которые я испытывала к тебе, давно умерли. – Как ни противно было Констанс лгать, ничего другого ей не оставалось.

Он с подозрением прищурился.

– И я должен тебе поверить?

– Это чистая правда.

К ее изумлению Дориан улыбнулся. Гнев его испарился так же внезапно, как и возник.

– Ты никогда не умела лгать, дорогая! – сказал он нежно. – Ты наслаждалась этим поцелуем не меньше меня, разве не так?

– Возможно, и было что-то, – торопливо сказала она. – Но я не сторонница случайных связей, а ничего большего у нас с тобой, увы, не получится. Так что не трать попусту время!

Дориан в упор посмотрел на нее, и Констанс стоило немалого труда выдержать его взгляд. Когда Дориан тяжело опустился в водительское кресло и, устремив глаза на дорогу, вцепился побелевшими пальцами в руль, она поняла, что одержала победу.

Долину по-прежнему озаряли сполохи молний, но эпицентр грозы переместился куда-то дальше, и дождь больше не барабанил по крыше автомобиля.

Еще пара минут, и можно ехать, подумала Констанс.

– Пожалуй, надо развернуться и отправиться обратно к Форбсу, – сообщил Дориан.

– Но я хочу домой! – нахмурилась Констанс.

– Бретт сказал, что ты куда-то вышла, но никому из них и в голову не пришло, что ты могла отправиться домой. Я рискнул предположить, что у тебя началась головная боль и ты решила немного освежиться. Когда же разверзлись хляби небесные, я отправился за тобой. Так что все ждут твоего возвращения.

– В таком виде? – мрачно скривилась Констанс.

– Ты выглядишь как всегда прекрасно.

– Ты просто сумасшедший! – Или слепой, подумала она.

– Я люблю тебя.

Констанс в отчаянии закрыла глаза и простонала:

– Я хочу домой… Смотри-ка, гроза, кажется, прошла. Я могу теперь добраться сама.

– А дерево?

– Переберусь как-нибудь.

– До твоего дома еще больше мили. Это просто смешно, Конни. – Он помолчал. – Ладно, так и быть, я отвезу тебя, а потом вернусь к Форбсу и успокою твою мать.

– И что же ты собираешься предпринять? Оттащить с дороги столетний вяз? – ехидно поинтересовалась она, но он лишь ухмыльнулся.

– Справа впереди есть поляна – через нее и проеду. Не беспокойся, милая, я доставлю тебя домой в целости и сохранности.

А потом сам себя пригласишь зайти, и нетрудно будет представить, что произойдет дальше! – мысленно закончила за него Констанс.

Дориан переключил скорость, медленно проехал через мокрые кусты и, в обход упавшего дерева – на поляну. Еще через пять минут машина остановилась у дома Констанс.

– А вас, милая леди, я прошу немедленно принять горячий душ! – сказал он, отбирая у нее ключи и самостоятельно отпирая дверь.

Она упрямо мотнула головой.

– Мне нужно посмотреть, как там лошади. – Но тут она вспомнила, что на ней надет только пиджак Дориана.

Констанс взбежала наверх по лестнице, натянула джинсы и свитер и спустилась вниз. В холле она обула сапоги, накинула на плечи плащ и побежала к загону, не заметив, что Дориан идет следом, шлепая по лужам в итальянских кожаных туфлях.

К счастью, гроза уже миновала, дождь перестал, и лошади успели немного прийти в себя. Констанс чувствовала, как от ее прикосновений и ласковых слов они успокаиваются, но потребовалось еще какое-то время, прежде чем она решилась оставить их.

Только тогда она заметила Дориана, он стоял у калитки, наблюдая за нею.

– И почему я не лошадь, – с мечтательной улыбкой сказал он.

Констанс ничего не ответила. Она уже давно открыла, что любить животных куда безопаснее, чем людей. Четвероногие создания не разбивают сердец.

В облаках появились просветы. Гроза в приводе закончилась, но продолжала бушевать в ее сердце.

Дориан снова напомнил, что ей нужно срочно принять душ, и на этот раз Констанс послушалась. Увидев себя в зеркале ванной комнаты, она ужаснулась. Мокрые пряди свисали ей на лицо, тушь растеклась грязными полосами, глаза покраснели и опухли.

Она и в самом деле выглядела ужасно, и все же, Дориан целовался с ней, говорил, как она прекрасна и как он любит ее. Из глаз Констанс хлынули слезы. Всхлипывая, она повернула кран душа и несколько минут стояла неподвижно под горячими струями, словно надеясь, что вместе с грязью они смоют и навалившиеся на нее проблемы.

Закрыв глаза, она не слышала, как открылась дверь ванной, и только ощутив прикосновение твердого мужского тела, распахнула глаза и отчаянно завизжала от страха.


Дориан понимал, что рискует, но ему показалось, что игра стоит свеч.

– Я подумал, что так можно будет сэкономить воду, – сказал он с неловкой ухмылкой.

– Лицемер несчастный! – взвизгнула она. – Если ты желаешь принять душ, вали в свою гостиницу! – И она, съежившись, прижалась к стене.

– Ты серьезно? – блаженно улыбаясь, спросил Дориан.

Она стояла перед ним нагая и беззащитная, и, вспомнив о ее страстном ответном поцелуе там, в машине, он решил идти до конца.

Интересно, подумал он, знает ли Констанс, как прекрасна она во гневе?

– О да, я более чем серьезна, – фыркнула она. – Немедленно выйди отсюда!

Но Дориан надеялся, что ему сейчас все сойдет с рук. Он хотел видеть ее всю, каждый дюйм этого бесконечно любимого, возбуждающе обнаженного тела и с трудом сдерживался, чтобы не опускать глаза ниже.

– Помню, как мы, бывало, вместе принимали ванну, – пробормотал он. – Это было чудесно! Но душ… – это совсем другое, не правда ли?

Принимать ванну вдвоем было частью их вечернего ритуала. Десять лет назад это казалось ему верхом эротизма, но сегодня он мог бы вспомнить десятки других способов возбудить у женщины желание.

– Мыться – это слишком интимное дело, – парировала Констанс, прикрывая грудь руками. – Я готова уступить тебе место.

Она попыталась двинуться, но преградил ей дорогу. Он не коснулся ее тела, но оказался достаточно близко, чтобы возбудить желание. Дориан почувствовал это и понял, что только страх выдать свои истинные чувства заставляет ее протестовать.

– Дориан, пусти!

Он улыбнулся и кончиками пальцев дотронулся до ее лица, очертив линию подбородка, потом пробежав по нежным векам и пухлым губам…

– Не могу, Конни, – хрипло прошептал он и почувствовал, как по телу ее пробежала дрожь.

Глядя Констанс в глаза, он мягко развел ее руки, прикрывавшие грудь, и потянулся за мылом.

Поняв, что сейчас произойдет, она закрыла глаза и сдалась.

Он не спеша намылил ее с головы до ног: сперва руки, потом грудь… Констанс ощутила блаженство, равного которому не могла припомнить… Спина, бедра, живот… О Господи, как он умудряется держать себя в руках, когда плоть его так яростно восстает от неутоленной страсти?..

Он закончил, немало удивленный собственной выдержкой, и тихо сказал:

– Теперь твоя очередь.

А поскольку Констанс по-прежнему стояла неподвижно, он поймал ее руки и, переведя дыхание, приказал:

– Теперь ты!

Ее прикосновение оказалось роковым. Он внушал себе, что должен действовать медленно, но втайне хотел снова и снова заниматься с нею любовью. Констанс и сама была на пределе, но решающая разница заключалась в том, что глаза его были открыты. Он с восторгом наблюдал борьбу чувств, отражавшуюся на ее лице. Коснувшись его члена, она на мгновение замерла и неуверенно взяла его в ладонь.

И это мягкое, ласкающее прикосновение робких пальцев было последней каплей, переполнившей чашу. С каким-то звериным рыком Дориан обхватил руками ее бедра и со всей силы двинул их на себя. Он хотел заниматься с нею любовью теперь и здесь, и он не мог больше ждать…

6

Констанс нашла Дориана на кухне. Он был в одних черных плавках. Рубашка, носки, брюки – все это крутилось сейчас в сушилке-центрифуге, грязные туфли ждали чистки за задней дверью. На столе стояли, дымясь, две чашки с горячим шоколадом.

– А я уже собирался звать тебя, – сказал он. – Что так долго?

Казалось, он не смущался своей наготы, да и ей вроде бы не следовало, и все же Констанс не могла оторвать от его тела глаз. Она помнила его худым, угловатым и белокожим, а сейчас перед ней стоял загорелый мускулистый красавец, само воплощение мужественности. От одного взгляда на него захватывало дух.

– Я не знала, что нужно было спешить, – хрипло ответила она.

– Я сделал тебе шоколад, – сказал он. – А как только высохнет одежда, я уеду.

Ни следа страсти, судорожно и мучительно прорвавшейся в нем наружу совсем недавно…

Констанс буквально окаменела, когда он неожиданно распахнул дверь душевой кабинки и выскочил, бормоча, что сошел с ума. Странно: вместо того чтобы благодарить небо за чудесное избавление, она почувствовала себя опустошенной и брошенной.

Переплетение их рук и тел, ощущение того, как возбуждается и твердеет его плоть, возбудили ее настолько, что заняться с ним любовью казалось ей абсолютно естественным. Она не хотела останавливать его, да и не смогла бы. Даже сейчас ее тело, все еще стремящееся к близости с ним, ныло от неутоленного желания.

Так почему же он в последний момент передумал?

Она задавала себе этот вопрос, пока вытиралась после душа, и продолжала спрашивать сейчас. Может быть, он просто хотел проверить ее? Если так, то, может быть, его неотступные преследования прекратятся теперь, когда он понял, как легко сломить ее сопротивление?

Впрочем, ей повезло. Теперь придется удвоить бдительность. И главное – убедить Дориана, что она, Констанс, не испытывает к нему никаких чувств, а все, что случилось сегодня, – не более чем физическое влечение. Она на мгновение закрыла глаза. Почему же ей так тяжело?

Взяв в руки чашку шоколада, она примостилась на табуретке у стойки. Дориан сел рядом, и запах его тела снова выбил Констанс из колеи. Ей страстно захотелось обнять его, поцеловать и…

– Как ты думаешь, почему мать не поставила Бретта в известность о твоем предыдущем замужестве?

Слава Богу, разговор перешел на безопасную тему. Констанс пожала плечами и, скривив губы, ответила:

– Она предпочитала вообще не вспоминать о нашем с тобой браке.

– Да, я никогда не принадлежал к ее любимчикам… И как давно у них с Бреттом роман?

– Понятия не имею. Для меня было полным сюрпризом увидеть их вместе. Скорее всего, они встретились на одной из официальных вечеринок – мать обожает их посещать. Не думаю, что они знакомы давно.

– Почему?

– Потому что у нее совсем недавно… как бы это сказать… крылья выросли, что ли? Я заметила это, но не считала возможным совать свой нос в ее дела. Думала, она затевает какую-то интрижку. Теперь ясно, что это любовь.

– И ты рада за нее?

– Еще бы! Теперь, погрузившись в собственные проблемы, она перестанет сватать меня.

Дориан резко опустил чашку на стойку, так что шоколад выплеснулся через край.

– Так она подыскивала тебе жениха?

– Да, и я подозревала, что и сегодняшняя вечеринка – очередная попытка познакомить меня с кем-то.

Констанс вспомнила, как Бернис кричала на нее, когда она отказала Гарри Далтону. Возможно, это действительно было ошибкой. Гарри готов был смириться с тем, что у них не будет детей. Но он сам был единственным ребенком, родители его давно умерли, и Констанс чувствовала, что этому славному человеку нужна большая семья, чтобы он там ни говорил. Со временем он сам понял бы это.

– Ты встречаешься с кем-нибудь? – с подозрением спросил ее Дориан.

– А тебя это беспокоит?

– Естественно, черт возьми!

– И совершенно напрасно, – жестко сказала Констанс. – Кстати, я вовсе не обязана отвечать на твои вопросы.

Она взяла в руки чашку и пригубила ароматный напиток, невольно вспомнив, что горячий шоколад перед сном тоже был одной из традиций их с Дорианом семейной жизни.

– У тебя есть… друг? – продолжал расспросы тот.

Губы Констанс расплылись в снисходительной улыбке.

– Никого, кто мог бы тебя заинтересовать.

– Но кто-то все же есть? – задыхаясь, настаивал Дориан. – Бьюсь об заклад, он тоже богат. Кто это? Почему ты ничего не рассказала мне о нем раньше?

– Не вижу смысла, – пожала она плечами.

– Не видишь смысла? – взревел Дориан. – Полагаю, что смысл есть, и очень даже глубокий. Что, по-твоему, я здесь делаю? Почему гоняюсь за тобой? Если у меня нет никакой надежды, скажи – и я уеду в Лондон!

– Я уже не раз говорила тебе об этом, – жестко сказала Констанс.

Дориан закрыл глаза, и на какое-то время в воздухе повисло тягостное молчание. Констанс физически ощущала его глубочайшее уныние. Но когда он снова поднял глаза, взгляд их был непроницаем.

– Скажи, а смерть Криса была для тебя жестоким ударом?

Констанс вздрогнула.

– Еще бы!

– В высшей степени трагическое происшествие, – согласился он.

У Констанс словно ком застрял в горле.

– Самое ужасное, что ничего этого не случилось бы, надень он каску. То есть, наверное, он все равно пострадал бы, но остался жив.

– И ты никого не винишь в его смерти?

Констанс недоуменно покачала головой.

– Нет.

– Планируешь снова выйти замуж?

– Нет.

– Почему?

– Потому что мне, похоже, не слишком-то везет в браке.

– Так у тебя ни с кем нет серьезных отношений?

Констанс кисло улыбнулась. Он бил в одну и ту же точку.

– Почему тебя это так беспокоит?

– Ты прекрасно знаешь, почему! – огрызнулся он.

– Понятно. Ты говорил, что по-прежнему любишь меня. Я в это не верю. Если бы твоя любовь была такой глубокой, ты никогда не отпустил бы меня и попытался сохранить наш брак.

– Да, я был идиотом! – Голос его зазвенел от гнева. – К тому же еще твоя мать!.. И потом, ты всегда говорила, что деньги – основная причина наших разногласий. Я закончил университет, получил высокооплачиваемую работу, приехал к тебе и… что же я узнаю? Моя Констанс уже успела выскочить замуж за какого-то богача.

Она скривила губы.

– А может, мы просто не подходили друг другу?

Дориан фыркнул, глаза его сверкнули.

– Ты и в самом деле так думаешь?

У Констанс по спине пробежал холодок, настолько неотразимо сексуален был он во гневе. По телу ее пробежала горячая волна, пульс участился, и ей нестерпимо захотелось очутиться в его объятиях. Но, тем не менее, она нашла в себе силы гордо заявить:

– Конечно!

– Как ты можешь быть абсолютно уверена в этом?

Он снова был тут, сзади, так что дыхание его опаляло ей затылок. Констанс, окаменев, взмолилась, чтобы он не прикоснулся к ней, иначе… Иначе все ее усилия пойдут прахом.

– Просто я хорошо знаю себя, – сказала она непреклонно. – Я бы никогда не вышла замуж вторично, если бы продолжала любить тебя. Крис стал для меня смыслом всей жизни.

– А теперь появился кто-то другой, и я снова оказался ни при чем. – Таким удрученным она его никогда еще не видела.

В наступившей тишине громовым раскатом зазвенел телефон. Это была Бернис. Она интересовалась, уехал ли Дориан.

– Нет, мама, он еще здесь, – устало ответила Констанс.

– Скажи, что я уезжаю, – коротко бросил он, надел рубашку и двинулся к выходу.

– Спасибо, что подбросил, – крикнула Констанс ему вслед.

– Не за что, – с горечью сказал он.

Констанс смотрела, как он сходит с крыльца и садится в машину, как она трогается с места… Слезы медленно поползли у нее по щекам. Она плакала, потому что любила его.


– Бретт, уверяю вас, щель в фундаменте становится все шире. – Дориан стремительно перевел взгляд на собеседника. – И если ничего не предпринять, у нас могут возникнуть серьезные проблемы. Где, черт возьми, эти Тэлботы? Вы сказали, что хотели вызвать их для серьезного разговора? Вы понимаете, что под угрозой моя репутация?

Тэлботы возглавляли фирму, которая получила от «Си-Би-Эй» подряд на строительство галереи. Дориан уже давно собирался лично встретиться с ними, но тщетно.

Форбс виновато опустил глаза.

– Они заявили, что разрывают с нами контракт.

Дориан вскочил на ноги и разразился бранью.

– Что за барахло вы подбираете себе в качестве партнеров, черт возьми?

Тот покачал головой.

– У них была отличная репутация, смею вас заверить. Они нас никогда еще не подводили. Видимо, все дело в том, что там сменилось руководство.

– Почему, черт возьми, вы мне раньше ничего не сказали? – разъяренно спросил Дориан.

– Я сам только что узнал об этом.

– Так что же теперь ждет галерею? Где мы найдем подрядчика?

– Я работаю над этой проблемой, – заверил его Бретт.

Дориан только фыркнул в ответ.

– И сколько времени вы будете этим заниматься? Пока здание не развалится? Черт побери, дружище, так не пойдет!

– А разве есть какой-то другой выход? – развел руками Форбс.

– Нет, – тяжело вздохнул тот. – Но от этого не легче! – Он снова сел в кресло. – Давайте-ка выпьем чашечку крепкого кофе – лучше всего с виски.

– Я прикажу принести, – кивнул Бретт и нажал на кнопку вызова секретаря.

Дориан немедленно воспользовался паузой.

– Вчера все было прекрасно, – сказал он небрежно. – Спасибо за приглашение.

– Рад, что вы пришли, – улыбнулся Форбс. – Я все еще никак не могу свыкнуться с мыслью, что вы когда-то были женаты на Констанс.

– Я тоже, – сухо сказал Дориан.

Вчера, когда Констанс намекнула, что у нее есть другой мужчина, все в нем словно оборвалось. Он не сомкнул глаз в эту ночь, ломая голову над тем, почему до сих пор не столкнулся с соперником нос к носу. Такое впечатление, вдруг мелькнуло у него в голове, что она сказала это только для того, чтобы от меня отделаться. – Но у него был еще один вопрос к Бретту.

– Что вы имели в виду вчера, когда говорили о несчастном случае с Крисом?

На лице Форбса появилось выражение панического страха.

– Ничего. Мне следует поменьше болтать. Забудьте о моих словах…

– Извините, Бретт, – сказал Дориан, – но поскольку это касается Констанс, я должен выяснить, в чем тут дело.

– Вот и поговорите с ней, – быстро ответил тот.

– Но ей ничего не известно о ваших подозрениях.

– Это одни догадки, у меня не было никаких улик…

– Меня не волнуют доказательства, Бретт. Я хочу знать, что заставило вас заподозрить, будто…

Форбс бросил взгляд на настенные часы и торопливо встал.

– Через пять минут мне уходить. Давайте поговорим в другой раз.

– Когда? Вечером за ужином? – Дориан чувствовал, что тот не хочет говорить на эту тему.

– К сожалению, это невозможно. Мы с Бернис собираемся в театр. Я позвоню вам, Дориан. А теперь прошу прощения, мне нужно кое-что обсудить с секретаршей. – И он поспешно вышел.

Что ж, раз Форбс молчит, придется нанять частного детектива. Конечно, это потребует его присутствия в Шеффилде, но ему и так придется задержаться здесь. Ведь трещина продолжала расти, и он был прямо заинтересован в том, чтобы выяснить причину этого.

А вдруг ему удастся еще раз увидеться с Констанс? Даже если у нее и есть ухажер, нельзя опускать руки…


На протяжении нескольких дней Констанс напряженно трудилась в магазине. Но хотя она и пыталась не вспоминать о Дориане, это оказалось невозможным. Он ни на минуту не выходил у нее из головы, не оставляя даже во сне.

Оставалось надеяться лишь на то, что он не попытается снова увидеться с ней – такого прессинга Констанс не выдержала бы. Она и без того была на грани того, чтобы отдаться ему, и сделала бы это, если бы Дориан сам не повернулся к ней спиной. Чем больше времени она проводила с ним, тем труднее ей было совладать с собой. Но она во что бы то ни стало должна была вычеркнуть его из своей жизни.

Может, хотя бы брошенная вскользь реплика о претендентах на ее руку заставит Дориана отступиться?

Бернис в очередной раз отчитала ее за то, что она ушла с вечеринки, никого не предупредив. Но Констанс в ответ упрекнула мать в том, что та столько времени скрывала свои отношения с Бреттом.


В воскресенье Констанс чуть свет выехала на традиционную верховую прогулку, а когда вернулась, то увидела Дориана, сидевшего на ограде загона.

– Доброе утро! – как ни в чем не бывало улыбнулся он, словно встречал ее с прогулки каждый день. – Ты, однако, ранняя пташка, Конни. Я рассчитывал перехватить тебя до того, как ты выедешь. Понимаешь, мне вдруг подумалось, а почему бы нам не покататься вдвоем?

– Ты серьезно? – спросила Констанс, едва успев спрятать радостную улыбку.

Дориан был потрясающе красив в черных джинсах и спортивной рубашке. Как могло случиться, что он до сих пор не женат? – подумала она с тайным самодовольством.

– Абсолютно серьезно, – заверил он.

– Разве ты умеешь ездить верхом?

– Надеюсь, ты меня научишь? Не может быть, чтобы это было так сложно. Как насчет того, чтобы выехать сразу после завтрака? – жизнерадостно поинтересовался Дориан.

– Пожалуй, не стоит…

– Ты не хочешь учить меня?

– Не в этом дело… Не сомневаюсь в твоих способностях, но…

– Ага, у тебя другие планы! – свирепо вскричал он.

– Вообще-то… – уклончиво начала Констанс, пытаясь придумать какое-нибудь срочное дело. – … Нет, я совершенно свободна, – неожиданно для себя самой закончила она.

– Так почему ты не хочешь провести время со мной?

– Можно подумать, ты не понимаешь! – рассердилась она. Теперь от него так просто не отделаешься.

Дориан проводил до дома и взял на себя приготовление завтрака, пока она будет принимать душ и переодеваться. Вообще-то глупо было мыться, если они и в самом деле собирались на конную прогулку, но Констанс нужен был повод скрыться, чтобы прийти в себя и приготовиться к тому, что последующие несколько часов ей придется провести в обществе Дориана. Ее терзали противоречивые чувства. Втайне она млела от такой перспективы, но понимала, какому риску себя подвергает.

Всю неделю она пыталась настроить себя против Дориана, но стоило увидеть его, как все усилия пошли прахом. Она любила его, и постоянная борьба с собой изматывала ее.

Завтракали они во внутреннем дворике. Апельсиновый сок, яичница-болтунья с тостами и кофе. Никогда еще эта незамысловатая еда не казалась Констанс такой вкусной.

После грозы на всю неделю снова установилась жаркая погода, и даже сейчас, в восемь утра, солнце уже вовсю припекало. Впрочем, может быть, ее просто бросало в жар от близости Дориана?

– Здесь гораздо лучше, чем в моем саду на крыше, – сказал Дориан. Допив кофе, он откинулся в кресле и задумчиво пробормотал: – Надо напомнить Энди, чтобы она не забыла полить цветы.

– Она? – встрепенулась Констанс. Ей в голову не могло прийти, что упомянутый вскользь Энди окажется женщиной.

– А разве я не сказал, что это девушка?

– Нет, не сказал. Хорошо, что тебе есть кому доверить свой сад. – Констанс пыталась сказать это небрежно, но Дориан уловил в ее тоне какие-то новые нотки.

– Я, разумеется, не стал бы утруждать ее, – с сомнением пробормотал он, – но она уверяет, что ей это доставляет истинное наслаждение.

Интересно, подумала Констанс, только ли за садом Дориана ухаживает эта девица?

– Почему ты не уедешь из города, если тебе так нравится жить на природе? – поинтересовалась она.

– Ты предлагаешь переехать к тебе? – оживился Дориан.

Констанс с опозданием поняла, что снова угодила в ловушку.

– Это не приглашение, – сухо уточнила она.

– А что, у тебя тут столько места! – заметил он.

– Мне и одной неплохо!

– Без любовника?

Констанс устало закрыла глаза. Гарри ни разу не оставался у нее на ночь. Он, конечно, хотел этого, но Констанс осознавала, что такой шаг мог привести к новому браку.

– Без любовника, – кивнула она.

– Но он, надо полагать, был бы не прочь развеять твое одиночество?

– А разве не все мужчины хотят того же? – мстительно спросила она.

Дориан открыл рот, собираясь что-то сказать, и вдруг, словно передумав, одним рывком поднялся на ноги.

– Пора собираться на прогулку!

– Я думала, мы отдохнем немного после завтрака.

– Ладно, – пожал он плечами. – Тогда прогуляемся пешком.

– Иди. А я пока вымою посуду.

– Какая в этом срочность? – возмутился Дориан. – Я помою все после обеда.

– Ты что, собираешься провести здесь весь день? – Констанс так и застыла с открытым ртом.

– Ты же сказала, что у тебя нет никаких планов.

– Но…

– Вот и славно, – прервал он готовые сорваться с ее губ возражения.

Они прошлись, беседуя о том о сем, а потом Констанс вывела из загона двух лошадей и предложила Дориану оседлать каурую кобылу Холли.

– Она очень спокойная, так что ты легко справишься с ней, – сообщила она.

– Я бы предпочел ехать на Касторе, – возразил он.

Кобыла и в самом деле была низковата для него, но жеребец не любил чужаков, а Дориан, судя по всему, никогда прежде не сидел в седле.

– Он брыкается и встает на дыбы.

– Риск – благородное дело, – настаивал Дориан.

– Что ж, тогда не обессудь, если он тебя сбросит.

– Не стану, – лаконично ответил он, вставил ногу в стремя и легко вскочил в седло.

Констанс не могла не признать, что он отлично смотрится на красавце-жеребце. Дав несколько советов по поводу того, как ездить верхом, она тронула поводья, и они поскакали вперед.

К полному ее изумлению, Кастор вел себя безукоризненно. Констанс даже заподозрила, что Дориан не был новичком в верховой езде. Либо он лгал, либо инстинктивно чувствовал, как управлять лошадью.

Дориан пустил коня рысью еще до того, как Констанс успела объяснить, как это делается, а затем так же непринужденно перевел его в галоп. Она последовала его примеру, предупредив, что по ту сторону холма растет колючий кустарник. Кастор без труда перескакивал через такие препятствия, но неопытный всадник, растерявшись, мог выпасть из седла.

Беда, однако, подкралась с другой стороны. Констанс пристально следила за Дорианом, не обращая внимания на дорогу. В результате Кастор играючи преодолел препятствие, а вот Холли испугалась и в последний момент остановилась как вкопанная, и Констанс, по инерции перелетев через голову кобылы, упала у ее ног.

Она успела испустить пронзительный крик, в следующую секунду весь мир вокруг померк.

7

Открыв глаза, она увидела над собой встревоженное лицо Дориана. Констанс все вспомнила и ощутила себя полной идиоткой. Хороша же она! Мастер верховой езды, дающий уроки новичку!..

Она хотела подняться, но твердая рука остановила ее.

– Не шевелись, я посмотрю, нет ли у тебя перелома. Господи, ну и напугала же ты меня!

– Я в полном порядке, – упрямо сказала Констанс и попробовала подняться. Но как только она встала на ноги, все вокруг поплыло, и Дориан подхватил ее, прижимая к себе.

– Судя по всему, ни переломов, ни вывихов нет, но ты все же серьезно ушиблась.

– Долго я была без сознания?

Он отрицательно покачал головой.

– Минуту, не больше.

– Со мной никогда случалось ничего подобного, – пробормотала Констанс, втайне наслаждаясь теплом и силой его тела. – Падать приходилось, но чтобы вылететь из седла!..

– Нужно срочно ехать домой и вызывать врача.

– Ерунда! – решительно заявила она. – Я скоро буду в полном порядке… А где Холли? Она в порядке?

Дориан кивнул. Констанс оглянулась: лошади стояли, опустив морды и напряженно вглядываясь в хозяйку. Она шагнула к ним и снова ощутила острый приступ головокружения.

– Чем скорее мы будем дома, тем лучше, – с глубокой озабоченностью в голосе сказал Дориан. – Если ты не в состоянии идти, поедем на Касторе.

Дорога домой показалась ей непереносимо длинной. Сзади на привязи трусила Холли. В любой другой момент Констанс была бы взволнована близостью Дориана, его прикосновениями, запахом, но сейчас ей мучительно хотелось только одного: как можно скорее оказаться в постели.

Но она не учла, что раздевать, мыть и укладывать в кровать ее будет он, Дориан… И ей пришлось уговаривать себя, что это не имеет никакого значения, что он сотни раз видел ее обнаженной, что странное чувство, овладевавшее ею, не имеет ничего общего с любовью, и вообще она слишком устала, чтобы испытывать физическое влечение.

Наконец Констанс уснула и очнулась только от тихого голоса доктора Стоуна. После тщательного осмотра врач констатировал у нее легкое сотрясение мозга и велел как минимум два дня провести в постели.

– Кто-нибудь может побыть с вами? Может, позвонить миссис Картер? – спросил он, закрывая свой чемоданчик.

– Ни к чему тревожить Бернис, – категорически возразил Дориан. – Не беспокойтесь, доктор, я побуду с ней.

– Хорошо, – невозмутимо сказал тот. Казалось, он не нашел ничего странного в готовности Дориана оказать помощь больной.

Но когда он ушел, Констанс уселась на постели и окатила Дориана свирепым взглядом.

– Как ты посмел?

– Что именно? – невинным голосом переспросил он.

– Спасибо за заботу, но я как-нибудь справлюсь сама.

– Ты слышала, что сказал доктор? Покой, покой и снова покой! Два дня постельного режима.

– Я могу обойтись и без тебя, – не сдавалась она.

– А как насчет лошадей? Кто покормит их? Я тебе необходим, Констанс, хочешь ты этого или нет. Конечно, если ты предпочтешь мать… Хотя я не думаю, что Бернис придет в восторг, узнав, что ты получила сотрясение мозга во время верховой прогулки со мной. Разумеется, она обвинит во всем меня…

А то как же! – мрачно усмехнулась Констанс и представила себе перспективу два дня подряд выслушивать причитания матери. Она скользнула под одеяло, подтянула его под самый подбородок и закрыла глаза.

– Твоя взяла! – бросила она сквозь зубы.

Констанс проспала большую часть дня – или, по крайней мере, притворялась, что спит. Дориан сновал туда-сюда, но, когда бы он ни зашел в спальню, глаза у нее были плотно закрыты. Один раз он даже сделал вид, что задремал на стуле рядом с кроватью, наблюдая за ней из-под прикрытых ресниц. Время от времени ее пальчики сбрасывали со лба непослушную прядь волос, а губы бормотали что-то невнятное.

На ланч он приготовил суп, а на ужин – тушеную рыбу.

Можно подумать что я инвалид, – бурчала Констанс, хотя в глубине души наслаждалась заботой и вниманием, которыми он ее окружил. Дориан разрешал ей вставать только в туалет, а когда она заявила, что ему пора возвращаться в гостиницу, сообщил, что остается ночевать.

– Нет!.. – в ужасе воскликнула она.

– Почему же?

– Потому что… – запинаясь, начала Констанс.

– Потому что боишься меня? – поддразнил он ее.

– Потому что не нуждаюсь в тебе. Я уже в полном порядке!

– Может быть. – Он приподнял бровь, изучая ее лицо. – Но в любом случае я остаюсь. В конце концов, если бы я не уговорил тебя отправиться на конную прогулку, ничего бы не произошло.

Констанс, стиснув губы, откинулась на подушки. Итак, ей предстояла бессонная ночь. Как она сможет уснуть, если все время будет ждать, что он найдет предлог оказаться в ее спальне – а в итоге и в постели!.. Это было выше ее сил…

Оказалось, однако, что она напрасно тревожилась. В десять вечера Дориан принес ей чашку горячего шоколада, удостоверился, что ей больше ничего не нужно, поцеловал в щечку – и не показывался до утра.

Правда, она слышала, как где-то около полуночи он принимал ванну в спальне напротив и укладывался спать. Он старался не шуметь, но Констанс отчетливо различала его шаги, шорох снимаемой одежды и удовлетворенный рык, который он испустил, рухнув в постель. Это были знакомые, родные до боли звуки, явственно напоминавшие ей о том, что она навсегда утратила.

Ночью ей приснился Дориан и все то, о чем они когда-то мечтали: дети, смех, веселье, любовь, счастье, – все, чего она лишилась навсегда. Она проснулась в слезах.

Констанс слышала, как Дориан ходит вверх-вниз по лестнице, и тут же поспешила в ванную, чтобы привести себя в порядок и скрыть следы слез. К тому моменту, когда он вошел в спальню, она успела умыться и причесаться и сидела на краешке кровати со светской улыбкой на лице.

– Ты выглядишь гораздо лучше, – изрек он с порога.

– И чувствую тоже, – кивнула Констанс. – Фактически я уже здорова.

– Если ты намекаешь, что мне пора уезжать, то забудь об этом! – спокойно сказал он. – Отдыхай, я сейчас принесу тебе завтрак.

Она хотела сказать, что собиралась сама заняться завтраком, но он уже ушел, а через минуту вернулся и поставил на туалетный столик поднос с апельсиновым соком, поджаристыми тостами и яйцом в мешочек. Кроме того, там стояла красная роза в хрустальном бокале.

Констанс встревожилась – слишком о многом этот цветок говорил.

– Тебе на голову свалилось столько хлопот, – сказала она хрипло. – Спасибо!

– Не за что. Ешь, не обращай на меня внимания… А я тоже пойду позавтракаю. – Он потоптался на месте, словно надеясь, что она попросит его остаться, но, не дождавшись, молча повернулся и вышел.

Констанс долго глядела на розу. Дориан снова напоминал, что любит ее. Лучше бы он ушел и оставил ее в покое. Что же еще сделать, чтобы он понял это?

У нее почему-то пропал аппетит, и когда Дориан вернулся, завтрак на подносе оказался почти не тронутым.

– Невкусно? – насупился он.

– Нет, все в порядке.

– Не хочется есть?

– Да.

– Почему?

– Потому что, лежа в постели, вряд ли нагуляешь аппетит, – раздраженно заметила она. – Сегодня я намерена встать.

Она ожидала резкой отповеди, но ошиблась.

– Очень хорошо, только будь осторожной.

– Не волнуйся! Никакой верховой езды, никаких резких движений. Похожу по дому, пригляжу за розами…

Черт дернул ее вспомнить об этом!

– Заодно можешь понаблюдать, как я буду косить лужайки.

Констанс застонала про себя: ее вовсе не радовала мысль о том, что придется весь день видеть его.

– Спасибо за заботу, Дориан, но тебе наверное нужно заняться своими делами, как и мне – своими.

– Какой изощренный намек! А ведь ты всего-навсего хотела сказать: видеть тебя не желаю в своем доме, катись куда подальше! Интересно, а как бы ты чувствовала себя, если бы на моем месте оказался твой любовник? Этот загадочный мужчина, которого никогда нет рядом. Не позвонить ли ему, Конни? Сказать, что ты по нему истосковалась?

– Не будь смешным, Дориан!

– Смешным? – разозлился он. – Так ли уж счастлив он будет, узнав, что я провел в твоем доме ночь? Или ты ему ничего не расскажешь, и это будет наш с тобой маленький секрет? Как много он знает о тебе, Конни? Все? Или ничего вообще?

Констанс молчала.

– Так ты ему ничего не рассказывала? Почему? Боишься, что он начнет ревновать? А может быть, думаешь…

– Заткнись! – взорвалась она. – Если хочешь знать, он работает сейчас за границей.

– И ты рассчитываешь, что я тебе поверю? – спросил Дориан с презрением. – То же самое ты говорила о муже. Знаешь, что я думаю, Конни? Этот ухажер существует лишь в твоем воспаленном воображении, и этой выдумкой, как щитом, ты прикрываешься от меня.

Она на мгновение закрыла глаза и упрямо покачала головой.

– Можешь думать все, что угодно, но Гарри действительно существует, поверь мне… А теперь, если не возражаешь, я хотела бы одеться.

– Гарри?

– Абсолютно верно.

– И как его фамилия?

– Это имеет значение?

– Я хочу знать!

Констанс пожала плечами.

– Гарри Далтон. Ну, доволен? Теперь он стал для тебя реальностью или еще нет? Что ты еще хочешь знать о нем? День, месяц и год рождения? Адрес? Номер страхового полиса?

– Ладно, – обреченно опустил голову Дориан. – Один ноль в твою пользу.

– Так ты мне поверил?

Он сумрачно кивнул, и, забрав поднос, вышел из спальни.

Констанс без сил рухнула на подушки. Теперь, когда она окончательно убедила Дориана, что шансов у него нет, ею овладела невыразимая тоска. Это было единственно возможное решение, и, тем не менее, мысль о том, что она никогда больше не увидит его, оказалась худшей из пыток, которые выпадали на ее долю. Этот человек снова стал частью ее существования, и после его ухода в душе Констанс неизбежно возникла бы ничем не заполненная пустота.

Она с трудом заставила себя выползти из кровати и спуститься по лестнице.

Дориан по-прежнему держался дружелюбно, чутко реагировал на каждое ее желание, но глаза его были совершенно пусты и мертвы. Он обращался с ней, как друг, а не как влюбленный. Он больше не флиртовал, не очаровывал ее многозначительными жестами или репликами и после ужина объявил, что намерен вернуться в гостиницу.

– Думаю, ты уже достаточно хорошо себя чувствуешь, чтобы тебя можно было оставить одну.

Констанс кивнула.

– Ты был очень любезен. – Это было вовсе не то, что она хотела сказать на самом деле.

– Всегда и всем готов прийти на помощь.

Всегда и всем? Готов любого встречного купать в ванной, раздевать, укладывать? Констанс была задета за живое. Впрочем, возможно, он просто пытался спрятать за этой фразой свою собственную боль и разочарование.

Равнодушно пожелав ей спокойной ночи и поцеловав в щечку на прощание, Дориан уехал, и в доме воцарилась мертвая тишина. Констанс все еще не могла свыкнуться с мыслью, что его больше нет рядом. Даже забравшись в постель, она по привычке прислушалась к звукам в соседней комнате.

Хорошо, что он не спал с ней, – тогда ей было бы еще тяжелее.


Дни тянулись один за другим, и Конртанс снова испытывала те же чувства, что и тогда, когда ушла от Дориана. Она понимала, что и тогда, и сейчас поступила правильно. У них не было будущего, и ей оставалось лишь снова загнать свою любовь к нему в самые дальние уголки сознания, наложить на свои чувства табу и попытаться жить дальше. А это было нелегко.

Когда раздавался звонок в дверь, сердце у нее так и прыгало от мысли, что это может быть он. Но всякий раз это оказывался кто-то другой.

Констанс старалась отвлечься работой и даже переговорила с Камиллой по поводу открытия еще одной торговой точки. Утром и вечером она ездила верхом до тех пор, пока чуть не падала от усталости, но душевная боль не отступала.

Когда спустя неделю вечером в очередной раз раздался звонок в дверь и Констанс, выглянув в окно, увидела силуэт высокого, широкоплечего мужчины, она с улыбкой бесконечного счастья на лице бросилась к дверям.

Улыбка мгновенно погасла, когда она поняла, что это не Дориан.

– Ты не рада меня видеть?

– Гарри? Извини, разумеется, рада. – Она снова улыбнулась и дружески протянула ему руку. – Заходи. Вот так сюрприз! Твои ученики в Малайзии оказались такими способными, что ты смог вернуться раньше времени?

Гарри поставил кейс прямо в дверном проеме и поинтересовался:

– Как насчет поцелуя? После этого я готов ответить на любые твои вопросы.

Он был выше и массивнее Дориана, и, тем не менее, казался очень мягким человеком. У него было круглое лицо и ласковые карие глаза. Когда он обнимал Констанс, она чувствовала себя в тепле, уюте и безопасности… Но, увы, он не мог подарить ей те ощущения, которые пробуждал Дориан. С ним она чувствовала себя не просто женщиной, а Женщиной с большой буквы. Она звенела от его прикосновений, как струна, и парила над землей, как вольный ветер.

Поцелуй Гарри, чуткий и дружеский, оставил ее спокойной, и Констанс вдруг поняла, что поступила мудро, не приняв его предложения. Что ж, если этот большой, сильный, чуткий человек пришел к ней за окончательным ответом, то его ждал жестокий удар.

– Чаю? – спросила она, мягко выскользнув из его объятий. – А может быть, пива?

Она не заметила, как по лицу Гарри проскользнула тень.

– Пива… И, если можно, я бы хотел попросить об одолжении. Мне нужно где-то переночевать. День был безумно длинный, перелет чертовски тяжелый, и я устал, как собака. Отели я терпеть не могу, а свой дом сдал на время командировки, поэтому…

– Никаких проблем! Разумеется ты можешь остаться.

Констанс всегда противилась его попыткам провести ночь в ее доме, но сегодня у нее не было причин отказать ему. Она провела Гарри в гостиную.

– Как тебе понравилось в Малайзии?

Блаженная улыбка, появившаяся на его лице, говорила сама за себя.

– Это чудесная страна, и люди такие приветливые, в особенности по отношению к англичанам. Я жил в двухэтажном доме на двоих с видом на море. Роскошь, и только!

– Ты думаешь задержаться там?

– Это зависит от тебя, Констанс.

Так вот почему он вернулся именно сейчас – за ответом! В его немногочисленных письмах – он не считал себя мастером эпистолярного жанра – не содержалось и намека на брак, и Констанс была искренне благодарна ему за это; но в конце каждого послания неизменно следовала приписка: «С любовью! Навеки твой Гарри».

– Но мы еще успеем об этом переговорить, – поспешил добавить он. – У меня куча времени.

Куча времени! Как это понимать?

– Как долго ты пробудешь в Англии? – чуть нахмурившись, спросила она.

– Неделю, – ответил он. – Меня вызвали по одному неотложному вопросу. Как только он разрешится, надо будет возвращаться обратно.

И он рассчитывал всю эту неделю провести у нее? Констанс не очень-то обрадовала такая перспектива.

Гарри съел сэндвич, выпил еще бокал пива и, украдкой зевнув, объявил, что не прочь лечь в постель. Констанс тоже устала, и они пошли на верх.

В свое время он помогал ей с перепланировкой дома и отлично знал, где какая комната расположена. Проходя мимо ее спальни, он чуть замедлил шаг и оглянулся. Констанс отрицательно качнула головой, бегло поцеловала его в щеку и сказала:

– Твоя спальня напротив. Спокойной ночи, Гарри! – И быстро проскользнула за дверь.

На этот раз, лежа в кровати, Констанс не прислушивалась к шуму в соседней спальне. Она ломала голову над тем, как сказать Гарри, что она не выйдет за него замуж, не обидев этого славного человека. И на сей раз дело было не только в том, что она не могла иметь детей. Дориан! Она так и не перестала его любить, и теперь уже точно знала, что никогда не разлюбит. С этим фактом приходилось смириться.

На следующее утро Гарри спустился к завтраку бледный, с синяками под глазами.

– Не знаю, когда вернусь, – сказал он, завязывая галстук и надевая пиджак, и тут же осторожно поинтересовался: – Ничего, что я остановился у тебя?

Констанс кивнула. Гарри уже вышел, как вдруг она спохватилась, что у него нет ключа, и бросилась вдогонку.

– Погоди, возьми это!

В следующее мгновение она оказалась в его сильных и ласковых объятиях.

– Мне так не хватало тебя, Констанс. Я…

Но тут во дворе кто-то громко хлопнул дверцей машины.

– Кто-то приехал, – сказал Гарри. – Мне лучше уйти. До встречи, милая!

Не веря своим глазам, она смотрела на Дориана, шагавшего к крыльцу. Мельком взглянув на Гарри, он решительно прошел в дом и, как только Констанс закрыла дверь, повернулся к ней, сверкая глазами.

– Ага, вернулся твой любовничек! Ну, и вид у вас, однако! В следующий раз рекомендую хоть немного спать.

Разъяренная тем, что он с порога набросился на нее с обвинениями, Констанс воскликнула:

– Кто дал тебе право?! – Если она и не выспалась, то виноват в этом был вовсе не Гарри. – Я надеялась, что больше никогда не увижу тебя, – вздохнула она. – Чего еще тебе надо, Дориан?

– Я и сам уже не понимаю. – Ноздри у него раздулись, глаза сузились, сверкая, как расплавленное серебро.

– Зачем ты приехал?

– После того, что я увидел, это не имеет никакого значения, – прорычал он.

– Тогда прощай, – холодно бросила она.

Господи, за что ей такие муки?.. Нервы у Констанс напряглись, кровь шумела в ушах. Одного вида Дориана достаточно было, чтобы пробудить в ней древнейший из инстинктов. Неужели я никогда не привыкну к мысли о том, что он не будет моим, с тоской подумала она.

Констанс на мгновение прикрыла глаза и тут же испуганно распахнула их, потому что руки Дориана легли ей на плечи.

– Как долго это продолжается? – в упор спросил он.

– Что именно?

– Ты не говорила, что спишь с ним, – прорычал он, приблизив лицо, так что она не могла отвести глаза в сторону.

– Сплю?

– А что, это не так?

Констанс отрицательно покачала головой.

– Я ничего не собираюсь отрицать или подтверждать, – высокомерно заявила она.

Его близость лишала сил. Констанс хотелось прижаться к нему всем телом, почувствовать на губах поцелуй, слышать, как бешено стучит его сердце. Ей хотелось стать с ним одним целым.

Но это было невозможно. Все равно, что сорвать запретное яблоко с древа познания в садах Эдема.

Пожалуйста, уйди! – мысленно взмолилась она. Оставь меня в покое. Ради Бога, не мучай меня!

Дориан, разумеется, ничего не слышал, а если бы и услышал, то не подчинился бы. Он обнял Констанс и, прежде чем она успела остановить его, прижался губами к ее рту.

Это было то, о чем она мечтала и чего боялась. Желание охватило ее, и Констанс поняла, что должна срочно что-то предпринять. Это какое-то безумие, этого не должно случиться. Подняв руки, она из последних сил оттолкнула Дориана.

Он даже не шелохнулся, зато она ощутила могучее биение его сердца. Она толкнула его еще сильнее, пытаясь справиться с физическим желанием, которое уже готово было возобладать над разумом.

Как же трудно противиться его губам, языку, объятиям…

– Скажи, – глухо пробормотал он, – что я вполне выдерживаю сравнение с этим твоим ухажером? Он возбуждает тебя так же сильно, как и я?

Сердце, как молот, стучало в ее груди, кровь шумела в ушах… «Отпусти меня! Отпусти меня!» – эти слова гремели у нее в мозгу, но язык отказывался их произнести. Все ее попытки высвободиться оказались тщетными. Объятия его стали еще крепче, рот все требовательнее домогался ее губ, и лишь изредка освобождал их, чтобы прорычать:

– Ты не ответила на мой вопрос, Констанс!

Констанс! Не Конни! Это обращение свидетельствовало о том, что он вне себя от гнева. Она призвала на помощь все свои силы, пытаясь вырваться. Но после короткой борьбы Дориан сам грубо оттолкнул ее, так что она потеряла равновесие и упала.

– Силенок не осталось после бурной ночи? – с горечью и презрением спросил он. – А теперь попробуй сказать, что я недостаточно хорош для тебя! Не думай, дражайшая моя экс-супруга, что тебе удалось обвести меня вокруг пальца. – Ты только что умирала от страсти. Какой же извращенной силой воли надо обладать, чтобы сдерживать себя в такой ситуации!.. – Губы его презрительно скривились. – Ни за что не поверю, что этот малый значит для тебя больше, чем я. Он не в твоем вкусе. Как, впрочем, и Крис.

Констанс вскинула голову и окатила его холодным презрительным взглядом.

– Ты что, считаешь меня своей собственностью? Взгляни правде в глаза, Дориан Клиффорд! Я выбросила тебя из сердца много лет назад!

Темные брови Дориана сдвинулись.

– И ты полагаешь, я тебе поверю после того, что видел только что?

– Физическое влечение не в счет, – покачала головой она. – Не буду отрицать, что ты – привлекательный мужчина. Но не в этом проблема… В последний раз заклинаю тебя: уходи! Не приближайся ко мне! Я этого не хочу! – Она говорила тихо и спокойно, изумляясь собственной выдержке, потому что в душе у нее неистовствовал десятибалльный океанский тайфун.

– Боюсь, что это невозможно.

Констанс с подозрением взглянула на него.

– «Си-Би-Эй» попала в серьезную переделку. Им придется держать ответ за все, что происходит с галереей.

– Но строители… Тэлботы!.. Разве не они?.. – пролепетала Констанс.

– Тэлботы скрылись, – жестко усмехнулся Дориан. – Чрезвычайное заседание совета директоров назначено на десять тридцать. Именно поэтому я здесь. Если ты готова, поедем.

– Но ты не член совета директоров, – запротестовала она.

– Бретт решил, что в данной ситуации мое присутствие не помешает. Если на то пошло, на карту поставлена и моя репутация.

– И он послал тебя ко мне сказать все это? – недоверчиво спросила Констанс.

– Только потому, что я предложил свои услуги.

Это было похоже на правду, но она поняла и другое. Дориан просто нашел повод еще раз увидеться с ней. Только вряд ли он рассчитывал, что обнаружит ее в объятиях соперника.

8

Вплоть до сегодняшнего утра Дориан решительно отказывался поверить в то, что у Констанс есть другой мужчина. Убедившись, что большую часть времени она проводит в одиночестве, он решил, что она все выдумала, чтобы избежать его визитов. Даже после того, как она сообщила, что этот человек работает за границей, и назвала его имя, Дориан воспринимал ее слова скептически.

Но теперь он столкнулся с соперником лицом к лицу и увидел явные свидетельства того, что Констанс провела бурную ночь. Это было равносильно пощечине или ледяному душу.

Он стал свидетелем их поцелуя, доверительного разговора, легкой фамильярности в общении, и картина эта врезалась ему в память на всю жизнь. Никакой надежды на примирение больше не оставалось, и тем не менее что-то подсказывало Дориану, что он не должен сдаваться. Если Констанс действительно выйдет замуж в третий раз – тогда дорога в ее дом будет закрыта для него навсегда, а пока…

– … А вы что думаете по этому поводу, Дориан?

– Простите? – Вздрогнув, он вернулся к реальности.

Заседание затянулось. Констанс почти не принимала участия в беседе и избегала смотреть на Дориана даже тогда, когда к нему были прикованы взгляды всех присутствующих. Не ответив на его поцелуй утром и храня гробовое молчание по пути в офис, она всячески давала понять, что он тратит время зря, пытаясь уговорить ее. Впрочем, он не менее решительно был настроен на прямо противоположное – особенно теперь, когда лично увидел Гарри Далтона. Разве могла она полюбить такого увальня, спрашивал себя Дориан.

В половине двенадцатого заседание подошло к концу, и когда они с Констанс снова сели в машину, Дориан, вместо того чтобы сразу двинуться в сторону Дэрби, направился в центр.

– Куда ты едешь? – спросила она, сердито сверкнув глазами.

– Время ленча, – любезно пояснил Дориан.

Как всегда, аромат ее духов дразнил и мучил его. Она была потрясающе хороша в голубом костюме, с рыжей, как хвост лисы, копной волос. Дориан предпочел бы оказаться с ней в одной постели, нежели за одним столом, но понимал, что этот вариант пока что исключается. Впрочем, он отказывался поверить, что этого не произойдет никогда.

– Но у меня свои планы! – возмутилась Констанс.

– Значит, тебе придется их скорректировать. – Он был непреклонен. – Если речь идет о твоем любовнике, то ему можно позвонить и сказать, что у тебя срочные дела.

Лицо ее окаменело, руки сжались.

– Ты вообще понимаешь слово «нет»?

– Только не тогда, когда это касается тебя, – Хладнокровно ответил он.

– Думаешь, ты лучше всех знаешь, что мне нужно, так? – возвысив голос, бросила она ему в лицо. – Тогда позволь мне сказать тебе, Дориан Клиффорд…

– Конни! – сказал он, ловя ее руку. – Не стоит так кипятиться. Речь идет всего лишь о ленче. Обещаю не докучать тебе своими домогательствами!

– Однако! – нервно усмехнулась она, вспомнив утренний поцелуй. Разумеется, она допустила ошибку – огромную ошибку. Ведь Дориан все еще ищет свидетельства того, что ее чувства к нему не умерли, а значит… значит, ей предстоит эти доказательства предъявить.

Дориан оставил автомобиль на стоянке. Взяв за руку, он провел Констанс к площади. Этот район претерпел драматические изменения со времен его студенчества. Когда-то здесь ютились лачуги, готовые развалиться от ветхости, но теперь расчищенное от трущоб пространство заполнили кафе и рестораны вперемежку с редкими магазинами. Дориан изумленно смотрел по сторонам.

– Ты была здесь раньше? – поинтересовался он.

– Да, – кивнула Констанс. – Но сейчас я не голодна. – Она попыталась вырвать руку, но Дориан не отпустил ее.

– Полагаю, твое настроение сейчас переменится, – заверил он.

Они подошли к Центру международного согласия с его величественным Симфоническим залом и не менее грандиозной зеркальной башней отеля, в котором Дориан снимал номер.

– Неплохо было бы, если бы мне поручили разработку генерального плана застройки этого места, – проворчал он. – Хотя и так получилось неплохо. Район просто не узнать!

При взгляде с набережной Шеффилд напоминал Манхэттен в миниатюре.

– Да! – согласилась Констанс. – Между прочим, я была свидетелем того, как все это строилось.

Они расположились на открытой террасе второго этажа, откуда открывался живописный вид на снующие внизу суда и Центр морской фауны, выстроенный на противоположном берегу. Там посетители, бродя по прозрачным тоннелям, могли воочию видеть плавающих вокруг них акул, скатов и прочую океанскую живность.

– Что заказать выпить? – спросил он.

– Тоник, – сухо ответила Констанс.

Дориан с величайшей неохотой оставил ее, чтобы пройти к стойке. Он боялся, что она немедленно встанет и уйдет, но, оглянувшись, увидел, что она внимательно изучает меню. Когда он поставил пиво и тоник на стол, она вполголоса поблагодарила.

Ему мучительно было видеть тени под ее глазами, которых совсем еще недавно не было и в помине. Она казалась осунувшейся и бледной, и Дориан холодел от одной мысли о том, что причиной тому могут быть бессонные ночи любви. Он пожалел, что не врезал этому Гарри сегодня утром, а лишь высокомерно прошел мимо, потому что решил не расстраивать Констанс.

Она выбрала салат из морепродуктов, он заказал себе отбивную. Констанс по-прежнему не поднимала глаз, и он, дотронувшись до ее локтя, спросил:

– Тебя что-то тревожит?

Она отрицательно покачала головой.

– Думаешь об этом парне? – Слова эти вырвались у него сами собой, и уже мгновением позже ему стало стыдно. Что, черт возьми, с ним творится? Он не должен вести себя так, если рассчитывает когда-нибудь добиться ее благосклонности.

– Между прочим, его зовут Гарри! – процедила она сквозь зубы.

– Хорошо, – пожал он плечами. – Гарри так Гарри! Расскажи о нем.

Он желал знать о ее любовнике все. Как давно они знакомы, насколько серьезны его намерения?.. Как они провели эту ночь?

– А почему я должна что-то рассказывать? – приподняла брови Констанс.

– Потому что мне интересно.

– Надо думать, – фыркнула она.

– Между вами что-то серьезное?

Голубые глаза Констанс враждебно сверкнули.

– Если я скажу «да», ты оставишь меня в покое?

– Полагаю, ты сама знаешь ответ, – сказал он негромко.

Эти восхитительные веснушки! Ему хотелось целовать их – каждую!..

– Не вижу оснований что-либо тебе рассказывать. Наши отношения с Гарри тебя не касаются. Если ты затащил меня сюда, чтобы выжать информацию о нем, то напрасно старался. – Она оттолкнула кресло и поднялась.

– Конни! – сказал Дориан, мысленно проклиная себя. – Пожалуйста, сядь. Мне не следовало задавать тебе такие вопросы. Извини!

– Ты просишь прощения? – фыркнула она.

– Совершенно верно. – На мгновение глаза их встретились, и он понял, что положение его не безнадежно. – Но я думаю, тебе стоит позвонить ему, если у вас были планы…

– Мои планы не настолько неотложны, чтобы ты беспокоился о них.

Дориан с удовлетворением сделал вывод, что она не собиралась сегодня встречаться с Гарри. Несколько минут они сидели молча. Констанс наблюдала за судами на канале, а Дориан смотрел на роскошные особняки и многоквартирные дома, выстроенные на его берегах. Он спрашивал себя, что сказала бы Констанс, предложи он ей поселиться в одной из таких квартир.

Когда принесли заказ, он попытался продолжить беседу:

– Я не собирался совать нос в твои дела, Конни. Просто во мне проснулось любопытство.

Констанс бросила на него презрительный взгляд. Она явно не верила ни одному его слову.

– Хорошо, давай забудем о нем, – торопливо предложил Дориан. – Просто расскажи, чем ты занималась со времени нашей последней встречи.

– То есть, часто ли виделась с Гарри, ты это хочешь спросить? – холодно поинтересовалась она.

О Господи! Я опять что-то сделал не так, огорчился Дориан.

– Я хотел узнать, ездила ли ты верхом в эти дни, как Холли пережила твое падение, как ты себя чувствуешь? Ты очень бледна. Ты не перегружалась в эти… э-э… дни?

– Нет, лошадь в порядке, и я тоже, – сухо сказала она. – А как ты, Дориан?

Она ушла от прямого ответа, и он не мог винить ее в этом. Не следовало брать с места в карьер и засыпать ее вопросами на самые щекотливые темы. Только вот беда – ему хотелось знать все до мельчайших подробностей: как она справлялась с делами после его ухода, вспоминала ли о нем, скучала ли по нему ночью в постели…

А может быть, Далтон опередил его? Оказался лучшим любовником? Любит ли она Гарри больше, чем любила его? Больше, чем Криса? Констанс намекнула, что именно так дело и обстоит. Но при одной этой мысли Дориан почувствовал, что вот-вот снова сорвется с тормозов.

Он перевел дыхание и ровным тоном сообщил:

– Я всю эту неделю провел в Лондоне.

Дориан вернулся в Шеффилд, когда нанятый им детектив сообщил, что у него есть новости.

Но разговаривать с Констанс на эту тему еще рано – нужно сначала составить цельную картину. Причем следовало быть предельно осторожным. Еще неизвестно, как она воспримет эту информацию.

– Понятно, – сказала она. – Потом тебе позвонил Бретт и пригласил на заседание совета директоров.

Дориан кивнул. Пусть она думает, что в этом и заключалась причина его возвращения.

– Какие новые грандиозные проекты занимают твой ум?

– Вообще-то мне предложили подготовить проект нового торгового центра в Париже, – сказал он. – Стильное сооружение для самых богатых покупателей. На редкость заманчивый вариант.

– В Париже? – недоверчиво округлила глаза Констанс.

Он кивнул.

– Завтра утром я лечу туда, чтобы взглянуть на место будущей застройки. – Ему хотелось пригласить ее с собой, но при нынешнем положении вещей он не рискнул сделать это.

– А здесь твои дела закончены! – подытожила за него Констанс. – Все заинтересованные стороны согласились, что ошибка проекта не является причиной трещины, и ты можешь смело умыть руки!

В принципе так оно и было, но появление Гарри изменило планы Дориана. Однажды он уже упустил время, и Констанс вышла замуж за другого. Повторять эту ошибку он не собирался.

– Я собираюсь регулярно появляться здесь и следить за ремонтом галереи. В конце концов, это же мое детище.

И тут же он заметил, как глаза ее потухли, а лицо застыло, превратившись в безжизненную маску.

Может, в порыве раскаяния подумал Дориан, мне не следовало мучить ее все это время? Лучше было оставить ее в покое и смириться с неизбежным? Но он не привык сдаваться без боя.


Ленч подошел к концу, и Констанс вздохнула с облегчением. Ей всегда было мучительно сложно маскировать свои истинные чувства, но она надеялась, что на это раз успешно справилась с задачей. Она так мастерски лгала, что сама начинала верить в то, о чем говорила Дориану.

К счастью, он больше не затрагивал тему ее отношений с Гарри. Неприятно было притворяться, будто тот значит для нее больше, чем это есть на самом деле, но что еще ей оставалось? Ее ложь давала эффект, и только это сейчас имело значение.

По пути домой Констанс так задумалась, что не сразу заметила, как Дориан проехал через Дэрби и двинулся дальше.

– Ты пропустил поворот к дому! – наконец опомнилась она, но он лишь улыбнулся.

– Я решил заехать в Линкольн. Погода отличная, можно взять лодку и покататься по реке.

– А тебе не пришло в голову спросить моего согласия?

– Я просто заранее знал, каким будет твой ответ, – честно признался Дориан, – и потому взял всю ответственность на себя.

Констанс не знала, радоваться ей или плакать. Разумеется, больше всего на свете ей хотелось быть с ним – и лучше всего, до конца жизни. Но это было невозможно.

Сейчас у нее не оставалось выбора, но по возвращении домой она решила дать ему понять, что это была их последняя встреча. Если даже появление Гарри не остановило его, придется искать другой выход из ситуации.

Они говорили обо всем и ни о чем. Дориан рассказал о том, как горд был, став настоящим архитектором, о неоценимой поддержке и советах, полученных от Брайана О'Рили, о самых успешных своих проектах. Он заинтриговал ее описанием своей лондонской квартиры, и Констанс даже стало грустно, оттого что она никогда не увидит ее.

– Энди сотворила с садом настоящее чудо, – продолжал Дориан. – Никогда еще деревья и цветы не выглядели такими роскошными. По-моему, это ее призвание, и я подумываю о том, чтобы предложить ей постоянное место садовника.

В ответ Констанс поведала ему о том, как открыла магазин в Шеффилде, как до смерти боялась обанкротиться в первые несколько недель…

– Мне начало казаться, что я взяла слишком резвый старт, что следовало просто открыть небольшую торговую точку в Дэрби, а затем уже пробовать счастья в Шеффилде.

– Но страхи твои оказались напрасными?

– Да, – кивнула она. – Сейчас я даже подумываю о том, чтобы создать целую сеть бутиков.

Констанс тут же одернула себя. Она вовсе не собиралась посвящать его в свои планы.

На лице Дориана появилось выражение заинтересованности.

– И где же они будут?

– Пока еще не решила. Нужно все просчитать, прежде чем выбирать место.

– Где-то в Шеффилде?

– Не думаю.

– Кстати, – встрепенулся он, – почему бы тебе не открыть бутик в Линкольне. Здесь очень живописно, на выходные приезжает куча народу, так что дела у тебя должны пойти хорошо. – Глаза его загорелись. – Кстати, мы прямо сейчас можем прикинуть, где лучше разместить твой будущий магазин.

– Не стоит, – холодно заметила Констанс, в чьи планы совершенно не входила его помощь.

– Тебе придется потратить на это уйму времени.

– Не думаю.

– Но ты уверена, что осилишь это дело?

– Да.

До Линкольна они добрались быстро, но куда больше времени ушло на то, чтобы найти свободное место для парковки. В городе было полно туристов, и им пришлось встать в очередь, чтобы покататься на лодках. Но зато они получили массу удовольствия. Констанс особенно понравилось самой грести.

Потом они гуляли по берегу реки и смотрели, как по газону носятся дети. Когда футбольный мяч упал к ногам Дориана, тот, как заправский полузащитник, отправил его обратно и через минуту уже включился в игру. А когда рядом с ним расплакалась маленькая девчушка, он вытер ей слезы и, взяв за руку, отправился разыскивать ее беспечную мамашу.

Было видно, что он легко ладит с детьми, и они в свою очередь с ходу влюбляются в него. Глядя на это, Констанс еще раз убедилась, что поступает правильно. Было бы преступлением обречь его на бездетность.

В маленьком кафе они взяли чай и ячменные лепешки с клубничным джемом. Констанс хотелось только одного – как можно скорее попасть домой, запереться на ключ и положить конец этой пытке.

Когда они только познакомились, Дориан был столь же настойчив, хотя, по большому счету, она никакого сопротивления не оказывала. Но сейчас ситуация изменилась. Констанс была вынуждена бороться с ним потому, что обстоятельства повернулись против их общего будущего. Она обретет душевный покой, только отделавшись от него раз и навсегда.

– Ты какая-то задумчивая, – сказал Дориан, когда они вышли из кафе.

Он не пытался прикоснуться к ней или поймать ее руку, но одного его присутствия было достаточно, чтобы Констанс испытывала волнение. От этого мужчины словно бы исходили невидимые волны, сигнализируя, что он пойдет до конца, чтобы добиться своего.

– О чем ты думаешь? – снова спросил Дориан.

– Да так, ни о чем конкретно, – сказала она.

– И обо мне тоже?

Констанс кивнула.

– И, судя по выражению лица, эти мысли тебя совсем не радуют?

– В конце концов, я здесь не по своей воле…

Дориан остановился и резко развернул ее лицом к себе.

– Это мир когда-то был нашим, Конни? Что же случилось? Что произошло с нами? – с отчаянием в голосе воскликнул он.

Помедлив, она взглянула в его глаза, опушенные густыми ресницами.

– Мы поженились слишком поспешно, так и не узнав как следует друг друга. И в этом заключалась наша ошибка. – Она сказала максимум того, что могла.

Дориан в отчаянии покачал головой.

– Ты была моей, а потом ушла, не оставив ничего, что напоминало бы о тебе. Ты хотя бы представляешь, что я должен был почувствовать тогда?

У Констанс учащенно забилось сердце.

– Я оставила тебе записку, – возразила она.

– Которая ничего не разъясняла, – сказал он резко. – «Не сложилось. Я ухожу», – так ты, кажется, написала? Это было хуже ада! – Но вряд ли хуже того, через который прошла я, подумала Констанс. – И я до сих пор не знаю, что толкнуло тебя на этот шаг, – не унимался Дориан.

– Ты ничего плохого не сделал, – сказала она тихо.

– Тогда в чем же дело, черт возьми?

Констанс качнула головой и молча двинулась вперед.

Дориан нагнал ее и снова рывком повернул ее к себе.

– Я не отступлю, пока не получу ответа, Конни!

Набрав в легкие побольше воздуха и зажмурившись на секунду, она выдохнула очередную ложь:

– Правда в том, что я разлюбила тебя, – если вообще любила когда-нибудь.

– Что значит «если»? – прохрипел он, задыхаясь.

– Наверное, я приняла за любовь обычную подростковую влюбленность. Ты ошеломил меня, не дал время оглядеться, прислушаться к себе.

– Чушь! – взорвался он. – Я тебе не верю!

– Тогда сам придумай объяснение, которое тебя устроит, – произнесла она.

– Рано или поздно ты все равно скажешь мне правду, – взорвался он. – Больше десяти лет я ломаю голову над этим проклятым вопросом. Я перебрал в уме все наши разговоры, все, что мы когда-либо вместе делали, но так и не нашел внятного ответа. Причина безусловно существует, но я никогда не поверю, что она заключается в том, что ты разлюбила меня.

– Ты не согласен с тем, что люди часто принимают физическое влечение за любовь? – скривив губы, поинтересовалась Констанс.

– Физическое влечение? – недоверчиво переспросил он. – Ты так это называешь?

– Да, – кивнула она. – Вожделение, похоть…

Да простит меня Бог за эту ложь, с тоской подумала она.

– Зато Криса ты любила?

Констанс судорожно сглотнула и тихонько промолвила:

– Да. – Она действительно любила его, но не так, как Дориана, а тихой, спокойной любовью…

– А Гарри? Его ты тоже любишь? – Мир под ногами у Дориана зашатался, и в этих двоих он уже видел злейших врагов, разрушивших его жизнь.

К глазам Констанс подступили слезы, но она не дала им воли. Она кивнула, не найдя в себе сил говорить.

– Проклятье! – вырвалось у Дориана. – Ты не можешь так поступить со мной, Конни! Я тебя не никому не отдам.

– Пора ехать, Дориан, – сказала она полушепотом.

– Ты моя, Конни. Вся, целиком! Ты любишь меня, я знаю, что любишь, и, черт возьми, я докажу это!

Констанс показалось, что сейчас на глазах у всех он стиснет ее в объятиях и начнет осыпать поцелуями, домогаясь признания в любви, но этого не произошло. Дориан лишь схватил ее за руку и потащил за собой. Когда они добрались до машины, он втолкнул ее внутрь, сел за руль и погнал «Мерседес» с такой скоростью, как будто их кто-то преследовал.

Видимо, везет меня домой, чтобы там продолжить выяснение отношений, решила Констанс.

Через какое-то время Дориан немного успокоился и поехал медленнее, но лицо его оставалось мрачным, а побелевшие руки словно вросли в руль.

Был час пик, и несколько раз им пришлось останавливаться на перекрестках, и тогда пальцы Дориана нетерпеливо выстукивали на баранке нервную мелодию.

За все это время в салоне не прозвучало и слова. Констанс молчала, потому что чувствовала приближение решающего разговора, а Дориан целиком сосредоточился на дороге – впрочем, возможно, он ждал, пока они окажутся дома.

Без сомнения, он снова и снова прокручивал в мозгу аргументы, с помощью которых надеялся доказать, что она его все-таки любит, и Констанс оставалось надеяться лишь на то, что он не использует свой главный козырь – тело, которое сводило ее с ума. Проведя вместе с ним целый день, измученная постоянным нервным напряжением, она не смогла бы в этом случае оказать даже слабое сопротивление.

Он подъехал к ее дому, выключил зажигание, выскочил из машины и, переминаясь с ноги на ногу, подождал, пока она отыщет в сумочке ключи. Потом отобрал их и сам отпер дверь.

– Ну, Констанс!.. – начал он.

Негромкое покашливание, донесшееся с лестничной площадки, заставило их разом поднять головы.

Там стоял Гарри. Судя по всему, он только что принял душ, и из всей одежды на нем было лишь банное полотенце, обмотанное вокруг бедер.

9

Констанс со страхом обернулась на Дориана. Из его легких вырвался какой-то свист, и в следующую секунду он круто развернулся, пинком распахнул дверь и выбежал вон.

Она стояла, не в силах двинуться с места.

– Извини, – виновато сказал Гарри. – Я слышал, как поворачивается ключ в двери, и решил сообщить тебе о моем присутствии. Я думал, ты одна. Твой приятель, кажется, немного шокирован. Может, тебе стоит догнать его?

– Не думаю. А где твоя машина? Я ее не заметила, – нахмурившись, спросила Констанс.

– Она в ремонте, – сообщил Гарри. – Сегодня утром полетели тормоза. – Он взглянул на свое полотенце и добавил: – Думаю, мне лучше одеться.

Во время сумасшедшей гонки из Линкольна в Дэрби Констанс совершенно позабыла о существовании Гарри. Но он невольно оказал ей услугу. Дориан наконец-то поверил в то, что у нее есть любовник.

Она двинулась на кухню и медленно, как во сне, наполнила водой чайник. Теперь все. Она никогда больше не увидит Дориана. Так почему же ее переполняет ощущение одиночества и пустоты? Констанс села возле стойки, положила голову на руки и только теперь дала волю слезам.

Несколько минут спустя в сознание ее проник озабоченный голос Гарри.

– Констанс, – спросил он, – что происходит? Кто этот парень?

Он уселся на табуретку и обнял Констанс за плечи. Она подняла глаза и печально посмотрела на него, утирая мокрые глаза куском бумажного полотенца.

– Гарри, это был Дориан!

Ей не нужно было давать дополнительные пояснения. Гарри знал все, включая историю со смертью ребенка, все, кроме того, что она и теперь любила Дориана. Впрочем, Констанс и сама до последней минуты не признавалась себе в этом.

– Ба, я и не знал, что он снова объявился здесь. Он… возвращается к тебе?

Как ни старался Гарри скрыть свои чувства, Констанс увидела муку в его глазах.

– Нет, – тихо сказала она. – Он хотел бы вернуться, но этому не бывать.

– Ты рассказала ему про ребенка? Про то, что ты…

– Нет, – резко оборвала она его. – И не собираюсь.

Гарри сдвинул брови, вглядываясь в ее лицо.

– Но если встречи с ним до такой степени расстраивают тебя, мне кажется, стоит…

– Это будет для него слишком тяжелым ударом, – парировала она. – Я молчу исключительно ради его блага. – Она соскользнула с табуретки. – Как насчет чашечки чая?

Гарри молча кивнул.

– По-моему, Дориан сам должен решить, как ему относиться к тому, что у тебя больше не будет детей, – снова начал он, когда они уселись.

– Гарри! – воскликнула она. – Это моя жизнь, и мне решать, как поступить!

– Так ты все еще любишь его? – спросил он грустно, словно заранее знал ответ.

Констанс хотела сказать «нет», но вместо этого кивнула головой и в отчаянии положила руку ему на плечо.

– Да… Извини, Гарри!..

– Так вот почему ты отказала мне? Ты знала, что по-прежнему любишь его?

– Боже мой, нет! – торопливо оборвала она его. – Я всегда думала, что мои чувства к Дориану умерли естественной смертью. – На самом деле все обстояло несколько иначе, но Констанс по мере сил пыталась щадить Гарри, ведь он был чудесным человеком и не заслуживал такой участи. – Просто тебе нужна нормальная жена, которая может родить детей. А я решила больше никогда не выходить замуж.

– Думаю, ты ошибаешься, но… – Он пожал плечами и спросил: – Как давно Дориан появился здесь?

– Несколько недель назад, – сказала она. – Мы случайно встретились, и теперь он то и дело сваливается мне на голову, как например сегодня.

– Думаешь, он еще вернется?

Констанс отрицательно покачала головой.

– Вряд ли. Я сказала ему про тебя, Гарри. И дала понять, что мы… – Она чувствовала себя ужасно. – Извини, если я делаю тебе больно. Ты оказал мне величайшую услугу, появившись нагишом на лестнице…

– Тебе надо было догнать его, Констанс. И рассказать всю правду. Именно потому, что ты не можешь иметь детей, нет никакой причины для того, чтобы…

– Гарри! – Она снова положила руку ему на плечо. – Я не желаю больше видеть и знать Дориана. Мне жаль, если мои слова задели тебя. Меньше всего на свете я хотела бы причинить тебе боль…

– Констанс, дорогая, с чего ты взяла, что я переживаю? – Гарри пытался бодриться, но она видела, как он удручен. – Я с самого начала понимал, что ты не выйдешь за меня замуж… И если это может тебя хоть немного развеселить, то знай: я встретил в Малайзии девушку, в которую, думаю, вполне смогу влюбиться. Я не собирался связывать с ней свою судьбу, но теперь, убедившись, что здесь у меня не осталось никаких шансов, пожалуй, двинусь в этом направлении.

Констанс впервые за все это время улыбнулась.

– Вот и славно! Как я рада, Гарри! Я верю, что все у тебя будет как нельзя лучше.

– У тебя тоже, Констанс! – Он поймал ее за руку. – Жизнь слишком коротка, чтобы оставаться несчастной. Ты должна предоставить Дориану право самому принимать решения. Обещай, что расскажешь ему все.

Констанс, поморщившись, кивнула, хотя знала, что никогда этого не сделает. Если бы Гарри увидел сегодня, как Дориан играет и общается с детьми, то понял бы, что такое признание невозможно, подумала она.


Этой ночью она так толком и не уснула, а утром, очнувшись от тревожного забытья, взглянула в окно и увидела ярко-синее небо. На дворе стояло изумительное лето, а она даже не замечала этого. Пролетел самолет, напомнив, что сегодня утром Дориан собирался лететь в Париж.

Интересно, он тоже не спал в эту ночь? Поверил, что между ними больше ничего не может быть? Умом она желала положительного ответа на все эти вопросы, но сердце молило об обратном.


– … Итак, объявляю магазин открытым! – Констанс, смеясь и хлопая в ладоши, смотрела, как Камилла перерезает желтую ленточку, натянутую поперек входа.

Последние несколько недель были заполнены лихорадочной активностью. Констанс обследовала весь Линкольн в поисках подходящего помещения, подписала договор об аренде, отремонтировала и переоборудовала здание, завезла товар, набрала штат и сегодня в присутствии гостей открывала магазин.

Она рассчитывала сама заведовать им – с привлечением нанятого на полставки персонала. Это должно было занять ее, не оставляя времени на ненужные мысли.

Гарри какое-то время помогал ей поддерживать душевный комфорт, но после того, как он снова уехал в Малайзию, образ Дориана преследовал ее неотступно.

Хуже всего было ночами. Иногда Констанс уставала настолько, что, едва оказавшись в постели, проваливалась в сон, но бывало и так, что она не смыкала глаз всю ночь напролет. Неужели ей суждено до конца жизни нести этот крест, или со временем боль все-таки ослабнет…

Когда всего через несколько часов после торжественной церемонии в магазин вошел Дориан, Констанс ущипнула себя за руку, решив, что он ей просто привиделся.

– Что ты здесь делаешь? – спросила она ледяным тоном, хотя сердце у нее так и стучало.

Дориан похудел, и на лице его обозначились новые морщины.

– Так-то здесь встречают первого покупателя! – с шутливой укоризной сказал он.

Констанс нервно пожала плечами, чувствуя себя не в своей тарелке.

– Что ж, пожалуйста, смотри и выбирай. – Она ни на минуту не поверила, что он действительно собирается что-то покупать здесь, но Дориан и в самом деле начал хватать все подряд – блузки, рубашки, платья, шарфы, ремни, куртки, – тщательно рассматривая их.

– Не можешь найти то, что тебе нужно? – спросила она, не выдержав.

– Это очень непросто, – сказал он, чуть нахмурившись.

– Ты ищешь что-то конкретное?

– Да, причем для дамы.

У него роман с другой женщиной! У Констанс перехватило дыхание. Вообще-то ей следовало бы радоваться, но она почувствовала острый приступ ревности.

– И что же это?

– Ничего особенного. Возможно, нижнее белье, но, как я понимаю, вы им не торгуете?

– Совершенно верно, – резко сказала Констанс. Мысль о том, что Дориану доставляет удовольствие покупать в ее магазине интимные предметы туалета для другой женщины, просто убивала. За все время их совместной жизни он ни разу не дарил ей нижнее белье. О том, что у них на это тогда вообще не было денег, она, правда, не вспомнила.

– Может быть, ей подойдет шарф? – спросила она, пытаясь изображать любезную хозяйку магазина. – У нас есть несколько прелестных шелковых шарфиков. Какой цвет она предпочитает?

– Нет, – сказал он, – уж лучше блузку. Мне нравится вот эта, черная. У вас примерно один размер – не могла бы ты ее для меня примерить?

Констанс вспыхнула.

– Прошу прощения, – холодно сказала она. – У меня на это нет времени.

В магазин зашли еще двое покупателей; но они пожелали пока что лишь посмотреть на товар. Констанс снова повернулась к Дориану.

– Как ты узнал о том, что я открыла здесь магазин?

– Все очень просто: я позвонил Бретту, и он мне все рассказал.

Но зачем ему понадобилось приходить сюда и устраивать эту комедию с покупкой товара?

– Я думала, ты все понял, – нарочито резко сказала она.

На лице у него заиграли желваки.

– О да, уж поверь мне. Окончательно и бесповоротно.

– Но что же тогда привело тебя сюда?

– Любопытство, надо полагать, – признался он, кривя губы. – Как-никак это новая страница в твоей жизни! В отличие от Криса новый любовник, как я понимаю, вовсе не против того, чтобы ты занималась бизнесом?

– По крайней мере, он не возражал, – жестко ответила Констанс.

Глаза Дориана многозначительно прищурились.

– Отлично! И когда свадьба?

– По-моему, это не твоего ума дело.

– Так вы ничего подобного не планируете! – заключил он.

– В данный момент нет, – сказала она.

– Вас вполне устраивает гражданский брак?

– Многие так живут.

– Согласен. Только ты, по-моему, не принадлежишь к этим многим.

– Значит, ты плохо меня знаешь. – Констанс решительно встретила его взгляд. Она не собиралась сдаваться.

– Возможно, – коротко сказал он. – Надеюсь, вместе вы будете счастливы.

В дверь вошли две женщины, и Констанс радостно бросилась к ним, а потом заняла место за прилавком.

Дориан подошел к ней и протянул блузку – с черными кружевами, насквозь сексуальную, будоражащую воображение – один из самых дорогих предметов одежды, продававшихся в магазине.

– Я беру это!

Констанс посмотрела на бирку.

– Десятый размер. Подходит?

– У тебя десятый?

Она кивнула.

– Значит, подходит. Впрочем, ты, кажется, здорово похудела, Конни.

А ты тоже, подумала она, с той лишь разницей, что не я тому причиной. Ты быстро нашел себе новую красотку, и у тебя причин для тоски и уныния нет.

– Таешь как свечка? – негромко спросил Дориан.

– Мне много пришлось потрудиться в эти три недели, если тебе это интересно, – резко сказала она, складывая и упаковывая блузку.

Бровь его чуть приподнялась.

– Я не имел в виду ничего плохого, и ты это знаешь. Но Далтон слишком многого от тебя требует – это совершенно очевидно.

– Чушь! – в сердцах сказала она, пробила чек, дала сдачу и закончила: – Извини, у меня клиенты, я не могу отвлекаться.

Она смотрела ему вслед, понимая, что теперь он уходит навсегда. Дориан смирился с неизбежным и теперь, когда у него есть другая дама, которую он балует такими экстравагантными подарками, Констанс стала для него всего лишь частью прошлого, воспоминанием, призраком. Он больше о ней и не вспомнит.

Она почувствовала, что ее теперь ждет беспросветная пустота и одиночество.


Констанс ждала этого дня, как праздника, но теперь не могла дождаться, пока он закончится. Торговля шла бойко, но покупатели вели себя как-то нерешительно, и приходилось убеждать их купить хоть что-нибудь.

Придя домой, она почувствовала, что хочет одного: свернуться калачиком под одеялом и выплакаться всласть.

Но вечером ее ждали на ужин мать и Бретт. Сегодня был день рождения Бернис, и не прийти было нельзя.

Бретт оказывал благоприятное влияние на мать. Рядом с ним она раскрылась с совершенно новой стороны. Она больше не критиковала всех и вся, стала терпимее, временами даже обнаруживала чувство юмора, и Констанс было с ней легче, чем когда бы то ни было в прошлом.

Несмотря на это, она не получила удовольствия от вечера. Еда казалась ей невкусной, напитки слишком крепкими, публика в ресторане – развязной… Впрочем, возможно, причина заключалось в том, что рядом не было Дориана. Теперь она вспоминала и ценила на вес золота каждую минуту, проведенную вместе с ним.

В какой-то момент разговор за столом неизбежно коснулся истории с галереей.

– Меня это начинает беспокоить, – сказал Бретт. – Если начнет рушиться кладка, придется огородить весь прилегающий район. На моей памяти еще не было случая, чтобы трещина увеличивалась так быстро. И это еще не все. Мы планировали подвести новый фундамент, но вчера инспектора из мэрии заговорили о сносе здания.

Констанс в ужасе взглянула на него.

– Вы шутите!

– Если бы! В этом случае компания обречена на банкротство. Мы, разумеется, еще поборемся.

И я не оставляю надежды, что здание удастся сохранить.

– И все это из-за ошибки в расчетах фундамента? – спросила она. Ей стало не по себе от одной только мысли, что фирма, основанная покойным Крисом, может прекратить свое существование. Это неизбежно ухудшило бы и ее собственное материальное положение, но сейчас Констанс беспокоило не это.

– Полагаю, Тэлботы использовали не тот строительный материал, который был заложен в проекте. Действительно, мерзкая история. Чем больше я вникаю в нее, тем больше прихожу в ужас.

– Крис перевернулся бы в могиле, если бы узнал об этом.

– Боюсь, эта история и меня раньше времени сведет в могилу, – мрачно пошутил Бретт.

– Ради всего святого, не говори так! – всплеснула руками Бернис.

Он усмехнулся и накрыл ее ладонь своей рукой.

– Обещаю, что буду с тобой еще много, много лет, дорогая, – заверил он.

Они уже собирались уходить, когда за угловым столиком Констанс увидела Дориана. Она дважды обернулась: ошибки быть не могло. Это был он, а рядом с ним сидела женщина в той самой черной кружевной блузке!

До этой минуты она в глубине души тешила себя надеждой, что блузка куплена для нее самой, Констанс. Дура, набитая дура! Кто бы ни была эта красивая блондинка, не сводившая глаз с Дориана, блузка идеально сидела на ней. А ведь он поначалу собирался приобрести нижнее белье. Можно представить, какой степени интимности достигли их отношения!

Дориан был полностью поглощен своей собеседницей. Он не видел, как Констанс, ее мать и Бретт поднялись из-за столика. Лишь на выходе Форбс поймал в толпе знакомое лицо.

– Смотрите, кто там! – сказал он. – Когда мы говорили последний раз по телефону, Клиффорд был в Лондоне. Извините, милые дамы, мне нужно перекинуться с ним парой слов.

И Бретт двинулся через весь зал. Констанс заметила изумление, появившееся на лице Дориана, увидела, как он смотрит на них, улыбается, а затем оглядывается в поисках кого-то еще. Ищет Гарри, мрачно подумала она.

Бернис коснулась руки дочери.

– Кажется, он просит нас подойти.

Констанс тоже заметила призывный жест Дориана и неохотно последовала за матерью. Ей сейчас хотелось как можно скорее покинуть ресторан.

– Бернис и Констанс, – сказал Дориан с улыбкой, способной растопить вечные снега Арктики, – позвольте представить вам мою невесту Андреа Кларк! Энди, познакомься с миссис Картер и ее дочерью.

У Констанс земля поплыла из-под ног. Она схватилась за спинку стула. Его невеста! Этого не может быть. Он притворяется! Пытается расквитаться с нею за Гарри!

Глаза ее ревниво устремились на красавицу Андреа. Дымчато-серые глаза и безукоризненная кожа, о которой только может мечтать женщина! А главное – ни единой веснушки! Эта девушка смотрела на Дориана преданно и восторженно.

– Рада познакомиться с вами, Констанс, – заговорила она. – Дориан столько о вас рассказывал… Почему бы вам не присоединиться к нам и не выпить что-нибудь?

– Очень любезно с вашей стороны, но, боюсь, нам пора уходить, – откуда-то издалека донесся до сознания Констанс голос Бретта. Голова у нее все еще кружилась, но она поняла главное: можно наконец уйти. Да, Дориан говорил ей про какую-то Энди, лондонскую соседку, которая ухаживает за его садом… – У миссис Картер сегодня день рождения, и праздник еще не закончился, – продолжил Бретт, и Бернис просияла.

– Но, может быть, Констанс присоединится к нам? – не отставал Дориан.

Добей меня, ну, добей! – с горечью подумала та.

– Ну, да, – оживилась Андреа. – Расскажете про ваших лошадей. Как я поняла, Дориан даже ездил верхом на одной из них.

– Энди – хирург-ветеринар, – пояснил тот, чуть улыбнувшись. – Она очень любит животных.

– Чтобы мы праздновали без Констанс? – воскликнул Бретт. – Это невозможно! Но я хотел бы повидаться с вами, Дориан. Может быть, зайдете ко мне в офис завтра, часов в десять?

Выходя из ресторана, Констанс спиной чувствовала на себе взгляд Дориана. Интересно, заметил ли он, как подкашиваются у нее ноги? Его сегодняшнее заявление прямо-таки парализовало ее. Говорил, что не нашел женщины, которую смог бы полюбить. Неужели лгал?

Остаток вечера прошел для нее, как в бреду. Почему, спрашивала она себя, Дориан ничего не сказал о помолвке, когда заходил к ней в магазин? Когда они собираются жениться? И почему ей так трудно смириться с ситуацией, которая, по большому счету, решит все проблемы? Мысли эти долго не давали ей покоя, преследуя даже во сне.


Когда утром Дориан и Андреа появились на ступеньках ее крыльца, Констанс показалось, что она все еще спит.

– Энди просит разрешения взглянуть на твоих лошадей, пока я буду общаться с Бреттом, – сообщил Дориан.

Скрывая охватившую ее панику, Констанс улыбнулась и кивнула.

– Пожалуйста!

– Я понимаю, что веду себя нахально, – призналась Андреа, – но мне это в тысячу раз интереснее, чем шататься по магазинам… О, взгляни, вон они! Какие красавцы! – Она пересекла луг, остановилась у ограды и, протянув вперед руку с пучком мяты, стала ждать, пока животные приблизятся.

Зачем он приехал? – спрашивала себя Констанс. Чтобы показать ей, что на прошлом поставлен крест и он больше не претендует на ее сердце? Неужели она так правдоподобно разыграла партию с Гарри, что Дориан и не замечает, как он мучает ее?

– А где твой приятель? – спросил он, словно прочитав ее мысли.

Констанс приподняла бровь и высокомерно взглянула на него.

– На работе, конечно же!

– Но вы живете вместе? – прокурорским тоном спросил Дориан.

– Тебе ли об этом волноваться? – жестко парировала она.

– Ты права. – Он резко обернулся и пошел сказать Энди, что уезжает.

Если бы он голыми руками вырвал из груди Констанс сердце, ей не было бы так больно, как сейчас, когда он страстно целовал в ее присутствии другую женщину. Видеть это было просто невыносимо. Впрочем, когда он все-таки уехал, оставив женщин одних, легче не стало.

– Я пыталась убедить Дориана, что нам следует предварительно позвонить вам, – сказала Андреа, проходя следом за Констанс в дом. – Но он уверял, что вы не станете возражать. Надеюсь, мое появление не нарушило ваши планы?

– Ничего страшного.

К счастью или несчастью Констанс не собиралась сегодня в магазин. После событий вчерашнего вечера она поняла, что все равно не сможет работать. И Дориан, по-видимому, как-то догадался об этом, иначе вряд ли бы он приехал сюда, сделав крюк в восемнадцать миль.

– Дориан мне много рассказывал о вас.

– Надеюсь, ничего плохого он не говорил? – пошутила Констанс, деланно улыбаясь.

Андреа оказалась милым, открытым, приветливым человеком. Чем больше Констанс настраивала себя против этой девушки, тем больше ей симпатизировала.

На среднем пальце левой руки гостьи сверкнул бриллиант, и Констанс вздрогнула. Когда они были помолвлены с Дорианом, тот подарил ей самое обыкновенное кольцо.

– Ну, что вы! – засмеялась Энди. – Первая любовь, что ни говори, это первая любовь.

Так он рассказал ей, что они были женаты? А может быть, и о том, что он не давал ей проходу в последние два месяца?

– Да, об этом трудно забыть, – согласилась Констанс.

– Это так, – погрустнела Андреа. – Но я в свое время не вышла замуж, хотя мечтала об этом.

– Тот человек не любил вас? – Андреа покачала головой.

– Увы, нет.

Зато теперь она была влюблена вновь и горела тем самым священным пламенем, которое выжигает душу, если не дать ему воли.

– Может, выпьем чаю? – спросила Констанс, решительно отгоняя от себя грустные мысли.

– Если не трудно. Мы завтракали час тому назад.

Констанс налила воду в чайник.

– Вы давно знакомы с Дорианом?

Андреа зарумянилась, как всегда, когда речь заходила о ее женихе.

– Три года. Вообще-то мы соседи.

– Да, я слышала о вас. Вы ведь присматривали за его садом?

Андреа просияла.

– Он рассказывал об этом? Да, я ухаживаю за растениями, когда он в отъезде, а это бывает очень часто.

– И вам это не в тягость?

– Напротив, я наслаждаюсь этой работой. У меня, к сожалению, всего лишь крохотный балкончик, а я люблю сады. Мне вообще нравится простор.

Задавая вопрос, Констанс имела в виду другое: не раздражают ли Андреа частые отлучки жениха, но не стала переспрашивать.

– И кто же присматривает за садом сейчас?

– Моя подруга. Вчера утром Дориан позвонил и настоял на том, чтобы я приехала в Шеффилд. Он настоящий мужчина, не правда ли? Не представляю, как вы с ним могли когда-то разойтись?

– Так случилось, – отозвалась Констанс и как можно более беспечно пожала плечами.

– Вообще-то, – совершенно беззлобно сказала Андреа, – мне всегда казалось, что он по-прежнему влюблен в вас и просто не замечает других женщин. Я-то давно по уши влюблена в него, но не смела и думать, что он ответит мне тем же. – Ее красивое лицо осветилось широкой улыбкой. – Я не поверила своему счастью, когда вчера вечером он подарил мне это кольцо и попросил стать его женой. Ах, Констанс, как я счастлива!

10

– Такое впечатление, что мы с вами сорвали банк, – сказал Бретт.

Дориан нахмурился.

– Что?!

Хотя его никто не обвинял, слухи нельзя было остановить, и вся эта история с галереей не могла не отразиться на его архитектурной карьере.

– Мы оба нашли женщин, с которым собираемся провести остаток жизни.

– Ах, это… – Он и забыл о своей помолвке.

– Андреа просто красавица, – не унимался Бретт.

Дориан кивнул.

– А как давно вы расстались с Констанс, Дориан?

– Десять лет тому назад, – резко ответил тот, подумав, что прибыл сюда не для того, чтобы обсуждать свои личные дела.

– Большой срок, – задумчиво сказал Бретт. – Моя жена умерла восемь лет назад. Поверите ли, но, встретив Бернис, я словно родился заново. Вы ощущаете то же самое?

– Пожалуй да, – буркнул Дориан, не желая портить Бретту настроение.

Он с нежностью относился к Андреа и нисколько не сомневался, что их брак будет счастливым… если только свадьба действительно состоится. Он все еще питал слабую надежду на то, что… Дориан тряхнул головой, отгоняя эти мысли. Констанс теперь стала для него запретной территорией, и об этом не следовало забывать.

Когда же Бретт наконец перешел к делу и рассказал ему о возможности сноса галереи, он выложил свои карты. Согласно информации, собранной детективом, Крис Элдон догадывался, что дело нечисто. Видимо, он задавал слишком много вопросов и в результате погиб «от несчастного случая».

Выслушав все это, Бретт неохотно признался, что в смерти Криса есть ряд обстоятельств, не представленных в официальной версии смерти.

– Я пошел в полицию, но они не стали даже слушать меня. По их мнению, смерть была случайной, и никаких мотивов для устранения Криса не существовало. Вероятно, мне следовало проявить большую настойчивость, и я собирался действовать, когда… – И вдруг, закрыв лицо ладонями, он зарыдал.

Дориан ни о чем больше не спрашивал, но и не собирался прекращать собственное расследование. Собрав вещественные улики и разыскав рабочего, ставшего причиной смерти Криса, он собирался пойти в полицию, и переживания Бретта не могли остановить его.

Насколько он мог понять, того просто запугали, устроив аварию или что-то в этом роде, не привлекающее внимания полиции, но вполне осязаемое для того, чья жизнь оказалась под угрозой.

Пожалуй, теперь можно поставить в известность и Констанс, подумал Дориан. А впрочем, лучше подождать. Он не хотел расстраивать ее, хотя полагал, что она должна знать правду.

По пути в Дэрби Дориан пытался представить, как поладили между собой эти две женщины. Известие о его помолвке с Андреа повергло Констанс в шок. Он внимательно наблюдал за ней и заметил, как она судорожно схватилась за спинку его стула.

Конечно, он поступил жестоко, навязав ей общество Андреа. Но когда невеста попросила его об этом, Дориан не смог упустить шанс лишний раз повидаться с Констанс, хотя считал, что потерял ее навсегда.

Когда они приехали, у той был такой вид, будто она не спала всю ночь, и Дориана подмывало приписать ее бессонницу реакции на свое вчерашнее объявление о помолвке. Но правда, скорее всего, заключалась в том, что они с Гарри все ночи напролет занимаются любовью.

Мрачно поджав губы, Дориан остановил машину у крыльца и по привычке бросил взгляд в сторону загона. Лошадей не было видно. Значит, дамы отправились верхом. Он прошел на задний двор и пристроился в гамаке, дожидаясь, пока они вернутся.

За плечами у него была бессонная ночь, наполненная размышлениями о Констанс, и он сам не заметил, как уснул.

– … Дориан! – Андреа трясла его за плечо.

Он огляделся, но Констанс рядом не оказалось.

– Вставай, соня! – с улыбкой сказала девушка и легко поцеловала его в губы.

Он протер глаза.

– Который час?

– Двенадцать. Констанс пригласила нас остаться на ленч. Она чудесная женщина, Дориан. Я рада, что мы познакомились.


Констанс смотрела в окно кухни невидящим взглядом. Информация о том, что Дориан попросил Андреа стать его женой только вчера вечером, совершенно оглушила ее. В таком случае его визит в магазин мог быть последней попыткой вернуть ее. Но Констанс настолько преуспела в противодействии его притязаниям, что он решил жениться на другой.

Где найти силы, чтобы быть веселой и приветливой за ленчем? Сейчас ей хотел ось испариться, сгинуть, провалиться сквозь землю. Она сама не смогла бы ответить на вопрос, почему предложила им остаться. Наверное, Андреа так понравилась ей, что казалось совершенно естественным поступить именно так.

Это чудесная женщина, дружелюбная и чистосердечная. В ней нет и намека на кокетство или притворство. Энди знала о том, что Констанс когда-то была женой Дориана, но не ревновала, не питала злобы и вообще не видела никаких препятствий для взаимной дружбы.

Самое странное, что Констанс тоже не испытывала ревности к Энди, напротив, в, душе желала им с Дорианом счастья в совместно жизни. Он заслужил это после многих лет одиночества, бесплодных ожиданий и надежд. Был ли Андреа всего лишь дублером, или же он действительно любил свою невесту? Этого она уже, никогда не узнает. Но Констанс не сомневалась, что они уже обсуждали вопрос о будущих детях. Она вспомнила свой разговор с Энди.

– А почему у вас нет детей? – со свойственной ей прямотой спросила та.

Констанс пожала плечами:

– Мы были слишком молоды, чтобы заводить их. – Мысленно она поблагодарила Дориана за то, что тот не сказал невесте о выкидыше.

За ленчем Констанс сидела с неподвижной улыбкой на губах, не позволяя себе даже взглянуть на Дориана. Ей было ясно, что одного движения его ресниц будет достаточно, чтобы она окончательно потеряла над собой контроль.

Андреа, не чувствуя напряжения, царящего в столовой, оживленно делилась впечатлениями от прогулки на лошадях.

– Я бы предпочла жить за городом, – говорила она, – чем сидеть взаперти в Лондоне. А ты как считаешь, Дориан? Может, переедем сюда, когда поженимся? Я бы даже могла открыть собственную ветеринарную лечебницу. Это было бы просто чудесно! – Ее дымчато-серые глаза светились энтузиазмом.

– Мы подумаем об этом, – сказал Дориан. – Дело в том, что Лондон идеально подходит для моей работы.

– Ты прав, конечно, – кивнула Андреа. – Но когда у нас появятся дети, будет просто преступлением держать их в городе.

– Когда придет время, тогда и посмотрим.

Констанс закрыла глаза, тщетно пытаясь хоть как-то отключиться. Почему жизнь так несправедлива? Почему счастье выпало не ей? Почему Энди может иметь детей, а она нет?

– Мы могли бы найти что-нибудь здесь, рядом с Констанс, чтобы видеться с ней при случае, – продолжала Энди развивать свою идею. – Мы подружились, и я хотела бы встречаться с ней чаще. Что скажешь на это, Констанс?.. Боже, что с тобой?

– Я… я неважно себя чувствую, – глухо сказала та, закрыв лицо. – Извините! – И она стрелой вылетела из комнаты.

– Конни! – крикнул Дориан, не на шутку встревожившись.

Но она, не оглядываясь, бегом поднялась по лестнице, ворвалась в спальню и закрыла дверь на замок. Не успела она упасть на кровать, как из глаз ручьем хлынули слезы.

– Конни, открой дверь!

Она не слышала сейчас голоса Дориана. Все оказалось еще хуже, чем она могла себе представить. Зачем им понадобилось обсуждать при ней эту тему? Почему они не могли подождать, пока останутся одни?

– Конни! – На сей раз властный окрик сопровождался громким стуком в дверь.

Констанс застонала про себя.

– Уходи, Дориан!

Меньше всего Констанс хотела, чтобы он увидел ее сейчас. Чувствуя, что он вот-вот взломает дверь, она торопливо прошла в ванную и закрылась на щеколду.

Сев на крышку унитаза, она уронила голову на руки. Ей действительно стало дурно. Хоть бы они ушли и оставили ее в покое, Дориан и Андpea, которая собирается стать матерью его детей. Детей!.. Не сдержавшись, Констанс заревела в полный голос.

– Констанс, я требую, чтобы ты немедленно открыла дверь. Иначе я взломаю замок! – снова раздался голос Дориана.

Андреа что-то тихо сказала ему. Они, должно быть, решили, что хозяйка заболела, и теперь не уйдут, пока не удостоверятся, что с ней все в порядке.

– Констанс! – На этот раз к ней обращалась Энди. – Мы за вас очень беспокоимся. Может быть, все дело в креветках? Хотите, мы вызовем врача?

Если бы все было так просто! Если бы можно было вылечить разбитое сердце. Вытерев полотенцем лицо, Констанс открыла дверь ванной.

– Не надо! Я выйду через минуту. – И сама поразилась тому, как твердо звучит ее голос.

– Вам помочь?

– Нет, Энди, все в порядке. Идите к столу.

– По-твоему, мы сможем есть, когда тебе плохо? – загремел Дориан. – Открой эту чертову дверь.

– Я выйду через минуту, – повторила Констанс, начиная злиться. – Дадите вы спокойно отдышаться или нет?

Она услышала, как Энди что-то говорит Дориану, а тот отвечает ей. Затем он сказал терпеливо:

– Конни! Я даю тебе десять минут. Если за это время ты не появишься, приготовься к тому, что я вышибу дверь.

Наступила тишина, потом на лестнице послышались шаги.

Она понимала их озабоченность, и сама на их месте поступила бы наверное точно так же, но ничего не могла с собой поделать. Что-то сломалось в ней, когда она слушала их разговор о планах на будущее, в котором не было места ей.

Слезы с новой силой хлынули из ее глаз. Констанс пришлось собрать всю свою волю, чтобы остановить их. Она ополоснула лицо холодной водой и погляделась в зеркало. Глаза покраснели, лицо побледнело и осунулось. Когда она вышла из спальни, десять минут, отведенные ей, были на исходе.

Дориан ждал ее у подножия лестницы. Он стоял, уперев руки в боки, и смотрел, как она спускается.

На последней ступеньке Констанс остановилась.

– Тебе лучше? – спросил он.

Она кивнула, не решаясь заговорить.

– Что-то случилось?

– Меня затошнило.

– У тебя такой вид, будто ты плакала, – обвиняющим тоном сказал он. – Может быть, тебе не по душе наши планы поселиться по соседству? Опасаешься, что мы нарушим твой покой, потревожим уютное гнездышко, которое ты вьешь с этим твоим Далтоном? Напрасные тревоги, – фыркнул он. – Я сумею убедить Энди, что эта идея никуда не годится. По правде сказать, меня такая возможность пугает не меньше, чем тебя.

Он не желал видеться с ней – даже в качестве друга! Мысль эта ножом полоснула Констанс по сердцу, но каким-то чудом она сумела гордо ответить:

– Я рада, что мы мыслим одинаково!

– Если с тобой и вправду все в порядке, скажу Энди, что мы едем, – заметил он не менее холодно. – Мы и без того отняли у тебя кучу времени.

Констанс кивнула.

– Вот и хорошо. И позволь поздравить тебя с помолвкой. Энди чудесная девушка. Не сомневаюсь, что вы с ней будете счастливы. – Как она сумела произнести эти слова, для Констанс осталось загадкой. Сердце у нее рвалось на части, но она сумела удержать на лице широкую улыбку.

– Спасибо, – ответил он. – Прими и ты мои поздравления.

– Благодарю, – сказала она и, сойдя с последней ступеньки, оказалась так близко от Дориана, что ощутила жар и специфический мужской аромат его тела. Нервы у нее напряглись. Она слышала его дыхание, видела каждую бисеринку пота на коже…

Ей хотелось протянуть руку и дотронуться до него в последний раз, ощутить его объятия, оказаться в плену его губ, пить хмельной нектар страсти и видеть, как в нем идет такая же ожесточенная, как и в ее сердце, борьба.

Неизвестно, чем бы закончилось это безмолвное противостояние, если бы не появилась Андреа.

– Констанс, вам лучше? Я убрала стол и вымыла посуду, так что можете по этому поводу не беспокоиться.

– Вы очень любезны, Энди, – поблагодарила Констанс, нехотя отводя взгляд от Дориана.

– Вы все еще бледны.

– Собирайся, мы уезжаем, – отрывисто сообщил Дориан невесте.

Андреа нахмурилась.

– Ты считаешь, что мы можем оставить Констанс одну?

– Я уже в полном порядке, – возразила та. – Еще раз извините. Не знаю, что это вдруг нашло на меня.

– Ну, если вы и в самом деле так уверены… – Девушка по-прежнему казалась озабоченной.

– Она же сказала, что уверена! – прорычал Дориан.

Андреа приподняла тонкую бровь и громко прошептала Констанс:

– Что это с ним?

Та пожала плечами.

– Ничего особенного, просто мы злоупотребляем гостеприимством, – скрипнул зубами Дориан. – Пойдем, Энди!

Совершенно сбитая с толку, Андреа горячо сжала руку Констанс.

– Надеюсь, мы скоро увидимся снова, – сказала она с неподдельной симпатией. – Если будете в Лондоне, заходите к нам. У вас есть адрес Дориана?

Но он не дал Констанс времени на ответ, бросив:

– До свидания.


Последующие несколько дней Констанс прожила, ощущая в сердце зияющую пустоту. Да она и не жила, скорее существовала, бездумно работая, занимаясь домашними делами, общаясь с матерью и Бреттом.

А может быть, Гарри был прав, и ей следовало рассказать Дориану все, предоставив ему возможность самому принять решение? Если бы он и ушел, ей было бы не тяжелее, чем сейчас, но, по крайней мере, он знал бы все.

Констанс написала Гарри о помолвке Дориана и Андреа и заверила его, что это идеальный выход из сложившейся ситуации. Тот немедленно перезвонил ей и сказал, что она дура и еще не поздно попытаться что-то предпринять. Но Констанс понимала, что никогда не пойдет на это. Да и повода, как она знала, уже не представится.

Через неделю Бернис и Бретт торжественно объявили о своей помолвке. Еще одна свадьба. Еще один удар. А когда одна из приятельниц сообщила, что беременна, Констанс проплакала всю ночь. С этого момента в каждом встречном младенце она видела свою бедную малышку Мэри.

– Наша свадьба состоится через месяц, – сообщила Бернис, кладя двойную порцию жареной картошки в тарелку дочери. – Съешь все, что я тебе положила, а то ты похудела так, что смотреть страшно. Я понимаю, что времени для подготовки свадьбы не так уж много, но Бретт уже не хочет больше ждать.

– Он прав, – сказала Констанс. – А как ты будешь одета?

Они обсудили свадебный наряд и договорились вместе отправиться по магазинам, после чего мать заметила:

– Я удивилась, узнав о помолвке Дориана. Не думала, что у него есть девушка. Ты, наверное, рада? Шутка сказать – сбросить с плеч такую ношу!

– Что за чушь! – разозлилась Констанс. Она не желала обсуждать бывшего мужа с кем бы то ни было, а тем более с матерью. Оставалось надеяться лишь на то, что занятая по горло собственными предсвадебными хлопотами, Бернис не станет докучать ей подобными разговорами.

– У него очень милая невеста, – не унималась та. – Да и сам Дориан изменился. Он постепенно становится похож на джентльмена и уже не позволяет себе прежних выходок.

Какое великодушие, подумала Констанс. Впрочем, возможно, все дело в том, что сейчас Бернис просто была в хорошем настроении.

– Они объявили о дне своего бракосочетания? – поинтересовалась мать.

– Представления не имею, – ответила Констанс, и вдруг поняла, что ее могут пригласить на эту свадьбу. Это была бы худшая из пыток, которую только можно придумать.

Ей вдруг захотелось немедленно уехать из Англии, испариться. Очевидно было, однако, что если это и удастся сделать, то только после свадьбы матери. Но зато потом… Потом ничто больше не удержит ее в Шеффилде.

В последующие дни эта идея все более и более овладевала Констанс и, в конечном счете, показалась ей единственно правильной и возможной. Она представляла, как улыбающаяся, счастливая, сияющая Андреа в белом свадебном платье отвечает на вопрос священника «Да!», а Дориан надевает ей на палец обручальное кольцо, и у нее мурашки бежали по телу.

Констанс вспомнила рассказ Энди о предыстории покупки черной кружевной блузки. «Когда Дориан сообщил, где мы будем ужинать, я захныкала, что мне нечего надеть и вообще я выехала в Шеффилд так быстро, что ничего не успела с собой захватить. Он сказал, чтобы я не беспокоилась. Не знаю, где он купил эту блузку, я не решилась спрашивать, но это восхитительная вещь и, судя по всему, очень дорогая. Она мне так нравится!»

Констанс не стала рассказывать, что чуть было не примерила блузку. Ее больше занимала мысль о том, что первоначально Дориан намеревался купить нижнее белье.


На очередном заседании совета директоров Дориана, к ее облегчению, не оказалось. «Си-Би-Эй» отчаянно боролась за то, чтобы сохранить галерею, и выдвинула идею, что хорошая строительная фирма вполне могла бы выполнить все необходимые работы. После заседания Бретт пригласил Констанс к себе в кабинет.

– Вы не в курсе, когда у Дориана свадьба?

Сердце у Констанс упало.

– Нет. И когда же?

– Я тоже не знаю, – поспешно сказал Бретт. – Бернис и я хотим поздравить его, и я подумал, что, поскольку мы уедем в круиз, вы могли бы вручить подарок за нас. И не беспокойтесь о компании, Джеральд за всем присмотрит в мое отсутствие.

Джеральд Слоуни был очень способным администратором, который всей душой болел за интересы «Си-Би-Эй». Но не это волновало сейчас Констанс.

– Я бы охотно вручила ваши подарки, Бретт, – медленно проговорила она, – но дело в том, что меня может не оказаться здесь во время их свадьбы. Я тоже подумываю о том, чтобы отправиться за границу. Мои магазины будут под присмотром Камиллы, – на ходу импровизировала она, – а я годик поживу в Америке. У Криса в Техасе остались родственники, которые уже давно приглашали меня в гости.

Глаза Бретта округлились.

– Когда вы успели все это спланировать? А Бернис в курсе?

Констанс отрицательно покачала головой.

– Вы собираетесь сказать ей об этом до свадьбы?

– Вообще-то, нет. Но если вы решили сразу после этого отправиться в круиз, я скажу ей.

– Она не особо обрадуется.

– Я знаю, – согласилась Констанс. – Именно поэтому я не хотела ничего говорить до свадьбы. Я давно не видела ее такой счастливой, как сейчас, и не хочу портить ей настроение, но мне давно пора куда-нибудь съездить. – Она сама удивилась, как легко и свободно слетали с ее языка эти лживые слова.

– Вы мечтаете об этом со времени смерти Криса! – предположил вдруг Бретт.

Констанс с радостью ухватилась за эту неожиданную подсказку.

– Да. Но я не могла оставить мать. Теперь, когда у нее есть вы, меня уже ничто не связывает.

– Может быть, вас потянет домой раньше, чем через год? – с надеждой спросил Бретт.

– Возможно, – улыбнулась она.

– Наверное, лучше будет, если вы сообщите эту новость Бернис в моем присутствии.

Констанс кивнула. Она и сама только что об этом подумала.


Последующие недели были наполнены предсвадебной суетой. Констанс помогала матери и одновременно вела приготовления к своему отъезду. Нужно было подумать о доме, позаботиться о том, куда пристроить лошадей. Ей было не по душе оставлять дом пустым на целый год, но и нанимать для присмотра за ним совершенно чужого человека не хотелось.

Когда Камилла сказала, что ее старшая сестра Клара должна в конце месяца съехать с квартиры (домовладельца, судя по всему, задело, что она не захотела стать его любовницей), Констанс поняла, что нашла идеальную кандидатуру, Клара была заядлой любительницей верховой езды, а значит, за Кастора и Холли можно не волноваться.

Оставалось решить вопрос с магазинами. Констанс начала жалеть о том, что открыла новую точку в Линкольне. Идея была прекрасной, но теперь грозила нарушить все ее планы.

И вновь на выручку пришла Камилла. Она завела нового богатого дружка, владельца крупной оптовой компании по торговле одеждой, с которой Констанс вела дела. Собственно, на этой почве они и познакомились.

– Фрэнк говорит, что хотел бы, чтобы я имела свой собственный магазин, – сообщила она Констанс. – Он интересовался, не захочешь ли ты продать ему тот, что в Линкольне?

Хотела ли она! Констанс с радостью оформила договор продажи, и вопрос был решен.

Неудивительно, что все это время у нее не было времени думать о Дориане и Андреа. Если же эти мысли приходили, что чаще всего случалось по ночам, боль была настолько острой, что скорый отъезд из Англии казался ей единственным спасением.

Свадьба матери удалась. Невеста излучала счастье, жених выглядел очень гордым, и когда Констанс сообщила Бернис о своем отъезде, та не стала долго дуться.

На торжества пригласили и Дориана с Андреа, но, к величайшему облегчению Констанс, они прислали вежливый отказ, сославшись на неотложные дела. Было ли это правдой или просто отговоркой, теперь не имело особого значения.

Провожая мать и отчима в свадебный круиз, Констанс ни на секунду не забывала о том, что через два дня сама оставит землю Англии. Ей не терпелось как можно скорее уехать отсюда. Она ни разу не была в США, а родственники Криса заверили ее, что она может оставаться у них, сколько захочет.

Наконец наступил последний вечер перед отъездом.

Констанс машинально просматривала вечернюю газету, как вдруг, наткнувшись на одну заметку, вскочила со стула и, набросив на плечи жакет и схватив ключи от машины, бросилась вон.

11

Констанс гнала машину на предельной скорости. Она холодела при одной только мысли, что могла сегодня вечером не дотронуться до газеты, и тогда так и не узнала бы, что врачи из последних сил борются за жизнь Дориана. Она благополучно улетела бы в Америку и сидела бы на ранчо, ведать не ведая о том, что в Англии умирает любимый человек.

Она в очередной раз пошла на обгон, совершенно не думая о собственной безопасности. Дело было к полуночи, но по шоссе шел сплошной поток транспорта.

Констанс знала одно: она должна быть там, видеть его, сказать ему… Что, если он умрет, так и не узнав, что она по-прежнему любит его? Что у него была дочка по имени Мэри? Слезы застилали ей глаза, и она смахивала их тыльной стороной ладони.

Оставив машину на больничной автостоянке, Констанс ворвалась в регистратуру и, узнав, в какой палате лежит Дориан, стремглав побежала по коридорам, не обращая внимания на косые взгляды врачей и посетителей.

Он толчком открыла дверь и застыла на пороге. Все было, как тогда с Крисом: та же выбритая голова, та же капельница рядом с кроватью, те же жуткие агрегаты, работающие Бог знает с какой целью, то же напряженное лицо медсестры, сидящей возле его кровати…

Только Крис умер, а Дориан…

В лице у него не осталось и кровинки.

– Кто вы? – шепотом спросила медсестра, поджав губы.

– Я бывшая жена мистера Клиффорда. О Господи, неужели он умрет?..

Глаза Констанс снова наполнились слезами. Ей хотелось броситься к нему, обнять его, говорить с ним, открыть свою душу… Но Дориан не услышал бы ее – он был без сознания, а может, просто спал.

В заметке было написано, что когда он был возле галереи, на него обрушился кусок кирпичной кладки. История с Крисом повторялась один к одному. Констанс отчетливо помнила, как все было в прошлый раз: боль, тревога, страх. Но Крис умер, так и не придя в сознание. Он ушел из жизни, когда она сидела напротив, держа его за руку.

Господи, пожалуйста, не допусти, чтобы то же самое произошло с Дорианом, потому что на этот раз боль будет в тысячу раз сильнее, и она этого не перенесет – лучше самой умереть!

– Мы делаем все, что в наших силах, – сказала медсестра.

Но врачи всегда так говорят!..

– Он без сознания?

Впервые за время разговора пожилая женщина улыбнулась.

– Уже нет. Он пришел в себя примерно час назад. Сейчас он спит.

– Что за травму он получил?

– Перелом основания черепа. Врач сделал операцию и устранил давление осколков кости на мозг. Скорее всего, больной проспит ещё несколько часов. На вашем месте я бы пришла завтра утром.

Но утром она улетает в Америку!.. Слова эти так и не прозвучали, потому что Констанс поняла, что никуда не улетит, по крайней мере, до тех пор, пока жизнь Дориана под угрозой.

– Я могу посидеть с ним немного? Мне никто ничего не сообщил, я случайно прочитала о происшествии в газетах… – Голос у нее сорвался, и по щекам потекли слезы. Никому не пришло в голову известить ее об этом. Никто не догадался, как много он для нее значит.

– Только несколько минут, – поколебавшись, согласилась медсестра. – Я на время удалюсь. В случае чего нажмите кнопку звонка. Вам все понятно?

Констанс, судорожно сглотнув, кивнула и поспешила вынуть из кармана носовой платок. Она уселась рядом с Дорианом и мягко поймала его руку.

– Ах, Дориан, Дориан!.. – еле слышно прошептала она. – Как же я тебя люблю! Пожалуйста, не умирай! Мне так много нужно сказать тебе.

Она смотрела на его лицо, еще недавно полное жизни и энергии, а теперь бледное и неподвижное. Сейчас она даже дыхания его не слышала, и только по чуть приподнимавшейся и опадавшей груди можно было определить, что он все-таки дышит.

Черные ресницы как два полумесяца лежали на бескровном лице. Констанс хотелось поцеловать их, лечь рядом, согреть это неподвижное тело, вдохнуть в него жизнь… Только бы Дориан встал с постели веселый и здоровый!

Медсестра дала понять, что дела его идут на поправку, и Констанс цеплялась за эту мысль, как за спасательный круг. По крайней мере, он в сознании, в отличие от Криса, и даже если ему предстоит долгая и тяжелая борьба за выздоровление, она неотлучно будет рядом с ним.

Об Андреа она и не вспоминала. Это был мужчина, которого она любила всю жизнь. И здесь было ее законное место.

Констанс прикрыла глаза, и вдруг рука Дориана скользнула вниз, а пальцы чуть шевельнулись, словно он собирался сделать что-то, но у него не хватало сил.

– Дориан! – громко прошептала она. – Это я, Констанс! Ты проснулся? Ты можешь говорить со мной?

Тяжелые веки медленно приоткрылись.

– Конни? Моя Конни!..

Слезы подступили у нее к глазам, а в горле застрял комок.

– Да, – как в горячке зашептала она, – это я!

Она забыла, что должна позвонить медсестре.

Были только она и Дориан – и никого больше во всем мире.

– Я люблю тебя, Конни!

Лицо Констанс исказилось судорогой, и она почувствовала, что у нее вот-вот начнется истерика. Он сказал эти слова так же естественно и просто, как во время их первого свидания, как в день их венчания.

– Я люблю тебя, Конни, и всегда любил! – Сколько раз он говорил ей эти слова. – Для меня ты была и есть единственная женщина в мире.

И она от него ушла! Разбила его сердце! Но теперь все: она честно скажет ему, почему это сделала, скажет о своей любви, скажет все! Жизнь слишком коротка для игр в молчанку.

– И я люблю тебя, Дориан! – Слова эти прозвучали твердо и просто, выйдя из самой глубины ее сердца. – Любила, люблю и буду любить!

Он попытался улыбнуться, приподнял руку и коснулся ее лица. Констанс видела, какого труда это ему стоило. Она поймала его большую ладонь и прижала к губам.

В глазах его была боль. Боль – и любовь.

– Я беспокоюсь за тебя, – сказала она.

Он на мгновение смежил веки, а затем снова открыл глаза.

– Не… надо, – с трудом проговорил он. – Я… я…

Рука его обмякла, и он снова погрузился в сон.

Вернулась медсестра. Констанс не стала ей ничего рассказывать, просто сидела рядом с Дорианом, пока ее не попросили уйти. Возможно, выздоровев, он и не вспомнит об этом их разговоре, но, по крайней мере, они наконец-то объяснились, и у нее отлегло от сердца.

Выйдя из палаты, Констанс не смогла заставить себя отправиться домой. Она хотела убедиться, что с Дорианом все в порядке.

Промаявшись несколько часов и выпив пару стаканов кофе, она вернулась в палату. Дориан был один. Руки у него на это раз были накрыты одеялом. Констанс показалось, что на лице у него появилось подобие румянца. Впрочем, быть может, она выдает желаемое за действительное?

Она прижала тыльную сторону своей ладони к его щеке, а затем, привстав, коснулась его губ легким поцелуем.

В горле у Дориана послышалось легкое клокотание; казалось, он получал удовольствие от того, что она делала. Констанс поцеловала его крепче и почувствовала слабый отклик.

– Ты не спишь? – пробормотала она.

– Меня только что поцеловал ангел, – пробормотал он.

И снова это были слова, которые он говорил ей и раньше. Правда, Констанс тут же заподозрила, что Дориан путается в действительности и думает, что они по-прежнему муж и жена. И как ни радостно было слушать его, возможность ошибки повергала ее в уныние.

Она снова села. Дориан, уловив это движение, открыл глаза и, чуть нахмурившись, взглянул на нее.

– Я сплю? – спросил он.

Констанс отрицательно покачала головой и мягко улыбнулась.

– Это действительно я.

– Что я здесь делаю?

– Ты попал сюда после несчастного случая.

Он снова нахмурился, словно припоминая что-то.

– Что это было?

– Не думаю, что сейчас стоит говорить на эту тему, – сказала она.

На измученном лице Дориана появилась слабая улыбка. Выпростав руку, он поймал ее пальцы и сжал их.

– Ну, да, раз здесь ты, все остальное не имеет значения.

Впервые за все время пребывания в больнице Констанс вдруг подумала об Андреа. Но если он не вспомнил о своей невесте, значит, и она не обязана делать это.

– Я не могла не приехать, – сказала она, и глаза ее сияли любовью.

– Я люблю тебя, Конни, люблю больше всех на свете!

Она сжала его руку.

– Знаю, Дориан, и я люблю тебя всем своим сердцем!

– Конни!

– Да?

– Поцелуй меня еще раз!

Они не заметили, как в дверях появилась Андреа.


Занимался рассвет, когда Констанс ехала домой – медленно, осторожно, соблюдая на сей раз все правила и при этом напевая себе под нос какую-то песенку. Она понимала, что Дориану еще далеко до выздоровления, но он будет жить, и это главное. Он сказал, что небольшой удар по голове не сможет разлучить их.

Констанс с упоением повторяла эти слова. Она знала, что как только память полностью вернется к нему, как только он вспомнит о Гарри и Андреа, эти несколько часов счастья останутся для нее только драгоценным воспоминанием.

Потому что кто-нибудь уже наверняка известил его невесту и она скоро приедет в больницу. А раз так, то она, Констанс, скорее всего видела Дориана в последний раз.

Если бы можно было остаться там еще, воспользоваться случаем еще несколько часов побыть с любимым человеком. Но вернулась медсестра и мрачно приказала Констанс уходить.

Впрочем, и Дориан выглядел утомленным. Когда она обернулась в дверях, чтобы попрощаться с ним, он уже спал. Она обещала вернуться, и конечно выполнит свое обещание, но к тому времени все будет иначе. Эти минуты близости уже никогда не повторятся.

И действительно, на следующий день, сдав билеты и предупредив родственников Криса о том, что задерживается, Констанс приехала в больницу, Андреа была уже там.

В глазах Дориана была печаль. Сегодняшний поцелуй не имел ничего общего со вчерашним. Так можно было целовать друга или брата. Быть может, он это почувствовал? Или просто испытывал физические страдания?

– Я рад, что ты пришла, – только и сказал он.

Энди тоже смотрела на нее как-то странно, как показалось Констанс, – с сочувствием. Впрочем, возможно, это была просто игра воображения.

– Ах, Констанс, – сказала вдруг она. – Я рада, что и ты здесь. Не правда ли, это ужасно? Бедный Дориан! Я чуть не умерла от страха, когда мне позвонили из больницы. А как ты узнала о случившемся? Я собиралась сообщить тебе сегодня утром.

– Прочла в газете, – ответила Констанс.

– Ах, бедняжка! – всхлипнула та. – Как это ужасно – узнать такую новость из газет. О Господи, и почему я не позвонила тебе сразу! Извини меня, пожалуйста, что я сразу не подумала о тебе. Я…

– Может быть, вы и со мной поговорите?

Обе женщины виновато повернулись к Дориану.

– Извини, – сказали они в один голос и так же в унисон заговорили с ним.

Оказалось, что Дориан помнит все детали произошедшего.

– Я понимал, что не стоит подходить к зданию так близко, – признался он, – но мне хотелось рассмотреть трещину. Я находился там не более минуты.

– И эта минута оказалась роковой, – обвиняюще сказала Андреа, до этого момента предельно осторожная в выражениях. – Никто не стал бы отгораживать проход к зданию, если бы это действительно не было опасно.

Зато Констанс прекрасно понимала чувства Дориана. В конце концов, это был его проект, его детище – и других детей у него не было! Когда кто-то из них умирал, как это происходило с галереей, он должен был присутствовать при кончине.

Им не разрешили оставаться у постели Дориана слишком долго. Андреа вышла первой, сказав Констанс:

– Встретимся у выхода. Может, выпьем где-нибудь чашечку кофе?

Констанс кивнула, но как только она осталась один на один с Дорианом, ей стало страшно. Вчера они открыли друг другу свои сердца, совершенно забыв о том, что между ними стоит его невеста.

– Дай мне свою руку!

Она подчинилась, но пальцы ее предательски дрожали.

– Я помню, что мы сказали друг другу вчера вечером, – прошептал Дориан. – И готов подписаться под каждым своим словом. Но я понимаю, что ты всего лишь подыгрывала мне, говорила то, что мне хотелось слышать. Я не забыл о Гарри.

Констанс открыла рот, чтобы возразить, но он остановил ее.

– И, разумеется, остается Энди. Я вспомнил о ней в ту минуту, когда она вошла.

Слезы подступили к глазам Констанс, но она сдержала их. Так он по-прежнему собирается жениться на Андреа! Комок слез подступил к горлу. Она задыхалась. Не в силах говорить, было выше ее сил, она печально смотрела на него.

– Я думаю, тебе лучше уйти, – сказал он.

– Дориан очень сильный, правда ведь? – спросила Андреа, откусывая бисквит и задумчиво глядя на Констанс.

Они сидели в уличном кафе у большого окна, откуда видны были шагающие мимо пешеходы и проезжающие машины.

– Не сомневаюсь, что он скоро поправится, – кивнула Констанс. – Когда я в первый раз увидела его в больнице, то испугалась, что он не выкарабкается. Но сейчас он уже садится, хотя и с большим трудом.

– Я имею в виду совсем не это, – сказала Андреа. – Я говорю о силе характера. Его не так-то просто сломить, не правда ли?

– Да, конечно, – нахмурилась Констанс, не понимая, куда клонит ее собеседница.

– Ему, надо думать, пришлось вынести в этой жизни много ударов, но он всегда вставал на ноги, отряхивался и снова шел дальше, так ведь?

– Во всяком случае, он не поддавался судьбе, – согласилась Констанс.

– Если так, то он, наверное, перенесет и такую вещь, как расторжение нашей помолвки, правда?

– Энди! – воскликнула Констанс. – Что ты говоришь? Ты же по уши влюблена в него?

– Да!

– Тогда в чем дело?

– В том, что ты все еще любишь его, а он любит тебя, Констанс. И не пытайся отрицать это: я все знаю!

Та на мгновение оторопела, но тут же решительно тряхнула головой.

– Ты ошибаешься, Энди. Между Дорианом и мной ничего не может быть.

Андреа пристально посмотрела на Констанс, глотнула кофе и, положив локти на стол, склонилась к ней.

– Когда я навестила Дориана вчера вечером, врачи не разрешили мне остаться. Они сказали, что я напрасно трачу время, что ему нужно несколько часов, чтобы выспаться, и что мне самой не вредно будет поспать. Но я не смогла уснуть. Я несколько часов подряд мерила шагами гостиничный номер и, в конце концов, решила вернуться в больницу. Я видела, что происходило между вами, слышала, что вы говорили друг другу. И я поняла, что Дориан для меня навсегда потерян, – если он вообще когда-либо был моим.

Констанс смутилась. Она не знала, что сказать в ответ. Ей не верилось, что Энди может быть до такой степени великодушной.

– Ты не знаешь всего, – сказала она, наконец.

– Тогда почему бы тебе не рассказать мне? – тихо предложила Андреа. В ее дымчато-серых глазах не было даже намека на злобу; ей искренне хотелось понять, почему Констанс и Дориан, не переставая любить друг друга, столько лет жили порознь.

Бедная девушка, каково ей было слышать наше объяснение в любви, подумала Констанс, но сама она отдала бы все, чтобы эта сцена повторилась.

– Что заставило тебя развестись с ним? – спросила Андреа.

Сама не понимая, правильно ли она поступает, Констанс неохотно начала рассказ, и чем дольше она говорила, тем труднее ей было сдерживать слезы.

– И ты ничего не рассказала Дориану? – изумилась Энди.

Констанс отрицательно покачала головой.

– Я не могла. Я думала, что между нами все кончено, – сказала она, скривив губы. – Пока не столкнулась с ним снова.

Она торопливо вытерла щеки бумажной салфеткой.

– Ты знала, что он все еще любит тебя?

– Да. Он говорил мне.

– И из-за своего бесплодия ты отреклась от него?

– Да! – Голос у Констанс сорвался.

– И по-твоему, это было честно по отношению к Дориану?

– Разумеется, – уверенно кивнула Констанс. – Он хочет иметь детей, Энди, и тебе это известно. Прошу тебя, выбрось из головы все, что я тебе только что рассказала! Стань его женой, подари ему семью, о которой он мечтает и которую заслужил. Я ему не пара, Энди. Неужели ты не понимаешь этого? – Она отвернулась, утирая слезы.

Констанс уже жалела о своей откровенности. О Боже, мысленно взмолилась она, унеси меня отсюда, забери куда-нибудь, помоги выпутаться из этой неразрешимой ситуации!

– Насколько я поняла, ты слишком эмоционально воспринимаешь вопрос о детях, – сказала Андреа, и в ее голосе было столько участия и искренней заботы, что у Констанс снова подступили слезы к глазам. – Но недооцениваешь Дориана. Думаю, ты должна предоставить ему возможность самому принять решение.

– То есть все рассказать ему? – Заплаканные глаза Констанс округлились от изумления.

– Вот именно!

Она отрицательно покачала головой.

– Не могу! Это выше моих сил! Это неправильно! Я думала об этом, но поняла, что тем самым переложу ответственность на его плечи. Лучше оставить все так, как есть. И ты не должна ничего говорить ему. Обещай мне это, Энди!

Последовало долгое молчание, прежде чем Андреа ответила:

– Хорошо, я ничего не скажу, но по-моему, ты дурочка, Констанс. Милая дурочка, – добавила она.

– И не расторгай помолвку! – добавила Констанс.

На этот раз Андреа ответила сразу и без колебаний:

– А вот этого я тебе не могу обещать. Я подожду, пока момент для объяснения будет более подходящим, но брак без любви не нужен ни Дориану, ни мне.

– Без любви? Но откуда ты можешь знать?..

– Я – выбор поневоле, – грустно призналась Андреа. – И мне хотелось бы знать, что заставило его сделать мне предложение. Когда он позвонил и попросил провести с ним в Шеффилде пару дней, я совершенно не предполагала, что за этим последует. Мои грезы сбылись, но в то же время я не могла поверить, чтобы он столь внезапно понял, что любит меня. За этим должно было стоять еще что-то, поэтому я и спрашиваю: что произошло?

Констанс тяжело вздохнула.

– Я намекнула ему, что Гарри переехал жить ко мне. Ты в курсе насчет Гарри?

– Немного, – кивнула Андреа. – Как я понимаю, ты его не любишь?

– Люблю, но как друга. Гарри рассчитывал на большее, но я отказала ему, и он пару дней ночевал у меня в доме, пока не нашел другое место, где бы мог остановиться. Дориан увидел его в тот момент, когда Гарри вышел из душа, и сделал соответствующие выводы о наших отношениях. А мне только этого и надо было. – Она скривила рот. – Тогда эта идея показалось мне отличной.

– Не ты одна заблуждалась, – сухо заметила Андреа. – Мне тоже казалось отличной идеей обручиться с Дорианом. Остановиться и подумать над тем, почему он это сделал, мне не пришло в голову. Я просто ухватилась за представившуюся возможность.

– Так почему же не довести дело до конца и не выйти за него замуж? – Черт, неужели это она, Констанс, говорит такие вещи? – Дориан не из тех, кто изменяет своему слову. И со временем он полюбит тебя так же, как и ты его. Не надо бояться, что я буду вечно стоять между вами…

– Констанс! – Голос Андреа зазвенел от гнева. – Я не переменю своего решения! Моя краткая помолвка с Дорианом останется приятным воспоминанием и только. И я надеюсь в будущем влюбиться в человека, который ответит мне взаимностью. Пожалуйста, не беспокойся обо мне!


Этот разговор не шел у Констанс из головы. Энди оказалась замечательным человеком. Она добровольно отказалась от человека, которого столь страстно любила.

Приехав домой, Констанс сразу же позвонила сестре Камиллы, известив, что откладывает свой отъезд, по крайней время на ближайшее время.

– Извини, что заморочила вам голову. Надеюсь, я не поставила вас в безвыходное положение.

– Ради Бога, дорогая! Не надо никаких извинений, – сказала Клара. – В этом нет никакой необходимости. Надеюсь, дела Дориана идут на поправку.

Констанс навещала Дориана каждый день. Иногда там была Андреа, иногда он был один, но ни тот, ни другая и словом не обмолвились по поводу расторжения помолвки.

Когда через неделю врачи разрешили Дориану переехать домой, обе женщины были вне себя от радости.

– Учтите, что за мной какое-то время еще придется ухаживать, – предупредил он их. – Мне не рекомендовали сразу же возвращаться к работе или заниматься тяжелым физическим трудом. Откуда вы возьмете столько времени?

Как только они покинули приемную врача, Андреа сказала:

– Кажется, у нас возникли некоторые проблемы.

– Какие еще проблемы? – нахмурился Дориан.

– Нужно решить, кто будет за тобой присматривать? Я работаю целыми днями и не могу сидеть рядом с тобой, а отпуск уже использовала… – Дориан попытался спорить, но девушка была непреклонна. – Думаю, пару-другую дней тебе придется провести у Констанс. Деревенский воздух для твоих легких куда полезнее лондонского смога. Кроме того, ты сможешь совершать пешие прогулки, а когда окрепнешь, покатаешься верхом на Касторе…

– Мне это не кажется удачным решением, – грубо заметил Дориан.

Констанс тоже не пришла в восторг. Она знала, почему Андреа предложила этот вариант именно сейчас, а не тогда, когда они навещали Дориана в больнице. Но и ответить отказом она не могла. Пусть сам примет решение.

– Напротив, – заупрямилась Андреа. – Ты ведь не станешь возражать, Констанс? – с простодушной улыбкой спросила она.

Но прежде, чем та успела сказать хоть слово, в разговор снова встрял Дориан.

– Ты забываешь, Энди, что с Констанс живет Гарри. Вряд ли им придется по душе мое присутствие. И вообще мне кажется, нам с тобой нужно переговорить с глазу на глаз. Ты не против, Конни?

Разумеется, она была обеими руками «за». Мысленно скрестив пальцы, Констанс вышла, надеясь, что Дориан сумеет отговорить Андреа от ее сумасшедшей идеи. Ему лучше всего отправиться домой, нанять сиделку… В конце концов, деньги для него не проблема.

В дверях она поймала на себя взгляд Энди, и та вдруг заговорщически подмигнула ей. Смысл этого намека открылся чуть позже, когда Андреа отыскала ее в больничном кафетерии и сообщила:

– Полный порядок!

– Тебе не кажется, что следовало сперва посоветоваться со мной? – спросила Констанс, не потому, что злилась на Энди, а потому, что ее пугало будущее.

Вместо ответа та показала ей левую руку. Обручального кольца на ней уже не было. Констанс вскрикнула и тут же зажала рот рукой, потому что сразу несколько пар глаз устремились в их сторону.

– Так ты сделала это!

Андреа кивнула.

– И как отреагировал Дориан? – шепотом спросила Констанс. Ее трясло, как в лихорадке.

– Как я и ожидала – с облегчением.

– Это правда? – Она могла представить Дориана озадаченным, заинтригованным и даже уязвленным, но облегчение?.. Это было не в его характере. Если он и, правда, не любил Энди, то мог испытать облегчение – втайне, но показать это обрученной с ним девушке было слишком не по-джентельменски.

– Я так думаю, – призналась Андреа. – Он не взял обратно обручального кольца и сказал, чтобы я сунула его в карман, если не желаю носить. Так что все точки на «i» расставлены, и он теперь свободен.

– Под каким предлогом ты расторгла помолвку?

– Я сказала, что недостаточно сильно люблю его и к тому же сомневаюсь в его чувстве ко мне. Он не стал отрицать этого.

– Ты не сказала ему про то, что…

– Нет, – резко оборвала ее Андреа. – Я сдержала слово. И полагаю, он не будет более возражать против того, чтобы ты присматривала за ним. Согласись, с моей стороны это была отличная идея? – В глазах ее блеснул озорной огонек. – Я обещала забрать его вещи из отеля, и тебе нет нужды этим заниматься. Он хочет увидеться с тобой. И не забудь сказать ему про Гарри, – напомнила она.

Констанс неуверенно вернулась в палату Дориана. Он сидел у окна и при ее появлении обернулся.

– Энди сказала тебе? – спросил он с ходу.

Она молча кивнула. Сказать: «Мне очень жаль» было бы как-то глупо. И, потом, разве она действительно сожалеет? Разве не чувствует облегчения? Наверное, не чувствует, потому что брак Дориана с Андреа решил бы все проблемы, а теперь все снова перемешалось и запуталось.

– Для меня это было полным потрясением, – сказал Дориан. – Ты знала, что она собирается сделать это?

– Нет, – ответила Констанс, ощутив, что на этот раз ложь вполне оправдана. В конце концов, она же не знала, что Андреа сделает это именно сегодня утром.

– В результате я оказался лицом к лицу с очень непростым вопросом, – сказал он.

– Каким же? – спросила Констанс, и сердце у нее громко застучало.

– Как это отразится на нас с тобой.

12

– Я обещал Энди, что остановлюсь на пару дней у тебя дома, – сказал Дориан. – Но только лишь для того, чтобы она успокоилась. С учетом присутствия там Гарри этот вариант исключается. Скажи, Констанс, когда ты говорила, что любишь меня, это была правда?

Как ловко он связал эти два вопроса воедино, подумала Констанс и кивнула – медленно и неохотно. Дориан указал ей на стул, и она села напротив окна. День был солнечный и какой-то прозрачный – один из хрустальных дней ранней осени.

– Так что ты с этим собираешься делать?

– С чем? С нашей любовью? – хрипло спросила она.

Он кивнул, и лицо его исказилось мукой.

– Черт, не надо мне было делать этого… – И через несколько секунд: – Ну?

– Тут ничего нельзя сделать, – сказала она.

Губы его сжались.

– Ты имеешь в виду, что не можешь поступиться своими обязательствами перед Гарри?

Констанс поняла, что наступил момент сказать ему правду.

– Нет никаких обязательств. Нет и не было.

Дориан изумленно посмотрел на нее.

– Не понял!

– Гарри – мой друг, не более того, – с виноватой усмешкой сказала она. – Сейчас он снова вернулся в Малайзию. Судя по всему, у него там есть девушка. Я просто предоставила ему ночлег на пару дней, пока он искал, где остановиться на время приезда.

Дориан нахмурился еще сильнее.

– Но ты пыталась внушить мне…

– Мне казалось, что это наилучший выход из ситуации.

– Но почему? – Он уже почти кричал. – Это же совершенная бессмыслица!

– Для меня в этом был смысл, – тихо сказала она.

– Так тебе нужно было, чтобы я оказался на грани смерти, чтобы понять, что ты по-прежнему любишь меня? – Глаза их встретились. – Что ж, может быть, это не очень красиво звучит, но я даже благодарен этому несчастному случаю.

Возможно, лучше всего было позволить ему думать так и дальше.

– По крайней мере, я в полной мере оценила глубину своих чувств, – призналась Констанс и вымученно улыбнулась.

Напротив, Дориан улыбнулся широко и ясно.

– Не могу дождаться, когда выберусь отсюда. Как ты полагаешь, Энди знает о наших чувствах? – Он снова нахмурился и о чем-то задумался. – Почему она расторгла помолвку? И к тому же настояла, чтобы я переехал к тебе?

Констанс пожала плечами.

– Возможно, она что-то чувствует. Это очень тонкая и наблюдательная девушка, и вообще чудесный человек. Мне казалось, что вы будете идеальной парой.

– Мы с тобой были бы еще более идеальной парой, – с горечью проговорил Дориан и, словно устав от разговора, откинулся на спинку стула и закрыл глаза.

– Я пойду, – сказала Констанс, поднимаясь.

– Ты не можешь уйти, не поцеловав меня на прощание, – сказал он, приподнимая тяжелые веки. – С любимыми людьми целуются перед тем, как уйти.

Пульс у нее участился. Она хотела целовать его и в то же время боялась. Нагнувшись, она легко коснулась щеки Дориана, и вдруг сильная рука поймала ее за шею, и его губы накрыли ее рот.

Поцелуй длился несколько секунд, но для Констанс они показались вечностью. Чувства захлестнули ее. Откуда у нее взялись силы выпрямиться и выйти из комнаты, она и сама не знала.


У Дориана было такое ощущение, будто кто-то молотит кувалдой ему по черепу, насколько острой была боль. Впрочем, врачи сказали, что это пройдет – со временем. На всю жизнь он запомнит, как огромный кусок стены падает сверху прямо ему на голову. Со временем!.. И долго будет тянуться это время?

Он жил в доме Констанс уже без малого две недели. После того памятного разговора в больнице он не задавал ей больше никаких вопросов. Теперь все время в мире принадлежало ему. После того, как она объявила, что Гарри не имеет к ней никакого отношения, Дориан ощутил громадное облегчение. Он готов был пуститься в пляс… и пустился бы, будь чуть более здоров.

Констанс присматривала за ним не хуже медсестры. Она чувствовала малейшую перемену в его настроении, мгновенно улавливала, когда начинались боли, когда он хотел остаться один или, наоборот, искал ее общества.

Когда в ту первую ночь в больнице она призналась, что любит его, Дориан решил, что уже умер и находится на небесах. Теперь же он вообще не видел оснований, почему бы им не сойтись снова.

Мало-помалу он набирался сил, и его прогулки, начинавшиеся с коротких выходов в сад, становились все более продолжительными. Головные боли посещали его все реже. Когда же приступ начинался, настроение у него портилось, но Констанс неизменно оставалась веселой, и любовь его становилась все сильней, если это вообще было возможно.

В какой-то из дней Дориан решил, что пора рассказать ей про Криса. Тема эта занимала его дни и ночи напролет. Перед самым происшествием он собрал воедино все факты и теперь картина гибели ее мужа окончательно прояснилась.

Он дождался, пока они поужинают, и, когда Констанс, задернув занавески и включив свет, собирала посуду, чтобы унести ее на кухню, поймал ее за руку.

– Оставь все это на время, Конни. Я тебе помогу, но попозже. Мне нужно сообщить тебе кое-что. Пойдем в гостиную.

Они сели друг напротив друга, и Констанс настороженно взглянула на него.

– Ты знаешь, что галерею в конце концов снесли? – спросил он.

– Откуда тебе это известно? – удивилась она. – Я делала все, чтобы ты не узнал об этом, пока не выздоровеешь. Не хотела огорчать тебя.

– Я сделал несколько звонков, когда тебя не было дома, и, должен признаться, был оглушен этим известием. Сам по себе шаг, конечно, правильный: здание рано или поздно должно было обрушиться. Я на собственной шкуре удостоверился в этом, – криво усмехнувшись, добавил Дориан.

– Тебе еще повезло.

– Больше, чем Крису, – согласился он. Но ему повезло еще и потому, что его любила Констанс, хотя они за эти дни ни разу не говорили на эту тему. Он просто ждал, пока придет их час, и верил, что однажды это произойдет. – Думаю, ты должна знать, – сказал он, тщательно подбирая слова, – что Крис догадывался о махинациях со стороны Тэлботов.

Брови Констанс взмыли вверх.

– То есть, если бы он не умер, то мог что-то сделать? Ты это имеешь в виду? Но почему он ничего не сказал мне? Впрочем, дома мы избегали говорить о работе. Мне иногда казалось, что Крис-руководитель фирмы и Крис-семьянин – это два разных человека.

– Дело в том, что твой муж собирался предпринять кое-какие шаги, – негромко сообщил Дориан. – Он пошел к Тэлботам и пригрозил им судом, если они не исправят недоделки.

– И что дальше?

После нескольких секунд молчания Дориан ответил, и голос у него звучал сдавленно и глухо:

– Его заставили молчать.

Глаза ее расширились, дыхание замерло.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Его смерть не была результатом несчастного случая, Конни.

– Иначе говоря, это было спланированное убийство?

– Боюсь, что да.

Констанс закрыла руками рот.

– Но коронер вынес вердикт о несчастном случае! – Две большие слезы выкатились из ее глаз и поползли по щекам.

Дориану хотелось обнять и утешить ее, но он сдержался. Он должен был досказать историю до конца.

– Все было сделано так, что комар носа не подточит. Бретт Форбс кое-что заподозрил и пошел в полицию, но его там сочли параноиком. Когда же Тэлботы узнали об этом визите, они дали Бретту понять, что следующий несчастный случай может произойти с ним самим. Беднягу запугали до смерти, так что даже я из него слова не мог выдавить.

Констанс задрожала всем телом, и в глазах ее появился ужас.

– А ты не думаешь, что с тобой тоже?..

– Нет, – резко оборвал он ее. – Я сам виноват. Насколько я понимаю, Тэлботы вышли из дела, как только возникли нелады с галереей. Думаю, они страшно перепугались.

– А этот человек, который уронил кирпичи на Криса… Что произошло с ним? – спросила Констанс, побледнев.

– С ним все в порядке, и нам известно, где он живет.

– Нам?

– Мне и детективу, которого я нанял, – пояснил Дориан. – Я довел свое расследование почти до конца, когда попал в больницу. Сегодня эта работа закончена, и материалы переданы прокурору. – Он сел рядом с ней и положил руку ей на плечо. – Извини, но я должен был рассказать тебе это, потому что знаю, как ты любила Криса.

– Я его не любила, – сказала она тихо.

Дориан подождал, пока сердце у него чуть успокоится, и только потом сказал:

– Но ты говорила…

– Я помню, что говорила, – сказала она. – Мне он нравился, я уважала его. Нам было хорошо вместе, и, может быть, я даже любила его, но совершенно не так, как тебя. – Последние слова прозвучали так тихо, что их почти не было слышно.

– Так почему же ты лгала мне? – спросил он негромко.

– Я защищалась.

– Ты не желала признаться, что по-прежнему любишь меня?

– Да.

Это было самое тихое «да», которое он когда-либо слышал в жизни. Застонав, он обнял Констанс и прильнул к ее губам.

Сердце бешено колотилось у него в груди, кровь ускорила свой бег по жилам. Ему хотелось овладеть ею сейчас же. Но готова ли к этому Констанс? Не слишком ли он спешит?

Дориан ощутил на вкус мягкие, влажные глубины ее рта, осыпал поцелуями любимое лицо, поймал ладонями мягкие округлости грудей. О небо! Дрожащими от нетерпения руками он расстегнул пуговицы ее блузки, затем – лифчик, любуясь нежными полушариями.

Какое долгожданное блаженство прикасаться к ней!

Склонив голову, он целовал соски, покусывал, щекотал их кончиком языка. Глаза Констанс закрылись, голова откинулась назад, дыхание участилось.

И вдруг боль пронзила его голову, и он понял, что позволил себе слишком много. Проклятье!

– Дориан! – Как всегда, Констанс мгновенно почувствовала перемену в его настроении. – Голова?

– Извини…

– Не надо! – Она ласково погладила его по волосам. Тепло ее руки постепенно снимало боль.

И Констанс почувствовала, когда ему стало легче. Он еще не сказал ни слова, а она уже все знала.


Теперь настал ее черед говорить. Пока они рядом, пока он готов слушать ее… и до того, как они станут окончательно близки, потому что тогда ему будет гораздо трудней уйти от нее.

– Мне тоже нужно сказать тебе кое-что, – сказала она, приглаживая колкий ежик его коротко остриженных волос. Дориана это не портило, даже делало еще более мужественным и сексуальным.

– Если это плохая новость, то я не желаю ничего слушать, – сказал он, закидывая голову так, чтобы видеть ее лицо.

Но Констанс даже не улыбнулась.

– Ты хотел узнать, почему я ушла от тебя. По-моему, и в самом деле важно…

– Конни! – Он сел и поймал ее руку. – С прошлым покончено. Я не хочу вспоминать о нем. Перед нами будущее, и я надеюсь – нет, молюсь о том, чтобы оно было счастливым. И, пожалуйста, больше ни слова!

– Дориан, ты не понял! Я…

И снова он прервал ее.

– Я не желаю больше страдать. И, как мне кажется, ты тоже. Не трави себя чувством вины: мы оба наделали кучу ошибок. Я просто прошу тебя: начнем все сначала.

Констанс вздохнула. Он не давал ей сказать и слова. Но она больше не могла молчать. Оставалось ждать более удачного момента.


В конце недели Констанс, как всегда, отправилась на кладбище. Она сказала Дориану, что едет в Шеффилд, и предложила ему составить ей компанию, но предупредила, что собирается обсудить кучу деловых вопросов с Камиллой.

Положив перед надгробием аккуратный букет розовых гвоздик, она рассказала Мэри о несчастном случае, от которого чуть было не погиб ее отец, и том, что они, ее папа и мама, теперь живут вместе.

Когда она вернулась домой, Дориана там не было. Констанс даже обрадовалась: после посещения кладбища ей хотелось хотя бы несколько часов побыть одной.

… Дориан ни на секунду не поверил, что Констанс действительно собирается к Камилле. Почему, он и сам не знал, просто так ему показалось. Но, не показав виду, он дал ей уехать и последовал за ней. Увидев, куда она направилась, он удивился. Почему она скрыла, что собирается навестить могилу Криса? Он бы это понял и принял: что может быть более естественного, чем почтить память усопших родственников?

Спрятавшись за деревьями, он смотрел, как она встает на колени и кладет у надгробия цветы, а потом, склонив голову, то ли молится, то ли разговаривает с покойником.

Дориан никогда не видел ее такой печальной. Неужели она говорила неправду, утверждая, что никогда не любила Криса? Что это – очередная ложь во спасение? Он ощутил неприятный вкус во рту при одной мысли об этом.

Когда она ушла, он не удержался и подошел к могиле. На надгробии не было ни фотографии, ни цифр, указывающих на годы жизни, ничего вообще. Только скромная надпись: «Мэри, драгоценной моей малышке».

У Констанс и Криса был ребенок! И, как и его собственный, он не выжил.

Когда Дориан вернулся домой, Констанс была уже там. Она казалась печальной и задумчивой, хотя и пыталась скрыть свое состояние. На этот раз он не стал дожидаться подходящего момента.

– Конни, надеюсь, ты простишь меня, но я следил за тобой, когда ты пошла на кладбище. Мне показалось, что ты собираешься совсем не в магазин, и я не удержался… – Побледнев как мел, она опустилась на кухонную табуретку. Ноги не держали ее. – Я видел могилу младенца. Почему ты ничего мне не рассказала? На ее глазах блеснули слезы.

– Я пыталась, Дориан. Но ты не пожелал меня выслушать.

Он нахмурился, пытаясь вспомнить этот разговор. Последний раз он останавливал ее, когда она начала объяснять причину своего ухода…

– Я знаю, что должна была рассказать тебе обо всем еще тогда, но не могла. Я боялась… Это было выше моих сил, Дориан!

И вдруг истина открылась ему.

– Ты хочешь сказать… – начал он медленно. – Ты хочешь сказать, что Мэри – это мой ребенок?

13

Констанс кивнула. Не так она представляла себе этот разговор, но все равно была рада, что он наконец-то состоялся.

– И ты боялась сообщить мне об этом?

– Я решила, что ты рассердишься, станешь во всем обвинять меня, как после случая с выкидышем. Я не смогла бы снова пройти через все это. Я… – Сквозь влажную, соленую пелену слез она с ужасом увидела в его глазах искры гнева.

– Я должен был знать! – в ярости бросил он. – Боже, это ужасно, ужасно!

– А каково было мне? – возразила она. – Ничего страшнее я в жизни не испытывала!

– Я должен был находиться рядом, чтобы разделить с тобой горе, – бросил он. – Черт возьми, Конни, я же был отцом! Что, по-твоему, я должен чувствовать сейчас?

– Не кричи на меня, Дориан! – Лицо ее исказилось от муки. – Мне и так нелегко! Подумай об этом, пожалуйста!

– Ты не написала на надгробии даты рождения и смерти! – обвиняющим тоном бросил он.

– Я не хотела, чтобы ты узнал об этом.

Дориан вздрогнул, и на лице его появилось выражение величайшей обиды.

– Сколько ей было, когда она?..

– Всего несколько часов.

– О Господи!..

Он метался по комнате, как пойманный зверь, а Констанс сидела, уронив голову в ладони. Ей было неприятно узнать, что он следил за ней. Она действительно не умела лгать. Но… по крайней мере, теперь он узнал о Мэри.

– Констанс! – Он внезапно остановился. – Ты знала, что ждешь ребенка, когда ушла от меня?

Она кивнула, чувствуя себя преступницей.

– Но почему, черт возьми! Ведь тебе как никогда нужна была моя поддержка.

– Да, но я боялась, – срывающимся шепотом сказала она. – Боялась, что потеряю и этого ребенка, и тогда ты уйдешь от меня. Я знала, как ты хочешь иметь детей. И когда Мэри умерла, поняла, что поступила совершенно правильно.

– Ничего более идиотского в жизни не слышал! – взорвался Дориан. – Я не собирался уходить от тебя, Конни. Я что – чудовище какое-нибудь? Почему ты не позвонила? Почему не послала за мной? В конце концов, ты должна была поставить меня в известность!

– Мне казалось, что так будет лучше, – тихо сказала она.

Дориан снова заметался по комнате, и Констанс испугалась, что у него снова начнется приступ головной боли.

– Я бы хотела выпить чашечку чая, – сказала она. – Если тебе не трудно, приготовь его.

Она надеялась, что, занявшись каким-то делом, он остынет и придет в себя. Но понадобилось еще не меньше часа, прежде чем тема была исчерпана. Дориан хотел знать все, до самых малейших подробностей, и когда он, наконец, успокоился, голова разболелась не у него, а у Констанс.

– Одно утешение, – сказал он, когда поздно вечером они смотрели в гостиной передачу из жизни диких животных, – что когда мы снова поженимся, то начнем все сначала. И будь уверена: на этот раз ты будешь находиться под присмотром лучших специалистов.

Констанс разразилась потоком слез, и он изумленно взглянул на нее.

– Что я такого сказал? Ты не хочешь снова стать моей женой, Конни? Ах да, я не спросил твоего согласия… Но после того, как мы выяснили, что по-прежнему любим друг друга, этот вопрос казался мне решенным…

Она отвела глаза.

– Не в этом дело. Мне не хотелось тебя огорчать, но я уже не смогу…

О Боже, дай мне сил выговорить это, взмолилась она.

– Не сможешь… – Он заглянул ей в глаза. – Чего не сможешь?

Она судорожно сглотнула, но комок слез снова подступил к горлу.

– Я не смогу быть для тебя настоящей женой, Дориан. После рождения и смерти Мэри что-то произошло… Я больше не смогу иметь детей!.. Никогда!

Она смотрела ему в лицо, ожидая увидеть ужас, разочарование, брезгливость, но в глазах Дориана светилось сострадание, нежность… любовь.

– Ах, моя дорогая, милая Конни! Ты на самом деле думаешь, что это хоть как-то повлияет на мои чувства к тебе? – Он нежно заключил ее в объятия. – Важно только то, что я тебя люблю, Конни. Все эти годы, проведенные без тебя, жизнь моя была пуста. И ничто не сможет отнять тебя у меня, ничто и никогда!

– Но ты хочешь иметь детей! Ты всегда мечтал о большой семье! – Констанс взглянула на него через радужную дымку слез. – Ты сказал об этом Андреа. И она готова была подарить тебе столько малышей, сколько ты захочешь. Лучше бы ты женился на ней!

Он привлек ее к своей груди.

– Единственной причиной того, что я сделал Энди предложение, была мысль, что ты для меня навсегда потеряна, – сказал он тихо. – Не спорю, я хорошо отношусь к ней, и она чудесный друг, но я бы не стал просить ее руки только для того, чтобы обзавестись детьми. Это как у тебя с Крисом. Но в браке с Энди не было бы того отсвета, который озаряет наши с тобой жизни.

Констанс с сомнением посмотрела на него.

– А кружевная блузка?.. Нижнее белье, которое ты собирался купить ей в моем магазине? – обвиняющим тоном спросила она.

Губы его скривились в усмешке.

– Я пришел в магазин взглянуть на тебя в последний раз. Надо было хоть что-нибудь купить для виду. А о блузке попросила сама Андреа – ей не в чем было пойти в ресторан. Ты же знаешь, что такое женщина… Я использовал ее, и мне самому было от этого противно. Когда она принесла в больницу мои вещи из гостиницы, я попросил у нее прощения, но она сказала, чтобы я не травил себя зря. Кажется, она поняла нас и простила.

– Это потому, – сказала Констанс, – что она знала о наших истинных чувствах друг к другу.

Брови Дориана изумленно взмыли вверх.

– Знала?

– Да.

– И добровольно удалилась со сцены. Потрясающая девушка!

– Не то слово! – кивнула Констанс.

– Но мы отвлеклись. Если ты решила, будто я отвернусь от тебя только потому, что ты не можешь иметь детей, значит, ты плохо меня знаешь.

– Так ты?.. – с надеждой встрепенулась она.

– Я люблю тебя, дурочка! Тебя! И я хочу, чтобы ты была со мной до конца жизни.

– Тогда, возможно, мы могли бы кого-нибудь усыновить или удочерить…

– Об этом мы еще успеем поговорить, – сказал он. – А вот что нам нужно сделать, не откладывая в долгий ящик, так это отправиться в постель. Вместе. Тебе так не кажется?

Констанс, улыбнувшись во весь рот, кивнула. Последние ее сомнения улетучились, и она чувствовала себя восхитительно свободной, будто сбросила гору с плеч. Она знала главное: Дориан любит ее.

На следующее утро, после восхитительной ночи любви, равной которой она не могла припомнить, позвонила Бернис.

– Откуда ты звонишь? – спросила Констанс, пытаясь угадать, в какой части света мать и отчим наслаждаются сейчас отдыхом.

– Из дома. У меня началась такая жуткая морская болезнь, что пришлось прервать наше путешествие. Я только что звонила в Америку и обнаружила, что тебя там нет.

– Да, отъезд пришлось отменить в последний момент, потому что Дориан…

– Да, я знаю, – оборвала ее мать. – Бретт позвонил в офис, и ему сообщили о несчастном случае. Как сейчас Дориан?

– Он уже поправляется, – сказала Констанс. – После завтрака я заеду, и мы обо всем поговорим. У меня для тебя хорошие новости. Нет, нет, придется подождать, пока я приеду.

Она повернулась к Дориану.

– Молодожены дома. У матери началась морская болезнь, и они вернулись.

– Бедная Бернис, – сказал он сочувственно. – А что именно тебе пришлось отменить из-за несчастного случая со мной?

Придется быть правдивой до конца, поежившись, подумала Констанс и призналась:

– Отъезд в Америку.

– Что?!

Она невольно рассмеялась, настолько смешным было выражение лица Дориана.

– Я боялась, что ты пригласишь меня на свою свадьбу с Андреа, и вообще не хотела оставаться там, где постоянно была бы в курсе твоих дел. Я решила уехать из Англии на год, упаковала чемоданы, и вдруг мне на глаза попалась газета с сообщением о несчастном случае. Если бы не это, я сидела бы сейчас на ранчо у родственников Криса и ведать не ведала, что с тобой происходит.

Дориан ласково привлек ее к себе и воздел глаза к небу.

– Спасибо тебе, Господи!

– Я уже тысячу раз благодарила его, – рассмеялась Констанс.

– На какое время намечен наш визит к матери?

– Поедем сразу после завтрака?

– А что делать, если вместо еды я хочу…

– Я тоже, – смущенно улыбнувшись, призналась Констанс.

Только ближе к полудню они смогли, наконец, выехать из дома.


Для Бернис оказалось полным сюрпризом увидеть дочь вместе с Дорианом, но на сей раз она обошлась без своих обычных ядовитых комментариев и просто поинтересовалась его здоровьем. Зато на редкость озабоченным выглядел Бретт.

– Какая жалость – внезапно прервать свое свадебное путешествие! – сочувственно сказала Констанс. – Бедная мама! Это, должно быть, было ужасно?

– И не напоминайте! – В глазах Бретта мелькнул смех. – Меня морская болезнь разобрала, как только я ступил на берег. Что желаете выпить, Констанс? Вина? А вы, Дориан, наверное, предпочтете виски?

Дориан и Констанс переглянулись.

– Думаю, – сказал он, – шампанское будет более уместно. Кстати сказать, на всякий случай я прихватил его с собой. – И он жестом фокусника выставил на всеобщее обозрение спрятанную за спиной бутылку.

– Мы решили пожениться, – объявила Констанс, сияя от счастья.

Бернис испустила сдавленный вопль, но тут же, к совершенному изумлению дочери, сказала:

– Я рада за тебя, дорогая. – И, обращаясь к Дориану, добавила: – Я была несправедлива по отношению к тебе, но теперь буду гордиться таким зятем.

Бретт, деликатно поинтересовавшись, что стало с Андреа, тоже принес свои поздравления. Они откупорили шампанское, выпили за будущих супругов, и Констанс отправилась на кухню помочь матери.

– Я должна извиниться перед тобой, – начала Бернис, – за то, что я упорно не давала Дориану возможности поговорить с тобой. Он звонил тогда, не переставая, но я была непреклонна. Мне искренне жаль. Я считала, что действую тебе во благо.


День прошел незаметно. Помимо прочего за столом обсуждался ход судебного дела против Тэлботов по обвинению в жульничестве, махинациях и организации убийства. Пресса широко обсуждала этот процесс, и в результате репутация Дориана Клиффорда и фирмы «Си-Би-Эй» была полностью восстановлена.

Когда Констанс и Дориан ехали домой, она передала ему разговор с матерью.

– Она призналась, что скрывала от меня твои звонки и визиты.

Он лишь усмехнулся.

– Рад слышать, что инициатива исходила не от тебя, потому что тогда я подумал, будто ты действительно возненавидела меня.

– Этого не было никогда, – твердо заявила Констанс.

– Раз так, то это не имеет никакого значения, – сказал он, поймав ее руку.

– Забудем обо всем плохом, Дориан, – сказала она. – Я всегда любила тебя, и это главное.


– … А теперь жених может поцеловать невесту!

Это был счастливейший день в жизни Констанс. Выходить за Дориана в первый раз было славно, но то, что она ощущала сейчас, не поддавалось никакому описанию. Пройдя столько испытаний, они знали, что ничто уже не разлучит их.

Поцелуй оказался таким долгим, что викарию пришлось кашлянуть, дабы напомнить молодым, что они в церкви. Из толпы гостей на них смотрела сквозь слезы Андреа. Гарри тоже хотел приехать, но не смог. Он прислал свои поздравления и наилучшие пожелания. Бернис стояла неподалеку и плакала навзрыд.

После свадебных торжеств молодые улетели в Санта-Фе, чтобы провести там медовый месяц.


– Ты счастлива? – спросил Дориан Констанс.

– И ты еще спрашиваешь! – рассмеялась она. – Я не знаю лучшего места во всем мире.

Белый песок, лазурное небо, колышущиеся пальмы. Чего еще может желать человек?

– Я тоже, – признался он. – Похоже, этот медовый месяц включает в себя и тот, первый, который в свое время не состоялся.

– Точно! – сказала она, поправляя скромное золотое кольцо, которое он второй раз надел ей на палец.

Дориан хотел купить ей новое с алмазом, куда более дорогое и красивое, но Констанс сама была тверда, как алмаз. Именно это старое колечко было для нее символом их вечной любви.

– Я так люблю вас, миссис Клиффорд!

– А я вас, мистер Клиффорд! Я лежу здесь и думаю лишь о том, какая же я везучая! А еще мне все время хочется спросить тебя, где мы собираемся жить по возвращении в Англию?

Бракосочетание, отъезд – все произошло так молниеносно, что они не успели обсудить этот животрепещущий вопрос.

– Полагаю, мы сможем жить то у тебя, то у меня.

Констанс расцвела в улыбке.

– Великолепная мысль, мистер Клиффорд! Я рада, что вышла замуж за богатого и щедрого человека.

Дориан шутливо ущипнул ее в бок.

– Если тебе очень хочется, мы можем вернуться в наш старенький домик с верандой.

Она в ужасе затрясла головой.

– Ни за что! С ним связано слишком много тяжелых воспоминаний.

– Одно могу обещать, миссис Клиффорд: ничто не омрачит нашего счастья в будущем.

Договор немедленно был скреплен поцелуем, и Констанс поняла, что они с Дорианом будут счастливы ровно столько, сколько продлится их жизнь.

Эпилог

– Мама, папа, смотрите!

Преисполненные родительской гордости Констанс и Дориан смотрели, как трехлетняя Бесс перепрыгивает на пони через барьер. Он был высотой в каких-нибудь несколько дюймов, и лошадка могла переступить его, даже не заметив, но для малышки этот прыжок был величайшим событием в ее крохотной жизни.

Констанс восхищенно захлопала в ладоши.

– Умница, Бесс, молодец!

– Моя очередь, моя очередь! – Двухлетний Люк так и запрыгал на отцовском плече от возбуждения. Чэмп, золотистая борзая, тревожно оглянулась на юного хозяина.

– Погоди, сокровище мое, – улыбнулась мать. – Пускай Бесс закончит.

У детей пока что был всего один пони, но Дориан уже пообещал, что на днях купит второго. Оба малыша обожали ездить верхом.

Хотя Дориан и говорил, что сможет жить без детей, Констанс видела, как он был счастлив, когда они усыновили маленькую Бесс, а годом позже – Люка. Теперь он чувствовал себя настоящим главой семейства.

А сегодня она припасла для него совершенно ошеломляющую весть. Дождавшись, пока дети уснут в своих кроватках, Констанс спросила мужа:

– Ты веришь в чудеса, Дориан?

– Вне всякого сомнения! То, что я повторно женился на тебе, – чудо, Конни.

– Так вот, кажется, произошло еще одно чудо, – сказала она еле слышно.

Дориан отбросил с лица черную с проседью прядь волос. Седина шла ему. Он вообще был из тех мужчин, которых возраст делает только привлекательнее и интереснее.

– Ну, же, Конни, не томи. Что случилось?

– Помнишь, ты говорил, что хотел бы иметь четверых детей?

Он кивнул и тут же со стоном схватился за голову.

– Ты собираешься усыновить еще пару малышей? Снова бессонные ночи? Снова памперсы и врачи? Я слишком стар для этих игр!

– Так ты не будешь рад, если узнаешь, что я беременна близнецами?

Дориан посмотрел на нее долгим и пристальным взглядом. Затем издал дикий вопль, подпрыгнул и подхватил жену на руки.

– Ты не разыгрываешь меня, Конни?

Она отрицательно покачала головой.

– Врач позвонил мне сегодня утром и под твердил результаты обследования. Он не понимает, как я могла забеременеть, но факт остается фактом: я стану матерью.

И не в этом ли и заключается чудо истинной любви, подумала она. За все пять лет совместной жизни они ни на минуту не пожалели о том, что снова вместе. И вот…

– О Боже! Тебе надо быть осторожной, Конни! Больше отдыхать. Все хлопоты по дому я беру на себя. Я лично буду присматривать за тобой, родная. Это просто чудесно!.. – На глазах у него блеснули слезы. – Сладкая моя Конни, как же я люблю тебя!

При виде плачущего мужчины Констанс, не выдержав, сама разразилась рыданиями, и это были слезы счастья.


– Мальчик! – сказала акушерка, а через минуту сообщила: – А это девочка!

Два крохотных младенца удивительно походили на отца, только волосы у них были огненно-рыжими.

Когда через несколько дней Констанс вернулась домой, Дориан уже был полон новых планов: большой дом, два пони в детскую конюшню, причем пони – в первую очередь.

Им предстояло многое купить. Единственное, чего у них было в избытке, – это счастье.


home | my bookshelf | | Любила и люблю |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу