Book: Вовка из нашего класса



ВОВКА ИЗ НАШЕГО КЛАССА

Вовку Иванова вы, наверное, знаете.

Он стриженый, курносый, а весной — конопатый. Школьная форма на нем всегда истрепанная, видавший виды портфель висит на веревочке через плечо, чтоб на всякий случай руки были свободны. Вовке до всего есть дело, и никакое происшествие без него не обойдется.

Всегда он украшен ссадинами и царапинами. Если вы увидите, как кто-то бесстрашно прыгает с крыши, бежит по перилам мостика, как кошка, карабкается на дерево, то знайте: это он. Ссадины и царапины заживают у него замечательно быстро.

Дома Вовку застать трудно. Зато можно встретить в любом конце города.

То он смотрит кино в самом отдаленном кинотеатре, куда проник без билета, так как хорошо знаком с двоюродным племянником билетерши…

То проедет на улице грузовик с непонятным оборудованием, а из кузова ухмыляется и машет рукой довольный Вовка, и неизвестно, как он туда попал и куда едет…

Или на стройке в десяти километрах от города вы вдруг встретите его с каким-то мальчишкой, где они, сидя не корточках, вытягивают из-под глины куски ржавой проволоки…

Никто не знает свой город так хорошо, как он.

Если вам неизвестно, как добраться, скажем, до подсобного хозяйства больницы № 3, то лучше всего спросить у Вовки: он тут же подробно расскажет, какой туда идет автобус и сколько стоит проезд.

Кондукторы его не любят. Они подозрительно поглядывают на него даже тогда, когда он едет с билетом. Впрочем, последнее бывает так редко, что об этом не стоит и говорить.

Дворники его тоже не любят и подозревают в самых различных проступках. И он их не любит. Хотя бы за то, что они коварно посыпают обледенелые тротуары золой, чтоб Вовка, проезжая на коньках, споткнулся и расквасил себе нос. Об этом он даже писал жалобу в горсовет.

В портфеле у него лежит книжка «Таинственный остров», которую он несет для обмена на «Айвенго». В его карманах кроме перышек, марок, резинок и всякой всячины находится еще кусок мела. Им он покрывает заборы, асфальт и стены домов злободневными рисунками и сатирическими надписями. Например: «В этом доме живет Борис — председатель дохлых крыс».

А если на картинке в учебнике обезьяне чернилами пририсованы сабля и револьвер, то это тоже сделал он.

Друзья и знакомые у Вовки имеются почти на каждой улице. Со всеми он о чем-то сговаривается, или чем-то меняется, или куда-то спешит.

Недругов у него тоже хватает. Постоянно можно видеть, как он гонится за кем-нибудь или, наоборот, сам удирает.

Это он на стадионе громче всех кричит, свистит и топает ногами. А если мяч уйдет за пределы поля, выбивает его на середину не хуже вратаря. Всех футболистов он знает по именам: «Здорово, Толь!»

По воскресеньям он толкается на птичьем базаре. Окруженный толпой знатоков, считает у щегла перья в хвосте или покупает на гривенник сушеных мотылей для рыбок.

Он отличается железным здоровьем, и никакие простуды его не берут. И почти всегда у него прекрасное настроение.

Он внушает страх всем тихоням и слюнтяям, и они прячутся, когда Вовка не спеша идет в школу (из школы он мчится, как угорелый).

А вообще Вовку любят — он хороший парень!

Лучший его друг — Колька — сообщил нам несколько случаев из богатой событиями Вовкиной жизни.

Как Вовка показывал представление

Я сидел дома и читал книжку, когда ко мне пришел Вовка. Я думал, что он явился выпрашивать спичечные коробки. С тех пор как все ребята начали собирать эти коробки, Вовка ни о чем другом думать не мог.

Он уселся на стул и начал ухмыляться.

Я спрашиваю:

— Ты чего?

— Да так… — говорит Вовка. — Ничего, Мама в командировке. Остались в квартире я да Валентина.

— Ну и что?

— Ничего. Валентина мне вот рубь дала…

Я удивился. Валентина, их соседка, все копила деньги, а мы с Вовкой гадали, зачем они ей нужны. Ни в кино, ни в театре, ни на стадионе она не бывала, только и знала — молилась, как будто молиться интереснее, чем смотреть кино или футбол. Раз Возка спросил ее, зачем она так часто молится. Она сказала, что, в общем, не хочет, чтоб ее, когда она умрет, посадили в ад. Мы с Вовкой решили, что она зря только теряет время. Если б ад где-нибудь и взаправду был, сильно ей пришлось бы хлопотать, чтоб ее туда приняли. Мы б с Вовкой ни за что ее туда не взяли.

— Этот рубль, — говорит Вовка, — она мне дала затем, что сегодня вечером у нас состоится собрание богомольцев. А богомольцы эти не простые, а особенные. Бабтисты звать. Потому что там старых бабок много. Они в церкви не молятся — дома молятся.

— Почему?

— Не знаю. Не хотят. Может, им там тесно. Или противно с другими молиться. Ведь и Полина Харитоновна там будет!

Мне стало все понятно. Уж Полина Харитоновна вместе с другими молиться нипочем не станет. У нее на кухне и мусорное ведро свое, и лампочка, и даже счетчик. В церковь ее, наверное, просто не пускают, раз она даже в магазине и трамвае со всеми скандалит и ругается. А вообще она очень религиозная, тоже все время молится, и тоже собирается попасть в рай.

Я как-то спросил у папы: вот если был бы этот рай в самом деле, попал бы туда, например, он сам? Папа сказал, что у него до сих пор не было времени ломать над этим голову, но думает, что вряд ли. А уж сам я могу на этот счет не заботиться и успокоиться: кто не похож на святого, то это, оказывается, я! У меня такие привычки, что мне самое место в аду: я даже стану там незаменимым человеком.

То же самое нам с Вовкой сказала и сама Полина Харитоновна: что мы не дети, а сущие чертенята, нам не хватает только рогов, когтей и хвостиков. Мы с Вовкой очень этому обрадовались, сделали себе из пластилина рога и когти, навесили веревочные хвостики и намазались сажей. Потом прятались в котельной под домом, неожиданно оттуда выскакивали и гонялись по всему двору за малышами и девчонками, пока дворник не прогнал нас метлой.

— У них и поп свой есть! — сказал Вовка. — Угадай — кто?

— А почем я знаю….

— Ну, угадай! Хоть сто лет будешь думать — не угадаешь! Знаешь кто? Ленька Косой!

— Врешь!

Ленька Косой был здоровенный такой, мордатый парень. Его все мальчишки знали. Он притворялся слепым, ходил по поездам и пел песню про танкиста, который сгорел в танке. А как только набирал денег, сразу напивался пьяный и орал другие песни: «Гоп со смыком» и «Ой вы, кони мои вороные». Потом ругался и скандалил, пока его не забирали в милицию. Последнее время его было что-то не видно.

Вовка мне объяснил:

— Валентина говорит, что он исправился, стал религиозный и все может понимать: когда будет конец света, как это произойдет и что надо делать, чтоб в это время остаться живым и не умереть, как другие…

— Откуда же он знает?

— Книжка у него такая есть… Старинная… Там все написано. Другие эту книжку не умеют читать, только некоторые умеют. Такие, как Косой или Полина Харитоновна. Ее надо как-то по-особенному читать. Они уже вчера читали, а я подслушал.

— Ну и что там?

Вовка сразу заважничал:

— Ты не поймешь! Например, упадет звезда в воду, и от этого вода сделается вся горькая, понял? Но это, оказывается, не звезда, а бомба. А вода — это море.

— Какое море?

— А я почем знаю. В общем — мура! А так интересно… Например, кто-то поедет на лошадях: сперва на красной, потом на белой, потом еще на какой-то, дальше я не расслышал.

Я спросил:

— Как ты думаешь, зачем Косой в попы нанялся?

— Не знаю, — говорит Вовка. — Наверное, ему надоело ходить по поездам да по милициям сидеть. Он хитрый! Вот сегодня они будут молиться и эту книжку читать. А Косой будет речь говорить. А я буду подслушивать. Прямо кино!

Мне очень захотелось посмотреть, как это будет молиться Ленька Косой, и я спросил:

— Вовк, а мне можно?

— Нет, — замотал головой Вовка. — Это секрет. Мне Валентина за это и рубль дала, чтоб я не говорил. Я и не скажу. Только тебе. Мне вон Сашка Рыбкин и Женя, чтоб я их провел посмотреть, по шесть спичечных коробок давали: рысь, глухарь, спортсмен в лодке, высотный дом…

— Коробки и я тебе могу дать.

— Ну-ка, покажи.

Я дал Вовке коробки, он разглядел их, засовал в карман и сказал:

— Ладно. Приходи часов в семь. Начало ровно в восемь. Да, чуть не забыл! Они еще петь будут! Песни такие — очень интересные! За это с тебя еще один коробок!

Вовка ушел, и я принялся думать о религии. Один раз я сам чуть не сделался религиозным. Но, как сказал папа, это было предпринято в корыстных целях. Все дело в том, что в комнате у Полины Харитоновны давно уже стояла пустая птичья клетка. Я спросил Полину Харитоновну, почему она не посадит туда какую-нибудь птицу. Она сказала, что держать в неволе божью пташку — грех, и богу это неприятно. А раз я считался неверующим, то мне было наплевать, что подумает бог, и я стал думать, как бы заполучить клетку себе. Я намекнул Полине Харитоновне, что клетка мне очень нужна. Она сказала: «Молись богу, он тебе пошлет». Ну, молиться я не стал, а просто сказал ей, что молился, и бог велел, чтоб она мне эту клетку отдала или на что-нибудь променяла. Мол, и ей, и богу будет только выгода: бог сразу перестанет переживать, посадит она пташку в неволю или нет, вообще выбросит это дело из головы и займется чем-нибудь другим. Но Полина Харитоновна, вместо того чтобы отдать мне клетку, побежала жаловаться папе, а тот начал изводить меня всякими насмешками. Вот уж, говорит, никак не мог ожидать, что у меня окажется такой ловкач-сын; что он удивляется, как это я мечтаю стать матросом, когда все наклонности у меня поповские, и, между прочим, из меня получится типичный поп и спекулянт, если я и дальше буду так продолжать. Я обиделся и с тех пор больше ни с какой религией не связывался. А клетку Полина Харитоновна куда-то убрала.

Я пришел к Вовке раньше семи часов. Он открыл мне дверь и сказал:

— Ты чего так рано? У меня еще не все готово. Ну, раз пришел, — заходи. Еще никого нет.

Когда мы зашли к нему в комнату, из-под кровати вылезли Сашка Рыбкин и Женя. Вовка покраснел и говорит:

— Они тоже, оказывается, пришли. Обязательно им хочется поглядеть. Ну, пусть… Чтоб не говорили, что я жадный. Как там — под кроватью?

— Ничего, — сказал Сашка, — как-нибудь потерпим.

— Вот и хорошо, — сказал Вовка. — Значит, как позвонит Валентина, вы прячьтесь под кровать, а он будет со мной. А как у них начнется, тогда вы вылезете, и мы все пойдем в прихожую. В Валентининой двери есть щелочка, очень узкая, будем по очереди глядеть, а нашу дверь оставим открытой, чтоб туда бежать, если кто вздумает выйти Понятно? Слышимость очень хорошая!

Вовка был похож на режиссера драмкружка во время школьного утренника. Режиссер всегда там распоряжается, кому где сесть, что делать.

Наконец раздался звонок. Сашка и Женя скрылись под кровать, а мы с Вовкой пошли открывать.

Первой вошла Валентина, а за ней — Ленька Косой ничуть не пьяный, в чистом костюме, потом Полина Харитоновна и еще несколько старушек.

Все они вошли в комнату Валентины, плотно прикрыли дверь и загремели стульями.

Вовка позвал Сашку с Женей и дернул меня за рукав:

— А ты не верил! Видал, Косой-то! В костюмчике, все равно как продавец! А Полина Харитоновна! Вот подожди, как они сейчас запоют!

В комнате у Валентины в самом деле начали петь. Пели негромко и очень жалобно, как патефон, если перевести регулятор на «медленно». В общем, пели они так нудно, что мы скоро соскучились. Один Вовка неизвестно отчего веселился и подталкивал нас:

— Во! Понятно? У меня все без обману! Сказал, что будут петь, — и поют! Здорово поют! Ну-ка, я посмотрю. Сидят: руки на груди — вот так. В потолок уставились. Помрешь! Иди глянь!

А сам скорчил страшную рожу, высунул язык и стал на цыпочках танцевать по прихожей, махая руками и прыгая, как обезьяна.

А богомольцы все пели и пели. Даже Вовке надоело, и он сознался:

— А все-таки скучно поют. Заладили одно и то же. Лучше бы Косой «Гоп со смыком» спел!

— Может, еще споет?

— Подожди, может, и споет. Тебе бы все сразу.

Но «Гоп со смыком» Ленька петь не стал. Он начал говорить речь. Когда он ходил по поездам, то говорил так:

— Да-рагие братишки и сестренки! Да-рагие папаши и мамаши! Аб-ратите свое внимание на инвалида, па-терявше-го на фронте девяносто восемь процентов зрения! Па-ма-гите, кто сколько может, са сваей трудавой копейки!

Сейчас тем же самым голосом он говорил немножко по-другому:

— Да-рагие братья и сестры, взз-любленные ва Христе…

Он говорил долго и непонятно, да и Возка вдобавок все толкал меня в бок:

— Видал? У меня без обману! Здорово шпарит! Теперь пора же ему «Гоп со смыком».

А Ленька Косой никак не останавливался. В поездах он подолгу не говорил. Скажет коротко, потом споет — и все.

А тут он рассказывал, что скоро все люди погибнут, потому что все они такие плохие, что земля их больше не потерпит и загорится. Есть шансы спастись только у него, у Полины Харитоновны, у Валентины и остальных старушек. А чтоб бог про них случайно не забыл, надо ему постоянно молиться, а в кино ходить нельзя, работать нельзя, книжки и газеты читать — тоже. Даже на поезде и автомобиле нельзя ездить. Поэтому-то, наверное, Ленька и перестал ходить по поездам.

Под конец он сказал, что все должны быть нам братья и не жалеть своего добра.

Я подумал, что если Полина Харитоновна поверит Косому, то у нас на кухне прекратятся скандалы, а уж птичью клетку она мне наверняка отдаст.

И похоже было, что она поверила: сморкалась, плакала и вытирала платочком то нос, то глаза. Помереть-то она боялась даже больше, чем воров: только и знала таскалась по поликлиникам, и всегда от нее пахло какими-то вонючими мазями, которыми она натиралась каждый вечер.

Трудно было сейчас даже поверить, что час назад она орала в «Гастрономе» на какую-то женщину с двумя малышами:

— Чево растопырилась, подлая! Наплодила детишек, как трусиха, прости господи!

В Вовкиной комнате зазвенел телефон. Говорил Коля Степанов из пятого «А». Он спрашивал, начался ли сбор богомольцев, а то они набрали с товарищем спичечных коробков как раз столько, чтоб заплатить за вход.

Вовка сказал, что представление уже кончается и чтоб они приходили завтра.

Когда богомольцы ушли, а Валентина пошла их провожать, Вовка спросил нас:

— Ну как?

— Да так… — зевнул Сашка. — Коробков жалко. Знал бы — не пошел. Говорил: петь будут.

— А что, не пели? — обиделся Вовка.

— Подумаешь, пели… Как кота за хвост тянули… В поезде Ленька лучше пел. И книжку не читали…

— В другой раз обязательно будут! — пообещал Вовка. — Завтра они опять соберутся, пока моей мамы нет. А вас бесплатно пропущу.

Когда я пришел домой, Полина Харитоновна уже копалась на кухне. Для пробы я спросил было насчет клетки и не обрадовался:

— Какую тебе клетку! Я тебе дам клетку! — закричала она на всю квартиру. — Так и приглядываются, что плохо лежит! Ученые! Выучила их Советская власть!

На другой день я позвонил Вовке, и он сказал, что у не го собралось уже человек шесть ребят из разных классов, трое уже спрятаны в шифоньерке, он боится, как бы они там не задохнулись, и богомольцы собрались, и вся остановка только за Ленькой Косым, который почему-то опаздывает.

Я сказал, что он может выпустить ребят из шифоньерки, так как только что я видел самого Леньку. Он шел по улице совсем пьяный в обнимку с другим пьяным, костюм его был порван и весь в известке, третий пьяный шел сзади и играл на гитаре, а Ленька орал на всю улицу:

Граждане, послушайте меня,

Гоп со смыком — это буду я!

Вовка сильно расстроился.

— Видно, придется мне назад коробки отдавать, — вздохнул он. — Вот народ!



Как Вовка помогал стенгазете

На первом уроке была физкультура. У меня болел палец, я отпросился у физрука и вернулся в пустой класс. Там сидели дежурные Вовка и Сашка Рыбкин и разговаривали. Сначала я никак не мог понять о чем.

— Да-а… — вздыхал Вовка. — Это ты верно: в прошлом году дело было поставлено куда лучше. В прошлые годы не пришлось бы нам полдня думать — каждый день происходили всякие интересные события! Такие были ребята — ой-ой-ой… А сейчас пошли все какие-то неактивные.

— Один Колька Ерш чего стоил! — подхватил Сашка.

— Верно! Это незаменимый был человек: без него придется нашему классу плестись в хвосте!

Я удивился, потому что Ерш был известный всей школе лентяй и хулиган. Он чуть ли не каждый день отличался всякими проделками. И когда Ерш куда-то уехал, Андрей. Кондратьич про него сказал: «Он был поистине язвой здешних мест».

А Вовка и Сашка его почему-то восхваляли:

— Как он научил эту растяпу Любу дунуть в чернильницу…

— И сколько приносил в класс всяких интересных штук ножички, бритвы, и пистоны, и резинки, и веревочки, и всякую проволоку…

— А помнишь, какое у него было изобретение? Он назвал его «электрощекотун». Это две такие длинные иголки, от них — провода, а провода протянуты в рукава, а в каждом кармане — батареи. И когда он на уроке эти иголки в себя втыкал — одновременно включался ток… Ты ведь, Сашка, наверное, хорошо эту штуку помнишь — ты как раз впереди него сидел!

— Как же… Впечатление осталось сильное…

— А Андрей Кондратьич говорит: «До чего надо быть пакостником, чтобы соорудить этот ужасный агрегат, даже не зная физики!» Ужасный агрегат! Теперь бы он здорово пригодился!

— Верно. И заботы бы не было!

— А Ленка Иванова? Как она дралась, и плевалась, и царапалась! Ее бы сейчас!

Я послушал их и спрашиваю:

— А зачем они вам?

— Неужели не знаешь? — вытаращил глаза Вовка. — Эх, ты! Тут такое дело объявилось, что у нас с Сашкой прямо-таки головы опухли!

— Общешкольный конкурс, — пояснил Сашка. — Там в раздевалке, бумажка гласит: каждый класс может участвовать.

— Я опять не понял: кто больше нахулиганит, что ли?

— Нет. Не совсем… На лучшую сатирическую газету класса! Вот!

— А тем нет, — вздохнул Сашка. Он был редактор нашей сатирической газеты. — Нарисовать и раскрасить мы можем получше других, да вот случаев за последнее время что-то никаких не случалось, чтобы их отобразить…

— В пятом «Б», — говорит Вовка, — позавчера хромой надел на палку свой ботинок и сделал на потолке следы, как будто ходил по потолку… И форточку оторвал, когда на стенку карабкался. А в шестом «А» принесли карбиду, положили по кусочку в чернильницы, и такая сделалась вонь, что всех распустили по домам с последнего урока. Да и чернила стали как вода. И пошли они на стадион! Вот это класс! А у нас во всем виноват Женя Скворцов. Как сделали его классным организатором, так он и начал из кожи лезть за дисциплину. А другие ребята к нему примкнули… И участвуй с ними в конкурсе!

— У нас никто никаких сатирических поступков давно не совершал, — сказал Сашка. — Это плохо, потому что от этого страдает стенная печать. Может быть, ты чего-нибудь вспомнишь?

Я начал думать, но ничего вспомнить не мог. Наш класс и вправду сильно подтянулся за последнее время по поведению.

— Наташа опоздала на первый урок…

— Ну-у-у, — сморщился Сашка, — какая это тема! На такую тему и «Крокодил» ничего смешного не выдумает.

— Колька на перемене ел семечки и насорил.

— Он сразу и подмел. Надо, чтобы какой-нибудь смешной случай был. Вон в «Крокодиле» все случаи смешные. Впору самому что-нибудь натворить.

Тут Вовка стал трястись, хихикать и ерзать ногами.

— Ты чего?

— Вот это да! — хихикал Вовка. — Давай вытворяй какую-нибудь штуку! Себя и рисовать легче! В зеркало будешь смотреть! Себя небось красивого нарисуешь!

— Так не выйдет, — задумчиво сказал Сашка. — Вот если б ты.

— Ишь какой! Силен — чужим горбом. Ладно! Только премию пополам!

— Премии-то нет… Просто дадут звание «Лучшая газета»…

— Могу и так, — согласился Вовка. — Нельзя терпеть, чтоб наша газета была хуже. Мне раз один дядька сказал: «Вот энтузиаст!». Это когда мы снежную гору строили. И он верно сказал! Запасай листок побольше, а то больно он у тебя маленький! Не поместятся на нем все карикатуры, придется тебе внизу на отдельных листиках пририсовывать. Сколько будет всяких потешных случаев!

— Что ж ты — один все воюешь? — спросил Сашка.

— Я еще кого-нибудь подговорю! Ну, я побежал!

— Только не болтай, — крикнул ему вслед Сашка, — а то смеяться будут!

— Ладно!

Мы с Сашкой еще немного поговорили, и вдруг слышим — во дворе шум и крики.

Мы выглянули в окно со своего второго этажа и увидели, что рядом с нами другое окно набито первачками из соседнего класса, а внизу у большого дерева молоденькая учительница держит за рукав Вовку. Тут же, на земле, лежит сломанный сухой сук.

Все первачки кричали разом:

— Анна Николаевна, он хотел к нам в окно влезть!

— Анна Николаевна, он нас пугал!

— Анна Николаевна, он кривлялся!

— Анна Николаевна…

Они заглушали слова учительницы, и только был слышен Вовкин пронзительный голос:

— … Нет, не нарочно!

— Физкультура…

— Укрепляет работоспособность…

— Физрук сказал…

— Не по деревьям, а вообще!..

— Я не кривлялся! Это вон тот кривлялся, вон — прячется! Мне так смешно стало, что сук обломился — и я упал!

— …Так обломился-то сухой! Если б зеленый, а то — сухой! Его все равно пилить! Я специально на такой и лез, думаю…

— Ерунда! Я не с таких падал… Я с колокольни…

— Нет, не вру! Когда там сыч пищал, я лазил по водосточной трубе его доставать.

— Чего ж хорошего? Даже тошнит, как больно!

— Конечно, не буду, особенно на сухие сучья…

Наконец учительница вернулась в класс, а Вовка подмигнул нам и, прихрамывая, вошел в подъезд.

— Вот тебе первый случай! — сказал он, заходя в класс. — Так и нарисуй: как залезал я на дерево, и как дразнил первачков, и как падал, и как вывихнул ногу… Это можно в нескольких карикатурах изобразить!

Сашка пожевал губами и помотал головой:

— Смешного тут мало…

— Как мало? — взвился Вовка. — Как мало? Разве этого мало? Чуть до смерти не убился, а ты говоришь — мало! В одном учебнике для старших классов есть даже картинка: орангутанг повис на дереве, зацепился передними руками и висит! Разве не смешно? Да любой художник, если б ему показать, как я летел с дерева, да как эти первачки с перепугу кричали и выли, он нарисовал бы такую картину, что все бы животы понадорвали!

— Нет, — качал головой Сашка, — Андрей Кондратьич скажет: человек упал, мог разбиться, это несчастный случай, над этим нельзя смеяться.

— А верно, — вдруг согласился Вовка. — Так он и скажет. Это я не додумал. Выходит, зря пострадал… Ну, ничего! Не горюй! Придется придумывать что-нибудь другое!

Весь следующий урок он думал, а как зазвенел звонок, выскочил из класса и пропал. Вместе с ним пропал новенький ученик-верзила по кличке Емеля.

Уже начался урок, а их все не было. Минут через десять они открыли дверь и попросились войти.

— Вы где были?

— У директора. По случаю игры на рояле…

Я насилу дождался следующей перемены, и Вовка рассказал, что с ними случилось.

— Еще один случай прибавился! Самый сатирический! Первый сорт! Видел в общем зале рояль? Ну, вот. Я Емеле говорю: «Давай сейчас откроем крышку, я залезу внутрь, ты будешь играть, а я петь…» Как будто этот рояль играет и сам в то же время поет… Такой особый рояль! Вроде патефона! Емеля, хоть играть и не умеет, но как заиграл, а я запел «По долинам и по взгорьям…»

— Ну и что?

— Ну и все. А все остальное время мы у директора были. Поведение нам обоим снизят. Опять скажешь — не смешно? Вот Емеля свидетель, что даже сам директор, когда нас к нему привели, смеялся, И Андрей Кондратьич смеялся, а из первого класса учительница, которая на меня жаловаться пришла, даже журналом закрывалась. Да-а-а… Давно я уже у директора не был… С полгода.

— А здорово у него в кабинете, — ухмыльнулся Емеля. — Книги в шкафу! Я, пока там был, все заглавия через стекло перечитал… Все научные.

— Ну это что! — сказал Вовка. — Вот когда Клавдия Ивановна была директором, там аквариум стоял! А еще был директор до нее, у того — глобус громадный. Потому что он сам географию преподавал. Потом этот глобус… Глянь, сам Толька сюда плетется. Сейчас ко мне начнет придираться.

К нам подошел Толька, а с ним чемпион по всем видам спорта — Женька.

— Вот он! — сказал Толька. — И рад! Как будто подвиг какой совершил! Ты что, с ума, что ль, начал сходить?

— Может, и начал, — независимо сказал Вовка. — А тебе что?

— А то! — вмешался Женя. — Достукался? Поведение снизят?

— Подумаешь! Мне же снизят, не тебе. Ты-то чего страдаешь?

— А ты в чьем классе? — спросил Толик.

— Класс как был, так и останется. Никто не заболел и не помрет. Может, и спасибо скажут!

— За что?

— Ну, это тебе рано знать. Не полагается. Там увидим. За поведением есть Андрей Кондратьич следить… И ругать… Тебе за это зарплату, что ли, платят?

— Мы тебе покажем зарплату! — покраснел Толик. — Вот попробуй еще — узнаешь зарплату!

— Ничего ты не сделаешь, — упорствовал Вовка, — потому что получилось у меня в мозгу такое… затемнение… временное.

— Еще бы — постоянное! — засмеялся Женя. — Мы за тебя возьмемся. Сразу у тебя получится просветление! Будет твой мозг как стекло!

Вовка сразу пригорюнился, но продолжал стоять на своем:

— Дурацкое дело… оно, конечно! А все-таки придется мне еще две штуки сотворить. Уже продуманы, жалко, если пропадут.

— Мы тебе сотворим! Запомни! — пригрозили ребята и ушли. На прощание они обратились и к Емеле:

— Ты тоже! Не успел в школу поступить, а уж…

— А я что? — перестал ухмыляться Емеля. — Я тут ни при чем. Я только подсоблял.

И когда Толик с ребятами ушел, попросил Вовку:

— Ты уж, Вова, меня освободи. Ну их… Ты тут свой — тебе что? А я новенький…

— Испугался? — прищурился Вовка. — Эх ты, Емеля — твоя неделя! Без тебя обойдусь! Все равно в стенгазету теперь попадешь.

— Ну? — испугался Емеля.

— Вот тебе и «ну»! Такой уж у нас порядок, ничего не поделаешь!

Началась зоология. Учительница поставила на стол банку с живым ужом. Вовка сказал, что он со своего места плохо видит, и пересел к самому столу, но почти весь урок сидел смирно. И только когда учительница отошла от стола и начала развешивать на стене картинки, Вовка вдруг схватил банку, вытащил оттуда ужа, обмотал его себе вокруг шеи, обернулся к классу и захохотал:

— Знаменитый укротитель змей…

Но тут зоологичка вырвала у него перепуганного ужа, схватила за рукав и так быстро выставила за дверь, что Вовка даже не успел договорить, что делает укротитель со змеями.

Тут же Женя и Колька толкнули в спину сидевшего впереди них Толика, тот обернулся, они ему что-то шепнули, он кивнул, встал и попросил разрешения выйти.

Когда за ним закрылась дверь, я начал смотреть в окно. Сначала из подъезда не спеша вышел Вовка и сел на скамейку. Потом глянул на подъезд, вскочил и припустился бежать по дорожке. За ним гнался Толик. Оба они скрылись за акациями и больше не показывались.

После звонка все высыпали во двор поглядеть, что стало с Вовкой.

Но они с Толиком как ни в чем не бывало стояли на крыльце и мирно беседовали с Андреем Кондратьичем. Только одно ухо у Вовки было опухшее и красное, как лепешка, а у Толика — шишка на лбу…

Толик говорил Андрею Кондратьичу:

— Да уж, Андрей Кондратьич, ему поведение не снижайте… Он больше не будет… Это у него в мозгу случилось затемнение временное, А теперь прошло… Верно!

Он хлопнул Вовку по спине.

— Точно, — сказал Вовка. — Вроде начало проходить. Даже почти совсем прошло…

— Вот и хорошо! — засмеялся Андрей Кондратьич. Ребята посмотрели и разошлись, потому что интересного ничего не оказалось.

Вовка остановил Сашку Рыбкина и сказал:

— В общем, больше на меня не надейся. Хороший художник всегда найдет, чего нарисовать, а такому мазиле, как ты, хоть настоящего клоуна призови из цирка или даже колдуна, и то ничего не выйдет.

Он пощупал ухо и добавил:

— Силен же этот Толик. Никак я не думал, что он такой сильный. Что значит — спорт! А вообще он парень ничего. Конечно, если б наши ребята поменьше во все вмешивались, какая бы у нас стенгазета была!

Вовка в самодеятельности

Я давно заметил: стоит не прийти хоть один день в школу, там обязательно случится что-нибудь интересное, а ты в это время сидишь дома и ничего не знаешь.

У меня болело горло. Я целых два дня не был на занятиях и решил пойти к Вовке — узнать, что задано.

Когда я подошел к его двери, мне показалось, что Вовка с кем-то разговаривает. Но потом я увидел, что в комнате, кроме Вовки, никого нет. Сам он сидит за столом. Тут же на столе положены старая меховая жакетка его мамы, полотенце, потом какая-то рыжая вата и деревянный кинжал.

Он сидит и что-то читает вслух по тетрадке.

Взглянул на меня и говорит:

— А лет ему, вору Гришке, от роду за пятьдесят.

— Какому, — спрашиваю, — Гришке?

Вовка посмотрел в тетрадку, потом на меня и говорит.

— А лоб имеет плешивый, бороду седую, брюшко толстое.

— Довольно, — говорю, — Вовка, притворяться. Это что — задано?

Вовка сложил тетрадку и говорит:

— Кому задано, а кому и нет. Тебе, например, не задано, а мне задано. Потому что я теперь — в самодеятельности.

— В какой самодеятельности?

— Очень обыкновенной. Например: «Сце-е-на в кор-рч-ме». Из др-рамы Пушкина «Борис Годунов». В роли Григория Отрепьева ученик 5-го класса «Б» Владимир Иванов. Будет это на утреннике во второй день весенних каникул. Здорово?

Вот, думаю, надо же мне заболеть обязательно в этот день!

— Вовка, — спрашиваю, — а туда больше не принимают?

— Принимают. Еще один нужен. Монаха Мисаила играть. Только играть-то там мало требуется. Будешь только сидеть и говорить: «Складно сказано, отец Варлаам». И все.

— А еще никакой роли нет?

— Нет. Все вчера разобрали. Жалко, что тебя не было. А Варлаама дали Сашке Рыбкину. Он самый подходящий: толстый и голос как у осла. Сегодня ко мне пришел: «Привет, Вовк!» — даже котенок испугался, залез под диван и сидел там целых полчаса… А моя роль — самая главная: в конце даже в окно выпрыгиваю — не веришь? Честное пионерское! Это хорошо, что ты пришел: мы сейчас вместе немножко подрепетируем.

— Я, Вовка, хотел уроки…

— Э! Уроки, уроки… Как ты стараешься всегда настроение испортить. Ему про самодеятельность, а он — уроки. Через это мне даже разговаривать с тобой скучно. Ты все ровно как Сашка. Я ему говорю; «Давай репетировать», а он: «У меня домашняя еще не сделана». И ушел. Стоило его в самодеятельность брать! А я сегодня никаких уроков не делал — с утра репетировал. Сейчас посмотришь. Вот жалко, что зимние рамы вставлены — в окно прыгнуть нельзя. А знаешь что? Давай-ка мы с тобой окно сейчас выставим, и я покажу…

Он куда-то сбегал и принес клещи.

— На. Дергай все четыре гвоздя. А я пока вату из щелей повытаскиваю. Вату какую-то напихали. Зачем? Ишь… не лезет… Бумагу сдирай…

— А твоя мама что скажет?

— А мы потом обратно вставим — вот чудак! И заклеим. Вытащил гвозди? Ладно, ты пока остальную вату подергай, а я на плитку клейстер поставлю. Ты клейстер умеешь варить? Нет? А я умею. Это ерунда. Воду, а в нее — крахмал. И пусть варится, как кисель.

Он убежал на кухню, долго возился там, — чем-то гремел, потом появился опять.

— Сделал все? Выставляй раму.

Пока я вытаскивал раму, он оделся в жакетку, подпоясался полотенцем, нахлобучил на голову вату, которая оказалась не ватой, а париком, и говорит:

— Этот костюм у меня — временный. А на сцене настоящий будет. Теперь смотри: я — Григорий Отрепьев.

Вовка из нашего класса

Схватил кинжал, страшно замахал им на меня, потом вскочил на подоконник, раскрыл окно и выпрыгнул во двор. Обежав дом кругом, он позвонил в дверь:

— Ну, как? Здорово? Я там Марию Семеновну напугал. Она по двору с маленьким Валеркой гуляла. Слышал, как Валерка заорал? Это он меня испугался! Здорово, а? А потом она как начала ругаться: «Хулиганы!.. К управдому!..» Ну, давай обратно вставлять. Я б еще раз прыгнул, да только во дворе и так небось шум…

Мы поставили раму на место, всунули гвозди обратно в дырки, заткнули щели ватой, только вот бумагой заклеить как следует не смогли, потому что клейстер почему-то не получился: крахмал был отдельно, а вода отдельно, и ни вода, ни крахмал не клеили, хоть мы и варили их до тех пор, пока Вовке не пришло время идти в школу.

Мне нужно было посидеть дома еще один день. Вовка показал мне, что задано, и я ушел.

А назавтра часов в одиннадцать пришел ко мне.

— Все болеешь… Вставай, пляши. Тебе дают роль Мисаила. Послезавтра — репетиция. Артист будет руководить. Настоящий. Из настоящего театра. Только мне вот двойку вчера по русскому поставили. Сашку Рыбкина спросили и меня. Сашке — пятерка, а мне — двойка. Ну, ему, конечно, почему пятерки не получить — зубрила. Вместо того чтоб к ре петиции готовиться, учит. Учит и учит. Я, говорит, только в свободное время самодеятельностью занимаюсь. Где ему хорошо сыграть. А я сыграю. Вот увидишь. А двойка — ерунда.



— А сегодня-то учил ты?

Вовка махнул рукой:

— Э! Учил, учил… Мне вчера весь день покоя не давали за окно. Бумага отклеилась, и котенок ее всю ногтями оборвал. Эх, и ругали ж меня. А сегодня утром — хорошо еще, что, кроме меня, дома никого не было, — Мария Семеновна приходила — тоже ругалась. От этого у меня все настроение испортилось. И теперь я учить не могу. Лучше мы сейчас пойдем в краеведческий музей.

— Это еще зачем? — спрашиваю.

— С эпохой знакомиться. Нам Андрей Кондратьич сказал. Так все артисты делают; смотрят в музеях на разные старинные вещи, и сразу им представляется такое… знаешь… Понял? Ну, одевайся скорей. Мы ненадолго.

Я оделся, и мы вышли.

В музее Вовка, вместо того чтобы, как он говорил, с эпохой знакомиться, сначала стал рассматривать всякую ерунду.

Увидел в банке двухголового цыпленка и говорит:

— Вот хорошо! Две головы! Вот если б у нас так было. Например, одной головой можно спать, а другой — что-нибудь учить. Я никогда бы не спал!

— А что бы ты ночью делал?

— Уроки б учил — вот чудак! А днем гулял. А другой головой спал. Или можно так: одной головой уроки учить, а другой книжку читать, или разговаривать, или радио слушать. А то можно сразу одной головой историю учить, а другой — географию. А еще было б четыре руки: тогда б я одной рукой писал, другой, например, Сашку толкал, третьей — подсказывал, четвертой…

— Как бы ты рукой подсказывал?

— Очень просто. Кое-как. Пойдем, где старинные вещи.

Из старинных вещей нам очень понравились доспехи русского воина: кольчуга, щит, шлем и сабля. Больше всего — сабля. Такая красивая, изогнутая, только тупая.

Вовка так и прилип к этому месту.

— Вот это сабля! Знаешь, Колька, я уже чувствую… Ты ничего не чувствуешь? А я чувствую. Например: я — Пожарский, а он — Лжедмитрий!

Схватил вдруг эту саблю — и на какого-то мальчишку, который, разинув рот, торчал тут же рядом, как замахнется! Тот, то ли с перепугу, то ли просто от злости, как заорет! Пришла тетя, которая в музее все показывает, и стала ругаться:

— Это что? Кто разрешил? Баловаться? А ну, марш отсюда!

Вовка говорит:

— Мы ничего, теть… Мы больше не будем… Это мы, теть, с эпохой…

Но тетя ничего слушать не стала и выставила нас за дверь. И мальчишку тоже. На улице Вовка сказал:

— Подумаешь… Музей называется, школьников выгоняют. Испугалась… Сломаем мы, что ли, эту саблю? Эту саблю не только какой-то там мальчишка — богатырь не сломает. Этой саблей какой-нибудь русский воин как начнет рубить разных там рыцарей, половцев — раз! раз!

Замахал он изо всей силы кулаками, зацепил какого-то дяденьку, дяденька обернулся, и оказалось, что это не дяденька, а Андрей Кондратьич, наш классный руководитель.

Мы говорим:

— Здравствуйте, Андрей Кондратьич!

Он говорит:

— Здравствуйте. В музее были?

Мы говорим:

— Ага.

Вовка говорит:

— Мы, Андрей Кондратьич, с эпохой знакомились. Для самодеятельности. Я — Григорий Отрепьев, он — Мисаил. Его роль маленькая, а моя — самая главная.

— Это хорошо. Уроки выучили?

— Уроки… Уроки мы знаем. Давно уже… — сказал Вовка.

— Ну тогда счастливо оставаться.

И пошел дальше. А Вовка дернул меня за рукав и прошипел:

— Видел? Вот дались всем эти уроки. Тут самодеятельность, а они — уроки. Не иначе как он спросить меня сегодня хочет. Обязательно спросит по истории. Я чувствую. Только вот не учил я, и времени мало… Что же делать? Сейчас сообразим: по русскому меня спрашивали — двойку поставили, по географии тоже спрашивали, а по истории не спрашивали. Значит, историю я буду на русском и географии учить. Понял? Во всем нужен математический расчет.

Но в расчете у Вовки получилась ошибка.

Когда началась география, Вовка заткнул пальцами уши и учил историю. И я с ним, потому что думал, что и меня могут спросить.

И ни он, ни я даже не заметили, как географ подошел к нашей парте, взял у Вовки книгу и спросил:

— Объяснение не слушал?

Вовка говорит:

— Очень даже слушал. Разные там моря… куда они текут, то есть текут реки… хотя и моря тоже текут, потому что, когда мы с папой были в Сочи…

— Хорошо. Пойди к карте и повтори, что я объяснил. Расскажи про Обь.

Вовка взял указку и пошел к карте. И по его походке можно было подумать, что он все знает получше любого учителя.

Он начал водить по карте указкой — долго водил, все искал, где эта самая Обь.

— Обь — это такая река… Она находится… находится… Значит, ага, вот. Она находится недалеко от Волги. Или нет… это Ока… А Обь находится в другом месте. Вот где она находится. Обь. Она вытекает вот отсюда… из океана.

— Ну что ты, Иванов, — учитель даже испугался, — разве реки вытекают из морей?

— Правильно, не вытекают. Это я ошибся, — говорит Вовка. — Вообще-то я знаю, но только забыл. Это она туда втекает, ну да, это вы правильно говорите — впадает, а вытекает она из… из… да вот! Или нет… Сейчас… из… из…

— Садись, Иванов, — сказал географ, — двойка.

Всю перемену Вовка дразнил Сашку Рыбкина и говорил, что его зря взяли в самодеятельность и его надо из самодеятельности выгнать, потому что он не знакомится с эпохой.

Потом начался урок русского языка.

Вовка ничуть не беспокоился и учил историю. И вдруг его вызвали. Вовка совсем растерялся и принялся бормотать опять что-то про самодеятельность и про эпоху. Учитель послушал, послушал, взял да и поставил ему еще после двойки единицу.

Остаток урока и перемену Вовка продолжал учить историю, хорошо выучил, но Андрей Кондратьич его почему-то не спросил.

Вернее, он спросил, только не урок:

— Ты, Иванов, все репетируешь?

Вовка обрадовался:

— А как же! Моя роль самая главная! Я уже почти подготовился. Не то что некоторые… Беспокоюсь вот…

— Ну, — сказал Андрей Кондратьич, — успокойся. Я попросил, чтоб тебя временно исключили из самодеятельности. Пока двойки не исправишь. А то что-то многовато их накопилось у тебя за последние три дня, как ты думаешь?

После уроков Вовка мне сказал:

— Ты ко мне сегодня вечером не приходи. Завтра будет выходной, ко ты тоже не приходи. И вообще не ходи ко мне, пока я сам тебе не скажу.

И я ничуть не обиделся. Просто Возке очень хочется сыграть Гришку Отрепьева на утреннике во второй день весенних каникул.

Как мы с Вовкой собирали утиль

— Ты знаешь, есть такие рыболовные крючки — желтые. Это бронированные крючки, особенные, — сказал мне Вовка.

В это время мы с ним тащили в школу ржавую железную печку.

Весь наш класс собирал металлолом. Очень интересно было его собирать! Мы заходили в каждый двор и говорила: «Здравствуйте, у вас есть металлолом?»

Одна тетя отдала нам даже поломанную швейную машинку.

Она погладила Вовку по голове и сказала: «Ишь ведь, труженики!.. Ну, счастливо вам…» И насыпала нам по карману сушеных вишен. Даже наша соседка Прокофьевна, на что скупая, и то вынесла медную лампу, всю мятую и в дырах. Вовка этому так удивился, что, только мы вышли на улицу, подбросил эту лампу вверх, а сам пригнулся, накрыл голову руками и побежал. Лампа, падая, как раз угодила ему по спине. Вот с этого самого, наверное, и пришла ему в голову мысль о крючках.

— Чем же, — говорю, — эти крючки такие особенные?

— Ты, — говорит, — не понимаешь. На них любая рыба клюет. Очень она уважает эти бронзовые крючки. Как увидит — сразу радуется и никак не может, чтоб не проглотить. Ужасно мне эти крючки нужны, потому что я в воскресенье поеду к бабушке, в деревню. Вот где наловлю я рыбы! Надо только достать такую сетку побольше, чтоб рыба плавала живая в воде, а то боюсь, как бы она у меня не протухла, пока я ее домой привезу!.. Я, когда прошлым летом там ловил, так десять крючков оторвал! Но с крючками паршиво дело обстоит.

— Почему?

— Их за деньги не продают. Только за утиль. Это — всякие там кости, тряпки и вообще всякое утильсырье. Я заходил туда, мне один крючок дали за то, что я им помог тележку нагрузить.

Вовка снял фуражку и показал крючок, который был воткнут в подкладку.

— «На, — говорят, — а то ты все равно стащишь. Все ты тут выпрашиваешь, принюхиваешься…» Но одного мало. Надо этого утиля побольше набрать, сразу на двадцать крючков. Потому что мало ли: может, будет только крупная рыба клевать, она на допустит к таким хорошим крючкам всякую мелкоту… И вот я решил набирать утиль! Давай будем?

Я спросил:

— А как же металлолом?

— Ну, металлолом, оттого что полежит, не испортится? Мы его после соберем. Его и гак много собрали, аж до самой крыши! А крючки раскупят, и останемся ни с чем. За утиль каждый согласится! У кого, может, денег нет, а ненужного утиля везде полно. Успевай только таскать. Я даже не знаю, как еще там крючки остались, и свистки, и мячики на резинках. Наверное, мало ребят об этом знает.

— А наши ребята что скажут, если увидят, что мы собираем утиль?

По правде сказать, я очень опасался ребят.

— А как они узнают? Это наш квартал, одни мы тут собираем. Зачем они сюда зайдут? А если ты со мной не пойдешь, я один пойду! Только не годится товарища бросать. Когда тебе зуб лечили, я ходил же с тобой в поликлинику! Две двойки через это схватил… И к моей бабушке мы вместе поедем, всю рыбу — пополам… Вот эту печку мы сейчас отнесем и приступим!

Мы отнесли печку, потом зашли к Вовке, взяли мешок и отправились собирать утиль.

— Складывать мы его будем вот тут, — говорит Вовка и показывает в тупичок между двумя домами, весь заросший травой. — Тут в стороне его никто не украдет.

— А кому он нужен?

— Это утиль-то не нужен? Утиль каждому человеку нужен! Особенно, когда он уже набран. Как много наберем, придет за ним дядька с тележкой, заберет, а нам даст крючки. Сначала мы пойдем вон под тот мостик. Там я прятался от одного человека и видел: валяется много костей и всяких интересных штук.

Мы залезли под мостик, где весной и после сильных дождиков протекал ручей, а теперь — высох. Чего там только не было! Даже разбитый аквариум и чья-то грязная кепка. Валялась сломанная крысоловка, и сама крыса тут же лежала — дохлая. Больше всего было ржавых консервных банок и разбитых бутылок.

И все-таки мы насобирали почти полный мешок. Мы нашли еще несколько рваных галош. Вовка сказал, что это тоже утиль. И кепку забрали.

Кости и тряпки оказались очень тяжелые. Наверное потому, что были все в грязи.

Мы по очереди несли этот утиль, сильно уморились, а когда дотащили все-таки до тупичка и высыпали на землю, его оказалось совсем маленькая кучка.

Вовка почесал нос и сказал:

— Да-а-а… Чего-то мало их… Когда несли, казалось много, а очутилось мало. Пожалуй, на один крючок, а? Как ты думаешь, насобирали на один крючок?

Я ответил, что на один крючок, пожалуй, уже есть.

— Вот и хорошо! — сказал Вовка. — Теперь еще мешков двадцать набрать и — порядок! Ну, мы их быстро наберем. Пошли по дворам!

Он подошел к угловому дому и изо всей силы застучал щеколдой калитки.

— Легче, легче! — крикнул кто-то со двора.

Открылась калитка и вышла толстая тетка:

— Чего надо?

Вовка прикинулся смирненьким. Голос у него стал прямо как у кота Базилио, когда тот просил Буратино показать монетки.

— Здрасьте, Марь Андревна! Как поживаете? Как ваше здоровье, у вас есть утильсырье? Всякие тряпки, кости, галоши…

Эта самая Марья Андреевна не очень, видно, обрадовалась, что мы пришли.

— Я ж отдала вам железо? Какого еще тут…

— Так то — железо, — вежливо объяснил Вовка. — А это утильсырье. Железо называется — металлоломом.

Марья Андреевна подумала и спросила:

— Это что же вас — заставляют?

— Да не совсем… — выкручивался Вовка. — То есть вообще-то… Это знаете как называется? Инициатива! Вот.

— Ишь ты… не разберешь вас: тряпичники вы иль учащие. Настоящие-то ученики чистенькие да аккуратненькие, а таким, как вы, ободранцам, только тряпки и собирать! Ну, идите, поглядите за сараем, под дом слазьте, на помойке… Как ты это слово-то назвал?

— Инициатива, Марья Андреевна! — сказал Вовка, залезая под дом.

От Марьи Андреевны мы вышли нагруженные, как ослы. Вовка нес полмешка костей и старых галош, а я — целый узел всякого рваного тряпья, которое мы нашли под домом. Прохожие на нас оборачивались, но Вовка не унывал:

— Видел, как дело движется? Думаю, что придется нам еще и лески купить. Там лески тоже есть. А то — накупим слишком много крючков, а они возьмут да и заржавеют!

В тупике возле нашего утиля уже толпились всякие мелкие ребятишки. Один напялил себе на голову рваную кепку и кривлялся не хуже клоуна, а остальные швыряли в него галошами и покатывались со смеху.

— Седый! — завопил Вовка. — Ты наши кости трогать! Не беги, догоню — хуже будет!

Этот самый Седый, который был в кепке, сорвал ее и кинул на землю, остальные отбежали немного и поглядывали, что будет дальше.

— Мы не знали, что это ваши, — говорит Седый. — Мы думали — ничьи…

— Ладно, — сказал Вовка. — Хотел я с вами расправиться… ужасно как! Но так и быть, доверяю вам караулить вот это все!

— Ну-у-у… — говорит Седый. — Мы хотим в разбойников играть…

— Успеете в разбойников, — говорит Вовка. — Я тебе за это такой вот крючок дам. Ты такого и не видывал!

Он отцепил от подкладки фуражки свой крючок и дал его Седому. Остальные ребятишки пытались разглядеть его издали.

— Ух, — сказал Седый. — Вообще мы можем и в сторожей играть!

Мы сложили свой груз и опять пошли на добычу, а ребятишки толпились вокруг Седого и любовались крючком.

— Вовка! У реки костей полно, где сваливают мусор! — крикнул нам вслед Седый.

— Я знаю, где это, — сказал Вовка. — Это далеко. Мы не найдем.

— Что ж ты? — спросил я. — Был у тебя один крючок, и тот ты отдал?

— Это ничего, — говорит Вовка. — Это пустяк. У нас будет столько крючков, что я не знаю, куда мы их и девать будем… Придется еще кому-нибудь дать! Вот тут Иван Гаврилыч живет. Инвалид, а веселый и ничуть не жадный. Пойдем к нему.

Инвалид Иван Гаврилович сидел во дворе на стуле и читал газету. Увидев нас, он вскочил и отдал нам пионерский салют:

— Привет энтузиастам-общественникам! Даешь металлолом! Рот фронт!

Потом он поздоровался с нами за руку, как со взрослыми.

— Я вас давно жду! Решил подключиться к вашему движению. Я, брат, старый пионер! Небось не верите? А был! Стой здесь!

Он сходил в дом и вынес тусклую фотокарточку. На ней были какие-то смешные мальчишки и девчонки с галстуками, в смешных шляпах, с длинными палками в руках. Они держали плакат «Долой частную собственность!»

— Вот они, красные орлята! Ну-ка найдите, где я!

Мы искали-искали, но не нашли.

— А я — вот он! — Иван Гаврилович гордо ткнул пальцем в тщедушного мальчишку, который сидел на земле, обхватив босыми ногами барабан, держа в руках палочки, и таращил глаза в объектив. — Силен, а? Это, брат, были времена! Даешь коммуну! Долой частный капитал!

И запел:

Не надо нам монахов!

Не надо нам попов!

Бей спекулянтов!

Души кулаков!

— Ну, как, — говорит, — мировая песня? А теперь ступай за мной!

В углу двора стояла тележка, доверху нагруженная ржавым железом.

— Вот. Кое-что у меня нашлось, кое-что в соседних дворах. Довезете? Может, помочь?

— Довезем! — поспешно сказал Вовка и впрягся в тележку. Я уперся руками сзади.

Иван Гаврилович вышел провожать нас на улицу. Не успели мы тронуться от его дома, как подошла какая-то незнакомая тетенька.

— Ребятки, это вы тряпки-кости-то собираете? А то у меня этого добра валяется… Петровна говорит…

— Нет, — сказал Вовка. — Это, может, какие другие ребята и собирают тряпки, а мы собираем металлолом. Для тяжелой промышленности. Ну, давай, чего стал! — крикнул он на меня и потащил тележку так быстро, что я за ним не успевал.

— А правда, хороший этот Иван Гаврилович? — сказал я, когда мы отъехали. — Интересную песню он пел.

— Ничего в ней нет интересного, — мрачно ответил Вовка. — Чем же спекулянты виноваты, что они спекулянты? Зачем их бить? Это совсем ни к чему. А дядька хороший!

В школе все ребята ахнули, когда увидели, сколько мы привезли железа.

— Мы — будь спокоен! — хвалился Вовка. — Не то что всякие рыжие Славки. Ему столько в сто лет не собрать, хоть бы он собирал его и по выходным, и по праздникам, и на каникулах.

— А кто-то говорил, что вы вроде… — начал было ехидный Славка.

И разозлился же Вовка.

— Чего «вроде»! Я дам — «вроде»! Ах ты, ослиная голова! Ты сначала набери столько, а потом… Повезли, Кольк, тележку назад!

Иван Гаврилович, когда мы возвращали ему тележку, хотел нам показать еще фотокарточки и какой-то старый барабан. Интересно было бы поглядеть, но Вовка заупрямился, ничего смотреть не захотел, сказал ему, что свободного времени у нас даже минуты нет. И вообще он сделался упрямый и неразговорчивый.

— Пошли на другую улицу! — сказал он. — Здесь, слышал же, все и у соседей он взял.

— Так то железо, а утиль…

— И утиля тут никакого нет. Откуда он тут? Я знаю. Нам на этой улице нечего делать. Одна канитель.

Мы перешли на другую улицу. Вовка походил от двора к двору и никак не решался постучать. Потом он сказал:

— Вообще, зачем нам столько крючков? Что нам — спекулировать ими, что ли? Где бабушка живет, там озера чистые. Да была б леска крепкая, и так не оборвется. А зацепится, можно снять и штаны, слазить и отцепить. Я когда у бабушки был прошлое лето, целую неделю одним крючком ловил. А рыбы поймал столько, что кот ел-ел, насилу доел. Я думаю, что мы уже порядочно набрали утиля. Дадут нам по одному крючку — и ладно! Сходим только к реке, заберем, что там есть. Пусть берег будет чище. А то — валяются кости, как будто там битва какая происходила!

Я тоже подумал, что лучше уж сходить подальше, чем шляться по дворам, как побирушки.

Костей на берегу реки было не то чтоб горы, но порядочно. Там были и тряпки, и галоши, и несколько рваных ботинок. Вовка сказал, что ботинки сырьем не являются и за них не дадут даже мячика на резинке, не то что крючки.

Мы набили полный мешок и принесли к своему месту. Седого там уже не было. У реки утиля еще много оставалось, но Вовка махнул рукой:

— Хватит! А то все крючки заберем, больше никому не достанется. Сейчас я схожу туда, это тут за углом — близко. Приедет на телеге дед, заберет все, а нам даст крючки. Ты карауль тут, а то Седый куда-то исчез.

Я сел на другой стороне улицы на лавочку, а Вовка побежал что есть духу за угол.

Я сидел, как будто просто так — уморился, присел отдохнуть и ни к каким костям отношения не имею.

И хорошо это сделал, потому что тут откуда ни возьмись появились Женя и Сашка Рыбкин. Женя нес погнутую граммофонную трубу и дудел в нее, а Сашка катил впереди себя чугунное колесо.

Они увидели меня и подошли:

— Ты чего тут сидишь? Я говорю:

— Не видишь — отдыхаю? Нельзя, что ли, отдохнуть?

— Можно, — сказал Женя. — Мы тоже отдохнем. Гляди, какая труба! Я сейчас на ней сыграю «Голубой Дунай» с выходом. А Вовка где?

— Сейчас придет, — сказал я, потому что заранее не придумал, куда мог деться Вовка. — Да вот он!

Вовка поздно заметил ребят, хотел повернуть обратно, но они его уже увидели.

— Эй, Вовка, мы тут, иди сюда!

Вовка подошел сильно растерянный.

— Чего сидите? — сказал он. — Пора приниматься за работу. А то, если каждый будет рассиживаться, мы за неделю лома не соберем.

— Мы уже выполнили норму! — сказал Сашка. — Надо же отдохнуть. Я лучше сейчас тебе сыграю.

— Нечего, нечего! — тянул его за рукав Вовка. — Надо перевыполнять, а не успокаиваться на достигнутом! Пошли-ка!

— Подожди! Сыграю, говорю… такой… с выходом… Отдохнем немножко. Вон Сашка палец на ней разбил.

— Ну, этот твой палец — пустяк! — тянул его Вовка. — Если из-за всякого пустякового пальца отдыхать, никакого толку не получится.

В это время из-за угла выехала лошадь, запряженная в пустую телегу. На телеге сидел, свесив ноги, бородатый дед с цигаркой.

Поравнявшись с нами, он придержал лошадь и обратился к Вовке:

— Эй, хозяин! Где твой утиль-та?

— Какой утиль? — Вовка весь покраснел и начел оглядываться по сторонам. Сашка и Женя разинули рты.

— Это вон там! — показал наконец Вовка. — Я и позабыл! Гляньте, вон он! Ух, ты-ы-ы! Да много! Интересно: кто его туда натаскал? Давно б его надо было забрать, а то валяются тут всякие кости! Они зараза… и вообще благоустройство портится!

— Так этот самый твой-то? — никак не мог понять дед.

— Ничего не мой! Раз на улице лежит, какой же он мой? Он уже тут сто лет лежит! Я все давно думал: надо пойти сказать, чтоб его куда-нибудь увезли. А то тут маленькие детишки играют и все такое… Ну пошли, что ль! Расселись! Со своим пальцем! Надо лом собирать, а они сидят, как в гостях!

Дед начал погружать утиль на телегу, а мы пошли по улице.

Вовка ничуть не горевал. Наоборот: он опять сделался веселый, отобрал у Женьки трубу и заорал в нее громче любого граммофона:

Не надо нам монахов!

Не надо нам попов!

Бей спекулянтов!

Души кулаков!

Он спел этот куплет раз десять, потом отдал трубу Сашке и сказал:

— Был у меня один хороший крючок, и тот пропал. Но это ничего. Надо будет к Ивану Гаврилычу сходить — поглядеть, какой у него барабан.

Учреждение «Снабчервяк»

Вовка привез в лагерь все свои крючки, лески и целыми днями пропадал с удочкой на берегу озера — в нескольких шагах от наших палаток.

Рыбы в нем водилось такое множество, что тощий сирота котенок, отдыхавший вместе с нами, через неделю сделался толстый, пушистый, и живот у него всегда был круглый и крепкий, как барабан.

По выходным на наше озеро толпами являлись рыболовы из города. Они рассаживались по всему берегу или бродили по лесу и ковыряли землю, отыскивая червей.

Но только лето в этом году стояло такое жаркое, что все черви зарылись в землю, и добраться до них не было никакой возможности. А если какого и удавалось найти, то он был вялый, бледный и старался побыстрее помереть.

Все наши рыболовы впали в уныние, и только Вовка каждый день приносил на кухню полное ведерко.

— Вот, теть Поль! Покажите-ка, чего другие принесли? Вот это? Хе-хе! Ну и рыбаки! У меня братишке пять лет, и то он налавливает куда больше! Не говоря уж про меня!

Червяков у него всегда была целая банка, все как на подбор: большие, красные, жирные!

Он брал такого червяка, помахивал им у кого-нибудь перед носом и хвалился:

— Вот — червяк! Это тебе не какой-нибудь заморенный, чахлый. Видишь, как он у меня извивается, да как вертится, да машет хвостом! Настоящий физкультурник! На такого червяка любой окунь поймается с удовольствием!

Он важно расхаживал по лагерю, посмеивался и задирал нос:

— Где я их беру, тебе никогда не найти, ищи хоть тысячу лет. Для этого нужно знать такое колдовство! Научить тебя? Нет, не научу! От этого все колдовство испортится: улезут все червяки даже на другую сторону земного шара! Я тебе могу дать. Бери на выбор, чтоб ты знал, какой я нежадный!

На другом берегу озера — лесной кордон Сосновка — домов пять. Там жили двое мальчишек, нам ровесники, — Васек и Валек, а остальные ребятишки были такие маленькие, что даже своих штанов у них еще не имелось.

Васек и Валек нашего Вовку очень уважали — за то, что он мог поговорить обо всем, и все знал, и рассказывал им множество всяких интересных историй из своей жизни, и постоянно смешил Васька, который от любого пустяка прямо-таки падал со смеху.

Так бы и оставался Вовка до самого отъезда домой чемпионом лагеря по ловле окуней, если бы не произошел один случай.

Сидим мы с Вовкой, как всегда, закинув удочки, а откуда ни возьмись, идут по другому берегу Васек и Валек, зеленые яблоки едят и огрызки кидают.

Вовка замахал им рукой:

— Эй, вы! Скорее! Да скорее! Очень нужно!

По деревянному мостику (он покосился и кое-где опустился в воду, но ходить по нему было можно, хоть нам и не разрешали) Васек и Валек быстро перебежали на нашу сторону.

— Дай яблочка! — сказал Вовка. — Знаете, вышел новый закон: у кого есть какие яблоки, то давать мне на пробу… в количестве двух… нет, четырех штук!

Он надкусил одно яблоко и сморщился:

— Вот это да! Эти яблоки вполне могут заменять лимон! И даже еще кислей! Как что? Как серная кислота!

— Ладно, хоть такие… — сказал Васек. — И эти нам достались не за так! Пришлось нам за них потрудиться, будь здоров! Мы их купили за червей!

— Как так?

— Да! Это я точно говорю. У нашего соседа Моисеича. Ты ему полбанки червей, а он тебе карман яблок.

— А зачем ему так много червей?

— Он их продает! Копейка — три штуки.

Вовка лег на спину и захохотал, болтая руками и ногами. А глядя на него, закатился Васек.

— А… а… мух? Мух… он тоже… продает? Сколько стоит одна большая муха? Ха-ха-ха-ха! А маленькая? А также… мошка! Ха-ха-ха-ха!

Наконец Вовка отсмеялся, сел, держась за живот, и сказал слабым голосом:

— Меня нельзя так смешить. Что-то у меня даже внутри оторвалось. В таком случае мне полезно есть какие-нибудь кислые яблоки… Беги, Васек, загони этому Мосеичу…

Из листа лопуха он сделал кулек, засыпал туда полбанки червей и дал Ваську.

— Жми!

Пока Васек бегал, Валек нам рассказал:

— Очень хозяйственный человек Мосеич! Из всего норовит иметь себе пользу. И черви у него содержатся в ящиках особых, водой их поливает, все честь честью. А в выходной едут городские — не поспевает гривенники обирать… Потому что где им в городе взять? Он и сам ходит по берегу: «Давай, налетай…» Его все рыбаки знают. Он уже столько лет…

Скоро прибежал Васек с яблоками. Сами они есть не стали: мол, и так оскомина. И я не стал: очень кислые. Поэтому Вовка съел их все до одного.

— Нина Николаевна не разрешает нам зелень есть, — рассуждал он, оглядывая яблоко, перед тем как целиком сунуть его в рот. — Потому что мы как будто от нее заболеем. Только она ошибается. Никакой от этого болезни ни в коем случае произойти не может! Вот, например, пошли мы раз с матерью к тетке в гости. И рос там около дома крыжовник — десять кустов, я сосчитал. Она говорит: «Поиграй, Вова, во дворе, вот крыжовником полакомись, правда, он еще зеленый…» Я говорю: «Ничего…» И пока они там толковали, да чай пили, да то-се, я все эти десять кустов объел до последней крыжовнинки! И напал на нее столбняк: ах, ах, да это невозможно, да в такое короткое время, да он заболеет… А я и не заболел! Нипочем я от этого не могу заболеть, хоть она и жди! Вот такое дело… А насчет этого торговца Мосеича я буду иметь в виду — как только появится у меня подходящее настроение насчет яблок… Ух, гляньте, да это летчики приехали! Бежим!

К другому берегу подкатил мотоцикл с двумя летчиками. Один слез, отвязал удочку, а другой поехал к Сосновке.

Мы побежали через мостик, и Вовка на бегу объяснил:

— Это тоже из лагеря. Знаешь, там, где клеверный луг и пасека… И там у них лагерь. Я там был. Они мне такую штучку подарили… алюминиевую. Страшно заковыристая штучка. Вся в дырках. Не знаю, куда ее приспособить!

Летчик уже закинул удочку в воду. Мы сели неподалеку, и Вовка все на него поглядывал: можно о чем-нибудь спросить? Вот тогда бы Вовка с ним поговорил! Летчиков он уважал больше всех, больше даже, чем моряков и водолазов.

Но этот летчик, по всему видно, был в плохом настроении: глядя на поплавок, морщился и бормотал что-то сквозь зубы.

Скоро опять затарахтел мотоцикл, подъехал его товарищ и сказал:

— Дома никого нет! А ждать — времени у нас с тобой, сам знаешь… Вот незадача! Может, обойдемся?

— Да что… — ответил первый. — Что за насадка для озера — кузнечик? Так… для провождения времени…

Вовка сорвался с места и подскочил к ним.

— Вам червей? Это мы можем! Эт мы устроим! Вот, глядите какие: первый сорт! Таких вы нигде не найдете, только у меня.

— Да, видим, видим.

Летчик усмехнулся, взял у Вовки банку и вынул из кармана полтинник.

— Не, держи. Хватит?

Вовка спрятал руки за спину и замотал головой:

— Не-е…

— Что — мало? — спросил летчик. — По-моему, у вас такая такса.

— У кого?

— Да у здешних.

— А я ре здешний. Я из лагеря!

Вовка подхватил удилище и побежал к мостику. Мы — за ним.

Летчики удивились, о чем-то поговорили, потом один пошел за нами. Но мы уже перешли мостик, а ему для этого пришлось бы снимать ботинки.

Он крикнул:

— Эй! Пацан! Пацан! Подожди, слышишь, что ль?

Но Вовка не обернулся. Он был красный и сопел носом. А навстречу нам уже шел вожатый Жора.

— Вы что по мостику бегаете?

— А то, что много развелось всяких спекулянтов! — зашумел Вовка, размахивая рукой, как оратор. — Никакой от них жизни нет! Так и торгуют, так и торгуют!

— Что такое?

— Червяками торгуют! Даже летчикам за деньги продают! Всякие Моисеичи-Колбасеичи!

Жора догадался:

— А-а… Это ты вон про кого… Действительно…

— Я ему покажу! — бесновался Вовка. — Даже летчикам, гадюка! Я ему устрою штучку!

— Я тебе устрою, — пригрозил пальцем Жора. — Попробуй только лагерь осрамить.

— Чем я его осрамлю?

— А вот своими штучками! Эти твои штучки давно всем известные.

— Нет, не известные! Я еще подумаю…

— Вот-вот, подумай. Это будет лучше. И по мостику не бегать! — сказал Жора и отошел.

А Вовка объявил:

— Пошел думать! Кто собирается приходить мешать, приставать, пусть лучше не приходит: сразу сосновой шишкой в лоб!

Он залез под самые нижние ветки сосны, росшей среди поляны, и замолк.

Впрочем, просидел он там недолго и скоро выскочил с криком.

— Ура-а-а!

Он испугал девчонок из второго звена, которые плели возле этой сосны венки из одуванчиков и не знали, что там спрятался Вовка.

Они разбежались и затараторили:

— Ой, да это Вовка!

— Откуда он взялся?

— Укусил его, что ли, кто?

— Вовк, ты не с ума начал сходить?

— Укусил! — кричал Вовка, гоняясь за ними по поляне. — Уже сошел! Всех кусаю! Гав-гав-гав!

Потом он, довольный, пошел в палатку, где жил Жора. О чем они там говорили — неизвестно, только Вовка вынес оттуда лист фанеры и отыскал нашего художника Сашку Рыбкина.

— Срочное дело! Очень важное, прямо государственное! Даже Жора разрешил! Вот с этой бумажки все самыми большими буквами спиши, да покрасивее, смотри! Нарисуй еще рыбу, червяков и все такое…

На бумажке было:

«Здесь находится учреждение „Снабчервяк“, которое снабжает всех граждан червяками первого сорта для насадки. Бесплатно. Работает без выходных, с 10 до 20 часов. Летчики — без очереди.

Директор В. П. Иванов».

— А это всем гражданам будут давать? — спросил Сашка.

— Всем! — ответил Вовка. — Не видишь, что ль, написано?

— Значит, и мне?

— Смотря какой плакат получится! Если испортишь, то лучше и не жди! Поэтому старайся!

И Сашка постарался. Плакат получился очень хороший, а рыба была прямо как живая!

— Молодец! — сказал Вовка. — Можешь! Куда бы его прибить? Ага! Знаю!

Он прибил его на заборе возле самых ворот, под другим плакатом, где было написано: «Добро пожаловать!»

Лучше этого места и не найти; мимо ворот проходила дорога от станции к озеру.

Вовка отошел по этой дороге подальше и повернул назад, он шел медленно, поглядывая по сторонам, сорвал цветочек и нюхал его, насвистывая. Будто невзначай увидев свой плакат, он изобразил сильное удивление, пригляделся и прочел все, что было написано. Потом проделал то же самое, только с противоположной стороны. Потом взял у Жоры велосипед и проехал мимо на велосипеде. Он хотел еще остановить какую-нибудь машину, чтоб поглядеть на плакат из кабинки, да Жора ему не разрешил.

— Мосеич и не знает, какое ужасное его ожидает разочарование. Прямо жалко его! — сказал Вовка и вздохнул, хотя все знали, что ни на какую жалость он не способен.

А назавтра, в воскресенье, Вовка не знал покоя с самого раннего утра. Чтоб в этот день никуда не отлучаться из лагеря, он вызвался вне очереди дежурить, чего раньше терпеть не мог. Он надел белый халат и темные очки — специально у кого-то выпросил. Запас червей у него оказался громадный — целый картонный ящик, который он раньше прятал неизвестно где, а сейчас поставил возле своей палатки, сам сел не раскладной стульчик и поглядывал на дорогу.

Из-за решетчатого забора его подбадривали различными выкриками Васек, Валек и все маленькие сосновские ребятишки, спозаранок явившиеся насладиться происходящими событиями.

А по дороге уже шли люди с удочками и без удочек. Почти все прочитывали вывеску, смеялись, а кое-кто поглядывал на часы.

Первым явился к Вовке Сашка Рыбкин. Как только часы показали десять, он спросил:

— Работает уже учреждение?

— Еще как! — ответил Вовка. — На полную мощность!

— В таком случае насыпь мне вот в эту баночку…

Вовка взвесил баночку на руке и недовольно сказал:

— Ты б сразу ведро тащил… или прямо — бочку! Чего стесняться-то!

Но все-таки насыпал.

— А если эти кончатся, можно… — начал было Сашка, ко тут послышались крики Васька и Валька:

— Сюда, сюда! Это вот где! Сейчас позовем. Вовка, Вовка! Пришли!

Васек и Валек скакали и ликовали вокруг седенького старичка в белом костюме и соломенной шляпе, с палочкой в одной руке и с удочкой в другой. За полу его пиджака держалась совсем маленькая девочка, которую так поразил Вовкин вид, что она все время не сводила с Вовки глаз, даже, кажется, ни разу не моргнула.

— Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, — спросил старичок, вежливо поднимая шляпу, — могу ли я увидеть какого-нибудь представителя вот этого почтенного учреждения?

И он палкой указал на вывеску.

— Здравствуйте, — ответил Вовка, так же вежливо поднимая свою тюбетейку. — Я буду представитель…

Помолчав, он добавил:

— Имею честь…

— Очень приятно… — сказал старичок, достал большие круглые часы и взглянул на циферблат. — Пятнадцать минут одиннадцатого. Позвольте узнать, могу ли я надеяться на получение некоторого количества червей для насадки?

— Пожалуйста, — сказал Вовка. — Будьте любезны… Весьма… Куда класть, есть?

Старичок пошарил по карманам и покачал головой.

— Да есть же! — радостно закричал Васек. — Как же так! Есть! Вот она!

И он вынул из-за пазухи круглую коробку от леденцов. Получив червей, старичок спросил:

— А скажите, как у вас обстоит дело насчет навозных червячков?

Вовка подумал.

— Еще не поступили. Но должны. Наведайтесь во второй половине дня…

Когда старичок ушел, причем девочка через каждый шаг оглядывалась на Вовку, Вовка озабоченно сказал сосновским:

— Слыхали? Бегите за навозными червяками… Знаете, где они есть?

— А то нет!

И сосновские мальчишки умчались.

Следующим был толстый майор с тоненькой удочкой, но как они с Вовкой договаривались, я не знаю: мы уходили купаться, а когда вернулись к обеду, Вовка еще издали закричал, размахивая очками:

— Где вы пропадаете? Я уж думал, вы там потонули все!

— А что?

— Как что! Черви-то почти кончились! А они себе плавают там, ныряют, прохлаждаются. Жора, надо всех спешно мобилизовать на рытье! Пока до обеда и сходим! Я покажу место!

— А как же твое колдовство? — спросил Сашка.

— Какое тут еще колдовство! — рассердился Вовка. — Тут люди идут, а он еще какое-то колдовство выдумал!

Забрав лопаты и ведро, Вовка вместе с Жорой и ребятами ушел, а я остался за него дежурить.

Была как раз самая жара, и ко мне никто не пришел. Только со стороны Сосновки явился какой-то лохматый дядька в распоясанной рубахе и босиком. Он прочитал вывеску, плюнул на дорогу и пошел обратно. Похоже, что это и был тот самый Мосеич.

Когда Вовка вернулся, я начал было ему рассказывать, но он не обратил внимания.

— Старик с маленькой девочкой не приходил, нет? Такой… в белом костюмчике! Приходил, нет? Сосновские тоже не были? Народ! Ничего поручить нельзя!

А сосновские уже неслись во весь опор по пыльной горячей дороге.

Добежав, Васек сунул Вовке банку с червяками, а сам начал от смеха корчиться и извиваться, не хуже червяка:

— Ой, там потеха! Ой, никого… подожди, не говори… Я расскажу, ой…

Но самый маленький, чумазый и белоголовый, не вытерпел: «Курам отдал!» — за что тотчас получил от Васька подзатыльник, но остальные уже галдели:

— Всех червей высыпал курам!

— Мосеич!

— Мы в щелку видели!

— Злой!

— Бежим глядеть!

Вовка начал было снимать халат, но появился тот самый старичок, и Вовка бросился к нему навстречу, кланяясь и указывая обеими руками на ворота, как хозяин харчевни в книжке «Золотой ключик».

— Заходите! Пожалуйста! Будьте любезны! Есть! Только что поступили!

Так ему не пришлось сбегать поглядеть, как злобствует спекулянт Мосеич.

Даже когда Жора составил расписание — кто в какой день должен заниматься выдачей червей, — Вовка все равно был очень занят: на правах директора надзирал за всеми, всех проверял и ругался, если замечено что-нибудь не так.

А когда настало время разъезжаться по домам, Жора сказал, что вслед за нами в лагерь приедет другая очередь ребят и учреждение будет работать, как работало.

И он не обманул. Через неделю мы с Вовкой поехали на это озеро. Наша вывеска висела на том же месте, только вместо «Директор В. П. Иванов» стояло: «Директор К. Кошкин».

Червей нам выдавал незнакомый мальчишка, надутый, розовый и белобрысый, как поросенок. Он насыпал их в два одинаковых пакетика из вощеной бумаги с нарисованной рыбой и подписью: «Снабчервяк».

— Это ты, что ли, Кошкин? — спросил его Вовка.

— Это тебя не касается, — важно ответил мальчишка.

— Ну, как идут дела?

— Как полагается, так и идут.

По всему было видно, что мальчишка — настоящий бюрократ. Но червей он нам дал хороших.


home | my bookshelf | | Вовка из нашего класса |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу