Book: Полночный поцелуй



Полночный поцелуй

Полночный поцелуй

Глава 1

Первый поцелуй

Сандалии Джессики цокали по деревянной мостовой. Она остановилась перед «Бич Эмпориум», самым большим магазином в городке Сэнди Холлоу, и стала разглядывать витрину.

Написанное от руки объявление гласило: «ПОЛУСНЯТЫЕ БИКИНИ».

Джессика пожала плечами. Это что — шутка?

Пожалуй, нет. Миссис Хоппинг, женщина преклонного возраста, чья семья владела магазином около сотни лет, не обладала чувством юмора. Она была строгой, неприветливой старухой и улыбалась только тогда, когда выбивала на своем старомодном кассовом аппарате крупную сумму.

«Скоро миссис Хоппинг станет улыбаться чаще», — подумала Джессика. Улицу Райского Берега уже заполонили машины отпускников, спешивших открыть купальный сезон. Целыми днями бледнолицые туристы станут валяться на песке, подставляя себя солнечным лучам, а ночью, порозовевшие и довольные, разбудят весь городок. Они станут устраивать вечеринки и осаждать магазины, магазины, магазины.

Джессика бросила взгляд на купальники. Ярко — рыжее бикини буквально притягивало солнечный свет. «Наверное, оно светится в темноте, — решила Джессика. — Какое клевое…»

Солнце садилось за низкие досчатые строения Центральной улицы. Вечерний западный ветерок приносил с океана прохладу. Из пиццерии «Бухта» доносились приглушенные голоса и взрывы смеха.

«Как все это здорово, — подумала Джессики. — Новое лето. Новый сезон. Новые люди».

Тряхнув гривой медно — рыжих волос и поправив свой черный свитер, она распахнула дверь магазина. Тут же над входом залился колокольчик. К удивлению Джессики, миссис Хоппинг не оказалось на привычном месте — за ювелирным прилавком.

В магазине пахло сладкими специями, корицей и гвоздикой. Благоухание исходило от витрины с ароматическими смесями. «Держу пари, все это разметут в момент», — подумала Джессика. Она взяла в руки пакетик и поднесла его к носу. Дачники обязательно захотят вытравить из своих отсыревших за зиму домов запах плесени и мучнистой росы.

Девушка повернулась к противоположной стене, где были развешаны яркие летние платья и купальники. «Мне нужно что — нибудь оригинальное, но не слишком», — подумала она, взяв в руки ближайшую юбку — красную с желтым, в цветочек, и суженную в талии.

Она не успела толком рассмотреть ее, как услышала за спиной шаги по деревянному полу. К своему удивлению, она узнала Люси Френке, давнюю знакомую.

— Джесс!

— Люси!

— Ты здесь работаешь? — спросила Джессика

— Ага. По вечерам, — Люси широко улыбнулась. — Народу в городе прибывает, и я довольна.

— Я тоже, — Джессика прикинула на себя темно — красное платье.

— Тебе не идет, — заметила Люси и сморщила нос. И добавила: — У тебя такие шикарные волосы. А я за своими не слежу. Здесь очень сыро, и они все время слипаются.

— Влажный воздух полезен для кожи, — заметила Джессика, возвращая платье на место и протягивал руку за следующим.

Ее кожа, безупречно гладкая и светлая, как сливки, контрастировала с темно — карими глазами и полными алыми губами. Водопад длинных рыжих волос, спадавших на плечи, придавал Джессике весьма романтичный и привлекательный вид.

— Как хорошо, что город снова заполняется людьми, — сказала Люси, поправляя вешалку с футболками. — Зимой Сэнди Холлоу становится таким скучным.

— Точно. Живешь, будто в Антарктиде, — согласилась Джессика.

— Что ты собираешься делать летом?

— Надеюсь выбраться куда — нибудь, — ответила Джессика.

— А это как смотрится? — Джессика приложила к груди матросский костюмчик со шнуровкой у горла.

— А что ты вообще ищешь? — спросила Люси, заканчивая возиться с футболками. — Что — нибудь нарядное?

— Не слишком. Завтра ночью я встречаюсь с незнакомым парнем.

— С незнакомым? — удивилась Люси. — Разве гак можно?

— Ну, я кое — что о нем слышала, — улыбнулась Джессика. — Друг моего друга утверждает, что это действительно классный чувак, и…

— А как его зовут? — спросила Люси. — Может, я его знаю?

— Габриель Мартинс. Все зовут его Габри.

— Нет, я с ним не знакома, — покачала головой подруга. Она забрала у Джессики матросский костюмчик и принялась его разглядывать. — Пожалуй, тебе пойдет. По-моему, он будет смотреться великолепно. У тебя такие чудесные длинные ноги. Ты прямо как манекенщица.

— Люси, ты прирожденная продавщица! — рассмеялась Джессика.

— Нет, — покачала головой подруга. — Мне вправду так кажется.

Она вернула матроску Джессике, и та направилась в примерочную кабинку. Скинув джинсы и свитер, девушка натянула костюмчик. Он сидел изумительно.

— Зеркало снаружи, — предупредила Люси.

— И без него вижу, что сидит отлично, — заявила Джессика.

Через несколько минут с покупкой в руках она выпорхнула из магазина и зашагала по Центральной улице. Мимо нее прошмыгнули какие-то подростки и устремились в пиццерию «Бухта». Магазинчик «Мини», обычно полупустой, был полон дачников, запасавшихся продуктами. По тротуару медленно катили машины, выискивавшие место для парковки.

«Лето, я спешу к тебе!» — радостно подумала Джессика. Размахивая пластиковой сумкой, она поспешила домой.

Габри Мартинс был высоким и очень худым парнем с бледным лицом, прямыми черными волосами, зачесанными на лоб, темными глазами и открытой дружелюбной улыбкой, которая совсем не вязалась с его серьезным лицом. На нем были черные джинсы и светло — голубая майка.

«А он и вправду хорошо выглядит», — подумала Джессика, завидев его издалека в свете мерцающих фонарей. Улыбка парня говорила, что девушка ему тоже нравилась.

…Они договорились встретиться возле единственного в городке кинотеатра. Джессика явилась первой и очень заволновалась. «А вдруг я его не узнаю?» — сомневалась она. Пока в старомодный кинотеатр втискивалась толпа смеющихся и гомонящих туристов, девушка расхаживала вперед входом, нервно одергивая свою обновку и в сотый раз спрашивая себя, зачем же она согласилась на свидание с незнакомцем.

Вскоре Джессика осталась в одиночестве. Взглянув на большие часы на фасаде магазина «Мини», она поняла, что фильм уже начался, а Габри и не думал показываться.

Но стоило только парню появиться под фонарями у входа в кинотеатр и дружелюбно улыбнуться, как тревога тут же растаяла.

— Прости, что опоздал, — только и сказал он и, взяв Джессику за руку, повел ее в зал.

Внутри было темно и сыро, пахло плесенью и кошками. Джессика скользнула в проход, ее глаза постепенно привыкали к темноте. Тут она обо что-то споткнулась, но Габри успел подхватить ее.

«Неплохое начало, — сказала она себе. — Верный способ произвести впечатление. Теперь он знает, какая ты неуклюжая корова!»

Наконец они уселись в последнем ряду. Джессика поймала себя на том, что через пару секунд поглядывает на Габри и никак не может сосредоточиться на картине. Черные глаза парня уставились прямо на экран. Лицо его оставалось бесстрастным.

Где-то на середине фильма он наклонился к своей спутнице и прошептал:

— Тебе нравится?

— Не очень, — созналась Джессика.

— Тогда пойдем, — произнес он вставая и ободряюще улыбнулся ей.

Они выбрались на улицу. Воздух был свежим и солоноватым. Низкие гряды темных облаков время от времени закрывали полную луну, висевшую совсем близко над крышей парикмахерской.

Рядом с кинотеатром зал игровых автоматов и кафе — мороженое «Суэнни» кишмя кишели молодежью. Клиенты толпились под навесом по двое и по четверо, ожидая своих заказов.

— Ваять что — нибудь? — спросил Габри, кивая на толпившихся.

— Пока не хочется, — помотала головой Джессика.

— А не пойти ли нам на пляж? — предложил парень. — Там тихо, можно поговорить.

Он в упор посмотрел на нее, и девушка почувствовала гипнотическую силу его взгляда.

— Ну… ладно, — произнесла она наконец, изо всех сил стараясь отвести глаза.

«Наверное, считает меня полным ничтожеством, — грустно подумала Джессика. — Я всегда такая самоуверенная, такая недоступная. Почему же рядом с ним я совсем теряюсь?»

Они шли по улице, проложенной вдоль высоких поросших травой дюн, в честь которых ее и назвали. Идти пришлось недолго, всего несколько минут. Яркая луна плыла над самой дорогой, окруженная темными облаками, как будто прокладывала им путь.

Перебравшись через дюну, они сняли кроссовки и оставили в высокой траве. Мягкий, влажный песок приятно холодил ступни ног, и Джессика наслаждалась этими ощущениями. Ее радовал и свежий соленый ветерок, и белая луна, освещавшая неспокойные волны океана полосками дрожащего света. И еще она радовалась какому-то новому, незнакомому чувству. Глубоко вздохнув, прикрыла глаза.

— Здесь все дышит такой чистотой, — счастливо произнесла девушка, сложив руки на груди как будто пытаясь согреться.

— Ты замерзла? — заботливо спросил Габри. Джессика открыла глаза и увидела, что парень

как-то странно смотрит на нее.

— По-моему, ты и вправду продрогла, — сказал он. — То есть…

— Знаешь, что я ощущаю? — она покачала головой. — Как будто я бегу.

И прежде чем Габри ответил, она рванула вдоль берега. Ее босые ноги шлепали по мокрому песку, прибой шумел в ушах, а накатывавший с океана ветер развевал ее медные волосы.

Вскоре девушка заметила, что Габри догоняет ее большими скачками, двигаясь по песку, так же как и она, — раскинув руки, словно для полета.

Джессика развернулась и помчалась прочь от берега. Парень наконец поравнялся с ней. Остановился, ухмыляясь.

Держась за руки, ни слова не говоря, они упали на мягкий травянистый склон. Счастливо смеясь, боролись, как малые дети, катались по песку, подминая высокую траву у подножия дюны.

Наконец поднялись, все еще продолжая смеяться без умолку, и принялись стряхивать с одежды песок. И тут парень взял девушку за руки.

Притянул к себе.

Он выглядел таким милым при полной, полной луне.

Девушка знала, что он собирается ее поцеловать.

И ей этого хотелось.

Парень не проронил ни слова. Эти сверкающие глаза, такие серьезные и странно гипнотизирующие.

Прежде чем Джессика опомнилась, его руки обвили ее.

Их лица сближались… Сближались…

Девушка вглядывалась в его глаза, и они зачаровывали ее.

И тут она увидела его открытый рот…

И вылезающие клыки.

Белоснежные и острые, сверкающие при лунном свете.

Нежно, ах как нежно Габри поднял ее подбородок.

И погрузил клыки в ее белую мягкую шею.

Глава 2

Жаждущие

Джессика вскрикнула. Упершись руками в плечи парня, она оттолкнула его.

— Эй. — только и смог вскрикнуть он, изумленный девичьей силой.

— Ты идиот! — выпалила Джессика, снова пихая его. — Я тоже одна из Вечных!

— А? — Габри отступил на шаг, не веря своим ушам.

Глаза Джессики сузились, приобретая в темноте красно — янтарный цвет. У нее тоже начали расти клыки, доставая до подбородка. Она нервно засмеялась.

— Идиот! — повторила Джессика, качая головой. Ее длинные густые волосы колыхались на ветру.

— Ну откуда же мне было знать? — спросил Габри со злостью, убирая клыки. В глазах девушки блеснули огоньки.

— Я, понимаешь ли, обновку надела, и все такое… — пробормотала она.

— Что ж ты ничего не сказала? — проворчал Габри, складывая дрожащие руки на груди.

— Почему я должна была сказать? — рявкнула она с ненавистью. — Привет. Рада познакомиться. Я одна из Вечных. А ты?

С воплем бессильной ярости она поддала ногой песок.

— Свидание с незнакомцем, — медленно протянула девушка. — Нужно было узнать побольше, прежде чем встречаться с местным.

— А ты испортила мне полнолуние!

— Во — во, — отозвалась она насмешливо, — Разбила сердце, да? Сам не видишь, насколько ты жалок? Наверное, всегда так поступаешь? Устраиваешь свидание с незнакомками? Заманиваешь бедных доверчивых девушек? А завести постоянную партнершу духа не хватает, да?

— Ты хоть бы клыки спрятала, — раздраженно пробормотал Габри. — Кроме тебя никто не согласился на свидание со мною. Я думать не мог. Ты такая милая и невинная…

— Это я-то милая? — рассмеялась Джессика. И добавила холодно: — Только для тебя это уже не имеет значения.

— Но мне необходим нектар! — воскликнул Габри с отчаянием и придвинулся к ней. — Без нектара я пропаду!

— Откуда ты взял эту реплику? Из старого ужастика? — усмехнулась Джессика, качая головой. И повторила высоким, трагическим голосом, подражая его интонации: — Без нектара я пропаду!

— Это не смешно. Это очень даже грустно, — отозвался он тихо.

Облака наконец-то растаяли, и засияла луна, будто кто-то нажал кнопку выключателя. При ее ярком свете Габри казался столетним стариком.

«У него, как и у меня, лицо подростка, — подумала Джессика, — но кожа слишком бледная и дряблая. И в глазах светится зло — очень уж ста рое, даже древнее».

— Послушай, Габри. — произнесла она чуть мягче. — Мне тоже нужен нектар, как ты понимаешь. Зима была такая долгая и холодная.

На пляж выскочила стайка подростков с бутылками и серферами. Джессика машинально от кинула волосы назад. Один из пацанов остановился и долго разглядывал ее, затем снова присоединился к компании.

— Мне идет этот наряд, — сказала Джессика, вытирая лоб ладонями. Она проводила глазами удалявшегося мальчишку и вдруг жадно произнесла: — Свежая кровь!

— Свежая кровь, — повторил Габри низким голосом, перекрывшим шум ветра. — Свежая кров" расхаживает по всему этому берегу, а мне попалась именно ты!

— Болван, — хмыкнула Джессика.

Он бросил в ее сторону хмурый взгляд.

— Идиот, это же была шутка! — воскликнула она, играючи опрокидывая его на дюну. — У тебя нет чувства юмора?

— Хватит толкаться, — произнес он угрожающе, затем поднялся на ноги и глянул на нее, слов но коршун на добычу. — У меня пропадает чувство юмора, когда дело касается нектара.

— Ну и что ты сделаешь дальше? — поинтересовалась девушка. — Неважно, Вечный ты или нет. Но ты самый большой недотепа из тех, кого я только встречала.

Он посмотрел на нее холодно, раздумывая, как реагировать на эти слова и что предпринять.

"Хочет меня напугать, — поняла Джессика. — Итак, он сейчас сильно огорошен. Но он может попытаться получить от меня то, что ему нужно. Пусть только попробует. Если он дотронется до меня, разорву его на куски".

Оба стояли в тени. Мимо проходили двое мальчишек. Они спешили присоединиться к тем самым ребятам, что прошли здесь раньше.

— Свежая кровь, — прошептал Габри. — Может быть, еще не поздно…

— Что ты хочешь сделать? — спросила Джессика, не замечая серьезности в его голосе. — Назначить еще одно свидание с незнакомкой?

— Мне нужен нектар, — прошептал он, не обращая на нее внимания. — Он мне необходим. — И, обхватив голову руками, Габри начал кружиться.

Облако закрыло луну, и дюны погрузились во мрак. Океан глухо рокотал. По песку завертелись маленькие вихри.

Габри, невидимый в темноте, продолжал кружиться по травянистой дюне. Когда облако наконец убралось и бледный свет вновь залил окрестности, волны улеглись и ветер успокоился, парня уже не было.

Вместо него Джессика увидела летучую мышь черно — пурпурной окраски. Темные глазки животного глядели на нее с яростью, ротик открылся, демонстрируя клыки, с которых капала белая пена.

Мышь взмахнула крыльями, рванулась к Джессике, но та замахала руками. Тогда, видя бесплодность своей попытки, тварь устремилась вверх и растаяла в черноте неба.

Через мгновение Джессика тоже закружилась в высокой траве. Претерпев точно такое же преображение, она присоединилась к своему крылатому товарищу.

"Я так голодна. Так голодна. Мне тоже нужен нектар, — думала она. — Мне нужен нектар. Нужен позарез".

Моника Дэвис несла сандалии в руках. Она разглядывала блики, скользившие по волнам. Ее подружка Элли Портер подобрала гладкий белый камень и запустила в воду.

— Что-то я замерзла, — сказала Элли.

— Расслабься, — ответила Моника, прикрыв глаза, и подставляя океанским брызгам свои длинные светлые волосы. — Так здорово выбраться из этой дачи.

— Когда ты сюда приехала? — спросила Элли, поворачиваясь к подружке. Она шла чуть позади.

— Вчера, поздно вечером, — отозвалась Моника. — И, конечно, папу хватил удар. С ним всегда это случается.

— А что произошло?

— Два окна оказались раскрытыми, и в доме развелись какие-то насекомые. Кажется, осы. Ну отец и разошелся. Орал, что мы швыряем деньги на ветер, что за такую сумму, какую мы вновь ухлопали на дачу, хозяева могли бы следить за окнами как следует. Бедный папа, — сказал Моника, покачав головой. — Он так переволновался. Теперь будет целый месяц в себя приходить. А за это время…

Она вдруг остановилась.

Элли тоже остановилась и, проследив за взглядом подружки, уставилась в темно — синее небо.

— Ой! — вскрикнула вдруг Элли, хватая Монику за руку. — Это что — летучие мыши?

Моника беззвучно вскрикнула, когда два темных существа спикировали на нее. Их крылья хлопали, как белье на веревке.



— Бежим! — завопила Элли и потянула подружку за руку. Но Моника уперлась.

— На берегу по ночам полно летучих мышей, — стала объяснять она, разглядывая парящих тварей. — Они живут вон на том острове. Видишь?

Девушка указала на далекую полоску суши с небольшой бухтой, заросшую лесом. Она вырисовывалась на самом горизонте.

— А люди на этом острове живут? — спросила Элли.

— Кажется, там есть несколько дачных домиков, — ответила Моника. — Можно добраться ту да на лодке. Только людей там, по-моему, нет. Од ни летучие мыши.

— Они такие отвратительные, — сказала Элли прижавшись к подружке. Не было сил оторвать взгляда от двух тварей, носившихся в небе.

— Смотри, кружатся над нами, — сказала Моника тихо, — но они совсем безвредны.

Не успела она закончить фразу, как одна и мышей кинулась прямо на Элли.

Девушка не успела отскочить или хотя бы вскрикнуть.

Она видела мерцающие красные глаза.

Слышала свист ветра и резкий писк, предупреждающий о нападении, чувствовала, как тварь забралась под ее волосы и елозит по лицу Горячая и влажная. Мохнатая. Липкая.

Она царапала девушку.

Колотила крыльями по щекам.

— Помоги же мне! — закричала Элли. — О Моника! Пожалуйста, помоги!

Глава з

Выбор жертвы

— Помоги, Моника!

Отчаянно размахивая руками, Элли пыталась отогнать тварь.

Моника, сперва остолбеневшая от неожиданности, сорвалась с места и кинулась на помощь подруге. Но не успела она подскочить к Элли, как вниз спикировала вторая мышь. Моника вскрикнула и замахала руками для защиты.

Девушка почувствовала, как ударил в лицо холодный ветер, когда существо пронеслось мимо.

И тут, к удивлению Моники, вторая мышь на пала на первую. Она принялась кружиться рядом с ней, колотить крыльями, пытаясь отогнать ее от Элли.

Первая мышь яростно отбивалась. Вторая мышь, сверкая огненными глазами, продолжал наскакивать на нее и кружиться рядом, пока первая не взмыла в воздух.

Обе девушки застыли с раскрытыми ртами. А летучие мыши поднялись в темное небо и исчезли где-то за горизонтом.

— Ты цела? — спросила Моника, наконец опомнившись и бросаясь к подруге. Элли дрожала. Кожа покрылась мурашками, выступил холодный пот.

— Вроде бы да, — прошептала она неуверенно.

— Тогда пойдем, — сказала Моника.

И они помчались по берегу на север, туда, где виднелась цепочка дачных домиков.

Все происшествие заняло не больше десяти секунд, сообразила Моника. Но эти десять секунд хотелось поскорее забыть.

"Что же случилось с этими мышами?" — гадала она, вглядываясь на бегу в чернильно — темное небо.

На южном конце пляжа, вдалеке от дачных домиков и от травянистых дюн, над океаном возвышался небольшой утес. Он так резко входил в воду, будто хотел добраться до темного, поросшего лесом острова на горизонте.

Две летучих мыши приземлились в тени этого гранитного утеса, на пустынную площадку, омываемую время от времени волнами. Грузно свалившись на песок, оба существа тут же претерпели изменения облика, превратившись снова в парня и девушку.

— Ты что натворила? — закричал Габри, сверля Джессику злобным взглядом.

— У меня не было выбора.

— Но я так голоден! Хоть бы глоточек…

— Нет, — сказала девушка твердо.

Резким движением руки она закинула свои длинные волосы назад.

— Ты что, не видел, какая уйма народу на пляже? Не докумекал, сколько будет свидетелей? Решил нас засыпать в самом начале лета? — Джессика не давала парню слова вставить. — Пошевели мозгами, Габри. Или они у тебя высохли? Ты мог испортить вампирам репутацию, — закончила он со смехом.

Он бросил на нее яростным взгляд и завыл по-звериному. Его клыки вновь выросли до подбородка.

— Одно необдуманное нападение, вроде этого, — не отступалась Джессика, — и вся свежая кровь от сюда попросту сбежит. Город закроют на карантин пока не решат вопрос с летучими мышами.

Габри понимал, что девушка права — он действительно чуть не натворил глупостей.

— Они была такая мягкая и спелая, — пробор мотал он.

— Ты недотепа, — сказала Джессика. — Я тебе это уже говорила.

Парень повернулся к ней спиной и стал разглядывать склон утеса.

— Мне надоели твои оскорбления, — бросил он обиженно.

— Это не оскорбление. Это комплимент. — фыркнула она.

Габри приблизил к ней искаженное ненавистью лицо, уставился прямо в глаза.

— Тебе сколько лет? — спросил он.

— А? — ее полные губы вытянулись трубочкой от удивления. — Достаточно, чтобы знать побольше твоего.

Габри продолжал смотреть ей в глаза. Девушка попробовала отвести взгляд, но не смогла.

Ты действительно думаешь, что ты такая ловкая, да? Она кивнула.

Ты действительно думаешь, что ты лучше меня?

Она опять кивнула.

Джессика снова попыталась отвести глаза, но в его взгляде таилась мощь, намного превосходившая ее собственную.

Они долго глядели друг на друга в молчании.

— Как ты смотришь на небольшое соревнование? — спросил наконец Габри.

— Соревнование? — девушка чувствовала, что, против своей воли, не сможет отказаться.

— Пари, — сказал он, и его лицо расплылось в широкой улыбке.

— Я выиграю, — ответила Джессика уверенно.

— Нет, не выиграешь, — улыбка быстро сбежала с лица Габри. — Обязательно продуешь.

— Что за пари? — девушка чувствовала себя очень неуютно в плену у этих темных глаз. — Собираешься перекусать бейсбольную команду "РедСокс"?

Но он даже не улыбнулся.

— Мне не по душе твой юмор, — мрачно произнес парень.

— Ревнивец, — заметила Джессика. И потребовала: — Прекрати так смотреть на меня!

К ее облегчению, он отвел взгляд. Но улыбка, искривившая его лицо, показывала, что он доволен своим превосходством.

— Так будем соревноваться или нет?

— Конечно, — девушка повернулась и посмотрела на склон утеса. Спиной к этому парню она чувствовала себя куда лучше. Спокойнее.

— Нам обоим нужен нектар, — сказал Габри, приблизившись и проводя пальцами по ее длинным волосам. — Позарез нужен.

— Ближе к делу, — оборвала его Джессика. Не обращая внимание на ее раздражение, он продолжал теребить ее волосы своими длинными костлявыми пальцами.

Дании поглядим, кому из нас лучше удастся добыть нектар. Посмотрим, кому из нас больше повезет, кто из нас окажется хитрее и сообразительнее.

Девушка схватила его руку и осторожно отстранила от своих волос.

— И что же ты предлагаешь, Габри? — спросила она.

— Я постараюсь с помощью моих сил одолеть какую — нибудь девчонку, а ты возьмешь на себя любого парня. — сказал с вызовом Габри.

— То ость мы полетим над пляжем и станем кусать — ты девчонку, а я парня? Так же безрассудно и по-ребячески, как ты?

— Нет. нет. — он сжал ей руку, — совсем не так. Три глотка. Джессика. Три небольших глоточки за три ночи. Но таких, которые превращают человека в Вечного. Если выпить слишком много, люди умирают. Но три маленьких глоточка — и человек станет жить вечно, как и мы.

— Так что же ты предлагаешь? — спросила Джессика с пробуждающимся интересом. — Собираешься найти девушку, живую девушку, трижды укусить ее за три ночи и сделать Вечной?

— Точно! — подтвердил он радостно. — А ты за то время сделаешь то же самое с парнем. Что скажешь, Джессика? Принимаешь условия?

— Нет, — она покачала головой.

— Нет? Почему же?

— Слишком просто. Ты не успеешь и глазом моргнуть, как я выиграю. У меня большое пре имущество. Когда ты назначал свидание с незнакомкой, жертва была уже у меня в руках, — она прокинула голову назад и рассмеялась.

Габри дотронулся до нее языком.

— Знаешь, что я думаю о тебе? Все ты выдумываешь! Джессика. Кишка тонка со мной соревноваться. Знаешь ведь, что девушки не могут мне сопротивляться.

— Я могу тебе сопротивляться, — возразила она, складывая руки на груди.

— Тогда почему же ты не хочешь принять мои условия?

Она игриво приподняла его подбородок.

— Не упускай ничего из виду, милый Габри, — Я просто хочу сделать укус чуточку попозже. Дам тебе хоть маленький шанс на победу.

Он высвободил свой подбородок из ее когтей и заворчал по-собачьи.

— Давай сделаем по-моему, — Джессика убрала руку. — Это слегка оживит наше скромное пари.

— Ну? — он встретился с ней взглядом.

— Ты выберешь парня, над которым придется грудиться мне, ладно? — сказала она, довольная своей выдумкой. — Ты найдешь жертву для меня, а я — для тебя.

— Да! — воскликнул он. — Здорово, умница!

Придя наконец-то к согласию, они вместе закружились, поднимая рядом с гладкой стеной утеса небольшие вихри, одновременно сменили облик и взмыли в темное небо. Сперва поднялись ввысь, затем понеслись низко над песчаным берегом, где по-прежнему собиралась молодежь.

"Какие спелые!" — с жадностью думала Джессика, со свистом пролетая над ними.

Она парила достаточно высоко, чтобы не напугать ребят, но внимательно разглядывала их несмышленые, счастливые лица.

Ее трясло от возбуждения.

Глава 4

Нападение с тыла

Эйприл Блейр поняла, что попалась; она беспомощно лежала на полу и ждала своей участи.

— О нет, стойте! — закричала она, поднимая руки для защиты.

Две ее сестренки, Кортни и Уитни, которых она прозвала Ужасные Близняшки, накинулись на нее.

С безумными воплями Кортни схватила Эйприл за руки, а Уитни присела и принялась щекотать ее

— Стойте! Стойте! — вопила Эйприл, хохоча до слез.

Два светловолосых, круглощеких шестилетние чудовища знали, что Эйприл боится щекотки, как огня.

— Я задыхаюсь! — выкрикнула Эйприл, извиваясь на полу. — Правда! Я задыхаюсь!

Но это только раззадорило сестренок.

Эйприл попробовала уползти в сторону, но Уитни быстро оседлала ее, прижала к ковровой дорожке, покрывавшей пол в комнате. Кортни продолжала свою атаку.

Старшая сестра орала от бессильной ярости; в этот момент в комнату вошла миссис Блейр с пакетами и свертками.

— Эйприл, что ты делаешь? — возмущенно спросила она.

"Мама всегда спрашивает об очевидных вещах", — подумала девушка.

— Меня защекотали.

— Мы чудовища, — объяснила Уитни, устраиваясь поудобнее на спине у сестры и пришпоривая ее своими желтыми тапочками.

— Это я знаю, усмехнулась миссис Блейр. — Ну — ка, Эйприл, вставай и помоги нам с папой. В машине еще целая куча вещей.

— Извини, — сказала девушка, безуспешно пытаясь освободиться из цепких рук сестричек, — они не хотят меня отпускать.

— Эйприл, ты же на десять лет старше их, — сказала миссис Блейр нетерпеливо. — Почему ты позволяешь им валять тебя по полу?

— Мама! — воскликнула девушка, вкладывая всю силу в это коротенькое слово, — Они лее превосходят меня численностью, разве не видишь?

— Ага! — подтвердила Кортни.

— Ты далее не открыла окно, — запричитала мать. — Здесь так душно. Дом простоял закрытым всю зиму. Просто необходимо проветрить комнаты.

— Она может подняться, — разрешила Уитни, прижимая голову сестры к полу.

— А вы, девочки, достаточно большие, чтобы тоже помогать нам, — сказала миссис Блейр, принимаясь разгружать пакеты.

— Не — а, недостаточно. Нам только шесть лет, — возразила Кортни.

— У вас ужасно бойкий язычок, юная леди, — произнесла мать, теряя терпение.

— И у меня! — добавила Уитни. — Я тоже бойкая!

Миссис Блейр рассмеялась.

— Давайте — ка, поднимайтесь и помогите папе разгружать машину. Мы проделали такой путь из Шейдисайда не для того, чтобы глотать пыль на полу. Чем быстрее мы распакуемся, тем быстрее

пойдем на пляж.

— Пойдем на пляж сейчас, — предложила

Уитни.

— Пойдем! — эхом отозвалась сестренка, хватая Эйприл за руку и пытаясь поднять ее на ноги.

— После целого лета, проведенного в их компании, мне нужны дополнительные каникулы! — объявила старшая сестра, отряхивая шорты и майку с короткими рукавами, изначально белую, но теперь серую от грязи.

— Ну конечно! Ты все это время проведешь с Мэттом, — проворчала мать из кухни. — И мы, как обычно, не увидим тебя в течение всего лета.

— Пошли на пляж, — заладила Кортни и потянула Эйприл за руку"

— Ну! — Эйприл резко отдернула руку и направилась в кухню для разборки с матерью. — Мама! Не начинай снова про Мэтта, — проговорила она чуть не плача.

— Я не хотела сказать про Мэтта ничего такого, — возразила миссис Блейр обиженно. — Я только…

— Что только? — торопила Эйприл. — Давай же, договаривай.

— Я только надеюсь, что у нас будет прекрасный семейный отпуск, — объяснила мать. — И, может быть, здесь, в Сэнди Холлоу, тебе встретятся хорошие ребята. Не такие, как те, что увиваются за тобой в Шейдисайде.

— Ты имеешь в виду Мэтта и Тодда, — сказала Эйприл сердито.

— Успокойся! Тсс! — миссис Блейр поднесла указательный палец к губам. — К сожалению, я узнала, что Мэтт со своей семьей снова собирается сюда на лето.

— Ну чем тебе не угодил Мэтт? — возмутилась Эйприл. — Мы с ним встречаемся уже больше года, и…

— Эйприл, мы все это уже обсуждали, — вздохнула мать. — Мэтт замечательный парень. Он действительно очень милый. Особенно по сравнению со всем тем множеством ребят, которых ты таскаешь домой.

— Ну спасибо, — сказала Эйприл насмешливо.

— Да пойми же, он тебе совсем не пара. Разве не видишь? Я имею в виду, что у него в голове только спорт, видеоигры и ужастики. Да оглянись же кругом! Неужели нет никого умнее? То есть…

— Ты права, мама, — резко оборвала Эйприл. — Мы действительно все это обсуждали.

Она повернулась и вышла из комнаты.

— Ты куда, Эйприл? — крикнула вдогонку миссис Блейр, сообразив, что зашла слишком далеко и сказала лишнее.

— Помогать папе, — отозвалась девушка на ходу. И добавила раздраженно: — Разве ты не об этом просила?

Остаток вечера Эйприл провела, помогая родителям. На даче оказалась прорва дел: разгрузить машину, распаковать вещи, проветрить комнаты, убраться в доме, запастись едой и раз — ными мелочами… А также сражаться с Кортни

и Уитни.

Когда солнце стало опускаться за дюны, миссис Блейр принялась за приготовление первого в этом году барбекю. Сосиски и гамбургеры шкворчали на решетке, дымок поднимался над зарослями высоких камышей и растворялся в морском воздухе.

Мистер Блейр буквально жил ради барбекю — единственного, что радовало его на даче. У него была очень нежная белая кожа, поэтому он боялся солнца. Ему нравилось качаться в гамаке с книжкой в руках и с нетерпением ожидать вечера, когда можно будет устроить барбекю.

После ужина Эйприл поспешила наверх, в свою комнату, чтобы привести себя в порядок. Она посмотрела на часы, стоявшие на антикварном туалетном столике и поняла, что уже опоздала. Ведь договаривалось встретиться с Мэттом в городе в половине восьмого.

"Он, наверное, уже заждался", — упрекнула себя девушка, снимая шорты и бросая их на пол. Затем оно полезло в стенной шкаф и вытащила оттуда хлопчатобумажные брюки.

"Почему ты позволяешь сестрам валять тебя по полу?" — неожиданно вспомнились слова матери, сказанные днем.

"Потому что это проще, чем бороться с ними", — ответила Эйприл мысленно.

"Потому что поддаваться всегда проще, чем бороться".

"Потому что я безвольная". Все эти ответы казались Эйприл верными. И в тоже время неверными"


Она причесывала упругие светлые волосы и случайно поймала Собственный взгляд в зеркальце.

Ей нравилась собственная внешность, за исключением небольших деталей. Нос казался чуть — чуть длинноватым. И пусть она не такая милая, как сестренки, но все равно выглядит отлично.

"Я не собираюсь быть безвольной в отношениях с Мэттом, — решила она, продолжая водить расческой по волосам. — И не позволю маме унижать его. Мэтт отличный парень. И я так рада, что он тоже приехал в Сэнди Холлоу. И вместе мы действительно отдохнем — будь здоров!"

Она сделала родителям ручкой. Те как будто и не заметили — они играли во дворе в чехарду с Ужасными Близняшками. Девушка вышла за ворота и быстрым шагом направилась и городу по улице Райского Берега.

Улица Райского Берега!

Ей хотелось смеяться. Слишком громкое название для узкой немощеной тропинки.

До города было около десяти минут ходу. Сначала нужно было миновать дачный район, где высокие камыши окаймляют посыпанные песком дорожки. Затем пересечь заросшее травой поле с одиноко торчащими дубами и ивами.

Эйприл успела пройти по тропинке только пять минут, когда кто-то выскочил из камышей и крепко обнял ее сзади.

Глава 5

Он станет холодным навсегда!

— Попалась! — крикнул Мэтт.

Отпустив Эйприл, он вышел на дорогу, довольно ухмыляясь.

— Первоапрельская дурочка!

— Мэтт, ты кретин! — разозлилась Эйприл. Замахнулась кулаком, но промазала. Парень успел увернуться и громко захохотал. Он всегда пугал ее и кричал: "Первоапрельская дурочка!" Эта дразнилка, обыгрывавшая ее имя Эйприл — Апрель, — просто бесила девушку.

Она повернулась к Тодду, который выбрался из камышей вслед за своим другом.

— Скажи ему, что он кретин, — попросила Эйприл. Сердце бешено колотилось у нее в груди.



— Ты кретин, — радостно повторил со смехом Тодд, обращаясь к Мэтту.

Несмотря на вечернюю прохладу, Тодд был одет в синие мешковатые шорты и синюю майку

без рукавов. Мэтт стоял перед Эйприл, такой высокий и плечистый. Короткие каштановые волосы, черные добрые глаза и круглые щеки делали его похожим на плюшевого медведя.

Тодд выглядел совсем иначе.

Он был маленький, щуплый, спокойный и застенчивый, с огненно — рыжей шевелюрой и серьезным выражением пронзительных голубых глаз, улыбавшихся очень редко. Когда они оставались втроем с Эйприл, сразу казалось, что Тодду неуютно. Он чувствовал себя как бы довеском к этой паре.

За несколько предыдущих месяцев Эйприл безуспешно знакомила Тодда со своими подружками. Рядом с девчонками его застенчивость становилась особенно болезненной, и он никак не мог решиться пригласить кого — нибудь на свидание. Наконец Эйприл отступилась, и теперь они по-прежнему собирались втроем.

— Ты когда сюда приехала? — спросил Мэтт, небрежно кладя руку на плечо Эйприл.

— Сегодня днем, — ответила она. — Дача оказалась в полном порядке, но мои родители будут вылизывать ее еще с неделю.

— А мою маму ждал большой удар, когда мы вчера приехали, — сказал Мэтт. — Какие-то твари разбили окна, забрались внутрь и оставили кое — что на ковре.

— Представляю, — сказала Эйприл. — Твоя мама такая чистюля. Наверное, все глаза выплакала?

— Да нет, — Мэтт усмехнулся. — Она выглядела очень спокойной. Только сказала, что ей хочется развернуться, уехать обратно в Шейдисайд и никогда сюда не возвращаться.

— Это покруче улицы Страха, — сказал Тодд, на несколько шагов отставший от них. Он жил в старой развалюхе, построенной недалеко от кладбища. Эйприл считала, что любое место покажется раем по сравнению с такой дырой.

— Ты даже не представляешь, насколько здесь замечательно, — возразил Мэтт. — Просто потрясающее. Серфинг, пляж с полудня до рассвета. Ночные пикники на берегу. Утром — на боковую, а затем все с начала.

Он рассмеялся. Эйприл игриво толкнула его:

— Ты настоящий чурбан.

— Открыла Америку, — пробурчал Тодд.

— Эй, а ты на чьей стороне? — возмутился Мэтт, изображая обиду. Он обнял подружку покрепче, и вся компания продолжила путь по извилистой разбитой дорожке через заросшую травой равнину мимо невысоких дощатых домиков и в конце концов добралась до города.

К тому моменту, как ребята ступили на деревянную мостовую Центральной улицы, воздух заметно потеплел. Эйприл сбросила руку Мэтта со своего плеча. Будто гора с плеч свалилась — в прямом смысле.

— Эй, глядите! — заметил Мэтт. — В заведении Суэнни появились видеоигры. — Он обернулся к приятелю: — Деньги есть?

Тодд тщательно обследовал карманы своих джинсов, но там нашлась только синяя бутановая зажигалка, которую он всюду таскал с собой. Парень покачал головой.

Тогда Мэтт повернулся к Эйприл.

— Ни в коем случае, — отрезала девушка. — Мы сюда выбрались не для того, чтобы уткнуться в игровые автоматы. Я думаю, пройдемся по городу" поищем знакомых, а потом двинем на пляж.

— Да. Ты как всегда права, — вздохнул Мэтт, бросая на игровой зал прощальный взгляд.

Они медленно зашагали по Центральной улице, останавливаясь у витрин магазинов, затем перебрались на противоположную сторону. Лето еще только начиналось, а город уже превратился в сплошную пробку. Центральная улица была забита медленно двигавшимися машинами. Пешеходы встречали вновь прибывших, болтали с ними, собирались парами и большими компаниями.

— Эй, поглядите, что идет в кино, — восторженно воскликнул Мэтт. — "Фестиваль живых мертвецов"! — он хлопнул Тодда по плечу. — Красота!

Парень тут же потащил друзей через улицу к старомодному кинотеатру и принялся изучать афиши со сценами из фильмов.

— Похоже, крутят одни ужастики без перерыва! — объявил он радостно.

Эйприл недовольно фыркнула. Она терпеть не могла ужастики и никак не могла взять в толк, почему приятель помешался на них.

— Пошли, Мэтт, — она дернула его за руку. — Ну что ты здесь нашел такого?

Старый кинотеатр был последним строением на этой улице. Здесь уже начиналась городская окраина. Дальше была только небольшая асфальтовая площадка, служившая для парковки. За ней тянулся заросший травой пустырь, на котором горожане устраивали пикники и соревнования во всех видах спорта. Сейчас этот пустырь был огорожен цепочкой из нескольких грузовиков. На траве трепетали световые пятна от прожекторов.

Ребята пересекли стоянку и стали смотреть, что же происходит. Кажется, вовсю шло строительство. Они слышали выкрики рабочих, визг циркулярной пилы, дробь молотков.

Все это выглядело как-то нереально. Прожектора, поднятые к самому небу, давали больше тени, чем света. Рабочие постоянно перемещались из тени в свет и обратно. Над полем темным немым великаном возвышалось чертово колесо. На его спицах были закреплены цветные лампочки. Жителей городка всегда интересовали лишь еда и развлечения. Несколько человек одновременно пытались втиснуться в тесный вагончик русских горок.

Эйприл, Мэтт и Тодд стояли на краю пустыря, любуясь этим "спектаклем", похожим на фантастический сон.

— Интересно, а есть ли здесь гравитрон? — нарушил молчание Мэтт.

— А что это такое? — спросила Эйприл.

— Ну, знаешь… Это такая штука, которая кружится, а из — под ног убирается, и центробежная сила прижимает тебя к стенке.

— Звучит, заманчиво, — сказала девушка с иронией.

— Тебе нравится такой полет? — удивился Тодд.

— Не очень, — быстро ответил Мэтт. — Я не собирался идти на этот аттракцион, а просто поинтересовался, есть ли он здесь.

— А мне нравится чертово колесо, — сказала Эйприл, разглядывая громадную конструкцию, Возвышавшуюся над пустырем.

— Оно для слабаков, — сказал Мэтт презрительно. — Что страшного в чертовом колесе?

— Почему все должно быть страшным? — проворчала Эйприл.

— Пойдем, — он взял ее за руку. — Двинем — ка мы на пляж. А то здесь скучища.

Ночное небо было ясным, без единого облачка, и в свете луны песчаный берег сверкал как длинная серебряная лента.

По пляжу вразвалочку прохаживались парочки, резвились стайка ребятишек: играли в песке, щебетали и смеялись. Повсюду гремела музыка. Звуки взлетали и падали, тонули в волнах, набегавших на берег.

У подножия низкой дюны какие-то ребята развели небольшой костер. Эйприл подошла ближе, медленно ступая по мягкому песку. Они с Мэттом узнали ребят из города, которых уже встречали здесь прошлым летом.

— Эй, Бен! — позвал Мэтт парня, сидевшего у костра. Языки пламени бросали на его лицо причудливые тени.

— Ух ты! — Бен Эшен, высокий к неуклюжий, С короткими черными волосами, поднялся, услышав свое имя, и подошел к Мэтту. — Неужто ты, Мэттстер? Как дела? Ты все такой же хмурый?

— А ты все такой же глупый? — Мэтт тяжело шлепнул Бена по спине.

— Сейчас тоже получишь!

— Вот классный парень! — воскликнул Мэтт и размахнулся для следующего шлепка, но Бен успел увернуться.

Остальные ребята тоже приветствовали Эйприл и Мэтта. Все вместе они уселись на скамейку и стали глядеть на постреливающий искрами костер — завораживающее зрелище.

мул в сторону. Его горящие глазки мерцали в темноте, стараясь рассмотреть Эйприл.

— Ну? — спросила Джессика нетерпеливо.

— Пожалуй, я принимаю вызов, — ответил Га — бри, клочья белой пены повисла у него на подбородке. — Девушка такая клевая… Такая спелая… Она совсем готова…

— Прибереги поэтические выражения для нее, — оборвала Джессика. — Ты действительно величайший растяпа. А при жизни ты был таким же?

Мышиные глазки Габри сузились, когда он пристально всмотрелся ей в глаза. Но в этом воплощении его взгляд не оказывал обычного воздействия.

— Не помню, — прошептал он. — Не думаю, Что я вообще был живым.

Джессика постаралась скрыть, что эти слова ее задели. Она разразилась сухим, недобрым смехом.

— Никогда! — запальчиво воскликнул Габри, его глазки светились яростью. Он понесся прочь, прямо к желтому пламени костра.

— А ты присмотрел жертву для меня? — окликнула его Джессика. Ее голос донесся откуда-то издалека.

— Да, — прошипел Габри, складывая крылья. Затем развернул их и устремился навстречу сопернице.

— И кого же? — Джессика оживилась, ее губы повлажнели от предвкушения. Жажда свежего! нектара заставила биться сердце.

— Вот этого, — объявил Габри, — щуплого, рыжего.

Джессика всмотрелась в сидящих у костра.

— Тот, что сидит в одиночестве и ни с кем не разговаривает?

— Да, — ответил Габри, мысленно радуясь своему выбору. — Этот парень ни к кому не может испытывать теплых чувств. И к тебе тоже, Джесс,

— По-моему, ты прогадал, — она оттолкнула Габри со своего пути. — Я без труда вызову у этого парня теплые чувства, а потом он станет холодным навсегда!

И ветер вновь разнес ее свистящий злобный смех.

Выбрав жертвы, летучие Мыши еще немного покружились над костром, затем устремились в небо и исчезли в черной пустоте где-то над дюнами.

Эйприл громко вскрикнула, когда две мыши пронеслись прямо над ее головой.

— Мэтт, ты видел их? Видел?

— Не обращай внимания, — сказал Мэтт, обнимая ее покрепче. — Они совсем безвредные.

Глава 6

Тодд и Джессика

Тодд довольно быстро понял, что крошечные пятнышки, мелькавшие ереди смутных теней, были птицами. Он стоял на невысокой гладкой скале, вглядываясь в эти пятнышки и пытаясь их рассмотреть. "Наверное, это крачки", — решил парень, провожая их глазами вдоль берега. Они летели зигзагами, то сближаясь, то удаляясь друг от друга, пока, наконец, их не поглотил мрак.

Засунув руки в карманы штанов, Тодд повернулся и принялся разглядывать наклонные линии скал, образовывавшие береговую линию у

подножия крутого утеса. Он мог разглядеть в темноте маленький пологий островок, напоминавший всплывающую подводную лодку. Тот самый островок, где обитали летучие мыши.

"Откуда их столько берется на побережье?" — размышлял парень, вглядываясь в фиолетовое небо в поисках крылатых созданий.

Над берегом плыли низкие облака, рассеивающие лунный свет, и все тени казались нереальными. На пляж наползали полосы тумана. Воздух был прохладный, тяжелый и сырой.

Внимание Тодда привлекла эта сторона загадочного, поросшего лесом острова, на которой находилась пристань для весельных лодок. Обычно там было безлюдно. Поэтому она и нравилась парню. Здесь он мог спокойно изучать гладкие холодные скалы и глядеть на воду, сколько вздумается.

Как долго он еще простоит здесь, глядя на низкие облака и плывущий туман? Тодд и сам не знал. Надо было бы отыскать на берегу Эйприл и Мэтта, да они небось уже ушли.

"Надеюсь, ты не попадешь в какую — нибудь жуткую историю", — сказал он себе. Спустившись со скалы, парень устало зашагал по берегу.

"Лето будет чудесным, — подумал он. — Если только я соберусь с силами и перестану быть такой размазней. Если только я перестану все время чувствовать себя таким потерянным, таким ненужным и…"

Ход его мыслей прервало хлопанье крыльев над головой. Подняв глаза к низкому облачному небу, он увидел двух летучих мышей, паривших невысоко над землей. Вскоре они скрылись за густой пеленой облаков, чтобы через минуту снова вынырнуть оттуда.

"Летучие мыши — полезные, — сказал себе Тодд. — Они истребляют насекомых".

Однако приближавшееся хлопанье крыльев, отдававшееся эхом в скалах, и пищание мышей невольно вогнали его в дрожь.

Парень сделал несколько широких шагов, чувствуя, как влажный песок набивается в кроссовки, и остановился.

Тодд понял, что он не один. Там кто-то был.

Над ним. На скалах.

Он никого не видел. Только ощущал чье-то присутствие.

Он точно знал, что там кто-то есть.

Хлопанье крыльев над головой становилось все тише, слабее и вскоре затихло. Ветер с океана забирался под свитер.

Тодд обернулся.

И увидел девушку, глядевшую прямо на него.

Она стояла в нескольких шагах от скал. Стоило ей только приблизиться, весь берег показался Тодду залитым светом. Он видел незнакомку ясно, словно днем.

Она была прекрасна.

— Привет, — произнесла девушка мягко, застенчиво глядя на Тодда огромными темными глазами. Она была одета в бикини и свободную цветастую юбку. Девушка чуть качнула головой, и ее длинные рыжие волосы, рассыпанные по плечам, заколыхались. Она улыбнулась.

— Я… Я тебя не заметил, — пробормотал Тодд. "Какую глупость сморозил", — тут же подумал

он, желая немедленно зарыться в песок и больше оттуда не показываться.

— То есть я…

— Кажется, я заблудилась, — сказала незнакомка, подходя ближе. Настолько близко, что стало заметно, какая у нее бледная кожа. Настолько близко, что парень почувствовал аромат ее духов — они пахли лилиями.

— Что? Заблудилась?

"Это самая красивая девчонка из всех, что я видел", — подумал Тодд. Он понял, что начинает влюбляться. И, совсем смутившись, уставился в песок.

— Моя семья снимает домик, — стала объяснять девушка, все приближаясь. — Совсем рядом с океаном. Мы приехали сегодня вечером. И я решила осмотреть окрестности…

Она сделала беспомощный жест — вздернула плечи, белые и гладкие, словно слоновая кость, к темному ночному небу.

— Ага. Понятно, — Тодд проглотил застрявший в горле ком.

"Почему мой голос звучит так нетвердо и устало?"

— Большая часть дач в той стороне, — объяснил он и указал рукой на северный край пляжа.

— Там? — переспросила незнакомка неуверенно.

— Ага. Я покажу дорогу, — сказал Тодд. — То есть нам по пути. Мне… ну… надо найти своих друзей.

— Спасибо, — сказала девушка и, к его удивлению, взяла его за руку. Цветочный аромат ее духов ударил ему в ноздри, голова закружилась. Он почувствовал странную слабость, но заставил себя идти. Кроссовки глубоко впечатывались в песок.

— Я тут раньше не бывала, — сказала спутница ласково. — Оказывается, здесь так здорово. Кажется, будет весело.

— Ага. Тут замечательно, — промямлил Тодд.

"Я иду по пляжу с красивой девчонкой, — подумал он. — И единственное, что я смог ей сказать — это то, что на пляже здорово. И — да".

— Видишь, какой туман, — сказал он вслух, — поэтому сегодня на пляже так пусто и темно.

"Прекрасно! — тут же прокомментировал он мысленно. — Теперь я выдаю ей прогноз погоды".


Она дотронулась до него необычайно нежно и приблизила свое лицо к его лицу.

Эти губы. Эти яркие, яркие губы. Невероятно мягко прижались к его губам.

Сперва мягко. А потом все плотнее. "Ого, — только и подумал Тодд. — Ого! Я нравлюсь ей".

Она целовала его так, как еще не целовала ни одна девчонка.

Целовала в губы. В шею.

В шею.

Целовала в шею, пока опускались облака и окружали их. Целовала в шею, пока песчаный берег качался у них под ногами.

Она обхватила его голову и целовала в шею крепче, крепче.

Запах духов, рокот волн, ее мягкие влажные губы и туман, плотный туман — все это кружилось в его голове, в его голове, в его голове. Пока он не провалился в холодное темное забытье.

Глава 7

Эйприл и Габри

Где же он?


Эйприл пробиралась через толпы посетителей игрового зала, через взрывы и пулеметные очереди, через космические битвы и рев гоночных машин, заполнявшие тесное помещение с низким потолком.

Где же он?

Наконец ой показалось, что она разглядела его возле одного из автоматов в дальнем конце зала. Он пытался сунуть доллар в разменную машину. Монета проделывала половину пути, но потом выскакивала обратно. И он пробовал снова. — Мэтт! — окликнула девушка.

Он обернулся только тогда, когда попытка наконец-то увенчалась успехом и автомат выдал жетоны для игры. Эйприл увидела, что перед ней совсем незнакомый парень, хотя тоже широкоплечий, круглолицый шатен.

Мэтта здесь не оказалось.

Выбравшись на улицу, девушка засучила рукава своего оливкового свитера и закинула назад длинные светлые волосы — теперь ей стало чуть чуть прохладнее.

Туман наползал с океана, и из — за этого вокруг уличных фонарей вырисовывались странные причудливые тени. В поисках Мэтта Эйприл оглядела Центральную улицу, заполненную дачниками и туристами. Они возникали из тумана, на минуту приобретая очертания, затем снова проваливались в белую пелену, словно прятались за тяжелой занавеской.

"Где же ты, Мэтт? — беспокоилась Эйприл, в тысячный раз глядя на часы. — Заблудился в тумане?"

Ее внимание привлекли яркие огни кафе — мороженого "Суэнни". Девушка распахнула створки дверей, походившие на средневековые, и вошла в зал.

Конечно, там его не оказалось.

Он должен был появиться здесь уже двенадцать минут назад. Они собирались встретиться возле кафе, а затем отправиться на пляж, где их ждет Тодд.

— Привет, Эйприл!

— Мэтт? — девушка с надеждой обернулась. Нет. Это была компания ребят, с которыми они

нынешней ночью сидели у костра на пляже. Эйприл помахала им рукой.

— Отлично выглядишь, — сказал один из них. Затем все исчезли в непроглядном тумане.

"Я действительно хорошо выгляжу", — подумала Эйприл. Она провела остаток дня на пляже вместе с близняшками и теперь почувствовала, что ее тело пышет теплом. Значит, успела загореть. Зимой девушка выглядела такой бледной. Тепло, которое она вобрала за день, теперь грело ее холодным туманным вечером.

Ну где же Мэтт?

Он всегда делает из меня дурочку — разозлилась Эйприл. — Он заставляет меня ждать каждый раз. И даже никогда не попросит прощения как следует. Скажет только: "Извини за опоздание. Я прособирался". Как будто этого достаточно"

"Мэтт — замечательный парень, — подумала она. — Но, может быть, мама не зря считает его легкомысленным. Слишком уж он необязательный"

Эйприл ступила на тротуар и зашагала по улице Дюн, пересекавшейся с Центральной. Они образовывали единственный в городе перекресток

"Я не собираюсь все лето дожидаться Мэтта!" — решила она.

Неожиданно девушка почувствовала, что за ней кто-то наблюдает.

Она обернулась и увидела высокого худого парня в черном свитере и темных хлопчатобумажных штанах. Он стоял на противоположной стороне улицы возле камеры хранения. Туманная завеса как будто расступилась перед ним, и он шагнул в круг белого света под фонарем. Теперь Эйприл видела незнакомца совершенно ясно.

Парень показался ей очень красивым. У него были прямые черные волосы, бледная кожа, серьезное вытянутое лицо и темные глаза. Стоило только ему двинуться с места, как девушка посмотрела на него с нескрываемым интересом.

"Он актер или манекенщик, — предположила Эйприл. — Слишком хорош. Скорее всего он тоже кого-то ждет".

В этот момент туман сгустился вокруг парня, и он стал похож на одну из здешних диковинных теней.

"Даю Мэтту еще две минуты, — сказала себе Эйприл, окидывая недовольным взглядом пространство от обочины до видеосалона. — Потом иду домой".

"Вот тебе и начало лета", — подумала она. Ей захотелось как следует разобраться с Мэттом. Все люди делятся на две категории: одни постоянно теряют время, другие не теряют никогда. Эйприл всегда была пунктуальной. И если они собираются хорошо провести каникулы, следовало заставить Мэтта стать тоже пунктуальным.

Взглянув на часы, Эйприл уже собралась уходить, когда почувствовала у себя на плече чью-то ладонь.

Она вздрогнула и обернулась, ожидая увидеть Мэтта.

Но вместо него она увидела проникновенные темные глаза того самого красивого парня, что еще недавно стоял напротив.

— Привет, — сказал он застенчиво. — Извини, я тебя не напугал?

— Да нет, — солгала Эйприл. — Что ты!

— Ты случайно не заблудилась? — спросил он. — Я увидел тебя здесь и подумал… — он оборвал фразу и взглянул девушке прямо в глаза.

— Нет. Не заблудилась, — вздохнула Эйприл. — Просто жду кое — кого.

— О! Извини, — парень отступил на шаг.

"Он, наверное, не здешний, — подумала Эйприл. — Ужасно бледный. Но такой красавчик".

Парень бросил в ее сторону короткий взгляд и неловко улыбнулся.

Я не хотел тебя беспокоить.

— Да ничего, — ответила Эйприл. Она поняла вдруг, что ей хочется остаться с ним. И спросила: — А ты здесь впервые?

— Нет, — покачал он головой. — Я тут уже бывал. В этом городе не всегда такой туман

— Знаю, — отозвалась девушка и добавила: — Кстати, меня зовут Эйприл Блейр.

— Габри Мартинс, — представился он и, приблизившись, неловко пожал ей руку.

— Габри? Это что — сокращение? — поинтересовалась Эйприл.

— Ну да, — кивнул он. — А полностью — Габриель.

— Понятно. Приятно познакомиться, Габри — сказала Эйприл.

Какой же он тощий, особенно по сравнению с Мэттом.

Новый знакомый пристально смотрел девушке в глаза, и она подумала, что ему хочется расслабиться и забыться. "Он пользуется лимонным кремом после бритья или одеколоном, — решила Эйприл, — сладким и кислым одновременно". Габри сразу заворожил ее — настолько он был красив.

С большим трудом девушка смогла разобрать его слова.

— Может быть, твой приятель что-то перепутал? Он помнит, что ты должна ждать его именно здесь?

— Да, мы договорились, — кивнула Эйприл, — встретиться здесь, а потом хотели пойти на пляж.

Отчего это вдруг она почувствовала себя так неуверенно?

— А может, твой друг все напутал и отправился сразу на пляж? — предположил Габри.

— Может, — ответила Эйприл задумчиво. Мэтт обычно все делает правильно. Но мог же

он хоть раз ошибиться.

— На берегу сегодня не слишком людно из — за этого тумана, — сказал Габри. — Думаю, ты без труда отыщешь своего приятеля, если он там.

— Ага. Наверное, — произнесла Эйприл расслабленно. — Но сейчас так темно

— Знаешь что? Пойду — ка я с тобой, — отозвался Габри.

От него так приятно пахло лимоном. Он повернулся к ней лицом и посмотрел прямо в глаза.

— Это так мило с твоей стороны, — сказала Эйприл, — но…

— А я вообще милый, — ответил Габри с улыбкой. Он скорее шутил, чем всерьез хвастался. И добавил тихо: — Ты же видишь.

— Но я не хочу тебя затруднять, — начала Эйприл.

— Пустяки, — отозвался он. — Пойдем.

Они двинулись по улице Дюн в сторону океана. Парень положил ей руку на плечо. К удивлению Эйприл, по мере приближения к берегу завеса тумана постепенно таяла.

— Городок Санди Холлоу расположен низко, — стал объяснять Габри. — В овраге, что ли. Когда туман приходит с океана, он накрывает весь город и остается в нем.

— Ты что, ученый? — спросила Эйприл, посмеиваясь.

— Можешь спрашивать меня о чем угодно, — серьезно ответил парень.

Тяжелая гряда серых облаков висела низко над берегом, но на пляже не было никакого тумана.

На берег накатывали высокие косматые волны. Эйприл едва различала во тьме их гребни.

У воды торчало лишь несколько парочек. Небольшая компании подростков сгрудилась у костра. Звуки, доносившиеся из их кассетника, разлавались как раз в ритме набегающих волн. Мэтта там не была, Эйприл К Габри направились к скалистому утесу, шагая совсем рядом и Случайно сталкиваясь плечами. По пути парень рассказывал про кита, который нынешней весной потерял ориентацию и выскочил на этот берег. Он очень смешно изображал испуганную китовую морду. Затем поведал о героической акции горожан, которым удалось спихнуть кита в воду, чтобы он уплыл восвояси

"Габри по-настоящему красив, — думала Эйприл. — И так забавен! С ним интересно. Думаю он не станет тратить время на какие-то дурацкие ужастики".

Девушка остановилась и окинула взглядом пустынный берег.

Неужели она действительно влюбилась в Габри? Или просто разозлилась на Мэтта?

Наверное, всего понемногу.

— Его здесь нет, — произнесла Эйприл тихо, глядя на крутой утёс и далекую лодочную пристань. Девушка чувствовала, что Габри стоит совсем рядом. — Но на пляже сегодня очень красиво. Волны такие пенистые.

Оглядевшись, Габри понял, что кругом ни души. Океан шумел, черные валы вздымались к черному небу.

Они остались вдвоем. Окруженные чернотой. Габри больше не мог сопротивляться своему желанию.

Она такая красивая. Такая милая. Такая сладкая.

Да, нектар на вкус сладок.

И он нужен ему сейчас же. Ох, как ему нужен нектар.

Конечно, не из — за дурацкого пари с Джессикой. А просто потому, что нектар ему жизненно необходим. Именно нектар поднял его на ноги много лет назад, после смерти. Именно нектар сделал его одним из Вечных.

И теперь он собирался утолить жажду. Девушки стояла совсем близко, спиной к нему, и, скрестив руки, глядела на черные бушующие

волны.

Габри двинулся к ней — его клыки уже доставали до подбородка.

Плавно — плавно он протянул свои руки и откинул волосы с девичьей шеи.

Такая белая, такая нежная кожа.

Тяжело дыша, Габри раскрыл рот пошире и склонился над жертвой.

Глава 8

Мухлевать могут оба игрока

Эйприл помнила о присутствии Габри, но ее очаровывало великолепие волн. Темные громады катились и разбивались о берег, будто негромко взрывались.

"Мэтта здесь нет, — думала девушка. — И никого больше нет. На берегу совсем пусто. Надо идти домой".

Как будто легкий порыв ветра сбил ее волосы на одну сторону.

Девушка собралась обернуться к Габри, чтобы попросить проводить ее. Но не успев пошевельнуться, она почувствовала, как ее шеи коснулось что-то теплое. Гораздо легче, чем ветер. Мягко, словно дыхание.

И тут она услышала какой-то скрежещущий металлический звук, а затем — хлопанье крыльев.

В небе появилась темная тень.

Сперва тень, а после — хлопающее крыльями существо. Эйприл увидела горящие красные глаза и сразу сообразила, что это летучая мышь.

Девушка вскрикнула и замахала руками. Слишком поздно.

Пронзительно визжа, мышь запустила когти в волосы Эйприл.

Она почувствовала, как крылья колотят ее по голове. Ощущала, как мышь запуталась в ее волосах, царапающая, мечущаяся, хлопающая крыльями.

— Помоги! Пожалуйста!

Эйприл закрыла глаза, упала на колени и 6eспомощно замахала руками над головой.

Тварь билась и металась, пытаясь выпутаться из длинных прядей.

Габри мгновенно подскочил к ней, стараясь вытащить мышь.

Ужасный визг эхом отдавался у девушки в голове.

Наконец, издав торжествующий вопль, мышь вырвалась на свободу и тут же скрылась, больше не нарушая тишину ни единым звуком.

Эйприл вскочила на ноги. Она понимала, что тварь уже улетела, но все еще чувствовала, как мышь бьется у нее в волосах, как крылья молотят по голове.

Океан рокотал. Этот звук окружал девушку со всех сторон. Она зажала уши руками, но рокот продолжался, как будто волны шумели у нее в голове.

Вдруг Эйприл поняла, что сама издает эти звуки. Она вопила. Вопила от пережитого ужаса.

И тут весь берег начал кружиться. Песок убегал из — под ног.

"Нет. Берег спокоен. Это я…" Она бежала, бежала по песку, бежала подальше от этого берега, подальше от скалистого утеса, хватая воздух открытым ртом. У нее уже заболело

в груди от быстрого бега и крика.

Она бежала, бежала… Прямо в объятия Мэтта.

— Вот те раз! — воскликнул он — что случилось, Эйприл?

Она крепко обхватила его, пытаясь успокоить биение сердца.

— Что стряслось? Ответь же! — настаивал Мэтт,

крепко обнимая ее своими могучими надёжными руками.


— Я… искала тебя, — наконец выдавила Эйприл, прижавшись лбом к его свитеру. — здесь. На берегу.

— И что? — спросил он нетерпеливо.

— Мне в волосы вцепилась летучая мышь. Она как-то запуталась в них. Она царапала меня и кричала. Так громко. Я потеряла голову. Она не могла выбраться. И я не могла ее вытащить. Но потом Габри… I

— Кто? — спросил Мэтт. — Что еще за Габри?

— Один парень. Он здесь, — сказала Эйприл, указывая вдаль не глядя" — Он был такой милый. Он вытащил мышь. Он…

— Кто? — спросил Мэтт.

Эйприл разжала объятия и, повернувшись, позвала Габри:

— Эй!.. Рядом никого не было.

Намного южнее этого места, на вершине темного скалистого утеса, покрытого крупной росой от тумана, приземлились две летучие мыши, такие же черные, как ночь. Они принялись кружиться, размахивая крыльями, словно исполняя странный беззвучный танец.

И наконец обрели человеческий облик.

— Ты набитая дура! — выкрикнул парень. — Видела же, что я собираюсь хлебнуть нектара. Зачем ты влезла?

Она коротко и приглушенно рассмеялась.

— Собираешься спихнуть меня со скалы? — с иронией осведомилась девушка, не обращая внимания на его неистовство. — Меня ведь так не убьешь. Забыл, что я навсегда останусь Вечной?

— Отвечай! — заорал он, продолжая наступать и не давая ей двигаться. — Зачем ты мне помещала? Почему ты тан поступила?

— Остынь, тогда поговорим, — сказала Джессика. Она поправила свой матросский костюмчик.

— Не собираюсь я успокаиваться! — наседал Габри. — Отвечай же!

— Ладно, жадно. Ты играл не по правилам.

— Что?

— Ты не должен был нападать на эту девчонку, — говорило Джессика, качая головой. Ее рыжие волосы мотались из стороны в сторону, — Она должна была полюбить тебя первой.

— Ты сдурела? — воскликнул Габри, и все его темное тело затряслось от злости. — Я же понравился ей.

— А то я не видела, что ты собирался сделать, — заметила Джессика. — Она стояла к тебе спиной. Так нельзя, Габри. Мы так не договаривались.

Габри запрокинул лицо к небу и испустил вопль звериной ярости. Отведя душу таким образом" он немного успокоился.

— Надо было оставить тебя "вдыхаться у нее в волосах, — пробурчал парень.

Джессика разразилась сухим, бесцветным смехом.

— Прекрати надо мной смеяться! — процедил он,

— Думаешь, это так весело?

— Да, — согласилась она злорадно. — Думаю, весело.

— Предупреждаю тебя, Джессика, — он уставился прямо на нее узившимися глазами. — Мухлевать могут оба игрока. Смейся сколько влезет. Я могу жульничать так же, как и ты. Еще увидишь.

— Тебе меня не запугать, Габри — громко крикнула Джессика. — Еще увидишь, — повторил он, начиная кружиться, чтобы снова обратиться в Летучую мышь

"Эти двое — самый удачный выбор" — подумала Джессика и улыбнулась, вспомнив про Тодда, про нектар, про то, как легко ей дается выигрыш и сколько он ей доставит блаженства

Через несколько секунд две летучие мыши снялись со скалистого утеса, сделали небольшой круг в темном небе и полетели низко над волнами. Твари злобно поглядывали друг на друга, а когда их глаза встречались, в них читалась непримиримая ненависть. Затем мыши взмыла ввысь и скрылись в плотных облаках.

Глава 9

Быстрый укус по-городскому

— Ну и каков сегодня океан? — спросил мистер Дэниелс, входя на кухню в мешковатом купальном халате — его обычной домашней одежде. Глаза у него слипались, поэтому он решил налить себе еще чашечку кофе.

Мэтт улегся рано, в девятом часу, и теперь чувствовал себя бодрым. Он поднялся на рассвете и, пока родители спали, уже успел сгонять на пляж.

— Бушует, — ответил он отцу, открывая холодильник и доставая оттуда пакет апельсинового сока.

— Мрачновато, — сказал мистер Дэниелс с иронией. Он потягивал кофе стоя и разглядывал через кухонное окно рыжее солнце в ясном небе.

— Да нет. Я хотел сказать, что волны бушуют. Очень высокие, — объяснил Мэтт.

— Не пей прямо из пакета, — заметил отец, — Налей в стакан.

— Да я лишь глоточек, — Мэтт поставил пакет обратно в холодильник и вытер губы тыльной стороной ладони. — Тодд не звонил?

— Нет, — прежде чем ответить, мистер Дэниелс посмотрел на кухонные часы.

— Мы должны были встретиться с ним прошлой ночью, но он так и не появился.

__Он не звонил, — сказал мистер Дениелс, зевая. — Не хочешь поиграть сегодня в теннис?

— Может, попозже, — отозвался Мэтт. — С утра я хочу заняться серфингом. Это будет клево при таких волнах.

Он подошел к телефону и снял трубку.

— Кому ты звонишь? — спросил отец, почесывая волосатую грудь.

— Тодду. Позову его на пляж.

— Эй, смотри, колибри! — воскликнул мистер Дэниелс, указывая в сад.

— Где, папа? — Мэтт бросил трубку и подошел к окну.

— Вон там на цветке. О, ты опоздал. Улетела.

— А ты уверен, что это был не слепень? — пошутил Мэтт. — Сегодня ночью в моей комнате летали мухи величиной с сойку.

— Нужно как следует закрепить сетки на окнах, — заметил мистер Дэниелс, тряся головой. Все еще держа чашку в руках, он распахнул стеклянную дверь и вышел на веранду. Оттуда крикнул: — Тебе не кажется, что сейчас еще рановато звонить?

— Да нет. Тодд встает рано, — ответил Мэтт, снова поднимая трубку. Он нашел в справочнике номер нужной дачи и быстро набрал его.

Через целых пять гудков откликнулась мать приятеля.

— Здравствуйте. Это Мэтт. А Тодд дома?

— Здравствуй, Мэтт, — вздохнула женщина. — Извини, я прибежала из сада. Вряд ли Тодд уже проснулся. Он пришел домой совсем поздно. Сейчас посмотрю.

— Вот ленивая задница! — выругался Мэтт глядя на стенные часы. Вообще-то Тодд был жаворонком. С каких это пор он стал дрыхнуть до пол десятого?

Женщина опустила трубку на стол, потом он услышал ее удаляющиеся шаги… после долгой паузы в трубке раздался недовольный и заспанный голос друга.

— Тодд? Все еще валяешься?

Пауза.

— Ага. Я так устал, — и зевок.

— Извини, старик. Где ты пропадал прошлой ночью? Тут, понимаешь ли, на Эйприл летучая мышь напала.

— А?

— Залетела ей в волосы. Но все кончилось благополучно. А вот тебя куда унесло?

Тодд прочистил горло.

— Я встретил девчонку,

— Правда? — Мэтт не верил своим ушам. Ведь друг всегда робел и терялся при девчонках. — И поэтому ты сегодня такой разбитый?

— Она потрясающая, Мэтт, — Тодд зевнул. — В смысле горячая.

— Да? И встретилась тебе на пляже? — Угу. Она заблудилась. И мы вместе пошли

вдоль берега. Ну, ты понимаешь. Я помогал ей найти дорогу домой. Мы болтали о разных вещах. Она такая красивая, Мэтт. Прямо как телезвезда.

— Да, неслабо, — протянул Мэтт. — Давай, старик, выкладывай подробности.

— Что-то я все не проснусь, — ответил Тодд, снова зевая. Голос его заметно дрожал. — Не могу понять в чем дело.

— Что ж тут непонятного, — пробурчал Мэтт. — А как ее зовут?

— Джессика. Она оказалась такой горячей и ненасытной. В смысле, там, на берегу. Ну, понимаешь. В тумане. Она прямо накинулась на меня по-настоящему, — он закашлялся. — Увидишь следы у меня на шее.

— Ух ты! — только и выдохнул Мэтт.

— Да, — подтвердил Тодд. — Она невероятная.

— Ладно, собирайся на пляж, — сказал Мэтт. — Займемся серфингом, а заодно все мне и расскажешь.

— Нет. Не пойду, — произнес Тодд сонным голосом. — То есть не сегодня, ладно? Мне что-то не очень хорошо. Так хочется спать. Не знаю почему. Наверное, переутомился.

— Может быть, виновата Джессика, старик? — рассмеялся Мэтт.

Тодду было не до смеха.

— Похоже, мне действительно нужно еще поспать, — ответил он серьезным тоном. — Вот что. Я договорился с Джессикой встретиться в городе сегодня вечером. Приходите и вы с Эйприл.

— Обязательно, — охотно согласился Мэтт. — И все-таки, пойдем сейчас на пляж. Волны просто необыкновенные. Там сразу в себя придешь.

— Нет, вряд ли, — сказал Тодд, тяжело вздыхая. — Лучше я еще посплю, хорошо?

Он повесил трубку прежде, чем друг успел ответить.

Мэтт тоже положил трубку и попробовал представить, как это Тодд познакомился с красивой девушкой. У него бы никогда не хватило духу пригласить кого-нибудь на свидание. Ему понадобилось несколько месяцев, чтобы привыкнуть к присутствию Эйприл, когда они собирались втроем.

"Ладно, желаю удачи, Тодд", — подумал парень. Попытался мысленно нарисовать портрет Джессики по описаниям друга. Но примет не хватало. "Он сказал, что она потрясающая, — подумал Мэтт. — Совсем раскис от любви, все слова забыл".

Снова взявшись за трубку телефона, парень задумался, с кем бы еще заняться серфингом. Эйприл еще вчера сказала ему, что сегодняшний день она посвятит сестричкам.

"Может, Бен свободен, — подумал Мэтт. — Вряд ли он поперся в игровой зал с самого утра".

Он нашел номер Бена по телефонному справочнику города. Но в ответ услышал только долгие гудки. На восьмом его терпение кончилось.

— Эй, папа, — позвал он, выглянув на веранду. — Давай играть в теннис.

Когда Эйприл с Мэттом в девятом часу вечера добрались до пиццерии "Бухта", Джессика и Тодд уже ждали их.

— Они похожи на сумасшедших, — прошептала Эйприл, приветственно размахивая рукой этой парочке через весь зал, заполненный до отказа. Она заметила, что Джессика неясно обнимает Тодда за плечи.

— Привет, ребята, — кивнул Тодд, когда друзья уселись за столик.

— Привет. Меня зовут Джессика, — произнесла новая знакомая, приглаживая свои медные волосы, спадавшие на бледные, незагорелые плечи.

На девушке был зеленый купальник, контрастировавший с цветом кожи, и широкая цветастая юбка.

Эйприл заметила у Тодда темные следы от губной помады чуть пониже уха. "Кажется, Джессика лишь делает вид, что Тодд ей нравится, — подумала она. — Похоже, она просто водит его за нос"


И тут же устыдилась своих мыслей, "я злюсь из-за того, что она так шикарно выглядит"

— А я уже заказал пиццу, — сообщил Тодд улыбаясь другу через стол.

— Вы тоже из Шедисайда? — спросила Джессика.

Мэтт и Эйприл ответили хором.

Эйприл поймала себя на том, что уставилась на ногти Джессики, длинные и ухоженные, покрашенные в цвет ее губной помады. Придвинувшись поближе к Тодду, Джессика скользила пальцами по его руке вверх и вниз.

"Вот это да! И ему это нравится", — удивилась Эйприл.

Они болтали о городе, о море, о родителях. Эйприл рассказала о проделках близнецов и как трудно бывает ей их усмирить.

Джессика уже оставила в покое руку Тодда и играючи запустила пятерню в его кудрявую шевелюру.

"Наверное, мы с Мэттом выглядели так же, когда только начали встречаться", — подумала Эйприл. Но потом вспомнила и пришла к выводу, что все было совсем иначе.

Принесли пышущую жаром пиццу на круглом металлическом блюде. Эйприл, Мэтт и Тодд быстро расхватали себе куски и разложили по тарелкам.

— А я уже обедала, — объяснила Джессика. — Больше не лезет.

— Ни кусочка? — удивился Тодд.

— Нет. В самом деле, — ответила Джессика Эйприл заметила, что она смотрит куда-то в сторону входа в пиццерию, и проследила за ее взглядом.

В дверях появился тот самый парень, с которым вчера свела ее судьба. Он пытался пробраться через тесный зал, лавируя между столиками.

— Эй, это же Габри! — воскликнула девушка поднимаясь навстречу, затем повернулась к Мэтту. — Это о нем я тебе вчера говорила.

У Мэтта рот был набит пиццей, крошки сыра сыпались на подбородок. Парень только кивнул не поднимая головы.

Габри добрался до их столика и встал рядом в нишу. Его темные глаза впились в Эйприл.

— Ты здорова? Ты так быстро припустила прошлой ночью, что…

— Извини, — потупилась девушка. — Я совсем потеряла голову. Я знаю, что вела себя по-ребячьи. Но я так боюсь летучих мышей.

Она толкнула Мэтта, чтобы он подвинулся к стене и дал Габри сесть с ними.

Габри был одет в мешковатые серые шорты и белую спортивную майку. Ему явно было приятно следить за действиями Эйприл. Усевшись с нею рядом, он одарил девушку ослепительной улыбкой.

— Знакомься — это Мэтт, Тодд и Джессика, — сказала она, указывая на приятелей. А у Джессики спросила: — Ты знакома с Габри?

— Нет, — ответила та, качая головой Ее покоились на плече у Тодда. — А ты тоже местный?

— Да, — сказал Габри. — Я прожил здесь всю жизнь.

— Попробуй пиццы, — предложил Мэтт пододвигая парню блюдо.

— Нет, спасибо. Я уже сыт.

— он прошлой ночью спас мне жизнь, — объясняла Эйприл. — Он такой храбрый. — Да нет же. Ничего особенного. В самом деле.

— Расскажи нам, что произошло, — попросила Джессика, небрежно бросая взгляд в его сторону

— Ну, если бы Мэтт не опоздал на полчаса, ничего бы и не случилось, — проговорила Эйприл больно толкая друга локтем в бок. Он сделал невинное лицо.

— Пожалуйста, не тяни резину, — сказала Джессика, все крепче сжимая руку Тодда.

И Эйприл принялась рассказывать о ночном происшествии на пляже. Она видела, что Мэтт недоволен ее рассказом. "Ревнует, — решила девушка. — Ревнует, что это Габри меня спас. Может быть, ревнует, что я гуляла с этим парнем ночью".

— Это так ужасно! — воскликнула Джессика, когда история закончилась. — Я тоже терпеть не могу летучих мышей.

— Ничего страшного, — возразил Габри, наклоняясь к ней через стол. — На самом деле летучие мыши не кусаются. Это просто предрассудок.

— Они такие отвратительные, — сморщилась Джессика, глядя, как Тодд приканчивает свою порцию пиццы.

— Я завидую этим существам, — сказал Габри. — Мне всю жизнь хотелось уметь летать. Мне просто необходима эта свобода — возможность раскинуть крылья и взмыть в вышину.

"Он красив по-настоящему, — подумала Эйприл. — У него самая замечательная улыбка". Она положила себе еще кусочек пиццы и попросила:

— Мэтт, передай, пожалуйста, молотый чеснок.

— Дерзкий, — откликнулся тот мрачно, видимо размышляя о том, что же нашла его подруга в этом парне.

Эйприл взяла у Мэтта стеклянную чесночницу и хотела было посыпать свою пиццу. Но тут, к удивлению девушки, Габри перехватил ее руку.

— Пожалуйста, прекрати, — сказал он быстро, отводя взгляд. — Извини, но я терпеть не могу запах чеснока. Наверное, у меня аллергия или что-то в этом роде.

— Как хочешь, — сказала Эйприл, возвращая чесночницу Мэтту. Затем повернулась к Габри, недовольно надув губы. — Никогда не слышала, что бывает аллергия на чеснок.

— Ну, это такой пустяк, — пробормотал он.

— У меня тоже аллергия на чеснок, — обронил Мэтт, положив руку подруге на плечо. — Особенно если пахнет от тебя.

Рассмеялись все, кроме Джессики.

— Здесь так душно, — сказала она, обмахиваясь ладонью. Затем повернулась к Тодду. — Ты поел? Мне хочется поскорее пойти на пляж.

Парень кивнул и лихорадочно проглотил последний кусок пиццы.

Конечно, пойдем. Кто-нибудь идет с нами? Нет?

Джессика поднялась, закинула назад свои длинные волосы.

Эйприл заметила, что Мэтт глаз с нее не сводит.

"Что ж, — подумалось ей, — Джессика и вправду великолепна".

— Смотри в тарелку, — она больно толкнула приятеля под ребра.

— а? — он сделал вид, что не понимает, о чем речь.

— Увидимся позже, — крикнул радостно Тодд Джессика уже волокла его к выходу.

— Ага. Позже, — повторил Мэтт, разглядывая длинные и стройные ноги Джессики.

— Рад был увидеться, — бросил Габри вслед уходящим.

Но Тодд и Джессика уже исчезли за дверью.

— Мне понравились твои друзья, — сказала Джессика. Они с Тоддом прогуливались по берегу, держась за руки.

Стояла теплая, ясная ночь. Полная луна, окруженная мерцающими звездами, посеребрила песок. Весь пляж окрасился в сливочный цвет только кое — где его пересекали синеватые тени. — Сегодня здесь так людно. Не то, что вчера, — произнес Тодд.

Пляж был полон людей, наслаждавшихся красотой летней ночи. Здесь были и пары, и компании, и бродящие, и пляшущие, и ребятишки, которым давно пора было спать.

Джессика скинула сандалии и потянула Тодда к воде.

Темно — зеленые волны набегали на берег, щекоча ноги, затем откатывались. назад с легким шипением.

— что ты хочешь делать? — спросил парень, отступая назад.

Давай искупаемся, — Джессика просительно посмотрела на него. Ее обнаженные плечи блестели в лунном свете, как слоновая кость. Она снова плавно потянула парня к воде.

— Неохота, — помотал он головой. Джессика обиженно надула губы.

— Ты не хочешь купаться со мной? — она озорно улыбнулась. — Можешь обойтись и без плавок

— Да нет же, не из-за этого, — Тодд рассмеялся. — Просто сейчас прилив.

— Так, — произнесла девушка. Ее глаза сузились, а выражение лица оставалось игривым. Она все так же сжимала его руку. — Ты совсем маленький, да?

— Да, это так, — согласился парень. — Я маленький. В смысле я плохо плаваю.

— Давай проверим, — прошептала Джессика. Ее волосы растрепались, и она показалась Тодду похожей на русалку.

— Нет. Правда. Я не буду, — заявил он. — Я слышал, что ночью приливы особенно коварны, — и, растерянно взглянув в лицо подруге, сказал: — Давай просто гулять, и все.

"А он уже не такой застенчивый" — отметила девушка, довольная собой, когда они снова побрели вдоль берега. — Не слишком яркая личность, но в нем есть сладость".

"И эта сладость — нектар. Очень большая сладость".

Жажда сделалась вдруг нестерпимой.

— Пойдем к дюнам, — прошептала Джессика. — На берегу слишком сыро.

Он согласился без раздумий" положил руку на ее тонкую талию, и они направились прочь от воды. За спиной у них продолжали мерно шуметь волны.

Вскоре они оказались одни, в ложбине между двумя высокими песчаными холмами, поросши ми густой травой. Чуть дыша приникли друг к другу.

Джессика целовала его в губы и пристально глядела в глаза. Затем ее рот исказился от нетерпения, она прикоснулась к его шее и почувствовала как начинают расти клыки.

Джессика блаженно прикрыла глаза и уже приготовилась кусать, как вдруг из-за холмов донесся вопль:

— Помогите! Кто-нибудь! Пожалуйста, помогите!

Кричала девушка. Так отчаянно. Так испуганно.

Так близко.

Глава 10

Это сделал Габри?

Джессика вздрогнула и прислушалась.

Так близко, так близко.

"А я так голодна".

Открыв глаза, она увидела, что Тодд обернулся на крики и бросился за дюны. Его сандалии черпали песок, а когда он бежал по траве — скользили.

Выбравшись на берег, Джессика увидела толпу, сгрудившуюся вокруг несчастной девушки. Возбужденные голоса людей тонули в ее истерических выкриках.

Джессика протиснулась вперед. Девушка сидела на песке, мужчина и женщина гладили ее руки и плечи, пытаясь успокоить. Она подняла голову. Круглое хорошенькое личико, вьющиеся черные волосы, спадающие на плечи. Девушка была в черных мотоциклетных брюках и розовой майке.

Она больше не рыдала, только дрожала и всхлипывала.

— Что случилось? — спросила женщина ласково. — Скажи нам.

Девушка открыла было рот, но снова затряслась от рыданий. Она спрятала лицо в ладонях затем осторожно потрогала одной рукой свою шею!

— Что случилось?

— Она ранена?

Джессика поискала глазами Тодда. Наконец, она заметила его в толпе.

— Она укусила меня, — выдавила девушка стуча зубами. — Она укусила меня.

Голоса разом затихли, вопросы перестали сыпаться. Люди застыли в молчании, ожидая продолжения

— Ее укусила муха, — пошутил громким шепотом какой-то пацан за спиной у Джессики, и его приятель хохотнул.

— Летучая мышь! — воскликнула девушка, одной рукой указывая в небо, а другой продолжая сжимать шею. — Она спикировала вниз, уселась мне на плечо и укусила!

Джессика услышала невольные крики удивления и ужаса. Маленькая девочка, стоявшая позади взрослых, разразилась громким плачем. Отец быстро подхватил ее и потащил прочь.

— Вызовите врача! — Предложил кто-то.

— Я хочу укусить тебя за шею! — произнес у Джессики за спиной все тот же мальчишка, подражая манере Белы Лугоши — знаменитого актера из классических ужастиков, и картинно схватил своего друга за горло обеими руками.

— Не смешно, — сказала темноволосая девчонка. — Эта мышь может оказаться бешеной.

— Это ты можешь оказаться бешеной, — огрызнулся мальчишка.

Мужчина и женщина повели девушку в направлении города. Она окончательно успокоилась, но все еще держалась за шею.

— Где твои родители? — спросила женщина

— Не знаю, — донесся до Джессики ответ девушки, голос ее дрожал. — Не знаю.

— Мы отвезем, тебя в больницу, — решил мужчина.

Девушка что-то сказала в ответ, но они были уже слишком далеко, и Джессика не расслышала Толпа зевак не расходилась. Одни были по-настоящему напуганы, другие пришли в ужас. Некоторые недоверчиво качали головами.

— Что случилось?

— Эта девчонка споткнулась и упала?

— Что происходит?

— Кто-то утонул?

Громкие удивленные голоса разносились над бушующими волнами, иногда перемежаясь истерическим смехом.

Увидев, что Тодд пробирается к ней, Джессика изобразила испуг и залилась слезами.

— Джессика, ты в порядке? — спросил парень. Она вздрогнула и кивнула.

— О, я ненавижу летучих мышей, — произнесла она. — Они такие противные.

Тодд взял девушку за руку.

— Ты совсем окоченела, — сказал он.

— Эта бедная девушка, — воскликнула Джессика. Она схватилась рукой за горло, как будто все это случилось с ней самой.

— Как будто вампир, или что-то такое, — заметил Тодд.

— Прекрати, пожалуйста, — сказала подруга, беря его за руку. — Я по-настоящему боюсь.

Джессика завела глаза к небу, будто выискивая летучих мышей. И улыбнулась, когда рука Тодда обвила ее дрожащие плечи.

"Это сделал Габри, — догадалась Джессика уже уставшая изображать испуг, — я знаю, что это был Габри. Он понял, что у меня снова получается с Тоддом. Он видел, что я готова испить нектара во второй раз. И устроил этот спектакль. Конечно, если укушенная девчонка будет вопить на весь берег, ничего не получится. Какой глупый трюк. Это худшее из того, что Габри мог придумать, чтобы помешать мне".

"Напрасно стараешься, Мартинс, — подумал она с внезапной яростью. — Ты не сможешь меня остановить. Уже слишком поздно. Еще два глоточка нектара, и несчастный Тодд навсегда станет моим".

Временами она бросала быстрые взгляды на своего спутника и при этом изо всех сил старалась не расхохотаться.

"Бедный мальчик. Втрескался в меня по уши. И воображает, будто это счастливейшее лето в его жизни. Интересно, будет ли он счастлив, когда поймет, в кого превратился? Вряд ли он обрадуется, узнав, что стал одним из Вечных, не способным ни на жизнь, ни на смерть. И голодным. Всегда жутко голодным".

Джессика вздохнула и уткнулась лицом в его ладонь. Во рту у нее неожиданно пересохло. Нектар был совсем близко, темно-рубиновый, густой

я горячий.

— Пошли, Тодд, — прошептала она. — Уведи меня отсюда. Я так… напугана.

Парень кивнул, обнял ее крепче, и она повлекла его в темноту.

Глава 11

Первое свидание

Вечером, через пару дней, Эйприл спешила на свидание с Мэттом. Все встречавшиеся по пути магазины и рестораны были заполнены людьми. Ей пришлось выйти на проезжую часть Центральной улицы, чтобы обогнуть толпу возле одной из витрин. Кругом колыхалось море улыбчивых загорелые лиц в темных очках и тел, одетых в пестрые рубашки и белые шорты или юбки.

Еще издалека Эйприл увидела, что Мэтта нет на условленном месте перед кафе "Суэнни". "Надеюсь, он хоть на этот раз не опоздает", — думала она, нервно поглядывая на часы.

Неожиданно мимо нее промчался мотоцикл, да так близко, что девушка едва успела отскочить на тротуар.

— Эй, — только и смогла она крикнуть вслед двум лохматым белобрысым парням, мчавшимся в направлении парка развлечений.

"Интересно, открылся ли карнавал?" — подумала Эйприл, ища глазами Мэтта. Она любила карнавалы. Любила и катание на аттракционах, и забавные игры, и ароматы попкорна и сахарной ваты

"Может быть, Мэтт пригласит меня" — думала девушка.

Она обещала сестричкам, что они вместе пойдут

на карнавал, как только он откроется.

— Да где же ты, Мэтт? — произнесла Эйприл вслух.

Девушка просунулась в дверь игрового салона и почти рядом увидала спину приятеля. Они с Беном наблюдали за какой-то игрой, во все глаза уставясь на экран, пока незнакомый парень азартно крутил баранку.

— Эй, Мэтт, Мэтт! — ей не удавалось перекричать взрывы, пулеметные очереди, свист пуль, вой сирен и грохот обвалов, громким эхом разносившиеся по всему длинному и узкому залу.

Когда приятель наконец обернулся, на его лице было написано неподдельное удивление.

— Разве ты забыл, что мы назначили свидание? — спросила Эйприл. Парень окончательно оторвался от игры и поспешил навстречу подруге с виноватым видом.

— Привет, — бросил он на ходу. — Прекрасно выглядишь. У тебя новая майка?

Эту майку с клинообразным вырезом Эйприл надевала, наверное, десять тысяч раз.

— Нет, Мэтт. Что тебя задержало?

— Ну… Я заскочил к Бену. Мы решили сыграть несколько партий с другими ребятами. Понимаешь, в общем, неловко вышло.

— И что ты собираешься делать сегодня ночью? — поинтересовалась Эйприл, провожая взглядом "Ягуар" сливочного цвета, проехавший по Центральной улице.

— Шикарная машина, — сказал Мэтт.

— "Ягуар" — крутая тачка, — согласилась Эйприл.

— И стоит тоже круто, — ухмыляясь, заметил парень.

— Так ты мне не ответил, Мэтт. Парк уже открылся?

Он пожал плечами.

— А не хочешь меня туда пригласить?

Через открытую дверь салона было видно, как небо озарялось сполохами желтого света, обозначавшими, что парк открылся и веселье началось.

— Ну… — пробормотал он. — Сегодня показывают сразу три серии "Пятницы, тринадцатого". Мы с Беном очень хотим посмотреть их. Пойдем с нами?

— Ты же знаешь, что я терпеть не могу ужастики! — возмутилась Эйприл. — Мне не нравится смотреть на то, как красивых девушек нарезают ломтями. Это тоже все — бред извращенцев!

— Помню, — кисло отозвался Мэтт.

"Не могу поверить, — думала Эйприл, чувствуя, как все сильнее поднимается в душе злоба. — Он профукал все время с Беном и какими-то парнями. И настолько поглощен этим дурацкими фильмами, что забыл про наше свидание!"

— Тебе действительно совсем не хочется в кино? — спросил Мэтт, поворачиваясь к ней. Он нервно пригладил волосы ладонью и посмотрел на заигравшихся товарищей.

— Да, точно! — сердито буркнула Эйприл, не пытаясь скрыть своей досады. — Неужели тебе не надоела вся эта чушь?

— Нет, — быстро отозвался он, ухмыльнувшись.

— Ну, я тогда пойду, — сказала девушка тихо, сделав безразличное лицо.

Она ожидала, что он запротестует, станет умолять не покидать его. Думала, что он сразу изменит все свои планы и скажет Бену с компанией что не пойдет в кино.

— НУ что ж, мы пойдём куда-нибудь завтра вечером

. — ответил он вместо этого. — Ладно? А сейчас отправляйся на карнавал или куда ты там хочешь. Эйприл тут же отвернулась. — Да. Хорошо, — процедила она и зашагала по улице.

— Я позвоню завтра! — крикнул Мэтт вдогонку

"Чего это я не излила на него все, что накопилось? — Удивлялась себе девушка. Она удалялась широким шагом, засунув руки в карманы шорт. — Ему бы следовало узнать, как он меня достал. А я только сказала: "Да. Хорошо", — и ушла". Она злилась теперь уже на себя за то, что снова поступила как тряпка.

"Может быть, стоило пойти с ним в кино? — подумала она. И тут же прогнала подобные мысли: — Нет, ни за что. Я всегда со всеми соглашаюсь, всегда себе отказываю. И все думают, что могут делать со мной что угодно".

"Эти каникулы снова пропадут даром, — размышляла Эйприл, все больше распаляясь. — Я стану целыми днями возиться с надоедливыми сестричками на пляже. И только по вечерам у Мэтта найдется для меня время".

Она пересекла улицу Морского бриза возле магазина "Мини" и ускорила шаг. Девушка все еще была поглощена теми же невеселыми мыслями* до тех пор пока не столкнулась с кем-то, шедшим навстречу.

— Ой!

От удара она чуть не потеряла равновесие и замахала руками.

Сперва она разглядела лишь темно-серый пуловер и черные штаны. Затем увидела бледное узкое лицо, на котором застыло выражение удивления и только тут узнала парня.

— Габри!

— О, привет! — воскликнул он несколько ошарашенно. — Я тебя не видел.

— Я тебя тоже не видела, — ответила она смущенно. — Ты не расшибся?

— Да вроде нет, — он откинул назад свои черные волосы и наградил девушку ослепительной улыбкой. — Ты куда-то торопишься?

— Никуда, — ответила она. — Я тороплюсь никуда.

Она думала, что это звучит забавно, но парень не улыбнулся.

В этот момент просигналил автомобиль. Только теперь оба сообразили, что стоят на проезжей части.

— Пойдем, — сказал Габри, и Эйприл вслед за ним отступила на тротуар. Как только машина проехала, они вернулись обратно.

— Мэтт с тобой? — спросил парень, поворачиваясь к магазину "Мини".

— Он кретин! — выпалила Эйприл.

— А? — глаза Габри блеснули в свете фонарей.

— Нет, Мэтт не со мной, — пояснила она, понимая, что ее злость совсем не выветрилась.

Габри снова отступил на шаг, давая дорогу женщине, которая выходила из бакалеи.

— Ты, наверное, самый бледный в мире житель курорта, — засмеялась Эйприл.

Но Габри снова остался серьезным. Правда, он собрался было ответить. Но тут же закрыл рот.

— Это все из-за работы, — объяснил Парень — Весь день вкалываю. На пляж только вечером могу выбраться. А при луне не очень-то загоришь. — А где ты работаешь? — спросила Эйприл

— В соседнем городе, — сказал Габри после короткой паузы. — И что у тебя за работа?

— Не надо об этом, — отмахнулся он. — Это не слишком приятное занятие.

Девушка поймала себя на том, что, пока он говорил, она не сводила с него глаз, "Он хоть когда-нибудь моргает? — подумалось ей. — Его глаза кажутся такими… глубокими. Как колодцы, как колодцы, затягивающие тебя все глубже, глубже… "

Она почувствовала внезапное головокружение протянула руку и оперлась о стену, чтобы прийти в себя.

— Сегодня открывается карнавал, — проговорил Габри. — Хочешь, пойдем посмотрим?

— Хочу, — не задумываясь, ответила Эйприл Перед глазами у нее встал Мэтт. "Ему бы это не понравилось, — подумала она. — Я иду на карнавал с другим".

"Так ему и надо. Поменьше будет мотаться с Беном и другими мальчишками на дурацкие фильмы. Ему наплевать, чем я занимаюсь. Так должна же я тоже повеселиться".

Ее злоба вспыхнула с новой силой. И тут же схлынула, стоило только посмотреть в глаза Габри.

— Тогда пойдем, — парень ласково улыбнулся Эйприл.

"Как просто! — думал Габри, шагая рядом с девушкой в сторону парка и обнимая ее за плечи. — Даже чересчур просто. Девичьи капризы играют мне на руку".

Глава 12

Где же отражение?

— Может, пойдем на русские горки? — предложила Эйприл, разглядывая как бы парящие в воздухе металлические кабинки. Восторженные крики пассажиров взрывали мягкий ночной воздух.

Габри прикрыл глаза, утомленные беспорядочными вспышками цветных огней, обрамлявших аттракцион.

— Что-то не хочется, — сказал он, качая головой и обнимая Эйприл. — Я люблю кататься, но только чтобы после голова не кружилась.

— Вообще-то я тоже, — согласилась девушка. Она окинула взглядом всю площадь: и мигающие цветные огни, и огороженные площадки для игр. У задней стенки каждой из них находилось множество живности, предлагавшейся в качестве приза.

— А ты катался на гравитроне? — спросила Эйприл.

— А что это? — спросил он вяло, не открывая глаз.

Сразу видно, что не катался, — ответила она и потянула его за руку. Они прошли мимо множества аттракционов. Многие из них еще пусто, в ожидании пассажиров. Карнавал начался только час назад, и собралось еще не слишком много народу.

Бриз, долетавший с океана, был нежным и теплым. Эйприл радовалась тому, что решила пойти с Габри. Он обладал каким-то странным обаянием. "Полная противоположность Мэтту", — поду мала девушка мстительно.

Она больше не злилась, но любопытно было бы увидеть выражение лица Мэтта, попадись он сейчас навстречу.

— Тебе нравятся карусели? — осведомился Габри, когда они приблизились к этому аттракциону. — По-моему — скукотища. Посмотри-ка, у этой лошади отваливается башка.

— Точно. Карусели — для малышни, совсем не забирают, — согласилась Эйприл, а сама подумала: "Надо будет завтра привести сюда близняшек".

— Какая-то ты сегодня агрессивная, — заметил парень, пристально глядя на нее.

— Может быть, — ответила она рассеянно, ощущая таинственную глубину его темных, темных глаз.

Вот и площадки для игр. Посреди одной из них стоял какой-то малыш и метал дротики в стену, увешанную воздушными шариками. Девушка, сидевшая на стене всего в двух метрах над землей, еле уворачивалась.

Вдруг Эйприл схватила Габри за руку и куда-то потащила.

— Пойдем! Я знаю, где будет клево!

— Где же? — он машинально двинулся за ней.

— Я покажу. Да не будь же мокрой курицей, — она буквально волокла его за руку, и он покорно тащился следом. Вскоре за игровыми площадка ми, на самом краю парка, показалось высокое строение.

— шевелись, — поторапливала Эйприл нетерпеливо. — Это комната смеха.

— Нет! — вскрикнул Габри неожиданно.

Но Эйприл уже взяла два билета у старого грустного кассира и потянула своего спутника ко входу.

— Я не люблю такие штучки, в самом деле! — воскликнул Габри, вырываясь.

Но Эйприл не думала отступать.

— Тогда ты настоящая мокрая курица, — поддела она его. — Пойдем же, Габри. Там не соскучишься, вот увидишь.

Она затащила его внутрь, слегка удивленная его испугом.

Узкий коридор, состоявший из зеркал и стекла, казался бесконечным. Эйприл тут же расхохоталась, увидев сразу шесть своих отражений. И где она только была раньше?

— Эй, Габри!..

Но его не оказалось рядом.

— Габри, тебе плохо? — спросила девушка.

— Да вроде нет, — отозвался он откуда-то из-за стены зеркал.

"Неужели мы здесь одни?" — удивилась Эйприл. Она поняла, что не слышит других голосов, а на гулком металлическом полу отдавались только ее собственные шаги.

Она посмотрела под ноги, увидела там свое отражение и отскочила к дверям, туда, где начинался еще один зеркальный коридор.

— Эй, Габри!.. Это был ответ или эхо?

— Эй, Габри!.. Ау!

Девушка сделала шаг вперед, и боль пронзила ее лоб: оказывается, она приняла за проход очередное зеркало. Она закрыла глаза и попыталась унять боль, потешаясь над собственной глупостью.

Снова открыв глаза, она увидела уже восемь глядящих на нее отражений. В каждом последующем зеркале ее фигура становилась все меньше пока не исчезала в бесконечности.

— эй, я, кажется, заблудилась! Где ты?

— Да здесь, — услышала она тут же. Девушка резко обернулась, думая, что Габри должен быть за свиной, но увидела только собственные удивленные лица.

Осторожно двигаясь вдоль стены, она все-таки нащупала выход и скользнула в какую-то темную комнату. Когда она обернулась, ее отражения отбрасывали длинные зеленоватые тени в мерцающем свете единственной лампочки. Тревога все возрастала.

"Это не так уж и весело как казалось", — подумала она, снова приняв зеркало за дверь и больно треснувшись плечом.

"Я, что, хожу по кругу? — сообразила она. — Как же отсюда выбраться?"

— Эй, Габри!

Тишина.

— Габри!

Тогда девушка решила подождать здесь, пока он сам на нее не наткнется. Почему же он не отвечает? Может быть, он отправился в другом направлении?

Она решила пойти в обратную сторону. Но это оказалось проще решить, чем сделать.

Ступая осторожно, беспрерывно касаясь руками стекла и следя за своими отражениями, она приближалась к комнате с мерцавшей лампочкой.

— Габри! Где ты?

И тут она увидела его фигуру далеко впереди. Было ли это отражение? Или он сам?

Девушка приблизилась, не отрывая от него глаз.

— Габри!

Наверное, это он сам. Но где же его отражения?

"Как здесь жарко, как неуютно", — подумала Эйприл.

Неожиданно заныли ушибленные плечо и лоб.

— Габри, это ты?

Габри на минуту прикрыл глаза и уставился отражения в зеркалах взглядом совершенно пустым.

"Здесь так жарко, — подумал парень. — Потолок такой низкий. Как в гробу. В стеклянном гробу"

"Меня замучил голод. Голод и жара. Мне нужен нектар, сию минуту!"

— Габри! — услышал он оклик Эйприл и понял, что до нектара рукой подать. — Габри, это ты? Ты меня видишь?

"Мы здесь одни с Эйприл, — сообразил он. — Совсем одни. А я так голоден. Я больше не могу ждать. Я должен насытиться".

Габри двинулся навстречу девушке, а в зеркалах за его спиной отражалась пустота.

"Вот она, — подумал парень. Ищет меня. Ищет меня в зеркалах".

"Итак, хочешь увидеть меня в зеркале, Эйприл? Я сегодня один. Иду к тебе".

Он наконец приблизился к девушке и… ударился о стекло.


И вдруг отшатнулся из-за ярко блеснувшего отражённого света.

Обернувшись, он увидел, как задвигались многочисленные отражения.

— Габри! — снова позвала девушка.

Он встрепенулся, его руки потянулись к ней сзади, во снова наткнулись лишь на холодное стекло.

"Эти отражения защищают ее, — подумал вампир. — И водят ценя за нос! Дурачат меня!". Его злоба росла вместе с жаждой. "Я должен напиться! Сейчас же!"

Эйприл увидела, как он приближается, выставив руки перед собой. Он двигался неуверенно словно яркий свет слепил его. "Зря я его сюда привела, — подумала девушка. — Не похоже, чтобы он веселился".

Окруженная своими отражениями, она вновь позвала его:

— Габри, сюда!

Он протянул к ней свои руки, дотронулся до нее со странной зловещей улыбкой.

— Вот ты где, — голос парня доносился как будто издалека.

Пока он приближался, его глаза впились в нее двумя красными буравчиками. Узкое помещение как будто еще больше сжалось, а зеркала начал застилать туман.

— Габри… — начала она, но туман все сгущался.

Теперь светились лишь его глаза. Парень придвинулся еще ближе, пока не оказался совсем рядом.

— Габри, где же твои отражения? — произнесла Эйприл, будто во сне.

— Их не видно из-за темноты, — ответил его голос. Он доносился издалека, точно преодолевая многие километры, покрытые пеленой тумана.

— Но я же должна их видеть!

— Да ведь сам я здесь, — произнес парень, и холодный, тусклый свет его глаз заворожил Эйприл.

Девушка всматривалась в свои собственные отражения. Пока Габри приближался, она видела себя в бесконечной цепочке двойников, все уменьшавшихся и исчезавших в зеркальном мире, который теперь начал гаснуть на глазах.

Она сделала шаг назад, но Габри придвинуло снова.

И тут он жадно потянулся к девушке, пытаясь поцеловать.

Глава 13

Колесо судьбы

"Что происходит? — думала Эйприл, погружаясь в темноту зеркального мира. — Кто-то меня целует?"

Потом она услышала звук шагов но металлическому полу.

Смех. Громкие детские голоса.

Туман начал рассеиваться. Отражения в зеркалах стали все яснее и ярче.

Громкий стук.

Маленькая девочка заревела в голос от боли.

— Что это? — воскликнула Эйприл. Весь зеркальный коридор уже окончательно посветлел, и отражения, широко раскрыв глаза, вторили девушке хором.

Шесть двойников Эйприл, словно выйдя из-за стекла, произнесли шестью ртами: "Что это?"

Габри отвернулся, стараясь одновременно втянуть клыки, успокоить тяжелое дыхание, перестать выть по-звериному и скрыть растерянность.

А Эйприл уже подбежала к плакавшей девочке, которая больно стукнулась головой о стекло.

Взяла ее на руки и попыталась утешить, а остальная детвора столпилась вокруг них.

Чувствуя себя не в своей тарелке среди зеркал не удостоивших его отражением, Габри стал проворно пробираться к выходу.

— Подожду тебя на улице. — бросил он своей спутнице. Его голос заглушили всхлипывания девочки, галдеж остальной малышни, топот множества ног.

Парень вывалился в теплоту ночи и сразу же спрятался в тени. Все его тело трясло от возбуждения.

Так близко. Так близко.

Тут на ум пришла Джессика и этот нескладный парень Тодд. Получится ли у соперницы сегодня? Вкушает ли она сейчас нектар, утоляя свою жажду, а заодно и выигрывая пари?

Он злорадно усмехнулся, вспомнив, как здорово помешал ей в прошлый раз, как сорвал все в самый ответственный момент. Вспомнил, как напал на девчонку и как ее жуткие вопли помещали Джессике напиться.

Оставаясь в тени, он неотрывно следил за выходом из павильона и думал о своем. Его радовала, конечно, предыдущая неудача Джессики, но он сознавал, что соперница уже успела отведать нектара. Нескладный мальчишка практически в ее власти и почти уже в Вечности.

Нельзя позволить ей победить. Нельзя.

"Видимо, придется принять срочные меры, чтобы остановить Джессику. Нужно придумать, что-то получше, чем та выходка на пляже", — думал Габри в тот момент, когда из комнаты смеха наконец-то появилась Эйприл.

Он шагнул из тени навстречу девушке.

— Ну вот и ты. Как дела у малышки?

— Нормально, — ответила Эйприл, приближаясь, — А что это ты так быстро улизнул оттуда?

— Как тебе сказать… — отозвался он неуверенно, — Меня… начинает трясти в таких местах, как это. Когда я вижу в замкнутом пространстве только своих отражений, у меня кружится голова.

— Ты что-то не похож на больного — засмеялась девушка.

Она зашагали через парк, минуя стайки веселящихся детишек и подростков, которые сегодня в честь открытия карнавала позабыли про городские развлечения и даже про пляж.

— Я тоже почувствовала себя как-то странно, — призналась Эйприл, беря парня за руку, — Все эти зеркала и жуткие огни. Кажется, зрение сыграло со мной шутку. Мне показалось, что ты совсем не отражался!

— Жуть, — ответил Габри, улыбаясь.

Они проходили мимо игровые площадок. Эйприл остановилась у ларька с мороженым:

— Мне хочется рожок. Синий. А тебе?

— Да ну, — Габри сделал безразличное лицо. — Я ничего не хочу.

Достав из сумочки доллар, девушка пристроилась в хвост очереди.

— Ты никогда не удивлялся, что не бывает синих продуктов? — поинтересовалась Эйприл. — Я всегда беру эти рожки, — продолжала она, не давая ему ответить, — потому что это единственное кушанье такого цвета.

Она повернулась к своему спутнику, чтобы посмеяться вместе. Но он никак не отреагировал и казался совсем отрешенным.


Они миновали детскую железную дорогу. Крошечный поезд бегал по замкнутому кругу. Всего в двух метрах над ним летали реактивные самолеты. И вокруг смеющиеся дети. Эйприл смаковала свой рожок.

— А на вкус он совсем не синий, — заметила она, предлагая Габри попробовать.

Он отказался, глядя ей в лицо. Синие губы. Мороженое сделало девичьи губы синими.

"Она сейчас стала похожа на покойницу, — подумал вдруг парень. — На настоящую покойницу, в которую я уже не смогу запустить клыки".

Эти синие губы подгоняли его, торопили, побуждали к действию.

"Мы должны остаться наедине", — подумал Габри. Во рту у него пересохло, словно в пустыне, в смертоносной пустыне.

"Нужно попробовать снова. И на этот раз мне повезет".

— Хочешь на чертово колесо? — спросила девушка, бросая в урну обертку от мороженого и стирая с губ синеву тыльной стороной ладони.

— Хочу, — воскликнул Габри. Даже слишком быстро. Слишком охотно. И это развеселило Эйприл.

Тебе так нравятся чертовы колеса? А голова не закружится?

— Нет, — ответил парень, прокладывая путь к аттракциону, возвышавшемуся на самой окраине парка. Очередь оказалась совсем короткой, и стоять пришлось недолго. — Мне нравится подниматься ввысь. Как будто я лечу.

— Наверное, на самом верху будет виден океан, — сказала Эйприл. — И весь город.

— Когда я был маленьким, я часто пытался представить, что летаю, — сказал Габри, протягивая руку за билетами; очередь уже подошла. — Я раскидывал руки и прыгал с Деревьев. Дети надо мной смеялись, но мне было наплевать. Мне казалось, что я смогу улететь от них.

— Забавно, — сказала Эйприл. — представляю каким ты был ребенком. — Конечно, на самом деле она не представляла, но вдруг увидела, что своими словами испортила ему настроение.

В глазах парня лишь на секунду промелькнула боль, девушка успела это заметить. Она попробовала сменить тему, но механик колеса, толстяк с длинными сальными волосами одетый в промасленную куртку, достававшую ему лишь до пупка, объявил посадку. Эйприл первой забралась в кабинку, затем помогла подняться Габри. Он как-то необычно посмотрел на нее и уселся напротив в пластиковое кресло, еще хранившее тепло предыдущего пассажира. Затем оба опустили себе на бедра подвижные ремни безопасности.

Кабинка задрожала и начала подниматься. Но стоило оторваться от земли всего на несколько метров, как произошла непредвиденная остановка. Кто-то садился в кабинку, находившуюся внизу.

— Наверное, оттуда плохо видно, — пошутила Эйприл.

Габри улыбнулся какой-то отчужденной улыбкой, словно его мысли блуждали где-то далеко.

Девушка вдруг вспомнила про Мэтта. Наверное, он сейчас сидит с ребятами в кинотеатре и смотрит на то, как подростков крошат на кусочки, наслаждаясь каждой минутой этого зрелища.

А рядом с ней новый поклонник. Немного странный. Парень, которого привлекает все, о чем она только ни заговорит.

__у тебя раньше была подружка? — Эйприл вопрос, который так и вертелся у нее на языке. "Может быть, он как раз сейчас об этом и думает, — гадала она. — Может быть, именно поэтому он кажется таким серьезным и отчужденным".

— Нет. Настоящей не было, — отозвался парень. Вопрос, кажется, оторвал его от загадочных мыслей.

Кабинка снова двинулась" покачиваясь взад-вперед. И снова замерла почти что в высшей точке маршрута.

" На такой высоте довольно прохладно", — подумала Эйприл, подставляя волосы легкому ветру. Она поглядела в небо, стараясь отыскать луну, но та спряталась за стеной низких облаков.

— Надеюсь, при таком свете мы увидим океан? — сказала она, обращаясь к Габри, который тоже уставился в небо.

"Сейчас мы находимся почти в апогее, — думал тем временем парень. — Наверное, пора. Мы сейчас слишком высоко, чтобы люди могли наблюдать за нами. И слишком далеко от тех, кто мог бы мне помешать. Когда мы будем на самом верху, Эйприл станет совсем беспомощной. Я попробую ее нектар, самый сладкий, самый натуральный нектар, без всяких примесей".

— Быть с тобой — одно наслаждение, — Габри улыбнулся девушке и нащупал ее руки на сиденье.

— Мне тоже так приятно, — произнесла Эйприл, когда кабинка тронулась и поплыла еще выше, к облакам.

Внезапно сгустилась тьма.

Девушка стала озираться кругом, крепко сжав поручень, затем повернулась в сторону океана. Береговая линия казалась отсюда серебрянной лентой. А темно-синяя масса была океанскими волнами.

— ух ты! — выдохнула девушка. — Вот это вид!

"Пора! — вспыхнуло в сознавии Габри. — Пора!"

Он приник к Эйприл и поцеловал ее в губы. Девушка отпрянула было в изумлении и широко распахнутые глаза говорил только о беспомощности и внезапной слабости.

Значит, она не будет сопротивляться? Парень поцеловал ее в подбородок. У нее закружилась голова от поцелуев? Или от пейзажа? От такой высоты или от плавного покачивания кабины?

"Что со мной?" — подумала она, запрокидывая голову. Теперь она смотрела в глаза парню сверху вниз.

Какое головокружение и слабость.

"Пожалуйста, поцелуй меня еще раз".

— Поцелуй меня снова, Габри, — произнесла она шепотом. — Пожалуйста. И он поцеловал снова. Затем погрузил клыки глубоко в ее горло.

Когда он извлек их, на его губах блестели темно-багровые капельки.

Глава 14

Лишь случайность

Мэтт потянулся и зевнул. Подойдя к окну своей спальни, он прищурился от яркого света. Солнце уже висело. В ясном небе над кронами деревьев. В комнате было жарко и душно.

Он снова зевнул. Распахнул дверцу шкафа и принялся искать одежду. Нашел купальный халат, напялил его и в полусне поплелся из спальни.

В кухне на тумбочке увидал записку от родителей. Оказывается, они ушли на рыбалку с друзьями, а его решили не будить. Интересовались, как он провел ночь. Обещали увидеться позже.

"А правда, хорошо ли я провел ночь?" — задумался Мэтт.

Он сам точно не знал. После трех серий фильма они с Беном и остальными ребятами отправились на карнавал. Но в парке уже стояла темень, аттракционы опустели, игровые площадки закрыли до утра.

После полуночи все вроде бы шло хорошо. В городе Мэтт встретил друзей, которые застали таки карнавал. Один из них рассказал ему про Эйприл.

— Ты о чем это? — спросил Мэтт удивленно. — Твоя девочка провела здесь всю ночь. С каким-то парнем. Длинным, тощим, чернявым. Ты бы присмотрел за ней, Дэниелс.

И ребята пустились своей дорогой, отпуская шуточки в его адрес.

"Габри. Она была здесь с этим Габри", — догадался Мэтт.

Он пошел вниз по улице Морского Бриза, и поддавая ногами комья грязного песка, мысленно оправдывался перед подругой. Наверное, не стоило всю ночь болтаться с ребятами. Теперь уже казалось что не очень-то нужно было это кино Мэтт понимал, что провел с Эйприл совсем мало времени с тех пор, как они приехали в Сэнди Холлоу. А теперь этот местный красавчике дает ей прохода.

"Пора положить этому конец. — решил Мэтт, — С утра первым делом позвоню Эйприл".

Но в действительности это дело оказалось не самым первым. Уже было половина одиннадцатого. Однако парень сперва осушил стакан апельсинового сока — так быстро, что даже заломило" зубах от холода — и только потом набрал номер подруги.

Сперва он услышал три долгих гудка, и только после этого трубку сняли.

— Алло? — произнесла мать Эйприл.

— Здравствуйте, миссис Блейр. Это я, Мэтт. Можно позвать Эйприл?

— А, здравствуй, Мэтт. Она еще спит.

— Как? — удивился он. Подружка была жаворонком и всегда вставала на рассвете.

— Близняшки пытались поднять ее к завтраку больше часа назад. — Продолжала миссис Блейр, — Она пробормотала, что неважно себя чувствует, будто не спала целую неделю. Это так на нее не похоже. Ну, я и решила ее не трогать

— Ага. Понятно… — протянул удивленный Мэтт. Он хотел еще спросить, во сколько же она вернулась домой, но вместо этого сказал: — передайте, что я желаю ей поправиться. Если захочет она может найти меня на пляже.

Он положил трубку, чувствуя неясную тревогу. Почесал шею. Всю кожу будто кололо иголками. В маленькой кухне был душно и влажно.

"Кажется, сегодня будет знойный день, — подумал Мэтт. — Нужно выбираться на пляж".

Он позвонил Тодду, который уже давно встал и договорился встретиться на берегу:

— Беря свою доску для серфинга. Сегодня волна должна быть классной.

На пляже, обычно таком людном, в этот раз попалось на глаза лишь несколько купальщиков нырявших или просто качавшихся на синевато, зеленых волнах. Тодд уже ждал друга, расположившись на полотенце и прикрываясь зонтиком.

— Эй, — позвал Мэтт.

— Как дела? — откликнулся друг сонным голосом.

— Где твоя доска?

— Кажется, забыл, — Тодд покрутил головой, оглядываясь.

Мэтт опустид свою доску на песок.

— Где ты был прошлой ночью? На свидании? — спросил он, усаживаясь на доску.

— Ага, — Тодд сладко зевнул. — С Джессикой. Мы гуляли по городу. Она предложила пойти сюда, но мне что-то не захотелось. Я вернулась домой рано.

— Старик тебе нужно окунуться — заметил Мэтт.

— Мы оба вроде еще не проснулись.

Друг не ответил.

— Эй, Тодд. Пойдем же, старик.

Тишина.

— Тодд?

Повернувшись к приятелю, Мэтт увидел, что заснул.

"Что это с ним? — удивился Мэтт, — как он мог отрубиться в одиннадцать утра?" Тодд спал очень крепко и только повернулся во сне на бок. "Интересно, каким это кремом для загара он пользуется?" — подумал Мэтт, разглядывая друга. Тот скорее побледнел, чем загорел.

С наступлением тьмы Джессика стала намного бодрее, ощутила прилив жизненных сил. Она вдохнула мягкий бриз океана и задумалась о нектаре.

Всегда таком сладком и терпком. Таком насыщенном и густом. Утоляющим жажду.

Луна, сперва такая маленькая, бледная, все увеличивалась и заливала теперь окрестности се ребристым светом. Глядя на нее, Джессика вспоминала свою жизнь.

Какой она была в шестнадцать лет — такой же как Тодд и его друзья?

Проводила ли лето на побережье? Встречалась ли с мальчиками?

"Постарайся вспомнить, Джессика, — уговаривала она себя, — постарайся". Но воспоминаний не было.

Ни одного воспоминания о человеческой жизни.

Ушло ее детство. Ушла ее семья. Ушли годы отрочества. Все ее годы, в которые она была живой.

А как же я умерла?

О, конечно, она не умирала.

И ее воспоминания начинались лишь с той поры,

когда она стала Вечной. Вспоминался только этот серый мир вечных "умерен, в котором она летала, парила, скиталась. Мир вечной тени и постоянной нужды, мир жажды.

Неужели это слеза бежит по ее бледной мягкой щеке?

Плачет ли она на самом деле о потерянном прошлом? Оплакивает жизнь, о которой не сохранилось ни единого воспоминания?

"Нет. Это лишь соленые брызги", — Уверяла она себя, вытирая лицо и стараясь отвлечься от ненужных мыслей.

Прежде всего — это была ночь триумфа.

Ночь победы, ночь празднества.

Ночь нектара. Ночь обновления.

Она увидела идущего вдоль берега Тодда. "Это твоя ночь, Тодд", — подумалось ей. Стоило только парню приблизиться, как разом улетучилась вся ее хандра, уступив место небывалой энергии.

"Это твоя ночь, мой бедный, нескладный, застенчивый и совсем некрасивый мальчик Тодд. В эту ночь ты станешь одним из Вечных. Этой ночью ты распрощаешься с прежней скучной жизнью и взмоешь в темное небо".

Парень помахал ей рукой, и она двинулась ему навстречу, выйдя из тени лодочной пристани. Босые ноги оставляли глубокие следы на влажном песке. За ее спиной привязанные лодки, напоминавшие плоских рыб, тихо бились носами в деревянные сваи.

— Тодд! — позвала она радостно, подбегая к нему. Подол ее короткого платья трепыхался на ветру, обнажая длинные стройные ноги.

— Привет, — сказал он. Как обычно, застенчиво и робко, — Приятная ночка, правда?

Взял девушку за руку. Поцеловал в щеку. Так близко настоящий нектар. Так близко её сердце забилось чаще. Она ощущала близость живительной влаги.

И почувствовала неутолимую жажду.

"Остался последний глоток. Один маленький укус, Тодд, и ты станешь одним из нас. Навсегда"

— Чем ты сегодня занимался? — спросила Джессика, встретившись с ним взглядом.

— Был на пляже, — ответил он. — Но не купался. Разморило как-то.


"Отчего бы это?" — подумал она холодно, сжимая его руки, пристально глядя в глаза и полностью концентрируясь на этом.

— Хочешь пойти на карнавал? — спросил Тодд дрожащим голосом.

"Он поддался моим чарам, — подумала Джессика. — Он мой".

— Здесь так спокойно, — прошептала она, прижимаясь к нему. Лунный свет заливал ее бледное лицо и обнаженные плечи. — И мы совсем одни.

Парень окинул взглядом волны, маленький поросший лесом островок, лодочную пристань. Затем снова поглядел в глаза подруге.

— Может, поцелуемся, Тодд?

Девушка не стала ждать ответа. Восторженная улыбка заиграла на губах парня. Он приблизил к Джессике лицо и впился ртом в ее губы.

"Он мой. Он мой".

Но что это за звук перекрывает рокот

Может быть, лодки бьются о пристань?

Нет.

Джессика прижалась губами к губам Тодда, чуть дыша. Подняла глаза к темному небу.

И увидела парящую над головой мышь.

"Габри! Это наверняка Габри, — догадалась она. — Он явился, чтобы вновь навредит мне, Чтобы отнять у меня победу".

"Нет, Габри, — подумала она, и в висках бешено застучало. — Нет, Габри. Не сегодня. Сей час у тебя ничего не выйдет. Ты опоздал. Парень мой".

Мышь начала снижаться.

"Скорее, скорее!" — Подгоняла себя Джессика.

Она уже выпустила клыки, приникла к шее Тодда и сделала большой глоток.

Большой.

Пьянящий.

Мышь все снижалась. Снижалась. Но теперь уже было поздно.

Слишком поздно.

Пари проиграно.

Джессика пьянела. Все сильнее и сильнее.

И вдруг Тодд испустил громкий вопль, полный боли и ужаса.

Налитые кровью глаза парня выкатились из орбит.

— Нет! — закричала Джессика. — Нет! Нет! Нет! Это получилось случайно. Не могу… Не могу поверить, что это сделала я!

Глава 15

Утопленник

Мэтт сел на постели, откинул одеяло. Поглядел в окно, прислушиваясь к тихой перекличке птиц встречавших рассвет в саду.

— Надо же, не спится, — сказал парень громко, протирая глаза. — Который час, интересно?

Часы на ночном столике показывали пять тридцать пять.

Мэтт проворочался всю ночь. Его одолевали беспокойные думы.

Прежде всего не давала покоя Эйприл.

Вернувшись с пляжа, он стал названивать ей, но линия все время оказывалась занятой. После обеда все же удалось дозвониться, но трубку взяла мисс Блейр и сказала, что Эйприл уже ушла.

"Наверное, опять к Габри, — догадался несчастный Мэтт. — Нужно с ней как следует разобраться. Хорошенькое получается лето!"

Эти мысли не давали ему заснуть всю ночь. Теперь, когда небо начало проясняться и птичье пение становилось все громче, не было смысла оставаться в постели.

"Пожалуй, купание поможет собраться с мыслями".

— подумал парень. Он натянул черные велосипедные шорты и сунул ноги в кроссовки.

Осторожно прикрыв за собой входную дверь, Мэтт окунулся в прохладный утренний воздух. Долетавший с океана запах соли и водорослей защекотал его ноздри. Он направился вдоль дачных домиков в сторону дюн, за которыми плескались волны.

Набегавшие на берег валы казались в этот час чернильно-синими, а небо — жемчужно-пепельным. Мэтт начал пробежку вдоль берега. Чайки разлетались почти из под ног с возмущенными криками.

На пляже было безлюдно. Кроме Мэтта, не нашлось ни одного любителя утренних разминок.

На светлеющем горизонте парень различил темные очертания какого-то судна. Кажется, что-то вроде баржи. Она как будто плыла над водой. "Как будто "Летучий голландец", а не настоящий корабль", — размышлял Мэтт.

Он бежал медленным, но твердым шагом. На пляже попадались то догорающие головешки непогашенного костра, то потемневшее, пропитанное водой бревно, выброшенное волнами, то высыхающие на песке рыбы.

В лицо били холодные освежающие брызги. Пепельное небо начало проясняться, словно кто-то отдергивал серую занавеску, и все вокруг приобретало малиновый оттенок. Воды океана светлели вместе с отражавшимся в них небом.

"Вот это красота", — подумал Мэтт, продолжая свой ровный бег и подставляя лицо потокам сладкого прохладного воздуха. Его маршрут лежал в сторону скалистого утеса, выступавшего из-за дюн.

На подходе к нему песок под ногами стал более мелким, но твердым. Парень увидел небольшую лодочную пристань, спрятавшуюся в тени скал.

Возле мостков в воде что-то плавало.

Меленькая лодочка? Слишком далеко, чтобы разглядеть. Тем временем малиновые лучи солнца уже достигли водной поверхности, и Мэтт смог рассмотреть, что темный предмет, плававший возле пристани, довольно велик.

Может быть, заблудившийся кит застрял на мели? Но парень тут же отбросил эту мысль, при кинув размеры предмета.

Мэтт остановился рядом с мостками, его грудь тяжело вздымалась после длительной пробежки. Он вытер вспотевший лоб и уставился на воду.

И тут у него перехватило дыхание.

Там был человек.

Качавшийся в волнах, словно лодка.

Лицом вниз.

Его руки безвольно раскинулись по воде.

И прежде чем сообразил, что делает, Мэтт оказался возле мостков. Его тут же обожгло холодом, но он даже не обратил на это внимания.

Он не мог думать.

Не мог думать о том, что нашел утопленника.

Не мог думать ни о чем.

Парень подхватил свою страшную находку за плечи и потянул к берегу. Это оказалось довольно трудным делом. Утопленник оказался очень тяжелым.

Ледяная вода боролась с жаром разгоряченного тела Мэтта. Парень тяжело дышал.

А ты дышишь?

Пожалуйста, дыши!

Но нет, как же он может дышать?

Да, было очевидно, что утопленник — мужчина. Но у Мэтта не было сил перевернуть его.

Как бы он смог дышать, если лежит в воде лицом вниз? Если руки раскинуты так безжизненно? Во что он одет? В одни трусы. Его кожа такая белая и гладкая, словно у какого-нибудь морского животного. Только морские животные могут дышать под водой.

А этот человек не дышал, не мог дышать. Пыхтя от натуги, Мэтт выбрался на берег и выволок свою тяжелую ношу. Отбросив со лба слипшиеся волосы, он постоял немного, затем сделал несколько глубоких вдохов, подождав, пока голова перестанет кружиться.

Теперь он мог перевернуть утопленника лицом вверх. И едва сделав это, завопил:

— Тодд! Тодд! Как же это? Тодд! Как же?

Но ошибки быть не могло. Черты друга невозможно было не узнать. Его почти нагое тело покрыто ранами от ударов о камни, вблизи которых располагалась пристань.

Так много ран.

Так много, что, наверное, вся кровь уже вытекла.

— Как же это, Тодд? Как?

Так много ран на лице и на шее…

— Нет. Это не может быть Тодд. Не может быть.

Так много ран… Как же Тодд утонул?

Почему он не уплыл куда-нибудь подальше отсюда?

Или он утонул там, где все обычно купаются, а

его тело пригнало сюда течением? Его тело?

Почему от Тодда теперь осталось лишь тело?

Сколько времени прошло с тех пор, как оно перестало быть Тоддом?

Мэтт зябко обхватил себя руками за плечи. Мысли набегали быстрее, чем океанские волны.

Он прикрыл глаза. Но утонувший друг, со своей белой кожей, покрытой множеством ран. Все равно стоял перед мысленным взором.

Тодд плавал не слишком хорошо.

Почему он вдруг отважился на ночное купание во время отлива?

Тодд знал, насколько опасно, смертельно опасно плавать в это время. Почему он полез в воду?

— Почему, Тодд? — закричал Мэтт, открыв глаза и поворачивая лицо к встающему рыжему солнцу.

Спустя несколько минут на берегу показались два рыбака с удочками и ящичками для снастей в руках. Они застали парня стоящим на коленях перед телом друга и твердящим один и тот же вопрос:

— Почему, Тодд? Почему?

Глава 16

Новая жертва

Летучие мыши парили и шныряли среди деревьев маленького островка, мелькая темными тенями на фоне мрачного неба. За деревьями стояли деревянные дачные домики, давно покинутые людьми. Летучие мыши населяли этот островок уже много лет. Летучие мыши и Вечные, умевшие превращаться в летучих мышей, когда нужно.

Добраться до островка можно было лишь на лодке, поэтому люди потеряли интерес к здешним дачам. Те, кто построил эти домики, давно уже сбежали от мышей, или были убиты теми, кто в них превращался, или же сами стали одними из Вечных.

Габри поселился в одном из заброшенных строений. Он привел половину домика в порядок, выволок грязь, скопившуюся неведомо с каких пор, и поставил здесь заботливо отполированный гроб черного дерева. Установил его у западной стены, как известно, сулившей защиту для нечисти. Открыв тяжелую раму, Габри высунулся в окно и стал следить за полетом мышей при лунном свете.

Он вздохнул, поскольку не умел радостно и широко улыбаться. Стояла жара и духота — как раз то, что нужно. Снующие по небу мыши навевали приятные мысли.

Приятные мысли.

Мысли о том, как он отнял у Джессики все шансы на победу. Мысли об Эйприл, о свежем нектаре.

Он смаковал нектар так долго, с таким аппетитом. Его жажда наконец-то утолилась.

Но лето еще только начинается.

И нужно поберечь силы.

Бедная, бессильная Джессика.

И стоило только подумать об этом, как в окно влетела мышь. Парень быстро обернулся к ней сразу почувствовав неладное. Тварь тихо приземлилась на пол и тут же начала кружиться все быстрее и быстрее, пока не превратилась в маленький смерч.

Через несколько секунд из смерча появилась Джессика. Ее полные губы покрывали засохшие капельки крови. Она с ненавистью взглянула на Габри.

— Сейчас же перестань улыбаться!

— В чем дело, Джессика? Перебрала? — Габри остался доволен своей шуткой. Джессика протянула к нему руки, злобно рыча, словно собираясь напасть. Парень сохранял хладнокровие, все его члены были расслабленны.

— Успокойся. Подумаешь, какая беда. Ты проиграла, вот и все.

Она пронзила его взглядом, невольно сжимая кулаки. Ярость мешала ей говорить.

— К тому же ты насытилась, — усмехнулся Габри.

— Заткнись! — выкрикнули Джессика. Руки они скрестила на груди, но глаза все еще метали молнии, зубы скрежетали, а лицо неожиданно постарело, будто на нем проступили все годы Вечности.

Пока она бесилась, парень преспокойно стоял у окна, наслаждаясь ее бессильной злобой и своим выигрышем, своей победой.

— Умей проигрывать с достоинством, — сказал он, наблюдая полет мышей за окном.

— Я не проиграла! — возмутилась Джессика, остановившись в нескольких дюймах от него. — Ты шулер, Габри. Ты играл нечестно.

— Я? — удивился парень. — Что же я такого сделал?

— Сперва ты укусил девчонку и напугал Тодда, — ответила она, приблизив к нему лицо, так что он даже отпрянул. — А в этот раз ты стал летать над нами, ты заставил меня нервничать, и из-за этого я укусила парня слишком сильно.

— Я заставил тебя нервничать? — Габри захохотал.

— Прекрати смеяться! — выкрикнула она. — Я убила этого мальчишку, и без всякой пользы! Только для того, чтобы ты выиграл пари!

— Прежде всего, ты напилась нектара, — ответил Габри с презрительной усмешкой. — Чего тебе еще надо, Джессика?

— Это не входило в условия пари.

— Веди себя достойно, — повторил он, резко поворачиваясь к ней. — Как ты знаешь, все в мире решают любовь и война.

— Я не проиграла. Это ты проигрывал, — ответила она, шагая по комнате. Ее медные волосы развевались за спиной.

— Как же я мог проигрывать? — засмеялся он злорадно. — Мне осталось еще дважды прогуляться с Эйприл, два раза укусить — и я выиграю.

Видя, что небо начинает светлеть и снимается заря, он направился к своему гробу и открыл его.

— Но моя жертва… — начала Джессика. — Твоя невезучая жертва умерла, — сказал Габри с презрительной усмешкой. — Твой укус убил ее. Ты должна признать поражение.

— Ни за что! — выпалила Джессика, наступая на него. — Я не побеждена и все еще собираюсь выиграть. Я выберу новую жертву.

— Новую жертву? — Габри уже начал укладываться в гроб. — Ты это серьезно?

— Серьезно, — теперь она наконец успокоилась, у нее появилась идея, которая поможет сбыться ее надеждам и отыграться сполна.

— Я очень серьезна, Габри, — продолжала Джессика, медленно закрывая гроб крышкой. — Моей жертвой будет Мэтт, друг Тодда. Он по-настоящему милый, — она улыбнулась впервые за эту ночь, специально давая сопернику разглядеть эту улыбку, прежде чем крышка захлопнется. — Мэтт станет совсем легкой добычей.

Глава 17

Вампиры!

Несколько ночей спустя Мэтт метался во сне. Одеяло сбилось, подушка свалилась на пол. Ему приснился Тодд.

Он видел узкую песчаную полоску пляжа, золотившуюся от яркого солнца. Высокие волны, покрытые белой пеной, величественно набегали на берег и тяжело падали на песок.

Тодд бежал по берегу босиком. На нем были мешковатые плавки. Его ноги касались песка совершенно беззвучно.

Мэтт пытался всмотреться в его лицо, но Тодд мчался все быстрее и быстрее, так что пришлось пуститься за ним. Но хотя солнце стояло высоко, лицо друга все время оставалось в тени.

"Пожалуйста, — думал Мэтт, он старался вырваться вперед, за спиной гремели тяжелые валы, — Пожалуйста, повернись ко мне лицом, Тодд",

И тут Тодд вышел наконец из тени.

Его лицо было искажено ужасом, глаза закатились, рот распахнут в немом крике.

Небо темнело, становилось совсем черным.

Чернота поглотила Тодда, надвинулась на него прежде, чем он смог убежать.

Сначала эта чернота напоминала воронкообразную тучу, закрывшую солнце. Тодд все еще оставался на свету, но страшная туча старалась догнать его.

И Мэтт понял, что это была вовсе не туча. Она состояла из тысяч движущихся существ.

Он стал видеть четче и разглядел черные с пурпуром крылья и темные головки, низко наклоненные в полете, услышал пронзительный писк

Черная тень, настигшая Тодда, оказалась облаком из летучих мышей. Тысячи и тысячи теней, паривших, хлопавших крыльями, мелькавших в воздухе затмевавших солнечный свет, бросавших тень на весь пляж, шумевших и заглушавших рокот волн

Тодд бежал изо всех сил, потом остановился склонил голову и прикрыл глаза. Но его рот оставался открытым.

— Беги, Тодд, беги! — выпалил Мэтт.

Но облако из летучих мышей уже настигло друга. Он упал на песок — сперва на колени, потом растянулся лицом вниз. И стена мышей сомкнулась над ним, как ночная тьма.

И все кругом почернело.

Мэтт вскочил. Он сидел на своей постели. В окне спальни проступало серое утро.

Он поднялся, наполовину пробудившись, наполовину оставаясь в своем кошмаре.

Резкие крики летучих мышей преследовали его, пока он неуверенно брел от кровати до окна. Туча из летучих мышей. Чернота, накрывшая Тодда и весь берег.

Мэтт тяжело оперся о подоконник, замотал головой. Ему хотелось окончательно вырваться из этого жуткого сна, но это не удавалось.

Он понял, что в момент пробуждения на языке вертелось какое-то слово.

"Вспоминай же, вспоминай", — заставлял он себя. И наконец произнес:

— Вампиры.

Сон был вещим, должен был что-то обозначать.

Мэтт знал это.

И знал, как погиб Тодд.

Летучие, мыши над пляжем! Те, что населяли побережье маленького островка. Летучая мышь напала на девушку.

Вампиры.

Все эти мыши были вампирами.

Сон открыл Мэтту страшную правду.

Теперь, окончательно проснувшись, парень быстро натянул теннисные шорты и майку, в которых ходил позавчера, и кинулся к черному ходу, даже не умывшись, не причесавшись и не почистив зубы.

— Эй, — позвал его отец" завтракавший на кухне" когда Мэтт прошмыгнул мимо него.

Но парень уже выскочил за дверь, которая только хлопнула за его спиной.

— Мне надо бежать" — крикнул он на ходу, устремляясь в направлении дома Эйприл.

Небо было серым, воздух — холодным и влажным. Песчаная дорожка намокла. Мэтт догадался, что ночью прошел дождь.

А он и не слышал, как лило за окном. Во сне ему казалось, что шумели морские волны" а потом их перекрыли визги летучих мышей. Вампиров.

Нужно было рассказать обо всем Эйприл. Она должна все знать.

Как будто по контрасту с ярким солнцем и синим небом того дня, когда погиб Тодд, теперь все

покрывал серый туман и густые тени. Память Мэтта не сохранила картинок, одним только звуки. Скорбные крики родителей Тодда. Бормотание полицейских. Испуганное перешептывание детей на пляже и в городе.

Мэтт виделся с Эйприл лишь однажды за эти четыре дня. Оба пытались делать вид, что все в порядке, ничего не случилось, и не смогли…

Потом Мэтт оставил подругу и один отправился на пляж. Ему очень хотелось узнать, что же произошло ночью, почему Тодд решил искупаться и как он погиб.

Следователь из города прибыл осмотреть утопленника. Но для Мэтта все оставалось покрыто мраком. До тех пор, пока он не увидел этот сон.

И теперь нужно было срочно поговорить с Эйприл.

Приближаясь к знакомой даче, маленькому белому дощатому коттеджу с невысокой верандой" на которой стояли шезлонге и столик с зонтиком, Мэтт увидел подружку в кухонном окне".

Он поднялся на веранду, отворил дверь и позвал девушку. Эйприл посмотрела в его сторону, встала из-за стола. Ее мать мыла посуду после завтрака. Близняшки выскочили в открытую дверь, крича наперебой: "Я тебя поймаю!"

Мэтт поздоровался и с трудом перевел дух после долгой пробежки. — Ты уже позавтракал? — спросила миссис Блейр, закатывая рукава мужской рубашки, которую носила вместо купального халата. — У нас остались оладьи.

— Нет, спасибо, — ответил Мэтт, глядя на подружку. В тусклом свете, проникавшем через окно, она выглядела ужасно бледной и усталой. — Мне нужно поговорить с Эйприл.

— Лучше поиграй со мной! — предложила Кортни. — Нет, со мной! — закричала Уитни.

Эйприл поднялась и оттащила от него обеих сестричек.

— Мы с Мэттом поговорим на веранде, — сказала она и, наградив приятеля ослепительной улыбкой, вышла за дверь.

Мэтт направился вслед за ней, размышляя, как бы ей все преподнести. С океана по-прежнему дуло прохладой, низкое небо оставалось серым.

Девушка сбежала по ступеням и остановилась под деревьями. Мэтт вытер пот со лба подолом своей майки.

"Майка вся провоняла", — подумал он и только теперь сообразил, что в спешке забыл почистить зубы.

"Наверное, я выгляжу сейчас настоящим неряхой", — подумал он, но тут же отогнал эту мысль и сосредоточился на главном.

— Как дела? — спросила Эйприл робко, вглядываясь сквозь кроны деревьев в низкое пасмурное небо.

— Нормально. То есть не очень, конечно. Но в общем нормально. — У меня тоже.

— Мне нужно кое-что тебе сообщить, — начал он нетерпеливо. — Кое-что важное. В смысле… Стоит ли выложить все прямо сейчас?

— Послушай, Эйприл. Вот что я хочу тебе сказать. Я знаю, как погиб Тодд.

— Конечно, мы знаем, как он погиб, Мэтт — прошептала она. — Он утонул.

— Пожалуйста, выслушай меня, Эйприл, — просил парень, кладя руки ей на плечи. — Пожалуйста.

Она не ответила, только пристально посмотрела ему в глаза.

— Я увидел это во сне, — произнес он быстро, все так же держа подружку за плечи. — Но я точно знаю, что это правда.

Он решил, что нельзя говорить об этом медленно, с предисловиями и паузами. Нужно выложить все, что было на уме.

— Тодда убили вампиры.

— Что? — не поняла Эйприл.

— Вампиры, — повторил он. — Ты же видела сколько летучих мышей носится вдоль берега? Это, должно быть, вампиры. За несколько дней до того, как погиб Тодд, мышь напала на девчонку. И укусила её за шею. И Тодд…

— Мэтт, нехорошо так шутить, — сказала Эйприл презрительно. — Мне это не по душе.

Он хотел было ответить, но тут его внимание привлекли две крошечных красных точки на горле у подруги. Он уставился на них во все глаза.

В голове начали роиться жуткие мысли. Совершенно безумные.

"Мне не чудится? Может быть, это лишь комариные укусы?"

Перед глазами встало лицо Габри. Эйприл и Габри. Эйприл и Габри.

Он представил эту пару наедине.

Возможно ли это? Возможно ли, что Габри — вампир?

Или я свихнулся?

— Послушай, мне это все приснилось, — продолжал Мэтт, не отрывая взгляда от девичьей шеи. Его мозг лихорадочно работал. — Тодд бежал, и…

— Прекрати. Мэтт! — взорвалась Эйприл. — Сейчас же прекрати!

— я знаю, что прав, — отрезал он, не обращая внимания на то, что она заводится. — Этот сон имеет смысл, Эйприл. Все эти мыши… И Тодд… У него были раны на шее, я помню.

— Мэтт! Перестань! — выкрикнула Эйприл, начиная трястись от злости. — Заткнись! Заткнись же!

— Но Эйприл…

Что он сделал не так? Что он такого сказал? Почему она не хочет его выслушать, даже не дает возможности все объяснить?

— Как тебе не стыдно Мэтт? Как не стыдно? — продолжала девушка, сверкая глазами. — Твой лучший друг умер, а ты думаешь только о своих дурацких фильмах!

— Нет, — запротестовал он, но Эйприл не давала ему слова вставить.

У меня есть новость для тебя, Мэтт, — произнесла она презрительно. — Наша жизнь — это реальность.

— Я знаю, но…

— Жизнь — это реальность, Мэтт, а не идиотские ужастики. — в уголках ее глаз выступили слезы.

"О нет, — подумал он, ощущая, как колотится сердце. — Я не хочу, чтобы она плакала. Разве мы мало наплакались за эту неделю? "

— Тодд умер, и это невозможно объяснить, невозможно принять, — сказала Эйприл, стараясь сдержать слезы и взять себя в руки. — Но сваливать на вампиров… Это так по-детски. Это ни в какие ворота не лезет!

— Но Эйприл… — Мэтт не знал, что сказать. Он неотрывно смотрел на две маленькие ранки на ее шее.

— Габри — вампир, — бухнул он неожиданно даже не понял, что произнес, не слышал своего голоса и не понимал, что Эйприл все слышит.

Девушка одним движением вытерла мокрые дорожки, оставленные слезами на ее бледном лице, и яростно накинулась на Мэтта.

— Ты совсем спятил, да? — завопила она, — Убирайся! Убирайся отсюда! — повернувшись она устремилась в дом, — Не понял? Убирайся! Я больше не желаю тебя видеть! И не звони, я не подойду!

— Что там происходит? — из-за двери выглянула золотистая головка одной из сестричек

— Они сражаются? — донесся из дома голос другой.

— Дай посмотреть! — Девочки с шумом вывалились за дверь, а Эйприл вбежала в дом, громко всхлипывая.

Мэтт с растерянным видом, не оглядываясь, вышел на улицу и зашагал прочь. Ему перебежали дорогу два кролика, но он даже не заметил. Пошел дождь. Первые тяжелые капли упали землю, а через несколько секунд ливень уже стоял стеной.

Парень двигался медленно, опустив голову, и даже не обращал внимания на дождь. Тяжелые думы досаждала ему куда сильнее.

"Конечно, Эйприл права, — говорил он себе, поддавая носками кроссовок комья грязи. Волосы упали на лоб. Промокшая запыленная майка противно липла к спине. — Конечно, она права. И чего это я помчался к ней, чтобы рассказывать про вампиров? Надо было держать все при себе".

"Вампиры! Конечно, она решила, что я спятил. И она права. Габри никакой не вампир. А я просто ревную. К тому же совсем растерялся. И мне так жалко себя".

"Вампиры… Я должен посмеяться над собой чтобы не заплакать. И откуда взялась такая дикая мысль? Как это я был настолько глуп, что поверил ей?"

Он глубоко вздохнул, погрозил кулаком деревьям, склонившимся под тяжестью собравшейся в кронах воды. Ему хотелось увязнуть в грязи увязнуть по самую макушку, и чтобы никто его оттуда не вытащил.

"Я выставил себя набитым дураком, — подумал он, удрученно тряся головой и ежась, когда ветер задувал за ворот. — Я выставил себя полным идиотом. И лишился Эйприл".

— Чего это ты целый день шатаешься под дождем? — спросил Бен, появляясь из высокой травы, покрывавшей дюны.

Мокрые от дождя стебли стегали Мэтта по ногам при ходьбе, и он подумал, что лучше было надеть джинсы, чем шорты.

— Просто так, — ответил он другу. Вообще-то большую часть дня он провел, глядя на дождь из окна гостиной, вертя в руках бутановую зажигалку Тодда и беспрерывно размышляя о своем сновидении и о том, как глупо было мчаться к Эйприл.

Зажигалку он сжимал в руке и сейчас" будто ища в ней разгадку. Казалось, что с зажигалкой как-то уютнее — ведь это единственная память о Тодде. Мэтт с зашагал вместе с Беном через дюны. — Песок уже снова сухой, — сказал Бен, поддавая землю носком сандалии. — Разве не удивительно? Дождь льет весь день, а песок не собирает воду.


Мэтт бросил взгляд в сторону океана. Облака уже рассеялись. Ночное небо было почти ясным.

Над морским горизонтом висел бледный круг луны.


— Сегодня утром я сделал настоящую глупость, — пробормотал Мэтт.

— Какую по счету? — пошутил Бен, оторвав длинный стебель и засунув его в рот.

— Да нет, это действительно была глупость, — объяснил Мэтт, глядя под ноги, он в нескольких словах поведал Бену про свой сон и разговор с Эйприл. И закончил словами: — Это все было нелепо.

Бен задумчиво жевал травинку.

— "Нелепый" — это еще мягко сказано, — согласился он, качая головой. — Более подходит слово "глупый". Я бы даже сказал "идиотский".

— Знаешь, я рассказал тебе все это не для смеха, — обиделся Мэтт.

"И зачем тогда я это рассказывал? — подумал он. — Может быть, Бен должен был подпрыгнуть, похлопать меня по спине и сказать: "Ты прав, Мэтт! Эти мыши — вампиры!" Просто мне нужно было с кем-то поделиться".

— Извини, — быстро сказал Бен. — Правда, извини. Ты, наверное, чувствуешь себя настоящим болваном.

— Утешил, — пробормотал Мэтт.

Совсем низко над их головами промелькнула летучая мышь и черной тенью пронеслась над Пляжем, Приглядевшись, Мэтт заметил еще двух мышей, паривших над соседней дюной.

— В прошлом году в школе нам объясняли, что они полезные, — сказал Бен. — Они необходимы для экологического равновесия, ну, ты знаешь насекомых едят. А их помет — очень ценное удобрение.

— Оставь себе мышиный помет, — пробурчал Мэтт раздраженно. — Спасибо за лекцию.

— Я понимаю, что у тебя паршивое настроение, — сказал Бен миролюбиво. — Мне тоже не по себе из-за Тодда. А тут еще этот парень перехватил твою девчонку…

— Не надо об этом больше, — отрезал Мэтт удивляясь собственной горячности. — Хватит.

— Эй, а ведь я собирался в кафе "Суэнни", — проговорил Бен, чтобы покончить с неприятным разговором. — Пойдешь со мной?

— Лучше еще погуляю, — ответил Мэтт грустно качая головой. — Может быть, подойду попозже.

Он кивнул на прощание, Бен помахал ему рукой.

— Утешься, — крикнул он издалека. — У меня худшее еще впереди.

Он не засмеялся, против обыкновения, над собственной плоской шуткой и зашагал в направлении города.

"Вот придурок", — подумал Мэтт. Обычно Бен действительно утешал его своими научными выкладками и глупыми шутками" но только не сейчас.

Парень зашагал через дюны. Увидев группу ребят, знакомых ему по пляжу, Мэтт повернулся, чтобы не попадаться им на глаза, и быстро пошел в обратном направлении. Его внимание приковала к себе скалистый утес и черный силуэт в ясном ночном небе.

Парень поймал себя на том, что думает, как оправдаться перед Эйприл. Но ни один из вариантов не выглядел убедительным. Он не мог предстать, что произнесет все это вслух. Ступая по песку, Мэтт размышлял о том, как бы помириться с девушкой и убедить ее не встречаться с Габри. Но и то, и другое казалось невозможным.

Мэтт затряс головой, как будто хотел выбросить оттуда тягостные мысли.

Вдруг он неожиданно остановился, заметив впереди какой-то необычный предмет.

На песке будто бы лежала темная бесформенная куча.

Темная, бесформенная и неподвижная.

— О нет, — громко выдохнул парень, вглядываясь в эту кучу. — Что это? Еще одно тело?

Глава 18

Новое происшествие с Джессикой

Похолодевший от ужаса Мэтт всматривался в невысокую темную дюну. Захотелось бежать со всех ног, но он понимал, что нужно как следует рассмотреть то, что лежало на песке.

Парень двинулся к дюне. И остановился как вкопанный.

— Джессика? Она молчала.

— Джессика? — повторил он громче, неуверенно приближаясь к ней.

— Эй, Джессика…

Теперь Мэтт увидел, что девушка сидела, обхватив колени руками и опустив голову.

Когда она наконец подняла лицо, он увидел, что она плачет.

— Извини, — произнес парень и отступил на шаг. — Извини, — повторил он, не зная, что сказать. Девушка не отвечала. Казалось, она никак не может узнать его и выглядит растерянной и настолько погруженной в свои мысли, в свою тоску, что в ее сознании не осталось места для воспоминаний о ком-то находящемся за пределами ее внутреннего мира.

Затем она слабо улыбнулась, закрыла глаза и принялась обеими руками вытирать слезы. — Я… Я не думал, что это ты, — выдавил Мэтт. Он не знал, куда девать руки, и наконец сунул их в карманы — Тебе не нужна помощь?

— Вообще-то… — отозвалась она, и голос ее прервался. Затем закончила: — Не знаю. Не могу выплакаться.

— По Тодду? — спросил Мэтт и тут же почувствовал себя дураком. По ком же еще она могла плакать? — То есть…

— Я все вспоминаю наши встречи на берегу и в городе, — Прошептала Джессика, с трудом подбирая слова. — Не могу в это поверить. Не могу поверить, что я была последней, кто его видел живым. Не могу поверить во все это. То есть… никто из моих знакомых еще не умирал. Никогда.

— Да, — сказал Мэтт тихо. — Все это в голове не укладывается. Ты знаешь, он ведь был моим лучшим другом.

Она не ответила. Грустно покачав головом, поднялась на ноги и отряхнула свой купальник от песка. Затем подошла к Мэтту так близко, что он почувствовал запах ее духов, в тяжелом морском воздухе казавшийся терпким и острым.

— Я знала Тодда совсем недолго, — продолжала Джессика, вытирая слезу. — Но я подружилась с ним так близко. Мы полюбили друг друга.

— Он был славный парень, — сказал Мэтт, глядя в ее гипнотические глаза. Он поймал себя на том, что, разговаривая о погибшем друге, думает о красоте Джессики.

Океанские волны, казалось, окружали их, пытались утопить.

У Мэтта как-то странно закружилась голова. Может быть, от ее духов? Или от теплого ветра? Или от усталости?

— Не могу понять, почему Тодд полез купаться в такое время, — сказал он, не в силах оторвать глаз от девушки.

— Не знаю, — ответила Джессика тихо. — Он звал меня купаться. Разделся и нырнул. Я думала, он шутит. Я вправду думала, что он шутит.

— Жуть, — отозвался Мэтт. — Тодд не был сорвиголовой. Он был таким тихоней, ты, наверное, заметила?

— Да, знаю, — прошептала девушка, глядя сквозь него. — Поэтому я и решила, что он не собирается всерьез нырять в такой час. Когда он впервые провожал меня домой, мне показалось, что он сам боится идти в одиночку.

— Жуть, — повторил Мэтт, поднимая голову.

— На следующее утро, когда я услышала… — начала Джессика, но ее голос снова сорвался, и вместо слов она застонала.

Мэтт машинально положил руку на ее плечи, стараясь успокоить. Она продолжала рыдать, а потом неожиданно улыбнулась ему.

Ее духи пахли так сильно, так сладко.

— Ты тоже плакал? — спросила Джессика. Они зашагали по песку рядом, рука парня все так же покоилась у девушки на плечах.

"Она такая теплая и… хрупкая", — подумал Мэтт.

— Да, — признался он. — Когда я его нашел, Я, наверное, потерял рассудок. Не очень хорошо помню, что было дальше. На нас наткнулись какие-то рыбаки. Потом все вылетело из головы.

— А я не могла перестать плакать, — кротко произнесла Джессика, закрыв глаза и прижимаясь к нему, — ты первый, кому удалось со мной заговорить. Как бы невзначай она задела головой лицо Мэтта. Он почувствовал прикосновение ее мягких волос к своей щеке, и по всему его телу пробежала

искра.

"Интересно, как она отреагирует, если я ее поцелую", — подумал Мэтт.

И тут же устыдился своих мыслей. "Мы ведь разговаривали про Тодда. Она излила мне всю свою печаль, открылась мне, доверилась, а я собираюсь ее целовать".

Девушка опять улыбнулась ему.

Мэтту показалось, будто эта улыбка обозначает, что она читает его мысли и не хочет противиться.

— Давай… я… хм… провожу тебя домой, — предложил он. Его рука соскользнула с гладкого девичьего плеча.

Волосы Джессики слегка задели его по лицу, затем она пристально посмотрела ему в глаза.

— Нет. Давай еще пройдемся, — прошептала девушка так тихо, что он еле услышал, хотя стоял совсем рядом. Она указала на гряду скал, увенчанную крутым черным утесом. — Давай будем идти, идти и идти, Мэтт. С тобой мне гораздо лучше. Правда.

— Приятно слышать, — ответил он.

Девушка неожиданно сорвалась с места и побежала к утесу. Как будто и не было ее рядом — ее прикосновений, ее тепла, ее плеч, на которых лежала рука парня.

— Эй, подожди! — позвал он.

Она ничего не ответила, а только обернулась к нему с загадочной улыбкой.

— Джессика, подожди! — повторил Мэтт и побежал вдоль берега следом за ней к скалистому утесу, возвышавшемуся посреди песка, туда, где с шумом разбивались волны. Они бились о берег будто сердце парня, — громче, быстрее, тяжелее.

— Да постой же! — позвал Мэтт. Теперь он уже бежал изо всех сил, держа курс на рыжие девичьи волосы, развевавшиеся, точно знамя.

Ее смех долетал до него, перекрывая шум ветра.

Они уже пробежали вместе почти весь пляж и теперь помчались на один из выступов утеса.

— Эй, притормози! — крикнул парень в который раз, тяжело дыша.

Когда они приблизились к самому краю скалы Мэтт заметил, как изменилось у Джессики выражение лица. Ее рот широко распахнулся от страха, смешанного с удивлением.

Джессика хотела остановиться.

Ио ее подошвы заскользили на гладкой поверхности камня.

Она протянула руки, будто пытаясь за что-то схватиться, но хвататься было не за что.

— Джессика, нет! — закричал Мэтт.

Девушку вынесло на самый край утеса.

Парень услышал ее испуганный крик в тот момент, когда она полетела вниз.

Увидел ее руки, бессильно цеплявшиеся за воздух.

Затем наступила тишина.

Он остался здесь в одиночестве.

В полном одиночестве.

Глава 19

Мэтт целуется при луне

Мэтт бросился к обрыву и стал вглядываться в темноту. Он затаил дыхание, стараясь разглядеть, что несут темно-зеленые волны, а ужас тянул его вниз.

"Погибла, — решил парень. — Расшиблась насмерть".

Он все продолжал смотреть на пенные гребни, разбивавшиеся о камни. Страх леденил его душу.

И вдруг увидел Джессику. Она стояла по пояс в воде у самого берега и улыбалась ему.

— Как, Джессика? — попробовал он выдавить, но, к своему удивлению, потерял голос.

Девушка помахала ему рукой, запрокинув голову. Потом жестом позвала его к себе, вниз.

— Ты жива? — сумел он наконец произнести. Конечно, слова не долетали до нее. Джессика снова поманила его к себе. "Каким же чудом она уцелела при падении?" — удивился Мэтт, ощущая, как сердце снова начинает биться нормально, чувствуя, что попа сваливается с плеч.

"Как же она убереглась от острых камней?"

Парень поднялся на ноги и помахал в ответ.

Какое счастье. Какое счастье, что она осталась жива. Он чувствовал такое облегчение, что готов был взмахнуть руками, взлететь и спланировать к подножию утеса.

Но все-таки благоразумие взяло верх, и Мэтт спустился тем же путем, каким поднялся сюда, внимательно глядя под ноги. Теперь узкая тропинка казалась крутой и скользкой. Но парень спускался смело, осторожно сталкивая ногами камешки и создавая тем самым маленькие лавины.

— Джессика, ты цела?

Она все еще не слышала его из-за ветра и волн.

Стоя на песчаном берегу, девушка улыбалась Мэтту и с нетерпением ждала его. Рыжие волосы пылали в лунном свете.

— Эй, ты меня так напугала! — воскликнул он. Подошвы скользили по камням, то и дело попадая в неглубокие трещины. — Я по-настоящему перепугался!

Джессика не ответила.

Обвила руками его плечи, приблизила к нему свое лицо.

Духи. Казалось, они плыли в воздухе, обнимали его, затягивали в свою глубину.

Парня бросало то в жар, то в холод. Он стоял по пояс в ледяной воде, а девичьи губы были такими сухими, такими сухими и горячими.

Прежде чем Мэтт успел перевести дух, прежде чем сообразил, что происходит, Джессика принялась целовать его в губы, в глаза, в подбородок.

Целовать с такой неожиданной страстью.

Одновременно так жарко и холодно, резкие духи, сухие и горячие губы, прикосновения ее волос, тепло ее лица — все это сводило Мэтта с ума.

Поцелуи. Поцелуи.

Он попробовал отвечать.

Но понял, что проваливается — стремительно ужасно стремительно, в затягивающую, головокружительную темноту.

Глава 20

Ночные Гости

Синим вечером Габри медленно вылезал из своего гроба. Ящик был выложен внутри грязью, точнее, родной землей. Только она одна и осталась на память о родине и о тех временах, когда он был живым. Воспоминания нахлынули неожиданно, и он тут же беспощадно отмел их.

В момент пробуждения на его лице отражались все прожитые долгие века. Большого труда стоило успокоиться. Непросто было стать вновь самим собой, привести в порядок затекшее тело, вновь зажечь проблески жизни в своих глазах и справиться с болью, древней болью, захлестывавшей его каждый раз по утрам после тяжелого неестественного она.

Он вздохнул и зачесал назад свои черные волосы. Обычное действие, ставшее таким трудным без зеркала.

Хотя продолжать творить зло было совсем просто, глодала досада от того, что за весь бесконечный путь вампира нельзя ни разу взглянуть на себя и убедиться, что ты остался прежним.

— Ну, ну. Что-то ты сегодня расклеился, Габри, — сказал он громко, обращаясь к теням, плясавшим на стене.

Тихий смешок заставил его обернуться и тихо вскрикнуть от неожиданности.

— Джессика.

Ее джемпер совпадал по цвету с вечерним небом. Она стояла у раскрытого окна, и на ее распущенных волосах играл свет восходящей луны.

Девушка казалась частью природы, одной тенью среди многих. Но стоило ей только поднять глаза, как она ожила. И ее смех заставил Габри содрогнуться.

— Тебя сюда приглашали? — нервно выкрикнул он.

— Да я тут гостила по соседству, — пошутила Джессика.

— Чего тебе надо? — спросил Габри нетерпеливо, с раздражением, вызванным ее неожиданным вторжением, раздражением, скопившимся за много веков, в течение которых он только летал и искал добычу.

— Какой-то ты сегодня негостеприимный, — говорила Джессика, медленно приближаясь к нему. На ее лице появилась ехидная улыбка. — Что-то не так, Габри? С блондиночкой оказалось не так все просто, как ты рассчитывал?

Я оставил тебя далеко позади, — ответил он холодно.

Мысли об Эйприл и о нектаре, сладком нектаре согрели его сердце.

— И я никого не убивал.

— Ну, это не проблема, — Джессика равнодушно пожала плечами. — Совсем не проблема. Не думаешь же ты, что такая мелочь помешает мне выиграть пари?

— Ты не выиграешь, — он состроил недовольную мину. — Эйприл — совсем легкая жертва.

— Ха! — воскликнула Джессика презрительно, скрестив руки на груди. — Что же ты с ней делаешь? Налетаешь с неба и кусаешь сзади?

— Ну зачем же так, — усмехнулся Габри. — я завладел ее чувствами. Она порвала со своим приятелем.

— Что? — глаза девушки на миг расширились от удивления.

— Она больше не станет встречаться с Мэттом. Теперь она моя, — его лицо расплылось, в торжествующей злорадной улыбке.

— Только это на руку мне, а не тебе, — сказала Джессика, быстро овладев собой.

— Ты о чем?

— Если они больше не встречаются, то мне будет проще завоевать Мэтта, — объяснила она.

— Мечтать не вредно, Джессика, — произнес он сухо. — Можешь оставаться здесь и излагать свои планы на остаток вечности, но к концу этой недели Эйприл станет такой же, как мы.

— Я никогда не хвастаюсь… — начала девушка. Когда Джессика обернулась, по комнате уже

кружился пыльный вихрь.

Вскоре пылинки улеглись, и Габри обратился в летучую мышь.

— Мне пора лететь! — пояснил он, вылетая в открытое окно, и с коротким визгом растворился в ночном небе.

— Самовлюбленный идиот, — крикнула Джессика вдогонку.

Подскочив к гробу, она набрала полные пригоршни земли, которая помогала Габри приходить в себя, и со злостью швырнула на пол.


Кортни забралась к Габри на плечи, а Уитни обхватила его за талию. С громким воплями они повалили его на пол и оседлали.

— Нет! Нет! — выкрикивал он беспомощно, хохоча и извиваясь, пытаясь вырваться или перевернуться на бок.

— Девочки, оставьте Габри в покое! — строго сказала миссис Блейр, качая головой.

— Все в порядке, я сам справлюсь, — успокоил Габри. — О-о-ой!

Он издавал этот звук каждый раз, когда близняшки начинали скакать на его спине.

__Слезайте, девочки, — потребовала миссис Блейр, не отрывая глаз от газеты. — Габри вам не карусельная лошадка, разве не знаете?

__Конечно, знаем! — ответила Уитни.

— Он — тележка для русских горок! — объяснила Кортни. — И-и-и-их!

— Ой, — вскрикнул Габри, заставляя себя смеяться, превозмогая боль. Он заколотил по половице ладонью, как борец на ринге.

Наконец в дверях появилась Эйприл. На ней были удобные белые легинсы и черная майка, поверх которой она надела рубашку яркого бананового цвета, перехваченную в талии поясом.

— Что происходит? — воскликнула девушка.

— Отлично выглядишь, — сказала ее мать громко, чтобы перекричать вопли близняшек. — Посмотри, что выделывают эти девчонки.

— Помоги-и-ите! — заорал Габри.

И Эйприл пришла на помощь — схватила сестричек за руки и с трудом оттащила от жертвы.

— Нам с Габри пора идти, — пояснила она.

— Но мы еще не закончили кататься! — обиженно заявила Уитни. Она обхватила парня за плечи, а он оперся руками о пол, чтобы не упасть.

— Достаточно, — сказала миссис Блейр. — это к тебе относится, Уитни.

Но девочка, конечно, ее обратила внимания и продолжала мучить Габри, который завалился на пол, прося пощады.

Чтобы оттащить девчонок и уговорить их больше не нападать, понадобилось еще минут десять. Миссис Блейр начала было извиняться, но Габри заверил ее, что чудесно провел время.

— В следующий раз поборю вас обеих, — самоуверенно заявил он близняшкам. Затем попрощался со всеми и вместе с Эйприл вышел за порог. Они зашагали по песчаной дорожке, точно такой же, как и на всех здешних дачных участках.

— Мои сестренки прямо как ты, — заметила Эйприл.

— Поэтому они со мной и справились, — ответил Габри.

— Ты нравишься моим родителям, — добавила она, глядя под ноги.

— У твоих родителей хороший вкус, — сказал он, улыбаясь.

— Ой. Совсем забыла, — сказала девушка, неожиданно остановившись.

— Что это?

— Папа всегда дарит мне подарки ко дню рождения заранее. У меня день рождения только в следующем месяце, но папа никогда не может его дождаться.

Ее желтая рубашка блестела в лунном свете. Габри следил взглядом за движением девичьей

руки и увидел, как она нащупала висящую на шее цепочку.

— Смотри, — сказала Эйприл и показала ему большой сверкающий предмет. — Это серебряный крестик. Элегантный, правда?

Крест засиял под луной отраженным светом, и на лице Габри проступил ужас.

Парень отступил на шаг, чтобы Эйприл ничего не заметила.

Его мысли вмешались. Свет от креста обжег

его словно настоящее пламя. — Очень красивый, — произнес он с трудом. "Что же делать? — запаниковал он. — Я не смогу приблизиться к ней. Невозможно укусить ее за шею. Пока она не снимет крест, я не смогу отведать нектара".

Что делать? Что делать?

Этот простенький предмет может навсегда ослепить его. Свет от креста может поджечь его давно высохшую плоть, может ввергнуть его в пламя.

Что же делать? Что делать?

И тут, пока Эйприл пыталась засунуть подарок обратно под майку, он неожиданно выскользнул

из руки.

Габри видел, как крестик упал на песок.

Девушка быстро присела, зашарила по земле.

Наконец, нашла его и повернулась к парню.

Замочек расстегнулся. Поможешь надеть снова?

Конечно, — Габри стоял позади нее, чтобы она не видела, как дрожат его руки.

Девушка опустила крестик на грудь и теперь держала концы цепочки за спиной.

— Помоги застегнуть.

— Сейчас, — отозвался он тихо, стараясь не смотреть на крестик. Осторожно взял концы тонкой цепочки и сжал их пальцами.

Сперва притворился, что у него не получается, затем сделал вид, что защелкнул замочек.

— Готово, — сказал Габри.

На самом деле он оставил цепочку незастегнутой.

— Спасибо, — ответила девушка, награждая его неясной улыбкой.

— Он очень идет тебе, — сказал Габри, внутренне содрогаясь при мысли о крестике.

Их путь лежал через город. Они не спеша проходили мимо домиков, окошки которых светились рыжими и желтыми огоньками.

Когда город закончился и началось поросшее травой поле, Габри заметил, как незастегнутая цепочка с крестиком соскользнула и бесшумно упала на землю.

Они продолжали идти как ни в чем не бывало.

Эйприл не заметила потери.

Габри улыбнулся ей, не в силах скрыть радости и облегчения.

Удача, какая удача! И довольный тем, как все сложилось, он обнял девушку за плечи и притянул к себе.

Той же ночью, только чуть позже, Мэтт возвращался домой после встречи с Джессикой. Он остановился у черного хода, прижался разгоряченным лбом к холодному стеклу.

"Как же я устал", — подумал он.

Устал настолько, что казалось невозможным открыть дверь и добраться до постели.

"Наверное, еще не так уж и поздно"" — подумал Мэтт, с величайшим трудом отлепляясь от дверной рамы. Луна стояла высоко в небе. Воздух был прохладен, на траве выступила роса.

Парень кашлянул.

Горло заболело. "Надеюсь, я не простудился". К удивлению, ночь, проведенная с Джессикой, вспоминалась словно в тумане.

Куда они ходили? Чем занимались? Он вспомнил темный берег. Вспомнил ее губы, ее поцелуи.

Вспомнилась боль. Сладкая боль.

Боль? Нет. От чего же боль?

"Я слишком вымотался, чтобы все запомнить, — сказал он себе. — Я… очень… устал".

Кое-как он все же открыл дверь. Пробрался на цыпочках по скрипящим половицам через темную кухню, через короткий и тесный коридор мимо спальни родителей.

Тишина.

А вот и его комната.

Какая слабость… Какая разбитость… Чтобы открыть дверь, потребовалось немало усилий. Парень ощущал жуткую тяжесть. Тяжесть от одежды.

И даже голове было тяжело от волос.

Парень дышал с трудом, каждый шаг давался невероятным напряжением.

Нужно было раздеться, избавиться от этой тяжелой одежды, тянувшей его вниз.

Нужно было залезть в кровать и заснуть.

Чтобы во сне прошла эта слабость.

Чтобы прошла боль в горле.

Но где это он?


Почему все качается и опрокидывается?

Как же он устал… как… устал…

"Джессика, — подумал он, вспоминая ее бледное лицо, ее развевающиеся рыжие волосы, горящие глаза. — Джессика, отчего же я так устал?"

"Чем же мы занимались, Джессика? Чем мы занимались? "

Мэтт попробовал отогнать мысли о ней. Если сейчас размечтаться о ее прелестях, то он так никогда и не заснет.

"Прежде всего надо раздеться", — решил парень Тени покрывали странными пятнами знакомую обстановку комнаты.

Пятна. Пятна среди пятен.

И вдруг одно пятно приобрело отчетливые очертания.

Мэтт моргнул раз, другой.

Кто-то видел на кровати в темной комнате, спиной к Мэтту.

Он снова моргнул, пытаясь прогнать видение, но оно не исчезало.

Все осталось по-прежнему. Кто-то сидел на кровати.

Замерев от страха, Мэтт уставился на неподвижную фигуру. Кто же это?

Кто мог быть в его комнате в такой час?

Как он сюда проник?

— Эй, — позвал Мэтт шепотом. — Эй!

Затаив дыхание, собрав всю свою волю и пытаясь привести в порядок мысли, Мэтт приблизился к незнакомцу и потрогал его за плечо.

Темная фигуре медленно повернулась лицом к парню.

И Мэтт завопил от ужаса.

Глава 21

"Но ты же умер!"

Зажав рот обеими руками, чтобы не закричать еще пронзительней, Мэтт отпрянул от кровати.

Он треснулся о платяной шкаф, и спину пронзила резкая боль.

Не обращая на нее внимания, парень в ужасе глядел на знакомое лицо ночного гостя, сидевшего на кровати.

Медленно, хватая воздух ртом, он опустил руки. — Тодд! — хотел вскрикнуть, но получился только приглушенный шепот. — Ты же умер!

Ночной гость продолжал сидеть неподвижно, обхватив руками плечи, затем медленно наклонился вперед. Его лицо попало в квадрат лунного света, струившегося через окно.

Тодд, — повторил Мэтт, прижимаясь спиной к дверце шкафа.

Теперь он как следует разглядел лицо друга — позеленевшее и раздувшееся. Глубоко запавшие глаза его были открыты. Зрачки, покрытые гноем, стали совсем белыми. Кожа на одной скуле порвалась и отвисла.


— Привет, Мэтт.

Это был не голос, а скорее ветер, движение воздуха.

— Нет! — новая волна страха повалила парня на колени, и он с трудом поднялся, держась за дверцу шкафа.

— Нет!

— Дааа! — проскрипело создание, сидевшее на кровати.

Занавески на окне заколыхались в знак согласия.

— Дааа! — повторил Тодд, словно пробуя свой беззвучный голос. Снова занавески заколыхались в ответ.

"Это не сон", — сообразил Мэтт, чувствуя, как больно врезается в кожу ручка шкафа.

Сколько же раз ему снился Тодд с того ужасного утра, когда парень выловил из воды его безжизненное тело?

Сколько раз Тодд возвращался, чтобы вторгнуться в его сновидения?

Но сейчас Мэтт не спал.

Тодд, мертвый Тодд сидел на его постели, его запавшие белые глаза уставились на Мэтта, а висящая клочьями кожа ясно говорила о смерти.

— Тодд! Ты же умер! — повторил парень. Больше он не мог произнести ничего.

— Ты же умер!

— По ночам я не мертвый, — прошептал Тодд, наклоняясь поближе к Мэтту, чтобы лучше было слышно.

Занавески неожиданно потянулись за окно, словно влекомые какой-то невидимой силой.

— По ночам я не мертвый, — повторил Тодд, — По ночам я нахожусь между жизнью и смертью.

Его голова склонилась набок, почти что на плечо.

— Нет! — выкрикнул Мэтт, зажмурившись. Он не мог свыкнуться с тем, что его друг принял такую отвратительную, жуткую форму.

Открыв глаза, он вскрикнул от ужаса.

Тодд поднялся с кровати. — Пожалуйста, не надо! — завопил Мэтт, пытаясь пятиться, но снова стукнулся о шкаф.

Покойник двигался быстро, словно плыл по комнате. Приблизившись к парню, он взял его за плечи.

Пальцы Тодда оказались твердыми, костяными.

Белые глаза, глубоко провалившиеся в красные, заполненные гноем глазницы, теперь смотрели прямо в глаза Мэтту.

— Тодд, нет!

Но хватка лишь стала крепче.

В ноздри ударил запах разложения.

Парень попытался вздохнуть глубже, но грудь как будто сдавило. Чувствуя, что эта вонь наполняет легкие, душит его. Мэтт отчаянно заорал. Он не мог противостоять действию этого жуткого запаха.

Тодд по-прежнему держал его за плечи. Слепой взгляд белых глаз шарил по его лицу, затем поднялся выше, окинул всю комнату. Мэтт лишился воли, парализованный запахом разложения — запахом смерти.

— Тодд, что ты делаешь? — сумел выдавить парень, не узнавая собственного голоса. — Что ты делаешь?

Глава 22

Предупреждение из могилы

— Я… Я пришел, чтобы предупредить тебя, — прошептал Тодд. Слова вылетали отрывисто, словно тяжелые вздохи.

— А?

Мэтт прикрыл глаза, пытаясь справиться с приступом тошноты.

Тодд убрал руки, но не отодвинулся.

— Я пришел, чтобы предупредить тебя, — повторил он, снова склоняя голову набок, пока она не коснулась плеча. Открыв глаза, Мэтт увидел на его шее рану длиной в ладонь.

— Вампиры, — прошептал Тодд.

— Да, — согласился Мэтт, кивая. Вся комната закружилась, да так быстро, что пришлось опять зажмуриться.

Если бы только можно было избавиться от этого запаха, такого гнилого, такого кислого, такого удушливого и тошнотворного.

— Они вампиры, Мэтт, — произнес Тодд.

— Я знаю, — так же шепотом ответил Мэтт, не открывая глаз. — Я знаю, Тодд.

— Слушшшай, — продолжал покойник. — Слушшшай, Мэтт. Я пришел предупредить тебя. Они вампиры.

— Да знаю же я! Знаю, Тодд! — выпалил парень. Он зажмурился еще крепче и старался не дышать. Запах был таким стойким, таким отвратительным.

— Я знаю, Тодд, — повторил он слабым голосом. — Но я слишком устал.

Ответа не последовало. Мэтт все не открывал глаз.

— Я так устал, Тодд. Правда, я жутко устал. Молчание.

— Извини Тодд. Извини. Я очень, очень устал. Я… очень… устал…

Мэтт медленно приходил в себя. Открыл один глаз. Комнату заливал серый рассвет.

Парень вздрогнул и с трудом открыл второй глаз. Потом снова зажмурился.

Он не почувствовал, как заснул. Вообще не помнил, как укладывался спать.

Помнил только ночной кошмар.

"Когда же Тодд перестанет мне сниться?" — подумал он, зевая и спуская ноги на пол.

— Ой…

Парень поднялся и оглядел себя, посмотрел на пол.

Оказывается, он спал не раздеваясь. На нем были все те же хлопчатобумажные шорты и синяя футболка с длинным рукавом, в которых он бродил вчера, когда встретил Джессику.

— Ну и ну, — пробормотал Мэтт, разглядывая перемазанные в песке кроссовки, которые все еще были у него на ногах.


Вся простыня оказалась засыпана песком. Значит, он завалился спать не разуваясь.

Парень с трудом спустил ноги на пол. Посмотрел на часы, увидел, что еще только половина восьмого. Такая рань…

А что это за запах щекочет ноздри?

Какой-то кислый…

Он ощущал этот запах и горлом, и кожей. -

Почему он его раньше не почувствовал?

Потягиваясь, чтобы окончательно проснуться Мэтт поднялся на ноги и тревожно огляделся.

Начали всплывать в памяти обрывки сновидения.

Этот сон был настолько ужасным, настолько реальным.

Он подошел к зеркалу на дверце шкафа и чуть не упал.

Несколько часов сна не принесли ни облегчения, ни бодрости.

Похоже, он за всю свою жизнь так не уставал. "Наверное, я заболел", — подумал Мэтт.

Парень опрокинул на пол коробку с бумажными носовыми платками. Не в силах поднять ее, уставился в зеркало.

Тут он заметил на горле темные следы. И понял, что ничего ему не приснилось.

— Тодд приходил сюда, — произнес он вслух. Голос звучал хрипло.

— Тодд вернулся, чтобы предупредить меня. Парень вплотную придвинулся к зеркалу, пытаясь получше рассмотреть ранки.

Крошечные круглые точки. Темно-фиолетовые с красным.

Крошечные укусы. Это сделала Джессика.


Джессика. Значит, она вампир.

Тодд хотел предупредить его о Джессике.

Парень вспомнил, что видел точно такие же ранки на шее у Эйприл. Вглядываясь в свое отражение, Мэтт понял, что в тот раз он был прав. Габри тоже вампир. И Тодд приходил, чтобы предупредить обо всем этом.

Парень дотронулся до горла двумя пальцами и принялся осторожно ощупывать ранки.

Прикосновение тут же вызвало воспоминания.

Эти поцелуи. Эти губы. Такие сладкие, такие теплые.

Он нажал на ранку посильнее и мороз пробежал по коже.

Ведь это был не сон. Тодд приходил сюда.

"И что же мне теперь делать?"

Голова закружилась, и парень двинулся обратно к постели. Тяжело плюхнувшись, он попытался стащить кроссовки. Но это оказалось непростым делом.

"Нужно же что-то делать. Хотя бы предупредить Эйприл".

С глубоким вздохом Мэтт завалился навзничь, бессильно свесив руки.

— Нужно рассказать обо всем Эйприл, — прошептал он. — Мы должны спастись.

Потом он опять заснул давящим тяжелым сном провалился в черную пропасть без всяких сновидений.

Пробудился Мэтт от того, что кто-то тряс его за плечи.

— Тодд? — завопил он, тут же вскакивая.

Тодд? Ты пришел снова?

Глава 23

Игра в Гляделки

— Это ты, Тодд, — бормотал Мэтт, не в силах вырваться из пучины сна. Как будто он очутился на самом дне океана и пытается всплыть, а толща воды не пускает его.

Но за плечи тряс его совсем не Тодд, а отец.

— Эй, проснись же, ленивая задница! — мистер Дэниелс уже начинал сердиться.

— Что? Сколько времени? — Мэтт сощурил глаза от яркого солнечного света, заливавшего комнату через распахнутое окно.

— Ты проспал до десяти и мог бы дрыхнуть дальше, но нам уже пора идти, — сказал отец, указывая на тумбочку с часами. — Вставай, одевайся. Позавтракаешь по дороге на пирс.

— Как? — Мэтт вяло спустил ноги на пол. — Я о чем-нибудь забыл? — он поглядел на отца одним глазам, не в силах раскрыть другой.

— Мы же собирались выйти в море на рыбалку, не помнишь? На лодке доктора Миллера, — мистер Дэниелс сильно толкнул его в плечо: — Пошевеливайся, — и выскочил за дверь.

— Я не могу, — крикнул вдогонку Мэтт и улегся опять.

Отец просунулся в дверь с искаженным злостью лицом.

— Да что с тобой? Ты заболел?

— Да? — поспешно ответил парень. — Нет. То есть не знаю.

— Что с тобой стряслось, Мэтт? — мистер Дэниелс вошел в комнату, на ходу натягивая белый свитер с клинообразным вырезом.

— Я ужасно устал, папа, — произнес Мэтт, не отрывая головы от подушки. — По-моему, мне нужно отлежаться.

— А по-моему, тебе нужны море и солнце, — сказал отец, разглядывая его. — Ты какой-то бледный.

— Я… слишком вымотался, — пробормотал Мэтт. — Лучше останусь дома и приду в себя.

— Шут с тобой, — с досадой произнес мистер Дэниелс, глядя на часы. — Мы с мамой уже опоздали. Может, вызвать врача?

Мэтт лишь покачал головой и сказал:

— Извинитесь за меня перед Миллерами.

В дверях отец снова остановился и понюхал воздух.

Что за мерзкий запах? — спросил он озабоченно.

"Это от моего погибшего друга, — мрачно подумал Мэтт. Мой покойный друг приходил, чтобы предупредить меня, что моя подружка — вампир. Не о чем волноваться, папа".

А вслух произнес, зевая:

Не знаю. Кажется, чем-то тянет снаружи.

Продолжая принюхиваться, мистер Дэниелс резко махнул рукой и выскочил из комнаты. Через несколько минут Мэтт услышал, как хлопнула входная дверь, а чуть позже — как отъехала машина.

Оставшись один, парень нашел силы подняться.

Ночной ужас накатил с новой силой, и он понял, что сейчас его вырвет. Еле сдерживаясь, добежал до ванны и склонился над ней. Судороги прекратились только тогда, когда желудок оказался совершенно пустым. Голова кружилась, на побледневшем лбу выступил холодный пот. Мэтт опустился на пол и подождал, пока станет лучше. Через минуту желудок успокоился, а стены ванной перестали ходить ходуном.

"Нельзя терять времени, — сказал себе парень, — Нужно предупредить Эйприл. Немедленно. На этот раз она должна мне поверить. Я покажу ей укусы на наших шеях и расскажу ей про Тодда. Она должна мне поверить. Я заставлю ее!" Он почистил зубы, плеснул в лицо холодной водой, переоделся в купальный халат. Теперь Мэтт окончательно пришел в себя и готов был к телефонному разговору.

Сняв трубку аппарата, висевшего на кухне, он забрал номер подруги и принялся нетерпеливо считать гудки. Один. Два. Так он считал до десяти. Но к телефону никто не подошел. — Пожалуйста, Эйприл! — умолял Мэтт

вслух, — Мне просто необходимо с тобой поговорить.

Он еще долго простоял так, прислонившись к стене и слушая гудки, и все ждал, ждал ее голоса.

— Пожалуйста, Эйприл!

Наскоро перекусив, парень снова попытался дозвониться до Эйприл, но в трубке продолжали звучать бесконечные гудки, и никто не собирался подходить к телефону.

Почувствовав прилив бодрости, парень отправься разыскивать подругу по городу. День был жарким, — градусник просто зашкаливало. Ходьба по городу вскоре утомила Мэтта. Он тщетно прочесал всю центральную улицу и теперь решил поискать Эйприл на пляже.

Там тоже ее не было.

Остаток дня Мэтт провел на кушетке в своей комнате. Вечером парень снова отправился в город в поисках Эйприл.

— Эй, Мэтт, — окликнул его дружеский голос, когда он спешил в Сэнди Холлоу по песчаной тропинке, гордо именовавшейся улицей Морского Бриза.

Обернувшись, он увидел бежавшего за ним Бена.

— Как дела? — спросил приятель, запыхавшийся от короткой пробежки.

— Нормально, — бросил Мэтт, не сбавляя шага.

Солнце уже пряталось за деревья, но воздух оставался все таким же знойным и душным. Раны на шее Мэтта болели все сильнее, будто на них давил груз в целую тонну.

— Я искал тебя на пляже, — сказал Бен, стараясь примериться к его широкому шагу. — Я думал, в такую жару ты точно туда придешь. Ох, покатались бы на волнах!

Неужели ты пожертвовал компьютерными Играми ради пляжа? — сухо осведомился Мэтт.

— Салон закрыт, — ответил Бен, вздыхая. — Кажется, автоматы испортились.

— А я что-то приболел, — сказал Мэтт. Ему не хотелось затевать долгий разговор. Нужно было срочно разыскать Эйприл и объяснить какой она опасности. Бен прицепился совсем некстати.

— Точно. Ты выглядишь неважно, — откликнулся приятель, вглядываясь в лицо Мэтта.

— Ты о чем это? — спросил Мэтт, ощетинившись.

— Что-то ты бледный, — Бен хитро ухмыльнулся. — Может быть, виноваты вампиры, а? — предположил он, вспомнив рассказ Мэтта о том как он опростоволосился перед Эйприл.

— Что? — Мэтт остановился и повернулся к приятелю.

— Снова повстречался с вампирами, да? — повторил Бен свою шутку, — Они были очаровательны и кусали тебя за шею?

— Просто подхватил инфекцию или что-то в этом роде, — ответил Мэтт раздраженно.

— Эй, я же пошутил, — спохватился Бен, его улыбка тут же погасла. — Да что с тобой такое, Дэниелс?

Мэтт продолжал шагать, не отвечая.

Какое-то время они шли по тропинке молча. Цепочка дачных домиков кончилась, и потянулось заросшее травой поле, обрамлявшее город. Небо постепенно темнело.

— Ты сегодня пойдешь на карнавал? — спросил Бен. — Ребята собираются проведать игровые автоматы, а если их еще не включили, двинуть в парк.

Может, и пойду, — ответил Мэтт без энтузиазма и вдруг остановился. — Да это же Эйприл!


Он увидел подружку в нескольких метрах от дороги. Эйприл медленно шла, опустив голову и взглядывая землю, словно что-то искала.

— Эй, Эйприл, — позвал Мэтт.

— Увидимся позже, — бросил Бен, коротко поздоровался с девушкой и поспешил в город. — Привет, Эйприл! — сказал Мэтт, подбегая к ней.

Она остановилась, подняла глаза. И даже не улыбнулась приятелю.

— А, это ты. Привет.

"Не очень-то она мне рада, — заметил парень. — А, наплевать. Главное — поговорить с ней сейчас. Она должна узнать, что происходит".

Эйприл бросила на него нетерпеливый взгляд. Ее лицо в сумерках казалось совсем бледным, а глаза — усталыми. Но даже при таком неярком свете Мэтт разглядел маленькие ранки у нее на горле.

— Нам нужно поговорить, — выпалил он на одном дыхании. — Правда.

— Мне совсем некогда, — она махнула рукой, протестуя. — Через несколько минут у меня свидание с Габри. Но я еще должна…

— Вот об этом-то я и хотел поговорить, — оборвал ее Мэтт. — Посмотри на себя. На свое горло. И на мое.

Он задрал голову так, чтобы она могла разглядеть укус.

— Мэтт, — она бросила на него сердитый взгляд. — Не начинай.

И отвернулась.

— Дай мне лишь минуту, — попросил парень, кладя руку ей на плечо. — Всего минуточку, ладно?

— Ладно, — ответила она после паузы. — Но лишь минуту. Только если ты опять понесешь эту чушь про вампиров, твое время истекло.

— Но именно об этом я и собирался рассказать Эйприл, — произнес он дрожащим голосом. Мэтт был слишком взволнован, слишком измотан, чтобы следить за интонацией. — Габри — вампир. Это я знаю точно. И Джессика тоже. Они оба вампиры.

— Прощай, Мэтт, — сказала Эйприл холодно. Она попыталась обеими руками оттолкнуть парня.

— Послушай, Эйприл…

— Нет! — выкрикнула она. — Убирайся!

— Но Тодд сказал мне…

— Что? — вскрикнула девушка и запрокинула голову, словно от увесистой пощечины.

— Прошлой ночью. Тодд сказал мне…

— Мэтт, тебе нужно к врачу, — произнесла девушка мягко, ее голос стал более дружеским. — Нам всем не по себе из-за… из-за того, что случилось с Тоддом. Но у тебя явное расстройство. Сходи к доктору.

— Нет, я не болен, — произнес парень, не в силах скрыть досаду. — Я точно здоров, Эйприл. Конечно, в это трудно поверить…

— Да, трудно, — сказала она, глядя ему прямо в глаза, как будто пытаясь понять степень его сумасшествия.

— Но я говорю правду. Если ты только меня выслушаешь… — продолжал он.

— Мне некогда, — оборвала девушка. — Я ищу одну вещь…

— Какую? Что ты ищешь? — поинтересовался Мэтт.

Эйприл снова склонила голову, ковыряя носком сандалии песок и внимательно его разглядывая.


— Серебряный крестик, — ответила она. — Мы гуляли здесь с Габри вчера вечером. И у меня расстегнулась цепочка. Он должен быть где-то здесь. Я пытаюсь разглядеть наши следы.

— Серебряный крестик? — переспросил Мэтт

пораженно. — Ты показала его Габри? И он загородился от него руками? Отстранился от него? Это же доказывает, что он вампир! Ведь он реагировал именно так, правда, Эйприл?

Парень двигался рядом с девушкой, спиной вперед, пытаясь прочесть в ее глазах ответ. Но не нашел никаких подтверждений своей догадке.

— Ну что ты болтаешь всякие глупости, — сказала наконец Эйприл, пожимая плечами. — Ну да, я показала Габри крестик, и он ему понравился.

— И Габри не пытался спрятаться? — спросил Мэтт.

— Нет. Он совсем не испугался крестика. Даже помог мне застегнуть цепочку.

Они смотрели друг на друга молча. Солнце уже почти село, и закатное небо окрасилось нежным пурпуром.

— Вот и конец твоей выдумке, — сказала Эйприл холодно.

— Нет, еще не конец, — возразил Мэтт и пошел рядом.

— А как ты себя, чувствовала после свидания? Ты была усталой и разбитой, так?

— Не хочу больше отвечать на твои идиотские вопросы, — ответила девушка не оборачиваясь.

— Ты когда-нибудь встречалась с Габри днем? Или он сказал тебе, что до вечера работает? А ты заходила к нему на работу? А как ты думаешь, почему он отказался от пиццы, когда мы собрались все вместе?


Девушка обернулась.

— Мэтт, ты и вправду не в себе!

— Ответь же, Эйприл, — настаивал он.

— Ты совсем свихнулся. Я больше не хочу тебя видеть.

— Нет, Эйприл, не уйду, пока ты не ответишь.

— Убирайся, Мэтт, — повторила она громче и теряя терпение, уже завопила: — Убирайся! Вон отсюда! Убирайся!

Мэтт взял ее за плечи, чтобы успокоить. Она отскочила.

На тропинке появилась темная фигура, гораздо более темная, чем закатное небо.

— Эй! — только и смог крикнуть Мэтт, когда рядом с Эйприл вырос Габри. Несмотря на жару, он задрапировался в черные джинсы и темный пуловер с длинными рукавами.

— Что происходит? — ласково спросил он у Эйприл, бросая короткие взгляды в сторону Мэтта. — Он тебя обидел?

Глядя на Габри, Мэтт почувствовал, как в душу закрадывается страх. По всему телу выступил холодный пот.

— Нет, не обидел, — поспешно ответила Эйприл.

Мэтт отступил. Он ощущал силу взгляда Габри, сверлившего его, обжигавшего, словно луч лазера.

— Не обидел, — повторила Эйприл, но Габри продолжал смотреть в глаза Мэтта. — Мы просто разговаривали,

Габри смерил соперника взглядом, затем повернулся к девушке. Его лицо расплылось в улыбке.

— Разговаривали? Не иначе как обо мне. А то у меня уши горят.


— Вообще-то да, — сказала Эйприл и взяла его за руку. Они развернулись и пошли прочь, непринужденно болтая.

Мэтт стоял как вкопанный и смотрел им вслед, все еще чувствуя пылающий ненавистью взгляд Габри.

Эйприл обернулась — она боялась, что Мэтт станет их преследовать. А ее спутник шагал не оглядываясь.

"Я же знаю, что прав, — твердил себе Мэтт, глядя, как они исчезают за поворотом. — И я должен доказать это Эйприл. Я должен ее спасти".

Вот тут-то его и озарило. Теперь он знал, как это сделать.

Глава 24

Улыбочку!

— Куда это ты собрался с фотоаппаратом? — окрикнул из комнаты отец.

— А, привет, па, — Мэтт остановился в дверях, затем вошел в комнату с фотоаппаратом на плече. — Я и не видел, как вы вернулись. Можно я возьму его?

— Бери, — проворчал мистер Дэниелс и поманил сына рукой. — Заходи, гостем будешь.

— Ночью на берег прилетают очень красивые птицы, — соврал Мэтт. — Мне захотелось их заснять.

Отец опустил книгу, которую читал, и посмотрел на него недоверчиво:

— С каких это пор ты заинтересовался птицами?

— Они действительно очень красивые, — Мэтт вздохнул. — Они разогнали всех чаек и крачек.

Ему было неловко обманывать отца. Но не мог же он сказать: "Я решил сфотографировать парня, с которым встречается Эйприл, и если его не будет на снимке, значит, он вампир".


Такому отец уж никак не поверит.

Да и кто бы поверил?

— Он очень быстро снимает, — сказал мистер Дэниелс, отложив книгу, и подошел к Мэтту. — Вот только ночью трудно навести фокус. Давай покажу, как это делается.

Мэтту не терпелось отправиться на карнавал, но никак не получалось выбраться из дома. Он внимательно следил за тем, как отец достает аппарат и показывает наведение фокуса в темноте.

— Обращайся с ним осторожно, — предупредил мистер Дэниелс, стоя в дверях, когда Мэтт уже вышел на улицу. — Я рад — хоть кому-то этот аппарат пригодился.

Мэтт попрощался, потом пробурчал себе под нос:

— Этот аппарат мне очень даже пригодится. С его помощью я поймаю вампира.

Его план был прост: он собирался заснять Габри и Эйприл на карнавале. И когда парня не окажется ни на одном снимке, Эйприл должна будет поверить Мэтту.

Быстрым шагом Мэтт добрался до парка развлечений. Стоило только окунуться в белый свет мощных прожекторов и увидеть множество аттракционов, услышать радостные крики и музыку, как он неожиданно вспомнил о назначенном на этот час свидании с Джессикой.

"Плоховато, — подумал парень с досадой. — А вдруг, если я сегодня не приду, она обо всем догадается? Вдруг поймет, что я понял, чего ей от меня нужно?"

Он невольно потрогал горло и нащупал ранки.

"Джессика такая красивая, — подумалось Мэтту. — Классная девчонка, просто неотразима!"


Он будто бы вновь ощутил аромат ее духов сладкий и резкий. Карнавал начал растворяться в белом свете прожекторов. Парень почувствовал как его неудержимо притягивает берег, притягивает она. Ее рыжие волосы. Ее яркие губы.

Нет!

Сжимая фотоаппарат обеими руками, он стал прокладывать себе путь к чертову колесу, обшаривая толпу глазами. Мимо прошмыгнула стайка ребятишек, они торопились занять освободившуюся неподалеку кабинку и сразу налетели на Мэтта.

Парень схватился за столб, чтобы не упасть. Осмотрел аппарат. Как будто не поврежден.

Эйприл и Габри попались ему на глаза довольно скоро. Взявшись за руки, они стояли в очереди на чертово колесо.

Мэтт быстро расчехлил аппарат дрожащими руками, закинул футляр за спину и посмотрел в видоискатель.

Но именно в тот момент, когда он нажал кнопку, кто-то появился прямо перед ним, загородив объектив.

— Извините, — произнес женский голос в нескольких метрах от него.

С трудом успокоив себя, Мэтт подкрался поближе к парочке и снова щелкнул затвором. И еще, и еще.

Оказавшись совсем близко, он настроил резкость и еще раз нажал на спуск. Теперь он ясно различал Эйприл и Габри в видоискателе.

Девушка обернулась. Мэтт отскочил и спрятался за киоском.

Заметила ли она его?

Он осторожно высунул голову из-за угла.

Нет. Эйприл снова повернулась к Габри.

Нельзя сейчас попадаться им на глаза. Габри поймет, чем он занимается.

Мэтт подождал еще немного, пока Эйприл и Га-6ри не поднялись на чертово колесо. С помощью дальней наводки парень заснял их сидящими друг против друга в металлической кабинке.

Мэтт следил за ними из-за стены игровой площадки. Он делал снимок за снимком.

Парень пытался не думать о том, что через объектив видит их совсем близко, что Эйприл выглядит такой счастливой рядом с Габри, что им хорошо друг с другом. Убеждая себя, что все изменится сразу же, как только снимки выведут Габри на чистую воду.

Когда до конца пленки оставалось всего несколько кадров, Мэтт оказался в самом центре людной площадки. Парочка в кабинке поднялась на ноги, чтобы разглядеть карусели. Эйприл неожиданно повернулась и увидела Мэтта.

Сперва она сделала вид, что не узнала его. Затем, догадавшись, что парень наблюдает за ними, повернулась к Габри и, обхватив его рукой за шею, поцеловала в щеку.

"Ладно, Эйприл, — подумал Мэтт мстительно, зачехляя камеру. А что ты запоешь, когда узнаешь правду? Что ты запоешь, когда я спасу тебе жизнь?"

Парень не осуждал подружку за то, что она злилась на него. У нее действительно не было оснований ему верить.

Теперь нужно как можно быстрее напечатать снимки. Как можно быстрее показать ей. Увидев, как эти двое обнимаются, как переплетаются их Пальцы, Мэтт понял, насколько дорога каждая минута.


Сжимая фотоаппарат обеими руками, он помчался через весь парк. Кто-то, наверное Бен, окликнул его, но он даже не оглянулся.

Он пересек автостоянку, заполненную машинами, и рванул по Центральной улице. Моментальное фотоателье было еще далеко — в конце улицы Дюн. "Обработка пленки займет час", — думал Мэтт.

Всего один час — и его кошмар закончится. На бегу извинившись перед мужчиной средних лет, у которого он чуть не вышиб из рук огромный рожок с мороженым, Мэтт устремился в сторону улицы Дюн, не замечая движущегося транспорта. Синий трейлер, в котором располагалось фотоателье" стоял на тротуаре. Водитель начал что-то объяснять Мэтту.

Но в ушах у парня звучало только одно слово:

"Час!"

Через час он должен получить свои фотографии.

Он схватился за ручку на дверце, ведущей в ателье, повернул и потянул за нее.

Лишь через несколько секунд он понял, что дверца заперта, а внутри темно.

Глава 25

Слишком поздно

Будильник поднял Мэтта в восемь утра. Едва проснувшись, он вспомнил все.

"Я должен спасти Эйприл. Нужно показать ей снимки. Доказательства".

Мэтт быстро оделся, выпил ледяного апельсинового сока и выскочил из дома, прежде чем встали родители. На бегу он держал одну руку в кармане, чтобы не потерять кассету с пленкой.

За ночь с океана нагнало туман. Он уже начал рассеиваться, когда Мэтт добрался до Центральной улицы. Однако небо оставалось облачным воздух — прохладным, а возле зданий еще висела дымка.

Как и все общественные заведения в Сэнди Холлоу, фотоателье открывалось в десять. Мэтт оглядел пустынную улицу, все еще сжимая в кармане кассету. Он не отрываясь смотрел на окна ателье. Нервно расхаживал по тротуару, каждые пять минут бросая взгляд на наручные часы.

Когда Мэтт бежал по улице, он почему-то чал опасаться встречи с Габри. Он боялся, что вампир выскочит из-за какого-нибудь угла и отнимет его пленку, его доказательства.

Но, конечно, этот страх был напрасным. Габри никогда не появлялся при солнечном свете.

Увидев, что еще только половина десятого Мэтт сел за стойку в кафе "Морской Бриз" и заказал чашечку кофе. Он терпеть не мог этот напиток, но надо же было как-то убить время. Налив в чашку как можно больше молока, он начал потягивать кофе маленькими глоточками, удивляясь, почему людям нравится этот горький вкус. Глаза неотрывно следили за неоновыми настенными часами, висевшими над стойкой.

Без пяти десять он вернулся к фотоателье; хозяин, молодой человек с торчащими рыжими волосами и с сережкой из искусственного изумруда, открывал дверь.

— Доброе утро, — сказал хозяин, впустив его внутрь. — Значит, ранняя пташка…

Мэтт вытащил из кармана кассету и положил на стеклянный прилавок.

— Вот пленка, — выпалил он. — Я очень спешу.

Хозяин достал из сумки термос с кофе, медленно отвинтил пластиковую крышку, глядя на посетителя.

— Чтобы запустить аппаратуру, понадобится

время, — произнес он зевая.

— Но вы сделаете снимки за час? — спросил Мэтт нетерпеливо.

— Приходи в полдвенадцатого, — покачал головой молодой человек. Затем записал фамилию и телефон клиента. — У нас на этой неделе специальные скидки на повторную печать. Полцены за три из пяти кадров.


— Нет, спасибо, — ответил Мэтт, — Значит, в полдвенадцатого?

И карточки будут готовы?

Молодой человек кивнул.

— Наверное, на этой пленке что-нибудь пикантное, — сказал он, подмигивая Мэтту, — Может быть, я напечатаю и для себя? — он громко рассмеялся, давав понять, что шутит. Но Мэтт без тени улыбки развернулся и выбежал наружу.

На улице парень снова подумал об Эйприл.

"Нужно позвонить ей и узнать, где она будет в половине двенадцатого".

Он начал было искать телефон-автомат, но вдруг передумал.

"Лучше подожду, пока доказательства но будут у меня в руках, пока я не получу снимки, на которых Эйприл без Габри. Она наверняка не станет разговаривать по телефону".

Было бы слишком мучительно слоняться по городу целых полтора часа, и Мэтт отправился на пляж. Туман все еще не рассеялся, а собрался в серые облака, парившие над океаном. Они бросали на песок густую тень, поэтому желающих загорать в этот час не нашлось.

Мэтт бесцельно шатался по дюнам, мысленно подгоняя время.

В одиннадцать двадцать он снова явился в фотоателье.

— Простите…

— А? — Мэтт не сообразил, что это значит. — Почему "простите"? Я пришел слишком рано? Вы не отпечатали мои снимки?

— На все вопросы один ответ: да! — ответил хозяин ателье, почесывая свою рыжую шевелюру, — Проявочная машина сломалась.


— Что это значит? — резко спросил Мэтт, его сердце колотилось.

— Испортился механизм. Я позвонил в фотоателье соседнего города, Ньютонс Коув, и отдал им твою пленку.

— Но когда же они привезут снимки? Молодой человек покачал головой.

— Сегодня я работаю до семи. Приходи к этому часу, не ошибешься.

Он взял со стула для посетителей номер местной газеты.

— Жду тебя к семи. Без проблем.

И снова Мэтту нужно было как-то убить время. Солнце так ни разу и не выглянуло. После полудня небо озарилось ослепительным белым светом, но воздух оставался влажным.

После обеда Мэтт задремал, и во сне ему явилась Джессика.

Эти поцелуи. Эти мягкие, влажные поцелуи.

Он проснулся в испуге.

Даже во сне он боролся с Джессикой.

Наступил вечер, но еще не стемнело. Парень натянул чистую майку, причесался, схватил бумажник и поспешил на улицу.

"Какой неудачный день, — подумалось ему. — Может быть, неудачи закончатся, и я получу наконец-то снимки. И тогда Эйприл поверит мне и больше никогда не захочет встречаться с Габри".

— А, вот и ты, — приветствовал его, ухмыляясь, хозяин фотоателье, когда Мэтт вбежал в помещение без нескольких минут семь.

Мэтта не заботило ничто, кроме одного:

— Снимки привезли?

Молодой человек кивнул и выложил на прилавок толстенный конверт с фотографиями.


— А что у тебя за аппарат? — спросил он между делом. — Какой марки?

— Не знаю, — ответил Мэтт, хватая конверт. — Он папин.

— Понятно. Снимает хорошо и ясно. Вот только не совсем резко.

"Хватит болтать", — подумал Мэтт раздраженно, а сам уже трясущимися руками вытащил бумажник и спросил:

— Сколько с меня?

Через несколько секунд он выскочил за дверь и обогнул фотоателье. Пристроившись у какой-то стены, он вытащил пачку снимков из конверта.

"Только бы я оказался прав, — думал он, не слыша ничего вокруг. У него свело живот, а все тело дрожало от предчувствия. — Только бы я оказался прав".

Уже привыкнув к ранним сумеркам, он принялся медленно разглядывать фотокарточки.

Снимки получились отличные, хотя и вправду чуть-чуть нерезкие.

Но главное — все подтвердилось!

Ура, ура, ура!

Мэтт оказался прав.

На всех снимках запечатлелась Эйприл, улыбающаяся невидимому кавалеру? обнимающая невидимку или стоящая с ним рука об руку.

Она сидела в кабинке чертова колеса напротив невидимого вампира.

И только тут до Мэтта дошел весь ужас ситуации.

Оторвав взгляд от фотографий, он привалился к стене, стараясь унять участившееся дыхание.

Чтобы собраться, понадобилось около минуты. Сейчас было только начало восьмого, но из-за тяжелых облаков неожиданно стало темно. Именно в это время обычно появлялся Габри.

"Я уже иду, Эйприл, — подумал Мэтт. Он осторожно засунул снимки обратно в конверт, а конверт — в задний карман брюк. — Я иду, чтобы спасти тебя от него. Пожалуйста, попадись мне, Эйприл. На этот раз ты мне поверишь. Только бы мне тебя найти".

Он попробовал позвонить ей из телефона-автомата, но никто не взял трубку.

Тогда он стал прочесывать город. Начал с кинотеатра, вглядывался в лица людей, стоявших в очереди на первый сеанс. Затем отправился по улице Дюн в кафе "Суэнни". Ни за столиками с мороженым, ни в соседствовавшем с кафе игровом салоне Эйприл не оказалось.

"Пожалуйста, найдись, Эйприл. Пожалуйста".

Он пробежал всю улицу, затем перешел на противоположную сторону. Заглядывал в рестораны и магазины, его взгляд впивался в каждую пару, в каждую группу да и просто в одиноких прохожих.

"Эйприл, пожалуйста. Ну где же ты?"

Потрогав в кармане конверт, он решил поискать ее на пляже.

Мэтт мчался по улице Морского Бриза, и ветер с океана бил ему в лицо. Он чувствовал, как перенапряглись все его мускулы, как страх сводит живот. Он задыхался, по щекам бежали слезы. К ногам будто бы прицепили тысячепудовые гири.

Но он должен был разыскать Эйприл. Должен был объяснить ей, в какой она опасности.

Пляж серебрился под чернеющим вечерним небом. На небольших волнах играли закатные лучи,

рисуя на темно-зеленой поверхности красные полоски.

"Эйприл, пожалуйста, окажись здесь. Пожалуйста".

На пляже еще оставались купальщики, наслаждавшиеся последними лучами солнца. Когда Мэтт добрался через дюны к воде, солнце уже крылось, и воздух заметно похолодел, а свет в небе как будто разом выключили.

Мэтту дважды показалось, что он нашел Эйприл.

Девчонки были блондинистые и худые, и походка точь-в-точь как у Эйприл.

Но это была не она.

Они оборачивались, чтобы разглядеть парня как следует, удивленные его странным поведением, тяжелым дыханием и быстрым бегом.

Прежде чем Мэтт успел сообразить, он уже очутился возле лодочной пристани на краю пляжа там, где в воду вдавался скалистый утес. В воде качалось несколько лодок, привязанных к мосткам.

"Где же ты, Эйприл? Где же ты?"

Здесь было всего несколько человек. Мэтт понял, что надо повернуть обратно.

— Мэтт! Эй, Мэтт, подожди!

— Джессика!

Он остановился и обернулся. — Мэтт, ты не меня ищешь?

Волосы Джессики развевались по ветру за спиной. Она бежала к нему, ее глаза сверкали, а бледная кожа в свете восходящей луны казалась прозрачной.

— Так ты меня искал? Вот она я.

Девушка говорила так мягко, так нежно, ее голос напоминал шум ветра.

— Я жутко скучала по тебе вчера, милый!

Их глаза встретились. Затем парень посмотрел на девичий рот и вспомнил ее поцелуи. Чудесные поцелуи.

— Мне очень не хватало тебя, Мэтт, Где же ты был, дорогой?

Она приблизилась к нему. Девушка смотрела Мэтту в глаза, словно пытаясь зачаровать его, навсегда сделать своим пленником.

И ему страстно захотелось поцеловать ее.

Всего разок.

Мэтт по-прежнему не двигался и дышал тяжело.

"Лишь один поцелуй", — подумал он.

И вдруг, случайно бросив взгляд на мостки пристани, он разглядел какое-то движение.

Стоила оторвать взгляд лишь на миг, как чары разрушились, и Мэтт увидел кое-кого.

Кого-то, усаживающегося в лодку.

Эйприл!

Это она усаживалась в лодку, а помогал ей Габри.

Нет!

Джессика положила руки на плечи Мэтту. Ее духи ударили парню в ноздри. Он вдохнул полной грудью, не в силах сопротивляться.

Нет!

Джессика притянула парня к себе, и голова его закружилась. Он бессильно смотрел, как Габри начал грести, и лодка отчалила от пристани.

— Мне так не хватало тебя вчера, Мэтт! — прошептала Джессика, наклоняя голову и касаясь губами мочки его уха.

Лодка потихоньку удалялась от берега. Габри греб быстро и уверенно.

" Только один поцелуй, — думал Мэтт. — Только один".

Лодка растворилась во мгле, направляясь к маленькому островку на горизонте.

Эйприл. Эйприл и Габри. Уплывали от Мэтта. Уплывали навсегда.

__Нет! — закричал Мэтт во весь голос, вырываясь от Джессики и отталкивая ее. Она удивленно отстранилась, и Мэтт сумел ускользнуть.

— Мэтт, куда ты? — услышал он за спиной ее голос.

Но парень уже бежал к пристани, подальше от ее глаз, подальше от ее духов. Он все бежал и бежал, подошвы скользили по песку, громко хлопая. Мэтт не отрывал взгляда от мостков, возле которых на воде качались еще две лодки.

От быстрого бега из кармана выскользнул пакет с фотографиями. Парень затормозил было, затем побежал снова.

Уже не до снимков. Нет времени на объяснения и доказательства.

Габри увозил Эйприл, увозил на мрачный, заросший лесом остров, заселенный летучими мышами.

Нет времени. Нет времени. Нет времени.

Мэтт проскочил всю пристань, не останавливаясь, до самого края.

— Эйприл! — позвал он, сложив ладони рупором и стараясь перекричать океанский ветер.

— Эйприл! Эйприл! — кричал он снова. Она не оборачивалась. Она его не слышала. Теперь лодка стала лишь темным силуэтом на горизонте, двигавшимся в темноте, словно призрак.

— Я опоздал, — прошептал Мэтт, — опоздал.

Глава 26

Хлопанье крыльев

Несколько секунд. Всего несколько секунд понадобилось, чтобы отвязать от мостков лодку.

Еще несколько секунд ушло на то, чтобы прыгнуть в качающуюся лодку и вставить весла в уключины.

Тик, тик, тик — уходили секунды,

Мэтт слышал, как звала его Джессика, совсем близко, просила вернуться. Он обернулся на мгновение и увидел, как она бежит к пристани, скользя по песку. Но уже в следующий миг он наклонился и, взявшись за весла, оттолкнулся от берега, а ветер все еще доносил зов Джессики,

Волны. Встречное течение оказалось намного сильнее, чем ожидал Мэтт. Каждый раз, делая гребок, приходилось вкладывать в него все силы.

Вода перехлестывала через низкие борта лодки, заливала кроссовки и промочила носки. Соленые брызги щипали глаза.

"Я опоздал, — думал Мэтт. — Я опоздал. Я опоздал".

Но он не хотел сдаваться.


Где же лодка с Эйприл?

Наверное, уже причалила.

Мэтт всматривался в темный силуэт островка, Поднимавшийся над водой, как уродливое морское чудовище, жаждущее проглотить путника. Но лодку он так и не разглядел.

Подняв глаза к небу, парень увидел полчища летучих мышей, паривших над оетровом. Приблизившись, он даже мог различить хлопанье их крыльев, перекрывавшее плеск волн, перекрывавшее свист ветра, перекрывавшее все прочие звуки, даже звук его собственного дыхания.

Здесь были сотни мышей, носившихся с шумом среди деревьев, жужжавших и пищавших.

Подплывая к островку, Мэтт заметил маленькую пристань, построенную возле берега почти под деревьями. Лодка, на которой приплыла Эйприл, уже покачивалась, привязанная к мосткам.

Пустая.

Мэтт выскочил на пристань, даже не подумав привязать лодку, и огляделся. Узкая разбитая тропинка извивалась среди деревьев.

Мэтт пустился по этой тропинке и только тут заметил, что тащите собой весло.

"Это мое единственное оружие", — подумал он, чувствуя, как бьется кровь в висках, а по телу бегут мурашки. Он опустил глаза и двинулся вперед, стараясь не слушать хлопанье крыльев над головой — этот леденящий душу звук, отдававшийся эхом по всему лесу.

В конце тропинки показался одинокий дачный домик. Он был невысокий, с темными окнами. Подойдя поближе, Мэтт увидел, что в рамах нет стекол.

Над низкой двускатной крышей мелькали летучие мыши. Одна из них вылетела через окно.


чуть не оцарапав Мэтту лицо, и скрылась с пронзительным писком.

Сжимая весло обеими руками, Мэтт заглянул в окошко. Внутри оказалось темно, хоть глаз выколи, даже темнее, чем ночью.

Делать было нечего — Мэтт взял весло в одну руку, перекинул ногу через подоконник и забрался внутрь.

Несмотря на то что все окна были открыты здесь стоял жуткий запах плесени. Плесени и… смерти.

Он постоял не двигаясь, ожидая, пока глаза привыкнут к темноте. Хлопанье мышиных крыльев преследовало его даже в доме.

Теперь Мэтт мог разглядеть комнату. Длинную и узкую комнату. Спальню, в которой не было кровати.

И тут он увидел Эйприл.

У противоположной стены. Она полулежала в глубоком кресле. Ее голова бессильно упала на подлокотник.

"Она умерла, — подумал Мэтт, бросаясь к девушке и склоняясь над креслом. — Габри убил ее!" Но нет. Мэтт различил негромкое дыхание. Испустив слабый стон, Эйприл пошевелила губами. Она еще жива.

Она еще жива, но что же с ней сделал Габри? Доносившийся снаружи шум крыльев неожиданно усилился. Комната почернела, словно летучие мыши загородили окно, закрыв лунный свет. Что это там такое, у противоположной стены, возле окна?

Может быть, кровать?

Мэтт оторвался от Эйприл и, не выпуская из рук весла, пересек комнату. Он вглядывался в темноту,


стараясь не обращать внимания на хлопанье крыльев. И в неверном свете разглядел гроб.

Да-да, у стены стоял плотно закрытый гроб из полированного дерева.

— Ой!

Парень почувствовал, как помимо воли задрожал всем телом. Он крепче сжал весло, как бы ища в нем опору.

— Эйприл, надо выбираться отсюда, — сказал он.

Голос хрипел, язык отказывался повиноваться, Парень кинулся обратно к своей подруге и на чал трясти ее за плечи.

— Эйприл! Эйприл!

Она вздрогнула, но глаз не открыла.

— Эйприл!

Девушка снова вздрогнула, но так и не оторвала голову от подлокотника.

Тогда Мэтт приподнял ее в кресле, попытался заставить открыть глаза.

— Эйприл, очнись! Очнись, пожалуйста! Нужно срочно бежать отсюда!

Девушка пошевелилась.

Ее глаза медленно открылись. Она уставилась на него в изумлении.

— Мэтт? Это ты? — она пыталась приглядеться, но вскоре веки снова опустились.

— Эйприл!

За спиной послышалось легкое шуршание.

Мэтт обернулся и невольно вскрикнул:

— Габри.

Его рот распахнулся в недоброй усмешке, и оттуда торчали клыки, достававшие до подбородка. Красные глаза горели яростью. Вампир готовился к нападению.

Глава 27

Мэтт умирает

— Не-е-ет!

Мэтт даже не понял, что этот долгий крик, заполнивший всю комнату, вырвался из его собственного горла.

Габри со звериным рычанием набросился на Мэтта, пытаясь дотянуться клыками до шеи.

Мэтт в ужасе отпрянул.

Не оставалось времени на раздумья. Некогда было строить планы.

Парень инстинктивно протянул руку назад и, нащупав весло, выставил его навстречу противнику.

Габри наскочил на весло.

С громким чавкающим звуком деревянная рукоять проткнула его грудь.

Глаза Габри выпучились, взгляд затуманился.

Его рот открылся в вопле, и оттуда вылетел серый мотылек.

Он поднялся к потолку, затем выпорхнул в окно.

Глаза Габри закрылись, голова откинулась назад.

Мэтт застыл от ужаса: тело Габри стало сжиться как гармошка. Остекленевший взгляд уставился прямо ему в глаза парню. Лицо вампира съежилось, кожа высохла и потрескалась, затем обратилась в порошок, обнажив череп. А после и череп развалился.

Оцепеневший Мэтт смотрел на то, как рассыпется лежащая на полу темная одежда Габри, превращаясь в ворох серого пепла. Порыв ветра, влетевший в окно, поднял этот пепел и разметал по комнате.

— Эйприл, — позвал парень. — Эйприл, ты очнулась? Вставай, надо сматываться!

— Далеко собрался? — послышался девичий

голос.

Мэтт вытянул руки вперед, будто для защиты, — перед ним выросла Джессика. Ее волосы были разбросаны по плечам. Лицо перекошено.

— Джессика, оставь нас в покое! — крикнул Мэтт, но в ответ услышал громкий презрительный смех.

— Джессика, пожалуйста, отпусти нас! — молил Мэтт.

Но она схватила его руками, холодными-холодными руками за голову и погрузила клыки в его горло.

"Умираю, — подумал Мэтт, беспомощно опускаясь на пол и чувствуя боль от смертельного укуса. — Я умираю".

Глава 28

Провал

Мэтт ощутил, как боль разливается от шеи по всему слабеющему телу, и закрыл глаза. Он все опускался, опускался, опускался под тяжестью клыков Джессики.

"Я умираю, — снова подумал он беспомощно. — Ты победила, Джессика. Теперь уже окончательно".

Потом, к своему удивлению, он почувствовал, что боль слабеет.

Мэтт вскрикнул и открыл глаза, пытаясь разглядеть, что же происходит. Джессика больше не держала его голову, ее клыки больше не впивались ему в горло.

В комнате слышались рычание, крики. Можно было различить схватившиеся друг с другом фигуры.

Наконец парень смог разглядеть дерущихся.

— Эйприл! — воскликнул он, заваливаясь на пол. Попытался встать, обрести равновесие.

Оказалось, что Эйприл пришла в себя и оттащила от него Джессику. Теперь обе они с отчаянными воплями боролись возле окна, царапаясь и хватая друг друга за волосы.

Мэтт с трудом поднялся, сделал шаг, держась за стену. И тут же остановился — вся комната поплыла перед ним. Хлопанье мышиных крыльев становилось все громче, громче.

— Нет! — закричал парень, зажимая уши руками.

Хлопанье утихло.

Нельзя было стоять просто так. Нужно было помочь подруге.

Джессика уже почти справилась с Эйприл. Притиснув ее к оконной раме, одной рукой она давила ей на подбородок, а другой обхватила ее горло и торжествующе ухмылялась, выставив свои клыки.

Эйприл только кричала и безуспешно пыталась вырваться.

"Что же делать? Я должен действовать, и немедленно!"

Мэтт подобрал весло, все еще валявшееся там, где упало тело Габри, и, наставив рукоять на Джессику, попробовал оттолкнуть ее.

Она легко увернулась и вырвала у него весло с нечеловеческой силой.

Обезоруженный, Мэтт свалился на спину, а Джессика выкинула весло в окно.

Мэтт в ужасе смотрел на происходящее. Мысли лихорадочно кружились в голове. Нужно спасти Эйприл. Но как? "Огонь, — пришло вдруг на ум Мэтту. — Огонь убивает вампиров".

И тут он вспомнил про пластиковую бутановую зажигалку, лежавшую в кармане. Зажигалку погибшего друга.


"Спасибо, Тодд! — подумал парень — спасибо. Спасибо".

Дрожащими руками он нащупал зажигалку в кармане джинсов и вытащил ее.

"Спасибо, Тодд! Спасибо!". — Джессика! — позвал Мэтт громко. — Джессика!


Она остановилась и бросила взгляд в его сторону.

У Мэтта сдавило грудь, руки тряслись. Но он шагнул вперед и направил зажигалку прямо в лицо Джессики.

Она испустила вопль ужаса, когда Мэтт щелкнул кнопкой.

— Ой!

Пламя не вспыхнуло.

Мэтт снова щелкнул.

Пламя снова не вспыхнуло.

Зажигалка не работала.

Глава 29

Проигрыш

Джессика презрительно улыбнулась, глядя на зажигалку в трясущейся руке,

— Вы оба проиграли, — прошипела она. Откинув волосы на спину, снова повернулась к Эйприл.

"Проиграли, — повторял про себя Мэтт, сжимая в руке зажигалку. — Мы проиграли свои жизни".

Он еще раз машинально щелкнул кнопкой.

И получилось. Загорелся яркий желтый язычок.

Джессика дико завыла, как только пламя лизнуло ее волосы.

Она замахала руками, оставив шею Эйприл. Та быстро отскочила от окна.

— А-а-ай! — разнесся в воздухе вопль Джессики — пламя охватило ее голову. Потом этот дикий крик начал затихать, а ее лицо стало таять, клочья кожи сползали вниз как плавящийся воск.

Комната заполнилась дымом и кислым запахом серы.

Мэтт и Эйприл глядели, не веря своим глазам, как пламя поглощает голову Джессики, как она медленно тает, как оплывает и капает вниз ее кожа. Затем загорелся череп и начал таять, как и плоть. Потом огонь, громко потрескивая, перекинулся на плечи.

Лишившись головы, Джессика рухнула на пол, превращаясь в сплошной факел. Ее тело догорело чуть больше чем за минуту.

И тут занялся пол, огонь перекинулся на стены.

Запылал и гроб, стоявший у стены. Красные и желтые языки пламени весело заплясали на гладких досках.

Мэтт смотрел на огонь, словно загипнотизированный. В свете рыжего пламени он видел, что Эйприл тоже будто приросла к месту. Ее глаза сузились, настолько притягивал ее огонь, а рот округлился от ужаса.

Стены, потолок, балки, гроб — все исчезало в языках красного пламени. И наконец-то затихло хлопанье мышиных крыльев над головой.

— Эйприл! — очнулся Мэтт, когда пламя уже начало добираться до них.

Она не отвечала, по-прежнему уставясь на желтые языки.

— Эйприл! Нужно выбираться отсюда.

Девушка оторвала взгляд от подступавшего пламени и схватила парня за руку.

— А? Мэтт? Мы живы?

— Да, живы! — прокричал он и потащил ее к распахнутой двери.

Они выскочили на свежий воздух.

И в этот момент дом, полностью поглощенный огнем, рухнул у них за спиной.

Теперь Эйприл приникла к Мэтту, обхватила его руками и прижалась горячей щекой к его щеке.

— Мэтт, — прошептала она, обнимая его крепче. — Я больше никогда не буду смеяться над твоими ужастиками!

Глава 30

Счастливый конец

Несколько дней спустя, поздним вечером, Мэтт шел в город по песчаной дорожке, положив руку на плечо Эйприл.

— Мне уже намного лучше, — сказал он тихо, поддавая ногой песчаный ком. — А тебе?

— Намного лучше, — эхом отозвалась Эйприл, прижимаясь к его плечу и горячо стискивая его руку. Потом добавила: — Какое кошмарное лето…

— Самое худшее в моей жизни, — ответил парень, стараясь отогнать нахлынувшие воспоминания. Они накатывались неизменно, словно морской прилив.

— Наверное, мы уже не будем прежними, — печально прошептала Эйприл.

— Точно, — поспешно согласился Мэтт, — Никогда не думал, что скажу это, но я не могу дождаться, когда же мы вернемся в Шейдисайд.

— И я тоже, — ответила Эйприл, откидывая с лица мягкие золотистые волосы.

Некоторое время они двигались в молчании, и им было так уютно. Потом, когда дачные домики уступили место большому заросшему травой полю, окружавшему город, прямо у них перед носом огромный серый кролик важно перешел через дорогу.

— Он думает, будто эти места принадлежат ему, — пошутил Мэтт, отпуская плечо подруги.

Засмотревшись на кролика, он кое-что заметил на земле.

— Ух ты! — воскликнул он, наклоняясь.

— Что там? — спросила Эйприл с любопытством.

— Смотри! — сказал Мэтт. Он держал в руке ее серебряный крестик. — Ты не его потеряла?

— Ой, оставь его здесь, — неприязненно произнесла девушка, отворачиваясь.

— Как? — Мэтт не поверил своим ушам. — Но Эйприл…

— Брось его! — отрезала она. Удивленный, Мэтт швырнул цепочку с крестиком обратно в густую траву.

Когда они отошли подальше от этого места, Эйприл повернулась к парню и привлекла его к себе, обхватив за плечи с неожиданной силой. В свете полумесяца блеснули ее клыки, такие гладкие и белые.

— Но… — запротестовал Мэтт, безуспешно пытаясь освободиться от ее мощной хватки.

Она качнула головой и посмотрела прямо ему в глаза.

— Но, Эйприл, — снова начал он, нервно хватаясь за шею. — Этого не может быть! Ты же спасла меня там, на острове!

— Конечно, — произнесла Эйприл вкрадчиво, улыбаясь и крепче сжимая его своими бледными пальцами. — Весь нектар не должен был достаться Джессике. Я спасла тебя для себя!

И, обняв его крепче, она приникла к его шее, с жадностью вонзая клыки поглубже в его нежное, трепетное горло…


home | my bookshelf | | Полночный поцелуй |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу