Book: Метла и металлический шарик



Метла и металлический шарик
Метла и металлический шарик

Мэри Нортон

МЕТЛА И МЕТАЛЛИЧЕСКИЙ ШАРИК

Часть I

Глава 1. Как они познакомились

Жили-были трое детей, и звали их Кэри, Чарлз и Пол. Кэри была, пожалуй, твоя ровесница, Чарлз чуть помладше, а Полу было шесть.

И вот отправили их как-то на лето в Бедфордшир к тете. Тетя была старая и жила в старом доме с садом, в котором не было ни одного цветка. Там были лужайки и кусты, и даже кедры, но не было цветов, и от этого сад казался сумрачным и печальным.

Дети немножко побаивались этого дома, его большого зала и широких лестниц, побаивались они и строгой старой экономки Элизабет, да и своей тети — неулыбчивой, с водянисто-голубыми глазами — тоже. Но им полюбились сад и речка за ним, а еще плетеные изгороди и душистая трава на ближних лугах. Все дни дети проводили на улице. Они играли в сараях, у реки, на холмах, но всегда вовремя возвращались к обеду, ведь они в гостях, и вообще воспитанные дети. Так и летели день за днем, ничем не отличаясь друг от друга, пока мисс Прайс не подвернула ногу. Тогда-то все и началось.

Вам наверняка знакомы дамы, подобные мисс Прайс. Она ходила в сером костюме и носила на длинной худой шее шелковый шарф. Нос у нее был длинный и острый, а руки всегда чистые и розовые. Мисс Прайс разъезжала на велосипеде с корзинкой у руля, навещала больных и давала уроки музыки. Жила мисс Прайс в маленьком аккуратном домике в самом конце улицы, на которую выходил сад тети Беатрисы, дети часто встречали мисс Прайс и никогда не забывали поздороваться. Во всей деревне не было более респектабельной дамы.

Метла и металлический шарик

И вот в одно прекрасное утро дети решили до завтрака сходить по грибы. Они проснулись очень рано, когда еще ночь не успела оставить спящий дом, и на цыпочках, держа туфли в руках, прокрались к выходу. В саду было очень тихо и свежо, башмаки оставляли темные следы на росистой траве. Дети переговаривались лишь шепотом, казалось, что весь мир, кроме птиц, еще спал.

Вдруг Пол замер, вглядываясь в тень кедров внизу на лужайке.

— Что это?

Дети остановились и стали внимательно смотреть вниз.

— Оно шевелится, — сказал Пол. — Ну-ка, давайте подойдем поближе.

Длинноногая Кэри помчалась вниз, обгоняя братьев.

— Это человек! — крикнула девочка и замедлила шаги. — Это… — прошептала она в недоумении, — это же мисс Прайс!

Так оно и было. На мокрой траве под кедром сидела мисс Прайс. Серый костюм измят и порван, волосы висят плетьми.

— О, бедная мисс Прайс! — воскликнула Кэрй. — Что с вами случилось? Вы не ушиблись?

Мисс Прайс в испуге обернулась, затем отвела взгляд.

— Нога… — пробормотала она.

Кэри опустилась на колени во влажную траву. Щиколотка мисс Прайс действительно была какой-то странной формы.

— Бедная мисс Прайс! — опять воскликнула девочка, и слезы выступили у нее на глазах. — Вам, наверное, очень больно.

— Немного, — произнесла мисс Прайс.

— Сбегай-ка домой, Чарлз, и попроси взрослых вызвать доктора, — распорядилась Кэри.

При этих словах на лице мисс Прайс появилось странное выражение: глаза ее расширились, словно в испуге.

— Нет, нет! — запротестовала она, схватив Кэри за руку. — Нет, только не это! Лучше сами помогите мне добраться до дома.

Дети не удивились. Им и в голову не пришло полюбопытствовать, что делала мисс Прайс в столь ранний час в саду их тети.

— Помогите мне добраться до дома, — повторила мисс Прайс. — Я обопрусь одной рукой на плечо Кэри, а другой — на плечо Чарлза и так, может быть, смогу прыгать на одной ноге.

— А я понесу вот это, — сказал Пол, поднимая с земли садовую метлу.

— Это нам ни к чему, — строго возразила Кэри. — Прислони ее к дереву.

— Но это же метла мисс Прайс!

— Почему мисс Прайс, это же наша садовая метла? Пол возмутился:

— Нет, не наша, а мисс Прайс. Она с нее упала, когда ездила на ней верхом.

— На чем ездила верхом?

— На метле. Правда, мисс Прайс?

Мисс Прайс еще больше побледнела. Она переводила взгляд с одного ребенка на другого и открыла было рот, но вновь закрыла его, так ничего и не сказав.

— А у вас здорово получалось, мисс Прайс! — решил ободрить несчастную Пол. — Сразу видно, вы — не новичок.

Мисс Прайс вдруг разрыдалась. Она достала из кармана платок и закрыла лицо.

— Боже, — всхлипывала она, — теперь все узнают. Кэри обняла мисс Прайс за шею. Она знала, что именно так успокаивают плачущих.

— Успокойтесь, мисс Прайс, никто ничего не узнает. Ни одна душа. Пол ничего не говорил. Все в порядке. А как, должно быть, прекрасно — летать на метле!

— Это совсем не просто, — пробормотала мисс Прайс, сморкаясь.

Дети помогли женщине подняться. Кэри была взволнована и озадачена, но не стала задавать вопросов. Медленно процессия двигалась через сад, вниз по улице, к дому мисс Прайс. Лучи восходящего солнца, пробиваясь сквозь ветви, золотили дорожную пыль. Кэри и Чарлз шли очень осторожно, а мисс Прайс вспархивала между ними, словно большая серая птица со сломанным крылом.

Сзади плелся Пол с метлой.

Глава 2. Еще немного о мисс Прайс

По пути домой Кэри и Чарлз принялись расспрашивать Пола.

— Пол, почему ты не сказал нам, что видел мисс Прайс верхом на метле?

— Не знаю.

— Но, Пол, ты должен был нам рассказать об этом. Мы бы тоже поглядели. Это нечестно с твоей стороны.

Пол не отвечал.

— Когда ты ее видел?

— Ночью.

Пол надулся. Он чувствовал, что вот-вот расплачется. Мисс Прайс всегда пролетала так стремительно. Она исчезала из виду прежде, чем он успевал кого-нибудь позвать, и они наверняка бы сказали: «Не глупи, Пол». Кроме того, это была его тайна, ночная радость. Кровать мальчика стояла у окна, и в полнолунье лунный свет лился прямо на подушку и будил его. Так здорово было лежать и смотреть на бледное небо над темными лохматыми кедрами! Иногда малыш крепко спал всю ночь, а иногда просыпался, но она не прилетала. И все же Пол довольно часто видел мисс Прайс и всякий раз отмечал, что она держится все увереннее и увереннее. Поначалу мисс Прайс с трудом удерживала равновесие, раскачиваясь на метле из стороны в сторону; мальчик удивлялся, неужели она не может сидеть прямо. Одной рукой она цеплялась за метлу, другой придерживала шляпу, ее ноги в высоких туфлях выглядели весьма странно на фоне лунного неба. Однажды мисс Прайс сорвалась, и метла, с вцепившейся в нее мисс Прайс, плавно, словно зонтик, спустилась вниз. Пол с тревогой следил, как она снижалась. В тот раз все обошлось благополучно.

Не рассказывал он об этом еще и вот почему. Он не хотел, чтобы другие увидели ее до тех пор, пока она в совершенстве не овладеет этим искусством, тогда, может быть, она сможет проделывать на метле всякие штуки и не будет казаться такой испуганной. Однажды, когда, мисс Прайс на миг оторвала обе руки от метлы, Пол едва не захлопал в ладоши. Он знал, как непросто проделать такой трюк даже на велосипеде.

— Знаешь, Пол, — проворчала Кэри, — ты просто, оказывается, эгоист. Теперь, когда мисс Прайс подвернула ногу, она, может быть, еще целую вечность не поднимется в воздух. Может, мы с Чарлзом так никогда этого не увидим!

Позже, за ланчем, в высокой темной столовой тетя Беатриса напугала детей, неожиданно воскликнув:

— Бедняжка мисс Прайс! — Они взглянули на нее: неужели она прочла их тайные мысли, но облегченно опустили глаза, когда тетя спокойно продолжила: — Похоже, она упала с велосипеда и вывихнула щиколотку. Это так болезненно. Я бы хотела послать ей несколько персиков.

Пол так и застыл с ложкой в поднятой руке, он тайком бросил взгляд на Кэри и Чарлза. Кэри кашлянула.

— Тетя Беатриса, — промолвила она, — не могли бы мы отнести персики мисс Прайс?

— Какая ты предупредительная, Кэри. Почему бы и нет, если вы знаете, где она живет.

Пол хотел что-то сказать, но Чарлз толкнул его ногой под столом, и он промолчал, обиженно сунув в рот последнюю ложку рисового пудинга.

— Да, тетя, мы знаем, где она живет.

Было около четырех часов вечера, когда дети постучали в аккуратную дверь мисс Прайс, Дорожку, на которой они стояли, с обеих сторон окаймляли веселые цветочные клумбы, а сквозь полуоткрытые окна гостиной были видны трепетавшие на ветру занавески. Дверь открыла Агнес, деревенская девушка, приходившая на несколько часов в день помочь мисс Прайс по хозяйству.

Войдя в маленькую гостиную, дети поначалу оробели. Мисс Прайс лежала на диване, взгромоздив больную ногу на гору подушек. Она все еще была бледна, но теперь па ней была безукоризненная белая блузка, а волосы были аккуратно уложены.

— Какие замечательные персики! Спасибо вам, мои дорогие, и передайте спасибо вашей тетушке. Право, это так мило с ее стороны! Присаживайтесь, присаживайтесь.

Дети присели на маленькие узкие стулья.

— Агнес сейчас приготовит чай. Вы должны остаться и составить мне компанию. Кэри, не могла бы ты разложить игральный столик?

Дети засуетились, помогая накрывать к чаю. Маленький столик подле мисс Прайс — для подноса с чаем, а игральный стол под белой скатертью — для лепешек, бутербродов, айвового варенья и имбирного кекса.

Детям очень понравился чай, и они с готовностью помогли Агнес убрать со стола. Затем мисс Прайс научила Кэри и Чарлза играть в трик-трак и дала Полу посмотреть большую книгу с картинками под названием «Потерянный рай». Полу она очень понравилась: ее запах и золотой обрез.

Метла и металлический шарик

Когда они сыграли в трик-трак и наступила пора откланяться, Кэри все же набралась смелости.

— Мисс Прайс, — произнесла она нерешительно, — не сочтите за дерзость, вы и вправду колдунья?

На минуту воцарилась такая тишина, что Кэри могла слышать удары собственного сердца. Пол поднял глаза от книги.

Мисс Прайс осторожно сложила игральную доску и положила ее на столик у дивана, затем достала вязание.

— Как сказать, — промолвила она, — и да, и нет.

— Вы хотите сказать: в некотором роде, — подсказал Пол.

Мисс Прайс взглянула на него.

— Я хочу сказать, Пол, — продолжала она спокойно, — что я лишь учусь на колдунью.

Она плотно сжала губы и провязала несколько петель.

— О, мисс Прайс, — с восторгом воскликнула Кэри, — как это мудро с вашей стороны!

Лучше она ничего не могла придумать. Мисс Прайс зарделась, она была польщена.

— Как вы до этого додумались, мисс Прайс?

— Что ж, с самого детства у меня была некоторая склонность к колдовству, однако из-за уроков музыки и потому что мне надо было ухаживать за мамой, мне все не хватало времени заняться этим всерьез.

Пол во все глаза смотрел на мисс Прайс, словно хотел запечатлеть каждую ее черточку.

— Мне кажется, что вы не злая колдунья, — произнес он наконец.

Мисс Прайс печально опустила глаза.

— Я знаю, Пол, — промолвила она тихо. — Ты совершенно прав. Я начала слишком поздно. Вот источник всех бед.

— Значит, стать злой колдуньей труднее всего? — спросила Кэри.

— Для меня — да, — вздохнула мисс Прайс. — Но есть люди, обладающие этим талантом с рождения.

— Как Пол, — съязвила Кэри.

Пол подошел поближе и присел на стул. Он все еще не сводил глаз с мисс Прайс, словно хотел ее о чем-то спросить. Наконец, он собрался с духом:

— Не могли бы вы сделать для нас что-нибудь волшебное, прямо сейчас?

— Ох, Пол! — вспыхнула Кэри. — Не обращайте внимания, мисс Прайс. Не можете же вы колдовать с больной ногой.

— Нет, может! — с жаром возразил Пол. — Вы ведь можете колдовать и лежа в постели, правда, мисс Прайс?

— Ну, — смутилась мисс Прайс, — я немного устала, Пол. Но так и быть, я быстренько покажу вам одну штуку, а потом вы сразу пойдете домой. Смотрите!

Кэри и Чарлз быстро повернулись туда, куда указывала мисс Прайс. Стул Пола был пуст. Мальчик исчез, а на его месте сидела маленькая желтая лягушка.

Метла и металлический шарик

Брат и сестра и ахнуть не успели, а Пол уже снова сидел на своем месте и все так же с надеждой смотрел на мисс Прайс.

— Ой, — воскликнула Кэри, — это было потрясающе! Как вы это сделали?

Девочка задыхалась и была слегка напугана. Волшебство-заклятие, она видела это своими глазами!

— А я ничего не видел, — пожаловался Пол. Кэри раздраженно взглянула на брата.

— Не говори глупостей, Пол. Тебя ведь превратили в лягушку. Ты не мог этого не почувствовать.

У Пола задрожали губы.

— Ничего я не чувствовал, — прошептал он жалобно, но никто его не слушал. Кэри не сводила блестящих глаз с мисс Прайс.

— Мисс Прайс, — заметила девочка почти с укором, — вот бы вам выступить с этим на приходском концерте, вместо пения.

Мисс Прайс отложила вязание. На лице ее появилось странное выражение, она внимательно рассматривала Кэри, словно видела ее впервые. Девочке стало не по себе, и она присела на стул.

— Конечно, вы и поете замечательно, — смутилась она.

Мисс Прайс, казалось, не слышала. В глазах ее горел дикий огонь. Губы тихо шевелились, словно повторяли какое-то стихотворение.

— Должен ведь быть способ, — проговорила она. — Должен быть способ…

— Способ чего? — спросил Чарлз после минуты неловкого молчания.

Мисс Прайс ухмыльнулась, обнажив длинные желтые зубы.

— Способ заткнуть вам рты, — выпалила она.

Кэри была потрясена. Это выглядело так непристойно.

— О, мисс Прайс, — горько воскликнула она.

— Заткнуть вам рты, — повторила мисс Прайс, мерзко ухмыляясь.

Пол вздрогнул.

— Вот теперь она становится злой, — с удовлетворением прошептал он сестре.

Кэри отодвинулась от брата, словно ничего не слыша. Она выглядела озабоченной.

— Что вы имеете в виду, мисс Прайс? Вы хотите сказать, что мы никому не должны рассказывать о… — девочка замялась.

— Что вы — колдунья, — вставил Пол.

Мисс Прайс, казалось, все еще ничего не видела и не слышала.

— Еще минута, и я придумаю способ, — пробормотала она. — Еще одна минута…

И тут Кэри проявила, как показалось Чарлзу, отчаянную храбрость. Она встала со стула и присела на диван подле мисс Прайс.

— Послушайте, мисс Прайс, — сказала она. — Мы ведь помогли вам, когда вы ушибли ногу. Вам незачем придумывать для нас всякое мерзкое колдовство. Если вы хотите, чтобы мы никому о вас не рассказывали, вам достаточно лишь попросить нас по-доброму.

Мисс Прайс поглядела на девочку.

— Как это по-доброму? — поинтересовалась она, ее отрешенность исчезла.

— Ну, — промолвила Кэри, — вы могли бы дать нам что-нибудь… что-нибудь волшебное, и если мы кому-нибудь проговоримся, вы заберете это обратно. Знаете, как в игре. Только мы проболтаемся, вещь потеряет свою волшебную силу.

— Какая вещь? — спросила мисс Прайс: похоже, идея заинтересовала ее.

Тут пришел черед Чарлза.

— Ну, — сказал он, — кольцо или что-нибудь, что повернешь — и появится джинн, а если мы проболтаемся, то он больше не появится. Можете вы так сделать?

Мисс Прайс задумалась.

— Джинн, пожалуй, мне не по силами

— Ну так что-нибудь в этом роде.

Мисс Прайс сидела очень тихо. Она напряженно думала.

— Я знаю, — сказала она немного погодя. Она сразу похорошела и повеселела. — Я как раз собиралась это испробовать. Но помните, я не уверена, что это заработает. Есть ли у кого-нибудь из вас кольцо?

К сожалению, кольца не было. Пол на всякий случай пошарил в карманах, но нашел лишь латунный шарик, который он отвинтил утром от спинки кровати.

— Все, что угодно. Сойдет и браслет. Что-нибудь, что можно крутить.

Но у Кэри не оказалось и браслета.

— У меня есть один дома, — объяснила она, — но я ношу его лишь по воскресеньям.

— Вы можете крутить вот это, — неожиданно предложил Пол, протягивая латунный шарик. — Он для этого и предназначен. Его можно крутить сколько угодно. Я его открутил, — добавил мальчик, — сам не зная зачем.

Мисс Прайс взяла шарик, задумчиво повертела его в своих красивых чистых пальцах.

— Ну, что ж, посмотрим, — проговорила она. Потом подняла голову, словно в удивлении. — Пожалуй, Пол, это самая подходящая вещь. — Пол смутился, но был явно польщен. — Теперь можно произнести заклинание, только я его прежде должна тщательно обдумать. Ну-ка, дети, успокойтесь и дайте мне сосредоточиться. — Ее пальцы сжали блестящий шарик. — Вот это подойдет. Итак — тишина!

Дети замерли, словно статуи. Даже Пол перестал ерзать. В окно влетел шмель и закружил по комнате. В абсолютной тишине слышалось лишь его жужжание.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем мисс Прайс снова открыла глаза. Она сидела на диване, улыбаясь и моргая.

— Держи, Пол, — сказала она радостно и протянула ему шарик.

— Готово? — спросил Пол с благоговением. С виду шарик совсем не изменился.

— Совершенно, — заверила его мисс Прайс. — Это на самом деле отличное заклинание. Вам понравится. Только будьте осторожнее.

Кэри и Чарлз с завистью смотрели на Пола.

— А как с ним обращаться? — поинтересовался Чарлз.

— Отнесите его домой и снова привинтите на кровать. Но только не до конца, лишь до половины…



— А потом?

— Потом? — мисс Прайс улыбнулась. — Поверните его еще чуть-чуть и загадайте желание — и кровать отнесет вас куда пожелаете.

Дети недоверчиво смотрели на блестящий шарик в руках Пола.

— Правда? — прошептала Кэри.

Мисс Прайс все еще улыбалась, казалось, она была очень довольна собой.

— Попробуйте!

— О, мисс Прайс, — выпалила Кэри, все еще не сводя глаз с шарика. — Огромное вам спасибо!

— Не благодарите меня, — отвечала мисс Прайс, снова берясь за вязание. — Помните уговор. Одно слово обо мне — и волшебство исчезнет.

— О, мисс Прайс, — снова воскликнула Кэри. У нее голова шла кругом.

— Ну, а теперь — домой! Уже поздно. И помните, будьте осторожнее и не путешествуйте все ночи напролет. Во всем нужна мера, даже в волшебстве.

Глава 3. Неудачное начало

На следующее утро в десять часов дети снова пришли к мисс Прайс. Лица их были серьезны, но держались они неуверенно.

— Не могла бы я… — обратилась Кэри к приветливой Агнес. — Не могли бы мы повидать мисс Прайс? — девочка нервно сглотнула.

— Мисс Прайс сейчас занята, — ответила Агнес. — Что ей передать?

— Ну… — Кэри замялась. Посвящена ли Агнес в тайну мисс Прайс? Она оглянулась на братьев. Чарлз выступил вперед.

— Не могли бы вы передать ей, — сказал он, — что он не действует.

— Что он не действует? — переспросила Агнес.

— Да. Просто так и скажите: он не действует.

— Он не действует, — еще раз повторила Агнес, чтобы лучше запомнить. Она исчезла в глубине дома, оставив парадную дверь открытой. Дети услышали, как она стучит. Через минуту Агнес вернулась.

— Мисс Прайс приглашает вас зайти.

Их снова провели в гостиную. Каждый выбрал себе стул и уселся на краешек.

— Спорим, что она рассердилась, — прошептал Пол, нарушив молчание.

— Тише, — шикнула Кэри. Она слегка побледнела.

Вдруг дверь распахнулась, и в комнату, прихрамывая, вошла мисс Прайс Нога у нее была забинтована, и поверх повязки был надет войлочный шлепанец, она шла без палки. Мисс Прайс обвела детей взглядом.

— Так он не действует? — переспросила она.

— Нет, — ответила Кэри, сжав руки на коленях. Мисс Прайс присела на середину дивана. Они молча смотрели друг на друга.

— Вы уверены, что все делали правильно?

— Да, все, как вы сказали. Мы прикрутили его до половины, затем еще чуть-чуть повернули и загадали желание.

— И что же потом?

— Ничего, — сказала Кэри.

Пол, не отрываясь, с упреком смотрел на мисс Прайс.

— Ничего не понимаю, — пробормотала мисс Прайс минуту спустя и снова задумалась. — Вы принесли его с собой? — спросила она.

Да, шарик был у Кэри, она положила его в клетчатый мешочек. Мисс Прайс достала золотистый шарик и в замешательстве уставилась на него.

— А кровать сдвинулась хоть немного?

— Только оттого, что Пол на ней прыгал.

— Он немного проржавел здесь снизу, — заметила мисс Прайс

— Он всегда был такой, — объяснила Кэри.

— Ну, не знаю, — мисс Прайс поднялась, осторожно поставив больную ногу на пол. — Я возьму его на проверку.

Она направилась к двери.

— А можно нам посмотреть?

Мисс Прайс медленно обернулась. Три пары любопытных глаз с мольбой смотрели на нее. Дети заметили, что она колеблется.

— Пожалуйста, мисс Прайс, — взмолилась Кэри.

— Еще никто не видел мою рабочую комнату, — сказала мисс Прайс. — Даже Агнес.

Кэри уже собиралась сказать: «Но мы ведь знаем вашу тайну», — но передумала и промолчала. Их горящие гла-аа говорили сами за себя.

— Что ж, я только пошлю Агнес к зеленщику, а потом посмотрим.

Мисс Прайс вышла. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем она их позвала. Дети радостно выбежали в коридор. Мисс Прайс надевала белый халат. В руке у нее был ключ. Они спустились на две или три ступеньки вниз в короткий темный коридор и услышали, как поворачивается ключ в замке. Мисс Прайс вошла первой, затем впустила детей.

— Осторожно, — предупредила она, делая им знак рукой. — Ничего не трогайте.

Комната была, наверное, когда-то кладовкой. Снизу стены были выложены мраморной плиткой, а верхнюю часть занимали полки. Первое, что заметила Кэри, — множество стеклянных банок с печатными этикетками. Мисс Прайс, слегка разрумянившись от гордости, провела рукой по полкам:

— Жабы, заячьи лапы, крылья летучих мышей… Боже! — Она схватила пустую банку, ко дну которой прилепилось несколько влажных шариков. — У меня кончились глаза тритона! — Мисс Прайс еще раз заглянула в банку, прежде чем поставить ее на место, затем достала карандаш и сделала пометку в хозяйственном блокноте, висевшем на стене. — Их так трудно достать в наши дни, — вздохнула она. — Но прочь напрасные сожаления! А это мой архив, здесь я храню результаты удачных экспериментов, как, впрочем, и неудачных тоже. Мои записные книжки…

Метла и металлический шарик

Кэри, наклонившись вперед, увидела громадные тетради, на каждой была аккуратная этикетка:

«Заговоры… Заклятья… Заклинания…» — читала она вслух.

— Бьюсь об заклад, что вы не знаете разницу между заклинанием и заклятьем, — торжествующе заявила мисс Прайс.

— Я думал, это одно и то же, — признался Чарлз.

— Ага, — мрачно заметила мисс Прайс, но ее лицо радостно засветилось от сознания собственного превосходства. — Хотела бы я, чтобы заклятья были так же просты, как заклинания.

Она приподняла безукоризненно чистую муслиновую салфетку, и дети не без содрогания взглянули на нечто, напоминавшее позеленевший кусок мяса. Он лежал на сверкающей чистотой фарфоровой тарелке и пах чем-то химическим.

— Что это? — поинтересовалась Кэри.

Мисс Прайс с сомнением поглядела на тарелку.

— Это ядовитая печень дракона, — объяснила она неуверенно.

— О! — из вежливости восхитилась Кэри.

Пол протиснулся поближе.

— Скажите, мисс Прайс, вы отравили самого дракона или только его печень? — спросил малыш.

— Честно говоря, — созналась мисс Прайс, — я купила ее уже готовой, как часть оборудования.

— Она выглядит абсолютно стерильной, — расхрабрившись, вставила Кэри.

— Моя дорогая Кэри, — заметила мисс Прайс с упреком. — Мы несколько продвинулись по пути прогресса со времен средневековья. Методика и профилактика совершили революционный переворот в колдовстве.

Кэри догадалась, что мисс Прайс цитирует какую-то умную книгу, и девочке захотелось разузнать побольше.

— А не могли бы вы показать хотя бы первый урок?

Мисс Прайс бросила быстрый взгляд на палки на верхней полке и покачала головой.

— Извини, Кэри, но это совершенно секретный курс. Любое нарушение этих правил, — процитировала она, — подлежит штрафу не менее чем в 200 фунтов и обрекает нарушителя на постоянное воздействие Космических сил…

Пол задумался.

— Это подороже, чем штраф в автобусе, — объявил он после недолгого молчания.

Дети знакомились все с новыми и новыми сокровищами: карта, на которой мисс Прайс нарисовала акварельными красками знаки зодиака, череп барана, конфетная коробка, полная сушеных мышей, пучки сухих трав, горшок с болиголовом, маленькое чучело аллигатора, подвешенное на двух веревках к потолку.

— А для чего вам крокодил, мисс Прайс? — поинтересовался Пол.

И снова природная правдивость поборола в мисс Прайс стремление произвести впечатление.

— Так, ни для чего, — созналась она. — Ими теперь не пользуются. Мне просто нравится, как он здесь смотрится.

— Смотрится он здорово, — согласился Пол, сунув руки в карманы. — У меня была когда-то дохлая курица, — заметил он как бы между прочим.

Но мисс Прайс ничего не слышала. Она сложила на полке треугольник из трех ореховых прутиков. В центр его она положила латунный шарик от кровати.

— Кэри, передай-ка мне красную записную книжку, она как раз у тебя под рукой.

— Ту, на которой написано «Заклинания для начинающих»?

— Нет, дорогая, ту, на которой написано «Различные заклинания для совершенствующихся». Кэри, ты что, Читать не умеешь? — воскликнула мисс Прайс, когда девочка протянула ей книгу. — Это же «Шесть простейших проклятий для начинающих».

— Ах, извините, — смутилась Кэри, — вот, кажется, это.

Мисс Прайс взяла книжку. Она надела очки и некоторое время внимательно рассматривала страницу. Взяв карандаш, она выписала ряд цифр на лист бумаги. Еще раз на них посмотрела, а затем стерла другим концом карандаша.

— Мисс Прайс, — начал было Пол.

— Не отвлекай меня, — пробормотала мисс Прайс. — Чемерица, белена, аконит… пламя светлячка. Опусти-ка жалюзи, Кэри.

— Жалюзи, мисс Прайс?

— Да, на окнах. Иначе вы не увидите, как будет проходить эксперимент.

Кэри опустила жалюзи. Когда в комнате стало темно, мисс Прайс воскликнула:

— Не правда ли, это замечательно! — В ее голосе звучали восторг и удивление. Дети сгрудились подле нее и увидели, что латунный шарик слабо мерцает в темноте. Мисс Прайс слегка повернула шарик, и свечение усилилось. — Вот видите! — сказала она торжествующе. — Что здесь не так, хотела бы я знать? Подыми жалюзи, Кэри.

Кэри подняла и закрепила жалюзи. Мисс Прайс связала эластичным шнурком ореховые палочки и убрала их на место.

— Итак, заклинание действует превосходно, — заявила она, открывая дверь. — Даже лучше, чем я ожидала. Уж и не знаю, что вы там напутали.

Вслед за мисс Прайс дети поднялись по ступенькам, прошли по коридору и вышли в сад, где пахло теплой землей. Бабочки балансировали на листьях лаванды, а шмели качались в колокольчиках наперстянки.

У ворот остановилась повозка молочника. Послышался звон бутылок.

— Большое спасибо, — сказала Кэри. — Мы еще раз попробуем этой ночью. Я все делала, как вы велели. Я его не очень крепко завинчивала, я…

— Ты? — изумилась мисс Прайс. — Я же приготовила заклинание для Пола!

— Вы хотите сказать, что Пол сам должен был…

— Ну конечно, Пол должен был все делать сам. Не удивительно, что у вас ничего не вышло.

Лицо Пола медленно расплылось в торжествующей улыбке. Глаза его засияли почти священным восторгом.

Кэри и Чарлз смотрели на брата так, словно видят его впервые.

— Ну? — сказала мисс Прайс довольно резко. К Чарлзу первому вернулся дар речи:

— А не слишком ли он мал для такого поручения? Но мисс Прайс была непреклонна:

— Чем меньше, тем лучше, можете мне поверить. А теперь — бегите домой. — Она отвернулась, но почти сразу же повернулась назад и, понизив голос, прошептала: — Между прочим, я ведь сказала вам, заклинание удалось даже лучше, чем я ожидала. Знайте, если вы станете завинчивать шарик — кровать отнесет вас в любое место в настоящем, а если вы станете его отвинчивать, то сможете попасть в прошлое.

— О, мисс Прайс! — воскликнула Кэри.

— А как насчет будущего? — поинтересовался Чарлз. Мисс Прайс посмотрела на него так, как смотрит на нас кондуктор в автобусе, когда вы просите у него билет до места, которого нет на этом маршруте. Чарлз покраснел и стал ковырять гравий на дорожке носком ботинка.

— Запомните, что я сказала, — продолжала мисс Прайс. — Желаю вам удачи, не забудьте правила и дайте свободу кровати.

Она повернулась к молочнику, терпеливо дожидавшемуся у крыльца:

— Полпинты молока, пожалуйста, мистер Бисселтуайт, и масло.

Глава 4. Первая попытка

День тянулся бесконечно долго, но вот, наконец, и долгожданный вечер. К тому времени, когда Полу пора было ложиться спать, дети изнемогали от ожидания и нетерпения.

— Послушай-ка, Пол, — сказала вдруг Кэри брату, чистившему зубы, — ты не вздумай крутить шарик в одиночку. Ты просто лежи пока тихонько и жди нас с Чарлзом.

Не вынимая щетки изо рта, Пол посмотрел на сестру.

— Если ты вздумаешь улететь на кровати один, — продолжала девочка, а что-то вдруг испортится, то тебя даже некому будет спасти. Ты можешь навсегда остаться в прошлом или где-нибудь еще.

Пол сплюнул, стараясь попасть на решетку стока в раковине. Посмотрел на сток и потом, прицелившись, плюнул еще раз. Он был обижен: с тех пор, как, вернувшись от мисс Прайс, он прикрутил шарик на место, Чарлз и Кэри ни на минуту не спускали с него глаз. В конце концов, это была его кровать и его шарик. Они могли бы позволить ему сделать первую попытку, ну, скажем, долететь до дальнего конца сада и обратно. Он и не собирался отправляться без них куда-нибудь далеко, ему только хотелось проверить, действует заклятие или нет.

— Представляешь, Пол, — стращала Кэри, — Элизабет поднимается к тебе в спальню с ужином, а кровать исчезла. Мы должны быть очень осторожны. Мы ведь ОБЕЩАЛИ мисс Прайс Мы не можем себе позволить летать на кровати при всем честном народе.

Пол прополоскал рот и по привычке проглотил воду.

— Ты понял, Пол? Мы должны дождаться, пока все лягут спать. Иди-ка сюда, я расчешу тебе волосы, пока они влажные.

Брат и сестра последовали за Полом в спальню. Они втроем улеглись на кровать и уставились на заколдованный шарик. С виду он ничем не отличался от трех других.

— Спорим, что он не действует, — прошептал Чарлз. — Спорим на что угодно.

— Тс-с, — шикнула Кэри, заслышав шаги Элизабет, которая несла им ужин.

— Смотрите, не разлейте на постель, — предупредила служанка, отдышавшись. — Мисс Кэри, будьте добры, отнесите поднос вниз сами, у меня сегодня свободный вечер.

— У вас сегодня свободный вечер? — переспросила девочка и улыбнулась.

— Ничего смешного, — заметив это, проворчала Элизабет. — Я вполне его заслужила. И без баловства, вашей тете сегодня нездоровится. Она уже легла.

— Легла? — снова переспросила Кэри, но на этот раз ей удалось сдержать улыбку. Элизабет подозрительно посмотрела на девочку.

— Никаких шалостей, — предупредила она еще раз на всякий случай. — Вы сегодня весь день сами на себя не похожи, но я-то знаю, что в тихом омуте черти водятся.

Дети слышали, как служанка вздыхала, спускаясь по лестнице, как завернула за угол. Тогда они скинули тапки и пустились в пляс. Бесшумно, не дыша, они кружились, приседали, делали самые удивительные па, пока, задыхаясь, не повалились втроем на кровать Пола.

— Ну, куда же мы отправимся? — прошептала Кэри, глаза ее блестели от нетерпения.

— Давайте махнем на острова Южных морей! — предложил Чарлз.

Пол откусил кусок хлеба. Щеки его надулись, он медленно жевал. Малыш казался самым спокойным.

— На Скалистые горы! — сказала Кэри.

— На Южный полюс! — перебил ре Чарлз.

— К Пирамидам!

— На Тибет!

— На Луну!

— А ты куда бы хотел полететь, а, Пол? — вдруг спохватилась Кэри. Счастье сделало ее бескорыстной.

Пол проглотил все, что было во рту.

— Я бы предпочел отправиться в Музей Естествознания.

— О, Пол, — удивилась Кэри.

— Да туда и так в любой день можно сходить.

— Я хочу посмотреть Большую Блоху в Музее Естествознания, — повторил Пол. Он вспомнил, как, когда он простудился, Кэри и Чарлз ходили туда без него вместе с дядей.

— Да она была ненастоящая. Придумай-ка что-нибудь получше. Ты первый выбираешь, это же твоя кровать.

— Я хочу отправиться в Лондон, — настаивал Пол.

— Но в Лондон ты можешь попасть в любой день, — напомнил брату Чарлз.

— Я хочу слетать в Лондон и повидать мою маму.

— Почему это «твою маму», она и наша мама тоже.

— Я хочу ее увидеть, — упорствовал Пол.

— Ну, мы, конечно, тоже хотим ее увидеть, — согласилась Кэри. — Но, пожалуй, она будет несколько удивлена.

— Я хочу увидеть мою мамочку, — прошептал Пол, и губы его задрожали, а на глазах заблестели слезы. Кэри с тревогой взглянула на младшего брата.

— Пол, — снова попыталась объяснить она братишке, — когда у тебя появляется волшебная вещь вроде этого шарика, не следует тратить ее силу на желания вроде «повидать мамочку или сходить в музей» или что-нибудь в этом роде, надо загадывать что-нибудь необыкновенное. Понимаешь? Ну, попробуй еще раз.

Лицо Пола побагровело, и слезы градом полились по щекам.

— Я хочу увидеть мою маму или Большую Блоху, — малыш с трудом сдерживал рыдания. Он сжал губы и тяжело дышал.

— Боже! — в отчаянии воскликнула Кэри. Она уставилась на носки своих ботинок.

— Пусть делает что хочет, — набравшись терпения, сказал Чарлз. — Потом мы сможем слетать куда захотим.

— Неужели ты не понимаешь, — начала было Кэри. — Впрочем, ладно. Залезай на кровать, Чарлз. — К девочке снова вернулся азарт. — Хорошенько держись за прутья. Пожалуй, лучше завернуться в одеяло. Ну, Пол, теперь осторожно поверни шарик. Обожди, я высморкаю тебе нос. Ну, теперь готово?

Пол, повернувшись к изголовью и стенке, привстал на коленях и взялся за шарик:

— Что мне говорить?

— Просто назови мамин адрес. Скажи: «Я хочу оказаться на площади Маркхэм, 38», и поверни шарик.

— Я хочу… — начал Пол хрипло. Он откашлялся, — …оказаться на площади Маркхэм…

— 38.

— 38.

Ничего не произошло. Наступило тягостное мгновение, и тут Кэри сообразила и добавила:



— Юго-Запад, 3.

— Юго-Запад, 3,- повторил Пол.

Это было ужасно. Со страшным свистом все замелькало у них перед глазами, словно в ускоренном кино. Мимо в беспорядке пролетали какие-то поля, улицы, деревья, дома. Кровать качало словно корабль в шторм. Дети изо всех сил вцепились в металлические прутья. Постельное белье обмоталось вокруг Кэри и Чарлза, ослепляя их и мешая им дышать. Затем — бамп, клэнг! — они стали спускаться.

Вот и прибыли!

Оправившись от шока и отдышавшись, Кэри начала медленно стягивать одеяло с головы. Рот девочки был забит пухом: пуховое одеяло обмотало Чарлза вокруг пояса, концы его свешивались сквозь металлические прутья. Пол так и остался стоять на подушке. Лицо его пылало, а волосы торчали в разные стороны.

— Уф! — пробормотал Чарлз немного погодя. Мальчик огляделся. Они действительно приземлились на площади Маркхэм. Кровать аккуратно опустилась на тротуар, слегка съехав на обочину. А вот и черная парадная дверь дома 38, выложенное плиткой крыльцо и металлические перила. Чарлз понимал всю невыгодность их положения. Они сидели на самой обыкновенной кровати посреди самой обыкновенной улицы, а Пол уже нажал кнопку звонка у парадной двери. Босиком, в одной пижаме, с растрепанными волосами, малыш стоял перед дверью, за которой была их мама. И все это посреди бела дня, точнее, в теплых сумерках, впрочем, это было все равно что средь бела дня.

Чарлзу хотелось, чтобы дверь скорее отворилась. Он по натуре был очень застенчив.

По другой стороне площади проехал красный автобус, и улица снова опустела.

— Позвони еще раз, — крикнул он нетерпеливо. Пол еще раз нажал кнопку звонка.

Дети слышали звонок, раздавшийся за дверью: деликатный печальный пустой звук. Темные окна безучастно глазели на детей.

— Никого нет дома, — заключила Кэри, подождав минуту-другую. Девочка выпутала ноги. — Наверное, мама ушла в гости, — объяснила она, вставая. — Что ж, придется подождать. Давайте пока кровать застелем.

Они принялись стелить постель, натягивали одеяла, расправляли простыни, взбивали подушки. Чарлз дивился беззаботности Кэри и Пола. Неужели они не понимают, как нелепо стелить постель посреди лондонской улицы? Он заглянул в палисадник.

— А не попробовать ли нам заднюю дверь? — предложил он в надежде как-нибудь избавиться от кровати. Уйти он не мог, ведь у него не было ботинок.

Дети спустились по ступеням в палисадник. Они подергали заднюю дверь, но она была заперта, заглянули в кухонное окно. В сушилке лежали чашка и блюдце, кухня выглядела непривычно чистой и необитаемой. Окно было плотно закрыто. Вздумай они даже разбить стекло, это бы им не помогло, ведь окно было специально зарешечено от воров.

— Нам остается только сидеть на кровати и ждать, — вздохнула Кэри.

— Только не на кровати, — взмолился Чарлз. — Давайте останемся здесь, где нас никто не видит.

Дети уселись на нижней ступеньке, напротив мусорного бачка. В палисаднике пахло чайным листом, ступеньки были холодными.

— Я бы не назвал это приключением, — проворчал Чарлз.

— Я тоже, — поддакнула Кэри. — Это все Пола идея. Темнело. Взглянув вверх, дети увидели, что улицу медленно окутывает туман.

С улицы до них доносились голоса прохожих. Их шаги неизменно затихали у дома 38. Дети поражались, насколько одинаково рассуждали взрослые. Почти все они с удивлением восклицали: «Забавно! Кровать!» или «Кровать! Забавно!» До детей то и дело долетало: «Кровать! Кровать, кровать, кровать!» и шаги. Однажды Чарлз расхрабрился и, когда шаги на улице на миг затихли, передразнил вслух: «Забавно! Кровать!» Почти совсем стемнело. Вдруг неясный силуэт перегнулся через ограду.

— Какие-то дети, — пробормотал чей-то голос, словно обращаясь к своему спутнику. Когда шаги затихли вдали, Чарлз бросил им вдогонку:

— И кровать.

— Прекрати, Чарлз. Это грубо. Ты на нас беду накличешь. Совсем стемнело. Ночной мрак смешивался с туманом.

— Речной туман, — заметил Чарлз. — По-моему, мама вообще уехала на выходные.

Пол прикорнул на плече у сестры. И тут девочку осенило:

— Ясно! — воскликнула она. — Забирайтесь-ка все обратно на кровать. Темно, да еще туман — никто нас не заметит.

Дети снова поднялись по ступенькам и пересекли тротуар. Как замечательно было вновь залезть под одеяло! Небо серело меж темных крыш. Звезды исчезли.

— Я бы не назвал это приключением, — проворчал Чарлз.

— Согласна, — отозвалась Кэри, — йо это только первая попытка. На ошибках учатся.

Между ними, свернувшись калачиком, мирно спал Пол.

Кэри, наверное, немного задремала, но внезапно очнулась. Поначалу, открыв глаза, она лежала неподвижно. Кромешная темнота, что-то придавило ей ногу. Где она? Наконец девочка вспомнила.

— Пожалуйста, — в испуге крикнула она. Туман сгущался. Девочка ничего не могла разглядеть.

Вот снова кто-то нажал ей на ногу. «Черт меня подери…»

— Пожалуйста, — нетерпеливо перебила кого-то Кэри, — пожалуйста, оставьте в покое мою ногу.

Вспыхнул свет, пугающий мерцающий кружок. Луч бил прямо в глаза.

Хриплый голос повторил: «Черт меня подери, ребятишки!»

Тяжесть на ноге исчезла, и Кэри, жмурясь от яркого света, быстренько подобрала под себя ноги. Девочка ничего не могла разглядеть в темноте, но, сама не зная как, догадалась, что за лучом света стоит полицейский. Она легко себе его представила: высокий крепкий и скрипучий.

Полицейский выключил фонарик.

— Ребятишки! — повторил он удивленно. И добавил сурово: — Не дело, чтобы кровати вот так стояли посреди улицы. Это нарушение общественного порядка. Вот и я об нее споткнулся, о кровать эту. Улица не место для кроватей! Где ваша мама?

— Я не знаю, — прошептала Кэри.

— Отвечай-ка погромче! — приказал полицейский. — Как тебя зовут?

— Кэри Вильсон.

Снова вспыхнул фонарик, и появился блокнот. Полицейский опять сел. Кровать скрипнула, но на этот раз Кэри предусмотрительно убрала ноги.

— Адрес?

— Что? — сонно переспросила Кэри.

Внезапно Кэри представила себе лицо тети Беатрисы, сжатые губы, воспаленные глаза. Она подумала, как расстроится мама. Письмо, полицейские, жалобы, штрафы, тюрьма.

— Послушайте, — проговорила Кэри. — Мне очень-очень жаль, что из-за нас вы ушибли ногу, извините. Если вы немного подвинетесь, мы быстренько уберем кровать с дороги, и она никому не будет мешать. Мы прямо сейчас ее уберем, честное слово.

— Кровать-то металлическая, — хмыкнул полицейский, — небось тяжеленькая.

— Мы справимся, — поспешно заверила его Кэри. — Мы ее сюда поставили. Мы умеем с ней управляться.

— Куда это вы собираетесь двигать кровать в такой туман?

— Если вы только на минуточку привстанете, — сказала Кэри, — мы вам покажем.

— Ну-ну, не так быстро, мисс, — возразил полицейский. — Никуда я не подвинусь. Отвечайте-ка, откуда вы взяли эту кровать?

Кэри заколебалась. Не миновать им беды. Она снова вспомнила о тете Беатрисе. И о мисс Прайс — о, мисс Прайс, ну и вляпались, стоит ей обмолвиться о мисс Прайс — и конец всему, но И на вранье далеко не уедешь.

— Ну, — пробормотала Кэри, торопливо ища выхода.

— Мы ее из комнаты взяли, — вставил неожиданно Пол.

— Ага, — мрачно проговорил полицейский. Он старался скрыть недоумение за легкой иронией. — Ну а где же находится эта ваша комната?

— Рядом с комнатой Кэри, — объяснил Пол. — В конце коридора.

Полицейский снова включил фонарик и внимательно оглядел Пола. Кэри и Чарлз прежде не обращали внимания на внешность младшего брата, но теперь они заметили, что он — вылитый ангелочек. Можно было смело приделать ему на спину пару крылышек, они бы не показались излишеством. Да, пожалуй, Полу и нимб бы подошел.

Полицейский погасил фонарик.

— Бедный постреленок, — пробормотал он, — таскают его по Лондону по ночам.

Этого Кэри уже не снесла.

— Вот еще, — возмутилась она, — да он сам виноват. Это все его затея.

— Ну-ну, хватит, — осадил ее полицейский. — Я только хочу знать, где вы взяли эту кровать? Точнее, в какой части Лондона?

— Она вовсе не из Лондона, — заявил Чарлз.

— Тогда откуда же она взялась? — прорычал полицейский.

— Из Бедфордшира, — призналась Кэри.

Полицейский привстал. Кэри слышала, как он задыхается от гнева.

— Шутить изволите!

— Совсем нет, — пролепетала девочка.

— Вы что, хотите меня убедить, что тащили эту кровать из самого Бедфордшира?

— Ну да, — созналась Кэри.

Полицейский вздохнул. Девочка поняла, что он пытается взять себя в руки.

— Значит, вы ее на поезде везли?

— Нет, — прошептала Кэри.

— Тогда как же, позвольте полюбопытствовать?

— Ну, — замялась девочка, она снова вспомнила о мисс Прайс. — Знаете, мы не можем вам рассказать.

— Или вы объясните мне, как перевезли эту кровать из Бедфордшира, или я вас отправлю в участок. Впрочем, туда я вас в любом случае отведу, — добавил он.

— Хорошо, — сказала Кэри, чувствуя, как на глаза навертываются слезы. — Я вам расскажу. Если хотите знать, мы перенесли ее при помощи волшебства.

Воцарилось молчание. Ужасное молчание. Кэри показалось, что полицейский вот-вот ее ударит дубинкой, но, когда он наконец заговорил, голос у него был очень спокойный.

— Ах, вот, значит, оно как? По волшебству? А теперь я вам что-то скажу. Вы слышали что-нибудь о законе? Ну, закон справедлив, с другой стороны — закон добр. Но только с законом нельзя шутки шутить. А теперь, вы трое, вылезайте-ка из кровати и марш за мной в участок!

С упавшим сердцем Кэри спустила ноги из-под одеяла.

— А у меня ботинок нет, — пожаловался Чарлз.

Но никто ему не ответил. Полицейский молчал, словно не замечая их.

— У Пола тоже нет, — заметила Кэри и добавила: — Так что вам придется его нести.

Глава 5. Полицейский участок

Полицейский участок был неподалеку, но Чарлзу в одних носках нелегко было проделать этот путь. Мальчик и представить себе не мог прежде, как отличаются друг от друга лондонские тротуары. Пол по-королевски восседал на руках полицейского. Кэри, полная мрачных предчувствий, плелась следом. Чем дальше удалялись они от кровати, тем меньше у них оставалось шансов на спасение. «Тюрьма! Ох! — вздыхала Кэри в отчаянии. — Почему я не упросила Пола пожелать, чтобы кровать улетела восвояси вместе с нами и этим злосчастным полицейским? Но это бы только еще больше осложнило дело: заявиться к тете Беатрисе вместе с полицейским! Пришлось бы тайком выводить его из комнаты Пола, а потом из дома… Не очень-то он похож на человека, который позволит с собой такие штучки. Похоже, — с грустью осознала Кэри, — что на свете нет надежного способа тайно избавиться от неугодного полицейского. Конечно, они здорово влипли, но каким бы ужасным ни было нынешнее положение, это все же меньшее из двух зол».

Не успели Дети опомниться, как оказались в полицейском участке. За длинной стойкой, на которую падали зеленоватые тени от лампы, сидел седой полицейский. У него было усталое худое лицо солдата. Кэри почувствовала, что дрожит.

— Ну как, сержант? — поинтересовался седоволосый офицер. — Кажется, сегодня обошлось без приключений?

— Да, сэр. Разве что вот эти ребятишки. Решил, уж лучше я их сюда доставлю. Совсем одни на кровати посреди улицы. Помеха движению, нарушение общественного порядка, вот это что.

Инспектор потянулся за фуражкой, висевшей на крючке.

— Ну что ж, запишите их имена и адрес и свяжитесь с родителями, — он помолчал, а затем медленно обернулся. — Вы сказали, одни на улице на чем?

— На кровати, сэр.

— Кровати?

— Так точно, сэр. Такая железная с шариками.

Инспектор с интересом посмотрел на Кэри. И вдруг девочка поняла, что ей нравится этот полицейский, его проницательный взгляд и усталые складки в уголках рта. Жаль, что она для него лишь маленькая нарушительница общественного порядка. Офицер еще немного посмотрел на всех троих и обратился к сержанту:

— А где эта кровать сейчас?

— Так и осталась на улице, сэр, на площади Маркхэм.

— Лучше пошлите машину и увезите ее оттуда, — инспектор вздохнул. — А детей, пока не объявятся родители, передайте на попечение мисс Уоткинс. Уф, и устал же я, сержант! Судебное заседание в 9.30, не забудьте, сержант. Мне понадобитесь вы и сержант Колес.

— Есть, сэр. Спокойной ночи, сэр.

Подойдя к двери, инспектор снова оглянулся на детей. «Он бы поговорил с нами, если бы не так устал, — подумала Кэри. Она была очень напугана. — Хоть бы кто их отругал, что ли, ей тогда было бы не так страшно». Девочке казалось, что кто-то большой, больше человека, поймал их и держит, кто-то такой огромный, что даже полицейские его слушаются. Она догадалась — это закон, закон, с которым шутки плохи.

Тем временем сержант разговаривал по телефону:

— Ага, трое… Нет, только переночевать… Нет, он уже ушел… Устал как собака… Чашку чая?… Что ж, не откажусь, если вы… Так точно.

Он достал блокнот и записал адрес их мамы.

Метла и металлический шарик

— Что ж, — произнес он после некоторого раздумья, — вы были прямо напротив собственного дома.

— Мама ушла, — поспешно вставила Кэри, надеясь, что, может, полицейский не станет ей звонить.

— Так говорите, вы доставили кровать прямо из Бедфордшира?

— Ага, — подтвердила Кэри. — Только дом оказался заперт.

Полицейский что-то записал. «Прямо напротив собственного дома. Это меняет дело», — пробормотал он.

— Ну, — сказал полицейский, закрывая блокнот, — а пока суд да дело, следуйте за мной.

Они прошли по коридору и вышли через заднюю дверь в темный садик.

— Смотрите под ноги, — приказал сержант детям. Пол взял сестру за руку.

— Он нас в тюрьму ведет? — шепотом поинтересовался малыш.

— Не знаю, — также шепотом отозвалась Кэри. — Может быть.

— А сколько лет они будут нас там держать? — полюбопытствовал мальчик.

— Понятия не имею, — ответила сестра. — Надеюсь, что не долго.

— Поживее, — окликнул их сержант. Он распахнул какую-то дверь и проскользнул внутрь. Дети оказались в другом коридоре. Они снова были в доме. Сержант включил свет.

— Мисс Уоткинс, — позвал он.

Мисс Уоткинс оказалась суетливой женщиной, чем-то средним, как подумала Кэри, между гардеробщицей и сиделкой. На ней был белый передник и красная шерстяная кофта. Она провела детей в комнату, где стояла кровать — вроде тех, что бывают в больницах, заметила Кэри, — два кресла, обитых искусственной кожей, и цветок в горшке. Мисс Уоткинс уложила Пола на кровать и накрыла одеялом, потом обернулась к Чарлзу и Кэри.

— Какао или чай? — спросила она. Кэри заколебалась.

— Как вам удобнее, — ответила она вежливо.

— Сержант предпочитает чай.

— Ну так и нам чай заодно, — смиренно сказала девочка и добавила: — Большое спасибо.

Мисс Уоткинс с минуту разглядывала Кэри.

— Никак потерялись? — полюбопытствовала она. Кэри, сидевшая на краешке кресла, смущенно улыбалась.

— Не совсем.

— Набедокурили чего?

Кэри зарделась, и на глазах ее выступили слезы.

— Не совсем, — пробормотала она.

— Ну, — добродушно сказала мисс Уоткинс, — посидите здесь тихонько, будьте паиньками, и тогда получите по чашечке превосходного чая.

— Большое спасибо, — прошептала Кэри чуть слышно. Едва за мисс Уоткинс захлопнулась дверь и звякнул ключ в замке, Кэри разрыдалась. Чарлз в отчаянии смотрел на сестру, а Пол сел на кровати и поинтересовался:

— Почему ты плачешь, Кэри?

— Это все так ужасно, — всхлипывала девочка, пытаясь смахнуть слезы носовым платком.

— А мне это совсем не кажется ужасным, — возразил Пол. — Мне эта тюрьма даже нравится.

Чарлз в изумлении уставился на младшего брата.

— Это потому, что тебе предложили чашку чая, а дома в это время ты бы уже давно спал без всякого чая.

— А вот и нет, — возразил Пол. — Мне вообще нравится тюрьма вроде этой.

— Да это и не тюрьма вовсе, а просто полицейский участок.

— Неужели? — удивился Пол, и взгляд его слегка потух.

— Пол, — заговорила Кэри немного погодя, когда все уже напились чая и мисс Уоткинс снова оставила их одних. — Ведь я же говорила тебе, что это было глупое желание. Уж лучше бы мы отправились в средние века или еще куда-нибудь. Ничего хуже с нами еще не случалось. И кровать мы потеряли. Полицейский позвонит маме. Мама будет очень волноваться. Ей, может, даже придется отвечать перед законом. И тетя Беатриса тоже все узнает* Она заставит нас обо всем рассказать. И у мисс Прайс будут неприятности. Мы нарушим обещание, и тогда — конец волшебству. Никто нам больше не поверит.

Пол насупился.

— Понял теперь, Пол? — Казалось, Кэри вот-вот снова расплачется. — А винить во всем будут нас с Чарлзом. Они скажут, что мы тебя подучили, что мы старшие, значит, с нас и спрос больше. Понял?

Лицо Пола вдруг просияло: «Ага».

— Вот мы сидим здесь взаперти и ничего не можем поделать…

Девочка запнулась. Снаружи донесся скрип тормозов. Дети услышали шум мотора и голоса.

— Они еще кого-то поймали! — с восторгом прошептал Пол.

Чарлз подошел к окну, но не осмелился отдернуть занавеску.

— Они могут нас увидеть, — пробормотал он.

— Знаешь что, погаси свет, — приказала Кэри. Чарлз щелкнул выключателем и уже в темноте отодвинул занавеску. Розоватый свет проник в комнату.

— Это рассвет, — с удивлением заметил Чарлз. — Значит, уже утро. Туман рассеялся. Мы пропутешествовали всю ночь. — Он посмотрел во двор. — Послушай-ка, Кэри…

— Что?

— Это они не человека привезли, а… — он замер от восторга, — нашу кровать!

Кэри вскочила с кресла, а Пол откинул одеяло. Дети бросились к окну. В неясном предрассветном свете два полицейских снимали кровать с грузовика. Дети расслышали скрип металлических ножек по гравиевой дорожке. Они увидели, как полицейские придвинули кровать к стене дома и с любопытством осматривали ее. Они рассмеялись.

— Я бы и сам не прочь вздремнуть, — заметил один из полицейских, заходя в дом. В саду все смолкло.

— Только бы нам до нее добраться, — прошептав Чарлз чуть слышно.

— Хорошо бы, — согласилась Кэри.

Бледный свет озарял их лица, прижатые к прутьям решетки.

Глава 6. Волшебство в саду

На следующее утро часов в девять сержант пришел к инспектору. На этот раз он держался не так уверенно, краснел и мял в руках фуражку.

— … вот и все, что мне известно, сэр, — заключил сержант.

— Но как же им удалось сбежать? — спросил инспектор, — Боюсь, я не совсем понял, сержант. Для начала, как они сумели выбраться во двор?

— Да мисс Уоткинс повела их посмотреть мой садик.

— Посмотреть ваш садик? — с удивлением переспросил инспектор.

— Да, георгины, сэр, что растут вдоль забора, сэр. Мисс Уоткинс называет их моим садиком. У меня там еще и душистый горошек растет, сэр. Такой вымахал высокий, горошек-то…

— Я и не знал, что вы цветовод, сержант, — холодно заметил инспектор. — Ну, и что дальше?

— Ну вот, мисс Уоткинс и решила сводить туда детей, сэр. Она подумала, пусть они на птичку полюбуются, сэр.

— На птичку?

— У меня там и канарейка живет, сэр. Я ее утром выношу погреться на солнышко.

— Какие еще диковинки у вас там в саду?

— Да, пожалуй, только шелковичные черви, сэр.

Инспектор выглянул в окно, при этом губы его странно подрагивали, словно он с трудом удерживал их на месте.

— Значит, вы оставили детей одних в саду? — строго спросил он.

— Да, сэр. Ворота-то были заперты, и Роберт караулил снаружи. Я только на минуточку отлучился выпить чашку чаю с мисс Уоткинс.

— Что ж, продолжайте. Как долго вы пили эту чашку?

— Совсем недолго, сэр. Я только взял чашку, мисс Уоткинс положила туда сахар, размешал и поспешил с ней обратно во двор.

— Дальше.

— Ну, детей и след простыл. Я поначалу решил, что они за колоннами спрятались, — сержант отер платком рот. — Но их нигде не было, — добавил он.

— Исчезли?

— Так точно, сэр. Исчезли.

— И кровать тоже?

— Так точно, сэр, и кровать тоже. Мы все обыскали. Ворота были на запоре. Роберт утверждает, что никого не видел.

Инспектор в молчании разглядывал собственные пальцы.

— Очень странно. Мисс Уоткинс подтверждает вашу версию?

— Так точно, сэр.

— Вы говорили, они приглянулись мисс Уоткинс?

— Так точно, сэр. Славные ребятишки, сэр, воспитанные. Я от них слегка пострадал прошлой ночью. Споткнулся об их кровать, но они неплохие ребятишки, добрые.

Инспектор откинулся на спинку стула.

— Похоже, они и вам приглянулись, а?

— Ну, прошлой ночью поначалу-то — нет. Но утром им так понравилась моя птичка, сэр.

— Может быть, вы пожалели, — медленно, не сводя глаз с сержанта, проговорил инспектор, — что вообще привели их в участок?

Сержант в изумлении уставился на инспектора. Его голубые глаза округлились, он покраснел и вздохнул:

— Вы считаете, что это я сам отпустил их, сэр? — Его толстое лицо вдруг приобрело строгое и гордое выражение. Он сглотнул. — Я бы так никогда не поступил. Я знаю свои обязанности, сэр. — Сержант, не мигая, смотрел в одну точку на стене над головой инспектора. Видно было, что он чувствует себя уязвленным.

Инспектор улыбнулся.

— Извините, сержант, если я вас обидел. Но вы мне, знаете, такого порассказали. Когда ворота заперты, со двора не убежишь.

— Совершенно верно, сэр.

— Да еще эта ваша кровать…

— Так точно, сэр.

— Детишек этих нельзя считать нарушителями. Они просто озорничали, правда ведь?

— Так точно, сэр, — внезапно на лице сержанта появилось странное смущенное выражение. Он смял фуражку и взглянул на инспектора, словно не решаясь заговорить.

— Мне вот что в голову пришло, сэр, — сержант покраснел.

— Ну?

— Девчушка эта, когда я ее спросил, как они дотащили кровать из Бедфордшира…

— Ну?

Голос сержанта стал совсем тихим.

— Она сказала, что это произошло по волшебству.

С минуту инспектор хранил молчание, затем неуверенно произнес:

— Право, сержант…

Сержант покраснел еще больше.

— Я знаю, сэр, — проговорил он смиренно.

— Право, сержант, — продолжил инспектор, поднимаясь из-за стола и собирая бумаги, которые понадобятся ему в суде. — Вы же взрослый человек. Выбросите из головы эти фантазии.

Глава 7. У Кэри появляется идея

Дети рады были вновь оказаться в спальне Пола. Кэри и Чарлз едва успели одеть братишку и умыться сами до того, как Элизабет позвонила к завтраку. Малыш чуть не заснул над тарелкой с кашей. Кэри и Чарлзу стало неловко, когда Элизабет похвалила их за то, что они заправили постели, ведь на самом-то деле они не прилегли на них в эту ночь. Ночное приключение казалось им теперь таким долгим, детям нестерпимо хотелось спать.

— Давайте навестим с утра мисс Прайс, — предложила Кэри, — а после обеда заберемся на сеновал и как следует отоспимся.

Дети застали мисс Прайс в саду, она высаживала цветы в клумбу. На ней была большая соломенная шляпа и холщовый передник со множеством карманов. День был замечательный. В теплых солнечных лучах благоухающий сад казался сказочным.

— Ну, — проговорила мисс Прайс, заметив, как зарделись лица детей, — получилось на этот раз?

— Да, — ответила Кэри, — все было как в сказке! Я хотела сказать — словно по волшебству, то есть… О, мисс Прайс, кровать действительно взлетела! — Девочка опустилась на траву подле мисс Прайс.

— Ну и как вам, понравилось? — поинтересовалась мисс Прайс. — Отчего это Пол клюет носом?

Кэри машинально вырвала пучок газонной травы.

— Знаете, получилось не очень-то забавно, — произнесла девочка и попыталась всунуть траву обратно.

— Не очень-то забавно? — с тревогой переспросила мисс Прайс.

Тогда дети, перебивая друг друга, а то говоря все хором, поведали о своих злоключениях. В конце концов, из отдельных обрывков мисс Прайс удалось сложить цельную картину случившегося. Она мрачно выслушала историю их столкновения с законом, ужаснулась, узнав, что они угодили в полицейский участок, у нее сжалось сердце, когда Чарлз описал, как кровать на машине привезли во двор полицейского участка, и как они смотрели на нее сквозь прутья решетки, но когда они стали расхваливать садик сержанта, лицо мисс Прайс просветлело. Кэри даже передразнила мисс Уоткинс: «Пойдите, полюбуйтесь на птичку, только цветочки не помните». Им незачем было объяснять, что случилось потом. Мисс Прайс сама догадалась, как они поступили, оказавшись возле кровати.

— Кто-нибудь видел, как вы взлетали? — поинтересовалась она.

— Никто. Сержант как раз отлучился выпить чашку чая, — заверила ее Кэри.

— А кровать сразу взлетела?

— Да, словно ракета. Как только Пол загадал желание. Мы едва успели на нее заскочить.

— Что ж, будем надеяться, что они не позвонят вашей маме, — задумчиво произнесла мисс Прайс.

— Мама им скажет, что этого не могло быть, — убежденно сказал Чарлз. — Ведь она уверена, что мы в Бедфордшире и в Лондон добраться не можем.

— Верно, Чарлз, — поддакнула Кэри, — а тетя Беатриса наверняка подтвердит, что мы все время были здесь и никак не могли оказаться в Лондоне.

Пол растерянно посмотрел на брата и сестру:

— Так где же мы тогда были?

— Ах, Пол, — нетерпеливо перебила Кэри. Она повернулась к братишке спиной и наблюдала за мисс Прайс, которая снова взялась за тяпку.

— Что вы скажете, мисс Прайс?

— Эдельвейсы, — ответила мисс Прайс рассеянно и вздохнула. — Что ж, все хорошо, что хорошо кончается. Вам повезло. Могло быть и хуже, гораздо хуже.

Кэри смотрела, как мисс Прайс сажает в лунку серебристое растение, а Чарлз тем временем улегся на спину и наблюдал, как покачивались над ним цветы на фоне мирного неба.

— А я думала, эдельвейсы растут среди вечных снегов, — удивилась Кэри.

Мисс Прайс слегка покраснела и сжала губы.

— Они прекрасно себя чувствуют в моем саду, — ответила она коротко.

Кэри промолчала. Подумав немного, она спросила как бы между прочим:

— А вы участвуете в выставках цветов, мисс Прайс? Мисс Прайс покраснела еще больше.

— Может быть, я и выставлю какую-нибудь розу.

— Новую розу? — заинтересовалась Кэри.

— Нет, но очень крупную, — ответила мисс Прайс.

— А можно нам на нее взглянуть?

— Ну, пока это только бутон, — нехотя призналась мисс Прайс.

— А бутон можно посмотреть?

— Ах, Кэри! — не выдержала мисс Прайс. — Мне кажется, вам пора обедать.

— Еще и часа нет, — возразила девочка. — Мисс Прайс…

— Что еще?

— А если участники выставки прибегнут к волшебству, это будет честно или нет?

Энергично хлопая лопаткой, мисс Прайс утрамбовала землю вокруг цветка.

— Разумеется, честно, — ответила она.

Девочка помолчала. Пол лежал на животе и наблюдал за уховерткой в траве. Одно веко он придерживал пальцем, так сильно клонило в сон. Мисс Прайс выкопала еще одну лунку.

— А как же те, кто не умеет колдовать? — не унималась Кэри.

— А как же те, кто не в состоянии купить специальные удобрения? — парировала мисс Прайс, запихивая цветок в лунку корнями вверх, а потом снова вытаскивая его.

— А как насчет владельцев теплиц?

Она со всей силы тряхнула саженец, чтобы очистить его от земли.

— А как насчет тех, кто нанимает дорогих садовников? Мисс Прайс выпрямилась и поглядела Кэри прямо в глаза:

— Как мне иначе состязаться, например, с леди Уорбакл?

Кэри моргнула.

— Я только поинтересовалась, — произнесла она смиренно.

— Я добыла мои знания нелегким трудом, — хмуро продолжала мисс Прайс, принимаясь за новую лунку. Она слегка раскраснелась.

— Мисс Прайс, — снова подступилась Кэри немного погодя.

— Что еще?

— А почему вы не наколдуете себе целую гору золота?

— Золота?

— Ну да, много-много мешков золотых монет. Тогда бы вы смогли купить и удобрения, и теплицу построить, и еще много чего.

Мисс Прайс вздохнула. Она поправила съехавшую на лоб шляпу.

— Я ведь уже пыталась растолковать тебе, Кэри, какое непростое занятие колдовство, а ты по-прежнему считаешь, что стоит мне взмахнуть палочкой и — готово дело. Слышала ли ты когда-нибудь о богатой колдунье?

— Нет, — призналась девочка, — пожалуй, что никогда.

— Так вот я тебе скажу, почему. Наколдовать деньги труднее всего. Вот почему большинство колдуний и живут в лачугах. А вовсе не потому, что им там нравится. Мне-то еще повезло, — добавила она с гордостью, — я получила наследство после смерти моей дорогой мамочки.

— А есть специальные заклинания для денег?

— Десятки. Но очень трудно раздобыть ингредиенты. Люди не могут понять, — разошлась мисс Прайс, — что лишь малая часть заклинаний может обойтись без специального оборудования. Обязательно должно быть нечто, что превращается во что-то и что этому превращению способствует.

— Ага, — сказала Кэри, — понятно. — И теперь ей действительно стало все ясно.

— Я помню наизусть очень мало заклинаний, — призналась мисс Прайс. — Мне всегда приходится сначала подглядывать в книгу, и важно, чтобы никто меня не торопил. — Она снова взялась за тяпку. — А если меня торопить, я могу все перепутать. А теперь буди-ка братьев! Церковные часы уже пробили без четверти час.

Кэри с неохотой встала.

— А не могли бы вы отправиться с нами в следующее путешествие?

— Ну, это будет зависеть от того, куда вы собираетесь лететь. И уж если я решусь на это, все надо будет заранее как следует подготовить. Не так, как в прошлый раз.

— А вы сами выберете, куда лететь, — предложила Кэри.

— Ну, мы ведь можем это и вместе обсудить, — мисс Прайс была польщена, похоже, идея ей понравилась. — Только не сегодня. Сегодня вам надо выспаться.

На сеновале Кэри пришла идея отправиться в следующий раз на острова Южных морей. Она проснулась первой и в полудреме смотрела через открытую дверь на небо, вдыхая сладкие запахи прошлогодних сушеных яблок.

— Как жаль, — размышляла она, глядя в небо, — что мы можем путешествовать лишь по ночам. Я бы хотела побывать во стольких местах, но только днем! — Вдруг девочка вспомнила, что день везде наступает в разное время, что земля медленно поворачивается и что если путешествовать очень быстро, например, на волшебной кровати, то можно даже догнать солнце. Идея казалась вполне реальной и настолько заманчивой, что Кэри не утерпела и разбудила Чарлза.

Все время от чая до сна они с азартом обсуждали план Кэри, а на следующее утро отправились к мисс Прайс. Кэри была очарована мисс Прайс, к тому же она считала, что будет безопаснее, если она на этот раз отправится в путешествие вместе с ними: дополнительное волшебство никогда не помешает, ведь в случае с полицейским они лишь чудом спаслись.

Поначалу мисс Прайс слегка встревожило столь далекое путешествие.

— Не могу я в моем возрасте бороздить Тихий океан, Кэри. Я — домоседка. Отправляйтесь-ка лучше одни.

— Ну, пожалуйста, мисс Прайс, — упрашивала девочка. — Вам ничего не придется бороздить. Вы сможете преспокойно сидеть на солнышке и греть вашу ногу. Вам ото путешествие на пользу пойдет.

— Да, мисс Прайс, все будет просто замечательно. Только представьте: бананы, хлебные деревья, ананасы, манго. Если хотите, можете летать на метле.

— Метла летает не дальше, чем на пять миль, — возразила мисс Прайс, но глаза ее загорелись при мысли о хлебном дереве, пересаженном в цветочный горшок.

— Тогда летите вместе с нами на кровати. Места всем хватит. Ну, пожалуйста, мисс Прайс!

Мисс Прайс колебалась.

— Это будет действительно перемена обстановки, — произнесла она.

— Давайте отправимся прямо сегодня ночью!

— Сегодня? — Предложение, казалось, испугало мисс Прайс.

— А почему нет? Мы же выспались накануне. Мисс Прайс сдалась.

— Что ж, — произнесла она неуверенно, — если вы выспались…

Поначалу идея путешествия на острова Южных морей испугала Пола, но когда брат и сестра растолковали ему, как прекрасны коралловые рифы, он согласился, но настоял, что возьмет с собой ведерко и лопатку.

Мисс Прайс достала атлас и энциклопедию, и они стали искать остров, где время восхода совпадало бы с закатом в Англии, где европейский день совпадал бы с тихоокеанской ночью. Они долго вычисляли это на оборотах старых конвертов и наконец решили отправиться на остров Уипи. Он не был обозначен на карте, но упоминался в энциклопедии как остров, который еще предстояло исследовать белому человеку. Его, наряду с другими островами, заметили с корабля «Люсия Каворта» в 1809 году и назвали именем, услышанным от аборигенов острова Папу, находящегося от него на расстоянии 450 миль. Аборигены считали остров необитаемым.

— Мы будем там совсем одни, — обрадовалась Кэри. — Мы даже можем его переименовать.

Поскольку мисс Прайс вряд ли удалось бы поздно вечером проскользнуть незамеченной в дом тети Беатрисы, было решено, что она в сумерках подлетит на метле к окну спальни Пола, а дети впустят ее внутрь.

Чарлз починил лопатку Пола. Дети даже отыскали сачок для бабочек, который мог бы пригодиться для ловли креветок или чего-нибудь в этом роде.

Вечером все как обычно умылись и разделись. Это оказался один из тех вечеров, когда Элизабет была не прочь поговорить об операции, которую сделали ее маленькому племяннику. Она ходила за детьми из ванны в спальню и в очередной раз пересказывала им уже хорошо известные детали. Они знали, что позже, подавая ужин тете Беатрисе, Элизабет не преминет пожаловаться, что, дескать, «совсем умаялась, укладывая этих пострелят».

Но вот и служанка, наконец, ушла, тогда Кэри и Чарлз тихонько перебрались в спальню Пола. Малыш уснул, так что брат и сестра уселись на краешек кровати и шептались, пока не стемнело. Тогда они подошли к окну и стали высматривать мисс Прайс. Чарлз первый ее заметил. Она летела низко в тени деревьев. Метла, казалось, была слегка перегружена, покачнувшись, она ударилась о подоконник словно шлюпка о борт корабля. Втянуть мисс Прайс в окно спальни оказалось делом непростым. Она прихватила с собой авоську, книгу и зонтик и не решилась отпустить метлу до тех пор, пока не почувствовала, что ее ноги твердо стоят на подоконнике. Влезая, мисс Прайс задела за раму, и у нее слетела шляпа. Кэри поспешила ее поднять и с изумлением обнаружила, что это — пробковый шлем.

Метла и металлический шарик

— Он мне достался от отца, — пояснила мисс Прайс громким шепотом. — Он носил его в Пуна в девяносто девятом году. Даже москитная сетка уцелела.

В свете сумерек Кэри с любопытством рассматривала головной убор, вертя его на пальце. Шлем сильно пах нафталином.

— Не думаю, чтобы на Южных морях были москиты, — прошептала девочка.

— Что ж, — с живостью возразила мисс Прайс, пытаясь привязать авоську к ножке кровати поясом от халата Пола. — Береженого бог бережет. Положи-ка мой зонтик под матрас, Чарлз. И мою книгу тоже, пожалуйста.

Было уже так темно, что они едва различали лица друг друга. Луна еще не взошла, кедры казались лишь нечеткими тенями на фоне серого неба.

— Интересно, надо ли нам снова одеться, — вдруг спохватилась Кэри. Она совсем забыла об этом, а теперь, пожалуй, было поздно. В темной комнате двигались смутные тени. Пол проснулся, когда Чарлз поднимал матрас, чтобы подпихнуть под него зонтик и книжку.

— Что вам нужно? — спросил он сонно. Кэри бросилась к брату.

— Одевай-ка халат, пора вылетать.

— Куда вылетать? — спросил Пол в полный голос.

— Тсс, — зашипела Кэри. — На острова Южных морей, коралловые рифы, помнишь?

— Но ведь темно, — запротестовал мальчик.

— А там сейчас как раз день, — шептала девочка, натягивая на братишку халат. — Ну вот, молодец, — похвалила она малыша. — Ты должен будешь сказать: «Я хочу попасть на остров Уипи». Вот твой сачок и ведерко с лопаткой. Давай я их подержу. Ну-ка, встань на колени, Пол.

Пол встал на колени в головах кровати. Все заняли свои места. Мисс Прайс закуталась в одеяло, уложила метлу под перину и уселась рядом с Полом и Чарлзом, а Кэри разместилась в ногах кровати.

Пол положил руку на шарик и повернул его.

— Меня тошнит, когда кровать взлетает, — признался он.

— Ох, Пол, — прошептала Кэри, — потерпи минуточку. Мисс Прайс взяла с собой много вкусных вещей, — добавила девочка, завлекая малыша. — Ну же, поворачивай!

Пол повернул шарик. Кровать опасно накренилась. Ночь вдруг осветилась синим светом, который блестел словно летящая мишура, серебристое сияние постепенно сменялось ослепительно-золотым. Когда кровать пошла на снижение, им в лицо полетел горячий песок, затем — толчок, и кровать замерла. Прибыли.

Глава 8. Остров Уипи

Кэри пожалела, что забыла взять шляпу. Яркие солнечные лучи и блестящий белый песок ослепили девочку, заставляя прищуриваться.

Кровать поработала на славу. Она приземлилась на оконечности кораллового рифа, изогнутого в виде подковы. Они оказались на узкой полоске белого песка, скрепленной стенками из ноздреватых кораллов. Это походило на корабль. Вдалеке за сверкающей голубой гладью лагуны можно было разглядеть другой конец подковы. А в середине острова на расстоянии примерно одной мили от них виднелись деревья и невысокие холмы.

Между скал, образовавших коралловые стенки узкой песчаной полосы, блестели прозрачные заводи, полные разноцветных водорослей, морских анемонов, переливчатых прозрачных рыбешек. Песок был гладкий, нежный, белый, словно сахарная пудра. Во время приземления ножки кровати проделали в песке четыре глубоких борозды. Это были единственные следы на гладкой поверхности.

Чарлз живо сбросил тапочки и зарыл ноги в теплый песок, который так приятно струился между пальцами.

— Уф! — фыркнул он радостно.

А Кэри манила лагуна, такая глубокая и чистая, что можно было разглядеть рыб, проплывавших в пронизанной солнечными лучами воде.

— Как прекрасно! — воскликнула девочка. — Как замечательно! Давайте поскорее осмотрим остров!

Огромные морские волны, набегая друг на друга, пенились у обоих концов кораллового острова, но стоило им очутиться в лагуне, как они сразу стихали.

Мисс Прайс принялась распаковывать вещи. Она извлекла из авоськи четыре бутылки лимонада и опустила их в воду — остужаться. Прочую еду — вареные яйца и бутерброды — она пристроила в тени под кроватью.

— Вы, старшие, можете, если хотите, отправляться на разведку, — заявила она, — а я лучше погреюсь здесь на солнышке. — Она достала зонтик, книгу и метлу, уселась на песок, прислонившись спиной к кровати, и стала не спеша снимать туфли и чулки. Кэри заметила, что ноги у мисс Прайс были такие же розовые, как и руки.

— Можно нам искупаться? — попросил Чарлз.

Мисс Прайс поправила пробковый шлем и раскрыла зонтик.

— Если вы захватили купальные костюмы, — ответила она добродушно, раскрывая книгу.

— Ой, забыли, мы как-то о них не подумали.

— Тогда зачем спрашивать?

Брат и сестра переглянулись. Одна и та же мысль пришла им одновременно, но они промолчали.

— Впрочем, можете помочить ноги, — разрешила мисс Прайс, немного смягчившись. — Осмотрите все как следует, а я пригляжу за Полом.

Малыш, свесившись с кровати, заглянул через плечо мисс Прайс к ней в книжку. «Глава шестая, — медленно прочел он. Чужая жена».

Мисс Прайс захлопнула книгу, заложив нужное место пальцем.

— А ты, Пол, — проговорила она довольно строго, — бери ведро и лопатку и отправляйся строить песочные замки.

— Я тоже хочу пойти осматривать остров, — заупрямился мальчик.

— Нет, ты останешься со мной и будешь играть здесь. Слезай, я закатаю твои пижамные брюки.

В конце концов было решено, что Кэри и Чарлз отправятся исследовать остров, взяв с собой по бутылке лимонада, крутому яйцу и бутерброду. Они пообещали вернуться назад к кровати за час до заката.

— Смотрите, не задерживайтесь, — предупредила их мисс Прайс. — На таких островах не бывает сумерек.

Брат и сестра помчались по песку к середине острова, вдыхая на бегу терпкий аромат моря. По одну сторону от них была спокойная лагуна, а по другую пенились, разбиваясь о скалы, огромные волны. Легкий ветерок залетал к ним в рукава и штанины, освежая и холодя кожу.

— Вот здорово! — Кэри припустила еще быстрее. Когда дети достигли середины острова, центральное побережье показалось им еще великолепнее. В черте прибоя они обнаружили забавные вещи: обломки корабельной оснастки, бутылки, акульи яйца. Деревья здесь склонялись почти к самой воде. Не успели они опомниться, как гигантская черепаха проковыляла мимо них и скрылась в воде. В камнях прятались крабы. Под деревьями земля была ровной — смесь перегноя и песка. Дети нашли упавшие кокосовые орехи и раскололи их о камень. Они пришли в неописуемый восторг, обнаружив первое хлебное дерево — так много они читали о его плодах!

— Вовсе они не похожи на хлеб, — заявил Чарлз, откусив кусочек. — Скорее на картофельные оладьи.

Дети отыскали пресный ручей и пошли по нему в глубь острова, пробираясь сквозь скалы и заросли ползучих растений. Ручей привел их к небольшому, озерцу. Корни деревьев спускались прямо в воду, в центре озерка возвышалась скала, освещенная солнцем. «Вот бы с нее нырнуть», — размечтался Чарлз. Дети устали, им стало жарко, и несмотря на запрет мисс Прайс, они скинули пижамы и бросились в воду.

Раз окунувшись, вылезать из воды уже больше не хотелось. Дети ныряли, плавали, загорали. Они съели бутерброды и выпили лимонад, вкус которого показался им непривычным после выпитого кокосового молока. Косы Кэри расплелись, и мокрые волосы свободно спадали вниз словно у русалки. Дети вздремнули на скале, а потом еще немного поплавали.

— Вот бы этот остров навсегда остался нашим! — размечталась Кэри. — Был бы нашим секретным островом. Мне бы тогда другие места были ни к чему.

Зачем было торопиться исследовать остров, если они всегда могут вернуться сюда? Могут даже дом построить, привезти книги, посуду…

Солнце было уже низко, когда, наконец, Чарлз и Кэри стали одеваться, над озером вытянулись длинные тени. Лишь в одной стороне остался кусочек золотистого света. Брат и сестра возвращались обратно на берег усталые, с трудом перебираясь со скалы на скалу. Невиданные птицы перелетали в сумерках с дерева на дерево, а один раз детям почудился глухой, почти человеческий, крик. Кэри поежилась, теперь пижама казалась ей слишком тонкой. От воды и солнца кожу покалывало, а ноги девочки были исцарапаны.

Дети наконец вышли из тени деревьев. В теплых лучах заходящего солнца берег казался уже не белым, а золотистым.

— Похоже, мы чуть-чуть припозднились, — забеспокоилась Кэри. Прикрыв глаза руками, дети всматривались в дальний берег, где оставили кровать.

— Вон она, все в порядке, — с облегчением вздохнула девочка. — Только я не вижу, — вдруг забеспокоилась она, — Чарлз, ты видишь Пола и мисс Прайс?

Чарлз вгляделся.

— Нет, разве только они забрались под одеяло, — неуверенно произнес мальчик.

— Может, они тоже решили осмотреть остров. Хоть мы и запоздали немного, а вернемся раньше их. Пошли!

— Подожди-ка, — сказал Чарлз, не сводя глаз с побережья. На лице его появилось странное выражение. — Смотри, Кэри.

— Что?

— Берег заливает водой!

— Что? — переспросила Кэри. Она проследила за его взглядом. Там, где они утром весело шлепали по берегу, теперь была вода. Она прибывала, перекатываясь ровными валами из моря в лагуну, слегка закипая на границе кораллового рифа. Кровать, черневшая на фоне сверкающего моря, стояла все на том же месте на пригорке, который меж тем постепенно превращался в остров.

В золотистом вечернем свете лицо Кэри казалось непривычно бесстрастным. Дети молча вглядывались в даль.

— А могла бы ты переплыть лагуну? — спросил Чарлз немного погодя. Кэри сглотнула.

— Не знаю, — ответила она хрипло.

— Придется нам попробовать, — неуверенно предложил Чарлз.

— А что скажет мисс Прайс? — напомнила ему сестра.

— Они, наверное, лежат на кровати, — Чарлз прищурил глаза. — Отсюда не видно.

— Тогда бы одеяло было приподнято, а так кажется, что постель совсем тоненькая. О, Чарлз! — в отчаянии воскликнула Кэри. — Вот-вот стемнеет!

— Кэри! — окликнул Чарлз сестру.

Она обернулась, тон голоса брата встревожил девочку. Мальчик всматривался в сумрак между деревьями. Там в молчании стояли три темнокожих человека, но это были не Пол и мисс Прайс. Они стояли так тихо, что поначалу Кэри показалось, что это не люди. «Людоеды!» — вскрикнула она и пустилась наутек к морю. Она даже не оглянулась посмотреть, бежит ли за ней Чарлз, а неслась сломя голову, ничего не слыша и почти ничего не замечая, словно кролик от охотника или кухарка от мыши.

Метла и металлический шарик

Туземцы настигли ее у самой кромки воды. Девочка почувствовала за спиной их дыхание, и через секунду они схватили ее за руки. Кэри кричала, дралась и кусалась. Она совсем забыла хорошие манеры, которым ее учили. В конце концов, она сдалась. Тяжело дыша и всхлипывая, девочка позволила преследователям оттащить ее головой вниз в глубь острова. Но, несмотря на охвативший ее ужас, Кэри все время искала глазами брата. Они схватили и его. «Чарлз! Чарлз!» — крикнула она. Мальчик не отозвался.

Туземец уносил ее в глубь острова, при каждом его шаге голова девочки ударялась о чернокожую спину. От человека пахло кокосовым маслом, на нем был пояс из нанизанных зубов, за который Кэри, наконец, удалось ухватиться, чтобы не болтаться из стороны в сторону. Девочка видела ноги туземца, схватившего Чарлза, и тень третьего дикаря, трусившего подле них. В лесу было темно. Вскоре до Кэри донесся отдаленный бой барабанов. С полной уверенностью могу сказать, что в этот миг Кэри была невысокого мнения о человеке, который описал остров как необитаемый. «Следует быть очень осторожным, когда пишешь энциклопедию», — всхлипывала девочка, прижимая лицо к масляной спине, чтобы удержаться от острых сучьев.

— Чарлз! — окликнула Кэри разок в кромешной темноте.

— Я здесь! — отозвался мальчик сдавленным голосом.

Бой барабанов становился все громче, со временем девочка расслышала и другой звук — монотонное человеческое пение: «Ай-о-ай-о-ай-о». Впереди мелькнуло пламя костра. Огонь отражался на стволах деревьев и на листьях ползучих растений. Наконец они очутились на поляне, здесь горел костер, в свете которого двигались, пританцовывая, темные тени, так что земля дрожала от их топота. «Ай-о-ай-о-ай-о», — бубнили голоса.

Кэри по-прежнему висела вниз головой, но теперь свет костра бил ей прямо в глаза. Она догадывалась, что их протащили через кольцо танцующих, которые, не прекращая пения, разразились ликующими воплями: «Ай-о-ай-о!».

Бум! Похититель свалил Кэри вниз головой на землю, словно мешок картошки. Девочка перекувырнулась, села и сразу же стала высматривать брата. Чарлз подполз к сестре, он казался немного оглушенным, лоб его был в ссадинах.

Внезапно кто-то потянул Кэри за волосы. Девочка вскочила как ужаленная, обернулась — это Пол! Даже в свете костра она заметила, какой он был грязный. Малыш улыбался и говорил что-то, но Кэри ничего не слышала из-за шума.

— Пол! — воскликнула Кэри, ей вдруг стало страшно. — А где мисс Прайс?

Пол указал рукой. Бедняжка мисс Прайс! Она сидела в самом центре круга, руки и ноги ее были связаны лианами. На ней все еще был пробковый шлем, в темных очках отражались отблески костра.

Пол кричал что-то Кэри в самое ухо. Она наклонилась поближе.

— Они собираются нас съесть! — сообщил малыш. — У них там и котел готов. Это самые настоящие людоеды!

Кэри поразило, с какой радостью Пол говорил обо всем этом. «Может, он думает, что это ему снится?» — предположила девочка.

А пляска все убыстрялась. Тела раскачивались и извивались все сильнее, голоса стали еще монотоннее, так что «Ай-о-ай» превратилось в одно слово, барабаны отбивали такт на одной ноте. Вдруг раздался крик. Танцующие замерли.

Пол устроился между Кэри и Чарлзом. Кэри взяла братишку за руку. Она так и не смогла потом объяснить, почему вдруг ни с того ни с сего выпустила руку брата и принялась хлопать в ладоши. Чарлз последовал примеру сестры, а за ними и Пол, да так азартно, словно он был в театре.

Танцоры смущенно заулыбались, потом послышалось неясное бормотание. Туземцы уселись на землю, скрестив ноги, словно бойскауты у лагерного костра. Мисс Прайс оказалась в центре, ближе всех к костру, дети сидели немного поодаль.

Раскатилась барабанная дробь. Дикари обернулись к тропе, вившейся меж деревьями. Раздался пронзительный человеческий крик, и странное существо вырвалось в центр круга. Лицо человека было скрыто под толстым слоем краски, на ногах — браслеты из обезьяньего меха, сзади к поясу приделан длинный хвост из ярких перьев, которым дикарь взмахивал при каждом повороте, в одной руке он держал большую кость, а в другой — ну и ну! — метлу мисс Прайс.

— Это шаман, — шепнул Чарлз на ухо Кэри. Девочка вздрогнула, от нее не укрылось, что и туземцы как-то сжались, словно в испуге. Диковинное существо вприпрыжку приближалось к мисс Прайс, поворачиваясь после каждого прыжка. Всякий раз, когда он встряхивал перьями, Пол заливался смехом.

— Успокойся, Пол! — приказала Кэри. — А то еще разозлишь его.

Мальчик прикрыл рот ладошкой, но все равно не мог сдержать смех.

Наконец шаман остановился прямо против мисс Прайс. Запрокинув голову, он издал душераздирающий вой, эхом разнесшийся по всему острову. Мисс Прайс смерила его взглядом поверх темных очков. Детям не удалось разглядеть выражение ее лица.

Вдруг раздался еще один крик, еще более ужасный, проникающий в самую душу. Шаман слегка опустил метлу, казалось, он был поражен. Кэри рассмеялась, она сжала кулаки.

— Чарлз, — восторженно прошептала девочка, — это же мисс Прайс! Это она сейчас крикнула.

Оправившись от изумления, шаман два раза высоко подпрыгнул и снова взвыл. Ничего ужаснее, казалось, и представить себе было невозможно. Он выл и выл. Кэри представила, как страшный звук отдается эхом в лагуне, на противоположном берегу, в открытом море. Внезапно вой оборвался. Шаман словно дразнил: «Что, слабо теперь?»

Мисс Прайс облизнула губы, повела плечами, словно у нее затекли мышцы, и открыла рот.

На этот раз это был свист, но такой пронзительный, словно самый сильный паровозный гудок, даже уши заболели. Аудитория оживилась. Кэри открыла рот от изумления, а шаман зажал уши руками и подпрыгивал, словно от боли.

Когда свист затих, туземцы забормотали. Шаман метнул в их сторону гневный взгляд.

— ХРМП! — хрюкнул он и снова стал подступать к мисс Прайс.

Она невозмутимо смотрела на него. Тут ей пригодились темные очки. Кэри скрестила пальцы, девочка вспомнила, как мисс Прайс сетовала, что не может запомнить заклинания, стоит ей заторопиться, и все вылетает из головы, и еще девочка вспомнила, как мисс Прайс объясняла, что для превращения нужно иметь что превращать и чем превращать.

— О, мисс Прайс, мисс Прайс! — шептала Кэри, словно болельщик на футбольном матче.

Шаман поднял метлу и, вращая, подбросил ее в воздух. Она скрылась в темноте, а потом, медленно вращаясь, спустилась вниз, и он, не глядя, поймал ее другой рукой.

По толпе пронесся ропот одобрения. Трюк понравился. Шаман несколько раз удовлетворенно подпрыгнул. Мисс Прайс лишь усмехалась.

— Слава богу, она не поддается панике, — порадовалась Кэри.

Шаман уставился на мисс Прайс. Та сидела неподвижно, но что-то странное было в ее позе. Дети не сводили с нее глаз. Не меняя позы, мисс Прайс вдруг оторвалась от земли и поднялась на три фута в воздух.

Метла и металлический шарик

Толпа издала изумленный вопль. Мисс Прайс продолжала сидеть в воздухе, Кэри заметила, что она изо всех сил сжала губы и раскраснелась от напряжения. «Держитесь, мисс Прайс», — прошептала девочка, схватив Чарлза за руку. Мисс Прайс приземлилась так же внезапно, как и взлетела. По гримасе, исказившей ее лицо, Кэри догадалась, что она, очевидно, прикусила язык. Зато при посадке лопнули лианы, связывавшие ей руки. Мисс Прайс поспешно сунула палец в рот, проверить, на месте ли язык, затем потерла запястья и искоса посмотрела на детей.

Шаман вновь завертелся волчком, а потом пустился вскачь по поляне. Он кричал и вращал метлу. Кэри заметила, что всякий раз, когда он приближался к туземцам, те в страхе отшатывались. Наконец, когда шаман почувствовал, что овладел аудиторией и вновь подчинил ее своей воле, он прекратил прыжки и отбросил в сторону метлу. Присев на корточки, он впился взглядом в метлу. Поначалу казалось, что ничего не происходит. Шаман не шевелился, не двигалась и метла. Но все чего-то ждали. Кэри не сводила глаз с метлы.

— Смотри-ка, — вдруг прошептала девочка. Зрители ахнули и удивленно забормотали. Рывками, словно кто-то тянул ее за веревку, метла двигалась к шаману.

— Боже! — прошептал Чарлз. Мальчику стало не по себе. Увиденное поразило его больше, чем колдовство мисс Прайс. А мисс Прайс тем временем подалась вперед, она подняла на лоб темные очки и с любопытством наблюдала за происходящим. Между тем метла приближалась к шаману. Он как бы подзывал ее. Тишина была такая, что слышно было, как муха пролетит.

Мисс Прайс еще немного понаблюдала за метлой, а потом вновь надела очки, нагнула голову, казалось, она задремала. Метла замерла в нескольких футах от шамана и дальше не двигалась.

Шалман поднял голову, обвел взглядом толпу и остановил взор на мисс Прайс. Она сидела неподвижно, склонив голову на грудь. Шаман слегка подался вперед, поближе к метле.

— Жульничает, — возмутилась Кэри.

Метла снова пришла в движение, но теперь она удалялась от шамана не рывками, а плавно и уверенно приближалась к мисс Прайс. Шаман поспешно принял прежнюю позу.

— Боже! Я этого не вынесу! — прошептала Кэри.

Метла вновь рывками, как бы нехотя, стала двигаться к шаману.

Мисс Прайс еще ниже наклонила голову и сжала руки. В отблеске костра Кэри разглядела, как побелели пальцы мисс Прайс. Метла заколебалась, а затем стремительно заскользила по песку прямо в руки мисс Прайс. Та крепко схватила ее. Шаман вскочил, три раза подпрыгнул, издал истошный вопль и ринулся на мисс Прайс, в руке его блеснуло что-то длинное и острое. Мисс Прайс вскинула голову, сжимая метлу, она в упор смотрела на своего противника. Ноги ее были связаны, она не могла двигаться.

Кэри закричала и закрыла глаза, но Пол, сидевший на корточках, выкрикнул:

— Лягушка! Желтая лягушка! Мисс Прайс, вспомните, как вы заколдовали меня, когда болели!

Мисс Прайс бросила в его сторону благодарный взгляд. Она вытянула вперед руки, словно защищаясь метлой от шамана. Тот замер, согнув колени, словно для прыжка. Потом затрясся. Он приседал все ниже и ниже, как будто таял от жара костра. Дети, затаив дыхание, наблюдали за ним. Тело туземца постепенно оседало. Кэри вспомнила, как плавился оловянный солдатик, когда его бросили в печку, но шаман, в отличие от солдатика, превратился не в слиток олова, а в слиток золота, маленький желтый комочек, едва различимый на песке.

— Вот видите! — закричал Пол. — Она смогла, просто у нее не сразу получилось!

Кэри подалась вперед, чтобы лучше разглядеть происходившее. Вдруг комочек подпрыгнул. Девочка вскрикнула. Пол рассмеялся. Он был вне себя от восторга.

— Да это просто лягушка! — ликовал он. — Маленькая лягушка… глупая старая лягушка!

Кэри шлепнула его.

— Замолчи, опасность еще не миновала, — прошептала она.

В толпе туземцев воцарилась странная тишина. Похоже было, что они не на шутку испугались лягушки и мисс Прайс, и даже детей.

— Кэри, — позвала мисс Прайс. Она распутывала лианы, стягивавшие ей ноги. Кэри бросилась к ней. Чарлз и Пол следом.

— Держитесь все за метлу. Придется вам немножко потерпеть. Мы должны добраться до кровати. Когда я крикну, вы тоже кричите, это поможет метле взлететь.

— Вчетвером на одной метле! — ахнула Кэри.

— Я знаю, что это опасно, но это наша единственная надежда. Пол может сесть ко мне на колени, но вам с Чарлзом придется просто висеть. Итак, помните, я крикну — вы подхватываете.

Мисс Прайс усадила Пола себе на колени. Она обеими руками ухватилась за верхушку метлы, Кэри и Чарлз держались за палку. Мисс Прайс закрыла глаза, стараясь вспомнить заклинание. Лягушка исчезла, но туземцы, с подозрением следившие за ними, вдруг направились к пленникам. Мисс Прайс поспешно выпалила:

— Лягушачья икра, жабий глаз,

Тритон — плыви, летучая мышь — лети…

Когда она произнесла «лети», ее голос сорвался на крик. Дети подхватили его. Метла оторвалась от земли. Чарлз и Кэри изо всех сил вцепились в нее.

— Летучая мышь — лети! — еще раз крикнула мисс Прайс, словно подсказывая метле, что надо делать. Метла дернулась и стала медленно подниматься. Туземцы устремились за беглецами. Заблестели ножи, но Кэри и Чарлза было уже не достать… Девочка заметила, что один туземец прилаживает стрелу к луку.

— Лети! — снова крикнула мисс Прайс.

— Ну же, ради бога! — взмолился Чарлз, чувствуя, что пижамные штаны медленно сползают с него.

Неизвестно, помогла ли его мольба, только метла вдруг стремительно взмыла в небо. Блеск костра и толпа размахивавших руками туземцев остались далеко внизу, а они летели над освещенными луной деревьями, впереди блестело море. Метла то поднималась вверх, то ныряла вниз, но все же не сбивалась с курса. Кэри и Чарлз держались из последних сил, руки их онемели, холодный ночной ветер трепал их одежду.

Над лагуной метла повернула и, словно ослабев, стала спускаться. Девочка вглядывалась в темноту, но разглядела лишь белую пену волн и лунную дорожку на воде. Неужели кровать затопило? «Ой!» — вырвалось у Кэри, меж тем как метла, набирая скорость, мчалась навстречу прибою. Вдруг девочка заметила кровать, наполовину затопленную водой. Она стояла там же, где они ее оставили — на песчаном пригорке. Не успели они приземлиться, как Кэри увидела, что гигантская волна, набирая силу и пенясь, приближается к кровати.

— Скорее, Пол, загадывай желание! — закричала в панике Кэри.

Волна накрыла их. Задыхаясь, промокнув до нитки, они вцепились в прутья кровати.

И все же Пол успел загадать желание. Кровать повернулась, накренилась и взмыла в небо. Темнота быстро рассеивалась. Забрезжил бледный рассвет, небо становилось золотистым, розовым, голубым, желтым… цветы, букетики цветов, перевязанные голубыми лентами, — Кэри узнала рисунок: утреннее солнце играло на обоях в спальне Пола.

Глава 9. Час расплаты

Вот они и дома, но в каком виде! Пижамы испачканы и разодраны, халаты они потеряли, а кровать промокла насквозь. Бедняжка мисс Прайс выглядела такой жалкой: пробковый шлем помялся и размок, туфли и чулки пропали, с жакета и юбки капало на пол. Из всего ее имущества уцелела лишь метла. Мисс Прайс с тоской глядела в окно.

— Слишком светло для полета, — вздохнула она. И вдруг ужасная догадка пронеслась у нее в голове. — Да уже, наверное, часов девять! — Мисс Прайс рухнула на стул. — Боже мой, Кэри, — всхлипнула она, — ну и попала же я в историю!

Чарлз подошел к окну: оно так и оставалось открытым всю ночь.

— В саду никого нет, — объявил он, — вы можете спуститься на метле на землю, а потом бегите побыстрей.

Мисс Прайс с ужасом взглянула на мальчика:

— О, Господи, как это ужасно!

— Но другого выхода нет, — убеждала ее Кэри. — Вас спасет только бегство.

Мисс Прайс взглянула на свои худые голые ноги.

— А если я встречу садовника… — в отчаянии прошептала она.

— Кто не рискует, тот не выигрывает, — попыталась подбодрить ее девочка.

— Послушайте-ка! — прошептал Чарлз, вскинув голову. Никаких сомнений: кто-то поднимался по лестнице.

— Скорее! — Кэри подала метлу мисс Прайс. Дети помогли ей взобраться на окно.

— Боже мой, боже мой, — приговаривала мисс Прайс, цепляясь за подоконник. — Так дела не делаются.

— Я знаю, — шептала Кэри, слегка ее подталкивая, — но делать нечего.

Дети проследили, как мисс Прайс плавно слетела вниз, и видели, как она затем, подобрав юбку и прихватив метлу, скрылась в кустах. Тогда они с облегчением вздохнули, но, обернувшись, очутились нос к носу с Элизабет.

— Завтрак уже полчаса как на столе, — объявила служанка, стоя в дверях. Вдруг рот ее сам собой начал открываться, она уставилась на пол. Кэри, опустив взгляд, с ужасом заметила, что огромная грязная лужа, начинаясь под кроватью, подступает к самым ногам Элизабет. Служанка перевела взгляд с кровати на детей, и рот ее открылся еще шире: перепачканные лица, мокрые волосы, облупившиеся носы, лохмотья пижамы, сквозь которые проступала обгоревшая кожа.

— Ну, — проговорила она медленно, — я никогда… — и тут рот ее захлопнулся, глаза заблестели, а на щеках выступил румянец. — Это — конец, — заявила она грозно.

Элизабет намеренно осмотрела все еще раз, приподняла край стеганого одеяла: он намок, потемнел и из розового стал бордовым. Зажав угол одеяла между пальцами, Элизабет наблюдала, как капля за каплей сочится вода на лакированный пол. Она опустила одеяло, но не сводила с него взгляда, словно не веря своим глазам, а потом посмотрела на Пола и Кэри. На ее губах появилась злобная усмешка: «Хорошо же», — тихо пригрозила она и вышла из комнаты.

Дети стояли не шевелясь. От отчаяния они не могли выдавить ни слова и молча наблюдали, как растекается лужа у них под ногами. Звук падающих капель напоминал тиканье часов. Наконец Кэри очнулась. Она стряхнула со лба мокрые волосы.

— Ну-ка, Пол, — проговорила она хрипло, — пойдем в ванную и вымоемся как следует.

— Чего я никак не пойму, — в четвертый раз повторила тетя Беатриса, — так это откуда вы взяли столько воды. Ванная в другом конце коридора, и там даже не было кувшина.

Дети молча смотрели на нее. Разговор происходил в кабинете. Тетя Беатриса сидела за столом вполоборота и рассматривала детей, стоявших на ковре перед ней. Лица их ничего не выражали, но глаза были ясными и чистыми. «Что бы ни случилось, — предупредила Кэри братьев заранее, — мы не должны выдавать мисс Прайс. Все остальное не имеет значения, хуже, чем есть, не будет».

Кэри откашлялась, но ничего не сказала, продолжая так же прямо смотреть в глаза тети.

— В пору решить, что вы не в своем уме, — едко заметила тетя Беатриса. — Вся эта история о Южных морях, людоедах, лагуне… Да трехлетний ребенок без труда придумал бы что-нибудь получше!

Кэри сглотнула.

— Волшебная кровать! — тетя Беатриса торжественно улыбнулась. — Если хотите знать, я сама купила ее в 1903 году совершенно новую у «Баринга и Уиллоу». Очень респектабельная фирма, — добавила она, — всякие новомодные штучки не в их духе.

Кэри переступила с ноги на ногу.

— Но чего я никак не пойму, — повторила тетя Беатриса, — так это где вы взяли столько воды.

— Из моря, — неожиданно проговорил Пол. — Кэри же вам объяснила.

Тетушка Беатриса вскинула брови. Она взяла ручку и отвернулась к столу. Улыбка ее не предвещала ничего хорошего.

— Ну что ж, — произнесла она, — я отправила телеграмму вашей матери, и Элизабет уже укладывает вещи. Это ее последняя услуга мне: после всех долгих лет она потребовала расчета.

— Но это же правда, тетя Беатриса, — выпалила Кэри. — Это, честное слово, море. Вы можете сами проверить.

Тетя Беатриса оглянулась. Перо замерло в ее сухой, похожей на птичью лапу, руке.

— И как же, позвольте полюбопытствовать? — насмешливо поинтересовалась она.

— Надо только лизнуть одеяло, тетя, — вежливо объяснила Кэри.

Глаза тети Беатрисы потемнели.

— Вы — не мои дети, — холодно проговорила она, — и я уже немолода. С какой стати я должна разбираться во всем этом. Пусть ваша мать, неважно, работает она или нет, пристроит вас в какое-нибудь более подходящее место. Ступайте.

Дети поплелись к двери, но задержались на пороге. Тетя Беатриса заговорила снова:

— Поскольку в нашей деревне нет такси, мистер Бисселтуайт, молочник, любезно согласился подвезти вас до станции на своей повозке. Он будет ждать вас в конце улицы в 11.45. Ваш поезд отправляется в двенадцать.

Дети осторожно закрыли за собой дверь.

Глава 10. Прощание

Дети стояли в высокой траве у края дороги. Молочник запаздывал.

— Может быть, мы успели бы забежать попрощаться с мисс Прайс, — предложила Кэри.

— Одному из нас лучше остаться здесь, — сказал Чарлз. — Надо присмотреть за чемоданами и дождаться молочника с его тележкой. Я постерегу, а вы с Полом идите.

Кэри колебалась.

— Ну, ладно, — согласилась она наконец, — а вы подъезжайте прямо к ее дому.

Мисс Прайс была в палисаднике. Казалось, она удивилась, увидев Кэри и Пола в пальто и шляпах. Она опустила тачку и подождала детей. Кэри подбежала к ней.

— Мисс Прайс, — выпалила девочка, — мы уезжаем!

— Куда? — удивилась мисс Прайс. Лицо ее выглядело усталым и бледным, только нос загорел.

— Домой. В Лондон.

— О боже! — пробормотала мисс Прайс. Видно было, что она расстроена. Она принялась стягивать садовые перчатки.

— Все из-за кровати и воды, ну и всего прочего. Нас отправляют назад, но мы сдержали свое обещание, мисс Прайс, мы вас не выдали.

— О боже! — повторила мисс Прайс и присела на край тачки.

Пол принялся выбирать головки цветов из мусора.

— Мы пришли попрощаться, — продолжала Кэри.

— О боже, — в третий раз повторила мисс Прайс. — Это все из-за меня. Не надо было нам летать на тот остров, но, — добавила она, — все же это был замечательный день, глоток свежего морского воздуха… — она запнулась.

— Смотри-ка, — воскликнул Пол, — розовая капуста!

Кэри пригляделась: на куче мусора валялся бутон гигантской розы.

— О, мисс Прайс, — ахнула Кэри, не в силах отвести взгляд. Бутон, должно быть, весил несколько фунтов.

Мисс Прайс покраснела.

— Я многое передумала со вчерашнего дня, Кэри. Я думала о прошлой ночи и о том, что ты говорила о выставке цветов, — она взглянула на Пола, словно призывая его принять участие в разговоре. — И я подумала, что иногда колдовство превращается в разновидность обмана. Поначалу все выглядит прекрасно, но конец может оказаться плачевным.

Пол нахмурился.

— А мне обман здорово помогал, — пробормотал он упрямо.

— Не думаю, что я совсем это брошу, — призналась с улыбкой мисс Прайс, не обращая внимания на реплику мальчика, — но все же на время я прекращу свои занятия.

Все помолчали.

— О, мисс Прайс, — грустно проговорила Кэри. Она, как и Пол, не могла скрыть своего разочарования.

— Это слишком захватывает, — попыталась объяснить мисс Прайс.

Повисло тягостное молчание. Пол, отвернувшись, рассматривал лепестки розовой капусты. От тачки исходил сладковатый запах увядания.

— Я решила, — вновь заговорила мисс Прайс, следя за пальцами Пола, — в будущем расценивать колдовство не как хобби, а, — она запнулась, — как проявление слабости.

— Дорогая мисс Прайс, — воскликнула Кэри, — вы такая замечательная! — Девочка обхватила руками шею мисс Прайс и почувствовала, как по длинному носу скатилась слеза. — Спасибо за все, за все, даже за людоедов!

Это была трогательная сцена. Пол хмурился и выглядел слегка озадаченным. Ему казалось, что мисс Прайс открывает новую страницу в книге, а он еще не успел дочитать предыдущую. Малыш с облегчением заметил приближающуюся тележку. Мисс Прайс вытерла глаза.

— Теперь — идите, — проговорила она, поправляя шляпу. Чарлз соскочил с повозки и побежал пожать руку мисс Прайс. — Удачи вам, детки, и до свидания! Берегите ваши горячие сердца, вашу доброту и мужество. Всему приходит конец, даже волшебству, — всхлипнув, заключила мисс Прайс.

Она поспешно отвернулась, распрямив плечи, взялась за ручки тачки и, развернув, покатила ее к мусорной куче.

Молочник щелкнул кнутом, и они покатили прочь под неумолчное позвякивание пустых бидонов.

— Она все равно не сможет навсегда забыть об этом, — пробурчал Пол, который как-то незаметно очутился на козлах.

В поезде Чарлз хмуро смотрел в окно. Кэри рассказала брату о последнем разговоре с мисс Прайс.

— Может быть, волшебство и слабость, — проговорил мальчик, — но оно все же лучше многих слабостей.

— Я знаю, — согласилась Кэри.

— Если бы кровать осталась у нас, я, пожалуй, пользовался бы ей время от времени, — признался Чарлз.

— Ага, иногда, — подхватила девочка.

— Кровать-то не была волшебной, только шарик.

— Это одно и то же, — возразила Кэри, она раздраженно отвернулась от Пола, который, забравшись с ногами на сиденье, дышал ей в лицо. — Одно без другого не существует.

— А разве нельзя привинтить волшебный шарик к другой кровати?

— Не знаю, — Кэри отсела от брата поближе к окну. — Какой прок говорить об этом, если у нас нет ни того, ни другого.

Пол смиренно спустил ноги с сиденья, и теперь они болтались над полом. Малыш отклонился на спинку и втянул щеки. Одной рукой он вертел что-то в кармане. Казалось, его что-то беспокоило. После недолгого размышления он прошептал: «Что же, я зря прихватил шарик с собой?»

Метла и металлический шарик

Часть II

Глава 11 Потерян… и найден

Минуло два года. Тетя Беатриса умерла, дом ее продали, так что с тех пор дети ни разу не бывали в Мач Фрэншем. Воспоминания о том лете они хранили в тайне и редко об этом разговаривали. Особенно с Полом.

— Понимаешь, он может проговориться, — волновалась Кэри, — пусть лучше думает, что это был сон.

Иногда Пол пугал их, возьмет да и обмолвится при взрослых: «Вот когда мы сидели в тюрьме…» Тогда сестре приходилось поспешно его поправлять: «Ты хотел сказать, что тебе приснилось, что ты сидел в тюрьме». Со временем мальчуган совсем запутался, случалось, он говорил, скосив глаза на Кэри: «Вчера, когда мне приснилось, что к чаю были вареные яйца…»

— Но вчера же действительно к чаю были яйца, — недоумевала мама.

— Ага, — соглашался Пол и озабоченно интересовался: — А яйцеедов я тоже взаправду видел?

— Каких еще яйцеедов?

— Он хотел сказать — людоедов, — торопливо объясняла Кэри. — Нет, дружочек, людоеды тебе приснились, — мягко, но настойчиво внушала девочка и спешила переменить тему.

Даже Чарлзу прошедшее стало казаться сном. Теперь в компании школьных друзей понятие «волшебство» казалось нереальным. Не было же… не могло же… я хотел сказать, что все это весьма… Он увлекся боксом, занимался латынью, начал собирать марки. И приключения стали забываться, словно их и не было совсем.

Но не так-то просто забыть прошлое. Это удается немногим. Чаще судьба берет все в свои руки, и прошлое неожиданно вновь врывается в вашу жизнь. Так случилось с Кэри и Чарлзом. Однажды, спустя два года, холодным скучным зимним утром прошлое вернулось к ним вместе с утренней газетой. Внешне все выглядело вполне невинно: бекон, овсянка и лондонская «Таймс».

— Смотри-ка! — Кэри застыла с ложкой в руке, указывая на колонку частных объявлений в газете.

Чарлз поглядел на сестру. Они были одни в комнате. Мисс Вильсон, их мама, ушла на работу, а Пол еще не встал. На лице девочки появилось странное выражение, казалось, она не на шутку перепугалась.

— Что стряслось? — забеспокоился мальчик. Девочка протянула ему газету.

— Вот, — она указала пальцем на заметку. Поначалу Чарлз ничего не понял. «Норковое манто, — прочел он вслух, — почти новое…»

— Да нет же, ниже…

— Белые руки, мое сердце поет…

— Нет же, вот, — Кэри склонилась над братом, так что косы упали на стол: «Дама, владелица небольшого дома…»

«Дама, владелица небольшого дома в деревне, желает принять на летние каникулы двух детей. Плата умеренная. Отличные рекомендации. Писать: Э. Прайс, Мач Фрэншем», — прочем Чарлз.

Воцарилась тишина.

— Ну, понял теперь?

Мальчик кивнул. Они снова замолчали.

— «Молодой Ольшаник», так, кажется, назывался ее дом? — вспомнил Чарлз.

— Что-то вроде этого. Я уже и не помню.

— В Мач Фрэншем может быть несколько мисс Прайс, — засомневался Чарлз.

— Но здесь написано «Э. Прайс», — возразила сестра, — а мисс Прайс звали Эглантин.

— Ты точно помнишь? — переспросил мальчик, слегка побледнев.

— Ну да. Эглантин Прайс, — уверенно повторила Кэри. Брат и сестра переглянулись и снова склонились над газетой.

— Здесь написано «двух детей», — засомневался Чарлз.

— Но Пол может спать где угодно. Тем более если она узнает, что это мы. Можешь не сомневаться.

Головы детей напряженно работали. Мама постоянно была занята в конторе, и летние каникулы превращались в семье в серьезную проблему. Прошлое лето дети провели на ферме в Корнуолле, там было здорово, может, и этим летом их отправят туда.

— Но Мач Фрэншем намного ближе к Лондону, — заметила Кэри. Мама могла бы навещать нас. А если мы ей скажем, что мисс Прайс была приятельницей тети Беатрисы…

— Ну, не совсем приятельницей…

— Да, а про персики забыл?

Чарлз промолчал.

— А как насчет латунного шарика? — вспомнил он немного погодя.

— А что?

— Где он?

Кэри забеспокоилась.

— Не знаю, — она на миг задумалась. — Надо будет поискать. Где-нибудь он да лежит.

— С чего ты взяла? Сколько вещей в нашем доме днем с огнем не сыщешь. Пожалуй, я лучше поеду в Корнуолл. Без шарика у мисс Прайс делать нечего, — заявил Чарлз.

— Твоя правда, — согласилась Кэри. — В Корнуолле хоть купаться можно… да еще там пещеры и скалы, — девочка задумалась. — Как-то я видела его в коробке с ножами.

— Там его больше нет.

— А может, он в ящике с инструментами?

— Ну да, он там целую вечность пролежал, а потом взрослые переделали шкаф в детской, с тех пор он и пропал.

— Ну, я не знаю, — пробормотала Кэри, — только я видела его в какой-то коробке или еще в чем-то. Там еще лежали старые дверные ручки и отвертки.

— Старые дверные ручки? — переспросил Чарлз. — Тогда я догадываюсь, где это.

— Где?

Чарлз выскочил из-за стола.

— В холщовом мешке, который висит на гвозде в кладовке.

Там они его и отыскали. Шарик слегка проржавел и был заляпан побелкой. Детям это показалось знаменательным.

Мисс Вильсон недоумевала: «Бедфордшир вместо Корнуолла? С чего это их так тянет к какой-то скучной старой леди? Это неспроста, — размышляла она, — слишком подозрительно». Но на все ее вопросы у детей находились вполне разумные объяснения. Послушать их, так лучшей компании на лето, чем мисс Прайс, и не сыщешь.

Мисс Вильсон списалась с мисс Прайс и договорилась о встрече.

Дети бродили по дому как во сне и терзались предчувствиями. Но они беспокоились напрасно: беседа за чаем у мисс Прайс рассеяла подозрения и страхи мисс Вильсон, хотя она по-прежнему не понимала, чем эта леди так приворожила ее детей. На первый взгляд — вполне заурядная дама, совсем как Кэри и описала ее: тихая, замкнутая, немного суетливая, исполненная чувства собственного достоинства, но в то же время дружелюбная. Она тепло отзывалась о детях и согласна была принять всех троих, при условии, что они будут аккуратно обращаться с ее вещами и немного помогать по дому.

— Ах, как замечательно! Как здорово! — заговорила Кэри, выслушав рассказ о встрече. Она пустилась в пляс по комнате, и даже Чарлзу вдруг захотелось сделать стойку на голове. Только Пол оставался невозмутимым. Мальчуган уселся на ковер и наблюдал за старшими.

— А мы и спать там будем? — поинтересовался он, наконец, у матери.

Мисс Вильсон с подозрением посмотрела на младшего сына: что это у него голос такой вкрадчивый и глядит паинькой?

— Да, Пол, — ответила она, слегка озадаченная. — Конечно, вы будете там спать. — Опять это предчувствие. — А в чем дело?

Пол расплылся в улыбке, улыбалась каждая черточка его лица. Мальчик отвернулся и стал выщипывать ковер.

— Ни в чем, — проговорил он безразлично.

Глава 12. И снова потерян

По прибытии на станцию детям поначалу показалось, что их никто не встречает, но потом Кэри заприметила вдалеке у перекрестка повозку молочника. — Пошли, — скомандовала она, — вон мистер Бисселтуайт. — Девочка сама изумилась, как быстро она вспомнила его фамилию. — Мистер Бисселтуайт, молочник… ну, конечно.

— Мисс Прайс заказала на лето две лишние пинты молока, — поведал детям мистер Бисселтуайт, пока они усаживались в повозку. — И сказала, что это для вас. А мальчуган-то подрос, — добавил он, взглянув на Пола.

— Мы все выросли, — ответила Кэри. Поезд уехал, и перрон опустел.

Травы вдоль дороги пахли клевером, а высоко в небе плыл жаворонок. Цок-цок-цок, стучали копыта. Запах лошади смешивался с ароматом полей. Глубокий деревенский покой царил повсюду.

— А вон холм Тинкера, — вспомнил Чарлз. — Холм Тинкера? Удивительно, как названия всплывают сами собой!.. И Римские развалины…

— Посмотри-ка, Пол. Этот поросший травой холм, напоминающий стену, — остатки римской крепости.

Пол поглядел на подернутый дымкой зеленый холм, он казался одновременно и далеким и близким. А вдруг все ему снова снится? Тележка молочника и цоканье копыт по каменистой дороге, и медленно вздымающийся и опускающийся круп лошади, и легкое поскрипывание колес.

— Дом мисс Прайс, Пол, вон там под горой, — указала Кэри, — его пока не видно. Видишь ту дорожку? Она ведет на ферму какого-то Боди.

— Это ферма Лоубоди, — поправил мистер Бисселтуайт.

— Ага, ферма Лоубоди. А вон и Дальний Лес.

— Послушай-ка, Пол, — заговорил Чарлз. — Видишь те кедры — темные деревья как раз за церковным шпилем. Вот там-то и был дом тети Беатрисы, где мы жили в прошлый раз.

— Он перешел к Управлению водоснабжением, — сообщил мистер Бисселтуайт.

— Да? А когда? — заинтересовалась Кэри.

— Да примерно через год после смерти вашей тети.

— Да? — снова повторила девочка. Она немного помолчала, пытаясь представить себе темный дом тети Беатрисы, без высоких буфетов и тяжелых портьер, без ковров, столов, пальм в кадках, без… — Мистер Бисселтуайт, — окликнула девочка молочника.

— Что?

— А мебель тоже досталась управлению?

— Нет, мебель продали.

— Кому?

— Ну, устроили что-то вроде распродажи. Понаехали торговцы из Лондона, да и местным кое-что перепало. Моя жена купила рулон линолеума и пару стульев.

— А… — пробормотала Кэри.

Итак, мебель распродана. Кто-то, совершенно неизвестный, купил кровать Пола и теперь спит на ней по ночам, застилает утром, расправляет простыни, переворачивает матрасы.

— Так все и продали? — не унималась Кэри. — Кровати и все-все-все?

— Да, пожалуй, что так, — ответил молочник. — Управлению кровати-то ни к чему. Ну, вот мы и добрались! — воскликнул он, подбадривая пони. — Узнаете наши места?

Это была та самая улица — улица, на которой жила мисс Прайс и которая проходила за садом тети Беатрисы. Сердце Кэри забилось сильнее, когда она разглядела яркие соцветия вьющихся роз, что оплетали живую изгородь из боярышника и калитку мисс Прайс. Теперь розы были выше и гуще, да и цвели пышнее, чем два года назад. Вот и калитка с надписью белой краской «Молодой Ольшаник». Девочка оглянулась на Чарлза: похоже, что и он волнуется.

— Вот и приехали, — объявил мистер Бисселтуайт, когда повозка остановилась. — Я помогу вам снять чемоданы.

Калитка слегка скрипнула, когда они приоткрыли ее, щелкнул замок. Словно во сне дети прошли по прямой мощеной дорожке, которая вела мимо клумб к дому. «Глупо бояться», — уговаривала себя Кэри.

Не успели они прикоснуться к дверному молотку, как дверь распахнулась и перед ними предстала мисс Прайс, бодрая, улыбающаяся и слегка смущенная.

— Я услышала, что калитка открылась, — объяснила она, беря у Кэри чемодан. — Ну-ну! Все прекрасно! Осторожней на крыльце, Пол, его только что вымыли. — Такой они ее и помнили, но все же что-то изменилось, столько времени прошло! Но, взглянув на длинный розовый нос мисс Прайс, Кэри вдруг успокоилась. Это был добрый нос, успокаивающий нос, нос, на котором когда-то — так давно! — дрожала слезинка. Да, это была мисс Прайс!

Ароматный запах горячих лепешек наполнял маленькую прихожую.

— Подождите, я найду кошелек… Как ты вырос, Пол… — приговаривала мисс Прайс. — Поставьте, пожалуйста, вот сюда у часов, мистер Бисселтуайт… Три шиллинга шесть пенсов отнять от десяти шиллингов, будет… Пол, голубчик, не трогай барометр, гвоздь еле держится… Ну-ка, дайте сообразить.

Наконец мистер Бисселтуайт откланялся, и тогда в столовой, где почти всю комнату занимал квадратный стол, так что стулья были притиснуты вплотную к стенам, накрыли стол к чаю. Детей угощали лепешками с джемом и паштетом. А через кружевные занавески можно было разглядеть холм Тинкера, сверкавший золотом в лучах вечернего солнца. Волнение Кэри прошло, она чувствовала себя отдохнувшей и счастливой.

После чая мисс Прайс решила показать детям их комнаты.

Дом был маленький, не очень старый, но и не новый. Ковровая дорожка крепилась к ступеням латунными прутьями, а на самом верху над лестницей висела картина «Вишня в цвету». Комната Кэри была сильно заставлена: на шкафу высились картонные коробки, а за деревянной вешалкой для полотенец был спрятан портновский манекен. И все же комната поражала чистотой; на туалетном столике красовался кувшин с резедой, а на каминной полке — ваза с розами. Комната Чарлза не была так заставлена, в ней царил образцовый порядок. Там стояла железная кровать и покрашенная бежевой краской мебель. Наверное, прежде это была комната прислуги.

— А Полу, боюсь, придется спать на диване в моей спальне, — сказала мисс Прайс. — Я ведь не случайно написала в объявлении «двух детей». — Она поспешно улыбнулась им и нервно взмахнула тонкой рукой. — Конечно, я и подумать тогда не могла, и мечтать не смела, что это окажетесь вы.

— Вы, наверное, удивились? — поинтересовалась Кэри, подходя поближе. Они остановились у кровати Чарлза.

— Еще бы! Видишь ли, я не очень люблю малознакомых людей, но я вынуждена сдавать комнаты.

— Почему? — удивился Пол.

— Жизнь становится все дороже, — неопределенно заметила мисс Прайс. Вдруг она разоткровенничалась. — Это все из-за установки новой раковины в кухне. Нержавеющая сталь — ни единого пятнышка, видели такие? Да еще водопровод… все как-то навалилось… Вообще-то я предпочитаю иметь дело с детьми. Вот я и подумала, что, дав объявление в «Таймс», смогу найти двух хорошо воспитанных ребятишек.

— И вы нашли нас, — заключила Кэри.

— Да, — согласилась мисс Прайс — Я нашла вас. Знай я заранее, — оживилась она, — можно было бы обойтись без объявления. А теперь вы двое лучше распакуйте чемоданы. А где вещи Пола?

— Большая их часть в чемодане Чарлза, — объяснила Кэри. — Мисс Прайс…

— Да?

— А можно нам… можно нам посмотреть другие комнаты?

Мисс Прайс сжала руки и с подозрением взглянула на девочку.

— Ты имеешь в виду кухню и туалет?

— Я имею в виду, — Кэри набрала побольше воздуха, — я имею в виду ваш кабинет.

— Ага, — подхватил Пол, — можно нам поглядеть на чучело крокодила?

Мисс Прайс подняла глаза. Уголки ее рта странно подрагивали, но взгляд оставался строгим.

— Никакого чучела крокодила у меня нет, — заявила она.

— Он хотел сказать — аллигатора, — поправил братишку Чарлз.

— И аллигатора тоже.

От изумления дети на миг потеряли дар речи. Три пары глаз неотрывно смотрели на мисс Прайс, но ее лицо оставалось строгим и непроницаемым.

— А… — пролепетала Кэри.

Мисс Прайс откашлялась. Она нерешительно оглядела детей.

— Пожалуй, будет лучше, если вы сами увидите мой кабинет, — произнесла она каким-то чужим голосом. Мисс Прайс порылась в кармане юбки и извлекла связку ключей. — Пойдемте, — хмуро позвала она.

И вот, спустя два года, дети снова оказались в полутемном коридоре, ведущем в кухню, и вновь мисс Прайс вставила ключ в замочную скважину. Воспоминания охватили девочку, сердце Кэри учащенно забилось, она сжала руки, пытаясь унять дрожь.

Мисс Прайс отступила в сторону.

— Входите, — пригласила она. — Смелее.

Дети прошмыгнули мимо нее и застыли в молчании, уставясь на полки.

— Ну, замечательно, верно? — выпалила мисс Прайс

— Да, — хрипло проговорила Кэри.

Аллигатор исчез, не было и карты созвездий, и тетрадей, и глаз тритона, и коробок с сушеными мышами. А их место заняли бесконечные ряды банок с консервированными фруктами и овощами самых разных расцветок: от желтовато-зеленого крыжовника до темно-малиновой маринованной капусты.

Мисс Прайс провела пальцем по этикеткам:

— Помидоры, яблочное повидло, сливы, ренклод, ежевика — ее хорошо смешивать с черной смородиной, знаете об этом?

— Нет, — призналась Кэри.

— Красная смородина, груша кусочками, эстрагон в маринаде, чатни (сорт острой приправы) из зеленых помидоров… А это что? А, вспомнила — грибной кетчуп, этикетка, видно, отклеилась. — Она поднесла банку к свету. — Что-то он помутнел, — мисс Прайс отставила банку. — Часть банок еще прошлогодние, — поспешно объяснила она. — Красная смородина, шиповниковая настойка… — Мисс Прайс потерла руки. — Ну, — добавила она, словно ожидая похвалы.

— Это… — Кэри запнулась. — Это очень мило.

Пол не сводил с мисс Прайс тревожного взгляда.

— А крокодил куда делся? — напрямик спросил мальчуган.

Мисс Прайс вздохнула.

— Видишь ли, Пол, я…

Кэри поспешила прийти ей на помощь.

— Нельзя же хранить вещи вечно, Пол, — девочка покосилась на полки. — Подумай-ка о пудингах. Представляешь, какие получатся великолепные пудинги!

— Угу, — согласился Пол.

— Видишь ли, Пол, — продолжала мисс Прайс уже спокойнее, — частенько люди увлекутся ненадолго каким-нибудь делом, а потом забросят его. Вот, например, курение. Люди часто бросают курить…

Пол, казалось, был озадачен.

— … или выпивка. Люди часто бросают пить.

Мальчуган еще больше помрачнел. Мисс Прайс ободряюще улыбнулась ему.

— Разве тебе самому не приходилось отказываться от сладкого на время поста?

Пол моргнул.

— Да, но…

— Видишь ли, — резко перебила его сестра, — мисс Прайс решила отказаться от всяких аллигаторов. А теперь пошли. — Она потащила братишку к двери.

— Навсегда? — не унимался мальчик.

Мисс Прайс кивнула:

— На веки вечные.

— А может, только на время поста? — с надеждой переспросил Пол.

Мисс Прайс метнула в его сторону быстрый взгляд, словно ее потрясла внезапная догадка.

— Пост давно кончился, — пробормотала она неуверенно и добавила уже более решительно: — Нет, на веки вечные. Ничего нельзя делать наполовину.

— Во всем хороша мера, — вставил Чарлз.

— Только не в колдовстве, — отрезала мисс Прайс.

— Когда-то вы говорили, что и в колдовстве тоже.

— Разве? — удивилась мисс Прайс. — Разве я так говорила?

— Конечно, я это прекрасно помню.

— В самом деле? — задумчиво произнесла мисс Прайс. — Что ж, и все же, — поспешно добавила она, — а теперь — пошли. Полу пора ложиться спать. Осторожнее на лестнице.

Пока Кэри купала Пола, Чарлз вышел проветриться. Он облокотился на изгородь на задах сада и смотрел на холм Тинкера. Значит, мисс Прайс забросила колдовство! Вот так всегда: когда чего-нибудь очень ждешь, зачастую приходит разочарование. Когда они отыскали шарик от кровати, то сочли это добрым знаком, но теперь это лишь усиливало горечь потери. Мальчик припомнил Корнуолл, как они ловили макрель, вспомнил скалы и бухты, и берег при отливе. «Ну, что ж, — сказал он сам себе, — все же мы в деревне. Значит, остаются еще прогулки и исследование окрестностей, да еще река. Может, даже лодка найдется». Мальчик почувствовал, как что-то зашевелилось у него под ногой. Это оказался крот; копая в мягкой земле ход наверх, он угодил прямо под ноги Чарлзу. Мальчик упал на колени и принялся вырывать куски дерна у забора. Он разрывал руками мягкую землю, отбрасывал ее в стороны, словно собака, и не заметил, как подошла сестра.

— Чем это ты занимаешься?

— Ловлю крота, — мальчик присел на корточки. — Слышишь, Кэри, — он взглянул на сестру и замер. — Что стряслось?

Девочка казалась испуганной.

— Пошли, я тебе кое-что покажу.

— Дай мне сначала с этим закончить.

— Ты его все равно не поймаешь, — Кэри запнулась. — Пойдем, это важно.

— Что — это? — заинтересовался Чарлз.

— Пойдем, увидишь.

— А сказать ты что, не можешь?

Кэри повернулась и пошла к дому. Брат поплелся за ней. Когда они подошли к парадной двери, Чарлз пробубнил:

— Могла бы все-таки и сказать мне.

Девочка обернулась и прижала палец к губам.

— Тсс, — прошептала она.

— А где мисс Прайс? — спросил Чарлз громким шепотом.

— Тсс, — еще раз шикнула Кэри. — Она на кухне, трет сыр для макарон. Пошли.

Дети поднялись по лестнице.

— Это там, внутри, — пояснила Кэри, — где Пол спит. — Девочка распахнула дверь.

Это была спальня мисс Прайс, очень чистая, аккуратная и благоухающая. Над камином висела большая фотография мужчины в военной форме. На туалетном столике лежали серебряные расчески и стояло фарфоровое деревце для колец. Пола уложили на диване — небольшой викторианской кушетке с резной спинкой — она пришлась мальчику в самую пору.

— Вроде все в порядке, — пробормотал Чарлз, глядя на брата.

Мальчик казался непривычно чистым и круглолицым.

— Что в порядке? — не поняла Кэри.

— Да кровать Пола.

— Я совсем не его кровать имела в виду.

Чарлз проследил за взглядом сестры. Кровать мисс Прайс была застлана белым вышитым покрывалом, а на подушке лежал черный шелковый чехол для ночной рубашки, похожий на грелку для чайника, украшенный сатиновыми бубочками, напоминавшими фрукты.

— Ну и тупица! Посмотри-ка хорошенько на кровать! — не выдержала девочка.

Это была обыкновенная металлическая кровать — с виду она ничем не отличалась от сотен других, но справа в головах вместо второго металлического шарика торчал лишь заржавленный штырь.

— Ага, — пробормотал Чарлз и неожиданно сел на диван в ногах у Пола.

— Как ты думаешь, это — она? — с нетерпением спросила Кэри.

Чарлз откашлялся.

— Да, — произнес он серьезно, — да, должно быть, она.

— Таких кроватей сотни. Может, она у нее уже тысячу лет стоит. Может, она ее купила тогда же, когда и тетя Беатриса.

— Может быть, — согласился Чарлз. Он был изумлен. — Но штырь! Мне кажется, это — она, должна быть она. Мисс Прайс, наверное, купила ее на распродаже. — Он обернулся к сестре. — Это легко проверить. Пойди и принеси шарик.

— В том-то и дело, — вздохнула Кэри. — Шарик пропал!

— Пропал?

— Угу, пока я купала Пола, мисс Прайс распаковывала вещи. Я потом все обыскала. Можешь сам посмотреть. Он пропал.

— Это она взяла, — сказал Чарлз.

— Да, это она.

— О боже! — в отчаянии воскликнул Чарлз.

Пол, лежа на кровати, угрюмо наблюдал за братом и сестрой из-под аккуратно завернутой простыни.

Глава 13. Долг платежом красен

Ну вот, как дошло до дела — птичка улетела. Не то чтобы мисс Прайс была не рада их приезду, конечно, она была добра к детям и даже поселила Пола на диване в своей комнате. Она читала им по вечерам и учила играть в крокет, а еще собиралась ходить с ними на пикники в Пеппериндж Ай, на ферму Лоубоди и к Римским развалинам. Только вот колдовство она, видно, забросила навсегда и думать о нем забыла. Пол как-то приметил нечто розово-голубое за стеклянными банками в кладовке и подумал было, что это карта зодиака, но он не смог ее как следует рассмотреть, ведь дверь почти всегда была заперта.

Неужели все их восторги и ожидания оказались напрасны? Но в один прекрасный день…

В обязанности Кэри входило расставлять с вечера начищенную обувь у каждой кровати. Как-то, спустя неделю после их приезда, девочка забыла сделать это вечером, и ей пришлось до завтрака пробраться в кухню за туфлями Пола. Малыш спал в комнате мисс Прайс. Кэри тихонько, стараясь никого не разбудить, прошмыгнула туда и обнаружила, что кровать мисс Прайс исчезла!

Там, где она прежде стояла, остался лишь тонкий (просто тончайший) слой пыли да пара лоскутных тапочек. Покрывало было аккуратно сложено на комоде, все остальные вещи лежали на своих местах. Одежда Пола висела на стуле, диван стоял на своем обычном месте в углу, но мальчика нигде не было.

Кэри помчалась вниз за Чарлзом. Медленно, в полусне он вслед за сестрой поднялся наверх и тоже увидел пустую комнату. Дети принялись обсуждать случившееся. Они просто глазам своим не верили!

Метла и металлический шарик

— Говорил я тебе, что это та самая кровать, — напомнил Чарлз сестре. — Я ее сразу узнал по ржавому винту.

— Поступить так у нас за спиной! — негодовала Кэри. — Сначала притвориться, что о волшебстве и думать забыла, а потом выкинуть такую штуку! Тайком!

Пока Кэри одевалась, гнев закипал в ней все сильнее. Она с такой злостью чистила зубы, что даже десны раскровила. Девочка едва не лопнула от возмущения, когда услышала, как в комнате мисс Прайс что-то стукнуло, а затем веселый голос Пола поинтересовался, будет ли на завтрак малина.

Не успели брат и сестра сесть за стол, как появилась мисс Прайс, а за ней следом и Пол. Мисс Прайс, свежая и опрятная как обычно, подошла к буфету положить себе каши. Пол, который, похоже было, одевался впопыхах, прошмыгнул на свое место. В его облике тоже не было ничего необычного, если не считать нечесаных волос да одетого задом наперед пуловера. Мисс Прайс подошла с кашей к столу, она выглядела такой бодрой, словно приняла холодный душ.

— Замечательный день! — заметила она весело, разливая кофе. Она улыбнулась детям. — Чем бы нам сегодня заняться?

Лицо Кэри окаменело.

— Мы еще об этом не думали, — ответила она холодно.

— А как насчет пикника на Римских развалинах? — беспечно предложила мисс Прайс.

— Мне кажется, что Римские развалины — малоподходящее место для пикников, — возразила девочка.

Мисс Прайс взглянула на нее с удивлением.

— А что ты предлагаешь, Чарлз?

— А что будет делать Пол? — с подозрением поинтересовался Чарлз.

Мисс Прайс слегка смутилась.

— Как что, пойдет с вами. Правда, если вы отправитесь к Римским развалинам… это, пожалуй, для него далековато.

— Мне кажется, — заявил Чарлз, — мы должны отправиться туда, куда и Пола можно взять.

Мисс Прайс удивилась.

— Конечно, это было бы прекрасно. Я только подумала, что иногда вам с Кэри хочется побыть вдвоем…

— Нет, — отрезала Кэри, — мы предпочитаем быть с Полом. Всегда.

Мисс Прайс еще больше удивилась, да и Пол тоже. Его рука с ложкой, полной каши, застыла, но он не замечал, что молоко капало на пуловер.

— Пол, — окликнула его мисс Прайс. Мальчик очнулся и живенько проглотил кашу. Мисс Прайс вытерла ему пуловер. — Что ж, дети, — объявила мисс Прайс, когда завтрак был окончен, — решайте сами. А у меня с утра уроки музыки, но к ланчу я освобожусь. Пол, умойся, пожалуйста.

В ожидании Пола брат и сестра вышли в сад. Мальчик появился почти следом за ними, горланя: «Чу! Ангелы-предвестники поют». Кэри и Чарлз, не говоря ни слова, быстренько подхватили брата под руки и поволокли сквозь изгородь на луг. Они отвели его подальше от дома и усадили в высокую траву.

— Пол, — строго начала Кэри, подражая голосу тети Беатрисы, — увиливать бесполезно. Нам с Чарлзом известно все.

Пол в недоумении смотрел на брата и сестру и старался высвободить руки.

— Вы с мисс Прайс, — продолжала Кэри, — опять летали на кровати. Не отпирайся. Мы с Чарлзом все видели.

Малыш и не думал отпираться.

— Вы что, видели, как мы взлетали?

— Неважно, — мрачно отрезала Кэри.

Пол, почувствовав настроение старших, сидел тихо. Он казался понурым, словно пони, привязанный в стойле.

— Ну? Что ты на это скажешь? — поинтересовалась Кэри.

Похоже, что Полу нечего было сказать. Он как ни в чем не бывало болтал ногами, словно все это его не касалось.

— И давно вы так летаете?

— Нет, — ответил мальчуган и попытался высвободить запястья. — Мы только испробовали ее.

— Значит, это было первое испытание?

— Да.

— Ну и как она работала, нормально? — поинтересовался Чарлз уже более дружелюбно.

— Угу.

Кэри отпустила руку братишки.

— А куда вы летали?

Пол улыбнулся.

— Отвечай, Пол! — потребовала сестра. — Мы все равно дознаемся.

— А вы угадайте!

— Ну ладно. Только отвечай «да» или «нет» и можешь еще говорить «вроде того».

— Это место в Западном полушарии? — спросил Чарлз.

— Нет.

— Значит, в Восточном? — уточнила Кэри.

— Нет.

— Выходит, это было не в этом мире! — изумился Чарлз.

— Да нет, в этом, — возразил Пол.

— Тогда это должно быть либо в Восточном, либо в Западном полушарии.

— Нет, ни в чем таком мы не были.

— Он просто не знает, что такое «полушарие», — догадался Чарлз.

— Нет, я знаю, что это такое, — заупрямился Пол.

— Ну и что же?

— Это означает… это не означает Блоудич.

— Так вы туда летали!

— Ага.

— Всего лишь до Блоудич?

— Да.

— Но туда же можно пешком дойти! — удивился Чарлз.

— Мы ведь просто хотели проверить, работает она или нет, — объяснил Пол.

— Это была твоя идея?

— Нет. Это мисс Прайс меня попросила. Она сказала: «Давай-ка его немного повернем, не думаю, что она заработает».

— Заклинания не устаревают, — заявила Кэри.

— Откуда ты знаешь? — изумился Чарлз.

— Это очевидно, — объяснила девочка.

Дети немного помолчали. Потом Кэри сказала примирительно:

— Я понимаю, как это произошло. Но все же это нечестно. Мне всегда казалось несправедливым, что Пол может навинчивать шарик.

— Но это же был его шарик! — возразил Чарлз. — Без спору, без драки. Многие бы все отдали за такой волшебный шарик, кто бы его не вертел.

— Пожалуй, — согласилась Кэри. — Я знаю. Но раз они его уже испробовали, значит, теперь наша очередь. Мисс Прайс может поступать, как ей вздумается, но мы-то никогда не говорили, что забросили колдовство.

— Как мы сможем это осуществить? — засомневался Чарлз. — Ведь кровать-то в комнате мисс Прайс!

Девочка перебросила косичку за спину.

— Я просто отправлюсь к мисс Прайс и спрошу ее напрямик.

Чарлз уважительно промолчал.

— И еще, — продолжала Кэри, — помните, когда мисс Прайс объясняла нам заклинание, она сказала, что если повернуть шарик в обратную сторону, то можно попасть в прошлое. Мне кажется, она должна позволить нам хоть разок слетать в прошлое. А уж потом, как знать, мы, может, и оставим колдовство — на время, — добавила она, — хотя я не понимаю, кому от этого будет польза. Колдовство можно было бы использовать для обороны или что-нибудь в этом роде…

— Одумайся, Кэри! — заволновался Чарлз.

Кэри, слегка смутившись, сорвала лист щавеля и задумчиво принялась его жевать.

— Пожалуй, ты прав, — согласилась она немного погодя. На минуту ей представились огнедышащие драконы, изрыгающие ядовитый газ, и целые армии, по мановению волшебной палочки превращающиеся в мышей. Это было бы ужасным безумием! Представьте, что, скажем, чей-то брат возвращается с войны в виде белой мыши и его потом всю жизнь держат в клетке на столе в гостиной. А как вы приколете мыши на грудь медаль за боевые заслуги?

— Вот видишь, — заметил Чарлз, — мисс Прайс все же в чем-то права. Во всем хороша мера.

— Я понимаю, — согласилась девочка. — Только не знаю, кому повредит, если мы разок слетаем в прошлое.

— Что ж, спросить, по крайней мере, можно, — сказал Чарлз.

После ужина дети обступили мисс Прайс. Она выслушала их доводы и, хотя и признала справедливость их слов, но только вскидывала руки и приговаривала: «О боже! О боже!»

Дети пытались переубедить ее. Они старались говорить очень рассудительно и здраво.

— Всего-навсего один полет, мисс Прайс, а потом мы и думать об этом забудем! Жаль ведь упускать возможность побывать в прошлом.

— Эта затея мне не по душе, — твердила мисс Прайс. — Не нравится и все. Случись что — я даже не смогу вас вызволить оттуда, я ведь сожгла все свои книги!

— Не может быть! — ужаснулась Кэри.

— Да, я сожгла их, — призналась бедняжка мисс Прайс, — они были слишком секретные.

— А наизусть вы ничего не помните?

— Ничего стоящего. Один-два пустяка… Боже, что я наделала! Я ведь только хотела посмотреть из любопытства — действует ли заклинание. Я и подумать не могла, что все начинается по новой.

— Ну, пожалуйста, разрешите нам попробовать, — умоляла Кэри. — Один разочек, мы потом больше никогда не будем вас просить. Мы ведь держали свое слово: мы никому не проболтались, что вы колдунья, и теперь если вы нам не позволите еще раз воспользоваться вашим колдовством, то и мы не станем хранить вашу тайну…

— Кэри! — воскликнула мисс Прайс. Она встала. Ее глаза странно заблестели, а длинный нос стал длиннее и тоньше, подбородок заострился. Кэри в ужасе отшатнулась.

— О, мисс Прайс! — испуганно пролепетала она.

— Если бы я могла представить, — начала мисс Прайс, склонившись над испуганной девочкой, если бы я хоть на минуту тогда могла представить!

— Не надо так говорить, — всхлипнула Кэри, — мы никому не разболтаем. Мы ведь обещали, и мы так вас любим! Но, — добавила она дерзко, — долг платежом красен.

Мисс Прайс еще некоторое время не сводила глаз с девочки, а затем бессильно опустилась на стул. Руки ее ладонями вверх лежали на коленях. Она вдруг погрустнела и осунулась.

— С профессиональной точки зрения, — проговорила она, — мне грош цена. Мне бы следовало наложить на вас заклятье и заставить замолчать раз и навсегда. — Она вздохнула. — Но теперь уже поздно.

Кэри с трепетом дотронулась до безжизненной руки мисс Прайс.

— Не переживайте из-за нас, — попыталась успокоить она мисс Прайс, — не стоит.

— С профессиональной точки зрения, вы были просто великолепны! — заявил Чарлз.

— Ты правда так думаешь? — с сомнением переспросила мисс Прайс.

— Да, мы все так считаем, — подтвердила Кэри. — Не теряйте мужества, вы все вспомните, запросто, стоит только вам постараться.

— Ты полагаешь, у меня получится? — продолжала сомневаться мисс Прайс. — Ты это не из жалости говоришь?

— Я уверена в этом, — подтвердила Кэри, кивнув головой.

Мисс Прайс провела рукой по волосам, словно поправляя прическу.

— Надеюсь, что ты права, — произнесла она своим обычным голосом. — И со временем, когда вы поднаберетесь опыта, и при условии, что мы найдем какое-нибудь место, полезное для вашего образования, и вы пообещаете вести себя благоразумно, тогда… — она строго взглянула на детей, — …небольшое путешествие, я думаю, никому не повредит.

Глава 14. Прошлое

Метла и металлический шарик

Жил-был в Лондоне во времена короля Карла II один чернокнижник****** (эти шесть звездочек для того, чтобы дать тебе время разузнать, кто такой чернокнижник, а теперь, когда ты это узнал, пошли дальше). Жил он в Крипплгейте в маленьком домишке в комнате под самой крышей, куда вела узкая лестница. Был он очень нервный и не любил дневного света. На то у него были две веские причины, я расскажу тебе о первой.

Мальчиком он попал в ученье к другому чернокнижнику — старику, дело которого он потом унаследовал. Старый колдун был в частной жизни веселым толстяком, но во время визитов клиентов он прятал свои белые телеса в длинный черный плащ с меховой опушкой, напускал на себя угрюмость — все для того, чтобы внушить посетителям страх и почтение. Без улыбки, в долгополом черном одеянии, он выглядел солидно, словно мэр, и не менее мрачно, чем помощник стряпчего.

Молодой чернокнижник, которого звали Эмелиус Джонс, старательно учился своему ремеслу. Часов в десять-двенадцать ночи в холодном лунном сиянии он ловил котов на кладбище, а в серых сумерках рыскал по пустынному берегу в поисках семи одинаковых белых камушков, омытых последней волной отлива. Он растирал пестиком в ступе сушеные травы и охотился на крыс в сточных канавах.

А тем временем старый чернокнижник грелся у очага, водрузив ноги на скамеечку, попивал подогретое белое вино с корицей и, покачивая головой, приговаривал: «Молодчина, мой мальчик, молодчина…»

Часами при свече молодой чернокнижник мог изучать карту звездного неба или вертеть глобус на подставке из черного дерева, пока у него самого мозги не начинали вращаться вокруг собственной оси. Знойными вечерами его посылали босым за город прочесывать заросли увядшего вереска в поисках веретениц, гадюк и полосатых улиток.

Ему приходилось взбираться на колокольни за летучими мышами, таскать воск из церквей и дуть через стеклянные трубки на зеленую слизь до тех пор, пока кровь не начинала шуметь в ушах, а глаза не вылезали из орбит. Умирая, старый колдун послал за своим учеником и сказал:

— Мой мальчик, я хочу тебе кое-что сказать. Эмелиус сложил свои покрытые пятнами руки на коленях и почтительно опустил глаза.

— Да, сэр, — пробормотал он.

Старик повернул голову, чтобы поудобнее улечься на подушке.

— Я о колдовстве, — начал он.

— Да, сэр, — повторил Эмелиус.

Старый чернокнижник поднял глаза к потолку и слегка улыбнулся:

— Его не существует.

Эмелиус в изумлении уставился на учителя.

— Вы имеете в виду… — начал было он.

— Я имею в виду, — невозмутимо продолжал старик, — то, что говорю.

Когда Эмелиус слегка оправился от потрясения (впрочем, он так никогда и не оправился до конца), старик продолжил:

— Но все же это занятие прибыльное. Я смог содержать жену и четырех дочерей в Дептфорде (куда меня завтра отвезут), имел карету с четверкой лошадей, пятнадцать слуг и француза, учителя музыки, да еще и барку на реке. Трех дочерей я удачно выдал замуж. Два моих зятя служат в суде, а третий на Ломбард-стрит. — Колдун вздохнул. — Твой бедный отец, упокой господь его душу, щедро платил мне за твое обучение, и если я был строг с тобой, то лишь из чувства долга перед тем, кого уже нет с нами. Мои дела идут успешно, семья моя обеспечена, так что дело мое и этот дом завещаю тебе. — Он сложил руки на груди и замолчал.

— Но, — пробормотал Эмелиус, — я ничего не знаю. Приворотные зелья…

— Подкрашенная вода, — устало объяснил старик.

— А предсказание будущего?

— Детская игра. Если не очень вдаваться в детали, что бы ты ни напредсказывал, рано или поздно сбудется, а что не сбудется, люди рано или поздно забудут. Держись построже, убирай комнату не чаще раза в год, зубри латынь, смазывай глобус, чтобы плавно вращался, и успех тебе обеспечен.

Метла и металлический шарик

Вот первая причина, по которой Эмелиус стал таким нервным. А вторая состояла в том, что во времена доброго короля Карла Второго жив еще был обычай казнить колдунов, волшебников — всех, кто имел дело с магией, и Эмелиус, случись ему ошибиться или нажить себе врага, стараниями раздосадованного клиента мог окончить жизнь весьма неприятным образом.

Будь Эмелиус посмелее, он бы бросил это опасное ремесло, но отцовские деньги все ушли на его обучение колдовству, а сам молодой человек был слишком слабохарактерен, чтобы решиться начать все сначала.

В 1666 году Эмелиусу исполнилось тридцать пять лет, но он состарился раньше срока, был худым и нервным. Он подпрыгивал от малейшего писка, бледнел, если лунный луч падал ему на лицо, и вздрагивал при появлении собственного слуги.

Заслышав шаги на лестнице, Эмелиус принимался твердить коротенькое заклинание, которое помнил наизусть, чтобы произвести впечатление на посетителя своими познаниями.

Опасаясь королевских соглядатаев, он выдавал себя за музыканта-мечтателя, получившего в наследство дом колдуна, и в любую минуту, услышав подозрительный шум, бросался к клавикордам.

В тот вечер, заслышав шаги в узком коридоре под лестницей, Эмелиус выпрыгнул из кресла, в котором дремал у камина (ночи в конце августа уже несли первую осеннюю прохладу), наступил на кошку, издавшую душераздирающий вопль, зажег фитиль, плававший в плошке с маслом, предварительно посыпав его желтым порошком, чтобы пламя стало синим, схватил пару сушеных лягушек и пучок белены и, застыв на миг, торопливо, не унимая дрожащих рук, выпалил коротенькое заклинание, при этом одним глазом он глядел на клавикорды, а другой не сводил с двери. Раздался стук в дверь, неуверенный, нерешительный стук.

— Кто там? — спросил колдун, готовый, если что, сразу же задуть голубое пламя.

Послышался шепот и какое-то шарканье, а затем голос, чистый и звонкий, словно серебряный колокольчик, произнес: «Трое потерявшихся детей».

Эмелиус опешил. Он кинулся было к клавикордам, затем метнулся назад к голубому огоньку, да так и застыл на полпути, положив одну руку на глобус, а другой сжимая ноты. «Войдите», — сказал он угрюмо.

Дверь медленно распахнулась, и в темноте коридора чернокнижник разглядел фигуры трех детей в странной одежде. Они были ослепительно прекрасны. На них были балахоны вроде тех, что носили лондонские подмастерья, но подпоясанные шелковыми шнурами, а их чистота жителю Лондона XVII века показалась просто неземной. Кожа их блестела. Нос Эмелиуса уловил нежный запах — свежий и пряный цветочный аромат.

Эмелиус задрожал, ноги его подкашивались, ему захотелось сесть. Он с изумлением уставился на свой колдовской инвентарь. Неужели два сушеных лягушонка и пучок белены дали такой удивительный результат? Колдун попытался припомнить набор латинских слов, которые он над ними произнес.

— Мы потерялись, — произнесла девочка необычным иностранным голосом, чистым, как горный хрусталь. — Мы заметили свет в вашем окне, входная дверь была не заперта, и мы решили зайти спросить дорогу.

— Куда? — спросил Эмелиус дрожащим голосом.

— Все равно куда, — ответила девочка. — Мы совсем потерялись, даже не представляем, где мы сейчас находимся.

Эмелиус откашлялся.

— Вы в Крипплгейте, — выдавил он.

— Крипплгейт? — удивилась девочка. — В Лондоне?

— Да, в Лондоне, — прошептал Эмелиус, отступая к камину. Он ужасно перепугался. Откуда они взялись, если даже не знают, что находятся в Лондоне?

Старший мальчик выступил на шаг вперед.

— Извините, — начал он вежливо, — не могли бы вы нам сказать, в каком мы находимся веке?

Эмелиус взмахнул дрожащими руками, словно стараясь отогнать детей.

— Сгинь! Отправляйтесь туда, откуда пожаловали! — взмолился он.

Девочка покраснела и быстро-быстро заморгала. Она оглядела темную неприбранную комнату: пожелтевшие пергаменты, стеклянные пузырьки, череп на столе, свечи на клавикордах.

— Извините, — пролепетала она, — если мы вам помешали. Эмелиус метнулся к столу, схватил плошку с маслом, двух лягушек, пучок белены и с проклятиями швырнул все в очаг. Они зашипели и вспыхнули. Глядя в огонь, колдун потер пальцы, словно очищая их от грязи, затем обернулся, глаза его расширились так, что показались белки. Он уставился на детей.

— Все еще здесь! — прохрипел он.

Девочка еще чаще заморгала.

— Мы сразу же уйдем, — заверила она, — только скажите сначала, какой сейчас год?

— Двадцать седьмое августа одна тысяча шестьсот шестьдесят шестого года от рождества Христова.

— Тысяча шестьсот шестьдесят шестой год, — повторил мальчик. — Правление короля Карла II.

— Через неделю случится Лондонский пожар! — радостно заявила девочка.

Лицо старшего мальчика просияло.

— Крипплгейт? — обрадовался он. — Может, и этот дом сгорит. Пожар начнется в королевской пекарне на Пуддинг-лейн, пламя перекинется на соседнюю улицу.

Эмелиус вдруг упал на колени. Он сжал руки. Лицо его исказилось, словно от боли.

— Я понял вас, — вскричал он, — продолжайте!

Девочка посмотрела на колдуна и вдруг улыбнулась по-доброму, словно угадала его страхи.

— Мы не причиним вам зла, — сказала она и подошла к нему. — Мы просто дети — потрогайте мою руку.

Кэри дотронулась до сжатых рук Эмелиуса. Рука ее была теплой и мягкой, человеческой.

— Мы просто дети, — повторила она и добавила: — Из будущего.

Она улыбнулась своим спутникам, словно сказала что-то очень умное.

— Ага, — подтвердил старший мальчик, он, казалось, был удивлен и польщен. — Это правда. Мы прилетели из будущего.

— Это все? — вяло поинтересовался Эмелиус. Колдун поднялся. Он был потрясен. В голосе его звучала горечь.

Теперь вперед выступил самый младший, похожий на ангела: густые золотистые локоны спадали на белое чело.

— Можно мне посмотреть ваше чучело аллигатора? — попросил малыш вежливо.

Эмелиус снял чучело с крючков, которыми оно крепилось к потолку, и без слов положил аллигатора на стол. Колдун сел в кресло у камина: его била дрожь.

— Что еще нас ожидает, кроме пожара, который уничтожит этот дом? — мрачно поинтересовался он.

Девочка присела на скамеечку напротив него.

— Мы не очень-то сильны в истории, — призналась она, — но мне кажется, что короля казнят…

— Это Карла I казнили, — поправил ее старший брат.

— Ах да, — согласилась девочка. — Извините. Мы можем вернуться к себе и разузнать все хорошенько.

— Не стоит беспокоиться, — угрюмо заметил Эмелиус. Все немного помолчали. Потом девочка заговорила снова.

— А чума у вас уже была? — попыталась она поддери жать беседу.

Эмелиус пожал плечами:

— Нет, Господь миловал.

— Тоже было забавное событие, — искренне воскликнул мальчик.

Девочка, спросив позволения, разворошила угли в камине, чтобы они ярче горели. Эмелиус подбросил еще одно полено. Грустно смотрел он на разбитую плошку. Старый колдун обманул его дважды, ведь он, Эмелиус, совершенно случайно нашел заклинание, которое подействовало. Эти дети кажутся совершенно неопасными, но иная смесь, брошенная с такой же безответственной легкостью, могла вызвать к жизни все, что угодно — от стада чертей до самого Старика Ника.

А рассеивать собственные чары он не умел — не знал заклинаний. Чтобы ни получилось — так бы и осталось навсегда, и прощай безопасность. Никогда впредь он не осмелится с проклятиями бросить серу на огонь, никогда не посмеет варить суп из лягушачьей икры и наперстянки, никогда не разразится латинскими проклятиями, не станет больше вертеть звездный глобус. Клиенты заметят его неуверенность. Практика развалится. Его жертвы ополчатся на него. Тогда ему придется бежать, спрятаться в какой-нибудь убогой лачуге или кишащем крысами подвале, а может обернуться тюрьмой, позорным столбом или веревкой.

Чернокнижник застонал и уронил голову на руки.

— Вам нездоровится? — заботливо спросила девочка. Эмелиус пропихнул бревно подальше в камин, а затем дико взглянул в нежное лицо девочки.

— Ребенок, — произнес он с изумлением, — я никогда не знал, — в его голосе зазвучали грустные нотки, — что значит быть ребенком.

— Что вы, вы не можете этого не знать! — возразил старший мальчик.

— Вы всегда жили в городе? — поинтересовалась девочка.

— Нет, — признался Эмелиус. — Сначала я жил в деревне. Я хотел сказать, что я забыл, что значит быть ребенком, — поправился он.

— Ну, вы уж не такой и старенький! — поспешил утешить его мальчик.

Эмелиус, казалось, был уязвлен.

— Мне всего тридцать пять, — заметил он.

— Наверное, у вас была тяжелая жизнь? — посочувствовала девочка.

Чернокнижник поднял глаза. «Тяжелая жизнь? Ах, вот в чем дело! — подумал он про себя. — У меня была тяжелая жизнь». Внезапно ему захотелось рассказать детям о себе: годы бесплодного труда, риск, связанный с его профессией, одиночество. Он мог без опаски разговаривать с этими странными детьми, которые, если он сумеет подобрать верное заклинание, вскоре снова вернутся в будущее. Колдун подобрал на колени отороченный мехом плащ: подальше от огня. Из-под плаща выглянули ноги в желтых спущенных чулках.

— Мало чья жизнь, — начал он мрачно, — может сравниться с моей.

Затем в витиеватых фразах чернокнижник поведал детям о своем детстве, которое он, казалось, успел забыть: о том, как его совсем маленького посылали собирать целебные травы и как его однажды выпороли за попытку украсть засахаренные сливы, о майских праздниках, о бедняке, заточенном в колодки за браконьерство, о старом школьном наставнике, который заставлял Эмелиуса носить позорный бумажный колпак в наказание за «неуд» по латыни, и о том, как он ненавидел таблицу умножения. А затем его отдали в ученье в Лондон: лишения и разочарования, боязнь начинать собственное дело, жизнь в постоянном страхе, да еще клиенты-должники!

Пока дети слушали рассказ чернокнижника, свечи почти совсем растаяли и потухли. Ребята так увлеклись, что не слышали криков ночного сторожа, объявлявшего время, и Re заметили, как за окном забрезжил рассвет.

— Так вот, — заключил со вздохом Эмелиус, — честолюбие моего отца обернулось мучениями для его сына. Сказать по чести, хоть я и скопил немного золота, но лучше бы мне оставаться ветеринаром в Пеппериндж Ай.

— В Пеппериндж Ай? — изумилась девочка. — Да ведь по соседству с тем местом, где мы живем!

— Это в Бедфордшире, — уточнил Эмелиус, мысли его все еще были в прошлом.

— Ну да, возле Мач Фрэншем.

— Мач Фрэншем, — повторил Эмелиус. — Ярмарки Мач Фрэншем! Что это были за деньки!

— Ярмарки там и до сих пор устраивают, — радостно поведала девочка. — Там, конечно, понастроили много новых домов, но главное шоссе проходит в стороне от новостроек, так что с виду кажется, что ничего не изменилось.

Они принялись обмениваться впечатлениями. Эмелиус признался, что любил купаться в ручье. Ферма Лоубоди и в его времена так называлась. «Прекрасное новое хозяйство», — отозвался о нем Эмелиус. Оказалось, что и он не раз бродил у Римских развалин.

Метла и металлический шарик

— Пять часов, — прокричал сторож, проходя мимо окна. Они раздвинули занавески. Замечательное ясное утро.

Утренний свет прогнал темноту, и пыль затанцевала в солнечном луче, проникшем в комнату.

— Вот бы сейчас снова оказаться в Пеппериндж Ай! — воскликнула девочка. — Как бы мне хотелось его увидеть.

Потом дети, в свою очередь, рассказали колдуну о себе и о волшебной кровати. Они объяснили, что оставили кровать неподалеку за церковной оградой. И тут-то дети вспомнили про авоську, привязанную к спинке кровати; в ней остались бутерброды с сыром и термос с какао. Эмелиус попытался сам отыскать что-нибудь съестное для гостей, пока служанка почивала, и извлек из буфета две холодные ноги жареного зайца и кувшин с пивом. Он был несказанно рад, что, как оказалось, не его заклятья вызвали из далекого будущего этих ребятишек, и ему не терпелось отправиться на церковный двор подивиться на чудодейственную кровать.

Они выступили в путь. Это была странная процессия: Эмелиус с кувшином пива в руках и жареными заячьими ногами, аккуратно завернутыми в бумагу. Ворота на церковный двор были открыты, и там за самой большой; могилой они нашли свою кровать целой и невредимой с авоськой, полной всякой всячины.

Они подкрепились в компании голодных котов. Тем временем город XVII века медленно просыпался и готовился к дневному гомону и суете. Именно там, на церковном дворе, не упоминая имен, дети поведали Эмелиусу о мисс Прайс

Глава 15. Гость

В ночь, когда дети отправились в прошлое, мисс Прайс легла в комнате Кэри. С тяжелым сердцем отпустила она детей одних в это путешествие. Связав себя двумя разными обещаниями, она попалась в ловушку. Ведь то, что честно с точки зрения детей, — размышляла мисс Прайс, — совсем нечестно по отношению к их родителям. К тому же, готовясь отправиться в прошлое, просто невозможно все предусмотреть заранее. Сначала они подсчитали, сколько оборотов может сделать латунный шарик, потом произвели приблизительные хронологические расчеты. Дети предполагали перенестись во времена королевы Елизаветы, но кто знает, что из этого вышло. Чарлз догадался процарапать булавкой линию на шарике и у основания винта. Пол должен был вращать шарик до тех пор, пока обе царапины не соединятся. Расчеты были весьма приблизительны, ни мисс Прайс, ни дети не знали, охватывает ли вращение шарика всю историю от сотворения мира или только историю Англии начиная с 1066 года. Они предположили последнее.

— Господи, — вздыхала мисс Прайс, ворочаясь на кровати. — Пусть они только вернутся домой целые и невредимые, больше я их никуда не отпущу.

Мисс Прайс постаралась тщательно подготовить путешествие, не упустить никаких мелочей. Постельное белье было аккуратно заправлено. Матрас покрыли непромокаемой пленкой. Мисс Прайс дала детям в дорогу термос с горячим какао, бутерброды с сыром и по паре вареных яиц, снабдила их атласом и походной аптечкой. Давать ли им с собой оружие? И какое? У нее дома не было ничего, кроме кочерги да отцовской сабли.

— Господи, — снова пробормотала мисс Прайс, натягивая одеяло на голову, словно стараясь избавиться от навязчивого видения: ее дети плутают по мрачной и дикой Старой Англии, кишащей Diplodocus carnegii и саблезубыми тиграми. — А случись беда, от неандертальца помощи не дождешься, — сокрушалась мисс Прайс.

Под утро она забылась тяжким сном, ее разбудил скрип внезапно распахнувшейся двери. Яркий солнечный свет пробивался сквозь приоткрытые занавески. В ногах, озаренная солнцем, стояла Кэри.

— Который час? — спросила мисс Прайс, поспешно садясь на кровати.

— Почти девять. Мальчишки уже оделись. Я не хотела вас будить…

— Слава Богу, вы вернулись! — воскликнула мисс Прайс. — О своих приключениях вы расскажете мне потом. Что, завтрак готов?

— Да, и мальчики уже завтракают, только… — Кэри запнулась.

Мисс Прайс, которая в этот момент пыталась босыми ногами нашарить тапки, подняла глаза на девочку.

— Что только?

— Нам пришлось положить еще один прибор, — неохотно проговорила Кэри.

— Еще один прибор?

— Да, видите ли, мы привезли с собой кое-кого… \

— Привезли кое-кого, — медленно повторила мисс Прайс.

— Ну, мы подумали, вы не станете возражать. Он даже ночевать не останется. Всего на один денек. — Кэри с мольбой посмотрела на мисс Прайс Краска все сильнее заливала ее лицо.

— Он? — изумилась мисс Прайс.

— Ага. Его зовут Эмелиус Джонс. Мистер Джонс. Он чернокнижник. Он ужасно милый, правда. В глубине души.

— Мистер Джонс, — повторила мисс Прайс. С тех пор, как много лет назад умер отец, мужчины не переступали порог ее дома. Она совсем от них отвыкла, не помнила уже, что они любят есть, о чем любят разговаривать. — Кто он такой, ты сказала? — переспросила мисс Прайс.

— Обыкновенный чернокнижник. Мы думали, вы не будете против. Он когда-то жил в этих местах со своей тетей. Вот мы и подумали, что у вас с ним могут быть общие интересы.

— А кто отвезет его обратно? — нахмурилась мисс Прайс. — Знаешь, Кэри, по-моему, вы поступили безрассудно. Я уже решила, что это ваше последнее путешествие, а тут вы возвращаетесь и привозите этого неизвестного чернокнижника, которого, как вы прекрасно понимаете, придется отправлять назад, а следовательно, потребуется еще одно путешествие. — Она, наконец, сунула ноги в тапочки. — Как ты сказала, где он?

— В вашей спальне, — прошептала Кэри. — На кровати.

Мисс Прайс обомлела.

— О Господи! — пробормотала она. — Только этого не хватало! — Она сунула руки в рукава голубого фланелевого халата. — Как мне теперь прикажешь одеваться, причесываться и все такое? Ты меня просто вывела из себя, Кэри! — Она с силой затянула пояс халата.

— Отведите его завтракать, я займусь им позднее.

Эмелиус покорно плелся за Кэри по лестнице. Он ошеломленно глазел по сторонам. Усаживаясь за стол, он чуть не упал на Пола, доедавшего кашу.

Кэри с беспокойством взглянула на гостя. J

— Как вы себя чувствуете, мистер Джонс?

— Ну, я вполне здоров.

— Вы такой бледный.

Эмелиус провел рукой по взъерошенным волосам.:\

— Не удивительно, — усмехнулся он.

Девочка с тревогой наблюдала за гостем. Она думала о мисс Прайс, сумеет ли Эмелиус произвести на нее должное впечатление? При ярком дневном свете колдун выглядел не слишком опрятным: мертвенно-серая кожа, спутанные волосы, свисавшие космами, тонкие безвольные руки — все в пятнах, а под ногтями — черные полоски. Дорогой бархатный плащ с меховой опушкой был забрызган грязью и пропитался запахами деревенской кухни.

Но исправлять что-то было уже поздно. Мисс Прайс вошла в комнату почти следом за ними, она казалась немного взволнованной. На ней была ее лучшая розовая блузка, которую она приберегала для поездок в Лондон. Эмелиус встал — высокий и худой, он возвышался над столом.

Мисс Прайс окинула гостя быстрым проницательным взглядом.

— Так это и есть мистер Джонс? — спросила она, как бы ни к кому конкретно не обращаясь.

— Эмелиус Джонс. Ваш слуга, мадам. Нет, — он низко поклонился, — ваш раб…

— Как поживаете? — проговорила мисс Прайс смущенно.

— …удостоившийся чести, — упрямо продолжал Эмелиус, — поднять глаза на одну из тех, чье искусство, зрея в веках, словно семя, проросшее в темной земле и пустившее росток, из которого появились ствол и крона, а затем и цветы, великолепие которых и в XX веке способно ослепить всякого, кто поднимет благоговейный взгляд на…

Мисс Прайс, слегка покраснев, направилась к своему месту у чайника.

Метла и металлический шарик

— Что ж, — усмехнулась она, — я бы так не сказала. Не хотите ли молока или сахара?

— Ваша щедрость безгранична, — воскликнул Эмелиус, глядя на нее как зачарованный.

— Вовсе нет. Садитесь, пожалуйста.

Эмелиус медленно сел, не сводя глаз с хозяйки. Мисс Прайс сжала губы и молча налила две чашки чая. Передавая чашку гостю, она вежливо поинтересовалась:

— Я слышала, у вас есть тетя в наших краях?

— И дом, — поспешно вставила Кэри. Пусть мисс Прайс знает, что Эмелиус человек состоятельный, это поднимет гостя в ее глазах. — Со временем дом перейдет ему по наследству. Дом на холме Тинкера.

— В самом деле? — недоверчиво произнесла мисс Прайс. Она взяла вареное яйцо и принялась в раздумье постукивать по нему. — А разве на холме Тинкера есть дом?

— Ну конечно, — заверил ее Эмелиус. — Хорошенький такой опрятный домик с яблоневым садом.

Его разъяснение, казалось, не удовлетворило мисс Прайс

— Неужели? — повторила она снова, но потом, вспомнив правила приличия, спохватилась. — Овсянка, хлопья или…

Гость попросил овсянки. Снова воцарилась тишина, впрочем, относительная: Эмелиус громко чавкал и, как заметила Кэри, ел не очень-то аккуратно. Увидев, как он залпом выпил свой чай (словно лекарство, подумала девочка), мисс Прайс поджала губы и посмотрела на Пола.

— Ты бы шел лучше играть, дорогой, — посоветовала она.

— Но я еще не доел, — удивился мальчик.

— Так доедай побыстрее.

Пол шумно чавкал, с удовольствием передразнивая Эмелиуса. Мисс Прайс, отвернувшись, подцепила ложечкой аппетитный кусочек вареного яйца и, прикрыв глаза, принялась медленно, с наслаждением жевать.

— О боже! — всполошилась Кэри, догадавшись, что это означало. Девочка искоса посмотрела на гостя. Эмелиус съел одно яйцо и потянулся за вторым. Он рассеянно очищал скорлупу и вдруг громко рыгнул.

Мисс Прайс открыла глаза, но выражение ее лица осталось неизменным.

— Еще чаю, мистер Джонс? — любезно предложила она.

Эмелиус поднял глаза.

— Спасибо, все в порядке, — и, заметив их недоумение, поспешно добавил: — Великолепный настой, лучше и представить нельзя. Говорят, он помогает от падучей.

— В самом деле? — переспросила мисс Прайс и замялась. — Тосты или мармелад?

— Мармелад?

— Это варенье из апельсинов.

— Ах да, конечно, — воскликнул Эмелиус. — Я его просто обожаю. — Он взял ложечку и не спеша съел все содержимое хрустальной вазочки. Пол открыл рот от изумления, он следил за гостем во все глаза.

— Ну а теперь иди поиграй, Пол, — поспешно скомандовала мисс Прайс, заметив, что мальчуган собирается что-то сказать. Затем она снова заботливо повернулась к Эмелиусу, который, слегка расслабившись, откинулся на спинку стула и задумчиво облизывал ложечку для варенья. — Дети рассказали мне, что вы интересуетесь магией?

Эмелиус торопливо положил ложечку на место и галантно показал, что он весь внимание.

— Да, это так. Если можно так сказать, это — мое призвание.

— Вы занимаетесь этим ради денег? Чернокнижник ухмыльнулся, слегка передернув плечами.

— А чего же ради еще?

Мисс Прайс внезапно разволновалась.

— Я не знаю… Видите ли… — она покраснела. — Значит, вы настоящий профессионал! Я прежде ни одного не встречала…

— Ни разу?

— Нет, — мисс Прайс колебалась, она сжала руки на коленях, — видите ли… я имею в виду, — она глубоко вздохнула, — это подходящий случай.

Эмелиус пристально смотрел на нее:

— А разве вы, мадам, не практикуете ради денег?

— Я? Ах, господи, конечно же, нет, — мисс Прайс налила себе вторую чашку чая. — Я всего лишь любитель, только начинаю.

— Только начинаете? — изумился Эмелиус. Он посмотрел на мисс Прайс еще пристальнее. — Выходит, это не вы, мадам, заставили кровать летать?

— Вы говорите о латунном шарике? Да, это моя работа, но… — она горько усмехнулась и отхлебнула чай, — это было совсем не сложно, честное слово, я просто делала все по книге.

— Вы все делали по книге? — повторил Эмелиус ошеломленно. Он достал костяную зубочистку и рассеянно принялся ковырять ей в зубах.

— Ну да (У Кэри отлегло от сердца: теперь мисс Прайс щебетала без умолку), мне приходилось взвешивать каждый шаг, сама я ничего придумать не могу. Как бы мне хотелось ИЗОБРЕСТИ заклинание! Вот это было бы здорово! Правда? А между тем… — Она пожала плечами. — Вот вы, осмелюсь предположить, — обратилась она с почтением к колдуну, — наверное, немало заклинаний изобрели?

Эмелиус смущенно оглянулся на Кэри, но поспешно отвел глаза.

— Нет, нет, — взволнованно запротестовал он, но, заметив выражение лица мисс Прайс, скромно добавил:- Ни одного стоящего.

Он затравленно обвел комнату взглядом и заметил пианино.

— Какой странный инструмент! — изумился гость, словно торопясь сменить тему разговора.

Мисс Прайс встала и подошла к пианино.

— Вовсе нет, это «Блютнер», — пояснила она, поднимая крышку. — Вы умеете играть? — спросила она подошедшего Эмелиуса.

— Немного.

Эмелиус сел на вертящийся стул и, слегка прикрыв глаза, словно прислушиваясь к тону, взял несколько нот. Затем, покачивая в такт головой и высоко подбрасывая пальцы, гость сыграл пьесу Уильяма Берда. Играл он с большим чувством и строгостью мастера, так, словно это было не пианино, а клавикорды. Его игра произвела впечатление на мисс Прайс.

— Очень мило, — осторожно похвалила она и, бросив взгляд на часы, встала и принялась убирать со стола.

— Это было прекрасно, сыграйте, пожалуйста, еще! — воскликнула Кэри и бросилась помогать мисс Прайс.

Эмелиус робко улыбнулся в ответ:

— Saepe labat equus defessus, — объяснил он, поглядывая на мисс Прайс.

Мисс Прайс равнодушно посмотрела на него.

— Да, конечно, — неуверенно согласилась она.

— А может, вернее будет сказать «mira nimia oculos inebriant»? — продолжил Эмелиус.

— Что ж, — усмехнулась мисс Прайс, — это дело вкуса. Она громко звякнула тарелками, словно хотела разрядить обстановку.

— Может, он хотел сказать, что устал? — поделился Чарлз своей догадкой с мисс Прайс.

Мисс Прайс смутилась и забеспокоилась.

— Ах, боже мой, боже мой… ну конечно, какая же я недотепа! Чарлз, голубчик, поставь для мистера Джонса стул под шелковицей, чтобы он мог как следует отдохнуть.

Мисс Прайс окинула взглядом комнату:

— Надо найти ему что-нибудь почитать. Где «Дейли Телеграф»?

Дети не смогли отыскать «Телеграф» и принесли вместо газеты книгу «История Англии для маленького Артура».

— Можно ему дать эту книгу? Она, пожалуй, ему больше понравится, — настаивал Чарлз. — Ведь, начиная с седьмой главы, все последующие будут для мистера Джонса в новинку.

Дети вышли через заднее крыльцо, чтобы по дороге показать Эмелиусу кухню. С восхищением и удивлением разглядывал гость всевозможные полезные приспособления: электрическую плитку, пластмассовую сушилку для посуды, сверкающую чистотой стальную мойку. В кухне царил строгий порядок. Гость облек свое восхищение в чудные витиеватые фразы. Мисс Прайс, казалось, была польщена.

— Вот холодильник я себе еще не могу позволить, по крайней мере, пока, — посетовала мисс Прайс, проводя любовно рукой по сверкающей поверхности мойки. — Замечательная вещь, как вам кажется? Сорок три фунта семь шиллингов и два пенса, не включая плату за установку. Но она того стоит, не правда ли?

В саду Эмелиус наконец пришел в себя. Его знание растений изумило даже мисс Прайс. Колдун поведал ей о разнообразных полезных свойствах самых обыкновенных растений.

Пришел рассыльный мистера Бисселтуайта, он принес молоко. Заметив Эмелиуса, в долгополом бархатном одеянии, мальчик перестал вдруг насвистывать. Гость встретил удивленный взгляд мальчика с угрюмым достоинством. Справившись с изумлением, рассыльный с привычной грубоватостью плюхнул на крыльцо две пинты молока и снова засвистел.

Чарлз и Кэри оставили Эмелиуса с книгой по истории в тени шелковицы, и чернокнижник с большим интересом погрузился в чтение о том, что предстояло ему в будущем.

Дети отыскали мисс Прайс в спальне.

— Мисс Прайс, — прошептала девочка, как будто Эмелиус мог ее услышать, — ну как он вам, понравился?

Мисс Прайс, застилавшая кровать, остановилась, держа простыню в руках.

— Своеобразный человек, — ответила она уклончиво.

— Подумайте только, мисс Прайс, — увлеченно продолжала Кэри, — сколько у вас найдется общих тем для бесед! Ведь вы еще даже не успели поговорить толком!

Мисс Прайс нахмурилась.

— Да-а, — протянула она неуверенно.

— Вам выпала редкая возможность, — заметил Чарлз. Мисс Прайс обернулась и вдруг присела на краешек кровати.

— Пожалуй, нам лучше объясниться начистоту, — заявила она решительно. — Он может остаться лишь при одном условии.

— При каком? — в один голос выпалили брат и сестра.

Кончик носа мисс Прайс сильно покраснел.

— Необходимо убедить его хорошенько вымыться и постричься.

— О, я уверена, что он это охотно сделает, — заявила Кэри.

— А одежду надо отнести в химчистку.

— Но в чем же он будет ходить все это время?

Мисс Прайс задумалась.

— У меня остался старый норфолкский костюм моего отца… и… да, пожалуй, еще что-нибудь отыщется.

Чарлз один отправился к шелковице уговаривать Эмелиуса. Их голоса проникали в дом через распахнутое окно. Мальчик что-то монотонно бубнил, а Эмелиус взволнованно возражал ему. Разговор затягивался. Несколько раз он ненадолго обрывался. Кэри зажмурилась и скрестила пальцы, она догадывалась, что переговоры шли не совсем гладко. Наконец, девочка разглядела сквозь пелену листвы, что Эмелиус встал и собеседники направились к дому. Кэри отступила в глубь комнаты, но перед этим она расслышала, как Эмелиус предпринял последнюю попытку:

— Что ж, пусть будет так, — пробормотал он, — если таков здешний обычай, только мой дядя от этого заболел лихорадкой и умер.

Приготовление ванны для Эмелиуса превратилось в своеобразную церемонию. Мисс Прайс приготовила пушистое мягкое полотенце и отыскала кимоно с вышитыми на спине цветущими ветками. Кэри отрегулировала воду, чтобы она была не горячей, а лишь приятно теплой, и бросила в ванну щепотку ароматических солей. Девочка расстелила ванный коврик и закрыла окно. Эмелиуса проводили в ванную, Чарлз растолковал ему, как пользоваться водопроводом, и попросил выложить одежду за дверь.

Эмелиус мылся долго. От волнения дети не могли усидеть на месте и бродили по дому, как будто наверху свершалась ответственная операция.

Немного погодя они услышали, как Эмелиус открывает краны и, перекрикивая шум воды, слегка фальшивя, напевает какую-то песенку в духе Шекспира.

— Похоже, что ему нравится, — облегченно вздохнул Чарлз.

После ванны Эмелиус словно помолодел лет на десять. В норфолкском костюме была старомодная добротность, он пришелся гостю как раз впору. Кэри догадалась, что отец мисс Прайс был таким же худым и угловатым, как его дочь. Может быть, туфли с пряжками и были немного не к месту, но общее впечатление складывалось приятное. Эмелиус выглядел весьма романтично. «Словно какой-нибудь поэт из Оксфорда», — заметил Чарлз.

Мисс Прайс критически осмотрела гостя и, казалось, осталась довольна. При помощи расчески и маникюрных ножниц она слегка подровняла Эмелиусу волосы. «Вот так получше, — заявила она с гордостью. — А теперь покажите-ка мне свои ногти…»

Эмелиус покорно позволял вертеть собой как угодно, терпел, когда ему повязывали галстук и поправляли воротник, тем самым он выказывал почтение искусному мастеру — той, которая всегда знает, как лучше.

Решено было пить чай на природе и заодно провести Эмелиуса лугами к Пеппериндж Ай. Все с радостью отправились на прогулку. Даже мисс Прайс, казалось, была тронута тем, как Эмелиус восторженно называл им каждый лес и поле, встречавшиеся на пути. Мало что изменилось. Раш Филдз, Стамметс, Канкерху — так их называли и в его время. Блоудич звался прежде Бладидич, в память о прошедших битвах, но Фар Вуд так и остался Фар Вуд и был, как заметила Кэри, все также далек. Эмелиус не смог отыскать дом своего отца в Пеппериндж Ай. Он решил, что дом находился там, где теперь стоял дом священника. Они уговорили его зайти на кладбище, вдруг Эмелиус был там похоронен. Но они не нашли его могилы, зато Эмелиус отыскал могилу своей тети — Сары Энн Хобдэй — и, соскребя мох с почти стершегося могильного камня, к своему изумлению, обнаружил, что умерла она 27 августа 1666 года — в тот самый день (неужели это было вчера?), когда дети переступили порог его дома.

— Ах, боже! — с сочувствием воскликнула мисс Прайс, — Мне очень жаль. Может быть, нам лучше вернуться домой?

— Не-е, — угрюмо протянул Эмелиус, — Харон поджидает каждого. Лучше жить хорошо, чем долго. Я не видел ее с детства… — он вздохнул. — Все имеет свои темные стороны.

— И светлые тоже, — подхватил Чарлз.

Мисс Прайс резко обернулась:

— Что ты имеешь в виду?

— Он имеет в виду наследство, — пояснила Кэри. — Давайте пойдем поглядим на его дом.

— Ну что ж… — неуверенно проговорила мисс Прайс.

— Я хочу сказать, раз уж мы поблизости. Зачем возвращаться домой в плохом настроении. Может, Эмелиус немного развеется, ведь теперь это его дом, — поспешно добавила девочка.

— Думаете, он сохранился? — засомневался Эмелиус. Мисс Прайс задумалась.

— А почему бы и нет? — она обернулась к Эмелиусу. — Вы помните дорогу?

Ну конечно, он отлично помнил дорогу: вдоль по Тинкер Лейн. Теперь она превратилась в проселочную тропинку, исчезавшую на ферме. «Посторонним вход воспрещен», — гласила табличка на воротах. Навстречу им с лаем выскочил огромный черный пес.

— Ничего страшного, — успокоил всех Эмелиус, беря инициативу в свои руки. Он отвел их назад к дороге и, обойдя фермерские постройки, провел полями и рощей к подножию холма. Мисс Прайс слегка разволновалась и растерялась — лазание через изгороди не было ее сильной стороной.

— А вы уверены, что мы не встретим там быка? — с опаской поинтересовалась она, взбираясь на верхнюю перекладину изгороди.

Наконец они снова выбрались на тропинку, едва различимую в траве. Изгороди остались позади, они стояли у подножия холма. Отложения известняка, поросшие колокольчиками, редкие группки берез, от свежего ветра захватывало дух. Они взобрались на холм, и перед ними открылся великолепный вид. Кэри нашла окаменелость, а мисс Прайс потеряла перчатку.

Пока дети искали пропажу, Эмелиус ушел вперед, внезапно он свернул за угол и как сквозь землю провалился. Когда они отыскали его, чернокнижник стоял по колено в зарослях ежевики, под которыми можно было различить остатки каменной кладки. Камни, скрытые порослью бузины и оплетенные жимолостью, вполне могли; быть развалинами дома, подумала Кэри, оглядываясь кругом. Слезы разочарования навернулись ей на глаза.

— А дом в самом деле стоял здесь? — спросила девочка, втайне надеясь на ошибку.

— Ну конечно! — заверил ее Эмелиус. Он был скорее взволнован, чем подавлен, словно развалины были доказательством его перелета через века. Колдун волновался как мальчишка. Эмелиус протянул руку мисс Прайс и помог ей спуститься. Он усадил ее отдохнуть на обломок стены, а сам тем временем, осторожно перескакивая с камня на камень, объяснял ей расположение комнат.

— Вот здесь была гостиная, здесь — сыроварня, а здесь, — воскликнул он, спрыгивая в узкую ложбину, — был садик, где тетя выращивала душистые травы.

Эмелиус смел щебень с плоских камней:

— А вот и ступени в подвал! — Он показал, где рос яблоневый сад и где был хлев. — Это был прехорошенький аккуратный домик, — приговаривал он с гордостью. — И я был единственным наследником.

Когда они вернулись на шоссе, случилось странное происшествие: Эмелиус вдруг пропал! Вот только что он шел за ними, а теперь его и след простыл. Мисс Прайс остановила автомобиль доктора Ламонда и спросила у него, не встречал ли он на дороге молодого человека, и описала Эмелиуса.

— Видел, — ответил доктор, — когда я сворачивал, он шел за вами, а затем вдруг метнулся в поле.

Они отыскали Эмелиуса у изгороди, некромант был бледен как полотно и дрожал: он так испугался автомобиля, что, поддавшись панике от встречи с таким чудищем, забыл о приличиях. Мисс Прайс не сразу удалось успокоить его. Когда немного погодя мимо них промчался почтовый фургон, Эмелиус мужественно устоял на месте, лишь задрожал как осиновый лист, и на лбу его выступила испарина. На обратном пути он не проронил ни слова.

Глава 16. Кое-что о колдовстве

Непросто было приучить Эмелиуса к обычаям XX века, но мисс Прайс была на удивление терпелива. Эмелиус приучился чистить ботинки и передавать хлеб за чаем, речь его стала более современной, он даже как-то сказал «о'кей». Не успел Эмелиус привыкнуть к автомобилям, как им повстречался джип, и все труды пошли насмарку. Аэропланы привели колдуна в изумление, но, слава Богу, они летали высоко, и он их не боялся. Чем больше Эмелиус узнавал о современном мире, новейших изобретениях и прогрессе науки, тем сильнее он привязывался к мисс Прайс — единственному источнику стабильности в мире хаоса.

Теплыми вечерами, отправив детей спать, Эмелиус и мисс Прайс уходили в сад собирать упавшие сливы, а заодно и поболтать о колдовстве. Их голоса долетали в комнату Кэри через окно, они то звучали громко, то вдруг стихали, и слышно было лишь, как сливы падают в корзинку. Солнце садилось за деревьями.

Однажды девочка услышала, как мисс Прайс разоткровенничалась: «Я никогда не сдираю чешую с гадюки. От этого почти все заклинания теряют силу, кроме тех, в которых болиголов смешивают с фенхелем. Единственное, когда все же приходится сдирать чешую, это в заклинании от пляски Святого Витта, в этом случае, по какой-то причине, это улучшает результаты».

Как-то раз в ответ на рассуждения Эмелиуса мисс Прайс едко съязвила: «Ну, если вы в самом деле хотите вернуться к гаданиям на воске и булавочной школе!» Кэри очень хотелось узнать, как гадают на воске и что это за «булавочная школа». Отчего это Эмелиус, который давным-давно окончил школу, должен был снова туда возвращаться?

Однажды вечером Кэри подслушала очень странный разговор. Началось все с того, что мисс Прайс спросила:

— А не пробовали вы заниматься внутрисубстационарным перемещением?

Колдун озадаченно промолчал, а потом неуверенно произнес:

— Нет. По крайней мере, нечасто.

— Очень увлекательное занятие! — продолжала мисс Прайс. — Одно время я совсем на этом помещалась.

Сливы падали в корзинку. Кэри была заинтригована беседой взрослых. Интересно, каково сейчас Эмелиусу? Мисс Прайс рассмеялась словно девчонка.

— Конечно, если знать заклинания, тогда все легче легкого. Хотя подчас простейшие вещи оказываются на поверку самыми трудными, вам так не кажется?

Эмелиус откашлялся.

— Я не уверен, что правильно вас понял, — признался он. — Может быть, я путаю это с…

Мисс Прайс расхохоталась.

— Что-что, а внутрисубстационарное перемещение ни с чем не спутаешь!

Казалось, беседа забавляла ее.

— Пожалуй, что не спутаешь, — согласился Эмелиус.

— Разве что, — пустилась в рассуждения мисс Прайс, опершись на грабли и глядя вдаль, — вы имеете в виду…

— Ну да, — поспешно подтвердил Эмелиус, — именно это я и имел в виду…

— Что именно? — с удивлением переспросила мисс Прайс

— Ну, то, с чем я это спутал.

— С чем же?

— С этим, как его, — Эмелиус заколебался, — с тем, что вы сейчас собирались назвать.

— Но внутрисубстационарное перемещение не имеет с ЭТИМ ничего общего! — изумилась мисс Прайс.

— Ах да, — поспешно согласился Эмелиус, — это совсем другое, и все же…

— При помощи внутрисубстационарного перемещения можно заставить ботинки ходить сами по себе — без ног.

— Ах, ну конечно, — с облегчением поддакнул Эмелиус. — Ботинки. Вот что.

— Или заставить костюм вставать и садиться.

— Ну да, — отозвался Эмелиус, на этот раз менее уверенно.

— И конечно, — разошлась мисс Прайс, — лучшие результаты дают опыты с бельем, сохнущим на веревке. — Она озорно рассмеялась. — Просто диву даешься, сколько всего можно сотворить с бельем на веревке!

— Поразительно! — подхватил Эмелиус, нервно подхихикивая.

— Вот только простыни не годятся, — добавила мисс Прайс.

— Да, простыни не вполне подходят.

— Лучше выбрать что-нибудь из верхней одежды, чтобы казалось, что внутри кто-то есть.

— Само собой разумеется, — подтвердил Эмелиус довольно холодно.

Мисс Прайс не собиралась долго возиться с Эмелиусом и постаралась сразу оговорить условия, которые определят продолжительность его визита. Со временем Эмелиус освоился и сдружился с детьми, и мисс Прайс вдруг обнаружила, что с грустью думает о расставании. Несмотря на внешнюю невозмутимость, Эмелиус часто с беспокойством думал о Лондонском пожаре, о том, что могло случиться с его квартирой в Крипплгейте, и, будучи человеком долга, чувствовал себя обязанным заняться наследством, оставленным ему покойной тетушкой, о смерти которой он узнал, посетив кладбище.

— Я ведь всегда смогу вернуться и навестить вас, — говаривал он, — стоит вам только слетать за мной.

Но мисс Прайс эта идея была не по душе.

— Все хорошо в меру, — возражала она, — к чему это постоянное метание между столетиями. Пусть все останется на своих местах, так будет лучше для всех. Мне кажется, вы поступите разумно, если переберетесь из Лондона в дом вашей тети в Пеппериндж Ай. В этом случае мы могли бы приходить время от времени на развалины и воображать себе, что вы там живете. Вы как бы снова будете рядом.

Эмелиус задумался.

— Что ж, земля там неплохая, — проговорил он, наконец, но как-то безрадостно. Кэри, присутствовавшая при этом разговоре, попыталась утешить его:

— Мы будем часто туда ходить. Сядем на камни в гостиной, там, где прежде был камин, и как бы окажемся у вас в гостях.

Эмелиус взглянул на девочку.

— Мне бы хотелось показать вам мой дом таким, каким он был в мое время.

Кэри оглянулась на мисс Прайс.

— Может быть, мы все же слетаем туда, всего один разочек? — взмолилась она.

Мисс Прайс поджала губы:

— У вас всегда «один разочек», Кэри. Вы уже слетали «один разочек», и теперь нам еще предстоит отправить мистера Джонса домой.

— А если мы пообещаем не задерживаться там ни на минутку, когда полетим с ним обратно, в одну секунду обернемся, можно нам будет тогда потом навестить его разок в доме тети?

Эмелиус бросил умоляющий взгляд на мисс Прайс, затем понуро уставился на траву.

— Может быть, и мне самой, — мисс Прайс почувствовала себя неловко, — тоже хотелось бы навестить мистера Джонса, тем более, когда он переберется в свой чудесный маленький домик, однако…

— Однако — что? — не выдержала Кэри.

— Я за вас, детей, отвечаю. Никогда не знаешь, что может приключиться в таком путешествии.

— Ну, не такое уж это путешествие, — резонно заметила Кэри, — всего-то слетать навестить мистера Джонса в его тихом маленьком домике. Это же в Пеппериндж Ай, всего в двух милях отсюда.

— Знаю, Кэри, — возразила мисс Прайс. — Но как насчет тихого денька, который мы предполагали провести на необитаемом острове?

— Но мы же не знали, что это был остров людоедов!

А теперь совсем другое дело. Речь идет всего лишь о маленьком домике дорогой тетушки мистера Джонса в Пеппериндж Ай.

— Если бы вы выбрались хоть разок! Например, через неделю после моего возвращения, просто, чтобы посмотреть, как я устроился. А уж потом мы бы перешли на духовное общение.

— Духовное? — подозрительно переспросила мисс Прайс.

— Я хотел сказать, что вы бы ходили на прогулки к тому месту, где был раньше мой дом, и мы бы думали друг о друге, — пояснил Эмелиус.

Мисс Прайс сидела молча. Лицо ее было бесстрастно. Наконец, она заговорила:

— Не люблю я все эти перелеты вопреки природе.

— А как же полеты на метле? — напомнила Кэри.

— Это совсем другое дело. Это в порядке вещей: колдуньи всегда летают на метлах, — она немного помолчала. — Уж не знаю, как вам это объяснить, мне вовсе бы не хотелось об этом говорить, но факты — упрямая вещь: в нашем случае не следует забывать, что мистер Джонс давно уже умер и прах его покоится в земле.

Эмелиус с мрачным видом разглядывал траву под ногами. Ему нечего было возразить.

— Я его не упрекаю, — продолжала мисс Прайс. — Все там когда-нибудь будем. Но не кажется ли вам неразумным и противоестественным лелеять привязанность к тому, кого уже давно нет на свете?

Все молчали. Немного погодя Эмелиус вздохнул:

— Но мы ведь не нашли на кладбище моей могилы.

Мисс Прайс сжала губы.

— Это ничего не доказывает. Мы не успели посмотреть в углу за изгородью.

— И незачем там искать, — не сдержавшись, выпалила Кэри.

Глава 17. Передумала

Но мисс Прайс предпочла придерживаться первоначального плана. Как только одежда Эмелиуса вернулась из химчистки, его переправили обратно. Поздно ночью они высадили чернокнижника на Козлиной Аллее и сразу улетели. Мисс Прайс не любила долгих прощаний и, стараясь щадить чужие чувства, нарочно держалась по-деловому сухо. Она не пожелала подняться наверх отведать вишневой настойки, а, пренебрегая приличиями, поспешно усадила детей на кровать, оставив Эмелиуса — мрачная фигура в темном плаще — стоять на залитой лунным светом улице.

Мисс Прайс вернулась из путешествия раздосадованная, обеспокоенная и на следующий же день принялась за консервирование, словно пыталась утопить воспоминания о печальном бледном лице в банках с ломтиками абрикоса или в томатной пасте. Она больше не ходила с детьми на прогулки и спрятала латунный шарик с глаз долой.

Счастливая атмосфера, царившая прежде в маленьком домике, улетучилась. Дети слонялись по полям, висли на воротах, сидели на заборе, болтая ногами, жевали длинные травинки и отчаянно ссорились, меж тем как конец каникул неумолимо приближался.

Никто не заговаривал об Эмелиусе. Но однажды за чаем мисс Прайс ни с того ни с сего сама завела разговор.

— Интересно, — начала она, уставясь на коричневый чайник, — не следовало ли нам доставить мистера Джонса прямо к нему домой?

Атмосфера сразу наэлектризовалась. Кэри опустила ложку. Три пары глаз не отрываясь смотрели на мисс Прайс.

— Но ведь мы так и поступили, — пробормотал наконец Чарлз.

— Я хотела сказать, — продолжала мисс Прайс, — что не следовало нам бросать его посреди улицы. Это было весьма грубо с нашей стороны.

— Да, — согласилась Кэри, — его дом мог сгореть, может быть, ему даже негде было переночевать.

Мисс Прайс озабоченно посмотрела на девочку.

— Но ведь мы заранее договорились, что не станем задерживаться.

— Да, но, помните, мы просили вас, если мы не зайдем к Эмелиусу в тот раз, разрешить нам потом слетать и навестить мистера Джонса как следует, — напомнила Кэри.

— Я ничего не обещала, — поспешно возразила мисс Прайс. Она подлила себе чая и, помешивая его ложечкой, произнесла неуверенно: — Надеюсь, что с ним все в порядке. К тому же он всегда может перебраться в Пеппериндж Ай.

— Конечно, — поддакнула Кэри.

— И все же, — не унималась мисс Прайс, — иногда он оказывался таким беспомощным. Говорят, после Пожара началась смута.

Мисс Прайс машинально положила в чай лишнюю ложку сахара.

— Вот бы написать ему, — предложила она.

— Но это невозможно, — напомнила Кэри. Чарлз откашлялся:

— Мы с Полом могли бы сгонять туда и все разведать.

Кэри даже открыла рот от возмущения:

— Без меня?

— Нет-нет, — запротестовала мисс Прайс. — Нечестно оставлять Кэри. Может быть, — она заколебалась, — нам следует всем слетать туда.

Дети хранили молчание, они боялись торопить мисс Прайс. Кэри скрестила пальцы и, опустив глаза, разглядывала скатерть.

— Мы могли бы подойти к его дому и заглянуть в окно, просто, чтобы удостовериться, что с ним все в порядке. Мы бы не стали его беспокоить. Мне кажется, — добавила мисс Прайс, — это был бы ДОБРЫЙ поступок.

Дети снова промолчали.

— А когда мы удостоверимся, что у него все наладилось, мы и сами заживем спокойно.

— Ага, — робко подтвердила Кэри.

— А вы как думаете? — поинтересовалась мисс Прайс.

— Ну конечно, — согласился Чарлз.

— Хоть это будет и мимолетный визит, нам все же следует подготовиться к возможным неожиданностям, — заявила мисс Прайс.

Было девять часов утра, когда они собрались в спальне мисс Прайс и приступили к сборам. Мисс Прайс сняла со стены отцовскую саблю и провела пальцем по лезвию, затем они хорошенько примотали ножны к спинке кровати. Кэри и Чарлз постелили одеяла.

— Понимаете, хоть я и уверена, что мы обязаны слетать туда, но теперь, в самом конце ваших каникул, мне нелегко на это решиться: я не имею права рисковать. Пожалуй, нам следует замаскироваться.

— Зачем? — удивился Чарлз.

— Уж больно современно мы выглядим, — пояснила мисс Прайс — А ведь на этот раз нам придется путешествовать днем.

— Я знаю, что нужно сделать, — обрадовалась Кэри. — Давайте возьмем напрокат театральные костюмы, мы так делали в школе.

— Ну нет, — запротестовала мисс Прайс, — не стану я выряжаться как посмешище. Я просто накину мой черный плащ, а вам достаточно будет заколоть ворот халата.

— Но это же никакой не костюм! — расстроилась Кэри. — А в костюмерной нам бы выдали самые настоящие исторические костюмы. У меня есть семь шиллингов шесть пенсов.

— Это будет стоить подороже, чем твои семь шиллингов, — заметила мисс Прайс — А летим-то мы всего минут на десять. Так что и халаты сойдут. Ты, Кэри, ни в чем не знаешь меры, вечно у тебя какие-нибудь фантазии. Лучше помоги мне перевернуть матрас.

— Я думаю, — не унималась Кэри, берясь за матрас, — что фантастично мы будем выглядеть именно тогда, когда отправимся разгуливать в халатах, сшитых в XX веке, по улицам Лондона времен Карла Второго.

— Ну хватит, Кэри. Я не имею ни малейшего желания разгуливать по улицам Лондона, а если ты не прекратишь этот спор, то вообще останешься дома.

Глава 18. Так близко…

Эмелиус открыл глаза. И снова закрыл: свет резал ему глаза. «Это все сон, — сказал он сам себе, — кошмар, худший из всех мною виденных». Он закоченел, но от усталости и ломоты во всем теле не замечал этого. Колдун лежал на каменном полу, страшась проснуться. Немного погодя его глаза раскрылись сами собой, и он разглядел малюсенькое зарешеченное окошечко и серое небо за ним. Эмелиус порывисто сел и тут же вскрикнул — каждое движение причиняло ему нестерпимую боль. Одежда его пропахла сыростью, а грязные руки скользили по полу. Он стал медленно вспоминать: вчера — пруд, сегодня — костер…

Его предали. После Лондонского пожара люди обезумели. «Всему виной папский заговор, — твердили они, — это французы бросали зажигательные ядра, чтобы поджечь город». Кто-то вспомнил про Эмелиуса: он жил так таинственно в сумрачной квартире на Козлиной Аллее. Королевские стражники обыскали его жилище и нашли доказательства его колдовской деятельности. Когда Эмелиус, вернувшись, поднимался по темной лестнице, двое людей подкарауливали его у дверей, а один, появившись невесть откуда сзади, отрезал ему путь к отступлению.

Эмелиуса приволокли в тюрьму и принялись допрашивать. Когда выяснилось, что он не француз и не замешан ни в каких «папских» заговорах, они обвинили его в пособничестве поджигателям. «Не странно ли, — говорили они, что он покинул город как раз накануне пожара и вернулся, когда опасность миновала. И как он объяснит, почему уцелел его дом?»

Его пытались утопить в пруду. Это было ужасно. Эмелиус вспомнил, что, когда его волокли к пруду, один чумазый босоногий мальчишка бежал за ним впереди всех, швыряя камни. Он кричал и кривлялся, показывая белые зубы, и то и дело нагибался, подбирая в пыли камни. Эмелиус пытался увернуться, слышал, как камни свистят в воздухе, и вздрагивал от каждого попадания то в голову, то в щеку. Самодовольная радость сорванца, его смех усиливали боль.

Затем мучители в присутствии констебля и священника связали его по рукам и ногам и бросили в тошнотворную зеленую воду, поросшую ряской… удушающая зеленоватая тьма… шум в ушах, словно барабанная перепонка быстро играет на скрипке… Утони он — значит, был обыкновенный человек, а не колдун, но Эмелиус всплыл — выходит, дело нечисто, и надо сжечь его на костре…

Эмелиус всплыл, кашляя и отплевываясь. Толстый плащ, привязанный на щиколотках, сохранил внутри воздух. Эмелиус увидел солнечный свет, услышал испуганное кряканье уток и снова стал медленно погружаться все глубже и глубже… звон в ушах, темнота… темнота все густела, успокаивая страх, отгоняя мысли…

И вот уже утро. Эмелиус так и пролежал всю ночь на холодном полу там, где его бросили. Холодно, да, ужасно холодно, холод проник в самое сердце, но ждать осталось недолго. Скоро от его сырых одежд пойдет пар, он почувствует, как поднимается жар, как начинает тлеть одежда, почует запах гари, еще немного — и вся одежда вспыхнет, словно факел.

Костер… много лет прошло с тех пор, как последняя жертва взошла на него. Теперь ведьм и колдунов вешают, а не сжигают. Что за ужасный варварский обычай сжигать людей заживо! Но ныне, после пожара, люди просто помешались на огне… огонь… огонь.

— Боже! — воскликнул Эмелиус, закрывая глаза руками. — Костер… костер… спасите меня от костра!

Эмелиус затих, закрыв лицо руками, словно надеясь, что если будет сидеть тихо, то, может быть, окажется, что он все же утонул в пруду и мучения его кончились. «Какая нелепица! — думал он с горечью. Обвинить меня в колдовстве, да я в жизни не знал ни одного настоящего заклинания!»

Вот мисс Прайс — это другое дело, она-то — настоящая колдунья, но никому не придет в голову сжечь ее. Никто не осмелится вытащить ее из ее уютного домика и проволочь по Хай-стрит до околицы. Ведь она платит налоги, чтит английские порядки, работает в Красном Кресте, так что никому и дела нет до того, чем она занимается в остальное время. Она может наколдовать огромного черного кота величиной со слона, но никто ей и слова не скажет, разве что кот окажется воришкой или она станет грубо с ним обращаться.

— О, мисс Прайс, если бы вы только знали, — простонал Эмелиус, — если бы вы знали, что меня собираются сжечь на костре!

— Я знаю, — раздался чей-то голос. — Мне рассказали об этом ваши соседи.

Эмелиус медленно отвел руки от лица. Он оглядел камеру. Она была пуста.

Наверное, он начал сходить с ума от страха. Но голос казался настоящим: очень громкий, деловой. И тут он заметил ее, точнее, ее лицо в окне и две побелевшие руки, вцепившиеся в прутья решетки. Мисс Прайс смотрела на него из-под черного капюшона, и поначалу Эмелиус не узнал запавшие глаза, сжатые губы, однако помутившимся от страха сознанием он все же узнал ее длинный нос — розовое в пятнах знамя возмущения и праведного гнева.

— Не просто было сюда добраться, — пожаловалась мисс Прайс. — Приходилось все спрашивать и спрашивать. А кругом такая грубость!

Метла и металлический шарик

Чернокнижник молчал. Его трясло, наконец, он почувствовал, как продрог.

— И никто, видите ли, не понимает королевский английский, — продолжала мисс Прайс с раздражением, слегка задыхаясь. — Не представляю, как вы это выдерживали. И эта грязь, нечистота, вонь… но об этом позже. — Мисс Прайс вдруг вскрикнула и исчезла, но через минуту появилась снова. — Оступилась, — пояснила она. — Очень неустойчивая позиция. Но вы заперты, а кровать в камере не поместилась бы.

Эмелиус облизал губы. Он не сводил глаз с лица за окном.

— Они пытались утопить меня в пруду, — простонал он, словно обращаясь к самому себе, — в пруду…

— Не стоит об этом вспоминать, — поспешно сказала мисс Прайс. Она опустила глаза, и Эмелиус услышал, как она шепчет кому-то: «Так подвинь свою руку, Кэри. Ты сама виновата. Я не нарочно на нее наступила». Немного погодя она сказала кому-то: «Да, с ним все в порядке. Просто очень промок. Но камера очень тесная, кровать в ней не поместится». Мисс Прайс снова появилась в окне. — Обождите минутку, — извинилась она и исчезла.

Эмелиус услышал приглушенные голоса. Он снова лег. Благодарность разливалась по его телу, пока не переполнила сердце и не хлынула слезами из глаз. Жгучие, мучительные слезы просачивались сквозь сомкнутые веки. Мисс Прайс вернулась! Она спасет его! Она всегда доводит дело до конца, за что бы ни взялась — все ей удается.

Немного погодя мисс Прайс снова появилась в окне.

— А теперь, — приказала она, — соберитесь с духом. Мы не позволим им сжечь вас, но здесь нам оставаться нельзя. Я ведь стою посреди бела дня на спинке кровати!

— Не уходите! — взмолился Эмелиус.

— Я должна оставить вас ненадолго, чтобы спрятать кровать. Собирается гроза. А когда мы вылетали, дома была такая замечательная погода!

— Что мне делать? — выпалил Эмелиус.

— Пока — ничего. Два стражника у входа играют в кости. Сидите и не поднимайте шума. — Мисс Прайс критически осмотрела узника. — И постарайтесь хоть немного привести себя в порядок, вы сразу почувствуете себя лучше.

С этими словами она исчезла.

На этот раз она больше не появилась, и немного погодя Эмелиус принялся счищать длинные пряди зеленых водорослей с плаща. Он обнаружил на рукаве водяного жука, туфли его были залеплены грязью.

Конечно, мисс Прайс спасет его. Но как? Это будет нелегко. Зарешеченное окошко было величиной всего в один квадратный фут, а железная дверь была крепко заперта.

Глава 19. И все же так далеко…

— Что-то мисс Прайс не возвращается, — забеспокоилась Кэри.

Дети сидели на кровати в заброшенном хлеву. Земля была изрыта копытами, в углу серела куча гнилой соломы. Через сломанную дверь они могли видеть продуваемое всеми ветрами поле и низкое мрачное небо. Место было унылое, но, как заметила мисс Прайс, — надежное. Здесь они и спрятали кровать. Завернувшись в темный плащ и подхватив метлу и саблю, мисс Прайс ушла вызволять Эмелиуса.

— Ее нет уже больше часа, — пробормотал Чарлз, подходя к двери. Тяжелое небо рассекала узкая светлая полоса, из которой на деревья и изгороди струился неестественный мертвенно-бледный свет. Вдруг яркая вспышка озарила небо. Чарлз отшатнулся от двери. Крыша хлева задрожала от раскатов грома.

— Ну и перетрусил же я! — признался мальчик.

— Может, нам пойти поискать ее? — предложила Кэри.

— А с кроватью что делать? Кто-то должен остаться ее сторожить.

— Никто сюда не придет! — возразила Кэри. — Все ушли смотреть казнь. Мне кажется, надо либо всем идти, либо никому. Нельзя разлучаться.

Чарлз задумчиво посмотрел через поле на ворота, выходившие на дорогу.

— Тогда пошли все вместе, — решил он.

На пороге Кэри оглянулась на кровать. Та выглядела нелепо ярко посреди пыли и мятой соломы. «Суждено ли нам увидеть ее снова? — подумала девочка. — Чем-то закончится это приключение?»

Проходя в сумеречном свете мимо нечетких очертаний домов и опустевших садов, дети с любопытством поглядывали по сторонам. Местность мало отличалась от той Англии, которая была им знакома. Старые дома соседствовали с новыми. Гостиничная вывеска скрипнула от сильного порыва ветра, но внутри никого не было: все ушли поглазеть на казнь.

— Смисфильд, — пробормотал Чарлз, — это там, где теперь мясной рынок. Это часть Лондона, а выглядит как деревня.

Запряженные в повозки лошади стояли, привязанные к столбам. По улицам разгуливали полчища оголодавших котов и лохматых грязных псов, но людей не было видно. По канавам валялись обглоданные кости, тряпье, сломанные крышки от сковородок, повсюду воняло дубленой кожей. Постепенно дети стали различать отдаленный гул толпы.

— Смотрите-ка, — прошептала Кэри.

Богато одетый господин выводил лошадь из стойла. На нем были высоченные кожаные сапоги, доходившие до бедер, и расширяющийся книзу камзол. Руки его утопали в кружевных манжетах, а на голове покачивался огромный темный парик. Поравнявшись с незнакомцем, дети почувствовали сильный запах духов — непривычный пряный аромат, странным образом смешивавшийся с вонью дубильни. Садясь на лошадь, господин бросил на детей изумленный взгляд. На его бледном лице выразилось недовольство. Кэри поспешно закрыла рукой английскую булавку, но человека не интересовала их одежда. Его волновало нечто более важное.

— Разве это занятие для детей, — проворчал он неодобрительно, проезжая мимо, — глазеть, как сжигают какого-то беднягу.

Кэри с испугом взглянула на него. Всякий раз, когда незнакомый взрослый обращался к ней со злобой, девочке становилось не по себе. Даже когда стук копыт затих в отдалении, дети еще долго не решались заговорить. Им было стыдно, словно они были виноваты в том, что Эмелиуса собирались сжечь заживо.

Неожиданно дорога вывела их на лужайку или площадь, и они очутились в толпе. Происходящее напомнило Кэри виденную где-то картину или исторический фильм, только в действительности все оказалось красочнее, чем на картине, и грязнее, чем в фильме. Мальчишки облепили ветки деревьев и изгороди, из каждого окна таращились люди. Над гомоном толпы возвышался чей-то голос, монотонно повторявший непонятную фразу. Кэри так и подпрыгнула, когда за ее спиной раздался женский голос:

— Кому апельсины-лимончики? Чудо что за лимончики!

Ближе дети подобраться не могли. Дородная тетка с тремя детьми прижала их к изгороди. Толстуха, в белом платке, обрамлявшем румяное лицо, и в шляпе поверх платка, разламывала детям пирог. От аромата корицы у Кэри засосало под ложечкой.

Девочка взобралась на нижнюю перекладину изгороди и, просунув голову между коленями мальчишек, что сидели на верхней жерди, смогла, наконец, разглядеть верхушку костра. Два солдата с мушкетами через плечо орудовали веревками. Когда они отошли, Кэри увидела Эмелиуса: безвольная согбенная фигура. Веревки стянули ему грудь. Девочка не могла разглядеть ни его ноги, ни поленницу. Не увидела она и мисс Прайс.

Чарлзу удалось примоститься рядом с сестрой. Кэри слышала, как он вскрикнул, заметив Эмелиуса, но тут Пол стал дергать девочку за полы халата.

— Я хочу засахаренное яблоко, — потребовал он. Кэри пришлось слезть с изгороди. Пол был слишком мал, ему не стоило смотреть на то, как будут казнить Эмелиуса, ему даже рассказывать об этом нельзя.

— У нас ведь нет денег, Пол, — попробовала Кэри урезонить братишку. Она огляделась и сразу заметила лотошницу, торговавшую засахаренными яблоками. Толстуха с тремя детьми протянула Полу кусок пирога с корицей. Она с любопытством поглядывала на детей.

— Кажется, она обратила внимание на нашу одежду, — испугалась Кэри.

Вдруг люди зашикали. Чей-то голос возле костра объявлял что-то, но детям ничего не было видно и они не могли разобрать ни слова.

— Похоже, скоро начнут, — предположил Чарлз, висевший на изгороди.

Кэри различила слабую струйку дыма. Она снова взобралась на изгородь подле брата, чтобы рассмотреть, что происходит. Девочка заметила факельщика, который с нетерпением ждал приказа. Теперь заговорил кто-то другой. Кэри разглядела долговязую черную фигуру: может, судья, а может, священник.

Человек у столба не поднимал головы.

— Мисс Прайс… мисс Прайс! — шептала Кэри, вцепившись в изгородь. — Спасите его! Пожалуйста, спасите бедного Эмелиуса!

Голос умолк. Толпа застыла в зловещем молчании, кто-то еще пытался вскарабкаться на забор. Глаза всех были прикованы к костру. Забили барабаны. Человек с факелом крутанул им в воздухе, а затем поднес к поленнице.

Кэри закричала и соскочила с изгороди. Барабанная дробь все нарастала. Клубы дыма взметнулись к небу. Мерцающая вспышка — и на одну секунду вся сцена озарилась светом молнии — молнии, зигзагом прочертившей небо. Грохот барабанов захлебнулся в оглушительных раскатах грома, от которых, казалось, земля зашаталась под ногами.

Кэри услыхала крики и вопли. Девочка снова вскочила на изгородь — посмотреть, что произошло. Неведомая сила, напугав людей, словно пригнула толпу к земле, как колосья в поле. Крики женщин становились все громче. Люди в панике пихали и расталкивали друг друга. Кэри прижалась к изгороди и привлекла к себе плачущего Пола.

— Смотри, Чарлз! — срывающимся от восторга голосом крикнула Кэри. — Смотри же!

Чья-то тень скользнула низко над толпой, словно огромная черная птица. Сужая круги, она, словно гребень волосы, рассекала испуганную толпу.

— Да это же она! Это мисс Прайс! — закричала Кэри. — Пол, это же мисс Прайс! Чарлз…

Люди, толкаясь, мчались прочь от неведомой птицы. Вот она на бреющем полете устремилась в их сторону, спускаясь все ниже. Толстуха завопила и бросилась прочь, таща за собой детей. Детвора кубарем слетела с изгороди.

— Ведьма! Ведьма! — орали они хрипло. — Ведьма на помеле!

Лишь Кэри и Чарлз, державшие за руки Пола, устояли на месте. Они вглядывались ввысь, неотрывно следя за черной развевающейся фигурой, приближавшейся к ним во мраке. Закутанная в плащ, так что ее невозможно было узнать, мисс Прайс пронеслась над детьми — жуткий шлейф, тонкий и пугающий, тянулся за ней по ветру.

Люди убегали боковыми улочками и переулками. Лужайка и пыльная дорога опустели. Торговец корзинами бросился было собирать свой товар, разлетевшийся во все стороны, но, едва завидев над собой летящую черную фигуру, в страхе все побросал и пустился наутек к таверне.

Метла и металлический шарик

Теперь дети без труда могли рассмотреть место казни. Дым рассеялся, красные языки пламени ползли вверх по бревнам. Эмелиус, связанный по рукам и ногам, подался вперед, натянув веревки.

— Пламя подбирается к нему! — закричала в ужасе Кэри. — О, мисс Прайс, поторопитесь, Бога ради!

Солдаты, стоявшие в оцеплении вокруг костра, сбились в кучу и целились из мушкетов в летящую фигуру. Лишь один солдат остался стоять у костра, он перезаряжал ружье и то и дело опасливо поглядывал ввысь, словно боялся, что летящая черная ведьма нападет на него сзади.

— А вдруг она забыла заклинание? — в испуге шепнул Чарлз сестре. — Ведь она сожгла все книги.

Грохнул выстрел. Эхом пронесся он от дома к дому. Вновь сверкнула молния, и гром раскатился по разгневанному небу. Теперь на площади не осталось никого, кроме солдат да детей, спрятавшихся за хлевом. Убегая, люди побросали на землю всякий хлам: перевернутые скамейки, сломанные стулья и табуретки — те, что они принесли с собой, чтобы, стоя на них, получше разглядеть казнь.

Вот и последний солдат, заметив приближающуюся зловещую фигуру, подхватил мушкет и бросился наутек. Казалось, что метла и развевающийся черный плащ почти касаются горящих поленьев. Дети увидели, как блеснул клинок.

— Это же сабля ее отца! — радостно воскликнула Кэри. — Она перережет веревки и освободит его!

Наблюдая безуспешные попытки удержать метлу на надлежащем расстоянии от костра — не очень близко, но и не слишком далеко, Кэри не на шутку перепугалась: «Боже! Да она, того гляди, отрежет ему голову!»

Эмелиус наконец очнулся, натянув путы, он из последних сил старался увернуться от смертоносных ударов. Сполохи дыма и огня взметнулись ему в лицо, дети увидели, что он закашлялся. Мисс Прайс снова и снова предпринимала безуспешные попытки освободить его.

— Осторожнее! — крикнула Кэри. — Пожалуйста, осторожнее, мисс Прайс!

Вновь раздался выстрел, а следом еще два. Солдаты палили в воздух. Кэри со страхом глядела на воронкообразные дула мушкетов и недоумевала, как можно было промахнуться из такого ружья.

— Похоже, они попали в нее! — всполошился Чарлз.

— Нет, — возразила его сестра, — не может быть! — Она взглянула на костер и поспешно закрыла рот рукой, чтобы сдержать крик.

Метла замерла в небе над костром. Меч выпал и острием вверх застрял среди поленьев. Метла покачнулась и начала медленно падать прямо в костер, но в последний миг она как бы собралась с силами, приподнялась и неуверенно устремилась к дороге, прочь с площади. Солдаты медленно развернулись, держа на прицеле летящий предмет. В дверях домов показались люди. Несколько мужчин похрабрее выскочили на улицу. Взоры всех были прикованы к черному растрепанному предмету, в страшном прыгающем полете то слегка взмывавшему вверх, то снова спускавшемуся к земле.

Дети не сводили глаз с метлы, они словно забыли про костер, меж тем огонь с каждой минутой приближался к Эмелиусу. Но детей в этот миг волновала лишь мисс Прайс, ее безопасность. Они в ужасе прижались друг к дружке и неотрывно следили за метлой. Вот метла немного приподнялась, неуверенно раскачиваясь из стороны в сторону, словно потеряв ориентацию, она летела по улице на уровне второго этажа.

Кто-то швырнул вдогонку камень. Солдат пальнул из ружья. Метла застыла в воздухе. Дети увидели, как за какую-то долю секунды полы черного плаща обвисли, а потом мрачное одеяние камнем упало в дорожную пыль. Больше они ничего не смогли рассмотреть. Отовсюду: из дверей, из садов, из переулков — к месту падения устремились люди. Кое-кто вооружился досками и дубинками. Дети заметили мужчину, должно быть мясника, с огромным блестящим топором. Все они мчались к тому месту, где упала метла. Узкую улочку запрудила все прибывающая толпа, в основном мужчины и мальчишки. Все и думать забыли о костре. Никто не обращал внимания на начавшийся дождь, который полил совсем неожиданно. Капли воды, стекая по щекам девочки, смешивались со слезами и превращали пыль на лице в липкую грязь.

— Мисс Прайс… мисс Прайс… — всхлипывала Кэри, не замечая, как дождевая вода, стекая по волосам, льется ей за шиворот.

Она не заметила, как ушел Чарлз, но вдруг увидела брата: он карабкался по дымящимся бревнам. Вот Чарлз вытащил саблю и перерезал веревки, связывавшие пленника. Эмелиус упал на бревна, и они покатились вниз, увлекая его за собой. Следом, не выпуская саблю из рук, спустился Чарлз. Эмелиус нерешительно поднялся с земли. Обгоревший плащ болтался клочьями, открывая ноги в желтых чулках. Кэри увидела, как Чарлз подталкивает Эмелиуса, тянет за руку, понуждая идти. Чарлз стащил с Эмелиуса плащ, и тот остался стоять в рубашке, штанах и желтых чулках.

— Мисс Прайс… мисс Прайс. — причитала Кэри.

— Так они тебя не сразу узнают, — объяснил Чарлз Эмелиусу. — Одежда под плащом совсем не обгорела. Бежим, Кэри! — И он устремился прочь, бледный, но решительный. — И не нойте, мы должны добраться до кровати!

— Но как же мисс Прайс? — отчаянно запротестовала Кэри. — Мы не можем бросить ее на произвол судьбы!

— Мы вынуждены так поступить, — возразил Чарлз. — Сейчас мы ей ничем помочь не сможем. Она учила нас действовать разумно.

Пол заревел в голос. Увещевания на него не действовали. Раз мисс Прайс погибла, ему незачем больше храбриться. Плач Пола привел Кэри в бешенство, она взяла братишку за руку.

— Успокойся, Пол, — сказала она, всхлипывая, — плакать будешь дома.

Они не могли идти быстро, потому что Чарлз обжег ступни. Может, это было к лучшему, побеги они — на них бы наверняка обратили внимание. Эмелиус брел как во сне. Он не проронил ни слова и смотрел так, будто все еще видел перед собой черную фигуру, летящую на метле. Когда они добрались до калитки, всех охватило страшное предчувствие: а что, если кровать пропала…

Кэри и Пол немного поотстали. Чарлз первым вошел в хлев. Девочка услышала, как он вскрикнул, и нарочно остановилась, поджидая снаружи под проливным дождем. Она чувствовала, что не выдержит новой беды.

— Кэри, — позвал Чарлз. — Кэри! Иди же, посмотри! Девочка подошла к двери хлева. Сначала она ничего не разобрала в темноте. Затем разглядела очертания кровати. На кровати кто-то лежал — человек приподнялся на локтях, и пара разозленных глаз с упреком уставилась на девочку.

— О, мисс Прайс! — обрадовалась Кэри. Она вцепилась в косяк, чтобы не упасть.

— Могла бы хоть притвориться, что раскаиваешься, — упрекнула мисс Прайс. Даже в темноте можно было разглядеть, что у нее нос покраснел от гнева. — Вы — самые беспечные дети на свете, на вас ни в чем нельзя положиться. Я чуть с ума не сошла от страха. Я возвращаюсь, абсолютно вымотанная колдовством, мечтаю только о том, чтобы полежать хоть пять минут, и что я вижу?

— О! — воскликнула Кэри. Она бросилась к кровати и разрыдалась на плече у мисс Прайс. Казалось, сердце у нее вот-вот не выдержит и разорвется.

— Ну-ну, — смутилась мисс Прайс и похлопала девочку по худенькому плечу. — Успокойся, не надо так волноваться. Все мы перенервничали, и Бог с ним.

— Вы живы! — всхлипывала Кэри. — Голубушка, мисс Прайс, значит, они не убили вас?

Мисс Прайс в изумлении отшатнулась от девочки.

— Убили меня? — с ужасом переспросила она и посмотрела на детей так, словно не могла поверить собственным ушам. — Боже милостивый, неужели вы подумали, что это я сама кривлялась там на метле?

— А что же тогда это было? — в растерянности спросила Кэри, вытирая глаза. — Что?

Мисс Прайс внимательно поглядела на девочку, потом бросила торжествующий взгляд на Эмелиуса.

— Это, — начала она, слегка раскрасневшись, — наглядный пример внутрисубстационарного перемещения.

Но Эмелиус, бессильно растянувшийся на соломе, даже не поднял головы.

Глава 20. И еще дальше…

Эмелиуса уложили в комнате Чарлза. Колдун не вставал несколько дней и, по словам мисс Прайс, с трудом оправлялся от шока. Ступни Чарлза обгорели несильно, и при помощи какой-то желтоватой мази мисс Прайс быстро поставила его на ноги. До конца каникул оставалась всего одна неделя. Мисс Прайс сделалась вдруг добрее и мягче, чем прежде. День-деньской она хлопотала: паковала детские вещи, носила еду в комнату Эмелиуса. Она стала такой доброй, такой непривычно терпеливой, что дети даже немного испугались. Они решили, что состояние Эмелиуса серьезнее, чем казалось поначалу. Несколько раз Кэри сталкивалась в доме с незнакомыми людьми. Однажды она встретила мисс Прайс в сопровождении двух незнакомцев, все трое прошествовали в столовую и плотно закрыли за собой дверь. В доме поселилась тайна. Дети заметили, что мисс Прайс чаще обычного писала письма и то и дело бегала звонить на деревенскую почту. В то же время она все делала без суеты и день ото дня становилась все добрее. Все это казалось детям подозрительным. Наконец, в самый последний день каникул мисс Прайс торжественно пригласила детей в гостиную, где с момента возвращения Эмелиуса спал Чарлз.

Дети чинно расположились на кровати, а мисс Прайс села на высокий стул напротив них.

Мисс Прайс откашлялась, сжала руки на коленях.

— То, что я вас сейчас скажу, — не новость для вас, — начала она. — Вы, конечно, заметили некую суету в доме в последнюю неделю и догадались, наверное, что за этим что-то кроется.

Мисс Прайс облизала губы и еще сильнее сжала руки. Дети неотрывно следили за каждым ее движением, пытаясь угадать, что последует дальше.

— У меня нет дорогих вещей, — продолжала мисс Прайс, — но мой дом в прекрасном состоянии. Возьмем, к примеру, мойку в кухне, я приобрела ее лишь в прошлом году, и стоило это мне вместе с установкой около пятидесяти фунтов. Конечно, я не брошу оборудование для ванной. Мысль о том, что я смогу забрать его с собой, укрепила меня в моем решении. Я питаю слабость — у кого их нет? — к современной технике. Я ничего не имею против Простой Жизни, раз уж она существует, но купание в лохани — слишком сложная процедура. — Мисс Прайс запнулась. — Доходы от продажи дома я завещаю Красному Кресту.

Кэри подалась вперед. С минуту она колебалась, а затем спросила:

— Доходы от какой продажи?

— Я же объяснила, Кэри, доходы от продажи дома.

— Так вы собираетесь продать дом?

— Кэри, старайся внимательнее слушать, что тебе говорят другие. Я продаю дом и всю обстановку, кроме оборудования для ванной.

— И все деньги перечислите в Красный Крест?

— До единого пенни.

— Но почему? — удивилась девочка.

— Чтобы выплатить этому веку компенсацию за утрату одной работоспособной женщины.

Кэри заулыбалась. Она быстро привстала, но снова села на место.

— Понятно, — произнесла она медленно. — О, мисс Прайс!

— А мне ничего не понятно, — пожаловался Чарлз.

— Чарлз, — Кэри повернулась к брату и принялась объяснять, — это одновременно и плохая и хорошая новость. Мисс Прайс хотела сказать, — девочка бросила робкий взгляд на мисс Прайс, — мне кажется, что мисс Прайс имела в виду…

Мисс Прайс сидела с безразличным видом. Она откашлялась.

— Возможно, я плохо объяснила, Чарлз, что мистер Джонс предложил мне разделить его судьбу. — Чарлз победно ухмыльнулся. — И я приняла его предложение.

Мальчик застыл в изумлении. Он был сбит с толку:

— Неужели вы собираетесь переселиться в XVII век?

— У нас нет другого выхода, — объяснила мисс Прайс. — Мистер Джонс не может остаться здесь, а там у нас будет дом и свое хозяйство, сад, у мистера Джонса есть кой-какие сбережения.

— Но как вы туда доберетесь? — не унимался Чарлз. — Вы что, и Пола с собой возьмете?

— Я все обдумала. Мистер Бисселтуайт заедет за вами завтра поутру и отвезет вас на станцию. А сегодня вечером после ужина Пол встанет у изголовья кровати и завернет шарик.

— Так значит, вы отправляетесь прямо сегодня? — изумился Чарлз.

— Ничего другого не остается. Я терпеть не могу спешки, но без Пола мы будем лишены средства передвижения.

Кэри прилегла на бок, опершись на локоть. Она сняла соринку с одеяла и вертела ее между пальцев.

— Мисс Прайс, — проговорила девочка.

— Что?

— А приживетесь ли вы? — Кэри не поднимала глаз от одеяла. — Понравится ли вам там?

Мисс Прайс всплеснула руками и оперлась о подлокотники. Как ни странно, она ответила не сразу.

— Мистер Джонс и я, — произнесла она медленно, глядя в стену, — два одиноких человека. Вместе нам будет легче.

— Но ведь кровать не сможет вернуть вас назад! — волновался Чарлз.

Мисс Прайс смотрела в стену и молчала.


И снова на полу, там, где стояла кровать, остался лишь тонкий слой пыли да еще два перышка. На этот раз комната казалась по-особому опустевшей: ковры свернуты в рулоны, ящики туалетного столика немного выдвинуты, обрывок папиросной бумаги забился под ножку умывальника.

Она улетела. Там, где всего минуту назад кипела работа, паковались и укладывались вещи, где они торопливо прощались, в спешке обнимая друг друга напоследок, теперь царила пустота и тишина.

Кровать была сильно перегружена: оборудование для ванной, с грехом пополам отвинченное Чарлзом и Эмелиусом и завернутое в отглаженные простыни и покрывала, сразу заняло полкровати. А ведь еще надо было уложить две корзины с одеждой, два чемодана и кучу других вещей, с которыми, как выяснилось в последнюю минуту, мисс Прайс не в силах была расстаться. Серебряный молочник, запасная грелка, венчик для взбивания яиц, банка из-под печенья, перевязанная веревочкой (в нее мисс Прайс сложила запас чая), несколько бисквитов, шесть банок сардин, ложки, парадная скатерть, отцовская сабля, фотографии, флакон лавандовой воды. Они все связывали и перевязывали, но все равно багаж выглядел весьма рискованно, да еще мисс Прайс и Эмелиус уселись сверху!

Кэри отметила, что, несмотря ни на что, мисс Прайс не забыла надеть свою лучшую соломенную шляпку, которую специально перед тем отдавала подреставрировать местной шляпнице.

— Лучше я ее надену, так она займет меньше места, — решила она.

Прощаясь с детьми, мисс Прайс немного всплакнула, но не забыла напомнить им, что мисс Китхаттен, соседка, зайдет приготовить им завтрак, что билеты лежат на каминной полке в столовой, что мистер Бисселтуайт заедет за ними ровно в девять тридцать, и попросила их напомнить мисс Китхаттен, что жилищный агент обещал зайти после часа дня для инвентаризации, да, и чтоб они не забыли вскипятить молоко.

А потом Пол, стоя возле кровати, загадал желание, и комната внезапно опустела, только обрывок папиросной бумаги шелестел на полу, да покачивались занавески, словно их растревожило ветром.

Дети вдруг почувствовали себя бесконечно одинокими. Они спустились вниз, пустота словно кралась за ними по пятам. Через кухню они прошли в буфетную. Сушилка еще не высохла после мытья посуды: мисс Прайс сама убрала со стола после ужина. Дверь в сад была распахнута, дети вышли на воздух. У мусорного контейнера лежали старые туфли мисс Прайс. Одна пара была в земле — в этих ботинках мисс Прайс копалась в саду в дождливую погоду.

Солнце уже садилось за лесом, но склон холма еще был залит золотым сиянием заката.

— Наверное, они уже добрались, — нарушила молчание Кэри.

Девочка посмотрела в сторону темного леса, на такой знакомый и привычный холм Тинкера.

— Знаете что, — вдруг встрепенулась она. — Айда туда! Мы успеем обернуться до темноты.

— Все равно мы их не увидим, — заупрямился Чарлз.

— Неважно. Мисс Прайс и так догадается.

Было здорово бежать, задыхаясь, по песчаной тропинке сквозь заросли папоротника. Мчаться наперегонки с ветром, чувствовать тепло закатных лучей у себя на плечах и видеть, как длинные тени бегут за тобой по пятам по траве.

Когда дети добрались до развалин дома, Кэри взобралась на самую верхушку стены и уселась там, уперев подбородок в руки, словно в трансе. Ветер разметал волосы девочки, ее длинная неподвижная тень дотянулась по черничнику до подножия холма. Чарлз и Пол бродили меж камней, время от времени рассеянно срывая ягоды черники, но краем глаза наблюдали за сестрой.

Немного погодя девочка спустилась вниз. Она молча с отсутствующим выражением лица прошла мимо братьев, мечтательно глядя вдаль.

— Я видела их, — призналась девочка. Она остановилась зарослях ежевики, здесь некогда рос яблоневый сад.

— Пошли домой, Кэри, — сказал Чарлз. Он понимал, что сестра притворяется, но ему все равно было не по себе.

— Я прекрасно их видела, — продолжала Кэри, не слушая брата. Она приложила палец к губам, словно призывая братьев помолчать, приподняла лицо, как женщина на картине «Провидица», что висела у них дома. — Они медленно спускаются по тропинке, держась за руки, — девочка помедлила. — Вот остановились под яблоней. Мисс Прайс так и не успела снять шляпу. А вот они обернулись и смотрят на дом.

Метла и металлический шарик

— Ну, Кэри, пойдем же домой, — поежился Чарлз. — Уже темнеет.

— А теперь, — Кэри намеренно понизила голос, — мистер Джонс поцеловал мисс Прайс в щеку. Он говорит, — девочка замялась, словно подбирая слова, — он говорит, — продолжила она торжественно, — «моя единственная любовь…»

Вдруг Чарлз и Пол заметили, что Кэри переменилась в лице. Глаза девочки расширились, она в изумлении открыла рот. Кэри торопливо оглянулась по сторонам и пулей выскочила из зарослей ежевики. Взобравшись на холм, она с вершины оглянулась на то место, где стояла минуту назад.

— В чем дело, Кэри? Что стряслось? — крикнул Чарлз.

Кэри побледнела. Но на лице ее играла слабая улыбка.

— Разве вы не слышите? — спросила она.

— Нет, — разозлился Чарлз. — Ничего не слышу.

— Ты что, не слышишь, что говорит мисс Прайс?

— Что, и вправду мисс Прайс?

— Ну да, это же ее голос, громкий и четкий.

Чарлз и Пол молча переглянулись.

— И что же она говорит? — неуверенно спросил Чарлз.

— Она говорит: «Кэри, сойди сейчас же с салатной грядки!»

Метла и металлический шарик
Метла и металлический шарик

home | my bookshelf | | Метла и металлический шарик |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу