Book: За денежки



Джанин Фрост

За денежки

Рассказ из сборника «Магические могилы»

Джанин Фрост «За денежки»

Оригинальное название: «One for the Money»

Из сборника «Магические могилы» (Magic graves)

Перевод: Rusena

Редактирование: LuSt, Dana-NRW

Перевод осуществлен на сайте http://lady.webnice.ru

Принять участие в работе Лиги переводчиков http://lady.webnice.ru/forum/viewtopic.php?t=5151

Аннотация

Если хотите хорошо провести свой отпуск, не отвечайте на звонки своего шефа, а лучше вообще оставьте сотовый телефон дома, иначе потом придётся за это поплатиться…

Два вампира, Кэт и Кости, решившие наконец-то отдохнуть и забыть про все проблемы, даже не думали о том, что именно в это время дядюшке Дону позарез понадобится их помощь. Поэтому теперь им приходится защищать богатую испорченную девчонку, за чью голову назначена цена и за которой охотится восставший из мёртвых убийца.

Впервые рассказ вышел в сборнике «Превосходные каникулы смерти».

Глава 1

Я зажмурилась от яркого утреннего солнца. Обычно в такую рань я ещё мирно сплю, но сегодня – благодаря дядюшке Дону – вместо этого мне пришлось тащиться по кампусу университета Северной Каролины. Я дошла до Харрельсон-Холла, затем поднялась на третий этаж к нужной мне аудитории. Большинство студентов, находившихся там, не обратили на меня никакого внимания – они либо болтали друг с другом, либо рылись в своих сумках в ожидании начала занятия. Места в аудитории были расположены амфитеатром, а входная дверь находилась внизу рядом с кафедрой профессора. Выбранное мной место давало возможность обозревать всех студентов не хуже лектора. Я рассмотрела каждое лицо в поисках одного-единственного, которое соответствовало посланному мне файлу с фотографией. Нет, нет, нет… ага. Вот ты где!

Миловидная блондинка посмотрела на меня с едва скрываемым подозрением. Я дружелюбно улыбнулась и направилась по проходу прямиком к ней. Однако моя улыбка не успокоила её: она быстро огляделась вокруг, словно обдумывала, а не стоит ли попробовать смыться.

«Тэмми Уинслоу, – холодно подумала я, – тебе нужно бояться, потому что твой труп стоит большущих денег!»

Казалось, воздух наполнился невидимыми электрическими разрядами за несколько секунд до того, как в помещение ворвалось привидение. Конечно же, его могла видеть только я.

- Проблемы, – сообщил призрак.

Звуки тяжёлых шагов послышались из коридора, а воздух затрещал от нового прилива сверхъестественной энергии.

А как хотелось сделать всё по-тихому…

- Иди к Кости, – сказала я привидению. – Передай ему, чтобы ждал у окна.

Несколько голов повернулось в мою сторону, но мне больше не нужно было притворяться студенткой. Я должна вывести отсюда этих людей.

- У меня бомба! – громко крикнула я. – Если не хотите подохнуть, живо убирайтесь отсюда!

Несколько человек ахнуло. Ещё несколько – засмеялись, не зная наверняка, шучу я или нет. Но никто не бросился к двери. Шаги по коридору приближались.

- Убирайтесь отсюда, сейчас же! – зарычала я, вытащив пистолет из спрятанной кобуры и размахивая им.

Больше никто не желал проверять, шучу ли я. Возникла давка, когда студенты бросились к двери. Размахивая пушкой и крича, чтобы все держались от меня подальше, я с облегчением увидела, что помещение пустеет. Но едва Тэмми попыталась юркнуть в коридор, я схватила её.

Мужчина ворвался в аудиторию, расшвыривая паникующих студентов в стороны, словно кегли. Я отпихнула Тэмми и выхватила три серебряных ножа из креплений, пристёгнутых к ногам под юбкой, после чего подождала, пока перед злоумышленником не останется никого, прежде чем метнуть клинки в надвигающуюся громадину.

Он даже не попытался увернуться от лезвий, и ничего не произошло, когда те прошили его грудь. Упырь. Великолепно.

Серебро, пронзающее сердце, никак не вредило упырям. Поэтому чтобы убить его, придётся снести ему голову с плеч. Где же большой меч, когда он так нужен?

Я не стала доставать новые ножи, а сама бросилась на упыря, вцепившись в него медвежьей хваткой. Он ударил меня по бокам и сломал пару рёбер, пытаясь скинуть меня с себя. Во мне вспыхнула боль, но я не отпустила его. Если бы я была человеком, удары его кулаков убили бы меня, но сейчас я целиком вампир, поэтому сломанные кости исцелились почти мгновенно.

Мне удалось приставить дуло пистолета к виску упыря и спустить курок.

Раздались крики нескольких подростков, всё ещё остававшихся в аудитории. Я не обратила на них никакого внимания, а продолжила нашпиговывать голову врага пулями. Они не прикончат его, однако сильно навредят. Когда я его отпустила, голова упыря представляла собой сочащееся кровью месиво.

Тэмми попыталась пробежать мимо меня, но я двигалась быстрее, переворачивая столы на своём пути, пока не схватила её. Шаркающие звуки дали понять, что упырь подбирался к нам, а его раны с каждой секундой заживали. Я перепрыгнула через парты, таща за собой Тэмми, и вытащила самый большой нож из рукава. Мощный удар перерубил шею упыря.

В окне появилось привидение, сопровождаемое ещё одним всплеском энергии, исходящим оттуда же. Пора.

Тэмми кричала, когда боролась со мной, пытаясь вырваться из моей хватки.

- Я не собираюсь причинять тебе боль, – сказала я ей. – Фабиан, – это адресовалось призраку, – держись за меня.

Он обнял меня за плечи своими призрачными руками. Тэмми оказалась не столь доверчивой. Она продолжала кричать и брыкаться.

Я не придала этому значения и бросилась прямо в окно. Тэмми вскрикнула, когда мы вылетели из него, осыпаемые градом осколков. Поскольку аудитория находилась на третьем этаже, нам недолго пришлось наслаждаться свободным падением, прежде чем что-то столкнулось с нами, отправив прямо вверх. Крики Тэмми достигли своего пика, когда мы с невероятной скоростью взмыли в воздух.

- Кто-нибудь, помогите мне! – вопила она.

Вампир, который поймал нас, усилил свою хватку, пока нёс меня, Тэмми и путешествующего автостопом призрака к месту назначения в дальнем крыле кампуса.

- Кто-то уже помогает, – ответил он с различимым даже за криками Тэмми британским акцентом.

* * *

«Хаммер» был оборудован пуленепробиваемыми стёклами, укреплённым кузовом и задним сиденьем, сидя на котором было невозможно открыть двери изнутри. Тэмми поняла это, предприняв ещё одну попытку сбежать, как только мы закинули её в машину и рванули с места. Затем она вопила ещё минут десять, не обращая внимания на мои неоднократные заявления о том, что мы не собираемся причинять ей боль. Наконец, Тэмми успокоилась достаточно для того, чтобы задавать вопросы.

- Ты выстрелила тому парню в голову. – Её глаза были широко распахнуты. – Но это не убило его. Как такое возможно?

Я могла солгать. Или использовать силу своего взгляда, чтобы заставить её поверить в то, что она не видела ничего необычного. Но именно её жизнь была поставлена на карту, поэтому она заслуживала правды.

- Он не был человеком.

Даже после всего, что Тэмми видела, её первой реакцией стало отрицание.

- Что за чушь! Вас послал мой кузен?

- Если бы он послал нас, ты была бы уже мертва, – произнёс Кости, не отрывая взгляда от дороги. – Нас отправили тебя защищать.

Я знала, что едва Тэмми как следует разглядела вампира, поймавшего нас в воздухе, он ей понравился, поскольку она пристально смотрела на него. Её запах тоже стал другим. Ранее ощущаемый страх сменился на более благоухающий аромат, когда Тэмми заценила его высокие скулы, тёмные волосы, мускулистое телосложение и до греховного великолепный профиль.

«Молодая, старая, живая или мёртвая – не имеет значения, – с сожалением подумала я. – Когда Кости рядом, женщины текут, как суки».

Но Тэмми только что пережила серьёзное эмоциональное потрясение, поэтому я не подчинилась вампирскому инстинкту собственницы, который побуждал меня схватить Кости и зарычать: «Мой!». Вместо этого я вручила ей пачку влажных салфеток.

Она недоверчиво посмотрела на них:

- И что ты хочешь, чтобы я с ними сделала?

- Нет лучшего средства, чтобы стереть кровь, поверь мне, – сказала я, демонстрируя только что вытертые руки.

Тэмми посмотрела на них, на меня и на Кости.

- Что происходит?

- Она уже объяснила тебе, – заявил Кости, сворачивая на обочину и паркуя автомобиль. – Но тебе нужно больше доказательств, чтобы поверить нам? – Он поднял руку. – Смотри.

Кости провёл ножом по руке, разрезая плоть. Тэмми уставилась на рану, которая затянулась несколько секунд спустя, словно закрытая невидимой «молнией». Фабиан даже не моргнул. Призрак привык к регенерирующим способностям живых мертвецов.

- Я вампир, вот почему могу так делать. Кстати, меня зовут Кости.

- А я Кэт, – добавила я. – Я бы представила тебе Фабиана, но ты всё равно не сможешь увидеть его. Мы будем тебя охранять, пока мой дядя не выследит твоего кузена и не арестует его.

Из-за застывшего на нём недоверчивого выражения лицо Тэмми было почти забавным.

- Но сейчас день, – наконец произнесла она. – Вампиры не могут выходить на солнце, это же всем известно!

Кости усмехнулся.

- Верно. А ещё мы шарахаемся от крестов, не можем перебраться через воду или войти в дом без приглашения, и всегда в конце получаем кол в сердце от праведного убийцы. Серьёзно – ну кого может напугать такое существо? Ведь Библия, солярий и немного святой воды в руках человека могут послать нас на верную смерть.

Тэмми медленно покачала головой. Я с сочувствием посмотрела на неё.

В шестнадцать лет я тоже сначала отрицала существование вампиров, узнав, что мой отсутствующий отец был из их числа, и что причиной моей странности являлось вовсе не половое созревание, а усиление нечеловеческих способностей.

- Я знаю, что в это трудно поверить, поскольку большую часть времени вампиры и упыри выглядят как обычные люди, – сделала ещё одну попытку я. – Но…

- Постойте, дайте-ка мне во всём разобраться, – перебила меня Тэмми. – Я попросила о помощи некоторых папиных старых друзей из правительства, когда со мной продолжили происходить «несчастные случаи», а кто-то послал вампира защищать меня?

Фабиан засмеялся. Я наградила призрака осуждающим взглядом, который заставил его замолчать, но даже если он и выглядел частично прозрачным, было видно, что его губы всё ещё подёргиваются.

- Вообще-то, двух вампиров, – поправила её я. – И призрака в качестве бонуса.

- Я труп, – пробормотала Тэмми.

Кости фыркнул.

- Я же говорил, что эта работёнка будет не из лёгких, любимая.

Он был прав, но я задолжала Дону. А даже если бы и нет, то всё равно находилась бы здесь. В прошлом месяце Тэмми едва не убил «странный» электрический разряд. Две недели назад её жизнь чуть не отнял выстрел из окна проезжающего мимо автомобиля. Это могли быть и случайные совпадения, за исключением того факта, что если бы Тэмми умерла раньше, чем ей исполнился двадцать один год, то все миллионы её отца перешли бы к её кузену Гейблу. Покойный отец Тэмми был старым другом моего дяди, а Дон не верил в совпадения. Он провёл небольшое расследование и узнал, что следующее покушение на жизнь наследницы будет совершено неким «экзотическим» наёмником, который никогда не подводил заказчиков.

Дон знал, что это означало. Он руководил специальным отделом службы национальной безопасности, занимающимся всем сверхъестественным – и не то что бы налогоплательщики знали, что часть их денег уходит на финансирование борьбы с предположительно несуществующими субъектами. Я ушла в отставку, но для моего дяди так было даже лучше. Дону не пришлось задействовать активного члена команды, чтобы присматривать за дочерью старого друга. Нет, он мог позвонить мне, зная, что я не отвернусь от девушки, за чьей головой охотится сверхъестественное существо.

Казалось, Тэмми справилась с первоначальным шоком. Она тряхнула белокурыми волосами.

- Я предложила заплатить за защиту, но если именно вы будете меня охранять, то, значит, вы работаете на меня. Так что я собираюсь установить несколько основных правил, ясно?

Мои брови взлетели вверх. Фабиан присвистнул, но, конечно же, Тэмми не могла слышать призрака. «Тебе лучше поторопиться и арестовать её кузена, Дон», – подумала я.

Кости посмотрел на меня понимающим взглядом.

- Говорил же тебе, Котёнок, не отвечай на звонки сотового, пока мы в отпуске.

Я вздохнула.

А Тэмми приказала:

- Отвезите меня домой.

Однако Кости не обратил на её слова никакого внимания, а вырулил на дорогу и продолжил движение в противоположном от её жилища направлении.

- Это всего на несколько дней, – сказала я.

Или, по крайней мере, так я рассчитывала.

Глава 2

Большинство людей, которые трижды едва разминулись со смертью – явившейся в последний раз в облике упыря – напуганы настолько, что согласны сотрудничать. Но Тэмми, казалось, выбрала тактику поведения в стиле Пэрис Хилтон[1]. Похоже, до этого она никогда не слышала слова «нет». Тэмми возмущалась, что мы не позволили ей вернуться домой за вещами, и, кроме того, всерьёз расстроилась, увидев городок, в котором мы собирались скрываться.

- Ты, должно быть, шутишь, – Тэмми окинула пренебрежительным взглядом сельскую местность и заросший вишнёвый сад, граничащий с участком, где я выросла. – Это же глухомань, – продолжила она. – У тебя, наверное, врождённая мания – жить в лесах!

«Она пережила сильный стресс, – стиснув зубы, снова напомнила я себе. Прояви к ней хоть немного снисходительности».

Ликинг-Фолс действительно находился вдали от цивилизации, но в этом-то и заключался смысл. Молодой наследнице городок и впрямь мог показаться невзрачным, но с точки зрения безопасности он был идеальным местом. Никому и в голову не придёт искать Тэмми здесь.

Мы в последний раз повернули и уже двигались по длинной гравийной дороге, которая вела к моему старому дому, когда Кости резко остановился.

- Что-то не так? – спросила я, когда его напряжённость невидимыми муравьями пробежала по моей коже.

- В твоём доме кто-то есть, – тихо произнёс он. – И этот кто-то не человек.

- Давайте уедем отсюда, – потребовала Тэмми, повышая голос. – Сейчас же!

Я зажала её рот рукой в ту же секунду, когда Кости бесшумно выскользнул из машины. Ещё только не хватало, чтобы Тэмми начала кричать, возвещая о нашем присутствии не-умершему злоумышленнику, кем бы он ни был. Как, чёрт возьми, кто-то мог поджидать нас здесь? Мы никому не сообщали, что приедем сюда! Инстинкт призывал меня следовать за Кости, но в таком случае Тэмми осталась бы без защиты. Я посмотрела на свою подопечную и шёпотом приказала ей молчать. Сила моего взгляда сразу же лишила её дара речи. Я убрала руку от её рта и вытащила несколько ножей, всеми силами пытаясь настроиться на дом в полумиле отсюда.

Несколько секунд спустя сквозь моё подсознание прокатилось чувство облегчения, побуждая ослабить хватку на оружии.

Должно быть, Кости прикончил негодяя. Подобного рода связь с Кости была похожа на путешествие автостопом по его эмоциям. А ещё это могло пригодиться в таких ситуациях, как нынешняя.

Я снова поехала, не обращая внимания на Тэмми, неистово тычущую меня в спину. К сожалению, я заставила её лишь замолчать, а не сидеть спокойно на месте.

Когда я преодолела половину оставшегося пути, появился Кости с ошеломлённым выражением лица.

- Здесь твоя мать, – сказал он.

Увидев его, я чуть сбросила скорость, однако после услышанного сразу же ударила по тормозам.

- Мать?

Кости кивнул и забрался на пассажирское сиденье.

- Во всей своей вампирской плоти.

- Кэтрин? – услышала я мать, говорящую с таким же удивлением, какое чувствовала я. Ну конечно. С её новым слухом она даже на расстоянии ста ярдов[2] слышала наш с Кости разговор, словно сидела рядом с нами в машине.

Ком застрял у меня в горле.

- Да, мам. Это я.

Я несколько месяцев не видела маму. С той самой ночи, когда прикончила засранца, который похитил её и насильно обратил в вампира. Ублюдок поступил так просто ради того, чтобы причинить мне боль. Жаль, что я не могла убить его дважды.

Мама стояла в дверях, наблюдая, как я паркуюсь. С момента нашей последней встречи седина в её волосах исчезла, а кожа стала бледнее. И мне казалось, что я никогда не привыкну к исходящей от неё сверхъестественной энергии.

- Привет, – сказала я, выйдя из машины. Мне хотелось обнять её, но я боялась, что она оттолкнёт меня. Моя мать всегда ненавидела вампиров. А сейчас сама была одной из них, и всё из-за меня. Сказать, что это сделало отношения между нами натянутыми, значит не сказать ничего.

Её руки суетливо двигались, как будто она не знала, что с ними делать.

- Кэтрин. – Лёгкая улыбка озарила её лицо. – Что ты здесь делаешь?

- Мы собирались укрыться в доме, но раз здесь ты …

- Кто-то опять за тобой гонится? – перебила она меня, и её голубые глаза окрасились зеленью.

- Не за мной, – поспешила я заверить её. – А за Тэмми, девушкой на заднем сиденье. Мы с Кости, ээ…, будем охранять её несколько дней, пока Дон всё не уладит.

- Здравствуй, Джастин, – сказал Кости, выходя из машины. – Я, конечно, не ожидал увидеть тебя здесь.

- Мне хотелось провести отпуск в каком-нибудь тихом местечке, – пробормотала она.



Он сардонически усмехнулся.

- В таком случае, кажется, мы не единственные, чей отпуск прервали.

Кости считал само собой разумеющимся, что мы не станем менять план и останемся здесь. Мы решили, что это самое лучшее место, чтобы спрятать Тэмми. К тому же, владелицей дома была я одна, поэтому для Кости это был уже решённый вопрос. Но после всего, что пришлось пережить маме, я не хотела впутывать её в свои нынешние проблемы.

- Мы отправимся куда-нибудь ещё, – произнесла я и виновато пожала плечами.

- С девушкой что-то не так? – спросила мама, показывая на неё пальцем.

Я посмотрела на заднее сиденье автомобиля. Тэмми с выпученными глазами прижалась лицом к стеклу, а её рот открывался и закрывался, как у рыбы.

- Вот чёрт! Я совсем забыла, что заставила её онеметь.

Я выпустила Тэмми и вспышкой взгляда вернула ей голос. И первое, что она сделала – завопила достаточно громко, чтобы заставить меня вздрогнуть.

- Никогда больше не делай так со мной!

- В таком случае не раскрывай наше местонахождение, если мы считаем, что возникла опасность, и нам будет незачем так с тобой поступать, – ответил Кости, выгнув бровь.

- Мам, это Тэмми, – сказала я, подзывая блондинку к себе.

Моя мать улыбнулась ей.

- Привет, Тэмми. Приятно познакомиться.

Тэмми схватила мою мать за руки:

- Ну наконец хоть кто-то нормальный! Знаете ли вы, каково это – находиться с этими двумя? Да они хуже тюремных надзирателей. Они даже не остановились, чтобы позволить мне поесть.

Кости фыркнул:

- Если ты помнишь, мы были слегка заняты тем, что спасали тебе жизнь.

Моя мать посмотрела сначала на Тэмми, а потом на меня.

- Бедняжка, ты, должно быть, голодна. Я приготовлю тебе что-нибудь на ужин. Поверь мне, ты не захочешь, чтобы стряпала Кэтрин.

При нормальных обстоятельствах я, возможно, ощетинилась бы в ответ на такое заявление. Но эти слова, а также взгляд, которым она наградила меня, означали, что мы всё же останемся здесь.

Если отбросить в сторону проблемы по обеспечению безопасности Тэмми, я была счастлива. Я соскучилась по матери. Может быть, наши одновременно прерванные отпуска обернутся благом для наших отношений.

- После тебя, мам.

Однако моё неясное тёплое чувство испарилось после ужина. В доме было всего лишь две спальни. Мама любезно предложила разделить свою с Тэмми, но, когда я уже собиралась поблагодарить её, Тэмми заговорила.

- А могу я вместо этого поспать с ним? – Она окинула Кости взглядом, полным безошибочно узнаваемой похоти. – В конце концов, раз уж я плачу, то имею право выбирать, с кем ложиться в койку.

Моя мать ахнула. Я открыла рот, чтобы резко возразить девчонке, но Кости рассмеялся.

- Я женатый человек, но даже будь это не так, у тебя не было бы ни единого шанса. Очень уж гадкие манеры.

- Зря отказываешься, – ответила Тэмми, тряхнув волосами. А затем в отчаянии огляделась. – Вы же не рассчитываете, что я останусь здесь дольше, чем на пару дней. Да я с ума сойду.

- Зато останешься в живых, – заметила я. На мой взгляд, это должно было являться её главным приоритетом.

- Ты ведь убила то существо, разве нет? – спросила Тэмми. – Это же означает, что опасность миновала?

Кости пожал плечами.

- Сомневаюсь, что именно упырь взял контракт на твоё убийство. По мне, так напал кто-то со стороны, так сказать, дешёвый местный люмпен.

Тэмми уставилась на него.

- Ей пришлось отрубить ему голову, прежде чем он сдох. Именно это ты считаешь дешёвым люмпеном?

- Ни один уважающий себя наёмник из числа живых мертвецов не возьмёт контракт на человека, – пренебрежительно произнёс Кости. – Это слишком просто – убивать людей. Как диктовать желания личной золотой рыбке. Но в твоём случае, вероятно, человек-киллер, знающий о существовании бессмертных, очень расстроился, что две его попытки не увенчались успехом. Поэтому он заплатил несколько фунтов молодому упырю, чтобы тот прикончил тебя. Это практичное решение: упырь получает деньги и еду, наёмник сохраняет за собой большую часть гонорара, а заказчик счастлив, что тебя нет в живых.

- Кому как не тебе знать об этом, – пробормотала моя мать.

- В смысле? – спросила Тэмми.

Кости улыбнулся ей одновременно очаровательно и холодно.

- Я был наёмником больше двухсот лет.

Тэмми сглотнула. Но я не стала добавлять то, что знала: Кости очень тщательно выбирал себе контракты. Он не убивал невинных людей, только других наёмников, и большинство жертв относилось к его виду. Это не принесло Кости популярности в кругах живых мертвецов, но если он считал, что кто-то заслуживал смерти, то брал контракт независимо от опасности.

- Через несколько дней Дон уже должен арестовать эту жадную жабу, твоего кузена. И потом ты сможешь спокойно вернуться домой, – продолжил Кости.

- Если ты наёмник, почему я просто не могу заплатить тебе, чтобы ты убил Гейбла? – спросила она, оправившись от шока. – Мой день рождения только через два месяца. Кто знает – может, мой кузен снова попытается убить меня, даже находясь в тюрьме?

Мои глаза округлились от того, как спокойно Тэмми говорила на эту тему. «Передайте мне соль, пожалуйста». «Убейте моего кузена».

Кости пожал плечами.

- Возможно. Но тебе придётся поискать себе другого наёмника. Я сейчас слишком занят.

Тэмми посмотрела на мою мать, на меня, а потом на Кости, и её лицо скривилось.

- Хреново! – бросила она и побежала вверх по лестнице.

Учитывая то, что я могла следующие две недели провести со своим мужем в отпуске, а не нянчиться с избалованной богатой девчонкой, которая была мишенью для убийц, я с ней согласилась.

- Всё будет хорошо, Тэмми! – выкрикнула я.

В ответ же услышала ругательство. Кости выгнул бровь и коснулся пальцем уголка глаза.

- Только скажи, любимая, и я заставлю её вести себя совершенно по-другому.

Вампирский контроль сознания стал бы простым выходом из положения, но когда я искала лёгких путей?

- Она придёт в себя, – пробормотала я. «Поторопись же, Дон».

- Пойду поговорю с ней, – сказала моя мать.

Мои брови взлетели вверх.

- Думаешь, ты сможешь вразумить её?

Поднимаясь по лестнице, мать одарила меня измученным взглядом.

- Ты забываешь, Кэтрин, у меня большой опыт общения с трудным ребёнком.

Кости засмеялся, бросив на меня понимающий взгляд, от чего мои губы невольно дёрнулись в усмешке. Ладно. Мама была права.

Глава 3

С тех пор, как мне исполнилось шестнадцать, я частенько балансировала на грани между жизнью и смертью, но с такими ситуациями можно справиться при наличии толики храбрости – или безрассудства, в зависимости от того, кого вы спросите об этом – и моих ножей. Но для укрощения капризной и придирчивой наследницы требовались совсем другие навыки. Которых, казалось, у меня не было.

День второй – во время разговора с Тэмми:

- Так ты, значит, замужем за Кости, да? И как тебе удалось подцепить его? Знаешь ли, со своими рыжими волосами и бледной кожей ты похожа на большой леденец на палочке.

День третий:

- Слушай, а Кости пылкий? Если бы я была на твоём месте, то запрыгивала бы на него по пять раз на дню. Если вы с ним расстанетесь, намекни ему насчёт меня, хорошо?

День четвёртый:

- Выпусти меня из этой комнаты! Я вызову полицию и ФБР! Выпусти, сейчас же!

К пятому дню, когда Дон всё ещё не нашёл Гейбла, мы с Кости были уже готовы взять ситуацию в свои руки. Если мой дядя со всеми своими связями в вооружённых силах и правительстве до сих пор не смог найти Гейбла, то в ближайшее время его вряд ли разыщут. Одно дело – на несколько дней отодвинуть наши дела на второй план, но Кости был Мастером множества вампиров. Мы не могли и дальше скрываться с Тэмми. Скоро придётся вернуться к обычной рутине, беспокоиться о сложностях и опасностях жизни в среде бессмертных.

Не говоря уже о том, что необходимость оставаться в крошечном домике вместе с матерью привела к тому, что моя сексуальная жизнь полностью сошла на нет. В любом случае, стены здесь картонные, а моя мама — вампир, так что всё, чем бы мы ни занялись, стало бы ей так же ясно, как если бы она находилась в той же комнате. Мысль о том, что ей будет слышно каждое наше с Кости движение, не казалась мне такой уж романтичной, если не сказать большего. Да, давно пора самим заняться поисками этого Гейбла.

Мы ехали по редко используемой дороге, которая заканчивалась у большого промышленного склада. По его внешнему виду невозможно было догадаться, что это ночной клуб, заполненный созданиями, в существование которых не верил ни один простой смертный. Назывался он «Укус». Кости привёл меня сюда в вечер нашего первого свидания, но сегодня мы не собирались совершать путешествие в прошлое, а прибыли за информацией. Парковка находилась за самим зданием, окружённая широкой полосой леса, скрывающей автомобили от любого, кто случайно забредёт на пустынную дорогу. «Укус» был просто идеальным вариантом уединённого местечка, где бессмертные могли быть самими собой.

Конечно же, сердцебиение многих людей, ожидающих у входа в клуб, доказывало, что в «Укусе» получали удовольствие не только восставшие из мёртвых. «Эти людишки – ходячее меню», – сказал о них Кости, когда впервые привёл меня сюда. Здесь действовала своего рода договорённость по желанию. Искусно выполненный укус вампира мог доставить куда больше удовольствия, чем сексуальная прелюдия. Кроме того, некоторые люди крутились вокруг клыкастых, надеясь подняться на следующий уровень пищевой цепи. Даже у нежити были свои фанаты.

Мама отказалась пойти с нами, заявив, что не хочет проводить время в окружении большего числа вампиров, чем необходимо. Фабиан остался, чтобы составить ей компанию, отчего она вроде бы посвежела. Насколько же далеко она продвинулась. Я помнила, как моя мать с криком убегала от привидения, а не ожидала с нетерпением вечера наедине с ним.

Поэтому только Кости, Тэмми и я прошли мимо выстроившихся в ряд людей. Смертные и новообращённые вампиры должны были ждать своей очереди, но Мастер вампиров и его сопровождающие могли направиться прямиком к двери. Как только мы подошли к ней, я ощутила, что Кости понизил свою ауру силы, опустив её на уровень ниже Мегамастера, которым являлся. Этот трюк мой муж усовершенствовал за последние несколько месяцев. И сразу же связь между ним и мной стала едва различимой. В последний раз, когда он так закрылся от меня, это было прямо перед тем, как он чуть не умер. Ощущение этой глухой стены, когда я уже привыкла получать доступ к его чувствам, навеяло на меня неприятные воспоминания.

- Ненавижу, когда ты так делаешь, – прошептала я.

Он сжал мою руку.

- Извини, любимая. Но я не хочу заявлять о себе тем, кто ещё меня не знает.

Я понимала это. Подавление своей силы было лучшей маскировкой для Кости, чем перекрашивание волос или любые другие изменения в его внешности.

Вход охраняла мускулистая светловолосая вампирша ростом около шести футов[3]. Она едва взглянула на Тэмми, улыбнулась при виде Кости и рассмеялась, когда её взгляд переместился на меня.

- Я знала это. Подождите, пока я не увижу Логана. Ещё несколько лет назад я сказала ему, что Кости привёл с собой Рыжую Смерть, но Логан не поверил мне.

Я узнала вышибалу с той ночи, но была удивлена, что она помнила меня.

- Трикси, детка, прошло столько лет, – произнёс Кости, целуя её в щёку. Она вернула ему поцелуй, прежде чем пожать мне руку.

- Смерть, рада видеть тебя.

- Называй меня Кэт. – Возможно, я и стала известна среди бессмертных как Рыжая Смерть, но предпочитаю, чтобы меня называли сокращённым настоящим именем.

Тэмми наградила Трикси откровенным взглядом.

- Она тоже ходячий труп?

Трикси улыбнулась, показывая золотое покрытие на своих клыках.

- Это ответит на твой вопрос?

- Фу, – произнесла Тэмми.

Я закатила глаза и пробормотала Трикси «Извини», но, её, похоже не волновало, что там брякнула Тэмми.

- Чтобы никаких разборок внутри, – сказала Трикси, в последний раз дружелюбно сжимая мою руку.

Я взглянула на свои ладони и подавила дрожь. Одним из моих новых вампирских финтов было пламя, вырывающееся из рук, когда меня действительно выводили из себя.

Думаю, новость об этом уже разлетелась повсюду. Но это не должно было меня удивлять. Никто так сильно не любит сплетни, как люди, имеющие многовековой опыт в их распространении.

- Мы здесь не за тем, чтобы с кем-то разбираться, – сказал Кости.

Трикси рассмеялась.

- Это будет великий день, если ты, Кости, не оставишь за собой следы разрушений. Просто побереги свою силу для другого места.

- А ведь она довольно хорошо тебя знает? – спросила я, как только мы вошли.

Рот Кости скривился.

- Не настолько хорошо, как ты намекаешь, Котёнок.

Но это было справедливое предположение. Кости выглядел воплощением соблазна, и он многое повидал, многое познал за те несколько сотен лет до нашей встречи. Если бы я предположила, что он спал с каждой женщиной-вампиром, которой меня представлял, то в большинстве случаев была бы права.

Я отогнала эту мысль вместе с другими проблемами, о которых не хотела думать.

- Пойдём. Я чувствую впереди запах джина с тоником.

И это было правдой. Я чуяла аромат разного алкоголя, когда его наливали бармены, множество запахов других людей, смешанных с различными духами и лосьонами после бритья, а также благоухание крови. Добавьте к этому ещё пульсирующую музыку, приглушённый свет стробоскопов, толкотню людей и энергию, исходящую от каждого существа с отсутствием сердцебиения. Поэтому я почувствовала себя почти пьяной от переполняющих меня ощущений.

- В прошлый раз ты не могла почувствовать это, а теперь можешь? – прошептал Кости. – Насколько же тонка грань между обычным и паранормальным. Я говорил тебе, что Огайо – очень популярное сверхъестественное местечко. Клуб был построен на земле, пропитанной даже большей энергией. Чувствуешь, как будто в твоей крови заряд?

Так и было. Неудивительно, что бессмертные, как мухи, липли к таким заведениям. Алкоголь и наркотики больше не оказывали на меня воздействия, но само пребывание среди посетителей-нелюдей, там, где магия, казалось, пульсировала за тонкой гранью, являлось чувственным и волнующим.

- Забудь о выпивке. Давай потанцуем.

Мой голос прозвучал тише, чем я предполагала. Зелень засияла в тёмных глубинах глаз Кости.

- Вы, ребят, позволите мне потанцевать и немного поразвлечься хоть разок? – проворчала Тэмми.

Кости махнул рукой.

- Да пожалуйста. Только ни под каким видом не покидай танцпол, или я запру тебя в шкафу на неделю.

Даже если Тэмми и не знала по опыту, что Кости никогда не блефует, его выражение лица, должно быть, убедило её, поскольку она сглотнула.

- Не уходить с танцевальной площадки. Поняла.

- Отлично. Ступай.

Глава 4

Кости прижимался ко мне сзади, его бёдра раскачивались в такт моим движениям, а руки скользили по бокам в медленной ласке. Он касался губами моей шеи, напоминая о нашем – почти недельном – воздержании, я ощущала растущую силу, которая клубилась в его ауре, а вокруг нас бурлила мистическая энергия. Эта гремучая смесь заставляла меня хотеть только одного – найти ближайший угол и заняться там с Кости умопомрачительным сексом.

Однако пьянящая атмосфера и чувственность танца с Кости не могли заставить меня подвергнуть опасности Тэмми – или заняться сексом прилюдно, как поступали в таких клубах некоторые.

- После того, как разрешится эта ситуация с Тэмми, мы вернёмся сюда, – промурлыкала я. – Бьюсь об заклад, ты знаешь, где здесь находятся отдельные кабинеты, и я собираюсь наброситься на тебя в каждом из них.

Он рассмеялся, и от его дыхания по моей коже побежали мурашки.

- Что за постыдные намерения! Клянусь, я краснею от смущения.

Я сомневалась, что Кости хоть раз краснел с тех самых пор, как была подписана Декларация независимости. «В 1776 году ему было лет десять», – рассеянно подумала я и вздрогнула, когда его клыки мучительно лёгким движением оцарапали бьющуюся на моей шее жилку. Ну, или около того. В семнадцать он уже продавал своё тело английским аристократкам, чтобы выжить.

- Ты готова выпить, любимая? – спросил меня Кости, поворачивая лицом к себе.

Да, я готова выпить, но отнюдь не джина с тоником. Я хотела вонзить клыки в горло Кости и осушать его тело до тех пор, пока в нём не останется лишь столько крови, чтобы поддерживать стояк в штанах.

От этой мысли мой голод усилился. Превращение из полукровки в вампира привело к неожиданным побочным эффектам. Я мертва лишь частично, о чём свидетельствуют редкие всплески сердцебиения и то, что я предпочитаю вампирскую кровь человеческой.

Проблема была в том, что я вбирала в себя больше, чем просто питательные вещества поглощаемой крови. Я также впитывала и силу.

Это выяснилось, когда я укусила вампира-пирокинетика, после чего мои руки вспыхнули пламенем. Мне не хотелось обретать новые причудливые способности, питаясь кровью вампиров с необычными навыками, поэтому пришлось ограничиться одним лишь Кости. Пока что это делало меня только сильнее, а не страшнее.

Конечно, Кости всегда выглядел так хорошо, что его хотелось съесть. Тот, кто сказал, что не нужно играть с едой, явно не был вампиром.



Кости вдохнул, цвет его глаз сменился на изумрудно-зелёный. Я знала, что и мои глаза вспыхнули зеленью, и почувствовала давление клыков на губы. «Дай нам плоть, – требовали они.Его плоть. Сейчас же».

- Оставайся здесь. Не спускай глаз с Тэмми, – прорычал Кости, удивив меня тем, что резко начал прокладывать себе путь сквозь толпу танцующих. Неужели он заметил опасность? Я огляделась, разыскивая знакомую белокурую голову Тэмми в толчее живых и мёртвых вихляющихся тел. А, вот и она. Танцует с двумя мужчинами, не меньше.

Я стала проталкиваться сквозь людское море, пока не добралась до Тэмми, оказавшись между ней и одним из танцующих, чьё сердитое лицо расплылось в улыбке, стоило ему оглядеть меня.

- Привет, ры-ы-жая, – нараспев произнёс он.

- Я просто хочу забрать свою подругу, – сказала я.

Тэмми не сдвинулась с места:

- Чёрт, нет! Я только начинаю веселиться!

- Тэмми, – я стиснула зубы, – не заставляй меня тащить тебя. – Если нам грозила опасность, то мне хотелось иметь в тылу стену – так было бы легче прикрывать Тэмми собой. А не торчать посреди толпы, где неприятности могли посыпаться откуда угодно.

Тэмми свирепо посмотрела на меня, но не стала снова возражать. Я повела её к ближайшему углу, как если бы у нас намечался сокровенный разговор, однако сама приготовилась к бою. Однако никто не выглядел так, будто украдкой следовал за нами. И всё же внешность бывает обманчива.

Я почувствовала облегчение, когда увидела Кости, идущего в нашу сторону. За ним шёл огромный упырь с густыми чёрными волосами и ослепительной улыбкой.

- Версес, это моя жена, Кэт, – представил меня Кости.

- Приятно познакомиться, – сказала я, пожимая упырю руку. И очень удивилась, когда Кости секунду спустя потащил меня прочь.

- Иди за мной, – произнёс он и повёл меня мимо рубки ди-джея прямо к двери позади неё. За ней находилась лестница, и было очень кстати, что я могла видеть во мраке, поскольку Кости захлопнул дверь, и мы оказались в кромешной тьме.

Я ожидала увидеть тайный склад оружия, но мы находились в комнате, заставленной старыми колонками, музыкальным оборудованием, ящиками и столами. Я уже собиралась спросить, что мы должны делать с этим барахлом, когда Кости притянул меня к себе. Он поцеловал меня, подталкивая спиной к столу и залезая под платье.

Теперь было ясно, что мы пришли сюда вовсе не запасаться оружием для сражения.

- Кости, – с трудом выдавила я, отстраняя его. – Тэмми…

- В безопасности с Версесом, – прервал он меня. – Не беспокойся о ней. Думай обо мне.

Продолжая говорить, он усадил меня на стол и спустил мои трусики ниже колен. Я ахнула, когда он снова поцеловал меня, поскольку одновременно он высвободил свою ауру. Внезапно меня накрыли волны силы в сочетании с подсознательным ощущением его желания – оно казалось таким же реальным, как и его язык, исследующий мой рот.

Я перестала возражать. Музыка громыхала вокруг нас, пульсирующий ритм имитировал сердцебиение, которого у меня больше не было. Я ответила на поцелуй, притягивая его ближе к себе. Последний рывок – и моего нижнего белья как не бывало. Кости раздвинул мои ноги и устроился между ними. Я расстегнула его рубашку и провела языком от шеи к груди, опьянённая усилившимися ощущениями сверхъестественной энергии, страсти и силы, исходящей от Кости и всего клуба, что был над нами.

Он сжал мои груди, дразня пальцами соски, затвердевшие настолько, что ощущались даже сквозь лифчик и платье. Упругая обнажённая плоть уткнулась в низ моего живота, когда он спустил штаны. Я выгнулась, застонав ему прямо в рот. Во мне пульсировала потребность в нём. Стол и стены вибрировали от музыки, грохочущей над нами. Мне казалось, будто всё вокруг содрогалось от страсти.

- Сейчас, – выдохнула я.

Он рывком глубоко проник в меня – слияние наших тел послало волны удовольствия по моим нервным окончаниям. Невидимые электрические разряды его силы, казалось, проникали в меня с каждым новым толчком.

Я погрузила клыки в его шею, почувствовав, как он задрожал от совершенно другого удовольствия. Кровь заполнила мой рот, вызвав бурю наслаждения, от чего только увеличилась амплитуда его сильных равномерных движений. Я стала сосать энергичнее, ощущая, как возрос его темп, и напряжение внутри меня нарастало. Я снова укусила Кости, закричав, когда он крепко стиснул меня в объятиях и всем телом прижался ко мне.

Поток эмоций хлынул в моё подсознание. Я ощущала, как под натиском острых шипов удовольствия рушится самообладание Кости, как экстаз наполнил его тело, стоило ему перестать сдерживаться и позволить страсти взять верх. А ещё почувствовала вожделение, промчавшееся сквозь меня, когда он прижал меня к себе ещё крепче. Кости вонзался в меня с таким чувственным неистовством, что это причинило бы мне боль, если бы я была человеком, но сейчас казалось просто невероятным. Затем я ощутила, как его клыки впились в мою шею, и он стал высасывать кровь. Музыка поглотила наши крики, когда мы вместе задвигались, быстрее и сильнее, вбирая в себя кровь друг друга, пока оба не задрожали от оргазма.

- Вообще-то, ты вёл себя неподобающе, – произнесла я несколько минут спустя, поправляя одежду.

Кости рассмеялся, хрипло и греховно.

- После недели воздержания я пока ещё даже не начинал вести себя неподобающим образом, Котёнок, однако вскоре начну.

- Я серьёзно. – Себя я оправдывала тем, что потеря самообладания от голода или потребности ещё в чём-нибудь являлась побочным эффектом недавнего превращения в вампира, но ведь Кости был им уже долгое время. – Предполагается, что мы охраняем Тэмми, а не ищем укромный уголок, чтобы по-быстрому перепихнуться.

- Кто знает, сколько дней мы ещё будем отсиживаться здесь вместе с твоей матерью и этой блондинкой? Я не стал пренебрегать такой возможностью. Кроме того, Версес – владелец этого клуба и мой друг. Тэмми в безопасности. Он, вероятно, кружит её по танцполу, пока мы с тобой разговариваем.

Это заставило меня почувствовать себя менее виноватой. В конце концов, сейчас мы должны были наслаждаться отпуском, и последняя неделя, проведённая с Кости в одной постели совершенно целомудренно, отрицательно сказывалась и на мне.

Я переключила своё внимание на дело, которое привело нас сюда.

- Время пообщаться с местными отбросами и узнать, слышал ли кто-нибудь из них о наёмнике, охотящемся за смертным?

Кости усмехнулся:

- Люди рассказывают обо всём, когда приходят повеселиться. Давай посмотрим, сможем ли мы выяснить что-нибудь полезное.

Глава 5

Как и предполагал Кости, мы увидели Тэмми на танцполе с Версесом. Упырь тоже умел веселиться на всю катушку. Тэмми выглядела счастливее, чем на протяжении всей недели у нас.

- Не может быть, что уже пора уходить! – воскликнула она, заметив нас.

- Пока нет, – ответил Кости. – Версес, дружище, покажи мне одного из самых болтливых завсегдатаев клуба, но такого, кого ещё воспринимают всерьёз.

С его ростом Версесу легко было окинуть помещение взглядом поверх голов посетителей. Через несколько секунд он указал на стойку бара, за которой орудовал красивый вампир, чья нагота была прикрыта только слоем тёмно-синих блёсток.

- Видишь седовласого вампира в самом конце стойки? Зовут Поппи. У него слишком болтливый язык, чтобы ему можно было доверить какой-то секрет, но он не выдумывает того, чего не слышал.

- Прекрасно. Я был бы благодарен, если бы ты дал персоналу указание не упоминать о том, что сегодня вечером сюда приходили я или моя жена. Трикси узнала нас. Может, и кто-то ещё.

Версес взглянул на Кости.

- «Укус» – это тихая гавань для нашего вида. Ты же не собираешься нарушать мои правила?

Кости похлопал его по спине.

- Я не буду что-либо делать на твоей территории. В конце концов, я намереваюсь вновь вернуться сюда вместе с женой. Кое-какие места мы ещё не исследовали.

Если бы я могла, то покраснела бы от такого очевидного намёка. Но Версес только посмеялся. А у Тэмми был скучающий вид.

- Почему бы вам не заняться тем, чем собираетесь, а я пока останусь с Версесом и потанцую? – предложила Тэмми.

Я была рада сменить тему.

- У Версеса могут быть какие-то другие дела, Тэмми.

- Сделать счастливой милую даму всегда важнее любых дел, – произнёс Версес, подмигивая ей.

Кости потянул меня за руку.

- Это не должно занять слишком много времени, Котёнок.

Мы оставили Тэмми с упырём на танцполе, а сами направились к блестящему синему бармену и седовласому сплетнику из рода мертвецов.

Я села за стойку чуть поодаль от Кости, стараясь одновременно подслушивать и наблюдать за Тэмми. Пока что у неё, похоже, всё было замечательно, а Версес оказался прав – морщинистого старика рядом с моим мужем не требовалось особо подстрекать, чтобы он начал трепать языком. Первые полчаса или около того Кости позволил ему самому выбирать темы для беседы, а затем направил разговор в нужное русло.

- Чёртов кризис нас всех доконает, – заявил Кости и осушил свой виски одним глотком. – Вот я, например. Три года назад шикарно жил на доходы от своих инвестиций. А сегодня защищаю смертного, чтобы хоть как-то свести концы с концами. Охота воткнуть себе кол в сердце и избежать этого позора.

Поппи захихикал.

- И от чего же ты защищаешь смертного? От уплаты налогов?

Они рассмеялись, а затем Кости заговорщицки понизил голос:

- Нет, приятель, от её родственника. На самом деле, мне интересно, не должен ли я находиться по другую сторону баррикад.

Даже находясь на другом конце стойки, я могла видеть проблеск интереса в глазах Поппи.

- А что это за другая сторона?

Кости наклонился, стараясь говорить ещё тише, так, что я едва могла расслышать его.

- Сторона, которая даст мне больше денег в случае смерти ноющей избалованной наследницы. Ей-богу, если бы я только знал, как связаться с хитрым кузеном девки, взял бы на себя эту работу вместо той, что есть сейчас. Вдобавок ещё бы как следует подкрепился.

Поппи прикусил соломинку из коктейля.

- А ты не можешь узнать у девчонки, где находится её родственничек?

- Она не знает. Поверь мне, я спрашивал, воздействуя на неё взглядом, – Кости постучал под глазом для наглядности. – Я не выдержу ещё целый месяц рядом с ней. Выпью её, и ни от кого не получу за это ни единой чёртовой монеты.

Поппи огляделся. Я отвернулась и притворилась, что изучаю свой напиток. Напрягшись, я смогла расслышать его ответ.

- Вчера здесь был парень. Он занимается сокращением численности населения, если ты понимаешь, о чём я. И он потешался над этой работёнкой, где нанятый кусок мяса попытался воспользоваться услугами костогрыза, чтобы закончить дельце по контракту, с которым возится уже долгое время. Ты никогда не догадаешься, что случилось. Каким-то образом этого костогрыза прикончили. Представляешь, прикончили! А потом исчезла сама цель. Насколько я слышал, этот кусок мяса беспокоится, что его контракт расторгнут.

«Последние сорок минут наконец-то оправдывают себя», – подумала я.

- Ты слышал имя этого куска мяса? – как бы невзначай спросил Кости. – Возможно, у меня возникнет желание помочь ему, как только я закончу с этой работой.

- Думаю, я слышал, что парень называл его Серпентином. Разве не забавно? Кусок мяса взял себе другое имя, словно вампир.

«Серпентин. Придётся Дону поднапрячь компы с этим прозвищем, как только мы доберёмся до дома».

- Спасибо, приятель! Я тебе должен. Следующий раунд за мной.

Кости оставался там ещё двадцать минут, позволяя Поппи и дальше молоть всякий вздор, пока я не начала мечтать о том, как заклею болтуну рот скотчем. Наконец, Кости притворился, что сожалеет о необходимости уйти, но пообещал Поппи вернуться в следующие выходные. И пожаловался на то, что ему придётся привести с собой непослушную наследницу.

Мои брови взлетели вверх. «Что же ты задумал, Кости?»

Глава 6

Я вытащила одежду из сушилки и еле сдержалась, чтобы не выругаться. Повсюду были пятна от отбеливателя. Тэмми дожила до двадцати лет и не знает, как устроить постирушку, ничего не испортив при этом?

Но, тем не менее, она хотя бы сама стирала свои вещи. По крайней мере, пыталась. Сказалось влияние моей матери. Двадцать лет в образе избалованной богатой сучки не имели никаких шансов против сорока шести лет жизни на ферме по тамошним правилам. И хотя я была намного ближе Тэмми по возрасту, но она, казалось (и это меня удивляло), сблизилась с моей матерью. И это несмотря на то, что та заставляла её пахать по хозяйству, отчего блондинка постоянно ныла.

Возможно, в этом была виновата я сама. Скорее всего, я уже настолько привыкла жить в режиме «найти и уничтожить», что была уже не в состоянии проявлять заботу. Странно, но эта мысль приводила меня в уныние. «Доктор, проверьте мои яичники. Может, я на самом деле не женщина».

После ужина – мама всё ещё настаивала, что будет готовить сама, и я вовсе не возражала – мы устроились у камина. Настало время сообщить Тэмми, что мы выяснили.

- Тэмми, вот что происходит: Дон до сих пор не нашёл твоего кузена, но Кости узнал, что первый наёмник, взявший контракт на тебя, уже мёртв.

Тэмми вскочила со стула.

- Вот здорово! Значит, теперь я могу отправиться домой?

- Не так быстро. Наёмник погиб при необычных обстоятельствах.

Тэмми села на место, её воодушевление начало угасать.

- Как?

- У него было вырвано горло, – прямо сказал Кости. – Кроме того, в его компьютере и вещах рылись, поэтому кто-то ещё мог заинтересоваться его незаконченными делами.

Связи Кости, налаженные в дни, когда он был охотником за головами, оказались быстрее компьютеров Дона. Мой муж выяснил, что Серпентин мёртв, ещё до того, как дядюшка успел узнать хотя бы его настоящее имя. Дон послал команду обследовать квартиру, где нашли Серпентина – точнее, Джеймса Дэйли, как было записано в протоколе вскрытия. Хотя неизвестный злоумышленник и был искусен в заметании следов, Дон смог определить, что кто-то взломал компьютер Серпентина. Возможно, то, что некоторые доступные файлы содержали информацию о Тэмми или что Серпентина убил вампир – просто совпадение. Мы знали, что у Серпентина были связи среди бессмертных, поскольку он послал упыря убить нашу наследницу. Но, может, это и не было лишь случайностью.

- Я говорил тебе, что обычно вампиры не берут контракты на людей, но жизнь никогда не перестаёт удивлять, – сухо продолжил Кости. – Когда мы были в «Укусе», я сказал сплетнику, с которым беседовал, что мы вернёмся завтра ночью. Если мы всё же отправимся туда, у меня появится возможность разузнать побольше, но есть вероятность, что это может оказаться опасным для тебя.

Тэмми презрительно усмехнулась:

- Насколько опасным? Меня уже несколько раз почти убили током, застрелили и скормили упырю, помнишь?

- Если другой вампир всё же решил заняться контрактом на тебя, он или она могли бы проследить за нами до дома и попытаться выманить тебя наружу, – тихо произнесла я.

Тэмми одарила нас проницательным взглядом.

- И тогда вы могли бы схватить их. И бьюсь об заклад, выяснить, где находится мой кузен. Я видела тебя в бою с тем упырём, Кэт. А что насчёт тебя, Кости? Ты же крутой парень? Потому что я хочу, чтобы это закончилось. Хочу вернуться в свою жизнь.

Фабиан парил по комнате.

- Я мог бы стоять на шухере. Ни один другой вампир или упырь не заметил бы меня. Я помог бы уберечь Тэмми.

Бедняжка Фабиан, а ведь он был прав. Общеизвестно, что вампиры и упыри неуважительно относятся к призракам. Они замечают бестелесных созданий даже меньше, чем люди – бездомных.

- Спасибо, Фабиан, – произнесла я. – Мы действительно могли бы воспользоваться твоей помощью.

- Мурашки по коже бегут, когда ты так себя ведёшь, – пробормотала Тэмми.

Я скрыла улыбку, мелькнувшую при мысли о том, что Тэмми не верит в существование Фабиана, а думает, будто мы просто издевательски притворяемся, что разговариваем с ним.

- Я помогу защитить её, – сказала моя мама. Её лицо было безучастным, словно она сражалась с воспоминаниями. И снова мне стало ненавистно то, что с ней сделали из-за меня.

Кости поднялся со стула.

- Хорошо. Если мы завтра собираемся в «Укус», пора тебе научиться защищаться, Тэмми.

Она испуганно взглянула на него.

- Разве я плачу вам обоим не за это?

Я не стала поправлять Тэмми, говоря, что деньги от неё получаем не мы с Кости, а мой дядя и его отдел. Я надеялась, что Дон не обберет Тэмми до нитки, но он всё-таки на государственной службе.

- В любом случае тебе нужно освоить основные приёмы. В конце концов, ты красивая девушка, и мужчины-хищники тоже могут представлять опасность.

Тэмми засияла от такого комплимента. Я улыбнулась про себя. Лесть способна сделать её более сговорчивой, и мой муж это уже просёк.

Кости пошёл на кухню и вернулся с острым ножом для рубки мяса. Он покачал клинком перед Тэмми, смотрящей на него с сомнением.

- И что, по-твоему, я должна с этим сделать?

- Ударь меня, – ответил Кости. – Прямо в сердце.

У неё отвисла челюсть. Впервые я увидела, как она лишилась дара речи.

- Ты ведь шутишь? – наконец сумела произнести она.

- Ты должна знать, как защититься от вампира. Определённо, твои шансы в бою ничтожны, но преимущество в том, что ни один вампир не будет рассматривать тебя как угрозу.

- Именно поэтому мне удалось убить так много клыкастых в твоём возрасте, – вмешалась я. – Элемент неожиданности может спасти твою жизнь.

Тэмми снова посмотрела на нож.

- Я не знаю…

Кости сердито вздохнул.

- Джастин, подойди и покажи ей, как это делается.

Моя мать выглядела ещё более удивлённой, чем Тэмми в начале всего этого разговора. Меня это тоже ошеломило.

- Ты хочешь, чтобы я пронзила тебя ножом? – недоверчиво спросила мама.

Кости одарил её озорной улыбкой.

- Давай же, мама. Сколько раз ты мечтала об этом?

Она встала, взяла нож и воткнула его прямо в центр груди Кости. Он даже не вздрогнул и не шелохнулся, чтобы блокировать удар.

- Видишь, Тэмми, именно так поступило бы большинство людей, – спокойно сказал Кости. – Но Джастин знает, что лезвие вошло недостаточно глубоко и вдобавок вонзилось совсем не туда, куда нужно. Сердце находится немного левее, а не прямо в центре. Кроме того, она не провернула нож, а ты обязательно должна это сделать, чтобы убить вампира, если только ты не проткнула его сердце больше чем одним ножом.

Кости вытащил нож и снова передал его моей матери.

- А сейчас, Джастин, покажи ей, как это делается на самом деле.

Моя мама выглядела ещё более испуганной, но взяла клинок, прицелилась тщательнее и, вздрогнув, вонзила нож в грудь Кости.

- Поворачивай, – произнёс Кости так, словно это не могло бы причинить ему боли. На самом деле – могло, хотя сталь в сердце для него и не смертельна. Только серебро.

Моя мать повернула лезвие вправо. Кости схватил её за руку и резко крутанул нож, причём сильно, оставив на груди круг с рваными краями. Тэмми ахнула, увидев кровь, окрасившую его рубашку.

- Вот так и надо, – сказал он равнодушным тоном, словно боль и не прожигала его тело. Хотя я почувствовала её. И всё, что я могла сделать сейчас – сдержать вскрик или требование, чтобы он остановился. – Грубо, резко и основательно, в противном случае второго шанса у тебя не будет.

Он отпустил руку моей матери и вытащил нож, вытерев его о свою испорченную рубашку.

- Давай сейчас покажем Тэмми, как это делается со спины.

Слёзы щипали глаза. Но не из-за боли от раны Кости, которая уже зажила. Просто я, наконец, поняла, что он делал. Кости вовсе не пытался научить Тэмми. Он показывал моей матери, как защитить себя, чего она никогда не позволила бы ему сделать при других обстоятельствах. Но мысль о том, что это делается для блага Тэмми, заставила её следовать его указаниям. Она одновременно обучалась наносить точные удары ножом и спереди, и сзади, а также использовать некоторые типовые оборонительные манёвры.

Фабиан поймал мой взгляд и подмигнул. Призрак тоже догадался, что делал Кости.

К тому моменту как Кости объявил, что настала очередь Тэмми, я заново влюбилась в него. Обычной девушке хватило бы и обычной романтики – цветов или драгоценных побрякушек, а я же сидела и зачарованно наблюдала, как он показывает моей матери приёмчики по выбиванию из него дерьма.

Тэмми была человеком, поэтому ей потребовалось больше времени, чтобы уловить суть процесса. Но всё же через час она вспотела, перепачкалась кровью, но очень гордилась собой, потому что ей несколько раз удалось нанести Кости удар прямо в сердце.

- Просто называй меня Баффи[4], – ухмыляясь, сказала она.

Я притворилась, что зеваю:

- Устала. Пойду спать.

Глаза Кости вспыхнули. Фабиан исчез за дверью, заявив, что хочет ещё раз осмотреть участок. Мама взглянула на меня. Казалось, только Тэмми не понимала, что ни один вампир никогда по-настоящему не зевает.

- До завтра, – сказала блондинка. – Мне, в любом случае, сначала нужно принять душ.

Я поднялась по лестнице. Кости остался ждать внизу. Звук включённого душа Тэмми и лёгкие быстрые шаги вверх по ступенькам я услышала одновременно.

Когда Кости вошёл в спальню, я убедила себя, что шума воды в душе будет достаточно для того, чтобы притупить слух матери. Или что мама внезапно оглохла.

Но едва он заключил меня в объятия, я перестала думать о чём-то ещё.

Глава 7

«Так могла бы начинаться плохая шутка», – подумала я, когда мы обогнули очередь и вошли в «Укус». Заходят в бар три вампира и человек…

Если этот мерзавец-наёмник из рода живых мертвецов охотился на Тэмми, мы надеялись, что он заглотил наживку и проследил за нами до дома, поскольку там мы приготовили ему чертовски большой сюрприз. А также оставалась надежда, что Поппи – вампир, с которым Кости болтал в прошлые выходные – пересказал историю моего мужа о богатой нахальной соплячке, которую тому пришлось охранять. И не забыл добавить, что сегодня вечером Кости вернётся вместе с ней.

Моя мама отказалась танцевать. Она присела у барной стойки, отшивая каждого мужчину, подходившего к ней, смертного или любого другого. «Она действительно любила Родни», – подумала я, и моё сердце сжалось от воспоминаний об убитом друге, с которым мама едва начала встречаться. Надеюсь, она снова встретит кого-то особенного.

Мы развлекались по-разному: веселились, танцевали, пили – ни капли алкоголя для Тэмми, хоть она и выпрашивала – затем снова танцевали, а Кости в этом время возобновил своё знакомство с Поппи. От моего внимания не ускользнуло, что Версес пристально смотрит на нас. Выражение его лица ясно говорило – он чувствовал, что назревает нечто странное, и не хотел этого в своём клубе. Что ж, мы тоже. Именно поэтому и наставили ловушек, которые ждали злоумышленника в доме. Фабиан остался там, согласившись сыграть роль сторожа. «Иди к нам, несостоявшийся убийца. У нас готово угощенье».

В третьем часу ночи мы направились к парковке. По привычке я касалась пальцами рукава, где было спрятано несколько метательных ножей. Между нами и «хаммером» оставалось ещё три ряда машин, когда воздух внезапно наэлектризовался. Вытащив ножи, мы с Кости одновременно повернулись. Мама схватила Тэмми. Несколько вампиров спустились с неба и взяли нас в кольцо.

«Вот дерьмо!» – подумала я. Мы вышли из «Укуса» всего несколько секунд назад. Явно недостаточно времени, чтобы устроить такое нападение.

Я сосчитала вампиров, ощутив исходящую от каждого из них энергию. Двенадцать, и некоторые из них – Мастера.

Их собралось слишком много, чтобы убить всего одну смертную наследницу. А значит, они здесь не из-за Тэмми.

Кости тоже понял это. Он оглядел нежданных противников, мастерски изображая скуку, но я могла чувствовать его напряжённость, проскрежетавшую сквозь моё подсознание.

- Экс, какой неприятный сюрприз. Это явно не случайность, поэтому поведай, кто предал меня?

Черноволосый вампир, которого Кости назвал Эксом, шагнул вперёд.

- Человек нанимает киллера, чтобы тот убил его кузину за деньги – скучно. Этот киллер дважды проваливает задание – забавно. Затем, отчаявшись, он посылает упыря за девчонкой, чтобы довести дело до конца – это возбудило моё любопытство. Но этого упыря прикончила, отрубив ему голову, таинственная рыжая… Ага! И теперь мне стало интересно.

- Кто твой друг, дорогой? – спросила я Кости, не спуская глаз с Экса.

- Бывший коллега, можно и так сказать. Заядлый любитель соперничать, который разозлился, когда я убил нескольких самых лучших его клиентов.

Бывший коллега. Экс, должно быть, не какой-то там низкооплачиваемый киллер, раз Кости говорит о нём в таком тоне, а значит, сопровождающие его вампиры, вероятно, тоже довольно говнистые. Наши шансы только что понизились с ничтожных до совсем хреновых.

- Мне стало интересно, мог ли мой старый друг Кости иметь к этому отношение, – продолжил Экс. – Оказывается, у молодой наследницы есть связи в правительстве, и у Смерти они тоже есть. И предполагается, что Смерть становится такой мягкотелой, когда дело касается людишек. Как только пошёл ещё один слушок, что сегодня вечером эта наследница будет здесь, я принял меры предосторожности на случай, если оказался прав насчёт того, кто её защищает. К счастью, так и вышло.

Меры предосторожности? Да уж, это один из способов описать дюжину вооружённых до зубов вампиров, которые окружили нас.

Я обернулась и взглянула на ночной клуб. Придёт ли кто-нибудь нам на помощь? Или они останутся верны своему девизу «никакого насилия на территории клуба» и будут держаться подальше отсюда?

- Ты явился сюда за мной, не впутывай её в это, – сказал Кости, едва заметно кивнув в сторону Тэмми. – Позволь ей вернуться в клуб. И мы уладим это дело сами.

- Может, она и не является причиной, которая привела меня сюда, но её я тоже непременно убью, чтобы не разжечь войну.

Умный ублюдок. Если бы Экс убил нас, пока мы защищали Тэмми, то мог бы назвать это бизнесом, ведь на Тэмми был контракт. Но в противном случае люди Кости могли счесть это личным делом и отомстить за нашу смерть. Экс хорошо прикрыл тылы.

Тэмми начала хныкать. Экс весело ей улыбнулся.

- Если от этого тебе станет легче, то твой кузен мёртв. Я убил его после того, как узнал о тебе то, что нужно.

Так вот почему Дон не мог найти Гейбла – хотя эта новость сейчас вряд ли имела для нас значение.

Кости взглянул на меня.

- Котёнок, ты уже сердишься?

Я знала, что он имеет в виду. С тех пор как мне стало известно, что вместе с выпитой кровью вампира-пирокинетика я впитала его силу и теперь была способна создавать огонь, я боролась с собой, чтобы держать эту позаимствованную способность в своих руках. Но сейчас я позволила всему, что скопилось в душе за последние месяцы – сдерживаемой ярости, решимости, страху и огорчению – вырваться наружу. Мои руки охватило синее пламя, а на землю посыпались искры.

- Убейте её! – закричал Экс.

В меня хаотично полетели ножи. Чтобы избежать меткого броска, я покатилась по земле, сосредоточивая своё внимание на Эксе. Два месяца назад я сожгла целое поместье и взорвала голову Мастера вампиров прямо на его плечах.

«Гори, – думала я, глядя на Экса. – Гори!»

Вот только… он никак не вспыхивал. Из моих объятых огнём ладоней всё ещё выстреливали искры, но ничего более смертоносного руки не извергали. В отчаянии я встряхнула кистями. «Работайте, чёрт бы вас побрал! Разгорайтесь же, пальцы!»

Но те убийственные потоки огня, которые раньше пугали меня своей свирепостью, казалось, исчезли. Самое опасное, что я сейчас могла сделать своими руками – зажечь кому-нибудь сигарету.

- Вот дерьмо, – прошептала моя мама.

Я была с ней полностью согласна.

- Защити Тэмми! – крикнула я, а затем схватила свои ножи и выругалась, пытаясь увернуться от нового града клинков, летящих в мою сторону. Некоторые из них достигли цели, но, слава богу, ни один не попал в грудь. Тем не менее, серебро жгло в местах, где вошло в тело, заставляя бороться с желанием вытащить его оттуда. Но вместо этого я метнула несколько своих ножей, добавив ещё больше серебра к только что произведённому Кости обстрелу. Затем для прикрытия я закатилась за одну из машин, наконец, получив возможность выдернуть серебро, вонзившееся в мои ноги и плечи.

Тэмми закричала, когда несколько вампиров взмыли в воздух. Я схватила два ножа из тех, что вытащила из своего тела, и кручёным броском послала их в вампира, находящегося ближе всего к месту, где она припала к земле. Клинки попали прямиком в цель, и гадёныш врезался в автомобиль вместо того, чтобы навредить Тэмми и моей матери, которая присела рядом с ней.

Остальных вампиров, казалось, больше заботил Кости, чем разборки с Тэмми или моей матерью. Я закатилась под грузовик, чтобы добраться до Кости – и закричала, когда моя рубашка вспыхнула.

Проклятье! Скорее всего, под этим грузовиком было разлито масло, и бесполезные искры, сыпавшиеся из моих рук, подожгли его.

- Котёнок, ты как? – выкрикнул Кости.

- Всё хорошо! – крикнула я в ответ, боясь, что его убьют, если он бросится ко мне.

«Дура, дура, дура, – бранила я себя. – Масло плюс искры равно огонь, тупица!»

Я едва успела сорвать с себя горящую рубашку, когда в меня врезалась машина, прижав моё тело к автомобилю, стоящему позади. Я задохнулась от невероятной боли, парализующей своей силой. Тэмми закричала. Сквозь этот шум я услышала, как Кости хриплым голосом выкрикнул моё имя.

Что-то ударилось об искорёженную машину, придавившую меня. Рыжий вампир. Он улыбнулся, вынимая серебряный клинок, зная, как и я, что мне не удастся отодвинуть машину вовремя, чтобы спастись.

Но всё же кое-что я могла сделать. «Масло плюс искры равно огонь», – гневно подумала я и пробила кулаком бензобак автомобиля.

Раздался ужасный взрыв, и я одновременно испытала мучительные ощущения, которые может пережить только человек, отбрасываемый назад через всю парковку. Из-за потрясения какое-то мгновение я даже не знала, жива ли ещё. Но затем поняла, что не чувствовала бы такой сильной боли, если бы была мертва.

«Шевелись, – сказала я себе, сопротивляясь вялости, из-за которой хотелось просто свернуться в клубок и остаться на месте. – Продолжай моргать, зрение скоро вернётся».

Я мигнула несколько раз, и парковка стала двоиться у меня в глазах, но я хотя бы могла видеть. «Проверь наступающих. У тебя остались ещё ножи? Два, справа, заставь себя сосчитать их».

- Я в порядке! – крикнула я и почти не узнала свой голос. Не хотелось выдавать своё местоположение, но я больше беспокоилась о том, что Кости проиграет битву, если слишком отвлечётся, пытаясь нащупать нашу связь и думая о том, что меня разнесло на куски.

- Боже всемогущий, Котёнок, – он пробормотал это себе под нос, но я услышала и улыбнулась, хотя сразу же ощутила, как треснуло лицо. Мне было страшно смотреть на свою кожу. Сейчас подгоревший бекон мог сойти за моего близнеца. «Ты исцелишься, – напомнила я себе. – Перестань беспокоиться о лице, и вернись к спасению своей задницы».

Я размяла пальцы, испытав облегчение оттого, что ужасное ощущение раздробленности прошло. Сейчас мне удалось целенаправленно схватить ножи, и к этому моменту моё зрение почти прояснилось.

Сквозь грязное окно стоящей передо мной машины я увидела Кости, отбивающегося от четырёх вампиров. Он повернулся и с головокружительной силой бросился вперёд, разрезая и кромсая на куски всех, кто оказывался слишком близко. Так, а где Тэмми и мама?

Я прокралась вокруг нескольких мёртвых вампиров – один из них поджарился до хрустящей корочки, с удовлетворением отметила я – и на цыпочках обошла «бенц», когда из ниоткуда возник Экс. Он толкнул меня, из-за чего я снова врезалась в машину – боже, мне уже надоело ощущение хрустящих от удара об металл костей! Но вместо того, чтобы броситься вперёд, я позволила себе резко упасть, словно в отключке. В следующую секунду Экс уже был на мне, коленями прижимая моё туловище к бетону, а его глаза торжествующе светились зеленью, когда он поднял свой нож.

Моя рука взвилась вверх, и серебряный клинок, зажатый в ней, вошёл прямо в грудь вампира. Я улыбнулась, резко проворачивая лезвие. «А это для тебя, Экс».

Но вампир не упал вперёд, как должен был. Вместо этого нож, который он поднял, вонзился в мою грудь без малейшей заминки.

Боль вспыхнула во мне, такая горячая и свирепая, что могла бы превзойти ту, которую я ощутила, когда рядом со мной взорвалась машина. Эта боль возрастала, пока мне не захотелось кричать, но у меня не было сил. Казалось, всё исчезло из поля зрения, кроме его яркого изумрудно-зелёного взгляда.

- Как? – я едва сумела прохрипеть одно слово.

Экс наклонился вперёд.

- «Ситус инверсус»[5], – прошептал он, а его рука сжалась на клинке, поворачивая…

В глазах всё стало голубым. Я не понимала, почему, и на секунду задалась вопросом, происходит ли всё это на самом деле. Затем голубое марево развеялось. Изувеченная рука Экса всё ещё сжимала рукоятку ножа, торчащего в моей груди, но остальная часть тела вампира находилась где-то в другом месте. «Листовой металл», – изумлённо подумала я. Должно быть, Кости сорвал его с автомобиля и воспользовался им как огромной пилой.

Экс лежал на спине, обрубок его правой руки медленно вытягивался в новую конечность, пока он боролся с Кости. Я хотела помочь, но не могла встать. Боль придавила меня, заставляя задыхаться и дёргаться, когда я пыталась избежать её.

- Не двигайся, Котёнок! – закричал Кости. Безжалостный разрез, нанесённый его ножом, раскроил грудь Экса, но что странно – с правой стороны грудины. Кости так сильно провернул лезвие, что оно сломалось, и в следующий миг он уже был рядом со мной, заводя рукой мои запястья мне за голову.

- Котёнок.

Как только я увидела его лицо, то поняла, насколько плохо всё было. Это должно было прийти мне в голову раньше, учитывая то, что в моей груди торчал серебряный нож с всё ещё держащей его высохшей рукой, но каким-то образом из-за боли я не замечала реальности. Однако сейчас поняла, что это мои последние секунды жизни на земле.

Я попыталась улыбнуться.

- Я люблю тебя, – прошептала я.

Одинокая розовая слеза скатилась по щеке Кости, но его голос звучал ровно:

- Не двигайся! – повторил он и медленно начал вытаскивать нож.

Казалось, будто моя грудь горела огнём. Я попыталась не смотреть на нож. Попробовала сосредоточиться на лице Кости, но мой взгляд тоже был затуманен розовыми слезами. «Я так сильно буду по тебе скучать».

Лезвие слегка дрогнуло, новая вспышка боли пронзила меня. Кости сжал губы, отпустив мои запястья, чтобы свободной рукой надавить мне на грудь.

- Не двигайся…

Я не могла этого вынести. Казалось, жжение в груди распространилось по всему телу. Из горла рвался крик, но я подавила его. Пожалуйста, не дай ему увидеть, как я умираю, заходясь в крике …

Агония прекратилась так же внезапно, как началась. Кости издал резкий звук, за которым последовал лязг металла о землю. Я взглянула вниз и увидела, что рана в груди начала затягиваться, а края кожи — соединяться.

А затем Кости обернулся. За ним стоял вампир с большим ножом в руках, но со странной миной на лице. Он упал на колени и рухнул вперёд, серебряная рукоять торчала из его спины. Моя мама стояла позади вампира. Её руки были в крови.

- Грубо, резко и основательно, или у тебя не будет второго шанса, – пробормотала она почти про себя.

Кости посмотрел на неё.

- Верно, Джастин. – А затем рассмеялся. – Хорошая работа.

Я была поражена. Кости подхватил меня на руки, целуя так сильно, что я почувствовала кровь, когда его клыки прокусили мои губы.

- Никогда больше не пугай меня так сильно.

- Он не умер, – произнесла я, всё ещё находясь под впечатлением от недавних событий. – Я провернула лезвие в его сердце, но он не умер.

- Как он и сказал – «ситус инверсус». – Увидев моё растерянное выражение лица, Кости продолжил: – Это означает, что он родился с зеркальным расположением органов, поэтому его сердце находилось справа. Именно это и спасало его жизнь раньше, но ему не следовало признаваться в этом, пока я мог слышать его.

Я не знала, что такое вообще существует. «Примечание для себя: узнать больше об анатомических странностях».

Кости осмотрел парковку. Но единственными посторонними вампирами здесь были собравшиеся за углом ночного клуба. «Зеваки», – в изумлении подумала я. Они стояли там всё это время и просто смотрели?

Страх охватил меня.

- Где Тэмми?

- Я завела её внутрь после того, как взорвалась машина, – сообщила мама. – Ты сказал, что там она будет в безопасности.

И после этого она вернулась на улицу, чтобы встретиться лицом к лицу с бандой наёмников. В глазах защипало от слёз, когда Кости улыбнулся ей.

- Ты спасла мою жизнь, Джастин.

Она выглядела смущённой, но затем насупилась.

- Я не знала, закончил ли ты вытаскивать нож из Кэтрин. Поэтому не могла позволить ему подкрасться сзади и проткнуть тебя, пока моя дочь ещё была в опасности.

Кости рассмеялся:

- Ну конечно.

Я покачала головой. Она никогда не изменится, но это хорошо. В любом случае я любила её.

Из «Укуса» вышел Версес, рядом с ним шла Тэмми. По её покрасневшим глазам было понятно, что она плакала.

- Всё закончилось, – сказала я ей.

Тэмми подбежала и обняла меня. Мне хотелось сказать что-нибудь умное и утешительное, но всё, что я могла сделать, так это повторить «всё закончилось».

По крайней мере, Тэмми ничего из этого не вспомнит. Нет, её воспоминания будут заменены другими, в которых она якобы находилась в изоляции под присмотром скучных телохранителей, предоставленных бывшими друзьями её отца. Тэмми войдёт во взрослую жизнь не обременённой знаниями о том, что этой ночью произошли такие вещи, которым не смог бы противостоять обычный человек. Она будет нормальной. И это самый лучший подарок на день рождения, который я только могла ей преподнести.

- Вы дрались на территории «Укуса», – заявил Версес.

Кости фыркнул:

- Неужели ты заметил это, приятель?

- Может, если бы ты не стоял здесь без дела, когда на нас напали из засады, твоя драгоценная собственность всё ещё была бы в целости и сохранности?! – рявкнула моя мама на Версеса. – Разве в тебе нет никакой преданности? Кости сказал, что ты друг!

Версес вздёрнул брови в ответ на её резкий тон, а затем оглядел парковку. Тела вампиров валялись по всей площадке, одна из машин всё ещё горела, а другие были разбиты, искорёжены и помяты.

- Я его друг, – ответил Версес. – Именно поэтому позволю всем вам уйти отсюда, не возмещая убытки.

- По его голосу не скажешь, что в следующий раз нас встретят с распростёртыми объятиями, – пробормотала я на ухо Кости. – А я так надеялась, что мы придём сюда ещё раз, пока у нас отпуск, чтобы изучить все те укромные уголки.

Кости коснулся губами моего лба.

- Не волнуйся, любимая. Я знаю другой клуб в Бруклине. Думаю, там тебе действительно понравится…

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам!

1

Пэ́рис Уи́тни Хи́лтон (англ. Paris Whitney Hilton; род. 17 февраля 1981, Нью-Йорк, США) — американская актриса, певица, автор песен, фотомодель и дизайнер.

Пэрис Хилтон — бывшая наследница семейного бизнеса — крупнейшей в мире сети отелей Hilton Hotels. Известность ей принесли телесериал «Простая жизнь (англ.) русск.» (2003—2007) (в котором она сыграла со своей подругой Николь Ричи) и скандальная светская жизнь, из-за которой в СМИ она преподносится в первую очередь как «светская львица» (socialite, It-girl) и даже как главная «светская львица планеты».

2

Ярд (англ. yard) — британская и американская единица измерения расстояния. Сейчас метрический ярд равен трём метрическим футам (36 дюймам) или 0,9144 метра.

3

6 футов = 182,88 сантиметра.

4

«Баффи — истребительница вампиров» (англ. Buffy the Vampire Slayer) — американский молодёжный телесериал с Сарой Мишель Геллар в главной роли о судьбе американской девушки, обладающей сверхчеловеческими силами. Сериал создан по мотивам одноимённого полнометражного фильма 1992 года. Начинаясь как комедийный фильм ужасов, с каждым сезоном сериал становился всё мрачнее и драматичнее. По сюжету Баффи переезжает в городок Саннидейл, переполненный потусторонними существами, которых ей поручено истреблять.

5

Situs inversus («Ситус инверсус») — обратное (зеркальное) расположение внутренних органов. Оно может касаться всех внутренностей или органов отдельных полостей тела (грудной, брюшной и др.) и даже отдельных органов. Сердце может располагаться справа, печень — слева, селезёнка — справа. Эта редкая аномалия обычно не сопровождается какими-нибудь нарушениями функции органов и распознаётся с помощью перкуссии, аускультации и рентгенологического исследования.


home | my bookshelf | | За денежки |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу