Book: Бесконечный поцелуй тьмы



Бесконечный поцелуй тьмы

Джанин Фрост

Бесконечный поцелуй тьмы

Глава 1

Менчерес почувствовал запах крови вампира еще до того, как ощутил землистый дух упырей на первом этаже дряхлого склада. Их было шестеро — молодых, нахальных и они были спокойны, когда он зашел внутрь. При более детальном изучении стало ясно, что кровь вампира ощущалась на двоих из них. Остальные четыре не имели прилипшего медного аромата, но по хищным взглядам, брошенным на Менчереса, можно было понять — они хотят это исправить.

— Недавно в этом районе пропал молодой вампир, — сказал Менчерес вместо приветствия, игнорируя то, что упыри начали обходить его со всех сторон. Они выглядели лет на двадцать по человеческому возрасту, а по энергии их ауры, как нежить были, считай подростками. — Короткие светлые волосы, тату на руке, пирсинг в брови. Зовут Трик, — продолжал он. — Вы видели его?

— Ты очень глуп, вампир, если рискуешь быть вне укрытия, когда рассвет уже так близко, — протянул упырь, от которого сильнее всех разило кровью вампира, не отвечая на вопрос Менчереса, зловеще улыбнувшись, показывая зубы.

Вместо того чтобы вызывать страх, их слова раздражали Менчереса. Эти глупцы думали, что у них есть преимущество из-за того, что скоро рассвет, но они явно не знали, что солнечный свет имеет значение только для юных вампиров. Однако, даже с его маскировкой под молодого вампира, если бы эти гули были мудры, они бы задумались над тем, что Менчерес странно спокоен, несмотря на их угрозы.

Опять же, будь они умны, они бы не убили Трика в том же районе, где живут. Менчересу потребовался лишь час, чтобы их выследить. Такая глупость — не только вопиющее неуважение к законам вампиров и упырей, но и ставит под угрозу саму тайну существования их расс. В другом настроении, Менчерес бы убил зубастика-гуля без дальнейших разговоров, а остальных пятерых приберег для публичного наказания. В конце концов, Менчересу даже не нужны от них признания, что они убили Трика — аромат вампирской крови на них — лучшее доказательство.

Упырям повезло, потому что сегодня, он не искал возмездия за убийство Трика. Возможно, то, что он лишился видений своего будущего, было даже к лучшему. В противном случае, если бы он предвидел, как закончит свою длинную в вечность вражду с бесчестным Стражем Закона, Реджедеф, он бы задумался о собственном здравомыслии.

Но если бы не пропали видения, все это не было бы необходимо. Гнев вспыхнул в нем. После четырех тысяч лет предвидений, потеря его дара стала скорее вредом, чем неожиданностью. Он долго оплакивал эту свою способность, ему тяжело было жить с ней, но теперь, когда она исчезла, со всеми другими своими способностями, он не мог защитить того, кого хотел. Обвиняющие слова звенели в голове Менчереса. «Видения, почему, когда это нужно мне больше всего, вы покинули меня?»

Реджедеф, возможно, ненавидел Менчереса на протяжении тысячелетий, но он был слишком умен, чтобы идти на врага, который мог бы предвидеть любые нападения, прежде чем их даже запланировали. Теперь, когда видений у Менчереса не было, это был лучший шанс Реджедефа. Все знали, что Реджедеф не стесняется использовать его значительную власть в качестве Стража Закона, фабрикуя обвинения против Менчереса за преступления, которых не было. Реджедефу не привыкать нарушать закон, чтобы удовлетворить свои собственные цели. Это было то, что он сделал еще до того, как стал членом мощного правящего совета вампиров.

Его старый враг может предвкушать предстоящую схватку и те жертвы и потоки крови, которые, несомненно, ожидаются, прежде чем один из них победит, но Менчерес покончит с бойней до ее начала. Ему даже довольно приятно представить себе разочарование Реджедеф, который почувствует себя лишенным возможности реализовать свои планы мести.

Так что, когда шестеро упырей направлялись к нему, вытащив свои серебряные ножи и хищно улыбаясь, Менчерес просто стоял. Это обещает быть кровавой баней, но кровью и болью его не удивить. Эти двое были его компаньонами гораздо дольше, чем эти упыри могли бы себе даже представить.

Он бросил взгляд на предрассветном небо — интересно, кстати, светит ли солнце в загробной жизни? Прежде чем солнце взойдет высоко, либо он, либо упыри об этом узнают.


***


Кира шла вниз по Эшланд Авеню, предпоследней улице перед ее домом. Внезапный порыв ветра растрепал ее волосы. «Да, Чикаго недаром называют Городом Ветров» — подумала она и откинула темные пряди, упавшие на глаза. Усталым движением Кира переместила свой тяжелый рюкзак на другое плечо. Каждый раз, неся его на работу и назад домой, Кира думала, что скоро не будет так надрываться. Она была счастлива, что ее босс предоставил ей в пользование машину компании. Это было более приятно при том, что многие люди, живущие и работающие в Западном Лупе не имели собственного автомобиля. Но они и не должны были таскать с собой различные фотоаппараты, видеокамеры, бинокли и другие необходимые элементы слежки, — именно все это она и носила.

По крайней мере, у нее была продуктивная ночь. Ее слежка за женой клиента, наконец, дала результат в виде нескольких компрометирующих фотографий, которые Кира закинула в офис, прежде чем отправилась домой. Она сможет, наконец-то выспаться, и даже ее требовательный босс на это нечего не скажет.

Работа частного детектива выработала у нее привычку следить за всем происходящим вокруг, и это было естественно для Киры, но ее внимание обострилось еще больше, когда она зашла за следующий угол. По этому участку дороги идти ночью было, откровенно говоря, страшно и она была рада, что солнце уже почти взошло. Ветхие склады должны снести, но затяжной спад экономики видимо замедлил их перестройку. Для Киры было важно, что аренда в ее доме, кварталом дальше, значительно ниже благодаря этим заброшенным зданиям, испещренным граффити, но это также означает, что она должна быть бдительной. Грабежи здесь не редкость.

Она почти обогнула склады, когда вздрогнула от жуткого смеха. Он раздался внутри одного из складов и звучал скорее угрожающе, нежели весело. «Иди спокойно», — сказала себе Кира, расстегивая карман рюкзака, где хранила пистолет, — «Ты почти дома».

Этот резкий смех раздался снова, на этот раз совсем рядом. Кира остановилась, прислушиваясь. Если бы это было днем, шум от машин и пешеходов заглушил бы все шумы и голоса, исходящие из склада, но предрассветная тишина только обостряла звуки, и следующим она различила что-то вроде громкого стона. Кто бы ни издал этот звук, он был ранен, а когда за ним последовал ужасный смех, Кира поняла — звуки связаны между собой.

Она вытащила мобильный телефон из рюкзака, прибавив шаг в направлении своего дома.

— Девять-один-один, что у вас случилось? — произнес спокойный женский голос.

— Я хочу сообщить код 37, — приглушенным шепотом произнесла Кира.

— Повторите еще раз? — женщина на том конце провода заметно насторожилась.

— Нападение при отягчающих обстоятельствах, — утонила Кира, удивившись, что оператор не знает полицейские коды. Она назвала адрес, где расположен склад. — Похоже, на нижнем этаже, — уточнила она, подумав.

— Пожалуйста, подождите, пока я переключу вас на другого оператора, — быстро проговорил голос, и в трубке что-то щелкнуло. Спустя несколько мгновений, уже мужской голос спросил, что случилось.

— Я сообщаю о нападении при отягчающих обстоятельствах, — сказала Кира, решив не пугать говорящего знаниями кодов на этот раз. Она дала адрес и информацию еще раз, сжимая кулаки от понимания, что тратится драгоценное время.

— То есть, вы не видели нападение? — уточнил оператор.

— Нет, я не пошла туда, — сухо сказала Кира, собираясь идти дальше. Она уже была так близко к спасительному дому!

— Вы поступили правильно, — скучающе проговорил голос. — Как Вас зовут?

— Я предпочитаю оставаться анонимной, — сказала Кира после паузы. У нее был опыт общения с полицией, и не особо приятный.

— Мы отправим туда автомобиль, — буквально пропел оператор в трубку.

— Спасибо, — пробормотала Кира и повесила трубку. Она сделала все, что могла. «Надеюсь, что этого будет достаточно для спасения несчастных» — подумала она и быстро побежала по лестнице.

Но когда она уже подходила к своей двери, ее шаги невольно замедлились. Разум твердил — иди домой, а совесть кричала — «Вернись и помоги!». Полиции нужно около десяти минут что бы доехать до склада и неизвестно, есть ли у потерпевшего эти минуты?

«Никогда не пытайтесь быть героем, малыш. Оставь это копам», — всплыло в памяти наставление ее босса, но вместо того, чтобы утешить ее, вызвало гнев. Если бы не старания ее бывшего мужа, она была бы одним из тех "копов". Она — лучшая в полицейской академии, получила сертификат правоохранительных органов, и она была всего в двух кварталах от этого крика, а не в нескольких минутах, как патрульная машина.

Голос Мака, глубокий и отчетливый, произнес в голове: «Спаси! Спаси хотя бы одну жизнь». Это было кредо ее наставника. Если бы в свое время Мак был таким же, как ее босс, Кира давно была бы мертва. «Не стой, думая, следует ли помочь кому-то нуждающемуся» — голос Мака бился в ее голове.

Мак бы не колебался, есть ли у него значок или нет. Какой же она хочет быть, — такой, как ее старый друг Мак, или бесчувственной, как ее равнодушный, пресытившийся босс, Фрэнк?

Кира развернулась, почти бегом направляясь обратно к складам и источнику крика.


***


Изо рта Менчереса вырвался долгий стон, когда серебряный нож полоснул его по ребрам. Когда упыри начали его резать, он не издал ни звука, и они стали водить ножами еще медленнее по его плоти, принимая его молчание как вызов. Тогда он стонал и даже кричал. Это помогло, они становились все более возбужденным, резать стали глубже.

Вскоре ему придется выбирать между использованием своей энергии, чтобы скрыть тот факт, что он Мастер вампиров, или чтобы защитить себя от усиливающейся боли. Он потерял слишком много крови, чтобы продолжать делать то и другое. Но если у нападавших было зернышко разума, выявление степени его могущества могло вынудить их к бегству. Нет, он не мог упустить шанс. Сэкономим на боли.

Менчерес убрал ментальные щиты, что он возвел между собой и теми безжалостно режущими ножами. Он почувствовал, словно огонь охватил его тело, серебро вызвало интенсивную, мучительную реакции, когда оно прорезало его.

Убрав защиту от боли, у него возникла новая проблема. Каждый новый порез или ножевое ранение вызвало вспышку ответной энергии в нем, что жаждала возмездия. Менчерес отключал инстинкты самосохранения, сосредоточившись на сдерживании своей ауры, боролся со своим желанием убить упырей, хотя его энергия требовала, чтобы ее выпустили.

— Стейкс, — Менчерес сказал, обращаясь к нему по имени, которое использовали другие. — Ты неопытен, или это то, на что ты способен?

Упырь зарычал на оскорбление, втыкая глубоко в бедро Менчереса свой кинжал. Другой упырь перехватил длинные, черные волосы Менчереса и отрезал кусок из плеча.

Гнев Менчерес поднялся снова, темный и смертоносный, стремясь слиться с его силой, чтобы обрести форму. Он усмирил его снова, зная, если он потеряет контроль хоть на мгновение, все упыри умрут. А они не достигли еще своей цели.

— Бросьте ножи и отойдите от него, — неожиданно раздался, чей то голос.

Менчерес бросил взгляд в сторону звука с тем же изумлением, что и упыри. Неужели он так отвлекся на собственные мысли, а упыри — на пытки, что человеку действительно удалось подкрасться к ним?

Доказательство стояло на другой стороне комнаты, в классической позе для стрельбы, пистолет направлен на упырей собравшихся вокруг него. Глаза женщины были расширены, лицо бледное, но она держала свое тяжелое оружие очень уверено.

Это осложнение ему не нужно.

— Немедленно уходите, — сказал Менчерес. Ее теплое, смертное тело слишком заманчиво для мясоедов, чтобы сопротивляться, если она не сбежит сразу.

— Так, так, — Стейкс двинулся, оставив свой нож, воткнутым в бедро Менчереса. — Смотрите, ребята. Десерт.

Отчетливый щелчок показал, что женщина взвела курок.

— Я буду стрелять, предупредила она. — Все вы, положите ножи и отойдите от него. Полиция уже в пути…

Ее голос дрогнул, когда Стейкс отошел от Менчереса. Большинство того, что они сделали с ним, было закрыто от ее глаз телами упырей, но когда Менчерес был полностью открыт взору женщины, она увидела окровавленное тело.

В этот момент гули напали.

Менчерес знал, что он ничего не должен делать. Не должен бросаться на помощь, а изображать беспомощность, пусть даже упыри убьют ее. В конце концов, у него был план, когда отправлялся сюда, и план никак не вязался со спасением безрассудного человека.

Но в ту же секунду, что он позволил упырям достичь женщины, еще одна мысль ударила Менчереса, преодолевая его практичность. Она пыталась его спасти. Он не мог позволить ей умереть за него.

Сила рванулась наружу, ударяя в упырей. Окровавленные веревки вокруг Менчереса начали расслабляться сами собой, извиваясь как змеи, когда Менчерес бросил свою мощь на шестерых гулей. Удары были слабее, чем обычно, из-за потери крови, но пронзительные крики, вырвавшиеся у пожирателей плоти закончилась так же внезапно, как появились. К тому времени, как веревки расползлись и Менчерес подошел к женщине, ни один из упырей не мог даже пошевелиться.

Менчерес пнул Стайкса, под которым лежала женщина. Она задыхалась, кровь изо рта текла тонкой струйкой, но из зияющей раны в животе она била ключом. Его колебания ей дорого стояли. Упырю удалось ее смертельно ранить прежде, чем был остановлен. В считанные минуты женщина истечет кровью до смерти.

Она посмотрела на него снизу вверх, страдания отражались на ее лице, а затем ужас понимания, когда она взглянула на свой живот.

— Тина, — прошептала женщина, ее ярко-зеленые глаза закатились, и она потеряла сознание.

На этот раз Менчерес не стал мешкать, он рванул клыками свое запястье и поднес рану к ее рту. Но кровь не потекла. Конечно — упыри выпустили ее всю. Он схватил женщину и поднес ее к столбу, к которому он так недавно был привязан. Затем Менчерес зачерпнул горсть крови, лужицей собравшейся на полу, и влил ей в рот. Ее пульс был неустойчивым, дыхание еле ощутимое, но он все равно заставил ее глотать.

Послышались звуки сирен. Полиция уже подъезжала, и Менчерес зачерпнул другую горсть своей крови, растирая ее по ране в животе. Горячая кровь женщины, смешалась с его, но только на мгновение. Затем ее кровотечение остановилось, края плоти потянулись друг к другу, когда рана начала заживать внутри и снаружи благодаря регенеративным особенностям его крови.

Снаружи хлопнули двери автомобиля. Менчерес оставил девушку на грязном, окровавленном полу и подошел к упырям. На него уставились глаза полные ужаса, когда он смотрел на них.

— Если бы вы убили меня сразу, то могли бы прожить еще несколько дней, — сказал холодно Менчерес. Он бросил свою силу в коротким, контролируемом рывке. И в следующий момент с громким хрустом шесть голов отлетели от тел гулей.

К складу приближались шаги. Менчерес остановился, оглядываясь на женщину. Она пришла в сознание, и она смотрела на него, ее глаза смотрели с шоком и ужасом.

Она видела его клыки. Видела, как он убил упырей. Она знала слишком много о нем, чтобы оставить ее здесь.

— Полиция, — крикнули за дверью. — Здесь есть пострадавшие?

Менчерес схватил женщину и вылетел из разбитого окна, прежде чем офицеры ворвались в помещение и застыли в шоке от увиденной ими внутри бойни.



Глава 2

Кира была уверена, что все произошедшее в ней — не игра ее больного воображения, не сон, и эта уверенность приводила ее в ужас. Все что произошло с ней, было ужасно, невероятно и могло значить только одно — человек, похитивший ее, не мог быть обычным человеком. Это было невозможно, нелогично, невероятно, но это — единственное правдоподобное объяснение. Обычные люди не могут так быстро восстановиться после тех травм, которые она видела у него. У обычных людей нет огромных клыков и глаз, горящих зеленым светом в темноте. И обычные люди не могут отрывать людям головы на расстоянии.

Даже если на минуту предположить, что все это было лишь ее галлюцинация, вызванная шоком от происходившего, но как логично объяснить то, что она оказалась здесь? И каким способом! Люди, черт побери, не умеют лететь, просто так оттолкнувшись от земли! Тем не менее, ее похититель улетел с ней, а затем, держа ее так, как будто она невесома, легко и непринужденно перескакивал с крыши на крышу, как будто это были ступеньки лестницы.

Кира всегда боялся высоты, и этот страх в сочетании с головокружением, шоком, потерей крови заставил ее в какой то- то момент потерять сознание и проснувшись в очень нормальной и милой спальне, она долго не могла понять как она здесь очутилась и что случилось с ней. Кира посмотрела на разорванную, забрызганную кровью одежду, потрогала свой плоский живот — рана на нем чудесным образом исцелилась — и перевела взгляд на кресло. В нем, удобно устроившись, сидел ее похититель со странной полуулыбкой на красивых губах.

— Не бойся, ты в безопасности, — проговорил он со странным акцентом.

Кира с трудом удержалась от грубости, готовой сорваться с ее губ. «Чертов мудак», — подумала она мрачно и окинула себя взглядом. Оружие не было, что впрочем, не удивительно. Хотя, вряд ли оно бы помогло — Кира с дрожью вспомнила бойню на складе, где ее пистолет был для этих существ не страшней детской игрушки.

— Где я? — спросила Кира, продвигаясь под одеялом, которым кто-то — он? укрыл ее.

— В безопасном месте, — ответил ее похититель, вызывая нервный смешок у Киры.

«Ну, конечно. Я такой же безопасности, как парашютист с нераскрывшимся парашютом», — горько подумала она.

— Как странно, — пробормотал мужчина в следующий момент, и улыбка исчезла с его лица, — Я могу чувствовать твой страх, но я не могу услышать ни слова о нем.

Кира медленно выбиралась из кровати, но, услышав это, замерла. Ее бросило в дрожь, но она заставила себя внимательно рассмотреть человека, который сначала так странно спас ее, а теперь удерживал ее в плену и вел не менее странные беседы светским тоном.

При внимательном рассмотрении в нем не было ничего уж такого необычного, и Кира даже нехотя призналась себе, что в другой ситуации он показался бы ей даже симпатичным.

Прямые черные волосы, спереди свободно падающие на грудь были неровными прядями искромсаны сбоку. На первый взгляд черты его лица указывали на Ближневосточное происхождение, но светлая, почти прозрачная кожа — странное, но очень необычное сочетание — говорила о европейских предках. На чувственных губах опять заиграла насмешливая полуулыбка, в то время как изогнулись черные брови. Боже мой! Куда девалось прежнее неземное зеленое свечение? На нее мрачно смотрели угольно-черные глаза, обрамленные длинными ресницами.

«Ему на вид лет двадцать — двадцать пять, морщин нет, но взгляд умудренного, уставшего старика… Странно — он так и не смыл брызги крови были на шее, хотя надел свежую рубашку и брюки», — размышляла Кира, — «Если бы не кровь, неравномерно остриженные волосы, и не этот странный взгляд, его можно было бы принять за какого-нибудь рядового клерка, с которым я могла бы столкнуться в метро».


Но только сегодня утром она видела его порезанным на куски, а сейчас на нем не было видно никаких признаков травм. И это было самое главное доказательством того, что он не может быть человеком.

Кира задумалась. Она точно знала одно — она была свидетелем таких событий, про которые нельзя никому рассказывать. Впрочем, таких свидетелей обычно не оставляют в живых

— Очаровательно, — произнес он скорее для себя и его изумленный голос буквально, «вытолкнул» Киру из ее горьких размышлений. — Я не могу услышать и слова из того, о чем ты думаешь.

Руки Киры инстинктивно прижались к вискам, как будто она пыталась физически блокировать его попытки проникнуть в ее разум. Он одарил ее очередной задумчивой полуулыбкой.

— Это не помогло бы тебе при нормальных обстоятельствах, но как я уже сказал, я не слышу твои мысли, — галантно проговорил он.

— Ты кто? — вырвалось у нее. — Пришелец? Я знаю, что правительство лгало о происшествии в Росвелле.

— Ничего, о чем стоит беспокоится, Тина, — ответил он, пожимая плечами. — Скоро ты сможешь….

— Почему ты зовешь меня Тина? — прервала его Кира испуганным шепотом. Незнакомец непонимающе приподнял брови и Кира взорвалась.

— Держитесь подальше от моей сестры! — буквально прорычала она, вставая. В этот момент она забыла кто он, что он, и мечтала только о том, что бы как-то остановить его, причинить ему боль, что бы он не смог добраться до ее сестренки.

— Ничего не слышу… Может быть, мне просто нужно больше крови, — пробормотал незнакомец и протянул руку. — Ты не поняла. Ты произнесли «Тина» перед тем, как потеряла сознание. Я подумал, что это твое имя.

Кира этого не помнила, но его объяснение было правдоподобным. Когда она увидела, как ужасна ее травма, то ее последняя мысль была о Тине, ее сестренке, которая никому на свете не нужна кроме ее и о ней никто не будет заботиться, если она умрет. Да, те страшные раны должны были убить ее, но первое, что Кира заметила после пробуждения, что ее живот исцелен. Невероятно, но даже следа не осталось, она чувствовала себя прекрасно, и единственным напоминанием о ране оставалась ее порванная и окрашенная кровью одежда.

Это заставило посмотреть на своего похитителя по другому. Должно быть, он как-то исцелил ее. Означает ли это, что он правдив, когда говорит, что она в безопасности, или же этот субъект готовит для нее что-то похуже? Если у него не было плохих намерений, почему он не оставил ее на складе с полицией?

Незнакомец сидел неподвижно, только одна рука успокаивающе протянута к ней. Кира глубоко вздохнула и села на кровать. Она попадала в разные ситуации на работе, чтобы знать, что истерики никогда никому не помогали. Правда, ничего в работе частного детектива не подготовило ее к происходящему, но если она хочет сохранить даже самый маленький шанс на выживание, необходимо держаться спокойно.

— Меня зовут Кира, — представилась она. Если он взял ее вещи, то все равно увидит документы в портмоне. — Я хочу пойти домой. Я не помню, что произошло сегодня утром. Когда я пытаюсь вспомнить, не могу — все размыто… — голосом пай-девочки произнесла Кира и невинно потупила глазки.

— Ты лжешь, — произнес насмешливо странный человек. Угольного цвета глаза сузились. — Мне не нужно читать твой разум, чтобы знать это. Я чувствую запах лжи.

Кира сглотнула.

— А ты бы не притворился, что ничего не помнишь, если бы ты был на моем месте? — голос ее непритворно дрогнул.

— Я не знаю, — ответил он почти задумчиво. — Я никогда не был в твоем положении. Я всегда знал, о детях Каина, даже когда был ребенком.

Он тряхнул головой, избавляясь от наваждения.

— Почему я это говорю тебе? Наверно, потому что очень хочу есть. Ну, давай покончим с этим.

Он вдруг очутился перед ней, и положив руки на плечи. Как он мог так быстро передвигаться? Ее сердце бешено заколотилось, в то время как безумный ужас накатился на нее. Покончим с этим? Это он, походя, упомянул об ее убийстве?

— Не бойся, — прошелестел он ей в лицо. Его глаза изменились, светясь страшным ярко-зеленым светом, и она не могла оторвать от них взгляда. В ушах зашумело и дико сдавило в висках. «О Боже, он собирается снести мне голову, как тем другим на складе» — в ужасе подумала Кира.

— Перестань, — ахнула Кира. — За что? Я же пыталась помочь тебе!

— Я знаю, — перебил он, нежно коснувшись ее лица. — Это было очень смело. Глупо, к тому же, но, тем не менее, храбро. Посмотри в мои глаза, Кира. Ничего не произошло сегодня утром. Ты не ходила на склад. Ты не видела меня. Ты пошла домой, заснула, и больше ничего не произошло.

Его голос вибрировал и почти физически проникал в мозг. Давление на виски Киры усилилось, но не было чувства, что голову срывают с плеч. «Может быть, он не пытается убить меня»- мелькнула у нее робкая надежда. «Ведь убийство тех на складе не отняло у него так много времени».

После нескольких мгновений пристального взгляда в его невероятно яркие глаза, Кира попыталась урезонить его снова.

— Это именно то, что я скажу! Кем бы вы ни были и кем бы ни были они, я не хочу об этом знать. Я просто хочу забыть об этом.

Лицо его стало хмурым.

— Невозможно, — пробормотал он. Его глаза вспыхнули ярче.

— Ничего не произошло сегодня утром. Ты шла домой, ты пошла, спать, — забормотал он, пристальней глядя ей в глаза.

— Поняла, — сказала Кира, мигая. Глядеть в его глаза было больно, словно она смотрела в два зеленых прожектора.

До того, как она моргнула в следующий раз, он был на другой стороне комнаты, глядя на нее с той же задумчивой подозрительностью, как и она на него чуть раньше.

— Ты не восприимчива к моей силе, — удивленно сказал он и неожиданно рассмеялся.

— Это впрямь памятный день, — продолжил он, успокоившись и покачивая головой, — Может быть, это потому что я дал тебе свою кровь, исцеляя тебя. Видимо по этому я не могу тебя гипнотизировать. Как только моя кровь уйдет из твоего организма, я попробую снова.

Это прозвучало плохо. Это звучало подтверждением ее опасений, что она не сможет уйти в ближайшее время. Перед ее глазами мелькали воспоминания. Кровь. Гипноз. Клыки. Полет. Только одно существо соединяло в себе все это, но этот незнакомец не мог действительно быть вампиром. Или мог?

— Я могу вспомнить, что произошло сегодня утром, но ты можешь держать пари, я никому не скажу, — произнесла Кира тихо. — Ты не должен ждать, пока очистится моя кровь. Если я пойду домой, то я обещаю, что не скажу никому ни слова о тебе, о складе, или о чем либо, не вполне нормальном.

Он смотрел на нее, чернота сменила зелень в его глазах. Потом медленно и задумчиво он покачал головой.

— Сейчас, ты, наверное, верить в это, но я не могу ручаться, что ты не изменишь, свое решение позднее, — вздохнул он.

Щелчок закрывающейся двери прозвучал как выстрел и Кира вздрогнула. Его не было, он ушел. Но как? Кира рванулась за ним, толкнула дверь, но не смогла открыть ее. Наверное, что-то очень тяжелое подпирало дверь с другой стороны.

Как она сможет сбежать от него, когда он движется так невероятно быстро? Еще раз слово «вампир» всплыло у нее в голове. Это было наиболее подходящее объяснение для ее похитителя.

В то же время, разве вампиры не должны загораться на солнце? Он не сгорел. Солнце уже встало, когда он нес ее со склада, но это ничуть не доставило ему неудобств. Кроме того, у нее был крест на шее, но это не помешало ему пронести ее по половине крыш Чикаго сегодня утром. Это делало большую дыру в ее «вампир-теории».

Киры не могла до конца поверить, что она размышляет, каким сверхъестественным существом он является. Ничего и никого подобного просто не должно существовать, не говоря уже, чтобы какое-то существо похищало ее! Ее здоровый скептицизм сражался с увиденным. Даже если принять во внимание долгую ночь без сна, которая могла привести к галлюцинациям, покрытый кровью, совершенно исцеленный живот напоминал Кире — глаза не обманывали ее. Ей живо вспомнилась ее агония. Та холодность, которая просочилась через каждую пору, исчезающие чувства…, а затем резкий рывок к жизни как раз вовремя, чтобы увидеть ее темноволосого захватчика отрывающего головы нескольким людям, когда его руки даже не коснулись их.

Не имеет значения, кто он был, решила Кира. Самое главное сбежать от него. Она начала рыскать по спальне. Нет компьютера. Нет телефона, по крайней мере, она его нигде не видела. Ванная комната обставлена со всеми удобствами, но там не было ничего полезного для побега.

Она подошла к окну и посмотрела вниз в полном отчаянии. Конечно, было бы странно, будь там балкон или приставная лестница. Она предположила, что должна быть довольна, что не видно рва с водой, или не слышно волчьего воя по периметру. Она еще в Чикаго? Или, когда она была без сознания, он сумел отнести ее куда подальше?

Кира опустилась на кровать, перебирая ткань покрывала. Фрэнк, вероятно, даже не заметит ее отсутствия до позднего вечера. Ее босс знал, что она всю ночь занималась слежкой, он ожидал, что она будет спать сегодня допоздна. Тина также не будет пытаться искать ее, ведь если Кира не отвечала, ее сестра только подумает, что она работает. Единственная надежда, что ее похититель оставил рюкзак на складе. Полиция, несомненно, проверит ее местонахождение, если они нашли вещи на месте ужасных убийств. А если он взял его с собой, когда схватил ее? Она не могла вспомнить. Ее рюкзак не было в этой спальне, и это все, что она знала.

Кира рванула одеяло, желая от досады превратить его в лоскутки, но его плотная, гладкая ткань, состоящая из тысячи нитей, была прочнее, чем канат. Все, что ей удалось в попытке его порвать — это сломать несколько ногтей.

Кира улыбнулась. Ей вспомнились слова Фрэнка: «Импровизация — это необходимая часть работы». Он говорил ей это, когда готовил для работы в качестве частного детектива. Фрэнк был прав.

Кира пошла в ванную, волоча одеяло за собой.


***


Менчерес закрыл глаза, на первом глотке. Теплая плоть прижимается к его рту, сладкий пульс вибрирует под его губами. Приятные мысли дымкой накрыли его мозг, когда он слегка уперся клыками, но они не были его мыслями. Они принадлежали Селене, человеку от которого он кормился.

«Да, укуси меня снова. Глубже. Ах, так хорошо, не останавливайтесь»…

Селена вздрогнула от экстаза, который Менчерес не испытывал веками. Он отстранился после следующего глотка и закрыл проколы от клыков каплями своей крови. Блаженство, которое он так мимолетно испытал, рассыпалось пеплом.

Страсть Селин лишь реакция на опытный укус в сочетании с эйфорией вызываемый ядом, который вырабатывается у всех вампиров в клыках. Он в состоянии доставить ей лучшие оргазмы только укусом, если захочет, но любой вампир может сделать тоже самое. Одну вещь Менчерес выучил за долгие годы — быть инструментом радости не то же самое, что действительно быть необходимым.

Когда-то он бы посмеялся над этим. Когда он был человеческим правителем Египта, считалось честью поделиться своей постелью, и Менчереса многие жаждали там. Когда он стал вампиром, мужчины и женщины стекались к нему в надежде, что он превратит их в вампиров. Позже, его власть обратила тех, кто ищет защиты. Со временем, стать его любовницей была символом статуса среди вампиров. Даже если Менчерес жил среди людей, скрывая свою суть, его богатство соблазняло людей. Прожив, таким образом в течение двух с половиной тысяч лет, даже самые изысканные наслаждения стали казаться пустыми. Менчерес хотел большего.

Он думал, что нашел это в Патре, молодой египетской королеве, на которой он женился две тысячи лет назад, но это закончилось катастрофой. В то время он был достаточно наивен, полагая, что может насытить потребности Патры во власти, превратив ее в вампира, разделив с ней свое богатство и поведав, самые древние, запретные секреты своей расы, но этого было недостаточно. Ничего, чтобы он ни сделал, не было достаточно, и давний грех привел к тому, что Патра, почти уничтожив каждого, о ком заботился Менчерес, была, в итоге, убита в прошлом году. Это удручало, как и та мысль, что все в его жизни обращались к нему со скрытыми мотивами, даже те, кому он доверял. Даже те, кого он любил.

Как ни странно, единственным исключением был человек, запертый в спальне наверху. Кира пыталась спасти его, действуя не под влиянием его наследия, статуса, власти, богатства или харизмы. Она рисковала своей жизнью, не ожидая ничего взамен. Никто не делал такого для него. Никогда.

В результате самоотверженный поступок Киры в сочетании с его неспособностью контролировать ее разум и слышать ее мысли привел к тому, что он не мог перестать думать о ней. Даже когда день сменился вечером, и он послал другого вампира доставить еду и проветрить ее комнату, Менчерес не мог изгнать ее из своих мыслей.

Кира. В греческом ее имя означало «леди». В кельтском, оно означало «темная». Какое подходит ей больше? Ее внешность соответствовала обоим значениям ее имени — ее лицо было тонким и красивым, за исключением сильной челюсти, выдающей упрямство. Глаза Киры были бледно-зелеными, а брови темные, соответствуя глубокому оттенку ее волос, переходящих в золото на кончиках. Ее волосы были короткими, на вкус Менчереса, спадая чуть выше плеч, но были такие пышные, густые и вьющиеся, что почти приглашали его пропустить их сквозь пальцы.



Тело Киры — контраст женственности и силы. Она была худенькая, что выдавало ее утонченность, но держала себя с бойцовской позицией и ее красивые, сильные плечи подчеркивали ее полные груди. Она распрямила эти прекрасные плечи и сжала упрямо рот, когда закричала на него, чтобы он держался подальше от ее сестры. Хотя Кира знала, что он не человек, она, не колеблясь, бросила ему вызов на предполагаемую угрозу ее семьи. Действительно, темная леди.

«Да, пожалуйста!»

Восклицание вернуло Менчереса из его размышлений. Боги, он ласкал Селену, бессознательно пробегая нитями своей силы по ее нервам, поглаживая и стимулируя. Как он мог настолько потеряться в своих мыслях о Кире, что даже забыл о Селене в его руках?

Менчерес втянул силу назад и отстранил Селену от себя.

— Я взял все, что мне нужно, — сказал он ей.

Ее глаза открылись, когда она прижалась к нему.

— Позвольте мне дать вам больше, чем только кровь, — предложила она

хриплым голосом.

— Нет, — ответил Менчерес автоматически.

Как только он произнес это, то напомнил себе еще раз, что нет нужды отказаться. Его жена умерла, так что не было больше смертного приговора для любой женщины, с которой он бы лег в постель. Если бы он захотел Селену, ничего не могло его остановить.

Но в этом и была ирония: после жизни с неистраченной страстью дольше, чем существовали многие цивилизации, теперь, когда у него был шанс позволить себе удовольствие, у него не было желания. Селена была красива, готова, но он не хотел ее.

Лицо Киры вспыхнуло в его памяти, но Менчерес отогнал ее образ прежде, чем позволил себе остановиться на нем.

— Нет, — повторял он Селене тоном, не допускающим возражений.

Она кинула на него последний томный взор, но он сделал вид, что не замечает. Селена, подобно другим, не хотела только его самого. Она также хотела власть, безопасность и сверхъестественное удовольствие, которые он мог ей дать, но почему-то длительный, вынужденный целибат Менчереса, не приемлил компромисса.

Через несколько минут после ухода Селены, Горгон, единственный вампир, которого Менчерес привез с собой в этот дом, вошел в библиотеку.

— Сир, — сказал Горгон. — У нас осложнение с человеком, которого вы привезли сегодня утром в дом.

Менчерес вскочил и уже поднимался по лестнице в комнату Киры, когда голос Горгона остановил его.

— Сир? Вам стоит выйти на улицу.

Глава 3

Кира болталась за окном на своей импровизированной веревке, сквозь зубы, шепча себе «Не смотреть вниз! Не смотреть вниз!».Она потратила часы на то, чтобы связать покрывала, простыни, шторы вместе, пока веревка не стала достаточно длинной, чтобы спуститься по ней. Тогда она привязала ее с двух сторон кровати, напряженно ожидая наступления темноты, чтобы было меньше шансов быть замеченной. Прошло еще полчаса психологических тренингов, прежде чем она заставила себя перелезть через подоконник, и был момент паники, когда веревка впервые натянулась под ее весом.

Но веревка, крепление кровати и ее руки выдержали это. Медленно Кира продвигалась вниз, пропустив веревку между ногами, чтобы замедлить свой спуск.

«Ты все делаешь хорошо», — сказала себе Кира, когда осторожно начала карабкаться вниз по стене дома. Если повезет, она благополучно окажется внизу через несколько минут. И если ей повезет больше, ей не придется долго искать помощь. Она сомневалась, что была все еще в Чикаго, судя по отсутствию каких-либо домов или строений в пределах видимости, но она видела что-то вроде дома за деревьями на севере. Вот куда она пойдет в первую очередь — конечно, если веревка внезапно не разорвется или кровать не сломается.

Добравшись до выступа ниже своего окна, Кира вздохнула с облегчением. Один этаж пройден, осталось два. Пока никто не забил тревогу. Притворство угодливой пленницы, казалось, сработало. Она даже изобразила, что съела пищу и выпила содовую, которые светловолосый человек со шрамом на щеке, принес ей, но в действительности она выбросила все в унитаз. Ни в коем случае она бы не рискнула наглотаться наркотиков, прикасаясь ко всему этому. Она выпила немного воды в душе, пока готовилась. Это было более, чем достаточно, чтобы поддержать в ней водный баланс, и она сомневалась, что они достаточно умны, чтобы и эту воду накачать наркотиками.

Кира ослабила веревку под собой, удивляясь тому, что ее руки не дрожат. Сегодня утром она потеряла много крови, но по странным обстоятельствам ее руки были тверды, с легкостью удерживая ее вес. Этого было достаточно, чтобы обеспокоить Киру, но она решила волнения отложить на потом. Например, когда будет далеко от этого дома в ближайшем полицейском участке.

Она спустилась еще на один этаж, затаив дыхание, когда зависла на веревке напротив окна. Свет струился через окно, делая для нее интерьер ясно различимым. Кира молилась, чтобы темнота вокруг сделала ее практически неразличимой. Она слегка оттолкнулась ногами, чтобы передвинуть себя подальше от центра окна, и спустилась немного быстрее. Должна ли она рискнуть посмотреть вниз, чтобы проверить, сколько еще осталось до земли? Нет, решила Кира. Она и так много сделала, учитывая ее страх высоты. Нет нужды губить это, глядя вниз сейчас.

Когда Кира, наконец, почувствовала под ногами твердую землю, а не пустоту и веревку, то почти закричала от облегчения. Она оставила свои ликования на потом, потянув веревку влево от окна и закрепляя ее конец под горшком с растением. Если повезет, до утра веревку никто не найдет, а она к тому времени будет уже далеко.

Кира побежала так быстро, как только могла в ту сторону, где, как она думала, стоял дом, увиденный ею из окна своей спальни. Было темно, когда она бросилась прочь, но Кира была абсолютно уверенна в том, что движется в правильном направлении. Ее сердце стучало от радости и счастья. Она была свободна!

Она пробежала двадцать ярдов, прежде чем врезалась в стену.


***


Менчерес наблюдал за тем, как Кира спускалась вниз, со смесью удивления и удовольствия. Она, безусловно, была упорной женщиной, — что бы связать веревку из различного материала в спальне нужно время, терпение и фантазия. И как крепление для своих узлов неужели она использовала петли от душевой занавески?

— Хотите, чтобы я вернул ее? — спросил Горгон, тихим голосом, чтобы Кира не услышала его.

— Нет, — ответил Менчерес. Ему было любопытно увидеть, как она спустится до земли. Если бы веревка оборвалась или она соскользнула сама, он легко мог поймать ее. Но в то же время, наблюдать движения Киры, спускающейся вниз по стене дома было более интересно, чем, что либо происходившее в последние несколько месяцев.

— Ты можешь вернуться обратно, — сказал он Горгону, его рот дернулся, когда Кира аккуратно оттолкнулась ногами подальше от окна. Она вела себя очень тихо для человека, но, конечно, для его слуха, она производила достаточно шума.

Горгон кивнул перед тем, как исчез в доме. Менчерес стоял на темной стороне газона, где был невидим для Киры, и продолжал наблюдать за ней. Он напрягся, когда кровать, к которой была привязана веревка, предостерегающе скрипнула, но удержала ее. Когда Кира спустилась на землю, Менчерес улыбнулся вместе с ней. Молодец, темная леди.

К сожалению, он не мог позволить ей завершить свою победу бегством. Она расскажет в полиции сказки о сверхъестественных существах, а это последнее, в чем нуждался Менчерес. Реджедеф воспользуется этим, как доказательством и укажет на то, что Менчерес нарушил их законы.

Реджедеф. Как странно, что Менчерес не думал о мстительном Страже Закона с тех пор, как вышел со склада сегодня утром, но он позаботится о своем деле относительно Реджедефа позже. Вначале он должен стереть воспоминания Киры обо всем сверхъестественном. Он мог отправить ее к Горгону или другому вампиру из своей линии, чтобы загипнотизировать, но взяв заботу о Кире на себя он, по крайней мере, сможет отплатить ей за доброту, проявленную к нему на складе. Даже если теперь она сожалеет об этом.

Он всегда может найти другой способ реализовать свой план относительно Реджедефа после того, как исчезнут воспоминания Киры о складе и о нем. Менчерес не видел Реджедефа больше недели. Не стоит спешить, он осуществит свою цель достаточно скоро.

Менчерес дал Кире фору в несколько шагов, прежде чем броситься в погоню. Она столкнулась с ним достаточно сильно, чтобы свалить его, но он принял этот толчок, как будто она была бабочкой.

— Это вторая храбрая, и в тоже время глупая вещь, которую ты сделала сегодня, — произнес Менчерес.

Кира бросилась на него, но ее цель осталась неподвижной, когда она ударила его кулаком прямо в грудь.

— Черт возьми! Это снова ты?

Он мог четко видеть ее в темноте, но она была почти слепа, стоя на неосвещенном газоне.

— Да, это я, — невинным голосом пропел Менчерес. Он не стал ничего говорить об ударах, хотя не мог вспомнить, когда в последний раз человек действительно ударил бы его.

— Ты наблюдал за мной все время, так ведь? — потребовала ответа Кира. Горечь охватила ее, меняя ее запах лимона и морских брызг на что-то более жесткое. — Почему? Тебе было забавно наблюдать за тем, как я пытаюсь убежать?

На самом деле он был удивлен, но только потому, что знал, что она никогда не была в реальной опасности. Однако, сердитое отчаяние в ее голосе заставило его остановиться. Ему было известно, что Кира не была в опасности, но она этого не знала. Честно говоря, он не сказал ей ничего, чтобы по-настоящему убедить ее, что нет оснований опасаться, была ли она в доме или болталась на веревке за его пределами.

— Я прошу прощения, — Менчерес убрал свои руки удерживающие ее с ее плеч. Она не попыталась сбежать, как только он отпустил. Она просто стояла там, глотая воздух и глядя на него.

— Кто ты? И что ты собираешься со мной сделать, не позволяя мне уйти?

Менчерес мгновение колебался, прежде чем пожал плечами. Достаточно скоро он очистит ее разум. Что с того, если в этот момент она узнает больше о нем?!

— Современное слово, обозначающее то, кто я есть — «вампир».

Быстро колотящееся сердце Киры в этот момент пропустило удар.

— Вампиры не существуют, — сказала она, хотя звучало это, как будто ее слова были последней попыткой отрицания, а не уверенностью.

— Это именно то, о чем людям допускается думать, кроме тебя, которая слишком много видела, чтобы поддерживать эту ложь дальше, — твердо ответил он.

— Но ты был при солнечном свете сегодня утром, и мой крест…

Менчерес потянулся к кресту, свисающему с шеи Киры. Простое прикосновение к серебру не принесет ему вреда. Эти сжигающие, осушающие эффекты не проявлялись, если серебром не проткнуть кожу вампира.

— Воздействие солнечных лучей, кресты, деревянные колы и святая вода — это только отвлекающие маневры, умышленно созданные моим народом на протяжении тысячелетия. Наша реальная слабость — это не то, чему мы позволим стать общеизвестным, — произнес он лениво.

— Серебро, — сказала Кира.

Его брови поползли вверх. Она не могла это увидеть, но должно быть она почувствовала его реакцию, потому что пожала плечами.

— Это должно быть то, что другие, э-э, вампиры использовали против тебя сегодня утром. Ножи не очень похожи на стальные, но конечно, они были настолько кровавыми…

Ее голос замер снова, и она отвела глаза, кусая губы. Наряду со странной тишиной в свой голове, он поймал изменение ее запаха в то, что отражает эмоции, с которыми он был хорошо знаком.

Сожаление.

Она сожалела, что вмешалась, помогая ему сегодня утром. Менчерес не мог обвинить ее, но к своему удивлению, он обнаружил, что на самом деле… больно.

Боги, он действительно был опечален тем, что думает о нем незнакомка!? Ему было больше сорока пяти сотен лет! Это действительно было время, которое он провел в этом мире. Перед тем, как превратиться в другую форму дряхлой нежити.

— Те другие не были вампирами, — хладнокровно поправил ее Менчерес.

— Они принадлежат к другой расе, известной как упыри или «мясопожиратели».

Это звучало как шутка.

— Сегодня утром я наткнулась на гулей, которые едят плоть, дерущихся с вампиром, который пьет кровь. И я в это должна поверить? — Кира недоверчиво усмехнулась.

— Да, — голос был глуховатым и таким страшным, что Кира мгновенно поняла — это все правда. Невероятная, ужасающая, правда…

Теперь страх обострил чутье Киры, и дрожь пробежала по ее конечностям, но она стояла прямо и, откинув голову назад резко проговорила: — Так вот зачем я тебе нужна! Чтобы пить мою кровь?!

Менчерес не смог не скользнуть взглядом по ее шее с соблазнительно бьющимся пульсом перед тем, как ответить.

— Нет. Я уже говорил — тебе нечего бояться меня. Я бы уже вернул тебя в твой дом, если бы не то, что случилось сегодня утром. После того, как моя кровь покинет твой организм, и я смогу очистить твой разум от всего этого, ты будешь свободна. До тех пор, ты будешь целой и невредимой. Даю тебе слово.

Дрожь утихала, но ее сердцебиение не остановило свою гонку.

— Это как дурной сон, — прошептала Кира. — Ты можешь пообещать не причинять мне вреда, но кто-то другой приносил мне обед и я уверена, что он не человек. Если ты действительно не хочешь причинять мне вред, ты должен отпустить меня. Если нет, то я в безопасности лишь до тех пор, пока любой из вампиров, окружающих меня, не проголодается.

Менчерес не смог остановить фырканье, вырвавшееся у него.

— Мое слово — закон для моих людей. Никто не посмеет прикасаться к тебе без моего разрешения, а я категорически запретил это. Ты совершенно в безопасности от любого «проголодавшегося», окружающего тебя, Кира.

Она помолчала несколько секунд. Менчерес попытался проникнуть в ее мысли, но ее разум оставалось удручающе недоступен. Ее аромат колебался между недоверием и потрясением, говоря ему, так много о ее внутренней борьбе, в процессе осмысления этой информации, как вероятно сказали бы ее мысли.

Стресс Киры следовало ожидать. Учитывая, что только сегодня утром она ничего не знала о созданиях, существовавших наряду с людьми, а затем была почти убита одними из них и в настоящее время удерживается против ее воли другими, она показала замечательное самообладание. Менчерес видел лидеров стран впадающих в истерику по гораздо меньшим причинами.

— Даже если моя жизнь вне опасности, я не могу просто остаться здесь ждать, пока стану снова восприимчивой, — наконец сказала Кира. — У меня есть работа, и, ряд других очень важных обязанностей. Пожалуйста, поймите, я более чем рада, что вы не собираетесь съесть меня, но я не могу просто исчезнуть на несколько дней. Если вы отпустите меня, я пойду домой, и я не скажу никому ни слова обо всем что случилось.

— И куда ты собиралась идти, когда сбежала сегодня вечером? — спросил Менчерес, удерживая Киру, когда она начала отворачиваться. — И не лги мне снова.

Лицо Киры вспыхнуло.

— Я шла к дому вашего ближайшего соседа вызвать полицию, — ответила она тихо.

— И именно поэтому я не могу отпустить тебя пока ты помнишь хоть что-нибудь о том, что ты видела.

— Но это было раньше, — настойчиво сказала Кира. — Тогда я все еще думала, что ты собираешься убить меня и полиция звучала как самый лучший вариант. Но ты доказал, что я не могу убежать без твоего ведома и ты можешь одержать надо мной верх в любое время. Я не могу представить, чтобы ты прилагал усилия, чтобы лгать мне, если ты намеревался только убить меня. И если ты не собираешься меня убивать, тогда ты должно быть не ненасытный убийца из легенд, поэтому мне не нужно предупредить человечество о тебе. Да, ты убил тех людей, напавших на тебя, но это оправданное убийство в любом суде, поэтому нет необходимости рассказывать что-либо кому-либо.

Голос Киры повысился в волнении и пульс снова ускорился. Менчерес ничего не сказал, зная, что она пыталась согласовать факты вслух. Это всегда пугало людей, когда они понимали, что их вера в превосходство своей расы ложна. Когда они понимали, насколько уязвимыми перед другими видами, разделяющими с ними темноту.

— Кроме того, — сказала она, наконец, сопровождая слова неровным вздохом. — Независимо от того, скольким людям я расскажу, кто поверит мне? Я никогда не верила своим клиентам, пытающимся рассказать о странных, невозможных вещах, и я слышала достаточно тех историй, будучи частным следователем…

Глаза Киры расширились, когда она остановилась на полуслове. Менчерес не мог слышать ее мысли, но ему было ясно, что она поняла, что некоторые из историй, которые она быстренько отвергала, могли быть правдой. Затем она оглядела вокруг темный двор, как будто новым взглядом и задержала дыхание.

Менчерес посмотрел с жалостью, зная, что это был тот момент, когда Кира осознала, что все это было реально. Небольшая часть ее, которая все еще надеялась найти этому другое объяснение, наконец, сдалась. Он наблюдал эту психическую капитуляцию в людях и раньше, слишком много раз, чтобы считать, и хотя Кира верила, что может вернуться к нормальной жизни с этой информацией, Менчерес знал, что она не сможет.

— Ты не хочешь этой осведомленности, — сказал он, его голос был тихим, но твердым. — Это разрушит твою жизнь. Ты увидишь каждую тень иначе, и каждый странный звук заставит заинтересоваться — человек это или монстр? Людям, не являющимся частью линии вампиров или упырей, не очень полезна эта информация. Время доказывало это неоднократно.

Что он не сказал Кире, так это то, что время также доказало, что такие люди обычно оказывались мертвы. В конце концов, эти смертные пытались заставить кого-то поверить в сверхъестественный мир, распространяя сказки о нежити, что представляло собой угрозу для обоих видов. Вампиры и упыри заявили права на определенное количество человек, как их собственность, но те люди, которые были специально выбраны, потом покидали свой собственный мир. Они жили со своими неживыми покровителями в полной осведомленности того, что если они выболтают секрет о разновидностях главного общества, они будут устранены.

Такая подробность не успокоила бы Киру, поэтому Менчерес держал это при себе. Он действительно не хотел, чтобы она опять вылезала из каких-либо окон в будущем.

— Вы отпустите меня целой и невредимой? — спросила она, наконец, приняв решение.

— Скоро я сотру эти воспоминания из твоего разума, — пообещал Менчерес.

Она оценивающе посмотрела на него.

— Мне нужно позвонить своему начальнику, чтобы сообщить какой-нибудь предлог для прогулов. Я не могу позволить, чтобы меня уволили.

— Я прослежу, чтобы о твоей занятости позаботились.

Менчерес не собирался позволить ей позвонить своему начальнику даже под его бдительным оком. Кира работала на частного детектива, линию могли проследить, или она могла использовать кодовые слова, указывающие на опасность, чего Менчерес не мог допустить. Он бы хотел надеяться, что Кира не будет делать такие вещи в свете своей новой капитуляцией, но он был слишком измучен, чтобы верить ей.

— Мне нужно позвонить моей сестре. — Ее голос сделался твердым в этот раз, каким не был, когда Кира говорила о своей работе. — Она плохо себя чувствует. Я не хочу, что бы она беспокоилась из-за моего исчезновения.

Менчерес наклонил голову.

— Я устрою так, чтобы ты поговорила с ней завтра.

Кира вздохнула и медленно выдохнула.

— Хорошо. Как долго ждать до того, как ты сможешь стереть мои воспоминания?

Он мысленно подсчитал, сколько дал крови Кире. Было всего несколько глотков, но его кровь очень мощная.

— Минимум несколько дней, неделя.

Она поморщилась, но ничего не ответила. Опять же, Менчерес был поражен ее мужеством. Кира пыталась сбежать, и неоднократно спорила с ним, требуя, чтобы он отпустил ее, но она не прибегала к мольбам или истерике. Каким человеком была она, чтобы быть такой сильной перед лицом таких тяжелых обстоятельств?

Если бы у него все еще были его видения, он мог бы заглянуть в будущее и увидеть, что за человек Кира. Ничего не показывает характер больше, чем наблюдение результатов важных жизненных решений. Но Менчерес не мог больше видеть будущее. К нему незамедлительно вернулась его вспышка гнева. Бранить богов за то, что они дали — а потом забрали — бесполезно.

— Хорошо, — снова сказала Кира, возвращая к себе его внимание. — Я не могу поверить, что проведу неделю с вампирами, но… хорошо.

Менчерес спрятал улыбку. Его настроение улучшилось, когда он увидел, что Кира кивнула. Она была не единственным человеком, удивленным этим поворотом событий. Часть его также не могла поверить, что он просто взял на себя обязательство быть прикованным к дому с тем же человеком, который разрушил его планы сегодня утром.

— Теперь ты готова идти? — спросил Менчерес, предлагая ей руку.

Рот Киры скривился, когда она после колебания взяла ее.

— Я думаю, да. Скажи мне, вампир, как тебя зовут?

Что, еще одна вещь, которую надо стереть из ее головы?

— Менчерес.

— Звучит как испанское имя, — пробормотала она, старательно разглядывая его в темноте.

— Египетское, — еще одну деталь ему придется стереть позднее. Что такого в Кире, что делало его таким необычно разговорчивым?

— Оо, — она впервые естественно улыбнулась ему. — И так, Менчерес, египетский вампир, ты на самом деле стар, или ты так молод, как выглядишь?

Он искосо взглянул на нее, начиная уже идти к дому, и почувствовал странный укол, размышляя над их разницей в возрасте.

— Я старше, чем грязь, — ответил он сухо.

— Вампир с чувством юмора. Я и не подозревала, что такое существует, — также сухо пошутила она.

Менчерес не ответил. Он рассказал ей о вещах, которые не было причины рассказывать, а теперь он шутил о своем возрасте. Как странно. Он думал, что срок годности его чувства юмора давно истек.

— Я смею предположить, что в комнате, куда мы вернемся, есть кое-что, чем я смогу заняться в течение следующих нескольких часов, — со вздохом отметила Кира, не дождавшись от него ответа.

— В этом нет необходимости, ты… останешься в другой комнате.

Менчерес почти споткнулся, когда чуть не слетело с его губ: «Ты останешься в моей комнате». Что подвигло его даже подумать о такой вещи? Он не обнаружил свое чувство юмора — он потерял свой разум.

Старая нежить. Было не очень много вампиров, старше его. Может эта потеря разума была, в конце концов, естественным явлением.

Глава 4

Кира проснулась с колотящимся сердцем, ее руки нацелились на нападающего, которого не было. В течение нескольких секунд паники она не могла объединить реальность с образом той вещи, вскрывающей ей живот. Затем она упала обратно на подушки, тяжело дыша. Это просто кошмар, только кошмар.

И ничего больше. Кира заставила свое дыхание замедлиться, отсчитывая в обратном порядке от тридцати. К тому времени, как она достигла одного, ее сердце прекратило гонку, и она перестала задыхаться. Другой отсчет назад позаботился о дрожи в ее руках. После третьего отсчета, Кира смогла встать с кровати без постоянных образов лица упыря, атакующих ее разум. Он мертв, он больше не может причинить тебе вред, твердо напоминала она себе.

Кроме того, хотя обстоятельства и были другими, это был не первый раз, когда кто-то нападал на нее, но она выжила. Эти ужасные воспоминания могут снова появиться в ее снах, но она не позволит заполучить призракам — либо кому-то из них — власть над ней, как только она проснется.

И в ближайшее время, ее воспоминание о недавнем нападении будет стерто странно обходительным, смертельно мощным вампиром по имени Менчерес. Из всех нападений, с которыми она столкнулась по пути в свою квартиру, кто бы поверил, что она была с одним из существ, которые не должны были существовать? Никто, вот кто, — мысли Киры были мрачными. Черт, она видела это, была свидетелем того, как ее живот чудесным образом был излечен, и до сих пор она не могла поверить, что все это было реально.

Вампиры. Упыри. Какие существа существовали еще из тех, что не должны быть реальными? Кира вздрогнула. Возможно, Менчерес был прав. Она, наверное, проживет гораздо счастливую жизнь, если не будет помнить этого.

Как ни странно, она не надеялась выйти из всего этого живой. После их разговора прошлой ночью, Кира поверила Менчересу, когда он сказал, что отпустил бы ее. Это просто могло быть частью обаяния вампира, но все инстинкты Киры говорили, что Менчерес заслуживал доверия, а ее инстинкты никогда не подводили — даже тогда, когда она отчаянно хотела этого.

Вампиры, которые не убивали невинных людей. Это было почти как невероятное открытие о существовании самих вампиров. Упыри казались более жестоким видом, по крайней мере, из того, что Кира видела. Все, что эти существа делали с Менчересом было ужасающим и они, безусловно, показали ей свою беспощадность. Если бы Менчерес не остановил их, а затем и не излечил ее, она не продержалась бы и пяти минут, войдя в этот склад…

Кира застыла на полушаге в ванную, когда вопрос, погребенный глубоко в сознании шоком, наконец, всплыл в ее голове.

Если Менчерес смог остановить этих упырей так легко, почему он не сделал этого до ее появления?


Менчерес почувствовал приближение Горгона прежде, чем его образ появился в дымке воды над ним. Он мысленно вздохнул, поднимаясь со своего удобного положения на дне бассейна. Существование под водой было одним из немногих периодов времени, когда он наслаждался тишиной. Слои воды приглушали звуки смертных в его доме, и время, проводимое там, стало своего рода медитацией.

— Сир, — произнес Горгон, когда Менчерес всплыл на поверхность. — Ваш человек просит позволения поговорить с вами.

Взгляд Менчереса проследовал мимо Горгона на Киру, чье выражение сказало о том, что ей не нравится термин "ваш человек". Еще раз Менчерес исследовал разум Киры, и снова натолкнулся на толстую стену. Малейший намек замешательства протиснулся сквозь ее запах, но впечатляющие преграды не давали ему услышать мысли Киры, как раньше он слышал ее сердцебиение, которое все еще слышал сейчас.

— Подведи ее вперед, — сказал Менчерес, упираясь руками о край бассейна.

— Тонированное стекло, — были первые слова Киры, когда Горгон поманил ее вперед. — Я думала, ты сказал, что у вампиров нет отвращения к солнечному свету?

Менчерес оглядел территорию крытого бассейна, слегка пожав плечами. — Солнечный свет не вредит нам, как гласят легенды, но длительное воздействие истощает наши силы, и мы склонны слегка загореть.

Почему я объясняюсь перед ней? —удивился он в следующий момент. Каждое слово, произнесенное им Кире, будет позже стерто из ее памяти. Говорить с ней было также бессмысленно, как и с ветром.

Она села в нескольких футах от края бассейна, поджав ноги под себя, как будто была на пикнике.

— Почему бы не сделать настоящие стены вокруг бассейна? Бетонные блоки намного больше защищают от солнечного света, чем непрозрачные стекла.

Менчерес выдавил небольшую, мрачную улыбку. — Потому что иногда я получаю удовольствие от вещей независимо от того, полезны они мне или нет.

Разговор с Кирой был другой невыгодной вещью, которая казалась, доставляла ему удовольствие, потому что он был здесь, по-прежнему отвечая на ее вопросы, несмотря на отсутствие в этом смысла.

Кира склонила голову, приглушая солнечный свет, отсвечивающий золотом в ее волосах. На ней были джинсы и блузка с воротником, которая обтягивала ее. Менчерес мысленно отметил для себя приобрести новую одежду для Киры, на время ее пребывания здесь. Сейчас она была одета в одежду Селены, но грудь Селены не была столь большая, как у Киры.

Взгляд Менчереса задержался на ее груди, пока Кира с явным раздражением не скрестила на ней руки. Она послала ему колкий взгляд, в то время, как его — пропутешествовал вверх, пока не встретился с её глазами. Он отвел взгляд, почти посмеиваясь над этой неожиданной нелепостью. Сколько веков прошло с тех пор, как его поймали пялящимся на женскую грудь? На одетую женскую грудь, не меньше. Его приемник, Кости, смеясь, сломал бы ребро, если бы узнал об этом.

— Некоторые вещи никогда не меняются, — пробормотала Кира себе под нос.

Менчерес улыбнулся. — Похоже, они и не собираются.

Кира прошлась рукой по волосам, посылая ему другой женственный, осуждающий взгляд, прежде чем ее выражение стало серьезным.

— Почему ты не остановил тех упырей вчера до того, как появилась я? Ты…

— Тихо, — мгновенно ответил Менчерес. Горгон был вне поля зрения, но все еще мог услышать ее.

— Я обдумала это, но не нашла никакого смысла, — продолжила Кира, полностью игнорируя его приказ соблюдать тишину. Ошеломленный во второй раз, Менчерес не знал, как отреагировать. Прошли века с тех пор, как человек, по крайней мере, осмеливался игнорировать его команды. — Тебе даже не нужно прикасаться к ним, чтобы… Вааауууу!

Он выбрался из бассейна, физически останавливая Киру, произносящую изобличающие изречения, прижав свой палец к ее рту. Вода капала на ее одежду, и ее бледно-голубые глаза расширились, когда он навис над ней.

— Никогда снова не говори об этом, — сказал Менчерес, его голос был мягким, но стальным. Он не мог заставить ее соблюдать тишину, но если будет нужно, он закроет кляпом Кире рот, чтобы Горгон не выяснил о сорвавшемся плане Менчереса с упырями вчера.

Ее сердцебиение ускорилось в тот момент, когда он выскочил из воды, и осталось повышенным, когда она отвела взгляд от его лица к остальной части его тела.

Тогда она ахнула.

Ее теплое дыхание касалось пальца, который он все еще держал у ее губ. Кира ахнула снова, когда ее взгляд перешел от его плеч к ногам, а затем задержался на точке, между его ног. Внезапно, мрачное настроение Менчереса на то, что она почти выдала его секрет, сменилось удовольствием, когда Кира, казалось, не могла оторвать свой взгляд.

Когда вампир выбрался из воды, чтобы нависнуть над ней, первой ее мыслью было — ой! Она даже не уловила его движение, когда он навис над ней, черные глаза сверкали предупреждением, вода капала на нее. Единственный палец у ее губ чувствовался, как мини молоток, и Кира напомнила себе, что в пищевой цепочке он был хищником, а она была жертвой. Ему действительно не нравилась эта тема, поэтому замолчать сейчас было ее очень логическим решением.

Затем она посмотрела вниз и забыла, о чем начала его спрашивать. Капли воды стекали вниз по самому твердому, самому мощному телу, какое она когда-либо видела. Грудь Менчереса, руки и живот обвивали мышцы, которые казались слишком безупречными, чтобы быть настоящими. Его бледную кожу подчеркивали его волосы, спадающие, как темные реки, на его плечи. Ее взгляд опустился ниже, выявляя, что его ноги были также мускулисты, как и весь он. Ничто не препятствовала ее взору на его подтянутое, пульсирующее тело, потому что Менчерес купался обнаженным. Кира была удивлена, увидев, что он повсюду был безволосым, даже между его бедер…

Глаза Киры устремились туда, расширяясь. О. Мой. Если бы вампир не держал палец у ее губ, она бы их рефлекторно облизала.

— Некоторые вещи не должны меняться, — отметил глубокий голос, когда его палец покинул ее губы, чтобы поднять ее подбородок.

Кира неохотно оторвала свой взгляд, чтобы встретиться с темными глазами Менчереса. В них больше не было гнева, а уголки его губ дернулись. До нее, наконец, дошло, что он повторил, сказанное ее ранее, замечание, и она засмеялась.

— Упс… Виновата, — призналась она, сопротивляясь желанию снова опустить взгляд. Неудивительно, что вампир не носил плавки.

Он улыбнулся, когда откинулся назад. — Одно могу утверждать, что я ждал этого.

Он протянул руку, потянув белое полотенце со стула, обмотал его вокруг своих бедер с небрежной медлительностью, что говорило, что в его действии было больше манер, чем скромности. Кира слегка тряхнула головой. По крайней мере, теперь с ним, прикрывшим нижнюю часть своего тела, она должна быть в состоянии сохранить ясность мысли.

Конечно, ее начальная мысль послужила тому, что он вылез из бассейна, чтобы заставить ее замолчать. Что-то из вчерашнего дня так испугало Менчереса, что он отказался это обсуждать с ней. Было ли это просто тем, что он был близок к тому, чтобы быть съеденным упырями? Может он не хочет вспоминать, каким беспомощным был? Он не казался смущенным этим вчера, когда она проснулась в первый раз, но, возможно, это изменилось. Посттравматическая реакция или нечто подобное. Она сталкивалась с этим прежде.

В любом случае, это была деликатная тема, и хотя все ее следственные инстинкты сгорали от любопытства, она хотела свободу больше. Казалось, здравый смысл, что сохранился у Менчереса, был напрямую связан с тем, чтобы отпустить ее, так как она была свидетелем его неспособности освободить себя. Возвратиться к своей жизни было важнее, чем узнать, почему пугающе мощный вампир едва не умер от рук нескольких упырей, который он позже убил, даже не прикасаясь к ним.

— Ты сказал, что я могу позвонить своей сестре, — напомнила ему Кира, меняя тему.

Он встал с той же медлительной грацией, что присутствовала, казалось, во всех его движениях. — Можешь. Пойдем.

Менчерес протянул руку, и Кира взяла ее, позволяя ему поднять ее на ноги. Она посмотрела вниз на свои заимствованные рубашку и брюки, ощущая, что они прилипли в тех местах, где на нее капала вода с Менчереса.

Он протянул свое полотенце без малейших колебаний о том, что это была единственная вещь, покрывающая его. — Пожалуйста, воспользуйся им.

Так же, как и когда болталась на веревке за пределами дома, Кира сказала себе не смотреть вниз. — Ох, спасибо, но нет. Мне кажется, оно тебе нужнее.

Его рот снова изогнулся, как будто он боролся с улыбкой. Кира почувствовала, что еще раз прикоснулась к сюрреализму. Она не могла действительно стоять у бассейна рядом с обнаженным вампиром, который предлагает свое полотенце, чтобы она могла вытереть влажные пятна со своих брюк и рубашки, ведь так? Так много произошедшего за последние тридцать с небольшим часов было просто сказочным. Всем, что могло сделать этот сценарий еще более невероятным, был бы приход кувыркающихся гномов из ближайшего сада.

Или если великолепный обнаженный вампир сделает ей чувственный массаж, во время которого будет кормить ее виноградом. Тогда бы она знала, что это был сон. Но так как Менчерес снова обернул полотенце вокруг бедер, а не бросил его на землю и не пошел искать фрукты и ароматические масла, Кира предположила, что это была реальность. Причудливая, иногда страшная, иногда приятно возбуждающая реальность, но, тем не менее, реальность.

И ее воспоминания об этом будут носить лишь временный характер. В некотором смысле, эта была самая странная часть всего этого дела. Как сможет она не помнить что-нибудь об этой неделе? Неужели не останутся некоторые знания? Нечто подобное, как дежа вю, когда она будет видеть вампира в кино в будущем?

— Нет никакой причины для беспокойства, — тихо сказал Менчерес. — Твоя жизнь продолжится без каких-либо негативных последствий от этого опыта.

— Вы уже можете читать мои мысли? — Кира спросила, чувство смущения возросло. — Потому что если это так, то массаж…

Его брови вздернулись вверх. — Я все еще не могу читать твои мысли, но запах и выражение заставили меня предположению, что ты думаете о своем будущем. Я бы, однако, хотел бы услышать о массаже

— Я, гм, вывернула плечо, — Кира сказала, глядя вдаль.

Мягкий смех. — Люди излучают запах, когда лгут, и вы, Кира, сейчас пахните ложью.

Кира обернулась вокруг с испытывающим взглядом. Он хотел правду? Ладно, хорошо. Менчерес может быть могучим вампиром, но она была взрослой женщиной, поэтому она не собирается вести себя как робкая, слепая девственница.

— Мертвый или нет, вам должно быть скучно с женщинами, поверьте мне, вы выглядите, как горячий, самый экзотический сон, который у них когда-либо был. Неудивительно, что мысль о вас, винограде и массажном ароматическом масле, приходила мне в голову, а если вы снимете полотенце снова, я буду нуждаться в холодный душе.

Кира ожидается самодовольной улыбки в ответ. Может быть, например, косой взгляд и еще подмигивание. Но выражение Менчереса могла было быть охарактеризовано только как… удивлен. Затем он стал внимательно пустым.

— Ты ничего не знаешь обо мне.

Она напряглась. Это был его способ сказать ей, что она ничтожна? О, пожалуйста, он щеголял вокруг голый, теперь же она дешевка, потому что она это заметила?

— Не волнуйтесь. Я думаю также, что Эверест великолепен, но это не означает, что я собираюсь подняться на него.

— Я не понимаю эту аналогию, — пробормотал Менчерес.

Кира вздохнула. — Давайте просто оставим этот вопрос в той же категории «Не обсуждается», в которой вы хотите оставить ваши вчерашние действия.

Зелень сверкнула в его угольного цвета глаза, напоминая Кире, что сказанное ею было все равно, что дергать тигра за хвост. Но странно, Кира не боялась Менчереса. Он может быть хищником, который способен играючи убить ее, но Менчерес также выказал полный контроль над собой. Даже когда он выскочил из бассейна, чтобы утихомирить ее, она вздрогнула, но все ее инстинкты говорили, он не нарушит своего обещания и не навредит ей.

Если бы не его слово о ее безопасности, Кира была бы в ужасе от него. Все эти удивительные способности в сочетании с железной волей делали Менчереса более, чем смертоносным — это практически делало его силой природы. Тот, кто может оторвать головы других сверхъестественных существ, не используя руки, кто мог исцелить ее смертельные травмы, мог летать, и заставить ее забыть обо всем случившемся? Менчерес не пугал ее настолько, как должен был, но знать, что подобные способности существуют, страшно.

Что делать, если все вампиры могут делать то же самое, что и он, но они не столь дисциплинированны, как Менчерес по поводу жизни людей? Упыри вчера сделали бы обед из них обоих, то есть очевидно, не у всех сверхъестественных созданий есть строгий моральный кодекс. Дела о пропавших без вести людях со странными связанными с ними обстоятельствами вспыхнули в памяти Киры. Что, если эти исчезновения связаны не только со зловещей человеческой деятельностью, но и с чем-то еще?

Кира взглянула вверх, и увидела — Менчерес изучает ее с очевидным вниманием. Он снова пытается заглянуть в ее разум? Есть ли у него успех? Она почти надеялся, что успех есть. Если он сможет прочитать ее мысли, то скоро сможет подредактировать ее память, следовательно, она сможет идти домой.

— Есть успехи? — спросила она.

Он один раз моргнул, и отвернулся. Он словно тут же отгородился невидимым щитом, и он стал равнодушным, абсолютно официальным.

— Я ничего не слышу.

Черт!

— Позвольте мне позвонить моей сестре. И не волнуйтесь, вам не нужно напоминать мне ничего не говорить ей о вампирах.

Глава 5


Кира беспрестанно кружила по своей комнате. Когда она пыталась дозвониться Тине чуть раньше, та не ответила. Возможно ничего страшного, но что если что-то произошло, и ее сестра слишком больна и не может добраться до телефона? Кира обсуждала с Менчересом его предложение отправить Горгона к квартире Тины, проверить, все ли в порядке. По словам Менчереса вампир-блондин уже навестил ее офис и внедрил в ум Френка уверенность, что Кира не смогла приехать на работу из-за гриппа. Кира сомневалась, что какой-то вампир в состоянии заставить ее практичного босса ни с того ни с сего дать ей неделю отпуска, но Менчерес казался уверенным в способностях Горгона.

Ее инстинкт не ощущал какую-либо угрозу от Горгона, чего не было с Менчересом, но, возможно, это была часть природной маскировки вампира. Ничего не помогало хищникам лучше, чем мнение о том, что их жертва была безобидна. Кира не собиралась рисковать, показывая свою сестру вампиру, даже если Горгон был безобидным, но что успокоило бы ее, так то, что Горгон сказал бы, что Тина в порядке.

Она просто должна попытаться позвонить сестре позже. Менчерес не производит впечатления жесткого типа, который позволит ей лишь один звонок, независимо, дозвонилась она Тине или нет. Для захватчика-нежити по сути, Менчерес был довольно любезен. Он сказал Кире, что она может чувствовать себя и передвигаться совершенно свободно по доме, бассейну и окружающему саду до тех пор, пока не пытается тайно звонить, отсылать электронную почту или пытаться снова бежать. Ее оковы с бархатной подкладкой. Как странно. У нее были более жесткие условия, когда она была замужем.

Кира отмела мысль так быстро, как только та пришла ей в голову. Эта глава ее жизни была закрыта, и все, что она увидит в последующее десятилетие просто укрепит в ней то, что она сделала единственное, что смогла. Выжила. Временами это было не благородно или красиво, это было необходимо.

Ее желудок заурчал, напомнив Кире, что на завтрак она съела только банан и вообще ничего не ела за день до этого. Менчерес сказал ей, что она может взять себе что нужно в холодильнике, на самом деле звучало извиняюще, когда он говорил, что она может приготовить себе еду.

Бархатные кандалы, впрямь.

Кира вышла из спальни, направляясь в кухню. Время увидеть, то ли Менчерес имел в виду, говоря, что она может свободно передвигаться по дому.

Она спускалась вниз по лестнице, останавливаясь на площадке второго этажа. Ее спальня была на третьем этаже и хотя там были еще две двери, она больше на своем этаже никого не слышала. Если Менчерес был там, он был очень тихим. Или его комната была на втором этаже? Помимо нее, Горгона и Менчереса в доме она больше никого не видела. Здесь были только они? Если да, то зачем Менчересу нужно столь много места, если, как правило, здесь находились только он и Горгон?

Либо Менчерес был самой не сентиментальной личностью, либо он не был здесь давно. В доме не было личных фотографий или памятных вещей, как могла видеть Кира, и эта холодная, совершенная модель дома говорила о привычной пустоте. Если это не был главный дом Менчереса, то почему сейчас он был здесь? И где он жил, когда не был здесь?

Смех отвлек внимание Киры от таинственного похитителя. В нем отчетливо слышалась женская нотка, исправляя предположение Киры о том, что она, Менчерес и Горгон были единственными в доме. Кира осторожно спустилась с последних ступенек лестницы, вслушиваясь в последовавший мужской смех. Странный приступ боли обрушился на нее. Это был Менчерес? Если да, то, что за женщина смеялась с ним? Его подружка?

Или, возможно, жена? Вампир не носил обручального кольца, но кто знал, означает ли это что-нибудь? Может быть, вампиры не обмениваются кольцами.

Кира расправила плечи и пошла на звуки. Наконец, они привели ее туда, куда она и так направлялась — на кухню. Нет нужды оправдываться, чтобы войти туда; урчание ее желудка объяснило бы ее присутствие. Но когда Кира увидела людей за обеденным столом, она не узнала никого из них.

Разговор прекратился, когда вошла Кира, и они посмотрели на нее. Из-за еды перед ними Кира предположила, что двое мужчин и женщина были людьми. Свидетелей удерживали против их воли? Кира заинтересовалась. Господи, Менчерес постоянно удерживал в плену людей, ненароком узнавших о вампирах? Дрожь прошла сквозь нее. Может все, что сказал Менчерес было ложью. Может у него не было намерения когда-либо отпустить ее.

— Привет, — сказала блондинка весело, махнув на плиту. — Там яица и бекон, если ты голодна.

— Присоединяйся, — сказал темноволосый мужчина, слова сопровождались дружеским ворчанием на парня с песочными волосами, чей рот был полон.

Кира закрыла глаза на их приветствие. Если эти трое были заключенными, они казались достаточно расслабленными.

— Спасибо, — овладела она собой, направляясь к плите, силясь сделать что-то еще, размышляя об этом событии. Кира огляделась. Никаких признаков Горгона или Менчереса, но это не значит, что они не рядом.

Она соскребла оставшиеся яйца и бекон с двух сковородок на тарелку, затем села на оставшийся свободный стул за обеденным столом. Три пары глаз смотрели на нее с любопытством.

— Кстати, я Кира, — сказала она, задумавшись, как осторожно выяснить удерживаются ли они здесь против своей воли.

— Мы знаем, — ответил темноволосый парень с небольшой улыбкой. — Меня зовут Сэм, а это Селена и Курт.

Кира съела несколько яиц, стараясь казаться повседневной. — Знаете? — заметила она, проглотив. — Что вы знаете?

— Что ты не останешься здесь надолго, и что тебе не нравится время, которое ты проводишь здесь, — подытожила Селена с той же солнечной улыбкой.

Она откусила яйцо перед тем, как ответила. — А вы, гм, в восторге от времени, проведенного здесь?" — осторожно спросила она.

— Работая с девяти до пяти, — ответил Курт, впервые заговорив за это время.

Все трое засмеялись. Кира моргнула. Они были здесь добровольно? Разве они не знали кем были Менчерес и Горгон? Менчерес был настолько уверен в своей способности гипнотизировать людей в нормальных условиях. Возможно ли, что эти трое понятия не имели, что их "соседи" были вампирами?

— Итак, вы трое работаете по найму? — спросила Кира, желая продолжить их разговор.

Еще больше хихиканья. — Можно и так сказать, — ответил Сэм. Он откинулся назад, балансируя на двух задних ножках стула. На взгляд, Кира дала бы ему не больше двадцати. На самом деле, все они выглядят моложе ее.

Надо подумать, сколько было Менчересу, несмотря на его "старее, чем грязь" ответ. Может она была не права. Может эти трое не были людьми. Они ели обычную еду, да, но до сих пор большинство предположений Киры о вампирах были неверными. Может вампиры ели три раза в день, как и все остальные — за исключением того, что они сопровождают свою пищу глотком крови. Кира тайком посмотрела на них, когда смогла, в то время, как возила яйца по своей тарелке. Селена, Курт и Сэм казались нормальными во всех отношениях… так же, как и Менчерес. До того момента, как начал двигаться, как смазанная молния или отрывать головы людей.

— Как вы познакомились с Менчересом? — не удержалась Кира от вопроса.

Селена пожала плечами. "Я была Фриско несколько лет назад, когда Менчерес добрался до моего сутенера, побившего меня. Он выпил его, потом спросил меня, хотела я новую жизнь. Я хотела. Так Менчерес взял меня с собой, избавил от наркотиков и вот я здесь.

Кира слышала более грязные истории, работая частным детективом, но она почти изумилась тому, как спокойно Селена рассказывает о наркомании, проституции и убийстве, совершенном незнакомым человеком. Прежде чем она смогла что-либо сказать, заговорил Сэм.

— Я был имуществом. Принадлежал Тик Току, но он погиб на войне больше года назад. Менчерес был мастером Тик Тока, поэтому он унаследовал все его имущество, когда Тик Ток умер, в том числе, и меня.

— Мастером? Менчерес считает тебя своим рабом? — в ужасе выпалила Кира.

Сэм посмотрел на нее. — Не такой Мастер, как этот, леди. Пришел Мастер линии вампиров Тик Тока. Если ты человек, который принадлежит вампиру, ты считаешься их собственностью, но я могу уйти в любое время, как только захочу. Я не один из проклятых рабов, понятно?

— Я очень похож на тебя, Кира, — сказал Курт, нарушая напряженный момент. — Не знал ничего о вампирах, пока случайно не столкнулся с некоторыми, но я решил остаться, потому что они были более безопасными, чем банда, от которой я бежал.

Мозг Киры переваривал новую информацию. Селена, Сэм и Курт точно знали, кем был Менчерес, но добровольно остались с ним. Ведь так? Мог Менчерес манипулировать их разумами, делая так, чтобы они думали, что сами выбрали остаться здесь? Он ждал, чтобы сделать то же самое с ней? Что, если она думала, что способность Менчереса стереть ее память была билетом домой, но на самом деле, она давала ему возможность запереть ее навсегда?

Думать об этом было так противно, что Кира почувствовала желчь в горле. Ее инстинкты, которые были ее безупречным компасом в течение последних лет, могли быть не точны, когда дело касалось Менчереса. Если вампиры могут манипулировать разумом, тогда оставался шанс, что они могут также изменить внутреннее отношение к ним.

Кира оглядела кухню и трех людей, сидящих в ней. На первый взгляд, все было картиной нормальной жизни, но поцарапать поверхность и все это исчезнет.

Как и вера в ее инстинкты, которые заверили ее, что Менчерес не лгал, когда говорил, что отпустит ее.

Кира встала, едва удерживая руки от дрожи. — Приятно было познакомиться со всеми вами, — она вышла.

Затем она быстро вышла из кухни, чтобы пойти в сад, чувствуя, как будто стены надвигаются на нее.

Менчерес прогуливался мимо бассейна к саду, направляемый сердцебиением Киры, как маяком. Она была на дальнем краю сада, сидя в нижних ветвях дерева. Ветер принес ему ее запах — лимонный аромат с примесью страха, растерянности и гнева.

Он сел на скамейку на противоположной стороне маленького сада, гадая, что вызвало резкое ухудшение в настроении Киры. Она казалась спокойной сегодня утром, когда он слушал ее шаги по комнате. Потом, в разговоре между ней и остальными в кухне он не услышал ничего, что должно было встревожить ее, но Кира пошла прямо в сад и оставалась здесь последние три часа. Была ли нормальной реакцией на обстоятельства ее необходимость оставаться здесь? Или было что-то еще?

Он не должен беспокоиться. Было полным безумием прийти сюда, чтобы сидеть на скамейке в надежде, что Кира расскажет ему, что так беспокоило ее. В конце концов, если он был умным, он бы занялся важными вопросами, а не женщиной, которая скоро его и не вспомнит.

Ветер снова принес ему ее запах, дразня невидимой лаской его чувства. Затем снова, что было плохого в маленьком приятном безумии?' — решил Менчерес, вдыхая аромат Киры. На данный момент своей жизни, не он ли получил право не делать последнего решения, основываясь на холодной, бесчувственной логике?

Его внимание отвлеклось от Киры, когда что-то еще захватило чувства Менчереса. Что-то старое, сильное и мстительное. Он выпрямился, пряча свои эмоции обратно в их знакомую, непроницаемую оболочку, когда услышал ответ Горгона у двери.

— Я здесь, чтобы увидеть Менчереса, — заявил слишком знакомый голос.

— Страж, — ответил Горгон с надлежащим уважением, подтверждающим ранг его врага. — Я сообщу ему, что вы здесь.

Смех прокатился от Реджедефа как тихий гром. — Он знает, мальчик.

Менчерес сдержал гнев, что вспыхнул и погас в нем до неопределенного уровня. Реджедеф мог только догадываться, что его насмешливое обращение со своими людьми разозлило его; если Менчерес даст ему доказательство, Закон Стража увеличит его оскорбительное поведение. Реджедеф знал, что дают ему защитники его статуса, и использовал каждого из них, когда дело дошло до Менчереса.

Не будь Менчерес первым подозреваемым в исчезновении Реджедефа, он бы покончил со своим старым врагом тысячи лет назад. Но вот проблема. Их история тянулась так долго, что все знали о ней.

И если Реджедеф был бы кем угодно, кроме Законом Стража, Менчерес, не взирая на это, все равно не рискнул бы.

Горгон пошел в сад. Реджедеф, как и ожидалось, последовал за ним, не дожидаясь, когда о нем объявят.

— Сир, к вам посетитель, — сказал Гордон.

— Спасибо, — ответил Менчерес. Горгон развернулся, направляясь обратно в дом, прежде чем Страж смог рявкнуть, чтобы тот оставил их. Это был не первый раз, когда Горгон имел дело с Реджедефом.

— Менкаура, — произнес Реджедеф, называя Менчереса именем, под которым он был рожден. — Я удивлен, что ты не пытался спрятать свое местоположение от меня.

— Я устал от наших игр, Реджи, — сказал Менчерес, используя сокращенное имя, которое Реджедеф ненавидел еще мальчишкой.

Губы его противника слегка дернулись так, что никто другой не смог бы это уловить. Но Менчерес заметил и внутренне улыбнулся. После четырех с половиной тысячелетий, Реджедеф все еще не мог спокойно отпустить свои страхи детства. Если бы он смог, то они могли бы сегодня встретиться как друзья, а не противники.

— Никто не радуется играм так же сильно, как ты, — хладнокровно ответил Реджедеф, присаживаясь рядом с Менчересом без приглашения. Его рука указала в сторону дома. — Такие убогие помещения. Это некоторая форма наказания — находиться здесь?

Менчерес приподнял в скуке бровь. — Ты же не пришел просто поиздеваться над моим временным местом жительства.

Реджедеф улыбнулся. — Я разговаривал со многими источниками, мой старый друг. Такие страшные вещи они говорят о тебе. Неоднократные кражи имущества. Убийство. Лишение свободы. Колдовство. Сколько законов, как ты думаешь, ты нарушил в этом году?

— Будь у тебя надежные свидетели, ты бы беседовал со мной перед Советом стражей, а не один на один, — спокойным тоном ответил Менчерес. — У тебя нет доказательств. И никогда не было. Найди себе новую забаву, Реджи.

— Все знают, что ты убил свою жену с помощью черной магии, призвав призраков и натравив их на нее, — сказал Реджедеф резко.

Менчерес только пожал плечами. — Если все говорят об этом, то тебе не трудно добыть доказательства.

— Ты знаешь, что все свидетели убийства Патры верны тебе, — сказал Реджи с вспышкой неприкрытой горечи.

К вопросу о том, что Менчерес использовал призраков, чтобы убить свою жену…. Ну не совсем так. Но тот факт, что наиболее серьезное обвинение Реджедефа, которое может привести к Менчересу в основном правда ничего не давало Реджедефу, был почти достаточным, чтобы вызвать у Менчереса улыбку.

Почти.

— Что ты будешь делать, Реджи, когда меня не будет как объекта твоей ненависти?

Блеск появился в черных глазах Реджедефа. — Я не собираюсь убивать тебя, старый друг. Это не дало бы мне то, что я ищу, и это было бы слишком милосердным для вас.

— Ты все равно сможешь обнаружить меня умершим, если это то, что ты ищешь, — Менчерес пробормотал в редкий момент беспечной честности.

Реджи улыбнулся. — При этой мысли мое сердце разрывается.

Не так сильно, как если бы я проткнул его серебром, размышлял Менчерес мрачно. Но такие мысли, будучи заманчивыми, влекли слишком много последствий. Стражи Закона — высокий руководящий орган в обществе вампиров. Менчерес мог убить любого другого Мастера вампиров только из-за опасения войны между ними или же его союзниками, но если бы он убил Стража Закона, то все вампиры имели бы основания объединиться против него. После нескольких последних войн, в которых он участвовал, у Менчереса было слишком много врагов, которым будет на руку, если он допустит такого глупую ошибку, но ему этого не нужно. Не сейчас, когда Кости и другим, кого он любит, пришлось бы расхлебывать последствия.

— Я устал, — сказал Менчерес. В этот момент он почувствовал вес всех своих лет, давящий на него; бесчисленные беспорядки, чувство вины и тяжелая работа, навалившиеся на него с беспощадной настойчивостью. Внезапно, он захотел, чтобы Реджедеф знал, что его схемы разработки мести никогда не сбудутся. — Ты должен был напасть на меня прежде, старый друг. Когда я еще хотел дать тебе бой, который ты искал.

Что-то прошло по лицу Стража Закона, как будто он только сейчас понял — Менчерес не симулирует свою апатию.

— Ты никогда не откажется от своего народа, Менкаура.

Несмотря на психологическое истощение, Менчерес почувствовал проблеск удовлетворения. Неужели Реджи, наконец, понял, что его шансы на реванш стремятся к нулю?

— Это правда, поэтому я дал Кости дар моей власти, когда я объединял мои силы с его.

— Сила, которая должна была быть моя с самого начала! — воскликнул Реджедеф, выказывая больше эмоций, чем Менчерес видел у него веками.

— На что ты жалуешься еще? — издевался Менчерес. — Это был выбор нашего господина, который подарил дополнительную силу так же, как и мой выбор отдать излишек своей силы Кости. Даже сейчас сила Кости возрастает и силы его жены — Кэт — развиваются. Реджи, Реджи… — Менчерес позволил себе небольшую, скудную улыбку. — Ты слишком долго ждал.

Реджи так яростно вскочил, что бетонная скамейка согнулась под ним. Он немного отошел, яростно шагая прежде, чем остановился с той же резкостью.

— Ты лжешь, — сказал Реджи, теперь он полностью контролировал свой голос. — Ты стремишься обмануть меня, как всегда делал это, но я знаю тебя. Ты никогда бы не сделал такую вещь.

Если Реджи сделал бы такое заявление еще год назад, это была бы правда. Но жена Менчереса мертва, Кости достаточно сильный, чтобы руководить их объединенными линиями, Кэт превратилась в редкий вид вампира и видения Менчереса пропали. У него не было причин оставаться. Его смерть будет концом его холодной войны с Реджедефом, делая невозможным, чтобы его враг повлек линию Менчереса за ним.

На протяжении тысяч лет, Реджи стремился причинить ему боль через его людей, но его попытки были остановлены видениями Менчереса. Теперь же, Страж Закона будет нападать на тех, кто принадлежит Менчересу, без пощады. Но Менчерес не собирался позволить этому случиться. Он покинет этот мир, зная, что обеспечил безопасность своему народу и помешает Реджи одним махом. Это было то, что он почти с нетерпением ожидал.

За исключением Киры. Она одна осталась, чтобы сохранить ему жизнь, но песчинки побежали еще быстрее сквозь песочные часы. Вскоре воспоминания Киры о нем исчезнут — и тогда он будет свободен, чтобы уйти. В своем покое, Менчерес добился бы победы над Менчересом на всю вечность. Это заставило его улыбнуться шире, глядя на Стража Закона.

— Ты ведь знаешь меня, Реджи. И ты должен бояться.

Треск ветки вернул внимание Менчереса к Кире. Она отказалась от сидения на дереве и скользнула вниз на землю. Она смотрела в их направлении, ее сердцебиение ускорилось. Гадая, без сомнения, услышан ли был ее спуск.

— Кто этот человек? — отрезал Реджи, поворачиваясь вокруг, глядя на Киру.

Менчерес усмехнулся. — Ты так высокомерен, что только сейчас заметили женщину в саду с нами?

— Это сердцебиение могли принадлежать собаке, ибо вы любите окружать себя дворнягами, — сказал холодно Реджи.

Менчерес застыл от оскорбительного способа, каким Реджи упомянул Киру. Затем он заставил себя расслабиться, увидев, как глаза Стража Закона сузились. Слишком поздно. Реджедеф заметил.

— Позови этого человека, — сказал Реджи, глядя на Менчереса.

Отказ еще больше заинтриговал Реджедефа. Менчерес изобразил скучающее выражение, как крикнул:

— Кира! Подойди.

Она пошла медленно через сад к ним, оглядываясь вокруг, как будто ища возможные выходы. Менчерес не показал реакции, когда Реджедеф скользнул своими глазами по Кире, не оставляя без внимания ни изгиба ее тела.

— Прелестна, — сказал Реджи, растягивая слово. Потом он улыбнулся. — Хотя она не так хороша, как ваша покойная жена.

Менчерес удержал свое лицо пустым и тело свободным, таким расслабленным, каким он бывал, отдыхая на дне бассейна. К счастью, Кира не попалась на приманку Реджедефа. Она смотрела на другого вампира долгим взглядом, но ничего не сказала.

— Вы немая? — спросил Реджи, теряя терпение.

— Нет, конечно, — Кира ответила совершенно нейтральным тоном. — Но вы не говорили со мной раньше.

Ее запах выдавал нервозность, но во всем остальном Кира представляла собой образец самообладания, когда она стояла пред грозные очи древнего Стража Закона. По сузившимся глазам, Реджедефу не понравилось ее холодное спокойствие.

— Меня мучает жажда, — сказал Реджи, и голос его понизился до угрожающего мурлыканья. — Этот человек будет пищей.

Реджедеф рванулся, его рука обхватила руки Киры прежде, чем она могла даже вздрогнуть, а затем его тело застыло.

Менчерес медленно сжал свою силу вокруг Стража закона, пока ничего не дернулось на его старом враге, кроме его рта. Глаза Киры были широко раскрыты, когда она отступила от Реджи, но она не побежала. Сильная.

— Ты посмел напасть на меня? — прошипел Реджедеф

— Если я нападу, ты лишишься своей головы, — Менчерес отозвался холодно. — Но я совершенно вправе остановить тебя при попытке использовать одного из моих людей без моего разрешения, Страж.

Взгляд Реджи горел обещанием мести, но оба они знали, что это было бесполезно. Он был недостаточно сильным, чтобы заключить Менчереса в тюрьму, но законы были на стороне Менчереса. Он позволил себе еще мгновение, чтобы насладиться беспомощностью Реджи прежде, чем отпустил его из захвата своей силы.

Так быстро, как он смог двигаться, Реджи отскочил от Киры, как будто она была змеей. Затем он поймал себя на том, что смотрит на них обоих.

Менчерес улыбнулся. Кира не двигалась до тех пор, пока ее рука была в мертвой хватке Реджи, показывая большее самообладание, чем древний Страж Закона. Выражение ярости появилось на лице Реджи перед тем, как его черты лица выдали смущение, он знал, что было показано ею.

Реджедеф взмахнул рукой в пренебрежительном жесте к Кире. — Я достаточно увидел.

Он посмотрел на дом, и Кира повернулась без слов, покидая сад. Его уважение к ней снова выросло. Если бы она запаниковала или начала преднамеренно спорить со Стражем Закона, преследуя насмешками его обращение с ней, Менчерес, возможно, был бы вынужден наказать ее — это было тем, чего хотел Реджедеф. Но ее самообладание оставило Реджедефа ни с чем, как только кипеть на медленном огне от собственного бессилия. Он мог сослаться на настоящие законы, чтобы наказать, но Кира удерживала его от того, чтобы сделать что-нибудь сейчас.

И как только Кира благополучно вернулась домой, и Менчерес ушел, оба оставили бы в прошлом ожесточенный приезд Реджедефа. Менчерес снова улыбнулся своему старому врагу.

— Ты знаешь, где выход, Реджи.

Глава 6


За эти два дня Кира смотрела телевизор больше, чем за последний месяц, плюс загорала у бассейна — то, чего она не делала, даже не могла вспомнить, как долго. Кто бы мог подумать, что это было время, которое она проводила, будучи заключенной в доме с вампиром?Тем не менее, у нее было еще, что сделать. Каждый раз, когда она покидала свою комнату, она знала, что Горгон следовал за ней по пятам, что, в равной степени, нервировало и раздражало. Она не видела Селену, Курта и Сэма с того дня на кухне. Она надеялась, что у них не появились неприятности за-за того, что они разговаривали с ней. Ни один из них, казалось, не боялся обстоятельств, но опять же, Кира видела только поверхность жизни среди нежити. Гораздо больше может скрываться в глубинах, и были шансы, что многое из этого, не из приятного.

Кира также не видела Менчереса с того дня, как у него был зловещий гость. Она вздрогнула, вспоминая Реджи, как Менчерес назвал его. У нее прибавилась мысль о том, что все вампиры используют успокаивающую ауру, как часть своей маскировки. Как только она увидела Реджи, ее инстинкты забили с тревогой "Опасность, опасность!". Ее недолгое пребывание с ним в саду, было похоже на стояние рядом с разъяренным быком — любое резкое движение, ее кишки предупредили ее, может привести к ужасному нападению.

И это было дотого, как хладнокровный ублюдок пытался ее укусить. Кира успокоилась тем, что Менчерес выполнил свой обет, что никто не мог прикоснуться к ней, пока она была с ним. Когда Реджи уставился на нее, в то время как Менчересу каким-то образом удалось пригвоздить его к месту, она чувствовала волны злобы, исходившие от него. Она могла сказать, что он не просто хотел укусить ее. Он хотел обидеть и унизить ее, хотя она была тем человеком, которого он никогда раньше не встречал.

Хоть она и надеялась никогда не увидеть его снова, встреча с Реджи освободила некоторые тревоги Киры. Даже глядя на него со своего места на дереве, перед его порочным представлением в саду, что-то в Реджи отвернуло ее от него. Ее инстинкты доказали, что еще способны предупреждать об опасности, даже с вампирами. Это дало Кире надежду, что Менчерес не лгал ей в ожидании того дня, когда использует ее воспоминания, чтобы поработить ее. В конце концов, он не должен беспокоиться о том, нравилось Кире ее заключение или нет. Кому-то, такому быстрому и сильному, как вампир, не стоит беспокоиться о согласии.

Возможно, страшно в этом признаться, но Кира была бессильна перед этим обстоятельством. Она только обманывает себя, думая, что Менчерес должен контролировать ее разум, чтобы заставить ее остаться здесь.

С положительной стороны, ей, наконец, удалось связаться со своей сестрой по телефону. Кира дала Тине то же объяснение, что Горгон дал Фрэнку — что Кира была дома, больная гриппом. Тина была обеспокоена, но обе знали, что она не рискнет приехать навестить ее. Не в то время, когда у Киры, якобы, был заразный вирус, который еще больше ослабил бы иммунную систему Тины. От внимания Киры не ускользнуло, что каждый смех Тины заканчивается приступом кашля, а ее голос был грубее, и слова давались тяжело. В свои двадцать девять, Тина уже заканчивала свою жизнь, и это было так несправедливо.

Мысль была настолько удручающей, что вывела Киру из ее комнаты. Она только вчера разговаривала с Тиной, но сейчас она хотела поговорить с ней снова. Ей необходимо заверить себя, что в настоящее время Тина все еще была здесь, все еще была частью ее жизни.

Кира спускалась вниз, высматривая Менчереса или Горгона. Если бы она просто взяла телефон, без разрешения кого-либо из них, она все это знала, то включилась бы сигнализация. Тогда они могут не поверить, что она просто хотела связаться со своей сестрой и подумают, что она все-таки решила позвонить в 911. В ней вспыхнуло раздражение. Она могла понять, почему вампиры защищают секрет своего существования среди людей, но ей все еще расплачиваться за это в течение нескольких следующих дней. По крайней мере, она надеялась, что это было все время, что она расплачивается за нечаянное обнаружение их существования.

Она добралась до первого этажа и быстро проверила гостиную и кухню. Никого. Тогда Кира вышла в патио, но территория бассейна была пуста. То же было и с садом. Кира вернулась внутрь, чтобы проверить прачечную, когда голос позади нее заставил ее подпрыгнуть.

— Ищешь кого-то?

Она обернулась, укрощая свой бешеный пульс, чтобы увидеть Менчереса. Его не было здесь секунду назад, как будто она нуждалась в напоминании о том, каким невероятно быстрым он был.

— Я должна повесить на тебя колокольчик, — сказала Кира, прежде чем смогла подумать.

Вместо того чтобы разозлиться или рассмеяться, Менчерес склонил голову. — Прости меня, я не хотел тебя испугать.

Так совершенно официально. Такой жесткий контроль ситуации все время — за исключением того утра на складе. Каким был настоящий Менчерес? Ты действительно хочешь знать? — спросил внутренний голос.

Нет, вероятно, не хочет. Особенно не в этих обстоятельствах, когда она была его заключенной.

— Я хотела снова позвонить своей сестре.

Часть нее ненавидела спрашивать разрешения, чтобы сделать такую простую вещь, но другая часть напомнила ей, что если бы Менчерес был более жестокой личностью, ее бы уже не была в живых. Мертвые следователи не расскажут о вампирах, взволнованно думала Кира.

— Конечно, — ответил Менчерес, как будто не существовало какого-либо шанса, что он откажет.

Кира выдохнула, она не осознавала, что задержала дыхание. Что это за странный сценарий был: держать пленника, обращаясь с ним как с гостем — большую часть времени. Воинственные особенности Реджи промелькнули в разуме Киры. Он не рассматривал ее как гостью. На самом деле, она почувствовала себя насекомым под холодным, безжалостным взглядом Реджи.

— Ожидаете ли вы, что вампир вернется в ближайшее время? — спросила Кира, осторожно подбирая слова.

Менчерес выгнул бровь. — Я предполагаю, что ты говоришь не о Горгоне?

— Нет. Я говорю о том, у кого темные прямые волосы и кто похож на тебя.

— Реджи, — пробормотал Менчерес. — Нет, я не ожидаю, что он вернется сюда в ближайшем будущем.

— Хорошо, — пробормотала Кира. — У меня от него мурашки.

Крошечная улыбка тронула его губы. — Еще одно доказательство, что твоя молодость не является препятствием, чтобы быть мудрой.

Кира почувствовала, как ее губы в ответ растягиваются. — Мне тридцать один. В моем виде, если женщине за тридцать, считается, что она на пути к среднему возрасту.

Менчерес засмеялся, поражая Киру, и этот звук прокатился по ее спине в трепещущей ласке. Впервые она видела его смеющимся и его расслабленное выражение в сочетании с широкой улыбкой изменили его лицо с непроницаемого на великолепное. Боже, ты великолепен,подумала она, радуясь, что вампир не может слышать, что у нее в голове — или знать, как трудно было на него не смотреть.

— Такие глупые человеческие понятия, что женщины прекрасны в первой половине своей молодости. Моей жене было тридцать пять человеческих лет, когда мы поженились, и она была восхитительной…

Как только его смех резко оборвался, знакомый беспристрастный вид появился на его лице.

Кира потянулась к руке Менчереса. — Реджи сказал, что твоя жена умерла. Мне жаль.

Странная грустная улыбка мелькнула на губах Менчереса. — Как и мне, но не по тем причинам, о которых ты думаешь.

Десятки вопросов тотчас всплыли в уме Киры от этого таинственного комментария, но в следующий момент Менчерес сменил тему.

— Пойдем туда, где ты сможешь позвонить. Библиотека наиболее удобное место.

Тебе не нравится эта тема вообще, не так ли? — думала Кира, ее инстинкты следователя убеждали ее узнать больше об, очевидно, необычных обстоятельствах смерти жены Менчереса. Но Кира отбросила их. Она была здесь не случайно; она была пленницей, хотя к ней хорошо относились. Если она спросит Менчереса о его жене, и он станет отмалчиваться, он, возможно, не позволит ей позвонить сестре. Тина была важнее, чем любопытство Киры.

— Библиотека — это хорошо, — все, что сказала Кира и последовала за ним.


* * *


Менчерес ждал в соседней комнате, пока Кира делала звонок. Он покинул ее с иллюзией личного пространства, оставив одну в библиотеке, но оба знали, что он слушает.

Он удивился тому, как изменился голос Киры, когда она разговаривала со своей сестрой. Он стал мягче, нежнее, с оттенком покровительства. Любовь Киры к сестре слышалась в каждом слоге, и в этих коротких разговорах, которые слышал Менчерес, эта любовь странно успокаивала его, хотя он не был ее получателем.

Почему женщина, у которой скоро не останется о нем воспоминаний, может повлиять на его настроение просто голосом, недоумевал он. Вскоре Кира уйдет, и как только это произойдет, Менчерес намеревался жить только до тех пор, пока сможет найти другой подходящий способ, чтобы убить себя. Он должен провести свои последние дни с вампирами, которых он обратил, или со старыми друзьями, или даже прося прощение у своего партнера за действие, что вызвало такой разрыв отношений между ним и Кости.

Вместо этого, он нашел себя стоящим в своем доме с мыслями, которыми завладела Кира, хотя пытался дать ей столько пространства, сколько было возможно. Должно быть, ее новизна привлекла его в ней. Она ничего не знала о нем, когда бросилась к нему на помощь на складе, и то, что она узнала о нем с тех пор, должно было просто привести ее в ужас. Тем не менее взгляд Киры, которым она одарила его на днях у бассейна, когда он навис над ней, был наполнен теплом. Тогда она случайно позволила себе влечение к нему, как если бы это не сравнивало его с землей, там, где он стоял.

Это не имеет смысла. С тех пор, как Менчерес захотел столько одиночества, сколько это было возможно в последние дни, но не мог быть в полном одиночестве не вызывая подозрения, он выбрал этот маленький, скромный дом. Горгону и людям были даны строгие указания не говорить Кире ничего о нем, поэтому Кира не могла знать о его статусе среди вампиров, о том, какие необыкновенные у него были способности, что его богатство было далеко за пределами списка журнала Fortune 500, или любые другие вещи, что заманили многих других до нее. То, что она нашла его привлекательным, созданным просто из плоти и костей, и больше ничего, одновременно манило его и делало недоверчивым.

Если бы все было иначе, Менчерес повлиял бы на тягу, которую чувствовал к Кире, первой женщине за тысячи лет — возможно когда-нибудь — желающей его без скрытых мотивов. Но его время почти истекло.

Конечно, льстивые комментарии Киры могли также склонять его к тому, чтобы отпустить ее. Кира не намекала о каком-либо желании к нему с того дня у бассейна. Было вполне правдоподобно, что она попыталась очаровать его, чтобы он отпустил ее, поняла, что это не сработает, и прекратила. Менчерес ощутил острую боль, когда предположил такое. Да. Это было гораздо более вероятно.

— Снова лечение? — голос Киры прервал его размышления. Это звучало, как будто она глубоко вздохнула и ее пульс ускорился. — Хорошо, те же помогли, и я должна найти возможность пойти с тобой… Я говорила, что чувствую себя лучше, и я была на антибиотиках в течение нескольких дней… Да, мой телефон дома все еще барахлит… ну, я заснула и забыла зарядить батарею. Извини, что пропустила твой звонок. Я позвоню тебе завтра. Обещаю. Люблю тебя, Крошка-Ти.

Щелчок просигнализировал, что Кира повесила трубку, но Менчерес остался там, где был. Внезапная неровность ее дыхания сказала, что она борется со слезами. Кира не была склонна к слишком острому реагированию до сих пор, так что ее сестра должно быть очень больна. Менчерес почувствовал укол вины, что не может ускорить возвращение. Независимо от состояния ее сестры, это не означало ничего нового, и Менчерес не мог позволить Кире покинуть его с нетронутыми воспоминаниями. Если повезет, она пробудет здесь всего лишь день или два.

— Я закончила, — крикнула Кира, ее голос был более хриплым, чем обычно.

Менчерес поднялся, радуясь, что она не попыталась тайно сделать еще один звонок. Это свидетельствовало об осторожности и понятливости, двух вещах, недооцененных в современное время, из того, что он наблюдал. Когда он вошел в библиотеку, глаза Киры были сухими; но нахмуренный лоб и ее запах свидетельствовали о глубоком беспокойстве.

Он не пытался ее гипнотизировать последние два дня. Возможно, прошло достаточно времени, чтобы стереть воспоминания, даже если он все еще не может слышать ее мысли.

— Кира, я попытаюсь прорваться в твой разум снова. Если это пройдет успешно, ты сможешь вернуться домой сегодня ночью.

Она посмотрела на него и в этом взгляде были одновременно надежда и настороженность. Он также обнаружил смешанные чувства по этому поводу. Логика говорила, чем быстрее Кира уйдет, тем лучше будет для них обоих, но несмотря на это, он знал, что будет… скучать по ней.

Глупо скучать по женщине, которая не хотела ничего большего, как забыть, что она когда-то встречала его, он нашел бы это смешным, если бы шутка была не про него.

— Хорошо, — сказала Кира, вставая.

Его глаза вспыхнули изумрудным, когда соединились со светом ее зеленых, убеждая ее не отводить взгляд.

— Кира. — Ее имя было почти шепотом, но возбуждающая энергия наполнила это единственное слово. — Иди ко мне.

Она подошла, взяв его за руки, которые он протянул ей. Ее сердцебиение, дыхание и движение крови по венам были симфонией звуков, взывающих к нему. Но ее разум оставался тихим, изолируя свои секреты за стеной, за которую он не мог пробиться.

— Открой свой разум для меня, — выдохнул он, выпуская больше своей силы.

— Я… пытаюсь, — сказала она сквозь зубы, выхватывая свои руки из его хватки.

Эта ментальная стена покачнулась, но не пала. Менчерес выпустил ее руки и отступил назад.

— Все еще слишком рано, — сказал он, больше обеспокоенный осознанием того, что он освобожден от необходимости сказать Кире "прощай" сегодня вечером, и своей неспособностью снова вторгаться в ее разум.

— Прошло почти пять дней с того утра на складе, — сказала Кира, кружа вокруг в разочаровании. — Пять дней пребывания здесь. Я не знаю, сколько еще смогу выдержать. Давай же, отпусти меня.

У нее не было сомнений в своем желания забыть его навсегда — или в лучшем случае, никогда больше его не видеть. Если бы только он чувствовал такую же целенаправленную отрешенность над ней.

— Твоя сестра считает, что ты восстанавливаешься после гриппа, и твоя работа сохранена. Я знаю, что эта ситуация не твой выбор, но она скоро закончится.

Кулаки Киры сжались и ее естественный сладостный аромат испарился. — Моей сестре нехорошо.

— Есть ли опасность, что она умрет в ближайшие дни? — напрямик спросил Менчерес.

Кира колебалась, кусая губы. — Нет.

— Тогда я не могу оправдать риск.

— Послушай, она напугана! — огрызнулась Кира. — Я не думаю, что такое часто случается с вампирами, но случается с нами остальными. Эти госпитализации тяжелы для Тины. Они били по ее спине, чтобы ослабить слизь в легких, затем назначили лечение, чтобы помочь ей легче дышать. Она моя младшая сестра, я сказала ей, что буду там с ней. — Голос Киры колебался, став холодным. — Я сказала ей, что она может всегда рассчитывать на меня.

Менчерес закрыл глаза. Кира не знала этого, но преданность была одним из качеств, которые он ценил больше всего. И он понял все слишком хорошо, то чувство ответственности, которое Кира чувствовала по отношению к кому-то, кого она считала своим. Он внимательно изучал ее сильное, красивое лицо и линию упрямого подбородка. Любые манипуляции им, Кира попыталась бы оправдать. На ее месте, Менчерес сделал бы то же самое.

— Есть одна вещь, которая может ускорить мои способности, чтобы стереть твои воспоминания.

В выражении Киры появилась надежда, и она сделала шаг к нему.

— Какая? В любом случае я сделаю это.

Будет ли она по-прежнему говорить так, когда услышит, что за этим последует? — Твоя кровь даст мне большую власть над тобой. Для людей с очень сильным разумом, пить ее иногда необходимо, чтобы загипнотизировать их. Ты очень волевая, Кира. Может быть, большое количество моей крови в твоем организме не позволяет мне манипулировать твоим разумом.

Кира побледнела, когда осознала то, что ей придется делать. Менчерес смотрел на нее, сохраняя равнодушное выражение. Было ли ее покровительство сестры больше, чем страх предложить свое горло вампиру?

Она с трудом сглотнула, потом коротко кивнула. — Хорошо. Давай сделаем это.

Он был удивлен ее быстрой капитуляцией. — Ты понимаешь, что это значит, что я укушу тебя и буду пить твою кровь? — спросил он, просто на случай, если она не поняла.

Кира выдавила короткий смешок. — Ты — вампир. Я не думаю, что ты будешь использовать иглу и соломинку.

— Ты не боишься? — бросил он ей вызов.

Ее взгляд бледно-зеленых глаз был твердым, даже когда ее пульс начал учащаться. — Ты обещал не причинять мне вред. Поэтому мне нечего бояться.

Лояльность. Храбрость. Решимость. Характерные черты Киры были как сияние факела на все его годы беспощадности. Долго спящие эмоции переполнили его, и его глаза вспыхнули зеленым. Он не мог вспомнить, когда в последний раз он встречал кого-то с ее качествами. И ее кровь станет частью его, когда он будет пить из нее. Когда Кира откинула волосы назад и встала всего в дюйме от него, он обнаружил, что хотел ее крови в себе так сильно, что не смел, коснуться ее, чтобы не травмировать своей настойчивостью.

Она вздрогнула, оглядываясь через плечо. — Ощущается, как что-то просто причешет меня… ты такое не ощущаешь?

Его сила развивалась и оборачивалась вокруг нее во всех отношениях, которые он не мог себе позволить. Менчерес умерил ее, просто позволяя своей ауре ласкать ее без окутывания энергией, поглаживая ее кожу, словно десятками рук.

— Подойди ближе, — прохрипел он, все еще не доверяя себе прикоснуться к ней. Прошло так многовремени с тех пор, когда он испытывал что-то такое же сильное к женщине. Неожиданный всплеск необходимости скользнул сквозь него, наполняя кожу энергией. Если так он чувствовал себя в ожидании укуса Киры, то как это будет чувствоваться, обладая ее телом? Наполнить ее красные губы медленным, восторженным криком, когда он направит свою плоть глубоко внутрь нее?

Из Киры вырвался звук, почти вздох. Менчерес осадил себя, стараясь подавить внезапную вспышку похоти, что привело к бессознательному биению его силы по наиболее чувствительным скоплениям ее нервных окончаний. Глубина его отклика на нее была поразительной, как будто что-то давно спавшее в нем пробудилось с ревом.

- Как это? — спросила Кира, наклоняя голову в сторону с закрытыми глазами.

Гладкая линия ее шеи с пульсирующей жилкой были почти его гибелью. Менчерес сжал кулаки, с большим трудом возвращая себе контроль. Медленно. Ее никогда не пробовали раньше.


Знание того, что он первый будет претендовать на ее кровь, вызвало в нем примитивный инстинкт. Он привлек Киру в успокаивающее, сильное объятие. Ее пульс бился под его губами, когда он поглаживал ими ее шею. Ее плоть была такой мягкой, ее запах смешался с его, когда он привлек ее ближе. Она не разговаривала, но ее дыхание перешло в маленькие, колеблющиеся дуновения, согревающие его там, куда они приземлялись. Его рука скользнула вниз по ее спине, притягивая еще ближе, вырывая ее стон от ощущения ее тела вплотную к его.

— Сколько… тебе нужно взять? — прошептала она неуверенно, частота ее сердечных сокращений подпрыгнула, когда Менчерес задел ее горло клыками.

— Не бойся.

Его голос был низким, почти рычащим, когда он пропустил сквозь руку густую массу ее волос. Чувственное трение ее груди о его, возрастающее и падающее от ее учащенного дыхания, активизировало его жажду изучить ее всю. Тщательно, неустанно и медленно. Но хотя он держал ее гораздо ближе, чем это было необходимо, его руки оставались на ее спине и голове, удерживая ее, вместо того, чтобы познать изысканные изгибы ее тела.

Она ахнула, когда Менчерес провел своим ртом по ее шее, медленно посасывая, постоянно надавливая. Он еще не проткнул ее, но готовил ее к своему укусу, подходя к месту, где сочная вена была ближе к поверхности. Его глаза закрылись от вкуса лимонного нектара ее кожи, когда ее пульс бился напротив его рта, и от дрожи, что промчалась по всему ее телу. Ее запах окутал его, смесь опасения, колебания… и чего-то еще. Возбуждения.

Темный трепет торжества захлестнул Менчереса. Она может и не знала этого, но часть Киры жаждала, чтобы он укусил ее по причинам, не имеющим ничего общего с ее сестрой. Ты хочешь быть востребованной таким образом,думал он, проведя языком по ее шее еще раз. И ты будешь. Сейчас.

В следующее мгновение его клыки погрузились в ее плоть.

Глава 7


Все в Кире замерло от ощущения этих острых клыков, прокалывающих ее кожу, но она не была готова к тому, что случилось в следующий момент. Вместо боли, ее накрыл каскад чистейших ощущений. Сладкое, сочное тепло, казалось, медленно распространяется от ее шеи, вниз по ее плечам, и ниже, пока она не почувствовала, как ее тело погрузилось в горячий шоколад. Все ее заботы исчезли в такой спешке, что она почувствовала головокружение, только поняв, какой был тяжелый стресс, когда он уже не имел значения.

Её пальцы перебирали что-то густое и шелковистое. После того, как туман исчез из ее сознания, Кира поняла, что подняла свои руки и сейчас они находились в волосах Менчереса. Он глубоко, гортанно застонал в её шею, как только начал глотать. Мою кровь. Менчерес пьет мою кровь.

Мысль должна была напугать ее или, по крайней мере, сделать ее беспокойной, но Кира, напротив, прижалась еще ближе к нему. Осколки удовольствия вонзились в нее, когда его клыки скользнули глубже. Тепло, распространяясь по ее телу, начало кружиться и сосредотачиваться в одном месте, заставляя ее сделать вдох, в ответ на внезапно вспыхнувшую нужду в ее лоне. Ее руки запутались в его жестких, темных волосах, необъяснимо побуждая Киру тереться своей шеей о его рот.

Наслаждение пронзило ее достаточно сильно, чтобы заставить ее с трудом дышать, когда его клыки снова скользнули в нее. Она услышала свой стон. Почувствовала другой головокружительный разлив тепла. Как может укусдоставлять так много блаженства?

Менчерес поднял голову слишком рано, оставив прохладный воздух на ее горле, вместо жесткого, чувственного давления его рта. Нежная ласка его рук по спине и голове исчезла, оставив разочаровывающую пустоту вместо ощущения его объятия.

Она даже не подумала, прежде чем притянула его голову вниз к своей шее.

— Не останавливайся, — выдохнула она.

Резкий вздох вырвался у него, когда его язык проделал долгий, медленный путь по ее горлу, где был след от его укуса.

— На самом деле ты так не думаешь.

Черта с два она так не думала. Она нуждалась в чудесном ощущении тепла, заполняющем ее тело. Нуждалась в егоприкосновениях… Ее грудь скользнула по мускулистой груди Менчереса, когда она схватила его за голову и притянула ближе к изгибу своей шеи.

Он мягко, но решительно обхватил ее запястье рукой и оторвал от себя, отстраняясь от ее шеи. Эта скребущаяся необходимость в ней начала медленно угасать, оставляя лишь тепло и сладкую вялость, словно она только что вышла из горячей ванной, после того, как надышалась закиси азота.

Кира покачнулась, когда головокружение накрыло ее. Менчерес поднял ее и положил на что то мягкое. Она открыла глаза и обнаружила их на диване. Она ожидала, что его рот будет перемазан кровью, или струйку крови на его лице, но ничего не нарушало поразительной красоты черт его лица. Его глаза по-прежнему были ярко зелеными, встречая ее взгляд с не имеющей имя силой.

Она не имела ни малейшего понятия о том, что сказать. Раскованность, которая заставила ее прижимать голову Менчереса к своему горлу, требуянового укуса, исчезла, оставив Киру в растерянности. Эта страстная реакция лишь то, что случается с каждым, кого кусал Менчерес? И поэтому он говорил, что она не подразумевает то, что говорит, прося не останавливаться?

Или она не хотела, чтоб он останавливался, так как укус был предлогом для большего, желания, которое она испытывала к нему? Она, разумеется, не позволила бы себе фривольного поведения при других обстоятельствах. И независимо от причин своих действий он по-прежнему был ее похитителем — ее нечеловеческимзахватчиком. И она не собиралась усложнять и без того сложную ситуацию.

— Ты чувствуешь себя лучше? — спросил Менчерес тоном, нисколько не окрашенным ее смущением.

Кира отвернулась, глубоко вздохнув. Она заметила, что сердце ее больше не скачет. На самом деле, стучало оно ровно, словно она только что проснулась.

— Прекрасно. — Потом она решилась спросить. — Это мое "Еще, еще!" обычная реакция людей на твой укус? Или я должна извиниться?

Менчерес отстранился от нее, прежде чем ответить.

— Это очень часто происходит.

Его тон был настолько жестким, что Кира бросила на него взгляд. Его лицо стало совершенно закрытым, словно у статуи. Почему ты ожидала другого?спросила она себя. Этот опыт нов для нее, но Менчересу нужно кусать человека каждый день. Единственная причина, почему он не зевает, лишь потому вероятно, что ему не нужно дышать.

Затем внезапно, он оказался перед ней на коленях, его руки обхватили ее лицо, а зеленые глаза захватили ее.

— Ничего не произошло, Кира. Я не кусал тебя. Ты не возвращалась в мой домой. Ты пришла с работы во вторник утром, заболела, и поэтому с тех пор находилась в своей постели.

Странная сила надавила на ее мозг, когда его голос казалось, вибрировал в ее голове. На долю секунды Кира приободрилась. Работает, наконец! Но так же быстро ее охватила тревога. Если это так, то она забудет Менчереса. Она даже не вспомнит, что встречала его…

Она моргнула, и настойчивый натиск исчез из ее головы. Менчерес по-прежнему пристально смотрел на нее своими яркими, нереальными глазами, но она уже не чувствовала желания попасть под власть их свечения.

— Это не работает. — Странное чувство нахлынуло на нее. Сожаление? Облегчение?Кира отбросила его прежде, чем определила, что это было.

Менчерес оказался на другой стороне комнаты спиной к ней прежде, чем она моргнула. Ничего в его положении не выдавало его мыслей.

— Мы попробуем через два дня. — сказал он.

Это будет как раз через неделю после того рокового утра на складе. Как сказал Менчерес, это должно было быть максимальным временем, для удаления защитного эффекта от его крови для стирания памяти. И в голове Киры тут же всплыл вопрос, который тревожил ее ранее.

Что будет, если по прошествии двух дней, он по-прежнему не сможет стереть ее воспоминания? И если Менчерес не сможет заставить ее забыть все, что она узнала о нем и таких же, как он… он когда-нибудьотпустит ее?


* * *


Менчерес лежал на дне бассейна, лучи солнца второй половины дня скользили по непрозрачному стеклу. Он более часа был здесь, в искусственно подогреваемой воде, но даже этого, что обычно расслабляло его, было недостаточно для его успокоения. Он думал о коже Киры под его ртом вчера, о ее вкусе, и ее запахе, ставшем глубже и богаче от возбуждения.

Он знал, что ее возбуждение — лишь ответ на его укус. Менчерес сталкивался с ответом, подобным реакции Киры, бесчисленное количество раз, когда кормился как от мужчин, так и от женщин. Что было действительно странным, так это его собственнаяреакция. Когда Кира молила его не останавливаться, на мгновение, он заколебался. Он мог пить из нее все время, взять ее, забрав лишь немного крови, но подарив невероятное ощущение от своего укуса, и не только это. Его желание было настолько велико, что причинило физическую боль, когда пришлось отстраниться от Киры. Менчерес не мог вспомнить последний раз, когда бы он хотел кого-то так сильно. Возможно и никогда.

И это была не только похоть. Когда он вновь не смог подчинить ее разум, облегчение, что наполнило его, было неоспоримо. Он задавался вопросом, не было ли его собственное нежелание основной причиной в неспособности стереть память Киры. Да, была и еще одна причина для подобного, но правда состояла в том, что он не желал с ней расставаться. Было странное удовольствие видеть Киру каждый день. Ее голос был великолепен, и волновал его не зависимо даже говорила она с ним или нет, а ее непосредственная близость занимала его мысли намного больше, чем он когда-либо позволит ей знать.

Как это ни парадоксально, он держал ее в плену, пока она пленяла его.


* * *


Менчерес выбрался из бассейна, оставив тщетные попытки успокоиться. Есть кое что, что может заставить его чувствовать себя лучше, и это не имеет ничего общего с нахождением под водой. Нужно отправить Горгона, собрать всю информацию о Кире, осторожно и досконально. Менчерес уже решил объявить ее своей, чтобы она осталась на попечении Кости, когда сам он уйдет. Теперь единственное, что было нужно, это донести до Кости информацию, о ком необходимо заботиться, когда придет этот день.

Тот факт, что это стало для него приоритетом, не избежало его внимания, но ему было все равно. Он мог делать вид, что Кира не важна для него, или мог согласиться с ее значимостью и найти другой способ действовать. Но отказ смотреть правде в глаза никогда не помогал ему прежде.

— Горгон! — позвал Менчерес. И даже не дожидаясь пока тот появится продолжил. — У меня есть для тебя работа.

Менчерес слушал, как Кира мечется в своей комнате. Это продолжалось уже два часа. Разумеется, она была раздражена ситуацией, и он не мог ее за это винить. Время, проведенное здесь, затянулось дольше, чем они ожидали. Тем не менее, на шестой день после того как она пила его кровь, он не слышал ни проблеска ее мысли, которые к этому времени должен был слышать свободно.

Он больше не мог притворяться, что именно кровь мешает процессу. За это время он принял решение. И сам его боялся.

— Черт побери.

Менчерес услышал бормотание Киры прежде, чем она закрыла дверь и спустилась по лестнице. Он остался сидеть в гостиной, заставив себя выглядеть спокойным, словно он не ловил с жадностью любое ее движение в течение последних нескольких часов.

— Мне нужно позвонить сестре, — сказала Кира тут же, как увидела его.

Он поднял бровь в ответ на требовательность в ее голосе. — Что-то случилось?

— Надеюсь, что нет, — пробормотала Кира. — Можно снова воспользоваться телефоном в библиотеке?

— Да, — ответил Менчерес, наблюдая за Кирой, почти бежавшей туда. Что ее так взволновало? Когда она прошлой ночью повесила трубку после разговора с сестрой, Кира была в порядке. Обеспокоенная, но в остальном, спокойная. Теперь же она действовала так, как будто она только что сходила на могилу своей сестры.

Менчерес слышал механические гудки, сигнализирующие о том, что Кира набирает номер, затем ее напряженное дыхание, пока она ждала ответа. После десятого гудка Кира выругалась, затем положила трубку и набрала номер еще раз.

Он вошел в библиотеку, когда Кира пробормотала очередное ругательство и снова повесила трубку. Ее лицо было бледным.

— Она не отвечает. Что-то не так.

Менчерес не приблизился к ней, но, к своему удивлению, первым его порывом было прикоснуться к ней в утешении.

— Ты и раньше не могла дозвониться сестре, но все было в порядке, — отметил он.

— Сейчас совсем другое. Ранее сегодня утром я просто… почувствовала, что то случилось. — Кира бросила на него задумчивый взгляд. — Ты думаешь, это сумасшествие, но иногда я просто знаюи все. Назови это инстинкт, внутренний голос, как угодно, но так у меня всю мою жизнь.

Напротив, он был одним из немногих в мире, кто имел дар предвидения. Или, по крайней мере, кто пользовался этим даром.

— Сконцентрируйся на этих ощущениях. Сфокусируйся. — подсказал Менчерес.

Она удивленно взглянула в ответ на его высказывание, но затем наморщила лоб и стала медленно ходить. Тишина и сосредоточенность вызывали раньше силы Менчереса, когда он был молод и не умел еще хорошо обращаться с даром. Но на протяжении веков он оттачивал свои способности вызывать предвидение по желанию. Он даже мог найти людей на расстоянии многих километров, особенно, если до этого пил их кровь.

Пока его видения резко не прекратились и всем, что он видит, стала темнота. Символика часто была частью его видений, и Дуат, загробный мир, куда отправится его душа, чтобы ждать суда богом Анубисом, был местом постоянной темноты. Смерть шла к нему, но Менчерес сам выберет свой собственный конец. Тот, который лучше всего послужит его народу.

— Если я права, и случилось что-то плохое, то Тина должна сейчас быть в госпитале. Мне нужно позвонить, — сказала Кира. Она подошла к телефону и начала набирать номер не дожидаясь каких-либо возражений Менчереса. Он ничего не сказал и смотрел, как она скручивает пальцы в нервном ожидании.

— Госпиталь милосердия и медицинский центр слушает, — услышал он голос оператора в трубке.

— Я проверяю, не попала ли к вам моя сестра, — сказала Кира, сделав глубокий вдох, — Её зовут Тина Грейселинг. Возможно, её могли привезти в реанимацию.

— Минуточку, — оператор переключила линию и несколько секунд из трубки звучала музыка, а затем снова заговорила. — Да, Тина Грейселинг наша пациентка. Пожалуйста, не отключайтесь, пока я переключу вас на пост медсестры.

Менчерес не говорил, поскольку Киру перевели, и другой голос объяснял ей, что ее сестра была в критическом, но стабильном состоянии. Из того, что он услышал, это произошло не из-за несчастного случая, а из за хронической медицинской болезни.

— Спасибо, — сказала Кира прежде, чем повесила трубку. Тогда она встретилась с пристальным взглядом Менчереса.

— Она находится в интенсивной терапии. — Ее голос был дрожащим, ее аромат кружил в водовороте страха, возбуждения и вины. — У нее было кровотечение, и ее перевезли в больницу на машине скорой помощи этим утром…

Ничего из этого не должно иметь значения для него. Сестра Киры была в больнице; не было больше ничего, что она могла сделать, чтобы помочь ей, и слабое здоровье незнакомого смертного было действительно не его беспокойством.

Но Кира беспокоилась, и из-за этого, он тоже. Независимо от всех причин, почему она не должна иметь значения для него, Менчерес нашел, что он не мог перенести вида Киры, страдающей от боли.

Да, он беспокоился сильно, слишком сильно.

Он держал Киру здесь с примитивным намерением защитить тайну его вида, но поскольку дни прошли, наибольшую угрозу Кира предоставляла не миру вампиров, а ему. Она заставила его чувствовать вещи, которые он не мог позволить себе чувствовать на этом этапе его жизни. Независимо от того как тяжело это было, для него это было время, чтобы устранить эту угрозу. У него не было никакого другого выбора, если он намеревался придерживаться курса, который он установил.

— Подойди, — сказал Менчерес, протягивая руку.

На лбу Киры залегли морщинки, но руку она взяла. Красивая темная леди,подумал он. Жаль, что я не должен это делать.

Он крепко обнял Киру прежде, чем она успела сделать очередной вздох.

Глава 8


У Киры перехватило дыхание, когда Менчерес приземлился с ней на стоянке. Он продолжал держать ее еще некоторое время, пока ее ноги не перестали дрожать, но сверкающие так близко огни больницы, дали ей силы двигаться.

— Почему мы не поехали? — спросила она, хотя ее сердце бешено стучало.

— Это заняло бы в три раза больше времени, — ответил Менчерес. — Даже больше, если бы мы попали в пробку.

Конечно, в небе пробок не бывает, подумала Кира, все еще ошеломленная недавним полетом. Менчерес полетел, взмыв в ночное небо прежде, чем она сообразила, что он делает. Способность вампиров летать с такой скоростью, что они превращаются в размытое пятно, было одновременно и волнующим и страшным. Она не думала, что сможет когда-либозабыть здания, проносящиеся мимо со скоростью молнии. Супермен и Лоис Лейн отдыхают.

Но Кира выкинула эти мысли из головы, как только вошла в ярко освещенную больницу. Где-то здесь, несколькими этажами выше, Тина боролась за свою жизнь с болезнь, не оставлявшую в живых. Санитар взглянул на нее с сочувствием, когда Кира прошла к гостевому входу.

— Вы как раз вовремя. Часы посещения заканчиваются через тридцать минут.

Кира бросила благодарный взгляд на Менчереса, хотя тот даже не смотрел на нее. Если бы они взяли машину вместо полета, она бы не успела.

— В отделение интенсивной терапии допускаются только члены семьи. Он член семьи? — спросила дежурная медсестра.

— Да, — сразу ответила Кира. Она не собиралась отплатить за доброту Менчереса, доставившего ее сюда, заставив его ждать здесь.

Медсестра с сомнением посмотрел на Менчереса. И Кира не могла ее винить. Не было ничего общего между ней, с ее светло-каштановыми волосами и светлыми глазами и Менчересом, с его арабскими чертами лица и иссиня черными волосами.

— Водительские права, пожалуйста, — попросила медсестра.

Он наклонился через стойку, а зелень мелькнула в его глазах так быстро, что Кира бы и не увидела, если бы моргнула.

— Вы видели. А теперь, разрешите пройти, — проговорил Менчерес гладким, тихим голосом.

Дежурная передала ему карточку посетителя с застывшей улыбкой на лице, даже не написав там имени. Менчерес взял ее и обратился к Кире.

— Пойдем.

Кира взглянула на служащую, которая все еще улыбалась с замороженным видом, прежде чем последовать за Менчересом к лифту. Как только они, наконец, были внутри, она обрела голос.

— Вот таклегко можно контролировать умы людей принормальных обстоятельствах? Молниеносный взгляд со вспышкой зелени?

Менчерес искоса посмотрел на нее. — Теперь ты можешь оценить редкость своего дара к сопротивлению моим способностям.

— Потому что ты дал мне свою кровь, — пробормотала Кира задумчиво, глядя на огни этажей проносящихся мимо лифта. — И, возможно, еще мое упрямство, — добавила она с кривой улыбкой.

Менчерес, казалось, почти вздохнул.

— Возможна еще одна причина. Очень небольшой процент людей имеют естественный иммунитет к вампирскому контролю разума. В своей жизни я встречал только несколько десятков человек с подобной особенностью, но есть те, кто имеет генетическую мутацию, которая предотвращает…

— Ты никогдане говорил мне этого раньше, — прервала его Кира, страх наполнил ее. — Ты знал, все это время, что возможно не только наличие твоей крови в моем теле мешает стереть память?

Болезненный страх бурлил в ней. Неужели Менчерес хочет сказать, что никогда не отпустит ее?

Двери лифта разошлись, открывая пост медсестры у отделения интенсивной терапии. Менчерес ничего не ответил на изобличающий выпад Киры.

Но она уже не могла об этом говорить. У нее было всего полчаса, чтобы увидеть сестру и это было куда важнее, чем ее страх перед откровением Менчереса. Кира пробегала глазами по дверям, пока не нашла ту, на которой красовалось имя Тины Грасилинг. Тогда она показала пропуск медсестре, прежде чем войти в палату сестры, даже не взглянув, следует ли за ней Менчерес.

Тина выглядела спящей, ее маленькое тело было подключено к машинам, окружившим больничную койку. Она была бледна, как простыня и лишь темные круги под глазами выделялись на ее лице. Она выглядела такой хрупкой, такой сломленной, как красивая кукла, небрежно брошенная ребенком. Пластиковая трубка была установлена у нее во рту и стоящий рядом вентилятор, звучал как хриплый баян.

Слезы наполнили глаза Киры, превращая ее сестру и все машины в размытое пятно. Тина не спала, она была без сознания и на искусственной вентиляции легких. Самый большой страх Тины — оказаться в подобной ситуации. Сестра часто говорила, что если ее легким будет необходима вентиляция — это конец.

И вероятно Тина была права.

Слезы заструились по щекам Киры прежде, чем она смогла их остановить. Она знала, что этот день наступит. Думала даже, что готова к подобному, но щемящая боль, наполнившая ее сердце, когда она увидела Тину, в которой жизнь держалась только благодаря машинам, подогнула ей колени. Она села рядом в кресле, не в силах оторвать взгляд от ее беспомощной сестры.

— Чем она больна?

Мягкий, глубокий голос Менчереса заставил Киру вздрогнуть. Она почти забыла, что вампир был здесь. Он ходил вокруг кровати Тины, глядя на сестру с обычным бесстрастным выражением лица.

— Кистозный фиброз, — прохрипела Кира. — Это у нее врожденное.

Ирония, которая принесла новый всплеск боли Кире. Если верить тому, что недавно сказал Менчерес, Кира тоже родилась с врожденной мутацией, но, хотя это может лишить ее свободы, она не так опасна и не убивает ее как Тину.

— Она умирает, — сказал Менчерес с той же странной интонацией.

— Не говоритак.

Кира посмотрела на вампира с бессильной яростью за состояние ее сестры. Она и так знала, что это правда. Ее интуиция говорила — на этот раз Тина не выкарабкается. Она чувствовала, как страх весь день рос в ней, хотя пыталась с ним бороться.

Его черные глаза излучали жесткость.

— Факт, что это происходит, но что ты готова сделать, чтобы это изменить?

Он хочет сказать…?Кира посмотрела на Тину, на Менчереса, на монитор машины ЭКГ, отсчитывающий слабый пульс ее сестры. Пульс, которого у Менчереса больше не было.

— Нечто, совершенно действенное, — сказал Менчерес, кивнув на центральный монитор. — Моя кровь исцелит повреждения. Она не может вылечить болезнь твоей сестры полностью, но снимет осложнения, приводящие ее в такое состояние.

Надежда вспыхнула в душе Киры, когда она смотрела на Менчереса. Его кровь спасетсестру от смерти. Даже если это не исцелит Тину от кистозного фиброза, можно ли восстановить ее достаточно, чтобы освободить от вентилятора? Может даже избавить от больницы?

— Ты можешь это сделать? — это было все, о чем она просила, пока ждала его ответа.

— Да. За плату.

Ее колени ослабли, но уже по другой причине. Конечно, ценой Менчереса будет необходимость смириться с потерей свободы… навсегда. В конце концов, он всегда говорил, что не может отпустить ее, пока не сотрет память о вампирах. Спустя шесть дней он по-прежнему не может управлять ее воспоминаниями или слышать ее мысли. Кира не питала надежды, что завтра все изменится. Генетическая мутация. Естественный иммунитет.

Она посмотрела на Тину. Если ее свобода достаточная цена за излечение ее сестры, чтобы дать Тине еще один шанс на жизнь, она согласна. Она может и не иметь шанса освободиться, но она сможет принести этим пользу Тине. Тысячу раз она спрашивала "Почему она?" о болезни Тины, но ни разу не видела, что бы та роптала. Ее сестра приняла свое состояние с ледяным мужеством, когда сама Кира была в ужасе. Теперь очередь Киры.

— Я могу угадать цену, — сказала она, расправив плечи. — И я согласна, еслиты исцелишь Тину не только в этот раз. Сделай это столько раз, чтобы дать ей нормальную продолжительность жизни, а я останусь взаперти до конца моей. Жизнь за жизнь.

Менчерес смотрел на нее молча так долго, что Кира задумалась, не потребовала ли она слишком многого. Он был раздражен на условие, что она добавила к его плате? Доволен? Насмешлив? Ни то ни другое? Менчерес и так может держать ее заложницей вечно , безпомощи Тине, но если он хочет, чтобы она была так же послушна, как Селена, Курт или Сэм, то он должен заключить сделку.

— Вызови медсестру, — сказал Менчерес.

На самом деле это был не ответ, но Кира не настаивала. Она пошла к сестринскому посту и через несколько минут вернулась с сестрой Тины.

Менчерес взглянул на женщину, сверкнув изумрудом в глазах.

— Принесите мне шприц.

Медсестра тут же стала послушной, спокойной, какой была регистраторша некоторое время назад. И снова Кира удивилась, как легко Менчерес мог контролировать умы людей, когда медсестра покорно вышла из комнаты. Меньше чем через минуту она вернулась со шприцем и подала его Менчересу.

— Теперь уходи. Ты ничего не давала мне. Ты не помнишь меня, — сказал Менчерес небрежно. Медсестра вышла не оглядываясь.

Кира прокомментировала бы, что это жутко, но была слишком занята, сосредоточившись на Менчересе, когда он вонзил иглу в запястье, и медленно выдвинул поршень. Красная жидкость просачивалась в шприц, пока тот не наполнился.

Она взглянула на сестринский пост. Никто не смотрел в их направлении. Кира оглянулась, когда Менчерес посмотрел на нее. Теперь он воткнул иглу в капельницу. Она не отвела взгляда, глядя как он нажал на поршень, делая трубку, подсоединенную к руке Тины красной, как кровь втекала в Тину.

Кира затаила дыхание, когда опустевший шприц покинул капельницу. Менчерес надел колпачок на иглу и сунул его в карман. Единственное, что еще говорило о произошедшем, был остаток розовой жидкости внизу трубки, где капельница присоединялась к плоти Тины пластырем.

— Будь здесь, — сказал он прежде, чем выйти из комнаты.

Она не спросила, куда он. Она сидела у кровати сестры и провела своей рукой по ее бледной неподвижной руке. Сколько потребуется времени, чтобы его кровь устранила вред, причиненный беспощадной болезнью Тины? Он ввел ей только один небольшой шприц. Может быть то, что он ввел лишь начало, и сколько тогда еще шприцев надо ввести на следующий день или типа того? Может быть, у него нет сейчас достаточно крови, чтобы дать больше. Может быть, он сейчас ищет ничего не подозревающего донора, чтобы подкрепиться…

Горло Тины дернулось. Все в Кире замерло, когда она увидела, что глаза сестры открылись. Тина пару раз моргнула, прежде чем ее горло снова дернулось, и повернула голову. Ее цвета морской волны глаза смотрели на Киру вопросительно, но осмысленно. Тина проснулась и мыслит ясно. Когда вяло, гладившие руки Киры отстранились, сестра вытащила трубку изо рта.

Это то, что Кира смогла увидеть, перед тем, как снова все стало размытым, и она выдохнула лишь слово.

— Медсестра!

Менчерес наблюдал, как Кира прощалась с сестрой. Лицо ее было еще раскрасневшимся от счастья, когда она наклонилась, чтобы поцеловать щеку Тины.

— Я постараюсь скоро приехать еще раз, — пробормотала она. — Люблю тебя, Крошка-Т.

— Я тоже люблю тебя, сестренка, — ответила Тина мягким голосом, но не таким хриплым, каким он должен был быть после извлечения трубки вентилятора.

— Это просто чудо, как быстро она ответила на новые антибиотики, — восхищалась медсестра, когда провожала Киру из палаты Тины.

— О, да. Удивительно, — повторила Кира, но смотрела на Менчереса когда говорила.

Он слабо улыбнулся в ответ. Целебные свойства вампирской крови, тем более такой особенной крови, такой сильной и мощной, как его — действительно кажется чудом медсестре, не знавшей всего. Но Кира знала правду. Она взяла его руку, как только приблизилась и поднесла ее к губам.

— Спасибо, — выдохнула она после поцелуя.

Такой простой жест. Тот самый, который бесчисленное количество раз другие — люди, вампиры, упыри — повторяли ему в течении тысяч лет, опалил Менчереса сильнее удара молнии. Слишком быстро прикосновение рта Киры и мягкое давление ее руки закончились, оставив ему чувство холода без ее прикосновения.

О Боги, эта смертная была чрезвычайно опасна для него.

— Сейчас мы должны вернуться, — произнес он, обрадовавшись, что голос не выдал бурю эмоций внутри него.

Кира оглянулась на палату сестры и кивнула, счастье слегка потускнело на ее лице.

— Я готова.

Менчерес молчал, пока они спускались на первый этаж. Кира тоже. Когда они были в темном углу автостоянки он раскрыл объятия, и она вошла в них, ее тепло обернулось вокруг него, когда он рванулся в небо. В мгновение, они были высоко над больницей, выше всех других зданий, абсолютно невидимые в черном пальто, обернутом вокруг них. Сердце Киры барабанило возле его груди, ее тело прижималось к его, и он едва ли мог думать о чем-то другом. Ветер бился вокруг, унося лимонный запах Киры, но он знал, что запах останется. Он не станет стирать эту рубашку или пальто, чтобы не потерять следы ее запаха на них.

Слишком скоро показался пункт назначения. Он сжал губы. Сейчас необходимо устранить угрозу, представлявшуюся для него Кирой. У него нет выбора.

Менчерес опустил их на здание и высвободил Киру, как только она восстановила баланс. Она осмотрела крышу с печатью смущения на ее прекрасном лице.

— Где мы? Здесь ты не живешь.

Он собрался, блокируя свои эмоции нерушимыми стенами.

— Нет, мы там, где живешь ты.

Кира оглянулась еще раз, ее глаза расширились, когда она узнала городской пейзаж, окружающий ее дом.

— Ты хочешь, чтобы я забрала кое-какие вещи, прежде чем мы вернемся? — спросила она в замешательстве, — у меня нет ключей.


— Ты не собираешься обратно, — сказал холодно Менчерес ровным голосом, вручая ей ключи, лежавшие в ее рюкзаке, когда они впервые встретились. Затем усилием воли открыл дверь на крыше. — Я до сих пор ничего не смог услышать из твоих мыслей или контролировать разум, поэтому, очевидно ты обладаешь естественным иммунитетом к моим силам. Я сказал в больнице о плате за мою кровь. Моя цена за исцеление твоей сестры — твое молчание о всех вещах, о которых ты узнала на прошлой неделе. Никому о них не говори.

Она в изумлении приоткрыла рот, ее нежно розовые губы манили его своей полнотой.

— Но ты сказал, что пока я все помню, я не могу уйти…

— А ты говорила, что я могу тебе доверять, — прервал мягко Менчерес. — Так вот, я доверяю тебе, Кира, и отпускаю, несмотря на все знания.

Она и не подозревала, как трудны для него были эти слова. Когда она охотно предложила себя в обмен на исцеление сестры, Менчерес едва не ухватился за эту идею. Возможность видеть ее каждый день, лучше узнать ее — и в итоге соблазнить ее — вполне соответствовала его главному, наиболее сильному желанию. Он хотел показать Кире вещи, о которых она даже не подозревала, отвезти в места, о которых она только слышала, и одарить ее изысками, которые смутили бы королеву. Это было бессмысленно, он едва знал Киру, тем не менее, недавно, ее влияние едва не подчинило его. В последний раз, когда он испытывал подобные чувства, царства были брошены по его следу.

Но мрак преисподней маячил на его горизонте, говоря, что время его почти истекло. У Киры есть будущее. У него нет. Он должен отпустить ее, позволить ей жить своей жизнью, и только это позволит ему закончить то, что должно.

Она подошла к нему сильным, уверенным шагом, что противоречило ее женственной стройности, и крепко обняла его.

— Спасибо, — прошептала она. И на этот раз поцеловала не руку, а шею, и касание ее мягких, теплых губ едва не лишило его решимости.

Он должен уйти. Немедленно.

Вместо ответных объятий Менчерес вытащил из-под пальто сумку.

— Возьми это, — сказал он, протягивая ее Кире. — Кровь вампиров не портится со временем. Давай своей сестре одну пробирку в квартал, когда ее здоровье ухудшится. Можешь сказать, что это травяной настой или просто подлей в напиток с резким вкусом.

Кира заглянула в сумку и глаза ее расширились и заблестели, когда она увидела десятки флаконов, заполненных кровью. Он заставил медсестру наполнить их его кровью, пока Кира была занята сестрой. Содержимого должно хватить, чтобы противостоять болезни Тины и дать ей нормальную продолжительность жизни. Как и было обещано.

— Это означает… что мы никогда не увидимся?

И при этом вопросе голос Киры звучал слабо и надтреснуто, вызвав пронесшуюся через него боль. Разве она чувствует что-то к нему? Да, раньше она призналась в своем желании, но неужели ее эмоции стали сильнее, чем просто похоть? Возможно, она бы хотелаувидеть его снова, хотя с этими флаконами и не нуждалась в нем более для поддержания здоровья ее сестры?

Но это не имеет значение, когда впереди лишь черная пустота. Чего бы они ни хотели, этому не суждено произойти. Все, что в его силах — это убедиться, что его смерть принесет пользу его подданным — и насолить Реджидефу

— Прощай, Темная Леди, — пробормотал Менчерес и рванулся в ночь.

Глава 9


— Грейселинг!

Кира повернулась, чтобы увидеть как всегда хмурого Фрэнка, пробирающегося между столами. Он, правда, ничего не сказал о ее отсутствии, но не был этим особенно доволен.

— Вы закончили свои отчеты?

— Почти, — ответила Кира. Кипа на ее столе уменьшилась на три четверти, с тех пор как она возвратилась к работе четыре дня назад — и это не считая новых вещей, которые Фрэнк кинул на ее стол, что она завершала каждый день.

— Хорошо. Клиенты не могут ждать только потому, что вы заболели. — Сказал Фрэнк, кидая кипу бумаг на стол Киры. — Я жду эти бумаги к концу дня.

В кризис трудно найти новую работу, мысленно твердила себе Кира, и выдавила из себя улыбку. Если бы ей было не так затруднительно найти новую работу, она бы с огромным удовольствием высказала Фрэнку, чтобы он забрал свои отчеты и отвалил немедленно.

Вместо этого она выпалила, — Будет сделано.

Фрэнк ткнул пальцем в кипу бумаг на ее столе и произнес: — Если все будет сделано до выходных, то я поручу тебе вести дело одного из пропавших без вести. Я знаю, как ты хочешь этим заняться.

Это было в четверг днем. Кира должна была работать этим вечером за полночь и завтра довести это до конца, но Фрэнк был прав. Она действительно хотела более серьезных заданий, чем ловля обманывающих супругов, наблюдение рабочих компьютеров, или вручение повесток в суд. Девиз ее старого наставника звенел в уме Киры: Спаси одну жизнь. Ну, Мак, думала Кира, вспоминая улыбку Тины, когда она выехала из больницы позавчера, я думаю, я сделала это. Возможно, если бы ей назначили дело без вести пропавшего, то Кира могла бы спасти две жизни.

— Я все закончу, — сказала она Фрэнку.

Он выдал ей по-своему дружелюбную улыбку в стиле "а куда ты денешься" и сказал: — Заметано, Макки, докажи мне, что я не зря взял тебя на работу.

А еще он мне говорил, что ты заноза, добавила про себя Кира. Мак не ошибался насчет своего бывшего напарника, но Фрэнк бывало, проявлял редкие намеки на добродетель, вопреки своему рабовладельческому образу мышления. Он не отдал в распоряжение Киры служебный автомобиль. Ему было проще взять на работу кого-то с собственной машиной. Кира понимала, что заслуживает этого, за все то сверхурочное время, что она проводила на работе, и все же. За это Фрэнк заслужил поклон.

Ее коллега Лили, перегнулась между столами, когда Фрэнк вышел из офиса.

— Первый раз за три года ты взяла больничный, и он хочет убедиться в том, что ты об этом пожалеешь. — Рот Лили дернулся. — Если есть Бог, для Фрэнка это геморрой. Боли в заднице себя оправдывают.

Кира улыбнулась ей.

— Все хорошо. Как можно больше жидкости, поможет мне все закончить.

Лили нахмурилась, отчего появились морщинки на лбу.

— Кофе не может стать заменой сна. У тебя темные круги под глазами, девушка. Ты должна заботиться о себе, иначе опять заболеешь.

— Я в порядке, — сказала Кира. Она не могла сказать взрослой даме, что круги под ее глазами были не от гриппа, а потому что мысли о вампирене давали ей спать. Несмотря на то, что прошло несколько дней с того момента, как он ее отпустил, Кира, похоже, не была в состояние выгнать Менчереса из своих мыслей.

Это не было такой уж неожиданностью. За шесть дней, которые она провела с Менчересом, он показал ей, что существует еще две расы наряду с человеческой, спас ей жизнь, спас жизнь ее сестре, очаровал ее, вызвал в ней желание, укусил ее, и вопреки благополучию своей расы, отпустил ее. Почему бы ей не думать о нем? Каждый раз когда она видела или разговаривала со своей сестрой, Кира вспоминала Менчереса, не говоря уже о том, что каждый раз, в одиночку возвращаясь, домой мимо складов, на нее снова обрушивались мысли о нем. Он невероятно сильно повлиял на ее жизнь, и сейчас, когда он ее оставил, Кира ощущала острое чувство утраты.

Она до сих пор не могла поверить в то, что он ее отпустил. Первые пару дней она ждала, что Менчерес свалится из ниоткуда и объявит, что она должна вернуться обратно. Какая-то маленькая, сумасшедшая ее частичка, может даже желала его появления, тогда как оставшаяся часть разума твердила, что это нездоровая ситуация. В любом случае, когда один человек имеет полную власть над другим, это совсем не правильно, это просто помешательство. По сути, она была пленницей Менчереса. Пленницей, с которой хорошо обращались, допустим, и возможно на то, чтобы взять ее в плен были веские причины, но все же. Заключенный и надсмотрщик неподходящий антураж для романтических отношений, даже случайных.

Хотя, казалось, Менчерес не заинтересован в каких-либо отношениях с ней, ни романтических, ни каких иных. Он дал ей уйти, и это было тем обстоятельством, которое исключало любую возможность, чтобы она к нему не чувствовала, вампир или нет, но он дал ей ясно понять, что не вернется. Если бы он хотел снова ее увидеть, он бы так и сказал. Он бы не дал ей столько крови, а он дал много и теперь у нее не было необходимости обращаться к нему, не было никакой причины по которой она могла бы связаться с ним. Вообще-то она понятия не имела, где Менчерес ее держал всю ту неделю, и он не оставил номера телефона прежде чем раствориться в ночи. Посмотри правде в глаза, мрачно думала Кира. Тебе дали отставку.

С другой стороны, может это и к лучшему, он, скорее всего слишком стар для нее, возможно на сотни лет, и что это с ней на самом-то деле, человек и вампир? Это никуда не годиться. Посмотреть хотя бы фильмы про Дракулу. Или Баффи.

— Вы меня слушаете? — спросила Лили забавным голосом.

Кира дернулась от мрачных мыслей о заманчивом вампире к коллеге.

— Простите, я… брожу в своих мыслях, — сказала она застенчиво.

— Говорю тебе, что тебе нужно поспать, — сказала Лили. — Но так как я знаю, ты меня не будешь слушать, позволь мне предложить тебе кофе. Таким образом, ты сможешь не уснуть перед Фрэнком.

— Спасибо, ты ангел, — с благодарной улыбкой сказала Кира. У нее впереди был длинный день, и размышления о Менчересе не уменьшат количество бумаг на ее столе.

Однако кофе поможет этой куче стать меньше. Много, много кофе.

Восемь часов спустя, Кира вышла из маршрутного автобуса, и устало заправила волосы за уши. Пока она шла от своего офиса до остановки, в спину дул ветер, а потом она забыла расправить волосы обратно. Вообще-то они были не настолько длинными, чтобы завесить ее лицо, пока она шла вверх по улице. Фактически они были до плеч, его волосы длиннее на несколько дюймов, волосы Менчереса длиннее, чем ее…

Перестань думать о нем, отчитала себя Кира. Она повернула вниз по первой из трех улиц, которые ей предстояло пройти по пути к дому. Было одно, несомненно восхитительное в том, что судьба свела ее с Менчересом, даже не обращая внимание на то, что она чуть не погибла, она получила возможность держать в узде болезнь своей сестры. Но когда она думала о нем, болезнь сестры вылетала у нее из головы.

Она вспоминала, как его черные глаза блестели, когда он улыбался, как изящно и плавно он двигался, как аппетитно он выглядел обнаженным, и как же она желала получше его узнать, когда была пленницей в его доме. Менчерес был единственным человеком, которому она призналась, что у нее бывают предчувствия и, как сильно она на это полагается. К ее удивлению, он не отмахнулся от этого, не счел это смехотворным или незначительным. Вместо этого он посоветовал сосредоточиться на этом чувстве. Для того чтобы получше прислушаться. Очевидно, ее внутренний компас не казался странным тому, кто мог летать и управлять вещами силой мысли.

И все же, если бы сейчас она прислушалась к своим инстинктам, то услышала бы постоянное ворчание, которое слышала уже несколько дней о том, что она упустила что-то очень важное, когда Менчерес испарился в ночи. Могла ли она что-нибудь сделать, чтобы не дать ему уйти? Как хочется сказать Менчересу, что она хочетувидеть его снова, вместо того чтобы задаваться вопросом, к лучшему ли было его исчезновение, ведь он даже не предоставил ей выбора?

Кира была так занята своими мыслями, что ей потребовалось несколько секунд, прежде чем она увидела темную фигуру в тени стоящего перед ней здания. Она сжала руку на ремне ее рюкзака, и продолжила идти, сделав вид, что не заметила его, хоть и была напряжена каждым мускулом. Когда она почти подошла к двери своего дома, кто-то схватил ее за руку. Адреналин подскочил, когда Кира нырнула под руку и сильно врезала мужчину по лодыжке, вдобавок, сверху обрушивая на него свой тяжеленный рюкзак. Получение образования в полицейской академии, предусматривало обучение самообороне и сделало ее реакцию в большей степени рефлекторной, нежели спланированной.

— Ой! — ее потенциальный взломщик отскочил, пошатываясь и прыгая на одной ноге. — Кира, какого черта?

Она остановилась как раз вовремя, прежде чем следующий удар ногой не угодил ему в пах.

— Рик?

Мужчина выпрямился, уличные фонари наполовину осветили лицо ее брата.

— Да, это я. Черт возьми, ты сделала мне больно!

Ее сердце начало громыхать от мысли, что она должна была бороться с потенциальным грабителем, что сделало ее голос резким.

— Уже за полночь, ты скрываешься в проклятом балахоне и прыгаешь на меня. Тебе повезло что я еще не получила новое оружие, иначе я бы уже выстрелилав тебя!

— Я просто пытался привлечь твое внимание, — он говорил скорее капризным тоном, чем извиняющимся. — Ты почти прошла мимо меня.

Это было так похоже на Рика, сначала делать, а потом думать. Кира глубоко вздохнула. У нее не было сил сейчас читать нотации младшему братику.

— Что ты здесь делаешь так поздно?

Он окинул взглядом улицу.

— Я пытался дозвониться тебе в течение нескольких дней, но ты не отвечала. Я не мог вспомнить твой рабочий номер, поэтому я подумал, просто прийти и навестить тебя. Не думаю, что это займет у тебя слишком много времени.

Ну, разумеется, ее телефон не отвечал. Менчерес не вернул ей телефон, когда оставил на крыше с полной сумкой своей крови и ключами от ее квартиры, а новый она еще не успела купить. Она предполагала, что ее рюкзак так же был у него, как бы он иначе раздобыл ключи от ее квартиры. Если только он не выбросил все после того, как сгрузил ее на крышу в ту ночь.


— Заходи, — пробормотала Кира. Как только она вошла в дом, для нее на первом плане было принять душ, а потом и лечь спать.

Рик улыбнулся, и ямочки на его щеках сделали его моложе, чем его двадцать пять. Кира чувствовала бурю эмоций, но наименьшей из них было раздражение. Может быть Рик, только беспокоится о ней, когда не может с ней связаться, и именно поэтому он сейчас был здесь.

Фигня, шепнул ее внутренний голос.

Кира надеялась, что это говорит ее усталый цинизм, а не ее инстинкты. Было приятно думать, что Рик был здесь без скрытых мотивов.

— Ты голоден? — спросила она, когда он последовал за ней внутрь здания. — У меня есть несколько замороженных пицц, можно разогреть.

— Хм, я не думаю, что останусь тут надолго, — заявил Рик, оглядываясь по сторонам.

Ее надежды рухнули. Говорил тебе, вновь шепнул ей ее внутренний голос.

Кира не стала входить в лифт, хотя двери были открыты. Она опустила свой рюкзак и взглянула на своего брата усталым, жестким взглядом.

— Я тебе говорила, Рик, я не собираюсь продолжать это делать.

— Мне нужно всего пару баксов, — сказал он, встречая ее взгляд. Его зеленые глаза, темнее, чем у нее, расширились в умалении. — Это было действительно трудно, пытаться найти работу, и…

— Может быть, если бы ты смог бросить наркотики, тебе было бы легче найти работу, — холодно сказала Кира.

Рик развел руками. — Я завяжу, клянусь, и к тому же, сейчас я просто немного покуриваю травку, вот и все. Слушай, Джои говорит, что порвет меня, если я не верну ему двести баксов до завтра. Я собираюсь утром на собеседование, и похоже меня возьмут на работу, но даже если и так, я все равно не успею расплатиться с Джои, и он меня отделает.

— Чушь собачья, — сказала Кира, и ей вторил ее внутренний голос. — Сейчас уже больше полуночи, ты не собираешься завтра на собеседование. Даже если бы оно было, ты бы проспал его. Ты не можешь постоянно ходить ко мне за деньгами, у меня нет много и…

— Я знаю, что они есть у тебя, ты переводишь их на счета Тине, сказал Рик. — Ты бы не подумала дважды, если бы онапопросила.

Кира почувствовала растущий гнев, перекрывающий усталость. — Не смей так говорить! Болезнь не дает Тине работать, а не лень, как тебе, и она чуть не умерлана прошлой неделе. Не то, чтобы ты знаешь об этом, потому что вряд ли поддерживаешь с ней связь.

Рик опустил голову, со стыдом на лице. — К сожалению, — пробормотал он. — Ей лучше? Она в больнице?

Благодаря Менчересу, Тине было намного лучше. Кира сказала: — Она сейчас дома. Ты должен позвонить ей. Она будет рада услышать тебя.

— Да, да, я позвоню ей завтра, — сказал Рик сразу. — Ты знаешь, я не так близок с ней, как с тобой, но я до сих пор волнуюсь о ней, даже если мы не одной крови.

Их происхождение делало все более сложным. Родители Киры были дети свободной любви, даже после того как поженились. У Киры и Тины была одна мать, но разные отцы. Кира и Рик имели разных матерей, но одного отца. Технически Тина и Рик не били братом и сестрой, но Тина считала его своим братом, хотя они и не росли вместе, как с Кирой.

— Я клянусь, что в последний раз прошу тебя о чем-то, — продолжал Рик, смотря на нее большими щенячьими глазами. — И я отплачу тебе, я обещаю.

Если бы каждый раз Кира получала бы по доллару, когда слышала это от него, то уже накопила бы на машину. Но вдруг есть вероятность того, что Рик откажется от своей привычки, и постарается изменить свою жизнь…

— В последний раз, — сказала она ему, вытаскивая свою чековую книжку. — Я имею в виду это.

Рик улыбнулся ей так, что напомнил ей о том, когда они были детьми, и она была так рада иметь младшего брата. Это почти убрало боль от развода ее родителей и переезда отца в другой штат, когда он влюбился в кого-то еще.

— Ты лучшая, сестренка.

Кира выписала чек на сто долларов и отдала его Рику. Он немедленно положил его в карман, затем потоптался на месте, в то время как глядел прочь.

— Ты не могла бы дать еще двадцать, на такси, чтобы я мог добраться до своего дома? Сейчас поздно, ты знаешь моих соседей, кроме того моя лодыжка болит. Ты пнула ее слишком сильно.

Кира стиснула зубы. Если бы она не знала где Рик жил, она бы наотрез отказалась от второго пожертвования, но это был страшный район.

Она передала еще двадцать. Которые исчезли в его кармане, так быстро, как будто их и вовсе не было.

— Люблю тебя, сестренка, — сказал он, поцеловав ее быстро. Затем ушел, посвистывая.

Кира зашла в лифт, не обращая внимания на внутренний голос, который говорил ей, что брат в очередной раз обманул ее.


Менчерес тихо прыгнул на крышу здания напротив дома Киры, усаживаясь на холодный бетонный пол. Как же он был близок к тому, чтобы убить брата Киры, никто из них так никогда этого и не узнает. Может, теперь ты прекратишь это безумие, следить за ней ночь за ночью, ругал он себя.

Когда он увидел, что мужчина потянулся к Кире, когда она подошла к дому, он уже спрыгнул с крыши, намереваясь вырвать ему горло, кем бы ни был ее обидчик, когда нападавший позвал ее по имени. Кира и ее брат, оба не обратили внимания на фигуру в темноте, мчащуюся к ним с высоты, как и то, что это фигура резко сместилась влево, когда Кира в ответ назвала мальчишку по имени. Если бы хоть один из них даже на секунду замешкался…

Несмотря на то, что смерть этого паренька не была бы огромной потерей, принимая во внимание то, что Менчерес услышал их разговор. Запах от мальчишки подтверждал, что он наврал про собеседование, наврал о том, что завяжет с наркотой, наврал про такси, это было понятно по тому, что он зашагал пешком вниз по улице, вместо того, чтобы вызвать такси. Если бы Менчерес не услышал, как этот негодяй назвал ее "сестренка", он убил бы мальчишку из принципа, за то, что он обманул Киру, выманив у нее деньги. Согласно ее собственному признанию, и благодаря наблюдениям Менчереса, у Киры не было достаточных средств, чтобы содержать себя, ее завравшегося брата и больную сестру. Увидев, как пользуются ее добротой, в нем разгорелся гнев. Тебе повезло, что у тебя с ней кровное родство, думал Менчерес, глядя на глупого юнца, шагающего вниз по улице. В противном случае я разорвал бы тебя на куски в ближайшей сточной канаве сегодня же ночью.

В следующий момент в окнах Кириной квартиры загорелся мягкий свет. Менчерес расслабился. Сейчас она была в безопасности, дома. Он уловил ее силуэт, когда она прошла мимо окна в спальню. Даже если она прямо сейчас ляжет спать, у нее будет не больше семи часов на сон, прежде чем она снова окажется за рабочим столом. Ее длинный рабочий день беспокоил его, она не возвращалась домой до десяти вечера всю неделю, а сегодня она задержалась еще дольше. Совсем не правильно, что ей приходиться так на долго задерживаться на работе.

Ты долженэто прекратить, запротестовал его разум. Он сидел здесь, взгромоздившись как горгулья на крыше, и уставившись на женщину, которая просила его о том, чтобы он ее отпустил. У его действий было современное название "преследование". Он даже не притворялся перед собой, что как тень следует за Кирой, чтобы убедиться в том, что она сдержит слово и будет молчать о вампирах. Он точно знал, что был сейчас здесь только по одной причине — он хотел снова ее увидеть, даже если она не узнает о том, что он здесь.

Даже сейчас, когда Кира больше не жила с ним под одной крышей, ей до сих пор удавалось преобладать над всеми его помыслами, в очень опасном смысле. Даже сейчас, он задавался вопросом, что бы она сделала, если бы он показался у ее двери. Пригласила бы она его войти? И если пригласила, хватило бы у него сил уйти? Или будет достаточно ощутить ее близость, ее дразнящий аромат, и мягкий тембр ее голоса, чтобы отказаться от всех его планов, так тщательно продуманных, и дать себе шанс быть с ней?

Лучше не выяснять. Кира будила в нем желание жить, бороться с Реджедефом жестоко и кровопролитно, вне зависимости от последствий, а он не мог позволить себе таких мыслей. Его людине могли себе это позволить. Они достаточно настрадались в прошлый раз, когда он позволил своему влечению к женщине завладеть его помыслами.

Менчерес заставил себя отвернуться, хотя мягкий свет в окне подтверждал, что Кира еще не спала. Он должен прекратить это безумие. Из того, что он увидел за последние несколько дней было понятно, что Кира опять вернулась к своим тяжелым трудовым будням, и заботе о сестре, чем-то похоже на то как он проводил свое время в заботе о своих людях. Но не смотря на то, что она казалась одинокой, еще одно обстоятельство, роднившее их, это была ее прежняя жизнь и ему не было в ней места.

Затем он взлетел, отдался в объятия ветра. Эта ночь должна стать последней, когда он следовал за ней. Так должно быть, но он должен сделать еще одну крошечную вещь, до того как окончательно вырвет Киру из своей жизни.


Глава 10


Кира мысленно застонала, услышав Фрэнка, голос которого раздался среди обычного шума офиса. Стоявшая рядом с ней Лили, сочувствующе посмотрела на нее.

— Сегодня он что-то рановато, не так ли? — пробормотала Лили.

— Где Грейселинг? — спросил Фрэнк.

Прежде чем Кира успела отозваться, Фрэнк вошел в дверь. Она нацепила на лицо мягкую улыбку, приготовившись узнать, что же такое с подвигло его искать ее еще до девяти часов утра.

— Я закончила с докладами за прошлую неделю и к концу дня управлюсь с докладами за эту, — выпалила Кира опережая Фрэнка, прежде чем он успел рявкнуть на нее по поводу ее работы.

Фрэнк уронил что-то на стол Киры, что на этот раз не было стопкой бумаг. Она в замешательстве посмотрела на ключи от машины.

— Неужели я оставила их здесь? Я думала, что положила их в свою сумку…

— Это мой комплект ключей от служебной машины, — сказал Фрэнк, просияв. — Я отдаю их тебе. Ты это заслужила.

У Киры отвисла челюсть, когда она это услышала, а Лили уронила чашку с кофе. — Вы отдаетеих мне? — повторила она, взглянув на календарь. Нет, сегодня не первое апреля, только если Фрэнк запоздал с розыгрышем на пару недель.

— А еще, я повышаю тебя в должности, — продолжил Фрэнк. — И еще я хочу, чтобы ты уходила с работы не позднее шести часов вечера и не сидела в засадах по ночам. Ты слишком много работаешь.

Такое чрезвычайно добродетельное поведение Фрэнка, Кира могла расценить, только, как попытку уравновесить свою плохую карму или что-то в этом роде. Тринеобыкновенно добрых деяния… или он под кайфом, или он просто так шутит.

— В чем подвох? — осторожно спросила Кира.

Фрэнк громко и от души рассмеялся, подтверждая этим ее предположение о том, что он шутит. Ей захотелось дать ему пощечину. У этого мужика реально поганое чувство юмора.

Затем Фрэнк похлопал по конверту на ее столе. — Открой его.

Кира распечатала его, взглянув на Лили для моральной поддержки, перед тем как она вынет содержимое.

Внутри было два листочка бумаги. Первым была доверенность на служебный автомобиль, заверенная Фрэнком и делавшая ее новым владельцем. Вторым листочком был чек на две тысячи долларов, который тоже был на ее имя.

— Никакого подвоха, — ответил Фрэнк, самым учтивым тоном, которым говорил только с клиентами. — Прекрасная работа Грейселинг.

Кира просто смотрела, как Фрэнк ушел. Она была слишком ошеломлена, чтобы сказать спасибо.

— Что, черт возьми, происходит? — прошептала Лили. — Я хочу сказать, что ты заслуживаешьвсего этого, но Фрэнк жмот, я не могу поверить, что он сделалэто!

И Кира не могла. Фрэнка, должно быть, посетил Призрак Будущего Рождества или что-то еще. В противном случае, его резкий переход от скупого Скруджа работодателя в радостного щедрого благотворителя было чудом.

Чудом…

— О Боже, — прошептала Кира.

— Что? — спросила Лили

— Я… ничего.

Кира покрутилась на стуле, сделав несколько глубоких, нервных вдохов. Изменение Фрэнка было вызвано не тем, что его навестил Призрак Будущего Рождества. Нет. Просто в промежутке межу вчерашним вечером и сегодняшним утром его посетил вампир и поработал над его поведением.

Менчерес. Ее сердце заколотилось в груди. Зачем ты это делаешь?

Кира положила еще одну стопку папок со стола в багажник машины Фрэнка, точнее теперь это была ее машина, и остановилась, чтобы помахать Лили через парковку.

— Девочка, что ты собралась делать со всеми этим папками? Полагаю, что ты уезжаешь так рано домой, чтобы всю ночь провозиться дома с этими бумагами, — заключила Лили.

— Эти записи для, гм, другого дела, — запнулась Кира. Совсемдругого дела.

— Некоторые люди вместо новых проектов ходят на свидания. Тебе стоит попробовать, — закудахтала Лили.

Кира почти покраснела. Если бы Лили только знала…

— Доброй ночи, увидимся завтра, — ответила Кира, уходя от разговора на эту тему.

Как обнаружила Кира, поездка на машине из делового квартала Чикаго до дома, занимала столько же времени, что и прогулка пешком по Грин Лейн, всему виной пробки. Но все же было намного приятнее не тащить этот тяжеленный рюкзак за спиной, и не вздрагивать от каждой тени возникшей на пути, когда она поздно возвращалась домой. Теперь ей нужно было просто переключать передачи, жать на педали и рулить, как дополнительная тренировка в спортзале.

Как только Кира загнала машину в гараж, при здании в котором она жила, она не смогла не осмотреться по сторонам. Может поблизости был Менчерес? Эта мысль прокатилась по ней острым волнением. Или он загипнотизировал Фрэнка в офисе, пока никто не видел? Это возможно. Менчерес двигался так быстро, он был способен войти и выйти незамеченным ни Кирой, ни кем-либо другим.

И почемуон сделал это? Прихоть? Скука? Или это намек на то, что он хочет, чтобы она его нашла? Менчерес знал, что она работает частным детективом. Он знал, что она вела дела людей, которые сталкивались с необычными происшествиями, которые раньше она не принимала всерьез… но сейчас поняла, что это могло оказаться правдой. Если гипнотизируя ее босса, чтобы он дал ей машину и денег, Менчерес бросил ей "хлебные крошки", чтобы она начала его искать, то это сработало. От мысли о возможности увидеть его снова, некак его пленница, а как женщина, по телу Киры побежали мурашки. У нее была тысяча веских причин думать, что видеться с ним снова, было бы ошибкой, но ее инстинкт брал верх над ними всякий раз, когда она о нем думала. Хорошо, Менчерес. Я заглотила приманку.

После двух поездок на машине от офиса до дома, вся ее гостиная была заставлена коробками. Это были дела содержащие информацию о случаях паранормальных происшествий в природе, будь то путаные показания очевидцев, странные улики, оставленные на месте, или случаи, где было замешано что-то причудливое или даже ритуальное. Кира решила, что изучит их все пока не найдет нечто общее. Менчерес торчал дома почти все время, что она провела в его доме, но у нее было предчувствие, что он не был домоседом, и это не пример нормального вампирского времяпрепровождения.

Настало время прислушаться к своему внутреннему голосу. Если повезет, где-то в этих записях она найдет то, что приведет ее к Менчересу. Если же это не сработает, она обратиться за помощью к интернету.

А еще, она всегда сможет повесить над дверью изображение летучей мыши, прямо над табличкой "Добро Пожаловать", но Кира подумала, что это может его оттолкнуть.

Она открыла первую папку. Следуй за "хлебными крошками".


Горгон появился в дверях спальни, но Менчерес не потрудился открыть глаза. Он знал, о ком Горгон пришел сообщить. Он слышал его прибытие.

— Скажи ему, что я сейчас спущусь, — сказал Менчерес.

— Да, сир, — ответил Горгон.

Менчерес открыл глаза, только когда Горгон закрыл дверь. Он смотрел в потолок несколько долгих секунд, не всматриваясь в его бледный оттенок, но пытаясь увидеть будущее, надеясь, что что-то измениться. Может быть новая жизненная энергия, которую пробудила в нем Кира, так или иначе поможет ему предвидеть будущее, как он предвидел раньше.

Его сила простиралась сквозь завесу, которая отделяла настоящееот прошлого, но вместо образов людей, мест, или событий, все что видел Менчерес, это бездонную тьму, обширную и беспредельную как вселенная.

Загробный мир Дуат ожидает его. Так же как и раньше.

Менчерес встал с кровати. Ему по-прежнему суждено было принять смерть, но вместо облегчения, которое он чувствовал, когда задумал это, в его душе была бездонная пустота, теперь его это злило. Смерть стала горьким поражением, вместо хладнокровного логического выхода помешать Реджедефу реализовать его мстительные планы, которые он долго вынашивал, и все это было из-за Киры.

Он сжал челюсти. Как же все-таки жестоки боги, которые послали ее в его жизнь. Она будит в нем желание жить, когда у него почти не осталось времени.

Слишком мало осталось времени, чтобы жаловаться на судьбу, напомнил себе Менчерес. Он взял запечатанный конверт со своей прикроватной тумбочки, прежде чем выйти из комнаты. Некоторые вещи он все еще держал под контролем, даже если его будущее не было одной из таких вещей.

Менчерес спустился вниз к парадной. Вампир стоял возле двери, его темные вьющиеся волосы были коротко пострижены, его тело было заключено в черные брюки и рубашку со свитером. На мгновение Менчерес уставился на него. Мой соправитель. Мой наследник.

И убийца его жены.

— Кости, — сказал он в приветствие. — Спасибо, что пришел.

Темный взгляд карих глаз встретил его с прохладой, которая ужалила, хоть Менчерес и понимал, что заслужил это. — Ты сказал, что это срочно. — Ответил Кости с британским акцентом, пронизывающим каждое слово, даже после нескольких столетий.

— Я не могу доверить это даже членам нашей линии, — ответил Менчерес, не заботясь о приветственных церемониях. Кости всегда предпочитал сразу переходить к делу. Он протянул ему запечатанное письмо, в котором была вся личная информация на Киру. — Положи это вместе с моим Завещанием.

Кости выгнул бровь и взял письмо с папкой, которое надлежало вскрыть только после смерти Менчереса. Он этого не знал, но забрав ее, Кости только что взял на себя ответственность за жизнь Киры после смерти Менчереса.

— Все еще думаете о приближении смерти, Мастер? — спросил Кости с ухмылкой. — Отсутствие видений будущего еще не означает скорую смерть. Это может быть просто временной потерей.

Кости знал, что видения Менчереса исчезли, но его соправитель не рассказал ему, что теперь он видит только тьму. Он так же не рассказал Кости, что его "холодная война" с Реджедефом нагревалась. Кости почувствовал бы необходимость что-нибудь предпринять, узнав и то и другое, а Менчерес этого не хотел. Он уладит свои дела за то время, что у него осталось в запасе.

— Глупо было бы не подготовиться на всякий случай, — сказал Менчерес, пожимая плечами.

— Кстати. Говоря о непредвиденных ситуациях, похоже, у нас проблема с некоторыми гулями. В последние недели до меня доходят сообщения о пропаже вампиров, у которых нет мастера, и все подозрения падают на гулей.

Менчерес вспомнил то утро на складе и скрыл мрачную улыбку. — Я тоже что-то об этом слышал.

— Может быть, это просто кучка придурков, которым нужно преподать урок, — продолжал Кости. — Но с таким же успехом это может быть делом рук Апполиона, который подстрекает своих гнилушек против моей жены, пугая их тем, что она угроза всей расе гулей. Я проверяю это. Просто хотел дать тебе знать.

Другая причина, которая расстраивала Менчереса из-за его предстоящей смерти, это то, что Кости будет вынужден один столкнуться с предстоящей угрозой, если его опасения подтвердятся и в этом замешан Апполион. Из-за его смерти, его со-правитель останется без его поддержки как раз в тот момент, когда он нуждается в нем больше всего. Еще раз Менчерес проклял бездонную темноту в своих видениях.

— Как поживает Кэт? — спросил он, запихнув поглубже свой гнев на судьбу.

— Лучше всех, — ответил Кости надув губы. — Она попросила извиниться, что не смогла сегодня приехать со мной.

Менчерес сдержано улыбнулся Кости. — Да, я уверен она глубоко сожалеет о том, что не увидится со мной.

— Ты стер ее воспоминания о вампире, который похитил ее и принудил к браку, когда ей было всего шестнадцать, — мягко сказал Кости. И его глаза вспыхнули зеленью. — А потом ты даже не побеспокоился о том, чтобы рассказать хоть одному из нас об этом, пока этот вампир не пришел за ней спустя двенадцать лет, ты даже не рассказал причину по которой он так отчаянно ее желал. Такого рода предательство имеет обыкновение запоминаться надолго.

— Пойдем со мной, — ответил Менчерес, говоря в никуда. Он вышел в сад и остановился около небольшого прозрачного бассейна, ожидая, когда Кости подойдет, чтобы продолжить говорить.

— Будущее как вода. Каждый твой поступок создает рябь на ее поверхности, искажая отражение. Если бы я рассказал тебе или Кэт, что надвигается, вы бы изменили свои поступки, тем самым изменили бы свое отражение и были бы уже не теми, кем являетесь сейчас. Мы всегда хотим изменить свое будущее, выбрать самый простой путь, прямой путь, дорогу наименьшего сопротивления — Менчерес замер и язвительно улыбнулся — но в этом случае финал уже не будет прежним.

— Легко говорить, если ты человек, который знает заранее, каким будет финал, — ответил Кости с резкостью в голосе. — Остальные могли только гадать, пострадают ли те кого мы любим, а может даже умрут из-за наших поступков.

— Мы все гадаем, — тихонько сказал Менчерес. — Даже если знаемнаверняка, все равно гадаем.

Кости ничего не ответил. Потом он поднял маленькую гальку и рассеяно бросил ее в отражение в воде.

— Я хочу кое-что спросить у тебя, Мастер. Ты говорил, что еще задолго до моего рождения увидел, что я буду тем с кем ты разделишь свою силу. Почему же тогда ты сам не обратил меня в вампира? Ты был там той ночью. И всетаки позволил Яну обратить меня.

— Что бы защитить тебя. Патра рыскала среди моих людей с тех пор, как я рассказал, что один из них убьет ее. Моя жена думала, что это кто-то из тех, кого я самостоятельно обратил. Ты был необычайно силен, Кости, даже будучи молодым вампиром. Если бы я сам тебя обратил, ты был бы еще сильнее, намного сильнее, и не смог бы оставаться незамеченным Патрой такое долгое время. Поэтому я позволил Яну тебя обратить. Таким образом, ты все равно принадлежал к моей линии, потому что я обратил Яна, но это дало тебе возможность набраться сил незаметно от смертоносного интереса Патры к тебе, и ты достиг нужного уровня силы, чтобы разгромить ее. Как я сказал, — Менчерес показал на воду в бассейне, по которой еще шла небольшая рябь оставленная галькой, брошенной Кости. — Даже маленькая рябь может все изменить.

Кости посмотрел на Менчереса взглядом, который он не мог расшифровать. — Сила, которую ты со мной разделил, увеличила мою собственную и дала мне возможность читать человеческие мысли, уже в первую же ночь. С тех пор прошло уже почти полтора года. Разве ты не задавался вопросом, не появилось ли что-то еще?

Менчерес пристально, не мигая уставился на Кости. — Я надеялся, что если ты обнаружишь, что перенял и другие мои способности, то обязательно расскажешь мне об этом.

На лице Кости промелькнула улыбка. — Может быть, если конечно это не оставит рябьна будущих событиях.

У Кости начали проявляться способности к предвидению? У меня они начали появляться примерно в том же возрасте, в котором сейчас был Кости, я уловил мгновение, крошечную вспышку, подумав тогда, что это разыгралось воображение, и только позже поняв, что это было видение будущего.

С другой стороны, может Кости просто разыгрывает его, Кости известно, что потеря дара предвидения очень тревожила Менчереса, и хладнокровная черта характера Кости могла таким образом отомстить Менчересу, заставив его поверить в то, что Кости может видеть будущее, но не раскрывает его Менчересу.

Точно так же, как Менчерес не рассказал о том, что произойдет с Кости и Кэт.

Но если Кости не просто с ним шутит… — Тогда мне просто остается положиться на клятву крови, которую мы дали, когда объединили наши линии, — сказал Менчерес уверенным голосом. — Не смотря на то, что случилось в прошлом, я сдержал свое слово и делал все возможное в интересах наших линий.

Кости кивнул своему отражению, прежде чем успел отвернуться. — Я не намерен нарушать клятву, которую дал когда мы заключили союз. Но посмотри на эту рябь, союзник. Она может удивить тебя тем, что в ней отразиться.

Глава 11

Кира резко выдохнула, когда стояла перед входом в клуб под названием Кругосветка. Возможно, это была очередная бесполезная трата времени, семь бессонных ночей хождения по барам, клубам, и другим забегаловкам, где были зарегистрированы необъяснимые или сверхъестественные явления, и до сих пор никаких результатов. Ну, за исключением того, что она спала еще меньше чем раньше, потратила кучу денег на платную парковку, стала завсегдатай в глазах постояльцев как мужчин так и женщин, и не нашла ни единого подтверждения присутствия вампиров.

Кроме того, Кира начала задаваться вопросом, не на придумывала ли она себе лишнего, когда поняла, что Менчерес загипнотизировал ее босса. Если бы он действительно захотел снова ее увидеть, то мог бы просто оставить визитку у нее под дверью. Позвонить ей. Вернуть ее сотовый и сохранить в нем свой номер, или что-нибудь в этом духе. Ее терзали сомнения. Менчерес знал, где она работает и где живет, с тех пор как он обработал ее босса, прошла уже неделя, а от него ни слуху, ни духу. Все, что ее вдохновляло на дальнейшие поиски, это упрямое чувство, что он не хотел ее покидать, несмотря на его эффектное исчезновение.

Или ее интуиция ее подвела, и в действительности Менчерес сделал то, что хотел. Он попрощался и до сих пор не давал о себе знать. Может для нее настало время понять намек и перестать гоняться за собственным хвостом.

Если посещение этого места ничего не принесет, она прекратит свои поиски. Возможно, она настолько хочет снова увидеть Менчереса, что это затуманивает ее разум, заставляя ее думать, что ее внутренности говорят ей, что это не так. Это последняя разведывательная вылазка, решила она, заходя в клуб. Это паршивое место было последним в ее списке мест, где мог бывать Менчерес и другие вампиры. Это был стриптиз клуб, так или иначе она не могла себе представить, что обходительный Менчерес будет платить девушкам за то, чтобы они раздевались. А на счет других вампиров… ну, они могли заворожить понравившуюся девушку, и она снимет одежду. Как гласит старая поговорка: "Зачем покупать корову, если сливки тебе дают бесплатно".

Кира заплатила за вход и взяла карту на минимум три коктейля. Оказавшись внутри, она неспешно осмотрела интерьер, который состоял из нескольких барных стоек и большой сцены с подиумом, VIP зона была отгорожена сверкающей ширмой от пола до потолка, еще была занавешенная ниша и к ее удивлению, была столовая. Внутреннее убранство этого клуба ее удивило, в сравнении с фасадом, но она все равно не планировала стать постоянным клиентом. По аплодисментам она поняла, что на сцену вышла танцовщица. Кира решила, что нужно найти столик и заказать выпить, как никак это была ее последняя ночь в поисках. Она может остаться и получше изучить здешнюю клиентуру. Было только девять часов вечера. Видимо еще слишком раннее время для постояльцев.

Полтора часа спустя Кира отшила уже с десяток мужиков, пытающихся угостить ее выпивкой, снять ее, и еще несколько совсем не интересующихся девушками, хоть это был и женский стриптиз клуб. Кира отшивала быстро и резко, вызвав у нескольких грубые замечания насчет ее сексуальной ориентации. Ей было наплевать. Пофигу, если так им легче смириться с отказом.

Заиграла новая музыка, а значит, на сцене появится новая танцовщица. Кира осматривалась, ее внимание было сфокусировано на поиске людей вокруг сцены, у которых была очень бледная кожа, или они слишком быстро двигались, на танцоров она не обращала внимания, и тут она прищурилась. Эта танцовщица выглядела знакомо. Если бы она прекратила так быстро крутить головой с копной волос вокруг шеста, Кира бы могла получше разглядеть ее лицо, чтобы убедиться.

Она встала со своего места, продвигаясь ближе к сцене. Танцовщица сделала несколько очень атлетичных, эротических движений, которые демонстрировали ее гибкость, но по-прежнему не дали Кире рассмотреть ее лицо. Кира вытащила деньги из своего бумажника и громко присвистнула, игнорируя комментарии нескольких самцов рядом с ней. Если эта девушка была той, о ком думала Кира, тогда…

Танцовщица подошла с удушливой улыбкой и подвинула свое бедро вплотную к Кириному лицу. Она не смотрела на девушку ниже пояса, близость обнаженного тела и так заставляла ее чувствовать себя не в своей тарелке. Она скорее искала сходство с девушкой, которая была на фотографии из дела о пропавшей без вести. Старше, да, и теперь, черт возьми, она была менее застенчива, но это была Дженнифер Джексон.

— Побыстрее, — кто-то рявкнул на Киру.

Она сунула двадцатку ей за подвязку. Дженнифер подмигнула Кире и удалилась, продолжив свое выступление. Кира просто пялилась на нее, не обращая внимания на движения, но пытаясь вспомнить подробности из ее дела.

Исчезла три года назад, когда ей было семнадцать. По предположениям сбежала с бойфрендом, старше ее, по прозвищу Факел, настоящее имя не известно. Запись о том, что Дженнифер отчислили из школы за наркоту, еще больше укрепило мнение полиции в том, что она просто сбежала из родного города, чтобы избежать участи домохозяйки. Родители Дженнифер не верили в это и наняли Фрэнка два года назад, но он ничего не смог найти. Исчезновение Дженнифер теперь было в списке "мертвых дел" у Фрэнка. Это дело оказалось в квартире у Киры, потому что в одном из разговоров Фрэнка с бывшим дружком Дженнифер, в котором он поведал, что Дженнифер приходила просить помощи в побеге с Факелом, который по ее словам "не был человеком". Дженнифер назначила встречу со своим старым бойфрендом около Кругосветки, но тогда, похоже, никто не объявился.

Фрэнк опросил персонал в Кругосветке, но это ничего не дало они говорили, что никогда не видели Дженнифер, но она была здесь, выступала голышом под псевдонимом Сладкая Кукуруза, в то время как в действительности была на год младше того возраста в котором сюда можно просто входить как посетитель.

Могла ли Дженнифер действительно скрываться в этом месте все это время? Или ее на самом деле никто не замечал, может бойфренд Дженнифер по имени Факел, на самом деле не былчеловеком?

Кира глубоко вздохнула. Она сюда пришла только для того чтобы найти ниточку, которая связана с вампирами, в надежде, что она приведет ее к Менчересу, а не спасать молодых девушек, которых вампиры против воли заставляли заниматься стриптизом. Дженнифер два года назад просила о помощи своего бывшего приятеля. В таком случае кажется, что Дженнифер не хотела оказаться в таком положении, но ситуация могла измениться. А если не изменилась и Вампир удерживал Дженнифер против ее воли, то помочь ей выбраться будет чертовски трудно, это Кира знала по собственному опыту.

Спасти хотя бы одну жизнь, эхом отозвались в ее голове слова Мака. Мак не искал легких путей, когда пришел к ней на помощь десять лет назад. Если бы он колебался, ее возможно уже не было бы в живых. Кира не видела возможности помочь, но и просто развернуться и уйти, когда Дженнифер, возможно, нуждается в помощи, она тоже не могла.

Она расправила плечи и жестом подозвала официантку, которая работала топлес.

— Что я должна сделать, чтобы заказать приватный танец?

Кира сидела в одной из отдельных кабинок, которые были отгорожены от остальной части зала. Через несколько минут, темные занавески распахнулись, появилась Дженнифер и приблизилась обольстительно улыбаясь.

— Привет, красавица, — прошептала Дженнифер, проведя руками по ногам Киры и качая бедрами. — Я надеюсь к нам никто не присоединится…

— Дженнифер, — осторожно произнесла Кира. — Дженнифер Джексон.

Девушка замерла и начала озираться по сторонам. Потом опять начала извиваться, так что ее грудь была на уровне Кириных коленок.

— Как ты узнала мое имя? — прошептала она.

Это был неуклюжий способ завести беседу. Дженнифер была голой, за исключением крошечных стрингов и она извивалась всем телом и терлась о Киру. Кира предположила, что кабинки просматривались, раз Дженнифер продолжила свой танец даже после того, как Кира заговорила с ней, и стало понятно, что она пришла не за острыми ощущениями. Дженнифер казалось, не напугало то, что я назвала ее по имени, но это могло быть просто маскировкой. Кира пыталась изобразить увлеченный взгляд во время разговора, когда Дженнифер во время танца прижималась к ней своими прелестями.

— Я частный детектив, которого наняли твои родители, — в ответ шепнула Кира.

Лицо Дженнифер скривилось, но ее дежурная улыбка никуда не исчезла. — Они не могут мне помочь. И ты не можешь. Убирайся отсюда, пока тебя не обнаружили, или закончишь как я.

Совершенно ясно, что бедняжку удерживали здесь против ее воли. Уверенность Киры окрепла. Кто-то силой похитил Дженнифер из семьи, когда ей было семнадцать, и заставил заниматься стриптизом. Что бы было, если бы единственную младшую сестренку Киры похитили в таком юном возрасте, и тот кто мог помочь Тине даже не попытался бы, потому что это было слишкомопасно? Она хотела стать полицейским именно для того, чтобы помогать людям, нуждающимся в этом. И теперь, здесь был человек, который на самом деле нуждался в помощи, и Кира, возможно единственная, кому достаточно известно кто именно удерживает Дженнифер, и только она может помочь ей сбежать.

— Факел заставил здешний персонал забыть, что они тебя видели, когда ты раньше пыталась бежать? — спросила Кира, делая решающий шаг.

Дженнифер резко перестала танцевать. — Кто ты? Откуда тебе это известно?

— Продолжай танцевать, — прошипела Кира. Дженнифер снова начала похотливо извиваться, хотя ее дежурная улыбка сползла с лица.

— Я та, кому известно, что существуют создания, которые могут одним только взглядом заставить людей забыть о том, что они видели, — сказала Кира, и ее уверенность росла, когда в глазах Дженнифер подозрительность сменилась надеждой.

Она могла быповесить над своей дверью подсвечивающийся значок летучей мыши, чтобы привлечь внимание Менчереса, если понадобиться. Или она может опубликовать объявление в газете со своей фотографией, о том, чтобы кое-кто высокий смуглый и мертвый связался с ней. Все, кроме Менчереса, подумали бы, что она просто свихнувшаяся похотливая девица. Да, в прошлом Менчерес держал ее пленницей, но он обращался с ней безупречно учтиво. Кира не могла представить, что он мог дать указание другому вампиру похитить девушку подростка из семьи и силой заставить заниматься стриптизом.

— И еще, я та, у кого в сумке есть пистолет, заряженный серебряными пулями, — продолжила Кира. — Если ты пойдешь со мной Дженнифер, то я попытаюсь вытащить тебя отсюда. Я… я знаю кое-кого, кто в состоянии помочь.

Судя по безнадежному тону Дженнифер, она за эти годы, ни разу не пыталась бежать. Если повезет, Факела не окажется сегодня в клубе, и остальные, кто должен следить за Дженнифер тоже не будут на чеку. Если она и Дженнифер осторожно проберутся через черный ход, то они смогут бежать, до того как кто-нибудь из персонала их хватиться…

Занавески быстро распахнулись, и вошел коренастый мужчина. Дженнифер и Кира, обе подпрыгнули. Внезапно ее ноги стали ватными, когда глаза мужчины сменили свой естественный цвет и засверкали яркой зеленью.

— Что ты здесь вынюхиваешь, — сказал вампир. — И кто же тытакая?

Рука Киры в тот же момент потянулась в сумочку за пистолетом, но вампир успел схватить ее за запястье, прежде чем она даже успела нащупать ручку. Дженнифер заблеяла от страха и отпрыгнула в сторону, съежившись у стены напротив занавески. Вампир поднял Киру на ноги, по-прежнему больно удерживая ее за запястья.

Дерьмо!повторяла она про себя. Ей следовало взять пистолет в руку дотого как она начала говорить с Дженнифер. Может тогда бы она успела сделать выстрел и оглушить вампира на некоторое время, чтобы они с Дженнифер смогли сбежать.

Вампир в мгновение ока схватил ее сумку, и дернул Киру за запястья с такой силой, что у нее было чувство, будто он вырвет ей руки.

— Не двигайся, — сказал он и его глаза вспыхнули зеленью.

Она послушалась, но вовсе не потому, что застыла от его внушения. Она думала, что если вампир будет уверен в том, что может контролировать ее внушением, у нее есть возможность вырваться и сбежать.

Вампир отпустил ее запястья, что дало Кире проблеск надежды. Он купился! А теперь просто уходи и оставь меня в покое, а я тем временем выстрелю тебе в спину сквозь сумку…

Он этого не сделал, но Кира не дала разочарованию отразиться на своем лице, когда он вытащил пистолет из ее сумки и проверил обойму.

— Ты на самом деле зарядилаего серебряными пулями, — задумчиво произнес вампир. — И ты пыталась выкрасть Дженни. Кто тебя подослал?

— Ни кто, — ответила Кира, пытаясь сохранить отрешенное выражение на лице, даже когда ее сердце колотилось от страха. Те гули выпотрошили ее за несколько секунд. Этот вампир мог сделать то же самое. В любой момент она могла посмотреть вниз и увидеть смертельную рану, до того как даже успеет увидеть смертоносный удар вампира.

Вампир нахмурился, схватил ее за подбородок и стиснул так сильно, что ее челюсти захрустели.

— Я спросил, кто тебя подослал? Только другой вампир мог рассказать тебе, что пистолет нужно зарядить серебряными пулями. Чья же ты домашняя зверушка, а? Скажи мне имя.

— Никакой вампир меня не посылал. Я частный детектив. Родители Дженнифер обратились за помощью в мою фирму, — ответила Кира, так монотонно, как только могла. Если ей очень, очень повезет, вампир снова блеснет зеленью в ее глаза, и внушит ей, что она ничего не видела, убедиться, что стер ей память, и выгонит ее. Она удвоит свои усилия, найдет Менчереса, и позже, вернется с ним и поможет Дженнифер…

— А ты горячая штучка, — сказал вампир, окинув ее взглядом. Он усмехнулся и блеснул клыками. — Слишком взрослая, чтобы здесь работать, однако, несмотря на то, что мои клиенты предпочитают молоденьких, с влажными шейками, им так же нравиться увлажнение и в других местах.

Он рассмеялся своей пошлой шутке. Кира даже не моргнула. Все верно, Я слишком старая, чтобы танцевать голой, так что дай мне уйти.

— Но ты определенно сексуальная штучка, — продолжил вампир. Он опять схватил ее за запястье, на этот раз настолько сильно, что ей показалось, он сломает ей кости. — И мне пригодиться твоя хорошенькая маленькая попка, — прошептал он и прижал Киру ближе к себе.

От него пахнуло алкоголем, когда он выдохнул. — От тебя не пахнет вампиром, но ты могла хорошенько вымыться, потому что, без сомнения, тебя сюда кто-то прислал, — подытожил он. — Некто, рассказавший тебе про серебро и достаточно обильно напоивший своей кровью, что бы ты стала невосприимчивой к моему внушению, и ты сейчас же выложишь мне, кто это был. Так кто же, сладенькая? И почему этот кто-то хочет украсть у меня мою собственность? Расскажи "папочке" Факелу кто это.

Несмотря на страх и бегущий по венам адреналин, Кира помнила про обещание, данное Менчересу, никому о нем не рассказывать. Она напряженно сглотнула, ее инстинкт самосохранения бил тревогу, сейчас она балансировала на краю бритвы между жизнью и смертью.

— Я пришла по собственной воле…

Резкая вспышка боли прокатилась по ее лицу так быстро, что это ее оглушило. Глаза заслезились, голова гудела, а рот наполнился кровью. Как и ожидала, она даже не успела заметить движения Факела, перед тем как ощутить боль от его удара.

Факел заулыбался, когда она согнулась от его удара. Это напомнило ей улыбку того гуля, несколько недель назад. Он тоже улыбался, перед тем как вспороть ей живот.

— Так значит, тебя нужно уговаривать, перед тем как ты мне все выложишь, правда детка? — спросил Факел. Его голос наполнился ликованием. — Ну, тогда нам понадобиться более укромное местечко, правда, же?

Глава 12

Захлопнув чемодан, Менчерес бросил последний взгляд на спальню. В последний раз он видит это крошечное пространство с таким малопривлекательным декором. При нормальных обстоятельствах эта мысль и не пришла бы ему в голову, но сейчас она стала символом его решения. Он не вернется. Ни в эту комнату, ни в этот дом, ни в этот город. Он и так уже задержался здесь слишком долго, отказываясь разрывать ту последнюю связь с человеческой девушкой, которая по-прежнему преследовала его мысли, хотя он и сдержал свое обещание не преследовать Киру.

В комнату вошел Горгон. Взгляд его синих глаз был мрачен. Скандинавский вампир хорошо чувствовал настроение своего мастера, особенно теперь, когда обычные щиты, которыми окружал себя Менчерес, соскользнули вниз, стоило ему снова оглядеть комнату. Селена, Курт и Сэм уехали днем раньше. Пора и ему с Горгоном отправляться в путь. Откладывать уже нельзя.

— Самолет заправлен? — спросил Менчерес.

— Да.

Менчерес слабо улыбнулся.

— Нет нужды ехать со мной, мой друг. Я уже много раз говорил тебе, что тебе следует занять себя чем-нибудь другим, а не моими домашними делами.

Горгон улыбнулся в ответ, растягивая шрам, спускавшийся на всю длину его щеки.

— А я говорил тебе, что то, чем я займу свое время — моя забота.

Лояльность Горгона была основным требованием для принадлежности к клану Менчереса. Дружба — нет. Равно как и подлинная привязанность и забота. Некоторые вещи просто нельзя получить с помощью страха, уважения или силы.

Менчерес не произнес этого вслух, но был благодарен за то, что Горгон рядом, понимая, что вампир заботится о нем, выходя далеко за рамки простых обязательств. Если бы он сказал Горгону, сколько комфорта он привнес в его жизнь в течение последних нескольких суровых веков, это добавило бы Горгону решимости остаться, что не даст ему стать тем, кем он должен стать.

— Почему ты отказываешься просить свободу от моего клана? Ты же знаешь, я бы даровал ее тебе. Уже давно прошло то время, когда ты должен был сам стать Мастером.

Горгон сжал плечо Менчереса.

— Когда я больше не буду тебе нужен, я уйду.

И это будет достаточно скоро. Могила маячила где-то впереди, и не важно, искал он ее сейчас или нет. Возможно, он устроит свою смерть так, чтобы все выглядело, будто это сделал Раджедеф. От этой мысли Менчереса охватило холодное удовлетворение. Ты искал мой конец, Радж, но когда он придет, я удостоверюсь, что он настанет и для тебя.

У Горгона зазвонил мобильный.

— Наверное, пилот, — пробормотал он, отходя.

Выходя из комнаты, Менчерес усилием воли удержал себя от того, чтобы не оглянуться еще раз, и направился по коридору третьего этажа. В воздухе по-прежнему ощущался слабый запах лимона — аромат Киры, затаившийся здесь, словно она стала дразнящим его духом.

Менчерес пошел быстрее, за один шаг преодолевая сразу две ступеньки. Когда он выйдет из этого дома, он освободится от этих напоминаний о Кире, преодолеет странную, гипнотическую власть воспоминаний о ней, которые, казалось, господствовали над ним. У него не было времени на эту бесполезную тоску по женщине, которой не суждено было принадлежать ему.

— Сэр, — расколол тишину пустого дома голос Горгона. Голос, наполненный безотлагательностью, которая заставила Менчереса развернуться на полпути. Он поднялся по лестнице, на этот раз, вовсе не касаясь ступенек, взлетев на третий этаж.

Выражение лица Горгона было каменным, когда он протянул ему телефон.

— Вам стоит ответить.


Кира наблюдала за Факелом лишь одним здоровым глазом и сквозь пелену боли. После того, как он притащил их с Дженнифер наверх в ту секцию клуба, где не было никого, кроме двух других, не менее жестоких, вампиров, он продолжил требовать, чтобы Кира рассказала ему, что за вампир послал ее сюда. Она отказалась. Удары по лицу стали жёстче, однако она не нарушила свое обещание Менчересу. Затем Факел взял ее руку и медленно раздавил ее в своем кулаке, при этом, не прекращая улыбаться.

Боль от разламывающихся под его безжалостной хваткой костей была сильнее всего, что она когда-либо испытывала прежде. Факел не выпускал ее искалеченной руки, продолжая сжимать, в то время как другая его рука начала задирать ей юбку.

— Как тебе понравится, если я оттрахаю тебя, сжимая твою руку все сильнее с каждым толчком, а, сладенькая? — промурлыкал Факел.

Кира думала, что потеряет от боли сознание, что стало бы желанной передышкой, но этого не произошло. Все в ней восстало против одной только мысли нарушить свое слово, но это животное действительно сделает то, что сказал. По выражению его лица, Факел этим еще и насладится.

— Менчерес, — выдохнула она. — Он не посылал меня сюда, но… Я знаю Менчереса.

Факел отпустил ее так внезапно, что она упала, и на несколько секунд перед глазами воцарилась темнота. Когда же Кире удалось снова сфокусировать зрение, она увидела, что Факел обменялся настороженным взглядом с двумя другими вампирами.

— А это уже хреново, — пробормотал лысый.

— Если она говорит правду, — возразил Факел. Радостное выражение, которое не оставляло его лицо весь последний час, исчезло, и он принялся вышагивать по комнате. — Положи ее туда. Мне нужно проверить.

Лысый вампир поднял Киру и усадил в кресло. На несколько мгновений агонии, когда он задел ее руку, все поплыло у нее перед глазами, но она сделала несколько глубоких вдохов и сдержала крик. Дженнифер подошла немного ближе к креслу Киры, не касаясь ее, но глядя на нее с молчаливым сочувствием.

Кира молчала, пока Факел совершал серию телефонных звонков, повторяя нескольким людям, что ему необходимо срочно найти Менчереса. Она понятия не имела, какой ответ получал Факел, но время от времени он бросал в ее сторону задумчивый, испытующий взгляд.

Она не была уверена, что хуже: боль или стыд от того, что она нарушила свое обещание Менчересу. Тем не менее, она не могла позволить Факелу выполнить свою угрозу. Из того, что она знала о Менчересе, он поймет.

— Наконец-то дозвонился, — сказал Факел, бросив на нее многозначительный взгляд. — Он идет к телефону. Момент истины, милая.

Кира подавила дрожь. Факелу не нужно было добавлять, что то, что произойдет в следующие несколько секунд, решит, умрет она или нет. Она и так это знала. Единственный вопрос, засевший у нее в голове, заключался в том, сможет ли она перенести то, что Факел сделает с ней, прежде чем убить, или нет.

— Менчерес? — спросил Факел. — Да, извините, что беспокою, но у меня здесь человек, который утверждает, что принадлежит вам.

— Я сказала, что знаюего, — тут же поправила Кира, чуть закашлявшись от крови во рту.

Тяжелая рука опустилась ей на плечо, пять пальцев предупреждающе сжались. Даже это легкое движение вызвало еще более жуткую боль в ее руке.

— Тссс, — угрожающе выдохнул лысый вампир.

— Ростом она примерно метр шестьдесят пять, волосы — темный блонд, хорошенькая. Имя на водительских правах — Кира Грэйслинг, — продолжил Факел.

В следующий миг он выпрямился от присущей ему легкой сутулости, а выражение лица помрачнело.

— Угу. Точно. Нет, по большей части она в порядке… в клубе «Кругосветка» на Стэйт Стрит, Чикаго-Хайтс. Почему бы нам не…

Факел захлопнул сотовый.

— Повесил трубку. Сказал, что уже едет, — сообщил он присутствующим.

Лысый убрал руку с плеча Киры.

— Дерьмо, братан.

— Я же ни хрена не знал! — рявкнул Факел. — Каковы наши шансы?

Кира обмякла от облегчения, услышав, что Менчерес в пути, но во всем этом крылось слишком много подтекста, чтобы точно знать, что это значит: что она вне опасности или наоборот? И ей было трудно сосредоточиться, пока разрывающая разум боль продолжала опалять ее.

— Может, тебе исцелить ее? — предложил вампир с дрэдами. — Если Менчерес едет за ней сам, в пищевой цепочке это ставит ее значительно выше простой закуски для его людей.

— Может, и нет. Он, должно быть, рядом, раз сказал, что будет здесь через двадцать минут, — глухо ответил Факел. — А если ты прав, он будет еще больше взбешен, если она расскажет ему, как я ее отделал, а он не сможет увидеть сам, что все было не так уж плохо.

Не так уж плохо?Правда, по сравнению с тем, что сделали с ней упыри, Кира была в прекрасном состоянии, но какие ужасы выносила с ним Дженнифер, если вот это Факел называл "не так уж плохо".

Дженнифер.Еще больше стыда охватило ее. Каким спасителем она оказалась!

— Насколько близка ты к Менчересу? — спросил вдруг Факел. — Ты трахалась с ним, или он просто кормился от тебя?

Кира отвернулась, отказываясь отвечать. Если она, верно, уловила настроение в комнате, он не посмеет ее бить, пока не появится Менчерес, который в гневе за то, что Кира нарушила слово, может и оставить ее здесь с Факелом. Но она не верила, что Менчерес сделает это, как бы зол он на нее ни был.

И совсем не в такой обстановке надеялась она увидеть его вновь.

— Не собираешься мне отвечать, да? — произнес Факел с блеском в глазах. — Умница, знает, что я не могу к ней прикоснуться, когда за ней идет такой авторитет. Но я же смогу притронуться к Дженнифер, потому что она моя.

В мгновение ока он оказался позади Дженнифер, а его клыки оставили тонкий красный след на ее плече. Кира вскочила на ноги прежде, чем успела даже поморщиться от боли, вызванной этим движением.

— Я не сплю с Менчересом, — сказала она сквозь сжатые зубы.

Факел отпустил Дженнифер. Она, спотыкаясь, отошла в другую часть комнаты, выглядя напуганной, но, помимо тех двух красных царапин, невредимой. Дредастый и Лысик издали облегченные вздохи.

— Это несколько упрощает ситуацию, — пробормотал Факел.

— О да, — отозвался Дредастый. А потом рассмеялся. — Знаешь, как бы ты умер, если бы уделал так первую женщину, с которой у Менчереса отношения за такое долгое время?

— Он бы перемолол твои кости, чтобы потом испечь, чертов хлеб, — заржал Лысик.

— Пересрался на минутку, — признался Факел, теперь вовсе не выглядевший напуганным.

Кира отвернулась от них. Может, если сильно сконцентрироваться, она сможет сосредоточиться на чем-то другом, а не на их глупых смешках и боли, охватывающей ее руку. Она прислонилась к стене здоровым боком, закрыв функционирующий глаз, и начала делать глубокие вдохи, пытаясь мысленно отстраниться от окружения.

К сожалению, даже спустя несколько минут попыток, ни одна медитативная техника Киры не смогла выстоять против пульсирующей боли в руке. Если бы Факел отпустил ее, она смогла бы использовать немного крови из тех пузырьков у нее дома, чтобы исцелить себя. Но смогла бы она принять часть того ограниченного запаса, зная, что это украдет у Тины год жизни или того больше?

— Вы это чувствуете? — пробормотал Факел.

Кира открыла глаза как раз вовремя, чтобы увидеть, как две двери в другом конце комнаты вылетели наружу, сорванные с петель какой-то невидимой силой. Они рухнули на пол с грохотом, который, казалось, отразился по всей комнате. Факел, Лысик и Дредастый вскочили и попятились.

Высокая фигура в плаще ворвалась в комнату. Длинные темные волосы раскачивались от быстрого шага, а взгляд темно-серых глаз обратился в сверкающе зеленый.

Сердце Киры словно пропустило удар. Менчерес.

Его глаза встретились с ее, казалось, не задержавшись больше ни на ком в комнате. Затем Менчерес остановился, черты его лица затвердели, словно песок, превратившийся в стекло. Ярость, исходившая от него, была почти осязаема, заставляя ее сердце ёкнуть еще раз.

Было ли ее состояние причиной этого гнева? Или же Менчерес был в ярости на нее?

Глава 13

Менчерес быстро пересек комнату к Кире. Ярость охватила его, стоило ему увидеть ее разбитое лицо. Один вдох сказал ему, что, хотя с ней и жестоко обошлись, ее не насиловали, и это изменило приговор ее похитителям от медленной, мучительной смерти к быстрой и весьма болезненной.

А потом Менчерес увидел руку Киры — распухшую, окровавленную и деформированную — с осколками кости, пронзившими кожу. Значит, медленная и мучительная.

Он ни взгляда не бросил на трех вампиров, пока нежно брал ее на руки. Судя по ауре, они были слишком молодыми и слабыми, чтобы представлять для него какую-либо угрозу, даже если он повернется к ним спиной. Губы Менчереса сжались, когда он почувствовал, что Кира вздрогнула от его прикосновения. Было ли это из-за боли, или она боялась его?

Он вскрыл клыками свое запястье, прижимая кровавую рану ко рту Киры. К его облегчению, она не попыталась отвернуться, хотя и поморщилась, когда сглотнула. А затем у нее вырвался хриплый вздох.

— Рука будет болеть во время исцеления. Это быстро пройдет, — сказал Менчерес, удерживая свое запястье прижатым к ее губам. Хотя рана закрылась за секунды, капельки крови, которые Кира могла сглотнуть, все еще цеплялась за его запястье.

Что-то сжалось внизу его живота, когда он почувствовал, как ее теплый язык скользнул по его коже. Прямо у него на глазах нос Киры выпрямился в свою нормальную милую форму, опухший глаз прояснился, губа зажила, рука вытянулась, и пальцы начали терять деформированную кривизну, пока снова не стали прямыми и гладкими. Хотя в крови больше не было необходимости, Менчерес удерживал свое запястье у ее рта просто потому, что хотел ощущать на себе ее губы хоть на несколько мгновений дольше.

— Ага… так ты, должно быть, Менчерес, — раздался голос позади него. — Я Факел, а это Патчи и Призрак.

Он проигнорировал их, сосредоточившись вместо этого на глазах Киры, пока боль оставляла ее взгляд, а дыхание теряло неровность. Она вдохнула, а потом закашлялась, когда оставшаяся в ранее сломанном носе кровь попала обратно в носовые проходы. У Менчереса не было платка, поэтому он вытер лицо Киры рукавом, наконец, убирая запястье от ее рта.

— Боль ушла? — спросил он.

— Ушла. — Ее взгляд скользнул к нему, прежде чем поспешно метнуться в сторону. — Прости, — прошептала она. — Я старалась не сказать им твое имя, но-

— Но как только она это сделала, я больше ее не трогал, — прервал тот же голос из-за спины. — Эй, ты бы сделал то же самое с тем, кто ввалился к тебе и попытался сбежать с твоей же собственностью, верно?

Теперь этот вампир обратил на себя все его внимание. Менчерес обернулся, сверкая в Факела взглядом.

— Сделал бы? — спросил он, растягивая эти два слова.

Кира была жестоко избита только из-за верности ему, хотя он просто попросил ее не говорить о нем и вампирах никому из людей. Он знал, как много страданий вызывало подобное повреждение руки, учитывая, сколько в ней нервных окончаний. Факел это тоже узнает. И этот вот болван ожидал, что он не отомстит за ее страдания?

— Если бы я стал пытать человека за попытку выполнить дело, которая она могла и не суметь завершить, — продолжил Менчерес, и каждое его слово было буквально пропитано льдом, — что же тогда, ты думаешь, я сделаю с вампиром, который без нужды подверг насилию того, кто находится под моей защитой?

Выражение лица Факела стало встревоженным. Два других вампира начали осторожно пятиться от Менчереса, но он щелчком разума заморозил их в неподвижности.

— Так, послушай, — начал Факел, вытягивая руки. — Она не говорила, кому принадлежит, а я не смог взять под контроль ее разум, чтобы найти какой-нибудь другой способ.

Менчерес подумывал убить их прежде, чем на его уши посыплется еще больше бесполезных слов, но потом решил, что не стоит. Кира пережила достаточно насилия на сегодня. Кроме того, эти комнаты были, скорее всего, оснащены камерами видеонаблюдения, а он не оставит после себя ничего, что может вызвать потом у Киры проблемы.

Он убьет этих троих в другой раз, в более уединенном месте.

— Я просто пыталась помочь молодой девушке вернуться к своей семье, — сказала Кира. Она указала на девушку, свернувшуюся в углу. — Он похитил ее и заставил заниматься здесь стриптизом.

Факел пожал плечами.

— Она хотела попасть в мир вампиров. И она получила желаемое. Ничем не могу помочь, если сейчас она об этом жалеет.

Еще одна причина убить болвана. Молодые вампиры, упивающиеся насилием над людьми только потому, что они могут, вызывают еще больше проблем, когда становятся старше и ищут более сложные виды спорта. Это была явная ложь, что ему не оставалось ничего другого, кроме как пытать ее, чтобы выяснить, кому Кира принадлежит. Они даже не пытались найти другой способ.

— Мы уходим, — сказал Менчерес Факелу голосом, буквально провоцирующим его возразить.

Приближались шаги. Менчерес посмотрел вверх, ожидая увидеть Горгона, приехавшего сюда на машине, вместо того, чтобы полететь, как сделал это Менчерес. Но вампир, шагнувший в комнату, не был его верным другом. Это был его старый враг.

Раджедеф улыбнулся.

— Менкаур, ты, кажется, удивлен, видеть меня.

— Радж. — Голос Менчереса был едва сдерживаемым рычанием. — Теперь ты за мной следишь? Сколь пусты, должны быть твои дни.

— Я следил за ним, — сказал Радж, кивая на Горгона, появившегося за его спиной в дверях. — Ты был для меня немногим слишком торопливым, чтобы я мог последовать за тобой, но, к моему счастью, он не такой.

— Примите мои извинения, сэр, — сказал Горгон одновременно огорченно и смущенно.

— Кто он? — спросил лысый, которого Факел представил как Патча.

Радж выпрямился в свои полные шесть футов.

— Я — Хранитель Закона.

— Охренеть, коп как раз, когда так нужен, — пробормотал Факел.

— Что это тут у нас? — спросил Радж, подходя ближе. Менчерес сдвинулся будто бы ничего не значащим движением, но тем самым помещая себя между Кирой и Раджем. Судя по усмешке его старого врага, это не осталось незамеченным. — Опять тот же человек? Менкаур, неужели я улавливаю в тебе необычайный интерес?

— Если под интересом ты подразумеваешь прийти и забрать свою собственность, то да, я заинтересован, — холодно ответил Менчерес.

Кира сделала резкий вдох оттого, что ее поименовали «собственностью», но Менчерес не повернулся посмотреть на нее. Для нее будет безопаснее, если Раджедеф поверит, что Кира значит для него не больше, чем любой другой человек, которого он относит к своему клану.

Радж, казалось, оценивал искренность Менчереса.

— Ты очень покровительственный со своими людьми, даже с собственностью. Но здесь, я считаю, кроется нечто большее. Ты. — Взгляд Раджа метнулся к Факелу. — Ты сказал, что рад тому, что здесь Хранитель. Почему? Что тебе известно о Менчересе и этом человеке?

Факел взглянул на Менчереса, прежде чем заговорить.

— Э-э, я схватил этого человека, когда услышал, как она сказала моей девочке, что у нее пистолет, полный серебра, и она сможет забрать ее у меня. Потом она отказалась говорить мне, кому принадлежит, но раскололась, что она с Менчересом. Я позвонил ему, он приехал и взбесился на нас за то, что мы поколотили ее, но это же отстой, что кто-то попытался украсть мою собственность, так?

Менчерес мысленно проклял себя за то, что не оторвал Факелу, Патчи и Призраку головы, как только пришел. Тогда бы у Раджефа ничего на него не было. Остались бы только Мастера этой тройки, если бы они решили объявить Менчересу войну из-за их смерти.

Лукавая улыбка появилась на лице Раджа, пока он переводил взгляд с Менчереса на Факела, чувствуя, что петля затягивается.

— Менчерес угрожал вам? Помните, я — Хранитель, так что вы должны ответить мне честно.

Факел зашаркал ногами.

— Не совсем. Он уже собирался уходить с ней, когда вы появились.

Радж засмеялся, так громко и весело, что Кира подскочила.

— Ах, ты бедный дурак. Если он уходил, не бросив вам даже грубого слова, у него не было абсолютно никакого намерения позволить вам дожить до следующего восхода луны. Когда мой старый друг по-настоящему зол, он никогда не утруждается словами. Он только убивает.

Менчерес сохранял бесстрастное выражение лица, но не стал этого отрицать. Раджедеф слишком хорошо его знал.

— Это серьезные обвинения против тебя, Менкаур, — продолжил Радж все тем же бодрым голосом. — Как ты на это ответишь? Признаешь ли ты, что послал своего человека украсть собственность этого вампира?

— Нет, он не посылал.

Менчерес развернулся к Кире. Он уже собирался сказать: да, он направлял все ее действия, но она ответила прежде, чем он смог произнести хоть слово.

— Ничего больше не говори, — зарычал Менчерес. Раджедеф мог лишь наложить на него непомерно высокие денежные взыскания и навредить его позиции с Советом Хранителей, но Кира была гораздо более уязвима для приговора Хранителя.

— Я не собираюсь стоять здесь и позволять обвинять тебя за мои действия, — пробормотала Кира.

— Не…, - начал Менчерес.

— Молчать! — взревел Радж, вся его притворная сердечность исчезла. — Я есть Закон, и если ты не решишь сделать обвинения против себя еще более тяжкими, Менкаур, ты не станешь больше ее прерывать.

Безысходность окатила его. Если он своей силой заставит Киру молчать, он проявит прямое неповиновение приказу Хранителя — при свидетелях. Раджедеф бесчисленные века ждал, когда Менчерес сделает такую ошибку. Если он скажет хоть что-нибудь сейчас, платить за это будут его соправитель и его народ, а не только он один.

— Я не видела Менчереса уже неделю, — продолжила Кира, ее челюсть сомкнулась в упрямую линию. — Он не знал, что я здесь. Я частный детектив, и я узнала Дженнифер из одного из файлов с делом у меня на работе. Она явно находилась здесь не по собственной воле, поэтому я предложила помочь ей сбежать. И да, я сказала ей, что вооружена. Менчерес оказался вовлечен в это, только когда Факел поймал меня и позвонил ему.

— Примерно то же, что знаю и я, — пробормотал Факел. Патчи и Призрак согласно пробурчали.

Радж выглядел разочарованным, но Менчерес с трудом сдерживался, чтобы не взреветь от боли. Кира понятия не имела, что она только что сделала. — Как только Менкаур узнал о твоих действиях, он не сделал ничего, чтобы объявить тебе выговор? — скептически спросил Радж. — Это равносильно признанию твоих действий законными.

— До этого мы еще не дошли. Я уверена, что Менчерес очень зол на меня. — С этими словами Кира посмотрела на него, не видя ловушку, которую только что для себя вырыла. — Но ты появился здесь сразу же после него, так что у него не было шанса успеть сделать что-нибудь по этому поводу.

Радж издал разочарованный вздох.

— Очень хорошо, Менкаур, твой человек снял с тебя обвинения. Ты сам ее убьешь, или это сделать мне?

Глава 14

Менчерес словно оказался в ужасном сне, услышав, как Кира ставит крест на своей судьбе. В течение нескольких бесконечно долгих мгновений он почти видел, как она умирает у него на глазах: небрежным движением руки Радж ломает ей шею. Или разрывает яремную вену, заставляя Киру захлебываться собственной кровью, льющейся из горла. Что он будет чувствовать, глядя, как она умирает? Вернет ли это его нежелание, жить, которое он чувствовал до того, как встретил ее, заставит ли снова увидеть надвигающуюся тьму в своем будущем, как нечто желанное.

Если бы Радж был кем-то другим, Менчерес мог бы убить его. Он мог бы разорвать каждого вампира в комнате и уничтожить все следы. Он мог бы разрушить это здание подчистую, так что даже если его действия записывались на камеру, они никогда не навредят ни ему, ни Кире. Все это он мог бы сделать, если бы напротив него не ухмылялся Страж Закона.

— О, мой старый друг, полагаю, я наконец пробил этот твой непроницаемый саркофаг, — с удовлетворением произнес Радж. — Эта особа что-то значит для тебя, не так ли? Как забавно.

Медленно зарождающаяся ярость начала змеиться по нему, пульсируя под кожей, стремясь освободиться, дать себе волю. Ты все еще можешь убить их всех, шептала она. Подозрение падет на него, но если он не оставит тел в качестве доказательства, Менчерес еще сможет избежать наказания от оставшихся Хранителей, которые непременно посыплются на него и Кости. Дай мне свободу, дразнящим шепотом настаивала ярость. Ты так долго держал меня на цепи

— Эй, чувак, я не хотел, чтобы все к этому пришло, — сказал Факел, бросая нервные взгляды то на Раджа, то на Менчереса. — Если он скажет, что будет держать ее подальше от меня и моей собственности, для меня этого будет достаточно …

— Но недостаточно для меня, — огрызнулся Радж. — Вы подали официальную жалобу на Менчереса за попытку хищения собственности, сообщив мне о том, что сегодня вечером совершил его человек. Если у вас не было желания этого делать, надо было помалкивать.

— Я не знал, что сказать вам — то же, что подать жалобу, — пробормотал Факел.

Радж холодно улыбнулся.

— Незнание закона не освобождает от ответственности. Единственная общность вампиров и людей. Тем не менее, вампирам не позволено свободно красть друг у друга, как это делают люди, и уж тем более я не буду милосерден к человеку, укравшему у вампира. Мой вердикт — смерть, так что, Менкаур, спрашиваю еще раз: приведешь ли смертный приговор в исполнение ты, или это сделать мне?

— Он похитил подростка и заставил работать на него стриптизершей, — спокойно произнесла Кира, несмотря на устрашающую бледность своего лица. — Это для вас не преступление, однако за попытку освободить и отстоять достоинство девушки мне выносят смертный приговор? Вам должно быть стыдно называть себя хранителем любого закона.

Раджедеф не соизволил даже посмотреть на Киру.

— Похищение людей, не являющихся чьей-либо собственностью — не преступление. Люди — наша еда, у них нет тех же прав, что у вампиров. Менкаур, твое время на принятие решения, кто свершит приговор, все утекает.

Кира ничего не ответила. Она не пыталась бежать, хотя лысый вампир схватил ее за плечи, будто ожидал от нее чего-то подобного. Менчерес встретил ее взгляд и увидел ужас и смирение, затопившие бледно-зеленые глубины. Но никакой надежды или мольбы. Она не ждала, что он поможет ей. Она ожидала, что умрет по воле мужчины, которому совершенно безразлична.

Его ярость начала метаться внутри еще настойчивее. Менчерес чувствовал, что уже близок к тому, чтобы освободить ее. Он просто не мог вынести мрачное принятие Кирой своей судьбы. Не важно, если он прикончит всех их, он не позволит Раджу обречь ее на ту же тьму, что поджидает и его.

Однако он не даст освободиться злобной силе внутри себя. Однажды он погубил свою жизнь. Он не хотел снова давать ей шанс разрушить жизнь Кости и его людей.

— Я исполню твой смертный приговор, Хранитель, — сказал Менчерес, наблюдая, как ухмылка Раджа становится все более явной. — Но после этого, полагаю, я должен вернуть ее обратно.

Улыбка Раджи пропала. — Ее приговор должен быть наказанием, а не наградой, облагодетельствовавшей ее жалкое существование, — прошипел он.

— Ее приговор — смерть за совершенное ею преступление. Но, так как она человек, нигде не написано, что я не могу вернуть ее как вампира после того, как наказание исполнено. Этот малец может не знать наши законы, Хранитель, — Менчерес послал Раджу холодную улыбку, подчеркивая последнее слово. — Но я в них сведущ.

— Ты не обращал людей сотни лет, — сказал Радж, переходя на древне-египетский диалект, являвшийся их первым языком.

Прежде чем ответить на том же языке, Менчерес позволил своему лицу принять ошеломленный вид.

— Действительно столетие? Тем больше оснований для её обращения. Слишком много времени прошло с тех пор, как я обновлял свою линию новой кровью.

— Твоя маленькая смертная может не захотеть быть твоей новой кровью, — язвительно сказал Радж.

Он повернулся к Кире. Ее дыхание было неровным, а пульс бился так громко, что его можно было услышать даже с ревом клубной музыки; но она по-прежнему не умоляла оставить ее в живых. Кира не поняла его разговора с Раджем. Она понимала, что ее приговор — смерть, но не знала, что вернется после этого. Ее зеленые глаза показались еще более бледными, отразив верхний свет, когда она посмотрела на него вверх, не в силах контролировать судьбу, которую выбрал для нее Менчерес.

Лысый вампир, что стоял позади, несильно толкнул ее к Менчересу. Кира почти споткнулась, но восстановила равновесие, обвела мрачным взглядом остальные лица в комнате, прежде чем опять встретиться с ним взглядом.

Ему не нужно было читать ее мысли, чтобы знать, какими они были, пока она смотрела на окружающих ее вампиров. Нет надежды, нет отсрочки, некуда бежать. И она была права.

Стремительная ярость вновь начала рваться из Менчереса, требуя другого решения, не разрушая смертность Киры. Но он знал только одно решение, и оно может обречь его соправителя за преступление, в котором он не принимал никакого участия.

Менчерес бросил на Раджа единственный взгляд.

— До этого момента ты мог выиграть нашу войну без боя с моей стороны, — снова сказал он на давно умершем диалекте. — Но теперь спокойно я в свою могилу не уйду. Вместо этого, клянусь кровью Каина, я затащу тебя на дно твоей.

Взгляд Раджа изменился.

— Я никогда не хотел, чтобы ты искал свою смерть. Как ты думаешь, почему я следил за тобой? После нашего последнего разговора я боялся, что ты покончишь с собой прежде, чем дашь мне то, что я хочу. А ты дашь мне это, Менкаур. Скоро.

Менчерес знал, чего хотел от него Радж. Появления Хранителя Закона в его доме на прошлой неделе было достаточно, чтобы выдать его мотивы, однако Менчерес не собирался позволять ему достичь цели. Он подумал об абсолютной тьме впереди него. Он понятия не имел, сколько ему осталось до того, как она поглотит его, но за то время, что еще имелось, он найдет способ покончить с Раджедефом. Смертность Киры будет отомщена. Они оба знали, что дело не в законе. Единственная причина, по которой Раджедеф потребовал смерти Киры, заключалась в том, что он почувствовал, что этим причинит ему боль.

Так и будет, и Менчерес намеревался удостовериться, что Раджедеф сполна ощутит его боль и боль Киры, прежде чем будет уничтожен. Его глаза засветились зеленым, и он затолкнул свою ярость подальше, позволив, однако своей силе нарасти. Она заполнила комнату, окутывая всех присутствующих, отчего вампиры вздрогнули, а Раджедеф сощурил глаза. С силой, сочившейся из него до тех пор, пока она не охватила весь клуб, Менчерес напомнил ему об одной вещи, которую Хранитель Закона всегда желал, но никогда не получит.

Затем он перевел взгляд со своего врага обратно к Кире. Она ничего не говорила, не умоляла, но одинокая слеза покатилась по ее щеке. Прежде чем она упала с горделивой, сильной линии подбородка, Менчерес протянул руку и словил ее. Как только он прикоснулся к ней, все тело Киры задрожало.

— Сделай… сделай это быстро.

Ее голос был не громче шепота, и она не смотрела на него, но ее внутренний стержень не был сломлен. Снова ее мужественность задела его за живое. За нежным женским обличьем скрывался дух воина, настоящая отвага, проявляющаяся лучше всего, когда поражение становилось неизбежным.

Его рука ласкала ее щеку, ощущая и впитывая пальцами ее тепло. Затем он притянул ее в свои руки, услышав, как сердце забилось с утроенной силой, когда его голова опустилась к ее горлу.

— Менчерес…

— Не надо, — прошептал он и приложил палец к ее губам, удерживая в мертвой хватке. — Не говори мне, что предпочтешь остаться в могиле, Кира. Не важно, что ты скажешь — я верну тебя обратно.

Затем он погрузил клыки в ее горло, прямо в пульсирующую крупную вену, бившуюся в унисон с ее сердцем. Кира издала задыхающийся стон, руки судорожно вцепились в его плечи. Менчерес вытянул клыки, позволяя богатству горячей, сладкой крови наполнить его рот.

Он глотнул это богатство, и его пальцы переместились с губ Киры в ее густые волосы. После он вновь погрузил клыки в яремную вену, глубже на этот раз, входя по самое основание. Кира вздрогнула, яд из его клыков в сочетании с потерей крови заставил ее пошатнуться. Руками он обхватывал ее, удерживая нежное горло поближе к себе, когда укусил ее в третий раз. Кровь из трех пар проколов текла в рот так быстро, что он едва успевал глотать.

С каждым глотком красной жидкости его тело становилось горячее, тяжелее, звенело энергией. Несмотря на ненавистные обстоятельства, ощущение льющейся в него крови Киры объединяло их даже больше, чем половой акт, и вызывало у Менчереса вспышки пьянящей радости. Она никогда и ни к кому не будет ближе, чем в этот момент к нему, переполняя его жизненными силами, оставляющими ее, связывая их вместе неразрывными узами.

Когда Кира обмякла в его объятьях, а ее сердцебиение затихло до нескольких упорных прерывистых трепетаний, Менчерес, наконец, отстранился от ее горла. Ее глаза были закрыты, рот слегка приоткрыт, а полные красные губы стали бледно-розовыми, совершенно не волнуемые дыханием.

Ее смертный приговор выплачен. Теперь вернуть ее в новую жизнь.

Менчерес сдернул серебряное ожерелье Киры, обернув тонкую цепочку вокруг пальцев. После он вонзил длинный конец крестика себе в шею, открывая рану. Прижав к ней слабую голову Киры, он направлял свою кровь в нее. Серебро жгло его плоть, отчего рана заживала медленнее, пока рот Киры заполняла его — их — кровь.

Он ощущал, как ее тело реагирует на нее, хотя на первый взгляд не дрогнул ни единый мускул. Менчерес запрокинул ее голову, чтобы кровь потекла по ее горлу дальше. Он снова вонзил крест в горло, открывая новую рану, отдавая еще больше их объединенной крови с его силой, кроющейся в ней. На этот раз ему не пришлось помогать Кире глотать: ее горло работало, даже когда сердце замолчало.

Менчерес бережно держал ее у своей шеи, поглаживая волосы, когда почувствовал, как зубы Киры прокусили то же место, которое он проткнул крестом. Резкая боль, и она разорвала его кожу. Жизнь и сила в его крови инстинктивно взывали к ней. Она сжала зубы сильнее и начала глотать, в то время как ее тело сотрясала крупная дрожь.

Он отодвинул руку, на которую была намотана цепочка, от ее горла, чтобы поддерживать ею Киру, когда опускался на пол. Никто из вампиров не произнес ни слова, пока Менчерес сидел с ней на руках, отдавая ей свою кровь, а она вгрызалась в его горло со все увеличивающимся голодом. Легкая боль казалась замечательной, потому что с каждым отчаянным глотком Кира поглощала у него жизнь точно так же, как до того делал он. Это более темный образ жизни, да, но он значительно сильнее смертности, которая ускользала с угасанием ее сердцебиения.

Живи, Кира. Живи.

Когда она выпила больше того, что взял у нее Менчерес, он отодвинул ее от себя, используя силу, чтобы удержать ее, пока она брыкалась, пытаясь вернуться к его горлу. Ее глаза были открыты, но они ничего не видели и светились более темным и ярким оттенком зеленого, а два изогнутых клыка появились там, где прежде были ровные верхние зубы.

— Теперь отдохни, — прошептал Менчерес, все еще удерживая ее.

Дрожь в последний раз прошла сквозь ее тело, затем глаза закатились, и она рухнула на него, — ее человечность убита, ее новое тело вампира без сознания, но вскоре восстанет.

Глава 15

Кира оказалась поймана в ловушку ревущего ада. Она слышала быстро усиливающийся грохот рушащегося вокруг нее здания, чувствовала мучительную боль от огня, раздирающего ее тело, и молилась о том, чтобы смерть прекратила эту боль. И затем смерть пришла, омыла ее сожженное, изувеченное тело сладким облегчением, ослабляя агонию, прожигающую ее всю наизнанку. Холодное, вялое небытие окутало ее, окружая коконом и защищая от огня, все еще бушующего вокруг нее.

Должно быть, она была мертва, потому что боль ушла, однако, что было достаточно странно, Кира все еще слышала звуки рушащегося здания и чувствовала дым. Как странно так остро слышать и ощущать, несмотря на то, что она мертва. Более того, она чувствовала вкус чего-то непередаваемого. Чего-то столь богатого и сочного, что звуки и запахи по сравнению с ним исчезали во мраке. Ей нужно было больше, чем бы это ни было. Да. Еще…

Затем этот удивительный нектар исчез, и огни ударили Кире в глаза. Рев рушившегося здания вернулся вместе с душащими парами газа, который, должно быть, начал уже воспламеняться, но здесь было что-то еще. Кира застонала. Наверное, она еще не умерла. Еще нет, поэтому в любую секунду она снова почувствует ужас, приносимый собственной сгорающей плотью…

—  Кира.

Ее имя было якорем, тянувшим ее разум вперед в действительность. Внезапно она увидела прямо перед собой лицо Менчереса, его подобные черным алмазам глаза и прекрасную, словно окрашенный кристалл, кожу. Она не была поймана в ловушку в горящем здании. Произошло что-то еще.

Менчерес. Он убил ее… и вернул назад.

Позади нее снова раздался рев, запах газа усилился на фоне более темного, более сладкого запаха, парившего повсюду вокруг нее. Кира попыталась убежать от источника этого ужасного звука разрушения, но Менчерес схватил ее. Словно электрический удар прошел через нее, как только его руки коснулись ее кожи. Было такое чувство, что все его тело наэлектризовано и выстреливает током прямо в нее.

— Это всего лишь двигатели самолета, Кира. Тебе ничего не угрожает.

Гул раздался снова, столь громкий и гнетущий, что это просто не мог быть двигатель самолета. Кира стала оглядываться, но все вокруг сливалось в сплошное пятно, пока Менчерес не схватил ее за подбородок и не вынудил смотреть только на него.

— Не шевелись. Ты еще не приспособилась к своим новым чувствам. Они будут казаться подавляющими, но ты скоро к ним привыкнешь.

Твои новые чувства. Среди испепеляющего электрического напряжения, обжигающего ее от рук Менчереса, грохочущих звуков вокруг нее, сильной маслянистой смеси ароматов и вспышек света, который, казалось, сжигал ее глаза, разум Киры были захвачен одной единственной невероятной мыслью: она больше не человек.

— Я… Ты… Я не…

Она не могла произнести это вслух. Шок охватил ее, когда она поняла, что, хотя она и использовала воздух, чтобы говорить, она не дышит. Почти вслепую ее рука потянулась к шее. Ничего, кроме гладкой неподвижности под пальцами там, где должен был быть пульс.

Я — вампир.

Менчерес ничего не говорил, но его рука по-прежнему оставалась на ее лице. Только тогда ее взгляд скользнул вниз в достаточной степени, чтобы заметить остальное. На нем все еще была та же самая рубашка, в которой она видела его в последний раз, однако теперь на ней появились большие красные пятна.

Это ее кровь? А Радж… злобный, ухмыляющийся вампир, приказавший убить ее, тоже здесь? Взгляд Киры скользнул в сторону, но опять все начало сливаться воедино.

— У меня что-то с глазами… здесь еще кто-то? — спросила она, и паника начала возрастать.

— Никого, кроме меня, Горгона и пилота самолета. Ты в безопасности.

Безопасности? Кира подавила истеричный смешок. Ей подумалось, что она в безопасности, так как она уже мертва.

Менчерес сел перед нею, мрачно смотря на нее своим темным взглядом и положив одну руку ей на плечо, другой по-прежнему удерживая ее лицо. Она моргнула, заметив, что он выглядит более… ярким. Поразительные черты его лица обозначились более резко, слабый отсвет ржавчины придавал волосам Менчереса более богатый оттенок черного, его глаза были слегка окрашены слабыми бликами серебра, а его кожа… его кожа походила на песок в солнечном свете: смесь золота и сливок, которая в сочетании с исходившей от него силой казалась электризующей.

Более чем красивый — величественный. Менчерес, ее убийца. И ее спаситель.Для Киры этого было слишком, чтобы уразуметь.

— Не трогай меня, — прошептала она, отводя взгляд.

Он убрал руки. Чувство сожаления, отделившееся от ее эмоций, исчезло столь быстро, что Кира не была уверена, почувствовала ли она его или это была галлюцинация, как и то адское пламя в здании.

Гул вокруг них никуда не исчезал. Она поглядела вбок, причем на этот раз перед глазами все расплывалось меньше, и увидела, что они действительно в маленьком самолете. Взгляд вниз показал, что Менчерес не единственный перепачканный чем-то красным. Это была не та одежда, в которой она, хмм, умерла, но она была все так же покрыта чем-то багрянистым, пахнущим как жидкая сахарная вата.

Кира вдохнула, не подумав, и ее нос практически взорвался от потока ароматов, которых было слишком много, чтобы различить что-то по отдельности. Но поверх всего значился тяжелый, притягательный аромат, исходивший от красных пятен на ее рубашке. Она схватила ее и затолкала материал в рот прежде, чем успела возникнуть следующая последовательная мысль, и застонала от сильной боли, вспыхнувшей у нее в груди.

Затем что-то восхитительное полилось вниз по ее горлу. Богатое, опьяняющее, яркое, необходимое, это что-то охладило ту мгновенную вспышку агонии, успокаивая ее. Она даже не осознавала, закрыла ли она глаза, пока удар света и движение не сменили мгновенную мирную пустоту перед ее взором.

— Что со мной не так? — с трудом спросила Кира, пытаясь остановить сумасшедшее вращение, появившееся, когда она огляделась.

Черты лица Менчереса покачивались у нее перед глазами, прежде чем в следующий момент застыть на месте. Он возвышался над ней, и его волосы ниспадали вокруг него темной занавесью. Если она была права, твердая, подрагивающая поверхность под ее спиной была полом самолета. Она упала? Она не помнила такого. Что-то влажное покрывало ее лицо и губы. Не в силах остановить себя, Кира облизала их. Дрожь удовольствия прокатилась через нее, почти столь же интенсивная как оргазм. Что это?

— Сейчас у тебя жажда крови. — Его голос ласкал ее уши, снова вызывая дрожь. Звуки, окружение, ароматы, вкусы, текстуры… всего этого было слишком много. Она чувствовала, что еще чуть-чуть и взорвется.

— Она утихнет, — продолжил Менчерес. Кира выгнулась по направлению к его голосу, как будто он мог физически прикоснуться к ней с тем же эффектом, с которым он ласкал ее чувства. — До тех пор я не могу отпустить тебя. Ты убьешь, Кира, и будешь сожалеть об этом.

— Нет…, - застонала она, закрывая глаза. Это не реально. Не реально.

В следующий момент еще больше благодати полилось вниз по ее горлу, тяжелее воды, слаще сиропа. Она сглотнула, и ее спина выгнулась снова, стремясь быть ближе к ее источнику, несмотря на то, что она не могла двигать руками, чтобы схватить его.

— Я позабочусь о тебе, — обещал этот шелковистый, низкий голос. — Я проведу тебя через это.

Это не реально, не реально, не реально, продолжала мысленно твердить Кира. Ничто столь интенсивное не могло быть реальностью.

И сквозь взрывоподобные звуки двигателей, колебания пола, потоки боли и счастья, отступающие, а потом снова накрывающие ее с головой, жидкий экстаз, текущий вниз по ее горлу, и электрические удары, которые она чувствовала каждый раз, когда Менчерес прикасался в ней, она снова услышала его голос.

—  Прости меня.


Менчерес наблюдал за лицом Киры, лежа рядом с нею на кровати. Она не шевелилась с самого рассвета. Первые лучи солнечного света погрузили ее в глубокий сон, что происходило со всеми новыми вампирами. Ее сон значительно облегчил их задачу в заполненных людьми местах, подобных частному аэропорту, в котором сел его самолет, и шоссе по дороге в его дом в Джексон-Хоуле, штат Вайоминг. Менчерес выбрал это место специально. Его самые близкие соседи жили на расстоянии, по крайней мере, в одну милю в каждом направлении, и Горгон по прибытии уделил особое внимание немедленному переселению проживающих там людей. Меньше звуков и искушений, а также определенные ограничения будут полезны для Киры в ее новом состоянии.

Хотя для нее это будет по-прежнему тяжело. Обычно люди, которых выбирали для обращения в вампиров, проходили длительный период, в течение которого потребляли вампирскую кровь в постоянно увеличивающихся количествах. Это давало им краткий проблеск того, на что будут похожи их новый голод, чувства и увеличившаяся сила, делая окончательное изменение менее пугающим. У Киры не было такой подготовки. В первое время все для нее будет ошеломляющим.

И она не выбирала этот переход добровольно. Это станет самым большим препятствием, которое ей предстоит преодолеть. Однако Менчерес знал, что он не мог поступить по-другому. Если бы стоял выбор между смертью Киры и ее презрением к нему, он в любом случаескорее захотел бы стать объектом ее ненависти, чем инструментом ее гибели.

Хрустящий на дороге гравий объявил, что Горгон вернулся. Менчерес почувствовал проблеск облегчения. Кира выпила почти все пакетики крови, которые он в спешке украл из больницы на их пути от стриптиз-клуба до его самолета. Крови животных было бы достаточно при отчаянных обстоятельствах, но он подозревал, что, если бы Кира проснулась и увидела, что пьет из мертвого оленя, она почувствовала бы к нему еще большую неприязнь.

— Она уже проснулась? — крикнул Горгон, как только вошел в дом.

— Еще нет. — Менчерес поглядел на ослабевающие лучи солнца, пробивающиеся сквозь щель в плотных шторах. Скоро она проснется. К сумеркам — самое позднее.

Горгон вошел в спальню со стирофамным холодильником, который потом опустил на пол.

— Этого должно хватить до рассвета. Я поеду обратно, чтобы привезти больше. Здесь не так много больниц, и мне как-то не по себе забирать весь их запас.

Как было бы и Менчересу, хотя опять же его готовность пойти на все, чтобы защитить Киру, вытесняла беспокойство о проблемах каких-то неизвестных смертных.

— Найди еще и свежей крови. Полети на мою территорию в соседние отели в случае необходимости.

— Хорошо. — Горгон бросил взгляд на спящую фигуру Киры. Менчерес снова вымыл и переодел ее, укрыв затем толстым стеганым одеялом. Для новообращенных вампиров, пока они приспосабливаются к своей измененной температуре тела, было в порядке вещей чувствовать необъяснимый холод, а на этой высоте даже весной было прохладнее, чем в Чикаго.

— Хранитель был прав. Ты действительно чувствуешь к ней что-то необычное. Когда ты рядом с ней, меняется твой запах, а твои щиты соскальзывают чаще, чем я когда-либо видел, — спокойно сказал Горгон.

Менчерес закрыл свои эмоции плотной стеной, отрезавшей другому вампиру возможность почувствовать их.

— После того, что я с ней сделал, думаю, это не имеет значения.

— У тебя не было выбора. Как только Кира признает это и приспособится к бытию вампиром, она прекратит злиться. — Затем Горгон улыбнулся. — Хотя было бы забавно на это посмотреть. Тебе прежде никогда не приходилось прикладывать усилия, чтобы обольстить женщину, так ведь?

На самом деле Менчересу никогда не требовалось соблазнять женщину подслащенными словами или страстным ухаживанием, чтобы затащить к себе в кровать.

— Даже если бы и приходилось, рассматривая мой продолжительный целибат, у меня, говоря современным языком, некоторый недостаток практики, — сухо отметил он.

Горгон засмеялся.

— Подобно езде на велосипеде, некоторые вещи никогда не забываются.

Хотел бы Менчерес, чтобы единственным препятствием между ним и Кирой была задача завоевать ее. Если бы все было так, он насладился бы возможностью заполучить ее доверие, привязанность, тело и — с божьей помощью — ее сердце. Но опять же истинным препятствием была черная пустота в его будущем.

— В настоящее время у меня несколько большие проблемы, — было всем, что ответил Менчерес.

Улыбка Горгона исчезла. — Раджедеф.

Менчерес вздохнул, закрывая глаза.

— Я знаю, что он хочет, и я должен убедиться, что он не найдет способ вынудить меня дать ему это.

— Ты должен сказать Кости.

Его глаза резко раскрылись.

— Нет. И ты поклянешься мне, что не сделаешь этого.

Горгон выглядел встревоженным, но кивнул.

— Если ты настаиваешь. Однако он все равно услышит о Кире. Держу пари, эти трое вампиров в клубе уже спалили все смс и телефонные линии. Без сомнения Факел, Патчи и Призрак рассказали остальным о событиях прошлого вечера, но Менчерес не был обеспокоен тем, что Кости узнает о Кире. Он все равно узнал бы о ее значимости для него, как только открыл бы конверт с завещанием, которое Менчерес для него оставит. Теперь единственная разница заключалась в том, что Кости услышит о Кире раньше этого, но было обязательно, чтобы он не узнал об усиленной враждебности Раджедефа. Кэт совсем недавно была на волоске от смерти из-за одного из Хранителей Закона. Ни она, ни Кости не могли рисковать вызвать гнев еще одного Хранителя, если хотели остаться в живых.

Кроме того, эта борьба с Раджедефом назревала задолго до того, как Кости появился на свет. Менчерес не намеревался позволять своему cоправителю вести этот бой за него. Эту битву победить должен он сам.

Потоки энергии в комнате изменились и начали концентрироваться на кровати. Менчерес поглядел на Горгона, который без слов вынул пакетик крови из холодильника.

Менчерес поднял Киру одной рукой и взял пакетик у Горгона другой, направляясь в ванную. Пробуждение на окровавленной кровати никак не помогло бы облегчить стресс Киры, вызванный становлением вампиром.

С другой стороны, пробуждение в окровавленной ванной, скорее всего, будет не намного лучшим вариантом, но все же отмыть плитку было легче, чем ковер и простыни.

— Мне подождать или уехать сейчас же за новой кровью? — спросил Горгон.

Менчерес бросил еще один взгляд на Киру, которая уже начинала дергаться, что было предшественником ее рычания от обжигающего, лишающего разума голода.

— Можешь уезжать. Я позабочусь о ней.

И он будет делать это все то время, что ему осталось.

Глава 16

Кира сидела в кресле у камина и слушала треск пламени, раздававшийся так громко, как если бы рядом рубили деревья. Однако ей хотелось побыть у огня. Его тепло становилось нежным коконом, и сам он был мягче для глаз, чем свет люстры или настольной лампы. Теперь она могла видеть в полной темноте, но не хотела тушить весь свет, что стало бы лишним напоминанием об этом. И без того было сложно иметь дело с периодическим ознобом, упирающимися без предупреждения в губу клыками, шумом из леса и — о да! — ее жестокими помутнениями рассудка, когда у нее по лицу текла кровь, а внутри горело желание получить больше.

Ей оставалось только лишь верить словам Менчереса, что во время этих провалов в памяти она не причиняла никому вреда. Ну, его словам, а еще и холодильнику с быстро убывающими пакетиками крови. Менчерес сказал не беспокоиться, потому что Горгон вернется к рассвету. Это вызывало в Кире одновременно и отвращение, и облегчение. Ей не нужно было рассказывать, что сейчас она представляет угрозу для любого создания с бьющимся сердцем, но, хотя ее тело страстно желало этой красной жидкости с безграничной свирепостью, разум Киры по-прежнему не мог примириться с тем, что она пила кровь. Человеческую кровь. Она считала это формой каннибализма, хотя теперь она уже не человек.

Она откинулась назад, и совершенно неожиданно стул под ней рухнул. Еще более удивительным было то, что она не растянулась на деревянном полу, а стояла с по-прежнему накинутым на плечи шерстяным пледом и смотрела на сломанный стул. Она вскочила до того, как он упал? Боже, неужели она действительно так быстра теперь?

Покалывание на коже объявило, что Менчерес вошел в комнату. Он был почти беззвучен в своих движениях; лишь запах и слабый шорох одежды мог бы выдать его присутствие, если бы Кира не чувствовалаего и без того. Ей даже не требовалось оборачиваться, чтобы узнать, на каком они расстоянии друг от друга. Чем сильнее возрастала эта вибрация на ее коже, тем ближе находился Менчерес.

Неужели все люди чувствуют, будто вокруг них расположено собственное электрическое силовое поле? Или это исключительно для вампиров? Кира не хотела спрашивать. Она не была уверена, что сможет принять более подробную информацию прямо сейчас.

— Я не знаю, что случилось, стул просто сломался, — сказала она. Слишком много времени ей дали на себя. Она не провела в одиночестве и десяти минут, прежде чем стул самоликвидировался.

— Оставь его. Я займусь им.

Даже голос его звучал иначе, чем прежде, до того, как она проснулась не умершей. Он был глубже, нюансы его акцента богаче. Казалось, он окутывает ее, словно густой, манящий туман.

— Я могу сама.

Кира подняла большой кусок стула, но древесина разлетелась в ее руке на куски. Она моргнула и попыталась еще раз, но произошло то же самое. Выглядело так, будто стул распадался, как только она прикасалась к нему.

— Что…? — начала она.

Менчерес подошел к ней, близко, но не касаясь. Всякий раз, когда у нее наблюдался продолжительный период осознанности происходящего, вот как сейчас, ей приходилось просить его не прикасаться к ней. Она знала, что это просьба отбрасывалась всякий раз, когда на нее находило кровавое неистовство, но она не могла винить его за это.

Конечно, с его запахом и покалыванием окутывающей его ауры, Менчерес мог с тем же эффектом касаться ее. Добавить его голос, и Кира чувствовала себя полностью поглощенной им, просто находясь рядом.

— Ты не привыкла к своей новой силе. — Он нагнулся и поднял кусок деревянного подлокотника. И тот не рассыпался в щепки, как это происходило у нее. Он протянул его Кире.

— Попробуй взять ее, но очень осторожно.

Она схватила деревяшку — и она развалилась в ее руке. Разочарованная, Кира обернулась, но ее остановило непонятное жжение в лодыжке. Она посмотрела вниз. Правая нога ушла сквозь деревянный пол.

— Ну что за черт? — воскликнула она, высвобождая ногу. Половые доски вылетели вместе с ней, оставляя за собой дыру.

— Как я уже говорил, ты не привыкла в своей силе, — заметил Менчерес. Ни нотки выговора не окрасило его тон, хотя она только что испортила ему стул и пол. — Это еще одна причина, по которой ты не можешь находиться рядом с людьми, пока не приспособишься к своим новым способностям.

Она даже не могла откинуться на стуле или топнуть ногой, не причинив при этом крупного ущерба? Добавить к этому ее ежечасные или около того отключки на фоне кровавого сумасшествия, и она превратилась в ходячую машину смерти!

Глаза начало жечь так, будто в них прыснули слезоточивым газом, а перед ее слишком острым взором все стало розоватым и расплывчатым. Сможет ли она когда-нибудь обнять сестру снова? Или же она раздавит Тину так же легко, как испортила этот стул, стоит только прикоснуться к ней?

— Черт тебя подери за это, — прошептала она, отворачиваясь от взгляда Менчереса. И почти немедленно пожалела, что сказала это. Было несправедливо обвинять его. Он сделал все от него зависящее, чтобы помочь ей, как до появления Раджа, так и после, когда нечестивый коп вынес ей смертный приговор.

Уголком глаза она заметила, что ее слова, казалось, не возымели на Менчереса никакого эффекта, но волна печали прошла через ее сознание. Кира замерла. Ей не было грустно. Она был зла и растеряна, и уже опять начинала испытывать голод, но грустно ей не было.

Исходила ли эта печаль от него? Может ли она сейчас чувствовать его эмоции, как она чувствовала его силу и прикосновения голоса?

Кира вспомнила последние слова, которые она услышала, когда была человеком: не важно, что ты скажешь — я верну тебя обратно. Было ли Менчересу грустно от того, что ему пришлось убить ее, или же он жалел о своем решении вернуть ее вампиром? И что было его настоящими чувствами: его предыдущее пренебрежительное отношение к ней при Радже вчера? Или же его заботливость, когда он только пришел в клуб и исцелил ее? Он не делал никаких попыток увидеть ее после того, как отпустил, но потом Радж, вынеся ей приговор, намекнул, что Менчересу на нее далеко не наплевать.

Прежде понять то, что думал о ней загадочный вампир, было источником тайных мечтаний Киры, но теперь знать это стало необходимостью. Менчерес изменил само ее существование и стал ключевой фигурой ее новой жизни, но она понятия не имела, рассматривал ли он ее как нечто не более чем временный раздражитель.

Она взглянула на него, замечая, что его обычное бесстрастное выражение снова прочно встало на место. Впрочем, это не важно. Она хотела ответы на некоторые свои вопросы, прежде чем снова потеряет рассудок или же сознание на рассвете.

— Зачем ты загипнотизировал моего босса предоставить мне автомобиль и повысить? — спросила она, вся в напряжении из-за усилий увидеть, почувствует ли она от него какие-нибудь эмоции.

Слабый оттенок удивления коснулся ее подсознания, прежде чем исчезнуть. Кира чуть не вскрикнула. Удивление не моглопринадлежать ей, она не стала бы удивляться собственному вопросу!

— Это ты, так ведь? — спросила она, не давая Менчересу время ответить на ее вопрос. — Невероятно, я чувствую тебя.

Так же внезапно вокруг него, казалось, встала на место стена, отрезая от Киры все, даже вызывающую мурашки волну его ауры.

— Лучше сосредоточь внимание на управлении своей силой и потребностью в крови, — произнес Менчерес с холодной отчужденностью в голосе.

Она шагнула, совершенно наплевав на то, что под ее ногами скрипел и гнулся пол.

— Ну нет, — вспыхнула она. — Ты не станешь отгораживать от меня стеной единственный указатель, по которому я могу понять, что ты думаешь. Вчера ты убилменя и вернул к существованию, где все другое, особенно я сама. Но что почти столь же пугающе, так это то, что я не знаю, значит ли это для тебя что-нибудь еще, кроме большого надоедливого неудобства. Так что дай мне хоть что-нибудь. Это могут быть слова, выражение лица, проблеск эмоций — что угодно, но сделай это сейчас, потому что мне нужна подсказка, чтоя для тебя.

Если бы Кира еще могла дышать, сейчас она бы задыхалась от бурливших в ней эмоций, однако, ожидая ответа, она стояла столь же неподвижно, что и вампир напротив нее. Менчерес не оставил свою непроницаемую маску, как и не опустил невидимые стены вокруг себя, но, наконец, склонил голову.

— Ты работала до поздней ночи, и, как показал тот день, когда мы встретились, для тебя небезопасно ходить пешком на работу и обратно.

С секунду Кира не могла понять, о чем он говорит. И тут она вспомнила свой первоначальный вопрос к нему, и разочарование омыло ее волной. Все то время, что она провела в поисках Менчереса, она полагалась на предположение, что его действия с ее боссом означали, что он хотел увидеть ее снова. Как же она ошибалась. Смертельноошибалась, если быть точной. Это был не более чем неосторожный жест, сделанный из жалости. Будь осторожна с желаниями, мрачно подумала она. Она преуспела в своем стремлении увидеть Менчереса снова, но это стоило Кире жизни.

— Спасибо, — глухо ответила она. — А теперь скажи мне, почему ты не позволил мне остаться мертвой?

Менчерес отвел глаза, и лицо его стало еще более непроницаемым, если только это было возможно.

— Приговор Раджа был злоупотреблением властью. Единственная причина, по которой приговор был так жесток, заключалась в его враждебности ко мне, так что меньшее из того, что я мог сделать — убедиться, что ты не останешься мертвой.

Еще один жест жалости, подумала Кира, в неверии качая головой. Как же это блестяще осознавать, что ее теперешнее существование обусловлено не более чем озлобленностью одного вампира и угрызениями совести другого. Если бы она осталась в стороне от Менчереса, как только он отпустил ее, у нее была бы новая машина, повышение, сестра, чья жизнь не будет трагически коротка, несколько друзей, безответственный, но все-таки любящий брат, а иногда и развлечения. Но нет же, она бросила все в погоне за вампиром, который наверняка ни разу о ней и не вспомнил с тех пор, как оставил на той крыше. Ты дура, рявкнула на саму себя Кира.

— Не нужно бояться, что все из твоей прежней жизни теперь для тебя потеряно, — продолжил он, отчего Кира чуть не рассмеялась. — Через нескольких месяцев у тебя будет достаточно сил после рассвета, чтобы вернуться к работе. Пройдет лишь неделя или две, и ты сможешь контролировать свой голод и способности рядом с людьми в достаточной степени, чтобы снова увидеться с семьей…

— Ты не понимаешь, да? — прервала она его, охваченная безрассудством. — Все это — это внезапное становление кем-то другим уже достаточно плохо, но знать, что единственная причина, почему я не в могиле, заключается не в том, что моя жизнь что-то значит для тебя, а в том, что это, по-твоему, уравновесит воображаемые весы правосудия… ну, это дерьмово. И да, я сознаю иронию данного заявления.

Что-то мокрое скользнуло вниз по щеке Киры. Она поспешно вытерла ее и удивилась, увидев розовую жидкость на своих пальцах. Слезы? Она еще могла плакать, хоть и стала вампиром?

Прежде чем она успела обдумать это, боль, становившаяся все более знакомой, прорезала Киру изнутри. Она согнулась, обхватывая живот, как если бы могла каким-то образом затолкать свою потребность в крови обратно.

Ветерок, поднявший ее волосы, был единственным индикатором, подсказавшим ей, что Менчерес ушел и вернулся в мгновение ока. В руке он держал два этих проклятых красных пакетика, и внутренний скачок, который почувствовала Кира, когда увидела их, оставил ее бороться с совершенно противоположными желаниями. Она хотела в отвращении выбросить эти пакетики из окна. И она же хотела вырвать их из рук Менчереса и выпить бешеными глотками.

Он протянул ей один пакет, но Кира отвернулась. Она не хотела больше пить кровь. Это было неправильно, ужасно…

Двойная колющая боль в нижней губе подсказала Кире, что из верхних зубов появились клыки, а потому этот дразнящий, богатый, металлический вкус теперь омывал ее рот. Еще больше боли захлестнуло ее тело, это ненавистное чувство, будто сгораешь изнутри, увеличивалось со свирепым шагом.

В следующее же мгновение Менчерес уже держал ее в своих объятиях, прижимая гладкую поверхность пакетика к ее рту.

— Ты должна.

Она только лишь знала, что разорвала его, когда невероятное облегчение сменило предыдущие мучения внутри нее. Кира почувствовала, что начинает уплывать, ее разум притупляется от прилива возбуждения и голода, но, прежде чем она потеряла себя в темноте, что-то зацепило ее подсознание. Что-то, что она, будучи слишком отвлеченной, не уловила, когда Менчерес впервые сказал ей, почему он загипнотизировал ее босса дать ей машину и повышение. Ты работала до поздней ночи…

Был только один способ, узнать, до которого часа работала Кира на той неделе. Он следил за ней.


Менчерес шел рядом с Кирой в лесу. Воздух был приятно прохладным в предрассветные часы, но Кира надела толстый свитер и брюки, как если бы было гораздо холоднее. Пока шла, она, казалось, была полностью сосредоточена на земле, и ее взгляд метался в сторону только тогда, когда ночные животные пугались их присутствия.

Он ничего не говорил, давая ей привыкнуть к потоку чувств от окружающего. На свой второй день бытия вампиром она проснулась за несколько часов до наступления темноты, настаивая после того, как насытила голод свежими пакетиками, с которыми вернулся Горгон, что сама примет душ. Как и предупреждал Менчерес, положительных результатов это не принесло. Кира оторвала душевую дверцу, когда попыталась открыть ее, затем вырвала кран из стены в попытке выключить воду, завершив принятие душа уже без дверцы. Расстройство из-за неспособности контролировать свои силы вызвали очередной приступ голода, что также было неудивительно. Гнев и голод для новорожденных вампиров были крепко связаны, и со всеми повысившимися до ранее неизвестного уровня эмоциями ближайшие дни Киры будут полны непостоянства.

— Это кажется каким-то неправильным — не видеть темноту, — произнесла Кира, наконец, прерывая свое молчание. — Я знаю, что сейчас ночь, но больше похоже на ясный день, просто солнце не режет глаза. Никаких теней. Одни только пятна. Ты долго привыкал к тому, что темноты нет?

Менчерес попытался вспомнить свои первые дни в качестве вампира. Это было так давно, что казалось, будто превращение происходило и не с ним вовсе. Он вспомнил голод, охвативший его, когда он впервые проснулся — ни один вампир этого не забудет. Но он не мог вспомнить, на что была похожа истинная ночь, когда он еще был человеком, поэтому не мог сказать, сколько понадобилось ему времени, чтобы привыкнуть.

— Многие из тех первых дней я забыл, — признался он.

— Потому что ты старше грязи, да? — Кира бросила на него косой взгляд. — Тогда скажи мне, тебе тоже по звукам это место напоминает бомбардировку? Или ты за эти годы научился приглушать фоновый шум?

На мгновение он сосредоточился на звуках, наполнявших лес. Нет, он не обратил на них никакого внимания, определив только, естественные они или представляют угрозу, которую необходимо устранить. Он просто научился приглушать их, как описала это Кира? Или же он настолько пресыщен, что его больше не интересует пение сверчков, танец листьев, касание тянущихся друг к другу ветвей и животные, охотящиеся за пропитанием или добычей?

— Ты научишься выбирать то, на что обратить свое внимание, — ответил он.

Это была правда. Он мог и не замечать лесные звуки, но мог описать Кире каждый нюанс ее изменившегося, пока она шла рядом с ним, запаха. Или же сказать, сколько раз ее глаза вспыхнули изумрудами, когда она мельком замечала в окрестностях что-нибудь с бьющимся сердцем.

Кира остановилась и подняла лицо вверх к деревьям.

— Светлячки. Я не видела их с детства. Мы с Тиной ходили в лес у нашего старого дома, чтобы попробовать поймать их…

Менчерес остановился и проследил за ее взглядом к светящимся насекомым, разбросанным по всему воздуху. В ее голосе появилась тоскливая нотка воспоминаний, которых у него не было. Даже если бы он помнил свое детство, у него не было братьев и сестер, близких к его возрасту, и на его родине подобных созданий не было.

Но эти воспоминания что-то значили для Киры, привязывая ее к потерянной юности. Он посмотрел на ее профиль. Голова ее была откинута назад, полные губы приоткрылись, а бледная линия шеи образовывала резкий и соблазнительный контраст на фоне леса. Она выглядела такой красивой. Почти неземной. Несмотря на то, что лучше было бы отвести взгляд, он не мог этого сделать.

Пусть он не мог разделить ее воспоминания детства об охоте на светлячков, но он мог подарить ей новое. То, что никто другой не сможет повторить.

Менчерес послал сгустки своей энергии по земле, обхватив ими соцветия нескольких кучек полевых цветов. Один за другим он срывал их, пока в воздухе не воспарили сотни бледно-фиолетовых, синих, желтых и белых цветов. Кира не заметила этого. Она все еще смотрела на светлячков.

Медленно он потянул свою силу назад, пока цветы не начали собираться вперемешку в одно большое облако.

Глаза Киры расширились, когда она увидела туман из цветов, плывущий к ней по земле. Дрожь охватила ее тело.

— Я чувствую, что от тебя исходит энергия. Что ты делаешь с ними?

Она не смотрела на него, пока спрашивала это. Менчерес не ответил, а послал свою энергию очередной волной, группируя цветы в хвостатую комету, в каком-то немыслимом танце то ныряющую вниз, то устремляющуюся к верхушкам деревьев. С губ Киры сорвался звук, походивший на нечто среднее между пораженным вздохом и смехом, и ее лицо разрумянилось от удивления, а не от боли и шока, как бывало в последние два дня.

Она все еще не смотрела на него, а продолжала наблюдать за танцующими цветами. Менчерес растянул комету в одну длинную полосу и сделал этой мягкой, ароматной лентой несколько устремленных вверх вихрей, прежде чем собрать цветы в круг в нескольких метрах над головой Киры. Затем он постепенно расширил его и опустил вокруг нее, охватывая ее в объятие цветов.

Она посмотрела на окружающие ее кольца полевых цветов и протянула руки, не касаясь их. Потом она, наконец, посмотрела на Менчереса. Ее зеленые глаза светились совсем не тем оттенком, что окрашивал их, когда она любовалась светлячками.

— Отпусти их.

Ее голос был тише, и этот мелодичный шелест обвился вокруг него невидимым захватом. Менчерес ослабил свою силу, позволяя цветам осторожно опуститься на землю вокруг нее. Что-то внутри него сжалось, когда Кира начала медленно подходить к нему.

Глава 17

Сокращая расстояние между ними, Кира не отводила взгляд. На эту прогулку она пошла, намереваясь выяснить, зачем он преследовал ее. Узнать, что мотивировало Менчереса: подозрение или желание увидеть ее снова. Но теперь в этом не было необходимости. Она чувствовала его тягу к ней, просачивающуюся сквозь ту стену, что он воздвиг вокруг себя, всё расширяющимися потоками, пока она не превратилась в материальную силу, невидимую, но находящуюся повсюду.

И это разожгло в ней голод, от которого она чуть не рухнула на колени. Она хотела коснуться его кожи, ощутить вкус его губ и запутаться руками в его длинных волосах, пока он будет держать ее в своих руках совсем по-другому, а не просто защищая. Пульсация наращивала в ней темп, пока она подходила ближе практически на расстояние прикосновения, горя от нетерпения почувствовать, как он окружает ее телом, а не просто своей силой.

— Кира, — низким голосом произнес он, втянув в себя воздух, будто бы вдыхая ее имя. Она потянулась к нему. Ее руки почти болезненно жаждали соединиться с его плотью. Менчерес поймал их, но держал их от себя подальше, а потоки его ауры изменились от желания к разочарованию.

— На самом деле ты этого не хочешь.

Она почти рассмеялась над нелепостью такого заявления. Разве он не чувствовал растущую в ней боль, слишком сильную, чтобы быть названной желанием, слишком глубокую, чтобы быть обычной жаждой? Если она могла чувствовать бушующие внутри его барьеров эмоции, разве он не мог чувствовать и ее?

— Я хочу это. Тебя. Все это.

Произнося эти слова, она прижалась к его телу, хоть он и по-прежнему удерживал ее руки. Контакта с его телом, хоть и покрытым одеждой, было достаточно, чтобы послать по Кире электрические удары. Она закрыла глаза, и из ее горла вырвался стон. Его сила опаляла ее повсюду, где он ее касался, и ощущения были столь приятными, что практически причиняли боль.

Резкий звук сорвался и с его губ, настолько глубокий и животный, что ее лоно охватило еще большим жаром. Кира попыталась освободить руки от его захвата со всей своей не поддающейся контролю силой, но Менчерес держал ее так легко, что даже не сдвинулся. Он опустил голову, и его волосы чувственными касаниями шелка коснулись ее лица и шеи.

— Это не то, что ты чувствуешь. Это просто новое восприятие, — сказал он голосом, доходившим почти до рычания. — Оно заставляет тебя ощущать то, что может быть нереальным.

— Я чувствовала это к тебе и прежде, — оборвала его Кира охрипшим от желания голосом. — Даже когда ты держал меня пленницей, но особеннопосле того, как ты отпустил меня. Не говори мне, что то, что я чувствую — не реально, и даже не притворяйся, что не хочешь меня.

Ей было плевать, насколько вызывающе это прозвучало. С той же свободной, целеустремленной ясностью, которую она чувствовала прежде только в мечтах, Кира знала только то, что она хотела его, и что он чувствовал к ней то же самое. Она снова попыталась освободить руки. На сей раз Менчерес отпустил ее, в то время как его глаза от черного стали ярко-зелеными.

Затем он дернул ее к себе. Все ее нервные окончания подскочили в безумном ответе на удар об его тело. Ей хватило времени запустить пальцы в его волосы, прежде чем его губы обрушились на нее.

Удар, что она почувствовала от этого прикосновения, казалось, прошел в самое ее нутро, посылая сквозь нее рябь электрических зарядов. Его язык скользнул мимо ее губ, с горячей страстностью исследуя ее рот. Его вкус был подобен темным специям, богатым и крепким, экзотичным и опьяняющим, наполняя ее жаром. Эротичные поглаживания его языка лишь усилились, когда клыки Киры вырвались на свободу, неосторожно пуская ему кровь. Вместо того чтобы отступить, Менчерес поцеловал ее глубже, удерживая крепче и поднимая до тех пор, пока ее ноги не оторвались от земли, а его руки не стали единственным, что удерживало ее в вертикальном положении.

Первоначальное желание теперь казалось подобным лишь неопределенному шепоту страсти. Сейчас же, когда Менчерес прижимал ее к себе, а его язык с жадностью проникал в ее рот, она гореладля него. Оставив волосы, ее руки скользнули вниз по его спине, впиваясь в него ногтями. Эти твердые мускулы двигались под ее ладонями, дразняще терлись о ее кожу, которая была так близко, но из-за одежды все же вне досягаемости.

Кира не хотела, чтобы их разделяла ткань. Она хотела чувствовать его кожу на себе. Устойчивая пульсация между ног все усиливалась, требуя насыщения. Она попыталась сказать ему это, но его рот продолжал властвовать над ней с голодной, чувственной настойчивостью. Она не могла говорить. Она едва могла думать.

Что-то мягкое коснулось ее спины и ног. Затем каким-то образом исчезли ее свитер и джинсы, а Менчерес оказался на земле, удерживая ее на себе. Она не притормозила, чтобы задаться вопросом, почему пуговицы сами собой отскочили от его рубашки прежде, чем ткань полностью соскользнула с него. Все, что ее волновало — невероятный скачок напряжения, который она чувствовала, когда встретилась их кожа. И то, каким твердым, гладким и крепким чувствовался его торс против ее груди, и как казалось, что у него внезапно появилась дюжина рук, потому что она чувствовала, что он гладит каждую частичку ее тела.

Бомбардирующие ее ощущения были столь же интенсивны как и тогда, когда Кира впервые проснулась вампиром, только на сей раз они не были пугающими. Ее кожа горела лихорадкой, тело дрожало от желания и сотрясалось в экстазе от одного только ощущения его плоти. Громкий стон вырвался на свободу, когда Менчерес двинулся губами вниз от ее губ к горлу, задевая кожу заметно увеличившимися клыками. Вместо того чтобы укусить ее, он облизывал и посасывал очень чувствительную точку, где две ночи назад в нее погрузились его клыки.

Подобное электричеству ощущение его губ вызвало слепую, почти болезненную потребность, пробежавшую вниз от шеи до самого лона, заставляя все в ней напрячься.

— Я так хочу тебя, — задыхалась она, прижимаясь к нему.

Менчерес оторвался от ее горла со стоном, который, казалось, отозвался эхом через все его тело. Она схватила его волосы, отчаянно желая, чтобы его губы снова оказались на ней, а затем почувствовала болезненное блаженство от того, как он прижал ее к себе, прежде чем снова поцеловать.

Ее желание возросло до боли. Кира сжала руки в его волосах в кулаки, почти вырывая их в своем нетерпении, желая, чтобы он оказался еще ближе. Когда его рука двинулась вверх к ее бедру, от покалывающего следа, что она оставляла, с губ Киры сорвался задушенный стон. Затем он коснулся ладонью самого заветного, чувственно касаясь ее клитора твердыми, поглаживающими движениями. Его пальцы шокировали своим умением даже сквозь ее нижнее белье.

Расплавленный жар прорвался сквозь Киру, когда все ее нервные окончания, казалось, поразила молния. Ощущение было столь интенсивным, столь неистовым, что оно переполняло ее. Она вскрикнула от внезапного конвульсивного сжатия внутри себя, экстаз взорвался через нее не поддающимися контролю волнами, которые рябью разошлись от ее лона по всему телу.

Менчерес упивался оргазмом Киры. Опьяняющая сладость ее рта, мучительный экстаз ее кожи, ее тела, дрожащего сверху него, в то время как хриплые крики вибрируют у его рта — это воспоминание он будет много раз переигрывать у себя в голове в будущем, каким бы коротким оно ни было.

Но он уже взял больше, чем следовало. Будь он благородным, он утолил бы потребность Киры, не прикасаясь к ней. В прошлом он использовал свою силу в этих целях с другими новообращенными вампирами, но всегда на расстоянии, где все это считалось безличным. В первое время все побуждения вампира слишком подавляющие, чтобы ими можно было управлять, и вожделение тому не исключение. Но когда Кира сказала, что хочет его, когда она потянулась к нему… Менчерес не смог заставить себя просто удовлетворить ее своей силой. Он хотел коснуться ее руками и губами, почувствовать ее рядом с собой, и не важно, что это столь же болезненно, как и восхитительно.

С огромным нежеланием он все-таки закончил их поцелуй, облизывая губы, чтобы в последний раз ощутить вкус Киры. Затем он с помощью силы собрал свитер и брюки, которые в спешке сорвал с нее ранее.

Ее голова опустилась на его плечо, и мягкие, полные губы принялись домогаться его тела. Дрожь охватила его тело, стоило ее языку скользнуть по коже, дразня и лаская от самого плеча и до впадинки горла.

Ах, боги, если бы только все было по-другому.

— Кира. Мы должны остановиться.

Менчерес вынудил себя сесть, поднимая и Киру до тех пор, пока ее прекрасное лицо, вместо того чтобы прижиматься к его плоти, в замешательстве не уставилось на него.

— Что-то не так?

Все в ней искушало его забыть все принципы. Ее грудь напряглась, кружевное нижнее белье скорее завлекало, чем прикрывало, а лимонный аромат от желания приобрел и сладость, и оттенок мускуса. Он закрыл глаза. Если он только позволит себе предположить, что ее вкус столь же приятен, как и запах…

— Мы не можем. На тебя влияют новые чувства. Если бы я взял тебя, потом ты бы злилась на меня, причем справедливо, за то, что я воспользовался твоим состоянием.

С губ Киры сорвался звук, похожий на нечто среднее между фырканьем и полным неверия смехом.

— Ты собираешься остановиться только потому, что, как ты думаешь, я не знаю, чего хочу?

Он попытался вспомнить то, что говорил другим обращенным им же вампирам, когда оказывался в подобных обстоятельствах, но он никогда не хотел никого из них со столь яростным желанием, что разрывало его сейчас. Сложно сформулировать логичные фразы, когда все его внимание продолжают отвлекать аромат Киры на его коже, само ее присутствие рядом и то, как восхитительно она выглядит в своем малюсеньком нижнем белье.

— Ты бы не выбрала это по своему собственному, свободному от влияния, желанию, — удалось выдавить ему. Будь еще хоть капельку сложнее, он назвал бы это пыткой.

Кира вскочила на ноги одним единственным прыжком, хватая с земли брюки и свитер.

— Невероятно. Ты всегда думаешь за других людей? Или ты приберег это только для меня?

Язвительность в ее тоне стала неожиданностью. Она решила, что он отказался от нее из-за недостатка желания? Сама мысль была бы смехотворной, если бы в данный момент ему не было так плохо.

— У меня был опыт с новообращенными вампирами. Сейчас твои действия направляются новыми чувствами, а не волей. Принять за истину то, что ты говоришь при данных обстоятельствах, эквивалентно —

— Ты на самом деле решаешь за других людей, — оборвала Кира, натягивая джинсы. — Вау, наверное, их это бесит. Меня, кстати, тоже. Поздравляю, ты выиграл. Теперь я тебя больше не хочу.

— Раньше ты никогда себя не предлагала, — сорвался Менчерес, и весь его тщательно поддерживаемый фасад раскололся под весом отчаяния. — Ты неделю оставалась под моей крышей, когда мы встретились, и все то время ты твердила о том, как хочешь уйти. Не о жажде моего внимания.

Она шагнула вперед с не до конца застегнутыми джинсами, замок которых она оторвала, когда резко натягивала их на себя.

— Когда мы встретились в первый раз, я думала, что ты собираешься убить меня. Потом, когда я поняла, что ты этого не сделаешь, ты все еще держал меня пленницей. Я не собиралась потворствовать себе в похотливых последствиях Стокгольмского синдрома, сказав своему похитителю, как я горю из-за него — хотя, если помнишь, что-то такое я тебе и сказала однажды. Затем, когда ты отпустил меня, и я получила возможность проявить то, что я чувствовала к тебе, ты просто исчез. Я думала, что тебе все равно. Если бы не то, что ты сделал с моим боссом, я бы никогда не стала искать тебя…

Кира резко остановилась и отвернулась, быстро натягивая свитер. Он тоже разорвался от силы рывка, свисая теперь с нее, словно пончо. Менчерес подскочил, схватил ее за руку и развернул к себе. Что-то сжалось в его груди. Что это было?

— Ты искала меня? Когда?

Резкий смех сорвался с ее губ.

— Следующей же ночью после того, как ты загипнотизировал моего босса. Я обошла все места в моих старых досье, которые можно было бы связать со сверхъестественным. Знаешь, почему я оказалась в стриптиз-клубе той ночью? Я вовсе не расследовала случай о без вести пропавшей; Дженнифер я нашла чисто случайно. Я искала там какую-нибудь связь с тобой, потому что хотела увидеть тебя снова, несмотря на всю эту фигню «похититель/пленница» между нами.

В течение нескольких секунд Менчерес не мог говорить. Той ночью она пришла в клуб в поисках его? И другие ночи провела точно также? Могла ли Кира на самом деле чувствовать к нему ту необъяснимую, неизбежную тягу, что он чувствовал к ней? Это противоречило возможности, что она стала бы искать его по какой-либо другой причине. Ее индивидуальность была не совместима с людьми, которые стекались к неумершим в поисках острых ощущений в компании вампира, и ни для чего другого она в нем не нуждалась. Он удостоверился в этом, когда уходил, дав ей кровь, которая могла ей потребоваться для сестры.

Она смотрела на него, и в ее зеленых глазах отражался лунный свет.

— Скажи что-нибудь. Пусть даже, что я идиотка, раз гонялась за тобой, и что я заслужила то, что стала вампиром. По крайней мере, это лучше, чем молчание.

Ее неприкрытая честность была так не похожа на его обычную, осторожную речь. Разум твердил ему сказать Кире, что она права. Что для человека, погрузившегося в мир вампиров без защитника обычно все заканчивается серьезными последствиями, но он просто не мог произнести это вслух. Не мог он сказать Кире и другие слова, в которые ей бы лучше поверить, несмотря на то, что это ложь: что он не чувствует к ней ничего большего, чем к любой другой своей собственности. Однако под весом ее пристального взгляда вся его холодная логика рухнула, и он ответил с той же честностью, что и она.

— Я — Мастер огромного клана вампиров и людей, и да, я часто думаю за других. Кроме того, я предал почти всех, кого любил, включая свое участие в убийстве моей жены и сокрытие важной информации от моего соправителя. Другие мои грехи слишком многочисленны, чтобы их перечислять, и в моем будущем маячит верная смерть, поэтому, как только ты сможешь контролировать себя, Кира, будет лучше, если ты забудешь меня.

Она продолжала смотреть на него спокойным, пронизывающим взглядом, и ни капли отвращения или шока не отразилось на ее лице. Менчерес молчал, ожидая, что в любой момент смысл его слов дойдет до нее и ее реакция изменится, но проходили минуты, а выражение ее лица не сменилось от вдумчивого созерцания на что-либо другое.

— Я проголодалась, — сказала она, наконец, отворачиваясь и направляясь через лес к дому.

Он пораженно смотрел на ее удаляющуюся фигуру. Где упреки? Где осуждение его характера, с которым столь многие быстро набросились бы на него, скажи он им то же самое? Кроме того, он не ощущал от Киры надвигающийся приступ голода, но, возможно, она отгородила себя. Или же научилась предвидеть свои желания.

Он слегка встряхнул головой и последовал за ней, оставив рубашку на земле. У него итак уже имелось слишком много мучительных воспоминаний о сегодняшней ночи и без подобного сувенира.

Несмотря на это, он еще раз облизал губы, поглощая вкус Киры и вспоминая ощущение ее дрожащего от удовольствия тела на себе. Если бы он знал, что она искала его, что ее желание не было полностью основано на новых чувствах, не поддающихся контролю, хватило бы у него сил отказаться от нее тогда?

Нет.Ответ отразился по всему его телу, сопровождаемый немедленно возникшим новым ядовитым вопросом.

Теперь, когда он знал все это, хватит ли у него сил держаться от нее подальше?

Глава 18

Несмотря на то, что оставался еще глоточек, Кира заставила себя опустить кружку и толкнула ее через стол к Горгону.

— Я все.

Выдавить из себя эти слова, было, казалось, сложнее всего, и все же она почувствовала наплыв гордости, хотя голод и ревел, требуя, чтобы она схватила эту кружку и слизала все до последней капельки.

Горгон усмехнулся.

— Это только пятый твой день в качестве неумершей. Ты сильная, да?

Кира натянуто улыбнулась.

— Годы сидения на диете делают множество женщин стойкими в делах контроля аппетита. Кто бы знал, что «скажи “нет” десертам» окажется учебным лагерем для превращения в вампира?

Горгон рассмеялся, взял кружку и смыл оставшуюся кровь в раковине. Кира заметила, что он никогда не пил из пакетиков, соответственно не ставя под угрозу полноту ее питания, однако исчезал на несколько часов каждую ночь. Она надеялась, что он менял своих доноров, или уж хотя бы на то, что их ближайшие соседи не страдали анемией.

Он бросил Кире бутылочку воды из холодильника. Она выпила, сгримасничав из-за теперешнего ее вкуса, хотя ее уже предупреждали, что питьевая вода важна в течение первой пары недель бытия вампиром. Казалось, ее новое тело сжигало всю жидкость, что получало от крови, не оставляя ничего, что могло бы не дать ей сделаться похожей на пересохший на солнце виноград. Кира не стала спрашивать, как вообще возможно, что она пьет и ест, но больше не нуждается в туалете. Некоторые тайны вампиров она еще не была готова уяснить.

Положительной стороной стало избавление от месячных, однако лишение возможности материнства было несколько жестоким фактом. Все же Тина из-за болезни выдержала точно такую же неспособность забеременеть. Поэтому Кира не позволяла себе разваливаться на куски по причине своей бесплодности, тем более что она всегда могла усыновить ребенка в будущем, когда достигнет соглашения со всем, что влекла за собой ее новая суть.

— Теперь, — Горгон обернулся, протягивая упаковку для яиц, — давай попробуем снова.

Кира посмотрела на коробок с яйцами со смесью расстройства и решимости. Простое правило для новообращенных вампиров состояло в том, что, если они не в состоянии справиться с упаковкой яиц, не разбив содержимое, тогда они просто не могут находиться рядом с людьми, не рискуя по неосторожности ранить их случайным прикосновением. За прошлые несколько дней Кира уничтожила больше упаковок с яйцами и перепачкала руки в большем количестве желтка, чем ей хотелось бы помнить. Ей до сих пор казалось, что какая-то часть этой липкой субстанции оставалась у нее под ногтями, сколько бы она их не чистила. Однако она делала успехи. Теперь ей удавалось не срывать двери с петель и не проделывать в полу отверстия в качестве следов, а в последней упаковке к концу задания оказалось только одно разбитое яйцо.

Кира пошла к Горгону и потянулась к картонке, мысленно твердя себе “нежнее, нежнее”. Когда ей удалось взять ее из раскрытых ладоней Горгона, и при этом ни одно яйцо не потекло ей на руки, ее губы растянулись в усмешке.

— Ха! — Похоже, пятидесятый раз счастливый.

Улыбка Горгона была полна гордости.

— Теперь, если ты сможешь открыть ее и вынуть несколько яиц, не разбив, ты почти готова снова приблизиться к людям.

Очень медленно Кира открыла контейнер и коснулась вершины яйца. К ее облегчению оно не разбилось. Теперь все, что ей оставалось сделать, — вынуть его.

Периферийным зрением она заметила проходящего мимо Менчереса. Именно так она главным образом и видела его в последнее время — уголком глаза. Он не то чтобы избегал ее, но всегда, казалось, был занят, делая что-то другое вместо того, чтобы проводить время в одной с ней комнате. Причем это не казалось грубостью. Выглядело все так, будто Менчерес хотел избегать ее, но не мог заставить себя совершенно оставаться в стороне. Мотивация этого его «здесь, но все же и не здесь» присутствия возбуждало ее любопытство. Неужели этот искушенный и древний Мастер вампиров чувствовал неловкость из-за того, что между ними произошло?

— Вынь яйцо, — сказал ей Горгон.

Кира опустила три пальца вокруг этой прохладной овальной формы, сжимая так мягко, как только могла, чтобы поднять его. Яйцо задрожало, но не взорвалось. Думай о Тине, убеждала она себя. Это было не яйцо, а рука ее младшей сестры, и при следующей встрече она собиралась пожать ее, не причинив при этом боли…

Яйцо выскользнуло из контейнера одним целым. Горгон радостно воскликнул. Кира чуть ли не запрыгала от радости, но, пробив пол, она бы точно разрушила момент. Она подняла глаза, держа яйцо в ладони, и увидела, что Менчерес наблюдает за нею. На лице его была радость, которая быстро сменилась безразличием, как только их глаза встретились.

Все еще играешь в мистера Хладнокровие, хм?подумала она, возвращая свое внимание к контейнеру с яйцами.

— Я хочу попробовать еще одно, — сказала она Горгону.

Он усмехнулся.

— Ну, давай.

Когда она потянулась к другому яйцу свободной рукой, ее мысли вернулись к Менчересу. После его признания в лесу Кира обдумывала, действительно ли он настолько подлый, как пытается себя выставить. В конце концов, она была последним человеком, который смог бы подумать, “Оооох, какой секси!” когда мужчина признается, что он властный, безжалостный ублюдок. У нее были отношения с подобным типом, поэтому она прекрасно знала, что ничего романтичного или сексуального в этом нет. Но хотя Менчерес и нарисовал уродливую картину себя, по зрелом размышлении его действия оказывались полной противоположностью его слов.

Когда он удерживал ее рядом с собой ту первую неделю после их встречи, он изо всех сил старался давать ей как можно больше свободы. Потом он отпустил ее, несмотря на риск раскрытия тайны своей расы, да еще и дал Кире средство лечения болезни ее сестры, чтобы Тина смогла прожить нормальный срок. Потом, когда она оказалась у Факела, Менчерес приехал за ней и исцелил без малейшего колебания.

Столкнувшись с ультиматумом Раджа, Менчерес сделал для нее единственное, что мог: он вернул ее. С тех пор как она очнулась в том самолете, он не выставил ей ни одно условие или ограничение, кроме тех, что исключительно препятствовали убийству невинных людей. У нее была полная свобода делать все, что она пожелает, включая звонки кому угодно, проверку электронной почты и даже онлайн-шопинг, чтобы приобрести что-нибудь еще помимо позаимствованной одежды. И Менчерес неоднократно заявлял, что, как только она сможет управлять своим голодом и новой силой, она будет вольна уйти. Снова.

— Почти, — ободряюще произнес Горгон, когда Кира начала вытаскивать второе яйцо. Небольшая трещинка появилась на ее белой поверхности. Она скривила губы, но продолжила. Еще через пару секунд яйцо лежало в ее руке, и хоть крошечная зигзагообразная трещина портила гладкую поверхность, содержимое благополучно оставалось внутри.

— Положи их обратно, не разбив, и я решу, что у тебя все вышло, — сказал Горгон, подмигнув.

Внимание Киры раздвоилось между возвращением яиц в контейнер и обдумыванием всего, что Менчерес не говорил и не делал. Она чувствовала его желание той ночью, но хотя она практически требовала, чтобы он занялся с нею сексом, он отказался на том основании, что она могла находиться под влиянием своих новых чувств. А потом он рассказал ей о себе ужасные вещи, как будто хотел, чтобы она порицала его. Менчерес вовсе не вел себя как человек, которому плевать на остальных. Он обладал экстраординарной силой, но не выставлял ее напоказ. На самом деле, она видела, что он использует ее только тогда, когда это приносило пользу другим людям. Будь у нее такая сила, она бы постоянно ею пользовалась. Вроде телепортирования крови или воды, пока она расслабленно так восседает на пятой точке — и Господь всех убереги, если у Киры когда-либо появится способность перемещать предметы, и кто-то подрежет ее на дороге.

Нет, в Менчересе таилось намного большее, а не то, как резко он себя описывал. Несмотря на наставление забыть его, как только она восстановит контроль над своим новым состоянием, она не собиралась этого делать.

Уголком глаза Кира заметила, как Менчерес своим обычным скользящим шагом прошелся в следующую комнату. Осанка его была прямой, присущей королевским особам, а брюки обтягивали задницу с греховной сексуальностью.

Нет, так легко он ее не отпугнет. Она преодолеет эту раковину, которой он себя огородил. А затем посмотрит, была ли связь между ними, — та самая, которую Менчерес, казалось, так старался избегать, — так сильна, как она подозревала.

Кира вернула яйца в картонную колыбель, улыбаясь своему успеху и уже планируя свой следующий шаг.

Игра началась.


Менчерес услышал, как открылась дверь в его спальню, но не открыл глаза. Горячая вода в ванне успокаивала. Он не испытывал желания рушить временный покой отмокания в ней на что-то столь тривиальное, как решивший постирать Горгон. Несмотря на то, что он сказал другу, что сможет сам выполнять собственную черную работу, Горгон настоял на том, что будет делать это сам.

По правде говоря, Менчересу наверняка потребовалось бы несколько минут, чтобы разобраться, как управляться с современной стиральной машиной. Обычно в каждом доме, в котором он останавливался, у него было много прислуги, состоящей и из вампиров, и из людей, поэтому с такими задачами за него справлялись другие. Возможно, Горгон решил, что его усилия по полной замене содержимого платяного шкафа Менчереса понадобятся позже.

Но затем легкое постукивание заставило его резко открыть глаза. Он посмотрел сквозь завесу воды в ванне и увидел стоящую в дверном проеме Киру, которая постукивала своими тонкими пальцами по дереву.

В следующую же секунду он вынырнул из воды, охваченный тревогой.

— Что-то случилось?

— Нет, — сказала она, входя в ванную и облокачиваясь о раковину. — Горгон уехал проветриться, — что, как я предполагаю, означает «найти обед», — и мне стало немного одиноко.

Ее зеленые глаза были ясными и бесхитростными, но Менчерес сомневался относительно правдивости ее заявления. Никогда прежде Кира не входила даже в его спальню, уже не говоря о том, чтобы удивить его, появившись, пока он в ванной. За ее действиями крылся план. Какой план, он не знал. Пока.

— Одиноко? — повторил он, поднимая бровь.

Она пожала плечами.

— Все, кого я знаю, в этот час спят, и есть предел просмотру телевизора, пока человек не сойдет с ума. Так как я только-только начала контролировать голод и силу, я подумала, что было бы лучше поговорить с тобой, вместо того чтобы нервировать себя, вышагивая по этажам, пока не вернется Горгон. Я неправа?

И снова этот бесхитростный пристальный взгляд, однако, на этот раз с намеком на вызов. Менчерес почувствовал, как дернулись его губы. Она провоцировала его сказать ей уйти, намекая, что тем самым он отбросит назад все ее последние достижения. Ему было любопытно посмотреть, куда она клонит.

— Пожалуйста. Оставайся.

Он откинулся спиной на край большой ванны, сплетая пальцы за головой. Пристальный взгляд Киры задержался на его груди, прежде чем дернуться ниже к воде в ванне, сделав паузу. Небольшая усмешка озарила ее лицо.

— Пузырики. По шкале ожиданий от одного до десяти, вероятность того, что крутой вампир, который «старше грязи», будет баловаться ванной с пеной, я бы оценила на ноль. Единственное, что удивило бы меня больше, — если бы ты вытащил резинового утенка.

Он с трудом сдержался, когда его губы снова попытались дернуться вверх в усмешке.

— Игрушки для ванны позволены только самым старым и смертоносным вампирам. Мне нужно постареть на целое столетие и убить еще тысячу людей, прежде чем я достигну этого священного рубежа.

Кира рассмеялась таким женственным, хриплым смехом, что все внутри Менчереса напряглось, напоминая, почему он последние несколько дней пытался не задерживаться в ее присутствии надолго. Резкое покалывание началось в паху — молчаливое требование его тела послать туда кровь. Он проигнорировал его, радуясь, что может управлять такого рода вещами, вместо того чтобы они творили, что им вздумается.

— Ну как я справляюсь? — спросила Кира, подпрыгивая и усаживаясь на столик у раковины. Он заскрипел при первом же прикосновении ее рук, но она приложила не так много силы, чтобы он сломался. Снова замечательный прогресс.

Он закрыл глаза. Возможно, будет легче продолжать игнорировать побуждения своего тела, если он не станет смотреть на нее. Было достаточно и того, что ее запах заполнил комнату, мучительно дразня его близостью.

— Ты очень хорошо продвигаешься. Через несколько дней мы покажем тебе, как питаться от людей. Когда ты сможешь сделать это без помощи, тебе не нужно будет больше здесь оставаться.

— Я не хочу питаться от людей, — тут же произнесла она, и былая легкость испарилась из ее голоса. — Я буду придерживаться диеты из пакетиков. Подогрев в кружке, я могу притвориться, что это очень густой кофе. Впиваться в чью-то кожу… нет, я не хочу этого.

Менчерес не открыл глаза.

— Ты должна, даже если это не самый твой любимый способ питания. Если приступ голода начнется там, где ты не сможешь добыть кровь в пакетиках, лучше знать, как питаться, не причиняя вред человеку, чем случайно искалечить или убить по собственной неопытности.

Он практически услышал, как она кусает губы.

— В чем-то ты прав, — сказала она, наконец.

Менчерес не стал сообщать Кире, что, как только она вкусит кровь прямо из вены, сомнительно, что она вернется к альтернативе в пакетиках. Не было никакого сравнения во вкусе между свежей кровью и плазмой. Даже энергия, получаемая от свежей, намного мощнее, чем у ее замены.

— Тот гадкий коп Радж, что он имеет против тебя? — спросила Кира, меняя тему, удивив его тем самым в достаточной степени, чтобы он открыл глаза.

Он сдержал тяжелый вздох. Даже если бы он сумел собрать несколько тысяч лет антагонизма между ним и Раджедефом в короткое объяснение, он просто не хотел этого делать. Однако, из-за того, что их горькая вражда привела к потере смертности Киры, было несправедливо отказываться отвечать.

— Радж произошел от рода правителей, где каждому наследнику выделялось определенное число лет правления над людьми. В начале каждого правления наследник обращался в вампира, получая бессмертие, но это также гарантировало, что у него не будет детей. Жене наследника выбирали консорта, и одного из их детей назначали новым наследником. До Раджа эту систему соблюдали многие поколения. Он был очень зол, когда закончилось предназначенное для его правления время. Когда его преемник загадочным образом умер до конца своего, ответственность выбора нового наследника упала на Раджа. Он откладывал назначение, стремясь вернуть власть себе. Наследника избрали, несмотря на возражения Раджа, но тот отказался оставить власть, ссылаясь на обеспокоенность способностями нового наследника править. Когда были совершены покушения на жизнь и этого наследника, родитель Раджа походатайствовал и насильственно удалил его из государства. Позже, дар силы, первоначально предназначенной Раджу, был отдан его родителем новому наследнику. С тех пор ненависть Раджа и пылает.

Кира смотрела на него, и на ее лице отражалось сочувствие, понимание и легкий гнев.

— Ты был тем другим наследником, тем, которого он попытался убить.

Менчерес склонил голову.

— Да.

Зеленый пристальный взгляд не дрогнул.

— И что за дар ты получил вместо Раджа?

— Все зависит от человека, но я получил дополнительную силу, способность читать человеческий разум, видения будущего и умение определять местонахождение и управление людьми и объектами одной только мыслью.

Она засмеялась.

— О, всего-то. Радж сам виноват, но раз он слишком уж бессовестный, чтобы признать это, неудивительно, что он ненавидит тебя. Мировые войны начинались на почве куда меньшей зависти.

Да, и если бы он рассказал Кире, сколько людских войн за эти столетия вылились от вражды Мастеров вампиров, она была бы поражена.

— Выходит, прежде чем стать вампиром, ты был своего рода вождем?

Менчерес слабо улыбнулся.

— Что-то вроде того.

— Неудивительно, что ты привык думать за других, — пробормотала она. — Как и современные политики.

Он сдержал смех, вызванный сухостью ее тона.

— «Абсолютная власть развращает абсолютно», — заметил он.

Она спрыгнула со столика, вздрогнув, когда пол заскрипел под ногами, но тут же расслабившись, когда оказалось, что плитка не треснула.

— И Радж собрал свою горечь и стал вместо этого вампирской версией копа. Странный выбор.

Менчерес слегка пожал плечами.

— Хранители Закона занимают высшее положение среди вампиров. Раджу отказали в одной форме власти, поэтому он взялся за другую.

Кира стала задумчивой.

— Я хотела быть полицейским. Не удалось.

Он был заинтригован. Она показала себя очень решительной женщиной. Что же смогло удержать ее от достижения этой цели?

— Что произошло?

Она посмотрела на него.

— Если хочешь, чтобы я рассказала, тебе придется разрешить моим ногам отмокать в твоей ванной. Мне нужно расслабиться, чтобы спуститься по этой тропинке воспоминаний.

Теперь он был действительно заинтригован. Менчерес откинул голову на стенку ванны. Кира сняла обувь, прежде чем осторожно сесть на плоский выступ. Он подвинул ноги, чтобы освободить ей больше места, но в этом не было необходимости. Он сознательно выбрал большую ванну, чтобы умещаться в ней целиком, оставаясь под водой.

Кира удовлетворенно вздохнула, когда ее ступни, а затем и голени исчезли в воде. Менчерес старался удерживать свой взгляд на ее лице, а не на прекрасных бедрах, которые находились слишком близко и оказались слишком оголенными, когда она подтянула подол своего платья намного выше коленей.

— Я говорила тебе, что чувствую некоторые вещи. Когда мне было семнадцать, у меня возникло ощущение о старшем брате моей подруги, и этим ощущением было «опасность». На поверхности же для этого не было никаких причин. Пит был спортивным, популярным парнем, вся его семья были полицейскими, а закончив старшую школу, он сам вскоре пошел по их стопам. Я думаю, единственная причина, по которой Пит меня, заметил, заключалась в том, что я избегала его всякий раз, когда тусила с его сестрой.

Менчерес не смог сдержаться и фыркнул.

— Конечно, это не имело абсолютно никакого отношения к твоему интеллекту и красоте.

Она косо на него взглянула.

— За Питом увивалось полно таких же умных и красивых девушек. Но он начал ухаживать за мной, и я проигнорировала то предупреждение, что чувствовала относительно него, потому что еще не научилась доверять своим инстинктам. Мы начали встречаться. Сначала все было хорошо, но потом ревность Пита начала меня волновать. Он ненавидел, когда я проводила время с друзьями. Не выносил, когда другие парни просто смотрели на меня. Прямо перед выпускным я порвала с Питом. Он начинал меня пугать.

В спальне зазвонил мобильный Менчереса. Она оглянулась.

— Нужно ответить?

— Это может подождать.

Он подумал о манильской папке, которую он передал Кости. В ней была вся информация о Кире — детали, которые собрал Горгон, и которые Менчерес отказался посмотреть, решив, что чем меньше он знает о Кире, тем проще ему будет изгнать ее из своих мыслей. Теперь же он не позволит ничему, даже рингтону, указывающему, что звонит Кости, помешать ему, узнать эту часть прошлого Киры.

— Некоторое время спустя моя мама заболела бактериальным менингитом. Когда мы с Тиной узнали об этом, ее уже не стало. Мы были опустошены. Объявился Пит и помог с похоронами, позаботился обо всем — он был удивительным. Он извинился за все, сказал, что понял свои ошибки, и даже хотел жениться на мне. Я не была уверена, но… Департамент по делам Детей и Семьи крутился вокруг Тины. Ей было всего шестнадцать, мой папа не был ее отцом, а настоящему ее отцу она была не нужна. Если бы я вышла за Пита, у Тины появилась бы, как это называют, «стабильная семейная обстановка», и ее не отправили бы на воспитание в приемную семью. Поэтому, несмотря на то, что мне только-только исполнилось девятнадцать, и у меня оставались сомнения, я вышла за него замуж.

Она сделала паузу, грустно улыбнувшись Менчересу.

— Как ты и предполагаешь, Пит чудесным образом не изменился. Его собственничество стало лишь хуже. Скоро у меня не было друзей, поступление в колледж отложили, и единственным членом семьей, которого я видела, была Тина, потому что она жила с нами. Я была несчастна, но решила переждать, пока Тине не исполнится восемнадцать. Думаю, Пит подозревал, что я намереваюсь сделать. Приступы гнева ухудшились, и он начал бить меня.

Менчерес ничего не сказал, но в мыслях уже просил Горгона продублировать информацию, которую он собрал о Кире, чтобы найти этого Пита и убить его. Да, он знал таких. И нет, они никогда не меняются.

— Я пыталась скрывать синяки от Тины, потому что в ее жизни и без того было достаточно ада из-за болезни. Однажды, убираясь на чердаке, я нашла несколько мешочков белого порошка и пачки денег в коробке. Не нужно быть гением, чтобы понять, чем занимался Пит. Я позвонила его напарнику, надеясь, что он вмешается, но это было ошибкой. Пит отрицал, говорил, что я сумасшедшая, его напарник замял эту информацию, а Пит избил меня до бессознательного состояния. Угрожал убить меня, если я еще кому-нибудь выдохну хоть слово о деньгах или наркотиках. В любое время дня и ночи в доме начали появляться странные люди. Я знала, что Пит, торговал или еще что похуже, и я ужасно боялась за Тину. Я должна была попытаться снова найти помощь, независимо от того, чем он мне угрожал. На своей свадьбе я познакомилась с пожилым полицейский, Макком Дэвисом. Пит говорил, что он связан с Отделом Внутренних Дел. Я встретилась с ним.

Ее голос изменился от того ровного, бесчувственного тона, которым она пересказывала свою историю, став мягче и глубже. Одно только это подсказало Менчересу, что Макк Дэвис не подвел ее.

— Макк поверил мне. Начал самостоятельно заниматься расследованием, потому что знал, что с таким количеством полицейских в семье Пита кто-нибудь наверняка проинформирует его, воспользуйся Макк обычными каналами. За месяц у Макка были все необходимые доказательства в виде аудиозаписей, видео и тех вещей, что я дала ему, и можно было прямиком отправляться к окружному прокурору. Пит и еще пара других вовлеченных офицеров, были арестованы за сбыт наркотиков. Я была одним из главных свидетелей в суде. Судья посадил его на тридцать лет, но не прошло и года его заключения, как Пита убили в тюрьме.

Кира сделала паузу и посмотрела Менчересу прямо в глаза.

— Я знала, как заключенные относятся к бывшим полицейским, когда свидетельствовала против него. Даже когда я впервые пошла на встречу с Макком, где-то в глубине души я понимала, что все закончится смертью Пита. Но хотя какая-то часть меня все еще любила его, я сделала это. Семья Пита называют меня убийцей, но я не убивала его. Он сам выбирал свои действия, и это решило его судьбу. Я сожалею о его смерти, но не жалею, что спасла себя и свою сестру.

Она отвела взгляд, самоуничижительно пожав плечами.

— После того, как я увидела, что один хороший полицейский вроде Макка может полностью исправить вред, нанесенный столькими плохими, я поступила в колледж, получила степень в области уголовного судопроизводства и прошла полицейскую академию. Успешно справилась и здесь, но, несмотря на сертификат в правоохранительных органах, ни одно полицейское агентство не приняло меня на работу. Друзья Пита и других полицейских добавили меня в черный список. Так что, вместо того, чтобы стать полицейским, я получила благодаря Макку возможность попробоваться частным сыщиком. Тут мало что выходит за рамки слежки за изменяющими супругами и тонны документов, но есть потенциал приносить людям пользу. Макк умер год назад. Его жизненным кредо было спасти одну жизнь, если выпадет хоть шанс. В итоге он спас чертовски больше, и теперь моя цель — сделать то же самое.

Глава 19

Столь много эмоций охватило Менчереса. Удовлетворение, что человек, бивший Киру, мертв. Восхищение ее ледяной храбростью в таком молодом возрасте. Благодарность к человеку, помогшему ей. Гнев на полицейских, отказавших Кире в работе из лояльности к опозорившим законодательную структуру. Но выше всех эмоций было сочувствие. Он знал муки, что она испытывала, понимая, что стала причиной смерти того, кого она когда-то любила, хоть Кира и не была фактическим инструментом его гибели. Да, он слишком хорошо знаком с болью принятия такого решения, необходимостью нести этот груз к горькому, кровавому концу. Немногие из людей знали, насколько он тяжелый.

То, что из всех людей, находящихся возле того склада три недели назад, именно Кира последовала за его голосом и вошла через дверь, не было простым совпадением. Это была судьба.

Но с этой маячащей впереди тьмой могло ли быть такое, что Кире суждено стать причиной его смерти? За столь короткое время она стала самым важным человеком в его жизни. Никто за более чем два тысячелетия не вызвал такие большие изменения в его действиях, взглядах и чувствах. Спокойное благоразумие поддерживало его все эти долгие, наполненные войной годы, но всякий раз, когда он оказывался рядом с Кирой, оно покидало его. Если он стремился предотвратить нависшую темную пустоту, то его лучший шанс состоял в том, чтобы не видеться с Кирой. Управляемых не благоразумием, а эмоциями убить намного легче, и он хорошо это знал.

Все же, когда он смотрел на Киру, ему было плевать и на благоразумие, и на смерть. И на снова зазвонивший телефон.

Менчерес скользнул к ней через воду, притягиваемый тем же непреклонным влечением, что заставляло мотылька танцевать возле пламени. Он прожил уже несколько жизненных сроков в благоразумии, холодных махинациях и, в конечном счете, пустоте. Возможно, мотылек знал то, что было не ведомо ему: что счастье пламени стоило цены разрушения.

Он собирался узнать это.

Когда он приблизился, глаза Киры приобрели более насыщенный оттенок зеленого. Он уперся руками по обе стороны от нее, держась за выступ ванны, и поднялся на колени. Ее ноги коснулись его груди, стекающая с него вода, намочила подол платья, но она не отодвинулась. Вместо этого ее аромат вспыхнул желанием, когда она медленно оглядела его тело.

— Я практически чувствую на себе твой взгляд, — пробормотал он, и жар охватил его пах, стоило наконец послать туда разогревшуюся в ванной кровь.

— Если ты ожидал, что я не буду смотреть, Менчерес, ты себя недооцениваешь.

Ставшим хриплым голосом она задержалась на слогах его имени, будто лаская их. Он придвинулся поближе, прижимая свое тело к ее коленям, ожидая, отодвинется ли она или раскроет их.

Кира раздвинула ноги, не обращая внимание на то, что одежда пропиталась водой, стоило ему прижать к ней свое тело, смакуя стон, вырвавшийся у нее в момент соприкосновения их кожи. Она обхватила руками его шею, разделив пальцами его волосы на несколько толстых прядей и продолжая смотреть ему в глаза.

— Не собираешь снова останавливаться на полпути?

Он опустился губами к ее уху, облизывая нежную раковину, прежде чем ответить.

— Я был разделен с моей женой больше девяти столетий, и мне законом было запрещено ложиться с кем-либо еще. После ее смерти никто не соблазнял меня в достаточной степени… до тебя.

Пораженный вздох вырвался у Киры, и она отодвинулась, чтобы посмотреть на него.

— Ты не занимался сексом больше девятисот лет? — Она сглотнула. — Если ты хочешь сказать, что нам лучше притормозить, подождать, пока мы получше узнаем друг друга —

Он засмеялся, затягивая ее в ванну вместе с собой.

— Нет. Я предупреждаю тебя, что милосердия не жди.

Он поцеловал ее со всем скрытым голодом, что бушевал в нем большую часть тысячелетия. Руки Киры сжались вокруг него. Вкус ее губ был опьяняющим, нежность ее языка — чувственной блажью. Вода хлюпнула на пол ванны, когда он сорвал с нее платье и бросил его в сторону. От ее нижнего белья аналогичным образом избавились, и теперь ничто не отделяло гладкость ее тела от его.

Она застонала, пробежавшись руками вниз по его телу. Он оторвался от ее губ, целуя красивую линию подбородка, прежде чем спуститься к ее пышной груди. Он заполнил рот каждым из сосков по очереди, лаская их, пока вздохи Киры не превратились в крики, а ногти не начали царапать его спину. Ее прикосновения становились неистовее, и она обхватила его ногами за талию. Ощущение ее обвившегося вокруг него тела было восхитительным, каждое соблазнительное движение ее тела воспламеняло, но он не стал торопиться в такой момент. Сначала он хотел изучить ее целиком.

Он ласкал ее грудь, пока его голова опускалась под воду. Аккуратные завитки раздразнили губы, прежде чем его язык проник в ее глубины. Желание возросло до невыносимой интенсивности, стоило ему лишь попробовать ее. Ее гладкая мягкость была наркотиком, убеждающим его ласкать ее языком быстрее, глубже, чтобы ощутить еще больше сладости, и ее крики достигли неотступного, ритмичного края. Ее удовольствие лишь усиливало подавляемое, страстное желание Менчереса, голодным требованием сжимая все внутри. Он должен оказаться в ней. Должен —

Менчерес с рычанием выскочил из ванны, и только дружба длиною в столетия помешала ему смертоносной силой поразить помешавшего вампира. Горгон стоял в дверном проеме ванной с мрачным выражением лица.

— Не будь это вопрос жизни и смерти, поверь, я бы не прервал, но тебе нужно это увидеть. Сейчас же.

Если бы Кира могла краснеть, сейчас бы она была как пожарная машина. Оставаться в ванной и никогда больше не поднимать глаза на Горгона казалось ей замечательной идеей, но слова “жизни и смерти” лишили ее возможности угождать своему смущению. Менчерес закрыл дверь ванной, пробормотав извинения, и последовал за Горгоном, чтобы узнать, из-за чего он прервал их, поэтому у нее появилось несколько секунд уединения, чтобы собрать свое порушенное равновесие — и полотенце — прежде чем последовать за ними. — Я пытался дозвониться, — говорил Горгон, подходя к компьютеру Менчереса. — И Кости тоже. Он позвонил мне сразу же после того, как не смог дозвониться до тебя. Когда мы поговорили, я побежал из города с такой скоростью, какой только мог.

Менчерес стоял со скрещенными руками, все еще голый, и вода капала с него прямо на ковер. Кира заметила у него на спине татуировку в виде непонятного символа, но у нее не было времени восхититься ею, так как все ее внимание было приковано к тому, что делал Горгон.

— Ты не можешь сказать мне, что там такого срочного, пока загружаешь компьютер? — прорычал Менчерес.

— Тот стриптиз-клуб сгорел, — сказал Горгон, пока его пальцы быстро-быстро двигались по клавиатуре. — Те три вампира и еще несколько человек мертвы. Но это не настоящая проблема.

— Среди погибших была Дженифер? Дженифер Джексон? — спросила Кира, озадаченная тем, как хладнокровно Горгон рассказывает о смертях.

— Было б лучше, если бы была, — пробормотал Горгон.

Кира задохнулась от его ответа. Менчерес притянул ее в свои объятия, влажные волосы упали ей на плечо, а губы слегка коснулись виска.

— Эти новости, хоть они и важные, могли бы и подождать, — жестко сказал он Горгону.

Горгон поднял глаза еще через несколько быстрых касаний пальцами клавиатуры.

— Вот это не может.

Сайт Чикагского канала новостей заполнил экран ноутбука, в центре страницы висел отрывок одиннадцатичасовых новостей. Глаза Киры расширились, когда она увидела замершее изображение с заголовком «ВАМПИРСКИЕ РОЛЕВЫЕ ИГРЫ ПРИЧАСТНЫ К ПОДЖОГУ?». Но даже не заголовок ошеломил ее. Она увидела на изображении себя с откинутой назад головой в момент, когда Менчерес впивался в ее горло.

— О, Господи, — прошептала она.

Горгон щелкнул «воспроизвести», и голос ведущей новостей начал рассказывать об ужасной сцене сгоревших тел, которые нашли пожарные, приехав на вызов. Удивительно, поджог произошел позавчера, а не этим вечером, но как раз к одиннадцатичасовым новостям обнаружили видеозапись системы безопасности. Единственная сохранившаяся установка была повреждена, но некоторые фрагменты, которые мы видели сейчас, уцелели.

— … имена участников не известны, — профессионально мрачным голосом гудела ведущая новостей. — Полиция все еще пытается идентифицировать их, но, как вы видите, здесь имеет место странная имитация вампирского — все верно, я сказала вампирского— ритуала. Давайте посмотрим видеозапись, Роберт.

Менчерес крепче обнял Киру, пока она безмолвно наблюдала, как на экране разворачивается ее смерть. Когда она увидела, как Менчерес снял ее цепочку, чтобы разрезать собственное горло, ее рука судорожно сжалась вокруг креста. Должно быть, он заменил цепочку, подумала она, оцепенев. Она даже не заметила, что когда-то цепочки на ней не было, но ведь в тот первый день она была в полубессознательном состоянии от жажды крови…

— Ты пожалеешь об этом, — сказал экранный Менчерес Раджу, когда он закончил пить из ее шеи, а ее тело осталось неподвижным.

Хранитель Закона сложил руки.

— Ты угрожаешь мне?

Казалось, экран сжался, показывая крупным планом лицо Менчереса.

— Я обещаютебе.

Изображение исчезло, и снова появилась ведущая новостей. Она попросила всех, кто владел какой-либо информацией относительно личностей людей на видео связаться с полицейским управлением Чикаго, КраймСтопперс [1]или штабом новостей.

Кира, казалось, до сих пор не могла вымолвить ни слова. Моя сестра могла видеть это, как-то отстраненно и заморожено подумала она. Или ее брат. Или ее босс, или Лили, да любой из ее офиса — черт, полицейские, участвовавшие в расследовании по делу Пита несколько лет назад, могли узнать ее. Меньше чем за пять минут все ее возможности вернуться к некоторому подобию прошлой жизни были сожжены с той же безжалостной точностью, что уничтоженный огнем стрип-клуб.

— Радж, — выплюнул Менчерес. — Это непростительное преступление, даже для него.

Горгон твердо посмотрел на него.

— Хранитель Закона утверждает, что это тыубил тех людей и сжег клуб дотла.

Менчерес уставился на Горгона, вникая в эту информацию. Его руки остались вокруг Киры, поэтому он почувствовал, какая дрожь ее охватила.

— Это все, что смогли восстановить? — спросила она хриплым голосом. — Видео с той ночи несколько дней назад? Нет более свежих записей? Может на ней есть настоящий убийца и поджигатель?

Менчересу даже не нужно было смотреть, как Горгон качает головой, чтобы узнать ответ. Он предполагал, что комнаты в клубе просматривались камерами. Радж, очевидно, тоже, поэтому Хранитель Закона убедился, что на сцене не останется ничего, что могло бы инкриминировать его. Нет, Радж оставил только те кадры, на которых Менчерес выглядит достойным осуждения любого в их мире.

— Не было найдено ни одной видеозаписи, датированной позже этой, и то, что вы видели — сокращенная версия. Полного клипа нет на сайте новостного канала, но его загрузили на YouTube и другие сайты.

— Покажи мне, — тут же попросила Кира.

Горгон взглянул на Менчереса. Тот едва заметно кивнул ему. Спустя нескольких щелчков начала воспроизводится версия YouTube. Она была значительно длиннее, начинаясь, когда только Менчерес пришел исцелять Киру, и заканчиваясь тем, как он выносит ее теперь уже мертвое тело из комнаты.

Хладнокровная его часть даже восхитилась умом Раджа. Сохранил на пленке для всего мира скрытую угрозу Менчереса трем вампирам, поиздевавшимся над Кирой, его явное недовольство приговором Хранителя Закона и открытую угрозу Раджу напоследок. Блестяще.

— Посмотрите на комментарии, — глухо произнесла Кира. — Они критикуют мою смерть.

Он просмотрел комментарий под видео. Он успел прочитать только фразы вроде “OMG это же фальшивка!”, “Должно было быть больше крови”, “Худшая актриса”, и “Ну что с этими банальными сверкающими глазами?”, прежде чем захлопнуть ноутбук силой разума.

Кира потянула его руку, и Менчерес отпустил ее.

— Мне нужно… Я не знаю. Я должна позвонить Тине. Если она проснется завтра и увидит это, она свихнется, но что я ей скажу? — пробормотала она, начав вышагивать.

— Тебе нужно одеться, — сказал он, смягчая голос, пытаясь тем самым заглушить гнев и горечь, что он чувствовал к Раджу.

— Да. Одеться. — Кира побрела из комнаты, все еще явно потрясенная. Менчерес не мог винить ее. Он знал, что Радж этим своим поступком уничтожил не только его жизнь.

Он встретился с синим взглядом Горгона.

— Все плохо, — сказал Горгон, озвучивая очевидное. — Учитывая, что Факел, Патч и Призрак сгорели вместе со стрип-клубом, большинство вампиров, увидевших это видео, поверят заявлению Раджа, что ты выполнил свои угрозы.

Реальной причиной беспокойства было не это, и Горгон это понимал. Убийство трех вампиров, не имеющих Мастеров, и нескольких человек не пробудило бы интерес Консульства Хранителей. Но оставить загруженное в Интернет доказательство существования вампирской расы? Это обеспокоит всехвампиров.

— Конечно, будет проще поверить, что это сделал я, чем предположить, что Хранитель Законаподверг опасности тайну расы. — Менчерес скривил губы. — И при этом у меня нет подходящего доказательства моей невиновности. Единственные люди, которые знают, что я был здесь во время пожара — это ты и Кира.

Тоже вовлеченные в преступление. Радж хорошо выбрал свою атаку.

— Нам нужно немедленно уехать, — заявил он. — Радж мог и быть уверенным в том, что первые дни я буду сам приглядывать за Кирой вдали от большинства моих людей и любого алиби, но у него могут быть шпионы. Даже сейчас могут нагрянуть Хранители или Инфорсеры.

Горгон мрачно посмотрел на него.

— Будет лучше, если никто из нас не попадется на глаза Хранителям, пока у тебя нет способа доказать, что это сделал Радж. Раджу от тебя что-то нужно, но мы с Кирой для него не только бесполезны, но мы и единственные, кто могут подтвердить твою невиновность.

Да, они двое будут первоочередными целями Раджа. Менчерес подсчитал их шансы в случае, если они останутся вместе. Результат ему не понравился. Будет лучше, если они разделятся, пока он будет сплачивать своих союзников. Иначе, если поймают одного из них, пойманы будут все, и правда может уже никогда не всплыть на поверхность.

— Иди, — тихо сказал он Горгону. — Не говори мне куда. Скрывайся, пока все не разрешится.

Горгон сжал его плечи.

— Твои союзники убедят Хранителей выслушать тебя. Если придет день, когда я тебе понадоблюсь, я буду там.

Менчерес кратко коснулся его руки жестом, охватывающим все те слова, произносить, которые у него не было времени.

— Иди, — повторил он.

Горгон уехал, не взяв ничего и не оглядываясь назад. Мудро. Время было крайне важно, и то, что нельзя было унести в одной руке, не стоило задержки.

Он быстро натянул какую-то одежду, взяв только мобильник, ноутбук и пальто. Не считая, Киры, это было все, что он собирался взять с собой.

Глава 20

Кира проснулась от свиста приближающегося поезда и криков людей. Инстинктивно она дернулась вверх, чтобы избежать надвигающегося локомотива, но твердая рука удержала ее.

— Не бойся. Ты в безопасности.

Менчерес. Сколько раз она слышала от него эти слова? Казалось, очень много.

Она проснулась в достаточной степени, чтобы заметить, что они находятся в голой комнате со сложенными у стен частями большого оборудования. Машины жужжали своим собственным гулом, в то время как где-то над ними то усиливался, то ослабевал каданс из криков, сопровождаемых грохотом грузового поезда.

— Что? — выдавила Кира.

Он поглядел на потолок.

— Мы под американскими горками. «Большая грозовая гора», полагаю, это так называется.

С секунду Кира не знала, рассмеяться или спросить не шутит ли он. Диснейленд? Это и есть то место, где, как решил Менчерес, будет безопаснее укрыться после такого спешного отъезда? Он не сказал ей, куда направляется, когда они улетали из дома, а то, что она заснула на рассвете, помешало ей увидеть, куда они держат путь спустя несколько остановок

— Сначала ванны с пузыриками. Теперь Диснейленд. Ты рушишь все жуткие вампирские мифы, который я когда-либо слышала.

Менчерес пожал плечами.

— Парк — легкий ориентир, и у нас здесь встреча. К тому же, тебе нужно спокойное место, чтобы отдохнуть. Под этими тематическими парками расположены лабиринты со множеством неиспользуемых комнат, чтобы скрывать уборку и беготню персонала от глаз гостей.

Кира пыталась это переварить. Она не знала, что под Диснейлендом что-то есть, а это, вероятно, означало, что большинство людей тоже об этом понятия не имеют. Уж наверняка тут безопаснее, чем спать в машине или на скамейке в парке.

— С кем встречаемся?

— Моим соправителем и его женой, — ответил Менчерес.

— Соправителем. — Ее брови взлетели вверх. — Это означает, что он твой партнер в крупной вампирской корпорации, которой вы оба руководите?

Его губы дернулись вверх.

— В общих чертах.

— И ты доверяешь ему?

Кира чувствовала, что его эмоции скачут между печалью и решимостью. По ней так странная комбинация.

— Я верю, что он сделает все для наших людей и что он скажет правду о своих намерениях, какими бы они ни были, — ответил он, наконец.

— И почему мне показалось, будто ты не даешь мне прямой ответ на заданный вопрос? — пробормотала она.

Улыбка Менчереса стала заметнее.

— Потому что ты проницательна.

Она посмотрела вниз и увидела, что лежит на его пальто, нескольких полотенцах, пуловере и еще каких-то мягких вещах с изображениями персонажей Диснея. Они были единственным буфером между нею и твердым бетонным полом. Она покачала головой. Ее первая поездка в Диснейленд состоялась в качестве вампира, скрывающегося под американскими горками с еще одним вампиром. Внезапно приключения Алисы в стране чудес показалась ей в сравнении совершенно нормальными.

Менчерес протянул руку, чтобы помочь ей встать. Кира приняла ее, уже привыкнув к естественной энергии, исходящей от его тела. Первые несколько раз ей казалось, что это похоже на умеренное по силе поражение электрическим током, но теперь она наслаждалась покалывающими ощущениями, вызываемыми прикосновениями Менчереса. Его пульсирующая сила совершенно точно имела свои неожиданные преимущества. С прошлой ночи Кира знала, что его язык был подобен вибратору на скорости «Ах, черт, да».

Его рука сжалась, а губы внезапно коснулись ее шеи, когда он вдохнул рядом с нею. Аромат Менчереса тоже усилился, и насыщенный естественный запах темных специй углубился. Что-то внутри нее сжалось.

— Ты соблазняешь меня больше, чем можешь себе вообразить. — Его голос был тихим, но при этом резонировал. — О чем бы ты ни думала в тот момент, продолжай об этом думать. Эти мысли подслащивают твой аромат самым соблазнительным образом.

Кира почти задохнулась от ощущений, охвативших ее. Ему не нужно было даже целовать ее, чтобы она почувствовала возбуждение. Просто находиться рядом с ним было достаточно, чтобы заставить ее захотеть его.

Она провела свободной ладонью вдоль руки Менчереса.

— Сколько у нас времени до того, как нужно будет встретиться с этими людьми? — В ее словах прозвучало намного большее, чем просто вопрос об их встрече.

Его рот снова заскользил по ее шее, заставляя ее задрожать от усилившегося покалывания.

— Ты заслуживаешь лучшего, чем это, — мягко произнес он.

Кира чувствовала, что его желание борется с благородством — и она хотела, чтобы это самое благородство проиграло.

— Может, это и грязная комната для оборудования, но на этот раз мы одни, — прошептала она в ответ. — Давай не упускать возможность.

Его губы дразнили ее кожу, отчего еще больше покалывающей ряби принялось блуждать по ее телу. Она высвободила короткий стон. Она знала, что его сила ласкает ее тысячей невидимых прикосновений, некоторые из которых шокирующе интимны. Ее клыки удлинились по собственной воле, а тело покрылось мурашками.

— Это значит «да»? — выдавила Кира.

Его губы склонились к ней в ответ. Она сразу же приоткрыла рот, касаясь его языка своим и не уступая в настойчивости поцелуя. Она снова застонала, когда призрачные прикосновения увеличились, а ощущение его рук, спускающихся все ниже, лишь подпитывало эти эмоции.

Она потянулась к пуговицам на его рубашке и случайно оторвала их, забыв ослабить новоприобретенную силу. Менчерес разделся, не отрывая от Киры своих рук: все швы разошлись и отделились друг от друга, а оставшиеся части просто упали на пол. Кира почувствовала, что ее собственная одежда соскользнула с нее таким же образом, и они двое остались стоять голыми с грудой испорченной одежды у ног.

Первородный вздох сорвался с ее губ, когда она почувствовала, как его твердая длина прижалась к ее животу. Почти болезненное желание затопило ее, когда она сомкнула вокруг него руку и почувствовала, что он стал еще больше. После всех этих начал, остановок и прерываний она хотела, чтобы он был в ней. Желание было слишком сильным, чтобы задерживаться прелюдией.

— Возьми меня. Не жди, — выдавила она срывающимся голосом, как только он оставил ее губы, спускаясь своим опустошающим поцелуем вниз по ее шее.

Его пальцы нашли ее глубины в следующий же момент, заставляя ее вскрикнуть от опаляющего ощущения. Он поглаживал ее намного медленнее, чем она его. Ее более быстрый темп вырывал у Менчереса глубокие, хриплые стоны, лишь усиливавшие ее жажду.

— Ты еще не готова. Я сделаю тебе больно, — прохрипел он.

Она чувствовала его желание так, будто оно было живым существом, пытающимся вырваться из него. Интенсивность, подавляющая сила его желания подпитывала ее нетерпение. Да, именно это она чувствовала. Будто она умрет, если он не окажется в ней сейчас же.

— Жажда тебя еще больнее, — задыхалась Кира.

Резкий вздох сорвался с его губ сразу же, как она почувствовала, что его осторожный контроль поскользнулся. В следующий же момент прохлада стены встретила ее спину, а Менчерес, раздвинув ее ноги, поднял ее на себя. Его рот требовал ее в жарком поцелуе, пока твердая, крепкая плоть прижималась к ее центру.

Нервные окончания буквально наэлектризовались от такого близкого прикосновения. Из ее горла вырвался крик, когда с толчком он врезался в нее словно раскаленное железо. Она была влажной, но недостаточно для его размера. Однако Кира обхватила его руками и выгнулась к нему навстречу, пока ее желание соперничало с первоначальной болью, что она почувствовала.

— Еще, — простонала она в его рот.

Мышцы на его спине вздулись под ее руками, и с следующим иссушающим толчком он вошел в нее глубже. Она всхлипнула, когда нега объединилась с яркой вспышкой боли, и все же она не хотела, чтобы он останавливался. Ничто не могло сравниться с тем, как Менчерес опустошал ее рот своим языком, пока его тело растягивало ее к своему пределу.

С новым толчком она откинула голову назад, поскольку удовольствие заглушило первоначальную боль. Она чувствовала каждое трение своей спины о стену, каждое скольжение его языка, рук и силы, в то время как его твердость уходила в нее все глубже. Ее бедра крутились с импульсивным желанием, которым она не могла управлять, заставляя его двигаться все глубже до тех пор, пока у него не вырвался стон и он полностью не вошел в нее, выгнувшись в бедрах.

Ей не нужно было дышать, но Кира практически задыхалась от обилия ощущений. Кожа Менчереса потрескивала энергией, и каждое прикосновение посылало сквозь нее еще больше покалываний, пока ей не показалось, что ее тело вибрирует с той же пульсирующей силой. Наполненность внутри нее была подавляющей, она заставляла ее нервные окончания пульсировать, тогда, как голодная безотлагательность требовала большего.

Он оторвался от ее рта и смотрел ей в глаза, медленно выходя из нее. Большим пальцем он очертил ее губу, тогда как другая его рука поддерживала ее снизу, удерживая их бедра вместе. Глубокое, подавляющее до мозга костей удовольствие ринулось через подсознание Киры, когда он толкнулся вперед снова, практически вырывая у нее крик от наполнившего ее восторга.

— Именно это я чувствую, когда нахожусь в тебе. — Его голос был низким, а глаза светились ослепительно зеленым. — И ты почувствуешь полную меру того же, обещаю.

Его эмоции снова скрылись под занавесом, и эмоции, что испытывала Кира, снова стали принадлежать ей и только ей одной. Она сжала ладони в его волосах, собираясь попросить его опустить эту воздвигнутую им стену, чтобы между ними не было никаких барьеров, но удовольствие охватило ее прежде, чем она успела произнести хоть что-то. Оно очистило ее разум от любых мыслей, вырывая вместо слов крик. Губы Менчерес приоткрылись, и он начал медленно двигаться, смотря на нее, пока сливались их тела. Новый поток удовольствия накрыл ее, заставляя то и дело выдыхать его имя, пока восторженные струны все сжимались в ней.

Он улыбнулся, столь чувственный и красивый, что это было другой формой блаженства — просто смотреть на него. Руки Киры выпутались из его волос, чтобы начать ласкать его спину, все более восхищаясь каждым изгибом его мышц, означавшим новый невероятный толчок внутри нее. Он снова накрыл ее губы, и его поцелуй каким-то образом стал еще более глубоким и насыщенным. Их языки сплелись с той же гладкостью, что и его движения в ней, и усиленная страсть Киры привела ее тело в состояние спокойной способности принять всего его целиком.

Его руки блуждали по ней, пока он медленно начал увеличивать темп. Он заглушил поцелуем ее стоны, соединив их со своими хриплыми и рваными вздохам. Каждый новый толчок наращивал в ней напряжение, распространяя его до тех пор, пока вместо одного только лона не начало пульсировать все ее тело. Даже ее кожа испытывала боль от притягательного мучения ощутить больший контакт с его кожей, вынуждая ее схватить его еще более лихорадочно, скользя ногами вокруг него, обхватывая его тело.

Крепким захватом он поймал ее под бедра, удерживая ближе, пока усиливались его толчки. Волны удовольствия, каскадом разливающиеся от лона, заставляли ее вскрикивать ему в рот. Ее клыки проткнули ему губу, когда она дернула головой от всевозрастающей безотлагательности. Он запутался рукой в ее волосах, удерживая ее на месте. Его поцелуй стал опаляющим, а губы пожирали с голодом слишком яростным, чтобы можно было сдерживаться.

Она впилась ногтями в его бедра, когда он начал двигаться еще быстрее, разрушая весь ее рассудок своим непрерывным ритмом. Чувственное напряжение нарастало, и вскоре ей стало казаться, что она взорвется, если он не остановится — а она не хотела, чтобы он останавливался. Она хотела, чтобы он завел ее за самый край, отпуская в свободное падение за его пределами.

Менчерес оторвался от ее рта с криком, эхом, отозвавшимся в небольшой комнате. Его темп внезапно увеличился до такой степени, что он напугал бы Киру, не дари он того экстаза, что взрывался сквозь нее. Она закрыла глаза, когда ее лоно наконец сжалось в конвульсиях от охватившего блаженства, затопляя ощущением слишком сильным, чтобы его можно было назвать удовольствием.

С губ Менчереса полились слова на языке, который она не понимала. Она обхватила его, пока оргазм продолжал пульсировать в ней, потрясая своей интенсивностью. Она хотела, чтобы он чувствовал то же, что и она. Заставить его отпустить эти последние крупинки самоконтроля.

— Войди в меня, — задыхалась Кира, ее голос почти охрип. — Я должна почувствовать, что ты кончишь сейчас, Менчерес…

Новый поток слов, которые она не узнала, с хрипом сорвались с его губ, но потом он поцеловал ее со страстью, не уступающей горящему желанию его тела. Она сомкнула свои объятия, двигаясь вместе с ним, и ее разум ускользнул далеко от действительности в чистые ощущения.

Она почувствовала сотрясение глубоко в себе, дрожь, прошедшую от его тела в ее. Оно согнулось и сжалось, как раз когда резкий крик вылетел из его горла. Менчерес выгнулся, проникая в нее так глубоко, что она задохнулась. Он откинул голову назад, темные волосы рассыпались позади него, когда другой, еще более долгий стон сорвался с его губ. В этот же момент она ощутила отразившиеся внутри нее судороги, и его оргазм прогремел через ее лоно мощными, ритмичными колебаниями.

Ее руки обвились вокруг его шеи, пока она смаковала все еще сотрясающую его дрожь. Ее наполнило глубокое чувство принадлежности, словно что-то очень долго остававшееся неприкаянным внутри нее нашло свой дом. В течение нескольких долгих секунд она даже не хотела говорить, дабы не нарушить словами ощущение правильности, что ее наполняло.

Затем она посмотрела мимо лица Менчереса и увидела груду их одежды прямо под ними. В нескольких метрах под ними, если быть точнее.

— Что? — задохнулась она. Взгляд вокруг подтвердил то, что первыми сообщили ей глаза. Теперь ее спина касалась вовсе не стены. Это был потолок.

Низкий смех сотряс его, когда расстояние до земли начало уменьшаться, а их тела принялись опускаться медленнее, чем дрейфующее перо.

— Думаешь, я позволил бы тебе упасть? — хрипло спросил он, целуя ее шею с томной основательностью, прогнавшей ее вспышку беспокойства. Он уложил их сверху мягкой груды одежды, ни разу не обернувшись, чтобы посмотреть, где она. Таким образом она осталась на Менчересе, ее колени погрузились в ворох ткани вокруг них, а его волосы теперь обрамляли его лицо подобно черному шелку. Его руки скользили по ее спине уверенными, ровными движениями, останавливаясь на округлой части бедер.

— Я слышала выражение «по стенке ползти», но никогда не думала, что испытаю подобное, не говоря уже об этом, — пробормотала она, и ее губы изогнулись в мечтательной улыбке.

Он улыбнулся в ответ, не сдерживаясь, широко растянув губы, что напомнило ей, каким еще более великолепным выглядел Менчерес без своего обычного безразличного выражения. Она погладила его лицо, прослеживая пальцами высокие скулы, темные густые брови, полные губы и гордый нос.

— О чем думаешь? — спросила она, наклоняясь вперед, чтобы прижаться грудью к его груди.

— О том, что хотел бы навсегда остаться вот так с тобой, если бы мог, — ответил он, и его улыбка немного поблекла.

Была ли причиной этой тени, пробежавшей по его лицу, нехватка времени, потому что скоро им нужно будет встретиться его соправителем? Или же сфабрикованное Раджем обвинение Менчереса в убийствах, которые он не совершал? Она не хотела спрашивать. Она лишь хотела продлить этот момент, пока они только одни и ничто и никто их не прерывает.

— Почему ты закрываешься от меня, чтобы я не могла тебя чувствовать? — спросила она, кладя локти на его плечи.

Его взгляд скользнул по ее груди, прижатой теперь к его крепкому торсу.

— Ничтожен тот любовник, что гарантирует удовольствие своей леди, лишь позволяя удовлетворить собственное, — ответил он с намеком на усмешку.

Кира хихикнула.

— Не думаю, что тебе стоит об этом волноваться. Никогда.

— Тогда в следующий раз, — ответил он, и его голос стал глубже, — мы разделим его вместе.

Порыв предвкушения наполнил ее, заставив захотеть превратить «следующий раз» в «прямо сейчас». Но новое сжатие внутри нее, более страшное, заставило Киру испуганно оглядеть комнату. Кроме машин, пальто Менчереса и диснеевской атрибутики, на которой они лежали, комната была пуста. А она очень проголодалась.

Менчерес не взял с собой холодильник с кровью, когда они торопились покинуть дом за несколько часов до рассвета. Она была настолько потрясена видео с ее смертью и обвинением Менчереса в убийстве и поджоге, что даже не подумала попросить взять его. Единственное, на чем она настояла перед уходом, — позвонить Тине, но в спешке Кире удалось лишь передать сестре, что она в безопасности, и попросить передать брату, не верить ничему, что он увидит по телевизору. Это и близко не походило на нормальное объяснение, но на данный момент это все.

— Пожалуйста, скажи, что ты запихнул пару пакетиков крови в свое пальто, прежде чем мы улетели, — сказала она, неловко сдвигаясь, когда спазм в животе усилился.

— Я говорил, что придет время, когда ты не будешь в состоянии угодить своему предпочтению в питании. Это время настало скорее, чем ожидалось.

Разум Киры восстал от этой мысли, тогда как желудок завопил о своей нужде еще раз. Она сглотнула. Если она откажется и попытается переждать, пока они не наткнутся на больницу или банк крови, ее снова может поглотить тот бессознательный голод с провалами памяти, который доминировал над ней первые пару дней в качестве вампира. И если в этот момент Менчереса не окажется рядом, она может убить кого-нибудь.

— Как мне это сделать? — прошептала она. Ни за что на свете она не собиралась проходить через это.

Он жестом указал на груду под ними.

— Мы переоденемся во что-нибудь из этой одежды и поднимемся до уровня парка. Там сотни взрослых на выбор.

Говоря это, Менчерес мягко перевернул ее и сел, вытащил футболку откуда-то из-под себя и надел ее. Выбрав штаны, он так же небрежно натянул и их, закончив тем самым прикрывать свое великолепное голое тело к большому огорчению Киры. Однако она не могла жаловаться. Если бы не она, они могли бы провести больше времени за занятием любовью в этой, теперь ее самой любимой в мире, комнате.

Следующим он выбрал из груды кепку, скрутил свои длинные темные волосы в узел и натянул бейсболку на голову. Эффект был потрясающим. Каким-то образом за считанные секунды Менчерес перестал выглядеть импозантным и элегантным мужчиной около тридцати и превратился в намного более молодого туриста, у которого могли бы попросить документы, попытайся он купить пиво.

— Ты как хамелеон, знаешь? — сказала Кира.

Он поднял бровь.

— Маскировка — необходимый навык для вампира. Дело не просто в переодевании, но и в новой личности. Наши лица показали не только в Чикагских новостях, они по всему Интернету. Не стоит рисковать тем, что нас здесь узнают, несмотря на то, что пробудем мы здесь недолго.

— Ты так и не успел рассказать, в чем состоит наш план, прежде чем я вырубилась на рассвете. Я даже не знаю, как тебе удалось добраться от Вайоминга до Южной Калифорнии. Ты же не мог лететь все это время.

Он пожал плечами.

— Было достаточно легко заставить людей отвезти нас туда, куда нужно, когда я убедился, что за нами не следят.

И с гипнотическими силами Менчереса ни один из этих водителей даже не вспомнит свою подработку таксистом. От этой мысли Кира остановилась. Была ли у нее сейчас такая же способность гипнотизировать людей? Или она обретет ее со временем?

Новый спазм в желудке напомнил ей, что у нее не было такой роскоши как время, чтобы сидеть здесь и обдумывать степень развития своих новых способностей. Она рылась в груде одежды, пока не нашла футболку и какие-то штаны, сделав паузу, чтобы осторожно вытереть остатки их страсти одним из порванных клочков своей бывшей одежды. Затем она, как и Менчерес, затолкала волосы в кепку. Было невероятно сознавать, что скоро она узнает, как по-настоящему укусить кого-то и выпить кровь… и все это в кепке с Гуффи и футболке с Минни Маус.

Ее жизнь была разорвана Раджем на части всеми возможными способами, но в данный момент Кира думала не об этом. Невероятно, но она была счастлива, несмотря на то, что это счастье не имело никакого смысла в свете страшных обстоятельств, в которых находились они с Менчересом.

Он погладил ее по щеке, когда она встала, смотря более с чем обычным интересом на ее губы. Кира облизнула их. Если бы только она подумала попросить Менчереса положить несколько пакетиков в пальто. Тогда она могла бы провести следующий час, выясняя, что заставляет его стонать громче, а не изучать, как кусают людей.

Он вдохнул, и его глаза вспыхнули зеленым.

— Я люблю твой аромат, — почти прорычал он. — Я люблю его еще больше теперь, когда он по всему моему телу.

Явный голод в его тоне заставил сжаться низ живота, но, к сожалению, желудок отказался занять заднее сиденье, уступив возрастающему желанию, с которым вкупе шли планы дальнейшего исследования потолка.

— Давай пойдем сейчас, — сказала она. — Или же я вообще не захочу уходить, а это будет опасно для любого человека, которого я встречу потом.

Будь проклята эта ее потребность в таком количестве питания. Ее уверяли, что с течением времени она ослабнет, и она уже дождаться этого не могла. Какое было бы облегчение, если бы все, в чем она нуждалась, — чашечка запакетированной крови в день.

— Да. Сейчас, — пробормотал Менчерес. Его губы коснулись ее последним ищущим поцелуем, почти заставившим Киру решить забить на питание, но он остановился, и они вместе вышли из шумной комнаты с оборудованием.

Глава 21

Потребовалось лишь несколько вспышек магнетического взгляда Менчереса, чтобы заставить сотрудников, с которыми они столкнулись, забыть о двух посторонних, прогуливающихся под парком. Когда они дошли до лестницы, ведущей наверх в парк, глаза Киры уже окрасились зеленым, а клыки начали удлиняться. Первый раз после обращения она находилась рядом со смертными. Из-за голода их кровь звала ее еще громче, чем обычно. Она сжала ладонь вокруг руки Менчереса так, что легко сломала бы ему кости, если бы его сила автоматически не защищала его.

— Не дай мне причинить кому-нибудь вред. — Ее голос был хриплым, а клыки стали еще длиннее.

Он поднял ее за подбородок.

— Ты и не причинишь. Ты достаточна сильная, чтобы справиться. Сначала в толпе тебя захлестнет, но не сосредотачивайся на их сердцебиении. Сконцентрируйся на других звуках. Это поможет.

Кира с трудом кивнула. Клыки немного уменьшились, и часть зеленого сияния оставила ее глаза, когда она собралась с решимостью. Прежде чем открыть дверь, он дождался, пока в ее светло-зеленом взгляде не останется практически никакого следа изумрудов.

Боковую дверь, из которой они вышли, от глаз туристов скрывал куст, выстриженный в форме слона. Менчерес потянул Киру к главному проходу, прямо в середину толпы. Хотя солнце уже село, парк по-прежнему был оживлен. Причиной такой активности после наступления темноты были расширенные в летнее время часы работы.

Кира задрожала, и ее глаза снова вспыхнули зеленым, но Менчерес не остановился. Она должна была научиться управлять собой, находясь в толпе смертных. Другим новообращенным вампирам он не позволил бы столь рано встретиться с толпой, но этот интенсивный курс был просто необходим. В то время, пока Кира спала, он снова попытался заглянуть в будущее, но в нем ничто не изменилось за исключением того, что пугающая темнота, казалось, стала ближе. Его время подходило к концу, и Кира должна была быть готова, когда его не станет. Именно поэтому, прежде чем она проснулась, он выбросил пакетики с кровью, которые раньше положил в пальто, и не позволил ей просто насытиться от одного из сотрудников под парком.

— Опусти голову, — направил он ее.

Она склонила голову, скрывая горящий зеленый взгляд от любопытных глаз вокруг. Они прошли через ворота в Новоорлеанский Сквер, где он нашел Кире пару темных очков. Надев их, она благодарно посмотрела на него. Теперь зеленое свечение ее глаз либо приглушалось, либо казалось каким-нибудь эффектом этих самых очков.

Она, казалось, стала увереннее, пока они продолжали прокладывать свой путь через толпу, но хотя Менчерес и знал, что она все еще борется со своим голодом, он этого не ощущал. Кира была обращена в вампира через его кровь и силу, поэтому она была его частью и могла ощутить его эмоции всякий раз, когда он опускал свои щиты. Он, однако, мог лишь мельком узреть ее чувства так же, как делал прежде: через ее аромат, выражение лица, тон голоса и язык тела. Все они говорили, что, хотя голод и продолжал усиливаться, силы Киры делали то же самое, приспосабливаясь к брошенному вызову, стоило ей оказаться втиснутой в этот живой банкет вокруг.

— Я должна просто… выбрать кого-то, затем найди какие-нибудь кусты или альков, и спрятаться за ними? — прошептала она.

Этого было бы достаточно, но он хотел, чтобы она научилась питаться еще проще. Он сожалел о нехватке времени, чтобы мягче погрузить ее в этот мир, но способность Киры к самостоятельному выживанию имела приоритетное значение.

— Мы сделаем это там, — сказал он, указывая на сооружение на холме.

Она остановилась.

— Ты хочешь, чтобы я укусила кого-нибудь на аттракционе «Дом с привидениями»? — с недоверием спросила она.

Он пожал плечами.

— Внутри темнее, чем в большинстве мест в этом парке, а остальные люди вокруг тебя будут слишком увлечены поездкой, чтобы обратить внимание на то, что ты делаешь.

Она снова начала идти, но покачала головой.

— А я то как раз подумала, что страннее себя чувствовать уже нельзя, — пробормотала она.

Кира стояла рядом с Менчересом, пока они продвигались по первому сегменту «Дома с привидениями». Их загнали в небольшую круглую комнату. Затем потолок и портреты поплыли вверх, и поддельный призрачный голос поведал обо всех страшных восхищениях, ожидающих посетителей. Кому-то достанется больше остальных, сухо подумала Кира.

Она попыталась сосредоточиться на этом записанном голосе. Или крутящихся шестеренках различных автоматов и накладывающийся музыки и звуков из комнат снаружи. На чем угодно, только не на всех этих наполненных кровью тел вокруг нее. Эта комната была переполнена людьми, задевающими друг друга каждые несколько секунд. Если бы она сконцентрировалась, она могла бы заглушить все эти искушающие сердцебиения под суматохой остальной части шумного аттракциона.

Когда двери комнаты открылись, она испытала облегчение. Они ступили в комнату побольше, на своего рода ленточный конвейер, на котором карикатуры тележек под названием Роковые Вагончики систематически заполнялись гостями. Намного легче управлять собой здесь, а не в той маленькой комнатке с эквивалентом обеда из пяти блюд вокруг.

Менчерес проигнорировал очередь и шагнул к одному из дежурных. Почти незаметная вспышка глаз, и сотрудник безумно счастлив, подсадить их к еще одному пассажиру, вместо того, чтобы предоставить им собственный вагончик. Кира не смогла заставить себя посмотреть на молодого человека в Роковом вагончике, к которому направил их сотрудник парка. Только твердая хватка Менчереса, притащившего ее к механическому круглому сиденью, воспрепятствовала ей вовсе убежать.

— Привет, — поздоровался парень, когда Кира села рядом с ним, а Менчерес опустился по другую сторону от нее. Она не смогла заставить себя ответить. Вина и голод боролись в ней. Могла ли она на самом деле укусить этого молодого человека и выпить его кровь?

Дежурный натянул предохранительную штангу, проверил, что она защелкнулась, и они поехали в следующую секцию аттракциона. Записанный голос ревел из спикеров в вагончике, продолжая рассказывать. Для ее глаз внутри не было темно, но, видя множество пятен теней, Кира поняла, что другие посетители с трудом видят, что происходит в этом так точно названном Роковом вагончике — за исключением моментов, когда по пути вагонетки специально разворачивало.

— Не думаю, что я смогу это сделать, — прошептала она Менчересу, пока парень смеялся и махал своим друзьям, когда вагончики на повороте на некоторое время встретились.

Его взгляд был тверд.

— Ты должна.

Боль, растекающаяся по ее телу с всевозрастающей интенсивностью, казалось, согласилась. Менчерес был прав. Теперь она вампир. Она могла и не привыкнуть еще к этой мысли, и, конечно, она не просила такой участи, но от этого ничего не менялось. Либо она научится безопасно брать чью-либо кровь, либо появится риск, что она кого-нибудь убьет потом, когда жажда вырвется из-под ее контроля, а поблизости не окажется автомата, торгующего плазмой.

Менчерес наклонился вперед, ловя внимание смеющегося молодого человека. Его глаза вспыхнули зеленым прежде, чем он заговорил:

— Откинься вместе с ней назад в угол. Ничего не говори. Ты не чувствуешь страха.

Уже знакомый удовлетворенный взгляд обосновался на лице молодого человека, когда он обхватил Киру рукой и склонился к боку вагончика. Она судорожно вдохнула. Половина его тела была прижата к ней, его пульс, казалось, заглушал все остальные звуки вокруг, целиком сосредотачивая ее внимание на этом восхитительном, устойчивом ритме.

— Безопаснее начинать с руки, пока ты не наберешься опыта. Потом можно перейти к запястью, затем к шее — но никогда не кусай в яремную вену, если не собираешься убивать, — спокойным голосом проинструктировал Менчерес. Они въехали в бальный зал, наполненный изображениями десятков танцующих призраков, одетых в одеяния восемнадцатого столетия.

Кира смотрела на них, а не на молодого человека, пока медленно притягивала его руку ко рту, напоминая себе не давить сильнее, чем во время тренировок с яйцами. Если бы кто-нибудь посмотрел на них, он заметил бы лишь вжавшуюся в уголок Рокового Вагончика парочку: мужчину, прижимающего руку ко рту женщины, словно убеждая ее молчать. Очки скрывали ее пылающие глаза, а рука парня со всех сторон прикрывала ее клыки, удлинившиеся, стоило пульсирующему под его большим пальцем пульсу приблизиться к ее рту.

Она закрыла глаза и принялась твердить себе “осторожнее, осторожнее”, прижимая клыки к вене, пульсирующей у ее губ.

Божественная жидкость, немедленно наполнившая ее рот, смыла последние остатки колебания. То, что она проглотила, было насыщеннее шоколада, приятнее сливок, даруя восхитительное тепло, распространившееся по всему телу. Ее разум затуманено отметил, что это ни в коем разе нельзя сравнить с тем, что она пила из тех пакетиков. У плазмы всегда был какой-то слабый кисловатый привкус, что оставляло после себя ощущение неправильности, но сейчас она чувствовала себя совершенно естественно. Словно она была частью древней цепочки жизни, священной и таинственной, темной и красивой на своих изгибах.

После четвертого глотка Кирa открыла глаза. Лицо молодого человека было первым, что она увидела. Она приготовилась к уличающему взгляду, но его глаза были прикрыты, а улыбка чистейшего счастья озаряла лицо. Он прижался к ней ближе, так что его голова опустилась на ее плечо, а тело настойчивее вжалось в нее с правой стороны.

Один взгляд на его колени показал, что он наслаждался этим немногим слишком сильно. Взгляд Киры метнулся к Менчересу, но ревности или порицания не было на его лице, казалось, он забавлялся. Кира осторожно вытащила свои клыки и удивилась, когда Менчерес схватил руку парнишки прежде, чем она успела даже спросить, что делать дальше.

— Единственный способ залечить проколы — порезать язык клыком и прижать его к ранам прежде, чем отодвинешься, — сказал он. — Или же можно резануть клыком большой палец и прижать к обоим отверстиям. В любом случае предотврати дальнейшую потерю крови и не запятнай одежду.

Она посчитала весьма ироничным то, что, пока она следовала директивам Менчереса, они проезжали наполненное завываниями кладбище. Вместо языка она решила порезать большой палец и прижала его к двум ранкам, что она оставила. Несколько секунд спустя она увидела, что проколы полностью зажили, как и порез на пальце. Не осталось никаких доказательств того, что произошло, кроме распространяющейся по всему телу насыщенной теплоты, вместо прежнего грызущего голода.

Чувства вины и стыда, которые ожидала Кира, как ни странно отсутствовали. Вместо этого она чувствовала себя лучше, и не только в части отсутствия голода. Все эти сердцебиения и теплые тела внутри здания больше не казались искушением, стремящимся превратить ее в убийцу. Люди вокруг нее снова казались просто людьми. Кто бы подумал, что, выпив человеческой крови, она ощутит себя более связанной с ее потерянной человечностью, а не наоборот?

— Сними очки, — спокойно сказал Менчерес. — Потом посмотри ему в глаза и скажи, чтобы он забыл все, что случилось, кроме самой поездки.

Она бросила на Менчереса взгляд.

— Я могу это сделать… уже? — Она чувствовала себя лучше, даже сильнее, но вовсе не ощущала себя тем, кто может изменить память человека простым взглядом и парой слов.

Его губы дернулись вверх.

— Да, у тебя уже есть эта способность.

Кира попыталась собрать своего внутреннего гипнотизера, спуская очки на нос и направляя свой пристальный взгляд на молодого человека, все еще прижимающегося к ней с мечтательной улыбкой.

— Ну, эээ, ничего не произошло, кроме того, гм, что тебе понравилась поездка, — произнесла она, запинаясь. Боже, что за жалкая попытка гипноза! Придется постараться, чтобы получилось.

Молодой человек сел, безучастность оставила его взгляд как раз тогда, когда вагончик поехал к ряду зеркал, где автоматический голос сообщил им, что скоро они увидят, присоединился ли к их поездке в вагончиках один из призраков особняка. Менчерес потянулся и прижал Киру к себе, легко обхватывая ее своими руками.

— Сработало? — пораженно вопросила Кира.

На его лице по-прежнему играло слабое веселье.

— Конечно.

Она была поражена тем, как гладко все прошло. Парень повернулся к ней с усмешкой.

— Смотри. У тебя призрак на коленках.

Она посмотрела на зеркала, покрывавшие стену напротив них, и увидела изображение пухлого человека в очках, наложившееся на ее отражение в вагончике. Вид их троих в компании усмехающегося призрачного пассажира лишь добавил сюрреализма к тому, что чувствовала Кира. Ее первый настоящий опыт питания человеческой кровью был удостоен присутствием фальшивого призрака.

Поезд замедлился, и следующая комната оказалось платформой для выхода. Сотрудник снял перила безопасности, и они все трое вышли из вагончика. Прежде чем уйти, парень помахал своим друзьям той же рукой, которую укусила Кира, так и не поняв, что он оказался вовлеченным в настоящее сверхъестественное приключение на этой фальшивой поездке по дому с привидениями.

Глава 22

Менчерес и Кира почти вернулись к Большой Грозовой Горе, когда он почувствовал изменение силы в воздухе вокруг. На мгновение он напрягался, но затем волна энергии вызвала в нем отклик узнавания. Кости. Как на него похоже приходить раньше положенного.

— Мой соправитель будет здесь с минуты на минуту, — сказал он Кире.

Она сняла свои темные очки, будто вспомнив, что они ей больше не нужны. После того, как она выпила крови, ее глаза больше не вспыхивали, а поведение было намного более расслабленным. Он надеялся, что в будущем она признает мудрость воздержания от тех плазменных пакетиков. Мало того, что свежая кровь была лучше на вкус и делала ее сильнее, она также удовлетворяла голод на более длительное время.

Он увидел Кости и Кэт, пробирающихся через толпу с другой стороны американских горок. Его соправитель счастливым не выглядел.

— Черти адовы, прародитель, — были первые слова Кости, когда он приблизился. — Ты оставил за собой груду сожженных тел, мертвых вампиров, без вести пропавших, угрозу Хранителям и видео с доказательствами существования нашей расы. А потом укатил в отпуск. Ты на самом деле желаешь умереть.

У Киры отвисла челюсть. Менчерес сжал ее руку и заметил, что острый взгляд карих глаз Кости последовал за этим его жестом.

— Больше нет, — холодно ответил он. — Я знал, что здание было под мониторингом: только дурак не догадался бы, что в комнатах ведется видеонаблюдение. Да, я намеревался убить тех трех вампиров, но никого другого, и конечно же я не оставил бы после себя пленку с записью всех моих действий. Я не совершал этого.

— Ты собирался убить Факела, Патчи и Призрака? — спросила Кира с явным шоком в голосе. — Я не поверила Раджу, когда он сказал это…

Менчерес опустил на нее взгляд.

— Они мучили тебя. Конечно же, я собирался убить их.

Кэт откашлялась, разрывая напряженную тишину, последовавшую после этих слов.

— Мм, пока это не зашло еще дальше, давай, по крайней мере, представимся твоей подруге. Я — Кэт, а это мой муж, Кости. Мы — часть ненормальной клыкастой семейки Менчереса.

Кира пожала Кэт руку, представившись в ответ. Кости тоже пожал Кире руку, но окинул ее намного более испытующим взглядом, чем Кэт. Менчерес спокойно встретил пристальный взгляд своего соправителя, не отвечая на незаданный вопрос Кости.

— При обычных обстоятельствах я поверил бы тебе, потому что ты — самый терпеливый и расчетливый человек, которого я когда-либо встречал, — сказал Кости, возвращаясь к первоначальной теме. Его пристальный взгляд снова метнулся к Кире. — Все же в этом случае больше верится утверждению Раджедефа, что ты действовал без своего обычного тщательного планирования по весьма определенному мотиву.

— Безопасно говорить об этом здесь? — спросила Кира, кивая на семью, проходившую мимо.

Менчерес бросил на Кости испытующий взгляд.

— Безопасно, если за вами не следили.

Кости фыркнул.

— Я был осторожен, прародитель.

- ‘Прародитель’ — слишком странное обращение, учитывая, что ты выглядишь старше него, — пробормотала Кира.

Темная бровь взметнулась вверх, а Кэт рассмеялась.

— Знаешь, я никогда не замечала, но она права. Особенно теперь, с бейсболкой и диснеевской одеждой. Выглядишь совсем по-другому, Менчерес. Не думаю, что кто-нибудь узнает тебя в таком прикиде.

— Точно, ты полон неожиданностей, да? — согласился Кости, бросив еще один резкий взгляд на Киру.

— Ты сказал ему, что это не ты поджег клуб. Если он не хочет тебе верить, нам нужно просто уйти, — произнесла Кира спокойно, но с кроющейся внутри сталью в голосе. — Я уверена, что у тебя есть другие друзья, которые будут готовы выслушать твою версию истории.

Менчерес ощутил прилив гордости, когда Кира расправила плечи и вернула Кости твердый взгляд. Позже она могла и подобрать меткие словечки по поводу намерения Менчереса убить тех трех жалких вампиров, но сейчас Кира показала лишь непоколебимость и невосприимчивость к запугиванию. Она была сильной женщиной. Достаточно сильной, чтобы выжить в этом темном человеческом и нечеловеческом мире, когда его не станет.

— Может и так, однако я больше никого здесь не вижу, — ответил Кости, взмахом руки охватывая парк.

— Ты и не увидишь. Я встречаюсь с ними без тебя, — спокойно заявил Менчерес.

Обе брови Кости поднялись вверх.

— Да? И почему?

— Чем меньше ты знаешь о моих планах относительно Раджедефа, тем безопаснее для нашего клана, если я преуспею, — ответил Менчерес. Его тон стал тверже, когда выражение лица Кости потемнело.

— Знаешь, я бы на самом деле чего-нибудь выпила, — сказала Кэт, снова ломая напряженность. — Кира, не составишь мне компанию, пока я охочусь за джином с тоником?

Кира поглядела на Менчереса.

— Я не долго.

Это и развеселило и тронуло его, что Кира чувствовала себя обязанной защищать его. Сколько времени прошло с тех пор, как кто-либо чувствовал потребность ограждать его от остальных?

— Джин с тоником? — спросила Кира, уходя с Кэт. — У меня для тебя плохие вести. Я не думаю, что в этом парке продают алкоголь.

Предсказание Киры оказалось верным, и ее новая спутница согласилась на лимонный смузи. Кира собиралась уже вернуться к Менчересу, но Кэт махнула рукой на соседний столик со скамьей.

— Думаю, нам стоит дать парням несколько минут. Так они могут сжечь лишний тестостерон. Посидишь со мной? Кира все еще видела Менчереса сквозь толпу людей, хотя окружающий шум и мешал ей услышать его. Она осторожно посмотрела на рыжую, но улыбка Кэт была мягкой, лишенной тонко скрытого антагонизма ее мужа. Когда Кира села, Кэт толкнула свой лимонный смузи через стол.

— Сахара достаточно, чтобы заставить любого дантиста разрыдаться, но вкусно.

Кира для вежливости сделала глоток, но не смогла сдержать гримасу. Похоже на влажные опилки.

— Извини, не мой любимый, — выдавила она, отодвигая его назад.

Кэт сделала еще один большой глоток, не обидевшись.

— Верно, ты же новичок. В первую пару недель приятного вкуса не будет ни у чего, кроме крови. Потом твои вкусовые рецепторы начнут выравниваться.

Кира знала, что женщина напротив нее была вампиром: отсутствие сердцебиения выдало это в первую же секунду, как они встретились. Она задумалась, сколько же Кэт лет. Покалывание, которое почувствовала Кира, когда пожимала Кэт руку, было намного слабее того, что испускал Кости.

— Ужасно быть обращенной без собственно согласия, — продолжала Кэт, по-прежнему наблюдая за Кирой своими ясными серыми глазами. — Я посмотрела видео. Тот Хранитель Закона — настоящий ублюдок. Я не виню тебя или Менчереса за то, что вы взбешены этим — и если ты спросишь меня, те трое вампиров не избежали бы своей участи. Мучить тебя? Похитить подростка и заставить ее заниматься стриптизом? Гори, детка, гори. Менчерес сделал миру одолжение, избавив его от этих тварей.

Кира засмеялась, когда ее озарило понимание.

— Хороший полицейский, плохой полицейский, да? — Она кивнула в направлении Кости. — Он действует враждебно, а ты пытаешься все смягчить и уводишь меня для коротенькой беседы. Предполагается, твое сочувствие выведет меня из равновесия, и я признаюсь в преступлениях Менчереса? Извини, попробуй еще раз. Что-нибудь пооригинальнее на сей раз.

Улыбка заиграла на губах Кэт.

— Я была настолько очевидна? Боже, я профан по части хитрости. Еще я не умею ходить вокруг да около, поэтому, раз ты умная женщина, давай сократим все это дерьмо и разберемся сразу?

— Да, давай, — пробормотала Кира. — Это был не Менчерес. Я была с ним в Вайоминге с тех пор, как мы покинули тот клуб больше недели назад. Да, он мог уходить, пока я отрубалась на рассвете до конца дня, но в новостях сообщили, что пожар начался после полуночи. И Менчерес был со мной каждую ночь с тех пор, как я открывала глаза, и до самого рассвета, поэтому это не мог быть он.

— Послушай, то, что происходит, — по-настоящему страшно. — Кэт наклонилась вперед, и ее голос стал тише, но глубже. — У Менчереса явно к тебе слабость. Та пленка и непосредственное наблюдение того, как он ведет себя рядом с тобой, доказывают это. Обычно я сказала бы «живи и позволь любить», но последняя женщина, которую любил Менчерес, была злой сукой. Он не мог заставить себя остановить ее, пока она практически не уничтожила всех — и я действительно имею в виду всех — особенно близких ему, мне и Кости. Поэтому ты поймешь, что один лишь вид Менчереса с влюбленными глазами, вызывает страх в моем сердце и в сердцах всех, кто пережил то, что произошло в прошлый раз, когда этот мужчина был безумно влюблен.

Кира закрыла глаза, снова вспоминая ту безжизненную интонацию в голосе Менчереса, когда он рассказывал ей, что участвовал в смерти своей жены. Он по-прежнему нес на себе вину за то, что случилось? Она уже предполагала, что обстоятельства были оправданы — если бы Менчерес был обычным убийцей, он убил бы Киру в первый же день, как они встретились. Описание Кэт его бывшей лишь подтвердило предположение Киры. У Менчереса явно не было выбора относительно ее убийства, если он хотел, чтобы выжил он сам и те, кто были для него дороги.

Точно так же, как и у Киры не было выбора: сдавать или нет своего мужа, торгующего наркотиками, зная, что ожидает его в тюрьме.

— Так ты волнуешься, что я могу оказаться еще одной злой сукой? Что тот, кто заставил Менчереса устроить поджег и убить тех людей, чтобы отомстить за то, что произошло со мной, — это я? — спросила она, открывая глаза.

— Над тобой измывались, а потом убили. — Пристальный взгляд Кэт вспыхнул зеленым всего на секунду. — Меня пытали и почти убили, и позволь сказать, что я поклялась устроить кровавую месть всем, кто приложил к этому руку. Если бы ты действительно заставила Менчереса сжечь то место и убить вампиров, я бы поняла, но, кажется, он стал фанатичным. Он действительно склонен терять голову из-за женщины, которая ему дорога. Так или иначе, вы оба должны прекратить убегать и разобраться с последствиями, прежде чем станет еще хоть немного хуже.

— Это. Был. Не. Менчерес, — проговорила Кира сквозь сжатые зубы, расстраиваясь все сильнее. — Это был позорный поступок копа по имени Радж. Он подставил Менчереса, потому что ему что-то от него нужно. Ты не обратила внимание на ту часть записи? Если бы вы с Кости были для него настоящими друзьями, вы прекратили бы подозревать Менчереса и помогли бы ему доказать, кто это сделал на самом деле.

— Если это был Радж, где тогда эта молодая танцовщица? — спросила Кэт. — Дженнифер, которой ты пыталась помочь? Ее нет среди мертвых, и она не объявлялась ни в полиции, ни у себя дома. Разве не странно, что человек, которого ты пыталась увести из клуба, оказалась одной из немногих, спасшихся от огня?

Кира встала. Ее уже тошнило спорить по этому вопросу.

— Радж, очевидно, знает, как качественно устраивать подставу. Было бы не так убедительно, если бы Дженнифер оказалась мертва, разве нет? Если бы ты хоть раз посмотрела на эту ситуацию с мыслью, что Менчерес этого не делал, ты удивилась тому, что по-прежнему не замечаешь. И ты вполне можешь желать кровавой мести людям, которые пытали тебя. Менчерес признался, что тоже собирался убить их, но не я. Я могу убить при самообороне, но не ради возмездия. Цель моей жизни — спасать жизни, а не разрушать их.

Кира развернулась и пошла, чувствуя взгляд серых глаз на своей спине. Она сомневалась, что Кэт услышала хоть слово из того, что она сказала. Казалось, они с Кости уже все решили еще до того, как пришли сюда. Если они были ближайшими союзниками Менчереса, лучше им с Менчересом расстраивать планы Раджедефа без них.


— Нет, — в третий раз сказал Менчерес.

Кости расстроено запустил руку в волосы.

— Я поверю твоему слову, что ты не делал этого. Твои союзники, вероятно, тоже. Но у тебя множество врагов, которые ухватятся за это, распространяя версию Раджа повсюду, чтобы сплотить против тебя оппозицию. Если большинство людей поверят, что ты не имел никакого отношения к этому поджогу, то твой лучший шанс — предоставить Киру Хранителям Закона, чтобы она подтвердила твое местонахождение в то время. И ты это знаешь.

— И еще я знаю, что Радж убьет ее или будет использовать, а другие Хранители не смогут ее защитить, потому что его никто не заподозрит, — непреклонно ответил Менчерес.

— Разве ты не видишь, что, скрываясь с нею, ты выглядишь еще более виновным? — рявкнул Кости. — Ты утверждаешь, что она и Горгон — твое алиби, и все же ты отказываешься представить их Хранителям, чтобы ответить на обвинение Раджа.

— Радж требует ее присутствие в дополнение к моему собственному. Тебе не кажется это необычным? Почему он не столь же красноречив в поиске другого свидетеля?

— Да, это необычно, — резко ответил Кости. — Я полагаю, что Радж что-то намечает. Но ты рискуешь слишком многим, не отдавая ее. Тебя могут приговорить заочным заседанием, если ты продолжишь игнорировать их. У Киры есть шанс, если оставить ее Хранителю, которому ты доверяешь. Это может быть и не Радж. Все же ты подвергаешь себя большой опасности, если продолжишь вести себя так, будто виновен. Прародитель, — его резкий тон смягчился, — пожалуйста, не делай этого.

Менчерес резко обернулся и посмотрел на стенд с напитками. Кира и Кэт больше не сидели за столиком рядом с ним. Он выпустил свои чувства, направив их наружу, и нашел скопление нечеловеческой энергии позади высокого уличного фонаря из кованого железа. Менчерес пристально посмотрел туда и увидел позади него Киру. Она вздрогнула, встретив его пристальный взгляд, а затем притворилась, что завязывает шнурки, пытаясь не показать, что подслушивала.

— Тебя поймали с поличным, — услышал он комментарий Кэт, подошедшей к Кире сзади.

— Менчерес, — подтолкнул Кости.

— Мне больше нечего сказать по этому поводу, — ответил он, наблюдая, как Кира бросает притворяться.

— Радж требует, чтобы я пришла дать свидетельские показания? — спросила Кира у Кэт.

Она услышала слишком много. Менчерес бросил на Кости твердый взгляд, прежде чем направиться к ней.

— Угу, — сказала Кэт. — И Менчерес просто сказал «ни черта». Говорила же, что он неблагоразумен, когда дело доходит до женщины, в которую он влюблен. Ох, он идет. Выглядит злобным.

Кира не обернулась, но плечи ее напряглись. Менчерес бросил предупреждающий взгляд на Кэт, на что она ответила маленькой улыбочкой.

— Между прочим, ты совсем на нее не похожа, — продолжила Кэт, игнорируя его яростный взгляд. — И поверь мне, это комплимент.

Менчерес знал, о ком говорила Кэт. Гнев вспыхнул в нем при упоминании его мертвой, лживой жены. Его вечно будут судить за деяния Патры? Ее грехи продолжат преследовать его фантомом, который он никогда не сможет упокоить?

— Только то, что мы раз сделали ошибку в любви вовсе не означает, что мы обречены повторять ее, — ответила ей Кира, прежде чем Менчерес подошел к ним.

Его рука скользнула по ее спине: ее слова смягчили остроту его гнева, уменьшая вину, которую он неосознанно нес на себе. Да, его сердце когда-то было поймано в ловушку женщиной, которая, как он знал, имела склонность к огромному злу. Он предупреждал Патру, что ее темные деяния приведут ее к разрушению. Она приняла решение остаться на том пути, решив, что может изменить свою судьбу. Гибель Патры пришла, как и предвидел Менчерес — серебряный кинжал, повернутый в ее сердце вампиром, которого Менчерес любил как сына, разделил с ним силу и поднял до статуса со-правителя своего клана.

Но только то, что столь горькие события имели место в его судьбе, не означало, что он навеки проклят любить тех, кто предаст его. Его рука снова скользнула по спине Киры. Кэт была права. Кира совсем не походила на Патру, и все же она захватила его эмоции еще крепче, чем его изменническая бывшая жена. Может, это и конец его жизни, но он проживет его хорошо.

— Наше время с ними закончено, — сказал он Кире.

Кости обошел его, чтобы встать рядом с Кэт.

— Нужно еще кое-что обговорить

— Закончено, — повторил Менчерес жестче. Затем он положил руку на плечо Кости, встречая упрямый взгляд карих глаз своего соправителя. — Защити клан. Пока все не улажено, он твой.

— Ты не можешь этого сделать, — сказала Кира шокированным голосом. Ей нужно было понять, от чего он оказывался этими словами.

— Мудрая девушка. Тебе бы прислушаться к ней, — пробормотал Кости.

— Это не навсегда. — Менчерес убрал руку с плеча Кости и снова положил ее на спину Киры. — Радж не смог победить меня во множестве своих предыдущих попыток. Он потерпит неудачу и теперь. Мне просто требуется время.

Кости открыл было рот, но Кэт коснулась его руки.

— Не беспокойся. Ты бы не бросил свою девушку, если бы оказался на его месте. Менчерес, ты сообщил, в чем нуждаешься. Перед Хранителями мы разыграем из себя идиотов относительно твоего местонахождения. Кира, было приятно познакомиться. Кости… пошли.

Кости бросил долгий взгляд на свою жену. Его аромат все еще окрашивался расстройством, но он, уступая, поднял плечо.

— Хорошо, Котенок. Прародитель, я искренне надеюсь, что ты знаешь, что делаешь. Кира, возможно, в следующий раз мы встретимся при лучших обстоятельствах.

Затем эти два вампира развернулись и ушли. Их поразительная внешность была единственной причиной, почему люди, проходящие мимо, оглядывались на них. Воздух опустел от их энергии, заполнившись вместо этого более мягкими колебаниями, испускаемыми смертными.

Кира повернулась к Менчересу, ее челюсть сомкнулась в упрямую линию. Он снова надел на лицо свою безразличную маску, ожидая, что она начнет спорить насчет его отказа отдать ее Раджу или другим Хранителям Закона.

Неожиданно ее руки обхватили круглый воротник его футболки.

— Иди сюда, — сказала она.

Он осторожно наклонился, но его колебание исчезло, когда Кира накрыла его губы своими. Он наслаждался ее полными губами, а затем и языком, когда она раскрыла их. Медленно в нем начал нарастать жар. До рассвета еще столько часов…

Она разорвала их поцелуй, чтобы посмотреть в его глаза.

— Сколько у нас времени, прежде чем мы встретим твою следующую компанию союзников? — прошептала она.

Вспышка изумрудов появилась в ее светло-зеленых глубинах, становясь все темнее и ярче. Он прекратил поглаживать ее лицо и обхватил ее руку своей.

— До завтра, — выдавил он.

— Хорошо. — Клыки Киры уже начали удлиняться от желания. — Тогда давай вернемся в ту комнату.

В следующую же секунду в воздух хлынул поток силы, и Менчерес тут же развернулся к его источнику. Кости бежал через толпу, слишком быстро, чтобы быть замеченным людьми, словно порыв ветра. Кэт спешила позади него.

— Инфорсеры, — объявил Кости, добежав до них. Его глаза вспыхнули зеленым. — Сейчас дюжины инфорсеров входят через главные ворота парка. Не знаю, как им удалось последовать за мной, но должно быть это так.

Досадно, но это не было полнейшим шоком для Менчереса. Кости был умен и осторожен, но вампиров не брали в Инфорсеры, пока они не достигали возраста пятисот лет и не заканчивали строгий учебный процесс. Они не были солдатами, стоящими позади влиятельного руководства всех вампиров. Они были безупречны. Именно поэтому Менчерес выбрал парк. Из этого места было достаточно легко сбежать.

— Иди, — прорычал он. — Если начнешь сражаться с ними, Хранители осудят тебя вместе со мной. Уходи отсюда и откажись от меня как от дурака, не послушавшего твои уговоры.

— Нет, — прохрипел Кости.

Менчерес бросил на него короткий, но твердый взгляд.

— Выполнение того, что ты не всегда хочешь делать, является ценой, которую платишь, когда становишься Мастером клана. Теперь иди и защити наших людей.

Взрывом своей силы он оттолкнул Кости и Кэт, швырнув их через воздух далеко от парка. Кира потрясенно воскликнула, а несколько человек сконфуженно посмотрели вверх. Без сомнения их разум отказывался принимать то, что они увидели.

— Нам тоже нужно идти, — сказала Кира, потянув его за руку. — Давай, полетели отсюда подальше.

Они полетят, но не сейчас.

— Подожди.

Дюжина Мастеров вампиров из элитных отрядов Инфорсеров заполнили вход в пограничные ворота. Менчерес крепче сжал руку Киры.

— Я не стану причиной смертей, Менчерес. Это мой выбор, и если ты не хочешь улететь отсюда подальше, я принимаю решение сдаться.

Легким щелчком своей силы он отцепил ее ладонь от своей руки и протянул свои руки в сторону Инфорсеров.

— Если хотите меня, я здесь.

Глава 23

Кира наблюдала, как дюжина вампиров надвигаются на них, словно в кошмарном сне. Они продвигались мимо людей в парке, будто их там вовсе не было, и делали это с такой целеустремленностью, что она уже подумывала побежать к ним навстречу и сдаться. Она не перенесет, если вспыхнет битва, застав оставшихся посетителей парка — мужчин, женщин и детей — на линии огня, где их могут ранить. Или того хуже.

Она выпалила что-то в этом духе Менчересу, но он вырвался из ее безумной хватки. Его ответ Инфорсерам ошеломил ее.

— Если хотите меня, я здесь.

Открытый вызов в его голосе ясно говорил, что у него нет намерения уходить спокойно. О, Боже! Он же не собирается бороться с ними! Не здесь со всеми этими семьями вокруг!

Кира испуганно вскрикнула, когда приближающиеся вампиры, среди которых были и мужчины, и женщины, вытащили из ножен на своих поясах сверкающие лезвия и ускорили темп. Несколько человек остановились посмотреть, но Менчерес даже не вздрогнул. Он просто стоял с распростертыми руками, широко расставив ноги.

— Менчерес, — прокричал один из Инфорсеров, — по приказу Совета Хранителей ты пойдешь с нами.

Приглушенный звук взрыва, сопровождаемый многократными потоками искр, заполнил воздух в следующий же момент, когда погас весь свет в их части парка. Даже огни указателей экстренного выхода взорвались с негромким шумом, погружая ворота в тень для Киры и во тьму для любого человека. Вокруг них раздались звуки останавливающихся аттракционов парка.

Несколько человек потрясенно втянули воздух. Дети начали вопить, но кроме брошенного на Менчереса неодобрительного взгляда, Инфорсеры никак не отреагировали. Они всё приближались.

Кира попыталась рвануть к ним, дабы предотвратить смертельную конфронтацию, сдавшись им, нравилось это Менчересу или нет. Но, сделав два шага, она не смогла сдвинуться с места. Ее тело, казалось, до самой шеи поместили с бетонный блок. Тем не менее, она по-прежнему могла поворачивать голову, что она и сделала как раз вовремя, чтобы встретить порицающий хмурый взгляд Менчереса.

— В этом нет необходимости. Этим вечером не будет пролито ни капли крови.

Затем его сила затопила воздух приливной волной, и Менчерес оказался в самом ее центре. Все Инфорсеры резко начали замедляться, их быстрые, точные движения становиться вялыми. Одновременно люди вокруг них — взрослые и дети — отступили в поражающей совершенностью и быстротой синхронности. Вскоре место было пусто, за исключением Менчереса, Киры и Инфорсеров, чья скорость теперь замедлилась так, что теперь они практически ползли.

— Отпусти… нас, — задушенным рычанием потребовал ближайший к Менчересу.

Он сжал кулаки в ответ. Другая волна силы вырвалась на свободу, и все серебряные кинжалы оказались вырваны из захвата Инфорсеров и грудой упали к ногам Менчереса. Затем все как один Инфорсеры оказались подброшены в ночь выше ближайших американских горок, прежде чем рухнуть обратно на землю. Удар разрушил бетон и послал через весь парк сотрясающую волну. Несмотря на то, что осталось совсем мало людей, способных увидеть то, что произошло, раздались крики.

Столь же резко, эта дюжина вампиров снова взлетела в воздух, на сей раз врезаясь друг в друга. Кира была ошеломлена, наблюдая, как могущественные Инфорсеры превратились в участников своего рода кукольного камикадзе-представления.

— Вы пришли арестовать меня за преступление, которое я не совершал, — спокойно сказал Менчерес, стоя под ними. — Скажите Раджедефу, что я представлю себя Совету Хранителей… как только у меня появится доказательство против того, кто действительно совершил эти деяния.

Затем Инфорсеров подкинули вверх, прежде чем хлопнуть вниз о землю снова, и снова, и снова. Кира была слишком потрясена их жутким методичным подпрыгиванием, каждый раз все сильнее разламывающим бетон, чтобы заметить, что Менчерес теперь стоит у ее локтя.

— Нам нужно уходить.

Она оцепенело кивнула, обхватывая руками его шею, когда он прижал ее к себе. Затем Менчерес рванул вверх, а Инфорсеры все продолжали единогласно биться о землю.

Менчерес одной рукой обхватывал Киру, устремляясь в небо. Половину своей концентрации он удерживал на оставшихся внизу Инфорсерах, повторными ударами силы пытаясь сохранить их обездвиженными, насколько это возможно, но как только расстояние между ними выросло, его власть над ними рухнула.

Почувствовав этот ментальный щелчок, Менчерес устремил всю свою концентрацию на продвижение все выше в небо, дальше, чем он посмел бы, когда Кира была человеком. Спустя несколько секунд воздух вокруг заледенел, а огни внизу потускнели. Однако он не сбавил темп. Он знал характер Инфорсеров. Они быстро оправятся, а затем погонятся за ними.

Достаточно скоро он почувствовал в потоках внизу волну чужой силы. Он сосредоточился на ней, посылая сконцентрированный взрыв силы к ее источнику. Он был вознагражден приглушенным криком и резким рассеиванием преследующей его энергии. Скорее всего, Инфорсер оправится еще до того, как достигнет земли. Если нет, сейчас под ними были горы, а не тысячи невинных людей, собравшихся в парке развлечений, а жесткая посадка вампира не убьет.

Еще две волны силы рванули за ними воздушными потоками. Менчерес мрачно покачал головой, используя еще больше своей власти, чтобы парой мощных ударов отправить их обратно к земле. Убить их в парке было бы намного легче, но Радж хотел, чтобы Менчерес убил их. Убийство хотя бы одного из Инфорсеров станет гарантией того, что все Хранители объединятся против него. Он не мог этого сделать, но это не означало, что он позволит им схватить себя или Киру. Единственным сюрпризом для него было то, что Радж не пришел вместе с Инфорсерами, дабы помочь в их попытке поймать его.

— Холодно… слишком холодно, — пробормотала Кира.

Мороз начал покрывать их обоих, но он не мог рисковать и снизиться. Потребовалась большая часть его значительной силы, чтобы поддерживать такую скорость и высоту. Большинство Инфорсеров просто не могли достичь такой высоты и скорости. Именно это было его лучшим шансом оторваться, пока не придется начать убивать тех, кто продолжит их преследовать.

Обширное темно-синее пространство бежало рядом с неустойчивыми огнями внизу. Менчерес присмотрелся. Возможно, был другой способ ускользнуть от Инфорсеров, не исчерпывая до предела свою силу на этой высоте и не используя те взрывы силы, которые должны были помочь оторваться от преследователей.

Менчерес развернул их к той непрерывной синей поверхности, снижая высоту до тех пор, пока лед не перестал выкристаллизовываться на коже Киры. В тот же самый момент он почувствовал скопление энергии еще трех Инфорсеров, приближающихся снизу. Он подпустил их ближе. Ближе, ближе…

Тройной заряд посланной им силы отбросил их назад к горам. Потянувшись вокруг своими чувствами, он ощутил, что других Инфорсеров поблизости больше нет. Удовлетворенный, Менчерес обхватил Киру обеими руками и пулей направил их тела по прямой нисходящей линии к той манящей поверхности цвета индиго.

— Менчерес, нет! — закричала она.

Мгновение спустя их тела погрузились в океан.

Удар сотряс Киру, посылая испепеляющую боль через все ее тело. В течение нескольких секунд она ничего не соображала. Затем боль рассеялась, сменившись необъяснимым приступом паники. Ей пришлось напомнить себе, что ей нечего бояться. Ей больше не нужен воздух, но какая-то ее часть по-прежнему хотела кричать, пока Менчерес погружал их все глубже в океан. Под водой он двигался медленнее, чем в небе, но все еще настолько быстро, что ей казалось, будто их тянули вниз большой невидимой цепью. Вода окружала ее крепким объятием, давление все увеличивалось, пока у нее не началась клаустрофобия. Вокруг нее не было ничего, кроме жидкости, однако она сжималась вокруг нее с силой кулака, медленно сдавливающего ее тело.

Затем их нисходящее движение прекратилось, и она полетела боком сквозь глубины. Вода раздвигалась вокруг них от сильных взрывов, которые Менчерес использовал, чтобы плыть вперед, горизонтально разрезая глубины, как будто их тела превратились в одну цельную торпеду.

Наконец, ощущение стремительного движения прекратилось. Кира крепко держалась за Менчереса, в любую секунду ожидая новый взрыв движения, но он оставался неподвижным. Она даже не сознавала, что плотно сожмурила глаза, пока соль не обожгла их, стоило их приоткрыть. Менчерес остановился в самой глубокой тени, какую она когда-либо видела, став вампиром, одни лишь изумрудные огни его глаз обеспечивали желанное освещение.

Кира потерла глаза, но жечь их не перестало. Он ослабил свои объятия, и теперь лишь одна его рука поддерживала ее. Он посмотрел вверх, затем обратно на нее и покачал головой.

Она предположила, что это означало невозможность для них подняться на поверхность в ближайшие несколько минут, на что — хоть она и знала, что шансы малы — она по-прежнему надеялась. К сильному давлению вокруг нее добавилось чувство, что она задыхается, несмотря на то, что на прошлой неделе она часами ходила, не сделав ни единого вдоха. Темнота лишь увеличивала ее дискомфорт, что не имело абсолютно никакого смысла. Совсем недавно она оплакивала то, что никогда больше не увидит темноту снова. И вот здесь вокруг нее вполне приемлемая замена ей, но она ее ненавидит. Как же быстро она привыкла к способности видеть все вокруг с кристальной ясностью.

Кира не носила часы, но постучала по запястью с тем, что, как она надеялась, было вопросительным взглядом. Менчерес поднял в ответ два пальца, чуть ли не заставив ее попытаться выругаться под водой. Два часа здесь? Если бы она увидела акулу, она бы наверняка закричала, хотя у самой сейчас тоже были остренькие зубки.

Что-то коснулось ее спины. Кира с беззвучным воплем развернулась, но единственное, что она смогла разглядеть — морская синь. Это касание снова прокатилось вниз с ее плеч к пояснице с успокоительной и твердой нежностью. Она расслабилась. Менчерес.

Она повернулась к нему лицом, осветив его своим горящим взглядом. Его волосы черным облаком плавали вокруг него, футболка слегка задралась, открывая тугой и мускулистый живот. Поражающие черты его лица выглядели почти устрашающе красивыми на фоне бесконечного холста цвета индиго и подводных потоков, мягко шевеливших его волосы. Он был таким ошеломляющим… а масштабы силы, которой он владел, были ужасающи.

Он выкинул Кости и Кэт из парка так же легко, как пушинку со своей рубашки. Затем он обезоружил этих Инфорсеров. Переместил людей в безопасное место. Неоднократно откидывал Инфорсеров на землю так легко, как ребенок мячик — и все это, не касаясь ни одного из них. Затем он поднял ее до самых пределов неба, прежде чем погрузить в глубины океана, причем делая это, казалось, без каких-либо усилий. Кира не могла постичь величину его способностей. Она и так была приведена в замешательство тем, что смогла управлять разумом человека вспышкой своего пристального взгляда, но это было ничем по сравнению с возможностями Менчереса.

Он наблюдал за нею, и на его лице было обычное закрытое выражение, однако обрывки обеспокоенной тоски призрачно коснулись ее подсознания. Это не ее эмоции. Его.

Менчерес думал, что его чумовое представление отпугнет ее? На уровне способностей они с ним были чрезвычайно непропорциональны. К тому же он был на тысячу лет старше нее, что было трудно уразуметь. Плюс, у него была эта дурацкая склонность думать за других, как он уже признавал прежде и доказал снова, когда не позволил ей сдаться Инфорсерам.

Все же со всей этой поражающей властью Менчерес был высокоморален. Абсолютная власть развращает абсолютно, язвительно заметил он однажды, и все же он неоднократно доказывал обратное своими действиями. Со всей их неравностью по силе Менчерес держал себя с нею на равной эмоциональной почве, всегда давая ей свободу принять его или отклонить.

Практичность предупреждала ее, что их различия достаточно велики, чтобы можно было разрушить их, даже если бы они не находились в такой серьезной опасности со стороны Раджа, Инфорсеров и других Хранителей Закона. И все же ее инстинкт твердил, что Менчерес предназначен ей.

Кира улыбнулась этой мысли. Менчерес, ее Менчерес.Она потянулась через разделяющую их воду и погладила его лицо, чувствуя искру его силы на своей коже. Мой.Это казалось правильным. Это казалось правильнее всего, что было у нее до того.

Он притянул ее в свои объятия, и эмоции слишком сильные, чтобы она смогла дать им имя, коснулись ее подсознания. Внезапно мысль о двух часах в океане показалась ей не такой уж неприятной. Нет, если она будет обнимать его и чувствовать все, что он еще не позволял себе сказать ей.

Глава 24

Менчерес сканировал ряды зданий в простирающейся под ними долине. Слабый бриз трепал его волосы, пока он внимательно изучал каждую резиденцию, ища ту, в которой не было бьющихся сердец. Кира была тиха, но слабая дрожь изредка пробегала по ее телу. Они оба до сих пор были слегка мокрыми, а здесь — намного дальше от Калифорнийского побережья, у которого они вошли в океан несколько часов назад — было несколько холоднее.

— Там, — сказал он, останавливаясь.

Кира поднялась, высвобождая вздох облегчения.

— Я понимаю, что это неправильно входить в чужой дом, пока хозяев нет, но я не могу дождаться, когда же смою с себя эту высохшую соль. От нее все чешется.

Он весело посмотрел на нее, начав спускаться к пустому дому.

— У дома знак «Продается». Сомневаюсь, что кто-нибудь его занимает. Это облегчит твою совесть, если позже я договорюсь послать домовладельцам деньги, чтобы покрыть наше краткое пребывание там?

— На самом деле да, — ответила она. — Взлом и проникновение от этого не станут нормальным явлением, но тогда я не буду чувствовать себя грабителем.

— Считай, сделано. — Это был достаточно скромный жест, чтобы успокоить ее чувствительность, несмотря на то, что он не намеревался давать жителям или агентам по продаже недвижимости знать, что кто-то был дома. Однако у них есть четыре часа до встречи с другим его союзником, и он не собирался проводить это время с Кирой промокшей, холодной и несчастной.

Они опустились на лужайку перед домом пять минут спустя. Как только они приблизились к зданию, Менчерес щелчком разума сжег лампочки с датчиком движения, а затем повредил и линии системы сигнализации, прежде чем отпереть боковую дверь. Для поиска дома он мог бы выбрать более скромный район. Тот, где не было бы сигнализации. Однако этот был ближе к месту его встречи. И Кира заслужила немного роскоши, дабы восполнить ту запущенную комнату с оборудованием, в которой она проснулась вчера.

Глухая тишина дома заманчиво взывала к себе. Кира не была единственной, кто надеялся отдохнуть хоть нескольких часов. Он исчерпал много своей энергии на Инфорсеров, высоту, на которой он летел, движение через океан и на то, чтобы доставить их сюда. Ему нужно было, и подкрепиться, но это могло подождать до тех пор, пока они благополучно не встретятся с его союзником.

— Ты мог бы стать лучшим банковским грабителем в мире, если бы захотел, — заметила Кира, проходя через дверь, которую он открыл. Сигнализация не прозвучала. Хорошо. Некоторые системы сложнее остальных. Дом был меблирован, но все же в нем оставалось ощущение пустоты, говорившее о неделях, прошедших с тех пор, как в нем кто-то жил.

— Кража не доставляет мне удовольствия, — ответил он, пожимая плечами. — Иногда это необходимо, когда нужно выждать время вот как сейчас, или же когда я пью кровь людей, которые сознательно не предлагают мне свои вены. Или когда я заставляю водителей доставить нас к месту назначения. Но брать, когда то же самое может быть куплено или свободно отдано… нет, это не мой способ.

Кира пристально посмотрела на него, прежде чем отвернуться.

— Я поищу душ. Надеюсь, вода здесь есть, иначе я не смою с себя соль.

Сказав это, она поднялась на солнечную мраморную лестницу и исчезла на втором этаже. Менчерес смотрел ей вслед, размышляя, крылось ли за ее словами какое-то другое значение.

Между ними многое могло измениться с тех пор, как Инфорсеры штурмовали парк. Наверняка она была потрясена тем, что он сделал, но тогда, в темных глубинах океана, пока они выжидали, чтобы удостовериться, что Инфорсеры их не найдут, она с нежностью держалась за него. Голос Киры слегка углубился, когда она сказала, что идет искать душ. Он не мог сказать точно, изменился ли ее аромат: она все еще слишком сильно пахла океаном, чтобы уловить хоть малейшие нюансы желания. Но ее глаза на доли секунды вспыхнули изумрудами, прежде чем она отвернулась.

И он намеревался выяснить, прав ли он.

Вода включилась, когда Менчерес сделал первый шаг вверх по лестнице. Он медленно поднимался по ступенькам, слушая шелест снимаемой влажной одежды, затем мягкий вздох удовольствия Киры, когда она встала под струи душа. Он следовал за этими звуками, продолжая идти уже по второму этажу, ступая на те же влажные следы, что она оставила на мраморе, тянувшиеся к ванной.

Ванной с открытой дверью.

Менчерес снял свою мокрую рубашку, оставляя ее на полу. Обувь и промокшие брюки последовали ее примеру, бесполезный телефон, лежащий в кармане, с глухим стуком ударился о мрамор. Голый он вошел в ванную.

Пар окутал его, как только он ступил в огороженный душ. Кира стояла под брызгами к нему спиной, ее тело мягко поблескивало. От веса воды ее волосы, принявшие более темный оттенок топаза, упали вниз, покрывая плечи. Она без колебания откинулась назад в его объятие, вызывая в нем чувство глубокого облегчения. Лишь в этот самый момент он понял, как сильно низверг бы его ее отпор. Его руки практически дрожали, когда он двигал их вниз по гладким, податливым изгибам ее тела. Моя Кира. Моя сильная, красивая темная леди.

Он поцеловал ее в шею. От брызг душа вода стекала прямо по его лицу. Мягкий стон сорвался с ее губ. Она попыталась обернуться, но он удержал ее. В прошлый раз в своем нетерпении он забыл показать ей то, как он хотел ее. Медленно. Полностью. Пока она не начнет извиваться в его руках.

Менчерес расправил руки Киры, прижимая ее к стенке душа, слегка наклонив ее тело вперед. Его руки ласкали ее спереди, пока он опускался губами вдоль ее спины, наслаждаясь короткими и резкими вздохами, которые она издавала. Его сила также сомкнулась вокруг нее, исследуя все изгибы ее тела, до которых не могли добраться его руки. Когда его рот опустился к ее пояснице, он позволил своим щитам опуститься так, чтобы она смогла ощутить его голод. Его предвкушение и желание, когда он раздвинул ее округлые щечки, проникая меж них языком.

Она задрожала, а с губ сорвался резкий звук. Он шире раздвинул ее ноги, опустился на колени, ища ее нежный центр. Следующее скольжение языка нашло его, и он сильнее прижал ее к стене. Она наклонилась вперед сильнее, выгнув позвоночник. Продолжительная рябь охватила ее тело.

— Пожалуйста, — задыхалась Кира. — Мне нужно коснуться тебя.

Колени ее дрожали, пока его язык выводил в ней круги, уходя все глубже. Он вдохнул, упиваясь ее ароматом, ее вкусом и дрожью, что он чувствовал у самого своего рта. Его сила удерживала ее в вертикальном положении, в то время как руки продолжали ласкать ее. Влажность на его языке увеличилась, а стоны Киры превратились в крики. Она откинулась назад, раскачиваясь в экстазе, заставляя его толкать язык быстрее и глубже. Первородный триумф наполнил его, когда ее соки начали покрывать его рот, несмотря на то, что вокруг них каскадом лилась вода.

— Сейчас, сейчас, сейчас, — почти закричала она, отпуская стены, чтобы сжать его руки.

Гибким движением Менчерес поднялся, наполняя ее одним сильным толчком. Из нее вырвался крик, но он не был обрамлен болью, а ее стеночки сжались вокруг него восторженно, а не напряженно. Гортанный стон сорвался с его губ, когда он схватил ее бедра и начал двигаться медленными, глубокими ударами. Она была настолько узкой, но такой влажной, что каждое сжатие наполняло его тело почти невыносимым удовольствием. Его губы уперлись в ее шею, когда он перенес поток воды на себя. Ее спина терлась об его грудь, а восхитительные округлые ягодицы дразнили чресла. Она откинула голову назад, подняв руки, чтобы обхватить его сзади, двигая бедрами во все увеличивающемся темпе.

Удовольствие разлилось по каждому нерву его тела. Оно лишь выросло, когда ее крики стали громче, а сжатие плоти вокруг него усилилось. Напряжение нарастало до тех пор, пока у него не возникло чувство, что он горит изнутри. Его кожа была настолько напряжена и горяча, что даже непрерывные брызги воды казались чрезвычайно эротичными. Он не мог остановиться и принялся двигаться быстрее, входя в Киру с несдерживаемым голодом, требовавшим ее ответа. Торжество наполнило его, когда она вскрикнула, и судороги сжали его пенис. Сжатие ее лона лишь обострило его удовольствие, заставляя все тело пульсировать в ответном кадансе. Он хотел захоронить свое семя глубоко в ее теле, но еще больше, чем что-либо другое, он хотел снова почувствовать сладкие спазмы ее оргазма вокруг себя. Прямо сейчас.

Она еще не прекратила дрожать от экстаза, когда Менчерес вышел из нее и развернул к себе лицом, покрывая ее рот своим и выкрадывая ее стон. Язык Киры ласкал его почти лихорадочно, когда он снова толкнулся в нее, и оставшаяся от оргазма дрожь завибрировала вдоль его плоти с бесконечной чувственностью. Он поднял ее, используя свою силу, чтобы переместиться из душа в спальню и опустить ее на кровать. С другим долгим, глубоким толчком ее ноги обвились вокруг его талии, а ногти впились в спину. Даже сквозь туман собственного желания, он ощутил вспышку ясности. Именно здесь и должна быть Кира — в его объятиях, разделяя каждую эмоцию, рябью проходящую через него с разрушительной интенсивностью.

Затем он потерял себя во вкусе ее рта, ощущении ее кожи, сильном захвате ее рук и мокром, крепком объятии, затопившем его тело неописуемым удовольствием. Ее имя стоном сорвалось с его губ, когда он двинулся ими вниз по ее телу, упиваясь ароматом и ее шелковистой кожей.

— Не останавливайся, — просила Кира, пытаясь удержать его.

— Я хочу почувствовать, как ты кончишь снова, — почти прорычал он.

Она хрипло засмеялась.

— Тогда возвращайся сюда и дай мне еще несколько минут — о!

Крик сорвался с ее губ, когда он погрузил клыки между ее ног, в самое сердце ее чувствительности. Глубокое удовлетворение наполнило его, когда мягкая плоть Киры сжалась практически немедленно. Затем он поднялся и толкнулся в нее, и с губ его сорвался стон от ощущения ее плоти, бьющейся в конвульсиях вокруг него.

Ее спина выгнулась, а дрожь продолжила блуждать по телу. Он задвигался быстрее, целуя ее шею, губы и скулы, позволяя своему контролю ослабнуть. Пульсация в нем все росла, пока не возникло чувство, что его кожа просто расколется от вскипающего в нем удовольствия. Оно настигло его, топя во все усиливающихся ощущениях, пока они не взорвались в кульминационном моменте, заставившем его сжимать Киру достаточно крепко, чтобы причинить боль.

В течение нескольких долгих секунд он смотрел на нее, пока его тело медленно оставляла последняя рябь напряжения. Он никогда не видел ее глаза такими зелеными, а ногти ее по-прежнему впивались в его плечи.

— Не могу поверить, что ты укусил меня там, — произнесла она, наконец. — Но еще больше я не могу поверить в то, что это за ощущения.

Улыбка изогнула его губы.

— У вампиров свои привилегии. Это — одна из них. С удовольствием покажу тебе остальные.

— Не могу дождаться, — пробормотала она. Затем выражение ее лица изменилось, потеряв свою страстную летаргию и став серьезным. — Я должна кое-что тебе сказать.

Он отодвинулся, оставляя блаженство ее объятий и прислоняясь к спинке кровати. Кира тоже села, оборачиваясь покрывалом либо из-за холода, либо в попытке воздвигнуть между ними еще один барьер кроме того пространства, что теперь разделяло их.

— Слушаю, — ответил он. Десятки столетий, проведенных в сокрытии эмоций, сделали выражение его лица пустым, а голос нейтральными. Вокруг него выросли стены, не давая Кире почувствовать ту суматоху, что творилась у него внутри.

Взгляд ее был твердым.

— Я люблю тебя. Да, все слишком быстро. Да, я по-прежнему очень многое о тебе не знаю, но это не безумное увлечение или желание. Это чувство настоящее, и оно продолжало расти во мне с тех пор, как ты оставил меня на той крыше.

Менчерес был ошеломлен. Он чувствовал, что его рот открылся, но не мог заставить его сформулировать хоть слово. Здравый смысл тут же отверг ее заявление. Она не могла его любить. У Киры чистое сердце. Не безупречное — ничье сердце не безупречно — но если бы она увидела всю темноту его жизни за эти годы, она убежала бы от него.

Ее пристальный взгляд не колебался.

— Скажи что-нибудь. Мне все равно что, просто не молчи.

— Я — убийца.

Слова вылетели сами собой, но они были правдой. Она имела право знать, кто он есть, несмотря на то, что это, скорее всего, оттолкнет ее от него.

Ее полные, красивые губы дернулись.

— Я знаю это. Я видела, как ты оторвал головы тем упырям в тот день, который мы встретились, помнишь?

— Не только тогда. — Менчерес встретил ее взгляд, ожидая, что в них отразится отвращение от следующих его слов. — Много раз. Больше, чем я могу вспомнить.

— Сколько из этих раз ты убивал, защищая себя или своих людей? — спросила она, тогда как ничего не изменилось в выражении ее лица.

Его брови сошлись на переносице. Она удивляла его снова и снова.

— Это имеет значение?

— Да, — с нажимом ответила она. — Твой мир работает по совсем другим правилам. Я, возможно, и не видела его еще толком, но эта часть мне ясна. Ты называешь себя бесчувственным убийцей, Менчерес, но я видела, как ты защищаешь и спасаешь жизни, которые не должны бы иметь для тебя никакого значения, если бы ты был столь бесчувственным. Я то знаю. Моя была одной из тех жизней, которые ты спас, а тогда ты даже не знал меня.

— Я подставил свою жену, и ее убили. Я наблюдал, как она умирает и не сделал ничего, чтобы остановить это. — Голос его был ровным и пустым.

Кира коснулась его лица.

— Кэт сказала мне, что она попыталась убить тебя и всех близких тебе людей. У тебя не было выбора. Не было и у меня, когда я сдала Пита.

Он отодвинул от себя ее руки. Было слишком сложно сказать то, что он собирался произнести в следующую секунду, когда она вот так касается его, но она должна была знать, кто есть тот, кого, как она думала, она любит.

— Я убил Патру задолго до этого дня. Ты спросила меня, забирал ли я чью-либо жизнь не ради защиты себя или своих людей. Ответ — да. Прежде чем Патра вышла за меня, она любила другого. Я убил ее возлюбленного, и это не было ради самозащиты. Я был вампиром, а он простым смертным.

Воспоминание об этом убийстве всколыхнулось в нем. Оно часто захлестывало его в последние несколько лет, пока Патра все ближе продвигалась к своему концу. Изувеченное тело Интефа на полу, его кровь, впитывающаяся в бледную плоть, и ошеломленные лица смотрящих на Менчереса охранников.

— Я сказал Патре, что ее возлюбленного убили римляне. Мы поженились несколько лет спустя, но, в конечном счете, один из свидетелей раскрыл мою тайну. Я попытался объяснить обстоятельства, но ей было все равно. То, что я сделал, заставило Патру возненавидеть меня, и эта ненависть принудила ее пытаться уничтожить меня и моих людей. Все ее деяния можно сложить к моим ногам.

— Ты убил его из ревности? — спросила Кира охрипшим голосом.

Он закрыл глаза.

— В те дни среди людей шла война. Солдаты ранили Патру так сильно, что мне пришлось обратить ее, вместо того чтобы просто излечить. Затем я направился забрать ее возлюбленного, как и обещал. Я не чувствовал настоящей ревности к Интефу. Он был одним из многочисленных развлечений, которыми Патра баловала себя во время своего неприятного замужества, хотя он и сильнее увлек ее, раз она хотела, чтобы его тоже обратили в вампира.

— Ты не беспокоился, что его обращение уничтожит для тебя все шансы? Ты, наверное, к тому времени уже сильно любил ее, или вы еще не, эээ, сошлись?

Менчерес открыл глаза и многозначительно посмотрел на Киру.

— Мы еще не были любовниками. Терпеливым я мог быть, но делиться не собирался. Я любил Патру, но я не был слеп к ее характеру. Ее привлекали власть и богатство. У меня было и то, и другое, у Интефа не было ничего. Я знал, что вскоре она предпочтет меня ему.

— Так это была не ревность…? — Ее голос затих.

— На мою силу перемещать предметы разумом могут влиять эмоции. Именно поэтому требуется абсолютный контроль, и по той же причине мой родитель знал, что Радж для него — плохой выбор. До того дня я ни разу не встречал Интефа, но когда я пришел забрать его, я услышал его мысли. Он использовал Патру, чтобы приблизиться к власти, продав ее тайны врагам. Это он послал римских солдат убить ее, тех самых, которые ранили ее так ужасно, что мне пришлось обратить ее. Я услышал все это, и мой гнев выпустил эту силу на свободу. — Губы Менчереса мрачно изогнулись. — Он был мертв прежде, чем кто-либо из моих людей смог сказать хоть что-то, чтобы остановить меня.

Розовые капельки заблестели в глазах Киры.

— Ты поступил неправильно, убив его, — слабо проговорила она. — Но ты знаешь это, и прожил в наказание с этой виной девятьсот лет. Я думаю, этого достаточно — и ты не ответственен за то, что сделала Патра. Если это оправдание она использовала за все страдания, что она причинила, особенно учитывая, что он пытался убить ее, то я назову все это чушью. Смерть того человека на твоих руках, но все, что она сделала, — на ее.

И снова Менчерес оказался в столь редком для себя состоянии, когда он не мог вымолвить ни слова. Знающие его люди просто так не любили его. Они уважали его, были лояльны к нему, боялись его, ненавидели, завидовали, желали, нуждались от него в чем-либо или же чувствовали комбинацию из нескольких этих вариантов. Но никто не любил его просто так — и уж тем более никто вроде Киры.

Она скользнула ладонями по его рукам, придвигаясь ближе.

— Со всем твоим опытом я все-таки полагаю, что любовь — одна из тех вещей, с которыми ты не очень знаком, поэтому позволь мне помочь тебе, — пробормотала она. — Во-первых, не требуются недели или даже месяцы, чтобы понять, что то, что чувствуешь, — любовь. Во-вторых, это то, что даже своей силой ты не сможешь контролировать. Ты не обязан отвечать на мои чувства, Менчерес, но ты не сможешь и отговорить меня от них. Я люблю тебя. — Она криво улыбнулась. — Смирись с этим.

Она потянула его голову вниз, и ее губы коснулись его с такой нежностью, будто он был человеком, которому она пыталась не причинить боль. Он все еще не мог подобрать слов, чтобы ответить на ее невероятное заявление, но для этого… для этого слова были не нужны.

Он вложил в поцелуй все то, что не мог облечь в слова, сбрасывая барьер, который препятствовал Кире ощутить его эмоции. Ее руки напряглись, клыки удлинились, а тело вжалось в него. Неистовая потребность затопила его, сильнее желания, глубже чувства собственничества. Он позволил Кире почувствовать все это, перекатываясь на нее и сдергивая покрывало, которое теперь было единственным барьером между ними.

Глава 25

Черный лимузин ждал их на той же улице, что и назвал Менчерес. Кира мысленно вздохнула от облегчения. Они опаздывали. Слава Богу, его друг подождал их.

Она пригладила спереди свою хэнд-мэйд тогу, представляя, что выглядит столь же уверенно, как и Менчерес в таком же наряде. Однако, в то время как он мог носить что угодно, хоть даже простыню, неся за собой при этом атмосферу элегантности, Кира была вполне уверена, что она похожа на неудачника из общежитской вечеринки.

Если бы они додумались уложить свою пропитанную морской водой одежду в стиральную машинку и сушилку, у них было бы что надеть. Но Менчерес оказался ненасытным, как и — к не такому уж сильному удивлению — Кира. Она не была уверена, было ли это из-за ее новоприобретенной вампирской выносливости, или же потому, что Менчерес занимался любовью так, будто сочинял целые театральные выступления. Если бы она не была уже мертва, число оргазмов, к которым он ее подвел, могло запросто убить ее. А ощущение его собственного удовольствия одновременно? Она задрожала. Хорошо, что Менчерес все-таки вспомнил о встрече. Она же совсем забыла.

Конечно, это означало, что им пришлось поспешно покидать дом, в котором, хоть он и был меблирован, не оказалось никакой одежды. Кира собиралась уже надеть свою влажную, перепачканную водорослями одежду, когда Менчерес сдернул чистую простыню с другой кровати и соорудил для нее саронг, сделав еще один для себя из другой простыни. К счастью, за час до рассвета на улицах было не так много людей.

Окно лимузина опустилось, когда они приблизились, являя красивого мужчину с длинными каштановыми волосами и коротко подстриженной бородой.

— Менчерес, — произнес незнакомец. — Если бы кто-то другой заставил меня пролететь половину земного шара, только чтобы заставить ждать, пока ты, как очевидно, задерживаешься в постели, я бы заставил водителя переехать тебя. Дважды.

— Долгий перелет? — спросил Менчерес в ответ, открывая дверь, чтобы впустить Киру. Она приподняла края своей тоги, садясь на противоположное место от незнакомого брюнета, пристальный взгляд которого оценивающе пробежался по ней.

— Очень долгий, — ответил он. — Меня еще и дважды останавливали в аэропорту для 'выборочных' проверок службы безопасности. Только из-за того, что у меня длинные темные волосы и борода, меня постоянно принимают за потенциального террориста. Полагаю, еще хуже, когда летишь коммерческим рейсом. Там они, должно быть, каждый раз пытаются провести осмотр полостей.

Губы Менчереса изогнулись, когда он забрался в лимузин.

— Эти приватные комнаты по личному досмотру на самом деле обеспечивают легкую возможность питаться. — Затем он сел рядом с Кирой, положив руку ей на плечо. — Это Кира Грейслинг. Кира, Влад Цепеш.

— Большая честь, — растягивая слова, произнес Влад, протягивая руку, испещренную следами, похожими на старые шрамы.

Ее брови нахмурились, как раз когда она пожимала предложенную руку. Имя показалось знакомым. Где она слышала его прежде…?

— О! — воскликнула Кира. Ее глаза расширились. — Ты же не настоящий Дракула?

— Неужели никомуне приходит в голову мысль предупреждать людей перед встречей со мной? — пробормотал Влад, бросая раздраженный взгляд на Менчереса. — Хотя я подозреваю что то, что заставило эту деталь выскочить из твоей головы, — то же, что заставило тебя опоздать.

— Ты невежлив, — порицающе заметил Менчерес, когда Кира заерзала на своем месте. Ну на самом деле, после их появления в одних простынях не требовалось большое воображение, чтобы понять, что их задержало.

— Все в порядке, Менчерес. Хотя, если бы ты сказал мне, что я встречу легендарного вампира, я бы нацепила красивую шелковую штору вместо этой простыни, — ответила она, встречая медно-зеленый взгляд Влада с выгнутой бровью.

Влад тут же продемонстрировал свою способность улыбаться.

— Теперь вижу, почему ты ему нравишься. Хотя, если послушать Раджа, Менчересу ты не просто нравишься. Он так влюбился, что убивает из-за тебя вампиров, не повиновался, когда Хранители попросили его приехать, и вообще выставляет себя еще более сумасшедшим, чем он был в начале своих отношений с Патрой, гори она с миром.

Кира бросила на Менчереса взгляд. Эта тема была неприятной по более, чем одной причине — и неужели ни у когонет такта не упоминать при Менчересе его мертвую жену?

— Ты же знаешь, что я не настолько глуп, чтобы позволить запечатлеть себя на пленке в месте, в которое позже собирался бы вернуться и поджечь, — сказал Менчерес. Пожалуйста, с тяжелой иронией слышалось в его тоне.

Губа Влада изогнулись.

— Нет, ты очень осторожен относительно видео. Слышал, что вчера все камеры в Диснейленде взорвались после того, как мусульманский экстремист вырубил освещение, а затем подорвал маленькую бомбу, прежде чем сбежать.

— Мусульманский экстремист? — ошеломленно повторила Кира. Из всей расовой ерунды…

— Никто не ранен, — продолжил Влад. — Хотя особо потрясенные семьи потребовали возмещение стоимости своих билетов.

— За Кости следили Инфорсеры, — сказал Менчерес, пожав плечами. — Это был неудачный инцидент.

Влад что-то там проворчал, из чего Кира заключила, что они с Кости не так близки, но это едва ли ее беспокоило. Волна летаргии накатывалась на нее. Рассвет, должно быть, близко. Она хотела позвонить Тине, прежде чем заснет, но теперь не было времени. Если Кира вырубится на середине предложения во время их разговора, это вряд ли убедит ее сестру в том, что она в порядке.

— Нам понадобится безопасное место на следующие несколько дней, — произнес Менчерес. — Совершенно очевидно, что все мои резиденции станут первым местом, где Хранители будут меня искать, дома моих людей и отели — следующими. Но ты не состоишь в моем клане, а твои люди боятся твоего гнева больше, чем Хранителей, даже если кто-нибудь из них решит открыть, что ты помогаешь мне.

— Я уже выбрал для тебя место. — Взгляд Влада стал понимающим. — Но тебе нужно от меня нечто большее, раз ты заставил меня проделать весь этот путь. Секретное место можно было устроить и по телефону.

— Я найду безопасное, нейтральное место, чтобы встретиться с Веритас, — ответил Менчерес. — Такое, из которого мы сможем легко сбежать, если она придет не одна. Я хочу, чтобы ты был свидетелем того, что будет сказано между нами.

Глаза Влада, казалось, стали на оттенок зеленее.

— Веритас? Почему ты предположил, что из всех Хранителей она больше всех посочувствует тебе? Я знаю, что у вас один родитель, но Веритас почти убила Кэт за то, что она вмешалась в поединок прошлой осенью.

— Я знаю ее большую часть своей жизни, — ответил Менчерес.

Влад проворчал:

— То же самое ты можешь сказать о Раджедефе.

— Кто тот вампир, что обратил тебя, Менчерес? — спросила Кира. — Я когда-нибудь встречу его или ее?

— Не на этой стороне могилы, — пробормотал Влад.

Менчерес порицающее посмотрел на него, прежде чем повернуться к Кире.

— Теноч был моим родителем. Он был чрезвычайно влиятельным и уважаемым вампиром, и он умер почти шестьсот лет назад.

— Как он умер? — спросила Кира, прежде чем вспомнить, что для естественных причин просто не было возможности. — О, эээ, неважно, — пробормотала она.

— Теноч умер от того же, что убивает самых старых и очень влиятельных вампиров, — сказал Влад. — Самоубийство.

— Это не было доказано, — твердым тоном бросил в ответ Менчерес.

— У Теноча было еще больше силы, чем у тебя, и я должен поверить, что его победила четверка Мастеров вампиров? — спросил Влад таким же непреклонным тоном. — Те, кто не в курсе деталей, могут и поверить этой басне, но мы с тобой знаем, что против него было всего четверо вампиров, а не пятьдесят, как говорят. Теноч поддался. Если бы он действительно хотел жить, он убил бы их. Все же Теноч устал. Он потерял наиболее важные якоря, привязывающие его к этому миру, и большинство его людей в нем не нуждалось. Он хотел умереть. Он лишь выставил это похожим на убийство, чтобы его люди не чувствовали вины.

Лицо Менчереса снова превратилось в безразличную маску, а стены вокруг него сомкнулись, словно силовое поле.

— Я сожалею, что спросила, давайте опустим эту тему, — сказала Кира, думая, что это жестоко со стороны Влада надавливать в этом вопросе. Если Влад прав в своем описании обстоятельств, то действительно казалось, что Теноч совершил самоубийство. Некоторые подавленные люди совершали подобные вещи: направляли незаряженный пистолет на полицейского в форме суицида, известного как Смерть от Копа. Смерть сама по себе ужасна, но самоубийство добавляло дополнительную боль тем, кто оставался жить. Это Теноч очевидно и попытался предотвратить, заставив свою гибель выглядеть как смерть во вражеской засаде…

Ее пристальный взгляд метнулся к Менчересу, когда ужас побежал по позвоночнику. Выражение его лица было непроницаемым, а темные глаза бездонными, когда они встретились взглядами.

Склад. Упыри.Они же убивали его, но Менчерес даже не сдвинулся, чтобы защитить себя, пока она не пришла, несмотря на то, что он мог убить их в любое время.

— Нет!

Кира кинулась к Менчересу. Он поймал ее, крепко прижав к себе и обхватывая руками.

В тот же самый момент она ощутила, что солнце встало, высасывая из нее всю силу. Она попыталась бороться с тянущей силой этих лучей, продержаться в сознании достаточно долго, чтобы потребовать, почему он сделал это, но еще прежде, чем она смогла хоть что-то сказать, темнота заволокла все вокруг.

Глава 26

— Она, кажется, была весьма расстроена.

Менчерес поднял глаза от недавно уснувшей Киры, чтобы встретить пристальный взгляд Влада.

— Я ей всё объясню, когда она проснётся, — сухо ответил он.

— Ты, объясняешься с вампиром, которому нет и двух недель, — покачал головой Влад. — Мне, например, прекрасно видно, что Раджедеф был прав: ты опрометчиво влюбился.

— Может, тебя интересует, истинны ли другие его высказывания обо мне? — с вызовом спросил Менчерес.

Влад холодно улыбнулся.

— Нет. Но мне интересно, почему это вдруг Радж решил так безжалостно преследовать тебя? Вы враждуете уже давно, но никогда не выступали открыто. Он даже не поддерживал Патру в её войне против тебя. Это интересует и других твоих союзников. Почему вдруг Хранитель рискует всем ради многолетней вражды?

— Радж не поддержал Патру, потому что она хотела моей смерти, а ему я нужен живым, — ответил Менчерес, удобнее устраивая Киру в своих объятьях. — Почему сейчас? Потому что он боится, что, если помедлит, я выскользну из его рук, забрав с собой то единственное, что никто уже ему дать не сможет.

Влад приподнял бровь.

— И это..?

— Моя сила, — тихо произнёс Менчерес. — Многие вампиры были в ярости, когда я передал силу Кости, но сильнее всех злился Радж. Он думает, что эта сила его, что я её несправедливо украл, что если бы не я, Теноч отдал бы её кому-нибудь другому. Но Теноч знал, что Раджу нельзя доверить такую огромную власть над вампирами. Конечно, Радж не был с ним согласен.

Влад усмехнулся.

— Признаюсь, что был одним из тех, кто думал, что может получить эту силу. В конце концов, мы с тобой были близки, и я был последним, кого обратил Теноч, хотя он и завещал тебе заботиться обо мне и всех остальных зависимых членах клана, когда покончил с собой буквально через несколько недель после моего обращения.

— Я гордился, что называл тебя одним из своих, пока не настало время и ты сам не стал Мастером, — произнес Менчерес голосом, полным воспоминаний. — Ты знаешь, что я по-прежнему забочусь о тебе. Судьба выбрала Кости в качестве моего наследника. Я просто подчинился её выбору.

Губы Влада дёрнулись.

— Да, у судьбы весьма причудливое чувство юмора, не так ли?

Затем обычное, насмешливое выражение вернулось на лицо Влада.

— Никаких жалоб. Ты спасал мой рассудок бесчисленное количество раз в мои первые годы, когда я потерял жену, а затем и сына. У тебя всегда будет моя лояльность и благодарность за это. И да, я буду твоим свидетелем во время встречи с Веритас и повторю всё, что выяснится, в случае необходимости. Тебе, однако, осталась работа посложнее. Надо сделать так, чтобы она пришла.

Менчерес откинулся на сиденье лимузина. Убедить самого преданного члена Совета Хранителей встретится с ним тайно, чтобы обвинить другого Хранителя Закона во лжи и предательстве своей расы? И добиться того, чтобы Веритас согласилась просто дать ему уйти после их встречи? Да, этачасть будетпредставлять собой проблему.


***


Кира проснулась от того, что её желудок сводило судорогами. Она огляделась и, конечно же, обнаружила себя уже не в лимузине с Менчересом и другим печально известным вампиром. Если точнее, она была одна.

В комнате не было окон, но это абсолютно точно была спальня, что подтверждала постель, на которой она лежала. Звуки доходили до неё странным приглушенным эхом, да и стены точно были не из гипса и бетона. Они выглядели, как полированный камень, а в воздухе витал какой-то странный запах. Не то чтобы неприятный, просто незнакомый.

Ещё один спазм отодвинул любопытство Киры в сторону. Последний раз она питалась от молодого человека во время посещения «Дома с приведениями». Почти сутки назад, о чём её желудок напоминал с все увеличивающейся настойчивостью.

Она поднялась с постели, заметив, что теперь одета в темно-красную атласную ночную сорочку, а не завёрнута в простыню. Менчерес, должно быть, переодел её, но его самого нигде не было видно. Кира совершила быстрый осмотр комнаты, в которой, к счастью, оказался шкаф, забитый мужской и женской одеждой. Она надела кардиган и слаксы, мысленно извиняясь перед тем, кому принадлежала эта одежда, но урчание в животе становилось всё более зловещим.

Как только Кира оделась, то сразу вышла из спальни в поисках Менчереса. К её удивлению, она вышла в коридор с высокими потолками и такими же странными стенами, как и в комнате. Она прошла ещё три двери и остановилась на вершине лестницы. Спускаясь, Кира осматривалась. Лестница была сделана из полированного камня и вела в невероятно большую гостиную с огромным куполообразным потолком. Здесь также не было окон, только блестящие сероватые стены.

— А, ты уже встала, — голос с лёгким акцентом принадлежал кому-то вне зоны её видимости.

Кира прошла вглубь комнаты, разочарованная тем, что голос принадлежал не Менчересу. Влад сидел на одном из трёх диванов, находившихся в огромном зале, перед ним стоял открытый ноутбук, а рука его лениво поглаживала бородку.

— Менчерес здесь? — спросила Кира. Для нее это было важнее болезненных спазмов в животе.

— Нет, но он должен скоро вернуться. Ты встала раньше, чем мы ожидали. До заката ещё часа два. Ты голодна?

— Немного, — Кира смогла произнести это ровным голосом, несмотря на то, что в этот миг её пронзила новая вспышка боли.

— Не волнуйся, я пришлю кого-нибудь, — ответил он.

Кого-нибудь?

— Гм, а у тебя нет крови в пакетиках, это было бы лучше.

Влад коротко рассмеялся.

— Кровь в пакетиках? Всё ещё пользуешься колёсиками-стабилизаторами? (Прим. переводчика: Влад имел в виду дополнительные колёса у велосипеда, которые помогают начинающему велосипедисту удержать равновесие)Конечно, когда меня обратили, крови в пакетах не было. Тогда в руки новообращённых вампиров в первые дни отдавали преступников или вражеских солдат.

Но Кира была голодна настолько, что, даже представив все это, не потеряла аппетит.

— Я не рассматриваю людей в качестве еды, и это мой выбор, — ответила она, ощетинившись на комментарий о «колёсиках-стабилизаторах».

Влад холодно взглянул на неё.

— Ты думаешь, что тем самым уважаешь людей, но на самом деле ты им вредишь. Крови животных надолго не хватит, а запасы человеческой крови постоянно сокращаются, потому что не хватает доноров. Те пакетики, которые ты выпьешь, могут представлять собой разницу между жизнью и смертью для нескольких людей в неотложке, а, если пакетики есть у тебя, это значит, что их нет там.

Он подчеркнул последние слова, вызывающе вздернув бровь. Кира поймала себя на мысли, что все актеры, которые играли Дракулу в кино, делали это неправильно. Влад не был бледнолицым денди с халтурным европейским акцентом, не был он и стареющим аристократом с отвратительной внешностью и когтями вместо ногтей. Нет, Влад был представительным мужчиной около тридцати с впечатляющей внешностью, у которого сформировался жестоко честный взгляд на вещи. И, как оказалось, он не стесняется им делиться.

И в его словах был смысл. Её пищевые предпочтения не должны никого подвергать опасности, но если её рацион будет ограничен пакетами с плазмой, так и произойдет.

— Ты прав, — сказала она. — Я была бы благодарна, если бы ты послал за кем-нибудь, кого ты держишь в качестве донора. Я голодна настолько, что это становится проблемой.

Он улыбнулся, и его суровые черты лица вдруг стали очаровательными.

— Разумеется.

Затем он позвонил по сотовому и сказал кому-то по имени Мордред «прислать Льюиса».

Кира осталась там, где и была, неуверенная, что ей делать. Следует ли ей сесть? Или здесь была специальная комната для кормления? Очевидным выбором казалась кухня, но Кира находилась в странном вампирском убежище без окон, с каменными стенами и полами и гулкой акустикой. Кто вообще знает, есть ли здесь кухня?

— Мы под землёй? — спросила она.

— Не совсем. Мы под горой. Раньше это был старый горный участок, но он уже давно не используется по назначению. Я обновил его несколько десятилетий назад для более комфортного — и уединенного — окружения.

А наличие заброшенных шахт под ними объясняло эхо.

— Куда пошёл Менчерес?

— Сделать важный звонок. Звонок с моего сотового было бы легко отследить, учитывая, кому он звонит.

Действительно, Менчерес хотел встретиться с другим Хранителем Закона, с тем, кто назывался латинским словом «истина»: Веритас. Кире оставалось только надеяться, что Веритас оправдает своё имя и не попытается устроить засаду Менчересу, если согласится на встречу.

Кира задумалась, могло ли еще одной причиной, по которой Менчерес до сих пор еще не появился, быть то, что он тянул время. Она не могла так просто забыть, что он пытался покончить с собой с помощью упырей.

В этот момент в комнату вошёл молодой человек с рыжевато-каштановыми волосами. Он поклонился Владу, чем поразил Киру, затем опустился на колени.

— Не ко мне, Льюис. К ней, — сказал Влад, взмахом руки указывая на Киру. — Ты делала это раньше?

Она поняла, что вопрос предназначался ей, так как Льюис выглядел профи.

— Один раз.

— Тогда кусай руку. Меньше вероятности ошибиться.

То же самое сказал мне Менчерес, мрачно подумала Кира. Всё это было ускоренным курсом для вампиров? Что же тогда входит в расширенный?

Льюис улыбнулся ей и подошел, протягивая руку. Кира огляделась. Пол был каменный, поэтому она ничего не испортит, даже если случайно прольет несколько капель.

— Давай, хм, присядем, — сказала она.

Влад просто наблюдал, сидя на диване, а на его лице явно отражалось веселье. Кира расправила плечи. Она могла сделать это сама. Главное не волноваться.

— Может, хочешь, чтобы я сначала взяла тебя под контроль? — спросила она Льюиса, когда они уселись.

— А? — ответил он в замешательстве.

Со стороны Влада послышалось что-то вроде кашля, и это заставило её поднять голову. Вампирам не нужно кашлять. Это что, приглушённый смех?

— Ну, знаешь, — Кира сверкнула на Льюиса зелёными глазами, и её клыки буквально выпрыгнули из десен. — Заколдовать тебя, чтобы ты не чувствовал или не помнил это.

Льюис казался ещё более сконфуженным.

— Если тыэтого хочешь.

Я больше не буду просить подсказок у Дракулы, поклялась она себе. Не буду.

— Да, я буду чувствовать себя лучше. Так, а… посмотри в мои глаза.

Со стороны Влада послышался ещё один приглушённый звук. Теперь Кира была уверена, что это смех. И решила не замечать его.

Льюис послушно уставился на нее, и Кира постаралась, чтобы голос звучал более уверенно.

— Ты ничего не чувствуешь. Ты не боишься.

— Да, — незамедлительно последовал ответ Влада. — А если следующим, что ты ему скажешь, будет «Волки — дети ночи», я подавлюсь от смеха.

— Я пытаюсь сконцентрироваться, — выдавила она, в то время как боль внутри неё усиливалась.

Затем так деликатно, как только смогла, она подняла руку Льюиса к губам, ища пульсирующую жилка на запястье, которую она кусала вчера. Её клыки практически причиняли ей боль к тому моменту, как она медленно начала протыкать ими кожу. Тихий стон вырвался у неё в тот момент, когда горячий вкус крови встретился с её языком.

После этого Кира забыла о Владе. Забыла обо всём, кроме счастья, даримого кормлением, и контроля над собой, чтобы не повредить своим захватом хрупкие руки. К тому времени, как ее голод прошёл, она поняла, что глаза её закрылись от удовольствия… и, когда она их открыла, в комнате находился Менчерес.

Он вошёл молча, поняв, что происходит, прежде чем увидел Киру. Хотя вход в дом было почти невозможно увидеть снаружи горы, внутри раздавались голоса. Он наблюдал, как она питается от человека, со смесью гордости и возбуждения. Выражение его лица было таким чувственным, когда она это делала — и, как оказалась, его поездка в больницу с целью достать ей кровь, оказалась ненужной.

Затем она открыла глаза и посмотрела прямо на него. На мгновение он почувствовал, что весь мир исчез. Если бы они действительно были одни, он бы набросился на неё и целовал до тех пор, пока её ногти не оставили бы восхитительно глубокие следы на его спине. Его сила взвилась в нем, желая прикоснуться к ней как можно скорее. Кира делала его живым. Его не было всего несколько часов, но ожидание тянулось и жгло его сознание, став почти болезненным.

Она отняла губы от мужской руки и закрыла ранки прежде, чем больше двух красных капелек упали на пол. Затем она встала и пошла к нему, а её взгляд по-прежнему оставался ослепительно зелёным.

— Прежде, чем вы зайдёте слишком далеко, что сказала Веритас? — спросил Влад.

Менчерес показал головой, чтобы прогнать все мысленные картинки того, что они с Кирой будут делать, вернувшись в спальню.

— Она придёт, — ответил он коротко. — Завтра.

— Днём или вечером, так ведь? — спросила Кира, её страстное выражение лица тут же сменилось упрямым. — Не утром?

Менчерес слабо улыбнулся.

— Нет, не утром.

Как будто он и так не видел, что близится тот самыйспор.

— Хорошо. — Однако выражение её лица не изменилось. — Мне нужно в душ. А после этого, Менчерес, нам нужно будет поговорить.

По её тону, запаху и языку тела было ясно, что он не приглашен насладиться её купанием. И он не был удивлён. Менчерес знал, что она будет спорить с ним об упырях, и надеялся, что Влада не окажется в пределах слышимости, когда она начнет.

Сейчас это не имело значения. Каковы бы ни были его планы ранее, они изменились. Теперь он сопротивлялся своей смерти, вместо того чтобы идти в её объятья, как планировал ранее. Смерть означала разлуку с Кирой, а это было неприемлемо для него. Смерть может прийти, невзирая ни на что, но он больше не станет ей помогать.

Кира ушла в комнату, поблагодарив молодого человека, который поклонился Владу, прежде чем уйти. Менчерес обменялся с Владом долгим взглядом. Его друг понимающе улыбался.

— Прозвучало так, будто у тебя проблемы, — протянул Влад.

Менчерес пожал плечами.

— Увидим.

Глава 27

Менчерес ждал в спальне, где оставил спящую Киру несколько часов назад. Хотя дом, скрытый внутри горы, был весьма просторным, здесь был только один душ, а вода перекачивалась из источников глубже в горе. Душ находился на нижнем уровне, и звуки оттуда были глуше, но он слышал, что Кира закончила мыться десять минут назад, но всё ещё не вернулась.

Она появилась спустя ещё десять минут, одетая в тот же свитер и брюки, которые были на ней до этого, её волосы ещё были влажными. Окинув его долгим, оценивающим взглядом, она села на кровать и произнесла одно слово:

— Почему?

Он не стал притворяться, что не понимает, о чём идёт речь.

— Думаю, по той же причине, что и мой родитель. Мой клан во мне больше не нуждается, у меня есть соправитель, который позаботиться о нем, Радж начал наносить ущерб своей борьбой, да и я устал. Кроме того, исчезли мои видения будущего, за исключением тех случаев, когда я вижу приближающуюся тьму, поэтому я знал, что мой конец близок. И решил: будет лучше, если это случится раньше, а не позже, прежде чем Радж сможет выдвинуть какие-то обвинения против меня или заманить в ловушку моего соправителя.

Кира продолжала смотреть на него.

— Ты забыл упомянуть, что это всё перемешалось с чувством вины за смерть твоей жены.

Он слабо улыбнулся.

— До недавнего времени я действительно этого не понимал, но да. Это правда.

Кира опустила глаза.

— И я разрушила твои планы, да? Я их уничтожила тогда, на складе, и ты спас нас обоих вместо того, чтобы упыри закончили свою работу. После той недели, что мы провели вместе, и ты отпустил меня… ты снова собирался позволить кому-то убить тебя?

Менчерес услышал, как внизу чертыхнулся Влад, но он проигнорировал это и направил всё своё внимание на Киру.

— Да. Я всё ещё собирался сделать это при первом же удобном случае.

Дрожь прошла по её телу, но она продолжила, низко опустив голову, уставившись на одеяло и теребя в руке его край. В комнате под ними что-то врезалось в стену. Но ни один из них не отреагировал на это.

— А сейчас? — спросила она настолько тихо, что он едва расслышал ее.

Менчерес хотел подойти к ней. Прижать к себе и пообещать, что они никогда не расстанутся, но это было бы ложью. Вместо этого он будет кристально честен с Кирой, как и она с ним всё это время.

— Нет, я не хочу умирать сейчас, но смерть придёт за мной, невзирая ни на что. Я уже говорил тебе, что не останусь надолго на этой земле, Кира. Это не мой выбор, но судьбе всё равно.

Она вскинула голову, в её глазах стояли непролитые розовые слёзы.

— Бред. Я не верю, что тебе суждено умереть больше, чем кому-либо другому.

Он привык, что его видения ставили под сомнение. Мало кто верил в них, пока не видел сам, что случалось так, как и говорил Менчерес, но даже тогда некоторые ещё сомневались.

— Мои видения никогда не ошибаются.

Как бы он ни хотел обратного…

— Ты когда-нибудь слышал о самореализующемся пророчестве? — спросила она, спрыгивая с кровати, чтобы встать перед ним. — Это когда люди верят во что-то так рьяно, что делают всё, чтобы это быстрее произошло. Может быть, ты видел в своём будущем тьму, потому что какая-то часть тебя, уже решила сдаться, но это решение ещё не оформилось в твоём сознании. Поэтому, когда ты смотрел в будущее, видел там свою смерть, ведь подсознательно уже решил убить себя.

Он покачал головой.

— Я посмотрел снова, после того, как захотел жить. Ничего не изменилось. Тьма всё ещё там, на этот раз даже ближе.

— Но это не значит, что она неизбежна. Ладно, ты передумал насчёт самоубийства, но потому, что ты видел смерть, заглядывая раньше, ты ожидаешь увидеть её снова. И ты даже не пытаешься сражаться за жизнь, позволяя смерти легко подкрасться к тебе, когда Радж что-то выкидывает. Тебе нужно всё то же самое самореализующееся пророчество, чтобы выкинуть весь этот ненужный хлам из головы, чёрт побери!

Менчерес улыбнулся. Никто никогда раньше не называл его видения ненужным хламом.

— Хотелось бы мне, чтобы всё было так просто.

— Так и есть. — Она схватила его за руки. — Ты доверяешь своим видениям безоговорочно, но когда ты потерял способность видеть сквозь тьму, о которой ты говоришь? Это может быть что-то другое. Вина оставшегося в живых. Всё зацепилось за то, что случилось с твоей женой. Ты винишь себя за каждую смерть, причиной которой стала она, винишь себя в её гибели, поэтому не видишь будущего для себя: ты не веришь, что заслужил его.

— Мои видения не зависят от эмоциональных переживаний, — ответил он.

— Кто тебе это сказал? — спросила Кира резко. — Только то, что такого не случалось раньше, не значит, что это невозможно. После смерти Пита я пошла на групповую терапию, чтобы справиться с тем, что произошло. Один парень, чья семья погибла в аварии из-за того, что другой водитель проигнорировал сигнал «стоп», перестал видеть красный цвет. Просто не мог видеть — и всё! А ты всё ещё винишь себя и во всех убийствах, совершённых твоей женой, и в её смерти, но не думаешь, что это может заморозить или даже изменить твои видения? Разум — это весьма мощная штука, и когда он цепенеет от горя и чувства вины, это может изменить всё.

— Кира…

Менчерес не знал, что сказать. Он ожидал своеобразного отказа принять его судьбу. Возможно грусть, но тот протест, полный уверенности, что его видение не исполнится, несколько пугал.

— Ты прошёл через ад, — продолжала она тем же непререкаемым тоном. — Я уверена, что не знаю даже и половины всего, но уверена, что это сломало бы большинство людей. Это почти сломало тебя, ты ведь собирался покончить с собой, но я говорю тебе, что ты необречён на скорую гибель. Я бы почувствовала это, как с Питом, Тиной, мамой и даже с самой собой в ту ночь с Раджем. Но о нас с тобой мои инстинкты говорят, что это надолго, а это значит, что ты будешь рядом. И неважно, какую тьму ты сейчас видишь.

Это почти лишило его дара речи. Кире едва исполнилось тридцать лет. Как она могла думать, что её инстинкты были точнее, чем четыре тысячи лет его видений?

— Я никогда не ошибался раньше, — сказал он. — Никогда.

— Тогда это будет твой первый раз, — ответила она, прикасаясь к его лицу. — Или ты поймёшь, что неправильно истолковал то, что видел. Я права, Менчерес. Я чувствую это всем своим сердцем. Просто я знаю это, как и то, что ты любишь меня, даже если и не можешь сказать это.

Несколько мгновений он мог только смотреть на неё и тонуть в её горящих зелёных глазах, как если бы он был человеком, пойманным в ловушку завораживающим блеском глаз вампира. Что-то освободилось внутри него, ослабило давление, о котором он и не знал, и облегчение, которое он испытал, было смешано с пониманием того, что часть из сказанного ней — это правда.

— Я тебя люблю, — сказал он хрипло, но слова не могли полностью выразить то, что он чувствовал к Кире. Она была всем, что исчезло из его жизни, всем, ради чего ему хотелось остаться в этом суровом, беспощадном мире, который стал в чём-то лучше благодаря ней.

Она улыбнулась ему, поражая тем, как такой маленький жест может вызвать в нем столько радости.

— Видишь? Я же сказала, что была права.

— Это не значит…

— Шшш, — ответила она, прижимая палец к его губам.

Он не мог не чувствовать удовольствия от этого прикосновения. За всю его жизнь на него никто не шикал, но Кира сделала это без малейших колебаний.

— Я не хочу, чтобы ты снова заглядывал в будущее, — продолжила она. — Пока ещё нет. Ты, конечно, мегамощный вампир, но ты не Бог. Пока ты работаешь над тем, что заставило тебя пожелать смерти, ты не можешь доверять тому, что, как тебе кажется, видишь.

Он всё ещё не верил, что Кира права насчёт самореализующегося пророчества, вины оставшегося в живых или неправильного толкования видения грядущей смерти, но он был готов прислушаться к ее советам. В конце концов, его видения резко оборвались только после смерти Патры. Может, его уровень силы и выше, чем у Киры, но в эмоциональном плане она увереннее стоит на ногах. Событий за последние несколько лет оказалось слишком много для него. Он искал свою смерть — хотя поклялся никогда этого не делать после того, как с болью обнаружил самоубийство Теноча — но чуть было не пошёл по стопам своего родителя. Только красивая, невероятная женщина, стоящая сейчас перед ним, предотвратила это, когда их пути пересеклись в то утро.

Судьба. Возможно ли, что в конце его ждёт не только тьма?

— Скажи мне ещё раз кредо твоего наставника, — попросил он, хотя и помнил её ответ от и до.

— Спасти одну жизнь, — мягко сказала Кира.

Менчерес притянул её в свои объятья.

— И ты сделала это, — прошептал он, прежде чем его губы заявлял на неё свои права. — Ты спасла мою.


***


Кира лениво скользнула рукой по его спине, и её прикосновение возбудило его, несмотря на последние несколько часов страсти.

— У тебя очень интересная татуировка. Что это?

— Шену, — ответил он, перекатываясь на бок к ней лицом. — Современное слово — картуш [2].

Она по-прежнему очерчивала контур татуировки, хотя не могла её видеть.

— О чём в нём говорится?

— Это моё имя, данное мне при рождении — Менкаура — написанное египетскими иероглифами.

Её лицо помрачнело.

— Так тебя называл Радж.

Менчерес провёл рукой по её голой ноге до самой спины, и выражение её лица немного посветлело.

— Тебя назвали в честь фараона? — спросила она.

Его рука замерла.

— Откуда ты знаешь о фараоне?

— Когда я искала тебя, после того, как ты загипнотизировал моего босса, я погуглила «Менчерес», решила, что это может привести меня к тебе, ну, вдруг ты есть на Фейсбуке или что-то такое, — Кира замолчала и улыбнулась. — Но тебя там, конечно же, не было. Всё, что я нашла под твоим именем — это ссылки и статьи о фараоне, которого звали Менчерес, но большую часть времени он правил под именем Менкаура. — Она бросила на него любопытный взгляд. — Ты его потомок? Поэтому ты взял одно из его имён?

Он встал перед ней. Самое время ей узнать о нём всё, даже самые старые эпизоды из его прошлого.

— Имя Менкаура имеет много вариантов произношения. Микерина, Микеринус, среди них и Менчерес. Мне сделали эту татуировку в первый день моего царствования, когда мне было двадцать два, за полгода до моего обращения. Я не один из потомков фараона, о котором ты читала. Я и естьтот фараон. Просто использовал имя Менчерес после того, как покинул Египет.

Кира открыла и закрыла рот, как если бы вдруг разучилась говорить. Он ждал. После того, что она уже пережила, он не боялся, что это откровение будет чересчур для неё.

— Но этот фараон жил давно-давно-давно-давно. Он же построил пирамиду в Гизе. Это не можешьбыть ты! Я помню, что ты сказал, что ты старше грязи, но…

— Я родился в 2553 году до нашей эры, — ответил он, наблюдая, как выражение ее лица меняется от отрицания до изумления. — Я же говорил тебе, что мы с Раджем произошли из линии правителей, где каждому наследнику выделялось определённое количество лет правления над людьми. Это была линия фараонов от первой до тринадцатой династии. Радж и я были в четвёртой династии. Радж — это сокращение от Раджедеф, как ты знаешь, но в истории Египта он был более известен, как Джедефра. Он был сводным братом Хафра, моего отца. Мой отец и Раджедеф были сыновьями фараона Хеопса, который построил Великую Пирамиду в Египте.

Кира по-прежнему не выглядела адекватно переварившей эту информацию.

— Радж — твой дядя? И твоя семья строила пирамиды? Пирамиды?

Он пожал плечами.

— Они были предназначены для удалившихся от дел фараонов, чтобы они могли жить с комфортом среди своих людей. Народ считал, что они умерли, а в это время правил новый фараон. Но пирамиды были слишком дорогим удовольствием. Наши наследники создали Долину Царей, как более эффективное решение. Все подземные ходы и соединительные туннели…

— С меня пока хватит, — перебила она, качая головой.

Менчерес поднял бровь.

— Месяц назад ты не верила в вампиров. Теперь ты сама вампир, твой любовник — вампир, ты находишься в доме внутри горы, который принадлежит самому известному вампиру среди героев кино. Я абсолютно уверен, что моё последнее откровение ты воспримешь с минимальными осложнениями.

Она всё её качала головой, а на её лице всё так же отражалось неверие.

— Старше грязи, — пробормотала она. — Кто бы подумал, что настолькостарше?

Он подошёл к изножью кровати, медленно скользнул по телу Киры от ног до груди. Когда их лица оказались на одном уровне, он остановился и отпустил свою ауру, лаская её кожу.

— Сейчас ты считаешь меня слишком древним? — пробормотал он. — Слишком непохожим на того человека, которого ты любила до того, как узнала всё это?

Её глаза уже стали ярко-зелёными, а полные губы приоткрылись.

— Нет, ты не кажешься слишком древним, — голос её был хриплым. — Или слишком непохожим. Ты кажешься моим. Кем бы ты ни был раньше, кем бы ни являлся сейчас… ты мой.

Менчерес улыбнулся, показав вытянувшиеся во всю длину клыки.

— Как ты сказала, так и будет. Вечно.

Глава 28

Большой каньон был полон цвета в лучах заходящего солнца. Россыпи оранжевого, алого, золотого, синего, серебряного и цвета ржавчины казались огромной впечатляющей фреской. Если бы Кира не была так обеспокоена тем, что может принести им следующий час, она бы начала вертеться на месте, чтобы попытаться запомнить удивительную красоту вокруг нее.

Но, конечно, это была не экскурсионная поездка, даже если они сейчас и находились в самой посещаемой из туристических достопримечательностей в Америке. Великий каньон был ещё и удобным местом, если бы им понадобилось бежать. Всевозможные пещеры, трещины и укрытия превышали по площади сам каньон. Любой Хранитель Закона или Инфорсер, как ей объяснил Менчерес, не сможет точно узнать, где их искать — в небе или под землёй.

Кира стояла между Владом и Менчересом, лёгкий ветерок окрасил воздух ароматами этих двух вампиров. Запах Менчереса — сандал и тёмные специи — смешался с необычным ароматом Влада — корицей и… дымом.

— Смотри, — сказал Менчерес, указывая на юг.

Она уставилась в том направлении, но всё, что она увидела — это белокурый подросток, пешком шедший по тропинке ярдах в двухстах ниже, чем стояли они. Девушка, должно быть, шла во главе своей туристической группы, хотя Кира не была уверена, что ночью здесь водят туристов. Может, ей стоит пойти и загипнотизировать группу, чтобы здесь не находилось ни одного невинного человека, который может пострадать, если всё пойдёт наперекосяк с Хранителем Закона…

— Менчерес, — позвал подросток. — Я пришла одна, как и обещала.

— Это Веритас? — выпалила Кира.

Могущественный Хранитель Закона, о котором с такой осторожностью говорили Менчерес и Влад? Она же даже не выглядела достаточно взрослой, чтобы водить машину!

Красивая молодая блондинка посмотрела прямо на неё, и даже на расстоянии Кира смогла заметить зелёные всполохи в её глазах. Определённо не человек.

Влад посмотрел на Киру.

— Ты быстро уяснишь, что внешность — не самый надёжный способ судить о ком-либо в нашем мире. Взять, например, меня.

Он протянул руку в сторону Веритас, и оттуда вырвалось голубое пламя. Кира вытаращила глаза. На руке Влада не осталось ни одного ожога. Пламя пылало вокруг манжеты его сорочки, но почему-то материал не загорелся. Когда Влад опустил руку, пламя тут же погасло, не оставляя после себя ни искр, ни опаленных волос.

— Теперь я понимаю, почему от тебя всё время пахнет дымом, — пробормотала Кира, добавив пирокинез в свой мысленный список способностей, которые могут проявлять некоторые вампиры.

— Веритас, — крикнул Менчерес. — Я благодарю тебя за приход.

Его голос был спокойным и уверенным, но Кира почувствовала, как он был напряжён. Он был готов к нападению, готов унести её отсюда прочь при малейшем намеке на засаду.

Светловолосый Хранитель теперь быстрее шла к ним, двигаясь с грацией и скоростью вверх по крутому склону, так что теперь стало очевидно, что она не человек. К тому времени, как она оказалась в пределах пятидесяти ярдов, Кира смогла почувствовать её потрескивающую энергию. Прежде она чувствовала подобную силу только у Менчереса.

— У тебя есть час, чтобы изложить своё дело, Менчерес, — резко сказала Веритас. — Это всё, что ты можешь получить в память о нашем родителе и давних связях.

Не звучит уж слишком многообещающе, подумала Кира. Кукольные черты лица Веритас отражали гнев, и энергия, кружащаяся вокруг них, не была приятной.

Менчерес не испугался позиции Хранителя. Он почтительно склонил голову и начал подробно, красноречиво и убедительно описывать, как был в Вайоминге с Кирой и Горгоном, в то время как в клубе произошли убийства и случился пожар. Он сказал Веритас, что она может использовать записи из его мобильного телефона, чтобы определить, что звонки были сделаны из штата Вайоминг, а не из Чикаго, что он никогда бы не оставил после себя доказательства существования своей расы, о чём свидетельствует уничтожение камер в Диснейленде. Он закончил извинениями за потасовку с Инфорсерами, но сказал, что посчитал это единственным способом уберечь Киру от преступных замыслов Раджа в дальнейшем. Кире даже захотелось поаплодировать ему, когда он закончил. Если бы это было предвыборной речью, за него проголосовал бы каждый.

Кроме одного.

— И за убийство одного из Инфорсеров тоже простить? Или это тоже относится к твоему стремлению защитить новую любовницу? — Веритас почти, что выплюнула эти слова в Менчереса.

Он помрачнел.

— Какого Инфорсера? Я никого из них не убивал.

— Джозеф погнался за вами по небу вместе с шестью другими Инфорсерами, но позже был найден ссохшимся на земле, — ответила Веритас. Её взгляд буравил Менчереса. — Тебе предъявлено обвинение в убийстве Инфорсера. Даже твои союзники, какими бы могущественными они не были, не смогут склонить Совет к милости.

Она остро взглянула на Влада, когда сделала это замечание, но Кира была слишком возмущена, чтобы молчать.

— Менчерес не делал этого! С неба мы направились прямо в океан, а не куда-нибудь на землю. И я это помню, потому что это было чертовски страшно.

— Кира… — начал Менчерес.

— Но это правда, — ответила она больше для Веритас, чем для него.

Выражение лица блондинки не изменилось, но Кира не могла позволить этому остановить себя. Она так устала от людей, которые верили, что Менчерес совершил все эти ужасные вещи, даже не пытаясь узнать, был ли ещё кто-нибудь в этом замешан.

— Дай угадаю, ты веришь в то, что сказал Радж — что всё это сделал Менчерес, потому что потерял голову из-за меня, верно? Что я просто какая-то злая сучка, подстрекающая его на убийства? Может ли кто-нибудь после этого просто встретиться со мной? Я думала, что человеческая судебная система далека от совершенства, но ваша вампирская намного хуже. У нас, по крайней мере, есть презумпция невиновности. Человек не может быть обвинён и приговорён до того, как будут рассмотрены все факты.

— Кира! — голос Менчереса был жестким.

— Ты смеешь оскорблять Законы? — потребовала ответа Веритас, протягивая руку в сторону Менчереса после того, как почувствовала, что он засунул Кире в рот невидимый кляп. — Не вмешивайся. Пусть говорит, или я уйду, — прорычала Веритас.

Губы Киры снова смогли двигаться. Она послала Менчересу испепеляющий взгляд, который обещал ему серьёзные последствия, если такое ещё когда-нибудь повторится, а затем снова обратилась к очень сердитому Хранителю Закона:

— Я обращаюсь к вашим законам, чтобы добиться справедливости, наказать того, кто убил Инфорсера, допустил утечку информации, но, должна сказать, что не впечатлена проведённой следственной работой. Радж говорит, что это Менчерес сжёг тот клуб, а остальные просто верят в это, не важно, что я сходила с ума от жажды крови в те первые несколько дней, и Менчерес был занят, ухаживая за мной. Затем Инфорсер, который преследует Менчереса, погибает, причём всем становится ясно, что это Менчерес его убил. Никакие другие объяснения не рассматриваются, а если приговор за одну смерть так тяжёл, почему бы Менчересу не убить их всех? Это не имеет смысла, особенно если вы верите, что он приударил за женщиной, которая заставляет его убивать ради неё, как утверждает Радж.

Веритас притянула Киру за воротник рубашки, её глаза цвета моря уставились на Киру.

— Возможно, Менчерес просто действовал без твоего ведома. Возможно, он заставил тебя принять в этом участие. Сейчас я предлагаю тебе шанс признаться, не опасаясь последствий. У тебя есть слово Хранителя, что ты не будешь обвинена. Менчерес сделал это? Или он никогда не оставлял тебя с вечера пожара или после того, как Инфорсеры преследовали вас, была у него возможность совершить эти преступления?

— Нет, во всех случаях, — спокойно ответила Кира. — Это был не он.

Веритас всё ещё удерживала её.

— Ты готова поклясться на крови, что он невиновен? Лишиться жизни, если он будет признан виновным хотя бы в одном из этих деяний?

— Да, — ответила Кира, и тогда Менчерес взорвался.

— Её ни в чём не обвиняли, ты не можешь утверждать, что она лишиться жизни, если подобный приговор вынесут относительно меня!

— Вообще-то могу, — сказала Веритас, отпуская Киру. — И я повторю её клятву на Совете, как только вернусь, так что, если ты виновен, Менчерес, и хочешь, чтобы её пощадили, самое время признаться.

Менчерес посмотрел на Киру таким полным мучения взглядом, что страх пополз вверх по её спине. Он же не признается в том, чего не совершал, верно? Конечно же, нет. Он бы отправил себя на смерть только по чистой случайности, которую использовали бы против него другие Хранители…

— Не надо, — выдохнула она, сжимая его руки. — Я знаю, что ты веришь, будто умрёшь в любом случае, но твои видения не правы, Менчерес! Они прекратились, и ты чувствуешь вину за то, что происходит даже не по твоей вине. Это не единственный способ спасти меня. Если бы Веритас не подозревала большего в происходящем, она бы не появилась здесь. Ты не совершил ничего из этого! Не смей говорить, что это ты!

Слёзы лились из её глаз, и она цеплялась за него всё крепче, пока не услышала хруст костей, но побоялась отпустить его. Менчерес собирался ускользнуть от неё навсегда, она чувствовала это.

— Не верь всему, что говорят эти проклятые видения, — прошептала она. — Доверься мне. Мы сможем побить Раджа по-другому, я знаю это. Позволь мне доказать это тебе.

Его глаза, такие тёмные и бездонные, смотрели на нее. Очень нежно, он поймал её руки и сжал их в своих, погружая в свою силу. Затем поднёс их к губам.

— Я люблю тебя, — выдохнул он ей в кожу.

— Не надо, пожалуйста, — умоляла она, в ней всё росла паника, а слёзы продолжали стекать по щекам.

Менчерес посмотрел мимо Киры на Веритас.

— Я не имею никакого отношения к поджогу, гибели тех людей либо смерти Инфорсера, — сказал он ясным голосом. — Тот, кто обвиняет меня в этом, и есть единственный ответственный. Раджедеф.

Облегчение затопило Киру настолько сильно, что её колени грозили подкоситься. Все её инстинкты кричали, что Менчерес был в двух шагах от того, чтобы принять всю вину на себя. Часть её хотела задушить его в объятьях, другая же — просто придушить за то, что он почти сделал нечто столь благородное, но смертельно глупое.

— Никогда меня так больше не пугай, — произнесла она с дрожью в голосе.

Его губы изогнулись в ухмылке.

— Напротив, я напугал себя.

Кира знала, что он имел в виду, но верила в то, что говорила о поиске способа побить Раджедефа. Выражение лица Веритас, когда она взглянула на неё, только подтвердило это. Хранитель Закона выглядела осторожно, но задумчиво, а сердитый обвиняющий свет ушёл из её глаз.

— Менчерес, если ты ещё попытаешься спустить свою жизнь в унитаз, я убью тебя сам, — пробормотал Влад. — Ты, может, и не нужен так сильно своим людям после того, как поделился силой с Кости, но ещё нужен своим друзьям. Вспомни об этом, когда ещё раз услышишь песню сирен из могилы.

— Большинство Хранителей Закона верят, что ты убил тех вампиров и поджёг клуб, — впервые за несколько минут подала голос Веритас. — Однако с телом Джозефа возникли вопросы. Его голова была отделена от тела, однако более тщательный осмотр показал, что, возможно, ему в спину засадили нож.

— Разве не понятно, что его убило? — спросила Кира, нахмурившись.

— Нет, — ответил Менчерес. — Когда вампир умирает, его тело ссыхается до истинного возраста. Джозефу было несколько сотен лет. Вряд ли от него осталось что-то, кроме сухой кожи и костей.

Не самый приятный мысленный образ, но трупы редко бывают приятными. Кира всё ещё не понимала, почему ножевое ранение было подозрительным, если только другие Инфорсеры не выяснили, что Менчерес оставил свои кинжалы в парке. Хотя Джозеф мог выхватить свой собственный клинок, прежде чем погнался за ними, и его могли убить с его помощью…

— Вот оно, — сказал Влад уверенно. — Менчерес не использует для убийства кинжалы. Он просто отрывает голову с помощью своей силы. А вот Раджу против Инфорсера понадобился бы клинок, да и эффект неожиданности тоже. Это объясняет, почему Джозеф был ранен в спину. Бедняга наверняка не видел, что что-то приближается.

Воспоминание о том дне на складе охватило Киру, заставив её поморщиться. Менчерес обезглавил всех упырей одной только силой мысли быстрее, чем успел бы достать кинжал. Зачем ему тогда использовать кинжалы, если телекинез был значительно быстрее и смертоноснее?

— Радж, должно быть, отсёк голову Джозефу после того, как убил его, чтобы подставить меня, — размышлял Менчерес. — Умно. Но он не учёл, что кто-то станет искать ножевое ранение или что такое доказательство вообще может просто остаться. Если в смерти Инфорсера обвинят меня, большинство моих союзников от меня откажутся. Он уже знает, что я искал смерти. Это должно было поставить меня в ещё более отчаянное положение, чтобы сначала я отдал ему то, чего он так хочет.

— И чего же он хочет, помимо твоей смерти? — проворчала Кира.

— Мою силу. Каин — отец нашей расы — был проклят Богом подобно беглецу вечно скитаться по земле за убийство Авеля. Но Каин заявил, что его приговор слишком жесток, и Бог сжалился и поставил на Каина метку, чтобы никто не мог убить его. Таким образом, Каин стал первым вампиром, нуждающимся в крови для пропитания, за пределами смертности и с невероятной силой. Позже Каин создал свою собственную расу, чтобы заменить семью, с которой был разлучён, но его потомки обладали лишь частью его невероятной мощи. Первым потомком был Енох, и много веков спустя Енох передал наследие силы своему наследнику, Теноху, который затем передал его мне.

Веритас подняла свою светлую бровь.

— И каким образом Раджедеф может получить это от тебя сейчас? Ты отдал наследие силы Кости, когда объединял ваши линии.

— Да, я сделал это, но Кости не сможет передать силу кому-нибудь ещё, пока не овладеет ей в достаточной степени. Мне потребовалось несколько веков, чтобы сделать это. Радж не намерен ждать так долго. Он хочет, чтобы я передал ему всю силу, оставшуюся у меня. Это единственный способ, при котором он будет уверен, что действительно обладает наследием Каина.

— Но если ты передашь ему всю свою силу…, - Кира умолкла.

Менчерес мрачно хмыкнул.

— Это, скорее всего, убьёт меня. Или это сделает Радж, когда я ослабею после того, как отдам её ему. Если я выживу после такого, то стану доказательством его двуличия. Если же я буду мёртв, Радж сможет скрывать свою новоприобретённую силу, и мало кто будет наверняка знать, что она у него есть.

Выражение лица Веритас было очень серьёзным.

— Вы считаете, что Совет Хранителей поверит в ваши обвинения против Хранителя Закона в заговоре, убийстве, выставлении на показ существования расы и шантаже. Всё это основано на предположениях, тогда когда ваше собственное соблюдение законов, в лучшем случае, запятнано.

— Запятнано? Он же не сделал ничего плохого, — в отчаянии произнесла Кира.

— Распространяются слухи о том, что Менчерес призвал духов, чтобы найти и убить свою жену. Чёрная магия запрещена Законом, но, конечно, все свидетели смерти Патры и её охранников преданны Менчересу и не подтверждают это.

Она бросила острый взгляд на Влада, пока говорила. Он подмигнул ей, и его губы сложились в хитрую ухмылку.

В тех слухах не упомянуто, что Патра прислала армию из могилы, чтобы напасть на меня и моих людей? — возразил Менчерес.

— Она послала за тобой зомби? — не веря, спросила Кира.

— Да, — коротко ответил Менчерес. — И ничто из могилы не может быть убито обычными средствами. Даже мой телекинез был против них бесполезен: некромантия не подчиняется силе живого — и Патра это знала.

— Ты мог бы подать официальную жалобу… — начала Веритас.

— Чтобы разобраться в этом, вам понадобилось бы несколько недель, — перебил Менчерес. — Я и большинство моих людей были бы уже мертвы, потому что Патра призвала бы другую форму некромантии, чтобы нас прикончить после того, как это не удалось сделать в первый раз. Тогда нас спасла только удачная догадка, но было уже слишком поздно и десятки были убиты.

Губы Хранителя Закона по-прежнему были сжаты в жесткую линию. Кира почти чувствовала напряжение между этими тремя, а их борьба лишь поможет Раджу.

— Я понимаю твоё уважение к Закону, Веритас, — сказала Кира. — Ты хороший коп. Но если — чисто гипотетически — Менчерес использовал какие-то чары против своей жены, что бы ему помешало использовать их против Раджа? Он ведь знает, что никто не будет свидетельствовать против него — либо из лояльности, либо из страха. Но Менчерес отказывается использовать эти силы против того, кому на всё наплевать, лишь бы победить его.

Кира наклонилась ближе, и голос её упал.

— Если он и использовал их раньше, то только для самообороны, и почти каждый закон позволяет свободу самообороны. Он не использует их сейчас, хотя это самый быстрый способ выиграть, разве это не подтверждает его уважение к Закону?

Веритас долго и пристально смотрела на каждого из них, а её голубые глаза были значительно более древними, чем внешний вид подростка. Кира оставалась совершенно неподвижной. И молилась, чтобы Хранитель Закона смогла увидеть этот карточный домик Раджа.

— Быть может, я и склонна верить вам, но Совет Хранителей потребует доказательств, а не предположений, независимо от того, насколько они убедительны, — произнесла, наконец, Веритас.

И пока они будут собирать доказательства, Радж займется созданием дополнительных проблем Менчересу, убив, Бог ещё знает, сколько невинных людей. Кира сжала зубы. Однажды она уже помогла поймать одного нечестного копа — Пита. Вероятно, она могла бы сделать это снова с Раджем.

— Я знаю, как поймать Раджа, — сказала она. Три взгляда обратились к ней. — Но сначала нам придётся вернуться в Чикаго, чтобы уладить кое-какие дела.

Глава 29

Кира будто впервые ехала на Чикагском метро Зеленая Линия. Маршрут вдоль Чикаго Луп [3]был для нее таким знакомым, но теперь все казалось другим. Потоки ароматов были всепоглощающи и превосходили по силе даже рев поездов, пулей пролетающих по путям. Если не брать в расчет более резкие запахи алкоголя, мочи, человеческих тел, духов и неприятного запаха изо рта, ароматы, оставшиеся в вагоне, походили на отпечатки эмоций.

Конечно же, она чувствовала и запах следов крови либо въевшийся в вагон метро, либо тянущийся за людьми, входящими и выходящими из вагона. Совсем недавно она снова питалась, так что этот аромат не пробуждал в ней голод, а был лишь напоминанием. Теперь кровь была частью ее жизни, здесь больше не могло быть выбора, как если бы она стала решать дышать или не дышать ей, когда была человеком. В какой-то степени Кира не могла поверить, что прошло так мало времени с тех пор, как она впервые проснулась вампиром. Казалось, это произошло давно, как и тот день, когда она впервые встретила Менчереса. Календари, даты и часы просто напросто были не точным способом измерять подобные вещи.

Из динамика объявили, что следующей будет остановка Клинтон Стрит. Кира накинула на плечи сумку и встала, не держась для равновесия за спинку сиденья или поручень. Когда вагон остановился, она вышла, направляясь теперь по знакомым улицам, которые вели к квартире Тины.

Так много раз прежде Кира ходила по этой части Западного Лупа после наступления темноты, фокусируя внимание на всех переулках, открывающихся с ее стороны, или расширяющихся участках темноты, куда не проникал свет уличных фонарей. Или на звуки слишком близко раздающихся позади нее шагов. Теперь она шагала вниз по улице, смотря только вперед, и ее шаги были бодрыми и уверенными. Никакие затемненные участки, оружие, переулки или шныряющие незнакомцы не могли больше причинить ей вред. У всех встречных на этих улицах было сердцебиение, делая их уязвимыми для нее, а не наоборот, если им придет в голову пересечь ее путь со злым умыслом.

Она добралась до здания, в котором жила Тина, совсем немного быстрее, чем обычно. Нельзя привлекать нежелательное внимание, рассекая улицы на сверхъестественной скорости, в конце концов. Она воспользовалась своим ключом, чтобы войти внутрь, а затем выбрала лестницу вместо лифта, чтобы избежать соседей Тины, которые могли бы узнать ее, если она поедет с ними. Кира уже знала, что ее приметы за последние несколько дней уже распространили новостные станции. В последний раз, когда она звонила Тине, та без разговора повесила трубку. Она не думала, что Тина злилась на нее. Она предположила, что телефонную линию Тины прослушивали, равно как и сотовый. Кира не стала звонить брату: у него почти никогда не было работающего номера.

Лестничная клетка была пуста, позволяя Кире перемещаться со скоростью, которая быстро стала для нее более естественной. За несколько минут она добралась до четырнадцатого этажа и, прежде чем шагнуть на лестничный пролет, инстинктивно заправила волосы за уши. Однако оказавшись возле квартиры Тины, она остановилась.

Два сердцебиения раздавались внутри, не одно. Кира вдохнула около двери, но не смогла отличить ничего полезного. Она никогда не вдыхала аромат своей сестры, будучи вампиром, хотя более тяжелый аромат цитрусовых около входа, вероятно, принадлежал именно ей. Кто там с ее сестрой? И станет ли этот кто-то проблемой?

Она не могла уйти теперь. Она слишком сильно рисковала, придя сюда. Кира постучала, снова поправляя волосы. Сначала она услышала шаги и сердцебиение прямо по другую сторону двери, а затем пораженный вздох, прежде чем дверь открылась.

Тина стояла с другой стороны, все такая же изящная блондинка, но с цветом лица более здоровым, чем в прошлый раз, когда она видела ее. Кира улыбнулась. Кровь Менчереса вернула ее младшую сестру, и теперь лекарство для Тины бежало по ее венам.

— Привет, — произнесла Кира. — Я могу войти?

Голубые глаза Тины широко распахнулись, а ее аромат — да, это была та самая цитрусовая смесь, что Кира уловила у внешней стороны двери, похожая на апельсины и гвоздику — стал чуть кислее, а пульс ускорился.

— Все в порядке? — спросила Кира, напрягшись. В ее квартире полицейский? О господи, они послали кого-то после того, как Кира звонила в последний раз?

— Кира? — неуверенно произнесла Тина, будто сомневалась в том, что она видела.

— Кто это, Tи? — раздался из глубины квартиры голос ее брата.

— Рик здесь? — спросила Кира, качая головой. — О, Тина, ты же не разрешила ему переехать к тебе?

— Кто? — Ее брат появился позади плеча Тины. Его глаза были красными, а по складке на щеке стало понятно, что он только что проснулся.

— Кира, черт побери! — воскликнул он, и его глаза выкатились, когда он увидел ее. — Ты в большой проблеме, чувиха. Прям … огромной, — закончил Рик.

— Привет, Рик, — сухо ответила Кира. — Джои наконец-то выпер тебя?

Тина без слов отстранилась. Кира прошла внутрь. Один лишь вздох открыл ей, что Рик пах марихуаной, каким-то другим наркотиком, сигаретами и алкоголем. Бросив взгляд, она увидела, что он устроился на диване Тины. Похоже, что он здесь уже несколько дней. Пустые банки от пива, пепельница, переполненная окурками, и пара скомканных пакетиков от чипсов заканчивали эту картину.

Кире хотелось вдарить ему хорошенько, и не только за то, что превратил в помойку квартиру Тины, устроившись здесь как дома.

— Ты куришь рядом с Тиной? У нее сердечная недостаточность, и она только что вышла из больницы после того, как несколько недель назад чуть не умерла, но твоя проклятая привычка к никотину важнее, чем ее легкие? Ты не мог даже выйти наружу, чтобы позволить ей вдыхать хоть немного чистого воздуха в своей собственной квартире, Рик?

Его лицо поменяло цвет на пятнисто-красный.

— Тебя разыскивают гребаные полицейские, ФБР, а возможно и кое-кто покруче, а ты тут истеришь на меня за то, что я курю? Чувиха, у тебя что-то с нервами —

— О, заткнись, — рявкнула Кира.

К ее удивлению Рик замолчал. Сразу же. Его рот открылся, но ничего из него не вышло. Затем его глаза расширились, и он начал махать вокруг руками, как будто они загорелись.

Кира обернулась, ожидая увидеть кого-то у себя за спиной, но там не было никого кроме Тины. Она только что закрыла дверь и уставилась на нее.

— Твои глаза…, - прошептала она.

Кира выругалась. По дороге сюда она прекрасно контролировала свои эмоции, но пять секунд в компании ее брата — и она потеряла свой фасад нормальности и уже бросает в него взглядом ярко-зеленые сверхъестественные кинжалы. Теперь ей придется налаживать эту неразбериху.

— Рик, сядь. Найди в мыслях какое-нибудь счастливое место или что-нибудь вроде того, — направила она его.

Рик сел на пол, его безумные движения затихли, и выражение спокойствия воцарилось на лице. Кира была рада, что не была вампиром, когда они росли, и ей приходилось нянчиться с ним ради отца и его новой жены. Тогда она могла бы найти ужасное применение своим навыкам по контролю сознания. Рик был сущим наказанием даже ребенком.

Затем она повернулась к Тине, закрывшей глаза. По ее щеке потекла вниз единственная слезинка.

— Не надо, Кира, — сказала Тина, качая головой и все еще не открывая глаз. — Что бы ты там с ним не сделала, не делай этого со мной. Я знала. Я видела ту запись на YouTube, и хотя я не хотела верить… ведь ты никогда не связалась бы ни с чем подобным, но ты просто исчезла. Даже если бы и связалась, мамин крест. Ты не позволила бы никому сорвать его с шеи и использовать вот так, если бы это была просто игра. Ты не снимала ее цепочку с тех пор, как она умерла, поэтому, когда я увидела, я поняла, что это по-настоящему…

Рука Киры сомкнулась вокруг креста на ее шее. Ее потрясло то, что Менчерес использовал его, чтобы разрезать собственное горло и напоить ее своей кровью, но ей никогда не приходило в голову, что Тина увидит это и поймет, что это вовсе не извращенная ролевая игра. И Тина была права. Она не снимала цепочку с тех пор, как сняла ее с шеи матери и надела на свою за день до ее похорон.

— Тина…

Она не была уверена, что сказать. Она не собиралась рассказывать сестре так скоро. В конечном счете, она бы это сделала, но не сегодня. Сказать Рику у нее даже мысли не было.

— Полиция нашла несколько пузырьков с кровью в твоей квартире. Они спросили меня, знала ли я, что ты участвуешь в вампирских ролевых играх, видела ли я когда-нибудь того парня на видео, и знаю ли я, где ты. — Голос Тины сорвался. — Я сказала им, что ничего не знала, но я ведь узнала того парня из больницы в ту ночь, когда меня сняли с искусственной вентиляции легких. Медсестры все продолжали говорить о том, что я чудом поправилась. Я никогда не чувствовала себя лучше чем в последнее время. Потом, когда я увидела запись, его, то, что произошло, и когда ты исчезла… внезапно я поняла, почему мне лучше.

О, Боже, Тина видела все насквозь. Кира металась, не зная, что делать. Одна лишь вспышка ее глаз, и Тина забудет все, но хотя с Риком у нее не было выбора, Тина могла и справиться с этим.

— Я встретила его случайно, — сказала Кира, пытаясь подвести итог прошедшим невероятным нескольким неделям максимально коротким способом. — Увидела вещи, позволившие мне понять, что он не человек, но он не смог заставить меня забыть их, как делает с большинством людей. Когда я сказала тебе, что у меня был грипп, это была не правда. Он удерживал меня у себя, надеясь, что я попаду под его власть и что он сможет стереть мои воспоминания о том, что я увидела, но этого не произошло. Потом он отпустил меня, но я чувствовала к нему что-то настолько сильное, что начала искать его. Это привело меня в клуб. Ты видела, что произошло там.

Тина ничего не ответила, но лицо ее слегка побледнело. Однако хрупкая фигура осталась стоять прямо.

— Он поджег то место? Убил тех людей?

— Нет, — сразу же ответила Кира. — Его подставил тот ублюдок, который приказал убить меня. Я могу исчезнуть на долгое время, но хотела увидеть тебя снова и сказать тебе… ну, я не собиралась тебе этого говорить, но ты не должна волноваться. Со мной все хорошо, лучше, чем хорошо, и как только мы со всем разберемся, я вернусь в твою жизнь точно так же, как и прежде.

Тина наконец-то встретила пристальный взгляд Киры. Еще одна слезинка покатилась по щеке.

— Я так боялась. Я думала, что ты ушла навсегда, потому что теперь ты что-то иное. Я не знаю, что все это означает, и так трудно в это поверить, но когда я услышала, как ты визжишь на Рика, я поняла, что внутри ты все та же.

Кира чувствовала, что ее глаза тоже увлажнились.

— Конечно, это все та же я. Это просто мифы, Тина. Я не убиваю людей. Я не скрываюсь в склепе в течение дня. Ты видишь, что я все еще ношу крест мамы, так что я не боюсь религиозных предметов. Большая часть того, что ты слышала — на самом деле не правда.

Тина все еще казалась несколько ошеломленной, но Кира помнила, какой ошеломленной она сама была поначалу, и все это с гораздо большим количеством доказательств, чем видела Тина.

— У тебя есть клыки? — спросила Тина, выглядя одновременно и восхищенной, и колеблющейся.

— Да. — Кира криво улыбнулась. — Я все еще привыкаю к ним.

— А парень… ты с ним…

— Его зовут Менчерес, и я люблю его, — тихо ответила Кира. — Он удивительный. У меня нет времени рассказывать насколько, но это так. Скоро вы познакомитесь, обещаю.

Тина обернулась через плечо, будто Менчерес мог волшебным образом появиться у нее за спиной в дверях.

— Это будет, эээ, немного странно, — сказала она прерывающимся голосом. — Я имею в виду, ты — моя сестра, поэтому ты не кажешься мне какой-то иной, даже если теперь ты такая и есть. Но он — совсем другой. Он даже похож на вампира, такой высокий, темный и горячий. Он живет в одном из тех больших жутких домов?

— Нет, оба его дома, в которых я была, вполне нормальные, — ответила Кира, думая «не считая дома, который я еще не видела. Огромного такого треугольника на Плато Гизы».

Взгляд Тины метнулся Кире за спину.

— Ты не можешь сказать Рику. Он любит тебя, но он выдал тебя, как только полицейские расспросили его. Рассказал им все, что ты делала, начиная с десяти лет. Если он узнает об этом, то он прямиком пойдет в полицию, новости, и тому подобное.

— Нет, я не скажу Рику, — вздохнула Кира, тоже поворачиваясь к брату. Рик что-то там бубнил сам себе, сидя на полу и выглядя намного более расслабленным, чем она когда-либо видела его, если только он не бывал в стельку пьяный. — Он даже не вспомнит, что я приходила сюда. Но ты запомнишь. Если хочешь.

Выражение лица Тины было твердым, хотя она до сих пор оставалась бледна.

— Я хочу. Ты можешь доверять мне.

— Я знаю, что могу, Крошка Ти, — сказала Кира, называя ее прозвищем, которое она ей придумала, когда они были детьми. Она подошла к своей сестре, чувствуя, что Тина слегка вздрогнула, когда она обхватила ее руками. Когда ничего другого не произошло, та расслабилась, так и не узнав, что Кира мысленно твердила себе «яичная скорлупа», чтобы не сжать ее слишком сильно.

— Я должна идти, — сказала она, наконец, отпуская Тину. — Чтобы увидеться с тобой, мне пришлось улизнуть от Менчереса, когда он ушел по делам. Он бы не позволил бы мне это сделать, поэтому мне нужно скорее вернуться. Он взбесится, если вернется и не обнаружит меня.

Тина коснулась ее руки.

— Он никуда тебя не отпускает?

— Он совсем не похож на Пита, — тихо сказала Кира, зная, откуда происходило беспокойство Тины. — Он просто боится, что со мной что-нибудь произойдет из-за этого другого вампира, который преследует его. Именно поэтому я не могла приехать увидеться с тобой, пока он сам не отлучился. Но как только все придет в норму, я смогу ходить куда угодно и куда захочу.

— Я надеюсь, что так, — сказала Тина. — Не звони и не отправляй мэйлы. Я думаю, что полиция прослушивает мой телефон и возможно даже отслеживает электронку, так что будь осторожной.

— Буду.

Кира подошла к Рику и пристально посмотрела на него. Если бы только она могла помочь ему с его болезнью так легко, как Менчерес помог Тине.

— Ты не видел меня сегодня, — сказала она, наконец, и глаза ее вспыхнули зеленым. — Ты спал. Когда проснешься через несколько часов, ты будешь знать, что мы с Тиной любим тебя и так будет всегда. Ты пойдешь на встречу Анонимных Наркоманов, найдешь попечителя, потому что ты понимаешь, что в жизни есть нечто большее выпивки и кайфа. Ты поймешь, что есть нечто важнее твоей тяги, Рик, и что ты сможешь справиться с ней. О, и ты не будешь курить при Тине, — закончила она.

Кира не могла заставить своего брата завязать, но возможно, просто возможно, эта подсознательная директива направит его на путь к восстановлению. В конечном счете, только Рик мог спасти свою собственную жизнь. Все, что Кира могла сделать, — попытаться подтолкнуть его.

Затем она повернулась, обняла Тину на прощание и вышла из квартиры. Она снова направилась по лестнице, чтобы спуститься, отсчитывая этажи и скучая по Менчересу несмотря на то, что прошло только несколько часов с тех пор, как она видела его. На лестничной клетке было тихо за исключением стука ее шагов, но после того, как она спустилась приблизительно по полудюжину этажей, покалывание в воздухе коснулось ее кожи, словно невидимая паутина.

Она колебалась лишь секунду, прежде чем возобновить свой темп. Оставалось еще шесть этажей. Ощущение паутины усилилось, но Кира расправила плечи и продолжила идти вниз, игнорируя знак «выход» справа от себя, который привел бы ее на шестой этаж здания.

Вампиры напали на Киру прежде, чем она достигла четвертого.

Глава 30

Новый мобильный Менчереса зазвонил. Прежде чем ответить, он пристально взглянул на цифры, показывавшие, что звонит Кости. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы успокоиться, и в его голосе не осталось и тени эмоций, бушующих внутри.

— Да.

— Я только что говорил по телефону с Раджедефом, — начал Кости без предисловий. — Сказал ему, что не знаю, как с тобой связаться, и будь всё проклято, но он дал мне номер телефона, чтобы я передал его тебе. Он сказал, что тебе нужно с ним связаться «прежде, чем станет слишком поздно». Что, чёрт возьми, это значит?

Сила закипела в нем, ища кого-нибудь, кого бы можно убить. Но Менчерес хотел спустить свою смертоносную силу только на одного человека, а его здесь не было.

— Всего лишь дальнейшие угрозы по поводу убитого Инфорсера, — холодно ответил он. — Дай мне номер. А потом отправь его массовой рассылкой всем нашим людям и их собственности.

— Я сделаю это, но прекрати мне лгать, — бесцветным голосом произнёс Кости, перед тем как повторить номер. — Что Раджедеф предпринял? Позволь мне помочь тебе.

— Когда ты в прошлом году намекнул на возможность того, что у тебя проявилось больше моих сил, было ли среди них восприятие местоположения человека? — спросил Менчерес, игнорируя вопрос.

Кости на мгновение замолчал, а затем сказал:

— Нет.

— Тогда ты не можешь мне помочь, — вздохнул Менчерес. — Но ты можешь помочь нашим людям, если не будешь идти против Совета Хранителей. Отправь всем сообщение. Пусть отрицают, что знают, как найти меня. Отрекутся от меня, если потребуется. Это то, что я требую и от тебя.

На другом конце линии Кости сердито фыркнул.

— Теперь я знаю, какое разочарование испытывает моя жена, когда я пытаюсь держать её подальше от некоторых вещей ради её собственной безопасности.

— Я рад, что у тебя есть Кэт, — тихо произнёс Менчерес. — Вы думаете, что я поступил так в прошлом, чтобы её сила принадлежала нашей линии, но я видел, что ты полюбишь её. Это главная причина, по которой я вмешался.

— Почему мне кажется, что ты прощаешься со мной? — спросил Кости с напряжением в голосе.

Менчерес закрыл глаза, нуждаясь в нескольких мгновениях, прежде чем снова заговорить.

— Я очень горжусь тобой, — произнёс он, наконец. Затем повесил трубку, потому что Кости непременно попытался бы узнать, где он. Когда мобильный зазвонил снова и высветился тот же номер, он не ответил. Должен пройти час — достаточно времени, чтобы Кости успел разослать всем сообщение, в какой бы ярости он ни был. Затем Менчерес позвонит Раджу и выслушает все требования Хранителя Закона, чтобы освободить Киру — что Радж делать и не собирается.

Он не сомневался, что она у Раджедефа. Если бы любой другой Хранитель Закона схватил Киру, Менчересу нужно было бы связаться с Кости, не с Раджем. Вопрос только в том, был ли Радж достаточно умён, чтобы оставить Киру в живых.

Кости позвонил еще пять раз в течение двадцати минут. Менчерес проигнорировал все звонки. Ровно через 60 минут после разговора с Кости, Менчерес позвонил по номеру, который оставил Радж.

— Да, — ответил Радж после нескольких гудков. Он был зол.

— Это я, — произнёс Менчерес.

— Менкаура, я разочарован поведением твоего соправителя. Кажется, он солгал Хранителю, когда сказал, что никак не может найти тебя, — промурлыкал Радж, потеряв свой враждебный тон.

Менчерес почти улыбнулся.

— Кости несколько переусердствовал в попытке доставить твоё сообщение. Он разослал твой номер всем нашим людям и их собственности, призывая их отправить его всем знакомым, в надежде найти кого-то, кто сможет найти меня. Ты можешь потратить своё время на поиск среди этих тысяч того, кто меня нашёл, или мы можем поговорить.

Радж коротко рассмеялся.

— Умно. Это объясняет все последние жалобы и анонимные угрозы. Твои люди слишком преданны тебе. И теперь мне нужно сменить номер.

— У тебя есть то, что мне нужно, — сказал Менчерес, слишком беспокоясь о Кире, чтобы перекидываться шуточками с Раджем. — Я меня есть то, что ты хочешь. Либо мы обсудим обмен, либо я завершу нечто большее, чем просто звонок.

— Понятия не имею, о чём ты говоришь, — сказал Радж с наигранной невинностью.

— Нет необходимости притворяться, — ответил он резко. — Если бы я пошёл в Совет обвинять тебя в похищении Киры, они бы посадили меня под замок в мгновение ока, а ты слишком осторожен, чтобы признаться в чём-то по телефону, когда я могу записать это и воспроизвести им позже. Кроме меня у тебя слушателей нет, а моё терпение подходит к концу.

Прозвучал низкий свист.

— Звучит так, будто ты потерял своего новообращённого вампира, Менкаура. Я хотел бы тебе помочь, но не видел её с того вечера, как ты обратил её.

Радж по-прежнему не хотел рисковать на случай, если их разговор прослушивается — лично или же по электронному устройству. Сила Менчереса поднималась в нем бурлящими смертоносными волнами и отступала только перед страхом за Киру. Если Радж убил её…

— Ты знаешь, что мне недолго осталось, — сказал он ледяным тоном. — Но я могу уйти двумя способами. Первый — пойти прямо в Совет Хранителей, чтобы возложить на себя ответственность за всё, в чём меня обвиняют. Моим приговором станет смерть, а их правосудие будет быстрым. Или же я могу пойти к тебе и обменять себя на свободу Киры. Я хотел бы сделать это в ближайшие двадцать четыре часа. Так что же мне выбрать?

Радж молчал. Менчерес ждал до тех пор, пока его гнев и страх не заставили стены вокруг него сотрясаться. Радж для своей собственной выгоды утверждал, что Менчерес фатально влюблён в Киру, но никогда по-настоящему не верил в это. Радж мог уже догадаться, что она дорога ему, но могло ли незнание истинных чувств Менчереса означать, что Хранитель Закона и не думал оставлять Киру в живых ради шантажа? Что, если он убил её, чтобы сделать Менчереса опрометчивым и в дальнейшем настроить против него Совет?

Менчерес знал, что не надо было возвращаться в Чикаго, но она настаивала. Они бы могли найти доказательства причастности Раджа и другим путём. Если бы он не согласился на план Киры, она была бы с ним сейчас…

— Если бы ты захотел сдаться, я бы, как Хранитель Закона и единственный живой член семьи, мог бы посоветовать тебе прийти ко мне, — сказал Радж наконец. — Мне было бы неприятно, если бы ты умер окружённым врагами, когда я мог облегчить твою кончину.

Менчерес сжал кулаки, когда облегчение нахлынуло на него. Радж всё ещё был осторожен в выборе слов, но смысл их был понятен. Кира была всё ещё жива, и Радж предлагал обменять её на силу Менчереса — и его смерть. Радж даже не притворялся, что оставит Менчереса в живых.

— Тогда смерть, которую я искал прежде, я обменял бы на одного из моих людей. Скажи мне, если бы ты не смог захватить Киру, кого бы использовал против меня?

— Как Хранитель, я бы никогда не стал никого шантажировать, но, если бы я стал искать рычаги давления на тебя, Менкаура, это не было бы сложно. Ты никогда не испытывал недостатка в дорогих тебе людях, — произнёс Радж с жестоким удовлетворением.

— А ты никогда не позволял себе заботиться ни о чём, кроме власти. Даже с тысячами моих сожалений я бы не променял свою жизнь на твою, дядя, даже если бы это дало мне ещё четыре тысячи лет жизни.

— Я устал от этого разговора, — резко сказал Радж. — Мы увидимся завтра в полночь на крыше Банка Америки в Атланте. Приходи один и без оружия.

— Мне нужны доказательства, что я приду не напрасно, — возразил он. — Твоего слова не достаточно.

Радж усмехнулся.

— Если бы Кира былау меня, я бы не стал держать её где-нибудь поблизости от тебя. Своей огромной силой ты бы просто убил и меня, и любых охранников. Я беру на себя огромный риск, встречаясь с тобой наедине, чтобы привести в исполнение решение Совета, но утешаю себя осознанием того, что, если со мной что-то случится, позже будут приняты меры, дабы обеспечить тебе наказание.

Или, если ты не свяжешься с охранниками Киры в назначенное время, они её просто убьют, цинично подумал Менчерес. Он действительно так считал. Радж мог быть безжалостным и жестоким, но не глупым. Нет, Кира будет далеко от того места, где Менчерес встретится с Раджем. Единственной причиной, по которой Хранитель Закона не боялся, что Менчерес найдёт её ещё до встречи, было то, что его способность находить людей исчезла вместе с его видениями.

Я уже иду, казалось, шептал ему тёмный загробный мир Дуат.

Пока нет, ответил ему Менчерес.

— Надеюсь, ты найдёшь другой способ дать мне доказательства, которые я требую. Увидимся на крыше Башни завтра в полночь, — заявил он и повесил трубку.

Влад прошелся по комнате, заложив руки за спину, взгляд его был жёстким.

— Ты же в действительностине собираешься идти один, правда?

— К Раджу? — мрачно улыбнулся ему Менчерес. — О, да.


***


Кира слышала, как Радж говорил с Менчересом в одной из соседних комнат. Изображения пернатых змеев, войны, воинов, вырезанные на белом камне стен этого частично разрушенного храма, обеспечивали идеально жуткий фон для извращённых планов Хранителя Закона. Кира почти могла представить, что слышит крики жертвы, эхом проносящиеся по развалинам огромного, некогда величественного города майя.

Железные кандалы на запястьях и лодыжках были закреплены на стене позади Киры. Оковы оставляли на её коже ссадины, которые мгновенно заживали, и так повторялось каждый раз, когда он двигалась, однако не кандалы были причиной боли, жгущей её изнутри. Это был голод. Последний раз она питалась перед тем, как отправилась навестить сестру.

После того, как трое вампиров похитили её из дома Тины и привезли на самолёте сюда, в эти огромные развалины, Радж систематически пускал ей кровь через косые порезы, сделанные серебряным ножом. Не потому, что был жесток, как объяснил он с холодной улыбкой, а потому, что так она будет слишком слаба, чтобы освободиться. Радж даже имел наглость заявить, что у Киры нет причин бояться, что кто-либо из охранников унизит её, пока она будет беспомощна и прикована к стене. В конце концов, он был Хранителем Закона, а Хранители не потворствуют непочтительному отношению.

Кира не удивилась бы, если бы этот напыщенный болван действительно верил всему, что слетало с его языка, или если бы он просто считал её достаточно глупой, чтобы поверить ему. Она видела, какие взгляды бросали на неё некоторые из наёмников Раджа, и ни один из них почтительным не был. Кире не нужны были её инстинкты, чтобы понять: охранники Раджа просто ждут своего часа, когда хозяин даст им «добро». Она знала, что Радж не собирается оставлять её в живых и ему наплевать, если эти мерзкие люди немного развлекутся с ней, прежде чем убить, как приказано.

— У тебя есть повод для радости, — сказал Радж, влетая в комнату, где сидела Кира. — Менчерес согласился обменять себя на тебя. Он, должно быть, действительно устал от жизни. Или же намерен устроить мне ловушку, приведя с собой других Хранителей, однако всё, что они увидят — это то, что я приведу в исполнение приговор осуждённому.

— Ты так уверен, что всё продумал, — ровным голосом произнесла Кира, надеясь, что он оставит её, чтобы она не могла больше лицезреть, как он превозносит сам себя.

Радж прожёг её взглядом, его тёмные глаза зеленели. Длинные чёрные волосы были заплетены в косы, но каким-то образом это выглядело даже мужественно. Эти косы покачнулись, когда он подошёл к ней ближе.

— Ты ничтожно молода, чтобы понять, как долго я ждал, но теперь, наконец, настало время потребовать мою силу.

— То есть украсть силу Менчереса? — поправила она.

Он раздражённо развёл руки.

— Эта сила должна быть моей. Даже боги согласны. Почему же ещё Менчерес так страстно желал умереть? Почему же ещё его видения и способность находить людей исчезли? Если бы этого всего не было, я бы не смог действовать против него. Видишь? Сама судьба благоволит мне!

Самовлюблённый ублюдок, подумала Кира, но не распаляла и без того неустойчивый нрав Раджа, сказав это вслух.

Она знала, почему всё это произошло с Менчересом. Это не имело ничего общего с судьбой, протягивающей руку помощи жажде власти Раджа. Это веками подавляемые чувство вины, сожаление и горе нагнали Менчереса, преобразуя всё во тьму, и теперь он не мог видеть прошлое и думал, что не может побороть эту тьму. Если бы у Раджа была совесть, он бы знал, насколько сильны, могут быть внутренние демоны. Но, конечно, бесчестный Хранитель Закона слишком бесчувственен, чтобы что-нибудь об этом знать.

— И ты отпустишь меня, как только получишь от Менчереса то, что хочешь? — спросила она, едва удерживаясь от насмешки в вопросе.

Выражение лица Раджа не изменилось.

— Разумеется. Никто ведь не поверит в то, что ты расскажешь, а даже если и так, то у тебя не будет доказательств.

За исключением твоей новой силы, в мыслях добавила Кира. Только идиот мог поверить, что Радж не убьёт её, чтобы защитить эту свою тайну. Черт возьми, да она пари готова держать, что дни наёмников, охраняющих это место, тоже сочтены. Она догадывалась, что единственная причина, по которой Радж делает вид, что отпустит её — чтобы Кира не предупредила Менчереса, когда он потребует поговорить с ней, прежде чем отдать силу Раджу. Менчерес ничего не даст ему, пока не поймёт, что она жива. И Хранитель Закона должен понимать это.

— Так значит Менкаура взял тебя в любовницы, — сказал задумчиво Радж, его взгляд прошёлся по ней так, что она захотела помыться даже больше, чем крови. — Я чувствую на тебе его запах.

— Дай мне мыло и воду, и я это исправлю, — резко ответила она. Ей не нравился расчётливый блеск глаз Раджа, и он явно имел отношение к запаху Менчереса на ней. Чем раньше Радж оставит её в покое, тем лучше.

Вместо этого он подошёл ближе и остановился всего в нескольких дюймах от Киры.

— Когда я организовал слежку у дома твоей сестры, я думал, что это будет бесполезно. Я чувствовал, что Менкаура влечёт к тебе, и поэтому не ожидал, что он позволит тебе вернуться, опасаясь ловушки. Если бы его не заботило, куда ты пошла, захват тебя в заложники ничего бы мне не дал. Пока мои люди не услышали, как ты сказала своей сестре, что пришлось ускользнуть от Менкаура, чтобы увидеть её. Вот почему я знал, что ты будешь полезна мне живой.

Кира подавила дрожь, так как тревожный огонёк в глазах Раджа стал ярче.

— Так скажи мне, — почти прошептал он, — насколько сильно ты дорога Менкауру?

Последнее, что она сделает — скажет Раджу, что Менчерес любит её. Он ведь мог сделать с ней что-нибудь ужасное, чтобы досадить Менчересу, но она не могла делать вид, что ничего не значит для него. Это было бы слишком похоже на ложь. Хотя Радж и верил, что Менчерес желает умереть, раз согласился обменять себя на неё.

— Мы не смогли провести вместе много времени, но то, что провели, было довольно-таки многообещающим, — ответила она настолько уклончиво, насколько смогла.

В ней боролись гнев и голод. Она хотела стереть эту ухмылку с лица Раджа… и отдала бы что угодно за пакет крови прямо сейчас.

— Знаешь, как греки звали Менкаура? — спросил Радж с притворной небрежностью. — Эросом, как бога похоти. Как фараонов, нас обоих почитали богами. Я Хранитель Закона уже почти три тысячи лет, но прежде, чем я им стал, я проводил время в поисках удовольствий, как и Менкаура… я проводил свои ночи в таком море плоти, что никогда не смогу сосчитать всех женщин, которые у меня были.

В Кире всё сильнее разгорался гнев, но она старалась обуздать его, подняв эмоциональные щиты. Раджу было недостаточно подставить Менчереса и разрушить его жизнь. Теперь он пытался разрушить его отношения с ней, даже если и намеревался убить его, как только увидит.

— Рада за тебя. Я бы посоветовала тебе по мотивам твоих воспоминаний снять порнофильм под названием «Боги Сходят С Ума», — ответила она почти ровным голосом.

— Менкаура жил также почти две тысячи лет, пока не женился, — резко сказал Радж, как если бы Кира была слишком тупой, чтобы понять, что Радж был не единственным, кто купался «в море плоти».

Кира вздохнула для пущего эффекта.

— Это имеет смысл. Объясняет все то, что он вытворял в постели, нажаривая меня, да и с этой его силой — я говорю это буквально.

Радж одарил её презрительным взглядом.

— Там были не только женщины. Мужчины были тоже.

Она пожала плечами, насколько ей позволяли оковы.

— Значит, он экспериментировал во времена своей дикой вампирской молодости. Как и большинство людей. Помню, ещё в колледже мы с моей подругой после нескольких порций текилы…

— Ты слишком глупа, чтобы понять, что я тебе сказал? — перебил он.

Кира наградила его жёстким взглядом, выпустив, наконец, свой гнев.

— Я всё поняла. Поняла, что ты ненавидишь Менчереса настолько, что опустился до такого. Давай, можешь рассказать мне ещё, но меня это не волнует. Весь тот ад, который устраивал Менчерес тогда, более чем компенсировали девятьсот лет целибата, поэтому ты не настроишь меня против него своими маленькими грязными историями. Всё, чего ты добился — это то, что мне стало скучно.

Она видела, как приближается его кулак, но, будучи прикованной к стене, могла только сидеть и готовится к этому. Боль взорвала половину её лица, сопровождаемая треском шеи, который она и слышала, и почувствовала. Несколько мучительных секунд она ничего не видела. Затем боль утихла, зрение прояснилось, и Кира смогла увидеть, как Радж вытирает кровь со своей руки о её рубашку.

— Увидим, как тебе будет скучно, когда я заберу силу Менкауры и убью его, — решительно произнёс Радж. — Если ты думаешь, что он найдёт способ победить меня, ты глупа. Менкаура уже знает, что он мёртв. Если бы он этого не знал, то боролся бы со мной усерднее.

Он стремительно вышел из комнаты и отрывисто отдал приказ одному из стражей питаться прямо перед ней, не давая ей ничего. Кира сжала губы в тонкую линию, пытаясь подавить обжигающий голод. Перед ней стояла задача, которую нужно выполнить, а для этого нужна ясная голова.

И немного времени без постоянного наблюдения.

Глава 31

Менчерес лежал на дне ванны. Вода давно остыла, но он не добавлял горячей. Он вообще не хотел двигаться, чтобы не нарушать свою сосредоточенность. Последние несколько часов он вглядывался в тёмную стену, маячившую в его сознании, пытаясь разобрать её по кирпичику. Местонахождение Киры было покрыто мраком. Если бы он только мог найти способ разрушить эту нерушимую защиту…

Но всё, что он видел — это то, что темнота подступала ближе и уже, казалось, поглотила и его. Он повторял слова Киры про себя, как если бы они были талисманом, который мог бы направлять его. Ты когда-нибудь слышал о самореализующемся пророчестве?.. Когда ты потерял способность видеть сквозь тьму?.. Вина оставшегося в живых… Ты не видишь будущего для себя, потому что не веришь, что заслужил его…

Ничто из этого не было важно сейчас. Он не мог поверить, что заслужил будущее, но знал, что Кира его заслужила. Этого должно быть достаточно, чтобы заставить его отказаться от каждого кусочка вины, которая могла блокировать его раньше. Кира любила его и верила в него так, как никто и никогда раньше. Одного этого должно быть достаточно, чтобы дать ему возможность уничтожить стену тьмы внутри.

Но, несмотря на то, что он всеми фибрами своей души хотел уничтожить эту стену и узнать местонахождение Киры пока не поздно, чтобы спасти её и отказаться от встречи с Раджем, она не дрогнула. Наоборот, казалось, что она стала плотнее, и, когда отсчёт пошёл на часы, Менчерес смирился и с огромным разочарованием осознал, что Кира была неправа. Этот барьер не создан им самим, не важно, насколько сильно верила в это Кира. Это не была вина оставшегося в живых, самореализующееся пророчество или неправильное истолкование того, что он увидел.

Это был Дуат, тёмная преисподняя, лишённая неба и земли, и ещё никто не смог победить смерть, когда паромщик останавливал на нем свой взор.

Менчерес встал из ванны, даже не удосужившись вытереться, прежде чем натянуть на себя одежду. Спокойствие и целеустремлённость окутали его. Вечная тьма может подождать, ведь прежде, чем он войдёт в Дуат, он подчинит вечную тьму своим целям. Есть ещё один способ спасти Киру.

Выражение лица Влада было мрачным, пока он ждал его снаружи ванной. Он не задавал никаких вопросов, но точно узнал бы, если бы Менчерес смог разрушить стену внутри себя. В этом случае Менчерес настоял бы, чтобы они покинули это место и отправились спасать Киру.

— Мы можем… — начал Влад.

— Я знаю другой способ, — оборвал его Менчерес. Губы его изогнулись в сардонической усмешке. — Хотя, возможно, ты не захочешь остаться, чтобы увидеть это.


***


Жжение внутри не прекратилось, даже когда Кира открыла глаза. Во рту у неё пересохло, ноги ныли, а желудок — каким-то образом — был полон огня. В течение нескольких секунд она не могла вспомнить, где находится и почему прикована кандалами к стене. Затем она вспомнила всё. Трое вампиров подстерегли её в доме Тины. Радж привёз её сюда. Менчерес запланировал сегодня встречу с Раджем, чтобы обменять свою жизнь на неё.

Она не шевелилась и не делала вообще ничего, чтобы не грохотать железными оковами и не показать бдительным охранникам, что она не спит. К её ужасу, они не оставляли её одну ни на секунду прошлой ночью. Конечно, Радж был здесь, так что, возможно, охранники просто старались быть более исполнительными рядом с ним. Она слышала их в других комнатах. С ними были люди, и стук их сердец подстёгивал голод Киры. Хотя казалось, что это здание закрыто для публики, руины были достопримечательностью для туристов, обеспечивая охранников лёгкой добычей.

Но в этой комнате охранников сейчас не было. И Раджа тоже. Он может быть по пути в Атланту для встречи с Менчересом. Когда это было? Как долго рассвет держал её в плену у сна?

Кира осмотрелась, пытаясь увидеть, есть ли проблески солнечного света в соседней комнате. Она не смогла изогнуть шею так, чтобы увидеть хоть что-нибудь, но чувствовала, что ещё не стемнело. У неё ещё было время. Быстрое сердцебиение манило её, жжение в желудке напоминало, что времени осталось не так уж много. Если она не сможет контролировать свой голод, то её опять может обуять бессмысленная кровожадность.

Менчерес рассчитывает на тебя, напомнила себе Кира. Она могла сделать это. Она не подведёт его.

Так тихо, как только смогла, она потянула за железный наручник, удерживающий запястье. Он тревожно громко заскрипел, заставляя бросить нервный взгляд на арку, но никто не пришёл. Кира стиснула зубы и попыталась снова. Железо застонало так, что для неё это прозвучало, как сигнал тревоги, но, судя по звукам из другой комнаты, охранники были заняты людьми. Кто знает, как долго это будет длиться? Нужно спешить.

Кира почувствовала, как железо начало отрываться от стены. Ликование переполнило её, но тут же она услышала, как один из охранников пробормотал:

— Ты это слышал?

Она закрыла глаза и обмякла в своих оковах как раз вовремя. Вошёл охранник, распространяя волны силы по мере приближения к ней. Большие руки обхватили её лицо и задержались слишком долго, чтобы ей стало некомфортно. Затем эти же руки грубо схватили её за грудь, но Кира заставила себя не реагировать.

— Ещё нет, — пробормотал он.

Облегчение затопило её, когда она услышала, как он присоединился к остальным в соседней комнате. Она осторожно приоткрыла глаза на случай, если он только прикидывался, что ушёл, но в комнате никого не было.

Она может вытянуть железо из стены, но оковы создавали слишком много шума, чтобы сделать это без ведома охраны. Кира аналитически осмотрела свои оковы. Поломанные кости вызвали бы меньше шума, чем гремящие кандалы. Всё, что ей нужно было сделать — это удержаться от крика. Она вспомнила боль, которую испытывала, когда Факел поломал ей руку.

Легче сказать, чем сделать, но у неё не было выбора.

Кира стиснула зубы и приготовилась. Затем она медленно, но безжалостно потянула руку, но браслет был слишком узким, чтобы всё прошло безболезненно.

Пульсирующая боль пронзила её руку, когда кости захрустели, словно кто-то молол зёрна для утреннего кофе. Дрожь пронзила ее, но она боролась, чтобы не издать ни звука. Когда браслет был снят с руки, она несколько секунд оставалась вывернутой под неестественным углом и заболела ещё больше, пока исцелялась. Затем, несмотря на то, что жжение в руке стихло, боль в животе, казалось, усилилась.

Она тянулась к запаху крови. Кира исчерпала свои и без того ограниченные ресурсы, ранив и исцелив себя. А ведь для того, чтобы бежать, ей нужно освободить ещё одну руку и обе ноги.

Кира мрачно взглянула на комнату, где сидели охранники. Ты можешь это сделать, твердила она себе. Радж думал, что она просто среднестатистический новообращённый вампир, беззащитный перед этими оковами и охранниками. Она покажет ему, как сильно он недооценивал её — и Менчереса.

Она посмотрела на свою другую руку. Затем, стиснув зубы, начала тянуть.


***


Менчерес сидел, скрестив ноги, внутри круга, руки на коленях, а внимание сосредоточено на вечернем солнце. Он повернулся лицом к западу, в направлении, откуда шла смерть. Прямо перед ним лежал серебряный кинжал и пустая чаша. Влад стоял на расстоянии нескольких футов от круга, челюсти его были плотно сжаты, и от него исходил сильный запах дыма.

— Это безумие.

Менчерес поднял серебряный кинжал.

— Я говорил тебе не смотреть. Ты решил присутствовать, однако не должен вмешиваться. Ты рискуешь потерять больше, чем свою собственную жизнь, если сделаешь это.

— Мы пойдём к Раджу, — Влад практически рычал. — Ты будешь держать его своей силой, а я буду его жечь, пока он не скажет, где держит Киру. Это и есть жизнеспособный план. Нет необходимости призывать бога подземного мира странным ритуалом чёрной магии, который, вероятно, убьёт тебя.

— Радж не дурак, — ответил Менчерес. — Он знает, что стоит только показать, где Кира, и я убью его, как только смогу защитить её. Либо Радж будет отказываться раскрыть её местонахождение достаточно долго, чтобы исчерпать лимит времени, пока стражи будут ждать сигнала, и они убьют её. Он зашёл слишком далеко, чтобы взять и не учесть это, и, даже если я дам ему то, что он хочет, он всё равно убьёт её.

— Кира может просто сбежать. Она сильнее, чем они думают. Ты не долженделать это.

Менчерес почти улыбнулся.

— Нет, я должен. На самом деле, сейчас я знаю, что это было предначертано.

Дуат и бог преисподней лежали всего лишь на кромке этого серебряного ножа. Он поднял его, наблюдая, как лезвие блестит в лунном свете. Затем в другую руку он взял пустую чашу.

— Запечатлённые в своих именах, известные своими телами, получившие образ от своей формы есть часы, — Менчерес начал декламировать Ам-Дуат на родном египетском языке. — Таинственные по своей сути, сей тайный образ Дуата не есть известен каждому человеку. Этот образ совершен всей краске в тайне Дуата, на южной стороне Скрытого Зала. Тот, кто знает это, предложит Дуату жертвоприношение. Он будет удовлетворён подношениями богам, следующим за Осирисом. Всё, что он желает, будет предложено на Земле.

Когда Менчерес закончил говорить, он вонзил клинок себе в грудь, прямо в сердце. Серебро вызвало жгучие муки, которые словно в одно мгновение наполнили его вены. Последний раз в тёмном ритуале он использовал сталь, а не серебро. Но, чтобы вызвать паромщика из преисподней, нужно заплатить нечто большее, чем его кровь и кости убитых товарищей. Это требовало знания сакральных символов, нарисованных кровью, вытекающей на грани смерти.

— Акен, — пропел он. — Перевозчик мёртвых, владыка Дуата. Я призываю тебя. Он направил свою кровь к ране в груди, держа под ней чашу. Кровь текла без остановки, боль была такой, что казалось, будто из него льётся кислота. Когда чаша наполнилась, Менчерес уже не мог пошевелиться от боли, но ему нужно было это сделать, несмотря на то, что малейшее движение могло сдвинуть лезвие, которое разрежет ему сердце и убьёт его. Он не мог использовать свою силу, чтобы держать кинжал неподвижно или сделать то, что нужно было делать дальше. Его сила была бесполезна внутри круга.

Он окунул палец в чашу, покрывая его кровью. Несмотря на опасность нахождения лезвия в сердце, он наклонился вперёд и начал рисовать первый из двенадцати символов, которые бы вызвали Акена.

Как только первый символ был завершён, внутри круга начали формироваться тени. Аху, проклятые души преисподней. Если бы он не был достаточно сильным, чтобы завершить ритуал, начертав все двенадцать символов, ахубы уничтожили его, унеся его душу к Амат, Пожирательнице душ ( прим. переводчика: чудовище, обитавшее в Дуате, в огненном озере, и пожиравшее грешников, не прошедших испытание суда Осириса; чаще всего изображалось в образе гиппопотама, с львиными лапами и гривой, и головой крокодила).

Перед его взором возникла тьма, которая, казалось, дразнила его. Это была бесконечная Река Мёртвых, по которой должен прибыть перевозчик, если у Менчереса всё получилось? Или это была бесконечная тьма Дуат, где он будет осуждён умереть как один из беспокойных аху? Неужели его неудача была предсказана судьбой, и он обречён провести вечность в этой ловушке, как окружающие его духи?

— Менчерес, — сказал Влад, игнорируя предупреждение не вмешиваться. — Остановись.

— Слишком поздно, — решительно произнёс он, снова обмакивая палец в чашу с кровью.

Даже это лёгкое движение, казалось, глубже вонзило лезвие в сердце. Он попытался сосредоточиться на алой жидкости, когда наносил следующий символ вместо того, чтобы пытаться игнорировать невыносимую боль, подавляя желание сейчас жевытащить кинжал. Если он вынет его, ахувокруг него материализуются и поглотят его. Но чем дольше он держал кинжал и рисовал символы, тем больше энергии получали аху. Они питались болью, и, с серебром в груди, Менчерес был для них пиршеством. И чем больше силы они поглощали, тем материальнее становились.

Менчерес ещё раз погрузил палец в чашу. Кровь Киры была его частью, смешавшись с кровью доноров, от которых он питался. Но этого было недостаточно, он хотел быть с ней сейчас. Она верила в него настолько, что рискнула своей жизнью в деле с Раджем, человеком, который уже был повинен в её смерти. Пускай он и подвёл её в тот раз, когда забрал её смертность, но на этот раз он её не подведёт.

Он начертал третий символ, а тени ахустали кружиться вокруг быстрее. Менчерес сдвинулся, чтобы сделать из символов круг; боль, которую это повлекло за собой, почти вызвала судороги. Он подавил их и начертал четвёртый символ. Каждое движение должно быть точным, ошибка сведёт на нет ритуал, и обречёт его на вечные муки. Казалось, что из серебра в его сердце начали расти щупальца, пытаясь уничтожить его самого и его волю. Он стиснул зубы, пытаясь сосредоточиться на линиях следующего символа, который он выводил. Оставалось ещё семь.

Боль разливалась в нем безжалостными волнами. Пока тени ахуускоряли свой танец, кружа вокруг него, они потеряли свой туманный облик и стали человекоподобными тенями со ртами, открытыми в рычании. Влад что-то пробормотал, но Менчерес его не слушал. Он был слишком сосредоточен, ведя руку ровно, пока вспышки боли мучили его тело. Чем больше серебро находилось в его сердце, тем больше это ломало его, призывало прекратить рисовать и вытащить нож из груди. Этот ритуал был создан не для того, чтобы каждый мог добиться успеха. Он предназначался для неудач, поэтому Патра никогда не использовала это против него, когда пыталась убить его, используя магию.

Осталось шесть. Боги, он был только на полпути. Он не сможет закончить вовремя.

Менчерес продолжал рисовать, хотя перед глазами всё расплывалось из-за всепроникающей боли и вереницы кружащих аху. Они становились материальнее с каждой секундой, питаясь его болью. Когда они станут материальными полностью, они начнут питаться его плотью. И до этого недолго осталось.

Очередной приступ боли почти разрушил попытку Менчереса аккуратно нарисовать символ. Он вытянул руку, остановив свой импульс, но ближайшие символы расплывались перед глазами. Он закрыл их, тратя драгоценные секунды, чтобы успокоить боль, но она лишь продолжала распространяться. Он испуганно распахнул глаза. Чем больше он пытался не обращать внимания на боль, тем сильнее она становилась, как и аху, которые сейчас явно походили на людей, а не на бесформенные фигуры.

— Кира будет мертва к рассвету, если ты не закончишь это, — настаивал Влад, его голос почти охрип от волнения.

Менчерес сосредоточил всё своё внимание на начертании восьмого символа, позволяя боли свободно течь сквозь его тело. Это заставило его вздрогнуть, сдвигая лезвие, посылая волны агонии в его конечности, но единственное, на чём он сосредоточился — держать руки неподвижно. Всё его тело начало содрогаться, страдания были столь сильны, что заставляли его желать смерти, лишь бы боль прекратилась. Ещё один неконтролируемый толчок, и лезвие вонзится слишком глубоко. Один неправильный штрих на символе — и всё завершится. Это неизбежно, соблазнительно прошептала тьма. Почему он должен страдать, пытаясь предотвратить то, что было предопределено?

Кира. Мертва к рассвету.

Он боролся за своё зрение и неподвижность. Сейчас ахууже рычали, всё громче и громче, предчувствуя свою победу. Менчерес заставил себя не смотреть на них, чтобы закончить начертание девятого символа. Их рычание стало громче, их пальцы отталкивали его от круга, сжимали круг всё больше и больше. Он даже не поднял головы. Он продолжал рисовать, даже когда боль внутри него возросла и всё, чего он хотел — повернуть лезвие в груди и освободиться от всего этого.

— Поторопись… — проскрежетал Влад.

Рука Менчереса дрогнула, а зрение затуманилось, когда он начал рисовать десятый символ. Ахууже могли притрагиваться к нему, их руки толкали его в спину, руки, плечи, пытаясь добраться до кинжала. Он наклонился вперёд, насколько это было возможно, жгучая боль от этого движения заставила его на мгновение потерять зрение. Он заставил себя продолжать рисовать, восстанавливая линии по памяти, пока не смог хоть немного видеть. Его глаза сузились, он смог увидеть очень маленькое пространство, но здесь можно было начертать одиннадцатый символ.

Клыки вонзились в его спину, разрывая плоть. Он издал хриплый крик. Ахубыли достаточно материальны, чтобы начать пир.

Он не обращал внимания на зубы, всаженные в него, пока заканчивал одиннадцатый символ. Затем, используя все свои силы, чтобы держать их подальше от ножа в сердце, Менчерес начал рисовать последний символ. Агония взорвалась в нём, перед глазами всё поплыло, а рука дрожала, когда ахурвали его, но он продолжал рисовать. Лицо Киры промелькнуло в его сознании, ее полные губы разошлись в улыбке. Он сфокусировался на этой последней сознательной мысли.

Пусть ахужрут его. Пусть лезвие сидело слишком глубоко в его груди. Пусть тьма Дуата пришла. Он всё равно не прекратит рисовать символ, который поможет спасти Киру.

Оглушительный рёв наполнил его уши, когда Менчерес закончил последние штрихи символов. Тогда мрак поглотил его, заглушая рёв и покрывая всё завесой тьмы.

Глава 32

Менчерес сидел в центре круга с торчащим из груди кинжалом, держа в руках кубок. Символы были завершены. Ничего не изменилось, однако он знал, что теперь он уже на другом плане существования. Отсутствие боли было первым индикатором. Абсолютная пустота вокруг круга, отсутствие всего за исключением тьмы было следующим.

Затем круг разорвался, когда тонкая лодка проплыла через его границу. У штурвала стояла высокая фигура с лицом и телом человека, но с изогнутыми бараньими рогами на голове. Менчерес поклонился так низко, как только позволял торчащий из груди кинжал.

— Паромщик, — произнес он. — Владыка Дуата.

Как только Менчерес выпрямился, Акен потянулся и вырвал кинжал из его груди, словно цветок с земли. Когда Акен наклонился облизать лезвие, огромные рога его практически коснулись лица Менчереса. Все это время желтые глаза Акена прожигали его взглядом.

— Ты заплатил кровавую дань, чтобы вызвать меня, Каиненит. Что ты ищешь?

Тысячи лет прошли с тех пор, как к Менчересу обращались «Каиненит», однако богу подземного мира наверняка не было известно, как мир заменил его на более короткое «вампир». В конце концов, для богов тысячи лет — жалкий кусок времени.

Менчерес снова поклонился.

— Я ищу другого Каиненита по имени Кира. Она восстала от моей крови, и ее сущность остается во мне. Используй мою кровь, чтобы найти ее, и скажи мне, где она.

— Дай мне свое имя, — повелел паромщик.

Имена хранят в себе власть. Акен свяжет им соглашение между ними.

— Менкаур, — ответил он, используя имя, с которым был рожден.

Паромщик улыбнулся ему беззубым ртом, больше походившим на разверзшуюся утробу могилы. И снова он лизнул кинжал, на котором еще оставалась кровь Менчереса.

— Она далеко отсюда, — заявил Акен. Улыбка его стала еще шире. — Потребуется время, чтобы найти ее.

Солнце было высоко, когда он начал этот ритуал, однако и этого времени может быть недостаточно. Если Радж и Кира находятся в разных частях света, он просто не успеет добраться до них обоих. И никому другому безопасность Киры Менчерес не доверял. Нет сомнений, что Радж отдал приказание охранникам убить ее, если начнется атака.

— Скажи мне, где она.

Паромщик коснулся лба Менчереса. Изображения развалин ветхого города, состоящего из разрушившихся храмов и монументов, граничивших с обширными джунглями, взорвались в голове Менчереса, смешиваясь со вспышками, на которых Кира была прикована к стене, а охранники сновали туда-сюда в огромный храм, окруженный колоннами. Челюсти его сжались. Он узнал эти руины. Кира была в Юкатане в Мексике, где-то внутри Храма Воинов в древнем городе майя Чичен-Ица. А он находился в Чикаго в более тысячи миль оттуда. И у него назначена с Раджем встреча в Атланте в полночь, иначе тот прикажет убить Киру.

Акен убрал пальцы со лба Менчереса и опустил перед ним серебряный кинжал.

— Будучи вызванной, моя лодка не вернется в Дуат пустой. Либо до рассвета пролей на это лезвие кровь достойной замены, либо я приду за тобой.

- Согласен, — прохрипел Менчерес.

Затем паромщик направил свою лодку из круга и исчез во тьме Реки Мертвых. Как только он ушел, круг растворился, отбрасывая Менчереса назад в его собственное время. Пораженное выражение лица Влада было первым, на что он обратил внимание, так как лицо друга склонилось над ним довольно близко.

— Не могу поверить, что ты не мертв.

Влад схватил Менчереса за руки и поднял на ноги. На секунду Менчерес почувствовал головокружение, словно эффект путешествия между двумя мирами все еще цеплялся за него. Но затем его разум прояснился в достаточной степени, чтобы обратить внимание на солнце, которое было не таким болезненно-ярким как прежде.

— Как долго меня не было? — потребовал он.

— После того, как те штукиоторвали от тебя половину твоей плоти, ты больше часа лежал, словно мертвый, — сказал Влад, пробормотав: — Чтоб мне больше не видеть, как эти твари поднимаются черной магией.

Менчерес сжал руки Влада.

— Мне нужен самолет. Сейчас же.


Кира только закончила освобождать последнюю ногу, как услышала, что кто-то идет. Если бы вампиры могли потеть, сейчас она была бы вся мокрая. Руки болели после того, как ей пришлось вытягивать их из оков на свободу, но ломать ноги было почти невыносимо. Потребовалась вся ее сила воли, чтобы сдержаться и не начать биться, крича от боли на пределе легких. И времени на освобождение ног потребовалось больше. Тем более, если добавить, что в любое время могли войти охранники, и ей пришлось бы резко притвориться спящей, сжимая железные оковы руками и надеясь, что охранники не станут пристально их разглядывать.

Она напряглась на секунду нерешительности, а боль все продолжала ползти вверх по заживающей постепенно ноге. Притвориться, что она все еще прикована, понадеявшись на то, что охранники не будут приглядываться к ее кандалам близко — или вообще не будут? Но затем Кира услышала сердцебиение, сопровождающее эти шаги. Кто бы ни входил в комнату, он был человеком.

Она уже приготовилась выпустить всю свою силу, что имела во взгляде, чтобы заткнуть этого человека, если у Раджа вместе с вампирами охранниками служили и люди, но у нее чуть челюсть не отвисла, когда она увидела, кто вошел в комнату. Лишь осознание, что она выдаст себя, не дало Кире выкрикнуть ее имя.

Дженнифер Джексон, молодая девушка, которую Факел заставил заниматься стриптизом. Та самая девушка, которая пропала без вести из клуба, после того как Радж поджег его и убил тех людей.

Глаза Дженнифер были широко распахнуты, когда она прокралась в комнату. Света не было, поэтому наверняка она видела не много. Кира разрывалась. Если охранники придут в поисках Дженнифер, они обнаружат, что Кира выскользнула из оков. Если она скажет что-нибудь, чтобы заставить Дженнифер уйти, они тоже услышат. И у нее была другая проблема. Пульс Дженнифер был дразняще рядом, ее сердцебиение походило на звонок к обеду. Еще больше боли скрутило ее живот, а клыки удлинились. Лишь несколько шагов отделяли Киру от такого количества крови, которое она даже не в состоянии будет выпить.

Дженнифер задохнулась, ее лицо было освещено бледно-зеленым светом. Кира беззвучно прыгнула через всю комнату, закрывая рукой рот Дженнифер. Контакт с ее теплым, пульсирующим телом практически стал ее крахом. Лавина жажды ударила сквозь нее, словно покрывая Киру горящей смолой. Она должна была выпить кровь Дженнифер, но лишь чуть-чуть. Она остановится прежде, чем возьмет слишком много…

Ты убьешь ее.

Ее инстинкты кричали столь ясное предупреждение, что даже замутненный голодом разум не мог этого отрицать. Она уставилась на Дженнифер, переключая свое внимание от этого опьяняюще отстукивающего пульса, находящегося всего в нескольких сантиметрах от ее рта, пытаясь услышать охранников за звуками мчащегося сердца Дженнифер. Она слишком далеко зашла, чтобы доверить себе взять хоть капельку. Если она начнет пить, она не остановится, пока Дженнифер не будет мертва.

Чтобы убраться отсюда, тебе нужна сила, соблазнял ее голод. Взять одну жизнь ради других, которые ты спасешь позже, если сможешь вернуться к Менчересу. Охранники, скорее всего, убьют Дженнифер в любом случае…

Кира покачала головой, заталкивая свой голод подальше с силой, несвойственной обычным новообращенным вампирам. Она не убьет невинную девушку, даже если это улучшит ее шансы на побег. Радж столь пренебрежительно относился к жизни. Она не такая. Дженнифер может и умереть в конце концов, но никак не от ее руки. Нет, пока в ней оставалась еще хоть унция контроля в запасе.

Кира приложила палец к губам, призывая молчать, а затем медленно убрала руку ото рта Дженнифер. Чем скорее она разорвет телесный контакт с ней, тем легче ей будет удержаться и не погрузить клыки в ближайшую вену Дженнифер.

Дженнифер ничего не говорила, но от слез ее глаза заблестели. Когда Кира попыталась отодвинуть ее, она схватила ее за руку, с удивительной силой сжимая ее.

Возьми меня с собой, проговорила Дженнифер одними губами.

Кира покачала головой. Найти способ проскользнуть мимо охранников будет тяжело и одной. Попытаться сделать это с медленным, шумным, слабым человеком? Ей не справиться.

Дженнифер оглянулась на открытый дверной проем, ведший к комнате, где находились охранники, затем снова посмотрела на Киру.

Я знаю выход, произнесла губами Дженнифер.

Кира колебалась. Дженнифер могла говорить правду. Если она здесь с ночи пожара в клубе, ей может быть хорошо известно расположение храма и обширные руины за его пределами. Кира успела лишь мельком увидеть внушительный храм с его сотнями колонн, каменными воинами и крутыми ступеньками, прежде чем охранники Раджа затолкали ее в пирамиду, скрытую внутри еще одной рушащейся пирамиды. Здесь были лабиринты коридоров, внутренние хранилища и частично развалившиеся комнаты, через которые очень трудно будет пробраться, не насторожив при этом охранников.

Но Дженнифер могла и лгать из страха, что ее оставят. Кира не могла винить ее за это, но и рискнуть, взяв Дженнифер с собой, тоже не могла. Все равно одной у нее было больше шансов, даже если она говорила правду.

Она снова покачала головой, более решительно на сей раз.

Слезы, собравшиеся в глазах Дженнифер, потекли по щекам. Пожалуйста, взмолилась она, отчаяние и безысходность отразились на ее лице.

Голос Мака звенел в мыслях Киры так громко и ясно, как и тогда, когда он был жив. Спаси одну жизнь. Она ничего не могла сделать, чтобы помочь тем людям в другой комнате с охранниками, но здесь был один человек, которого она могла бы и спасти, если бы попробовала.

Кира схватила Дженнифер. У них точно ничего не выйдет, если она ограничит себя человеческой скоростью Дженнифер, поэтому придется нести ее. Мысленно она просила сил сделать это, не поддавшись подавляющей жажде крови. Все, что видел ее голод, — связка сочных артерий в ее руках, хотя разум и узнавал испуганную, травмированную девочку, которая нуждалась в помощи.

Показывай, губами произнесла Кира.

Дженнифер указала, и Кира бросилась прочь к противоположной стороне комнаты, откуда прокралась Дженнифер.


Менчерес барабанил пальцем по подлокотнику в самолете Сокол 20. Это был единственный видимый признак напряжения, кипящего внутри него. Прошло четыре часа с тех пор, как Акен назвал местоположение Киры, из них меньше трех часов в полете. Потребовался один только час, чтобы добраться до ближайшей частной чартерной компании в Чикаго и заставить сотрудников немедленно взять Влада и Менчереса на незапланированный рейс, но драгоценные минуты все тикали, пока заправляли и подготавливали самолет.

Потом он не смог заставить пилотов выжать из самолета максимальную скорость, потому что самолет мог пролететь лишь тысячу пятьсот миль до заправки горючим — практически точное расстояние от Чикаго до северного центра полуострова Юкатан, где находились руины Чичен-Ица. Если самолет сожжет больше топлива, идя на скорости выше эксплуатационной, которая составляет почти пятьсот миль в час, то горючее закончится быстрее, чем они достигнут пункта назначения.

Но сейчас пришло время рассказать остальным, где находится Кира, на случай, если он не вернет ее вовремя.

— Мне нужен твой телефон, — сказал Менчерес Владу.

Тот передал его. Менчерес набрал сначала Кости, смотря в маленькое окно на темную гладь воды далеко под ними. Мексиканский залив. До Чичен-Ицы оставалось менее часа.

— Цепеш, — ответил Кости, не потрудившись поздороваться. — Ты знаешь, где Менчерес?

— Это я, — спокойно ответил Менчерес, несмотря на то, что чувствовал что угодно, только не спокойствие.

— Черти адовы, — выдохнул Кости. — Когда я в последний раз говорил с тобой, я думал —

— Я думал то же самое, — прервал он с намеком на иронию. — Но, кажется, мне уготована не эта судьба.

Темнота по-прежнему еще могла найти его, но только не загнав в ловушку Пожирателей Ахов.

— Где ты?

— В самолете на пути в Чичен-Ицу на полуострове Юкатан. Радж держит там Киру. Мне нужно, чтобы ты приехал сюда. Если у меня получится освободить ее, потребуется кто-то, кто заставит одного из ее охранников подтвердить Раджу, что все хорошо, когда я встречусь с ним потом.

— Для этого тебе нужен он? — Влад выглядел слегка оскорбленным. — Я вдвое старше и вдвое способнее.

— Позвони Веритас и скажи ей, где Кира, — продолжил Менчерес, не обращая внимание на комментарий Влада. У них с Кости всегда были разногласия друг с другом, без сомнения из-за схожести характеров. — Попроси ее приехать, но не сообщать другим Хранителям. Я не могу позволить, чтобы об этом услышал Радж.

— Ты все еще пытаешься удержать меня в хороших отношениях с Хранителями на случай, если сам не выберешься, — резко произнес Кости.

— Да, — коротко ответил Менчерес. — Наша линия должна быть защищена, несмотря ни на что.

— Прародитель, я…, - Кости остановился, голос его прервался.

Менчерес слабо улыбнулся. Кости мог называть его прародителем потому, что он обратил вампира, который позже обратил Кости, однако Менчерес знал, что не он один чувствовал, что их отношения больше похожи на отношения отца и сына.

— Не нужно говорить. Я знаю.

Затем он повесил трубку, встречая саркастический медно-зеленый взгляд Влада.

— Все никак не пойму, что вы с Кэт нашли в этом уличном крестьянине.

— Мы смотрим в него глубже, чем потрудился взглянуть ты, — ответил Менчерес. — В его возрасте ты был хуже. Я помню; я был там.

— Если ты хотел послать за Веритас и Кости, почему ты не позвонил им вовремя, чтобы они прибыли с нами? — спросил Влад, меняя тему.

Менчерес снова посмотрел из окна.

— Веритас будет больше заинтересована в доказательствах против Раджа, чем в спасании Киры. А теперь у Кости и Кэт будет возможность установить с ней хорошие отношения, передав это лично. Веритас — ценный союзник, но им нужно загладить с ней некоторую историю.

— Тебе придется оставить живыми несколько охранников. И ты не знаешь, кому из них Радж собирается позвонить.

Менчерес бросил на него тщательно взвешенный взгляд.

— Именно поэтому, когда я уеду на встречу с Раджем, там мне потребуешься не только ты — я не могу взять Киру с собой.

Глава 33

Кира бежала через джунгли, а Дженнифер цеплялась за её руки. Солнце уже зашло, но это лишь сгустило тени для зрения Киры, вместо того, чтобы ввергнуть её в полную тьму, как может показаться Дженнифер. Она обняла Киру за шею, и её горло оказалось в дюйме ото рта Киры. Постоянное биение её пульса и ощущение вжавшегося в неё тела Дженнифер практически заставили её бредить от жажды.

Жгучая боль внутри была настолько постоянной, что она не могла вспомнить, когда не чувствовала её. Кира побежала быстрее, стараясь сделать нечто большее, чем просто ускользнуть от стражников, которых слышала. Она пыталась обогнать свой голод, это безумие, скребущее, требующее насытиться человеком, находящимся рядом с ней. Ты не можешь помочь себе, почти кричала ей её жажда. Это не твоя ошибка. Ты новообращённый вампир, никто не смог бы устоять.

Я могу, ответила Кира этому голоду. Она была не простым новообращённым вампиром. Она была вампиром, по венам которого бежала невероятная сила Менчереса. Вот почему Кира проснулась на несколько часов раньше, чем ожидали охранники. Вот почему она может провести почти два дня без еды и не сойти с ума от голода. Вот почему она может сломать все кости в руках и ногах без единого звука, вот почему она может удержать себя и не разорвать горло Дженнифер.

Менчерес сказал, что ей понадобится дополнительная сила, если она собирается позволить Раджу похитить себя. Иначе он наотрез отказывался согласиться с ее планом, и неважно, что Влад и Веритас настаивали, что Кира была права и это — лучший способ представить неоспоримые доказательства вины Раджа остальным членам Совета Хранителей. Поэтому, хотя она и возражала, Кира позволила Менчересу передать ей силу, о которой Радж мечтал на протяжении тысяч лет, хотя и в гораздо меньших дозах. Тогда всё, что Кира должна была сделать — это подождать, пока её не похитят, отправившись навестить Тину, скрыть свою новую силу от Раджа, усыпить бдительность охранников ложным чувством безопасности, пока по венам Киры бежало наследие Каина.

Теперь она использовала эту силу, чтобы нести Дженнифер через дебри мексиканских джунглей, не зная, сколько вампиров их преследуют. Если бы у неё была одна лишь выносливость новообращённого вампира, охранники уже давно догнали бы её, но у неё была сила и скорость, которых они не ожидали. Она верила, что Менчерес прорвётся через этот барьер в своём сознании и найдёт её, но будет лучше для них обоих, если ему не придётся сражаться в храме, чтобы добраться до неё. Радж оставил приказ убить её и других людей, если кто-нибудь нападёт. Кира не могла оставаться прикованной к стене и надеяться, что Менчерес достаточно силён, чтобы остановить всех охранников, прежде чем они выполнят приказ, пока она неподвижно висит, ожидая спасения.

И, если Менчерес не смог найти её с помощью своей силы, ей нужно самой спасти их обоих. Ей же удалось уйти. Теперь просто нужно держаться подальше достаточно долго, чтобы Менчерес смог найти их. Или чтобы охранники признались Раджу, что потеряли её, когда тот позвонит, предложив Менчересу доказательство того, что она ещё жива. Любой из вариантов будет бесспорным доказательством другим Хранителям Закона, позволяя изжарить Раджа. Кира использовала эту мысль как дополнительный стимул бежать быстрее, продолжая гонку через джунгли. Просто ускользать от них ещё несколько часов. Менчерес использовал бы это. Она могла сделать это.

Кира почуяла что-то в джунглях, прямо перед ней. Что-то неживое, неестественное. Она замедлила шаг, потянулась к Дженнифер и предупредила её вести себя тихо, прижав палец к губам. Один из вампиров, должно быть, поджидал её там. Они разделились, ища её, Кира время от времени слышала их крики, но большинство были приглушёнными. Каким-то образом один проскочил мимо неё. Может быть, он умел летать. Это объяснило бы случившееся.

Она и не надеялась обогнать его, неся с собой Дженнифер. Если она хотела пройти, ей придется найти способ убить его.


***


Под ним лежал полуостров Юкатан, развалины древнего города майя Чичен-Ица пронеслись совсем рядом. Менчерес поднялся, чтобы приказать двум пилотам приземлиться на первой же пустой дороге или достаточно длинном плоском участке земли, который они найдут. Он не мог лететь в аэропорт, потому что у Раджа в качестве дополнительной меры предосторожности могли быть шпионы, наблюдающие за Менчересом или кем-то из его людей. Еще одна вспышка взгляда, и летчики стали искать что-то похожее на взлетно-посадочную полосу. Самолёт был достаточно маленьким, на безопасное место не нужно много свободного пространства.

Он почти вернулся на своё место, когда в его голове взорвалась боль, которую он не чувствовал в течение нескольких месяцев — и не ожидал, что испытает снова. Менчерес застыл в неверии, слишком ошеломлённый, чтобы ответить, даже когда какая-то часть его заметила, что Влад спросил, в чём дело. Образы заполнили его сознание, несколько слабее, чем он привык, но всё так же безошибочно.

Кира бежала сквозь джунгли, неся на руках женщину. Перед ними в засаде лежал вампир, другие были дальше, но достаточно близко. Кира поставила женщину на землю, развернулась и ринулась прямо на вампира, борясь с ним, пытаясь отобрать у него серебряный кинжал…

Он направился обратно к лётчикам.

— Снижаемся, — приказал он им, его взгляд засветился зелёным. — Пролетаем прямо над Чичен-Ица. Когда будем к северо-востоку от него, спускаемся так низко, как только можно.

— Что ты делаешь? — спросил Влад.

Он развернулся, нетерпение и удивление бурлили в нем.

— Кира больше не в Храме Воинов в Чичен-Ица. Она в джунглях к северу от него.

Влад начал улыбаться.

— Ты увидел это?

— Да, — голос Менчереса стал хриплым от эмоций. — В видении.


***


Вампир пнул Киру в живот коленом. Боль прошила ее, но она только сильнее ухватила кинжал. Его клыки вонзились ей в плечо, разрывая плоть, но, хотя это и принесло жгучую боль, Кира напомнила себе, что этим он её не убьёт. У неё тоже были клыки.

Она скручивала вампира, пока не оказалась на нем сверху. Всё, чему она научилась в полицейской академии, а также за несколько лет в группе по самообороне, вдруг вспомнилось, смешиваясь с её сверхъестественной силой, силой Менчереса и голодом, который горел в ней. Она ударила его локтём в лицо, чувствуя, как ломаются кости у них обоих, но не колебалась, когда снова ударила его тем же локтём в лицо. И снова.

Её четвёртый удар ослепил его. Затем её колени врезались ему в рёбра, прежде чем она присела ниже и, используя клыки, вырвала нож из его руки. Не позволив себе думать, Кира вонзила лезвие в его грудь так глубоко, как только могла. Его крик оборвался, когда она грубо встряхнула лезвие, чувствуя, как его сила вдруг исчезла. Его тело обмякло, голова откинулась назад, и зеленый свет в глазах погас.

Кира подавила в себе желание броситься бежать от него подальше из отвращения. У неё не было времени сомневаться в необходимости его убивать. Она выдернула из его груди клинок и сжала его, возвращаясь за Дженнифер. Из-за всех звуков в джунглях, в том числе и шума самолёта, пролетающего над головой, Кира не могла найти девушку по дыханию и сердцебиению. Однако это было хорошо. Значит, другие вампиры тоже не смогут.

Нетерпение, гнев и отчаяние неожиданно затопили Киру, перекрывая даже жгучий голод. Она побежала быстрее туда, где оставила Дженнифер. Может, был ещё один вампир в засаде? Может быть, поэтому её инстинкты стали внезапно зашкаливать? Черт побери, Дженнифер и так пережила уже слишком много! Если один из этих охранников нашел ее и снова причинил ей боль, Кира прикончит его.

Она покрепче ухватила кинжал и нырнула в густой подлесок. Отчаяние росло в ней, пульсировало наряду с болезненным голодом. Звуки раздавались и справа, и слева, и прямо оттуда, где должна быть Дженнифер. Ужас пробежал вверх по её позвоночнику. Охранники. Им удалось окружить её.

Кира притормозила. У неё, может, и была какая-то часть невероятной силы Менчереса, придающей ей сил, но она не смогла бы уложить их всех. У неё была только одна попытка, и шансы были невелики. Тем не менее, она не собиралась бросать нож и сдаваться в их руки. Она развернулась, направляясь к ближайшему источнику звуков, чувствуя, как практически погибает от отчаяния. Там!казалось, кричало её подсознание. Прямо там!

Она почувствовала взрыв электричества, внезапный и непреодолимый, как молния. Кира замерла так резко, словно врезалась в невидимую стену из цемента. На долю секунды её охватил ужас, пока она осматривала себя, пытаясь увидеть, какое оружие попало в неё, почему она не двигалась. Но потом что-то ещё окутало её сознание, сменяя отчаяние волнами облегчения и нетерпения.

Вот тогда она поняла, что это были не её эмоции. Они принадлежали Менчересу. Он здесь.

В следующий миг её обхватили твёрдые руки, потрескивающие такой знакомой силой. Неподвижность Киры исчезла, давая ей возможность повернуться к нему лицу. Глаза Менчереса сверкали изумрудами, на лице застыло свирепое выражение, пока он смотрел на неё. Не успев даже подумать, она дёрнула его голову вниз, наслаждаясь тем, как Менчерес целовал её до синяков, так страстно, как будто это был их последний шанс сделать это.

Он отпрянул слишком быстро, напоминая Кире, что они были окружены вражеской охраной и сейчас был неподходящий момент показывать ему, как сильно она соскучилась. Менчерес легко прикоснулся к её лицу, затем отступил на шаг и развёл руки.

Джунгли как будто сотряс раскат невидимого грома. Кира вытаращила глаза, поражённая той внезапностью, с которой всё смолкло. Животные не издавали ни звука, остался лишь шорох бесчисленных листьев на деревьях, разрывавший внезапную тишину. Сила, казалось, давила на неё, сгущая воздух, делая его практически осязаемым.

— Вот и вы, — пробормотал Менчерес.

Сила отступила, и живность возобновила свою ночную деятельность. Кира ещё ощущала его силу, витающую в воздухе, хотя — и это не ускользнуло от её внимания — её преследователи затихли в тот момент, когда она почувствовала, будто в неё ударила молния.

— Ты, хм, поймал их всех? — спросила она.

По лицу Менчереса скользнула жёсткая улыбка, лишь на самую каплю ослабляя его ярость.

— Да, всех.

Всё вокруг них медленно наполнилось шаркающими звуками. Один за другим охранники Раджа подошли к ним и остановились, образуя круг. Их шаги были идеально синхронны, но страх на лицах ясно показывал, что свои действия они не контролируют.

Зловещий синий свет прорвался сквозь джунгли в сотне ярдов впереди. Кира взглянула на Менчереса, но он не выглядел встревоженным, а среди эмоций, которые она ощутила у него, были ледяная решимость и облегчение, но не страх. Поэтому, пока свет приближался, она ничего не говорила. Через несколько секунд из кустов появился Влад Цепеш, его тёмные волосы покачивались в такт шагам, а рука, объятая голубым пламенем, обхватывала горло вампира-охранника, которого он почти тащил за собой.

— Привет, мальчики, — протянул он, как только вошёл в круг из неподвижно стоящих охранников. Пламя на его руке становилось всё ярче и ярче, струилось по вампиру, которого он держал в захвате до тех пор, пока его тело не объял огонь. Тогда Влад швырнул его в центр круга; одежда его ничуть не пострадала, хотя кричащий вампир корчился в море пламени.

— Так что же, — спросил Влад с забавной жестокостью, — кто хочет поговорить, а кто — зажариться да смерти?

Глава 34

Менчереса не удивило, что пришлось убить нескольких охранников, прежде чем остальные захотели им рассказать об оставшихся: их номера, где они находятся, с кем из них Радж должен был связаться и что ещё Радж им говорил. Радж не выбрал старых, опытных наёмников, которым потребовалось бы гораздо больше стимулов, потому что они понимали, что им в любом случае грозила смерть за участие в этом преступлении. Он выбрал молодых, глупых вампиров, которых в тайне обратил для себя. Тех, кто сможет выполнять его приказы без вопросов, а затем легко исчезнуть, когда больше не будут нужны Раджу.

Кира оставалась с человеческой девушкой из клуба вне зоны видимости. Было очевидно, что она не хочет наблюдать за ходом «горячего» допроса, но и не ставила под сомнение его необходимость. Она хотела вернуться, чтобы проверить других людей в храме, но Менчерес настоятельно призвал набраться терпения. Они должны были убедиться, что в других частях Чичен-Ица не осталось охранников, которые предупредили бы Раджа об их присутствии. Он чувствовал только тех семнадцать вампиров, которые преследовали Киру в джунглях, но всё же не хотел рисковать.

Только после того, как оставшиеся в живых уверили, что они — это все охранники, которых Радж приставил к Кире, Менчерес осмелился вернуться вместе с Владом и Кирой к руинам храма. Самонадеянность или паранойя заставили Раджа оставить так мало людей, чтобы охранять Киру? Может, он боялся, что больше человек могло бы выдать его, если бы у кого-то из его приспешников не держался язык за зубами и до Хранителей дошло бы то, что он сделал? Или он действительно верил, что Менчерес так мало заботился о Кире, что не ожидал, что будут приняты любые возможные меры, чтобы спасти её, зная, что Радж не отпустит её живой, как договаривались?

Радж был бы прав, если бы схватил кого-то другого, а не Киру. Одно лишь понимание того, что её жизнь висела на волоске, дало Менчересу сил закончить ритуал и вызвать Акена. Нет такого места, где душа стала бы невидима для перевозчика мёртвых, хотя, возможно, Радж и не знал о ритуале вызова Акена. Немногие из их расы знались с чёрной магией. Единственная причина, по которой Патра знала, как пользоваться заклятиями, заключалась в том, что Менчерес сам научил её, когда они ещё были вместе — и дорого заплатил за эту ошибку.

Да, некоторые знания лучше всего оставить в разделе «потерянные для мира». Он поднял взгляд на луну. Через час он должен уехать, чтобы встретиться с Раджем.

Знакомая волна силы коснулась его чувств. Всего два дня назад был только один вампир, которого он мог чувствовать так. Но теперь, когда он разделил часть своей силы с Кирой, она была так же безвозвратно связана с ним.

— Кости здесь, — сказал Менчерес.

Влад поднял бровь, пригвоздив ещё одного охранника к стене храма серебряными кинжалами.

— Он должен быть значительно южнее. Ты же звонил ему меньше двух часов назад.

Кира появилась из арки, выражение её лица было мрачным и злым.

— Я нашла здесь шесть тел, но из того, что рассказала Дженнифер, ясно, что они убили ещё больше. Охранники оставляли тела в джунглях ночью.

Влад воткнул другой серебряный нож в руку охраннику. Сейчас удерживал их неподвижными Менчерес, но, как только он уйдёт, это поможет их сдержать.

— Такие вампиры, как ты, меня раздражают, — пробормотал Влад. — Оставить тела, чтобы люди стали что-то подозревать, хотя можно питаться, не убивая. Никогда не сталкивалась с толпой крестьян, вооружённых факелами и вилами, жгущих твой дом и кричащих «смерть вомпэру!»? А я сталкивался, и это невероятно раздражает.

— Ты же знаешь этих старых румын, — донёсся от входа в храм голос Кости. — Просто чертовски неразумные.

— Ты же обещал, что не будешь начинать…, - раздался голос Кэт, говорившей гораздо мягче Кости. Менчерес проигнорировал их комментарии и раскрыл объятья для Киры.

— Скоро мне нужно будет уехать. С этими тремя ты будешь в безопасности.

Взгляд её зелёных глаз пронзил его.

— Я бы сказала тебе не идти, потому что Радж слишком опасен, но ты просто повторишь тот же самый неоспоримо-необходимый аргумент, который использовала я, когда уговаривала тебя позволить Раджу похитить меня от Тины, не так ли?

— Как я уже говорил раньше, ты весьма проницательна, — пробормотал Менчерес.

Его наполняло странное оживление, возбуждение, смешанное с целеустремлённостью, которое он не чувствовал… он не мог вспомнить, как давно. Его видения не исчезли. Мимолётное видение Киры в джунглях доказало, что если не у них, то у него был шанс на будущее в конце концов.

В чём же была разница? Было ли это завершением ритуала, который, по справедливости, должен был убить его? Или Кира была права и стена, блокирующая его видения, была возведена им самим? Возможно, прикосновение бога, когда Акен показывал ему, где Кира, убрало блок. Или он раньше успел его убрать, но не сразу же увидел результаты. Он не знал. Всё, что он знал сейчас — существует только одно препятствие на пути к его жизни с Кирой.

Раджедеф. И Менчерес намерен устранить это препятствие.

— Я чувствую здесь запах Раджедефа, — заявил из соседней комнаты голос, который он не ожидал услышать. — И какой-то ещё. Старый и… знакомый.

— Веритас, — сказал Менчерес, удивление окрасило его голос.

— Она решила прокатиться с нами, — объявила Кэт и подняла брови, когда вошла в комнату и увидела Влада, прикалывающего охранников к стене.

Влад остановился, чтобы послать ей кривую улыбку.

— Я бы рад приветствовать тебя тёплыми объятьями, Кэт, но, как ты видишь, я немного занят. Кости, не стесняйся, можешь испытать оставшиеся ножи на этих трёх охранниках.

— В такие моменты ты, должно быть, скучаешь по своим длинным деревянным кольям, — заметил Кости, подхватывая кинжалы и посылая ледяной взгляд охранникам, стоящим в углу.

Влад хмыкнул.

— Разве что иногда.

— Я принесла кое-что для тебя, — сказала Кэт Кире, протягивая сумку. — Не думаю, что они кормили тебя, пока охраняли.

Менчерес посмотрел на Кэт с благодарностью, пока Кира открывала сумку и доставала несколько запечатанных пакетов крови. Она наотрез отказалась кормиться от людей, оказавшихся в плену, утверждая, что они уже достаточно натерпелись. Теперь ему не нужно было отвозить её в отель недалеко от руин, чтобы Кира утолила свой жгучий голод от ничего не подозревающих постояльцев.

— Спасибо, — обратилась она к Кэт. А затем обратила своё внимание на Веритас, с молчаливой тщательностью осматривавшей комнату.

— Ты чувствуешь запах Раджа. Его охранники могут поведать, что были наняты, чтобы похитить меня. Я могу засвидетельствовать, что Радж держал меня здесь против воли и не сообщил об этом ни одному из Хранителей. Это достаточное доказательство того, что он мерзавец? — решительно спросила она.

— Для меня — да, — Веритас подошла к охранникам, критически оценивая их. Затем обернулась, принюхавшись ещё раз, и наморщила лоб. — Но для остальных членов Совета, некоторые из которых являются друзьями Раджа, это лишь косвенные доказательства, подкрепленные заявлением сомнительного свидетеля.

— Ты же не серьёзно, — начала Кира.

— Даже если бы Совету этого было достаточно, я бы всё равно пошёл к Раджу, — перебил её сердитый ответ Менчерес. И погладил её по щеке. — Не только для доказательства. Ради возмездия.

Кэт поморщилась, слегка шмыгая носом рядом с ним.

— Не хочу показаться грубой, но что это за запах? Ты пахнешь так, как будто извалялся в трупах или что-то вроде того.

— Я тоже почувствовала, — сказала Кира. Взгляд её помрачнел. — И это беспокоит меня.

Влад продолжал осматривать охранников с непроницаемым выражением лица. Кости в ожидании приподнял бровь. Он ничего не ответил, но глаза Веритас сузились. Она подошла и глубоко вдохнула возле его груди, затем так близко от головы, как только могла, не взлетая.

Какты узнал точно, где держат Киру? — потребовала она ответа.

— С помощью видения, — ответил Менчерес. Это была часть правды. Но далеко не вся.

— Я знала, что ты сможешь преодолеть эту стену в своём разуме, — пробормотала Кира, обнимая его за талию.

Веритас втянула воздух ещё раз, потом отступила на шаг, и взгляд её глаз цвета моря стал жёстким.

— Ты пахнешь Акеном.

Влад чертыхнулся. Кэт и Кира одновременно спросили «Кто это?». Менчерес ничего не сказал, продолжая пристально смотреть на Веритас.

Она узнала запах владыки подземного мира. Существовал только один способ, благодаря которому Веритас могла это сделать — она сама призывала Акена.

Оказалось, что он был не единственным, с кем Теноч поделился тайной этого ритуала. Он и Веритас были в тупике. Призыв паромщика был актом чёрной магии и нарушал закон вампиров. Если она обвинит Менчереса в этом преступлении, ей придётся признаться в своём собственном.

— Сейчас ты знаешь другую причину, по которой я должен встретиться с Раджем, — невозмутимо сказал Менчерес.

Веритас признала тупик, в который они попали, и склонила голову.

— Знаю. Я не всегда была Хранителем. — Её взгляд снова стал жёстким. — Ты должен поспешить. Паромщик не мешкает, а его лодка никогда не остаётся пустой.

— О чём вы оба говорите? — спросила Кира.

Он поцеловал её в макушку.

— Я расскажу тебе, когда вернусь.

Кэт откашлялась.

— Я слышу здесь скрытый подтекст, но понимаю, что значит «поспешить». Мы втроём прилетели на одном из новых самолётов моего дяди. Знаешь, правительство имеет доступ к самым быстрым из ныне существующих самолётов, так что если ты спешишь, то можешь взять мой транспорт. Тебе придётся моститься в одном отсеке с оружием, это не так удобно, зато быстро.

Менчерес обдумал её предложение. Он предпочитал держаться подальше от всего, что связано с человеческими правительствами, но у него оставалось мало времени.

— У меня есть самолёт, но ему нужна дозаправка.

Кэт улыбнулась.

— А моему — нет, и я уже говорила, что он быстрый?

Глава 35

Здание Банка Америки величественно возвышалось над остальной частью небоскребов в городском пейзаже Атланты. Огни отражались от позолоченных стальных балок, перекрещивающихся в открытом дизайне оконных переплетов, формируя наверху не что иное, как мерцающую пирамиду. Менчерес стоял на крыше соседней Башни Симфонии, смотря вверх на тысячифутовый небоскреб. Как уместно Радж выбрал это здание. Их вражда началась на песках Плато Гизы; но закончится здесь, в мерцающей пирамиде, построенной не древними Фараонами, а человеческой промышленностью.

Он пролетел еще несколько сотен футов и приземлился снаружи шпиля, проскальзывая между балками в его куполообразную внутреннюю часть. Огни зданий под ним бледнели в сравнении с драматическим золотым светом, источаемым металлической паутиной пространства. На этой высоте ветер резко хватал за одежду и волосы. Менчерес заметил своего старого врага, стоящего к нему спиной на балке в сорока футах выше него и наблюдающего за растянувшимся под ним городом.

— Помнишь то время, когда самым высоким зданием была пирамида Хуфу? — не оборачиваясь, произнес Радж. — Потребовались тысячи мужчин и десятки вампиров, чтобы построить ее. Раньше я любил сидеть наверху и наблюдать за людьми, поражаясь, какими маленькими они кажутся с той высоты. А теперь посмотри. Смертные создают сооружения, которые превращают в карлика великолепное достижение Хуфу, и делают они это меньше чем за год. Как изменился мир.

Менчерес смотрел не на десятки внушительных зданий, на которые указывал Радж, а на человека, который присутствовал в его жизни, начиная с самого рождения. Когда Теноч убил себя, Раджедеф стал последним человеком, которого Менчерес знал до своего становления вампиром. Он и Радж остались последними из Четвертой Династии Фараонов. Жалкая жадность и ревность Раджа, его жажда власти привела их сюда.

— Мир изменился, это правда, и прошлое похоронено не только под песками времени, — ответил Менчерес. — Я бы позволил ему там и покоиться.

И он так и сделал. Груз, который он нес, сосредотачиваясь на совершенных грехах, не привел ни к чему, лишь отягощал его и подвергал опасности его людей. Этот груз даже подорвал его силу, разрушив его видения и, в конечном счете, желание жить.

Больше этого не будет. Он делал ошибки — да, много — но их он уже не мог изменить. Однако будущее его еще не написано. Как доказала Кира, его ждало нечто большее, чем просто забвение, и не важно, как отчаяние обмануло его, заставив поверить, что только тьма лежит впереди.

— Менкаур, — сказал Раджедеф, оборачиваясь к нему лицом. — Пора закончить это.

— Да, — твердо ответил он, вспоминая тысячи лет горечи, крови и борьбы между ними. — Давно пора.

Менчерес запрыгнул на балку напротив Раджа. Следующий порыв ветра вместо обычных запахов города принес нотки гниения и магии, смешанные с запахом Хранителя Закона. Менчерес вдохнул, а рот Раджа изогнулся в лукавую улыбку.

— Ты приехал один, как и договаривались, но я не поверю, что ты сдался так легко.

Менчерес коротко засмеялся. Радж покрыл себя заклятием могильной сути, единственным, что будет сводить на нет телекинез Менчереса. Радж был осторожен до самого конца, но и этого не достаточно.

— Твое беспокойство льстит мне, дядя, — пренебрежительно ответил он.

Взгляд Раджа резанул по нему, расчетливый и выжидающий.

— Ты не единственный, кого Теноч учил темным искусствам. Теперь сними свою одежду. Затем сбрось со здания.

Менчерес хмыкнул и начал снимать обувь, брюки и рубашку. Когда он остался без одежды, он сбросил все вниз, предварительно убедившись, что внизу никого. Одежда не ранила бы людей, а вот обувь с такой высоты — да.

— Думал, у меня в одежде жучок? Это — человеческая уловка, Радж.

— Обернись, — коротко сказал Раджедеф.

Менчерес повернулся к нему спиной, с трудом удержавшись и не хмыкнув, когда почувствовал, как Раджедеф грубо ощупывает его волосы, ища какие-нибудь электронные устройства.

— Ты же знаешь, что вампиры не могут скрывать жучки под кожей. Удовлетворен, что у меня нет ничего, чтобы записать наш разговор?

Раджедеф рассматривал его, ветер трепал его тугие косы. Затем он вдохнул, вбирая в себя запах Менчереса.

— Ты пахнешь нетерпением, Менкаур. Ты действительно так стремишься умереть?

Он встретил его пристальный взгляд.

— Предоставь мне доказательство, что Кира жива, и давай уже закончим наши дела.

Радж вынул мобильный телефон и набрал номер. Менчерес ждал, размышляя о том, как же ему не нравилось то, что пришлось смыть с себя запах Киры, прежде чем встретиться с Раджем, но это было необходимо. Любой намек на нее, Веритас, охранников Раджа или паромщика предупредил бы Хранителя Закона о его поражении, а Менчерес не хотел, чтобы он знал о нем. Пока.

Кира. Да, он пах нетерпением. Он слишком долго был без нее. Даже перед тем роковым утром на складе часть его жаждала ее. Та же самая часть, которая узнала ее, когда они встретились, та же часть, что позже мучила Менчереса, когда он попытался забыть ее.

— Тень, принеси телефон заключенной. Заставь ее сказать что-нибудь в трубку, — кратко сказал Радж, когда охранник ответил.

Спустя несколько секунд Менчерес услышал, как Тень сказал Кире говорить, а затем Радж протянул телефон. Ее прекрасный голос раздался в трубке, несмотря на завывающий ветер.

— Менчерес?

— Это я, — сказал он, встречая черствый выжидающий взгляд Раджедефа.

— Я люблю тебя. Теперь отдай трубку обратно Раджу.

Брови Раджа приподнялись, но он поднес телефон поближе к уху.

— Что?

— Веритас здесь, — четко произнесла Кира. Глаза Раджедефа расширились. — С тех пор, как ты убил Джозефа, в рядах Инфорсеров освободилось место, — продолжила она. — Веритас сказала, что на обучение уходят столетия, но я пойду на это. Миру вампиров всегда может понадобиться хороший коп —

Радж уронил телефон и прыгнул со здания. Менчерес рванул за ним. Телекинезом он не мог остановить Раджа, но на его скорость могильная суть, покрывавшая его врага невидимым щитом, никак не влияла. Он поймал его прежде, чем Хранитель Закона успел пробиться через стену соседнего здания. Менчерес направил их обоих вверх, но Радж извернулся в его захвате и повернулся к нему лицом. В следующую секунду в животе Менчереса взорвался огонь. Огонь распространялся вверх безжалостной дугой, но он не ослаблял захвата, хотя чувствовал, что Радж двигал серебряный кинжал все выше. Он почти поднялся. Почти…

Менчерес бросил Раджа в золотые стальные перекладины поддельной пирамиды. Металл разорвался, когда тело Хранителя Закона врезалось в него, проделывая отверстие в сияющей затейливой структуре. Менчерес метнулся следом, выдергивая из живота кинжал, и врезался в Раджа как раз в тот момент, когда дядя собирался выпрыгнуть оттуда. Они крутились в воздухе под шпилем, круша во время своей борьбы сталь вокруг.

Радж безжалостно всадил колено во все еще заживающий живот Менчереса, заставив его согнуться пополам, но тот по-прежнему не отпускал. Он потащил Раджа обратно к объекту, который дядя не увидел — к зазубренной стальной балке, торчащей из дыры, которую проделал Радж.

Радж закричал, когда балка пронзила его через грудину. Он попытался сдвинуться, но Менчерес держал его в беспощадном захвате. Их глаза встретились на секунду, которая, казалась, застыла на некоторое время, прежде чем Менчерес своей силой не оторвал еще несколько позолоченных балок, заставив их пронзить тело Раджа.

Могильная суть работала над владельцем, заглушая телекинез, направленный конкретно на него. Радж забыл покрыть ею наравне со своим телом и это строение.

Еще больше воплей вырвалось у Раджа, когда эти рваные стальные копья попали в цель, пришпиливая его руки, ноги, грудь и живот. Менчерес силой мысли закрутил их, изгибая металл вокруг Раджа и даже сквозь него, удерживая в нерушимой комбинации стали и своей силы. Пылающие огни здания сияли на лице Хранителя Закона, а его кровь окрасила покрытые золотом балки в красный. Еще больше крови капало на пол, находившийся почти в пятидесяти футах под ними.

Несмотря на крики Раджа, мечущийся со всех сторон ветер и шум города, Менчерес услышал внизу голос Киры. Она выкрикивала его имя в телефон, который Радж бросил при попытке сбежать.

Он направил поток своей силы вниз, обхватывая ею телефон и притягивая его к себе. Одновременно он сорвал другую стальную балку, посылая ее прямо в горло Раджу. Бульканье сменило наполненные ненавистью крики Хранителя Закона, и его голос стал едва слышным за завыванием ветра.

— Я здесь, — произнес Менчерес в трубку, прерывая безумный крик Киры.

— Слава Богу! — задохнулась она. — Я слышала крики, но не знала, твои они или его…

— Его, — ответил он, сожалея о боли, которую ей это причинило. — Все хорошо. Больше Раджедеф не сможет навредить нам.

— Я немедленно сажусь в самолет, — сказала она голосом, все еще обрамленным беспокойством, несмотря на то, что облегчение тоже пробивалось в нем. — Тот, в котором ты прилетел, уже заправлен горючим и ждет. Я буду через несколько часов. Я люблю тебя.

Менчерес смотрел в глаза Раджедефу, отвечая ей:

— И я тебя люблю, моя обожаемая. Я буду ждать тебя.

Шуршание в трубке, а затем в трубке раздался голос Хранительницы Закона.

— Он жив? — спросила Веритас.

— Нет, — ответил Менчерес, а стальная балка помешала Раджу издать хоть какой-то звук, который Веритас могла расслышать за ветром. — Он попытался убежать. Мне пришлось убить его.

— Это не имеет значение. Этот телефон был на спикере еще, поэтому все Хранители услышали о соучастии Раджа в похищении Киры и использовании ее для шантажа. Они также услышали доказательство от охранников относительно участия Раджа в смерти Джозефа и обнародовании видеоматериалов, раскрывших нашу расу людям. С тебя сняты все обвинения, Менчерес.

— Спасибо, — коротко ответил он, протыкая горло Раджа еще одной балкой, когда оно зажило в достаточной степени, чтобы он снова начал внятно издавать проклятия. — Мне нужно идти, пока на эту сцену не наткнулись люди.

Веритас могла бы знать настоящую причину его поспешности. Лодка паромщика никогда не возвращалась пустой, а у Менчереса не было намерений стать тем, кто в нее сядет.

Он повесил трубку, затем выдернул штырь из горла Раджа, но остальные оставил на месте. Спустя несколько секунд зияющее отверстие в шее Хранителя Закона зажило, и лишь только кровь указывала теперь на то, что оно там было.

Взгляд Раджа позеленел от кипящей ненависти.

— Это все была уловка? Ты никогда не терял свои видения? Никогда не собирался искать смерти? Ты спланировал все это?

Менчерес не смог сдержаться и иронично рассмеялся.

— Ничто из этого уловкой не было, за исключением сегодняшней ночи. Ты почти победил, дядя, но так или иначе судьба отдала мне назад все, что я проиграл — и еще больше.

— Что теперь? — прошипел Радж. — Собираешься оторвать мне голову?

Менчерес отозвал свою силу от искореженной решетки вокруг них и послал вниз к крыше Башни Симфонии, где он стоял ранее, ожидая, когда пробьет полночь. Он обхватил ею серебряный кинжал, который припрятал там. Тот самый, который он использовал в ритуале.

Он поймал кинжал одной рукой, замечая страх во взгляде Раджа, когда тот увидел его.

— Я ничего тебе не оторву, — произнес Менчерес, проводя лезвием по груди Раджа и покрывая его с обеих сторон кровью Хранителя Закона. Сразу же ярко освещенный купол вокруг них исчез в бесконечно-черном Дуате. Одинокая лодка плыла к ним по реке цвета обсидиана.

— Это сделает он, — закончил Менчерес, кивая на паромщика.

Раджедеф закричал, когда появилась рогатая фигура Акена. Менчерес отпустил Раджа, чтобы отступить, вытаскивая из Хранителя Закона стальные балки и собирая их в кучу внизу. Акен схватил Раджа одной длинной рукой, когда тот попытался сбежать, открыв широкий рот в ужасающей, беззубой усмешке.

Никто не сможет убежать от правителя подземного мира, мрачно подумал Менчерес. Даже он. Однажды он тоже окажется в этой лодке, дабы предстать перед Анубисом, его грехи измерит на весах Маат, и он узнает, ждет ли его Пожиратель или мир вечного покоя в полях Иалу.

Но не сегодня.

Раджедеф все еще кричал, когда Акен опустил его в лодку. Рогатая голова паромщика кивнула Менчересу.

— Подходящая замена, Менкаур. Скажи мне, ты нашел свою тьму?

Холодок пробежал по Менчересу.

— Мою тьму?

— Киру, — сказал паромщик, произнося ее имя, как это сделали бы древние кельты.

Менчерес начал смеяться. Всю символику он понял не правильно. Его видения показывали темноту, все приближающуюся к нему и собирающуюся поглотить его. Он думал, что это смерть, потому что отчаяние не позволяло ожидать ничего иного, но это не была смерть. Это была она.

Кира. Кельтское слово, означающее "темный".

— Да, я нашел ее, — сказал он Акену. Воспоминание о том бесконечном протяжении тьмы в его видениях, заполняющем каждый аспект его будущего, внезапно стал самым прекрасным изображением, которое когда-либо созерцал Менчерес.

Он отвернулся от паромщика. Черная пустота исчезла, сменившись сиянием разрушенной пирамиды вокруг него и огней города снаружи. Медленно высыхающее тело Раджедефа лежало теперь у основания сооружения, совершенно безжизненное. Его душа теперь плыла в лодке паромщика на пути в Дуат.

Менчересу предстоял свой собственный путь, но путь этот был с Кирой, в их будущее.

Примечания

1

КраймСтопперс — официальный сайт полиции, позволяющий анонимно оставить сообщение о противоправных действиях

2

Картуш — орнамент в виде полуразвёрнутого свитка.

3

Чикаго Луп, Луп (Чикаго) (англ. Chicago Loop) — название исторического делового центра Чикаго.