Book: Долгая дорога к трону



Татьяна Форш

Заговор Хранителей. Долгая дорога к трону

Автор: Татьяна Форш

Серия: Заговор хранителей

Номер книги в серии: 2

ISBN: 978-5-699-64420-9

АННОТАЦИЯ

Кто слышал в темноте голоса Ушедших? Кто смог выжить – услышав их откровения?

Легко ли поверить наследной принцессе Полыни Ирзе, что трон расы людей пророчат не ей, а приемной сестре? Легко… Если об этом говорит королева Теней, принцесса Драконов, ненавидящая смертных. Легко, если впереди новая битва за корону Равновесия, а на кону абсолютная власть. Так сможет ли дружба противостоять предательству, а любовь – ненависти?

«Долгая дорога к трону» – новая книга о мире Объединенного королевства, где продолжается война за магическое Равновесие. Кто станет победителем на этот раз?

Глава 1

«Как безмятежно и сладостно существовать под сводами этого замка и под защитой породивших тебя, не ведая об их предательстве…»

Ирза распахнула глаза и прислушалась. Голос? Ей показалось, что она слышит голос! Впрочем, вероятно, он просто приснился ей. Даже если бы кто-то вел беседы рядом со спальней принцессы, услышать их сквозь толщу стен не представлялось возможным. Дворец По́лыни был построен так, чтобы личная жизнь правителей не становилась достоянием челяди.

В мыслях все еще раздавался мягкий, почти нежный голос. Постаравшись отвлечься, Ирза повернулась на бок и снова закрыла глаза.

«Ты права… Так легче. Решить, что тебе все почудилось, и беззаботно предаваться неге. Ведь тебе кажется, что весь этот мир создан для тебя, но… поверь, скоро от него не останется и клочка».

Ирза рывком поднялась и села, вглядываясь в сумрак спальни. Луна уже ушла. Наверное, скоро восход.

– Кто здесь?

«Я бы сказала – никто. Да-да… я никто и ничто… Я – душа, заблудившаяся во мраке ночи. Я – Тень, которую никто не замечает, потому что мой род – проклят».

– Где ты? Выйди!

«К сожалению, не могу. Тени не имеют тела. Они повсюду следуют за смертными. Это их наказание, придуманное богами. Но ты можешь меня слышать и, если захочешь, так же мысленно отвечать».

«Тень… мм… ты одна из ушедших?» – Ирза почувствовала, как страх, сковавший тело, прошел, уступив место любопытству. Она с рождения просила мать и отца рассказать об ушедших, но те только ограничивались короткими объяснениями, не вдаваясь в подробности. Для удовлетворения любопытства ей оставались только свитки, хранимые в подвалах дворца. Это были летописи жизни древнейших еще до того, как их изгнали боги.

Ах, как было упоительно представлять себя парящей в облаках… Ведущей на бой целые полчища послушных ее воле чудовищ…

«Да. Весь мой род был изгнан за Грань. Если хочешь, я назову тебе свое имя…»

– Хочу! – Ответ вырвался непроизвольно, и эхо ее голоса заплясало, отражаясь от стен. Тут принцесса вспомнила предупреждение невидимой собеседницы, сосредоточилась и старательно подумала: «Очень хочу!»

«Мм… – Голос замолчал, помедлил, и послышался грустный вздох. – Нет. Не могу… Ведь если я скажу имя смертному, я должна буду стать его Хранителем. А я не могу так поступить с тобой… Возможно, ты не захочешь, чтобы твоим Хранителем стала одна из рода отверженных. Тень… Звучит, как проклятие! А возможно, может быть, ты вообще не хочешь иметь Хранителя… Ведь тебе предназначена тихая, уютная жизнь в замке мужа… И начнется она уже через два лунных цикла…»

– Что? – Ирза даже забыла о предупреждении и заговорила вслух. – Замуж? Я? Но… Я не хочу! Я ничего об этом не знаю! Кто он?

«Не так громко, моя милая, иначе мне придется тебя покинуть».

В ответ девушка отчаянно закивала.

«Прости. Просто сказанное тобой меня удивило, если не сказать больше… Расскажи, откуда тебе все это известно?»

«Ты забыла? Я – Тень… Я витаю в воздухе и слышу мысли… Но… вообще-то я думала, что ты знаешь о планах родителей, касающихся твоей дальнейшей судьбы….»

«Нет. Расскажи!»

«Я понимаю… волнение девушки, готовящейся стать женой и матерью семейства… Говорят, у перевертышей большие семьи… Тебе уготована удивительно насыщенная жизнь королевы их всевозможных кланов…»

«Перевертыши? Я – королева перевертышей? Нет! Этого не может быть! Ты, верно, что-то путаешь! Сейчас во Вселесье целых два признанных народом правителя. Король Шарид и… мой отец!»

«Совершенно верно… Но… видимо, тебе не удосужились сообщить о грозящих переменах, верно?»

«О чем ты?»

«О том, что король Шарид болен. И если твой отец, выбранный богами правитель Зарин, не возглавит Вселесье, его вызовут на чакарат другие претенденты на трон! – Вкрадчивый голос приблизился: – Но… думаю, все обойдется. Насколько я знаю, Зарин хочет занять трон Вселесья, а королева Айна, как любящая и преданная жена, пойдет за ним всюду».

«Что?! Как? Но… она же Хранительница Равновесия! Она не может покинуть трон Объединенного королевства!»

«Все верно. И поэтому она решила на время отдать его Ширин».

«Что? Что?! – Ирзе показалось, будто невидимый кулак со всей силы впечатался ей в грудь, лишая дыхания. Бестолковые мысли заметались в голове, пытаясь найти выход в крике, но принцесса даже прикусила губу, чтобы не поддаться искушению. Нет! Надо оставаться спокойной! Мало ли… У матери тоже есть дракон-Хранитель, который любит совать нос не в свои дела и все доносить королеве. – Ширин? Нет! Этого не может быть! Как Ширин? Почему Ширин?! Ведь это я. Я – их родная дочь! Я!!! Ширин всего лишь приемыш! Она дочь погибшего девятнадцать лет назад принца Фарихта, сводного брата отца!»

«Все верно. Но ты рождена, чтобы стать обычной смертной. И если бы на твое восемнадцатилетие королева устроила призыв Хранителей, к тебе бы никто не пришел. Однако Айна – мудрая правительница! Она очень любит тебя и доверяет своему дракону. К счастью, именно он подсказал ей не совершить эту ошибку. Поэтому, когда наступит твой день рождения, тебя отдадут замуж за сына советника короля Шарида. К твоей сводной сестре призовут Хранителя, и она станет править Объединенным королевством, а ты вместе с родителями переберешься во Вселесье. Что ж, в спокойной жизни тоже есть свои плюсы. Как, должно быть, легко и беззаботно жить, когда все решают за тебя…»

Тут Ирза не выдержала, и ее голос сорвался на крик:

– Я не хочу замуж! И я ненавижу, когда за меня что-то решают! – задыхаясь от душащего ее гнева, она вскочила с постели и заметалась по комнате. – Я ненавижу своих родителей! Как смогли они променять меня на Ширин?! Почему?! Пусть я не буду Хранительницей Равновесия, но я должна стать королевой Объединенного королевства! Я! А не эта приемная девчонка!

«Хм… а я думала, ты обрадуешься… – послышался в ответ все такой же невозмутимый голос таинственной Тени. – Что ж… могу подсказать, как стать королевой и вдобавок Хранительницей Равновесия. Ширин хоть и знает о предстоящем испытании, но… если никто не проведет для нее обряд, вряд ли у нее появится Хранитель».

Ирза перестала метаться по комнате и вновь забралась на постель. После слов Тени вдруг пришло понимание, что она не одна со своей бедой! У нее есть союзник! Иначе зачем одна из ушедших забралась сегодня в ее комнату?

«Я тебя внимательно слушаю».

«Я расскажу тебе все, чтобы быть с тобой до конца честной, а какой выбор сделаешь ты – решать только тебе. – Послышался вздох. – Это случилось за год до твоего рождения. Хранителем Равновесия был отец твоей матери, а его Хранителем был Морграф из рода Теней. Я – дочь Морграфа. В каком-то смысле мы с тобой предназначены друг другу… Увы, сейчас род Теней малочислен, и мы очень редко приходим к смертным на обряд вызова. Но… если хочешь, я могу стать твоей Хранительницей, и тебе не придется отдавать трон сестре».

«И что нужно делать?» – Ирза сидела, не в силах поверить такой удаче – у нее будет Хранитель. Самый настоящий! Она докажет матери и всему Адирану, что тоже способна стать Хранительницей Равновесия!

«Всего лишь произнести слова древнего заклинания, привязывающего меня к тебе. Чтобы уже никто не смог нас разлучить».

Принцесса почувствовала озноб, но все же решительно выдохнула:

– Я готова.

«Химмаар сирай зам дерег! Брек зар! Шаир! Хранителю доверяюсь, Хранителю поклоняюсь, Хранителю дарю! Навсегда!»

Волнение сводило с ума. Ирза слышала в висках оглушающие удары собственного сердца.

Правильно ли она поступает? А может, посоветоваться с матерью?

И словно в ответ мелькнула мысль:

«Как можно доверять ей? Она уже чуть не предала ее. Она чуть не лишила родную дочь законного трона!»

Вздохнув несколько раз, чтобы успокоиться, Ирза почувствовала уверенность и негромко, но решительно произнесла:

– Химмаар сирай зам дерег! Брек зар! Шаир! Хранителю доверяюсь, Хранителю поклоняюсь, Хранителю дарю!

«Очень рада! Кстати, теперь я могу назвать тебе мое имя. Меня зовут Герада. Теперь я – твой Хранитель! Пойдем, нам надо восстановить равновесие и справедливость!»

«Айна? Проснись! Айна!»

Голос Хранителя заставил королеву открыть глаза и оглядеться. Темнота была такая, какая бывает за несколько минут до рассвета, словно ночь бьется в предсмертной агонии, но всегда уступает новому дню. Всегда уступает свету.

Рядом, чему-то улыбаясь во сне, спал Зарин. Любимый…

Губ Айны коснулась нежная улыбка. Она осторожно поднялась и, накинув халат, подошла к окну.

«Риссар? Что случилось?»

«Твоя дочь! Ирза! Я почувствовал Тень, но было слишком поздно! Я не знаю, кто она и что она ей наговорила, но… Ирза произнесла слова подчинения!»

«Равновесие нарушено…» – Айна ощутила знакомую мощь. Такую, словно вся сила ушедших приходила к ней. Не сдерживая рвущиеся с губ слова заклятия, она закрыла глаза, пытаясь увидеть глазами Хранителя дочь, увидеть Тень, нарушившую запрет и Грань.

Привычно. Бесстрастно! Если она предастся панике или страху, эта сила ее просто уничтожит, и она не сможет помочь Ирзе.

Древние знания пришли к ней в тот день, когда она приняла корону и магический кинжал, отданный ей братом. Сандр… Он сказал, что даже один из клинков способен не просто изгнать, но уничтожить дракона, вселившегося в тело смертного. Теперь самое главное успеть и не навредить Ирзе!

– Айна? – руки Зарина коснулись ее плеч. – Что происходит?

Она распахнула глаза и, ничего не ответив мужу, бросилась к тайнику. Небольшой книжный шкаф. Вот и сверток, в котором хранится кинжал. «Убийца». Тха-картх. У этого оружия было много имен, и именно этот клинок мог сейчас ей помочь или…

Стараясь не думать о тревожащем душу «или», королева Айна сжала сверток и тут же почувствовала жар. Мгновение спустя чары исчезли, и вместо свертка в ее ладони была зажата рукоять кинжала.

Позади, почувствовав неладное, застонал, начиная превращение, Зарин. Лучше не смотреть! За восемнадцать, почти девятнадцать лет брака с ним она так и не смогла видеть ту боль, что испытывал в такие мгновения любимый.

Легкие шаги королева услышала слишком поздно.

Раздалось рычание, а затем полный боли вой и падение тела.

Айна рывком развернулась и замерла, глядя в лицо Ирзе.

– Приветствую тебя, Хранительница Равновесия. Давно не виделись…

– Как твое имя? – на лице Айны не дрогнул ни один мускул. Она понимала, что сейчас с ней говорит не дочь. Кинжал жег руку все сильнее, требуя крови! Ничто не должно помешать свершиться правосудию. Ничто не должно нарушить равновесие! Боги, помогите! Только бы не причинить вреда Ирзе! Ее маленькой девочке! – Кто ты?

– Дочь убитого Морграфа. Или ты думала, что я настолько глупа, и назову Хранительнице Равновесия свое имя?

– Чего ты хочешь?

– Мести и власти. Как видишь, я оказала услугу твоему роду, выбрав себе в услужение твою дочь. А еще потому, что ты не пойдешь против своей крови и не применишь то страшное оружие, которое держишь сейчас. К сожалению, отпустить или убить тебя я тоже не могу. Согласись, если я тебя отпущу, ты пойдешь на поиски истинного Хранителя Равновесия. Если я тебя убью, он придет сам. А так… он будет знать, что королевством правит твоя дочь. Добро пожаловать в вечный плен, моя королева.

Слова древнего заклятия, что сорвались с губ Ирзы, оглушили Айну. Мир вдруг завертелся волчком стираясь. В серой пустоте королева упала рядом с лежавшей на боку пантерой. Глаза зверя затянулись пленкой, шерсть намокла на груди от колотой раны. Сердце сдавило отчаяние. Сделав последний рывок, Айна прижалась к боку зверя и услышала едва заметное биение сердца. Закрыв глаза, не в силах видеть засасывающую их черную воронку, Айна едва слышно выдохнула:

– Риссар, химмаарай дер зам! Брек шаир! Я отпускаю тебя! Ты мне больше не Хранитель! Найди Ширин. Найди Сандра-а-а-а!

Принцесса вздрогнула и, словно очнувшись, оглядела пустую комнату. Происходившее здесь только что древнее колдовство показалось бы ей лишь игрой воображения, если бы не лежавший на полу кинжал и темное пятно на ковре…

Сглотнув тягучую слюну, Ирза нарочито громко спросила:

– Итак, как я поняла… мои родители не мертвы?

«Нет. Что ты! Я всего лишь поместила их в пространственную ловушку. Там они способны просуществовать вечность. Можно сказать, что они спят. О них пока можно забыть, но если понадобится, их всегда можно будет вернуть»

– Хорошо. – Услышав в голосе Тени уверенные нотки, Ирза зло улыбнулась. – Теперь они на собственной шкуре поймут, как приятно, когда за них и против их воли решают и выбирают им судьбу. Итак… трон наш… что теперь?

«Еще не совсем наш… Теперь нужно спрятать этот кинжал и обвинить в его исчезновении твою приемную сестру. Напомни, где она сейчас?»

– На горе Снов. У Берша. Последние два года она почти всегда там. Наверное, надеется стать Хранительницей Равновесия…

«Тем более. Сейчас пойди и скажи придворным, советникам и слугам, что увидела исчезающую в переходе Ширин с кинжалом в руках. Даже если принцессу найдут и она станет оправдываться, ей никто не поверит. Если спросят о короле и королеве – ты ничего не знаешь, но намекни, что твои родители хотели уединиться в лесах Вселесья. Если придет светловолосый мужчина с багровым пламенем в глазах и станет спрашивать о твоей матери – повтори ему все это».

– А что за мужчина? – Ирза покрутила кинжал, разглядывая его причудливый рисунок.

«Осторожно! Он создан при помощи магии древних и нашей крови. Той, что некогда текла в наших жилах! А мужчина… Вообще-то сам он – никто, просто смертный и брат твоей матушки, но вот его Хранитель… Лучше ему не знать то, что произошло сегодня, причем как можно дольше. Я должна привести в Адиран войско, чтобы принять бой с этим… Последним из Рода! Кстати, есть еще одна проблема, что стоит у тебя на пути к власти – старый служитель стихий Берш».

– Тот, что живет на горе Снов?

«Точно. Наведайся к нему. Он единственный, кто может нам помешать, и единственный, кто знает, где скрывается от мира тот, чьим Хранителем является Последний из Рода».



Глава 2

Танита

– Ferra lita sartaa maa.

– Ferra lita sartaa maa. – Ученики хором выдохнули заклинание.

– Вы чувствуете, как ваше тело теряет вес? – Учитель предмета «Стихийное подчинение» наслаждался вместе с учениками, паря в воздухе. Он, как сидел в удобном кресле, так и поднялся в воздух, даже не удосужившись поставить на стол чашку чая. – Чувствуете, как потоки воздуха проходят сквозь вас? Как вы становитесь легче перышка?

Нестройное мычание подсказало ему, что опыт удался. Я сама с наслаждением парила над партой, радуясь первому летнему деньку. Все любили его уроки. На них можно было превращаться в лед, не замерзая, гореть пламенем, не обжигаясь, быть ветром, рассыпаться песком.

Я довольно вздохнула и закрыла глаза.

Королевские покои. Королева Айна и король Зарин, исчезающие в черной воронке. Принцесса Ирза с кинжалом в руке.

Я поняла, что падаю, и распахнула глаза, успев остановить падение в нескольких сантимах от собственной парты.

– Все в порядке, госпожа Танита? – Учитель обеспокоенно подлетел ближе.

– Да, мэтр Шан. – Я заставила себя улыбнуться и, прошептав заклинание, вновь почувствовала, как становлюсь невесомой. Он кивнул и медленно поплыл к учительскому креслу.

Я проводила его взглядом и перевела дыхание. Вот интересно, что сейчас было? Я увидела все происходящее так, будто сама находилась в том зале. Неужели снова началось?

– Все сосредотачиваемся на чувствах и ощущениях. – Мэтр завис в воздухе над учительским столом в излюбленной позе, словно сидел в удобном кресле. – Нам сегодня нужно пройти «Подчинение ветра». Госпожа Танита, прикройте глаза. Возможно, для вас эта тема легка, но прошу не мешать другим ученицам. Миг рассвета так короток.

Я улыбнулась и демонстративно зажмурилась.

Принцесса Ирза и… темный силуэт дракона у нее за спиной. Тень?

– А-а-а! – Не удержавшись, я все же крепко приложилась боком о парту и в довершение треснулась лбом о каменный пол.

– Госпожа Танита?! Если какие-то трудности – я готов…

– Все в порядке, мэтр, – торопливо перебила я его, потирая шишку. Что со мной? Сколько себя помнила – стихия воздуха всегда была моей и на практике подчинилась первая!

– Если хотите, можете оставаться на вашем месте и попытаться наладить контакт с потоком рассветных лучей. – Учитель смерил меня подозрительным взглядом.

– Хорошо. – Закрывать глаза на этот раз я побоялась и просто принялась разглядывать парту.

Откуда эти видения? Что они означают? Да… с самого детства у меня был дар предвидения, который почти не давал о себе знать в последние несколько лет. Я очень боялась этих коротких мгновений забытья, которые переносили меня в будущее. Ведь неизвестно, что я могла там увидеть! Но всегда я видела только близких мне людей: отца, троюродных братьев, и почти всегда это касалось чего-то незначительного… При чем тут королевская семья? Или… может быть, что-то случилось с Ширин?

Сердце бешено заколотилось при мысли о подруге. В последний раз, когда она приезжала в школу Стихий, она была так радостно взволнована предстоящим обрядом Вызова Хранителя. Под строжайшим секретом она поведала мне о великом будущем, уготованном ей судьбой, и с тех пор я ее не видела. Прошло почти три недели. До обряда Вызова, приуроченного к восемнадцатилетию принцессы Ирзы, оставалось меньше месяца… Что же произошло?

Представив лицо Ширин, ее точеные черты, черные брови и яркие изумруды глаз, я с опаской зажмурилась и мысленно прочитала заклинание. Может быть, увижу ее?

Пещера. Растерзанное, залитое кровью тело мужчины, одетого в яркие, праздничные одежды служителя Стихий, и склоненную над ним женщину, почти девушку, с зажатым в руке пылающим огнем кинжалом.

– Госпожа Танита? Вам плохо?

Я очнулась от легкой пощечины и застонала, чувствуя, как саднит горло. Надо мной склонился учитель, а за ним, испуганно разглядывая меня, столпился весь класс.

– Что случилось? – Я села. Огляделась и вновь перевела взгляд на учителя. Он удивленно хмыкнул.

– Что случилось? И это вы спрашиваете у меня? Дитя, ты забилась, словно в припадке, упала на пол, а на животе у тебя расплылось кровавое пятно!

Я торопливо опустила взгляд на живот и коснулась рукой абсолютно чистой блузки.

– Пятно?

– Оно было. Все подтвердят это. Впрочем, неудивительно. Сильный медиум способен не только видеть, но и переносить увиденное на некоторое время в реальность. Вопрос что ты увидела?

Я покусала губы. Сказать? Но что именно?

– Если честно, видение было настолько непонятным, что я даже не могу его рассказать.

– Это тоже неудивительно. Только опытный медиум может точно облачить в слова увиденное. Этому надо учиться. – Учитель протянул мне руку и осторожно помог подняться. – Думаю, тебе нужно отдохнуть. Иди к себе в комнату, я пришлю к тебе нонну Дару. Она принесет все, что тебе будет необходимо. А после того, как ты окончательно придешь в себя, мы отправимся к мэтру Кершу. Он ведет класс Предвидения. Возможно, тебя надо будет показать служителям Стихий.

– Что вы хотите этим сказать?

– Только то, что твой дар тебе наверняка дает тайный Хранитель. Невозможно быть одновременно сильным медиумом и владеть магией Стихий так легко, как это делаешь ты. Я понимаю, что ты решила учиться на служителя, но… все же рекомендовал бы тебе проверить себя. Ты ведь знаешь, если твое тело выбрал Хранитель, значит…

– Я поняла. – Не прощаясь, я прошла между расступившимися одноклассниками и вышла за дверь.

Хранитель? Нет… я не чувствовала ни каких-либо голосов, ни невидимых крыльев, которые бы помогали мне подниматься в воздух. Только сила произносимых мною заклятий. Только сила этого мира.

Служитель… Я не хотела провести всю свою жизнь в пещерах горы Снов, перебирая древние манускрипты и проводя служения для желающих обрести Хранителя. Я хотела просто жить! Быть свободной! Я не хотела учиться на служителя, как думал мой учитель, но я пошла в эту школу по протекции королевы Айны, чтобы избежать нежеланного брака, так нужного отцу…

Перед глазами возникло строгое и красивое лицо. Отец… Он никогда меня не замечал. Только отдавал приказы, которые я должна была выполнять наравне с прислугой. Но я всегда буду благодарна ему за то, что привез меня в Полынь, за то, что познакомил с королевской семьей и Ширин, которая стала мне подругой. Даже больше, чем подругой, она стала мне сестрой…

Решение пришло само. Я должна найти Ширин и убедиться, что с ней все в порядке!

В раздумьях я не заметила, как дошла до дверей своей комнаты. Позади послышались торопливые шаги.

– Госпожа Танита? Мэтр Шан сообщил, что вам нужна моя помощь?

Я обернулась и едва сдержала вздох, разглядывая приветливое лицо нонны Дары. Кажется, уйти без свидетелей не удастся.

Ширин

Восток уже окрасился сиреневыми красками приближающегося рассвета. Уставшая, но счастливая, я шла в свою келью. Мысли то и дело возвращались к услышанным сегодня сказаниям древних. Я всегда любила сидеть вместе с Бершем и служителями у огромного камина до поздней ночи, а порой и до раннего утра. Пить отвар трав и слушать легенды о прошлом этого мира. Скоро, очень скоро я буду одной из тех, кому посчастливится стать единым целым с драконом-Хранителем. Видеть этот мир через призму древних знаний и исчезнувших заклятий. Чувствовать силу подчинившейся стихии. Что может быть лучше этого?

Толкнув дверь, я шагнула в крохотную комнатку, в которой помещались только узкая лежанка, стол и стул. Стянув мантию ученика, я надела пижаму и привычно забралась под толстое одеяло. Эта келья за последние два года стала моим убежищем, моим домом, и все же я очень тосковала по приемным родителям и даже по заносчивой, надменной Ирзе. Впрочем, она права, показывая миру именно такую сторону себя, ведь ей уже совсем скоро предстоит стать правительницей Объединенного королевства, а я изберу себе роль Хранительницы Равновесия. Хотя матушка не раз говорила, что не желает Ирзе такой доли, но… выхода нет. Правитель Шарид очень болен. Родителям придется выбирать между двумя государствами.

С наслаждением зевнув, я закрыла глаза и тут…

«Ширин! Ты в опасности, Берш в опасности!»

Я подскочила на лежанке. Что это? Сон? Или я действительно слышала чей-то тоненький, присвистывающий голос?

«Я – Хранитель твоей приемной матери! Я – Хранитель Айны! Был. Айны – нет! Зарина – нет! А в твою сестру вселилась Тень!»

Снова этот голос. Только раздавался он в моих мыслях. Я схватилась за голову.

– Что?

«Сюда идет Ирза! У нее кинжал! «Убийца!»

– Но почему? Зачем?!

Паника змеей проникла в сердце, отравив ядом отчаяния и боли. А если все это правда… Больно лишаться семьи во второй раз! Мама. Отец. Неужели Ирза их убила?!

«Не трать время на вопросы! Берш, услышав мои новости, быстро сообразил, чем все это грозит! – досадливо фыркнул голос и заторопил: – Одевайся! Только не в тряпки служителей. И поднимайся на ритуальную площадку!»

Я оделась в одно мгновение. Мягкие, но прочные брюки из кожи япика[1], рубашка, кожаный жилет. Легкие сапоги. Следующие мгновения я потратила, чтобы добраться до потайного хода, ведущего на вершину горы.

– Ширин! – Меня окликнул служитель, симпатичный парнишка-перевертыш. – Берш поднялся на ритуальную площадку. Он ждет тебя!

Я бросилась вверх по лестнице. Вскоре над головой раскинулось розовое небо. Сильный ветер вмиг растрепал волосы. Я выбралась на площадку. Зеркально гладкая, будто срезанная гигантским ножом, она отражала в себе рассветное небо. Где-то внизу шумел, срываясь в ущелье, водопад.

– Ширин!

Я обернулась на крик Берша и, едва сдержав всхлип, бросилась к нему. Не сейчас! Слезы можно пролить по ушедшим. В свое время. Сейчас я не имею права показывать этому миру боль, не имею права быть слабой!

– Что случилось?

– Тень. Подчинила Ирзу. Я сейчас говорил с Хранителем Айны. Королева отпустила его, а это случается, когда хранимый погибает…

– Нет! Ирза не могла убить родителей! Она надменная, самовлюбленная, но она любит их!

– Да. Но Тень, которая сейчас в ней, ненавидит весь этот род! Вполне возможно, ни Айны, ни Зарина уже нет в живых! А если они и живы, то поверь, это ненадолго. Найди Сандра, близнеца королевы Айны. У него второй кинжал-«Убийца», и только он может исправить нарушенное Равновесие. Последний раз я говорил с его Хранителем восемь лет назад, и он сообщил, что Сандр собирается в Эльфириан, навестить друзей.

– Хорошо. Но ответь, почему не действуют Хранители придворных советников Айны? Почему они не уничтожат Тень, завладевшую моей сестрой?

– Не все так просто, девочка. Даже если Хранители все знают, они не причинят вреда наследнице. Ирза произнесла слова абсолютного подчинения, а значит, попытавшись изгнать Тень, они могут убить и принцессу. Тебе нужно торопиться. Тень сделает все, чтобы призвать к себе своих слуг… а сейчас – молчи. Мне нужно провести обряд вызова.

– Что? Сейчас? Но…

– Чтобы справиться с Тенью, завладевшей твоей сводной сестрой, тебе самой нужно для начала получить Хранителя! Просто стой и смотри. Защитники мира живых… – Берш вдруг тихонько запел, но в его голосе слышался приказ, которому невозможно было не подчиниться. – Хранители мира мертвых. Примите кровь ушедших, примите плоть неотомщенных. Взываю к вашей силе и к власти изначальной: вы часть моей жизни примите! Вы боль ее жизни отдайте.

Я почувствовала, как мое тело застыло камнем. Казалось, что я даже не дышу, просто воздух сам проходит сквозь меня.

– Врата пусть откроются. Неба. Воды. Земли и Пламени. Ушедшие навсегда от нас – вернитесь и останьтесь! – Мощь в голосе Берша усилилась, и я вдруг осознала, что меня больше нет. Точнее, мое тело вдруг стало ветром, затем водой, землей и огнем. Я поняла, что эти стихии навсегда поселились во мне, подчиняя и подчиняясь. А может, меня никогда и не было. Было лишь пристанище этих стихий, в которое они сейчас и вернулись.

На площадке вокруг нас вдруг выткались из воздуха и засияли четыре арки: огненная, ультрамариновая, изумрудная и угольно-черная.

Напряжение, сковывающее тело, ушло, и я поняла, что могу шевелиться. На лице Берша застыло ожидание. Внезапно арка, символизирующая небо, начала меняться. Ее затянули клубы не то дыма, не то тумана, и из вырисовавшегося кольца появился перламутровый силуэт дракона, который тут же растаял в лучах рассвета.

Черная арка тоже начала меняться. В ней открылось зеркало перехода, в котором я увидела сестру. Берш торопливо забормотал слова незнакомого заклятия.

«Быстрее повторяй за мной слова доверия! Тогда я смогу дать тебе свою силу и свои знания!» – Знакомый тоненький голосок вновь раздался в мыслях, на миг заставив меня отвлечься от происходящего. – «Химмаар сирай зам дерег! Брек зар! Шаир! Хранителю доверяюсь, Хранителю поклоняюсь, Хранителю дарю!»

– Химмаар сирай зам дерег! Брек зар! Шаир! – Но не успела я договорить, как Ирза вышла на площадку и устремилась ко мне. Я заметила в ее руке вспыхнувший огнем кинжал и растерянно положила руку на пустые ножны. На горе Снов не принято носить с собой оружие, поэтому клинки, что подарил мне на восемнадцатилетие Зарин, я всегда хранила в своей келье и брала с собой, только когда покидала гору.

Берш кинулся к ней наперерез. Взмах пылающего клинка, и он упал на колени, прижимая руку к животу. Я взглянула в глаза сестры, полные холодной ненависти, и выпалила последние слова заклинания:

– Хранителю доверяюсь! Хранителю поклоняюсь! Хранителю дарю!

Ирза остановилась и, не сводя с меня взгляда, торжествующе усмехнулась.

– Отлично! Ты всегда была глупа, сестренка! Знаешь, что это? – Она перехватила поудобнее кинжал. – А теперь догадайся, что это делает с такими, как мы?

Я растерянно огляделась. Позади пропасть и впереди пропасть, а за Ирзой вход в храм… И тут она шагнула ко мне и сделала выпад. Я отшатнулась, стараясь избежать встречи с пылающим лезвием, но выкованный из огня клинок снова вспорол воздух рядом со мной, заставляя меня отпрыгнуть и вновь беспомощно оглядеться.

«Тени боятся огня», – подсказал мне голос Хранителя.

Огня?

Слова призыва огненной сущности я прочитала на выдохе. Взвизгнув, Ирза отступила и едва успела пригнуться, пропустив над головой огненный сгусток, затем, держа перед собой клинок, метнулась ко мне. Я отшатнулась и, сделав резкий выпад, ударила ее по руке. Клинок звякнул о камни и пылающей точкой исчез внизу.

Совершенно не задумываясь, что могу разбиться, я нырнула в бездну вслед за ним и только потом, стремительно падая, задохнулась от ужаса, глядя на приближающиеся камни. Руки пару раз непривычно взметнулись, поймали восходящий поток. Возникло чувство скольжения.

Я способна контролировать падение?

– Вообще-то это сделал я. Прости за несколько поспешное знакомство… Скажу прямо – я против столь стремительно развивающихся отношений, но…

Я удивленно прислушалась к знакомому тоненькому голосу, звучавшему теперь не в мыслях, а срывающемуся с моих губ. Да и губ ли? Я опасливо провела языком по внушительным клыкам. Скосила глаза на перламутровые, почти прозрачные крылья.

«Значит, я теперь – дракон?»

– Скажем так… ты в теле дракона… Привыкнешь. Сейчас наша задача: найти Сандра. Но об этом потом. Главное – поскорее убраться прочь, чтобы Тень потеряла наш след. Сейчас я спущусь вниз, ты найдешь кинжал, и я отнесу нас подальше отсюда. Затаись где-нибудь на несколько дней. Прежде чем действовать, сначала нужно все обдумать.

Хранитель неожиданно накренился вперед и сложил крылья. Ветер засвистел в ушах, стремительно приближая меня к острым камням. Возле самого дна ущелья дракон взмахнул крыльями и на удивление плавно опустился.

Я почувствовала, как тело начало сжиматься, зрение поблекло, исчезло чуть сиреневое свечение мира. Исчез дракон, оставив меня в окружении вздымающихся вверх гор.

Кинжал!

Я огляделась и тут же заметила блеснувший серебристым лезвием клинок. Всего в нескольких метрах от меня! Как много я слышала об этом оружии, способном не только вернуть за Грань любого дракона, но даже того, кто может навсегда изгнать ушедших из всех миров.

«Ну же? Что ты медлишь? – развеял мои сомнения голос дракона. – Бери клинок. Нужно улетать отсюда, и как можно быстрей. Зная нрав Теней, могу точно сказать – теперь на тебя объявят охоту».

Прыгая по валунам, я подобралась к кинжалу, бережно взяла его в руки и, ощутив тепло, идущее от рукояти, опустила клинок в ножны.

– И куда теперь?

«Будем придерживаться совета Берша. По его словам выходит, что Сандр лет восемь назад отправился в Эльфириан. Значит, держим путь туда. Может, что-нибудь узнаем у его ближайших друзей». – Пока дракон говорил, мое тело вновь принялось меняться. Появились клыки, массивность, крылья, а главное – неведомая мне доселе мощь. Я… точнее, мы взмахнули крылами и взмыли вверх, уносясь подальше от горы Снов.

Проводив взглядом падающего дракона, Ирза развернулась и подошла к лежавшему на площадке Бершу.

– Отвечай, что знает моя сестра?

Берш смерил взглядом стоявшую над ним девушку и равнодушно закрыл глаза.



– Все. Я готовил ее, чтобы она могла стать истинной Хранительницей Равновесия.

– Что еще ты ей рассказал?

– Ты невнимательна. Я же ответил – все.

– И куда она сейчас направится?

На губах Берша появилась легкая полуулыбка, он снова взглянул на принцессу.

– Наверное, на поиски второго кинжала.

– И где он?

– Не знаю.

– Лжешь! – Ирза пнула старика носком туфли. – Отвечай, если хочешь жить!

– Тогда лучше промолчу. Уже слишком долго я мечтаю уйти за Грань…

Ирза почувствовала, как ее охватывает бессильная ярость. Вот он, лежит перед ней беспомощный, как младенец, но силы в нем столько, что ни ей, ни всем Теням не сломить его.

«Жаль его убивать. С ним уйдут в небытие великие секреты, но… оставлять его в живых нельзя! Он излечится и предупредит наших врагов!»

Вкрадчивый, чуть грустный голос Тени заставил ее решиться. Выхватив из ножен служителя тонкий стилет, Ирза вонзила его в сердце Берша.

«Отлично! А теперь во дворец. Я на некоторое время затаюсь и все обдумаю. Советники королевы Айны для нас пока не опасны, они не знают о нашем союзе. А тех, у кого есть Хранители, во дворце всего двое. Просто скажи им, что в твою сестру что-то вселилось, она напала на тебя, превратилась в монстра и улетела, попутно убив Берша и забрав кинжал. Это позволит нам объявить на нее охоту!»

– А это не будет звучать глупо?

«Это будет звучать правдиво! Все знают, как ревностно Айна берегла тебя, стараясь как можно дольше не посвящать в тайны Хранителей. Кстати, говори со мной мысленно, здесь могут быть лишние уши…»

В душе Ирзы снова заворочался червячок вины. Стараясь избавиться от мучительных мыслей, она нарочито вслух произнесла:

– А если Ширин вернется и все расскажет?

«Мы объявим за ее голову такую цену, что это заставит принцессу затаиться, иначе многие захотят получить награду».

– А если Хранители советников почувствуют тебя? Они меня убьют?

«Они не посмеют убить принцессу – единственную наследницу трона. Ведь твоих родителей никто не найдет. К тому же никто не почувствует меня до тех пор, пока я себя не проявлю. – Тень усмехнулась. – Открывай переход, идем во дворец!»

Глава 3

Танита

– Танита, девочка, чем тебе помочь? Чего ты хочешь? – Заботливый голос нонны Дары сводил с ума, заставляя мечтать о том, чтобы ее вызвал кто-нибудь из мэтров. Раннее утро – идеальное время для побега, но… какой побег, если она не отходит ни на шаг? – Может быть, чаю? Или отвар из трав? Кстати, принесла тебе бутылочку настоя бодрости и силы. Выпей. Все хвори, как рукой…

– Нонна Дара, мне плохо. Очень плохо! Я должна увидеть отца! Я должна рассказать ему о моем видении…

– Бедная деточка… А что за видение? Что-то плохое?

– Ужасное, нонна Дара… Принесите мне свиток перехода. Я всего на миг отлучусь домой и тут же обратно. Клянусь!

«Ненавижу лгать, но в этом случае ложь – единственное, что может мне помочь».

Дара в сомнении замялась.

– А может, оповестить отца, и он сам пришлет за тобой слуг.

Нет-нет-нет и нет!

Я всхлипнула и медленно качнула головой.

– Нет, нонна Дара, не нужно его беспокоить. Вдруг действительно что-то произошло? Может начаться война, переворот, и ему – одному из советников королевы Айны, нужно будет оставаться во дворце. А я не могу медлить. Я должна его предупредить!

– Боги, что же тебе привиделось?

– Нечто настолько ужасное, что вам лучше об этом не знать.

– Тогда надо сказать учителю…

Я едва не выругалась.

– Не надо. Зачем? Он и так все знает! Я только повидаюсь с отцом и вернусь. Никто и не заметит, что я покидала школу! Всего десять минут!

И она решилась.

– Хорошо. Сейчас принесу. Для себя берегла, чтобы на выходные с подругой увидеться. Ну да ладно… – Она развернулась и проворно скрылась за дверью. Я огляделась. Выудила из-за стола дорожный мешок и принялась складывать в него то, что, по моему мнению, должно было пригодиться в дороге.

Едва я успела его затянуть и закинуть на плечо, дверь снова приоткрылась, и в нее прошмыгнула нонна Дара.

– Вот. Держи.

Я с жадностью вцепилась в протянутый мне свиток перехода. Когда она поймет обман, то, конечно же, оповестит мэтров, а те – отца, и он направит вслед за мной своих лучших наемников, но! Быстро они меня не найдут, а значит, у меня будет время отыскать подругу!

Вызвав пламя, робко затанцевавшее у меня на ладони, я подожгла свиток, кинула его на пол и, глядя на появившуюся арку перехода, задумалась. А где мне ее искать? Куда идти? В Полынь, на гору Снов или… довериться чувствам?

Я закрыла глаза, представляя Ширин. Сначала ничего не происходило, затем багровую темноту прорезала нить горной дороги, ярко-синее небо и…

Последнее, что я увидела, шагнув в зеркало перехода, были изумленные глаза няньки. Наверняка она думала, что я открою переход в наш родовой замок или во дворец Полыни, но никак не предполагала увидеть в зеркале перехода горный пейзаж. Пограничье?

Я огляделась. Моя комната исчезла, и теперь я стояла на пыльной, окруженной горами дороге. Не раздумывая, я зашагала вперед. Если богам будет угодно, я разыщу Ширин, а если нет, буду мстить!

Интересно, сколько у меня есть времени, пока люди отца меня не найдут? Перед глазами встало его строго хмурящееся лицо, словно призывая не делать этого, вернуться…

Я невольно передернула плечами и прибавила шаг. Лучше не думать о том, что будет, когда он меня все-таки найдет…

Через некоторое время я почувствовала усталость. Солнце вскарабкалось в синь небес и теперь возлежало прямо надо мной на пышном одиноком облачке. Желудок начал подавать далеко не тонкие намеки, что не прочь бы и подкрепиться. Углядев вдалеке раскидистую вилсу[2], я направилась к ней. Вот там и отдохну.

Эти деревья всегда считались хранительницами воды, и я ничуть не удивилась, издалека разглядев возле вилсы небольшой водоем, а изобилие густой, мягкой травы так и манило прилечь и отдохнуть.

Подойдя к пруду, я закатала штаны до колен, скинула в траву мешок, сняла рубаху, чтобы, не замочив ее, умыться, и зашла в прохладную воду. Плеснув в лицо пригоршню чистейшей воды, я даже застонала от удовольствия. Как здорово, после путешествия под жарким солнцем смыть с себя пыль дорог!

А может, искупаться?

Выбежав на берег, я уже начала раздеваться, когда приятный баритон отвлек меня от этого занятия.

– Да это просто человек…

– Девушка, вам помочь? – ехидно поинтересовался кто-то хриплым тенором.

Я на мгновение застыла в позе воплощенного удивления, а затем с хорошей скоростью стала натягивать штаны. Попутно вспомнив, что выше пояса на мне, кроме десятка амулетов на все случаи жизни, ничего нет, я подхватила рубаху и прикрылась, не сводя глаз с неожиданных гостей.

На противоположном берегу стояли двое молодых мужчин. Если судить по ярким скуластым лицам, рассыпанным по плечам угольно-черным волосам и желтым глазищам – эльфиры.

– Эх, надо было тебе именно сейчас проверять: что за зверь пришел на водопой!

«Нда-а! И угораздило же меня действительно прийти на этот «водопой»!»

– Девушка, да вы не стесняйтесь! Купайтесь, если хотите!

– Ага, а мы вам мешать не будем. Отсюда, из-за кустов, полюбуемся!

«Нет, ну каковы наглецы?»

– Уже накупалась. Спасибо! – Я отвернулась, быстро натянула рубаху и, услышав приближающееся шуршание травы, снова оглянулась.

– Ну, если зрелища не будет, тогда я пошел спать. – Один из парней исчез в зарослях, а вот второй приближался ко мне.

– Мой брат вас напугал? Простите его и позвольте без всякого злого умысла пригласить вас к нашему столу, – на удивление церемонно начал он.

– Да уж! – нервно усмехнулась я, заправила рубаху в штаны и смерила его взглядом. Обычный эльфир: высокий, широкоплечий и довольно симпатичный. Длинная смоляная челка падала на высокий загорелый лоб, а из-под нее на меня уверенно смотрели его чуть прищуренные глаза. Что и говорить, сама виновата: прежде чем купаться, надо было проверить поисковым пульсаром, нет ли здесь таких неожиданных соседей! – Интересно, а что вы делаете в Пограничье?

Но мой вопрос остался без ответа.

– О-о-о! Молодая госпожа – колдунья? Или еще пока адептка? Сейчас, после того как везде воцарился мир, тишина и равновесие, все, кому не лень, бросились изучать магию Стихий, но мало кому удается перерасти уровень ремесленничества. Наверное, грезишь стать служительницей храма?

«Ох, не нравится мне такая любознательность!»

– Прошу прощения, но мне пора! – Я развернулась. Закинула на плечо сумку, шагнула по направлению к дороге и чуть не грохнулась. Сумка за что-то зацепилась и так спружинила, что я чудом удержалась на ногах.

– Не надо меня бояться! – прозвучал над ухом вкрадчивый голос. Руки, мягко поддерживая, обвили талию. Я гневно развернулась и уткнулась эльфиру в грудь. – Мы ведь не можем допустить, чтобы госпожа, мм… адептка, продолжила свой путь голодной! Пойдем!

Не слушая возражений, он развернул меня и, настойчиво подталкивая в спину, повел в густые кусты, окружавшие противоположный берег.

Стараясь не показать паники, я перебрала все пришедшие мне на ум заклинания, но ничего проще вызова бури или огненного града не вспомнила, вот только вряд ли они мне сейчас пригодятся. Сжав амулет, заряженный на то, чтобы обездвижить врага, я почувствовала себя уже гораздо увереннее.

«Может быть, стоило послушать отца, и после обычной дворцовой школы согласиться на выгодную партию с сыном его друга? Почему, так легко призывая всевозможные стихии, за три года я не смогла научиться простым заклинаниям? Наверное, учитель прав, и надо провериться на предмет тайного Хранителя, дающего мне эти невероятные силы?»

Я бросила взгляд на шагающего рядом юношу. Точнее, молодого мужчину. Впрочем, эльфиры до глубокой старости остаются молодыми, так что… даже не знаю, молод мой спутник или нет?

«Учтивый, выглядит благородно. Может, и вправду, не следует его бояться?»

Вскоре мы вышли на полянку, скрытую от посторонних глаз разросшимся мушаром[3]. На густой траве вольготно возлежал второй эльфир. Увидев нас, он удивленно сел.

– Ну, Дерран, ты и мертвую уговоришь!

Я ответила ему взглядом в упор, внезапно припомнив еще вызов урагана со сходом лавины. Все-таки кругом горы…

– Сэм, ну кто откажется от дармового перекуса? Не пустословь, а лучше доставай наши запасы.

– Так ты ее к нам что, кормиться привел?!

– Угу. И поиться! Поэтому не заставляй нашу гостью ждать! – Не замечая недовольство брата, с обреченным видом принявшегося вытаскивать из большого дорожного мешка жареное мясо, хлеб и ополовиненную бутыль с чем-то белым, похожим на молоко, мой кавалер невозмутимо расстелил на траве плащ, усадил меня и уселся рядом. – Скажи, госпожа адептка, тебе какие-нибудь магические посты все это съесть не помешают?

Я удивленно взглянула на него и улыбнулась. Как высокопарно он умеет изъясняться… Тревога исчезла сама собой. Ну не было в нем ничего угрожающего, а вот с его младшим братом я бы сто раз подумала, прежде чем соглашаться куда-либо идти!

– Ну как, госпожа? Не отрицаете ли вы на данный момент, в связи с каким-нибудь увеличивающим вашу силу постом, употребление сего наисвежайшего жареного мяса с этим наимягчайшим хлебом?

Я залюбовалась на протянутый им пышный ломоть, с которого свешивался ароматный ломтик розового мяса, и у меня невольно потекли слюнки.

Осторожно взяв предложенное, я не удержалась и с жадностью набросилась на эту аппетитную роскошь.

– Ум… нет! Но если бы у меня и были причины отказаться от этого лакомства, то после замучил бы укор совести!

Я не заметила, как запросто осилила и второй предложенный ломоть. После третьего я невольно обернулась в надежде, что рядом волшебным образом окажется подушка или мягкий рюкзачок, на который было бы приятно облокотиться.

– Еще? – Желтые глаза эльфира насмешливо прищурились. Правильно оценив мои желания, он подтянул ко мне мой лежавший неподалеку мешок.

– Ох, нет! Гм, спасибо… мм… не знаю вашего имени…

– Дерран, к вашим услугам. Можно просто – Дей.

– Спасибо, Дерран! Но я уже сыта!

Эльфир протянул мне бутыль.

– Может, молоко?

Я покосилась на бутылку. Радует, что они не любители какого-нибудь гномьего эля.

– Нет, спасибо! Я лучше глотну немного настоя. – Сунув руку в мешок, я вытащила чуть искрящуюся бутылочку. Нонна Дара всегда делала настой силы сама, не доверяя никому это таинство.

Отвинтив пробку, я сделала несколько глотков и в блаженстве прикрыла глаза. Вкусно. К тому же с первым глотком в тело влилась бодрость и ясность мысли. А вместе с этим и то, что заставило меня нарушить все правила школы и моей жизни! То, что заставило меня оказаться здесь, в столь сомнительной компании.

«Ширин!»

И тут же, впервые за это утро, меня посетила одна реалистичная мысль. Какой бы силой я ни обладала, против этих вооруженных мужчин мне не справиться. А значит…

– Кстати. – Я спрятала настой и оглядела эльфиров. – А что здесь делаете вы? Кругом горы и… Неужели вы ходили в гости к подгорникам?

Хм, действительно довольно неожиданно встретить здесь эльфиров. Насколько я знала, эти две расы недолюбливали друг друга даже теперь, когда в Адиране наступили светлые времена. Хотя, если учесть, что и эльфиры, и бородатые недомерки были помешаны на изготовлении оружия, а про постоянное соперничество боевых школ этих двух расходили легенды, чему тут удивляться? Наверняка опять нашла коса на камень.

– Не то, чтобы в гости… – Тот, кого звали Дерран, покосился на товарища, мрачно поглядывающего на нас, и пояснил: – Когда-то мне довелось провести в Подгорье десять не самых лучших лет, но после них я в этой стране желанный гость. Мы с братом несколько лет жили в закрытом городе, где готовят Мастеров Войны – может, слышала? А теперь возвращаемся. В Сильвиорс.

– Вы там живете?

– Не совсем! – Дерран улыбнулся. – Живем мы много дальше, а в Сильвиорс идем лишь потому, что там можно наняться на корабль.

– А, прости меня за любопытство, кто вы? Чем занимаетесь?

– Я – мастер клинка, а мой брат – мастер лука… гм… был бы, если бы доучился оставшиеся ему два года. – Дерран скользнул взглядом по насупившемуся брату. – Сэм, к сожалению, ушел вместе со мной, но думаю, что и наемником лука он тоже неплохо сможет заработать себе на хлеб.

– А ты откуда такая красивая здесь взялась? – Взглянул на меня исподлобья второй эльфир. – Кто такая? Чем промышляешь, помимо объедания случайных путников?

– Прости? – Я озадаченно нахмурилась, не ожидая столь резкой смены темы разговора.

– Ненавижу все эти раскланивания! – взорвался он. – Словно на балу у королевы Айны.

– А ты был когда-нибудь на балу у королевы? – Я смерила насмешливым взглядом его латаную рубаху и грубые штаны. Довольно неожиданно услышать такое панибратское упоминание коронованной особы от подобного бродяги.

– Мой брат немного одичал в этих горных краях, поэтому прости его за грубость! – снова завладел инициативой Дерран. – Ну, а если ему и привиделся сон о балах, то будем считать, что он на них был!

От меня не ускользнул взгляд, которым он вновь одарил брата. Хотя, если честно, я бы в последнюю очередь назвала их братьями. Совершенно разные: и внешностью, и характером. Сэм явно был бестолковее, а значит, младше Деррана. Нда-а, странная парочка!

Сэм равнодушно пожал плечами и ворчливо пробормотал:

– Ладно, если кормежка нищих окончена, предлагаю двигать вперед! Дай боже дотащиться засветло до города или на худой конец найти стог сена! Хотя, если с нами пойдет эта милашка, я предпочту стог сена! – Мерзко хихикая, стервец легко вскочил, наспех побросал в мешок остатки еды, бутыль с молоком и, подхватив поклажу, развязно мне подмигнул. – А чего? За еду надо платить!

Воспитанная, благородная дама, с рождения жившая во мне, благоразумно замолчала, и слово взяла моя вторая половина, выпестованная папочкиной прислугой и подругой гномихой, жившей со мной по соседству все эти три года:

– Эй, желтоглазый, я к вам в едоки не набивалась! И в попутчики не прошусь! А будешь вякать, превращу в сирракана[4] и продам в Полыни в бродячий цирк. На бега. Хоть какую-то пользу приносить будешь.

– Ха, напугала! Не у каждого мага получится превратить в шестилапую ящерицу одного из представителей высшей расы! – пафосно заявил он, хотел добавить что-то еще, но развернулся и поспешно скрылся в кустах.

– Не обращай внимания, госпожа! Сэм – избалованный сын знатных родителей. А после того, как его против собственной воли сослали в дом Мастеров Войны, вообще от рук отбился! – Дерран помог мне встать, поднял плащ и небрежно повесил его на плечо.

– Но ведь ты почему-то другой? – пряча гнев, подметила я.

Бросив на меня изучающий взгляд, он усмехнулся.

– Не удивляйся. У нас были разные воспитатели и учителя. Хоть мы и братья – между нами пропасть. – И, как ни в чем не бывало, предложил: – Пойдем, если хочешь разделить дорогу с нами.

Проводив взглядом его исчезающую в зарослях спину, я потратила на раздумья секунду и, подхватив мешок, бросилась за ним.

Ширин

Я приходила в себя мучительно трудно. Видения мамы и отца сменялись незнакомыми лицами и красными, без зрачков, глазами черного дракона, который твердил кому-то: «Отомсти! Не дай уничтожить наш род!»

– Она совсем ребенок. Лет восемнадцати, – пробурчал отдающий в хрип голос. Моего лба коснулись горячие пальцы.

– Ха… ребенок… У меня в ее годы уже было трое щенков, – ответил ему мелодичный голосок.

– Каждому свой удел! – вздохнул мужчина и приказал: – Неси цветы страстоцвета, будем ее оживлять.

Не дожидаясь, когда исполнится приговор, я с трудом приоткрыла глаза. Плетенные лозой стены и резкий запах логова подсказали мне, что я у перевертышей.

Ничего не помню. Как я здесь оказалась? Почему?

Помню, что обратилась в дракона, помню, как летела…

И больше ничего…

Рука невольно дернулась к ножнам и замерла, коснувшись холщовой простыни, укрывающей мое обнаженное тело. Пришлось разжать пересохшие губы и проскрипеть:

– Где я? Что со мной? Где моя одежда?

Перед глазами появилось морщинистое лицо мужчины. Он поправил ткань и ласково улыбнулся.

– Мы живем в Пограничье. Я и моя жена. Тебя нашли неподалеку от логова мои дети. Ты, видимо, упала с высоты, но смогла обратиться. Только поэтому ты сейчас жива. А одежда тебе пока не нужна. Поспи.

– Да, лучше еще денек полежать. Кажется, ты сильно разбилась. Вокруг даже была вмята земля, как будто вместо тебя упало что-то огромное. – Моложавая женщина склонилась ко мне и положила что-то на грудь. Я тут же ощутила, как защипало глаза, загорелось в носу от едкого запаха.

Вздохнув резкий холодный аромат, я закашлялась.

– Что это?

– Эту траву называют «кошачья вонючка». Поможет вернуть тебе память или, наоборот, освободить от воспоминаний разум, в зависимости от того, чего ты хочешь. Скажи, кто ты?

Я оглядела их заботливые лица и, не ответив, закрыла глаза. Скажу правду – не поверят. Да и что есть правда? Какая я дочь для королевы Айны? Если так посудить, я не родня по крови даже для приемного отца. Зарин ведь тоже стал королю Шариду приемным сыном и сводным братом моему настоящему отцу, принцу Фаритху. Зарин взял меня в Полынь после его смерти и ни разу не дал мне почувствовать себя неродной, даже когда родилась Ирза.

При мысли о сестре в душе вновь поселилась растерянность, и… нежелание поверить в случившееся. Она не виновата! Всему виной подчинившая ее Тень! Я прекрасно знала о том, что случилось с королем Сайрусом. Знала, как бывают коварны Тени. А еще я верила, что Ирза не могла убить родителей. Значит… надо найти принца Алессандра и постараться все исправить.

– Ты смотри, отец, опять, что ли, уснула? Может…

– Не надо. Пусть выспится. Не часто в нашу берлогу забредает кто-то из рода Фарияда.

Я сделала над собой усилие, чтобы не распахнуть глаза, и терпеливо притворялась спящей, пока не услышала мягкие шаги. Шеркх! Ну, конечно! Они видели мое обращение, они видели мой звериный облик. Нда… совсем забыла, что черная пантера – символ ныне правящего Вселесьем рода.

Едва приоткрыв глаза, я тут же заметила сидевшую неподалеку женщину. Она что-то вязала, не забывая время от времени поглядывать на меня. Нет, отвечать на вопросы я не готова! Лучше и вправду притвориться спящей и подумать.

Интересно, что же все-таки произошло с драконом? Я помню, как мы летели. Были на полпути к Южному морю, и… Что произошло?

«Все просто, принцесса. У меня ушло слишком много сил на первое слияние с тобой, а совершать такие длительные перелеты в первый день знакомства – это очень опасно. И ведь знал же, но не удержался. Подумал, что смогу».

Услышав голос Хранителя, я радостно вздохнула.

Жив! Здесь! А я уж решила, что оказалась недостойна быть его хранимой.

«Ну что ты! – Тут же возмутился он. – Я дорожил всеми вами! Только вот никого не сберег! Даже тебя».

Послышался всхлип.

«А подслушивать мысли нехорошо! Тебе это говорили?» — Только рыдающего дракона мне и не хватало! А еще раскаивающегося и извиняющегося на каждом шагу!

«Говорили, но, увы, это происходит само собой».

Снова всхлип.

«Так! Ящерица с крылышками! Сопли подтереть, мысли не подслушивать, а еще раз меня уронишь – заставлю поменять стихию!» — Я мысленно проговорила эти угрозы и даже затаила дыхание, ожидая реакции. И она не заставила себя ждать:

«Что, прости? Стихию? Как стихию? Это невозможно! Я – Воздух и всегда был Воздухом!»

«Да? А я думала, вода. Сидишь, хлюпаешь, как девчонка! Даже не представляю, как жила с тобой Айна? Мучилась, наверное!»

«Не нравится – никто не заставляет! – послышалось обиженное шипение. – Найдем Сандра, и адью!»

Хм… такое настроение мне нравится больше.

«Договорились! Кстати, как этот Сандр выглядит?»

Возмущенное шипение стихло.

«Мм… Если судить по мыслям Айны – высокий, с телом воина, светло-русые волосы, но… честно говоря, мы смертных не видим. Мы их только чувствуем. Так же, как ты сегодня почувствовала мое тело. Ты ведь меня не видела, но ощутила полет, мои крылья. Увидела мир моими глазами… Зато… я прекрасно знаю его Хранителя».

«Просто замечательно!»

«Хорошо. И помни, чем быстрее мы найдем этого Сандра, тем быстрее я тебя освобожу! Нытик!»

От этой перепалки даже настроение поднялось, и я, не скрывая улыбки, действительно уснула, вслушиваясь в обиженное сопение моего Хранителя. Только бы он не поверил в мои угрозы!

В королевском замке Полыни царило смятение. Еще бы, новость, пришедшая вместе с принцессой Ирзой, посеяла в сердцах людей панику: младшая, приемная принцесса похитила символ и оружие Равновесия – клинок Тха-картх, и… с вечера никто не видел короля и королеву!

– Госпожа еще желает выпить успокоительного отвара?

Дворцовая целительница, лечившая королевскую семью два десятка лет, недавно ушла на покой, и теперь новая знахарка, совсем еще молоденькая девушка, честно стремилась доказать, что достойна этой высокой должности. Уже несколько долгих часов она не отходила от Ирзы ни на шаг, стараясь предупредить ее самые требовательные запросы. Впрочем, принцесса была задумчива и редко что-либо просила.

– Госпожа, – снова несмело начала целительница, – желаете ли выпить еще отвара?

– Что? – Принцесса будто очнулась и недовольно взглянула на смутившуюся девушку.

– Может, еще отвара? – терпеливо повторила та.

– Нет, – убрав со лба пропахшее травами влажное полотенце, Ирза поднялась и, не слушая возражений целительницы, задумчиво принялась ходить по комнате. Затем остановилась и приказала: – Позови-ка мне главного соглядатая Полыни и можешь быть свободна.

– Но, госпожа…

– Принесешь мне вечером свой настой. Или хочешь со мной поспорить?

Девушка поклонилась, попятилась к двери и выскочила в коридор.

Ирза проводила ее взглядом и вновь принялась мерить комнату шагами. Случившееся не давало ей покоя. Чтобы защитить трон, принадлежавший ей по праву рождения, она принесла в жертву мать и отца, вот только уничтожить ту, которая сломала всю ее жизнь, стала ее сестрой, ее врагом – не удалось.

Ширин сбежала!

Старый служитель Стихий успел призвать дракона, и как Ирза ни спешила, она не смогла помешать обряду. Она видела пестрого дракона, в которого превратилась сестра, и ее душил гнев, когда она смотрела ему вслед и дивилась тому, как переливаются всеми красками зари и неба его крылья.

– Ширин жива. – Она равнодушно уставилась в стену и почти сразу же сама себе ответила голосом Тени:

– И пусть. Подумай: Королевская чета исчезла. Вслед за ними исчезает их приемная дочь, похитившая клинок «Убийцу». К тому же там, где она жила, найден мертвым воспитатель принца Алессандра. Очевидно, в нее вселилась Тень! Ты – вне подозрений. Меня, пока я не принимаю свой облик, никто не видит. А то, что я – твой Хранитель, думаю, и вовсе известно только одному, а именно Хранителю твоей матери. Она каким-то образом успела дать ему свободу. Возможно, из-за этого разделения она уже мертва. В конце концов, нам не избежать встречи с братом-близнецом твоей матери и его сумасшедшим Хранителем, но для этого нам с тобой нужно кое-что сделать и очень хорошо подготовиться. Для начала, я призвала всех обитающих в этом мире Теней. Они хоть и ослаблены своим поражением в прошедшей войне, но мечтают взять реванш.

– И что ты приказала им? Искать Ширин?

– Нет. Искать Ширин будут люди: твои слуги и королевские шпионы. Теням я приказала найти кинжалы. Кстати, кинжал, принадлежавший Сандру, уже нашли.

В дверь постучали, и в комнату вошел мужчина. Страж. Невозмутимый и равнодушный. Ирза недолюбливала его еще с детства.

– Мне передали, что вы хотели меня видеть, госпожа.

– Да. Я хочу, чтобы сию секунду, немедленно, ты поднял всех своих шпионов и наблюдателей. Я хочу найти родителей, а главное – сестру. Допрашивайте всех. Наверняка найдется тот, кто хоть что-то о них знает, видел. Объявите награду за поимку принцессы Ширин. Живой или мертвой. Десять тысяч золотых!

– Хорошо, госпожа. – Ей показалось, что она видит в глазах слуги сочувствие. – Сегодня же разошлю эту весть по всему Объединенному королевству. Мы найдем их.

Глава 4

Танита

Выйдя из уютного оазиса, мы зашагали по дороге вслед за бегущим по небосводу солнцем. Вскоре мягкая пыль пудрой запорошила нашу одежду, волосы и лица, растворив в воспоминаниях приятный отдых у вилсы.

Поглядывая на молчаливых спутников, я не переставала себя ругать. Какой шеркх дернул меня завернуть на этот «водопой»? Впрочем, возможно, наша встреча не случайна, иначе зачем-то же я увидела именно эту горную дорогу… но, глотать пыль, бредя вслед за этими двумя, уже надоело. Конечно, с одной стороны, путешествие в сопровождении мужчин безопасно, а вот с другой… доверять из них двоих я могла только Деррану. Его брат вызывал стойкое желание не расставаться с защитными амулетами даже во сне. Особенно во сне!

Через какое-то время солнце, не выдержав гонки с нами, стало медленно поворачивать к закату. Я посмотрела в небо.

Мой взгляд не остался не замеченным Дерраном.

– Здесь быстро темнеет, госпожа, но не нужно волноваться. Скоро будет небольшая деревенька…

Я насторожилась.

– Чья? – Честно говоря, даже не представляла, куда меня занесло. Отец рассказывал, что за время правления королевы Айны в Объединенном королевстве стало спокойнее. Налаживался быт, восстанавливались культурные традиции, и все старались забыть последствия тирании короля Сайруса, точнее, державшей его в плену Тени. А вот на окраинах все было так же, как восемнадцать лет назад. К тому же после войны немногие расы научились доверять людям.

– Деревенька людская, – успокоил меня Дерран. – За пару монет организуют и ночлег, и стол.

– Ага, – Сэм мечтательно вздохнул. – Когда мы с братом добирались до школы Мастеров Войны, я в той деревне такую девушку встретил… мм… всего за пять монет.

– Сэм, может, ты помолчишь? – Дерран мрачно покосился на брата. – Вряд ли кому-то интересны твои воспоминания.

Ответив ему таким же взглядом, Сэм молча поправил на плече мешок и прибавил шагу.

– Гм. Вот там и заночуем, – поспешно смял разговор Дерран.

К деревне мы подошли, уже когда солнце, попрощавшись с нами последними лучиками, нырнуло за дальние горы. Хотя вряд ли то, что предстало перед нашими глазами, можно было назвать деревней. Среди пепелища стояли три обугленные лачуги без окон и крыш.

Решив высказаться по этому поводу, я обернулась к эльфирам и промолчала, увидев, с какими ошеломленными лицами они рассматривают еще кое-где дымящиеся руины.

– Вот тебе и ночлег с едой! – Сэм почесал затылок и решительно направился к ближайшим развалинам.

– Понимаешь, – Дерран с трудом перевел взгляд на меня, – деревня была целехонька еще на прошлое полнолуние. Я сюда по делам ездил. У меня тут знакомый жил…

Не договорив, он бросился за братом.

Я огляделась. Сумерки уже окутали горы, но было еще довольно светло. Интересно, мэтры уже сообщили отцу о моем бегстве?

Перед глазами снова возникла привидевшаяся на рассвете принцесса Ирза. Сердце сжалось в предчувствии беды. О чем было мое видение? Исполнилось ли оно уже, или беда занесла свой меч над теми, кого я люблю, в будущем?

– Эй, госпожа! – голос Деррана заставил меня очнуться от тревожных мыслей. – Пойдем, мы кое-что нашли.

Под стенами разрушенной хижины братья обнаружили подвал, и теперь время от времени снизу раздавался восторженный голос Сэма, комментирующего находки.

Еще раз внимательно оглядев руины, я спустилась вслед за Дерраном в подвал.

К слову сказать, довольно обжитой! Стол и стулья здесь заменяли бочка и несколько валунов, а вместо лежанки использовался небольшой стог лежалого сена. В углу стояла пара сундуков. Ими-то и занимался Сэм.

Обнаруженное им копченое мясо и довольно мягкие лепешки уже ждали нас на импровизированном столе.

– Кажется, это все, – наконец буркнул он и захлопнул крышку сундука. – Там только тряпки какие-то остались. Ладно, и на том спасибо. Не знаю, как вы, а я голодный, словно дракон!

– А ну руки прочь от моих припасов! – раздался над нами требовательный женский голос.

Мы обернулись и как раз вовремя, чтобы заметить скользнувшую в люк невысокую фигурку.

Наш гость, а точнее, гостья прошмыгнула мимо меня, и на бочке вспыхнул огонь свечи, заставив нас подслеповато прищуриться.

К слову сказать, благодаря одному простенькому заклинанию я могла прекрасно видеть и в густых сумерках. Поэтому робкий огонек свечи меня даже ослепил. Так же, как Сэма. А вот Дерран с жадностью вглядывался в нашу гостью. Впрочем, женщине этот худосочный огонек тоже добавил уверенности, и она с любопытством уставилась на нас.

– Вы кто?

– А ты кто? – буркнул в ответ Сэм, прикрывая глаза ладонью.

– Я первая спросила! – подбоченилась незнакомка. В ее руке, отразив пламя свечи, блеснула тоненькая полоска стали. Скорее всего, кинжал.

– А я первый ответил, и что с того? – Он прищурился и скользнул по незнакомке оценивающим взглядом.

– А-а-а, поняла. Можешь не отвечать, – фыркнула она, разглядев нас и, крутанув в руке нож, деловито стала нарезать найденные Сэмом припасы. – Вот только не пойму, откуда в Южных горах взяться эльфирам?

– От берблюнда! – хмыкнул Сэм. – Знаешь такого зверя? Три горба – четыре рога.

– Ты, берблюнд, топай к столу, коль уж в гости занесло! – фыркнула хозяйка. – Не выгонять же на ночь глядя! Меня Рикой кличут.

– Гм, Рика, прости нас за столь неожиданный визит… – Вслед за Сэмом к столу шагнул помалкивающий все это время Дерран. Черное изогнутое лезвие мелькнуло тенью в его руке, когда появилась хозяйка этого подвала, и тут же исчезло. – Я – Дерран, а это – мой брат Сэм. Мы действительно, как вы успели подметить, эльфиры. А это…

Он обернулся ко мне, и я только сейчас вспомнила, что до сих пор не представилась им, довольствуясь почтительным обращением «госпожа».

– Танита. – Я шагнула вперед. – Или просто – Тана.

– Что-то имя больно чудное! – нахмурилась хозяйка. – Полукровка?

Я пожала плечами.

– Вроде нет. Человек. – И столетия пройдут, но недоверие между расами останется.

– Прости за допрос, но, как ты уже могла заметить, всегда нужно быть начеку. – Хозяйка еще раз смерила меня недоверчивым взглядом и торопливо продолжила нарезать мясо, буркнув под нос: – Ну? Чего застыли истуканами? Садитесь, раз пришли!

– А что здесь произошло, мм… Рика? – Не сводя с женщины глаз, я последовала примеру парней и уселась на валун.

– Да ты что, деваха, ослепла? – не переставая кромсать мясо, она бросила на меня хмурый взгляд. – Неужто не видишь, что за беда с моей деревней сталась?

Братья переглянулись.

– Ну, не слепые! – Утащив кусочек мяса из-под мелькающего лезвия, Сэм торопливо сунул его в рот и даже на миг зажмурился от удовольствия. – Так с чего у вас пожар приключился?

– А главное, когда? – Дерран не отводил от хозяйки глаз.

Рика переломила лепешку, спрятала нож за голенище сапога. Со вздохом уселась на камень и, забыв про еду, начала рассказ:

– Вчера ночью сильно запылал дом оружейника, а следом вдруг поднялся ураганный ветер. Все деревянные дома сгорели дотла. Это хорошо, что у меня из камня дом сложен, да и подвал есть, вот я и пересидела, а у кого не было подвалов, из карагача хижины срубленные, те… уж и не знаю, что с ними со всеми случилось. Может, живы остались да попрятались в горах. В общем, осталось нас из тридцати домов и сотни человек – всего пятеро. Да и те в город подались.

– А ты почему в город не идешь? – Дерран вытащил из мешка бутыль с чем-то белым и сделал пару глотков.

– Кому я там нужна? Ни денег, ни знакомых. Был дядька, да уже больше года о себе знать не дает. – Рика обреченно отмахнулась. – Там видно будет.

– Тогда надо дом восстанавливать! – Не успокаивался эльфир.

– Зачем? – Она покривилась. – Чтобы Тени снова его разрушили?

– А почему ты думаешь, что это были Тени? – Я взглянула на женщину в упор.

«Зачем драконам из рода Тени понадобилось уничтожать эту деревеньку? Глупость! Для чего снова нарушать хрупкое перемирие?

Жаль, не хватает здесь моего учителя… Он бы по мельчайшим приметам определил, дело чьих рук или крыльев гибель этой деревушки».

– А если Тени здесь ни при чем… – Рика ответила мне пристальным взглядом. – Мы стали жертвой магии. И я даже знаю, чьей! Мне всегда был не по нраву приблуда-кузнец. Уж больно тихий да молчаливый, придешь с просьбой, не откажет, но так ответит, будто сам голубых кровей! Куда уж нам, голытьбе перекатной!

– Нда… серьезное обвинение, – насмешливо хмыкнул Дерран, усердно работая челюстями. – Теперь за вежливость и хорошие манеры могут и в сговоре с Тенями обвинить.

– Э-эх! Дослушал бы раньше до конца! – взвилась Рика и, азартно блестя глазами, торопливо заговорила: – Я вчера ночью от подруги возвращалась. Гляжу – рядом с его домом несколько магических арок открылись, в темноте серебром светятся, а оттуда… Вовремя я за плетень схоронилась!

– Ну? И кто такой страшный появился? – заторопил ее Сэм.

– Всадники огненные! А когда у них крылья отросли, они начали крыши рвать, тут я и не выдержала. Доползла огородами до дома и в подвале закрылась!

Сэм и Дерран переглянулись.

– А у подруги вы много выпили? – не удержался от смешка Сэм. – Прежде чем ты всадников увидела?

– Да я вообще не пью! – рявкнула хозяйка, ударив в себя в грудь, а Дерран вдруг меня удивил. Он хмуро подхватил ломоть хлеба, сдобрил его сверху мясом и, откусив большой кусок, пробормотал:

– Нда-а… И что теперь?

Видение, словно только и дожидалось его слов, чтобы накрыть меня холодной волной. Я внезапно поняла, что больше не вижу ни огонька свечи, ни встревоженных лиц спутников.

Узкая улочка стремительно вела вперед. Темнота не обессиливала. Наоборот. Скрывая от ищущих взглядов врагов, она защищала меня, даруя шанс успеть.

Поворот. Еще поворот, и вот я на пристани. Темные борта кораблей озарил мертвенный свет, исходящий от меняющейся худенькой фигурки. Знакомый голос что-то прокричал, и из ниоткуда появился яркий, сияющий сиреневым светом дракон.

– Ширин?

– Танита? Танита! – услышала я раза с третьего настырный голос Деррана. – Ты чего? Уснула? Молоко пить будешь?

– А? Да… вернее, нет… Я… спать хочу.

– Оно и видно! – хмыкнул Сэм. – С открытыми глазами дремлешь. Одно слово – человек!

Я холодно взглянула на него, собираясь достойно ответить этому наглецу, но, заметив внимательный взгляд хозяйки, потупилась. Нет, лучше не стану афишировать мои способности. Мало ли…

– Спать? – Она поднялась и, взяв свечку, робким пламенем очертила светлый круг, выхватив из полумрака лежавшие по углам охапки прошлогодней соломы. – Ну, даже и не знаю, где вы все здесь поместитесь… Если только сено тонким слоем постелить… Как говорится, замерзнете.

Рика посмотрела на меня, затем перевела взгляд на эльфиров и возмутилась:

– Чего сидите? Вам что, особенное приглашение требуется? В общем, запомните, слуг здесь нет! Если захотите спать на сене – стелите себе сами!

– Ха, а ты знаешь, селянка, что эльфиры, в отличие от слабеньких людишек, могут спать даже на камнях и ничего себе не отморозить? – Сэм вдруг подмигнул ей. – Но я знаю куда более действенный способ, как не замерзнуть даже на такой подстилке.

– Даже не мечтай! – Накрыв остатки ужина тряпицей, Рика уселась поближе ко мне и громко заявила: – Зная, какие вы, эльфиры, похотливые создания, предупреждаю сразу: не хотите лишиться ценных граммов вашей плоти, обнимайтесь друг с другом!

Я поднялась с валуна, подошла к вороху соломы, наваленной в углу, и, разворошив ее, устало опустилась, с наслаждением вытягивая ноги. На то, что вместо перины под спиной холодная каменная кладка, я даже не обратила внимания. Не было сил.

Сэм хотел что-то ответить хозяйке, но передумал и, недовольно посопев, принялся устраивать себе лежанку у другой стены. Дерран последовал его примеру. Вскоре они улеглись, подложив под головы мешки. Рика достала из-за голенища блеснувший в свете догорающей свечи кинжал и, многозначительно оглядев парней, положила его рядом с собой на бочку.

– Спите, а я посторожу. И помните мое предупреждение!

Буркнув что-то в ответ, эльфиры повозились, и вскоре в подвале наступила тишина.

Глядя сквозь ресницы на доживающий последние секунды огонек, я думала о том, что произошло сегодня. О видениях, накинувшихся на меня так, словно стремились отомстить за годы, когда я старательно пыталась побороть этот сомнительный талант. Думала о Ширин, об отце… и даже не поняла, когда мысли сменил сон…

Да и сон ли?

– Господин, ваша дочь хотела вам что-то передать! Что-то важное! Она попросила у меня свиток перехода, но…

– Но? – На лице отца не отразилось ни тени эмоций. – Моей дочери нет ни в родовом замке, ни в Полыни. О ней не слышали ни слуги, ни придворные… Моя единственная наследница исчезла! По вашей вине! И вы смеете говорить мне «но»?!

Нонна Дара побледнела и, ища поддержки, оглянулась на стоявших позади нее полукругом мэтров. Вот только те молчали, упорно разглядывая мозаичный пол.

– Простите… я не хотела! Я не…

– Куда она открыла переход? – Отец довольно резко перебил ее извинения.

– Я не знаю, господин. Там отразились горы, тропинка, и ее будто втянуло туда!

– А вдруг это похищение? – пришел на помощь Даре мэтр Шан. – Утром вашей дочери было видение. На ее рубашке даже на какое-то время возникло кровавое пятно! И она прокричала: «Ирза, нет!» И… ну… я не знаю… мм…

Мэтр сбился под пристальным взглядом отца и снова потупился.

– Я не для того плачу за обучение дочери такие деньги, – холодно проговорил отец, – чтобы кто угодно мог ее похитить! Где ваша хваленая безопасность адептов? Запомните! Когда я ее найду, ни вам, ни вашим шарлатанам не видать больше моего золота! Моя дочь вернется домой!

– Танита! Танита!!!

Я медленно приходила в себя от легких потряхиваний, бездумно уставившись в широко распахнутые желтые глазища нависшего надо мной незнакомца.

– Танита! Ты слышишь меня?

Наконец хищное лицо незнакомца стало приобретать знакомые черты моего попутчика.

– Дерран? Что… что тебе надо? – Голова раскалывалась. Из здоровенной щели в люке пробивался яркий солнечный свет. Я поморщилась.

Придерживая меня за талию, эльфир помог мне подняться. Повинуясь его рукам, я даже попыталась улыбнуться.

– Спасибо… Но не стоило волноваться, просто мне приснился кошмар.

– Буйная! – сонно потирая глаза, констатировал Сэм.

– Немудрено! – пожала плечами Рика. – С такими-то попутчиками.

Из-за сумасшедшей боли в висках их голоса сливались. Голова всегда раскалывалась после видений, как после хорошей студенческой вечеринки. Пытаясь справиться с головокружением, я отвела взгляд, спасаясь от мучающих меня солнечных лучей, и несколько мгновений таращилась на темно-серую ткань дорожного мешка, пока меня не осенило. Эликсир Дары! Ну конечно! Что еще могло помочь мне, если не этот чудодейственный настой? Помню, как сама укладывала его в мешок!

На ощупь развязав жесткие веревки, я почти сразу же нашла фляжку, зубами выдернула пробку и, в блаженстве прикрыв глаза, с жадностью припала к горлышку.

Нда, если судить по взглядам эльфиров, и без того не очень высокого суждения о людях, их мнение обо мне опустилось на самое дно.

– Замечательно! – подтвердил мои опасения Сэм и хмуро посмотрел на брата. – И сколько теперь нам ждать, пока твоя протеже проспится? Или, может быть, не ждать?

– Это животворящий настой! И как мне кажется, ты в животворящих настоях ничего не понимаешь… – поспешила я внести ясность, едва волны боли и головокружения улеглись. Закрыв наполовину опустошенную бутылочку, я сунула ее в мешок и поднялась. – Они дают выносливость в пути, избавляют от боли, и… не путай их с гномьим самогоном!

– Животворящие настои? Ты, верно, адептка какой-то магической школы Стихий? – воскликнула Рика. – Кто ты? Откуда?

Я покосилась на нее. Ох, не нравится мне такой интерес…

Не вдаваясь в объяснения, я кивком указала эльфирам на люк.

– Ну и чего ждем? Открывайте, пошли.

– Ха, животворящие настои! – Сэм будто не услышал меня. – А без этих настоев ты ни на что не способна! Говорю ж, люди – самая бесполезная раса! Бабы только и могут, что мужиков ублажать! Причем не своих! А потом полукровки и получаются!

– Слышь, – нахмурилась хозяйка, – ты тут под общую гребенку того… не греби!

Сэм пакостно прищурился.

– А скажешь, ты другая? Да если бы вашу деревню не разгромили…

Короткое заклинание, и молния сорвалась с моих пальцев. Прошипев над ухом остолбеневшего нахала, она отразилась от стены подвала и рикошетом от валуна, затем с угрожающим треском вынесла в небеса скрывающий свободу люк. Яркие солнечные лучи хлынули в подвал, освещая даже самые дальние уголки.

– Мать… моя, женщина! – Рика первой обрела возможность говорить. Вдохнув полной грудью окрасившийся ароматом озона воздух, она подошла к лестнице и осторожно посмотрела наверх. – Хорошая была крышка! Только бы обратно не вернулась… Пока я ее в небе разглядываю.

– Это что сейчас произошло? – Сэм старательно пригладил потрескивающие волосы и уставился на меня круглыми, будто у совы, глазами. – Ты в меня чуть не попала?!

– Увы, промахнулась. Так мы идем или нет? – Стараясь не замечать красноречивого молчания, я подошла к Рике. Она нехотя уступила мне дорогу, и я начала подниматься по грубо вырезанным из камня ступеням.

– А куда направляетесь? – донесся мне вслед ее голос, когда я уже пыталась выбраться из подвала, не испачкавшись в саже и пепле, лежавшем здесь повсюду.

– В Лиин-Тей, – ответил вместо меня Дерран, и вскоре он тоже оказался рядом со мной, старательно отряхивая и без того грязно-пыльные штаны и такой же плащ.

В Лиин-Тей? Хм… А почему бы и нет? В видении я была уверена, что передо мной порт Сильвиорса. Значит, Ширин там или будет там, и ей нужна моя помощь.

Сердце вновь обжёг волнением приснившийся под утро кошмар.

Только бы успеть!

Только бы найти подругу до того, как неприятности найдут ее.

Только бы слуги отца не нашли меня раньше!

Последним из люка показался Сэм и довольно потянулся, разглядывая раскинувшееся над нами бездонным куполом темно-синее небо. Я прищурилась, задумчиво осматривая его высокую, статную фигуру, понимая, что нашла для себя идеальную маскировку…

Хм…

Что мне стоит немного потерпеть общество братьев? Зато вместе с эльфирами мне будет гораздо спокойнее путешествовать, и меня будет сложнее найти…

– Что уставилась? – заметив мой чересчур пристальный взгляд, хмуро поприветствовало меня мое возможное спасение.

– Просто радуюсь тому, как мне повезло с попутчиками! – Поправив мешок за спиной, я развернулась и заспешила вниз к дороге.

Глава 5

Ширин

В следующий раз я очнулась ночью и, прислушиваясь к ощущениям, с опаской потянулась.

Зря боялась.

Никаких последствий падения не осталось. Ничего не болело, не ныло. Явно сломанное еще вчера ребро даже не напомнило о себе.

Я приподнялась и осмотрелась. К привычному ночному зрению добавилось легкое сиреневое сияние. Немного странное, но… оглядеть пустую хижину оно мне не помешало. Интересно, где все?

– Так на охоте, – тут же пояснил женский голос.

Я поспешно обернулась и натянула ткань до подбородка. В чуть скрипнувшую дверь входила уже знакомая мне женщина.

– Выспалась? – Не дожидаясь ответа, она подошла ближе и бросила рядом с моей лежанкой одежду, сапоги и ножны. – А я твою шкурку немного почистила. Вот. Одевайся. Муж хочет отвести тебя к королю Шариду.

– Зачем? – Благодарная улыбка тут же стерлась.

– Как зачем? Ты же из рода Фарияда. Может, ты заблудилась? Так мы проводим тебя, а нам заплатят. Лишние монеты нам пригодятся.

– О! Могу вас уверить, я дойду сама. И к роду Фарияда я имею очень далекое отношение.

Неопределенно передернув плечами, женщина как ни в чем не бывало взялась разделывать меховые тушки кроликов, а я торопливо принялась натягивать одежду, первым делом проверив оружие. Хвала богам, кинжал по-прежнему дожидался своего часа в ножнах.

Нет, нужно бежать! Конечно, попасть к дедушке было бы заманчиво, но для начала нужно все разузнать. Одним богам ведомо, что успела раструбить обо мне Ирза, точнее, завладевшая ею Тень, и сколько золотых пообещали за мою голову?

– А говорок у тебя из благородных… – закончив с тушками, подметила хозяйка и вновь посмотрела на меня. – Если есть-пить хочешь, жди. Ну а по нужде можешь выйти.

Я натянула сапоги.

– Угу. А… где мы сейчас находимся?

– Неподалеку от Рясок. Это маленький городок на границе Объединенного королевства и Вселесья. А что?

– Мне нужно уходить. Я тороплюсь в Эльфириан.

– А чего ты там забыла? – искренне удивилась женщина.

– У меня там… жених живет. Вот к нему и направляюсь. И… боюсь, пользы я вам не принесу.

– Ну и ладно. – Хозяйка пододвинула к себе глиняную чашку, полную каких-то корнеплодов, и принялась их чистить, только коротко кивнув на дверь. – Вон бог, вот порог.

Я помедлила мгновение, поднялась и в два шага достигла двери, но выйти не успела. Меня остановил ее мелодичный голос:

– Только в горы не сворачивай. До пристани хоть так ближе, да все же лучше обойти.

– А что там? – Я обернулась.

Женщина, не глядя на меня, только передернула плечами.

– А шеркх его знает. Да только кое-кто из нашей стаи говорил, что видел там ушедших…

– Драконов? – Я даже позабыла, что куда-то собиралась идти.

Хозяйка наконец-то взглянула на меня и, поджав губы, медленно кивнула.

– Да. Спалили деревню подчистую, но я этого тебе не говорила.

– Спасибо за предупреждение. – Я кивнула и потопталась на пороге. – Гм… так я пойду?

– Садись уже! – Женщина указала на свободный стул и, не прекращая колдовать над блюдом «тушки кролов в корнеплодах», сдернула тряпицу, закрывающую еще одну стоявшую на столе чашку, и поставила ее передо мной. – Ешь. Скоро рассветет, тогда и пойдешь.

Миска оказалась до краев наполненной густой, наваристой кашей.

Я, не раздумывая, с наслаждением накинулась на предложенный мне мм… поздний ужин, или ранний завтрак?

Боги, как же я проголодалась! Очень много сил отняло обращение сначала в дракона, потом в пантеру и снова в человека. Хорошо, что нашедшие меня перевертыши увидели только окончание представления.

С первыми лучами зари, золотистыми пиками пронзившими стены лачуги, вернулся старик и двое парней-подростков. Бросив на меня быстрые взгляды, они молча поели и так же молча легли спать, постелив себе только под голову солому, что служила мне довольно мягкой лежанкой. Следом за ними, узнав, что никуда провожать меня не надо, улегся и старик.

– Спасибо еще раз. – Я улыбнулась хозяйке и поднялась. – Нужно идти.

– Иди. – Она пристально посмотрела на меня и достала из кармана сложенный вчетверо листок. – Только я бы посоветовала тебе остричь волосы и вымазать грязью лицо, чтобы не так сильно походить на ту, которую вот уже сутки все ищут.

Выхватив из ее руки листок, я поспешно его развернула и вгляделась в свое лицо.

– Вы все это время знали, кто я, и молчали?

– Ну… если бы тебя искал король Шарид, мы бы тебя так просто не отпустили. А люди… Они сами по себе, и… мы им не слуги. К тому же, как я поняла, ты не больно-то хочешь, чтобы тебя нашли… а кто мы такие, чтобы нарушать твои планы, принцесса?

– Спасибо. – Чуть помедлив, я сдернула с пальца кольцо. – Вот. Возьмите. Это плата за ночлег и понимание.

Женщина взяла перстень, повертела его перед носом и вернула мне.

– Были бы монеты, куда ни шло, а что я буду делать с этой побрякушкой? – Она вдруг усмехнулась и махнула рукой. – Потом! Считай, что за тобой должок. Как сможешь, так отдашь, а пока иди-ка сюда, давай я сама остригу твои прекрасные волосы, принцесса.

Вскоре в волчьем логове, в память обо мне, остались две тяжелые косы, а я, остро ощущая себя мальчишкой, зашагала по узкой лесной тропинке. Правда, прежде чем решиться на это путешествие, я честно попыталась вызвать Хранителя, но, так и не дождавшись ответа, неспешно отправилась в путь.

– Госпожа? Вы просили найти и привести к вам этих людей.

Настойчивый голос слуги заставил Ирзу очнуться от тревожных мыслей. У распахнутой створки двери в королевские покои стоял, терпеливо дожидаясь ответа, страж.

Она поднялась с дивана и, чувствуя непривычную тяжесть в висках, недоуменно оглядела трех мужчин и двух женщин, вереницей вошедших в комнату. Гости выстроились в ряд и покорно замерли, глядя на нее.

– Я? – Ирза поморщилась от кольнувшей в сердце боли. – Когда?

– Вчера пополудни, – терпеливо объяснил страж. – Я еще сказал вам, что вы, верно, нездоровы, так плохо выглядите…

– Но я этого не помню! И вообще… – Ирза возмущенно набрала воздуха в грудь, чтобы указать наглецу его место, да так и замерла, прислушиваясь к раздавшемуся в мыслях властному голосу Тени:

«Давай договоримся сразу, принцесса. Если ты что-то не помнишь или не знаешь, ты не устраиваешь вот такие истерики, а терпеливо ждешь, когда я дам тебе пояснения! Эти смертные – хранимые драконов рода Тени, а значит, мои слуги. Я лично приказала их позвать!»

Принцесса закрыла рот. Постояла, пытаясь осознать и оправдать тон, в котором с ней заговорила ее Хранительница, затем, вспомнив о стражнике, величественно махнула ему рукой, отпуская.

– Можешь быть свободен.

Дождавшись, когда за ним захлопнется дверь, Ирза подошла к нежданным гостям и, полностью отдав Гераде бразды правления над собственным телом, отстраненно принялась вслушиваться в то, о чем та заговорила с пришедшими:

– Начнем с тебя, Раакс. Как имя твоего хранимого?

– Крог. – Жилистый мужчина средних лет в кожаной броне стражника старательно поклонился.

– Если не ошибаюсь, он – страж в Рясках?

– Совершенно верно, госпожа. – Еще один поклон.

– Возвращайся и оставайся на посту до тех пор, пока не придет мой приказ. Мне нужна принцесса Ширин. Теперь у нее есть Хранитель. Бесполезный дракон воздушной Стихии. Если принцесса пожелает покинуть страну, то наверняка направится в порт Сильвиорса, а значит, может заглянуть в Ряски. По крайней мере мы должны быть наготове.

– Слушаюсь, моя госпожа. – Мужчина снова поклонился, да так и замер, разглядывая пол, будто не в силах поднять взгляд на принцессу.

Между тем Ирза сделала шаг к стоявшей рядом невысокой девушке и, словно со стороны, услышала свой голос:

– Имя?

– Рика. – Над говорившей хрупкой девушкой возникла темная уродливая тень дракона.

– Ты сообщила, что напала на след принца? Второй кинжал Тха-картх у тебя?

– Госпожа. Я выследила смертного, что хранил его. Я поселилась рядом с ним в той же деревне. Неделю назад к нему пришел бродяга. Получив твой приказ, я призвала к себе на помощь брата и проникла в его дом ночью три дня назад, но забрать кинжал не успела. Кузнец исчез в вихре огня, передав клинок бродяге.

– С чего бы принцу Сандру отдавать Тха-картх первому встречному? А может, За Зу и его рабы желают меня запутать?! – Ирза прислушалась к хриплому, низкому голосу, раздающемуся из ее перекошенного рта. Видимо, Хранительница была сильно не в духе от услышанных новостей. – Ты узнала, кто этот бродяга?

– Госпожа, он – простой смертный и уж точно не принц, если вы об этом. Он человек, – вдруг заговорил второй мужчина, еще совсем юнец. – Когда мы с сестрой напали на него, он не воспользовался магией, не призвал Хранителя. Он не вынул из ножен «Убийцу». Он сражался обычным мечом, пока не исчез в Зеркале перехода! Возможно, он даже не знает, какой обладает драгоценностью!

– Отлично! Мы даже не знаем, где его теперь искать?!

– Госпожа, я знаю, куда нам следует направиться, если мы хотим получить клинки Тха-картх. – На лице Рики мелькнула победная улыбка.

– И? – Принцесса с любопытством взглянула на нее.

– На следующую ночь после пожара мне довелось приютить бродяг. Двух эльфиров и человечку. Они тоже искали принца Сандра. Расспрашивали о кузнеце, а после решили пойти в Лиин-Тей. Я проследила пути вероятностей и считаю, что нам нужно последовать за ними.

Ирза растерянно замолчала, не чувствуя рвущихся с губ слов. Хранительница была взбешена, это очевидно, и сейчас лучше инициативу не выказывать. Наконец ее губы снова приоткрылись, выталкивая чужие слова. Время размышления закончилось.

– Значит так, вы должны следить за Риссаром и За Зу, а как только почувствуете их под небом Адирана, немедленно сообщите. Рика, иди за кинжалом. Если смертный окажет сопротивление, убей его. Ну и самое главное – принцесса Ширин. Приведите ее живой, но… если обстоятельства заставят вас ее убить, ничего не имею против.

Танита

Эликсир подействовал как всегда. От усталости и разбитости не осталось и следа. Только бурлящая в крови энергия вызывала во всем теле щекотку, заставлявшую стремительно шагать вперед.

– О, бешеная! Ты чего так несешься?

Я остановилась и оглянулась. Эльфиры отстали на несколько шагов.

– А я предупреждала. После эликсира повышается выносливость! Я теперь могу так идти хоть до ночи.

– Это нечестно! Вот если бы ты и нам предложила выпить чуток волшебного настоя, тогда без проблем! А та-ак…

Сэм поравнялся со мною и, смерив обиженным взглядом, устремился вперед.

– Сэм, не льсти себе! Даже хлебнув настоя, ты будешь только вторым. Могу поспорить.

Я снова его обогнала, и реакция парня не заставила себя ждать.

– Давай настой! – Сэм грубо ухватил меня за плечо и развернул к себе. – Только спорить будем на желание! Просто так – неинтересно.

Отлично!

Я вытащила из мешка фляжку.

– Ну? И что ты можешь пожелать?

Эльфир судорожно облизал губы и задумался.

– Хочу… Хочу я, значит…

– Только загадай такое, чтобы я удивилась! – фыркнула я, разглядывая сосредоточенное лицо Сэма.

– Ты меня поцелуешь! – наконец выпалил он и победно улыбнулся.

– Фу, ну просила же, чтобы я – удивилась!

– Да, он еще маленький! – К нам подошел Дерран и принялся в шутку отчитывать нахмурившегося брата: – Какой болван заключает с женщиной пари на поцелуй?

– Так ты же сам!.. Мне… А я что? Ну, ты же сам… – От невысказанной обиды Сэм даже начал заикаться, но Дерран его будто не услышал.

– Мог бы посоветоваться со мной! Ты что, не знаешь, для чего нужны в походе женщины?

Сэм вдруг смутился (невиданное дело) и принялся рассматривать пыль под ногами.

– Ну, я это… того…

– Вот и я о том же! Нужно заключать пари на что-нибудь существенное. Например, на то, чтобы девушка до конца нашего пути готовила нам еду или выполняла все наши поручения. Была служанкой или поваром, а лучше и тем, и другим!

Подозрительно прислушиваясь к словам Деррана, я едва не расхохоталась. Во-первых, неожиданно, что он, в отличие от своего братца, увидел во мне всего лишь прислугу, во-вторых, повар из меня – не рискуйте жизнью!

– Гм, – я кашлянула, привлекая внимание. – Дерран, может, тоже хочешь поучаствовать в забеге? Заодно и загадаешь свое желание. Я обещаю, буду очень стараться, чтобы прийти к финишу первой!

– Ну, хорошо! Пусть так. Даже забавно! – Дерран белозубо улыбнулся и кивнул. – А я буду очень стараться, чтобы заполучить тебя в услужение.

– Ну, давайте начинать! – Сэм в нетерпении потоптался, поглядывая на фляжку.

– Нет, парни, стоп! – Я завела руку с настоем за спину. – А что будет, если выиграю я?

– Такого не произойдет! – тут же отчеканил Сэм.

– Ладно, пусть девушка помечтает! – подмигнул ему Дерран и слащаво мне улыбнулся. – И чего же ты хочешь?

– Мое желание будет таковым! – Я задумалась и выпалила: – Вы станете моими провожатыми до тех пор, пока я буду нуждаться в ваших услугах!

Парни озадаченно переглянулись.

– А почему бы нет? – первым сдался Дерран.

– Только провожатыми? – судя по всему, Сэму сразу захотелось проиграть, но я умерила его пыл:

– Ну, если вы так просите… будете еще моими телохранителями! Пока я вас не отпущу!

– Эх, ладно! Но лучше бы ты нас использовала в качестве…

– Так, по три глотка каждому! И пойдем! – не дослушав, перебила я мечтания Сэма и, открутив крышку, первому протянула настой Деррану.

Он взял фляжку и, не отводя от меня взгляда, неторопливо сделал три глотка.

Следующим в нее вцепился Сэм и надолго припал к горлышку.

– Эй! Ты уже четыре глотка сделал! – очнулась я, возмущенно уставившись на эльфира, допивающего мой настой. – Пять? Шесть?! Самоубийца!

Вцепившись, я повисла на фляжке, пока она не вылетела из рук Сэма. Едва успев поймать, я плотно ее закрыла и, спрятав в мешок, выразительно покрутила у виска.

– Совсем дурачок? Это же магическое зелье! Ма-ги-чес-кое!!! А ты его, как пиво в трактире, хлебаешь!!! Ладно! Все! Идем до городских ворот. Только не бежать, а просто идти! Ясно? Случайно возникшие трудности не игнорировать, и пусть выиграет достойный.

– Учись готовить! – буркнул Дерран, направляясь вслед за набирающим скорость братом.

Я улыбнулась им вслед. Все оказалось так просто. А ведь я даже представить не могла, как предложить им стать моими попутчиками.

Почувствовав азарт, Сэм с Дерраном шагали все быстрее. Я шла за ними, чуть приотстав.

Какой смысл обгонять их сейчас? Куда приятнее будет лишить победы у самых городских ворот. Это же надо было додуматься – представить меня в качестве служанки!

Вскоре к дороге вплотную приблизились горы. Что-то негромко обсуждая, парни скрылись за поворотом. Прибавив шагу, я повернула вслед за ними и тут же остановилась, разглядывая перевернутую телегу.

Возле нее с умным видом стояли мои спутники и суетились двое мужичков, безуспешно стараясь приделать колесо.

– О! А чего вы тут встали? Решили отдохнуть?

– Надо полагать, это наше первое испытание, – не оборачиваясь, бросил Дерран.

– Да какое испытание, Дей? – Сэм нетерпеливо переступил с ноги на ногу. – Пойдемте быстрее! Что, эти двое, сами колесо не поставят?

Спрятав улыбку, я покосилась на пританцовывающего Сэма. Ну да, после такой лошадиной дозы настоя просто удивительно, как не отросли у него крылья. Естественно, стоять на месте парню невмоготу.

– Да как же нам его поставить, господа хорошие? Вы только гляньте, вот этот клин в труху рассыпался! А что теперь делать, не знаем! – Взъерошенный, щуплый мужичонка, чуть не плача, потряс сжатыми в кулаке щепками.

– А мы бы за помощь вас до города подбросили! – закивал второй мужичок, с надеждой поглядывая на нас. Он был чем-то неуловимо похож на своего товарища, только постарше и повыше ростом. Брат?

Стянув бурую бесформенную кепку, блином лежавшую на редких седых волосах, он с кряхтением поклонился, сверкнув лысиной.

Парни переглянулись.

– Нда-а, и где теперь такой клинышек искать? – Сэм тоскливо окинул взглядом возвышающиеся над нами горы. – Тут и травинки не найдешь!

Дерран взглянул на меня.

– Ты же, вроде бы, работаешь со Стихиями?

– Ну… – Я неопределенно передернула плечами.

– А что, если немного изменить структуру предмета?

Я нахмурилась.

– В смысле?

Эльфир поднял длинный заостренный камень.

– Вот. Чем тебе не клинышек?

– И? – До меня потихоньку стало доходить.

– Придай ему свойство дерева.

– Но это, вообще-то, не совсем магия Стихий…

– Лучше скажи, что ты это еще не проходила! – фыркнул Сэм, сообразив, чего хочет брат.

– А вот и проходила! – запальчиво выдохнула я, с удовольствием заглотнув наживку. Взяв камень, положила его на дорогу.

Ну уж нет! Признаваться этим двоим, что работу с материями буду изучать только на следующий год, и то, если доведется, я не собиралась. Поэтому, вспомнив все, что тайком вычитала в «Большой книге заклинаний», я закрыла глаза и сосредоточилась.

Сознание толкнулось в холод камня.

Противоположность.

Я представила, как напоенные солнечным светом соки просачиваются сквозь гранит, как меняется мертвое тело, впитывая в себя животворящие силы природы.

Дерево.

Таак! Теперь добавить немного магической энергии…

– Твою мать! – Испуганные голоса мужчин слились в один восторженный выдох.

Открыв глаза, я уставилась на лежавший перед нами здоровенный, в два обхвата – не меньше, обросший листьями ствол, намертво перегородивший дорогу.

– Еще скажите – не получилось! – Чуть струхнув от неожиданного результата, кинулась я в наступление.

– Вообще-то можно было и не тратить так много силы. – Дерран смерил оценивающим взглядом бревно. – Следовало лишь сделать деревянным тот небольшой камень.

– А она и сделала! – вдруг вступился за меня мужичок постарше. – Вон, даже листиками оброс!

– Угу, теперь появится возможность про запас кольев нарезать! – поддержал его другой, но уже не так оптимистично.

– Заставь дурака богу молиться… – подытожил Сэм, нетерпеливо вскочил на бревно, прошелся по нему и спрыгнул по другую сторону. – Ну, помогли? Так пошли дальше!

– Надеюсь, теперь вы управитесь сами? – скорее уточнил, чем спросил, Дерран, одним движением оказался на бревне и протянул мне руку. – Забирайся…

– Сама справлюсь! – Я проигнорировала помощь и, стараясь не замечать наблюдающего за мной взгляда, перебралась на другую сторону сама.

– Спасибо, госпожа волшебница, – раздались голоса бедняг. – Только, если хотите чтобы мы вас до города подбросили, придется подождать! Нам ведь надо эту дровину на колышки разделать да с дороги убрать, а то телега никак по воздуху не проедет!

– А если ждать не хотите, так, может быть, вы ее перенесете? Чик и…

– Нет, спасибо! Вы уж сами управляйтесь, а нам торопиться надо. А то пока на вашей телеге доедешь… – Я помахала погрустневшим мужичкам, обернулась к эльфирам… и бросилась их догонять.

– А вы и впрямь пешком быстрее в городе окажетесь! – Донесся до меня голос одного из мужчин.

Вскоре мы выбрались из ущелья. Горы закончились, и начался лес.

Я шла, поглядывая на уверенно шагающих впереди парней. Что ж, до города еще неблизко, можно пока поберечь и силы.

– Скоро придем. – Сэм чуть отстал от брата, дождался меня и пошел рядом. – Так что, готовь должок, красотка.

– А может, пока подождешь с мечтами! – Я обогнала его и вскоре поравнялась с Дерраном. – Кстати, а поварскому делу в вашей школе Войны обучали?

– Конечно. Я умею отлично готовить и тебя с радостью научу, – произнес он с многозначительной ухмылкой. – К тому же неважно, кто из нас выиграет спор – итогом всему будет долгое совместное путешествие. Мы ведь тебе зачем-то нужны, верно?

Не ожидая столь скорого разоблачения, я замялась. А если открыться ему? Поможет или приведет к папочке за вознаграждение?

Подумав, я решила не услышать его вопроса и легкомысленно пожала плечами.

– Не спеши с выводами. Наш спор может выиграть твой брат, и тогда я отделаюсь слюнявым поцелуем. Так сказать, секунда позора – и разбрелись наши пути-дорожки.

– Ты явно недооцениваешь нашу расу! – Желтые глаза Деррана внимательно прищурились. – Или, может быть, в твоей жизни встречались разочаровавшие тебя эльфиры?

Я только вздохнула, припомнив зазнаек-эльфиров, с которыми мне довелось учиться в школе Стихий. Высокомерные, напыщенные эгоисты! Они даже списывали у меня контрольные так, как будто делали мне одолжение!

После войны с Тенями быть магом Стихий оказалось очень престижно.

– Да. Встречались. И поверь, я оценила вашу расу сполна! Привыкла, знаешь ли, доверять собственным глазам. – Я выдержала его взгляд и сменила тему: – Кстати, шагать без отдыха целый день, даже на магическом настое, очень трудно. Особенно когда его действие подходит к концу.

– Это ты к чему? – насторожился Дерран.

– К тому, что у меня в таких случаях уже есть опыт, а у вас его нет. Поверь, я не проиграю. А твоему братцу… – Я обернулась, поглазела на пустую дорогу и затормошила эльфира. – Дей! Сэм пропал!!!

– Шеркх! – Оглядываясь по сторонам, он завел руку за спину и бесшумно выхватил недлинный, чуть искривленный меч.

Держа клинок на изготовку, он бесшумно прошел назад, вглядываясь в подходивший прямо к дороге бурелом, и вдруг остановился, словно принюхиваясь.

– Здесь примятая трава. – Эльфир взглянул на меня и указал мечом на что-то, видимое только ему. – Он свернул в лес. Один. И он явно бежал. На дороге четко отпечатался только носок его сапога.

Не договорив, Дерран стремительно нырнул в кусты. Какое-то время до меня доносился громкий треск, затем послышался вскрик и голоса. Снова треск. Мне даже на мгновение показалось, будто ко мне из леса ломится медведь, но опасения не подтвердились. Вскоре на дорогу вспугнутым лосем вылетел Сэм, а следом, не скрывая улыбки, шел Дерран.

– Что произошло? – Я даже отступила в сторону, пропуская летящего на меня багрового от ярости Сэма.

– Это все ты! Твои штучки! Чтоб тебя! – зло выпалил он, поравнявшись со мной, и стремительно зашагал по дороге.

Проводив его изумленным взглядом, я растерянно похлопала ресницами и оглянулась, поджидая Деррана.

– Какая муха его укусила? Что он делал в лесу? И при чем тут я?

Едва сдерживая смех, Дерран покосился на стремительно удаляющегося брата и вдруг стал серьезным.

– Я, как его брат и личный телохранитель, должен спросить. – Он с трудом сдержал разъезжающиеся в ухмылке губы и продолжил: – Госпожа адептка, что за состав содержится в твоем настое выносливости?

Не ожидая такого вопроса, я минуту разглядывала его с выражением искреннего недоумения на лице, наконец выпалила:

– А что?

– Ты не ответила на мой вопрос! – угрожающе нахмурился он.

Я невинно пожала плечами.

– Точно не помню… кажется болиголов, вытяжка грибов, собранных у могилы сожженного горбуна, пять капель спермы козла и сера из уха гадюки. – Глядя в побледневшее лицо Деррана, я уже откровенно веселилась. – И все это настаивать на самогонке, получившейся из волчьих ягод.

Тихо простонав, он зажал рот и, не разбирая дороги, кинулся в кусты.

Прислушиваясь к характерным звукам, я виновато вздохнула. Ну кто дернул меня за язык? Я же не знала, что у эльфиров такой слабый желудок! А с другой стороны, сам виноват, не надо было говорить загадками.

Вскоре Дерран вышел на дорогу и, не глядя на меня, молча прошел мимо.

– Дей! Дерран, ну подожди! – Я поплелась рядом.

Он вдруг обернулся ко мне и, усмехнувшись, выпалил:

– Теперь понятно, отчего Сэм взялся лес удобрять… С такими-то ингредиентами!

– Поверь, в настое обычные травы…

– Ага, – хрипло перебил он меня и остановился, – из всего перечисленного тобой самой обычной была только самогонка из волчьих ягод!

Я чуть не застонала. Хуже несмешной шутки может быть только шутка, которую не поняли.

– Дерран, прости, я… я все это придумала! Чтобы тебя насмешить.

– Угу… Ну, в таком случае, я оценил. Благодарю! – Он развернулся и быстрыми шагами направился вперед. Я бросилась за ним, не зная, как спросить. Наконец насмелилась.

– Гм… а что с Сэмом… У него живот разболелся?

– Ну, можно сказать и так. – Дерран кашлянул и снова остановился. – Вот и решил поинтересоваться у тебя составом этой настойки. На всякий случай. Мало ли…

– Да состав тут ни при чем! – принялась защищаться я. – Обычные травы, усиленные магией. Просто для тех, кто пьет этот настой впервые, три глотка – максимально возможная доза! Поэтому за свои злоключения твой братец пусть винит только себя! Он же выпил двойную дозу!

– А мне кого винить? – Желтые глаза эльфира прищурились.

Я покаянно развела руками.

– Можешь, конечно, мое чувство юмора, но… лучше свой слабый желудок!

– Тогда уж виной всему мое отменное воображение, – вздохнул Дерран и кивнул на опустевшую дорогу. – Боюсь, с этой проблемой мы и до темноты не доберемся до Рясок.

– Может, сварить Сэму целебный отвар для желудка? – Я сорвала росшую у накатанной колеи веточку страстоцвета.

– Лучше не надо, – открестился Дерран, настороженно поглядывая на былинку. – Так пройдет.

Через несколько минут на дорогу выбрался злой, как шеркх, Сэм и, подскочив ко мне, завопил:

– Это… это… этот позор из-за тебя! Ты отравила самого …ап.

Дерран в то же мгновение оказался позади него и крепко зажал брату рот.

– Прости, Танита, но ты нечестно играешь и не можешь претендовать на наши тайны! Согласись, но ты единственная, кто до сих пор еще пользуется силой эликсира. Так что, наш спор прошу считать недействительным. Никто никому ничего не должен.

После этих слов он выразительно посмотрел на брата и только после этого убрал руку.

Сэм зло встряхнулся.

– Ну уж нет! В этом споре победили мы, потому что не жульничали! А ты мошенница! Отдавай должок!

Я отступила на шаг, разглядывая взбешенного парня.

– Это была игра случая… – Возможно, я схитрила, не рассказав им обо всех последствиях эликсира, но не по злому же умыслу. Просто хотела поскорей отправиться в путь! – Я просто забыла вас предупредить!

– Да, и поэтому мы победили! – не унимался Сэм.

– И чего ты хочешь? – нахмурилась я, перебирая в пальцах амулеты. – Поцелуя? Ну, давай! Рискни, если считаешь себя победителем.

Сэм победно взглянул на брата, но едва сделал шаг ко мне, как скрючился, и кинулся в кусты.

– Ты опасный противник! – проводив его взглядом, ко мне неторопливо подошел Дерран. – Умеешь добиваться своего. Может, скажешь, зачем тебе мы в качестве охраны и провожатых? Тебя ищут?

Я отступила на шаг.

– А что за тайну скрываешь ты? Кто ты?

– Ты хотела спросить – кто мы?

– Он, – я посмотрела вслед исчезнувшему в придорожных кустах Сэму, – меня не волнует.

– Зато он очень волнует меня. – На губах Деррана не отразилось и тени улыбки. – Как-то раз я уже потерял всю свою семью. Он – единственный, кто у меня остался. Итак… зачем мы тебе нужны?

– Ну-у, – я отвела взгляд. – Путешествовать одной небезопасно. А вас я знаю, гм… узнала за эти дни и даже могу немного доверять!

– Доверять нельзя никому. – Дерран еще немного помучил меня внимательным взглядом, развернулся и не спеша зашагал по дороге. Я направилась следом.

Похоже, его удовлетворило мое объяснение?! Чудесно!!! Теперь главное – найти Ширин! Я чувствую… она где-то совсем рядом…

Глава 6

Ширин

Перемахнув через поваленное бревно, я пошла рядом с тропинкой. Солнце уже перевалило за полдень и теперь медленно опускалось к закату. В животе урчало, а от нескольких ягодок, сорванных по дороге, не осталось и воспоминания. Берш учил меня забывать о нуждах тела, ставя превыше всего нужды души.

Берш…

В глазах предательски защипало, но слезы тут же высохли, опаленные огнем ненависти. Я отомщу тебе, Ирза! За родителей, за учителя! После стольких смертей тебе уже не оправдаться обманувшей (наверняка) Тенью! Как можно было променять свою семью на ее лживые обещания? Что же такого она тебе посулила?

В раздумьях я не заметила, как поредел лес и сквозь тонкие стволы молодняка, обживающего опушку, блеснула синей лентой замершая под солнечными лучами узенькая речка. Она будто опоясывала, оберегая, небольшой городок – Ряски. Стоявший на границе Объединенного королевства с землями Пограничья, этот город не принадлежал ни одной расе и всегда вызывал тревогу королевы Айны.

Она как-то обмолвилась, что на землях Пограничья всегда собирались те, кто жил сам по себе, не подчиняясь никакой конкретной власти и закону. Здесь можно было найти преданных слуг, искусных шпионов и наемных убийц, но только в том случае, если в кармане у тебя завалялась приличная сумма золотых монет.

Отлично! Здесь я и переночую, а с рассветом пойду к Сильвиорсу. Конечно, тоже есть шанс нарваться на свой портрет с обещанной наградой. Надо бы воспользоваться советом волчицы: вымазаться в грязи, чтобы вполне соответствовать образу бродяги.

Найдя оставшуюся после недавнего дождя лужицу, я присела и, глядя в ртутное зеркало воды, старательно принялась за грим. Мазнула лоб, под глазом и левую скулу. Не забыла подбородок и шею. Последними прошли маскировку руки. Полюбовавшись на бездомного грязнулю, смотревшего на меня из лужи, я довольно улыбнулась и поднялась. Теперь меня не узнала бы даже мама!

При мысли о королеве радужное настроение пошло ко дну. Где она и где Зарин? Что за тварь завладела Ирзой? И что теперь всех нас ждет?

Вздохнув, я направилась к тропинке, но тут же замерла, заслышав мягкий баритон, напевающий простенькую песенку, и неторопливые шаги.

Не сводя глаз с тропинки, я попятилась и юркнула за раскидистый клен, пытаясь скрыться в обступившей его густой поросли дикой береники, но, как на грех, запнулась за корень, невидимый в прелой траве, и только чудом осталась стоять, крепко вцепившись в свисающую ветку.

Пение смолкло. Шаги тоже.

Призвав на помощь все свое самообладание, я замерла, позабыв, как дышать, моля богов остаться незамеченной, но не тут-то было.

– Парень, ты что, заблудился? – раздавшийся совсем близко голос заставил мое сердце испуганно забиться.

Я оглянулась, не увидела говорившего и, сделав несколько шагов вперед, осторожно выглянула из-за дерева на тропинку.

Тоже никого!

Если где-то нет кого-то, значит, кто-то где-то есть… И это совсем не означает, что мне нужно с ним встречаться.

Я развернулась, чтобы дать деру, и уткнулась в грудь высоченного мужчины.

– Не меня ищешь?

– Ээээ… аааа… нууууу…. – Выдавив из себя лишь блеющие звуки, я поспешно захлопнула рот и уставилась в чуть прищуренные светлые глаза незнакомца.

Как же он умудрился так бесшумно подкрасться ко мне?

– Обидел кто? – Он вдруг облапил меня за плечи и, едва не подталкивая, повел к тропинке. – Ты меня не бойся. Я бродяжек не обижаю. Сам такой же.

Я промолчала, послушно шагая рядом. Доведет до опушки, и прости-прощай. Знакомиться мне сейчас нет нужды, к тому же со столь ярким представителем человеческой расы. Кто знает, вдруг он поклонник принцессы Ирзы, а оказаться сейчас в застенках Полыни не очень-то хотелось.

Украдкой смерив неожиданного попутчика изучающим взглядом, я чуть шагнула в сторону, высвобождаясь из-под его тяжелой руки. Скорее всего, житель окрестной деревеньки или Рясок. Крепкий, высокий. Волосы цвета спелой пшеницы в беспорядке рассыпаны по плечам, затянутым в грубую кожаную куртку, из-под которой виднелась серая холщовая рубаха, заправленная в такие же штаны. На ногах на удивление дорогие черные остроносые сапоги, поблескивающие начищенными пряжками.

– Как зовут? – Мужчина будто не заметил моего настороженного внимания. Руку убрал, но попыток разговорить меня не оставил. – Полукровка, или чистокровный перевертыш? Из какого клана? И… все же, как мне тебя называть?

Я прокашлялась, пытаясь придать голосу юношескую грубость.

– Зови меня Зар. Я полукровка. В Вселесье родных нет.

– Ясно. – Незнакомец оглядел меня с головы до ног. – А идешь откуда?

Вот привязался!

– Из Полыни, – буркнула я, давая понять, что не очень-то рада его интересу, но вместо того, чтобы оставить меня в покое, попутчик оживился.

– Кстати, а что там случилось?

– Случилось? – Я встретилась с его взглядом. – А что именно?

Он пожал плечами.

– Говорят, принцесса Ширин сбежала с какой-то драгоценностью, а королевская чета передала бразды правления своей дочери.

Я опустила голову. Непривычно короткие волосы упали на лицо, скрывая меня от его взгляда.

– Я не знаю, господин.

– Да какой я тебе господин? Иду в Ряски наниматься. Если там работы не найду, значит, пойду дальше, – поделился планами на жизнь попутчик и снова принялся допытывать: – Сколько тебе лет? Родные есть?

От ответа меня спасла тропинка. Круто вильнув, она вывела нас на опушку леса и побежала дальше, через раскинувшееся перед нами клеверное поле, за которым несла свои воды неширокая речка. Над нею темнел разбухшими досками широкий мост, выводя случайных попутчиков напрямик к городским воротам.

– Никого у меня нет. – Я отступила от него. – Дальше я сама… Мм… сам.

Мужчина остался стоять, не сводя с меня глаз.

– Так может… я провожу?

Я не ответила. Только решительно помотала головой и бросилась бежать.

Величественный тронный зал Полыни был непривычно пуст, но он еще помнил дни, когда все придворные собирались здесь, чтобы увидеть, поприветствовать, поклониться юной королевской чете.

– Принцесса Ирза примет вас через несколько минут, – надменный голос прислужницы заставил его очнуться от воспоминаний и усмехнуться. Слишком долго он работал «глазами и ушами» королевской семьи, и ему не составило труда понять, что эта девица – бывшая кухарка, меньше всего на свете заслуживает места королевской камеристки и больше всего на свете боится его потерять.

– Я подожду.

Вместо ответа девушка высокомерно кивнула и, мягко ступая по заглушающим шаги ковровым дорожкам, походкой королевы направилась к двум резным высоким креслам, выточенным из огромного цельного куска черного гранита. Миновав трон, она скрылась за золотисто-зелеными занавесями, спадающими от лепного потолка до мраморного пола.

Что ж, он привык быть тем, с кем не считаются и кого не замечают. Главное – самому увидеть то, что нужно, и вовремя сообщить правителям.

Он вновь отогнал непрошеную мысль о странном исчезновении королевской четы. Все украдкой судачили о том, как королева и король смогли покинуть страну перед восемнадцатилетием собственной дочери, но при этом никто не решался спросить об этом странном факте у принцессы лично. То ли боялись услышать ложь, то ли не решались услышать правду…

Все изменилось.

И сейчас ему впервые предстоит донести свои наблюдения младшей принцессе…

Что ж, нужно понравиться этой взбалмошной девчонке. Что-то подсказывало ему, что королева Айна больше не вернется, поэтому, если его донос покажется принцессе интересным, он будет вознагражден полновесными монетами и, очень хочется верить, хотя бы несколькими днями отдыха.

За спиной раздались неспешные шаги. Он обернулся и склонился в низком поклоне. Пусть о коронации пока даже не было и речи, он уже не сомневался, что именно эта красивая холодной красотой темноволосая девушка станет следующей королевой Полыни.

– Тебе есть, что мне сказать, раб? – прозвучал бесстрастно хрустальный голос.

– Да, госпожа, – начал он, стараясь не смотреть ей в глаза. – По вашему приказу я доставил портрет пропавшей принцессы Ширин в несколько селений Вселесья, и в одном из них я наблюдал такую картину: старая волчица сорвала портрет принцессы Ширин и бросилась бежать. Я проследил за ней и притаился неподалеку от логова. На рассвете оттуда вышел невысокий, плохо одетый коротко стриженный юноша. Я не рассмотрел в утренних сумерках его лица, но смог заметить богатство перстня, блестевшего на его безымянном пальце. Перстня, очень похожего на ваш, моя королева.

Принцесса даже не обратила внимания на его высокопарное обращение к ней. Растерянно взглянув на огромный изумруд, украшавший сейчас ее палец, она нахмурилась и неуверенно произнесла, словно пытаясь убедить в этом саму себя:

– Этого не может быть! Ты ошибаешься. Перстень рода на оборванце? – Принцесса помолчала, обожгла его яростным взглядом и приказала: – У меня будет для тебя задание – ты должен найти этого мальчишку, проследить за ним и доставить его ко мне!

– Выслушайте меня до конца, госпожа, и, возможно, в этом приказе не будет необходимости. Вот. – Он достал из-за пазухи серую, испачканную грязью тряпицу и принялся бережно разворачивать, пока из нее не показались длинные, неровно обрезанные иссиня-чёрные пряди. – Когда странный юноша ушел, из логова вышла старая волчица и принялась закапывать это в землю.

Принцесса с трудом отвела взгляд от волос, прошла к трону и задумчиво погладила покрывавшую его золотисто-рыжую шкуру горного льва. Та, из-за которой она решилась на злодейство и чьей смерти хотела больше всего – жива! Но как?

Она преследовала ее.

Тень нашептала, что Хранители после обряда очень слабы. Она видела ее смерть. Видела, как сиреневый дракон не выдержал долгого перелета и начал падение с огромной высоты! После такого вряд ли бы кто-нибудь выжил! В поисках похищенного кинжала она полетела за ним. Но… Не нашла ни тела сестры, ни тела ее Хранителя. Зато нашла перемешанную с кровью землю и прелые листья. И радовалась, думая, что тело сестры разорвали звери или перевертыши.

Ширин…

Она помнит день, когда отец рассказал, что удочерил сестру. Ширин была всего на год старше, но в ее глазах, не по возрасту мудрых, от его признания застыла невысказанная боль.

Ширин росла молчаливой. Она отказывалась от игр, не присутствовала на застольях и приемах. Мама как-то проговорилась, что отец был повинен в том, что Ширин осиротела, и поэтому он попытался заменить ей отца… забыв о родной дочери.

Сводная сестра заставила Ирзу чувствовать зависть и вину, которая постепенно переросла в ненависть.

Разве можно допустить коронацию той, в чьих жилах не течет кровь властителей Полыни?! Нет! Даже если она выживет в этой заварухе, то не получит ничего, кроме изгнания! Ведь именно Ширин виновата в том, что произошло!

«Конечно, моя королева, – тут же послышался шепот Тени. – Ты всего лишь спасала своих родителей от чар приемной девчонки. И свое королевство!»

Губ Ирзы коснулась улыбка.

Конечно! Здесь нет ее вины!

Она обернулась к терпеливо дожидавшемуся распоряжения шпиону.

– Назначу тебя главным соглядатаем, если, не поднимая лишнего шума, доставишь мой приказ всем воинам тайной армии Объединенного королевства: сообщить о появлении принцессы, и лично проследишь, чтобы ее пленили и доставили в Полынь.

– Будет исполнено, моя королева. – Он низко поклонился, развернулся и, не теряя достоинства, неторопливо вышел из зала. Все-таки он уже почти главный соглядатай Полыни! А в том, что эта должность будет его, он не сомневался. Найти исчезнувшую принцессу – не вопрос. Он сможет передать слепок ее ауры во все близлежащие города и селения. Пожалуй, уже сегодня он сам наведается в Ряски, завтра в портовый город Сильвиорс и через два дня будет в Лиин-Тее.

Танита

Наконец, когда солнце уже перевалило через зенит и начало свой путь к верхушкам дальнего леса, мы подошли к городской стене. Ворота были открыты. Двое стражников, лениво вышагивая возле них, устало зевали, поглядывая на безоблачное лазурное небо.

Нас они заметили не сразу и, может быть, упрямо игнорировали до тех пор, пока мы не перешли мост и не приблизились к городским воротам. Тогда один из них, тот, что был помоложе, все же очнулся.

– Э! А ну стой! Куда прете? А въездная монета?

– А мы пешком! – парировала я.

– Тогда – входная! – не оценил юмора тот, что был старше.

– Да как вы смеете требовать плату с подданных эльфирского двора? – возмутился было Сэм, но тут же оказался задвинутым за широкую спину брата.

Подарив стражнику белозубую улыбку, Дерран отсчитал шесть монет.

– Не обращайте внимания на моего брата. Он сегодня весь день занимался тяжким трудом на благо озеленения окрестностей вашего городка, так что под вечер начал заговариваться.

Стражники оглядели нас цепкими взглядами и переглянулись.

– Ладно, входите! – неохотно буркнул молодой. – Да только смотрите мне, чтобы никаких буйств! А то знаю я эльфиров!

Не глядя на стражников, я проскользнула вслед за братьями в арку, за которой были видны разноцветные крыши домов.

– А что он имел в виду, сочетая эльфиров и буйства?! – вдруг выпалил Сэм, когда мы уже были довольно далеко от ворот, и, что-то вспомнив, развернулся ко мне. – Кстати, красавица, плати! Как бы ты ни хотела выиграть, но ты проиграла!!!

Я нахмурилась, глядя в его совершенно серьезные глаза.

– Мы же, вроде бы, выяснили, что это было ошибкой и прекратили глупый спор? – В поисках поддержки я взглянула на Деррана.

– Не знаю, что вы выясняли, пока я по кустам отсиживался, но в город ты вошла вслед за нами! – победно ухмыльнулся Сэм, явно решив отыграться на мне за свою глупость и жадность.

Дерран только равнодушно передернул плечами и попытался успокоить брата.

– Послушай. Если ты не хочешь, чтобы нам уже сейчас устроили ночевку в городской тюрьме, помолчи! Давай сначала найдем ночлег, а потом будешь выяснять, кто из вас прав!

– Что значит, кто прав?! – снова возмутился Сэм. – А ты сам не видишь?

Дерран вздохнул.

– Конечно, она отдаст тебе долг! Не сегодня, так потом. – Он украдкой мне подмигнул и пояснил брату: – Ведь если, по твоему утверждению, она проиграла, значит, с сегодняшнего вечера Танита идет с нами. Не забывай и о моем желании тоже! Люблю, знаешь ли, путешествовать с комфортом!

– Вот тупак! – искренне расстроился Сэм. – Что ж я не загадал поцелуй утром, в обед и вечером? – Он покосился на меня и обиженно махнул рукой. – Эх вы, бабы, обещать все горазды, а приходит время расплачиваться, так никого! Хитрые, как змеи!

Я только развела руками. Ну разве можно обижаться на такой комплимент?

Вскоре мы свернули на обшарпанную улицу. Добротные дома зажиточных горожан и пышные сады, что цвели в центре Рясок, сменились небольшими огородиками у тесно налепленных, обшарпанных лачуг. Отовсюду, из давно немытых окон, из застиранных до дыр вещей, сушившихся на веревках, из глаз тощего, чумазого мальчишки, на нас смотрела ничем не прикрытая бедность окраин.

– А куда мы идем? – Я шарахнулась к Деррану от безумно скалящегося нищего, больше похожего на высушенный солнцем, обтянутый кожей скелет. – Может, поделитесь своими планами?

– Скоро стемнеет… – Дерран швырнул нищему медную монетку и внимательно взглянул на небо.

– …а у Корша, если до заката комнату не застолбил, то все, можешь идти ночевать на улице, что равносильно самоубийству! – закончил Сэм.

– А-а-а, так вы направляетесь в трактир? – догадалась я. – Э-э… а если вы, как я поняла, из знатного и богатого рода, тогда зачем снимать комнату в дешевой забегаловке?

Братья переглянулись.

– Просто нам, так же, как тебе, есть, что скрывать и от кого прятаться! – Дерран смерил меня многозначительным взглядом и посоветовал: – Не суй нос в чужие дела! Иногда это поможет сохранить тебе жизнь.

Сделав вид, что мне совершенно наплевать на них, я поправила мешок за спиной и, дав себе зарок больше ничего у них не спрашивать, пошла рядом.

Вскоре мы остановились у довольно внушительного двухэтажного бревенчатого дома. Окна первого этажа кое-где были освещены робкими огоньками масляных светильников, а из-за плотно прикрытых дверей доносилась веселая музыка.

Одолев пять исшарканных добела скрипучих ступеней, мы остановились у массивной двери, над которой поскрипывала вывеска с изображением исходящего пеной бочонка.

Дерран пару раз стукнул кулаком в дверь так, что в доме наступила мертвая тишина. Через несколько мгновений за дверью отчетливо скрипнули половицы, и басовитый голос рявкнул:

– Ну, кого там еще Тени притащили?

– Открывай! Это Дейрриан!

В вечерних сумерках еще не стихло имя моего попутчика, как лязгнули засовы, дверь отворилась, и на пороге, улыбаясь в густую, тронутую сединой бороду, появился низкорослый широкоплечий черноволосый гном.

– Дей, Сэм! Какие гости!!! – Тяжело припадая на правую ногу, он доковылял до Деррана и заключил его в объятья, затем обнял Сэма, который, как ни странно, не стал корчить из себя важного лорда, а, довольно заулыбавшись, от души похлопал коротышку по широченным плечам.

– Корш! Старый бродяга!

– В отличие от вас, я уже давно осел на одном месте! А вот какими ветрами вас занесло в мою нору? Я не видел вас уже… – Он задумчиво подергал себя за бороду. – Я вас не видел четыре зимы! Или уже пять?

– Тем более! Так давно нас не видел, а держишь на пороге, как бродяг! – перебил его воспоминания Дерран. – Надеюсь, у тебя найдутся две свободные комнаты? С нами молодая госпожа.

Корш прищурился и оглядел меня с головы до ног так, что я даже покраснела.

– Сразу видно: леди из знатных кровей! – в ответ заулыбался гном, будто только того и ждал. – Уж не обидим! Прошу! Задвигайтесь в мою хибару. А то и правда, уже скоро ночь на дворе, а я вами комаров кормлю!

Неуклюже развернувшись, он поковылял внутрь.

Сэм вошел следом, а Дерран развернулся ко мне и, преградив путь, кивнул на битком забитое посетителями жаркое нутро дома.

– У меня к тебе большая просьба: чего бы ты здесь ни услышала, не применяй магии. Мне очень дорог этот гном, и я бы не хотел напрасных смертей. А они могут случиться… – Он серьезно уставился мне в глаза своими желтыми глазищами и тихо закончил: – … из-за тебя.

После, ничего не объясняя, развернулся и, переступив через порог, исчез в доме.

Хм. А при чем тут моя магия? Да и вообще, не очень-то и хотелось силу тратить! А как он серьезно сказал насчет смертей…

И тут меня осенило. А что, если он думает, будто мой магический потенциал из-за выбравшего меня Хранителя?!

Оглянувшись на все ближе подбирающуюся к трактиру ночь, я поежилась и вошла. За мной тут же захлопнули дверь и задвинули здоровенные щеколды. Видимо, в этом городке есть чего бояться…

Привыкнув к дымному полумраку, пропитанному жаром, потом, табачным дымом и застарелым хмелем, я с любопытством огляделась. Весь первый этаж занимал довольно большой зал, уставленный деревянными, грубо сколоченными столами, за которыми, не обращая ни на что внимания, пили, ели и радовались жизни все, кому не лень. Я заметила ватагу гномов, несколько столов были заняты перевертышами, но больше всего я насчитала людей. А вот эльфиров здесь оказалось всего двое, и сейчас они сосредоточенно проталкивались вперед, вслед за ковыляющим хозяином трактира.

Сразу у входа я разглядела невысокую стойку, за которой суетились низкорослые полноватые карлицы, готовя на большой печи всевозможную снедь. Чуть подальше, прямо на полу, сидели трое грязных мальчишек. Один пиликал на скрипке, второй задорно наяривал на дудочке, а третий лупил в жутко гремучий ящик. Получалось у них так задорно и слаженно, а несколько пар выкаблучивали такие коленца, что я не только заслушалась, но и засмотрелась, пока меня не окликнул Дерран:

– Танита!

Я нашла взглядом моих спутников и поспешила к ним. Хозяин уже привел их к дальнему столу, стоявшему у темного окна, за которым в обнимку с пустой кружкой спал всклокоченный старик.

– Так, дорогой, давай-ка перебираться на второй этаж, на сегодня для тебя лимит эля закрыт. – Корш сделал кому-то знак рукой, и у него по бокам, словно из-под земли, выросли два молодых гнома. Подхватив под руки протестующе замычавшего старика, они молча потащили того к лестнице, ведущей на второй этаж.

Корш, не сильно утруждаясь, смахнул на пол обглоданные кости, крошки хлеба и расплылся в довольной улыбке, гостеприимно указывая на относительно чистый стол.

– Садитесь, отдыхайте! Сейчас будет мясо и…? – гном многозначительно прищурился. – Чего бы вы пожелали к мясу, высокородные господа?

– Твое вино невозможно пить! – скривился Сэм и тут же улыбнулся. – Только не обижайся, Корш!

Тот невозмутимо повел широченными плечами.

– У богатых свои причуды! Буду еще я на вас свое винишко переводить! Тогда что? Самогонку?

– Принеси темный эль! Он у тебя отличный, – решил Дерран и покосился на меня. – А тебе?

– Никогда не пробовала здешний эль, – согласилась я.

– Значит, для начала три пинты эля! – подвел итог гном и довольно заковылял исполнять заказ.

Брезгливо поджав губы, я прошла по хрустевшему костями полу и уселась напротив Сэма. Дерран сел рядом и задумчиво принялся водить пальцем по столу, словно что-то рисуя.

– А мне казалось, что гномы обожают Подгорье, – наконец выдала я, когда молчание стало совсем невыносимым. – А тут, держатель трактира, да еще в другом краю!

– И что тебя удивляет? – пожал плечами Сэм. – В наше время каждый живет как хочет. Точнее, как может. К тому же в Приграничье нет налогов. Корш наверняка поит и кормит местных стражников, вот его никто и не трогает!

– А почему здесь нет эльфиров? – Я снова украдкой огляделась и поправилась: – Почти.

– Мы не любим без нужды покидать Эльфириан, – пожал плечами Дерран.

– Ага, – усмехнулся Сэм. – Но если подопрет, так запросто!

– А правда, что эльфиры до сих пор считают себя потомками ушедшей расы? Но эльфы, какими они изображены во Всемирной энциклопедии, очень далеки от вас. Согласись, что ваш род, благодаря примеси человеческих кровей, уже давно стал обособленным, не зависящим от предрассудков и сравнений?

– Госпожа интересуется ушедшими? – Сэм выразительно посмотрел на брата, но тот словно не заметил его взгляда. Лишь согласно хмыкнул.

– Что ж, скажу, ты права. Людская раса наградила нас некоторыми неоценимыми качествами, и, вполне возможно, в этом союзе мы только выиграли.

Тут наш спор прервал незаметно подкравшийся Корш.

– Ну, вот и мясо с пылу, с жару! Хлеб только что из печи, и сейчас принесут эль! – Он хлопнул пару раз в ладоши и заторопил уставляющих стол карлиц: – Шевелитесь! За что я вас кормлю?

Вскоре возле каждого из нас появились вполне неплохие приборы и относительно чистые полотенца. От восхитительных запахов у меня болезненно сжался желудок. Я первая не сдержалась. Ухватив нож, отрезала кусочек сочного мяса и отправила его в рот.

Мм…

Гном улыбнулся мне.

– Кушай, кушай! Мало будет – еще принесу! – и подмигнул братьям. – Ешьте, а позже поговорим!

После его слов я задумчиво оглядела огромный, зажаренный на вертеле окорок, которого, по мнению Корша, мне одной могло не хватить…

Нда.

– О! А вот и нектар богов! – обрадовался Сэм, когда низкорослая девица ловко поставила перед нами три здоровенных, глиняных кружки с пышными шапками пены. – Спасибо, Корш! Твой эль – самый лучший!

– Угощайтесь! – смущенно улыбнулся гном. – Если что-то будет нужно, зовите! А соберетесь спать, только скажите, и я провожу вас в комнату.

Вдохнув густой медовый аромат, я сделала осторожный глоток и расплылась в довольной улыбке. Никогда не пробовала эль и не думала, что он такой вкусный!

Жадно припав к кружке, я не заметила, как ополовинила ее, и с волчьим аппетитом набросилась на еду.

Наконец, когда уже не могла смотреть на мясо, я решила продолжить беседу:

– Значит, вы идете в Лиин-Тей?

Парни в который раз встретились взглядом.

– Ты хочешь, чтобы я в очередной раз это подтвердил? Или у тебя склероз? – неласково буркнул Сэм, прихлебывая эль.

– Кстати, а куда путь ведет тебя, моя госпожа? Ведь мы это так и не узнали. – После опустошенной кружки эля глаза Деррана подозрительно заблестели.

– Путь ведет ее вместе с нами. Забыл? – снова беспардонно влез Сэм и злопамятно заявил: – Она наша прислуга и пойдет с нами туда, куда мы пожелаем, пока не посчитаем ее долг искупленным!

Началось!

– Знаешь, Сэм. – Я отставила опустевшую кружку и вытерла губы. – Шутка не удалась и уже давно перестала существовать, а ты, как невероятный зануда, этого даже не заметил! Еще раз повторюсь – я тебе не слуга!

– Гм? – Дерран насмешливо покосился на пытающегося придумать достойный ответ брата. – Зануда?.. Неплохо! Знаешь, Сэм, я тебя утешу. Она все это сказала не со зла. Просто нашей спутнице не помешало бы отдохнуть. Эль иногда развязывает языки даже самым сдержанным!

– Вот только не говори мне, будто ты решил, что я пьяна! – Я возмущенно икнула и заглянула в опустевшую кружку. – К слову сказать, отдыхать я тоже не хочу! А по поводу слуги мы с вами поговорим потом!

– А я думаю, что тебе нужно подняться наверх и как следует выспаться! – обворожительно улыбнулся мне Дерран, поднялся и подошел ко мне вплотную. – Пойдем, я тебя провожу.

Я оглядела его с ног до головы.

– Если я мешаю, так и скажи! Я догадываюсь, что вы хотите посекретничать с хозяином трактира, но при чем тут я? – Я перевела взгляд на хмурого Сэма. – Пересядьте за другой столик – места много!

– Пойдем! – настойчиво повторил Дерран, не сводя с меня глаз.

– Ваша спутница уже желает спать? – Возле нас материализовался хромоногий Корш. Я не удержалась от изумленного вздоха. Как? Ведь еще секунду назад он топтался у столика в другом конце зала! – Пойдемте, госпожа, я покажу вам комнату!

– Да что вы ко мне привязались?! Если вам так нужно посекретничать, идите сами… куда хотите! – Я вызывающе оглядела мужчин и изо всех сил вцепилась в стол, давая понять, что не сдвинусь и с места.

– Вообще-то ты – наша прислуга! И отныне должна выполнять все приказы! Так вот. Приказ номер один – ты немедленно идешь спать! – Красиво очерченных губ Сэма коснулась пакостная улыбка. – А если ты с нами не согласна…

– Конечно, не согласна! – возмутилась я.

– Прошу, пойдемте, госпожа… – перебил нашу перебранку Корш и, не дожидаясь моего согласия, заковылял к лестнице, ведущей на второй этаж, примирительно бормоча: – Эль сегодня и вправду крепкий получился! Хороший эль! Вместо молочка на ночь!

– Ты идешь? – Дерран упрямо продолжал стоять у меня над душой.

– Нет! – зло выпалила я. – И буду сидеть здесь столько, сколько захочу!

– Ладно, – невозмутимо согласился он и вдруг понес какую-то околесицу: – Сегодня первый и последний раз, когда ты не подчинилась мне! Долги нужно уметь отдавать!

Обхватив за талию, он рывком вытащил меня из-за стола, закинул на плечо и под улюлюканье зевак неспешно направился вслед за гномом.

– Да какие долги?! – Я забарабанила по его, словно высеченной из камня, спине. – Вы что, с ума все посходили? Я никому ничего не должна! Я – из благородного рода Полыни!

Зря старалась! Дерран невозмутимо шагал вперед, зато мои вопли вызвали еще больший ажиотаж у подвыпившей публики. Кто-то делился советом, как быстро и качественно тюкнуть в темечко, чтобы «она» до комнаты проехалась молча. Кто-то сочувствовал, причем эльфирам, что им подсунули болтливую прислугу. Кто-то возмущался наглости человеческой девицы, которую подобрали на дороге благородные господа… И ни одного голоса в мою защиту!

Под ногами Деррана на все лады застонали ступени.

Ну ладно!

Пробуждаемая злостью сила пробежалась горячей волной и толкнулась в кончики пальцев. Моей щеки коснулся легкий ветерок.

Я, не задумываясь, выдохнула слова заклинания на подчинение ветра. Рядом заплясала крошечная воронка, в которую свернулся поток воздуха. Я поймала пальцами ее основание и, усилив выдохом, послала в зал.

Ветер. Вихрь! Ураган!!!

Оживленный гомон сменила тишина, затем раздались испуганные выкрики, грохот и завывание.

– Шеркх! – ругнулся Дерран и стремительно поставил меня на ноги. – Что ты наделала?

Я победно улыбнулась, с любопытством разглядывая то, во что теперь превратился трактир. Все столы, стулья, а также еда и выпивка нарезали круги по воздуху вместе с испуганными гостями.

– Ладно. Чего ты хочешь?! – рявкнул эльфир, защищаясь ладонью от порывов стихии. – Упиться элем? Иди, пей! Только останови все это! Верни все на свои места!

– Нет, эля я больше не хочу, – зевнула я, поглядывая на творившийся в зале бедлам. – Наверное, ты прав, пойду-ка я спать!

Я развернулась и сделала пару шагов в манивший полумрак второго этажа, но пальцы Деррана больно сжали мне плечо.

– Ты не можешь так все оставить! – выкрикнул он, грубо разворачивая меня к себе.

– Почему? – Я честно заглянула в его пылающие едва сдерживаемой яростью глаза. – Могу и оставлю! Покатаются до утра, я проснусь и отпущу всех по домам!

Обреченное мычание дало мне понять, что гости едва ли выдержат такую карусель даже несколько минут.

– Ну, а если так, пусть извинятся. В следующий раз не станут обвинять непонятно в чем незнакомых девушек! Кстати. – Мой палец уставился ему в грудь. – Тебя это тоже касается! Отстаньте от меня с вашим дурацким спором! Я не ваша прислуга и ничего вам не должна!

– Глупая! – Глаза эльфира оказались совсем близко, а пальцы стиснули плечо сильнее. – Никто не увидит в спутнице эльфиров высокородную госпожу! Подумай над этим, особенно если тебе нужно исчезнуть! – Он легонько тряхнул меня и отчеканил: – А теперь верни все, как было!

Я задумчиво вслушалась в блеяние летавших, оседлав табуретки, бедолаг и с силой дунула, разрезая вихрь пополам. Стихия, почувствовав свободу, вскоре растворилась в зале, найдя выход в маленьких щелях и распахнутых форточках. Почти не пострадавший от моей магии народ приземлился и довольный избавлением от напасти принялся заливать случившееся выпивкой, костеря меня на все лады.

– Прошу прощения, мой господин! Перепутала слова прощания с заклинанием. – Я виновато развела руками, поклонилась Деррану, давая понять, что принимаю его игру, и вбежала на второй этаж.

Передо мной открылся ряд одинаковых, потемневших от времени дверей, освещенных скудным светом двух прикрепленных к стенам масляных светильников. Не став дожидаться эльфира, я, не придумав ничего умнее, зашагала напрямик к единственной распахнутой неподалеку двери, у которой копошилась непропорциональная фигура Корша. Счастливчик. Он еще не знает, что его ждет в зале.

Заметив нас, гном отошел в сторону, пропуская.

– А! Проходите! Уже все готово! Располагайся, девонька. – Он заговорщицки кивнул вошедшему следом Деррану и, гулко топая, заковылял прочь по коридору.

– Вот, тьма! – Я оглядела единственную, но здоровенную кровать, составлявшую всю меблировку комнаты, и обернулась к эльфиру. – Скажи, эта комната и эта кровать – для меня одной?

– Ложись и притворись спящей! – Дерран смерил меня холодным взглядом. – Нам все равно сегодня не до сна. Еще предстоит успокаивать народ, впечатленный от встречи с пьяной ведьмой! И знаешь…

Он хотел что-то добавить, но развернулся и вышел прочь. Я с треском захлопнула за ним дверь и задвинула щеколду.

– Еще и ведьмой обозвали!

Не нравится, пусть ищут себе другую комнату!

Доковыляв до кровати, я скинула на пол мешок, сняла сапоги и, как была в одежде, упала на мягкое одеяло.

М-м-м!

Глаза с наслаждением закрылись, а тело, словно налитое свинцом, расслабилось, проваливаясь в зыбучую дремоту.

Глава 7

Ширин

Незнакомец даже не сделал попытки меня догнать. Более того. Сбежав с пригорка, я украдкой оглянулась и остановилась, разглядывая пустую тропинку. Никого! Словно и не было!

В груди зашевелился холодок. Вспомнились легенды, рассказанные мне моей старой нянькой, о хозяине Леса, владычице Вод, повелителе Воздуха и матери Земли. Может, сегодня мне довелось встретиться с одним из этих духов?

Но вновь вспомнив встретившегося мне бродягу, я рассмеялась и зашагала к мосту.

Какой из этого крестьянина дух? А не видно мне его потому, что он решил сесть на пенек и перекусить.

Перекусить? В шаге от города и ночлега?

Я бросила быстрый взгляд на стремительно падающее к закату солнце и, снова почувствовав беспокойство, заторопилась.

Какой пенек? Тут главное успеть к закрытию ворот, а перекусить можно и в городе.

Нет, все же с этим бродягой что-то не так…

Шагнув на гулкие бревна мостка, я почувствовала себя спокойнее. Какое мне дело до бродяг? Самой бы не опоздать!

Едва я ступила на каменную площадку у распахнутых ворот, как мне навстречу поднялись два стражника и направили на меня пики.

– Стой! Кто такой?

– Куда прешь?

– В город. – Я изо всех сил попыталась сделать голос грубым. Получилось едва ли. – У меня здесь тетка живет.

– Деньги есть?

Я сдержала вздох. Если бы у меня были деньги…

– Неа… Дяденьки, пустите! Тетка вам за меня заплатит.

– Ага, еще попроси к тетке тебя проводить! А если нету у тебя в городе никакой тетки? – Один из них, седовласый и кряжистый, оглядел меня тяжелым липким взглядом. – Ты вот лучше скажи… сколь лет-то тебе?

– Не помню точно. Может быть, пятнадцать… – Я развела руками. Многие бедняки, кочующие из города в город в поисках работы, не знали свой точный возраст.

– До пятнадцати дожил, а голоса, значит, не нажил… – хмыкнул другой страж, годков на двадцать помоложе.

– И усы с бородой не отросли… – задумчиво покивал старик. – А еще перевертыш…

– Так отрастут, какие мои годы. – Я попыталась перевести все в шутку, уже понимая, что так просто мне в город не попасть. Интересно, куда провалился мой Хранитель? Да и был ли он? Или, может, мне все привиделось-прислышалось?

– Отрастут, говоришь? – Молодой стражник смерил меня ничего не выражающим взглядом и указал пикой на распахнутую створку ворот. – Ну, проходи, раз свой…

Я недоверчиво покосилась на него, перевела взгляд на другого. Сделала шаг, другой.

– Только адрес тетки скажи. За платой завтра придем.

Адрес? Знать бы еще, какие тут улицы имеются…

– Пятый дом по второму переулку, – наобум ляпнула я.

– А по второму, это по Тыквенному или по Рыбацкому? – дотошно уточнил молодой стражник.

Эх, была не была!

– По Тыквенному.

– Жаль, но в Рясках нет такого переулка, принцесса Ширин… – Мне в руку вцепились скрюченные подагрой пальцы старика. – Маскарад хороший, да только, если уже имеется слепок ауры, на внешность можно не смотреть.

Тем временем руки молодого стражника, старательно выискивая потайные карманы, прошлись по моему телу. Лязгнул, покидая ножны, кинжал, заставив меня с бессильной злостью забиться в руках стражника.

– Отпустите меня! И верните кинжал! Он мой по праву! – В ответ я почувствовала, как мне за спиной связали кисти рук и, не спеша переговариваясь, подтолкнули в стражницкую.

– Кажется, это похищенный «Убийца».

– Принцесса Ирза нас наградит.

– Ты объявлена вне закона, принцесса. – Сильный толчок в спину заставил меня больно врезаться плечом в каменную стену. Я покачнулась, но, выровняв равновесие, развернулась к стражникам.

– Что вам от меня нужно?

– Признания в преступлении против королевы Айны и короля Зарина. Кстати, нам велели не стесняться в средствах, чтобы вырвать его у тебя! – хохотнул старик и махнул товарищу. – Закрывай ворота. Рыбка попалась в сети.

– В Рясках уже давно не берут платы за вход. Ты не знала? – Тот с усилием притянул протяжно скрипнувшие створки, задвинул в скобы бревно и, ухмыляясь, направился ко мне. – Это Приграничье! Каждый сам за себя!

Он подошел ко мне так близко, что я даже почувствовала запах его пота, и вдруг прижался слюнявым ртом к моим губам. Скривившись от брезгливости и неожиданности, я отшатнулась.

– Не смей меня трогать, слуга!

Мою щеку обожгла пощечина, заставив больно приложиться виском о каменную кладку стражницкой.

– Мерзкая шавка! Что ты сделала с нашей королевой? Зачем ты украла кинжал Хранителя? Поверь, я буду пытать тебя до утра, а после, когда ты во всем признаешься, отдам принцессе Ирзе на ее справедливый суд! – Молодой стражник снова вскинул руку для удара, но его отстранил старик.

– Успокойся, Крог. Девчонка устала и напугана. Она и так все нам расскажет. – Он нежно коснулся холодными пальцами моей горевшей щеки. – Послушай, дитя. Мы из тайной армии Объединенного королевства и умеем добиваться правды. Вот только я не хочу, чтобы твои прекрасные глаза плакали. Я дам тебе четверть часа, а после того, как ты расскажешь нам все, я открою свиток перемещения прямо в королевский дворец. Твои скитания закончатся.

Я молчала, не отводя от него взгляда. Возможно, стражникам мое замешательство показалось раздумьем, но на самом деле я совершенно не знала, что им рассказывать.

Мама… Отец… Я не знала, где они. Живы ли! Я не знала, как этот кинжал достался Ирзе. Но я готова была даже броситься со скалы, только бы спасти реликвию.

Жаль, но если я расскажу эту правду, мне никто не поверит. Наверняка Ирза уже заготовила красочный рассказ, который я должна буду поведать жителям По́лыни, перед тем как на шее у меня затянется веревка.

– Посиди. Подумай. – Старик усадил меня на лавку, посчитав молчание за согласие, и подошел к напарнику.

О чем они шептались, я не знаю. Да я и не старалась проникнуть в их тайны. В тот момент я словно смотрела на себя со стороны. Нда. Положение не из лучших. Руки связаны. Кинжала нет. Хранитель и тот меня бросил…

«Да тут я, тут! Куда же я теперь от тебя денусь! Пока ты жива – я с тобой», – вдруг вмешался в мои, далеко не радужные мысли знакомый голос, заставив меня вздрогнуть, а сердце радостно забиться.

– Жаль, мне осталось не так долго… – Я едва шевельнула губами.

«Прости! Не уберег тебя. Стыдно мне… Вот и не отзывался. Думал…»

«Да ладно. Забудь. – Я тяжело вздохнула и посмотрела на стражников. – Можешь с ними что-нибудь сделать?»

«Я бы сделал… – тут же раздался обреченный вздох. – Но один из них под властью Тени. Боюсь, не справлюсь…»

«Тоже мне, Хранитель! – Я возмущенно засопела. – Неудивительно, что королева Айна погибла!»

«Она не погибла! Она в ловушке! Хотя, – снова вздох, – может быть, для нее это одно и то же…»

Неожиданно в ворота постучали. Стражники бросили на меня быстрый взгляд и переглянулись. Словно подчиняясь беззвучному приказу, молодой приблизился ко мне и остановился в шаге, не сводя настороженного взгляда от запертых ворот. Старик подошел к створке, распахнул смотровое окошко и неприветливо спросил:

– Чего надо?

– В город попасть, – глухо прозвучал показавшийся знакомым голос. – Почему закрыли? Да еще так рано? Что-то случилось?

Или незнакомый? Да и откуда тут взяться знакомым голосам?

Старик взглянул на стоявшего в шаге от меня напарника, словно ожидая распоряжения. Тот медленно кивнул. И в тот же самый момент в моих мыслях зазвучал приказ Хранителя:

«Сейчас, как только двери откроются, я освобожу тебе руки. Кинжал на поясе у стражника. Хватай и беги. – Лязг засова, раздавшийся следом, заставил меня занервничать, напрячься. Я почувствовала, как веревка, будто живая, ужиком шлепнулась к моим ногам, давая свободу. – Давай!»

Действуя, словно во сне, я бросилась к молодому стражнику, вцепилась в рукоять и, выхватив кинжал, отскочила к стене. Он развернулся ко мне, мгновенно оценил ситуацию и, что-то пробормотав, начал меняться. И вот уже на месте стражника возвышается лоснящаяся чернотой крылатая тварь, закрывая собой дальнюю арку, за которой манит свободой город.

И тварь бросилась. Черная когтистая лапа угрожающе метнулась ко мне. Я ушла кувырком в сторону, в ответ полоснув кинжалом воздух. Клинок лишь на мгновение царапнул упругую плоть, вроде бы не причинив дракону никакого вреда, как вдруг Тень затрясла лапой и, оглушительно взвыв, заметалась, глухо ударяя хвостом о стены.

Я замерла, боясь пошевелиться, и заметила, что тварь как будто стала выцветать, истончаться, пока не рассыпалась черным пеплом, который растворился в воздухе, так и не достигнув каменных плит. На месте дракона остался лежать стражник, уставившийся мертвыми глазами в бревенчатый потолок.

– Хорошие забавы у стражников в Рясках, – глухо прозвучал голос путника.

Я вздрогнула, совсем позабыв о втором стражнике и мужчине, которые стали свидетелями моего недолгого боя.

– Отдай мне кинжал, девочка, и я забуду то, что сейчас увидел, – угрожающе прохрипел старик. У меня за спиной послышались шаги.

Пряча в ножнах клинок, я стремительно развернулась к подходившему ко мне старику. Нечаянный свидетель, так не вовремя жаждущий попасть в город, продолжал стоять в тени, словно еще не решив: сбежать ли ему, малодушно покинув поле боя, или остаться и досмотреть трагедию до конца.

Заглянув в глаза стражника, я прочитала в них приговор.

Решение пришло само…

– Ты и так забудешь то, что видел, раб! – прошептала я и на одном дыхании выкрикнула заклинание «мгновенного сна». Старик удивленно замер, словно со всего маху врезался в прозрачную стену, и, скосив глаза к переносице, как подкошенный, рухнул на земляной пол.

– Неожиданно… – Путник вышел из тени, без особых усилий закрыл массивную створку ворот и бросил в пазы валявшееся рядом бревно.

Так вот почему его голос мне показался знакомым! Лесной дух! Значит, он все же пошел за мной, решив предпочесть ночлегу в лесу теплое место в городской таверне?

– Не подходи! – Я предупреждающе вскинула руку.

– Я не причиню тебе зла. – Мужчина даже не подумал остановиться.

– Ладно, ты сам напросился!

Я снова выпалила заклинание «мгновенного сна», усилив его действие заклятием «забвения», но незнакомец только отмахнулся от меня, словно от назойливой мухи, и продолжил свой путь.

– Как? – Я попятилась. – Ты…

– У меня иммунитет к такому виду магии, мм… – Мужчина остановился в шаге от меня и пытливо уставился светлыми, почти прозрачными глазами. – Или… может, ты все же назовешь свое истинное имя?

Я отступила, не отводя от него настороженного взгляда, и заученно произнесла:

– Первое правило мага Стихий…

– …никогда не говорить истинное имя. Особенно незнакомцу. Да… ты прав… или – права? – Он скрестил руки на груди – Я слышал, как стражник назвал тебя девчонкой. Они охотились за этим кинжалом?

– Не твое дело! – Я задвинула под полу потрепанной куртки еще мерцающую рукоять клинка. – Отставь меня в покое!

– Возможно, хороший попутчик тебе не помешает?

– Мне не нужны попутчики! – Я сделала еще шаг назад и покосилась на арку, за которой манил разноцветными крышами утопающий в зелени садов небольшой городок.

– Только не вздумай опять сбежать! В твоем положении глупо отказываться от помощи! – Он направился ко мне, и тут я не выдержала. Развернулась и бросилась бежать к манившей свободе.

Сейчас бы затеряться… найти укромный уголок и переночевать. Неплохо было бы еще перекусить…

– Неправильный выбор, принцесса! – толкнулся мне в спину его ответ. Услышав в голосе незнакомца угрозу, я едва успела подумать о «Защитном куполе», как что-то стянуло мне ноги, мгновенно парализуя все тело. Не в силах пошевелиться, я деревянным болванчиком рухнула на пол, а надо мной раздался все тот же невозмутимый голос: – «Путы воздуха». Идеальный заговор для стреноживания глупых принцесс.

Его руки вцепились мне в плечи. Он рывком поднял и поставил меня на ноги. Почти в ту же секунду я почувствовала, что могу шевелиться, развернулась и, стараясь не показать волнения, посмотрела ему прямо в глаза.

– Ты всех девушек, встречающихся тебе на пути, называешь принцессами, после того как стреножишь? Что ж, благородно с твоей стороны, добрый… мм… Не знаю твоего имени… И видимо, никогда не узнаю?

– Меня зовут – Лекс. Я охотник. И мне незачем скрывать имя. Я не маг стихий.

– Значит, Лекс? – Хм… Я украдкой оглядела его красивое, мужественное лицо. Неплохо было бы, если бы в этом сумасшедшем мире у меня появился хоть один союзник, но… – Поверь, идти со мной тебе смертельно опасно…

– Я уже давно не ценю жизнь… принцесса. – Его лицо озарила улыбка.

– …и перестань называть меня принцессой! – вдруг вспылила я и вздрогнула от стука в ворота.

– Крог? Браж? Открывайте! – хлестко приказал сиплый голос.

– Кто-то пришел по душу твоих неудавшихся тюремщиков, – шепнул Лекс, покосился на вздрагивающие от нового стука ворота и направился к выходу из стражницкой, туда, где за каменной аркой открывался город. – Быстрее. Уходим.

Осторожно выглянув, он быстро зашагал по дороге, ведущей к скопищу домов. Я бросилась следом, не уставая благодарить богов за то, что последние лучи закатного солнца спрятались за дальними горами, а на смену вечерней заре уже выползали из темных щелей и подвалов клубы вечернего сумрака. Кое-где в небо возносились дымные струйки костров, в окнах загорались свечи. Где-то слышался шум далекой собачьей свары и визгливые крики.

Вдруг сзади послышался грохот. Тишину, воцарившуюся после этого, сменил гул встревоженных голосов и топот сотни ног. Лекс втолкнул меня в первый попавшийся переулок, юркнул сам и бросился бежать, пригибаясь, будто стараясь спрятать за куцыми изгородями свой немалый рост.

Сильный порыв воздуха, вместе с ужасным визгом, ударил наотмашь в спину, заставляя меня упасть на колени и прижаться к покосившемуся забору. Огромная черная тень на мгновение закрыла раскрашенный потухающими закатными красками небосвод и исчезла.

Отдышавшись, я чуть привстала, прикидывая расстояние до раскидистой вилсы, под которой спасением темнела вросшая в землю по окна старая хижина.

– Не вставай! – послышался над ухом шепот Лекса. Он дернул меня за плечо, снова заставляя опуститься на корточки. Обнял за плечи и, прижав к себе, накинул нам на головы кожаную, пахнущую дымом куртку. Снова раздался жуткий, режущий нервы визг, и последнее, что я заметила, прячась под весьма сомнительным укрытием, было уже две промелькнувшие над нами тени.

– Э-э, послушай, Лекс… А ты мог бы не прижимать меня к себе так сильно? Поверь, я не испугаюсь и не натворю глупостей. Я – большая девочка и прекрасно понимаю, кто взял наш след, но… у меня есть, что им противопоставить. Предлагаю использовать заклинание «Невидимости» и пробраться к во-он той лачуге.

– Встречное предложение – немного помолчать! – Его шершавая, горячая ладонь бесцеремонно зажала мне рот. – Большие девочки не попадают в столь скверные ситуации, а если и попадают, слушают тех, кто может им помочь. Кстати, наш след пока никто не взял, но если ты не хочешь, чтобы это случилось, просто сиди и молчи. И никакой магии!

Я зло стиснула зубы. Подумаешь! Наверняка этот бродяга даже не знает, что речь идет о драконах! Но самое главное, о чем он даже не догадывается, что у меня тоже есть Хранитель! И не какой-нибудь, а Хранитель самой королевы Айны!

Нееет! Не нужен мне такой помощник!

Едва опасность минует, наши пути разойдутся!

В самом деле? Зачем мне какой-то маг-наемник, когда у меня есть дракон?

«Эй? Хранитель? – мысленно позвала я и замерла, вслушиваясь в ровное дыхание Лекса… Крики… Бряцание оружия… И ни слова в ответ на мой призыв! – Опять струсил?»

А в ответ тишина…

Я вздохнула.

Дал же бог…

Танита

Узкая улица, петляя зайцем, то сужалась до крысиных ходов, то расширялась, выставляя напоказ обшарпанные дома. Я бежала вперед, не замечая моросящего холодного дождя и предательские лужи.

Только бы успеть! Только бы успеть!!!

Улица внезапно свернула, оставив где-то позади вспугнутый собачий лай и чьи-то голоса.

Еще поворот, еще – и по ушам ударил пронзительный женский крик!

Я выбежала в подворотню.

Драка! Трое, нет, четверо, против одной невысокой худенькой фигурки.

Молния полыхнула с небес, лишь на секунду осветив до боли знакомое лицо.

– Ширин!!! – Я кинулась к подруге, но меня отшвырнул к забору вырвавшийся вперед тип.

– Танита?!

Снова сверкнула молния, отражаясь фиолетовыми бликами в темных лезвиях, оживших в дикой пляске клинков Деррана…

Битву сменил знакомый полумрак стражницкой, разбавленный светом, идущим из арки. Измазанный мальчишка в лохмотьях и…

Пощечина!

Стражник!

Я видела его сегодня!

Дракон выткался из темноты…

Глаза! Красные глазища смотрят мне в душу, притягивая и подчиняя…

Хрип, раздавшийся за спиной, заставил меня освободиться от взгляда. Я обернулась, чтобы снова замереть, но теперь уже от безысходности. Высокий, светловолосый мужчина держал на руках пронзенное кинжалом девичье тело и что-то бормотал… И его глаза горели пламенем ярче, чем глаза дракона…

– Ширин? Шири-и-ин!

Лицо обожгла пощечина.

– Танита? Танита! – Меня встряхнули. Широко распахнув глаза, я протестующе замычала и принялась вырываться из хватки удерживающих меня рук.

– Дерран? Сэм? Что случилось?

Не затрудняясь ответом, меня довольно невежливо сгребли, усадили на кровати, и тут мой взгляд упал на дымившуюся дверь. Мало того, что в ней красовалась здоровенная рваная дыра с обугленными краями, так к тому же она была снята с петель и теперь стояла прислоненная к стене.

– Что вам нужно в моей комнате?! – Я бросила возмущенный взгляд на сидевшего рядом со мной Деррана. Сэм презрительно поджал губы и отошел к темному окну. – Немедленно убирайтесь!

– Ну ты и бешеная! – В комнату заглянул хромоногий Корш и расплылся в щербатой улыбке. – Спасибо тебе, милая девушка! От всего сердца! За сегодня мои посетители уже весь эль выхлебали. Все надеются, что им полегчает после твоих фокусов!

В ответ я только поморщилась, припомнив эти «фокусы».

– Рассольчику? Или эля организовать? – Тут же озаботился Корш, сочувствующе разглядывая мое лицо. – Тока подождать придется!

– Уйдите! – простонала я. Хозяин понятливо кивнул и вышел. Я смущенно покосилась на хмурого Деррана, затем перевела взгляд на Сэма, рассматривающего за окном ночь, и виновато поинтересовалась: – Парни, а что случилось?

– Ничего. Только твой визг чуть не отправил на тот свет Деррана! Дальше додумай сама. – Сэм кинул на меня короткий взгляд, посмотрел на брата и снова уставился в темноту.

– Кто такая Ширин? Уж не беглая ли принцесса?

Вздрогнув от неожиданности, я уставилась в непроницаемое лицо Деррана.

– Что?! Откуда… – И похолодела, припомнив видение. Как я могла забыть?

Я вскочила с постели, подхватила валявшийся на полу мешок, обулась и… не в силах противостоять сильным рукам Деррана, снова упала на кровать.

– Куда-то собралась?

– Дей, пусти! Мне нужно…

– …все нам рассказать!

– Это дурацкая история, и… вам она будет неинтересна! Мне нужно идти! Приятно было познакомиться! – Я снова вскочила… чтобы опять оказаться на кровати.

– Пока ты нам все не расскажешь, я тебя отсюда не выпущу! – Желтые глаза эльфира горели мрачным огнем.

– Если ты меня не выпустишь, мне придется тебя убить! – Я вскинула руку, призывая силу. Собравшись в молнию, она засияла серебристой звездочкой на ладони.

– Убей. – Дерран не шелохнулся. – Но, пока я жив, тебе без объяснений отсюда не уйти.

Несколько мгновений мы буравили друг друга взглядом. Наконец, не выдержав, я пульнула молнией в проем, прислушалась к раздавшемуся грохоту, истошному женскому визгу и обреченно притянула лежавший в изголовье дорожный мешок. Нашарила бутылку, откупорила и, сделав три хороших глотка, закрыла. Снова спрятала и, не глядя ни на кого, заговорила:

– Ширин – моя подруга. Да, она беглая принцесса, но она ни в чем не виновата! И я сделаю все, чтобы это доказать. Я должна ее спасти! В это мгновение ей грозит смертельная опасность. Я видела, как подло убили королеву и короля. Потом учителя Берша… а вчера, вернее, сегодня утром, мне тоже было видение. Предупреждение. И сейчас я должна идти. А вы… – Я посмотрела на Сэма, перевела взгляд на Деррана. – Если не хотите помогать, то хотя бы не мешайте!

– Ясно. – Дерран вздохнул и отвел глаза. – Ты магичка и провидица?

Это прозвучало не как вопрос, а как утверждение, но я зачем-то кивнула.

– И ты думаешь, будто сможешь найти то место, что привиделось тебе сейчас?

– Конечно, смогу! – Я подскочила на кровати. – У меня уже было такое! Только не так сильно! Если мне суждено что-то изменить, я начинаю видеть эти события, а потом меня туда просто что-то ведет, словно одержимую!

– И… – Дерран кинул быстрый взгляд на стоявшего у окна Сэма. – Мы были в твоем видении?

Я опустила глаза.

– Да.

– Что за опасность может угрожать твоей подруге?

Помедлив, я уточнила:

– Мне привиделся мужчина с красными глазами и четыре рослые фигуры.

– Четыре?! – Дерран невольно коснулся торчавших из-за спины рукоятей. – Брат. Ты остаешься здесь, и без разговоров!

– Твоя беспечность меня иногда бесит! – Сэм, наконец, перестал разглядывать шуршащую дождем тьму и обернулся к нам. – Ты собрался оставить меня и отправиться вместе с этой… малознакомой, явно сумасшедшей девицей?

– Да. – Дерран поднялся и, протянув мне руку, помог встать. – Сэм, тебе здесь ничего не угрожает! А мы скоро вернемся.

– Уверен?

– Абсолютно!

– Тогда я иду с тобой!

– Это может быть опасно!

– Но не опасней, чем сидеть в комнате со сломанной дверью, или пьянствовать в компании незнакомого отребья!

Не ответив ему, Дерран взглянул на меня.

– Когда мы выходим?

Я на мгновение прикрыла глаза и сосредоточилась на образе подруги. Тревога, разъедающая душу, переросла в легкую дрожь, требующую действия. Не позволяющую сидеть на месте.

Бежать!

– Сейчас! – подхватив мешок, я выбежала, с какой-то странной радостью слушая громыхающие следом шаги.

Глава 8

Ширин

– Готова?

Шепот Лекса заставил меня очнуться от мыслей и прислушаться. Голоса преследователей еще доносились, но издалека и невнятно. Я осторожно выглянула из-под куртки, разглядывая первые звездочки, высыпавшие на потемневшем небе.

Сколько мы так сидели?

Ответ на этот вопрос не заставил себя ждать. Едва я попыталась пошевелиться, как тут же замерла в беззвучном крике. Все тело прошили мелкие иголочки, заставляя мысленно проклинать Ирзу, устроившую мне такое, Хранителя неспособного что-либо изменить, и моего попутчика, который вместо того, чтобы действовать, предпочел отсидеться!

– Не готова! Сколько мы уже так сидим? – Я снова пошевелилась и, шипя от боли, принялась растирать занемевшие ноги.

– Долго над головой кружили, ничего не скажешь! – Лекс поднялся, надел куртку и осторожно огляделся. – Вроде чисто. Они не увидят нас, пока мы не выдадим себя колдовством. Кстати, давно хотел спросить, ты успела пройти обряд Слияния?

– Обряд Слияния? – Я удивленно приподняла бровь. А этот тип не так прост! Может быть, он один из шпионов Тайного войска По́лыни! – А должна была успеть? Что это за обряд?

Он смерил меня долгим взглядом.

– Обряд подчинения Стихий. Просто подумалось, что тебя готовили быть Хранительницей Равновесия. На смену королеве…

– Стоп. Как я поняла, ты все же уверен, что я – принцесса Ширин? – Даже если этот тип меня знает, видел на приемах или на листовках, главное – все отрицать! Не пойман – не вор! К тому же на приемах он мог видеть меня лишь до тринадцатилетнего возраста. После я почти не появлялась на балах и практически поселилась у Берша, а что касается листовок – там я и сама себя не узнаю! – Мне жаль, но ты ошибаешься. То, что все ищут сбежавшую принцессу, еще не значит, что первая встретившаяся тебе бродяжка – она.

– И стражи тоже ошибались? – насмешливо прищурившись, Лекс протянул руку, чтобы помочь мне подняться, но я, словно не заметив предложенную помощь, поднялась сама, едва сдержав стон.

– Именно. За что и поплатились!

– Что ж, тогда перстень королевского рода, который ты так неблагоразумно носишь на пальце, и «Убийца» в ножнах – это вещи принцессы, которые ты, возможно, украла.

Я машинально перевернула кольцо камнем вниз и запахнула короткую куртку, отданную мне волчицей, скрывая черненую рукоять кинжала.

– А если так?

– Тогда я должен буду сам отвести тебя во дворец. – Его пальцы тисками сжали мое запястье. – Или… Ты все-таки мне доверишься?

– Где гарантия, что ты не приведешь меня к Тени, завладевшей принцессой Ирзой? – Я заглянула в его блестящие в полумраке глаза. – Кто ты?

Его хватка ослабела. Он выпустил мою руку, но вместо этого обнял за плечи и повел вдаль по переулку.

– Я не предам тебя. Когда-то я тоже учился у Берша и даже чуть не получил своего Хранителя, но вовремя понял, что Стихиям, так же, как Теням, глубоко наплевать на всех нас. Как мы были для них рабами, так и остались. И они соглашаются на союз с нами лишь для каких-то, только им ведомых целей.

– Но почему ты помогаешь мне? – Я бросила на него быстрый взгляд. – Если знаешь, кто я, то тебе ведомо и то, что находиться со мной сейчас очень опасно!

– Опасно – значит, интересно, а я уже давно потерял интерес к жизни. – Лекс свернул в какой-то темный переулок, еще и еще… И вскоре я запуталась в веренице невзрачных, мрачных улочек и переходов, покосившихся домов, за окнами которых огоньками свечей теплилась жизнь.

– Значит, ты просто искатель приключений?

– Скажем так, я охотник за приключениями, – невозмутимо поправил он.

От пришедшей мне в голову мысли я даже остановилась.

Он нетерпеливо обернулся.

– Что еще?

– А ты можешь помочь мне найти одного человека?

– Именно человека? – Лекс настороженно вгляделся в темноту позади меня и, вдруг облапив, втолкнул под развесистую яблоню.

– Что ты себе позволяешь?! – зашипела я и тут же осеклась, услышав где-то вдалеке легкие шаги. Страх захлестнул горло удавкой, когда я увидела с десяток высоких, будто созданных из темноты фигур, бесшумно приближающихся к нам. – Там… там…

Блестящие в полумраке глаза Лекса приблизились, и я растерянно почувствовала на губах его жесткие губы. Отступать было некуда, и я замерла, невольно позволив ему этот бесцеремонный поцелуй. В груди бушевала буря возмущения, и я даже не заметила, как небольшой отряд прошел мимо нас.

– Прости. – Лекс, наконец, отстранился. – Я не должен был себе это позволять, но слуги Тени почувствовали бы твой страх.

– А из-за тебя они почувствовали мой гнев! – Возмущение как-то внезапно прошло, оставив вместо себя какое-то невольное волнение. Смущение? Нужно бежать от него, и как можно дальше! Пусть он выручил меня сегодня и не раз, но… если однажды мы попадемся… Возможно, своим бегством я спасу ему жизнь!

– Гнев женщины в момент поцелуя говорит лишь о том, что это поцелуй по принуждению. Обычные чувства смертных. А вот твой страх их бы заинтересовал. И не вздумай сбежать! – Словно прочитав мысли, он снова притянул меня к себе, и мы торопливо зашагали прочь. Свернули на заросший бурьяном двор, прошли через развалины дома и вышли на узкую улочку. Я почувствовала первые капли дождя, упавшие мне на лицо.

– Куда мы идем?

– Здесь недалеко. Все изгои находят убежище у старого Корша. Как-то раз я спас этого гнома от Тени… Он должен мне ночлег. – С этими словами Лекс свернул, и мы оказались во дворе покосившегося, заброшенного дома. Забор, окружавший постройку, кое-где был порушен. Кое-где его не было вовсе, и сквозь щербатые прорехи я видела освещенные окна довольно ухоженной усадьбы. Лекс, видимо, решил сократить дорогу и уверенно повел меня к одному такому лазу.

– Спас? – Я покосилась на него. – Убил Тень?

– Не совсем. Изгнал. Убить Тень может только оружие Хранителя Равновесия. Откуда у такого бродяги, как я, подобный раритет? Но… – Он встретился со мной взглядом. – Я бы отдал все свои золотые за твой клинок…

– Даже не мечтай! – Я дернулась, высвобождаясь из его навязчивых объятий. – Мой клинок предназначен только для одного – убить Тень, разрушившую мою семью!

– Но, убив Тень, ты убьешь и сестру. – Его вкрадчивый голос заставил меня замедлить шаг и остановиться. А ведь я действительно собираюсь убить Ирзу! Возможно, избавив мир от Тени, я освобожу мать и отца, но поблагодарят ли они меня за то, что я лишила их дочери? Да и живы ли они?

Чувствуя его взгляд, я решительно тряхнула головой.

– Она мне не сестра!

– Но она родная дочь королевы!

– Она предала мать! – Я развернулась к нему, не скрывая душащих меня слез. – Мне рассказал об этом Хранитель Айны! А знаешь еще что? Теперь он стал Хранителем и мне!

Лекс не ответил. Вскинул голову в темное небо. Внезапный порыв ветра взлохматил мне волосы, а первый раскат грома заглушил раздавшийся над головой рев. И тут неожиданный удар сбил меня с ног. Я треснулась о забор и растянулась на намокшей от дождя земле.

Послышались шаги и лязг обретающего свободу оружия. Во двор один за другим вошли несколько фигур, словно созданных из абсолютного мрака. Я рывком поднялась и замерла, прижавшись к мокрым доскам, во все глаза разглядывая, как моего случайного попутчика окутало нестерпимое ультрамариновое сияние.

Он выхватил клинки (один оказался черным, будто облитый чернилами, второй вспыхнул огнем) и, ловко отбивая удары обступивших его иссиня-черных воинов, начал пробиваться ко мне. Темные фигуры, встречаясь с режущим темноту пылающим клинком, рассыпались одна за другой хлопьями мрака.

От увиденного я позабыла об «Убийце», уже ощутимо нагревшем ножны. Тревожная несформировавшаяся мысль царапнула душу, но даже она не могла вынудить меня отвести взгляд от схватки. Пока новый порыв ветра не заставил меня сильнее вжаться в забор, разглядывая бесшумно появившегося над головами дракона. Расправив громадные крылья, он, высматривая жертву, парил над нами, словно вылепившись из звездного неба. И вдруг рухнул на Лекса.

Я услышала, как глухо звякнули упавшие на землю клинки, но Лекс и не думал отступать. Он словно сросся с тварью, сцепившись с ней в рукопашной. Черные воины окружили их, держа наготове мечи.

Мои пальцы крепко оплели теплую, окруженную алеющей дымкой рукоять. Даже если это моя последняя ночь в Адиране, я уйду с честью!

Я кошкой бесшумно выпрыгнула из тени и с хрустом всадила кинжал в спину ближайшего ко мне воина. Тот молча выгнулся и вдруг тоже рассыпался черным пеплом. Тревожная мысль набатом зазвенела в голове, принимая ясные очертания. Я с удивлением вытаращилась на пылающий в моей руке клинок, двойник которого сейчас лежал на земле, в самой гуще сражения!

Неужели у Лекса был второй клинок Тха-картх?! «Убийца», принадлежащий принцу Сандру?

Если я хотела отвлечь своим маневром войско нежити, своей цели я добилась: больше половины черных воинов переключились на меня, окружили, но почему-то не нападали.

Неожиданно совсем рядом полыхнула молния, и раздался женский вскрик. Я оглянулась, заметив, как во двор шагнули еще три фигуры.

– Танита? – Боги, мне уже мерещится голос подруги! Да и откуда дочери советника быть в этом шеркховом месте?

И тут на меня набросились. Изо всех сил стиснув клинок, я очертила горящим лезвием круг. Молния вновь озарила безглазые, будто созданные из черного пепла лица навалившихся на меня воинов, и я снова услышала зовущий меня голос:

– Ширин!

Призрачные наемники отпрянули, спасаясь от режущего темноту смертоносного лезвия клинка, и, помедлив, снова навалились. Я завертелась ужом, стараясь не пропустить подлый удар. Несколько раз я чувствовала, как лезвие «Убийцы» пронзает призрачную плоть, и мои руки запорашивал черный пепел. Но ветер тут же сдувал его, словно стремясь очистить меня от скверны.

Запели неведомые стрелы, выводя из строя неведомых противников. Строй нападавших сбился. На помощь мне пришел желтоглазый воин. Его мечи завели смертоносную песнь, ловко отбивая атаку нечисти.

Кто он? Эльфир? Откуда здесь взялся? Почему мне помогает? Неужели Танита мне не привиделась, и в мертвенном свете молний я увидела силуэты союзников?

Между тем черные воины разделились. Большинство переключилось на эльфира, остальные попытались вымотать меня, но обрадованная подоспевшей помощью, я с новыми силами набросилась на порождения тьмы.

В какой-то миг мне показалось, что этой ночи не будет конца, и дождь все так же будет перемешивать кровь с грязной жижей, а темноту будет разрывать лязг оружия и хриплые стоны. Чтобы не поддаться отчаянию, я так сосредоточилась на пламени вспарывающего ночь клинка, чья рукоять сейчас исходила гневным жаром в моей ладони, что не сразу заметила, как вокруг меня все исчезло. Исчезли бесчисленные воины, исчез незнакомец, ловко рубившийся мечами, исчез дракон, исчез Лекс, исчез пылающий клинок…

– Ширин! – Чьи-то руки обняли меня.

Я растерянно оглянулась, вгляделась в лихорадочно блестевшие глаза подруги и прижала ее к себе. Единственная, кто меня всегда понимал! Единственная, кто знал меня настоящую!

– Танита? Но как… Откуда ты здесь?

– Я… я все тебе объясню… Только выберемся отсюда! – Она обернулась к незаметно стоявшему в тени покосившегося дома высокому мужчине. – Сэм, уходим!

Незнакомец шагнул ближе, пряча за спину лук. Так вот кто был тем ловким лучником!

– Никуда не пойду, пока не разыщешь моего брата! – прозвучал в ответ его чуть хрипловатый голос. – По твоей милости Дей бросился вслед за курицей-переростком, утащившей мужика, светившегося, как магический фонарь!

Парень неопределенно махнул куда-то в сторону.

Я охнула.

– Лекс!

Как же я могла о нем забыть?!

Ничего не объясняя, я стиснула кинжал и, чувствуя идущее от него тепло, выбралась через прореху в заборе на узенькую улочку и бросилась туда, куда указал паренек. Следом, по лужам, захлюпали шаги спешащей за мной Таниты. Лучник, ни на мгновение не перестающий бурчать под нос какую-то ахинею, не отставал.

– Видишь, у твоей подружки полным-полно добровольцев-смертников! Так зачем ты еще и нас под это подгребла? Теперь за поцелуй, который не получил, всю жизнь оглядывайся!

«Принцесса, теперь сюда и за эти ворота!» – голос Хранителя заставил меня забыть обо всем. Он со мной! Не оставил в трудную минуту! – «Как я смогу тебя бросить, моя госпожа? А молчал, поскольку опасался, что Тени, напавшие на вас сегодня, разделают меня под орех!»

Я только покачала головой, свернула к указанным воротам и толкнулась в приоткрытую створку.

«Как же ты стал Хранителем мамы, если настолько боишься Теней?»

«Не боюсь, но опасаюсь! Мы ведь пока недолго вместе, и ты еще не прошла соединение со Стихиями, а значит, случись беда, не сможешь взять все мои силы и знания. О тебе пекусь!»

– Послушай, подруга, я даже не знаю, как это назвать! Сказала мне только пару слов и бросилась спасать какого-то Лекса! – Вслед за мной в ворота юркнула Танита и встала рядом. – Пойдем отсюда! А то гора трупов, что мы оставили во дворе того заброшенного дома, и взлом чужого имущества потянут как минимум лет на двадцать в подвале строгого режима где-нибудь в застенках этого городка! Шеркх!

Она застыла рядом со мной, не в силах отвести взгляд от происходящего. «Взлом чужого имущества» был в самом разгаре. Мы попали на довольно большой двор. Неподалеку возвышалась темная громадина дома, казавшегося размытым из-за усилившегося ливня. Но ни темнота, ни дождь не помешали мне разглядеть крылатую тварь. Чернильной кляксой она билась на большом пне, пришпиленная черным мечом Лекса. Сам охотник, целый и невредимый, стоял рядом и выкрикивал в темноту непонятные слова. Свечение, окружавшее его, казалось, стало только ярче! Рядом с ним стоял еще один эльфир, видимо, брат юного лучника. Он держал в руках пылающий кинжал и не отводил от дракона взгляда, словно дожидаясь условного знака.

Вдруг крылатая тварь утробно захохотала и, внезапно оборвав смех, проревела:

– Вам никогда не одолеть нашу Властительницу! Скоро Стихии подчинятся единой Тени! Пришло наше время!

Лекс, не обращая внимания на мрачное пророчество, продолжал выкрикивать в темноту слова заклинания. С последним словом на месте черной твари вдруг оказалась распластанная тоненькая женская фигурка.

– Давай! – тихо прозвучал голос охотника. Эльфир вскинул над девушкой пылающий клинок и замешкался.

– Воспитание не позволяет убить дочь главного советника Эльфириана? – мурлыкнула пленница.

– Я убью не Элину, а Тень, подчинившую ее себе! – острие оружия угрожающе нацелилось в грудь девушки, но та, казалось, совершенно не испугалась.

– Нет, принц, ты убьешь именно Элину, твою подругу детства, потому что она произнесла слова полного подчинения! Мы с ней стали одним целым… Сюрприз! Кстати, наша королева просила передать всем вам, если вы будете путаться у нее под ногами, вас ждет еще очень много подобных сюрпризов!

Лекс внезапно выхватил из рук эльфира пылающий багровым пламенем клинок и одним движением отсек голову девице. Рядом со мной коротко вскрикнула Танита и тут же зажала ладонью рот. Мужчины обернулись. Сияние, идущее от Лекса, стало стремительно таять. Вернув все еще окруженный светлой дымкой кинжал в ножны, Лекс рывком выдернул из мертвого тела черный меч и вместе с Дерраном направился к нам. А я стояла и смотрела, как порыв ветра подхватил и понес в темноту крупные хлопья пепла, в который превратилось тело девушки.

Танита

До трактира Корша мы добрались быстро и без приключения. Никто больше не нападал, не летал над головой, и единственное, что разбавляло тишину ночи – наши шаги и шелест непрекращающегося дождя. Даже собаки не брехали нам вслед, решив отсидеться в конуре.

Поглядывая на подругу, я никак не могла поверить, что спасла ее от тех странных воинов – порождений неведомой мне магии. Конечно, если бы не помощь эльфиров, мне бы пришлось еще долго возиться с ними…

Перед глазами вновь появились недавние события этой ночи. Выбежав из трактира, я, не объясняя ничего братьям, бросилась вниз по улице, стремясь туда, где раздавался шум битвы. Свернула в какой-то проулок, потом еще и еще… вскоре я уже не знала, где нахожусь, но совершенно точно знала, куда меня приведут ноги.

Только бы успеть!

Вбежав в подворотню, я сразу узнала Ширин. Мой сон сбывался до последнего штриха, вот только я не ожидала, что противников будет так много!

Мечи Деррана лязгнули, вырываясь из тесных ножен, и, очертив полукруг, зазвенели в предвкушении крови. Сэм выхватил из-за спины лук. Не раздумывая ни о чем, я кинулась к подруге, но меня отшвырнули, крепко припечатав затылком о стену.

Руки сжали амулеты стихий.

Я бы смела врагов одним заклинанием «Смертельного огня», если бы не опасалась навредить друзьям. Ладно, тогда воспользуемся амулетом «Поддержания силы»…

Я потрясла головой, отгоняя видения и страхи. Главное – Ширин жива. Сон не сбылся. Незнакомый маг убил не ее, а незнакомую мне девушку… Точнее, дракона… Тень.

Я склонилась к шагающей рядом подруге.

– Шеркх меня раздери, если я хоть что-нибудь понимаю! Что происходит? Кто этот маг? Почему на тебя идет охота?

– Я тебе все расскажу. Потом, – тихо выдохнула Ширин, не замедляя шага. Я оглянулась на молча шагающих мужчин и только пожала плечами. Ладно, подождем!

Вскоре мы подошли к знакомому обшарпанному двухэтажному строению с поскрипывающей на ветру вывеской. Трактир Корша. Интересно, впустят ли нас после того, что я там устроила? Или меня, как особо буйную, поместят на цепь вместо собаки?

Дерран первым взбежал по ступеням и постучал условным стуком. Мы замерли, вслушиваясь в царившую за дверью тишину. Впрочем, если учесть, что сейчас глубокая ночь…

– Может, я? – Лекс поднялся к Деррану по скрипучим ступеням и вскинул руку, но постучать не успел. Дверь распахнулась.

– Кого еще шеркх принес? – пьяный вусмерть трактирщик, качаясь во все стороны, шагнул вперед, близоруко щурясь, и упал бы, если бы его вовремя не подхватил Дерран.

– Это мы, Корш. А это – Лекс-охотник. Мой давний приятель. Припоминаешь?

Гном с кряхтением выпрямился, старательно вгляделся в лицо мага. Вдруг он развернулся и засеменил в теплый полумрак трактира.

– Входите! Входите!

Лекс шагнул первым и огляделся.

– Нда, ночлежка не из лучших. Впрочем, ты всегда любил жить без изысков и, помнится, хотел уйти из Подгорья…

– Хотел. И ушел. Только когда стал полностью уверен в силе Хранительницы Равновесия. – Корш сделал знак низкорослым служанкам, и те тут же принялись хлопотать. Одна захлопнула дверь и закрыла ее на задвижку, вторая принялась сметать на большой поднос объедки и грязные тарелки, оставшиеся на столах. Третья, набрав полное блюдо закусок, направилась с ним к самому большому столу. – По крайней мере сейчас, когда начнется война, мне не нужно будет выбирать.

– А что, война все же начнется? – Сэм на удивление серьезно прислушался к пьяному трепу гнома.

Корш развел руками, подхватил с подноса служанки полную кружку эля и одним глотком ее осушил.

– Так говорят, мой принц. Так говорят…

– Будем рады обсудить с тобой все слухи и сплетни. Когда проспишься. – Лекс с улыбкой кивнул и направился к уставленному нехитрыми яствами столу, где уже устроились Дерран и Сэм.

– Меня зовут Корш, мой принц, – икнул тот и, покачиваясь, направился к висевшей у печи шторе, за которой виднелась небольшая каморка с застеленным шкурой топчаном. Две служанки подхватили его с двух сторон и бережно, словно он был хрустальной вазой, завели и уложили на топчан.

– Даже не верится, что наконец-то я смогу что-нибудь съесть. – Ширин зябко поежилась, огляделась и села за стол. Я опустилась рядом. – После того, что я сегодня пережила, эта… мм… «ночлежка» показалась мне самым лучшим трактиром в мире…

Она бросила выразительный взгляд на Лекса. Тот сидел напротив нас рядом с Дерраном и Сэмом и старательно уминал нарезанное ломтями, прожаренное на вертеле мясо. Словно почувствовав взгляд, он посмотрел на нее и глубокомысленно пожал плечами.

– Смотря из чего выбирать, моя принцесса.

– Гм… видимо, в этом трактире так обзывают всех, – не удержавшись, подметила я и шепнула Ширин на ухо: – Давай побыстрее сбежим в комнату? Мне так много надо тебе рассказать!

Ширин помрачнела.

– И мне…

– Кстати, девушки, если вы не будете пить… – Сэм, словно подслушал мои слова, ухватил стоявшие возле нас кружки с элем и потянул к себе, но Ширин решительно забрала свою.

– Даже не мечтай! За кусок этого окорока и кружку эля – убью!

– И она не шутит, Сэм, – усмехнулся маг. – Я видел, как сегодня она расправилась с Тенью, и цена была не столь высока!

– Успокоил! – Сэм бросил на него обреченный взгляд. – Ни одной нормальной женщины на сотни верст вокруг!

– Смотря, что ты считаешь нормой! – хмыкнул Дерран, уписывая за обе щеки крохотные ароматные пирожки. – Но если бы вопрос стоял так остро, я бы присмотрелся к местным красавицам…

– Типун тебе на язык, братец! Таких «красавиц», что я видел у Корша на кухне, мне и в голодный год не надо. – Сэм бросил быстрый взгляд на копошащихся у печи низкорослых служанок и принялся отпиливать кусочек мяса от быстро уменьшающегося окорока.

– Кстати… – Я воспользовалась заминкой и обличительно уставилась на Деррана. – Не желаешь просветить по поводу событий этой ночи? Ты не выглядел удивленным от встречи с черным воинством и драконом.

– Вот тут я с человечкой полностью согласен! – пробубнил с набитым ртом Сэм. – Когда это ты научился с ними управляться? И еще я не отказался бы узнать наши дальнейшие планы. Не знаю, кому как, а мне снова встречаться с крылатыми страшилищами не очень хочется!

– Могу тебя успокоить – встретишься, и не раз, – равнодушно бросил Лекс, притянул к себе кружку, сделал хороший глоток и закончил: – Наш враг уже знает о проигранном бое и наверняка послал за нами куда более умелых и сильных воинов.

– Откуда ты так хорошо все знаешь о «наших врагах»? – Я пытливо прищурилась, разглядывая его. Правильные черты, синие глаза и светло-русые волосы выдавали в нем человеческую кровь. Но больше всего меня смутил взгляд. Равнодушный, холодный, всезнающий. – Кто ты?

Я с трудом выдержала те несколько бесконечно долгих мгновений, что он смотрел мне в глаза, затем, словно желая утолить жажду, притянула к себе оставшуюся кружку с элем и спряталась за ней.

Вместо колдуна мне ответил Дерран:

– Лекс – мой друг. Мы вместе учились с ним искусству выживания в…

– …в одной из закрытых школ Подгорья, – закончил Лекс и коротко кивнул. – Потом нам довелось поучаствовать в последней войне Хранителей. А затем, когда все закончилось и трон заняла принцесса Айна, я понял, что больше не смогу, как прежде, верить в Ушедших. Не смогу довериться Хранителю. И я ушел. Возможно, тем самым я обидел учителя, но у каждого свой путь и свой выбор. А может, я просто не решился пройти через обряд вызова. Ведь Хранитель, как первая любовь – один и навсегда. С тех пор я стал охотником. Мои жертвы – Стихии и Тени – те, что не подчиняются Хранителю Равновесия. Те, что используют смертных в своих играх.

– Кстати, – Ширин сыто вздохнула и взглянула на Лекса, – ты обмолвился, что был учеником Берша? А ты знаешь, что твой учитель мертв? Его убила Тень, завладевшая моей сестрой.

Лекс какое-то время смотрел ей в глаза, затем перевел взгляд на Деррана.

– Берша нет? А… Корш знает?

Эльфиры переглянулись.

– Знает, – кивнул Сэм. – Мы обменялись… новостями…

Лекс помолчал и неожиданно сменил тему:

– Куда теперь, Дей?

– В Лиин-Тей, – коротко бросил Дерран.

– Давно там не был… – одобрил охотник. – Кстати, как твой отец?

– К сожалению, и я «давно там не был»… – невесело усмехнулся эльфир.

Я вдруг остро осознала, что устала слушать загадки и недомолвки, к тому же мне невероятно хотелось спать.

– Ладно… – Я поднялась. – Жаль покидать столь интересных знакомых, но все же я хочу откланяться и забрать с собой Ширин.

Подруга словно только этого и ждала.

– Да… Приятно было познакомиться, но… Тяжелый день… – Она вскочила, с грохотом уронив табурет, и торопливо направилась вместе со мной к лестнице.

Глава 9

Ширин

Я поднималась за Танитой, наслаждаясь мирным поскрипыванием старых ступеней. Неужели этот бесконечный, сумасшедший день закончен? Неужели я смогу, пусть и совсем немного, побыть в безопасности? И поговорить с подругой… Уж очень много у меня накопилось вопросов к ней. Откуда она здесь появилась? Ведь уйти из школы Стихий не так-то просто!

В раздумьях я не заметила, как мы миновали небольшой коридор, где из-за дверей на все лады доносился храп.

– Пришли. – Танита распахнула дверь, на которой красовалась свежая картонная заплатка, закрепленная двумя перекрещенными, свежестругаными палками, и первой шагнула в полумрак комнаты. – Не обращай внимания. Это… я… когда видение увидела…

– Что за видение? – Я шагнула следом. Кровь перевертышей, что текла в моих жилах, даровала мне возможность видеть в темноте, и я с удовольствием посидела бы сейчас, не зажигая свет, но подруга явно испытывала неудобство. Придерживаясь стены, Танита прищелкнула пальцами, выдохнула заклинание на вызов огня, и на ее ладони заплясал робкий огонек, освещая неубранную кровать и разбросанные по полу вещи. Затем она, уже куда увереннее, прошла к кровати и села.

Взяв стоявший на узком подоконнике светильник с огарком свечи, я протянула его подруге.

– Может, воспользуешься воском? К тому же Лекс сказал, что мы не должны применять силу Стихий, если не хотим быть обнаруженными.

Она взяла светильник, подожгла фитиль и, поставив едва теплящийся огонек на пол, взглянула на меня.

– Вот-вот! Откуда взялся этот тип, чьи приказы ты выполняешь, как дрессированная собачка? Что произошло после того, как ты превратилась в сиреневого дракона и бросилась с горы Снов?

– Ты это видела? – проигнорировав ее вопрос, я села рядом с ней на кровать. – Но как? Снова видение? Или сон?

Танита развернулась и села так, чтобы видеть мои глаза.

– Нам слишком много надо рассказать друг другу, принцесса, давай по очереди? Ты первая!

– А почему сразу я? – Вот так всегда! Сколько себя помню, Танита никогда не робела перед моим титулом, но и я могла быть с ней настоящей. Только с ней. Даже королева Айна, даже Зарин не могли похвастаться тем, что знают меня, мои секреты, мои чувства и страхи.

– Ну, ты же принцесса, тебе и корону на макушку! – фыркнула подруга и тут же посерьезнела. – Нет. Ты права. Сначала – я. Не могу больше держать это в себе… Я увидела гибель Берша. Увидела, как черная воронка засасывает королеву и короля. А потом я обманом сбежала из школы и отправилась искать тебя. – Танита вцепилась в меня ледяными руками. – Ширин, неужели война действительно началась, как сказал Корш?

– Не знаю… – В ответ я стиснула ее пальцы. – Но Ирза способна на все!

– Не Ирза, а Тень, завладевшая ею. – Танита презрительно покривила губы. – Ты меня извини, но твоя сводная сестрица никогда не отличалась умом!

– Просто она очень доверчива! – Слова подруги немного задели. Все-таки до недавнего времени Ирза была моей сестрой. Пусть и сводной…

– Была! – Танита поднялась и принялась мерить комнату шагами. Три шага от одной стены до другой. – Теперь эта тварь использует ее. Очень скоро она станет рабыней, слугой Тени! Без права на жизнь, без права на чувства! Помнишь, как это случилось с отцом королевы Айны?

Я только кивнула. О правлении короля Сайруса можно было сказать много плохого, но то, что он убил себя ради жизни своих детей, оправдывало все его грехи, страшным из которых был вызов Хранителя из рода Тени. Самого мрачного, безжалостного и эгоистичного рода драконов. Рода ушедших.

– И что нам делать теперь? – Танита перестала мельтешить и снова уселась рядом, не отводя от меня глаз, блестевших отражением в них едва теплящегося огонька свечи.

Я пожала плечами.

– Последним советом Берша было найти близнеца королевы Айны, принца Сандра. Только истинный Хранитель Равновесия сможет вернуть вырвавшуюся тварь в преисподнюю! Только он сможет спасти маму и отца… Если они еще живы. – Я сморгнула, стараясь не показать предательски наворачивающиеся слезы, и поспешно сменила тему. – Кстати, я думаю, Лекс может нам в этом помочь!

– Найти принца?

– Именно! – Я скинула сапоги и забралась на кровать. – Подумай! Он тоже учился у Берша! Может быть, он даже знал Сандра! Стоп!

Я замолчала, не в силах справиться с эмоциями.

– Танита! Ну, конечно, он его знал! Ведь у него второй «Убийца»! У него клинок, способный сразить ушедшего! Да ты и сама видела, как он расправился с Тенью, вселившейся в девушку!

– Видела. – Танита покусала губы и вдруг выпалила: – А если это он?

Я непонимающе нахмурилась.

– Кто?

– Принц!

– Сандр?

– Ну!

Боги, что за мысли приходят в бесшабашную голову моей подруги…

Принц Сандр? Этот простолюдин?

– Не знаю… Вряд ли… – Я покачала головой. – Он, конечно, владеет магией, но ты же слышала… Он отказался от Хранителя и стал охотником! А у Сандра есть Хранитель! Легендарный Зайерг Зубайи – последний владыка Стихий из рода Огненного Ветра! Это написано в скрижалях на горе Снов!

– Ах да… Тогда ты права… Это не он. – Танита широко зевнула и с наслаждением вытянулась на кровати. – Но… меня все-таки волнует один вопрос… Как получилось, что эльфиры и этот… охотник – знакомы?

Я пожала плечами и улеглась рядом.

– Мало ли… Всякое бывает… Завтра расспросим.

– Хм… знаешь, когда мы шли в Ряски, то встретили сгоревшую деревушку.

Я закрыла глаза.

– И что? – Как же я хочу спа-а-ать!

– Эту деревню сожгли Стихии!

– Стихии? – Что за бред? – Но зачем им жечь какую-то деревню? Может, в пожаре замешаны Тени?

– Тени ненавидят магию огня! Тоже мне, будущая Хранительница Равновесия! По описанию я узнала примененное ими заклинание «Огненной метели». Девица, которую мы встретили, сказала, что пожар начался в доме кузнеца…

Глаза открылись сами собой.

– Сандр был кузнецом!

– В точку, подруга! Он где-то рядом!

– Тогда Лекс точно что-то знает о нем! – Хотелось, очень хотелось спуститься вниз и устроить грандиозный допрос уже сейчас, но… Я заставила себя успокоиться. Кто бы он ни был, до утра он никуда не денется! Что-то подсказывало мне это… – И уже через несколько часов мы узнаем правду. А теперь – спать!

– Но… – Танита хотела возразить, но передумала, повозилась рядом и тихо пробормотала: – Спокойной ночи, Ширин.

Я слушала, как выравнивается, успокаивается ее дыхание, и смотрела на доживающий последние секунды огонек. Всего несколько дней назад я была принцессой, уверенной в своем будущем, мечтающей стать Хранительницей Равновесия. А еще у меня было одно выгодное предложение руки и сердца. Буквально за месяц о нем мне поведала мама. Она пришла ко мне в спальню, села рядом и, обняв за плечи, сказала:

– Тебя хочет видеть своей женой правитель клана Белых Волков и советник короля Фарияда. Я знаю, ты хочешь посвятить свою жизнь ушедшим и стать Хранительницей Равновесия, но… однажды ты поймешь, что быть Хранительницей – это не мечта, а всего лишь скучный долг, который очень трудно исполнять в одиночестве…

Я не сдержала вздоха. Как могут измениться убеждения и мечты за каких-то два дня… Тогда я и слышать не хотела о замужестве, а сейчас… Сейчас я бы согласилась на что угодно, если бы это могло изменить то, что произошло…

Перед глазами возникло лицо моего случайного попутчика, и я вновь ощутила его поцелуй. Интересно, что за тайны он скрывает?

Танита

Предательский скрип двери и шаги у кровати заставили меня очнуться от тревожного сна, вскинуть руку с готовой сорваться молнией и только после открыть глаза.

– Ой… извини… – Я зажмурилась от яркого солнечного света. У кровати стоял Дерран. Прижав палец к губам, он поманил меня за собой и вышел за дверь. Я бросила взгляд на подругу, чему-то улыбающуюся во сне, и выскользнула следом. Кажется, просыпаться с активированной молнией начало входить у меня в привычку. – Что случилось?

– А ты можешь потушить свой «фонарик» и не разрушить здесь что-нибудь еще? – Дерран с опаской кивнул на молнию. Я пожала плечами и заставила мощь стихии перетечь в один из разряженных амулетов, болтающихся у меня на запястье. Теперь выстрелить молнией сможет даже Сэм. Только один раз.

– Так лучше?

– Спокойнее, – кивнул эльфир, обнял меня за плечи и потянул за собой.

– И зачем ты меня разбудил в такую рань? – Я дернула плечом, освобождаясь из его объятий. Он не возражал.

Наглец!

– Спешу насладиться местью. Уже семь утра, а прислуга спит! Кто будет приносить мне чай и развлекать беседой?

Я даже остановилась.

– Ты серьезно разбудил меня только ради этого?

Дерран виновато развел руками.

– Вообще-то мне действительно скучно. Сэм еще спит, а Лекс ушел. Корш пытается лечить больную голову, но от этого становится лишь пьянее…

– Лекс ушел? – Из всего сказанного я услышала только это. А если он действительно мог привести нас к принцу Сандру?

– Ушел. Он всегда был странным малым. Без семьи, без порога. Сам себе хозяин. – Дерран передернул плечами, словно удивляясь тому, что я об этом не знаю, и вновь продолжил путь. Я догнала его и пошла рядом.

– Но… кто он? Откуда?

Коридор закончился, и под ногами на все лады заскрипели старые ступени. В зале по-прежнему было пусто, если не считать прислугу и двух мужчин, сидевших за столиком у дальней стены.

– Когда мы с ним познакомились, он говорил что-то о Вселесье и перевертыше, из клана Белых волков, что воспитал его. – Дерран галантно выдвинул для меня стул, дождался, когда я сяду, и уселся напротив. – Но, если судить по цвету глаз, думаю, что он чистокровный человек.

– Но как он оказался в моем видении? – Я задумчиво покусала губы. – Я же точно видела, как он отрубил голову девушке, вот только в моем видении его жертвой стала Ширин!

При напоминании о произошедшем Дерран помрачнел.

– Что-то не так? – Я кивнула подошедшей к нам низкорослой девице, одновременно и приветствуя, и разрешая поставить на стол тарелки с неприхотливой снедью.

– Все не так! Та девушка… вчера… Я знал ее. Тень вселилась в дочь главного советника Эльфириана. Я не смог бы причинить ей вред! Мы были дружны с детства, поэтому Лексу пришлось взять казнь на себя. Но это не он, а проклятая Тень убила ее!

– Но Тени не могут вселяться без воли смертных. – Я подтянула к себе тарелку с густой наваристой кашей, набрала полную ложку и с наслаждением вдохнула аромат. Мм…

– Они могут вселиться, обманом заставив произнести слова подчинения. Хуже, когда заставляют произнести слова абсолютного подчинения, тогда смертный – как личность – исчезает. Ты видела, что произошло с моей знакомой. – Дерран последовал моему примеру и принялся за еду. – Да чего там. Однажды я сам потерял все из-за Тени… Впрочем, это было давно и неправда.

– Скажи… – Я помолчала, наслаждаясь едой и одновременно старательно подбирая слова: – Ты встречался когда-нибудь с принцем Сандром, братом королевы Айны?

Если Лекс как-то к этому причастен и Дерран это знает, я пойму.

– Да. Мы были с ним друзьями. – Эльфир посмотрел мне прямо в глаза. – Вот только после воцарения его сестры наши пути разошлись. Я понадобился отцу и брату в Эльфириане, а он ушел на гору Снов.

– Когда ты его видел в последний раз? – раздавшийся над ухом голос Ширин заставил меня вздрогнуть и обернуться к подруге, а Деррана поспешно подняться.

– Прошу, госпожа, садись. – Он приглашающе выдвинул рядом с собой стул, но подруга, будто не заметив его учтивости, села возле меня и, глядя на него в упор, повторила вопрос:

– Когда ты видел Сандра? Я знаю, что он жил в деревне, неподалеку от Рясок. Ты шел к нему?

Даже я удивленно уставилась на нее. Прекрасно помню мое предположение, но так нагло блефовать?! Тут нужна воистину королевская невозмутимость!

Дерран, словно не заметив ее пренебрежения, как ни в чем не бывало вернулся на место, взял кружку эля и сделал несколько глотков.

– Я понимаю, о чем идет речь, но… – Он отставил кружку и, не глядя ни на кого, улыбнулся. – Танита сделала поспешные выводы. Да. Мы с братом выбрали путь, который лежал бы через ту деревню, но лишь затем, чтобы встретить Лекса и забрать у него «Убийцу». Королева Айна попросила меня об этом незадолго до своей гибели… Мне она сказала, что уже давно не ощущает Сандра в мире живых, но чувствует клинок и хотела бы его вернуть.

– Значит… Сандр мертв? – В голосе Ширин я почувствовала такую обреченность, что на мгновение мне стало страшно. А если принц Сандр действительно был единственной надеждой Адирана? Если ничто и никто больше не спасет нас от власти Теней? Я читала летописи царствования короля Сайруса… Повторения этого наша цивилизация не переживет.

– Когда это он помер?! – За беседой мы не заметили, как в зал спустился заспанный Сэм, подошел к нам и вольготно устроился рядом с братом. Дерран подсунул ему под нос тарелку с кашей и принялся пояснять:

– Никто и не говорит, что принц умер. Просто королева Айна перестала его чувствовать. Знаешь, как это бывает между близнецами?

– Значит, ты знал, что клинок у Лекса? – Ширин прищурилась.

– Если честно, нет. Лекса я не видел еще дольше, чем Сандра. Не знал, что он стал охотником. Откуда у него взялся «Убийца», я пока тоже не выяснял. Кстати, если хотите, узнайте у него сами. – Он указал взглядом на кого-то позади меня. Я обернулась и во все глаза уставилась на охотника, о чем-то беседующего с хозяином трактира.

– Ты же говорил, что он ушел? Наверное, все эльфиры лжецы!

– Как Лекс ушел, так и пришел. – Дерран сосредоточенно уткнулся в кружку. – Я всегда говорю правду. К тому же у него был шанс не возвращаться.

Лекс тем временем оглядел наполняющийся посетителями трактир и направился к нам.

– Очень хорошо, что все в сборе! – начал он вместо приветствия. Взял у соседнего стола табурет и уселся между Дерраном и Ширин. – Я только что был в городе. Спешу обрадовать – все ворота перекрыты. Улицы полны наемников из личной армии королевы. Или… принцессы? Впрочем, суть не в том. – Он оглядел стол, притянул к себе тарелку с уже остывшей кашей и продолжил с набитым ртом: – За голову беглой принцессы Ширин уже дают пятнадцать тысяч полновесных золотых монет.

– Так, может быть, сдать ее стражникам и разбогатеть? – задумчиво протянул Сэм, неспешно потягивая эль.

– Я вспомнила, где видела вас двоих! – вдруг выпалила подруга, обличительно уткнув палец ему в грудь. – На королевском приеме в По́лыни, примерно десять лет назад! Я помню тебя совсем мальчишкой! А ты, – Ширин взглянула на Деррана, – ты ничуть не изменился, старший брат. Я долго не могла вас вспомнить, а когда вспомнила, не решалась поверить. Что вы делаете в этой лачуге, так далеко от дома, наследные принцы Эльфириана?

– Пути богов неисповедимы… – Дерран отсалютовал ей опустевшей кружкой и усмехнулся. – И я с удовольствием задам такой же вопрос тебе, моя принцесса.

Ширин прищурилась.

– Вообще-то я здесь для того, чтобы найти брата королевы Айны, принца Сандра и… второго «Убийцу». – Она перевела взгляд на спешно расправляющегося с завтраком Лекса. Тот самозабвенно выскреб последние крупицы каши, отодвинул чашку и потянулся за кружкой эля, но Ширин ухватила ее первой и придвинула к себе.

– Получишь, когда расскажешь.

Синие глаза Лекса с искренним недоумением уставились на нее.

– Что расскажу?

– Где мне искать принца Сандра?

Он удивленно выгнул бровь.

– Я-то откуда знаю?

– Оттуда, что у тебя его клинок! – прошипела Ширин, придвинувшись к нему. Пальцы охотника сжали рукоять на вид совершенно обычного клинка. – Если бы сама не увидела это оружие, объятое пламенем, ни за что не поверила бы, что это и есть один из клинков Тха-картх!

– Может быть. Но знаю только одно, если кто-нибудь попытается отнять у меня этот ножик, очень быстро окажется по ту сторону Грани. – Глаза Лекса стали льдинками, но Ширин взгляда не отвела.

– Тогда расскажи, откуда он у тебя!

Охотник нахмурился и первым отвел глаза. Какое-то время он молчал, сосредоточенно разглядывая изрезанную столешницу, потом вздохнул и заговорил:

– Я уже упоминал о том, что был послушником на горе Снов? После войны Берш отправил меня в храм Ушедших, крепость Шарукх, скрытую древней магией от всего мира. Несколько лет я провел там, будучи учеником, и узнал больше, чем за годы, проведенные у Берша. Но когда пришел мой час вызывать Хранителя, я ушел. Не захотел становиться игрушкой в лапах того, кто считает меня жалкой пылью. Так я стал… охотником. После войны Тени, прислуживающие королю Сайрусу, были повержены, но многим из них удалось залечь на дно, предоставив своим хранимым какое-то время пожить без их контроля. Но годы шли, и страх отправиться за Грань притуплялся. Я многим помог, освободив их от власти ушедших. Только те, кто произнес клятву абсолютного подчинения, оставались во власти Хранителей. Однажды случай занес меня в небольшую деревеньку в дне пути отсюда. Там я почувствовал магию ушедших и решил проверить. Когда я подходил к деревне, на меня напали. Не знаю, кто, но думаю, что за годы охоты у меня порядком набралось врагов. К сожалению, тот бой я записал на свой счет, как проигранный… – Лекс все же отобрал кружку с элем у заслушавшейся Ширин и, сделав несколько хороших глотков, продолжил свой рассказ: – Очнулся я в доме у местного кузнеца. Неделю провалялся, но однажды вечером за ним пришли. Он сунул мне в руки этот клинок и велел хранить его, как зеницу ока. Затем открыл переход. Последнее, что я увидел, прежде чем переход сомкнулся, как его затягивает огненная завеса.

Лекс сделал еще глоток и поднялся.

– Поэтому я никому не отдам клинок, даже тебе! А теперь нам надо уходить.

– Значит… – Ширин поднялась за ним следом. – Ты… не он? Ты не Сандр?

Лекс посмотрел ей в глаза.

– А с чего ты вообще взяла, что я – это он?

– Дейрриан! Сир! Моя принцесса! – На свободный стул, тяжело дыша, шлепнулся Корш, поставил на стол обвязанную белой тканью корзинку и обвел нас безумным взглядом. – Трактир окружили. Вам надо бежать! В коробе припасы.

Дерран с Лексом переглянулись. Откинув назад черные как смоль волосы, эльфир словно невзначай коснулся торчавших из-за спины рукоятей и поднялся.

– Их слишком много. – Качнул головой гном, заметив его жест. – Возможно, это просто проверка, связанная со вчерашними нападениями на слуг принцессы.

От двери послышался шум и крики. Мы вскочили.

– Быстрее! – Заторопил Корш, ловко ковыляя к лестнице. – Идите за мной! Я проведу вас к тайному ходу!

– Дерран! – Сэм подхватил корзину и отступил к брату, разглядывая заполонивших таверну людей. – Там стражники и… и дворцовые маги!

– А еще… – Ширин вгляделась и зло прищурилась. По таверне прошелся порыв ветра. – Там моя сестра!

Я не стала спорить. Чтобы младшая принцесса лично пришла в это захолустье? Чего только с утра пораньше не привидится!

– Пойдем! – Я вцепилась ей в руку и потянула вслед за Коршем и спешащими за ним мужчинами.

– Отпусти! – Ширин вдруг задергалась, пытаясь вырваться. – Я должна призвать ее к ответу!

– Призовешь обязательно. – Стиснув руку покрепче, я потащила ее за собой. – Потом! А для этого тебе нужно быть живой и свободной!

Вскоре мы оказались у лестницы. Корш открыл неприметную дверцу и заторопил нас:

– Быстрее. Как спуститесь, все время поворачивайте направо. И помните – никакой магии!

– Спасибо, Корш! – Сэм крепко пожал старому гному руку и первым скользнул в темноту.

Дерран лишь что-то коротко сказал Коршу на ухо, не церемонясь, втолкнул нас и шагнул следом. Последним спустился охотник. Тут же узкая дверь бесшумно закрылась, погребая нас в темноте.

Я растерянно замерла, но тут же почувствовала, как пальцы Ширин крепко сжали мне запястье. Совсем забыла, что перевертыши очень хорошо видят в темноте, как, впрочем, и эльфиры. Значит, только я чувствую себя беспомощной? Ну, может быть, еще Лекс… Эх, если бы не запрет Корша на магию…

Осторожно семеня за подругой, я почувствовала, что коридор постепенно уходит вниз. Вскоре я обнаружила под ногами каменные ступени. Невольно вскинув руки, я уперлась в шершавые стены. Значит, коридор подземелья совсем узкий. Хотя я была бы согласна проталкиваться боком, лишь бы оказаться подальше от сумасшедшей принцессы, поджидавшей нас наверху.

Сколько мы спускались, не знаю. Наконец ход выровнялся. Я почувствовала, что мы свернули направо, как советовал гном, и уже уверенно зашагали вперед. Затем коридор начал заметно подниматься, и вскоре я с жадностью глотнула свежий воздух, разбавивший запах подземелья, а еще через несколько шагов мы вышли у подножия холма.

– Где это мы? – Я удивленно оглядела окружающий нас лес.

– Вон городская стена, – указала Ширин на что-то за моей спиной. Я обернулась, разглядывая высокое каменное ограждение, за которым виднелись сторожевые башни и крыши самых высоких особняков. И только тут до меня дошло.

– Так мы что, за городом???

– Именно, и если не хотите стать приманкой для гончих, советую побыстрее шевелить ногами! – буркнул Сэм, направляясь вслед за братом по уходившей в лес тропинке.

Глава 10

Ширин

Таинственный ход вывел нас за городскую стену, подальше от охотившихся за нами стражников, заставив сожалеть лишь об одном. О моей слабости. Я поддалась уговорам Таниты и, как последний трус, предпочла сбежать, вместо того чтобы встретиться лицом к лицу с той, что уничтожила мою жизнь, мой привычный мир. Хотя я не могла не признать правоту подруги – если я хочу отомстить, мне нужно остаться живой. Причем как можно дольше! И попытаться найти Сандра. Хотя бы разузнать что-нибудь о нем.

Прикусив губу, я поправила бившийся о бедро кинжал и взглянула на шагающего впереди Лекса. Последняя надежда истаяла вместе с его признанием.

Если клинок ему дал Сандр, то где искать его сейчас? Остается только надеяться, что принц найдет Лекса первым, чтобы вернуть свой Тха-картх. А это значит… единственный шанс найти принца – быть все время рядом с охотником.

Он словно почувствовал мой взгляд и на миг обернулся, заставив меня поспешно перевести глаза. Высокие деревья окружали едва заметную тропинку, которая то пряталась в траве, то снова упрямо вела нас вперед.

Только бы он не почувствовал мое волнение!

И тут же с силой выдохнула, злясь на себя.

Что со мной?! Что такого в этом человеке? Что заставляет меня верить ему, а мое сердце взволнованно замирать? Может быть, его бунтарский дух? Ведь он всем своим существованием развенчивает то, чему я поклонялась, к чему стремилась: стать магом Стихий, заполучить личного Хранителя! А он без особого трепета убивает тех, кого я всегда считала едва ли не богами!

А еще мне не давал покоя его поцелуй.

Неужели он поцеловал меня только потому, что хотел вызвать гнев и защитить от черного войска?

Или…

– Все хорошо? – Мою руку тронули пальчики Таниты. Я взглянула на нее и с улыбкой кивнула.

– Да. Я жива. И я в бегах… Жизнь прекрасна! – Злость, прозвучавшая в моем голосе, заставила подругу обиженно поджать губы.

– Ага. Прекрасна! Только ты этого не понимаешь! – Она разжала пальцы и зашагала вперед. Чувство вины царапнуло сердце. Зачем я так с ней? Она бросилась мне на помощь, даже не зная точно, что со мной, жива ли я!

– Танита… – Я догнала ее и пошла рядом. – Ты…

– Я… – Она посмотрела на меня и вдруг беззаботно усмехнулась. – Я очень устала! А солнце вот-вот скроется за лесом! Эй, парни, а не пора ли подумать о ночлеге?

Я благодарно ей улыбнулась. Как здорово, что тебя понимают, а Танита понимала меня, как никто другой!

– Да и я о том же! Сколько можно изображать беглецов? Даже если кто-нибудь из магов и сумел нас найти, Лекс отбил ему своими заклинаниями весь нюх! Давайте, разобьем лагерь на этой полянке! – Сэм огляделся и остановился. – А что, мне нравится. Дей, зачем идти дальше?

– Это не лучшее место для ночлега. – Лекс опередил ответ Деррана. – Во-первых – нет воды, во-вторых, – слишком на виду.

Он остановился, принюхался и, махнув нам, свернул с тропинки в стоявшие стеной молодые деревья. Братья переглянулись и обреченно поплелись следом.

Проводив взглядом мужчин, Танита тяжело вздохнула, поправила сумку и направилась за ними.

– Там дальше водоем. – Я догнала ее и зашагала рядом. – А маги хорошо чувствуют воду.

– Ширин, мы идем по направлению к Южному морю… – Подруга устало усмехнулась. – Но это не значит, что я уже сегодня решила дойти до Сильвиорса!

Я хотела ответить, но меня отвлек восторженный голос Сэма и плеск. Победно посмотрев на Таниту, я прибавила шагу. Вскоре мы вышли к поросшей высокой травой лощине. В центре ее, у раскидистых деревьев, небольшим овальным зеркалом лежало озеро, в котором и плескался Сэм.

– Ну? Что я тебе говорила? – улыбнулась я, кивнув на место нашего будущего ночлега. – Зато будет возможность смыть дорожную пыль.

– Ну уж нет. – Подруга вдруг смутилась и торопливо направилась вперед, путаясь в высокой траве. – Купаться при них я не буду!

Я заметила взгляд, который она бросила на Деррана, и, улыбаясь, направилась вслед за ней к озеру.

– А может, ты просто стесняешься? Так бывает, когда кто-то очень нравится.

– Вовсе нет! – взвилась она. – Ты всегда была скора на выводы! Чтобы мне понравился кто-то из эльфиров?! Они… просто попутчики!

Я смерила ее насмешливым взглядом, на что она еще больше завелась:

– Выбрось из головы такие глупости и лучше скажи мне, почему твоих чересчур пристальных взглядов удостоился Лекс? Или он нужен тебе исключительно для поиска принца и победы над Тенями?

Не ответив, я заметила, что охотник, а затем и Дерран сложили мешки под раскидистыми ветвями озерной вилсы и направились к росшим неподалеку кустам мушара. Последовав их примеру, я стянула с Таниты мешок, подошла и кинула его к общим вещам.

– Ты не ответила! – Над ухом зазвенел издевкой голос подруги. Вот… привязалась!

– Нет. Не только… – Я развернулась и посмотрела на нее. Негласно принимая ее правоту, я оказалась не в силах признаться даже себе в том, что невольно зародилось в моем сердце к этому охотнику. – Он… он что-то скрывает. И я хочу узнать, что. А еще он был в храме Ушедших и даже учился там несколько лет! К тому же не забывай, что у него один из кинжалов Тха-картх, а значит, принц Сандр его обязательно найдет!

– Если он жив… – помрачнела Танита.

– Сандр – истинный Хранитель Равновесия. И если он ушел за Грань… этот мир обречен. Вряд ли я, недоучка, смогу справиться с новым заговором Теней. Впрочем… – Я вновь нашла взглядом Лекса, вместе с Дерраном разводящего костер… Последние лучи заходящего солнца запутались в его светлых волосах, рассыпаясь по плечам золотыми прядями… И заговорила, скорее размышляя, нежели делясь планами: – У нас есть оба кинжала Тха-картх… К тому же Лекс знает магию Стихий, и ему известна дорога к Храму… Можно попросить о помощи…

– И все-таки он тебе нравится! – перебила меня Танита и вдруг насторожилась, разглядывая что-то поверх моего плеча.

Сзади раздался плеск. Шаги.

– Э-э… – Она замялась и смущенно потупилась. – Пойду я, пожалуй, помогу набрать хворост для костра!

Поспешно развернувшись, она торопливо бросилась к кустам, где уже мелькала светлая рубаха Деррана.

Я проводила взглядом торопливо упорхнувшую подругу.

Хм… все же не только я грешна не входившими в наши планы волнениями… Неужели кто-то из братьев тронул ее сердце? Вздорное, бесшабашное, но ласковое и преданное сердечко?

…От озера, вволю накупавшись, шел обнаженный Сэм. Ничуть не смущаясь, он поравнялся со мной. Встряхнулся, окатив меня брызгами воды, и невозмутимо прошел мимо, туда, где среди дорожных мешков лежала его одежда.

Прошипев вдогонку ругательство, я направилась к озеру… Наглец! Если избранником подруги окажется этот недоросль, я сама сделаю все, чтобы их разлучить!

– Ой, извини, принцесса… Не заметил… – донеслось до меня. Я обернулась, желая сказать что-то резкое, но смерила его взглядом и смущенно отвернулась. Парень уже добрался до одежды и теперь пытался натянуть штаны на мокрое тело. Ндаа… красивое тело, ангельское лицо и мерзкий характер подростка, привыкшего получать все и сразу, плюс безмерная наглость – что может быть хуже?

Спустилась к озеру, села на корточки и с наслаждением умылась. Тяжело менять роль принцессы на роль преступницы… Эх, сейчас бы горячую ванну…

Я посмотрела, как теплая озерная вода стекает по моим рукам, стремясь в темную глубину.

Мм… ванну?

Отступив от берега, я поднялась на пригорок. Понаблюдала, как Лекс с Дерраном сидят у костра, а Танита зачем-то собирает траву и носит ее под вилсу, и решилась. Вернулась к воде, прошла по берегу и, выбрав скрытый обрывом песчаный пляж, скинула одежду и вошла в воду.

Бр-р-р… не такая уж и теплая!

Хм… а если я чуть-чуть применю магию? Да, Лекс запретил, но мы далеко от города, к тому же мой Хранитель опять куда-то сбежал…

«Не сбежал, а молчаливо присутствую. И я бы не советовал экспериментировать с магией сейчас!» – раздавшийся в мыслях голос Хранителя заставил меня вздрогнуть всем телом.

– Фу ты… напугал! А ты не мог бы советовать мне почаще? А то я уже привыкла все решать сама, так же, как делала всю жизнь! – Я зашла поглубже и все же прошептала заклинание. Немного согрею воду. Выплеск силы небольшой, зато чуточку расслаблюсь, впервые за последние три дня!

«Не забывай, что ты еще не получила поддержку Стихий! – послышалось ворчливо. – Я не против того, чтобы помогать тебе советом, но в сложившейся ситуации мое присутствие для тебя скорее минус!»

Я почувствовала, как меня объяло тепло, заставляя тело замереть от неги, и с наслаждением нырнула, даже мысленно не прекращая разговор с драконом.

«А что мне нужно сделать, чтобы ты стал моим полноценным Хранителем?» – Как же мне сейчас не хватало Берша с его советами и подсказками! Казалось, все, что я изучала за эти годы, вылетело из головы в одночасье!

«Ты должна найти того, кто завершит наше соединение! Проведет обряд Слияния!»

Угу… легко сказать!

«И где его искать? Если ты не заметил, я в опале, и на меня охотятся Тени! Кстати, что ты знаешь о Храме Ушедших?» – Как же я хочу домой!.. Вот только дома у меня больше нет. И не будет, пока я не пройду мой путь до конца!

«Шарукх? Крепость, скрытая от всего мира древней магией? Где правят Судьи и древние законы сохранения равновесия и мира? – Мне послышался вздох, и Хранитель поспешно буркнул: – Нет, нам туда не попасть! Только мудрейшим драконам из великих родов Стихий и Тени позволено быть там. Тебе не повезло, принцесса, я – выскочка, которому посчастливилось стать Хранителем избранной. Мой род не так уж знатен… Вот если бы нам удалось найти Зайерга Зубайи – последнего принца Стихий…»

«Хранителя Сандра?»

«Именно. Давно я не ощущал его присутствия в этом мире…»

«А что ты скажешь о Лексе? Он некогда был в крепости, более того, чуть не получил Хранителя, но отказался». – Я выплыла на поверхность, жадно вдохнула, сделала несколько гребков и перевернулась на спину, с наслаждением паря в невесомости воды. Как же хорошо!..

«Обычный смертный. Который знает секрет кинжалов Тха-картх. Мой тебе совет: будь с ним осторожней».

«Но он спас меня от Теней! Он рисковал своей жизнью!» — Осторожней? Но почему? Что известно о нем моему Хранителю?

«Наверно, ему от тебя что-то нужно. Не забывай, кто ты. Вера в благородство, конечно, необходима, но она не должна затмевать разум».

– Значит, он враг?! – Не удержалась и выкрикнула я. Вопрос повис в тишине раскинувшегося надо мной звездного шатра. Я и не заметила, как небо из серого стало фиолетовым с рассыпанными по нему яркими бусинками звезд. Наступила ночь. Пора выбираться, пока меня не отправились искать.

Я развернулась, чтобы плыть к берегу, и замерла, заметив в тени обрыва высокую фигуру. Мою тайную купальню обнаружили? Но кто?

Неожиданный свидетель понял, что его раскрыли, и шагнул к воде. Бледный лунный свет запутался в светлых волосах.

Лекс!

Мысленно ругнувшись, я поплыла к берегу.

Интересно, сколько он уже здесь стоит?

Нащупав ногами дно, я встала, обрадованно отметив, что вода все еще скрывает меня по шею.

– И что тебе здесь понадобилось?

– Пришел позвать на ужин… – Лекс шагнул ближе. – Но залюбовался и не посмел прервать купание принцессы.

Я почувствовала, как запылали щеки, но заставила себя остаться невозмутимой.

– Спасибо. Позвал? Теперь уходи. Принцесса изволит одеться!

Лекс долгое мгновение смотрел на меня, затем послушно развернулся и скрылся за обрывом.

Я с облегчением выдохнула. Воспитанный, что радует! Невольно вглядываясь в темноту, где он только что скрылся, я сделала несколько шагов к берегу. Вдруг что-то холодное сжало мои лодыжки. Я даже не успела испугаться, как стремительный рывок утянул меня под воду, и зеленая гладь сомкнулась у меня над головой.

В то же мгновение перед глазами появилось чуть фосфоресцирующее женское лицо. Страх сменила злость. Ундины?

«Говорил ведь не использовать магию! – запаниковал голосок Хранителя и тут же подсказал: – Делай воздушную сферу!»

Я послушно выдохнула в воду слова заклинания с последним оставшимся запасом воздуха и сразу почувствовала, как что-то стремительно поднимает меня вместе с опешившей ундиной наверх. Сотворенный мною воздушный шар вытолкнул нас на поверхность и исчез, оставив меня наедине с яростно оскалившейся тварью… Но я не растерялась.

– Ле-е-е-екс! – Мой отчаянный визг заставил ундину на мгновение остолбенеть, но этого мгновения хватило, чтобы на берегу появилась знакомая фигура охотника. – Помоги-и-и-и!

Такое наглое поведение жертвы заставило ундину действовать. Она зажала мне рот скользкой ладонью, стиснула в душащих объятиях и потащила в глубину. Вскоре я почувствовала, как грудь начинает разрываться от желания вздоха.

«Хранитель!» — Я могла только мысленно взывать к чуду, и оно тут же откликнулось.

«Думаю я, думаю! А что, если нам…»

Он говорил что-то еще, но в моей голове все помутилось, и яркая вспышка, привидевшаяся мне напоследок, явно была галлюцинацией. Затем мне на мгновение показалось, что я вернулась домой и где-то совсем рядом разговаривают приемные мама и отец:

– Не убивай моих детей, охотник!

– Жизнь твоих детей на жизнь принцессы Ширин, мать!

– Пойми, если я отдам тебе мою добычу, мой народ пострадает от гнева Темной королевы!

– А если не отдашь, твой народ узнает мой гнев! Она – моя! И ты это знаешь!

– Ты – никто! А она все равно умрет, не сейчас, так потом, и ты это тоже знаешь…

Вдруг раздался вой сотен голосов, а затем наступила тишина. Я почувствовала, как чьи-то руки стиснули меня, выдавливая последние частицы воздуха, и полетела вверх, в бесконечное звездное небо.

Вот оказывается, как расстаются с жизнью…

В себя я пришла уже на берегу. Запах озера щекотал мне усы опасностью. Я лизнула саднящую лапу. Мокрая… и покрытая шерстью! Если моя вторая ипостась пришла мне на помощь, значит, дело было совсем худо!

Рядом кто-то шевельнулся.

Я вскочила и уставилась на улыбающегося мне светловолосого человека, испытав одновременно и гнев, и радость. Тут же почувствовала, как волоски на загривке угрожающе встали дыбом, а верхняя губа приподнялась, обнажая клыки. Я знала, что не причиню вреда этому пахнущему тиной мужчине, но мой зверь очень хотел с ним за что-то поквитаться.

Прыжок…

И лапы ударили пустоту.

Я развернулась и снова уставилась на светловолосого.

Он примирительно поднял руки.

– Тише, девочка. Вижу, ты уже пришла в себя. Рад. А теперь можешь снова обернуться в человека?

Я напоследок рявкнула и потянулась всем телом, царапнув когтями песок. Превращаться в двуногого не хотелось. Снова станут мучить мысли и чувства. Разум – ничто, по сравнению с инстинктами. И… я буду совсем по-другому относиться к этому самцу…

Испытав желание пошалить, я стремительно прыгнула к не ожидавшему от меня такой прыти мужчине и, повалив светловолосого на песок, с удовольствием принялась облизывать его улыбающееся лицо. Возможно, потом, когда я снова уступлю место своей сдержанной и разумной двуногой половинке, я не буду жалеть, что не смогла отблагодарить того, кто спас меня… даже не от смерти, а от чего-то, куда более ужасного.

– Ширин! Хватит! Фу! Место! – Мужчине, наконец, надоело своеобразное выражение моей благодарности, и он, не переставая тихо смеяться, принялся выбираться из моих лап. – Превращайся, если не хочешь, чтобы твоя подруга увидела вместо тебя мокрую кошку. Мне кажется, скоро ее терпение закончится, и она отправится тебя искать.

Фыркнув ему в лицо, я мягко отпрыгнула в сторону. Он прав. Я уже давно отказалась от своей звериной половинки, используя ее только в качестве бесплатного лечения… Я отказалась от свободы…

Зажмурившись, я вызвала перед глазами мой двуногий образ и почувствовала, как тело привычно стало меняться. На мгновение сознание помутилось, как бывало всегда, когда зверь уступал место человеку, а в следующее мгновение я очнулась лежащей на берегу.

Что произошло? Как мне удалось спастись?

В голове – каша из мыслей, чувств и образов. Я огляделась в поисках одежды и тут же села, скрестив руки на груди. В двух шагах от меня стоял Лекс, и мало того, что беспардонно глазел на меня, так еще и чему-то улыбался!

– Что тебе нужно?

Лекс подобрал вещи, лежавшие на песке, и шагнул ко мне.

– Держи. Уже говорил тебе – пантере, и скажу еще раз тебе – человеку. Одевайся. Ужин стынет.

Я взглянула на упавшие возле меня вещи и снова посмотрела на него.

– Ты так и будешь тут стоять?

– Да.

Нравится мне его немногословность…

– Тогда, может быть, хоть отвернешься?

Охотник с опаской покосился на безмятежные воды озера и, чуть помедлив, выполнил мою просьбу.

Я вцепилась в одежду и торопливо принялась напяливать на себя штаны и рубашку. Когда я застегнула все пуговицы на потрепанной куртке и влезла в сапоги, счастью моему не было предела. Жаль только, чувство блаженства длилось недолго. Я подняла пояс и, холодея от ужаса, вцепилась в пустые ножны. Кинжала не было!

– Лекс!

Он тут же обернулся.

– Да, моя принцесса.

– Где клинок?

Его лицо мгновенно помрачнело.

– Как ты могла оставить его без присмотра? Два наших клинка – единственное оружие против ушедших!

– Если ты не заметил, я чуть не утонула! – Я бросилась туда, где только что лежали мои вещи, упала на колени и принялась разгребать песок. – Его нет!

– Конечно! И в том, что он пропал, только твоя вина! Если ты хочешь стать истинной Хранительницей Равновесия, то должна забыть о себе, а с Тха-картха не спускать глаз! – Черные остроносые сапоги охотника появились передо мной, утаптывая песок там, где я только что пыталась найти кинжал. Я посмотрела на него снизу вверх и поднялась.

– Вообще-то… – Я намеревалась сказать, что мои «хочу» или «не хочу» – не его дело, но он рявкнул так, что я поспешно захлопнула рот и отступила.

– У тебя был пример! Всю твою сознательную жизнь! – Он схватил меня за руку и притянул к себе так, что его горящие гневом глаза оказались в опасной близости от моих. – Королева Айна ради Равновесия и Гармонии этого мира оставила все свои желания и мечты! Она отказалась от своей прошлой жизни, от своей истинной природы, став Хранительницей Равновесия! А ты? Ради минутного удовольствия прохлопала самое дорогое! Скорее всего, ундины утянули тебя на дно именно для того, чтобы без хлопот стащить «Убийцу»!

Я отвела взгляд от его блестящих в полумраке глаз.

– Но я думала, что они решили похитить меня…

– Зря думала! Кому нужна неуверенная, вечно сомневающаяся в своей правоте принцесса? Да и принцесса ли? Ты ведь всегда считала себя чужой тем, кто дал тебе семью! – Его голос обжигал, хлестал, как пощечины, но, что самое обидное – он был прав! Во всем.

Но это не повод, чтобы так вести себя со мной!

– Да. Я виновата. И сейчас нужно не вопить, а вернуть кинжал! – Я изо всех сил дернулась, пытаясь высвободиться из его цепких пальцев, и чуть не упала, почувствовав себя свободной.

– И как ты себе это представляешь? – вдруг совершенно спокойно поинтересовался он. – Снова пойдешь топиться в теплой луже? Или, наконец, вспомнила, как звучит заклинание «Воздушного купола»?

Лекс шагнул ко мне. Одно неуловимое движение руки, и я замерла, разглядывая нацелившееся мне в глаз лезвие клинка Тха-картха. Сердце стиснул УЖАС, невыносимый, выворачивающий душу. И я знала, что это чувство принадлежит не мне.

Теперь я понимаю, почему это оружие назвали «Убийцей».

– Может, прекратишь этот балаган? – как можно равнодушнее произнесла я.

Плотно сжатых губ охотника коснулась легкая ухмылка.

– Ты считаешь это балаганом? А если бы один из клинков Тха-картх действительно исчез?

– Что-то было в тебе такое, что подсказывало – ты блефуешь. – Главное – не выдать то, что творилось во мне. – Ты и теперь блефуешь. Ты никогда не причинишь мне вреда…

Бровь Лекса удивленно взлетела вверх.

– Ты так считаешь? У меня два клинка, с которыми я смогу добиться всего, к чему когда-либо стремился! Что сможет удержать меня сейчас от убийства?

Я сглотнула и, стараясь не смотреть на багровеющий магической дымкой клинок, уверенно выпалила:

– Если бы ты хотел меня убить, то просто не стал бы помогать мне в Рясках. И не стал бы спасать от ундин…

Он несколько мгновений молчал, затем тихо рассмеялся, отступил и, крутанув, протянул мне клинок рукоятью вперед.

– На. И никогда больше не оставляй его. И никому не доверяй!

Не отводя от охотника глаз, я схватила кинжал и не спеша вернула в ножны.

Все еще тихо посмеиваясь, Лекс развернулся и, утопая в песке, направился прочь от озера, бросив на прощание:

– Пойдем, если не хочешь стать ужином для ундин. На сегодня мне надоело тебя спасать.

А вот это ему говорить не стоило…

Подхватив небольшую гнилушку, я бросилась за ним и изо всех сил запустила ею в спину наглеца.

Он удивленно замер, развернулся, сжимая рукоять висевшего на поясе клинка.

– Зачем ты это сделала?

– Вспомнила, что забыла поблагодарить! И мне никогда не надоест выражать благодарность моему спасителю. Особенно так!

Охотник молча бросился ко мне, но на этот раз я успела отпрыгнуть у него перед самым носом и, подло подставив подножку, толкнула. Он с тихим рыком грохнулся на песок, но не успела я насладиться победой, как мои лодыжки оказались крепко сжатыми. В следующее мгновение он с силой дернул, и я тоже полетела лицом в песок…

– Ширин! Ну сколько можно тебя ждать? – Голос Таниты заставил меня поднять голову. Подруга стояла на обрыве и, подбоченившись, разглядывала нас. Сосредоточенно отплевываясь от песка, я оттолкнула ногой все еще удерживающего меня Лекса и, почувствовав свободу, поднялась.

– А мы тут… – Ну теперь подруга точно припишет нам все, что было и чего не было! – Боремся.

– Хватит дурачиться! Ужин остывает!

– Я позволил себе обучить принцессу Ширин новым видам борьбы, которые узнал у подгорников. – Мне на плечи легли руки Лекса. – Кстати, они очень эффективны при нападении ундин!

– Ага… – Танита смерила нас долгим взглядом. – А я думала, почему братья так упорно не отпускали меня на ваши поиски… Борьба – это хорошо… Только, если не хотите уснуть голодными, советую перенести дальнейшее обучение на завтра, а то те двое дикарей скоро слопают все, что приготовили на пятерых!

Танита

Я так и знала! Так и знала, что между этими двумя что-то происходит! Охотник смотрит на нее так, словно она его собственность, а Ширин… Я посторонилась, пропуская подругу, и, не дожидаясь Лекса, направилась за ней. Она… слишком напряжена! Так, словно пытается придумать, что сказать мне в ответ на увиденное мной.

– Ширин. – Я взяла ее под руку. Она вздрогнула и торопливо заговорила:

– Танита, мне жаль, что я заставила тебя ждать… Я понимаю, что ты волнуешься, но…

Я пожала плечами и отмахнулась. Еще не хватало, чтобы она передо мной оправдывалась!

– Да нет… – и заметив ее удивленный взгляд, поправилась, – то есть я, конечно, волновалась, но только первые десять минут после того, как ты ушла. Потом за тобой пошел Лекс, и… Ты извини, если я в чем-то помешала, но эльфиры так надоели мне своими разговорами… К тому же Сэм действительно грозился съесть все припасы, так что… Ширин?

На дне ее глаз загорелся хищный огонек. Она бросила быстрый взгляд назад и приглушенно спросила:

– Когда он пошел за мной?

Я тоже оглянулась, но Лекса не увидела. Мало ли… может, он решил покормить комаров в кустах мушара?

– Почти сразу же!

Она тихо ругнулась.

– Значит, он все это время стоял рядом и смотрел?!

– Смотрел, как ты купаешься? – Я ухмыльнулась, заметив, что гнев на лице Ширин сменяется смущением. – И чему ты удивляешься? Я же говорила, что между вами…

– Танита, заткнись! – В голосе Ширин послышалось тихое рычание. Она еще раз внимательно оглядела окружавшую нас ночь и приглушенно заговорила: – Между мной и этим варваром никогда и ничего не может быть! Он совершенно невоспитан! Он груб! Он унизил меня! Чуть не утопил! И чуть не украл мой клинок! Я… я его ненавижу!

Мои губы разъехались в улыбке еще шире. Чтобы моя сдержанная подруга так реагировала на мужчину?! Это действительно что-то серьезное!

– А мне казалось, что вы сможете поладить, раз уж он тоже из лесного народа. – Я поискала глазами огонек костра, но, видимо, он уже догорел, и только доносившийся из темноты беззаботный говорок Сэма и легкий запах дыма подсказывали, что мы идем в правильном направлении.

– Что ты хочешь сказать? – Ширин остановилась.

– Дерран обмолвился сегодня утром, что Лекс – перевертыш, вот я и подумала…

– Что? Что?! – А вот теперь глаза подруги действительно замерцали в темноте изумрудным призрачным светом. – Что ты сказала? Кто он?!

– Э-э… – Интересно, что я буду делать, если Ширин внезапно решит сменить ипостась? Стараясь не показать волнения, я, старательно подбирая слова, принялась объяснять: – Лекс один из детей Леса. Кажется, из какого-то знатного рода. По крайней мере так мне сказал Дерран… Но… может быть, ты спросишь у него сама?

– У кого? У Деррана?

– Нет… – Я помедлила, разглядывая появившегося из темноты Лекса, и указала взглядом. – У него…

– Не думал, что путь от озера до нашей стоянки может оказаться таким долгим! – вздохнул он, поравнявшись с нами.

– Ты опять подсматривал и подслушивал? – гневно выпалила Ширин, обернувшись к охотнику.

– Чтобы подсматривать или подслушивать, нужно иметь интерес к тому, что хочешь увидеть или услышать. – Охотник едва заметно ухмыльнулся и направился дальше, к темнеющей впереди вилсе. – Не хотите прогуляться со мной за хворостом?

Подруга недоуменно нахмурилась.

– За хворостом?

– За хворостом. Утро еще не скоро, а костер почти прогорел, – бросил он, не оборачиваясь. – Впрочем, такие проблемы не должны заботить принцессу.

– Лекс! – Ширин сделала несколько шагов за ним и замерла, глядя ему в спину. Он остановился. Нехотя обернулся. – Ответь мне на один вопрос. Ты – перевертыш?

Лекс помолчал и нехотя буркнул:

– Да. А теперь поторопитесь в лагерь. У нас завтра трудный день.

Миг, и он растворился в темноте, словно его и не было.

Ширин топнула ножкой и, бормоча проклятия, направилась на звук доносившихся из темноты голосов. Я бросилась за ней.

– Стой! Подожди! Да объясни ты, что случилось?!

Подруга ухватила меня под руку и потащила за собой, говоря так тихо, что я даже затаила дыхание, боясь пропустить хоть слово:

– Я знаю, кто этот Лекс! Я знаю, почему он мне помогает! А еще, он с самой нашей встречи знал, кто я!

– И? – Стараясь не спотыкаться о невидимые камни и не отставать от подруги, я навострила ушки. А я ведь чувствовала, что между этими двумя не все так просто!

– Он – мой жених! Мама перед исчезновением говорила о каком-то оборотне из клана Белых волков, который просил у нее мою руку и сердце!

И тут я оступилась, запуталась в траве и грохнулась на землю.

Раздалось шуршание травы, шаги, и я услышала над ухом ехидный голос Сэма:

– Хвала богам, явились! Мы уже и ждать устали!

Сосредоточенно сопя, я села и принялась обрывать с сапог запутавшую ноги траву.

До потухшего костра нам оставалось всего лишь подняться на пригорок, но новости Ширин застали меня врасплох.

Я знала! Я чувствовала!

Вслед за Сэмом с мечом в руке появился Дерран. Оглядел нас и успокоенно хмыкнул:

– Вообще-то привал чуть подальше, но если хотите заночевать тут – нет проблем! Перенесем все сюда. – Он завел руку за спину. Меч лязгнул, возвращаясь в ножны.

– Не нужно такой жертвы! – Распутав ноги, я поднялась и продолжила путь. – К тому же спать под раскидистым шатром вилсы лучше, чем под звездным небом. В конце концов, что, я зря весь вечер траву носила.

– Только чур, не занимать мою лежанку! – Всполошился Сэм и бросился за нами.

Глава 11

Ширин

Под густыми ветками вилсы было на удивление спокойно. Где-то плескалась вода, шуршала трава, встревоженная ветром. Даже струйка дыма от вновь ожившего костра не выдавала нас, белым туманом окутывая верхние ветви и неприметными облаками уплывая в звездную даль.

Беззаботно похрапывал Сэм на отвоеванной травяной лежанке; привалившись к его спине, чутко спал Дерран; рядом со мной, в обнимку с дорожной сумкой, чему-то улыбалась во сне Танита, и только Лекс старательно полировал черный меч, совершенно не обращая на меня никакого внимания.

Я отвлеклась от завораживающего танца огня и скользнула по нему внимательным взглядом.

Красив? Даже очень. Высок. Силен. Мог он быть из клана Белых волков? Легко! Светлые глаза тоже очень просто объяснялись тем, что в его венах текла и людская кровь. Такое случалось сплошь и рядом. Мог он быть тем, о ком говорила мама? Конечно! Иначе как объяснить то, что он рисковал ради меня жизнью, и не раз! Более того, сейчас я была уверена в том, что он знал, кто я, с момента нашей первой встречи.

Спросить? А если я ошибаюсь?

Лекс вдруг отложил клинок и безошибочно нашел взглядом мои глаза. Я почувствовала, что краснею, но взгляда не отвела. Он молчал, и я, чтобы хоть как-то разбавить неловкость момента, спросила первое, что пришло на ум:

– Откуда у тебя этот клинок?

Охотник коснулся черного лезвия так, словно оно было для него высшей драгоценностью, и довольно уклончиво ответил:

– Говорят, что клинок, убивший твоего врага, лучшее оружие на свете, даже если оно принадлежит Шеркху. Считай, что эта поговорка про мой меч.

– Он похож на меч тех… черных… – Я покосилась на клинок, и на миг мне показалось, что его окружает темный дым.

– Да. – Лекс взглянул на меня. – Это раритетное оружие принадлежало убитой мною Тени. В этом мире его держат оковы очень сильного заклинания…

– А ты уверен, что из-за твоего «раритетного оружия» нас не обнаружит какая-нибудь реальная и живая Тень?

– Это исключено, – всезнающе заявил он и бросил на меня снисходительный взгляд. – Пока… кто-нибудь из нас не применит магию ушедших или не решит пообщаться с собственным Хранителем.

– Намекаешь на меня? – Я почувствовала, как во мне закипает раздражение. Таинственное волнение, что так будоражило кровь еще мгновение назад, исчезло, не выдержав его вызывающего самомнения.

– Ты единственная, у кого в нашей теплой компании есть Хранитель. Правда, он очень осторожен, если не сказать, трусоват. Я чувствую его активность очень редко, но… все же чувствую! – как ни в чем не бывало ответил Лекс и нахмурился. – Я не знаю могущества Тени, завладевшей твоей сестрой, но если она ищет тебя, даже этой малости будет достаточно! К тому же ты не прошла обряд Слияния, а без него не сможешь воспользоваться силой своего Хранителя, пусть даже трусливого!

«Что этот смертный себе позволяет?» — раздалось у меня в мыслях недовольное шипение моего дракона.

Не выдержал? Значит, не такой уж ты и трусливый!

«Не обращай внимания, – насмешливо фыркнула я, не заботясь о том, что подумает обо мне Лекс. – Очередной напыщенный болван!»

«Сдается мне, ты права… – уже более спокойно заявил Хранитель. – Но, что касается обряда… Дело говорит… Давай заставим этого «болвана» послужить на благо общему делу? Расспроси его. Вдруг он сможет привести нас к тому, кто сумеет завершить наше Слияние?»

– Хорошо! – Я улыбнулась и взглянула на охотника. – И как же мне пройти обряд? Кто мне в этом поможет?

Лекс вдруг смерил меня внимательным взглядом и тихо рассмеялся.

– Твой Хранитель еще и любопытен? Мое предупреждение не сделало его осторожнее? А тебе не повезло! Хуже дракона Тени в Хранителях у смертного может быть только трусливый и любопытный дракон Стихий.

– Я понимаю, что ты некоторое время жил в крепости Ушедших и поэтому так хорошо знаешь и Тени, и Стихии, но с какой стати ты возомнил себя знатоком характера моего Хранителя? А что, если ты не прав, и он очень отважен и смел?

Охотник неспешно вернул меч в ножны. Поднялся. Взял охапку приготовленной для ночлега травы, бросил неподалеку от догорающего костра, затем подошел, сел рядом со мной и, не отводя взгляда от пляски огня, тихо заговорил:

– Невозможно побывать в крепости и выбрать жизнь простого смертного. Когда пришло время решения, я отказался от своего Хранителя, и тогда ушедшие возложили на меня право быть Судьей. Я должен был судить драконов, творящих произвол в отношении смертных и друг друга, неважно, будь то Тени или Стихии. Я должен был помогать хранить Равновесие и убить одного дракона Тени, но… я не смог.

И снова мое раздражение сменилось сожалением и болью утраты. А еще вернулось ни с чем не сравнимое волнение оттого, что он сейчас так близко. Только руку протяни.

– Ты не виноват. – Я поддалась искушению и сжала его длинные пальцы. – Иногда даже от властителей мира ничего не зависит. Совсем недавно одна Тень уничтожила мой мир, мою семью. Но я знаю, что не в силах ей отомстить, поскольку у нее в заложниках моя сестра, и я не смогу ее убить.

– Это не оправдание. В отличие от тебя, я мог предотвратить беду, теперь же мне предстоит исправлять ошибки! – Он высвободил руку из моих пальцев и таким мрачным взглядом посмотрел мне в глаза, что я все поняла.

– Ты хочешь убить Ирзу?!

– Я убью Тень, нарушившую равновесие мира. Если Ирза произнесла слова полного подчинения, то и ее тоже.

Безысходность сжала мое сердце.

– А если у Ирзы получится…

– Только ЛИЧНОСТЬ сможет противопоставить свое «я» дракону Тени. Мне кажется, в случае с Ирзой такого не произойдет. Она УЖЕ подчиняется своему Хранителю беспрекословно, иначе как объяснить исчезновение королевской четы? К новой луне ничего нельзя будет исправить! – В глазах Лекса лишь на миг мелькнула боль, и вот он уже снова смотрит мне в душу равнодушными льдинками. Как истинный судья. Как палач, выносящий и исполняющий приговор!

В душе шевельнулось сомнение. Неужели он и есть тот, кого избрала мне мать?

– А если мы сможем ее спасти?!

– Пойми, полное подчинение – когда Тень становится тобой! Почти полностью заменяет тебя! Контролирует твои мысли всю твою жизнь и во время смерти покидает разрушенную оболочку. Даже если ты сможешь изгнать Тень до того, как закончится полное Слияние, смертный все равно не выживет.

– Но я должна попробовать! – Я отвела взгляд. – Пойми, если я этого не сделаю, я не только потеряю сестру… Я потеряю себя. А если родители живы, то потеряю и их. Они не простят мне, что я даже не попыталась спасти Ирзу! Помоги мне!

– Хорошо. – Он поднялся. – Я знаю способ освободить существо от власти ушедшего, но у тебя очень мало времени. Ты должна вызвать на поединок Хранителя твоей сестры до новой луны.

– Тень? – До меня начало доходить. – Но… для того, чтобы вызвать на бой Тень, мне нужно стать Стихией?

– Именно. Иначе тебе не выжить. А для этого нужно пройти обряд Слияния.

– Но… где мне найти мага, способного провести этот обряд?

Лекс прошел к охапке травы, улегся на нее и нехотя бросил:

– Я бы мог призвать для тебя Стихии, а дальше – дело времени. Обряд непредсказуем. Я не знаю, сколько времени понадобится тебе, чтобы пройти все испытания. Этот обряд может провести тебя через испытания за несколько часов, а может растянуться на недели, и ты не успеешь спасти Ирзу.

– Так призови!

«Ты что, с ума сошла?! – тут же в мыслях раздался истошный вопль Хранителя. – Ты еще не готова! И я не готов! И вообще – забудь! Ты свою сестрицу не спасешь! Я не смогу справиться с ее сумасшедшей Тенью!»

Я отрешенно слушала, как во мне бьется крик дракона, но, словно не слыша его, повторила:

– Призови Стихии! У нас ведь почти не осталось времени.

– Призову. – Лекс вдруг улыбнулся. – Скоро. В Лиин-Тейе есть алтарь драконов…

– А… почему не сегодня? – Я испытала разочарование. Как будто мне рассказали что-то интересное, но не до конца, пообещав закончить рассказ завтра или когда-нибудь позже.

– Так просто не заставить ушедших служить смертным, а уж тем более делиться с ними силой. – Он закрыл глаза и вздохнул. – Ширин, отложи все вопросы до утра. У нас осталось всего несколько часов на отдых.

Замечательно! Я только настроилась, чтобы задать самый важный для меня вопрос! Ладно! Сегодня или никогда…

– Лекс… Скажи… это ты просил у королевы Айны моей руки?

Его глаза открылись. Несколько долгих мгновений он смотрел вверх на переплетение ветвей над нашими головами, затем взглянул на меня.

– Да. Как ты узнала?

– Мама сказала мне об этом незадолго до… – Я замолчала, не в силах больше произнести ни слова из-за обуревающих меня чувств. С одной стороны, было очень больно вспоминать родителей, а с другой… редко кому из наследников правящих семей выпадал шанс узнать своего будущего супруга до свадьбы… Но что больше всего меня волновало, заставляя замирать от ужаса и восторга – этот мужчина, охотник, убийца и просто кладезь противоречий и загадок заставлял меня испытывать нечто такое, что я не испытывала никогда в жизни ни к одному мужчине.

– Я счастлив, что ты все знаешь и мне не нужно будет ничего тебе объяснять. – Лекс снова закрыл глаза и посоветовал: – Спи. Иначе мне придется засунуть тебе в рот кляп!

Я озадаченно похлопала ресницами. Нет, все-таки он совершенно непостижимый тип!

Танита

Меня разбудил едва различимый шепот. Причем где-то рядом.

Под чьей-то ногой хрустнула сухая ветка.

Я даже затаила дыхание, прислушиваясь к разговору и пытаясь понять хоть слово, но то ли беседа велась слишком тихо, то ли я не знала значения слов…

Шеркх! Любопытство – очень сильное оружие. Резко распахнув глаза, я уставилась на сидевших в полуметре от меня эльфиров. Что бы им стоило обсуждать свои тайны не на эльфирском, а на языке Объединенного королевства?

– Доброе утро, Танита! – Первым мои горящие любопытством глаза заметил Дерран. – А… мы вот решаем – будить тебя самим или доверить такой рискованный ход Ширин? Кстати, а вон и она, легка на помине, возвращается.

Ага. Именно это они и обсуждали. Как же!

Не удостоив его ответом, я села, глядя на поднимающуюся от озера подругу. Следом за ней шел Лекс. За эти два дня видеть их вместе уже стало входить в привычку…

– Проснулась? – Ширин улыбнулась, подхватила стоявший у погасшего костра скудный завтрак и протянула мне. – Держи хлеб с мясом и воду. Ешь, и пойдем!

Есть я не хотела, вчера был очень поздний ужин. Но все же взяла предложенную снедь и принялась за еду. Неизвестно, сколько нам еще идти до ближайшего привала, а про город и вовсе не стоило думать.

Уминая завтрак, я не отводила глаз от подруги. Какая-то она сегодня нервная… Хмурится, едва заметно шевелит губами, словно с кем-то разговаривает.

Я выпила воду, протянула фляжку Деррану и пристально посмотрела на Ширин.

– Что-то случилось?

– Змея озерная ее укусила, – ухмыльнулся Сэм, поднялся и принялся укладывать остатки еды и пустую фляжку, протянутую братом, в свой мешок.

– Озерных змей, в отличие от тебя, я не боюсь! – Подруга смерила его презрительным взглядом и снова улыбнулась мне. – Ничего не случилось, Танита. Поверь, я бы сама не отказалась отсидеться под этой вилсой, пока все Тени не исчезнут из этого мира, но ты же понимаешь, чтобы это произошло, нам нужно торопиться!

Дерран едва заметно нахмурился и перевел взгляд на охотника.

– Нам с Ширин нужно попасть в Лиин-Тей! – ответил на его безмолвный вопрос Лекс. – И как можно быстрее.

Вот это я понимаю! Доверие!

– Нам с Деем тоже… – посерьезнел Сэм и переглянулся с Дерраном.

– Рада, что наши планы совпадают! – кивнула Ширин и первой направилась к темнеющему невдалеке лесу.

Как я ненавижу тайны!

Вскочив, я легко закинула на плечо мой дорожный мешок и, не дожидаясь мужчин, припустила за ней. Может, удастся хоть что-то выведать…

К сожалению, моим надеждам не суждено было сбыться. На все мои расспросы Ширин украдкой поглядывала на Лекса и шептала: «Потом».

К полудню, ни разу не присев отдохнуть, мы вырвались из полумрака леса и остановились, разглядывая раскинувшийся перед нами изумрудный луг, за которым внизу расстилался зеленый городок в объятиях темно-синего моря.

Неужели дошли?

Портовый город Сильвиорс всегда был предметом споров между королевством людей и владениями эльфиров. Он находился на земле Эльфириана, но его жителями были в основном люди, полукровки и гномы. Желтоглазых в нем практически не было, если не считать матросов с эльфирских суденышек.

Уж не знаю, почему.

Вспоминая школьные уроки, я не заметила, как шелковистая трава луга, пестреющая яркими пятнышками цветов, закончилась, и под нашими ногами запылила неширокая дорога, белой лентой убегающая к городским воротам.

– Плата! – дружно рявкнули двое стражников-верзил, едва мы подошли к не очень высоким, но срубленным из толстых бревен воротам.

– Здесь пять золотых. – Дерран раскрыл ладонь, на которой, словно по волшебству, блеснули желтые кругляши. – По одному на каждого.

– И магическая проверка! – Из ворот вышел невысокий худощавый мужчина лет сорока. Кутаясь в серый плащ, он зыркнул на нас внимательными, глубоко посаженными светлыми глазами и поплотнее закутался в грубую ткань.

Ссыпав золото в протянутую ладонь одного из громил, Дерран вежливо улыбнулся светлоглазому.

– Что за проверка?

Словно невзначай задвинув нас с принцессой к себе за спины, подальше от настырных взглядов, рядом с Дерраном встали охотник и Сэм.

– Тревожные времена наступают. – Тощий колдун глубокомысленно развел руками. – Сегодня утром с гонцом из По́лыни доставили письмо от принцессы Ирзы. А в нем приказ – проверять всех входящих в город. Чего ищут, непонятно, но велено задерживать всех сведущих в магии.

Маг заглянул за спины мужчинам и внимательно оглядел нас с Ширин. Мне даже стало не по себе, когда взгляд его светлых, будто выцветших глаз нашел сначала меня, потом остановился на принцессе. Помучив ее взглядом, он снова заговорил, обращаясь к нашим спутникам:

– Для начала просто ответьте мне на простые вопросы. Зачем вы пришли в Сильвиорс?

– По делам, – буркнул Лекс.

– Повеселиться! – толкнул его в бок Сэм.

– Наняться на работу. – Дерран сделал страшные глаза.

– А шеркх его знает! – переглянулись мы с Ширин.

– Гм! – Маг озадаченно поморгал, разглядывая наши, готовые к сотрудничеству лица. И без предупреждения задал второй вопрос: – Конечная цель вашего пути?

– Сильвиорс. – Охотник снова оказался немногословен, зато в нас с Сэмом словно вселился шумный дух.

– Ну и названьице, я такое даже не вышепчу!

– А чего вышептывать? Все равно уже пришли!

– Эх, поспать бы!

– А я предлагал.

– Сгинь…

– Ну щаз, размечталась! Я воплощение твоей совести! Когда долг отдашь?

– А ну-ка, вы оба, заткнитесь! – Вопль мага заставил нас с Сэмом обиженно замолчать. Вновь оглядев нас, колдун вдруг устало поинтересовался: – Хоть один из вас может разумно изъясняться?

– А разумно – это как? – Дерран завел за ухо волнистую прядь темных волос. – Вы вот, например, прекрасно видите, что мы – друзья, а это – моя невеста. – Под цепким взглядом мага он, вдруг обняв, притянул меня к себе. – А сюда пришли, потому что у меня здесь родня!

– К тому же, если вы маг Стихий, – к нему шагнул Лекс и, глядя ему в глаза, монотонно заговорил: – и если на нас сейчас смотрит ваш Хранитель, то вы прекрасно знаете, что никто из нас не владеет собственной Стихией или Тенью. Мы не те, кто вам нужен.

Я готова была поклясться, что Лекс применил какую-то магию. Верзилы-стражи после его слов вдруг заулыбались, а маг устало потер глаза и тоже растерянно усмехнулся.

– Ну что? – тепло выдохнул мне в макушку Дерран, заставив меня взволнованно замереть. – Нам уже можно пройти? А то уж очень хочется отдохнуть!

– А на какой улице живет твоя родня? – Маг словно очнулся и снова старательно потер глаза.

– Второй рыбацкий переулок, – охотно поделился эльфир, и я почувствовала, как его пальцы чуть сжали мое плечо. – Пятый дом по счету.

– Ага, мы тут надолго, – влез в разговор Сэм. – Будет желание, заходите. Расскажу кое-какие эльфирские секреты.

– Например? – Маг нахмурился.

– Например: что можно делать всю ночь с десятью женщинами сразу. – И он заговорщицки подмигнул.

– Хм… ладно. – Маг вдруг отступил, давая нам дорогу. – Проходите.

Почти не веря в удачу, мы с Дерраном, не разжимая объятий, первыми протиснулись в приоткрытые ворота и неторопливо зашагали по улочке вниз, слыша за собой шаги наших спутников. Хотя, если честно, мне так и хотелось броситься со всех ног от мозолящих спину взглядов стражников и затеряться среди узких улочек.

Наконец городские ворота исчезли за первыми домами.

– А здорово мы их провели! – хохотнул Сэм, поравнявшись с нами.

– Спасибо Лексу, – хмыкнул Дерран и, едва сдерживая смех, поинтересовался: – Кстати, всю дорогу думал над твоими словами: чем можно заниматься всю ночь с десятью женщинами сразу?

– Убегать! – ухмыльнулся своим мыслям Сэм. – К слову пришлось. Кошмар сегодня приснился. Десять возмущенных женщин – это, брат, бедствие похуже войны! – Он смерил нас ехидным взглядом и вдруг возмутился: – Слушайте, а может, уже хватит обниматься?

– Так, по легенде, мы с Танитой – пара! – серьезно возразил Дерран, но тяжесть его руки исчезла с моих плеч.

Я незаметно вздохнула. Даже сама невольно поверила в то, что мы – «пара». И замедлила шаг, поджидая подругу и Лекса.

– Гм, а хороший ход, Сэм. Главное – убедительный, – буркнул молчавший до сих пор охотник. – Маг явно стал твоим поклонником. Не удивлюсь, если он придет по твою душу по названному адресу.

– Интересно, а что ты с ним сделал? – хмуро покосилась на Лекса Ширин. – Ведь этот проверяющий маг не хотел нас пропускать! Я почувствовала протест его Хранителя! Ведь у него была Тень? Нас должны были посадить под замок или отправить в По́лынь! А потом… Ничего не понимаю!

– У меня, как и у Сэма, тоже могут быть секреты. – Суровое лицо охотника озарила настоящая мальчишеская улыбка. Подруга только покачала головой и едва слышно буркнула что-то, явно не лестное.

Вскоре мы добрались до оживленно гудящей пристани, у которой, словно псы на цепи, мирно покачивались на зеленых волнах пузатые, почерневшие от волн и времени корабли. Растерянно разглядывая суетливых гномов, неспешных эльфиров и крикливых людей, я шла позади решительно проталкивающихся сквозь эту суету друзей.

Дерран привел нас к дому, стоявшему тут же на пристани, и, перекинувшись с Сэмом парой непонятных слов, подошел к охотнику.

– Лекс, я пойду, договорюсь о судне. На пристани стоит каравелла одного из моих… ммм… друзей. – Он перевел взгляд на меня и стоявшую рядом Ширин. – А вы могли бы подождать меня здесь. Пусть это не очень хорошая таверна, но здесь умеют совершенно потрясающе готовить. Кстати, ты, – палец эльфира уткнулся в грудь помрачневшего брата, – останешься с ними!

Не дожидаясь ответа, Дерран развернулся и исчез в толпе.

Сэм пожал плечами.

– Ладно, зачем отказываться от шанса как следует отдохнуть? – Он первым поднялся по скрипучим ступеням и распахнул дверь. Из темного нутра трактира на нас дохнуло дымом, жаренным на углях мясом и застарелой брагой. А еще до нас донесся гомон голосов и звуки бесшабашной скрипки.

Мы с Ширин, не сговариваясь, переглянулись и взбежали за ним.

Сэму я не доверяла ни капли – трепло и бабник, но вот Лекс… Охотник вызывал чувство полной защищенности! Кажется, я начинаю понимать подругу. В сложившейся ситуации это неоценимое качество! Интересно, то, что она говорила по поводу него… неужели правда? Ее жених? Бродяга, охотник, убийца – жених принцессы? Пусть опальной, но принцессы! Разве такое может быть?

Я чуть пригнулась, переступила порог вслед за подругой и огляделась. Трактир, как трактир. Маленький, уставленный столами и забитый посетителями так, что я распростилась с мечтой устроиться за столом пусть у крошечного, годами не мытого, затянутого паутиной оконца. Тут бы стоя где-нибудь перекусить…

Взгляды всех, кто был в этой таверне, уставились на нас, едва вслед за нами последним шагнул Лекс.

– Мой господин! – подобострастно пропел надорванный голос трактирщика. Сквозь подозрительно помалкивающую толпу к нам пробирался, блестя одним глазом, странный тип, очень напоминающий облезлого кота. – Какими судьбами?!

– Я тоже рад тебя видеть, Роб. – Охотник, словно не замечая изучающих нас зевак, направился к нему навстречу. – Рад, что твое дело процветает. Нам надо провести несколько часов в ничегонеделании. Надеюсь, у тебя найдется свободный стол и две расторопные служанки? Я намерен изрядно опустошить свои карманы в обмен на свежий эль и мясо!

– А с чего это мой господин изволит так витиевато говорить о том, что у него урчит в брюхе и горло сохнет без свежей выпивки? – вдруг хохотнул трактирщик, обнажив ряд золотых зубов. Мы с Ширин протолкнулись следом и остановились, прислушиваясь к разговору. – Или это из-за белокурой богини, что греет уши у тебя за спиной?

Если честно, я не сразу поняла, что речь обо мне, пока рука Лекса чуть ли не за шиворот вытащила меня вперед.

– А это… мм… – Охотник недоуменно оглядел меня и, явно стараясь избежать расспросов, сменил тему. – И это тоже… Так что у нас насчет стола, мой прозорливый друг?

– Пойдем! – Трактирщик развернулся и, словно читая мои мысли, направился к крошечному, запыленному окну. Ничего особо не объясняя, он только рыкнул на возмутившихся было пьянчуг, и те, вцепившись в жбан недопитого эля, торопливо рванули к выходу. Вслед за ними, оглядываясь на рослую фигуру молча шагающего за трактирщиком Лекса, к двери потянулись и другие.

– Садись. Нечего потолок подпирать! – снова блеснул зубами трактирщик. – И вы, барышни, идите сюда. Или те двое не с тобой?

Мы с Сэмом и Ширин не стали дожидаться, когда узловатый палец трактирщика укажет на нас, и поспешили к столу.

– Со мной. – Лекс дождался, когда мы устроимся на лавках, отполированных задами благодарных посетителей, и уселся так, чтобы одновременно видеть сквозь окно пристань и приоткрытую дверь. – Заказ повторить?

– Склерозом не страдаю! – Роб развернулся и направился к очагу, где два поваренка крутили огромный вертел с исходящей соком поджаристой тушей.

Лекс с улыбкой кивнул и окинул нас взглядом.

– Теперь можно ждать, когда вернется Дей.

– Почему ты его так называешь? – Я коснулась пальцем шершавого дерева столешницы. Что ж, мореходы неприхотливы… – Мне он представился как Дерран.

– Многие знают его и под этим именем, – хмыкнул Лекс. – Только какая разница, как называться? Главное – кто таится за этим сонмом прозвищ и имен… Для меня Дей, Дерран, Дейрриан – друг, которому я смело доверю свою жизнь и жизнь своей семьи…

Я пожала плечами и потупилась, не в силах выдержать холодный взгляд его серых глаз. Меня спас Сэм.

– Кто бы мог подумать, что все это я слышу о моем брате – моте, повесе и просто прожигателе жизни!

Лекс сделал лишь одно неуловимое движение, и перед испуганно отпрянувшим Сэмом в столешнице закачалось широкое лезвие охотничьего ножа.

– Если бы ты только знал, через что прошел твой брат, чтобы сохранить твою жизнь, ты бы так не говорил!

– Да ладно… Са… – Сэм сглотнул. – Сам знаю… Просто….

– Просто надо поесть и отдохнуть. – У нашего столика снова появился трактирщик и грохнул перед нами огромное блюдо с румяным ароматным окороком.

– Ты мудр, как Ушедшие, Роб! – улыбнулся ему Лекс, одним движением вырвал нож из всхлипнувшей столешницы и принялся нарезать тонкими ломтиками мясо.

– Лучше я буду глуп, как самый обычный трактирщик, – хмыкнул тот, жестом подгоняя поварят, уставляющих стол кружками с пенящимся элем, тарелками с зеленью и ломтями серого хлеба. – Зато ты не отправишь меня за Грань!

– Твой выбор подтверждает твою мудрость! – Лекс поднял кружку и, отсалютовав хозяину, надолго припал к ней.

– Лекс, какая муха тебя сегодня укусила? Набрасываешься на Сэма, говоришь с трактирщиком каким-то заумным языком и выгоняешь большую часть посетителей? – Ширин покосилась на охотника, когда трактирщик направился в сторону кухни, соорудила двухъярусный бутерброд и с наслаждением впилась в него зубами. – Боги, как вкусно!

– А я не обиделся! Он всегда такой… – хмыкнул Сэм, с улыбкой поглядывая то на Ширин, то на охотника, то на меня. – А местные выпивохи просто решили отсидеться на крыльце. Мало ли… Вдруг этот верзила, когда пьяный, – буйный? Еще зашибет невзначай.

– Да никого я не выгонял! – Лекс превзошел Ширин и, соорудив бутерброд раза в два больше, чем у нее, старательно начал его уминать, не забывая объяснять: – Я всего лишь применил внушение… К тому же трактир Роба на пристани не единственный.

– Понятно… Значит, ты решил оказать Робу услугу, распугав его посетителей? – фыркнула Ширин, разглядывая охотника так, словно видела впервые.

– Ну… не всех! – Лекс для доказательства даже огляделся. – Многие остались.

– Значит, они либо очень пьяные, либо слепые, либо просто не заметили твоего внушения. – Сэм с наслаждением прихлебнул эль.

– В точку, мой принц! – Охотник доел бутерброд и притянул к себе кружку, спрятав за ней улыбку.

Входная дверь скрипнула, заставляя меня забыть обо всем. Сердце радостно забилось, едва я встретилась взглядом с появившимся на пороге Дерраном. Он едва заметно мне кивнул и, не отводя янтарных глаз, направился к нам.

Глава 12

Ширин

– Неплохо расположились! – Дерран устроился на свободное место рядом с Танитой и жадно принялся за еду. – Я договорился с капитаном одного торгового судна. До рассвета мы должны быть на корабле.

– Не вопрос. Пойду, поговорю с Робом насчет комнаты. Надеюсь, у него найдется крошечный чуланчик для дорогих гостей. – Лекс поднялся и направился к суетящемуся за стойкой трактирщику.

Дерран звонко прихлебнул из кружки, запивая мясо, и огляделся.

– Что-то сегодня тут пусто…

– Поверь, это из-за нас, – улыбнулась Танита. От меня не укрылся взгляд, которым она его наградила. А может, я ошиблась вчера, и подругу волнует старший принц? – Точнее, из-за Лекса. Он напустил какой-то морок… или внушение, и все, кто был мало-мальски трезв, поспешили на улицу.

– Так морок или внушение? – Дерран коротко взглянул на нее и снова прихлебнул эль.

Ага… кажется, ему тоже нравится моя подруга… Что ж, я была бы только рада, если бы у Таниты был кто-то, на кого она смогла бы полностью положиться. Я – не в счет. Мне бы пережить встречу с Хранителем Ирзы, а уже после можно будет задуматься о будущем…

– Называй как хочешь, только попроси своего дружка, чтобы он не применял магию внушения на нас, а в частности, на мне. – Танита бросила на него насмешливый взгляд и вдруг заговорщицки подмигнула. – Я девушка впечатлительная, еще решу, что мне угрожают: снова подниму на воздух весь трактир.

– Это вы о чем? – не выдержала я. У этих двоих явно есть общие воспоминания.

– О-о! Тебе повезло, что ты не видела буйство своей подруги! – хрюкнул Сэм.

У троих!

Дерран усмехнулся, бросил взгляд за спину и украдкой приложил палец к губам.

– Чш… Лекс возвращается. В свете последних событий, в его присутствии лучше не говорить о магии.

– Итак, на эту ночь у нас есть крошечная комната. – Охотник, при всем его сложении и росте, бесшумно подошел и уселся за стол. – Но поскольку комната одна, в ней будут ночевать девушки.

Он замолчал, разглядывая нас, старательно скрывающих улыбки.

– Я что-то пропустил?

– Ничего особенного. – Сэм поднялся. – Но прежде, чем тебе расскажут шутку дня, я на пару часиков исчезну. А лучше до заката…

– Куда? – тут же насторожился Дерран.

– Спать! – Сэм смерил его мрачным взглядом и улыбнулся. – Ты же слышал, у нас появилась комната, так чего ей простаивать?

– Попроси Роба проводить тебя в чулан для гостей. Кажется, он в конце коридора за кухней, – бросил Лекс.

Сэм не ответил, развернулся и направился к стойке, туда, где творил очередной кулинарный шедевр трактирщик.

Роб!

Я понаблюдала за ним и решилась.

– Лекс… а-а… Кто такой этот – Роб?

– Трактирщик. – Лекс взглянул мне в глаза.

– А почему, когда я смотрю на него, то чувствую что-то враждебное? Он тоже маг? Или как-то связан с ушедшими?

– Почти угадала… – В его глазах мелькнуло что-то, отчего сделалось тревожно и зябко, и тут же исчезло. – Когда-то мы вместе обучались магии Стихий. Ему не повезло. Нельзя доверять ушедшим!

– А что случилось? – вклинилась в разговор Танита. – Его тоже, как принцессу Ирзу, подчинила Тень? Или Стихия?

Охотник вдруг поднялся, посмотрел на Деррана.

– Пока есть время, пойду, прогуляюсь по городу. – И направился к выходу.

– Мы будем здесь, – кивнул эльфир, притягивая к себе последнюю кружку эля.

– Гм… – Танита проводила взглядом Лекса и принялась за меня. – Ширин, а почему мне кажется, что из всех этих недомолвок ты поняла больше, чем я? При чем тут трактирщик? Что твой суженый хотел сказать?

При слове «суженый» я вспыхнула, как спичка. Смерив Таниту гневным взглядом, вскочила и, уронив стул, бросилась за Лексом.

– Подожди! Я с тобой! – Какой шеркх дернул ее за язык назвать Лекса «суженым»? Ведь я поведала ей только свои догадки! Как теперь объясниться с охотником? А объясниться стоило бы!

Лекс терпеливо дожидался меня у распахнутой двери и, пропустив вперед, вышел следом.

Какое-то время мы молча шли. Я пыталась придумать достойное объяснение и не могла. Да и как объяснить то, что я не умею держать язык за зубами? Боги, ну и влипла же я из-за длинного языка подруги! Впрочем, чего греха таить, у меня он не в пример длиннее! Остается надеяться, что Лекс ничего не услышал…

Наконец гладкие валуны набережной и главных улиц Сильвиорса остались где-то позади, а под ногами зашуршали мелкие камушки узкой улочки. Шум пристани стих… Кажется, мы отошли от трактира довольно далеко. Я оглядела всевозможнейшие вывески, что красовались у небольших домиков. Кажется, мы забрели в район торговцев.

– Тебе тоже не нравится, когда кто-то пытается забраться тебе в душу и разворошить прошлое? – вдруг заговорил охотник.

– Нет. – Я смело встретила его взгляд. – Но если прошлое ворошит Танита, я стерплю. Она живет в моей душе с тех пор, как мы были детьми, и она – единственная, кому я доверяю без оглядки, но… Теперь говорить о том, чего я не знаю и не понимаю, – я не стану даже с ней.

– Ты имеешь в виду пропавших родителей? Или обряд, что тебе предстоит?

Я вдруг почувствовала, как его горячая ладонь успокаивающе легла мне на плечо, и решилась:

– Не только! Скажи… Там, в Рясках… Ты меня поцеловал, чтобы на нас не обратили внимание воины Тени, или…

Лекс чуть прищурился, глядя мне в глаза, и вдруг указал на что-то за моей спиной.

– Лавка. Зайдем? – Он развернулся и направился к небольшому каменному дому. Над белой дверью строгая вывеска: «Лучшее оружие, вещи, доспехи и талисманы господина Лерана».

Я скрипнула зубами, разглядывая его крепкую спину. Трус! Сбежал, чтобы не отвечать!

Или… может быть, он так же, как я, не знал, ЧТО ответить? Вдруг наш брачный союз ему нужен для каких-то государственных дел? Точнее, БЫЛ нужен… Вряд ли в нынешней ситуации дела Вселесья поправит союз с беглой принцессой…

Королева Айна…

Мама…

Как же мне не хватает твоих объяснений! Зачем ты хотела отдать меня в жены правителю клана Белых волков? А еще, я бы все сейчас отдала, чтобы узнать, какие чувства он ко мне испытывает. Неужели я для него всего лишь сухой расчет?

Но все тревожные мысли улетучились сами собой, едва я вслед за Лексом зашла в оружейную лавку. Глаза разбежались от огромной коллекции всевозможного оружия, развешанного по стенам.

Боги! Чего тут только не было! И метательные ножи, и звезды асассинов, и кинжалы, и мечи, и саи, и наконечники для копий. Бесценные творения с клеймами великих оружейников, способные защитить в неравном бою жизнь, и украшенные драгоценными камнями роскошные подарки, совершенно бесполезные в бою. За коллекцией оружия я заметила коллекцию доспехов и бросилась к ним. Пусть ни Берш, ни Айна не готовили из меня воина, но я прекрасно знала цену хорошим, легким доспехам, способным спасти жизнь от подлого удара. Благодаря Зарину. Он с самого детства проводил со мной занятия самообороны и защиты. Я очень обижалась, что эти изнуряющие тренировки доставались только мне, и даже когда-то обвиняла приемного отца в жестокосердии, но теперь я понимала, как много он для меня сделал и как много дал!

– Чего желаете? – Из-за шторы к нам вынырнул седовласый эльфир и уставился на охотника так, словно увидел призрака. – Сир?

Я взглянула на Лекса и спросила:

– Сир?! Это твой чин или еще одно прозвище?

Лекс покусал губы и величественно передернул плечами.

– А чему ты удивляешься? Король Шарид болен, король Зарин исчез. Вот мудрейшие Вселесья и отдали мне корону как дальнему и пока единственному наследнику. Впрочем, есть и другой исход дела…

Он как ни в чем не бывало прошел к хозяину магазина и с улыбкой поклонился.

– Приветствую тебя, Леран. Столько времени прошло…

– Приветствую и тебя, мой король…

– Зови меня просто – Лекс. Не надо титулов, особенно сейчас…

– Я понимаю… – Эльфир поклонился. – Что привело вас в мой магазин?

– Ты сменил город?

– Заставили обстоятельства. Так чем обязан?

– Вообще-то я забрел на улицу торговцев неслучайно. – Лекс обернулся и поманил меня к себе, а когда я подошла, обнял за плечи и вытолкнул вперед. – Нужно изменить облик этой девушки.

Эльфир перевел взгляд на меня.

– Девушка? Вы не поверите, но я подумал, что этот мальчишка – ваш слуга!

– Не поверю! – Лекс улыбнулся. – Вы всегда видите истину. И с того самого момента, как мы вошли, вы прекрасно знали, что этот мальчишка – прекрасная девушка.

– Более того! Прекрасная принцесса, которую ищут все от мала до велика по всему Адирану. – Эльфир поклонился мне.

– Так велика награда? – Лекс нахмурился.

– Баснословна, и оттого кажется нереальной, но многие верят и ищут. – Эльфир развел руками. – Я не хотел вас расстраивать, госпожа.

– А вы меня и не расстроили! Просто докажите, что этот… сир… – я коротко кивнула Лексу и улыбнулась так, что он покривился и вздохнул, – не зря привел меня к вам!

И мысленно закончила: «чтобы не сказать – специально!»

– Будет исполнено, моя госпожа! – оживился хозяин магазина, исчезая за шторой.

Я уставилась на Лекса.

– Ты все знал и поэтому привел меня сюда? Ты знал о том, что Ирза подняла награду за мою голову? Но как ты узнал, что я пойду за тобой? Снова магия внушения?!

Но охотник и не подумал объясниться.

– Я ненадолго отлучусь. Леран очень искусный маг иллюзий и превращений, думаю, вы найдете общий язык. – Он развернулся и направился к двери. Легонько брякнул колокольчик.

Я смерила мрачным взглядом захлопнувшуюся дверь.

Сбежал!

Трус!

Трус!!!

Вскоре из-за шторы показался торговец, нагруженный вещами и париками, и еще – подозрительными щипцами, ножницами, разноцветными бутылочками.

– Госпожа… – Он скинул все это на вышарканный, но чистый ковер, принес из-за шторы гладко выструганный табурет и пригласил: – Садись. Если это надо господину, я постараюсь изменить тебя так, что даже родная мама не узнает.

– Моя родная мама умерла шестнадцать лет назад. – Я послушно уселась и улыбнулась виновато потупившемуся эльфиру. – Не нужно чувствовать вину за то, что произошло так давно.

– Я чувствую вину не за то, что напомнил тебе о едва видимом шраме, а за то, что заставил вспомнить кровоточащую рану. Расскажи, как это случилось?

Я вздохнула. Это воспоминание действительно оказалось куда больнее…

Повинуясь его рукам, подняла голову и закрыла глаза. Над ухом послышалось щелканье ножниц, затем волосы натянулись, накручиваясь на щипцы.

– Мне почти ничего не известно. Когда произошла трагедия, я была на горе Снов. Скоро у меня день рожденья, и я готовилась пройти обряд Вызова Хранителя и Слияние. К сожалению, этого не произошло. Мою сестру подчинила Тень. Мне едва удалось сбежать и при этом похитить клинок «Убийцу», принадлежавший королеве Айне. Теперь я должна вызвать на бой Хранителя моей сестры. Но… если честно… Признаюсь – я боюсь! И я буду спасена, если мне удастся найти близнеца моей приемной мамы. Принц Сандр… и его Хранитель – только они смогут восстановить нарушенное Равновесие.

Я замолчала, слушая, как над ухом по-прежнему стрекочут ножницы. Эльфир тоже молчал. Мне даже показалось, что он забыл обо мне. Наконец старик заговорил:

– Нда-а… тяжело все это… Мне довелось пережить два нарушенных Равновесия. Я знаю, что никогда не забуду тех, кто отдал жизнь для того, чтобы сохранить этот мир… Не хочется думать, что мне суждено пережить это в третий раз… Напрасно ты ищешь принца Алессандра. Насколько мне известно, он давно отошел от дел.

Я распахнула глаза.

– Однажды король Зарин, мой приемный отец, сказал, что Сандр – единственный настоящий Хранитель Равновесия Адирана. И пусть он уступил это право сестре, королеве Айне, и ушел, но он вернется, когда придет его время.

– Испытания даются по силе, – тяжело вздохнул старик. – Если все это происходит именно с тобой, значит, наступил твой черед стать истинной Хранительницей Равновесия, девочка.

– Почему вы так говорите? – Я попыталась оглянуться, мечтая увидеть его глаза, но эльфир помешал мне это сделать. На мою голову выплеснулось что-то густое, пенное, пахнущее травами, и я торопливо зажмурилась.

Интересно, как я выгляжу? Точнее, как буду выглядеть?

– Потому что я сам имел удовольствие беседовать с принцем Алессандром. И… боюсь тебя огорчить – он не намерен возвращаться.

Я все-таки набралась смелости и приоткрыла глаза. Мне нужно увидеть его глаза! Нужно понять, что он мне не лжет!

– Вы виделись с ним?! Где? Когда?

Старик, вооружившись кисточкой, принялся пудрить мое лицо.

– Он заходил ко мне. – Наконец-то наши взгляды встретились, и более честного, открытого взгляда я еще не видела. – Сюда. Совсем недавно.

– А он знал о том, что произошло с его сестрой?

– Мм… – Старик отвел глаза. – Наша встреча произошла до того, как Равновесие было нарушено… С его слов я понял, что он счастливо живет где-то…

– Вот! – Я перебила его. – Он не знал о том, что Равновесие будет нарушено! Значит, мне нужно его найти и рассказать всю правду! Наверняка он считает, что я – преступница, укравшая клинок Тха-картх и повинная в исчезновении мамы и отца!

– Что ж… Тогда я подскажу тебе, где его искать… – Торговец накинул мне на голову полотенце и принялся вытирать волосы. – На чествовании умирающего короля. Говорят, ему осталось жить всего несколько дней. Болезнь окончательно источила его тело.

– Вы говорите о короле Шариде?

– Я говорю о короле Киарисе. Сандр намеревался там быть, чтобы поддержать принцев короны и, так сказать, отдать дань великому правителю. К тому же Киарис желает успеть передать корону сыну, значит, до тризны будет проведена коронация. Принц Дейрриан должен… – Уже привычное звяканье колокольчика заставило старика замолчать и приветливо улыбнуться кому-то за моей спиной. – Я могу тебе чем-то помочь, дитя мое?

Принц Дейрриан? Как я не подумала о нем! Он же говорил, что знаком с Сандром! Значит, он знает его! Он поможет мне его найти!

– Спасибо, – раздался женский голосок. Я обернулась, пытаясь разглядеть из-за свисающего с моей головы полотенца стоявшую на пороге хрупкую, миниатюрную женщину. – Я заблудилась. Мне нужно найти трактир «У Роба». Вы не подскажете, где это?

«Трактир «У Роба»? Вряд ли в городе два трактирщика с таким именем!»

– Он находится на пристани, дитя мое, – подтвердил мое опасение старик. – Но это не самое лучшее место для достойных дам… Особенно под вечер…

Милые черты девушки исказились.

– Тебя это не касается, старик! – прошипела она с ненавистью. Я застыла, разглядывая на миг появившуюся над ее головой темную тень. – Ублажай нищих и не умничай, если хочешь прожить этот день!

Миг, и девица скрылась за дверью.

Торговец покачал головой.

– Совсем этот мир сошел с ума! Если бы она заговорила со мной так сотню лет назад, я бы смог отсудить у ее семейства круглую сумму!

Я опомнилась. Вскочила.

– Вы видели?! Вы это видели?!

– А я о чем говорю? – Старик обиженно покивал, снова усадил меня на табурет и принялся расчесывать мне волосы, точнее, то, что от них осталось. Я почувствовала, как голову охватил теплый ветерок. – Вот в тебе сразу видно воспитанную благочестивую девушку.

– Да нет! Вы видели…

«Молчи!» — шипение Риссара заставило меня поспешно захлопнуть рот. Слишком редко он изволит говорить со мной, чтобы я могла игнорировать его приказы. Неужели то, что я увидела, не было мороком. А что я увидела? – «Тень! У этой девицы в Хранителях матерая Тень! Не заставляй меня выдавать себя!»

«Ты видишь Хранителей?»

«Естественно, и благодаря мне их видишь ты».

«А они тебя тоже видят?»

Но я не дождалась ответа. У входной двери снова звякнул колокольчик, и голос Лекса произнес:

– Господин Лерой, я оставлял у вас прекрасную девушку, не подскажете, где она?

Эльфир в последний раз провел гребнем по моим волосам и позволил мне подняться. Невольное волнение заставило мое сердце предательски заколотиться. Боги, как я выгляжу? Надо было сначала попросить зеркало! Но ведь мне наплевать! Да? Да!

Пытаясь скрыть тревогу и неловкость за улыбкой, я обернулась и, глядя ему в глаза, небрежно произнесла:

– Надеюсь, я не слишком ужасно выгляжу? Иначе мне придется попросить господина Лероя уделить мне еще немного своего драгоценного времени.

Не сводя с меня глаз, охотник подошел ко мне и на одном дыхании выпалил:

– Ты прекрасна! – затем взглянул на улыбающегося старика и, словно оправдываясь, произнес: – Я заслужил свободу!

Танита

Сбежали! Теперь у них уже и тайны общие появились! Ладно! Вернутся, тогда все и разузнаю!

Проводив взглядом подругу и ее новоявленного жениха, я покосилась на Деррана. Какой-то мрачный… но не потому же, что нас все покинули? Разглядывая на столе какую-то видимую только ему точку, он с силой сжимал в кулаке крошечный, сложенный вчетверо листок.

– Эй! – Я коснулась его руки.

Еще одно чудо природы! Загадка! С одной стороны, весельчак и балагур, с другой – невыносимо мрачный тип, куда там до него Лексу! Если бы только Дерран подпустил меня поближе. Если бы только доверил свои тайны…

Листок мгновенно исчез в рукаве, он поднял на меня желтые глаза и улыбнулся одними губами.

– А? Тебе со мной скучно? Заказать эль? – Он махнул кому-то рукой и снова помрачнел. Секунду спустя к нам подошел поваренок.

– Чего изволит господин?

Дерран указал на пустые кружки и коротко бросил:

– Повтори. И прикажи подать пуклары, я заказал их час назад!

Мальчишка отвесил поклон и, подхватив пустые кружки, бросился исполнять приказ.

Дерран перевел на меня тяжелый взгляд и, словно опомнившись, заулыбался.

– Ты не пробовала пуклары в молоке? Ммм… самое изысканное блюдо во всем Эльфириане. Эльфийки его обожают! Если бы я только мог показать тебе все чудеса моей страны… но… на это уйдет вся твоя жизнь… Ты согласна провести жизнь, изучая чудеса чужого рода?

– Дерран… – Что он несет? Если бы я его не знала, то решила бы, что он делает мне предложение… – Ты чем-то расстроен?

Эльфир снова оглянулся вслед мальчишке и с тяжелым вздохом поднялся.

– Придется идти за угощением самому! Иначе его принесут только к вечеру! И как Роб не разорится с такой прислугой?

– Подожди! – Удержав за руку, я заставила эльфира сесть на место и, отвечая на его настороженный взгляд, примирительно улыбнулась. – Давай схожу я?

– К чему такая услужливость? – Смоляная бровь взлетела вверх.

– Ты забыл о нашем споре? – подмигнула я, с облегчением видя, как напряжение на его лице уступает место азарту.

– Ах, да! Кто-то наказан за шулерство и должен стать моим поваром! Припоминаю. – Он тут же сделал надменным лицо и шутливо приказал: – А не изволите ли принести заказ?

– Гм, ну вообще-то это не работа повара, – усмехнулась я.

– Правильно, это работа поваренка! Все повара начинают с этого! Так что, приступай!

Все что угодно! Буду поваром, шутом, только бы не видеть его тоскливый взгляд!

– Да, ваша светлость! – подскочив, я изобразила реверанс и, едва сдерживая улыбку, заторопилась к кухне, чувствуя спиной его взгляд.

– Эй? Кто-нибудь? – позвала я, заглянув за скрывающую очаг ширму.

Две женщины что-то быстро шинковали на изрезанном столе и даже не обернулись, лишь что-то отрывисто буркнули знакомому поваренку, усердно мешающему аппетитно пахнущее варево.

Кинув черпак на стол, он подошел ко мне и с вежливой улыбкой принялся оттеснять в зал.

– Госпожа, сюда нельзя!

– Где Роб? – Я нахмурилась. Врешь, от меня так просто не избавишься!

– Хозяин занят. Вы что-то хотите?

– Мой друг заказал еду. Эльфир…

– Эльфир? – Выставив меня из кухни, мальчишка скривился в виноватой улыбке. – Придется подождать. Он попросил особенное блюдо. Передайте вашему другу, что сахарный пуклар в молоке еще не готов.

– Передам, но учти, он будет вне себя! – Я обернулась и нашла глазами Деррана. В его руках был все тот же клочок бумаги. – И поторопитесь, если хотите продолжать здесь работать!

Я уже хотела вернуться на место, но в этот миг дверь распахнулась, и в трактир юркнула миниатюрная черноволосая женщина. Чем-то она показалась мне знакомой…

Знакомая? Боги, да что со мной? Кто может знать, что я здесь? Даже папенькины шпионы еще не нашли мой след, иначе я бы уже отдыхала в родовом поместье! Нет, здесь, в этой глуши, у меня точно не может быть знакомых!

– Эй! – И словно в ответ на мои мысли, меня бесцеремонно толкнули в бок. – Госпожа волшебница?!

Стиснув амулеты, я мгновенно развернулась и уставилась в знакомое, скуластое лицо. Молодая женщина… Где я ее видела?

– Ты меня не помнишь? – Она правильно разгадала мое молчание. – Разрушенный дом. Сожженная деревня. И вы с эльфирами, поедающие мои припасы!

– Рика?! – теперь я ее узнала. – Что ты тут делаешь?

Женщина обреченно махнула рукой.

– Да вот ищу работу. Вчера пришла в Ряски наниматься, а там такой бедлам… – Ее тонкие губы сжались в ниточку.

– Бедлам? – Я нахмурилась. Ну, еще бы! После нашего фееричного бегства еще не то бы случилось! Теперь главное – убедить ее, что мы неповинны в этом «бедламе». – Что-то не припомню! Когда мы выходили из Рясок, в городе было спокойно… А что стряслось?

– А боги их знают! – возмущенно фыркнула Рика и, размахивая руками, принялась объяснять: – Подумала я над вашим предложением, да и пошла в город… Лучше бы на пепелище сидела! Меня на воротах схватили и бросили в подземелье! Отобрали все сбережения! Какую-то принцессу беглую искали… Ну скажи, какая из меня принцесса?! – Она поправила тощий мешок.

«Гм… никакая… Но тему пора менять…»

– А сюда как попала?

– Да как… Ногами! – Рика вздохнула и усмехнулась, видимо, удивляясь моей тупости. – Сильвиорс же самый близкий к Ряскам город, к тому же портовый… С голоду точно не помру… А там, глядишь, куда-нибудь на корабль поварихой возьмут…

Поварихой! Шеркх!

Я оглянулась. Дерран как ни в чем не бывало сидел, уставившись в проклятый листок! Наверное, даже исчезни я, он бы не заметил… Что ж. Хоть с этой Рикой время скоротать… Тем более что до отплытия корабля время у нас пока есть…

– Ты, наверное, голодная? – Что ж, однажды она выручила нас, а долг платежом красен…

– Как волк! – Она прищурилась и осмотрелась. – А ничего трактир. И до кораблей близко… А хозяин тут кто?

– Какой-то Роб. По виду полукровка. Ну что, пойдем, накормлю? – Я повела ее за собой. – Угощаю!

На этот раз Дерран заметил меня первым, успел спрятать таинственную бумагу и теперь не сводил с нас явно настороженных глаз. Подойдя к столу, я указала на девушку.

– Дерран, это Рика, помнишь ее?

– Противница эльфиров? Да. Помню! – Он смерил взглядом мою спутницу и равнодушно поинтересовался: – Какими судьбами?

– А тебе-то что? – окрысилась она.

– Ровным счетом ничего. – Дерран пожал плечами. – Просто дань вежливости!

– Ха, все вы вежливые, перед тем как залезть под юбку! – Шлепнув на стол дорожный мешок, Рика уселась на свободный табурет.

– Гм, – Дерран покривился. – В этом мире есть куда более заманчивые места!

«Шеркх, вот же угораздило с ней встретиться!»

Стараясь предотвратить ссору, я попыталась перевести щекотливую тему в другое русло.

– А ты уже где-нибудь остановилась?

– Говорю же, некогда было ночлег искать… – Она помолчала, глядя, как возле нашего стола запорхали две прислужницы, уставляя его тарелками с кашей, блюдом с ломтями свежего хлеба и кружками эля. Дождавшись, когда они уйдут, Рика закончила: – Только притопала.

Не спросив разрешения, она притянула к себе исходящую паром тарелку и, жадно чавкая, принялась рассказывать:

– Я когда в Рясках была, мне мужчина один помог. И из тюрьмы, и из города бежать. Оказывается, в одном трактире ход подземный есть. Вот только боюсь, теперь о нем, кроме меня, никто не знает.

– Хм, вот как? – Дерран задумчиво подпер подбородок кулаком, с большим интересом наблюдая за гостьей. – Это почему?

– Так говорю же, искали кого-то. Да под шумок домишко тот и спалили. – Выскоблив тарелку до дна, Рика сыто рыгнула и притянула к себе кружку. – Там теперь только развалины дымятся.

– А кто-нибудь в живых остался? – ничего не выражающим тоном снова поинтересовался эльфир и едва скользнул по мне взглядом.

Я нервно сглотнула. Значит, нас выследили, и кто-то идет за нами по следу! Тьма! Надо бежать! Найти Ширин, Лекса и уходить из города! Может быть, Деррану удастся договориться с капитаном корабля и уплыть раньше?

Прозвучавший ответ заставил меня похолодеть.

– Все, кто был в трактире, сгорели! – Она отхлебнула из кружки и как ни в чем не бывало продолжила: – А мне в самую последнюю минуту помогли. Говорю же, повезло! Познакомилась с магом. Такой высокий, колоритный. Сандром назвался.

Брови Деррана проделали спешное восхождение на лоб.

– Как? – невольно вырвалось у меня. Эх, где же носит Ширин, когда она так нужна!

– Сандр! – повторила Рика. – А что? Знакомый?

– Да знали одного, но… мало ли в этом мире Сандров? – насмешливо фыркнул Дерран, искусно пряча удивление.

– Немало, но если интересует, можете сами на него поглядеть, вдруг признаете! – согласилась Рика. Осушила до дна кружку и довольно вздохнула. – Все-таки как-никак маг. Из вашей братии…

– Хм, и как же мы на него поглядим? – Эльфир не сводил с нее настороженных глаз.

– Да просто! – Девица, не смущаясь, притянула к себе вторую кружку. – Мы когда из Рясок сбежали, некоторое время вместе шли, а потом он ушел. Сказал, по делу. Но обещал прийти в Сильвиорс на закате. Просил ждать его в трактире «У Роба». Говорил, что хочет предупредить новую войну, и я должна ему в том помочь.

Мы с Дерраном переглянулись.

– Видимо, крепкий эль несколько чреват для человеческих девиц! – наконец сделал вывод Дерран.

– Ха, думаешь, я окосела от вашего пойла? – Рика икнула. – Да я наполовину полукровка, а не слабая человечка… Мой отец – подгорник! Я даже огонь пить могу!

– Похвальное качество! – Я сочувствующе покивала и попыталась вернуть разговор в прежнее русло: – А о какой войне шла речь? Не знаешь?

– Как же не знать? О новой войне с Тенями! – охотно поделилась девица. – Ведь эти твари первыми нанесли удар, а Сандр собирает армию, чтобы ответить!

Мы с Дерраном снова задумчиво переглянулись.

– А тебе не кажется, что наши друзья уже должны вернуться? – Не выдержав затянувшейся паузы, поинтересовалась я. – Ты не мог бы сходить и поторопить их?

Эльфир кивнул и без лишних вопросов поднялся. Хвала богам – понял!

– Решила посекретничать с нашей гостьей? Не думаю, что узнаешь что-то интересное, но… пойду, пройдусь. Кстати, с тебя должок! – Его глаза так откровенно обласкали всю меня, что я почувствовала, как краснею, но взгляда не отвела.

– Верну с процентами!

Он ухмыльнулся и зашагал к выходу. Я полюбовалась на его статную, высокую фигуру. Если Рика говорит правду (а я в этом не сомневалась!), Ширин и Лексу лучше быть здесь к тому времени, как сюда пожалует истинный Хранитель Равновесия!

– Эх, ну до чего вы, человечки, глупые! Нашла, кому довериться! – ехидный смешок Рики заставил меня очнуться и взглянуть на нее. – Эльфиры – лживые, развратные твари, не считающие женщин за разумных существ! Поиграет и уйдет!

– Ну, для начала, мы просто волею судеб оказались вместе, – равнодушно бросила я, стараясь не показать, как меня взбесили ее слова. Надо же, нашелся эксперт! Какое ей дело?! – А если разойдутся пути-дорожки – то прости-прощай!

– Хм… – Рика дотянулась до второй кружки, так и нетронутой Дерраном. – Говорят, они могут заставить любую женщину влюбиться в себя, сведя с ума одним лишь поцелуем.

Криво ухмыльнувшись, она припала к элю.

Я озадаченно нахмурилась.

– Это ты так пытаешься меня предупредить или передать опыт? – Девица начинала раздражать все сильнее. Ненавижу, когда кто-то заставляет выслушивать вздор, пытаясь сообщить что-то умное!

– Нет. Просто интересно! – Она отставила уже пустую кружку, звонко стукнув ею о стол. – Хочу узнать, так оно или нет?

– Предлагаешь мне попросить кого-нибудь из них тебя поцеловать? – Я прикинулась дурочкой, откровенно наслаждаясь ее возмущенным взглядом.

– Шеркх тебе в рот! – выругалась она, нервно оглянулась и вновь попыталась донести до меня свою мысль: – Я ж интересуюсь – каковы они? В постели?

– Гм… – Едва сдерживая смех, я сделала вид, что задумалась. – Знаешь… с этим сложнее! Я видела, как эти двое ведут себя в пути, в бою тоже, а вот в постели не довелось! Мы с ними ночевали, где придется. Может, описать их сон на скошенной траве? Сэм похрапывает, а Дерран что-то бормочет…

– Дурная, что ли? – Рика смерила меня обиженным взглядом, едва до нее дошла моя скромная шутка. – Так я тебе и поверила! Столько дней с двумя эльфирами, и скажешь, вы еще даже не целовались?

– О-о-о, какие проблемы тут без нас обсуждают! – За спиной послышался ехидный тенор Сэма. Я покраснела! Только его тут не хватало! – А я о чем говорю? Проиграть проиграла, а долг отдавать не хочет!

Эльфир выдвинул стул и бесцеремонно уселся рядом, не сводя с меня кошачьих глаз.

– А теперь и вообще не дождешься! – фыркнула я, мазнув мрачным взглядом по его довольной физиономии.

– Это еще почему? – возмутился он.

Я полюбовалась, как масленая улыбка стерлась с его губ.

– Да вот, девушка Рика предупредила. Оказывается, поцелуи с вами опасны для здоровья. Не хочу рисковать своим душевным равновесием!

– Девушка? Где ты видишь здесь девушку?! – взвился Сэм. – Это же та, злая полукровка из подвала! Кому ты веришь?

– Кого ты назвал «злой полукровкой», ты, мерзкий, похотливый упырь?! – Рика тоже за словом в карман не лезла.

– Не бойся! На тебя даже упыри не позарятся! – Сэм для наглядности скривился.

– Так я тебе и поверила! – Голос девицы стал визгливым, скандальным. Ну, все! Нашла коса на камень! – Наверное, уже и планы строишь, как меня соблазнить?

– Тебя? Да уж лучше жабу!

Вслушиваясь в набирающую обороты перебранку, я огляделась. Трактир постепенно наполнялся. Завсегдатаи, что были здесь, когда мы пришли, сменились наемниками в темно-серой форме. А может, это мореходы? Никогда не видела их форму.

На крики они не обращали никакого внимания и, о чем-то тихо беседуя, продолжали попивать эль. Зато шум привлек внимание хозяина трактира. Я не заметила, когда он появился в зале и направился к нам.

– О чем спор? – Его тихий голос подействовал на скандалистов, как ведро холодной воды.

– О глупых бабах! – Сэм поднялся. – Пойду, закажу выпивку!

И кивнул Робу на табурет.

– А ты пока мое место посторожи.

– Всенепременно! – Роб скользнул на освободившееся место, задержал внимательный взгляд на Рике и посмотрел на меня. – Ты меня искала?

– Мм… Да. – Мне показалось, или черные глаза хозяина таверны сменили цвет на темно-фиолетовый? – Дерран просил приготовить пуклары в молоке…

– Сходи еще раз на кухню. Думаю, они уже готовы. – Роб растянул губы в вежливой улыбке, и я почувствовала, как неведомая сила заставила меня подняться и направиться к кухне, где уже разговаривал о чем-то с прислужницей Сэм.

Глава 13

Ширин

– Благодарю тебя, Леран, ты просто гений перевоплощения. – Лекс еще раз кивнул старому эльфиру. От меня не укрылось звяканье монет в мешочке, что он бросил торговцу в руку. – А сейчас нам пора идти.

Я еще раз взглянула на свое отражение. Вместо меня в огромном, с человеческий рост, зеркале отражался белокурый, голубоглазый подросток. К тому же Леран подобрал мне простую удобную одежду: брюки из кожи горной козы, серую рубашку, жилет и короткие остроносые сапоги. Ножны с «Убийцей» висели на поясе, но защищенные длинными полами жилета были скрыты от любопытных глаз.

– Благодарю за все, господин Леран. – Я поклонилась эльфиру.

– Этот облик поможет тебе скрыться от Теней, взявших твой след, но помни, как только ты пожелаешь выпустить на волю свою звериную суть, ты снова станешь собой.

– Я запомню это! И… спасибо за совет… – улыбнувшись торговцу, я вышла из лавки вслед за охотником под раскрашенные багрянцем небеса.

Уже закат? Я даже не заметила, как пролетел этот суматошный день!

– Этот эльфир – настоящий мастер. – Лекс закрыл дверь и не спеша зашагал по узенькой улочке. – Никто не узнает в тебе беглую принцессу.

– Еще бы, была брюнеткой с карими глазами, а стала блондинкой с голубыми. И что самое главное – никто даже не заподозрит, что я – перевертыш.

– Это же не навсегда!

– Лекс… – Я поравнялась с ним и замялась, не зная, как начать. – Пока тебя не было, в лавку Лерана заходила женщина. Спрашивала, как найти трактир Роба.

– И что странного ты в этом находишь? – Он бросил на меня внимательный взгляд и даже замедлил шаг.

– Лекс, – я набрала побольше воздуха для храбрости и выпалила. – У нее был Хранитель! Тень!

– Ты видишь Хранителей? – Еще один взгляд.

– Именно. – Я прибавила шаг, пытаясь успеть за широкими шагами охотника. – Точнее, не я, а мой дракон! Он сказал, что эта Тень очень сильна! Лекс?

Он ругнулся и, не ответив, прибавил шагу, уверенно петляя по незнакомым улицам. Я бросилась за ним, не переставая разглядывать окружавшие нас со всех сторон раскрашенные во всевозможные цвета домики с небольшими садами. Как бы не заблудиться в этих улицах, похожих одна на другую, как две капли воды!

– Лекс! – Я поняла, что начинаю задыхаться, и остановилась. – Ей нужны не вы! Ей нужна я! И хвала богам, что в магазине Лерана она меня не узнала!

– Когда ты, наконец, перестанешь бояться Ушедших? – Лекс остановился. Я едва не налетела на него и поспешно отступила, разглядывая ультрамариновое сияние вокруг его фигуры. – У них нет права жить в этом мире, а своими страхами ты даешь им превосходство над собой и иллюзию всемогущества! Не забывай, что ты – следующая истинная Хранительница Равновесия!

– Нет! – Я сделала еще один шаг назад и старательно покачала головой. – Я не возьму на себя чужую обузу! Я найду Сандра, и он будет вынужден занять трон По́лыни!

– А ты не думала, что, если он сам до сих пор не пришел и не заявил о своих правах, значит, они ему не нужны! – Лекс приблизился ко мне, сжал мне руку и быстрым шагом направился вперед. – А если он мертв? Не старайся отдать другому то, что по праву принадлежит тебе!

– Сандр не мертв! – Я попыталась вырваться, но, быстро осознав бесплодность своих попыток, пошла рядом. – Леран сказал, что видел его совсем недавно. Он собирался в Лиин-Тей, чтобы посетить чествование короля Киариса в его день рождения. Ты знаешь, когда будет праздник?

Несколько долгих мгновений охотник молча шагал вперед и, наконец, неохотно бросил:

– Я что-то слышал о первом дне новолуния.

– Значит, осталось всего ничего! – оживилась я. – Мы должны успеть на праздник!

– В первую очередь мы должны успеть провести обряд твоего слияния с драконом! – Он посмотрел на меня. – И мы идем в Лиин-Тей только потому, что там ближайший алтарь Ушедших! Пойми, все, что сейчас с тобой происходит – это твой путь, и ты должна его пройти! Не нужно никого искать!

Я почувствовала себя свободной, прибавила шагу и, забежав вперед, заглянула ему в глаза.

– Скажи… почему ты боишься с ним встречаться?

Лекс шумно выдохнул и снова остановился.

– Как я могу бояться того, кого никогда не видел?

– Но ты же сказал, что жил у него! – Я усилила напор, понимая, что еще чуть-чуть, и моя реальность пошатнется.

– Хорошо! Допустим, что тот кузнец, который приютил меня, и есть беглый принц. Тогда для меня возникает один очень неприятный момент – мне придется ему отдать так нужное для моей работы оружие, и, чтобы не отдавать, я предпочту его убить! Ты все еще хочешь найти Сандра или попытаешься справиться с проблемой сама? – Он несколько долгих мгновений смотрел на меня, но, так и не дождавшись ответа, снова направился вперед.

Я шагала за ним, упрямо продолжая молчать. И дело было даже не в его признании. Просто я не знала, что ему ответить! С одной стороны, я чувствовала, что должна найти принца Сандра. Я не имею права занимать его место ни по рождению, ни по силе! Но иное чувство, надежно поселившееся в сердце, всегда говорило о том, что Лекс прав. И на этот раз тоже: это мое испытание…

Наконец, бросив на него украдкой взгляд, я тихо спросила:

– Скажи, если я решусь на бой с Тенью Ирзы, ты мне поможешь?

Он не ответил, только коротко кивнул, но я понимала, что это его согласие надежнее клятвы, скрепленной кровью!

Вдруг перед нами, словно из-под земли, вырос мужчина. Я отшатнулась к Лексу, ухватилась за клинок и только потом шумно выдохнула:

– Дерран? Как же ты меня напугал!

– Что-то случилось? – невозмутимо поинтересовался Лекс, но я услышала, как тихо лязгнул клинок, возвращаясь в ножны. Значит, и бесстрастного охотника можно испугать?

– Случилось! – Эльфир посмотрел на него, перевел взгляд на меня и, словно не заметив произошедших со мной изменений, заговорил: – В таверну пришла женщина. Я рассказывал, что мы встречали ее в сгоревшей деревне. Она утверждала, что знает кузнеца, из-за которого сгорела деревня и у кого ты жил. Так вот, сегодня она заявила, что встретила некоего мага по имени Сандр. Он проводил ее почти до Сильвиорса, но отлучился по делам и обещал быть на закате «У Роба». И знаете, зачем псевдо-Сандру нужна эта особа?

Мы с Лексом переглянулись и снова уставились на Деррана в ожидании ответа. Наконец ему надоело нас мучить, и эльфир, едва сдерживая смех, выдохнул:

– Он желает назначить ее генералом армии Стихий!

– Ого!

– Значит, сегодня Сандр будет в трактире? – Услышав только это, я почувствовала, как заколотилось сердце. Неужели сегодня я встречу того, кто сможет снять с моих плеч бремя битвы с Тенью и взять на себя спасение королевы Айны и Зарина, или месть за их гибель?

– Боги, Ширин! Это – бред! – хохотнул Дерран. – Я очень хорошо знаю Сандра, и он не доверился бы первой встречной девице, а уж тем более не стал бы обсуждать с ней проблемы Теней! Эта… Рика пытается с помощью лжи что-то разузнать!

Я почувствовала, что азарт и надежда покидают меня, оставляя лишь разочарование, и кивнула. Он прав. Неужели так легко найти близнеца королевы, которого никто не видел вот уже почти восемнадцать лет?

Бред.

– Шеркх! – Лекс не поддержал веселье Деррана, а только покачал головой. – Об этом неуловимом Сандре только сегодня я уже слышу дважды! А что, если он действительно решил заменить королеву Айну и стать новым Хранителем Равновесия? – Охотник вдруг улыбнулся и подмигнул мне. – Ширин, если тебе от этого будет легче, я готов помочь его отыскать.

– А что делать с поджидающей в трактире особой? – Дерран снова стал серьезным.

– Она уже встретилась с Робом? – ответил Лекс вопросом на вопрос.

Эльфир коротко качнул головой.

– Пока я был там – нет.

– А если допустить, что она сказала правду, и Сандр будет там сегодня? – Не удержалась я, не в силах расстаться с мечтой. – И не надо так на меня смотреть! А вдруг?

– Вот заодно и проверим… – Охотник покосился на небо, на виднеющиеся невдалеке корабли и приказал: – Забирай Ширин и идите к кораблю. Заставь капитана готовиться к отплытию хоть именем короля Киариса, а я приведу Таниту и Сэма.

– Нет! – Я едва не застонала от досады, когда до меня дошел смысл сказанного. – Я пойду с тобой! Там ведь может быть принц, к тому же у Рики в Хранителях Тень, и мой кинжал тебе пригодится!

– Это приказ! – вдруг рявкнул Лекс, развернулся и зашагал по улочке, пока не скрылся за поворотом.

В бешенстве топнув ногой, я развернулась к Деррану.

– Тебе очень идет быть голубоглазой блондинкой! – искренне выпалил он.

Танита

– И добавь побольше меду! – услышала я, подходя ближе к Сэму. Служанка ему улыбнулась, бросила на меня быстрый взгляд и скрылась за ширмой. Сэм резво обернулся, но, заметив у себя за спиной только меня, нарочно зевнул. – Боги, как долго тянется этот день! Тебе чего?

– Ничего. Если честно, Роб меня выгнал. У него с этой Рикой какие-то секреты.

Сэм взглянул поверх моего плеча, видимо, разглядывая беседующую парочку, и поморщился, подтвердив мою догадку.

– Какая ужасная девка! И я говорю это даже не потому, что она назвала меня, МЕНЯ! похотливым упырем! Не, не так… Мерзким похотливым упырем! – Вдруг за моей спиной раздался леденящий душу вой, заставивший меня от неожиданности замереть. Глаза Сэма широко распахнулись. – Шеркх! А она и вправду страшная! Чтоб меня…

Я стремительно развернулась и вместе с Сэмом уставилась на то, как пусть грубая, резкая в суждениях, но все же довольно миловидная женщина вдруг стала превращаться в чудовище. Рику скрыл плотный серый туман, но даже он не смог утаить ее трансформацию. Руки покрылись чешуей и стали когтистыми кожистыми крыльями, тело разбухло и повисло огромной, черной тушей на шипастых изогнутых ногах; череп вытянулся, нос провалился, и в глазницах зажглись мертвенные огни.

На мгновение в трактире воцарилась абсолютная тишина, которая затем взорвалась истошными воплями. Даже самые пьяные, мирно похрапывающие носом в тарелках посетители очнулись и, моментально протрезвев, заметались по залу, натыкаясь друг на друга в поисках выхода. Наконец, распахнув дверь, все бросились на свободу.

– Бежим! Это дракон Тени! – не сводя глаз с чудовища, я вцепилась в руку Сэма и потянула его за собой. – Никакие мои заклинания не смогут его убить, а вот разозлить – запросто!

Наконец странный туман, скрывающий превращение, рассеялся, и тварь предстала во всей своей «красоте», совершенно не замечая мечущихся по таверне посетителей.

– Надо помочь Робу! – Сэм вырвался из моих цепких пальцев, когда до манящей двери оставалось всего два шага, и храбро развернулся к дракону.

– С ума сошел?! – выпалила я и принялась его отговаривать от безумного решения, скорее всего, для собственного спокойствия. – Если с тобой что-то случится, твой братец мне никогда не простит! А может, даже вызовет на кровный поединок! Тебе меня не жалко? Пошли, а? Тем более, смотри, Робу ничего не грозит!

Хозяин таверны действительно как ни в чем не бывало сидел на своем месте, будто не замечая нависающую над ним тварь, и едва слышно что-то ей… шипел?

– Сэм, бежим! Из всех нормальных здесь остались только мы! – Я сделала шаг к двери, и тут она распахнулась.

Мы с Сэмом отшатнулись, пропуская шагнувшего в таверну Лекса.

– Быстро уходите! – не глядя на нас, бросил он, прошел мимо и остановился в опасной близости от дракона. – Ты искала меня?

– Лекс, не надо! – Роб вдруг поднялся и встал между тварью и охотником, словно защищая… Тень? – Она – моя сестра. Я никогда не причиню вреда никому из живых этого мира, но не позволю навредить кому-то из моей семьи!

– Если только твоя сестра не переступит черту! – В руках Лекса появился окруженный огненной дымкой клинок. – Зачем она здесь в своем истинном облике?

Тень расправила крылья и шагнула, сметая трехпалой ногой стол, а вместе с ним и долгожданные Дерраном пуклары в молоке…

Эх, жаль, даже не попробовали…

– Я здесь по приказу госпожи и ищу не тебя, а ту, что ты везешь во Вселесье! Я знаю о твоих планах на наследницу Убийц Ночи… Хочешь стать королем, избежав чакарата? – Еще шаг, и другой стол, скрипнув, разлетелся в щепы. – К сожалению, у владычицы Теней на нее другие планы, и тебе придется подчиниться, если не хочешь умереть. Закончилась власть Судий под предводительством фальшивой Хранительницы Равновесия, изгой! Скоро наша армия завоюет крепость Шарукх, и власть Стихий рухнет! Навсегда!

Словно подчиняясь ее молчаливому приказу, из воздуха стали появляться фигуры воинов, одетых в серые доспехи. Заполонив таверну, они взяли нас с Сэмом в кольцо.

– Надо было бежать! – выдохнула я Сэму на ухо, чувствуя спиной его спину. Хорошо хоть тыл защищен! Интересно, какое заклинание применить? Если призванные Тенью воины – люди, сойдет любое, если это магия разбушевавшейся Тени – поможет только Свет!

Я машинально поставила на себя и Сэма защиту, на всякий случай зажмурилась и, пробормотав заклинание, накрыла окруживших нас воинов Куполом Света.

– Шеркх, что ты творишь, сумасшедшая! – завопил Сэм, заставив меня испуганно распахнуть глаза и оглядеться. Сияние исчезло. Серого воинства тоже не было! Рядом стоял согнувшийся эльфир, он тряс головой и отчаянно тер глаза. Нда, не рассчитала с силой… – Теперь у меня вместо серых марионеток белые кружочки мельтешат! Или я из-за тебя уже умер?! – продолжал орать Сэм.

– От тебя разве такой радости дождешься? – Я зажала ему рот, прекращая стенания, и указала взглядом. – Смотри!

А посмотреть было на что!

Лекс, как на поводке, удерживал ультрамариновым лучом света корчащегося от боли дракона, а на него наступала еще одна, точно такая же тварь. Я даже подумала, что Тень применила какую-то магию и призвала двойника, затем мелькнула мысль: «А где же Роб?», но последние сомнения исчезли сами, едва второй дракон заговорил голосом трактирщика:

– Рика, сестра, пожалуйста, не делай глупостей! Ты уже проиграла.

– Из-за тебя, предатель! Ты недостоин называться Тенью! – Драконица дернулась и прошипела заклинание. Вокруг Лекса начал сгущаться темный туман, но вдруг дверь трактира распахнулась, и порыв ветра в клочья разметал темноту.

Мы с Сэмом вздрогнули, отступили к двери, испуганно прижались друг к другу и снова во все глаза уставились на происходящее.

– Сегодня не твой день, Рика. – Лекс покачал головой и принялся спокойно отчитывать дергающуюся на магическом поводке Тень. – За неподчинение воле судьи Шарукха, за поддержку мятежа ты будешь наказана. Выбор за тобой: свобода или смерть?

– Прошу, господин! Пощади ее. Я спас твою жизнь не единожды, спаси и ты мою сестру!

– Не смей унижаться, братец, перед этим полукровкой! Если мне суждено уйти, лучше сделать это с достоинством! – Глаза драконицы вспыхнули ненавистью. Она перестала бороться с опутывающим ее горло лучом и тяжело шагнула к Лексу. – Я выбираю свободу! Кстати, я уже известила Владычицу о том, где искать беглую принцессу. А еще по секрету поведала о втором клинке Тха-картх. Она с воинством скоро будет здесь!

Охотник, словно не слыша ее, принялся наматывать на руку искрящийся синими искорками луч. Клинок в его руке запылал ярким пламенем, но тут второй дракон, изрыгая из себя плотный туман и смешно переваливаясь, бросился к Лексу, на бегу начиная меняться. На мгновение троих участников драмы скрыли густые черные клубы. Раздавшийся рев заставил нас с Сэмом прижаться друг к другу еще сильнее и замереть, прислушиваясь к голосу Лекса, произносившего незнакомые слова.

Меня заставил очнуться шепот принца.

– Как думаешь, что лучше: досмотреть, чем все закончится, или на всякий случай сбежать, пока не поздно?

Я отстранилась от него и шагнула вперед, вглядываясь в темные клубы. Темнота рассеивалась и уже не скрывала маленькую фигурку Рики, сломанной куклой лежавшую на полу. Я бы подумала, что она спит, если бы не меч, пронзивший ее грудь. Черное лезвие едва курилось темнотой, только, в отличие от магии Роба, этот туман не рассеивался.

Возле девушки стояли уже принявший человеческий облик Роб и охотник.

– Зачем ты это сделал? – Лекс вернул в ножны так и не пригодившийся, объятый огненной дымкой кинжал и посмотрел на Роба. Тот одним рывком вытащил меч из груди Рики, бережно отер его о подол ее юбки и протянул Лексу.

– Пойми. Она моя сестра. И пусть она предпочла свободу, но я-то знаю, что означает этот выбор! Прости, но я не смог позволить ей исчезнуть навсегда. Я никогда не смогу ее отпустить! Меч Тени подарил смерть лишь ее хранимой, а сама Рика вновь вернулась за Грань…

– Еще более ненавидящая этот мир Стихий и убежденная в предательстве собственного брата! – Лекс вздохнул, но меч принял и вернул его в пустующие ножны. – Мне жаль, что она встала на путь, навязанный дочерью Морграфа.

– Она пока не понимает, что выбор есть! – Роб беспомощно сгорбился. – Что не нужно каждый раз выбирать сторону Стихий или сторону Тени. Пусть она отреклась от меня, когда я добровольно пришел в крепость Судий. Рика – слепа и не видит, что наше существование не основано на извечной борьбе за власть. Она не понимает, что все больше Теней и Стихий хотят просто возрождаться и снова уходить, тем самым продолжая наш изначальный путь и укрепляя мироздание. Война бессмысленна! Равновесие нельзя нарушить…

– Ты философ, мой друг, и всегда им был. Твое место в крепости. Если решишь вернуться, я буду рад… – Лекс положил ему руку на плечо, несколько мгновений смотрел в глаза, развернулся… и, видимо, только сейчас заметил нас. – Шеркх! Вы еще здесь?!

– А вот теперь уходим! – Сэм ухватил меня за руку и поспешно вытащил за дверь.

Глава 14

Ширин

Какое-то время Дерран молча шагал вперед. Посыпанную галькой улочку сменили мощеные булыжники пристани. Дохнуло водой и тиной. В свете догорающего заката махины кораблей казались вымазанными дегтем, а в раскинувшейся водной глади словно разлили несколько бочонков крови.

А может, все это мне навеял страх? За Лекса, за Таниту, за… за меня! Страх перед неизвестностью! Что сейчас происходит в том трактире? Я понимаю, что у охотника есть клинок Тха-картх, но… вдруг это ловушка?

От таких мыслей я и вовсе замедлила шаг, подумывая открыть портал к трактиру и самой все увидеть! Пусть там меня ждут хоть сотни драконов! Покончить бы со всем и… знать, что Лекс жив… И, конечно, Танита! И еще… Кто там еще оставался? Младший принц?

Дерран замедлил шаг и остановился, поджидая меня.

– О чем задумалась, принцесса?

Я бросила на него мрачный взгляд. Зачем делать вид, что это его интересует?

– Разве тебе это важно знать?

– Нет. Но если ты задумала какую-нибудь глупость, даже не мечтай! Мне Лекс голову оторвет, если с тобой что-нибудь случится!

Что ж, хотя бы честно.

– С чего такая забота?! – фыркнула я и прибавила шаг. Не знаю, что я хочу услышать, но ответы на кое-какие вопросы хотелось бы получить. – Хотя мне вовсе не показалось, что я вижу заботу, особенно когда Лекс посмел приказывать мне, словно какой-то служанке!

Эльфир сплюнул под ноги и холодно изрек:

– Ну и дуры же вы, бабы! – Затем развернулся и направился к кораблю, покачивающемуся на волнах. Он был небольшим, и я не сразу разглядела это чудо из-за возвышавшихся впереди него кораблей, а еще он оказался чисто-белого цвета. Даже зеленоватые волны не могли испортить белизну эльфирского тиса, самого белоснежного и очень дорогого дерева, из которого был создан этот корабль.

– Что ты хочешь этим сказать? – Я бросилась за ним. Я понимала, что Лекс мой жених, но никто не давал Деррану права так со мной разговаривать! – Что?!

Эльфир остановился и уставился на меня такими круглыми глазищами, что я и вправду почувствовала себя дурой. Может, я что-то не то сболтнула? Скорее всего, Лекс ему пока ничего не сказал!

– Ладно! Неважно! Но ты должен меня понять: мне очень тревожно оставаться здесь, зная, что он сейчас там один против Тени! Мой клинок обжигает меня даже сквозь ножны!

– Гм, «Убийца» так реагирует на поправших Равновесие… – Эльфир наконец отвел от меня глаза и чему-то улыбнулся, разглядывая белый корабль. – А Лексу, поверь, сейчас ничего не грозит. Я бы не стал рисковать жизнью друга. Понимаешь, все дело в трактирщике. Роб, он…

– Дей, хватит болтать! – Не дал ему договорить раздавшийся за спиной голос охотника. – У нас мало времени! Ты договорился?

Я вздрогнула от неожиданности и развернулась, разглядывая выходивших из зеркала перехода Сэма, Лекса и Таниту. И бросилась подруге на шею.

– Ты жива!

– Ширин?! – Она отстранилась и удивленно оглядела меня. – Судя по голосу – это ты! Кто это тебя так? Хотя можешь не говорить!

Она бросила на охотника быстрый взгляд и виновато улыбнулась.

– Наверное, тот же, кто вытащил нас из трактира?

– Наверное! – за меня грозно ответил Лекс и мрачно посмотрел на потупившихся Таниту и Сэма. – Потому что кое-кто, благодаря глупости и любопытству, чуть не остался в этом трактире навсегда!

– Как вы посмели рисковать жизнью?! – Дерран тоже напустил на себя суровый вид, разглядывая эту парочку, и наконец выбрал себе виноватого. – Мы после с тобой поговорим, Сэмиэль! На корабле!

– Жду не дождусь! – Сэм отвесил шутовской поклон и указал на что-то у него за спиной. – А это там случайно не капитан Веррд вышел нас встречать?

Мы обернулись, глядя, как из зеркала перехода на пустынную пристань выходят два незнакомых, важных эльфира.

– Он, заодно и поторопим с отплытием. – Дерран легкой походкой направился к ним. Мы терпеливо наблюдали, как эльфиры раскланялись с принцем, о чем-то пошептались и развернулись к нам.

– А нельзя ли ускорить процесс отплытия? – Я настороженно коснулась кинжала, по-прежнему обжигающего мне бедро.

– Всему свое время! – многозначительно процедил Лекс. Сложив руки на груди, он не отрывал взгляда от подходившей к нам делегации.

Танита покосилась на него и заговорщицки мне прошептала:

– Потом тебе кое-что расскажу!

– Мое почтение, господа! Счастлив, что смогу оказать честь и принять вас на моей «Эрлине», – первым заговорил незнакомый эльфир, пригладил рукой ниспадающие на плечи каштановые волосы, одернул шитый золотом костюм из темно-зеленого сукна и представился: – Я – капитан Веррд. А это мой корабельный маг и старший помощник Рэндом.

Его спутник, в отличие от капитана, был одет скромнее. Смоляные волосы покрывал кроваво-красный платок, а темную рубаху и брюки скрывал серый дорожный плащ. Такой длинный, что из-под него я едва заметила потертые носки остроносых не то туфель, не то сапог. Заслышав свое имя, он склонился в приветственном поклоне.

– Я вижу, среди вас есть прекрасные девы? И это мне намного приятней, чем обещанная тобой, мой принц, награда!

– Кому что. – Украшенное шрамами лицо капитана озарила шкодливая улыбка. – А для меня и моей команды – женщина на корабле – к удачному плаванью!

– Хочу вас разочаровать, но за этих женщин я заплачу полновесными монетами, – остудил их Дерран. – Они не из тех, кто привык путешествовать, расплачиваясь телом.

– Из благородных, что ли? – мигом поскучнел Рэндом.

– Они наши невесты! – неожиданно брякнул Лекс и нашел меня взглядом. Я почувствовала, как щеки стремительно заливает пожар. Для Деррана и Таниты это заявление тоже оказалось неожиданностью. Даже Сэм поперхнулся и натужно закашлялся.

– О! Очень приятно. Что же вы сразу нас не предупредили? Мы бы не позволили себе вольностей в беседе, – наконец опомнился Веррд и склонился перед нами в низком поклоне. – Рад приветствовать принцесс на борту своего корабля.

– Прошу следовать за нами. – Рэндом повторил поклон и вслед за капитаном заспешил к зеркалу перехода, все еще открытому неподалеку от белоснежного красавца корабля, на боку которого золотыми буквами было написано «Эрлина».

– Шерркх камба ра жокх?! Силийар?! – вдруг выпалил Сэм, явно желая всего хорошего Деррану, а после, не дожидаясь ответа, зашагал к кораблю.

– А… может, объяснишь, зачем ты решил так всех удивить? – проводив Сэма взглядом, Танита посмотрела сначала на Лекса, затем на меня. – Ширин до сих пор прийти в себя не может!

– Танита, прекрати! – шикнула я.

– Просто интересно! – Она тут же бросилась в наступление: – Неужели кое-кто решился озвучить свои планы, касающиеся тебя?

Вместо ответа Лекс развернулся и направился вслед за Сэмом. Дерран лишь покачал головой и коротко пояснил:

– Все просто! Мы направляемся в Эльфириан, а там любая женщина, путешествующая с мужчиной – либо невеста, либо жена, либо содержанка. Или, быть может, вы предпочли бы, чтобы вас посчитали распутными девками?

Сгорая от стыда, я посмотрела в спину Лекса и… накинулась на подругу.

– Зачем? Ну, зачем ты?!

– Вот когда я тебе все расскажу, ты поймешь, зачем! – фыркнула она и, не дожидаясь меня, стремительно бросилась к переходу.

Вскоре мы оказались на прелестном, словно игрушечном, корабле. Матросов я вначале не замечала, пока не догадалась взглянуть наверх. На фоне темнеющего неба, среди парусов, я разглядела несколько силуэтов. Слава богам! А то я уж было решила, что мы попали на корабль-призрак.

Что-то тихо приказав, капитан отпустил мага, а сам привел нас к небольшой прямоугольной постройке, приютившейся между двух мачт в центре палубы. Мы остановились возле трех выстроившихся рядком дверей. Веррд по очереди распахнул их, выставляя напоказ крошечные каюты, в которых помещались узкие лежанки и что-то вроде сундуков, заменяющих столы.

– Устраивайтесь. Я уже приказал Рэндому перебраться на время плавания в трюм. К матросам.

– А… – Танита явно была сегодня в ударе. – Как же мы здесь поместимся? Каюты – три, а нас, насколько вы могли заметить – пять.

– Не переживай, любимая! – мурлыкнул Дерран. – Выбирайте себе любые две, а мы переночуем в оставшейся.

– А я вообще могу переночевать с матросами в трюме, – буркнул Сэм, отчего-то волком поглядывая на брата. – Там отыщется и еда, и выпивка.

– А еще кости и карты! – подначил его капитан. – Отличная идея! Было бы неплохо выиграть немного деньжат у вашей светлости, так сказать, на развитие бизнеса.

Вдруг корабль легко вздрогнул и задрожал, как будто где-то в его глубине заработали тайные механизмы. Послышались голоса. Я оглянулась. На разных концах палубы раскрылись неприметные люки, из которых шустро принялись выбираться матросы. С любопытством поглядывая на нас, они с ловкостью обезьян вскарабкались на реи, и вскоре над белоснежным кораблем, словно крылья, наполнились ветром такие же белоснежные паруса.

– Мы еще посмотрим, кто кого, господин Веррд! – не остался без ответа Сэм, поглядывая на медленно исчезающий в вечернем сумраке город.

– О, да! Берегите вашу посудину, Веррд! – усмехнулся Дерран и бросил в полумрак крайней каюты мешок. – Сэм у нас просто ас в азартных играх!

– Даже не мечтайте, мой принц! – шутливо поклонился капитан. – Против моего помощника вам не выстоять!

– Вы о Рэндоме? – Сэм снисходительно приподнял одну бровь.

– Нет, о другом!

Я нахмурилась, заметив, как глаза капитана на миг из желтых сделались лазурными, и замерла в догадке.

– Ваш помощник – Стихия?

– Можно я оставлю мои секреты при себе, госпожа! – посерьезнел тот. – Но смею заверить, мой помощник никому из вас не причинит зла!

Внезапно на палубе началась суета, раздались испуганные крики матросов, но весь этот гомон заглушил истошный вопль Хранителя. Я даже на мгновение подумала, что у меня взорвется голова.

«Тени! Спасайсабегиплыви! Тени!!!»

Тени?

Я растерянно оглянулась, пытаясь понять, откуда ждать беды. Тут на меня кто-то навалился, сбил с ног, и последнее, что я увидела, прежде чем оказаться на теплой палубе – потемневшее от черных крыльев небо. Затем небосвод взорвался двумя вспышками, и перед чудовищами раскинулась накрывшая корабль светящаяся полусфера. Спасаясь от ее мучительно-яркого света, я закрыла глаза. Над морем пронесся полный бессильной ярости рев, перешедший в леденящий душу вой.

– Ширин? Ширин! – Мне в плечи вцепились сильные пальчики подруги. Я попыталась открыть глаза, ответить, но поняла, что не могу. Какое-то странное сонное оцепенение опутало меня.

– Это… наверное, я не рассчитал сил… – виновато вздохнул над моим ухом Лекс и тихо спросил: – С нею все хорошо?

– Сила есть – ума не надо? – раздался в ответ ворчливый голос подруги. – Поднимай ее! Да аккуратнее!!! И в каюту! Что, она так и будет тут до утра прохлаждаться? Сначала чуть не убил, а теперь волнуется!

Я почувствовала, как меня подняли сильные руки, и даже мысленно улыбнулась. Все, теперь мало никому не покажется! Танита не отстанет, пока не увидит меня на ногах!

«Вообще-то на ногах ты будешь довольно скоро. – Перед моим внутренним взором возник сиреневый, лопоухий дракончик с пестрыми, словно у бабочки, крыльями. – А пока ты просто спишь, и… прости за этот сон».

«Риссар? То есть… ты хочешь сказать, что ты мне снишься? А где… – Я поморщилась, вспоминая. – Драконы? Много черных драконов, летящих на корабль?»

«Ага. – Мой Хранитель потешно хрюкнул. – Они, наверное, до сих пор там летают… Танита и корабельный маг поставили купол, но я применил магию времени… Для них вы просто исчезли, а на самом деле я придал событиям ускорение. Вы теперь чуть дальше, чем должны быть. Точнее, гораздо дальше от берега, и если ничего не произойдет, прибудете в Лиин-Тей аккурат к часу чествования короля Киариса. Жаль только, наши враги теперь знают гораздо больше обо мне…»

«А… Тени… Это…» — Да что со мной? Откуда подобное косноязычие?

«Ага. – Риссар неторопливо взлетел. – Это Тени. Армия Хранительницы твоей сестрицы!»

«А может…»

«Не может! И вообще, тебе пора просыпаться, я и так сделал слишком много как для тебя, так и для того, чтобы окончательно испортить свое существование. И… я готов стать твоим полноценным Хранителем. – Он потешно оскалился острыми мелкими зубками, подмигнул и вдруг заговорил голосом Таниты: – Ширин? Ширин! Шириин…»

Я распахнула глаза и, разглядывая лицо подруги, спросила:

– А где Риссар?

Танита

Я успокоенно выдохнула, услышав тихий голос подруги (хвала богам, жива!), и сделала участливое лицо. Подумаешь, заговаривается… а ведь еще не то могло быть!

– Риссар, это кто?

– Дракон! Мой. Он со мной говорил! – ответила Ширин.

– Аааа… понимаю… – Я скинула сапоги, забралась на довольно мягкую лежанку и, скрестив ноги, уселась возле нее. – И что твой дракон говорил?

– Привет тебе передавал! – Ширин поморщилась, потирая плечо, осторожно села и со стоном привалилась к стене. – Может, расскажешь, что произошло?

– Кто бы объяснил и мне. – Я не сдержала вздоха. – Даже твой суженый ходит и удивляется… Кстати, что касается тебя, я тоже грешила на него. Думала, зашиб, когда ронял, спасая таким оригинальным способом от целой стаи драконов, которые, кстати, куда-то внезапно подевались! Зря только энергию тратила, вместе с Рэндомом купол над этой посудиной устанавливала… – Беззаботно тараторя, я посматривала на изменившуюся Ширин, а она, подтянув колени к подбородку, задумчиво сидела, разглядывая темное небо в проеме распахнутой настежь двери. – Так вот, все думали, что ты потеряла сознание. Лекс принес тебя в каюту и даже попробовал применить магию Жизни… А ты все спишь и спишь… Знаешь, как я испугалась?

– Догадываюсь… – Ширин несмело улыбнулась и посмотрела мне в глаза. – Ты всегда меня берегла…

– Да ладно тебе! – Я нерешительно придвинулась к ней и обняла за шею, радуясь, что она не видит моих навернувшихся слез. – Ты же знаешь, что бы ни случилось, мы вместе пройдем этот путь до конца.

Она отстранилась.

– Я вспомнила! Мне приснился мой Хранитель, и он согласен на обряд Слияния! А потом…

– Потом все будет хорошо! – Я улыбнулась.

– Кстати, что произошло в таверне? – На дне непривычно светлых глаз Ширин проснулось любопытство. – Ты что-то хотела мне рассказать?

Таверна…

Имею ли я право рассказать ей все, что услышала? Все, что говорила Лексу Тень? Из ее слов я поняла, что он как-то использует Ширин, но я видела искреннее отчаяние на лице охотника, когда он только что пытался привести принцессу в чувство. Он был искренен в своей тревоге, а значит, вряд ли он причинит ей вред, и все же… Это касается будущего моей единственной подруги!

Нет, она должна знать!

– В таверне… – Я замялась, не зная, как начать. – Рика… гм… одна девушка… превратилась в Тень. Лекс на пару с Робом с ней справились, но вот только… Лекс…

– Что? – В глазах Ширин плеснулась тревога. Она отстранилась, глядя на меня. – Он ранен?

– Нет. – Я отмахнулась. Кажется, это будет непросто, и все-таки попробую… – Эта… Тень сообщила по секрету, что ждет в таверне своего попутчика. Сандра.

Пальцы Ширин впились мне в руку.

– Он все же был там?! Так вот почему Лекс запретил мне идти с ним!

– Тихо! – Я прижала палец к губам и повторила: – Тихо!

Пусть за стеной уже давно не было слышно приглушенных голосов, хлопнули двери, а удаляющиеся шаги сообщили, что наши спутники решили прогуляться по палубе, но все же…

– Да нет! – Я понизила голос до шепота: – Не было там никого! В общем, Рика и трактирщик поссорились. Рика превратились в Тень. Затем пришел Лекс, и… короче, дело не в этом! Перед тем как вернуться за Грань, Тень сказала Лексу, что ищет тебя. И что она знает, зачем он везет тебя во Вселесье. И о его планах на тебя. Будто Лекс хочет стать королем, избежав чакарата! Я думаю, тебе не стоит обращать внимание на слова Тени. Но нужно о них знать…

Я заглянула подруге в глаза.

Она нахмурилась, помассировала виски.

– Значит, вот оно что! Единственная составляющая наших отношений и то, зачем Лекс помогает мне – все-таки корона Вселесья? С другой стороны, логично! Зарин исчез, король Шарид болен, и я – единственная прямая наследница клана Убийц Ночи!

– Ширин, не надо поспешных суждений! – Если она сейчас устроит Лексу показательную казнь, в этом буду виновата я! А ведь хотела, как лучше! – Это всего лишь слова Тени! Не нужно придавать им такого значения!

– Ты права! – Ширин вдруг стремительно поднялась. – Я не буду гадать! Просто спрошу его самого!

– Ширин! Подожди! Не делай глупостей! – Вскочив, я встала на пороге, пытаясь сообразить, как ее задержать. Одумается, остынет, а там, глядишь, и забудет! – Может, покушаешь? Пока ты спала, нам принесли кашу с мясом и вино…

Я указала на сундук, где стояла тарелка с остывшей кашей и кружка кислого вина, но Ширин, казалось, меня даже не услышала.

– Пропусти! – коротко выдохнула она, и я послушно отступила, заметив в ее глазах хищные огоньки.

Все-таки зря я ей все рассказала!

Зал совета был еще полон, когда за Ирзой захлопнулись двери. Вековые традиции приказывали властителям По́лыни уходить первыми, дабы дать придворным право оценить мудрость или заметить ошибки правителя. О том и о другом ей в любом случае сообщат шпионы. Хотя на этом совете вряд ли будут недовольные. Те, кто был советниками родителей, куда-то исчезли. До сих пор нет парламентера с горы Снов. Да, она сказала, что Берша убила Ширин, но почему до сих пор в храме Снов нет нового учителя? Через две недели ей исполняется восемнадцать… а все словно забыли о предстоящем обряде Вызова! Или… всем наплевать на нее?

Впрочем, нет! Скорее всего, еще никто не понял, что происходит. Умница Герада не спешила с обрядом полного Слияния и была осторожна, позволяя ей обращаться в дракона очень редко.

Губ Ирзы коснулась улыбка. Как же она любила эти полеты, эту мощь, это бесконечное могущество, которое она познала благодаря Гераде! Как же ей повезло, что Тень выбрала именно ее, а не Ширин! А еще… драконица была права! Во всем! Абсолютно! Власть над древнейшим городом, над страной должна достаться ей, настоящей наследнице королевского рода. И тот факт, что родители когда-то удочерили Ширин, не дает сестре права претендовать на то, что ей не принадлежит!

Мрачный, каменный коридор закончился, и принцесса вышла в сад. Уже шесть дней прошло с тех пор, как ею был отдан приказ найти Ширин. Отсутствие новостей настораживало, но… у нее еще есть время, чтобы избавиться от приемной сестрицы.

Перед глазами встало дерзкое, красивое лицо Ширин. Как-то раз Айна обмолвилась, что отец не мог поступить иначе и, взяв в королевскую семью Ширин, лишь частично отдал долг крови.

Но чужая по крови и по духу Ширин, тем не менее, сразу вызвала у Ирзы ревность. Теперь во взгляде матери она видела искреннюю нежность не только к ней, родной дочери, но и когда та смотрела на приемную! Сколько Ирза помнила, родители никогда не отдавали предпочтение одной из них, пытаясь сблизить сестер, но тем самым стремительно копали между ними огромную яму.

Навеянная воспоминаниями злость переросла в тревогу, а тревога усилилась чувством вины и сожаления. Ощущение катастрофы, которую нельзя предотвратить, возросло.

Что же она наделала!

«Не волнуйся, дорогая! Просто доверяй мне! – раздался в мыслях Ирзы ласковый голос Хранительницы. И вновь, как всегда, когда та с ней говорила, в сердце воцарилось безмятежное спокойствие и невероятно прекрасное чувство собственной правоты. – Скоро ты не будешь печалиться и сможешь сама вершить свою великую судьбу!»

Ирза невидящим взглядом уставилась на теряющиеся в вечерней дымке леса. Конечно, она поступила правильно! Скоро, когда королевство будет принадлежать ей и наладятся отношения со странами-союзниками, она попросит Гераду выпустить родителей из плена. И те ее поймут!

Принцесса мотнула головой, отгоняя мысли, и сжала кулаки. Она не позволит, чтобы трон По́лыни перешел к приемной самозванке.

«А у меня для тебя хорошие новости! – снова мягко зазвучал голос драконицы. – Одна из моих верных подданных сообщила, где искать твою сестрицу и даже клинки! Не так далеко отсюда… Всего два дня пути или… миг полета! Возможно, то, что не смогла сделать грубая сила, сможет сотворить магия».

Волнение сдавило горло.

– Что… Что ты хочешь сказать?

«Лишь то, о чем ты и сама догадываешься! Пришла пора начать обряд Слияния. О, не бойся! Тебе нужно всего лишь наслаждаться полетом, моя королева! Всю грязную работу, как всегда, сделаю я! Кстати, твои подданные тоже решили порадовать тебя новостями».

– Что это значит?

«Обернись».

Легкие шаги чуть слышно прошуршали по траве сада.

– Госпожа?

Улыбка коснулась губ Ирзы, когда она узнала в этом мягком вкрадчивом теноре голос избранного ею лазутчика. Расчетлив, не упустит своего, а главное, он – никто. Лучшую кандидатуру невозможно сыскать. Довериться слугам, все еще любившим и помнившим королеву, она не могла. Пусть свидетелей разыгравшейся трагедии не было, ей нужно оставаться предельно осторожной. Если Стихии и За Зу узнают, куда делась Хранительница Равновесия – ни ей, ни Гераде не поздоровится. Не посмотрят даже на то, что она – единственная, в ком сейчас течет кровь правящего рода…

Ирза развернулась к послушно ожидавшему ее ответа слуге.

– Слушаю.

Тот поклонился и неторопливо начал:

– Буду краток. Вашу сестру сегодня видели в Сильвиорсе, затем она и ее спутники сели на корабль и покинули город.

– Спутники? – Ирза усилием воли заставила себя не выдать эмоции. Благосклонно кивнув, она сделала вид, что залюбовалась пестрым цветком. – Кто помогает преступнице?

– Мои люди узнали единственную дочь главного советника Ильсара, а также двух принцев Эльфириана, последние несколько лет находившихся в закрытой воинской школе на территории Подгорья.

– И? Куда все они направляются?

– Мы думаем, они едут в Лиин-Тей, – охотно поделился предположением шпион. – В столице завтра намечается грандиозный праздник в честь короля Киариса, на котором он наконец-то должен будет выбрать следующего короля Эльфириана. Возможно, принцесса Ширин…

– Достаточно, – перебила его Ирза, – твои размышления мне неинтересны! – Бросив ему мешочек с монетами, она приказала: – Сейчас не предпринимать никаких действий. Просто наблюдать. Как только принцесса Ширин решит уйти из Лиин-Тея – проследить ее дальнейший путь и донести мне. – Она раздраженно отмахнулась, отпуская слугу, решившего отвесить ей еще один поклон, а когда он развернулся и направился к арке, за которой плескалась темнота дворцового коридора, окликнула: – Кстати, где именно она остановилась в Лиин-Тее?

Шпион замер и поспешно обернулся.

– Моя госпожа, как я уже сказал, прошло лишь несколько часов, как все они сели на корабль торговцев в Сильвиорсе, значит, в столице они окажутся только завтра к вечеру. Конечно, если морские боги будут им благоволить…

– А… да. Верно. – Ирза прикусила губу. Надо же, так разволновалась, что даже пропустила самый важный момент! – Ступай.

Проводив его взглядом, Ирза направилась по усыпанной белоснежным песком дорожке. Дворцовый сад с детства всегда был ее самым любимым местом. Именно сюда, сославшись на усталость, она удирала от нравоучений ее многочисленных наставниц и придворных дам.

Эти времена давно прошли, но сад остался. И сейчас он вновь выручит ее.

«Принцы? Значит, твоя сестренка решила заручиться поддержкой будущего правителя и побороться за власть?» – промурлыкал в ее мыслях голос Тени.

Ирза прищурилась.

«Нужно помешать ей вернуться».

«Что ж, можно попробовать одним махом избавиться от всех проблем… Знаешь, мне не хотелось бы торопить события, но они сами желают поторопить нас закончить обряд Слияния».

– Ты о чем?

«Нас ждет первое испытание. Не хочешь полетать?»

Глава 15

Ширин

Как хорошо побыть в одиночестве!.. Как хорошо ни о чем не думать, ничего не бояться, ни о чем не сожалеть!.. Как хорошо!..

Вырвавшись из каюты, где даже воздух, казалось, пропитан какой-то непривычной болью, я не стала стучаться в запертые двери, как пообещала Таните. Просто прошла на нос корабля, летевшего по дорожке из призрачного света Силанны – ночного солнца бродяг, Теней и… влюбленных. Совсем недавно я даже не представляла, что такое чувствовать боль и радость другого человека, не знала, каково это засыпать и просыпаться с надеждой провести еще один день рядом…

Лекс… Охотник, бродяга и… Кто он? Я поймала себя на мысли, что ничего, вот ничегошеньки не знаю об этом мужчине, но меня сводит с ума его улыбка, прищур его всевидящих, ласковых глаз…

Как глупо!

Я тихо рассмеялась, пытаясь смехом прогнать невольную пелену слез.

Как глупо было думать, что и он чувствует что-то подобное! Да, я выросла в королевской семье, и я знаю, что перед силой власти меркнут и исчезают любые чувства. А еще долг! Пусть я была еще ребенком, но я помню день, когда погиб мой отец. Король Шарид (тогда я его еще могла называть дедушкой) пришел в детскую и просто сказал: «Твой отец исполнил свой долг и погиб, сражаясь за власть». А через месяц я уезжала со своим приемным отцом. Я знала, что именно он оставил меня сиротой, но в моей душе не было места для ненависти к нему. Своим детским умом я понимала, что он вынужден был это сделать, ибо он тоже слуга и должник страшной старухи по имени Власть…

Наша встреча с Лексом и наш предстоящий брак – лишь условность. Если бы я своим рождением не была нужна его роду, он никогда бы не попросил у Айны моей руки. Никогда… А теперь… он вынужден рисковать жизнью, спасая меня от Теней, чтобы тоже исполнить свой долг и вернуть корону правителей Вселесья клану Белых волков!

Я подставила лицо ласковому ветру и закрыла глаза, не замечая, как непрошеные слезинки катятся по щекам. Вдруг чьи-то пальцы коснулись моей щеки, и над ухом раздался мягкий голос того, кого бы я страстно хотела никогда не встречать в этой жизни.

– Кто обидел мою принцессу?

Стараясь не выдать то, что сейчас творилось в моем сердце, я взглянула в его внимательные серые глаза и отвернулась, поспешно вытирая предательские слезы.

– Ты чего-то хотел?

– Да. Я заходил в вашу каюту. Танита сказала, что ты очнулась и куда-то ушла… – Он помолчал, шумно вздохнул и тихо произнес: – Вот… пришел извиниться…

– За несколько шишек и ободранный локоть? – Я развернулась. Боль и плаксивое состояние сменила здоровая злость. – Все в порядке. Хотя я ожидала от тебя чего-то большего. Например, перелом позвоночника. А что? Главное, что жива! И на церемонии смогу сказать «Да». Привезешь во Вселесье, сдашь на попечение знахарей, и все! Гуляй… и радуйся!

– Шеркх! – ругнулся Лекс, встал рядом, облокотился на перила и вдруг усмехнулся. – Не знал, что ты этого хочешь, а то бы исполнил в лучшем виде!

– А еще ты не знаешь, что больше всего в этом мире я ненавижу ложь. И считаю, что тем, кто хоть единожды солгал, не будет веры никогда! – Я прищурилась, разглядывая его омытый лунным светом профиль.

– А я больше всего в этой жизни ненавижу глупцов и болтунов. И считаю, что и те, и другие повинны во всех бедах этого мира. – Он посмотрел на меня. – Может, обменяемся еще какими-нибудь ценными сведениями о нас?

– Ну, если хочешь… – Его ответ окончательно разозлил меня. МЕНЯ – которую не могла вывести из себя даже надменная Ирза! Почему я так реагирую на него? То хочется всегда быть с ним рядом, то уйти и больше никогда не встречаться? – Тогда вот тебе вопросы, на которые я бы хотела услышать предельно честные ответы, если, конечно, тебе известно слово Честность! Почему ты мне сразу не сказал – кто ты?

– Ты и сама обо всем догадалась… – Его губ коснулась вежливая улыбка.

– Зачем ты мне помогаешь?

– Это мой долг. – Не заставил себя ждать высокопарный ответ.

– Долг? – Чувствуя, что не в силах больше сдерживаться, я расхохоталась. – Долг перед Белыми волками? Перед Вселесьем? Ты попросил моей руки у Айны вовсе не потому, что хотел видеть меня своей королевой, а для того, чтобы стать королем? Из-за твоего проклятого ДОЛГА я потеряла всех, кто был мне дорог! Всех!

Первая судорога свела мое тело так, что затрещали кости. Из горла вырвался рев и тут же сменился воем. Я больше не смогу сдерживать пантеру. Пришло ее время…

Я упала на палубу и забилась, словно в приступе падучей, чувствуя, как все во мне готовится к превращению. Боль сменилась сладкой судорогой изменяющегося тела.

Лекс бросился ко мне.

– Ширин, прости… Я хотел, хочу все тебе рассказать, только…

– У-хо-ди! – Из пересохшей глотки раздался хрип. Скоро я не смогу произнести ни слова. Уж лучше предупредить заранее. Зверь не простит ему мои обиды. А я не хочу, чтобы он пострадал…

– Ну нет, моя дорогая, с твоей второй половинкой я уже знаком, и мне она нравится гораздо больше. – Его глаза оказались совсем рядом. – Думаю, что и я ей тоже.

– Шеркх! Уходи! Я-а-а-ууар! – Все. Кошка решила, что я слишком много говорю… Затрещала одежда. Сознание привычно раздвоилось… И последняя мысль, которую я запомнила в сознании человека, была: боги, пожалуйста, пусть я не причиню ему вреда!

…Я очнулась, прислушиваясь к чувствам, оставшимся от моей второй половинки: боль, беда, гнев… Кто посмел меня обидеть?!

Рявкнув, я вскочила, отряхнулась, сбрасывая с себя какие-то тряпки, и огляделась.

Порву любого!

И тут я заметила рядом шевеление. Прыжок, и клыки замерли на расстоянии волоса от пульсирующего горла мужчины, а он даже не сделал ничего, чтобы защититься от неминуемой смерти. Только медленно поднял руку, и его пальцы нежно принялись почесывать мне за ухом.

Мра-ау-у… Нет… он не враг… Какой у него знакомый запах…

Запах… сводящий с ума…

Я робко лизнула его в щеку.

– Здравствуй, моя родная… Моя девочка… – Вторая рука по-хозяйски легла на холку. – С тобой мы легче договоримся… Только пообещай, потом все объяснить себе-человеку… Обещаешь?

Он прижался ко мне лбом и, не прекращая поглаживаний, заговорил:

– Ты – мое спасение, моя награда, моя свобода. Но… ты принадлежишь не мне. Я обещал привезти тебя, но я не знал, что будет так больно тебя отдать… Да, ты права… Долг… Из-за этих непонятных долгов и я растерял всех, кого любил больше жизни… – Он отстранился, не выпуская меня из рук… таких мягких… таких нежных… и заглянул в глаза. – Я не знал, что встречу тебя… Нет, не так – ТЕБЯ! Не знал… И… поверь, я не знаю теперь, что мне делать… И я не лгу тебе… Я просто не знаю… не представляю, как тебе все это рассказать… чтобы ты поняла… и приняла… Прости меня, Ширин!

– Ау-у-ур! – Из моей глотки вырвался стон. Боже… по сравнению с его болью боль моей половинки просто… глупость! Обида маленькой девчонки… Ну… не плачь… Мой… любимый? Вместе мы со всем справимся! – А-а-ау-у-уррф!

Как сложно говорить! Как же это делает моя ипостась? Как ему все это сказать? Объяснить? А! Вот как!

Я лизнула его в лицо и еще раз, и еще… Какие у него соленые щеки…

Он рассмеялся…

– Ширин! Перестань! Прекрати! Хватит меня умывать! Ширин! Фу!

Ага! Смеется! Значит, ему уже не так больно! А если…

Я, играючи, опрокинула его на палубу. Он притянул меня к себе, и мы покатились по гладким доскам. Рычание и смех… Смех и рычание… Гармония…

Только бы подольше не решила вмешаться моя половинка…

Человек!

Пф…

Танита

Идти за Ширин я не решилась. Ощущение вины усилилось, но… Я поступила правильно! Какая я подруга, если утаю от нее хоть что-нибудь?

Я покосилась на нетронутый ужин. Ширин это есть точно не будет, а за свежей порцией можно и сходить. На кухню…

Радуясь тому, что нашла себе занятие, я подхватила поднос и вздрогнула. Проем двери загородила плечистая фигура.

– Танита? А где Ширин?

Лекс! Шеркх!

Я едва не выругалась. Надо же так подкрасться!

– А-а-а… она пошла прогуляться…

– Как твоя подруга себя чувствует?

– Да… ничего! – Я беззаботно пожала плечами. Не рассказывать же ему про дракона, привидевшегося Ширин. В конце концов, это не моя тайна. Захочет – сама расскажет.

– Угу… – Он еще мгновение стоял, буравя меня взглядом, словно надеялся прочитать мысли, затем так же бесшумно исчез. Словно и не было.

Я еще немного помедлила (ну вот… на ловца и зверь… так сказать…), вышла на палубу и остановилась, пораженная окружавшей красотой.

С темного бархатного неба на этот мир смотрел красный глаз Луны, разрезающей тревожным светом морскую гладь, а Луну окружали тысячи крупных алмазов – звезд. Правда, вдалеке их заслоняла небольшая тучка, но я решила не обращать на нее внимания. Во-первых, далеко, во-вторых, зачем зря тревожиться? Ну, тучка… Что такого?

На носу корабля я заметила две стоявшие рядом фигуры и поспешно направилась в другую сторону еще до того, как до меня донесся возмущенный голосок Ширин.

Интересно, где здесь кухня? А может, встречу какого-нибудь матроса, и он мне подскажет?

На возвышении у штурвала я увидела еще одну фигуру и торопливо направилась к ней.

– Эй, любезнейший…

Любезнейший решил отозваться (или проснуться?) раза с третьего.

– Чего тебе… госпожа?

– Я ищу кухню… Нужно отнести тарелки и взять еще одну порцию.

– Иди туда, где горит фонарь. И под ноги смотри. Мимо не пройдешь, – благословил меня ворчливый голос.

Ладно.

Впереди действительно призывно горел фонарь, тускло освещая открытый люк.

Значит, мне туда.

Аккуратно поставив брякнувший поднос у самого края, я встала на колени и, рискуя сверзиться, заглянула в полумрак, разбавленный светом еще одного фонаря.

Таак… В подпалубное царство уходила узкая лестница, у которой, выхваченный светом, скучал заставленный посудой стол. Рядом, на небольшой печи, стояли две огромные кастрюли, а сбоку в тени пряталась большая бутыль с чем-то темным. Никого не было, но я отчетливо услышала откуда-то из глубины задиристые песни и голоса.

Неужели придется лезть туда самой? А может, оставить посуду у люка? А потом отправить за едой Ширин?

А чего? Голод не тетка!

– Какой мне открылся изумительный вид!

Я едва не свалилась, услышав позади ехидный голос Сэма, и резко обернулась.

– За добавкой? – Он стоял в двух шагах от меня, сияя белозубой улыбкой.

Нахал!

Я поспешно поднялась.

– А я вот посуду принесла.

– А, понятно. Отрабатываешь? Ты вроде обещала брату быть служанкой? – Он ехидно мне подмигнул.

– Не служанкой, а поваром, болван!

– Да это одно и то же! – отмахнулся он, шагнул мимо меня и спрыгнул в люк. Его не было мгновение, затем он снова вынырнул и, откровенно меня разглядывая, вдруг поинтересовался: – Слушай, может, пойдем, если не спится? Мы с парнями там вермут пьем и в кости играем! Присоединишься?

– А Дерран с вами?

– Не-е. Он… гм… в каюте остался. Сказал, что устал. А тебе зачем? – запоздало насторожился Сэм.

– Просто хочу спросить, не нужно ли чего. Долг ведь надо отрабатывать. – Я обреченно развела руками, разглядывая его красивую, совсем юную мордаху, озаренную бликами ночного светила.

– А-а, – тут же успокоился он. – Ну… иди, если он, конечно, не спит, а потом возвращайся!

– Обязательно. Захватишь посуду? – Носком сапога я пододвинула поднос с тарелками к краю. Нет, если Ширин нужно, пусть сама идет на кухню!

– Давай! – покладисто согласился он, взял поднос и, уже почти исчезнув в трюме, попросил: – Только не обмани! Я буду ждать.

Ведь может быть милым… когда захочет!

Ничего не ответив, я развернулась и зашагала обратно к каютам.

Дерран!

Так и знала, что кто-то из мужчин остался!

Подойдя ближе, я задумалась. Выбор небольшой – вернуться в каюту и дожидаться Ширин или… поболтать с Дерраном?

Хм… Почему бы и нет?

За одной дверью никого не оказалось. Я подошла к другой двери и только собралась ее открыть, как над ухом раздалось:

– Танита?

Я подпрыгнула, будто ужаленная, повернулась и уставилась в горящие желтым огнем глаза стоявшего позади эльфира.

– Шеркх! Ты меня напугал! – Я почувствовала от него легкий запах чего-то горячительного, явно принятого там же, куда направился младший принц. Шеркх, этот маленький негодник мне солгал! Это явно заговор! Ведь, по уверению Сэма, его брат не выходил из каюты! В таком случае, откуда Дерран пришел, да еще навеселе?

– Не меня ищешь? – мурлыкнул он.

Я невольно залюбовалась им. Как всегда, безупречен… Даже в этой потрепанной одежде наемника. Темные волосы, позолоченные червонным золотом лунного света, рассыпались по плечам, затянутым в черную ткань рубашки. Верхние пуговицы то ли специально, то ли нарочно оказались расстегнутыми, не скрывая смуглую, мускулистую грудь. Узкие брюки заправлены в остроносые высокие сапоги.

«Интересно, а куда он дел ножны? Проиграл в кости?

Боги, ну и мысли иногда приходят…

Зря я сюда пришла. Бежать, Танита. Бежа-ать!»

– Нет. Иду спать. – Я сделала шаг в сторону. Он тоже.

– До рассвета еще очень долго. Кто ложится в такую рань? Не желает ли госпожа составить мне компанию? – Его желтые глазищи приблизились.

– Боюсь, что сейчас моей компании желает выпитый тобой вермут, а не ты сам!

– Вот как? Мы для вас слишком плохи? – Он навис надо мной, заставив вжаться в стену. – Конечно! Даже представить себе нельзя, что ты – дочь главного советника Объединенного королевства, сможешь принять такого, как я, – выродка канувшей в прошлое расы!

До меня вновь донесся запах терпкого вина.

– Вообще-то, – я смело посмотрела в его янтарные глаза, – я шла сюда, чтобы скоротать время с другом, которому доверяю, поговорить и попросить совета. Но, видимо… в другой раз.

– Ну уж нет! – Он толкнул дверь, шагнул ближе, и я вдруг почувствовала, что за спиной больше нет опоры, попятилась и упала на низкую, туго набитую чем-то мягким лежанку. – Пара стаканов вермута не помешают мне насладиться общением с тобой!

– Не подходи! – Я выставила перед собой ладонь с зарождающейся в ней молнией. – Мне плевать, что ты принц!

– А мне плевать, что ты дочь другой расы! – Он мрачно усмехнулся, постоял надо мной, словно о чем-то раздумывая, затем опустился рядом и закрыл лицо руками. – Наверное, ты права. Я сегодня пьян, и тебе лучше уйти.

Угроза, исходившая от него еще мгновение назад, растаяла без следа. Я сжала руку в кулак, сминая молнию, и села рядом.

Ой-ей… кажется, двумя стаканами тут не обошлось, но уходить не хотелось… Я нравлюсь ему, иначе зачем все эти разговоры. Я постоянно чувствую на себе его взгляд, и эта идея с липовыми невестами…

– А… можно я останусь? – Я покосилась на него. – Ширин еще не пришла, и… мне почему-то жутко одной…

Дерран отнял руки от лица и посмотрел на меня.

– Ты правда хочешь остаться?

– Мм… как друг! – От его взгляда меня бросило в дрожь и захотелось оказаться как можно дальше отсюда. Значит, все, что говорят об этой расе, – правда? Соблазнить одним взглядом, свести с ума одним поцелуем… – Не смотри на меня… так…

– Ты меня боишься?

Я с улыбкой покачала головой.

– Не тебя… Себя. Кстати, у меня есть жених. Точнее, кандидат в женихи. По задумке отца, мы должны были пожениться, когда я закончу курс Стихий, но сейчас…

Дерран качнул головой.

– Я тебя ему не отдам… – И вдруг попросил: – Расскажи о себе? Как ты познакомилась с принцессой Ширин?

– О! Я ее знаю с самого детства. Мой отец, как тебе известно, главный советник. Раньше он был приближенным королевы Айны, и я почти все время проводила в играх с дворцовыми детьми. Среди них была и Ширин. – Я улыбнулась воспоминаниям и, заметив вопросительный взгляд Деррана, пояснила: – В детстве она была очень ранимым ребенком, близко принимала любые обиды, а я всегда защищала ее от обидчиков. В дворцовую школу мы тоже пошли вместе, поэтому я хорошо знаю не только Ширин, но и ее сестру. И то, что сделала Ирза, не укладывается у меня в голове! – Я криво усмехнулась, разглядывая короткий прямоугольник лунного света, падающий на лежанку. – После школы мы впервые расстались с Ширин. По настоянию королевы, она перешла в ученики к Бершу, в Храм Ушедших на горе Снов, а за меня распорядилась судьба. В тот год сильно заболела и умерла мама, у отца не было времени, чтобы заниматься мной, и он предложил мне выбор: продолжить обучение в закрытой школе Стихий или… выйти замуж.

– Все в наших руках. Да, жизнь может очень сильно изменить, но обессилить или закалить – решать нам. – Он вдруг скользнул пальцами по моей ладони, заставив меня вздрогнуть. Я отдернула руку и посмотрела в его глаза.

– Откровенность за откровенность! Вы с Сэмом направляетесь в Лиин-Тей на день Чествования вашего отца? Что было в записке, которую ты так старательно разглядывал в таверне Роба?

– А ты уверена, что не работаешь внештатным дворцовым шпионом? – Дерран достал из рукава сложенный вчетверо листок. – Это официальное уведомление о назначении даты, когда наш отец передаст трон одному из нас. Но… меня больше волнует то, что часы, отпущенные ему, истекут до того, как мы прибудем во дворец.

– Если это так срочно, почему вы не воспользовались переходом?

– Границы любого государства очень хорошо защищены от магического вмешательства. Если делать все законно, то мы должны были обратиться к королеве Объединенного королевства с просьбой о разрешении перемещения. Та сообщила бы советникам Лиин-Тея, и только потом они бы открыли зеркало перехода. А в свете последних событий, мы бы и вовсе рисковали не попасть в Эльфириан, дожидаясь разрешения где-нибудь в подземелье По́лыни. – Он снова посмотрел на меня и вдруг подмигнул. – Если честно, это все отговорки! Подумай, как я мог отказаться от приятной дороги с такими попутчицами? К тому же нам невероятно повезло, что я встретил суденышко Веррда.

– А кто для тебя Веррд?

– Капитан «Эрлины». – Дерран едва заметно дернул плечом.

– Если не хочешь говорить, не надо! – Я решительно поднялась. Пора уходить. Его присутствие рядом нервировало, заставляя сердце биться так, будто оно вознамерилось выпрыгнуть. К тому же надо найти Ширин.

– Танита. – Он удержал меня за руку. – Я всего лишь показал, как неприятна порой неизвестность. А Веррд – хороший друг нашей немногочисленной семьи.

Да-да… я что-то слышала о трагедии, постигшей семью короля Киариса. Кажется, во всем была виновна Тень?

Скользнув взглядом по обвившим мою руку пальцам, я посмотрела на открытую дверь, поскрипывающую на ветру. Луна исчезла, и теперь свидетелями нашего разговора были только тучи, постепенно закрывающие яркие бусинки далеких звезд.

– Я, наверное, пойду? Уже поздно, а завтра нелегкий день.

– Да. Нелегкий, – согласился он и нехотя выпустил мою руку. Легкий ветерок коснулся моей кожи там, где только что к ней прикасались его пальцы. – В Южном море ночи коротки, как вздох. Спокойного сна.

Не глядя на него, я подошла к двери, но на пороге остановилась и обернулась.

– Дерран, а… правда, что эльфиры могут любую девушку свести с ума одним поцелуем?

Он легко поднялся и оказался так близко, что у меня закружилась голова.

– Не знаю. Не пробовал.

– А ты попробуй… – Я встретилась с ним взглядом, а в следующую секунду мир исчез, оставив меня наедине с морем, звездами и восхитительной нежностью его горячих губ.

Глава 16

Ширин

Открыв глаза, я даже не сразу поняла, где нахожусь. Дошло это до меня лишь тогда, когда я получила крепкий подзатыльник от стены. Затем стена куда-то делась, и я медленно поехала к другой стене, пока не затормозила, буквально встав на нее ногами.

Романтическое настроение, навеянное сном (или не сном?), исчезло моментально. Как я попала в каюту? Помню только ссору с Лексом и боль превращения…

Одежда!

Я оглядела вещи. Одернула рубаху, которая почему-то болталась на мне, как на пугале. Явно с чужого плеча, зато куртка и штаны – мои… Сапоги – тоже, а где…

Шеркх!

Сердце на миг перестало биться, когда рука коснулась пустых ножен.

Лекс! Предатель! Запудрил мозги моей второй ипостаси какой-то ерундой, а сам…

Вор!

Стоп!

А кто меня после обращения одевал?

Гнев и смущение заставили меня вспомнить крепкое ругательство и начать действовать. Старательно цепляясь за стену, я добралась до двери. Неужели шторм все же решил испортить наше путешествие? Надо посмотреть, что происходит, и найти Таниту. Впрочем, Лекса тоже надо найти и призвать к ответу!

Короткий крик, прорвавшийся сквозь завывание ветра, заставил меня пинком открыть дверь. Меня тут же с головы до ног окатил водопад горько-соленых брызг. Пытаясь сдержать зубовную дробь, я, качаясь, словно пьяный матрос, вышла на залитую водой палубу и замерла в восхищении: вокруг творилось нечто невероятное. Кораблик, вдруг сделавшийся маленьким из-за огромных, закрывающих небо волн, упрямо, как будто его кто-то вел за ниточку, прорезал себе путь к пытающемуся пробиться сквозь свинцовые тучи рассвету.

Очередная волна окатила меня, заставив вернуться в реальность, и, облизав блестящие доски, уползла в море.

«Ширин, ты должна укротить шторм, – голос Хранителя добавил уверенности. Подумаешь – шторм! – Почувствуй Стихию, вызвавшую эту бурю, и подчини ее. Кстати, это будет наше первое испытание. Помнишь слова, позволяющие нам стать одним целым?»

– Ты сошел с ума? Мы обернемся на глазах у матросов?

«Лишних зрителей не будет. Обещаю. Приступай!»

Так…

«Престол Воды»… Губы привычно зашептали слова заклинания, усмиряющего водную стихию. Не замечая холодных брызг и взбешенных волн, я раскинула руки, словно стараясь обхватить бушующее море. Теперь осталось только ждать…

Не знаю, сколько прошло, мгновение или вечность… И вот, когда море уже готово было подчиниться, а ураганный ветер унести свою мощь далеко-далеко, мне показалось, что я наткнулась на чье-то присутствие, чью-то силу, в несколько раз превышающую мою. Я даже не успела испугаться, когда дикий порыв ветра ударил мне в грудь и сбил с ног, забирая дыхание. Освобожденная вода обрушилась на меня со всех сторон. Палуба вдруг накренилась, и я поняла, что скатываюсь в море.

– Ширин! Какого… тебе не сидится в каюте? – Скольжение внезапно прекратилось. Я повисла, словно нашкодивший щенок, схваченная за ворот рукой Лекса.

Подтянув к себе, он помог мне подняться и, держась за привязанный к поясу канат, крепко ухватил меня за талию.

– Я сейчас помогу тебе добраться в каюту. Кораблю ничто не угрожает. Просто эта буря налетела так неожиданно. Рэндом и я сами ее усмирим. – Жмурясь от порывов ветра, он сделал шаг к едва виднеющимся постройкам, но я его остановила.

– Не нужно. Я останусь. Это мое первое испытание! – выпалила я, стараясь перекричать ветер.

– Что? Тебе это приснилось? – Он тряхнул головой, откинув падающие на глаза намокшие пряди. – Ни один смертный не может вот так, запросто, без разрешения, назначить себе испытание Стихиями! Ты не готова!

– Мне сообщил об этом Хранитель!

– В таком случае твой Хранитель сошел с ума!

– Возможно. Только скажи ему об этом сам! – Нда, если диалог продлится, я рискую охрипнуть. – Кстати, ты почувствовал еще чью-то магию? Мне показалось, что эта буря не случайна!

Не ответив, Лекс сделал из болтавшегося на поясе обрывка каната петлю и туго привязал меня к себе. В следующее мгновение я вновь ощутила чье-то присутствие.

«Нас выследила Тень! Быстро превращайся!» – запаниковал голосок Риссара.

Я взглянула на Лекса, в руках которого светился мертвенным светом маленький шарик молнии, и решилась.

– Лекс… – скорее прошептала, чем произнесла я. Неважно, услышит он или нет, главное – сказать. – Я вспомнила все, что ты говорил мне этой ночью. Мне – зверю. Ты зря старался, устраивая мой брак. Я не выйду замуж, даже ради спасения целого мира, если только не буду любить. И… спасибо, что присматриваешь за моим клинком.

Короткое заклинание на выдохе, и тугая веревка, связывающая нас, расплелась сама. Волна будто только этого и дожидалась. Набросилась на меня, как раненый зверь, впившись холодом, словно сотнями когтистых лап. Все еще видя перед собой глаза Лекса, я набрала в грудь воздуха и прокричала:

– Химмаар сирай зам дерег! Брек зар! Шаир! Хранителю доверяюсь, Хранителю поклоняюсь, Хранителю дарю-у-у! – Когтистые лапы потащили меня в пучину. Лекс опомнился и бросился за мной, но было поздно. Я перевалилась через борт, и меня приняло в себя море.

Первые секунды я отрешенно, словно со стороны, наблюдала, как погружаюсь все глубже и глубже. Возле меня стайками шныряли рыбы. Мимо, даже не заинтересовавшись добычей, величаво проплыла какая-то серая громадина.

Здесь не было бури, ветра и стегающих бичей дождя. Меня объял покой. Странно, но даже вода не казалась здесь ледяной.

Затем в голове зародился страх и тут же перерос в панику. Воздух! Он скоро закончится! Я подняла голову, глядя на робкий, зовущий, но такой далекий свет наступившего рассвета. Мне не успеть! Значит, нужно обойтись своими силами. Заклинание воздушной сферы…

Ну же!!! Вспоминай!

А в голове ни единого слова! Будто я никогда не учила это заклинание!

Паника переросла в ужас. Я из последних сил задергалась, пытаясь вырваться из морского плена, понимая, что меня уже ничего не спасет. В отчаянье я сделала жадный вдох, затем еще и еще….

Я дышу?!

«Но больше всего меня умиляет, что ты этому удивляешься», – раздался голос Риссара так, словно я произнесла это сама.

«Под водой?» – в доказательство самой себе, я сделала глубокий вдох.

– А почему нет? Мы, драконы, не подчиняемся законам смертных. А ты только что добровольно стала мной!

Дракон?

Я поднесла к глазам руку и уставилась на сиреневую, когтистую лапу с натянутыми перепонками.

Значит, я зря боялась утонуть?

– А бояться вообще глупо. – Я почувствовала, как мои лапы разрезают водный поток, стремительно толкая меня вперед. – Знаешь, в чем заключается обряд Слияния? Чтобы ты победила страхи, а я – помог тебе это сделать… Однажды я совершил огромную ошибку: решил, что этот обряд не нужен, и не настоял, чтобы моя хранимая его прошла. Итог – я не смог почувствовать ее, как самого себя, и вовремя не подсказал об опасности. Возможно, тогда королева Айна была бы жива…

«Она и так жива! – хотела сказать я, но не смогла. Значит, вот каково это – ощущать себя маленькой частичкой чего-то огромного. – Скажи, Риссар, а где сейчас Хранитель Сандра? Ведь если мы найдем его, то мы найдем и самого Сандра! Он ведь где-то рядом? Может, в Лиин-Тее?»

Дракон не ответил. Да я и забыла обо всем, глядя на приближающуюся женскую фигуру с извивающимся змеиным хвостом.

Ундина?

– Я – Мать всего живущего в моем лоне. Я – Стихия воды… Ее мирское воплощение. А кто ты, осмелившаяся без позволения Ушедших прийти ко мне за благословением?

«Я – принцесса Ширин», – мысленно представилась я и, услышав эти слова из уст Хранителя, замолчала, не зная, о чем говорить дальше, но Стихия явно ждала продолжения, и меня понесло:

– Сюда я пришла, как приходит дитя в надежде найти добрый совет и любовь Матери… Возможно, потому, что в жизни я дважды была лишена материнской любви. Но если ты считаешь, что я недостойна твоей любви, я уйду со смирением, но с мечтой в сердце когда-нибудь вновь приблизиться к тебе!

– Хорошие слова! – одобрила Стихия. – Ты нравишься мне и твой питомец тоже. Я подарю тебе свою любовь и дарую тебе в подчинение еще одну стихию. Воды…

«Но вообще-то я Воздух!» – запаниковал в мыслях голос Риссара, но Мать его успокоила:

– Твое право, ушедший, никто не забирает! – И приказала: – Возвращайся. Ты прошла мои врата.

– Одна просьба! – Я понимала, что рискую, но не попросить не могла. – Там… наверху… Шторм… Гибнут мои друзья! Позвольте нам продолжить путь…

– Этот шторм я могу унять, но он вызван не мной. Кроме тебя, деточка, у меня сегодня просил силу не только Хранитель Стихии, но и Хранительница Тени, а их сила – в разрушении. Так уж повелось….

– Так вы поможете?

– Для того ли я дала тебе свое благословение, чтобы выполнять всю грязную работу самой? – Она всколыхнула воду хвостом, вызвав рой пузырьков, и исчезла.

– Интересно, а что мне делать? – вырвалось у меня. Кто бы научил?!

– Просто представь себе мирное море! – буркнул Риссар и обиженно проронил: – Она назвала меня питомцем!!!

«Хорошо, что не как-нибудь похуже!» – уже мысленно хмыкнула я и задумалась.

Представить спокойное море?

Ну… если это поможет…

Перед глазами разлилась искрящаяся солнечными лучами гладь, и в мыслях сами собой стали рождаться слова: «Прошу, мать Вода, подари покой этому морю на все время нашего пути!»

Ничего не произошло. Ничего не изменилось. Покой, царящий в этом сиреневом полумраке, остался неизменным – с его косяками мелких рыбешек, пугливыми зонтиками-медузами и юркими пестрыми крабами.

Интересно, у меня получилось?

Мне показалось, что я слышу звонкий смех Стихии. Сиреневые перепончатые лапы дракона сделали гребок, другой, разрывая мутную стену воды, и нас, как пробку, вытолкнуло на поверхность.

Волны еще тревожили бесконечную гладь, но уже не было тех гор, которые грозили раздавить наш крошечный кораблик.

Кстати, где он?

Мощные лапы снова сделали гребок, поднимая нас на гребень небольшой волны. Я заметила корабль глазами дракона почти сразу. Белой щепкой он виднелся на фоне растревоженного бурей моря. Как же далеко его отнес шторм!

– Догоним! – тут же утешил Риссар и снова нырнул, унося меня под воду.

Я восхищенно замерла, разглядывая открывшийся мне сияющий подводный мир. Серый туман рассеялся, а водную толщу пронзили первые лучи солнца. Они переливались серебром, сияли самоцветами на боках суетливых рыб, играли в разноцветных кораллах и отражались золотом на круглых камушках.

Но Хранитель и не подумал останавливаться, чтобы позволить мне налюбоваться этим зрелищем. Он уверенно продолжал рассекать лапами толщу воды, только набирая скорость. Красивые картинки подводной жизни стали сменяться стремительнее.

Хм… никогда бы не подумала, что плыть можно быстрее, чем лететь!

– Это потому, что у тебя теперь сила Водной Стихии! – охотно пояснил Риссар.

Но не успела я насладиться скоростью, как солнечный свет закрыла огромная тень. Я почувствовала волнение Риссара. Он метнулся в сторону, словно от кого-то спасаясь, и тут нам перегородил путь огромный черный дракон. Он словно появился из клочка темноты, спрятавшейся на дне под камнем.

«Это Тень! У тебя клинок с собой? Постараюсь сменить ипостась», – голосок Риссара снова зазвучал у меня в мыслях.

«Нет. Он у Лекса!» — волнение Риссара передалось и мне, но я постаралась его не показать. Какое-то время мы с Хранителем играли с Тенью в гляделки, затем черный дракон угрожающе распахнул пасть и, подняв тысячи пузырьков, взмыл вверх. Словно и не было этой встречи.

Риссар шарахнулся в сторону так резво, словно у него выросли плавники в шесть рядов.

«Кто это был?» – спросила я, но ответа не дождалась. Мой Хранитель мчался вперед, разрезая телом водную толщу и постепенно поднимаясь на поверхность. Наконец он вырвался из водного плена рядом с бортом потрепанного штормом судна, распахнул крылья, и воздух принял нас в свои объятия, срывая последние капли.

Взмыв в небо так высоко, что корабль стал казаться точкой, Хранитель сделал круг и пошел на посадку. Палуба стремительно приближалась. Матросы бросились врассыпную. И вдруг я перестала ощущать массивное тело дракона. Снова став собой, я какое-то время парила в невесомости, разглядывая собственные руки так, словно видела впервые, а затем поняла, что стремительно падаю.

Но как я могу падать, если избравший меня Хранитель – Стихия Воздуха? Кстати, куда подевался этот предатель?

Красочно представив, что от меня останется, когда я встречу спиной доски палубы, упав с такой высоты, я извернулась, и вдруг в голове зазвучали слова Хранителя. Не вдумываясь и только стараясь не ошибиться, я стала выкрикивать их так громко, как только могла:

– Я твоя! Всегда! Навечно! Ты выбрала меня! Так даруй мне твою помощь! Стихия Воздуха, ты меня не убьешь! Ты мне подчинишься!

Вдруг падение прекратилось. Я осталась висеть в воздухе еще довольно высоко над кораблем, разглядывая выткавшееся передо мной огромное, прозрачное и невероятно прекрасное лицо.

– Не сейчас, Избранная. Не сейчас. А теперь ступай. Тебя ждут.

Видение растаяло, а передо мной из крошечных, невесомых облачков выстроились спускающиеся прямо на палубу ступени.

Внизу уже все столпились, чтобы поглядеть на мое «красочное приземление», но совершенно не желали принимать участие в моем спасении, кроме трех одиноко застывших прямо подо мной фигурок.

Я помедлила, разглядывая эфемерные ступени, и решилась. Сделала шаг, потом еще один и еще… после десятой ступеньки дело пошло быстрее. Ощущение, что я иду по чему-то мягкому и в то же время пружинящему, успокоило и уже не сводило с ума подсознательным страхом.

Когда до палубы оставалось чуть больше метра, я спрыгнула и тут же попала в объятия Лекса.

– Ширин, – покачиваясь в такт еще не успокоившемуся морю, ко мне подошла Танита. – Я думала, что потеряла тебя! Мы с Лексом и Рэндомом вспомнили все заклинания, даже новые придумали, чтобы тебя спасти, но все впустую! Что это было?! Что произошло?

– Сама не знаю. – Я вымученно улыбнулась и, не сдержав вздоха, оглянулась на каюты. Усталость, невероятная, превращающая в кисель мышцы и мысли, подчинила настолько, что я просто повисла на охотнике. Он подхватил меня, как ребенка, прижал к мокрой рубахе, но я этого даже не почувствовала. Жар, идущий от его тела, успокоил, отдавая во власть дремоты. Я уютно положила ему на плечо голову и, уже не в состоянии открыть глаза, пробормотала: – Кажется, мы с моим Хранителем прошли Водные врата.

Танита

Никогда не попадала в шторм и, надеюсь, больше никогда не попаду!

Великолепно заканчивающаяся ночь все-таки преподнесла сюрприз, едва не стоивший всем нам жизни. Я смотрела вслед Лексу, уносящему на руках мою подругу, и воспоминания этой ночи вновь нахлынули неукротимой волной…

– Дерран… – Я отстранилась от манящих, зовущих губ эльфира. – Скоро рассвет… мне нужно идти…

– Но ты не хочешь уходить? – Он нервно сглотнул и улыбнулся, ласково убирая с моего лица выбившиеся пряди.

– Совершенно… Но мне нужно найти Ширин! Она пошла выяснять отношения с Лексом и до сих пор не вернулась!

– Ну, во-первых, с Лексом не очень-то проходят любые разборки, он такой миролюбивый: если что не по нему, сразу врежет или мечом, или заклинанием… Ой… Танита! Я пошутил! – Ему удалось перехватить меня у двери, и на палубу мы шагнули вместе.

– Что это там? – Мое внимание привлекли странное фырканье и смех, доносившиеся с кормы.

– Не знаю… – Дерран притянул меня к себе, внимательно вглядываясь в предрассветный полумрак. – Тихо… Идут сюда… Кто это?

Я во все глаза уставилась на странную фигуру, медленно движущуюся к нам. Высокая. Бесформенная. С двумя головами и с тонкой рукой, причем одной, безжизненно свисавшей где-то у ног. Кстати, с ногами у этой фигуры все было в порядке…

– Пойдем! – Дерран снова втянул меня в каюту, прикрыл дверь, но оставил щелочку, сквозь которую тут же загорелся любопытством мой глаз. Вскоре фигура появилась в поле видимости. Я насторожилась, держа наготове заряженный вспышкой света амулет. И тут… Я даже приоткрыла дверь, боясь поверить своим глазам. Странная фигура начала ломаться, раздался полный боли рык, затем рык перешел в вой и смолк, оборвавшись на протяжной ноте.

До меня донесся голос Лекса:

– Ну-ну, потерпи, девочка. Сейчас все закончится…

И хриплый голос подруги:

– Лекс… ты взял мою одежду?

– Взял… и даже одену тебя, если позволишь…

Ответа не последовало. Затем мимо нашей каюты прошел Лекс, держа на руках обнаженную, но укрытую какими-то обрывками одежды Ширин. Скрипнула соседняя дверь и мгновение спустя захлопнулась.

Я встретилась взглядом с Дерраном и открыла рот:

– Ш…

Эльфир зажал мне рот ладонью и приставил палец к губам. Затем указал глазами на стену и чуть слышно произнес:

– Говори шепотом. Я не хочу, чтобы Лекс знал, что мы видели его.

Я едва шевельнула губами:

– Ты думаешь, что…

– Я ничего не думаю! – перебил он меня. – Просто бывают такие мгновения, когда меньше всего хочешь, чтобы о них кто-то знал…

Мне хотелось возразить, но тут снова раздались голоса. Я кошкой метнулась к стене и прижалась ухом, пытаясь расслышать слова.

– Лекс… мне так плохо…

– Знаю, маленькая моя. Усни. Хотя бы на пару часов.

– Лекс…

– Спи…

– Побудь со мной…

– Я и так с тобой…

На какое-то время наступила тишина. Затем еле слышно:

– Я люблю тебя, Лекс…

– Я… я знаю…

И снова тишина…

Я оторвалась от стены и уставилась в глаза Деррану.

– Мне кажется, я сплю… Этого… – Я обличительно указала на стену. – Этого не может быть! Не-мо-жет! Я уверена!

Я спрыгнула с кровати и стукнула кулачком в грудь возвышающегося надо мной Деррана.

– Это все ты! Ты виноват! Я, наверное, до сих пор под властью твоей магии, и у меня просто видения!

Он вздохнул… покрепче прикрыл дверь и сжал меня в объятиях.

– Хочешь очнуться? Тогда лечи подобное подобным…

Я снова попала под власть его поцелуя и, не желая сопротивляться, закрыла глаза…

Тряхнув головой, я попыталась отогнать воспоминания… Конечно, дальше поцелуев дело не зашло, но все же… Как приятно и спокойно засыпать на его плече…

Так! Все! Соберись! Это просто магия летней ночи! Ведь тебя пугает не то, что было, а странный шторм, разразившийся на рассвете.

Он налетел внезапно…

Деррана уже не было, когда дверь распахнулась, и в каюту ворвалась холодная горько-соленая волна…

Бррр… даже вспоминать не могу без содрогания! Хорошо, что Дерран ушел помогать матросам до моего пробуждения, иначе он очень бы удивился моим познаниям в области бранных слов…

Странная буря! Очень странная! Налетела ниоткуда и ушла в никуда. А еще я бы очень хотела узнать, как во всем этом замешана Ширин!

Когда я вышла на палубу, подруги уже не было, а у борта с Лексом боролись Дерран, Рэндом и Веррд. Точнее, не боролись, а удерживали его.

До меня донеслись обрывки слов Деррана:

– …ты ей ничем не поможешь! Вспомни… обряд! Мы ждали… И сейчас… Ждать!

А еще в память врезались глаза Лекса, когда он увидел меня… Точно такие же глаза были у отца, когда умерла мама…

Шеркх, опять эти воспоминания!

Я едва не навешала себе оплеух и, решив не отвлекаться на то, что было, лучше ознакомиться с тем, что есть. Итак… буря утихомирилась… Ширин? Проснется – спрошу! И что она бормотала про Водные врата?

Впереди, у открытого люка камбуза, чем-то громко возмущались Дерран и капитан, распекая… Сэма? А вот это уже интересно!

Я направилась к ним, перешагивая через обломки мачты. Что и говорить, корабль потрепало так, словно он стал добычей драконов!

– Ты сошел с ума?! Я сегодня чуть не похоронил тебя в пучине, а ты преспокойненько дрыхнешь! На камбузе! В обнимку с пустой бутылкой из-под вермута! – Таким взбешенным я Деррана еще не видела.

– Вы действительно могли бы предупредить вашего брата, мой принц! – поддакнул Веррд.

– А он прекрасно знал, где я! – Подбоченился Сэм, явно не собираясь не только оправдываться, но и вообще считать себя хоть сколько-нибудь виноватым. – Я, может быть, там ждал кое-кого!

– И не дождался! – Дерран только покачал головой.

– Да! Не дождался! А вермут – это слабое утешение разбитому сердцу!

– А позвольте спросить, с кем вы хотели встретиться? – едва сдерживая усмешку, поинтересовался Веррд. – Если с Уильярсом, то он всю ночь стоял у штурвала. А может быть, ваши мечты занимал мой маг? Он бы не отказался жить при дворе, но боюсь вас разочаровать, это – МОЙ маг!

Сэм озадаченно нахмурился.

– Вообще-то, я ждал Таниту! – И тут, как на грех, увидел меня. – Ну что за подлый вы народ, бабы! Только не говори, что ты не пришла, потому что тоже усмиряла шторм! Мне про него уже все уши прожужжали вот эти двое. – Сэм покосился на помалкивающего Деррана и шагнул ко мне. – Какой шторм? На небе ни облачка!

– И тебя с добрым утром, Сэм! – Я изобразила радушную улыбку. Меньше всего на свете мне хотелось именно сейчас объяснять причину, по которой я не пришла на обещанную ему партию в кости. К тому же «причина» стояла здесь и очень выразительно молчала, предоставив мне возможность выпутываться самой. – Э-э… Прости, Сэм. Я… заговорилась… мм… – Я бросила взгляд на невозмутимого Деррана. – С Ширин! Потом было очень поздно, и я побоялась нарушить твой сон!

– Так, может, пойдем сейчас? – Он вдруг приобнял меня за талию и решительно притянул к себе. – Скоро сварят кашу, а вина там еще полно!

– Э-э… Нет! Сэм… сейчас я иду спать! Все-таки бессонная ночь вымотает любого. – Я решительно выбралась из его рук и снова взглянула на Деррана. Почему он не вмешается? Создается впечатление, что ему нравится слушать, как я оправдываюсь перед его нахальным братцем! – Понимаешь, до прибытия в порт осталось совсем немного времени, и я хочу хоть чуточку отдохнуть.

Нет, все же похожи братья невероятно! Вот только Сэм чуть пониже ростом и черные волосы не рассыпаны по плечам, как у Деррана, а связаны в недлинный хвост.

– Да что за беда с этими женщинами! – Младший принц зло прищурился. – Наобещают столько, не знаешь, во что верить, а потом, извини, дорогой, у меня нет сил! Как вам верить? Или, может, ты уже моему братцу чего пообещала? – Сэм посмотрел в упор на Деррана. Тот смело встретил его взгляд, но… снова промолчал!

Так… что-то эта игра в молчанку мне уже надоела!

– Сэм, мой тебе совет – не верь, не придется разочаровываться! – утешила я и, прощально махнув, направилась к каютам.

– Если госпоже угодно, воспользуйтесь нашей каютой, она не пострадала от шторма. – Меня догнал Дерран. Надо же! Один. Без свиты! – Все равно нам она уже не понадобится. Скоро порт. Да и дел полно. Надо помочь Веррду привести корабль в порядок и не упустить попутный ветер.

– Неужели вы, ваша светлость, решили со мной заговорить? – Я резко развернулась. – Ты теперь будешь это делать, только когда поблизости нет братца? Вот уж не думала, что ты так печешься о его чувствах…

– Танита, послушай… – Дерран поморщился, словно от боли, замялся. – Он еще совсем ребенок… Глупый, считающий, что все в этом мире для него и ради него! Я бы не хотел сейчас становиться его врагом, а по-другому он не воспримет наши… чувства…

– Дерран, о чем ты? – От его слов мне захотелось завыть, закричать, а лучше… причинить ему такую же боль, какую он только что причинил мне, поставив интересы брата выше моих! – Какие чувства? Вчера в тебе вздумали пошалить два стакана вермута. Я понимаю… и не надо извинений! – Я снова решительно направилась к каютам, но, сделав несколько шагов, остановилась, развернулась и, глядя в его обескураженное лицо, с улыбкой выдохнула: – Если быть честной, из вас двоих я бы выбрала Сэма. А знаешь, почему? Он не боится, что о его любви узнает кто-то еще. Хоть целый мир! Да, он влюблен в меня, и это его не пугает. Он готов бороться… а ты, ты готов отступить…

– Танита, ты не понимаешь, он…

Я не стала слушать его объяснений. Зажала уши и кинулась бежать.

В каюте Деррана, где я была так счастлива всего несколько часов назад, все осталось по-прежнему. Легкий беспорядок, смятый плед, топчан и горьковатый аромат.

Войдя, я плотно прикрыла дверь.

«Так, не смей разводить нюни! Я – права! А он – нет! И если он этого не поймет, пусть мне будет сложнее забыть то, чего не было, чем то, что могло быть!»

Вызвав заклинание, я высушила топчан, плед, заодно подсушила еще влажную одежду и с наслаждением забралась на лежанку. Свернулась калачиком, накрылась пледом и закрыла глаза, только сейчас почувствовав мелкую дрожь, колотящую тело.

Ирза снова находилась в королевском саду По́лыни, но она не замечала ни крошечные бутоны роз, ни кисти еще не отцветшей сирени, ни заботливо подстриженные кусты шиповника. Белого. Он всегда распускался к ее дню рождения. Этот праздник так заботливо подготавливала мама и нянюшка, ведь он был праздником и для Ширин…

Этот день рождения пройдет не так, как всегда…

От таких мыслей в душе появилась пустота…

Но выбор сделан!

Принцесса задумчиво шла по дорожке, мощенной белыми камнями.

Сегодня сделан первый шаг к овладению всей силой и мудростью ее Хранительницы. Сегодня они миновали первые врата. Вода… Она всегда любила море с его бесконечной гладью, белыми бурунами и отражающимися в нем облаками, но… она даже представить не могла, как прекрасно разрушать этой мощью!

Маленький белый кораблик, встретившийся им на пути, даже не подозревал, что утро ему придется встречать на дне. Герада произнесла заклинание и велела его повторить.

– Это твои первые познания. Ты должна знать, как держать этот мир и всех живущих в нем на коротком поводке.

Ирза мысленно повторила, с восторгом глядя, как волны, поднятые заклинанием Тени, стали еще выше. Они, словно стая диких псов, накинулись на кораблик, в своей беспомощности казавшийся крошечной игрушкой.

– К сожалению, на корабле слишком мало смертных, чтобы принести их жизни в дар водяной Стихии, но… одна из них стоит сотни! Знаешь, почему я выбрала для прохождения Врат именно это судно?

Ирза промолчала, прекрасно зная, что Тень расскажет ей все сама, нужно только подождать. Так и случилось:

– Потому, что на этом корабле плывет твоя сводная сестра.

«Ширин?! – Как жаль, что, пока они одно целое с драконицей, она не может говорить, кричать и хоть как-то выражать свои мысли. – Что ты хочешь с ней сделать?»

– Мне кажется, у нас с тобой были одни и те же планы, моя дорогая.

«Да, но… Ты хочешь ее убить? Сегодня?»

– Да. Она умрет. Я узнала ту бледную немочь, того слабака, который стал ее Хранителем. Риссар. Уж не знаю, почему, но последний принц Стихий – За Зу, из всей страны Ушедших, очень благоволит к нему. Даже сделал поверенным в своих делах.

«Тем более ее нельзя убивать. Сейчас! Убив Ширин, ты изгонишь Риссара, или убьешь – неважно, но главное, ты никогда не узнаешь секреты этого… как его… За Зу?» – Что заставило ее говорить все это – Ирза не могла понять. Ведь еще неделю назад она ненавидела сестру всем сердцем! Ненавидела так сильно, что согласилась отдать в вечный плен мать и отца!

Что же изменилось?

Почему с каждым днем воздействие Хранительницы все меньше и меньше задевает ее?

– А ведь ты права, моя дорогая… – Тень, помолчав, вдруг решила отказаться от задуманного. – Права… Меня посетила превосходная мысль! Нам стоит заманить твою сестрицу в По́лынь и побеседовать с нею… Давай поскорее примем от Стихии воды покровительство и подумаем над всем этим в мирной обстановке. – Взмах огромных крыльев, и Ирза глазами Тени увидела, как небо осталось где-то позади, а они стремительно понеслись к огромным волнам, терзающим море. Вдруг из пучины вынырнул сиреневый дракон, взлетел, сделал круг и… снова рухнул в воду. Тень холодно изрекла: – Одно радует… Это создание пытается восстановить гордое имя Хранителей и спасти жизнь подопечной… Хм, даже не ожидала от него такого героизма! Считала, что он, как всегда, предпочтет отсидеться в умирающем сознании девчонки!

«А если… – Переливающийся всеми сиреневыми оттенками дракон заставил Ирзу задуматься. – А если они здесь затем, чтобы тоже получить благословение Стихии? Пройти первые врата?»

– Хм, даже если и так, – лениво буркнула Тень, – какую силу может дать смертной это аморфное существо? Ведь его даже драконом назвать нельзя! Так, мыльный пузырь! Но, хватит разговоров! Ирза… приготовься встретиться с Матерью всех рыб и ундин.

Огромные крылья сложились на спине, и драконица, не сбавляя скорости, бесшумно вошла в воду. Теперь Ирза смотрела на подводный мир, будто сидя в огромном шаре. Вода приятно холодила шкуру, принцесса ощущала все это, но как бы со стороны…

Вдруг перед ними появилось какое-то существо. Ундин она прежде никогда не видела, но была абсолютно уверена, что эта женщина с зеленоватой кожей и змеевидным хвостом – одна из подводных жительниц.

– Тень! Мне кажется, я знаю, зачем ты пожаловала ко мне. Начало обряда Слияния? Я и для тебя оказалась в начале списка?

– Ты проницательна, креветка. Начнем с тебя! – В голосе драконицы не послышалось ни почитания, ни страха. – Мне нужна твоя сила и вседозволенность!

Ундина раздраженно всколыхнула воду хвостом и вдруг расхохоталась, обнажив зубы-иглы.

– И чего ты хочешь от меня? Силы у тебя достаточно своей, да и вседозволенности не занимать! Считай, что ты прошла мои врата. А сейчас – прощай! Мне нужно навести в своем царстве порядок. Каждый шторм и каждая смерть должны быть к месту и вовремя!

– Твое право! – высокомерно бросила Тень и, не прощаясь, поплыла прочь, сквозь туманные воды, унося с собой Ирзу. Неожиданно перед ними возникла преграда. Драконица стремительно остановилась, и принцесса во все глаза уставилась на сиреневого дракона, внезапно выткавшегося перед ними из прорезавших водную гладь солнечных лучей.

«Какая встреча! – раздался голос Герады, но теперь он прозвучал отчего-то в мыслях Ирзы. – И ты тут, прихвостень огненного убийцы? Неужели ты тоже решился пройти Слияние? Только помни… после обряда ты начнешь воспринимать смертного как частичку себя, поэтому тебе будет в сотни раз больнее его потерять… Лучше остановись, пока не поздно!»

Сиреневый дракон не ответил. Просто смотрел, не делая никаких попыток сбежать. Вдруг Ирза почувствовала гнев драконицы и поняла, что та в бешенстве, но старательно делает вид, будто ей безразлична эта встреча. А еще она почувствовала, как в ее душе зарождается что-то страшное, безысходное…

«Нет! Герада! Прошу, не делай этого!!! Еще рано! И ты это знаешь! Пожалуйста! Не совершай ошибку! Все равно будет так, как пожелаешь ты!» – Мысли рвались криком, желая сплестись в слова, но она не могла ни произнести их, ни закричать. Только мысленно успокаивать, просить. И в какой-то момент Ирза почувствовала, как гнев ушел, напряжение исчезло. Тень резко развернулась и рванула к далеким лучам солнца. А когда они вот-вот должны были принять в себя ее черное тело, перед ними замерцало, разворачиваясь, зеркало перехода.

– Я выполнила твою просьбу, принцесса. И очень надеюсь, что встреча, о которой ты меня попросила, не твой последний шанс все исправить…

От воспоминаний Ирзу отвлекли шаги и вкрадчивый голос:

– Госпожа…

Давно она его не слышала…

Ирза развернулась к догонявшему ее шпиону.

– Слушаю…

– Госпожа. Мне сообщили, что принцесса Ширин и пропавшая дочь главного советника Ильсара, в компании с наследниками Эльфирской короны и главой клана Белых волков, только что сошли на берег живые и здоровые в главном порту Лиин-Тея.

Принцесса едва заметно улыбнулась.

– Отлично. Что еще?

– Сегодня в Эльфириане праздник. Чествование короля Киариса…

– И?

– Сегодня там соберутся все, кого вы ищете! Это шанс захлопнуть мышеловку! А еще у меня есть сведения, что там будет и ваш дядюшка. Близнец королевы Айны – принц Алессандр.

– Угу… – Голова шла кругом от всего происходящего, а тут еще и этот бал! – Значит, так. Буду я там или нет – приказ все тот же. Следить за каждым шагом моих мышей до тех пор, пока мышеловка не захлопнется. Ясно?

Слуга молча поклонился.

Ирза развернулась и продолжила путь, бросив на прощание:

– Награду за известие возьми у казначея…

Глава 17

Танита

Прибытие корабля и прочую торжественную муть я, к своему стыду, пропустила, проспала, свернувшись калачиком. Сон, как ласковый друг, забрал все обиды, злость, боль, оставив лишь то, что невозможно было скрыть – истину…

Сквозь сон я слышала легкие шаги, слышала, как приоткрылась дверь в каюту.

Матрас чуть просел под тяжестью визитера. Жаркие пальцы скользнули вверх по моей руке, очертили изгиб шеи и закрылись в волосах, едва не заставив меня замурлыкать.

Я смирилась с тем, что изысканные манеры и вспыльчивость Деррана свели меня с ума еще в первые минуты нашего знакомства, но долг наследницы рода продолжал бубнить все громче, заглушая чувства.

Да. Мы разной породы.

Да. Мы не сможем быть вместе.

И даже попытайся мы сделать это… Нет. Отец просто избавится от него, словно от досадной помехи воплощению своих великих планов. И не потому, что печется о моем счастье. Какое может быть счастье, если пострадают интересы рода?

К тому же, больше чем уверена, скоро наши пути разойдутся: Дерран останется в Лиин-Тее, тоже заботясь об интересах рода, а мне придется уйти.

Мм…

Нежная ласка горячих рук все сильнее сводила с ума. Нет, притворяться, дальше изображая сон, – смешно.

Сонно вздохнув, я потянулась и, не открывая глаз, улыбнулась.

– Ты пришел сказать, что был не прав?

– Скажу все, что пожелаешь услышать, моя госпожа, лишь бы увидеть тебя спящей в моей постели.

Не ожидавшая услышать этот голос, я распахнула глаза и резко села.

– Сэм?!

Эльфир усмехнулся.

– А ты предпочла бы моего братца?

– Нет. Я… просто… я…

– Он вместе с Веррдом и Рэндомом обсуждает что-то очень важное у перехода.

– У перехода? – Я окончательно проснулась. – Мы доплыли?

Его четко очерченных губ коснулась почти нежная улыбка.

– Мы уже час стоим в порту Лиин-Тея. И если тебе интересно, я не знаю, что может быть важнее тебя! – Он придвинулся ко мне так близко, что я почувствовала ягодный вкус его дыхания, и приглушенно заговорил: – Дейрриан никогда не считался с женщинами. Возможно, когда-то он был другим и так изменился после возвращения с каторги, не знаю. Я тогда был еще слишком мал, чтобы понимать эти игры… Но не думай, что стала для него какой-то особенной… Всегда, сколько я себя помню, самые невероятные красавицы двора, ставшие его фаворитками, через миг оказывались брошенными, а он, словно не замечая их слез, в тот же день находил им замену!

– Зачем ты мне это рассказываешь? Твои предупреждения мне ни к чему. Я не собираюсь заводить интрижку с мужчиной не моей расы! А что касается его личной жизни… уж кому об этом говорить, так только не тебе! Скажи, а сколько в твоей постели побывало тех, у кого ты даже не успел спросить имени?

Он отвел глаза.

– Ни одной. Но я очень хочу, чтобы первой и единственной стала ты, Танита.

И пока до меня доходил смысл его слов, он впился мне в губы сумасшедшим поцелуем.

Ошеломленная таким напором, я даже не противилась, и когда в следующее мгновение дверь распахнулась, я не узнала в возникшем на пороге мужчине Деррана.

– Жаль прерывать, но… – Он кашлянул и холодно отчеканил: – На пристани вас, госпожа, и вас, мой принц, уже ждут. Не затягивайте… скоро прибудет дворцовый эскорт.

Сэм неохотно отстранился и обернулся к брату.

– Ну, конечно, лорд Дейрриан. Эскорт. Как я мог забыть? – Он встал и протянул мне руку, заставляя подняться. – Спасибо за поцелуй, Танита. Как приятно, когда тебе проигрывает такая красавица!

Не ответив, я встретилась с тяжелым взглядом Деррана и поспешно скользнула мимо него.

Сам виноват! Ни за что не стану оправдываться!

Корабль мирно покачивался на волнах и, словно уставшая лошадь, тыкался носом в причал. Не став дожидаться братьев (им теперь хватит тем для разговоров), я заметила Рэндома и бросилась к нему.

– Мы уже прибыли? Где моя подруга?

– Прибыли, госпожа. А принцесса со своим спутником и капитаном дожидается вас на пристани. Во-о-он там! Скоро прибудет эскорт. Всего хорошего.

– Спасибо, конечно, но… я не вижу зеркала перехода! Как бы мне к ним попасть? – И закончила про себя: до того, как меня догонят братцы!

– О, конечно! Прошу прощения! – Корабельный маг достал свиток перехода и поджег его. Тут же передо мной засветилось зеркало, в котором отразилась пристань. – Прошу.

Но я даже не успела перешагнуть магическую границу, как мою руку сжали цепкие пальцы, и голос Сэма пропел над ухом:

– Благодарю, Рэндом. Я сам сопровожу на пристань госпожу Таниту! – Зря надеялась сбежать! – Хорошего праздника!

– Да. Приятно было плыть под защитой такого мага! – Другую руку довольно крепко стиснули пальцы Деррана.

Боги, да за что мне это?!

Не замечая моих гневных взглядов, эта парочка подхватила меня и, словно хрустальную вазу, внесла в переход. Мгновение спустя мы были на пристани.

– А вот и ваша подруга! – Меня первым заметил Веррд, поклонился, а после наградил поклоном Ширин. – Приятно отдохнуть в нашей гостеприимной стране.

– Спасибо, – улыбнулась Ширин и, заметив наше эффектное появление, смерила моих сопровождающих удивленными взглядами. – В чем дело?

– Дей, Сэм, мы сможем воспользоваться вашим гостеприимством? – Лекс поспешно сменил тему и шагнул к нам.

– Естественно! – холодно прозвучал над моим ухом голос Деррана. – Все наше – ваше. А для начала пора усаживаться во-он в тот паланкин.

Он махнул куда-то в сторону, и, то ли повинуясь его жесту, то ли так совпало по времени, но к нам торжественно подошло-подъехало нечто, смахивающее на золоченую повозку с крышей и стенами из тончайшего шелка. Это сооружение, держа за выпирающие с разных сторон шесты, несли восемь широкоплечих эльфиров, одетых только в золотистые свободные бриджи. Причем их длинные, черные как смоль волосы были собраны на макушке в длинный хвост, фонтаном спадающий на загорелые до черноты плечи.

– Ну, что ж, мои принцы, во дворец с товарами мы прибудем завтра, а сегодня у всей нашей команды по обыкновению – отдых! – Веррд коротко поклонился и быстро затерялся в толпе.

– Пожалуй, я тоже вас ненадолго покину. – Лекс оглядел всех нас, задержал взгляд на Ширин и снова взглянул на Деррана. – Во сколько начнется собрание?

– В полночь. Как всегда.

– Я буду. – Охотник кивнул и быстро зашагал прочь.

Не став медлить, Сэм сделал короткий знак, и гиганты послушно опустились на одно колено. Дерран тут же подал мне руку, но я ее демонстративно не заметила, зато охотно воспользовалась помощью Сэма. Затем, как по ступеням: пристань, колено, плечо, паланкин – взобралась в повозку и облегченно выдохнула, устраиваясь на мягких подушках. Эльфир, послуживший мне лестницей, даже не поморщился! Каменные они, что ли?

Вскоре рядом со мной оказалась Ширин, Сэм, а последним к нам присоединился хмурый Дерран и буркнул несколько слов на эльфирском. Широкоплечие гиганты единым движением послушно поднялись на ноги и слаженно зашагали, унося нас в город.

Ширин о чем-то задумчиво помалкивала, разглядывая сквозь скрывавшую нас тончайшую ткань проплывающие мимо дома, братья тоже молчали, и мне ничего не оставалось, кроме как внимательно изучать улочки Лиин-Тея.

Бедняцкий, пахнущий рыбой, морем и цветами квартал вскоре закончился, а небольшие аккуратные домики сменились утопающими в роскоши садов особняками, поблескивающими сквозь темную зелень деревьев разноцветными куполами крыш. Мощенные разноцветными прозрачными камнями улицы и растущие повсюду цветы делали этот город по-настоящему сказочным. Впрочем, и сюда легкий бриз доносил неповторимый морской аромат, смешанный с легким запахом рыбы.

Вскоре наша повозка свернула на забитую народом площадь. Все звуки города тут же потонули в возбужденном гомоне праздничной суеты, переплетенной с залихватской музыкой. Я чуть не вывернула шею, разглядывая разноцветные торговые ряды, сросшихся в рукопашном бою мужчин и танцующих женщин. Но больше всего меня заинтересовали иллюзии.

Не удержавшись, я окликнула братьев:

– Дерран, Сэм, а что здесь происходит?

– Эти представления – в честь нашего отца, – помедлив, пояснил Дерран, не сводя с меня горящих темным золотом глаз. – Сегодня день его воцарения на древнем престоле Лиин-Тея. Почти двухсотлетним сроком исчисляется его правление. На площадях и в парках города в этот день всегда устраиваются торги, магические представления, а также аукцион древностей.

– Может, сходим? – Я толкнула в бок заинтересовавшуюся происходящим подругу.

– Может, и сходим… – устало улыбнулась она. – Но для начала неплохо бы добраться до дворца! Я умираю от голода и жажды.

– Ну-у… до дворца уже не так далеко, – усмехнулся чему-то Сэм.

И действительно совсем скоро, чуть попетляв по цветущим улицам столицы, мы остановились у огромного, прекрасного строения, украшенного арками и колоннами. Все это великолепие венчали золоченые купола.

Наши носильщики, словно получив приказ, вновь покорно опустились на одно колено и терпеливо принялись ждать. Братья спрыгнули первыми и подали нам руки, помогая спуститься.

– Какими интересными камнями выложена дворцовая площадь! Они так похожи на огромные самоцветы! – пристукнула каблуком Ширин, оказавшись внизу.

– А какие они гладкие! – Спустившись следом за ними, я коснулась красного камня, чуть выпирающего из мостовой.

– Так это самоцветы и есть! – улыбнулся Сэм. – Наша тайная казна!

– Да, – совершенно серьезно поддержал брата Дерран. – Давно, еще когда в Лиин-Тее жили перворожденные, они с помощью магии создали эту площадь из настоящих рубинов, изумрудов и сапфиров. Говорят, что в очень тяжелый для города и народа час это волшебство исчезнет, дав его жителям несметное богатство!

– А вы-то сами в это верите? – Проводив взглядом скрывшийся за поворотом эскорт, я поднялась по лестнице вместе со всеми в прохладу каменных сводов дворца и замерла, разглядывая высоченный, покрытый росписью и позолотой потолок.

– Все в это верят, поэтому и нам приходится. – Дерран кинул на меня быстрый взгляд и указал на брата. – Идите с Сэмом. Он приведет вас в гостевую комнату, а я пока отлучусь и предупрежу Правящий Совет о том, какие гости осчастливили нас своим присутствием.

Я выдержала его взгляд, развернулась и, не ответив, бросилась за Ширин, вместе с Сэмом уходившей к широченной лестнице.

Ширин

Миновав стражника, статуей застывшего у основания дворцовой лестницы, мы поднялись на второй этаж. Сэм, важно ступая по ковровой дорожке, остановился возле изящных, украшенных росписью дверей и, толкнув створки, приглашающе кивнул.

– Прошу! Это комната гостей:

Я вошла вслед за подругой и огляделась. Комната, как комната: одно окно, светло-розовые стены, золотистый паркет. Узкий диванчик для бесед у низенького столика. Два кресла. И у дальней стены большая с балдахином кровать. Самое ценное, что было в ней – покой, которого я была лишена все эти дни. Хотя нет… все утро и день до прибытия корабля я беззастенчиво проспала, нежась под защитой Лекса…

Лекс… кем он стал для меня? Тревожащим душу попутчиком или другом… братом? От таких мыслей почему-то захотелось завыть. Как же мне его не хватает!..

Конечно, он предупредил меня о том, что ему нужно будет отлучиться, чтобы посетить алтарь Ушедших и получить благословение Стихий на проведение ритуала Слияния. Конечно, он предупредил, что вернется очень быстро… Так быстро, что я не успею соскучиться, но… он ошибся… Я уже скучаю… а до полуночи еще так далеко…

– Ну, дамы! Располагайтесь! – Голос Сэма заставил меня очнуться от раздумий и повнимательнее взглянуть на него. Принц просто лучился счастьем. Что это с ним? За последние пятнадцать минут он не произнес ни одной пошлости! – Я пойду, отдам распоряжение насчет обеда. Повар здесь просто волшебник, за полчаса приготовит вам свои самые лучшие блюда, а я прослежу!

– Отлично! Полчаса мы еще переживем! – заверила я его, прошла и уселась на низенький диванчик.

– Ширин, – дождавшись пока за Сэмом закроется дверь, Танита опустилась рядом со мной, – скажи, что происходит?

Вздох вырвался сам собой.

– Ты о чем? – Так и знала, что этот миг настанет, и Танита попросит ей все рассказать. А что рассказывать? О встрече с Ирзой? Или о признании Лекса?

Лекс… В памяти остались его слова: он меня любит, но должен отдать? Кому? Или, может быть, пантера что-то напутала? Ладно, спрошу у него после, когда он вернется…

– Шири-ин!

Я очнулась.

– Да… я задумалась. Так о чем ты хочешь услышать?

– Например, о том, – Танита придвинулась ближе, – почему вчера ночью я видела тебя обнаженной на руках Лекса? Или о том, как ты превратилась на глазах у всех из дракона в человека. Нет, я понимаю, Хранитель шалит, да?

– Ох, Танита, все так запуталось…

– И все же? Что у тебя с Лексом?

– Ровным счетом ничего! Как выяснилось, он мне даже не жених!

– Но ты говорила, что он просил твоей руки у королевы Айны!

– Просил, но… не для себя… Может быть, я его неправильно поняла?

– Как?! Но… он же… – Танита несколько мгновений отчаянно жестикулировала и только открывала и закрывала рот. Наконец выпалила: – Он тебя любит!

Чтобы скрыть волнение и невероятную надежду, охватившую меня после ее слов, я равнодушно передернула плечами.

– Он тебе сам об этом сказал?

– Нет, но… я видела, как он утром чуть не бросился за тобой в море! Хорошо, хоть Дерран удержал. – Танита обличительно уставилась на меня. – Хочешь сказать, он стал бы так рисковать, как говорится, по долгу службы?

«Так, надо сменить тему. Мне слишком больно об этом говорить…»

– Кстати, о Дерране… Мне показалось, что за последние дни вы очень сблизились с ним? – Я подмигнула подруге, и она тут же вспыхнула, словно факел. Все ясно! – Как думаешь, твой отец будет рад тому, что ты охмурила наследного принца Эльфириана?

– Никого я не охмуряла! – Подруга вскочила и принялась мерить комнату шагами. – А что касается отца, ты прекрасно знаешь, как он относится к иным расам.

Я пожала плечами.

– Дружественно?

– Если это не касается его личных интересов! Он с самого моего рождения лелеял мечту, что я стану женой сына его старинного друга и тем самым объединю наши семьи. Представляешь, что будет, когда я представлю ему Деррана? – Танита вздохнула и снова села на диванчик. – Да и вообще, глупости все это! О чем я говорю? При чем тут Дерран, он на меня теперь и смотреть не захочет…

– Это еще почему? – Я насторожилась и приказала: – Ну-ка выкладывай?

Танита погрустнела еще больше.

– Понимаешь… я была больше чем уверена, что нравлюсь Деррану, но мы поссорились… В общем, как потом выяснилось, я нравлюсь еще и Сэму… Короче, – подруга помялась и выпалила: – Дерран увидел, как мы с Сэмом целовались.

Я вытаращила глаза.

– Ну ты, дорогая, просто нарасхват! Осторожно с ними, это же эльфиры! Когда-то, еще до царствования короля Сайруса, для восстановления политического равновесия между нашими странами в жены королю Киарису отдали дочь главного советника… мм… кажется, ее звали Дарийя. Так вот, она не прожила в его золоченой клетке и года. Родила ребенка, сошла с ума и бросилась в море. – Я поглядела в слишком серьезное лицо подруги и решила ее немного поддеть. – Так что будь осторожна в выборе золотой клетки. Ведь судьба супруги короля Эльфириана – это тебе не шутка…

Но Танита, вместо того чтобы ответить на шпильку, посмотрела на меня так, как будто я ее ударила.

– При чем тут супруга короля? Ты думаешь, я с Дерраном ради короны?

– Ничего такого не думаю! – Я успокаивающе замахала руками и тут же задумчиво хмыкнула: – Хотя я бы держала этот аргумент как средство для убеждения твоего отца. К тому же Дерран нечистокровный эльфир.

– Вот именно! – Танита обиженно посопела. – Он полукровка, и этот неоспоримый факт сделает для отца ничтожными все убеждения!

Я устало коснулась подушечками пальцев чуть пульсирующих висков.

– Иногда, чтобы получить все – нужно рискнуть и ничего не бояться!

Она покусала губы и вздохнула.

– Мы с принцем такие разные. К тому же после того, что сегодня наговорил Сэм, мне кажется, что я для Деррана всего лишь очередная экзотическая игрушка…

– Слушай Сэма поменьше! Ревность – плохой советчик! – «Иногда Танита меня удивляет! Неужели сама не понимает?» – Слушай только себя и никого больше! Хочешь, чтобы Дерран был с тобой?

– Я пока и сама не знаю, – растерянно усмехнулась подруга и вздрогнула. Двери комнаты распахнулись, впуская слуг, нагруженных подносами со всевозможными яствами. Следом за ними шел Сэм.

– Лучшие блюда для гостей нашей гостеприимной страны! – объявил невысокий толстенький эльфир с заплетенными в длинную косицу волосами, поклонился нам и замер, глядя, как быстро уставляется яствами небольшой столик.

– Ну, мои принцессы, не скучали?

Сэм по-хозяйски пододвинул кресло и уселся, довольно потирая руки.

– Проголодался дико! Так что, как говорится, чем богаты… Кушайте, кушайте! Мне слишком тощие не по нраву! И подержаться не за что! – Он сально нам подмигнул и обернулся к застывшим слугам: – А вы чего тут встали? Вон отсюда! Будете нужны, позову.

– Сэм, может, хватит? – Танита смерила его таким взглядом, что он тут же виновато и как-то искренне ей улыбнулся.

– Ну-у-у… я пытаюсь изображать короля. А что? Непохож?

– По-моему, даже слишком. – А вот подруга оставалась предельно серьезной. Проводив взглядом быстро скрывшихся за дверью слуг, она вновь переключилась на принца. – Но все равно получается неискренне… Будь самим собой. Сэм, которого я узнала на корабле, смог бы стать достойным правителем.

– Я постараюсь… – Сэм чуть заметно ей улыбнулся и приглашающе кивнул на уставленный кушаньями стол. – Ешьте. Что я, зря, что ли, столько времени стоял над душой у повара?

Прислушиваясь к их беседе, я наскоро утолила мучающий меня голод и, глотнув чистой воды из галантно предложенного Сэмом бокала, поднялась.

– Что ж, не буду мешать вам секретничать. – Я встретилась глазами с Танитой. – Пойду, пройдусь. Хочу посмотреть на праздник…

«И найти Лекса», – мысленно закончила я фразу.

– А не заблудишься? – озаботился Сэм, но даже не сделал попытки меня остановить.

Что ж, тем лучше.

– Я знаю город, – успокаивающе улыбнулась я подруге и скрылась за дверью.

Глава 18

Танита

Некоторое время я сидела, задумчиво разглядывая захлопнувшуюся дверь. В голове все еще звучал наш разговор. Хочу ли я, чтобы Дерран был со мной? Не знаю! Действительно не знаю! Он мне нравится, сводит с ума, но мои желания ничего не значат! Для отца главное – долг! Мне и так никогда перед ним не оправдаться – обманом бежала из школы в компании с двумя эльфирами…

Перед глазами возникло, словно выточенное из камня, мрачное лицо отца. После смерти мамы он очень изменился. Стал замкнутым, а после того, как королева Айна назначила его главным советником, и вовсе переехал в По́лынь…

– Танита. – Голос Сэма вырвал меня из круговорота мыслей. – Почему ты ничего не ешь?

– Спасибо, Сэм. – Я заставила себя улыбнуться. – Все было очень вкусно, но я не хочу. Уже наелась.

– Одним яблочком? Ты меня обижаешь! – Он оторвал фиолетовую виноградинку и поднес к моим губам. – Значит, я накормлю тебя сам. Не могу же я допустить, чтобы моя любимая осталась голодной.

– Сэм, достаточно игры! Здесь, кроме нас, никого нет, чтобы продолжать изображать влюбленного. – Я отвернулась от угощения.

– А я и не изображаю. – Эльфир поднялся, обошел стол и уселся со мною рядом. Его желтые глаза приблизились настолько, что я ощутила идущий от него легкий аромат вина. – Я очень хочу стать твоим мужем. Оставайся! Пойми, для нас нет никаких преград. Нет никакой войны! Хочешь, я объявлю о нашей помолвке сегодня на дворцовом совете?

– Сэм! – Я решительно отстранилась от его настойчивых губ. – Это невозможно! Я… у меня уже есть жених, выбранный отцом. К тому же, мы с тобой такие разные!

– Но ведь я могу быть другим. Вот увидишь, для тебя я стану, кем захочешь!

– Дело не в тебе. Я люблю другого.

Он помрачнел.

– Своего жениха?

Я качнула головой.

– Нет.

– Так, значит, мой братец постарался?

– Твой брат – здесь ни при чем! – Я посмотрела в его горящие желтым огнем глаза. – Уже ни при чем! Я должна буду уйти. Я не брошу Ширин, пока ей нужна моя помощь!

– Тогда я буду тебя ждать! – Его губ коснулась милая улыбка, а из глаз на меня взглянула нежность. – Однажды ты ко мне вернешься.

Тьма! Как объяснить этому мальчику, что я – всего лишь случайная прихоть судьбы в его усыпанной розами жизни?

Но объяснять ничего не пришлось.

Дверь церемонно отворилась, избавляя меня от этого разговора.

– Принц Сэмиэль, ваш отец желает вас видеть! – торжественно сообщил одетый в белый костюм эльфир и замер изваянием.

Сэм тихо ругнулся и, помедлив, поднялся.

– Госпожа Танита, я буду очень благодарен, если вы дождетесь меня здесь. – Отвесив церемонный поклон, он запечатлел на моей руке короткий поцелуй и неторопливо покинул комнату.

Я несколько мгновений сидела, слушая их удаляющиеся шаги, затем подхватила с тарелки мясистый разноцветный фрукт и от души запустила им в стену, сразу раскрасив ее в яркие красно-фиолетовые тона.

«Они что, сговорились?! Скорее бы завершить все дела в Лиин-Тее и бежать! Братья наверняка останутся здесь, а без них я смогу справиться с проникшим в душу чувством».

Это же надо! Влюбиться в эльфира!

Я мерила комнату шагами, продолжая спорить сама с собой:

«Ну, влюбилась, и что? К тому же Дерран – эльфир лишь наполовину!

Ага! Слабое оправдание. Танита, ты – дура! Вам никогда не быть вместе!»

Я остановилась у окна, за которым прятался маленький, увитый зеленью балкончик, и взглянула в лазурь неба. Солнце уже начало свой путь к закату, но до обещанного празднества еще так далеко-о-о!

Интересно, где Дерран?

Шеркх! Я опять думаю о нем?! Боги! Это сумасшествие! Если я останусь здесь, то сойду с ума окончательно! А если раньше вернется Сэм? Нет, надо прогуляться. Устрою себе экскурсию по дворцу!

Подойдя к дверям, я приоткрыла створку и шагнула в коридор, любуясь на развешанные вдоль стен огромные картины, подсвеченные чуть мерцающими, сделанными в форме цветов светильниками. Пестрые ковровые дорожки заглушали шаги.

Как тут пустынно! В замке отца вечно толпились слуги, гости и бедные родственники, а здесь… Дворец будто вымер.

Разглядывая картины, я вышла к лестнице. Стоявший возле нее широкоплечий охранник без слов посторонился, пропуская меня, но я, не решаясь сделать выбор, замерла в нерешительности, разглядывая лестницу, ведущую вверх и вниз.

Не знаю, как здесь, но в замке отца все верхние этажи предназначались для семейства и гостей. На нижних этажах жили слуги, занимающиеся бытом замка. Не думаю, что у эльфиров все по-другому, поэтому искать Деррана внизу не имело смысла.

Шеррркх!!! Я что, снова думаю об этом эльфире?

Шумно выдохнув, я едва не надавала себя пощечин. А может, спросить у стража?

– Э-э… а Дерран… Э-э… – Я развела руками. Словно решив меня предать, куда-то исчезли красноречие и смелость, заставляя меня только несмело мычать.

– Если госпожа ищет старшего принца, – страж решил мне помочь, – то смею сообщить, что они с братом сейчас в покоях короля. На верхнем этаже.

– Спасибо за подсказку! – Я послала слуге благодарную улыбку и поспешила наверх по широкой, выложенной белым мрамором лестнице. Сделав виток, она привела меня в недлинный коридор, который заканчивался огромным, залитым ярким дневным светом залом для приемов. Прозрачные стены скрывала, создавая иллюзию занавеси, воздушная, почти незаметная ткань.

Разглядывая созданные в виде статуй древних богинь колонны, поддерживающие расписной потолок, я прошла к трону и замерла, вдруг услышав приглушенные голоса. Кажется, говорят где-то близко!

Сделав полукруг, я обнаружила за троном арку, в глубине которой скрывалась потайная комната. Из-за ее приоткрытой двери я и услышала голоса. Кажется, я без приглашения пробралась в святая святых эльфирских властителей? Что это? Королевская спальня?

Почти сразу же я узнала капризный тенор Сэма и уже развернулась, чтобы незамеченной уйти, но то, что произнес вслед за ним Дерран, приковало меня к полу, заставив навострить уши.

– …да, беглая принцесса уже здесь. Если принцесса Ирза почтит нас своим присутствием, это может сыграть нам на руку. После приема я сам за всем прослежу.

– Но зачем она здесь? – словно из последних сил вымолвил хриплый, прерывающийся голос и зашелся в удушающем кашле.

– Принцесса Ширин уже прошла первые врата! – выждав, продолжил Дерран. – Она мечтает встретить сегодня на празднике принца Алессандра, чтобы тот помог ей советом или делом в будущей битве.

– Принц Алессандр? Я не видел его с прошлого торжества… Он будет?

– Возможно, – вступил в разговор Сэм. – Когда мы встречались с ним в последний раз, он хотел повидать тебя, отец.

– Надеюсь, вся эта затея не опрокинет хрупкий мир в бездну новой войны и страха… – Голос старого короля обрел силу. – Вы даже не представляете, насколько Тени хитры и коварны, когда речь заходит о власти! Так было и так будет!

– К сожалению, я это представляю… – Голос Деррана прозвучал сухо. – И я сделаю все, чтобы новая война не началась!

– И как же? – Киарис вновь зашелся не то кашлем, не то смехом. – Ты всего лишь эльфир, да и то наполовину… Возможно, это человеческая кровь матери дарит тебе безрассудство, граничащее с глупостью! Но что ты противопоставишь взбешенной твари?

– Один – ничего. В прошлой битве мы победили, благодаря единству! Пока с нами будет За Зу…

– О да! Ты говоришь о горстке таких же сумасшедших, подчиненных ушедшими? Да если бы не случайность… – Старый король на мгновение замолчал и убежденно заговорил вновь: – Запомни. Тень или Стихия – не имеет значения! Им всем плевать на смертных! Я знаю их великий заговор – вернуть себе этот мир! Они все этим больны!!!

– Я тоже это знаю. Ушедшие забрали почти всю нашу семью. Скажи, отец, а у моей матери был Хранитель?

– Хранитель? С чего ты взял?

– С нами идет один из судий крепости Шарукх. Он сказал, что встречал Хранителя моей матери. Какая у нее была Стихия?

– Стихия? Не-ет. Ее выбрала Тень! И это произошло, когда ты уже был в ее утробе! Она молчала, а перед самым твоим рождением окончательно сошла с ума, убив мою лучшую наложницу и чуть не прикончив меня!

– А как моя мать умерла?

Послышался хриплый вздох.

– Она не умерла. – В голосе старого короля послышалась нотка сожаления. – Вскоре после твоего рождения Дарайя выкрала тебя и бежала. Мои воины догнали ее на пристани и сумели забрать тебя. Я… даже просил ее вернуться, но… Она не пошла на переговоры. Превратилась в чудовище и бросилась в море. Чтобы скрыть все это, я объявил о ее смерти, и весь Эльфириан погрузился в траур на целый год. Сегодня, впервые за полстолетия, я говорю об этом тебе, мой сын. – Киарис вновь закашлялся.

– Моя мать жива? – Голос Деррана оставался все так же сух и холоден, и лишь едва заметная нотка удивления позволяла понять то, что сейчас творилось у него в душе.

Повисшее на секунду молчание вновь разбавил хриплый голос короля:

– Не знаю! Для меня она умерла, и рассказать тебе все это перед смертью меня заставила лишь клятва, данная когда-то! Скоро мои дни закончатся, и я уйду. Кто-то из вас двоих должен стать королем. Ты, Дейрриан, – мой первенец, но ты, Сэмюэль, – чистокровный эльфир. Думайте сами. И сегодня, на тайном совете, я бы хотел услышать ваше решение! Да, и если ты, Дей, когда-нибудь найдешь свою мать, скажи, что я ей все прощаю. Кстати, мне кажется, или я слышу чьи-то шаги?

– Кто-то в тронном зале? Я посмотрю! – Голос Сэма прозвучал так близко, что я, не придумав ничего лучше, дернулась к тончайшим шторам и, представив себя лучом, позволила свету сделать меня невидимой. Как же иногда практично знать магию!

Секунду спустя из арки показался младший принц и, внимательно оглядев пустой зал, снова скрылся.

Не снимая иллюзии, я выбралась из зала, прокралась к лестнице и бросилась вниз. Стражник, услышав на лестнице шаги, дернулся, огляделся, но никого не обнаружив, застыл с маской легкого недоумения на лице.

Только оказавшись в комнате для гостей, я отдышалась и, сняв заклятие, упала на диван.

Чуть не попалась!

Если бы братья меня застукали, пришлось бы долго объяснять и доказывать, что я не шпион и в тронном зале у покоев короля очутилась абсолютно случайно!

Плеснув в высокий бокал из кувшина чистейшей воды, я с наслаждением утолила жажду и решительно направилась к двери. Верхний этаж я увидела, осталось поближе познакомиться с нижним. Сделаю вид, что только вышла прогуляться!

У порога мое внимание привлекло висевшее на стене овальное зеркало. Я невольно остановилась, разглядывая себя.

Взлохмаченная, бледная, глаза горят!

Пригладив выбившиеся белокурые пряди, я покусала губы, возвращая им цвет, простым заклинанием добавила румянца и, довольно хмыкнув, уже взялась за ручку двери, как вдруг она повернулась, заставив меня отпрыгнуть. В комнату шагнул Дерран, внимательно меня оглядел и плотно прикрыл за собой дверь.

– Куда собралась?

– Погулять по дворцу! – Напустив на себя равнодушный вид, я вызывающе посмотрела ему в глаза. – Или я – пленница и должна сидеть в этой комнате?

– А где Ширин? – проигнорировав мое возмущение, Дерран прошел мимо и уселся в кресло, где еще совсем недавно сидел его брат.

Я пожала плечами.

– Ушла по делам!

– Жаль! Я хотел показать вам город. Ну, тогда, может быть, ты составишь мне компанию? – Он улыбнулся такой обворожительной улыбкой, что у меня хватило сил только на то, чтобы небрежно опуститься на стоявший неподалеку диван.

«Так! Танита, ну-ка соберись и скажи ему «Нет»! В первую очередь ты должна помочь Ширин!»

Я с трудом отвела от него глаза.

«Да чихать на него! Подумаешь, смазливая рожа, идеальная фигура и черные волны падающих на плечи волос… Да я и красивее встречала! Все. Забыли!!! К тому же вспомни, что говорил о нем Сэм? Нам не нужен дамский угодник!»

Согласившись с доводами разума, я открыла рот, чтобы ему отказать, и с удивлением вслушалась в произносимые мною слова:

– Конечно, Дерран, я с радостью прогуляюсь с тобой.

«Вот тьма!!! Может, он меня и вправду околдовал?»

– Тогда пойдем? – Дерран легко поднялся, неуловимо оказался рядом и услужливо протянул руку.

– А где Сэм? – Я коснулась его теплой ладони и встала.

Дерран на миг помрачнел.

– Он присоединится к нам позже. Надеюсь, я смогу составить тебе компанию в его отсутствие?

Он подвел меня к двери, распахнул ее и, пропустив вперед, вышел следом.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь? – Я взглянула ему в глаза. – Твой брат для меня лишь милый мальчик. Мальчик! Понимаешь? К тому же не сегодня завтра мы уйдем, и вы останетесь для меня лишь воспоминанием. И ты… и он!

– Что ж, надеюсь, я буду приятным воспоминанием? – Дерран безмятежно улыбнулся и, обняв за талию, уверенно повел меня к лестнице.

Ширин

Я шагала по узенькой дорожке, мимо невысоких домов с разноцветными витражами и крышами. Окруженные садами, они и сами казались гигантскими цветами, выросшими среди цветущих яблонь и ринесси[5].

Праздник… Это слово витало в городе. Оно отражалось в улыбчивых лицах эльфиров и эльфирок, его можно было найти в крошечных палатках со сладостями и дешевыми украшениями, попадавшихся мне по дороге. Его можно было увидеть в шатрах, где выступали на радость зевакам бродячие танцоры, певицы и маги. Праздник словно стал образом этого города. Мне даже на мгновение показалось, что сам город – это праздник, и я за все свои мытарства попала сюда не просто так! Это знак. ЗНАК, посланный богами, что все будет хорошо!!!

Я не знала, куда иду, не замечала, как радостно улыбаюсь. В руках откуда-то появился сладкий леденец. Присев на резную скамеечку, я с наслаждением, словно в далеком детстве, принялась за лакомство, поглядывая, как неподалеку, прямо на мозаичной мостовой, труппа бродячих актеров веселила прохожих короткими, но весьма выразительными миниатюрами.

Солнце постепенно скрывалось за кронами пушистых деревьев, но все еще расцвечивало небо розовато-золотистыми красками. Ароматный воздух сделался густым, и в терпкий цветочный запах вплелись дымные нотки костра.

Я не заметила, как от леденца в моих руках осталась только белая палочка, и, хотя мне не хотелось никуда идти, жажда заставила покинуть облюбованную скамейку и направиться куда глаза глядят по аллее.

Значит… надо найти торговые ряды. На всех празднествах воду раздавали бесплатно водовозы.

Издалека до меня доносились чарующие звуки скрипки, веселые голоса и смех. Прибавив шагу, вскоре я заметила и отблески большого пламени. Что ж, где много народу, там наверняка и торговля…

Пока я, обгоняя прохожих, шла на звуки музыки и веселья, покой и безмятежность, царившие в моем сердце, снова сменила непонятная тревога. Приближался прием в честь старого короля. Будет ли на нем Сандр? А если будет, как мне его узнать? Что сказать? А если он, как предсказал старый эльфир, откажется мне помочь?

В раздумьях я не заметила, как вышла на небольшую площадь. Здесь тоже веселились горожане, столпившись вокруг освещенной кострами сцены, на которой творила чудеса маленькая девчушка. Из ее рук вылетали бабочки и крошечные птички, а то и вовсе распускались прекрасные цветы. Но не эта юная волшебница заставила меня остановиться в толпе зевак, не отводя глаз от представления. Музыка… Волшебная, чарующая музыка скрипки заставила меня подойти ближе и, не отрываясь, смотреть в тень, под тряпичный навес в самом центре сцены, где всегда располагались музыканты. И где сейчас в руках неведомого скрипача жил своей жизнью смычок.

Боги, сколько боли, страсти и беззаботной радости было в чередующихся одна за другой песнях. Сколько бесконечного горя и искреннего счастья! Сколько…

«Ширин, я хочу тебя предупредить!»

Зачарованная музыкой, я даже не сразу поняла, что слышу голосок Риссара. Хранителя… Хранителя?

Мои глаза недобро прищурились.

«Да неужели? И чего тебе не спится? Опять пришел жизнь портить, рептилия желтопузая!»

«Я понимаю, что не должен был тебя бросать…»

«…над кораблем, на огромной высоте! И исчезать, на потеху зрителям! Заметь, многие благодаря тебе впервые увидели настоящего дракона. Браво! Ученье – свет! А сейчас исчезни! Мне не нужна твоя помощь и, тем более, твои глупые предупреждения!»

«Но я…»

«Уйди!»

«Я только хотел сказать…»

«Ты еще здесь?»

«Здесь! А еще здесь Сандр! Я чувствую За Зу!»

«Засунь своего… – Я замолчала, пытаясь осознать услышанное. – Ты чувствуешь За Зу? Здесь? Сейчас? Он говорит с тобой?»

«Он просто поздоровался. А сейчас он уходит. Его подопечный идет на встречу с каким-то Судьей…»

«Судьей?!»

Мне показалось, будто эта мысль прозвучала вслух, но после я поняла, что прозвучала она достаточно громко, поскольку звуки скрипки смолкли. Девчушку на сцене сменила пожилая женщина, но я не стала дожидаться демонстрации ее магического ремесла.

«Где он? Риссар! Не молчи! Куда он уходит? Где же он?» – Я принялась выбираться из толпы зрителей, отчаянно вертя головой, пытаясь разглядеть среди темноволосых эльфиров светлые волосы Сандра. Ведь именно так мне его описывали?

«А где извинения за желтопузую ящерицу?» – мурлыкнул у меня в голове голос Хранителя.

Дал же бог!

«Риссар, где он?!» – Надеюсь, у меня получилось это мысленно прорычать… но его ответ мне не понадобился. Впереди, перед перекрестком, я заметила высокого мужчину с рассыпавшимися по широким плечам светло-пепельными волосами. Он уходил…

Он уходил.

Я изо всех сил заработала локтями, пытаясь выбраться из плена тел, но к желанной цели не приблизилась ни на шаг.

Он уходил!

Зрителей будто стало в несколько раз больше. Они словно получили задание помешать мне всеми способами!

Боги, ну что за дурацкая шутка? Почему за все мои восемнадцать лет я не удосужилась познакомиться с братом-близнецом моей приемной матери? Что такого могло произойти, чтобы навсегда развести двух таких близких людей? Смерть? Предательство? Ложь? Но ни в чем таком, как я ни пыталась, не смогла обвинить королеву Айну и, увы, не могла обвинить Сандра. Уж очень он мне рисовался идеальным в рассказах отца, Берша, Деррана…

Когда я выбралась из толпы, конечно же, я не увидела светловолосого незнакомца. Только эльфиры. Десятки, сотни. Идущие. Сидящие. Стоящие. И никого, хоть отдаленно напоминающего Сандра!

«Он пошел к старому алтарю Стихий!»

«Где этот алтарь? – Я прибавила шагу, едва сдерживаясь, чтобы не сорваться на бег. – Ты знаешь?»

«Знаю ли я, где находится место, на котором каждый дракон может подпитаться энергией? Знаю ли я, где находится один из двадцати двух алтарей силы?»

«Так! Все! Я поняла! Ты очень-очень умный, сильный, и смелый, и…» – Я так задумалась, мысленно отвечая Риссару, что едва не налетела на… Лекса! Не знаю, откуда он взялся здесь, но он точно не был тем сереброволосым незнакомцем. Охотник, не заметив меня, задумчиво шагал куда-то. Шепотом выругавшись, я заметалась в поисках убежища. Заметив в колючем кустарнике брешь, поспешно юркнула туда, даже не задумываясь о сотнях мелких шипов. Все что угодно стерплю, только бы он меня не увидел, только бы не решил, что я шпионю за ним!

Шеркх! Лекс мне врал!

Мысль, пронзившая меня вместе с десятком шипов, заставила меня похолодеть. Он сказал, что клинок Тха-картха ему отдал незнакомец! А сам… идет на встречу с Сандром!

А что… если он не знает, с кем ему суждено встретиться?

«Риссар, а ты не знаешь, зачем Сандр должен встретиться с Судьей? Кстати, этот судья – Лекс?»

«К сожалению, я не вижу тех, у кого нет Хранителей. Об остальном ты сможешь узнать сама, едва мы придем к алтарю».

«Далеко до него?» – Я вслушалась в шум улицы. Мимо моего колючего убежища то и дело слышались спешащие шаги, звучали голоса. Вряд ли Лекс меня видел. Он был слишком задумчив, а значит, мне надо спешить, если я хочу разгадать еще одну загадку.

Я снова выбралась на улочку, заставив испуганно шарахнуться какую-то влюбленную парочку, пригладила волосы и бросилась вперед.

«Если мне не изменяет память, Алтарь Драконов находится в разрушенном храме Ушедших. Я сейчас передам тебе картинку, как его вижу я».

Перед глазами появилась разноцветная сияющая спираль, уходящая в изрядно потемневшее небо. Где-то совсем рядом!

Ничего больше не спрашивая, я снова бросилась вперед. Улица сменялась улицей, за перекрестком снова открывался перекресток. Перед глазами проносились костры, миниатюрные площадки для выступления музыкантов и лица, лица, лица!

Только бы Лекс меня не заметил!

Не спорю, старый эльфир меня изменил, но Лекс меня не просто знает, он меня ЗНАЕТ!

«Они совсем рядом! – заметался паникой голосок Риссара. – Если тебя спросят, как ты тут оказалась, не выдавай меня! Иначе За Зу никогда не станет делиться со мной планами!»

Рядом? Где?

Я огляделась. Никаких построек!

Я словно попала в лабиринт, где стены – аккуратно подстриженные густые кустарники, и совершенно не видно, что творится за этой зеленой стеной! И, как назло, не у кого спросить! Еще совсем недавно переполненная прохожими улица вдруг опустела, будто… я перешла какую-то невидимую границу!

Холодок пробежал по спине. Я решительно тряхнула головой, отгоняя сомнения. Что бы ни произошло, я должна встретиться с Сандром! Должна с ним поговорить! Чуть помедлив, я продолжила путь, не забывая поглядывать по сторонам. Вскоре лабиринт закончился. Я вышла на широкий перекресток, в центре которого стояла какая-то фантасмагорическая статуя из переплетенных тел.

«Здесь! – торжественно выдохнул дракон, но это я уже знала сама: у статуи о чем-то беседовали двое мужчин. Оба высокие, широкоплечие. Издалека – так просто близнецы! Узнать их не составило труда: рядом с Лексом стоял незнакомец с… серебристыми волосами! – Храм разрушен уже давно, но Алтарь уцелел. Для горожан это просто статуя».

Я вжалась в колючие кусты и, радуясь сгущающимся сумеркам, украдкой огляделась. Это место явно не пользовалось популярностью у здешних обитателей. Кроме стоявших у статуи мужчин, я заметила трех эльфиров, неспешно пересекающих перекресток, и одну нищенку. Замотанная в лохмотья, она, прихрамывая, подошла к статуе и что-то спросила у сереброволосого. Тот ответил и кинул ей в ладонь монетку. Лекс, кивнув, тоже раскошелился. Воодушевленная подаянием, она бодро похромала к эльфирам, но те, заметив нищенку, поспешно свернули на соседнюю улочку. Попрошайка остановилась, огляделась и, заметив еще одну, так не вовремя вышедшую на перекресток парочку, направилась к ним.

Мужчины проводили ее взглядом и снова принялись что-то обсуждать.

Шеркх, как бы я ни прислушивалась, но не могла расслышать ни единого слова! То ли эти двое могли говорить так, как это делаем мы с Хранителем, то ли они поставили защиту от любопытных ушей! Хотя был еще и третий вариант – шум праздника доносился даже сюда.

Но я должна что-то сделать! Глупо быть рядом с тайной и ничего не узнать! Лекс ни за что не расскажет мне об этой встрече, даже если я спрошу его в лоб. Да и как спросить? Привет, Лекс, я тут за тобой следила, не подскажешь, зачем ты встречался с Сандром?

Я чуть не надавала себе пощечин.

«Ну же! Придумай что-нибудь! Может, это единственный шанс увидеть Сандра! Узнать его! Ну же! Давай! Неважно, что подумает Лекс! Он не поможет тебе, когда Тень Ирзы вызовет тебя на поединок!»

– Деточка, а не найдется у вас для меня пары медяков? – Нищенка, наконец, заметила прячущуюся в тени кустарника жертву и, подметая куцей бахромой шали серые камни перекрестка, направилась ко мне.

Лекс бросил на нее рассеянный взгляд и вновь переключился на собеседника.

Я вжалась в колючие кусты и умоляюще сложила руки.

– Пожалуйста, тише!

Из-под черной в заплатках шали на меня блеснули молодые глаза.

– Подглядываешь за милым? – Она подошла ближе и стянула с головы шаль. Я удивленно уставилась в ее молоденькое улыбчивое личико. Моя ровесница или моложе?

И тут меня осенило.

– Одолжи мне свою шаль!

Девчонка задумалась.

– Одолжить? – И замотала головой. – Не-е! А вот продать – запросто!

– Но у меня нет ни гроша! – Я снова бросила быстрый взгляд на мужчин. Сереброволосый теперь стоял ко мне спиной, а вот Лекс что-то отвечал ему, удобно подпирая спиной странную статую. И я решилась. Стянула с пальца королевский перстень и протянула нищенке. – Покупаю.

– Какой красивый!!! – Девчушка погладила пальцем крупный камень. – По рукам.

Я торопливо схватила шаль и укуталась в нее с головы до ног.

– Мой тебе совет – сгорбись. – Нищенка извлекла из кармана седые пряди и ловко прикрепила их на шаль так, что, спадая, они полностью скрыли мое лицо. – Теперь тебя точно никто не узнает. Можешь смело сесть у статуи, а если станут прогонять, скажи, что это твое законное место!

Воспользовавшись ее советом, я как можно сильнее сгорбилась и, прихрамывая, смело направилась к статуе.

– …сегодня последний день! Нужно быстрее провести обряд! – Голос стоявшего рядом с Лексом мужчины завораживал своим низким тембром и глубиной. Я с жадностью вслушалась. Надеюсь, не обратят внимания на нищенку!

– Я знаю, – холодно буркнул Лекс. Он был невозмутим, но мне отчего-то показалось, что он из последних сил сдерживается, чтобы не послать собеседника к шеркху. – Первые врата пройдены. Я буду с ней. Помогу.

– Верю тебе, как самому себе, брат. Вижу, ты добыл второй клинок…

Я остановилась в нескольких шагах от них и сделала вид, что поправляю седые пряди.

– Это клинок принцессы. – Лекс покосился на меня. Я сгорбилась еще больше и похромала за статую. – И если она пожелает его вернуть, она его получит.

– Ты все еще считаешь, что сможешь за столь короткое время подготовить ее к бою? – Незнакомец искренне рассмеялся. Я поспешно обогнула статую и, выглянув, прижалась щекой к ее теплому камню. Как жаль, что теперь алтарь скрывает собеседников. – Чтобы стать Хранительницей Равновесия, нужны годы! И не мне тебе это объяснять, брат…

– Я знаю. И поэтому не хочу, чтобы она пережила то, что когда-то пережил я. – Послышался вздох, на какое-то время воцарилось молчание, затем Лекс снова заговорил: – Мне нужно идти. Скоро начнется королевский прием. Ты будешь?

– Не знаю… – Незнакомец усмехнулся. – Мы с Киарисом не особо ладили…

– Сегодня он официально передаст корону одному из принцев. Думаю, что это будет Дей. – Раздались шаги. Я вжалась в камень, забыв, как дышать. – Он будет рад тебя видеть…

– Думаешь, он меня еще не забыл?

– Ты из королевского рода.

– Из бывшего королевского рода. А ты обладаешь драгоценностью, которая поможет вернуть нашему роду корону! – Незнакомец вышел из-за статуи и обернулся к Лексу. Я с жадностью впилась взглядом в его порядком скрытые сумраком правильные черты. Красив. Высок. На лоб падает серебристая челка. Неужели это и есть – Сандр? Если сравнивать с Айной, их роднят только светлые волосы и общие черты, но… я почему-то представляла его совсем другим… – Кстати, За Зу просил передать, что огненные врата для принцессы он откроет сам.

Лекс подошел к нему и едва слышно прорычал:

– Попроси Принца Стихий не вмешиваться в это! Он уже сделал свой выбор!

– Я передам. – Сереброволосый хохотнул. Вспыхнул огонь, и перед ними возникло зеркало перехода. – До церемонии еще часа четыре. Хочу зайти кое-куда, раз уж я здесь, и если успею, приду. Ты идешь? Я открыл переход ко дворцу.

– Эм… – Лекс замялся. – Четыре часа? Тогда я, пожалуй, прогуляюсь…

Не став дожидаться, когда мой блещущий любопытством глаз все-таки заметят, я скользнула за статую и, по-прежнему кутаясь в шаль, решительно похромала прочь к манившей улочке.

Дворцовая тишина успокаивала, зачаровывала, длинными тенями ложась на мраморные плиты вековых стен… Она была здесь во время триумфа своего отца, принца Теней, короля Дораафа, и она была здесь в тот миг, когда все, что они так долго создавали, разрушилось в один момент. Из-за ерунды она потеряла все! И отца, и власть! Кто она сейчас в том мире, где правит последний принц Стихий? Зайерг Зубайи!

Если бы она могла разрушить этот замок, этот город, разнести этот мир по камешку! Разметать в вечной тишине! Если бы… Но нельзя. Только благодаря смертным она и ее род живы!

И она согласна стерпеть все что угодно! Готова подчиняться глупой принцесске, считающей, что уже правит этим миром, готова помогать ей в ее нелепой мести.

Браво, принцесса Ирза! Чем меньше у тебя останется живых родственников, которых смогут выбрать Стихии, тем быстрее закончится последняя битва. Осталось пережить всего несколько дней до восхода полной луны, и никто не сможет помешать ей, Гераде, дочери великого Морграфа из рода Ночи, стать полноправной Хранительницей Равновесия этого мира. Гм… точнее, Хранительницей станет принцесса Ирза – тупая, мстительная кукла, пешка, которой так удобно сыграть последнюю партию с Зайергом Зубайи!

Какая сладостная выйдет месть! Он, верно, решил, что победил, убив отца и братьев, вышвырнув ее и всех ее подданных снова за Грань, но… все меняется. Она долго выжидала, пока шла охота на Теней. Королева Айна изрядно потрудилась, изгоняя ее друзей из этого мира, но она не убивала их. Она всегда была милосердной, а значит, ее изначально ждало поражение. Принц Алессандр не допустил бы такой глупости, как жалость и милосердие!

Да… Его Герада побаивалась куда больше. Он не был слугой своего зазнавшегося Хранителя. Сандр всегда имел свое мнение и порой шел наперекор За Зу, но… и это тоже привело его к ошибке. Принц Стихий никогда бы не стерпел такого непочтительного обращения от смертного и отомстил бы ему. Скорее всего, так и произошло. Сандр слаб! Иначе он давно бы пришел выручать свою ненаглядную сестрицу! А значит, он лишен силы своего Хранителя и вряд ли рискнет принять бой.

Впрочем… она уже ничего и никого не боится! Кто бы ни вызвал ее на бой, его ожидает большой сюрприз! В По́лыни ее приказа уже ждут более тысячи Теней, и они не будут безучастно смотреть, как дочь их ушедшего в Вечность короля убивают.

«Ирза?» – Едва она произнесла имя своей хранимой, как девчонка открыла глаза.

– Мама?

«Нет, моя дорогая! Твоя судьба! Та, кто сделает тебя настоящей правительницей этого мира!»

Принцесса украдкой отерла мокрую щеку и улыбнулась.

– Да… Настоящей правительницей… – Какой же ей снился чудесный сон… В нем она снова была с мамой и отцом, превратившимся в весело фыркающую пантеру. И даже зануда-сестрица не вызывала у нее ничего, кроме радости… Пока ее не разбудила Хранительница.

«Ты привыкнешь быть одна! – снова мурлыкнул в мыслях Ирзы голос Тени. – А сегодня нас ждет еще одно испытание. Мы пройдем врата воздуха. Мы должны быть сильным и единым существом, когда придет пора уничтожить всех, кто осмелится противостоять нам и нашей власти!»

Глава 19

Ширин

Улицы проносились, как цветной калейдоскоп, то маня весельем, то, наоборот, тревожа пустынной тишиной, пока я не вышла к огромной, заполненной шатрами площади.

Кажется, сегодня мне удалось узнать нечто очень важное и, что самое главное, – не попасться на глаза Лексу. В какую-то минуту я даже решила, что он меня узнал, но… маскировка удалась, спасибо нищенке!

Стянув шаль, я бросила ее на ближайшую лавку и поспешила слиться с толпой. А ведь за этот платок я отдала свой перстень! Но мне было совершенно не жаль расставаться ни с перстнем, ни с шалью! Единственное, о чем я сейчас мечтала – флакон ароматной воды! Иначе у окружающих создастся впечатление, что я живу в овине, так разило теперь от меня овцами!

А ведь еще надо успеть на прием!

Боги, как же мне выбраться ко дворцу?

Я обманула Таниту, сказав, что знаю город. На самом деле я его почти не знала. Была несколько раз вместе с мамой и сестрой, но это было очень давно, к тому же мы почти не покидали пределы дворца, а когда пришло время, просто ушли через зеркало перехода…

Можно было бы нанять паланкин, но проблема заключалась в том, что перстень был моей единственной возможностью оплаты!

Я не заметила, что остановилась у красного шатра и вот уже несколько мгновений стою в раздумьях.

– Эй, ты выступаешь? – Мне на плечо легла тяжелая рука, заставив вздрогнуть и поспешно оглянуться. Надо мной навис незнакомый эльфир, поблескивающий капельками пота на великолепном торсе. На его обнаженную грудь падали длинные черные волосы. – Чего молчишь? Немая, что ли?

– Э-э… не-нет! – Я, наконец, справилась с языком, с трудом отводя взгляд. – Я… просто шла мимо… Я не выступаю. Я потерялась.

– Потерялась… – Эльфир убрал руку, оглядел меня взглядом профессионала и подмигнул. – А не желаешь заработать? У нас одна танцовщица ногу подвернула. Сама понимаешь, мага-лекаря и в будний-то день не сыщешь, а тут праздник! Так как? Денег дам. И всего-то дело титьками потрясти да еще…

– Вот ты где! – Раздался над ухом голос того, кого я сейчас меньше всего хотела бы видеть. Лекс! – Я тебя целый день ищу.

Горячая рука обняла меня за талию. Я с виноватой улыбкой помахала отшатнувшемуся, будто от проказы, эльфиру и с наслаждением прижалась щекой к пропахшей дымом рубахе.

Лучше сделать вид, что ничего не произошло.

– А… я гуляла… А… потом заблудилась… – Я подняла на него глаза и улыбнулась. Что бы ни происходило, я рада… всегда рада его видеть! – А ты знаешь дорогу во дворец?

Лекс усмехнулся.

– Найдем. – И, утягивая в толпу, принюхался. – А что это за столь изысканный аромат?

– Дым? – чтобы скрыть смущение, еще усердней заулыбалась я.

– Скорее… мм… вонь… – Но он только крепче прижал меня к себе. – Где твое величество носило? И что ты забыла у Красного шатра?

– А… – Мне вспомнилось заманчивое предложение красавца-эльфира, и я кинулась в наступление: – А что у этого шатра забыл ты?

– Ну… – Лекс помолчал, явно придумывая очередную ложь. – В поисках тебя я зашел в Синий шатер, и там мне нагадали, где я найду свою пропажу. А я, дурак, раньше не верил в предсказания.

– А что за Синий шатер? – Я постаралась перевести тему. В гадания я тоже никогда не верила, но хоть будет, чем отвлечь его от Красного шатра, а главное – от моего амбре. А там, глядишь, выветрится, стоит только постоять у костра.

– Шатер предсказателей, – пояснил он и интимно выдохнул мне на ухо: – Хочешь узнать свое будущее?

– Я-то свое знаю! – Я посмотрела ему прямо в глаза. – Но очень хочу узнать твое будущее и прошлое… Или… тебе есть, что скрывать?

– Мм… – Лекс смерил меня быстрым взглядом и расплылся в улыбке. – Что ж, мне и самому стало любопытно услышать о своем будущем и прошлом. Хорошо… у нас еще есть время… Пойдем!

Мы обогнули несколько крошечных палаток со сладостями, выпивкой и жарящимся мясом, большую сцену, на которой самозабвенно плевались огнем в толпу несколько миниатюрных эльфирок, и остановились у шатра, словно созданного из небесной лазури. У атласного полога стояли двое эльфиров, одетых в синие, расшитые полумесяцами плащи, скрывающие их до пят, и пропускали в порядке очереди всех желающих. А желающих, надо признаться, было с лихвой!

– Мы и до утра не пройдем! – Помрачнела я, разглядывая тающую во мраке ночи вереницу любителей непознанного. – А нам еще во дворец возвращаться надо.

– Надо… – Лекс снова демонстративно принюхался. – Нет, а честно, где ты была? И по каким кустам отсиживалась?

Я затаила дыхание и уже открыла рот, чтобы разразиться возмущенно-оправдательной тирадой, но он коснулся пальцами моих волос и внимательно разглядывал запутавшийся в них белый шип с листком.

– Такие кусты в этом городе растут в одном-единственном месте. – Он приподнял пальцами мой подбородок и заглянул в глаза. – Ты была у Алтаря?

Шеркх! Только не это! Теперь надо что-то придумывать, лгать, но меньше всего я бы хотела лгать ему.

– Ширин? – Он продолжал буравить меня холодным взглядом. – Ты следила за мной?

– Боги! Лекс, о чем ты говоришь? Я просто гуляла! Я даже не знаю, где я была и где находятся такие кустарники! – Я обиженно отстранилась и демонстративно развернулась, чтобы уйти. Конечно, никуда уходить я не собиралась, но прием сработал.

Лекс удержал меня за руку и, притянув к себе, долго, очень долго, разглядывал мое лицо, наконец, он улыбнулся и на мгновение коснулся губами моего лба.

– Прости, что не доверял тебе. Клянусь, чуть позже я расскажу тебе, с кем сегодня встречался, и о том, что нас вскоре ожидает. Обещаю – между нами не будет тайн… – Он снова взглянул мне в глаза, будто чего-то ожидая, вдруг резко отстранился и повел за собой прямо к небесному пологу шатра. – И если моя принцесса желает правды, какой бы эта правда ни была, она ее получит!

– Но как же очередь?! – Виновато поглядывая на подозрительно косящихся на нас зевак, я семенила у него за спиной, все больше чувствуя себя виноватой.

Лекс будто не услышал меня. Подошел к преграждающим вход эльфирам и, придержав рукой уже готовящегося попасть в святая святых очередного горожанина, высокомерно бросил:

– Сообщите госпоже Ма́рике, что ее хочет видеть Лекс из крепости Шарукх.

Один из эльфиров безмолвно исчез за пологом. Не прошло и мгновения, как он снова появился и с поклоном пригласил следовать за собой.

Не знаю, что я готовилась увидеть в этом таинственном шатре, но точно не это. Все строение разделяли свешивающиеся сверху полосы синей ткани, отгораживая крошечные закутки, и в каждом из них горели светильники или свечи. И в каждом шептались, говорили и даже что-то тихо напевали… Возможно, все это должно было усилить нотку таинственности, но…

Дом для душевнобольных!

От увиденного во мне поселилось разочарование и очень захотелось уйти. К тому же после слов Лекса в душе творилось шеркх знает что! Он мне верит и все расскажет, а я… И ведь не признаешься!

Наш провожатый остановился у одного из таких закутков, приоткрыл занавес и склонился в поклоне.

– Прошу, господин. Ма́рика ждет вас.

Мы с Лексом одновременно шагнули в крошечную комнатку, на полу которой лежал пушистый ковер, и остановились, ослепленные ярким светом стоявшего на ковре светильника. К нам навстречу поднялась… нищенка, у которой я купила шаль!

– Мой господин? Я ждала вас.

Радуясь тому, что Лекс шагнул вперед, я, стараясь не дышать, юркнула ему за спину.

– Ма́рика, расскажешь нам будущее? А главное – не упусти ничего из прошлого. – Лекс вдруг плавно опустился на ковер и уселся, ловко по-эльфирски скрестив ноги. Мы с девушкой остались стоять, молча разглядывая друг друга. Затем эта прохвостка мило мне улыбнулась и как ни в чем не бывало жестом пригласила садиться.

– Конечно, мой господин. Открою тайну того, что будет, и того, что было. Только… – Она дождалась, когда я усядусь рядом с охотником, и уселась напротив. – Зачем ворошить прошлое?

– Да-да! – подхватила я, не сводя с нее глаз. – Зачем? Меня, например, совершенно не интересует прошлое. Только настоящее…

– Хм… – Лекс взглянул на меня и развел руками. – Никогда не понимал женщин… Что ж, тогда твоя задача упрощается, Ма́рика. И, чтобы моя спутница не чувствовала себя скованно, начни с моего будущего.

Девушка молча протянула ему ладони. Охотник накрыл ее руки своими и, не мигая, уставился гадалке в глаза. Какое-то время они казались мне застывшими статуями, затем темные глаза предсказательницы вдруг выжег серебристый свет, и она едва слышно забормотала:

– Не верь знакомым и друзьям,

что говорят – святыня близко.

В тени ночного обелиска

увидишь правды сей изъян.

И не борись за то, что было,

того, что было, – не вернуть.

Пройти достойно новый путь

тебе, король мой, не по силам.

Ну, так забудь, предай, убей!

Мечта, увы, не стоит боли!

Лишь та достойна высшей доли,

которую ты, против воли,

считаешь суженой своей.

Девица закрыла глаза.

В комнатке наступила тишина. Я даже услышала, как за хрупкими стенами кто-то шепчет, говорит, плачет.

Лекс усмехнулся, прикусил губу и, опустив руки, уставился в пол.

Гадалка взглянула на него. Глаза ее снова стали обычными, и она протянула ладони ко мне. Помедлив, я, так же, как минуту назад Лекс, накрыла их своими и приготовилась услышать вещие стихи, но Ма́рика со мной просто заговорила:

– Ты закрыта для меня. Твое будущее я не вижу. Точнее, я вижу множество вариантов твоего будущего.

– И что это значит? – Я отдернула руки так быстро, словно она меня обожгла.

– Это значит, – вдруг произнес Лекс, – что твое будущее ты должна создать сама. Никто и ничто не пройдет за тебя твой путь.

Он поднялся. Подал мне руку, помогая встать.

– Ладно. Пора идти.

– Господин… – Ма́рика помялась, сосредоточенно копаясь в карманах, и протянула ему… мой перстень! Я похолодела. – Вот. Сегодня нашла. Мне кажется, это кольцо прекрасно подойдет вашей спутнице.

Лекс взял перстень, покрутил его, рассматривая, и протянул мне.

– Больше не теряй.

Похолодевшей рукой я забрала драгоценность, привычно надела на безымянный палец, не забыв повернуть, и не прощаясь, на негнущихся ногах, вышла вслед за охотником.

Значит, он все знал! И все это представление было подстроено, чтобы вывести меня на чистую воду? И эта девица… она за мной специально следила?

Представляю, что он обо мне думает…

Он мне лгал! С самого начала, когда говорил, что не знаком с Сандром!

Ненавижу!!!!

Мы вышли с другой стороны шатра. Я остановилась. Лекс сделал несколько шагов и обернулся.

– Ширин?

В голосе искренняя забота, а вот в глазах…

– Ты хочешь что-то мне сказать? – Он подошел ко мне.

– Сначала ты расскажешь мне правду! – Я не сводила с него взгляда.

– Тебе мало того, что ты узнала сегодня? – На его губах заиграла такая искренняя улыбка, что я не выдержала! Выхватила у него из ножен клинок и встала в позицию.

– Ты мерзкий, лживый наемник! Из-за тебя я сегодня, вместо того, чтобы наслаждаться этим замечательным праздником, как дура, бегаю по городу за неуловимым За Зу и Сандром. Не мог сказать, что ты с ним встречаешься у Алтаря? – Я сделала выпад. Он уклонился. – В общем, мое величество требует отмщения и наказания за ложь!

– Ширин, я не буду с тобой драться! – Лекс шагнул ко мне, но я снова сделала выпад. Он совершил неуловимое движение рукой, и я снова пронзила воздух. – Это ребячество!

– Ребячество?! – Я развернулась и провела стремительный выпад. На этот раз мне повезло: Лекс не успел среагировать, и клинок остановился в волоске от его горла. – Ты прекрасно знаешь, как я хочу встретить Сандра. Как хочу убедить его прийти на выручку Айне и принять трон Хранителя Равновесия! И вместо того, чтобы помочь, ты тайно встречаешься с ним и выставляешь меня на посмешище! Ты специально подослал ко мне эту Ма́рику? Как давно она следит за мной? От дворца?

– Ладно! Поговорим по душам! – Лекс неуловимым движением вышиб из моей руки клинок, поймал его и, вернув в ножны, притянул меня к себе. – Ответишь на мои вопросы, я отвечу на твои. Как ты выследила Сандра? Ты смогла увидеть За Зу?

– Я его не видела. Мне о нем сказал мой Хранитель. А поскольку я знаю точно, что За Зу – Хранитель принца, и немного знаю, как выглядит он сам, то вычислить его не оказалось проблемой. Особенно среди толпы темноволосых эльфиров.

– Значит, ты выследила Сандра и пошла за ним?

– Ну да. Только я его потом потеряла и… нашла тебя…

– И начала следить за мной, где-то в районе сада-спирали. Именно там и растут эти кустарники.

Я тяжело вздохнула и потупилась.

– Там… А потом подошла нищенка… Эта, Ма́рика…

– Если честно, принц заметил тебя еще у шатра с музыкантами. Марика следила за тобой у Алтаря. Как ты могла, в угоду любопытству, отдать ей королевский перстень?

– Лекс, я… – Ну как ему объяснить?! – Я очень хотела увидеть Сандра. Хотела узнать его в лицо. Хотя бы потому, что он брат моей приемной мамы! Лекс. – Я вцепилась в его рубаху мертвой хваткой. – Ты его друг, и ты его знаешь. Скажи, что случилось между ним и мамой? Почему они расстались и никогда за столько лет не виделись?

Он усмехнулся и один за другим разжал мои пальцы.

– Кажется, он ушел из-за сестры. Чтобы трон достался ей… Не знаю. Спросишь у него сама. При встрече. Ты же слышала, он обещал быть на приеме.

– А почему он сказал, что принадлежит к бывшему королевскому роду и назвал тебя братом?

– Потому что… – Лекс вдруг сжал ладонями мое лицо и заговорил: – Его мать… Дина… единственная наследница правящего некогда клана Белых волков. После смерти Динары ее отец правил недолго… Чакарат еще никто не отменял, и корона перешла к Шариду из рода Фарияда, клана Убийц Ночи. Понимаешь? Ты его единственная наследница. Корона Вселесья твоя! А… принц… хочет получить ее без боя. Я тоже из клана Белых волков, и так сложилось, что мы с ним дальние, но родственники. Поэтому я и просил твоей руки у Айны. Она рассказала тебе, я знаю…

– Да. Рассказала. За несколько дней до того, как ее убила Тень. – Я смотрела в его глаза, а сердце разрывала боль. – Поэтому Сандр хочет, чтобы я быстрее прошла обряд Слияния? Чтобы поскорей надеть корону Вселесья? И… он не будет сражаться с Тенью?

– Ради спасения твоей сестры? Нет. Поверь, он уже совсем не тот. Он слаб. Потому что его Хранитель… – Лекс помолчал и закончил: – В общем, он не решится бросить вызов дочери Морграфа и не позволит рисковать тебе, идя на бой с Ирзой, даже ради призрачного спасения твоей семьи.

– Лекс… – Зря я узнала все это. – Пожалуйста… Позволь мне встретиться с ним?

– Зачем? – Он наклонился, и я почувствовала тепло его губ на своей щеке.

– Затем, что я хочу отказать ему в браке. Я вправе это сделать! А если он не поймет – вызову его на чакарат!

– Лекс?

– Ширин!

Голоса друзей заставили нас поспешно отстраниться друг от друга и обернуться. К нам бежала Танита, а за ней торопливо шагали принцы, о чем-то громко споря.

Танита

Дерран не солгал. Этот город и вправду был чудом. Сказкой! Мозаичные улочки, разноцветные дома. Всюду благоухание, песни, смех. Или это только потому, что сегодня праздник? Вечер постепенно догорел в пламени заката, и теперь на город опускалась бархатная, раскрашенная бликами костров ночь.

С другой стороны, какой может быть праздник, если повелитель доживает последние дни? Хотя после того, что я услышала в тронном зале, трудно представить этого властного, гордого эльфира мертвым…

Я покосилась на Деррана. Судя по мрачно нахмуренному лбу, его одолевали не совсем приятные, а точнее, совсем неприятные мысли… Он почувствовал мой взгляд, и его губы тут же тронула легкая улыбка.

– Хочешь поговорить?

– Нет! С чего ты взял? – Я демонстративно отвернулась, внимательно разглядывая нежно пахнущий розовый бутон. Цветущие кусты огородили узкую дорожку, уходящую от суетливой улицы в тихий сад.

– А я думаю, хочешь! – Он обнял меня за плечи и развернул к себе, заглядывая в глаза. – Я чувствую твое смятение весь день. Кстати, не объяснишь, почему в королевских покоях витал твой запах?

– По-моему, тебе тоже нужно отдохнуть… – Чувствуя, как сильно колотится сердце, я делано-равнодушно пожала плечами и сорвала цветок. – Трудный день – вот тебе и кажется. А до этого была не менее трудная ночь! – Я скинула с плеч его руку и неторопливо пошла вперед. Меньше всего сейчас мне хотелось разговаривать с ним по душам.

– И все-таки? – Он не отставал.

– Хорошо! – Я резко развернулась, заставив его отпрянуть. – О чем ты хочешь поговорить? О том, что наши пути расходятся? Или о том, что ты должен остаться и принять корону? Кажется, этот торжественный миг король Киарис припас сегодня напоследок?

Дерран выдержал мой взгляд и буднично принялся объяснять:

– Отец не хочет выбирать преемника. Он предпочел, чтобы мы сами сделали выбор. Хотя… ты права. Сэм – еще мальчишка, и оставлять на него Эльфириан неразумно. Я больше подхожу на эту роль, но все же даже я не отказался бы от его помощи. Власть – очень ответственная роль.

– Отлично! Желаю вам счастья! – Я выдавила улыбку и кивнула на аллею, теряющуюся в бархатной зелени листвы. – Если мы обсудили все вопросы, может, пойдем?

– Один вопрос остался. Каков твой выбор?

Я поняла, что тону в его горящих расплавленным золотом глазах.

«Нет, Танита! Не поддавайся на эти чары! Ты же знаешь, что у вас нет будущего!»

– О каком выборе идет речь? – Я заставила себя оставаться равнодушной. Нужно подождать совсем немного. В разлуке боль утихнет. – Ты минуту назад дал понять, что для вас с братом сейчас главное – власть. Не буду отрывать вас от дележки этого лакомого пирога. Пожелай нам удачи и снаряди небольшое суденышко, чтобы мы на рассвете покинули ваши прекрасные, жиреющие и процветающие земли!

– Если ты позовешь, я уйду с тобой. – Его пальцы больно стиснули мое запястье.

– Не позову! – Я выдержала его взгляд. Нет! Пусть думает что хочет! Я не стану им рисковать! Пусть он останется здесь, а я уйду. И буду знать, что он в безопасности!

– Не позовешь, потому что ты выбрала Сэма? – Пальцы Деррана сжали мою руку еще сильнее.

– Нет! – Только не показать ему мою слабость! Мою боль! – Потому что…

– Вот вы где! – Из-за поворота вышел Сэмиэль и заспешил к нам, сияя, как новенький золотой. Дерран тут же оставил мою руку в покое. – Танита, мой братец еще не заставил тебя скучать?

– Поверь, Сэм, еще чуть-чуть, и я бы уснула прямо на этих колючих кустах! – Я обрадованно помахала Сэму. Как же он вовремя!

Дерран поморщился и обернулся к брату.

– Я думал, ты готовишься к приему…

– Я тоже так думал о тебе. А когда слуги сообщили, что ты повел нашу гостью на праздник, я решил: какого шеркха? Сегодня великий день, так давайте веселиться! – Он подошел ближе и торжественно взял меня под многострадальную руку. – Я хочу позвать вас на главную площадь! Говорят, сегодня там выступают лучшие маги и прорицатели!

– Скоро начнется оглашение прибывших! Затем прием! У нас мало времени! – недовольно возразил Дерран.

– Скоро?! До этой торжественной чепухи еще как минимум несколько часов. А на площади танцы. К тому же огнеглотатели вот-вот начнут плеваться пламенем! Обещаю, мы славно проведем время! – Сэм подмигнул мне, уверенно потянул за собой и свернул в ближайшую аллею.

Выйдя из парка, мы оказались на широкой, заполненной зеваками улице, ведущей на городскую площадь. Вдалеке в стремительно темнеющее небо возносились купола шатров, слышались голоса, азартные выкрики, время от времени заглушаемые восторженным гулом и задорной музыкой.

– Давно я не был на празднике! – Сэм восторженно огляделся.

– У правителей нет праздников! – сухо бросил Дерран и, не предупреждая нас, направился к шатрам.

Я проводила его взглядом, пока он не затерялся в толпе, и неспешно побрела вперед. Настроение праздника окончательно сошло на нет.

Поговорили по душам, называется!

– Что у вас произошло? – Сэм, все это время шагавший позади, догнал меня и серьезно заглянул в глаза.

– Ничего. – Я постаралась, чтобы мой ответ прозвучал как можно равнодушнее, и принялась на ходу сочинять: – Просто твой брат меня утомил. Вот я и попросила его не портить вечер брюзжанием. А он обиделся…

– Ха, – Сэм недоверчиво покосился на меня, но спорить не стал. – Ладно. Если все так, как ты говоришь, тогда ясно! – Он огляделся. – Интересно, где теперь его искать? Что за характер!

Улица внезапно закончилась, выпустив нас на огромную площадь, где пели, танцевали, просто прогуливались сотни горожан. Нда-а, искать Деррана среди этого моря все равно что искать иголку в стоге сена! И пусть ночной сумрак раскрашивали костры и летающие над городом магические фонарики, как его найдешь, если мы даже не знаем, куда он направился? Я насчитала пять разноцветных шатров и не меньше десяти площадок с выступающими на них музыкантами, танцовщицами и мимами.

– Сэм, а что в шатрах?

Эльфир отмахнулся.

– В одном предсказатели, в другом кальян и вина, в третьем торги, в четвертом фривольные танцы, в пятом…

– Ты что, уже успел сюда прийти и ознакомиться с праздничным репертуаром?

– Нет. Каждый год в этот день здесь все одно и то же. – Сэм перестал вглядываться в лица горожан и подошел ближе. – Знаешь, что я сделаю, когда стану королем?

– Ты хочешь стать королем? – Я не сдержала улыбки, разглядывая принца. Глаза горят восторгом, на губах мечтательная полуулыбка.

– Хочу этого или нет, уже неважно. Это моя судьба, и я ее приму! – буднично произнес он. – Так вот, к вопросу. В первую очередь я запрещу празднество в честь правителя.

– Не думаю, что твои будущие подданные это оценят. – Я взглядом указала на сотни окружавших нас горожан. – Смотри, как все они счастливы!

– Именно. Счастливы! – Эльфир усмехнулся и, притянув меня к себе, повел сквозь толпу. – И праздник останется. Но он будет в честь самого Лиин-Тея! Правители приходят и уходят, а город остается! Великий город!

Сэм вдруг остановился так внезапно, что я едва не налетела на широкую спину какого-то великана.

– Что случилось? – Выглянув из-за внезапной преграды, я уставилась на двух стражей, стоявших у входа. – Куда мы пришли?

– К зеленому шатру. Здесь продают все лучшее, что только может быть в этом мире. Зайдем? – И не дожидаясь ответа, Сэм втянул меня в шатер.

Боги, чего тут только не было! Великолепная одежда, украшения, оружие, свитки с древними премудростями.

– Что-то подсказать? – К нам шагнул эльфир, улыбаясь, как самым дорогим гостям. Уже не юноша, но, сколько ему лет, нельзя было сказать даже приблизительно. Одно я знаю – седеют представители этой расы будучи очень старыми.

– Я хочу преподнести этой прекрасной девушке самый лучший подарок – украшение, которое будет напоминать ей о моей искренней и негасимой любви, – застенчиво улыбнулся Сэм.

– Конечно, мой господин. Подарок для леди… да-да, я помню… – Торговец нырнул под прилавок и появился вновь, держа в руках крошечную шкатулку. Он аккуратно поставил ее перед нами и бережно, словно она могла рассыпаться, отщелкнул крышку. Подцепив двумя пальцами цепочку, он вытянул ее, и передо мной закачался медальон. Цветок таширы[6]. Разноцветные лепестки бутона созданы из самоцветов, крошечная ножка – из лунного серебра. – Говорят, это украшение исполняет любые, даже самые потаенные желания.

Сэм перехватил цепочку и, открыв замочек, обернулся ко мне.

– Нравится?

Я покачала головой.

– Сэм. Даже если я приму этот подарок, я не смогу остаться!

– А я и не покупаю этим подарком твое присутствие. Я хочу этим подарком заставить тебя в меня влюбиться! – Холодный металл на мгновение обжег кожу. Сэм приблизился и тихо произнес: – Где бы ты ни была и с кем бы ты ни была, глядя на этот цветок, ты будешь вспоминать обо мне и когда-нибудь вернешься! Это мое желание!

Тихо щелкнул замочек.

Я взяла в руки тяжелый медальон.

– Красивый, но…

– Никаких «но»! – Сэм, не спрашивая у торговца о стоимости украшения, просто снял с пояса мешочек и бросил на прилавок.

– Тебе кто-нибудь говорил, что ты самый непредсказуемый эльфир? – Я вздохнула, не отводя взгляда от поистине царского подарка.

– И тебе это нравится? – Его губы коснулись моих волос.

Я развернулась, чтобы вновь в очередной раз указать на его несбыточные мечты, но он мягко и в то же время настойчиво закрыл мне рот поцелуем. А если зажмуриться и представить Деррана? Целуются они совершенно одинаково, только от поцелуев одного – делаются ватными ноги, а от второго – остается легкое чувство вины…

Ну почему я не могу сказать Сэму «нет»? Дать пощечину?

Я не услышала шелест откидываемого полога, не услышала легкие шаги, и только раздавшийся голос Деррана заставил нас отпрянуть друг от друга, как нашкодивших котят.

– Господин, я оставлял подарок для моей невесты… – заметив нас, он замолчал. Улыбка сползла с его красивых губ, взгляд стал холодным и замер, прикованный к подарку Сэма, приятно холодившему мою кожу. – Что ж… она сама озаботилась тем, чтобы его забрать…

– Господин, но… вы сказали, что за ней придут… Я не знал… Ваш брат… – растерянно забормотал торговец, но Дерран остановил его.

– Вам заплатили?

Тот кивнул.

– Отлично. – Дерран развернулся и, не прощаясь, вышел.

Я бросилась за ним.

– Дерран! Подожди! Дерран!!!

Зайдя за шатер, он остановился. Я едва не налетела на него и отступила, не выдержав ярости, плещущейся в его глазах.

– Она ничего не знала. – Из-за моей спины к нему шагнул Сэм. – Можешь убить меня, если хочешь, но я ничего не могу с собой поделать. Я хочу эту женщину и сделаю все, чтобы ее заполучить!

– А она тебя? – Дерран прищурился. – Я сделал глупость, рассказав об этом подарке тебе, но больше такой ошибки не допущу! И… – Он бросил на меня быстрый взгляд. – Я тоже хочу эту женщину. Тебе придется смириться с тем, что не все в этом мире для тебя и ради тебя, о мой чистокровный брат!

– Посмотрим, кого Танита выберет после сегодняшней ночи! – подбоченился Сэм.

– Иногда корона на голове – не главный аргумент. Посмотрим, чем ты сможешь пожертвовать ради нее!

Я оторопело разглядывала спорщиков. Они смели говорить обо мне так, словно меня здесь не было!

– Сэм! Дерран! – Никакого внимания! – Прекратите! Я никого не собираюсь выбирать!

– Я смогу пожертвовать всем!

– Ты только думаешь, что можешь пожертвовать всем! Легко добиваться цели, сидя на троне, а ты попробуй добиться чего-то, упав в бездну!

– Опять твои страдания! Ну, побывал на каторге… ах, боже мой!!!

– Заткнись!

– Сам заткнись!

Так, ну все! Мне это надоело!

Не дожидаясь, когда эти двое вцепятся друг в друга, я развернулась и направилась куда глаза глядят. Только бы подальше от этих сумасшедших!

Неожиданно у Синего шатра, в тени деревьев, я заметила высокого светловолосого мужчину, обнимавшего стройную девичью фигурку. В Эльфириане, конечно, попадались люди, но эту парочку я не могла не узнать.

Слыша за спиной голоса продолжавших склоку принцев, я со всех ног бросилась к подруге.

– Ширин!

Глава 20

Ширин

– Танита! Что случилось? – Я шагнула к ней. Шмыгнув носом, она покосилась на догонявших ее эльфиров и обняла меня.

– Ничего особенного! Просто очень хочу оказаться подальше от этих двоих и от этой страны!

– Не знаю, огорчит это тебя или обрадует, – хмыкнул Лекс, – но, скорее всего, после этой ночи нам с Ширин придется уплыть. Нас ждут в Вселесье, и тебе нужно будет выбрать – вернуться к отцу или отправиться с нами.

Танита отстранилась от меня и смерила его мрачным взглядом.

– Оставить Ширин совсем одну? С тобой? В незнакомой стране, накануне битвы? Знаешь, Лекс, меня даже удивляет, что ты в этой ситуации видишь для меня возможность выбора!

– Я всего лишь продолжил нашу беседу. У нас с Ширин остался невыясненным именно этот вопрос, – холодно промолвил охотник и взглянул на подходивших принцев. – Скоро полночь. Если желаете успеть на прием, советую поторопиться.

– Откроем переход? – беззаботно поинтересовался Сэм.

– Не хочется пропустить все самое интересное, став жертвами магической защиты дворца, – возразил Дерран и махнул рукой в раскрашенный всполохами праздничный полумрак. – Пойдемте, я знаю короткий путь.

И он действительно знал, о чем говорит. Покружив по улочкам, мы вышли к дворцовой площади и, уже не торопясь, направились к сияющему разноцветными огнями огромному зданию дворца. Заточенные в камни самоцветы площади тускло вспыхивали, стоило на них наступить, и тут же гасли.

У белоснежной лестницы и у высоких дверей изваяниями застыли стражники, вооруженные длиннющими мечами. Они отсалютовали нам и снова застыли. Мне кажется, или днем, сбегая из дворца, я не видела охраны?

Миновав высокие ступени, мы шагнули под своды дворца и сразу попали в водоворот блистающих драгоценными украшениями и великолепными нарядами женщин и мужчин. Кого здесь только не было! И громко спорящие о чем-то подгорники, и прогуливающиеся парами люди, и молчаливые перевертыши, и, конечно же, важные эльфиры, одетые в богатые, шитые золотом наряды.

Нас заметили, и в зале, словно по приказу, наступила тишина.

– Господин Дейрриан, господин Сэмиэль! – Из полчища гостей появился одетый во фрак эльфир и быстрым шагом подошел к принцам. – Где вы ходите? Прием вот-вот начнется!

Лекс озадаченно хмыкнул, нахмурился, словно что-то подсчитывая, и выдал:

– Вообще-то до полуночи еще сто двадцать вздохов дракона.

– Чего? – запнулся эльфир.

– Еще почти два часа, – расшифровал Дерран. – Если переводить с языка Ушедших на всеобщий. Не волнуйся, Фийллиран, мы успеем.

– Каких вздохов? Каких минут? А приветственная церемония? Из-за вас ее и так уже порядком задержали! Я вынужден сообщить, мои принцы, что больше не могу томить здесь гостей. Мы идем в тронный зал и приветственную церемонию начинаем без вас! – Строгий эльфир развернулся к гостям. – Прошу за мной, господа!

И направился к лестнице.

– Нда. Я совсем забыл о приветственной церемонии и бедствии, в лице нашего наставника, – усмехнулся Дерран и взглянул на нас. – Давно дома не был.

– Дерран, а… – Я запнулась, не зная, как спросить. Еще бы. Принцесса, а ни разу не сталкивалась с этим ритуалом. Да чего там! Я даже половину наших торжественных приемов не посещала. Ведь меня не готовили быть королевой! Меня готовили быть Хранительницей Равновесия! – Приветствие… Что входит в эту церемонию?

– Всем гостям Совета предстоит назвать свое полное имя, титул и род, – ответил за принца Лекс и направился вместе с Дерраном к лестнице. Мы с Танитой переглянулись и последовали их примеру.

– Да. Это очень древний ритуал доверия, – пояснил Сэм, шагая рядом со мной. – Считается, что враг, назвавший свое имя, становится другом.

– А можно назвать чужое имя? – Я с надеждой взглянула на него. Представляю… точнее, НЕ представляю себе этот момент! Все, хоть как-то приближенные к власти, будут сегодня здесь! А если кого-то заинтересует предложение Ирзы касательно тех нескольких объемных мешочков с золотыми, которые она щедро предлагает в обмен на меня?

– Назвать-то можно, вот только Шар Истины нельзя обмануть. – Сэм сочувствующе развел руками. – Представляешь, ты назовешься поддельным именем, а все услышат твое настоящее. Но! Есть вариант, который позволит избежать огласки.

– И какой же? – вместо меня поинтересовался Лекс. Они с Дерраном даже остановились, поджидая нас.

Сэм усмехнулся.

– Не ходить на прием!

В раздумьях поднимаясь вслед за мужчинами, я не заметила, как мы добрались до второго этажа, миновали коридор и теперь остановились у дверей нашей комнаты.

– У вас есть всего несколько минут, чтобы переодеться и достойно выглядеть, если вы все же собираетесь посетить наше высокое собрание. – Сэм раскланялся с нами и, не дожидаясь спутников, зашагал по коридору.

Дерран и Лекс последовали его примеру, коротко поклонились и направились за ним.

Мы с Танитой шагнули в комнату. Я закрыла дверь и устало к ней привалилась.

– Ух ты… даже бочки с горячей водой принесли… – Подруга мечтательно улыбнулась, разглядывая курящиеся паром бочки, чьи медовые бока виднелись из-за белоснежной ширмы прямо посередине комнаты. – Больше всего мне хочется забраться в горячую воду и послать ко всем шеркхам это «высокое собрание».

– Да… – Я сделала над собой усилие, отлепилась от двери и прошла к креслам, на которых, поражая воображение, нас дожидались два великолепных платья. – Если бы это было в нашей власти!

– А почему нет? – Танита скинула у порога сапоги и теперь, шлепая по роскошному паркету босыми ногами, решительно направилась к бочкам, видимо, собираясь немедленно воплотить в жизнь свою мечту. – Ты же не обязана там быть! Тем более, если ты хочешь, чтобы о твоем присутствии здесь никто не знал!

– В том-то и дело, что обязана! – Я полюбовалась нарядами, помедлив, сняла и положила на стол перстень, скинула на пол одежду, сапоги и тоже направилась к бочкам. Иначе я даже притронуться не смогу к этой красоте! Просто совесть не позволит! – На приеме будет принц Сандр. Я должна его увидеть! Поговорить с ним! У меня осталось всего несколько дней, если я хочу вызвать на бой Хранителя Ирзы и попытаться, если не спасти, так хотя бы отомстить за себя и за нашу семью! За то, что я, вместо того чтобы готовиться стать служительницей Стихий, мотаюсь по миру в поисках ответов! Понимаешь? Потом уже будет поздно!

– Может, все-таки воспользоваться советом Сэма? – Танита уже забралась в бочку и теперь фыркала, как водяной дракон. – Если честно, мне бы тоже не особо хотелось себя выдавать… Вот и думаю, а не подождать ли мне тебя здесь?

Я усмехнулась. Поднялась по приставленной к бочке лесенке и с наслаждением погрузилась в горячую, душистую воду.

– Как хочешь. Даже если во дворце найдутся те, кто не прочь притащить меня к Ирзе, пока я тут, мне ничто не грозит. К тому же со мной Лекс.

– Вот-вот! К сожалению, у меня таких защитников нет! – Подруга старательно принялась намыливаться.

– Так! Что случилось? – Я только сейчас, к своему стыду, вспомнила, какой расстроенной встретила подругу у шатра.

– Ничего! – Она на миг скрылась под водой, смывая пену, вынырнула и посмотрела мне в глаза. – И уже не случится, иначе эти два шута убьют меня, чтобы не ссориться!

– Все настолько плохо? – Я вздохнула. Никудышная из меня подруга, но, зная Таниту, могла с уверенностью сказать – ей свойственно все преувеличивать! Скорее всего, эта ночь сделает за нее выбор.

– Хуже не бывает! – Подруга снова на миг исчезла под водой и принялась выбираться из бочки. Что и говорить, но времени для сборов нам дали очень мало… Завернувшись в длинное полотенце, она прошла к дивану и возмущенно заговорила: – Представляешь, Дерран заказал для меня подарок, как для своей невесты. Сэм об этом знал, специально привел меня в тот шатер и вручил мне этот подарок ОТ СЕБЯ! В результате эти двое чуть не передрались, а я чувствую себя виноватой!

– И что ты решила? – Я быстро смыла пену с коротких волос и тоже выбралась из бочки.

– А чего тут решать? Один из них мне не нужен, второй нужен, но ни за что не оставит Эльфириан. Короче, подруга, я рада, что завтра об этих двоих у меня останутся только воспоминания.

Выпалив все это, она уставилась на меня.

– Ширин… ты… твои волосы…

Я попыталась разглядеть короткие, но изрядно потемневшие пряди. Неужели колдовство Лерана закончилось? Как не вовремя…

Танита усмехнулась.

– Теперь ты снова ты… – И поспешно отвернулась, принимаясь одеваться.

Я промолчала. Никому, даже мне, она не позволит увидеть рвущую ее на части боль. Вот только мне и не нужно видеть эту боль. Я ее чувствую. Так повелось с детства. Так же, как чувствует она – мою…

Вскоре белье, чулки и платье перекочевали с кресел на нас, а мягкие кожаные туфли удобно устроились на ногах. Напоследок Танита нехитрым заклинанием высушила наши волосы, и теперь ее светлые кудряшки весело рассыпались по плечам, а мои короткие пряди встали дыбом. Пытаясь расчесаться пятерней, я направилась к зеркалу, и тут в дверь постучали. Я замахала руками, пытаясь остановить подругу, но было уже поздно.

– Войдите!

Я едва успела подбежать к зеркалу, как дверь распахнулась, скрывая меня. Послышался восторженный голос Сэма.

– Танита? Ты великолепна!

Я усмехнулась, услышав в ответ ее надменно учтивый тон:

– Я знаю. Спасибо, Сэм.

– Ты готова? А где принцесса?

Напоследок пригладив щекочущие шею волосы, я пощипала щеки, покусала губы и, оставшись довольной своим отражением, вышла из-за двери.

– Тут. Уже пора? А… – Я украдкой выглянула из-за его плеча. – Ты один?

– Да. – Он загадочно мне улыбнулся и взглянул на подоспевшую Таниту. – Не бойтесь, я знаю, где находится тронный зал.

– Я тоже! – снисходительно фыркнула подруга, взяла меня под руку, и мы, потеснив принца, вышли в коридор.

Танита

В тронном зале царило оживление, играли невидимые музыканты. Гости всех рас, сословий и возрастов толпились у огромных окон, из которых на них смотрела ночь… На миг мне представилось, что ночь – это нечто живое, прильнувшее к окнам и с любопытством следившее за ничего не подозревающими смертными. От этой мысли по коже пошли мурашки. А если действительно нечто недоступное пониманию сейчас следит за нами?

Трон правителей Эльфириана на этот раз не был пустым. На нем полусидел-полулежал король Киарис: истощенный злым недугом снежно-белый эльфир. И только в по-совиному круглых, желтых глазах горела негасимая сила. Сколько же ему на самом деле лет?

Едва мы вошли в зал, как все разговоры стихли. Я почувствовала себя под прицелом нескольких сотен глаз, и мне захотелось стать ветром. И исчезнуть.

Взглянув на Ширин, я позавидовала ее выдержке.

Вот что значит принцесса!

Если у нее в душе и было волнение или страх, она ни жестом, ни взглядом не выдала его. Маска бесстрастного величия закрыла ее чувства и мысли от всех и вся. Ничего невозможно было прочитать на ее царственно холодном лице.

– Господа приглашенные! – Положение спас глашатай, привлекая к себе всеобщее внимание. – Прошу торжественное собрание считать открытым, а гостей Лиин-Тея по очереди пройти к Шару Истины и представиться. Прошу! Кто первый? Может быть, нам окажут честь высокие гости?

Глашатай огляделся в поисках первой жертвы, и вдруг его взгляд остановился на Ширин.

Она нервно сглотнула и сделала несмелый шаг к трону, возле которого на хрустальном возвышении лежал, будто наполненный белым дымом, прозрачный шар. Я впервые за этот вечер заметила на ее лице тень… страха? Неуверенности? Не знаю, что, может быть, ее взгляд, а может, что-то еще заставило меня решительно выйти вперед и на подгибающихся ногах подойти к прозрачному шару. Уже знакомый слуга подскочил ко мне и заставил положить руку на шар.

– Назовитесь!

Оглядев сливающиеся в один пестрый водоворот лица, я прерывающимся голосом выпалила:

– Танита, дочь главного советника По́лыни, Ильсара из рода Вехха.

Шар наполнился синим дымом.

Настороженная тишина вдруг нарушилась тревожным шепотом. Я попятилась, нашла взглядом Ширин и бросилась к ней.

– Зачем ты это сделала? – На ее лице горел лихорадочный румянец.

– Чтобы дать время тебе! – Я покусала губы. – Или я что-то сделала не так?

– Так. Все так! – Мне на плечи легли горячие руки Деррана. – Только зачем было идти первой!

Я обернулась.

– Ты же сам сказал, что этого не избежать!

– Не избежать. Но можно было отсрочить. Все собрания проходят быстро, а начинаются долго. А знаешь, почему? Да потому, что никто не желает быть первым! Первые остаются в памяти летописцев, а значит, в истории!

– А вторых? – Ширин покусала губы, пытаясь разглядеть женщину, решившуюся представиться второй. – Точнее, третьих.

– Не торопись, принцесса, вводить в искушение простых смертных, – улыбнулся Дерран, выискивая кого-то глазами. – Дождемся Лекса, а там и будем решать.

– А где он? – теперь Ширин и вовсе почувствовала себя не в своей тарелке, то и дело принимаясь оправлять кружева платья или теребить спадающую на лоб челку.

– Мы шли за вами, когда он встретил Сандра и остановился, чтобы что-то обсудить. Наверное, скоро они появятся здесь вдвоем.

Голос следующего говорившего заставил меня оцепенеть:

– Главный советник По́лыни Ильсар из рода Вехха.

Отец?! Он тут!

Я спряталась за спинами принцев, поэтому следующего представившегося не увидела, только услышала низкий, бархатный голос:

– Принц Алессандр, главный советник вождя клана Белых волков Вселесья.

Зато его увидела Ширин.

– Сандр! Он тут! Он пришел!!! Танита, мне нужно с ним встретиться!

Я подняла на нее глаза и решительно помотала головой.

– Без меня! Ширин, здесь мой отец! Мне нужно бежать!

– Так! Стоп! – Дерран взял нас за руки и, как маленьких, потянул за собой в глубь толпы. – Никто никуда не бежит и ни с кем не встречается!

Он выпустил наши руки, только когда перед нами возникло высоченное окно, развернул нас к себе и начал успокаивать:

– Не бойтесь! Пока длится этот прием, никто не посмеет вас задержать! Потом – возможно, но сейчас вы гости короля!

– Но… я не боюсь! Я хочу поговорить с Сандром! – Прикусив губу, Ширин снова оглядела гостей.

– И поговоришь! – поддакнул Сэм, вынырнув к нам из расступившейся толпы. – Только нужно подождать.

Какое-то время до нас доносились произносимые имена и титулы. Наконец наступила тишина. Над залом раздался голос слуги:

– Среди присутствующих здесь остались ли гости Эльфириана?

Ширин судорожно сглотнула и, глядя перед собой невидящими глазами, сделала шаг, другой. Неожиданно из коридора вышел Лекс, одетый в черный, шитый серебряными нитками костюм, и остановился, выискивая кого-то в толпе. Я указала на него глазами Деррану. Сэм первым сообразил и, махнув рукой, привлек внимание охотника.

– Вот вы где! – Он ловко, словно мы в зале были одни, преодолел разделяющее нас расстояние. – Ширин, я знаю, ты еще не представилась совету. Пойдем, я буду с тобой.

– Лекс! – Она обернулась и несколько мгновений просто стояла, глядя на него, наконец справилась с собой и улыбнулась. – Ты… Тебя и не узнать…

– Ты тоже очень красива. – Охотник коротко поклонился и предложил ей руку.

Я смотрела им вслед, пока спины гостей не сомкнулись стеной, скрывая белоснежное, шитое жемчугом платье принцессы и строгий костюм ее телохранителя. Вдруг меня пронзила мысль: «Если сейчас с Ширин что-нибудь случится, я даже не смогу ей помочь!»

Чтобы скрыть волнение, я отступила к огромному окну и прижалась к нему спиной. Холод, идущий от массивного стекла, успокоил, а присутствие Деррана придало уверенности.

Вдруг над залом пролетел звонкий, бесстрастный голос подруги:

– Я – принцесса Объединенного королевства Ширин, из рода Фарияда, клан Убийц Ночи.

Тишина, наступившая вслед за этими словами, встревожила даже больше недовольного гомона. Я готова была поклясться, что сейчас все, не отрываясь, смотрят только на нее, и было в этом что-то такое…

Затем послышался дребезжащий голос короля Киариса.

– А правда ли, что вы похитили клинок Хранительницы Равновесия и, убив воспитавших вас родителей, бежали?

И снова послышался уверенный в своей правоте голос Ширин:

– Нет. Меня оклеветали!

– Кто поручится за вас, принцесса? Если у вас нет поручителя, я буду вынужден отдать вас главному советнику По́лыни для дальнейшего сопровождения в земли Объединенного королевства.

– Я ее поручитель! – Донесся до нас голос Лекса. – Надеюсь вы, мой сир, мне доверяете?

Пока правитель Эльфириана молчал, я вспомнила все молитвы, которым меня научила моя матушка. Не обладающая магической силой, она свято верила, что молитвы помогают куда лучше, чем все заклинания, вместе взятые.

– Да, я помню тебя… Помню… и дам тебе время. Пока вы во дворце – вы под защитой королевского дома Эльфириана, но я не смогу ничего обещать вам, когда вы пожелаете меня покинуть.

– Я понял! – отрезал Лекс и принялся рассыпаться в благодарностях: – Я и моя спутница благодарим тебя, повелитель, и желаем долгих лет жизни и правления.

– Ха-ха-ха! – послышался каркающий смех короля. – А ты по-прежнему шутник, мой мальчик… Кстати, спасибо, что затронул эту тему. Ведь вы все пришли сегодня в мой дом не из-за меня…

Раздался душащий кашель, наконец, Киарис отдышался и продолжил:

– Сегодня двести лет моего бессменного правления. И как это ни больно признавать, моя жизнь закончена. Я собрал вас всех, хоть как-то приближенных к власти, для того, чтобы официально объявить своих преемников. Я уже столкнулся в своей жизни с тем, что из-за власти можно потерять все, поэтому я не хочу вызывать зависть в ком-либо из моих мальчиков. Итак, я оставляю корону и судьбу всего Эльфириана в руках принца Сэмиэля и принца Дейрриана. Подойдите ко мне, мои сыновья.

Сэм победно улыбнулся брату и бросился к отцу, расталкивая провожавших его взглядом гостей.

– Дерран… – Я вцепилась в руку принца.

Он смерил меня невидящим взглядом.

– Танита… Я должен идти. Жди меня здесь!

– Я пойду с тобой!

Но он меня не слышал. Даже не заметил, что его больше никто не удерживает…

И ладно!

Я развернулась, уткнулась лбом в холодное стекло, размазывая по щекам злые слезы, и… уставилась в горящие угольки глаз. Казалось, за окном ничего нет, только темнота и приближающиеся с каждым вздохом глаза… Я замерла, разглядывая вырастающую из мрака ночи огромную тушу черного дракона.

Мой визг заглушил голос Сэма, распинавшегося в благодарностях отцу…

В разные стороны брызнули осколки стекла. Тварь сжала меня в когтистой лапе и, словно игрушку, выдернула под ночное небо.

Глава 21

Ширин

Как я не увидела тварь, решившуюся покуситься на дворец – святое Эльфирских правителей? Как я не почувствовала приближение врага? Мудрецы говорят – собственное счастье ослепляет сильнее горя. Я так была счастлива тем, что меня принял под защиту королевский двор Лиин-Тея, и тем, что рядом со мной сейчас стоит Лекс, бережно сжимающий мою руку, что не ощутила надвигающейся беды и очнулась, только услышав визг Таниты.

И хрип…

И сумасшедшие глаза Деррана.

О чем я думала в тот момент? Да ни о чем!

Метавшиеся в панике мысли казались чужими. Впрочем, я больше чем уверена, что так оно и было. Ну не могла мысль: «Не смей спасать Таниту. Если ты вступишь сейчас в бой с принцессой Теней, то не сможешь закончить обряд Слияния…» – быть моей. Потому что я осознала ее лишь тогда, когда подбежала к огромной уродливой дыре, на сколах которой даже осталась черная кровь дракона и лоскут от платья подруги.

Одного взгляда хватило, чтобы представить, как стояла она здесь, покинутая всеми нами, когда увидела дракона, бросившегося на нее из темноты. Неужели Хранительница Ирзы посмела напасть в открытую? Значит, Тень решила воздействовать на меня через тех, кого я люблю?

«Не поддавайся на провокацию! Таните сейчас ничего не угрожает! Она приманка! Для тебя!»

Я окинула взглядом стремительно пустеющий зал. Нашла Лекса, начинающего плести Стихийное заклинание, увидела не сводившего с меня глаз стоявшего в отдалении Сандра. Заметила Сэма, растерянно топтавшегося у трона Киариса. Слышала, как несчастный отец Таниты умоляет кого-то спасти его единственную дочь.

И вдруг поняла, что ни чувство к Лексу, ни Сандр, о встрече с которым я мечтала, ни вопли Риссара не заставят меня отказаться от спасения подруги. Без нее все стало мелким и незначительным. Она пошла за мной на край света только потому, что решила, будто мне нужна помощь, так неужели сейчас я даже не попытаюсь ее спасти, оставив в когтях сумасшедшей твари?

Плевать на всех! Она не умрет!

«Ширин? Не делай этого! Ширин!!!»

Я решительно шагнула к краю разлома и, больше не раздумывая ни о чем, ласточкой прыгнула в пахнущую кострами и цветами теплую летнюю ночь.

И даже не испугалась. Может, потому, что у перевертышей всегда есть второй шанс? Ну что будет со мной, если я рухну на землю? Всего лишь очнусь пантерой! Это на тот случай, если мой драгоценный Хранитель снова бросит меня!

К счастью, мое падение вдруг прекратилось. Я почувствовала, как меняется тело, становясь драконом, и привычно, словно делала это с самого рождения, взмахнула крыльями. Поток воздуха подхватил меня и бережно понес в ночь.

Так… теперь надо узнать, куда Тень утащила Таниту. Тонкий цветочный аромат духов подруги, словно яркий маячок, вел меня за собой, пока порыв ветра не спутал все запахи, заставив меня заметаться на месте. Я ощутила рядом с собой чье-то присутствие!

– Кто здесь? – Как непривычно слышать вместо своего привычного голоса низкий рык.

Кромешная тьма перестала быть кромешной, и я отшатнулась, разглядывая появившуюся передо мной эфемерную фигуру.

– Та, кого ты пожелала увидеть… – Ветер всколыхнул фигуру, разметал, словно облако, но она снова возникла передо мной. – Я – Стихия воздуха. Королева всех воздушных замков и повелительница ветров. Мы уже виделись с тобой сегодня, когда я позволила тебе воспользоваться моей облачной лестницей. Помнишь?

Я только кивнула. Как давно это было… будто столетие назад, а всего лишь один такой долгий день…

– Только что моего благословения попросила Тень. Итак… знаю, что и тебе нужно пройти мои врата, поэтому… вот тебе задание. Спаси жизнь той, кого она выбрала в жертву.

Сердце отчаянно заколотилось и замерло. Танита!

– Где она?

Мне послышался легкий смех.

– Ищи…

Фигура превратилась в легкое облачко, которое подхватил и стремительно унес ветер.

Шеркх!!!

– Риссар, что мне делать?

«А я тебе говорил! Ты еще не готова к встрече ни с королевой Теней, ни к прохождению Воздушных Врат».

Хм, странно, что его голос снова раздается в моих мыслях.

«А чего странного? – ворчливо вскинулся он. – Ты меня, что так, что этак, не замечаешь! Говорю тебе, бросай все это и возвращайся!»

Нда, зря спросила.

Я прислушалась, до боли в глазах вглядываясь в предрассветную темноту, пытаясь почувствовать, уловить хоть что-то, что подсказало бы, где искать Таниту, но тишину спящего города нарушали только отголоски праздника.

И тут ночь разорвал полный ужаса визг.

Я замерла…

Совсем рядом!

И так же внезапно оборвался…

Я еще пыталась осмыслить происходящее… а сильные крылья уже рвали воздух.

Я еще вглядывалась в темноту, а глаза Хранителя уже видели стремительно падающую точку.

«Только бы успеть! Только бы успеть!!!»

– Ты так громко думаешь! – Голос Риссара заставил очнуться от завораживающего бездействия. – Нужно попробовать вспомнить кое-что из магии Стихий.

Незнакомые, полные непознанной силы слова зазвучали в мыслях, обретая жизнь. Я не знала магии Ушедших, но понимала, что сейчас произойдет. Еще не смолкло заклинание, как невероятной мощи ураганный ветер подхватил меня и понес вперед.

Падающая фигурка стремительно приближалась. Я почувствовала, как Хранитель, вытянув лапы, бережно подхватил драгоценный трофей. Как хорошо ощущать себя лишь мыслями в голове этого сильного и непредсказуемого создания. Как хорошо, что он со мной…

Над нами раздался наполненный яростью рев. Вскинув голову, я заметила огромную черную тень, падающую на меня из бесконечной звездной пустоты. Мне вдруг стало холодно и неуютно. Бешеный ветер принялся рвать легкие, а руки, уже не лапы Хранителя, налились свинцом, пытаясь удержать безжизненное тело Таниты…

Ну, Риссар!!! Трус!

Угрожающее рычание дракона раздалось уже совсем близко. Отчаяние от предательства Хранителя, на миг обессилившее меня, сменилось злостью. Где наша не пропадала? Покрепче обхватив руками и ногами подругу, я почувствовала, как стремительное падение ускорилось. Под нами разверзлось небольшое зеркало перехода, но прежде, чем мы утонули в нем, острые когти дракона оцарапали мне плечо.

В следующий миг падение продолжилось.

Я вгляделась в раскинувшуюся под нами светящуюся золотистым светом спираль. Где-то я уже видела сегодня такую?

В памяти вдруг возникло видение. Спираль! Алтарь Силы! Значит, кто-то перенес нас к Алтарю? Почему-то от осознания этого пришли покой и уверенность, что теперь с нами все будет хорошо!

Будто в подтверждение этой мысли, я вдруг ощутила, что подруга снова стала невесомой, а за моей спиной щекотно развернулись крылья и сделали несколько сильных взмахов.

Неужели мой Хранитель решил себя реабилитировать? Пусть злости у меня на него нет и не было, а вот гнев – остался! Ну, теперь только вякни мне что-нибудь в свое оправдание, ящерица желтопузая!

«А вот и вякну! И можешь не благодарить за переход. Глупая ты, ваше высочество! Когда ты в своем истинном обличье, Тень не видит тебя! А значит, появляется шанс…»

«…свернуть себе шею об Алтарь Силы?»

«Алтарь? Какой Алтарь, я же открыл переход над дворцовой площадью! Там и невысоко было… Что?.. что происходит? Как мы здесь оказались?»

– Где я? Кто со мной? – В моих руках дернулась Танита. – Мы падаем?!

– Танита, успокойся. Это я! Ширин! Я в облике Хранителя! Не бойся! Мы не упадем! – объяснила я и, когда она с опаской подняла голову, стараясь разглядеть меня, попыталась ей беззаботно усмехнуться. Не знаю, как это выглядело, но мне нужно было отвлечь подругу от стремительно приближающихся камней площади.

Я плавно опустилась на лапы, положила Таниту рядом и почувствовала, как снова начинаю меняться, превращаясь в человека. Так много превращений подряд в моей жизни еще никогда не было!

– Боги, что со мной произошло? – Подруга приподнялась на руках и огляделась. – Где мы, Ширин?

Полюбовавшись на свои руки, я одернула белоснежное платье и помогла Таните подняться.

– Мы у Алтаря Силы. – Знать бы еще, зачем нас притащил сюда мой Хранитель!

«Никуда я тебя не тащил! – обиженно буркнул Риссар. – Я не знаю, как мы очутились на другом конце города! Нет, с одной стороны, знаю, а с другой… В общем, пока исчезну. Потом поговорим!»

Танита вдруг насторожилась, во все глаза уставившись куда-то мне за спину, а я только сейчас услышала легкие шаги и поспешно обернулась, разглядывая приближающуюся Ирзу.

– Так-так… вижу, тебе удалось пройти испытание воздушной Стихии, моя… сестрица.

– Алтарь. – Я привычно коснулась пояса и едва не застонала, не почувствовав даже ножен. – Ты специально переместила нас сюда?

– Алтарь… Мм… так спокойно и умиротворенно я чувствую себя только здесь… Это первый Алтарь Силы, построенный предками эльфиров для нас… Да! – Стройная фигурка моей сестры вдруг замерла в нескольких шагах от меня. – Я переместила тебя специально. Хотела проверить, что выберет твой трусливый Хранитель: смерть хранимой или встречу лицом к лицу со своим извечным кошмаром? Ведь он так боится рода Теней! А почему, Риссар? А может, ты не боишься, и тоже хочешь постичь магию вечной ночи? Но ты же знаешь – все в этом мире возможно! И Тень может стать вместилищем силы Стихий, и Стихия – стать Владыкой Тени!

– Ирза? – Ни мысли, ни чувств Риссара я не ощутила. Опять затаился! Словно у меня никогда и не было Хранителя, великолепного сиреневого дракона. – Ты – не Ирза…

– Ты права, глупая принцесска. – На лице сестры появилась безумная улыбка. – Ирза не слышит тебя. Я, и только я сейчас владею телом этой смертной. Знаю, ты думаешь, что все наоборот: смертные позволяют нам ненадолго приходить в этот мир и делиться с вами силой, за краткие мгновения почувствовать живую плоть. Поверь, это всего лишь уловка, чтобы вы, глупые создания, с охотой отдавали нам свои жизни, свои души и этот мир… Итак! – Принцесса подошла к Алтарю и приложила ладони к изломанной статуе. – Чего ты хочешь?

Я вдруг увидела, как под ладонями Ирзы камень замерцал, и жгуты сияющей энергии стали вплетаться в кожу сестры.

– Странный вопрос… – Глазами я указала Таните на пустынную ближайшую улочку, уходившую в окружавший нас предрассветный туман. Не отводя глаз от принцессы, она упрямо качнула головой.

Я едва не застонала. Глупая девчонка! Неужели не понимает, что она – моя единственная слабость? Я не позволю, чтобы она умерла из-за меня! Даже ценой своей жизни!

– Вопрос вполне логичный. На дворцовом собрании я объявила, что в день рождения Ирзы состоится прощание с ее родителями… мм… прости – с вашими родителями. По традиции, в день прощания избирается новый Хранитель Равновесия, а значит… и король всего Объединенного королевства!

– Но быть королевой Объединенного королевства – еще не значит быть Хранительницей Равновесия всего мира! – Не сводя глаз с хрупкой фигурки Ирзы, я уже более ощутимо толкнула Таниту в бок еще раз, сделала страшные глаза и с облегчением услышала ее легкие удаляющиеся шаги.

Тень даже не обернулась.

– Ты ошибаешься! Но я не спрашиваю твоего совета. Я только хочу, чтобы все прошло на должном уровне. Не мешай мне – и останешься жива! Да, кстати… если ты выполнишь одно мое пожелание, так сказать, подарок на коронацию, я сделаю жизнь твоей сестрицы беззаботным и прекрасным сном, а еще… освобожу твоих родителей. Ой, прости, твоих приемных родителей.

– Они живы? – Сердце забилось так, словно хотело сломать ребра.

– Конечно, живы! Отдыхают в моем магически созданном для них мире. – Ирза отлепилась от Алтаря и, взглянув на меня, хищно улыбнулась. – Когда, наконец, вы, рабы Стихий, поймете, что Тени – не чудовища! Поверь, если бы я хотела тебя убить, более уходящего момента, чем сейчас, найти было бы трудно!

– Допустим, я тебе верю. Но чего ты хочешь от меня?

– Клинки Тха-картх. Клянусь, ни один ушедший не пострадает от них. Просто я хочу быть спокойна по поводу собственной безопасности. Только и всего!

– Но у меня их нет! – Я в отчаянии прикусила губу. Все бы отдала, только бы вернуть Айну и Зарина.

– Достань и принеси, если хочешь увидеть родителей живыми! – Голос Тени стал холодным.

– А если…

– А если не принесешь, королевская чета будет целую вечность смотреть прекрасные сны о жизни, которая у них была! – Тень всезнающе прищурилась и вдруг расплылась в улыбке. – Но если ты решишь убить меня, можешь проститься с ними навсегда. Они – моя гарантия. И, кстати, не ищи помощи у истинного Хранителя Равновесия. Принц Сандр не придет оспаривать трон По́лыни. Он слаб. Ведь За Зу давно отрекся от своего хранимого!

– Но За Зу…

– Милая, успокойся! За Зу – принц Стихий, и вполне нормально, что ему совершенно наплевать на род смертных. – В голосе Тени плеснулись нотки заботы. – Но не мне! Я мечтаю о гармонии и процветании этого мира и моего рода. Поверь, дитя, с твоим Хранителем тебе меня не одолеть. Даже с клинками. У меня найдется, что противопоставить тебе на поединке. Подумай. Надеюсь, ты выберешь правильный путь. Я буду ждать тебя накануне дня Прощания. А сейчас я уйду. Утро – не мое время. К тому же твои так называемые друзья уже близко…

Я зачарованно смотрела, как перед Ирзой открылось зеркало перехода, отразив в себе небо, заалевшее первыми лучами солнца. Она еще раз взглянула на меня и шагнула в переход.

Танита

Даже не верится, что все это было. Что все это было со мной!

Как я решилась оставить Ширин наедине с… Даже не знаю, с кем! То, что к нам подошла не Ирза, я поняла сразу. Не знаю, как, но поняла. Все в ней было чужим. И повадки, и манеры держаться, и речь… Плаксу и ябеду Ирзу я знала с детства. Возможно, с годами она изменилась, и даже слишком, но свое зазнайство и желание всегда и везде быть единственной и неповторимой не изжила. В девушке, которая сейчас говорила с Ширин, было очень мало от той Ирзы, которую знала я.

В ней вообще было мало от девушки. Что-то чужое, холодное и…

Бррррр!

Я передернулась.

Едва достигнув переулка, я вжалась в колючие кусты, даже не заметив острых шипов, и затаила дыхание, пытаясь расслышать хоть что-нибудь. Усилить слух при помощи магических заклинаний я не рискнула. Не стоит привлекать к себе лишнее внимание. К тому же неосмотрительно сейчас тратить силу. Вдруг она пригодится в боевых стихийных заклинаниях?

Итак…

Я прислушалась.

Ага…

Что-то говорят о клинках, о королевской чете…

Шеркх!

Чьи-то приближающиеся шаги сначала вызвали досаду и раздражение, потом гнев. Кому еще не спится в этот час?

Я развернулась, чтобы высказать все неугомонному горожанину, и замерла, бессильно таращась в глаза Лекса. Поток гневных слов застрял в глотке, остановленный его ладонью, крепко зажавшей мне рот. Он по-прежнему оставался в богатом, шитом серебряными нитками костюме, только из-под строгого камзола виднелись ножны, а из-за спины темнела рукоять меча.

Дальше начался театр пантомимы: он предупреждающе поднес палец к губам и качнул головой, после чего перевел взгляд на то, что сейчас происходило у изломанной статуи. Я, продолжая таращиться в его светлые, будто прозрачные глаза, коротко кивнула и тут же почувствовала себя свободной.

Бесшумно ступая остроносыми сапогами по камням площади, он решительно направился вперед.

Словно почувствовав угрозу, Ирза вдруг раскрыла зеркало перехода, и в следующий миг Ширин осталась стоять одна.

Охотник прибавил шагу.

– Ширин, что она тебе сказала?

Я бросилась за ним.

– Ширин, это была Тень Ирзы? – выпалили мы с охотником почти одновременно и раздраженно переглянулись.

– А вот нечего на меня так смотреть! – Я не выдержала первой. – Я сегодня чуть не погибла и имею право узнать, по чьей вине!

Лекс молча кивнул, будто уступая мне право первенства. Обрадованная такой сговорчивостью, я вцепилась в подругу.

– Что она тебе говорила?

Ширин бросила на меня быстрый взгляд, как-то неуверенно покосилась на Лекса и торопливо выпалила:

– Она попросила прийти в день Прощания с родителями. Если я откажусь от боя, она отдаст мне маму и отца и позволит уйти.

– И ради этого она вызвала тебя сюда таким оригинальным способом? – Лекс тоже не утерпел и улучил момент удовлетворить любопытство.

Ширин снова взглянула на него.

– Это были воздушные врата. Так получилось, что мы с Ирзой одновременно проходим обряд Слияния. Ее Тень разрушает, а мы с Хранителем должны создавать, спасать. Сегодня она похитила Таниту, чтобы убить, а я ее спасла…

– Отлично! – Охотник хищно прищурился. – Значит, впереди у нас всего двое врат! Когда она назначила день Прощания?

– В свой день рождения. Осталось всего несколько дней.

– Мы успеем!

– Что успеем?! – вдруг вспылила Ширин. – Я же сказала! Если я вызову ее на поединок – пострадают родители!

– А где гарантия, что они еще живы?! – рявкнул в ответ Лекс и страстно заговорил: – Нельзя верить ушедшим! Тем более, Тени, которая разрушила твою жизнь! От нее нужно избавиться!

– И кто от нее избавится? Ты? – Ширин принялась наступать на охотника, выкрикивая ему в лицо: – Подумаешь – судья, у тебя даже Хранителя нет! Или, возможно, тебе поможет Сандр? Которого не волнует ничего, кроме короны Вселесья? Кажется, он заразился этим от своего Хранителя!

– Как судья – я призову Тень твоей сестры на суд, а если она воспротивится воле Избранных, убью ее. – Лекс еще пытался оставаться спокойным, но и его била мелкая дрожь. Еще чуть-чуть, и между этими двумя начнет искрить!

Я стояла, не отводя от подруги глаз. Никогда еще не видела мою сдержанную Ширин в таком гневе и в таком отчаянии! Не-ет! Здесь есть что-то еще, что заставляет ее душу рваться на части.

– И убьешь Ирзу? Тень уже стала с ней одним целым! А еще убьешь королеву Айну и Зарина? Только Тень знает, как освободить их из ловушки! – тяжело дыша, Ширин развернулась к статуе и замерла, пытаясь справиться с собой, но, видимо, ее слова слишком задели Лекса. Он подошел к ней, довольно грубо развернул за плечо и, глядя в глаза, зарычал:

– Почему ты веришь ей?! Твоих родителей больше нет! Я знаю это! Знаю!!! То, что тебе сказала Тень, ловушка для тебя и для всех нас! Она хочет без боя выиграть войну! Понимаешь ли ты это, глупая девчонка!

– Отпусти меня. Мне больно! – едва слышно прошептала Ширин, стараясь не встречаться с ним взглядом, и, когда охотник разжал пальцы, приказала: – Больше никогда не прикасайся ко мне! Кстати, где я могу встретиться с Сандром? Мне нужно с ним поговорить.

– И что ты хочешь ему сказать? – Лекс сложил руки на груди. От его ярости не осталось и следа, на лице снова привычная маска вежливого равнодушия.

– Я скажу ему – ДА. – Ширин посмотрела охотнику прямо в глаза. – Мне нужен этот политический альянс. И если он поможет мне, я соглашусь на наш союз.

– Отлично. – Лекс вдруг лучезарно улыбнулся и притворно вздохнул. – Вот только ваш суженый, принцесса, изволил отбыть по делам. Вам придется потерпеть, пока мы не прибудем во Вселесье. Но… честно? Сомневаюсь, что мой сводный брат тебе поможет. Слышал, что его Хранитель появляется теперь крайне редко…

– Но он у него хотя бы есть! – процедила Ширин, не отводя от охотника глаз, и велела: – Мы немедленно возвращаемся во дворец. Запроси переход. Мы будем во Вселесье уже до полудня!

Он развел руками.

– Увы! Пока вы, ваше величество, усмиряли очередную Стихию, во всех государствах объявили военное положение, и перемещаться даже в дружескую страну отныне стало очень опасно. Кстати, возвращаться во дворец я бы тоже не рекомендовал. Вообще-то мне все равно, кто и когда открутит твою милую головку: Тень или жаждущие назначенной ею награды эльфиры, но я обещал брату доставить тебя в целости и сохранности. Так что, как бы тебе ни хотелось поскорее отделаться от меня, придется терпеть мое присутствие еще несколько дней. На пристани нас ждет корабль. Чем быстрее мы покинем это чудесное государство, тем лучше! Не стоит вводить во искушение горожан!

Ширин исподлобья взглянула на него.

– Кстати, где мой клинок Тха-картх?

– Тебе вернуть его сейчас?

– Именно!

– А может, все-таки подождешь, когда мы поднимемся на корабль? Ведь на твоем прекрасном платье даже нет ножен для него.

– Немедленно! – Она выдержала его взгляд. Лекс передернул плечами, отвел полу камзола. Она молча выхватила клинок из ножен. – Теперь веди.

Нет, с Ширин точно что-то не то!

– Лекс. – Я тронула охотника за руку. Он обернулся. Судя по взгляду, с удовольствием отправил бы меня к шеркху… Впрочем, наплевать. Сейчас меня больше волновало другое. – Скажи, а Дерран будет с нами на корабле?

Мрачное лицо охотника вдруг прояснилось. Мне даже на миг показалось, что его губ вот-вот коснется улыбка.

– Нет. Его долг остаться здесь и принять корону.

– А… – Не в силах выдержать его пристальный, всепонимающий взгляд, я потупилась. – Я бы хотела с ним проститься. Надеюсь, это возможно?

– Танита, ты сошла с ума? – решительно вмешалась Ширин, услышав мои слова. – Во дворце твой отец! Забыла? Или хочешь вернуться домой?

– Ну, во-первых, прием давно закончен, – осадил ее Лекс. – Все гости либо отдыхают в отведенных им покоях, либо уже разъехались. А во-вторых… – Он пробормотал заклинание, и передо мной заколыхалось зеркало перехода. – Прямо в тронный зал. Так ты сможешь избежать ненужных встреч. До отплытия – час. Не успеешь, корабль под названием «Лийя» уйдет без тебя.

Я замерла, разглядывая в появившемся передо мной огромном зеркале печально знакомый, уже опустевший тронный зал, и, прежде чем шагнуть в переход, бросилась охотнику на шею.

– Спасибо!

– Танита! Стой! – В глазах подруги плескалась паника, но я уже ничего не могла с собой поделать.

– Ширин, я должна… попрощаться… – Шаг, и вот я уже стою на золотистом паркете пустого зала.

Действительно никого? Отлично!

Вот только где мне искать Деррана? И зачем Лекс открыл переход именно сюда? А если…

И тут, словно в ответ на мой вопрос, из комнаты, скрывающейся за троном, раздался приглушенный хриплый голос старого короля.

Жаль прерывать, но у меня совершенно нет времени!

Набрав в грудь побольше воздуха, я решительно направилась к королевским покоям, но, приблизившись к арке, в нерешительности остановилась. Похоже, разговор-то важный…

– …поэтому я требую, чтобы ты остался и принял титул главного советника своего брата! – хрипло убеждал кого-то правитель.

– И после всего, что случилось, ты еще смеешь требовать?! – Рык Деррана и вовсе заставил меня прирасти к полу. – Столько лет я молился за нее! Чтобы ее мятежный дух нашел дорогу к небесам! И сейчас, только сейчас, ты соизволил мне все это рассказать?!

– А что бы ты сделал, если бы узнал все раньше? – тихий голос Киариса вдруг тоже наполнился мощью. – Отправился бы на поиски своей матери за Грань? Или ты действительно считаешь, что она еще жива? Что она еще человек? Она бросила тебя во младенчестве потому, что Тень полностью подчинила ее себе! А может быть, тебе кажется, что Сандр сможет тебе помочь? Да как ты не понимаешь! Даже если вы найдете ее – она давно одержима Тенью! Она – безумна, и она не узнает тебя! И ради этой глупой мальчишеской мечты ты готов оставить трон? Власть?!

– О чем ты говоришь? Какая власть, отец? Ты изначально решил, что трон займет Сэм – твой единственный наследник, в котором течет чистая кровь расы эльфиров.

– Пусть так, но Сэм еще мальчишка! В действительности ты будешь править Эльфирианом, оставив брату удел марионетки! – Крик Киариса перешел в хрип. – И если будешь умен, власть будет твоей всегда!

– Благодарю за доверие, отец, но я не хочу такой судьбы моему единственному брату. Уж если ему суждено стать королем Эльфириана – корона его по праву. А я ухожу!

– Гнилое семя – проклятый род! – Крик перешел в кашель. Я подкралась к арке еще ближе, чтобы разобрать послышавшийся вслед за этим свистящий шепот: – Запомни, Дейрриан, ты всегда будешь изгоем! Ты никогда не был нужен породившей тебя неблагодарной твари, иначе она не бросила бы тебя во младенчестве! И я проклинаю тебя, так же, как проклял ее!

Вновь послышался надсадный кашель, перешедший в хрип.

– Кажется, я бы ничего не потерял, пропусти я эту трагичную развязку! – вдруг раздался у меня за спиной знакомый голос. Стремительно обернувшись, я увидела Сэма. Он стоял, прислонившись спиной к огромному окну, одетый все в тот же расшитый золотом костюм, в каком я видела его на совете, и смотрел на меня.

Интересно, когда он пришел? Или, может быть, он стоит так уже давно, а я была настолько занята выведыванием чужих тайн, что попросту не заметила его? Боги, ну я влипла!

Он развернулся, показывая, что не ждет моих объяснений, и, скрестив руки на груди, отрешенно вгляделся в утреннюю лазурь неба.

Из арки, чуть пошатываясь, показался Дерран. Торжественные одеяния, которые обтягивали его высокую фигуру на приеме, уже сменила привычная для меня неброская одежда наемника. Спину расчертили ножны с дремавшими в них клинками, а на плече тяжело повис дорожный мешок. В его руках поблескивал золотистый обруч короны. Скользнув по мне взглядом, он посмотрел на брата.

– Король умер. Король пришел вновь.

Тот будто ждал этих слов. Обернулся, не спеша преодолел разделяющее их расстояние и остановился. Дерран поднял над его головой корону, и золотистый обруч украсил высокий лоб Сэмиэля.

– Я все слышал… – Сэм, помедлив, стянул венец и неловко его повертел, разглядывая. – Ты уходишь?

– Да. А ты остаешься. У Эльфириана всегда будет только один король.

Чувствуя себя так, словно оказалась голой в центре города, я подошла к братьям.

– Мне жаль, что я оказалась свидетельницей…

– Это хорошо, что ты оказалась здесь и сейчас, – перебил меня Дерран. – Чтобы коронация Сэма считалась законной, мне был необходим свидетель.

– Ээ, мои поздравления. – Я попыталась улыбнуться, но взглянула на Деррана, перевела взгляд на словно окаменевшего Сэма и выпалила: – На причале меня ждет корабль. Я пришла попрощаться.

Братья молчали, не сводя с меня глаз. Не зная, что еще сказать, я развернулась и направилась прочь из зала, но слова, брошенные вслед Дерраном, заставили меня остановиться:

– Не спеши, Танита. Наш совместный путь еще не закончен. Я уплываю с вами.

Призвав к себе на помощь всю свою выдержку, я обернулась, разглядывая, как он идет ко мне. Неужели я действительно ему небезразлична?

– Зачем? – Вопрос вырвался раньше, чем я осознала его смысл.

– Действительно, зачем, брат? – Сэм снова нацепил на голову корону и тоже направился ко мне. – Ради чего ты бросаешь меня на пороге переломных для всего Эльфириана событий?

Желтые глаза Деррана чуть прищурились.

– Я хочу найти себя, Сэмиэль. – Он посмотрел на брата. – И я сделаю это, даже если мне суждено больше никогда не вернуться в город, где я родился и вырос.

– А когда найдешь? – Сэм подошел к нам так близко, что я почувствовала нежный ягодный аромат, окутывавший принца. – Я хочу, чтобы ты… – Сэм замялся, бросил взгляд на меня и снова посмотрел на Деррана, – чтобы вы двое знали, что в этом городе и в этих землях отныне и навсегда вас будут ждать и поддержат, что бы ни случилось!

– Спасибо, брат. – Дерран наконец-то улыбнулся и, крепко обняв его, направился мимо меня к выходу из зала.

Проводив его взглядом, Сэм коснулся ладонью моей щеки.

– Ты была бы достойной правительницей Эльфириана. – Он наклонился ко мне и на мгновение коснулся губами губ. – Иди. Но помни, когда тебе надоест мой братец, ты всегда можешь вернуться ко мне.

– А как же легионы ваших будущих фавориток, сир? – Камень, лежавший на сердце, незаметно растворился в его шутливом тоне, оставив в моей душе лишь привкус грусти.

– Фаворитки для того и нужны, чтобы скрашивать часы, дни и годы до возвращения единственной. – Махнув рукой, он быстрым шагом направился к арке, а я, посмотрев ему вослед, бросилась догонять Деррана.

Вскоре мы вышли на дворцовую площадь.

– В порт? – Дерран, словно прощаясь, задумчиво оглядел искрящиеся в рассветных лучах купола дворца и посмотрел на меня.

– В порт. – Я встретилась с ним взглядом. – Дерран, ты должен знать. Если ты делаешь это из-за меня, то лучше оставайся. Я никогда не буду твоей. Мой отец… я уже говорила… он…

– Я делаю это из-за себя, – перебил он, прекратив мои мучения. – И из-за Лекса. Он попросил меня сопровождать его в этом походе. – И подмигнув, указал на эскорт эльфиров, появившийся из-за поворота. Маршируя, они приблизились к нам и опустились на одно колено. – Как говоришь, называется нужное нам судно?

– «Лийна». – Могла бы и не отвечать. Кажется, он прекрасно знал ответ.

Глава 22

Полет. Крошечная девушка сломанной куклой повисла пленницей в ее огромных, черных лапах. Крики. Лицо Ширин…

Солнечные лучи разогнали нелепый сон, заставляя сознание робко возвращаться в ненавистную действительность.

Ирза разомкнула глаза и огляделась. Где она? Вместо мягкой кровати – жесткая скамья, вместо королевской спальни – дворцовый сад! Она все чаще стала просыпаться не там, где засыпала вечером. Возможно, Герада как-то использовала ее тело, ее сознание в сумеречные часы сна?

Но ее пугало не это, а то, что она совершенно не помнила, что с ней происходило в такие мгновения, и не знала, как долго длился ее сон.

Что произошло сегодня? Почему ей кажется, что она встречалась с Ширин? Встречалась и не попыталась пленить? Более того, осталось четкое восприятие чего-то свершившегося. Как будто сестра согласилась ей в чем-то помочь…

«Не думай ни о чем, моя принцесса, – в мыслях тут же раздался голос Хранительницы. – Сны всего лишь малая толика того, что ты не знаешь!»

Ирза поморщилась. От шепота Герады внезапно разболелась голова, да так сильно, что захотелось забраться под лавку. Если бы только это помогло… Но она не показала свою боль и как ни в чем не бывало спросила:

– Как прошла встреча с Ширин?

«Ты помнишь? – В голосе Хранительницы плеснулось удивление, но она постаралась его скрыть и тут же невозмутимо ответила: – Ширин теперь на нашей стороне. Она полностью зависит от нас».

– Ты наложила на нее магию Ушедших?

«Пф! Вот еще, стоит тратить время и силы на эту пустышку… Нет! Я пообещала ей в награду очень хорошую плату».

– И какую же? – Ирза стиснула голову руками. Что происходит? Почему так невероятно раскалывается голова? И чем ближе она к полному слиянию с Хранительницей, тем сильнее боль.

«Свободу и жизнь ваших родителей!»

Сердце зашлось в невероятном беге.

– Правда? Ты действительно позволишь им жить?

«Испугалась? – смех Герады молоточками застучал по вискам принцессы, причиняя нестерпимую боль. – Конечно же, нет! Я не собираюсь отпускать тех, кто стал гарантией моей жизни и моей власти! Но Ширин будет верить в лучший исход дела. А знаешь, почему? Ей больше не во что верить. Я внушила ей сомнение в ее собственном Хранителе, а значит, она не доверится ему и не бросит нам вызов».

– А если Ширин приведет Сандра? Тебе не выстоять против За Зу!

«За Зу слишком занят властью. Он ничего не предпринял, когда за Гранью я собрала довольно большую армию Теней, подчинявшихся когда-то моему отцу, и, уж тем более, он не будет считать меня угрозой здесь, в мире смертных, где он управляет крепостью Ушедших и держит под контролем Всемирное Равновесие».

– Но… значит, должность Хранителя Равновесия – бутафория? – От всего услышанного даже голова стала болеть меньше.

«Нет. Сайрус, Айна… а скоро и ты – станешь Хранительницей Равновесия, и от тебя, то есть от нас, будет зависеть, кому из ушедших мы позволим приходить в этот мир. Зайерг Зубайи – всего лишь мыльный пузырь, который скоро лопнет! Без смертного – он никто!»

– Но как же…

«Сандр? У меня есть сведения, что За Зу не простил ему самовольство и покинул его».

– Но За Зу сможет остановить тебя с помощью своего войска! Вдруг ты не успеешь призвать слуг ко дню Прощания!

«Успокойся! Еще раз говорю – его рабы не страшны мне, а он сам не сможет объявить мне войну, ведь для этого он должен прийти на поклон к Сандру, чтобы тот снова позволил ему стать его Хранителем. За Зу – не пойдет, а Сандр – не простит ему бегства! Не бойся, моя принцесса. Я обещала бросить этот мир к твоим ногам, и я это сделаю!»

Танита

Шеркх! Ругательство как нельзя лучше описывало мое настроение. Раздражение, досада, злость, смешавшись в один тугой комок, отозвались в висках тупой болью. Забывшись в невеселых мыслях, я и не заметила, как эльфиры доставили нас на причал, оживленный даже в столь раннее время. Ловко спрыгнув первым, Дерран помог спуститься мне и огляделся.

– Ну и где их искать? – я тоже завертелась, пытаясь разглядеть среди этой толчеи Ширин.

– Я думаю, что с этим проблем не будет. – Дерран, видимо, решил что я ищу наше судно, указал на стоявшие рядком корабли и стал пробираться мимо снующих горожан. Стараясь не отставать, я бросилась следом. Неожиданно толпа расступилась, выпуская нас к огромному кораблю, на темных, пузатых боках которого золочеными буквами было написано «ЛИЙНА», а в нескольких метрах от него на пристани стоял Лекс.

– Ну, наконец-то! – заметив нас, он расцвел в довольной улыбке и крепко обнялся с Дерраном. – Рад, что ты принял правильное решение. Я знаю, Сэмиэль справится!

Эльфир криво усмехнулся.

– Теперь, да. Но он передо мной в долгу…

– Кхм! – Если их не остановить, они могут долго говорить загадками. Шагнув ближе, я дернула Лекса за рукав. – Где Ширин?

– Ширин на корабле, – спохватился тот, пробормотал заклинание, и перед нами замерцало зеркало перехода. – Ждет тебя. Да и тебе, Дей, не помешает подняться на борт. Тебе сейчас лучше быть подальше от Эльфириана.

Я покосилась на охотника, бросила быстрый взгляд на Деррана и первой шагнула в переход. Их тайны меня не касаются! У меня и своих достаточно…

Выйдя из перехода, я замерла, завороженно глядя в лазурную даль, наслаждаясь играющим с моими волосами ветром. Горизонта не было! Темно-синяя гладь где-то вдали сливалась с таким же, нависшим над головой глубоким небом.

– Красиво… – Почти сразу же за мной из перехода шагнул Дерран, а следом за ним и Лекс, заставив меня посторониться.

На кораблях я плавала очень редко, но даже я не могла не заметить огромную разницу между этим гордым исполином и суденышком, подбросившим нас в Лиин-Тей. «ЛИЙНА» завораживала сочетанием неброской роскоши и надежности с изяществом и величием. Но больше всего меня удивило, что этот корабль явно не был ни транспортным судном, ни торговым. Кто же мог позволить себе такую огромную прогулочную яхту?

Вокруг раздавались деловитые крики снующих матросов. Готовясь к отплытию, они надраивали и без того отражающую солнечные лучи палубу, не замечая никого вокруг.

И ни одного праздношатающегося пассажира. За исключением, пожалуй, стоявшего у золоченого борта мужчины с пепельными, будто седыми волосами, одетого в темно-зеленый, отороченный серебряной нитью костюм.

Задумчиво глядя в лазурную даль, он, кажется, нас бы и не заметил, если бы не Ширин. Она стояла с ним рядом, опершись на высокий борт, и, чуть повернувшись, увидела нас.

– Танита! Лекс… Дерран?! Что ты тут делаешь? – Она торопливо подошла к нам, по очереди всех оглядела и уставилась на Деррана, ожидая ответа.

Тот поклонился.

– Я просто не мог остаться в родных пенатах, когда моя помощь нужна тебе, моя принцесса.

Ширин нахмурилась, видимо, пытаясь понять, где тут уловка, и с легкой усмешкой вернула ему поклон.

– Что ж, тогда заранее спасибо за твою помощь от меня и… – она сделала многозначительную паузу, – и от госпожи Таниты!

– Принц Дейрриан? – Рядом с нами раздался низкий голос. Я оглянулась и отступила в сторону, не отводя глаз от молодого седовласого мужчины, еще совсем недавно с кормы корабля наблюдавшего за нашей встречей. – Конечно, это большая честь принимать вас на моем судне, но… почему бы вам не воспользоваться одним из кораблей армады вашего батюшки, да продлят боги его годы?

– Был бы рад присоединиться к вашему пожеланию, лорд Кристиан. – Дерран шагнул вперед и коротко поклонился. – Но мой отец сегодня на рассвете переместился в лучший из миров, а армада Эльфириана, думаю, сослужит большую пользу юному королю Сэмиэлю.

Хозяин корабля озадаченно помолчал и сложил руки на груди в соболезнующем жесте.

– Король умер. Король пришел вновь. Что ж, никуда не деться от этого печального обычая. Я верю, что юный принц сделает все, чтобы поднять величие Эльфириана! – И, склонив голову в поклоне, приглашающе повел рукой. – Добро пожаловать на мой корабль, господа. Юнга вас проводит в ваши каюты.

К нам тут же подскочил вертлявый мальчишка и, постоянно кланяясь, повел нас к гостеприимно открытому люку трюма. Вниз вели из белого дерева ступени.

Спустившись, мы прошли по устланному ковровой дорожкой просторному, освещенному светильниками коридору, мимо ряда узких, сделанных из такого же белого дерева дверей и остановились.

– Ваши каюты, господа. – Слуга открыл одну за другой четыре двери и, не говоря ни слова, ушел.

Я заглянула в каждую из комнат, похожих одна на другую: заправленная кровать, освещенная дневным светом, падающим из квадратного оконца, крошечный стол, на стенах светильники, на полу ковер, в углу, у входа, ширма, скрывающая небольшую бочку, полную чистой воды.

– Неужели я высплюсь?

– Надеюсь, и мне удастся выспаться, – вздохнула Ширин и, перешагнув порог ближайшей каюты, закрыла за собой дверь. Мужчины переглянулись и, не сговариваясь, тоже разошлись по комнатам. Я задумчиво посмотрела на дверь доставшейся мне каюты и решительно постучала в комнату подруги.

– Ширин? – Распахнув дверь, я вошла. – Ты все еще сердишься за то, что я не послушалась тебя и ушла во дворец?

Подруга стояла у крошечного оконца, разглядывая волны, пенящиеся у бортов отплывающего корабля.

– Сержусь? С чего ты взяла? – Она обернулась ко мне, и я заметила блеснувшие хищным огоньком зрачки просыпающейся пантеры. – Это твоя жизнь, и если ты решила свести с ней счеты, кто я такая, чтобы мешать?

– Что случилось? – Я подошла к ней и, обняв за плечи, почувствовала легкую дрожь. Даже если ей вздумается сейчас обернуться в зверя, я ее не отпущу! – После того, как ты встретилась с Ирзой, ты сама не своя! Что она тебе сказала?

– Ничего… – Подруга как-то сразу сникла и, бросив на меня виноватый взгляд, снова развернулась к окну. – Правда… Все хорошо.

– Хорошо? – Ладно! – Тогда я пойду, поделюсь своими опасениями с Лексом.

– И что ты ему скажешь? – Ширин снова развернулась ко мне.

Кажется, я выбрала правильное направление.

– Расскажу все, что услышала. Кажется, Тень что-то говорила тебе о клинках? Обмене… И о дне Прощания… А заодно посоветую присматривать за тобой и припрятать кинжалы подальше.

– Ты не смеешь! – Глаза Ширин вспыхнули яростью и… страхом. – Ты ничего не знаешь!

– Тогда расскажи. – Я сложила руки на груди, всем видом давая понять, что никуда отсюда не уйду, пока не получу то, за чем пришла. Подруга вдруг всхлипнула, взглянула на меня совершенно сухими глазами и, словно спеша избавиться от неведомого груза, торопливо заговорила.

– Она потребовала у меня клинки. Чтобы я принесла их в канун дня Прощания. Она пообещала, что взамен освободит наших родителей. Ты слышала, я сказала об этом Лексу, но он не поверил и мне посоветовал не верить Ушедшим.

– Ты сказала ему лишь о том, что она просила не вызывать ее на бой!

– Ну… – Ширин отвела глаза. – Это ведь почти одно и то же. Просто я решила, что, если он мне поможет, я все расскажу ему о клинках, но он даже слушать не стал! К тому же он считает, что ни королевы Айны, ни короля Зарина уже нет в живых!

– И вполне возможно, он прав! – Я выжидающе приподняла бровь, глядя прямо в ее глаза. – Понимаешь? То, что тебе сегодня предложила Тень, может быть ложью. Искусным блефом!

– Я не спорю! Но, чтобы во всем разобраться, мне нужно встретиться с Сандром, а Лекс уверен, что принц не станет вступать в бой с Тенью Ирзы. Более того, он так заинтересован в короне Вселесья, что даже попросил у Айны моей руки, а Лекс исполнил роль свата.

– Что?! – Я озадаченно помолчала. – Сандр и ты? Бред какой! А как же Лекс?!

– Ради судьбы мира, ради своей семьи я пойду и на такой альянс, но только если Сандр согласится помочь мне справиться с Тенью Ирзы! – Подруга снова всхлипнула, и лишь сейчас я заметила, как по ее щеке ползет предательская слеза.

– Но ты любишь Лекса… – Я отвернулась, прошлась по комнате и села на оказавшуюся довольно жесткой постель, не желая становиться невольной свидетельницей ее слез. – Даже ради судьбы всего мира не стоит отказываться от собственного счастья.

– Все это не имеет значения. Уже не имеет. Я сказала Лексу, что согласна на этот брак. – Она устало вздохнула.

– А то, что Сандр – брат твоей матери?

– Приемной матери. Он из совершенно другого рода и по крови не имеет ко мне никакого отношения. – Ширин вдруг усмехнулась, подошла ко мне и села рядом. – Танита, я запуталась. Я устала бояться. За тебя, за Лекса, за родителей и даже за Ирзу! Устала! Хочешь правду? Мне нужен Сандр не потому, что я хочу уничтожить Тень, хотя и поэтому тоже, он нужен мне, чтобы взвалить на его плечи все эти проблемы, трон, власть и удалиться вместе с Лексом в крепость Ушедших.

– И при этом ты мечтаешь украсть клинки и отдать их Ирзе?

– Это в самом крайнем случае. – Ширин печально усмехнулась. – Если мне не поможет принц Алессандр.

– Ну и когда же мы с ним увидимся? – Я не поддержала ее.

– Мы плывем сейчас к нему. Под присмотром двух его братьев. Очень дальних, но все же… – Она тоже помрачнела.

– Двух братьев?

– Да-да. Лекс и Кристиан – хозяин корабля. Мы разговорились с Кристом, и он сказал, что Лекс должен был посадить меня на этот корабль и вернуться в Крепость, но решил проводить меня сам.

– И почему я не удивилась? Знаешь… если кто-то и захочет рисковать собственной жизнью из-за тебя, это будет…

Короткий стук и скрип открываемой двери заставил меня вскочить и закончить:

– …Лекс?

– Не помешал? – Охотник стоял на пороге с тарелкой еще дымящейся ароматной каши и высоким бокалом, наполненным чем-то темно-красным. – Кристиан решил позволить позавтракать гостям в каютах, а на закате обещает роскошный ранний ужин.

– Ох! – Я только сейчас вспомнила, что голодна, как шеркх! – Тогда я поспешу, вдруг и мне перепадет такая тарелочка.

– Обязательно перепадет! Более того. Она уже ожидает тебя в твоей каюте. – Лекс едва заметно улыбнулся, посторонился, выпуская меня в коридор, шагнул в каюту и захлопнул за собой дверь.

Ширин

– Зачем ты пришел? – После разговора с Танитой внутри все кипело и жгло непонятной болью, но я призвала на помощь все свое самообладание, только бы не показать ему, как мне плохо.

– Принес тебе еду. – Охотник прошел к крохотному столику и поставил нехитрый завтрак. – Поешь.

– Если честно, не хочется. – Я прошла к маленькому окошку и нашла взглядом далекую ниточку горизонта.

Скорей бы приплыть во Вселесье! И оказаться подальше от него!

– Все еще сердишься за то, что я сказал?

Я обернулась и оказалась с ним лицом к лицу.

– Зачем ты плывешь с нами? Хочешь хорошо сделать работу и заслужить благодарность Сандра?

– Нет… Просто хочу еще один день побыть с тобой. И поддержать, когда ты разочаруешься в своих надеждах. – Он все смотрел и смотрел мне в глаза. – Уже завтра ты встретишься со своим женихом, а я уйду. Я и так слишком задержался в мире смертных. Меня ждет крепость Шарукх.

– Лекс… – Я не заметила, как руки сами взлетели ему на плечи. – Я… я не представляю, как останусь совсем-совсем одна. Без тебя.

Его губ коснулась едва заметная улыбка.

– Ты будешь не одна. С тобой будет тот, кто никогда тебя не оставит. Твой муж и господин… Но тебе придется выбирать между своей сущностью, долгом и спокойной жизнью повелительницы.

Я покачала головой.

– Нет. Я не смогу. Я обманула тебя и себя тоже, сказав, что готова стать женой нелюбимого. Лекс… Я не смогу… Мы напрасно плывем во Вселесье.

– В любом случае, ты хотела увидеть Сандра – ты его увидишь. Но никто не заставит тебя сделать то, что ты не хочешь.

– Лекс… – Не в силах удержаться, я прильнула к его губам.

– Ширин! – Он вдруг отстранился. – Я хочу этого с той минуты, когда увидел тебя на тропинке в лесу, с перепачканным лицом и в лохмотьях. Даже зная, что ты предназначена другому. Но… поверь, я не заслуживаю тебя и не хочу, чтобы ты поддалась своей минутной слабости.

– Это не минутная слабость! – Я почувствовала, как все вокруг стало ярким. Полумрак исчез. Значит, зрачок наверняка вытянулся в вертикальную полоску… Впрочем, если Лекс – дитя Вселесья, его этим не испугать. – С самой первой встречи только тебя я хотела видеть своим мужчиной. Всегда. Род Убийц Ночи отличается верностью, и если мы с тобой…

Он не дал мне договорить. Жадно впился в губы поцелуем, а дальше… реальность ускользнула, словно я готовилась пережить превращение. Под его ласками я чувствовала, как с моих губ, ставших чужими, срывается хриплое мурлыканье, но… это по-прежнему была я. Просто моя вторая половинка радовалась вместе со мной моему внезапному, но такому долгожданному счастью.

Я слышала, как рвется ставшая ненужной одежда. Боги, как же я была глупа, собираясь навсегда отказаться от всего этого, поселившись на горе Снов! Прав Лекс! Права Айна! Ни один Ушедший не заслуживает того, чтобы ради него отказываться от своей половинки.

Кажется, Риссару не понравились мои мысли, и он что-то мне сказал. Он говорил… Кричал… Но я его уже не понимала.

Затем Лекс подхватил меня на руки и опрокинул на узкую кровать, ставшую вдруг большой и широкой. А после все потеряло значение. Тени. Стихии. Ирза. Бой… Все исчезло! Остались только он, его руки, его губы и подчиняющая меня страсть. Робкий и нежный, словно я была первым хрупким цветком, распустившимся среди снежных проталин, он мгновенно становился необузданным и яростным, словно стремясь мне за что-то отомстить.

Я потеряла счет времени, упиваясь им снова и снова, как в первый и в последний раз. Моя кошка урчала внутри меня от наслаждения, стремясь вырваться на свободу, и я, не в силах больше противиться, позволила ей прийти в этот мир и окончательно забрать мое сознание. Последнее, что я запомнила, были глаза Лекса, в которых отразились багровые лучи заката.

Мягкие подушечки требовательных пальцев скользнули по груди, заставив меня сонно застонать и, распахнув глаза, промурлыкать:

– Лекс…

Он сидел рядом со мной на кровати и, улыбаясь, смотрел на меня. Уже одетый. Черные брюки, и расстегнутая черная рубаха оттеняли его серые глаза, а чуть волнистые светлые волосы красиво рассыпались по плечам.

Мой! Никому его не отдам!

– Не уходи… – Не отводя от него взгляд, я нашла его руку, дразняще гуляющую по моему животу, и переплела с ним пальцы.

– Не уйду… – Он покосился на крошечное окно, за которым уже плескались серые сумерки. – Просто вспомнил, вечером нас звали на ужин…

– Мм… – Я сделала вид, что задумалась, но мой живот меня предательски выдал, рассерженно издав голодное урчание. – Ужин…

– Ужин… Если учесть, что завтрак ваше величество заменила мной, могу предположить, что находиться с тобой не так уж безопасно. – Он поднес к губам мою руку. – Пойдем, а? Зная твою подругу, могу предположить, что она скоро явится тебя искать… Мое доброе имя будет опорочено!

– Так! За наглую ложь и поклеп на мое второе «я» вы, сударь, будете немедленно наказаны! – Я подскочила и, не замечая наготы, попыталась исполнить угрозу, но то ли специально, то ли нарочно оказалась у него на руках, с наслаждением отвечая на поцелуй. – Надеюсь, моя пантера тебя не испугала?

– Твоя пантера понимает меня лучше, чем ты… – Он отстранился и серьезно посмотрел на меня. – Я… Я должен тебе признаться…

– В чем? – Как же он красив… Впервые в жизни я нашла того, кого люблю и кому доверяю, как самой себе! – Так в чем ты хочешь мне признаться?

Он отвел глаза и усмехнулся.

– В том, что… я очень голоден! И если ты сейчас же не оденешься, чтобы идти на ужин, я принесу тебя туда сам, завернув в простыню!

– Пожалуй, простыня – это единственная одежда, которую ты мне оставил! – мурлыкнула я.

Лекс поднялся, опустил меня на кровать и, подняв с пола сверток, подал его мне.

– Твоя новая одежда. – Заметив мой настороженный взгляд, он поспешил меня успокоить: – Ее принес слуга. Поскребся в дверь, а поскольку ты спала, отдал мне. И велел передать, что это дар от капитана корабля. К ужину. Ну и… неужели ты думала, что наследнице рода Фарияда позволят прибыть в столицу одетой в лохмотья? Одевайся. Я жду тебя на палубе.

Лекс коснулся губами моей макушки и вышел из каюты.

Почему-то в каюте сразу стало зябко и темно. И начала раздражать не замеченная мною до этого качка.

Я обняла себя за плечи и снова опустилась на узкую кровать, забираясь под одеяло. Есть хочу, а вот идти и, тем более, наряжаться не хотелось. Эх, надо было попросить Лекса принести нам еды, немного вина и остаться здесь до утра…

Стук в дверь заставил сердце взволнованно забиться. Затем разочарованно поморщиться. Стал бы Лекс стучаться…

– Ширин, ты здесь? – В щелочку просунулся любопытный носик подруги.

– Здесь… – Я вздохнула, укутываясь поплотнее. Прав был Лекс, так поспешно сбежав. Еще чуть-чуть, и его репутация действительно бы пострадала… Губы растянулись в довольной улыбке.

Танита юркнула в комнату. Видимо, и ее не обошли вниманием щедроты Кристиана. На ней красовалось нежное кремовое платье, расшитое золотистыми розами. На обнаженных плечах лежала прозрачная накидка, скрывая от дерзких взглядов ее высокую грудь. Золотистые волосы волнами спадали на спину, делая мою хорошенькую подругу просто красавицей!

– А-а… – Она тоже не сводила с меня изучающего взгляда и начала издалека: – А чего это ты целый день не выходила?

– Спала.

– Голая?

– Вообще-то это нормально! – парировала я. – Мы столько дней в пути… вот и решила устроить себе праздник тела.

– А… что тут делал Лекс? – Танита прищурилась. – Он только что вышел из твоей комнаты, на ходу застегивая рубашку. Кстати, я его тоже целый день не видела.

Я почувствовала, как мои щеки затопил пожар, но, стараясь не подать виду, равнодушно пожала плечами.

– Зашел передать сверток с платьем. Кстати, я как раз собиралась одеться…

– А… еще я слышала стоны, мужской голос и урчание пантеры… Все-таки у нас комнаты по соседству…

Чтоб тебя!

– Наверное, я обращалась во сне… – Я невозмутимо ей улыбнулась. – Иногда со мной такое бывает. А мужской голос… твои домыслы.

– Ага. Я придумала, что кто-то называл тебя любимой? Причем неоднократно. А твое обращение происходит только тогда, когда ты слишком взволнованна… Так отчего это произошло с тобой во сне?

Я развела руками, но, вовремя подхватив сползающее одеяло, снова натянула его до плеч.

– Иногда бывает!

– А это – «иногда» – не связано с Лексом? – Танита, ехидно поглядывая на меня, подняла лоскутки белого платья и бросила их рядом со мной на постель. – Кстати, а эти клочки… тоже результат твоего обращения?

– Именно. А если ты перестанешь задавать глупые вопросы, мы, возможно, попадем сегодня на ужин.

Глава 23

Танита

Мне нравилось подначивать пунцовую, как мак, подругу, но, сжалившись над Ширин, я сказала, что буду ждать ее на палубе, и, загадочно улыбаясь, выскользнула за дверь.

Ага… Обращалась она, как же… Нет, не спорю, может, и обращалась… не знаю, как там у оборотней все это происходит… Впрочем, Лекс ведь тоже дитя Вселесья, видимо, он успешно справился со звериной натурой моей подруги…

Сказать, что я была счастлива за Ширин, не сказать ничего! Она ведь действительно, до недавних событий, хотела похоронить себя на горе Снов, став служительницей Стихий… Что и говорить – не было бы счастья, да несчастье помогло… Надеюсь, Лекс теперь ее не отпустит. Я же не слепая – вижу, как он на нее смотрит…

Не в силах убрать с губ глупую улыбку, я вышла на палубу, зябко обхватила себя за плечи и восторженно замерла. Над палубой раскинулся огромный шатер ночного неба, украшенный россыпью крупных звезд. Откуда-то из глубины корабля до меня доносилась музыка. Кто-то играл на ризге. На вечерах во дворце По́лыни я часто заслушивалась ее мелодичными звуками, рождающими нежные мелодии, выводимые смычком в умелых руках дворцовых музыкантов.

У борта, неподалеку от меня, я увидела Деррана, о чем-то приглушенно говорившего с Лексом. Охотник заметил меня первым, дождался, когда я подойду, коротко поклонился и, бросив: «Доброго вечера», направился куда-то прочь. Если честно, я была уверена, что он ждет Ширин, но вежливость не позволила ему стать свидетелем нашего разговора.

– Привет… – Взглянув в желтые глазищи принца, я едва заставила себя отвести от него восхищенный взгляд. Иссиня-черные, чуть волнистые волосы ниспадали на широкие плечи, затянутые в белоснежный камзол. Узкие черные брюки заправлены в высокие сапоги. Клинков не видно, но уверена, даже в дружеской компании он бы вряд ли расстался с ними… Как он красив… Видимо, хозяин «ЛИЙНЫ» решил не портить себе аппетит видом бродяг. Эстет – что тут скажешь! – Летние ночи так прекрасны… особенно, когда не предвидится шторма.

Дерран ухмыльнулся.

– Нда… сегодня нам водные процедуры не страшны… Хотя… ты бы спросила у принцессы, что нам сегодня ожидать?

– Думаю, нас ждет великолепный ужин в отличной компании. – Я, словно невзначай, коснулась его руки и тут же встретилась с его взглядом. Каким-то тяжелым и… злым.

– Ну… компания и впрямь подобралась на славу… – Его ладонь по-хозяйски легла мне на талию, вызвав невольную дрожь. Так… надо расставить все точки над его эльфирскими иероглифами. – Тебе очень идет это платье… гораздо больше, чем дорожный костюм… Ты – прекрасна!

– Дерран… Дей. Я знаю, как ты ко мне относишься, но я хочу, чтобы ты знал – у меня есть жених, и мой отец…

– Никаких проблем! – Он тут же отстранился, и я почувствовала ночной холодок там, где меня только что касалась его рука. – Я не помешаю твоему счастью. И раз уж сегодня вечер откровений, тоже хочу, чтобы ты знала: я здесь не из-за тебя. Ты все неправильно поняла, там, во дворце, невольно став свидетельницей моих слов. Моя вина. Впрочем, эта ночь расставила все на свои места. Я понял, что наша встреча не предназначена богами… Всего лишь еще одно увлечение с моей стороны и банальное девичье любопытство с твоей.

Я с силой потерла виски и отвела взгляд. Луна яркой пуговицей уже повисла над горизонтом, прочертив к кораблю красноватую дорожку.

Каждое его слово ранило меня кинжалом. То, что я видела в его глазах, лучше всех слов говорило мне о творившемся сейчас в его душе! Своим признанием я не хотела его оттолкнуть! Всего лишь предупредить о том, что ждет его, пожелай он бороться за меня! Но я не ожидала услышать такое…

Любопытство? Очередная страсть? Он здесь не из-за меня?

А как же его слова? «Если позовешь, я пойду за тобой»?

– Тогда… из-за кого ты здесь?

– Все дело в Лексе. – Рассеянным взглядом он уставился на что-то позади меня. – Когда-то он очень помог мне, и сейчас мой долг быть рядом с ним, когда ему нужна моя помощь. Так что… я всего лишь твой попутчик. Скоро наши пути разойдутся, а пока… очень хочется есть! Ты пойдешь на ужин или будешь дожидаться принцессу?

Чувствуя, как внутри клокочет бешенство и обида, я развернулась и бросилась прочь. Неважно куда, только бы подальше от него! В запале совершенно не заметив, что бегу к открытому, ярко освещенному люку, откуда доносились чарующие звуки ризги.

Когда до освещенного спуска оставалась пара шагов, из люка вынырнула взъерошенная голова мужчины. Я остановилась, ошарашенно разглядывая его симпатичную физиономию и русые вихры. Если бы не он, я бы точно свалилась вниз.

Смерив меня оценивающим взглядом, он выбрался на палубу, оказавшись выше меня головы на две, и галантно поклонился.

– Госпожа? Приятно, что ты остолбенела при виде моей красоты… Рад видеть тебя на моем корабле.

«На моем корабле?»

А парень нахал!

Я вежливо присела в поклоне, украдкой разглядывая его. Наверное, мой ровесник. Сколько ему? Восемнадцать? Двадцать?

– Я тоже. Рада… И… я приглашена на ужин… Хотела бы узнать – я правильно иду?

– О, да! Спуститесь по трапу и сразу же окажетесь в уютном зале. На красавице «Лийне» невозможно заблудиться! Лорд Кристиан уже ждет. – Парень вдруг насторожился и нахмурился, разглядывая кого-то позади меня.

– Капитан? Разве ужин еще не начался?

Я стиснула зубы, услышав над ухом голос Деррана. Как же бесшумно он подкрался?

Мой собеседник бросил на него быстрый взгляд и, не отвечая, направился в темноту.

Не дожидаясь помощи от эльфира, я решительно подобрала подол платья и с опаской шагнула на верхнюю ступень, затем на другую и уже уверенно принялась спускаться вниз. Прочные ступени будто сами ложились под ноги, а руки нашли для опоры резные перила. Полумрак внизу разбавляли магические светильники, плавающие под самым потолком. Ступив на ковер, я увидела перед собой приоткрытые створки дверей. Юркнув в них, оказалась в небольшом уютном зале. Музыка, тепло и ароматные запахи вскружили голову.

Моего появления, казалось, не заметили. Я постояла, разглядывая двух богато одетых мужчин, сидевших за овальным столом. Они тихо переговаривались.

В углу, на небольшой сцене, играли музыканты. Совсем еще мальчишки. Один самозабвенно водил смычком, наигрывая что-то жалостливое на ризге, еще двое подыгрывали на тумбре и пели. Я даже заслушалась их голосами, бархатными, чарующими, но… увы! Не понимала ни слова.

Вот, говорила мне мама – учи, детка, не только магию, но и языки!

За моей спиной тихонько скрипнула дверь.

– Господин Дейрриан! Госпожа Танита… – Лорд Кристиан отвлекся от беседы, обернулся и, наконец-то заметив гостей, поднялся нам навстречу. – Очень рад, что вы откликнулись на мое предложение. Присоединяйтесь к нашей скромной трапезе.

Он сделал знак музыкантам. Песня послушно оборвалась. В воцарившейся тишине ко мне приблизился Дерран и, взяв за руку, повел к столу.

– Спасибо. Очень любезно с вашей стороны позвать нас на ужин, – улыбнулась я, пытаясь незаметно высвободить пальцы. Наконец мне это удалось. Я шарахнулась от Деррана так, словно он стал моим худшим кошмаром, и торопливо подошла к лорду Кристиану. – А у вас мило!

Он поднялся, выдвинул рядом с собой стул. Жестом предложил мне сесть и указал на сидевшего рядом молодого мужчину. – Знакомьтесь: Фарам – помощник капитана, мой племянник.

Я бросила взгляд на голубоглазого красавца-брюнета. Тот кивнул и мило улыбнулся, не отводя от меня заинтересованного взгляда.

– А вот и… Хариз – бесстрашный капитан «Лийны», старший брат Фарама! – Кристиан указал на кого-то позади. Мимо меня прошел встретившийся мне высокий незнакомец, удерживающий одной рукой здоровенную бутыль с чем-то золотистым.

– Не верьте, моя госпожа. Я – трус, каких поискать, особенно в общении с прекрасными женщинами! – Хариз ухмыльнулся и, подмигнув мне, устроился рядом.

Я невольно покосилась на Деррана. Он уселся напротив меня и, делая вид, что не замечает ничего вокруг, занялся блинчиками с закрученными в них пластинами розового мяса, не забывая жадно прихлебывать бордовую жидкость из довольно вместительного бокала.

– Ну… и других гостей корабля: моего сводного брата Лекса и принцессу Ширин, – Кристиан по очереди кивнул кому-то позади меня и с чувством выполненного долга сел, – я думаю представлять не нужно.

Я обернулась и восторженно вытаращила глаза, любуясь невероятно похорошевшей Ширин. Как же ей, с ее смуглой кожей, идет это длинное платье цвета безмятежного океана! Глубокий вырез подчеркивает идеальной формы грудь, а иссиня-черные волосы собраны в недлинный щекочущий шею хвостик. Рядом с ней возвышался одетый в темные рубашку и брюки уж слишком торжественный охотник. Он уверенно подвел ее к столу, усадил и сам уселся между ней и Дерраном.

– Раз уж мы оказались соседями за этим столом, позвольте поухаживать за вами. – Раздался над моим ухом бархатный голос капитана.

Я благодарно улыбнулась, наблюдая, как ловко он наполняет мою тарелку всевозможными яствами.

– Вино? – Пустующий рядом бокал в мгновение ока заискрился золотистой жидкостью. – Давайте выпьем за наших гостей!

Хариз поднял бокал, принуждая и меня присоединиться к тосту.

Я глотнула терпкое вино, наслаждаясь горячей волной, приятно ожегшей желудок.

Сидевшие за столом последовали моему примеру. Ширин отсалютовала мне бокалом и, бросив взгляд на Деррана, снова посмотрела на меня и чуть приподняла вопросительно бровь. Я покачала головой – потом! и одним глотком осушила бокал.

Музыканты, получив знак, заиграли вновь, а за столом воцарилось молчание, перебиваемое только бряканьем вилок. Когда первый голод был утолен, я подняла вновь наполненный бокал и, стараясь не смотреть в сторону Деррана, произнесла:

– А сейчас я бы хотела выпить это чудесное вино за гостеприимного хозяина корабля, за его великолепный корабль и прекрасную команду. – Мои слова встретили с энтузиазмом. Неловкость, воцарившаяся за столом в первые минуты нашего знакомства, исчезла.

– Великолепно сказано! – Горячая ладонь капитана уютно устроилась у меня на талии. – Я обожаю мудрых, а главное – красивых женщин!

Таак! Очень вовремя!

Я бросила быстрый взгляд на Деррана и едва заметно улыбнулась, заметив, как поспешно он отвел глаза.

Следит! Значит, не так уж я ему безразлична!

– Спасибо, но… я вовсе не такая уж мудрая. – Чуть откинувшись на спинку стула, я злорадно улыбнулась, когда нервирующая меня рука вернулась восвояси. – Я всего лишь вежливая и привыкла отвечать на оказанные мне знаки внимания.

– Вот как? – Капитан снова улыбнулся. – Тогда я хочу пригласить вас, госпожа, после ужина прогуляться со мной под звездами. Я покажу вам созвездие Огненного дракона.

Умница! Замечательно! Вот и проверю Деррана!

– Буду рада. – Я вернула улыбку Харизу и смело встретила тяжелый взгляд Деррана. Теперь он смотрел в упор, словно стараясь сжечь нас глазами, и поинтересовалась: – А как долго вы являетесь капитаном этого корабля?

– Почти пятьдесят лет. – Хариз вновь наполнил мой бокал.

– Сколько? – Мои глаза распахнулись от изумления. А ведь я действительно приняла его за ровесника! – А сколько в таком случае вам лет?

Впрочем, чему тут удивляться? Оборотни взрослели, но не старели, оставаясь молодыми практически до самой смерти, которая не спешила к ним приходить.

– Не так уж много! Восемьдесят. – Хариз вдруг подмигнул мне и поднял бокал. – Давай на «ты»? А то я чувствую себя стариком!

– Простите меня за чисто женское любопытство, а сколько же лет лорду Кристиану? – Я бросила взгляд на хозяина корабля, задумчиво замершего с легкой улыбкой на губах. Казалось, он просто наслаждался: этим ужином, компанией, прекрасным романсом на непонятном мне языке, что старательно исполняли музыканты.

Хариз придвинулся ближе и интимно зашептал:

– Он на пару столетий постарше меня. Только это тайна! Самый молодой здесь, в ком течет кровь нашего рода, – Лекс. Он почти на пять десятков моложе меня!

– Лекс? Вы… то есть, ты хочешь сказать… – Я взглянула на будто выточенное из камня лицо охотника. Рядом с Кристианом он казался мне, если не старше, то мудрее. Как человек, на чью долю выпало слишком много испытаний.

Решив не продолжать этот разговор, я взяла из вазы с фруктами спелое яблоко и впилась в него зубами. Может быть, если сделать вид, что я невероятно поглощена едой, Хариз отстанет?

Но он не отставал.

– Лекс только кажется старше, но лишь потому, что он наполовину принадлежит к расе людей, а человеческая кровь, как известно, самая недолговечная. Поэтому и только поэтому я восхищаюсь человеческой расой! Людям не приходится скучать, прожигая долгий век. Они торопятся любить и жить! Прекрасно, не правда ли?

Нда… очень! Особенно когда знаешь, что у кого-то впереди еще лет триста жизни и молодости, а ты должен увядать с каждой минутой!

– А ты сама – человек? Или, может быть, полукровка? – снова поинтересовался Хариз, не забывая подкладывать мне в тарелку еды и подливать в бокал вина.

– Кажется, человек… Хотя… моему отцу уже больше семидесяти, а он словно застыл во времени. Я помню его таким, когда была еще совсем крохой, и сейчас… он ничуть не изменился… И вообще, в этом мире уже все так перемешалось, что просто невозможно сказать, кто есть кто.

Увлеченная беседой, я не заметила, как Ширин и Лекс куда-то ушли. Бутыль, принесенная капитаном, уже изрядно опустела, а музыканты переключились на более ритмичные песни. Дерран по-прежнему не сводил с меня блестящих расплавленным золотом глаз, уже слишком… мм… слишком пьяных?

Кажется, мне тоже пора уходить…

– Что ж… – Я улыбнулась Харизу, поднялась и взглянула на хозяина корабля. – Спасибо за приятный вечер, господин Кристиан, но я вынуждена покинуть вашу гостеприимную компанию. Очень устала и хочу спать!

– Спокойной ночи, дитя.

Я дождалась его благословляющего кивка и вышла из-за стола.

– Значит, решила променять прогулку под звездами на сон? Тогда я провожу. – Хариз поднялся следом и, взяв меня за локоть, уверенно повел к выходу. Я напоследок бросила взгляд на Деррана. Он даже не обернулся, продолжая разглядывать в бокале с вином что-то видимое только ему.

Ну и ладно! Значит, капитан в провожатых мне уже не нужен. Сейчас выйдем, и пожелаю ему всего хорошего!

Поднявшись на палубу, я вдохнула полной грудью кружащий голову морской воздух и обернулась к выбравшемуся следом Харизу.

– Спасибо, что проводил. Думаю, дальше я сама!

– Не уверен, что ты делаешь правильный выбор! – Он вдруг обнял меня и, сцепив руки на талии, притянул к себе. – Здесь могут водиться оборотни! Целая стая…

Его светящиеся в темноте глаза приблизились, и я почувствовала на губах жесткость его губ. Возмущенно замычав, я попыталась вырваться из его объятий. Куда там! От возмущения и растерянности у меня из головы вылетели все слова заклинаний.

Наконец он оторвался от меня, но лишь затем, чтобы скользнуть губами к шее.

– Если ты сию минуту не оставишь меня в покое, я призову тебе на голову ураган, шторм и цунами! – просипела я и уперлась ему в грудь, пытаясь отстраниться, на что оборотень лишь с силой прижал меня к себе и замурлыкал на ухо:

– Ты такая страстная? Я не откажусь разделить с тобой любую непогоду… Пойдем, я провожу тебя к себе в каюту…

– Что ты себе вообразил?! Я порядочная девушка из благородного рода Объединенного королевства! – От злости я пнула его в ногу, но капитана это только рассмешило.

– Порядочные девушки не соглашаются гулять под звездами с первым встречным и не путешествуют в компании с эльфиром!

– Тебе до этого эльфира, как до мира Ушедших пешком!

– Хочешь нас сравнить? – Хариз вдруг подхватил меня на руки и уверенно понес куда-то в темноту.

– Пусти! – Я задергалась у него на руках и вдруг услышала позади:

– Боги! А ведь и вправду говорят, что в расе перевертышей больше от второй половины.

Хариз остановился, а я с каким-то облегчением и досадой узнала в негромко прозвучавшем баритоне голос Деррана.

– Чего тебе, принц? – В голосе капитана прорезались рычащие нотки. – Она – моя. По крайней мере на сегодняшнюю ночь!

– Не проблема. Если она захочет… – Неспешные шаги. – Только сначала объясни…

Хариз поставил меня на ноги и обернулся.

– Что тебе объяснить?

– Почему такой уважаемый господин, точно щенок, кинулся именно на эту девицу? – На лице Деррана гуляла невозмутимая ухмылка.

– А что? – Капитан задвинул меня за спину и, словно невзначай, положил ладонь на рукоять кинжала. – Для себя припас?

– Не мой вкус. Но на твоем месте я бы предпочел принцессу… Или боишься ее потенциального жениха? – Эльфир прищелкнул пальцами. – Ну, точно! Выбрал ту, что попроще заполучить? Ясно… В этом наше отличие.

Дерран развернулся и направился прочь.

– И это говоришь мне ты? – В следующую секунду в руке оборотня блеснул кинжал. – Ты – изгой! И никто из-за твоей смерти не станет моим кровником!

Я не уследила взглядом, как стремительно он бросился к эльфиру. Мне показалось, что лезвие сейчас вонзится в спину Деррана, но тот, словно предчувствуя удар, ушел в сторону, выхватил меч и развернулся, чтобы отбить удар капитана.

Кинжал зазвенел по палубе, а в руке Хариза появился нож. Не дожидаясь результата схватки, я бросилась между ними, вызывая тут же заискрившуюся в пальцах молнию.

– Если вы сейчас же не прекратите, я отправлю вас в море! Охладиться!

– Женщина – магиня? На моем корабле? Значит, ты не шутила о шторме и буре, и… – Оборотень вдруг крутанул нож, возвращая его в ножны, поднял и спрятал кинжал и как ни в чем не бывало хлопнул Деррана по плечу. – Хочешь, забирай девчонку. Ни одна женщина не сравнится с красавицей «Лийной»… А может, вместо нее магиня утопит тебя?

Видимо, решив, что сказал шутку, капитан хохотнул, развернулся и, покачиваясь, направился обратно к люку, где продолжался ужин.

Трясясь от ярости, обиды и пробирающего до костей ветерка, я взглянула на невозмутимого эльфира и решительно зашагала прочь. Сейчас бы добраться до каюты и больше никого не видеть!

Ненавижу его! Ненавижу! Что за цирк он здесь устроил? Что и кому он хотел доказать? Впрочем – знаю! Он хотел доказать мне, что я ему безразлична, и в то же время защитить от посягательств оборотня! Доказал! И больше я не хочу его видеть!

Дерран догнал меня уже у спуска к нашим каютам.

– Танита, стой! – Его пальцы тисками сжали мое запястье.

Я развернулась так быстро, что волосы хлестнули его по лицу, и выжидательно прищурилась.

– Тебе что-то нужно?

– Поговорить.

– Ты уже все сказал. Спокойной ночи! И… отпусти руку! – Обида – страшная сила! Особенно обида недоучившейся магички. Я ощутила, как злость пульсирующей волной прокатилась по всему телу и толкнулась мне в руку огнем. Дерран вздрогнул (еще бы, ожог он получил знатный!), но руку не убрал, а лишь сильнее стиснул пальцы.

– Я… я сошел с ума! Все, что я тебе наговорил – бред, от первого до последнего слова! Да! Я здесь из-за тебя! Я даже сам убил отца, чтобы только Сэмиэль принял корону и забыл о тебе! Я не знаю, что ты со мной сделала, какими зельями опоила, но мне больше не нужны другие женщины! Только ты! – Его глаза сияли в темноте желтым отсветом, не хуже зрачков оборотня. – А когда я увидел тебя в объятиях этого… Прости за то, что оскорбил… Я готов был разорвать его голыми руками!

– Дерран, это твоя беда. Не трать времени и не тешь себя надеждами. Я все услышала и поняла, кем для тебя являюсь! Девицей не в твоем вкусе? Что ж, ты мне тоже больше не интересен! И… я бы охотнее предпочла общество капитана, чем твое! – отчеканила я и повторила: – Отпусти!

Он зло сощурился.

– Ты позволила себя лапать незнакомому мужчине, как продажная девица! Да если бы не я, этот оборотень уже бы… И даже твоя хваленая магия тебе бы не помогла!

Глядя в его горящие бешенством глаза, я прошептала внезапно пришедшее мне на ум заклинание и только потом поняла, что натворила! Хорошо, что это был призыв волны, а не призыв шторма! Корабль качнуло, и огромный вал, вздыбившись, накрыл нас. Пальцы Деррана разжались, а в следующую секунду нас буквально смыло вниз по ступеням.

Вскочив первой, я переступила через него и бросилась к своей каюте. У двери Ширин мне на мгновение пришла мысль: «Может, к ней?» Но я тут же ее отогнала. Нет! Наверняка она опять не одна!

Я изо всех сил толкнулась в свою каюту.

Заперто? Какой ужас!

Еще раз.

– Помочь?

Вздрогнув, я обернулась к подходившему Деррану. После водных процедур он был похож на мокрого кота, и так же горели желтым огнем глаза из-под смоляных, падающих на лицо волос.

Не дожидаясь ответа, он меня отстранил, взялся за ручку и дернул. Дверь распахнулась, как миленькая! Подхватив на плечо, он без церемоний втащил меня в комнату и бросил на кровать.

– Думаешь, это так просто сойдет тебе с рук? – Глядя на меня в упор, он неторопливо принялся расстегивать золоченые пуговицы на некогда белом камзоле.

– И что ты сделаешь? – Я приподнялась на локтях, наблюдая за ним. Злость прошла, оставив после себя тошнотную горечь. – Решил сам доказать мне, что я всего лишь доступная девица?

– Для начала сниму камзол, предоставленный мне с барского плеча. – Дерран справился с пуговицами и тяжело вздохнул, пытаясь выпутаться из рукавов. – Я сегодня слишком пьян, чтобы сушить его при помощи магии, еще спалю к шеркху эту посудину…

– Можешь не волноваться. Опыт показал – у меня есть талант к тушению пожаров. – Я невольно ухмыльнулась, глядя, как он, шепотом ругаясь, стаскивает липнущий к телу камзол. – Кстати, а как поживает остальная одежда?

Справившись, он бросил его в угол у кровати и внимательно ощупал рубаху.

– Я бы сказал: мокрая до нитки. – Одним движением Дерран стянул и рубашку, целомудренно оставшись в насквозь промокших брюках. – Но вот чего я не понимаю, почему ты не поставила защиту от стихии? Или направила бы удар волны только на меня?

Ага, стану я ему объяснять, что в тот момент действовала спонтанно!

– Дерран, я всего лишь недоучившаяся магиня. Тебе повезло, что все произошло именно так. Перепутай я заговор или усиль его амулетом, и тебя смыло бы за борт. – Я зевнула и поднялась. – А сейчас уходи!

Он помедлил, затем подошел ко мне так близко, что я почувствовала тепло, идущее от его тела, и принялся ловко расстегивать спрятавшиеся под рюшами на спине крючки корсета. Платье упало к его ногам. Горячие пальцы Деррана коснулись моей обнаженной спины.

– Богиня!

Я развернулась к нему. Возвратились обида и боль за незаслуженное оскорбление, но больше всего мне было тошно оттого, что он оказался прав. Я – продажная девица… Мой отец уже давно меня продал.

– Уходи.

Он качнул головой, лихорадочно блестя глазами.

– Прости!

Я провела рукой по его загорелой, словно выточенной из камня, груди и отвернулась.

– Уходи. Я хочу спать.

Тепло его дыхания коснулось моих волос, но вместо того, чтобы уйти, накрыв меня одеялом, он погасил светильник. Я почувствовала, как он улегся рядом и затих.

– Что ты делаешь в моей постели?

– В том-то и дело, что ничего. – Послышался вздох. – Ты пожелала спать, а я буду стеречь твой сон.

– Дерран… – Я замялась. Как спросить? Вдруг то, что я услышала, он сказал в запале и теперь жалеет? А может, я сама не так поняла? И все же… – Это правда? Сегодня ты убил отца?

Он помолчал и тихо выдохнул:

– И ты стала этому свидетельницей.

– Но зачем?

– Это традиция. Эльфириана. Эльфирских королей. – Дерран помолчал и снова заговорил: – Когда король не в силах управлять государством, его корону забирает самый сильный наследник. Вот только, чтобы стать полноправным правителем, нужно забрать не только корону, но и жизнь породившего тебя.

– Значит, это не Сэм, а ты сегодня стал королем?

– Я – не король. Это не моя жизнь… Я сделал это для брата. И освободил отца от больной плоти. Он сейчас за Гранью вместе с другими великими королями прошлого…

– Скажи… – На этот раз мое молчание затянулось. Слишком тяжело было снова возвращаться к этому разговору, но после того, что я сегодня пережила, просто обязана услышать его ответ! – А ты действительно сейчас с нами только по просьбе Лекса?

Его горячая рука нашла и легонько сжала мою ладонь.

– Конечно! А ради кого еще, по-твоему, я готов сунуться в самое пекло?

Я улыбнулась и, слыша его размеренное дыхание, закрыла глаза.

Ширин

Едва за Танитой закрылась дверь, как я спрыгнула с кровати и развернула сверток.

Платье!

Как же я соскучилась по такой нежной, обволакивающей мягким бархатом одежде!

И цвет мой любимый! Лазурный.

И остроносые туфли в тон платья!

И великолепное сапфировое колье!

Предвкушая взгляд Лекса, я для начала обнаружила за ширмой маленький бочонок чистой воды. Наверняка, когда мы только сели на корабль, эта вода даже была горячей…

Не очень расстраиваясь, я лишь пробормотала заклинание и с удовольствием вымылась уже теплой водой.

Как же здорово!

Полотенце я не нашла, зато нашла чистую ткань и с удовольствием в нее завернулась.

Ничего! Подождут… Танита наверняка сейчас с Дерраном и думать обо мне забыла, а Лекс…

При мыслях об этом мужчине сладко заныло в груди. Впервые в жизни я ничего не боялась! И… как ни странно это осознавать, я была уверена в завтрашнем дне!

Я уже не та, вечно сомневающаяся девчонка, – сегодня я стала женщиной. Мудрой. Желанной. Любимой женщиной!

Я не заметила, как мою фигуру облепил бирюзовый бархат платья, а на груди, чуть холодя кожу, таинственно замерцали камни колье.

Как же хорошо!

Надев туфли, я заглянула в крошечное зеркало, висевшее у входа.

Какая я красивая!

Стянула короткие волосы в хвост и еще раз оглядела себя.

Теперь можно идти.

Когда я поднялась на палубу, небо усыпали яркие бусины первых звезд. Луны еще не было, но полумрак летней ночи не помешал мне увидеть ЕГО…

Впрочем, Лекс заметил меня первым.

– Ширин… – Он остановился в шаге от меня, глядя таким взглядом, что я смутилась. – Ты – прекрасна!

– Я знаю… Ты мне сегодня уже сообщил об этом…

Он улыбнулся и, прикусив губу, постарался придать себе серьезный вид.

– Если позволишь, буду говорить тебе об этом до утра…

– Лучше всю жизнь…

Лекс нахмурился.

Да, я напомнила ему о том, что он должен сделать выбор! Между своим братом, долгом и мной! Он должен! После всего, что сегодня произошло, он не сможет отдать меня другому! Не сможет!

– Пойдем? – Он протянул мне руку и повел к ярко освещенному квадрату люка, из которого доносились звуки музыки и голоса. – Танита и Дерран уже там… И… к сожалению, я был свидетелем их ссоры.

– Быть того не может! – усмехнулась я, но бросив на него взгляд, помрачнела. – Что-то серьезное?

– В этой жизни любая шутка может привести к чему-то серьезному… – вздохнул охотник и пояснил: – Дерран должен научиться ценить то, что ему дали боги, а Танита – прощать… И мы им в этом не помощники.

– Да-а-а… – протянула я, осторожно спускаясь вслед за ним по широким деревянным ступеням, и мысленно добавила: «Нам бы с собой разобраться…»

В зал мы попали, миновав устланный ковром коридор. Двери были распахнуты, словно нас ждали. В небольшом зале овальный стол, в окружении высоких стульев, буквально ломится от еды. В углу возвышение, где совсем юные менестрели радовали слух знакомыми с детства песнями. Сразу вспомнился Зарин, любивший напевать баллады Вселесья.

Отец…

Сердце стиснула тоска, возвращая меня из невероятной сказки в кошмарную реальность.

Я почти не вслушивалась в приветственную речь хозяина корабля, а когда он замолчал, прошла вслед за Лексом к столу.

Когда голод был утолен, я взяла предложенный бокал вина и стала наблюдать за подругой. От меня не укрылся взгляд сидевшего рядом с ней оборотня. Восхищенный и явно мечтающий о продолжении этого ужина. Неужели этого не видит Дерран?

Я взглянула украдкой на эльфира.

Он видел.

Он просто не сводил с этой парочки глаз… Но почему-то, кроме молчаливого наблюдения, он не предпринимал никаких попыток прекратить весь этот фарс…

Я наклонилась к Лексу и, указав взглядом на Таниту и Деррана, едва слышно прошептала:

– Почему они поссорились?

– Плата за гордыню… – Он даже не взглянул на них. – Кстати, если ты сыта… может, прогуляемся? Очень хочу побыть сегодня с тобой под звездами… Еще раз… Или не раз?

Я изумленно взглянула на него.

– Ты знаешь об этом древнем предложении?

Он едва заметно улыбнулся.

– Конечно. Ведь я тоже в каком-то смысле дитя Вселесья.

– Тогда не будем откладывать. – Я поднялась и, не спрашивая разрешения, направилась к двери. Почти сразу же меня догнал Лекс.

– Кажется, никто даже не заметил нашего бегства, кроме Кристиана, но он считает, что я твой телохранитель и обязан сопровождать тебя везде.

– Отличное оправдание! А сегодня ты будешь ночевать в моей каюте только потому, что мне страшно! – Я на миг прильнула к его губам и бросилась вверх по лестнице. Выбравшись на палубу, я восторженно вскинула голову, разглядывая темно-синий бархат раскинувшегося над головой неба, расшитого тысячами звезд и созвездий. – Какая красота!

Его руки обняли меня сзади за талию, а горячее дыхание обожгло затылок.

– Красота… Когда я был маленький, мой отец говорил, что звездное небо – это врата в мир ушедших. А звезды – это их глаза, с тоскою глядящие на потерянный мир…

– Наверное, и мои настоящие родители сейчас смотрят на нас… – Мои губы тронула грустная улыбка. – Я иногда думаю, как бы все обернулось для меня, останься они в живых…

– Да… когда-то и мне приходили такие мысли… – Его губы коснулись моих волос.

– Твои родители тоже умерли?

– Да… Давно… – Он вздохнул. – Так давно, что я даже не помню, когда это случилось.

– А… – Я развернулась и взглянула в его глаза. – Сколько тебе лет?

Лекс задумался и вдруг засмеялся.

– Забыл! Ты представляешь? Забыл!

– Так не бывает! – Я шутливо толкнула его и тут же оказалась в объятиях. – Каждый знает свой приблизительный возраст! Например, завтра мне исполняется двадцать лет!

– Боги, ты такая маленькая! Я чувствую себя преступником!

– Так! Прекрати! – Я заколотила ему в грудь. – Если ты сейчас же не скажешь, сколько тебе лет, мне действительно станет страшно! Вдруг тебе лет пятьсот?

– О! Нет! Боюсь, мой век окажется куда скромнее! Все-таки, помимо крови перевертышей, во мне течет и людская кровь.

– Людской крови уже давно нет! – Я вырвалась из его объятий и взбежала на корму. Облокотилась на невысокий бортик и принялась наблюдать, как Лекс неспешно идет ко мне. Высокий, статный. В волосах запутались блики золотисто-красной луны… На поясе клинки Тха-картха.

Охотник…

Вдруг мое внимание привлек какой-то шум. Две фигуры появились из люка, где проходил ужин, и принялись о чем-то спорить. Мне показалось, что я вижу золотистые волосы Таниты, и уже хотела направиться к ней, но меня удержали руки Лекса.

– Не надо. С ней Дей, и он все уладит.

– Лекс, но они же…

– Я знаю… Знаю! Но иногда лучше не вмешиваться… – Он заставил меня вернуться к бортику. – Поверь, мы только все испортим! Дей слишком долго был один. Он так же, как я, боялся впустить в свое сердце привязанность… Он должен сделать этот шаг сам… Понимаешь?

Лекс вдруг замер, будто к чему-то прислушиваясь, развернулся и, приказав мне: «Стой тут!», направился к спорщикам.

Я только кивнула. Если Лекс будет рядом с Танитой, мне не о чем волноваться.

И задумалась: «Так же, как я, боялся впустить в сердце…» Значит, он, в отличие от Деррана, уже преодолел этот страх? И значит…

Что это значило для меня, я так и не выяснила.

Танита вдруг бросилась бежать. Ее догнал какой-то мужчина. Кажется, Дей. Корабль качнуло…

Лекс остановился. Обернулся и бросился назад.

– Ширин!

«Берегись!»

Крик Лекса и вопль Хранителя заставили меня оцепенеть. Я все еще смотрела, как охотник бежит ко мне, когда море поднялось к небу и рухнуло, сминая меня своей мощью.

Сколько времени я была без сознания – не знаю. Не знаю, как я оказалась на суше. Меня заставило очнуться что-то нахально щекочущее мой нос. А еще тихие мысли… Странные мысли…

«Ты не должен был так рисковать! Они могли следить за ней!»

«А что, нужно было оставить ее умирать?»

«Она бы не умерла!»

«Как долго ты будешь играть их судьбами? Как долго ты будешь мучить нас? Ты – не бог!»

«Кто знает, Риссар… Кто знает. Помнишь, что нужно делать, чтобы вернуть свою подопечную?»

«Моя хранимая – Ширин!»

«Ты этого хочешь?»

«Уже да. Помни, что ты обещал…»

«Да помню, помню. Мне тоже нравится наш союз! Но и ты не забывай про обещания…»

«Все сделаю!»

Странные мысли!

Не в силах больше справляться со щекотанием в носу, я с наслаждением чихнула и окончательно очнулась.

Села и огляделась.

Луна уже зашла, а небо стремительно светлело от надвигающегося рассвета. Где-то ласково плескал прибой, а над головой шумели высокие дубы.

Где я?

– Мы во Вселесье.

Я резко обернулась.

– Лекс?

– Очнулась… – Он вышел из-за деревьев, но я готова была поклясться, что еще мгновение назад его там не было. Подошел и, не сводя с меня глаз, сел рядом на корточки. Я заметила у него на груди сквозь прореху несколько глубоких царапин… такие остаются от острых когтей.

– Это… я? – Протянула руку, но, не решаясь коснуться ран, только провела по плечу.

– Это? – Он проследил мой взгляд и, словно только сейчас заметив, отмахнулся. – Не обращай внимания. Царапины. Я даже не почувствовал. Чуть позже залечу.

– Давай я?

Он качнул головой и поднялся.

– Ты лучше побереги силы. У тебя впереди встреча с Хранительницей сестры, а ты не готова… Пойдем. Если судить по местности, мы где-то недалеко от Лунной заводи. Пройдем Дубняки и окажемся в столице раньше корабля.

– А что случилось? На нас напали? Тень?

– Если честно, я не знаю. На нас просто обрушилась громадная волна и смыла за борт. Вот… Возьми… Как чувствовал, забрал перед ужином… – Он протянул мне мой клинок. Я поднялась. Чуть подержалась за голову, стараясь унять покачивающийся мир.

– Да… Что-то я отвыкла от этой королевской регалии.

– Он твой. Помимо перстня рода и мокрой тряпки, которая еще совсем недавно была изумительным платьем, должно же быть что-то еще, что докажет твою принадлежность к короне По́лыни.

– Пусть он пока останется у тебя. У меня и ножен-то нет… – Я оглядела себя и принялась стягивать внушительную дыру на платье. Впрочем, этим его было не спасти. У платья начисто отсутствовал подол, и длина его колебалась от бедер до – чуть выше колен.

Нда… представляю, что пришлось пережить Лексу, вытаскивая из моря умирающую от страха, запутавшуюся в мокрой тряпке пантеру.

– А меня спас?

Он как-то странно покосился в сторону и снова беззаботно махнул рукой.

– Долго рассказывать. Как-нибудь в другой раз. Пойдем?

Протянув руку, охотник помог мне подняться, внимательно меня оглядел и неспешно направился к лесу. Я постояла и бросилась за ним. Впрочем, «бросилась» сильно сказано. Скорее я поплелась: покачиваясь и спотыкаясь на каждом шагу. То незаметный в траве корень подставит подножку, то кочка замаскируется густой травой.

«Я бы на твоем месте прямиком отправился в крепость Шарукх и не притворялся, будто ты и впрямь хочешь попасть в Лунную заводь».

Голос Риссара заставил меня на мгновение замереть с поднятой ногой. Лекс хоть и шел впереди, но то и дело останавливался, поджидая меня.

Зря он решил, что мы прибудем в столицу раньше корабля!

«Не хочешь говорить со мной? А зря! Впереди у нас еще много времени и двое врат», – пригрозил Хранитель.

Ладно! Хочешь диалог? Получишь!

«Зачем проходить врата? У нас не остается времени, чтобы подготовиться к битве? Я ведь ничего не знаю ни о своем враге, ни о тебе!»

«Когда мы минуем все испытания, ты примешь бой и станешь новой королевой, ты поймешь, как глупы были твои страхи!» – «успокоил» меня Риссар.

Лучше бы подсказал, как мне убедить Сандра принять бой и корону!

«Я не хочу принимать бой! Это не моя корона. И я хочу попасть в столицу Вселесья только для того, чтобы просить о помощи истинного Хранителя Равновесия!»

«Да нет больше никакого «истинного Хранителя»! Ты – избранная! Это твой путь, твоя судьба и твоя корона!»

«Нет… – Мысленно споря с надоедливым Риссаром, я даже покачала головой. – Мне не нужны чужие обязанности! Я хочу быть лишь той, кем привыкла себя ощущать – служительницей Стихий! Но не на горе Снов, а в крепости. Корона По́лыни и трон Хранителя Равновесия пусть достанутся либо Сандру, либо Айне, если она еще жива!»

«Поверь, путь служительницы ты уже прошла. Теперь ты должна идти дальше! И не тешь себя надеждами. Айна больше не Хранительница Равновесия, хотя бы потому, что я теперь с тобой, а Сандр занят совсем другими делами. Он тебе не помощник!»

«Вот это мы скоро узнаем! – Как мне объяснить Хранителю, что моя жизнь – это моя жизнь! И становиться игрушкой Ушедших я не собираюсь! Достаточно того, что они уже сделали со мной и с моей жизнью! – Кстати, а не тебя ли я слышала во сне? Кажется, ты с кем-то разговаривал?»

«Как я могу с кем-то разговаривать, если меня слышишь только ты? Боюсь тебя разочаровать, но это был сон! Кстати, приготовься, скоро нам откроет свои врата Стихия Земли…»

Я хотела ему что-то ответить, но, полностью погруженная в разговор с Хранителем, не заметила выбравшийся из земли корень и, коротко ругнувшись, полетела в траву.

– Ширин? – Лекс бросился ко мне. – Ты не ушиблась?

Приподнявшись, я успокаивающе улыбнулась ему.

– Нет! Тут земля мягкая… Как будто совсем недавно здесь копали…

Договорить я не успела: раздался треск, холмик под руками просел, и я полетела в разверзнувшуюся подо мной яму.

Глава 24

Танита

В мыслях пульсировала единственная мысль: бежать! Рассвет в горах рождается незаметно, принося в этот мир новый день, новые заботы и даже новую жизнь, вот только для меня это утро не принесло ничего. Наоборот, оно грозило забрать даже то немногое, что у меня теперь было.

Я прижалась к Деррану, внимательно выискивая глазами, откуда можно было открыть переход. Наконец, решившись, я вытащила из-за пазухи свиток и вызвала на ладонях бутон огня.

– Остановись, Танита, я поставил вокруг замка магическую защиту!

Отец?

Я замерла. Когда он вернулся? Я не почувствовала магического всплеска. Хотя, может быть, потому, что сама была очень занята?

– Танита, пожалуй, тебе лучше послушать его. – Заглушаемый завываниями ветра голос Деррана заставил меня действовать.

– Держись, любимый. – Я заглянула в его сияющие расплавленным золотом глаза, подожгла свиток и сделала шаг в серую пустоту, но… ничего не произошло! Я словно налетела на мягкую стену и отшатнулась назад. Дерран поддержал меня и, убедившись, что я крепко стою на ногах, развернулся, вынимая мечи. Я услышала приближающиеся шаги. Узнав в черных воинах, поднимавшихся сейчас к нам по лестнице, слуг отца, проскочила у Деррана под рукой, и, не задумываясь, бросилась между ними.

– Назад! – Я даже не почувствовала, как на моей ладони появился мерцающий шар. – Отец, прикажи им уйти.

– Девочка, не надо шума. Ты неспособна лишить жизни тех, кого так давно знаешь. – Голос отца по-прежнему продолжал звучать холодно и отстраненно. Вот только где он? Почему я его не вижу? – Убери молнию и иди в замок. Я даже прощу тебе твое самовольство.

– Ты прав, папа. – Я спустилась на несколько ступеней вниз и нашла его взглядом. Он стоял у лестницы, ведущей на сторожевую башню, в окружении слуг, завернувшись в черный дорожный плащ. – Я была «неспособна лишить жизни», но… все меняется. Я буду бороться за то, к чему стремлюсь.

Молния, уже не подвластная мне, вдруг сорвалась с ладони и, с треском врезавшись в стражей, скинула их с лестницы, освобождая нам путь. Вот только куда?

– И к чему же ты стремишься? Остаться с бастардом? Неужели ты считаешь, что я смогу позволить тебе эту вольность? – Голос отца приобрел мощь, рожденную едва скрываемой яростью. Что ж, хоть какие-то эмоции… – Ты плохо узнала меня за свою короткую жизнь, дорогая.

Он сделал знак. В руках одного из стоявших рядом с ним мужчин что-то блеснуло, и я даже не увидела – почувствовала летящий в грудь Деррана кинжал. Я машинально пробормотала слова заклинания. Чувствуя подхватившие меня невидимые крылья ветра, я взлетела, закрывая его собой, вместе с острой болью принимая смерть, как награду.

– Танита! – Руки Деррана скользнули по щекам, хлопками заставляя мое сердце биться. – Танита, открой глаза! Я не отстану, пока ты на меня не посмотришь, и не притворяйся, будто ты умерла! Это скорее мне впору начинать пить оживляющий настой. Во всяком случае, сегодня я чуть не отправился за Грань от твоих криков! Послушай, я знаю одну целительницу, она умеет излечивать от кошмаров! Давай плюнем на все и поедем к ней в Северные горы!

Взволнованное бормотание эльфира наконец заставило меня почувствовать себя живой и здоровой. Я открыла глаза, разглядывая новый день, вместе с утренними лучами вливающийся сквозь узкое оконце каюты.

Дерран, уже одетый в дорожный костюм, сидел рядом.

– Хвала богам! – Он улыбнулся, но глаза тревожно и цепко смотрели мне прямо в душу. – Даже не знаю, желать ли тебе доброго утра? Хотя, после такого кошмара, любое утро – доброе.

– Я кричала? – Кашлянув, я прислушалась к своему сиплому голосу.

«Видимо, да. Наверное, еще и перебудила всех на корабле».

– Если это можно так назвать, – хмыкнул он и серьезно спросил: – Что тебе снилось?

Я сглотнула и криво ухмыльнулась.

– Меня убили.

– Гм… – Он явно не ожидал такого ответа. Задумчиво покусав губу, он коснулся ладонью моего лба. – Сны для того и существуют, чтобы предупреждать об опасности.

– Ладно, давай не будем об этом? – Его попытки отвлечь меня не прошли даром. То ли от его слов, то ли от солнечного света паутины страха растаяли, делая ночной кошмар глупым и незначительным. Даже если мой сон – новое видение, Дерран прав. Предупрежден – значит, вооружен. – Когда мы будем во Вселесье?

– Вообще-то я и хотел это выяснить. – Дерран еще раз скользнул по мне внимательным взглядом и направился к двери. На пороге он остановился. – Ты действительно в порядке?

– Вполне. – Я натянула одеяло до подбородка и закрыла глаза.

Хочу побыть одна.

Дерран понял.

Тихо хлопнула дверь.

Странно осознавать окончание пути. Странно и непривычно.

Когда ты садишься на корабль, в повозку или шагаешь в зеркало перехода, ты еще не знаешь, что тебя ждет там, куда ты стремишься. Ты еще не знаешь, как тебя изменит этот путь, который будет длиться мгновение или вечность, и когда он завершится, ты, словно бабочка, выйдешь из куколки ожидания в новое, но ты уже не будешь той, что когда-то отправлялась в этот путь…

Корабль мирно покачивался на волнах.

Я чувствовала его усталость и покой. Он, словно бродяга после долгого странствия, наслаждался мгновениями отдыха…

Распахнув глаза, я тут же зажмурилась, ослепленная яркими лучами солнца, заполонившими каюту. Я что, задремала? Неужели мы уже в порту? И почему так долго не возвращается Дерран?

Я поднялась и огляделась. Платье, в котором я вчера очаровывала мужчин – исчезло, а на спинке кровати висели мои сухие и чистые вещи: узкие брюки из кожи япика, рубашка и ножны с кинжалом. На табурете, чуть поодаль, лежала моя дорожная сумка, а на полу стояли начищенные до блеска сапоги.

Но как?! Я же забыла одежду и сумку во дворце Лиин-Тея!

Неужели их прихватил Дерран?

Спрыгнув с кровати, я быстро оделась, натянула сапоги, повесила ножны и довольно вздохнула. Надо рассказать Ширин о том, что произошло вчера и о моем странном сне! Может, хоть она мне что-нибудь посоветует, что делать с Дерраном, а главное – с собой!

Выглянув за дверь, я на цыпочках прокралась к каюте подруги. Будем надеяться, что она одна! Ну, а если нет – сами виноваты.

– Ширин… – Я поскреблась в дверь.

Тишина… А вдруг они еще спят?

Тем более, сами виноваты! Утро уже сменил день.

– Шири-ин! – смелее постучала я. – Мне очень нужно с тобой поговорить! К тебе можно зайти?

Тишина!

Хм… Волнение омыло жаркой волной. Отбросив все сомнения, я от души затарабанила, и дверь не выдержала, распахнулась, открыв моему взгляду разобранную кровать, перевернутый стол и лоскутки платья Ширин.

Мне хватило минуты, ч