Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Прекрасный подонок" Лорен Кристина

Book: Прекрасный подонок



Кристина Лорен “Прекрасный подонок”


Перевод знаменитого фанфика “The Office” by tby789


Глава 1. Прекрасный Подонок


«Черт!» – выругалась я про себя. Я знала, в ту самую секунду, как открыла глаза утром, я знала, что этот день будет отвратительным. Сидя в своем автомобиле, я пыталась заглянуть за огромный внедорожник, стоящий впереди. В чем, нахрен, проблема? Я стою на том же месте на этой богом забытой автостраде уже десять минут. И это на десять минут больше, чем у меня есть. Я опять взглянула на часы.


Вот дерьмо.


Я вздохнула и выглянула из окна, глазами встретившись с водителем соседней машины. Мужчина, лет сорока, подмигнул мне и с жуткой улыбкой произнес «Детка». Фу! Почему мужики должны быть такими свиньями? Откинувшись на сидение, я вспомнила тот разгром, с которого начался мой день.


Проснувшись под ревущие звуки My Chemical Romance, раздающиеся из динамиков будильника, я, недовольно застонав, подальше вжалась в подушку и протянула руку, чтобы выключить музыку. Но звук не затихал, а становился громче. Какого хрена? Я наклонилась дальше, чтобы вытащить шнур из розетки и рухнула на пол, потянув за собой, часы и все остальное, что было на моей тумбочке.


О, Боже! Мой Блэкберри! Пустой стакан, в котором секунду назад была вода, лежал на полу рядом с моим насквозь промокшим телефоном. Взяв в руки мобильник, с которого капала вода, я почувствовала, как меня начинает охватывать паника.


Мне конец.


Вся моя жизнь и все расписание мистера Каллена были в этой штуке. Я глубоко вздохнула, пытаясь себя успокоить. Возможно, я смогу высушить его, и все будет хорошо. Да, точно. Ведь дорогие электронные устройства прекрасно чувствуют себя в воде.


Я тихо молилась о том, что не забыла сделать резервную копию перед тем, как уехала вчера вечером. Но, вспоминая события того дня, можно быть почти уверенной – я забыла.

Мой босс, Эдвард Каллен, был в особенно противном настроении, и провел большую часть дня, крича, раздавая указания и хлопая дверью. Этот парень был отборным гавнюком. Он занял должность моего предыдущего босса девять месяцев назад, и вел себя как настоящий засранцем с первого дня и поныне. Обычно такое ничуть не беспокоит меня, я не из тех, кого легко задеть. Но в тот день я была в своем совершенно новом платье от Майкла Корса, на которое потратила уйму денег, и чувствовала себя на миллион долларов. К шести часам, после всех его истерик, я уже готова была нанять киллера.


Отчаянный стон вырвался у меня из груди, когда я поняла, что вместо обеда мне сегодня придется бегать по магазинам, выбирая новый телефон. Супер!


Так или иначе, мне довольно быстро удалось собраться на работу. Моя кофеварка сломалась, а ключи упали между подушек кушетки, но, несмотря ни на что, я добралась до автомобиля всего за несколько минут.


Это было до того, как я застряла из-за этого несчастного случая на дороге.


Потребовался почти час, чтобы проехать место аварии, которая заблокировала три улицы. К тому времени, когда я подъехала к офису, мое опоздание официально длилось уже час. В любое другое время я бы позвонила, но мой телефон лежал дома и пропитывал влагой кучу бумажных полотенец в мусорной корзине.


Я понимала, что получу грандиозную трепку, несмотря на то, что всегда приходила на работу хотя бы на пятнадцать минут раньше и ни разу не опаздывала. До сих пор. Мне влетит, просто потому что мой босс мудак.


Мистер Эдвард Каллен. Я закатила глаза, когда в моей голове пронеслось это имя. Терпеть его не могу. Он самый самоуверенный, напыщенным хрен, которого я когда-либо встречала в жизни. Все женщины офиса шушукались и хихикали о нем, потому что даже я готова признать – он сногсшибательно красив. Но если у вас есть хоть толика здравого смысла, вы рано или поздно поймете, что красота поверхностна, а уродство пропитывает насквозь. Я повидала неприятных мужчин за свою жизнь; с некоторыми встречалась в школе и колледже, но этот явно взял приз. Прекрасный подонок.


- Так-так, мисс Свон, и сколько же сейчас времени в вашем маленьком мире? – спросил он снисходительным тоном, как только я вошла в офис. Он стоял в дверном проеме своего собственного кабинета и выглядел так же прекрасно и высокомерно, как обычно. Он был приблизительно сто девяносто сантиметров ростом, и обладал телом, как у мраморной скульптуры. Я совершила ошибку, когда пошла в тренажерный зал отеля, в котором проводилась конференция в первый месяц нашей совместной работы. Я вошла и увидела его потного, без рубашки, на беговой дорожке. Эта картинка навсегда врезалась в мой мозг. Но конечно он разрушил все, как только открыл рот. «Рад видеть, что вы наконец-то задумались о своей физической подготовке, мисс Свон».


Гавнюк.


У него было лицо, за которое убил бы любой мужчина-модель и самые невероятные волосы, которые я когда-либо видела. Из-за них, девушки с нижнего этажа прозвали его «Сексуальный причесон».


- Мне очень жаль, мистер Каллен. На автостраде была авария, и я приехала, как только смогла. Это больше не повторится, сэр, - сказала я вежливым тоном, хотя мои пальцы подергивались от желания выцарапать его красивые зеленые глаза.


- Вы правы, не повторится, - он ответил с той нахальной улыбкой, от которой что-то внутри меня сжалось и передернулось. Если бы только он держал свой проклятый рот закрытым, он был бы идеален. Заклеить его рот скотчем, и тогда я буду не против помечтать… в кладовке, на его столе, на моем столе, на атласных простынях…


- И, чтобы сегодняшний инцидент не выпал из вашей памяти, я хочу видеть задание, которое я утром положил к вам на стол, законченным на моем столе в шесть. После этого вы компенсируете час, потерянный утром, давая презентацию в конференц-зале.


Его голос вырвал меня из, теперь уже давно забытых мечтаний, а мои глаза расширялись, по мере того как он говорил. Я видела, как он разворачивается и хлопает дверью.


Вот ублюдок!


Он чертовски хорошо знает, что рекламная презентация не может быть сделана за… - я посмотрела на часы – великолепно. За семь с половиной часов. Это если я пропущу обед. Я бросила сумочку, включила компьютер и раскрыла папку, лежащую на столе. Хорошо, по крайней мере, это простая презентация обуви. Для нее не слишком уж сложно придумать слоган. Но, тем не менее, он дал мне нереальный срок.


Я не упоминала в последнее время, что мой босс мудак?


Пока все остальные начали уходить на обед, я сидела за своим столом с чашкой кофе и пакетом печенья, который успела захватить в торговом автомате на пути из женского туалета.

Обычно я приносила ланч с собой или уходила вместе с другими ассистентами в кафе, но сегодня время было не на моей стороне. Ворча, о том, что могу и в голодный обморок упасть от недоедания, я услышала, как открылась дверь офиса. Я улыбнулась, потому что увидела, как вошла моя подруга Анжела. Она работала в «Каллен Инкорпорейтед» почти столько же, сколько и я, была милой, доброй и одним из самых близких мне людей здесь.


- Готова идти на обед, Белла? - спросила она, улыбаясь.

- Боже, Анжела, я знаю, что обещала, но сегодня просто адский день. Я никак не могу отлучиться.

Я смотрела на нее извиняющимся взглядом, а ее улыбка превратилась в ухмылку.

- Адский день или адский босс? - она наклонилась и захихикала. Анжела знала все об Эдварде «Мудаке» Каллене. В этом здании он был живой легендой. Никто не спорил с ним и не возражал, если хотел сохранить работу. Черт, если бы я не была так великолепна в своем деле, я бы не смогла прикрыть и половину дерьма, которого натворила.

- Ты в точности уловила смысл, - ответила я и, сдув челку с глаз, добавила, - смотри, у меня тут работы невпроворот. Вы, ребята, идите без меня.

- Но … - попыталась поспорить подруга.

- Анжела, у меня нет никакой возможности. Даже если я буду работать без передышки до семи, я не уверена, что успею закончить все вовремя. Мне, правда, жаль, и я обещаю – в следующий раз пойду с вами.

- Ладно, но не позволяй этому хрену помыкать тобой. Ему повезло, что ты у него есть, и он знает это. И мы знаем, кто здесь на самом деле все контролирует, - Анжела улыбнулась и вышла из офиса.


Боже, это будет долгий день. Я заметила, что в третий раз, за несколько часов мой чулок начал соскальзывать.


На работе я всегда выглядела безупречно. Волосы были скручены в элегантный узел, хотя к вечеру мои кудри, обычно, пытались вырваться на свободу. А благодаря моей лучшей подруге Элис, моя одежда была модной, но профессиональной. Это она настояла на образе «сексуальной секретарши». Таким образом, мой шкаф был забит юбками-карандашами, женственными блузками и блейзерами, неброскими украшениями, и, конечно же, снова благодаря Элис, лучшими туфлями, которые можно было купить за деньги. Я всегда ненавидела каблуки, но она уговорила меня покупать дорогую обувь, потому что она удобнее, качественнее и долговечнее. Мне не нравится это признавать, но Элис права. Поэтому, мой шкаф стал домом для нескольких пар сексуальных дизайнерских туфлей.


Единственная вещь, которую я ненавидела – мои очки. Я всегда чувствовала себя в них по-дурацки, но читать без них не могла. А контактные линзы мне не подходили. Поэтому Элис выбрала мне прекрасную оправу, которая, по ее словам, «завершила образ».


Я залезла под стол, чтобы попробовать натянуть чулки и услышала, как кто-то подошел. Не глядя, я произнесла:

- Слушай, Анжела, я же сказала тебе… - я замолчала, когда поднялась и увидела, что это не Анжела. Я покраснела и потянула задранную юбку вниз. - Извините, мистер Каллен, я… - но он прервал меня.

- Мисс Свон, так как у вас, очевидно, есть время на то, чтобы принимать в гости других девушек из офиса, я полагаю, вы закончили проект Nike, - сказал он, глядя на меня сверху вниз. - Мне нужно, чтобы вы спустились в бухгалтерию, и нашли анализ прибыли за третий квартал. Как думаете, справитесь?

Я тяжело вздохнула и посмотрела вниз на кучу работы, которую мне еще предстояло сделать, и, пытаясь сдерживать свой гнев, подняла взгляд на его сверкающие зеленые глаза.

- Со всем уважением, мистер Каллен, я – всего один человек и…

- Это была не просьба. Все должно быть сделано, мисс Свон, - перебил он меня и, одарив пристальным взглядом, резко развернулся и как ураган метнулся к своему офису, в очередной раз хлопнув дверью.


В чем, нахрен, его проблема? Он действительно считает необходимым, уходя, хлопать дверью? Я закатила глаза, схватила блейзер со спинки стула и направилась в бухгалтерию.

Когда я вернулась и постучала в дверь его офиса, ответа не последовало. Хм. Я повернула и дернула ручку. Заперто. Этот гавнюк, вероятно, пошел на обед, оставляя на меня свою работу. Я впихнула папку в почтовое отверстие на его двери, надеясь, что бумаги разлетятся по всему кабинету и ему придется подбирать и сортировать их самому. Это было бы ему уроком. С другой стороны, я надеялась, что такого не случится, поскольку зная его, можно было точно утверждать - он заставил бы меня собирать все документы, а сам наблюдал, как я трачу время, вместо того, чтобы попытаться закончить мой уже невозможный проект.


~~~~~~~

Черт! Я повторила это про себя в сотый раз за последний час. Мчась вдоль темного холла, теперь уже пустого, здания, сжимая в руках материалы для презентации, я мельком взглянула на часы. 7:20. Боже, сегодня хоть что-нибудь пойдет так, как мне нужно? Мистер Каллен устроит мне взбучку – я опаздывала уже на двадцать минут. Он ненавидит опоздания. Слова «опоздание» нет в словаре Мудака Эдварда Каллена. Как нет слов «сердце», «доброта», «сострадание» и «спасибо».


Я снова поймала себя на мысли планирования убийства того ублюдка из «Кинко». Все, о чем я просила – элементарная работа. Сделать несколько копий и сшить несколько документов. Это просто. Положил, скопировал, вытащил. Но нет. Два часа. Это заняло два часа!


И теперь я, пробегая пустые залы здания в моих итальянских туфлях за триста пятьдесят долларов, мчалась к своему палачу. Дыши, Белла. Он может почувствовать запах страха.

Приближаясь к залу заседаний, я бессмысленно попыталась успокоить себя: может, он задержался в своем офисе и еще был занят работой. Да, конечно. Я подошла к его кабинету, и мои страхи оправдались: дверь была открыта, настольная лампа освещала комнату, а его большое кожаное кресло было пустым. Дерьмово.


Я замедлила шаг, поскольку приблизилась к залу заседаний. Тусклый свет пробивался из-под закрытой двери. Он определенно был там, ожидая меня. Держа пачку документов в руках, я попыталась пригладить волосы и поправить одежду. Сделав глубокий вдох, я постучала в дверь.


- Входите.

От тона его голоса у меня дыхание перехватило. Он не казался сердитым. Хуже, он был скучающим. Уставшим от ожидания.


Расправив плечи, я вошла в тускло освещенное помещение. Одна стена этой большой комнаты целиком состояла из огромных, от пола до потолка, окон, открывающих прекрасный вид на городской пейзаж Чикаго с высоты восемнадцати этажей. В центре стоял большой деревянный стол для переговоров, во главе которого, лицом ко мне, сидел мистер Каллен.


Его пиджак висел на спинке стула, узел галстука был ослаблен, рукава рубашки закатаны до локтей, а пальцы сложены в замок. Прекрасное лицо было скучающим. Он устало посмотрел мне в глаза, но ничего не сказал.


- Прошу прощения, мистер Каллен, - сказала я, дрожащим голосом, все еще тяжело дыша. -Возникли проблемы с… - я остановилась. Оправдания не помогут моей ситуации, и, кроме того, я не собиралась позволять ему обвинять меня в том, что мне не подвластно. Пошел он в жопу! С моей новообретенной храбростью, я подняла голову и подошла к столу.

Не встречаясь с ним взглядом, я рассортировала бумаги и расположила их на столе перед нами.


- Вы готовы начать, мистер Каллен? - спросила я, даже не пытаясь скрыть яд в своем голосе.

Он поднял на меня свой взгляд, но не ответил. Его зеленые глаза пошатнули мою храбрость. Было бы гораздо легче, не будь он таким красивым. Хотя, какой прок от прекрасного лица, когда оно принадлежит такому гавнюку? Я ненавидела саму себя за то, что обращала внимание на его внешность. Он великолепен, и поэтому ему прощают его свинское отношение ко всем. Каждая женщина в этом здании готова была наброситься на него, а он был слишком высокомерен и тщеславен, чтобы даже признать это. Каждая, кроме меня. Я гордилась тем, что я единственная, кто никогда не пытался обратить на себя его внимание. Он мог быть чертовски сексуален, но одно слово из его уст разрушало все.


Молча, он жестом показал мне продолжать. Откашлявшись, я начала презентацию. Пока я описывала различные этапы рекламной кампании, он не сказал ни слова. Просто ждал, не встречаясь со мной глазами.


Я наклонилась над столом, показывая фотографии, когда почувствовала это. Его рука медленно поднялась с его колен и осторожно легла на мою поясницу, постепенно спускаясь к ягодицам.


- Издательство может… - я остановилась на середине фразы. Дыхание сперло, и я замерла. Миллион мыслей пронеслись у меня в голове в тот момент. За девять месяцев, что я работала на него, он никогда преднамеренно не прикасался ко мне. А это было определенно преднамеренно.


Его горячая рука обжигала кожу сквозь юбку. Каждый мускул в теле напрягся, по спине пробежала дрожь. Что, черт возьми, он делает? Мой разум кричал отодвинуть его руку и сказать, никогда не прикасаться ко мне снова, но у моего тела были другие мысли. Мои соски напряглись, и я сжала зубы. Соски – предатели!


Я выдохнула воздух, который держала в груди, и почувствовала, как громко стучит мое сердце. Прошла, по крайней мере, минута, и ни один из нас не произнес ни слова. Наше дыхание и приглушенный шум города были единственными звуками, отзывающимися эхом в зале заседаний.


- Обернитесь, мисс Свон, - сказал он спокойно. Звук его голоса нарушил тишину, мое дыхание перехватило, и я закрыла глаза, слушая. Выпрямив спину и посмотрев прямо перед собой, я медленно повернулась. Его рука двигалась вместе со мной, скользя по моему бедру. Я опустила глаза и встретилась с его пристальным взглядом. Стало еще тише.


Я могла видеть, как вздымалась и опускалась его грудь, каждый вдох был глубже, чем предыдущий. Его большой палец начал перемещаться, медленно скользя вперед и назад, а глаза по-прежнему смотрели в мои. Он ждал, что я остановлю его, у меня было много времени, чтобы сказать что-нибудь. Но настолько же, насколько я ненавидела его, я понимала, что не могу сказать этих слов. Я никогда такого не испытывала. Каждый мускул моего тела напрягся в мучительном ожидании. Я чувствовала, как жар от его руки пробегает через мое тело, и как становятся влажными мои трусики.


Глядя мне в глаза, он начал медленно опускать ладонь ниже. Его пальцы побежали вниз по моему бедру к подолу юбки. Он сдвинул его в сторону и переместил руку на резинку моего чулка, мягко обхватывая мою ногу. Его рука поднималась вверх, а мое тело дрожало от силы гнева и желания, сражающихся во мне. Как он смеет думать, что может прикасаться ко мне? Я ненавидела его больше, чем это вообще было возможно, но в данный момент больше злилась на саму себя. Почему я позволяю своему телу так реагировать на это? Я хотела дать ему пощечину и сказать отвалить, но сильнее этого я хотела, чтобы он не останавливался.




Томная боль между ног нарастала, и я чувствовала, как увлажняюсь, по мере движения его пальцев. Он приблизился к краю моих кружевных трусиков и запустил пальцы под них. Он скользил по губам и задел клитор, прежде чем погрузить палец в меня. Я закрыла глаза и закусила губу, пытаясь заглушить стон. Его глаза были дикими от желания, а на лбу выступили бусинки пота.


- Черт, - прорычал он сдержанно, закрыв глаза и, кажется, проводя ту же внутреннюю борьбу, что и я. Мельком взглянув, я увидела, как натянута ткань штанов у него между ног. Все еще не открывая глаз, он зацепил пальцем и сжал в руке мои кружевные трусики. Дрожа, он посмотрел на меня с яростью и жаждой в глазах, а затем одним быстрым движением сорвал их с моего тела. Звук рвущейся ткани отозвался эхом в тишине.


Он грубо притянул мои бедра, поднимая и усаживая меня на холодный стол и раскрывая мои ноги перед собой. Я чувствовала, как по моему телу распространяется жар, и невольно выпустила стон, когда его пальцы снова прикоснулись к моему клитору. Я презирала этого человека и все, имеющее к нему отношение, но мое тело предавало меня и жаждало его прикосновений. Это не те нежные и любовные касания, к которым я привыкла, но они приводили меня просто в животное безумие. Мой разум отступил, и я откинулась на локтях, чувствуя быстро приближающийся оргазм.


Но в тот момент он вдруг остановился и убрал руку, заставив меня трепетать от ее потери. Я застонала и подняла голову, встретившись с ним взглядом. Быстро схватив его за рубашку, я притянула его губы к своим. Он даже на вкус был удивительным, и я ненавидела это. Прикусив его нижнюю губу, я расстегивала его штаны, торопливо вытягивая ремень.


- Вам лучше быть готовым закончить то, что вы начали, мистер Каллен.


Рыча, он схватил мою блузку и разорвал ее. Пуговицы полетели на ковер, а он грубо обхватил мои груди, и по телу разлетелась приятная боль, заставившая меня ускорить движения и стянуть его штаны вместе с боксерами на пол. Я обхватила его упругое длинное достоинство, чувствуя, как он пульсирует у меня в ладони.


- О, я собираюсь сделать гораздо больше этого, мисс Свон.


То, как он произнес мое имя, должно было разозлить меня, но сейчас я чувствовала только одно. Чистая, всепоглощающая похоть. Я внезапно ощутила, как он поднимает мою юбку и укладывает меня на спину на столе переговоров. Прежде чем я успела произнести хоть слово, он обхватил мои лодыжки и толкнул свой длинный твердый член глубоко в меня.


- Боже! - закричала я громко.

- Верно, - прошипел он сквозь сжатые зубы. Он глубоко входил в меня, и его движения сопровождались громкими хлопками наших тел. Я не могла сдержать стоны и крики.

- Тебя никогда так не трахали? Ты не была бы такой чертовски дразнящей, если бы тебя как следует трахали.


Кем он себя возомнил? И какого черта, он был прав? У меня никогда не было секса где-нибудь, кроме кровати, и я никогда не чувствовала себя ТАК. Его член во мне пробуждал ощущения, о существовании которых я даже не подозревала. Я никогда не кончала во время секса. Обычно мне приходилось красться в ванную и заботиться об этом самой. Но с ним я уже дважды чуть не кончила.


- Бывало и получше, - усмехнулась я, глядя на него и прищурив глаза.


Его глаза вспыхнули, и он вышел из меня как раз, когда я готова была кончить. Я застонала, поскольку он опустил мои лодыжки. Сначала я подумала, что он собирается оставить меня так, пока он не притянул меня за руки, подняв со стола и жестко прижавшись к моим губам. Следующим, что я почувствовала, было холодное стекло, к которому припечатали мою задницу. Я застонала от контраста температур окна и моей кожи. Я чувствовала себя, будто в огне, и каждая часть меня хотела его грубых прикосновений.


- Вам действительно не стоило этого говорить, мисс Свон, - сердито прорычал он, резко развернув меня лицом к стеклу и раскрывая мои ноги. - Раздвинь ноги, быстро!

Я расставила ноги для него, он обхватил мои бедра и, грубо притянув, снова вошел в меня.

- Черт!

- Тебе нравится, не так ли? - издевался он, кусая мочку моего уха. – Теперь весь Чикаго может посмотреть наверх и увидеть, как трахают твою горячую влажную киску и как ты наслаждаешься каждой минутой этого. Хочешь, чтобы они увидели, как ты кончаешь?


Я застонала, не способная сформировать слова в ответ, с каждым толчком, прижимающим меня к стеклу.


- Скажи это. Вы хотите кончить, мисс Свон? Отвечай или я остановлюсь и заставлю отсосать у меня, - прошипел он, входя все глубже и глубже с каждым толчком.

- Да… черт… да… о, Боже…, - воскликнула я, ударяя руками в стекло. Все мое тело дрожало от оргазма, который пронесся по мне, заставляя перестать дышать.


Когда это, наконец, прошло, он вышел из меня. Я повернулась, и его губы настойчиво нашли мои. Мои руки скользнули в его волосы и крепко сжали их, когда наши языки соприкоснулись. Я освободила одну руку и опустила к его пульсирующему члену, начав его поглаживать. Его стоны отзывались эхом у меня во рту. Я отстранилась, глядя на него из-под полузакрытых век.


- Теперь я хочу, чтобы весь Чикаго видел твое лицо, когда я заставлю тебя кончить так, что ты забудешь свое имя.


Я соскользнула по стеклу и взяла в рот его достоинство. Все его тело напряглось, и он издал глубокий стон. Его лоб и ладони были прижаты к стеклу, а глаза плотно закрыты от напряжения.


- О, черт!… Да, да, ДА! - закричал он, и я почувствовала, как пульсирует его член у меня во рту. Он начал кончать, и я глотала каждую каплю. Настоящая женщина не боится глотать, я всегда так считала и не разочаровала еще ни одного парня, с которым была. По его реакции я поняла, что ни одна из его маленьких офисных поклонниц не делала этого. Чопорные сучки. Боже, а это откуда?


Я выпустила его изо рта, и он откинулся назад, падая на стул и пытаясь успокоить дыхание. Поднявшись, я оттянула юбку и встретилась с ним глазами. Несколько секунд никто из нас не отводил взгляд. Не говоря ни слова, я запахнула порванную блузку и вышла, молясь, чтобы мои дрожащие ноги не подвели меня.


Хватая сумочку со своего стола, я отключила питание компьютера и натянула блейзер, пытаясь трясущимися руками застегнуть пуговицы. Мистер Каллен еще не вышел, и я почти бежала к лифту, моля Бога, чтобы он приехал прежде, чем я встречусь с ним снова.


Я не могла позволить себе даже думать о том, что случилось, пока не уйду отсюда. Двери открылись, и я нажала на кнопку лобби, глядя, как номера этажей сменяют друг друга в обратном порядке. Золотые створки открылись, и я помчалась к выходу через зал. Я услышала, как охранник сказал что-то о работе допоздна, но я только махнула и пробежала мимо него.

С каждым шагом мое тело напоминало мне о событиях прошедшего часа. Приблизившись к своему автомобилю, я нажала на кнопку отключения сигнализации и упала в безопасность кожаного кресла. Я встретилась со своими глазами в зеркале заднего вида.


Что. Нахрен. Это. Было?


Глава 2. Прекрасная Сука


Боже. Я в беспросветной заднице. Я проснулся полчаса назад и до сих пор пялюсь в потолок. Возбужденный. Снова. Но в этот раз мне было хуже, чем в предыдущие двести девяносто шесть дней, что я просыпался в таком же состоянии. Сегодня, я знал, что теряю.


Девять месяцев. Девять гребаных месяцев утреннего стояка, быстрых мастурбаций и бесконечных фантазий о том, кого я даже не хотел. Ладно, это не совсем, правда. Я хотел ее. Хотел больше, чем любую другую женщину, которую когда-либо видел. Главная проблема заключалась в том, что я ее ненавидел. Хотя может… нет, я все-таки ее ненавидел. Она была одной из самых задиристых сук, которых я когда-либо встречал.


И она тоже ненавидела меня. Я имею в виду, она действительно НЕНАВИДЕЛА меня. За все свои двадцать восемь лет, я не встречал никого, кто бы так искусно выводил меня из себя, как мой ассистент. Белла. Точнее, мисс Свон.


От одного только ее имени мой член вскакивал по стойке смирно.

Сраный предатель. Это все из-за него, он втянул меня в этот кошмар. Я потер руками лицо и поднялся. Какого хрена мне теперь делать? Боже, ну, почему я не смог удержать его в штанах? Я контролировал себя в течение девяти долбаных месяцев. И все было в порядке. Я держал дистанцию, засыпал ее глупыми приказами, черт, даже я признаю, что был ублюдком. И затем, я дал слабину. Все, что потребовалось, одна минута в той уединенной комнате, ее запах вокруг меня и эта гребаная юбка. Я сломался.


Она наклонилась над столом, и ее прекрасная попка была прямо передо мной. И я не смог больше сдерживаться. Я хотел ее, как никогда, и каждая клетка моего тела кричала «протяни руку и коснись ее». Я просто уже не мог бороться со своим желанием.


Моя рука перемещалась против моей воли. Она тянулась к ней, игнорируя любой из аргументов, которыми я убеждал себя в течение почти года. Я произнес ее имя. Ее карие глаза смотрели прямо на меня. Но что было в них? Гнев? Желание? Я уже не мог об этом думать…

Моим разумом завладело тело. Мы встретились глазами. Ожидание. Скажи мне «нет». Заставь меня остановиться. Моя рука опустилась ниже. Мягкая ткань. Под ней кожа гладкая, как атлас. Не позволяй мне этого делать. Медленно вверх. Останови меня. Кружево. Жар. Влажность. Рай.


Я бросил ее на стол. Ее ноги раскрылись для меня, ее трусики разорванный кусок дорогого кружева на полу. Я погрузил в нее два пальца, и ее стон удовольствия отдался дрожью в моем возбужденном теле. Я ревновал к своим пальцам, я хотел быть в ней. Двигаться вперед и назад, слышать, как она кричит мое имя, наказывать ее за то, что заставляет хотеть ее так сильно.


Мой разум догнал тело, и я остановился. Она схватила меня за галстук, притягивая к себе, заставляя продолжить то, что начал. Ее губы нашли мои, пробуя меня, дразня меня. Она всегда дразнила меня. То, как она смотрела, то, как она пахла, и даже то, как она смеялась. Нужно себя контролировать. Я схватил ее симпатичную блузку и разорвал ее. Пуговицы разлетелись по комнате, и мне, наконец, открылся вид на ее красивые груди.


Трясущимися руками, она расстегивала мой ремень, нащупывая застежку ширинки. Она хотела этого так же, как и я. От одной только мысли во мне закипел гнев. Как смеет она каждый день вести себя так, будто я ничто, будто она слишком хороша для меня? Каждый день на работе она была настолько спокойна и холодна, но глубоко внутри, так же сжигаема страстью, как и я? Борясь с кучей раздирающих меня эмоций, я стал еще более твердым. Ее рука обхватила меня и, крепко сжав, заставила мое достоинство пульсировать от ее прикосновения.


Боже, это не приведет меня ни к чему хорошему. Я оттрахал ее прошлой ночью. Жестко. Этого должно было быть достаточно. Я был уверен, что занявшись с ней сексом однажды, утолю свое желание, и у меня появится немного мира и спокойствия. Но вот я лежу в своей кровати, возбужденный, как после нескольких недель воздержания. Я взглянул на часы – а прошло только девять часов. И мне придется мастурбировать, снова. Это просто ненормально. Мне что, шестнадцать?


Поскольку это стало практически утренним ритуалом, я выдвинул ящик тумбочки и достал маленькую бутылку, которую держал там. Закрыв глаза, я откинулся и лег, глубоко вздыхая. Я представлял ее, трепетавшую от моих прикосновений.


Представлял ее красиво постриженную киску. Вспоминал, как без предупреждения вошел в нее, и, черт возьми, это было именно то, о чем я так долго мечтал.


Я дрочил, представляя, будто это ее руки. Член увеличивался и сильней пульсировал с каждым прикосновением. Я разрешил себе стонать, и уже ощущал приближение оргазма. Не открывая глаз, я продолжал предаваться воспоминаниям о прошлой ночи.


Она была напряженной и влажной, ее лодыжки были у меня в руках, и я продолжал двигаться внутри нее. Я собирался вытрахать ее из своей головы. Это как изгнание нечистой силы. Хотел избавить себя от этого прекрасного демона, который захватил мой разум. С каждым днем у нее становилось все больше власти надо мной. Она всегда казалась такой чопорной и правильной, но ее тело поселилось в моих мечтах. Ее длинные темные волосы, собранные в пучок, ее глаза, ее лицо, ее губы, ее тело. То, как она одевалась, то, как она двигалась. Все это убивало мою решительность, постепенно, день за днем.


Я хотел задеть ее, обозвав дразнящей сучкой. Ей она и была. Но в ответ она посмеялась надо мной, сказав, что у нее бывало и получше. Яростный гнев прокатился по мне волной. Желание разрушило все чувства. Я бы стер из ее памяти каждого мужчину. Рыча, я прижал ее к окну, приказывая раздвинуть ноги для меня. Я собирался унизить ее, показать миру, какой она была. Я толчками входил в нее, освобождая свой разум, трахая ее сильнее, чем я когда-либо мечтал. Ее стоны и крики были самой сладкой музыкой, которую я слышал. Я хотел, чтобы она произнесла мое имя. Хотел знать, что это я доставляю ей это удовольствие. Ее мышцы начали сжиматься вокруг меня. Она кричала, ругалась и кончила на холодном стекле.


От воспоминаний звуков ее голоса, тепла ее тела, рука непроизвольно ускорилась. Я продолжал мастурбировать, приподнимаясь с кровати, резко вгоняя член в руку. Я чувствовал приближение оргазма, когда мысли вновь унесли меня в прошлую ночь.


Когда она поцеловала меня, мой разум окончательно затуманился, и с каждым соприкосновением наших языков, тело желало ее все больше. Она соскользнула по стеклу и встала на колени передо мной. Ее горячий рот окутывал меня, втягивая. Боже, сколько раз я представлял это? Все те минуты, когда я, глядя на нее сидящую за столом, представлял, как это будет. Я был парализован и беспомощен. Она лизала и посасывала, и когда я почувствовал легкое прикосновение ее зубов, я не смог сдерживаться больше. Оргазм взорвался внутри. А затем она выпустила меня и оставила, задыхающегося и потрясенного.


Мой голос эхом отозвался в тишине спальни. Ощущения начинали переполнять меня, грозясь взорваться. Рой мыслей пронесся в голове. Все то, что мы сделали, все то, что я еще хотел сделать. Хотел попробовать ее на вкус, посмотреть, будет ли она столь же восхитительна, как в моих мечтах. Черт, я уже так близко, буквально вишу на волоске. Я ускорил ритм, увеличивая амплитуду движений, и последняя мысль перетолкнула меня через край: ее киска такая гладкая… Интересно, она будет такой же гладкой на ощупь, если попробовать языком?

Я, наконец, кончил, очищая разум от мисс Свон. По крайней мере, на несколько часов.

Я принял быстрый душ, тщательно вымывая себя, будто пытаясь стереть любой ее след, оставшийся с прошлой ночи.


Это надо прекратить, это должно прекратиться. Эдвард Каллен не ведет себя подобным образом. Женщины сами бросаются в мои объятия. Я никогда ни за кем не бегал. Никогда. Я мог заполучить любую женщину, какую хотел. И я получал. Но я конечно не трахался в своем офисе. Последнее, что мне нужно, это какая-нибудь прилипчивая баба, разрушающая все. Я не мог позволить ей иметь над собой контроль. Все было так хорошо, до того как я узнал, что упускаю. Это было мучительно, а стало в миллион раз хуже.


Я направлялся к своему кабинету, когда она вошла. То как она уехала вчера - без слов, заставляло меня представлять два варианта развития событий. Либо, она посмотрит мне в глаза, думая, что события вчерашнего вечера что-то значили. Женщины любили так думать. Либо, она поимеет меня в зад. Буквально.


Если хоть слово о том, что между нами было, выйдет наружу, я могу потерять не только свою должность, но и то, над чем моя семья и я работали долгие годы.


Как бы сильно я не ненавидел ее, я не мог представить, что она так поступит. И если была одна вещь, которую я знал о ней, так это то, что она преданная и заслуживает доверия. Она могла быть злобной мегерой, но не бросила бы меня на растерзание львам. Работая на «Каллен Инкорпорейтед» еще с колледжа, она была очень ценной частью компании не без причины. Хотя я и устал слушать рассказы отца о том, как мне повезло, что она всегда рядом.


Но, будь я проклят, она прошла мимо и полностью проигнорировала мое присутствие!

На ней был плащ, с завязанным поясом, длиной до колена. Он скрывало то, что на ней было надето, но в то же время показывал ее чудесные ноги, казавшиеся еще длиннее с этими золотыми туфлями на высоком каблуке.


Черт подери эти туфли.


Дьявол… если она надела эти туфли, значит есть возможность, что… Нет, только не это платье! Пожалуйста, Господи, только не это платье! Я знал точно, теперь у меня не было никакого шанса совладать с желанием и справиться со всем этим дерьмом. Ладно, это женщина, черт ее возьми, действительно была самой дразнящей на свете. Это было белое платье.


Платье, являющееся отравой моего существования, небесами и адом в одном гребаном великолепном сочетании. У него был глубокий вырез, подчеркивающий мягкую, гладкую кожу ее шеи и ключиц. Белая ткань, обтягивающая ее великолепную грудь и ниспадающая до колен. Это была самая сексуальная вещь, которую я когда-либо видел. Оно не было вызывающим, но было что-то в этом проклятом девственно белом цвете, заставляющее меня быть возбужденным весь день, когда она носила его. Если мне придется, сгорая от желания, просидеть в офисе еще один обед, я убью кого-нибудь.




И она всегда распускала волосы, когда надевала это платье. Одной из моих повторяющихся фантазий была та, в которой я вытаскиваю заколку из ее волос, прежде чем трахнуть. Боже, я ненавижу ее.


Она повесила жакет на спинку стула и села. Она по-прежнему не обращала на меня внимания, и я бросился в свой офис, громко хлопая дверью.


Почему, черт возьми, она все еще волновала меня? Прошлая ночь должна была стереть ее из моих мыслей. Но я стоял в своем кабинете возбужденный, второй раз за день, а ведь не было еще даже восьми часов утра. Черт!


Работа. Мне нужно просто сосредоточиться на работе и перестать думать о ней. Я сел за стол и попытался сконцентрировать на чем-нибудь свое внимание, но мысли о ее удивительных губах на моем теле не способствовали этому.


Я щелкнул по клавише открытого ноутбука, чтобы проверить свое расписание на день и начать работать. Черт… Мое расписание у нее в Блэкберри. Остается только надеяться, что я не пропущу никаких встреч сегодня утром, потому что я абсолютно точно не собираюсь вызывать сюда Снежную Королеву.


Я просматривал сводную таблицу, когда услышал стук в дверь.


- Войдите.

Конверт, с громким хлопком приземлившийся на мой стол, заставил меня поднять глаза. Мисс Свон, не говоря ни слова, с вызовом посмотрела на меня сверху вниз, развернулась и вышла из моего офиса, закрыв за собой дверь. Я протянулся через весь стол, чтобы достать конверт, уверенный в том, что это заявление о сексуальных домогательствах… или как там называется это дерьмо.


Чего я не ожидал увидеть, так это чек из магазина Gucci, по которому заплатили… c кредитной карты компании! Я вскочил со стула и выбежал из своего кабинета за ней. Она направлялась к лестнице. Отлично. Мы находились на восемнадцатом этаже, и никто, кроме возможно нас двоих, никогда не пользовался лестницей. Я мог высказать ей все, что хочу, не боясь, что нас подслушают.


- Мисс Свон, куда это вы направляетесь? - Крикнул я ей, как только дверь на лестничную площадку закрылась за нами. Она продолжала идти вниз, не оборачиваясь на меня.


- У нас закончился кофе, мистер Кален, - она произнесла мое имя с издевкой, как она всегда это делала. – Так что я собираюсь спуститься и купить его. Вы ведь не хотите, чтобы уровень кофеина в вашем организме понизился, сэр?


Как мог кто-то такой невозможно сексуальный быть такой сраной сукой? Я догнал ее на площадке между этажами и прижал к стене, схватив за руку. Она высокомерно смотрела на меня, сжав зубы. Я поднял чек перед ее лицом.


- Что это за хрень?!


Она саркастично покачала головой.


- Знаешь, для такого напыщенного умника, ты иногда действительно сильно тупишь. На что, черт возьми, это похоже? Это чек. Их обычно дают, когда ходишь за покупками.


О, если бы она не была лучшей в своем деле, я бы уволил ее сию же минуту. Кем она, черт подери, себя возомнила?!


- Я вижу, что это чек, - прорычал я сквозь сжатые зубы, сминая бумагу в кулаке. - Почему ты покупаешь себе одежду, расплачиваясь кредиткой компании?!


Она закатила глаза, ухмыльнулась, а затем небрежно ответила:

- Один ублюдок порвал мою блузку, - она пожала плечами, а затем наклонилась лицом ближе ко мне и прошептала, - и трусики.


Бля…


Глубоко вдохнув, я бросил бумагу на пол и поцеловал ее, пропуская длинные локоны сквозь пальцы и прижимая телом к стене. Мой член упирался ей в живот, и я почувствовал, как она грубо сжимает мои волосы в кулаках, притягивая нас ближе друг к другу.


Я поднял ее платье вверх и застонал, потому что мои пальцы коснулись кружева на ее заднице. Она что специально мучает меня? Ее язык коснулся моих губ, когда я погладил гладкие и влажные трусики. Я сжал тонкую ткань в руке и резко сорвал.


- Это будут вторые, - прорычал я и впился в ее губы поцелуем.


Слушая низкие стоны, я двигал в ней двумя пальцами, большим потирая клитор. Она была еще более влажной, чем вчера вечером, если это вообще возможно.


- На колени, - процедила она сквозь зубы, открывая глаза и глядя на меня. - Я хочу, чтобы ты сделал это ртом, сейчас же.


Боже, она действительно сказала это? Значит, сука хочет поиграть… Я заставлю ее кончить так, что она забудет, как ее зовут.


Я встал на колени и положил ее порванные трусики в карман пиджака. Закинув ее ногу на плечо, я раскрыл пальцами губы и легкими касаниями языка дразнил клитор, заставляя ее биться в конвульсиях. Она громко вздохнула и стиснула мои волосы в кулаке.


Черт возьми, ее вкус был удивительным и с каждой каплей я возбуждался еще больше. Ну, хотя бы не я один… Я нежно прикусил клитор зубами, вынуждая ее громко выругаться, а затем быстро провел языком.


- Боже…боже… боже! - она вдавила каблук мне в плечо и, почувствовав языком пульсацию, я понял, что она кончает.


Ее руки в моих волосах немного расслабились, но тело еще было напряжено. Я поднялся на ноги, и она впилась в меня злобным взглядом. Быстро расстегивая свой пояс, я выпустил свое напряженное достоинство и сильным толчком вошел в нее. Она взвизгнула и обхватила меня, сбивчиво дыша. Укусив мое плечо, она обернула вокруг меня ногу, когда я начал быстро и жестко двигаться, впечатывая ее в стену.


Меня не волновало, что в любой момент, кто-нибудь мог выйти на лестничную площадку и поймать меня, трахающим эту суку. Мне нужно было выкинуть ее из своей головы.


Она подняла голову с моего плеча, и наши губы снова грубо столкнулись, она закусила мою нижнюю губу. Я держал ее высоко, не позволяя опуститься до конца. Я чувствовал, как приближается оргазм, как она сжимается вокруг моего члена, и хотел оставить этой стерве память о себе… о том, что я с ней делал. Возможно, тогда у меня в мыслях воцарится мир.


- Черт возьми! - кричала она, крепче обхватывая меня ногой.


Я спрятал лицо в ее волосах, пытаясь приглушить стон, поскольку я внезапно кончил в ней, сжимая ее задницу руками. Ее нога медленно соскользнула, и мы попытались восстановить дыхание. Я отстранился от нее, и мы невозмутимо стали поправлять одежду и волосы.


- Да, я на противозачаточных, - проговорила она спокойно. Развернувшись и направляясь вниз по лестнице, она вдруг резко обернулась и посмотрела мне в глаза: - Спасибо, что спросил, гавнюк.


Глядя, как она исчезает из поля моего зрения, я развернулся и помчался как ураган к офису, громко хлопая дверью за собой.


Откинувшись на кресле и вытащив ее трусики из своего кармана, я уставился на белую шелковую ткань у себя на ладони, а затем бросил их в ящик стола, рядом со вчерашней парой.


Боже, я действительно в жопе…


Глава 3. Кто здесь главный?


Как я с такой скоростью спустилась вниз по этим ступенькам, не убившись, выше моего понимания. Я сбежала… просто и ясно. Я мчалась оттуда, как от огня, оставив мистера Каллена одного на лестничной площадке, с раскрытым ртом, помятой одеждой и прической, как будто на него напали.


Прыгая с лестницы на последний этаж, что было нелегко в таких туфлях, я толчком открыла металлическую дверь и прислонилась к стене, тяжело дыша. Что, нахрен, это было? Я только что трахалась со своим боссом на лестнице? Приказала ему встать на колени? Я вздохнула и прикрыла рот рукой.


О, Боже, что со мной?


Ошеломленная, я, спотыкаясь, направилась в ближайшую уборную. На нижнем уровне находилось только хранилище продуктов кафетерия, и поэтому здесь было довольно пусто. Войдя в туалет, я быстро проверила все кабинки и, удостоверившись, что никого нет, закрыла замок на двери. Я вздрогнула, когда приблизилась к зеркалу в ванной. Черт. По мне, будто, грузовик проехался. Я раньше слышала выражение «свеже оттраханная», но никогда полностью не представляла, как это выглядит. До сих пор.


Моя прическа превратилась в ночной кошмар. Все мои прекрасно уложенные локоны были дико спутаны. Очевидно, мистеру Каллену понравились распущенные волосы. Я почти всегда собирала их, но не с этим платьем. От воспоминания о том, как его руки хватали меня за волосы, по телу прошла дрожь. Хах, надо запомнить это на будущее. Что? Чем я думаю? Не надо ничего запоминать, потому что, разумеется, это не повторится. Я хлопнула ладонью по столешнице и принялась рассматривать повреждения.

Мои губы распухли, косметика смазана, платье висело криво, и я опять потеряла свои трусики. Сукин сын. Уже вторая пара. Интересно, где они были?

- О, Боже! – воскликнула я испуганно. Они ведь не валяются где-нибудь в зале заседаний? Может, он поднял их и выбросил? Нужно спросить его, подумала я, вышагивая по плиточному полу.

Ах, да… Этого ведь не было. Я не доставлю ему такого удовольствия, подтвердив или даже упомянув это… это… это… как это, черт возьми, назвать?

Я покачала головой и провела по лицу руками. Боже, я все разрушила.

Когда я шла сюда этим утром, у меня был четкий план. Я собиралась войти, бросить этот чек в его смазливую физиономию и сказать ему отваливать. Но он выглядел так поразительно сексуально в этом костюме, а его волосы были просто мигающей неоновой вывеской «Трахни меня». Так что я потеряла дар речи, кинула конверт ему на стол и вышла.

Так унизительно. Почему от одного взгляда на него мой мозг превращается в кашу, а трусики становились влажными?

Это плохо. Как, черт возьми, я теперь должна стоять перед ним, и не представлять его голым? Ну ладно… не голым. Технически, я пока не видела его полностью голым, но то, что я видела, заставляло мое тело дрожать.

О, Боже. Я что сказала «ПОКА не видела»?

Так что мне теперь делать? Я могу уйти. В течение минуты я думала об этом и идея мне не понравилась. Я люблю свою работу, и мистер Каллен может быть самым большим мудаком, но ведь я справлялась с этим 9 месяцев.

И мне не нравится признавать это, но мне нравится наблюдать за его работой. Помимо очевидных причин, он ведь действительно гений в рекламном мире. Вся его семья – профессионалы своего дела. А это другая причина. Его семья. Карлайл Каллен - президент «Каллен Инкорпорейтед», и он мне как отец. Мой папа вернулся домой в Вашингтон, когда я начала работать в приемной, еще учась в колледже. И он так хорошо ко мне относился. Все они. Его брат Эммет был другим старшим руководителем и самым добрым парнем, которого я когда-либо встречала. Я любила всех здесь, так что уход не был решением.

Мне нужен был план действия. Я просто должна оставаться профессионалом и удостовериться, что это никогда, ни за что не случится снова.

Конечно, это был самый потрясающий, страстный и горячий секс в жизни. И возможно он играл на моем теле как на музыкальном инструменте, одним прикосновением заставляя все мои чувства обостриться, а тело просить о большем… Но я сильная и независимая женщина. Моим умом и телом не управляет желание. Нужно просто помнить какой он засранец. Он распутный, высокомерный, испорченный… Он свинья. Весь мир был у него в руках, а его беспокоит только собственная задница. Он отвратительный, и я ненавижу все, к чему он имеет отношение.

- Хм, - я гордо взглянула на себя в зеркало и улыбнулась. Черт, это проще, чем я думала.

Чувствуя новый прилив решительности, я поправила свое платье, как могла, пригладила волосы и вышла из уборной.

Я быстро нашла кофе, за которым направлялась, и вернулась в офис, избегая лестницы.

Сделав глубокий вдох, я открыла внешнюю дверь и вошла в офис. Дверь кабинета мистера Каллена была закрыта, и изнутри не доносилось ни звука. Может он вышел? Хотя вряд ли мне сегодня так повезет. Садясь в кресло, я открыла ящик своего стола, выуживая оттуда косметичку, и решила поправить макияж, прежде чем вернуться к работе. Меньше всего я сейчас хотела видеть его, но если я не планировала увольняться, в конце концов, мне придется лицезреть его.

Открыв календарь, я с облегчением осознала, что все-таки скопировала расписание, и поэтому только оставалось заменить Блэкберри. Просмотрев расписание встреч, я заметила, что в понедельник должна быть презентация с партнерами. Недовольство отразилось на моем лице, когда я поняла, что у меня не было другого выбора, кроме как обсудить это с ним сегодня. Так же в следующем месяце у него запланировано собрание в Сиэтле, что означало не только то, что мы будем вместе в одном отеле, но и в одном самолете, машине и всевозможных встречах. Нет, нет никакой неловкости.

В течение следующего часа, пока я работала, я заметила, что мельком поглядывала на его дверь. И каждый раз как я смотрела, в животе у меня словно трепетали бабочки. Это просто смешно! Что, черт возьми, со мной происходит? Я захлопнула папку, которую просматривала, и, опустив голову на руки, услышала, как открылась его дверь.

Мистер Каллен вышел, стараясь не смотреть мне в глаза. Его одежда была опрятно поправлена, аккуратно сложенное пальто переброшено через руку, в руке портфель, но его волосы все еще были в том сумасшедшем беспорядке, в котором я их оставила.

- Меня не будет до конца дня, мисс Свон, - рявкнул он, - отмените все встречи и внесите соответствующие корректировки.

Он уже почти вышел за дверь, когда я, наконец, пришла в себя.

- Мистер Каллен, - позвала я спокойно, заставив его остановиться, его рука на ручке двери. – У вас презентация с партнерами в понедельник в десять часов, - проговорила я его затылку.

Он стоял бесшумно как статуя, избегая моего взгляда, каждый мускул его тела напряжен.

- Таблицы, портфели документов и материалы презентации будут в конференц-зале в понедельник утром к половине десятого.

Я даже наслаждалась этим. Все в его позе словно кричало «напряжение». Он быстро кивнул и собирался выйти за дверь, как я снова его остановила.

- И мистер Каллен? - нотка сарказма в моем голосе, - мне нужна ваша подпись на этих отчетах о расходах.

Его плечи слегка поникли и, громко выдохнув, он резко развернулся на каблуках и направился к моему столу. Не глядя мне в глаза, он наклонился и бегло просмотрел бумаги. Стоя напротив, я положила ручку на стол перед ним.

- Пожалуйста, распишитесь там, где галочка, сэр.

Его рука замерла на середине подписи, и он медленно поднял голову, останавливая свои зеленые глаза на одном уровне с моими. Наши взгляды встретились, и, казалось, уже прошло несколько минут, но никто из нас не отвернулся. Единственными звуками в комнате были тиканье больших декоративных часов на стене и наше неровное дыхание. Его раздувающиеся ноздри, стиснутые зубы и глаза, сверлящие меня взглядом. Мои соски напряглись, и сердце бешено заколотилось, и на мгновение у меня появилось непреодолимое желание приблизиться и присосаться к его пухлой нижней губе.

- Не переадресовывайте звонки, - в его голосе сквозила ярость. Он быстро подписал последнюю бумагу и, развернувшись, ушел, не говоря больше ни слова.

- Подонок, - фыркнула я сама себе, видя, как он исчез за дверью.

Сказать, что мои выходные были полнейшим дерьмом, это ничего не сказать! Я не могла ни есть, ни спать, и те несколько часов сна, что мне все-таки удалось урвать, были прерваны непрошенными образами жарких сексуальных приключений в различных местах и степенях обнаженности. В субботу утром я проснулась разочарованная и в плохом настроении. Как бы то ни было, я все-таки сумела собраться, сделать уборку, сходить в магазин за продуктами и все остальные мирские дела, которые заполняют нашу повседневную жизнь.

Однако в воскресенье утром мне повезло меньше. Я вздрогнула и проснулась, дрожа и тяжело дыша, обнаруживая свое взмокшее тело, вплетенное в кучу белых простыней. Сон был настолько интенсивным, настолько реальным, что в действительности довел меня до оргазма. Мы снова были на столе в конференц-зале, но на этот раз мы были абсолютно голыми. Он лежал на спине, а я сидела верхом, двигаясь вверх и вниз по его члену. Его руки были повсюду: на моем лице, на шее, на груди и на бедрах, направляя мои движения.

- Черт! - простонала я, вылезая из кровати. Ситуация быстро переходила из разряда «плохо» в разряд «отвратительно». Да, признаться, я часто фантазировала о нем. Он был чертовски хорош, но его характер просто на корню убивал все то прекрасное, что в нем было. Кто бы мог подумать, что его привычка вести себя как обозлившийся на весь мир козел приведет к офигительному траху у окна с видом на Чикаго? И что мне это понравится. Господи, этот ход мыслей явно мне не поможет.

Я прошла в ванную и включила душ. Стоя там, в ожидании пока вода станет теплой, мои мысли снова понеслись в запретном направлении. Его прелестные волосы у меня между ног, его глаза, смотрящие на меня снизу, пока он лизал и посасывал, похотливый взгляд, пока мы трахались, и звук его голоса, когда он кончил. Боже мой, я больная!

Я быстро приняла душ и оделась, собираясь встретиться с Анджелой и Элис, чтобы позавтракать. С Анджелой я, конечно, вижусь каждый день на работе, но вот у Элис, с которой мы лучшие подруги со средней школы, очень плотный рабочий график. Она работает менеджером по закупке для Gucci и является моим главным поставщиком модной одежды. Благодаря ей и ее ошеломительным скидкам, я являюсь счастливой обладательницей самых красивых вещей, которые только можно купить. Я, конечно, немало за них заплатила, но они того стоят. Семья моей матери довольно обеспеченная, и я неплохо зарабатываю в «Каллен Инкорпорейтед», но даже я не могу потратить $1900 на платье без зазрения совести. Иногда мне кажется, что Карлайл платит мне большие деньги, потому что понимает, что я единственная могу справиться с его сыном. Если бы он только знал…

Я решила, что не стоит рассказывать девчонкам о том, что происходит между нами. Анджела ведь работает на его брата и постоянно сталкивается с мистером Калленом на работе. К тому же, она совершенно не умеет врать. Одна притворная улыбка и она растает и выложит ему всю подноготную. Элис, наоборот, надерет мне задницу. Почти целый год она выслушивала мои жалобы по поводу того, какой он мудак, и теперь, я думаю, она не обрадуется, узнав, что я трахаюсь с ним.

Два часа спустя я сидела с двумя моими лучшими подругами, потягивая чай в патио нашего любимого ресторанчика, обсуждая парней, шмотки и работу. Элис приятно удивила меня новым фирменным платьем от Gucci с 60% скидкой. Оно было мягкого шоколадного цвета, сделанное из самого дорогого материала, который я когда-либо видела. Я положила его в бумажный пакет, висящий на соседнем стуле, вместе с новым Блэкберри, который я купила по пути.

- Как дела на работе, Белла? - спросила Элис, откусывая кусочек дыни. - Эта сволочь, твой босс, все еще осложняет тебе жизнь? Как ты его называешь? Подонок или как?

- Прекрасный Подонок! - поправила ее Анджела, сдерживая смех. Я смерила ее взглядом, желая, чтобы она заткнулась. – Элис, тебе нужно увидеть его. Это самое точное прозвище из всех, которые я когда-либо слышала. Он просто бог. Я не шучу. Ни малейшего изъяна. Идеальное лицо, тело, волосы… О Господи, его волосы. Они выглядят так, будто он только что оттрахал кого-то до потери сознания, - она залилась смехом, опираясь на стул, а я закатила глаза, но не смогла сдержать легкой улыбки.

- Но это еще не всё, - проговорила она, вытирая слезы с глаз, - он самая большая заноза в заднице из всех, что я когда-либо встречала. Я хотела проколоть ему шины после первых пятнадцати минут общения с ним.

- Боже мой, это правда, Белла? - удивилась Элис, ее голубые глазки чуть не вылезли из орбит.

- Да, полнейшая правда. Он прекрасен, и он долбаный придурок. Понятия не имею, в чем его проблема, - ответила я безразлично. На самом деле, мне не очень хотелось говорить сейчас на эту тему.

- Ну, - заговорила Элис, пожимая плечами и делая большой глоток чая, - может он так бесится, потому что у него маленький член.

Я плюхнулась на спинку стула, в то время как мои подруги разразились судорожным смехом. Нет уж, это точно не его проблема.

В понедельник утром по дороге на работу я чувствовала себя как один большой комок нервов. Я приняла решение – я не собиралась жертвовать своей работой из-за недостатка здравомыслия у нас обоих. Я усердно трудилась, чтобы достичь таких высот, и я сильнее этого. Я просто разберусь с этой насущной проблемой и буду двигаться дальше.

Нуждаясь в большей уверенности, я надела новое платье от Элис. Оно идеально облегало каждый изгиб моего тела, и в то же время не выглядело вызывающим. Но моим секретным оружием было мое нижнее белье.


У меня всегда был пунктик на счет дорогого дамского белья. Когда у тебя под одеждой надето что-то сексуальное, это дает тебе чувство власти, и те трусики, что сегодня на мне, как раз то, что нужно. Они из черного шелка, украшенные вышивкой, а задняя часть состоит из нескольких тоненьких шелковых ленточек, пересекающихся друг с другом в области копчика, где они скрепляются изящным черным бантиком. Они оставляли неприкрытой почти всю мою попку, что выглядело безумно сексуально. С каждым шагом мягкая ткань платья приятно ласкала кожу, придавая мне чувственности и уверенности. Я смогу вынести все, что этот говнюк мне сегодня скажет, я смогу дать отпор.

Я приехала пораньше, чтобы подготовиться к презентации. На ресепшене почти никого не было, когда я проскользнула через приемную. Как только двери лифта закрылись позади меня, я еще раз мысленно прокрутила свою ободряющую речь. Вспомнив все наши ссоры и замечания этого недоноска в мою сторону, я придала себе решимости. Я могу сделать это. Этот подонок не на ту напал, и черт меня подери, если я позволю ему запугать себя. Я провела рукой по заднице и коварно улыбнулась… всемогущие трусики!

Как я и ожидала, в офисе еще никого не было. Собрав весь материал, который может мне понадобиться, я направилась в конференц-зал. Ага… место преступления. Окинув взглядом большую, залитую солнцем комнату, я медленно вошла внутрь, раскладывая файлы и папки на большом столе для переговоров. Касаясь пальцами гладкой деревянной поверхности стола, я вспомнила о том, когда дотрагивалась до него в последний раз. Слегка встряхнув головой, я попыталась прогнать эти мысли прочь и вернуться к работе.

Через двадцать минут планы были выставлены, прожектор настроен, напитки готовы. Когда оставалось еще несколько минут, я обнаружила, что брожу около окна. Подойдя ближе, я дотронулась до скользкой поверхности стекла, переполняемая нахлынувшими чувствами: жар его тела на моей спине и прохлада стекла на моей прикрытой только кружевом груди и животные звуки его голоса у меня над ухом. Я закрыла глаза и, прислонившись лбом и ладонями к окну, позволила воспоминаниям унести меня в ту ночь.

Я вздрогнула и вернулась к реальности, услышав осторожное покашливание у себя за спиной.

- Мистер Каллен, - пробормотала я, разворачиваясь. Наши взгляды моментально встретились, и я снова была поражена его красотой. Разрывая зрительный контакт со мной, он осмотрелся вокруг.

- Мисс Свон, - сказал он резким тоном, - презентация будет проходить на 4 этаже.

- Простите, что? - переспросила я, не скрывая шока. - Зачем? Мы всегда пользуемся этим залом. И почему вы ждали до последней минуты, чтобы сказать мне об этом?

- Потому что, мисс Свон, - ответил он, упираясь кулаками в стол и слегка подаваясь вперед, - я здесь главный. Я устанавливаю правила, и я решаю, когда и где будет проходить презентация. Возможно, если бы вы не мечтали у окна, у вас было бы предостаточно времени выполнить свою работу. Вы сможете справиться с этим, мисс Свон? – он продолжал пристально смотреть на меня, бросая мне вызов.

Поганый сукин сын. Ну и где же скотч, когда он так нужен? В моей голове появилась четкая картинка, как я перегрызаю ему глотку, а затем нежно ласкаю бейсбольной битой его черную блестящую спортивную машину. Потребовались неимоверные усилия с моей стороны, чтобы взять себя в руки и не перепрыгнуть через стол и не надрать ему задницу. Самодовольная ухмылка расползлась на его лице; с затянувшимся молчанием с моей стороны, он считал себя победителем.

О…так вот значит как?! Безусловно, вдвоем играть интересней.

- Конечно, мистер Каллен. Ни о чем не волнуйтесь, - защебетала я, мило улыбаясь, - в любом случае, ничто в этой комнате не длится дольше нескольких минут.

Моя последняя фраза мгновенно стерла эту самодовольную ухмылку с его лица. Он раскрыл рот, собираясь что-то ответить, но тут же закрыл его обратно. Он чуть ли не трясся от гнева, его кулаки сжались еще сильнее. За все то время, что я работала на него, я ни разу не видела его настолько разъяренным, и я наслаждалась этим зрелищем.

Мы стояли друг напротив друга, разделенные огромным столом; разряды электричества витали по всей комнате. Он снова открыл рот, намереваясь что-то сказать, но передумал. И не говоря ни слова, он развернулся и быстрым шагом вылетел из комнаты, захлопнув за собой дверь.

Я не смогла сдержать смех, вырвавшийся у меня из груди. С кем этот хрен думает, он связался? Я улыбнулась и медленно погладила свой зад… всемогущие трусики! Чувствуя себя буквально опьяненной властью, я быстренько всё собрала, запихивая графики в коробку, и направилась к лифту.

Войдя в комнату, мои глаза тут же встретились с глазами мистера Каллена. Он сидел в своем кресле, сложив перед собой руки, по его сердитому виду было очевидно, что он всё ещё кипит от ярости. Но мое внимание вскоре переключилось на человека, подошедшего ко мне.

- Давай, я тебе помогу, Белла, - сказал он приятным, отеческим голосом, посылая своему сыну укоризненный взгляд.

- Спасибо, мистер Каллен, - ответила я с благодарностью, когда он забрал тяжелую коробку из моих рук.

- Белла, - проговорил он с искренней улыбкой на лице, - сколько раз тебе повторять? Зови меня Карлайл.

Он поставил коробку на стол и присел рядом с сыном. Карлайл был так же красив, как и его сыновья. Высокие, стройные, мускулистые, с безупречными чертами лица. Его русые волосы слегка покрылись сединой на висках, но он все еще оставался одним из самых привлекательных мужчин, которых я когда-либо встречала.

- Извините, Карлайл, - ответила я со счастливым видом. - Как поживает Эсме?

Улыбка засияла на его лице при упоминании имени жены.

- Прекрасно. У нее все отлично. Хотя она не перестает спрашивать, когда же ты, наконец, придешь в гости, - добавил он, подмигивая мне, и я заметила, что мистер Каллен тихонько фыркнул и закатил глаза.

- В ближайшее время. Обещаю, - я кивнула пару раз. - Передавайте ей привет от меня.

Услышав громкие шаги за спиной, я не удивилась, почувствовав у себя на щеке нежный поцелуй, заставивший меня улыбнуться.

- Доброе утро, Белла, - проговорил Эммет, войдя в конференц-зал. – Извиняюсь, что опоздал. Я думал, мы собираемся на твоем этаже.

Краем глаза я осторожно посмотрела на мистера Каллена, встретив его пристальный взгляд. Отвернувшись, я широко улыбнулась Эммету и начала раскладывать материалы презентации на столе.

- И вам доброе утро, мистер Каллен. Как поживает ваша красавица жена?

- Белла, - простонал он. - Пожалуйста, зови меня Эммет. Мистер Каллен – это мой отец. И тот ворчливый злыдень. – Он указал в сторону своего брата, который кинул на него свирепый взгляд. – У Роуз все отлично, как всегда. Она хочет, чтобы ты познакомила ее со своей подругой. Той, что работает на этого стильного модельера, - сказал он, выдвигая стул.

- О, Элис? Конечно, Эммет. Передай ей, что я позвоню ей на этой неделе, - и я протянула ему папку с документами.

Сделав еще несколько шагов, я остановилась и положила последний экземпляр документов перед своим засранцем-боссом.

- Держите, мистер Каллен, - произнесла я хладнокровно.

Даже не взглянув на меня, он начал просматривать бумаги.

- Мисс Свон, - ответил он. – Удостоверьтесь, что проектор настроен, и принесите нам кофе, - видимо сегодня не будет никаких “Зови меня Эдвард”. Мудак.

Я уже собиралась выйти, когда громогласный голос Эммета остановил меня.

- О, Белла, пока я ждал там, на верху, я нашел это. – Взглянув на его протянутую ладонь, я увидела две серебристых, отделанных под старину пуговицы. – Ты не могла бы поспрашивать у других ассистентов? Возможно, кто-то из них потерял. Они выглядят довольно дорогими. Интересно, как кто-то мог потерять две пуговицы на блузке и даже не заметить этого? – он усмехнулся и покачал головой.

Возможно, мне показалось, но готова поклясться, что я чуть воздухом не поперхнулась, когда увидела эти пуговицы. Я совсем про них забыла.

- Эм… да… конечно, Эммет, - я начала заикаться.

- Эммет, можно мне взглянуть? - этот идиот влез в разговор и взял пуговицы из руки брата.

- Мисс Свон, - заговорил он, злорадная ухмылка снова на своем месте. – Разве у вас нет блузки с точно такими же пуговицами? И насколько я помню, нет, я конечно не эксперт, но она, кажется, довольно дорогая.

Я быстро окинула взглядом всех присутствующих. Эмметт и Карлайл, казалось, не обращали внимания на нашу беседу, не ведающие обо всей важности события, разворачивающегося перед ними.

Мистер Каллен встал и, обойдя вокруг стола, взял мою руку. Он нежно провел пальцем по внутренней стороне моей руки, от локтя до кисти, и, опустив пуговицы на мою ладонь, накрыл их моими пальцами. Я непроизвольно задержала дыхание, и сердце бешено заколотилось в груди. Я почувствовала, как напряглись мои соски и в горле предательски пересохло. Наклоняясь ближе ко мне так, что его дыхание обжигало мое ухо, он прошептал:

- Я хотел сказать, было бы чудовищной несправедливостью испортить такую шикарную блузку. Постарайтесь впредь быть поосторожнее.

Я постаралась сохранить спокойствие, выдергивая свою руку из его.

- Спасибо, мистер Каллен, - ответила я, стиснув зубы, прежде чем он развернулся. Я настроила проектор и заняла свое место, а он начал собрание. Это было совсем не смешно, сукин сын. Какую игру он затеял? Его отец и брат могли что-нибудь услышать, и им не составило бы труда сложить дважды два, чтобы обо всем догадаться. Невзирая на то, что я отличный работник, тот факт, что я трахаю свое босса в конференц-залах и на лестницах, никак не способствовал моему карьерному росту.

На протяжении всего собрания мы то и дело бросали друг на друга косые взгляды: мои – кипящие от злости, и его – полные самодовольства. Стоит признать, в работе он тоже был чертовски хорош, и он знал это. Слишком хорош. Я рассматривала бумаги и документы, лежащие передо мной, со всей тщательностью, лишь бы не смотреть на него. Как только собрание закончилось, я быстренько собрала свои вещи и пулей вылетела оттуда. Но как я и ожидала, он шел следом за мной до самого лифта, пока мы оба не оказались внутри, молча стоя в дальнем углу.

В лифте я стояла перед мистером Калленом, вне себя от ярости из-за его идиотской выходки в конференц-зале. Почему этот гребанный лифт так медленно едет и почему он вдруг понадобился на каждом этаже? К тому времени, как мы достигли одиннадцатого этажа, лифт уже был забит почти до отказа. Но когда двери лифта открылись, еще три человека решили втиснуться, и меня оттолкнули дальше вглубь так, что моя спина теперь касалась груди мистера Каллена, а мой зад – его… о Господи…

Я почувствовала, как все его тело едва заметно напряглось, и он резко выдохнул. И хотя мой клитор начал приятно покалывать от прикосновения наших тел, я не могла не усмехнуться. Расплата та еще сука, козел!

К четырнадцатому этажу стало немного посвободнее, и я позволила одной из папок выскользнуть у меня из рук.

- Упс, извините, мистер Каллен. Кажется, я что-то уронила, - я сказала так тихо, почти прошептала, и начала медленно опускаться, скользя телом по его возбужденному дружку. Я постаралась сдержать смешок, когда я проделала то же самое, но теперь поднимаясь вверх, его член снова упирался в мою задницу. Спасибо за каблуки, Элис, подумала я про себя, осторожно прижимаясь к нему. – Извините, сэр.

Он прижался ко мне еще сильнее, и я едва сдержала сдавленный стон. Нет, Белла. Ты не позволишь ему снова сделать это, я мысленно отругала себя. Но когда я почувствовала все его тело, так близко прижатое к моему, приятное тепло вновь медленно расползлось у меня между ног. Пора поставить его на колени, и я усмехнулась над вспыхнувшем воспоминанием. Одна маленькая, порочная идейка появилась у меня в голове. Смогу ли я это сделать? Я рискнула взглянуть на него. Он не спускал с меня глаз. О да, я смогу.

Мы доехали до пятнадцатого этажа, и еще несколько людей вышли. Немного отодвинувшись от него, я оглянулась, чтобы убедиться, что он смотрит на меня. Конечно же его взгляд остыл на моей заднице. Отлично. Сделав глубокий вдох, я скользнула рукой к краю платья, медленно поднимая его и обнажая мои маленькие черные трусики. Я услышала его затрудненное дыхание и самодовольно улыбнулась, опуская платье назад, когда двери лифта открылись.

Шестнадцатый этаж. Еще несколько человек вышли, и я снова приподняла подол. Я еще раз взглянула назад и увидела, что его глаза были как раз там, где я и хотела. Он закусил нижнюю губу, и его дыхание участилось. В этот момент здоровяк, стоявший впереди меня, шагнул назад, снова толкая меня на тело Эдварда. Жестко. Мой практически голый зад соприкоснулся с его членом. Чтобы удержать меня от падения, он притянул меня к себе и приглушил стон. Это было забавно. Меня переполняло искушение подразнить его. Нравится, козел? А это уже не так весело, когда играют с тобой, правда?

- Боже мой, я такая неуклюжая, мистер Каллен, - я сказала, мельком взглянув на него. Его глаза были плотно закрыты, и кровь прилила к его лицу. - Сэр, с вами все в порядке? Вы выглядите так, будто у вас жар.

Он открыл глаза и посмотрел на меня, и я уже засомневалась в том, что это была хорошая идея. Я оглянулась вокруг. В лифте было еще пять человек, помимо нас, и ехать оставалось еще два этажа. Двери снова открылись, и оставшиеся люди вышли. Еще один этаж и я смогу выйти отсюда с важным видом, оставив его и все, что с ним связано, позади.

Как только двери закрылись, и лифт начал двигаться, я услышала приглушенное рычание из-за спины и краем глаза уловила внезапное движение, когда мистер Каллен ударил рукой по кнопке «стоп» на панели управления. Он повернулся ко мне, и его глаза были темно-темно зелеными.

- Очень неосторожное движение, мисс Свон, - он усмехнулся и одним плавным движением придавил меня к стене лифта и жадно впился в мои губы. Наши языки неистово боролись друг с другом, наши стоны заполняли безмолвное пространство. Отстраняясь от меня, он проговорил:

- Не двигайтесь.

И хотя я очень хотела сказать ему, чтобы он валил куда подальше, мое тело умоляло меня делать все, что он скажет.

Нагнувшись к разбросанным на полу файлам, он сорвал стикер с одной из папок и наклеил его на объектив камеры, висевшей под потолком. Дрожь от предвкушения пробежала через мое тело, борясь с неустанным желанием прекратить это… это… то, что между нами было. Это разрывало меня на части. Я не хотела этого с ним, но каждая клеточка моего тела безумно желала его прикосновений. Я не стану отрицать – только он вызывал во мне такие чувства.

Он вернулся ко мне, его губы снова овладели моими, и невольный стон вырвался из моей груди, когда его твердый член прижался к низу моего живота. Мое тело поддалось инстинктам, и нога обвила его ногу, прижимая меня ближе к его возбужденному бойцу, мои руки зарылись в его волосах. После нескольких минут беспощадных поцелуев, он отстранился, и его пальцы ловко расстегнули застежку на моей талии.

- Очень, очень неосторожное движение, - процедил он сквозь зубы. Положив руки мне на плечи, он посмотрел мне в глаза и медленно сдвинул платье вниз по рукам, позволяя ему упасть на пол. Он схватил мои запястья, разворачивая меня, и поднял их над моей головой, прижимая мои ладони к стене. Я стояла спиной к нему, в одном нижнем белье, когда он навалился на меня, и я почувствовала предательскую влагу на своих трусиках. Он достал серебристую заколку из моих волос, позволяя локонам рассыпаться по моей обнаженной спине. Он стиснул прядь волос в кулаке и грубо потянул мою голову в сторону, открывая себе доступ к шее. Жаркие влажные поцелуи покрывали мою спину и плечи. Каждое его прикосновение, словно искорка, обжигало и оставляло томное покалывание по всей спине, на каждом сантиметре кожи. Я почувствовала, как его руки схватили и сжали мой зад, его горячее, затрудненное дыхание за ухом:

- Какая непослушная девочка.

Я взвизгнула от удивления, когда почувствовала сильный шлепок на своей заднице, но моим единственным ответом на это был стон удовольствия. Какого хрена он делает со мной? Я бы никогда не сделала ничего подобного. Тем не менее, вот она я. Возбуждаюсь от его грубых ласк. Я испустила еще один резкий выдох, когда его руки схватили тонкую материю на моей заднице и снова… порвали ее.

- Жди еще одного счета, кретин.

Он мрачно усмехнулся над моим хриплым голосом и снова прижался ко мне всем телом. Прохладная стена, касаясь моей груди, послала легкую дрожь через все мое тело.

- Это стоит каждого цента.

Черт, еще одна восхитительная дрожь. Его рука скользнула по моей талии и вниз живота, сползая все ниже, пока его палец не остановился на клиторе.

- Знаете, мисс Свон, я думаю, вы надели их, только чтобы подразнить меня.

Его прикосновения заставляли меня жаждать большего. Желание внутри меня становилось все больше, мое тело отчаянно нуждалось в нем.

- Тебе нравится трахаться со мной. Не отрицай.

Он переместил руку ниже, его пальцы остановились на половых губах, а ладонь теперь медленно массировала возбужденный клитор.

- Да, пошел ты, - простонала я. Его длинные пальцы кружили вокруг входа во влагалище, дразня и мучая меня, каждое движение сопровождалось непроизвольным стоном с моей стороны.

- Ты хочешь, чтобы я тебя трахнул, правда? Ты хочешь, чтобы я вошел в тебя. Хочешь чувствовать мой член, доводящий тебя до оргазма. Ты хочешь этого, не так ли, моя маленькая сучка? – Я застонала, когда его палец, наконец-то, вошел в меня, прижимая меня к нему. - Скажите это, мисс Свон. Скажи и я дам тебе то, что ты хочешь.

Второй палец присоединился к первому, и я закричала от потрясающих ощущений. Я встряхнула головой, но, кажется, мое тело предало меня. Я закрыла глаза, стараясь привести мысли в порядок, но это было слишком даже для меня. Прикосновение его одежды к моей обнаженной коже, звуки его грубого голоса, ощущение его пальцев внутри меня приближали меня к экстазу. Другой рукой он схватил мою грудь, сжимая сосок через тонкую ткань лифчика, и я громко застонала. Я уже была близка к оргазму.

- Скажи это! – прошипел он мне на ухо низким голосом, и его палец пробежал по клитору.

- Боже мой, да, - я с трудом могла говорить. – Я хочу, чтобы ты трахнул меня.

Низкий подавленный стон слетел с его губ, и он уткнулся лбом мне в плечо. Его пальцы стали двигаться быстрее, погружаясь и вращаясь одновременно, он трахал меня своей рукой. Его бедра терлись о мой зад, я чувствовала его твердый член.

- О, да, - простонала я, сосредоточенная на приближающемся удовольствии.

Ритмичные звуки наших стонов и сбивчивого дыхания внезапно прервались пронзительным звонком телефона. Мы замерли, когда осмысление того, где мы находились, медленно просочилось в наше сознание. Я слышала, как он выругался и отошел от меня. Все еще тяжело дыша, я развернулась и увидела, что он берет трубку с панели управления лифтом. Схватив платье с пола, я натянула его на плечи и начала застегивать его трясущимися руками.

- Да, - ответил он на звонок, не отрывая взгляда от моих глаз. – П нятно… Нет, мы в порядке…, - он медленно нагнулся и поднял с пола мои порванные трусики. – Нет, он просто остановился. – Он продолжал говорить по телефону, теребя кусок материи между пальцев. – Отлично, - он повесил трубку. Я изо всех сил пыталась усмирить свое дыхание, но каждая частичка моего тела все еще жаждала разрядки.

Лифт дернулся и снова пополз вверх. Он взглянул на кружево в руке, затем снова на меня. Закрыв глаза, он поднес ткань к носу и глубоко вдохнул. Затем медленно открыв глаза и взглянув на меня, он ухмыльнулся и, отходя от стены, гордо прошествовал ко мне. Оперевшись рукой на стену рядом с моей головой, он наклонился и прошептал мне на ухо:

- У вас такой же приятный запах, как и вкус, мисс Свон. – Неровный вдох вырвался из моей груди. – А это, - заговорил он, указывая на трусики в его руке, - моё!

Прозвучал короткий сигнал, когда мы остановились на нашем этаже. Двери открылись, и, не говоря ни слова, он засунул то, что пару минут назад было моими трусиками, в карман своего пиджака и вышел.

Ну, теперь я, кажется, знаю, куда отправляется всё моё нижнее бельё.


Глава 4. La Perla


Паника. Чувство, охватившее меня, когда я, словно шторм, ворвался в свой офис, нельзя описать никак иначе, кроме как всепоглощающая паника. Поверить не могу, что я снова дал слабину. Всего несколько минут в этом заточении наедине с ней – с ее ароматом, звуками ее голоса, ее прикосновениями – и я снова в ее власти. Уверен, внешне я казался вполне спокойным и собранным, даже самодовольным и сдержанным, но каждая клетка моего тела начинала выходить из строя. Эта женщина имеет такую власть надо мной, которой я не в силах противостоять.


Оказавшись в относительной безопасности, я рухнул на кожаный диван. Уткнувшись локтями в колени и крепко стиснув волосы в кулаки, я приказал себе успокоиться, а члену опуститься.


- Твою мать! - выругался я, осознавая, что ситуация становится все хуже.


Я знал, с той самой минуты, как она напомнила мне про сегодняшнюю встречу, что я и двух слов не смогу связать, не говоря уже о проведении целой презентации, в этом гребанном конференц-зале. Да я даже не смогу снова сесть за тот стол. Я не смогу просто сидеть и не вспоминать, как она лежала на этом самом столе передо мной, пока я трахал ее. Войдя сегодня туда и обнаружив ее, стоящую у окна, погруженную в свои мысли, я почувствовал, как мой член зашевелился. Но как только она обернулась, и я увидел ее сногсшибательное платье шоколадного цвета, такого же теплого, как и ее глаза, и легкий румянец на ее щеках от того, что я застал ее мечтающей, он был уже твердым как скала.


Я начал нести какую-то херню о том, что собрание будет проходить на другом этаже, и, конечно же, она начала возмущаться. Почему она всегда мне перечет? Будучи мудаком, каким я и являюсь, я поспешил напомнить ей, кто здесь босс. Но сработало ли это? Черт, нет. Она за словом в карман не полезет. Она сразу нашла, что ответить. И не просто ответить, она дала понять, что я не заслуживаю даже оценки «удовлетворительно». Черт возьми, она совсем не создавала впечатление неудовлетворенной, когда стонала на том столе или у окна или на лестнице. Бля, о чем я думаю!


Когда она, наконец, отправилась в конференц-зал, я был наготове. И я был бы полным идиотом, если бы позволил ей взять инициативу с теми пуговицами, что нашел Эммет. И хотя я знаю, что не следовало этого делать перед всеми, я просто не мог упустить возможность сравнять счет.


И она, безусловно, кипела от злости всю презентацию, а затем просто вылетела из комнаты. Неужели она думала, что может идти со мной нога в ногу. Но затем этот проклятый лифт…

Я слегка вздрогнул, отвлеченный от своих мыслей глухим ударом, доносящимся из соседней комнаты. За ним последовал еще один удар. И еще. Какого черта там происходит? Встав с дивана, я подошел к двери и, открыв ее, обнаружил, что мисс Свон швыряет папки с документами на стол с немного большей силой, чем это того требует. Скрестив руки на груди и облокотившись о дверной косяк, я начал наблюдать за ней. Ее взвинченный и раздраженный вид ни в коей мере не способствовал уменьшению пульсации в моем возбужденном члене.


- Мисс Свон, могу я попросить вас пройти в мой офис. Сейчас же.


Она повернула голову и взглянула на меня, слегка сузив глаза.


- Конечно, мистер Каллен, - ответила она резко и дерзко, но тем нежным и сладким тоном, который заставил мою кровь забурлить, когда она проскользнула мимо меня в офис.

Я с размаху закрыл дверь и повернулся к ней.


- Может, объясните, в чем ваша проблема?


- А почему бы вам не посмотреть у себя в кармане, сэр, - усмехнулась она, а затем положила свои руки мне на грудь и резко толкнула меня. Я приземлился на диван, и она тут же села на меня верхом. Ее губы яростным приступом атаковали мои, и я чувствовал, как мой член твердеет, пока она трется об него. – Будут еще вопросы?


Моим ответом было глухое рычание, вырвавшееся у меня из груди, когда я схватил ее зад и плотнее прижал к себе. Она начала двигать бедрами, ерзая своей голой киской по моему все еще остававшемуся в штанах члену, и я откинул голову на спинку дивана. Эта женщина меня погубит. Все намерения, которые были у меня с утра, бесследно улетучились.

- Мне кажется, у нас есть одно дело, которое требует нашего безотлагательного вмешательства, мистер Каллен, - проговорила она хриплым и страстным голосом, который я никогда не слышал ни от одной женщины, кроме нее. Она прикусила мою нижнюю губу и слегка потянула ее, вставая с меня. Я открыл глаза и увидел, что она направляется к двери. И что, эта сучка теперь хочет просто уйти? Щелчок замка меня приятно удивил, и, когда она посмотрела мне в глаза, я был очарован яростью и страстью, бушующей в этих шоколадных глубинах. – Оказывается, у вас проблема, сэр, - прорычала она, ее взгляд скользнул от моих глаз к выпуклости в моих брюках. Чертова сучка.

Я зарычал как дикий зверь и, хватая ее за талию, резко швырнул на диван, массируя пальцами ее клитор, дразня ее.

- Оказывается, у вас тоже проблема, мисс Свон, - ответил я сиплым голосом, погружая в нее палец, заставляя ее томно стонать. Я наклонился и, страстно поцеловав ее, зажал ее губу между зубами и убрал руку от ее мокрой киски. – Но я не трахаюсь в своем офисе.

- Чушь, - она заворчала разочаровано, ее голос хриплый от возбуждения. – Вам придется закончить то, что вы начали.

Я почувствовал ее руки у себя в волосах, а затем она потянула мое лицо вниз. Ее аромат был одурманивающим, и прежде чем я смог подумать о чем-либо, я обхватил ее возбужденный клитор губами. Я наблюдал, как ее прекрасные груди вздымаются и резко опускаются из-за ее сбивчивого дыхания, пока я медленно скользил языком по ее нежной плоти. Я чувствовал, как ее икра движется вдоль моего члена, заставляя его мучительно пульсировать. Не прекращая работать языком, я быстро расстегнул ремень одной рукой и приспустил брюки. Отрываясь, наконец, от ее клитора, я прислонился освобожденным членом к ее лодыжке. – Насколько я помню, мисс Свон, я ничего не начинал. Возможно, это вам следует закончить то, что вы начали.

Она открыла глаза, усмехнувшись, и, не говоря ни слова, развернулась так, что ее голова теперь была у меня на коленях. Ее дразнящий язычок пробежал вдоль нижней части моего члена, а ее тлеющие глаза встретились с моими.

- О чем это вы? Зачем мне всё это?

Я приподнял бровь, с удивлением глядя на нее, и, дотянувшись рукой до ее клитора, быстро провел по нему пальцем, заставляя ее тихонько взвизгнуть.

- Затем что я еще не кончил. И вы тоже, мисс Свон.

- Эгоистичный… - она снова начала препираться, но я быстро ее заткнул, опустив голову и потянув ее клитор губами. – Да пошел ты!

На долю секунды я снова подумал, что она собирается встать и уйти, и какая-то часть меня была этому рада. Но через мгновение, когда ее губы сомкнулись на моем члене, от этой мысли не осталось и следа. Черт подери, ну почему же это так приятно? Ее рука обхватила мой пенис чуть ниже ее губ и начала двигаться в том же бешеном темпе, что и ее рот.

- А, черт, - зашипел я и сомкнул губы на ее киске, держа ее бедра по обе стороны от своего лица.

Наши тела задвигались быстрее в предвкушении оргазма. Ее ноги слегка раскрылись, и я обхватил ее бедро рукой, вводя в нее палец. Ее стон отдался вибрацией на моем члене, и я чуть не кончил. А по дрожи в ее ногах было очевидно, что она тоже уже близко. Я добавил еще один палец и начал быстро трахать ее рукой, в то время как мой язык и губы продолжали посасывать, заставляя ее ускоренней работать над моим Эдди младшим. Медленно ее ноги еще больше раздвинулись, прижимая ее плотнее к моему лицу, пока я, наконец, не услышал приглушенный крик, когда она достигла оргазма. Ее бедра судорожно подергивались, когда я усилил движения, и я чувствовал, что до моей разрядки осталось всего несколько секунд.

- Белла? – я услышал голос отца прямо за дверью, и как раз когда я собирался кончить, она вскочила с дивана. Раздался стук в дверь. Она быстро поправила свое платье, а я натянул брюки. – Эдвард?

Как вовремя, папа, я проворчал про себя, вставая с дивана и усаживаясь за стол. Мой член теперь мучительно пульсировал, хотя вы могли подумать, что голос отца возымеет на меня обратный эффект. Но нет. У меня стояк с самого утра, с того момента, как я увидел ее у окна. Это просто нелепо.

На ее лице была победоносная ухмылка, на которую я ответил пронзительным взглядом, когда она открыла дверь.

- Мистер Каллен, то есть, Карлайл. Я как раз ухожу.

Я увидел на лице своего отца беспокойство, когда он взглянул на нее.

- Белла, дорогая, с тобой все в порядке? Ты выглядишь так, будто у тебя жар.

Она подняла руку и, дотронувшись до лба, пробормотала:

- Вы знаете, я действительно себя неважно чувствую. Утро выдалось тяжелым, - она бросила на меня шаловливый взгляд, который остался бы незамеченным обычным свидетелем. – Мистер Каллен, я, пожалуй, возьму отгул до конца дня. Мне нужно восстановить силы.

Долбаная сучка, мне хотелось закричать на нее, но пришлось сдержаться, так как в комнате был еще и отец. Я сжал кулаки под столом: не знаю, кто ненавидит ее больше, я или мои яйца.

- Вам нужно еще доделать… тот большой проект… ну вы понимаете, - прорычал я с раздражением.

- Это можно отложить до завтра, - она беспечно пожала плечами.

- Я ожидал результатов сегодня, мисс Свон, - я проговорил сквозь стиснутые зубы.

Отец уставился на меня:

- Я уверен, ты и сам сможешь справиться, Эдвард. – Не вмешивайся, пап. Серьезно, не надо. Он повернулся к ней с мягкой отеческой улыбкой:

- Иди домой, милая.

- Спасибо, Карлайл, - ответила она, мило улыбнувшись, и затем повернулась ко мне и кивнула в знак прощания, - Мистер Каллен.

Я смотрел, как она уходит, пока отец не закрыл дверь и не повернулся ко мне, с таким видом, будто собирался устроить мне взбучку.

- Что? - спросил я раздосадовано, предусмотрительно положив ногу на ногу – разглядывание ее зада, пока она выходила, не уменьшило моей эрекции.

- С тобой ничего не случится, если ты будешь немного повежливее с ней, Эдвард, - он сделал несколько шагов и уселся на край моего стола. – Тебе очень повезло, что она у тебя есть, признай это.

Я закатил глаза и покачал головой:

- Если бы ее характер был таким же привлекательным, как и ее мозги, у нас не было бы проблем.

Он сердито посмотрел на меня, и я откинулся назад на стуле, признавая свое поражение.

- Мы тебя так не воспитывали, Эдвард, - сказал он строго и встал. - Как бы то ни было, звонила мама и просила напомнить тебе о сегодняшнем ужине у нас дома. Эммет и Розали придут с малышкой.

Я почувствовал, как уголки моих губ медленно поползли вверх при упоминании моей племянницы, но я просто кивнул отцу:

- Хорошо, я приду.

Он зашагал к выходу и прежде чем закрыть за собой дверь, снова повернулся ко мне:

- И не опаздывай. Ты знаешь, твоя мать этого не выносит.

- Буду вовремя. Обещаю, - ответил я немного раздраженно, пока он закрывал дверь, тихонько посмеиваясь. Он, как и любой другой, прекрасно знает, что я никогда никуда не опаздываю, даже на такое обыденное мероприятие, как семейный ужин. Эммет же, наоборот. Иногда мне кажется, что он умудрится опоздать даже на собственные похороны. Но теперь со всей этой работой, которую она оставила на меня, я сомневался, что смогу выбраться отсюда вовремя, не говоря уже о сверхурочной работе, которую она мне подкинула и которая теперь займет мой обеденный перерыв. Мне просто необходимо выкинуть ее из головы, любым возможным способом. Я засунул руку в карман и достал оттуда то, что осталось от ее трусиков. Собираясь бросить их в ящик к остальным, я вдруг заметил этикетку. Agent Provocateur . Вот оно – мое вознаграждение за все мучения! Они совсем не выглядели как дешевые трусики, хотя в тоже время они были явно не из коллекции Frederick’s of Hollywood. Но, безусловно, она выложила за них немалые деньги. И это разожгло мое любопытство. Я выдвинул ящик, чтобы изучить две других пары. La Perla на обоих. Черт подери, эта женщина со всей серьезностью подходит к выбору своего белья. Может, стоит как-нибудь заглянуть в этот бутик La Perla, по крайней мере, чтобы прикинуть, во сколько ей обошлась моя маленькая коллекция. Свободной рукой я провел по волосам, а затем бросил все трусики обратно в ящик, захлопывая его. Меньше всего мне сейчас надо было думать обо всей этой херне.

Как бы я не старался, я ни хрена не мог сосредоточиться весь этот гребанный день. Даже после обеденного ритуала я все еще не мог не думать об утренних событиях. А к трем часам дня у меня уже сдавали нервы, и я понял, что пора бы отсюда выбираться. Подойдя к лифту, я разочарованно взглянул на него и решил воспользоваться лестницей. Хотя это было не намного лучше, просто не так свежо в памяти.

Подъезжая к дому родителей тем же вечером, я вдруг почувствовал, как напряжение покидает мое тело. В дверях кухни меня встретили аппетитные запахи маминой стряпни и веселая беседа родителей, доносящаяся из столовой.

- Эдвард, - я услышал радостный голос матери, как только вошел в комнату. Я нагнулся и поцеловал ее в щеку и позволил ей попытаться поправить мои непослушные волосы. – Ох, эти твои волосы, - она попыталась уложить их, - такие же растрепанные, как и в детстве.

- Я знаю, мам, - я улыбнулся ей. Этот разговор повторялся из раза в раз. – Я уже даже и не пытаюсь. – Я взял большую миску у нее из рук и, прежде чем поставить ее на стол, стащил кусочек морковки, и посмеялся, когда она поймала меня. - Где моя девочка? – спросил я, заглядывая в гостиную.

- Они еще не пришли, - ответил отец, входя в комнату. – Ты же знаешь своего брата, он всегда опаздывает.

Конечно, я знаю. Пунктуальность никогда не была его положительной чертой, но, если добавить к этому его жену и дочку, ему вообще повезло, что он смог выйти из дома, не говоря уже о том, чтобы быть во время.

- Им лучше поторопиться, - сказал я, утаскивая еще одну морковку и удачно уворачиваясь, когда мама попыталась шлепнуть меня по руке. – Я провожу с ней очень мало времени, поэтому сегодня мне не терпится увидеть ее.

- О, Эдвард, ты такой милый, когда нянчишься с ней, - начала мама, и я уже знал, к чему она клонит. – Я знаю, ты не хочешь слушать, но если бы ты остепенился, ты смог бы завести своих маленьких карапузов. – Мой пристальный взгляд моментально прервал этот поток мыслей, и она снова вернулась к сервировке стола.

Спустя двадцать минут звуки разгрома донеслись из фойе, и я помчался их встречать. Мои колени мгновенно были атакованы маленьким неустойчивым человечком с улыбкой во весь рот.

- Дядя Эдди! - прокричала малышка.

- Эй, медвежонок! - я подхватил ее на руки и расцеловал ее маленькие щечки.

- Боже, ты омерзителен, - простонал Эммет, проходя мимо меня.

- А тебе не помешало бы научиться так говорить, папочка, - поддел я, слегка толкая его в плечо.

- Вам обоим не помешало бы заткнуться, если кому-нибудь интересно мое мнение, - добавила Розали, пожимая плечами и проходя в гостиную следом за мужем. Роуз и Эммет поженились два года назад, и спустя год родилась Кэррингтон. Она стала первой внучкой и принцессой для всех членов семьи. Она была точной копией своей матери с серебристо-белыми волосами и утонченными чертами лица. Единственное, что ей досталось от Калленов, это глаза. У нее были те же зеленые глаза, что и я унаследовал от своего отца. В остальном она была полностью Хейл.

Все уселись за большой стол, и ужин начался. Как всегда, Кэррингтон предпочла сидеть у меня на коленях, а не на своем стуле, и я пытался есть то с одной, то с другой стороны от нее, всеми силами увиливая от ее «помощи».

- Эдвард, я хотела попросить тебя. Ты пригласишь Беллу к нам на ужин на следующей неделе? Постарайся убедить ее прийти. – Я закатил глаза, прежде чем взглянуть на маму, и получил пинок в голень от отца.

- Почему все так настойчиво хотят привести ее сюда?

Знаю, возможно, мой голос прозвучал чересчур резко и громко для семейного ужина, но меня уже тошнило от этого разговора.

- Эдвард, ты же знаешь, вся ее семья далеко. Она совсем одна в чужом городе и…

- Мам, - я перебил ее. – Она живет здесь с колледжа. Для нее это уже не чужой город.

- Как я и сказала, - она продолжила предостерегающим голосом. – Она живет одна, и она такая милая девушка, и я хочу познакомить ее кое с кем.

Моя рука с вилкой застыла на полпути, так и не достигнув рта, когда она закончила фразу. Она хочет свести ее с кем-то. Кхм, странно. Я почувствовал, как в груди у меня что-то сжалось, но я не уверен, что это такое. Если бы меня попросили дать этому имя, я бы сказал… раздражение?

И почему меня злит то, что мама хочет устроить мисс Свон свидание? Ну, может быть, потому что ты трахаешь ее как бешеный кабель! Хотя не столько трахаешь, сколько трахнул. Дважды. Использование настоящего времени означало бы мое намерение продолжать. Ах да, еще заигрывания в лифте и оральный секс в моем офисе. Да уж, если посмотреть с этой стороны, то действительно, ничего хорошего.

Прочистив горло и постаравшись избавиться от злобы в голосе, я ответил:

- Конечно, мам. Я поговорю с ней. Но ты не возлагай на это больших надежд. Уверен, она совсем не очарует этого парня, и нам трудно будет избавиться от возникшей неловкости.

- Знаешь, Эдди, - мой братик решил вмешаться. – Я думаю, все со мной согласятся, что ты единственный, кому она противна.

Я обвел взглядом присутствующих и был расстроен, увидев кивающие головы, соглашающиеся с этим болваном. Посмотрев вновь на Эммета, я увидел на его лице поразительно самодовольную улыбку. Отлично, теперь она отымела меня даже здесь.

Остальная часть вечера прошла в разговорах о том, что мне нужно попытаться быть более милым с мисс Свон, о том, что все они без ума от нее и о том, как она понравится сыну маминой подруги, Майку. Точно.

Мы также обсудили предстоящие встречи с клиентами. Одна важная встреча была запланирована на четверг, на вторую половину дня, на которой я буду сопровождать отца и брата. Я уверен, что она уже все подготовила. Это было ее несомненным плюсом. Она всегда была на два шага впереди меня – я еще не успевал попросить, а у нее уже все было готово. От мысли об этом, мне вдруг стало тепло на душе.

Уезжая домой, я пообещал, что сделаю все, что в моих силах, чтобы уговорить ее, хотя я даже не знал, когда ее снова увижу. В течение следующих нескольких дней у меня встречи и дела по всему городу, и даже если я ее увижу, забегая в офис на пару минут, у меня не было никакого желания разговаривать с ней после сегодняшнего инцидента.


Четверг.


Изучая соседние машины, пока мы еле тащились по Сауз Мичиган Авеню, я вдруг подумал, может ли этот день стать лучше? Я терпеть не могу эти долбанные пробки. Офис находился всего в нескольких кварталах отсюда, и я всерьез подумывал о том, чтобы пройтись пешком, в конце концов, водитель и сам знает дорогу до гаража. Я посмотрел на часы – было уже начало седьмого, а мы проехали только три квартала за последние двадцать минут. Превосходно. Закрыв глаза, я откинул голову на спинку сидения и начал вспоминать детали встречи, на которой я только что был.

Вроде бы мы ничего не упустили и не сделали никаких ошибок, как раз наоборот. Клиенты были заинтригованы нашими предложениями, и всё прошло гладко. Просто… Кажется, у меня херовое настроение.

На протяжении последних трех часов, каждые пятнадцать минут Эммет повторял мне, что я веду себя, как чертов подросток с постоянными переменами настроения, и к тому времени как контракты были подписаны, я уже хотел придушить его. Каждый раз, как ему представлялась возможность, он спрашивал меня, в чем, черт возьми, было дело, и, сказать по правде, я его не виню. Я и сам заметил, что последние несколько дней я вел себя как долбанный придурок. И для меня это кое-что значило. Конечно же, Эммет, считая себя стоумовым, решил, что мне просто нужен хороший трах. Господи, если бы он только знал.

Прошло два дня. Всего два, мать твою, сраных дня с тех пор, как эта сука вышла из моего офиса, оставляя меня со стояком в крайней степени возбуждения, и я уже абсолютно разбит. Глядя на меня, можно подумать, что я не трахался минимум полгода. Но нет, всего лишь два, хотя уже почти три, дня без нее, и я чувствовал себя безумным психом. Машина снова остановилась, и мне захотелось закричать. Посмотрев в затонированные окна, я заметил, где мы остановились – прямо напротив бутика La Perla. Я вышел из машины прежде, чем смог об этом подумать.

Стоя на тротуаре, собираясь перейти улицу, я вдруг осознал, что понятия не имею, что я делаю. Какого хрена я туда иду? На что, черт возьми, я надеюсь? Я что, собираюсь что-нибудь купить или так, просто помучить себя? Подходя к большим стеклянным дверям, я утешал себя мыслью, что, по крайней мере, у меня появятся новые изделия, на которые можно подрачить. Господи, я сам себе противен.


Я вошел в модный бутик и был тут же поражен странным ощущением, будто всё здесь мне знакомо, будто я бывал здесь прежде. Полы были сделаны из теплого медового дерева, потолок изобиловал длинными цилиндрическими светильниками, свисающими группами по всей площади огромного помещения. Тусклое освещение окутывало все пространство мягким интимным светом, освещая столы и вешалки с дорогим бельем. Но это странное чувство… Если быть честным, оно исходило от самого белья. Было что-то в этом изысканном кружеве и атласе, что вызвало во мне так знакомое мне желание. Я снова хотел ее.

Проведя пальцами по столу, установленному рядом с входом, я догадался, что уже привлек внимание продавцов. Высокая, симпатичная, но чересчур разукрашенная блондинка подошла ко мне.

- Добро пожаловать в La Perla, - поприветствовала она меня. – Могу я вам помочь найти то, что вы ищите? Возможно подарок для жены? Или девушки? – добавила она, флиртуя.

- Эм… Нет, спасибо, - ответил я, вдруг чувствуя себя нелепо во всей этой ситуации. – Я просто смотрю. – Я быстро отвернулся, но успел заметить, что она оценивающе оглядела меня с головы до ног.

- Ну что ж, если передумаете, дайте мне знать, - она подмигнула мне, а затем развернулась и прошла обратно за стойку. Я с благодарностью проводил ее взглядом и внезапно испытал отвращение к самому себе – я даже не взял у нее номер телефона. Твою мать! Я конечно не шлюха, но ради всего святого – красивая женщина, в магазине нижнего белья, только что флиртовала со мной, а я стоял как олень. Черт подери, да что со мной происходит?

Проведя рукой по волосам, я решил, что пора бы оценить ситуацию критически. Надо признать, всё вышло из-под контроля. Достаточно посмотреть на то, где я сейчас нахожусь, чтобы понять, насколько всё серьезно. Я не мог думать ни о чем, кроме секса с ней, и это бесило меня больше всего.

Я собирался развернуться и уйти, когда кое-что привлекло мое внимание. Подойдя ближе, я провел пальцами по черному, кружевному, сексуальному поясу с подвязками. Я и подумать не мог, что женщины действительно носят подобные штуки вне фото-сессий для журнала Playboy, пока не начал работать с ней. Я вспомнил, как мы сидели рядом во время собрания в первый месяц нашей совместной работы. Она положила ногу на ногу, и ее юбка немного задралась вверх, обнажая утонченный белый ремешок, прикрепленный к ее чулку. Мне тогда пришлось провести свой ланч в офисе, мастурбируя.

- Нашли то, что вам нравится? - я вздрогнул, услышав знакомый голос за спиной, и развернулся. Дьявол. Мисс Свон. Но я никогда прежде не видел ее такой. Она выглядела как всегда стильно, но в тоже время повседневно. На ней были надеты, как я думаю, очень дорогие джинсы и красная майка на лямках. Волосы были собраны в хвост, минимум макияжа и без очков – она не выглядела старше двадцати лет. – Какого черта вы здесь делаете?

- А какое вам на хрен дело до того, что я здесь делаю? – раздражение в моем голосе превращало его в рык.

- Так что же? Вам не достаточно моего белья, вы решили собрать коллекцию своего собственного? – она уставилась на меня, жестом показывая на ремень с подвязками, который все еще был у меня в руках.

- Мисс Свон, я…

- В любом случае, что вы с ними делаете? Прячете их где-нибудь, как маленькие сувениры ваших побед? Чертов извращенец!

Она сложила руки на груди таким образом, что ее упругий бюст теперь так и просился наружу из ее красной маечки. Конечно, я уставился на ее сиськи как бык на красную тряпку, и почувствовал, как мой дружок в штанах начал пробуждаться.

- Господи, - я покачал головой. Я чуть не рассмеялся – мы снова с ней грыземся. – И почему ты постоянно ведешь себя как долбанная сука?

Я почти кричал на нее. Я чувствовал, как меня буквально трясет от гнева. Я в жизни не встречал человека, который бы действовал на меня таким образом.

- Наверное, просто ты пробуждаешь лучшее во мне, - проговорила она сердито, наклоняясь вперед так, что ее грудь почти касалась моей. Оглядевшись вокруг, я заметил, что мы стали объектом внимания всех, кто был в магазине.

- Послушай, - сказал я, пытаясь взять себя в руки. – Как на счет того, чтобы успокоиться и говорить потише.

Я понимал, что мне нужно выбираться оттуда к чертовой матери, пока ничего не случилось. По какой-то странной причине ссоры с этой женщиной всегда заканчивались одинаково – мой член твердый как камень, а ее трусики у меня в кармане.

- Пойдем, - она кипела от злости. Схватив меня за руку, она потянула меня в заднюю часть магазина. Мои глаза моментально спустились на ее зад, пока она шла впереди меня, и мне пришлось подавить стон. Она потянула меня за угол через дверь, и я понял, что теперь мы находились в примерочной. Она очевидна была здесь, когда я зашел в магазин, так как на крючках висели вешалки с различными комплектами дамского белья, и кучка трусиков лежала на бархатной кушетке. Под потолком висели колонки, из которых звучала музыка, и я был очень рад этому – никто не услышит, как я буду ее душить.

Закрыв дверь с зеркалом во весь рост на внутренней стороне, она повернулась ко мне, на секунду закрыв глаза, каждый мускул ее тела напряжен до предела.

- Вы следили за мной? - спросила она, сверля меня взглядом.

- Что? - я чуть не закричал на нее. – На хер мне это надо?

- Получается, вы случайно забрели в магазин женского белья? Просто извращенное хобби, которым вы занимаетесь в свободное время, мистер Каллен? – она проговорила со злобой в голосе, при этом изогнув бровь.

- Боже мой, что за сука! - усмехнулся я. Но, даже произнося эти слова, я чувствовал, как наши тела потихоньку сближаются, а дыхание учащается.

- Знаете, мистер Каллен, это хорошо, что у вас такой большой член. Это в некоторой степени компенсация за ваш сраный язык, - она выстрелила в обратную, пробегая глазами по моему телу и останавливаясь на лице.

- Ну, надо же, - ответил я, приближаясь к ней, заставляя ее отступать к стене. – Что-то я не припомню, чтобы вы жаловались на мой язык тогда в офисе, мисс Свон. Кстати, возвращаясь к тем событиям, кажется, вы что-то мне задолжали.

Ее грудь вздымалась и опускалась, а ее взгляд переместился на мой рот, и она закусила нижнюю губу.

Медленно обернув мой галстук вокруг своей руки, она потянула меня к себе, и я больше не мог сопротивляться. Я открыл рот, и ее мягкий язык встретился с моим.

Простонав прямо ей в губы, я переместил одну руку на ее скулы, а другой распустил ее волосы. Мягкие локоны рассыпались по моей руке, и я зажал их в кулак, слегка поворачивая ее голову для лучшего доступа к ее губам. Она застонала, и я потянул сильнее.

- Нравится? - мой голос прогремел у нее во рту. – Нравится грубость, а?

- Боже мой, да, - она простонала обольстительно в ответ. В тот момент, слыша эти слова, меня ничто не волновало: ни где мы находимся, ни кто мы такие, ни как мы относимся друг к другу. Ни к кому, никогда в жизни, я не испытывал такого необузданного сексуального влечения. Когда мы были вместе, все остальное теряло смысл. Мной овладевала животная страсть, и только она могла обуздать ее.

Мои руки заскользили вниз по ее телу и, схватив за края ее майки, потянули ее вверх, через голову, на секунду прерывая наш поцелуй. Не оставаясь в стороне, она сбросила пиджак с моих плеч, и он упал на пол.

Лаская ее кожу кончиками пальцев, мои руки нащупали пуговицу на ее джинсах. Быстро разделавшись с ней, я приспустил джинсы вниз, и она вылезла из них, одновременно скидывая сандали с ног. Отрываясь от ее губ, я начал покрывать поцелуями ее шею и плечи.

- Черт, - простонал я, поднимая глаза и видя отражение ее прекрасного тела в зеркале. На ней был комплект черного белья, и ее шелковые волосы рассыпались по спине. Мышцы ее длинных, загорелых ног напряглись, когда она встала на цыпочки, чтобы дотянуться до моей шеи. От этой картинки, в совокупности с прикосновениями ее губ, мой член стал мучительно рваться за пределы брюк.

Она небрежно куснула мочку моего уха, в то время как ее руки занялись пуговицами на моей рубашке. Наше дыхание быстро становилось затрудненным, а движения неуправляемыми. Я расстегнул свой ремень и брюки, снимая их вместе с боксерами и бросая на пол. Притягивая ее к себе, я шагнул к кушетке.

Когда мои руки поползли вдоль ее ребер к застежке ее лифчика, я почувствовал волнительную дрожь во всем своем теле. Она прижалась ко мне грудью, будто подгоняя меня, а я целовал ее шею, пока мои пальцы быстро расстегнули крючки, и я аккуратно спустил лямки с ее плеч. Я отодвинулся назад, позволяя лифчику скатиться с ее рук, и впервые увидел ее грудь полностью обнаженной. Само совершенство. В своих фантазиях я делал с ними все, что угодно: ласкал, целовал, посасывал, трахал, но это ничто, по сравнению с реальностью. Мой член уже сотрясался от нетерпения, и я сел на кушетку, уткнувшись лицом в эти шикарные груди. Ее руки играли с моими волосами, притягивая меня ближе, и, когда мои губы нащупали этот безупречный розовый сосок, она зашипела и потянула сильнее. Черт, а это приятно. Думаю, она не единственная, кто любит грубость в этом деле.

Сотни различных эмоций витали у меня в голове. Но в тот момент не было ничего в целом мире, чего бы я желал больше, чем ее. Но я знал, что, когда все закончится, я возненавижу нас обоих. Ее за то, что делает меня слабым и безвольным, за то, что дразнит и мучает меня, а себя за то, что снова потерял контроль, что позволил похоти преобладать над яростью. Несмотря на всю эту ненависть, я знал, что не смогу остановиться. Я превратился в наркомана, живущего только ради следующей дозы. Моя безупречно распланированная жизнь рушилась у меня на глазах, а меня заботил только секс с этим демоном-искусителем.

Плавно скользя руками вдоль ее бархатной кожи, я дошел до трусиков. Она затрепетала у меня в руках, а я, закрыв глаза, сжал ткань в кулаке, заставляя себя остановиться.

- Сорви их к черту, ты же хочешь этого, - она прошипела мне в ухо и снова укусила за мочку. Одно резкое движение, и ее трусики превратились в кучку разорванного кружева в углу комнаты. Грубо хватая ее за бедра, я приподнял ее, усадил верхом себе на колени и, наконец-то, вошел в нее. Ощущения были настолько сильными, что мне пришлось остановить ее, чтобы не кончить.

- Ммм… - простонал я, стиснув зубы, и всеми мыслями сфокусировавшись на продлении полового акта. Если я сейчас кончу, позже она обязательно мне это припомнит. А я не доставлю ей такого удовольствия.

Вернув себе контроль над ситуацией, я начал потихоньку двигать ее бедра. Мы еще не трахались в такой позиции, и хотя мне не хотелось это признавать, но наши тела отлично сочетались. Я схватил ее ноги и обернул их вокруг своей талии. Благодаря изменению позиции, я проник глубже в нее и зарылся лицом в изгибе ее шее, чтобы приглушить стон.

Я слышал голоса людей вокруг нас, когда они заходили и выходили из соседних примерочных. Но мысль о том, что нас могут поймать, делала ощущения еще более приятными.

Она прогнулась в спине, сдерживая стон, и откинула голову назад. Ее груди, находящиеся в заманчивой близости от моего лица, то, как она невинно закусила свою нижнюю губу, все это сводило меня с ума. Я снова посмотрел через ее плечо, наблюдая за тем, как мы трахаемся в отражении. Я в жизни не видел ничего более эротичного.

Она снова вцепилась в мои волосы, притягивая мои губы к себе, наши языки заскользили вдоль друг друга, поспевая за движениями наших бедер.

- Черт возьми. Как же хорошо в тебе, - я прошептал ей в рот. - Повернись, ты должна это видеть.

Я поднял ее с себя, и она развернулась лицом к зеркалу. Затем она снова устроилась у меня на коленях, спиной ко мне, и я вошел в нее.

- О Господи, - она тяжело выдохнула, откидывая голову мне на плечо, и я не был уверен, что послужило причиной такой реакции: то ли мой член внутри нее, то ли отражение в зеркале. Я схватил ее за волосы и заставил поднять голову.

- Нет, я хочу, чтобы ты смотрела туда, - я прорычал ей на ухо, встречаясь с ее взглядом в отражении. – Я хочу, чтобы ты видела, как я трахаю тебя. И завтра, когда ты будешь мучиться, я хочу, чтобы ты помнила, кто это сделал с тобой.

- Просто заткнись и трахай, - ответила она, поднимая руки и зарывая их у меня в волосах.

- О, хочешь погрубее, маленькая любительница подразнить? - язвительно проговорил я, хватая ее бедра и резче опуская ее на себя. - Ты же не хочешь, чтобы все эти люди за стенкой узнали, что тебя трахают, а?

Тихий стон был ее единственным ответом, и я усмехнулся – наконец-то, она заткнулась. Она продолжала прыгать на моем члене, и ее шикарные груди подпрыгивали вместе с ней. Мои руки бродили по ее коже, исследуя каждый сантиметр ее тела, пока я целовал и покусывал ее плечи. Я наблюдал в зеркале за тем, как мой член плавно входит и выходит из нее, и как бы сильно я не желал отречься от этих воспоминаний, я знал, что они будут со мной всегда. Почувствовав, что стенки ее влагалища начинают сокращаться, я опустил одну руку на ее клитор.

Покрытые легкой испариной, наши тела немного поблескивали, а ее волосы беспорядочно прилипли у нее на лбу. Она пристально смотрела мне в глаза, пока наши бедра продолжали эту бешеную гонку за наслаждением, и я знал, что мы оба уже близки к финишу. Рядом с нами продолжали общаться люди, совершено не ведающие о том, что творится в этой маленькой комнате. Из прошлого опыта я знал, что, если я что-нибудь не придумаю, нам не удастся остаться не замеченными, когда она достигнет оргазма. Поэтому, когда ее движения стали более безумными и неконтролируемыми, и ее руки сильнее сжали мои волосы, я прикрыл ее рот своей ладонью, чтобы приглушить ее крик.

- Черт! - я заглушил свой собственный стон, уткнувшись ей в плечо, и еще через несколько фрикций я кончил в нее. Она плюхнулась на меня, а я облокотился на стенку позади себя. Из-за моего затрудненного дыхания ее тело резко поднималось и опускалось.

Я подумал, что мне следует встать и одеться, но я не был уверен, что мои дрожащие ноги удержат меня. Все надежды на то, что со временем секс с ней станет менее интенсивным, и что я переборю эту одержимость, рушились в считанные секунды. Здравомыслие медленно начало просачиваться обратно в мое сознание, вместе с разочарованием от того, что я снова позволил себе поддаться этой слабости.

Я встретил ее взгляд в отражении, и клянусь, что-то пробежало между нами. Чувствует ли она тоже самое? Было ли для нее это такой же большой ошибкой, как и для меня? И что мы собираемся с этим делать? Я приподнял ее с себя и быстро оделся, стараясь не смотреть ей в глаза. В одно мгновение примерочная показалось слишком тихой и маленькой – я мог слышать каждый ее вздох.

Затянув галстук, я нагнулся и поднял порванные трусики с пола, засовывая их в карман. Я развернулся, собираясь выйти, и остановился. Подняв руку, я медленно погладил кружевное изделие, висящее на одном из крючков на стене.

Наконец, я встретился с ее взглядом и сказал:

- И возьмите этот пояс с подвязками, - и, не оборачиваясь, вышел из примерочной.


Глава 5. Перевозбуждение


Восемьдесят три отдушины, двадцать девять шурупов, пять лопастей, четыре лампочки и целый слой пыли на потолочном вентиляторе над кроватью. Превосходно. Я перевернулась на другой бок, определенные мышцы тела издевались надо мной, приводя неопровержимые доказательства того, почему я не могла уснуть. По спине пробежали мурашки, и соски возбудились, как только я вспомнила его слова.


«Нет, я хочу, чтобы ты смотрела туда. Я хочу, чтобы ты видела, как я трахаю тебя. И завтра, когда ты будешь мучиться, я хочу, чтобы ты помнила, кто это сделал с тобой».


Он не шутил. Никогда еще мои бедра и лодыжки не ломило такой приятной томной болью, как этой ночью. Тяжело дыша, я засунула руки под одеяло. Я сдаюсь. Я стянула с себя намокшие трусики и бросила их на пол. Это уже не смешно. Никогда в жизни я не расходовала столько нижнего белья… а последние даже без его помощи. Нет, с его помощью… ну, это уже совсем по другой причине. Мои бедные трусики. Этот говнюк уничтожил белья почти на $500.


Хорошего белья. Мои всемогущие трусики.


Ну, я думаю, мы видели, куда они меня завели.


Ситуация была настолько абсурдной, что я не могла не рассмеяться. Меня оттрахали в примерочной семь часов назад. И оттрахали офигенно. Так как вчера в первой половине дня мистера Каллена не было в офисе, я закончила свою работу и ушла пораньше, надеясь перестать постоянно думать о нем. Что может быть лучше для отвлечения внимания, чем небольшой шоппинг? И даже тогда, несмотря на все мои старания избегать его, он оказался там, в La Perla.

Возможно, он и законченный ублюдок, но надо признать, он знает, что делает. И не смотря на то, что я его на дух не выношу, я обожаю каждую минуту этой ненависти. Господи, мое тело – главный предатель.

Неосознанно моя рука переместилась на грудь, рассеяно обхватывая сосок через рифленую маечку. Закрывая глаза, я испустила стонущий выдох, когда прикосновения моих рук превратились в те из моей памяти. Его длинные изящные пальцы бродят по моей груди, его большие пальцы едва касаются сосков, он накрывает их ладонью и нежно сжимает… Проклятье. Громко простонав, я скинула подушку с кровати. Я прекрасно знала, куда этот поток мыслей меня приведет. Это продолжается уже три ночи подряд, и пора бы это уже, черт возьми, прекратить. Тяжело вздохнув, я перевернулась на живот и крепко зажмурила глаза, надеясь уснуть.

Но двадцать минут спустя, я все еще не спала. Черт.

Как моя жизнь превратилась в этот кошмар? Я все еще прекрасно помнила тот день, почти полтора года назад, когда Карлайл позвал меня в свой кабинет, чтобы поговорить. Хотя я была очень близка с Калленами, его голос был весьма формальным, когда он позвонил в офис, где я тогда работала в качестве младшего ассистента, и честно говоря, я была до смерти напугана. Не успела я войти, как его секретарша, мило улыбаясь, затащила меня в кабинет.

~~~~~~~

16-ю месяцами раньше

- Белла, - Карлайл поприветствовал меня, тепло улыбаясь, и жестом указал на большое кресло напротив него. – Присаживайся, пожалуйста. Я хочу кое-что с тобой обсудить.

- Конечно, мистер Каллен, - я нервно улыбнулась в ответ, садясь в кресло.

- Белла, я позвал тебя сегодня, потому что хочу поделиться с тобой одной важной новостью. Я думаю, ты знаешь, что мой сын, Эдвард, жил и работал в Париже последние шесть лет. Он сделал себе имя в компании Луи Вуитон, но я предложил ему работу здесь, и я счастлив сообщить, что он сказал “да”. Он займет должность главного финансового директора, и я бы очень хотел, чтобы ты согласилась стать его исполнительным ассистентом. Ты замечательно проявила себя за то время, что работаешь здесь, и я думаю, из вас с Эдвардом получится отличная команда. Вначале тебе придется ввести его в политику и культуру нашей компании, но я уверен, вы быстро найдете общий язык. Так что ты скажешь, Белла?

Я сидела там совершенно потрясенная. Он хочет повысить меня до исполнительного ассистента финансового директора. Я прокручивала слова в уме снова и снова, пытаясь убедить себя, что это не было шуткой. Это просто потрясающе. Это значит – новый офис, высокая зарплата и… я чуть не поперхнулась, больше денег, потраченных в La Perla.

- Белла? - голос Карлайла был обеспокоенным. Я взглянула на него изумленными глазами и увидела, что он обошел вокруг стола и склонился передо мной на одно колено.

Я слегка потрясла головой, чтобы привести мысли в порядок, и улыбнулась.

- Не могу поверить, что это правда. Для меня это большая честь. – У меня на глазах наворачивались слезы, и я всеми силами старалась их сдержать.

- Белла, - проговорил он мягко, беря мои руки. - Помимо того, что Эсми и я очень любим тебя, я бы не доверил никому работать с моим сыном, кроме тебя. Ты превосходный работник, и за последние пять лет я с волнением наблюдал за твоим ростом как сотрудника и как личности.

- Спасибо. Огромное спасибо, - прошептала я в ответ, стараясь не расплакаться. – Надеюсь, я оправдаю ваши ожидания.

Я никогда не встречала Эдварда, но я полагала, раз у него такая семья, то и он наверняка замечательный.

- Уверен, что оправдаешь, - Карлайл встал и вернулся в свое кресло. – Я рассказал Эдварду о тебе, и ему уже не терпится встретиться с тобой.

- Вы и ваша семья, наверное, очень взволнованы тем, что он возвращается домой после всех этих лет, - сказала я, меняя тему. Я была сильно ошеломлена, и мне надо было отвлечься.

- О, конечно. Его не было так долго, - он вдруг замолчал, и едва заметная улыбка украсила его губы. – Знаешь, Белла, я всегда надеялся, что оба моих сына будут работать здесь, но Эдвард…, - он покачал головой, улыбаясь, видимо воспоминания о сыне были для него приятными. – Эдвард всегда был независимым и немного упрямым. Он настоял на том, чтобы уехать заграницу и самому всего добиться. Он очень трудолюбивый и никогда не сидит на месте, поэтому я думаю, вы двое прекрасно поладите.

Я с благодарностью согласилась на эту должность и вышла из офиса с мечтательной улыбкой на лице. Все эти годы преданности и тяжелой работы, наконец-то, вознаградились. Карлайл сказал, что я перееду на 18 этаж сегодня же и буду работать вместе с действующим финансовым директором и его ассистентом. В этом году они оба выходят на пенсию, поэтому замена пройдет гладко. Я с облегчением узнала, что у меня будет полный полугодичный тренинг до приезда Эдварда. Карлайл так же дал мне развернутую копию служебной записки, сообщающую о биографических и служебных данных Эдварда и о его приезде.

Вау! Это была моя единственная мысль, когда я взглянула на бумагу по пути в офис. Топ менеджер отдела финансов в Париже, самый юный кандидат в блоге Крейна «Сорок до 40»*, опубликованном в Уол Стрит Джорнал, с двумя высшими образованиями. Он закончил Нью-Йорскую Школу Бизнеса им. Леонарда Стерна – со степенью Магистра Делового Администрирования, а также с высшим отличием закончил HEC Paris (Международная школа бизнеса), где он специализировался на корпоративных финансах и мировом бизнесе. И все это к двадцати восьми годам. Господи. Как там сказал Карлайл? Очень трудолюбивый? Он явно недооценил своего сына.

Полгода пролетели как один день, и должна признать, я была готова к своей работе. В течение этого времени, я собирала любую личную информацию о нем, какую только могла найти. Я знала о нем все, что касается его профессиональной деятельности, но я почти совсем не знала его как человека.

Эммет как-то намекнул, что его брат не был таким же веселым и общительным, как он, и, когда заметил, как это меня обеспокоило, поспешил успокоить меня.

- Он склонен быть немного строгим и очень дотошным временами, но не волнуйся об этом, Белла. Просто дай ему немного времени, чтобы освоиться, и вы, ребята, станете отличной командой. То есть, подумай, - он обнял меня своей большой рукой, - как ты можешь не понравиться ему?

Ужасно признавать это сейчас, но к тому времени, как он должен был приехать, я была не просто в предвкушении этой встречи, у меня развилась своего рода страсть к Эдварду Каллену. И не только потому, что он был безумно красив, но и потому, что я была невероятно впечатлена всеми этими удивительными делами, которые он совершил за свои двадцать восемь лет. Мы общались с ним по электронной почте, и хотя он казался довольно милым, все же он никогда не был очень дружелюбным.

Утром того великого дня у меня было полно времени, чтобы превратиться в огромный комок нервов, так как Эдвард должен был приехать во второй половине дня, после собрания директоров, на котором его официально представят. Будучи хорошей подругой, которой она и является, Анджела поднялась ко мне, чтобы немного отвлечь меня. Она села в мое кресло, и мы около часа обсуждали лучшие моменты фильма “Клерки”.

Вскоре я смеялась так сильно, что слезы текли у меня по щекам. Я не заметила, как застыла Анджела, когда открылась внешняя дверь, и я не заметила, что кто-то теперь стоял позади меня. И хотя Анджела пыталась предупредить меня, едва заметно проведя рукой у горла, международный жест, означающий «заткнись на хер», я проигнорировала ее, потому что я, очевидно, идиотка.

- А потом, - я все еще хихикала, - она говорит: ‘Бля, мне пришлось принимать гребанный заказ у парня, у которого я однажды отсасывала после бала в 11 классе’. А он отвечает: ‘Да, я тоже обслуживал твоего брата’.

И из меня вырвался еще один приступ истерического смеха, и, сгибаясь пополам, я попятилась назад, пока не наткнулась на что-то твердое и теплое.

Ловя ртом воздух, я резко развернулась и побелела от страха, потому что я только что потерлась своим задом о пах своего нового босса.

- Извините меня, Мистер Каллен!

Эдвард совсем не выглядел веселым.

Пытаясь снять повисшую в воздухе неловкость, Анджела встала и протянула руку.

- Рада, наконец-то, познакомиться с вами. Я – Анджела Вебер, ассистент Эммета.

Он равнодушно взглянул на ее руку, даже не пожав ее, и приподнял одну из его идеальных бровей.

- Простите, мисс Вебер. Вы имеете в виду мистера Каллена?

Она взволновано посмотрела на него и медленно опустила руку. Что-то в его физическом присутствии было настолько пугающим, что на мгновение она потеряла дар речи. Когда же она пришла в себя, то начала заикаться.

- Ну… мы поддерживаем неофициальные, дружеские отношения здесь, в офисе. Мы обращаемся друг к другу по именам. Это ваш ассистент, Белла.

Его суровый взгляд встретился с моим, когда он кивнул.

- Мисс Свон. Обращайтесь ко мне “Мистер Каллен”. И я жду вас у себя в офисе через пять минут. Нам нужно обсудить правила надлежащего рабочего этикета, - сказал он серьезным голосом и кратко кивнул Анджеле. – Мисс Вебер.

Его пристальный взгляд задержался на мне немного дольше, затем он развернулся на каблуках и прошествовал в свой кабинет, а я стояла и с ужасом наблюдала за его первым знаменитым хлопком дверью.

- Какой. Подонок, - пробормотала Анждела, поджав губы.

- Прекрасный Подонок, - ответила я, все еще под гипнозом от его глаз.

Я направилась к его двери с нервной дрожью в ногах и чашкой кофе в руках. Мой стук в дверь был встречен резким “войдите”, и я долго уговаривала свои руки перестать дрожать, прежде чем войти. Я изогнула губы в дружелюбной улыбке, намереваясь произвести лучшее впечатление в этот раз, и открыла дверь. Я услышала, что он разговаривает по телефону и быстро записывает что-то в блокнот, лежащий перед ним. У меня перехватило дыхание, когда я услышала его приятный низкий голос, говорящий на безупречном французском.

- Ce sera parfait. Merci, mon ami**, - он закончил разговор, но так и не оторвал глаза от бумаг. Когда я уже стояла прямо перед его столом, он обратился ко мне все тем же холодным тоном, что и прежде. – На будущее, мисс Свон, все разговоры, не касающиеся работы, оставляйте за дверями офиса. Мы платим вам за работу, а не за распространение слухов. Вам ясно?

Я словно онемела на мгновение, а затем он поднял свои изумрудные глаза, изящно изогнув бровь. Приходя в себя, я вдруг осознала всю правду об Эдварде Каллене. Хоть внешне он и был умопомрачительно прекрасен, по характеру он был совсем не таким, как я его себе представляла. Он был абсолютно не похож на своих родителей и брата.

- Кристально ясно… сэр, - я замолчала, обходя стол, чтобы поставить его кофе перед ним. Но как раз в тот момент, как я собиралась поставить чашку на стол, мой каблук зацепился за ковер, и я чуть не упала. Я услышала громкий “бля ”, слетевший с его губ. Кофе превратился ни во что иное, как обжигающее пятно на его дорогом костюме. – О Господи, мистер Каллен, мне так жаль!

Я помчалась к умывальнику в его ванной комнате, схватила полотенце и побежала обратно. Встав перед ним на колени, я попыталась отчистить пятно. В спешке и полнейшем унижении, которое, как я думала, не могло стать еще хуже, я вдруг поняла, что неистово тру полотенцем его пах. Я резко отдернула руку и отвела глаза, чувствуя, как начинают гореть мои щеки, когда я заметила внушительных размеров выпуклость на его штанах.

- Вы можете идти, мисс Свон, - произнес он натянуто, и я, быстро кивнув, вылетела из кабинета как ошпаренная. Это определенно не входило в мои планы. И я поверить не могла, что первое впечатление обо мне было таким ужасным.

К счастью, я довольно быстро реабилитировалась. Бывали случаи, когда даже он, казалось, был впечатлен моей работой, хотя всегда оставался непроницаемым и немного взвинченным. Я просто списывала это на то, что он был большой задницей. Хотя я часто задавалась вопросом, может быть, было во мне что-то особенное, что его так раздражало?

~~~~~~~

К тому времени, как я закончила это чертово путешествие страну воспоминаний, было 5:45 утра. Превосходно, как раз пора вставать на работу. Но даже когда я приняла душ и позволила теплой воде расслабить ноющие мышцы, мои мысли все еще липли к тем образам, напоминающим о том, почему я была в таком состоянии.

Это действительно нужно прекратить. И в этот раз я говорю абсолютно серьезно.

Приехав на работу, я наткнулась на Анджелу по пути к лифту. Мы договорились пообедать на следующей неделе и попрощались, когда лифт остановился на ее этаже. Доехав до восемнадцатого этажа, я обратила внимание, что дверь кабинета мистера Каллена, как обычно, была закрыта, и я не знала наверняка, здесь он уже или нет. Я включила компьютер и постаралась мысленно настроиться на рабочий день. Почему в последнее время каждый раз как я сажусь в это кресло, я ощущаю какое-то беспокойство? Я знала, что увижу его сегодня – каждую пятницу мы составляем расписание на следующую неделю. Но я не была уверена, в каком он будет настроении. Хотя недавно я заметила, что его приступы гнева стали еще хуже. Иногда этот болван ведет себя как ребенок.

Последнее, что он мне вчера сказал, было: «И возьмите этот пояс с подвязками». И я взяла. По сути, он сейчас на мне. Почему? Понятия не имею. Что, черт возьми, он имел в виду? Неужели он думает, у него будет шанс увидеть его? Он, мать его, заблуждается! Тогда зачем я его надела? Клянусь Богом, если он порвет его… Я остановилась, прежде чем закончила предложение. Это была самая херовая мысль из всех. Конечно, он не порвет его. Я ни за что не предоставлю ему такой возможности. Продолжай повторять это, Свон.

Просмотр электронной почты и наведение кое-каких справок о гостиницах отвлекло мое внимание от этих мыслей, и спустя час дверь его кабинета открылась. Я подняла глаза и увидела спокойного и делового мистера Каллена. От безрассудного, управляемого страстью человека, овладевшего мною в примерочной La Perla четырнадцать часов назад, не осталось и следа.

- Мисс Свон? Готовы начать? - спросил он хладнокровно.

- Да, сэр, - ответила я спокойным собранным тоном. Ну, что ж, вот так все и закончится. Отлично. Не знаю, чего я ожидала, но в какой-то степени я рада, что ничего не изменилось. Схватив свой Blackberry, календарь и записную книжку, я вошла в его кабинет и присела в кресло напротив него. Я сразу же озвучила список дел и встреч, которые требовали его присутствия. Он, молча, слушал, кое-что записывая и внося в компьютер, если это необходимо.

- Сегодня в 3 часа дня у вас запланирована встреча с Исполнительным Комитетом “Паблишинг”. Ваши отец и брат тоже будут присутствовать. Встреча, возможно, продлится до конца рабочего дня, поэтому на сегодня больше никаких дел. – В конце концов, мы добрались до той части, которая пугала меня больше всего. – В следующем месяце мы также едем в Сиэтл на семинары, посвященные финансовой коммуникации, проводимые Международной Ассоциацией Бизнесменов, - протараторила я, не глядя на него, вдруг сильно заинтересовавшись тем, что у меня написано в календаре. Последовала пауза, которая, казалось, тянулась уже целую вечность, и я взглянула на него, чтобы понять, в чем заминка. Он уставился на меня, постукивая ручкой по столу, лицо не выражало абсолютно никаких эмоций.

- Вы будете сопровождать меня в этой поездке? – спросил он унылым голосом.

- Да.

В комнате повисла гробовая тишина. Я не имела ни малейшего представления, о чем он думал, его голос или движения были напрочь лишены каких-либо эмоций.

- Подготовьте все необходимое, - проговорил он голосом, дающим ясно понять, что собрание закончено, и снова начал что-то печатать на своем компьютере. Придурок. Полагая, что я уже могу идти, я встала с кресла и направилась к двери.

- Мисс Свон, - я повернулась к нему, и, хотя он не посмотрел мне в глаза, я заметила, что он казался немного взволнованным. Ммм, что-то новенькое. – Моя мать попросила меня передать вам приглашение на ужин на следующей неделе.

- Пожалуйста, скажите ей, что я посмотрю, свободна ли я, - сказала я, разворачиваясь, чтобы уйти.

- Она также попросила, чтобы я уговорил вас прийти.

Я застыла на месте.

Медленно разворачиваясь, я увидела, что теперь он не сводил с меня глаз, и он определенно чувствовал себя неловко.

- И зачем же ей это нужно?

- Очевидно, - он прочистил горло, собираясь с мыслями, - она хочет вас кое с кем познакомить.

Вот так сюрприз. Я знаю Калленов уже много лет, и, хотя она, возможно, упоминала какие-либо имена в разговоре, она никогда не пыталась меня ни с кем свести.

- Зачем вашей матери устраивать мне свидание? - спросила я, возвращаясь к его столу и складывая руки на груди.

- Понятия не имею, - он пожал плечами, как бы между прочим, но что-то в выражении его лица не совсем соответствовало его безразличному ответу.

- Почему же я не верю вам? - я вопросительно приподняла бровь. Любопытство одолевало меня. Никогда прежде он не чувствовал себя неловко. Здесь было что-то еще. Внезапно, он нахмурился, с очевидным раздражением на лице.

- Откуда мне знать? Не думайте, что мы только и делаем, что говорим о вас, - прокричал он ядовито. Если бы не было очевидно, что они что-то задумали, его реакция показалась бы мне весьма забавной. – Может быть, она волнуется, что вы, будучи такой блестящей личностью, кончите старой девой в доме, переполненном кошками.

Не следовало ему этого говорить.

Оперевшись руками на его стол и нагнувшись вперед, я бросила на него пронзительный взгляд.

- А может быть, ей стоит волноваться, что ее сын превратится в старого извращенца, который проводит все свое время, коллекционируя трусики и преследуя девушек в магазинах нижнего белья. – Шаг и мат, козел.

Вскочив со стула, он уставился на меня перекошенным от ярости лицом.

- Знаешь что? Та самая… - его прервал звонок телефона. Мы свирепо смотрели друг на друга через стол, тяжело дыша, и на мгновение я подумала, что он швырнет меня на стол… а еще через мгновение, я хотела, чтобы он швырнул. Господи, я омерзительна. Все еще не отводя от меня взгляда, он резко схватил телефон.

- Да, - рявкнул он в трубку, его глаза сверлят меня взглядом, и затем он прижал телефон к груди. – Это все, мисс Свон.

Собрав свои вещи, я быстро развернулась и вышла, хлопнув дверью немного громче, чем нужно.

Оставшуюся часть утра мистер Каллен носился туда-сюда, хлопая дверьми, в общем, оставаясь все той же очаровашкой. К двум часам дня я прикидывала в уме все издержки иска за личное оскорбление, в случае если он застукает, что я кладу слабительное в его драгоценный обезжиренный латте с перечной мятой.

Взглянув на часы, я решила повременить с этой идеей. Я также заметила смс-сообщение от мистера Само Совершенство, сообщающее мне о том, что он встретит меня внизу, в гараже, чтобы отправиться в деловую часть города. Слава Богу, другие директора и их ассистенты тоже поедут. Если бы мне пришлось сидеть в лимузине, наедине с этим человеком, в течение двадцати минут, это имело бы всего два возможных последствия. И только в одном из них, он и его яйца остались бы одним целым.

Лимузин ожидал прямо у входа, и когда я подошла к нему, шофер широко мне улыбнулся и открыл дверь.

- Добрый день, мисс Свон. Как настроение в этот прекрасный весенний день?

- Замечательно, Джеффри. Как дела в школе? - я улыбнулась в ответ. Джеффри был моим любимым водителем, и, хотя он не упускал шанса пофлиртовать со мной, он всегда заставлял меня улыбнуться.

- Все круто. Есть кое-какие проблемы с физикой, а в остальном все отлично. Плохо, что вы не ученый, а то могли бы позаниматься со мной, - пошутил он, поднимая брови с намеком.

- Если вы двое закончили, то нам, вообще-то, нужно быть в одном очень важном месте. Возможно, вы могли бы позаигрывать с мисс Свон в свое личное время, мистер Дэвис, - мистер Каллен был уже несомненно внутри и ждал меня. Он бросил на нас пристальный взгляд и залез обратно в машину. Превосходно. Я закатила глаза и улыбнулась Джеффри, прежде чем сесть внутрь.

Не считая мистера Каллена, в машине было пусто, и когда я услышала звук работающего двигателя, и мы медленно тронулись с места, я забеспокоилась.

- А где остальные? - спросила я в замешательстве.

- У них была встреча за обедом, поэтому они встретят нас уже на месте, - ответил он, глядя в свой лэптоп. Посмотрев вниз, я заметила, что он нервно постукивает ногой. Что ж, я могу ошибаться, но, по-моему, здесь явно что-то не так.

Сидя напротив, я с подозрением разглядела его. Он выглядел также как и всегда. В сущности, он выглядел чертовски сексуально. На нем был прекрасно скроенный дизайнерский костюм темно-шоколадного цвета, дорогая рубашка того же тона и красивый шелковый галстук в полоску. Его волосы были в их привычном сексуальном беспорядке, и он, задумавшись, поднял свою левую руку ко рту и зажал кончик своей золотой ручки между пухлых губ. По правде сказать, я даже заерзала на сидении, почувствовав себя неуютно.

Когда он вдруг взглянул на меня, по ухмылке на его лице, я поняла, что он заметил, как я на него пялилась.

- Увидели что-то, что вам нравится, мисс Свон? - спросил он с издевкой.

- Не совсем, - ответила я с притворной улыбкой. И зная, что он смотрит на меня, я намерено положила ногу на ногу, постаравшись, чтобы юбка задралась чуть больше положенного. Его брови нахмурились безотлагательно. Миссия выполнена.

Остальные восемнадцать с половиной минут нашей 20-минутной поездки прошли в честном обмене непристойных взглядов через всю машину, пока я пыталась притвориться, что не фантазирую о его милом язычке у меня между ног. Думаю не стоит говорить, что к тому времени, как мы прибыли на место, я была в отвратительном настроении. Никто из нас и словом не обмолвился, пока мы ехали в лифте, напряжение между нами не осталось не замеченным. Господи, никогда в жизни я не чувствовала себя такой непрестанно возбужденной. На секунду я представила себе, какого это было бы, если бы я была парнем. Если бы я была… черт!

Следующие три часа ползли со скоростью среднестатистической улитки. Приехали остальные Каллены, всех друг другу представили. Чрезвычайно очаровательная женщина, по имени Мойра, сразу же заинтересовалась мистером Калленом. Ей было около тридцати лет, с короткими темными волосами, светящимися темными глазами и охренительной фигурой. И, конечно же, трусики-сшибательная улыбка была во всей красе на его физиономии, так как он непроизвольно очаровал ее.

Все собрались в большом зале, чтобы начать собрание, и я попыталась сосредоточиться, но воспоминания о другом столе для переговоров продолжали атаковать мой разум. В какой-то момент мистер Каллен встал во главе стола, объясняя некоторые цифры на таблице, и задал мне какой-то вопрос как раз тогда, когда я его совсем не слушала. Клянусь, я бы могла прибить его прямо там. По выражению его лица, я поняла, что он догадался, о чем я думала. Он был сущим злом. Часть меня хотела поинтересоваться у Эсми, были ли на стенах дьявольские рисунки и сатанинские песнопения в комнате, когда он родился. Оставшуюся часть собрания я мысленно швыряла кинжалы в его яйца и внутренне содрогнулась, вспомнив, что нам еще предстоит 20-минутная поездка обратно.

Когда мы вернулись в офис в конце дня, после еще более напряженной поездки, у меня все еще было ощущение, что мистер Каллен хочет мне что-то сказать. И если он не скажет в ближайшее время, я просто взорвусь. Богом клянусь, когда я хочу, чтобы он заткнулся, он не может держать свой гребанный рот на замке. Но когда я хочу, чтобы он, наконец, заговорил, он словно язык проглотил. Ощущение “дежа вю” и ужаса охватило меня, когда мы шли по полуопустевшему зданию к лифту. В ту секунду, когда эти золотые двери закрылись, я пожелала быть где угодно, только не здесь, рядом с ним. Мне кажется или здесь вдруг стало мало кислорода? Глядя на его отражение в отполированных медных дверях, я не могла понять, как он себя чувствует. За исключением стиснутых зубов и опущенных глаз, он выглядел абсолютно непроницаемым. Ублюдок.

Доехав до восемнадцатого этажа, я, наконец, выдохнула, осознавая, что не дышала все это время. Это были самые долгие в моей жизни сорок две секунды. Я зашла вслед за ним в смежную дверь, стараясь не смотреть на него, пока он быстро прошел в свой кабинет. Но к моему удивлению, он не закрыл за собой дверь. Он всегда закрывал дверь. Я быстро проверила сообщения и доделала кое-что по мелочам, прежде чем уйти на выходные. Я думаю, что никогда раньше я так не торопилась покинуть свое рабочее место. Ну, не совсем правда. Последний раз, когда мы остались одни на этом этаже, я довольно быстро сбегала. Черт, вот когда действительно не следует об этом думать, так это сейчас, в пустом офисе. Только я и он.

Он вышел из своего кабинета как раз тогда, когда я собирала свои вещи, и, не останавливаясь, положил белый конверт на мой стол. Какого хрена? Быстро распечатав конверт, я увидела свое имя на нескольких листах изысканной бумаги цвета слоновой кости. Это были документы, подтверждающие персональный кредитный счет в La Perla, с мистером Калленом в качестве плательщика. Что за черт? Он открыл мне счет?

- Это что такое, чёрт возьми!? – я закипела, вскакивая со стула и поворачиваясь к нему лицом. – Вы открыли счет для меня? - я уже багровела от ярости. Как он посмел?

Остановившись на полпути и слегка поколебавшись, он повернулся ко мне.

- Я сделал один звонок и организовал все для вас. Вы можете купить все, что вам… необходимо. Это безлимитный счет, - заявил он просто, стирая какие-либо следы неловкости со своего лица. Вот почему он был таким асом в своем деле. Он обладал сверхъестественной способностью возвращать себе контроль над любой ситуацией. Но неужели он искренне верил, что может контролировать меня?

- Итак, вы организовали для меня, - я покачала головой, стараясь сохранить хоть какую-нибудь видимость спокойствия, - покупку нижнего белья.

- Просто, замените вещи, которые я… - он замолчал, возможно, пытаясь переформулировать ответ. – Вещи, которые были повреждены. Не хотите, не пользуйтесь этой проклятой карточкой, - проговорил он гневно, снова разворачиваясь, чтобы уйти.

- Чертов сукин сын. – Я встала перед ним, хрустящий конверт с документами превратился в комок мятой бумаги в кулаке. – Думаешь, это смешно? Думаешь, я какая-нибудь игрушка, которую ты можешь одевать для своих развлечений?

Не знаю, на кого я злилась больше: на него, за то, что мог так обо мне подумать, или на себя, за то, что позволила всему этому начаться.

Он усмехнулся:

- О, да, мисс Свон. По-моему, это безумно весело.

Я знала, к чему это все ведет, поэтому мне надо было уносить оттуда ноги, прежде чем я сделаю что-нибудь, о чем пожалею.

- Забери это и засунь себе в зад, - я швырнула бумаги ему в грудь и схватила сумочку. Взглянув на него со всей яростью, на которую я была способна, я бросила с насмешкой: - Я не ваша шлюха, мистер Каллен.

Оттолкнув его в сторону, я буквально побежала к лифту. Долбанный эгоистичный бабник. Рассуждая логически, я знала, что он не хотел меня обидеть, по крайней мере, я на это надеялась. Но это? Вот почему не стоит трахаться с боссом. Господи, думаю, я пропустила это во время проф.ориентации.

- Мисс Свон, - прокричал он, но я его проигнорировала и вошла в лифт. Ну, давай же, повторяла я сама себе, неустанно нажимая на кнопку подземной стоянки. Его лицо мелькнуло как раз, когда двери закрылись, и я самодовольно улыбнулась, сделав его. Очень по-взрослому, Белла.

- Черт. Черт. Черт! – прокричала я в пустой лифт, практически топая ногами. Всё. Никогда больше. Возможно, он был чертовски горяч, и у него член, который заставляет мое тело петь, но я, черт возьми, выше этого. И я поставлю точку в этой долбанной неразберихи. Этот подонок порвал свои последние трусики.

Лифт звякнул, оповещая меня о том, что я доехала до гаража, и, бормоча что-то себе под нос, я направилась к машине. Здесь было довольно тусклое освещение, и я была совсем одна среди нескольких машин, оставшихся на этом уровне, но я была слишком взбешена, чтобы подумать об опасности. Я бы посочувствовала неудачнику, осмелившемуся связаться сейчас со мной. Не успела я об этом подумать, как услышала, как распахнулась дверь, ведущая на лестницу, и мистер Каллен позвал меня. Превосходно.

- Господи! Да можете вы подождать, черт возьми? - прокричал он. От моего внимания не ускользнул тот факт, что он буквально задыхался. Думаю, забег через восемнадцать лестничных пролетов может и не такое сделать с человеком.

Отключив сигнализацию, я открыла дверь и бросила сумочку на пассажирское сидение.

- Какого хрена тебе надо, Каллен?

- Уделишь мне всего одну минуту? Господи, можешь ты просто выключить эту суку на пару гребанных секунд и послушать меня? - он тяжело дышал.

Я обернулась.

- Ты что, думаешь, я какая-нибудь игрушка?

Сотни различных эмоций промелькнули на его лице: раздражение, шок, смятение, ненависть; и чтоб я провалилась, если он не выглядел восхитительно. Его галстук был ослаблен, а его взъерошенные волосы и капелька пота, медленно скользящая вдоль его скулы, никак не помогали моему самоконтролю. Я была в бешенстве, черт подери! Почему даже после всего этого, я не могла не думать о том, как он овладевает мною, нагнув меня у своего стола?

Осмотрительно сохраняя дистанцию, он провел рукой по волосам и усмехнулся, покачав головой.

- Господи, - он проговорил больше самому себе и огляделся вокруг. - Ты думаешь, ты моя игрушка? Черт, я просто решил, что если… - он остановился, пытаясь привести мысли в порядок.

- Что? Ты действительно думаешь, что это случится снова? - сказала я, не скрывая отвращения в своем голосе.

- Боже мой, нет! - он закричал, его голос эхом отдавался от бетонных стен. – Может быть, я просто устал от того, что ты постоянно вертишь передо мной своей соблазнительной задницей и потом еще этот чек, - добавил он, глядя мне в глаза и ожидая моего ответа. Неуправляемый приступ гнева словно пронзил меня насквозь, и, прежде чем я смогла остановиться, я шагнула к нему и отвесила ему звонкую пощечину. С шокированным и в тоже время неистовым взглядом на своем лице, он поднял руку и потер то место, куда я его ударила.

- Что ж, тебе не придется больше об этом волноваться. Ты и близко к моим трусикам не подойдешь. Никогда. Больше.

Как же всё это извращенно – даже когда я сказала это, я почувствовала, как напряглись мои соски.

Нас окутала тишина, звуки улицы и транспорта едва достигали моего сознания.

- Знаешь, - начал он с мрачным взглядом, делая маленький шаг в моем направлении. – Я это уже говорил, но… я не слышал, чтобы ты жаловалась.

О, как умно, недоносок.

- Тогда в примерочной. – Еще один шаг. – Когда ты наблюдала за тем, как я тебя трахаю. – И еще. – Я не слышал ни единого слова из твоего милого ротика, которое убедило бы меня, что ты не получала удовольствие от каждой минуты нашего небольшого представления.

Моя грудь вздымалась от глубоко дыхания, и сквозь тонкое платье я чувствовала холодный металл своей машины. Даже, несмотря на то, что я была на каблуках, он был выше меня на голову, и я могла чувствовать его теплое, обжигающее дыхание на своих волосах. Все, что мне надо было сделать, это поднять голову вверх, и тогда наши губы встретились бы.

- Ну, этого больше не случиться, - я прошипела сквозь стиснутые зубы, но с каждым затрудненным вздохом мои соски слегка касались его груди, покалывая от мимолетного удовольствия.

- Нет, конечно, нет, - ответил он, неторопливо покачивая головой, и двигаясь ближе ко мне – его эрекция теперь слегка задевала мой живот. Поместив руки по обе стороны от меня, он прижался ко мне своим телом, и мне пришлось подавить стон.

- Возможно, - прорычала я, неуверенная в том, хотела ли я сказать это вслух или нет.

- Только один раз, - сказал он, его рот в опасной близости с моим.

Подняв лицо вверх, я фыркнула в его манящие губы.

- Ненавижу тебя, черт возьми.

- Я тоже это ненавижу.

Наши рты парили в дразнящей близости друг от друга, наши губы едва касались друг друга, каждый из нас разделял дыхание другого. Я видела, как его ноздри слегка раздувались, и когда я уже думала, что сойду с ума, не в силах больше терпеть; он грубо обхватил мою нижнюю губу своими губами и потянул меня к себе. Прорычав мне в рот, он углубил поцелуй и страстно прижал меня к машине. Как и в прошлый раз, он поднял руку и вытащил заколки из моих волос, позволяя им рассыпаться вокруг нас.

Наши поцелуи были дразнящими и грубыми, руки зарылись в волосах, а языки скользили вдоль друг друга. Я открыла глаза, ловя воздух ртом, когда он слегка согнул колени, упираясь членом вниз моего живота.

- О Господи, - простонала я, прерывисто дыша, обхватывая его ногу своей, и упираясь каблуком в его икру.

- Да, я знаю, - он тяжело дышал. Взглянув вниз на мою ногу, он переместил руки на мой зад и грубо сжал его, дразня меня. – Я уже говорил тебе, что эти туфли чертовски сексуальны? Что за непослушная девчонка, с маленьким бантиком на своих “трахни меня” туфельках? Мисс Секси Попка.

Я вдруг почувствовала волну возбуждения, прокатившуюся по моему телу, и мои трусики стали еще более влажные. Мне следовало бы влепить ему еще одну пощечину за такие слова, но когда он сказал это своим низким шепотом, я только еще сильнее захотела его.

- О, правда, засранец? Кое-где есть еще один бантик, если повезет, найдешь и его, - я огрызнулась, мои губы почти касаются его уха.

Он отодвинулся от меня, похоть плещется в его глазах.

- Залазь в эту чертову машину, - его голос прогремел глубоко из груди, и он резко распахнул дверь машины.

Я стояла, уставившись на него, желая, чтобы разумные мысли проникли в мой затуманенный рассудок. Что мне делать? Чего я хочу? Должна ли я позволить ему снова овладеть моим телом? Твою мать! Эмоции взяли верх надо мной, захватывая тело, заставляя его трепетать. Рациональное мышление быстро покидало меня, как только я почувствовала, что его рука заскользила вверх по моей шее, запутываясь в волосах. Он схватил их крепко и резко притянул мою голову к себе, уставившись мне в глаза.

- Сейчас же!

В тот момент я поняла, что сражаюсь в уже проигранной битве. Как бы я ни старалась отрицать это, мое тело принадлежало ему.

Решение было принято, и снова обмотав его галстук вокруг запястья, я потянула его на заднее сидение. Как только за ним захлопнулась дверь, он не тратил время попусту, скидывая с себя пиджак и занимаясь завязками моего платья. Я застонала, когда почувствовала его руки на своей обнаженной коже. Заставляя меня откинуться назад на прохладное кожаное сидение, он встал на колени у меня между ног и положил ладонь между моих грудей, медленно скользя рукой вниз живота к белому кружевному поясу с подвязками. Его пальцы пробежали вниз по изысканной тесьме на краях моих чулок и обратно вверх, двигаясь вдоль кромки моих трусиков. Мышцы моего живота стали сжиматься с каждым его движением, и я постаралась контролировать дыхание. Дотрагиваясь пальцами до маленького беленького бантика, он посмотрел на меня.

- Везение здесь ни при чем. – Чтоб. Меня.

Я схватила его за рубашку и притянула к себе, проникая языком в его рот, издавая стон, как только его ладонь прижалась к моей киске, заставляя кружево приятно ласкать клитор. Наши губы изучали друг друга; наши поцелую долгие, страстные. Я вытянула рубашку из его брюк и исследовала руками его мускулистые руки и рельефную грудь, оставляя след из мурашек на его коже. Я хотела, чтобы он разделся. Все, о чем я могла думать, это его обнаженное тело надо мной.

Желая подразнить его так же, как он это делал со мной, я провела ноготками вниз по его животу, вдоль ремня, к твердой как скала выпуклости в его штанах.

- Ммм, - простонал он мне в рот. – Ты не знаешь, что делаешь со мной.

- Скажи мне, - я прошептала в ответ. – Скажи мне, и я дам тебе, что ты хочешь. – Я использовала его собственные слова против него, а то, что мы теперь поменялись ролями, лишь еще больше подстегивало меня. – Скажи мне, что ты хочешь, мистер Секси Попка.

- Бля! - простонал он и прикусил нижнюю губу, его лоб упал на мой лоб, и он закрыл глаза. – Я хочу, чтобы ты меня трахнула, - прорычал он. Затем он слегка отстранился, чтобы взглянуть на меня, неподдельное отвращение исказило его прекрасные черты лица, и он добавил: - И я ненавижу тебе за это.

Трясущейся рукой он зажал мои новые трусики в кулак, и как бы безумно это не звучало, я хотела, чтобы он сорвал их. Необузданная страсть между нами была чем-то новым для меня, чем-то, что я никогда прежде не испытывала, и, если это было в последний раз, я не хотела, чтобы он сдерживался. Не говоря ни слова, он сорвал их с меня, боль от врезающейся в кожу ткани только еще больше возбудила меня.

- Ты хочешь, чтобы я тебя трахнула, да? – Усмехнулась я, подтягивая свои ноги к себе и сталкивая его с себя. Я откинула его на спинку сидения и уселась на него верхом. Схватив его за ворот рубашки, я резко потянула края в разные стороны, усыпая сидение пуговицами и обнажая его грудь.

- Долбанная сучка, - огрызнулся он. Я быстро стянула с себя платье и заткнула его страстным поцелуем. Его руки жадно схватили мои бедра и притянули ближе к его возбужденному достоинству.

Меня переполняли чувства, и я была не в силах больше ждать. Я так сильно хотела ощутить его внутри, что меня буквально трясло от желания. В тот момент для меня не существовало ничего, кроме него, кроме этого: ощущения воздуха на моей нагой коже, звуков нашего неровного дыхания, жара его поцелуя и мысли о том, что ожидало меня впереди. В несколько безумных движений, я расстегнула его ремень и брюки, и с его помощью приспустила их вниз. Я села на него верхом, головка его члена едва касалась входа во влагалище. Я потянула его за волосы так, чтобы наши глаза смотрели друг на друга, и опустилась на него.

- Боже мой! - простонала я, ощущение его внутри меня только распалило мое желание. Поднимая и опуская бедра, я начала скакать на нем, каждое движение доставляло больше наслаждения, чем предыдущее. Ощущение боли от его грубых прикосновений лишь разжигало страсть. Его глаза были закрыты, и он заглушал стоны, уткнувшись мне в грудь. Скользя губами вдоль кружева моего лифчика, он приспустил одну чашечку и захватил возбужденный сосок между зубов. Я стиснула его волосы сильнее, чем вызвала его сладкий стон. Он приоткрыл рот и впустил мою жаждущую грудь внутрь.

С каждым движением я все дальше отдалялась от своих намерений. Мое тело полностью гармонировало с ним – оно реагировало на каждый его взгляд, звук, прикосновение. Я и обожала и ненавидела то, как он заставляет меня чувствовать. Я никогда прежде не теряла контроль над собой, но я больше не могла игнорировать то, как мое тело отвечало на его ласки.

- Тебе нравится? - я дразнила его. - Нравится быть оттраханным?

Он крепко сжал мои бедра, прекращая мои движения, и бросил на меня бешеный взгляд.

- Ты совершенно не знаешь, когда нужно закрыть этот маленький прелестный ротик, не правда ли? - он прорычал, не сводя с меня глаз. А когда я замахнулась, чтобы снова врезать ему, он поймал мое запястье и покачал головой. – Хочешь узнать, что значит быть оттраханной?

Прежде чем я успела ответить, он поднял меня с себя и швырнул на сидение. Грубо раздвинув мои ноги, он вошел в меня. Я громко застонала, когда он начал трахать меня с неистовой силой. Моя машина была слишком мала для этого, но в тот момент, ничто в этом мире не могло остановить нас. Даже, несмотря на то, что его ноги были согнуты в неловкой позиции, а мои руки сложены над головой, чтобы защитить ее от ударов об дверь, удовольствие было неописуемым.

Встав на колени, в более удобную позу, он закинул одну мою ногу себе на плечо, входя в меня глубже.

- О, Боже мой, да, - мое дыхание сбилось.

- Да? - простонал он, поднимая мою вторую ногу и устраивая ее на другом плече. Слегка нагнувшись вперед, он оперся рукой на дверь для поддержки и углубил фрикции. – Так тебе нравится?

Изменение угла проникновения доставило моему телу самые восхитительные ощущения.

Уперевшись руками в дверь, я приподнимала бедра навстречу каждому движению его бедер.

- О, черт, да. Сильнее, - я стонала в полный голос.

- Охеренно, - прошептал он, поворачивая голову и нежно целуя мою ногу, везде, где он мог дотянуться. Наши тела блестели от пота, окна совсем запотели, а стоны заполнили тишину салона. Тусклое освещение подземного гаража акцентировало каждую выемку, каждый мускул этого шедевра надо мной. Я смотрела на него с благоговением; его тело напрягалось с каждым движением, его волосы спутались и прилипли к его вспотевшему лбу, сухожилия на его шее натянулись, и ничего прекрасней его я в жизни не видела.

Он опустил голову между вытянутых рук, и на мгновение наши взгляды встретились. Мы смотрели друг другу в глаза как завороженные, дыхание частое и поверхностное – мы оба были уже близки. Зажмурив глаза, он покачал головой.

- О Господи, - он сбивчиво дышал. – Я не могу остановиться.

- Я тоже, - проговорила я, еле дыша, копируя его отчаянный взгляд. Оторвав голову от сидения, я притянула его лицо к себе руками и запечатлела на его губах обжигающий поцелуй. Каждый нерв моего тела умолял о разрядке, и каждое грубое и резкое погружение его члена толкало меня все ближе к краю. На секунду я позволила себе представить, какого было бы всегда иметь это тело у себя под рукой, чтобы он безудержно трахал меня в моей кровати. Одной только мысли было достаточно, чтобы во мне прогремел взрыв, бьющий рикошетом через все мое тело, и я сильнее сжала его волосы.

- Аааа!.. - я прокричала, прогибаясь в пояснице, и чувствуя, как стенки влагалища сжимаются вокруг него.

- Господи… Твою… Мать! - его голос был низким и хриплым, и с последним глубоким проникновением он замер надо мной, его член пульсировал внутри меня. Измученный, дрожащими руками, он снял мои ноги с плеч и аккуратно положил их по обе стороны от себя, зарываясь мне в шее своим лицом. Я не могла противостоять желанию дотронуться до его волос в последний раз. Трясущимися руками я провела по его мокрым волосам, пока мы лежали, восстанавливая дыхание, и я чувствовала, как неистово бьется его сердце на моей груди. Проходили минуты, и миллионы мыслей пронеслись через мою голову. Постепенно наше дыхание успокоилось, и я уж было подумала, что он уснул, когда он поднял голову.

Мое взмокшее тело сразу же покрылось гусиной кожей, как только он встал с меня и начал одеваться. Я наблюдала за ним с минуту, затем села и натянула на себя платье. Это был самый страстный опыт в моей жизни. Я и не знала, что секс может быть настолько насыщенным. Меня тянуло к нему с необъяснимой силой физически, но не более того. Как такое может быть, что я безумно хочу мужчину в сексуальном плане, но не желаю иметь с ним ничего общего в других аспектах?

- Это не должно случиться снова, - сказал он, вырывая меня из моих мыслей. Я повернулась к нему: он надевал свою порванную рубашку, его взгляд был устремлен вперед, зубы стиснуты. Мне показалось, прошла целая вечность, прежде чем он повернулся ко мне. – Мы понимаем друг друга, мисс Свон?

Я знала, что мне нужно делать.

- Скажите Эсми, что я приду, мистер Каллен. И выметайтесь из моей машины.


Глава 6. Эволюция Пещерного Эдварда.


Жжения в моей груди было почти достаточно, чтобы отвлечь меня от мучительных мыслей. Почти. Я увеличил наклон беговой дорожки для большей нагрузки. Это всегда срабатывает. Это то, как я живу. Нет ничего, в чем бы я не смог добиться совершенства, стоило только поднажать: учеба, карьера, семья, женщины. Черт. Женщина. С отвращением покачав головой, я увеличил громкость на айподе, прикрепленному на бицепсе, надеясь, что это хоть ненадолго подарит мне несколько сраных минут спокойствия.


Мне следовало бы знать, что это не сработает. Неважно как упорно я стараюсь, это всегда остается там. Я закрываю глаза, и все возвращается: то, как я нависаю над ней, то, как она обхватывает меня ногами, мы оба взмокшие, возбужденные до предела, желающие остановиться, но не в силах это сделать. Находиться внутри нее – самая совершенная, самая превосходная в мире пытка. Это утоляло голод, который я испытывал в тот момент, но стоило этому закончиться, и я снова чувствовал себя наркоманом, жаждущим большего. В моей жизни было много женщин, но я никогда не переживал ничего настолько всепоглощающего. Когда я с ней, я готов сделать все, о чем она попросит. Она делает меня слабым, только она способна поставить меня на колени. И поэтому, это должно прекратиться; и почему я должен был говорить это вслух. Это очевидно для нас обоих, что это не должно случиться снова. В действительности, мы никогда не обсуждали то, что между нами происходило, и я думаю, это к лучшему. Потому что стоило об этом заговорить, это стало бы реальным. И я знаю, что, если я просто-напросто буду контролировать себя и отучать от этой зависимости, мне удастся выбросить ее из головы. Я должен. У меня нет другого выбора.


Я почувствовал, как кто-то выдернул наушник из моего уха, потому что невозможно было не заметить исчезновение оглушительной музыки. Я постарался сохранить темп, но мне всё же пришлось уменьшить скорость беговой дорожки, чтобы не упасть. Я повернул голову в сторону моего раздражителя на соседнем тренажере.

- Эммет, что?!

- Ты продолжаешь набирать скорость, боюсь, нам придется отскребать тебя от пола и тратиться на слуховые аппараты, прежде чем тебе стукнет тридцатник, братишка, - ответил он, покачав головой. – Что сделала Белла, чтобы вывести тебя из себя, в этот раз?

Я видел, как он закатил глаза, пока говорил, и я почувствовал, как внутри что-то сжалось при упоминании ее имени. Я сосредоточил свое внимание на беговой дорожке и снова увеличил скорость.

- Почему ты думаешь, что это как-то связано с мисс Свон?

- Эээ, может, потому что твои ноздри раздуваются в два раза чаще, когда ты говоришь о ней, - отметил Эммет, и я, взглянув на него, заметил эту раздражающую всезнающую ухмылку на его лице.

- Чтобы ты знал, стоумовая задница, я абсолютно спокоен и ничто меня не беспокоит. А если бы и беспокоило, это не имело бы никакого отношения к моему ассистенту, - сказал я безразлично, пытаясь сосредоточиться на тренировке.

- Ты такое брехло, - он рассмеялся от души, тряся головой. – Я еще не встречал человека, который бы вызывал у тебя такую реакцию. И ты знаешь, почему?

Он выключил свой тренажер и сфокусировал все свое внимание на мне. Я бы соврал, если бы сказал, что это меня совсем не нервировало. Мой брат был довольно проницательным, иногда даже слишком. И если я и хотел сохранить что-то в секрете от него, это было оно.

Я продолжал смотреть перед собой, пока бежал, стараясь не встречаться с ним взглядом.

- Нет, но что-то мне подсказывает, что ты собираешься меня просветить.

- Потому что вы двое слишком похожи, - заявил он самодовольно. Черт возьми, он что, не в себе?

- Что!? – Несколько человек обернулись, чтобы посмотреть, почему я вопил на своего брата посреди переполненного зала. Я остановил тренажер и повернулся к нему. – Как тебе такое только в голову могло прийти? Мисс Свон и я, мы совершенно разные.

Я был потным, запыхавшимся и обессиленным, пробежав шесть миль; но в тот момент, скачок давления никак не был связан с моей тренировкой.

Сделав несколько глотков воды из своей бутылки, Эммет продолжил, ухмыляясь:

- С кем ты думаешь, ты говоришь, братишка? Я никогда не встречал настолько одинаковых людей. Во-первых, - он сделал паузу, прочищая горло и поднимая руку вверх, драматично загибая пальцы. – Вы оба умные, решительные, трудолюбивые, преданные и самые великодушные из всех, кого я знаю. И, - он продолжил, указывая на меня пальцем. – Она первая женщина, которая смогла тебе противостоять, и которая не бегает за тобой повсюду как собачонка.

Они что, все с ума посходили? Конечно, она обладает некоторыми из этих качеств, даже я не могу отрицать, что она невероятно умна. И она действительно усердный работник, она частенько поражала меня тем, насколько хорошо она справлялась с моими заданиями. Она определенно решительный человек, хотя я скорей бы назвал ее своевольной и упрямой. И, конечно, ее преданность вне всяких сомнений. Она могла бы выдать меня сотню раз, с тех пор как мы начали эту нездоровую игру. Но великодушная? Вот этого я не замечал.

Я уставился на него, пытаясь сформулировать ответ.

- Ага, а еще она самая большая сука.

Я спустился с беговой дорожки и быстрым шагом направился в другой конец зала, подальше от Эммета.

- Пф, - фыркнул он позади меня и рассмеялся. – Продолжай убеждать себя в этом.

Ложась на спину, я начал считать подъемы туловища и постарался сдержать отчаянный стон, когда Эммет предпочел лечь на соседний мат. Я уже сделал сто пятьдесят четыре подъема и намеревался вставить наушники обратно в уши, когда он решил заговорить.

- Серьезно, чувак, неужели ты не замечаешь всего этого?

Я остановился, рассержено вздохнув, и взглянул на него.

- Слушай, не то, чтобы… - я замолчал, даже не зная, что я хотел сказать. – Хорошо, я признаю, что у мисс Свон есть свои сильные стороны. Но помимо этого, мне нечего добавить. Ни для кого не секрет, что мы с ней с трудом ладим, и я действительно не вижу смысла продолжать этот разговор. Потому что, если не ты, то это будет мама или отец. Наши разногласия никак не отражаются на наших рабочих отношениях, поэтому тема закрыта.

Он притих на некоторое время, затем снова заговорил:

- Все, что я пытаюсь сказать, это то, что я думаю, вы двое похожи больше, чем ты думаешь. И, возможно, если ты постараешься уважать ее за это, это улучшит ваши отношения. Отец не предложил бы ей эту работу, если бы он не был уверен, что вы двое станете отличной командой.

Я игнорировал его, продолжая качать пресс. Я закончил этот разговор.

Спустя пять минут он встал.

- Ну, я думаю, я домой. Так ты заскочишь к нам на ланч? - спросил он, собирая свои вещи.

- Да, я позанимаюсь здесь еще часок, поэтому передай моей девочке, я приду как раз к чаю, - я тихо засмеялся. Кэррингтон подарили чайный набор на ее первый день рождения, и мы с ней часто устраивали чаепития, которые в основном заключались в том, что она громыхала пластиковым чайником на столе и скармливала мне все п...

Купить книгу "Прекрасный подонок" Лорен Кристина


Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Прекрасный подонок" Лорен Кристина

home | my bookshelf | | Прекрасный подонок |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 108
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу