Book: Дороже всех бриллиантов



Дороже всех бриллиантов

Дороже всех бриллиантов

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Двери лифта открылись, и Риган одернула вспотевшими ладонями свое маленькое черное платье и глубоко вздохнула, стараясь унять волнение, наполнявшее все ее существо.

Она зашла уже так далеко, что отступать не могла.

Только выйдя из лифта в холл, Риган поняла, как она напряжена. Здесь было непривычно тихо и спокойно, казалось, что шумные улицы Окленда остались где-то далеко.

Риган осмотрелась, и ее прямые черные брови поднялись в недоумении. В обстановке холла четырнадцатого этажа чувствовалась официальность делового учреждения. Пышная листва какого-то тропического растения только частично оживляла обстановку, которой вполне соответствовала и матовая светло-коричневая окраска стен. Единственным раздражающим пятном был светящийся красный глаз охранной телекамеры, помещенной высоко под потолком.

Риган вздрогнула, услышав, как закрылись за ее спиной двери лифта, словно отрезав путь к отступлению.

Это показалось ей символическим, как будто Судьба сделала за нее выбор — приступить к осуществлению ее планов на вечер и отбросить всякие колебания.

Пальцы Риган непроизвольно сжались, а ногти впились в ладони, когда она стала изучать номера апартаментов, золотом выгравированные на мраморной стене напротив лифта.

Стрелка указывала налево, и короткий коридор привел ее к темной двери, расположенной в стенной нише.

Пока Риган шла к этой двери, она спиной чувствовала, как смотрит на нее глаз видеокамеры на стене. Мысль о том, что кто-то может наблюдать за ней и размышлять о причинах ее визита, бросила ее в дрожь, но она заставила себя держаться с достоинством, пока, повернув за угол, не вышла из поля зрения камеры.

«Просто думай об этом как о свидании», — повторяла себе Риган, стараясь забыть все насмешливые советы ее девятнадцатилетней приятельницы, делящей с ней квартиру.

О, все это было в порядке вещей для Лизы и ее циничной кузины Клео. Их обеих карьера моделей приучила смотреть на мужчин как на необходимые аксессуары. Но Риган подобный взгляд был чужд. За пять месяцев, прошедших с того дня, когда она согласилась разделить квартиру с рассеянной Лизой и приветливой Селиной, она пришла к выводу, что у нее совершенно нет опыта в общении с мужчинами. Она всегда наивно полагала, что взаимное расположение и общие интересы должны быть главными в отношениях между мужчиной и женщиной.

Сегодняшний вечер, видимо, был предназначен показать ей, что в этих отношениях присутствует и многое другое.

Риган облизала губы. О, она была достаточно уверена в своем опыте общения, ведь ей нередко приходилось выступать в роли хозяйки на вечеринках, принимая друзей или деловых партнеров, но она плохо представляла, как поведет себя наедине с мужчиной.

Наедине с мужчиной...

Она так ясно представила себе, что может произойти в этот вечер, что ее бледные щеки вспыхнули ярким румянцем.

Конечно, многое будет зависеть и от нее, успокоила она себя. Ей не раз говорили, что окончательное решение принимает женщина. Но она была не так наивна. Мужчина, с которым она пришла встретиться, вряд ли не воспользуется ситуацией.

И Риган погрузилась в эротические ожидания, которые собиралась выполнить по максимуму...

Все дело в том, что она, в отличие от своих подруг, была довольно несовременной.

Многие молодые женщины — обычные, нормальные, вполне устроенные женщины — могли бы осудить ее за то, что она собирается сделать. Но Риган была независима и отвечала только перед самой собой. Вреда от того, что она решила сделать этим вечером, не было никому.

Риган собиралась догнать сексуальную революцию.

Она остановилась перед дверью, задохнувшись и сознавая, что решающий момент наступает.

«Просто считай это свиданием».

Поднимая руку, чтобы нажать на кнопку дверного звонка, Риган обнаружила, что сделать это довольно трудно: рука так дрожит, что пальцы просто не слушаются ее. Она облизнула пересохшие губы и заставила себя нажать на кнопку.

«Как удивился бы Майкл, увидев сейчас свою маленькую несексуальную жену», — подумала она, во второй раз нажимая на кнопку звонка.

Конечно, он не в состоянии это сделать, поскольку, по некоторым сведениям, Майкл Фрэнсис не мог смотреть на мир с блистающих блаженством райских высот: он был слишком занят, сгорая в адском пламени!

Когда она с удовлетворением подумала об этом, дверь открылась... и сердце Риган словно ухнуло куда-то вниз.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Вместо мужественного, представительного мужчины, которого надеялась увидеть Риган, в дверях появился тощий, маленький, морщинистый старик с головой лысой как биллиардный шар.

Очевидно, в качестве компенсации за лысину природа наградила старика кустистыми бровями с проседью, изогнутыми, словно их обладатель постоянно удивлялся всем и каждому.

Ему было лет шестьдесят.

Пораженная, как громовым ударом, Риган хотела уже сбежать, но подавила слабость в коленках и с трудом перевела дух, когда морщинистый гном наклонил голову в знак приветствия.

— Bon soir, mam'selle[1].

У нее перехватило дыхание. Был ли он действительно французом или думал, что иностранный язык сделает его более привлекательным для женщин?

О Господи, ей еще никогда не приходилось соблазнять старых богатых чудаков! А ведь Клео хвасталась, что все «социальные связи», организованные ее бывшими приятелями, охватывали вполне приличных одиноких мужчин, которые были слишком заняты своим бизнесом, чтобы поддерживать длительные отношения с женщинами. Они предпочитали альтернативу, предлагаемую Дереком Кларком, — неформальную сеть «подруг» — привлекательных, утонченных, услужливых женщин, всегда готовых принять приглашение провести вместе ночь и удалиться, когда мужское самолюбие или желание будет удовлетворено...

Зная Клео, Риган должна была понять, что представления той о «вполне приличных» мужчинах довольно широки. Ее главным критерием при выборе мужчин был, возможно, «очень богатые».

Старичок все еще дожидался ответа на свое приветствие. Быстрый взгляд на номер у звонка подсказал Риган, что она не ошиблась дверью.

— О, добрый вечер, — пробормотала она с улыбкой, но тут же вспомнила, что не знает даже его имени!

Смутившись, она начала рыться в своей вечерней сумочке и наконец достала визитную карточку, которая попала в ее руки всего час назад.

— Я знаю, что немного опоздала, но... меня послал Дерек, — выпалила Риган, протягивая карточку, на обороте которой был написан адрес.

Старческая рука взяла карточку, мохнатые брови нахмурились, пока старик изучал сначала карточку, а затем ее.

— Но вы не та, которую ожидали, — сказал он подозрительно, все еще стоя в дверях и загораживая ей вход. Его взгляд скользнул вниз по ее фигуре до стройных икр и снова вверх. Он потряс головой, его тонкие губы недоверчиво сжались. — Но вы не мадемуазель Клео...

Риган застыла, оскорбленная его сомнениями. Она гордо задрала подбородок, ее лицо побледнело от гнева, широко расставленные фиалковые глаза потемнели.

В этот раз она не собиралась покорно склоняться перед мужским самомнением. С тех пор как умер Майкл, она осознала, что его уход избавил ее не только от денег, но и от гораздо большего. Ни один мужчина не заставит ее теперь почувствовать себя побежденной.

Да, она была не той, которую он ожидал, — она не была высокой, гибкой, полногрудой и рыжей, с изумрудными глазами и длинными ногами. Но это не означало, что она менее женщина, чем Клео!

— Клео не смогла прийти, — сказала она холодно. — Она нездорова.

Мягко сказано! Не более получаса тому назад прелестная кузина Лизы стояла на четвереньках на холодном полу ванной комнаты, ее ярко-рыжие волосы свисали над фарфоровым унитазом. В перерывах между приступами рвоты с ее губ срывались клятвы никогда больше не мешать карри с коктейлями.

— И поэтому... месье Дерек попросил вас прийти вместо нее?

— Все произошло в последнюю минуту — Клео заболела, а я была там, — заторопилась объяснить Риган, старательно избегая откровенной лжи.

Она надеялась, что старик не станет проверять ее рассказ у Дерека. Но чем он озабочен? Как говорила Клео, здесь нет ничего незаконного и не нужно ничего бояться. Дерек Кларк вознаграждал себя потенциально полезными коллегами и клиентами, и все это происходило как бы случайно.

— Понятно, — произнес он медленно. — А вы кто?

— Ев... — Она прикусила губу. Она уже решила, что Риган слишком приметное имя, которое забыть довольно трудно. Ее второе имя было Евангелина. — Я... Ева, — поправилась она поспешно, — меня зовут Ева.

— Мадемуазель... Ева? — Его явное колебание и интонация голоса говорили, что он догадывается о ее лжи, и она залилась краской.

— Я Пьер. — Внезапно он улыбнулся. Улыбка сделала его еще уродливее. Он отступил в сторону и широким жестом пригласил ее войти. — К сожалению, месье прибудет немного позже, — сообщил он. — Он звонил и сказал, что задерживается на деловом совещании, и просил передать его извинения. Он сказал, что постарается быть дома как можно раньше. Месье меня проинформировал, что обед, который вы должны посетить, начнется довольно поздно. А пока вы можете отдохнуть и выпить чего-нибудь. Месье имеет в доме отличный музыкальный центр...

— Месье? — тихо повторила Риган и покраснела, поняв, как она ошиблась.

Предстоящее свидание должно быть совсем не с этим старым гномом, который явно годился ей в дедушки!

Пьер не был тем мужчиной, которого она намеревалась обольстить и соблазнить.

— Так вы дворецкий! — воскликнула она радостно.

Ну конечно! Если этот богатый трудоголик-бизнесмен экономит время даже на отношениях с женщинами, то он вряд ли сам будет открывать двери!

— Я не думаю, что заслуживаю такого титула, — сказал Пьер, — я всего лишь помогаю месье по хозяйству.

— Мне кажется, вы исполняете львиную долю работы, — заметила Риган, представив, сколько забот требует этот мягкий ковер белого цвета. — А почему ваш хозяин не женат? — поинтересовалась она, поскольку ей хотелось обладать более подробной и точной информацией.

Брови Пьера дернулись.

— Месье очень умный и цивилизованный мужчина, но некоторая степень свободы вполне допустима для мужчин в молодые годы.


Итак... Неженатый. Здоровый. Умный.

Не удивительно, что Клео была так взбешена. Она пришла на час раньше и страшно расстроилась, узнав, что ее кузины нет дома, а Риган не имеет понятия, где она может быть.

— Когда я вернулась, на автоответчике было послание. Она предупредила, что собирается на какую-то вечеринку, — сказала Риган, раздраженная еще и тем, что Лиза, как всегда, забыла, что сегодня ее очередь заниматься ужином.

— Она должна быть дома! Я была уверена, что она здесь. Мне нужна Лиза, и сейчас! — восклицала Клео. — Это вопрос жизни и смерти! А что с Селиной? — спросила она раздраженно. — Она здесь?

Риган пятилась назад, качая головой.

— У нее вечером занятия по аэробике.

Селина подрабатывала в местном гимнастическом комплексе. Как и Лиза, она была настоящей красавицей, хотя была старше ее на два года и выглядела уже вполне солидной дамой.

Клео издала вопль разочарования.

— А я не могу помочь? — спросила Риган, уже привыкшая к истерикам Клео. Возможно, та не успела посетить свою маникюршу?..

— Ты! — Клео разразилась оскорбительным смехом, который неожиданно прервался. Она вдруг страшно побледнела и бросилась в ванную комнату, зажимая рот рукой.

Когда она вернулась и немного пришла в себя, оказалось, что ее бывший приятель Дерек назначил ей на этот вечер свидание с клиентом.

— Я старалась дозвониться до Дерека и предупредить, что сегодня я не смогу, но телефон не отвечал, — пронзительным голосом говорила Клео, — и я не смогла найти хоть кого-нибудь, чтобы послать туда вместо себя. — Я думала, что справлюсь. Приняла несколько таблеток, и сначала они немного помогли, а вот теперь я чувствую себя даже хуже, — простонала Клео, — в такси меня чуть не стошнило, и я попросила водителя высадить меня здесь — я знала, что Лиза меня выручит... — Она посмотрела на Риган зелеными несчастными глазами. — Я рассчитывала приехать туда через полчаса, но не в состоянии даже пальцем шевельнуть, а я должна была сопровождать этого парня на какой-то обед. О Господи!

Упоминания о еде было достаточно, чтобы заставить ее вновь скрыться в ванной комнате.

Риган предложила вызвать врача, но Клео была уверена, что она в этом не нуждается.

— Я просто хочу прилечь на минутку, — жалобно сказала она и упала на кровать Лизы. — Мне надо предупредить Дерека, — простонала она. — Номер его телефона есть на карточке в моей сумочке. По-моему, я уронила ее в прихожей — попробуй найти ее, ладно? И сообщи ему, что произошло.

— А может быть, ты сама позвонишь этому человеку и скажешь, что заболела? — спросила Риган, не понимая, почему одно несостоявшееся свидание имеет такое значение для женщины, которая вряд ли встретится с этим мужчиной еще раз.

— Потому, что у меня нет номера его телефона — только карточка Дерека с адресом, куда мне надо идти, на обороте! — прохрипела Клео. — Черт, Дерек убьет меня, если я пропущу это свидание. Он сказал, что рассчитывает на хорошие сделки с этим парнем. — Ее бывший приятель Дерек Кларк занимался рекламным бизнесом, и, поддерживая с ним хорошие отношения, Клео получала время от времени приглашения в качестве модели. — Но что же мне делать, Господи? Я же не виновата, что заболела!

Далее она изложила историю о том, как Дерек регулярно назначал свидания для Клео и ее подружек с богатыми одинокими мужчинами, которые были счастливы отблагодарить красивых девушек-моделей дорогими безделушками, если они соглашались завершить вечер в постели.

— Значит, Дерек сводник? — прошептала Риган, округлив глаза, когда жизнь Клео выявилась с новой, не слишком привлекательной стороны.

— Конечно, нет! — Клео даже порозовела. — Он просто оказывает некоторые услуги людям, которые могут когда-нибудь оказаться ему полезными. Никто из нас не получает за это никаких денег, мы вовсе не «девушки по вызову».

— Но ты сама говоришь, что мужчины обычно рассчитывают провести с вами ночь, — возразила Риган.

— Да, но только за ювелирные украшения, а не за деньги, — возмутилась Клео, словно в этом была какая-то разница.

Риган задумалась. Пора выбрать свой путь. Собиралась ли она оставаться жертвой, опутанной постоянной ложью Майкла? Несчастной женой, муж которой манипулировал их отношениями, как хотел, или она навсегда, наконец, избавится от этих гнетущих воспоминаний?

— Приятная вечеринка, немного секса для отдыха и золотой браслет или пара бриллиантовых безделушек — чего еще может девушка ждать от свидания? — произнесла Клео, помахав рукой с массивным золотым браслетом.

Загипнотизированная этим зрелищем, Риган спросила:

— Но как ты можешь?.. Я имею в виду, что произойдет, если мужчина будет тебе... неприятен?

— Тогда никакого секса. Если я не захочу, это и не обязательно, — пробормотала Клео, озабоченная новой волной тошноты. — Бывает, что большинство из них гораздо более привлекательны, чем мужчины, которые иногда пристают к нам в баре...

Когда Риган впервые встретила Майкла, она была скромной девятнадцатилетней девушкой, изучавшей право в университете. К ней никогда не приставали в баре — как до, так и после этой встречи. Она даже не знала, как это происходит.

До сих пор.

— А как зовут человека, с которым ты должна встретиться вечером? — спросила она.

— О Боже, кто знает? — простонала Клео. — Слушай, позвони Дереку и объясни ему все, хорошо? А я сейчас хочу лишь одного: спокойно умереть.

Риган оставила Клео в покое и пошла в прихожую обследовать содержимое сумочки, которую подняла с пола. Она достала визитную карточку Дерека и, после некоторого колебания, один из пакетиков с презервативами, которые Клео считала необходимым компонентом свиданий. Конечно, она не собиралась использовать все четыре пакетика, найденные в сумочке Клео, за одну ночь!

Откинув колебания, Риган быстро оделась.

К счастью, Селина вернулась домой, когда Риган уже собиралась уходить. Риган перепоручила ей заботу о несчастной гостье.

— Я хочу позаниматься. У меня экзамен на следующей неделе, — слабо запротестовала Селина. — Ладно, я присмотрю за мисс Чандерфул, чтобы она не утонула в туалете. А куда ты собралась?

— У меня свидание, — ответила Риган, приводя в порядок волосы перед зеркалом в холле.

— А с кем?

— О, ты его не знаешь, — ответила Риган, умолчав о том, что она сама этого не знает.

— Хорошо. Желаю приятно провести время! — улыбнулась Селина. — А Лиза купила продукты на вечер, ты не знаешь?



— Нет, но я, прослушав ее послание, кое-что купила. — Риган была уже на полпути к дверям, когда вспомнила нечто важное. Она вернулась и нашла Селину на кухне распаковывающей пакет с продуктами. — Кстати, если Клео спросит, скажи ей, чтобы не беспокоилась — все идет так, как хотел Дерек.

— А, так речь идет об одном из клиентов Дерека? Не удивительно, что Клео так жалобно стонет,— она упустила еще одну побрякушку?

— И ты знала об этом?

— Конечно, — кивнула Селина, готовя себе спагетти. — Клео пыталась уговорить и меня, но я сказала, что предпочитаю сама выбирать себе партнеров...


Пьер проводил Риган в большую гостиную с широким окном, выходящим на городские кварталы. Несколько ступеней вели в столовую с большим овальным столом. В другом конце комнаты начинался коридор, который, видимо, вел в... спальню.

Риган осмотрелась, стараясь сосредоточиться.

— Здесь красиво, — пробормотала она, а затем напомнила себе, что светская женщина должна принимать все это как данное. Клео наверняка потребовала бы сейчас пепельницу! — У месье безупречный вкус, — добавила она с едва заметной насмешкой.

— Мерси, — откликнулся Пьер, наклонив голову. — Эти апартаменты принадлежат корпорации месье. Я нанимал дизайнера для их оформления и следил за выполнением работ.

— Вы? — удивленно переспросила она, не веря, что этот некрасивый старичок помогал создавать такую красоту.

— Внешность бывает обманчива, — скромно заметил старик.

«Я это прекрасно знаю», — подумала Риган, судорожно сжимая свою сумочку.

Майкл был настоящим красавцем — блондин, стройная мальчишеская фигура, голубые глаза и открытая дружелюбная улыбка.

Кто бы поверил, что за такой внешностью скрывались подлая натура и сердце человека без чести? Только не Риган.

До той самой ночи, когда Майкл врезался на своем «БМВ» в дерево, она верила, что у нее в целом надежный и счастливый брак. Только после его смерти, когда к ней стали приходить огромные счета, она пересмотрела свое прошлое и пришла к выводу, что все четыре года замужества она жила с чужим ей человеком.

Риган с горечью подумала, что все, что она собирается делать этим вечером, не слишком отличается от того, что у нее было с Майклом.

Пьер пересек комнату и открыл дверцы шкафчика, и Риган увидела широкоэкранный телевизор и сложную музыкальную систему. Рядом находились видеокассеты и компактные видеодиски, аккуратно расставленные в алфавитном порядке.

Пьер усадил ее в одно из кресел и вручил пульт дистанционного управления, затем поставил на круглый столик хрустальный бокал водки с тоником и долькой лимона. Он сказал, что ванная комната находится по коридору направо, а если у нее возникнут вопросы или она захочет выпить чего-нибудь еще, то может вызвать его, нажав на одну из нескольких кнопок, расположенных по всей комнате, или же обслужить себя сама.

Оставшись одна, Риган залпом выпила водку, надеясь, что это поможет ей расслабиться. Но кроме ощущения тепла в желудке, ничего не почувствовала и быстро налила себе еще, опасаясь, что войдет Пьер и примет ее за алкоголичку.

Медленно отпивая коктейль, она решила включить музыкальный центр. Откинувшись в кресле и расслабившись, она подумала, что могла бы быстро привыкнуть к роскоши.

Пьер вернулся с новыми извинениями за задержку месье и предложил ей печенье и бокал шампанского. Решив, что не стоит мешать напитки, Риган отказалась от шампанского, но с аппетитом принялась за печенье. На ланч она съела только сандвич, а утром выпила чашечку кофе.

Она нажала на кнопку, находившуюся под крышкой столика, и, когда Пьер появился вновь, попросила еще печенья.

— Оно действительно очень вкусное, — добавила она, извиняясь. — Вы, наверное, держите прекрасного повара.

— Его я пек сам. — После пары коктейлей с водкой внешность старика казалась Риган не такой уж и ужасной. — Помимо всего, я француз, а мы умеем делать такие вещи. Я рад, что вам понравилось.

Музыка смолкла, и Риган поняла, что она ждет уже больше часа. Впрочем, ожидание почему-то не показалось ей долгим. Она включила джаз и прибавила громкости.

Поставив пустой бокал на столик, Риган прошла через холл в поисках ванной комнаты. Она оказалась такой же роскошной, как и вся квартира...

Она не смогла устоять перед любопытством и заглянула в кабинет, две спальни, а потом в еще одну, очень большую спальню с огромной кроватью, на которой, по мнению Риган, могла уместиться целая армия.

Наконец она вернулась назад к бару и налила себе водки со льдом и тоником. Она все еще сомневалась в правильности того, что собиралась сделать.

Риган скинула туфли и уселась на мягких подушках дивана. Потягивая коктейль, жуя печенье и закрыв глаза, она стала слушать музыку. Она почти полностью отключилась, когда вдруг услышала звук закрывшейся тяжелой двери и мужские голоса.

Она соскользнула с дивана, поправила платье и волосы и нервно прикусила нижнюю губу, глядя на дверь. Сначала голоса были едва слышны, а затем более отчетливо зазвучал голос Пьера и другой... глубокий, отрывистый, с нотками нетерпения.

Внезапно Риган обнаружила, что стоит на ковре в чулках, а ее туфли на высоких каблуках неведомо где. Она нашла их и едва успела надеть одну туфлю, когда в комнату вошел мужчина.

Высокий, темноволосый, широкоплечий. Риган была поражена. Она перешла от смешного к возвышенному на протяжении всего нескольких часов!

Весь ее сумасшедший план был обречен с самого начала.

Конечно, незнакомец — совсем не тот мужчина, которого она ожидала, — он был просто слишком, слишком красив.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Разрешите мне...

Риган не заметила, что уронила вторую туфлю, пока он не нагнулся, чтобы поднять ее.

— О, спасибо... — сказала она запинаясь, все еще балансируя на одной ноге, потрясенная его внешностью.

Вблизи мужчина оказался не так красив, как на первый взгляд. Но он был довольно высок — выше метра восьмидесяти, — а его черный костюм и темно-синие рубашка и галстук подчеркивали стройную фигуру.

— Я... я сняла их, — пояснила она, опуская обутую ногу на пол и перенося вес на нее, стараясь стоять на носке другой ноги, чтобы сохранять равновесие.

Он улыбнулся ее объяснению, отчего она почему-то затрепетала.

— Да, я вижу, — заметил он с иронией.

Его большой палец измерял длину тонкого каблука.

— Вам в них неудобно?

Его голос был глубоким и завораживающим.

— Нет... Я... Я только прилегла...

Он изогнул брови, и она почувствовала, что краснеет, так как вдруг представила себя раздетой и лежащей на черных шелковых простынях, подобно девушке-рабыне, ожидающей прихода своего хозяина и господина.

— На диване, — подчеркнула она чопорно.

— Конечно, — согласился он, а по выражению его глаз она поняла, что он прочел ее скрытую мысль. Ее охватил жар. Неужели так легко разгадать, о чем она думает?

— Можно мне?

Не ожидая ответа, он встал на колени на белый ковер и обхватил лодыжку ее ноги длинными пальцами, пытаясь немного приподнять.

Риган вскрикнула, теряя равновесие на своем высоком каблуке, и схватилась за его плечи, чтобы устоять. Даже через ткань пиджака она почувствовала крепкие мускулы.

— Что вы делаете? — прошептала она, решив, что он какой-нибудь фетишист. — Ох...

Надев ей туфлю, он поводил ею из стороны в сторону, чтобы проверить, как она сидит.

— Спасибо. Вам не надо было беспокоиться, — промямлила Риган.

Он откинул голову назад.

— Мне это понравилось, — сказал он, встретив взгляд ее широко открытых глаз, а его пальцы все еще легко сжимали ее тонкую лодыжку. — У вас очень красивые лодыжки. И ноги... — добавил он, передвигая свои пальцы вверх до чувствительных ямок под коленями.

Сердце Риган билось как сумасшедшее, а ее дыхание участилось. У нее не было больше сомнений. Это было то самое. Это был он.

— Спасибо, — повторила она, надеясь, что выглядит не такой возбужденной, какой себя чувствовала.

— Простите за то, что вам пришлось так долго ждать. Надеюсь, вы не очень скучали. — Он медленно поднялся в полный рост.

Риган видела, как он внимательно разглядывал ее, пока вставал. Ее кожу покалывало от предчувствия чего-то прекрасного и ужасного одновременно, ее глаза потемнели, а ноздри трепетали, вдыхая теплый мужской запах.

— Пьер сказал мне, что вас зовут Ева.

Она кивнула, ее ресницы дрогнули от его близости. Будучи невысокой, она привыкла, что мужчины всегда возвышаются над ней, но она не привыкла так остро чувствовать свое женское «я».

Не в пример Пьеру, он не выказывал даже следов сомнения.

— Какое совпадение, — сказал он, беря ее руку и поднося пальцы к своим губам. — В таком случае можете называть меня Адамом.

— Вас зовут Адам? — повторила она, вздрогнув от прикосновения теплых губ. Она и не знала, что один мимолетный поцелуй может оказаться таким эротичным.

Мужчина сел на диван, но не отпустил ее руки.

— Итак, мы — Адам и Ева, мы в райском саду... и на этот раз поблизости нет змея.

«Нет змея, только червь, который покажется в конце!» — подумала Риган, тщетно пытаясь призвать на помощь присущее ей чувство юмора.

— Сожалею, что Клео не смогла прийти, — солгала она, медленно вытаскивая пальцы из его руки. — Я надеюсь, вы не очень разочарованы. — Свои слова она подкрепила светской улыбкой.

Есть у облака серебряная подкладка, — пробормотал он, глядя на ее губы, нежную мочку уха, ее фиалковые глаза, в которых сквозило возбуждение.

И в каждой жизни должен выпасть дождь, — продолжила она рассеянно.

Его губы искривились.

— Вы говорите о жизни Клео или о моей? — Его голос упал до вкрадчивого шепота. — Вы ведь не планируете дождь во время сегодняшнего парада, не так ли, Ева?

Она не была уверена в том, что правильно поняла его слова, но, судя по его тону, они явно были двусмысленными. Увы, находчивость в остроумии на сексуальные темы не была ее сильной стороной.

— Мужчина, подобный вам, всегда готов к случайностям. Я уверена, что вы запаслись зонтом.

— Полный ящик, — согласился он вежливо. Почему-то это заставило ее вспомнить, что она видела в ванной комнате. Нет... конечно, они говорили не о контрацепции.

«А если именно об этом?»

— Вы выглядите усталым, — сказала Риган, меняя тему разговора. Она заметила синие круги под его глазами.

— Сегодня был тяжелый день. Однако не беспокойтесь. Я быстро обретаю второе дыхание, — пообещал он суховато. Он посмотрел на часы. — Сейчас поздно, и мы уже не поедем на коктейль, но мы можем еще устроить для себя небольшой банкет. Если вы разрешите мне переодеться, это займет несколько минут...

«Он думал, что я буду возражать?..»

— О, нет... Я имела в виду... Вам не надо спешить, — запротестовала она.

Он вновь улыбнулся и с некоторой долей цинизма взглянул на нее через плечо.

— Ерунда. Вы пришли сюда, надеясь пойти на вечеринку в шикарном ресторане, и я не собираюсь лишать вас удовольствия, — успокоил он ее.

Риган поняла, что Адам действительно устал. Но поскольку он явно был человеком, который строго соблюдает свои обязанности, он, видимо, не собирался отказываться от запланированного развлечения.

— Мне все равно, пойдем мы в ресторан или нет, — сказала она.

— Неужели? — Адам обернулся, но было ясно, что он ей не поверил.

Может, думал, что она, как и Клео, подобна эгоистичной кошке, которая способна получить выгоду в любой ситуации?

— Я не очень голодна, — сказала она, опуская руку. — Дорогие блюда меня вообще не привлекают. Я думаю, что съела слишком много превосходного печенья, приготовленного Пьером, — пояснила она печально.

Последовала небольшая пауза, пока он изучал выражение ее лица.

— Тогда, думаю, вы не будете возражать, если я попрошу его приготовить для нас легкую закуску прямо здесь, — сказал он медленно.

— Сомневаюсь, что смогу вообще что-либо съесть, — сообщила она. Ее прежний аппетит пропал от волнения. — Если вам нужно что-либо существенное после тяжелого дня...

— Но вы не против составить мне компанию? А к вечеринке мы тогда присоединимся позже...

— Мы можем этого не делать, если вам этого не хочется. Если только вам не нужно там показаться, — добавила она быстро, когда его глаза чуть прищурились и потемнели.

— Итак... Вы считаете, что нам не стоит покидать эти апартаменты?

Его мягкий голос бросил Риган в дрожь, когда она поняла, насколько неосторожным было ее предложение. Если они не выйдут отсюда, пути назад у нее не будет.

— Так вы хотите отказаться от развлечений только потому, что у меня был тяжелый день? — сказал он с некоторым удивлением.

— Я полагаю, что могу и здесь получить удовольствие, — заявила она, чем вызвала у него довольный смех.

Риган испытала неожиданную дрожь: он проявляет к ней определенный интерес, она заставила его смеяться. Может быть, все будет проще, чем она предполагала? Кроме того, в отличие от ее мужа, этот мужчина явно хотел, чтобы она была эротичной и соблазнительной.

— Если вы ожидали увидеть добродетельную женщину, то будете жестоко разочарованы, — немного кокетливо сказала она, опустив ресницы.

Адам приподнял ее подбородок.

— Нет, я так не думаю, — размышлял он, глядя в ее огромные глаза. Он провел большим пальцем по ее губам, а затем чуть нажал на нижнюю губу. — Не беспокойтесь, я не сотру вашу губную помаду... хотя вы ее, кажется, немного съели.

Она засмеялась и успокоила его:

— Я подкрашусь, пока вы будете говорить с Пьером насчет ужина. Так что все будет в полном порядке.

— Нет, не беспокойтесь... — остановил он ее. — Мне нравится контраст между вашими подведенными глазами и ненакрашенными губами. — И, словно эти слова были недостаточно эротичны, чтобы у нее перехватило дыхание, он как бы невзначай добавил: — Кроме того, я не люблю привкус губной помады.

Она судорожно вздохнула, подумав, что он подкрепит свои слова действием, но вместо того, чтобы поцеловать ее, он сказал:

— Итак, как насчет того, чтобы приготовить мне коктейль, пока я буду обсуждать с Пьером наш ужин? Виски со льдом. «Скотч» восьмилетней выдержки...

Руки Риган все еще дрожали, когда она открывала бутылку виски и готовила ему коктейль, позванивая горлышком бутылки о край хрустального стакана.

Она приказала себе успокоиться. Впереди еще целый вечер, и она не хотела нарушать ход вещей. Адам был вполне цивилизованным человеком и хотел лишь отдохнуть после напряженного дня, получить удовольствие и развлечься. Как убеждала всех Клео, это не было проституцией. И Риган появилась здесь тоже, чтобы развлечься, а вовсе не заниматься сексом по первому требованию...

Когда она обернулась, ее сердце подпрыгнуло — Адам был уже в комнате и лежал на диване. Он, наверное, двигался тихо, как кот. Он уже снял пиджак и галстук, ворот его рубашки был расстегнут, и когда она подошла ближе, то увидела темные волосы на его груди.

Кубики льда зазвенели в стакане в ее руке, и он, повернув голову, лениво посмотрел на нее.

Адам выпрямился, опустил правую руку на диван, словно не замечая протянутый ему стакан. После некоторого замешательства она встала перед ним, чтобы вручить ему напиток.

Его пальцы обхватили стакан поверх ее руки и прижали ее пальцы к прохладной поверхности, а когда она подняла голову, то увидела, что его взгляд направлен не на лицо, а на ее грудь, приоткрытую вырезом платья.

Попав в ловушку, Риган почувствовала, что ее соски напряглись и начинают твердеть, явно привлекая к себе внимание.

— А вы не носите бюстгальтер, — сообщил Адам о своем интимном открытии и провел пальцем по линии выреза платья, не касаясь ее кожи.

Он отпустил ее пальцы, все еще сжимавшие стакан, и она убрала свою руку. Он поднес стакан ко рту, отпил немного виски и протянул ладонь.

Риган подумала, что он хочет прикоснуться к ее груди...

— У меня маленький размер, и я обычно не ношу бюстгальтер, — пробормотала она, чувствуя, как в голове пульсирует кровь.

— Лучшие вещи поступают в мелкой упаковке, — проговорил Адам, проводя пальцами по ее обнаженной руке, а затем, легко коснувшись бедра, дотронулся до колена. — Чулки или колготки? — поинтересовался он, осторожно потянув за шелковистый черный нейлон.

— Чулки, — едва дыша, произнесла Риган.

С тех пор как овдовела, она открыла простой способ экономии: было дешевле покупать несколько пар одинаковых чулок, чтобы заменять их, чем покупать колготки, которые приходилось сразу выбрасывать из-за дыры на одной ноге. Но в этот вечер не экономия диктовала ее выбор нижнего белья.

— И можно поинтересоваться... черные кружевные подвязки?

Риган покраснела. Она купила кружевное черное белье на вторую годовщину своей свадьбы в тщетной попытке добавить немного эротики в отношения с Майклом. Она ведь не знала тогда, что все эмоции Майкла были припасены для его пышногрудой блондинки-любовницы!



— Что-нибудь еще? — произнес Адам.

Все внимание Риган было сконцентрировано на его руке, лежащей на ее ноге.

— Простите?

Он сделал еще глоток виски, наблюдая за ней через серебряный ободок стакана.

— Я спрашиваю, носите ли вы еще что-нибудь?

Риган облизнула губы.

— Вы имеете в виду, кроме платья? — спросила она хрипло.

— Я имею в виду, под вашим платьем, — пояснил он, убрав свою руку.

Она широко открыла глаза и кивнула. Господи, какая же женщина не надевает трусики, когда выходит из дому? Даже Лиза, которая была минималисткой во всем, носила узенькие трусики, чтобы прикрыть самое существенное.

— Черные с кружевами?

Она опять кивнула, завороженная откровенностью его взгляда. Он вновь поднес к губам стакан с виски, и она получила передышку, чтобы обдумать, что ей ответить на следующий вопрос.

— А вы бы сняли их для меня, если бы я попросил?

Ее вновь бросило в жар.

— Вы имеете в виду... здесь? Сейчас?

— Я вас шокировал?

Риган была взбешена. Что он себе позволяет? Она не привыкла к такому.

Адам слегка улыбнулся в ожидании того, что она сделает дальше, а для Риган его насмешка стала дополнительным ударом.

Нет! Она не собирается сдаваться под его натиском. Она пришла сюда играть во взрослые игры, экспериментировать, праздновать свое освобождение от тирании лжи, выпустить на волю свою сексуальность.

Она решила отвечать Адаму тем же. Несмотря на его откровенное поведение, она уже ничего не боялась.

Так... Адам хочет знать, как далеко она может зайти? Ладно, теперь настало время показать ему, что она равна ему в этих играх.

Ни слова не говоря, Риган задрала подол платья и дрожащими пальцами захватила узкие края своих трусиков-бикини.

Выражение лица Адама вдруг изменилось, он бросился к ней и сжал ее руки.

— Извините меня... я дразнил вас. Извините меня за грубость, — сказал он. — Я не хочу испортить наш вечер. Боюсь, что сочетание чувственной женщины и превосходного виски временно ослабило мой самоконтроль. Я забыл о хороших манерах, — добавил он.

Он просто дьявол-искуситель! Он, может, и дразнил ее, но полностью контролировал все свои чувства. Он лишь испытывал ее уступчивость!..

Риган собралась было игнорировать его извинения. Однако, он только что назвал ее чувственной женщиной, и за этот комплимент она была готова простить его. Если бы он назвал ее прекрасной, то она бы просто не поверила ему, но быть чувственной женщиной — это совсем другое. Красота — внешнее качество, а чувственность — внутреннее, что для Риган было гораздо важнее.

Она нехотя одернула платье. Именно так, по ее разумению, чувственная женщина и вела бы себя в такой ситуации.

Его лицо смягчилось, а в глазах промелькнуло уважение.

— Почему бы вам не присоединиться ко мне? — предложил он, явно заинтригованный ее поведением.

— Спасибо, я хотела бы... — тихо проговорила Риган, увлеченная собственной игрой. Когда она садилась рядом с ним, ее глаза светились триумфом.

— Я говорил о виски, — пояснил он, поднимая свой стакан.

— О... — Возбуждение постепенно ушло из ее глаз. — Я уже выпила водки с тоником...

— Ничего страшного. Налейте себе еще, — посоветовал Адам с беззаботностью человека, которому не нужно думать о расходах на алкоголь и все остальное.

Удобно расположившись на диване, он явно предполагал, что она будет играть роль хозяйки, пока Пьер занят на кухне.

Риган подумала, что вообще-то ей уже достаточно алкоголя, но еще один бокал коктейля мог бы занять ее дрожащие руки.

Она поднялась, стараясь сохранять грациозность походки, поскольку ее тонкие каблуки тонули в толстом ковре, и ее качнуло прямо на него.

— Вам налить еще? — спросила она, чтобы отвлечь Адама от ее неуклюжести.

— Нет, все прекрасно, — сказал он. — Виски было достаточно.

Риган пожала плечами.

— Мой отец был большим любителем выпить... — Она прикусила губу и отвернулась. Она помнила дешевое виски, которое убило ее отца, когда ей было десять лет, и которое имело мало общего с дорогим, ароматным напитком, какой пил Адам.

— А ваш муж? Что с ним?

Она вся напряглась и повернулась к нему.

— Кто?

Адам взял ее левую руку и поднял к свету так, что они оба могли увидеть светлую полоску бледной кожи — след от обручального кольца. Он тут же отпустил ее, словно боялся заразиться.

— Вы замужем? — жестко спросил он.

Она заколебалась.

— Что, если я скажу «да»?

Его светло-серые глаза приобрели стальной оттенок.

— Тогда я вежливо укажу вам на дверь. И Дерек будет вычеркнут из числа моих знакомых. Он знает мое мнение по этому вопросу: я не сплю с чужими женами. И дважды меня никто не обманет. Итак, если вы замужем, скажите мне сейчас, пока все не зашло слишком далеко, ибо я опасный враг...

Риган уловила скрытую силу за его словами.

— Я не замужем, — заявила она сухо.

К сожалению, он был слишком внимательным собеседником, чтобы удовлетвориться таким ответом.

— Но вы были замужем? — настаивал он. — Вы разведены?

Она покачала головой.

— Я вдова. Мой... мой муж погиб в автомобильной катастрофе.

Воцарилась короткая тишина.

— Простите.

Его вежливость словно обожгла ее. Холодный стальной блеск в его глазах исчез. Он вдруг задумался, и это заставило ее сердце биться сильнее. Проклятье! Ей не нужно его сострадание. Ей нужна всего лишь одна ночь, наполненная простой, ничем не осложненной страстью.

«Не надо!»

Адам прищурил глаза.

— Как это произошло? — спросил он все так же мягко.

Риган откинула назад волосы.

— Это неинтересно, — сказала она со слабой улыбкой.

— Давно?

Риган бросила на него разочарованный взгляд. Она готова была поклясться, что знает, о чем он думает: полагает, что она действует под влиянием какой-то психологической травмы, связанной с ее браком.

«Под влиянием мести!»

Ее глаза вспыхнули.

— Довольно давно.

Восемь месяцев. Вполне достаточно даже для нее, чтобы понять, почему Майкл настаивал на управлении всеми их объединенными финансами. Он потратил их сбережения, использовал кредитные карточки, заложил дом и получил ссуды, за которые она, как его супруга и наследница, несла ответственность. Отсутствие завещания породило проблемы с законом, и только через несколько месяцев, в течение которых она пыталась привести в порядок свои финансы, ее адвокат сообщил, что в наследство ей осталась лишь небольшая сумма.

А две недели назад она наконец узнала, почему так произошло.

Две недели назад ей нанесли визит давняя любовница Майкла Синди... и его сын трех с половиною лет.

На протяжении их брака ее муж вел двойную жизнь, а она, ни о чем не подозревая, помогала ему финансами!

Прекрасно, сегодня ночью наступит время возмездия.

Сегодня ночью она не собирается быть маленькой дурочкой, согласной на все.

Сегодня она собирается быть безжалостной грешницей.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

— Так вы не упустили возможность выйти замуж?

Риган была готова взорваться. Но она решила направить свои эмоции в другое русло. Она улыбнулась Адаму и пошла к бару.

Держа коктейль в руке, она вернулась к нему и села, положив ногу на ногу и позволив юбке подняться выше колен.

— Позвольте, я вам помогу, — предложила она, проводя рукой по его шее и ощущая твердые мускулы под своими пальцами.

— Вы умеете делать массаж?

— Я, конечно, не профессиональная массажистка, — сказала она, — но уверена, что сумею сделать массаж, чтобы снять напряжение.

— Кажется мне, Ева, что прикосновения ваших рук к моему телу скорее увеличат, чем уменьшат напряжение, — сказал он со слабой улыбкой, которая подействовала на нее успокаивающе.

Она откашлялась.

— Итак... что вы обычно делаете, чтобы расслабиться после трудного дня? — спросила она.

По его взгляду она поняла, что он опять собирается дразнить ее.

— Что ж... Я нахожу, что флирт с приятной женщиной очень расслабляет.

— Тогда вы должны скоро растаять от удовольствия, — сказала она.

Он быстро взглянул на нее.

— Я уже чувствую, что таю. А что вы делаете, Ева, чтобы расслабиться?

— О, читаю, шью, готовлю... — ответила она спокойно. А потом, взмахнув ресницами, продолжила: — Занимаюсь любовью...

— Интересно. Я всегда находил, что акт любви имеет противоположный эффект, — пробормотал он, затем сделал еще один глоток виски, наслаждаясь ее волнением. — Но, вероятно, женщины чувствуют по-другому...

Она пожала плечами.

— Мужчина и женщина не так уж сильно отличаются друг от друга.

— Милая, судя по всему, вы не блистали на уроках биологии в старших классах, — весело заключил он.

Он попал в самую точку. Нередко мать забирала Риган с уроков, опасаясь введенного в школах курса сексуального образования.

— Я получила скорее классическое, чем естественно-научное образование, — пояснила она, — и я имела в виду равные сексуальные потребности и желания.

— Равные, но различные, — согласился он. — Я не думаю, что мои сексуальные фантазии такие же, как и ваши.

Это звучало так самодовольно, что ей немедленно захотелось уколоть его.

— Вряд ли ваши более изобретательны, чем мои!

Он даже поперхнулся виски.

— Если я расскажу вам о своих фантазиях, вы мне расскажете о своих? — Она ничего не ответила, и он спросил: — Вы играли в детстве в докторов и медсестер?

— Я была единственным ребенком.

— Ну и что? Наверняка у вас был какой-нибудь милый соседский мальчик, который предлагал спрятаться в ближайшем чулане с его игрушечным стетоскопом и карманным фонариком?

— Если бы такой нашелся, то остался бы без головы.

— Так вы были сердитой, самоуверенной маленькой девочкой? — поинтересовался он.

— Я была очень послушной, с ангельским характером, — сказала она тоном, который не оставлял сомнений в том, что все было как раз наоборот. — Но моя мать была очень бдительной в вопросах семи смертных грехов.

— И тем самым не давала вам шанса стать другой, — заключил он.

Она слегка пригладила кончиками пальцев свое платье.

— Немного помялось? — Он проводил взглядом ее движение.

— О, ничего страшного, я потом отглажу его. Люблю этим заниматься, — сказала она.

— И холите свои золотые крылья?

— Никаких крыльев, — прервала она его, — но иногда я беру с собой вилы.

— Вы — опасная женщина. Наверное, я должен был сначала обыскать вас на предмет оружия.

— Вы можете сделать это сейчас. И, кроме того, я не собираюсь направлять свое оружие против вас.

— Даже если я попрошу? — Рассмеявшись, он посмотрел в сторону обеденного стола, на который Пьер уже поставил бутылку шампанского в серебряном ведерке для льда. — Похоже, Пьер уже готов нас угощать своими яствами.

Возле овального стола стояли два элегантных кресла, верхний свет был приглушен, а колеблющееся пламя свечей отражалось на полированном дереве. Белоснежные салфетки, сверкающее столовое серебро, хрусталь. Букет бледно-розовых роз в стеклянной вазе ручной работы дополнял картину.

Адам последовал за Пьером на кухню. Когда он вернулся, Риган все еще стояла возле кресла у стола, ее лицо слегка порозовело. Когда он приблизился, она отодвинула стул и пригласила его сесть.

— Узурпируете мои обязанности джентльмена? — пробормотал он, улыбнувшись, а Риган положила ему на колени салфетку, лежавшую около его тарелки. — Я думал, что это я буду обслуживать вас, — добавил он.

— Надеюсь, вам понравится, что вас балуют, — сказала Риган, разжимая пальцы и кладя что-то поверх его салфетки.

Он взглянул вниз.

— По-моему, вы ошиблись, Ева. — Он поднял комок черных кружев над столом, раскачивая его на пальце.

— Вовсе нет, — отвечала она.

— Вы меня дразните! — сказал он не то с осуждением, не то с одобрением. Он покрутил кружевной комок на согнутом пальце. — Тогда что это? Какая-то разновидность кулинарной приправы, да?

И она увидела, как он уронил маленькие черные трусики на свою тарелку с золотым ободком и взял вилку.

— Должен отметить, что они выглядят довольно аппетитно. — Адам начал наворачивать на вилку шелковую материю, словно это был какой-то экзотический вид макарон.

— Адам, нет! — воскликнула Риган, зажав ладонью рот, чтобы сдержать смех. Она даже не могла предположить, что он с таким чувством юмора отнесется к происходящему.

Он сделал паузу, глядя на нее.

— Вы не носите съедобных трусиков? — спросил он.

Она видела такое изделие в магазине подарков и нашла его ужасно липким.

— Конечно, нет!

— Тогда, наверное, мне лучше заменить их на что-нибудь из приготовленного Пьером, — сказал он, спокойно сняв трусы с вилки и затолкав их в нагрудный карман. Он поднял крышку с блюда и достал порцию приготовленных на пару овощей в соусе.

— Хотите попробовать?

Риган отвела глаза от кружев, свисающих из его кармана.

— Нет, кажется, мне не хочется. — Она увидела, что он кладет себе большую порцию овощей. — Вы вегетарианец?

Он отрицательно покачал головой, разливая шампанское в бокалы.

— Я просил Пьера приготовить что-нибудь легкое. Знаю, что еда считается обычной прелюдией к любовным играм, но не люблю заниматься любовью с переполненным желудком. А вы какого мнения на этот счет?

Бокал шампанского, который он передал ей, чуть не выскользнул у нее из руки.

— Я... я никогда не думала об этом...

— Вы имеете в виду, что всегда поступаете в соответствии с вашими естественными инстинктами — мне нравится это в женщинах. — Его взгляд перешел на его блюдо. — Ммм... это действительно хорошо. Попробуйте. — Он протянул ей ломтик моркови на своей вилке, и Риган автоматически наклонилась вперед, чтобы взять его в рот. — Вкусно? — спросил он, предлагая уже другой кусочек, на этот раз зеленого перца.

Густой соус был совершенно необыкновенным на вкус.

— Восхитительно, — отозвалась она, прикрыв глаза и ощущая зубцы его вилки на своей губе.

— Вы уверены, что не хотите съесть немного?

— Хорошо... может быть, чуточку. — Она согласилась поддаться соблазну, решив, что в этот вечер не стоит сопротивляться.

Пока они ели, Адам вел обычную светскую беседу на ничего не значащие темы, но взгляд его был очень пристальным, и Риган все больше ощущала, что он — мужчина, а она — женщина. Он смотрел на ее рот, когда она ела, и на ее глаза, когда она пила шампанское; он внимательно наблюдал за ее маленькими руками, которые ловко управлялись с массивными столовыми приборами; за тем, как она проглатывает небольшие кусочки овощей; казалось, он получает особое удовольствие, глядя на ее тонкую кожу на шее и на колыхание ее груди под платьем, когда она жестикулировала или смеялась.

Непривычная к такому мужскому вниманию, Риган остро ощущала напряженную атмосферу, создавшуюся в комнате. Все ее тело гудело от нервной дрожи приятного ожидания.

Она была так захвачена своими ощущениями, что, когда Адам наконец прижал свою салфетку ко рту, подумала лишь о том, что бы она почувствовала, если бы он прижался своими губами к ее губам...

Риган опомнилась, когда он внезапно бросил свою салфетку на стол, быстро поднялся, выхватил ее из кресла и прижал к себе.

— А теперь вы можете осуществить свое обещание, — прошептал он.

Она даже задохнулась от испуга.

— Какое обещание? — пробормотала она в смятении, только сейчас сообразив, что не в силах с ним справиться.

— Вот это, — сказал он, запуская свою руку ей под платье и поглаживая нежную кожу внутренней стороны ее бедра. Его пальцы были так настойчивы... Она почувствовала, будто ее ударило током, и инстинктивно сжала ноги, но ее сопротивление было прервано поцелуем.

Он целовал ее до тех пор, пока она не почувствовала, что сердце ее вот-вот выскочит из груди, а она сама потеряет сознание. Это не было легким флиртом — его поцелуи были страстны и настойчивы. Его язык двигался у нее во рту, вызывая у нее желание близости, и она обвила его шею руками, погрузив пальцы в прекрасные черные волосы...

Но и этого было недостаточно — он слишком контролировал себя, а она хотела большего — она начала отвечать на его поцелуи, заставляя его быть решительнее и безрассуднее...

Он прервал поцелуи, и ее голова упала на его плечо.

— Вы так возбуждаете меня, — пробормотал он.

Была ли хоть нота удивления в его словах?

— Разве не этого вы хотели? — едва выговорила она.

— Чего я хочу от женщины и что я от нее получаю, не всегда одно и то же, — проговорил он, гладя ее живот и смотря в ее фиалковые глаза. — Но вы, возможно, уникальны в этом отношении. Вы ведь не собираетесь сыграть со мной шутку, Ева?

— Вы тоже разгорячили меня, — парировала она, похлопав ладонью по его груди.

Он продолжал целовать ее в медленном, дразнящем ритме, контролируя движения своих рук.

— Адам... — Протест Риган был скорее тихим стоном, когда она сжала свои бедра, стараясь облегчить обжигающую боль, вызываемую нежностью его прикосновений.

— Ева... — Он сказал что-то еще, чего она не расслышала. — Я думаю, нам пора перейти в спальню, пока мы еще в состоянии ходить, — сказал Адам, потянув ее за руку. — Я предпочитаю завершить это в комфорте... а вы не возражаете?

Его улыбка была слегка насмешливой, словно он чувствовал, что она готова отдаться ему прямо здесь...

Через широкий холл они вошли в спальню.

— Вы не возражаете, если я сначала приму душ, чтобы смыть дневную пыль? — Он стянул рубашку и бросил ее на стул у стены, причем ее кружевные трусики все еще украшали карман рубашки.

Он увидел ее взгляд и повернулся, чтобы взять ее за подбородок.

— Я бы попросил вас присоединиться ко мне, но одного прикосновения ваших рук хватило бы, чтобы я взорвался, как ракета, — заметил он честно. — А мне хочется продлить наши игры. Кроме того, — он наклонил голову, чтобы потереться ртом и носом об ее щеку, — вы уже пахнете так прекрасно... Если вы не возражаете и вам нравятся игры в воде, мы можем позднее вместе воспользоваться джакузи. — Он шагнул в открытую дверь ванной, задержавшись, чтобы подразнить ее взглядом. — Вы подождете меня?

Риган стояла в центре спальни и размышляла, что делать. Должна ли она раздеться... или он предпочтет раздеть ее сам? Она осмотрелась и увидела себя в зеркале. Неужели это действительно она?

Ее черное платье казалось несколько узковатым, а подол задрался и теперь казался гораздо выше, чем раньше. Черные гладкие волосы были в беспорядке, губы раскраснелись, глаза потемнели и искрились на пылавшем лице. Она положила на шею руку и провела ею по платью — по груди, по талии и вниз до подола юбки. Подняла юбку до верха чулок и дальше, до обнаженных бедер. Согнула колено и взглянула на себя в зеркало. На жертву она пока не похожа, выглядит, как настоящая роковая женщина.

Риган никогда в жизни еще не чувствовала себя такой сексуальной.

Она опустила подол и подошла к шкафу, стараясь прислушиваться к шуму в ванной. Среди предметов, которые Адам выложил из своих карманов, были кучка мелочи, связка ключей, бумажник из крокодиловой кожи, расческа, оправленная в серебро, а рядом небольшой черный кожаный футляр с маникюрным набором. Единственным предметом, который мог не принадлежать мужчине, был длинный узкий голубой ювелирный футляр.

Ее награда?..

Риган положила свою сумочку и подняла замшевый футляр. Крышка была тугой, и она с трудом приподняла ее.

Она задохнулась от восхищения. На синем бархате лежал тонкий браслет, крошечные бриллианты сверкали голубым пламенем. Бог знает, сколько такая вещь могла стоить!

Риган закрыла футляр. Если это было то, что Адам собирался подарить своей леди-на-вечер, она не хотела, чтобы он знал о ее любопытстве.

За исключением пары колец, Майкл никогда не дарил ей никаких ювелирных украшений. Его подарки ко дням ее рождения ограничивались мелкими домашними принадлежностями, а самым романтичным подарком на годовщину свадьбы была поваренная книга.

Однако в этом браслете не было ничего романтического, напомнила себе Риган. Ей не стоит попадаться в ловушку своего воображения. Это не был подарок любовника, это было бездушное свидетельство их соглашения, вот и все. Браслет не был куплен специально для нее, а возможно, Адам даже и выбрал его не сам.

Она открыла свою вечернюю сумочку. Отодвинув в сторону пакетик с презервативами, вынула маленькую коробочку и открыла ее. В ней лежали элегантные золотые запонки с гранеными новозеландскими нефритами. Они были очень дорогими, но Риган долгое время экономила на хозяйственных расходах, чтобы подарить их Майклу на его двадцативосьмилетие. Но он погиб за неделю до дня рождения, и запонки пролежали забытыми в кармане старого жакета, пока она не нашла их несколько дней назад.

Она собиралась продать их, но в этот вечер ей показалось более романтичным использовать их в качестве платы за избавление от ее понапрасну затраченной любви.

— Что вы делаете?

Риган сунула коробочку в сумку и повернулась, внезапно поняв, что шум воды в ванной стих.

Во рту у нее пересохло. Адам не был совершенно голым, так как вокруг бедер у него было обернуто полотенце. На его коже были капли воды, как будто он не успел вытереться.

— Я... я только достала вот это, — сымпровизировала она, показав ему пакетик презервативов и положив сумочку на туалетный столик.

Он вытащил пакетик из пальцев Риган и положил на сумочку, не отводя глаз от ее лица.

— Вам они не нужны.

— Но вы... но я... — Она не могла поверить, что он готов пойти на риск.

Он улыбнулся, наблюдая ее растерянность.

— Я предпочитаю пользоваться своими собственными, — пояснил он.

— О, — с облегчением вздохнула она. — Вы мне не доверяете? Вы решили, что я поработала над ними булавкой?

— Бывали и такие случаи, — мягко сказал он, и она поняла, что он не доверял не ей, а женщинам вообще... может быть, даже людям вообще.

— Вы пессимист?

— Нет, а сейчас я особенно оптимистичен — предвкушая ближайшее будущее, — сказал он, поддев пальцем бретельку ее платья и глядя в ее глаза. — Кстати, вы меня так возбуждаете... — Он потянул бретельку с ее плеча, а ее рука прикрыла грудь.

Послышался мягкий шорох, и она почувствовала, как полотенце сползло с его бедер и упало на пол. Он был теперь совершенно обнажен и находился всего в нескольких дюймах от ее наэлектризованного тела.

Кроме Майкла, Риган никогда не видела обнаженного мужчину.

Она не могла опустить взгляд ниже его груди. Она подняла руки и положила их на его плечи.

— О, да... вот так... касайся меня, покажи мне, что ты умеешь... — Он поцеловал ее в шею и, положив свои руки поверх ее, водил ими по своей груди. Она могла чувствовать биение его сердца, кончики ее пальцев ощущали волоски на его груди. — Ты так прекрасно это делаешь, — сказал он хрипло, сжимая ее голову своими руками. — Посмотри на меня — я больше не могу контролировать себя...

— О, Адам... — Она знала, что реальный подарок, который она унесет с собой, будет гораздо дороже всех бриллиантов. Этот восхитительный незнакомец подарил ей уверенность в том, что она снова женщина.

ГЛАВА ПЯТАЯ

— Хорошо, милая, теперь уже недалеко. Риган посмотрела на своего шефа, который с нетерпением ждал окончания поездки.

— Следующий направо! — рявкнул у нее над ухом голос, который совершенно не подходил этому коротышке, так что она тут же решила сосредоточиться на управлении автомобилем.

Два месяца назад она и не подумала бы взяться управлять таким роскошным «ягуаром», но с той ночи Риган обнаружила в себе дух авантюризма, который помог ей поверить, что она может справиться со всеми проблемами, если только решится попробовать.

Та ночь. Она все не может забыть о ней, об этой прекрасной и таинственной ночи.

Риган запретила себе думать об этом днем, хотя в своих ночных фантазиях все время видела Адама. Клео ничего ей не говорила об этом вечере. И где-то в глубине души Риган была разочарована тем, что Адам не попросил Дерека о повторном визите несуществующей «Евы».

— Здесь! Поворачивай! Быстрее! Поворачивай! — Пожелтевший от сигарет палец возник перед ее носом.

— Да, я вижу знак, — спокойно ответила она.

Сэр Фрэнк захихихал, когда они пронеслись мимо огромного щита, рекламирующего новый квартал Палм-Коув и район приморской застройки, и свернули с шоссе на широкую извилистую дорогу, которая пересекала полуостров, вдающийся в залив Хаураки.

С тех пор как доктор посоветовал ему беречь сердце, сэр Фрэнк старался заботиться о своем здоровье. Он прекратил водить машину, перестал есть жирную пищу и курить свои любимые сигары. Правда, он никак не мог бросить привычку командовать. Продав большую строительную компанию, которую он сам создал, начав с маленького магазина мебели, он добился, чтобы она все-таки осталась в семье, поскольку глава корпорации, купившей его компанию, собирался жениться на внучке его невестки Хэзл.

В шестьдесят шесть лет сэр Фрэнк считал, что еще слишком молод, чтобы бездельничать. Даже передав руководство фирмой «Гарриман девелопментс» будущему мужу Каролины, жившему на вилле рядом с Палм-Коув, он не удалился на покой.

— Я не знаю, насколько буду полезна в этом деле, — сказала Риган. — Я никогда ранее не организовывала больших свадебных торжеств.

Он махнул рукой.

— Хэзл знает, что надо делать; ей просто нужен кто-то, чтобы следить за происходящим, пока она не выздоровеет. А ты — ее родственница, она тебя знает и не будет жаловаться, что я подсунул ей чужого человека...

— Но я очень дальняя родственница. Думаю, вам следовало бы предупредить ее, что я приеду, — сказала Риган с тревогой. — Ей мог бы помочь кто-то из членов семьи.

Сэр Фрэнк передернул плечами.

— Все эти неумехи, которые вьются вокруг нее, только будут мешать и в конце концов все испортят. Детей у Хэзл не осталось, Каролина — ее единственная внучка, так что эта свадьба для нее очень важна... Я только хочу быть уверенным, что она не перестарается.

Риган чувствовала, что он расстроен и очень волнуется.

— В ее возрасте вывихнутая лодыжка и сломанная кисть — слишком серьезные травмы, — добавил он мрачно. — Она еще счастливо отделалась, что не сломала себе шею, катясь с этого холма. Кости старой леди могут ломаться, как сухие ветки, я спрашивал об этом моего доктора.

Зная, что Хэзл Гарриман была только на два года старше сэра Фрэнка, Риган прикусила язык.

— Я говорил ей, что она должна использовать машину для гольфа, чтобы ее не таскали вверх-вниз эти бездельники, — проворчал он. — Но она слишком скупа, чтобы арендовать такой транспорт, хотя Джон оставил ее богатой, как Крез! Ладно, я куплю ей тачку за свой счет, вот и все! Я велю покрасить ее в яркие цвета... может быть, напишу ее имя на стенках. Как ты думаешь, ей понравится?

Риган встречалась с Хэзл только дважды, но с первого взгляда поняла, что это весьма элегантная светская дама.

— Мне кажется, что нужно что-то более сдержанное, сэр Фрэнк, — посоветовала она.

— Ты решила называть меня «сэр Фрэнк» на работе, но не надо обращаться ко мне так повсюду, — сменил он тему разговора. — Твоя мать перевернется в гробу, услышав, как ты называешь меня этим дурацким титулом...

Риган проглотила комок в горле.

— Моя мать не умерла, — сказала она.

Она проехала еще одну развилку. Перед ней раскинулся весь полуостров. Его пологий северный склон был застроен современными домами, мотелями и домами отдыха, переходя в плоские песчаные пляжи у голубовато-зеленого моря, тогда как на менее фешенебельном южном склоне располагались старинные постройки, а скалистые утесы спускались к естественной гавани, в которой стояли лодки яхтсменов и рыбаков.

— Твоя мать так увлеклась своим миссионерством, что бросила единственного ребенка и умчалась в австралийскую пустыню, — безапелляционно сказал Фрэнк.

— Ну, вряд ли можно говорить о брошенном ребенке — мне тогда было восемнадцать, — возразила Риган.

— Она должна была хотя бы удостовериться, что ты поступила в университет, помогать тебе, — настаивал сэр Фрэнк.

— Мама написала вам относительно меня перед своим отъездом, — напомнила Риган.

Сначала она была очень расстроена поступком матери: ей не хотелось пользоваться родственными связями.

Гарриманы приходились весьма дальними родственниками ее матери, и Риган была смущена, получив письмо, в котором сэр Фрэнк интересовался ее планами получения степени по праву и предлагал на время каникул работу в правовом отделе «Гарриман девелопментс». Эта работа помогла ей оплатить учебу и проживание в университетском общежитии и даже отложить немного на будущее.

— В какое положение она тебя поставила? Ты ведь никогда не видела нас. Тебе надо было привыкнуть ко всему этому. А этот твой муж! Майкл не постеснялся попросить у меня работу и поведал мне, что мечтает о собственном доме для своей семьи.

— Да, я знаю, — сухо сказала Риган.

— Не хотел напоминать тебе об этом. — Сэр Фрэнк похлопал по ее руке. — Я знаю, тебе все еще трудно, ты не привыкла к одиночеству. Может быть, несколько недель в Палм-Коув немного подбодрят тебя.

— Я уверена, что мне это поможет, — пробормотала она.

— Ты могла бы приехать к нам после смерти твоего мужа, — добавил он. — Хэзл сумела бы присмотреть за тобой. Она сама пережила подобное, когда умер ее муж.

— Мне нужно было убедиться, что я смогу сама устроить свою жизнь, — защищала себя Риган.

— Знаю, знаю, ты все время борешься за свою независимость. И все-таки я хочу дать тебе совет насчет продажи дома. Сейчас плохое время для продажи — рынок в застое.

К сожалению, Риган не могла откладывать решение этого вопроса.

— Он слишком велик для одного человека.

— Если ты не хочешь оставаться в том доме, мы можем поселить тебя в одном из новых домов — это всего час езды на машине от Окленда; ты сможешь сохранить свою работу.

— Я, возможно, не останусь на этой работе теперь, когда пришел новый хозяин, — непринужденно сказала Риган, но ее пальцы крепко сжали руль при мысли о тех порядках, которые начали проникать в компанию с появлением нового владельца.

— О, у Вейда сложный характер, он жесткий, требовательный человек, но благородный и справедливый — он изучит все документы, все протоколы и поймет, что ты работаешь здесь потому, что заслуживаешь этого, а не потому, что ты чья-то родственница.

Риган никогда не слышала о женихе Каролины, оклендском бизнесмене со связями по всему миру, но сэр Фрэнк заверил ее, что Джошуа Вейд весьма уважаем в финансовых кругах.

— Фред сказал мне, что ты один из лучших юристов, с которыми он когда-либо работал. Он думает, у тебя большой потенциал... Он был очень недоволен, когда я сообщил, что заберу тебя на несколько недель...

— Я обещала ему, что на это время оформлю отпуск... — начала Риган.

— Ерунда! Мы не можем позволить платить тебе за привилегию помогать нам! — воскликнул он. — Кроме того, тебе предложено работать в местном отделении в Палм-Коув в твое свободное время...

Когда они оказались в начале поселка, дорога разделилась надвое — один путь вел к резервной стоянке автомобилей, а другой – к воротам в стене из массивного природного камня, украшенным названием «Палм-Коув» и эмблемой из массивной бронзы, сияющей в лучах предвечернего солнца.

— Впечатляет, не так ли? Майкл никогда не привозил тебя сюда?

Она покачала головой.

— Нет, хотя я видела рекламные брошюры и газетные объявления. — Майкл старательно держал ее подальше от всего, что касалось его работы в Палм-Коув.

По другую сторону стены тянулись зеленые поля с новыми жилыми кварталами. Широкие, обсаженные пальмами дороги вились вдоль строящихся великолепных домов. В стороне, ближе к морю, Риган увидела уже построенные клуб с полем для гольфа и высокую башню. Она видела фотографии этого района и знала, что когда они подъедут ближе, то смогут увидеть многоуровневые террасы, которые окружают кафе, бары и магазины в основаниях башни; блоки двухэтажных домиков, поставленных на берегу моря, так что фанатики-яхтсмены могли бы выходить прямо из своих роскошных апартаментов к яхтам.

Риган свернула на узкую частную дорогу, которую указал сэр Фрэнк. Дорога обогнула деревья, и появился дом — большая двухэтажная деревянная вилла, выкрашенная в белый цвет, — словно элегантная пожилая леди, окруженная кринолином веранд и лужаек.

Обратной стороной дом был обращен к морю, а перед фасадом благоухали роскошные клумбы, украшенные поздними летними розами.

Риган выбралась из машины и размяла ноги. Она была довольна, что надела юбку из немнущейся верблюжьей шерсти с летней блузой светло-зеленого цвета. Когда она попробовала забрать свой багаж из машины, сэр Фрэнк решительно воспротивился:

— Здесь есть кому это сделать.

Риган заглянула во внутренний двор дома.

— А беседка стоит на острове?

Сэр Фрэнк взглянул на ее удивленное лицо.

— Это идея Хэзл, она решила, что будет весьма романтично устраивать здесь ланчи. Пришлось нагнать уйму бульдозеров, вырыть озеро и повернуть ручей, чтобы в озере была вода. — Его голубые глаза сверкнули на красном лице. — А почему я не бегу и не объявляю новость о твоем приезде?

Маленькое овальное озеро было чудом инженерного искусства, и Риган пошла к маленькой деревянной пристани, где были спущены на воду две небольшие лодки, и стала разглядывать решетчатую беседку и раскидистый дуб на берегу островка.

Горячее послеполуденное солнце грело ее непокрытую голову, и она направилась через широкую лужайку, чтобы прогуляться в тени рощи, которая начиналась сразу же за домом. Пройдя немного сквозь заросли вечнозеленых деревьев и экзотических кустарников, Риган лениво оторвала широкий блестящий лист и повернулась, чтобы еще раз взглянуть на дом.

Движение в одном из окон первого этажа привлекло ее внимание, и она увидела фигуру мужчины, разговаривающего по телефону и прохаживающегося по комнате. Риган находилась довольно далеко и разглядела только, что это был высокий черноволосый молодой человек. А когда он остановился у окна и стал просматривать какие-то бумаги, смогла рассмотреть его лицо.

И вдруг она похолодела.

Адам! И, о ужас, он заметил ее! Оба на какой-то момент застыли, глядя друг на друга.

Даже на расстоянии Риган увидела, как он потрясен встречей. Она инстинктивно решила спрятаться в роще, молясь, чтобы он не узнал ее.

Адам высунулся из окна.

— Подождите!

Риган вздрогнула. Она сделала еще один шаг назад. Нет, эта ночная фантазия не может быть реальностью. Не здесь, не сейчас!

— Эй, не уходите!

К ее ужасу, она увидела, что он собирается вылезти в окно.

— Ева?

О Боже!

— Ева, это вы?

Он уже был на веранде, широко шагая к ступенькам. Риган повернулась и вслепую кинулась через кустарник в попытке убежать от него как можно дальше.

С разбегу налетев на толстый ствол старой сосны, Риган взобралась по необрезанным ветвям до высокой развилки.

Она сидела на ветке, как на насесте, с поцарапанными щекой и руками, пытаясь задержать дыхание, потому что слышала его приближающиеся шаги.

— Ева? Проклятие! Ответь мне, это ты?

К ее ужасу, он остановился прямо под ней. Она почувствовала головокружение.

— Какого черта!.. — пробормотал он. — Не прячься. Я не причиню тебе вреда, — звал он, а его голос был полон нетерпения.

Вдруг раздался звонок его сотового телефона. Когда он, вынув телефон из внутреннего кармана, ответил, в его голосе чувствовалось раздражение.

— Да! Что?.. Нет, я положил трубку и отошел на минуту... Нет, нет, конечно, вы правы, нам нужно решить это немедленно...

Ее глаза следили за ним, когда он осмотрелся в последний раз, а затем пошел назад к дому.

Когда Риган убедилась, что он действительно ушел, она осторожно спустилась вниз. Хорошо, что ее юбка имела разрез и не обтягивала колени, а колготок она не надела.

Риган достигла земли со стоном облегчения и стала отряхивать сор и иголки со своей одежды. Когда что-то кольнуло сзади ее шею, она обернулась, и сердце ее забилось, как у птенца, выпавшего из гнезда.

Тонкий, долговязый подросток с волосами, падавшими на плечи, в круглых очках с металлической оправой, стоял в кустах, наблюдая за ней.

Риган нервно заправила волосы за уши и улыбнулась.

— Привет! Ты откуда взялся?

Интересно, давно он здесь стоит? Она прикусила губу. Не захватил ли Адам его в сопровождающие?

Он не улыбнулся в ответ, его карие глаза спокойно смотрели на нее.

— Привет.

— Ты здесь живешь? — спросила она, соскабливая сосновую смолу с кончиков пальцев.

Он сунул руки в карманы своих шортов цвета хаки и пожал плечами, обтянутыми простой белой рубашкой с короткими рукавами.

— Нет. — Он посмотрел на царапины на ее ногах. — Что вы делали на дереве?

Ее мысли разбежались.

— Я... заметила интересную птицу, — сымпровизировала она. О, небо, как глубоко она пала, что врет даже детям! Хотя, судя по его голосу, он уже не был ребенком. Она прикинула, что ему лет одиннадцать-двенадцать.

— Какую птицу?

— Я не знаю... поэтому и захотела посмотреть ближе. — Она постаралась снова улыбнуться.

— Разве вы не слышали, что вас звали?

— Нет, а кто? — Она сделала удивленное лицо. — Наверное, я оглохла. Кто это был, ты не знаешь?— спросила она.

Его светло-карие глаза невинно глядели на нее.

— Большая или маленькая?

— Извини, о чем ты?

— Та птица, которую вы видели, была большой или маленькой? — настойчиво спрашивал он.

— Большая, — сказала она твердо.

— А какого цвета?

— Ну... коричневая, я полагаю.

— Светло-коричневая или темно-коричневая?

— И то и другое, — сказала она неопределенно.

— Летела или сидела на ветке?

— Сначала летела, затем села и сидела на ветке, — сказала Риган.

— А лапы какого цвета?

Она посмотрела на него недоверчиво.

— А кем ты себя воображаешь? Джеймсом Бондом? — пошутила она.

— Вы говорите об орнитологе или о шпионе, названном по его имени? — спросил он.

Она сложила руки на груди.

— Я удивляюсь вашему поколению. Неужели ты знаешь, чье имя Ян Флеминг взял для своего героя?

Он переступил кроссовками по палой листве:

— Я много читаю.

— Я делала то же в твоем возрасте, правда, мне запрещали читать Яна Флеминга, — сказала она.

— А сколько мне лет, как вы думаете?

— Ты любишь играть в вопросы и ответы? — Она посмотрела ему в глаза. — Четырнадцать, — сказала она, решив сделать ему комплимент.

— Пятнадцать, — поправил он хмуро.

— О, прекрасно, — сказала она. — Моя мама думала, что Библия — это единственная книга, которую стоит читать. Романы в нашем доме были под запретом.

— Вам совсем не разрешали читать фантастику? — спросил он с ужасом.

— Только не дома. — Она пожала плечами. — Я привыкла хранить книги в своем школьном шкафчике.

— Но это же цензура! Вы должны были сказать ей, что она не имеет права нарушать ваши права, — сказал он. — Мне разрешают читать все, что я захочу.

— Счастливчик. Наверное, твоя мама настоящий либерал?

— Я не знаю. Клер живет в Америке. Мои родители развелись, когда я только родился, и я остался с папой.

— О, я очень сожалею.

— Почему?

Она несколько смутилась.

— Ну... я сожалею, что твоя мама не была с тобой, когда ты был ребенком, — сказала она.

— Почему? А вы не думаете, что мужчина может быть одиноким родителем, наравне с женщиной?

Риган отвела глаза. Ей показалось, что этот юнец задает слишком много вопросов.

— Слушай, мне действительно пора идти. — Она не понимала, почему стоит тут и болтает с этим мальчишкой, ведь Адам может оказаться совсем рядом. Она должна была разобраться, что он здесь делает, и постараться избежать встречи с ним. Если он просто гость, ей стоит подольше держаться в стороне, и тогда он решит, что ошибся... — Сэр Фрэнк и миссис Гарриман, наверное, волнуются, что я пропала, — сказала она, оглядываясь вокруг.

— Дом вон там. — Мальчик вынул руку из кармана и указал через ее левое плечо.

— Спасибо. — Она все еще колебалась.

— Если вы повернете направо, выйдете на тропинку за тем деревом и пройдете сквозь кусты к цветнику, — добавил он.

Риган внимательно взглянула на мальчика, но его худое лицо ничего ей не сказало. Если он хотел помочь ей, он явно не мог быть заодно с Адамом.

— Хорошо. Еще раз спасибо. До скорого...

— Увидимся, — последовал лаконичный ответ.

Она помолчала, потом посмотрела на него через плечо.

— А ты придешь?

— Вероятно. — Он пожал плечами. — Меня зовут Райан.

— А я — Риган. Я приехала помочь миссис Гарриман организовать свадьбу ее внучки.

Что-то промелькнуло в его глазах, но он ничего не ответил, а она помахала ему рукой и пошла к тропинке.


Уже через пять минут Риган вежливо приветствовала Хэзл Гарриман в гостиной и извинялась за свой взъерошенный вид.

— Ты действительно выглядишь так, словно тебя протащили сквозь живую изгородь, милочка! — сказал сэр Фрэнк, когда она объяснила, что сбилась с тропинки и пробиралась сквозь кустарник.

— Вы такой грубый, Фрэнк, — откомментировала высокая, худощавая, элегантно одетая дама, сидевшая на диване викторианской эпохи. Ее правая нога с повязкой на лодыжке покоилась на скамеечке, а левую руку от кончиков пальцев до локтя покрывала еще одна повязка.

Она подарила Риган сдержанную улыбку, ее темно-карие глаза выражали явное замешательство.

— Не обращайте внимания, моя дорогая. Я проектировала эти посадки специально, чтобы люди совершали открытия, а не просто стояли и глазели. — Она наклонила свою аккуратно причесанную голову с пепельно-русыми волосами. — Садитесь, прошу вас. Я попрошу миссис Битсон принести вам что-нибудь прохладительное или чашку чая.

— Чай, пожалуйста, — выбрал сэр Фрэнк, — и пшеничные лепешки со сливками, и немного домашнего джема из киви.

Его невестка послала ему укоризненный взгляд.

— Только чай и бисквиты, вот и все, что вы можете получить у Алисы, — твердо сказала она, — доктор прислал ей памятку о вашей диете.

— Мне кажется, я должна заняться этой смолой на моей юбке, — сказала Риган, отклонив предложение сесть на одно из антикварных кресел. Ее нервы были напряжены: она пыталась быть внимательной к своей хозяйке и одновременно косилась на дверь в ожидании появления Адама. — Возможно, мне стоит сначала переодеться.

— Конечно. Вы можете принять душ. Это необходимо после вашей долгой поездки в жару. Почему я не попросила Алису показать вам вашу комнату? Вы уж извините, если ваша постель еще не приготовлена, поскольку мы не ожидали сегодня других гостей. — Она послала укоризненный взгляд своему деверю.

— Прошу прощения. Я все понимаю, миссис Гарриман, и не хочу быть обузой — я могу постелить постель сама, если мне покажут, где лежит белье, — сказала Риган.

Вежливая светская улыбка стала по-настоящему искренней.

— Риган, милая, простите меня. Во всем виноват Фрэнк. Он не предупредил ни вас, ни меня. Он называет меня хозяйкой в нашей семье, но все призы получает сам.

— Тоже мне призы! — Сэр Фрэнк рассмеялся. — Чай и бисквиты — вот и все, что я получаю здесь!

— И, пожалуйста, зовите меня* Хэзл. Так будет гораздо удобнее, поскольку мы с вами будем долго работать вместе. Мне так неудобно, но я нуждаюсь в помощнице — я ведь левша, а у меня накопилось столько писем и разных списков, с которыми надо работать. А Каролина так волнуется, что не может сосредоточиться на чем-нибудь хоть на минутку...

Риган почувствовала некоторое облегчение. Наконец главная из ее забот отпала и ей не надо больше бояться роли распорядительницы.

— А теперь вы можете подняться с Алисой и заняться собой, — предложила Хэзл. — Позднее она покажет вам дом. О делах мы можем поговорить позже. Обед, я думаю, будет готов к двум часам. Алиса собиралась приготовить фаршированную семгу...

О Боже, она может столкнуться с Адамом за обеденным столом?

— Вы сказали, что не ожидали больше никаких гостей? — спросила Риган. — Значит, кто-то уже приехал?

Она затаила дыхание, дожидаясь ответа Хэзл.

— Проживающих здесь — нет. Исключая, конечно, Каролину, а она часто уезжает ночевать в Окленд к себе на квартиру. Нет, когда я говорила о гостях, то имела в виду вечеринку, которую Каролина проводит у себя вечером для наших друзей. Это будет приятная возможность представить вас. У нас всегда много посетителей. Джошуа остановился внизу, в Палм-Корт, и регулярно наведывается, чтобы навестить Каролину. А еще приходит Кристофер, это брат Джошуа.


Обдумывая позднее в своей комнате все услышанное, Риган вспомнила взгляд, которым Хэзл обменялась с сэром Фрэнком при упоминании Кристофера Вейда, а затем быстро сменила тему разговора, оборвав дальнейшие расспросы о визитерах-мужчинах. Может быть, брат жениха был своего рода проблемой? Может быть, именно он был ее Адамом?

Если это так, то она не увидит его во время экскурсии по дому.

Комната, в которой она видела Адама, оказалась библиотекой, но сейчас она была пуста. Позже, во время обеда, она познакомилась с семейством Гарриманов. Каролина, которую Риган никогда прежде не встречала, была милой и приятной, но повела себя несколько странно, когда узнала о цели приезда Риган.

У Каролины была прелестная фигура и длинные белокурые волосы, распущенные по плечам.

Большинство гостей, которых Риган должна была встретить вечером, были мужчинами, и она решила стать фаталисткой. Она даже успокоилась. Столкновение с Адамом, конечно, весьма нежелательно, но это еще не конец света. Многие женщины встречаются в обществе с бывшими любовниками. К тому же Адам светский человек, который и сам вряд ли желает какой-либо огласки.

Вечеринка началась для Риган с представления ее хозяйкой дома нескольким группам гостей, которые встретили ее очень приветливо, и Риган почувствовала себя настолько свободно, что взяла бокал безалкогольного пунша. Она знала, что в своей черной облегающей юбке и гладком белом жакете выглядит гораздо соблазнительнее, чем более молодые из присутствующих женщин. И ее это очень устраивало.

— Здравствуйте, дорогая! Вы определенно новое лицо в этом доме.

Риган повернулась и увидела приятного темноволосого молодого человека с голубыми глазами, улыбавшегося ей.

— Итак, вы не можете быть приятельницей Каро, иначе мы бы встретились раньше. Вы принадлежите к местному обществу?

— Меня зовут Риган Фрэнсис. Я здесь в гостях.

— Неужели? Очень приятно. Мое имя Крис.

Она остановилась у дверей в стеклянную теплицу.

— Кристофер Вейд?

Он облокотился рукой на дверной косяк над ее головой и удивленно поднял брови.

— Я вижу, моя слава опережает меня. Что вы обо мне слышали? Что я великолепен? Что я красавец? Все это правда, уверяю вас.

— Это я вижу, — рассмеялась Риган.

— Исключительно чуткая женщина, — ухмыльнулся он и в течение нескольких минут болтал с нею.

Риган так увлеклась, что совершенно расслабилась, пока в поле ее зрения не попала мужская рука, держащая бокал с коктейлем.

— Вы не пробовали пунш, миссис Фрэнсис? Почему бы вам не взять этот бокал? Кажется, мой брат слишком увлекся беседой и забыл о своем долге джентльмена.

Риган уставилась не на протянутый бокал, а на запонку на рукаве рубашки — крупную золотую запонку с новозеландским нефритом. Она медленно подняла глаза.

— Ваш брат? — пробормотала она, не обращая внимания на молодого человека, замершего около нее.

Он знал ее имя! Значит, расспрашивал о ней. Кота выпустили из мешка.

Его улыбка была очень невеселой. А ее глаза остановились на Каролине, державшейся за его локоть, и на огромном алмазе, сверкавшем на ее пальце. И вдруг она все поняла.

Хозяин корпорации, известность в финансовых кругах, миллионер...

Джошуа Адам Вейд.

О Боже! Она спала с женихом внучки своего шефа! Фантастический любовник, говоривший ей, что он презирает людей, которые обманывают своих партнеров, был тем самым человеком, чью свадьбу она должна здесь организовать!

ГЛАВА ШЕСТАЯ

— Давно вы помолвлены? — внезапно охрипнув, спросила Риган.

— Около двух месяцев, — гордо ответила Каролина, с обожанием глядя на мужчину, стоящего рядом. — Наша помолвка состоялась во вторую неделю февраля, не так ли, Джей, дорогой? На День святого Валентина!

Риган поперхнулась пуншем. Это было всего через два дня после ее собственной встречи с «Адамом»!

— Извините, — просипела она, а Крис слегка ударил ее ладонью по спине.

По крайней мере, Джошуа не был помолвлен, когда развлекался с одной из «подруг» Дерека!

Но если он был увлечен Каролиной, почему же не обратился к ней, чтобы утолить свое желание, вместо того, чтобы искать случайной связи с незнакомкой... или он из тех мужчин, которые делят всех женщин на тех, с кем спят, и на тех, на ком женятся?

Но, глядя на пылающие щеки блондинки и чувственную грацию, с которой она прижималась к Джошуа, на ее глаза, перебегающие с одного мужчины на другого, Риган поняла, что, несмотря на свой вид дебютантки, Каролина не была безгрешной девственницей. И, во всяком случае, Джошуа был, конечно, настоящим джентльменом, чтобы следовать этому двойному стандарту!

Риган бросила взгляд на его лицо и увидела, что он смотрит на нее с презрением. И именно это презрение задело ее за живое.

Она расправила плечи и подняла подбородок, надменно не замечая его укоряющего взора. Уж не думает ли он, что она приехала сюда, чтобы встретить его? Риган вдруг возненавидела его за то, что он поставил ее в положение «другой женщины».

— Теперь все в порядке? — спросил Крис, покровительственно поглаживая ее спину.

Ноздри Джошуа раздулись, когда он посмотрел на руку брата, гладящую Риган.

— Вы позволяете такую ласку мужчинам, с которыми только что познакомились, миссис Фрэнсис? — спросил он, и его шутливая улыбка несколько смягчила грубость, с которой был задан вопрос. На что он намекает? На то, что она имеет привычку позволять и гораздо большие вольности?

Бокал задрожал в руке Риган, и даже Каролина прекратила на время прихорашиваться и с удивлением посмотрела на жениха.

Крис напрягся, его рука поднялась, словно он собирался влепить оплеуху своему циничному брату.

— Ее зовут Риган.

— Я знаю, как она себя называет. — Тон Джошуа был еще более вызывающим. — Мы с миссис Фрэнсис — старые знакомые.

Теперь — старые враги! Риган сжала губы, скрывая охвативший ее гнев.

— Это верно, — согласилась она и улыбнулась самой обворожительной улыбкой, на которую была способна. — Но в дополнение к той информации, которую он собирается вам сообщить, Крис, в качестве «старого знакомого», хочу вам сказать, что мистер Вейд хорошо знает, что в настоящее время я не замужем — мой муж погиб около года тому назад.

— Точнее, десять месяцев назад, если мне не изменяет память, — сказал Джошуа. Он медленно осмотрел ее сверху донизу. — Судя по вашему внешнему виду, можно сказать, что вы до сих пор не уверены, в трауре вы или нет.

Каролина издала нервный смешок, тогда как Риган боролась с желанием выплеснуть содержимое своего бокала в его отвратительную физиономию.

— Господи, когда же ты стал таким бесчувственным ублюдком! — воскликнул Крис, обнимая Риган за талию, словно защищая ее. Он наклонился к Риган и сказал, понизив голос: — Может быть, вам следует знать, что мои родители — отец Джошуа и его мачеха — погибли при пожаре, когда Джошу было семнадцать лет. Он затратил много усилий, чтобы вырастить меня и двух наших сестер-близнецов, для чего ему пришлось оставить мысли о карьере, о которой он мечтал, и бороться за опеку над нами, детьми, с родственниками отца и партнерами по бизнесу, которые хотели украсть наше наследство. По-моему, с тех пор он считает, что это дает ему право насмехаться над теми, кто не знает, сколько он пережил.

— Я не просил тебя извиняться за меня, — с угрозой в голосе произнес Джошуа.

— Я не извинялся — ты мог бы это сделать и самостоятельно, — сказал Крис, отбрасывая назад темно-каштановые волосы, — я только показал тебе, каково чувствовать, когда кто-то оскорбляет тебя на публике. Самое время дать тебе попробовать на вкус твое собственное лекарство.

— Отойди, Крис! — резко бросил Джошуа.

— А что? Ты понизишь мое жалованье? Я уже не маленький мальчик, которым можно командовать. Я на десять лет старше, чем был ты, когда возглавил отцовскую компанию. Теперь я квалифицированный врач и сам зарабатываю на свою проклятую жизнь.

Врач? Риган не могла представить себе этого самоуверенного молодого человека в модном белом костюме не легкомысленным плейбоем, а серьезным человеком.

— О, Крис, оставь ее в покое. — Каролина неожиданно пришла на помощь Риган. — Разве ты не видишь, что она вежливо старается отделаться от тебя?

— Может быть, вам стоит поговорить в другом месте? — пробормотал Джошуа, но Каролина и Крис его не слышали, так как продолжали обмениваться колкостями, и Джош обернулся к Риган. — Фрэнк сообщил мне, что я должен с вами познакомиться, поскольку вы собирались поработать в местном офисе Палм-Коув в то же самое время, когда я буду знакомиться со здешними делами. — Руки Риган стали липкими от испуга, когда он продолжил: — Итак, скажите мне... как может человек, бросивший университет и не имеющий квалификации, занимать такое тепленькое местечко в юридическом отделе компании, которая проводит столь важные операции?

— Мой путь туда не лежал через постель, если вы на это намекаете! — вспыхнула она.

— Коммерческая выгода? Да, вы с этим хорошо справляетесь... — Он замолк и на мгновение задумался.

Риган задержала дыхание, когда увидела, как сверкнули на свету золото и нефрит.

— В чем дело? — Он поднял свою руку, разглядывая запястье, и удивленно посмотрел на Риган. — Ах, вам понравились мои запонки? Хороши, не правда ли? И, насколько показали мои расследования, совершенно уникальны.

Риган изумилась: расследования?

— Также уникален тот факт, что они подарены мне одной женщиной, — пробормотал он. — Кроме моих сестер, женщины редко дарят мне подарки и никогда не дарили столь дорогие ювелирные изделия. Считается, что для богатого человека прерогативой является скорее давать, чем получать.

Неужели он совсем лишен чувства стыда?

— Сколько в вас нахальства, если вы собираетесь носить их при Каролине! — прошептала она гневно.

Он опустил веки.

— А мне интересно знать, зачем вы бродили по усадьбе, шпионя за мной, если не хотели продолжать наше знакомство?

— Я не шпионила за вами, а просто гуляла по парку! Если вы думаете, что я рада видеть вас, то вы, должно быть, сумасшедший! — сказала она, задыхаясь.

Он сжал губы.

— Если это было так невинно, то почему вы убежали? Второй раз сбегаете, но теперь я знаю, кто вы. И учтите, вам не удастся в будущем так просто меня игнорировать. Думаю, Фрэнк сможет подробно проинформировать меня, если я заинтересуюсь его милой протеже. Дальняя родственница, кажется, он так сказал?

— Да, и когда вы женитесь на Каролине, мы с вами тоже станем родственниками, — напомнила она с удовольствием.

Но даже это он обернул против нее.

— Мы с вами уже установили наши отношения. Вы, по-видимому, думаете, что это даст вам особые привилегии?

— Я так думаю? — возмутилась она.

Он указал пальцем на ее пустой бокал.

— Вы опять все выпили. Не навестить ли нам вместе бар? — Он взял ее за локоть и обернулся к Каролине. — Мы с Риган собираемся в бар. Тебе что-нибудь принести, Каролина?

— Желательно воды или пунша, — резко ответил Крис.

Каролина, свирепо посмотрев на него, улыбнулась Джошуа:

— Я бы выпила бокал шампанского.

— Это так типично! Свои желания — прежде всего!.. — начал было Крис.

— Я думаю, что тебе действительно стоит остановиться на чем-либо безалкогольном, — прервал Криса Джошуа.

По крайней мере, в этом вопросе мужчины, казалось, имели единое мнение.

— Хорошо, — сказала Каролина. — Как скажешь, милый.

Давление на локоть Риган усилилось, и она почувствовала, что ее куда-то тащат.

— Но я не хочу пить, — запротестовала она, когда он повел ее сквозь толпу гостей.

— Вы можете поддержать компанию.

— А вы не боитесь оставить их наедине? Они же могут убить друг друга или еще что-нибудь?

На его губах появилась загадочная улыбка.

— Или еще что-нибудь...

Казалось, его ничто не волнует. Глупо было думать, что кто-то может украсть что-либо у этого человека.


Для Риган было важно получить доступ к счетам по затратам на рекламу в Палм-Коув раньше, чем ими займутся ревизоры. Плохо уже то, что Майкл обворовал своего нанимателя через фиктивную типографскую компанию, но Риган не имела желания увязнуть в аферах Майкла. И она не собиралась выплачивать деньги, которые Майкл похитил много месяцев назад.

Она поверила Синди, когда эта женщина, рыдая, поклялась, что не знала о воровстве Майкла. Синди помогала ему обманывать жену, но не знала, каким образом тому удается финансировать две семьи. Она ужаснулась, когда несколько недель назад узнала о его деятельности и нашла деньги в своем гараже. Боясь заявить в полицию, она решила обратиться к жене Майкла, которая прекрасно разбиралась в законах и которая, не желая публичного скандала, не могла оставить сына своего мужа в нищете.

Майкл обманул доверие сэра Фрэнка. Какой стыд! И в этом виновата и она, Риган. Такого бы никогда не случилось, если бы Риган не познакомила этих двух мужчин.

Риган через компьютер установила сумму похищенных средств и продумала способ их возврата, надеясь, что никто об этом не узнает. На это нужны все деньги, которые нашла Синди, все то, что получила Риган от продажи своего дома и имущества. Теперь ей требовалось только время...


— Это же не бар! — сказала она, внезапно осознав, что Джошуа тянет ее в пустую комнату.

Горящая лампа на столе и парные светильники, свисавшие с потолка, освещали кожаные кресла и стены с книжными полками — это была библиотека.

Она осматривалась по сторонам, пока Джошуа запирал дверь.

— Что вы делаете?

— Я подумал, что вы предпочтете продолжить нашу дискуссию в более уединенной обстановке.

— Тогда вы подумали неверно! Нам нечего больше обсуждать.

— Наоборот. У нас есть важное дело, о котором следует поговорить. — Он скрестил руки на груди. — Во-первых, вы должны прекратить флиртовать с моим братом.

— Я совсем не флиртую! — Она даже задохнулась от возмущения.

— Я умею наблюдать. Вы даже прижимались к нему.

— Мы разговаривали. Из-за музыки его было плохо слышно. И вообще, я не знала, что он ваш брат.

— Незнание не является оправданием, это вы должны знать лучше, чем кто бы то ни было. Держитесь подальше от Криса. Во-вторых: сколько?

— Я вас не понимаю.

— Сколько вы хотите получить за мое молчание?

— Я не знаю, о чем вы говорите! Вы меня оскорбляете.

— А вы прикидываетесь дурочкой. Но вам это не поможет. Итак... сколько?

— Вы думаете, что я собираюсь вымогать у вас деньги?

— Вполне возможно. Вы узнали, кто я, чем занимаюсь, и решили, что вам удастся расстроить мою свадьбу, если я не соглашусь заплатить определенную сумму наличными.

Это было уже слишком, учитывая, зачем она сюда приехала.

— Какое же у вас богатое воображение! — сказала она насмешливо. — Я полагаю, вы также подумали, что я каким-то образом столкнула Хэзл вниз с того холма для того, чтобы меня пригласили сюда...

— Нет, я не думаю, что вы виноваты в инциденте с Хэзл. Как я сказал, вы просто ловко используете случай и обращаете его в свою пользу.

— Хорошо. Прошу меня извинить, если разрушу ваши параноические фантазии, но я не имела ни малейшего понятия, кто вы такой, до самой последней минуты. Но даже когда я это узнала, для меня ничего не изменилось. Вы мне неинтересны ни как Адам, ни как Джошуа Вейд!

К ее удивлению, он ухмыльнулся.

— Я был вам интересен в ту ночь, в апартаментах...

— Я получаю удовольствие от подобных ночей!

— Но это так утомительно и... дорого стоит. — Наблюдая за ней, он отвернул рукава, показывая запонки. — Вы оставили подарок на моей подушке, но не взяли мой. Вы решили заставить меня чувствовать себя мальчиком по вызову?

— О, дорогой, как вас это унижает, — посочувствовала она.

Его глаза прищурились.

— Что ж, если честно, меня это даже немного стимулирует. — Он открыл дверь и подошел к ней. — Вам не понравился браслет? Я знаю, вы его видели, когда я был в душе.

Ощущение победы, которое у нее появилось, было недолгим.

— Почему вместо того, чтобы получить вашу награду, вы сбежали, ничего не сказав мне на прощание? Кроме всего прочего, это очень невежливо.

Риган попятилась и села в кресло.

— Простите, если я оскорбила ваши представления о правилах хорошего тона.

— Речь не об этикете. Мне кажется, что это была своего рода стратегия с вашей стороны. Кроме того, вы не могли вдруг создать эти запонки, как фокусник, из воздуха.

— Прекратите издеваться надо мной! — крикнула она, почти потеряв терпение.

Он был безжалостен.

— Так вы расскажете мне, что происходит?

— Ничего не происходит. Все это просто глупое совпадение. — Она взглянула в сторону двери.

— Не надейтесь. Вам не удастся сбежать, — предостерег ее он.

— А как насчет вашего поведения? Вы могли бы не бояться вымогательства, если бы не знали, что сами совершили нечто крайне предосудительное, — яростно выкрикнула она. — Это ведь вы, проведя ночь со мной, примчались сюда и сделали предложение Каролине!

Его серые глаза потемнели.

— Я не обещал ей сексуальной верности на ту ночь, что мы провели с вами, — сказал он мрачно.

— Хватит играть словами! — крикнула она. — А как насчет духовной верности?

Его рот искривился.

— Но я тогда еще и не собирался снова жениться.

Ее ноги внезапно вросли в пол.

— Снова? Вы уже были женаты?

— Мне тридцать шесть лет. Что вас удивляет?

— И что же? Вы выгнали ее, когда обнаружили, что она вышла замуж только из-за ваших денег? — ехидничала Риган.

— Вы правы. Практически так все и было, — холодно улыбнулся он. — И это стоило всех денег, потраченных на то, чтобы освободиться от нее.

— Наверное, вы многое потеряли...

— Это она потеряла, а не я. Я уже тогда был богатым человеком, но за прошедшие пятнадцать лет стал намного богаче.

— Но деньги не могут купить счастье, — уверенно сказала Риган.

— А почему вы думаете, что я говорил о деньгах?

— Но... вы же богаты, и я только предположила...

Его голос изменился, и он мягко сказал:

— Опасно делать предположения, если вы не располагаете всеми фактами. А факты таковы, что я в тот момент даже не думал о помолвке с Каролиной.

— Я вам не верю! — холодно сказала она. — Вы — человек, который всегда все тщательно взвешивает.

— Большинство женщин украшают себя всякими побрякушками. А вы, по-видимому, не носите никаких...

— У меня аллергия на золото, — сказала она, подумав, что ложь становится ее привычкой.

Его брови удивленно поднялись.

— И на бриллианты? — усмехнулся он. — Вы даже часов не носите.

— Они сломались, я не успела их починить. — Сейчас ей были не по карману даже дешевые часы.

Дверь в библиотеку внезапно отворилась, и Риган отпрянула от Джошуа.

— Привет, что вы тут делаете? — Хэзл Гарриман просунула голову в дверь, ее карие глаза с любопытством перебегали с одного лица на другое.

— Проверяете серебро, Хэзл? — ухмыльнулся Джошуа спокойно.

— Вы разговариваете о свадьбе? Я надеюсь, что вы не собираетесь вмешиваться, Джошуа. Мне достаточно хлопот с Фрэнком, который во все сует свой нос.

— Я и не думал об этом. Я очень доволен, что могу оставить это дело в ваших руках, — ответил он. — Не хотите ли присесть и дать отдохнуть вашей ноге?

— Нет, спасибо. Я сидела весь вечер. Небольшое упражнение пойдет мне на пользу, как сказал бы Фрэнк.

Джошуа улыбнулся.

— Фрэнк хотел, чтобы мы с Риган познакомились поближе, но оказалось, что мы с ней уже встречались раньше.

Глаза Хэзл заблестели от любопытства.

— Неужели? Где?

Джошуа открыл было рот, и Риган удивилась непривычно ласковому выражению его лица. Он собирался принять предварительные меры безопасности?

— Мы встречались всего лишь однажды, и эта встреча уже вылетела у меня из головы, — быстро проговорила она. — Поэтому имя Джошуа мне ничего не напомнило, когда сэр Фрэнк сказал, за кого Каролина выходит замуж.

— О, прекрасно, по крайней мере вы уже знакомы, что для нас многое упрощает. — Хэзл одобрительно кивнула головой. — Фрэнк очень хотел, чтобы Риган чувствовала себя здесь как дома. Я знаю, он винит себя за то, что не мог сделать большего для вас, когда погиб Майкл.

— Он сделал для нас очень много, когда Майкл был жив, — попыталась защитить Фрэнка Риган.

Но Хэзл трудно было остановить.

— Какая трагедия, когда люди умирают, такие молодые люди, — вздохнула она.

— Вы долго были замужем? — вмешался в разговор Джошуа.

— Чуть больше четырех лет.

— Вы, видимо, вышли замуж совсем молодой?

— Мне было двадцать, — ответила она, борясь с раздражением.

— В том же возрасте я женился в первый раз, — прокомментировал он. — А сколько лет было вашему мужу?

— Он был на четыре года старше меня. А сколько лет было вашей жене? — перебила Риган, прежде чем поняла, что это не совсем вежливый вопрос, тем более в присутствии его будущей тещи.

— Двадцать четыре. — Он кивнул головой, показывая, что понимает ее удивление. — Хотел бы я знать, сколько совпадений было еще в нашем прошлом. Дети?

— Нет, — коротко ответила она.

— Взаимное решение? — пробормотал он.

— А брак только для этого нужен? — отрезала она.

Хэзл поморщилась.

— Я вспоминаю, Майкл говорил мне однажды, что ему не хочется обременять себя детьми, пока вы оба не сделаете карьеру. И, конечно, он очень хотел, чтобы вы закончили учебу, Риган. Он шутил, что хотел бы иметь жену, которой можно гордиться, чтобы ею можно было похвастаться в клубе.

Это не было шуткой. Чужое мнение было для Майкла самым главным в жизни.

— И чем же вы должны были заниматься, чтобы он мог хвастаться в клубе? — спросил Джошуа с плохо скрываемым любопытством.

— Простите, я не хочу говорить об этом, — сказала она, бросив взгляд на Хэзл, которая немедленно пришла ей на помощь.

— Конечно, вы не обязаны этого делать, дорогая, — сказала она, поглаживая ее руку. — Нет смысла обсуждать то, чего нельзя уже изменить. Пора забыть о прошлом и думать о будущем. Кстати, Джошуа, где Каролина? Я хочу посоветоваться с ней относительно ужина, но нигде не могу ее найти.

— По-моему, она была с Крисом возле оранжереи.

— О, я не знала, что он собирался посетить нас, думала, что в эти дни дежурит, — улыбнулась Хэзл.

— Крис, наверное, поменялся с кем-нибудь. Он ночевал у меня в Палм-Коув.

— Я пойду поищу Каролину, если вы не возражаете, — сказала Риган, использовав повод, чтобы удалиться.

— Мы пойдем вместе, — ответил Джошуа и, пропустив вперед дам, приблизился сзади к Риган и прошептал ей на ухо: — Повторяю, держитесь в стороне от моего брата, он никогда не ждет особого приглашения. Если у вас возникнут трудности с этим, вы можете обратиться ко мне...

Легко сказать. В огромном доме и усадьбе было довольно легко избежать нежелательной встречи, но Кристофер Вейд, казалось, имел внутренний радар, который постоянно указывал ему на Риган, причем происходило это обычно, когда поблизости были Джошуа и Каролина, поэтому Риган было трудно отказать ему в общении.


Когда гости стали разъезжаться, Риган нашла хозяйку дома и спросила, не помочь ли ей с уборкой.

— Спасибо, дорогая. Но в этом нет необходимости. Лакеи и Алиса справятся с этим сами. Вы можете идти отдыхать. И не вставайте рано утром — мы обычно завтракаем в девять, но завтра приходите к одиннадцати — я предупредила Алису, и мы все сможем хорошо отдохнуть.

И тут Риган вновь увидела Криса.

— Я провожу вас до вашей комнаты, — предложил он.

— Я не боюсь заблудиться!

— А вдруг вас испугает парочка каких-нибудь призраков? Должен вам сказать, что как доктор я совершенно без... безгрешен, — тщательно выговорил он.

— И вы также много выпили, — вдруг поняла она, когда они остановились перед ее дверью.

Он положил правую руку на сердце.

— Да, это правда. Не буду лгать. Выпил я сегодня много. — Другой рукой он открыл ее дверь. — Можно, я проверю, нет ли призрака под вашей кроватью?

— Вам не стоит пачкать костюм, — сказала она, переступив через порог, и, встав в дверях, преградила ему путь.

— Я могу снять костюм. — Он начал расстегивать пиджак.

— Спокойной ночи, Крис.

— Да, катись отсюда, Крис! Ты зашел слишком далеко, — послышался голос за спиной Криса. — Не будь клоуном и ступай вниз. Тебе там подадут кофе.

— Какой сюрприз! Посмотрите, кто пришел! — Крис обернулся, посмеиваясь. — Следишь за мной, братец?

— Всегда! — холодно сказал Джошуа.

Крис сразу затих.

— Спокойной ночи, Риган, — отсалютовал он ей. — Берегитесь призраков!

Риган следила за ним с недоумением, пытаясь понять, почему он так быстро сдался. Она бросила быстрый взгляд на Джошуа, стараясь не встретиться с ним глазами.

— Итак, спокойной ночи.

Она закрыла перед ним дверь, но через несколько секунд дверь вновь открылась и в комнату вошел Джошуа.

— Вы могли бы и постучать!

— Зачем? Мы оба знаем, что вы не открыли бы. — Он осмотрел комнату.

— Возможно, потому, что я не хочу, чтобы вы заходили? — заметила она с сарказмом, когда он взял книгу в бумажном переплете. — Не могли бы вы не рыться в моих вещах?

Он открыл книгу и, полистав ее, положил обратно, словно доказав Риган, что он может здесь трогать что угодно и когда угодно.

«Включая меня?»

— Я предупреждал вас, что с Крисом флиртовать опасно. Кажется, вы не прислушались к моему совету.

— Вы также сказали, что он не нуждается в поощрении! — отрезала она. — Но я не приглашала его сюда, и вы это знаете. Кроме того, я здесь являюсь обычной служащей и не могу начать свой первый день, ударив брата новобрачного...

— Вы опережаете события. До дня свадьбы я еще не новобрачный.

Он опять играл словами. Но Риган была непреклонна.

— Крис был очень настойчив. Я не могла от него отделаться, не нагрубив ему. Что мне оставалось делать?

— Быть грубой... быть очень грубой... — Его рука поднялась к ее шее, а большой палец коснулся щеки. — Мне не нравится, когда он касается вас. Я не хочу этого.

— Вы должны уйти, — пробормотала она, ее голос дрожал от прикосновения его пальцев. — Дверь открыта... кто-нибудь может заглянуть.

— Мы не делаем ничего предосудительного.

«Пока».

Это слово будто повисло в воздухе.

Он посмотрел на ее губы, наклонил к ней голову, его дыхание ласкало ее щеку.

— Назови мое имя...

— Что?

Он вдохнул запах ее кожи.

— Я хочу, чтобы ты произнесла мое имя.

— Джошуа, — сказала она едва слышно.

Его голова наклонилась ниже, его прикосновения стали настойчивее, и ее губы раскрылись, как цветок под яркими лучами солнца. Он застонал.

— Проклятье! — Его губы были уже совсем рядом с ее лицом, когда он вдруг резко отстранил ее. — Нет! Мы не будем этого делать, — сказал он тихо, глядя в ее глаза. — Вы для меня осложнение, которое мне сейчас не нужно!

Выпрямившись, она вырвалась из его объятий и призвала на помощь всю свою гордость.

— Убирайтесь отсюда!

Со стороны холла послышался шорох, и они увидели Каролину.

— Каролина? — Джошуа мгновенно оказался у двери.

Каролина остановилась, ее золотистые глаза неожиданно утратили свой блеск.

— Что?

— Ты в порядке?

— Нет. Мне плохо. — Ее рот капризно скривился. — Я устала. И собираюсь лечь в постель.

— Но твои гости еще не разошлись...

— Господи, ты говоришь, как бабушка! простонала она. Затем положила руку себе на живот. — Я плохо себя чувствую, тебе понятно?

— Ты заболела?

— Нет, конечно, я не заболела! — Ее щеки порозовели. — Вот завтра утром мне будет очень плохо. — Ее глаза наполнились слезами, а голос сорвался. — Боже мой! Я ненавижу это. Это такая грязь! Если есть на свете справедливость, мужчины тоже должны испытывать такое!

Она пошла через холл к своей комнате в дальнем конце коридора, а когда Риган хотела пойти за ней, то почувствовала, как ее удержала сильная рука.

— Не надо, оставьте ее. Она, видимо, ляжет в постель, выплачется и почувствует себя лучше. Она не больна и не пьяна.

— Не больна? Но... — Риган резко остановилась, осененная внезапной догадкой. — Мой Бог! Так вот почему вы оба так торопитесь со свадьбой! Каролина беременна, не так ли?

Его лицо превратилось в неподвижную маску, и он негромко сказал:

— Да, она беременна, но Хэзл еще не знает об этом. Обещайте, что будете хранить молчание.

— Вы не ухаживали за ней, не обещали ей верности, но вы легли с ней в постель! Вы бессердечное, лицемерное, лживое, похотливое животное!

И она захлопнула перед ним дверь.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

На следующее утро Риган совершенно не хотелось идти в столовую и встречаться там с Джошуа, как ни в чем не бывало болтающим с Хэзл и Фрэнком.

— Доброе утро, Риган, — приветствовала ее Хэзл, сидевшая во главе стола, — рада вас видеть.

В то время как сэр Фрэнк помахал ей рукой, в которой был нож, измазанный мармеладом, Джошуа встал из-за стола и обошел его, чтобы отодвинуть для нее стул.

Проклиная его вежливость, Риган села, холодно кивнув ему.

— Спасибо. — Она оказалась прямо напротив него.

— Доброе утро, Риган, — мягко приветствовал он ее.

Она пододвинула к себе бокал апельсинового сока и тарелочку со свеженарезанными фруктами в йогурте и вдруг почувствовала чей-то пристальный взгляд.

— Привет, Райан, — сказала она. — Ты был вчера на вечеринке? Я тебя не видела.

— Нет. У меня экзамены с понедельника. Надо зубрить.

Садясь рядом с парнем, Джошуа посмотрел на нее.

— Вы знакомы?

— Немного, — ответила Риган, молясь о том, чтобы Райан не рассказал об их встрече в парке. — Мы встретились вчера и немного поболтали, не так ли, Райан? — Ее глаза просили его поддержать игру.

— Так вы больше не видели этих птиц? — сказал он громко.

— Нет необходимости кричать, юноша, мы не глухие, — нахмурился сэр Фрэнк.

— Простите, но я думал, что Риган глуховата. — Глаза Райана невинно блеснули за очками в проволочной оправе.

Негодяй! Риган многозначительно посмотрела на него, а он с ухмылкой отправил в рот очередной блинчик.

— Почему ты так думаешь? — спросила Хэзл.

Райан пожал плечами и показал на свой полный рот, давая понять, что не может ответить.

— Видимо, он неправильно понял то, что я сказала, — добавила Риган торопливо. – Мы наблюдали за птицами и поэтому говорили шепотом...

— Наблюдали за птицами? — Брови Джошуа удивленно поднялись. Он скептически посмотрел на молодого человека. — С каких это пор у тебя такое хобби, Райан? Я думал, ты живешь в своем киберпространстве. Хотя наблюдать за местной флорой и фауной гораздо полезнее, чем сидеть перед компьютером весь день. Во всяком случае, это заставляет тебя бывать на свежем воздухе.

— Не надо давить на юного исследователя, — возразила Риган с сарказмом. — Я думаю, детей следует поощрять в подобных увлечениях.

— Я не дитя! — запротестовал Райан.

— Я говорила вообще. Сколько бы тебе лет ни было, пять, пятнадцать или пятьдесят, ты все равно чей-то ребенок, — заключила она.

Райан на минуту задумался, его глаза сузились за круглыми очками.

— Вы тоже любите спорить.

— Брось, сынок. Женщины считают, что только они имеют право на последнее слово.

— Но, папа... ты учил меня не уступать, если я считаю, что прав!

Сынок? Папа?

Ложка со звоном упала на тарелку.

— Он... Вы... Вы отец и сын? — сказала она, совершенно потрясенная.

Она смотрела то на одного, то на другого, пытаясь найти сходство... Одинаковые высокие скулы, узкие виски, тонкая линия носа.

— Мне показалось, вы сказали, что разговаривали с Райаном?

— Да, но не о вас! — Он был единственным предметом, разговоров о котором она старалась избегать.

— Мне кажется, вы не поняли, кто он, до тех пор, пока он не назвал себя? Это уже входит в привычку...

— Вы имеете в виду вашу первую встречу с Риган? — сказала Хэзл, которая с интересом следила за разговором. — С Райаном все было так же?

— Надеюсь, что нет, — заявил Джошуа, и Риган поняла, что краснеет, поскольку Райан настороженно следил за ними обоими.

Она решила сменить тему разговора.

— А где же Крис? — спросила она.

Тему она выбрала явно неудачную. Глаза Хэзл опустились, и она стала тщательно размешивать в чашке сахар, а сэр Фрэнк, глядя в окно, сделал замечание относительно погоды.

— Все еще спит после вчерашнего, — сказал Джошуа. — Вы хотите его видеть?

— Нет-нет. Я просто поинтересовалась. Он врач, ему, наверное, приходится много работать.

— Работать много и играть много. Он спит не оттого, что устал; он спит потому, что вел себя как полный идиот.

— Дядя Крис свалился в канал, когда возвращался вчера домой, — добавил Райан. — Я видел это из окна. Папа посоветовал ему не звать на помощь, а сделать выбор: или утонуть, или выплыть. Тогда он доплыл до берега, и папа вытащил его.

— Господи! — Хэзл прикрыла рот носовым платком, и Риган показалось, что она пытается скрыть улыбку.

— Молодых дураков надо наказывать сразу, — произнес сэр Фрэнк.

— Но он же мог утонуть! — Риган подумала, что она одна выразила сочувствие. — Особенно в его состоянии.

— Вы имеете в виду, что он был пьян? — спросил Джошуа.

— Почему вы ему сразу не помогли? — воскликнула Риган, а глаза ее вспыхнули. — Это лучше, чем стоять и попрекать его.

— Потому что мне по нраву сильные мужчины, — ответил он. — Он сам попал в варенье, как муха, и должен был выбираться самостоятельно. Кроме того, я не хотел испортить костюм, — добавил он с жесткой улыбкой. — Мне было бы жаль потерять кое-что из своего туалета.

— Вообще-то, ничего страшного, дядя Крис был в школе чемпионом по плаванию, — сообщил Райан. — Папа потом кинул ему спасательный пояс.

— Как это мило с вашей стороны, — бросила Риган через стол.

— Я целился ему в голову, — сказал он.

— Хотелось бы знать, где Каролина? Она не знает, что вы пришли, Джошуа? — прервала его Хэзл, посмотрев на часы.

— Я не говорил ей, когда приду. Она собиралась сегодня после полудня кататься на яхте с Ватсонами, но боюсь, что у меня будет срочная работа...

— В субботу?

— Деньги никогда не спят, Хэзл, — пояснил сэр Фрэнк. — Вейд не может позволить себе роскошь отдыхать. Пользуйтесь библиотекой, если вам это нужно, Джошуа.

— Спасибо, но благодаря Райану я могу связаться с офисом по компьютеру.

— О, дорогой, Каролина будет так разочарована, — сказала Хэзл.

— Сегодня ветрено, может быть, она откажется от поездки, — сказала Риган. Она подумала, что Каролине в ее положении никак нельзя кататься на яхте.

— Нет, она не откажется, девочка любит хороший ветер! Она говорит, что ее не укачивает, — заявил сэр Фрэнк.

— По-моему, ее пора разбудить, — заволновалась Хэзл.

— Может быть, я могу это сделать? Заодно скажу ей, что здесь Джошуа, — спросила Риган.

— Не возражаю, если вы закончили свой завтрак, дорогая, — разрешила Хэзл.

— Да, я закончила, — улыбнулась Риган, отодвигая свой стул и стараясь скрыть желание поскорее исчезнуть. — У меня обычно утром нет аппетита...

— Вы сохраняете его для вечера? — пробормотал Джошуа, поднимаясь со стула одновременно с сыном, когда Риган встала из-за стола.

Каким бы отцом он ни был, надо отдать ему должное: он старался научить своего отпрыска хорошим манерам.

— Приятно было встретиться, Райан, — сказала она, обращаясь к тому, кто казался ей менее опасным. — Желаю успехов на экзаменах.

— Мы еще увидимся, Риган. Мы с Райаном никуда не уезжаем. — Джошуа помолчал немного, словно дожидаясь, когда до нее дойдет смысл сказанного. — Я решил остаться здесь, пока мы с сэром Фрэнком будем обсуждать наше соглашение. Я могу связываться отсюда с Оклендом в любое время, а у Райана на следующей неделе начинаются каникулы. Так что мы с ним проведем здесь пару недель.

Лицо Риган слегка побледнело. Пара недель! Джошуа раздражал ее уже два дня, и ей этого было вполне достаточно.

— Папа говорит, что я могу летать в школу и обратно на вертолете компании, — сообщил Райан.

— Не будет ли это слишком дорого? — спросила Риган.

— Возможно, но я могу позволить себе такие траты, — сказал Джошуа. — Я подумал и решил, что взамен получаю кое-что более ценное.

— И что же это? — поинтересовалась она.

— Спокойствие духа.

— И, конечно, вы сможете проводить больше времени с Каролиной, — заметила Хэзл.

— Вы правы, — спокойно ответил Джошуа.

— Я позову ее, — сказала Риган и исчезла.


На стук в дверь никто не ответил, но, когда Риган заглянула в спальню, она нашла Каролину лежащей в кровати с широко открытыми глазами. Каролина приподнялась на локтях, когда дверь открылась.

— О, это вы, — сказала она и снова упала на подушку.

— Ваша бабушка интересуется, спуститесь ли вы к завтраку, — сказала Риган, заходя в комнату. Спальня Каролины была раза в два больше ее собственной, с видом на озеро и выдержана в светло-голубом и белом тонах.

— Я не голодна, — сказала Каролина равнодушно. В своей белой батистовой ночной рубашке, без косметики, с волосами, заплетенными в косу, она выглядела по-девичьи юной.

— Вам следует съесть что-нибудь. Может быть, тогда вам станет лучше.

— Мне ничто не поможет, — жалобно произнесла Каролина.

— Может быть, я спущусь на кухню и принесу вам тост и чашку чаю?

Каролина посмотрела на нее с удивлением.

— Зачем вам это?

Риган дружески улыбнулась ей.

— Если вы чувствуете тошноту, вам нужно хотя бы выпить чашку чаю.

Слегка загорелое, но осунувшееся лицо Каролины сразу приобрело розовый оттенок.

— Почему вы думаете, что я чувствую тошноту?

— Прошлой ночью вы сказали, что, может быть...

Каролина грубо выругалась.

— Он сказал вам, не так ли? — Она стукнула кулачком по простыне. — Я надеялась, что это будет секретом, а он сказал вам!

— Нет...

— О, не надо лгать! — пронзительно закричала она. — Я видела, как вы уединились с ним. Он сказал вам!

— Каролина, он ничего не говорил. Вы сами сказали, что вас тошнит. Вывод, по-моему, очевиден. А Джошуа не говорил мне ничего.

— Джошуа? — смутилась Каролина.

— Да, а кто же еще? Кто еще может знать об этом?

— Никто... только если Крис...

— О, разве он ваш врач?

— Нет, конечно, нет! — пробормотала Каролина. — Крис только собирается открыть свою приемную. Он хочет быть хирургом-кардиологом.

— Так ваш собственный доктор здесь или в Окленде?

Каролина собрала батистовый ворот своей ночной рубашки.

— Я еще не решила, кого мне выбрать...

Риган была потрясена. Она присела на край кровати.

— Вы имеете в виду, что вас еще не осмотрел врач?

— Пока в этом нет необходимости. — Глаза Каролины сверкнули. — По-моему, я на третьем месяце...

— Но вы должны были сделать тест на беременность.

— Тест был положительным. И я собираюсь сохранить ребенка. Так что к врачу я еще успею, — запальчиво сказала Каролина, кладя руку на живот. — Иначе я бы уже давно избавилась от него. И, наверное, все были бы гораздо счастливее...

«Она имеет в виду Джошуа и свой скоропалительный брак?»

— Стоит только взглянуть на Джошуа и его сына, чтобы понять, что он не относится к отцовству как к обузе, — твердо сказала Риган. — Он кажется мне человеком, заботящимся о своей семье. А как вы относитесь к Райану?

— Нормально, — пожала плечами Каролина. — Он очень развит для своих лет. Его коэффициент умственного развития показал гениальность, он на три года опережает своих сверстников, и Джошуа сказал, что он, возможно, в следующем году уже поступит в университет...

— Значит, у вашего ребенка будет очень хороший старший брат.

— Наверное. — Голос Каролины прозвучал без всякого энтузиазма.

Риган глубоко вздохнула.

— Если вы с Джошуа любите друг друга, — сказала она ровным голосом, — то в чем проблема?

Каролина в раздумье смотрела в окно.

— Джошуа прекрасный человек, — сказала она сдержанно. — Вы знаете, что он женился на своей первой жене, потому что она была беременна?

— Нет, я не знала.

— Она сделала это намеренно. Крису было только десять лет, а девочкам-близнецам одиннадцать, и она знала, что Джошуа не думает пока о женитьбе. Она забеременела, рассчитывая, что его чувство ответственности не позволит ему оставить своего ребенка незаконнорожденным. Как рассказывал Крис, эта мерзавка стала настаивать на отправке детей в пансион, как только надела на палец обручальное кольцо, а когда Джошуа упрекнул ее в лишних тратах денег, она заявила ему, что, если бы он не был богат, она не стала бы обременять себя его отродьем. Джошуа ничего ей тогда не сказал, но на следующий день после рождения Райана он прямо в больнице предъявил Клер бракоразводные документы.

— Мой Бог! Она, наверное, очень переживала...

— Сомневаюсь. Крис говорил, что через несколько недель она уехала в Америку и никогда больше не интересовалась Райаном. Наверное, Джошуа от нее откупился.

Риган подумала, что даже в двадцать лет Джошуа Вейд умел бороться за свои интересы и побеждать в этой борьбе.

— Но это же не похоже на вашу ситуацию, не правда ли? — деликатно сказала она. — Я имею в виду, что вы не собирались никого обманывать.

— Нет, конечно! — Каролина свирепо посмотрела на Риган. — Я ни в чем не виновата. Как вы могли предположить такое!

Риган нахмурилась.

— Но вас ни к чему не принуждают, не так ли? С тех пор, как родился Райан, многое изменилось. Теперь по-другому смотрят на рождение ребенка вне брака. Вам не нужно выходить замуж, если вы не хотите. Я думаю, ваша бабушка поймет вас.

— Но вы не собираетесь рассказывать ей? — с опаской спросила Каролина.

— Нет. Но я думаю, что вы должны это сделать сами и еще до свадьбы.

— Я надеялась, что дело разрешится само собой, — хмуро сказала Каролина. — Она была бы очень огорчена, если бы узнала, что я наделала, что я могу опозорить имя Гарриманов...

— Вздор! — сказала Риган, которая уже знала, что Хэзл не страдает снобизмом. — Я думаю, она больше огорчится, если вы не скажете ей правду. Для нее важна не свадьба, а ваше счастье...

Каролина глубоко вздохнула.

— Я думаю, вы здесь, чтобы помочь со свадьбой, а не препятствовать ей, — пошутила она угрюмо.

— Я бы никогда не сделала этого! — сказала Риган, но тут же подумала, что вообще-то она не является сторонним наблюдателем. — Я просто сказала, что у вас есть выбор. Все решаете только вы. И вы должны понять, чего хотите на самом деле.

— О, я точно знаю, чего хочу! — воинственно заявила Каролина. — Кстати, я чувствую себя уже лучше.

— Тогда вам стоит спуститься вниз. Здесь Джошуа и Райан. Поэтому Хэзл послала меня за вами.

Каролина приподнялась и сказала:

— Я, пожалуй, смогу встать. А Крис пришел с ними?

Риган рассказала ей о ночном приключении Криса, и Каролина долго смеялась.

Она встала, вытащила из огромного гардероба белые хлопчатобумажные шорты и просторную блузу из хлопка и бросила их на кровать.

— Я только приму душ. Скажите Джошуа, что я буду через тридцать минут.

— По-моему, он собирался заняться сегодня работой. — Риган чувствовала себя обязанной предупредить Каролину. — Не думаю, что он поедет на яхте.

— Ну, что ж, я найду чем заняться. — Каролина не высказала никаких признаков разочарования. — Может быть, мы с вами погуляем по набережной, пройдемся по магазинам, кафе, выпьем по чашечке «капуччино», посмотрим на яхты. Джошуа держит в порту свою прогулочную яхту, и мы можем выпить чего-нибудь на палубе.

— Может быть... — сказала Риган, внезапно почувствовав нежелание слишком быстро сближаться с Каролиной.


Когда она сошла вниз, Джошуа разговаривал по мобильному телефону, и Риган смогла избежать дальнейших столкновений с ним, так как Хэзл пригласила ее в свою «главную квартиру» обсудить дела, которые ждали ее в понедельник.

«Главная квартира» оказалась большой комнатой для шитья на солнечной стороне дома. В комнате стояли швейный стол, поражающий набором электронной техники, которая, по словам Хэзл, почти не использовалась; широкая софа, кресло и большой секретер, заваленный тетрадями, письмами, счетами, чеками из магазинов и карточками.

— Это выглядит гораздо страшнее, чем есть на самом деле, — сказала Хэзл, усаживаясь на вертящийся стул. — Фрэнк смеется надо мной, но у меня продумана своя система, и вместе с вами мы прекрасно со всем этим справимся.

И само бракосочетание, и вечерний прием должны были проходить на открытом воздухе. Хэзл показала Риган план подготовки церемонии. Дорожку, по которой молодожены должны пройти к алтарю, следовало посыпать толчеными ракушками, вдоль нее должны стоять штамбовые розы и скамьи для гостей. Поскольку майская погода переменчива, все пространство будет перекрыто огромным тентом.

Хэзл объяснила, что струнный квартет будет играть свадебные мелодии, располагаясь на крытой лодке, причаленной в нескольких метрах на озере, а затем будут танцы.

— Мы приглашаем только человек двести, поскольку Каролина хочет, чтобы гостей было немного.

— Неужели вы смогли все подготовить за пару месяцев? — Риган подняла один из листков. — Это список приглашенных? Вы уже получили ответы?

Хэзл поджала губы.

— Пока мы еще не получили ни одного официального ответа. Были большие сложности с печатанием приглашений.

— Они были поздно посланы?

— Вообще-то мы еще их не отсылали, — сдержанно сказала Хэзл. — Джошуа взял это дело в свои руки, и мы ждем их на следующей неделе.

Глаза Риган округлились.

— Я думала, что приглашения должны уйти за пару месяцев до свадьбы, чтобы вам успели ответить.

— Да, но тут я ничего не могу сделать, и, поскольку список гостей ограничен главным образом семьей и очень близкими друзьями, я смогла предупредить большинство людей, которых мы приглашаем, прежде всего тех, кто живет далеко. Сестры Криса приедут из Англии со своими семьями...

— Сестры Криса?

— Разве я сказала «Криса»? — удивилась Хэзл. — Я имела в виду Джошуа... хотя они и Крису сестры, конечно. Я говорила, что Райан собирается быть шафером?

— Нет. Мне казалось, что Джошуа попросит об этом своего брата. Наверное, он будет распорядителем?

Риган увидела, как щеки Хэзл порозовели.

— Я не знаю, всем этим занимается жених.

Хэзл вздохнула с облегчением, когда в дверях показалась ее внучка и поинтересовалась, не пойдет ли Риган за покупками сейчас, поскольку Джошуа обещал их подвезти и пригласил на ланч.

— Конечно, она пойдет! Вы свободны, Риган, отдыхайте. — Энтузиазм Хэзл был немного похож на приказ.

— Не хочу вам мешать, — сказала Риган, стараясь быть вежливой. — Я могла бы пройтись по магазинам и потом вернуться домой пешком. А вы пойдете на ланч с Джошуа.

— Мы не собираемся оставлять вас одну, — заявил Джошуа, появляясь как тень позади своей белокурой невесты. — Раз уж вы занимаетесь нашими делами, мы должны вас хоть как-то развлекать.

Слово «развлекать» Риган мысленно заменила на «наблюдать». Джошуа Вейд давал понять, что он не намерен позволить ей наслаждаться свободой в Палм-Коув.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Что вы делаете?

Риган вздрогнула, ее пальцы соскользнули с клавиатуры компьютера.

— Господи, Райан, не надо меня так пугать. Ты чуть не довел меня до сердечного приступа, — сказала она и быстро закрыла файл, с которым работала.

Райан откинул назад свои длинные волосы.

— Извините, вы подумали, что это мой папа?

— Почему? — Но Риган все-таки огляделась вокруг.

Отдел по продажам, работавший на первом этаже, был так загружен делами, что его сотрудники только рады были ее помощи в работе с документацией.

— Потому что, как только вы здесь появляетесь, он также сюда приходит, — сказал Райан.

После экзаменов он решил создавать свой сайт в Интернете и часами сидел в офисе. Риган приходилось постоянно находиться в обществе двух Вейдов, чего она очень хотела избежать. А Райан с его постоянным любопытством представлял такую же угрозу, как и его отец.

— По-моему, он знает, где вы находитесь, даже если никто этого не знает. Странно, правда? — Райан вывел ее из задумчивости со своей обычной ухмылкой, которая напомнила ей, как они познакомились. — Может быть, вам следует проверить часы, которые он вам дал?

Риган вспыхнула.

За обедом Джошуа достал платиновые швейцарские мужские часы и застегнул их на ее запястье, несмотря на ее энергичные протесты. Он унизил Риган во второй раз.

— Не волнуйтесь, я же не собираюсь вас совращать такими побрякушками, — сказал он, развеселив всех присутствующих, кроме Риган. — Это скорее ссуда, а не подарок. Это одни из моих старых часов, зашел к местному ювелиру и попросил удалить несколько звеньев из браслета, чтобы он подошел к более узкому запястью. Хэзл сама очень точна во всем и требует точности от всех нас.

Риган оставалось лишь вежливо поблагодарить его...

— Вы повсюду оставляете отпечатки пальцев.

— Что? — Риган вернулась из своих воспоминаний, найдя Райана рядом со своим компьютером. — Где?

— На тех файлах, которые вы только что закрыли. Вы оставили след, который каждый опытный хакер может проследить.

— Господи, о чем ты говоришь? — спросила она.

— Все ваши действия вполне очевидны для эксперта, — вежливо сказал Райан.

Риган онемела.

— Я мог бы вам помочь! — Глаза Райана сияли энтузиазмом. — Я мог бы влезть туда и полностью устранить все следы вашего вмешательства. А еще можно использовать какой-нибудь вирус, который исказит все данные, если кто-нибудь вызовет оригинальный файл.

— Нет! Райан, ты не понимаешь, о чем говоришь!

— Ничего подобного. Я влезал в систему и проверял. Все эти пароли — просто ерунда.

Он ухмыльнулся.

— Вы ведь пытаетесь вернуть деньги, не так ли? Как Робин Гуд, но наоборот...

Какой уж тут Робин Гуд! Риган была в ужасе.

— Ради Бога, Райан, то, что я делаю, — это нечестно! — Она прикусила губу.

— Да, но вы ведь их не воровали, правда? — убежденно заявил он. — Вы же явно покрываете кого-то другого. Пароль к тем файлам, которые вы извлекали, был задан Майклом Фрэнсисом — я проверял.

Риган закрыла глаза, поняв, что ее действия были раскрыты еще до того, как она их начала.

— Майкл был моим мужем, — вздохнула она. — Перед тем как он умер, он снял деньги на печатание рекламных плакатов и брошюр и перевел их на фиктивные фирмы, а сам проводил эту работу по более дешевой цене.

— Смело!

— Нет, это не смело, Райан! — сказала она с яростью, оглянувшись по сторонам. — Это настоящее воровство. Это аморально. И то, что я делаю, тоже неправильно. Тут нечем гордиться!

— Тогда зачем вы это делаете?

Она беспомощно покачала головой.

Его загорелая рука скользнула поверх ее сжатых пальцев.

— Эй, все будет в порядке. Я не собираюсь ябедничать. Я смогу вам помочь.

— Нет, я не хочу тебя вовлекать в это.

— Но я уже вовлечен!

Это было очевидно.

— Ты должен пойти к руководству компании и рассказать им, что я делала, — с трудом произнесла она. — Или хотя бы рассказать своему отцу.

— Отцу? Вы с ума сошли! Зачем мне ему что-то рассказывать? Пусть папа сам развлекает себя.

— Развлекает? — Риган посмотрела на него, как на пришельца. Конфликт поколений, подумала она. Может быть, он и гений, но эмоционально все еще подросток. Она вдруг почувствовала себя очень старой.

— Я рад, что ты так думаешь, Райан, поскольку именно это я и собираюсь делать.

Риган услышала глубокий голос, заставивший ее сердце биться учащенно.

Джошуа подхватил ее под руку.

— Идем, не будем терять время, мы ведь с вами собирались совершить небольшую прогулку.

— Верхом я ездить не умею, — сказала она.

Он прищурил глаза.

— Это не сложно. Главное — уметь работать бедрами. Тело должно следовать за движениями бедер. Я уверен, вы с этим справитесь. Но вообще-то я говорил о поездке на яхте. — Джошуа повернулся к сыну. — Мы собираемся в небольшой круиз по заливу, и поскольку Каролина мне сказала, что Риган никогда не ходила под парусом, я беру ее с нами. А ты, если хочешь, можешь развлекаться со своим компьютером.

— Ладно! — сказал Райан, не глядя на Риган.

— Я только что говорил с менеджером офиса... На следующей неделе компания пришлет сюда кого-нибудь для проверки документов, надеюсь, что все будет в порядке.

Когда Джошуа вышел из кабинета, Риган повернулась к Райану.

— Обещай, что не будешь делать глупостей и вмешиваться в мои дела.

Он задумчиво посмотрел на нее.

— Хорошо, обещаю.

— Извини, но я не хочу, чтобы у тебя были из-за меня неприятности. Это уже не игра, понимаешь?

— Конечно! — Он поправил очки. — Я понимаю.

— Интересно, кто еще будет на яхте? — нервно спросила Риган. Она прекрасно понимала, что на борту своей яхты Джошуа будет чувствовать себя хозяином.

— Там будет команда, это человек пять. На яхте так здорово, Риган, там есть бассейн с минеральной водой и сауна. Дядя и Каролина говорили, что это лучше, чем отель, и они собирались использовать ее для своего медового месяца!

— Ты хочешь сказать, твой отец и Каролина. — Риган удивленно подняла брови.

— Нет, я имел в виду, когда дядя Крис и Каролина были... ну, вы знаете, вместе...

— О чем ты говоришь?

Он взглянул на нее с удивлением.

— Ух, вы что, не знаете? — сказал он. — Каролина долгое время была подружкой дяди Криса. Они даже обручились, но пару месяцев тому назад крупно поссорились, и она вдруг решила выйти замуж за папу.

Напряженные отношения между братьями, поведение Каролины и странная реакция Гарриманов при упоминании имени Криса — все внезапно объяснилось...


Джошуа вел Риган вдоль деревянной набережной туда, где стояла «Сара Вейд». Это была изящная белая яхта, на крыше ее рубки блестели многочисленные антенны.

— Сарой звали мою мачеху, — пояснил Джошуа, пропуская ее вперед к трапу. Он снял пиджак и галстук, расстегнул ворот и закатал рукава рубашки.

— А что случилось с вашей родной матерью? — спросила Риган.

— Она умерла от рака груди, когда мне было два года. Я почти не помню ее. Отец женился на Саре, когда мне было пять лет. Осторожно!

Риган схватилась за поручни трапа.

— Мне кажется, я одета не для морских прогулок, — сказала она, глядя на свои босоножки на высоких каблуках.

— Вы можете на борту переодеться во что-нибудь более подходящее.

Риган показалось, что перед ней совершенно другой человек — более открытый, мягкий, доброжелательный. Она даже растерялась от такой перемены.

На яхте у трапа их встретил стройный седовласый человек средних лет, одетый в белые шорты и рубашку с короткими рукавами; белую фуражку яхтсмена он держал в руках.

— Добро пожаловать на борт, сэр. Мэм?

— Все в порядке, Грей, это наш друг, а не клиент, на которого нужно произвести особое впечатление, — сухо сказал Джошуа.

— Какая жалость, а я хотел попрактиковаться в отдаче салюта гостям, — улыбнулся ослепительной белозубой улыбкой капитан.

— Это Риган. К сожалению, она боится морской болезни, — добавил Джошуа серьезно.

— У вас не будет никаких проблем на «Саре Вейд», — сказал Грей вежливо. — Она прочна, как утес.

— А утесы обычно не тонут? — с улыбкой спросила Риган.

— Нет, конечно, особенно с таким количеством лошадиных сил, — улыбнулся в ответ Грей. — Эта малышка могла бы поднять даже «Титаник».

— Не давайте ему заговорить себя, — сказал Джошуа. — Это действительно его любимое детище. Грей капитанствует на яхте с тех пор, как она была введена в строй. Вы можете отплывать, когда захотите, Грей, — мы будем внизу.

Риган шла за Джошуа.

— Давайте я покажу вам яхту, — сказал Джошуа, открывая дверь в главный салон и бросая пиджак и галстук на ближайшее кресло.

Полированные стены красного дерева, кленовые полы и бархатная белая с золотом обивка мебели были роскошны, а за обеденным столом в столовой могли уместиться двадцать человек. Камбуз был больше и оборудован лучше, чем кухни некоторых ресторанов, которые видела Риган.

На нижней палубе находились четыре большие каюты с душевыми, главная ванная комната и сауна.

Под их ногами чувствовалась почти незаметная вибрация, так как мощный двигатель был уже запущен.

— Она куплена у американского миллиардера, у которого настали тяжелые времена, — сказал Джошуа. — Мы используем ее главным образом для отдыха или сдаем приезжим бизнесменам, которые не хотят останавливаться в отелях.

Следуя за Джошуа обратно в главный салон, Риган подумала, что недельная аренда такой яхты будет стоить больше, чем средний новозеландец получает за год!

— А где же остальные? — поинтересовалась Риган.

— Остальные? — Джошуа облокотился на бронзовый поручень, вынул из нагрудного кармана солнечные очки и надел их.

— Вы сказали: «Мы идем в небольшой круиз...»

— И мы это делаем. Грей уже все подготовил.

— Но вы говорили о Каролине, и я решила... — Она увидела его ироничную улыбку.

— Я уже предупреждал вас, что опасно делать заключения там, где замешан я. — С ленивой улыбкой он решил сменить тему разговора: — В последнее время вы, по-моему, очень напряжены. Я подумал, что вы согласитесь пару часов отдохнуть от своих забот.

Поскольку именно Джошуа был главным источником ее напряженного состояния, она решила, что не стоит и пытаться отдохнуть рядом с ним.

— А если я хочу вернуться?

— Мы не можем повернуть назад даже свои часы... поэтому идти вперед — единственно логичный выход для нас... О чем это вы секретничали с моим сыном?

Она замерла от неожиданности.

— Он вами увлечен, вы знаете это?

— Райан? Не смешите меня! — сорвалось с ее губ.

— Чем больше внимания вы ему уделяете, тем больше он думает, что вы к нему неравнодушны.

Она подняла голову.

— Я считаю, что он хороший парень.

— Несмотря на то, что он мой сын? — спросил он.

— Он очень приятный мальчик, — повторила она.

— Он вас не поблагодарит за то, что вы называете его мальчиком. Он — молодой человек, полный юношеского пыла...

«И глупых идеалов».

Риган прикусила губу. Джошуа подошел к ней.

— Райан любит сложности. А вы, видимо, самая сложная женщина, с которой он когда-нибудь встречался. Кроме того, ваши фиалковые глаза и прелестная фигура делают вас еще привлекательнее.

— Я думаю, что вы преувеличиваете. Я просто новый для него человек.

— Он смотрит на вас, когда думает, что вы этого не видите.

— Неужели? И вы знаете, о чем он думает в этот момент?

— Я знаю, о чем могут думать мужчины. И я знаю Райана лучше, чем большинство других отцов знают своих сыновей.

— По-моему, вы все преувеличиваете, — пылко возразила она. — Неужели вы считаете меня роковой женщиной?

Он выпрямился, сняв свои темные очки, и ей сразу захотелось, чтобы он надел их снова.

— Вы говорите так, словно не верите, что вы весьма привлекательны. Не понимаю, как можно не замечать вашу женственность.

— Я здесь не для сеанса психоанализа, — сухо произнесла Риган.

— Мне кажется, нам стоит расслабиться, — сказал он, подавая кому-то знак.

Риган потеряла дар речи, когда увидела, кто принес на палубу серебряный поднос.

— Шампанское, коктейль или фруктовый сок, мадемуазель Ева?

Она с ужасом посмотрела на знакомое улыбающееся лицо.

— Здравствуйте, Пьер, — сказала она, беря ближайший бокал, даже не посмотрев, что в нем.

— На самом деле ее зовут Риган, — пояснил Джошуа своему слуге, беря бокал на длинной ножке. — Она предпочитает называться Евангелиной в тех случаях, когда хочет сохранить инкогнито.

Риган попыталась что-то объяснить и случайно выплеснула сок из бокала на отворот своего жакета.

— Ах, мадемуазель, разрешите мне помочь вам, иначе останется пятно, — Пьер взял из ее руки бокал, снял с нее жакет и унес его куда-то, прежде чем она смогла что-то сказать.

— Я думаю, вам безопаснее взять шампанское, — сказал Джошуа, передавая ей один из высоких бокалов и глядя на ее маечку-топ, которую она надела под свой голубой костюм.

— Как вы узнали мое имя? — спросила она.

Джошуа поднял свой бокал, как бы произнося тост.

— Навел справки.

— Вы хотите сказать, что проводили расследование? — допытывалась она.

— Это преступление?

— Надеюсь, вы не зря потратили свои деньги, — усмехнулась Риган.

— Кажется, нет. Хотя мне удалось собрать одни голые факты. Вам любопытно какие? — Он выждал и, когда она не ответила, бесстрастно продолжил: — При фанатически религиозной матери и равнодушном ко всему алкоголике-отце вы росли сексуально неразвитой, лишенной родительских похвал и любви. Вы стали приманкой для пронырливого и лживого ублюдка, каким был Майкл Фрэнсис. Он узнал о вашем родстве с сэром Фрэнком и решил разыграть роль идеального мужа. Но он никогда не был таковым на самом деле, не правда ли?

Риган глубоко вздохнула. В его изложении правда казалась еще более неприглядной.

— Вы не имеете права...

— Я сам испытал это, — сказал он спокойно. — Я знаю, что значит служить ширмой для бессовестного человека. Вы упрекаете себя за то, что не поняли этого с самого начала.

— Я не хочу говорить о нем.

— Прекрасно. Тогда поговорим о нас.

Она резко поставила свой бокал на стеклянный стол.

— Нет никаких «нас»!

— Скажите, почему вы пришли ко мне тогда вечером?

— Почему бы вам не спросить об этом своего информатора? — сказала она с горечью.

— То, что случилось тем вечером, не входило в его задачу, — сказал он с настораживающей мягкостью. — Но это можно изменить одним телефонным звонком.

Риган побледнела.

— Кузину моей подруги, с которой мы снимаем квартиру, зовут Клео. Она должна была встретиться с вами тем вечером, но заболела. Я заменила ее, но никому об этом не сказала. Никто не знает, даже Дерек.

— Это объясняет как, но не почему, — сказал он, внимательно глядя на нее. — Это так не соответствует вашему характеру, всему тому, что я узнал о вас.

— Может быть, я обезумела от горя, — сказала она с иронией.

Но он не собирался сдаваться.

— Возможно, и от горя. Это было связано с Синди Карсон, посетившей вас? Вы ведь не знали, что ваш муж имеет любовницу, не так ли? До того, пока она не явилась к вам.

Риган подумала, что ей было бы легче перенести расспросы о подделке счетов, чем эту психологическую пытку.

— Как вы себя чувствовали, когда обнаружили, что он годами обманывал вас? — спрашивал он. — Как вы себя чувствовали, когда узнали, что он предпочел иметь ребенка от нее, а не от вас?

Долго копившийся гнев прорвался через тонкую оболочку ее самоконтроля.

— А как, вы думаете, я должна была себя чувствовать? — взорвалась она.

— Вы были убиты горем? — язвительно спросил он.

Она подняла голову, ветер трепал ее волосы.

— Нет, я почувствовала себя свободной от всяких обязательств. Я была зла. Взбешена! Знаете, чего я хотела в ту ночь? Мести! — Она зло рассмеялась. — Я сделала это только из мести, понимаете? Чтобы показать Майклу, что он не может контролировать меня из могилы, что я так же сексуальна, как и его любовница. Он имел любовную связь? Что ж, и я на это способна.

— Вы спали со мной, чтобы отомстить покойнику? — недоверчиво спросил он.

«Вот я и задела его мужское самолюбие!»

— Не с вами. С мужчиной. Любой мужчина мог оказаться на вашем месте. Мужчины очень неразборчивы, вам все равно, кто будет вашим партнером по сексу.

— Но вы не нашли любого мужчину, — сказал он грубо. — К счастью для вас, безрассудная маленькая дурочка, вы нашли меня...

— К счастью? — с вызовом переспросила она. — Мой сексуальный партнер оказался таким же бесчестным, как и мой покойный супруг!

Удар явно пришелся в самую точку.

— Что вы имеете в виду? — спросил он, подойдя к ней почти вплотную.

— Вы соблазнили невесту вашего брата! Не пытайтесь отрицать это. Райан рассказал мне об отношениях Криса и Каролины до вашего появления здесь.

— Райан, может быть, и гений, но это не значит, что он непогрешим, — сердито ответил он.

— Вы хотите сказать, что это неправда? Что Каролина не была обручена с Крисом, когда вы переспали с ней и она забеременела?

— Райан не мог сказать вам этого! — прервал он ее.

— Все совершенно очевидно. Это должна была быть свадьба Криса и Каролины, не так ли? — Она вспомнила, что приглашения на свадьбу еще не были разосланы. — Вы стали причиной их ссоры.

— Я? Неужели вы действительно так думаете?

Она почувствовала горечь в его словах. Может быть, она ошибается в своих оценках? Может быть, он не такой, каким показался ей на первый взгляд? Но как пробиться сквозь этот стальной самоконтроль и выяснить все до конца?

— Если вы не переспали с Каролиной до их скандала, то тогда это должно было произойти после. Поссорившись с Крисом, она прибежала к его старшему брату за утешением, и вы воспользовались ее уязвимостью. Я угадала?

Он снова поднял свой бокал и сделал долгий глоток.

— Я не хочу вам ничего объяснять.

— Это ваш ребенок или Криса? Вы знаете, кто из вас скоро станет отцом?

— Он будет Вейдом. Это самое важное.

— И вы собираетесь жениться на той, от которой отказался ваш брат?

Он допил коктейль, с силой сжимая свой бокал.

— Оставьте это, Риган.

Но она уже не могла остановиться.

— В чем же дело? Вам не нравится, что теперь я расспрашиваю вас? А может быть, вы устроили себе «любовь втроем»?

— Осторожнее, Риган, — сказал он хрипло. — Лучше замолчите.

— Иначе вы бросите меня акулам? Где же ваше мужское благородство? О, я забыла... Вы, кажется, лишены этого! Так, может быть, Каролина вовсе не была добровольным участником в этой истории? Может быть, она стала жертвой насилия?

— Я ни разу даже не коснулся ее! — рявкнул он.

— Но все равно собираетесь жениться на женщине, которая вас не любит и которую не любите вы, только лишь для того, чтобы скрыть неприглядные делишки вашего братца. Почему вы не можете заставить его сделать то, что собираетесь сделать сами? Боже мой, это какое-то средневековье! Ваши понятия о чести доведены до крайности. Это уже смешно.

— Я просил вас замолчать.

— Но вы не объяснили мне, что случится, если я не сделаю этого, — сказала она, задыхаясь и вырываясь из его стальных объятий.

— Если бы мне такое сказал мужчина... — начал он.

— Но я женщина! А насилие никогда ничего не решает.

— Черт побери, — прорычал Джошуа и поцеловал ее, а потом взял на руки и отнес в свою каюту.

— Вы говорили, что мы не будем делать этого, — прошептала она, сбрасывая босоножки.

Он зажал ее рот ладонью и прошептал:

— Господи, прости, я лгал...

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Риган гладила дрожащими руками его обнаженную грудь, плечи, мускулистый живот.

Джошуа, откинув голову назад и закрыв глаза, наслаждался ее прикосновениями.

— Ты еще помнишь, как мне это нравится, — простонал он, когда она нежно прикоснулась к соскам. — Господи, что ты со мной делаешь...

Она видела его нарастающее возбуждение. И вдруг почувствовала себя самой прекрасной и соблазнительной женщиной в мире... Сейчас она для него — единственная женщина в мире.

Он открыл глаза и улыбнулся, глядя на ее пылающее лицо, раскрывшиеся губы и сияющие от возбуждения глаза.

— Я чувствую себя сказочной принцессой, которую похитил пират и утащил на свой корабль.

— Чтобы восхищаться тобой с головы до ног. — Он обхватил ладонями ее лицо, его глаза потемнели. — Но не совсем против твоей воли...

— Пожалуй, ты прав: совсем не против моей воли.

Ее признание заставило его содрогнуться.

Независимо от того, что произойдет потом, Риган хотела сохранить ощущение счастья, которое вдруг охватило ее.

Она не искала любви — совсем наоборот, — но любовь ворвалась в ее сердце почти одновременно с желанием отомстить, и Риган поняла, что не может больше контролировать свои чувства...

Он прижался к ней с такой страстью, что она почувствовала жар внизу живота. Он провел языком по ее губам, а потом проник в глубь ее рта и коснулся языка.

— Мне нравится, что ты не носишь бюстгальтер, — сказал он хрипло. — Я заметил это еще во время нашей первой встречи.

Он гладил рукой ее грудь, потом нащупал мягкий сосок и стал ласкать его, сначала осторожно, затем более настойчиво. Ее веки опустились, щеки запылали, а губы трепетали от удовольствия.

Когда она наклонила голову, он замер, его руки обхватили ее плечи.

— Риган...

Он погрузил пальцы в ее волосы, продолжая страстно целовать ее губы, и когда он уже не мог контролировать свое тело, из его груди вырвался громкий стон.

— Ты необыкновенная любовница, — пробормотал он, следя за ее реакцией на его ласки. — Ты не была счастлива в постели со своим мужем?

Она вздрогнула.

— С ним я никогда такого не чувствовала... Никогда...

Он целовал ее губы, шею, грудь, нежно гладил ее живот, пока она наконец не почувствовала, что его возбуждение достигло своей наивысшей точки.


— Джошуа, мы не подумали о предохранении. Это не безопасно. Я не принимала пилюль с тех пор, как умер Майкл. Он никогда не хотел, чтобы у меня был от него ребенок, — прошептала она. — Он постоянно заставлял меня принимать пилюли.

— Ах, Риган... — сказал Джошуа, глядя в ее глаза. — Он постоянно обманывал тебя. Не печалься, ведь твой ребенок не будет иметь его гены. Когда-нибудь ты поднесешь к груди свое дитя. И я уверен, ты будешь замечательной матерью.

Она отвернулась от него, пытаясь сдержать рвущиеся наружу чувства. Она ничего не может изменить. Ему не нужны сцены, слезы и вспышки гнева — он, вероятно, натерпелся этого от Каролины. Наверное, для него лучше, чтобы они оставались друзьями...

— Прости меня. — Она услышала нотку горечи в его голосе, в то время как его палец медленно скользил по ее позвоночнику от шеи по спине и вниз.

— Я ни о чем не жалею! — Она широко открыла глаза.

— А я жалею лишь о том, что не могу предложить тебе ничего большего, чем это, — пробормотал Джошуа, и она почувствовала его губы у себя на плече. — Если бы мы были другими, мы могли бы оставаться любовниками, но у нас обоих слишком много гордости и самоуважения, чтобы лгать.

— Я знаю...

— Крис не чувствует себя достаточно готовым к женитьбе. Когда Каролина сообщила ему, что беременна, они поссорились. Крис обвинял ее в том, что она хочет поймать его в ловушку, а она возмущалась тем, что он хочет заставить ее сделать аборт. Они оба наговорили много обидных слов, которые никогда не простят друг другу.

— Ты мне этого не рассказывал, — начала она с болью, но он прервал ее.

— В то утро, когда ты сбежала от меня, Каролина в истерике позвонила мне, умоляя приехать и помочь. Они с Крисом были в ссоре уже неделю, и она была на пределе своих сил. Она не отвергала возможности стать матерью-одиночкой; она бывает тверда в некоторых вопросах, но очень уязвима эмоционально. Я дал ей слово, что она не останется одна, и должен сдержать свое обещание. Я обязан сделать это ради нее и ради Фрэнка и Хэзл. Несмотря на ее чувства к Крису, мы решили, что если поженимся, то во имя ребенка это будет реальный брак, а не просто временное выполнение соглашения. Я стану ей настоящим мужем, буду заботиться о ней и о ребенке. И он будет расти как брат или сестра Райана.

Риган замерла, когда раздался легкий стук в дверь.

— Месье? Извините меня, но вы просили сообщить вам, когда мы вернемся в порт. Мы уже причаливаем. Ваш брат ждет вас на пристани.

— Крис? Черт, что он здесь делает? — Джошуа вполголоса чертыхнулся, а Риган автоматически прикрылась сатиновым покрывалом. — Спасибо, Пьер. Я сейчас буду готов. Скажи Грею, чтобы он подождал причаливать, пока я не покажусь на капитанском мостике.

Он взглянул на лежащую Риган и начал быстро одеваться.

— Нет, ты останешься здесь, — скомандовал он, когда она попыталась встать. — Крис, возможно, просто хочет спросить, чем ему сейчас заняться. Я вернусь, как только отделаюсь от него.

Когда он вышел, Риган соскочила с кровати и заперла дверь каюты изнутри. Она подобрала свою одежду и осмотрела ее. Юбка была лишь немного помята, а легкий топ оказался в полном порядке.

Она хотела принять душ, но боялась, что звук льющейся воды может быть слышен на палубе.

Риган наспех умылась и расчесала волосы. Без косметики ее лицо выглядело очень юным, губы слегка припухли, а щеки и шея еще горели от поцелуев Джошуа. К своему ужасу, она вспомнила, что забыла свою сумочку в кают-компании, когда Джошуа показывал ей яхту.

Минут через пятнадцать она выглянула в иллюминатор, но смогла увидеть только яхту, стоящую у соседнего причала.

Через двадцать пять минут она решила попробовать незаметно выбраться с яхты.

Риган тихонько приоткрыла дверь каюты и посмотрела в пустой коридор в сторону трапа. В коридоре никого не было. Но только она коснулась рукой полированных перил трапа, как сзади послышался тихий голос:

— Ищете вот это?

Она оглянулась, надеясь, что увидит Пьера.

Но в дверях одной из кают стоял Кристофер Вейд, держа в руках ее голубой жакет.

Крис был одет в белые джинсы и мятую рубашку с короткими рукавами, а позади него на кровати лежал открытый чемодан. Видимо, не рассчитывая на гостеприимство брата, он предпочел остановиться на яхте.

— Да, я его искала, спасибо, — сказала Риган, надеясь, что ее голос не дрожит. — Я пролила на себя коктейль, и Пьер решил почистить пиджак.

— Он оставил его на двери душевой. Я знал, что это не жакет Каролины, она никогда не носит этот цвет.

Риган с трудом выдержала пристальный взгляд его голубых глаз.

— Кажется, он в порядке. Не хотите ли надеть его?

Она откашлялась.

— Нет, спасибо. Сейчас довольно жарко. — Она улыбнулась, беря жакет из его рук, но выражение его лица было неожиданно холодным.

— У вас, наверное, завтра будет приличный синяк, — спокойно сказал он и коснулся ее обнаженной руки. — Я думаю, что лай Джоша лучше, чем его укусы...

Риган отступила на шаг, прижимая к груди жакет, ее щеки горели.

— Я... я...

— Теперь я понимаю, почему он был таким негостеприимным, предлагая мне остановиться на вилле. Но для Каролины я не самый желанный гость.

— Я сожалею, — сказала Риган.

— О, так вы уже посвящены в наш семейный секрет, не так ли? — заключил он с горечью. — Джош обычно более скрытен в отношении своих проблем. Я никогда не думал, что он способен на откровенность в постели, тем более что секс для него — просто спорт.

— Хватит, Крис! — раздался голос Джошуа. — Ты об этом потом пожалеешь.

— Уж кто будет жалеть, так только не я.

— По-моему, я должен поучить тебя хорошим манерам. Риган, я вас подброшу до дома.

— Зачем же выгонять ее? Почему ты так спешишь? Я застал тебя на месте преступления?

— Ты дождешься!

— Разве я сказал неправду? — спросил Крис. — Я всегда знал, что ты способен на это. Но заставить Фрэнка привезти сюда свою любовницу, чтобы развлекаться под носом у Каролины...

— Она не моя любовница!

— Ты собираешься рассказывать мне, как вы вдвоем играли здесь в шахматы? Не смеши! Посмотри на Риган. Господи, да она даже пахнет твоим одеколоном.

— Проклятье, Крис!..

— Черт возьми, разве ты не понимаешь, как будет оскорблена Каролина, когда узнает об этом? Она верит тебе! Она действительно верит, что ты святой, а я грешник. И ей нравится Риган, она думает о ней как о подруге. Какая грязь!

— Замолчи! — выкрикнул Джошуа. — Подумай о том, что сделал ты. И я же во всем виноват? Брось! У тебя был шанс, и ты его упустил. Не тебе говорить о благородстве.


Дома Риган притворилась, что у нее болит голова, и отказалась от ужина. Ей не хотелось сидеть за столом напротив Каролины и слушать ее рассказ о последней примерке ее свадебного платья или о планах на медовый месяц.

Но на следующее утро Риган не удалось избежать встречи с Каролиной. Та вломилась в комнату, когда Риган пыталась наконец задремать после бессонной ночи.

— В чем дело? — спросила Риган, когда Каролина бросилась в кресло около ее кровати.

— У меня кровотечение, — простонала она.

— Вы думаете, у вас выкидыш? — проговорила Риган, поднимаясь с кровати.

— Нет, у меня кровотечение, обыкновенные месячные. — Каролина раскачивалась в кресле. — О Боже, Риган, что мне теперь делать?

— Но... но... вы же беременны... — прошептала Риган, а Каролина покачала головой.

— Нет... нет... я не беременна. Это была ошибка...

Риган замерла.

— Ошибка? Но вы же делали тест...

— Он был ошибочен. Это иногда случается.

Голова Риган пошла кругом.

— Но как же это может быть... ведь у вас были все симптомы?

— Доктор сказал, что у женщин иногда появляются симптомы ложной беременности. Я поверила, что беременна. Я постоянно чувствовала тошноту, моя грудь начала болеть, я прибавляла в весе... конечно, я думала, что беременна! — Каролина взмахнула руками. — А когда я встала сегодня утром... то поняла, что не беременна. — Ее волнение граничило с истерикой. В нем была какая-то странная смесь игры, радости, облегчения и отчаяния. — Мне не нужно было ссориться с Крисом. О Боже, ведь он теперь никогда не простит меня! Он возненавидит меня больше, чем теперь. — Она закрыла лицо руками, ее волосы рассыпались по плечам. — А что скажет бабушка? Моя свадьба! Риган, пожалуйста, помогите мне... Как вы думаете, что мне теперь делать?

Риган сделала над собой усилие, чтобы остаться спокойной и не задохнуться от наплыва чувств.

— Во-первых, нужно обо всем рассказать Джошуа.

— О, нет, я не могу ему сказать!

— Почему? — спросила Риган глухо. Неужели Каролина уже любит не Криса, а Джошуа?

— Я просто не могу, — пролепетала Каролина, ухватившись за подлокотники кресла. — Он столько для меня сделал. Они с Крисом никогда раньше не ссорились. О Боже, никто из них не простит меня... все так унизительно. Вы не понимаете!

«Лучше немного унижения теперь, чем ложь всю оставшуюся жизнь», — подумала Риган горько.

Неужели Каролина думает, что могла быть счастлива в браке, который сделал бы ее сестрой человека, которого она до сих пор любит?

— Да, я не понимаю, — сказала Риган спокойно. — Как вы вообще могли решиться на брак с Джошуа, все еще думая, что у вас будет ребенок от Криса? Вы ведь знаете его представления о чести. Вспомните, что было, когда он женился на женщине, которая попыталась использовать свою беременность, чтобы манипулировать им? Вы просто обязаны сказать ему.

— Он подумает, что я идиотка, и то же сделает Крис!

— Крис врач, он должен понимать, что подобное может случиться с любой женщиной.

Глаза Каролины внезапно стали задумчивыми.

— Может быть, сначала сказать Крису? Ведь предполагалось, что это его ребенок. А он тогда скажет Джошуа.

— Я не думаю, что Джошуа захочет услышать об этом от своего брата.

Риган поняла, что все ее советы бесполезны.


Она вошла в библиотеку и увидела у стола Райана, нервно поправляющего свои очки. Сердце ее упало.

Джошуа стоял рядом, перелистывая какие-то документы.

— Может быть, вы объясните это? — холодно сказал он. Краем глаза Риган видела, что Райан морщится. Неужели он не выполнил ее просьбу?

— Я? А что это такое?

— Хватит лгать и прикидываться невинной девочкой! — яростно выкрикнул он. — Теперь я понимаю, почему вы с радостью поехали на яхте. Это обеспечивает вам прекрасное алиби! Вы оставили моего сына в офисе, чтобы он сделал за вас всю грязную работу. Примите мои поздравления. Не каждая женщина сможет склонить сына к преступлению, одновременно соблазняя его отца.

Риган поняла, что он не в состоянии ничего слышать. Она подняла лист бумаги.

— Ну, конечно, вы могли увидеть...

Он нагнулся вперед и вырвал лист из ее руки.

— Я все прекрасно вижу! Вы использовали моего сына, чтобы скрыть преступление! Вы сыграли на его чувствах к вам, чтобы воспользоваться его помощью. Когда утром я нашел эти бумаги в его комнате, то понял, каким дураком оказался.

— Но, папа, я тебе уже говорил, что Риган не хотела, чтобы я...

— Успокойся, сын, ты ни в чем не виноват... Вы решились на это еще во время нашей первой встречи?

Риган разозлилась не меньше его.

— Нет! И вы это прекрасно знаете!

— Вы предполагаете, что я вам поверю? — проговорил он с иронией. — Следовательно, это началось, когда вы получили шанс прибыть в Палм-Коув и поняли, что можете использовать нашу связь в качестве отвлекающего маневра. Вы надеялись, что я не вызову полицию, если все откроется?

— Джошуа, — прошептала она, выразительно глядя на Райана, который с интересом прислушивался к их разговору.

— Что, ему не стоит знать правду? Я думаю, ему будет полезно вовремя научиться различать честных женщин и распутных обманщиц!

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Уехать? Но ты не можешь уехать!

Резкий тон сэра Фрэнка неожиданно приободрил Риган. Ее стычка с Джошуа закончилась довольно быстро, когда он, казалось, осознал, что неспособность держать себя в руках делает его уязвимым, и вылетел из дома с ругательствами, оставив ошеломленного Райана успокаивать Риган.

Все произошло так быстро, что Риган сначала застыла в оцепенении. Потом вернулась в столовую и набралась силы духа, чтобы попытаться объяснить все, что произошло по вине Майкла, сэру Фрэнку и Хэзл.

Ее потрясло, что, ни в чем ее не обвиняя, Гарриманы захотели ее поддержать.

Она очень настаивала, и сэр Фрэнк согласился с ее увольнением, но тут же воспротивился желанию Риган немедленно вернуться в Окленд.

— Без всяких сомнений, я должна это сделать, — сказала она гордо. — Вы мне поверили, а я обманула вас.

— Не ты, а этот мерзавец Майкл! Если дело в деньгах, то не думай об этом, дорогая. Ты ведь знаешь, что я смотрю на вещи трезво.

— Нет. У меня есть банковский чек на всю сумму долга, я отдам его вам перед тем, как уехать, — твердо сказала Риган.

— Риган, мы понимаем, что вы находились в состоянии стресса, — сказала Хэзл мягко. — Самое главное, что вы сделали правильный выбор, решив исправить то, что совершил Майкл. Вам нечего стыдиться.

— Простите, но я знаю, что Джошуа так не считает. Я понимаю, что оставляю вас в двусмысленном положении, но...

— Ничего! — сказал сэр Фрэнк. — Я уверен, Вейд придет сюда, когда остынет, и выслушает тебя.

— Он уже знает, — сказала Риган, боясь, что сейчас расплачется.

— Прекрасно, ты сделала все, что в твоих силах, чтобы исправить положение, и я так и скажу ему, — произнес Фрэнк.

— Но это не все. Я боюсь, что влюбилась в Джошуа, — сказала она ровным голосом. — Это ужасно. И мне жаль, что это произошло. Так что мне лучше вернуться домой.

Честность Риган подкупила ее собеседников. Сэр Фрэнк продолжал возражать против ее отъезда, но Хэзл поняла, в какой сложной ситуации оказалась девушка. Она обняла Риган и сказала, что понимает ее желание срочно уехать, что она сможет справиться с делами и без нее, особенно теперь, когда ее нога быстро идет на поправку.

Риган собралась в течение часа и отправилась в Окленд на машине, которой управлял долговязый муж Алисы Битсон-Стив.


Лиза и Селина были на работе, и Риган всласть поплакала в одиночестве, вспоминая месяцы боли и страданий, к которым теперь добавились новые, еще более горькие переживания.

Когда приступ тоски прошел, она почувствовала, что у нее першит в горле, лицо распухло, а все тело страшно болит. Она приготовила себе напиток из меда и лимонного сока, умылась холодной водой. Ей стало немного легче, но она знала, что эта боль не физическая...

Она хорошо понимала Джошуа. Однажды он сказал ей, что никто не имеет права нарушить его доверие.

Следующие дни Риган пыталась не думать ни о ком и ни о чем, связанном с Палм-Коув. И вскоре поняла, что это невозможно. Она все время ждала, что в дверь вот-вот постучит полиция или что появится Джошуа, словно мститель из какого-нибудь вестерна. Она с ужасом обнаружила, что забыла вернуть ему его платиновые часы. Господи, она опять совершила преступление! Видимо, сэр Фрэнк уже передал ее чек на оплату долга, но она боялась, что это еще не конец, что Джошуа этого будет мало.

Она решила не подходить к телефону, выключила автоответчик и сняла трубку. Она, правда, позвонила Синди и сообщила ей, что деньги возвращены и Синди это дело больше не касается.

На четвертый день ее добровольного затворничества в доме неожиданно появилась Каролина Гарриман, которая приехала в Окленд на последнюю примерку своего свадебного платья.

— Привет! Ваш адрес мне дала бабушка, — прощебетала она. — Я пыталась вам дозвониться, но безуспешно. Вы ведь сейчас без работы? Ничего. У вас все наладится, — говорила Каролина. — Вот, я купила датские рулеты к нашему кофе! Бабушка рассказала, почему вы уехали, — из-за некрасивых поступков вашего мужа. Господи, мужчины могут быть настоящими свиньями, правда?

Риган видела, что Каролина искренне хочет подбодрить ее, значит, Крис не разболтал о том, что он видел на борту «Сары Вейд».

Она обратила внимание, что Каролина прекрасно выглядит.

— Подготовка свадьбы, наверное, в самом разгаре? — мягко спросила она, когда узнала, где была Каролина.

Только Каролина умела глупо улыбаться, не выглядя при этом идиоткой.

— Да, в некотором роде... А вы не используете фильтр в кофейнике?

— Нет, у меня его нет. А что вы имели в виду, сказав «в некотором роде»? — заставила себя спросить Риган.

— У меня теперь... другой жених.

Риган рассыпала кофе на стол.

— Крис?

— Конечно, Крис. — Каролина ответила так, словно догадывалась, что ее спросят. Она наградила Риган счастливой улыбкой и продемонстрировала новое кольцо из рубинов и бриллиантов. — К счастью, он сохранил его. Мы снова обручились пару дней назад.

— А Джошуа не возражал? — робко поинтересовалась Риган.

— А почему он должен возражать? Джошуа предполагал, что все так и произойдет. Почему, вы думаете, он придержал рассылку приглашений? Он как-то сказал мне, что сомневается, что наш брак состоится, потому что Крис любит меня слишком сильно и не позволит мне выйти замуж за кого-нибудь другого!

— Какой он всезнайка, — с иронией сказала Риган.

— Да, но он прав, не так ли? — возразила Каролина. — И все равно, я очень ему благодарна за то, что он был готов мне помочь. Хотя в последнее время Джошуа ведет себя очень странно. Когда он узнал, что я не беременна, то отреагировал так, словно это было совсем неважно. Только пожал плечами и посоветовал мне как можно скорее рассказать все Крису, что я и сделала. Мы с Крисом проговорили несколько часов подряд, я так плакала, а потом... — она вспыхнула, — все закончилось постелью. О, Риган, вы бы слышали, что Крис говорил! Он сказал, что был несчастен без меня, что обезумел от злости, когда я обратилась к Джошу. Он сказал, что даже собирался украсть меня прямо у алтаря.

Риган заставила себя съесть пирожное и попросила Каролину рассказать о том, что происходит в поместье. Она узнала, что Джошуа и Райан все еще в Палм-Коув и Хэзл пригласила в качестве своей помощницы племянницу Алисы. Сама Каролина прилетела в Окленд к своему портному на вертолете компании, а на вопрос Риган, где она будет ночевать, сообщила, что решила остановиться у Джошуа, который собирался переночевать в городе.

Уходя, счастливая Каролина вручила Риган приглашение на свадьбу.

— Крис сказал, что вы придете, — весело сообщила она, — он просил меня доставить это вам лично и добавил, что у него есть что сказать, если вы откажетесь!

Риган пристально посмотрела на нее, но Каролина, казалось, не обратила внимания на ее реакцию.

Братья Вейд были очень похожи, поэтому Риган, закрыв дверь за Каролиной, немедленно вернула на место телефонную трубку.

Жизнь продолжается!

Телефон начал немедленно звонить...

— Алло, это Риган?

— Да, кто это? — со вздохом ответила она.

— Дерек. Дерек Кларк.

— О! — Сердце забилось в ее груди. — Вам нужна Клео? Ее здесь нет...

— Нет, честно говоря, я хочу поговорить с вами. Видимо, произошла какая-то ошибка.

— И что же именно? — спросила Риган.

— Тот парень, которому я иногда устраивал свидания, только что прислал мне по электронной почте записку, что хочет сегодня встретиться с девушкой по имени Ева.

В ушах у Риган так зашумело, что она уже почти ничего не слышала.

— Я ответил ему, что не знаю ни одной женщины с таким именем, а он почему-то сказал мне о вас. Я ответил ему, что он ошибается, что вы никогда не занимались этим, но его не интересовал никто другой. Он сказал, что все, чего он хочет, — это передать вам сообщение, что Адам нуждается во встрече с вами в то же время и в том же месте. Если быть точным, он сказал следующее: «Скажите Еве, она может назвать свои условия». Вот я и позвонил вам.

— Хорошо, передайте Адаму, что я согласна.


Риган, возможно, сумасшедшая, но она не могла не ответить на вызов Джошуа. Он обратился к ней через посредника, предоставляя право выбора: принять приглашение или отказаться от него.

Он сказал, что Адам нуждается во встрече с Евой и что она может называть свои условия. Значит, он не хочет ей мстить. Его слова похожи на просьбу. Возможно, впервые в своей жизни Джошуа захотел дать кому-то второй шанс...

Риган могла попасть в ловушку, но, если у нее был хотя бы один шанс увидеть человека, которого она любила, она должна была им воспользоваться.

Пока Риган ждала, чтобы ей открыли дверь, она не позволяла себе никаких романтических фантазий. Теперь, когда он был снова свободен... Пусть она не нашла когда-то счастья в браке, она постарается найти его в отношениях с Джошуа, какими бы они ни были.

— Здравствуйте, Пьер.

— Мадемуазель Риган! — Улыбка преобразила некрасивое лицо Пьера.

— На самом деле Ева, — поддразнила она старика. — Мне можно войти?

— Мадемуазель, подождите, пока я доложу о вас. — Пьер преградил ей путь.

— Кто там, Пьер?

Вышел Джошуа, одетый в серые брюки и рубашку с длинными рукавами, держа в руках какие-то бумаги, похожие на архитектурный план. Когда он посмотрел поверх того, что читал, и увидел Риган, то замер, сделав полшага вперед. На его лице появилось изумление.

— Риган?

Она вдруг поняла, что и для Джошуа, и для Пьера ее приход был полной неожиданностью. Ее здесь не ждали!

Значит, никакого послания не было. Во всяком случае, Джошуа явно никогда не посылал его! А Риган так хотелось поверить в то, что он хочет видеть ее снова! Ей даже не пришло в голову, что это может быть чьей-то злой шуткой.

«О Господи!»

Ее уверенность разлетелась вдребезги, когда Джошуа медленно оглядел ее: то же узкое облегающее платье, черные чулки и вечерние босоножки с золотыми каблуками. Даже вечерняя сумочка, висевшая на плече, была той же самой, которая была у нее в ту ночь!

— Риган? — на этот раз несколько мягче произнес он, пытаясь понять, что произошло.

А она старалась сообразить, как ей выпутаться из этой глупой ситуации.

— Я... я очень сожалею, это ошибка. Наверное, я ошиблась дверью, — скороговоркой произнесла она.

Джошуа посмотрел на ее несколько вызывающий туалет.

— Ты хотела навестить престарелую даму слева от меня или «голубого» директора выставки справа? — спросил он серьезно.

— Этаж. Я сказала — не тот этаж, — быстро поправила она себя, в волнении поднеся руку к горлу.

Еще одна ошибка. Джошуа увидел часы, его часы, до сих пор застегнутые на ее руке, и улыбнулся. Если бы он знал, что она не снимала их ни на секунду с тех пор, как получила от него, если бы знал, что каждую ночь она ложится в постель, подложив руку под щеку, и почти неслышное тиканье часов убаюкивает ее, погружая в мечты о мужчине, которому часы — и она — принадлежат.

Она услышала, как он приглашает ее войти, и отрицательно покачала головой.

— Ева, всего один коктейль со мной, пожалуйста. Пьер, правда, собирается уже уходить, — сказал Джошуа, бросая Пьеру связку ключей. — Друг мой, не забудьте запереть дверь.

Пьер уже выскользнул наружу, прежде чем Риган осознала смысл слов, сказанных Джошуа. Она схватилась за тяжелую бронзовую ручку, но было уже поздно: дверь не поддавалась.

Она закрыла глаза и в бессильной ярости ударила кулаком по запертой двери.

— На этот раз я не позволю тебе уйти, — сказал он.

— Нет! — воскликнула она. — Я ведь сказала, что я здесь случайно...

— Поэтому ты так одета? Сомневаюсь, — сказал он спокойно. — Ты пришла сюда, чтобы увидеть меня, не так ли? И пришла как Ева, поскольку Ева не так уязвима, как Риган.

Она повернулась и прижалась спиной к двери.

— Ничего ты не знаешь, — сказала она презрительно и гордо.

Но в его глазах не было злорадства.

— О тебе? Наверное, не много. О себе? Тоже не так много, как думал. Я думал, что держу все под контролем, включая себя. Но я ошибался. — Он осторожно приблизился к ней, не сводя с нее глаз. — Кстати, может быть, тебе интересно будет узнать, что я не женился на Каролине.

— Я знаю. Я видела ее сегодня утром... — Она запнулась, так как увидела, как зажглись вдруг его глаза.

— Наверное, я свинья. Жизнь учит меня, что безопасней предполагать в людях плохое, вместо того чтобы верить в хорошее...

— Это извинение? — резко спросила его Риган. В этот момент она думала только о том, что он ее не приглашал. Она сама пришла к нему.

— Полагаю, что это гораздо больше, чем извинение, — мягко ответил он. — И поверь, я не собираюсь отпирать дверь, даже если бы знал, где Пьер держит запасные ключи.

Он снова протянул ей руку, но она сделала вид, что не замечает ее. Джошуа схватил Риган за локоть и повернул лицом к себе.

Она попробовала вырваться.

— Не прикасайся ко мне!

— Ничего не могу поделать, — сказал он, притянув ее к себе. — Это сильнее меня. С того первого раза, когда я встретил тебя, я не могу быть рядом с тобой и не касаться тебя. Сначала я не был уверен, что это мне нравится; я не был готов, это мешало моим планам. Но знаешь, что мне не нравится больше всего, Риган?

— Что я чувствую к тебе? — Она покачала головой, все еще не веря, что это реальность, а не игра ее воображения.

— Мне не нравится, что ты находишься далеко от меня. Мне не нравится, что тебя нет рядом со мной. Ты нужна мне. Я привык, что люди постоянно ждут от меня, когда я займусь их проблемами. Поэтому я не знал, как вести себя, столкнувшись с кем-то, кому от меня ничего не нужно. Я должен был восхищаться тобой за смелость, которую ты проявила. Вместо этого я разозлился, что ты постоянно демонстрируешь свою независимость. Я знал, что не могу допустить еще одну ошибку в отношении тебя, поэтому потратил несколько дней, чтобы придумать логичный предлог встретиться с тобой.

Она повернула голову, пытаясь найти правильные слова, и внезапно остановила взгляд на экране телевизора.

— Что это? Это же я! — Она нажала на кнопку, и застывшее изображение на экране начало двигаться. — Господи! Это кадры охранной видеокамеры, снятые в тот вечер, когда я была здесь! — прошептала она, увидев себя в холле у лифта.

Джошуа вздохнул.

— Это единственное твое изображение, которое у меня есть, — просто сказал он. — Ты выглядишь такой взволнованной.

Он смотрел на экран, а Риган видела только его лицо.

— О, Джош... — Она обвила его руками. Что бы он ни думал о ней, она любит его!..

Потом Риган рассказала ему о своей встрече с Райаном у дерева, и он рассмеялся.

— Не удивительно, что он так быстро привязался к тебе. Прятки всегда были его любимой игрой. А если говорить о любимых играх... — Он наклонился к ней и прошептал ей на ухо: — Ты носишь что-нибудь под этим платьем?

Она покраснела.

— Неужели ничего? — спросил он, рассмеявшись, когда она покачала головой и спрятала лицо у него на груди.

Она вспомнила, что хотела выяснить, и подняла голову.

— Я не собиралась приходить сюда. — И она рассказала ему о Дереке и его телефонном звонке. — Естественно, я подумала, что ты решил сделать первый шаг.

— Я давно не просматривал свою электронную почту. Обычно это делает за меня Райан... — Он вдруг отпрянул от нее. — Извини, я на минуту!

Джошуа набрал чей-то телефонный номер, и, когда наконец повернулся к ней, его глаза весело сверкали.

— Это работа моего сына. По-видимому, он вскрыл мой пароль к электронной почте и решил использовать его, чтобы соединить нас.

— Но зачем? — спросила Риган. — Он ведь знал, что мы расстались после ужасной ссоры.

Джошуа вздохнул.

— Он думал, что в нашей ссоре виноват он.

Риган приложила ладони к своим горящим щекам.

— Он мог подумать, что я неразборчива в связях.

Джошуа обнял ее и поцеловал в кончик носа.

— Райан думает, что ты очень сексуальная женщина, от которой его отец без ума. И он просил тебе передать, кстати, что не нарушал своего обещания. — Его руки крепко сжали ее запястья, он притянул ее к себе: — Никогда не разрешу тебе уйти.

— О... — только и смогла выдохнуть Риган.

— Так ты согласна признать моего сына? — прошептал он.

— Я всегда считала, что он милый мальчик, — ответила она, смущаясь.

— Нет, признать... как своего собственного. Я думаю, что для всех детей в одной семье может быть только одна мама. — Он поднял голову, когда она замерла в его руках. — Ты думаешь, что я не собираюсь просить женщину, которую люблю, стать моей женой? Неужели ты считаешь меня идиотом?

Ее лицо озарилось радостью.

— Я думаю, что ты настоящий гений. И я люблю тебя за это.

Джошуа вдруг приподнял бровь.

— Докажи.

Она засмеялась, сбросила туфли и увлекла его в спальню. В этот момент он задумчиво сказал:

— В последний раз, когда мы развлекались здесь с Евой, она была слишком горда, чтобы принять что-либо от меня. Я надеюсь, что в этот раз она будет другой.

— А у тебя цел еще тот великолепный браслет? — поддразнила она.

Его глаза сверкнули.

— Ты говорила, у тебя аллергия на золото. Она исчезла? — И когда Риган покачала головой, он выдвинул ящик сбоку от кровати и начал вынимать коробки и вытряхивать их содержимое прямо на нее: браслеты, ожерелья, медальоны, цепочки, броши засверкали дождем на ее черном платье.

— Джош! — со смехом запротестовала она.

— Недостаточно? — И он достал другие коробки. — Я купил это все, поскольку у тебя нет никаких украшений, но я не знал, что тебе больше понравится, — сказал он серьезно. — Я хочу отдать тебе все... — продолжил он твердо. — Себя, свою жизнь, любовь, я хочу много детей.

Затем он вытащил из кармана золотое кольцо, украшенное тремя небольшими бриллиантами.

— Это обручальное кольцо моей матери, а раньше оно принадлежало моей бабушке. Отец сохранил его после смерти матери и передал мне, чтобы я, в свою очередь, подарил его своей жене. Но Клер думала, что оно чересчур старомодно, а бриллианты слишком малы. А Каролине я и не собирался его показывать. Пятнадцать лет, не подозревая об этом, я хранил его для тебя.

— Оно превосходно, — сказала Риган потрясенно.

Он надел кольцо на ее тонкий палец.

— Я знал, что оно тебе подойдет.

— Маленькое, простое и безыскусное? — решила пошутить она.

— Изысканное, редкое и драгоценное. — Он толкнул ее на кровать и осторожно собрал свои подарки для того, чтобы они не мешали им заняться любовью. — Знаешь, я думаю, что мы с тобой подтверждаем старую поговорку, — сказал он, поднося ее руку с кольцом к своим губам.

— Какую же? — промурлыкала Риган.

— Что месть восхитительно сладка...

1

Добрый вечер, мадемуазель (франц.).


home | my bookshelf | | Дороже всех бриллиантов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу