Book: Стихия чувств



Стихия чувств

                                              

Стихия чувств


Название на языке оригинала: Honeymoon Baby

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Дженнифер, стоя у раковины на кухне, наливала в вазу воду и смотрела в окно. Именно в этот момент из-за поворота на подъездной дорожке к дому показалась темно-зеленая машина. Сквозь тонированные стекла она не могла разглядеть водителя. Но пара лыж, прикрепленных на крыше автомобиля, говорила о том, что он надеется найти здесь для себя приют.

Кто бы это ни был, удача на этот раз ему не улыбнется, поскольку все номера в гостинице Дженнифер были в настоящий момент заняты. Мест не будет до самого конца месяца. Постояльцы ее гостиницы — любители отдыха в горах — позаботились обо всем заранее.

Она посмотрела в другое окно на грязно-серое облако пара и пепла над снежной вершиной горы Руапеху. Зрелище впечатляющее, но жизнь на границе Национального парка, в двадцати километрах от действующего вулкана имела свои недостатки. Несмотря на то, что мощного извержения не случалось здесь вот уже несколько сотен лет, гора высотой около трех тысяч метров являлась постоянным напоминанием о том, что человек хрупок и слаб перед силами природы. Целая же серия небольших вулканических извержений, происшедших за последнее время, нанесла серьезный урон одному из крупнейших лыжных курортов Новой Зеландии. В течение нескольких месяцев горные склоны находились под слоем коричневого пепла, в результате чего были закрыты трассы для лыжников, туристов и альпинистов. Местные бизнесмены несли огромные потери. Курорт оставался прежним: не пострадало ни одно здание, но количество посетителей уменьшилось.

Недавно ситуация несколько улучшилась. Ранние снегопады предвещали длительный лыжный сезон, который мог бы помочь местному туристическому бизнесу возместить понесенные убытки. Но именно сейчас вулкан Руапеху вновь напомнил о себе. Над его кратером поднимался пар, иногда взметалась вверх раскаленная лава. Ученые не предвещали сильное извержение, однако огромное количество лыжников уже отказались от отдыха в здешних местах. Не изменили курорту лишь самые стойкие лыжники-фанаты, готовые испытывать судьбу на лыжных трассах до тех пор, пока не будет закрыта последняя из них.

К счастью, небольшая тихая гостиница с полупансионом (а Дженнифер была хозяйкой именно такой гостиницы) привлекала к себе людей в возрасте. Гостями ее были супружеские пары и путешественники-одиночки, а не группы заядлых лыжников. Поэтому Дженнифер надеялась пережить кризис легче других владельцев больших мотелей и туристических агентств, чей финансовый успех зависел только от лыжного сезона. Как это ни покажется парадоксальным, но некоторые из постояльцев Дженнифер приезжали сюда именно из-за возможности стать свидетелями извержения вулкана.

На кухню пришла Сьюзи с охапкой желтых хризантем.

— Ну и машина! Кто это? — спросила она, выглянув в окно.

Автомобиль к этому времени подкатил к парадному, и из него вышел водитель.

— Думаю, — сказала Дженнифер, — какой-то иностранец, который не умеет читать, а может, просто не верит надписи «Свободных мест нет».

— Ой, извини! — воскликнула Сьюзи. — Я совсем забыла вывесить эту табличку.

— Ничего страшного. Если нашему визитеру здесь понравится, то он сможет приехать к нам как-нибудь в другой раз, — сказала Дженнифер, протягивая руку к цветам.

— Ну и ну! — Сьюзи продолжала рассматривать водителя. — Какой красавец! Как ты думаешь, Джен, может я, предложив ему свою постель и приготовленный мною завтрак, сумею заинтересовать его?

Дженнифер расхохоталась, но ее смех оборвался, когда мужчина резко поднял голову и окинул взглядом дом. Солнце блеснуло в его волосах цвета старинного золота, а большие черные солнечные очки не могли скрыть его четко очерченные высокие скулы и худые щеки. Дженнифер стало не по себе. Она не верила своим глазам. Стараясь удержаться на ногах, Дженнифер прижалась к буфету.

Нет, судьба не может обойтись с ней так жестоко!

Дженнифер обеими руками вцепилась в вазу, выплеснув воду на покрытый керамической плиткой пол. Боже праведный! Может, она все-таки обозналась?!

Гравий шуршал под ногами мужчины, когда он обошел машину и открыл багажник. Выцветшие джинсы, облегавшие его длинные ноги и узкие бедра, шерстяной свитер кремового цвета под черной до бедер кожаной курткой со множеством застежек и молний — все в одежде этого человека подчеркивало его мужественность. Пугающую мужественность. В легкости, с какой он вынул из багажника чемодан, чувствовалась уверенность мужчины в расцвете сил.

— О Господи!..

— В чем дело, Джен? Ты как будто увидела привидение.

Хуже чем привидение! Гораздо хуже! Дженнифер смотрела в лицо ужасающей реальности. Ночной кошмар наяву. Живой укор ее неспокойной совести.

Каким ветром занесло этого человека именно сюда, в ее тихий уголок вдалеке от всего мира? — недоумевала Дженнифер.

— Эй, Джен, — позвала Сьюзи, — уж не собираешься ли ты умереть прямо сейчас, у меня на руках?

Ее резкий голос заставил Дженнифер очнуться.

— Нет, не волнуйся, со мной все в порядке, — солгала она, хватая в охапку хризантемы и кое-как запихивая их в вазу.

— Дело в нем? В этом мужчине? Ты знаешь его? — Сьюзи прильнула к окну. — Он идет сюда уже с чемоданом, уверен, что его ждут. Может, произошла какая-то путаница в бронировании мест? Если он говорил с Полой по телефону... Ты ведь знаешь, она частенько забывает записывать кое-какие вещи...

При упоминании имени ее матери сердце у Дженнифер екнуло. Слава Богу, что Полы сейчас тут не было! Она и тетушка Дот отправились на обед, устроенный Клубом гурманов в ресторане отеля «Гран-Шато». Их не будет по крайней мере еще час.

С крыльца послышался приветственный лай собаки, а через несколько секунд в прихожей раздался резкий звук старомодного дверного колокольчика. Дженнифер замерла в дурном предчувствии.

— Почему бы тебе не пойти и не выяснить, чего он хочет? — предложила Сьюзи, когда колокольчик зазвонил во второй раз.

— Сходи лучше ты, — выпалила Дженнифер.

— Я? — удивилась Сьюзи, поскольку гостей всегда встречала или Пола, или Дженнифер. Сьюзи же выполняла побочную работу: помогала Поле вести дневные занятия по кулинарии и доставлять приготовленные ими для продажи джемы, консервированные овощи и фрукты в магазины, расположенные не только в округе, но и других городах.

— Мне нужно срочно поставить эти цветы в комнату Картеров, — пробормотала Дженнифер, понимая всю несуразность своего оправдания.

Сьюзи была в явном замешательстве. Она не могла понять, почему Дженнифер понадобилось делать это именно сейчас, ведь чета Картеров отправилась на целый день в круиз по озеру Таупо и вернутся они только поздно вечером.

— Ты уверена, что хорошо себя чувствуешь? — переспросила она.

Колокольчик зазвонил снова.

— Честно говоря, мне немного не по себе, — призналась Дженнифер. — Пожалуйста, объясни ему, что у нас свободных мест нет и не предвидится. Направь его в какой-нибудь другой отель и не давай ему никаких новых рекламных проспектов. Я еще не решила, как их использовать, — торопливо добавила Дженнифер.

— Но...

— Ради всего святого, Сьюзи! Я прошу тебя только открыть дверь и объясниться с посетителем. Речь ведь не идет о черепной операции, правда? — рявкнула Дженнифер.

Сьюзи удивилась еще больше. За те три месяца, в течение которых она работала в гостинице «Бич-Хаус», Дженнифер никогда не позволяла себе ничего подобного. Она была добра, вежлива, внимательна, хотя и отпускала порой довольно злые шуточки. Выходит, ее настроение легко поддается переменам...

— О'кей, о'кей, успокойся. — Сьюзи улыбнулась. — Я пойду... А что, если он спросит...

— Отделайся от него! — оборвала ее Дженнифер, и Сьюзи пулей вылетела из кухни.

Воспользовавшись моментом, когда она осталась одна, Дженнифер стремительно проскользнула через столовую и гостиную. Крадучись, торопливо прошла по задней веранде, оставляя за собой след на вулканическом пепле, тонким слоем покрывавшем пол. Наконец она оказалась в просторной спальне с двумя кроватями, считавшейся самой лучшей комнатой в доме, потому что из ее окон открывался прекрасный вид на гору Руапеху.

Она оглядела комнату. Может, остаться здесь до тех пор, пока он не уедет? Дженнифер посмотрела на дверь, ведущую в коридор, которая была слегка приоткрыта. Ей очень хотелось пробраться в свою собственную спальню, но узкая лестница, ведущая на второй этаж, хорошо просматривалась со стороны двери.

Дженнифер увидела свое отражение в старом зеркале над туалетным столиком. Остекленевший взгляд. Ничего удивительного, что Сьюзи смотрела на нее с такой тревогой! Она никогда не считала себя красавицей, но сейчас ее застывшее бледное лицо показалось ей особенно некрасивым. Темно-каштановые волосы небрежно свисают до плеч, ярко-красный свитер, связанный мамой прошлой зимой, облегает полную грудь, которая вздымается, будто Дженнифер только что пробежала марафон. Левая бровь выгнулась над тонкой круглой дужкой очков. Дженнифер была похожа на женщину, находящуюся на грани нервного срыва.

Да, именно так она себя чувствовала.

Почему Сьюзи так долго не возвращается? — думала Дженнифер, в волнении шагая по комнате из угла в угол. А что, если той не удастся справиться с заданием? Что, если он пустил в ход все свое мужское обаяние и проник в дом?

Дженнифер посмотрела на дымящуюся вершину горы. В этот миг раздался скрип дверных петель, и голос, который трудно было не узнать, произнес:

— Вас не так-то легко найти, миссис Джордан!

Дженнифер медленно повернулась, готовая встретиться с осуждающим взглядом золотисто-зеленых глаз. Но сейчас в этих глазах пылала ярость. Уж лучше бы он не снимал очки!

Руки и ноги у Дженнифер похолодели, в глазах зарябило, а язык в пересохшем рту вдруг показался слишком большим.

— Р-Рафаэль! — выдавила она из себя. — Какой сюрприз! Что ты здесь делаешь?

— А как вы думаете, миссис Джордан? — Он прошел в просторную комнату.

Дженнифер сглотнула, стараясь справиться с сухостью во рту. Ей захотелось, чтобы он перестал произносить ее имя с издевкой.

— Не знаю, — ответила она. — Ты... здесь... проездом... в отпуске? Отдыхаешь?

— Отдых здесь ни при чем. Я в охотничьей экспедиции. — Он продолжал идти к Дженнифер, заставляя ее отступать назад до тех пор, пока она не уперлась в туалетный столик. — Охота на очень ценных и почти неуловимых птиц... на киви.

— Киви — охраняемая птица, — пробормотала Дженнифер. — Люди, охотясь на них, нарушают закон.

Он грубо пожирал глазами ее бледное лицо.

— Да, я согласен, если речь идет об охоте в их естественной среде обитания, а что же происходит с теми птицами, которые залетают на чужую территорию и нарушают законы природы?.. Мне кажется, в таком случае они получают по заслугам. Вы со мной согласны?

Он не пытался дотронуться до Дженнифер, но она чувствовала, как напряглись его мышцы.

— Где Сьюзи? Что ты ей такое сказал, из-за чего она впустила тебя? — Руки у Дженнифер заледенели еще больше, а голос снизился до устрашающего шепота: — Что ты сказал ей?

Он пожал плечами.

— О наших отношениях? А что, если правду?

У Дженнифер перехватило дыхание.

— Какую еще правду?

Его полные губы растянулись в ухмылке.

— Какую? То, что ты, жена моего отца, сейчас под сердцем носишь моего ребенка!

В голове Дженнифер все помутилось, и она рухнула на пол как подкошенная.



ГЛАВА ВТОРАЯ

— Джен? Ты меня слышишь? Как ты? — Дженнифер приоткрыла глаза и увидела круглое лицо Сьюзи. — Слава Богу! Как ты себя чувствуешь?

Дженнифер облизнула сухие губы, не понимая, почему она оказалась на диване в гостиной и почему Сьюзи склонилась над ней.

— Хорошо... по-моему, — проговорила Дженнифер, вспоминая свой жуткий сон. Она ведь спала? Неужели ее грех будет преследовать ее даже во сне? — Что случилось?

— Ты потеряла сознание. Отключилась. К счастью, твой муж успел подхватить тебя. Иначе ты упала бы прямо на осколки.

— Муж? — еле слышно повторила Дженнифер.

— Мне кажется, ты была слишком занята и отвратительно себя чувствовала, чтобы как следует разглядеть нашего гостя, да? — предположила Сьюзи, хитро улыбаясь. — Мне было страшно неловко узнать, кому я давала от ворот поворот, но, к счастью, Раф оказался добрым малым. Он простил.

— Мой муж? — Дженнифер попыталась приподняться на локте, но голова все еще кружилась, и ей пришлось вновь лечь на диван. — Раф?

— Да. Он, по его словам, знал, что ты не ждешь его. Ему хотелось преподнести тебе сюрприз, но мне кажется, это была не слишком хорошая затея с его стороны — так поступать, когда ты еле держишься на ногах.

Так, значит, это был не сон!

— Он, правда, здесь? — Дженнифер обвела взглядом комнату, но увидела лишь расплывчатые очертания предметов. — Мои очки... Где мои очки?

Сьюзи взяла очки с кофейного столика и протянула их Дженнифер.

— Не волнуйся, — успокоила она ее, — через минуту Раф будет здесь. Он на кухне, принесет тебе воды. А вот и он, легок на помине!

Сьюзи поднялась, уступая место высокому стройному мужчине. Он обошел кофейный столик и уселся на широком диване рядом с Дженнифер. Положив одну руку на спинку дивана, он наклонился к ней, чтобы напоить водой из стакана, который держал в другой руке. Со стороны можно было подумать, что он ее обнимает.

Сьюзи отступила назад, удовлетворенная тем, что ее хозяйка была теперь в надежных руках.

— Я хочу успеть добраться до дома, — сказала она, — пока еще в этом вулканическом тумане можно разглядеть дорогу. Джен, не волнуйся по поводу беспорядка в комнате Картеров. Я все там уберу перед уходом.

— Спасибо, Сьюзи. — Густой, теплый голос Рафа оборвал Дженнифер, попытавшуюся возразить. Он прижал стакан к ее бледным губам и, повернувшись к Сьюзи, одарил ее улыбкой. — Ты душечка, но... — Он качнул головой в сторону двери, выгнув шелковые брови.

Сьюзи засмеялась, будто знала этого человека многие годы, а не несколько минут.

— Знаю, знаю... третий лишний. Думаю, мы еще увидимся.

Как только Сьюзи удалилась, Дженнифер оттолкнула от себя стакан.

— Убери это! Я не хочу пить.

Воспользовавшись тем, что она потеряла сознание, этот человек подкупил ее помощницу! Да, в таких делах он мастер. Когда-то Рафаэль Джордан был фотомоделью, редактором развлекательного журнала для мужчин. Нет сомнения, у него накоплен большой опыт общения с женщинами.

Только для Дженнифер у него сейчас не нашлось улыбки.

— Тебе нужно справиться с шоком... и не говори мне, что мое появление не было для тебя шоком. Пей! — сухо приказал он.

Стакан стукнулся о ее сжатые зубы. Однако, зная его упрямство, Дженнифер сделала все-таки крошечный глоток.

— Еще раз, — настаивал Раф.

Она отпила еще немного и пробормотала:

— Негодяй.

— Мошенник. Авантюрист, — подхватив, продолжил он. — Вор. — Последнее он произнес особенно выразительно.

У Дженнифер перехватило дыхание, кровь прилила к лицу. Чем вызван его приезд? Какую цель преследует Раф? Эти вопросы терзали ей душу. Он умело воспользовался ее обмороком и утвердил себя в ее доме, не оставив ей ничего другого, кроме как держать оборону.

По слегка загорелому лицу Рафа было видно, что тридцать три года его жизни не пропали даром. Он повидал многое. Об этом говорили морщинки в уголках глаз и складки по обеим сторонам его чувственного рта. Жесткую линию подбородка смягчала едва заметная щетина, блестевшая как золотистое украшение на рождественской открытке. Коротко подстриженные светлые волосы, выгоревшие на солнце, были похожи на нимб вокруг его головы. Вероятно, его можно было бы сравнить с ангелом, но сродни святому было только его имя. Жизнь же Рафаэля Джордана была слишком далека от жизни святого.

— Еще?

Он наклонил стакан, не обращая внимания на сопротивление Дженнифер, которая продолжала сжимать губы, и вода струйкой потекла вниз.

Дженнифер ужаснулась, когда Раф, опустив голову, стал слизывать капли воды с ее подбородка, не давая им упасть на свитер.

— Перестань! — крикнула она, вытирая рукой подбородок. Нежная кожа горела, словно влажный язык Рафа обжег ее. — Что ты себе позволяешь?

Раф поднял голову, и Дженнифер задохнулась, увидев насмешку в его изумрудных глазах.

— Я выполняю всего лишь обязанности мужа, миссис Джордан...

Дженнифер была ненавистна та легкость, с какой он вел себя. С самого первого момента их знакомства, когда Себастьян представил ее своему сыну, она сразу же почувствовала нависшую над ней опасность. Но из-за натянутых отношений, существовавших между отцом и сыном (чему Дженнифер радовалась в глубине души), они виделись крайне редко.

— Так ты говоришь, что сказал Сьюзи правду? — спросила Дженнифер, стараясь не выдавать своего страха.

Раф поставил стакан, из которого пытался безуспешно напоить Дженнифер, на кофейный столик, продолжая смотреть на нее.

— По правде говоря, она лишила меня этой возможности, — признался он. — Я назвал ей свое имя, но не успел сказать, что ищу жену своего отца...

— Его вдову, — уточнила Дженнифер.

Раф кивнул головой.

— Пусть будет так. Как только Сьюзи услышала, что я — Рафаэль Джордан, она начала разговаривать со мной, будто именно я был твоим мужем. Бедняжка была совершенно уверена, что ты будешь на седьмом небе, увидев меня. Поэтому я решил: лучше с ней не спорить и не вводить ее в заблуждение.

Лучше для кого? — подумала Дженнифер. Конечно же, он преследовал свои собственные цели!

Она крепко сжала руки. Как ненавистна ей была ее беспомощность! Но с Рафом ей все равно не справиться! Было абсолютно ясно, что он не намерен отступать, не получив ответы на свои вопросы.

Чтобы выпутаться из сложившейся ситуации, ей следует во что бы то ни стало убедить его уехать. Во всяком случае, нельзя допустить его встречи с Полой. Это Дженнифер знала наверняка.

— Странно, что Сьюзи все так перепутала, — размышлял Раф. — На вид она довольно сообразительная. Может, это ты, дорогая мамочка, специально скрывала местонахождение своего мужа? Неужели ты все еще держишь в секрете, что его уже нет в живых? Неужели ты ничего не сказала своим бедным друзьям и родственникам?

Да, он был догадлив, умен. Но не слишком!

— Не называй меня мамочкой! И как ты можешь говорить в таком дерзком тоне о смерти своего собственного отца?! Я знаю, вы не ладили друг с другом, но ты, по крайней мере, мог бы чтить память о нем...

— Если бы ты взяла на себя труд появиться на похоронах, ты бы увидела, что я отдал ему дань уважения. Даже проронил несколько слезинок над затихшим старым негодяем. Но не надейся, что я причислю его к лику святых только потому, что он мертв. Мой отец был хорошим врачом и превосходным бизнесменом, но он был плохим мужем и скверным отцом. Его амбиции всегда мешали ему в отношениях с другими людьми. Он все время пытался сделать из меня себе подобного. Поэтому оставь свои мольбы по поводу моего сыновнего долга, мамочка...

— Перестань так называть меня!

— Почему? А кем же ты мне стала, выйдя замуж за моего отца?

— Это... это...

Раф не отрывал глаз от ее искривившихся губ.

— Смешно? Неприятно? — Он сделал паузу, потом наклонился вперед и вкрадчиво добавил: — Непристойно?

Раф был сейчас так близко, что это пугало Дженнифер. Но она взяла себя в руки, дыхание ее стало ровным.

— Смешно, несомненно, — твердо сказала она.

— Но теоретически правильно. Что касается исполнения технической стороны любого дела, то здесь Себастьяну равных не было, правда? Только такой человек, как он, мог оставить для нас двоих по-настоящему уникальное наследство...

Дженнифер чувствовала на лице теплое дыхание Рафа. Щеки ее зарумянились. Она вспомнила, как когда-то читала о хищнике, горячо дышавшем на пойманную жертву перед тем, как разорвать ее на куски. Рассказ про животных сильно напоминал ситуацию, в которой она сейчас оказалась.

— Я никак не думала, что Себастьян оставит мне что-нибудь в наследство. Он обещал не делать этого, — сказала она, отчаянно надеясь, что Раф имел в виду деньги. Мысленно она проклинала Себастьяна, ведь он не сдержал слово. Всемогущий Себастьян с его стремлением всегда все делать по-своему вновь напоминал о себе. Если бы он оставил в силе их первоначальное соглашение, то ни у одного члена семейства Джордан не возникло бы желания разыскивать Дженнифер. — Я не хочу никого обманывать, не хочу лишать кого бы то ни было в вашей семье наследства, — продолжила она, глядя на Рафа честными светло-карими глазами из-за маленьких круглых очков. — Когда адвокаты Себастьяна написали мне об акциях и облигациях, я ответила, что не нуждаюсь в них и подпишу отказ от требования, с тем чтобы они могли быть возвращены...

Раф прервал ее, разразившись циничным смехом.

— Еще бы! Зачем размениваться по мелочам, когда ты уже заполучила главный приз, правильно? — прорычал он, резко отрывая руку от спинки дивана и хватаясь за подлокотник. Голова Дженнифер оказалась в кольце его рук.

— Я... я не понимаю, что ты имеешь в виду, — пробормотала она. Кончики больших пальцев Рафа касались ее шеи, металлическая молния его расстегнутой куртки раскачивалась прямо над ее грудью, а тяжелые полы куртки обхватывали Дженнифер как черные кожаные крылья.

— Не понимаешь? Кроме наличных денег, которые ты выудила у отца при его жизни, по условиям договора об опеке над имуществом семьи Джордан ты, как законная жена отца в момент его смерти, унаследовала его пост опекуна многомиллионного инвестиционного фонда! Насколько я успел заметить, у тебя нет особого желания отказаться от такой семейной привилегии!

— Это всего лишь номинальный титул, — возразила Дженнифер. — Опека и дальше будет осуществляться тремя профессионалами в этой области, как это было при жизни Себастьяна. И если ты знаком с правилами, то должен знать, что я в качестве номинального опекуна не имею законного доступа ни к одному центу из этих денег.

— Ты лично не имеешь, я согласен, — тихо сказал Раф, — но ребенок, зачатый во время твоего замужества будет карт-бланшем в твоих руках...

— Нет!.. Никогда!.. — категорично отвергла она сказанное Рафом.

Наступило короткое напряженное молчание.

Дженнифер показалось, что волосы у нее встали дыбом, а на языке она ощутила какой-то металлический привкус. Как он обо всем узнал? — подумала она со страхом. Ведь Себастьян обещал ей, что его особая лондонская клиника гарантирует полную конфиденциальность. Профессионалы, работающие там, сохранят анонимность как донора, так и пациентки — будущей матери. По законам врачебной этики Себастьян был обязан передать Дженнифер в качестве пациентки одному из своих коллег. Кроме того, он обещал все записи, связанные с ее пребыванием там, поместить в свой собственный архив. Это была еще одна дополнительная мера предосторожности.

Но оказалось, что тайное все-таки стало явным... Или, может, Раф строил свои догадки не на реальных фактах, а на своей циничной уверенности в жадности Дженнифер и ее стремлении заполучить все, что только можно?..

Ее руки сами собой прижались к плоскому животу.

Это движение не ускользнуло от Рафа. Он посмотрел на Дженнифер. В его глазах горел огонь.

— Мучит совесть, Дженнифер? Выйти замуж за умирающего старика ради денег!

Он говорил об этом как о чем-то грязном, непристойном, тогда как на самом деле это была простая договоренность двух сторон. Никаких эгоистических целей.

— Ты во всем заблуждаешься...

— Хочешь сказать, что это была любовь? — Последнее слово Раф произнес с особым презрением. Казалось, таким образом он выражал свой взгляд на отношения с людьми вообще и с Дженнифер в частности.

Она вспыхнула, стараясь ухватиться за остатки своего исчезающего на глазах мужества.

Откуда-то из задней части дома донеслось «до свидания» Сьюзи. Хлопнула входная дверь, и напряжение Дженнифер немного спало. По крайней мере сейчас, если в этой комнате разразится скандал, свидетелей не будет.

— Мне понравился Себастьян с момента нашей первой встречи, — произнесла она с глубоким чувством собственного достоинства. — Я его очень уважала...

Дженнифер вдруг замолчала, вспомнив, как была наказана за это уважение в день смерти Себастьяна...

— Бьюсь об заклад, ты полюбила его еще больше, узнав, что у него рак в последней стадии. — Раф был откровенно жесток. — Он сказал тебе об этом, правда?

— Да, но...

— И ты — конечно, из чистого альтруизма — тут же согласилась покинуть свой дом и бизнес и отправиться вместе с ним в Англию в качестве... Как он представил тебя семье? Ах да, «медсестра-компаньонка»... с темным прошлым и без рекомендательных писем!

Дженнифер вспыхнула, заново переживая то унижение, которое испытала при встрече с переругавшимися между собой тремя бывшими женами Себастьяна и его многочисленными избалованными взрослыми приемными детьми, понявшими, что появился «некто», вставший у них на пути к обладанию богатством Себастьяна Джордана.

Только Рафаэль, старший и единственный кровный сын Себастьяна, держался в стороне от всей этой своры. Никогда в жизни у него не было привычки пользоваться деньгами отца. Он противостоял подкупам Себастьяна, с помощью которых тот манипулировал своими жадными родственниками, зависящими от него материально. Раф был безоговорочно против необдуманного брака отца с женщиной, которая была младше его на тридцать шесть лет. Продолжая оставаться независимым и сохраняя верность своим принципам, Раф по большому счету не ладил с отцом.

— Но я действительно готовилась стать медсестрой! К сожалению, мне не удалось закончить практический курс, чтобы получить диплом, — парировала Дженнифер.

— Да, понимаю. Но явно «компаньонка» превзошла в тебе медсестру. В этой области у тебя большие способности. Не прошло и месяца со дня твоего приезда в Лондон, как ты уже стала женой своего пациента. А три недели спустя после этого события у твоего очень состоятельного супруга, который никогда раньше не жаловался на сердце, случился инфаркт, и через несколько дней его не стало. И что же любящая его до безумия жена? Стала ли она его оплакивать, скорбеть? Да нет, она упорхнула прямо с похорон, оставив только свой адрес — где-то на другом краю света.

Дженнифер побледнела от негодования.

— Если ты хочешь сказать, что я имею отношение к тому, что сердце Себастьяна не выдержало...

— О, нет. Я читал медицинское заключение и разговаривал с его врачами... Нет-нет, я не обвиняю тебя в его смерти, — произнес Раф, но Дженнифер показалось, что в душе он думает иначе.

— Как ты добр! — бросила она небрежно.

— Но ведь согласись, иногда такое случается: энергичная, любвеобильная молодая жена толкает своего мужа, который гораздо старше ее и не отличается крепким здоровьем, на то, чтобы он постоянно доказывал, что он все еще мужчина. — Дженнифер вдруг захотелось дать Рафу пощечину, однако именно в тот момент, когда она уже была готова сделать это, он, прикрыв глаза, тихо произнес: — Хотя только ты и я знаем, что ничего подобного на самом деле не было... Лечение опухоли сделало отца импотентом задолго до того, как он отправился в кругосветное путешествие. Ваш брак ведь так и не был закреплен на супружеском ложе, да, Дженнифер?..

— Ты не имеешь права...

— После его смерти я читал его записи... Мне известно, что заявление об отцовстве, которое он подписал по твоей просьбе, не стоит бумаги, на которой оно написано!

— Не понимаю, о чем ты говоришь...

— Я говорю о сделке, которую ты совершила с Себастьяном, о своеобразном ключе, которым ты откроешь доступ к деньгам.

— Отказываюсь дальше слушать тебя. — Дженнифер закрыла ладонями уши.

Раф сильными пальцами обхватил ее запястья, отвел руки от головы и положил их себе на грудь. Держа их одной рукой, другой он приподнял ей подбородок.

— О, нет, ты не отделаешься от меня так просто, — предупредил он. — Если ты не расскажешь мне все, то это сделаю я! — Раф смотрел на нее взглядом судьи и палача одновременно. — По иронии судьбы мой отец, врач, специалист в области оплодотворения и деторождения, вскоре после развода с моей матерью обнаружил, что стал бесплодным, — тихо продолжал он. — И никак не мог с ним примириться. Практически с того момента, когда я достиг половой зрелости, он стал убеждать меня, чтобы я нашел себе постоянную подругу. Он считал, что моя единственная цель в жизни — стать врачом (так же, как и он), рано жениться и обзавестись множеством маленьких Джорданов. Когда я сказал ему, что не собираюсь делать ничего подобного, он сам пустился во все тяжкие, стал вступать в брак с женщинами с детьми. Но это не принесло ему удовлетворения. Тогда он стал подбрасывать мне приглянувшихся ему женщин, обещая деньги той, которая первой забеременеет от меня и вынудит на ней жениться.



Воспоминания разожгли в Рафе злость. Это чувствовалось по его голосу. Дженнифер предприняла попытку вырваться из оков его рук, но он только усилил хватку. Его палец соскользнул с ее подбородка, коснулся мягкой шеи и замер на бешено бьющейся жилке.

— Наконец, в прошлом году, — начал он снова, — я нашел прекрасный способ отделаться от притязаний отца. Я пошел в его клинику и сделал щедрый вклад в банк спермы для выполнения программы Себастьяна Джордана по оплодотворению, заявив ему, что теперь его драгоценные гены могут распространиться по всему миру... Таким образом, я наконец-то вырвался из его петли!..

Рассказ Рафа вызывал у Дженнифер смех, и она с трудом сдерживала себя, понимая, что сейчас он был бы неуместен. Но то, что говорил Раф, слишком отличалось от того, что ей рассказывал Себастьян.

— Понимаю, это смешно, — ухмыльнулся Раф. — Однако мой поступок привел отца в бешенство. Оказывается, его целью было не простое генетическое воспроизводство. Самым важным было продолжение именно рода Джорданов. Он хотел иметь прямого кровного наследника, который сохранит его имя и передаст потомкам. Но когда у него обнаружили рак, он неожиданно, как мне показалось, потерял интерес к этой затее. Как же я ошибался, считая, что он оставил свою идею фикс! Отец отправился в свое ежегодное кругосветное путешествие и купил себе то, что хотел. Он купил себе жену: крепкую, здоровую женщину, которая (он был в этом уверен) станет потворствовать его болезненным фантазиям и позволит ему стать отцом его собственного внука...

— Нет! — Дженнифер снова начала вырываться из рук Рафа, тщетно пытаясь ударить его ногами.

— Он заплатил тебе за то, чтобы ты прошла искусственное осеменение в его клинике. У этой операции очень высок процент успеха. И взял мою сперму...

— Нет!

— Ты носишь моего ребенка. Все это произошло за несколько недель до вашей свадьбы. Отец должен был убедиться, что ты беременна, иначе ему не было смысла жениться на тебе.

— Ты сошел с ума! — кричала Дженнифер. — Все эти твои идеи — бредовые! Я не беременна.

Он должен был поверить ей. Должен был!

— Нет? — Раф отпустил ее руки, и его ладонь, скользнув вниз, остановились на ее животе.

— Нет!

Она посмотрела на него, уверенная, что он не найдет и намека на какую-либо выпуклость. Против ее молчания у него нет никаких доказательств. Никаких!

Он расставил пальцы и слегка надавил на живот. Даже сквозь шерстяной свитер Дженнифер почувствовала тепло его руки.

— А тебе не хочется спросить, где я узнал все эти жуткие детали? — улыбнулся Раф.

— Так как не существует никаких деталей, которые следовало бы знать, жуткие они или какие-либо еще, мне совершенно неинтересны твои болезненные фантазии.

По какой-то непонятной причине эти слова показались ему довольно забавными.

— Может, ты и права... — отступил он. Дженнифер ухватилась за слабое просветление в его настроении:

— Ты не хочешь отпустить меня? Я не могу лежать здесь целый день. Мне нужно работать.

Улыбка его исчезла.

— Нет, я не хочу тебя отпускать, поскольку еще не закончил осмотр. — Он коснулся молнии на ее брюках.

Дженнифер тут же остановила его руку.

— Не смей!

Было ошибкой сказать подобное мужчине, жившему по своим собственным законам и не имевшему представления о вежливом поведении. Мужчине, который выставлял напоказ свои недостатки и пороки, нисколько не заботясь о последствиях.

Раф потянул вниз язычок молнии, но Дженнифер вскрикнула, пытаясь прикрыться руками. Тогда он, переключив внимание на отяжелевшую грудь Дженнифер, накрыл ее руками и приподнял.

— Возможно, это лишь мое воображение, но мне кажется, они еще больше округлились за последние три месяца, — сказал Раф с издевкой. Он мял пальцами шерсть свитера там, где вырисовывались соски. — Что касается женской груди, то здесь меня не обманешь. Я знаю в этом толк. Многие могут это подтвердить.

Еще ни один мужчина (из всех, кого доводилось встречать Дженнифер) не вызывал у нее такого отвращения! Дрожащими пальцами она застегнула молнию и дернула плечами, чтобы избавиться от неприятного прикосновения Рафа..

— Ты... ты...

— Да, они определенно стали больше. — Он прижал твердые округлости друг к другу.

Дженнифер со всей силы ударила по его ухмылявшемуся лицу.

— Убери руки! Сколько раз я должна говорить? Я не беременна! — кричала она. — Я ничто. Ты можешь это понять своей безмозглой головой? Да, какое-то, очень короткое время я была женой твоего отца, но он умер, и все кончилось. Ушло в историю. Я вернулась сюда, потому что тут мой дом. Здесь я хочу прожить свою жизнь. Меня не волнует то, что, как тебе кажется, ты знаешь обо мне. В отличие от тебя и всей вашей семьи снобов мне не доставляет удовольствия жить в мире, где оценивают людей по тому, как они одеты и чем владеют, где никого не интересует, что представляет собой человек, чего он достиг. Я сказала тебе, что не претендую на наследство и не буду вмешиваться в ваши дела. Убирайся туда, откуда приехал и оставь меня в покое!

Раф склонил голову набок, на щеке все еще были видны следы от пощечины Дженнифер. Но по крайней мере он больше не трогал ее.

Она приподнялась на одеревеневших руках, подвинулась назад и полуприсела. Беспомощной жертвы больше не было. Впервые в жизни Дженнифер, разгневавшись, ударила человека. Как неприятно сознавать, что этот мужчина оказался причиной нескольких неудачных начинаний в ее жизни. Она уже была готова извиниться перед ним, когда увидела в его глазах желание отомстить, наказать ее за содеянное.

— Итак, по-твоему, мой отец не мог быть честным со мной даже на смертном одре? Что, последние слова, которые он произнес на этом свете, были ложью?

Дженнифер показалось, что на нее вылили ушат воды.

— Твой отец? — переспросила она, обескураженная предательством Себастьяна. — Я... я не верю тебе...

— Да, он обо всем рассказал мне в больнице, в день своей смерти. В день твоего неожиданного исчезновения...

Она вздрогнула от его презрительного топа. Хотя не могла отрицать тот факт, что в тот день, рассердившись, покинула больницу. Позднее, когда она туда позвонила и узнала о смерти Себастьяна... Она была в отчаянье, испугана, не знала, что делать... потому что все еще продолжала злиться на Себастьяна, так как он злоупотребил ее доверием. Сбежать, оставив все, выбраться из этой сложной ситуации показалось Дженнифер самым лучшим, что она могла предпринять.

— Неожиданно его состояние ухудшилось. Он заволновался. Все время звал тебя, но никто не знал, куда ты исчезла. К тому времени, когда я оказался в больнице, отец был уже совсем плох, — говорил Раф, — и, думаю, понимал, что это последние мгновения, когда он в сознании, поэтому и рассказал, как ты ухватилась за его предложение о сделке «Деньги за ребенка»... Он впадал в забытье, но когда приходил в сознание, то все время просил меня простить его, говорил, что ошибся в тебе. Его беспокоило будущее ребенка, он боялся, что никто не защитит малыша. Отец бормотал о предательстве и шантаже...

— И ты поверил ему? — Дженнифер старалась говорить спокойно. — Тебе не приходило в голову, что это могли быть всего-навсего бредни накачанного наркотиками умирающего больного?

— Да. Вот поэтому я удостоверился, лечилась ли ты в клинике.

— Но ты же не имеешь легального доступа к подобной информации!

— А кто сказал, что я получил ее легально? — Кажется, Раф потешался над ее наивностью.

— Ты...

— Легально или нет, но я знаю с точностью до минуты, как и когда был зачат наш ребенок.

— Мой ребенок!..

Крик вырвался сам собой. Дженнифер поняла это спустя несколько мгновений. Все ее протесты были напрасны. Теперь Раф знал нее. Ему доставляло удовольствие наблюдать, как она запутывалась в паутине лжи, избегала ответов на его вопросы и снова лгала. Ей было плохо, но, с другой стороны, она освободилась от лжи.

— Итак, Дженнифер, через шесть месяцев мы с тобой станем родителями. — Он коснулся своей щеки, на которой все еще были видны следы пощечины, потом — щеки Дженнифер. От подобной нежности стыла кровь. Она была пострашнее его злобы. — Мы практически не знаем друг друга, почти не встречались, не разговаривали и уж тем более не занимались любовью. Но нас связало самое интимное действо, на которое только способны мужчина и женщина... Мы зародили новую жизнь.

Дженнифер вздрогнула.

— Мы ничего не зарождали...

— Должен возразить. В тебе произрастает мое семя. Надо сказать, что это сблизило нас. Теперь у нас с тобой интимные отношения. Ты согласна?

Дженнифер залилась краской.

— Это была медицинская процедура. Ты не имеешь к этому никакого отношения.

Он засмеялся:

— Я причастен к этому целиком и полностью. Ты стала богатой вдовой, ожидающей ребенка, благодаря мне. Решившись на эту затею, я считал, что моя сперма поможет любящим супружеским, но бездетным парам иметь детей, о которых они страстно мечтают... Я бы не стал помогать эгоистичному старику и его жене, которая вот-вот станет вдовушкой... Но раз так получилось, то теперь я несу ответственность...

— Ответственность? — переспросила Дженнифер, широко раскрыв от ужаса глаза.

— Перед моим отцом (надеюсь, Господь пожалеет его беспокойную душу) и перед тобой.

— Но ты не должен нести ответственность за меня. Я не хочу этого!

— И, конечно, я несу ответственность перед моим сыном или дочерью, — сказал Раф спокойно, как будто не слышал ее слов. — Думаю, пока еще рано говорить о том, кто у нас родится?

— Ты не можешь... — покачала она головой. — Ты ведь говорил отцу, что не хочешь иметь собственных детей...

— Ты и Себастьян все решили за меня. Вместо того чтобы отдать мою сперму, этот дар жизни, какой-нибудь анонимной паре, Себастьян взял ее себе. Прося меня простить его за это (впервые в жизни я слышал его признание в совершении ошибки), он наделил меня правом восстановить справедливость. Я был бы жутким негодяем, если бы не исполнил волю покойного.

— Но я не хочу, чтобы ты исполнял эту волю! — негодовала Дженнифер. Как он мучает ее! Видимо, боится, что она попытается отобрать у семьи деньги для ребенка. — Я уже сказала тебе: мне ничего не нужно. Если хочешь получить от меня письменный отказ, то пожалуйста, я подпишу такой документ.

— Ты очень эмоциональна, не так ли? Я не замечал этого за тобой в Лондоне. Там ты всегда казалась спокойной, практичной, сдержанной... Деревенская мышка в большом городе. Такой тебя, видимо, делают теперь все эти дополнительные гормоны, появившиеся в твоем организме. — Пока он говорил, его рука проскользнула под свитер Дженнифер и коснулась нежной кожи на животе.

Она подпрыгнула.

— Что ты делаешь?

— Всего лишь хочу узнать, можно ли уже почувствовать моего малыша. — Он приподнял немного свитер, и они оба увидели его загорелую руку на белоснежной коже ее живота.

— Даже я еще пока ничего не чувствую... Перестань! Мне не нравится, когда ты до меня дотрагиваешься. — Ах, если бы это было правдой, подумала она. Подушечки его пальцев были удивительно мягкими, а ладонь влажной...

— У тебя очень светлая кожа в этом месте, — пробормотал он. Густые ресницы скрывали его блестящие глаза, полные любопытства. — Разве ты не носишь бикини летом?

— Нет.

Его палец описывал круги вокруг ее пупка, заставляя Дженнифер напрягаться.

— Ты не против? Это приводит меня в экстаз. — Движения Рафа прекратились, но рука осталась лежать на прежнем месте. — Тебя тошнит по утрам? — спросил он, всматриваясь в ее раскрасневшееся лицо.

— Нет. Я здорова как лошадь, — ответила она. — Вот еще одна причина, почему нет необходимости в твоем присутствии.

— Поживем — увидим, хорошо?

— Что ты имеешь в виду, говоря это? — испуганно спросила она.

— Разве не понятно? Неужели ты думаешь, что я проделал весь этот путь для того, чтобы развернуться и снова поехать домой? — произнес он, опуская ее свитер. — Мне кажется, я должен хорошенько узнать мать своего ребенка, прежде чем решить, могу ли я доверить ей его воспитание. А где же лучше всего это сделать, как не в ее собственном доме?

— Уж не хочешь ли ты сказать, что намереваешься остаться в Новой Зеландии?!

— Не просто в Новой Зеландии, а здесь, в этом доме. С тобой. Я уверен, ты сможешь приютить меня на несколько дней, а может, и дольше. Смотря сколько времени понадобится. И могу пожить в бывшей комнате моего отца...

«Смотря сколько времени понадобится»?

Дженнифер уже была готова вступить с Рафом в перепалку, когда услышала, как открылась входная дверь. Два женских голоса смешались с радостным лаем. До Дженнифер донеслось:

— Привет, Дженни, дорогая, мы вернулись! Как мы устали! Надеюсь, ты напоишь нас чаем...

— Это мама! О Боже... — Она схватилась за куртку Рафа.

— Хорошо. Мне не терпится встретиться с ней.

— Это невозможно! — Она огляделась, судорожно соображая, куда бы его спрятать. — Нельзя допустить, чтобы она тебя увидела.

— Мне кажется, уже слишком поздно, — сказал Раф, вежливо вставая навстречу вошедшей в комнату седовласой женщине в свободном бежевом костюме. За ней в коляске следовала стройная, похожая на птицу дама, чье худое лицо засветилось при виде находившегося в комнате мужчины.

— Раф! Как замечательно, что ты смог приехать! О, Дженни, дорогая, почему ты мне ничего не сказала? А может, это был сюрприз и для тебя? — Пола Скотт, казалось, не замечала изумленного выражения на лице Рафа, когда подкатила к нему и протянула тонкие руки. — О, иди сюда, прекрасный мужчина, и поцелуй меня. Не могу передать, как я рада, что наконец-то представился случай познакомиться с мужем моей дочери. Я уже начала думать, что тебя не существует на свете!

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Дженнифер в напряжении сидела на мягком диване, держа на коленях чашку с чаем. Раф, развалясь, в распахнутой куртке, устроился рядом. Его слишком длинные ноги с трудом умещались под кофейным столиком. Одна рука лежала на спинке дивана. Его пальцы небрежно играли волосами Дженнифер у ее одеревеневшей шеи.

— Да, я вчера прилетел в Окленд, незадолго до того, как закрыли аэропорт из-за сгущающегося вулканического смога, — рассказывал он матери Дженнифер. — Я собирался сделать пересадку на другой самолет, чтобы долететь сюда, но в авиакомпании мне сказали, что не знают, когда будет открыт какой-ли6o из местных аэропортов. Поэтому я решил приехать сюда на взятой напрокат машине. И рад, что поступил именно так. Иначе мне бы не удалось увидеть такие красивые пейзажи.

Он пустил в ход все свое обаяние, с горечью думала Дженнифер.

Слова, сказанные Полой Скотт Рафу при встрече, привели его в некоторое замешательство. Но он быстро оценил ситуацию и решил направить течение всего действия в выгодном для себя направлении. Раф описывал свою поездку, а мать Дженнифер с удивлением слушала его, выдвинувшись на край своей коляски и внимая каждому его слову. Ее голубые глаза блестели. Раф живописал свое первое впечатление от огнедышащей горы со столбом пепла, поднимающимся в небо на тысячи футов, и со знанием дела сравнивал этот вулкан с другими действующими вулканами, извержения которых ему доводилось лицезреть.

Даже тетушка Дот, эксцентричная старая дева, которая терпеть не могла мужчин и всегда обходилась с ними бесцеремонно, — даже она смотрела на Рафа с нескрываемым интересом. Натуралист-любитель, заядлый путешественник, Дот жила в «Бич-Хаус» в перерывах между длительными путешествиями за границей. Каждый, кто привозил сюда новые впечатления и рассказывал о том, что стоило бы увидеть, был для нее желанным собеседником.

— Слава Богу, что ты вовремя приехал! — с волнением произнесла Пола. — В машине по радио сообщили, что состояние вулкана оценивают в три балла по пятибалльной шкале. Они считают, что грядущее извержение представляет опасность. — Объяснив это Рафу, она переключила внимание на дочь: — Склоны горы закрыты полностью. Ветер несет пепел в нашу сторону. Жителей предупреждают не выходить на улицу без масок, не ездить по дорогам без крайней необходимости. По основной магистрали уже не проехать, правда, Дот? Нам пришлось буквально ползти, от включенных фар нет никакого толку. Вы почувствовали, как дрожала земля, когда мы приехали? Это, вероятно, был очередной выброс пепла!

Земля дрожала? Сделав глоток безвкусного чая, Дженнифер инстинктивно взглянула на Рафаэля и встретилась с ним взглядом, по которому поняла, что он, так же как и она, не почувствовал никаких толчков. Она вспомнила, как он соблазнял ее, какое это было испытание. Округу сотрясал вулкан, а Раф заставил содрогнуться весь ее мир!

Дрожащей рукой Дженнифер поставила чашку на блюдце, и они, слегка ударившись друг о друга, зазвенели.

— Осторожно, дорогая, — сказал Раф, нагнувшись и помогая ей удержать чашку. Он уже выпил полчашки чаю и съел две нежнейшие лепешки, испеченные Полой, стараясь заручиться ее благосклонностью.

Глаза Дженнифер говорили ему, что она с удовольствием вылила бы содержимое своей чашки на его голову. Он не проведет ее своим напускным спокойствием и дружелюбием! Теперь она понимала, почему Сьюзи совершила ошибку, приняв его за ее мужа. Роль, разыгранная им в своих целях, прекрасно ему удалась.

Раф наслаждался, видя, что Дженнифер теперь всецело в его власти. Именно этого он и хотел. Одного его слова достаточно, чтобы закончить сложнейшую игру в шарады, придуманную Дженнифер для своей милой, не от мира сего матушки...

— Все в порядке, дорогой, — ответила она ему в тон, широко улыбнувшись.

— Как приятно видеть вас вместе, — сказала Пола со вздохом. — Бедняжка Дженни так скучала по тебе с тех пор, как вернулась домой. Она избегала всяких разговоров о тебе. Я знакома с тобой только по фотографии. Поэтому теперь, надеюсь, ты не будешь сердиться, если я надоем тебе со своими расспросами.

— Конечно, нет, Пола. Мне тоже хотелось бы о многом вас расспросить, если не возражаете. — Раф поглаживал шею Дженнифер под волосами. Подобная нежность влюбленного мужчины не осталась незамеченной двумя пожилыми дамами. — Дженнифер и я, когда мы были вместе, кажется, говорили только о нас двоих, и ни о чем больше. Надеюсь, я вам понравился на том фото...

Как и следовало ожидать, Пола Скотт, сама того не замечая, попала в его ловушку.

— Еще бы! Ведь когда-то ты был фотомоделью, привык позировать перед камерой. Думаю, показывать себя с лучшей стороны — твоя вторая натура. Но надо сказать, что ты очень привлекателен с любой стороны, — добавила она, оглядывая его. — У меня есть ваша свадебная фотография.

Раф на мгновение замер, но спросил как ни в чем не бывало спокойным голосом:

— Неужели? Какая?

— Хочешь посмотреть? — Пола наклонилась к полочке под сиденьем коляски и достала свою сумочку. — Думаю, ты не возражаешь, Дженни?.. — Она виновато улыбнулась. Лицо ее засветилось, как у девчонки. — У меня копия, специально сделанная для меня, чтобы я могла носить ее у себя в кошельке. Ведь матери нужно чем-то гордиться!

— Мне бы очень хотелось взглянуть на нее, — сказал Раф с учтивостью, которую Дженнифер оценила бы по достоинству, если бы не знала, что он просто-напросто выуживает новую дополнительную информацию.

— Уверена, Рафу не очень интересно...

— Пусть он говорит сам за себя, девочка, — вмешалась Дот, наклоняясь к тарелке за еще одной лепешкой. Стул под ней заскрипел. — У него своя голова на плечах, правда? Может, после трех месяцев разлуки с тобой он нуждается в напоминании о том, что женат. Я заметила, что вы, молодой человек, не носите обручального кольца.

Дженнифер нервно поправила массивное золотое кольцо на левой руке.

— Тетушка Дот...

— Я не верю в них, миссис Грей, — произнес Раф не моргнув глазом.

Густой голос Дот надломился от смеха.

— И я тоже, сынок, и я тоже!.. Не воспринимаю мужчин, которые носят все эти побрякушки. Я называю это жеманством. А ты, впрочем, можешь звать меня Дот. Ведь мы почти родственники. Дженни зовет меня тетушкой, хотя, по правде говоря, я всего-навсего старинный друг семьи.

— Бесценный друг, я уверен в этом, Дот.

— Не старайтесь умаслить меня, молодой человек! Я для себя уже все решила: вы пришлись ко двору. У Дженнифер всегда была голова на плечах. Если она выбрала вас, то мне не нужны больше никакие доказательства. Этого вполне достаточно, чтобы вы мне понравились.

— Спасибо, — поблагодарил Раф, демонстрируя Дженнифер, что, в отличие от отца, он с легкостью признавал свои собственные ошибки. — Думаю, неудачный комплимент лучше неискреннего.

— Вот, пожалуйста! — Пола наконец протянула фотографию, вынув ее из сумки, для чего перерыла все ее содержимое.

Дженнифер сделала еще одну слабую попытку избежать неотвратимого.

— У Рафа, наверное, есть такая же фотография...

— Мы, экс-фотомодели, ужасно тщеславны. Мы не можем отказать себе в удовольствии еще и еще раз полюбоваться своими фотографиями, — перебил ее он, приподнявшись, чтобы взять из хрупких пальцев Полы записную книжечку в кожаной обложке. Снова сев рядом с застывшей от ужаса Дженнифер, он стал рассматривать маленькую цветную фотографию, вставленную в пластиковую рамочку. — О, да, я очень хорошо помню этот момент, — произнес он чуть слышно.

Дженнифер съежилась от этих слов и потерла шею в том месте, где до сих пор ощущала прикосновение его пальцев. Ей не надо было смотреть на фотографию. Она прекрасно знала, что видел Раф. Эту фотографию вполне можно было бы назвать учебным пособием по обману.

Себастьян настаивал на свадьбе. Он хотел оградить Дженнифер от любых попыток в будущем, посягнуть на законность ее положения. Из уважения к Себастьяну Дженнифер согласилась на свадебную церемонию со всеми ее атрибутами. На ней был дорогой костюм из белого шелка, в руках она держала изысканный букет белых роз. Дженнифер хорошо помнила, как они позировали фотографу после регистрации брака. Вместо очков она надела контактные линзы. Парикмахер и визажист прекрасно поработали над ее внешностью, сделав ее настоящей красавицей. Но истинная ее красота исходила изнутри. Она цвела, была по-настоящему счастлива, потому что знала: внутри ее зарождалась новая жизнь.

Но, к большому неудовольствию Дженнифер и к неменьшему удивлению Себастьяна, на церемонии появился Раф, единственный представитель многочисленной семьи, ставший свидетелем их торжественного обручения. Он отказался от роли официального свидетеля, но отец настоял на том, чтобы сын снялся вместе с ними на фотографии. Раф вынул одну розу из букета Дженнифер, надломил ее и вставил цветок в лацкан серого пиджака. Так их и сфотографировали — Дженнифер между отцом и сыном...

Теперь, по прошествии времени, она понимала иронию ситуации, запечатленной на фотографии. Но в то время только Себастьяну было известно, что настоящим отцом будущего ребенка Дженнифер был мужчина, стоявший по другую сторону от его жены. Что же касается Дженнифер, то она была уверена, что фамилия отца ее ребенка закодирована на наклейке пробирки со спермой, выбранной из сотен других. Анонимность донора была необходимым условием программы по оплодотворению.

Дженнифер вспомнила, как они втроем позировали фотографу с натянутыми улыбками на лицах. Спустя несколько секунд камера совершенное случайно запечатлела момент, когда Себастьян подтолкнул Дженнифер к Рафу, который хотел еще раз поздравить ее и поцеловать. Она вспомнила также, что толчок был неожиданным, она качнулась и, чтобы устоять, прижалась рукой, в которой был букет, к пиджаку Рафа. На снимке же получилось, будто она, подняв голову, с восхищением смотрит на него, а он, улыбаясь и обнимая ее за талию, собирается поцеловать невесту.

Но на фотографии не было видно сердитой гордости в глазах Дженнифер и презрения, спрятанного за улыбкой Рафа. А еще... на фотографии не было исхудалого пожилого жениха. Дженнифер аккуратно вырезала его из негатива, когда понесла пленку в фотоателье для печати.

— У Дженнифер в спальне висит увеличенная копия этой фотографии в рамке, — радостно сообщила Пола, забирая снимок. — В этом доме всегда много гостей, а мы не любим выставлять напоказ наши личные вещи, храним их у себя. — Она посмотрела на фото и улыбнулась. — Мне кажется, это очень живая, естественная фотография. Она полна тепла и радости. Для меня было таким облегчением узнать, что Дженнифер нашла хорошего друга, который к тому же оказался сыном Себастьяна! Твой отец оставил здесь о себе самые теплые воспоминания.

— Мама всегда видит в людях только лучшее, — сказала Дженнифер, удерживая Рафа от попыток возразить ее матери.

— Редкое, восхитительное качество, — ответил тот, переводя задумчивый взгляд с Дженнифер на Полу и явно собирая новые доказательства для своего обвинения. — Но люди часто совершают поступки, совершенно нехарактерные для них, противоречащие их природе. Это случается, когда они оказываются в новой для себя обстановке. Некоторые доходят прямо до сумасшествия и делают такое, что никогда бы не решились сделать дома, а потом живут, горько сожалея о своем поступке...

Дженнифер знала, что сказанное было адресовано ей, но Пола, в отличие от дочери, не услышала в этих словах никакого подтекста.

— О, твой отец приезжал сюда не за приключениями. Ему были нужны тишина и покой, а их у нас всегда в достатке. Но к тому времени, когда путешествие привело его к нам, он был уже очень уставшим. Я беспокоилась за него. Слава Богу, Дженни была рядом. Ведь у нее есть опыт медсестры и ухода за больными. Себастьян отказался от услуг врача и не пожелал менять свои планы. Ему хотелось завершить путешествие. Это с моей подачи она приняла его предложение сопровождать его обратно в Англию после того, как он сказал, что не хотел бы ехать с совершенно незнакомым ему человеком. Мне показалось, что путешествие станет для Дженни хорошей возможностью расширить свой кругозор и обрести жизненный опыт. Она ведь до этого никогда не была за границей...

По тому, как Раф изогнул бровь, Дженни поняла: он был другого мнения. Он наверняка думал, что опыта ей не занимать, если она вышла замуж за его отца.

— Я очень сожалела о смерти твоего отца, когда Дженни вернулась и сказала об этом, — продолжала Пола. — Прими мои самые искренние соболезнования, Раф. Слава Богу, Себастьян успел увидеть тебя счастливым, — добавила она, всегда готовая выделить положительную сторону чего бы то ни было. — Дженни мне никогда не говорила, однако я думаю, что причина вашей спешки относительно женитьбы кроется в плохом состоянии его здоровья...

— Спасибо, — поблагодарил Раф, тронутый теплыми словами Полы. — Но это Дженни подгоняла события. Ваша дочь — решительная леди. Уж если она чего-то захотела, ее ничто не остановит.

Дженнифер поперхнулась чаем. Не может быть! Он назвал ее «леди»?! Она закашлялась, а Раф, взяв у нее из рук чашечку с блюдцем, довольно сильно похлопал ее по спине.

— Знаю. В детстве она была очень упрямой, — сказала Пола. — И очень одинокой. Казалось, ей не нужны никакие друзья. Вечно мечтала, придумывала свои собственные игры со своими правилами, в которые больше никто, кроме нее, не мог играть.

— С тех пор она почти не изменилась, — констатировал Раф. Резкость, скрытая в его словах, несколько покоробила образ совершенно потерявшего от счастья голову мужа, которого он старательно пытался играть.

— Думаю, вы еще не очень хорошо знаете друг друга, — мягко сказала Пола. — Жаль, что тебе пришлось срочно отправиться на Амазонку, Раф, сразу же после свадьбы и смерти отца. Но Дженни объяснила мне, что приглашения в подобную экспедицию крайне редки. Нельзя было упускать возможность, имея такое предложение. Она сказала, что многие годы твоей «голубой мечтой» была помощь туземцам в джунглях Амазонки, и ей бы не хотелось, чтобы ради нее ты жертвовал экспедицией...

Услышав это, Раф, кажется, потерял дар речи.

— Амазонки? — не сразу нашелся он.

— Дженнифер сказала, тебя не будет, по крайней мере, четыре месяца, а может, и шесть. Надеюсь, твое досрочное возвращение не означает, что произошло что-то неладное? Дженни говорила, работа в джунглях вдали от цивилизации очень опасна. — В словах Полы слышалась материнская забота.

— Завораживающее место — Амазонка, — заметила Дот, обмакивая лепешку в чай. — Я была там несколько раз. Изумительная природа! Надеюсь побывать в тех краях когда-нибудь еще. Мне бы хотелось поговорить с тобой об Амазонке более подробно.

— Ну... я...

Впервые Дженнифер видела, что Рафаэль Джордан не мог найти слов, но она, к сожалению, не могла позволить себе наслаждаться его беспомощностью и неспособностью выпутаться из ситуации.

— Он совершенно неожиданно получил короткий отпуск, — поспешила Дженнифер ему на помощь. — Раф потерял много времени на дорогу сюда и теперь должен возвращаться, чтобы вовремя присоединиться к экспедиции. Правда, Раф?

Он посмотрел на Дженнифер с восхищением. Обман, всюду обман, сплошной обман! — видимо, подумал он. Ну и пусть! Нервным движением она смахнула с колен крошки и рукой коснулась живота. Если бы не было обмана, у нее сейчас не было бы ребенка. И это единственное, к чему она стремилась. И никто — никто! — не отнимет у нее ребенка!

Раф, выдержав паузу, медленно произнес:

— Вообще-то, дорогая, я мог бы остаться. Работа у нас идет хорошо, мы сделали даже больше, чем планировали... Многие члены экспедиции уже разъехались на другие объекты. Если я решу остаться, то просто сообщу об этом. Никаких проблем не будет...

— Мне казалось, что связаться с теми районами, где вы работали, невозможно, — совершенно искренне сказала Пола.

— Раньше именно так и было, а теперь по всему пути следования нашей экспедиции установлена связь, — с достоинством ответил Раф.

— Какая замечательная новость! — радостно воскликнула Пола. — Правда, Дженни?

Не успела мать Дженнифер произнести эти слова, как раздался гул и в оконных рамах задрожали стекла. Вулкан Руапеху напомнил о себе.

Дот поднялась и направилась к стеклянным дверям, стараясь разглядеть гору сквозь густой серый туман и кружащиеся хлопья пепла.

— Неба почти не видно, все черным-черно, ни одного просвета. Пар над кратером стал другого цвета, а это значит, насколько я знаю, что озера в кратере больше нет. Очень скоро мы увидим настоящую огненную феерию. Надеюсь, ветер поменяет направление, иначе под этим проклятым пеплом погибнут мои растения...

Несмотря на то, что Дот каждый год в течение почти четырех месяцев находилась в путешествиях, она брала на себя заботу о саде и огороде. По возвращении Дот трудилась с невиданным энтузиазмом и превратила «БичХаус», с его садом и лужайками, в местную достопримечательность, посещение которой было частью экскурсии «Сады под открытым небом» во время ежегодных местных фестивалей.

Раф поднялся, перешагнул через ноги Дженнифер и подошел к Дот, стоявшей у стеклянной двери. Дженнифер непроизвольно посмотрела ему вслед. Его фигура не могла не привлекать внимание. Пола, неожиданно поймав ее взгляд, улыбнулась и как будто присвистнула, выражая свое восхищение внешностью этого мужчины.

Дженнифер в ответ слабо улыбнулась и начала ставить на поднос чайную посуду. Планы ее рушились. Как некстати произошла эта встреча матери и ее «мужа»! Дженнифер планировала «развестись» с супругом из-за их якобы слишком затянувшейся разлуки. Цель предполагалось достичь с минимальной затратой сил. Теперь это сделать будет намного сложнее.

— Грозит ли нам опасность на таком расстоянии? — спросил Раф Дот.

— Нет. Едва ли раскаленная лава сможет оказаться здесь. Во время извержения опасной зоной считается район всего лишь в несколько километров. По радио говорили, что лава уже течет по склонам несколькими большими потоками. Как только они достигнут реки, то там могут быть разрушения. Так, в тысяча девятьсот пятьдесят третьем году произошла крупная железнодорожная катастрофа: смыло мост через реку. В результате погибло сто пятьдесят человек. Нашей же главной проблемой станет, вероятнее всего, пепел, летающий повсюду и покрывающий толстым слоем все вокруг. Люди пытаются от пего избавиться, смыть его, в результате чего воды не хватает. К тому же пепел токсичен. Не дай Бог его вдохнуть. Так что лучше держать всех животных в доме...

— О Господи, — сказала Пола. — Ты не хочешь накрыть машину, Раф? В прошлом году после крупного выброса пепла мы купили несколько запасных тентов для машин и храним их в гараже. Одному Богу известно, что станет с машиной, если пепел попадет в мотор.

— Думаю, это прекрасная идея, но мне не хотелось бы навязываться. — Раф с улыбкой направился к гостеприимной хозяйке. Его скромность была хорошо просчитанным предупреждающим ударом. — Я знаю, вы меня не ждали. Когда я приехал, Сьюзи сказала мне, что у вас нет свободных мест. Честно говоря, у меня заказан номер в отеле, так как я не был уверен, смогу ли расположиться у вас, и не знал планов Дженнифер...

— Раф! Конечно же, ты останешься здесь с нами! — Пола была явно шокирована его словами. — Для члена нашей семьи у нас всегда найдется место, независимо от того, сколько гостей мы принимаем. У Дженни прекрасная большая комната, занимающая весь второй этаж, с ванной и выходом на улицу через балкон. Вы там можете уединиться, и никто вам не будет мешать. Боже! — засмеялась Пола, когда поднос с посудой выпал из рук Дженнифер на кофейный столик. — Дженни не простит меня, если я отпущу тебя. Посмотри на нее, даже мысль об этом привела ее в ужас!

Раф очень хорошо знал, от чего на самом деле пришла в ужас дочь Полы. Конечно же, не от мысли об их предполагаемой разлуке.

— Но, мама... — Дженнифер замолчала, не зная, что бы такое придумать, что не позволило бы ее так называемому мужу жить с ней в одной комнате. Пола, сама того не сознавая, ставила перед ней сложнейшую, невыполнимую задачу. Ведь нельзя же, находясь рядом с таким мужчиной, не думать о постели и сексе!

— Джен, я знаю, что ты хочешь сказать, — продолжала Пола. — Однако Дот и я сможем справиться с гостями. Кажется, тебе не по душе в этом признаваться, но, согласись, мы прекрасно тут справлялись во время твоего отсутствия, когда ты два месяца была в Англии. Ты просто заслуживаешь того, чтобы побыть с мужем наедине. В конце концов, если посчитать, сколько времени вы провели вместе как супружеская пара, то можно сказать, что у вас еще продолжается медовый месяц...

— Да, да, вы правы, — с улыбкой подхвати Раф, поворачиваясь к Дженнифер. Его рука обвила ее талию. Он привлек ее к себе, прильнул к волосам и прошептал: — Только представь себе, дорогая! Ты и я, совсем одни в твоем милом уютном гнездышке, наслаждаемся друг другом... — Его теплое дыхание щекотало ухо, возбуждая ее. — Все это сродни моим мыслям, одолевавшим меня во время долгих и душных ночей на Амазонке, когда я лежал не смыкая глаз, глядя в бархатную темноту неба, страдая от одиночества и мечтая о моей далекой, страстной женщине...

Вдруг он слегка прикусил ее ухо и тихо засмеялся, когда она чуть слышно вскрикнул от неожиданности.

Дженнифер вывернулась из рук Рафа и увидела, как мать и Дот обмениваются довольными взглядами. Она надеялась, что они не слышали сказанного ей Рафом, хотя, несомненно, они догадались, о чем шла речь.

— Я уберу это, — торопливо произнесла Дженнифер, наклоняясь за подносом.

— Давай-ка я тебе помогу, что-то у тебя посуда просто валится из рук сегодня. — Раф взял поднос, поставил его себе на ладонь, поднял так высоко, чтобы Дженнифер не смогла его достать. — В бесшабашные молодые годы я был и официантом, — сказал он, улыбаясь двум пожилым дамам. — Делал что угодно, лишь бы помешать отцу отправить меня учиться медицине. Так что, если вам нужен официант, я к вашим услугам. Пока здесь, буду рад помочь.

В кухне Дженнифер открыла кран с горячей водой, положила чашки с подноса в раковину и добавила в воду немного моющего средства.

— Зачем тебе понадобилось разыгрывать этот спектакль? — спросила она под шум пьющейся воды.

— По-твоему, мне следовало кричать, рычать и кусаться, чтобы они пожалели тебя, поскольку ты вышла замуж за дикого зверя?

— Да!

— Лгунья. Это ужасно огорчило бы твою мать, а вот этого ты совсем не хочешь. Ты ведь это затеяла только для того, чтобы она перестала волноваться за тебя. Она не имеет представления, какая ты на самом деле, не так ли?

Дженнифер слушала молча. В чем-то Раф был прав, и она воздерживалась от комментариев.

— Но как ты нашел меня? — спросила она чуть позже — они с Себастьяном намеренно набегали упоминания того места, где встретились. Когда Дженнифер спрашивали, откуда она родом, ответ был один: «Из Окленда».

— По квитанции. Несколько недель тому назад среди вещей отца я нашел квитанцию на «Бич-Хаус». На ней стояла твоя подпись, я узнал ее, — пояснил он. — Почему ты сказала Поле, что вышла замуж за меня?

— Лучше бы я этого не делала! — с жаром произнесла Дженнифер и грохнула чашкой по столу.

— Осторожно! Перебьешь всю посуду! — Сняв кухонное полотенце с крючка у плиты, Раф начал вытирать блюдца и чашки так естественно и просто, что показалось, будто для него это самая привычная работа. — А почему ты отправила меня на Амазонку? — поддразнил он ее. — Думаю, твоей конечной целью было отдать меня на съедение пираньям во время моего утреннего купания в реке.

— Честно говоря, длительная разлука должна была сказаться на нашей любви. Мы должны были охладеть друг к другу. Но вынуждена признаться, идея о том, что ты мог бы быть проглоченным гигантской анакондой, довольно привлекательна!

Раф расхохотался.

— Ты лучше расскажи, чем я должен был заниматься во время этой знаменитой экспедиции. Так, на всякий случай, если вдруг кто-то станет расспрашивать подробности.

— Никто не успеет это сделать. Ты очень скоро уедешь, — возразила Дженнифер.

— Пока вот это будет длиться, я точно не тронусь с места. — Он кивнул на смог за окном, продолжавший сгущаться и окутывать все вокруг густой пеленой. На его припаркованной машине уже лежал толстый слой серо-коричневой вулканической пыли. — Понимаю, ты предпочла бы, чтобы я навсегда исчез из твоей жизни. Но нет, не надейся! Я не стану рисковать жизнью ради твоего благополучия.

Нехотя Дженнифер описала Рафу выдуманную ею экспедицию и роль в ней ее «мужа».

— Фотограф? Я же ничего не знаю об этой профессии!

— Но ведь ты был фотомоделью, работал в журнале...

— Однако это вовсе не значит, что я держал в руках фотоаппарат и делал снимки!

Ее раздражал его тон.

— Насколько мне известно, ты сейчас руководишь несколькими компаниями, но я не припомню, чтобы Себастьян говорил что-то конкретное о твоей работе. Чем же ты занимаешься каждый день? — Дженнифер знала только то, что работа Рафа очень прибыльная. — Вспомнив твои прошлые занятия, я сказала, что ты свободный фотограф, работаешь по договору.

— Понятно. Я своего рода художник, человек искусства. Респектабелен, и того и гляди готов превратиться в эгоиста, думающего только о себе, постоянно стремящегося к своим собственным целям за твой счет, — высказывал предположения Раф. — Что еще ты обо мне наговорила, о чем мне следовало бы знать?

— Больше ничего, — ответила Дженнифер. — Я понимала: чем меньше я скажу, тем лучше. — Закончив мыть последнюю ложку, она слила воду из раковины.

— Пола и Дот знают, что ты беременна?

Она вздернула подбородок.

— Конечно!

С настоящим обручальным кольцом на пальце Дженнифер, не раздумывая, сообщила матери хорошую новость. Пола всей душой обрадовалась за нее, потому что знала, что дочь всегда мечтала о собственной семье.

— А я? Они думают, что я еще ничего не знаю? Поэтому ни одна из них не поздравила меня с предстоящим отцовством?

Дженнифер кивнула головой. Теоретически она соглашалась с тем, что этот мужчина является отцом ее ребенка, но в реальной жизни она старалась обходить эту тему.

— Я сказала, что узнала о своей беременности уже после твоего отъезда.

— Слава Богу, ты не сделала из меня подлеца, который в погоне за своей собственной мечтой оставил молодую беременную жену на произвол судьбы. — Бросив влажное полотенце на стол, Раф прислонился к нему и окинул Дженнифер насмешливым взглядом, задержавшись на ее груди. Она тут же вспомнила его недавнее возмутительное поведение. — Ну, смелее, исполни свой долг. Скажи мужу, что очень скоро он станет папочкой...

Чья-то тяжелая поступь заставила их обоих повернуться к двери. Это была Дот. Она несла две защитные маски.

— Я собираюсь взглянуть на свои растения и позвать котов. Раф, ты не хочешь пойти со мной и взять тент для машины? Потом Дженни покажет тебе дом и вашу комнату.

— Конечно. — Раф выпрямился и взял одну из масок. — Вы хотите, чтобы я помог вам поймать котов?

Дот взяла из холодильника банку рыбных консервов для кошек.

— Если они учуют вот это, то в течение секунды будут здесь. Эта еда так сильно пахнет, что тоже стоит надевать маску, когда выкладываешь ее в миску!

— Увидимся, дорогая. — Раф совершенно неожиданно (чем очень поразил Дженнифер) приподнял ее подбородок и на ходу слегка коснулся ее губ.

Она, оторопев, посмотрела ему вслед. Таким же неожиданным и волнующим был его мимолетный поцелуй на свадьбе, запечатленный на фото. С тех самых пор Дженнифер вела себя с Рафом очень осторожно, стараясь держаться от него подальше. Теперь же ей никак не избежать его общества. По ее собственному выражению, она сама «приговорила» себя к тому, что он может прикасаться к ней, когда ему заблагорассудится... По крайней мере, на людях.

Нахмурившись, Дженнифер поставила на место посуду и вернулась в гостиную, где мать встретила ее со словами:

— Я вижу, чемоданы Рафа все еще в холле. Ты не хочешь убраться у себя в комнате до его прихода? Так, на всякий случай. Вдруг там лежит что-то, что ему не следует видеть. У женщин всегда есть свои секреты, которые не стоит выдавать мужчинам...

Не успела мать договорить до конца, как Дженнифер уже помчалась к себе наверх. Сердце ее сильно билось. Как же она могла забыть?

Уютная комната Дженнифер располагалась там, где когда-то был чердак. Два мансардных окна, двойные стеклянные двери, выходившие на деревянный балкон с видом на гору, пропускали море света. Стены и покатый потолок были отделаны темным деревом. Низкая двуспальная кровать, старомодный зеркальный шкаф, туалетный столик, большой книжный шкаф, большой письменный стол, кресло. Вот и вся обстановка.

Дженнифер подбежала к письменному столу, где стоял компьютер, в котором хранились данные по ее бюджету. Она знала, что Рафу нельзя доверять ни в чем. Если ему захочется, он сможет забраться куда угодно, вынюхать что угодно. Дженнифер включила компьютер и быстро стерла большую часть информации, так как была уверена, что она уже перенесена на дискеты.

Затем она вынула все дискеты с красными наклейками из пластиковой коробки, стоявшей у экрана, завернула их в свою шерстяную кофточку и засунула глубоко в ящик с бельем. Вынув из нижнего ящика стола папки с документами, спрятала их между стеной и тяжелым дубовым шкафом. Как же она сможет достать их, если они понадобятся?! Одному Богу известно!

К счастью, у Дженнифер была привычка убирать за собой всякий раз после работы на компьютере. Все ненужные бумаги сжигались. Поэтому она очень быстро навела порядок на рабочем столе, оставив на нем и в компьютере только информацию, относящуюся к управлению гостиницей «Бич-Хаус». Рафу едва ли она была интересна.

Дженнифер с минуту постояла в центре комнаты, нервно переступая с ноги на ногу. Не забыла ли она что-нибудь еще?

Книги! Дженнифер не знала, любил Раф читать или нет, но он был достаточно умен, чтобы, взглянув на ее книги, понять, что она за человек.

Схватив с полки наугад несколько книг, Дженнифер бросила их на дно корзины для грязного белья. Если повезет, то Рафа скоро уже не будет в этом доме. Если не повезет... Нет!

Она и думать не хотела, что не сумеет убедить его уехать.

Все в порядке!

Взглянув на комнату, можно было сказать, что здесь живет обычная двадцатисемилетняя женщина с самыми обычными вкусами, которой нечего скрывать.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Дженнифер старалась выглядеть спокойной, когда Рафаэль появился у нее в комнате. Поставив чемодан и кожаную дорожную сумку на колесах у входа, он стал оглядываться вокрут. Потом подошел к письменному столу, провел по нему рукой, потрогал флакончики на туалетном столике, открыл шкаф и изучил его содержимое, зашел в находящуюся рядом ванную комнату.

Дженнифер с замиранием сердца наблюдала за ним.

Дольше всего Раф задержался перед книжным шкафом. Он изучал названия книг. Чего здесь только не было! Художественная литература, классическая и современная, раритетные издания и откровенный «мусор».

— Ты любишь читать. — Он произнес это с удивлением и удовлетворением одновременно. — А вот это ты читала? — Он провел рукой по корешку книги в вишневой обложке, на которой золотыми буквами было написано «библия».

Безобидность и простота вопроса насторожили Дженнифер. Рафаэль Джордан никогда ничего не делал просто так. От него всегда можно ждать подвоха.

— Большую часть. Мой отец был священником...

— Был?

— Когда мне было девятнадцать лет, он утонул, спасая мальчика, которого смыло волной. — Дженнифер говорила тихо, но в ее голосе явно звучала гордость за отца. — Он работал здесь. Все местные прихожане его очень хорошо знали. Мы выросли, помогая ему в поисках необходимых книг и тем для его проповедей.

— Мы?

— Мой брат Ян и я. Он был на год младше меня. Ян погиб семь лет назад в автомобильной катастрофе. Тогда же мама повредила спину...

Дженнифер отвела глаза в сторону, чтобы не встретиться со всепроникающим взглядом зеленых глаз. Она вспомнила трагедию, которая произошла в тот злополучный день. Водителем машины, в которой они все ехали, был ее жених. Считая себя виновным во всем случившемся, он расторг помолвку, чем нанес Дженнифер еще один непоправимый удар.

Раф видел ее напряжение, крепко сжаты губы, затуманенный взгляд карих глаз. Интересно, подумал он, что еще она хранит в тайниках своей души? Ему хотелось подойти ней, взять за плечи и встряхнуть так, чтоб из нее высыпались все ее секреты. Но нет, он не будет этого делать. Раф уже понял: во всем, что касается Дженнифер, лучше действовать хитростью, чем силой.

Так кто же она?

Была ли она коварной, бессовестной, жаждущей денег? Или наоборот — невинной, наивной?

Ему было бы на руку очернять ее, как это делали его неистовствующие родственники. Когда он впервые узнал о ней, то впал в страшную ярость. В течение трех месяцев представители клана Джорданов вели борьбу за наследство Себастьяна, угрожали друг другу судебными предписаниями, в офисах юристов происходили настоящие драки не на жизнь, а смерть. Но как оказалось впоследствии, Себастьян полностью контролировал ситуацию, обо всем позаботился заранее, вплоть до заявления независимого психиатра, подтверждавшего, что завещание было переписано Себастьяном в абсолютно здравом уме. В случае любого оспаривания его последнего желания большая часть его наследства должна была пойти на благотворительные цели. Итак, «хищники» наконец присмирели, согласившись на указанную в завещании долю. И это было справедливо, хотя, конечно же, каждый из наследников надеялся на большее.

Будучи единственным прямым наследником Себастьяна, Раф не мог не быть втянутым в эту борьбу. И хотя он знал, что его прожорливые родственники разыграли бы тот же самый сценарий при любом содержании завещания, он обрушил всю свою злость на Дженнифер. Он обвинил ее во всех смертных грехах. Покидая Лондон, Раф направился на малоприятную встречу с прошлым, но сейчас, со всего размаха столкнувшись с будущим, он нащупывал пути для примирения одного с другим.

Раф наблюдал, как Дженнифер нервно расчесывала волосы. Она поймала на себе его взгляд, и ей стало неловко. Сколько же времени он наблюдал за ней? Впервые встретив ее в Лондоне, Раф подумал, что она очень застенчива, но стоило ему увидеть ее холодный взгляд, обращенный на его отвратительных сводных братьев, и он понял, что она вовсе не застенчива, а уверена в себе.

Раф стал собирать факты. Итак, ее отец умер, когда ей было девятнадцать лет. Через год она потеряла своего единственного брата... и осталась с больной матерью. Теперь можно было догадаться, почему Дженнифер так и не закончила свое образование и не получила диплом медсестры.

— И с тех пор твоя мать в коляске? Она парализована и совсем не может ходить?

Дженнифер удивленно посмотрела на него.

— О, нет... Мама может ходить... Какое-то время она даже не пользовалась палкой. Но иногда у нее бывают сильные приступы, ноги слабеют, и в таких случаях ей лучше передвигаться в коляске. Когда она сидит, ее спина отдыхает. В коляске безопаснее, нет риска, что она упадет. А такое иногда случается, когда она встает на ноги. За это время ей пришлось перенести несколько операций, но после двух последних улучшения было так мало, что врачи сочли бесполезным дальнейшее хирургическое вмешательство.

— Она выглядит вполне счастливой.

— Да.

— А почему ты ей не сказала, что вышла замуж за Себастьяна?

— Потому, что тогда она догадается, что брак был не по любви!

— Тогда зачем вообще говорить о замужестве?

— Я собираюсь рожать, вот зачем! Я могла позволить себе вернуться домой спустя всего лишь два месяца, будучи беременной и не замужем, — сказала Дженнифер, раздраженная его вопросами. Наверное, люди, среди которых он вращался, считают вполне естественным, когда незамужняя женщина становится матерью. — Это Новая Зеландия, а не Англия. Страна с крошечными городками, где все друг друга знают. Люди судачат, и у них долгая память. Мама и папа всегда были примером для других, они задавали тон в моральном плане. Мама до сих пор активно участвует в делах местной церкви...

— Ну, если ты не хотела, чтобы она знала, что все это было сделано ради денег, ты могла бы сказать, что проявила сочувствие к умирающему человеку, что замужество было лишь номинальным. Кстати, по-моему, это было частью соглашения?

— А как бы я объяснила свою беременность? — спросила она, оставив его последний вопрос без ответа: все и так было понятно.

— Что плохого в правде? Себастьян так сильно хотел иметь еще одного ребенка, что ты воспользовалась программой, разработанной для бездетных супружеских пар.

— Мама не одобряет искусственный способ зачатия детей, — призналась Дженнифер, понимая, что дает ему в руки еще один козырь против нее. — Я уже говорила тебе... У нее давно устоявшиеся взгляды на мораль. Она и Себастьян много спорили по этому поводу. Она считает, что пытаться манипулировать жизнью — значит идти против Божьей воли. Она очень огорчилась бы, если бы узнала, что я...

— Что ее дорогая доченька решила заняться доходным бизнесом, за деньги вынашивая ребенка? — Раф, подойдя к кровати, сел на край. — Ну и ну! Из перьев? — спросил он, утопая в мягком матрасе, лежавшем на деревянной раме. Его ноги в замшевых ботинках на шнурках стояли твердо на полу, а сам он упал на спину и лежал, распластавшись на гладком кремового цвета покрывале и глядя в потолок. — В последний раз я лежал на такой мягкой кровати в Швейцарии, в крошечной загородной гостинице. Это была самая лучшая ночь за всю мою жизнь! — восторженно сказал он.

Мягкий матрас поглотил его, почти спрятав от глаз Дженнифер. Она видела лишь широко расставленные ноги в порядком измятых брюках. Зрелище было довольно эротичное и волнующее.

Неужели ему было необходимо выставлять себя напоказ подобным образом? — злясь подумала Дженнифер. Неужели он считал, что еще недостаточно продемонстрировал ей свою невероятную мужественность?

— Оставь свои мечты и предвкушения, потому что ты будешь спать на полу, — сказала ему Дженнифер.

Раф приподнялся, опершись на руки. Внимание Дженнифер привлекла твердая выпуклость под застежкой его брюк, которую нельзя было не заметить. Его зеленые глаза посмеивались над ней.

— Может быть, сегодня ночью мне вообще не захочется спать, — прошептал он, вкрадчиво улыбаясь.

— Что ты хочешь сказать? — вырвалось у нее. Она знала, что не следовало спрашивать, но была вынуждена это сделать.

— Только то, что, если начнется извержение, мне бы хотелось его увидеть, — сказал он с совершенно невинным видом. — С этого места мы можем следить за горой всю ночь, правда? Отсюда прекрасно видна вершина. — Он кивнул в сторону стеклянных дверей напротив кровати.

Дженнифер даже не взглянула в ту сторону, куда он указывал. Она не нуждалась в подтверждении его слов. Она сама выбрала именно это место для кровати с тем, чтобы по утрам у нее была возможность полежать, наслаждаясь дивным видом, сказочной природой.

Раф не стал задерживать внимание на пейзаже за окном. Через секунду он уже открывал ящик небольшого столика у кровати Дженнифер. Она поспешила, чтобы остановить его, но было поздно. Удивленно подняв бровь, он вынул фотографию в деревянной рамке, стряхнув с нее эластичные повязки для волос и клипсы.

— Так вот где ты хранишь меня! А мне показалось, твоя мама сказала, что фотография висит на почетном месте...

— Она редко сюда заходит... Ей трудно подниматься по лестнице, — резко ответила Дженнифер. — Она уважает мою уединенность и не подглядывает за мной.

— Значит, с глаз долой — из сердца вон, так ты со мной обошлась?

Если бы все было так просто! Дженнифер наблюдала, как он, смахнув рукавом пыль со стекла, поставил фотографию на стол, между ночником и телефоном.

— Когда ты была в Англии, я не помню, чтобы ты носила очки, — сказал он нараспев, глядя то на фото, то на ее взволнованное лицо.

— Обычно я ношу контактные линзы, но сейчас в воздухе так много вулканической пыли...

— В очках ты становишься похожей на ученую. Тебе так не кажется? Я не могу понять тебя. Здесь в твоем гардеробе много нарядов, сшитых дома собственными руками, но ведь в Лондоне у тебя были наряды от самых лучших фирм. Почему ты их там оставила? В Англии ты всегда была вежливой, спокойной, несмотря ни на что. Здесь же ты несдержанна, вспыльчива, резка. В Лондоне ты называла себя медсестрой без диплома. В Новой Зеландии ты опытнейшая хозяйка гостиницы. Интересно, где же настоящая Дженнифер?

— Каждый человек многолик. В разных жизненных ситуациях он раскрывается по-разному, — ответила Дженнифер, теперь уже и сама не знавшая какая же она на самом деле, настоящая Дженнифер?

— Да, ты права. Мне очень хочется узнать тебя получше, с разных сторон. — Раф увидел, как вспыхнули ее глаза, как она поджала губы. — Удивительно, насколько обманчива может быть внешность, правда? — Он провел пальцем по фотографии. — Каким ударом могла бы быть эта фотография для Себастьяна, для его «я», когда бы он узнал об этом «фокусе с несколькими мужьями», которым ты морочишь голову матери?

— А он знал обо всем. Это была его и... — Она вдруг замолчала. Наступила длительная пауза.

— ...идея, — закончил за нее Раф, сощурив глаза, когда понял, что она не станет договаривать. — Так это мой отец предложил тебе использовать меня в качестве своего заместителя? — Недоверчивость Рафа переросла в очень сильную подозрительность.

Дженнифер встревожилась и попыталась отступить назад, но он схватил ее за тонкое запястье и отвел руку за спину так, что ей пришлось опуститься перед ним на колени.

— Он... он решил, что так будет гораздо проще, чем искать кого-то нового, а значит, опять лгать и окончательно запутаться во лжи, — с трудом говорила Дженнифер. Раф уже не так крепко держал ее за руку. — По его мнению, если бы я назвала тебя своим мужем, мне бы не пришлось лгать по поводу моей новой фамилии. Да и мама чувствовала бы себя гораздо спокойнее, узнав, что я вышла замуж за известного ей человека.

Какой хорошей показалась эта идея в то время! Себастьян говорил, что они ничем не рискуют, никто не раскроет их «заговор». Мать Дженнифер должна была находиться в полном неведении всего происшедшего, так как они оба понимали: узнай она о браке дочери и Себастьяна, она с трудом пережила бы это. А что произошло бы, узнай она причинах этого брака?

— Я не сомневалась, что вернусь сюда после смерти Себастьяна, и была уверена, что ты никогда не встретишься с моей мамой. Для вашей встречи не было никакой причины, — сказала она ослабевшим голосом.

— Затем по плану следовал фиктивный развод с фиктивным мужем — и все счастливы! Насколько я понимаю, у твоей матери более либеральные взгляды на развод, нежели на брак и продолжение рода?

— Даже церковь признает разрыв брачных уз в случае его неизбежности. — Да, ее мать была бы огорчена, но не надломлена. Она бы выдержала.

— А как же ни в чем не повинный ребенок? Плод вашей сделки? Вы о нем подумали? Что ты собиралась сделать с моим ребенком после смерти Себастьяна?

— Ничего... Я хочу сказать... он знал, что я собираюсь привезти его сюда, и был уверен, что я буду заботливой матерью...

— А отец, значит, не в счет? А что, если с тобой что-нибудь случилось бы, не дай Бог?! — взревел он, сжимая ей руку и глядя прямо в глаза. — Как ты думаешь, захотела бы Пола связаться со мной в подобном случае? Ведь твоя мать могла бы решить, что я имею право знать о ребенке, даже если я прежде никогда ни в малейшей степени не интересовался им. Или тебе все равно, какую кашу ты заварила и с чем нам пришлось бы разбираться в случае твоей смерти, так как при жизни ты получила все, что хотела?

Дженнифер побледнела. Ей и в голову не приходил такой возможный поворот событий. По правилам донорской программы биологические родители не имели юридического доступа к ребенку и не несли ответственности за него. Она считала, что ребенок всегда будет ее, и только ее. Она никогда не думала ни о его отце, ни о том, чье имя было в документах, ни о том, кто был донором. Если бы что-то произошло с ней, то наверняка опека над ребенком была бы поручена ее матери. Дженнифер не сомневалась, что мать восприняла бы это совершенно естественно...

— О Боже, — выдохнула она и свободной рукой обхватила живот. Невероятно! Как она могла быть такой недальновидной?

Движение ее руки отвлекло Рафа. Он вдруг тихо выругался и отшвырнул ее руку, которую держал, будто обжегся. Она присела на корточки, потирая бледно-красные следы от его пальцев, оставшиеся на нежной коже, потом с трудом поднялась, не зная, что делать дальше. Раф тоже встал и зашагал по комнате, обхватив шею рукой.

— Черт знает что! Просто какое-то сумасшествие! — кричал он. — Я ничего не понимаю! Если все шло, как было запланировано, почему ты сбежала, словно вор темной ночью? Твой образ любящей и заботливой жены только проиграл от этого. Чего ты боялась? Что могло произойти после смерти Себастьяна? Все было по закону. Ты получила деньги. И ты не могла знать о его признании мне в том, что это мой ребенок, так как я был последним, кто видел его живым. — Дженнифер оторопела, когда Раф устремился к ней со свирепым видом. — Скажи мне прямо: если бы Себастьян, находясь на смертном одре, не пережил приступа откровения, ты когда-нибудь призналась бы мне, что мой «сводный брат» или «сводная сестра» на самом деле мой собственный ребенок?

— Я... я не знаю...

— Ты не знаешь! — Он произнес это с такой злостью, что она поняла: он ей не верит. — Перестань! Ты не могла не думать об этом. Может, ты решила, что, потратив все деньги до последнего цента, сможешь появиться и шантажировать меня с целью получения денег для ребенка?

— Нет! У меня и в мыслях такого не было!.. Откуда мне было знать, что... — Она зажала рот руками, не позволив себе высказаться до конца.

— Откуда тебе было знать... что?

Но момент откровения прошел. Дженнифер взяла себя в руки, хотя сохранить контроль над собой ей было нелегко.

— То, что все это расползется вот так по швам, — прошептала она.

— С ложью обычно так и происходит, особенно с наглой ложью, какой ты пользовалась.

— Пусть так. Надо думать, ты никогда в жизни не лгал, — сказала Дженнифер с сарказмом. — Ну а там внизу... у тебя получалось совсем неплохо, для первого раза.

— Не могу сказать, что это было впервые, но до встречи с тобой я считал себя очень честным человеком, особенно в отношениях с женщинами.

Он наклонился к чемодану, расстегнул молнию, откинул назад крышку и провел рукой по аккуратно сложенным вещам. Вынув пару черных джинсов и тонкий черный вязаный джемпер, он бросил их на спинку стула стоявшего у письменного стола. Потом снял с себя свитер и швырнул его в открытый чемодан. Под свитером на Рафе была рубашка из белого шелка с перламутровыми пуговицами, которые он начал расстегивать одной рукой. Рубашка распахнулась, и Дженнифер увидела, что волосы, покрывающие всю его грудь, были темнее волос на голове. Кожа с ровным загаром была гладкой и блестящей. Весь он источал силу и здоровье.

— Что ты делаешь? — спросила она, с испугом глядя на него.

Раф, расстегнув манжеты, снял рубашку и остался в узких джинсах на ремне.

— Я находился в дороге более двадцати четырех часов. Я грязный, уставший и злой. Сейчас хочу раздеться, принять душ, вздремнуть и надеть чистую одежду... Если тебе правится стоять здесь и наблюдать за мной — пожалуйста.

Пристально глядя на Дженнифер, он расстегнул плоскую золотистую пряжку, снял кожаный пояс, сложил его и слегка ударил им по другой руке, играя необыкновенно красивыми мускулами.

— Не надо бояться, я не бью женщин, — сказал он, увидев широко раскрытые глаза Дженнифер.

— Я не сомневаюсь в этом, думаю, ты на это неспособен, — проговорила она. Интересно, давал ли он себе отчет в том, как сейчас выглядит? Раздетый до пояса, он с вызовом смотрел на нее. Несомненно, именно о таком мужчине мечтает каждая женщина, именно таким представляется ей пылкий любовник.

— Правда, бывают такие, которые сами этого хотят и находят это возбуждающим, — добавил Раф с затаенной страстью, стараясь тронуть ее душу. — В подобном случае, чтобы доставить даме еще больше удовольствия, я соглашаюсь поиграть в рабовладельца и рабыню... — Он еще раз ударил кожаным поясом по ладони. — А ты, Дженнифер? Ты любишь завести себя перед тем, как заниматься любовью, или нет?

Вопрос застал ее врасплох, но он не шокировал ее. Раф, с его богатым сексуальным опытом, сразу это понял. Его охватила злость. Черт возьми! Как же так! Ему хотелось шокировать ее, хотелось, чтобы она испытывала муки так же, как испытывал их он при мысли о ней в течение последних нескольких месяцев. Ему хотелось таким образом удовлетворить свое желание заставить ее заплатить (лишь в самой малой мере) за все те мучения, которые она ему причинила и еще причинит...

— Может, ты хочешь только посмотреть, а? — Он бросил пояс и расстегнул джинсы. — Вы этого ждете, миссис Джордан?

Меткое попадание!

У Дженнифер перехватило дыхание. Она побагровела и отступила назад, споткнувшись о его сумку на колесах и потеряв туфлю. Кое-как подцепив ее ногой, она устремилась к двери.

— Не хочешь принять вместе со мной душ? — говорил он, неспешно идя за ней. Расстегнутые джинсы спустились вниз, обнажив белые шелковые трусы, под которыми бесстыдно вырисовывались контуры его возбужденной плоти. — Говорят, душ со мной очень приятен...

— Надеюсь, ты не забудешь хорошенько прочистить свои мозги! — крикнула она перед тем, как захлопнуть дверь.

Последнее слово могло бы остаться за ней, но этого не произошло. Из-за закрытой двери до нее доносился издевательский смех Рафа. Он изгнал Дженнифер с ее собственной территории.

Ей понадобился час с лишним, чтобы прийти в себя. Она старалась найти любую работу, чтобы отвлечься: вытирала пыль, прибиралась. Но когда она заглянула на кухню, ей вновь пришлось вспомнить Рафа. Мать, сидя за низким столом, резала овощи к ужину и все время говорила, как он хорош, умен, интересен, привлекателен, как прекрасно сложен и ужасно, ужасно сексуален...

— Мама!

— Да, дорогая, он таков. Я же не слепая, все вижу. А эта потаенная страсть в его глазах, когда бы он ни смотрел на тебя... — мечтательно произнесла она. — Кажется, он только и ждет, чтобы броситься на тебя и съесть!

Скорее — разжевать и выплюнуть! — подумала Дженнифер.

Дот принесла котов. Макси, ленивый белый персидский кот, был страшно недоволен, что прервали его послеполуденный сон. Мило, короткошерстный красавец родом из Бирмы, расчихался, когда лабрадор золотистой масти ворвался на кухню, остановился у ног Дот и начал со всей силой отряхиваться, поднимая вокруг себя облако пыли.

— Бонзер! — Дженнифер схватила собаку за коричневый кожаный ошейник. — Иди-ка вместе с Дот в прачечную. Она тебя там почистит, а уж потом можешь приходить.

Так как животных кормили в прачечной и это слово ассоциировалось у них с едой, то они тут же отреагировали на него с необыкновенной живостью.

Дженнифер достала пылесос, чтобы убраться в кухне, но потом решила пропылесосить весь первый этаж. Все равно что делать, лишь бы не думать о мужчине наверху.

Температура продолжала резко падать. День перешел в вечер. Высоко над горой появлялось все больше густых облаков черного пепла, застилавших угасающее солнце. Надев маску, которая, к сожалению, не спасала от кислого запаха серы, Дженнифер сходила в дровяной сарай за гаражом и принесла несколько корзинок щепы, дрова и уголь. Она растопила маленькую печку в столовой и разожгла огонь в огромном камине в гостиной, куда положила дрова еще утром.

Дот с фотоаппаратом вышла на веранду и сделала несколько снимков вновь появившихся над горой облаков. Эти снимки должны были послужить иллюстрацией для журнала, в котором она ежедневно делала записи о состоянии вулкана и его возможном извержении. Затем она помогла Дженнифер отсоединить водосточные трубы, спускавшиеся с крыши, от бетонного резервуара с водой, чтобы уберечь воду от загрязнения. В случае дождя весь пепел был бы смыт прямо в резервуар. К счастью, он был полон, и Дженнифер была уверена: если они будут разумно пользоваться водой, им ее хватит до конца кризиса.

Несколько раз звонил телефон. Друзья и знакомые делились информацией, пересказывали слухи о последних событиях. Дженнифер совсем не удивилась, когда позвонили Картеры и сказали, что, услышав предупреждения по радио, они решили остаться ночевать в Таупо и вернутся завтра, благо у них была такая возможность.

Проблеск хорошего настроения Дженнифер исчез, когда она поняла: невозможно предлагать Рафу воспользоваться неожиданно освободившейся кроватью, не затронув щекотливого вопроса о ее замужестве. Она не могла представить, что он молча согласится скрыться под покровом ночи... или разрешит это сделать ей. Он явно не собирался давать Дженнифер спуску и облегчать ее жизнь.

Она пошла к матери рассказать о Картерах и застала ту за выбором меню на следующий день. Мать тут же начала допрашивать Дженнифер о гастрономических пристрастиях Рафа.

— Как насчет цыпленка? Ему должен нравиться цыпленок, — сказала Пола, устав от ответов «не знаю». Она листала книгу кулинарных рецептов, лежавшую на столе в столовой.

— Никогда не видела, как он его ест. — Дженнифер сказала правду. Иногда она и Себастьян ужинали в его компании, но всякий раз она была очень сосредоточенна, напряжена, всегда чувствуя на себе его циничный взгляд. И никогда не обращала внимания на то, что они ели. Отношения между отцом и сыном создавали своеобразную атмосферу, в которой они ужинали, что также не способствовало перевариванию пищи. Отец и сын скорее терпели друг друга, чем любили. В определенной степени они уважали друг друга, но как мужчина мужчину, а не как отец сына. Почти на все у них были противоположные взгляды. Себастьян без конца отстаивал свою точку зрения с тем, чтобы заставить сына согласиться с ним. Но это вызывало у Рафа обратную реакцию. Он становился еще циничнее и безразличнее, что приводило отца в ярость.

— Мне кажется, он любит сладкое мясо, печень, сердце, мозги... — сказала Дженнифер, почувствовав прилив злобы.

Пола сморщила лоб.

— Потроха?

— Да, — улыбнулась Дженнифер.

— Ты уверена, дорогая? Мне кажется, на него это не похоже, он любит совсем другое.

— И что же он, по-твоему, любит?

— О... острое, пряное, хрустящее... Мне кажется, ему по душе пришлась бы тайская кухня и маринованные овощи.

Слова матери заставили Дженнифер задуматься о характере Рафа. Да, наверняка он был горяч и вспыльчив.

— Какое странное сочетание! — пошутила она, пряча досаду.

— Кстати, ты сказала ему о ребенке?

Дженнифер не знала, что ответить. Видя ее сомнение, Пола поспешила ей на помощь:

— Нет, конечно нет... Тебе же не хотелось обрушить на него такую новость, когда он еще не пришел в себя после длительного перелета. Ты хочешь выбрать подходящий момент... создать настроение. Может быть, сегодня вечером, когда вы останетесь вдвоем...

Стемнело. Дженнифер начала накрывать па стол.

— Тебе не кажется, что Рафаэль слишком долго спит? — заволновалась Пола. — Знаю, он проделал длинный путь, но говорят, лучший способ справиться с усталостью и привыкнуть к разнице во времени — это сразу же включиться в жизнь и действовать соответственно времени. Итак, баранья ножка скоро будет готова. Уверена, он умирает с голода после еды в самолете. Какая там еда! Почему бы тебе не пойти и не разбудить его?

Лучше бы он вообще не просыпался! — хотелось сказать Дженнифер. От милого семейного ужина вчетвером она не ожидала ничего хорошего. И уж совсем ей не хотелось подниматься наверх и лицезреть его, лежащего как хозяин в ее постели. Возможно, обнаженного. О да, ему бы понравилось, если бы она пришла наверх разбудить его. У него появился бы еще один шанс поставить ее в неловкое положение, унизить ее, выставив напоказ свое бесстыдство.

— Он попросил не будить его до тех пор, пока сам не проснется, — произнесла Дженнифер, солгав в очередной раз.

— Если он проснется слишком отдохнувшим, ему не захочется спать ночью, — сказала Пола и только потом поняла, что она выдала. Глаза ее сверкнули. — О! Наверное, поэтому ты позволяешь ему так долго спать!

— Он говорил, что хочет понаблюдать за вулканом, увидеть извержение, если оно произойдет, — сердито ответила Дженнифер.

— Конечно, дорогая, именно это я и имела в виду. — Пола передала дочери салфетки из буфета. — Он много путешествовал, многое повидал, правда? Твой Раф... он бывал и в других сейсмических районах... Помнится, ты говорила, что, закончив экспедицию на Амазонку, он хотел обосноваться здесь, в Новой Зеландии. Но иногда дух приключений захватывает тебя, проникает в кровь... Посмотри на Дот: шестьдесят пять лет, а ее до сих пор влекут неизведанные места, она всегда готова отправиться в путь с рюкзаком за плечами!Вот и еще одна ложь поселилась в доме, подумала Дженнифер, но на этот раз она решила воспользоваться ею.

— Раф знает, что я хочу воспитывать своего ребенка именно здесь. — (Это по крайней мере было правдой.) — Он знает, что мы с тобой вдвоем управляем этой гостиницей и я никогда не оставлю тебя одну в беде... — Дженнифер считала своим долгом заботиться о матери на склоне лет. Если бы не тот несчастный случай, если бы брат Дженнифер был жив, то у Полы, вероятно, сейчас были бы невестка и внуки.

— Лучше всего путешествовать с маленькими детьми. В этом случае родители не волнуются по поводу пропуска занятий в школе, — задумчиво произнесла Пола. — Как жаль, что мне не удалось попутешествовать. Я иногда думаю, что было бы лучше, если бы твой отец был миссионером, а не священником. Нет, нет, я не жалею, что вышла за него замуж... У любви замены нет.

Дженнифер рассеянно слушала мать, решив начать осторожно подготавливать почву для будущих откровений и развенчаний всех иллюзий.

— Иногда мне кажется, что Раф, тонкий, чувственный человек, решит, что я скучна, и порвет со мной. Когда мы вместе, я всегда думаю: что мог такой фантастический мужчина, как он, найти во мне, самой обыкновенной женщине...

Пола неодобрительно прищелкнула языком.

— Дженни! Какая же ты обыкновенная! Ты уникальная, единственная на всем белом свете! Ты ласковая, любящая, сострадающая, заботливая молодая женщина. Любой мужчина счел бы за счастье иметь тебя рядом!

— Но поверь мне, иногда я так думаю.

Душа Дженнифер ушла в пятки, когда она увидела Рафа, стоящего на пороге. На нем были черные джинсы и черный свитер, рукава которого были закатаны до локтей.

— Вам трудно представить, как мне повезло, что я нашел Дженни, — сказал он, входя в комнату мягкой походкой. Он выглядел посвежевшим. Обойдя стол, он подошел к Дженнифер, обвил сильными руками хрупкую талию и привлек ее к себе, намереваясь поцеловать. — И я постараюсь сегодня до рассвета доказать ей это. Она должна знать, какое место занимает в моей жизни!

ГЛАВА ПЯТАЯ

Губы Рафа уже коснулись губ Дженнифер, когда в холле раздался шум, и все насторожились: что там случилось?

Пола решила выехать и посмотреть, в чем дело, однако возмутители спокойствия сами пошли к ним в комнату.

Это были Дейв и Селия Райт, молодая пара, жившая в гостинице. Они были кинодокументалистами, снимавшими по договору рекламный фильм о лыжных курортах Новой Зеландии. Возможность запечатлеть на пленку драматические события прямо у подножия вулкана сулила немалую прибыль, и это их радовало.

Усталые, но довольные, они вернулись с восточного склона горы. Дейв и Селия заехали в гостиницу, чтобы принять душ, переодеться и взять дополнительное оборудование. Позже они намеревались отправиться в крошечную деревушку Вакапапа, где в местной пивной намечалась вечеринка. По слухам, ее устраивали работники лыжных курортов, вынужденные прервать свою сезонную работу из-за непредвиденных обстоятельств.

Пола высказала беспокойство по поводу этой поездки: в темноте на дороге может быть небезопасно. Но Дейв заверил ее, что у них такая же машина, как и у спасателей, — с цепями на четырех колесах и мощными фарами.

— Кроме того, мы не можем позволить конкурентам обойти нас. Это местечко просто кишит журналистами. Повсюду целые команды телевизионщиков. Но если наши снимки окажутся лучшими, то мы заткнем их всех за пояс, даже Си-эн-эн.

Неожиданно взгляд темно-синих глаз Дейва с подозрением остановился на Рафе, который обнимал Дженнифер за талию.

— Все в порядке, — улыбнулся ему Раф, — я не журналист, к четвертой власти не имею никакого отношения. Ваши планы останутся в секрете.

Наступила пауза. Дженнифер заставила себя улыбнуться.

— Дейв, Селия, это... — Как же его представить? Она не могла выдавить из себя ни слова и решила сказать просто: — Это Рафаэль...

Но тот уже представился сам в шутливом тоне:

— Раф Джордан... Так как эта милашка заявляет, что она моя жена, думаю, мне ничего не остается, как признать, что мы связаны брачными узами.

Селия, почувствовав вкусный запах жаркого, доносившийся из кухни, потянула носом. Узнав, что Райты за целый день съели только по гамбургеру, Пола убедила супругов поужинать вместе с ними и лишь потом отправляться дальше.

Услышав их согласие, Дженнифер с облегчением вздохнула. По крайней мере в присутствии Дейва и Селии разговор не будет слишком личным, подумала она. Супруги отправились к себе в комнату, а Дженнифер положила на стол еще два прибора. Рафа попросили разрезать баранину.

Когда все уселись за длинный дубовый стол, на котором стояло блюдо с запеченной бараниной и гарниром, Пола начала разговор о питании в их гостинице. Несмотря на то, что «Бич-Хаус» предоставлял своим гостям только ночлег и завтрак, она сказала, что могла бы организовать для них и обед, и ужин «в семейном кругу».

— Селия, если вы захотите пообедать или поужинать здесь вечером, дайте нам знать заранее, и мы все устроим. Твой отец, Раф, бывало, довольно часто ужинал с нами, — припомнила Пола. Дженнифер тут же насторожилась. — Начиная с самого первого приезда. Когда это было, Дженнифер? Более пяти лет тому назад, да? Произошло какое-то недоразумение в дорогом отеле, где у Себастьяна был заказан номер. Разгневанный, он не воспользовался его услугами и стал звонить по другим отелям. Мы оказались первыми в списке, и у нас были свободные места. Думаю, твой отец едва ли прежде останавливался в гостинице, подобной нашей, ведь у него все и всегда было только первого класса. Но у нас Себастьян оценил теплое человеческое отношение и то, что он назвал «домашним очарованием». — Пола засмеялась. — В те дни у нас шел ремонт, но он говорил, что ему все равно тут нравится, поскольку он чувствует себя здесь членом семьи. Себастьян приезжал сюда каждый год — как он утверждал, «из-за моих сказочных кулинарных способностей»!..

— В течение пяти лет? — переспросил Раф.

Дженнифер почувствовала его напряжение. Они с Себастьяном в свое время условились говорить всем знакомым и родственникам (включая Рафа) в Лондоне, что они знакомы всего лишь несколько недель. Себастьян попросил Дженнифер сохранить тайну их знакомства. Ему доставляло удовольствие наблюдать тщетность всех попыток окружающих людей понять мотив его «сумасбродства». Ежегодно уезжая на месяц за границу на отдых, Себастьян никогда и никому не говорил, куда едет. Наряду со всеми остальными членами семьи Раф входил в «черный список» отца потому, что, наоборот, не интересовался, где тот в данный момент находится.

— Не припомню, дорогая, чтобы ты мне говорила о столь длительном знакомстве с Себастьяном, — произнес он как ни в чем не бывало.

Дженнифер в ту же минуту почувствовала, как он коснулся под столом ее ноги. Она попыталась отодвинуться, но Раф схватил рукой ее коленку и прижал к своей. Его теплая, тяжелая рука в следующее мгновение скользнула выше. Дженнифер сдвинула ноги, и пальцы Рафа оказались зажатыми между ними. Он попытался высвободить пальцы. Дженнифер, чувствуя это, расслабила мышцы, но Раф вместо того чтобы убрать руку, коснулся ноги Дженнифер еще выше. Она снова крепко сжала ноги и, опустив руку под стол, впилась острыми ногтями в запястье Рафа. Он даже не шелохнулся.

Никто из сидящих за столом не замечал того, что происходило между Дженнифер и Рафом. Но Дженнифер чувствовала, что гнев и раздражение переполняют ее.

— Соус, Раф? — Она подняла соусник с горячим соусом и поднесла его к тарелке Рафа с желанием невзначай пролить его ему на колени.

— Нет, спасибо, — вежливо ответил он, словно догадавшись о ее замысле. Рука его по-прежнему оставалась зажатой между ее ног.

Дженнифер со вздохом поставила соусник на стол. Раф в ту же секунду вынул руку из-под стола и взял нож. На его лице появилась едва заметная улыбка.

Далекий и зловещий гул заставил их всех повернуться к окну. Громадина Руапеху был едва виден — ночь накрыла все своим черным покрывалом. Над кратером взлетали огненные искры. Казалось, это кипит красная краска. Дейв отодвинул тарелку и встал из-за стола.

— Думаю, нам пора. Надеюсь, вы не будете возражать, если мы вас оставим?

— Не знаю, когда мы вернемся, — подхватила Селия. — Все зависит от того, что там происходит...

— Мы оставим ключ в двери, — с улыбкой сказала Дженнифер. — Не беспокойтесь, вам не придется нас будить, когда придете...

— Это не рискованно? Оставлять дом открытым ночью? — спросил Раф, когда молодая пара удалилась.

— Мы же не в Лондоне, — фыркнув, ответила Дженнифер. — Здесь маленький городок. Мы предпочитаем доверять людям. Это гораздо лучше, чем жить в постоянном страхе перед грабителями и ворами.

— Мне бы тоже хотелось доверять людям, но по опыту я знаю, что это неразумно. Иногда слишком неразумно.

— Конечно, в разгар сезона, — вступила в разговор Пола, — когда здесь большой наплыв туристов, случаи хулиганства и вандализма учащаются. Но мы находимся в стороне от центра, и нас здесь это не беспокоит. И в самом начале, когда мы только поселились здесь, у нас даже не было замка в двери!

Завязался разговор о том, как появилась гостиница «Бич-Хаус».

Дженнифер, воспользовавшись этим, собрала грязные тарелки и пошла на кухню за пирогом с ревенем. Когда она вернулась, разговор шел о ремонте, проведенном в доме за последние три года. Хвалили Дженнифер за то, что она умело вела бизнес: недавно сумела выплатить солидную часть по закладной и оплатить медицинские счета, а также подписать страховку на полное медицинское обслуживание, которое может потребоваться Поле.

Дженнифер подала матери пирог, чтобы та его попробовала и перестала петь дифирамбы своей замечательной дочери, которая ее поддерживает. Однако Пола не хотела менять тему разговора.

— Вероятно, Дженнифер мало тебе рассказывала, потому что склонна зарывать свой талант. Но после того несчастного случая жизнь для нас обеих стала борьбой за выживание. Нам удалось наскрести кое-какие деньги на задаток за дом, но у нас самих ничего не осталось. Дженнифер была вынуждена бросить учебу и ухаживать за мной. Когда я чувствовала себя лучше, она устраивалась на временную работу. В основном помогала кому-либо по хозяйству. Позже она решила начать свое дело — открыть гостиницу с полупансионом. И я думаю, что это было сделано для меня. Правда, Дженни? Ей отчаянно хотелось вытащить меня из депрессии, заинтересовать, приобщить к жизни. Боль отдаляет человека от окружающего мира, он замыкается в себе... Затем появилась Дот и решила обосноваться здесь более-менее постоянно. Она начала обрабатывать землю, заниматься садом и огородом. — Пола улыбнулась своей подруге. — А я стала давать уроки кулинарии. Вскоре у нас появились постоянные клиенты, и Дженни всерьез занялась гостиничным бизнесом. Ей удалось занять деньги и вложить их в капитальный ремонт. Первое, на чем я настояла, — это переоборудование чердака. Мне хотелось, чтобы ей было попросторнее, чтобы у нее было место для работы с бумагами. Она очень дотошно ведет все свои записи и архив, все ночи напролет просиживает за компьютером...

— Девочка просто гениально обращается с деньгами. Кажется, ей удается растягивать их, как резину, — сказала Дот, отрезая себе кусок пирога. — Да, в наше время большинство людей забыли об экономии, а люди вашего круга, вероятно, никогда и не слышали о ней...

— О нет, я знаю цену деньгам, — сухо ответил Раф. Он имел представление о бизнесе, о стоимости строительства и прекрасно понимал, что на ремонт «Бич-Хаус» потрачены десятки тысяч долларов. — У меня могло быть так называемое привилегированное детство, но я уже с семнадцати лет зарабатывал себе на жизнь. Отец был готов платить мне деньги, если бы я поступил в медицинскую школу. Однако я выбрал художественную школу и оставил ее, когда понял, что карьера фотомодели гораздо прибыльнее. Все, что я имею, заработано собственной кровью, потом и страхом!

— Ты хочешь сказать — слезами. — Дженнифер не смогла сдержаться, чтобы не поправить его.

Раф повернулся и улыбнулся. У его глаз появились морщинки.

— Нет, я хочу сказать — страхом. Каждый раз, приобретая новое предприятие и расширяя свой бизнес, я, не имея специального образования, прохожу через испытание. Каждый раз боюсь совершить ошибку и оказаться в беде... Я покупаю небольшие умирающие предприятия и вдыхаю в них жизнь. Работа доложу я вам, не из легких.

— Так вы антрепренер, — сказала Дот, довольная тем, что поняла, чем он занимался. — Вы проявляете инициативу, рискуете, потом продаете и получаете прибыль.

— О нет, я не продаю, а сохраняю предприятия. И счастлив, когда мне это удается. Может, мне следует нанять тебя на работу? — Он устремил взгляд на Дженнифер. — Ты сможешь научить моих бухгалтеров искусству быть экономными...

— Ты последний человек, на которого бы стала работать, — резко сказала она, забыв, что они не одни в комнате.

— Ты не веришь, что муж и жена могут работать вместе? — Раф поспешил спокойно исправить ее оплошность.

— Не верю. По-моему, это ведет к беде, — взволнованно ответила Дженнифер.

— Упаси нас, Господи, от этого! — прошептал Раф. Его зеленые глаза говорили том, что у него с Дженнифер и так уже было достаточно проблем.

— Твой отец и я работали вместе душа в душу в течение двадцати пяти лет, — запротестовала Пола. — Должна признаться, мы не просиживали в офисе целыми днями вместе и, конечно же, основную работу выполнял твой отец, я была всего лишь помощником, не получающим жалованья.

— Могу представить, каким замечательным помощником вы были! — сказал Раф от чистого сердца. Пола зарделась от удовольствия. — Кстати, я тоже не работаю в офисе. Мне нравится видеть все собственными глазами, мне попросту не сидится на месте. Я владею компанией, занимающейся персональным менеджментом для знаменитостей. Мне принадлежит несколько художественных галерей, театральных трупп, издательств...

— О, Дженни, это по твоей милости у нас создалось впечатление, что Раф — скучный бизнесмен. На самом деле ты и он — родственные души. Дженни запоем читает и обожает писать! — Пола хлопнула в ладоши.

— О чтении я знаю, но писательство? — Раф выгнул брови дугой.

— Это так... хобби, — нашлась Дженнифер в ту же секунду. — Дот тоже писательница...

— Правда? Что же вы пишете? — Раф нехотя перевел взгляд на Дот.

Пожилая дама махнула рукой.

— Да так, «Записки путешественника»... Описываю все те места, где побывала... личные впечатления... Я не спешу заканчивать книгу... Впереди еще так много интересных путешествий!

— У такого рода книг как ваша большой рынок, — заметил Раф и стал обсуждать с Дот известные им обоим книги из этой области.

Постепенно разговор распространился на книги и писателей вообще. К тому времени, когда все перешли в гостиную пить чай и кофе, Дженнифер уже забыла про настороженность, перестала следить за каждым произнесенным словом. Расслабившись, она горя поддерживала беседу.

Дженнифер была довольна жизнью в «Бич Хаус» и связывала с этим домом свое будущее. Но в ней самой как бы жили два человека: у одного было безудержное воображение, другой же был очень практичным, земным, стремящимся твердо стоять на ногах. И что интересно — эти два человека благополучно уживались.

Однако стоило Поле упомянуть, что Дженнифер занималась на творческих писательских курсах, ее настроение тут же изменилось, и она вновь замкнулась.

— Себастьян был заинтригован, узнав об этом. Правда, Дженни?.. — Пола засмеялась. — Ему попался какой-то отрывок, написанный тобой. Ты испугалась до смерти, когда он сказал, что прочел его и находит интересным. Я помню его удивление, когда он попытал поговорить с тобой о прочитанном, а ты застеснялась и покраснела, как помидор. О, она терпеть не может, когда кто-то читает то, что она написала, — сказала Пола. — Теперь я понимаю, почему ей так хотелось иметь компьютер. С ним она может не только вести дела, но и писать в собственное удовольствие, не оставляя написанное на бумаге и лишая кого бы то ни было возможности это прочитать.

— То, что я пишу, очень личное, — пробормотала Дженнифер, чувствуя, как краснеет. Если бы мать узнала, о чем пишет ее дочь и какой успех имеет написанное ею, она тут же умерла бы!

Дженнифер поднялась, чтобы пошевелить дрова в камине, надеясь таким образом скрыть свое смущение.

— Раф, что издается в твоих издательствах? — услышала она голос Дот.

— Парочка первоклассных журналов мод, один или два журнала для мужчин с тонким вкусом... — (Дженнифер со злорадством отметила про себя его напыщенный стиль.) — Одно мое издательство специализируется на книгах для детей, еще одно печатает художественную литературу. Два небольших издательства находятся под крылом компании, чьи акции я купил у своего отца несколько лет тому назад. Он в свою очередь выкупил ее у одного из моих сводных братьев, который своим неумелым руководством привел ее на грань банкротства. Одно из них издает учебники и справочники по медицине, другое — серии книг для женщин.

— Какие книги для женщин? — спросила Пола. За время болезни она стала заядлой читательницей душещипательных любовных романов. — Вы печатаете известных авторов дамских романов?

— Нет. Как я сказал, это небольшое издательство... Книги издательства «Бархат» в определенном роде обучающие...

Раздался грохот. Это Дженнифер уронила тяжелую кочергу на каминную плиту, едва не повредив ногу.

В ужасе она посмотрела на Рафа стеклянными глазами. Издательство «Бархат»? Раф владел английской компанией, с неимоверной быстротой становившейся ведущим международным издателем женской эротики? Он стоял за всеми этими книгами в элегантных мягких обложках, заполнившими на рынке пустоту между волнующими любовными историями и грубыми сексуальными откровениями?

Дженнифер еле-еле сдержала приступ смеха.

Романы издательства «Бархат» разжигали греховные чувства и мысли, были чрезвычайно волнующими, необыкновенно романтичными, с утонченной эротикой. Но «обучающими»?..

Дженнифер закрыла рот рукой, чтобы сдержать истерический хохот.

Раф, увидев, что Дженнифер качнулась прямо перед огнем, вскочил и поддержал ее за локти. Он явно не понимал, что с ней происходит.

— Дженнифер? У тебя все в порядке? Ты ушиблась? — спрашивал он, глядя в ее смущенное лицо. Она молчала. Раф опустился на колени и провел рукой по ее ногам, чтобы удостовериться, что у нее все в порядке.

Дженнифер пришла в себя и посмотрела вниз, на голову Рафа. Она чуть было не выдала себя! Какая глупость! Слава Богу, ей с самого начала в голову пришла удачная мысль пользоваться псевдонимом. Ее настоящее имя знали только два человека: адвокат и шеф налогового отдела.

И конечно же, ничего не было известно об этом Рафу.

— И-извини, — с запинкой произнесла она, подавив новый приступ смеха. — Это... это был просто шок. — Однако, увидев, что Раф смотрит на нее с подозрением, добавила, глядя на кочергу: — Она выскользнула у меня из рук, чуть было не покалечив.

Раф осторожно подтолкнул ее к дивану, поднял кочергу, попробовал ее на вес и поставил обратно на место.

Бонзер, растянувшийся рядом на коврике, поднял голову и зарычал.

— Уймись, Бонзер! — прикрикнула Дот, подбрасывая ему листочек мяты, который он очень ловко схватил.

— Отличная реакция, старичок, — сказал Раф, наклоняясь, чтобы погладить пса. Бонзер стал скулить и извиваться от восторга, виляя хвостом. — Он давно у вас? — спросил Раф Дженнифер.

— Три года, — ответила та. — Я нашла его на дороге в канаве. Бонзера сбила машина. У него было сломано бедро. Какое-то время врач не верил, что пес выживет. Но он выкарабкался и теперь живет у нас. Мне кажется, ему было около четырех лет, когда мы его взяли. Никто никогда не пытался воспитывать Бонзера, поэтому дисциплина для него — вещь незнакомая. Но он очень дружелюбный и обожает детей.

— А коты, они тоже когда-то были бездомными?

— Как ты угадал? — улыбнулась Пола. — И еще Фергюс. — Она указала на клетку в углу комнаты, где на жердочке покачивался крошечный пушистый попугайчик.

Раф подошел к клетке, чтобы получше разглядеть птичку.

— Бог мой! — воскликнул он, заглядывая в клетку. — У него одна лапка!

— Но, как Дженни говорила врачу, очень крепкая лапка, — засмеялась Дот.

Дженнифер собралась было пошутить насчет своего зверинца, однако подземный гул и несколько раскатистых взрывов заставили всех броситься на веранду и застыть при виде сверкающего фейерверка — огненного столба, взметнувшегося на сотни метров над кратером вулкана. Зрелище было завораживающим. Огненные струи раскаленной горной породы фонтаном взмывали над кратером. По склонам вулкана текли бурные огненные потоки.

На веранде было холодно, и вскоре все вернулись в дом. Пола и Дот решили остаться в гостиной, чтобы наблюдать извержение, сидя в креслах с горячими грелками на коленях. Они были намерены сидеть до тех пор, пока их глаза не станут слипаться. Раф, зевнув несколько раз, осторожно намекнул Дженнифер, что пора ложиться спать. Ради мнимо уставшего «мужа» она поднялась наверх.

Оказавшись у нее в комнате, Раф преобразился. Его усталость как рукой сняло. От сдержанности, которую он демонстрировал в присутствии Полы и Дот, тоже не осталось и следа. Он снова был тем человеком, который появился на пороге ее дома некоторое время назад: беспокойным, враждебно настроенным, подозрительным и открыто агрессивным. Одним словом, врагом. Но это не все. Изменился его взгляд. Сейчас Раф смотрел на Дженнифер глазами собственника, отчего у нее по спине пробежал холодок.

Сложив руки на груди, он спокойно наблюдал, как она, достав из ящика у кровати несколько больших одеял, стелила их на полу. Потом накрыла это сооружение толстым одеялом и взбила большую мягкую подушку. И только после этого он подошел к импровизированной постели и развалил ее, разбросав одеяла в разные стороны и закинув подушку под кровать.

— Тебе не удастся лишить меня пуховой постели, — сказал Раф ей, приготовившись отразить атаку: ноги широко расставлены, руки на бедрах, подбородок вздернут.

Молча и старательно Дженнифер собрала разбросанные вещи и вновь сложила постель.

— Это для меня, а не для тебя, — гордо заявила она, поправляя подушку.

Он усмехнулся и сбросил туфли. Сейчас начнет раздеваться! Нет, ей этого не вынести.

Дженнифер поспешила к ящику с бельем и наугад схватила первую попавшуюся вещь. Затем бросилась в ванную и закрыла дверь на замок. Интересно, когда он уснет? Сколько времени ей придется принимать душ, чистить зубы, причесываться и... черт знает что еще делать? Маникюр, педикюр, укладку?..

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Закутавшись в старый розовый махровый халат, которым она никогда не пользовалась, Дженнифер прокралась мимо кровати. Раф выключил верхний свет, и в спальне горел только ночник.

Она вся дрожала, кожа ее покрылась мурашками, но вовсе не потому, что в комнате было холодно. Отнюдь нет. Благодаря обогревателю, установленному в углу, температура воздуха сохранялась постоянной и была довольно высокой.

Дженнифер захотелось еще раз взглянуть на извержение, и она подошла к балконной двери. Оно длилось уже около двух часов, но вулкан был по-прежнему полон сил. Над вершиной горы и вокруг нее сверкали огненные стрелы. Слышался несмолкаемый гул.

— Ты закрываешь весь вид.

Дженнифер быстро повернулась, едва не наступив на подол халата. Раф лежал, приподнявшись на локте. Кремовое одеяло сползло с его обнаженной груди. Дженнифер не знала, куда спрятать глаза. Стоп! Где же ее самодельная кровать? Ни одеял, ни подушки на месте не было.

— Мне показалось, ты спишь, — пробормотала она.

Он покачал головой:

— Неужели ты действительно думала, что так легко отделаешься?

Легко?

Нет, на этот счет у нее не было никаких иллюзий. Но она действительно надеялась отложить еще одно разрушительное столкновение с Рафом до тех пор, пока не заделает брешь в своей обороне, особенно учитывая осложнение ситуации. Неужели Раф входил в состав редакционной коллегии издательства «Бархат»? Упаси Господи!

Дженнифер оставила без ответа его колкость и открыла ящик у кровати. Он был пуст. Зло посмотрев на безмятежное лицо Рафа, она окинула взглядом комнату, ища исчезнувшие одеяла.

— Это ребячество! — вырвалось у нее.

— Согласен. Из этого следует: перестань вести себя как надутая школьница. Иди в кровать, и мы все обсудим как взрослые люди. По-моему, муж и жена не должны ссориться перед тем, как лечь спать...

Дженнифер со злостью бросила:

— Мы не женаты, и я не собираюсь ложиться с тобой спать!

— Заявляешь о высокой морали? Мне кажется, лгунья далека от этого понятия...

— А ты имеешь право говорить о морали? — с жаром перебила она его. — Ты, у кого было несчетное количество женщин!

Его рот исказился в циничной ухмылке.

— Думаю, это мой отец сообщил тебе столь пикантные подробности. Что же, может быть, я и хотел, чтобы он думал именно так во времена, когда главной целью моей жизни было восстать против его лицемерной морали. Но на самом деле я всегда был чрезвычайно разборчив, если говорить о женщинах, особенно в том, что касается секса. Здесь он не мог со мной соперничать. Себастьян обладал врожденной неспособностью быть верным одной женщине и, тем не менее, упорно продолжал клясться в верности. Я же никогда не давал никаких обещаний и ни разу не предал любовницу.

— Меня совершенно не интересует твоя сексуальная жизнь, — выпалила Дженнифер.

— Нет, интересует. Иначе ты не стала бы бросать на меня пылкие взгляды из-под ресниц. Думаешь, я этого не заметил? Я провел несколько лет перед фотокамерой, и не зря. Теперь я легко привлекаю именно такой женский взгляд. И прекрасно понимаю, что он означает. Между тобой и моим отцом никогда не было и намека на желание сблизиться. Но что касается тебя и меня... это совершенно другая история, правда? — Его голос стал более густым, когда он с насмешкой оглядывал ее с головы до ног. — Пусть мы не признаемся, но сладостная мука нашего обоюдного любопытства всегда существовала, и с этим ничего не поделать. Можно даже сказать, что наши отношения были беременны возможностями... хотя в то время я не мог даже представить, насколько буквальным все это окажется! — Дженнифер потуже затянула пояс на халате, стараясь как бы отделить себя от странных ощущений, охвативших ее тело, когда Раф откинулся на спину, обнажив еще больше торс, и положил руки за голову. — Знаешь, одно время я думал, что смог бы соблазнить тебя и увести от Себастьяна, но потом решил: с какой стати я стану оказывать услугу этим трем ведьмам?..

Он имел в виду Лидию, Шэрон и Фелисити — троицу, которая в отличие от матери Рафа постоянно вращалась в орбите Себастьяна, играя на его чувстве вины и потворствуя его навязчивой идее, что все они должны быть одной большой счастливой семьей. Циничная привычка Себастьяна решать все проблемы с помощью денег лишь увеличивала количество проблем у его бывших жен и их детей.

— Куда ты запрятал одеяла? — прервала затянувшийся монолог Рафа Дженнифер.

— Я выбросил их с балкона.

— Ты не мог этого сделать! — зло крикнула она.

— Для непревзойденной лгуньи ты слишком доверчива. Нет, я этого не сделал. Но даже если ты найдешь их, у тебя все равно ничего не получится. Я не позволю тебе спать па полу. Кроме всего прочего, это вредно для ребенка...

— А тебе какое дело? — огрызнулась она, испытывая ужас от любого малейшего проявления интереса к ее беременности.

Раф почувствовал ее страх.

— Почему бы тебе не лечь сюда? — вкрадчиво пригласил он.

Сердце ее забилось. Нет, на это ее не поймаешь! Она не станет приближаться к такому гибкому и манящему телу!

Дженнифер презрительно бросила:

— Этого ты не дождешься никогда! Я вспомнила, что пуста комната Картеров. Пойду лягу на их кровати.

Раф со скучающим видом продолжал спокойно лежать.

Она подошла к двери, дернула за ручку — дверь не поддалась. В чем дело? Она закрыта на ключ?

— Это ты закрыл? Где ключ?

Он широко развел руки. Скука на лице уступила место улыбке.

— Я подскажу тебе: он где-то здесь, на кровати. Почему бы не поискать его, а я буду направлять тебя, говоря «тепло» или «холодно».

Дженнифер и без того было очень тепло, даже жарко.

— Ненавижу тебя! — взвизгнула она от беспомощности.

Его улыбка исчезла.

— Если это так на самом деле, то мои опасения не напрасны. Вероятно, я не зря волнуюсь о том, насколько внимательно ты относишься к беременности. Неужели ты решишь избавиться от ребенка, коль его отец тебе столь ненавистен?

— Что ты такое говоришь! — с трудом вымолвила Дженнифер, ощущая, как сильно сжалось сердце. — Я никогда не причиню боль своему ребенку! Я также никогда не стану обвинять невинного ребенка за действия его родителей. Родителей не выбирают...

— Родителями тоже часто становятся случайно, но для тебя это был осознанный шаг. — Раф был безжалостен. — Ты сделала свой выбор в тот день, когда согласилась принять мою сперму. Ты согласилась с тем, что Рафаэль Джордан станет отцом твоего ребенка. Ты приняла меня! Так ты ляжешь, наконец, в постель или мне придется идти за тобой? — Он сел на кровати. Одеяло сползало вниз, обнажая его все больше и больше.

Испугавшись того, что она могла бы увидеть, Дженнифер крепко закрыла глаза и вскинула руки.

— Нет, подожди. Послушай, не лучше ли нам?..

Послышался звук его шагов — он шел к ней. Дженнифер сглотнула, чувствуя опасность. Раф был совсем близко, и вот он уже остановился прямо перед ней. Она чувствовала его каждой клеточкой.

— Можешь открыть глаза, — донеслось до нее.

Она облизнула высохшие губы.

— Пожалуйста... — вырвалось у нее, и она устыдилась своего слабого голоса, похожего на писк.

Раф силой взял ее левую руку и положил себе на бедро. Дженнифер распахнула глаза и с облегчением перевела дыхание: на нем были черные шелковые пижамные брюки. Свободно завязанные шнурком, они закрывали его стройные бедра, немного спустившись на упругом животе. Слава Богу, все было пристойно...

— Что, разочарована? — спросил он, медленно водя ее рукой по шелку брюк на крепком бедре.

Дженнифер молчала. Раф поднял ее правую руку и положил себе на правое бедро. Затем снял с нее очки, сложил их и опустил в наружный карман ее халата.

— 3-зачем ты это сделал?

— В кровати тебе не нужны очки. Там и так можно все разглядеть, — прошептал он и потянул за пояс ее халата. — Это тебе тоже не нужно.

Дженнифер хотела возразить, но — о ужас! — ее губы встретились с его. Раф быстро овладел ее ртом и начал творить языком чудеса. Дженнифер не заставила себя ждать и ответила Рафу страстным поцелуем. Он застонал и безрассудно бросился в море удовольствия, не скрывая своего желания. Его язык извивался вокруг ее языка в эротическом танце. Раф показывал все свое мастерство любовника, стараясь утолить жажду Дженнифер.

Тело ее напряглось, грудь набухла, когда Раф выудил ее язык в свой рот, чтобы продолжить начатый эротический танец в такт чувственному покачиванию бедрами.

И, только почувствовав, как его руки скользнули вниз к ее талии и стали развязывать пояс, Дженнифер как будто очнулась и ужаснулась тому, что не смогла устоять перед этим мужчиной и чуть было не попала в его сети.

— Нет-нет, мы не можем... — Она отпрянула назад, отрываясь от его губ, задыхаясь и хватая ртом воздух.

— Не можем что? — прошептал он, не отпуская ее и целуя в щеку. Его голос был полон страсти.

— Не можем... не можем вместе лечь спать... — Она тяжело вздохнула. Ведь все шло к этому, не так ли?

— Почему нет? Если мы оба этого хотим. — В его голосе появились низкие гортанные звуки. — Нет ничего, что могло бы нас остановить...

Почему нет? — повторила она про себя. Почему не взять то, что хочешь?.. Но нет, только не так. Слишком опасно, слишком многое поставлено на карту, слишком серьезная игра, слишком высоки ставки.

— Просто не можем... — прошептала она. Раф молча стоял, касаясь губами ее волос.

— Ты сделала бы это, если бы я заплатил тебе? — неожиданно спросил он. — Ты бы разделась для меня за деньги, дорогая? Ты стала бы медленно снимать одежду... и ласкать себя для моего удовольствия? — Его бархатный голос был полон жестокого цинизма, но он продолжал: — Сколько стоит твое тело, Дженнифер? Сколько мне пришлось бы заплатить, чтобы сделать с ним все, что я захочу? Сколько ты берешь за имплантацию в себя спермы, украденной у мужчины?

Сказав эти горькие и обидные слова, он пригвоздил ее к двери. Его руки лежали у нее на плечах, бедром он прижимал к двери ее ноги. Его безжалостные вопросы привели Дженнифер в ужас.

— Сперму никто не крал. Ты ее сам отдал! — кричала она, толкая его накачанные бицепсы, протестуя против незаслуженных обвинений. Она не собиралась мириться с тем, что ее обвиняют не только в ее собственных, но и в его ошибках. — Ты пошел на это добровольно, ты сам говорил, и в то время тебя совершенно не волновали последствия. Ты не думал о детях, которые могли родиться. Тебя волновало только одно: насолить своему отцу! Это была твоя идея, а значит, есть и твоя доля вины, если говорить об обвинениях.

— В основе всего лежала анонимность, — набросился Раф на Дженнифер. — Если моя сперма не была украдена, то почему мне кажется, будто меня изнасиловали?

Эти слова явились для Дженнифер полной неожиданностью. Его искреннее мучительное замешательство лишило ее злости, которая помогала ей обороняться. Дженнифер обмякла. Ее расслабленные пальцы начали непроизвольно гладить и успокаивать его. Как она могла причинять ему боль своими эгоистичными попытками защитить себя. Как она могла! Это было невыносимо.

— Нет, о нет, нет, нет... — Она покачала головой, и ее волосы коснулись его побелевших пальцев. Взгляд ее темных глаз был сочувственным. — Пожалуйста, не говори этого, даже не думай подобным образом. Все далеко не так...

— Нет? Тогда скажи мне как, Дженнифер, — тихо сказал он. — Сделай так, чтобы я немного успокоился и не думал, что со мной так скверно обошлись. Скажи мне как женщина, которая зарабатывает себе на жизнь, заботясь о других людях, которая жертвует карьерой ради больной матери, которая тратит все свои деньги на создание собственного бизнеса, чтобы два пожилых человека чувствовали себя обеспеченными и нужными, которая дает приют больным бездомным животным... скажи мне, как такая женщина могла сознательно ухватиться за навязчивую идею больного пожилого мужчины ради собственной выгоды. Неужели деньги действительно так много для тебя значат?

Слово «сознательно» было последней каплей, переполнившей чашу. Дженнифер вспомнила свое собственное болезненное ощущение предательства.

— Ты прекратишь говорить о деньгах? — вспылила она. — Да, Себастьян предоставил мне брачный контракт, касающийся имущества. Да, и я взяла его. Но вовсе не из-за денег.

— Тогда почему? Скажи, ради Бога! — Он встряхнул ее за плечи. — Что еще ты надеялась получить от него? Его имя? Его власть?

Такой умный, а ничего не понимал! Потому что к нему это не имело никакого отношения, а для нее это было все.

— Ребенка! — крикнула она, презирая его недомыслие. — Вот что я получила! Я согласилась на сделку с Себастьяном, согласилась выйти за него замуж, потому что хотела иметь ребенка! — Его руки упали как плети. Это был настоящий удар, что вселило в Дженнифер смелость продолжить. — Я сделала это ради ребенка, — призналась она с болью в сердце. — Доволен? Я сделала это, потому что хотела иметь собственного ребенка, и Себастьян обещал помочь мне забеременеть, если я в свою очередь помогу ему сохранить имущество, оградить его от этих ведьм. — Дженнифер видела, как меняется выражение лица Рафа. Полное непонимание сменилось злой недоверчивостью. Следующим, она была в этом уверена, будет отвращение. — Что мне оставалось делать? Мне двадцать семь лет, не замужем, любовника нет, честно говоря, замужество меня и не привлекало... Поэтому забеременеть естественным путем у меня не было никакой возможности. Конечно, можно было бы найти мужчину просто для секса, но я не хотела рожать ребенка от неизвестного мне человека, связи с которым я потом стыдилась бы, не говоря уже о риске, которому подвергла бы и себя, и ребенка. А я так сильно хотела иметь собственного малыша...

Дженнифер отвернулась, чтобы Раф не увидел слезы, заблестевшие в ее глазах, когда она вспомнила свою погоню за мечтой, ускользавшей от нее все дальше и дальше и уже казавшейся недосягаемой. Рука, державшая ее за подбородок, заставила Дженнифер повернуться. Во взгляде Рафа больше не было унизительного недоверия, но и отвращения там не было. В его взгляде зарождалось изумление.

— Себастьян приехал к нам на отдых, и мне показалось вполне естественным поговорить с ним на эту тему — он ведь всю свою жизнь помогал людям обретать детей. Выслушав меня, Себастьян сказал, что мы могли бы помочь друг другу. Он... он предложил мне способ забеременеть посредством операции, которая совершенно безопасна и будет проведена в клинике, к тому же... бесплатно. Мне показалось это чудом. Все, что требовалось от меня, — это сдать анализы, сопроводить Себастьяна в Англию... и... выйти за него замуж... Он не хотел, чтобы Фелисити, как последняя законная жена, завладела его имуществом.

— Должно быть, мой отец тебе очень сильно доверял, — медленно произнес Раф.

— Он знал, что меня интересует только ребенок, — сказала Дженнифер с трогательной наивностью. — Согласно нашему договору мы оба получали то, что больше всего хотели: я — своего ребенка, а он — мое имя на всех юридических документах...

— И внука или внучку со своей фамилией, — напомнил ей Раф. — Тебя никогда не коробило оттого, что он торговал моим ребенком? Разве я не имею права знать, что ты вынашиваешь его внука?..

Дженнифер отвернулась к окну и прижала руки к пылающим щекам.

— Я не знала, чей это ребенок, не предполагала, что он твой, — с трудом, тихо произнесла она после молчания.

— Что? — Раф возник перед ней и схватил ее за рукав. — Что ты сказала? — Но ей не пришлось повторять. По его глазам было видно, что он вдруг понял главное. — Мой Бог! Отец ничего не сказал тебе, — выдохнул Раф. — Правда? Не сказал?

Она закачала головой. Слезы, которые уже очень давно не появлялись на ее лице, потекли по щекам. Она оплакивала потускневшее чудо.

— Я... я не знала, чей это ребенок. Я не хотела этого знать. Я просто заполнила анкету, указала в ней желательные физические характеристики отца... Я написала: высокий, блондин и... но я никогда... нет... Себастьян ничего не говорил мне вплоть до того ужасного дня в больнице, дня его смерти. — Рыдание вырвалось из груди Дженнифер. — Он... он сказал, что был не прав, что он должен был сказать об этом с самого начала. Но происшедшее не должно изменить наш договор, оно не должно иметь значения... А оно имеет значение, имеет! — Дженнифер закрыла глаза, вспомнив пережитый шок. — Я не знала, что он собирался и тебе сказать об этом. Я понимаю, мне не следовало убегать из больницы, но, Боже, как я могла остаться? Я не знала, что делать, что думать... Я почувствовала себя такой одинокой. Как он представлял мою встречу с тобой? Как я могла говорить с тобой и естественно вести себя, зная... зная, что...

— Перестань, Дженнифер!.. Не надо! — Раф обнял ее и прижал к груди. Его пальцы утонули в ее волосах. Он гладил Дженнифер по голове, давая ей возможность выплакать свой гнев и обиду. Успокаивая ее, он сказал, что они оба оказались жертвами тайного замысла отца. Отворотом халата он вытер ей слезы, а потом поцелуями стал стирать их следы. Его губы коснулись ее ресниц, носа и соленых щек.

— Раф... — Дженнифер знала, что ей не сдержать напора его чувств.

— Джен, позволь мне любить мать моего ребенка, — прошептал он ей прямо в губы.

Потрясенная его нескрываемым желанием, она неуверенно шагнула назад.

— Мы не должны...

Однако по тону ее голоса Раф понял, что она капитулирует. А глаза Дженнифер украдкой ласкали его — он не мог этого не заметить. Ему захотелось сорвать с нее одежду и тут же заняться с ней любовью — просто утолить свою похоть, пока она не передумала. Но еще сильнее было его желание продлить удовольствие узнавания друг друга. Он хотел бы ласкать и возбуждать ее, заставить стонать от удовольствия и наконец, утолив страсть, освободить их обоих от любовных мучений.

— Ты ведь хочешь меня, — сказал он, намеренно понизив голос и придав ему сексуальный оттенок.

Да, она не могла больше это отрицать. Она не могла лгать ни себе, ни ему...

Дженнифер повернулась и посмотрела на вулкан, извержение которого символизировало неудержимую силу природы, подчиняющую себе всех и вся.

— Да, — сказала она и тут же добавила: — Но только сегодня ночью.

— Всего лишь одна безумная ночь запретной любви, — тихо согласился он. Эти слова были абсолютно созвучны ее мыслям. Дженнифер облегченно вздохнула. Он встал позади нее и коснулся ладонями ее плеч, потом груди и талии. — Начнем?

В стеклянных дверях Дженнифер видела отражение Рафа, его обнаженную грудь, возвышавшуюся за ее плечами, его загадочно блестевшие глаза. Раф медленно развязал пояс, зная, что на этот раз она не станет его останавливать. Халат распахнулся, и он увидел под ним крошечный кусочек тончайшего темно-зеленого шелка, который едва прикрывал полную грудь Дженнифер.

— Сексуально, — произнес он, касаясь пальцем ткани. Затем снял с ее плеч халат и опустил его на пол.

Дженнифер вдруг застеснялась своей слишком большой груди и широких бедер. Дыхание ее участилось, и она потянула за шелк, стараясь как можно больше прикрыть себя.

— Ты надела это для меня? Ты знала, что скажешь «да»?..

Она облизнула губы.

— Нет... я... у меня нет привычных ночных сорочек... Все мое белье очень с-сексуально...

— С-сексуально... — повторил он с усмешкой. По спине Дженнифер пробежал холодок. Она наблюдала, как его руки скользнули по ее талии и остановились на животе. Раф начал медленно поднимать шелк с ее бедер. — Что я увижу сейчас? — прошептал он, покусывая ей плечо. — У тебя надето что-нибудь еще под этим лоскутком?

— Д-да.

— Проказница!

Приподняв немного шелк, он замер, увидев узкую кружевную полоску, едва прикрывающую промежности. Раф пробежал пальцами вниз по кружеву между ее ног, отчего у Дженнифер перехватило дыхание. С невероятной нежностью он одной рукой ласкал ее пухлые округлости у кружева, в то время как другая рука поднялась к груди, скользнула под шелк к мягким бархатным соскам.

— Тебе нравится наблюдать за тем, что я с тобой делаю, дорогая?

О да, ей это очень нравилось. Это было безумнее любой ее фантазии. Она переживала сильное сладостное волнение, упиваясь ласками полуобнаженного мужчины, покорившего ее своим искусством любви.

Отодвинув в сторону кружевную полоску, он прошептал:

— Дорогая, хочешь заняться любовью прямо здесь?

Все, фантазия прервалась. Несколько секунд Дженнифер была сама не своя. После того, что Раф делал с ней, она почувствовала невероятную, глупую застенчивость. Она была в высшей степени возбуждена, а он? Она ведь тоже должна была доставить ему удовольствие? Все ее истории рассказывались с позиции женщины, она ни разу не задумывалась над тем, какое удовольствие получает от любовной игры мужчина. Один-единственный любовник, который был у нее шесть с небольшим лет тому назад, не помог ей вкусить любовной услады. Она так и не знала, что такое заниматься любовью по-настоящему!

Дженнифер взглянула на Рафа, который мысленно находился где-то далеко, в своем собственном мире. Он запрокинул назад голову и закрыл глаза, его грудь вздымалась, будто после бега, руки были напряжены. Казалось, он молился какому-то первобытному богу, который, вероятно, услышал его молитвы и ответил ему, потому что именно в эту минуту раздался страшный грохот, в темную высь взлетел очередной огненный фейерверк, а черное небо прорезала блестящая серебряная стрела молнии.

— О, посмотри... Ты видел молнию над горой?.. — пробормотала Дженнифер и, распахнув стеклянные двери, вышла на балкон.

Раф последовал за ней. Она взялась за перила и слегка наклонилась вперед. Потом повернула голову и озорно посмотрела на Рафа.

— Ты настоящая соблазнительница, — пробормотал он. — Но мне казалось, мы вышли сюда смотреть на извержение вулкана.

— Я бы с большим удовольствием посмотрела на тебя, — решила она признаться.

— Хочешь увидеть, как я возбуждаюсь? — Его улыбка пронзила Дженнифер. Он подошел ближе. — Тебе хочется увидеть, как я теряю над собой контроль? — прошептал он, накрыв руками ее груди.

— Да, думаю, да. — Она вздрогнула и еще крепче ухватилась за перила. Над собой контроль она уже потеряла.

— Тогда пойдем в кровать, — позвал Раф. — Здесь холодно. — Он повернул ее лицом к себе и крепко поцеловал. Потом, подцепив пальцами бретельки, резко опустил их вниз, и скользкий шелк в ту же секунду оказался под грудью. Он провел пальцами по округлым линиям, коснулся сосков, затем наклонился и по очереди поцеловал их.

Дженнифер была чрезвычайно возбуждена, и он, почувствовав это, поднял ее на руки и понес в комнату. Подойдя к кровати, он опустил ее на мягчайшее ложе, снял с нее шелковый «лоскуток» и кружевную полоску, заменявшую ей трусики, и бросил все это в сторону. Он ласкал ее до изнеможения, пока не понял, что она нестерпимо хочет его.

Только тогда он снял брюки, взял ее руки в свои и показал ей, каких ласк он ждет от нее. Она оказалась очень способной и весьма изобретательной ученицей. Ее ласки превзошли все его ожидания.

Наконец Раф перекатился на спину, и они поменялись местами. Увидев удивление Дженнифер, он сказал:

— Да, именно так. — Его руки крепко прижали ее бедра к своим. — Так безопасно? — вдруг спросил он.

— Что ты имеешь в виду? Смогу ли я забеременеть? — спросила она, улыбаясь. — Я уже беременна.

— Нет, я имею в виду... эта поза безопасна для ребенка?

— Да, вполне безопасна, но постарайся быть нежнее... — О, как она хотела его! Хотела сейчас, немедленно!

— Дорогая, я буду нежен, обещаю...

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Дженнифер сладко потянулась, почувствовав, что солнце бьет ей в глаза, выгнулась и вытянула ноги. Как приятно было просыпаться с ощущением радости! Полусонная, она вновь уютно свернулась на своей половине кровати и, улыбаясь, продолжала парить на крыльях эротической фантазии. Рафаэль Джордан оказался в ее власти. Великолепный, обнаженный, возбужденный, он лежал у нее в постели, доставляя ей удовольствие. Его зеленые глаза горели огнем, когда он умолял ее, но вовсе не о свободе. Совсем наоборот. Он хотел быть ее рабом, остаться навсегда в ее власти, потому что знал: она — единственная женщина во всем мире, которая способна утолить его жажду любви...

Дженнифер открыла глаза и обнаружила, что Раф лежит на ее подушке, нос к носу.

— Доброе утро, дорогая, — ласково сказал он и поцеловал ее, будто имел на это полное право, будто это было само собой разумеющимся. — Что тебе снилось? Ты похожа на кошку, съевшую сметану. Такая нежная, мягкая, влекущая, возбуждающая... Ты собираешься кормить грудью?

— Что-о?

Ее все еще сонный мозг не мог справиться с неожиданным переходом от разговора о сексе к вопросам материнства. Раф с успехом сдерживал свое обещание. Ночью, после того как вулкан за окном немного успокоился, и буря стихла, другая буря, буря страсти, разразилась здесь, на широкой мягкой кровати. Охваченные сладостными и сильными чувствами, Раф и Дженнифер упивались друг другом. Спустя некоторое время, изнемогая от любви, они стали говорить о том, что сделал Себастьян, при этом у каждого из них была своя правда. Что же касается будущего, то о нем не было сказано ни слова. И вот сейчас Раф заговорил об их будущем.

— Ты собираешься кормить грудью нашего ребенка? — переспросил он. — Материнское молоко необходимо для иммунитета новорожденного. В нем много антител, оно защищает младенца от различных инфекций, даже от некоторых хронических заболеваний. Если ты хочешь защитить малыша наилучшим образом, тебе следует кормить его грудью не менее полугода, а может, год или дольше...

Он смотрел на ее грудь как на чудо, загадку природы, и Дженнифер почувствовала, как грудь ее становится упругой от этого восхищенного взгляда.

— Откуда ты все это знаешь? — ошеломленно произнесла она.

— Я купил книгу и читал ее в самолете по дороге сюда. — Он посмотрел ей в глаза. — Вот откуда мне известно, что ты еще не можешь ощущать ребенка внутри себя. Он пока всего лишь десять сантиметров в длину.

Раф интересовался вопросами, связанными с беременностью и рождением ребенка? Да, над этим стоит задуматься, промелькнуло у нее в голове.

А он тем временем вновь сосредоточился на ее груди и коснулся темных сосков.

— У тебя уже довольно большие соски. Они будут становиться все больше и больше с каждым днем твоей беременности... Тебе не кажется, что они могут стать слишком большими для маленького рта крошечного ребенка?

Услышав это, Дженнифер вдруг поняла, что он действительно волнуется. А в его образовании были явные пробелы! А еще говорит «я купил книгу»!

— Конечно, нет. — В ее дрожащем голосе звучали и смех, и злость. — Все создания Бога совершенны. Он не делает ошибок. Грудь предназначена для того, чтобы кормить детей, и размер ее не имеет никакого значения.

Раф услышал обиду в ее тоне и сразу же догадался о ее причине.

— А еще для того, чтобы доставлять удовольствие, — добавил он хрипловато, осторожно сдавливая пальцами ее отвердевшие соски. — Мне нравятся пропорции твоего тела, нравятся твои округлости. Я прихожу в экстаз, целуя твои соски. Думаю, ты тоже испытываешь нечто подобное... Прошлой ночью ты была в восторге от меня... — Он продолжал ласкать ее грудь, наблюдая за тем, как в ее глазах разгорается огонь желания. — Мне очень хотелось бы увидеть, как ты будешь кормить нашего ребенка.

— У тебя ничего не получится. Тебя в это время здесь уже не будет. Ты будешь в Англии, когда родится ребенок.

— Я смог бы навещать вас. — Раф прижимал ее к себе все крепче, и Дженнифер чувствовала, что он все больше и больше возбуждается.

— Проделать такой длинный путь, чтобы лишь увидеть, как я кормлю ребенка? — удивилась Дженнифер. Раф продолжал ласки, и она понимала, что играет с огнем, однако была не в силах противостоять страсти.

— Да, но не только. Можно заняться и другими вещами. — Какими именно, он показал ей через несколько секунд, когда они занялись любовью. Медленно, нежно, томно он творил чудеса, совершенно отличные от всепоглощающей страсти прошедшей ночи. Он был искусным любовником и открывал Дженнифер все новые и новые грани своего искусства.

Позже, изнуренная сказочными чувствами, испытанными в объятиях Рафа, Дженнифер вдруг заметила, что вовсю светит солнце.

Она села и потянула на себя одеяло.

— Который час?

Раф лениво зевнул.

— Не знаю. Вчера вечером я снял часы.

Дженнифер перегнулась через его широкую грудь, чтобы взглянуть близорукими глазами на маленький будильник, стоявший на столике у кровати. Она вскрикнула, когда увидела расплывавшиеся цифры.

— О нет! Уже двенадцатый час! А как же завтрак? И что все подумают?

— Вероятно, они подумают, что ты допоздна наблюдала за извержением вулкана, а теперь спишь, потому что очень устала, — предположил Раф с совершенно невинным видом. Она подтянула одеяло к груди. Что за насмешки! — Или они могут подумать, что ты всю ночь предавалась сумасшедшей страстной любви со своим мужем, а теперь лежишь в постели и ждешь, когда он разбудит тебя. Всем известно, что мужчины, в большинстве своем, по утрам полны любви. Особенно те, которые вернулись из поездки по джунглям Амазонки и соскучились по сексу.

Дженнифер убрала волосы назад и сердито посмотрела на Рафа. Но презрительный взгляд не произвел должного эффекта из-за задиристо торчащего соска, будто нацеленного прямо на Рафа.

— Да, я частенько просыпаюсь с желанием заняться любовью прямо утром, — весело признался он. Ему доставляло истинное удовольствие видеть, как она краснеет.

От надменности Дженнифер не осталось и следа. Прикрывшись одеялом, она приготовилась быстро нырнуть в розовый халат, лежавший на полу. Но сможет ли она дотянуться до халата, не стащив с кровати все одеяло? Едва ли. Ведь Раф наверняка потянет одеяло на себя, и ей придется надевать халат, стоя обнаженной.

Но она ошиблась. Раф даже не пошевелился. Дженнифер, потянув за собой одеяло, спрыгнула с кровати и поспешно надела халат. Повернувшись, она увидела обнаженного красавца, лежавшего на смятой белой простыне. Именно таким она представляла себе в мечтах любовника.

Отведя глаза, Дженнифер бросила одеяло на Рафа и поспешила поднять с пола зеленое шелковое белье.

— Я собираюсь принять душ...

— Это приглашение? — Он укрывался одеялом, явно не собираясь покидать постель.

— Нет! — Она попыталась успокоиться, закусила губу и обнаружила, что стала непривычно нежной. — Да, прошлой ночью мы занимались любовью, и я беру на себя за это свою долю ответственности. Но во второй раз это не произойдет...

— Единственная ночь любви, — тихо сказал он, поправив одеяло на груди и сложив руки поверх него с обманчивым видом благочестия.

О, как ужасно она себя чувствовала! Собственными руками она превращала самые восхитительные часы в своей жизни в мимолетную встречу.

— Сегодня все будет иначе, — объявила Дженнифер, молча признавая, что Раф не собирается теперь вот так просто исчезнуть из ее жизни.

Он согласился с ней:

— Конечно, дорогая. Теперь, когда мы уже занимались любовью и освободились от мучившего нас желания насладиться друг другом, мы можем позволить себе расслабиться.

Из его уст это прозвучало и скучно, и банально! Возможно, так оно и было... Но только для Рафа! Дженнифер никак не могла привыкнуть к его откровенностям по поводу самых деликатных вопросов. Однако в то же время она понимала, что Рафа уже не переделаешь. Она взглянула на его самодовольное лицо и хлопнула дверью ванной комнаты. Потом опять вышла, чтобы взять одежду.

Он, внимательно наблюдая за ней, умоляюще произнес:

— Постарайся оставить хоть немного горячей воды, милая!

Дженнифер снова со злостью хлопнула дверью ванной комнаты. Приняв душ, она нарочито долго рассматривала себя в зеркале, потом чересчур тщательно чистила зубы, одним словом, тянула время.

Когда она вышла из ванной, Раф — в пижамных брюках — стоял на балконе. Это обстоятельство весьма обрадовало Дженнифер, поскольку его нагота все еще смущала ее.

Тут в дверь, ведущую на лестницу, громко ударили. Раф недоуменно посмотрел с балкона на Дженнифер:

— Кто там пришел?

Удар повторился, и Дженнифер побежала к двери.

— Это Бонзер, он обычно приходит по утрам.

За дверью оказался не только Бонзер, но и Мило. Кот быстро юркнул в комнату, собака — за ним. Они стали носиться по спальне с лаем и мяуканьем.

— Перестаньте! Хватит! — кричала Дженнифер, но ее крик только подзадоривал животных.

Вдруг Мило со всего размаха прыгнул на плетеную корзину для белья и перевернул ее. Содержимое рассыпалось по полу. Собака и кот дали стрекача вниз по лестнице, а Раф прибежал с балкона, чтобы поднять опрокинутую корзину.

— А это что такое? — удивленно спросил он. — Ты и книжки стираешь вместе со своим соблазнительным бе... — Не договорив, он поднял одну из небольших книжек, высыпавшихся из корзины, и узнал знакомую бумажную обложку с черной окантовкой. — Так, так, так... — Ошеломленный, он поднял глаза и посмотрел на испуганное лицо Дженнифер. — Вижу, ты поклонница книг издательства «Бархат»!.. И, по-моему, большая поклонница, — добавил он, указывая на количество книг.

— Я... я...

— Зачем же хранить их вместе с грязным бельем? Или это своеобразный иронический комментарий к их содержанию? А может, ты их спрятала из-за меня? — догадался он. — Я заметил, что на полке не хватает нескольких книг. Нет ничего постыдного в том, что тебе нравятся эротические истории, Дженнифер... Каждый имеет право читать то, что хочет, и не должен за это извиняться. Я могу поручиться: книги издательства «Бархат» хорошо написаны, хорошо изданы, они специально рассчитаны на женщин. Я — тот человек, который развил это дочернее предприятие, превратив небольшое издательство, где не хватало сотрудников и не было инвесторов, в издательство, книги которого пользуются бешеным успехом.

— Я... я не стыжусь, — солгала Дженнифер.

— Так чего же тогда волноваться, увижу я их или нет? — сказал он и стал складывать книги в стопку, читая названия. — Как я вижу, твой любимый автор Лейси Грэхем. Думаю, ты догадалась по описаниям в ее книгах, что она из Новой Зеландии? Мы печатаем двух писательниц из Новой Зеландии, пятерых из Австралии, а всего с нами сотрудничают двести сорок писательниц. Очень много рукописей мы возвращаем авторам на доработку. Но Лейси Грэхем — одна из наших лучших авторов. Ее книги выходят большими тиражами и тут же распродаются. Я опекаю ее и хочу сделать самой лучшей...

— Ты ее опекаешь? — Дженнифер схватилась за спинку кровати, так как ноги ее подкосились.

— Я редактирую ее произведения с тех пор, как возглавил компанию и стал развивать это издательство.

— Серьезно? Это действительно так? — Дженнифер на ходу импровизировала, в то время как в ее душу проникал холодок — она боялась, что Раф может подобраться к разгадке всех ее тайн. — И как она, привлекательная?

— Что касается ума, то несомненно. Больше я о ней ничего не знаю.

Он начал расставлять книги на полке.

— Почему?

— Потому что мы никогда не встречались. Все наши дела мы ведем через адвокатскую фирму в Окленде.

Силы Дженнифер восстанавливались. Она уже увереннее стояла на ногах.

— А какой у нее голос? Разве ты не разговаривал с ней по телефону?

— Лейси предпочитает переписку. Она живет где-то очень далеко и очень обособленно и, говорят, весьма негодует, когда технические новшества нарушают ее уединение. Когда мне необходимо очень срочно связаться с ней, я посылаю факс или письмо по Интернету адвокату.

Который тут же пересылал сообщение Дженнифер!

Она никогда не думала, что ее хобби (писательство) может быть воспринято серьезно. Оно всегда было лишь тайным удовольствием, средством от скуки и разрядкой от напряжения повседневной жизни, когда она изо всех сил старалась содержать в порядке гостиницу и заботиться о своей медленно выздоравливающей матери.

Написание эротических историй оказалось весьма интересным и захватывающим занятием. Этот секретный порок Дженнифер позволил ей чувствовать себя очень свободно, даже раскованно. Подробное описание эротических сцен вполне восполняло ей то, чего не хватало в личной жизни.

Однако она никогда бы не решилась обратиться со своими сочинениями в какое-либо издательство, если бы в один прекрасный день ветер не унес одну из страниц ее черновика, которые она жгла в саду, и та не попала бы в руки Себастьяна.

Прочитав страничку, Себастьян не стал смеяться над пробой пера Дженнифер. Наоборот, он сказал ей, что мог бы порекомендовать ее одному лондонскому издательству, которое специализируется на женской эротике.

Дженнифер была слишком застенчива, чтобы поймать Себастьяна на слове и воспользоваться его предложением. Но он после возвращения в Лондон прислал ей адрес издательства, сказав, что при желании она может иметь с ним дело совершенно анонимно. Даже от издателя она сумела скрыть свое настоящее имя — знал его только адвокат. Многие авторы этого издательства защищали себя подобным образом по личным и профессиональным причинам.

Четыре года спустя у Дженнифер вышло уже девять книг под псевдонимом Лейси Грэхем. Еще две книги были в работе. Но тем не менее она никак не могла найти способ признаться матери, что большую часть ее дохода составляет не гостиничный бизнес. Гонорар за последние шесть месяцев был самым крупным, а ее издатель и шеф-редактор в одном лице вдохновлял Дженнифер на создание все новых романов.

Она посмотрела на Рафа и, увидев его задумчивый взгляд, торопливо произнесла:

— Думаю, у нее есть основания для уединения. Большинство писателей по своей природе довольно одинокие люди, не так ли?

— О да, думаю, да.

Вместо того чтобы поставить последнюю книгу на полку, Раф начал листать ее. Это было одно из ранних произведений Дженнифер, написанное еще до того, как он стал ее редактором.

— Ты... работаешь со многими писателями?

— Напрямую — нет. В самом начале, когда я только возглавил редакционную коллегию, я выбрал для себя нескольких авторов, с которыми, как мне показалось, смогу работать. Но сейчас я в большей мере выступаю в роли консультанта, поскольку у издательства уже есть свое имя. Тем не менее, я продолжаю работать с Лейси, потому что мы с ней удачно дополняем друг друга, работаем в тандеме и было бы очень неразумно разрывать его. Кроме того, работа с ней держит меня в форме, дает мне жизненный заряд... — Он улыбнулся, глядя на раскрытую страницу.

Дженнифер не поняла, была ли эта улыбка вызвана тем, что Раф прочитал на ней, или он улыбнулся своим собственным мыслям.

Значит, ею дорожили. Ею дорожил сам Рафаэль Джордан! Отец ее ребенка. Боже! Он уже поддерживал своего ребенка, и даже не знал об этом!

Раф в определенном смысле был ей хорошо знаком, как, впрочем, и она ему. Неудивительно, что в постели им было так хорошо друг с другом. Ведь они уже несколько лет разделяли одни и те же эротические фантазии!

Зная, что он знаком с ее работами и даже оценивал их с профессиональной точки зрения, она тем не менее почувствовала уязвимость, видя, как пренебрежительно он перелистывает страницы.

— Давай я поставлю книгу на место, а ты прими душ, если хочешь, — предложила она, пытаясь забрать у него книгу.

Раф дождался, когда ее пальцы коснулись его руки, и крепко сжал их.

— Нет, спасибо. Думаю, мне стоит вот это перечитать. Став редактором Лейси, я прочел все ее книги, но эту что-то не припомню.

Он заметил ее волнение, которое она не смогла скрыть, и желание как можно быстрее отойти от темы, затрагивающей имя Лейси Грэхем. Несомненно, она смущена, но было что-то и еще...

— Уверена, здесь есть и другие книги, которых ты не читал и которые будут тебе интересны, — заметила она. — Книги, написанные для мужчин!..

— Не сомневаюсь, что у тебя есть такие книги, но они меня не привлекают. Я хочу прочитать именно эту. — Раф взял книгу под мышку. — Здесь я вполне могу перечитать все сочинения Лейси Грэхем. — Он сделал паузу. — Это тебя беспокоит, Дженнифер?

Она улыбнулась ему.

— Нисколько. Но не скучно ли проводить отпуск за книгами?

— Вовсе нет. Ведь я буду читать их ради удовольствия, — ответил он ей, делая особый акцент на последнем слове, и отправился с книгой в ванную.

Дженнифер спустилась по лестнице вниз. Увидев ее, Пола не выказала удивления по поводу столь позднего появления дочери. Она считала вполне естественным для молодоженов во время медового месяца опаздывать на завтрак.

— У нас нет никакого медового месяца, мама, — заметила дочь с твердым намерением забыть все происшедшее прошлой ночью.

— Хорошо, пусть так, но ты могла бы притвориться, — сказала Пола, продолжая с помощью палки рассортировывать коробки с одеждой и журналами для благотворительной акции в церкви. — Райты тоже не стали завтракать. Они сказали, что вернулись в четвертом часу утра, но зато сделали сказочные снимки извержения. Я выдала им завтрак сухим пайком: булочки и кофе во фляжке. Они отправились в управление заповедника — узнать, разрешат ли им снять потоки лавы с близкого расстояния. Думаешь, ты будешь это когда-нибудь снова носить, Дженнифер?

Мать взяла в руки связанное крючком оранжевое мини-платье, и Дженнифер не сдержала улыбку. В последний раз она надевала его еще школьницей. Ее мать была сентиментальной женщиной и хранила милые ее сердцу старые вещи. Когда Дженнифер превратила чердак в спальню, Пола настояла на том, чтобы все вещи с чердака были перенесены в гараж. И только когда поняла, что машина в гараж не поместится, она наконец согласилась расстаться с ненужным хламом.

— Нет, не думаю. По крайней мере в ближайшие шесть месяцев этого не произойдет, — сухо ответила Дженнифер.

— Ты сказала Рафу о ребенке?

— Да, разумеется.

— Держу пари, он был удивлен.

— Ты проиграла — он еще раньше догадался.

Дженнифер почувствовала себя неловко, увидев огорченное лицо матери.

— Но бьюсь об заклад, он был доволен!

— Он был... — Дженнифер заглянула в выжидательные глаза матери и вздохнула: — Он был доволен. Только вот... Раф сам — единственный ребенок, у которого не сложились отношения с отцом, поэтому, мне кажется, он немного осторожен на счет своего будущего.

— На мой взгляд, он очень решительный и целеустремленный мужчина, и это мне нравится, — сказала Пола. — Мне кажется, что если он чего-то захочет, то употребит всю свою силу воли и достигнет цели.

Дженнифер не нуждалась в доказательстве этой мысли. Прошлой ночью он очень захотел ее и, конечно же, достиг цели, хотя, Дженнифер должна была признаться, не только силой воли. Он добился своего, потому что уже завоевал частичку ее сердца.

Раф в джинсах, белой рубашке и вельветовом пиджаке спускался к ним по лестнице. В кармане у него лежала книга Дженнифер. Он явно специально сделал так, чтобы она была видна. Он улыбался.

Пола тут же обрушила на него искренние поздравления по случаю его предстоящего отцовства, а он ответил ей, что ему все равно, кто родится, сын или дочь. Главное, чтобы ребенок был здоров и чтобы у него были такие же красивые карие глаза, как у Дженнифер.

Затем он с присущим ему очарованием предложил свою помощь.

— О, Раф, тебе совершенно не о чем беспокоиться. Садись и отдыхай. Ты в отпуске. Ты заслужил отдых после своего марафона в джунглях. Дот говорит, что работа в том климате изматывает, забирает все силы.

— Да, что касается сил, то их у меня действительно маловато, — сказал Раф и добавил с усмешкой: — После недавних событий. — При этом он выразительно посмотрел на Дженнифер. Она не сомневалась, что конкретно он имел в виду. — Но стоит вам привыкнуть к месту или какому-то делу, вы на удивление быстро заряжаетесь новой энергией и вновь готовы действовать. Правда, давайте я вам помогу.

— Ну что же, в таком случае ты можешь разобрать журналы. Издательское дело тебе ближе. Джен, помоги Рафу, а я займусь одеждой.

— Они все десятилетней давности! — воскликнул Раф, заглядывая в самую глубину коробки. — Кажется, в одном из этих журналов должна быть моя фотография! — Его лицо стало вдруг по-мальчишечьи озорным, он вынул несколько запыленных номеров журнала «Vogue» и стал их листать. — Но эти страницы вырваны! — с огорчением произнес он, не найдя того, что искал.

— Наверное, мы стелили их в клетку Фергюса, — сказала Дженнифер, довольная тем, что Рафу не удалось лишний раз покрасоваться перед ними.

— Скорей всего, они у Джен в альбоме для газетных вырезок, — поправила ее мать. — Может, ты не знаешь, Раф, но Себастьян постоянно носил в бумажнике вырезку из журнала «Esquire» с твоей фотографией.

— Нет, я этого не знал, — с искренним удивлением произнес Раф. — Отец всегда был против моей карьеры. Считал себя оскорбленным.

— Он показал нам ее, как только мы познакомились, — осторожно продолжила Пола, — и сказал, что внешностью ты пошел в мать, а умом — в него. После этого, стоило Дженнифер увидеть твою фотографию в каком-нибудь старом журнале, который я покупала, она тут же вырезала ее и вставляла в альбом, чтобы показать Себастьяну в очередной его приезд.

— Значит, в течение нескольких лет до нашей встречи мои фотографии были у тебя на видном месте? — спросил с улыбкой Раф. — Вот это новость!

— Я была молода и впечатлительна, — сказала она, поджав губы.

— Но ты ведь не знала меня.

— Знала заочно.

— Интересно: наше личное знакомство стало продолжением наших давних отношений, — заметил с улыбкой Раф.

Вернулась Дот, и они сели обедать. Пока ели густой овощной суп с домашними булочками, Раф предложил, как ему показалось, хорошую идею для увеличения прибыли «Бич-Хаус». По его мнению, надо было бы воспользоваться талантом Полы и ее уроки кулинарии для местных жителей превратить в школу кулинарного искусства на базе гостиницы, которую могли бы посещать все желающие. Приезжие слушатели школы могли бы останавливаться прямо в «Бич-Хаус». Этот разговор привел к другим, еще более необычным темам. Раф заговорил о том, что спальню наверху можно было бы превратить в номер, люкс для тех гостей, которые любят комфорт. Дженнифер не удержалась и сказала, что эта комната уже занята.

— Верно. А что, если ты уедешь и не будешь больше там жить?

Глаза ее вспыхнули. На что он намекает? Что еще он задумал?

— Все это пустые разговоры. Мама не справится... — резко начала она.

— Послушай, дорогая, это не совсем так, — осторожно прервала ее Пола. — Пока тебя не было, я прекрасно со всем справлялась. Кроме того, Сьюзи намекнула, что вполне могла бы работать еще несколько часов в день. И конечно же, у меня есть Дот. А если нам вдруг понадобится мужская помощь, то всегда под рукой Фергюс.

Дженнифер не верила своим ушам. Неужели ее мать сошла с ума?

— Не могу себе представить, как может помочь крошечная одноногая птичка, если, например, потечет крыша? — пробормотала она.

— Я говорю вовсе не о птице, — пояснила Пола, — а о Фергюсе Макдоналде из Клуба гурманов. Уверена, Джен, ты встречала его на одном из ужинов, устраиваемых церковью. Он бывший строитель, сейчас на пенсии и говорит, что всегда рад помочь.

Дженнифер заметила, как мать при этих словах слегка покраснела и поправила прическу.

Что? Ее мать — и мужчина?

Она повернулась к Рафу. Это все он! Это его вина! Это он перевернул всю ее жизнь. Это по его милости в ее семье появились секреты!

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Целый день Раф не отпускал Дженнифер от себя ни на шаг. Он помогал ей заправлять постели, менять полотенца, стирать и сушить белье тут же, в прачечной, потому что Дженнифер не хотела вывешивать его на улице, где было очень пыльно. Он помогал ей разжигать камин и мыть окна, экономя воду.

Раф настоял на том, чтобы самому смести пепел с веранды, полить дорожки и парковочную площадку (принося ведра воды из пруда в саду), потому что считал, что беременной женщине нельзя вдыхать так много пыли. Он говорил, что это так же вредно, как и курение. Когда Дженнифер, тепло одевшись, взяла Бонзера, чтобы погулять с ним в саду, а заодно забрать почту из ящика в конце подъездной дорожки, Раф пошел вместе с ней. Он задавал ей бесконечное множество вопросов о семье и о причинах разрыва ее помолвки.

— Значит, твой избранник оказался слабаком, — нелестно отозвался Раф о Майкле. — Если он отступил при первой же трудности, каким бы он был мужем? — сердито продолжил Раф. — Если б я любил женщину, и мы столкнулись с проблемой, мы бы вместе решали ее и находили выход из сложной ситуации.

Эти слова стали для Дженнифер искоркой надежды. Но она тут же сказала себе, что только необыкновенная женщина способна заставить такого циника, как Рафаэль Джордан, полюбить ее. К тому же она должна быть очень смелой!

— Не думала, что ты веришь в любовь, преданность и тому подобное...

— Я говорю не о любви и преданности. Я говорю о браке. Когда я видел, как отец без конца меняет жен, у меня возникало огромное желание остаться холостяком. Что касается обещаний, то с ними у меня нет проблем. Я просто не даю их, если знаю, что не смогу сдержать.

— А твоя мать? Она выходила еще раз замуж?

— Дважды, и оба раза неудачно. Думаю, она надеялась найти другого Себастьяна. Она любила только его одного, но у нее было слишком много гордости и самоуважения, чтобы жить с мужчиной, которому она не доверяла.

По дороге домой после прогулки Дженнифер подумала о том, что, вероятно, из этих трех человек больше всех пострадал от развода ребенок — Рафаэль. Сердце ее заныло оттого, что она прочла эту новую для нее страницу его жизни. Неудивительно, что он так решительно выступал против брака. Рафаэль отождествлял семейную жизнь с неуверенностью и суматохой, а не с надежностью и счастьем. Но сейчас, оказавшись лицом к лицу с реальностью, со своим будущим отцовством, он должен всерьез задуматься о жизненных ценностях.

Зайдя в дом, она установила у камина гладильную доску, чтобы заняться глажением. Раф тут же предложил ей свою помощь, но Дженнифер сказала, что с этой работой женщина вполне может справиться сама.

— В таком случае я просто побуду рядом, почитаю.

Он так и сделал: растянулся на диване с книгой Лейси Грэхем. На некоторое время в комнате установилась тишина.

— Слушай, — обратился вдруг к ней Раф, — я заметил, что самые удачливые герои Лейси всегда блондины с зелеными глазами! Ну очень похожие на меня!

— Не льсти себе, — поставила его на место Дженнифер. — Это просто идеализированный тип, вот и все. Причем самый растиражированный.

— Но, смею предположить, он совпадает с твоим вкусом, иначе ты не была бы такой поклонницей Лейси Грэхем, — сказал Раф.

— О, Дженнифер, — раздался голос Маргарет Картер, — надеюсь, еще не слишком поздно обратиться к вам с просьбой: не могли бы вы накормить нас сегодня ужином? — С извиняющейся улыбкой на лице она вошла в гостиную. — На дорогах полно пыли, и нам совсем не хочется где-нибудь застрять, как это случилось вчера...

— Конечно, мы вас накормим, — улыбнулась ей Дженнифер. — Мама как раз сейчас готовит свое фирменное блюдо из фазана, а на десерт — пирог с фейхоа и бананами.

Гремя ключами от машины, в дом вошел Рон Картер, муж Маргарет. Он сразу же обратился к Рафу:

— Вы, должно быть, тот человек, который был на Амазонке?

— Рафаэль... — подхватила Маргарет. — Вас так назвали в честь художника? Люди часто в течение жизни подтверждают свои имена. Помнится, Пола говорила, что вы занимались фотографией во время экспедиции, — затараторила она.

— Вообще-то меня назвали в честь одного из семи архангелов, — скромно произнес Раф.

Он мог бы им быть, но не стал, зло подумала Дженнифер. Больше всего ей хотелось сейчас уйти из гостиной, спрятаться у себя в спальне. Воспользовавшись тем, что в комнату вошла Дот — подтянутая, с аккуратной прической, — она поспешно выключила утюг и выскользнула за дверь.

Оказавшись у себя наверху, Дженнифер направилась к письменному столу с желанием поработать на компьютере, пока Раф будет занят разговорами в гостиной. Она напечатала письма с подтверждением принятых заказов, которые Сьюзи отправит потом по почте. Затем проверила расходы и распечатала рецепты матери для занятий по кулинарии на завтра.

Принтер дал сбой, и Дженнифер выругалась. Пока она смотрела, в чем там дело, в переговорном устройстве раздался голос матери. По ее словам, внизу стоял человек, предлагавший смыть водометом пепел с крыши и прочистить водосточные трубы, причем делать все это он собирался, используя воду из своего собственного бака.

Дженнифер спустилась вниз. Предложение она отклонила, решив подождать несколько дней. Ей не хотелось выбрасывать деньги на ветер — вдруг вулкан снова возмутится и все вокруг опять покроется пеплом.

Когда она вернулась назад, Раф уже был у нее в комнате, он сидел за компьютером.

— Что ты сделаешь? — спросила она, подходя к письменному столу.

— Я исправил твой принтер, — ответил он, — а заодно почистил жесткий диск. Ты регулярно заглядываешь в диагностическую программу?

— Если нет проблем, то зачем мне в нее заглядывать? Нет никакой необходимости, — ответила Дженнифер.

— О, здесь мы расходимся во взглядах. Я предпочитаю заранее знать о возможной проблеме и не дать ей перерасти в нечто более серьезное.

Он говорил не только о компьютерах, он излагал свою философию жизни, и Дженнифер это поняла. Интересно, подумала она, как он называет ее и ее ребенка: «возможной проблемой» или «серьезной проблемой»? И как он собирается ее решать?

— Я вижу, ты подключена к Интернету, — добавил Раф, глядя на экран.

Однако она не захотела продолжать разговор — нажала на клавишу и выключила компьютер.

— Отлично, — произнес он, — только не надейся быстро избавиться от меня. Я намерен задержаться здесь на некоторое время.

— На некоторое время? — повторила она, инстинктивно кладя руку на живот.

— Ну, на неопределенный период, — уточнил он с напускной мягкостью. — Сама понимаешь: период открытий, привыкания, притирки...

— А как же твоя мини-империя? Не рухнет ли она, если ты будешь управлять ею отсюда? Разве у тебя нет никаких важных дел и тебе не надо встречаться с людьми, куда-то ездить?.. — спросила она, нервно поправляя очки.

— Сейчас нет. Кроме того, мои сотрудники привыкли действовать по собственной инициативе. — Он, видя ее замешательство, нежно и с пониманием улыбнулся ей. — Нравится тебе это или не нравится, но сейчас в моей жизни самое главное — ты. — С этими словами Раф удалился из комнаты.

Всегда он оставляет за собой последнее слово! — с досадой подумала Дженнифер. Внутри у нее все бурлило. Она не успела сказать ему, что Рафаэль Джордан не входит в ее планы. У нее будет его ребенок, которому она отдаст всю свою любовь и внимание. И этого достаточно!

Ужин прошел на удивление приятно. Чета Картеров и Раф быстро нашли общую тему для разговора — речь зашла о сохранении этнических культур.

Потом, когда гости разошлись по своим комнатам, Раф вместе с Дженнифер стали убирать посуду и ставить ее в посудомоечную машину. Пола, наблюдавшая за ними, заявила, обращаясь к Рафу:

— Я обязана обеспечить тебя мозгами.

— Я что-то сделал не так? — испуганно спросил он и посмотрел на сваленную в машину посуду.

— Нет, я имею в виду, накормить тебя мозгами, — засмеялась Пола. — Дженни сказала, что ты их очень любишь.

— О, боюсь, мои вкусы изменились, — тихо сказал он, наблюдая, как самодовольная улыбка исчезла с лица Дженнифер. — С тех пор как я сюда приехал, я полюбил все мягкое, пышное и сочное, все то, во что можно впиться зубами...

Поле тут же пришло на ум одно из ее фирменных блюд.

— Завтра вечером я приготовлю тебе прекрасный стейк из филе. — Она вся сияла.

«Мягкое и пышное»! Дженнифер захлопнула посудомоечную машину и нажала на кнопку. И тут же подумала о зубах Рафа, крепких, ровных, белых зубах, которыми он покусывал ее ночью и, возбуждая, доводил до исступления... Да, она должна признаться — Раф и его ласки вливали в нее живительную силу, с ним она ощущала себя сочной, цветущей...

Но она сказала ему, что сегодня ночью все будет по-другому, и должна сдержать слово. Правда, Дженнифер знала, что Раф не отступит и будет добиваться своего. Ну что же, в таком случае она позволит и себе, и ему немного божественного удовольствия. Она позволит ему прикоснуться к себе, но лишь один раз, потому что второй может подвести их к опасной черте и перерасти в привычку. Сегодня ночью все его попытки укротить ее и заставить забыть ее принципы потерпят крах!

Как она и ожидала, Раф ждал ее, приготовившись к схватке. Но он не был раздет. Наоборот, он стоял у кровати полностью одетый.

Дженнифер только открыла рот, чтобы сказать ему, что они не будут спать в одной постели, как он в ту же минуту отошел в сторону и она увидела то, что было за ним на полу. Постель! Как по волшебству исчезнувшая прошлой ночью, она таким же чудесным образом появилась вновь и была аккуратно разложена.

— Я буду спать на полу, а ты ложись на кровать, — кротко сказал он.

— Я... Ты не должен... Я... я думаю, кровать достаточно большая и нам обоим хватит места. Мы не будем мешать друг другу, — запинаясь, проговорила она.

— Да, что касается кровати, то с ней все в порядке, а вот со мной, к сожалению, в порядке далеко не все, — с усмешкой произнес он.

— Я... я не понимаю, — растерянно пробормотала Дженнифер.

— Хочу сказать, что если я сам себе не доверяю, то тебе и подавно не следует мне доверять. Если я лягу с тобой, Дженнифер, в эту кровать, то не усну. Буду думать о том, чем мы занимались прошлой ночью. Мне захочется прикоснуться к тебе, заниматься с тобой любовью снова и снова, но только с еще большей страстью, гораздо большей...

У нее пересохло во рту.

— Но сегодня утром ты сказал...

— Не думал, что ты настолько наивна, чтобы поверить мне! Ты женщина, чувственная, страстная женщина. И прошлой ночью нас связывал не просто секс, а нечто большее. Вот почему сегодня утром ты испугалась и попыталась ограничить наши отношения, поставить заслон нашим контактам. Таким образом ты попыталась противостоять опасности. Да, в определенной степени тебе есть о чем волноваться. Я действительно опасен для тебя, потому что не собираюсь смиренно соглашаться со всеми твоими ограничениями. Я не позволю тебе оттолкнуть меня потому лишь, что я могу разрушить твою размеренную, уютную жизнь. Но я действительно этого хочу. Я хочу всколыхнуть тебя. Мне нужно, чтобы ты посмотрела на меня и увидела меня самого, а не отражение своих собственных страхов, не сына Себастьяна или отца своего ребенка, а меня, Рафа Джордана — мужчину... своего любовника...

Разве можно после этого устоять? Сопротивление Дженнифер было недолгим. Кровь предательски забурлила в ее жилах, она произнесла:

— Я согласна — при условии, что ты понимаешь, что для меня самое главное — мой ребенок. Важнее его ничего нет, — предупредила она, волнуясь и делая шаг навстречу. Ее руки поднялись к пуговицам желтой блузки. — Что бы ни было между нами за все это время до твоего отъезда, мой ребенок останется со мной...

Его зеленые глаза потемнели. Вокруг расширенных зрачков светилась золотая радужка. Он взял ее руки, не давая ей расстегнуть пуговицы.

— Я это понимаю и никогда не позволю себе разъединить любящую мать и ребенка, — произнес Раф с очень серьезным видом. Потом его лицо вдруг озарилось озорной улыбкой. — Надеюсь, ты так же проголодалась, как и я, дорогая. Но давай-ка прежде возбудим аппетит...

Не сводя с нее глаз, он расстегнул рубашку и, бросив ее на пол, занялся джинсами. Дженнифер не терпелось расстегнуть блузку, но он вновь остановил ее:

— Нет, позволь мне сделать это самому. — Быстро сняв с себя все, Раф, обнаженный, медленно поднял руки и поправил волосы. — Я тебе нравлюсь? — спросил он.

В ответ она кивнула головой. Разве могло что-то не нравиться в его сказочно красивом теле?

— Ты первая женщина, с которой я занимался любовью, не предохраняясь, — хрипловато произнес Раф. — И тебе трудно представить, какое блаженство я испытал при этом. Но сейчас я хочу испытать его вновь.

Он привлек ее к себе и начал осыпать поцелуями. Дженнифер запрокинула голову, выгнула спину и обессиленно опустила руки на его плечи.

Она блаженствовала. Раф распахнул ей блузку, сорвал с нее лифчик и жадно прильнул к ее груди. Дженнифер прижимала его к себе все крепче и крепче, стараясь насытиться его любовью. А потом он овладел ею — стоя и настолько быстро, что у Дженнифер не было времени осмыслить происшедшее. Ее подхватила и унесла за собой буря чувств и ощущений. Тело ее с готовностью отвечало на любовь Рафа, реагируя на малейшее его прикосновение, на любое его ласковое слово, которое он шептал ей. Буря любви становилась все неистовее, пока не достигла апогея, и потом стихла, оставив Дженнифер и Рафа без сил.

— Ну что же, Лейси, думаю, мы оба согласимся, что эта глава нам удалась... — донеслось до нее через несколько минут.

Неужели?.. Это было как гром среди ясного неба...

— О! — Она закрыла глаза, чтобы не видеть его чересчур самодовольного лица.

— Да, о! Как долго ты собиралась скрывать это от меня? Ну же, дорогая, признайся. Уже слишком поздно притворяться, что ты не понимаешь, о чем я веду речь.

— Когда ты это узнал? Как ты узнал? — спрашивала она.

Раф уложил ее на кровать и очень спокойно произнес:

— Я, конечно, не математик, но сложить два и два могу. Я чувствовал, что ты скрываешь от меня что-то еще, но не имел представления, что бы это могло быть, до тех пор, пока мне не попались эти книги. Тогда ты действительно начала вести себя как-то странно, будто чувствовала за собой вину... И вот наконец я наткнулся на письмо по Интернету, адресованное тебе некой адвокатской фирмой. Они переслали в твой адрес сообщение какого-то парня по имени Сериэль, которому хотелось встретиться с тобой во время его пребывания в Новой Зеландии и обсудить контракт новой книги...

Он знал об этом весь вечер и молчал! Его ангельское поведение за ужином было всего лишь рассчитанной попыткой усыпить ее бдительность, внушить ей ложное чувство безопасности.

— Ты залез в мою почту?! Ты пробрался в Интернет?! Но как ты сумел это сделать? У меня же секретный пароль!

Он покачал головой. Неужели она так глупа?

— Шутишь? В чем же твой секрет? Разве ты не знаешь, что не стоит использовать имена своих домашних любимцев в качестве секретных паролей? Мне хватило тридцати секунд, чтобы догадаться, что это «Фергюс».

— Как ты посмел совать нос в мой компьютер?

Он улыбнулся, видя, что она сердится.

— Я делаю очень много вещей, которые не следовало бы делать. Почему и добиваюсь успеха. Кроме того, совать нос, по-моему, это единственный способ узнать что-то интересное. Насколько я понимаю, мой отец был тем человеком, который связал тебя с английским издателем? — (Она кивнула головой.) — Тебе повезло, что я спас издательство «Бархат» — ведь оно стояло на краю пропасти...

— Что же теперь будет? — испуганно спросила она.

Сердце у нее упало.

— Теперь? Теперь мы обсудим новый контракт!

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Дженнифер до сих пор не могла поверить в то, что у нее начался пылкий роман с мужчиной, в какой-то степени представлявшим для нее угрозу. Прошло уже четыре дня, как Раф раскрыл ее тайну. Четыре насыщенных событиями дня и три длинных сказочных ночи, в течение которых Дженнифер поняла, что он был тем мужчиной, которого она могла бы любить... и уже любила... не умом, а сердцем.

На этот раз ее любовь не была похожа на то ровное чувство, которое она испытывала к Майклу. Нынешняя любовь была жаркой, пылкой, страстной и всеохватной. Видимо, она зародилась еще тогда, когда Дженнифер начала вырезать из журналов фотографии Рафа и описывать его в своих романах, когда тайно мечтала о близости с сыном своего мужа...

Это была любовь, для которой не существовало ни логики, ни благоразумия.

Дженнифер не спрашивала Рафа, сколько времени он собирался еще пробыть у них. Она не хотела этого знать. Слава Богу, мать не настаивала на том, чтобы они поделились с ней планами на будущее. Видимо, она считала, что мужу и жене нужно время и уединение, чтобы привыкнуть к супружеской жизни, и они сами обо всем расскажут, когда сочтут нужным.

А пока Дженнифер позволила себе забыть отчаяние и предаться восторгу и наслаждению. Со своими эмоциями, запутавшимися в клубок, она разберется позднее. Несмотря на растущее число проблем, связанных с появлением Рафа, она считала для себя счастьем просто быть с ним рядом, разговаривать с ним и даже ссориться...

Он умело объяснял ей, что нельзя воспринимать все слишком серьезно. Хороший урок на эту тему Раф преподал ей в ту ночь, когда речь зашла о контракте. Он предложил ей большой задаток за ее следующие три книги, но с условием строго контролировать количество ежедневно написанных страниц.

— Я всегда писала тогда, когда хотела, — возразила Дженнифер. — У меня своя собственная скорость. Не знаю, смогу ли я работать, чтобы успеть к установленному кем-то сроку. Скорость написания книги зависит от происходящего вокруг меня. Сейчас, когда я жду ребенка, мне нужно научиться еще больше приспосабливаться к окружающей меня обстановке.

— Я, как никто другой, знаю, что значит для тебя быть матерью, — сказал Раф. — Но ты ведь обычно пишешь по ночам, ребенок уже будет спать.

— Дети часто нарушают режим. Быть матерью очень сложно, особенно вначале. То, о чем ты говоришь, похоже на работу полный рабочий день. Я просто не хочу взваливать на себя такой груз.

— Мы всегда можем договориться о сроках. Дай мне только знать, когда почувствуешь, что не успеваешь. Очень много авторов-женщин пишут и воспитывают детей одновременно.

— Я не другие женщины. Я — это я, — обрезала она, видя, как он пристально смотрит на нее. — Прошу тебя, не стучи ручкой. Это раздражает!

— Извини. — Ухватив ручку зубами, он сложил руки, что еще больше стало раздражать Дженнифер. — Знаешь, все это не было бы для тебя сложной проблемой, если бы ты так не скрывала то, что делаешь.

— По-моему, я уже говорила тебе, что содержание моих опусов огорчило бы маму гораздо больше, чем мой договор с Себастьяном.

— Думаю, ты недооцениваешь свою мать. Она пережила катастрофу и не потеряла присутствия духа. Она доказала свою жизнестойкость. Уверен, что ради тебя она переборола бы свое смущение. У тебя способности к тому, чем ты занимаешься. Твоя мать должна тобою гордиться.

Дженнифер замерла, почувствовав опасность.

— Если ты ей скажешь...

Раф бросил ручку на стол и сел в кресло, которое принес снизу.

— Черт возьми! Почему ты мне не доверяешь?! Какой же я бизнесмен, если собственными руками убью курицу, несущую золотые яйца?! Такими писательницами, как Лейси Грэхем, бросаться нельзя. Ее очень ценят в издательстве. Я хочу работать с тобой, а не против тебя. Хватит относиться ко мне как к врагу.

— Может, мне следует воспользоваться тем, что я сплю со своим издателем и потребовать более высокий гонорар? — лукаво спросила она.

— А ты не подумала, что в таком случае будешь просто грабить себя?

— Как это?

— Ты же владеешь пятнадцатью процентами этого самого издательства.

— Я — что? — Она чуть было не упала со стула.

— Ты что, даже не взглянула на имена владельцев акций, оставленных тебе Себастьяном в завещании, и на детали наследственного дара? — Раф улыбнулся. — Мой отец оставил тебе свою меньшую долю процентов компании, которой принадлежит издательству «Бархат букс». Остальными восьмьюдесятью пятью процентами владею я. Ты и я теперь деловые партнеры.

— Нет, ни в коем случае! — Дженнифер была против этого мучительного союза. — Я сказала адвокату, что не принимаю их.

— На этот случай Себастьян предусмотрел девятимесячный срок, в течение которого ты можешь все обдумать. Если ты все же откажешься, то они перейдут тому, кто спустит их в туалет. Помнишь Фрэнка, сына Лидии? Мерзавца, спросившего тебя при первой же встрече, не силиконовая ли у тебя грудь? — (Ни Дженнифер, ни Раф не обратили внимания на то, что срок, указанный в этом пункте завещания, совпадал с периодом беременности.) — Поверь мне, — продолжил Раф, — я бы с гораздо большим удовольствием предпочел, чтобы акции принадлежали талантливому человеку с фантазией, нежели этому отвратительному придурку, решившему, что у него дар Божий к бизнесу.

— Ты хочешь, чтобы я взяла акции? — удивленно спросила Дженнифер. Она была уверена, что цель приезда Рафа в Новую Зеландию была совершенно иной, прямо противоположной.

Он пожал плечами.

— По условиям завещания ты не можешь продать акции в течение года после того, как ты их унаследовала. По истечении этого срока ты можешь их продать, только лучше мне, поскольку Фрэнк пустит бумаги на ветер. Но по большому счету и ты, и я лишь выиграем, если ты будешь их владелицей.

— О чем, интересно, думал Себастьян? — раздраженно проговорила Дженнифер.

Раф внимательно смотрел на нее из-под золотистых бровей.

— К сожалению, ему не пришло в голову оставить нам такую информацию.

Позднее Дженнифер, испытывая неловкость, попросила Рафа отодвинуть тяжелый шкаф, чтобы достать файлы со старыми контрактами и письмами. Среди них был большой альбом, который она попыталась незаметно спрятать в ящик.

Но не тут-то было. Раф с улыбкой взял его и стал листать страницы, разглядывая ее коллекцию аккуратно приклеенных выцветших вырезок.

— У меня дома тоже есть несколько альбомов, — заметил он между прочим, увидев, что она краснеет. — Вначале это было просто для моего собственного архива, а потом... потом я подумал, что когда-нибудь покажу все это...

Раф остановился и несколько виновато посмотрел на Дженнифер, которая закончила за него:

— Покажешь их своим внукам?

— Я просто хотел сказать, что, когда стану старым, покажу, каким я был в молодости, — солгал он в свою защиту.

Подобное Дженнифер не могла себе даже представить. Она была уверена, что с годами

Раф будет становиться только еще лучше, как хорошее вино.

Он провел пальцем по фотографии, на которой был запечатлен задумчивый двадцатилетний молодой человек.

— Вот какой Рафаэль Джордан поразил твое воображение. Я оправдал твои ожидания, когда ты увидела меня воочию?

— Честно говоря, нет, — ответила Дженнифер, глядя прямо ему в глаза.

Он засмеялся.

— Может, ты предпочитаешь, чтобы я остался твоим недосягаемым идеалом?

— Предпочитаю обоих сразу, — коротко ответила она и положила альбом в ящик.

Да, в каком-то смысле сейчас рядом с ней был как реальный мужчина, так и воображаемый идеал, и она наслаждалась лучшим, что было в них обоих. По крайней мере какое-то время... драгоценный «неопределенный период», о котором говорил Раф.

Когда вулкан Руапеху постепенно успокоился, Дженнифер устроила Рафу прогулку по близлежащим окрестностям. Они побывали у термальных источников, где побродили среди шипящих и бурлящих струй и фонтанов, кипящих грязевых бассейнов, глядя на которые можно было только догадываться о неистовых силах природы, бушевавших внутри Руапеху.

Раф, кажется, все сильнее свыкался с мыслью о грядущем отцовстве. Теперь он частенько заглядывал в книгу о воспитании малыша, которую купил, и сообщал Дженнифер обо всех изменениях, происходящих в ее организме в связи с беременностью.

Дженнифер даже не заметила, как с приездом Рафа постепенно сместился центр, на котором сосредоточивалась вся ее жизнь. Ребенок, растущий в ней, оставался драгоценнейшим существом, но уже не единственным, составляющим ее счастье.

Похожие мысли высказал как-то и Раф в беседе с ней.

— Материнство представляется тебе в розовых тонах, — проговорил он. — Ты думаешь, что с ребенком твоя жизнь станет полной, этакий очаровательный островок абсолютного счастья... Но жизнь — сложная штука. Материнство — лишь часть того, что значит быть женщиной. А как же все остальное? Ты не можешь жить только своим ребенком. В этом нет ничего хорошего ни для него, ни для тебя. У тебя есть потребности, желания взрослой женщины, как эмоциональные, так и физические, не имеющие ничего общего с твоими материнскими чувствами. Тебе нужен человек, который может удовлетворить все эти потребности, уравновесить твою жизнь и обеспечить ей перспективу.

— И где же мне найти этот образец благодетели? — спросила она, повернувшись к Рафу.

Он отвел взгляд. На какое-то ужасное мгновение показалось, будто его здесь нет, будто он очень далеко отсюда. С ним бывало подобное в Лондоне. Но потом он посмотрел на Дженнифер, и она увидела в его взгляде решимость.

— То, что есть у нас с тобой... нам обоим приносит только пользу... Я не хочу, чтобы это заканчивалось.

— Я тоже, — призналась она с большой осторожностью, так как его слова показались ей не слишком искренними. Казалось, то, что он собирался предложить, не доставляло ему слишком много радости. Возможно, он, как и она, сознавал, что его предложение повлечет за собой осложнения.

Но Дженнифер недооценила Рафа, потому что он, схватив ее руки, с жаром сказал:

— Поедем со мной в Лондон, Дженнифер! Нельзя допустить, чтобы все здесь закончилось. Поехали, живи со мной, позволь мне доказать тебе, какими счастливыми мы можем быть, как хорошо мы можем дополнять друг друга в разных ситуациях. Как компаньоны, любовники, партнеры, коллеги, друзья... родители... Я знаю, в прошлый раз, когда ты была в Лондоне, ты очень скучала по дому. Но на этот раз все будет по-другому. Я сделаю все, чтобы ты не чувствовала себя одинокой. Живя со мной, ты ни в чем не будешь ограничена, у тебя будет абсолютная свобода и ты будешь вольна делать все, что тебе захочется. Можешь писать для собственного удовольствия до рождения ребенка, а потом, если захочешь, целыми днями можешь ухаживать за ним или разрешить мне присматривать за малышом, пока ты будешь писать...

— И сколько времени, по-твоему, могут продлиться подобные отношения? — тихо спросила Дженнифер.

Раф прикрыл глаза.

— Мне кажется, пока ты будешь счастлива... Я не надеюсь, что ты останешься со мной, если почувствуешь себя несчастной.

— А что скажут люди, когда узнают, что ты живешь со своей беременной мачехой?

— Но кого это интересует? Хотя, не скрою, мои родственнички попытаются осложнить нам жизнь, но я им не по зубам, со мной им не справиться. Честно говоря, я сомневаюсь, что они и дальше собираются раскачивать лодку, ставить условия на переход имущества по наследству и выступать против тебя в качестве опекуна имущества Джорданов. Если ты волнуешься по поводу возможных сплетен, то не стоит. Лондон далеко не маленький город, и я живу очень уединенной жизнью. — Раф замолчал. Разговор пошел явно не в том направлении. Ему хотелось сделать его более непринужденным и увидеть радостный блеск в глазах Дженнифер. — Кроме того, не стоит забывать, что у нас с тобой одна и та же фамилия. Большинство примут нас за супругов. Нам не придется рассказывать запутанную историю нашего семейства.

— Значит, и в Лондоне нам придется лгать? — возмутилась Дженнифер. — Тебя вполне устроит то, что люди будут считать нас супругами, хотя на самом деле это не так. Не лицемерие ли это?

— В наше время брак не дает гарантий на респектабельность.

— Не все так думают! Например, для моей матери брак имеет большое значение!

— Но твоя мать ведь считает нас супругами.

Он парировал все ее высказывания. Да, искушение согласиться на его предложение было велико, но как она могла связать себя с человеком, не любившим ее? О какой эмоциональной безопасности для ребенка могла идти речь, если она сама ее не чувствовала?

— Мои корни здесь, а значит, это относится и к моему ребенку, — в отчаянии произнесла она. — Тебя заботят лишь твои собственные эгоистические желания, а я не могу позволить себе просто так все бросить и оставить маму в одиночку бороться за жизнь.

— Почему бы нам не спросить Полу — каково ее мнение? Зачем тебе решать за нее?

— Нет! — возразила Дженнифер. — Ради меня она сделает вид, что все прекрасно. Она скажет то, что, как ей кажется, мне хотелось бы услышать...

— А тебе никогда не приходило в голову, что Поле пошло бы на пользу, если бы ты относилась к ней как к здоровому человеку, а вовсе не как к инвалиду, который постоянно требует заботы? Перестань использовать мать в качестве оправдания своего желания остаться здесь! Если ты так беспокоишься, что она останется одна, когда Дот будет в отъезде, и не справится с делами в одиночку, то позволь мне нанять кого-нибудь. Например, менеджера... Черт! Ты не должна больше волноваться о том, что не можешь себе чего-то позволить! Я не так богат, как Себастьян, но, конечно же, могу поддержать и тебя, и твою семью.

— Как это типично для вашей семьи! — крикнула Дженнифер. — Если вам не удается получить что-то честным и порядочным способом, то вы это просто покупаете! У всего есть своя цена, правда, Раф? Нет ничего святого, не в счет даже узы, связывающие мать и дитя. — Она вскинула голову, увидев ярость в его глазах и сказав себе, что ей все равно. — Но меня ты не купишь ни за какие деньги, и не стоит думать, что я соглашусь поделить с тобой моего ребенка! Даже не рассчитывай!

Наступило гробовое молчание, и оно длилось минут двадцать. Потом Раф, четко выговаривая каждое слово, произнес:

— Дженнифер, знай: независимо от того, захочешь ты поддерживать со мной дальнейшие отношения или нет, я надеюсь, что ты запишешь меня отцом ребенка в его свидетельстве о рождении. Я хочу, чтобы мой сын или дочь знали, кто я, знали, что я горжусь быть отцом и всегда буду рад встрече с моим ребенком.

— А если я этого не сделаю, то ты станешь угрожать мне оформлением опеки?

Раф побледнел. Пламя в его глазах тут же погасло, и они обдали Дженнифер ледяным холодом. Он проговорил сквозь побелевшие губы:

— Когда Себастьян узнал, что не сможет больше иметь детей естественным путем, он начал таскать мою мать по судам, чтобы оформить опеку надо мной. Однажды, здорово поссорившись со своим вторым мужем, она заболела, чем и воспользовался один судья (уверен, что он был другом отца!). Он предоставил Себастьяну временную опеку. Мне было девять лет, я едва его знал. Я жил с ним полгода и проклял все на свете. Я был просто его собственностью. Меня заставляли молчать, когда отец был занят, и заставляли выступать перед гостями, когда он хотел продемонстрировать своего наследника. Я ему не был нужен. Ему было нужно то, что я олицетворял. Спустя полгода меня отправили к матери, но Себастьян продолжал в течение многих лет писать петиции в суд, требуя изменений в правах на посещение ребенка и превращая жизнь матери в сущий ад. — Голос его надломился, когда он увидел побелевшее лицо Дженнифер. — Слышишь, никогда, никогда впредь не говори, что я буду угрожать тебе разрывом твоих уз с твоим ребенком. Я не поступлю так даже со своим злейшим врагом, не говоря уже о женщине, которую люблю!

После этих слов Раф вышел из дому, громко хлопнув дверью. В окно было видно, как он шел, засунув руки в карманы кожаной куртки, открыв лицо встречному ветру.

— В чем дело, Джен? Вы поссорились? — услышала Дженнифер голос матери.

Она лихорадочно соображала, как ей поступить. Стоит ли рассказывать Поле об их конфликте с Рафом?

— Подожди минутку, — обратилась Дженнифер к ней. — Я должна тебе кое-что показать. — Она побежала наверх и взяла в книжном шкафу одну из книг с самой вызывающей обложкой.

Вернувшись в спальню Полы, она нашла мать сидевшей на кровати и терпеливо ждавшей дочь. Дженнифер молча протянула ей небольшой томик, готовясь к нелицеприятному разговору.

— Что это? — Пола на секунду закрыла глаза, увидев обложку.

— Эту книгу написала я, — откровенно призналась Дженнифер, а мать насупила брови.

— Но здесь стоит другое имя — Лейси Грэхем...

— Да, я знаю. Это мой псевдоним. Девять моих книг изданы компанией Рафа. Можно сказать, он мой издатель. Я уже несколько лет пишу такие книги.

Пола, в явном замешательстве, хотела открыть книгу, но Дженнифер поспешила помешать ей.

— Они... Мама, в них много секса. Это эротические книги для женщин. Вот почему я до сих пор ничего не говорила тебе о них. Я... я зарабатываю на них довольно большие деньги. — Когда она назвала сумму своего последнего гонорара, мать широко раскрыла глаза.

— Господи, должно быть, у тебя настоящий талант!

Дженнифер улыбнулась.

— Раф считает, что ты должна гордиться мной.

— Значит, я буду гордиться, — с достоинством произнесла мать. — Поэтому ты и поссорилась с Рафом? Он хотел рассказать мне, а ты смутилась?

— Я решила, что смутишься ты.

— Думаю, дорогая, это вполне может произойти, когда я стану читать одну из таких книг, — сказала мать, слегка розовея. — Но секс, в конце концов, естественная часть нашей жизни. Думаю, мне захочется похвастаться своей дочерью-писательницей, но только не священнику, конечно!

— О, мама! — Дженнифер улыбнулась. — Ты, пожалуйста, не волнуйся, я не ссорилась с Рафом... Ссоры не было. Просто он хочет, чтобы я поехала с ним в Англию, а я волнуюсь, как оставить тебя одну...

— Я и не надеялась, что он переедет к нам, Джен, — сказала Пола. — И конечно же, ты должна быть рядом с мужем. Разве может быть иначе? Ты никогда об этом не говорила, но я прекрасно знала, что, как только закончится его поездка на Амазонку, ты улетишь вить гнездо с Рафом. Ты ведь не зря организовала для меня всю эту медицинскую помощь. Когда Раф намекнул на то, что мы можем использовать верхний этаж в качестве номера люкс, я подумала, что очень скоро вы уедете. Это он здорово придумал насчет твоей комнаты! Ты согласна? Ты ведь не будешь возражать, если мы превратим ее в комнату для гостей? Конечно, когда ты, Раф и ребенок будете приезжать сюда, она будет в вашем полном распоряжении.

У Полы было множество планов. Неожиданно они появились и у Дженнифер. Почему она так усложняла себе жизнь, когда все необыкновенно просто? Раф прав: они могли бы во всем разобраться, если бы только она этого захотела. И теперь Дженнифер знала наверняка, что хочет этого. Она жаждала наслаждаться жизнью, не прятаться от нее или проживать ее только с героями своих книг.

Она отправилась на поиски Рафа и нашла его у ветхого сарая Дот. Он сидел там, прислонившись головой к деревянной стене. Глаза его были закрыты. Дженнифер подошла ближе и увидела поблескивающие следы слез на его высоких скулах и на подбородке.

О Боже...

Сердце Дженнифер охватила невыразимая нежность, и она опустилась перед ним на колени. Он излил свой гнев, но пришел сюда как маленький мальчишка, чтобы спрятать свою боль. Она вспомнила одинокого девятилетнего мальчика, каким он был в доме отца, ужасно скучающего по матери и сражающегося со своим глубоким чувством одиночества.

— Раф...

Она тихо вздохнула, и он встревоженно открыл глаза, но тут же закрыл их еще крепче, заслонив рукой. Пальцы его были сжаты в кулак.

Он ощущал не только боль, а еще и горе, и злость. Дженнифер понимала, что мера его обиды была и мерой его любви. Возможно, он никогда больше не признается в ней Дженнифер, но она будет знать...

— Раф, дорогой... пожалуйста, посмотри на меня.

Он не двинулся с места. Тогда она осторожно взяла его руку и прижала к своей груди, к сердцу, не зная, как продолжить. Ей стало стыдно при мысли, что она заставила плакать человека, которого любила.

— Я так боюсь себя, — прошептала она. — Страшно боюсь чувств, которые ты во мне пробуждаешь. Ты заставляешь меня чувствовать потребность в том, чего, как я думала, у меня никогда не будет. — Она прижалась к нему, крепко держа его руку, прикоснувшись щекой к его груди. Она слышала, как взволнованно бьется его сердце. Руки ее обвили его талию. Она понимала, что ей придется покориться и смириться. И она была согласна на это. — Я никогда не думала, что смогу быть рядом с тобой, за исключением этого единственного короткого периода. Я не могла позволить себе даже думать, каким может быть наше будущее. Я не могла признаться себе в том, что люблю тебя, не говоря о том, чтобы признаться тебе в своей любви. Я боялась, что ты сможешь обидеть меня...

Он по-прежнему не двигался, но Дженнифер почувствовала, что его напряжение еще больше возросло.

— Я хочу... я хочу быть с тобой. Хочу, чтобы ты позволил мне любить тебя, хочу быть любимой. Я хочу подарить тебе нашего ребенка, чтобы вы любили друг друга. Я хочу, чтобы у тебя было все, что ты хочешь. Хочу, чтобы ты был всегда счастлив. И если я смогу дать тебе хотя бы немного счастья, я это сделаю. — Дженнифер уткнулась лицом в его грудь. — Пожалуйста, Раф, попроси меня еще раз... попроси поехать жить вместе с тобой, быть твоей любимой и разделить с тобой радость жизни. Если ты этого не сделаешь, позволь мне попросить тебя об этом...

Он опустил на голову Дженнифер руку, которой прикрывал глаза, а потом обнял ее за плечи.

— Черт возьми! Как ты могла так со мной поступить? — спросил он. Его сердитое дыхание развевало ей волосы, но Дженнифер знала, что он успокаивается и теперь все будет хорошо. — Как ты могла, слыша мои слова о любви к тебе, о том, что я хочу прожить с тобой всю свою жизнь, — как ты могла вот так отвергнуть меня, сказать все то, что ты сказала?

Дженнифер приподняла голову, и он увидел ее мокрые от слез глаза.

— Но ты не сказал, что любишь меня, — с нежностью произнесла она. — Ты ничего не говорил о любви. Ты заговорил о ней только сейчас...

— Должно быть, я... Я говорил, что хочу быть с тобой, хочу иметь ребенка, а в ответ получил настоящий удар.

— Извини. — Ее рука коснулась его щеки. Она погладила пальцем его подбородок. — Но я не знала твоих чувств. Меня беспокоили лишь мои собственные переживания. В моей голове все смешалось. Мне показалось, что ты хочешь все сделать так, как удобно тебе.

— Никогда раньше я не признавался женщине в любви и не мог сделать это сейчас вот так, сразу... А тебе не терпелось услышать мое признание? Подождать было нельзя?

Она посмотрела на его мрачное лицо. Да, их обоих мучили одни и те же сомнения.

— Извини, — тихо повторила она. — Из-за меня ты не смог сказать о своих чувствах.

Его бледное лицо порозовело. Он обнял ее за талию, и вдруг его глаза засветились счастьем.

— Да, именно так. Поэтому, думаю, мне придется сделать еще одну попытку. Дженнифер, дорогая...

— Да, Раф?

Он тепло улыбнулся.

— Ты поедешь со мной в Лондон, выйдешь за меня замуж и родишь мне еще детей?

Дженнифер чуть было не выпала из кольца его рук, внутри у нее все перевернулось, но ее любовь помогла ей все это выдержать.

— Раф, я понимаю, почему ты так относишься к браку, — спокойно сказала Дженнифер. — Однажды ты попросил меня видеть в тебе только тебя... Я стараюсь это делать. И именно тебя я люблю. Такого, какой ты есть... — Она озорно улыбнулась. — Буду любить до тех пор, пока буду знать, что ты тоже меня любишь. Мне не нужен никакой документ...

— Но он нужен мне,— ответил Раф. — Я был страшно потрясен, поняв, что ощущаю себя собственником по отношению к тебе и ребенку. Я был вне себя от ярости при мысли, что не смогу стать частью твоей жизни. Я не позволю себе повторить ошибки своего отца. Мне нечего больше доказывать, кроме моей любви к тебе.

Дженнифер положила палец на его теплые губы.

— Тебе не нужно ничего доказывать или подкупать меня обручальным кольцом. Я уважаю твое слово, Раф. Мне достаточно одного твоего обещания.

Он поцеловал ее руку.

— В таком случае, я обещаю любить тебя всю жизнь. Обещаю никогда не изменять тебе. Обещаю, что никогда не оставлю тебя. Обещаю никогда не злоупотреблять твоим доверием и не лгать ни тебе, ни нашим детям. И еще обещаю дорожить тобой, защищать тебя и даже иногда тебе подчиняться.

Дженнифер покачала головой. Слезы любви застилали ее глаза.

— Откуда ты знаешь, что сможешь сдержать все эти обещания?

— Теперь я обладаю тем, чего у меня не было все эти годы. Верой. И ее дала мне ты, Дженни. У меня есть вера в себя самого. Вера в то, что я наконец встретил женщину, которая нужна мне. Вера в мою любовь к этой женщине, в ее любовь ко мне. Вера в жизнь и в будущее, которое мы будем создавать вместе.

Она обвила его шею руками, поднялась на цыпочки и нежно коснулась губами его губ.

— Кто бы мог представить, что такое произойдет, когда Себастьян взялся за воплощение идеи рождения моего ребенка?

— Действительно, кто? — прошептал в ответ Раф. — Но мне кажется, отец сделал все, что смог, чтобы связать нас после своей смерти... Наверное, он надеялся, что наша близость и природа сделают за него все остальное.

С этими словами Раф поднял Дженнифер на руки и понес к дому, глядя на нее глазами, полными любви и счастья.

— Ну что же, миссис Джордан, — обратился он к ней по дороге, — думаю, после того как мы перестанем играть роли мужа и жены, а станем ими по-настоящему, у нас должен быть и настоящий медовый месяц. И я уже подыскал для него сказочное местечко...

— Правда? — Уловив в его голосе шутливую нотку, Дженнифер разразилась смехом раньше, чем он закончил говорить.

— Да! Я знаю одно фантастически красивое уединенное местечко на берегу громадной и полноводной Амазонки!..


КОНЕЦ


home | my bookshelf | | Стихия чувств |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу