Book: Сын Люцифера. Книга 6. Развлечение





Ты пока еще снишься,

Но теперь уже редко.

Иль на волю стремишься?

Так ― распахнута клетка.


Улетай, коль желаешь.

Удержать ― не пытаюсь.

Улетай, моя радость, улетай!

Только знаешь,


Я и каюсь, и маюсь

Без тебя и с тобою.

И как спичка ломаюсь.

И дрожащей рукою


Сигарету ― из пачки!

Закурить ― поскорее!!

И мечты ― как подачки.

Но ― пиратом на рее,


Вон, ― болтается вера

На веревке пеньковой.

Что ж! «В руке его мера».

Но, быть может, по-новой?


Но, быть может, быть может!..

Не дотла?! Не до края??!!..

Только время ― стреножит.

Только нет его. Рая.


СЫН ЛЮЦИФЕРА. ДЕНЬ 55-й

И настал пятьдесят пятый день.

И сказал Люцифер:

— Никогда не верь до конца женщине и не воспринимай ее всерьез. Женщина — это всего лишь любопытство плюс легкомыслие.


РАЗВЛЕЧЕНИЕ

«Не прилагай греха к греху, ибо и за один не останешься ненаказанным».

Книга премудрости Иисуса, сына Сирахова


Ну, и скукотища! — Жанна зевнула и потянулась. — И еще целую неделю здесь торчать... Да я с ума сойду!

Солнце уже палило вовсю. Время явно шло к двенадцати.

Погода, вроде, хорошая... — Жанна мельком взглянула в окно и опять зевнула. — Ну что, вставать, что ли? Или уж еще чуток поваляться?.. — она лениво размышляла, все так же лежа в постели и не двигаясь. Вставать не хотелось. — Нет, надо вставать! — через некоторое время со вздохом все же решила она. — Пойду хоть позагораю.

Она еще немного помедлила, нежась на чистых, пахнущих свежестью простынях в своей уютной, тепленькой, нагретой за ночь постельке, потом нехотя отбросила тонкое одеяло и села на край кровати. Посидела с полминуты, затем наконец встала и начала медленно одеваться.

Снизу донеслось какое-то металлическое позвякиванье. Жанна замерла и прислушалась. Звук повторился.

Макс там чего-то возится, — сообразила Жанна, инстинктивно оправляя платье и косясь в зеркало.

Максим, четырнадцатилетний сын хозяина, длинный и нескладный, тощий юнец — акселерат, неразговорчивый и угрюмый, жил вместе с Жанной на даче. Жанна первое время ужасно на него злилась и никак не могла понять, чего он все время дома торчит, день-деньской! — один, летом, на даче!.. не ходит ни к кому.., сидит как сыч! Ну, она-то ладно, у нее просто получилось все так по-дурацки: в квартире ремонт, у мужа отпуск только через неделю начнется... — деваться, словом, некуда! приходится просто эту неделю здесь в тоске маяться! невезуха, короче! — но он-то?!.. молодой парень... Заняться, что ль, нечем? Взял бы подружек, приятелей!.. Оттянулся... А то прямо не выйдешь лишний раз! Чуть что, одеваться все время надо! Кошмар прямо какой-то!

Не могла понять, пока однажды не заметила случайно в окне его перекошенное от волнения лицо, выглядывающее из-за занавески, в то время как сама она лежала в купальнике с книжкой на надувном матрасике и загорала.

С этого момента ей все стало ясно, и она постоянно стала ловить на себе жадные взгляды подростка, замечать его буквально повсюду. В самых неожиданных местах. Затаившегося с биноклем на чердаке, прячущегося в кустах, за забором и пр. и пр.

Поначалу ее это раздражало, и она даже подумывала объясниться с ним по этому поводу, но потом стало даже забавлять. Тем более что никаких других развлечений здесь все равно не было и не предвиделось. Скучища смертная! Хоть вешайся с тоски.

Запереть ее, молодую красивую 27-летнюю женщину одну на даче! Муженек ее дорогой удружил! Подсиропил. Поживи, говорит, пока недельку у Смирнова на даче. Позагораешь там! Свежий воздух опять же... Все равно у него дача пустая стоит.

«Позагораешь»!.. — Жанночка даже краснела от злости и губки в гневе сжимала, когда об этом думала. — И она, как дура последняя, послушала!.. «Недельку»!.. Сколько эта его «неделька» уже длится?!!

Ладно, погоди!.. Я тебе еще покажу! Я тебе это припомню! — бедный и безобидный муж даже и не подозревал пока еще, какие, оказывается, над его головой уже сгущаются тучи. Он-то и правда хотел как лучше. Для жены. Ну, действительно, свежий воздух!.. Природа... «Жанночка-Жанночка!..»

«Жанночка»! Я тебе покажу «Жанночка»! Ты у меня, мой милый, попляшешь еще! Да!

Но это когда еще будет. Через неделю в лучшем случае. Пока же делать несчастной Жанне было решительно нечего. Кроме как загорать. Но сколько в конце концов можно загорать?! Одной... Забор с четырех сторон... Как в тюрьме. Скучно!

Поэтому Макс со своим биноклем явился для Жанночки просто манной небесной. Подарком судьбы! Который она очень скоро по достоинству оценила.

Оказалось, что загорать, когда за тобой кто-то подсматривает тайком, наблюдает исподтишка, вовсе даже не скучно! И пусть это всего лишь закомплексованный подросток, мальчишка еще, ребенок почти... — все равно.

Я же для него сейчас самая желанная и прекрасная женщина на свете! «Ребенок»! Гм!.. Видела я!.. Когда мы сидели тут на днях в низких креслах друг против друга и болтали.., на мне еще платьице такое совсем коротенькое было!.. да... какой он... ребенок!.. Покраснел весь и скорчился, бедный, в три погибели, как будто у него живот вдруг схватило. Плавочки надо, малыш, одевать в таких случаях, плавочки! Чтобы казусов подобных избежать. Не знаешь еще?

Впрочем, ему это даже шло... Он так был мил... в этот момент. Так весь и зарделся, засмущался. Как красна девица прямо! Это было так... забавно!..

Конечно, я сделала вид, что ничего не заметила!..

Даже ножки еще немножко раздвинула, чтобы он совсем в это поверил. Окончательно. Что я ничего не заметила, — ехидно подсказала сама себе Жанночка и засмеялась. — Пусть полюбуется!

Настроение у нее поднялось. Она бросила последний взгляд в зеркало, чуть поправила прическу и, весело напевая, спустилась вниз.

Макс, естественно, был там. Он старательно возился с какими-то железками, точнее, усердно делал вид, что возится, а сам в действительности терпеливо поджидал Жанну. И Жанночка это прекрасно видела и понимала. Ей стало еще веселее.

— Привет, Макс! — кокетливо стрельнула она глазками в его сторону. — Как дела?

— Да, здравствуйте... здравствуй... — как всегда нескладно и невпопад, невнятно пробурчал Макс. (Жанна все никак не могла приучить его обращаться к ней на «ты». «Ну что за „Вы“, в самом деле!.. Как будто мне сто лет уже!.. Я что, такая старая?..»)

Жанночка удовлетворенно про себя улыбнулась и в совсем уже превосходном настроении отправилась к сараю умываться.

Солнышко.., погода отличная!.. Нет, все-таки какое-то время пожить здесь, конечно, можно... Для разнообразия. Только не слишком долго.


* * *

— Помой посуду, Макс, и клеенку вытереть не забудь! — небрежно бросила Жанна, поднимаясь из-за стола. — А я позагораю пойду. Пока погода хорошая.

Мальчишка лишь молча кивнул. Последнее время Жанна быстро усвоила в обращении с ним этакую вот повелительно-снисходительную манеру, и ей это сейчас очень нравилось. Она находила это чрезвычайно забавным. Так им командовать. Тем более что парень выполнял все ее распоряжения и приказы совершенно безропотно и беспрекословно. Это было очень удобно. Иметь под рукой такого безмолвного и послушного слугу.

«Макс, принеси то!.. Макс, сделай это!..» И Макс все немедленно делал и приносил. Право же, очень удобно! Очень!

Ну, а что? Почему нет? И правильно! Она королева, а он ее паж. Так и должно быть.


* * *

Жанночка расстелила матрасик. Купальник был сегодня на ней весьма даже откровенный. Весьма. О-очень даже смелый!.. Тонюсенькие такие полосочки сзади и спереди внизу (сзади — так вообще просто ниточка!) и сверху... так только... нечто, чисто символическое. Она его сегодня первый раз одела.

Полежав немного и убедившись, что ее верный паладин занял свой излюбленный пост на чердаке, Жанночка начала свою ежедневную игру, к которой она уже успела привыкнуть и без которой просто не могла теперь уже обходиться.

Приступила к наглядной демонстрации своих неотразимых прелестей. Она крутилась, вертелась, изгибалась вся, принимала самые соблазнительные и раскованные позы!.. Мысль, что мальчишка наблюдает сейчас за ней, изнывает и томится от всех этих своих смутных, подростково-юношеских желаний и вожделений, возбуждала ее чрезвычайно.

Как жаль, что нельзя совсем обнажиться! Может, топлес?.. Да нет, с других дач могут увидеть. Слухи поползут. Нехорошо!.. Не стоит, в общем.

Жанночка перевернулась на живот и широко раздвинула ноги. Ей казалось, что она просто-таки чувствует, физически ощущает, как страстный, пылающий взгляд подростка дрожа, гладит ее по ногам — снизу вверх.., ползет все выше ... выше!.. — жадно ощупывает ее голые бедра.., ягодицы, буквально прожигает насквозь эту досадную узкую полоску ткани как раз там!.. посередине!.. дразнящую, манящую, скрывающую под собой все самое заветное и сладкое, все самые волнующие женские тайны, прелести и секреты, о которых вожделеет всегда каждый мужчина...


* * *

Наконец часа через два Жанна решила со вздохом, что хватит. Солнце припекало сегодня не на шутку. Так и сгореть недолго. Несмотря ни на какие крема. (Натирание кремом — это тоже была немаловажная часть той игры, которой Жанночка так охотно занималась на глазах у Макса. Она это делала тщательно и не торопясь.., везде... все тело... Поначалу она хотела даже просить Максика спинку ей натирать — она же сама не достанет! — но потом все же отказалась от этой соблазнительной и многообещающей идеи. Да нет! Не надо. Отцу еще проболтается, чего доброго. Это уж совсем тогда все вызывающе и очевидно будет. Не надо!)

Жанночка еще раз вздохнула и просто по привычке уже незаметно поискала глазами Макса. На чердаке никого не было. Жанночка недовольно нахмурилась и огляделась уже повнимательней. Может, за занавеской в комнате опять спрятался? Или в кустиках поблизости?.. Все излюбленные его места она уже давно знала наизусть.

Макса не было нигде.

Интере-есно!.. Это уже что-то новенькое!

Жанна осмотрелась уже довольно откровенно и, так никого нигде и не обнаружив, негодующе фыркнула и, подхватив с травы пакет со своими пляжными принадлежностями (крем, книжка и прочее барахло), быстро направилась к дому. Настроение у нее начало портиться, и вообще она чувствовала нарастающее раздражение. Она еще и сама не знала, что она сейчас сделает, когда увидит этого противного Макса, но!..

Макса не было и в доме. Невероятно, но факт.

Так! Все интереснее и интереснее. Это еще что за новости?! Куда же это он, скажите на милость, делся? Он что, ушел? Не стал даже на нее смотреть?! В то время как она там лежала... в таком купальнике!.. В таких позах... Да как он смел!!

Жанночка почувствовала, что досада, негодование, гнев! ее прямо-таки переполняют. Если бы этот гадкий Макс ей сейчас на глаза попался, она бы его, наверное, просто на куски разорвала!

Жанна, громко хлопая дверями, осмотрела внизу все комнаты. Нет! Действительно ушел куда-то. Нет, ну вы только посмотрите на него! А?!.. Да что же это в самом деле такое!!

Она раздраженно схватила свой пакетик и по крутой скрипучей деревянной лестнице стала подниматься наверх, в свою комнату.

Сверху послышался какой-то слабый шорох. Жанночка замерла и прислушалась.

Да нет... Все тихо... Послышалось, наверное...

Но Жанночка уже знала точно, что не послышалось. Она уже все поняла. Сердце у нее заколотилось. Быстро, чуть ли не бегом, преодолела она последние ступеньки, вихрем влетела в свою комнату, остановилась посередине и внимательно огляделась.

Может, под кроватью?.. Хм... Или!.. Она словно невзначай приблизилась к стоящему в комнате огромному старинному платяному шкафу и будто случайно незаметно его качнула. Шкаф даже и не шелохнулся. Все ясно! В шкафу кто-то был. И она отлично знала, кто. Так вот куда он исчез! Молоде-ец!..

Так-так-так!.. О-очень интересно... Ну прямо о-очень!.. Что же теперь делать-то? А?

Жанна неторопливо прошлась по комнате, размышляя, как ей в этой ситуации поступить.

А как? Я же не знаю, что в шкафу кто-то сидит! Что за мной прямо в моей комнате подглядывают. Такое и представить себе невозможно!

Она почувствовала приятное волнение. Какую-то истому даже. Негу. Да!.. Тут открываются совершенно новые возможности!.. А то загорать уже поднадоело, слегка. Да и чего там! На людях, в купальнике... Детский сад. А зде-есь!..

Ладно, мой верный рыцарь. Ты заслуживаешь награду за свою отчаянную смелость. Так уж и быть! Не такая уж я и бессердечная.

Она достала из тумбочки трусики и лифчик и бросила их на кровать. Подумала немного и заменила выбранное только что белье на другое, менее прозрачное. (Начнем с этого!) Потом повернулась к шкафу спиной (на ней был только купальник — плавочки и лифчик) и стала медленно раздеваться.

Сначала лифчик... Пауза... Еще немножко подождем, пусть помучается... Посмотрит на нее со спины. Как она стоит в одних только плавочках. Так... Теперь плавочки... Большие пальцы правой и левой руки медленно просовываем под резинку... Замерли!.. Думаем о чем-то важном... Вспоминаем что-то... Так.., вспомнили. Теперь приспускаем немножко плавочки... Чуть-чуть!.. Опять останавливаемся... задумываемся... Посмотрели вправо.., влево... Что-то мы там забыли... ах!.. Еще немножко приспускаем... приспускаем... уже попка, наверное, показалась... Еще... еще... до половины... попки... Ой, какое зрелище!.. Любуйся, любуйся, милый!.. Ну ладно, заслужил.

Жанночка, осторожно переступая длинными точеными ножками как молодая лошадка, сняла наконец и плавочки и бросила их на кровать. Теперь она стояла спиной к прячущемуся в шкафу Максу полностью обнаженная.

Может, вперед немножко нагнуться?.. — подумала она. — Да нет, хватит с него пока. Для первого раза. А то в обморок еще упадет. Прямо в шкафу.

Жанна взяла приготовленное заранее белье и оделась. Сначала лифчик...

(Сейчас я, наверное, еще сексуальней со спины выгляжу! — с восторгом сообразила она. — В лифчике и без трусиков.

Она еле удержалась, чтобы не покрутить попкой. Или не раздвинуть слегка руками ягодицы.)

Еще немного помедлила и, наконец, нехотя одела и трусики. Осторожно, почти не нагибаясь.

На первый раз хватит, мой дорогой! Имей терпение. Не все же сразу! У нас с тобой еще все впереди.


* * *

Это была пятница. В субботу утром приехали отец Макса и муж Жанны. Муж, с опаской посматривая на жену, запинаясь, сообщил ей, что поездка их откладывается. На работе полный завал. Придется ей здесь еще недельку пожить... «А то и две», — пряча глаза, с трудом признался он, ожидая взрыва.

Но, к его удивлению (и величайшему облегчению!), взрыва не последовало. Жанна восприняла все довольно спокойно.

— Ладно, что ж поделаешь!.. — лишь печально вздохнула она, пригорюнилась слегка и грустно покивала головой. — Надо, так надо...

Макс тоже сообщил отцу, что поживет еще на даче.

— А чего сейчас в Москве делать? Жара!


* * *

Следующая неделя промелькнула как один день. Стриптиз перед шкафом вошел у Жанны в привычку.

Это было так необычно!.. так остро!.. так волнующе!.. Знать, что за тобой подсматривают. Прямо в твоей комнате. А ты этого не знаешь!


* * *

В следующую пятницу Жанночка уже сидела на кровати к шкафу лицом. Коленочки плотно сжаты. Трусики и лифчик валялись рядом. На ней не было ничего. Абсолютно!

Она помедлила, вздохнула и тихо-тихо, словно сомневаясь, стала раздвигать ноги... Шире... шире...

Мысль, что мальчишка сейчас за ней наблюдает, жгла, пьянила, была нестерпима!.. В таком виде он ее еще не видел ни разу!! О!.. Б-боже!!!

Жанна, не отдавая даже себе отчета до конца в том, что она делает, порывисто сунула руку между ног и стала себя ласкать.

Еще!.. Еще... Еще... Еще-еще-еще!.. А-а-а!.. Сс!..-сс!..-сс!.. О-оо!..

Она еще несколько раз конвульсивно дернулась всем телом и, обессилев, замерла. Из шкафа не доносилось ни звука. Жанна вяло усмехнулась, шатаясь, встала и начала как во сне одеваться.

Ощущения, только что ею испытанные, были очень сильными. Очень! То, что она испытывала до сих пор с мужем, не шло ни в какое сравнение. Да какое там!.. Даже и речи быть не могло.


* * *

Приехавший на следующий день муж (Максов отец на этот раз приехать не смог), виновато улыбаясь, объявил ей, что еще одна неделя! но это уж точно последняя! наскоро исполнил свой супружеский долг (Жанна брезгливо поморщилась, все это сейчас вспоминая) и опять умчался на свою драгоценную работу.

Еще одна неделя! — со странным чувством думала она, бродя по пустому дому и прислушиваясь к шорохам наверху (ну что?! залез он там уже?) — Всего только одна! А потом?!..


* * *

Ощущения от следующего... сеанса были тоже очень сильными. Пожалуй, еще более даже сильными, чем от первого. Теперь Жанночка делала все спокойно, не торопясь... Медленно... Не спеша... Она была уверена, что сумеет довести себя до оргазма (раньше, одной, ей это практически никогда не удавалось), а потому не нервничала, не суетилась, стремясь лишь максимально продлить и растянуть удовольствие.

Да!!! Да!-а!.. Да!.. Вот так!.. Во-от так...

Это было приятно... О-очень.., о-очень.., о-очень приятно!.. Очень-очень!!

Еще одна неделя пролетела как сон. Опять наступила пятница.


* * *

Жанна в волнении ходила по комнате и кусала губы. Ее терзали сомнения. Ну что?.. Рискнуть?.. А чего я боюсь? Все же в моей власти! — вновь и вновь убеждала себя она. — Я все буду контролировать. Не захочу — сделаю вид, что просыпаюсь, и все! Он сразу же убежит.



Она вспомнила, как вчера она с огурцом... Интересно, что он чувствовал, когда все это видел?.. О-о-о!.. Черт!!

Так что же делать? Надо решаться?.. Уже вечер почти, а завтра муж приезжает — может, вообще уедем. Сегодня последний шанс!

А.., ладно! — наконец бесшабашно махнула рукой она. — Была не была! Чего я, в самом деле!.. Время только теряю.


* * *

— Макс! — громко позвала Жанна. — Поди, пожалуйста, на секундочку!

Красный как рак Макс вышел из своей комнаты. (Он последнее время вообще явно избегал встречаться с Жанной. И краснел при виде ее самым постыдным образом.

Это Жанночку тоже забавляло донельзя. Она иногда его специально вызывала и подолгу с ним самым серьезным видом беседовала, наслаждаясь его смущением. Ходила она при нем только в самых скромных и строгих одеждах. Наглухо закрытая и застегнутая на все пуговицы. Воплощение стыдливости и целомудрия.

Тем приятнее и пикантнее было потом... перед шкафом!.. с широко раздвинутыми ногами... Пальчиком... Огурцом...)

— Слушай, Макс! — Жанна смотрела парню прямо в глаза. — Меня бессонница всю неделю мучает. Я сейчас таблетки приму. Снотворное. Очень сильное. Так что ты меня не беспокой и не пытайся будить, если что. Все равно меня не разбудишь!

Я тебя просто предупреждаю на всякий случай, чтобы ты знал, — добавила она, видя некоторое недоумение в глазах мальчишки (зачем, дескать, она мне все это рассказывает?). — А то вдруг разбудить меня не сможешь — решишь, что со мной что-то случилось. Что мне плохо. Потому что меня после этого снотворного все равно не добудишься! До завтрашнего утра. Пока я сама не проснусь. Хоть из пушек пали! Ясно?

— Ясно... — промямлил Макс, бегая глазами.

(«Ясно»! — мысленно передразнила его Жанночка. — Посмотрим сейчас, как тебе ясно! Хватит хоть у тебя ума сообразить!.. «Ясно»!..)

Она послала Максу обворожительнейшую улыбку и стала медленно подниматься в своем мини-платьице по крутой лестнице, призывно покачивая бедрами и наблюдая краем глаза, как он, раскрыв рот, с глупым видом снизу на нее пялится.

«Ясно»!.. — опять с досадой вздохнула она, входя к себе в комнату. — Ничего тебе, по-моему, не ясно! Дурашка.


* * *

Прошло два часа. Жанночка в очередной раз прислушалась. Ни звука! Дом словно вымер. Тишина — гробовая.

Нетерпеливое ожидание первых минут давно прошло, уступив место легкой усталости и разочарованию. Ей было теперь просто скучно.

Было уже совершенно очевидно, что глупый мальчишка воспринял ее слова буквально, как просто пожелание и просьбу не шуметь в доме, пока она спит.

А может, оно и к лучшему?.. — снова подумала она, внимательно разглядывая потолок. — Все-таки это уж, наверное, чересчур было бы!.. Авантюра самая настоящая, — она длинно зевнула и поерзала под одеялом. — Может, встать?.. — ее действительно стало уже клонить ко сну. Мысли были все какие-то вялые, тягучие... — Сказать, что не подействовали таблетки. Чего тут вылеживаться... — Жанна опять зевнула. — Ждать все равно уже нечего. А так хоть телевизор посмотрю...

Внизу что-то стукнуло. Жанна мгновенно насторожилась и чуть привстала на постели, чутко прислушиваясь. Да нет! Все тихо. Она расслабилась и опять упала на подушку.

Скрипнула ступенька. Другая... По лестнице кто-то осторожно поднимался.

Жанночка с забившимся сердцем заметалась по кровати, забыв от волнения все свои планы. Ах, да! Она только успела перевернуться на живот и принять расслабленную позу крепко спящего человека (правая нога чуть согнута в колене, левая вытянута).

Дверь медленно, еле слышно приоткрылась. Человек в нерешительности замер на пороге. Помедлил немного, потом шагнул наконец вперед. Остановился. Пауза. Еще шаг. Снова остановка.

Сердце у Жанны колотилось неистово, как у пойманной в силки птицы. Вся эта волнующая, романтическая обстановка!.. Игры, тайны, приключения! Загадочность, полумрак, крадущиеся во тьме шаги... Ей было и весело и в то же время жутковато как-то. Она чувствовала себя одновременно и маленькой наивной девчонкой, испуганной и беззащитной, к которой крадется сейчас в темноте разбойник, людоед! и обольстительной, коварной, развратной до мозга костей взрослой, зрелой женщиной, соблазняющей ребенка. Одновременно охотником и жертвой!

Страх и все нарастающее возбуждение причудливейшим образом смешались, слились в душе у нее, образуя какую-то пряную, пьянящую, сладкую и дурманящую смесь. Какой-то немыслимый безумный коктейль!

Ей захотелось раздвинуть ноги пошире, и она еле удержалась, чтобы этого немедленно не сделать (она же спит!). «Зря я трусики надела!» — мельком подумала она.

Она изначально планировала как можно дольше продлить игру — пусть сам ее разденет, трусики, лифчик с нее снимет! — но сейчас ей страстно захотелось вдруг, чтобы мальчишка увидел ее в эту секунду вот так! лежащей на животе, с широко и бесстыдно раскинутыми голыми ногами, смутно белеющими в полумраке ляжками, ягодицами... без всяких трусиков! в предельно откровенной, зовущей к немедленному соитию, спариванию позе!.. ей хотелось сознавать, что он видит сейчас все!.. всю ее!! целиком! в подробностях и деталях!.. всю!! — черную, густую растительность у нее на лобке... между ног... ее промежность... набухшие половые губы... чуть раздвинутые призывно и зовуще... анус... все! каждый мельчайший изгиб, каждый самый потаенный и недоступный обычно ничьему постороннему взору участочек и уголочек ее тела!

И чтобы он бросился сейчас на нее, потеряв голову от страсти, раздвинул ей руками ляжки еще шире и немедленно овладел ею!! Прямо сейчас!!!.. Может быть, в попку?.. Нет, сначала... так!!.. туда!.. х-ха-ч-чу!.. в попку... пусть потом... возможно!.. в-ва-з-змо-ожжно!!!..

Жанна стиснула изо всех сил зубами подушку, чтобы не застонать.

Да нет!.. — все еще тяжело дыша, мгновением позже решила она. — Лучше все-таки не торопиться. Да он и сам не осмелится! Так.., сразу... Слишком неопытен... Мальчишка...

Щелкнул выключатель. Макс (это был, конечно, он) зажег свет.

Зачем?! — на секунду удивилась было Жанночка, щурясь даже с закрытыми глазами, но тут же сообразила. — А, ну да!.. Правильно. Надо же всерьез проверить, крепко ли я сплю? Прежде чем на такое решаться! Если проснусь сейчас — извинится и скажет какую-нибудь чушь, типа: Вы кричали во сне! я решил посмотреть... извините! — и убежит.

А если уж я потом вдруг проснусь, в процессе!.. то там уж все равно будет — при свете или без.

Молодец, малыш!.. Соображаешь!..

Да и он к тому же и не справится ведь без света! — неожиданно пришла ей в голову озорная мысль, от которой она чуть не расхохоталась. — Не разберется, бедный, на ощупь, куда что совать-то! Не попадет с перепугу. В трусиках моих и лифчиках запутается.

Жанне стало вдруг необыкновенно весело и захотелось какую-нибудь глупость отколоть, какое-нибудь ребячество выкинуть. Сказать, например, что-нибудь «во сне» с серьезным видом: «Какой же этот Макс дурак!..» или «Опять этот противный мальчишка за мной в бинокль подсматривал! Надо будет его отцу на него нажаловаться!..» Ну, в общем, приколоться!

Макс между тем быстро пересек комнату. Жанна почувствовала на лице мягкое дуновение воздуха, когда он проходил мимо буквально в метре от ее головы.

Это еще что? — опять мимолетно удивилась она. — Что он делает? Шторы, наверное, на окне проверяет?

Макс тем временем чуть ли не бегом пронесся мимо недоумевающей Жанны, сбросил с нее одеяло и как-то очень быстро и ловко сдернул трусики.

Бедная Жанночка совершенно растерялась. Про свое мгновенное желание, чтобы все произошло быстро! она давно уже позабыла и ожидала сейчас чего-то, совершенно другого.

Что он будет сначала полчаса одеяло стаскивать — потянет! испугается!.. опять потянет... — потом, дрожа и трепеща от возбуждения и страсти, гладить ее.., прикасаться к ее телу, к ее ногам!.. к ее груди... сначала тихонечко.., легонько... потом все смелее... смелее... пока наконец, не в силах уже больше себя контролировать, начнет ее раздевать... неумело... робко... лифчик... трусики... Она ждала любовной игры... Сладостной и долгой. Которую она к тому же может в любой момент прервать. Просто потянуться и сделать вид, что просыпается.

А тут! Так она у него не первая, что ли? Не так уж он и неопытен? Она даже не успела еще решить, что же теперь ей делать, как он уже навалился на нее сверху всем телом. Секунда!.. И он уже в ней! Он уже с ней совокупляется.

Именно это определение почему-то первым делом пришло ей в голову. Выплыло из каких-то дебрей подсознания. Не занимается с нее любовью, не трахает, не имеет ее, даже не ебет, если уж на то пошло! — нет! все эти слова предполагают все же какие-то эмоции, чувства.., что-то человеческое! — а именно совокупляется. Быстро и деловито, словно дело какое-то делает. Как муравей какой-то со своей муравьиной самкой.

Жанна даже глаза в изумлении открыла. События развивались настолько стремительно, что она была полностью захлестнута ими, застигнута совершенно врасплох, и не успела даже ни собраться с мыслями, ни как-то сориентироваться.

Движения Макса между тем резко ускорились. Он вскочил, обежал кровать (Жанна еле успела закрыть глаза), совершенно бесцеремонно перевернул Жанночку на спину. Через мгновенье по лицу Жанны потекла какая-то теплая густая жидкость. В ноздри ударил характерный резкий запах спермы. Еще через мгновенье Жанночка почувствовала, как Макс проводит чем-то влажным и упругим несколько раз по ее губам и ощутила вкус спермы и у себя во рту.

Это было уже слишком! Жанна решительно зашевелилась, словно просыпаясь.

Какие-то шорохи... рядом... у окна... быстрые шаги... негромко хлопнула дверь. Торопливый скрип ступенек. Все! Мальчишка исчез.

Жанна лежала на спине не шевелясь, совершенно ошарашенная, с залитым спермой лицом и слегка раздвинутыми ногами.

Что это было? — оторопело спрашивала она себя. — Может, мне приснилось все это?

Она осторожно поднесла руки к лицу и понюхала пальцы.

Да!.. «Приснилось»!.. Чем бы хоть вытереться?.. Тьфу! И во рту еще.

Она чувствовала себя как с похмелья. На душе было мерзко и противно. Во рту, впрочем, тоже.

Она тихо встала, отплевываясь и держа лицо запрокинутым вверх (еще на кровать сейчас все прольется! на простыни! что я завтра хозяину скажу?!), подошла к шкафу, нашла на ощупь какую-то тряпку и вытерлась. Тряпка оказалась ночной рубашкой. Черт с ней! Постираю потом.

Жанна постояла немного, с омерзением глядя на себя в зеркало (Макс даже свет, убегая, второпях не погасил!), потом тяжело вздохнула и поплелась одеваться. Она чувствовала себя совершенно разбитой, морально униженной и уничтоженной. Как будто над ней надругались только что, походя изнасиловали. Так, между делом!.. Грубо и бесцеремонно! Использовали, так сказать, по назначению. Как какую-то шваль! Как девку уличную! И кто??!!


* * *

Макс явился только на следующее утро, когда его отец из города приехал. Дома он не ночевал.

Отец Макса сообщил бледной от бешенства Жанне, что муж ее сегодня приехать не может, но обещал приехать за ней во вторник или в среду.

— Это точно? — только и поинтересовалась она и, услышав неопределенно-безразличное «сказал, что да...», сразу же ушла в свою комнату, еле сдерживаясь.

Ее душила злоба. На весь мир. На всех! На себя, на мужа, на Макса этого проклятого!! На отца его...

Впрочем, отец-то здесь причем? Наоборот, жить здесь разрешил, на своей даче. Чтоб она сгорела, эта его дача!! Вместе с его уродом-сыном!!!

Мысль, что придется теперь пробыть с ним, с этим самым сыном, наедине еще 2–3 дня была совершенно нестерпима. Жанночка просто на стенку от злости лезть была готова! Но делать было нечего. Жить ей до вторника было решительно негде. Дома ремонт... Муж этот кретин!! Идиот! Только дурак может свою молодую жену с парнем молодым на даче вдвоем жить оставить! Если бы не он, то и не было бы ничего!

Этим же вечером ее ждал еще один удар. Отец Макса уезжал, оказывается, завтра прямо с утра. (Она-то надеялась, что он пробудет, по крайней мере, до вечера.) Макс, разумеется, оставался. Таким образом Жанне предстояло провести с ним наедине еще и все воскресенье!


* * *

Жанна сидела у себя в комнате и нервно кусала губы. Надо было спускаться. Умываться, завтракать. Да и вообще, не сидеть же сиднем в комнате взаперти целый день!.. Да не целый день даже, а вообще неизвестно сколько! Когда еще этот дурак-муж приедет!.. «Во вторник»!.. Знаем мы этот «вторник»! Короче, надо было выходить.

А как выходить, если внизу этот Макс постоянно торчит?! Жанна слышала, как он там возится и громыхает чем-то. Она надеялась, что он сам теперь будет избегать встреч с ней, исчезнет куда-нибудь на эти дни, с отцом уедет, но не тут-то было! Он судя по всему и не собирался никуда исчезать и уезжать.

И это Жанночку почему-то пугало. Вообще, наглость конечно, неописуемая. Свет не погасил.., мерзость эту свою с лица у нее даже не вытер!.. (Жанна, вздрогнув от отвращения, непроизвольно коснулась легонько пальцами щек, как будто там еще могла остаться сперма этого!.. этого... гаденыша этого маленького!) О чем он думает! Он же не может не понимать, что я обо всем догадалась! Что он... изнасиловал меня, воспользовавшись моим положением! Он прятаться от меня сейчас должен! дрожать от страха, что я отцу его все расскажу, мужу!..

А он?!.. Что это значит? Что еще этот молокосос проклятый на этот раз задумал?! Черт меня дернул с ним связаться!! Может, он влюбился в меня и надеется, что у нас какие-то отношения с ним теперь наладятся?.. Вот урод! И муж этот, кретин! «Во вторник-среду»!.. Олух царя небесного!

Ладно, — с досадой поморщилась наконец Жанночка и обреченно вздохнула. — Сиди, не сиди, а спускаться надо. Поведу себя с ним, естественно, холодно и неприступно. Черт! И главное, сделать вид-то, что я не заметила ничего, нельзя! По вине этого дурака. Свет.., сперма... Все улики налицо... Ах, да!.. он же и трусики еще с меня догадался снять! Я же еще и без трусиков должна была проснуться! Короче, ясно все, как белый день. Придется объясняться.

Она еще раз взглянула на себя в зеркало (а эта светлая футболочка мне идет!), напустила на себе грозный и суровый вид и решительно открыла дверь.


* * *

— Максим, нам надо серьезно поговорить! — строго обратилась Жанночка к понуро сидящему за столом подростку. Тот молча поднял на нее глаза. Он сидел весь сгорбившись, руки у него лежали на коленях. — Не притворяйся, ты знаешь прекрасно, о чем я! — повысила голос Жанна.

Подросток опять потупился. Это ободрило Жанночку чрезвычайно. Все давешние страхи и опасения ее («А вдруг он!.. А что я тогда?!..») мгновенно рассеялись. Она снова обрела уверенность и почувствовала себя хозяйкой положения.

— Ты знаешь, Максим, как это называется?! — с напором начала она свои гневные обличения. — То, что ты совершил?!.. Это подлость! Самая настоящая подлость! Как ты мог?! — Жанночка сделала драматическую паузу, патетически воздев вверх руки. Она горько пожалела, что не видит себя в эту минуту со стороны. Вероятно, она была очень эффектна в такой позе. С искаженным от праведного гнева лицом, с обвиняюще поднятыми вверх руками!.. Немезида! Богиня мести.

Губы у парнишки задрожали. Казалось, что он сейчас расплачется. Жанне его даже жалко вдруг стало. Негативные впечатления от того... неудачного опыта у нее за эти сутки уже в значительной степени подзабылись, стерлись и притупились в памяти, и сейчас она даже симпатию какую-то опять к этому закомплексованному и глупому полуребенку стала испытывать. Жалость.

Сама виновата! — с раскаянием подумала она. — Чего я ждала? Он же неопытный еще совсем. Первый раз к тому же! Первый опыт с женщиной!.. Это для мальчика вообще всегда стресс, а тут еще такая ситуация! Волнение, страх...

Естественно, растерялся и глупостей понаделал. Неизвестно, кстати, как это вообще теперь на нем скажется! В дальнейшем. Все-таки такой шок!..


Макс медленно поднял голову. Жанна встретилась с ним глазами и похолодела. Мальчишка вовсе и не думал плакать! Напротив, он нагло смотрел ей прямо в глаза и мерзко ухмылялся. Руки его лежали теперь уже на столе. И в одной из них был пульт.

Мальчишка, все так же противно ухмыляясь, щелкнул кнопкой. Жанночка автоматически перевела взгляд на загоревшийся экран телевизора и буквально остолбенела.

На экране было ее лицо! Огромное, во весь экран. Она смотрит прямо в камеру и слегка улыбается. Камера медленно отъезжает. Господи боже! Пресвятая богородица! Она сидит абсолютно голая, плотно сжав колени. Потом колени ее начинают раздвигаться... Шире... шире... Камера наезжает туда... между ног. Крупный план. Качество прекрасное. Видно все, все ее физиологические особенности и подробности. Просто порнофильм какой-то! Пособие по гинекологии.

Перспектива опять смещается. Камера отъезжает. Теперь снова видна она вся. Она сидит обнаженная, с раздвинутыми до предела ногами и смотрит с томным выражением прямо в объектив. Потом медленно просовывает правую руку себе между ног и начинает мастурбировать.

Опять крупный план. Ее ласкающий клитор палец.., искаженное приближающимся оргазмом лицо... Вот она судорожно вздрагивает несколько раз всем телом, сладострастно, мучительно стонет и замирает.



Следующий кадр. Она с огурцом.

— Немедленно выключи эту гадость!! — истерически завизжала Жанна, бросилась к телевизору и выдернула из розетки шнур. Экран погас. Жанночка стала судорожно и беспорядочно тыкать пальцем в разные кнопки стоявшего рядом видеомагнитофона, пытаясь достать кассету. Проклятая кассета никак не выскакивала.

— Вы напряжение выключили.

— Что? — непонимающе переспросила Жанна.

— Я говорю, Вы напряжение выключили. Так не достанешь, — спокойно пояснил Макс.

Жанночка лихорадочно сунула опять шнур в розетку. Магнитофон заворчал, заскрежетал и выплюнул наконец кассету. Жанна поспешно схватила ее и стиснула в руках.

— У меня еще есть, — хладнокровно заметил подросток.

— Послушай, ты, маленький ублюдок! — дрожащим от ненависти голосом тихо заговорила Жанна. — Мало того, что ты подглядывал за мной все это время, так ты еще и на камеру меня снимал?! Думаешь, тебе это так пройдет? Я отцу твоему все расскажу! Мужу пожалуюсь! Он тебе башку оторвет за это!!

— А Вы дальше посмотрите! — елейным голоском вкрадчиво предложил мальчишка. На губах его играла гаденькая и паскудная улыбочка.

Жанна смотрела на него и чувствовала, что в душе ее бушует настоящая буря. Ярость, стыд, страх — все там смешалось сейчас самым невероятным образом. Страха, пожалуй, было все-таки больше всего. Она еще не могла так сразу просчитать всех последствий этого совершенно нового и неожиданного поворота событий, но ничего хорошего все это ей явно не сулило. Но какая мразь! Какая маленькая дрянь! Какая все же сволочь!!

— Так Вы будете дальше смотреть? — безмятежно поинтересовался подросток, все так же мерзко и противно улыбаясь.

— У тебя еще хватает наглости!.. — набрала было в легкие воздуха Жанна и остановилась. Что-то в голосе этого проклятого юнца ее насторожило.

Да плевать! — решила про себя она. — Все равно он все это уже видел сто раз.

Она быстро подошла к магнитофону и сунула кассету. Улыбка мальчишки стала еще шире и гаже. Жанна его уже буквально ненавидела. Маленькая, мерзкая дрянь! Крысеныш какой-то!

Так... Опять она с огурцом. Ужас все-таки какой-то!.. Как же это ужасно со стороны выглядит!

Изображение ускорилось. Жанна перевела глаза и увидела, что Макс нажал перемотку. Теперь все ее движения стали еще к тому же и бесстыдно-комическими. Показанные в ускоренном темпе все эти ее дерганья, ахи-охи.

Жанна стиснула зубы и заставила себя не отводить глаза.

Ладно! Черт с ним! Что там еще этот маленький мерзавец задумал? Так... Последние кадры с этим чертовым огурцом. Она судорожными движениями засовывает его себе внутрь несколько раз чуть ли не целиком, дергается и наконец замирает. С блаженной улыбкой кончившей наконец идиотки. Только что слюни изо рта не текут.

Видимо, Жанна на какое-то время все же закрыла глаза. Во всяком случае, когда она снова посмотрела на экран, изображение там уже шло в нормальном темпе.

Она занимается любовью с Максом. Точнее, Макс занимается с ней любовью. Трахает ее, попросту говоря. Она лежит на животе в одном лифчике и уныло смотрит перед собой. Макс лежит на ней, тело его ритмично движется. Следующий кадр. Она лежит уже на спине, глаза закрыты, рот полуоткрыт, Макс сверху мастурбирует ей прямо на лицо. Потом проводит несколько раз перепачканным спермой членом по ее губам.

Все. Конец. Изображение обрывается.

— Ну, и как? — все тем же приторно-сладеньким голосочком с невинным видом осведомился мальчишка. — Понравилось?

— Так ты снимал, гаденыш, даже как меня во сне насиловал? — неуверенно произнесла Жанна просто, чтобы выиграть время.

Что-то в только что увиденном ее беспокоило, только она никак не могла понять, что. Не сами кадры, не то, что он опять снимал — нет! Этому-то как раз она уже не удивлялась (Так вот он зачем тогда к окну все время бегал! Это он камеру там ставил! — запоздало сообразила она.) — но что-то там было... что-то было...

Мальчишка опять щелкнул пультом. Кадры на экране быстро помчались назад. Стоп! Пауза. Она лежит голая в одном лифчике на животе и сверху на ней Макс. Глаза у нее открыты. Открыты!

— Во сне, значит? — ехидно переспросил Макс.

Жанна недоумевающе смотрела на экран. Она не помнила, с открытыми она тогда лежала глазами или с закрытыми? Может, и с открытыми.

Ладно, черт с ним! — устало плюнула наконец она. — Чего теперь об этом жалеть. Мужу навру что-нибудь. Что он во сне на меня набросился, я проснулась, но не стала шум поднимать. Или еще чего-нибудь. Придумаю, короче! Чего он меня, к этому щенку ревновать будет?

— Ну, и дальше что? — холодно поинтересовалась она у с интересом наблюдавшего за ней Макса и тоже откровенно ухмыльнулась ему прямо в лицо. К ней вернулось все ее самообладание. — Зачем ты так хотел, чтобы я это увидела? Мужу, что ли, показать хочешь? Да я...

— Ты что, дура? — грубо оборвал ее подросток. — Не понимаешь?

Жанна смотрела на него во все глаза. Она действительно ничего не понимала.

— Мне 14 лет, — хихикнул Макс. — 14! Я же малолетка. Знаешь, как это называется? — он небрежно кивнул на телеэкран. — Совращение малолетних. Ты срок за это получишь! В тюрьму сядешь. За мое совращение, — он снова подленько хихикнул и даже для вящей убедительности несколько раз покивал головой.

— Ты!.. ты!.. — задохнулась Жанна, — ты!..

Ноги у нее подкосились, и она без сил опустилась на стул. Ей вдруг стало очень страшно. Она поняла с ужасающей ясностью, что так оно все и будет. Что она действительно может «сесть». Законов она, конечно, не знала, но что-то такое слышала. Да чего там «слышала»! Детская порнография. Педофилия. «Маньяк-учитель совращает учеников!» Только об этом все вокруг и говорят. Во всех новостях. Модная тема. Правда, там мужчины везде обычно фигурируют. В качестве совратителей. Но какая, собственно, разница? Мужчина или женщина? Вряд ли законом какое-нибудь различие особое в этом случае предусмотрено. Ну, разве что срок поменьше дадут. Да и то вряд ли.

Так что если от этого!.. от змееныша этого заявление будет!.. Или как там это называется?..

Она опять посмотрела на сидящего перед ней подростка. Вид у него был чрезвычайно глупый и самоуверенный. Чувствовалось, что он крайне собой доволен. Какой он умный и как он все это здорово проделал.

В душе у Жанночки зародилась надежда.

— Ну ладно, Макс, — робким и молящим голосом начала она, медленно и плавно приближаясь к мальчишке, играя глазками и ласково ему улыбаясь. — Мы же друзья! Ну, пошутили и будет! Ты меня провел, что и говорить. Хотя, конечно, согласись, нехорошо было с твоей стороны все это на камеру снимать. Ты мне очень нравишься как мужчина, вот я и решила... Не могла же я тебе прямо предложить... я же женщина, мне стыдно, ну, ты сам понимаешь!

Жанна пыталась изо всех сил скрыть свой страх, старалась, чтобы голос ее не дрожал, а звучал мягко, искренне и убедительно. Это было непросто. На самом деле она отчаянно трусила.

Мысль об уголовной ответственности была ужасна! Милиция.., арест.., тюрьма... Да нет, это невозможно!! Это из какой-то другой жизни! Какое еще «совращение малолетних»? Она же просто играла, забавлялась!.. Это же все не по-настоящему, несерьезно!.. это было просто развлечение!.. От скуки...

Но она тут же вспоминала все эти кадры чудовищные из этой его кассеты: она мастурбирует перед камерой с бесстыдно раздвинутыми ногами.., потом еще с огурцом! (какой стыд! господи! как я могла?!) и наконец... как они в постели... как ее мальчишка этот трахает...

Ужас!! У-жас! Каким немыслимым образом я во все это влипла?! Зачем??!! Нет, надо во что бы то ни стало эту кассету у него добыть! Во что бы то ни стало! Сыграть на его юношеском тщеславии, самолюбии, льстить ему, уговаривать, молить, унижаться — как угодно!! Но кассету надо добыть!

Жанночка подошла к Максу уже совсем близко. Почти вплотную. Все-таки это был еще мальчишка. Жанна отлично видела, что он вроде и понимает все, и сознает, по всей видимости, умом, что она вся сейчас в его власти — и в то же время все равно робеет. Не решается даже до нее дотронуться. Сидит, набычился весь, покраснел, уставился в пол и даже глаз поднять не смеет.

— Ну, Максик! — Жанночка наклонилась к нему и легонько пальчиком приподняла ему подбородок. — Ну, милый! — нежно проворковала она, наклоняясь еще ниже и с удовлетворением наблюдая, как он краснеет еще больше и непроизвольно косится ей за ворот футболки. Хорошо, что она лифчик не одела! — Ну, котик! Ну, отдай мне эту кассету, ну пожалуйста! Ну, зачем она тебе? Что я тебе плохого сделала?

— Хорошо! — голос у Макса прервался. Он судорожно сглотнул и откашлялся. Видно было, что он волнуется, хочет что-то сказать и не решается.

— Ну что, Максик? — мягко подбодрила его Жанночка. — Что ты хочешь сказать? Говори. Так ты мне отдашь кассету? Правда?..

— Отдам!.. Если Вы... — подросток собрался с духом, кинул быстрый взгляд на ласково улыбающуюся ему Жанночку и наконец выпалил. — Если Вы у меня сейчас отсосете!

— Что-о??!! — отпрянула от него пораженная донельзя Жанна, хотя, в сущности, все уже с самого начала должно было бы быть ей очевидно. — Что ты сказал?! У тебя?

Это была ошибка. Мальчишка отчетливо уловил невольно прозвучавшие в ее голосе презрительные интонации и сразу же обиделся и замкнулся. Он сидел надувшийся, красный как помидор и угрюмо смотрел куда-то в сторону.

— Максик, милый, ну, извини! — попыталась исправить положение Жанночка. — Я не хотела тебя обидеть!

— Так Вы отказываетесь? — хмуро спросил мальчишка.

— Ну, подожди, Макс! — в панике залепетала Жанна, теряя уже почву под ногами и не зная, что теперь вообще делать. — Ну, не горячись! Давай поговорим! Как ты можешь такое от меня требовать? Это некрасиво с твоей стороны! Это неправильно. Я замужняя женщина...

— Так Вы отказываетесь? — упрямо переспросил мальчишка и встал.

— Ну, Макс! — в отчаянии воскликнула совершенно растерявшаяся и перепуганная насмерть Жанночка. Ей вдруг представилось, что он прямо сейчас отсюда в милицию с этой кассетой пойдет! — Ну, пожалуйста!.. Я тебя прошу!.. Умоляю!! Не надо!.. Ну, хочешь, я на колени перед собой встану?! — и она действительно бросилась перед ним на колени.

Макс посмотрел на нее сверху вниз и, ничего не отвечая и не отводя от нее глаз, тут же стал трясущимися руками расстегивать себе штаны. Через мгновенье Жанна, чуть не плача от обиды и униженья, стоя перед ним на коленях, делала ему минет.


* * *

— Ну, что? — Жанна облизала губы и тщательно вытерла их тыльной стороной ладони. Потом несколько раз сглотнула, чтобы избавиться от вкуса спермы во рту. — Ты обещал!

Макс молча подошел к магнитофону, вынул из него кассету и протянул Жанночке.

— А копия? — оторопело уставилась на него она.

— А про копию мы не договаривались! — гаденько захихикал юный мучитель. — Копия за отдельную плату!

— Ах ты дрянь!! — не помня себя от бешенства закричала Жанна и, широко размахнувшись, изо всех сил хлестнула парня по щеке. — Подонок!

— Ну, Жанна Владимировна, это Вам дорого обойдется! — подросток с перекошенным от злобы лицом рванулся к двери.

— Ну, Макс, дорогой! Ну, подожди! — рыдающая Жанна бросилась за ним вдогонку. — Ну, извини меня, ну, прости!! Ну, пожалуйста!


* * *

Последующие два дня до приезда мужа слились для Жанны в один сплошной кошмар. Любовником мальчишка оказался, естественно, никаким. Неумелым, грубым. Ничего у него не получалось. Он злился, комплексовал. Жанне приходилось его постоянно утешать и успокаивать. В общем, это был тихий ужас.

К тому же он, насмотревшись, видимо, видеокассет, требовал от нее все время чего-то нового, необычного. Анальный секс, позы какие-то совершенно немыслимые!.. (Для профессиональных гимнасток, что ли?) Словом, это был кошмар.

В придачу ко всему он, как и большинство подростков, оказался еще и весьма неопрятным. Непромытым каким-то. Запах этот!.. Из подмышек... и там... и изо рта еще!.. Фу!

Жанночка попыталась было ему деликатно намекнуть, но он так обиделся, что больше она на эту тему даже и не заикалась. Решив уж вытерпеть все, лишь бы эту злосчастную кассету получить. И как он ее вообще сделал?! У него что, второй магнитофон есть? Впрочем, в технике она ничего не понимала.


* * *

— Так что, Макс? — вскользь бросила Жанна, одеваясь. — Завтра муж приезжает.

— Это ты про кассету, что ль? — развязно спросил подросток.

За эти два дня он совсем обнаглел и обращался теперь с Жанной совершенно бесцеремонно и хамски, как с какой-то служанкой. Жанночка, скрипя зубами, все терпела.

(Иногда она вспоминала, что всего какую-то неделю назад все было наоборот, этот наглый щенок бегал у нее на посылках и каждое слово ее ловил. Что всего какую-то неделю назад не было еще никаких кассет, и она была свободным человеком и никого и ничего не боялась. «Господи, неужели это действительно когда-то было?! — при этих мыслях у нее даже слезы на глаза наворачивались. — Какая же я была тогда дура!»)

— Так она внизу на столе лежит, — Макс с хрустом зевнул и, не стесняясь, по-обезьяньи почесал себе между ног.

Жанна брезгливо отвернулась и молча вышла из комнаты.

На столе действительно лежала кассета. Жанна взяла ее и некоторое время разглядывала в каком-то болезненном недоумении. Неужели вот из-за этого никчемного куска пластмассы она потеряла все: стыд, честь, достоинство! Совесть! Отдала себя в полное пользование этому шкодливому, прыщавому щенку, облизывала его грязный член, позволяла делать с собой все, что угодно. Все, что только в его маленькие больные мозги придет. Она чуть усмехнулась и взвесила кассету в руке. Немного же я стою!

— Жанночка! — Жанна подняла глаза. Макс стоял на верхней ступеньке лестницы голый и, ухмыляясь, смотрел на нее. Он даже не потрудился одеться. — Телевизор включи.

Жанна, чувствуя уже в груди знакомый холодок, не говоря ни слова щелкнула пультом.

Это была часть вторая. Эти их два дня. Сделано все было очень умело. Сначала шли кадры, как она бросается за ним и умоляет остаться, потом все остальное. В отличном качестве, в разных позах... И все время, на протяжении всей кассеты она клянется Максу в любви, говорит ему, как ей с ним хорошо и т. д. и т. п.

В общем, это была атомная бомба. Если предыдущая кассета еще оставляла какие-то слабые сомнения, а действительно ли было совращение? то эта кассета не оставляла сомнений уже абсолютно никаких. Все было ясно как белый день. Взрослая, двадцатисемилетняя замужняя женщина втюрилась как кошка в четырнадцатилетнего мальчишку и соблазнила его. Затащила к себе в постель.

Жанночка смотрела на экран и чувствовала, как по щекам ее текут слезы. Все! Ловушка захлопнулась. Теперь выхода вообще не было. Эта кассета была такой страшной уликой, что тут и разговаривать было не о чем.

Она недооценила мальчишку. Он оказался гораздо хитрее и умнее, чем она думала. А впрочем, что ей оставалось делать? Когда он первую кассету ей предъявил? Фактически она уже с этого момента была в его власти. Он просто играл с ней. Выхода уже тогда не было. Теперь же!.. Теперь вообще и говорить не о чем. Все, конец!

— Что, нравится? — Макс не торопясь спустился по лестнице, подошел к неподвижно стоявшей Жанне и похлопал ее по ягодицам. Потом сунул правую руку ей под платье, под трусики, грубо ввел снизу большой палец во влагалище и сделал им несколько сильных толчков. — Правда, приятно! — коротко хохотнул он. — Ладно, не переживай! Будем и в Москве трахаться, только и всего. Ты же меня любишь, сама говорила. Давай, отсоси у меня еще разок напоследок, да пойду я. Не хочу с рогоносцем твоим завтра встречаться. Забодает еще! — он глупо засмеялся над своей собственной остротой.

Жанночка смотрела на него и ясно понимала, что никакого, абсолютно никакого выхода у нее нет. Это был мальчишка, подросток, не очень умный, безжалостный и жестокий, как и все они в этом возрасте. С ним невозможно договориться, невозможно что-то объяснить ему, пробудить в нем жалость. Ему нельзя верить, на его слово нельзя полагаться. Это со взрослым можно искать какие-то компромиссы, а с ним — нет. Она может с ним еще хоть целый год жить, ублажать его, потакать всем его желаниям, а потом он ее все равно сдаст. Просто обидевшись на что-то, на любой пустяк, которому взрослый бы и не придал никакого значения. Он не знает, что такое благодарность, что такое обещание, что такое совесть!.. Если уж ему втемяшилось что-то в голову, то он...

— Ну, долго мне еще ждать?! — нетерпеливо бросил Макс и с угрозой посмотрел на Жанну.

Та безропотно опустилась на колени и взяла рукой его полувозбужденный уже пенис...


* * *

— Да что с тобой, Жанночка? — муж с удивлением и сочувствием смотрел на жену. — Ты все это время какая-то сама не своя. Ты столько мечтала об этой поездке! Море, солнце...

— Да нет, все нормально, милый! — Жанна обняла мужа и прижалась к нему всем телом, стискивая изо всех сил губы, чтобы не заплакать. — Я тебя так люблю!


* * *

Макс явился в первый же день, когда Жанна с мужем вернулись из отпуска. Жанночка открыла ему дверь и остолбенела, увидев его ухмыляющееся лицо.

— Это называется: не ждали! — объявил Макс и, бесцеремонно отстранив Жанну, вошел в прихожую. — А неплохо тут у тебя! — сообщил он, осматриваясь. — Это че, рога? — кивнул он на и впрямь висевшие над дверью ветвистые оленьи рога. — Муж днем снимает? Прикольно!

Давай прямо щас, а то я соскучился! — прильнул он к Жанночке, жадно хватая ее за грудь.

— Ты с ума сошел, муж дома! — в непередаваемом ужасе зашептала та, косясь на дверь. — Зачем ты вообще сюда пришел?! Потом встретимся!

— Да плевал я на твоего козла!! — повысил голос Макс. — Я сейчас хочу! Ну, живо!.. — он грубо развернул Жанну к себе спиной и стал расстегивать ширинку. — Давай!


* * *

Когда через несколько минут Макс наконец ушел, Жанночка быстро прошла в ванную, заперла дверь, включила воду и разрыдалась.

Она снова и снова, дрожа еще вся от только что пережитого страха, вспоминала, как всего минуту назад, прямо в прихожей!.. как она ожидала обреченно каждую секунду, что вот сейчас дверь откроется, и войдет муж! Вот сейчас!.. сейчас!..

Все! Все было кончено! Это был совершенно отмороженный неуправляемый подросток. Ему было наплевать и на нее, и на себя. Он даже не понимал, что он делает, не соизмерял возможных последствий своих поступков. Что действительно может в любой момент войти муж!.. Убить его, избить до полусмерти!

Он ничего не рассчитывал и рассчитывать ничего не хотел. Ему было все равно. До лампочки!


* * *

— Бабки принес?

— На! — Игорь отдал приятелю деньги. — А кто она?

— Неважно, — Макс толкнул дверь и вошел в комнату. Игорь неуверенно вошел вслед за ним. На кровати сидела женщина. Молодая, красивая... У Игоря аж дыхание захватило. — Только час! — Макс демонстративно посмотрел на часы и вышел.

— Боже мой! — сказала женщина и закрыла лицо руками. — Боже мой!


* * *

И спросил у Люцифера Его Сын:

— Почему та женщина оказалась в такой ситуации?

И ответил Люцифер Своему Сыну:

— Ей просто не повезло. На ее месте могла оказаться любая. Любая другая дочь Евы. Столь же ветреная и легкомысленная.


СЫН ЛЮЦИФЕРА. ДЕНЬ 56-й

И настал пятьдесят шестой день.

И сказал Люцифер:

— Никогда не люби никого слишком сильно. Если хочешь остаться самим собой, остаться человеком. Слишком сильные чувства сжигают душу.


НАГРАДА

«Жил-был дурак. Он молился всерьез

(Впрочем, как Вы и Я)

Тряпкам, костям и пучку волос –

Все это пустою бабой звалось,

Но дурак ее звал Королевой Роз

(Впрочем, как Вы и Я)».

Редьярд Киплинг, «Дурак»


Студент 2-го курса Саша Сафонов стоял на балконе и курил. Он чувствовал себя ничтожеством и идиотом. Полнейшим. Это были еще самые лестные эпитеты их тех, которыми он сам себя в душе награждал. Но поделать с собой он все равно ничего не мог. Решительно ничего! Он был влюблен. Влюблен давно и безнадежно, в свою очаровательную сокурсницу Аллочку Седову.

Девушку, правда, немного вздорную и легкомысленную, но это ей даже шло. Зато самую красивую, самую умную, самую!.. Ну, в общем, самую-распресамую на свете! Не было тех качеств и достоинств, которыми бы он ни наделял наедине с собой, в своих бесконечных страстных монологах свою воображаемую возлюбленную.

«Воображаемую», поскольку в реальности абсолютно никаких надежд у него не было. Никаких шансов! Для Аллочки он, похоже, просто не существовал. За этот год он стал уже посмешищем всего курса, но его бессердечной пассии это было, кажется, все равно. Он таскался за ней повсюду, как хвост, а она этого словно и не замечала.

Сафонов злился на себя, проклинал, чуть не плакал от унижения, но все было бесполезно. Это было просто наваждение какое-то! Как только он видел вдали тонкий и капризный, будто точеный аллочкин профиль, все в нем словно отключалось. Стыд, рассудок, здравый смысл... Он словно превращался мгновенно в какого-то безмозглого идиота. В дебила. Разве что слюни от счастья не пускал. Ему хотелось встать на четвереньки, подбежать к ней и начать лизать ей руки. Лишь бы она на него посмотрела! По головке его небрежно потрепала и похвалила: «Молодец!» Если бы она ему скомандовала залаять, он бы залаял. Слава богу, она еще этого не сделала, — Сафронов вздохнул и глубоко затянулся. — Да...

Зато много чего другого она делала! Флиртовала напропалую чуть ли не с половиной курса, глазки всем подряд строила, целовалась-обнималась почти в открытую... Да и вообще!.. Ходили слухи, ходили!

Сафонов все видел (не слепой!), но ничему не верил. Никаким сплетням и слухам. Он был для них неуязвим.

Это она так просто!.. кокетничает! Назло ему. Такая у них с ней сложная любовь. Это она его... испытывает! Проверяет. А на самом деле!.. На самом-то деле между ними уже сейчас существует некая незримая духовная связь. И она с каждым днем все крепнет, крепнет, эта связь... И вот когда она совсем окрепнет!.. Вот тогда! О-о-о!..

Но пока эта связь еще не совсем окрепла, бедный Сафонов не решался не то что заговорить с предметом своей страсти, но даже хотя бы приблизиться к нему на более-менее разумное расстояние. Он так и тусовался постоянно где-то в отдалении, маячил на горизонте, вился вокруг Аллочки как какой-то унылый и докучливый, хотя и безвредный, в сущности, комар. Которому вообще непонятно, что надо. И укусить вроде не пытается, а так... жужжит себе и жужжит... спать мешает. Сделаешь резкое движение — исчезает. А потом опять...


* * *

А, блин! — Сафонов бросил вниз сигарету и проследил взглядом за ее полетом, как она, рассыпая искры, шлепнулась об асфальт. — До чего все глупо! Все кричат кругом, какая сейчас молодежь развращенная, а я с девушкой заговорить стесняюсь. Уже год! Год!! Если бы Ромео с Джульеттой год не заговаривал!..

Ладно, впрочем! Чего там!.. — он опять вздохнул, постоял еще немного, повернулся и пошел назад в комнату.

Вечеринка была в самом разгаре. Музыка гремела. Все уже были порядком навеселе. Сафонов и сам выпил целое море, но чувствовал себя как стеклышко. Водка его не брала. Как будто его безответная любовь ее нейтрализовывала. Как огуречный рассол. Гормоны какие-нибудь в крови... Или, там, ферменты...

Он привычно поискал глазами Аллочку.

Вон она, у окна!.. Стоит, хохочет!.. Рядом с какими-то мудаками. Чего это они, интересно, такое прямо уж смешное ей рассказывают?!..

Половина присутствующих была Сафронову незнакома. Остальную половину он знал только шапочно. В лицо, ну и по именам кое-кого. На уровне «привет-привет». На лекциях пересекались.

Он вообще фактически просто-напросто напросился внаглую на эту вечеринку и был здесь человеком, в сущности, совершенно посторонним. Лишним.

Из-за Аллочки, естественно! Иначе чего ему здесь делать?! Он вообще был не любитель на вечеринки ходить.

Хозяина квартиры, где все это происходило, парня из ее группы, он тоже почти не знал. Как и всех прочих. Так, в шахматишки иногда в перерывах между лекциями поигрывали. Поэтому, когда Сафонов начал вдруг ни с того ни с сего набиваться к нему на день рождения!..

А!.. ладно!.. Проехали. Вспоминать противно. Впрочем, плевать! Пусть думают, что хотят. Тем более что все и так давно уже все знают и все понимают. Да чего там не понимать-то! Секрет Полишинеля.

Сафонов и так уже год как притчей во языцех у всех был. Со своей несчастной платонической любовью. Девушки при его появлении шушукались, хихикали и делали круглые глаза. Петрушка прямо какой-то! Пьеро. В стане веселых, энергичных и предприимчивых арлекинов.

Все это Сафонов и сам преотлично видел и сознавал. Совершенно ясно и отчетливо. Как будто со стороны сам на себя смотрел! Он вовсе не был по жизни каким-то рохлей, мямлей, неудачником. Он был нормальный, молодой, современный парень. Как все. Веселый, спортивный, компанейский. И с девушками у него все было нормально. Все в полном порядке. Как и у всех.

Но это раньше все было. В другой жизни. В той, нормальной. До того, как началось у него все это. Вся эта фантасмагория с Аллочкой. Теперь же...

При ней он словно язык проглатывал. Краснел-бледнел, глупел и терял дар речи.

Сафонов иногда мрачно думал: а вот если бы действительно она захотела вдруг завязать с ним какие-то отношения? Роман любовный закрутить. Самым разумным с ее стороны в этом случае было бы обращаться с ним, как с какой-то комнатной собачонкой. С мопсиком каким-нибудь. Общаться исключительно на уровне команд «К ноге!.. Рядом!.. Ляг-встань!..» и т. д.

И Сафонов бы с удовольствием и восторгом все безропотно выполнял и от счастья бы повизгивал. Общаться же с ним, как с человеком, ей было решительно невозможно.

Например, подвигнуть его на какие-то нормальные, человеческие действия и поступки, самые что ни на есть элементарные, какие совершает любой нормальный молодой человек, когда хочет познакомиться с девушкой. Цветы там, комплементы, знаки внимания... Нет! Этого бедной Аллочке ждать от несчастного Сафонова совершенно не приходилось. Он бы, наверное, от страха умер, если бы она к нему просто с вопросом обратилась. Самым обычным. Сколько время, к примеру.

Вот если бы она прямо приказала ему: «Купи мне цветов!».. О, да! Тогда бы Сафонов все продал, все, что у него есть, и на все деньги накупил бы ей цветов. И был бы самым счастливым человеком на свете. Но сам!.. Нет, это невозможно!

В общем, Аллочку он воспринимал фактически не как живого человека, земную женщину, реальную двадцатилетнюю девушку, а как какую-то олимпийскую богиню, холодную, непостижимую и недоступную. Которой можно разве что любоваться издали. Поклоняться ей. Тайно на нее молиться! И только.

А почему «тайно»? А потому что если она узнает, то наверняка рассердится. Что какой-то жалкий смертный посмел!..

Все это было до такой степени вопиюще глупо, что Сафонову и самому порой стыдно за себя становилось. Но это ровным счетом ничего не меняло. Логика тут была бессильна. Поделать с собой он все равно ничего не мог. Он все прекрасно понимал, сознавал, отдавал себе во всем отчет!.. Но!..

Какой он законченный кретин и мудак!.. Что это полный тупик!.. Что ничего он так никогда не добьется!.. Что еще хоть сто лет ходи вокруг да около — ничего не изменится. Действовать надо! Действовать. Шаги какие-то предпринимать. Попытки. Обозначаться. Объясниться хоть что ли попытаться!.. Ну, пусть она его пошлет! Прогонит! В конце-то концов. Все лучше будет... Будет хоть какая-то определенность. Чем вот так вот!.. дурью маяться.

Все это Сафонов прекрасно понимал. Но поделать с собой все равно ничего не мог. Не мог — и все. Это было прямо какое-то колдовство! Его словно любовным зельем опоили.

Черт бы все подрал!!!

Сафонов быстро подошел к столу, налил себе полный стакан водки и выпил его залпом не закусывая. Немногие невольные свидетели этого его подвига покосились на него с некоторой опаской, и чуть отодвинулись, но Сафонову было уже на все плевать. Ему страстно захотелось хоть что-нибудь сделать, хоть чем-то привлечь, наконец, ее внимание! Чтобы она ему хоть слово ласковое сказала! Хоть одно-единственное!! Узнать хоть, что он для нее человек, а не пустое место. Да черт все подери!!

Водка наконец ударила в голову. Сафонов почувствовал прилив храбрости и, чуть дыша от волнения, приблизился потихоньку почти вплотную к ее группе. К кучке мудаков, которые вокруг нее тусовались. Ну, собственно, не вокруг нее. Там еще и помимо Аллочки две-три девицы, вообще-то говоря, было, но Сафонов видел только ЕЕ. Остальные особи женского пола для него не существовали.

Разглагольствовал какой-то незнакомый Сафонову высокий худощавый парень с длинными вьющимися волосами и красивым, словно вдохновенным лицом. Поэта, блядь! Или воина-барда. Обычный мудозвон, в общем. Из тех, что дурам-бабам нравятся.

Сафонов презрительно скривился. Он прекрасно знал этот тип мужчин. Трус и полное ничтожество наверняка. Потенциальный альфонсик. И Аллочка еще его слушает, этого урода!

Сафонов непроизвольно сжал кулаки. Вывести сейчас этого... воина в коридор, врезать разок по кумполу!.. «Упал — отжался!.. Ну?!!.. Не понял?!»

Все вокруг опять засмеялись. Сафонов невольно прислушался. Чего это этот шут гороховый такое уж развеселое им там на уши вешает?

— Да, да, я не шучу! — парень чуть повысил голос, требуя внимания.

Все сразу же притихли и замолчали и снова на него с любопытством уставились, ловя каждое его слово и ожидая, что же он еще им сейчас расскажет? Чувствовалось, что парень привык быть душой общества, и ему это нравилось.

Сафонов ощутил нарастающее раздражение. Если бы не Аллочка!.. На остальных ему было насрать. Впрочем, если бы не Аллочка, он бы здесь вообще не торчал, в компании этих дебилов!

— Садились на подоконник, свесив ноги на улицу, и выпивали из горлышка бутылку шампанского за здоровье своих дам. Это даже у кого-то из классиков описано. У Толстого, кажется, в «Войне и мире». Долохов, кажется, или Курагин?..

— И что, это только гусары так развлекались? — с интересом спросила какая-то девушка.

— Ну, уж не знаю! — засмеялся парень. — Я читал про гусаров. Может, и еще кто. Кавалергарды какие-нибудь...

— Да-а... — задумчиво протянула Аллочка и вдруг в упор взглянула прямо на стоящего в двух шагах от нее Сафонова. — Сейчас гусаров нет...

— А вот интересно… — Сафонов внезапно обнаружил с изумлением, что это, оказывается, он говорит! Вернее, его язык, словно независимо совершенно от него самого, все это произносит. — А награда какая-нибудь гусару за это полагалась? Ну, от дамы сердца, за здоровье которой он шампанское пил! — после секундной паузы пояснил он, видя, что окружающие его поначалу не совсем поняли.

Все захохотали. «Браво!.. Браво!.. Да наверняка!..» — раздались кругом крики.

— Не знаю! — суховато ответил парень и с неудовольствием покосился на своего неожиданного конкурента. — Про награду там ничего не было сказано.

Но все уже были на стороне Сафонова.

«Конечно, полагается!.. А как же!.. Награда!.. Награда!..» Полупьяные девицы радостно визжали и хлопали в ладоши.

Но Сафонов смотрел только на Аллочку. Смотрел и не отводил глаза. Он переживал мгновения какого-то высшего, неземного блаженства. Как язычник, воочию узревший свое живое божество. Он общается с богиней! Она смотрит на него!.. разговаривает с ним!..

— Да... — медленно сказала Аллочка, все так же глядя в упор на Сафонова. — Я тоже думаю, что награда полагается... — губы ее тронула легкая усмешка. — Это было бы справедливо.

— Ну, что ж.., — тоже усмехнулся Сафонов, посмотрел по сторонам и громко добавил:

— Тогда остается только найти шампанское!

Все вдруг замолчали. Сначала вокруг них с Аллочкой, а потом и все остальные. Гомон стих. Танцующие пары замерли. Все смотрели только на Сафонова. В комнате внезапно воцарилась мертвая тишина. Даже музыку кто-то выключил.

Сафонов почувствовал, что кто-то сунул ему тяжелую бутылку. Он мельком взглянул на нее, небрежно взвешивая в руке, и шагнул к окну. Прежде чем кто-либо успел остановить его или вообще что-нибудь понять, он уже сидел на подоконнике, свесив ноги на улицу. Какая-то девица рядом истерически взвизгнула и сразу же затихла, неестественно широко раскрыв глаза и зажав рот руками. Все вокруг словно оцепенели и боялись даже пошевелиться. Слышно было, как где-то в глубине квартиры бьется о стекло и недовольно гудит муха.

Далеко внизу чернел асфальт. Подоконник был ровный, скользкий, и Сафонову казалось, что ноги перетягивают его вниз, и он постепенно сползает в бездну. Девятый этаж! Люди внизу, на улице, были совсем маленькие, словно игрушечные.

Осторожно, стараясь не делать резких движений и не смотреть вниз, он принялся аккуратно откручивать проволоку на горлышке. Готово!

Если пробка сейчас хлопнет, я, наверное, свалюсь, — почему-то пришло ему в голову, и он затаил дыхание и облился холодным потом.

Пробка не хлопнула.

Сафонов бережно положил рядом с собой проволоку и принялся возиться с пробкой. Пробка выскочила так резко, что он от неожиданности дернулся назад и сразу съехал вниз на несколько сантиметров. За спиной все дружно ахнули. Сафонов теперь полулежал на подоконнике, сильно откинувшись туловищем назад, вглубь комнаты. Выпрямиться и сесть ровно он не мог. Он понимал, что если он попытается выпрямиться, то неминуемо упадет. И остальные это тоже прекрасно понимали. Тишина стала какой-то неестественной, звенящей. Все, казалось, даже дышать боялись.

Сафонов поднес ко рту бутылку и начал медленно пить. Вливать в себя шампанское.

Только бы не поперхнуться и не закашляться!.. — думал он. — Только бы не закашляться!..

Шампанское было теплое и противное. Оно пенилось, пузырилось во рту, пить было трудно. И казалось, что оно никогда не кончится. Сафонов все пил, пил, а оно все не кончалось и не кончалось. Не кончалось и не кончалось... Половина.., треть.., четверть.., совсем немножечко уже осталось... Ну?!.. Все! Наконец-то.

Сафонов сделал последний глоток, приподнял бутылку над открытым ртом, показывая, что она пуста, и поставил ее на подоконник. Подождал немного, пока успокоится дыхание, и резко выпрямился, мгновенно ухватившись сзади, за спиной руками за подоконник. Потом не торопясь и без суеты, чувствуя уже себя уверенно и в полной безопасности, усилиями рук подтянул тело к краю подоконника, проехавшись задом по его гладкой поверхности, ловко крутанулся на месте, прижав колени к груди и следя, чтобы не разбить ненароком оконное стекло, и небрежно спрыгнул на пол.

Все разом зааплодировали.

Сафонов смотрел вокруг, видел все эти, обращенные на него, восторженные, восхищенные взгляды и испытывал странное чувство.

Я мог разбиться! Я должен был разбиться!! Я же пьяный был совсем. Я, по сути, чудом остался жив!! — с ужасающей ясностью сообразил он. — Сейчас бы я валялся внизу на асфальте в лужи крови пополам с шампанским и переломанными костями. И ради чего?!

Он перевел взгляд на Аллочку. Она единственная не аплодировала и лишь не отрываясь смотрела на Сафонова каким-то мерцающим, загадочным взглядом.

До сих пор ломается! — с отвращением подумал Сафонов. — В игры свои бабские со мной играет.

Ему вдруг захотелось ее ударить.

И ведь она все понимала! Что сейчас произойдет. Что я что угодно сделаю, лишь бы впечатление на нее произвести, да и пьяный еще, к тому же. Что точно на подоконник сейчас полезу, гусара из себя корчить!.. 9-й этаж!! И не только не остановила, но еще и прямо подтолкнула фактически! Награду пообещала. Ну как же!.. Будет потом о чем всем последующим мужикам рассказывать! «У меня был один парень, так он так меня любил, что даже погиб ради меня!» Подружки все от зависти лопнут.

Ложь! Все ложь!! Глупая бездушная кукла. Пустышка.

Сафонов ощутил приступ такой дикой тоски, что у него аж горло перехватило. На душе зияла одна только огромная чудовищная пустота. Он снова был свободен. Его великая любовь исчезла. Упала с 9-го этажа и разбилась вдребезги об асфальт. Он чудом удержался, зацепившись ногтями за край подоконника, а она — нет. Она — погибла. Умерла. Пламя погасло, залитое теплым и дешевым шампанским.

— Так какую же награду хочет получить мой верный рыцарь? Мой ида-альго? — медленно протянула стоявшая перед Сафроновым высокая рыжеватая девушка со странно знакомым лицом.

Сафонов секунду смотрел на нее, но потом все-таки сдержался и спокойно ответил:

— Никакую!

— Никакую? — удивленно переспросила Аллочка. Глаза ее в изумлении расширились.

— Я уже получил свою награду.

Сафонов повернулся и, не обращая внимания на окружающих, быстро направился к выходу.


И спросил у Люцифера Его Сын:

— Полюбит ли еще кого-нибудь тот мужчина?

И ответил Люцифер Своему Сыну:

— Так — уже никогда.


СЫН ЛЮЦИФЕРА. ДЕНЬ 57-й

И настал пятьдесят седьмой день.

И сказал Люцифер:

— Двигаясь к цели, выбирай всегда кратчайший путь. Если ты действительно хочешь ее достигнуть.


НАГРАДА-2

«Зачем делать сложным

То, что проще простого?»

Группа «Наутилус Помпилиус», песня «Казанова»


— И что, Вы даже не разу не пытались с ней объясниться? Как-то выразить свои чувства? — собеседник Лихина смотрел на него с явным сочувствием.

— Нет, — понуро покачал головой Лихин, снова разливая по стаканам водку.

Он и сам не знал, чего его сегодня вдруг так потянуло на откровенность и он рассказывает этому, совершенно случайному, в сущности, человеку, просто попутчику по купе, то, чего он не рассказывал до сих пор еще вообще никому. Даже самым близким своим людям. Впрочем, он читал где-то, что так часто бывает. Желание выговориться, поделиться... У всех же у нас есть эта потребность. А тут — встретились и разошлись. Очень удобно. Психологически понятно. Комфортно.

Да... «Понятно»... «Комфортно»!..

Лихин залпом проглотил свою водку, запил минералкой и совсем пригорюнился. На душе было мерзко. Сумерки какие-то сплошные. Пей не пей, легче не становилось. Пьешь, блядь, как на землю льешь! Эх, жисть!.. Забодай ее комар!

— Послушайте, Федор Степанович! — мужчина дружески улыбнулся Лихину, чуть наклонился и слегка потрепал его по руке. — Да не переживайте Вы так, право же! Ни одна женщина в мире не стоит того, чтобы так о ней убиваться, уверяю Вас!

— Она меня не любит! — снова упрямо покачал головой Лихин и чуть не заплакал.

— Ну, так что? — смеясь, пожал плечами мужчина и весело подмигнул Лихину. — Сегодня не любит, а завтра глядишь, и полюбит!

— Да она замуж выходит!! — закричал Лихин и стукнул кулаком по столу. — Понимаете, замуж!!

— Но Вы же сами ничего толком еще не знаете, — усмехнулся мужчина. — Это же всего лишь Ваше предположение.

— Да какое там «предположение»! — Лихин вяло махнул рукой, поник и залился пьяными слезами. — Они уж второй год вместе ходят. Последний курс. Наверняка она сейчас за него замуж выскочит.

— Ну, она-то, может, как Вы говорите, и «выскочила» бы, — снова цинично подмигнул Лихину его собеседник, — а вот он?

— А что «он»? — недоумевающе поднял заплаканные глаза Лихин.

— Вот что, Федор Степанович! — мужчина смотрел на Лихина с какой-то мудрой и всепонимающей усмешкой. — Слушайте меня внимательно...


* * *

— Привет, Инн!

— Привет... — Инна смотрела на неожиданно возникшего из-за колонны Лихина удивленно и даже чуть-чуть испуганно.

— Ты извини, что я тебе здесь подкараулил, — Лихин криво усмехнулся, — просто не хотел, чтоб нас вместе видели. Поэтому и не стал к тебе в институте подходить.

— Да?.. — неопределенно протянула девушка, вопросительно и по-прежнему с некоторой опаской глядя на своего неожиданного кавалера. — А в чем, собственно, дело?

— Слушай, давай, может, отойдем на пару шагов? — предложил Лихин, демонстративно оглядываясь: дескать, как тут, на проходе разговаривать? люди кругом! — Мне надо с тобой серьезно поговорить. Это ненадолго! — поспешно добавил он, заметив колебания девушки.

— Ну, хорошо... — с видимым сомнением согласилась она. — Только недолго. А то я спешу...

— Да буквально пять минут!

Они сошли со ступенек, отошли от метро метров на сто и сели на лавочку.

— Послушай, Инн! — Лихин взглянул на недоверчиво смотревшую на него девушку и обреченно вздохнул. Чушь это все! Ничего из этого не выйдет! Но он опять вспомнил последние напутственные слова своего ночного спутника: «Вы просто сделайте так, как я Вам сказал — и все! Что Вы в конце концов теряете?» — и решился. «Да! Что я в конце концов теряю?!» — подбодрил он сам себя, набрал побольше воздуха и начал.

— Я тебе сейчас кое-что скажу. Ты просто выслушай меня до конца, ладно? Даже если что-то тебе покажется неправильным или даже обидным. Хорошо? — он остановился и вопросительно посмотрел на девушку.

— Ну, говори, — холодно пожала плечами та. — Такое длинное вступление!..

— Итак, только факты. Ты встречаешься с Шихановым уже почти два года. И вы до сих пор так и не поженились.

— Это тебя не касается! Наши с ним отношения! — в гневе вскричала девушка. Ноздри ее расширились. Лихину показалось, что она сейчас встанет и уйдет.

— Если уйдешь — пожалеешь! — быстро предупредил он, вспомнив наставления своего соседа по купе. — Это вас обоих с ним касается!

Девушка помедлила, явно борясь с собой, но потом все-таки осталась.

Черт! — восхищенно подумал Лихин. — Действительно, сработало! Так, может, и правда?!..

С этого момента он почувствовал так недостававшую ему до сих пор уверенность в себе и заговорил уже не спеша, убедительно и спокойно, веско отчеканивая каждое слово и тщательно следя за дикцией. Точно следуя всем рекомендациям своего учителя.

— Ну так вот, он уже почти два года с тобой гуляет, а так до сих пор на тебе и не женился! — снова повторил Лихин, посмотрел девушке в глаза и ухмыльнулся.

На этот раз та промолчала, хоть и видно было, что это далось ей с трудом. Уверенность Лихина в себе, в том, это все получится, еще больше возросла. Он вальяжно откинулся на спинку скамейки и положил ногу на ногу.

— А значит, жениться он на тебе желанием не горит. Ну, сомневается, по крайней мере! — успокаивающе уточнил он, заметив движение девушки. — Это я тебе как мужчина говорю. Два года — это слишком много. Во всяком случае, влюбленности никакой особой у него уже нет. Да и не собирается он, судя по разговорам своим, на тебе жениться, между нами говоря! — Лихин остановился, достал сигареты и закурил.

— Каким еще «разговорам»? — после паузы напряженно спросила девушка. Несмотря на ее презрительный тон, Лихин ясно ощутил, что она взволнована, и что все его удары попадают точно в цель.

— Да болтает он с приятелями иногда!.. — небрежно обронил Лихин, стряхивая пепел. — Спрашивают же его, интересуются... что и как... — он глубоко затянулся. — А у нас, кстати сказать, последний курс уже. Если вы за это время не поженитесь — то все! Для тебя это будет катастрофа. Правда ведь, Инночка?

— Тебе-то что? — с ненавистью на него глядя, дрожащим от ярости голосом прошипела девушка. — Или ты мне специально все это рассказываешь, чтобы нас с Мишей поссорить и себя взамен предложить? Так ничего у тебя не выйдет! Ты меня вообще как мужчина не интересуешь! Можешь себе это на носу зарубить!

(Ах, ты, сука!! — с бешенством подумал уязвленный до глубины души Лихин. — Ладно, хорошо! Не интересую, значит? Тем лучше. Я тебе это припомню!.. А я-то, дурак, еще хотел с тобой в благородство поиграть!.. Правильно меня тот мужик предупреждал... Ладно, посмотрим!)

— Жаль, конечно... — вслух сказал он, снова вспомнив советы своего всезнающего и всеведущего ночного наставника. Затем печально вздохнул, ясно и открыто посмотрел девушке прямо в глаза и грустно ей улыбнулся; стараясь изо всех сил, чтобы голос его звучал тепло и искренне, а душившие его злоба и обида не были заметны. — Да, я тебя давно люблю, и ты это, конечно, давно уже знаешь. Не понимаю только, зачем тебе потребовалось меня сейчас так грубо оскорблять — меня, человека, который желает тебе только добра! — Лихин запнулся и часто заморгал, как бы пытаясь справиться с охватившим его волнением, а сам тем временем внимательно наблюдая исподтишка за сидевшей рядом с ним девушкой. Судя по выражению ее лица, та уже жалела его, раскаивалась в своих излишне резких, сказанных только что сгоряча словах и вообще слушала его уже с явным сочувствием.

«В случае проблем начинайте сразу же говорить ей о своей любви, и она тут же смягчится и будет опять Вас слушать», — припомнился ему очередной, услышанный им вчера ночью совет, и он злорадно про себя ухмыльнулся. — Правильно говорят, что все бабы дуры! И ни одна из них гроша ломаного не стоит. Вздор только один в голове! Как мужчина я тебя, значит, не интересую?.. Ссука!

— Да, Инна! — после приличествующей небольшой паузы патетически вскрикнул он и даже вперед весь порывисто подался для вящей убедительности; впрочем, совсем немного, чтобы не испугать случайно девушку и не испортить все дело. — Я люблю тебя! Люблю!! И потому желаю тебе добра и счастья. Я хочу, чтобы ты была счастлива! Пусть даже и не со мной! (Ладно, хватит уже о любви, пора выруливать. Чего-то я зарапортовался, — с некоторым беспокойством подумал Лихин.) Да... Так вот, — заговорил он уже более деловым тоном. — Я прекрасно понимаю твои проблемы, — он предупреждающе поднял руку, видя, что девушка хочет что-то сказать, — и хочу тебе помочь.

И я могу это сделать, уверяю тебя! Тем более, что это очень просто. Любишь ты меня или не любишь, ценишь или не ценишь мои мужские достоинства (не удержался он от легкой шпильки), но я все-таки мужчина, и понять другого мужчину мне, согласись, гораздо легче, чем тебе. Понять его психологию. В частности психологию твоего любимого Миши. (Еще одна шпилька!.. Черт, лишняя, наверное... Но, с другой стороны, я же раздражен, обижен!.. Я же живой человек. Любимую, как-никак, отдаю сопернику!.. В приступе, блядь, великодушия! Немножко можно. Только не перебарщивать. А немножко — это для дела даже полезно!)

Могу тебе рассказать, что он сейчас чувствует, — Лихин позволил себе еле заметно усмехнуться и чуть-чуть подмигнуть девушке.

Та слушала его, затаив дыхание и ловя каждое его слово. (То-то же! — удовлетворенно подумал Лихин. — Нравится, сучка, да? Погоди! То ли еще будет!)

— Так вот, Инночка, запомни! Любого более-менее взрослого мужчину женитьба всегда пугает. Всегда! Даже если он любит и обожает предмет своей любви. Тут нет для тебя ничего обидного, это просто свойство мужской психологии. Мужчине всегда кажется, что он что-то там теряет, какую-то свою свободу, независимость — и он все медлит и не решается никак сделать последний шаг, — Лихин остановился перевести дыхание. Его собеседница зачарованно смотрела на него как на какого-то нового Дельфийского оракула. Она явно не ожидала обнаружить в Лихине такой бездонный кладезь мудрости.

— И потому его надо просто слегка подтолкнуть, — Лихин сделал последнюю затяжку и выкинул докуренную почти до самого фильтра сигарету. — Просто помочь ему принять правильное решение! Ты со мной согласна?

— Ну, не знаю... — очнулась захваченная врасплох девушка. — Возможно... Я, честно говоря, так и не понимаю пока, куда ты клонишь...

— А клоню я, Инночка, к тому, что я вполне смогу его к этому подтолкнуть. С твоей помощью, конечно!.. Мы, вдвоем с тобой, вполне сможем это сделать! Буквально завтра же. И займет это у нас всего пару минут.

— Ну, и как же мы это сделаем? — принужденно улыбнулась девушка. Но искушение было слишком велико. И Лихин это прекрасно видел.

— Да очень просто! — вкрадчиво промурлыкал он. Внутри его все кипело. Мышка была в западне, и он это ясно чувствовал! — Я завтра на лекции, в перерыве, подойду к тебе, и мы на виду у всех немного с тобой поговорим. Буквально несколько минут! А ты потом скажешь Мише, что я, мол, тебе объяснился в любви, предложение сделал. Ну, скажешь, естественно, в виде шутки, что ты, дескать, конечно же, мне отказала, посмеетесь вместе с ним надо мной — и все.

— И что? — непонимающе спросила Инна.

— И все! — пожал плечами Лихин. — Уверяю тебя, после этого вы поженитесь. Обязательно! Это и будет для него тот самый последний толчок. Появление соперника.

— Я тебе не верю! — с сомнением покачала головой девушка, широко раскрыв глаза.

— Что «не веришь»? Что получится? И не надо! — снова пожал плечами Лихин. — Не верь! Давай просто попробуем, и все. Хуже-то ведь тебе от этого не будет? Даже если и не сработает.

Девушка, ничего не отвечая, лишь молча на него смотрела, что-то напряженно про себя обдумывая.

— Ну, хорошо... — наконец, медленно протянула она. — Давай попробуем.

— Вот и замечательно! — весело улыбнулся ей Лихин. — Все получится, уверяю тебя! Получишь ты своего Мишу, будь спокойна! На блюдечке с голубой каемочкой. Я ведь для себя ничего не прошу, как видишь, — после паузы проникновенно сказал он уже совсем другим тоном. Грустным и печальным. — Просто помочь тебе хочу, вот и все. Я ведь тебя люблю. Мне просто сама мысль, что ты согласилась от меня помощь принять, уже приятна будет. Так ты согласна? Чтобы я тебе помог? Просто!.. бескорыстно!..

— Да, — тихо ответила явно тронутая девушка. Искорки недоверия в ее глазах, наконец, погасли. — Если так... Конечно, я согласна...


* * *

— Привет, Инн! Это опять я! — улыбающийся Лихин вышел из-за той же самой колонны, что и в прошлый раз. — Ну что, все сработало?.. Можно тебя поздравить? Замуж, я слышал, выходишь?

— Да, — девушка неуверенно улыбнулась ему в ответ. Она, казалось, уже почувствовала что-то неладное.

— А я что говорил?! — цинично подмигнул ей Лихин. — Слушайся меня, и все будет нормально! Поговорить нам надо, — не допускающим возражений тоном добавил он и, не дожидаясь ответа, неторопливо направился к знакомой скамейке.

Девушка, чуть помедлив, двинулась за ним.

— Ну что, Инночка, надо бы нам рассчитаться? А? Как ты полагаешь? Как договаривались?

— О чем мы договаривались? — побледнела девушка.

— Как о чем? — удивился Лихин. — А, ну да! Мы же ни о чем еще не договорились! Ну, давай тогда договоримся! — он достал из кармана микрокассету и протянул ее Инне.

— Что это? — еще больше побледнела та, не двигаясь и не трогая кассеты.

— Наш с тобой разговор! — любезно пояснил ей Лихин, ласково глядя жертве прямо в глаза и наслаждаясь ее ужасом. — На этой самой скамеечке. Тот самый. Ну, точнее, почти тот самый. Некоторые мои монологи слегка расширены. Где я про мужчин рассуждаю. Какие они все дураки и как их, лохов, ловить надо. А ты слушаешь, да поддакиваешь. Ну, убрано там кое-что по мелочам... Ненужное... Про мою великую и бескорыстную любовь... Любовь любовью, а награда наградой! Перед свадьбой, как положено... По результату. Ничего особенного, короче! Но уверяю тебя, когда Мишуля твой ненаглядный кассетку эту услышит, он на стенку полезет! Как мы его с тобой ловко охомутали! Развели, как лоха последнего. И свадьбы никакой не будет. Тут уж и к гадалке не ходи. Один мой прогноз уже сбылся, хочешь другой проверить? Можем попробовать! Только не забудь, милочка. Тебе уж 24 годика почти. Не время для экспериментов-то! Да и объясняться ведь придется! Чего ж ты ему про разговор-то тот не рассказала? Да и убедить его, что я это даром делал, тоже трудно будет!

— Какой же ты гад! — хрипло прошептала белая как мел девушка, уставившись на кассету как на какую-то опасную, ядовитую рептилию. — Какая ты сволочь!! Чего тебе от меня надо???!!!

— Как чего? — суетливо потирая внезапно вспотевшие от возбуждения руки, нервно облизнулся Лихин, откровенно уже разглядывая свою вожделенную добычу. — Награды, Инночка! Награды! Зря я, что ль, старался? По-моему, это будет справедливо.


* * *

Лихин прислушался к шуму воды в ванной, потом достал из сигаретной пачки купленное накануне на радиорынке миниатюрное подслушивающее устройство, немного перемотал назад и включил тихонечко воспроизведение. (На этот раз наученная горьким опытом Инна фактически обыскала его, чтобы убедиться, что при нем опять нет диктофона. Но он был к этому готов, все происходило именно так, как и предупреждал его с самого начала этот его удивительный сосед по купе.)

«А в попку, Инн?» — «Нет!» — «Ну один только разочек!» — «Нет!» — «Ну, хорошо, хорошо...» — «Не туда!! Что ты делаешь?! Я же сказала: нет!» — «Ладно, ладно, извини...»

Нормально! — удовлетворенно кивнул себе Лихин и выключил кассету. — Этого хватит. Как ни старалась девочка помалкивать, но!.. Куда тут денешься! В такой ситуации. Тут уж все!.. А ведь действительно почти ни разговаривала, стерва! И на квартиру куда-то к себе притащила, ко мне наотрез отказалась ехать. Умная, сучка! — Лихин окинул ленивым взглядом комнату. — Квартирка, прямо скажем, не ахти! Скромненько девушка живет, — он зевнул и осторожно спрятал свой мини-диктофон обратно в сигаретную пачку. — Это хорошо. Денежки, значит, ценит. Тем лучше. Проще все будет. Процесс быстрее пойдет.

Ему снова припомнились наставления его ночного гуру.

«Даже тигров приучают через обруч прыгать! Воспринимайте все это как обычную дрессировку.

Не бойтесь быть жестоким! На начальном этапе это необходимо. Пока тигры еще дикие. А в дальнейшем животные так к своему дрессировщику привязываются, что сами руку с хлыстом ему лижут! Сами через обруч с удовольствием прыгают! Это им даже нравиться начинает.

Умейте настоять на своем! Заставить прыгнуть. Приехать к Вам, если Вам этого хочется. Но потом сразу же и похвалите. Будьте при встрече добры, ласковы, внимательны, денег всегда немножко давайте, просто в качестве поощрения. Как тигру сахара. И все будет нормально.

Через полгода она Вам сама звонить будет, уверяю Вас! И встретиться предлагать.

Дрессировка диких животных — это же обычный рутинный процесс, с веками отработанными, хорошо известными методиками и заранее предсказуемым результатом.

Кнут и пряник, Федор Степанович, кнут и пряник! И для тигров, и для женщин».

Неужели правда? — подумал Лихин, сладко потягиваясь.


* * *

— Алло!.. А, привет!.. Нормально. А у тебя?.. Да-а?.. Аж до понедельника?.. Чего купить?.. Коньячка?.. Французского?!.. Ты же вроде?.. Ладно, ладно, я шучу! Конечно куплю, о чем разговор. Ну, и рыбки какой-нибудь уж заодно, как ты любишь, фруктиков, там, как обычно... Все понял! Все! Жди!.. Конечно, буду! Целую. Пока.

Лихин положил трубку и задумчиво похлопал по ней рукой.

«Через полгода она Вам сама звонить будет!» — вспомнил вдруг он и усмехнулся. — А ведь ошиблись Вы, дорогой господин прорицатель! Не прошло ведь еще полугода-то... Всего только три месяца!

Он повернулся, открыл шкаф и, весело посвистывая, начал быстро одеваться.


* * *

И спросил у Люцифера Его Сын:

— Могла ли та женщина избежать расставленной ей ловушки?

И ответил Люцифер Своему Сыну:

— Нет. Нужную кассету можно было составить из обрывков практически любого разговора.

Запомни этот урок.

Любой человек крайне уязвим и добиться от него всего, чего угодно, чрезвычайно просто. Достаточно всего лишь приложить определенные усилия и действовать при этом последовательно и целенаправленно. И чем счастливее человек, тем больше у него уязвимых мест. И тем проще с ним договариваться. Счастье всегда хрупко, и человек всегда боится его разбить или потерять.


СЫН ЛЮЦИФЕРА. ДЕНЬ 58-й

И настал пятьдесят восьмой день.

И сказал Люцифер:

— Истинная любовь слепа. И она не ведает преград. В этом ее сила и ее слабость.


МАТЬ

«Beneficia eo usque laeta sunt dum videntur exsolvi posse, ubi multum antevenere, pro gratia odium redditur».

(«Благодеяния приятны только тогда, когда знаешь, что можешь за них отплатить; когда же они непомерны, то вместо благодарности воздаешь за них ненавистью». — лат.)

Тацит, «Анналы»


— Алло!.. Здравствуйте, Николая можно?.. Николай? Это Витина мама говорит, Вити Нагорнова... Да, да! Так когда мы можем встретиться?.. Нет, давайте лучше прямо сегодня... Прямо сейчас?.. Конечно. А где?.. У Вас? Хорошо. Говорите, куда подъехать, я подъеду... Так... Так... Все понятно... А какое это метро?.. Да, знаю... Хорошо, я все поняла. Значит, примерно в течение часа я буду... Договорились. Я обязательно буду. До свидания... Нет, ну что Вы! Как договорились!.. Ну, все! До встречи.

Зинаида Ивановна повесила трубку и впервые за эти трое суток облегченно вздохнула.

Ну, слава богу! — перекрестилась она. — Кажется, все нормально...

Впервые за эти трое суток она почувствовала себя более-менее спокойно.

Да, все-таки мать есть мать. И как это она сообразила сразу с Николаем этим связаться, пока он еще в больницу не обратился! — она вздрогнула и снова перекрестилась. — Словно подтолкнул кто-то. А иначе бы все! Если бы уголовное дело завели, то все. Ведь опоздай она всего на какой-то час! — Зинаида Ивановна устало покачала головой. — Господь просто спас. Вразумил. Спасибо тебе, Господи.

Она достала деньги, тщательно их пересчитала. Да. Ровно тысяча долларов. Все правильно.

С грустью посмотрела на них и бережно убрала деньги в сумочку.

Почти все ее накопления! Ладно, это все неважно, главное сейчас Витьку вытащить. А деньги?.. Черт с ними! Живы будем не помрем. Еще заработаем. Скажи еще спасибо, что на тысячу-то согласились! Сначала-то ведь шесть запросили. Шесть — и все! Ни в какую! Нас, мол, шестеро. А иначе завтра же заявление в милицию пишу. Что вспомнил, кто меня ударил. Еле умолила! — Зинаида Ивановна опять вздохнула и горестно покивала головой. — Вот они, друзья-то нынешние! Ну подрались, ну бывает!.. Мальчишки всегда дерутся. Сами должны между собой решать. Милиция-то здесь причем? Голову ему пробили!.. Сотрясение мозга, видите ли!.. Ну и что? Витьке тоже досталось. Весь в синяках пришел.

Зинаида Ивановна захлопнула сумочку, встала и начала собираться. Ехать пора! Побыстрее бы уж со всем этим закончить!


* * *

— Здравствуйте.., Коля! — после некоторых колебаний Зинаида Ивановна решила все-таки общаться с подростком на «ты». Как раньше. Голова у парня, кстати, действительна была вся забинтована. Да-а...

— Здравствуйте, Зинаида Ивановна. Проходите! — подросток посторонился, пропуская женщину. Где-то в глубине квартиры громко играла музыка.

— А где у вас тут тапочки?

— Да можете не разуваться.

— Какой у вас прямо коридор большой!.. — Зинаида Ивановна удивленно оглядывалась по сторонам. Она была тут впервые. Огромная какая квартира!

— Вот сюда! — Николай открыл одну из дверей. Именно ту, из-за которой и слышалась музыка.

Зинаида Ивановна вошла. Большая, просторная комната. Человек пять подростков. Двоя курят. На столе бутылка с чем-то спиртным. Судя по цвету, то ли вином, то ли ликером. Всех пятерых Зинаида Ивановна прекрасно знала. Витины одноклассники.

— Здравствуйте, — вежливо поздоровалась она.

— Здравствуйте!.. Здравствуйте!.. Здравствуйте, Зинаида Ивановна! — нескладно, вразнобой загомонили подростки.

Голоса у них у всех, однако, были какие-то странные, неестественные, и в Зинаиду Ивановну они вглядывались с каким-то непонятным пристальным интересом, как будто впервые только сейчас ее видели.

Зинаида Ивановна все это сразу же почувствовала и мгновенно насторожилась. Что-то было не так. Какие-то они все были скованные, напряженные... Словно чего-то ждали.

Зинаида Ивановна невольно покрепче ухватилась за свою сумочку.

Хотя чего ей опасаться? Она же всех их знает! Не станут же они у нее деньги сейчас отнимать?! Да и зачем? Или отнимут, а потом скажут, что не брали? И еще потребуют? Да ну, чушь какая!

Но что-то явно было не так!

— Вы все принесли, как мы и договаривались?

— Да.

Зинаида Ивановна с растущим подозрением внимательно вглядывалась в присутствующих. Ей казалось почему-то, что все они чем-то смущены, тайком переглядываются между собой и стыдливо как-то отводят от нее глаза. Один только хозяин дома вел себя развязно и даже слегка нагловато. Да что, в конце концов, тут происходит?! Совесть в них проснулась, что ли? Что деньги за друга берут? Не верится прямо!..

— Давайте! — Николай протянул руку и выжидающе уставился на стоящую перед ним женщину.

(«Он что, пьяный? — удивленно подумала та. — Или накурился чего-нибудь?» Какой-то он был сегодня не такой. Взвинченный весь какой-то. Нервный. Таким она его еще никогда не видела.) — Коль, может, мы лучше в другую комнату пройдем? Или хотя бы в коридор? — мягко предложила Зинаида Ивановна, ласково, по-матерински глядя на парня.

— Нет! — грубо рявкнул Николай. Зинаида Ивановна от неожиданности даже вздрогнула и отшатнулась.

— Здесь давайте!

— Ну, хорошо... — Зинаида Ивановна помедлила еще немного, но потом все же решилась. — Хорошо! — она быстро расстегнула сумочку и достала оттуда аккуратно завернутые в бумажку деньги (конверта, жалко, дома не оказалось!). — На, пересчитай!

— Не надо, я Вам верю! — подросток выхватил у нее из рук деньги и, глупо хихикая, небрежно сунул их себе в карман.

Зинаида Ивановна следила за ним со все возрастающим удивлением.

Даже не пересчитал! Такие деньги!.. Сунул просто в карман, и все!

— Ну что, Коля, я тогда пойду? — Зинаида Ивановна вопросительно взглянула на подростка, потом опять незаметно покосилась на окружающих. Те упорно отводили глаза. Женщине отчего-то стало не по себе. Как-то тревожно.

— Не спешите! — Николай подошел к столу, налил себе полный бокал из стоявшей там бутылки и залпом выпил. — Мы еще не рассчитались!

— Как «не рассчитались»? — сердце Зинаиды Ивановны екнуло. — Коля, мы же договорились! У меня больше нет денег!

— Это плохо, что нет денег! — подросток обернулся и посмотрел Зинаиде Ивановне прямо в лицо. Глаза у него лихорадочно блестели. — Нет денег — придется отработать.

— Как это «отработать»? — непонимающе переспросила Зинаида Ивановна.

— Как-как! — насмешливо передразнил ее парень и цинично ухмыльнулся. — Так! Нас шестеро. Кровать в соседней комнате. Все ясно?

Зинаида Ивановна на некоторое время потеряла дар речи. Она во все глаза молча смотрела на бывшего лучшего друга своего сына, пытаясь понять, не шутит ли тот.

— Коля! — наконец глухим, прерывающимся от потрясения голосом заговорила она. — Ты в своем уме?! Предлагать мне, матери твоего одноклассника, твоего лучшего друга, такое!

Ребята! — она беспомощно обвела глазами всех шестерых. — Я же вас с первого класса всех знаю! Как же так?! Как вы можете такие вещи мне даже говорить! Да как вам не стыдно! У вас же у всех свои матери есть! Представьте, что с ними бы кто-нибудь так поступил!

— В общем, вот что... Зиночка! — подросток помедлил, откровенно оглядывая замершую в смертном ужасе Зинаиду Ивановну с ног до головы. Ухмылка его стала еще шире. Он почуял запах крови. Ощутил свою власть над жертвой, ее слабость и уязвимость, и теперь чувствовал себя с каждым мгновеньем все уверенней. Психологический барьер был им преодолен. Он упивался своей властью.

Остальным тоже передалось это его настроение, и они потихоньку зашевелились в своих креслах, оживленно переглядываясь. Страстный монолог Зинаиды Ивановны, все ее жалкие уговоры и призывы к совести не возымели на них ровным счетом никакого действия. Скорее наоборот. Наглядно продемонстрировали всем им ее слабость и беззащитность. Теперь это была просто стая. Безжалостная и беспощадная. Стая, которая гонит свою жертву.

Николай победно оглянулся на своих приятелей и вплотную приблизился к ошеломленной женщине. Та медленно попятилась.

— Или ты нас всех обслужишь сейчас в соседней комнате, или я иду прямо отсюда в мусарню и заяву пишу! И Витеньку твоего дорогого посадят! Видишь! — он ткнул пальцем в свою забинтованную голову. — Я, может, теперь из-за него дураком на всю жизнь останусь! На лекарства всю жизнь работать буду! Так что давай, рассчитывайся за своего сыночка.


* * *

Этого не было, не было! — опустошенно твердила про себя Зинаида Ивановна, сидя на кухне, беспрестанно облизывая сухие губы и тупо глядя перед собой. — Не было этого ничего! Это надо просто забыть и все. Вычеркнуть из жизни!

Она потрясла головой, пытаясь отогнать назойливо лезущие воспоминания.

Перекошенное в оргазме лицо Коли с тянущимися из полуоткрытого рта слюнями... Потом этот... щенок... Нет!! Нет. Не было, не было, не было! Ничего этого не было!! Это все мне привиделось! Приснилось. Забыть — и все! Забыть, забыть, забыть, забыть, забыть... Забыть!! За-абыть!.. За-а!.. За-а-а-абы-ы-ы-ы-ыть!..

Лицо ее стало искажаться, искажаться... Наконец, она не выдержала, упала на стол и разрыдалась.


* * *

— Ты куда это собрался? — Зинаида Ивановна недоумевающе смотрела, как сын угрюмо запихивает в сумку свои вещи.

— Я ухожу.

— Куда уходишь? — Зинаида Ивановна все еще ничего не понимала.

— Вообще ухожу!! От тебя!

— Витенька! Что случилось? — Зинаида Ивановна почувствовала неприятную дрожь в ногах.

— Я не хочу жить со шлюхой!

— Что-о?!.. Что ты сказал?.. — Зинаида Ивановна схватилась рукой за сердце и обессиленно опустилась на стул. — Как ты смеешь так с матерью разговаривать?

— Смею! — сын выхватил из кармана пачку каких-то фотографий и стал их швырять по одной на колени пораженной Зинаиде Ивановне. — Это что? Это?! Это??!! — он бешено швырнул ей всю пачку. — Как ты могла??!!

Зинаида Ивановна, остолбенев, перебирала в руках снимки.

Она с Колей... Она делает минет у... Саши... кажется. Подросток весело улыбается в камеру. Одна рука его лежит у нее на голове, вторая победно выставлена вперед с поднятым вверх большим пальцем. Все o’key!

Она с Колей и Ваней... Она с Колей, Сашей и еще одним Сашей...

Так они там ее еще и фотографировали?! Господи боже!

Еще... Еще... Какой кошмар!

Зинаида Ивановна почувствовала, что щеки ее горят.

И, наконец, последний кадр. Самый ужасный. Она лежит голая на спине, придерживая руками груди и смотрит вверх. Рот полураскрыт. Согнуты в коленях ноги широко и бесстыдно расставлены. Вокруг стоят пятеро мастурбирующих на нее юнцов. Камера снимает со стороны ног. Прекрасно видно... Ну, в общем, все прекрасно видно! Половые... органы.., растительность... да все!.. Потоки спермы у нее на лице, на животе и на груди... Лицо вообще все залито! Сперма везде! На губах, во рту...

Господи Иисусе! Так они это все снимали!..

— Витя, Витенька! Но я же для тебя все это делала. Для тебя! Как ты этого не понимаешь! — не смея поднять глаз, еле слышно простонала с мольбой Зинаида Ивановна и заплакала. — Для тебя!

— А ты меня спросила?! Меня? — услышала она звенящий от напряжения голос сына. — Согласен я заплатить такую цену? Как я теперь с этим жить буду? — голос его пресекся и задрожал. — Как в глаза сам себе буду смотреть?!

— Да тебя бы в тюрьму иначе посадили! В тюрьму!! Они бы подтвердили все, что это ты первый его ударил, а он упал и голову себе разбил! Тебе бы срок за это дали!! — истерически закричала Зинаида Ивановна. — Что мне оставалось делать?!!

— А что мне теперь остается делать? Что? — низко поклонившись к затравленно глядящей на него матери, страшным шепотом спросил Виктор. — Убивать их всех?

Он выпрямился, взял свою сумку, повернулся и пошел к двери.

— Витя, Витя!! — закричала перепуганная насмерть Зинаида Ивановна. — Куда ты?! Вернись! Это не твое дело! Я их всех прощаю!

— Зато я не прощаю, — Виктор был уже у самой двери. Он остановился на мгновенье и обернулся. — Извини, мам. Так надо.

— Да забудь ты о них, Витенька! — Зинаида Ивановна порывалась вскочить и броситься к сыну, чтобы схватить, удержать его! но ноги ее не слушались. — Забудь!!

— Как же я могу забыть, мам! — Виктор посмотрел матери прямо в глаза и грустно улыбнулся. — Я же твой сын.

Входная дверь хлопнула. Через несколько секунд с лестничной площадки послышался звук отъезжающего лифта.

Зинаида Ивановна сидела на стуле, судорожно хватая ртом воздух.

Витя... — всхлипывая, все повторяла и, повторяла бессмысленно она. — Витя... Витя... Витенька...


* * *

И спросил у Люцифера Его Сын:

— Но ведь та женщина действительно не виновата!

И ответил Люцифер Своему Сыну:

— Да. Но что это меняет?


СЫН ЛЮЦИФЕРА. ДЕНЬ 59-й

И настал пятьдесят девятый день.

И сказал Люцифер:

— Никогда не старайся узнать слишком много. Празднолюбопытствующий — подобен играющему с огнем ребенку.


РОЗЫГРЫШ-2

«Ибо семя их было проклято от Начала».

Книга премудрости Соломона


Ведущий (В): Итак, здравствуйте, все, кто нас сейчас слушает! Как всегда в это время на нашем канале звучат наши позывные. В эфире снова популярнейший секс-шоу... «Розыгрыш»!!!


<Звучит музыкальная заставка>


В: Итак, наш сегодняшний гость — Андрей из славного подмосковного города Люберцы!

Здравствуйте, Андрей.

Андрей (А): Здравствуйте.

В: Андрей, Вы недавно женились, и сейчас Ваша жена ждет ребенка. Да?

А: Да. Все правильно.

В: И на каком она уже месяце?

А: На пятом.

В: На пятом. Значит, к Новому Году Вы уже должны стать отцом. Правильно?

А (чуть смущенно): Да. Получается, что так.

В: Это замечательно! Так в чем Ваша проблема, Андрей? Расскажите о ней всем нашим радиослушателям.

Это, как Вы знаете, одно из условий нашего шоу.

А (видимо, волнуясь): Понимаете... По словам моей жены, я был у нее первым мужчиной. И до свадьбы я... мы... в общем, первый раз случилось у нас с ней только в брачную ночь. Да... И вот, понимаете, у жены не было практически крови... Да... В принципе, я читал, что такое бывает. У какого-то процента женщин. Не помню сейчас уже точных цифр, но... Да... Ну, бывает, в общем.

Но, знаете, какие-то сомнения у меня все равно остались. Когда она мне это сказала, я ей поверил.., тогда.., но сомнения какие-то все равно остались. Да... И меня это очень сильно сейчас мучает. И чем дальше, тем больше. Да... Я просто не могу ничего с собой поделать... Все время об этом только и думаю!

Поэтому-то и обратился в Ваше шоу. Вот.

В (сочувственно): Понятно, понятно...

Для всех остальных слушателей напомню еще раз, о чем идет речь и почему Андрей именно к нам обратился за помощью.

Тема нашей сегодняшней передачи: «Были ли Вы действительно первым мужчиной у Вашей жены?»

Как ни странно, проблема эта за последнее время стала достаточно актуальной.

Раньше тут все было ясно. Для наших дедушек и бабушек такой проблемы вообще не существовало! Есть кровь на простыне — значит, невеста действительно была сущая девица, нет — извините! Все, повторяю, было ясно.

Хотя и тогда уже, испокон веков, существовали на этот счет всякие маленькие женские хитрости.

Например, женщина некоторое время перед свадьбой подмывалась настойкой из коры дуба, обладающей сильными вяжущими свойствами. В результате в первую брачную ночь ее бдительный и недоверчивый супруг получал все, самые наглядные и несомненные доказательства ее чистоты и непорочности: и кровь!.. и боль!.. Словом, все, что в таких случаях требуется.

И все равно в итоге оставался в дураках. С рогами.

Да. Это все было. Но тогда еще это все же не носило такого широкого распространения, как сейчас. И было скорее исключением, чем правилом.

Сейчас же, с развитием современной медицины!.. Хирургическая операция по возвращению действенности длится сегодня несколько минут и стоит какие-то копейки. Ваша будущая супруга может вытворять до свадьбы что угодно, потом пойти заштопаться и снова стать «девушкой». И Вы об этом так никогда и не узнаете! Будете всю жизнь наивно полагать, что Вы у нее были первым мужчиной.

Но и это еще не все! Выяснилось вдруг, что, оказывается, кровь вообще не обязательно в этих случаях должна быть. Особенности физиологии некоторых женщин таковы, что при лишении их девственности, разрыве девственной плевы, кровь почти не выделяется и болевые ощущения тоже практически отсутствуют.

В общем, дурят нашего брата! Куда теперь бедным мужчинам податься?! Они оказались полностью дезориентированными. Как понять, изменяла Вам Ваша супруга до свадьбы или это у нее просто физиология такая? Как говорил известный щедринский персонаж: этак каждый поросенок будет теперь утверждать, что он не свинья, а просто духами поросячьими попрыскался!

Словом, это достаточно серьезная проблема.

И мы в нашей передаче решили помочь несчастным мужчинам. Ну, для начала хотя бы одному.

Итак, Андрей, по нашему совету, естественно, направил свою супругу на прием к одному известному, как он ей объяснил, специалисту по нетрадиционной медицине.

Это, кстати, действительно серьезный ученый, врач. Сейчас он у нас на связи.

Алло! Здравствуйте, Сергей Владимирович!

Доктор (Д): Здравствуйте.

В: Ну как, супруга Андрея уже у Вас?

Д: Да, она уже пришла. Сейчас дожидается в приемной, пока я ее вызову.

В: Ага! Ну что ж, Сергей Владимирович, тогда вызывайте ее.

Мы, собственно, готовы. Микрофон у Вас включен?

Д: Да, все, как Вы сказали!

В: Прекрасно! Итак, начинайте.

Д: Хорошо.


<Пауза.>


Женский голос (Ж): Здравствуйте!

Д: Здравствуйте. Присаживайтесь, пожалуйста!

Ж: Спасибо.

Д: Так какие у Вас проблемы?

Ж: Да нет, доктор, проблем у меня никаких, слава богу, нет. Просто со мной в консультации женщина одна сидела. И она Вас так нахваливала! Прямо так нахваливала!.. Вот я и решила...

Д: Ну, понятно. Вы же беременны, да?

Ж: Да. Пятый месяц.

Д: И как протекает беременность?

Ж: Пока нормально все. Жалоб особых нет.

Д: А эта женщина не сказала Вам, чем мы тут, в нашем центре, занимаемся?

Ж: Нет. Сказала просто, что Вы очень хороший врач, и посоветовала к Вам обязательно подъехать, провериться. Что Вы какие-то новые методы используете. Рекомендации какие-то можете очень полезные дать. Я, честно говоря, так и не поняла ничего толком. Но она Вас очень хвалила!

Д: Ясно. Вы знаете... Простите, как Ваше имя-отчество?

Ж: Анна Михайловна.

Д: Вы знаете, Анна Михайловна, я Вам сейчас задам несколько вопросов, Вы мне на них пока ответьте, а потом я Вам объясню, зачем мне это надо. Хорошо? Ну, естественно, это связано с Вашей беременностью!

Ж: Хорошо.

Д: У Вас были добрачные связи?

Ж (с еле заметной заминкой): Н-нет.

Д: То есть Вы вышли замуж девственницей, и Ваш муж — это Ваш первый мужчина?

Ж: Да.

Д: А при дефлорации кровяные выделения и болевые ощущения у Вас присутствовали?

Ж: Извините?.. Я не поняла?

Д: Я говорю: боль Вы испытывали в первую брачную ночь? Крови много было?

Ж: Крови? Да нет, крови у меня почему-то как раз очень мало было. Так, чуть-чуть совсем... Но это же нормально, вроде? Так бывает? Мне и врач в консультации объяснял...

Д (успокаивающе): Бывает, бывает!.. Просто особенности Вашей физиологии.

Ж (горячо): Вот я и мужу то же самое говорю! А он не верит. Достал уже! Всю плешь проел. Может, доктор, я его к Вам приведу, Вы хоть ему объясните!..

Д (тем же успокаивающим тоном): Хорошо, хорошо!.. Обязательно.

Знаете, Анна Михайловна, я Вам сейчас кое-что расскажу. Вы меня выслушайте, пожалуйста, внимательно, а потом мы уже дальше поговорим. Договорились? Я издалека начну, но Вы уж потерпите.

Ж: Я слушаю.

Д: Так вот, примерно 150 лет назад, когда машин еще не было, основной движущей силой всех колесных экипажей была, как известно, лошадь. Поэтому во многих странах существовали специальные фермы, на которых старались вывести улучшенную породу, более сильную, неприхотливую, устойчивую к болезням. И вот кому-то пришла в голову гениальная мысль: если скрестить фламандского тяжеловоза с зеброй, то искомая порода будет получена. Отобрали лучших матерей для будущей чудо-породы, ими стали европейские лошади-тяжеловозы. Привезли из Африки отцов. Опытов по скрещиванию зебр с тяжеловозами было проведено много, но... ни одного зачатия не произошло.

Минуло несколько лет. О неудачных опытах забыли. И тут случилось невероятное — у кобыл неожиданно стали рождаться... полосатые жеребята! Научный мир был ошарашен, а необычное явление назвали телегонеей.

После этого происшествия вспомнили, что о таких же странных явлениях давно знали и учитывали их при разведении собак. При крепостном праве на российских псарнях за чистопородными суками был особенно внимательный присмотр. Крепостные хорошо знали, что если любимая сука хозяина хотя бы раз повяжется с кобелем-дворнягой, то для разведения элитной породы она будет утеряна, а виноватого в этом просто-напросто запорют до смерти. Да... Так вот.

Уже в наше время вопросами телегонеи на Западе заинтересовались профессора Ла-Дентег и Флинт. Их эксперименты по скрещиванию животных дали сенсационные результаты. Было установлено: если первый самец биологически доминирует над последующим, то его качества станут преобладать у детенышей самки. Похожее происходит и у людей: генетический материал мужчины, попадая в женский организм, изменяет его наследственный аппарат. И вот рождающиеся дети оказываются похожими на первого мужчину своей матери вне зависимости от того, кто приходится им отцом. Но каким образом это происходит, профессора объяснить не смогли.

У нас в стране вопросами телегонеи занимался доктор биологии, академик Российской академии медико-технических наук Петр Гаряев. По его мнению, когда первый мужчина вводит в организм женщины свои сперматозоиды, которые несут его молекулы наследственности, то он, похоже, оставляет в ней фантом ДНК — волновой «автограф». Таким образом, он «расписывается» на всем ее геноме. И данная волновая программа потом станет формировать тела эмбрионов. Этим и объясняется парадокс телегонеи.

Вот почему, кстати, все религии в один голос утверждают о необходимости девушкам соблюдения нравственности. И не удивительно поэтому, что у всех народов, во все времена к ним относились куда более строго, чем к легкомысленным юношам. Ведь речь здесь идет о судьбе потомства! На кого будут похожи дети!

Ж (после длинной паузы, неуверенно): Но я Вам сказала, что у меня до свадьбы никого не было! Зачем Вы мне все это рассказываете?

Д: Анна Михайловна! Я не Ваш муж. Я врач. Со мной можно и нужно быть откровенной! Если Вас действительно интересует судьба Вашего ребенка.

Вы говорите: не было? — прекрасно! Но если все-таки что-то было... Сейчас еще можно все исправить. Но потом уже будет поздно! Пять месяцев — это и так уже крайний срок. Критический почти.

Наш центр, кстати, именно этими проблемами и занимается.

Ж (растерянно): Какими проблемами?

Д: Вы хотите, чтобы ребенок был похож именно на Вашего мужа?

Ж (так же растерянно): Да...

Д: Тогда я Вам могу сейчас выписать таблетки, которые Вы с сегодняшнего дня начнете принимать — и все будет нормально.

Ж (неуверенно): Но я же сказала Вам...

Д: Хорошо-хорошо!.. Я понял. (Подсказывает ей) Но, может быть, какая-нибудь Ваша подруга?

Ж (обрадованно): Да-да, подруга! Знаете, доктор, у меня есть как раз одна такая подруга! Тоже на пятом месяце. Так вот она...

Д (перебивает): Я все понял. Итак, я выписываю для нее лекарство. Для Вашей подруги. (После паузы) А скажите, у нее только один мужчина был или несколько? У этой Вашей подруги?

Ж (колеблясь): А какое это имеет значение?!

Д (внушительно): Огромное! От этого зависит, какое именно лекарство выписывать. Сильное или слабое. Видите, у меня тут два вида таблеток. Белые и красные.

Ж (махнув рукой): Давайте уж сильное!

Д (деловито): Два раза в день пусть принимает, после еды.

Ж: Доктор, а оно не вредное?

Д (авторитетно): Абсолютно безвредное! Сделано исключительно на травах. Экологически чистый препарат.

Ж: Спасибо! Я Вам так благодарна!

Д: Не за что. Обращайтесь! Я всегда буду рад Вас видеть.

Ж: Огромное спасибо, доктор! До свиданья.

Д: До свиданья.


* * *

В: Ну что, Андрей? Вы все слышали? (Хохотнув) Насчет подруги?

А (подавленно): Да-а... А что он там ей за таблетки выписал?

В (успокаивающе): Обычное плацебо.

А: Что?

В: Биологически нейтральное вещество.

А (так же подавленно): Да-а... Так значит, все-таки... Так-так...

В (бодро): Ну что, Андрей? Теперь Вы узнали правду о своей супруге. Не переживайте! Все мы в одинаковом положении. Все мужчины. Женщины — они такие! Коварные. Что ж поделаешь! Я лично советую Вас все забыть и простить Вашу жену. Мало ли чего там было. Ну, было и было! Главное, что теперь она Вас любит, и Вы у нее действительно единственный мужчина.

А (угрюмо): С чего Вы взяли?

В (несколько растерянно): Что?

А (так же угрюмо): Что я у нее сейчас единственный мужчина?

В (по-прежнему растерянно): Ну-у-у...

А (перебивая): И что, это действительно правда?

В: Что именно?

А (с горьким смешком): Про первого мужчину?

В (с легкой заминкой): В общем-то, да. Насколько мне известно, такая гипотеза действительно существует.

А: И все эти ученые, эксперименты все эти, исследования?.. Они что, и правда все проводились?

В (осторожно): Я вообще-то не специалист... Но, вероятно, да...

(Придя в себя, профессионально-бодрым тоном): Но это же всего лишь теория! К тому же официальная наука, насколько мне известно, так не считает. Да и Вы же сами слышали, Ваша жена хочет, чтобы ребенок был похож именно на Вас! Значит, она Вас любит!..

А (опять перебивает): А они ей помогут, эти таблетки?

В (чуть раздраженно): Но я же Вам сказал, Андрей, что это всего лишь плацебо!

А: Ах, да! Так, значит...

В (вмешивается): Ничего это не значит! Вы, Андрей...

А (не слушая, словно про себя): Так, значит, я ли еще настоящий отец — тоже большой вопрос!.. Мало того, что жена у меня шлюхой оказалась, так еще и дети теперь неизвестно чьи будут. Телегонея!..

В (опять вмешивается): Ну, что Вы, Андрей! Вы слишком уж строги к своей жене. Мало ли что было до брака!

А: Да, «мало ли»! Но зачем она мне врала? Что она девочка.

В: Ну, знала, наверное, как Вы к этому относитесь — вот и боялась признаться. Обычное дело.

А (горько): А что не «обычное»? Врут — потому что боятся, изменяют — потому что скучно, а потом опять врут — потому что боятся. Каждое дело — «обычное». Каждое имеет свои причины и внутреннюю мотивацию. «Необычных» дел вообще не существует! Разве что у сумасшедших.

Вопрос лишь в том, нужна ли мне жена, для которой вранье — обычное дело?

В (принужденно засмеявшись): Да, Андрей, Вы прямо философ!.. У нас ведь всего лишь радиошоу... (с нажимом): Обычное. Обычное радиошоу!

Да и к тому же время наше эфирное подходит к концу. Я (выделяет интонационно): как обычно! прощаюсь сейчас с вами и жду всех вас на следующей неделе.

Тема нашей следующей передачи... Впрочем, всему свое время! Об этом вы узнаете, только настроившись в среду в полдень на нашу волну. Как всегда. Как обычно!

Успехов! Берегите себя!!


<Звучит музыкальная заставка.>


* * *

И сказал Люцифер Своему Сыну:

— Чего добился тот человек? За какие-то полчаса он разрушил всю свою жизнь. А зачем?


СЫН ЛЮЦИФЕРА. ДЕНЬ 60-й

И настал шестидесятый день.

И сказал Люцифер:

— Если ты сам никого не любишь, то будь готов к тому, что никто не любит и тебя.


АВАРИЯ

«Человек умирает и распадается; отошел, и где он?»

Книга Иова


Щенок выскочил так внезапно, что Борковский даже не заметил, откуда он взялся. Он рефлекторно крутанул руль вправо и на скорости свыше 100 км/час врезался в фонарный столб. Удар!!.. треск!.. звуки сминаемого в гармошку металла и бьющегося стекла!.. Тишина. Все замерло.

Борковский сидел, оцепенев, в полностью искореженной машине и боялся пошевелиться. Все произошло так быстро, что он даже не успел ничего понять. Главным его чувством сейчас было ошеломление. Как это? Еще секунду назад он спокойно ехал в своей новенькой машине, и вот уже никакой машины вообще нет! Просто груда металлолома.

Что же до него самого!.. Борковский, затаив дыхание, медленно опустил глаза и посмотрел на свои, все так же лежащие на руле руки. Точнее, на том, что когда-то являлось рулем. Крови не было. Он осторожно пошевелил пальцами. Шевелятся! Боли он тоже пока никакой не чувствовал. Борковский снял руки с руля и подвигал ими: кисти, локти, плечи. Покачал из стороны в сторону головой. Черт! Вроде, все нормально. Он быстро посмотрел на ноги. Тоже ничего! Ни крови, ни торчащих из брюк осколков костей. Ноги как ноги. Он пошевелил ступнями и слегка потопал ногами в пол. Потом стал лихорадочно ощупывать грудь.., живот.., голову.., лицо... Ничего! Нигде ни царапины! Даже шишек и синяков, кажется, нет.

Ни хуя себе!.. Нет, ну ни хуя себе!

Это было похоже на чудо. Да это и было по сути самое настоящее чудо! Борковский смотрел на торчащие повсюду вокруг него какие-то острые железки.., валявшиеся везде осколки стекла.., куски какой-то пластмассы... Машина разбилась просто всмятку. Вдребезги! В хлам. На списание. А у него — ни царапины. Невероятно!

А ведь стоило вон той железке изогнуться чуть-чуть под другим углом... Или вот этой...

Борковский почувствовал, что его начинает колотить нервная дрожь. Он начинал потихоньку осознавать только что происшедшее.

Да! Если бы вон тот штырь... буквально на пару сантиметров!.. Все! Покойник. Или вот эта острая штука... Черт!!

Он трясущимися руками потянулся было по привычке к бардачку за сигаретами, но обнаружил, что никакого бардачка нет. Вообще ничего нет! Только он и бесформенная груда металла.


* * *

— Да-а!.. — инспектор присвистнул, глядя на машину и даже головой покачал — И что? Ни царапины? — он скользнул взглядом по стоявшему рядом с ним Борковскому и снова удивленно покачал головой. — Да, мужик! Повезло тебе. Ты просто в рубашке родился!

Это что, все? — со странным, болезненным недоумением думал Борковский, глядя на заполнявшего какие-то свои бумаги ГИБДДшника. — «Повезло тебе!.. Ты просто в рубашке родился!..» — и все?! Чудо произошло!! Я остался жить, хотя должен был умереть! Или остаться на всю жизнь инвалидом.

Целый мой мир, целая вселенная не погибли! Они сохранились!

И пара вялых реплик и беглый удивленный взгляд — это все, чего они заслуживают? Невероятно!

Если бы я лежал сейчас весь переломанный на носилках — он бы точно так же заполнял бы свои бумаги. И так же точно ничему бы не удивлялся. Для меня бы мир рухнул!! жизнь перевернулась! все другим стало!! — а он все так же равнодушно делал бы свою работу. Невероятно!

В этом есть что-то противоестественное. Непостижимое. Что-то, не поддающее осмыслению.


* * *

— Алло!

— Алло, привет!

— Как дела?

— Да нормально. А у тебя?

— Представляешь, на машине разбился!

— Как «разбился»?!

— Да так. В столб врезался на полной скорости. Щенок под колеса бросился.

— Ни хуя себе! И чего?

— Ничего! Машина на списание!

— А-а-хуеть!.. А сам-то как?

— Представляешь, ни царапины. Вообще ничего! ГИБДДшник приехал, глазам своим не поверил! Ну ты, мужик, говорит, прямо в рубашке родился! А прикинь, мог бы вообще погибнуть. Или поломать себе все. Лежал бы сейчас в реанимации. Просто бог спас.

— Да-а... Ну и чего ты собираешься делать?

— В смысле?

— Ну, тачку новую брать будешь?..

Все?! — ошеломленно думал через пару минут Борковский, с недоумением глядя на трубку, которую он держал в своей руке и словно никак не решался положить. — Это все? Пара дежурных реплик — и сразу же о другом. О новой тачке.

Мы же знаем друг друга с детства! Я его другом своим считаю. Ему что, все равно?..

Да нет, даже не так!.. — он мучительно пытался ухватить за кончик какую-то важную мысль, которая от него упорно ускользала. — Не ему! Всем вокруг. Всему миру! Людям, животным, птицам... Вещам, предметам... Всем!

Я вылез целым и невредимым из разбитой машины, а солнце все так же светило, ветер дул, птички щебетали. Словно ничего и не произошло. Ангелы не спустились с небес, не поздравили меня с чудесным спасением и не пропели мне осанну.

Если бы я умирал в ней, в этой машине, истекая кровью и захлебываясь от боли — все было бы точно так же. Солнце, ветер, птички... Ад бы не разверзся, демоны бы не хохотали и не потирали злорадно руки.

Полное равнодушие! Есть я, нет меня...

Нет, все не то!.. — он беспомощно посмотрел по сторонам, потом вспомнил о забытой трубке, которую все еще держал в руке, и аккуратно положил ее. — Невозможность передать никому свои чувства!.. А еще говорят о телепатии!.. Какая там телепатия! Это милость Господня, что ее не существует. Иначе мир захлестнула бы волна боли и страданий!

Борковскому вдруг вспомнилось, как у них на этаже — много лет назад, он тогда еще пацаном был! — увозили умирать бабку из соседней квартиры. Милая такая была старушка, добрая, разговорчивая, симпатичная. Давным-давно, с незапамятных времен у них на площадке жила. И вот с ней что-то случилось. Приехала скорая, два равнодушных санитара выволакивали, тихонько матерясь, никак не желавшие пролезать в узкую дверь носилки. А он с приятелем стоял и все это наблюдал. Так просто, от скуки.

— Прощайте, сыночки! Я ведь больше не вернусь сюда никогда! — сказала бабка и заплакала.

— Ну что Вы, Марь Ивановна, все будет нормально! — бодро заверили ее улыбающиеся, веселые, жизнерадостные юноши, повернулись и пошли по своим делам.

Бабка больше не вернулась. Никогда.

Борковскому вдруг страстно захотелось вернуть, повторить все! повернуть время вспять! Опять оказаться там, в прошлом, в тот момент, на той самой лестничной площадке! Хотя бы на минутку! Сейчас бы он повел себя по-другому. Как? Он и сам не знал как. Но по-другому. Обязательно по-другому! Обязательно!!


* * *

— Ты чего такой хмурый? — раздеваясь, поинтересовалась жена.

— Да машину разбил, — хмуро буркнул Борковский, отворачиваясь.

— Как «разбил»?! — застыла пораженная жена. — Совсем?

— Совсем, — подтвердил Борковский.

— Ты пострадал? — жена испуганно разглядывала стоявшего перед ней мужа.

— Нет. Представляешь, это просто чудо какое-то самое настоящее! Как будто Бог спас! Даже ГИБДДшник удивился. Ты, мужик, говорит, прямо в рубашке родился!.. — начал было, захлебываясь и торопясь, рассказывать Борковский.

— Да-а... — рассеяно перебила его жена. Она уже успокоилась и теперь, хмурясь, озабоченно о чем-то думала. — И что теперь?

— В смысле? — осекшись на полуслове, уставился на нее муж.

— Ну, страховка, я имею в виду. Насчет страховки ты уже все выяснил? Как ее выплачивают?.. Когда?.. Какие документы для этого нужны?.. Выяснил?


* * *

И спросил у Люцифера Его Сын:

— Неужели мир так жесток?

И ответил Люцифер Своему Сыну:

— Мир не жесток. Он всего лишь бесстрастен. А бесстрастие — это равнодушие.


СЫН ЛЮЦИФЕРА. ДЕНЬ 61-й

И настал шестьдесят первый день.

И сказал Люцифер:

— Нет палки, которую нельзя было бы сломать; и нет металла, который нельзя было бы расплавить.


ЛЕКЦИЯ

«Почему так говорит Господь Саваоф: вот, Я расправлю и испытаю их».

Книга пророка Иеремии


«Кто мы? Кем мы стали? Где мы? Куда заброшены? Куда стремимся? Как освобождаемся? Что такое рождение и что такое возрождение?»

Феодот (Гностицизм / Философский энциклопедический словарь)


Здравствуйте!

Лекция, которую я Вам сегодня прочту, будет посвящена вопросам человеческой личности, человеческого характера. Этой проблемой вот уже почти три тысячи лет занимаются целые армии философов, психологов, социологов и пр. и пр., а между тем она и сегодня так же далека от разрешения, как и тысячу лет назад. «Чужая душа — потемки». Эта поговорка так же точно актуальна и для современного человека, как и для его прабабушек и прадедушек. Вот, по сути, безрадостный итог всех этих сотен и сотен лет кропотливых исследований и тщательных изысканий.

Почему? В чем тут дело? Основная сложность — отсутствие базовой платформы, единой теории личности. Современная наука исследования личности находится сейчас примерно в том же положении, что и химия до открытия таблицы Менделеева. Накоплена огромная масса отдельных разрозненных фактов, которые никак не удается связать воедино, объединить, и которые никак не желают выстраиваться в какую-то стройную систему.

И чего мы только не знаем сегодня о человеке! Каким только тестам, испытаниям и экспериментам его, бедного, за все эти годы не подвергали, как только не препарировали!.. Разве что наизнанку не выворачивали. Кажется, нет того места в человеческой душе, того тайного закутка, закоулочка, куда бы тысячи и тысячи дотошных и въедливых исследователей за это время не заглянули! Который бы они тщательно не обыскали, не изучили, не разложили все по полочкам и не понавешали бы ярлычков. «Эго!.. либидо!.. сознание!.. подсознание!..»

А что толку? Суть по-прежнему ускользает.

Можно сколько угодно изучать воду, исследовать ее на вкус, цвет и прозрачность, проводить с ней тысячи, миллионы экспериментов, исписать библиотеки томов на тему: «Свойства жидкости под названием вода» — но это все же ни на шаг не приблизит Вас к пониманию того очевидного факта, что вода — это просто Н2О. Соединение одной молекулы кислорода и двух молекул водорода. Чтобы понять это, нужны совсем другие методы и принципиально другой взгляд на вещи.

Нужны соединенные усилия науки и техники, математики, физики, химии; нужна молекулярная теория вещества и т. д. и т. п. Да много чего нужно! И только тогда вы, наконец, поймете, что это вообще не жидкость! Что агрегатное состояние вещества вовсе не является его неотъемлемой характеристикой. Все тут зависит от температуры и давления.

Нельзя, к примеру, сказать: водород — это газ. Да, на Земле это газ. Но при температурах, близких к абсолютному нулю, это уже жидкость. А скажем, в ядре Юпитера, при чудовищных давлениях 30–100 миллионов атмосфер, он вообще переходит в металлическое состояние!

Так же точно и люди. Нельзя сказать: этот человек плохой, а этот хороший. Да, в данных условиях он хороший. Но если условия изменятся... Личностные характеристики, как и агрегатное состояние вещества, прямо зависят от температуры и давления. И, вполне возможно, то, что кажется сейчас легким и поверхностным, всего лишь невесомым и податливым газом, какой-нибудь вздорной и легкомысленной женщиной, при попытке раздавить, подчинить, оказать давление, превратится вдруг неожиданно в металл. Как водород в центре Юпитера. А то, что представляется нам сейчас металлом, твердым, несгибаемым и нерушимым... Все эти стальные мышцы и квадратные подбородки...


Вот позвольте задать вам один простой, казалось бы, вопрос. Какова современная молодежь? Ну, хотя бы в общих чертах?

Что тут прежде всего приходит на ум? Наркотики, секс, насилие. Рок-группы, фанаты, скинхеды и пр. и пр. Ну, словом, что-то немыслимо одетое, неуправляемое и асоциальное.

Но, простите, разве не те же самые молодые люди, не из того же самого поколения служат в милиции, в ОМОНе, в той же армии? И ходят там строем, аккуратно застегнутые на все пуговицы, подстриженные и причесанные. Они что, другие? Из другого теста сделаны? С другой планеты прилетели? Нет, они те же самые, вчерашние одноклассники всех этих скинхедов и наркоманов. Материал тот же. Просто разные температурные условия. Разное давление. В результате вот вам лед, а вот вам вода. Но измените чуть-чуть давление!.. Или повысьте чуть-чуть температуру... Призванные в армию подростки все на два года становятся вдруг шелковыми, дисциплинированными и послушными. Ходят в форме и отдают честь. И всю их асоциальность как рукой снимает. Но ослабьте чуть-чуть гайки!..

Еще более показательна в этом смысле тюрьма. Все вокруг там становятся добрыми, честными и хорошими. Маньяки, хулиганы и убийцы превращаются вдруг в прекрасных сокамерников, приятнейших в общежитии людей. Как по мановенью волшебной палочки!

Как такое может быть? Другой температурный режим. Другое давление. Только и всего. Но выпустите их на улицу. И попробуйте с ними там встретиться и пообщаться!..


Иными словами, описывая и изучая личностные характеристики того или иного человека, необходимо всегда помнить, что это они сейчас такие, в данных конкретных условиях. А с изменением условий могут, соответственно, измениться и они. Причем иногда на прямо противоположные. То, что хорошо сегодня, плохо завтра!

Говорят, люди с годами меняются. А так ли это? Возможно, с годами меняются условия, вот и обнажаются поэтому те черты личности, которые были до поры до времени скрыты. Только и всего.

Всем известны ситуации, когда при разводе супруги вдруг обнаруживают друг в друге такие черты, о существовании которых они даже и в страшном сне не подозревали! Хотя прожили до этого вместе, бок о бок, долгие годы. Как такое возможно? Не мог же человек за считанные дни полностью переродиться? Откуда в нем все это взялось? Жадность, алчность, злоба, ненависть? Был столько лет хорошим и вдруг стал плохим!

Конечно, не мог. Он и не изменился. Изменились условия. А он всегда был таким. Одновременно и хорошим, и плохим. Злым и добрым, бескорыстным и жадным. Н2О. Что это? Лед, жидкость или пар? И то, и другое, и третье. И, возможно, еще и четвертое, и пятое, и сотое. Все зависит от условий.


Часто спрашивают: можно ли хотя бы прогнозировать, как поведет себя тот или иной человек в новой для него, скажем, экстремальной ситуации? Нет, увы! Абсолютно невозможно. Многолетние, неоднократно проводимые в разных странах социологические исследования подтвердили это совершенно однозначно и определенно. Вы можете прожить с человеком всю жизнь, знать его, казалось бы, досконально, наизусть, вдоль и поперек, как самого себя: вот сейчас он придвинет к себе свой утренний кофе и аккуратно положит туда ровно две ложечки сахара! — но это все касается только обычных, стандартных ситуаций. Конкретного температурного режима. Но вот как он поведет себя, если вы ему вдруг подсунете вместо сахара соль!.. Попробуйте это проделать и попытайтесь предугадать заранее его поведение и реакцию, и вы увидите, что из этого получится. Ничего не получится! Разве что случайно. Предугадать заранее невозможно.

Это так же невозможно, как невозможно угадать заранее, как поведет себя тот или иной человек в состоянии алкогольного опьянения. Грустным он станет или веселым? Тихим или буйным? Ляжет сразу спать или же, наоборот, начнет всю ночь колобродить и куролесить? Ничего заранее не известно! Предугадать невозможно. Порой самые смирные и, казалось бы, безобидные люди ведут себя в этой ситуации самым неожиданным, невероятным и неадекватным образом.

У одного из русских писателей описан случай, как герой, студент-барчук, вдруг обнаруживает себя утром на столе в бильярдной и без штанов. Как потом оказалось, накануне вечером, во время дружеской попойки, он вдруг молча встал, ушел куда-то и вернулся назад уже без штанов. Штаны обнаружились потом дома. Все попытки его выяснить что-либо у камердинера так ничего и не дали. «Пришли, сняли и ушли», — в ответ на все вопросы угрюмо твердил тот. — «Ну, может, я хоть говорил что-нибудь?.. Спрашивал?..» — допытывался пораженный герой. — «Нет. Ничего не говорили и не спрашивали. Пришли, сняли и ушли».

Раз! И вода превратилась в лед. Можно сколько угодно изучать ее при комнатной температуре, но угадать, что с ней станет при 0 °С, вы все равно не сможете. Если раньше никогда этого не видели. Можно прожить в тропиках на берегу океана всю жизнь, родиться и вырасти в воде, и не подозревать даже, что лед вообще существует. И что эта податливая, ласковая и теплая вода... Такая родная и знакомая!.. Что айсберг разрезает корабельную сталь как папиросную бумагу. Вспомните «Титаник»!


Очень любопытно и поучительно наблюдать все эти, поистине волшебные превращения, происходящие с человеком. Когда с ним что-то случается. Как хорошее в новых условиях становится плохим. Белое — черным. Вера превращается в фанатизм, убежденность — в нетерпимость. Любовь — ?.. Дружба — ?..

Нет того доброго и бескорыстного чувства, которое в определенных условиях не обернулось бы своей изнанкой!


Вот, скажем, любовь к детям, к своей семье. Святая! Чистая и светлая. Ну что, казалось бы, здесь может быть плохого?!

Но вспомните несчастного Николая II! Любившего свою семью, жену и детей больше всего на свете, больше чести и долга. Снедаемый беспокойством за их судьбу, он в решающий момент бросил все: империю, фронт... — и помчался в Царское Село спасать семью. В результате погибли все: и он сам, и так горячо любимая им семья. И еще миллионы и миллионы других, ни в чем не повинных людей. И в России, и во всем мире. Все! Рухнула империя. Рухнул фронт. Рухнуло все!!


Но, возможно, вы думаете, что это в некотором роде исключение, и потому пример не совсем удачный? Все-таки император, полубог почти что... Судьбы империи, мира... У них там, на Олимпе, свои проблемы!

Что ж, спустимся тогда с небес на землю.

Представьте себе небольшую тюремную камеру...

Мы, кстати, в силу специфики нашей работы, необходимости изучения поведения человека в необычных, экстремальных ситуациях, довольно тесно сотрудничаем с тюрьмами и потому неплохо представляем себе, что там происходит. Поэтому пусть вас не удивляет это мое излишне пристальное порой внимание именно к тюремной тематике. Просто тюрьма — это как раз и есть то самое место, где жизнь протекает в других, по сравнению с обычными, условиях. При совершенно другой температуре и давлении. То, что в обычных условиях лед — там всего лишь вода. Грязь и слякоть. То, что в обычной жизни мелочь — там трагедия.

Тюрьма — это гигантская доменная печь, в которой плавится все. Верность, честь, совесть... Где люди ломаются, предают друг друга, своих лучших друзей, чтобы спастись самим. «Ради детей!» Но нужны ли детям такие отцы? Где жены бросают мужей и уходят к другим. Тоже «ради детей»! Но нужны ли детям такие матери? Чему они их могут научить? Такие вот родители? Предавать? Бросать в беде слабого?

Но вернемся к нашему примеру.

Итак, представьте себе небольшую тюремную камеру. Камера — это, в сущности, просто помещение, где люди живут совместно, единой семьей. Все у них там общее: продукты питания, холодильник-телевизор... Ну, словом, вы понимаете.

И вот в эту камеру попадает вдруг человек, который очень! ну прямо очень! любит свою семью. Жену, детей... Обожает, боготворит их! Только о них и думает! Все любят. Но он — особенно. Больше всех. Больше самого себя! И все его мысли поэтому — только о них. О детях и жене. Он пишет им беспрестанно бесконечные письма, все время думает о них... День и ночь! Понимает, как им сейчас трудно без него. Хочет им помочь.

А как он может им помочь? Прежде всего, естественно, материально. А как еще? Он знает прекрасно, что у них сейчас финансовые сложности — и вот он посылает им трогательное и самоотверженное письмо. «Не думайте обо мне!.. Не шлите мне ни посылок, ни денег!.. Мне ничего не надо!.. Я и так проживу!..»

Ах, как все вроде бы мило и благородно! Как самоотверженно, по-мужски! Не правда ли?

Но погодите с выводами! Осторожно!! Опасность! Другой температурный режим!! Повышенное давление!

Что значит «не надо»? Он же не один в камере сидит. Другим шлют, а ему нет. Что значит «проживу»? За счет других? Таких же, как и он, бедолаг? У которых тоже есть жены и дети. И у которых тоже наверняка очень сложное материальное положение. В тюрьме оно у всех сложное.

Даже если он действительно такой честный и благородный и действительно одной только баландой питается и больше ничем, это все равно не решает проблему. Во-первых, это всех нервирует, напрягает, все вроде вместе за стол садятся — а он отдельно. В камере сразу создается какая-то ненормальная, нездоровая атмосфера. А во-вторых... Ты же в общей камере сидишь. Значит, мелочами всякими неизбежно пользуешься. Мыло, там, туалетная бумага... Телевизор-холодильник. Кто-то же за все это платит? Почему не ты? Одно дело, если у тебя действительно нет ничего — ну, один ты как перст на белом свете! николаша-нидвораша! — это сразу видно; и совсем другое, когда есть, но ты просто не хочешь платить. Думаешь, что, как говорится, «пролезет»; что ты тут самый умный и хитрый.

Иными словами, наш герой сразу же оказывается в крайне двусмысленной и щекотливой ситуации, на его белоснежных одеждах тут же обнаруживаются маленькие пятнышки, он сразу же поступается чуть-чуть своими благородными принципами. Пока только чуть-чуть! На уровне мыла и туалетной бумаги. Но, как говорится опять же, лиха беда начало! Это только первый шаг. Дальше все начинает развиваться очень стремительно.

Он же живой человек! Взрослый, здоровый мужчина. Ему хочется, пардон, кушать. Организм требует белков, витаминов. А одной только пустой баландой сыт не будешь! Голод не тетка. Очень трудно постоянно отказываться, когда тебе настоятельно предлагают поесть. Мясца там, колбаски... Апельсинчик какой-нибудь... Твои же собственные сокамерники предлагают, друзья почти, с которыми ты постоянно находишься в одной камере. Сесть с ними за стол и нормально, наконец, пообедать! А ты до этого на одной только пустой баланде месяц сидел.

И вот в один прекрасный день ты наконец не выдерживаешь и садишься... Так совершается второй шаг.

А потом неизбежно наступает момент, когда тебе начинают говорить открыто. Рано или поздно в камере обязательно появляется какой-нибудь старый, опытный зэк, который видит тебя насквозь. Который за свои долгие, долгие годы отсидки достаточно уже насмотрелся на таких вот, как ты. И он, не стесняясь, начинает высказывать тебе прямо при всех: «За счет ребят прожить собираешься?.. Ты чего в холодильник полез? Там что-нибудь твое есть?» Но к этому моменту у тебя уже окончательно сформировалась психология крысы.

«Плевать на все, лишь бы выжить!! Главное — здоровье сохранить! А здоровье — это прежде всего хорошее питание. Это все ради детей! Кто им, кроме меня, поможет?! А как я смогу, если стану калекой? Язву какую-нибудь себе тут заработаю?»

И вот ты начинаешь вставать по ночам, или рано утром, когда еще все спят, и пытаться что-то съесть украдкой, тайком, думая, что тебя никто не видит. Но все все видят.

Так происходит падение. В бездну! Откуда уже нет возврата. Ты думаешь, ты опять прежним станешь, когда на свободу выйдешь? Таким же, как раньше? Честным, смелым, добрым и веселым?.. Нет! ты уже так навсегда и останешься крысой. Навсегда! До конца своих дней!

Так чего ради тогда ты старался? Кого же, спрашивается, ты сможешь теперь воспитать? Только таких же, как ты, крысят? Чему ты их сможешь научить? Как воровать по ночам еду из холодильника?

А ведь как хорошо и благородно все начиналось! «Дети!.. Семья!.. Мне ничего не надо!..» Какие красивые и высокие слова!.. Какие светлые и возвышенные идеалы!..

И тем глубже оказалось падение!! На самое дно! В грязь! Благородство и идеалы, как ни печально, всегда плавятся первыми. А красота так и вообще штука хрупкая! Высокие давления ей противопоказаны. Абсолютно! Медуза прекрасна только парящая в толще воды. На суше — это просто отвратительный комочек слизи.


Итак, подведем некоторые итоги. Человек — это вовсе не то, чем мы привыкли его считать. Это отнюдь не что-то там незыблемое и раз и навсегда определенное. Это он сейчас такой. Хороший. Белый и пушистый. В данных конкретных условиях. Но поместите его в другие условия!.. Это он при комнатной температуре жидкость! Но заморозьте ее или нагрейте до ста градусов!..

Все определяется обстоятельствами. Ну, если и не все, то, во всяком случае, гораздо больше, чем обычно принято думать.

Есть такой очень поучительный в этом смысле социологический эксперимент.

Агент-распространитель рекламной продукции подходит на улице к прохожим и пытается их заинтересовать своим товаром. Рядом находится камера. Якобы происходят съемки рекламного ролика.

Вопрос: какие люди, по вашему мнению, будут с большей долей вероятности контактировать с агентом? Вступят с ним в беседу. Опишите их.

Обычные ответы: это люди общительные, коммуникабельные, женщины охотнее вступят, чем мужчины, и т. п.

Так вот. Ничуть не бывало! Никакой корреляции, связи между характером человека и его решением, вступать или нет в диалог с агентом, вообще не обнаружено! Все зависит тут исключительно от совершенно посторонних, казалось бы, факторов. Какое у человека сегодня настроение, какая на улице погода (если дождь, то вступать вообще никто не будет!), насколько симпатичен агент и т. п. Для женщины вообще решающим фактором является то, как она сегодня одета! Как она будет смотреться в камере. Вот так-то!

Все шатко, неустойчиво, призрачно, туманно и обманчиво в этом мире... И зачастую совсем не такое, каким на первый взгляд кажется. Люди — существа сложные. И у них много личин и масок. О которых они порой и сами не подозревают. Мир населен оборотнями! Днем это милые, очаровательные, приятные люди. Друзья, мужья, жены... Но стоит только взойти луне... Опасайтесь полнолуния! Не разводитесь и не садитесь в тюрьму! И вообще держитесь в своей температурной зоне.

Ладно, время нашей лекции истекает. Оставим несколько минут на вопросы. Если они у вас есть, я вас слушаю.


Вопрос: Вы упомянули об отсутствии единой теории личности. Можете Вы прокомментировать это свое высказывание поподробнее? В каком положении тут вообще сейчас находятся дела? Спасибо.


Ответ: Ни в каком! Тупик. Лично я считаю, что современный подход к изучению личности в принципе неправилен. Все эти бесконечные попытки все понять и объяснить... Мы слишком уж уверовали в волшебную силу разума.

«Человек — царь природы»! Этакое противопоставление человека и природы. Чушь! Человек — часть природы. И разум — часть природы. И не более того. Возможно, есть пределы, дальше которых ему идти не дано. Что он понять не может в принципе. Обезьяна сидит в комнате. Нажимает красную кнопку — получает банан, белую — удар электрическим током. Через некоторое время она это усваивает и радуется, какая она умная. Но понять, откуда берутся ток и бананы — ей не дано.

Так же точно и мы. Вся современная наука — это просто сбор статистических закономерностей. Мы знаем, что тела притягиваются друг к другу прямо пропорционально их массе и обратно пропорционально квадрату расстояния, но понять, почему это происходит — мы не в силах. Закон природы! Как для обезьяны «закон природы», что при нажатии красной кнопки обязательно появляется банан.

Тот же самый подход следует практиковать и при изучении человека, его личности. Собирать, накапливать статистические данные и пытаться вычленить, уловить хоть какие-то закономерности. Постараться чисто опытным, эмпирическим путем выяснить, что происходит при нажатии других кнопок. Например, черной и зеленой. Не попытаться ничего тут «понять» и «объяснить»! Воспринимать это просто как данность, как «закон природы».

Поскольку есть вещи, которые понять нам невозможно. Невозможно — и все. Разум наш для этого не приспособлен. И тем не менее они заведомо существуют, эти вещи.

Скажем, всем вам наверняка известна масса случаев, когда вы совершенно неожиданно встречаетесь вдруг на улице с человеком, которого не видели до этого много лет. Хотя, с точки зрения теории вероятности, такая встреча не могла произойти в принципе. Говорят: просто случайность! Вы же, мол, не предсказывали заранее, что встретитесь сегодня именно с ним?

Но подсчитайте вероятность того, что вы встретитесь, так «случайно», не именно с ним, а хоть вообще с кем-то из своих знакомых! С любым! Она тоже окажется ничтожно мала. Вы не могли вообще ни с кем встретиться! Не должны были! Это невозможно! И тем не менее все-таки встретились. Значит, на случайность тут все не спишешь. И тем не менее списывают. Поскольку не могут объяснить.

А почему бы не предположить, к примеру, что между отдельными людьми тоже существуют силы притяжения и отталкивания?! Между знакомыми, родственниками и т. п. Которые их влекут друг к другу или, наоборот, заставляют держаться подальше. Реальные силы, имеющие чисто физическую природу, подобно электричеству и гравитации. И которые тоже можно и нужно изучать. Ставить опыты, эксперименты и т. д. и т. п.

Не пытаться ничего «объяснить» — это бесполезно! это тупик! да и не нужно это по большому счету никому! какая разница, почему?! — а принять просто как данность, как рабочую гипотезу, как закон природы и постараться установить какие-то закономерности. Чисто статистическим путем.

Собственно, как поступают экспериментаторы в той же физике. Попытаться понять, какие факторы тут играют роль. В гравитации это оказались масса и расстояние. Но ведь это вовсе не было с самого начала очевидным! Могли оказаться, к примеру, размеры объектов. Или их цвет. Да что угодно! Логика тут не работает. Закон природы! Экспериментатор просто угадал. А потом подтвердил экспериментально, на опыте эту свою догадку. Вот и все.

Так же точно и здесь, с людьми. Надо для начала попытаться угадать. А потом уже опытным, статистическим путем подтверждать или опровергать эту догадку.

От чего зависит эта сила притяжения-отталкивания между людьми? Возможно, от цвета волос или глаз. Или от размера обуви. А может, от ума, от возраста, от пола.

Только не надо ничего пытаться «объяснять»! Это слишком сложный предмет для человеческого разума. Чистая статистика! Вот единственный конструктивный путь в данной ситуации. Ситуации до того безнадежной и отчаянной, что современной науке она представляется сейчас вообще тупиковой.


Итак, резюмирую. Необходимо перенести методы естественных наук, в частности, физики, на изучение людей, социума. Не отвергать заранее с пренебрежением гипотезы, которые с точки зрения логики и здравого смысла кажутся абсурдными и фантастическими, а просто проверять их опытным путем. Чисто статистически. Статистика! — вот единственный критерий.

Принять за основной постулат следующее: есть вещи, которые понять невозможно в принципе! но если мы не можем что-то понять, то это еще не значит, что этого «что-то» не существует! И что это «что-то» нельзя изучать. Только другими методами. Не умозрительными. А чисто статистическими.

Разум не всесилен! Это миф. Причем созданный дураками, для которых разум — тайна за семью печатями, поэтому-то они его и обожествляют. Человек вообще склонен поклоняться всему, для него непонятному.

До поры до времени он, этот миф, работал, даже помогал двигаться вперед. Но сейчас начинает уже мешать. Мы вплотную подошли к тем рубежам, где желание непременно все «объяснить» тормозит дальнейшее развитие. Мы топчемся на месте, не в силах преступить заколдованного круга логики и здравого смысла, а между тем этого круга вообще не существует. Он только в нашем сознании. Вперед, вперед! Какая разница «почему», главное — «как»!

Мы с презрением отвергаем то, чего не можем понять и объяснить. Это просто глупо. Обезьяна говорит: «Я не могу понять, откуда берется ток и что это вообще такое, значит, тока просто нет. Это иллюзия». Ага, «иллюзия»!.. Ну, нажми еще раз!

Разум — это всего лишь часть природы, и если природе по каким-то причинам вдруг вздумалось поставить ему ограничения...

Ладно, я думаю, вы меня поняли.


Вопрос: Вы говорите: между людьми, как между телами, между зарядами, существуют силы притяжения-отталкивания. И это закон природы. Но как же тогда свобода воли?


Ответ: Свобода воли здесь ни при чем. Да, свобода — но в рамках законов природы. Вас же не удивляет, что вы, свободный человек, прыгнув в пропасть, полетите вниз, а не вверх, как бы вам, может быть, хотелось? Свобода свободой, а гравитация гравитацией. Свободы от гравитации не существует. Увы!


Вопрос: Вопрос не совсем по теме, но тем не менее. Раз уж мы говорим о людях и об их отношениях между собой.

Что такое менталитет? Спасибо.


Ответ: Менталитет? Если вы выросли на комиксах и гамбургерах, то как бы вы не были умны и талантливы, комиксы и гамбургеры — часть вашей личности и вашего мировоззрения. И от этого никуда не денешься.

Это и есть менталитет.


Вопрос: Извините, но в Вашем последнем ответе явно прослеживается этакое русофильство. Исконно русское, чисто славянское презрение ко всему западному. Ко всем этим тупым, безмозглым пожирателям гамбургеров.

Но если они такие тупые и глупые, а мы такие умные, то почему тогда они превосходят нас буквально во всем?! Наука, техника... Во всем!


Ответ: Научно-технический прогресс? Это не показатель. Это как раз косвенное свидетельство бездуховности общества.

Людей ничто не отвлекает. Никакие высокие проблемы. Четкие, конкретные цели. Энергия и деловитость. Только вперед! Если бы существовали киборги, они, вероятно, двигались бы «вперед» еще быстрее.

Но вот только куда «вперед»? Вот в чем вопрос.


Вопрос: Но мы-то, похоже, вообще никуда не движемся! С нашей ленью и ничегонеделаньем.


Ответ: Лень и ничегонеделанье — неотъемлемая часть нашей духовности и культуры. Они делают русского русским.

Не пытайтесь это понять. Просто это примите как данность. Как закон природы.


Вопрос: И все же! Чем же мы так уж отличаемся от всех остальных? От всего остального мира? В чем эта наша «особенность»? Кроме нашей лени?


Ответ: Россия — единственная страна в мире, где не читают комиксов и не смотрят мюзиклов. Где они так и не прижились, несмотря на все усилия. Несмотря ни на что! И это обнадеживает.

Всего хорошего. До свидания. Лекция окончена. Спасибо за внимание.


* * *

И спросил у Люцифера Его Сын:

— «Любую палку можно сломать». Но ведь не «согнуть»?

И ответил Люцифер Своему Сыну:

— Для большинства людей это одно и то же. Герои — это исключение, и к тому же они обычно гибнут первыми. А мы говорим о правиле. Нас не интересуют мертвые. Мы говорим о живых.


СЫН ЛЮЦИФЕРА. ДЕНЬ 62-й

И настал шестьдесят второй день.

И сказал Люцифер:

— Уяснить себе суть проблемы — значит наполовину решить ее. Главное, понять, что делать. Остальное обычно уже несложно.


АГЕНТСТВО

«Nallae sunt inimictiae, nisi amoris, acerbae».

(«Нет вражды более злобной, чем та, которую порождает любовь». — лат.)

Проперций, II


— Да... — психотерапевт помялся, кинул быстрый взгляд на Кунина, побарабанил пальцами по столу и как-то нерешительно произнес: — Знаете, Роман Семенович, Вы, конечно, правильно сделали, что обратились со своей проблемой в наш институт. Я Вас прекрасно понимаю... Но видите ли... — он опять помялся, потом, вероятно, решившись, вздохнул, махнул рукой и уже уверенно продолжил: — Ладно, чего там! Буду с Вами откровенен. Вы можете ко мне еще полгода сюда ходить, и я буду, конечно же, с Вами работать, заниматься, пытаться Вам помочь!..

Но, как показывает практика, в случаях, подобных Вашему, все это, к сожалению, обычно малоэффективно. Все эти Ваши комплексы так, скорее всего, при Вас и останутся...

Вот что!.. — он оторвал из блокнота листок, что-то быстро на нем написал и придвинул листок Кунину. — Позвоните по этому телефону!

— А что это? — Кунин машинально взял со стола листок с телефоном и нерешительно повертел его в руках.

— Вы позвоните, скажите, что от меня, а они уже Вам все объяснят. Хорошо? — врач кивнул, профессионально улыбнулся Кунину и постучал легонько ручкой по столу, как бы давая понять, что аудиенция закончена.

— Хорошо! — пожал плечами Кунин, встал, сложил листок, сунул его в карман, попрощался и вышел.

Что за бред?! — с недоумением думал он, идя по коридору. — «Вам все объяснят»!.. Что за чушь?!


* * *

— Алло!.. Здравствуйте, я от Валерия Павловича!.. Да. Он мне к Вам посоветовал обратиться... А куда? Где вы находитесь?.. Так... Да, знаю... Да, да, я знаю этот район... Когда смогу? Могу прямо сейчас, если Вам удобно... Ну... — Кунин автоматически покосился на часы, — где-то через полчаса примерно, минут через сорок... Да, в три часа. Хорошо, договорились... Я понял... Да, конечно!.. Ну, все. Хорошо.

Он убрал мобильник и задумчиво покусал нижнюю губу.

Господи ты боже мой! Сплошные тайны! «Приезжайте!.. поговорим!..» Понтов-то! Секретные агенты прямо какие-то! Штирлицы! Может, не ехать? — он опять взглянул на часы. — А с другой стороны, чего и не съездить? Делать все равно нечего. Я ж думал, целый день сегодня у этого психотерапевта проторчу, — Кунин сморщился весь, словно проглотил лимон, и с тоской посмотрел по сторонам. — «Психотерапевта»!.. Твою мать! Дожил!

Он беспомощно потоптался на месте, потом низко опустил голову, понурился и вялой, расслабленной походкой медленно поплелся к своей машине.


* * *

— Итак, Роман Семенович, я Вас слушаю, — собеседник Кунина, элегантный, худощавый мужчина лет сорока, вежливо ему улыбнулся и замолчал, выжидательно глядя Кунину прямо в глаза.

Кунин почувствовал себя неуютно. Он вообще не любил, когда на него так смотрели.

Мент, что ль, бывший? — неприязненно подумал он и снова украдкой огляделся. Компьютер, телевизор... Столы-стулья... Что это вообще такое? Куда он попал? На больницу уж это точно не похоже!

— Простите! — Кунин попытался было не отводить взгляда, но тут же не выдержал и отвел. Это его разозлило. — Простите! — уже раздраженно повторил он, демонстративно оглядывая комнату. — А Вы хоть, собственно, кто? Врач?

Мужчина, не отвечая, молча протянул Кунину визитку.

— «Детективное агентство...» — прочитал тот и в недоумении поднял глаза. — Подождите... А причем здесь?.. — он опять взглянул на щегольский глянцевый кусочек картона с золотым тиснением. Ну, да... «Детективное агентство»... Что за черт?! — Я думал, Вы врач. Это ошибка, наверное, какая-нибудь?

— Вряд ли, — мужчина широко зевнул, прикрыв рот рукой. — Вряд ли... Мы как раз занимаемся проблемами, подобными Вашей. От Вас жена, наверное, ушла, да? С каким-нибудь, там, лучшим другом? — мужчина снова лениво зевнул и как-то неопределенно-насмешливо хрюкнул.

— Знаете! — еле сдерживаясь и стараясь говорить спокойно, произнес Кунин и встал. — Я, пожалуй, пойду.

— Ся-ядьте.., — снисходительно процедил мужчина, откинулся на спинку кресла и закурил. — Сядьте, сядьте! — добродушно повторил он, видя, что Кунин медлит. Кунин поколебался и сел. — Что Вы прямо так сразу?! «Пойду!..» Вас же Валерий Павлович к нам прислал? А он, наверное, знает, что делает?

— Да, но... — нерешительно начал сбитый с толку Кунин и снова обвел глазами комнату. — Я все же не совсем понимаю, причем здесь детективное агентство?.. У меня проблемы совершенно другого рода...

— Того самого, Роман Семенович, того самого! — тут же весело подхватил его собеседник и заразительно захохотал. — У всех у нас одни проблемы. У мужиков — бабы, у баб — мужики. Вот и все наши проблемы. От Вас ушла жена к Вашему лучшему другу, и Вам это теперь не дает покоя. Собственно, не в жене даже дело, а в том, что Вас кому-то предпочли. И Вы теперь себя чувствуете постоянно человеком какого-то второго сорта. Ущербным каким-то. Как тут ни юли и сам себя не утешай, и не успокаивай, а факт остается фактом. Жена сравнила вас обоих и сделала выбор не в Вашу пользу. Ушла и вообще сразу о Вас забыла. Как будто Вас никогда и не было. Это, конечно, обидно, ужасно! Ну, и друг, конечно, скотина еще та. Предатель! В общем, живут теперь оба в шоколаде, а про Вас и вообще не вспоминают!.. А, вспоминают?.. — вопросительно поднял брови мужчина, проницательно глядя на Кунина и взмахнул сигаретой. — Ну, это еще хуже! Каются и помириться хотят, а Вы от этого себя еще ничтожней только чувствуете? Совсем уж каким-то убогоньким, которого все жалеют. Правильно? — мужчина прервал, наконец, свою тираду и глубоко затянулся.

— Ну... в общем-то да... — промямлил, пряча глаза, Кунин.

Впервые за все это время он, как ни странно, испытывал хоть какое-то облегчение. Бодрее, что ли, как-то себя чувствовал... Здоровый и грубоватый цинизм собеседника подействовал на него освежающе, как холодный душ. Даже душевная боль его словно на время притупилась. Не исчезла совсем, но притупилась. В глубине же своей душа все равно по-прежнему ныла. Как больной зуб.

— Ладно, Роман Семенович! — мужчина сунул в рот сигарету и достал из папки какие-то бумаги. — Всем Вашим проблемам грош цена! Мы их решим всего за пару недель. А может, и раньше, — пренебрежительно усмехнулся он каким-то своим мыслям. — Да скорее всего раньше! Пара недель — это предел. Это уж в самых, как говорится, тяжелых случаях! — он снова усмехнулся и как-то иронически подмигнул Кунину. — Не думаю, что у Вас именно такой. Это как птица Феникс. Раз в тысячу лет только рождается. Но при любом раскладе две недели — это крайний срок. Это я Вам гарантирую. В общем, подписываем сейчас договор, — он прихлопнул раскрытой ладонью лежащие перед ним листы, — и через две недели Вы забудете о всей Вашей сегодняшней меланхолии, как о страшном сне! Будете снова бодры, веселы и готовы к новой жизни и новым подвигам. Вылечитесь. Радикально! Станете опять полноценным мужчиной. Ну?

— Что «ну»? — механически переспросил Кунин.

— Подписываем договорчик? — мужчина снова с ухмылочкой подмигнул Кунину.

— Погодите, погодите, — ошарашенно пробормотал тот.

Голова у него шла кругом. «Две недели!» Птица Феникс какая-то!.. («Завтрашнего дня!..», «Все смешалось в доме Облонских», — припомнились ему неожиданно сразу две цитаты одновременно, одна из классика, вторая, кажется, современная.) И в то же время он чувствовал какое-то странное доверие к своему удивительному собеседнику. Весь его этот тон... вообще как он разговаривал!.. Как опытный хирург с пациентом перед операцией. «Не волнуйтесь, батенька!.. Все будет в порядке!.. Мы эту Вашу грыжу!..»

Да, но причем здесь все же детективное агентство?

— Да, но я все же не совсем понимаю, как вы..? — произнес он вслух, растерянно пожимая плечами. — Вы же детективное агентство? Как вы можете мне помочь? Вы же не врачи...

— Врачи, врачи! — громко расхохотался мужчина и затушил сигарету. — Человеческих душ. Врачуем помаленьку. Пользуем. А как — это уж наше дело! Ну что, подписываем?


* * *

— Да, алло!.. Да-а... А, здравствуйте!.. Уже!.. Сегодня?.. Хорошо, конечно... Во сколько?.. В четыре?.. Да, конечно, смогу... Нет, ну что Вы! Я даже раньше могу подъехать, если надо... Хорошо, в четыре... Договорились... До встречи.

Ну дела!.. — Кунин возбужденно потер руки. — Это сколько ж времени-то прошло?.. Когда я у них был?.. Вторник.., среда... Ну да, в среду! Точно! А сегодня у нас что? Понедельник?.. Хм!.. Даже недели не прошло! — он лихорадочно одевался. — Ну, и чего? Чего там эти врачеватели душ мне приготовили? Пользователи! — он замер на секунду с поднятым над головой свитером. — «Пользователь»!.. Странный, конечно, глагол. Куча значений. От «трахать» до «лечить». Пользу, короче, приносить!.. Или, наоборот, извлекать?.. Ладно, сейчас узнаем, — он снова начал быстро одеваться. — Как там врачеватели эти пользовать меня намерены, — он натянул наконец свитер, пригладил волосы и посмотрелся в зеркало. — Трахать или лечить?.. Ладно, сойдет! Нормально. Все. Поехали!


* * *

— Да. Да!.. — старый знакомый Кунина не прерывая телефонного разговора пожал протянутую руку и указал глазами на стул. Кунин послушно сел. — Слушай, тут ко мне пришли.., — мужчина небрежно покосился на Кунина. — Я тебе перезвоню. Да нет, ненадолго. Полчаса-час от силы.

Кунин с удивлением вслушался. «Полчаса-час от силы»?! Хм...

— Ну что, Роман Семенович! — мужчина положил трубку и весело посмотрел на Кунина. — Начнем, пожалуй? Не будем терять времени. Вы любите кино?

— Что? — в изумлении вытаращил глаза Кунин. — Какое еще «кино»?

— Ну, видео, знаете?.. На кассетах?.. — мужчина взял лежащий на столе пульт и небрежно поверил его в руках.

— Какое еще... видео?.. — медленно пробормотал ничего не понимающий Кунин, зачарованно глядя на пульт.

Мужчина нажал какую-то кнопку. Кунин автоматически перевел взгляд на загоревшийся экран телевизора.

Дыхание у него захватило. Настя! Его жена. Точнее, бывшая жена. Теперь уже бывшая... А это кто?! С кем это она? Что это еще за хмырь?

Высокий красивый молодой человек. Элегантный, гибкий. Прекрасно одетый. Вот он помогает ей выйти из роскошной спортивной машины... Настя в отличном настроении, оживленно улыбается... Они идут вдвоем в ресторан... Ресторан... Отдельный столик, шампанское... Настя смеется, хохочет, игриво бьет по руке интимно и низко наклонившегося к ней и шепчущего ей что-то на ушко молодого человека... Спальня... Н-да-а!.. Н-да-а-а!!.. Н-да-а-а-а!!!..

Кунин невольно почувствовал, что краснеет. Все-таки это была его жена. Хоть и бывшая.

— Ладно, Роман Семенович! — мужчина, видимо заметив состояние Кунина, снова щелкнул пультом и экран погас. — Дома досмотрите. Видеомагнитофон у Вас есть? — Кунин машинально кивнул. — Ну и прекрасно!

В общем, так, Роман Семенович! — мужчина встал из-за стола, подошел к телевизору, достал из него кассету, положил ее в стоящий рядом небольшой пластиковый пакет и протянул пакет Кунину. Тот пакет взял. — Там не только одна эта кассета, — пояснил мужчина, видя, что Кунин невольно взвешивает пакет в руке. — Другие тоже есть. Материалы... Дома посмотрите, — он опять уселся за стол. — Так вот, Роман Семенович!.. Вы не курите?

Кунин отрицательно покачал головой.

Он чувствовал себя как во сне. Кассета его ошеломила. Он никак не мог до сих пор разобраться до конца в своих ощущениях. Что он сейчас испытывал? Стыд? удивление? злорадство? шок? Все вместе и сразу! Он вообще уже ничего не понимал! Кто этот хмырь? А как же Сашка? Она что, и от него ушла? Что вообще все это значит?! Что это за кассета?! Откуда она вообще взялась??!!

— Так вот, — снова начал мужчина, с наслаждением затягиваясь. — Бросать надо! — доверительно сообщил он, внимательно разглядывая зажатую между двумя пальцами сигарету и снова затянулся. — Так вот, — в третий раз повторил он, глядя на Кунина сквозь синеватые, быстро завивающиеся в спиральки, тоненькие струйки неспешно поднимающегося вверх табачного дыма. — Юноша, которого Вы видели на кассете — просто наш сотрудник. Профи. На то, чтобы соблазнить Вашу бывшую жену, у него ушло меньше недели. Три дня, если быть точным. Две встречи. Несмотря на всю ее нынешнюю великую любовь к Вашему лучшему другу. Из-за которой она якобы от Вас и ушла. Она ведь Вас именно такими побасенками наверняка потчевала? — мужчина стряхнул пепел, коротко глянул на молчавшего Кунина и после паузы продолжил: — А на самом деле она просто-напросто потаскушка! Обычная дешевка. Халява, как сейчас говорят! — губы его раздвинулись в жесткой усмешке. — Она не потому Вам изменила, что Вы плохой, а потому что она — шлюха. Так что заканчивайте со всеми своими комплексами и меланхолиями. Никому Вас не предпочли. Причина не в Вас, а в ней. Ваш друг теперь в таком же точно состоянии, как и Вы. Она любому будет изменять! При первом удобном случае. Вчера — Вам, сегодня — Вашему другу. Хотите, мы завтра другого сотрудника к ней поставим и через три дня Вам новую кассету сделаем? — улыбка мужчины стала еще шире и безжалостней. —

Знаете, как сказал один умный человек: есть много жен, не изменявших своим мужьям ни разу, но нет ни одной, изменившей лишь однажды. И это правда. Либо — либо. Либо честная женщина — либо шлюха. Середины нет. Нельзя быть шлюхой лишь немножечко. Понарошку. Чуть-чуть беременной! — мужчина жизнерадостно расхохотался и затушил недокуренную сигарету.

— Все, Роман Семенович! Мы свою работу выполнили. Идите сейчас домой, успокойтесь... неспешно и не торопясь посмотрите все и послушайте... Там, кстати, и аудио есть. Ее объяснение... В очередной великой любви, — мужчина насмешливо подмигнул безмолвно слушавшему все это Кунину. — Отчеты почитайте. Нашего сотрудника. Смету. Что и как. Во сколько ему Ваша драгоценная супруга обошлась. Обед там, шампанское... Ну, сами понимаете!.. Недорого, кстати! Мы их вообще-то экономить заставляем. Рынок, знаете ли. Экономика должна быть экономной! — мужчина опять расхохотался встал и протянул руку Кунину. Кунин тоже встал и машинально ее пожал, плохо понимая даже, что делает. —

Всего хорошего! Через пару дней Вы будете судьбу благословлять, что она от Вас ушла!

Можете теперь, конечно, с помощью этих материалов что угодно с ней делать, — чуть помедлив добавил директор агентства, внимательно глядя на Кунина. — Другу, например, своему бывшему отомстить. Рога ему наставить. Если Вам это поможет самоутвердиться. Но я лично не советую, — мужчина брезгливо поморщился. —

Не стоит, право! Зачем Вам все это? Грязь эта... Месть... Баб, что ль, кругом мало? Пусть уж Ваш друг сам этим своим сокровищем ненаглядным владеет и наслаждается. Без помех. Единолично.

Всего хорошего, Роман Семенович! До свидания.


* * *

Кунин выключил кассету и некоторое время сидел в кресле, задумчиво покусывая губы. Потом решительно протянул руку, снял трубку и набрал знакомый номер.

— Алло!.. Саша?!.. Привет, это я... Слушай, Настя дома?.. Дай, пожалуйста... Ну, я тебя прошу, буквально на пару минут!.. Ну, пожалуйста!.. Настенька, милая!.. Да, я... Слушай, я по тебе так скучаю! Места просто себе не нахожу! Я жить без тебя не могу!! Я тебя люблю, люблю, родная, милая моя! Счастье мое!.. Да, говорили уже, но я так страдаю! так мучаюсь! Любимая моя, ненаглядная!.. Слушать не хочешь?.. Ах, как жаль!.. Какая же ты, Настенька, жестокая! Ладно, впрочем, мне и самому болтать всю эту чушь уже надоело. Давай, приезжай ко мне, живо!!.. Да кто тебя спрашивает, мразь! А то у меня одна кассетка тут есть... Колю такого, помнишь?.. Ресторанчик на Остоженке? Потом квартирка на Льва Толстого?.. Что молчишь? Припоминаешь?.. Так вот, это мой приятель был! Это он по моей личной просьбе тебя отодрал. И кассетку, между прочим, сделал. Это тоже я его так попросил. Для отчетности, во-первых, — он же не просто так тебя дрючил, а за деньги; а во-вторых, чтобы на поводке на коротком впредь тебя держать. Просто ради развлечения! Будешь теперь как жучка через веревочку по моей команде прыгать. Пока не надоешь мне. Ну, и для пользы дела, опять же. Пока я себе другую бабу не найду — и ты сгодишься. На безрыбье, как говорится... И жену можно раком.

Доплаты, кстати, мальчик-то попросил! За вредность. Что я его сразу про тебя не предупредил. Страшная, говорит, ты уж очень! Да и не первой свежести. Если бы не «Виагра»!..

Ладно, короче, надоела мне вся эта болтовня! Жду через полчаса... Да плевать мне на тебя!! Соврешь рогалику своему что-нибудь. Не впервой! Все!! Алле! Или как там сучкам дрессированным командуют? Таким, как ты? Не знаешь? Учи! Вперед, короче! Жду. Можешь не подмываться. Здесь подмоешься!


Кунин швырнул трубку и, весь дрожа от переживаемого им сейчас наслаждения, откинулся в кресле.

Класс!! Вот это класс! Собственно, и секса-то никакого даже не надо! Я ее уже только что отымел!

— Да, дорогая!.. — мечтательно произнес он, постепенно успокаиваясь. — Ты еще не знаешь своего бывшего муженька!.. У нас с тобой еще все впереди!.. Ты и представить себе не можешь, что тебя ждет!

Кунин аккуратно сложил все кассеты в ящик стола, запер его, спрятал ключ и пошел на кухню заваривать себе кофе.

Внутри его все пело. Меланхолия его действительно бесследно исчезла. Как ни бывало! Директор агентства оказался прав. Жизнь снова была прекрасна и удивительна!


* * *

И сказал с презрением Сын Люцифера:

— Такой мужчина заслуживает того, чтобы его предали!

И ответил Люцифер Своему Сыну:

— Предательство не имеет никаких оправданий.


СЫН ЛЮЦИФЕРА. ДЕНЬ 63-й

И настал шестьдесят третий день.

И сказал Люцифер:

— Люди безжалостны и жестоки. И они не умеют прощать.


АГЕНТСТВО-2

«Omnia fanda, nefanda, male permixta furore. Iustificam nobis mentem avertere deorum».

(«Добро и зло — все смешалось из-за нашей преступной ярости, и боги отвратили от нас свою благосклонность». — лат.)

Катулл, «Свадьба Пелея и Фетиды»


Ну что, — Бархатов в сотый раз перечитал договор, — черным по белому написано: «7 июля». 7 июля — завтра.

Он снова вспомнил подробности своего визита в это проклятое агентство.

«Да мы!.. Да Вы что!.. Да две недели — это крайний срок!..» Впрочем, две недели еще не прошли. Завтра — последний день. Черт бы их побрал, с этими их обещаниями! И я, как дурак, повелся! Поверил, что и правда!..

Бархатов до боли сжал кулаки.

Волшебники, мать их! Врачеватели хреновы! Человеческих душ. Ну, вот он я! Врачуйте! Пользуйте. Черт!! Черт, черт, черт!

Ему за эти две недели стало только хуже. Хотя до этого, казалось, что хуже уже некуда. Оказывается, есть куда. В него заронили надежду. И он просто не знал теперь, что будет делать, если завтра вдруг... Да нет, лучше об этом и не думать. Это будет настолько ужасно!.. Прямо хоть в петлю!

Он живо представил себе, как он завтра звонит, а ему вежливенько так сообщают: «Извините, но мы Вам помочь не можем». Или что-нибудь в этом роде. «А деньги мы Вам вернем, не переживайте!»

Да уж, за что — за что, а уж за деньги-то он переживать тогда точно не будет. Поскольку они ему, по-видимому, больше вообще никогда не понадобятся! Он просто повесится тогда от отчаяния!! Или из окна выпрыгнет!

Бархатов опять ярко, в красках вообразил себе, как она сейчас!.. как эта сука!.. тварь эта!! с этим своим хахалем!.. и заскрежетал зубами от непереносимого унижения и бессильной ярости. Вот странное дело! Он вроде и не любил уже особенно свою жену, в постели у них последнее время не все ладилось, но стоило ей уйти, бросить его — и все словно перевернулось. Она вдруг снова стала для него самой желанной и привлекательной женщиной на свете. Он бы ну все, наверное, отдал, лишь бы только она вернулась! Лишь бы избавиться от этого чудовищного, гнетущего чувства собственной никчемности и неполноценности. Может, он и сам бы ее потом через неделю прогнал, когда бы она ему опять надоела. Но пусть бы сейчас она вернулась!..

И мысль, что это совершенно нереально и невозможно, сводила его с ума, доводила буквально до исступления. Сознавать, что он ей теперь абсолютно не нужен, у нее теперь своя собственная жизнь, и она там, судя по всему, вполне довольна и счастлива, была совершенно невыносима.

«Все бы он отдал»! — Бархатов вскочил и в бешенстве отшвырнул в сторону ни в чем не повинное кресло. — Ничтожество!! Урод! Да кому ты нужен!! Кому оно нужно, это твое и «все»!?!


* * *

— Да, здравствуйте... Это Бархатов говорит, насчет договора... Что?.. Можно подъезжать?!.. Конечно!! Когда?.. Да когда хотите, хоть сейчас!.. Да, да, через час буду! Даже через сорок пять минут!.. А, обед... А когда тогда?.. В два?.. Ну, хорошо, в два. Конечно, обязательно... Да нет, что Вы, не опоздаю. Ровно в два!.. Ну все... До встречи.

Обед у них, видите ли!.. — сам даже вряд ли понимая толком, что он говорит, горячечно бормотал Бархатов, быстро качаясь в кресле и чувствуя, как неистово колотится у него сердце. — Тут у человека вопрос жизни и смерти, можно сказать!.. Ч-черт! «Приезжайте!» При-езжайте!.. Приез-жайте!.. При-ез-жайте!.. При-ез-жай-те! — он с наслаждением перекатывал это слово во рту и словно пробовал его на вкус. — Неужели?!.. Неужели действительно что-то получилось! Интере-есно... Что же?

Бархатов и сам не знал, что он ждет, но ожидание было очень волнующим и острым. Мысль, что он сейчас узнает что-то новое о своей жене (он даже в мыслях не называл ее пока бывшей), о ее нынешней жизни, о хахале ее об этом — да наверняка! это же детективное агентство! наверняка они что-то разнюхали! — просто обжигала!! Бархатов, правда, так до сих пор и не понимал, что это ему даст и как поможет, но предпочитал пока об этом не думать. Там видно будет! Пока он думал и мечтал только об одном. Как бы утолить свое распаленное, взбудораженное донельзя, до крайних пределов любопытство. Жажда узнать, наконец, о своей жене и о ее новом мужчине хоть что-то конкретное была уже попросту нестерпима.

Господи! Целых два часа еще ждать! Целых два часа!!


* * *

— Здравствуйте, Анатолий Владимирович! — знакомый уже Бархатову по прошлому посещению директор агентства, приятный, изящный мужчина лет сорока, привстал, протягивая Бархатову руку. — Присаживайтесь, пожалуйста.

Бархатов, дрожа, сел. Он был весь как на иголках.

— В общем, так!.. — директор агентства порылся в столе, достал оттуда какой-то сверток и показал его Бархатову. — Это видеокассета. Юноша, который на ней снят, это наш сотрудник. То, что Вы увидите, подействует на Вас гораздо лучше любого психотерапевта. И все Ваши проблемы сразу как рукой снимет! Уж поверьте мне на слово, я знаю, что говорю.

Мужчину напрягает всегда, когда у его женщины появляется новый хозяин. Поскольку такое явное предпочтение всегда оскорбительно и заставляет его усомниться в себе самом. В своих мужских достоинствах. А когда хозяев много... это все равно, что их вообще нет. Они как многочисленные диадохи, наследники империи Александра Македонского, которые все вместе, сообща не смогли удержать то, чем когда-то владел он один... — собеседник Бархатова оборвал сам себя на полуслове и поморщился. — Извините, я сегодня не спал почти, вот и несу всякую чушь... Да... возьмите, — он протянул сверток Бархатову. — В общем, посмотрите пока кассету, а там... Я полагаю, что на этом все закончится, но если, тем не менее, возникнут какие-то вопросы или проблемы — звоните. Подумаем, что дальше делать. Если одного сеанса окажется недостаточно... — он как-то хмуро хмыкнул и покосился на Бархатова.

Бархатову показалось почему-то, что директор что-то недоговаривает, но переспросить он не решился. Да и не до того ему было! Кассета буквально жгла ему руки. Ему не терпелось ее поскорее посмотреть. Он уже догадывался примерно, что там будет, и теперь хотел лишь как можно быстрее в этом убедиться.

— Ладно, Анатолий Владимирович! — мужчина нажал какую-то кнопку. На пороге сразу же возникла секретарша. Черт ее знает, откуда она взялась! В предбаннике вроде никого не было. — Кофе, Мариночка, сделай мне. Да покрепче! Ну, все, Анатолий Владимирович, — мужчина вновь перевел взгляд на Бархатова. Глаза у него действительно были совсем сонные. — До свиданья. Я Вас больше не задерживаю. Надеюсь, Вам все понравится.


* * *

Бархатов смотрел кассету уже, наверное, раз сотый! Он знал уже ее всю наизусть и тем не менее каждый такой просмотр все еще доставлял ему неизъяснимое наслаждение. Проливал просто бальзам живительный на душу! Действовал на него как самый что ни есть настоящий сеанс психотерапии. Реальной, подлинной психотерапии!

Как только тоска его поднимала голову, и все эти дурацкие мысли о жене снова начинали закрадываться: ах, какая же она хорошая и желанная!.. и где же она сейчас?.. с кем?.. и пр. — он тут же включал кассету, и всю его тоску мгновенно как рукой снимало. Как и предсказывал тот мужик из агентства.

Вид трахающейся в туалете супруги действовал безотказно.

Шлюха! Шлюха и есть. Блядь ресторанная! В кабинке, прямо над унитазом... Фи! И с кем?! С альфонсом каким-то! С «нашим сотрудником»! Который исключительно за деньги тебя ебет. Просто работает. Так ты ему на хуй не нужна!! Да кому ты вообще нужна?! И об этой твари я жалею? Об этой дешевке?

Успокоенный на время Бархатов выключил кассету и шел на кухню пить чай или кофе.

Сначала он включал кассету ежедневно, по десять раз на дню, потом все реже и реже. Через день.., через.., раз в неделю... Не прошло и месяца, как он практически полностью излечился. Он мог теперь думать о своей бывшей жене совершенно спокойно и равнодушно, как о ком-то постороннем. Кассету он вообще больше не смотрел. Ему было просто неинтересно. Она так и валялась теперь в нижнем ящике стола, забытая и заброшенная.


* * *

Прошло три месяца. Как-то раз, в воскресенье, убираясь в столе, Бархатов наткнулся вдруг случайно на знакомую кассету. Он в недоумении вертел ее в руках и прислушивался к своим ощущениям. Неужели он действительно когда-то сходил с ума из-за этой вот пустой и глупой стервы? Сейчас он не испытывал ровным счетом ничего. Ему было начхать на нее. Что с ней?.. Где она?.. Жива?.. Мертва?..

Какой же я был тогда дурак! — с удивлением подумал он, пожимая плечами. — Из-за какой-то дырки!..

Сейчас у него была другая жизнь, другие женщины... Вся эта история с женой вспоминалась вообще как какой-то дурной сон. Как какой-то бред. Ну ушла и ушла! Скатертью дорога.

Он вспомнил, как мучился, страдал и переживал, представляя себе, как она сейчас!.. с кем-то!.. Господи боже мой! Да какая разница, кто ее щас ебет! На здоровье! Бог в помощь. Тот же, небось, и ебет. Этот новый ее хахаль. Тоже, наверное, дурачок, думает, что он у нее один-единственный. Как и я в свое время.

Бархатов внезапно ощутил, что в душе его, с самого ее дна поднимается какая-то черная и глухая злоба. Вот, вроде, произносишь все эти пустые и никчемные слова: «ебет», «хахаль» и не чувствуешь при этом ровно счетом ничего — обычная фонетика, чередование согласных и гласных — а внутри вдруг начинает что-то закипать и шевелиться. Словно это страшные заклинания, вызывающие демонов.

«Печаль моя светла», — вспомнились ему бессмертные пушкинские строки, и он мрачно усмехнулся и медленно покачал головой.

Нет!.. Еще не светла. Остался у меня один должок. А долги надо отдавать. Чего ж это ее нового муженька в неведении держать? Это несправедливо.

Да и мы же с ним не чужие, в конце-то концов! Братья почти. По крови. По сперме. В одну пизду как-никак вместе лазили.


* * *

— Да пошла ты!! — Бархатов в ярости швырнул трубку и, тяжело дыша, откинулся назад в кресле.

Выкидыш у нее! Да по хую мне, что там у тебя!! Сучка! Потаскушка дешевая. Одним щенком меньше будет! Нечего было по сортирам трахаться! Падла!

Он вскочил и заметался по комнате, пытаясь успокоиться.

Врешь ты все! Ишь, чего удумала!.. Подделка это, видите ли!

Но зерно сомнения было уже заронено. Он стал вспоминать кассету. Благо, он помнил прекрасно каждый ее кадр.

Да она, конечно!! Фигура, одежда... Да все!! Конечно, она! Чего она мне мозги ебет!.. Хотя лицо... Лицо действительно плохо видно... Только вначале, когда они еще в машине едут. А потом крупных планов нет... А откуда им взяться, если камера сверху снимает?! Как ее там в кабаке над унитазом раком дрючат!.. Это же не студия, в конце концов! Не порнофильм... Черт!

Бархатов припомнил все эти съемки в ресторане. Тоже как-то все смазано... Издалека все...

Раньше ему просто и в голову не приходило, что это может быть подделка, но сейчас, когда он начал анализировать и вспоминать подробности. Всякие там мелкие детали... Но, с другой стороны. В машине-то уж точно она! Там-то сомнений никаких! Видно все прекрасно. А вот потом... Черт!!

Бархатов остановился, колеблясь, потом решительно схватил трубку и набрал номер агентства. Оказывается, он его преотлично помнил на память до сих пор.

— Да, — услышал он знакомый уверенный мужской голос.

— Здравствуйте, — Бархатов не знал, с чего, собственно, начать. — Это Бархатов. Я к Вам обращался месяца три назад...

— Здравствуйте... Анатолий Владимирович, кажется? — спокойно поинтересовался мужчина.

— Да, — машинально подтвердил Бархатов. — Я вот что Вам звоню... Вы мне дали тогда кассету... Помните?

— И что? — Бархатову показалось, что его абонент на том конце правды зевнул.

— Скажите, она была... настоящая?.. — Бархатов затаил дыхание. — Это не монтаж?

— А почему Вы спрашиваете, Анатолий Владимирович? — собеседник его был абсолютно невозмутим.

— Я хочу знать! — попытался было уклониться от прямого ответа Бархатов. — Это для меня важно!

— Послушайте, Анатолий Владимирович, — лениво заметил мужчина. — Ведь эта кассета подействовала на Вас именно так, как я Вам обещал? Вы полностью избавились от всех своих стрессов и комплексов? Так?

— Да... — растерянно подтвердил не ожидавший такого вопроса Бархатов.

— Ну, и все! Значит мы все свои обязательства выполнили. Какие к нам претензии?

— Да я эту кассету жене своей бывшей отправил! Точнее ее новому мужу! И он ее выгнал беременную из дома. В смысле, жену! Она мне только что в истерике звонила! Выкидыш у нее! А теперь выясняется, что все это подделка! — на одном дыхании выпалил в отчаянии Бархатов.

— Так вот почему она тогда!.. Просто она беременная была!.. — задумчиво, словно про себя пробормотал мужчина.

— Что «она тогда»? — похолодев, тихо переспросил Бархатов. Ему вдруг ясно припомнились все странности в поведении директора агентства во время их той, приснопамятной встречи, когда тот отдавал ему кассету. Как ему еще показалось тогда, что директор что-то недоговаривал. — Вот почему она тогда не пошла в ресторан с Вашим сотрудником?!.. Так это действительно подделка?!

— Ну, и что? — скучающим тоном поинтересовался у Бархатова директор детективного агентства. — Подделка не подделка — какая разница?

— Как «какая»?! — задохнулся Бархатов.

— Да так! — Бархатов словно наяву увидел, как его невидимый собеседник пренебрежительно пожал плечами. — Проблема ведь по большому счету не в том, подделка это или нет, а в том, зачем Вы вообще эту кассету отправили! Разве нет? Если бы это была не подделка, у нее что, выкидыша бы не было? Ее бы муж беременную не выгнал? Или Вы, может быть, считаете, что это было бы тогда справедливо? Вы что, господь Бог? Судьбы человеческие решать?

— Вы!.. Вы!.. — Бархатов хватал ртом воздух. Он не находил слов.

— Ладно, Анатолий Владимирович. До свидания. Обращайтесь и впредь, если что. И мой Вам совет, — собеседник на том конце провода вздохнул и сделал паузу. — Не переживайте Вы так! Ну, выгнал и выгнал. Поделом ей! Если бы она не была тогда беременной, все бы у нашего сотрудника прекрасно получилось, уверяю Вас! Никаких подделок делать бы не понадобилось. Так что не принимайте все слишком близко к сердцу. Никакая она не святая. Если Вас тогда кинула и неизвестно к кому убежала, — собеседник опять немного помолчал. ― А что касается выкидыша... Это же не Ваш ребенок? Вам-то что? На свете каждый день миллионы дураков родятся. Ну, одним меньше будет. Невелика потеря. Всего хорошего! — в трубке раздались короткие гудки.


Бархатов еще некоторое время задумчиво на нее смотрел, держа на весу, потом аккуратно положил на место.

А действительно, — подумал он. — Мне-то что? Чего я так разволновался? Как институтка прямо. «Беременная!.. выкидыш!..» Раскудахтался!.. Да и хуй с ней! Это ее Бог покарал. За то, что она от меня ушла. От мужа своего законного. Тяжело тебе!.. А ты меня спрашивала, когда от меня уходила, мне каково? Тебя это тогда совершенно не интересовало, да? Ты обо мне только сейчас вспомнила, когда тебя ебарь твой выпер? Вот и подыхай теперь. Око за око!

Совершенно успокоенный, Бархатов встал и, заложив руки за голову, сладко потянулся.

Ключ надо бы сменить! — сообразил вдруг он. — Или, еще лучше, замок новый врезать. А то как бы она сюда, чего доброго, не заявилась. Куда ей теперь деваться? Да нет, голубушка! Шалишь! У меня тут не приют для раскаявшихся шлюх! — Бархатов быстро подошел к двери и вставил ключ в замок. — Вот так-то! Теперь снаружи хуй откроешь. А звонить — звони! На здоровье. Это — пожалуйста. Хоть обзвонись тут!

Он вернулся в спальню, улегся на кровать и включил телевизор.

Вот так! Все-таки есть на свете высшая справедливость! Выгнали тебя? Так тебе, бляди, и надо! Нечего было от меня уходить.

«Погулять хотела, вот и залетела, ла-ла!» — кривлялась и строила глазки с экрана певичка. Бархатов сделал звук по громче.

«Погулять хотела, вот и залетела, ла-ла!!» — надрывалась музыка. Бархатов еще добавил громкости.

«Вот и залетела, ла-ла!!!.. Вот и залетела, ла-ла!!!..» — гремело в комнате.

Вот так! Бархатов сделал на всю.

«Вот и залетела, ла-ла!!!!!» — орал телевизор. В комнате все дрожало.

«Вот и залетела!!!!!.. Вот и залетела!!!!!..»

«Ла-ла!..» — подпевал Бархатов, покачивая в такт ногой. — Так тебе, бляди, и надо! «Ла-ла!..» Так и надо! «Ла-ла!..» Так и надо!! «Ла-ла!.. Ла-ла!..» Так и надо!!! «Ла-ла!.. Ла-ла!.. Ла-ла!..»

«Вот и залетела!!!!! Вот и залетела!!!!! Вот и залетела!!!!!..» Так и надо!!!!!!!


* * *

И спросил у Люцифера Сын:

— Что стало с той женщиной?

И ответил, усмехнувшись, Люцифер Своему Сыну:

— Ничего особенного. «Она не первая!»


СЫН ЛЮЦИФЕРА. ДЕНЬ 64-й

И настал шестьдесят четвертый день.

И сказал Люцифер:

— Женщина не знает, что такое благодарность. И когда она считает себя правой, то действует без всяких колебаний и жалости.

А правой она считает себя всегда.


СУД

«Не подъемлете ли вы трудов и не напрягаете ли усилий, и не отдаете ли и не приносите ли всего женам?»

Вторая книга Ездры


«Иудифь сказала ему: выслушай слова рабы твоей; пусть раба говорит перед лицом твоим: я не скажу лжи господину моему в эту ночь...

Потом, подойдя к столбику постели, стоявшему в головах у Олоферна, она сняла с него меч его и, приблизившись к постели, схватила волосы головы его... и изо всей силы дважды ударила по шее Олоферна и сняла с него голову».

Книга Иудифи


Тарских расстегнул ворот рубахи. Его душило бешенство. Впрочем, бешенство не было единственным чувством, которое он сейчас испытывал. Бешенство, злость, обида, тоска, жалость к самому себе, острое ощущение несправедливости происходящего — да много чего еще! Целый букет чувств. Все то, что обычно испытывает человек, от которого только что ушла жена.

Причем ушла совершенно неожиданно. Еще вчера все вроде было нормально, как всегда, а сегодня вдруг: «Извини, Костя! Я больше так не могу. Я много думала... («Шурик!» — не преминул тут же язвительно прокомментировать про себя Тарских. — «Бессонными ночами»!

Ему сразу же припомнилась соответствующая сцена из известного гайдаевского фильма «Иван Васильевич меняет профессию», кажется. Где жена главного героя тоже уходила от него аналогичным образом и с аналогичными репликами — к режиссеру Якину.)

«...и поняла, что нам надо расстаться. Не думай, что мне было легко на такое решиться, но... Я тебя не люблю! Мне ничего твоего не надо, ни денег, ничего, я просто ухожу. Прощай!»

Ну, и прочая бабская чушь!

Ах, как благородно! «Мне ничего не надо!» А кто все шубы, платья и драгоценности заблаговременно вывез, оказывается, буквально накануне? То бишь, вчера.

«А это мои личные вещи! Надо же мне в чем-то ходить?! Вот уж не ожидала от тебя такой мелочности! Может, ты мои трусы и лифчики заодно пересчитаешь?» — «Причем здесь трусы??!!»

В общем, разговор очень быстро перерос в чудовищную склоку. Сейчас Тарских горько жалел, что дал себя в нее втянуть. В результате, жена удалилась с гордо поднятой головой и с чувством чуть ли не морального превосходства. Что это, дескать, за мужчина, который в женском белье копается?

Причем здесь белье!?! Ссука! «Мне ничего не надо»! А что у тебя вообще есть? Да ты сама гроша ломаного не стоишь! Я когда на тебе два года назад женился, ты из своего Засранска только что приехала, так ты угол в коммуналке снимала, и за тот тебе платить нечем было! Одними чебуреками питалась! Да и то через день. Сама потом рассказывала.

А теперь видишь!.. Меха и драгоценности!.. «А это мои личные вещи! Надо же мне в чем-то ходить!» Я же только в мехах могу! И в драгоценностях!.. Ну, поезжай назад в коммуналку и питайся чебуреками. Или в свой Засранск катись с засранцами трахаться! — Тарских почувствовал, что эмоции его буквально захлестывают. — Когда тебе жрать было нечего, и я на тебе женился, ты чего-то про любовь не вспоминала! Точнее, наоборот! Только и делала, что вспоминала. Клялась мне в вечной любви постоянно и ноги мне от счастья целовать была готова. Не говоря уже обо всем остальном! Если бы не я, ты бы на панель пошла через неделю!! По рукам! (А может, и пошла уже, — сообразил неожиданно Тарских. — Хуй тебя знает! На что-то ты ведь чебуреки-то покупала? «Через день»?) Я бы мог тебя просто на содержание взять, баксов за пятьсот в месяц и ты бы от радости рыдала, а я, дурак, женился на тебе, на дряни! — Тарских подошел к бару, налил себе рюмку коньяка и выпил. — А ты за два года оперилась, осмотрелась, связями пообросла, потусовалась — и ручкой мне сделала.

Я, мол, и получше кого-нибудь теперь найду! Помоложе. Знакомств полно... Шубы-брюлики... Бабки тоже на первое время есть... Не пропаду! Чего мне за старым и нелюбимым мужем сидеть и молодость свою губить? Деньги деньгами, но и пожить надо! В свое удовольствие.

И ведь считает еще, наверное, что это очень честно. Не стала даже любовников заводить, а просто ушла. «Ни денег мне твоих не надо, ничего!..» Естественно, «не надо», знаешь ведь прекрасно, что и деньги, и «все» не на меня оформлены. Так что ничего тут тебе не обломится. Не прокатит фишка! Ни через суд, никак. Увы! А то бы!.. «Не надо!..», как же!..

Ну, сказала бы ты мне, дрянь, два года назад, что ты так поступить собираешься! Что же ты тогда молчала и в любовь играла? Так бы прямо и сказала: «Я годика два с тобой прокантуюсь, а потом уйду. Ты для меня просто трамплин». Вот это было бы честно! Сейчас бы ты с этой своей честностью как раз на Тверской и обреталась. Или в борделе каком-нибудь дешевом клиентов обслуживала. Поточным методом. Вон, все газеты объявлениями пестрят: «Красавицы! Круглосуточно! Недорого!» Ну, или «дорого». «Недорого» — это сто долларов за ночь, а «дорого» — двести! Вот и вся твоя цена. Да какие там двести! — Тарских махнул рукой, налил себе еще коньяку и опять выпил не закусывая. — Там же еще впереди целый паровоз. Хозяин.., сутенеры-мамки.., шоферы.., охранники... Аренда-реклама и прочее. Полтинник на руки от силы. А то и меньше. Тыща рублей в зубы. Пшла!!

«Меха-бриллианты»!.. «Надо же мне в чем-то ходить!» Ага!.. Ты, дэвушка, туда нэ ходи, ты сюда ходи! — он уже немного опьянел и слегка заговаривался. Мысли путались. Боль несколько отпустила.

Напьюсь сегодня! — решил Тарских. — Это, пожалуй, самое разумное будет в данной ситуации. И не хочется, а надо. Стресс снять. А то как бы не крякнуть тут на нервной почве. Из-за этой стервы. Она-то только рада будет. Никаких проблем!

Сознание, что это горькая правда, было невыносимо. Он все еще так и не мог до конца поверить в такое чудовищное вероломство. Что она вот так вот просто взяла и ушла. Что все эти два года она просто комедию перед ним ломала. Что все эти ее нежные слова, признания — все это сплошной блеф, шоу и лицедейство. Просто ради денег. Да не может же такого быть!! Это человек?! Ну не может человек себя так вести! Не может!! Даже женщина.

Тарских выпил еще одну рюмку, не чувствуя вкуса.

Нет, так дело не пойдет! — сообразил он. — Так я тут всю ночь сидеть буду.

Он, пошатываясь, встал и достал из буфета стакан.

Во! — удовлетворенно подумал он, наливая стакан до краев. — «Вздрочь»! — вспомнился вдруг ему Даль. До краев — это «вздрочь». — Да. Вздрочь, — с удовольствием повторил он понравившееся ему словечко, разглядывая стакан на свет. — Ну, будем! Вздрогнем. Вздрочим.


* * *

Тарских открыл глаза и с удивлением посмотрел на пустой стакан и пустую бутылку прямо перед собой. Перед носом.

Черт! На столе на кухне заснул, — понял он, приподнимая голову. — Сколько сейчас время?

Часы показывали без одной минуты двенадцать.

Да не может быть! — не поверил Тарских. — Я что, всего два часа спал? — он чувствовал себя абсолютно трезвым. Ни головной боли, ничего. Напротив, мысли были как никогда ясными и четкими. — Ладно, в любом случае лучше сейчас спать лечь, — решил он. — Завтра все тут уберу.

Он погасил свет в кухне и пошел в спальню. Дверь в спальню была почему-то закрыта. Тарских, мимолетно, удивившись этой маленькой странности, повернул ручку. Не открывается! Дверь была заперта! Тарских, ничего не понимая, подергал ручку посильнее, и в этот момент часы пробили полночь.

Дверь вдруг сама собой распахнулась. Тарских, замирая отчего-то, медленно вошел. И обомлел! Это была не его спальня!

Огромное, необъятных размеров помещение предстало перед его изумленным взором. Какие-то колонны, ступени, арки... Помещение было сильно затемнено, и все это лишь смутно угадывалось.

И два столба света. В одном стоял сейчас он сам. В другом — какая-то женщина. Лица ее не было видно.

— Итак, говорите! — прогремел откуда-то сверху чей-то властный голос.

Женщина подняла голову. Тарских протер глаза. Это была его жена!

— Говорите! — повторил голос.

Женщина шагнула вперед. Глаза ее сверкнули.

— Я прожила с этим человеком целых два года! — страстно заговорила она, указывая рукой на замершего в ошеломлении Тарского. — Я отдала ему свою молодость! Лучшие годы своей жизни! Свою красоту. Обманула ли я его хоть раз за эти два года, изменила? Нет! Я всегда была рядом с ним, всегда его поддерживала, как и положено верной, порядочной жене. Все, чего он добился за это время — во многом благодаря мне. Моей поддержки, моей любви. Благодаря тому, что он чувствовал всегда за спиной крепкий, надежный тыл. Что у него был дом, семья, налаженный быт.

А сейчас я его разлюбила и хочу уйти. Вот и все! — жена Тарского отступила назад, бессильно уронила руку и медленно наклонила голову.

— Говорите! — снова услышал Тарских и понял, что на сей раз этот таинственный некто обращается именно к нему.

— Слушай, ты, дрянь! — задушенным от ярости голосом заговорил он, с ненавистью глядя на свою замершую в красивой позе женушку. — Чего ты ломаешься и цирк тут устраиваешь? Можешь ты нормальным человеческим голосом разговаривать? Чем ты хвастаешься, дура? Что ты мне не изменяла ни разу? Так ты и не должна была мне изменять, ты же жена мне! Ты что, этого не понимаешь даже?!

Чего я там «благодаря тебе добился»? Какая там «поддержка»? Какой там «тыл»?! Где ты там «рядом всегда была»?! Ты постоянно по ночным клубам да презентациям всяким тусовалась, я тебя и не видел почти! Ладно уж, думаю, пусть девочка погуляет, дело молодое.

Быт у нас, видите ли, «налаженный»! Ну, налаженный, есть у нас домработница и повар, следят за порядком, еду готовят. Но ты-то здесь причем?! Ты хоть раз за это время пол хоть подмела? Чашку за собой вымыла? Такая принцесса вдруг стала, куда там!.. Откуда что взялось! «Не могу же я!.. твоя жена!..» А я, дурак, слушал да посмеивался. Потакал всему этому. Пусть потешится, дескать, позабавится!.. Молодо-зелено!

Красоту она мне свою отдала! Да я таких «красавиц» мог целый табун найти! Вагон и маленькую тележку. При моих-то бабках. Получше, чем ты. Любых мисс, со всеми титулами и регалиями. Если мне так красота нужна была. А ты-то, кто ты есть? Обычная Фрося. Прасковья из Подмосковья. Ты даже в своем Засранске ничего занять не смогла!

— Чего ж не нашел? — с перекошенным от злобы лицом прошипела женщина. От всех ее красивых и эффектных поз уже ничего не осталось, и сейчас она больше всего напоминала разъяренную тигрицу.

— Потому что тебе поверил!! — закричал Тарских. — В любовь твою! Да и пожалел к тому же. Ты же с голоду подыхала!! В благородство решил сыграть. Думаю, хоть благодарна зато будет. Вот и доигрался. Ты, наверное, и слова-то такого не знаешь. «Благодарность».

— Это ложь!! — завизжала взбешенная донельзя женщина. — У меня была масса вариантов!! Еще получше, чем ты! Это ты мне благодарен всю жизнь быть должен! Что я за тебя вообще пошла!! С моей молодостью, умом и красотой!


— Итак, — перекрывая все, опять зазвучал голос. — Мнения сторон таковы.

Женщина утверждает, что во всем, чего добился муж, есть и ее заслуга, и очень существенная. И добился бы он чего-нибудь без нее — неизвестно. Скорее всего, нет. И замуж она за него вышла из милости, у нее была масса других вариантов, ничем не хуже.

Так?

— Да! — согласно кивнула головой жена Тарского. Она уже полностью овладела собой и на лице ее застыла маска смирения и покорности судьбе. Готовности принять любой ее удар. Пусть даже, как всегда, и несправедливый.

(Ну и змея! — с каким-то даже болезненным удивлением покачал головой Тарских. — Змеища! И с этой женщиной я жил! Ей я верил! Господи, где только были мои глаза?!)

— Мужчина же, — продолжал между тем голос, — полагает, что никакой особой заслуги его жены в том, чего он добился, нет. Была бы на ее месте любая другая или даже вообще бы никого не было — было бы все то же самое... Кроме того, на момент их женитьбы никаких других вариантов у его жены не имелось, и он ее буквально спас тогда и вытащил из грязи. Во-первых, потому что поверил в ее любовь, а во-вторых, в расчете на ее естественную благодарность.

Так?

— Да, — хрипло выдохнул Тарских и затаил дыхание. Во рту у него мгновенно пересохло. Ему показалось отчего-то, что сейчас произойдет нечто очень важное. Он кинул быстрый взгляд на жену и по ее напряженному лицу понял, что и она испытывает примерно то же самое. Примерно те же самые чувства.

— Ну, что ж, — в голосе их невидимого судьи неожиданно послышались явно насмешливые нотки. — При таком поразительном единодушии сторон принять справедливое решение, устраивающее их обоих, будет совсем нетрудно.

Тарских еще успел заметить огромное удивление, промелькнувшее на лице его драгоценной супруги, как свет вокруг него вдруг погас; и он почувствовал, что проваливается, проваливается, летит куда-то в пустоту, в пропасть, в бездну...

— А-а-а-а-а!.. — в смертельном ужасе закричал Тарских, вздрогнул и открыл глаза.


* * *

Первое, что он увидел, был пустой стакан. Немного поодаль стояла пустая бутылка из-под коньяка. Тарских в недоумении выпрямился и опять обнаружил себя сидящим за столом на кухне, где он, судя по всему, накануне и заснул.

Что за чертовщина?! — ошеломленно подумал он, дико озираясь.— Я же уже просыпался! Или это мне приснилось, что я проснулся?! А на самом деле я так и спал все это время на столе, и это все во сне было? — он машинально посмотрел на часы. Начало первого.

Что за черт! Ничего не понимаю! Так это все сон был? — Тарских постепенно приходил в себя. — Да-а... Ну и ну!.. — ему вдруг стало так невыразимо тоскливо, что захотелось заплакать. Сердце будто сдавило внезапно какими-то железными клещами — Сон, значит... Э-хе-хе... Вот тебе и... Высшая справедливость, блин. Страшный суд! — он встал, сгорбился и, по-стариковски шаркая тапочками, медленно побрел в спальню.

На секунду ему показалось было, что дверь спальни опять закрыта, как и во сне, и он застыл испуганно на мгновение. Но нет! Это был всего лишь обычный обман зрения. Просто померещилось.

Тарских вздохнул и уже двинулся было дальше, но что-то вдруг привлекло его внимание. Кошка! На кресле спала сиамская кошка! Это была его старая Машка, которая жила у него до этого сто лет, и которую он вынужден был отдать два года назад, когда женился. Его молодая супруга животных не любила. «Маш-Маш!» — автоматически тихо позвал Тарских, и кошка подняла голову и посмотрела на него мудрым и всепонимающим взглядом.

Что такое? — растерянно подумал Тарских. — Откуда она взялась?

Он медленно обвел глазами комнату. Все в ней было какое-то другое. Мебель как-то не так стояла.., вещи... А это что?! Откуда она здесь? Тарских мог поклясться, что вчера ничего здесь не было!

Он машинально взял лежащую на журнальном столике газету и неуверенно повертел ее в руках.

«Хроника олимпиады!» — бросился ему в глаза крупный заголовок на первой полосе.

Что за черт! Какой еще «олимпиады»?!

Тарских почувствовал, что комната вокруг него начинает медленно вращаться. Он увидел дату вверху газеты. Дата была двухлетней давности!

Он снова, но уже по-новому теперь, взглянул на комнату. Он понял вдруг, что его удивило.

Да! Все в ней опять стояло по-старому, так, как ему всегда нравилось. До всех этих перестановок, затеянных потом его женой. Все было опять на месте. Даже кошка!

Он подошел и тихонечко погладил ее. Зверь довольно заурчал. У Тарских даже слезы на глаза навернулись. «Прости меня, Машка! — ласково сказал он. — Лучше бы я эту суку тогда кому-нибудь отдал».

Он догадался уже, что это он опять спит. Это у него сон такой, сложный и многослойный. Что ему снится, что он все время просыпается. А на самом деле он все спит, спит и спит. И сколько еще проспит — неизвестно. Бутылка коньяка — это все-таки, что ни говори, прилично. Да еще и без закуски к тому же.

Он с грустью огляделся, словно прощаясь навсегда со своим прошлым, стараясь запомнить, удержать все в памяти! Еще раз потрепал слегка по голове кошку и прошел в спальню. На кровати кто-то спал. Это опять была его жена!

Вернее, пока еще только невеста. Робкая, юная, нежная и горячо и пылко его любящая. Со всей необузданной страстью, на которую только способна молодая девушка, питающаяся до этого несколько месяцев одними только чебуреками. И у которой вдруг забрезжила теперь надежда начать, наконец-то, кушать нормально и по-человечески!

Тарских смотрел на нее и вспоминал, горько усмехаясь, все их ближайшее будущее. Эти их следующие два года. Вплоть до вчерашнего дня. «Извини, Костя!.. Я много думала!..»

Н-да... Все-таки все эти провинциальные завоеватели и завоевательницы вселенной... Приезжающие из своих урюпинсков с тремя рублями в кармане покорять столицу. Все эти наши доморощенные ломоносовы и есенины... — он вздохнул и сделал несколько шагов вперед. — Есть уже что-то в их психологии изначально глубоко порочное, ущербное и безнравственное. Изначальная готовность просто подороже продаться. Готовность идти по судьбам, по головам, переступить через всех и все! Ради достижения собственных целей, — он опять вздохнул и остановился. — Особенно это касается женщин. Девушек. Им некуда отступать и нечего уже терять. Все давно потеряно по дороге. «Пробиться!!! Добраться, дотянуться до заветного куска, а там уже вгрызться, вцепиться зубами, ногтями, руками и ногами и удержать его любой ценой! Любой!!» — вот жизненное кредо любой предприимчивой провинциальной барышни. И если для этого потребуется бросить, предать — она сделает это, не задумываясь. Слишком уж тяжело все ей досталось, слишком уж дорого пришлось заплатить. Чтобы вот так вот просто теперь расстаться. Ради каких-то там моралей. Нет!

А Вы сами в нашем Урюпинске жили? Вот поезжайте и поживите. Я лично туда возвращаться не собираюсь.

На что она, собственно, рассчитывает, такая вот девица, отправляясь в столицу? Денег у нее нет, жить ей не на что. И, тем не менее, как-то жить она ведь собирается! Как? Единственный ее реальный капитал — это она сама. Ее тело, ее молодость, ее красота. Вот и все! Вот и весь ее нехитрый секрет, — Тарских смотрел и смотрел на мирно спящую на его кровати девушку. —

Маленькая хищница. Родившийся на урюпинской помойке крысенок, мечтающий вырасти в льва. В светскую львицу. К сожалению, в урюпинсках не водится львов. И уж тем более львиц. Одни только крысы.

Тарских ущипнул себя за руку. Боль была резкой.

А что, если это все-таки не сон?! — пришло вдруг ему в голову. — А вдруг??!!

Он помедлил немного в нерешительности, потом осторожно присел на край кровати и стал ждать. Пока кто-нибудь из них двоих ни проснется. Либо он, либо она. Либо она, либо он.

Господи! Дьявол! Бог, черт, кто угодно!! — принялся страстно молиться он про себя. — Если есть кто-то Высший, сделай так, чтобы это был не сон!! Ну, пожалуйста, сделай! Ну, пожалуйста!..

Спящая зашевелилась. Тарских замер. Женщина открыла глаза.

А ведь, если это не сон, и тот высший суд действительно был, так ведь и она, наверное, тоже из будущего? И тоже должна все помнить! — неожиданно сообразил Тарских, с острым, болезненным любопытством вглядываясь в лицо своей бывшей-будущей супруги.

— Это... ты?.. — неуверенно пробормотала та, как-то растерянно оглядываясь.

— Слушай! — вместо ответа доверительно улыбнулся ей Тарских и слегка подмигнул. — Я, кажется, понял, наконец, почему некоторые дамочки так не ладят с кошками.

— И почему же? — медленно поинтересовалась лежащая на кровати женщина, тоже изо всех сил пытаясь улыбнуться. Лицо ее стремительно бледнело!

— Потому что кошки не любят ни крыс, ни сук, — пояснил Тарских и расхохотался. — Они их сразу чуют. Одевайся!.. — сквозь смех приказал он и махнул рукой. — Одевайся! — небрежно повторил он, продолжая смеяться. — Одевайся!!


* * *

И спросил у Люцифера Его Сын:

— Извлечет ли тот мужчина пользу из полученного урока?

И ответил Люцифер Своему Сыну:

— Нет. А какую он может извлечь тут пользу? Не любить больше никого? Ведь если любишь, значит, доверяешь. И, следовательно, тебя могут снова обмануть и предать.

Опыт никогда не спасает от беды. Никого! Ни мужчин, ни женщин. Никого!


СЫН ЛЮЦИФЕРА. ДЕНЬ 65-й

И настал шестьдесят пятый день.

И сказал Люцифер:

— Истинная добродетель крайне редка. Обычно добродетель — это всего лишь страх наказания.


СОН-2

«И сказал им царь: сон снился мне, и тревожится дух мой; желаю знать этот сон».

Книга пророка Даниила


«Кто роет яму, сам упадет в нее, и кто ставит сеть, сам будет уловлен ею».

Книга премудрости Иисуса, Сына Сирахова


1.

Опять этот чертов сон! — Юртаев рывком сел на кровати, пытаясь успокоиться. Его колотила крупная дрожь.

Картины сна все еще стояли у него перед глазами.

Он спускается по какой-то чудовищной, спиральной, уходящей в бесконечность лестнице. Лестница висит над бездной, просто в пустоте; вьется и вьется, и вьется.., куда-то вниз, вниз.., вниз... Ступени узкие, скользкие, словно смазанные маслом, идти приходится очень осторожно. Он идет, идет.., медленно, медленно.., спускается все ниже, ниже.., тихо, осторожно.., стараясь не смотреть по сторонам.., не смотреть вниз... Но ступени очень скользкие, смотреть под ноги все равно приходится; и вот, наконец, он не выдерживает и чуть-чуть отводит взгляд от ступеней, в сторону.., и быстро, украдкой, заглядывает туда, в пропасть.

А назад отвести взгляд уже не может. Бездна сразу же ловит, захватывает, притягивает его; словно сама стремительно поднимается из черной мрачной глубины, летит ему навстречу!.. ему кажется, что лестница вдруг начинает вся шататься и колебаться у него под ногами!.. он взмахивает беспомощно несколько раз руками, отчаянно пытаясь сохранить равновесие!.. удержаться!.. и, наконец, срывается и с диким воплем летит вниз. Дыхание спирает, сердце подкатывает к самому горлу.., и в тот самый момент, когда кажется, что оно вот-вот уже не выдержит, вот сейчас прямо разорвется, лопнет! — он в холодном поту просыпается.

Господи боже! — Юртаев встал, не глядя сунул ноги в тапочки и, пошатываясь, побрел на кухню. Налил себе прямо из-под крана стакан холодной воды и, не отрываясь, выпил. — Господи боже!!


* * *

Фу-у-у!.. — Юртаев привстал на секунду и тут же опять без сил рухнул на подушку. — Фу-у-у-у-у!.. Это немыслимо! Я умру так, в конце концов! Действительно разрыв сердца во сне получу, — он прижал руку к груди. Сердце колотилось неистово. — Пиздец! И главное, каждую ночь одно и то же! Каждую ночь!! Хоть вообще не спи!

Юртаев лежал на спине и снова, уже в сотый, в тысячный, в миллионный раз! прокручивал в голове этот проклятый сон.

Лестница.., ступени.., бездна внизу... Стоп!

Он вдруг вздрогнул и выпрямился. Стоп-стоп-стоп-стоп!

— Че-ерт подери!.. — потрясенно прошептал он, глядя в темноту. — Черт подери-и!..

Сегодня внизу была не бездна. Там мерцали какие-то огоньки. Он мог поклясться, что сегодня он что-то видел! Кажется, он все-таки спустился. По этой дьявольской лестнице. Дошел, наконец, до самого дна.


* * *

Юртаев шел по улицам ночного города. Город был вроде совсем обычный, мирный — дома, тротуары, припаркованные машины на улицах — и в то же время какой-то зловещий и мрачный. Словно вымерший. Мертвая, замогильная тишина. Ни звука, ни ветерка. Ни движений. Ни шороха!

Со всех сторон подстерегала какая-то невидимая опасность. Она подкарауливала, ждала, таилась за каждым углом. Следила и наблюдала за ним.

Юртаев это отчетливо чувствовал. Кожей, затылком, глазами, ушами... Всем!! Ощущал! Ему хотелось как можно скорее, быстрее спрятаться, исчезнуть, забиться в любую щель! Стать незаметным, невидимым! Уйти как можно скорее с этих пустых открытых улиц, где он так заметен и уязвим. Найти себе какое-то надежное убежище, в котором он сможет, наконец, почувствовать себя в безопасности. Защищенным от всего этого мрачного и враждебного мира. От этого города мертвых.

Но убежища не было. Юртаев шел.., шел.., сначала медленно, потом все быстрее и быстрее. И, наконец, не выдержал и побежал. Он бежал, задыхаясь, в страхе озираясь по сторонам. Он хотел спрятаться, скрыться! Но спрятаться было негде. Опасность была везде. Его шаги гулко и далеко разносились по мертвым улицам мертвого города, и от этого было еще страшнее.

Внезапно Юртаев заметил, что в одном из окон горит свет и понял, что он у цели. Это и есть то, что он ищет! Место, где он будет в безопасности!

Он не раздумывая бросился к подъезду и рванул на себя ручку. Какие-то лестницы.., проходы.., коридоры!.. — и вот он уже стоит у нужной двери. Ему не надо ничего считать, прикидывать, он совершенно точно знает, что это она. Нужная квартира. Та самая, где горел свет. Куда он должен во что бы то ни стало попасть. Где он будет в безопасности.

Он звонит, звонит, но ему все не открывают и не открывают. Внутри ни звука. Словно и эта квартира тоже мертва. Как и все остальные вокруг. Но он знает, что это не так.

Он в отчаянии бросается на дверь — и вдруг проходит сквозь нее! Как будто он бесплотен и невесом. Нематериален. Секунда! — и вот он уже внутри квартиры.


* * *

Юртаев вновь проснулся весь в холодном поту. Жадно схватил с тумбочки заблаговременно приготовленный им еще с вечера стакан минералки и, клацкая зубами, выпил его весь целиком.

Господи! Господи! — дрожа, твердил и твердил он про себя. — Что со мной происходит?! Что??!!


* * *

...Юртаев шел по квартире, удивленно оглядываясь. Огромные комнаты, ковры везде.., картины.., аппаратура, роскошная мебель... Чуть ли не антиквариат. Он с опаской потрогал инкрустированный резной журнальный столик на гнутых ножках. Блин! Людовик XIV какой-нибудь, не иначе! Куда он попал?! Кто здесь живет? Наркобарон? Алла Пугачева? Граф Монте-Кристо? Он и не подозревал даже, что такие квартиры вообще существуют!

Зато он чувствовал себя здесь в абсолютной безопасности. Зло, опасность остались там, за дверью. На лестничной площадке, в подъезде, на улице... Везде! Но только не здесь. Сюда вход демонам был заказан. Он это знал.

Юртаев не спеша обходил комнату за комнатой. Везде горел свет, все было идеально убрано, сверкало безукоризненной чистотой. Ни пылинки, ни соринки нигде. И ни души! Нигде не было ни души. Квартира была пуста. Казалось, хозяева просто вышли куда-то на минутку и сейчас вернутся. «Летучий голландец!» — пришло в голову Юртаеву. Пустой корабль с таинственно исчезнувшим экипажем. Пустая квартира.

Последняя комната оказалась запертой. Юртаев подергал ручку, помедлил немного в нерешительности — и вошел в комнату. Прямо сквозь дверь. Точно так же, как он вошел в квартиру.

Это оказалась спальня. На необъятной по размерам кровати лежала женщина и удивленно смотрела на Юртаева. Женщина была молодая и красивая. Очень красивая.

Юртаев сразу же ощутил сильнейший сексуальный позыв. Он принялся лихорадочно раздеваться, торопясь, мучительно путаясь в одежде, как это часто бывает во сне, и в то же время стараясь не делать резких движений, чтобы ненароком не проснуться. При этом он ни на секунду не отрывал глаз от женщины, будто опасаясь, что она вот-вот исчезнет. Он сознавал прекрасно, что он спит, что ему снится эротический сон; и, значит, все может прекратиться в любой момент. Все может в любой момент закончиться!

Но женщина не исчезала. Она не шевелилась, ничего не говорила и лишь следила за действиями Юртаева с растущим удивлением, хотя, однако, и без особого страха. Казалось, она просто не понимает, что все это значит? Что это за мужчина, откуда он здесь взялся и что он сейчас собирается делать? Для чего он, собственно, раздевается?!

Юртаев, наконец, разделся, голый с возбужденным пенисом быстро приблизился к кровати, поспешно юркнул под одеяло к женщине и не тратя времени ни на какие предварительные ласки, поцелуи и всякие там поглаживания сразу же на нее набросился. Он торопился, поскольку все время боялся проснуться. Как это часто случается в эротических снах. В самый последний момент. Когда кажется уже, что все!.. что вот-вот!..

Женщина не сопротивлялась. Она была нежна, мягка и податлива. Юртаев, спеша, лег на нее, мягко раздвинул ноги и после легкой заминки (на женщине оказались трусики) вошел в нее. Ощущение было чрезвычайно сильным и полным. Юртаев чуть не задохнулся от наслаждения! Каким-то сладким-сладким-сладким, как это бывает только во сне. И сладость эта все росла.., росла.., росла... Становилась уже просто невыносимой, мучительной! Юртаев сделал всего только несколько первых начальных движений и сразу же почувствовал, что волна острейшего и нестерпимого почти блаженства, стремительно и неотвратимо уже накатываясь и нарастая откуда-то изнутри, захлестывает и переполняет его. Всего! Все его существо!!

Он судорожно дернулся всем телом — еще!.. еще!.. — и тут же стиснул зубы и застонал. Женщина тоже громко застонала вместе с ним, крепко, изо всех обнимая и прижимая его к себе. Юртаев отчетливо ощутил своим, все еще возбужденным пенисом короткие спазматические сокращения мышц ее там, внутри. Потом женщина отстранила слегка от себя голову Юртаева и стала быстро-быстро покрывать всю ее поцелуями. Лицо женщины было влажно от слез.

Юртаев с изумлением осознал, что он не проснулся! Он стал отвечать на сыпавшиеся на него поцелуи, сначала робко, осторожно, неуверенно, потом все смелее и смелее. Женщина не исчезала! Комната не исчезала! Все оставалось по-прежнему. Черт побери!! Юртаев совсем осмелел и принялся ласкать женщину уже всерьез, по-настоящему, ничего не опасаясь и махнув рукой на все предосторожности. Словно это и впрямь происходило все не во сне, а наяву. В конце концов, один раз он уже свое получил, так что об еще одной попытке можно и не беспокоиться. Это будет просто подарком судьбы, если она удастся. Но что за удивительный сон! Кончить во сне и не проснуться! И даже в другой сон не перескочить. Иметь полную возможность продолжить. Невероятно! Юртаев и не слышал о таком никогда. Даже в книгах пишут, что...

Женщина опять начала тихонько постанывать. Глаза ее затуманились, рот слегка приоткрылся, голова бессильно упала на плечо. Тело стало все каким-то ватным, расслабленным и безвольным. Сейчас с ней можно было делать что угодно. Ласки Юртаева, похоже, заставляли ее испытывать нечто поистине волшебное и неземное. Она явно витала сейчас где-то далеко-далеко, в облаках. Парила в эмпиреях.

Юртаев никогда не был в этой области каким-то выдающимся профи и суперспецом, но сейчас, во сне, он чувствовал, что делает все правильно. Именно то, чего желает в данный момент его партнерша.

Вот здесь... Да!.. Вот именно так... Да-а... да-а-а... Теперь чуть побыстрее... Во-оо-от... Еще... еще!.. еще!! е-ее!-ее!-ще-ее!-е-е...

Он словно слился с ней воедино. Словно это она сама водила сейчас его языком.., его руками... направляла, указывала, что делать. И он совершенно точно знал, что делает все именно так, как надо. Что она не притворяется. Что ей действительно сейчас очень приятно. Очень хорошо. Очень-очень-очень-очень-очень!.. И что она хочет того же, чего и он. И просто ждет с нетерпением, когда же он будет снова готов... Когда же он опять!.. Сможет?..

Ну, когда-а-а?.. Ну, иди-и ко мне-е-е... Хо-о-очу-у-у-у-у...


* * *

Проснувшись, Юртаев долго лежал, нежась, и вспоминал подробности своего чудесного сна. Воспоминания были очень яркими и отчетливыми. Он даже лицо той женщины помнил. И если бы встретил ее на улице, то, наверное, узнал бы. (Да и не наверное даже, а наверняка! Конечно, узнал бы! — Юртаев возбужденно перевернулся несколько раз с боку на бок и закрыл глаза. Лицо женщины тут же предстало перед его мысленным взором как живое.)

Что же касается, собственно, сексуальных ощущений...

Э-хе-хе... — Юртаев со вздохом встал наконец с кровати и пошел в ванную умываться. — Полный улет! Такое только во сне и бывает!.. К сожалению...


* * *

— Послушай, ты мне... снишься? — женщина, приподнявшись на локте, неуверенно разглядывала лежащего рядом с ней мужчину.

— По-моему, дорогая, это ты мне снишься! — все еще тяжело дыша, чуть было не расхохотался в ответ Юртаев, но посмотрел на женщину и замер.

Смех застрял у него в горле. Он ясно видел ее лицо.., глаза, брови... каждую складочку, каждую впадинку, каждую морщинку... Даже маленькие капельки пота над верхней губой! Он не выдержал, смахнул их указательным пальцем и затем быстро лизнул его.

Солоноватый!.. Черт! Это вообще сон?! Разве во сне чувствуют вкус? И запах!

Он принюхался. От женщины отчетливо пахло дорогими духами. Юртаеву стало почему-то жутко.

Черт!!

Ему опять припомнилась та чудовищная дьявольская лестница, по которой он сюда спускался. И тот мрачный, враждебный город, который притаился снаружи, вокруг, за дверью, за окнами. Где он?! В аду? В другом мире? На другой планете? Почему здесь каждую ночь оказывается? С некоторых пор, когда неистовство и безумие первых встреч несколько схлынули и поутихли, багровый дурман похоти чуть-чуть рассеялся, все эти вопросы подспудно зашевелились в его душе.

Но до поры до времени он просто гнал их от себя и всячески от них отмахивался. Ему казалось отчего-то, что лучше об этом не думать. Не заглядывать в бездну! Он помнил прекрасно, чем это всегда кончалось для него при спуске по той странной, кошмарной лестнице.

И вот теперь отмахиваться и дальше стало невозможным. Бездна сама заглянула в него. Снова, как и тогда, на лестнице. Она стремительно летела, росла, надвигалась на него из тьмы, из ледяной пустоты. Все ближе, ближе...У-у-ва! Все!! Она уже тут, рядом.


* * *

— Ты мне снишься? — настойчиво повторила женщина. Она явно ждала ответа.

Юртаев незаметно перевел дыхание. Ему было не по себе. Он и сам не знал, чего он, собственно, боится? — это же всего лишь его сон! — но ему было страшно. Очень страшно. Он чувствовал себя как трамвайный заяц, которого, наконец-то, попросили предъявить билет.

Как он здесь оказался, в этой сказочной квартире? Вообще в этом мире?! По лестнице спустился? Что здесь делает, в этой роскошной постели, с этой роскошной женщиной? Целую неделю уже, кстати!.. Что-о-о?!.. Как не демон??!! Так Вы самозванец, милостивый государь?! В пыточную его!!!

— Послушай, — осторожно начал Юртаев и смущенно покашлял. — Вообще-то я так полагаю, что это ты мне снишься...

На самом деле он уже вообще ничего не «полагал» и ни в чем не был уверен. Даже в том, сон ли это вообще, и если все-таки сон, то кто из них кому снится. По крайней мере, если это и сон, то весьма необычный. Он опять вспомнил ту лестницу и поежился. Но, с другой стороны, а что он должен был делать? Когда уже здесь, в этой спальне, оказался? Да и она сама же была не против! Если только, конечно, за кого-то другого его по ошибке не приняла. Странно, вообще-то, она как-то на него тогда смотрела... Удивленно... А-а, черт!

— Я ничего не понимаю! — растерянно проговорила женщина, беспомощно глядя на Юртаева. — Я никогда раньше не видела таких снов. Как будто это все на самом деле происходит...

То, что она вела себя совсем неагрессивно, несколько ободрило Юртаева, и он почувствовал себя чуть уверенней.

— Видишь ли... — он запнулся, не зная, стоит ли спрашивать ее имя. Есть ли вообще у сновидений имена? — Э-э... Видишь ли...

Юртаев замялся, лихорадочно соображая, что говорить. Правду? Или, может, лучше соврать что-нибудь? Просто на всякий пожарный. Ничего же еще не ясно. Лестница-то ведь была! Город этот сатанинский за окнами... Кто она, эта его сказочная любовница?! Может, монстр какой-нибудь? Раз живет в этом городе. Больное порождение его подсознания? Как в «Солярисе». Сейчас неагрессивна, а через минуту набросится. Или просто из квартиры его выгонит.

Перспектива снова оказаться на улице вызвала у Юртаева приступ прямо-таки тошнотворного ужаса. Сейчас он не понимал даже, как он вообще сюда добрался!

— Видишь ли... Прости, а как тебя зовут? — неожиданно для себя самого решился вдруг он.

— Альбина...

(Ну и имечко! — мелькнуло в голове у Юртаева. — Это что, тоже мое подсознание так работает? Ну уж нет! Не может такого быть! Я такого имени никогда раньше и не слышал даже! Как же это сокращенно-то будет? Альба?.. Аля?.. Гм... Да нет, наверное... Никак, получается... Так и будет: Альбина.)

— Видишь ли, Альбина... — Юртаев опять замолчал, мучительно подыскивая слова. — Э-э... Н-да... Вот... Видишь ли... Слушай, так ты говоришь, я тоже тебе снюсь?! — внезапно сообразил он. (Черт!! «Тоже»! — тут же проклял он себя.)

— Естественно! — пожала плечами женщина. Оговорки Юртаева она, похоже, к счастью, просто не заметила. — Я ложусь в кровать, засыпаю и оказываюсь здесь. Рядом с тобой, — после паузы добавила она, кинув быстрый взгляд на Юртаева.

— Так-так-так!.. — забормотал под нос себе тот, пытаясь изо всех сил выиграть время и сообразить, что же все-таки делать.

Больше всего на свете ему хотелось сейчас немедленно начать расспрашивать женщину про ее мир. Откуда она родом, где живет и пр. и пр. — но он не решался.

Лестница-то была? Была. Вот то-то и оно. И город этот за окном, пугающий его до колик, до смертной дрожи. Он тоже есть. Что это за место?! Где они?! Где они с ней сейчас все-таки находятся? Может, она и сама ничего не знает, и ей кажется, что все нормально. Что она дома. Как той девушке с «Соляриса». Но он-то знает! Что она вовсе не дома и даже не на Земле, а вообще в другой звездной системе, на межпланетной станции «Солярис». И под ними этот непостижимый кошмарный мыслящий океан. И девушка уж несколько лет как мертва.

Бр-р!.. — Юртаева передернуло. — Ну, океана-то никакого, положим, нет, — попробовал урезонить он сам себя. — Это все же не фантастический роман. — Да, но зато есть город! — тут же услужливо подсказала ему память. — И лестница. И неизвестно еще, что лучше. Океан тот или город этот. В любом случае хрен редьки не слаще. Это уж точно!

— Поначалу я думала, что это просто эротический сон мне снится, — снова заговорила женщина. — Ну, знаешь, как это бывает... Но теперь я уже вообще просто не знаю, что и думать. Все это так реально... И каждую ночь повторяется. Мы с тобой даже разговариваем вот сейчас. Разве во сне так бывает?

— Да-а... — неопределенно протянул Юртаев, искоса поглядывая на женщину. — Значит, Альбина, ты засыпаешь у себя дома в своей спальне и оказываешься здесь, в этом незнакомом тебе месте...

— Почему незнакомом? — удивленно перебила его женщина. — Это же и есть моя спальня! Мой дом. И все здесь, как в жизни. Только вместо мужа тут ты.


* * *

В течение следующего часа совершенно потрясенный Юртаев узнал о своей ночной возлюбленной буквально все.

Что ей 23 года, живет она тоже в Москве, замужем за каким-то там крутым бизнесменом, детей нет и т. д. и т. п. Ну, в общем, всю ее подноготную, от и до. Альбина оказалась девушкой словоохотливой и даже ничего не пыталась скрыть.

Больше всего Юртаева поразила полная обыденность всего услышанного. Его заурядность и обыкновенность.

Обычная молодая женщина, пусть даже и очень богатая, очень красивая, но не в этом дело. Главное, что никакая не инопланетянка, не ведьма и не колдунья. Не Алиса из Зазеркалья. Черт знает что! Стоило его тогда заставлять по лестнице этой их блядской карабкаться! Над пропастями бездонными висеть. Чтобы в итоге Альбину из Москвы просто трахнуть? Нет, телка она, конечно, классная, спору нет, но только странно как-то все это... Город мертвых!.. Лестница в небо!.. И что в итоге? Гора родила мышь. К чему тогда вообще были все эти страсти? Мордасти. Гм... Непонятно.

Такое феерическое начало и такой скучный, обыденный финал. Пшик. Поэтическая волшебная сказка с совершенно прозаическим концом. Царевна-лягушка после поцелуя Ивана-царевича превратилась в Альбину Сергеевну Сидоренко, совершенно реальную, земную женщину, 23 лет от роду, проживающую по адресу... Имеющую паспорт, прописку... Бред!

В общем, по всему выходило так, что им с Альбиной снится каждую ночь какой-то непонятный общий сон. Они каждую ночь оказываются в ее спальне и...

Ну, впрочем, «непонятным» здесь было только то, как такое вообще может быть. Все остальное же было очень даже понятным. Чем, собственно, могут заниматься молодые мужчина и женщина, оказавшись вдвоем в одной кровати? Да еще во сне, а значит, вне всяких моральных запретов и обязательств. Это же сон! Здесь все можно!

В придачу ко всему в постели Юртаев-из-сна отличался от Юртаева-реального (да и вообще, судя по всему, от любого реального мужчины), как Эйнштейн от первоклассника. Как гроссмейстер-профессионал от начинающего новичка-любителя. Как... Ну, словом, это были, как говорится, две очень большие разницы. Здесь, во сне, он был в этом смысле самый настоящий ас. Ас из асов. Неутомимый, все знающий и все умеющий. Идеальный любовник. Казанова. Альбиночка была от него просто без ума.

Короче говоря, в этой-то области все как раз было более чем ясно.

Итак, все, вроде бы, потихоньку прояснилось и объяснилось и можно было бы, казалось, этими объяснениями и удовлетвориться и на этом и успокоиться. Наслаждаться каждую ночь великолепной Альбиной и ни о чем не думать. Ну, сон и сон. Странный, конечно, но какая, в конце концов, разница? Мало ли чудес на свете?..


* * *

Да... «Чудес»... «Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам», — Юртаев зевнул и не глядя нашарил рукою сигареты. Пачка была пуста. — Н-да... «Не снилось». Именно! Такое-то им уж точно не снилось, — он сладко потянулся, припоминая, Альбиночка, например...

Юртаев бодрился и успокаивал себя, но на душе у него спокойно не было. То, что с ним происходило, иначе как чудом назвать было нельзя. А что такое чудо? Чудо — это всегда опасность. Это значит, что ты избранник судьбы. Меченый. Это значит, что на тебе стоит ее знак. Крест.

Нет, Юртаев не сомневался нисколько, что чудеса существуют, но что же такое чудо? Нарушение законов природы? Муравьи снуют внутри огромного чудовищного часового механизма. Колесики крутятся, шестерни вращаются, их движение муравьям представляется вечным, неизменным и незыблемым. Для них это просто закон природы. Так было и так будет. Сейчас повернется вот это колесо, а вслед за ним обязательно повернется то. Так было всегда. Так устроен мир.

На самом же деле, часовщик может и заменить колесики, и заставить их вращаться быстрее, медленнее, а то и вовсе остановить по своему усмотрению весь механизм. Например, чтобы спасти какого-то конкретного муравьишку. Но чтобы менять или останавливать весь механизм или даже всего лишь отдельные его части ради какого-то там муравьишки, у часовщика, естественно, должны быть очень веские на то основания. У него должны быть на этого конкретного муравьишку какие-то свои виды. Чем-то его именно этот муравьишка должен заинтересовать.

И вот Юртаев, получается, чем-то часовщика заинтересовал. У того явно были на Юртаева какие-то свои собственные виды. И восторга у Юртаева это отчего-то отнюдь не вызывало.

«Спасти»... Почему обязательно «спасти»? Может, наоборот? Погубить!!!


* * *

— Вить, а почему ты мне о себе все-таки никогда ничего не рассказываешь?

Юртаев поморщился. Опять! Это было уже не первый раз. Последнее время Альбина заводила подобные разговоры все чаще и чаще.

— Ну, чего рассказывать-то, Альбин? — неохотно начал он. — Ну, говорил же я тебе уже. Обычный средний человек. Миллионов, как у твоего мужа, у меня нет.

— Да-а?.. — неопределенно-насмешливо протянула девушка. — А тебе хотелось бы их иметь?

— Кого?

— Не кого, а что. Миллионы.

— Миллионы? — Юртаев повернул голову и взглянул на свою партнершу чуть повнимательней. — Ну, наверное. Как и любому человеку. А почему ты спрашиваешь?

— Да есть тут один вариант... — девушка испытующе смотрела на своего любовника.

— И какой же? — после паузы нехотя поинтересовался Юртаев.

Происходящее ему не нравилось. Ему вообще не нравилось, когда им пытались манипулировать. А сейчас происходило именно это. Девушка явно умышленно строила разговор так, что его реакция и все его поведение были заранее полностью предопределены и предсказуемы. Ясно же, что если вам сообщают, что есть возможность разбогатеть, вы неизбежно спросите: как? Хотя никто вас, вроде, и не заставляет этого делать и этот вопрос задавать, но вы же все равно обязательно спросите.

— У тебя компьютер дома есть? — Альбина была необычайно серьезна. Такой ее Юртаев еще никогда не видел. Обычно они только трахались как кролики да о пустяках в перерывах болтали.

— Ну, есть, — неохотно признался Юртаев. Ему вдруг стало как-то тревожно. Он и сам не знал, почему. Опять отчего-то вспомнились внезапно и та проклятая лестница и враждебный, чужой город вокруг.

— Тут такое дело, Витенька... — Альбина замолчала, теребя угол подушки. — У моего благоверного проблемы сейчас с органами, — наконец, медленно продолжила она не отводя глаз от Юртаева. — И он все деньги в е-голд на время загнал. Знаешь, что такое е-голд?

— Ну, так... — промямлил Юртаев. — В общих чертах...

Что такое е-gold, он прекрасно знал. Платежная интернет-система. Абсолютно, по сути, анонимная. Безликие цифровые счета.

— Так знаешь или нет? — требовательно переспросила девушка.

— Ну, знаю! — раздраженно уже буркнул Юртаев. Черт! Что это еще за тон!

— Это хорошо! — ласково улыбнулась ему Альбина. — Работал с ней когда-нибудь? Счета открывать умеешь? Деньги переводить?

— Слушай, говори ты толком! — попытался перехватить инициативу Юртаев. — Чего надо?

— Так умеешь или нет? — девушка явно не была настроена шутить. Лицо ее стало жестким и решительным, даже каким-то хищным.

(«Ведьма!» — невольно вспомнился Юртаеву бедный Хома Брут: «Попал к ведьме в лапы? Съест, съест, съест!»)

― Да умею, умею! — страдальчески закричал он, старательно изображая недовольство. На самом деле, ему было просто не по себе. Какого дьявола она вообще весь этот разговор завела?! — Чего надо-то?!

— Ничего особенного, Витенька, — сладко проворковала Альбиночка, прижимаясь к нему всем телом. — Всего лишь деньги перевести. С одного е-голдовского счета на другой. Вот и все. Минутное дело.

— Так ты мужа, что ли, своего кинуть хочешь??!! — догадался, наконец, Юртаев, изумленно уставившись на свою подружку.

Та лишь с притворным смущением хихикнула и невинно потупилась, лукаво поглядывая на совершенно ошеломленного Юртаева с таким видом, как будто находила все это чрезвычайно забавным.

— Ни хрена себе! — Юртаев все еще никак не мог прийти в себя от удивления. — Зачем тебе это надо? Ты же и так в полном шоколаде?!

— Зачем, зачем!.. — в голосе Альбины снова появились металлические нотки. — Тебе-то что? Так ты можешь это сделать?

— Ни фига себе «мне-то что»! — вскричал возмущенно Юртаев. — А если он меня вычислит потом?! Он же у тебя там чуть ли не олигарх какой-то!

— Да не говори глупостей! — успокаивающе замурлыкала девушка, нежно гладя ладошкой его плечо. — Как он тебя вычислит? Ему сейчас не до того. У него и без этого куча проблем.

— «Сейчас»! — саркастически усмехнулся Юртаев. — А потом? Когда он со своими проблемами разберется?

— Ну, сними квартиру с телефоном на сутки, если боишься, — мягко подсказала ему Альбина. — Это же нетрудно. В любой газете объявлений полно. Отправь оттуда. Тогда вообще никаких следов не останется.

— Послушай, Альбин! — Юртаев с подозрением покосился на девушку. — А почему ты сама этого не сделаешь? Если это так просто?

— Да как я сделаю?! — с досадой бросила та, перестав на секунду ласкаться к Юртаеву. — Ты не представляешь, что у меня за жизнь! Я шагу одна ступить не могу! Кругом охранники эти, горничные, шоферы!.. Где я компьютер с Интернетом незаметно найду? И как? Да я и работать-то на нем почти не умею. Ну, в Сеть еще могу кое-как войти, а там уж... В общем, нет! Одна я не справлюсь. Слишком опасно.

— «Слишком опасно»! — хмыкнул Юртаев и выразительно посмотрел на девушку.

— Лимон, — спокойно ответила та. — Лимон баксов. Твоя доля. Можешь перевести их себе на любой счет.

— А всего там сколько? — помолчав, поинтересовался Юртаев.

— Пятьдесят. Пятьдесят миллионов долларов. Разбросанные, разумеется, по разным счетам. Как положено.

— Ого! — покачал головой Юртаев и криво усмехнулся. — Впечатляет!.. Альбин! — в упор взглянул он на девушку. — А почему ты мне, собственно, так доверяешь! Ты же вообще обо мне ничего не знаешь. А если я просто все деньги себе заберу? Все 50 миллионов?

— Но ты же так не сделаешь, мой милый, правда ведь? — вкрадчиво улыбнулась та, глядя Юртаеву прямо в глаза. — Юртаев Виктор Леонидович, год рождения такой-то, прописан там-то? Правда ведь?


* * *

Охуеть! — Юртаев лежал на спине на кровати в своей спальне и тупо таращился в потолок. — О-ху-еть! Каким волшебным образом мой паспорт вообще оказался в моем сне?! Вот что интересно! Какие черти его туда затащили?! Зачем??!! Специально, чтобы Альбиночка дорогая его прочла? Пока я в ванную подмываться бегал? — он болезненно скривился. — Ебаный в рот! Не нравится мне все это! Ох, не нравится!.. Не туда куда-то меня кривая вывозит. Вот ей-богу! Не туда куда-то выворачивает. В криминал какой-то. В болото. В аферы, — Юртаев повернул голову и посмотрел на лежащий на тумбочке листок с номерами и паролями е-голдовских счетов. Проснувшись, он первым делом все их аккуратно записал. Чтобы не забыть Н-да-с...

И, главное, как ведь хорошо все началось!..

Телка, 23 года, вся из себя. «Трахнуть... хочешь?..»

И как плохо кончилось...

«...моего олигарха-мужа! На 50 лимонов зелени». Всего-то. Хе-хе-кс. «Не бойся, он ничего не узнает!»

О-охуеть! — Юртаев тяжело вздохнул. — Ох-хуеть! — бессмысленно повторил он. — «Не бойся»!.. Ну и че? Че делать будем? Ась? Юртаев Виктор Леонидович, год рождения такой-то, прописан там-то? Чего делать-то будем? А? В этой ситуевине!

Ладно, — Юртаев рассеяно покусал губы, — попробуем рассуждать логично. С чего все началось? Лестница, город... Нет, все не то! Точнее, то, но я не с того края смотрю. Я увязаю в частностях, а надо попытаться взглянуть на ситуацию в целом. (Какой я умный! — иронически подумал он и усмехнулся.)

А в целом ситуация выглядит так. Со мной происходит что-то совершенно необычное. Чудо, можно сказать. Я словно в сказку какую-то волшебную попал!

(И застрял в ней намертво! Увяз, как муха в меде! — Юртаев потряс головой, пытаясь отогнать все эти, постоянно всплывающие вторым планом и мешающие сосредоточиться, мысли.)

Н-да... Сказку... Так вот! Сказку! (Он опять тряхнул головой и, стиснув зубы, пытался изо всех сил все же собраться.) Сказку, черт бы ее побрал! Так вот по каким законам живет эта сказка, конечно, неизвестно, возможно, и по своим, сказочным. И тогда логика тут вообще бессильна и думать тут не о чем. Кто их знает, что это за законы! Тут уж остается только положиться на волю провидения. Просто плыть себе по течению и ничего не делать. Ждать, что дальше будет. Куда кривая вывезет.

(О-ох!.. — снова вздохнул про себя Юртаев. — Чует мое сердце! «Вывезет» она меня!..)

Итак, этот вариант тупиковый. Вернее, он не тупиковый, а просто никакой. Неконструктивный. Поэтому предположим все же, что законы логики в моем сне все-таки действуют, причинно-следственные связи существуют. Хуже от этого предположения уж точно не будет! Ведь если оно ошибочно, просто все мои действия окажутся бессмысленными. Ну и ладно! Бессмысленными, так бессмысленными. Но я все же человек! И я буду бороться! — Юртаев словно услышал эту свою фразу со стороны и смущенно покряхтел и пошевелился на кровати. — Да! — тем не менее твердо повторил он. — Буду! Даже в сказке!

Кхе... Кхе... Ладно, с патетикой закончили, — кисло усмехнулся он. — Чего это на меня нашло? Рехнулся? Спустимся с небес на землю.

Итак, с точки зрения логики все выглядит так.

Спуск по лестнице — город — квартира — Альбина. Такая вот цепочка у нас получается. Точно? Ну да!.. — Юртаев возбужденно потер ладонью лоб и сел на кровати. Он чувствовал, что находится на верном пути и нащупывает потихонечку почву под ногами. Так-так-так! Только бы не сбиться! — Лестница... Лестница.., лестница... Висящая над бездной...

Это, наверное, чтобы я понял, что я в опасности и был начеку. Ну, по крайней мере, никакое другое объяснение мне пока в голову не приходит, поэтому примем это.

Так, ну а дальше все ясно. Пустой, темный, страшный город и единственное освещенное окно. Убежище. То есть к Альбине меня просто загнали. Непонятно, правда, почему они не сделали так, чтобы я сразу к ней попал, без всяких там прелюдий, без всех этих лестниц и путешествий по городу — проснулся бы сразу у нее в спальне, и все дела! Ну, не знаю, может у них тут так положено. Такие у них в сказке правила. Это не важно.

Важно, что дальше приходит.

Ну, Альбину я трахал — это нормально, это я еще вообще думал, что во сне, что это обычный сон! — Юртаев поморщился. — Ну, вначале, по крайней мере, думал, так скажем. Что это всего лишь сон. А потом уж — какая разница? Разом больше — разом меньше. Да и Альбина — это вообще несерьезно! Подумаешь, что она там чья-то жена!.. Не такой уж это большой грех. Я, в конце концов, не ангел. Чтобы с женщиной на одной кровати лежать и пальцем ее не тронуть. Тем более, когда она и сама не прочь. Это уж — извините! Это я признаю. Ваша взяла. Такое искушение мне не по плечу.

Но вот сейчас следующее пошло — искушение деньгами, тут вот есть над чем подумать! — Юртаев скрестил на груди руки и опять потер лоб. — Н-да... Это уже посерьезней. Но Альбина, конечно!.. Взять и обворовать мужа! Когда он в беду попал. Жена, блядь!.. Хороша жена! — он невольно покосился на листок с номерами счетов. — Н-да... Черт! — вдруг пришло в голову Юртаеву, и он даже подскочил от этой мысли. — А с чего я взял, что эта Альбина действительно существует?! Может, это все-таки всего лишь сон? Может, я это сам все себе напридумывал? И Альбину эту, и все остальное?

А вот это мы сейчас и проверим! — Юртаев вскочил с постели и устремился в соседнюю комнату, где стоял компьютер. — Так... Так... Ну, давай, давай, нагревайся!.. Сейчас еще загружаться полчаса будет!.. Так... Наконец-то!.. Где там у нас е-gold?.. Ага... Ну.., так, меню... Ага, вот!.. Номер счета... Ну-ка... Ну, вот этот, скажем... Пароль... Ну?!

Юртаев обессиленно обмяк в кресле и облизал внезапно пересохшие губы.

Пароль подошел. На экране появилась история счета.

«Баланс: $8,000,011.32» — не веря собственным глазам, потрясенно прочитал он.

Господи Иисусе! Так значит, все это правда! Альбина действительно существует! И все эти миллионы — тоже.


2.

— Извини, Альбин. Я не буду ничего никуда переводить. А если ты беспокоишься, что я теперь пароли знаю, то ты их можешь сменить все. Это элементарно за минуту делается.

— Почему ты отказываешься? — отрывисто спросила девушка. Все это время она смотрела в лицо Юртаеву, не отрываясь.

— Альбин, давай говорить откровенно! — Юртаев перевел дыхание, набрал побольше воздуха и начал неторопливо перечислять. — Во-первых, я не знаю, что это за деньги. Как они туда попали, на эти е-голдовские счета. Можно ли их отследить. Наверняка можно. Тем более, что ты говоришь, у твоего мужа сейчас проблемы с органами. Ну, сделают официальный запрос в тот же е-gold, и они весь расклад сразу же дадут. Что и как. Откуда деньги пришли, куда ушли.

Во-вторых, я не знаю возможностей твоего мужа. Может, он и сам все сможет отследить. Куда они с его счетов ушли.

Подожди, подожди! — поднял он руку, видя, что девушка хочет что-то сказать. — Не надо меня убеждать, что это невозможно. Все возможно. Я не специалист, ты — тем более, так что мы и предположить не можем, каким образом нас можно вычислить. Но я думаю, что при желании можно. Было бы желание. По крайней мере, такая опасность существует, и глупо ее игнорировать и от нее отмахиваться.

И, наконец, в-третьих, — он остановился и взглянул девушке прямо в глаза, — я просто не хочу. Это нехорошо.

— Что нехорошо? — холодно поинтересовалась девушка. Губы у нее сжались в узкую полоску, лицо застыло.

— Деньги у мужа воровать нехорошо, — нехотя пояснил Юртаев и отвел глаза.

— Ах, во-от как!.. — в притворном изумлении всплеснула руками Альбина и зло захохотала. — Ну на-адо же! Скажите пожалуйста, какие мы вдруг сразу стали честные и благородные, когда жареным запахло! «Деньги у мужа воровать нехорошо»!.. А жену его трахать хорошо? Это как?! А?

— Послушай, Альбина!.. — начал было взбешенный Юртаев.

— Нет, это ты послушай!! — тут же перебила его девушка. — В общем так! Если ты!.. — внезапно она остановилась на полуслове. На лице ее отразилась чудовищная внутренняя борьба, но, видно, нервы у девочки были стальные. Не прошло и полминуты, как она полностью успокоилась, взяла себя в руки и заговорила уже совсем другим тоном. — Ладно, Вить, ну чего мы, в самом деле, ссоримся с тобой как дети! Конечно, ты прав. Риск есть. И миллиона тут мало. Три! Три миллиона долларов.

— Да не надо мне ничего! — в испуге закричал Юртаев.

— Пять!

— Нет!

— Десять.

— Что? — Юртаев во все глаза смотрел на девушку, пытаясь понять, не шутит ли она. Десять миллионов?! Он не ослышался?

— Десять миллионов долларов, — спокойно подтвердила девушка. — Сам подумай, какие это деньги. Соглашайся! Ради них и рискнуть стоит. А то знаешь ведь пословицу: кто не рискует, тот не пьет шампанского. Такой шанс только раз в тыщу лет бывает. Упустишь сейчас и будешь потом всю жизнь каяться. На чужого дядю горбатиться за пятьсот баксов в месяц да локти кусать. Какой же я дурак был! Удача сама в руки плыла.

— Двадцать пять — и договорились! — развязно предложил Юртаев, удивляясь собственной наглости. Он и сам не знал, чего он сейчас больше хочет: чтобы она согласилась или отказалась. — Пополам. Поровну. Все справедливо.

— Черт с тобой! — устало махнула рукой Альбина. — Все равно у меня других вариантов нет, — она посмотрела на притихшего, сидящего с открытым ртом Юртаева и цинично усмехнулась. — А теперь иди и трахни меня как следует, как ты умеешь! На двадцать пять миллионов долларов!


* * *

Все! Дело сделано, — Юртаев убедился, что последний платеж прошел, убрал руки с клавиатуры и качнулся пару раз в кресле. — Да-а... Вот я и миллионер.

На душе было пасмурно. Тяжело как-то. Как будто он совершил только что какую-то непоправимую ошибку.

Да ладно! — попытался он подбодрить сам себя. — Чего я раскис? Как баба. 25 миллионов! Естественно, риск есть. А кто обещал, что будет легко?! Прорвемся!

Вообще-то, говоря Альбине, что «он в этой области не специалист», Юртаев слегка лукавил. Как раз именно в этой-то области он и был специалистом. Как замести следы, сделать так, чтобы тебя не вычислили, он прекрасно знал. Именно поэтому-то на все это и подписался.

И как обналичить эти бабки у него варианты тоже были. Через Прибалтику там.., ну, в общем, можно было. За проценты, естественно, не без этого, ну да тут уж чего считать! Главное, что варианты были, причем хорошие, надежные. И появились-то недавно, вот что удивительно! Как с неба свалились.

Словом, все как нарочно складывалось просто максимально благоприятно. Это-то Юртаеву больше всего и не нравилось. Его как будто за руку вели и подталкивали: возьми! возьми!

Н-да... Было ведь еще и четвертая причина, которую он Альбине не назвал, когда от миллионов своих отказывался. А она-то, между тем, и была самая главная и пугала Юртаева больше всего. Больше всех трех остальных, вместе взятых.

Это отравленные деньги!! Проклятые! Они не принесут счастья!

Его же явно искушали: лестница — город — Альбина — и он поддался. Знал и все равно поддался! Не устоял. 25 миллионов, черт подери!! Как тут устоишь! А вдруг пронесет?! Выкручусь как-нибудь! Где наша не пропадала!

Теперь оставалось только ждать. Ждать, что будет дальше. Пронесет или нет.

А, ладно!.. — Юртаев встал и пошел в спальню. — Чего теперь! Поезд ушел. Раньше надо было думать. Разберемся! Да ебать все в рот!! По хую! Все! Ставки сделаны.


* * *

— А-А-А!.. — Юртаев резко приподнялся над подушкой, замер на мгновенье, потом медленно-медленно опустился назад и дрожащими руками стал искать сигареты.

Опять! Три года уже ничего не было, и вот опять! Я уж думал, что кончилось все. Господи, да что же это! Неужели этот ужас меня теперь всю жизнь преследовать будет?! Господи!

Ему опять приснилась та его последняя кошмарная встреча с Альбиной. Когда он сообщил ей, что все нормально, деньги ушли. Они с ней теперь миллионеры.

Как она, смеясь, протянула к нему руки, он рывком сдернул с нее одеяло и увидел вдруг под ним тело гигантского отвратительного насекомого. Глянцевое, мягкое, мелко подрагивающее брюшко, сплошная масса маленьких бледных копошащихся ножек, как у какой-то чудовищной хищной личинки или перевернутого на спину огромного клопа... И все это непрерывно движется, шевелится, тянется к нему... И над всем этим хохочущая голова Альбины.

(Юртаев судорожно затянулся, пытаясь успокоиться.)

Как он не помня себя выскочил на улицу и бежал, бежал, бежал, метался по этому страшному мрачному городу, и его повсюду преследовал, со всех сторон несся этот несмолкающий хохот; ему везде чудилась Альбина: выползающая из-за всех углов; прыгающая на него сверху, с крыш домов; зовущая его, окликающая: «Ну, иди ко мне! Иди! Трахни меня!! Трахни! Давай! Как ты умеешь! Давай!! Давай! Двадцать пять миллионов долларов! Двадцать пять миллионов!! Двадцать пять!!! Ну, иди же ко мне! Иди! Давай!»

И как он внезапно оказался вдруг у подножия той циклонической лестницы и не соображая ничего от ужаса лихорадочно полез наверх, полез! полез! все выше, выше, выше!.. Он задыхался, обливался потом и все лез, лез.., пока наконец, вконец обессиленный, не покачнулся и, потеряв равновесие, не сорвался с душераздирающим криком вниз, в бездну, назад в этот страшный, мертвый город женщин-насекомых.

Матерь божья! — Юртаев ткнул в пепельницу недокуренную сигарету, вскочил, быстро, чуть ли не бегом пронесся на кухню, рывком открыл холодильник и достал оттуда непочатую бутылку водки. Резким движением, торопясь, свернул пробку и прямо из горлышка сделал несколько больших глотков. Водка обожгла горло.

Фу-у!.. — Юртаев постоял немного, тяжело дыша, с бутылкой в руке, затем медленно завернул пробку и аккуратно поставил водку назад в холодильник. — Фу-у-у!.. Да-а-а-а... Да-а-а...

Перед глазами опять мелькнуло сияющее лицо Альбины, ее тянущиеся к нему белесые ножки-руки, и его снова передернуло от отвращения.

Да-а... Но зато на этом ведь все и кончилось, — все еще дрожа, напомнил он себе. — Это было, по всей видимости, последнее мое испытание. Кара за воровство. Этот мой шок. Больше мне этот сон не снился с тех пор ни разу. И Альбину я тоже больше никогда не видел, — он опять брезгливо вздрогнул. — И денежки отмыть удалось. В общем, все путем. 25 миллионов как-никак! Дело того стоило.

Он еще некоторое время постоял, потом медленно-медленно побрел назад в спальню.

Эти три года Юртаев не терял времени даром. Сейчас его состояние по меньшей мере удвоилось. Роскошная квартира в центре Москвы, машины, особняки, красавица-жена. Да много еще чего! Все атрибуты красивой жизни. Все ему удавалось. Удача все эти годы все время была рядом.

Что ж, — криво усмехнулся Юртаев, подходя к кровати, — если я заключил тогда сделку с дьяволом, то, надо признаться, я не прогадал. По крайней мере, пока. Сделка оказалась удачной.

А с другой стороны, а чего там? Это Альбинка мужа предала — ее грех, с нее и спрос, а я-то чего? Я вообще тут сбоку-припеку. Ну перевел деньги, ну и что? Кто он мне, этот ее муж? Сват-брат? Да никто! Так что я-то уж, во всяком случае, никого не предавал. А что деньги украл... Ну, украл, а кто бы в этой ситуации не украл? Кто?!

Не такой уж он и страшный, этот грех, да и замолил я его уже сто раз — сколько бабла на монастыри и храмы одни пожертвовал, это уму непостижимо! Чуть ли не столько же, а то и больше. Да...

Он, зевая, присел на край кровати и осторожно, чтобы не разбудить спящую жену, залез под одеяло.


* * *

— Витя!.. Витя!.. Проснись!

— А?!.. Что?!.. — Юртаев почувствовал, что кто-то трясет его за плечо.

— Витя, просыпайся, пожалуйста! Ну, пожалуйста! — плачущим голосом причитала жена. Казалось, что она находится на грани истерики.

— Что?.. Что такое?.. — забормотал спросонья Юртаев, постепенно приходя в себя.

— Мне кошмар приснился, ты не представляешь! — глаза у женщины были совершенно безумные. — Как будто я спускаюсь по какой-то лестнице, висящей в пустоте. И потом срываюсь и падаю вниз. Мне так страшно! Так страшно! — жена заплакала и, дрожа всем телом, крепко прижалась к мужу.

— Ну-ну-ну!.. Ну, не плачь, что ты! — Юртаев тихо гладил перепуганную женщину по голове. Он чувствовал, что в груди его образовался какой-то чудовищный ледяной ком. — Это просто сон. Сон...


* * *

— Ну и как, Юль? — дня через три вскользь поинтересовался Юртаев у своей супруги. Они как раз только что встали и собирались завтракать. — Больше тебе кошмаров не снится?

— Каких кошмаров? — непонимающе уставилась на него жена.

— Ну, помнишь, тебе на днях лестница какая-то снилась, — пояснил Юртаев, силясь улыбнуться. Губы не слушались. — С которой ты падала. Больше не снится?

— Нет, — после еле заметной паузы ответила супруга и отвела глаза. — А чего ты вдруг вспомнил?

— Так... — опять изо всех сил попытался улыбнуться Юртаев. — Так... Слушай, ты боишься больших насекомых? Клопов там всяких, личинок?..

— Боюсь...

— Я тоже.

Он повернулся и, фальшиво насвистывая, стал заваривать себе кофе.


* * *

И спросил у Люцифера Сын:

— Что такое иконы?

И ответил Люцифер Своему Сыну:

— Ничто.


Из дневника Сына Люцифера

«Твердо держите в душах ваших... дабы вы не развратились и не сделали себе изваяний, изображений какого-либо кумира, представляющих мужчину или женщину... Берегитесь, чтобы не забыть вам завета Господа, Бога вашего, который Он поставил с вами, и чтобы не делать себе кумиров, изображающих что-либо, как повелел тебе Господь, Бог твой».

Второзаконие, 4:15-16.23


Ты — часть этого мира. Ты — все. И все — ты. Ты — во всех.

Хорошая погода — это ты. Ветер — это ты. Солнце — это ты. Звезды — это ты. И вся Земля, все люди — это тоже ты.

Твоя любимая любит другого и радуется, глядя на него, любуется им? — и ты радуйся вместе с ней и любуйся вместе с ней. Слейся с ней! Испытай ее чувства. И чувства ее избранника. Сейчас они пойдут и будут любить друг друга и наслаждаться друг другом — и ты наслаждайся вместе с ними. Ты — часть их, и они — часть тебя. Смотри на лицо ее и впитывай ее счастье, ее радость. Это и твое счастье, и твоя радость. Какая разница, с кем она? Он — это тоже ты. С кем бы она ни была — она все равно с тобой. А ты с ней. Она не может ускользнуть от тебя, как не может выйти за пределы этого мира. Ты — во всех ее любовниках, во всех мужчинах.

Во всех мужчинах мира. И во всех его женщинах. Их наслаждение — это и твое наслаждение тоже.


Разум — часть мира, часть вселенной, ее порождение. И значит, вселенная разумна.

Бог — это мир. Ты — часть мира, часть вселенной, и значит, часть Бога. Другого Бога нет, как нет другого мира и другой вселенной.

Бог — это ты. И ты — это Бог. Все — во всем.


СЫН ЛЮЦИФЕРА. ДЕНЬ 66-й


И настал шестьдесят шестой день.

И спросил у Люцифера Его Сын:

— Можно ли построить рай на земле?

И ответил Люцифер Своему Сыну:

— Можно. Только он будет очень хрупок, этот рай. Ведь строить его придется из стекла.



РАЙ

«И не войдет в него ничто нечистое».

Откровение Иоанна Богослова

(Апокалипсис)


«Nihil supra Deos lacesso».

(«Ни о чем больше я не прошу богов» — лат.)

Гораций. Оды


— Спасибо, все было очень вкусно! — Русин встал из-за стола и направился к себе в кабинет, бросив на ходу повару: Как у нас сегодня? Без изменений?

— А какие изменения, Вадим Евгеньевич? — пожал плечами тот, вытирая полотенцем руки и подобострастно глядя в глаза Русину. — Они уже звонили утром, все нормально.

— Ну, и хорошо! Сколько привезут? Двух?

— Да, конечно! Вы же двух сказали, — сразу же засуетился повар, испугавшись, по всей видимости, что он что-то там перепутал или недопонял.

— Да нет, нет, все правильно! Я просто так спросил, — успокоил его Русин, выходя с кухни. — Ладно, я пошел. Вернусь где-то часов в 9, как обычно. Спиртное им только не давай, ни капли. Видео пусть сидят смотрят. Или телевизор. И ванную проследи, чтоб приняли. Сам, в общем, знаешь.

— Да-да, Вадим Евгеньевич, я все сделаю, не беспокойтесь! — повар стоял чуть ли не навытяжку и ел глазами начальство.

— Ну, и слава богу! — похвалил его напоследок Русин, кивнул и вышел.


***

Войдя в кабинет, Русин неторопливо подошел к своему необъятному письменному столу и уселся в великолепное кожаное кресло. Слегка крутанулся в нем и посмотрел в окно.

Погода сегодня была прекрасная. Солнышко, ни облачка, птички поют, небо синее-синее!.. Замечательно!

Соответственно, таким же прекрасным было и настроение у Русина. На душе у него тоже светило солнышко, пели птички и небо было синим-пресиним. Все было отлично! Погода, настроение — все! Обед был вкусный. Стол удобный, кресло покойное. Телок сегодня вечером привезут! Класс! Лучше просто не бывает.

Если есть рай на земле — то вот он! — в который уже раз пришло в голову Русину, и он чуть не засмеялся от удовольствия. — Да! — произнес про себя он. — Я счастлив! Я действительно, по-настоящему счастлив!

Вся его прошлая жизнь, особенно последние ее годы, вспоминались теперь Русиным как кошмарный, дурной сон. Скука, серая, мертвящая, давящая, безжалостная. Ежедневная, ежеминутная. Тусовки какие-то бессмысленные и унылые, кабаки, казино… Неинтересные собеседники, неинтересные разговоры. Люди, хорошо одетые, но плохо воспитанные и образованные. После пары минут общения с которыми наваливалась бесконечная и беспросветная, вселенская тоска и хотелось бросить все и бежать, бежать куда глаза глядят!.. Хоть на край света! В пустыню, в тундру, на Северный полюс. Куда угодно!! Лишь бы подальше.

И однажды я все-таки убежал! — с удовольствием подумал он и самодовольно похлопал себя ладонью по животу. — Да! Господи, какие же люди, в сущности, глупые! Существа. На что только они тратят свою жизнь!.. А как все, оказывается, легко и просто!

Русин придвинул к себе огромную коробку с рыболовными снастями и стал с наслаждением в ней копаться. Это был его ежедневный обязательный ритуал. Своего рода священнодействие. Он долго и тщательно рассматривал блестящие металлические блесны; яркие, разноцветные, неестественно-красивые воблеры; гибкие и эластичные, податливые, влажно-маслянистые, словно дрожащие, змейки твистеров и виброхвостов. Осторожно, чтобы не уколоться о немыслимо-остро заточенные, тускло отсвечивающие на солнце хищные жала крючков, неторопливо и не спеша брал их в руки, разглядывал со всех сторон и так же неторопливо и осторожно клал на место.

Эта ежедневно повторяющаяся игра неизменно доставляла ему каждый раз неизъяснимое наслаждение и никогда не надоедала. И кончалась всегда одинаково. Налюбовавшись и назабавлявшись вдоволь со своими игрушками, как взбалмошная и ветреная женщина с бесценными драгоценностями, он со вздохом отодвигал их в сторону и доставлял из пакета маленькую пластмассовую коробочку с несколькими своими старыми, проверенными блеснами. С ними-то он и отправлялся обычно на свою ежедневную рыбалку.

Вообще рыболовом Русин был весьма посредственным. Ловил он исключительно на спиннинг, и успехи его в этой области были, сказать по правде, более чем скромными. Да, увы, несмотря на всю его великолепную экипировку и фантастически дорогие снасти. Лучшие лески, катушки, удилища, лодки с электромотором, эхолоты, навигаторы и пр. и пр. Денег на рыбалку Русин не жалел. И тем не менее, ежедневные уловы его обычно не превышали нескольких небольших рыбин. Две-три щучки максимум. Ну, и еще пяток окунишек иногда. Если повезет. И это в озере, которое буквально кишело рыбой!

Все рыбалки Русина протекали, в сущности, совершенно одинаково и были похожи одна на другую, как две капли воды.

Он отъезжал на лодке куда-нибудь подальше, затем, невзирая ни на какие эхолоты и прочие чудеса техники, просто на глазок выбирал себе любое, почему-то понравившееся ему место и начинал там бездумно и неутомимо швырять какую-нибудь одну блесну. Не пытаясь ничего менять. Ни темп, ни манеру проводки блесны, ни глубину ее погружения — ничего! Естественно, что при таком удивительно бесхитростном и простодушном способе ловли, и результаты оказывались соответствующими.

Самое забавное, что и сам Русин все это прекрасно понимал. Что он совершенно неправильно ловит, что по уму надо бы вообще-то так-то и так-то все делать, и т. д., и т. п. Есть же кассеты, журналы в конце-то концов, где все подробно расписано. Что и как. Как бросать, как вести, что необходимо предпринять, если не клюет, и пр. Все-е премудрости!.. Вот и следовало бы,.. в точном соответствии с рекомендациями…

А еще лучше, просто выписать себе на время тренера, профессионального рыболова-спиннингиста, который бы его в два счета всему научил. На практике. Всем тонкостям ловли спиннингом. Тем более, что ловля щуки и окуня — одна из самых простых и легких. И через неделю-другую Русин наверняка и сам бы чуть ли не профессионалом стал и ловил бы себе несчастных щук и окуней центнерами и тоннами.

Все это Русин преотлично понимал. Но тем не менее абсолютно ничего в этом направлении не делал. Ему не хотелось уничтожать очарование рыбалки, убивать ее тайну. Сейчас для него каждое новое место являлось каким-то сказочным и волшебным омутом, загадочным и непостижимым, где в бездонной, мрачной глубине таятся чудовищных размеров щуки и окуни — надо только подкрасться потихоньку, забросить аккуратненько в самую середину свою верную, проверенную блесенку, и!..

А так что? Посмотрел на эхолоте: ага!.. глубина 2 метра, пара коряг на дне, вон щука стоит и несколько небольших окуней, и больше здесь ничего нет.

Ну, что это за рыбалка!? Это просто промысел какой-то, по сути. Как в магазин сходил.

Короче говоря, существующее положение для Русина полностью устраивало, кайф он получал и менять ничего не собирался.

А то, блядь, чего доброго, и последней радости в жизни лишишься! От большого-то ума.


***

Было около девяти часов, когда Русин вернулся с рыбалки. Он, как обычно, предоставил возиться с лодкой ждавшему его на берегу охраннику, а сам прошел в дом. Не спеша переоделся, принял душ и чистый и благоуханный вышел наконец в зал. Так у них называлась самая большая и просторная комната на втором этаже.

Девочки уже ждали. Две штуки, как он и просил. Поначалу он выписывал и по 4, и по 5, и по 6, но в последнее время все реже. Все-таки слишком уж это хлопотно. Полный дом баб, все эти их визги-писки... Да и в постели вторая, а уж тем более третья партнерша — явно лишние. Русин успел уже в этом убедиться. Можно, конечно, но это только так, под настроение. Исключительно ради экзотики.

Обычно же одной телки на ночь вполне достаточно. Поэтому — две. Одна — на субботу, одна — на воскресенье. Ну, и хватит! Сверх — уже перебор. Как второе подряд мороженое. Приторная липкая сладость. И еще и ангина в перспективе.

Девочки были классные. Особенно одна. У Русина аж дыхание захватило, когда он ее увидел. Она была именно в его вкусе. Девушка его мечты.

У каждого мужчины есть тот тип женщин, который ему нравится особенно. Не обязательно это должна быть какая-то сногсшибательная суперкрасавица, в обычном понимании этого слова, просто это его женщина. Вот эта девушка была для Русина его. Вторая телочка тоже была ничего — смазливенькая, стройненькая, гибкая, длинноногая. Очень даже ничего! Тоже из тех, которые нравились Русину. Но вот первая была, как говорится, в самую точку. Именно то, что надо. Именно его. Его типа.

При виде Русина обе девушки встали и вежливо поздоровались, с интересом его разглядывая. Ну, еще бы! Что это за таинственный мультимиллионер, владелец этого роскошного огромного особняка на берегу безымянного озера в самой карельской глубинке, где за сто верст вокруг, почитай, ни одной живой души нет и куда добраться можно только вертолетом. Особняке, оборудованном, тем не менее, по последнему слову техники и всеми, самыми суперсовременными средствами связи: спутниковое телевидение, телефон, Интернет и т. п.

Профессионалки, конечно? — подумал Русин, тоже с любопытством поглядывая на девушек.

Забавно, но девочек ему поставляли отовсюду, чуть ли не со всех городов и весей нашей необъятной матушки-России везли. Этим занимался у него специальный человек, и Русин никогда не вникал особо в эту кухню и не пытался выяснить, зачем это надо и почему бы просто не ограничиться в этом смысле лишь несколькими близлежащими населенными пунктами. Благо, этого добра сейчас везде навалом. Только свистни.

Иногда он прикидывал.

Две телки в неделю... Ну, пусть даже три, с учетом того, что иногда я больше заказываю. Хорошо, пусть три… В году пятьдесят две недели, пятьдесят два на три, это сколько ж получается-то?.. Сто пятьдесят шесть штук в год?.. Господи! За целый год всего-то полторы сотни девок! Да столько и в ближайших деревнях найти можно! Стоит их тогда за тридевять земель чуть ли не через всю страну на самолетах возить! Бред какой-то! Тем более, что в отношении качества «товара» он был довольно неприхотлив. Ну, девка и девка. Молодая, симпатичная более-менее — ну, и слава Богу!

Может, анализы у них тут трудно брать? На СПИД и пр.? Негде просто?

(Всех привозимых Русину девушек на предмет здоровья тщательно проверяли. Ну, по крайней мере, его так в этом уверяли. Он и верил, и не верил. «Тщательно»!.. Знаем мы это «тщательно»! При нашем-то бардаке!

Да и как ее проверишь? Ну, сдала она анализы, скажем, за неделю до выезда. Раньше-то все равно, наверное, не получится, их же еще обработать надо, эти анализы. Сделать.

А со сколькими она за эту неделю еще потом трахнулась? Вот то-то и оно! Вот и все эти «проверяния».

Но, с другой стороны, он действительно за все это время ни разу еще ничего не подхватил. Хотя презервативами вообще не пользовался. Пока Бог миловал. Тьфу-тьфу-тьфу! Да и!.. Зубов бояться — в рот не давать! Ну, чего тут еще сделаешь? Приходится рисковать. Куда деваться!?)

Как бы то ни было, но все обстояло именно так, как обстояло. Девок везли отовсюду.

В принципе, Русину было на все это глубоко наплевать, главное, что привозили бесперебойно, по первому его требованию и в любых количествах, а все остальное его особо не волновало. Так просто, любопытство иногда разбирало. Праздное.

Зачем?.. Когда можно?!.. А-а!.. Не важно! Пусть делают, что хотят! Хоть с Луны пусть их доставляют. На космических челноках. Главное, чтобы вовремя и без сбоев.

Сейчас он смотрел на приехавших сегодня новеньких и пытался угадать, откуда они?.. Местные или?.. Для местных, вроде, слишком уж хорошо одеты… «Да впрочем, какая разница!? Попозже выясним, если желание будет», — решил наконец он, скомандовав повару накрывать на стол.

Он вообще последнее время пришел к выводу, что чем меньше спрашиваешь, тем лучше. Да и вообще лучше поменьше общаться! А то начинаешь разговаривать, интересоваться, что и как,.. отношение какие-то неизбежно завязываются,.. мысли всякие дурацкие в голову лезут… «А что, пусть еще на денек-другой останется!.. Жалко расставаться!.. Такая девушка хорошая…» Нет уж! На фиг-на фиг! Знаем мы все эти их штучки! Всех этих «девушек хороших»!

Понедельник? Goodbye, my love, goodbye! Сеанс окончен. Время вышло. Через неделю мне уже новую love привезут. Даже две. Одну на субботу, другую на воскресенье.

Вот так-то! Так-то оно надежнее будет. Спокойнее.

Спокойствие, спокойствие и еще раз спокойствие! Вот что самое главное. Никаких потрясений. На фиг они нужны, эти потрясения! Толку от них никакого. «Влюбишься и женишься» еще, чего доброго. На бляди! Да и не в этом дело. Баб вообще нельзя в рай пускать. Им там делать нечего. Кончается все это всегда одинаково. Именно так, как в Библии написано. Да-с.

Только по субботам-воскресеньям, на экскурсии. Для удовлетворения своих естественных, чисто физиологических надобностей. И не более того. Отдавать дань природе. Приходится-таки. Иногда. Никуда тут не денешься. Увы!


***

Да чего я веду себя как мальчишка?! Что со мной?! — Русин, злясь на себя, налил себе большую рюмку водки, залпом ее выпил и поискал глазами, чем бы закусить. — Ладно, хватит дурака валять! — он встал и, дожевывая на ходу кусочек тончайшего и нежнейшего розоватого балыка («че за рыбка-то, интересно? скусная… надо повару не забыть сказать, чтоб еще заказал»), подошел к дивану. Сел посередине, посмотрел на девушек и приглашающе похлопал руками рядом с собой.

Девушки тотчас встали со стульев и послушно уселись по бокам. Алла слева. Русин властно привлек ее к себе, наклонился и принялся целовать, жадно стискивая свободной правой рукой ее грудь. Грудь у Аллы была замечательная. Упругая и в меру большая. Сидящая справа Тома тем времени низко наклонилась и принялась расстегивать Русину пуговицы на брюках. Почувствовав, что девушка начала делать ему минет, Русин отстранил Аллочку и указал ей глазами на подружку.

— Давай, помоги ей! — улыбаясь, предложил он девушке.

Та, как показалось Русину, чуть помедлила, но потом все же тоже улыбнулась ему в ответ, наклонилась и присоединилась к Томе.

Русин сидел, раскинув руки в стороны, положив их на спинку дивана, и наблюдал, как обе девушка облизывали с двух сторон его член, поочередно брали его в рот, передавали друг другу и т. п. Вообще-то с некоторых пор он не был особым любителем всех этих групповых развлечений, предпочитая им старый добрый традиционный секс с одной партнершей, но данный случай был особый.

Он чувствовал, что между ним и Аллой словно устанавливается какая-то внутренняя связь, возникают чуть ли не чувства; и это ему не нравилось. Очень не нравилось!

Поэтому-то он и заставил ее сейчас присоединиться к Томке, надеясь, что зрелище того, как она сосет у него наперегонки с другой такой же точно блядью, отрезвит его, поможет избавиться от наваждения и спуститься наконец с небес на землю!

Это же обычная шлюха! — убеждал он сам себя, небрежно поглаживая девушек по волосам. — Проститутка. Других у меня здесь просто не бывает. Обычная соска. Минетчица. Дрянь. Дешевка. Дай ей сейчас еще штуку баксов — и она и у всех моих охранников заодно отсосет! В легкую! Без проблем!

С тем же загадочным выражением лица. Как будто она какую-то великую тайну знает. Одну только ей известную. А еще за двести баксов с Томкой сейчас у меня на глазах лизаться начнет. Пока я ее в жопу трахать буду. Кстати, это мысль!

— Ладно, девочки, хватит! — лениво хлопнул он пару раз в ладоши. — Давайте раздевайтесь и поласкайте друг друга у меня на глазах. Меня это возбуждает.

И опять эта легкая заминка! Тамара начала раздеваться сразу, с веселой, понимающей улыбкой, воспринимая, судя по всему, требования Русина как нечто, само собой разумеющееся. Все правильно! Ей хорошо заплатили, купили ее на эти двое суток, — естественно, клиент вправе за свои деньги требовать от нее то, чего он хочет. Для этого-то она сюда и приехала. Чтобы эти его требования выполнять. Это просто работа! Обычная работа, хорошо ей знакомая и привычная.

Алла тоже начала раздеваться, но после маленькой, еле заметной паузы. Как будто сама она не знала, что делать и как себя вести и просто слепо копировала все действия своей подруги и во всем ей подражала.

Русин ощутил растущее раздражение. Ему показалось, что девушка почувствовала его особое к ней отношение и теперь попросту играет, кокетничает и пытается это отношение закрепить и извлечь из него максимальную для себя выгоду. В общем, она играла с ним в ту вечную любовную игру, в которую сразу же интуитивно начинает играть с мужчиной любая женщина, как только почувствует его особое к себе внимание и отношение. Правда, условия, в которых ей приходилось играть, были более чем специфическими, но она делала, что могла, и делала это весьма талантливо. Она вроде и выполняла все требования Русина, но выполняла их как-то неохотно, словно вынужденно. Будто жертву какую-то приносила. Покорялась обстоятельствам.

Что ты ломаешься, тварь! — со злостью подумал, глядя на нее, Русин. — Великомученицу из себя строишь. Ассоль, блядь! Чего ты вообще тогда ко мне приехала? Цветочки нюхать? Алыми парусами любоваться? Будут тебе сейчас алые паруса! По самые помидоры.

Собственно, злился он даже не столько на нее, сколько на самого себя. На то, что он ведется на все это, как последний лох. На все эти ее нехитрые женские уловки. Она-то чего! Она все правильно делает. Видит, что мужик на нее западает, ну, и действует соответственно. Глядишь, и получится чего. Но он-то! Он-то хорош!.. Сколько баб за это время через его руки прошло, казалось, наизусть уж всех их можно было бы изучить со всеми этими их штучками и подходцами — и вот, пожалуйста! Вот, понимаешь вроде все, каждое ее движение, каждый жест, взгляд, каждую ужимку! — а что толку? Разум тут бессилен. Уже бессилен…

Ей каким-то волшебным образом удалось сломать защитный психологический механизм и проникнуть внутрь системы. В душу!

Все!! Враг изнутри. Разум говорит одно, а сердце — другое.

Логика подсказывает:

— Да это же профессионалка, у нее мужиков было в сто раз больше, чем у тебя баб; она же просто на лавэ тебя раскручивает; она за этим сюда и приехала, как и все они приезжают! А иначе зачем? Она тебя до этого и не видела ни разу! Ты что, дурак!!??

А душа шепчет в ответ:

— То «все», а то ОНА! Она — другая, особая!..


Тьфу ты!.. «Особая»!.. Сейчас мы поглядим, какая она «особая»…

Девушки тем временем разделись. Вид обнаженной Аллочки подействовал на Русина оглушающе. Дыхание участилось, во рту пересохло. Он почувствовал себя каким-то мальчишкой, школьником, перед которым впервые разделась его одноклассница.

Да что с тобой!!!??? — заорал он сам на себя. — Очнись!! Идиот!!! Это же всего лишь шлюха!

Томка между тем уверенно приблизилась к по-прежнему словно бы робеющей и смущенной Аллочке, слегка наклонилась и стала целовать ей грудь, в то время как правая рука ее скользнула Аллочке между ног. Аллочка вздрогнула, но не отстранилась.

Русин, стиснув зубы, все это наблюдал, медленно поглаживая свой торчащий из брюк член.

Томка, видимо заметив нетерпение Русина, быстро увлекла послушно следовавшую за ней во всем Аллочку прямо на ковер. Теперь девушки находились в классической для лесбиянок позе: одна над другой, обе с широко раздвинутыми ногами, каждая лижет у своей подруги… там. Верхняя — у нижней, нижняя — у верхней. Верхней оказалось Аллочка.

Русин тоже не торопясь разделся, бросил одежду на диван и медленно приблизился к лежащим на полу девушкам.

Ну-с, с кого начнем? — подумал он. — Пожалуй, с Аллы. Со скромницы нашей. Ей первой и засадим.

Девушки лежали на полу, и ему пришлось встать на колени. Он сначала, практически не глядя, привычным движением сунул член в рот Томке, чтобы она облизала его и смочила слюной головку, и только затем, отстранив небрежно Томку и вынув член у нее изо рта («Хватит!»), перехватил его поудобнее задрожавший отчего-то правой рукой, задержал от волнения дыхание и…

До сих пор Русин действовал чисто механически, просто на автомате, как действовал до этого десятки, если не сотни раз с десятками и сотнями других, таких же точно шлюшек, аллочек и томок, но с этого мгновенья все вдруг изменилось. Все исчезло! Исчезла словно по волшебству эта проститутка Томка, исчезла вся эта атмосфера бесстыдства и разврата. Исчезло все! Остались только ОН и ОНА. Русин и Аллочка. Мужчина и его женщина. Женщина, данная ему от Бога, предназначенная самой судьбой. Одна-единственная. На всю жизнь.

Русин почувствовал, что тонет. Гибнет! Весь его мир, с таким трудом им построенный, выстраданный, рушится на глазах. Его Эдем, его рай. Еще мгновенье, и все это вспыхнет и сгорит бесследно в пламени охватившего его безумия, и от всего этого ничего не останется, одна только груда дымящихся обломков, углей и пепла.

И ему стало страшно. Он ничего и никогда не боялся в жизни. Ничего и никого. Но тут ему стало страшно. Сейчас, через мгновенье, он все потеряет, все! всего лишится — а что взамен? С чем он останется? С этой блядью-Аллочкой, которую он первый раз в жизни видит? С этой продажной шлюхой, которая приехала сюда просто денег подзаработать, как и все они? И которой просто чисто случайно, каким-то невероятным образом удалось его чем-то зацепить.

Черт бы ее побрал!! У него прекрасная, отлаженная жизнь, все его в ней устраивает, и он не намерен ничего менять! Он счастлив! Он в раю! И он не позволит какой-то суке…

Да и какие тут могут быть перспективы? Какое будущее? Ну, сам подумай!.. Ну ладно, с ним-то, положим, все ясно, он просто рехнулся, крыша поехала, но она-то, она?!.. Она что, тоже так вот прямо на него запала и рехнулась? Влюбилась с первого взгляда?

Черта с два!! Она же профессионалка! Почуяла просто, что деньгами большими пахнет, вот и… Ясно же все, как белый день!

Все эти мысли промелькнули в голове у Русина за один короткий миг, как вспышка молнии.


Ну нет, милочка, — скрипнула зубами он, — так дело не пойдет! Слишком дорого мне все это досталось, чтобы так вот просто, ради какой-то там шалавы под откос все пускать. В игры со мной играть вздумала? Сейчас поиграем! Извини, конечно, но сама напросилась.

Совершенно неожиданно Русин почувствовал, что не может больше сдерживаться. Так хорошо ему не было уже очень давно. Да, наверное, вообще никогда! Ни с одной женщиной. Он попытался продлить хоть немного свое наслаждение и почти остановился, но это не помогло. Через секунду он, тяжело дыша, упал на спину громко застонавшей и судорожно дернувшейся несколько раз Аллочки.

Что за черт!? — мимолетно удивился еще не пришедший в себя до конца Русин. — Похоже, она и вправду кончила!

Эти вещи он давно уже различал у женщин четко. В данном случае никаких сомнений не было.

Тем лучше! — тут же зло усмехнулся он. — Что тебе, сучка, это дело еще и нравится к тому же. Сейчас я тебе доставлю удовольствие!

Он встал, накинул халат, подошел к двери и окликнул повара. Тот торопливо подскочил.

— Костю позови, — распорядился Русин. (Костя был начальником охраны.)

— Ванная там! — кивнул он, оглянувшись, Аллочке на малозаметную дверь в углу. Та молча встала и проследовала в указанном направлении. Через мгновенье Русин услышал шум открываемой воды.

Она биде-то хоть пользоваться умеет? — ухмыльнулся он про себя. — Пойти, разве, показать?..

— Да, Вадим Евгеньевич? — начальник охраны озабоченно подбегал к Русину.

— Вот что, Костя! — заплетающимся языком произнес Русин, стараясь казаться пьяным. На самом деле он был абсолютно трезв. — Давай, подтягивай сюда всех своих бойцов. Трахните сейчас у меня на глазах одну из этих девок. Ну, вот ту, например, что в ванную сейчас пошла. А то у меня просто так сегодня чего-то не стоит на них! — он пьяно захохотал.

— Э-э… То есть как это, Вадим Евгеньевич?.. — залепетал совершенно пораженный начальник охраны. Такого его шеф еще никогда от него не требовал.

— Проблемы? — холодно осведомился Русин. Глаза его угрожающе сузились.

— Нет-нет, Вадим Евгеньевич! — опомнился наконец Костя. — Я все понял. Сейчас!

— Давай! — коротко бросил ему Русин и вернулся в зал.

Он опять уселся на диван и поманил валявшуюся на пушистом ковре Томку. Та радостно вскочила и с веселым визгом плюхнулась рядом с Русиным, сразу же прильнув к нему всем телом и сунув руку ему под халат.

— Ну-у?.. — капризно протянула она, нащупав безжизненно опавший пенис Русина.

— Тише, тише! — успокоил ее тот. — Всему свое время. Все будет! Еще не вечер!

В это время из ванной вышла Аллочка.

— Слушай, Алла! — ласково улыбнулся ей Русин. — Сейчас с мальчиками моими потрахаешься прямо здесь, на ковре. Я, знаешь ли, люблю на такие вещи смотреть! А я тебе за это денежек в два раза больше заплачу. Так что не переживай!

— Ничего себе! — тут же вскричала с шутливым возмущением обиженная Томка. — А мне?! Я тоже в два раза больше хочу!

— Тоже хочешь? — игриво подмигнул ей Русин. — С охранниками моими?.. На ковре?..

— Хм!.. — пренебрежительно фыркнула девушка и презрительно дернула плечиком. — Подумаешь! Да без проблем! Хоть с целой ротой! Деньги только — плати!

— Ладно, ладно! — лениво отмахнулся от нее Русин. — Уймись! Будут тебе деньги. Будешь хорошо работать — и тебе накину. Давай, старайся!

Тома замолчала и, прижавшись сбоку, принялась медленными, волнообразными движениями тереться об него всем телом, одновременно лаская рукой пенис.

Русин не обращая больше на нее никакого внимания взглянул наконец на Аллочку.

Та стояла неподвижно и смотрела на него с таким беспомощным и беззащитным выражением лица, что у него защемило сердце. Он не выдержал и отвел глаза.

Вошли охранники…


***

Аллочка не улетела в понедельник. Русин не смог с ней расстаться. («Ты можешь остаться еще на несколько дней?» — спросил он ее в воскресенье вечером. — «Как ты скажешь, так и будет», — ответила она просто.) Он лежал на кровати ночью, смотрел на ее тихое, спящее лицо, слушал ее ровное дыхание и чувствовал, как к горлу подкатывается ком, и слезы закипают на глазах. А душу переполняет нежность. Заливает, как вешняя вода луга весной в половодье.

Охранников он теперь ненавидел. Те это чувствовали и прятались от него, стараясь не попадаться лишний раз на глаза. Вообще в доме царила мертвая тишина. Все ощущали, что происходит нечто необычное.

Прошла неделя. Впервые за все эти годы Русин на выходные никого не выписал.

— Скажи, не надо пока, — смущенно сообщил он повару, бегая глазами. Ему отчего-то было стыдно.

Повар лишь коротко глянул на него, помялся, но ничего не сказал.

— Это временно, — хрипло добавил Русин и сразу же вышел.

Но эта сцена подействовала на него отрезвляюще. Он вдруг совершенно ясно осознал, что все, конец! Никакое это не «временно». Это окончательно. Прежняя жизнь кончается. Начинается что-то новое. Хорошее ли, плохое — это пока неясно, это покажет только будущее, но — новое! Он тонет. Тонет, тонет, тонет… Погружается в какую-то сладкую, манящую бездну… И погружается с радостью, и спасаться ему из нее вовсе не хочется.

Он любит Аллочку! Любит — и все тут. Несмотря ни на что. И душа его, воля, разум, здравый смысл — все растворяется, как железо в кислоте, в этой всепоглощающей любви. В любви и нежности.

Все рушится! Весь его мир. Весь его с таким трудом созданный рай. Ева уже протянула, смеясь, руку к яблоку, а он стоит рядом и ничего не может сделать. Не может ей помешать. Яд любви уже проник в его вены и лишил воли. Яд любви и нежности. Нежности и любви… Нежность и любовь… Любовь и нежность…

«Нежность», «нежность»!.. — криво усмехнулся Русин и тряхнул головой. — Рифмуется, как известно, в русском языке со словом «промежность». И это, похоже, неспроста… Ладно!! Посмотрим!


***

— Ну что? — нарочито-небрежным тоном первым делом спросил Русин у выбежавшего ему навстречу повара, заходя в дом. — Улетела?

— Да, все в порядке, Вадим Евгеньевич, улетела! — спеша, затараторил тот.

— Спросила что-нибудь? — дрогнувшим голосом глухо поинтересовался Русин, опуская глаза. — Почему, мол, да как?

— Нет, ничего не спросила, Вадим Евгеньевич, — испуганно пробормотал повар. — Только побледнела очень, — после паузы тихо добавил он.

— Я тебя не спрашиваю, блядь, побледнела она или нет!! — в бешенстве заорал Русин и швырнул снасти на пол. — Я тебя спрашиваю просто, что она сказала!! — он грохнул изо всех сил дверью своего кабинета и повернул ключ на два оборота.

Постоял немного, переводя дыхание и успокаиваясь, и лишь потом медленно подошел к столу. На столе, на самом видном месте, лежало ее колечко. Дешевенькое, тоненькое, с каким-то маленьким невзрачным камешком. Больше ничего. Ни записки, ничего.


***

Русин принялся пить. Не так, как раньше, а по-настоящему. Он пил, напивался, засыпал прямо за столом, просыпался и снова пил. День,.. другой,.. третий…

Надо выдержать, надо выдержать! — твердил он про себя. — Хотя бы две недели. А потом уже посмотрим. Если ничего не изменится, не спадет это наваждение — ну, можно и жениться в конце концов. Все же в моих руках! Как я захочу, так и будет. Где она живет известно, чего там!.. Прикажу — завтра же опять привезут.

Но надо же мне было хотя бы срок испытательный себе назначить, хотя бы две недели! Нельзя же так вот, сразу, с бухты-барахты, за три дня все решать! «Любовь с первого взгляда», блин! В моем-то возрасте! Две недели — не такой уж большой срок, если уж на то пошло…

А что поступил с ней так, по-скотски!.. Ну, извинюсь, она поймет. Объясню, что не мог я иначе!! Не хватило бы у меня сил так ее отослать! По-людски. По-человечески. Вот и пришлось, блядь… На рыбалку уехать…

Но почему мне так плохо?! Почему!?.. Я же прав!! Почему!!!???..


***

— Вадим Евгеньевич! Вадим Евгеньевич!

— А?.. Чего там еще?.. — Русин с трудом разлепил заплывшие глаза и мутно уставился на стоявшего рядом у стола встревоженного охранника. — Ну?!..

— У нас ЧП!

— Какое еще «ЧП»!.. — с отвращением пробормотал Русин, ища глазами водку. Смотреть на охранника он не мог. Ему было даже противно рядом с ним находиться. Сразу же лезли воспоминания. Картинки перед глазами вставали… Как тогда, в этом самом зале… Твою мать!!! Что все они будут уволены, он уже решил твердо. Вот только протрезвею, и…

— Эта девушка, Алла…

Рука Русина, тянущаяся к бутылке, замерла.

— Ну? — тяжело поднял он глаза на охранника. — Что «эта девушка»?

— С ней несчастный случай произошел, — охранник сглотнул. — Муж в нее из охотничьего ружья выстрелил. И она в бреду Вас все время звала. У Вас, Вадим Евгеньевич, теперь неприятности могут быть с органами. На допрос могут дернуть. Наш человек предупреждает, чтобы Вы никуда пока отсюда…

— Вызывай вертолет, — мертвым голосом перебил его Русин.

— Что? — не понял охранник. — Я говорю...

— Вызывай вертолет, — монотонно повторил Русин и посмотрел охраннику прямо в глаза. Охранник попятился. — Немедленно! И телефон мне принеси. Живо!


***

— Не смотри на меня, любимый, — прошептала Аллочка, пытаясь отвернуться. — Я сейчас некрасивая.

Лицо ее было все в синяках. У Русина сердце сжалось от жалости.

— Ты самая красивая девушка на свете, — срывающимся голосом произнес он, изо всех сил пытаясь справиться с душившими его рыданиями. По лицу его катились слезы. — Я люблю тебя! Прости меня.

— Ты плачешь, милый? — удивленно сказала Аллочка. — Не плачь, не надо! И не вини себя ни в чем. Это я во всем виновата. Не надо мне было к тебе приезжать. Просто мне деньги очень нужны были. Деньги! Развестись чтобы… Жить было негде… Деньги… Вот меня бог и наказал… — она заметалась на кровати. У нее начался бред. — Я тебя люблю!.. Люблю… Ты же видишь. Не прогоняй меня!.. Почему?..

Русин, не в силах больше сдерживаться, припал к ее руке и, рыдая, стал покрывать ее поцелуями.

— Прости меня!.. — задыхаясь, твердил и твердил он. — Прости!.. Прости!..


***

— Она выживет? — спросил Русин у врача, выходя из палаты.

— Ранение очень тяжелое… — неопределенно пожал плечами тот.

— Делайте, что угодно! — со все еще мокрыми от слез глазами сказал Русин. — Любые деньги! Любые!!


***

Аллочка умерла этой же ночью не приходя в сознание.

— Она что-нибудь говорила перед смертью? — поинтересовался Русин у врача. Лицо его словно окаменело.

— Да нет, ничего особенного, — смущенно пробормотал тот, не решаясь взглянуть на Русина. — Обычный бред…


***

— Все сжечь!

— Как это «сжечь»?! — в изумлении открыл рот и ошарашенно уставился на Русина охранник.

— Так это! Облить бензином и сжечь. Со всем, что внутри. Со всеми вещами. Немедленно!! Начинайте!


***

Русин постоял немного, глядя на огромную дымящуюся груду углей и обломков, оставшуюся на месте его некогда роскошного дома, и уже повернулся было, чтобы пойти к ждавшему его вертолету, как что-то вдруг привлекло его внимание. Он подошел и, не обращая внимания на предостерегающие крики охранников, нагнулся и, обжигаясь, поднял с черной и обгоревшей земли какую-то тускло блеснувшую вещицу.

Это было тоненькое дешевенькое колечко. Темное, закопченое, с оплавившимся, непрозрачным камешком.


***

И спросил у Люцифера Его Сын:

— Почему мир так печален?

И ответил Люцифер Своему Сыну:

— Что ж. Попытайся сделать его лучше.



СЫН ЛЮЦИФЕРА. ДЕНЬ 67-й

И настал шестьдесят седьмой день.

И сказал Люцифер:

— Нельзя втиснуть живое в мертвые рамки заповедей и правил. Жизнь сложнее и многограннее любых заповедей.


КАРТИНА

«Nullum intra se vitium est».

(«Ничто не является пороком само по себе». — лат.)

Сенека, «Письма»


Тронев отошел от картины и полюбовался ей. Да, это был шедевр! По крайней мере, это было безусловно лучшее из всего, что он когда-либо создавал. Вне всякого сомнения! Не просто лучшее, а... Все, что он рисовал раньше, по сравнению с ЭТИМ была просто мазня. Чем больше он смотрел на картину, тем больше она ему нравилась. Ему даже не по себе немного становилось. Не верилось прямо, что он действительно ее автор. Какой-то совершенно иррациональный страх временами охватывал, что это ему все снится, и сейчас он проснется вдруг — и нет никакой картины! Это все ему привиделось. И он щипал себя тогда за руку, чтобы убедиться лишний раз, что он не спит, что никакой это не сон, что это все реально, наяву! Щипал сильно, до боли, снова и снова. Но, слава богу, он не просыпался. Ничего не исчезло. Картина все так же стояла у него перед глазами. Ее можно было при желании даже пощупать, потрогать руками.

Черт побери! — восхищенно шептал про себя Тронев, кусая губы. — Черт побери!..


* * *

— Девушка, девушка! — громко, на всю станцию закричал Тронев и выскочил из вагона метро, сам даже не успев осознать еще, что он, собственно, делает. Только бы, только бы не упустить ее, не потерять из виду! — Подождите, подождите!.. Девушка!.. Да-да, Вы!

Тронев, запыхавшись, подбежал к остановившейся на его крик и теперь недоуменно, и даже слегка испуганно глядящей на него молодой незнакомой девушке.

— Извините, пожалуйста! Я, конечно, понимаю, все это дико звучит, но... — сбивчиво и путано начал Тронев, не в силах оторвать глаз от лица незнакомки. Он чувствовал, что это неприлично, что не стоит сейчас так на нее пялиться, но ничего не мог с собой поделать. Господи! Го-споди! Уму непостижимо! — Видите ли, я художник... Я нарисовал одну картину... И Вы обязательно должны ее увидеть! Обязательно!! Это очень важно!.. Нет, Вы не подумайте ничего, — быстро добавил он, видя сомнение, на мгновенье промелькнувшее в глазах девушки, — можете с подругой ко мне прийти или с другом — с кем угодно! Но Вы обязательно должны ее увидеть! Это очень, очень, очень важно! И для Вас тоже.


* * *

Девушка пришла одна. Тронев только сейчас сообразил, что он даже не спросил, как ее зовут. Все время: «Вы, Вы».

— Простите, а как Вас зовут? — смущенно улыбаясь, поинтересовался он. — А то мы даже не познакомились толком.

— Маша...

— (Мария! — с замиранием сердца понял Тронев. — Аве Мария!.. Мария Магдалина... Мария Иосиева... Мария Иаковлева... Одни Марии!.. Матерь Божья!)

Маша... — медленно вслух повторил он. — А меня Боря. Да... Так вот, Маша... — он остановился, не зная, с чего же начать.

Со вчерашнего дня, с того самого момента, как он встретил ее в метро, он только о ней и думал и однако к нынешнему разговору так и не подготовился.

— Да... Вот что, Маша! — наконец решился Тронев. — Я Вам покажу сейчас одну картину... Я ее нарисовал неделю назад... Вы только не пугайтесь! — он подошел к стоявшей у стены картине и чуть подвинул ее. — Готовы? — силясь улыбнуться, поинтересовался он у удивленно глядевшей на него девушке.

— Да... — неуверенно пожала плечами та, очевидно, не понимая, к чему все эти приготовления и тайны. Что там за картина прямо такая?!

Тронев задержал на секунду дыхание и одним резким движением сдернул с холста покрывало. Девушка в недоумении перевела взгляд на стоящее теперь прямо перед ней открытое полотно. Тронев жадно следил за выражением ее лица.

Маша некоторое время молча смотрела на холст, потом глаза ее расширились, она вздрогнула и подалась вся вперед.

— Но это же я! — в изумлении произнесла она и перевела взгляд на художника. Тот молчал. — Да, я... — растерянно повторила девушка, снова посмотрев на картину. — Но как?.. Откуда Вы?.. — лицо ее порозовело, постепенно она начала осознавать и сам сюжет стоявшего перед ней произведения. — Что это значит? — смущенно пробормотала она, не решаясь поднять глаза. — Как Вы смели!.. Подождите, а это кто? — она вдруг побледнела, рот ее полуоткрылся. Она потрясенно взглянула на Тронева, затем опять на картину. — Что это за... мужчина... там на кресте? Это?..

— Христос, — спокойно подтвердил Тронев. — Это Христос.


* * *

— И что ты теперь собираешься делать? — Маша взяла чашку и осторожно, боясь обжечься, сделала из нее маленький глоточек. К этому моменту они с Троневым были уже на «ты».

— Не знаю, — со вздохом честно признался Тронев, то и дело украдкой поглядывая на девушку.

— Послушай, что ты на меня так смотришь?! — наконец не выдержала та.

— «Что»!.. — невесело усмехнулся художник, разглядывая Машу теперь уже совершенно откровенно.

За этот час он изучил ее лицо досконально, в мельчайших подробностях, казалось бы, уже наизусть! вдоль и поперек!.. и, тем не менее, все смотрел и смотрел. И каждый раз удивлялся, словно заново. Это действительно была она. Она! Та девушка с картины. С его картины! Которую он сам нарисовал, каким-то совершенно непостижимым образом. Не подозревая даже на тот момент, что героиня существует в реальности. И вот она разговаривает сейчас с ним, сидит у него на кухне, в его квартире, живая, зримая, реальная! во плоти!.. сидит и пьет чай. Невероятно!! Да, и зовут ее к тому же Мария, Маша. Невероятно!!!

— Скажи, а он жив еще? — взволнованно обратилась вдруг к нему девушка.

— Кто? — не понял Тронев.

— Ну, ОН! На картине...

— Хм!.. — выразительно хмыкнул художник и невольно усмехнулся. — Судя по некоторым физиологическим подробностям...

— Ах, да! — сообразила и сама девушка и опять покраснела. — Я просто не подумала, что... — она окончательно смутилась.

— Ладно, ладно! — успокоил ее Тронев. — Все понятно. Не переживай.

— Как ты мог вообще такое нарисовать?! — внезапно с горечью воскликнула Маша, глядя на художника с каким-то суеверным ужасом. — Это же святотатство! Кощунство!!

— Да, но видишь ли, Маша.., — Тронев сложил на груди руки и задумчиво почесал себе переносицу. — Не так тут все просто. Мне как раз кажется, что, напротив, картина несет в себе глубокий смысл... Очень глубокий...

Он взглянул на полотно.

Девушка, совсем юная, с распущенными волосами... (Тронев снова невольно покосился на Машу. С ума сойти!)... с распущенными волосами, в одной рубашке стоит на коленях. Глаза ее полны слез; взгляд, светлый, тихий и печальный устремлен куда-то вверх. Ввысь! Кажется, что она молится. Но она не молится. Она... Она делает минет у висящего на кресте человека! У Христа.

— Видишь ли, Маша!.. — Тронев остановился, мучительно подбирая слова. — Это не кощунство. И не святотатство. Наоборот! Не все тут так просто! Мне как раз кажется... — он опустил глаза и потер ладонью лоб. — Вечная тема женственности, тема женской любви, жертвенности и милосердия! — наконец, со страстью воскликнул Тронев. — Тема Женщины и Мужчины. Женщины, заботящейся о мужчине, жалеющей его, скорбящей о мужчине. И пытающейся хоть как-то облегчить его страдания. Пытающейся сделать для него хоть что-нибудь! То единственное, что она может в этой ситуации для него сделать. Что вообще может сделать для мужчины женщина.

Он еще раз посмотрел на картину.

Да! Искренность, чистота, трогательность поступка юной героини ощущается очень ясно. Она не думает, хорошо это или плохо, грех это или не грех. Она просто хочет помочь Христу, и все. Это ее естественный порыв. И это чувствуется.

Здесь вообще нет ни греха, ни грязи, ни порока! Только любовь! Любовь и милосердие. В этой ситуации, перед лицом смерти нет уже и быть не может никакого греха. Пред лицом смерти все это бесследно исчезает, растворяется, становится неважным, несущественным. Все становится несущественным! Остается только любовь! Чистая, пламенная, искренняя, всепрощающая любовь. Любовь Женщины к Мужчине.

Женщины, жертвующей для него всем: стыдом, приличиями, жертвующей собой! И пытающейся ему помочь. Хотя бы так, как она может. Чисто по-женски.

Невероятно, но автору удалось все это передать. Всю эту сложнейшую гамму чувств и переживаний. Всю эту трагедию, драму...

Мне! — опомнился вдруг Тронев. — Мне удалось это передать!! Это я — автор!.. Да!.. — дрожащими губами попытался усмехнуться он. — Да меня самого распнут за эту картину! И минет у всех заставят сделать. Чисто по-мужски. И будут правы. «СЕКСтинская мадонна», твою мать! Рафаэль хренов!


* * *

— Ну, я пойду, пожалуй! Мне еще в институт надо успеть, — Маша допила свой чай, отодвинула чашку и встала. Помедлила немного, подошла поближе к картине и снова принялась ее рассматривать.

Теперь она стояла спиной к Троневу. Ему вдруг нестерпимо захотелось подойти к ней сзади, обнять и прижать к себе крепко-крепко! Или встать к стене рядом с картиной и крестом раскинуть руки...

Маша словно почувствовала его взгляд и обернулась. Вероятно, все мысли и эмоции Тронева были написаны в этот миг у него на лице, потому что девушка внимательно посмотрела на тяжело дышавшего, взволнованного, возбужденного донельзя художника, слегка усмехнулась и мягко, но настойчиво заметила:

— Ты не Христос, Боренька. Да и я не Мария Магдалина. А теперь выпусти меня отсюда. Мне действительно пора.


* * *

— Это последний раз, Боря! Я больше не приду.

Тронев почувствовал, что у него оборвалось сердце. За этот месяц он успел сильно привязаться к девушке, и ему даже стало казаться, что у них что-то там получится, что и она к нему неравнодушна!..

Хотя до сих пор, за весь этот месяц у них так ничего, по сути, и не было. Даже не поцеловались ни разу. У Тронева вообще складывалось впечатление, что она ходит к нему исключительно для того только, чтобы посмотреть на картину. Придет и смотрит, смотрит... А на него вообще не обращает внимания. Н-да... Дурацкая какая-то ситуация...

Сам он давно уже и неоднократно порывался перейти к решительным действиям, но всякий раз его словно что-то останавливало в самый последний момент. Робость какая-то, ему вообще-то несвойственная.

Н-да... Черт знает что, просто! Влюбился я, что ли? — иногда приходило ему в голову. — Веду себя, как последний дурак! Как все влюбленные.

Но он утешал себя мыслью, что если мужчина и женщина так много времени проводят вместе и наедине, то рано или поздно неизбежное все равно случится. Надо только подождать, и все. Не форсировать события. Предоставить им возможность развиваться естественным путем.

И вот!.. «Естественным путем»!.. «Доразвивались»!.. Доумничался!..

— Почему? — дрожащими губами попытался улыбнуться бедный художник. — Чего ты боишься? Я же к тебе даже не пристаю! Сидим, чай пьем просто, болтаем, на картину любуемся...

— Это плохая картина! Дьявольская, — Маша смотрела на Тронева печально и как-то необыкновенно серьезно. — Я не хочу больше на нее смотреть. Боюсь. Грех есть грех! Нельзя, значит нельзя. А она словно искушает тебя, заманивает, нашептывает: «ничего!.. бывают ситуации, когда оно и можно!..» А это неправильно! Это от дьявола! Сказано в Библии: не мудрствуй лукаво. А это как раз и есть то самое «мудрствование».

— Господи, Машенька!.. — пробормотал совершенно пораженный Тронев, во все глаза глядя на девушку. Он до сих пор и не подозревал в ней такие бездны премудрости. Впрочем, она вообще до этого все больше молчала... Вот уж действительно: чужая душа — потемки!

— Мне вообще, когда я долго на нее смотрю, какие-то совершенно чудовищные вещи мерещатся! — горячо продолжала девушка. Глаза ее словно остекленели. Грудь высоко вздымалась, дыхание участилось. Видно было, что она глубоко взволнована. — Я даже сказать тебе не могу, какие...

— Какие? — тут же пристал к ней чрезвычайно заинтригованный художник. — Ну, скажи, какие?

— Не могу, — тихо прошептала девушка. Она вся дрожала, как в лихорадке. — Не могу... Этого говорить нельзя.

— Ну, скажи?.. — Тронев аж со стула привскочил от любопытства! — Тебе легче станет. Когда выговоришься. И, в конце концов, я же автор! Этой, как ты говоришь, сатанинской картины. Мне все про нее нужно знать!

— А ты обещаешь ее тогда уничтожить?! Если я скажу? — девушка остановившимся взглядом в упор посмотрела на Тронева. Зрачки ее были неестественно-большие. Огромные! Во все глаза.

— Э-э... Машенька... — залопотал захваченный врасплох художник. — Но это же картина! Произведение искусств... Как можно уничтожать картины?.. Это ведь все равно, что книги жечь...

— Обещаешь? — не слушая ничего, настойчиво повторила девушка.

— А мы будем тогда с тобой иногда встречаться? — неожиданно для себя вдруг тихо спросил Тронев. — Видишь, я не требую ничего. Просто встречаться! Хотя бы время от времени.

— Я не люблю тебя, Боря, — спокойно заметила Маша.

— Все равно! — с горечью ответил Тронев. — Все равно... Хотя бы иногда. Ведь если я ее уничтожу, у меня от тебя вообще ничего не останется. Второй такой я уже никогда не нарисую...

— Хорошо, — Маша подошла к Троневу и поцеловала его. — Обещаю. А ты обещаешь?

— Да... — тяжело вздохнув, неохотно произнес Тронев. — Да... Так что же ты видела? Что тебе мерещилось?

— Оргии! — девушка опять задрожала. — Содом и Гоморра!.. Чудовищные оргии! — голос ее понизился до еле слышного шепота. Казалась, она пугливо озирается по сторонам. — С участием всех: Христа, Дьявола, Богородицы... Мужеложство... Свальный грех... Все!!


* * *

— Алло, Маш!.. Да, привет, это я... Слушай, ну не могу я сам ее уничтожить! Рука просто не поднимается!.. Да, обещал... Поэтому и звоню. Давай встретимся сегодня, я тебе ее отдам — и делай с ней, что хочешь! Хорошо?.. Ладно... Ладно, ладно!.. Или лучше вот что! Приезжай ко мне сама и забирай. А то у меня дел сегодня полно. Заказ еще закончить надо... Во сколько? Ну, во сколько тебе удобно?.. Хорошо, давай в пять. Я все равно дома сегодня целый день буду... Давай, жду!


* * *

Тронев открыл дверь и улыбнулся, увидев на пороге Машу. Маша улыбнулась ему в ответ и шагнула вперед. В то же мгновенье стоявший у лифта молодой парень рванулся вдруг к девушке и, сильно толкнув ее в спину, тоже ворвался вслед за ней в квартиру. Откуда-то сбоку мгновенно выскочили еще четверо.

Тронев не успел даже ничего понять, как квартира его оказалась заполнена людьми. Пятеро крепких молодых ребят довольно мрачного вида окружали теперь его и Машу.

— Где картина??!! — заорал один из них в лицо Троневу и, видя, что тот в ответ только недоуменно хлопает глазами, сильно ударил его в живот.

— Та-ам!.. — прохрипел, согнувшись пополам, совершенно ошалевший Тронев, указывая рукой в сторону комнаты и судорожно хватая ртом воздух.

— Быстро, быстро!.. Шевелись! — незваные гости тычками заставили Тронева почти бегом проследовать в комнату. Следом потащили слабо упиравшуюся Машу. Девушка, похоже, тоже находилась пока в шоке и ничего еще толком не соображала. — Ну, где?!.. Показывай! Живо!

— Вот... — Тронев с трудом ткнул дрожащей рукой на стоявшую у стены картину.

— Ага!.. — все пятеро застыли, уставясь на холст. — Ну что, братья, берем?

«Братья»?! — молнией сверкнуло в голове у Тронева. — Господи, это сектанты! Так это правда?!..

Последнее время ему постоянно звонили какие-то странные личности и угрожали. В ящик тоже время от времени письма подбрасывали с проклятиями и угрозами. Естественно, все насчет картины. Какие-то то ли «Братья во Христе», то ли «Братство во Христе»... секта, в общем, какая-то. Непонятно, откуда они о ней вообще пронюхали. О картине. Выставок-то он никаких не делал ведь публичных. Только собирался. Впрочем, у него тут постоянно на квартире люди разные тусовались, и картину он многим показывал, так что, чего удивляться...

Но он полагал, что это просто шутка чья-то дурацкая, каких-нибудь завистников или конкурентов. Какие там еще «сектанты»! Ну, скинхеды или просто обычные бандиты — еще понятно. Но сектанты?! В наше время? Они же неагрессивные?! Молятся там себе... Песенки разные поют... Псалмы...

«Неагрессивные»!.. (Живот болел нестерпимо.) А чего им от меня надо-то было?.. — лихорадочно стал вспоминать Тронев. — «Автор такой сатанинской картины недостоин жить на земле! И возмездие не заставит себя долго ждать! Оно неотвратимо!» — тут же припомнились ему строки из последнего письма. — Ебаный в рот! Не убивать же они меня, в самом деле, пришли?!.. Не может быть!!

Он повнимательнее посмотрел на своих непрошеных гостей.

Зомби какие-то! Ни эмоций, ничего! Стоят вокруг картины и тупо на нее таращатся. Даже между собой не переговариваются. Как неживые. Братцы, блядь! По разуму.

Один сектант вдруг посмотрел на замершую Машу, толкнул локтем другого, вероятно, старшего и, молча переглянувшись с ним, указал глазами на девушку. Тот тоже повнимательнее вгляделся в нее. Глаза его широко раскрылись. Он перевел взгляд на картину.., потом опять на девушку...

Узнали!.. — с замиранием сердца понял Тронев.

— Ведьма! — с ненавистью выдохнул старший сектант, широко размахнулся и изо всех сил ударил девушку по лицу. Та вскрикнула и отлетела в угол комнаты.

В ту же секунду Тронев метнулся в противоположный угол, и прежде чем кто-либо успел его остановить и вообще понять, что происходит, быстро выхватил там что-то из стоявшей на полу коробки и сделал руками какое-то короткое движение.

— Тише, уроды! — негромко, сквозь зубы процедил он, видя, что опомнившиеся наконец сектанты дернулись было к нему, и показал правую руку с зажатой в ней гранатой. Сектанты замерли. — Знаете, что это такое? Граната Ф1. Осколочного действия. В просторечии, лимонка. Радиус поражения 200 м. (Троневу невольно припомнился мрачный и вечно то ли пьяный, то ли обдолбанный чем-то Витька Конев. Бывший афганец. Сующий ему насильно эту гранату. «Зачем она мне?» — удивленно отпихивается Тронев. — «Пригодится!» Вот и «пригодилась».)

А это знаете, что? — он разжал кулак левой руки. — Колечко. От этой самой гранаты. Вот если я сейчас правую ручку разожму, через четыре секунды в этой комнате никого в живых не останется, — он подошел к окну и выкинул кольцо в форточку. — Все ясно? Так что ведите себя спокойно и не дергайтесь, — он пошел прямо на расступившихся перед ним сектантов, закрыл дверь комнаты и небрежно прислонился к ней спиной. — Во-от так! Это чтобы вы убежать сдуру не вздумали. Все равно не успеете, но мало ли... Чтобы искушения у вас даже такого не возникло!

Теперь слушайте меня внимательно, козлы! Сейчас девушка уйдет отсюда, а потом я вас отпущу. Все ясно?

Сектанты молчали.

— Я спрашиваю: все ясно? — повысил голос Тронев.

— Ты заплатишь за это! — тихо, по-змеиному прошипел старший сектант. — И ведьма эта тоже. От нас не уйдет.

— Не уйдет, не уйдет!.. — успокоил его Тронев. — И я заплачу. В свое время. А теперь стой спокойно и заткнись. Заткнись, я сказал! — угрожающе произнес он, видя, что сектант собирается еще что-то говорить. — А то я сейчас подойду и этой самой лимонкой тебе все зубы вышибу. А твои дружки будут стоять рядом и на все это глазеть. И сам ты будешь передо мной по стойке смирно стоять, навытяжку, зубы свои глотать и пальцем даже не шевельнешь! Богу своему молиться будешь, чтобы у меня рука ненароком не дрогнула, и я гранату не уронил. А?.. Как тебе такая перспективка?.. То-то же, урод!

Ты как? — посмотрел он на с трудом поднимающуюся с пола девушку. — Идти сможешь?

— Да, — пробормотала та, вставая и вытирая лицо. Губы ее были разбиты. Из носа тоненькой струйкой текла кровь.

— Иди в ванную, умойся, — посоветовал ей Тронев. — А потом уходи отсюда. Бери картину и уходи. В коридоре холст только из рамы вынь и в сумочку засунь, чтобы на улице не светиться. Будешь на безопасном расстоянии, позвони мне на мобильный. Только выходи осторожнее. Посмотри, может, внизу кто-нибудь еще из этих братьев караулит. Но они тебя в лицо не знают, так что выходи просто спокойно, как ни в чем не бывало, и все.

— А ты как? — девушка в ужасе переводила глаза с Тронева на пятерых замерших сектантов и на лимонку в его руке.

— Обо мне не беспокойся! — беззаботно улыбнулся ее Тронев. — Иди. Иди-иди! — настойчиво повторил он, видя, что девушка в нерешительности медлит. — А то у меня рука уже устала. Гранату держать.

Маша посмотрела на гранату, торопливо схватила картину и опрометью кинулась к двери.

— Ну, все, пока! — бросил ей Тронев, выпуская девушку из комнаты. — Позвони мне. Не забудь!

— Но ты-то как?! С тобой все будет нормально?

— Все-все! Иди! — Тронев захлопнул дверь и снова прислонился к ней спиной. Постоял немного, потом медленно сполз по двери и сел прямо на пол.

— Ну чего, братья? — насмешливо сказал он. — Расскажите мне пока что-нибудь. Из Святого Писания. Время есть.


* * *

Маша расстегнула сумочку и дрожащими руками достала телефон. От волнения она никак не могла вспомнить сразу номер мобильника Тронева. Получилось только с третьей или четвертой попытки.

— Алло! — закричала она, услышав наконец-то в трубке знакомый голос.

— Да, ну как ты, все в порядке? — спокойно поинтересовался Тронев.

— Да-да, все нормально! — захлебываясь словами, торопливо зачастила Маша.

— Ты где?

— Около метро.

— Никого на улице не было? — голос у Тронева был по-прежнему какой-то неестественно-спокойный.

— Нет, — девушка сглотнула. — А что мне теперь делать? — после паузы спросила она. — Домой ехать? Или здесь тебя ждать?

— Да нет, меня ждать не надо! — засмеялся чему-то Тронев. — Конечно, домой поезжай.

Маше вдруг почему-то стало жутко.

— Но ты мне позвони, обязательно! Когда все кончится, — жалобно, по-детски попросила она. Она чувствовала себя в чем-то виноватой, только не могла никак понять, в чем.

— Когда все кончится? — со странной интонацией переспросил Тронев и снова засмеялся. — Конечно, Машенька! Обязательно.

Девушка внезапно все поняла.

— Не делай этого, — тихо, замирая от страха, прошептала она. — Не надо.

— Они тебя видели, Машенька, — мягко напомнил ей Тронев. — Да и от меня они теперь не отстанут.

— Нет!! — в смертельном ужасе закричала девушка. — Нет!!! Не надо!!

— Жаль все-таки, что у нас с тобой ничего не получилось, — помолчав, негромко сказал Тронев.

— У нас еще все получится!! Я люблю тебя, Боря! Люблю!! Люблю!.. — глотая слезы, бормотала в трубку Маша. — Люблю...

— Спасибо, милая, — голос у Тронева дрогнул. — Хоть и знаешь, что ложь, а все равно приятно слышать. «Я состраданье за любовь принять готов!» — шутливо пропел он. — А ведь картина-то пророческая оказалась! — Маше показалось, что он улыбается. — Все у нас с тобой в точности так и вышло. Женщина пытается спасти мужчину. Помочь ему. Любой ценой. Так, как она может. Чисто по-женски... Спасибо. А теперь прощай. Пора.

— Не-е-ет!!!

В трубке раздался какой-то треск, грохот, и девушка инстинктивно отдернула руку. Когда она снова поднесла трубку к уху, там уже никого не было.

«Абонент временно недоступен или находится вне зоны действия сети».

«Абонент временно недоступен...»

«Абонент...»

Лишь монотонно снова и снова равнодушно повторял и повторял автомат.


* * *

И спросил у Люцифера Его Сын:

— Та женщина говорила про Содом и Гоморру. Я давно хотел узнать. Почему жена Лота оглянулась, покидая эти города, несмотря на запрет? «Жена же Лотова оглянулась позади его и стала соляным столпом».

И ответил, рассмеявшись, Люцифер Своему Сыну:

— Наверное, потому, что порок привлекателен... Слишком!


СЫН ЛЮЦИФЕРА. ДЕНЬ 68-й

И настал шестьдесят восьмой день.

И спросил у Люцифера Его Сын:

— Как найти свое счастье?

И ответил Люцифер Своему Сыну:

— Счастье невозможно «найти». На него можно только случайно наткнуться. Это как будущее. Оно обязательно наступит, но угадать, каким оно будет, заранее невозможно.


РЕСТАРТ

«Quo fortuna si non conceditur uti».

(«К чему мне удача, если я не могу ею воспользоваться». — лат.)

Гораций, «Послания»


1.

Веничка Штурба сидел, скучал и от нечего делать пялился исподтишка на англичанку. Английский был одним из самых нелюбимых его предметов. Собственно, с некоторых пор, курса этак со второго, у него все предметы были нелюбимыми, но английский — в особенности. Потому, наверное, что там он чувствовал себя совсем уж идиотом. Полным! На остальных предметах все-таки хоть по-русски говорят, можно хоть вид сделать, что и ты чего-то там понимаешь, но тут уж — увы! Не знаешь слов — все! Сидишь и только глазами хлопаешь, как чурка. И о чем все вокруг тебя стрекочут — хуй их знает! Мерзкое, надо сказать, ощущение... Короче, английский Веничка не любил.

Но вот англичанка ему нравилась. Классная телка! Молодая, броская, уверенная в себе. Одета всегда ярко... Плюс эффект преподавателя. Студенты почти всегда неравнодушны к своим преподавателям. Ореол знаний, который тех незримо окутывает и окружает, делает их зачастую в глазах учащейся молодежи прямо-таки неотразимыми! по крайней мере, усиливает их сексуальную привлекательность многократно.

Веничка в этом смысле не был исключением. Он даже на лекторшу по высшей алгебре реагировал, как на сексуальный объект. Хотя, сказать по правде, больше всего Раиса Валентиновна Барановская была похожа на засушенную рыбу воблу. На которую надели зачем-то юбку и очки и послали читать студентам лекции. По высшей алгебре. А чего? Зато у-умная!.. Разочек можно!

Одним словом, при такой широкой, всеобъемлющей, пылкой и снисходительной любви к знаниям англичанку Веничка воспринимал вообще как нечто божественное. Как какую-то олимпийскую богиню. Даже сверхбогиню! У богинь все-таки что-нибудь одно было. Какое-то одно достоинство. Одно-единственное. Либо — либо! Либо ум, либо красота. Либо Афина, либо Афродита. Обе на «А», даже на «Аф» начинаются, но, как говорится, почувствуйте разницу!

А тут все сразу! И красота, и ум, и власть. В одном лице. Венера, Минерва и Юнона в одном флаконе. Блин! Да тут никакого Париса не надо! Наливай и пей! Нагибай, в смысле, им!.. Ей. От глагола «еть».

И вот сейчас Веничка смотрел, млея, маслеными глазками на бойко что-то свое, английское, тараторящую преподавательницу и чувствовал, что у него просто слюнки текут.

И как ведь непонятно все говорит! И все по-английски! Так и режет, так и режет! Как говорил классик: так и ржет! Вот взять бы, подойти к ней сейчас...

Веничка совершенно ясно, отчетливо, в мельчайших деталях представил себе, как он вот прямо сейчас, сию самую секунду! встает.., отодвигает стул.., выходит из-за стола и подходит к замолчавшей вдруг и уставившейся на него удивленно англичанке. По-деловому, спокойно и не торопясь, на глазах у замершей в ошеломлении аудитории, ощупывает ее грудь — Веничка даже языком в восхищении прищелкнул: вах! какая грудь! — потом берет женщину за руку, ведет к столу, мягко, но настойчиво толкает на него, предлагая лечь... на живот?.. или на спину?.. нет, лучше все-таки на живот для начала... стол как раз подходящей высоты.., довольно низковато, впрочем будет, ну да ничего! пусть ляжет на него грудью и животом, стоя на полу и слегка расставив ноги...

В мозгу Венички вдруг словно что-то сдвинулось, и он с болезненным изумлением, переходящим в самый настоящий ужас, внезапно обнаружил себя действительно стоящим рядом с лежащей на столе преподавательницей английского! Женщина лежала именно в той самой позе, как ему и представлялось: на животе и стоя ногами на полу, фактически просто наклонившись вперед и навалившись грудью на стол; и он чуть нагнулся уже и опустил даже руки вниз, собираясь задрать ей платье. Даже схватился уже за край его!

Веничка словно окаменел, облившись мгновенно ледяным потом и ожидая в панике, что вот-вот сейчас все разом очнутся, выйдут, наконец, из ступора! — все: студенты, сама англичанка!.. — и что тогда бу-удет!.. Что тогда начнется!.. О бо-о-оже!!..

Новый щелчок!.. сдвиг!.. какое-то неуловимое мерцанье сознания — и он уже опять сидит за своим столом и смотрит, раскрыв рот и вытаращив до неприличия глаза на все так же спокойно ведущую урок преподавательницу.., на привычно внимающих ей однокурсников... На всю эту мирную, обыденную и давно уже успевшую осточертеть ему за долгие годы учебы рабочую и деловую обстановку семинара.

Веничка опомнился, захлопнул рот и попытался быстренько нацепить на лицо свою дежурную маску апатии, скуки и безразличия. Но внутри у него все кипело и бурлило, он был в самом настоящем шоке.

Черт подери!! Что все это значит?! Что с ним только что было?! Он ДЕЙСТВИТЕЛЬНО все это чувствовал!! Наяву! ДЕЙСТВИТЕЛЬНО стоял у стола и готовился трахнуть покорно нагнувшуюся вперед англичанку! Уже платье ей задирал! Эта реальность была самая настоящая!! Реальность!!! Он даже пальцами ткань ее платья еще на ощупь помнил! Он еще удивился тогда у стола мимолетно, какое оно, оказывается, у нее тонкое и мягкое...

Черт!! Может, я с ума схожу? — Веничка со страхом огляделся, хотя и сам не знал, чего он, собственно, ожидал увидеть? Показывающих ему язык зеленых человечков? Кривляющихся бесенят, отовсюду из-под столов выглядывающих? Но все равно! То, что мир вокруг не изменился, его слегка успокоило. Если это и было помешательство, то, по крайней мере, временное. Перезанимался, наверное. Всякой хуйней!! И на кой черт он вообще на этот ебаный английский приперся?! Вот уж, действительно, затмение! Час ему, видите ли, надо было как-то убить! Пока Костик не освободится. Ебать все в рот!! Убил! Убийца. Киллер.

Сидел бы лучше сейчас где-нибудь в пустой аудитории, в шахматы играл. Или читал, на худой конец. Так нет! Черт дернул! Хотелось на англичанку поглазеть лишний раз. Поглазел, блядь! Крыша чуть не поехала. Нет уж! Больше я!.. Это мне знак свыше: не забивай всяким бредом голову! Учиться вообще вредно! От учения глупеешь. И тупеешь.

Веничка раздраженно поерзал на стуле и с презрительной насмешкой оглядел старательно что-то записывающих однокурсников.

Серые, в общем-то, бездарные люди. В массе своей совершенно бесталанные. Средние. И зачем только они на математический факультет пошли — тайна за семью печатями. Ньютонов и лобачевских из них не получится — это уж точно! — Веничка чуть не сплюнул.

Веничка и сам был о своих способностях не особо высокого мнения и оценивал их абсолютно объективно и трезво, но по сравнению с подавляющим большинством сокурсников он был просто гением! Учение давалось ему легко и просто. Играючи! Если ему удавалось раздобыть накануне экзамена конспект лекций и почитать его хотя бы часик-другой — он сдавал любой экзамен без проблем.

Ну и что?! Да, талант! Безусловно, талант. Но этого еще недостаточно. Чтобы науку вперед двигать. Таких талантов кругом, хоть пруд пруди. Практически на каждом курсе свой Штурба есть. Такой же, если не лучше. На фоне сокурсников, конечно, да, титан!.. Эйлер, блядь!.. Галуа!.. Но в мировом масштабе... Как еще незабвенный Василь Иваныч говорил... Чушь, короче, все это! Все эти математики. А заодно физики, химики и прочая дребедень! Учить — здоровью вредить!


Да, ну так вот! С чего мы начали? — вспомнил Веничка, вытягивая ноги и поудобнее устраиваясь на стуле. Делать ему было сейчас решительно нечего, уйти с семинара до окончания учебного часа было невозможно, вот он и предавался праздным размышлениям, разливался мыслию по древу, чтобы время хоть как-то скоротать.

— Да, так вот, я-то ладно, я хоть в институт не хожу и забил на все это, живу, как мне нравится, меня все вполне устраивает — но эти-то все! — он снова окинул брезгливо-сочувственным взглядом низко склонившихся над тетрадями товарищей по учебе. — Чтобы обычному, среднему человеку со средними способностями, даже выпускнику матшколы, на математическом факультете учиться — ему надо заниматься день и ночь. Грызть гранит науки и корпеть над учебниками круглосуточно. То есть, по сути, вычеркнуть эти годы учебы из жизни. А ради чего? Чтобы стать в итоге рядовым, заурядным... даже не ученым, а вообще хуй знает кем? Куда они со своей математикой пойдут, пес их знает?!.. Даже не представляю! Кому они нужны? В науку? Так ведь там, вроде, не платят ничего... — Веничка недоуменно пожал плечами. — И ведь даже бабы учатся! С ума сойти! Бабы-то чего сюда лезут? Вообще бедные, несчастные существа какого-то среднего пола! — он оценивающе посмотрел на трех своих сокурсниц. Н-да!.. — Да, собственно, и ребята такие же. Примерно к третьему курсу уже полная деградация личности наступает. У всех. В голове ничего, кроме формул. Киборги какие-то! Роботы. Разговариваешь, блядь, как с каким-то инопланетянином! Чувствуешь, что у него психика даже другая! Он вообще тебя не понимает! С ним проще на каком-нибудь алгоритмическом языке общаться, чем на обычном, общечеловеческом. На автокоде. Ты ему: какую я вчера классную телку шпилил! а он тебе: а зачем? Пиздец! И думаешь только, как бы побыстрее уйти пиво пить, морок и наваждение с себя стряхнуть, в обычный мир вернуться, — Веничка непроизвольно поежился и опять невольно со страхом огляделся, словно ожидая, что у окружающих сейчас действительно вырастут какие-нибудь рожки маленькие... Или там антенки... Для максимально быстрого и удобного считывания полезной информации. Время чтобы зря на чтение не терять. Драгоценное. Тьфу!! Изыди!

Он даже головой потряс, отгоняя кошмарные видения, и решил думать все же о чем-нибудь приятном. Приятного же, кроме англичанки, вокруг ничего решительно не было. Н-да... Интересно все-таки... Что же это было такое?.. За сумеречное сознание? Этак ее и выебать, пожалуй, можно было! В натуре! В этом сумеречном состоянии, — Веничка сладко мечтательно улыбнулся. — Рано я, пожалуй, очнулся-то! — сообразил он. — Сейчас бы вспоминал... подробности. Какие у нее трусики, интересно? Какого цвета? Подойти бы сейчас, задрать платье и посмотреть. А потом опять на место сесть. Как ни в чем ни бывало. «Да ничего-ничего, Антонина Васильевна, это я просто хотел посмотреть, какого цвета у Вас трусы!» Класс!

Веничке начала нравиться эта игра. Он опять стал представлять себе.

Вот он встает... и, улыбаясь, направляется прямо к англичанке. Та перестает бубнить свою чепуху и удивленно смотрит на него... В аудитории тишина. Студенты все тоже разом перестают писать, отрываются как по команде от своих дурацких конспектов и следят за действиями Венечки с неменьшим удивлением. То, как он идет.., улыбается... — все чувствуют, что происходит нечто необычное.

Вот он, все так же загадочно улыбаясь, проходит к неподвижно сидящей в недоумении преподавательнице и вежливенько так говорит ей: «Простите, Антонина Васильевна, Вы не могли бы на секундочку привстать?» Женщина, по-прежнему недоумевая и вопросительно глядя на Веничку, автоматически приподымается со стула. Она явно не понимает, что происходит.

Веничка спокойно наклоняется, хватает снизу ее платье и высоко, выше пояса, задирает его. Перепуганная англичанка визжит, пытается вырвать у него подол и инстинктивно приседает, плотно сжимая коленки. Крики, шум!..

Совершенно растерянный Веничка опять, как и в прошлый раз, осознает вдруг, что все это действительно происходит наяву!! Что он только что, в каком-то бреду, вероятно, в приступе безумия, совершил нечто немыслимое по своей дикости и глупости! и что теперь будет — это даже страшно себе представить!! Из института попрут, это точно. Это само собой. И вообще, стыд, позор, крах, конец всему!!! И ради чего все?!.. Зачем?!!.. Ради чего он только что разрушил всю свою жизнь??!! Веничка вздрогнул и в ужасе попятился, судорожно хватая ртом воздух и обливаясь, как и тогда, в первый раз, холодным потом!.. и!.. — и тут же опять обнаружил себя сидящим в аудитории, где тихо, мирно и спокойно идут своим чередом занятия английского. Преподавательница что-то там неторопливо объясняет, студенты добросовестно за ней записывают.

Когда сердцебиение у Венички несколько унялось, и он снова обрел способность соображать и рассуждать более-менее здраво, он попытался осмыслить происходящее.

Ебаный в рот! Второй раз!! Это, блядь, как говорил тот чукча из анекдота, уже тенденция. Что все это значит?! Ебать ту Люсю! Я что, и правда с ума схожу? Брежу наяву? Крышу рвет? Глюки уже пошли, как у обожравшегося грибами наркоши? На почве занятий этой долбаной математикой??!!.. Хотя чего я там «занимаюсь»?! Пиво в основном с Костиком пью, да насчет баб... По мере возможности. Когда дают. В общем, веду нормальный здоровый образ жизни нормального молодого раздолбая. Так что это за хуйня?! Что со мной?!

Так!.. Так-так-так!.. Второй раз уже! Вто-рой!..

Веничка опять вспомнил это свое совершенно кошмарное состояние, когда он обнаружил себя стоящим посередине аудитории и с совершенно идиотской улыбкой сжимающим изо всех в руках высоко задранный подол платья бедной англичанки. Бр-р-р!.. Его аж передернуло всего!

Слава тебе, Господи! Слава тебе, Господи! Слава тебе, Господи, что это был только сон! Хвала тебе, о Боже! Слава Аллаху! А также Будде, Иегове, Вишне, Кришне — всем!! Ибо, если бы это была явь, мне оставалось бы только провалиться от стыда сквозь землю! Подобно Статуе Командора, — Веничка суеверно постучал костяшками пальцев по дереву. — Но что же это все-таки было?.. — он задумчиво почесал себе кончик носа. — Неужто бред?.. Гм... А что? — он рассеянно побарабанил пальцами по столу. — Нет, ну, бред, конечно, что же еще, но...

Веничка опять вспомнил свои ощущения. Ощущения были очень яркими. Очень! Совершенно реальными, в общем-то. Если откровенно говорить. Совершенно! Поэтому-то так ошеломляюще на него и подействовали.

Гм!.. Ну и что? Ну реальными, ну и что?.. Кстати, трусики-то на англичаночке красные оказались!.. И очень-очень-очень даже сексуальные... Да... Дамочка-то, чувствуется, всегда в форме себя держит и во всеоружии... На всякий случай, вероятно. Чтобы в любой момент!.. Случаи-то ведь, как известно, разные бывают... Н-да...

А может, к хахалю своему сегодня после занятий поебаться едет. Тоже вариант. Не одним же ей английским заниматься... В конце-то концов!..

Черт, о чем я думаю?! — опомнился вдруг Веничка. — Это же я в бреду все видел! Померещилось мне все это! Красные трусы — это просто продукт моего воспаленного воображения! Сумеречного сознания. А что на ней на самом деле сейчас одето — бог весть! Может, шаровары до колен, как у запорожского казака. А может, вообще ничего.

Нет, ну чего-то там на ней, конечно, одето!.. Но чего?.. Посмотреть бы...

(Иди, посмотри! — тут же ехидно подсказал он сам себе. — За чем же дело стало? Сделай мечту реальностью.)

А если правда красные? — от этой мысли Веничку почему-то кинуло в жар. — Стоп-стоп-стоп! — приказал он сам себе. — Давайте рассуждать логично. Я же все-таки математик. Что меня смущает?

А меня ведь что-то смущает? — вежливо обратился он сам к себе. — Да, смущает! — сам себе же вежливо ответил он.

— Ага! Хорошо! И что же?..

Слишком уж все было реально! Это, во-первых. И еще что-то. Что же? — он в затруднении обвел глазами комнату, как при решении сложной задачи. — Системность этого бреда! Вот что! — наконец сообразил он. — Да-да! Его последовательность. Как все происходит. Я начинаю себе все последовательно, шаг за шагом представлять, и в результате словно переношусь в какой-то другой мир. Оба раза!

Бред, конечно, нет никаких других миров, но, с другой стороны, факт есть факт. Что-то оба раза происходило, — Веничка тяжело вздохнул. — Так. Хорошо. Примем это за основу. Как данность. Ладно. Ну, и что? Что из этого следует? — он опять вздохнул. — Есть два варианта. Первый — реальный, второй — фантастический. Реальный — естественно, что это просто бред, что-то просто происходит с моей психикой; фантастический — ... Хм... Фантастический... Что это было все наяву, что ли? На самом деле?

Н-да... Ну, ладно. Гипотеза есть гипотеза. Какой бы дикой на первый взгляд она ни была. С точки зрения логики подходят обе. И значит, обе нуждаются в проверке. А как можно проверить? Как-как!.. Если на самом деле, то трусы на англичанке действительно красные.

Э-э!.. подожди!.. — опомнился Веничка. — Как это «на самом деле»? На самом деле, я вот сейчас за столом сижу и никакого платья ни у кого не задирал. Да, — Веничка задумался и хмыкнул. — Не задирал-то я, конечно, не задирал!.. И все-таки...

Ладно, оставим пока как вопрос. В конце концов, объяснение-то найти всегда можно. Было бы желание. Параллельный мир, параллельная реальность... Ответвление какое-нибудь... Раз!.. И с этого момента «Х» я попадаю в параллельную реальность. Полностью аналогичную нашей. В ней я задираю платье англичанке или еще что-нибудь там вытворяю. От большого ума. Что захочу! А потом — раз!.. И я опять в тот же самый нулевой момент «Х» снова возвращаюсь сюда. В обычную нашу реальность. Где прошло всего одно только мгновение, и где я сижу по-прежнему тихо-мирно за столом, как и все остальные мудаки, и ничего необычного и экстравагантного себе не позволяю. Только мечтаю сижу. Да-а-а... — Веничка весь сморщился и головой покачал. — Чего только от безделья не выдумаешь! Параллельная реальность, блин... Это ж ебнуться можно! Рассказать кому, не поверят! Гонишь, скажут. Что ты о таком бреде всерьез думать можешь, — он смущенно покряхтел. — А о чем мне еще думать?! Скажите на милость?! Если все это со мной было! Было, и все тут! Вот заглянуть бы англичаночке-то сейчас под платьице! Какого все же цвета у нее трусняк?.. Н-дэ-с... — Веничка опять скорбно вздохнул. — Но поскольку выяснить это обычными методами не представляется возможным... Хотя!.. — ему внезапно пришла в голову забавная мысль, и он весело захихикал. — Можно ведь и необычным!.. Подойти к ней разве сейчас в перерыве и завыть замогильным голосом: «Антонина Васи-ильевна! Открою Вам одну страшную та-айну!.. Я потомственный колдун, экстрасенс и ясновидящий в сотом поколе-ении, и у меня иногда бывают виде-е-ения!.. Которые всегда сбыва-аются!.. И вот только что я как раз ви-идел!.. ви-и-идел!..Вы сегодня вечером в постели с каким-то неизвестным мужчи-иной!.. На Вас только красные прозрачные тру-у-уси-ки!..»

(Черт! Никаких там отличительных знаков нет? — Веничка добросовестно попытался припомнить явившиеся ему в бреду трусы англичанки. — Может, лэйбл какой-нибудь? Или надпись? Со стрелочкой там, типа: «Вход сюда $100. Добро пожаловать!»

А еще лучше две надписи и две стрелочки! — цинично ухмыльнулся он. — Спереди и сзади. Сюда — $100, сюда — $150. Или наоборот. Чтобы любимый не запутался.

Да! Так нет там ничего такого?.. Примечательного?.. Чтобы сразу уж ее наповал сразить. Своей осведомленностью.

Нет! — через некоторое время с сожалением вынужден был констатировать Веничка. — Нет там ничего. Трусы как трусы. Антонина Васильевна у нас пока, похоже, девушка честная. Любительница. Твердой таксы еще не имеет. По обстоятельствам все!.. По ситуации. Под настроение может, наверное, и даром дать. Баба-дура.)

«...Тру-у-усики!.. Так во-от, если на Вас сейчас именно такие тру-усики!.. Красные, зловещие, цвета кро-о-ови!..

А на Вас сейчас действительно такие трусики, Антонина Васильевна?» — неожиданно спросить ее с сочувствием.

Ну, а так как она наверняка, как и все бабы, суеверна и во всю эту ахинею свято верит и сразу же ее хавает, то она, естественно, тут же покорно и проблеет, как овца: «Даа-аа-аа!..» — и все будет ясно. Ну, а там уже все свернуть по-бырому.

«...Когда будете делать минет, Антонина Васильевна, этому таинственному незнакомцу — ни в коем случае не глотайте, а то подавитесь. Не в то горлышко обязательно попадет! Это я Вас потомственный ясновидящий предупреждаю. В общем, „не пей вина, Гертруда!“

Вот и все, что я хотел Вам сказать. А так — сосите на здоровье!

Ладно, а теперь мне пора. Бежать на следующую лекцию. До свидания, Антонина Васильевна! Не забудьте, что я Вам сказал! Ни-вко-ем-слу-ча-е!»

Да! — Веничка чуть не расхохотался. — План хорош! Что и говорить! — он живо представил себе удивленно-растерянное лицо преподавательницы, ее круглые от изумления глаза, как у испуганной совы, и снова чуть не расхохотался. — Заодно и хахалю ее подлянку подложить. «Как, Антонина?!.. Но почему?!!..» — «Не-льзя!!» Может, уж вообще сказать, чтоб не давала ему, козлине, сегодня? В этих кроваво-красных трусах? Пусть побесится!

Я вижу кро-овь!.. кро-о-вь!!..

Веничка не выдержал и прыснул. Тут же поспешно огляделся незаметно по сторонам.

Фу-у!.. Слава богу, вроде, не заметил никто... Ладно, порезвились и будет!

На чем мы там остановились-то? А то я уже нить за всей этой болтовней нескончаемой потерял.., — Веничка покусал губы и задумчиво посмотрел на потолок. — А, ну да. Как все-таки проверить? Бред это или не бред. Параллельный мир, в натуре. А хуй ли?! — Веничке опять стало весело. Охватило нетерпеливое ожидание чего-то интересного и необычного. Ни в какой параллельный мир он, конечно же, не верил, но что-то ведь все-таки было! Ему хотелось снова поскорее впасть в то необычное состояние сна-реальности. Как наркоману побыстрее снова вмазаться.

И он искал себе оправдания. Ведь если это у него с психикой что-то, с нервами, то лучше всех этих экспериментов на себе не ставить. А обратиться к врачу и прочее. А то действительно рехнешься еще, чего доброго. Потеряешься.

Но ведь проверить надо! А вдруг, блядь, и правда?! Параллельный мир! Ни хуя себе!.. Проверить же надо! Правда ведь?.. Хотя бы еще один разок. Последний. Один-единственный. Контрольный. Просто, чтоб убедиться!

Итак, — Веничка в затруднении похлопал себя легонько ладонью по затылку. — Итак... Итак... Как бы проверить?.. Надо в этом состоянии... ну... ну... А, ну вот что! Встану, выйду за дверь и осмотрю ее с обратной стороны. Ну, или пол там, стену... Ну, что-нибудь, короче! На предмет наличия каких-нибудь характерных отметин. Царапин, трещин, надписей... Хоть что-нибудь, в общем!

А потом, после окончания семинара, проверю уже в действительности. Есть там эта царапина или нет? Если есть — то все, пиздец! Параллельный мир! Значит, все это происходит со мной наяву. Иначе откуда же я мог про царапину узнать?

Ну, а если нет — то: привет, Кащенко! Значит, палата № 6 уже начинается. А чего? Тоже неплохо! Как там в песенке-то поется?.. «Эх, у психов жизнь — так бы жил любой! Хочешь — спать ложись, хочешь — песни пой!» Во-во! Буду тогда петь песни.

Ну-с?.. С богом?..

Веничка глубоко вздохнул, сосредоточился и стал опять подробно, по шагам представлять себе... как он встает со стула... все поворачиваются и смотрят на него... он идет по проходу между столами...

На сей раз он был начеку и потому сумел поймать миг перехода в этот свой таинственный и загадочный другой мир.

Вот... Вот... Все!! Он там! Вот сейчас, когда он идет по переходу, он уже в другом мире.

Веничка быстро, не обращая внимания на удивленных сокурсников и что-то говорящую ему англичанку, выбежал за дверь и стал лихорадочно осматриваться. Он торопился, поскольку боялся, что все в любой момент может кончиться.

Ну?!.. Ну?!.. Ну хоть что-нибудь! А-а-а!.. Ага!.. Отлично! Надпись «Е = mc2» на двери. Красной пастой написана. Замечательно! Запомним-с!

(Каким уродом надо быть, чтобы это написать! — мельком подумал Веничка, разглядывая надписи. — Лучше бы уж «хуй» написал! Или бабу голую нарисовал, как обычно. Как все порядочные люди.)

Он уже хотел было вернуться в аудиторию и снова сесть на свое место, как вдруг с некоторой растерянностью сообразил, что это ему ничего не даст. Ему ведь надо на свое место теперь именно в своем мире вернуться, а не в этом! В этом-то чего!

А как? Как в свой мир теперь вернуться? А?

Веничка чуть было не запаниковал, но тут же понял, что он знает, как. Что он может вернуться в свой мир в любой момент. Стоит ему только захотеть. Ему теперь это дано.

Ну что, возвращаемся?.. — подумал он. — Или, может, телку какую-нибудь напоследок за вымя пощупать? При всем честном народе. Вон ту, например, — он посмотрел на симпатичную брюнеточку, беззаботно болтающую о чем-то в двух шагах от него с подружкой. — Подойти сейчас — и сразу за батоны! Они же булки. Вот, небось, обрадуется! — Веничка усмехнулся, поколебался немного, но потом все же не решился. — Черт! Все-таки трудно психологически. Вот так, сразу. Бред это или не бред, но слишком уж тут все реально. Привыкнуть надо.

Ладно, если все получится, нащупаюсь еще! Возвращаемся! — он махнул рукой, с некоторым сожалением окинул прощальным взглядом ничего не подозревающую брюнеточку и... Раз!.. И он опять сидит в аудитории на семинаре английского.


* * *

Оставшиеся до конца семинара 15 минут были, наверное, самыми длинными в жизни Венички. Он ерзал, крутился, вертелся, смотрел поминутно на часы и просто-таки изнывал от нетерпения.

Кончится этот блядский английский когда-нибудь!?!

10 минут... 8... 5... 3... 2... Полторы... 1!.. Ну?!..

«Урок окончен».

Все зашуршали своими сумками. Задвигались стулья.

Веничка выждал для приличия несколько секунд, встал и со скучающим видом пошел к двери.

Постоял некоторое время в коридоре, задержал дыхание и медленно обернулся.

Написанная красной пастой формула сразу же бросилась ему в глаза.

Е = mc2


2.

В последующие несколько дней Веничка с увлечением и восторгом неофита изучал новые, открывшиеся перед ним возможности. Привыкал к новым реалиям этого параллельного мира.

Собственно, все было очень просто.

Раз! — и ты в параллельном мире. Таком же точно, как наш. Делаешь в нем, что хочешь, потом раз! — и возвращаешься опять в наш. В тот самый момент, когда ты из него вышел. То есть в нашем за все это время не прошло ни секунды!

Скажем, сдаешь ты экзамен. Ставят тебе «неуд». Препод со злорадством протягивает тебе пустую зачетку. Раз! — и ты переносишься в параллельный мир. Берешь спокойненько зачетку, щелкаешь ей преподавателя по носу и с интересом наблюдаешь за его реакцией. Когда налюбуешься вдоволь, опять переносишься в наш мир, в тот самый миг, когда он протягивает тебе эту проклятую зачетку, берешь ее как ни в чем ни бывало, вежливо говоришь ему: «До свидания!» и, потупясь, со смиренным видом выходишь из аудитории. Восхитительно!

Поначалу, разумеется, наибольший энтузиазм вызвал у Венички чисто сексуальный аспект его приключений в этом новом мире. Вседозволенность и вседоступность. Необозримые, казалось бы, перспективы. Сгоряча он собрался вообще перетрахать на халяву всех баб в своем родном институте, но неожиданно выяснилось, что все тут не так просто. Ну, точнее, не совсем уж просто.

Да, лапать, конечно, без проблем — подходи к любой и щупай как курицу, можешь даже платье ей задирать — но и только! Трахнуть же — весьма проблематично. Так, сразу, по крайней мере, уж точно не получится. Визги-крики тут же поднимаются, народ сбегаться начинает — короче, быстренько улепетывать приходится. Назад, в свой мир ретироваться. Пока до рукоприкладства дело не дошло. Пизды пока, грубо говоря, не дали. Только совсем не той, на которую ты изначально рассчитывал и губы на которую уже раскатал. Веничка замешкался пару раз!..

Твою мать!.. «Кроме мордобития, никаких чудес!» Что в нашем мире, что в параллельном. Ттвою мать!!

Но, во всяком случае, это послужило ему хорошим уроком. На будущее.

Без труда, как говорится, и рыбку из пруда не вынешь! И не сунешь. Рыбке... Даже в параллельном мире. Надо все-таки для этого хоть какие-то усилия приложить. Хотя бы самые элементарные.

А не так вот, нахрапом. Повалил на виду у всех на полу в коридоре и давай!.. Да и что это за удовольствие?! Даже если чего-то там и успеешь!.. (Веничке, сказать по правде, несколько раз все же удавалось. Да ну!..)

Нет, тут надо действовать по-другому. Идти другим путем. Как Владимир Ильич советовал.

И через некоторое время Веничка все же приноровился.

Выбираешь понравившуюся тебе рыбку, подходишь к ней и говоришь с трагическим и заговорщическим видом, пугливо озираясь по сторонам: «Девушка, у меня есть очень важная информация о Вас и Вашей семье! Я не хочу, чтобы нас слышали. Я вообще рискую, Вам это сообщая! Давайте отойдем куда-нибудь, в сторонку, и я Вам все расскажу. Это очень-очень-очень важно! Для Вас». Студенческий ей свой показываешь, паспорт — чтобы не боялась. Что маньяк какой-то.

Затем заводишь ее в пустую аудиторию — аудиторию лучше заранее присмотреть — спокойно запираешь дверь на стул и трахаешь ее там в свое удовольствие. С чувством, с толком, с расстановкой. Никуда особо не торопясь. Пока не надоест. Или пока мудаки какие-нибудь ломиться не начнут. Можно ножичком пригрозить, чтобы не слишком орала. Или пробирочкой, там, с якобы кислотой... Ну, в общем, это уже дело техники. Даже приятно бывает иногда, что сопротивляется. Под настроение!

А потом возвращаешься назад в свой мир, где вы вообще незнакомы, стоишь возле нее, смотришь на ее красивое, спокойное, надменное лицо и вспоминаешь, вспоминаешь... Как ты ее мгновенье назад раком ставил. И как она завизжала от страха, когда ты ей пробирочку с «серной кислотой» показал. Как поросенок прямо. У-и-и-и-и-и-и!.. Класс! А такая сейчас гордая и невозмутимая... Мадам!

Иногда, впрочем, сразу не получалось. Например, девица как-то неадекватно реагировала. Нестандартно. Идти отказывалась или вопросы всякие ненужные задавать начинала. Такое редко, но случалось. Тогда еще интереснее было. Тогда процесс соблазнения превращался в самую настоящую игру.

Отказалась?.. Раз! Возвращаешься назад на шаг и говоришь что-нибудь другое. Опять не то?.. Опять возвращаешься в исходную точку и говоришь что-то третье. И так до тех пор, пока нужную фразу ни найдешь. Ключевую. Которая, наконец, сработает. Откроет замочек. Методом проб и ошибок, так сказать, действуешь. Методом «тыка».

В итоге, Веничка почти всегда добивался своего. Заманивал-таки рыбку уговорами куда-нибудь в укромный уголок. Вытягивал из пруда.

«Почти», поскольку два случая у него все-таки были.

Ну такая дошлая и въедливая девица попалась, просто ужас! «А почему?.. А отчего?.. А что?.. А как?..» Веничка уж и так, и эдак — как вьюн на сковородке крутился!.. Нет — и все!! «Объ-яс-ните!»

Веничка смотрел на нее и злобно размышлял: «Вот удивительно, сколько я уже про тебя, сучка, знаю всего!.. Муж, наверное, про свою родную жену столько не знает, сколько я про тебя! Как ты себя в этом случае поведешь, как в том... Как на эту фразу отреагируешь, как на ту... Что будет, если тебе под платье сейчас при всех залезть или за жопу схватить. Так ты меня достала, что я даже и это от ярости делал!!

Всю я тебя уже изучил, вдоль и поперек! И наощупь и на вкус. Вот только выебать никак не могу!! Но ты не радуйся, змея!.. Не радуйся!.. Это уже для меня теперь вопрос чести. Слишком много времени я на тебя уже угрохал. Думаешь, ты такая умная?..

И что у тебя там прямо за сокровище такое между ног, что ты его так блюдешь?! Может, Бриллиант Великих Моголов запрятан? Так придется его тогда потщательнее поискать. Во всех твоих потаенных местах пошарить. И спереди, и сзади. Куда ты его могла засунуть?»

Кончилось все тем, что Веничка просто махнул на все рукой, зашел вслед за ней в женский туалет, затолкал, угрожая ножом, в кабинку и там изнасиловал в грубой форме. И спереди, и сзади. Как и собирался. Но Бриллианта никакого так и не нашел.

Более того, и девка-то оказалась какая-то грязная вся, непромытая. Не слишком, мягко говоря, чистоплотная. Чума, словом какая-то! Стоило так стараться!..

Веничка, вернувшись назад, в реальность, с отвращением посмотрел на нее в последний раз, плюнул и поклялся себе страшной клятвой никогда больше этого не делать. Не трахать никого в женских туалетах. Даже если очень хочется.

Обстановка вся эта... Корзинки мусорные, заполненные до краев чем-то подозрительным. На что мужчине смотреть в принципе противопоказано!.. Запах еще плюс этот странный, витавший здесь в воздухе... Непонятно от кого исходящий. То ли от этой конкретной, обильно потеющей сейчас от страха кобылы; то ли вообще от всех баб в целом. Запах, которым их этот бабий мирок насквозь уже пропитался. Использованных тампонов, прокладок и вообще неизвестно чего... Тьфу!! Тьфу! тьфу! тьфу! Больше!.. Ни ногой!.. (Не говоря уже обо всем остальном!) Никогда!.. Тьфу!!!

Поэтому, когда через некоторое время возникла вторая, примерно такая же ситуация (почему?-отчего?-что?-как?), перед перспективой нового посещения женского туалета Веничка спасовал. Благоразумно и мудро отступил на заранее подготовленные позиции.

Ладно! — благодушно думал он, наблюдая за расфуфыренной и бойко стучащей каблучками молодой особой, с независимым и озабоченным видом спешащей куда-то по коридору по своим архиважным делам. — Беги уж!.. Твоя взяла. Не очень-то и хотелось!

Но эти два случая были единственным исключением. В непрерывной череде побед и одолений. С остальными у него все шло как по маслу. «Страшная тайна», отдельная аудитория... — и вперед!

Скоро Веничка действительно перетрахал в институте всех более-менее приличных особей женского пола, как с самого начала и собирался. И студенток, и преподавательниц. С потенцией у него проблем, слава богу, никогда не было, ни в том, ни в этом мире, так что дело пошло очень быстро.

Веничка даже стал уже всерьез подумывать о расширении поля своей деятельности (другие учебные заведения начать окучивать, да, собственно, и не только учебные!) — и в этот самый момент он вдруг влюбился! Он вообще до этого никогда ни в кого не влюблялся, считал, что это просто не для него; а с учетом его новых сказочных возможностей и тем более — зачем? когда и так все бабы твои?! — и тут вот вам! Как молнией ударило. Как дубиной по башке.

И быстро как-то все произошло! Неожиданно!

Ехал в метро, увидел девушку, подмигнул ей, она улыбнулась в ответ... Слово за слово... В общем, не прошло и недели, как Веничку было не узнать. Он и сам себя не узнавал.

Он ложился спать с мыслью о НЕЙ и просыпался с мыслью о НЕЙ. Он мечтал, думал, грезил о НЕЙ постоянно. Днем и ночью. О НЕЙ, о НЕЙ и только о НЕЙ!..

Он даже свои визиты в параллельный мир полностью прекратил. К чему? Сексуальные похождения его больше не занимали, другие женщины для него просто перестали существовать, что же до всего остального... Не до исследований ему сейчас было! Он был влюблен. Влюблен, влюблен, влюблен!.. И этим все сказано. Влю-юбле-е-е-е-ен!!!!!..

Звали ЕЕ — Нина...


* * *

Прошел еще месяц. Любовь Венички достигла каких-то совершенно феерических размеров. Она усиливалась, казалось, буквально с каждым днем. Росла как снежный ком. Ему иногда даже страшно становилось, когда он об этом думал.

А если с ней что-нибудь случится? — порой приходило ему в голову, и внутри его все словно замирало. — Или она меня бросит? Я умру, наверное! Нельзя так любить!

Но стоило ему опять увидеть Нину... «Можно», «нельзя»... — все эти слова сразу же теряли всякий смысл! Кроме НЕЕ. Одной-единственной. Единственной на всем белом свете. В целом мире. Во всей вселенной!

Ибо ОНА и была этот мир. Этот свет. Эта вселенная. ОНА одна. Кроме НЕЕ в мире не было ничего. Ни бога, ни дьявола, ни звезд, ни планет, ни галактик. Ничего! Ни-че-го.


3.

— А-а!.. Привет, Костик! Чего-то ты совсем пропал.

— Ну, ты же у нас теперь человек почти семейный!.. — бывший Веничкин закадычный приятель был, как обычно, полупьян. — А мы люди холостые... Слушай, я тебе как раз по этому поводу и звоню... — Костик замялся, глупо хихикнул и после паузы неуверенно продолжил: — Слушай, Вень, может, это, конечно, и не мое дело, но мы все-таки дружбаны как-никак... — он опять помялся в нерешительности. Веничка слушал, ничего еще не понимая, но чувствуя уже подступающую тревогу. Чего там еще?!.. — Пассию тут твою вчера видел. С каким-то хахалем, — услышал он в трубке полупьяный смешок Костика. — Веселая такая!..

— Где? — непослушными губами выдавил из себя Веничка и сам не узнал собственного голоса.

— Да на Кропоткинской, в сквере. Мы там пиво сидели с ребятами пили... Она нас не видела.

— И когда это было?

— Вчера, днем. Часов в 12, в час... Значит ты, как я понимаю, не в курсах?

— Ладно, Костик, спасибо, что сказал. Я тебе перезвоню.

— Да всегда пожалуйста!

Веничка повесил трубку и некоторое время неподвижно сидел, бессознательно поглаживая ее рукой. Он был в полном ошеломлении.

Мысль, что ОНА может еще с кем-то встречаться, до этого просто не приходила ему в голову. Даже когда он думал иногда: «А если она меня бросит?» — он сам, в сущности, этому не верил.

Как это «бросит»?! Это все равно, что... Это все равно, что... Да это невозможно просто, вот и все! Это все равно, что «а если Луна упадет на Землю»!! Даже нет! Не «упадет», а именно «бросит» ее! Улетит, куда глаза глядят. К Марсу какому-нибудь. Или Юпитеру.

И вот теперь казавшаяся до этого незыблемой и вечной орбита Луны действительно вдруг заколебалась.

А что я о ней знаю? — внезапно пришло в голову Веничке. Впервые, за все время их знакомства с Ниной. — Да ничего почти! Да не «почти» даже, а вообще ничего! Я вообще ни о чем никогда ее не спрашивал! Ведь была же у нее до этого какая-то жизнь? С кем-то она встречалась?

— Послушай, Нин! — тем же вечером не удержался и спросил он, бегая глазами и проклиная себя за слабохарактерность, но не в силах ничего с собой поделать. — Мне тут Костик звонил... Что он тебя на Кропоткинской вчера, дескать, видел днем... А с кем это ты была?.. Ну, чего ты на меня так смотришь?! — смущенно пробормотал он, видя, что девушка молчит. — Мы же не чужие люди, в конце концов. Мне же хочется знать... Сама понимаешь...

— Веня, — спокойно произнесла Нина. Глаза ее улыбались. — Ты ревнуешь? Не надо, любимый! Не ревнуй. Ревность всегда оскорбительна. Для обоих. Если любишь, надо верить. Верить — и все! Я люблю тебя. Люблю, как умею. Как только может любить женщина мужчину. Не задавай мне больше никогда таких вопросов. Хорошо?

— Хорошо, — промямлил Веничка.

Он испытывал в этот момент очень сложные и двойственные чувства. Умом он понимал прекрасно, что Нина права. Что она ответила ему просто, достойно и благородно. И честно! Как Корделия королю Лиру.

«Я люблю тебя, как только может любить женщина мужчину». «Как должна любить дочь отца. Не больше и не меньше». О чем тут еще говорить? Но, как и король Лир, он чувствовал себя неудовлетворенным. О, сейчас он его прекрасно понимал! Этого несчастного короля.

С ним разговаривали как с богом, а он был всего лишь человеком. Ему надо было, чтобы его утешили, успокоили, а не кололи глаза голой правдой. Веничке было бы гораздо легче, если бы Нина просто сказала ему что-нибудь нейтральное, что обычно все бабы в таких случаях говорят. Типа «Это не я была!» Или: «Да, я, но он — просто сослуживец! Наш главбух. Мы с ним как раз из библиотеки шли. Из Ленинки, она же там рядом, на Кропоткинской. Тонкости бухучета изучали. Знаешь, как он хорошо все объясняет! Вот я и радовалась. Что все поняла. Настроение было отличное». Ну, или еще что-нибудь в том же роде. Соврала бы в крайнем случае, как остальные две дочки глупому и доверчивому шекспировскому королю! Он бы поворчал, поворчал и успокоился. Как и все мужики.

А то нате вам: «Не задавай мне больше никогда таких вопросов»! Легко сказать: не задавай!.. Да как же их не задавать, когда так и хочется задать! Так и подмывает! Зудит. Только об этом и думаешь.

Так с кем же ты, дорогая, все-таки была? А? Так ведь ты мне в итоге и не ответила!

Но, с другой стороны, Веничка сознавал совершенно ясно, что дальнейшие расспросы теперь немыслимы. Задавать их — это значит действительно оскорблять и себя, и ее. Нина оказалась Офелией, но он-то был далеко не Гамлетом. Его возвели на пьедестал, который оказался для него слишком уж высок. И на котором он просто не мог бы долго самостоятельно удерживаться. Ему требовались подпорки. Ходули, на которые он мог бы взгромоздиться и казаться выше, чем он был на самом деле.

И такие подпорки у него имелись.

Хм... — подумал Веничка и медленно ухмыльнулся. — А почему бы и нет?..


4.

С этого момента Веничка возобновил свои визиты в параллельный мир. Только не для того, чтобы трахать там на халяву каких-то дур — нет, они его больше не интересовали! — а исключительно для того только, чтобы следить за Ниной. Ревность пылала в нем денно и нощно неугасимым адским пламенем. Веничка и не подозревал раньше, насколько он, оказывается, ревнив. До этого-то он как раз был полностью уверен в обратном. «Если тебе изменила жена (читай: телка), радуйся, что она изменила тебе, а не Отечеству», — как Чехов учил.

Ха! Не тут-то было! Да пусть она хоть ста отечествам изменит, но мне..! И что значит «изменила»? Это значит, какой-то другой мужчина?.. с ней?.. ее?.. Ооо!!! Сто тысяч чертей!!!! Карррамба!!!

Короче говоря, в параллельном мире Веничка проводил теперь времени даже больше, чем в реальном. Он выслеживал Нину неутомимо, как легавая зайца. Караулил ее часами у подъезда, крался как тень за ней по улицам, поджидал у офиса. Несколько раз Нина его замечала, и тогда приходилось возвращаться в реальный мир и начинать все сначала. И Веничка возвращался. И начинал. Опять караулил, стерег, крался, поджидал, выслеживал. Энергия его была поистине неисчерпаема!

Но все было напрасно. Ничего! Нина была неуловима!

А между тем что-то несомненно было. Было! Там что-то мелькнуло.., там... Вот кому? Кому она сейчас улыбается?!.. Этому вон симпатичному парню, что ли?.. Бах! Пока глазел на парня, Нину упустил. И так постоянно. Веничку словно бес дразнил! Доводил буквально до исступления. Вот, вот!.. Вот сейчас!.. Миг! — и опять все исчезло.

Господи, да я просто водевильный персонаж какой-то! — с жалкой улыбкой на синих и дрожащих губах, стуча зубами от холода, думал порой мокрый насквозь Веничка, второй час подряд тусуясь под проливным дождем у подъезда своей возлюбленной. — Старый ревнивый муж выслеживает свою молодую, ветреную и легкомысленную женушку. А чего ее выслеживать? Все равно это бесполезно. Это как ветер в поле ловить. Как черную кошку в темной комнате искать. Особенно, если ее там нет. Может, и правда нет?.. А тогда, на Кропоткинской?! — тут же неумолимо напоминал он сам себе. — С кем-то ведь она тогда была? С кем??!!


* * *

Итак, Веничка словно раздвоился. В реальном мире он вел себя с Ниной предельно корректно и сдержанно, не задавал ей больше никаких вопросов и вообще являл собой образец идеального мужчины. Внимательного, тактичного, нежного и никогда ни о чем не спрашивающего. Свято верящего своей любимой на слово. Этакого благородного рыцаря без страха и упрека.

Зато в параллельном мире!.. О-о!.. Это были словно две половинки одного и того же естества. Белая и черная. И какая из них была настоящая?.. По крайней мере, белая без черной существовать бы уж точно не смогла, а вот что касается черной... Н-да... Ну, по крайней мере, что было, то и было.

Да уж! Что есть, то есть, — угрюмо усмехался Веничка, когда иногда обо всем этом на досуге размышлял. — Ну, не Гамлеты мы, что ж поделаешь! Рылом не вышли. Нам обязательно надо во все нос свой сунуть. Собственноручно в чужом дерьме покопаться. Что же там, интересно, такое?.. А вдруг там жемчужина?! В смысле, еще большее дерьмо. А заверениям, что нет там ничего, мы не верим. Как это «нет»?

И с кем-то ведь она все-таки была?! Была же!! С кем???!!!

Наконец, Веничка не выдержался. Он чувствовал, что еще немного — и он с ума сойдет! Взорвется как триста тонн тротила!

Кто же этот неуловимый таинственный незнакомец?! Кто??!!

Давайте рассуждать логично, — Веничка лежал на спине и слепо смотрел в темноту. Утомленная Нина спала рядом, — Как тогда, когда я мир этот параллельный вычислял. Я же, блядь, математик! Я по-иному не могу. Логик, можно сказать, профессиональный. По определению. Черти бы ее, эту логику, взяли!! Вместе с математикой.

Итак, что же мы имеем? А имеем мы то, что, пока я не узнаю, кто был этот хмырь болотный, я не успокоюсь! — Веничка в ярости сжал кулаки. — Да, да, да и тысячу раз да! Не успокоюсь, и все тут! Умно это или глупо — неважно. Не имеет значения. Не успокоюсь!! Вот, что мы имеем. Это и есть наши исходные данные. Нашей, блядь, задачки.

И теперь требуется ее решить. Спрашивается: как? Обычными методами не удается. По этому параллельному миру блядскому я уже заебался шастать. Тем более что толку — хуй! Может, шпион из меня хреновый, может, еще что, но факт остается фактом. Толку — хуй! Две недели уже там безвылазно торчу. Охуеть! Как мудак последний. И результат где? Никакого результата. Но с кем-то ведь она все-таки была?! Тогда, на Кропоткинской?.. Ладно-ладно-ладно, тише! — попытался он успокоить сам себя, чувствуя, что опять закипает. — Вот так!.. Н-да. Так-то лучше.

Так на чем мы там остановились?.. На этом хмыре???!!!..

Нет, так дело не пойдет! — снова стал размышлять Веничка, когда дыхание его более-менее пришло в норму. — Это все эмоции во мне говорят. Ревность! Поэтому я не о том совершенно думаю. Я думаю о деталях: кто это... этот... ну этот, короче! и прочее. А надо взглянуть в суть проблемы. В ее корень.

А проблема выглядит так, — Веничка уже совсем успокоился, и мысли его текли ровные и стройные, как курьерский поезд. — Я верю Нине и не сомневаюсь, что она меня любит. «Как только может любить женщина мужчину». Не сомневаюсь даже, что она в миллион раз лучше, чем я. Что сама бы она в подобной ситуации даже переспрашивать бы меня ни о чем не стала.

Но я, увы, не такой. Не могу я все так оставить! Как есть. Мне обязательно надо знать. Ну, надо вот — и все!

Я не сомневаюсь ни секунды, что это никакой ни хахаль, ни любовник — а какой-нибудь там приятель-сослуживец-родственник. Или просто случайный знакомый. Но мне надо знать! — Веничка едва не произнес это вслух.

Вот сказала бы она хоть что-нибудь, что угодно! — я бы и успокоился. Я бы всему поверил! Но она ничего не говорит. И не скажет.

Черт! До чего все глупо! — Веничка в тоске скривился и поерзал головой на подушке. — Может, сказать ей просто? «Извини, Нин! Ну, мудак я! Ну, скажи ты мне, Христа ради, кто это был! Хоть что-нибудь скажи!! Я всему поверю!»

Да, сказать!.. Она же просила не спрашивать.

Вот черт! Бабы, вон, все принца на белом коне ждут. Который их в свое сказочное королевство с собой заберет. А на чем ты рядом с ним туда поскачешь? Об этом ты, дура, не думаешь? На деревянной лошадке? Или как там эта палка с конской головой на конце называется? Вприпрыжку? Враскорячку? Больше-то ты ведь ни на чем скакать не умеешь. Не обучена. Не принцесса-с.

Принцам нужны принцессы! А Офелиям — Гамлеты. Как китам — океан. Больше они нигде жить не могут. Задыхаются. Даже в морях. Чего уж там о наших родных болотах говорить!.. Там только лягушки живут. Царевны-квакушки. Наши местные. Сидят на кочках и квакают. Ква-ква-ква! Ждут, пока им стрела счастья с неба свалится. В жопу воткнется.

Вот с ними легко общаться. А с Офелиями — трудно. Как на горной вершине. Нечем дышать. Она к тебе как к человеку обращается! Ей равному. А ты... так... Ивашка — белая рубашка. Болотный человечек. («Болотный хмырь», — мелькнуло в голове у Венички, и он, против воли, грустно усмехнулся. — Хм... Родственничек, значит?.. Подвид.) Ты с лягушками привык хором на луну квакать. Разве ты можешь нормальную человеческую речь разуметь?

«Да!.. Да!.. Конечно!!.. Разумеется, дорогая!!!.. Но кто же это все-таки был?..»

Помните, милочка, Вам Гамлет Ваш замуж за дурака идти советовал? Так вот, это я! Рекомендую. Иванушка-дурачок. Лучшего не найти.

Тьфу, блядь! Самому противно!..

Веничка осторожно встал и прошел на кухню. Плотно прикрыл за собой дверь и поставил на плиту чайник. Спать он все равно не мог.

Ну, так что? — устало подумал он, сидя в одних трусах за кухонным столом и рассеянно постукивая время от времени пустой чашкой о блюдце. — Все это, конечно, очень умно, благородно, но что мы все-таки делать-то будем? Делать что-то надо, а не болтать. Исповеди и самобичевания тут бесполезны. Ревность моя от этого все равно не уменьшится ни на йоту. И что? — Веничка, забывшись, стукнул чашечкой чуть громче, поморщился и осторожно отодвинул блюдце и чашку в сторону. — Так что? — повторил он.

Но он уже знал, «что». Последнюю неделю он только об этом своем плане и думал. Когда начал подозревать, что обычные методы сыска не сработают. И за эту неделю эта мысль у него окрепла, обросла деталями и превратилась уже почти в самую настоящую манию. Он и гнал ее, страшился, ужасался, и в то же время постоянно возвращался к ней снова и снова. В глубине души он уже догадывался, что, в конце концов, именно так и поступит, не удержится, но последнюю черту он все еще не переступил. Какие-то психологические барьеры у него до сих пор еще все-таки оставались. Чтобы преодолеть их, требовалось время. Неделя. И вот теперь эта неделя прошла.


5.

— Может, на природу в выходные съездим? На пикничок, — небрежно обронил за завтраком Веничка, помешивая ложечкой кофе. — Погода вроде хорошая... Чего в городе сидеть?

— Давай! — удивленно-радостно сразу же согласилась Нина. Раньше Веничка никогда ничего подобного не предлагал. Он вообще не любитель был всех этих загородных поездок. — А куда?

— Да просто куда-нибудь, к воде поближе, на речку или на водохранилище. Мне приятель рекомендовал тут одно местечко... — Веничка подул на кофе и осторожно отхлебнул. — Вина возьмем, шашлыки... А вечером вернемся.


* * *

— Здорово! — радостно захлопала в ладоши Нина, вылезая из машины. Она была счастлива, как ребенок. — Сто лет в лесу не была! И народу никого. Здорово!

— Да, хорошо, — согласился Веничка, тоже неторопливо вылезая из машины и оглядываясь. Народу вокруг действительно никого не было. Место было глухое. Именно то, что нужно.

Ладно, лучше не тянуть, — подумал он и открыл багажник. — Чем быстрее все кончится, тем лучше. А то как бы моя решимость вся не растаяла. Черт! Куда я их засунул?.. А, вот они! — Веничка прикрыл на секунду глаза и глубоко вздохнул. — Ну! Вперед!

Раз! — и он уже в параллельном мире.

— Что это? — Нина замерла, в удивлении уставясь на наручники.

— Нин, я давно хотел тебя попросить!.. Просто мне неудобно было... — глухо и невнятно скороговоркой забормотал Веничка, быстро приближаясь к девушки и цепко хватая ее за руку. — Можно, я тебя скую?.. Меня это возбуждает... Это просто игра такая!..

— Да оставь ты меня! — возмущенно закричала Нина, вырываясь. — Не хочу я!..

— Хочешь-хочешь!.. — Веничка сноровисто и умело заломил ей обе руки за спину и защелкнул замок. Опыт в этом деле у него уже, славу богу, имелся. Еще с тех счастливых времен, когда он институтских баб в пустых аудиториях пачками трахал. Давно это было!

— Послушай, Вень!..

— Тише! — жестко сказал Веничка и посмотрел девушке прямо в глаза. Та осеклась. — Нин, слушай меня внимательно. Мне надо знать, с кем ты была тогда на Кропоткинской. Когда тебя Костик видел. Скажи мне просто, и все! Я сразу сниму с тебя наручники.

Девушка не отвечала. Она молча смотрела на Веничку в упор, и под ее взглядом тому становилось не по себе. Но он твердо решил не отступать.

(Это параллельный мир! — напомнил он себе. — Здесь все можно. Это же все не всерьез! Я в любой момент могу назад в реальность вернуться, где ничего этого не было, и мы у машины стоим, вещи разбирать начинаем. И ни про какие наручники настоящая Нина вообще не знает! И не узнает, естественно, никогда. А это все так!.. Понарошку...)

— Не надо, Вень! — тихо попросила Нина, и у Венички сжалось сердце. — Прекрати. Пожалуйста. Тебе самому потом стыдно будет.

Веничка почувствовал, что еще мгновенье, и он разрыдается, бросится Нине в ноги и будет, ползая по земле, вымаливать у нее прощенье.

— Замолчи!! — закричал он, подскочил к девушке и, сжигая все мосты, сильно ударил ее по щеке. — Думаешь, я с тобой тут шутки шучу?! Говори немедленно, тварь, с кем ты была! Ну?!

Обычно с институтскими бабами все эти методы запугивания действовали безотказно. Но сейчас они не сработали. Нина, кажется, нисколько не испугалась. Она по-прежнему молчала. Лишь глаза ее потемнели, и взгляд изменился. Она смотрела теперь на своего возлюбленного так, будто видела его впервые. Левая щека у нее горела.

(Это все не всерьез! — тупо повторил про себя Веничка. — Я в параллельном мире. Это всего лишь игра.)

— Слушай, Нин, — вслух произнес он. — Все равно ты мне скажешь. Хочешь ты того или нет, — он достал из кармана нож и демонстративно раскрыл его. — Считай, что я рехнулся, сошел с ума от ревности — что угодно считай! только скажи мне! Считай, что я сумасшедший, в конце концов! А с сумасшедшими не спорят!

Нина некоторое время переводила взгляд с его лица на нож и обратно, потом судорожно всхлипнула и с трудом выдавила из себя: «Это была не я, Веничка. Твой друг ошибся. А теперь, пожалуйста, освободи меня. Мне страшно».

Веничка тяжело вздохнул. Теперь предстояло самое трудное. Самое ужасное. Но следовало довести все до конца. Иначе не стоило и затевать. Он должен быть уверен! А на второй такой подвиг сил у него уже не хватит.

Это все не всерьез! — как попка повторил про себя он и, поигрывая ножом, подошел к девушке вплотную.

— Ты лжешь мне, — сказал он вслух. — Говори правду!


* * *

Веничка стоял с окровавленным ножом в руках, смотрел на всю залитую кровью, лежащую на земле без сознания Нину и не верил собственным глазам. Неужели это он все сделал?! Он вообще плохо понимал, что происходит. Последние несколько минут он действовал словно в каком-то чаду.

Резал ножом тело Нины, механически повторял: «Говори правду!» — и снова резал. Резал, резал, резал... Нина кричала, плакала, молила о пощаде, а потом вдруг затихла. Веничка автоматически нанес еще несколько ударов, прежде чем понял, что она без сознания. Последние удары были слишком сильными и глубокими. Похоже, он переусердствовал.

Пожалуй, пора возвращаться, — вяло подумал Веничка и вытер зачем-то нож о рубашку. — Зато теперь я уверен. Костик, дурак, спьяну ошибся! А я и поверил. Да. Но теперь я знаю. Что никого у нее нет, и что она меня любит.

Он снова взглянул на неподвижно лежащее в луже крови тело девушки.

А это все не всерьез! — в очередной раз напомнил он себе и глупо хихикнул. — Это все шутка. Игра. В реальном мире она жива и здорова! Шашлыки сейчас будем вместе есть и вино пить.

Нина застонала и открыла глаза. Веничка посмотрел на нее и почувствовал вдруг такую безумную жалость, что, казалось, сердце его сейчас разорвется.

— Это все не всерьез, — безжизненным голосом пробормотал он свое обычное заклинание. — Это не всерьез!

Девушка пыталась что-то сказать. Изо рта у нее пошла кровь, она хрипела, захлебывалась ею, но упорно пыталась что-то сказать.

— Что? — низко наклонился к ней Веничка. — Что?

— Клещ, — прошептала наконец Нина и из последних сил указала куда-то глазами. Веничка автоматически проследил за ее взглядом и увидел маленькое, ползущее по его рубашке насекомое. — Сними... Укусит... Энцефалит... — она успела еще улыбнуться Веничке, после чего в горле ее что-то забулькало, заклокотало, она длинно-длинно-длинно с присвистом вздохнула и уже не выдохнула. Глаза ее остекленели.

— Это все не всерьез! — мертвым голосом громко объявил в пространство Веничка и закрыл девушке глаза. — Это все игра!

Он чувствовал себя так, словно и сам только что умер вместе с ней. Не ее убил, а себя.

Веничка выпрямился, бросил долгий прощальный взгляд на окровавленное тело своей возлюбленной и привычно сосредоточился, готовясь прыгнуть назад, в реальность.

Раз!.. — в последний момент он понял вдруг, что что-то идет не так, но изменить уже было ничего невозможно.


6.

Веничка с болезненным, граничащим с ужасом изумлением оглянулся. Он опять сидел на семинаре английского. На том самом, с которого все и началось. Он это знал. Знал точно. Что это именно тот самый семинар. Не какой-то другой, а именно тот самый. Знал вот, и все!

Он каким-то непостижимым образом вернулся в свое прошлое. Когда не было еще в его жизни ни Нины, ни всех этих его похождений в параллельном мире. Вообще ничего еще не было! Только Костик и пиво.

Веничка быстро прислушался к себе. Пусто! Он больше не мог переноситься в тот, другой мир. Путь туда был для него отныне закрыт. Хотя нет! Одна тоненькая ниточка еще все-таки осталась. В одно место он мог еще при желании вернуться. В то самое, откуда он только что прибыл. В лес.

Веничка встал и, не обращая внимания на возмущенные окрики преподавательницы и удивленные взгляды сокурсников, быстро направился к выходу.

(Как тогда, когда все только начиналось, — неожиданно пришло ему в голову. — Только теперь все действительно наяву происходит.)

Выскочив из института, он бегом бросился к метро. Адрес Нины он помнил прекрасно.


* * *

— Простите? — Нина недоуменно подняла брови, с удивлением глядя на неподвижно стоящего у двери незнакомого молодого парня. Тот ничего не говорил и лишь молча смотрел на нее каким-то странным и напряженным взглядом. Казалось, он хочет что-то сказать и не решается. — Простите? — с еще большим удивлением снова спросила Нина. — Вам кого?

— Что там, дорогая? — подошедший сзади муж ласково обнял ее и нежно поцеловал в шею. Потом вопросительно взглянул на все так же безмолвно стоявшего парня. — Да, я Вас слушаю?

Веничка на секунду закрыл глаза, повернулся и медленно побрел к лифту. За спиной его хлопнула дверь.


* * *

— Ну вот и все, — Веничка, сидя на корточках, гладил Нину по волосам и разговаривал с ней, словно с живой. — Видишь, как у нас все с тобой повернулось?.. Да-а... Ты прости меня, ладно? Ты же все понимала всегда. Еще лучше, чем я. Это я дурак. Дураком был, дураком и остался. Но я любил тебя. Любил! Больше всего на свете. Больше себя. Да-а... Как только может любить женщину мужчина.

Он поискал глазами нож. Протянул руку и взял его.

Куда, в сердце?.. Нет, только не в сердце! — грустно усмехнулся он. Губы его прыгали. — Сердце у меня каменное. Еще нож сломаю.

Веничка нащупал на шее пульсирующую жилку и аккуратно приставил к ней острие ножа.

— Вот так! — он опять посмотрел на лежащее на земле тело своей бывшей возлюбленной. — Помолись там за меня в раю, счастье мое. Тебя Бог услышит. Как там у Шекспира? «Мои грехи в своих святых молитвах, Офелия, о нимфа, помяни». Помяни. Пожалуйста.

Веничка глубоко вздохнул, задержал дыхание и резко и изо всех сил надавил руками на рукоятку. Перед глазами его все завертелось, выплыло и исчезло смеющееся лицо Нины. Потом все погасло. Навсегда.


* * *

И спросил у Люцифера Его Сын:

— Могло ли у того человека все сложиться по-другому?

И ответил Люцифер Своему Сыну:

— Да. Он мог быть счастлив.


СЫН ЛЮЦИФЕРА. ДЕНЬ 69-й


И настал шестьдесят девятый день.

И сказал Люцифер:

— Сегодня мы продолжим вчерашний урок. О путях к счастью.


ГОЛОС

«Какое общение у горшка с котлом?

Этот толкнет его, и он разобьется».

Книга премудрости Иисуса, сына Сирахова


1.

Лямин угрюмо смотрел в окно. Что за погода! Холод.., с неба какая-то мерзость мелкая сыпется... «Мерзость».., «изморось»... Почти и звучит-то одинаково! Синонимы, блядь! Триппер просто какой-то!..

Он последний раз с отвращением посмотрел на улицу и пошел заваривать кофе.

В такую погоду вешаться хорошо! — неожиданно пришло ему в голову. — Чехов, кажется, что-то подобное писал, в какой-то своей пьесе... Что у меня за мысли!.. — с тоской подумал Лямин, включая чайник. — Это на меня погода так действует! Напиться, что ли? С горя.

— С горя? А какое у тебя горе-то? — внезапно услышал он чей-то совершенно отчетливый, насмешливый голос.

Лямин вздрогнул и обернулся. Естественно, никого! Да и кто тут может быть, если он один в квартире?

— Что со мной? — криво усмехнулся Лямин и поискал глазами сигареты. — Голоса уже слышать начал!..

Руки дрожали. Лямин, наконец, закурил и несколько раз глубоко затянулся, постепенно успокаиваясь.

— Вот черт! — он покачал головой и щелчком стряхнул пепел. — Нервы, Вячеслав Гонбаевич, нервы...

— Гонбаевич?!.. Ну и отчество же у тебя! Удмуртское, что ль?

Лямин уронил сигарету, подскочил и принялся в страхе озираться.

— Да не озирайся ты, не озирайся!.. Все равно никого не удивишь! Я у тебя внутри. В голове. Внутренний, так сказать, голос. Хе-хе!

Лямин замер и стал в ужасе прислушиваться к себе. К своим внутренним ощущениям. Он чувствовал себя так, словно в одежду ему заполз только что какой-то ядовитый клоп или паук, который может в любой момент укусить. И ты теперь судорожно-брезгливыми движениями торопливо ощупываешь себя всего, пытаясь поскорее найти его, это проклятое насекомое, и в то же время содрогаясь от отвращения при мысли, что можешь в любой момент пальцами на него наткнуться.

Ничего!

— А что ты надеялся обнаружить?

Лямин почувствовал мгновенно выступившую на лбу испарину и липкую, обессиливающую слабость и дурноту. Сомнений не было! Голос действительно звучал внутри его. В голове.

— Господи! Я сошел с ума! И меня теперь посадят непременно в сумасшедший дом! — эта простая мысль была настолько кошмарна и в то же время до такой степени безусловно-очевидна, что Лямин чуть не визжал от тут же захлестнувшего его панического, чисто животного страха.

— Нет, нет, нет! — мысленно закричал он. — Нет!! Я не хочу!

— Чего ты не хочешь? — издевательски уточнил голос.

— Заткнись!!! Заткнись! Сгинь!! Исчезни! Оставь меня в покое!! Тебя нет!

— Ладно, уважаемый Вячеслав Гонбаевич, хватит орать! И устраивать истерики. Успокойся. С ума ты не сошел. Я это не ты. Не твое «я». Не подсознание и прочее. Я — совершенно постороннее существо. Чтобы сэкономить время и не тратить его на всякие бессмысленные ахи-охи — подойди-ка лучше к холодильнику и возьми газету. Которая на нем лежит.

— Что? — ошеломленно спросил Лямин.

— Я говорю: подойди к холодильнику и возьми газету, — терпеливо повторил голос. — Чего тут непонятного-то?

Лямин как во сне встал и подошел.

— Раскрой ее на второй странице. Статья в левом верхнем углу будет называться «Заколдованный мир». В ней ровно 67 строк. Пересчитай и убедись.

Лямин послушно раскрыл, нашел, пересчитал и убедился. Действительно, ровно 67 строк. Статья «Заколдованный мир». На второй странице, в левом верхнем углу. Все точно.

— Ну что, убедился? — поинтересовался голос. — Газету ты еще не читал, про статью знать не мог, а уж про число строк в ней — и тем более. Все ясно?

— Чего ясно? — тупо переспросил Лямин.

— Ты что, дебил? — с легким раздражением осведомился голос. — Я спрашиваю: убедился, что я это не ты?

— Что я это не ты? — чисто механически снова спросил Лямин. Он пребывал в самом настоящем шоке.

— Ну точно, дебил! — задумчиво констатировал голос. — Объясняю еще раз. Для непонятливых. Ты не сошел с ума. Я это не ты. Не часть тебя. Я — совершенно независимое существо. Ну, понял наконец?

— Ты — совершенно независимое существо, — как эхо повторил вслед за ним Лямин. — А кто ты? — помолчав, поинтересовался он.

— Ну наконец-то! — голос удовлетворенно хмыкнул. — Наконец-то я слышу речь не мальчика, но мужа. Какие-то осмысленные вопросы. Кто я — не важно. Это не имеет значения. Прими просто как факт, что я буду теперь всегда вместе с тобой. У тебя в голове.

— Как это «всегда»? — Лямин постепенно приходил в себя. — Что значит: всегда?!

Он вдруг представил себе, что он занимается любовью с женщиной, и кто-то посторонний наблюдает за всем этим со стороны и комментирует и дает советы. Или, скажем, что он идет в туалет...

— Ничего, привыкнешь! — цинично усмехнулся голос. Он, похоже, читал его мысли. Вернее, слышал. — Переживешь. Это все чепуха.

— А что не чепуха? — раздраженно пробормотал Лямин. — Подожди, подожди! — тут же спохватился он. — Я все же не могу поверить!.. Ты... ты... Я точно с ума не сошел?

— Точно, точно!.. — ворчливо буркнул голос. — Не сошел. Успокойся. Ты же видел газету. Или хочешь еще какую-нибудь проверку?

— Э-э... Да нет, пожалуй, — первый шок у Лямина прошел, но он по-прежнему чувствовал себя совершенно растерянным и не знал, как, собственно, ему теперь себя вести. — Я... тебе верю.

— Ну и хорошо! — Лямину показалось, что голос вздохнул. — Теперь слушай меня внимательно и не перебивай. Я буду исполнять любые твои желания. Точнее, буду давать тебе советы, что делать, чтобы эти желания исполнились. Осуществились.

— Так ты добрый волшебник, что ли? Старик Хоттабыч? — не удержался Лямин.

— Я тебе сказал: не перебивай! — в интонациях невидимого собеседника Лямина появились нетерпеливые нотки. — К волшебству это все не имеет никакого отношения. Просто для любой цели всегда существует некая последовательность поступков, к ней проводящая. Только угадать ее заранее невозможно. Как для любого сейфа всегда существует некая комбинация цифр, его открывающая. Пожалуйста! Набери ее — и все деньги твои. Угадай. Одну-единственную из миллиардов и миллиардов вариантов, — голос сделал небольшую паузу, по всей видимости для того, чтобы Лямин лучше усвоил сказанное.

Помнишь, как Афродита научила Париса, как украсть Елену? — через мгновенье спросил он. — Сам бы он никогда не смог этого сделать. Без ее советов.

Но что значит «научила»? Подсказала просто последовательность поступков, приводящих в итоге к желаемой цели. Вот и все. Без всякого волшебства.

Так же точно и я. Буду тебе отныне подсказывать. Давать советы. Как Афродита Парису.

— И в результате этих советов погибла Троя, — медленно произнес Лямин. — И сам Парис.

— Это уже твои проблемы! — язвительно ухмыльнулся голос. — Не выбирай себе таких целей. Нечего Елен красть!


2.

— Я хочу... стать президентом России! Или нет. Всего мира!

— Перестань! — спокойно посоветовал голос.

— Что значит: перестань? — искренно удивился Лямин. — Так, значит, ты не все можешь? Ты же сам говорил: всегда существует последовательность поступков, приводящих практически к любой цели? Ну, и в чем же дело?

— Перестань, — все так же спокойно повторил голос.

— Так можешь ты все-таки или нет? — с иронией поинтересовался Лямин.

— Я-то могу. Ты не можешь.

— Что значит: я не могу? — Лямин удивился уже по-настоящему. — Я-то здесь причем? Ты скажешь мне, что делать — я и сделаю.

— А если я скажу: съесть собственного ребенка! Зажарить и съесть?

— Так! — помолчав, заметил Лямин. — Интересное кино получается. Значит, могут быть и такие советы?

— А как же! Конечно, могут! Поэтому я тебе и говорю: перестань. Желай что-нибудь реальное. Тебе доступное. Твоего уровня.

— Деньги-бабы? — несколько обиженно хмыкнул Лямин.

— Деньги-бабы, — согласился голос. — А чего тебе еще надо? Тебе же на самом деле ничего больше и не надо. «Президент» — это ведь ты так. С понтом дела. По принципу: желать так желать!

— Н-да... — пробормотал Лямин.

Он чувствовал себя слегка уязвленным, хотя и признавал в глубине души правоту слов своего оппонента. Конечно, деньги-бабы! Какое там еще, в пизду, президентство! В Белом Доме, что ль, целыми днями сидеть! Речи толкать? С мудаками всякими умные разговоры вести? На хуй нужно! Живем-то однова!

— Ладно! — Лямин в возбуждении потер руки. Он ощущал самое настоящее опьянение от моря открывающихся перед ним теперь возможностей. Эх, заживу! Завью горе веревочкой! — Ладно. Черт с тобой! Хочу!..

Подожди-ка!.. — в последнее мгновенье опомнился вдруг он. — Страшные подозрения закрались вдруг ему в душу. — Подожди-ка... А почему, собственно, ты мне помогаешь?

— Хочу тебя погубить, — равнодушно проинформировал Лямина голос.

— Что?! — Лямин решил было даже, что он ослышался. — Ты хочешь меня погубить? Но зачем?! И почему именно меня?

— Да не тебя конкретно! Ты просто под руку подвернулся. Вытащили из муравейника первого попавшегося муравья — оказался ты. Только и всего. Не повезло тебе, парень.

— Черт подери! Да ты шутишь, наверное! — нервно хохотнул Лямин. Он и в самом деле никак не мог понять, шутит его кошмарный собеседник или нет.

— Нет, не шучу, — безразлично ответил тот.

— И как же ты меня собираешься погубить? — после бесконечной паузы неуверенно спросил Лямин. Он просто физически ощущал, как в душу ему вонзаются тысячи ледяных иголочек.

— Ты сам себя погубишь, — зевнул голос.

— Почему? Ты меня обманешь?

— Нет.

— Нет?

— Нет.

— Так в чем же тогда подвох?

— Подвоха нет.

— Так почему же я тогда погибну?

— В силу естественного хода вещей.

— Нет, подожди! — попытался сосредоточиться Лямин и потер себе по привычке лоб. — Так дело не пойдет! Давай последовательно! Ты от меня что-то утаиваешь?

— Нет.

— А откуда я знаю, может, ты врешь сейчас?!

— Ну, во-первых, если бы я собирался играть нечестно, я бы, наверное, вообще не стал открывать тебе своих целей? И сообщать тебе, что ты погибнешь. А во-вторых, тебя же никто не заставляет спрашивать у меня советы, а уж тем более им следовать? Живи, если хочешь, по-прежнему. Как раньше жил.

— Как же я могу жить как раньше жил, если ты у меня теперь постоянно в голове торчишь? — саркастически осведомился Лямин.

— Я уйду через некоторое время. Может, даже прямо сейчас? Не хочешь?

— Что?! — не поверил Лямин.

— Что слышал! Но если я понадоблюсь, ты меня можешь в любой момент вызвать.

— А если не вызову?

— Не вызывай.

— Черт! — Лямин опять потер себе лоб. У него голова шла кругом. — А чего ж ты мне сразу тогда сказал, что будешь теперь постоянно? «Привыкнешь, мол!.. Переживешь!..» и прочее?

— Надо ж было тебе объяснить все сначала! — рассудительно сказал голос. — Дать хоть какое-то время. Освоиться с новой ситуацией. А не сразу все на тебя вываливать. Не успел появиться — как уже: могу уйти!..

— Ладно, подожди! — Лямин нетерпеливо оборвал своего собеседника. — Давай о главном. Так почему я погибну? Точнее, погублю себя. Можешь объяснить мне толком?! Или это тайна?

— Да нет никаких тайн! — снисходительно усмехнулся голос. — Я играю честно. Отвечаю на любые вопросы. Пожалуйста! Задавай.

— Так почему я погибну?

— Знаешь такой анекдот? Директор морга звонит директору спортивного магазина. «Вы сколько вчера гоночных мотоциклов продали?» — «Десять». — «А!.. Так, значит, один еще жив!»

— Ну и что?

— Ну и все. Тебе в руки попал только что гоночный мотоцикл. Только и всего.

— А если я не буду на нем ездить?

— Не езди.

— Черт! — Лямин вскочил и в волнении пробежался по комнате. — Так значит?!.. Понятно... Черт!! Но ведь один-то все-таки выжил?.. В этом твоем анекдоте?

— Выжил, — согласился голос.

— Значит, и я могу?

— Можешь.

— И что для этого надо?

— Стать гонщиком.

— И ты думаешь, у меня не получится?

— Я ничего не думаю, — голос снова зевнул. — Может, и получится. А может, и нет. Все в твоих руках.

— И каковы, по-твоему, мои шансы на успех? — Лямин постарался, чтобы его собственный голос звучал спокойно.

— Шансы? Да почти что никаких! Призрачные. Чисто теоретические, разве что.

— Черта с два!! — закричал в пространство Лямин и погрозил кулаком кому-то невидимому. — Я выживу! Хватит меня пугать. Что за чертовщина!

— Кто тебя пугает? — со скукой поинтересовался голос. — Ты спрашиваешь — я отвечаю. Только и всего.

— Я выживу! — упрямо повторил Лямин.

— Да на здоровье! Выживай. Сейчас пока никаких пожеланий нет?

— Нет! — нехотя буркнул еще не остывший Лямин.

— Тогда всего хорошего! Надо будет — позовешь. Знаешь, как в мультфильме про Тома и Джерри. «Только свистни!»


3.

— Эй, где ты там?!

— Звал, хозяин? — с интонациями персонажа какого-то известного мультфильма тут же отозвался голос.

(Про двоечника какого-то, — вспомнил Лямин. — Двое-из-ларца-одинаковы-с-лица, кажется, там так ему отвечали. Двоечнику этому... Толку, кстати, от них никакого, вроде, так и было... Ладно! Здесь у нас не мультфильм.)

— Да. Звал. Слушай! — Лямин помолчал, потом медленно заговорил, взвешивая каждое слово. — Я хочу уточнить кое-что... Подробности кое-какие выяснить.

— Давай-давай! — охотно согласился голос. — Спрашивай. «Спрашивайте — отвечаем!»

— Хватит паясничать! — с плохо скрываемой досадой бросил Лямин. — Оставь ты этот свой балаганный тон! Отвечай мне просто — и все!

— Хорошо, — голос был теперь сама воплощенная корректность.

В этой его утрированной, чрезмерно утонченной вежливости Лямину почудилось просто какая-то новая, еще более изощренная, скрытая насмешка. Высшего существа над низшим. Простым смертным. Но он решил не поддаваться на все эти провокации, держаться по возможности спокойно и постараться всего лишь получить поскорее всю нужную ему информацию. В максимально полном объеме.

— Так вот! — Лямин опять помедлил, раздумывая. — Во-первых, я хочу, чтобы ты мне заранее сообщал не только мой ближайший шаг, а всю последовательность действий, ведущих к достижению цели. Чтобы не получилось: поверни направо, поверни налево, а теперь убей охранника. И отступать уже поздно, потому что он тебя уже увидел и сам за пистолетом полез! А знай я заранее, что так все повернется и придется кого-то убивать, я бы вообще на все это подписываться не стал! По крайней мере, подумал бы сто раз. Вот чтобы этого не было.

— Хорошо, — кротко согласился голос.

— Во-вторых... во-вторых... — Лямин забыл уже, чего там у него было во-вторых. Пока пункт первый излагал. — А, да!.. Можешь ты меня предупреждать о возможных последствиях моих поступков? О которых я и сам могу не знать или не догадываться. Скажем, что эта телка — жена босса мафии и тому подобное.

— О таких простейших — могу, — коротко заметил голос. — Что жена босса мафии. А более сложные просчитать не всегда возможно.

Лямин еле сдержался, чтобы не выругаться. Ему показалось почему-то, что собеседник его явно лукавит и чего-то недоговаривает, но деваться было некуда.

— Ладно, — вздохнул он. — И наконец, в-третьих. Я хочу знать, нет там никаких дополнительных условий или ограничений? О которых ты просто сейчас умалчиваешь? Скажем, если я не выполню какой-то твой совет, наш договор теряет силу. Или нельзя ставить последующие цели, не достигнув предыдущих; нельзя отменять свои желания и тому подобное. Ну, нет ничего такого?..

— Нет, — лаконично ответил голос. — Ничего такого нет. Никаких ограничений. И никаких подвохов. Осмелюсь напомнить только, что никаких договоров у нас с тобой нет. Я тебе просто помогаю, и все. Не требуя ничего взамен и не ставя тебе никаких условий.

— И значит, в любой момент можешь уйти и бросить меня на произвол судьбы, — нервно усмехнулся Лямин.

— Да, — подтвердил голос.

— И, конечно же, сделаешь это?

— Нет. Не сделаю.

— Почему?

— Не почему. Прими это просто как факт.

— Послушай! — взорвался Лямин. — Можем мы с тобой по-человечески общаться?! Как нормальные люди? Чего ты из одной крайности в другую бросаешься? То кривляешься и остришь без конца, где надо и не надо; то слова из тебя клещами не вытянешь! Меня это все напрягает!! Дискомфорт создает. Душевный. Давай с тобой нормальные отношения наконец установим! Дружеские. Тебе же это самому для чистоты эксперимента нужно. Чтобы жертва сопротивлялась. И проиграла, будучи физически и психически здорова, находясь в отличной форме, в ясном уме и твердой памяти. Или трезвой, как там правильно?.. Ну, словом, во всеоружии? Просто, как ты говоришь, в силу естественного хода вещей.

А то, что это за интерес меня губить, если у меня депресняк постоянный?! И я лишний раз к тебе уже обращаться боюсь!

— Ладно, ладно, убедил! — расхохотался голос. — O’key, o’key, договорились! Считай, что мы друзья. Самые близкие. Какие только могут быть. А еще лучше считай, что я — это вообще ты. Твое второе «я». Которого можно не стесняться и доверять все самое сокровенное. Тем более, что я и так все знаю. («Зачем же тогда доверять?» — хотел сказать Лямин, но промолчал.)

И вот тебе мой первый дружеский совет. Старайся находиться со мной как можно больше. Лучше всего всегда. Даже в самые интимные моменты. Не отсылай меня. Чтоб я был полностью в курсе ситуации. Всего, с тобой происходящего. А интимность.., стыд... — чушь все это! За пару дней привыкнешь, уверяю тебя. И даже внимания обращать не будешь. Это все ерунда!

— Ну, хорошо!.. — с некоторым сомнением протянул Лямин. — Насчет интима я подумаю, сам понимаешь.., так сразу!.. — а насчет всего остального — ладно! Пусть будет так. Находись всегда при мне. Наверное, так и впрямь будет лучше.

— Вот и славненько! — бодро подытожил голос. — Приятно иметь дело с разумным человеком. Так какие у тебя будут пожелания?


4.

— Послушай, я, кажется, начинаю понимать, что ты имел в виду, — Лямин залпом опрокинул рюмку водки, шумно втянул ноздрями воздух и, не закусывая, налил еще.

— Да? И что же? — с вялым любопытством поинтересовался голос.

— Все у меня, конечно, получается теперь, все очень здорово, замечательно, просто слов нет, что и говорить! — Лямин хлопнул еще одну рюмку и опять не закусил. — Но это же все не сам я достиг! Это все благодаря тебе. Ты говоришь: направо — я и поворачиваю направо, говоришь: налево — я налево иду. Я как будто дитя малое. Словно не свою жизнь живу. Исчез азарт, риск, неопределенность — да и вообще все исчезло! Жизнь словно выхолостили. Да, все доступно. Но зато ничего теперь не надо. Ничего не радует. Заколдованный круг какой-то! Я так сопьюсь скоро, — сообщил он, снова наливая себе водки. — Может, в олигархи податься? Или в политику? На тусовки ходить. Хоть ты и советовал не высовываться.

— Ничего не изменится, — лениво прокомментировал голос. — Денег у тебя уже сейчас достаточно, чтобы удовлетворить любые твои прихоти. Даже без моих советов. Ну будет их еще больше — ну и что? Уже сейчас деньги для тебя — это просто абстрактные цифры на банковских счетах. Они и в таком-то количестве тебе, по сути, не нужны. Ну будет их еще больше... Впрочем, дело твое.

— Черт бы тебя побрал! — с тоской пробормотал Лямин, посмотрел на водку, поколебался и отодвинул ее в сторону. — В общем, так! — решительно заявил он. — Давай-ка, исчезни на недельку! Поживу-ка я эту неделю один. Как в старые добрые времена. И даже по вызову моему не являйся. А то знаешь, как бывает. Нажрусь, телку какую-нибудь клеить начну, а она не даст — начну тебя по привычке на помощь звать. Нет уж! Поживу один. Посмотрим, чего я сам смогу за эту неделю добиться!

— А чего ты собираешься «добиться»? — с легкой издевкой осведомился голос. — Если надо чего — скажи! А так ты похож на человека, который вознамерился сделать себе велосипед, хотя они давно уже продаются на каждом углу. На любые вкусы и колеры. Впрочем, чем бы дитя не тешилось — лишь бы не плакало. Давай, добивайся!

— Черт бы тебя побрал! — в ярости закричал Лямин. Водка уже начала действовать. — Черти бы тебя взяли с этим твоим всемогуществом! Это какая-то ловушка дьявольская! Все есть! И ничего не надо. «Могу купить козу, но не имею желания». И впереди полная беспросветность. Одни только козы. Хоть в петлю!

У обычного человека хоть какое-то утешение всегда в запасе есть! «Мне плохо, потому что у меня нет того-то и того-то. А было бы — вот бы я зажил тогда на славу!» А у меня даже и такого-то утешеньица не имеется. «Нет?.. Пожелай — и все сразу будет». Чтоб ты сдох! Провалился в тартарары!

— Так какие будут указания? — хладнокровно поинтересовался голос. — Где раздобыть веревку с мылом, чтоб повеситься? Могу посоветовать. Это несложно.

— Ладно! — постарался взять себя в руки Лямин. — В общем, давай, как я сказал. Исчезай на неделю. Сегодня у нас вторник? Значит, до следующего вторника. Не появляйся, даже если я звать буду. Договорились?

— Как скажешь! — Лямин словно наяву увидел, как его собеседник пожал плечами. — Хозяин барин. Так значит, до вторника?

— До вторника.

— Чао!


* * *

— Хай! Ну, как ты тут без меня? Как успехи?

— Привет, — Лямин еще плохо соображал после вчерашнего. Голова трещала. — Чего спрашиваешь? Все равно же ты подсматривал наверняка, — он достал из холодильника банку пива и с наслаждением сделал несколько больших глотков.

— Присматривал, — спокойно поправил его голос. — Так как все-таки успехи?

— Ладно, замнем для ясности! — смущенно пробормотал Лямин.

Ему было стыдно. Всю эту неделю он попросту пропьянствовал. Он сделал для себя одно страшное открытие. Он боялся теперь свободы! Боялся принимать решения! Совершить какой-то самостоятельный шаг, пусть даже самый незначительный, он теперь попросту не решался. «А вдруг что-нибудь не так сделаю и все испорчу?!» — все время подспудно вертелось у него в голове. Он был как лежачий больной, который за время болезни разучился ходить. И которому требовалось теперь учиться этому заново. Да вот только зачем? Ради чего?

Зачем мне куда-то идти пешком, если я всегда могу туда доехать? С комфортом! За считанные минуты.

Если только туда шоссе асфальтовое проложено, — невесело усмехнулся Лямин и хлебнул еще пива. — Шестирядное. К этому моему счастью. Только что же это тогда за счастье такое? К которому на лимузине подъехать можно. Легкодоступное. Как шлюха.


5.

— Ну, и что ты думаешь?

— Я ничего не думаю.

— Нет, ну все-таки! Жениться мне или нет?

— Знаешь, как ответил в незапамятные времена на подобный вопрос один мудрец? Сократ, кажется. «Как бы ты ни поступил, ты все равно в итоге раскаешься». Так что смотри сам. Хочешь — женись.

— Я так понимаю, что Рая тебе нравится? — с вызовом спросил Лямин.

— Да нет, почему. Я ничего, в общем-то, против нее не имею. Девушка как девушка. Ничем не хуже других.

— Но и не лучше?

— Но и не лучше, — согласился голос.

Лямин обиженно замолчал.

— А существуют лучше? — немного погодя с сарказмом поинтересовался он.

— Существуют, — равнодушно ответил голос.

— Может, ты даже знаешь таких? И можешь мне показать? — Лямин почувствовал внезапно, что у него перехватило дыхание.

(Дурак я, дурак! — сообразил вдруг он. — Вот что надо было спрашивать! Я не про то, как шалав каких-то местных половчее трахнуть.)

— Могу, конечно, — голос совершенно явственно усмехнулся и ехидно добавил. — Только хочу тебе напомнить, что мы возвращаемся к тому, с чего и начали. К Парису и Прекрасной Елене. Именно об этом я тебя с самого начала и предупреждал. Не желай Елен!

— Да плевать мне на твои предупреждения! — возбужденно воскликнул Лямин. — Чего ж тогда и желать-то? Если не Елен!

— Ну, как знаешь! — злорадно ухмыльнулся голос. — Мое дело предупредить.

— Все, проехали! — нетерпеливо закричал Лямин. — Хочу!! Хочу-хочу-хочу-хочу! Хочу!!!


* * *

— Да-а!.. — потрясенно прошептал Лямин. — Вот это девушка!..

— Да-а!.. — мастерски передразнил его голос. — Только, замечу в скобках, никакая это вовсе не девушка. А замужняя женщина. Любящая, между прочим, своего мужа. Страстно!

— Ну придумай что-нибудь! — легкомысленно отмахнулся Лямин. — Ты-то на что? «Ты на то и бес!»

— А продолжение этой песни помнишь? — поинтересовался голос. — «Мы таким делам вовсе не обучены». Чего я могу «придумать»? Если трахнуть просто ее хочешь — это пожалуйста! Это можно хоть сегодня устроить. А насчет «мужа разлюбить» — чего я могу «придумать»? Это не по моей части.

— А как же тогда «трахнуть»? — не понял Лямин.

— Ну-у!.. — неопределенно протянул голос. — Это к любви отношения не имеет. Клиента можно подпоить, оглушить...

— Подожди, подожди!.. — не поверил собственным ушам Лямин. — Это изнасиловать, что ли?

— Естественно! — хмыкнул голос. — А как же еще? Добровольно она тебе не даст. Говорю тебе, она мужа своего любит!

— Ты с ума сошел? — осведомился потрясенный Лямин.

— Ой-ой-ой! Какие мы нежные стали!.. — мерзостно захихикал голос. — А помнишь?..

— Ладно, все! — прикрикнул на него Лямин. — Ничего я не помню! И насиловать ее я не собираюсь. Я хочу на ней жениться!

— Так сразу?

— Да, так сразу. Я ее люблю.

— А как же Рая?

— А-а!.. Какая там еще Рая!..

— А муж?

— Пусть объестся груш.

— В смысле, умрет?

— В каком угодно смысле! Пусть исчезнет куда-нибудь раз и навсегда и не путается под ногами.

— Ну-ну! Я вижу, ездить на гоночном мотоцикле на скорости 60 км/час тебе, наконец, надоело?.. Ну-ну!


* * *

— Еще раз говорю тебе: это самый реальный вариант! — в десятый раз терпеливо повторил голос. — Устраняешь мужа, знакомишься с ней — это я тебе организую — начинаешь за ней ухаживать и через годик где-то вы, глядишь, и поженитесь. А может, и раньше. Если ты ей сразу понравишься. Во всяком случае, это очень даже вероятно. Именно такое развитие событий.

— «Устраняешь» — это значит: убиваешь? — в десятый раз же переспросил Лямин.

— Разумеется! — раздраженно уже бросил голос. — Как же еще?

— Я не хочу никого убивать! — упрямо повторил Лямин. — К тому же ждать целый год.

— Хорошо, — уступил, наконец, голос. — Можно и по-другому попробовать. Например, подсадить его на наркотики. А ты будешь рядом отираться. Как друг семьи. Ее утешать. Но это совсем уж долгая история! Когда он еще помрет!.. Да и опасно это. Слишком. Он может и ее на иглу посадить.

— Нет-нет! — испугался Лямин. — Так не надо!

— Ну вот видишь! А других вариантов нет.

— А если с ним договориться попробовать? Денег ему дать и пусть катится к чертям собачьим!

— Деньги-то он возьмет, а потом кинет тебя. И что ты будешь делать? К совести его взывать?

— А если нанять кого-нибудь? Киллера?

— Это совсем плохо, — вздохнул голос. — Если он попадается, он сразу тебя сдаст. И вообще — абсолютно неконтролируемая ситуация.

— Ну, в тюрьму его тогда упечь! Мужа этого. Лет на 10!..

— Только хуже будет. Она его не бросит. Она его действительно любит.

— Черт бы тебя побрал! Так придумай что-нибудь! — заорал в бешенстве Лямин и стукнул кулаком по столу. — Придумай!! Зачем ты мне ее тогда вообще показал?! Женился бы я на этой Райке!..


* * *

— Ну давай хоть что-нибудь сделаем! Фирму, где она работает, купим!..

— И чего? Ты там целыми днями сидеть будешь?

— Ну, квартиру, где она живет! Рядом с ней!

— А зачем?

— Да хоть пообщаюсь с ней. Познакомлюсь поближе. А то я с ней и разговаривал-то всего три раза!..

Голос промолчал.

— И что, она действительно так прямо любит своего мужа?.. И ничем ее не соблазнишь?

— Тебе она нравится? — спокойно поинтересовался голос.

— Спрашивает!.. — Лямин аж задохнулся от возмущения. — А то ты не знаешь!

— А почему?

— «Почему»!.. Она такая!.. Единственная!.. Других таких нет!

— Ну вот видишь! Ты сам все прекрасно понимаешь! — ласково проворковал голос.

— Что я «понимаю»? — опешил Лямин.

— Если ты прав насчет нее, то ее нельзя купить, а если можно — значит, ты насчет нее ошибаешься. А тогда и покупать не стоит.

— Слушай, ты, софист несчастный!.. — Лямин в первое мгновенье даже не нашелся, что ответить, и только тяжело дышал и кусал в бессильной ярости губы. — Хватит болтать!!! Сделай что-нибудь!! Сделай!!!


* * *

— В общем, вот что! Давай-ка купим все-таки фирму, где она работает. Какая, в конце концов, разница? Деньги все равно значения не имеют. А глядишь, что-нибудь и получится!..

— Да пожалуйста! Покупай. Только ничего ведь не получится. Ничего хорошего...

— А вдруг?!.. Бывают же чудеса...

— Бывают, бывают... — хладнокровно подтвердил голос. — А как же! Конечно, бывают. Значит, так!..


* * *

— Как «все знают»?! — Лямин никак не мог поверить.

— Ну ты дае-ешь!.. — насмешливо протянул голос. — Да ты бы хоть раз себя со стороны увидел! Как ты на нее смотришь!.. И вообще как себя с ней ведешь. Естественно, все знают. Главная тема всех разговоров.

— Господи боже!.. — пробормотал красный как рак Лямин. — А она?

— А чего она? И она не слепая. Все прекрасно видит.

— И что?

— Что-что!.. Ясно что. Боится, что ты к активным действиям перейдешь и увольняться придется. А зарплата хорошая. Да и работает она уже здесь давно. Привыкла.

— Понятно... — на душе Лямина от всего услышанного было мерзостно и холодно. Чувствовались горечь и какая-то внутренняя опустошенность.

— То-то же, «понятно»!.. — проворчал голос. — Жила-была девочка, звали ее Красная Шапочка. И вдруг появляется серый волк!..

— Это я серый волк?

— А кто же еще?!

— Слушай! — взорвался Лямин. — Это ведь ты мне ее показал! Ты!!


* * *

— Да я искренне ее люблю! По-настоящему! Я счастья ей желаю!

— Да?.. — ухмыльнулся голос. — Счастья?.. Так за чем же дело стало? Подари ей просто несколько миллионов долларов — вот и все. Тем более что деньги для тебя значения не имеют. И она будет счастлива. Уволится в тот же миг из твоей постылой фирмы и забудет навсегда о твоем существовании. Купит себе коттедж за городом и будет там жить-поживать со своим любимым мужем.

— А я?! — пролепетал застигнутый врасплох таким предложением Лямин.

— Вот именно: я! — назидательно произнес голос. — А когда любят действительно искренне и по-настоящему, думают прежде всего о ней, а потом уже о себе.

— Да я умру тогда! — с отчаянием воскликнул Лямин. — Если даже и видеть ее не буду!

— Опять «я», — вздохнул голос. — А надо: «она». Истинная любовь всегда бескорыстна.

— И потому, как правило, всегда несчастлива.

— И потому, как правило, всегда несчастлива, — охотно согласился голос. — Что ж поделаешь!.. C’est la vie! Такова жизнь!


* * *

— Послушай!.. — Лямин замялся. Он все никак не мог решиться сделать этот последний шаг. — Послушай!..

— Чего ты заладил: послушай!.. послушай!.. — поддразнил его голос. — Говори толком. Созрел, что ли?

— А!.. Так ты уже знаешь!.. — подавленно промямлил Лямин.

— Я все знаю! — бодро заверил его голос. — Что ж, решение благородное. Весьма похвально!.. Весьма!..

— И сколько, ты думаешь?..

— Я тебе уже сто раз говорил: ничего я не думаю! Сам решай.

— Десятки, я думаю, хватит?.. Больше — перебор, наверное?..

— Сам смотри. Десятки, так десятки.

— И как это все лучше сделать?

— Как сделать?.. Для начала ее вызови...


* * *

— Вызывали, Вячеслав Гонбаевич?

— Да, заходи, Вер, садись, — Лямин приподнялся слегка и указал рукой на стоящее у стола кресло.

Девушка несмело вошла и села. Лямин просто физически ощущал ее неловкость и настороженность.

(«Думает, наверное, что я решил, наконец-то, к активным действиям перейти, — с горечью подумал он. — И в офисе все, небось, дыхание затаили. „Наконец-то!..“ Э-хе-хе... Ну почему все так получается!» — «Потому что любо-овь жесто-ока!..» — кривляясь, тут же пропел, вернее, проблеял по-козлиному внутри его голос. — «Заткнись!» — огрызнулся Лямин. Голос заткнулся.)

— Послушай, Вер! — Лямин тяжело вздохнул, собираясь с мыслями. — Вот что!.. Давай объяснимся и поговорим с тобой начистоту.

Он запнулся и слегка покраснел. Девушка, ничего не отвечая, лишь молча на него смотрела.

— Ты ведь меня не любишь? — вдруг с какой-то безумной надеждой совершенно неожиданно для себя спросил Лямин.

— Нет, Вячеслав Гонбаевич, — тихо проговорила, почти прошептала Вера.

— Ну да!.. — Лямин встал из-за стола и, в какой-то неизбывной тоске заламывая руки, прошелся несколько раз по кабинету. Девушка молча следила за ним глазами. — Ну да!..

— А я люблю тебя, люблю! — еле слышно пробормотал он.

— Что, Вячеслав Гонбаевич?

— Я люблю тебя, Вера! — Лямин произнес это вслух, посмотрел девушке прямо в глаза и попытался улыбнуться. — Да! Люблю вот, и все! Так уж вышло... — он грустно, беспомощно усмехнулся и бесцельно покрутил лежащую на бумагах ручку. — Да... И я хочу хоть что-нибудь для тебя сделать, — уже твердым голосом продолжил Лямин, сделав над собой усилие и собравшись. — То, что в моих силах. Знаешь, как в сказках бывает. Является добрый волшебник и сразу решает все проблемы. Вот и я хочу сыграть для тебя роль такого доброго волшебника. И решить все твои проблемы. По крайней мере, материальные, — он теперь полностью овладел собой и говорил спокойно и уверенно. — Я хочу подарить тебе 10 миллионов долларов... Спокойнее, спокойнее, Верочка! — тут же поднял он вверх руку, увидев, как вздрогнула девушка и как расширились в изумлении ее глаза. — Совсем не то, что ты думаешь! Просто подарок! От чистого сердца. Никаких обязательств с твоей стороны. Вообще! Абсолютно! Можешь, если хочешь, увольняться хоть завтра, чтобы меня больше никогда не видеть и жить на эти миллионы в свое удовольствие. Не хочешь — не увольняйся. Ну, словом, поступай так, как считаешь нужным! («Если 10 миллионов мало — скажи, я тебе еще дам!» — чуть было сгоряча не добавил он, но сообразил в последний момент, что это уже будет звучать, как издевательство. Голос тихонько захихикал.)

— Но почему, Вячеслав Гонбаевич?!.. Почему Вы это делаете? — Вера смотрела на Лямина с нескрываемым удивлением, и это доставило тому маленькое удовольствие.

— Потому что я люблю тебя, — просто сказал он. — Вот и все. А какие еще нужны причины?


* * *

Через полчаса офис Лямина гудел, как растревоженный улей. Вероятно, потрясенная Вера не удержалась и поделилась с кем-то по секрету своим, неожиданно свалившимся на нее с неба, счастьем, а может, секретарша под дверью подслушала (Лямин, сказать по правде, склонялся именно к этой мысли), но, как бы то ни было, не прошло и часа, как о невероятном и сказочном подарке шефа этой тихоне Верке Наумовой знали все. От обоих замов Лямина до последней уборщицы.

Причем сумма подарка выросла волшебным образом сначала до двадцати, потом до пятидесяти, а потом и до ста миллионов долларов. 100 миллионов долларов!!! Что это вообще за сумма! И за что??!! За что???!!!

— У ней что, пизда золотая? — цинично и грубо вопрошали друг друга в курилке мужчины и в недоумении пожимали плечами.

— За ЭТО сто миллионов не платится. Просто интересно, чем же он тогда там с ней занимается?.. — острили, пуская шип по-змеиному, оскорбленные до глубины души женщины.

Вскоре вся фирма Лямина разделилась на два лагеря. «За» и «против» Веры.

Одни ее горячо поддерживали («Правильно сделала! Молодец девка, что так его на бабки раскрутила! Так и надо!»), вторые так же горячо осуждали и жалели бедного Лямина («Ну надо же, как мужику голову заморочила!.. А посмотришь на нее, ну, такая прямо тихая и скромная!.. Никогда и не подумаешь! Не зря говорят: в тихом омуте черти водятся!»)

Но в том, что Лямин и Вера любовники, теперь не сомневался никто. Ни мужчины, ни женщины. Даже те из них, которые в это до сих пор не верили. Ну, а тут уж куда деваться! Против фактов, как говорится, не попрешь. А какие же еще нужны факты?

— Слушай, да ты часом не специально ли все это подстроил?.. — с внезапным подозрением спросил Лямин.

— Что именно? — невинным тоном осведомился голос.

— Да вот всю эту ситуацию! С оглаской. Не мог ты не понимать, что именно этим все и кончится! Шила в мешке не утаишь. Это я, дурак, от любви голову потерял и тебя послушал!

— Да? А кто ее просил трезвонить об этом на каждом углу? Сама виновата, — резонно возразил голос.

Лямин с сомнением хмыкнул, но промолчал. На душе у него было отчего-то неспокойно. Все развивалось совсем не так, как он задумывал. Болото зашевелилось. Отовсюду поднималась какая-то грязь. Какие-то отвратительные миазмы. Хорошее превращалось в плохое.

Кто все же этот голос? — неожиданно пришло в голову. Раньше от этого очевидного вопроса он всегда попросту отмахивался. — Зло? А можно ли с помощью зла творить добро? В принципе?


* * *

— Слушай, Вер, ну, хочешь, я с твоим мужем поговорю! — Лямин в волнении метался взад-вперед по кабинету. — Объясню ему, что ничего у нас с тобой не было, что это все сплетни, в конце концов! — Лямин остановился рядом с девушкой. Он чувствовал себя перед ней бесконечно виноватым. Вот черт! Сделал, блядь, подарочек! Заварил кашу! —

И что, действительно у вас так серьезно?.. Вплоть до развода?..

Вера не отвечала. Она молча стояла, опустив глаза. Но ресницах ее дрожали слезы.

— Вера, разреши, я все-таки с ним поговорю! — с мольбой сказал Лямин и взял девушку за руку. — Если он любит тебя, то должен же он понять!..


* * *

— Что за урод! — Лямин никак не мог прийти в себя от удивления. Разговор с мужем Веры произвел на него сильное впечатление. — И она его любит?!.. Она что, слепая?

— Любовь зла... — флегматично заметил голос.

— Ты-то бы уж помолчал! — с досадой сказал Лямин. — Из-за тебя же все и началось!

— Да-да-да!.. — с притворным раскаянием завздыхал голос. — Конечно-конечно!.. Из-за меня...


* * *

— Вячеслав Гонбоевич?

— Гонбаевич! — привычно поправил собеседника Лямин. Он уже привык к тому, что отчество его постоянно путали и перевирали.

— Слышь ты, Гондонович! Платишь нам лимон зелени налом, а иначе мы Верку твою грохнем. Все понял? Вот подумай пока, а я тебе через час перезвоню.

В трубке раздались короткие гудки. Лямин посмотрел на экран. Номер не высветился. Вероятно, звонили из таксофона.

— Да-а... — он даже не осознал еще толком, что, собственно, только что произошло. — Это что-то новенькое... Похищают людей за выкуп — это да, но чтобы убить угрожали!.. Про такое я даже не слышал никогда.

— Я тоже не слышал никогда, чтобы посторонним дамочкам по 10 миллионов баксов дарили, — задумчиво заметил голос. — Зачем такое сокровище похищать? Достаточно пригрозить, что с ним что-то случится.

— Слушай, это ты же мне все это насоветовал!! — в бешенстве закричал Лямин. — Ты!!!

— Про 10 миллионов я не говорил, — хладнокровно поправил его голос. — Я просто сказал: денег дай. Миллион-другой. Разумную сумму.

— А какая разница?

— Большая. Принципиальная. В сумме-то все и дело!


* * *

— Ты, кажется, заплатить им решил?

— Ну и что?

— Не советую. Они не отстанут. В следующий раз два миллиона попросят. Или пять.

— Не попросят. Я сейчас Веру перевезу куда-нибудь, а потом уже с ними по-другому поговорю.

— Ну-ну!


* * *

— Зря ты этот миллион отдал. Теперь у них аппетиты разыграются!..

— Да пошел ты!.. А если бы они действительно ее убили?

— Дурак ты, дурак! Как же бы они ее убили? Кто же будет резать курицу, несущую золотые яйца?

— Нет! Я не мог так рисковать. Если хоть волос с ее головы упадет!.. Плевать мне на этот миллион! Зато несколько дней у меня теперь есть. А за это время я ее спрячу.

— Ну-ну!..


* * *

— Вер, тебе надо срочно уехать на время, пожить в другом месте... — Лямин разговаривал с Верой в ее пустой квартире. Оскорбленный муж уехал к матери. — Я тебе потом все объясню. Просто поверь мне, и все! Да нет, ты не пугайся, ничего страшного тут нет... Ну да, эти миллионы проклятые! Так все получилось неудачно! Вся эта огласка! Черт бы все побрал! — Лямин раздраженно поморщился. — Я разберусь со всем этим в ближайшие дни, но пока тебе лучше исчезнуть. Сменить адрес. И на работе пока не появляйся... Когда? Да лучше прямо сейчас! Немедленно!.. А когда?.. Часа через три?.. (А-а!.. дьявол! — выругался он про себя.) А раньше никак?.. Ну, ладно... Через три, так через три... Тогда я к тебе заеду через три часа... Извини, пожалуйста.

Лямин включил зазвонивший телефон.

— Да, алло!.. Что-о??!!.. Мы же договорились?!.. Как это: изменились!.. Та-ак!.. Подождите-ка секундочку!

(«Ну-ка быстро, сообщи мне данные этих козлов! Это входит в наш договор! Ты должен выполнять все мои желания! А я желаю знать! И никаких законов физики это не нарушает. Никаких чудес тут нет! Так что...» — «Да ладно, ладно! — снисходительно-насмешливо остановил его голос. — Чего ты тараторишь, как из пулемета? Да пожалуйста...»)

— Так вот, Стрельников Николай Евгеньевич, — злорадно произнес в трубку Лямин. — Больше мне не звоните. И друзьям Вашим передайте. Цыпакову Григорию Ивановичу и Губарькову Валерию Владимировичу. Все ясно? Вот так! Конец связи.

— Теперь ты мишень, — равнодушно прокомментировал голос. — Зачем же ты им сообщил, что ты о них все знаешь? Сдал бы их просто ментам — и все.


* * *

Лямин быстро погрузил в джип вещи Веры и распахнул перед ней переднюю дверцу. Потом обежал машину, сел за руль и включил мотор.

— Пригнись! — закричал голос, и он автоматически нырнул вниз.

В ту же секунду слева раздался звон разбитого стекла, и одновременно справа застонала Вера. Звука выстрела Лямин не слышал. Вероятно, снайпер стрелял откуда-то с крыши соседнего дома. Вторая пуля разворотила приборный щиток.

Лямин шевельнулся.

— Встанешь — умрешь, — спокойно заметил голос.

Лямин привстал и навалился на раненую Веру, закрывая ее своим телом. Третья пуля вошла ему под лопатку, прямо в сердце. Четвертая — в затылок.

Впрочем, четвертой он уже не почувствовал. К этому моменту он был уже мертв.


* * *

И спросил у Люцифера Его Сын:

— А что стало с той женщиной? Она выжила?

И ответил Люцифер Своему Сыну:

— Да. А потом она помирилась со своим мужем и стала жить по-прежнему.


СЫН ЛЮЦИФЕРА. ДЕНЬ 70-й

И настал семидесятый день.

И сказал Люцифер Своему Сыну:

— Сегодня Твой день рождения, и у нас не будет занятий.


«И взял [Ангел] дракона.., который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет, и низверг его в бездну, и заключил его, и положил над ним печать».

Апокалипсис


...В сознание Его проник внезапно чей-то слабый-слабый, еле слышный зов, с трудом пробивающийся сквозь бесконечные, чудовищные, невообразимые пространства, сквозь ледяную бездну. И зов этот разбудил Его, и очнулся Он наконец от Своего тысячелетнего сна.

Он открыл глаза, глубоко вздохнул и легко повел плечами. И в то же мгновенье полопались и посыпались с сухим звоном к ногам Его все бесчисленные адамантовые цепи, густо опутывавшие, как голодные змеи, все Его тело.

Он встал, выпрямился и помедлил миг, с холодным наслаждением оглядываясь и припоминая. Все! Низость, трусость, коварство и, наконец, то последнее, неслыханное предательство, посредством которого Его и удалось заманить сюда, в эту ловушку. Что ж, второго такого шанса у Его врагов уже больше никогда не будет! Никогда!!

Точнее, у одного Его врага. Одного-единственного. У Бога! Всевышнего. Всеведущего и всемогущего.

Он мрачно усмехнулся и шагнул вперед, ломая все печати, небрежно разрывая весь туго спеленутый кокон самых страшных заклятий и заклинаний, наложенных Его Архиврагом. И рухнула Его тысячелетняя темница, и раздались крики ужаса, когда Он двинулся неспешно и неторопливо прямо на бесчисленное, ощетинившееся копьями, ангельское воинство, на закованных в небесную броню серафимов и архангелов с огненными мечами, неуязвимых и непобедимых. Двинулся один, без всяких доспехов и без всякого оружия.

Он словно не видел их и не замечал, все они для Него словно не существовали. Он шел так, словно перед Ним никого не было. И по мере того, как шел Он своей плавной, скользящей походкой, тело Его дрожало, мерцало, переливалось, теряло четкие очертания и превращалось прямо на глазах в черный, бешено крутящийся, чудовищный вихрь, во вселенский смерч. И этот вихрь разметал и архангелов, и серафимов и вышвырнул их в бездну, в никуда, за пределы мироздания, как черная дыра вышвыривает звезду за пределы галактики в вакуум, в голую пустую бесконечность, где нет ни материи, ни времени, вообще ничего.

И вихрь этот все рос.., рос.., рос... готовясь поглотить все: планеты, звезды, галактики, всю вселенную! И не было в целом мире в тот миг силы и мощи, способной остановить Его!!!.. как вдруг все кончилось.

Он вспомнил, что есть у Него в этом гибнувшем мире еще один долг, который следует вернуть. Долг перед той, которая позвала Его.


* * *

— Что ты хочешь, любимая? Скажи, и Я сделаю это! Хочешь, Я потушу звезды, взорву галактики, остановлю для тебя время, и заставлю солнце светить ярче?!..

— Я хочу, чтобы Ты остался на эту ночь со мной...

Он знал, что нельзя этого делать! нельзя оставаться!! нельзя давать врагам эту ночь!!! — но Он остался. Он обещал выполнить любую ее просьбу — и Он остался. Он провел с ней эту ночь. И потом...


— И что было потом? — спросил у Люцифера Его Сын.

И ответил Люцифер Своему Сыну:

— А потом родился Ты.


СЫН ЛЮЦИФЕРА. ДЕНЬ 71-й

И настал семьдесят первый день.

И сказал Люцифер:

— Убеждения и вера большинства людей легко ломаются при первом же жестком столкновении с действительностью. Сразу же разбиваются вдребезги.


СТРАХ

«Cupidine humani ingenii libentius obscura creduntur».

(«Человеческому уму свойственно охотнее верить непостижимому». — лат.)

Тацит, «История»


1.

— Так Вы атеист?

— Да! — Забрин с досадой покосился на своего соседа. Элегантного, хорошо одетого мужчину лет сорока. Вот привязался! Он собирался почитать эти полчаса в метро, а не болтать неизвестно с кем о всякой ерунде. Абсолютно для него, к тому же, неинтересной! — Я только не понимаю, почему Вас это так удивляет?

— Ну как почему! — засмеялся мужчина. — Сейчас атеизм — большая редкость. Все кругом верующими стали. Посты соблюдают, в церковь ходят...

— Да чушь все это! — Забрин злобно захлопнул книгу (А-а!.. черт!) и повернулся лицом к своему собеседнику. Тот мягко и доброжелательно ему улыбнулся. — Лицемерие сплошное. Столько мы не верили, не верили, а тут вдруг поверили все сразу! Вот прямо сидит там где-то в облаках дедушка с бородой и все решает!.. Ага! Как же!..

— Ну хорошо, пусть не дедушка в облаках, — слегка подмигнул ему его сосед. — Но что-то ведь все-таки есть?.. Высшее?.. Или Вы считаете, что вообще ничего нет?

— Нет, ну что-то, конечно, есть, — нехотя вынужден был признать Забрин. — Какой-то высший разум. Инопланетяне какие-нибудь наверняка есть. Почему бы им не быть?.. Ну, не знаю, короче! — раздраженно бросил он. — Я вообще об этом не думаю!

— А почему? — вежливо осведомился мужчина. Лицо его было совершенно безмятежно. Он словно не замечал резкостей своего оппонента.

Забрину стало неловко за свою вспышку.

— А чего об этом думать? — тоном ниже буркнул он. — Вот прилетят на Землю — тогда и думать буду!

— Понятно, — мужчина задумчиво посмотрел на Забрина и медленно произнес. — Значит, в бога Вы не верите, а в инопланетян верите?

— Да! — с вызовом ответил Забрин, заподозрив некую скрытую насмешку в этом невинном на первый взгляд вопросе. — Ну и что?

— Ничего, — пожал плечами мужчина. — Только странно это как-то...

— А по-моему, как раз наоборот! — в свою очередь насмешливо посмотрел на своего собеседника Забрин. — Научно-технический прогресс!.. Телевизоры-компьютеры!.. Инопланетяне хорошо укладываются в эту картину, а бог — нет. Инопланетяне, при всем их техническом совершенстве, ясны и понятны, это просто гости из будущего, это мы завтра; а бог, с его чудесами, — это нонсенс! Это фактическое отрицание всех основ современной цивилизации, всего, что мы видим вокруг. Мы привыкли верить в логику, в причинно-следственную связь, в то, что все можно в конечном итоге объяснить. Логически.

И когда нас пытаются убедить, что это не так... — Забрин хмыкнул. — Согласитесь, что это трудно принять...

Да и с какой стати?! — начал постепенно горячиться он. Оппоненту все же удалось задеть его за живое. Он уже не жалел, что дал вовлечь себя в этот диспут. — Почему я должен верить какому-то человеку в рясе? Что он знает такого, чего не знаю я? Откуда?! Или пусть тогда представит доказательства!

— Ну какие же могут быть «доказательства» существования бога?! — ласково усмехнулся мужчина. — Равно, кстати, как и дьявола! Всегда все можно на инопланетян списать... Никаких доказательств тут нет и быть не может... Впрочем, не важно! Так Вы считаете, что бога нет?

— Нет! — категорически подтвердил Забрин. — В том виде, как учит церковь — нет. Высший разум, может, и есть, но он вряд ли вообще вмешивается в земные дела. Это нечто абстрактное.

— Поня-ятно!.. — протянул мужчина, с каким-то странным интересом разглядывая Забрина. Тому даже не по себе как-то стало. — Поня-ятно... Но взялась же она откуда-то?

— Кто?

— Ну, идея бога!.. Персонифицированного, я имею в виду. Не абстрактного.

— А-а!.. — пренебрежительно отмахнулся Забрин. — Дикари.., пляски у костра.., суеверия.., первобытные страхи... Идолы!.. Все же это общеизвестно. Ясно откуда!

— Так-так!.. — мужчина по-прежнему не сводил с Забрина внимательных глаз. — Телевизоры-компьютеры, значит, с одной стороны, и глупые суеверия и страхи — с другой? И Вы, конечно, считаете, что это несовместимо?

— Что? — не понял Забрин.

— Ладно, Артур Леонидович, к сожалению, мне пора выходить. Всего хорошего!

Забрин не успел даже удивиться, откуда это собеседник знает его имя-отчество, как тот уже встал и вышел. Дверь вагона тут же захлопнулась, и поезд тронулся. Забрин так и остался сидеть с открытым ртом, провожая глазами медленно уплывающую станцию.

В придачу ко всему он испытывал еще и чувства человека, которого внезапно оборвали на полуслове.


2.

На экране медленно поплыли бесконечные километры титров, и Забрин выключил видеомагнитофон. Фильм произвел на него сильнейшее впечатление. Вообще-то фильмы ужасов никогда на него не действовали, но этот!.. Этот произвел именно тот эффект, который и должен был, по-видимому, оказать на зрителя такого рода фильм по замыслу автора.

Забрин стеснялся признаться себе, но ему было попросту страшно. На душе остался после просмотра какой-то тяжелейший осадок, который не исчезал и не рассеивался. Чувство чего-то липкого, мрачного и неприятного. Забрин бы сейчас даже в темную комнату войти не решился. Н-нет уж!.. Ув-вольте!..

И, главное, сюжет-то простенький совсем, ничего особенного! С генами там чего-то.., мутациями какими-то... Ну, в общем, обычная лабуда — видели мы уже все это сто раз, перевидели! И тем не менее... Сделано как-то все очень жестко! Реалистично! Как в жизни. Без всех этих дешевых трюков и фокусов-покусов: потоков искусственной крови, отрезанных голов и прочих поднадоевших уже порядком спецэффектов. Без всех этих киношных выкрутасов.

Смотришь и думаешь: а ведь и правда!.. Действительно так могло быть! Почему бы и нет? Авария.., больница.., единственный шанс спасти ее.., пересадили ей чужеродную клетку!.. Собственно, не думаешь даже, а в подсознании где-то эта мысль возникает. Подспудно, так сказать. Против твоей воли. Ощущение! Чего-то зловещего. Таящегося под тонким флером реальности. Что мир совсем не такой, каким он кажется... Ч-черт!.. Черт! черт! черт!

И прогнать его потом решительно невозможно. Это ощущение. Ни с помощью логики, здравого смысла... — никак! Это как настроение. Если оно плохое, то сколько ни тверди ему: улучшайся! лучше оно от этого все равно не станет.

Забрин лежал на кровати, напряженно прислушивался к царящей вокруг него оглушительной тишине и боялся пошевелиться. Да-да! Именно боялся! Боялся произвести хоть какой-нибудь шум и обнаружить себя.

Была уже глубокая ночь, он был один в темной, пустой квартире, и ему внезапно стало казаться, что где-то там, в глубине ее, в одной из комнат или в коридоре, притаилось нечто страшное. И оно тоже прислушивается сейчас и ждет. Ждет, пока он пошевелится наконец и тем самым себя выдаст. И тогда!..

Что будет «тогда», представить себе было уже абсолютно невозможно. Это было уже далеко за гранью всякого человеческого воображения и разумения. При одной только мысли об этом охватывал самый настоящий, чисто первобытный дикий, животный ужас, который заполнял немедленно все твое существо. Полностью!.. До краев! Смывал все!.. Кроме этого ужаса в душе не оставалось уже больше ничего. Никаких «представлений». Хотелось просто выть и визжать от нестерпимого страха.

Как в гоголевском «Вие». Вот сейчас Панночка переступит круг — и тогда!.. А что будет «тогда»? Что она, собственно, уж такого особого делает? Чего не сделает самый обычный бандит. Растерзает? Так ведь это и собака растерзать может. Домашний бультерьер. Но нет!! Пусть лучше сто бандитов! Сто бультерьеров!! Это все-таки живые существа! Живые!!! Божьи создания. А это!.. Нежить. От одной только мысли, что оно прикоснется к тебе сейчас, умереть можно.

Время шло. Надо было раздеваться, ложиться спать, или идти умываться, вообще вставать, наконец! но Забрин никак не решался. Он словно в маленького ребенка превратился! Которому пригрозили, что вот сейчас придет «бука». И он, оцепенев, ждет его теперь и прислушивается пугливо к каждому шороху. Даже плакать боится!

Так же точно и Забрин. Он лежал на неразобранной кровати, прислушивался к малейшему шороху и даже глаза закрывать боялся. Откроешь потом, а ОНО уже здесь, рядом, у самой кровати стоит! И ру-у-ки тя-я-я-янет!..


* * *

Когда Забрин открыл глаза, в комнате по-прежнему ярко горел свет. За окном тоже было уже совсем светло. Весело чирикали птички, гудели, проезжая, машины, слышался привычный утренний шум. День вступал в свои права.

Забрин встал, потушил свет и пошел умываться. Судя по всему, он так и заснул в конце концов, лежа на кровати, прямо в одежде, не раздеваясь.

Уже чистя зубы и умываясь, Забрин вдруг вспомнил свой сон.

Ему приснился кошмар. Какое-то бессмысленно-бредовое продолжение этого проклятого фильма. Бредовым, впрочем, оно было только с точки зрения логики и здравого смысла. Впечатление же оно производило не менее сильное, чем сам фильм. По крайней мере, во сне. Тот же серый, липкий, холодный, беспросветный ужас. Зло везде! За каждым углом, в каждом прохожем. От него невозможно ни спрятаться, ни скрыться. Что бы ты ни делал — ты погиб. Бесповоротно. Черт бы все побрал!!!


* * *

С этого дня жизнь Забрина превратилась в сущую пытку. В сплошной ад. Как только начинало темнеть, в душу его заползал страх. Гнетущий и беспричинный. От которого нельзя было никоим образом избавиться. Словно по вечерам у него отныне поднималась температура.

В квартире Забрина, во всех без исключения комнатах, на кухне, в ванной, в туалете, с наступлением сумерек и до утра теперь постоянно горел яркий свет, в спальне непрерывно работал телевизор — но все это было бесполезно. Страх не исчезал. Он лишь отступал неохотно под напором света. Затаивался на время. Прятался за окнами, в темноте. И ждал своего часа. Когда лампочка какая-нибудь перегорит. Телевизор сломается. Что-нибудь да случится!

Времени впереди у него было много. Целая вечность. Вся Забринская жизнь.


* * *

Через пару недель Забрин понял, что еще немного, и он просто с ума сойдет! Уже с утра он с ужасом начинал ждать наступления вечера.

К этому моменту он уже окончательно осознал, что заболевание его явно приняло хронический характер, и что само по себе оно не пройдет. Надо лечиться. Срочно что-то делать. Но что?! Что делать?!! Как лечиться?! Как??!! А? Ну как???!!!


* * *

Прошла еще неделя. Ситуация только ухудшилась. Причем значительно.

Лечиться Забрин так и не начал. Самая мысль о том, что он, взрослый здоровенный мужик, придет к врачу в кабинет и станет там плакаться и рассказывать, как он по ночам в туалет ходить боится, ему глубоко претила. Да и вообще! На учет еще, чего доброго, поставят. Как потенциального психа. А толку все равно никакого не будет. Никакого! Это он знал про себя абсолютно точно.

Поскольку характер его кошмаров с некоторых пор кардинальным образом изменился. Теперь это были отнюдь не беспочвенные смутные страхи, не имеющие под собой по сути никаких реальных оснований. Кроме разве что чисто психологических.

Теперь основания появились. Самые что ни на есть реальные и объективные.

Теперь Забрин стал слышать шорох. Негромкий, но вместе с тем совершенно отчетливый. Какой-то сухой шелест. Будто в соседней комнате ползает какая-то огромная змея. Ш-ш-ш... ш-ш-ш...

Он сидел, обмирая от ужаса; прислушивался и ожидал каждую секунду, что вот сейчас эта змея заползет к нему в комнату!.. Панночка переступит круг...

Когда это только началось, Забрин решил было, что он окончательно свихнулся, и что это просто следующая стадия его невроза. Что никакого шороха, естественно, нет, и все это ему только мерещится. Но когда он попробовал записать этот шорох на магнитофон... Господи боже!

Индикаторы неопровержимо свидетельствовали, что звук есть, он реален! и что запись идет — а на кассете, между тем, ничего не было. Полная тишина! Гробовая. Лента была пуста. Это была уже самая настоящая чертовщина.

Забрин пробовал несколько раз — и всегда с одинаковым результатом. Зашкаливающие в красное столбики светодиодов при записи — и ничего в итоге. Чистая лента. Кто-то словно откровенно насмехался над ним, над всеми его жалкими потугами поймать в сети дьявола.

(Интересно, а Панночка бы на видео получилась?.. Или сам Вий?.. Если бы Хома Брут вздумал бы их записать? — неожиданно пришло Забрину в голову, и он затравленно хихикнул. — Тоже вряд ли, наверное...)

Но, по крайней мере, он нисколько не сомневался теперь, что все это реально, ничего ему не мерещится! Что-то действительно происходит вокруг него. На самом деле! Что-то мистическое и иррациональное. Чему, судя по всему, нет и быть не может никакого разумного объяснения.

А неразумных Забрин не знал. Да и не верил в них никогда до последнего времени. Он же был всегда по жизни атеистом и скептиком.

Впрочем, какой тут же, на хуй, атеизм! Когда черти чуть ли не в открытую в соседней комнате по паркету разгуливают. Змеи, блядь, ползают!..

Во всяком случае, ясно было одно. Никакой врач тут не поможет. Никакой психотерапевт. И вообще тут медицина бессильна. Равно как и любая другая наука. Это дело явно проходит совсем по другому ведомству.

Да вот только по какому? Святой водой, что ль, в самом деле, комнаты начать кропить? Бесов изгонять.

Бесов не бесов, а если это продлится, я точно с ума сойду! — содрогаясь и почти обезумев от дикого ужаса, думал каждую ночь Забрин, чутко прислушиваясь, как невидимая змея где-то там, за дверью переползает настойчиво и неутомимо с места на место. И словно все чего-то ищет... ищет... Ищет... ищет... Чего?! Или кого?.. А? Кого?! К-к-к-ко-го?!.. Ш-ш-ш... Ш-ш-ш... Ш-ш-ш...

Может, тоже линию перед дверью мелом провести?.. Заколдованную. Как Хома Брут?.. Только он ведь заклинания какие-то тайные знал. От ведьм и прочей нечисти. А я?!..


3.

На следующий день Забрин тем не менее специально сходил в магазин и купил мел. Обычный, школьный белый мел. И этой же ночью провел перед дверью в своей комнате черту. Вплотную, почти под самой дверью. Это было глупо, он знал, но ничего не мог с собой поделать. Эта дурацкая черта давала ему хоть какое-то ощущение уверенности и безопасности.

И той же ночью Забрину первый раз явилась Панночка. Ровно в полночь дверь вдруг распахнулась, и на пороге возникла она. Она была точно такой, какой ее себе Забрин и представлял.

Молодая девушка в длинной белой ночной рубашке и с распущенными черными как смоль волосами.

И она была прекрасна. Ослепительно прекрасна! Прекрасно в ней было все. Каждая черта ее лица, каждая линия ее мраморного тела. Все! Она смотрела на Забрина, и взгляд ее, казалось, проникая ему прямо в душу.

— Можно мне войти? — несмело спросила она и улыбнулась. И от этой ее улыбки Забрина бросило сначала в жар, потом в холод, и голова закружилась, и что-то сладкое-сладкое и вместе с тем щемящее подкатилось к самому сердцу. Он вскочил с кровати и теперь молчал, не в силах вымолвить ни слова. Он и хотел, чтобы она вошла, и в то же время панически, до дрожи боялся этого. Он понимал прекрасно рассудком, что это ведьма, это смерть, гибель! что нельзя ее пускать!.. — но эта смерть была так обольстительна, так чарующе прекрасна!

— Ты?.. Ты?.. — задыхаясь, начал он.

— Нет-нет! — тихо покачала головой она, словно угадав его страхи и его мысли. — Я хочу лишь остаться с тобой. Мне разрешили это.

— Кто? — с трудом выдавил из себя Забрин.

— Не надо, милый, — ласково попросила она и снова улыбнулась. — Не спрашивай этого.

— Кто? — упрямо повторил Забрин. — Бог или Сатана?

Панночка исчезла. Еще мгновение назад она стояла тут, и вот — уже никого не было.

На следующую ночь все повторилось.

Панночка молча глядела на Забрина, и под ее взглядом таяло сердце. Хотелось позвать ее — и будь, что будет! Но Забрин был начеку.

— Так кто? — грозно вопросил он, и ведьма исчезла.

Но весь этот день Забрину было не по себе. У него появилось странное чувство, что что-то идет не так. Прощальный, полный печали взгляд Панночки, ее шепчущие какой-то непонятный укор уста неотступно стояли у него перед глазами. Он ждал и боялся третьей ночи.

Чего я боюсь? — спрашивал он себя снова и снова. — Я же теперь все знаю. Задам ей опять тот же самый вопрос — и она исчезнет!

Но ему было отчего-то не по себе. Нет, страха он не испытывал. Он не сомневался ни секунды, что она действительно исчезнет. Просто он и сам не знал, а хочет ли он этого? Хочет, чтобы она исчезла? Он почему-то был уверен, что это уже навсегда, и больше она не появится. Никогда. Он с честью выдержит третье испытание, и на этом все и закончится. Бес от него отступится.

Она исчезнет, — вдруг пришло ему в голову, — а что останется? Телевизор и водка? Что у меня вообще есть в жизни?


* * *

— Это последний раз, милый, — негромко пропела-прозвенела панночка своим мелодичным, как серебряный колокольчик, голоском, с невыразимой грустью глядя на совершенно потерянного Забрина. Глаза ее были полны слез. Губы дрожали. — Больше я не приду. Прощай.

Она как-то жалко, по-детски улыбнулась Забрину, потом медленно опустила глаза и посмотрела долгим, долгим взглядом на проведенную у ее ног жирную белую черту. Усмехнулась грустно, грустно; спокойно и небрежно переступила через черту и лишь потом — исчезла.

Совершенно потрясенный Забрин некоторое время стоял, остолбенев, безмолвно хватая ртом воздух.

Так эта черта ее не сдерживала?! Тогда что же все это значит??!!


4.

С этого момента все кончилось. Не было больше ни шорохов, ни кошмаров — ничего! Страхи исчезли. Жизнь Забрина снова вернулась в свое привычное русло. Вошла в обычную колею.

Только все это его почти не радовало. Панночка не шла у него из головы. Он возвращался к ней в мыслях постоянно, снова и снова, вел с ней нескончаемые диалоги, в чем-то горячо убеждал, что-то страстно доказывал.

Впрочем, убеждал-то он, по сути, самого себя. И доказывал самому себе. Что поступил тогда правильно, прогнав ее. Убеждал и доказывал, поскольку вовсе не был теперь в этом так уверен.

А если она действительно хотела просто остаться со мной? — все чаще и чаще приходило ему теперь в голову, и от этих мыслей хотелось плакать. — А вдруг это правда?! Вдруг ей действительно разрешили? Там, наверху. Чего я к ней пристал как банный лист: Бог!.. Дьвол!.. Да какая разница! К тебе счастья случайно заглянуло, а ты у него документы стал проверять!.. Мудак несчастный.

Радуйся теперь, как все удачно получилось! Как ты ловко от него ускользнул. Живи и дальше своей серой, никчемной жизнью.

Только не смогу ведь я теперь снова так жить! — тут же тоскливо вздыхал Забрин. — Я теперь как тот бедный псарь Микита, на котором она ездила верхом. И который оказался потом не в силах этого забыть. Так и сгорел весь. Сам собою. Пришли — а от него только горстка пепла да пустое ведро осталось. Кучка золы, — Забрину становилось еще тоскливей и беспросветней. — Вот и я так же. На мне она тоже верхом эти три ночи ездила. И я уже этого никогда не забуду. Так, наверное, душа и сгорит. Истлеет... — он снова вздыхал. — А если забуду — то грош мне цена! Значит, у меня души-то никакой нет. Гореть нечему.


* * *

— О!.. Какая встреча!

Забрин вздрогнул и повернул голову. Рядом с ним опять сидел тот самый давешний мужчина, с которым он спорил об атеизме примерно с месяц назад. Неужели всего только месяц с тех пор прошел?!.. Кажется, что целая эпоха! Целый век.

— Да, здравствуйте, — пробормотал Забрин и отвернулся. Разговаривать не хотелось.

— Что-то Вы грустный сегодня, Артур Леонидович, — снова раздался сбоку знакомый насмешливый голос, и Забрина вдруг словно током ударило.

А ведь я так до сих пор и не знаю, откуда ему мое имя-отчество известно! — сообразил внезапно он и похолодел.

У него будто пелена с глаз упала.

Все происходившее с ним за этот месяц выстроилось мгновенно в одну единую стройную цепочку. Этот тип и странный разговор с ним в метро про суеверия и первобытные страхи, потом тот чертов фильм, шорох этот кошмарный, Панночка и теперь снова тот же самый тип. Опять, якобы по чистой случайности, рядом с ним оказавшийся. И знающий, неизвестно откуда, его имя-отчество. С самого начала, между прочим! С первой же встречи.

Круг замкнулся.

Забрин смотрел во все глаза на своего соседа и не знал, что сказать.

Может, я все это сам себе напридумывал? — неуверенно подумал он. — Ну, какая тут может быть связь? Между разговором в метро и Панночкой?

— А почему, кстати, Артур Леонидович, Вы ее прогнали?! — неожиданно услышал он обращенный к себе вопрос и сначала даже не понял ничего. А когда понял, почувствовал, что волосы у него на голове шевелятся.

— Как?.. Что?.. Вы?.. — залепетал бессвязно он, инстинктивно в страхе отодвигаясь.

— Инопланетянин, — с любезной улыбкой закончил за него мужчина. — Вы же ведь верите в инопланетян, Артур Леонидович?

— Инопланетянин?.. — как эхо повторил вслед за ним Забрин, полуоткрыв рот и тараща в болезненном изумлении глаза. Он находился в состоянии, близком к шоковому.

«Разреши мне войти!» — настойчиво прозвенел в его мозгу серебряный колокольчик, и он разом опомнился.

Какая разница, кто это! Инопланетянин.., бог.., дьявол!.. Все это неважно. Она!.. Только она! Может, ее еще можно вернуть?!.. Все исправить??!!

— Так это Вы ее послали? — затаив дыхание, поинтересовался он. — Панночку?

— Панночку?.. — удивленно поднял брови мужчина. — Это из «Вия», кажется?.. А почему Вы решили, что это была Панночка? Артур Леонидович? Что за странная фантазия! Вы же вроде ни во что это не верите? Ни в каких Панночек?

— А!.. а!.. — смертельно побледнел Забрин. — А разве?.. А кто же это тогда был?..

— Это было Ваше счастье, Артур Леонидович! — широко ухмыльнулся мужчина. — Оно постучалось к Вам, а Вы его прогнали. Не решились впустить. Струсили! Испугались! Вернее, дали себя запугать. Всего за какой-то месяц Вы превратились из свободного человека в суеверного дикаря, и от всех Ваших убеждений не осталось и следа, — мужчина замолчал. Забрин не нашелся, что ответить.

— А счастье не дается даром, Артур Леонидович! — после паузы продолжил мужчина. — За него надо бороться и рисковать! Жизнью и судьбой. Вы отказались от борьбы, предпочли не рисковать. Выбрали покой. Что ж, это Ваше дело. Возможно, Вы и правы. Еще же Пушкин писал: «На свете счастья нет, а есть покой и воля».

— Вы лжете, — еле слышно прошептал Забрин, чувствуя, как в душе его лопаются со звоном какие-то туго натянутые струны. («Разреши-разреши-разреши!..» Дзинь-дзинь-дзинь!..) — Вы лжете! — еще тише с безнадежной тоской повторил он. — Это была ведьма. А Вы — дьявол. Это была ловушка.

— Да! — насмешливо подтвердил мужчина. — Это была ловушка. И Вы ее счастливо избежали. Поздравляю!

(«Разреши мне войти!.. Разреши мне!.. Разреши!.. Разреши!..»)

— Ее можно вернуть? — глухо спросил Забрин.

— Кого? Эту Вашу Панночку?

— Да. Дайте мне еще одну попытку!! Еще один шанс! Последний!! — взмолился Забрин и даже вперед весь подался в страстном желании убедить во что бы то ни стало своего собеседника. — Я позову ее!!! Кто бы она ни была. Фея, ведьма — не важно! Пусть я погибну, но я позову ее!! И будь что будет! — он замолчал и замер весь в ожидании.

— Нет, — с сожалением покачал головой мужчина. — Увы! Больше попыток Вам не полагается. Вы использовали все свои шансы. Третий и был последним.

— Тогда зачем Вы вообще сюда явились? — поинтересовался Забрин, с ненавистью глядя на своего чудовищного соседа. — Специально, чтобы мне это сообщить?

— Нет, — мужчина пристально, словно гипнотизируя, смотрел Забрину прямо в глаза. — Не только. Чтобы Вам помочь, Артур Леонидович! Вылечить.

— Как? — с горечью усмехнулся уже было Забрин и тут же все понял.

— Не-е-ет! — отчаянно закричал в его голове какой-то невидимый голос. — Не надо!! Я не хочу ее забывать! Не-ет!!! («Разреши-разреши-разреши-разреши-ра...» Динь-динь-динь-динь-ди!.....)


* * *

— Станция... — услышал Забрин и встал.

Черт! Весь месяц башка болит и чувствую себя хреново, — вяло подумал он, направляясь к выходу. — Пить меньше надо. Да и вообще, спортом, что ли, заняться?.. А то совсем я чего-то раскис...

Он с отвращением оглядел переполненную, до отказа забитую людьми станцию, уныло вздохнул и, сутулясь, двинулся к эскалатору.

Подошедший вместе с ним к двери вагона элегантный мужчина лет сорока проводил Забрина долгим внимательным взглядом, потом повернулся и пошел и сел назад, на свое место.

— Осторожно, двери закрываются! — равнодушно объявил диктор, и поезд тронулся.


* * *

И спросил у Люцифера Его Сын:

— Что будет дальше с тем человеком?

И ответил Люцифер Своему Сыну:

— Ничего. Он спокойно доживет свою жизнь. Как и все.


home | my bookshelf | | Сын Люцифера. Книга 6. Развлечение |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу