Book: Открой мне свою душу



Открой мне свою душу

Бранн Даша

Открой мне свою душу.

  "Мы выбираем друг друга не случайно. Мы встречаем только тех, кто уже существует в нашем подсознании". (с)Зигмунд Фрейд


  Пролог.


  С утра в одной из квартир пятиэтажного дома раздался дверной звонок. Девушка с красными волосами, ворча дошла до прихожей и открыла дверь. На пороге стояла миниатюрная блондинка.

  -Здравствуй, систер! Я пришла пожить у тебя...


  ***

  Оксана.


  Вот уже четыре месяца как я делю квартиру со своей младшей сестрой. Не то, чтобы меня это особо напрягает, но и особой радости не доставляет. Дело в том, что ее просто мог подослать мой отец, чтобы я вернулась домой. Это наш вечный с ним спор. Мой отец -Кирьянов Андрей Адамович известный бизнесмен. Темноволосый статный мужчина сорока четырех лет с янтарными глазами. К сожалению, он считает,что все должны подстраиваться только под него. Я всегда училась в престижных школах. Когда мне исполнилось четырнадцать лет он заявил, что отправляет меня учится в специальную школу с экономическим уклоном, а затем я пойду обучаться в один из лучших экономических вузов страны. Так как я первенец, то я являюсь его преемником, именно поэтому он вправе решать мою судьбу.

  Помню тогда поругались мы сильно, я сказала, что не хочу идти по его стопам, потому что экономика меня совсем не интересует, он наорал на меня и сказал, что ему плевать что мне нравится, а что нет- это мой долг перед семьей. Ближе к вечеру собрала вещи и уехала жить к бабушке на другой конец города.

  На следующий день он приехал туда и у нас состоялся такой разговор:

  -Ты уверена в своем намерении?

  -Полностью, отец.

  -Уверена, что не пожалеешь об этом?

  -Абсолютно. Я уже все решила и своего решения не изменю.

  -Хорошо. Тогда тебе придется добиваться всего самой без моей помощи.

  Бабушка, которая слышала наш разговор, просто обняла меня и сказала: -Вот баран упертый! Не волнуйся, внученька. Нам его деньги не нужны. Я смогу вырастить тебя тем, кем ты сама захочешь быть. А на отца не злись, этот их семейный бизнес и деда твоего бараном сделал, царствие ему небесное.

  -Бабушка, а почему ты никогда не брала денег у отца?

  -Потому что я всегда знала, что со всем могу справиться сама.

  -А я...смогу?

  -Если бы ты думала, что не сможешь, то не ушла бы из дома.

  После этого разговора отец заморозил все счета и семейными деньгами я пользоваться не могла. Бабушка на такую новость просто махнула рукой и сказала, что она одна жила в роскоши и вдвоем мы с ней в роскоши проживем.

  Моя бабушка Крюкова Нинель Ивановна (она после смерти дедушки еще раз вышла замуж, и не один)- всем бабушкам бабушка! В свои шестьдесят два года она выглядит на все пятьдесят, именно поэтому у нее много поклонников и вообще бабушка у меня большая сердцеедка! Волосы она красит в светло-каштановый цвет (в сочетании с зелеными глазами, это просто красота),всегда носит красивые высокие прически или косы со сложным плетением, на лице всегда легкий макияж, придающий ее лицу свежесть. Одевается она всегда с иголочки. Больше предпочитает костюмы, а если быть точнее, то она очень любит юбки-карандаши и красивые блузки. Обувь всегда носит на невысоком каблуке, всегда ходит с хорошим маникюром. Работает она в довольно популярном журнале шеф-редактором уже на протяжении тридцати лет и на пенсию пока ни сама не собирается, ни ее отправлять никто не собирается. Зарабатывает она правда прилично.

  Но еще, когда я начала жить с ней, я для себя решила, что не буду просто сидеть у нее на шее. Поэтому устроилась работать в салон красоты, который находился в паре остановок от нашего дома, мастером по наращиванию ногтей. Работала я с трех до семи часов вечера, и за четыре часа зарабатывала пятьдесят долларов (по теперешнему курсу это почти тысяча шестьсот рублей). Работала я четыре дня в неделю (понедельник, среда, пятница, суббота). Во вторник и четверг я стала ходить в секцию кикбоксинга. Бабушка во всем меня поддерживала, правда немного поворчала по поводу секции, потом решила, что, если я буду заниматься, то смогу постоять за себя, следовательно ей будет спокойнее.

  После того вечера, месяца через три отец вызвал меня к себе и попытался снова на меня повлиять, даже маму подключил! Мама моя миниатюрная миловидная блондинка сорока одного года отроду с зелеными глазами. Мама любит и меня и мою сестру, но против воли отца никогда не пойдет. Да и отец наш не тиран и не деспот. Он очень нас любит, но годы конкуренции сделали из него достаточно жесткого человека, с которым очень часто тяжело найти общий язык. Так вот, я приехала домой, где мама начала меня расспрашивать о том как я живу, я охотно проговорила с ней некоторое время, а потом мне все-таки пришлось прийти к отцу "на ковер". Он снова попробовал надавить на меня семейным долгом, я снова психанула и сказала, что пока он не научится уважать мой выбор, ноги моей в его доме, да и в его жизни не будет и, развернувшись уехала обратно к бабушке.

  С тех пор прошло уже восемь лет. Дома я так и не появлялась, с отцом созванивались только по праздникам, и то наши разговоры короткие, с мамой я созваниваюсь пару раз в неделю, а видимся мы с ней почти каждый месяц.

  Решив доказать отцу, да и наверное не только ему, что я могу быть лучшей не только из-за того, что мой папочка один из известнейших бизнесменов нашей страны, да и уже и зарубежья, школу я закончила с золотой медалью и блестяще сдав экзамен, поступила в один из лучших медицинских университетов нашего города. Из-за того, что я во всем старалась достигнуть блестящих результатов (будь то учеба или спорт) друзей у меня не было, поэтому я с большим рвением отдавалась работе и учебе. Меня еще в школе начали привлекать химия и биология, поэтому я еще классе в девятом решила, что стану врачом. В одиннадцатом классе я определилась и решила пойти учиться на хирурга.

  Бабушка, еще когда мы разругались с отцом окончательно, оформила на меня опекунство. Поэтому, когда она вышла в очередной раз замуж, я как раз школу заканчивала (а новый ее муж мне очень нравится), я решила взять его фамилию, и поэтому я стала Самойловой Оксаной Андреевной. Самойлов Аркадий Семенович полноватый статный голубоглазый мужчина с сединой в волосах пятидесяти девяти лет- новый бабушкин муж, был младше ее на три года, генерал в отставке, но тем не менее безмерно любил мою бабушку. С ним мы довольно быстро нашли общий язык и подружились. На свадьбу никто из моей семейки не явился, на росписи в ЗАГСе присутствовала только я и внук Аркадия Семеновича- Олег, с которым мы стали хорошими друзьями, и очень часто с ним встречаемся и созваниваемся. Правда отец так просто не оставил свадьбу (хоть и очередную) своей матери. Он приезжал и привез им в подарок деньги. Аркадий Семенович сразу сделал и свое вложение и они купили дом за городом, а мне оставили городскую квартиру, мол я уже взрослая, скоро женихов водить начну.

  Вот с тех пор они вместе живут за городом, куда я приезжаю почти каждые выходные, когда не слишком устаю. Мне недавно исполнилось двадцать два года, летнюю сессию я сдала на отлично, и со спокойной совестью перешла на пятый курс. Сейчас на мне висит только работа в больнице в ночную смену. Да! Когда мне удалось поступить на бюджет в медицинский, я еще продолжала работать в салоне красоты. К концу первого курса я узнала, что в моей группе (а нас на отделении хирургии три девушки и девятнадцать парней) учится парень, у которого отец работает главврачом в одной хорошей больнице нашего города. Как-то раз он подошел ко мне и предложил съездить к его отцу в больницу записаться на практику. Тоесть со второго курса мы начнем работать в больнице в ночную смену и это нам будет записываться как врачебная практика, тоесть после пятого курса нам не придется торчать в интернатуре. Я не думая согласилась на его предложение. Его отец договорился с нашим деканом по поводу практики насчет нас двоих и чере год обучения в больнице (так сказать в полевых условиях),мы полноценно стали работать в больнице в ночную смену, получать зарплату.

  Я работала пять дней в неделю в ночную смену( до пяти часов утра), в пятницу я оставалась ночевать в ординаторской и в субботу отрабатывала дневную смену часов до двух дня (в субботу у меня был обычный прием больных). После смены я ехала домой, спала часов до пяти и шла в клуб на кикбоксинг (да, за восемь лет я его так и не бросила), часик занималась, потом дома устраивала генеральную уборку и занималась своими делами.

  Что же еще изменилось за эти восемь лет. Ну, я научилась играть на гитаре и в свободное время часто засиживалась, перебирая струны. Изменила внешность. Ну сама по себе я достаточно высокая (метр шестьдесят восемь!), стройная, грудь второго размера, глаза янтарного цвета. Вообще я очень на отца похожа, точная копия. Волосы каскадом спадают чуть ниже плеч, хожу все время с косой челкой. А! Волосы это отдельная тема! В восемнадцать лет я выкрасила их в красный цвет и с тех пор так и хожу: сверху они лежат красной шапкой, а нижний слой я выкрасила в черный цвет. На шее с правой стороны я сделала татуировку- ловец снов, а на левом боку у меня татуировка в виде россыпи звезд, вот такая я.

  После моего ухода из дома я не прекратила общение с сестрой. Она родилась вместе со мной двадцатого июня, только через три года (ей сейчас девятнадцать лет). Она осенью пойдет на второй курс ВШЭ (факультет менеджмента). Отношения у нас с ней всегда были дружеские, ругались мы только, если она заикалась о моем возвращении в отчий дом. Сестра- моя полная противоположность, как и мама. Если мы с отцом упертые бараны и готовы отстаивать свое мнение с пеной у рта, то Лида и мама наоборот мягкие, всегда идут на уступки, на конфликты не нарываются. Лидия- копия мамы: миниатюрная миловидная блондинка с зелеными глазами.

  Когда она мне свалилась как снег на голову, я конечно была рада пожить с ней, но чувствую своими мягкими тканями, что это жжж неспроста. Так бы ее отец и отпустил! Явно чтобы присматривать за мной, ну и свинью подложить (выгоду он везде ищет). Ну, посмотрим, что будет в будущем. Терпения мне не занимать.

  От размышлений о перипетиях моей жизни, меня отвлек оклик одного из интернов -Алика. Алика я смело могу назвать своим другом, он проходит интернатуру в терапевтическом отделении. Он похож на пупсика (которого на капот прикрепляют). Выше меня всего на пару сантиметров, пухленький, голубоглазый, пшеничные волосы волнами спадают до плеч, на щеках у него ямочки. Вот такой мой Алик! С ним мы столкнулись, когда я сидела в отделении патанатомии и переписывала архив (наш завотделением отправил, для профилактики), Алик просто ходил по больнице, пока дел не было, мы с ним разговорились, обменялись телефонами и с тех пор уже три года являемся близкими друзьями. Алик частенько меня вытаскивает куда-нибудь в компании со своими друзьями. А во время дежурств, когда его на ночное оставляют, мы с ним сидим на их этаже, где терапевтическое отделение и пьем кофе, или он ко мне в ординаторскую заваливается.

  Так вот, о чем я. Я сидела и медитировала над пособием по торакальной хирургии (хирургии органов грудной клетки), когда к нам в ординаторскую вломился, Алик и потащил меня на первый этаж в столовую.

  -Привет, Кащеюшка! Хватит чахнуть над своими книжками, я есть хочу!

  Я волочилась за ним, недовольно бурча: -Вот и шел бы есть, а мне бы отдыхать не мешал.

  -А я решил, что начну тебя откармливать! Ты посмотри, одна кожа, да кости!

  -Но-но, порошу без оскорблений! Это чистые мышцы!

  -Ну Ксан, мы же друзья?

  -Ну друзья, только твой неуемный оптимизм меня убивает...

  Алик, пропустил вторую часть фразы мимо ушей: -Ну раз мы друзья, то ты не бросишь друга одного в столовой. -и Алик состроил мордашку аля котик из Шрека.

  Я только махнула на друга рукой: -Ал, ты из меня веревки вьешь.

  -Ничего подобного! -Ал смешно надул губы.

  Мы с Алом спустились на лифте на первый этаж, и друг дальше потащил меня на буксире в столовую. Вот у Алика всегда так дела делами, а обед всегда по расписанию, хотя сейчас уже переваливает за час ночи, поэтому это стоит назвать очень поздним ужином или очень-очень ранним завтраком.

  Взяв ключ у прохаживающегося по этажу охранника, мы зашли в столовую. Алик прошествовал прямо к холодильнику, где мы на время ночного оставляем еду. Нам разрешают ночью хозяйничать на кухне, только аккуратно, чтобы грязь не разводили. Достав из холодильника довольно внушительную миску, друг потопал к микроволновке, а я открыв холодильник, вытащила свой пакет с бутербродами с колбасой.

  -Я так и знал, что ты опять свою сухомятку притащишь! -раздалось у меня за спиной гневное восклицание Алика. Отобрав у меня пакет, не слушая мои гневные возмущения, он безапелляционно заявил:

  -Поскольку я догадался о том, что о нормальной пище ты не подумаешь, то принес сегодня еды и на твою долю. А если ты так хочешь эту сухомятку, то получишь ее только после того, как мы нормально поедим! А сейчас дуй к автомату за кофе!- заявил этот поганец в очередной раз убрав пакет от моих загребущих рук.

  Делать нечего, пришлось выйти в холл к автомату. Взяв другу капучино с тремя ложками сахара, а себе черный кофе с двумя, я пошла обратно.

  Когда я вошла, на столе меня уже ждала тарелка с разогретыми макаронами и котлетой.

  -Алик, ты не друг, а золото. -поставив стаканчики, я плюхнулась на стул и с аппетитом принялась уплетать свою порцию.

  -И мама твоя золото, передавай ей от меня большое спасибо. -Ал утвердительно что-то угукнул, не отрываясь от еды. Когда с едой было покончено, Ал снова сгонял за кофе, а я принялась за бутерброды.

  -Такими темпами ты себе гастрит заработаешь, -передо мной появился стаканчик с чаем. На мой возмущенный взгляд Алик невозмутимо ответил: -Много кофе пить вредно.

  -А умирать здоровым жалко, ну ладно чай, так чай.

  Мы еще немного посидели, поболтали. Ал даже стянул у меня пару бутербродов.

  Допив чай и доев бутерброды, мы прибрали за собой, закрыли столовую, вернули ключ охраннику и пошли обратно к лифту.

  Мое отделение находилось на четвертом этаже, а Алика на пятом. Со спокойной совестью проводив меня до ординаторской, друг перекинулся парой фраз с дежурной медсестрой Светланой и ушел к себе на этаж.

  Зайдя в ординаторскую, я кивнула Агате в знак приветствия, за что удостоилась только приветственного хмыка. Агата- наша местная стерва. Она дочка какой-то важной шишки в министерстве здравоохранения, которые занимаются проверками больниц. Поэтому нахождение ее здесь было понятно, хотя толку от нее ноль было, только сидит и ногти пилочкой пилит. Внешность можно описать так: невысокая, голубоглазая брюнетка со вздернутым носом и пухлыми капризными губами. Всегда ходит на огроменных шпильках и носит мини платья, типичная представительница пустоголового вида "папочкина дочка". Вообще ночью нас дежурило трое: я, Паша и Агата, которые являются интернами и оба старше меня на два года. Паша высокий худощавый сероглазый, носит очки в тонкой оправе, брюнет, волосы у него всегда лежат в творческом беспорядке, потому что он любит их руками лохматить. Серьезный парень, с ним у нас сложились теплые отношения, но за пределами больницы мы не встречались. Наше общение ограничивалось совместным выпиванием кофе в ординаторской. Сейчас Паша находился на операции. Ночью привезли парня, который гнал на мотоцикле по ночной трассе и попал в аварию. То есть сейчас из нормальной рабочей категории врачей осталась только я, не скажу что Агата плохой врач, но и особой отдачи от нее никогда нет.

  Взяв книгу, которую я изучала до прихода Ала, снова углубилась в чтение. Минут через пятнадцать к нам залетела раскрасневшаяся Света.

  -Там больную привезли с аппендицитом, -ее взгляд прошелся по Агате и она перевела его на меня, -Оксан, прооперируешь?

  Агата презрительно хмыкнула, а я, кивнув, встала и, выйдя из ординаторской, пошла в сторону операционной. Что ж, женщине повезло, все не так плохо, привезли вовремя. Помыв руки, я надела перчатки и взяв инструмент, подошла к пациентке. Женщина сорока лет с проседью в волосах. Пока медсестра ставила капельницу, я спокойным голосом начала с ней разговаривать.

  -Как вас зовут?

  -Маргарита...

  -Маргарита, я Оксана, я буду вас оперировать. Не волнуйтесь, все нормально, медсестра уже поставила вам капельницу. Оперировать мы вас будем под общим наркозом. Теперь прикройте глаза и начинайте медленно считать вслух до десяти.

  Маргарита послушно прикрыла глаза и начала считать. На счете девять наркоз начал действовать, и она уснула, а я, надев маску, приступила к операции.



  Через пятьдесят минут, наложив последний шов, я дала последние указания медсестрам, смыла кровь с перчаток и выкинула их. Потом, оставив медсестер убираться, стянула с лица маску и пошла в холл к стойке.

  -Свет, что за женщина была?

  -Яроминова Маргарита Вячеславовна, сорок два года, улица Советская, дом три.

  -Запиши ее на Рукавкину, она днем будет.

  -Уже, и тут, Ксан, муж ее сидит. -Света кивнула мне в сторону дивана, на котором дремал полноватый мужчина с сединой в волосах.

  -С ней приехал? -Света кивнула.

  Подойдя к дивану, я наклонилась и легонько потрясла мужчину за плечо, он сразу же распахнул глаза и уставился на меня.

  -Вы муж Яроминовой Маргариты Вячеславовны?

  -Да, я, Станислав Викторович, а как там Марго? Вы врач? Что с ней было? Аппендицит?

  -Успокойтесь, Станислав Викторович. Меня зовут Оксана Андреевна, я оперировала вашу жену. У нее было обычное воспаление аппендикса, ничего серьезного, но вы молодец, что сразу вызвали скорую. Операция прошла успешно, сейчас на вашу жену еще действует наркоз, поэтому она сейчас спит.

  -Наркоз общий? -я кивнула, -Сколько она еще будет отходить?

  Я обернулась и посмотрела на часы: -Ну, часа два-три. Вы лучше езжайте домой, отдохните и приезжайте завтра с четырех до семи вечера.

  -А насчет питания?

  -Завтра ей ничего нельзя, первую неделю после операции рекомендуется легкая пища: омлеты, некислый и нежирный творог, кефир, вареная рыба, курица, бульоны. Через неделю диету можно расширить: есть каши, супы, вареное мясо и рыбу, кисломолочные продукты. Избегать нужно острых, копченых и соленых продуктов, не употреблять газированные напитки. Через 2-3 недели можно уже вернуться к привычному рациону. Пить ей следует воду, от овощей и фруктов воздержаться хотя бы недели две.

  -Как много всего...

  -Пойдемте я вам все запишу, -подойдя к стойке, я взяла у Светы листочек и ручку и начала писать, -будут еще вопросы, обращайтесь ко врачу, который работает днем, они до восьми сидят. Я заступаю на дежурство с девяти и проведаю вашу жену. -я протянула ему листок с рекомендациями.

  -Спасибо, Оксана Андреевна!

  -Всего хорошего, Станислав Викторович.

  Развернувшись, я бросила Свете, что буду в ординаторской, и сама пошла в указанном направлении.

  В ординаторской Агаты не было, зато сидел наш заведующий отделением Уваров Николай Семенович (высокий подтянутый мужчина с рыжими волосами, тронутыми сединой, и карими глазами сорока восьми лет отроду). Мировой дядька и очень хороший руководитель, справедливый. За нами присматривает как за детьми родными. Оглядевшись, я заметила пропажу Агаты и початую бутылку коньяка. Перевела взгляд на Семеныча (как мы его за глаза зовем) и прокашлялась.

  -А, Оксаночка, это ты? -на мой вопросительный взгляд он ответил: -Агату я на обход отправил.

  -Николай Семеныч, а чего это вы сами тут делаете? Вы же еще в половине десятого домой уехали? -от него не укрылся мой направленный на коньяк взгляд.

  -А я тут расслабляюсь, -все понятно, опять дома жена ему по мозгам проехалась, он всегда от нее сюда бежит, -а ты откуда?

  -Женщину оперировала. Аппендицит.

  -Ясно, а Паша где?

  -Так там мотоциклист разбился, а он оперирует уже часа три.

  -Понятно, ну ты езжай домой, я сам за всем присмотрю.

  -Спасибо, Николай Семеныч!

  На часах было три ночи. Я позвонила в ночное такси, мне сказали что через пятнадцать минут такси подъедет. Подхватив вещи, я вышла из ординаторской, расписалась в журнале и, попрощавшись со Светой, спустилась на улицу, чтобы дождаться такси там. Решила скрасить себе ожидание и скинула смс Алу:


  Я: Завидуй, смертный, меня домой пораньше отпустили =р

  Ал: О Боги! Как же мне пережить такую несправедливость?! Т_Т

  Я: Не переживай, мой друг, когда-нибудь и на твоей улице перевернется грузовик с пряниками, а пока завидуй молча ;)

  Ал: Злая ты :( вот не буду тебя больше кормить!

  Я: Ты не можешь поступить со мной так жестоко! Т_т я буду жаловаться в гринпис!

  Ал: Они тебя тогда в вольер посадят =р

  Я: Ну вот и кто из нас злой =р Скучаешь?)

  Ал:Ага, обход сделал, сейчас сижу думаю чем себя занять. А в честь чего тебя отпустили рано?

  Я: Женщине аппендицит вырезала, прихожу в ординаторскую, а там Семеныч горе вином заливает (опять с женой поругался), разрешил домой идти.

  Ал: Ты такси хоть вызвала?

  Я: Да, уже подъехало, сажусь.

  Ал: Будешь дома, напиши и ложись спать.

  Я: Да, мамочка =р

  Ал: =р


  Убрав телефон в карман сумки, я залезла в такси и назвала адрес. Через полчаса я была уже дома и сразу отписалась Алику. Тихо открыв дверь квартиры, я включила в прихожей свет. Прихожая у меня была заклеена фотообоями с изображением ночного города, на полу темный ламинат и в тон ему шкаф-купе, на полу около входной двери темно-серый коврик, немного левее обувная полка.

  Сняв обувь, я сунула ее на полку и прокралась к комнате сестры, приоткрыв дверь и убедившись, что сестра сегодня дома, я пошла в ванную принять душ. Ну свой раздельный санузел опишу кратко: и ванна и туалет выложены темно-зеленой плиткой со светлыми разводами, а вся сантехника серого цвета. В ванной стояла напротив раковины стиральная машинка стального цвета. Сама раковина была окружена шкафчиками (серыми с разводами), где было попрятано: под раковиной порошки и всякая бытовая химия, а по бокам и в ящичках средства гигиены, над раковиной находилось зеркало. Ванна закрывалась пластиковыми раздвижными дверцами.

  Стянув с себя джинсовые бриджи и белую майку, в которых я сегодня была (завтра как-никак уже первое июля!), я залезла в ванную и приняла прохладный душ. Вытеревшись полотенцем, я продрала шевелюру и переодевшись в трусики и длинную майку до середины бедра, в которых я любила спать, подхватила вещи и пошла в свою комнату. В комнате поздоровалась с Горацием и закинула вещи на кресло, которое стояло около него.

  Гораций-это пластиковый макет скелета в полный рост который мне подарил мой одногруппник (единственный человек с кем я из своей группы вообще общаюсь). Гораций или Гор- моя личная шизофрения: я частенько могу говорить что-то вслух, обращаясь к нему. А еще я люблю его наряжать, когда в костюмы, когда в обычную одежду. Сейчас он стоял одетый в черные джины и белую майку, поверх которой была надета черная рубашка. Я не псих, просто он единственный, кто молча терпит мои закидоны. Я никогда не вела затворнический образ жизни, всегда любила ходить на тематические вечеринки, оттуда у меня было много всяких костюмов, некоторые из них я надевала на Горация. Так же Гораций сторожил мою комнату от вторжения сестры, она его боялась, а я боялась, что пока меня нет дома, она превратит мою обитель в розовое безобразие.

  Ремонт мне еще давно бабушка с мужем новым делать помогали. Обои в моей комнате были серые, на свету отливая серебристым орнаментом, пол был как в прихожей выложен темным ламинатом, на полу был серый ковер. Вся мебель цвета итальянского ореха (красноватая). Напротив дивана около двери находилась тумбочка с резными полками, над которой висела плазма (28 дюймов) стального цвета. На самой тумбочке был склад духов, кремов, дезодорантов и прочей дребузни. Левее стоял большой письменный стол с ящиками, на котором ютился компьютер, и вся техника с проводами, а на полках был склад учебной литературы. Напротив стола стоял раскладной диван-кровать темно-красного цвета со стальными ножками, около дивана находилась тумбочка, где стоял будильник, дальше шел большой угловой шкаф-купе с большим зеркалом. На окне были плотные бордовые шторы. У окна напротив шкафа, было кресло-груша темно-красное, а справа от него стоял Гораций. На стене над диваном была целая панорама из фотографий с разными моментами моей жизни. Над тумбочкой на специальном креплении висела гитара, чехол был закопан где-то в недрах шкафа.

  Комната сестры (бывшая бабушкина) была выполнена в теплых золотистых тонах со светлой мебелью. Так вот, а эта блондинка повесила розовые прозрачные шторы, на кровать розовое покрывало, на полу розовый ковер, шкаф она стразиками украсила, вобщем я в ее комнату, так же как и она в мою, без особой надобности стараюсь не заходить.

  Так вот, сняв с дивана покрывало (диван я не раскладываю, а постель не убираю, просто сверху покрывалом застилаю), забравшись под одеяло, я моментально уснула.


  ***


  Лидия.


  Проснувшись часов в десять утра, я позволила себе немного понежиться в кровати, потом все-таки пришлось вставать. Сегодня я договорилась встретиться со своей подругой Аннет, и пройтись с ней по магазинам. Выйдя из комнаты, я сначала проверила комнату сестры, она спала, укутавшись по самый нос в одеяло. Опять она кондиционер не выключила перед сном! Немного прибавив температуру на кондиционере, я поправила на Ксане одеяло и вышла из ее комнаты, прикрыв дверь. Меня терзали муки совести.

  Почистив зубы, я полезла в душ. Пока я стояла под струями воды, в голову влезли воспоминания, которые до сих пор заставляют меня испытывать перед сестрой вину.

  Четыре месяца назад у нас с папой состоялся такой разговор:

  Я как раз вернулась домой посе пар. И пока переодевалась, чтобы пойти с друзьями в клуб, меня вызвал к себе отец. Зайдя к нему в кабинет, я увидела как он рассматривает какую-то папку, приглядевшись, я увидела фотографии своей сестры. Они с папочкой сильно поругались восемь лет назад и до сих пор не разговаривают нормально, а папа все-таки переживает за нее и раз гордость не позволяет ему помириться с ней и нормально поговорить, то про ее жизнь он узнает таким вот способом, с помощью своего начальника по безопасности. Немного потоптавшись, я прошла и села в кресло напротив отца.

  -Лидия, я понимаю как это будет звучать, но прошу просто выслушай меня, хорошо?

  -Хорошо, папуль.

  -В начале июля из-за границы возвращается мой давний друг, а одновременно партнер по бизнесу, со своими сыновьями Игорем и Тарасом. -отец протянул мне две фотографии, на которых были запечатлены два молодых человека, на каждой фотографии были подписаны имена и возраст. Игорь, 23 года. Не качек, но фигура видно спортивная и подтянутая, лицо немного смазливое, прямой нос, на одной щеке видна ямочка, пепельно-русые волосы коротко подстрижены в модной прическе, немного растрепаны. Шоколадные глаза с каким-то весельем смотрят в объектив.

  Тарас, 25 лет. Фигура как у Апполона, качек, выглядит внушительно, волосы шоколадного цвета зачесаны немного назад и кончиками доходят до плеч, мужественное лицо, волевой подбородок, прямой нос, губы немного тонкие, глаза практически черные, в объектив смотрит серьезно. Сразу виден в нем какой-то стержень и хватка.

  -Ну, Лидия, что скажешь?

  -Мне Игорь больше понравился. Тарас, сразу видно, Ксане подходит.

  Папа с облегчением выдохнул: -Они тоже видели ваши фотографии и все сошлось. Игорю понравилась ты, и по фотографии и по описанию, а Тараса заинтересовала твоя сестра.

  -Пап, к чему ты ведешь?

  -Ну мы с моим другом ходим объединить наши фирмы, хотя мы это сделаем по любому. Но мы просто решили попробовать свести наших детей. Мы подумали, что было бы здорово, если мы породнимся, мы с Геннадием с первого класса дружим. К тому же, я ваш отец и хочу, чтобы в мужья вам достались хорошие, а эти парни как раз очень надежные и вы их очень заинтересовали.

  -Хорошо, я не против, -я правда не была против попробовать, Игорь меня очень заинтересовал,- от меня что требуется?

  -Дочь, зришь в корень, -папа ласково мне улыбнулся, -ты не могла бы переехать к Оксане и пожить у нее немного? Проследишь, есть ли у нее кто-то, занято ли у нее сердце, привычки узнаешь, да и просто тебе будет проще налаживать отношение с парнями, если над тобой не будет родительского контроля.

  На реплику папы я рассмеялась. В принципе с систер мы в дружеских отношениях, она не будет против моего проживания с ней. Да и контролировать меня особо не будет. Для вида поразмышляв пару минут, я согласилась уже в уме прикидывая сколько чемоданов с вещами брать.

  -Я знаю, что у меня она денег не возьмет, поэтому постарайся как-нибудь ненавязчиво пользоваться кредиткой, -в моей руке оказался кусочек пластика.

  -Хорошо, пап, я могу идти?

  -Да...и...не говори ей ничего...

  -Пап, я что похожа на самоубийцу? - папа только на это рассмеялся и вернулся к изучнию документа.

  Я же отправилась к себе в комнату и, вытащив чемоданы начала собираться. Перед отъездом мама шепнула мне на ухо, чтобы я попробовала подтолкнуть сестру к примирению с отцом.

  Вынырнув из воспитаний, я тряхнула головой и, быстро закончив все дела в ванной, включающие в себя сушку и выпрямление волос, я направилась в свою комнату, чтобы одеться. Уже завтра состоится знакомство с нашими потенциальными женихами. Папа так и сказал, что их намерения насчет нас вполне серьезные. Надо еще решить, как заманить сестру на завтрашнюю выставку картин в музей, она же в искусстве вообще не разбирается.

  Вытащив из гардероба легкое белое платьице по колено и босоножки на шпильке, я откопала в недрах шкафа белый клатч на ремешке и закинула в него кредитку, мобильник и ключи от квартиры.

  Когда обувалась в прихожей из своей комнаты вышла заспанная и всклоченная систер.

  -Лиль, ты куда лыжи навострила?

  -Фи, как грубо. Я с подругой по магазинам.

  Сестра поморщилась:- Вот шмотошница! Ключи хоть не забудь.

  -Взяла-взяла! Поки чмоки!

  -Ага, и тебя туда же...

  Систер закрыла за мной дверь, а я вышла во двор. Через пару минут из за поворота показалась розовая хонда Аннет. Когда я села в салон, Аннет, не касаясь, чмокнула меня в щеку, завела машину и поехала.

  -Фи, как ты можешь жить в таком убогом месте!

  -А мне здесь нравится, здесь воздух хороший.

  -Дорогая, хороший воздух есть только на дорогих курортах,- она снисходительно на меня посмотрела, -а жить надо в комфорте.

  Я не стала спорить с подругой. Ну как объяснить ей, что то, как я живу, для меня комфортно, что комфорт это домашний уют, а не фешенебельные отели, большие квартиры в стиле хай-тек. Слишком разнится у нас понятие комфорта.

  Подруга включила радио и закурила тонкие сигареты, открыв окно.

  Я только поморщилась. Однажды систер, когда увидела меня в компании курящих (как-то раз случайно столкнулись с ней около торгового центра), странно на меня посмотрела, отловила меня в магазине и затащив в примерочную, прочитала длинную лекцию ярко разукрасив то, что станет с моим здоровьем и то как она мне всыплет за это. Да я сама не дура, и не собиралась даже. Если сестра у меня спортсменка, ей по статусу не положено, то я всегда понимала, что мне еще в будущем детей рожать и организм в юности портить не стоит.

  Подруга начала рассказывать мне последние сплетни, а я, не особо прислушиваясь и стараясь поддакивать в нужных местах, сидела и думала о том, как бы мне заманить сестру на выставку.

  Буквально неделю назад состоялось мое знакомство с Игорем и Тарасом. Какие же они оба высокие! Моя макушка доставала Игорю до груди, а Тарасу я вообще в пупок дышала. Зато систер Тарасу, как я Игорю, Оксана все-таки повыше меня ростом. Я была метр шестьдесят пять, а систер на три сантиметра выше.

  Когда я зашла в кабинет к отцу, то увидела, как напротив него в кресле сидит представительный мужчина, смутно мне кого-то напоминающий.

  -Лида? -папа заметил меня. -Проходи. Это Архипов Геннадий Сергеевич, я тебе про него рассказывал. Гена, это моя младшая дочь Лидия.

  Пока я пыталась напрячь мозги и вспомнить когда это папа мог мне его представить, мужчина, посмотрев на меня, встал и, приветливо улыбаясь протянул мне руку для пожатия, я по инерции протянула свою.

  -Лидочка, рад наконец-то познакомиться хоть с одной из сестер Кирьяновых.

  Я рассмеялась: -Как вы правильно заметили, из сестер Кирьяновых только я, моя сестра уже лет пять как Самойлова. - где-то за нашими спинами послышалось недовольное сопение папы, а Геннадий Сергеевич рассмеялся.

  -Да, друг, старшая точно в тебя пошла. Лида, зови меня просто дядя Гена. Кстати познакомься с моими обалдуями...

  Геннадий кивком указал мне куда-то в сторону. Повернув голову, я увидела незамеченных ранее мной парней, сидящих на кожаном диване. Игорь тут же подскочил и взяв мою руку, нежно поцеловал.

  -Как я рад наконец увидеть тебя в живую. -А голос-то какой у него бархатистый, приятный.

  -Я тоже рада, Игорь, Тарас. -я широко улыбнулась Игорю, а потом, дружелюбно улыбаясь, кивнула Тарасу.

  -Лидия, я тоже рад знакомству. -Тарас тоже мне кивнул. Мне очень понравился его голос: такой же бархатистый как и у Игоря, но более грубый и басовитый, систер понравится.



  Когда с приветствиями было покончено, наши отцы ненавязчиво сплавили нас на обед, сказав прямо в лоб: -Дети, идите пообедайте и пообщайтесь, а у нас тут дела еще.

  Спустившись на подземную парковку, Тарас снял с сигнализации большой джип, а Игорь все так же продолжал держать меня руку, а я старалась не покраснеть и, ничем не выдать своего смущения. В свои девятнадцать, я все еще была невинна. Во многом благодаря систер. Часто в ней взыгрывал комплекс старшего брата и она била морды моим ухажерам, не всем конечно, ну было два экземпляра. Когда от меня начал шарахаться второй, я приехала к сестре и закатила ей скандал, на что она, подождав, когда я успокоюсь, сказала: -В институте поспрашивай.

  На следующий день я и в правду поспрашивала у своих знакомых, оказалось, что тот парень узнал о том, что я девственница и поспорил с друзьями, что легко уложит меня в постель. Если бы он не щеголял с разбитым носом и живописным синяком под глазом, то я бы ему еще добавила. А так, вечером купив фруктовый торт со взбитыми сливками (систер сладкоежка с большой буквы, точнее она СЛАДКОЕЖКА), я явилась к сестре с повинной. Немного поворчав на меня для виду, она просто махнула рукой, и у нас снова установился мир (если бы я не принесла торт, то она бы меня еще долго ругала).

  Так вот, разместившись в машине, мы поехали в кафе в центре города. В машине мы с Игорем болтали ниочем, иногда что-то вставлял Тарас. Я узнала, что Игорь когда-то занимался на шпагах, а Тарас сказал, что борьбой занимался. На это заявление я громко рассмеялась, на недоумевающие лица парней, я только покачала головой, сказав, что они потом сами все узнают.

  Уже сидя в кафе за чашечкой кофе Игорь начал выспрашивать про мои увлечения, я охотно делилась информацией.

  -Лид, а какая у тебя сестра? -спросил Игорь, а Тарас, до этого изображавший предмет интерьера, навострил уши.

  -Ну, Ксана, она очень отзывчивый и преданный человек. Друзей у нее всего двое, остальные дальше статуса приятелей не доходят, и то это потолком считается, как не спроси, так все знакомые. Она человек слова, никогда не врет, никогда не влезает в душу пока сам не раскроешься, может просто решить ничего не рассказывать, упрямая как стадо баранов, независимая, гордая, самостоятельная, ответственная, за близких людей наизнанку вывернется. Но несмотря на свой внутренний стержень, она ранимая, только прячет это слишком глубоко.

  -Да это прямо целый психологический портрет,- переглянувшись с братом, ответил Игорь.

  -Ага, а еще у нее шуточки странные, да и мыслит она всегда нелогично, иногда ее тяжело понять, ну тут у каждого свои заскоки. -я пожала плечами.

  -А увлечения? Предпочтения? -о, это у нас Тарас активизировался.

  -Встретитесь, сам у нее спросишь, если сама расскажет, -подняла взгляд на парня, -прости, я не собираюсь выкладывать тебе досье на сестру.

  -Да и в досье ее ничего толком не сказано. -проворчал Тарас.

  Я рассмеялась: -Она как-то засекла, что за ней следят, связалась с начальником СБ нашего отца и мягко намекнула, что не хочет, чтобы в ее жизнь вмешивались. Вобщем теперь отчеты сократились чуть ли только не до срок, что жива, здорова и на этом точка.

  Парни рассмеялись, а Игорь посочувствовал брату, да и я тоже подбодрила его тем, что ему несладко придется. Отсмеявшись, Игорь сказал, что через неделю состоится выставка, на которой они хотели бы познакомиться с систер. Я пыталась им сказать, что идея плохая и сестра это не оценит, но похоже в этот момент меня не слушали.

  С тех пор мы уже неделю каждый день созваниваемся с Игорем, и он каждый день старается уделить хотя бы час на встречу со мной. Мне это очень импонирует, ведь я знаю, что им сейчас надо вникнуть в дела фирмы.

  Из воспоминаний меня заставил вынырнуть хлопок двери. Оказалось, мы уже подъехали к торговому центру. Выползя из машины, я подождала пока Аннет поставит машину на сигнализацию. Весело переговариваясь, мы направились в здание. Шоппинг, мы идем!

  С Аннет мы прошатались по магазинам до пяти часов, так как мы обе заядлые шопоголики. Прикупила себе пару платьев, блузочек, кофточек, туфель, купила брючный костюм. Даже сестре прикупила черное коктейльное платье. Решили пойти перекусить, мы направились на четвертый этаж ТЦ, где находился ресторанный дворик (это я уломала Аннет, я так вымоталась, что не захотела никуда специально ехать).

  Мы зашли в Иль патио и заняли столик. Тут же к нам подскочила официанта и дала меню. Аннет заказала себе греческий салат и морковный фреш, а я остановилась на цезаре с креветками и апельсиновом фреше. Пока ждали заказ, Аннет начала мне рассказывать про своего очередного зайчика (у меня от ее зайчиков уже уши в трубочку сворачиваются), а я рассеяно оглядела зал. Вроде кажется, что не так много народа, но тем не менее нет ни одного свободного столика. Взгляд выцепил красную шевелюру, присмотревшись, я узнала свою сестру. Она сидела с каким-то блондином атлетического телосложения, одетого в светлые брюки и серую футболку поло, на ногах бежевые летние мокасины. Сестра была одета в джинсовые шортики и белую майку, на ногах спортивные белые балетки. Они ели пиццу и о чем-то непринужденно болтали, судя по всему, они с ним хорошие знакомые. Остальные посетители были вполне обычными: влюбленные парочки, просто компании друзей, родители с детьми, в дальнем углу, огороженные ширмой, сидела группа каких-то амбалов криминальной наружности и явно навеселе. Я было уже перевела взгляд, как один из них поднял на меня взгляд и похотливо подмигнул. Решив никак не реагировать, я наконец решила прервать хвалебную оду очередному зайчику как раз вовремя, принесли наш заказ. Это заставило подругу замолчать хоть на какое-то время и мы в тишине приступили к приему пищи.

  Неспешно потягивая сок через трубочку, я лениво гоняла по тарелке оставшуюся помидорку, а Аннет опять продолжила рассказывать мне про то, какой дорогой браслет ей подарил зайчик. Тут наш столик накрыла широкая тень, и пахнуло перегаром. Подняв голову, я узрела одного из амбалов.

  -Хай, киски, скучаем?

  -Ну пока тебя не было нам было весело. -вот Аннет, язык без костей! Он же теперь нас впокое не оставит! Я молчала и старалась лишний раз даже не шевелиться, чтобы не привлечь к себе его внимание. Слегка пнула подругу под столом, чтобы она прекратила нарываться.

  -Детка, а я могу сделать так, что тебе еще веселее будет. -он похабно прошерстил мою подругу взглядом.

  Аннет взбесилась от такого его поведения: -Боюсь, веселилка маловата будет!

  Не сдержавшись, я со всего маха пнула ее носком туфли в голень. Подруга зашипела и, растирая ушибленную ногу, бросила на меня гневный взгляд. Это помогло отвлечь от нее внимание этого амбала...на меня.

  -О, детка, а ты чего молчишь? Я и с тобой хочу познакомиться.

  -Извините, я знакомлюсь с людьми в кафе. -я судорожно вцепилась в стакан, смотря куда-то в стол.

  Видимо нашего визави это взбесило окончательно, со словами: "Детка, да что ты как целка ломаешься", он больно вцепился мне в локоть, от чего я вскрикнула, и потянул на себя. Я было вцепилась свободной рукой в стул, как тут хватка с моего локтя исчезла, а рядом раздался грохот. С бешено колотившимся от испуга сердцем, я резко обернулась на шум...


  ***

  Оксана.


  Утро для меня началось в десять часов от звонка мобильного телефона. Прикрыв голову подушкой, я подождала, пока телефон затихнет, и снова начала погружаться в дрему. Телефон снова зазвонил, вырывая меня из объятий Морфея окончательно. Выпутав из под одеяла одну руку я потянулась за телефоном и, не глядя, ответила.

  -Бюро ритуальных услуг, назовите ваши параметры, и мы подберем вам гроб.

  -Каа, ты спишь что ли еще? А ну просыпайся!

  Я посмотрела на дисплей: -Балу? Ты уже вернулся?

  Балу- это мой одногруппник Григорий Цеклов. Почти двух метровый накаченный шкаф, с коротким светлым ежиком и зелеными глазами, а голос у него грубым басом. И это чудо учится со мной вместе. Он как раз тот единственный однокурсник, с кем я вообще общаюсь. Когда на первой лекции в своей группе я увидела это чудо, честно, дар речи потеряла.

  А дружба наша началась буквально с первых дней учебы. Вся группа поголовно нарекла меня фриком и ни я с ними, и ни они со мной особо общаться не стремились, даже сидела я всегда подальше от них. С двумя девчонками, которые есть помимо меня в группе мы не сошлись сразу же, а парни, как-то всерьез меня не воспринимали (про кикбокс им не было известно) все ржали над тем, что я чокнутая, поэтому волосы у меня красные. Детский сад, ей-богу! Девчонки, узнав, что учиться мы будем только с одними парнями, как только не наряжались и как только их внимание не привлекали! Я же одевалась в свободном уличном стиле, не заморачиваясь с тоннами косметики, и за это меня тоже фриком нарекли.

  На первом семинаре нам дали тест по биологии, знания проверить. Я как обычно сидела спокойно сзади, все места были заняты за другими партами. Тут буквально перед звонком влетает Гриша и, не найдя больше свободного места, плюхнулся рядом со мной. Нам раздали тест. Гриша, почесав в затылке начал коситься в сторону моего теста. Я одна из первых сделала тест и, поддавшись секундному порыву, сжалилась над его зрением и пододвинула листок. Он быстро списал у меня все ответы и, поднявшись, отнес оба наших листка, и нас отпустили с пары пораньше. В коридоре он окликнул меня.

  -Спасибо, мудрый Каа, я у тебя в долгу!

  Хмыкнув, я ответила: -Сочтемся, Балу. -Развернувшись, я спустилась в столовую и купила себе бутылку спрайта. После звонка на перемену, я поднялась к нужной аудитории и, зайдя в нее, заняла свое обычное место и, достав очередное произведение Бернара Вербера, углубилась в чтение.

  Минут через пять рядом со мной плюхнулся Гриша. Понаблюдав за мной пару минут, он отобрал у меня книгу и начал с интересом рассматривать, я только удивленно приподняла бровь. Помявшись немного, он спросил:

  -А почему Балу?

  -А почему Каа? -он обернулся, но увидев, что отвечать я не собираюсь, он уступил.

  -Ну, просто, когда наши одногруппники при тебе же называют тебя фриком, да и вообще нелестно отзываются, ты со спокойствием слона на водопое сидишь на них не реагируешь, иногда читаешь. Особо прытких ты гипнотизируешь таким взглядом, что у меня такая ассоциация прошла. Да и "Маугли" мультик хороший.

  Я рассмеялась: - Ну на их обсуждения мне правда до лампочки. Мне с ними детей не крестить, поэтому пусть хоть обболтаются. А когда гипнотизирую особо прытких...так я это - кикбоксер. Просто воображаю в голове сцену массового избиения. -теперь уже смеялись мы вместе.

  -Здорово. Никогда бы не подумал, что ты кикбоксер, а я боксом занимаюсь. А все-таки почему Балу?

  -Ну, мне нравился этот мультик. А еще ты такой большой и грузный, а так балагур еще тот. Назвать мишкой Гамми или Винни Пухом -длинно, просто медвежонок -пошло и приторно. А Балу как-то сразу мне на ум пришел. Ты тоже как большой братец медведь. -я посмотрела на парня, он долго пристально вглядывался мне в глаза, затем хмыкнул и протянул мне руку.

  -А мы подружимся. Я Гриша.

  -Оксана. -я ответила на его рукопожатие.

  С тех пор мы стали с ним неразлучным дуэтом и правда практически сразу мы сказали друг другу, глядя в глаза: "ты мой друг". Гриша был всего на полгода меня старше, и поэтому он стал для меня не просто другом- практически он стал мне как старший брат. Такое отношение у нас было взаимным, практически во всем мы доверяли друг другу и всегда приходили друг другу на помощь. Спустя какое-то время Гриша стал брать меня в свою компанию, и мы все вместе выезжали куда-нибудь. Правда вот уже с первого курса так и зовем друг друга Каа и Балу.

  Вернемся к телефонному разговору.

  -Вот только до дома доехал! Как ты?

  -Ну, пока спала, была на седьмом небе, а сейчас вот думаю пойти по стопам Чикатилло.

  -Тьфу на тебя. Я чего звоню-то. На выходных поехали за город к озеру на шашлыки?

  -В палатках?

  -Ага.

  -Я только за.

  -Тогда на неделе встретимся, договоримся! Я спать! -и сбросил.

  Просверлив телефон недовольным взглядом и, мысленно пообещав другу отомстить, я нехотя встала.

  Выходя из комнаты, столкнулась с уходящей куда-то Лидой. После короткого диалога, я закрыла за ней дверь и пошла на кухню выпить кофе. Кухня у меня вся выполнена в кофейных тонах, а техника вся стального цвета.

  Порывшись в шкафах, я вытащила турку и пакет с кофе. Налив в турку воды и добавив кофейные зерна, я поставила все это на плиту. Пока следила за своим кофе, телефон снова громко и жизнерадостно заорал Rev theory- voices. Бросив быстрый взгляд на турку, я метнулась в комнату и, прихватив телефон вернулась обратно. Звонил Олег.

  -Здорово, сестренка!

  -И тебе не хворать, братишка. Чего надо?

  -Оксаночка, пэрсик моего дерева, тазик моей баньки, глазик моей рыбки, звезда моего солнца...

  Я тяжело вздохнула: -Выкладывай.

  -Поехали сегодня со мной в ТЦ, мне костюм подобрать надо. -заискивающе протянул Олег.

  -Нет.

  -Ну Ксан, а я тебя потом накормлю, даже сладенького тебе куплю, сколько захочешь.

  Я судорожно вздохнула: -Бить по слабым местам нечестно.

  -Я заеду за тобой в два! -радостно проорал он мне в трубку и отключился, я даже возмутиться не успела. Теперь не отвертишься, придется ехать.

  Выключив плиту, я налила кофе в чашку, залезла в шкафчик и достала сахар и шоколадное печенье. Выпив кофе и съев пару печенек, я посмотрела на часы. Время было только около одиннадцати. Решив себя хоть чем-то занять, я принялась за уборку. Протерев везде пыль и, убрав вещи, я достала пылесос и замочила швабру в ведре. Пропылесосив, я вымыла полы и снова бросила взгляд на часы. Время уже было половина второго. Убрав весь инвентарь, я полезла в душ.

  Вымывшись, я высушила волосы, выпрямила их утюжком и, смазав руки специальной помадкой, прошерстила рукой свою шевелюру.

  До приезда Олега оставалось всего каких-то жалких двадцать минут, и я пошла одеваться. Вытащив белье, джинсовые шортики и белую майку, я оделась и, спрыснув себя духами, достала сумку и покидала в нее документы, телефон, плеер, кошелек с деньгами. Откопав в прихожей на полке белые спортивные балетки, я обулась и, прихватив ключи, закрыла дверь и вышла во двор.

  Как раз вовремя. На своей черной тойоте подъехал Олег. Сев в машину, я поздоровалась с ним и мы поехали в самый большой ТЦ нашего города.

  Припарковавшись, Олег вышел из машины и, обогнув ее, открыл дверцу с моей стороны. Поддавшись какому-то минутному детскому порыву, я вцепилась обеими руками в кресло и, жалобно глядя на Олега, простонала.

  -А давай я лучше тебя в машине подожду, а? Ну не люблю я по магазинам ходить, они меня угнетают.

  Олег только тяжко вздохнул. Затем, нагнувшись, отстегнул ремень безопасности. Я только настороженно наблюдала за его движениями. Он начал закрывать дверку, а я, было обрадовавшись, расслабилась и расцепила пальцы. И зря. Молниеносно распахнув дверцу, он вытащил меня из машины и перекинул через плечо. Заперев машину и насвистывая какой-то явно издевательский мотивчик, он в месте со мной поднялся на нужный этаж и только там поставил меня на землю.

  Тяжело вздохнув и бросив на него недовольный взгляд, я хватила его за рукав и потянула в ближайший магазин, справедливо рассудив, что чем быстрее мы начнем, тем быстрее закончим.

  Меня едва хватило на сорок минут, потом я себе уже стала напоминать тигра в клетке. Продавцы опасливо на меня косились, и обходили за километр, напрямую обращаясь к Олегу. На четвертом магазине, я взвыла:

  -Ну сколько можно! Четыре магазина! Тебя что на витрину выставлять собираются?!

  -Ну не на витрину, но ассоциация хорошая. -Олег, потупился, щеки у него покрыл румянец.

  Я с интересом осмотрела смущенного братца, но не стала спрашивать. Не в моих правилах лезть кому-то в душу. Если захочет, сам расскажет, а не захочет- любопытство не было моей чертой.

  -Да не красней ты как девица на выданье, пошли лучше в другой магазин, я уже есть хочу. -разглядев вдали вывеску магазина мужских костюмов, я пошла туда. Через пару секунд меня нагнал Олег:

  -Я тут девушку одну встретил, завтра с ее родителями пойду знакомиться, -он нервно взъерошил волосы рукой, -мы всего месяц знакомы, но...она мне очень нравится. Я планировал в следующие выходные ее свозить со своими познакомить, а потом у деда с Нинель выходные провести на природе. Ты тоже приезжай.

  -Это все равно когда-нибудь бы произошло. Раз зовешь, приеду, а теперь шевели ногами.

  Через полчаса (хвала небесам!) он наконец выбрал костюм, причем он мне смутно напоминал один из первых, который он померил еще в первом магазине. Довольные мы поднялись на этаж, где находился ресторанный дворик. Попрепиравшись на тему того, куда лучше пойти, я наткнулась на вывеску Иль патио и вспомнила, что там делают вкусный банана сплит, и бескомпромиссно потащила Олега туда.

  Заняв столик, нам принесли меню. Так как мы оба были обжорами, то заказали сытную пиццу Баварезе, десерт решили потом заказать.

  Пока ждали заказ, я осмотрела зал: стандартная публика, правда четверка пьяных амбалов за ширмой заставляет немного напрячься. Бросив взгляд на вход, я заметила, что в ресторанчик зашла моя сестра со своей подругой- стервой...Аннет кажется.

  -Сестра? -Олег проследил за моим взглядом. Я только кивнула.

  Наконец принесли пиццу. Взяв по кусочку, мы начали болтать. Олег спрашивал меня про работу и про диплом. Я тоже спрашивала его про учебу. Обсудили фильмы, да и вообще мы с ним всегда о многих вещах беседовали.

  Потянувшись за вторым куском, краем глаза я заметила, как из-за ширмы, пошатываясь, вышел какой-то амбал и целенаправленно куда-то двигался. Продолжая обсуждать с Олегом планы на выходные, я заметила, что он кидает обеспокоенные взгляды куда-то мне за спину. Прислушавшись, я отметила, что этот амбал к кому-то активно подбивал клинья. Обернувшись, я застала как раз тот момент, когда этот амбал обратил внимание на мою сестренку.

  Тело моментально напряглось, готовясь к рывку. Увидев как он больно ухватил мою сестру за локоть, я рванула в их сторону. Подлетев к нему, я вывернула ему кисть свободной руки и рванула в свою сторону. Амбал выпустил руку моей сестры и повергнулся в мою сторону. Недолго думая, проведя прием, который заставил его немного отклониться, я провела бросок через себя. Знаете присказку: Чем больше шкаф, тем громче падает? Никогда не думала, что приведу ее в жизнь. Не давая амбалу времени опомниться, я наступила ногой ему на горло и слегка надавила. Когда он дернулся, чтобы вырваться, я усилила нажим и, наклонившись к нему, прошипела, сузив глаза: -Не рыпайся, тебе же хуже будет, а к девушкам приставать как-то не по мужски. А к моей сестре особенно.

  Он что-то прохрипел в ответ.

  -Надеюсь, это были извинения.

  Затем обернувшись к сестре, чеканя каждое слово я проговорила: -Взяли вещи и домой, быстро!

  Убедившись, что сестра с подругой ушли, я убрала ногу с горла этого амбала и отошла на пару шагов назад. За ширмой его компаньоны уже начали проявлять активность. Поднявшись, он схватился за горло, прокашлялся и прохрипел:

  -С*ка, ты за это ответишь.

  -В семь на набережной, -я усмехнулась, -и дружков своих не забудь.

  Развернувшись, я кивнула, стоящему за моей спиной Олегу на выход. Уходя, я услышала как он прошипел что-то наподобие, что его дружки будут рады со мной поиграть. Олег схватил меня за руку и быстро потащил в сторону парковки, раздраженно шипя:

  -Дура, ты что промолчать не могла!

  -Олеж, там моя сестра между прочим была.

  -А стрелку ему зачем забивать! Вот теперь они с дружками с тобой ничего хорошего не сделают!

  Резко остановившись, я выдернула руку из захвата.

  -Олег! Я боец, даже не смотря на то, что я девушка! Этот гад приставал к моей сестре! Что я должна была дать ему затащить ее и ее подругу к своим дружкам, чтобы они сначала их облапали, а потом в постель затащили?!

  -А с тобой они что в нарды играть будут!?

  -Ну во-первых, у меня тоже есть тот, к кому я могу обратиться! Во-вторых с такими уродами разговоры ведутся только такими методами!

  Уже спокойнее я добавила: - Да и я не боюсь того, что он может меня ударить. Он может и ударит, потому что видит, что я достойный противник.

  -Я же переживаю. Я с тобой пойду.

  -Нет, Олеж. В отличие от меня с уличными драками ты плохо знаком.

  -А ты хочешь сказать, что знакома?

  Нервно взлохматив волосы, я отвела взгляд: -Было дело разок.

  Олег долго всматривался в мое лицо, затем, развернувшись, разблокировал машину.

  -Оксан, ты не устаешь меня удивлять. Когда такое было?

  -Года четыре назад, не будем об этом. -по инерции, я схватилась за ребра, как раз с той стороны, где у меня была татуировка.

  Мы загрузились в автомобиль и поехали.

  -Давай звони своим браткам. -хохотнул Олег. Видимо напряжение его отпустило.

  -Сам такой, а я своему одногрупнику звонить буду.

  Достав телефон, я отыскала в контактах имя Гриши. Набрав номер, я стала считать гудки, на десятом мой друг наконец соизволил ответить.

  -Это твоя месть? -на том конце прозвучал хриплый ото сна басовитый голос.

  -Гришенька, тут такое дело...

  -Во что ты вляпалась? -послышался тяжелый вздох.

  -Почему сразу вляпалась? -я правда возмутилась.

  -Обычно, когда ты называешь меня Гришенькой, ничего хорошего ждать не приходится. Поэтому не тяни кота за причиндалы, выкладывай.

  Вздохнув, я выложила все Грише. Вот за что я его люблю, он сначала разберется в проблеме, а затем уже устроит порку, вот и сейчас...

  -Сколько их было?

  -Четверо. Один вряд ли полезет, а если и полезет, то только на меня и исподтишка.

  -Ладно, сейчас я наберу своему другу, а ты дуй к моему дому.

  Попрощавшись, я попросила Олега отвезти меня к дому Гриши. Доехав, Олег обнял меня и пожелал удачи. Выйдя из машины, я направилась в сторону стоявших неподалеку парней. Второго шкафа Гриша представил, как его школьного друга Романа. Кивнув друг другу, мы загрузились во внедорожник и поехали на место. Всю дорогу Гриша многообещающе на меня косился, но понимал, что пока дело не уладим, убивать меня невыгодно.

  Приехав, мы вышли из машины. Роман закурил, а мы с Гришей, прислонившись к машине, осматривали окрестности. Через минут десять, когда я подумала, что они уже не приедут, напротив нас остановилась тонированная ауди, из которой вылез до боли знакомый мне амбал и еще трое его дружков. Мои парни негласно вышли немного вперед, тем самым задвинув меня себе за спины.

  Без предисловий амбалы двинулись в нашу сторону, и я следом за парнями пошла к ним навстречу. Как я и думала, тот амбал, с которым мы столкнулись, стоял чуть поодаль своих товарищей и оценивающим взглядом скользил по Роману и по Грише. Я поняла, что он попытается вырубить кого-нибудь из них из-за спины, значит как-то надо вывернуться и вырубить его первым.

  Пока я оценивала ситуацию парни уже закончили переговоры и перешли к активным действиям, тоесть парни уже во всю дрались с двумя другими, а на меня с похотливой улыбочкой надвигался третий амбал. Встав в стойку, я с разворота ударила его ногой по колену, отчего он упал, схватившись за поврежденную ногу (я била так, чтобы выбить ему коленную чашечку). Я быстро рванула в сторону стоящего в стороне амбала.

  Увернувшись от летящего в меня кулака, я со всего маха врезала ему панчем (Прямой удар дальней от противника рукой) в солнечное сплетение, затем, когда он согнулся, я провела бэк-кик (удар с разворота дальней от противника ногой) и провела подсечку, от чего отправила его наконец в полный нокаут. Справа я заметила какое-то движение и резко дернулась в сторону. Скулу с правой стороны обожгло болью (от основного удара мне удалось уйти, но синяка мне не миновать). Пока тот амбал, которому я выбила чашечку по инерции все еще двигался за своим кулаком, отшатнувшись я провела экс-кик (удар пяткой сверху вниз, словно топором), отчего амбал потеряв равновесие, упал, пропахав носом землю. На помощь мне пришел Гриша, оглянувшись, я заметила, что Роман резким ударом вырубил своего противника.

  Тем временем Гриша скрутил оставшегося еще на ногах амбала и прошипел ему на ухо:

  -Забирай своих дружков и уматывай! И чтобы я больше вас не видел!

  Откинув его, Гриша направился к машине, и мы за ним. Разместившись, мы поехали. Я потрогала скулу рукой и недовольно поморщилась от боли. Гриша, заметив это, развернулся ко мне всем корпусом. И осторожно взяв мое лицо рукой, развернул к себе правым боком.

  -Небольшая ссадина, ее даже незаметно, а вот синячина знатный будет.

  Дальше мы ехали в полной тишине. Доехав до дома Гриши, мы вышли из машины. Немного помолчав, его все таки прорвало. Сначала он долго орал на меня, потом, увидев мой поникший вид, и то, как я морщусь, дотрагиваясь до щеки, тяжело вздохнув, притянул меня к себе, и поросил больше в такие ситуации не влипать. Отпустив меня, он попросил Рому отвезти меня в больницу.

  В машине Рома дал мне аптечку и, пока он выруливал со двора, я обработала ссадину и приложила охлаждающий пакетик.

  -А в больницу зачем? -Роман решил нарушить молчание.

  -Ну я же с Гришей в меде учусь, а в больнице я в ночную смену работаю. Хирург я.

  -А драться где так научилась?

  -Я с четырнадцати лет кикбоксингом занимаюсь.

  -Правда? Интересно. -он окинул меня оценивающим взглядом.

  Дальше дорога проходила в молчании. Наконец мы доехали до больницы. Когда я уже собралась выйти, он остановил меня:

  -Оставь мне свой телефон, встретимся. -причем это была далеко не просьба. Приказ и констатация факта. Кулаки сразу зачесались, ненавижу, когда что-то решают за меня. Обернувшись, я процедила: -Мальчик, перепих на одну ночь меня не интересует, а другого повода для наших встреч я не вижу. За то, что помог сегодня в драке и подвез- спасибо. На этом наше знакомство заканчивается.

  Отвернувшись, я пошла в сторону входа, все еще злясь. У него на лице было написано для чего он встретиться хотел. К тому же никакой симпатии он у меня не вызвал. Хоть он и знакомый Гриши, но тот еще типчик, доверия не вызывает.

  Зайдя в холл, под косые взгляды медперсонала, я зашла в лифт и поднялась на свой этаж. В приемной расписалась в журнале и пошла в ординаторскую. Поздоровавшись с Пашей, я повесила на вешалку сумку и натянула на себя форму.

  -А где королевна наша?

  -Не знаю, не было ее еще.

  -А обстановка как?

  -Скука смертная.

  -Паш, как там твой мотоциклист?

  -Да что с ним станет, жив и через некоторое время будет здоров.

  -Тогда я пойду пациентку одну навещу и вернусь.

  Выйдя из ординаторской, я узнала у Светы в какой палате лежит Яроминова, и отправилась туда. Немного поболтав с Маргаритой и получив новую порцию странных взглядов, что уже откровенно бесить начало, я вернулась в ординаторскую и решила написать Алику.


  Я: Привет, Ал! Ты в ночную?

  Ал: Не, я днем отработал :-)

  Я: Ясно, ну тогда доброй ночи!

  Ал: Хорошего тебе дежурства!

  Я: Язвенник! :р

  Ал: =р


  Убрав телефон, я плюхнулась на диван и прикрыла глаза.

  -Паш, разбуди, если что.

  -Не вопрос.

  -Кстати, а что это на меня все так косились? -я приподнялась и взглянула на Пашу.

  Всмотревшись в мое лицо, он взволнованно воскликнул:

  -Оксана! Что с тобой произошло?! Откуда у тебя на скуле такой синяк!

  -Да так... -отмахнулась я от вопроса.

  -Ясно. Подожди, я сейчас мазь принесу, получше станет.

  Паша быстро вышел из ординаторской и вернулся минут через семь, неся в руке какой-то тюбик. Присев рядом со мной на диван, он смазал мне щеку сильно пахнущей мазью. Окинув меня взглядом он заметил сбитые костяшки и, ничего не говоря, промыл мне их перекисью. Затем спросил как я себя чувствую, не болит ли голова, не тошнит. Убедив его, что сотрясения у меня нет, и вообще я себя чувствую замечательно, я поспешила отвязаться от него, сказав, что немного посплю.

  В итоге я проспала все дежурство. Паша сказал, что никого не привозили и что никто к нам не заходил, а разбудил он меня потому что уже по домам пора. Пока я переодевалась, Паша заказал такси. Прихватив вещи, мы вышли из ординаторской и на посту расписались у Светы в журнале. Спустившись вниз, мы немного подождали машину. Через несколько минут такси приехало и мы, усевшись, назвали свои адреса. Паша жил немного дальше меня, поэтому он сначала забросил меня до дома. Попрощавшись с ним, я заплатила таксисту и направилась домой.

  Поднявшись на свой этаж, я открыла входную дверь и прошла в прихожую, включив свет. На звук закрываемой двери из комнаты выглянула заплаканная Лидия. Разглядев синяк, она снова начала плакать. Блин ненавижу женские слезы, никогда не знаю как утешить.

  -Лид, не реви, ты не виновата.

  -Если бы не яяяяя... то у тебяяяя... синяяяяяяк....

  -Лид, он бы от вас не отстал, а то, что было потом уже тебя не касалось. Да и после драки кулаками не машут.

  -Значит ты правда подралаааааааась...из-за меняяяяяяя.... -опять завыла Лида.

  -Лид, я не злюсь, правда, давай спать.

  Шмыгнув еще пару раз носом, Лида спросила: -В качестве извинения я приглашаю тебя завтра на выставку картин.

  -Эээээ, ты же знаешь, что я в этом не разбираюсь.

  -Ксан, пожалуйста, давай проведем завтрашний день вместе. -она снова начала шмыгать носом.

  -Ладно-ладно, только не реви. -я быстро сдалась. -Во сколько?

  -Выставка в десять открывается.

  -Ладно, тогда я пойду еще посплю.

  Развернувшись, я направилась в свою комнату и, заведя будильник на половину девятого, провалилась в сон.


  ***

  Лидия.


  Проводив сестру взглядом, я прикусила губу. Что бы она не говорила, я чувствую себя виноватой. Еще пару раз шмыгнув носом, я ушла к себе в комнату. Взяв телефон, не раздумывая, я набрала номер Игоря. После пятого гудка он ответил заспанным голосом:

  -Ласточка, что-то случилось?

  -Нет, я просто позвонила сказать, что уговорила Ксану, извини что разбудила. -не удержавшись, я пару раз шмыгнула носом.

  -Малыш, почему ты плачешь?

  -Игорь, я...я тааааак виноватаааа! -не сдержавшись, я снова заплакала.

  В трубке раздался грохот: -Черт, Лида, что произошло? Успокойся, я сейчас приеду.

  -Нет, ты спи, я не хотела тебя разбудить, просто я себя сейчас такой виноватой чувствую.

  -Перестань плакать, ласточка. Расскажи мне все.

  Успокоившись, я рассказала Игорю ситуацию в ресторане: -...Ксана, потом подралась с ним, я уверена! У нее на скуле синяк, и в этом я виновата.

  Игорь немного помолчал: -Малыш, ты не виновата. Ложись спать, завтра увидимся. Сестра же на тебя не злится, и она более менее впорядке, так что не нервничай. Спокойной ночи, ласточка.

  -До скорой встречи, Игореш. -отключившись, я с улыбкой просидела какое-то время, а потом легла спать.


  ***

  Игорь.


  Успокоив свою малышку, я на секунду задумался разбудить ли братца и рассказать ему о том, что его девушку побили (а он уже записал ее чуть ли не в матери своих будущих детей), или ему сюрприз устроить. Лида рассказала мне, что ее сестра кикбоксингом занимается уже давно. Честно, я был в шоке, но потом долго смеялся. Братец боксом лет с двенадцати занимался, теперь я понял причину смеха Лиды тогда в машине.

  Я решил ничего не рассказывать Тарасу, чтобы не облегчать ему задачу. Из рассказов отца я понял, что она ушла из дома, чтобы доказать, что она может добиться признания сама, и насколько понял уже лет восемь с этим прекрасно справляется.

  Честно признаться, когда отец рассказал нам с братом о своих планах, мы были шокированы. Мы с братом начали было возмущаться, как отец протянул нам пару фотографий. На одной была изображена миловидная зеленоглазая блондинка, которая светло улыбалась в объектив. На другой фотографии (видимо фото делали исподтишка) была изображена девушка с выкрашенными в черный и красный цвет волосами с татуировкой на правой стороне шеи.

  Лидия и Оксана- дочери старого друга отца Кирьянова Андрея Адамовича. Пока отец распинался, я пихнул брата в бок:

  -Блондинка моя!

  -Ну и пожалуйста, -брат насмешливо фыркнул, -если тебе нравятся сахарные девочки, а с Оксаной я бы непротив был поиграть.

  -Брат, посмотри, скорее она с тобой поиграет. Над ней так и плывет плакат "Не влезай- убьет!".

  -А мы не ищем легких путей. -брат пожал плечами и продолжил изучать фотографию.

  Позднее, когда нам дали ознакомиться с характеристиками девушек, Тарас удовлетворенно сказал отцу, чтобы он готовился принять в семью Оксану, так как ему нравятся такие упорные девушки. Мысленно я порадовался выбору брата, ему как раз нужна девушка со стальным стержнем, а не очередная кукла.

  А Лидия мне приглянулась, а когда я познакомился с ней вживую, то окончательно пропал. Она просто пленила меня своей открытостью и нежностью.

  Глянув на часы, я решил поспать еще пару часиков.

  Разбудили меня гневные вопли моего брата и грохот. Сунув нос в комнату брата, я увидел как он тщательно собирается. Заметив меня, он рыкнул:

  -Давай собирайся быстрее, а не то мы опоздаем!

  Решив не нервировать брата (эк он перед встречей с Ксаной разволновался!), я вернулся к себе в комнату и направился в ванную принять душ.

  После душа, я вернулся в комнату и, подойдя к шкафу, облачился в заготовленные с вечера белые джинсы и бежевую рубашку с коротким рукавом и направился к выходу из комнаты.

  Спустившись на кухню, я заварил кофе для себя и для брата. Через пару минут с пустился Тарас в темных брюках и в коричневой рубашке без рукавов. Налив себе кофе, он уселся напротив меня, через каждую пару секунд нервно поглядывая на часы.

  Посмеявшись про себя, я залпом допил кофе и сполоснул кружку. Сказав брату, что пойду прогрею машину, я вышел из дома.

  Через минут семь из дома вышел Тарас, запер дверь и сел в машину за руль и мы поехали. Подъехав аккурат в десять часов, мы припарковались на стоянке и направились в здание. Войдя в зал, я огляделся и заметил красную макушку, а недалеко от нее разглядел Лиду. Кивнув брату в направлении девочек, я направился в сторону своей малышки, а Тарас направился в сторону Оксаны...


  ***

  Тарас.


  Никогда не думал, что в свои двадцать пять буду волноваться как школьник перед первым свиданием с понравившейся девушкой. А Оксана мне понравилась, не кисейная барышня, даже не барышня, которая носит маску. Она настоящий борец и это видно. Очень жаль, что у нее так с отцом получилось. Не хотел бы я, чтобы она узнала всю правду, тогда я могу даже не дышать в ее сторону.

  Поехать на выставку было идеей этого голубка Игоря. Я в живописи хоть более менее разбираюсь, но не очень люблю, но что было делать. Основная часть плана по нашему знакомству лежала на Лидии. Она должна была каким-то образом заманить Оксану туда. Судя по тому, с каким энтузиазмом сегодня сутра собирался брат, эй это удалось.

  Приехав к выставочному залу на полчаса попозже девочек, мы с братом направились в здание. Игорь, осмотревшись, кивнул мне куда-то в сторону и сам пошел в этом направлении. Посмотрев в сторону, куда поспешил брат, я заметил Лиду. Она обернулась, заметила меня и махнула рукой немного в сторону. Я проследил за ее рукой и заметил красную макушку. Перекрестившись про себя, я пошел в сторону моей девочки.

  Я остановился немного в стороне от нее. Она терла рукой подбородок, внимательно рассматривая пейзаж Армана Гийомена. Я подумал, что живопись ей нравится очень, так сосредоточено она смотрела. Прокашлявшись, я решился заговорить с ней.

  -Интересуетесь творчеством импрессионистов?

  Она обернулась, правая сторона лица была закрыта челкой (что мне не понравилось), она в полной растерянности посмотрела на меня. А глаза у нее красивые, янтарные ближе к золотистому цвету (наверное в предках у нее был один из германских народов), как у отца. Она вообще на отца похожа очень, от матери мало что угадывается.

  -А? Нет...нет, - она тряхнула головой, улыбнувшись краешком губ, -я, если честно в живописи разбираюсь как тушканчики в арифметике.

  -Тоесть вообще не разбираетесь. -я рассмеялся.

  -Ну да, я тут стояла и о своем о девичьем размышляла.

  -О чем же? -я заинтересованно посмотрел на нее.

  Она смутилась: -Я думала настолько ли я хочу печеночный торт, чтобы канителиться с его готовкой.

  Мы рассмеялись.

  -Может на ты?

  -Ну я выкать и не начинала, -она опять улыбнулась краешком губ и протянула руку для пожатия, -я Оксана.

  -Тарас. -я взял ее руку и легко погладил пальцами. С милой улыбкой, она высвободила свою конечность и снова отвернулась к картине, давая понять, что разговор закончен. Ну нет, милая я даже еще не начинал.

  -Оксан, -она повернулась ко мне вполоборота, давая понять, что она меня слушает, - если ты так не любишь живопись, то почему ты здесь?

  -Сестра позвала.

  -И это все?

  Она сморщила носик: -Ну, еще потому что я не выношу женские слезы.

  Я начал громко хохотать: -Да, это весомый аргумент!

  Улыбнувшись более открыто, она повернулась ко мне лицом, потом, посмотрев мне за спину, нахмурилась, из глаз тут же ушло все веселье, она даже слегка подобралась как хищник перед прыжком. Проследив за ее взглядом, я уперся в пару голубков.

  -Сестра твоя? -Оксана кивнула. -Не беспокойся, она с моим братом, она ему понравилась.

  Оксана заметно расслабилась: -Извини, просто подумала, что придется избавлять ее от очередного настырного ухажера.

  -Что часто такие появляются?

  Она дернула плечом: -Бывает... -и снова отвернулась!

  Я обернулся и, поймав взгляд Игоря, показал ему кулак. Широко улыбнувшись, брат кивнул на выход. Кивнув в ответ, я снова обернулся к Оксане.

  -Ну раз мы оба не особо заинтересованы в этой выставке, предлагаю подхватить наших и отметить знакомство в кафе. Что скажешь?

  Обернувшись, она как-то чересчур пристально посмотрела на меня и кивнула головой. Взяв ее руку, положил ее на сгиб локтя и повел в сторону выхода. Игорь и Лида, в обнимку уже покинули здание. Когда мы вышли на улицу, Оксана достала из сумки очки в пол-лица, одела их и откинула волосы рукой назад, поправив челку. Я только недовольно нахмурился. Подойдя к парочке, я представил ей своего брата. Когда он протянул ей руку для пожатия, она рванула его на себя и тихо прошипела в лицо: -Узнаю, что собираешься сделать плохо сестре, покалечу.

  Лидия нервно рассмеялась: -Ксан, все нормально, успокойся.

  Игорь с уважением посмотрел на Оксану: -Хватка у тебя железная. Качаешься?

  Она улыбнулась такому фарсу: -Восемь лет кикбоксингом занимаюсь.

  -Серьезно или так баловалась?

  -Имею разряд, в основном спарринги фулл-контакт. А вы оба? Просто в качалку ходите или занимаетесь чем-то?

  -Ну я на шпагах раньше занимался, а Тарас боксер.

  -Спортсменов уважаю. -улыбнувшись, она согнулась пополам и начала громко хохотать: -Ну раз мы во всем разобрались, предлагаю поехать в кафе, а то кушать хочется, а мне еще вечером на работу надо.

  Усадив всех в машину (брат утянул Лиду на заднее сидение, а Оксана села рядом со мной на переднее сидение), я выехал со стоянки. Между сидений показалась моська моего брата.

  -А где ты работаешь?

  -В городской больнице, хирургом.

  -О! Значит ты хирург-кикбоксер. Тебе надо было в стоматологи идти, тогда на анестезии можно было бы экономить!

  Оксана опять согнулась пополам от хохота, придержав очки на переносице: -Со мной на курсе учится парень, большой такой, толи медведь, толи шкаф. Вот это ему надо было в стоматологи идти.

  Мы все начали смеяться, а у меня в голове прозвучал тоненький ревнивый голосок, что наедине их оставлять не стоит, дружба дружбой, а так мало ли что. Дальше мы ехали в полном молчании. На стандартные вопросы Ксана отвечало кратко, и своих вопросов не задавала. Разговор решила начать Лида:

  -Мальчики, а вы работаете или учитесь?

  -Работаем у отца на фирме. Я юрист, а Тарас начальник службы безопасности.

  -Однако серьезные ребята. -Оксана улыбнулась.

  Наконец мы доехали до кафе. Зайдя внутрь, девочки сразу направились к столику у окна. Взяв меню, мы сделали заказ. Оксана заказала отбивную, фруктовый торт и черный кофе. Лидия салат и минералку, на что на нее сразу устремилось два недовольных взгляда (Ксаны и Игоря). Мы с братом заказали то же, что и Ксана, только без десерта.

  Пока ждали заказ, начали обсуждать ничего незначащие темы, дошли до обсуждения фильмов. Лида и Ксана начали спорить.

  -Систер, а я говорю, что в компании хорошо посмотреть мелодраму или романтическую комедию.

  -Не калечь мое чувство прекрасного!

  -У тебя чувство прекрасного слишком извращено. Какой нормальный человек будет смотреть ужастики и оценивать их с профессиональной точки зрения!

  -Да такие фильмы намного лучше этой сопливой лабуды! Ну дорогая, я врач, для меня внутренний мир человека- раскрытая книга, которую я не устаю изучать.

  Лида смешно поморщилась, Игорь, наклонившись, что-то зашептал ей на ухо, от чего она порозовела и начала хихикать. Я мог поспорить, что Ксана сейчас закатила глаза. Она до сих пор сидела в очках, да и вообще она сегодня лицо не показывала.

  -Ксан, а почему ты в очках?

  -Глазам отдых даю.

  -Так в очках же только хуже. Ты как врач должна это знать. -это был вызов, и она его приняла. Она потянулась к очкам...


  ***

  Оксана.


  Очки снять...как врач, знал же что прав окажется. Я решила ответить на его вызов и, приподняв уголки губ (открыто я редко улыбаюсь), сняла очки, откинув волосы назад. Парни в шоке вылупились (другой эпитет я подобрать не смогла) на меня. Тарас медленно поднял руку и, едва касаясь, провел кончиками пальцев по скуле, глаза у него потемнели.

  -Кто? -прозвучало резко как приказ, отчего я сразу ощетинилась.

  -Тебя это не касается.

  -То что касается тебя, касается меня в первую очередь! -Тарас резко осекся, а Игорь с Лидой сразу подобрались.

  -Вот значит как... -ответить дальше мне помешал официант, который принес наш заказ. Я невозмутимо принялась за еду, игнорируя переглядывания этих троих.

  То, что Лида знакома с Игорем давно, я поняла сразу: было видно по тому, как они общались в галерее, как они друг на друга смотрели. Да и пока мы до кафе добирались он ее несколько раз называл то ласточкой, то малышкой, причем она на это нежно улыбалась, а не краснела как она обычно это делает. Для людей, которые познакомились пару часов назад, они ведут себя слишком близко и доверительно. Вывод напрашивается один: они знакомы давно, а судя по реакции Тараса, он знает ее и каким-то образом знает меня. Впринципе ему про меня могла рассказать Лида, но в душе лапкой царапало сомнение о непричастности моего отца к этому. Скорее всего на каком-нибудь вечере Лида познакомилась с Игорем и отец, узнав чьи они сыновья, решил что это неплохая партия для Лиды. А Тарас мог услышать обо мне по рассказам, отец известен в своих кругах и про нашу семью многое знают. Значит у мальчика ко мне чисто спортивный интерес. Мне надоело наблюдать за их напряженными физиономиями

  -Ребят, расслабьтесь, я поняла, что вы знакомы давно.

  Я тыкнула вилкой в сторону Игоря и Лиды: -Вы явно познакомились на каком-нибудь вечере, где был отец, -кивок в сторону Тараса, -обо мне он мог узнать там же.

  -А ты, -я ткнула вилкой в сторону Тараса, -с тобой переспим разок и разойдемся и все останутся довольны.

  Тарас подавился кофе и начал кашлять, посочувствовав, я постучала его по спине.

  Игорь первый оправился от шока: -Вот это номер. Ты всегда такие вещи в лоб говоришь?

  -Я не люблю лжи. Сама не лгу и лжи не прощаю.

  -И неужели ты всегда и все людям говоришь? -о, Тарас к нам вернулся!

  Я посмотрела прямо ему в глаза: - А ты откроешь мне свою душу? -он непонимающе моргнул, а я ухмыльнулась, -Я открываюсь людям настолько, насколько позволяет граница от просто знакомого, до чего-то большего. Я никогда не лезу человеку в душу, я предлагаю шанс открыться мне или нет. Просто спрашиваю -Расскажешь? и жду. Если меня пускают в свое личное пространство, я отвечаю тем же. - я печально улыбнулась. -Именно поэтому у меня всего два друга, настоящих, которые принимают меня с моими тараканами и которых принимаю я.

  -Хорошая политика. -Игорь сдавленно кашлянул.

  -Помогает в жизни. -прямо посмотрев в глаза Игорю и своей сестре, я перевела взгляд на Тараса: -Я же могу рассчитывать на то, что вы мне не будете лгать?

  Тарас как-то слишком серьезно посмотрел мне в глаза: -Можешь.

  -Тогда для чего ты со мной познакомился?

  -По рассказам ты меня зацепила. Теперь за наше пусть и недолгое общение сегодня, могу честно сказать, что ты мне нравишься.

  -Честно. -я слегка приподняла уголки губ.

  -Да, я понимаю, я поторопился, надо было сначала пообщаться побольше...

  Я покачала головой: -Не надо, мне не принципиально то, сколько я знаю человека, если он мне понравился. А ты мне понравился.

  -Как человек или как мужчина?

  Я слегка наклонила голову к плечу. Он занятный, мало кто мой прямой взгляд долго выдерживает, да и на мои выпады спокойно реагирует. Пожалуй стоит придержаться принципа "Не попробуешь- не узнаешь".

  -Иду ва-банк. Как мужчина. -я оскалилась в вызове. -И что?

  Мгновение он всматривался в мои глаза, а я в его. Внутри его глаз проскочило недоверие, затем небольшой страх, а затем глубокое удовлетворение. Даже откинувшись на спинку стула, он стал похож на довольного кошака.

  -Ну ничего, кроме того, что ты теперь моя девушка.

  Я только удивленно вскинула брови. Впринципе он мне нравится, подсознательно я чувствую, что он сильнее меня, мы не говорим о большой любви, мы не говорим про обязательства. А что будет, то это будет потом. А сейчас...да и хватит философствовать! В конце концов женщина я или нет!?

  -Напугал ежа голой попой.

  -Отказываешься?

  -Нет, просто предупреждаю. А так я непротив. -гормоны запели "А мы только за!". Но я не я, если у меня самоконтроль рухнет.

  Тут же, мило улыбнувшись, он подвинул стул вместе со мной впритык к себе. Одной рукой он обнял меня за плечи и начал поглаживать, другой рукой он держал чашку кофе. Я же привалилась к его боку, подтянув к себе тарелку с тортиком. Кто-то скажет, что все слишком быстро произошло. Но я никогда не страдала предрассудками: рано-нерано, прилично-неприлично, быстро-небыстро. Если внутренне я чувствую уверенность в своем решении, я никогда не отступлюсь. Если же я не уверена или колеблюсь, то отступаю, это мое кредо.

  Тарас снова провел рукой по моему синяку: -Может расскажешь?

  -Да, вчера была с Олегом в ТЦ, в кафе к Лиде пристал амбал, мы с ним повздорили, забили стрелку. Я позвала своего друга, а он своего. Вобщем мы их сделали! А синяк...пока я заканчивала с одним, еле успела отвернуться от удара другого.

  -Я их в порошок сотру! -прошипел Тарас. -Ты их запомнила?

  -Нет, и разбираться с ними не нужно, они уже огребли по полной.

  -Я не хочу, чтобы ты дралась.

  -А я не хочу прятаться ни за чьей спиной.

  Он тяжело вздохнул: -Ладно, с этим потом разберемся. -Болит? -он нагнулся и поцеловал синяк, я от удовольствия прикрыла глаза.

  -Нет, Пашка мне вчера мазью какой-то помазал. Поэтому синяк не так страшно выглядит и не болит.

  Тарас напрягся и натурально (я в шоке!) зарычал: -Кто такой Олег? Что за друзья тебе помогали? Кто такой Паша? И, черт побери, почему вокруг тебя одни мужики вьются?!

  С минуту наслаждалась ревнивым выражением его лица (а то когда ж меня вообще ревновали?), потом сжалилась и ответила:

  -Олег внук нового мужа бабушки Аркадия Семеновича, мы с ним родня, да и отношения у нас как у брата и сестры. Друг- Гриша, мой одногруппник, мы с первого курса дружим. Причем действительно он мой друг, как и Алик, с которым мы в больнице познакомились. Вот это те мои два друга, а на стрелку Гриша приволок своего одноклассника, но мы с ним даже приятелями не стали. А с Пашкой мы ночью в больнице дежурим. Можно сказать он мой приятель.

  Тарас недовольно заворчал: -Почему у тебя все знакомые мужчины, почему не женщины...

  -У меня есть Лида, да и то она сестра. С остальными я не могу сойтись, потому что у нас миры разные...

  -Понятно, -и тише себе под нос пробубнил, -но приглядывать не помешает.

  Я щелкнула его по носу: -Ревность разрушающее чувство.

  -В плане того, что это признак недоверия?

  -Да нет, в порыве ревности свершаются самые порой идиотские, а порой разрушительные поступки.

  Тарас улыбнулся и повернулся к нашим голубкам: -Эй, младшие, как насчет кино?

  Возражений не нашлось и, расплатившись (за попытку заплатить за себя я удостоилась такого свирепого взгляда, что меня аж дрожь пробрала, и от греха подальше решила не спорить), сели в машину и поехали в ближайший кинотеатр. При выборе фильма возникли жаркие дебаты. В итоге выбрали какой-то фантастический фильм и, закупившись колой, попкорном и разными сладостями (нетрудно догадаться кто эти сладости присвоил), пошли в зал. Тарас умилялся над тем, что я сладкоежка, Лида ворчала, что мне делать нечего, как только фигуру портить, Игорь философски сказал, что слипнется. Я в тон ему ответила, что тогда друг-хирург мне скальпелем разрежет то, что слипнется.

  В целом фильм мне понравился, хотя особо в него всматривалась, потому что пыталась отвоевать у Тараса свое ведерко со сладким попкорном, а потом шоколадки. В ответ этот искуситель, когда ему надоело слушать мои возмущения, нагнулся и поглаживая шею, притянул меня к себе и слегка коснулся языком губы, где остался шоколад. Мои гормоны взвыли. Положа руку на сердце, я никого не хотела так как его, меня ни к кому так не тянуло, не било разрядом от поцелуя, как сейчас было с Тарасом. Запустив руку ему в волосы, я первая начала поцелуй, первая начала исследовать его рот языком. Отмерев, он перехватил инициативу, прикусив мой язык, затем начав его посасывать. В ответ я прикусила его нижнюю губу и провела по ней языком, от чего он сдавленно застонал и начал рукой шарить по моему телу. Погладил коленки, бедро, запустил руку под майку и погладил живот. Три ха-ха четыре раза! Мою эрогенную зону ему не найти! Рано радовалась. Он начал подниматься рукой по позвоночнику и, когда провел рукой между лопаток, я выгнулась и простонала: -Чееееееееерт.

  Вот блин из всех мест найти именно ту точку! Могу поспорить, что он сейчас дьявольски улыбается. Поглаживания "кошачьей зоны" усилились. Поглаживая круговыми движениями, слега массируя, просто перебирая пальцами, он довел меня до состояния "люблю все, что двигается, а то, что не двигается- толкаю и люблю". Стоны мои он глушил поцелуями. Собрав в кулак всю свою силу воли, я решила, что в эту игру могут играть двое. Забралась руками ему под рубашку и провела ногтями одной руки от груди до пояса брюк, и начала пальцем водить над поясом, чувствуя как сокращаются мышцы его живота.

  -Объявляю капитуляцию. Тут слишком много народу. -хрипло прошептал мне на ухо Тарас. Я только издала какой-то звук, который обозначал согласие. Дальше мы сидели молча.

  Когда ушла парочка младших мы не заметили, только на телефон Тарасу пришло сообщение от брата: "Между вами пробежали такие искры, что решили вам не мешать ;) Ксаночка, можно я на весь вечер ласточку заберу? :3".

  Забрав телефон у Тараса, я написала ответ: "Добро. Отвечаешь за нее головой. И будешь должен как земля колхозу!".

  Ответ пришел секунд через десять: "Да хоть как двум колхозам! :*".

  Когда фильм закончился, и мы пошли на выход из зала, я бросила взгляд на часы и поняла, что если я не хочу опоздать на дежурство, то пора бы уже выехать, о чем и сказала Тарасу.

  Всю дорогу до больницы чувствовалось напряжение. Когда мы доехали, Тарас перетянул меня к себе на колени и начал целовать (хорошо, что стекла тонированные), обняв его за шею, я начала отвечать на поцелуй, посасывая его нижнюю губу, отчего он тяжело задышал. Проведя руками по моему телу, он начал снова поглаживать место между лопатками, отчего у меня опять снесло крышу и я начала громко стонать. Он впился поцелуем в мою татуировку на шее, не переставая меня поглаживать по спине. Я же снова начала руками исследовать его тело, отчего через некоторое время почувствовала, как что-то (а то я наивная простота не поняла что!) упирается мне в живот. Надавив тазом, я начала скользить туда- обратно, отчего он, откинув голову издал полустон- полурык. Я перешла к более решительным действиям и начала расстегивать его рубашку, скользя по открывавшимся участкам тела пальцами.

  Он перехватил мои руки и пересадил на соседнее сидение. Я с непониманием посмотрела на него и снова потянулась в его сторону. Он перехватил меня и , поцеловав, прижался своим лбом к моему.

  -Не сейчас...

  -Почему? Я хочу тебя также, как и ты меня, да и стекла тонированные, никто ничего не увидит, ну...может только услышат.

  -Нет, я не хочу, чтобы твой первый раз произошел здесь и так.

  -Вообще-то, я уже давно не невинная барышня.

  Тарас недовольно заворчал: -Я не об этом, а о том, что наш первый раз произойдет у меня дома на большой кровати, после романтического ужина и крышесносительных ласк.

  -Обломщик!

  -Не тебе одной сейчас тяжело! -рассмеявшись, он погладил меня ладонью по щеке.

  -Не пыхти, ежик. Потерпи немного.

  Я мученически вздохнула: -Уговорил.

  Он в последний раз поцеловал меня, и я вышла из машины. Дойдя до входа, я обернулась, махнула рукой и зашла в здание. Поднявшись, расписалась в журнале, поболтала немного со Светкой и пошла в ординаторскую. Переодевшись, дождалась Пашу, и он снова намазал мне синяк своей чудо-мазью.

  Через минут двадцать в ординаторскую влетел Алик, оценив мой внешний вид, он подхватил меня под локоть и потянул в столовую. Спустившись на этаж, он забрал ключ у охранника, он отрыл дверь, усадил меня за столик, сбегал за кофе, и, усадив меня за столик, начал допрос. Я рассказала ему все без утайки. Мне опять досталось за драку, потом он начал капитальный допрос по поводу Тараса. Я поделилась с ним своими выводами по поводу отца, он, подумав немного, сказал, что это даже более вероятно.

  -Ксан, а ты в выходные на природу едешь?

  -Тебе Гриша звонил?

  -Ага, вчера вечером.

  -Ну я еду. Думаю, что в связи с событиями сегодняшнего дня со мной как минимум поедет Тарас, а как максимум- сестра со своим парнем.

  Решив не откладывать дело в долгий ящик, я набрала Грише и спросила, ничего, если со мной еще трое поедут. Он сказал, что так даже лучше и отключился.

  Допив кофе, мы с Алом разошлись по своим отделениям. Я снова навестила Маргариту и немного поболтала с ней. Выяснила, что ее муж- какая-то шишка в ФСБ. Маргарита передала мне записку от мужа, где он оставил свой номер телефона и сказал обращаться, если я когда-нибудь влипну в неприятную историю. Поблагодарив женщину, я вбила телефон в контакты и, попрощавшись, вернулась в ординаторскую. Агаты сегодня снова не было.

  Дежурство для нас с Пашей прошло тяжело: в центре города легковушка влетела в столб и к нам привезли молодых парня и девушку в тяжелом состоянии. Я оперировала девушку, а Паша парня. Парню не повезло больше.

  Около пяти часов мы боролись за их жизнь. Через пять часов, я устало потерла глаза. Переживания вымотали. У девушки один раз остановилось сердце, но к счастью все обошлось. Закончив операцию, мы перевели их в реанимационную палату и установили за ними наблюдение.

  -Паш, позвонишь родственникам?

  -Хорошо? -так же устало ответил мне Паша и пошел к стойке.

  А я было отправилась отдыхать. Но не успела я даже выйти из операционной, как туда вкатили мужчину, у которого воспалилась грыжа белой линии живота. Осмотрев его, я поняла, что нужно делать операцию и на полтора часа выпала из реальности.

  Операцию я закончили, когда время уже перевалило за пять часов. Выйдя наконец из операционной, я оформила больного и пошла (вернее с трудом поползла) в ординаторскую переодеться. В ординаторской сидел Николай Семеныч и Паша.

  -Ксана, ты почему еще здесь? А с лицом что?

  -После того как мы оперировали с Пашей молодую пару, привезли мужчину с грыжей.

  -Понятно. Справилась?

  -В лучшем виде.

  -Ну, езжай домой, выспись отдохни, а то ты сейчас так выглядишь! В гроб краше кладут!

  -Спасибо Николай Семеныч! До свидания. Паш, пока.

  Стянув костюм, я подхватила сумку и вышла из больницы, на стоянке стоял внедорожник Тараса. Если бы я не была настолько вымотанной, то удивилась бы.

  Подойдя к машине, я постучала в окно. Дверь тут же открылась и показалась сонная мордашка Тараса.

  -Ты чего так долго? Дежурство же в пять закончилось, а время почти шесть.

  -Ночь тяжелая была. Две операции. Парня с девушкой почти по частям собирали, а потом мужчину с грыжей привезли, я оперировала, вот и вымоталась. А ты почему здесь?

  -А я за тобой приехал. Негоже моей девушке при живом мне на такси разъезжать.

  Он внимательно осмотрел меня: -Ты и правда слишком уставшей выглядишь. Поехали ко мне? У вас дома сейчас мой брат с твоей сестрой. Мы только поспим, честно.

  Я только зевнула и согласилась. Сев в машину, я кажется уснула по дороге. Очнулась я когда, он пытался стянуть с меня шорты. Приподнявшись, я помогла ему снять их, а потом майку. Взамен снятой одежды он натянул на меня свою майку и, раздевшись сам лег рядом со мной, укрыв нас обоих одеялом.

  Прижавшись к теплому боку, я перестала бороться со сном и вскоре уже спокойно посапывала, уже не почувствовав, как он легонько поцеловал меня в висок и прошептал: -Спи, моя родная...


  ***


  Утром для меня началось с попытки вспомнить, кто сопит мне на ухо. Выпутавшись из медвежьих объятий, я обнаружила Тараса. Почесав затылок, я более менее вспомнила как я тут оказалась. Бросила взгляд на часы, было всего десять часов. Организм требовательно попросил удовлетворить его потребность и я пошла на поиски туалета. Спустившись вниз, я начала открывать дверь за дверью. Мои молитвы были услышаны, и нужную дверь я нашла быстро.

  На обратном пути в комнату, зевая, я бросила взгляд на стену около одной двери и замерла, широко раскрыв глаза, на меня как будто ушат ледяной воды вылили. На стене на черном фоне было изображено объемное панно в виде красной сакуры. Все еще не доверяя своим глазам, я приблизилась к стене и провела по ней рукой. Ошибки быть не может. Это дом близкого дома отца- дяди Гены. Я была здесь еще до того, как он окончательно переехал вслед за семьей заграницу, и хорошо запомнила это панно.

  Я присела на корточки, оперевшись на стену. Значит Игорь и Тарас сыновья папиного друга. Я устало потерла ладонью лицо. Значит ли это, что наше знакомство могло быть и неслучайно? Интересно, Лида знает? В любом случае, это уже маленькая ложь, они явно не хотели об этом говорить, зная о том, кто Лида и кто я. На душе остался неприятный осадок. Встав и со злости саданув кулаком в стену, я тихонько прокралась в комнату, прихватила свою одежду, бросив футболку Тараса на стоящее в комнате кресло. Переодевшись в прихожей, я надела балетки, перекинула сумку через плечо, и вышла на улицу.

  Находились мы в коттеджном поселке. Выйдя за пределы поселка, я глянула на название и, достав телефон, вызвала такси. Через полчаса я уже пересекала порог своего дома. Приоткрыв дверь в комнату сестры и оценив умилительную картину, я пошла в свою комнату и, достав спортивную сумку начала сборы.

  Засунув в сумку походный набор с принадлежностями для мытья, спортивный костюм, цветастую футболку, джинсовые шорты, длинную футболку с шортиками для сна, закинула туда расческу, зубную щетку с пастой, дезодорант, откопала в недрах шкафа спрей от комаров, спальный мешок, палатку и чехол от гитары. Упаковала гитару в чехол и застегнула спортивную сумку. Осталось дело за малым, а именно отпроситься у начальства на два дня. Я достала телефон и, порывшись в контактах набрала номер Семеныча.

  -Алло, Николай Семеныч, это Оксана. Я к вам с просьбой.

  -Ну, что за просьба? -на том конце послышался усталый голос Семеныча.

  -Можно мне сегодня не приходить в ночную и завтра днем не сидеть. Мы с ребятами на все выходные хотим на природу в палатках выехать.

  -Вот оно что. Ну ладно, сегодня можешь не приходить, на отгул добро. А по поводу твоего дежурства в приемной в субботу я давно хотел с тобой поговорить.

  -А что с ним? -я даже и не пыталась скрыть интерес в голосе.

  -Я поговорил с главврачом. Поскольку ты хорошо работала, то я снял тебя с дежурства в субботу. Так что работаешь ты только с понедельника по пятницу.

  От шока я даже ничего сказать не смогла.

  -Самойлова, ты там в обморок от счастья не упала? -послышался насмешливый голос Семеныча через пару минут молчания.

  Издав радостный клич, я проорала в трубку: -Николай Семеныч! Знали бы вы как я вас люблю! Если бы вы не были женаты, то я бы бухнулась сейчас же перед вами на колени и предложила бы вам руку и почку!

  -Так, Самойлова, успокойся, пока я не передумал, -Семеныч рассмеялся, -сегодня так уж и быть отдыхай, за выходные наберись сил, а в понедельник на работу как штык!

  -Слушаюсь, сэр!

  Отключившись, я еще с минуту счастливо всматривалась в экран телефона. Дверь моей комнаты открылась и на пороге возникла заспанная мордашка моей сестры, за спиной которой маячил Игорь.

  -Систер, ты чего орешь?

  -Я теперь по субботам не работаю!

  -Круто, -тут она заметила упакованную гитару и собранную сумку, -а ты куда собралась?

  -На культурный отдых у костра на все выходные!

  -О, а нам можно? -в комнату сунул нос Игорь.

  -Не вопрос, -я пожала плечами, -приезжайте либо сегодня вечером либо завтра, лагерь наш будет за городом около реки Чайки. Узнаете лагерь по веселому Роджеру. Я там с остальными буду до понедельника. Многие уедут в воскресенье. Можете уехать с ними.

  -А нужно что?

  -Палатку, где спать будете, спальники- это основное. С остальным сами разберетесь.

  У меня зазвонил телефон. На экране высветилось имя Гриши.

  -Ну что, Каа, готова покорять джунгли? Я через минут сорок заеду за твоими вещами.

  -Гришань, меня отпустили. Я с вами от начала до конца!

  -Шикарно! Тогда давай собирайся, но я все равно заеду минут через сорок! -друг захохотал.

  -Хорошо, жду.

  Поставив телефон на зарядку, я протиснулась мимо сестры и Игоря и потопала в ванну. Быстро приняв душ, я высушила волосы феном и заплела в две косички. Опять посмотрела на свой синяк и тяжко вздохнула. Через недельку- полторы он окончательно сойдет.

  Вернувшись в свою комнату, я сбросила вызов от Тараса и закопалась с головой в шкаф. Погода была жаркая, поэтому я выудила из шкафа белую майку и серые штаны- афгани. Одевшись, я откопала короткие носки и кеды. Обувшись, я снова сбросила вызов Тараса.

  Достала кошелек, положила туда немного денег и сунула его в спортивную сумку, мобильный (уже на беззвучном режиме) отправился туда же, как и мои ключи. В дверь позвонили. Судя по голосам, там происходило знакомство ребят с Гришей. Скоро обладатель баса зашел в мою комнату и, стиснув в медвежьих объятьях, подхватил мои вещи и мы направились к выходу из квартиры. Сестра крикнула, что они вечером приедут.

  В машине Гриша устроил мне допрос с пристрастием. Я рассказала ему тоже что и Алу, сказала, что остальное расскажу, когда наша братия вместе соберемся.

  По дороге к Алу зарулили с супермаркет и накупили еды на выходные, выпивку и мяса на шашлык. Заехали забрали Алика и поехали к выезду за город. Остановившись, мы стали ждать еще две машины с друзьями Гриши. Остальные подъедут сразу на место. Пока ждали, я рассказала им события сегодняшнего утра и сказала, что он приедет с моей сестрой и своим братом вечером. Гриша пообещал в случае чего накостылять ему, а Ал посоветовал пустить все на самотек. Почесав голову, я решила последовать совету Ала и просто стать сторонним наблюдателем, ничего не предпринимая.

  Через полчаса подъехало еще две машины и, поздоровавшись и немного поболтав, мы расселись по машинам и отправились на место. Через три часа мы подъехали к реке и выбрали полянку, где остановимся. Немного дальше парни сразу же вбили две палки в землю и растянули между ними веселого Роджера. Быстро разгрузив машины, парни немного их отогнали, и мы начали обустраивать лагерь. Поставили палатки, натянули тент. Парни собрали раскладной стол и, достав доски, сколотили лавки. Мы с девчонками замариновали мясо и оставили его в машине Игоря. Выбрали место для костра и выкопали ямку, обложив края камнями и подготовив место для готовки. Достали специальные ящики, туда еду сложили, рядом парни сколотили столик, куда мы посуду сложили (народу-то много будет). Парни достали ящики с выпивкой и, обмотав их сеткой, вбили кол около воды и погрузили все в воду, чтобы охладилось.

  Разбились на группки и пошли в лес за дровами и, если повезет, за ягодами. Набрали дров с запасом и земляники много собрали.

  Уже вечерело, решили готовить ужин. Пока разжигали костер, приехали все остальные, включая и мою сестру с братьями- акробатьями. Решив чисто по-женски отсидеться в окопе, я бегала с места на место, помогала готовить, еще что-то делать. Все это время чувствовала на себе недовольный взгляд Тараса. Ужин был готов. Перезнакомив всех, мы сели есть. Я втиснулась между Гришей и Славой, а что, я хрупкая девушка, а Тарас своим злым взглядом во мне скоро дырку лишнюю просверлит.

  Поев, парни достали выпивку, кто-то чайник поставил, а меня прямым текстом послали за гитарой (всего нас было двенадцать человек, из всех на гитаре умели играть я и Стас, но он пока отказался, сказал, что позже дуэтом споем). Я встала и, сходив за гитарой, выклянчила у одной из девушек плед и села обратно на лавку, перебирая струны.


  ***

  Тарас.


  Утром я никак не ожидал того, что она мало того, что сбежит, так еще и звонки мои сбрасывать будет. Сорвался и помчался к ним домой. Дома была Лида с моим братом. Они сказали, что Оксана уехала со своим другом закупаться для похода. Я порывался сразу же поехать за ними. Брату с трудом удалось меня успокоить. Он прав. Сначала надо успокоиться, купить то, что надо, а потом уже ехать и убивать эту засранку.

  Подождал, пока Игорь соберет для похода вещи Лиде. Затем мы все вместе поехали к нам домой, где мы с братом быстро собрали все необходимое и, загрузившись в машину двинули в сторону магазина за палатками и спальниками. Пока ехали, позвонил отец и выразил недовольство по поводу того, что мы уже второй день отлыниваем от работы. Мы сказали, что во вторник или в понедельник днем будем как штыки. Родитель, скрепя сердце дал нам внеплановые выходные.

  Наконец, постояв в паре пробок, мы выехали за город и через три часа заметили веселого Роджера, а около леса виднелся судя по всему наш лагерь.

  Мы выгрузили вещи из машины и сразу же установили палатку для нас с братом. Лида будет с сестрой спать. Эту засранку я заметил сразу же, она носилась по лагерю, помогая с ужином. Когда все было готово, нас с другими ребятами представили друг другу и мы уселись ужинать. Весь ужин я сверлил Оксану недовольным взглядом, а ей хоть бы хны. Сидит и невозмутимо ест.

  Когда с трапезой было покончено парни достали выпивку, а Оксану отправили за гитарой. Какой-то смазливый паренек, кажется его представили как Стаса, обещал спеть с ней дуэтом. Я только недовольно скрипел зубами.

  Не успел у меня в голове сформироваться план по убиению всяких Стасиков, как с гитарой, укутанная в плед, вернулась Оксана. Сев на лавку, она начала перебирать струны.

  -Ребят, я сначала что-нибудь для распевки сыграю, окай?

  Какая-то девушка обратилась к Оксане: -Ой, Ксюш, сыграй что-нибудь романтичное.

  Поморщившись от такого обращения, моя девочка кивнула, задумчиво поперебирала струны, заиграла какую-то плавную мелодию и, прикрыв глаза, запела:


  Кто ошибется, кто угадает -

  Разное счастье нам выпадает.

  Часто простое кажется вздорным,

  Черное - белым, белое - черным.


  А голос у нее красивый, когда она поет. Я вообще заметил, что когда она запела, все постарались шуметь меньше.


  Мы выбираем, нас выбирают,

  Как это часто не совпадает!

  Я за тобою следую тенью,

  Я привыкаю к несовпаденью.


  Какой-то кудрявый паренек, похожий на купидончика (Алик, а это был именно он) поставил около Оксаны кружку с чаем и сам сел рядом с ней на лавку.


  Я привыкаю, я тебе рада!

  Ты не узнаешь, да и не надо!

  Ты не узнаешь и не поможешь,

  Что не сложилось - вместе не сложишь!


  Счастье - такая трудная штука:

  То дальнозорко, то близоруко.

  Часто простое кажется вздорным,

  Черное - белым, белое - черным.


  Песня закончилась, а она продолжила перебирать струны. Если считать Лиду и Игоря, то в лагере было три парочки, которые сейчас сидели, умильно прижавшись друг к другу. Три здоровых парня сидя около костра о чем-то спорили.

  Дальше по заказу Оксана сыграла несколько песен группы Любэ: гитара семиструнная, там за туманами, комбат, давай за, березы, дембеля, позови меня. Причем было видно, что от этих песен она сама получает удовольствие, никогда бы не подумал. Перебрав струны, она посмотрела прямо мне в глаза и начала петь:


  Он говорил мне: "Будь ты моею,

  И стану жить я, страстью сгорая;

  Прелесть улыбки, нега во взоре

  Мне обещают радости рая".

  Бедному сердцу так говорил он,

  Бедному сердцу так говорил он,

  -Но не любил он, нет, не любил он,

  Нет, не любил он, ах, не любил меня!


  Он говорил мне: "Яркой звездою

  Мрачную душу ты озарила;

  Ты мне надежду в сердце вселила,

  Сны наполняя сладкой мечтою".

  То улыбался, то слезы лил он,

  То улыбался, то слезы лил он,

  -Но не любил он, нет, не любил он,

  Нет не любил он, ах, не любил меня!


  Он обещал мне, бедному сердцу,

  Счастье и грёзы, страсти, восторги,

  Нежно он клялся жизнь усладить мне

  Вечной любовью, вечным блаженством.

  Сладкою речью сердце сгубил он,

  Сладкою речью сердце сгубил он,

  -Но не любил он, нет, не любил он,

  Нет, не любил он, ах, не любил меня!


  Она пела, смотря мне прямо в глаза. В голове промелькнула паническая мысль о том, что она все узнала, но я от нее практически сразу отмахнулся. Мне кажется, что если бы она узнала, то она бы сейчас не играла на гитаре, а этой самой же гитарой била бы меня по голове, а так вроде враждебно она не настроена. Может, я просто ночью что-то сделал? Черт! Вот сиди и гадай, чувствую, сегодня поговорить с ней не удастся.

  Пока я предавался самобичеванию, она снова перебрала струны и заиграла:


  Спит убитая лисичка,

  Спит задушенная птичка,

  Обезглавленный хомяк

  Посмотри-ка, как обмяк.

  Утонув в зловонной жиже,

  Спят в аквариуме мыши.

  И на высохшем полу

  Рыбки кучкой спят в углу.

  Спят в пробирке эмбрионы,

  Спят в музее фараоны,

  И в уютном мавзолее

  Ленин спит, блаженно млея.

  Сторож спит с ножом в спине,

  Спят пожарники в огне,

  И, придавленный бревном,

  Спит строитель мертвым сном.

  Ошибившись только раз,

  Спят саперы в этот час.

  Парашют с собой не взяв,

  Спит десантник на камнях.

  Газ забыв закрыть, соседи,

  Спят вповалку, на паркете.

  В паутине дремлют мушки...

  Спи, а то прибью подушкой.


  -Ну, братва, на сегодня все. Кто куда, а я спать. -подхватив гитару, она направилась в сторону своей палатки.

  Пока я сидел и сверлил сторону, куда ушла Оксана тяжелым взглядом, ко мне подошел какой-то парень и протянул стопку с коньяком. Чокнувшись, мы выпили.

  -Гриша...

  -Тарас. -я кивнул.

  -Значит так, Тарас, повторю только разок. Если Оксане из-за тебя будет плохо, ты пожалеешь о том дне, когда посмотрел в ее сторону. Мы друг друга поняли, надеюсь?

  Я усмехнулся, парень не промах, угрожает открыто: -Это угроза?

  -Дружеский совет. -парень оскалился.

  -Если же у тебя в отношении к питончику все серьезно, то могу только посоветовать быть терпеливее и удачно противостоять ее тараканам.

  Я кивнул на его слова, а потом удивленно спросил: -А почему питончик?

  Григорий раскатисто рассмеялся и рассказал мне историю их знакомства. Мы вместе посмеялись, а потом опрокинули еще по рюмашке.

  -Ну ладно, друг, ты как хочешь, а я пожалуй тоже на боковую пойду. -Гриша встал и направился в палатку, которая находилась рядом с палаткой Оксаны, окликнув какого-то паренька.

  -Алик, спать идешь?

  -Иду, не ори, многие спят уже! -купидон подошел к Грише, о чем-то с ним переговорил, озабоченно хмурясь, и они оба скрылись в палатке.

  Лида и еще две девушки убирали со стола, а мы с братом и еще двумя парнями сидели около тлеющего костра, переговариваясь на мужские темы. Когда девчонки закончили убирать со стола, один из парней принес воды и залил костер. Пожелав всем спокойной ночи, мы проводили Лиду до палатки. Когда она залезала внутрь, я сунул туда нос и увидел только маленькую прядку волос. Оксана полностью залезла в спальник.

  Пожелав спокойной ночи Лиде, мы с братом пошли к своей палатке и сами легли спать.


  ***

  Оксана.


  Утром я, как всегда бывает в наших походах, я проснулась раньше всех и еще минут десять просто валялась в палатке, рядом со мной сопела Лида. Меня разрывало два желания: выйти и подышать свежим воздухом и до конца похода закопаться в палатке. В конце концов, победило желание сходить в туалет.

  Переодевшись и прихватив зубную щетку с пастой, я как заправский шпион высунула голову из палатки и оценила обстановку. Обстановка радовала: было еще раннее утро и все спали. Так как парни вчера пили и многие были за рулем, буду надеяться, что они проспят до обеда. Я быстрым шагом направилась в кусты, которые находились в паре метров позади палаток. Порадовав организм, я пошла в сторону реки, чтобы умыться и почистить зубы. Потом сбегала за чайником и наполнила его водой. Вернувшись к стоянке, я стала разводить костер. Поскольку руки у меня растут из нужного места, то я быстро справилась с этим делом и поставила чайник кипятиться. Пока ждала, решила размяться и, встав в стойку начала отрабатывать удары.

  Пока скакала туда-сюда, вскипел чайник, навела себе крепкого чая, откопала в коробке хлеб, колбасу и сыр, соорудила себе пару бутербродов и позавтракала. Кофе пока решила не варить, я бы с удовольствием выпила, но не знаю когда проснуться остальные, а продукт переводить жалко. Решила пока все спят, посидеть у реки и немного поиграть на гитаре. Сбегав в палатку, я взяла свою малышку и пошла к реке. Сев на поваленное дерево, я начала перебирать струны, думая, чего бы душа хотела. Душа, заметив, что сейчас утро, напомнила про песню, аккорды к которой я недавно разучивала. Mujuice- утро, которым мы умрем. Тихонько посмеялась, да, навеет же утром такое. Перебрав струны, я начала играть:


  проснутся сны весны обман делить на ноль

  костры в карманах радуги зубная боль

  покуда не наступит март за октябрем

  тем утром которым мы умрем

  утром которым мы умрем


  улыбки робкой льется яд за млечный путь

  откроет тайну закипит по венам ртуть

  не даст уснуть вторая ночь проснется днем

  тем утром которым мы умрем


  скелеты лета ветра песни в проводах

  Сатурна кольца приручат веселый страх

  украсть распасться руку радуги вдвоем

  тем утром которым мы умрем

  утром которым мы умрем


  -Очень жизнерадостная песня. -позади меня раздался хриплый голос Тараса. Прижав струны, я молча стала смотреть вдаль, стараясь не поддаться порыву и не обернуться.

  Позади меня раздался тяжелый вздох и удаляющиеся шаги. Через минуту мне на плечи приземлилась куртка. По запаху я поняла, что это куртка Тараса. От нее, как и от него пахло кофе и корицей, едва уловимый аромат. Мне как-то один знакомый, который учится на психолога, сказал, что когда человек находит свою половину, то, если при контакте с ним или с любой его вещью, вдыхает его аромат, то чувствует запахи, которые больше всего любит. Помню, тогда я просто скептически покивала на его слова головой, на что он сказал, что потом я еще сама об этом вспомню. Вспомнила. Настроение резко покатилось вниз, я еще не выяснила размеры той лжи, которой меня пичкают.

  Пока я предавалась тяжелым думам, рядом со мной сел Тарас и тоже начал смотреть вдаль.

  -Почему ты вчера утром сбежала?

  Помолчав пару минут, я решила прямо спросить: -Ты ничего не хочешь мне рассказать?

  Тарас тоже немного помолчал, а потом с каким-то раздражением сказал: -Ты всегда отвечаешь вопросом на вопрос? Черт! Я думал мы все еще в кафе решили!

  -Я поняла, что поторопилась.

  -В кинотеатре и в машине, когда ты извивалась в моих руках, ты не выглядела как человек, который в чем-то сомневается.

  -Считай, что с наступлением утра моя крестная фея раскрыла мне глаза.

  -И на что же?

  "Да на то, что все от начала и до конца ложь!" галопом проскочила в голове мысль, а вслух я сказала: -В кафе ты меня раздраконил и я согласилась, вот и все.

  -Ты же сказала, что я тебе нравлюсь.

  -Я от своих слов не отказываюсь.

  -Да в чем же тогда дело!- с раздражением воскликнул Тарас и рывком развернул меня к себе.

  Недовольно просверлив его взглядом, я скинула его руку со своего плеча: -Никогда не лги мне и да, если ты настолько серьезен, то давай заключим пари?

  Он нахмурился: -Какое пари?

  -Если в течение месяца, ты за время наших встреч не попытаешься перевести все в горизонтальную плоскость, то я спокойно откроюсь и приму тебя. -я протянула ладонь.

  -А если переведу?

  Я пожала плечами: -То дальше приятельских наши отношения не зайдут.

  -Идет. -Тарас в ответ пожал мою руку, а в глазах отразилось ослиное (именно так и никак иначе!) упрямство. Явно так просто он не отступится.

  -Пойду поставлю чайник, кофе хочу, умираю просто, а ты будешь? -я вскочила на ноги, скинула ем на плечи куртку и пошла в сторону тента за вторым чайником. Не успела я далеко отойти, как меня нагнал вопрос:

  -Почему приятельских, а не дружеских?

  Остановившись, я слегка повернула голову: -Потому что ты уже один раз мне солгал.

  -В чем?

  -Ты знаешь моего отца...

  Отвернувшись, я, вернулась под тент, взяла чайник, сходила налила в него воды, поставила второй чайник кипятиться и закопалась в коробках в поисках кофейных зерен и турки. Из палатки, зевая, выползла Надя и, прихватив щетку, пошла к реке умываться. Тарас все еще сидел около реки. Вид у него был донельзя угрюмый и задумчивый.

  Через пару минут к поискам турки присоединилась Надя. Надя хорошая девушка, с ней у меня сложились теплые отношения, что меня радует, поскольку с девушками я тяжело схожусь по мировоззрению, по характеру.

  Зерна мы нашли, а турку найти так и не удалось. Почесав головы, мы сели и задумались.

  -Ксан, как ты думаешь где она может быть?

  -Надеюсь, что она просто лежит у кого-нибудь в машине, иначе я начну медленно всех по одному убивать.

  -Чур я буду отрезать конечности.

  Посмотрев друг на друга, мы расхохотались и решили пока начать готовить завтрак. Сходив на речку и налив воды в котелок, мы отыскали крупу и стали варить кашу.

  Когда каша уже была готова из палаток постепенно начал вылезать народ. Мы с Надей тихо похихикивали. С нашего угла обзора картина выходила дольно забавная. На поваленном дереве сидит мощная фигура Тараса, а люди идут к речке, как паломники. Доходят до места немного пред Тарасом и как будто кланяются ему в ноги. Надька слетала за фотоаппаратом и сделала пару фотографий. Последними из палаток выползли Гриша с Аликом и Лида с Игорем, и также потопали в сторону речки.

  -Все прием фанатиков на сегодня завершен.

  Еще немного похихикав над такой картиной, мы откопали в коробках чашки, посуду, ложки и позвали народ есть.


  ***

  Лидия.


  Вообще я не хотела ехать на природу с ночевкой, ну не люблю я это. Но меня попросил Игорь. Сказал, что надо проследить за Тарасом и систер, у которых наметился какой-то разлад. Когда систер смоталась с Гришей, приехал Тарас . Он был очень взволнован и спрашивал не говорила ли нам Ксана ничего. Идею, что она обо всем догадалась, мы откинули сразу, но я сказала, что она не дура и о чем-то может догадываться. Ну вот поэтому нам и пришлось ехать за ней на природу.

  По пути заскочив в туристический магазин мы купили палатку, спальники, кое-что из посуды, средства от комаров. Приехали мы уже поздно вечером, прямо к ужину. Нас перезнакомили со всеми, ребята все мне понравились. Интересные, веселые, открытые. Систер весь вечер старательно избегала Тараса. После игры на гитаре, она сразу же сбежала в палатку.

  Я еще осталась помочь убрать со стола и потом сама отправилась спать. Систер, завернувшись в спальник по самый нос, спокойно посапывала. Переодевшись, я сама залезла в спальник. Уснула я довольно быстро. Все-таки спали мы не голой земле, под нами находился надувной матрас.

  Утром я проснулась одной из последних и пошла умываться к речке. Оглядевшись, я заметила систер, которая хихикала с какой-то девушкой, около речки сидел угрюмый Тарас, Игорь, сидя около него что-то усердно ему говорил. Умывшись, я направилась. в их сторону. Игорь тут же усадил меня к себе на колени, укутав в свою куртку и недовольно ворча о том, что я простужусь. Я успокаивающе погладила его по щеке и поцеловала и обернулась к Тарасу.

  -Ты чего такой мрачный сутра пораньше?

  -Оксана догадалась...

  Меня пробрала нервная дрожь. Как!? Почему?! Почему она тогда сейчас такая спокойная. Насколько я знаю систер, она не прощает обид. Видимо ужас очень сильно отразился на моем лице, потому Тарас поспешил меня успокоить.

  -Нет, нет, нет. Она догадалась, что я ее отца знаю, причем лично. Дело дрянь.

  -Ладно Тарас, успокойся. Главное, что систер еще не знает о том, что это произошло потому что так отец решил, иначе бы нам всем плохо было. А так она отойдет быстро. Сама-то она что сказала?

  -В общих чертах у меня есть месяц, чтобы вернуть к себе ее расположение.

  Мы еще немного посидели, когда услышали оклик Оксаны. На завтрак была каша. Не знаю что сыграло главную роль, но кашу я съела с удовольствием, она казалась необычайно вкусной. Тут Гриша хлопнул кулаком по столу.

  -Так, где мой кофе?!

  Систер встала и с нежным оскалом начала надвигаться на Гришу.

  -Гришенька, лапушка моя, солнышко мое, медвежоночек ты мой. Кто должен был турку для кофе взять?

  -Я-а? -Гриша сделал щенячьи глазки и посмотрел на грозно надвигающуюся на него Ксану. -Ой, я кажется ее забыл!

  -Кажется?! -прошипела систер, сузив глаза и не переставая надвигаться на Гришу. Он вскочил из-за стола и выставив руки перед собой, начал от нее отступать.

  -Не кажется, а точно! -и для правдоподобности закивал головой как китайский болванчик.

  -Знаешь ЧТО я с тобой за это сделаю?

  -Поймешь и простишь?

  -Догоню и покалечу! -рявкнула систер и сорвалась с места за Гришей, который уже во всю улепетывал на лету крича что-то вроде: "Не нервничай, питончик!"; "Ты хочешь об этом поговорить?"; "Давай раскурим трубку дружбы!"; "Ну в самом деле, ты что без кофе пару дней не проживешь?!". На этой фразе систер рыкнула (натурально!) и ускорилась. Гриша, увидев, что дело ухудшилось, заголосил во всю: "Помогите! Хулиганы зрения лишают!".

  Они бегали так еще минут пять. Они как раз носились около речки, как при очередном повороте, Ксана кинулась наперерез Грише и поставила ему подножку. С громким матом он улетел прямо в реку. Засмеявшись в духе Мефистофеля, систер было развернулась и пошла в нашу сторону, как из воды с грозным рыком вылез Гриша и, отловив систер прыгнул с ней на плече обратно в реку. Теперь громко материлась Оксана. Дальше они стали пытаться друг друга потопить, при этом громко ржали. Выползя из воды, они разошлись по палаткам, переоделись и вернулись к нам. Какая-то девушка тут же протянула им по большой кружке с горячим чаем с лимоном.

  -Ну что, мир установлен?

  -Вот когда эта лысая редиска шашлык сделает, тогда я его окончательно прощу. -систер положила в чай уже четвертую ложку сахара, размешав, сделала глоток и удовлетворенно кивнула.

  -Ну, змейка моя! Как же я переживу эти дцать часов до вечера! -Гриша полез к ней обниматься, Тарас сверлил их ревнивым взглядом, а систер принялась отбиваться.

  -Прощаю я тебя, прощаю! Только не телячьи нежности!

  Удовлетворенно вздохнув Гриша продолжил пить чай, а Ксана привалилась к его боку. Оба выглядели очень довольными. Видимо их перепалки им даже нравились.


  ***

  Игорь.


  Отдых шел полным ходом. После завтрака, поржав над Григорием и Оксаной, все расселись играть в мафию. Когда я сказал что в мафию надо играть пьяными и вечером, на меня посмотрели как на неразумное дитя и сказали, что вечером после шашлыка мы будем играть в фанты, а пьяными в мафию играть не в кайф.

  Часа в три дня все переоделись в купальники и полезли в реку.

  Я увидел, что Оксана решила первая сделать шаг на встречу моему братцу и, подплыв к нему, о чем-то недолго с ним разговаривала, после чего погладила его ладонью по щеке и поцеловала. После этого мой братец не отходил от нее ни на шаг. Гриша грозно косился в их сторону, как и Алик. Причем с их стороны я не заметил ни намека на ревность, только искреннюю тревогу и беспокойство. Я заметил, что на эту парочку бросает ревнивые взгляды какой-то темноволосый парень, что меня настораживало.

  Когда большинство выползло на берег позагорать, я примостился рядом с Оксаной и моим братом. Брат лежал животом вниз, на нем верхом сидела Оксана и делала ему массаж, от чего брат издавал звуки, напоминающие мурчание. Я бы поиздевался над ним, если бы меня не беспокоил тот парень.

  -Ксан, а что это за темноволосый парень?

  Оксана отвлеклась от спины брата, от чего тот начал недовольно ворчать и повернулась в сторону реки.

  -А, это Стас. А что, он уже успел тебе что-то неприятное сказать? -она снова продолжила массажировать спину брата.- Так ты не обращай внимание на него. Он музыкант, а у них свои тараканы в голове.

  -Да нет, я не о том. Когда мы купались, он кидал странные взгляды вашу сторону.

  -А, так он ревнует.

  -Почему это? -недовольно пробубнил брат не поднимая головы.

  -Так мы с ним переспали пару раз. -Оксана пожала плечами, не переставая массировать спину брата.

  -Что?! -Тарас дернулся, отчего Ксана слезла с его спины. Перевернувшись, брат просверлил Стаса ревниво- недовольным взглядом, а затем перевел ревнивый взгляд на нее.

  Смахнув челку с лица, она ответила: -Я тогда в первый раз поехала с Гришей сюда, так мы и познакомились. В принципе мы с ним мало общались, вроде компания общая, а так я в основном около Гриши околачивалась, а потом еще Алика привела. В прошлом году я ушла на полянку загорать в день перед отъездом, а там он за мной пошел, ну слово за слово мы с ним переспали. Дома я про него даже не вспоминала.

  -А второй раз? -Тарас, глядя на парня собственнически прижал Оксану к себе за талию.

  -Да он меня нашел. Приперся с цветами. Я ему прямо сказала, что это был просто голый секс. Никаких обязательств, никаких обещаний. Он со мной согласился и напросился в гости. Вобщем мы снова переспали. Он попытался намекнуть мне на то, что непротив начать со мной отношения, я отказала, а он не отставал.

  Лида, положив голову мне на плечо, спросила:

  -А как ты заставила его отстать? Побила?

  Оксана рассмеялась и покачала головой: -Он слабый для меня духовно. Он музыкант и он уверен в своей неотразимости и незаменимости. А ситуация смешная была. У меня Олежек ночевать оставался. -она пояснила. -Олег-внук бабушкиного последнего мужа. Зазвонила дверь, я была в душе, а Олег как раз освободил его и щеголял в одном полотенце. Так вот, Олег открывает дверь, а там этот. Спрашивает где Оксана, а он сказал, что я в душе. Вобщем он ушел. Потом позвонил мне и сказал, что все мне простит и как-нибудь сможет пережить измену. Я же сказала, что он мне даром не сдался и что секс-не повод для начала отношений. Просто мы помогли друг другу скрасить досуг и все.

  -А еще мне надо ждать ревнивых мужиков? -хмурясь спросил Тарас.

  -Не надо, ты затмишь их всех. -потрепав его за щеку, она растянулась на полотенце.

  -А на Стаса внимание не обращайте, он слишком труслив, чтобы против кого-то идти.


  Время до вечера пролетело незаметно. Парни жарили шашлык, а девушки резали салат. Сели за стол. Главными обжорами оказались Гриша и Оксана. Я в шоке сидел и смотрел как в такой маленькой девушке исчезает столько еды. Лида сидела и с аристократической невозмутимостью разрезала мясо на маленькие кусочки. Я же спокойно сидел и ел, наслаждаясь вкусным мясом. На природе как-то все всегда лучше делается.

  Потом мы пили девушки- вино, а парни- коньяк (Ксана не пила вообще) и играли в фанты. Если все описать одним словом- весело. Правда, я давно так не смеялся, чтобы аж слезы из глаз лились.

  Потом Оксана сходила за гитарой, немного попела. Мы спели группу крови, как здорово, что все мы здесь сегодня собрались, звезда по имени солнце. Потом за гитарой сходил этот Стас и они запели дуэтом NTL и Lumen- одиночество.

  Сначала вступал Стас:

  Опять на улице весь день льёт дождь, и я как всегда дома замёрз,

  Сижу на кровати, один, одинок и нет ни кого, кто бы мне помог.


  Затем они спели дуэтом, оба тихонько перебирали струны на гитарах:

  Душа моя улетит туда, где нет никого.

  Друзей я встречу своих, взглянув в кривое стекло.

  Опять на улице дождь, и снова капли летят.

  Я умираю давно, я не могу без тебя!


  Дальше пел только Стас:

  Поднимаю голову, вглядываюсь, в тучи над головой,

  Не могу ни чего поделать с собой,

  Твой образ перед глазами мне не даёт спокойно есть, спать, жить,

  И каждое утро мысль о том, что день мне не удасться пережить как вчерашний,

  Но я вынужден существовать, и всякий раз у зеркала я вижу,

  Рядом со своим твоё лицо и мне не скрыться, никуда не убежать,

  И вечером всплывает мысль что сгину я в конце концов!


  Ты понимаешь давно, но ты не можешь простить

  Тех глупых слов, что сказал, ты их не можешь забыть (дальше вступала Оксана)

  Опять на улице дождь, и снова капли летят.

  Я умираю давно, я не могу без тебя!


  Дальше куплет пела Оксана, прикрыв глаза и слегка откинув голову назад:

  И сравнимо в душе угасли огоньки, не нужно ссоры,

  Небо снова плачет, повторяя наш с тобою разговор,

  Нелепый спор по глупости, законченный злыми словами

  И наша жизнь разбилась, как капля об острые камни,

  Слёзы на щеках и боли утраченных надежд,

  Я бегу по серой улице в дом, тому что был почти родным мне прежде,

  Я не верю в то, что ты забыл меня, но рядом только капли дождя...


  Знакомый свет твоих глаз я не могу позабыть,

  И снова как в первый раз, тебя пытаюсь простить, (дальше вступал Стас)

  Опять на улице дождь, и снова капли летят,

  Я умираю давно, я не могу без тебя!


  Грустная песня. К моему боку прижималась уже уснувшая Лида. Я встал и отнес свою ласточку в палатку. Народ, переговариваясь, убирал со стола, некоторые, как и я отчаянно зевали. Постепенно народ рассосался по палаткам.


  Воскресенье прошло довольно суматошно. Утром позавтракали и все расползлись кто куда: кто-то играл в волейбол, кто-то в карты. Потом искупались и приготовили обед, поели, снова искупались, народ решил уехать сегодня, так как многим надо было в понедельник на работу.

  Быстро собрали все вещи, свернули палатки. Оксана решила ехать с нами домой, поэтому мы быстро собрались, попрощались со всеми и отчалили восвояси.


  ***

  Оксана.


  Выходные прошли замечательно, удалось решить все проблемы с Тарасом. Я решила дать ему еще один шанс, даже установила испытательный срок. Вся неделя пролетела как на одном дыхании. Ночью я работала, пол дня отсыпалась и встречалась с Тарасом, когда у него заканчивался рабочий день, и мы с ним ездили в кафе, кино или просто где-нибудь гуляли, а вечером он отвозил меня на дежурство, хотел меня еще и по утрам встречать, но я уперлась всеми конечностями, и он сдался.

  Пока он правда не пытался затащить меня в постель, что меня радовало. Нет, полностью доверять ему я не начала, потому что чувствовала, больше скорее интуитивно, что между нами как дамоклов меч висит какая-то недосказанность. Лида все вечера проводила с Игорем, и часто он оставался ночевать у нас, но чаще она ночевала у него. Один раз вечером, когда он был у нас, а Лида была в душе, я снова решила побыть немного "старшим братиком".

  -Игорь, у меня к тебе серьезный разговор.

  -О чем?

  -О Лиде, -я тяжело вздохнула, - она еще совсем невинная девушка, причем во всех смыслах.

  -Как ты можешь быть в это уверена?

  -Я как отец, -я печально улыбнулась, -захочу-узнаю. А Лида-моя сестра, за которую я очень переживаю. И какие бы у меня не были отношения с семьей, сестра сейчас живет со мной, и я несу за нее ответственность.

  -Так, -Игорь отставил кружку, - и что ты от меня хочешь?

  -Ты это...будь с ней помягче, не принуждай ее ни к чему, не дави.

  Он серьезно посмотрел мне в глаза: -Я что похож на того, кто сможет причинить вред девушке? Если у нас что-то будет, то это будет по обоюдному согласию.

  -Хорошо. -я с облегчением выдохнула. Серьезность Игоря мне понравилась.

  Он подмигнул мне и весело спросил: -А как бы ты со мной разбиралась? Может я конечно борьбой и не занимался, но все- таки я занимался на шпагах, поэтому реакция у меня хорошая, да и физически я посильнее тебя буду.

  -Я бы попросила Гришу тебя побить. -я серьезно посмотрела ему в глаза. Я не врала и он это понял. Игорь протянул ко мне руку и слегка сжал мою кисть.

  -Я никогда не причиню ей зла и всегда буду оберегать ее как и от угроз внешнего мира, так и от себя самой.

  Я в ответ слегка сжала его пальцы: -Я верю тебе.

  Когда Лида вышла из душа, мы, нацепив на лицо маски завсегдатаев светских вечеринок, пафосно разговаривали про погоду и про то, что доллар опять упал. Лида только пальцем у виска покрутила и ушла в свою комнату одеваться, а мы, переглянувшись, согнулись пополам от хохота.


  ***

  Наконец пятница! Я уже жду не дождусь, когда приеду к бабушке, я по ней очень соскучилась. Проснувшись, я немного понежилась в кроватке, а потом встала и пошла в душ. Приняв душ, надела на себя белье и длинную майку до середины бедра (а что, сейчас довольно жарко и дома я одна) и попыталась разодрать расческой свою красную голову. В который раз думаю, что перекраситься надо, а лучше вообще налысо побриться, тогда и с волосами возиться не придется, мочалкой протер и все.

  Решила выпить кофе и пошла на кухню. Достав турку и пакетик с кофе, принялась за дело. Когда кофе был готов, решила перекусить. Вообще по утрам я не ем, только кофе пью. Открыв холодильник, решила стырить у сестры йогурт, все равно ее еще рано утром куда-то увез Игорь. Взяла ложку и села за стол. Мммм, кофе! Позавтракав, решила позвонить Тарасу. И соскучилась, и поняла, что месяц я не продержусь. Ну вот такой я танк без башни. Пошла в комнату и откопала в недрах дивана свой телефон и набрала Тарасу.


  -Привет, тигренок.

  -Сам дурак! -Тарас начал звать меня тигренком в основном из-за цвета волос (на мои возмущения о том, где он видел красных тигров, он реагирует со спокойствием слона, то есть вообще не реагирует). Еще эта деточка великовозрастная вспомнил недавно, что когда-то смотрел кун-фу панду, я ему тигрицу оттуда напоминаю. А я что...изобразила фейспалм и головой покачала.

  -Тигренок, ты чего хотела-то?

  -Ты на работе сейчас?

  -Да. Что-то случилось? -да, дорогой, у меня посреди лета март настал.

  -Ну, я тут кое о чем поразмышляла -почти промурлыкала в трубку.

  -О чем же? -томно протянули на том конце.

  -Месяц слишком много. Я тебя хочу.

  -Тигренок, мне всегда казалось, что такое парень говорить должен.

  -Что за дискриминация по половому признаку?!

  -Ладно, тигренок, не возмущайся. Я приеду за тобой утром и мы...-томно протянул Тарас и в конце удовлетворенно вздохнул.

  -Неееет, я сейчас хочу, а на выходные я уезжаю. Ты в курсе, что воздержание до добра не доводит?

  -Оксаночка, я работаю.

  -Нууууу, позвоню тогда Стасику пожалуй, он меня давно уже пообедать вместе звал и....

  Фразу мне закончить не удалось, потому что Тарас отключился. Удивленно посмотрев на трубку, я пожала плечами и пошла к себе в комнату, чтобы почитать. Алик мне подарил книгу "Радио Мураками", занятная вещица. Только я было расслабилась, как в дверь кто-то начал настойчиво звонить. Пока я шла, уже начали барабанить. Тревожным молоточком забилась мысль, что что-то случилось. Подбежав к двери, я распахнула ее, на пороге был растрепанный и злой Тарас.

  Я только открыла рот, чтобы что-то спросить, как окинув меня потемневшим взглядом, он заскочил в квартиру, ногой захлопнув дверь и подхватив меня под ягодицы, начал целовать грубо и страстно. Сцепив лодыжки замком у него на талии, я запустила руку в его волосы и начала отвечать на поцелуй. Языки сплетались, дыхание сбивалось. Прижав меня спиной к стене одной рукой, он начал шарить по моему телу. Сначала прошелся рукой по позвоночнику, помассировав место между лопатками, от чего я выгнулась и застонала, вернее замычала, так как мы все еще целовались.

  Оторвавшись от стены, он куда-то пошел. Судя по тому, что мы приняли горизонтальное положение, шел он в мою спальню. Оторвавшись от моих губ, он начал покрывать мое лицо поцелуями, спускаясь к шее. В это время рукой он прошелся вдоль тела и забрался под майку, коснувшись пальцами трусиков и начал ласкать меня ладонью. Внизу живота начал скручиваться тугой узел, заставляя стонать от желания. Я потянулась рукой к его брюкам и расстегнула ремень, а затем молнию. В то время как я добралась до его возбужденного органа и начала ладонью гладить его, он, отодвинув белье чуть в сторону, вошел в меня двумя пальцами. В унисон я протяжно застонала, а он зарычал.

  Будто опомнившись, поцелуй стали нежными, его движения медленными. Не выдержав, я простонала:

  -Не могу...быстрее...

  -Мы не должны торопиться...

  -Я тебя сейчас покусаю! Потом вся нежность! Сейчас уже невмоготууууу...

  Тарас мощным толчком вошел в меня и начал двигаться, закинув мои ноги себе за спину. Сцепив ноги замком, я начала подстраиваться под его движения, массируя ему затылок и прикрыв от удовольствия глаза. Тарас решил сменить позицию и приподняв меня, от чего я сидела у него на коленях, начал насаживать меня на себя. Наверное своими стонами мы смутили всех соседей. Я почувствовала, как узел начал развязываться, потом чувство полета и занавес. Я услышала рык Тараса и он выгнулся на кровати, расположив меня на своей груди и накрыв нас обоих пледом, который валялся на полу.

  Мы оба тяжело дышали, я же лежала и просто балдела. Тарас поцеловал меня в висок.

  -Тигренок, ты впорядке?

  -Знаешь, цитата есть: "Сексом надо заниматься так, чтобы даже соседи выходили покурить", сейчас даже мне покурить хочется.

  -А ты куришь? -Тарас рассмеялся, отчего грудь под моей головой ходуном заходила.

  -Не курю, не пью. Даже не начинала никогда, а ты?

  -Не курю, выпиваю бывает.

  -Ты же спортсмен.

  -Так я же не алкоголик.

  -Железно. -мы рассмеялись и продолжили лежать в тишине, наслаждаясь близостью друг друга.

  -А куда это ты на выходных собралась?

  -К бабушке с дедом. Олег невесту знакомиться привезет.

  -Хочешь я поеду с тобой, -он промурлыкал мне на ухо, -проведем выходные с пользой.

  -Да ладно, лучше отдохни на выходных хорошенько, отоспись. -пока я не была готова знакомить его с семьей.

  -Ну вот, совсем ты меня не любишь, -он тяжело вздохнул, -думаешь после такого страстного секса, я спокойно выходные проведу без тебя? Я же на стенку полезу.

  -Озабоченный, -я ущипнула его за бок, -ничего потерпишь до воскресенья, а таааам.

  -Ммм...-довольно протянул Тарас.

  Идиллию нарушил его живот, который потребовал еды.

  -Ты ел вообще сегодня?

  -Утром только, потом на работе закрутился.

  Я решительно встала и натянула на себя белье и майку, нацепив рядом валяющиеся домашние шорты.

  -Так я первая в душ, -я заметила чертят в его глазах, -одна! Потом в душ идешь ты, а я иду есть готовить.

  Пока он ничего не успел сказать и сделать, я быстро ушла в ванную, заперев дверь, и приняла по быстрому душ, заколов волосы в пучок. Выползла из душа и окликнула Тараса.

  -Полотенце в ванной! Там на полочке покопайся шампунь и гель братэллы моего где-то остаться должны были.

  Сама я пошла на кухне и решила приготовить макароны по-флотски. Поставив макароны вариться, я откопала в недрах шкафчика банку тушенки и достала лук и помидоры. Почистив лук и помыв помидоры, я начала их разжаривать. Скоро макароны отварились и, слив кипяток и промыв их, я сбросила их к овощам на сковороду, туда же отправилась тушенка из банки. Тарас вышел из душа, как раз когда все практически было готово. Усадив его за стол, я ,не забывая помешивать макароны, нарезала салат и заправила его маслом. Потом достала тарелки и приборы.

  -Что пить будешь? Чай? Кофе? Или что похолоднее?

  Он тут же заинтересовался: -А что холодное есть?

  -Квас в холодильнике, будешь? -на что он радостно закивал головой.

  Достав стаканы, я полезла в холодильник за квасом и поставила его перед Тарасом. Скоро макароны были готовы и я разложила еду по тарелкам. Тарас с энтузиазмом принялся за еду, я потихоньку подкладывала ему еще макарон и салатик. Когда с едой было покончено, он откинулся спиной на стенку, жмурясь как довольный кот.

  -Оксан, выходи за меня замуж.

  -Готовить тебе и стирать носки? Нет уж, увольте. -я нацепила на вилку огурец и лениво его рассматривала.

  -Ну в семейной жизни много хороших моментов.

  -Не, я пока замуж не собираюсь. Сначала надо институт закончить, а потом признание получить. -я почувствовала неловкость от такого разговора и решила переключить внимание Тараса. -Чем займемся ближайшие часа четыре?

  -Можем куда-нибудь съездить.

  -Жарко, давай кино посмотрим?

  -Я не против. Тогда ты выбирай фильм.

  -Ты уверен? -я лукаво прищурилась.

  -Уже нет, но все равно настаиваю на твоем выборе.

  -Ладушки? -я пожала плечами, -тогда предлагаю посмотреть "Короткий путь".

  -Это что за фильм? Не слышал никогда.

  -О, тебе понравиться. -коварно улыбнувшись, я утащила его в свою комнату и включила ноутбук...


  -Как ты можешь так спокойно смотреть?

  -Ну, кроме фильмов ужасов, я ничего не воспринимаю. А на расчлененку я смотрю спокойно, потому что я сама врач и сама, хм, людей режу. -я зевнула и бросила взгляд на часы. -Отвезешь меня на работу?

  -Ага, хорошо, собирайся, а я пойду на кухне подожду.

  Когда Тарас ушел, я закопалась в шкаф и вытащила черные легинсы и коричневую тунику, на вороте и по краям расшитую бисером (подарок бабушки) и спортивные черные балетки. Одевшись, я заплела волосы в колосок и, подхватив рюкзачок, крикнула Тарасу, что я готова.

  Доехали мы быстро, до дежурства мне оставалось еще пол часа. Все это время мы с Тарасом целовались в его в машине. Заметив, что еще пара минут и я опоздаю, я поцеловала его в последний раз и на всех парах полетела в больницу.

  Отметившись у Светки, я зашла в ординаторскую, поздоровалась с Пашей и (О, боже!) Агатой. Плюхнулась на диван и прикрыв голову книжкой по анатомии попыталась уснуть. Через два часа в ординаторскую заглянула Светка и сказала, что надо обход делать. Не сговариваясь, мы с Пашей синхронно посмотрели на Агату. Фыркнув, наша звезда выплыла из ординаторской покачивая бедрами. Еще через час привезли аппендицитника. Мы с Пашей кинули монетку, и я ушла оперировать. Через сорок минут, раздав все указания, я вернулась в ординаторскую.

  -Я спать. -я плюхнулась на диван, обняв подушку.

  -Как можно спать на дежурстве. -Паша закатил глаза.

  -Ну ты же меня разбудишь, если на операцию пойдешь.

  -А если что-то серьезное будет?

  -Ну, при вое сирен, на чистых рефлексах, еще не проснувшись, я буду в первых рядах спасающихся.

  Пашка рассмеялся.

  -Буди только если на операцию пойдешь, ну или если тебя Агата домогаться начнет.

  Смех парня сразу оборвался: -Типун тебе на язык! Сейчас мстить начну и спать не дам.

  -Пашуль, а я тебе шарлотку к понедельнику испеку, ты же любишь.

  Молчание длилось ровно минуту: -Спи уже.

  -Паш, ты самый лучший.

  Дежурство прошло относительно спокойно. Паша разбудил меня всего один раз, он ушел грыжу удалять. Когда он вернулся, я уступила ему диван, и он лег спать. Сама я дождалась, пока он заснет, и аккупировала соседний диванчик и, через некоторое время уснула сама, перед этим поставив на телефоне будильник.

  Проснувшись, я стащила форму и попрощавшись с Пашей, потопала на остановку. Через два с половиной часа я добралась до поселка, в котором у бабушки был дом. Еще через пятнадцать минут я добралась до дома. На часах было восемь часов утра. Достав из горшка с цветком запасной ключ, я открыла дверь и тихонько прокралась в прихожую. Разувшись, я заперла дверь и, зевая поплелась на второй этаж в свою комнату. Бухнувшись прямо поверх одеяла, я вырубилась моментально, забыв переодеться. Через часа три меня разбудил вопль над ухом.

  -Ой, Оксаночка! Ты когда приехала?!

  Недовольно заворчав, я открыла глаза и укоризненно посмотрела на бабушку.

  -В восемь я приехала.

  -А что ты нас не разбудила? А зачем так рано? Лучше бы отоспалась после дежурства и приехала бы.

  -Ба, так я бы потом не уехала, в пробках бы стояла. А вас зачем будить. Я сама сразу спать завалилась.

  -Разбудила я тебя. Давай быстро в душ и вниз завтракать! И Олежек же скоро приедет.

  Я только глаза закатила. Бабушка такая бабушка, как всегда развела бурную деятельность.

  Быстренько приняв душ и высушив волосы, я спустилась на кухню, где бабушка дожаривала блинчики, а дед сидел и втихаря по блинчику стаскивал из блюда. Бабушка заметила меня.

  -Оксаночка, ты уже спустилась. Садись за стол, сейчас есть будем.

  Я прошла к своему месту, попутно чмокнув деда в щеку.

  -Привет, деда.

  -Привет, внученька.

  Я села за стол, и мы с дедом, не скрываясь, начали поглощать блинчики, попутно передавая друг другу, то чашку с кофе, то сахар, то мисочку с вареньем. Проворчав, что мы троглодиты, бабушка снова достала молоко и муку и начала готовить новую порцию блинчиков. Наевшись от пуза, мы с дедом переползли в гостиную и растянулись на диване. Дед закурил трубку, а я закинула ноги на подлокотник и положила голову ему на колени.

  -Ну что, внуча, нашла себе кавалера?

  -Можно сказать и так.

  -Можно или сказать? -невозмутимо спросил дед, выпуская колечко дыма.

  -Сказать, - я рассмеялась.

  -Ну, как зовут смельчака?

  -Тарас.

  -Хорошее имя. А сестренка твоя как?

  -Встречается с братом Тараса Игорем, а я свечку держу.

  Дед рассмеялся. При нем, я могу сказать все что угодно, может поругать, но никогда не станет меня поучать. Я его вообще как родного люблю и брата его младшего Филиппа, он на десять лет младше деда. Сероглазый брюнет, глаза живые, у него свой семейный ресторан. Сын его сейчас где-то за границей, он спортсмен.

  -Ну что ты, Ксан, -он погладил меня по голове, -вы же не в девятнадцатом веке живете.

  -Сестра называет мою заботу о ней синдромом старшего братика. -недовольно заворчала я.

  -Устами младенца...-и дед опять расхохотался. -Скоро Олежек уже с невестой приедет.

  -Бедная девушка, скоро ее сметет тайфун "Бабушка".

  Вместе с моими словами послышался шум подъезжающей машины и охи -ахи бабушки. Потом послышался шум открывающейся двери и голоса. Через пару минут в гостиную вошел Олег, по-хозяйски обнимая за талию невысокую полноватую девушку. На вскидку, она мне по плечо где-то, а Олежу чуть ли не в пупок дышит. Русые волосы, карие глаза, розовые пухлые губы, прямой нос и милые ямочки, когда она улыбается.

  -Народ, знакомьтесь это Юленька, моя не..., -девушка незаметно для остальных, но не для моего зоркого глаза (кандидат в мастера спорта как-никак) двинула ему локтем в бок, поморщившись, братец исправился, -ненаглядная, родная моя девушка.

  Слово взяла бабушка и представила ей деда. Стряхнув меня с колен, отчего я чуть с дивана не сверзилась, дед встал, по военному отдал честь и попросил его называть просто Аркадий.

  -А это моя старшая внучка Оксаночка.

  Я встала с дивана и, подойдя, протянула ей руку. -Приятно познакомиться, ненаглядная.

  Улыбнувшись, она ответила на мое рукопожатие. Надеюсь, я смогу с ней поладить.

  -Так, все к столу. Из-за этих двоих троглодитов, -бабушка повела рукой в сторону наших с дедом невинных мосек, -мне пришлось еще больше блинов печь. С улицы послышались гудки.

  -О, третий троглодит приехал. -проворчала бабушка. Через пару минут в дом вошел представительный мужчина с небольшим брюшком и зычным басом гаркнул на весь дом. -Привет, домочадцы!

  Через пару секунд в проеме кухни показался сам обладатель голоса. -О, Ксюха, привет, егоза! -стянув меня со стула, он заключил меня в медвежьи объятья и потрепал за щеки.

  -Внучек! -растрепав волосы Олегу, дед Фил, обняв его, хлопнул Олега пару раз по спине, отчего бедный братец чуть не слетел со стула. Заметив, Юлю, он, прищурившись, посмотрел на нее, затем стиснул в объятьях и потрепал за щеки.

  -А ты, скорее всего невеста нашего оболтуса, хотя...Ксюх, ты ориентацию еще не поменяла?

  Смеясь, я отрицательно покачала головой, а дед Фил, гаркнул: -Значит точно невеста внучка! Добро пожаловать в семью! -и без перехода. -О, блинчики!

  Стянув один блин, он скрутил его и съел, довольно зажмурившись. Я только сидела и угорала над физиономией Юли. У меня такая же реакция на деда Фила была, когда я в первый раз его увидела.

  -Брат, имей совесть, а? -ехидно протянул дед.

  -Ба, здорово Аркашка- старая какашка! -дед Фил, подошел к брату и они обнялись и похлопали друг друга по спине. Потом, обернувшись на бабушку, дед Фил пригладив волосы, втянул живот и в полупоклоне сграбастал руку моей бабушки и поцеловал:

  -Мадам, выражаю свое почтение. Вы сегодня просто обворожительны. А завтрак, приготовленный вашими нежными ручками, -он снова поцеловал зардевшейся бабушке руку, -просто тает во рту.

  -Фил, хватит мою жену обхаживать, а то не посмотрю на то, что ты мой брат. -недовольно проворчал дед, сграбастывая бабушку в объятья и чмокнув ее в губы, от чего бабушка покраснела еще сильнее.

  -Не ворчи, старший, а то все лицо превратится в сплошную морщину.

  -Не зарывайся, младший, а то блинов не получишь.

  -Туше. -дед Фил поднял обе руки и, состроив несчастную моську посмотрел на бабушку: -А можно уже и мне поесть?

  -Садись уже, горлопан. -бабушка махнула рукой и стала есть, сидя на коленях деда. Он все никак ее не хотел выпускать из рук.

  Дальше завтрак прошел спокойно. Бабушка расспрашивала Юлю о семье , о учебе, об увлечениях. Юля жила с мамой учителем и папой программистом. Училась на третьем курсе педагогического университета и увлекалась чтением. Милая девчушка и видно, что Олежека она любит. Это было заметно. Они ненавязчиво ухаживали друг за другом за столом, все время прикасались друг к другу, часто смотрели друг на друга с нежными улыбками.

  -Эй, блондинистая голова, обидишь Юлю, я тебя в асфальт закатаю. -сказала я брату, когда с завтраком было закончено. Дедушки пытались собрать мангал, поминутно переругиваясь, бабушка мариновала мясо, а мы сидели в беседке и болтали.

  -Эй, вообще-то я твой брат! -возмущенно сказал Олег.

  -А женскую солидарность еще никто не отменял. -я показала ему язык, а Юля отзеркалила мое действие.

  -Всего два часа здесь, а вы уже спелись. Что же будет дальше? -страдальчески закатил глаза Олежка.

  -А дальше мы заставим тебя сидеть дома с детьми, готовить, убираться и стирать носки. -на полном серьезе проговорила Юля.

  -Да, моя госпожа. -проворковал Олег и, наклонившись, начал ее целовать.

  Я тактично удалилась и пошла помогать дедушкам.

  Скоро на всю округу начала раздаваться ругань уже трех голосов. Я вопила, нафига они его каждый раз разбирают, если шашлыки мы делаем часто. Дед Фил соглашался со мной и вопил, что его можно было бы собранным в погребе держать. Дед вопил, что мы ничего не понимаем, что так с ним легче и хранить его так удобнее. Переругиваясь, в три пары рук мы все-таки собрали его и пошли на перекур. Дедушки сидели курили, а я пошла в дом и сварила себе кофе. Потом сидела, переговаривалась с бабушкой. Рассказала ей про Тараса и Игоря, про то, как с сестрой живем. Умолчала только о том, что это знакомые отца.

  -Оксаночка, ты бы с отцом помирилась...-аккуратно начала бабушка.

  -Ба, нет. Он слишком упертый, чтобы дать мне свободу, а я слишком упертая, чтобы плясать под его дудку.

  -Но он же все-таки твоя семья, да и Леночка (наша с Лидой мама) скучает по тебе.

  -Ба, ну чего ты начинаешь. Вот когда он женит Лиду, а бизнесом потихоньку начнет управлять ее муж, вот тогда я помирюсь с ним.

  -Оксаночка, он ведь мой сын, я же знаю, что не такой жесткий.

  -Знаю. -я тяжело вздохнула. -Продавать ее замуж ради денег он не будет, но это не будет мешать ему искать ей выгодную партию. А я не хочу такой жизни, мне нравится такая свобода, которая у меня сейчас есть. Я не завишу ни от кого, я сама зарабатываю себе на жизнь, я занимаюсь тем, что мне действительно нравится, а не тем, чем я должна. И живу я настоящей жизнью, а не жизнью этих лицемерных светских надменных снобов.

  -Я знаю, внученька. Я стара уже. -на мой возмущенный взгляд она замахала руками. -Нет, я не о том, что помирать собираюсь. Для меня всегда на первом месте стояла семья. Поэтому мне больно видеть, что вы с отцом ведете себя как чужие. Да и мать ты перестала навещать.

  -Не обещаю, но постараюсь наладить с ним контакт. -я сдалась. Какой бы ни был мой отец, я все равно люблю его и уважаю.

  Еще немного поболтав с бабушкой, я поднялась в свою комнату и погипнотизировав телефон пару минут, набрала знакомый номер.

  -Слушаю.

  -Пап, это я.

  -Что ты хотела?

  -Как у тебя дела?

  -Дела? -удивленно протянул отец. Неудивительно, я никогда раньше не спрашивал про его дела. В основном спрашивала про маму и сестру, хотя и сама могла позвонить им, но мне хотелось хоть пару минут, но послушать его уверенный голос. -Да все неплохо. Жив, здоров как видишь.

  -А бизнес как?

  -Растет, развивается и радует. -я почувствовала в его голосе улыбку. -А у тебя как дела?

  -Хорошо, с работы приехала к бабушке. Олег сегодня невесту привел знакомиться. Хорошая девушка.

  На обоих концах установилось неловкое молчание. Папа первым неуверенно его нарушил.

  -Как тебе с сестрой живется?

  Я хмыкнула и устало потерла ладонью лицо. -В принципе неплохо. Правда свою комнату она превратила в розовый ужас, и выносит мне мозг своими разговорами про диеты. Ухажеров ее гоняю. Недавно от одного в глаз получила.

  Папа на том конце хмыкнул. -Неужели он ушел от тебя живым?

  -Конечно, только слегка покалеченным.

  Мы коротко рассмеялись и так же резко замолчали.

  -Болит? -о чем он спрашивает не составило труда понять.

  -Да нет, -я провела рукой по скуле, -его уже даже и незаметно, рассосался практически.

  Мы снова неловко замолчали.

  -Я пожалуй пойду, я на переговорах.

  -Конечно! Прости, что отвлекла.

  -Не переживай, совсем не отвлекла. -я улыбнулась, я знаю, что я его прервала.

  Когда он уже собирался повесить трубку, поддавшись порыву я прошептала: -Пап, я скучаю...

  Я думала, что он не услышал и уже собралась отключиться, как услышала тихий голос: -Я тоже, моя маленькая.

  Улыбнувшись, я сбросила вызов и растянулась на кровати. Можно сказать, что лед тронулся. Как бы я не ворчала, я скучала по отцу, по маме, но не хотела наступать на горло своим принципам и гордости, иначе это бы была уже не я. Полежав еще немного, решила позвонить маме.

  -Привет, доченька.

  -Привет, мамочка. Как ты?

  -Я? А как я могу быть, когда старшая дочь мало того, что не приезжает, так еще и звонить перестала. Забыла про маму совсем.

  -Ничего и не забыла. -пробурчала я, в душе чувствуя себя большой свиньей.

  -Ну ладно. Как ты, доченька? -ласково спросила мама.

  -Хорошо. Мам...я...мне тебя нехватает.

  -Я тоже скучаю, моя милая. Как там Лидия? Тоже паршивка уже неделю не заезжала!

  Я рассмеялась. -Все хорошо, мам. Я слежу за ней. А Лида сейчас вся в отношениях.

  -С Игоречком? Да, она мне рассказывала про него. А ты там как? Замуж еще не собралась?

  -Мам, какой мне замуж! На носу пятый курс, диплом и аттестация, буду мастера спорта получать.

  -Ксаночка, я горжусь тобой. -нежно проговорила мама. Она не одобряла моих занятий спортом, но всегда искренне радовалась успехам.

  -Спасибо.

  -Ты там еще волосы свои в нормальный цвет не перекрасила? А картинки эти свои с тела не свела?

  -Неа, волосы пока меня устраивают, а с татуировками я расставаться не собираюсь.

  Мама только тяжело вздохнула. Моя внешность всегда была поводом для спора.

  -Мамуль, что делаешь?

  -Ой, да что тут делать можно! Сходила на массаж, сейчас дома обед готовлю, отца твоего порадовать хочу, совсем заработался. Ты б ему позвонила хоть.

  -Звонила до тебя.

  -Судя по голосу, вы нормально поговорили.

  -Ага.

  -Я рада. А ты там что делаешь?

  -У бабушки с дедом на даче. Олег невесту привез.

  -Невесту? Давай рассказывай.

  Я кратко рассказала маме про Юлю.

  -Ну, вот и хорошо, что мальчик за ум взялся. -я закатила глаза, тяжело вздохнув. Это был камень в мой огород. Она меня уже достала вопросами про то, когда я уже замуж выйду.

  -Ладно мамуль, я пойду дальше помогать. Пока. -поспешила прервать разговор, пока не началась очередная лекция на тему семьи.

  -Пока, Оксаночка. Целую тебя.

  Отключившись, я спустилась вниз. Все сидели в гостиной. Дед Фил травил байки и рассказывал разные истории. Юля хохотала, уткнувшись Олегу в плечо, Олег с блаженной улыбкой обнимал ее и перебирал ее волосы. Бабушка с дедом сидели в обнимку на диване, о чем-то тихо переговариваясь.

  Я спустилась к ним и села в ногах у бабушки, откинув голову ей на колени. Она начала рукой перебирать мои волосы.

  -Оксан, все впорядке?

  -Ага, я с родителями разговаривала. -я прикрыла от удовольствия глаза.

  Бабушка долго не выдержала: -И?

  -Лед тронулся. -поспешив соскочить со скользкой темы, я повернула голову в сторону деда.

  -Дед, когда уже шашлыки будут?

  -Потерпи еще пару часиков и мы их жарить начнем. -он протянул руку и взлохматил мне челку.

  -Оксан, -меня окликнул Олег, -вечером сыграешь на гитаре?

  Я показала ему фигу.

  -А для любимого дедушки Филиппа сыграешь?

  -А чего это ты любимый дедушка? -начал возмущаться дед.

  -Я моложе и современнее.

  -Мелочь пузатая!

  -На свое пузо посмотри!

  Я поспешила прервать разгорающуюся перепалку: -Для ЛЮБИМЫХ дедушек сыграю.

  Они тут же успокоились, а я уползла в комнату к бабушке и деду и оставшееся время до шашлыков настраивала гитару и распевалась.

  И вот момент икс настал! Пока мужчины возились с углями, бабушка с Юлей пошли мыть решетку и шампура, а я под шумок стала вытаскивать из ведерка промариновавшийся лук.

  Вернулась бабушка и отобрала у меня ведро и, всучив мне гитару в руки, попросила сыграть что-нибудь. Тяжело вздохнув и проводив взглядом ведро, я начала играть.


  Ваше благородие, госпожа Разлука,

  Мы с тобой друзья до гроба, вот какая штука.

  Письмецо в конверте погоди, не рви.

  Не везет мне в смерти - повезет в любви.


  Ваше благородие, госпожа Удача,

  Для кого ты добрая, для кого иначе.

  Девять граммов в сердце постой, не зови!

  Не везет мне в смерти - повезет в любви.


  Ваше благородие, госпожа Чужбина,

  Крепко обнимала ты, только не любила.

  В шелковые сети постой, не лови.

  Не везет мне в смерти - повезет в любви.


  Ваше благородие, госпожа Победа,

  Значит, моя песенка до конца не спета.

  Перестаньте, черти, клясться на крови.

  Не везет мне в смерти - повезет в любви!


  Оглядевшись, я наблюдала умильную картину: дед, обнимая бабушку, что-то ей шептал на ухо, от чего она глупо хихикала, Олег с Юлей сидели в обнимку, она как котенок потерлась щекой о его плечо, а он погладил ее по волосам. Дед Фил, зажмурившись, раскуривал трубку. Я решила порадовать слух дедушек армейской песней.


  Тёмная ночь, только пули свистят по степи,

  Только ветер гудит в проводах,

  Тускло звёзды мерцают.

  В тёмную ночь ты, любимая, знаю, не спишь,

  И у детской кроватки тайком

  Ты слезу утираешь


  Как я люблю глубину твоих ласковых глаз,

  Как я хочу к ним прижаться сейчас губами...

  Тёмная ночь разделяет, любимая, нас,

  И тревожная, чёрная степь

  Пролегла между нами.


  Верю в тебя, в дорогую подругу мою,

  Это вера от пули меня тёмной ночью хранила...

  Радостно мне, я спокоен в смертельном бою,

  Знаю, встретишь с любовью меня,

  Что со мной не случилось.


  Смерть не страшна, с ней не раз

  Мы встречались в степи,

  Вот и теперь надо мною она кружиться...

  Ты меня ждёшь, и у детской кроватки не спишь,

  И поэтому, знаю, со мной ничего не случиться!


  Поиграв еще пару минут, повернулась в сторону брата: -Эту песню я хочу посвятить Юле. Я решила спеть Бутусова. Глядя на нее, я вспоминала клип к одной его песне.


  Девушка по городу шагает босиком,

  Девушке дорогу уступает светофор,

  Сверху улыбается воздушный постовой

  -Девушка в ответ ему кивает головой.

  А где-нибудь за городом идёт весенний лёд,

  Девушке навстречу расступается народ.

  Девушка по Пушкинской на Лиговский в обход,

  Следом по каналу проплывает пароход


  А за окном мелькают дни,

  Они как взлётные огни:

  Одни заметны с высоты,

  Другие вовсе не видны.

  А на дворе цветёт весна,

  Она в кого-то влюблена,

  А этот кто-то за окном сидит

  И видит день за днём как


  Девушка по городу шагает босиком,

  По скверам и по улицам порхает мотыльком.

  Девушка ныряет через арку напролёт,

  Солнце пригревает, сердце девушки поёт как


  За окном мелькают дни,

  Они, как птицы, далеки,

  Одни витают в облаках,

  Другие вовсе не видны

  А на дворе цветёт весна,

  Она в кого-то влюблена,

  А этот кто-то за окном сидит

  И видит день за днём...


  -Все народ, теперь кормите меня, больше пока петь не буду.

  Оказалось дедушки уже жарили первую порцию шашлыка. Мы за столом тихо переговаривались, бабушка резала овощи, а мне поручила порезать хлеб, Юля и Олежа сходили в дом за посудой.

  Через час все было готово и мы приступили к празднику живота. Объелась я знатно. Откинувшись на спинку лавки, я взяла стакан с прохладным морсом и начала, не торопясь, пить (остальные пили вино).

  Спустя какое-то время, дедушка что-то прошептал на ухо бабушке и она, быстро сбегав в дом, вернулась обратно.

  -Оксан, -начал дед, -мы знаем, что ты уже давно копишь на машину. Короче, я не мастер говорить красивые речи, держи. -бабушка протянула мне небольшую связку ключей.

  -Это что? -я с непониманием переводила взгляд с ключей на родню.

  С тяжелым вздохом дед поднялся и потащил меня в гараж. В гараже меня ждала маленькая KIA черного цвета. Улыбаясь, дед принес мне папку с документами, где было сказано, что машина полностью принадлежит мне. С минуту я рассматривала документы и перевела взгляд на бабушку с дедом. Их лица выражали такое счастье и радость, что я решила не ругаться с ними и не огорчать. Я права получила еще в восемнадцать и правда копила на машину, мне так удобнее было бы и на работу, и на учебу, и по делам ездить. Улыбнувшись, я крепко обняла их обоих, и тихо поблагодарила их, сказав, как сильно я их люблю. Дед Фил гаркнул, что машину надо обмыть и застолье развернулось с новой силой.

  Спать мы разбрелись только в начале первого ночи. Приняв душ, я плюхнулась на кровать и, накрывшись с головой, легла спать. Где-то в половине седьмого утра меня разбудил звонок мобильного телефона. Ворча, я выпутала одну руку из одеяла и посмотрела на дисплей. Звонила Агата. От удивления я моментально проснулась и ответила на вызов.

  -Агата? Ты чего?

  -Окса-ан, забери меня отсюда. -на том конце послышался несовсем трезвый голос девушки.

  -Забрвть? Так, давай по порядку.

  Пока Агата рассказывала, я умудрилась в ванной умыться и почистить зубы (включив на телефоне громкую связь). Вышла в комнату и надела на себя одежду, в которой приехала на дачу. Сунула документы от машины в рюкзачок и, прихватив ключи от машины, отключила громкую связь, продолжая слушать лепет девушки, спустилась в гараж. Спросив у Агаты адрес, я попросила ее закрыться в комнате и не выходить оттуда до моего приезда.

  Оказалось, что Агата собралась со своими друзьями в ночной клуб, где они благополучно напились. Потусовавшись в клубе кто-то предложил съездить к одному знакомому на квартиру на автопати. Агата туда поехала, потому что с ними туда собрался парень, который ей нравится. Приехав, они выпили еще немного, и кто-то из парней предложил расслабиться, и достал какие-то пакетики с таблетками и с порошком. Агата наблюдала, как ее друзья употребляли наркотики с тихим ужасом. Кто-то из парней вспомнил про нее и предложил тоже поднять себе настроение. Она отказалась, тогда парень начал грубо к ней обращаться, она даже протрезвела. Хвала небесам, ей хватило мозгов убежать и забаррикадироваться в комнате. Поскольку все ее друзья были здесь, а родителям звонить стыдно, она вспомнила, что я 'занимаюсь какой-то борьбой' и решила позвонить мне.

  Выведя машину за ворота, я вернулась и заперла гараж и ворота и рванула в город. Мне повезло, так как и ехать было недалеко, и машин на дороге было мало. Поэтому за час я добралась до города, еще минут двадцать ушло на поиски многоэтажки, где сейчас находилась Агата. Притормозив напротив нее, я вышла из машины и написала смс Агате, спросив этаж и квартиру. Через минуту мне пришел ответ.

  Поднявшись на двадцатый этаж, я подошла к нужной двери и подергала ручку. Дверь оказалась заперта. Я осмотрела дверь- железная. Я только ноги себе переломаю, если попытаюсь ее выбить. Нажала на звонок и не отпускала кнопку до тех пор, пока не услышала как в замке поворачивается ключ.

  Дверь открылась, и меня сразу оглушила музыка (видимо стены звуконепроницаемые). В проеме показался какой-то смазливый паренек.

  -Киса, а ты ко мне?

  Я посмотрела ему в глаза: зрачки были сильно расширены, что говорило о том, что парень находился под кайфом.

  -Конечно к тебе, котик. -схватив его за голову, со всего маха саданула коленом и парень, скуля залетел обратно в квартиру, а я зашла следом за ним, озираясь по сторонам. Пройдя немного вперед, я заглянула в комнату в которой творился настоящий бордель. Брезгливо поморщившись, я прошла немного дальше. Квартира была очень большая, так я Агату искать буду еще долго. Достав телефон, я набрала ее номер.

  -Агата, я в квартире, выходи.

  Через две двери от меня высунулась испуганная голова Агаты. Увидев меня, она быстро подлетела ко мне и, повиснув, начала всхлипывать.

  -Вещи твои где?

  Она вернулась в комнату за сумочкой. Я отправила ее одеваться и сама пошла чуть впереди нее. Когда Агата обулась и мы уже почти вышли из квартиры из комнаты показалась голова какого-то лысого мужика (я так подозреваю это он их весельем обеспечивал).

  -Блондиночка, ты подружку привела? Ну вы проходите, а то эти девочки нам уже надоели. Крикнув Агате, чтобы она спускалась вниз, я подлетела к нему с разворота ударяя пяткой в лицо. Парень улетел в комнату и я, недолго думая, рванула из квартиры вниз по лестнице. Когда я вылетела из подъезда, на улице меня уже ждала испуганная Агата. Запихав ее на заднее сидение, я села за руль и рванула оттуда Во весь опор.

  Когда мы уже были достаточно далеко от района этой многоэтажки, я припарковалась и обернулась к Агате.

  -Ты что-нибудь принимала? -рявкнула я.

  -Нет. -испуганно пролепетала она.

  -Ела или пила там что-нибудь? -она отрицательно покачала головой.

  -Хорошо. Говори адрес, я отвезу тебя домой и уложу спать. Дома есть кто?

  Она опять отрицательно мотнула головой и назвала адрес. Она жила недалеко от моего отчего дома.

  Через минут сорок мы были на месте. Растолкав ее, я практически потащила Агату на себе в дом (алкоголь еще не до конца выветрился, да и стресс у нее был большой). Отобрала у нее сумочку, отыскала ключи и открыла дверь. Втащив на себе Агату, я спросила, где находится ее комната и, посадив ее себе на спину, потащила наверх. Нещадно начали болеть ребра. Когда-то в уличной драке мне сломали ребро (года четыре назад), а я тащила на себе тяжелую Агату, неудивительно, что оно заболело.

  Дотащив ее до комнаты, я помогла ей раздеться и впихнула ее в душ, включив прохладную воду. Пока Агата была в душе, я спустилась на кухню. Не без труда отыскав, весь инвентарь, я заварила ей крепкий чай с лимоном и, отыскав успокоительное капнула его в стакан, разбавив водой. Отнеся это все ей в комнату, я вошла в душ. Ага сидела, завернувшись в полотенце в полубессознательном состоянии.

  Покопавшись в ее шкафу, я отыскала спортивные шорты и майку. Одев это все на нее, я завернула ее в халат, а волосы обмотала полотенцем и помогла ей лечь в кровать. Дав ей выпить сначала успокоительное, а потом крепкий чай, я положила ключи от дома на тумбочку около кровати и спустилась вниз.

  Выйдя из дома, я захлопнула дверь и подергала ее. Убедившись, что дверь заперта, я вышла, закрыла калитку и сев в машину поехала домой.

  Добравшись до квартиры, уставшая, я поднялась на свой этаж, ребра все еще неприятно ныли. Время уже было начало одиннадцатого. Пройдя в квартиру, я обнаружила разбросанные вещи, мужские и женские. Заметив розовый лифчик, я поняла, что это одежда моей сестры, а остальное явно принадлежит Игорю. В тот момент, как я задумчиво озиралась, дверь комнаты моей сестры открылась...


  ***

  Лидия.


  Мы с Игорем уже два месяца вместе. В пятницу он позвонил мне и сказал, что в субботу утром заберет меня, и что этот день мы проведем вместе. Я решила подготовиться основательно, поэтому весь день провела в нетерпеливой суете. Сходила в салон на маникюр и педикюр, потом отправилась в торговый центр и, краснея, зашла в "Дикую орхидею", где приобрела красивый нежно-розовый комплект. После передо мной встал вопрос что надеть. У меня вещей много конечно. Систер ворчит, что у нее лишнего шкафа для моих вещей нет, что этот скоро лопнет. Вот чего она наговаривает! Я даже половину своего гардероба из дома не перевезла!

  Я прослонялась по магазинам часа три, когда я уже было отчаялась и собралась домой, как взгляд мой упал на витрину одного небольшого магазинчика, и там я увидела ЕГО! Нежного персикового цвета платье в пол, без рукавов и с неглубоким декольте, пояс на талии был красиво обшит бисером светло коричневого цвета, на юбке с одной стороны шел разрез немного выше середины бедра, под платье одевались такого же цвета шортики. Залетев в магазин, я попросила продавщицу дать мне его померить. Когда я увидела себя в зеркале, то я поняла, что это точно оно! Продавец- улыбчивая девушка посоветовала мне обувь и аксессуары к платью: открытые босоножки на небольшом каблучке, расшитые такого же цвета бисером, клатч был такого же цвета, что и платье и тоже расшит бисером. Из украшений толстый металлический браслет, круглый плоский медальон на цепочке, браслет на ногу (одевается на ту ногу, с которой стороны разрез находится) и на уши плоские круглые серьги. Все это было темно коричневого цвета с россыпью оранжевых камней.

  Довольная, я расплатилась за покупку и поехала домой. Дома я весь вечер не могла найти себе места, с сестрой мне пересечься не удалось, поэтому дома я сейчас была одна, в данный момент для меня это было предпочтительнее. Мы с Игорем вместе уже достаточно давно, но дальше поцелуев не заходим, хотя я вижу, что он этого хочет, но не давит на меня. Я уже поняла, что я готова к близости и скажу Игорю об этом завтра (а точнее, жутко краснея, попытаюсь ему на это намекнуть). Приняв душ, я использовала старое народное средство, тоесть бигуди. Накрутив волосы, я натерла кожу вкусно пахнущим молочком и легла спать, поставив будильник.

  Утром, проснувшись, я умылась, почистила зубы, потом пошла на кухню и выпила чашку чая, съев бутерброд с сыром. Позавтракав, я направилась в свою комнату и облачилась в купленное вчера платье с украшениями. Сняла бигуди, волосы красивыми локонами рассыпались по плечам. Зафиксировав прическу лаком, я прыснула на себя духами и полезла за косметичкой. Макияж я выбрала естественный, что придало лицу свежесть и невинность. Я крутилась перед зеркалом и удовлетворенно себя разглядывала, хотя очень нервничала перед "совращением" Игоря.

  Зазвонил мой мобильный. Звонил Игорь и сказал, что через пять минут он уже будет здесь. Обувшись, я положив в клатч карточку, телефон, салфетки, косметичку, немного наличных денег. В дверь позвонили. С бешено колотящимся сердцем, я открыла дверь. Видимо Игорь что-то хотел сказать мне, но подавился заготовленной фразой.

  Смущаясь, я за руку потянула его в квартиру и, взяв протянутый мне букет нежных кремовых кустовых роз (мои любимые!), пошла на кухню, поставить цветы в воду, спиной чувствуя горячий взгляд парня. Когда я поставила цветы я почувствовала на своей талии горячие руки. Развернув меня к себе, Игорь с напором поцеловал меня, через пару минут, нехотя, он оторвался и, прислонившись своим лбом к моему хрипло прошептал.

  -Доброе утро, ласточка.

  -Доброе. Спасибо за цветы.

  -Так не пойдет. -не дав мне ничего спросить, он снова меня поцеловал, на этот раз более нежно. -Вот теперь незачто.

  -Почему кустовые розы?

  -Ты такая же, как они: нежная, хрупкая.

  -Открою тебе секрет, -встав на цыпочки, я прошептала на ухо Игорю, -кустовые розы- мои любимы цветы.

  Он рассмеялся и потерся носом о мой висок.

  -А сестра твоя какие цветы любит?

  Я начала смеяться: -Что она Тараса заставляет угадать ее любимы цветы?

  Игорь кивнул.

  -Он ни за что не догадается. Она любит декоративные подсолнухи, а комнатные растения вообще терпеть не может, она все цветы сплавила бабушке, когда стала тут одна жить. Она не любит с ними возиться, забывает поливать, короче цветы с ней не уживаются.

  -Да, я заметил, что комнатных растений здесь нет. -Игорь достал телефон и, что-то быстро настрочив там, широко мне улыбнулся. -Брата я проинформировал, а теперь забудем о них. Я приглашаю тебя на свидание.

  -Я даже не знаю, -я сделала вид, что задумалась, -я даже не одета к такому случаю.

  -Душа моя, ты обворожительна в любом образе.

  Обнявшись, мы заперли квартиру и начали наше свидание. Сначала Игорь повез меня в кафе, и мы не ушли оттуда, пока он не заставил меня нормально поесть. Скрепя сердце, пришлось согласиться. Потом он повез меня в кино. Весь фильм он прижимал меня к себе и целовал то в висок, то просто подносил к губам мою руку, а я же просто млела от его прикосновений.

  После кинотеатра он повел меня...я сама долго смеялась в большой парк аттракционов. Там мы провели часов пять, прокатившись на всех каруселях и наевшись сладкой ваты. После этого он отвез меня в парк, где мы долго бродили по аллейкам, разговаривая обо всем на свете.

  Вечером он повез меня в ресторан, а я, шикнув на свою неуверенность, всячески приставала к Игорю. К моему огорчению, он все стоически вытерпел. Оставался только последний на сегодня шанс. Когда мы подъехали к моему дому, я повернулась к нему и погладила ладошкой его по щеке.

  -Может поднимешься?

  -Лид, малышка, это не лучшая идея. -он окинул меня жарким взглядом, от чего у меня сердце тяжело бухнуло и забилось с удвоенной силой. -Иначе я не смогу удержаться.

  -И ненадо. -я провела пальцами по его скуле и, опустив руку, начала выводить руками узоры на его рубашке в районе груди.

  -Ты уверена? -хрипло прошептал он, перехватывая мою ладонь.

  -Если ты еще раз меня спросишь, то я уже начну об этом задумываться. -не давая ему ответить, я поцеловала его со всей страстью, затем прикусила его нижнюю губу и начала покрывать поцелуями лицо, одной рукой массируя его затылок, другой пробираясь под его рубашку.

  Со стоном он отстранил меня от себя. Его глаза потемнели от страсти, я сама плохо понимала где я и что я. Он быстро вышел из машины и помог выйти мне. Заперев машину, он просто подхватил меня на руки и побежал в сторону дома, это заставило меня хрипло рассмеяться. В лифте мы снова набросились друг на друга. С жадностью целуя друг друга, мы добрались до нужного этажа.

  Не прекращая целоваться, я нащупала в клатче ключи и попыталась открыть дверь. Чуть отстранившись от Игоря, я попросила его немного подождать, и, развернувшись в кольце его рук, попыталась открыть дверь. Чему Игорь очень мешал, целуя меня в шею, покусывая, руками гладя грудь, от чего ноги у меня превращались в желе, все силы уходили на то, чтобы не начать стонать на весь дом, от чего в глазах темнело.

  -Игорь, -простонала, -я не могу открыть дверь.

  Не отрываясь от моего тела, он одной рукой, обхватил мою руку с ключами и повернул. Наконец мы ввалились в квартиру, Игорь запер дверь на ключ и кинул куда-то связку. Мы снова продолжили с того, на чем остановились ранее.

  Он прижал меня спиной к запертой двери и подхватил под попу, заставляя ногами обхватить его талию. Я, не отрываясь от его губ, стянула с него пиджак и дрожащими пальцами начала расстегивать его рубашку. Что-то несвязно пробормотав мне в губы, он помог мне одной рукой расстегнуть остальные пуговицы и стянуть рубашку.

  -Дорогая, тебе не кажется, что немного нечестно то, что на тебе все еще есть одежда?

  Оторвав от него руки, я расстегнула медальон и сняла серьги, бросив это все куда-то вбок.

  -Так достаточно честно?

  -Решила поиграть ласточка?

  Не дав мне ответить, он стянул с меня лямки платья и, целуя открывшиеся участки кожи, рукой расстегнул лифчик и скинул его на пол, впившись губами в мой сосок, лаская, покусывая, сводя меня сума новыми ощущениями. Мне захотелось его чувствовать всей кожей. Я начала вырываться из его рук, простонав, чтобы он стянул с меня платье.

  Когда мое желание было исполнено, он снова прижал меня к себе, впившись поцелуем в шею, одной рукой лаская грудь, а другой прижимал меня за талию к себе, от чего я ощущала его возбуждение. Я попыталась расстегнуть его ремень, спиной вперед продвигаясь в свою комнату. С десятой попытки я его расстегнула и отбросила куда-то в сторону.

  Когда мои ноги уперлись в кровать, у меня началась паника. Я испугалась всего и сразу. И того, что ему не понравится, что ему не захочется возиться с неопытной девицей, и просто пришло осознание того, что это мой первый раз, от чего я стала нервничать еще больше.

  Почувствовав перемену в моем настроении, Игорь отстранился от меня и, взяв мое лицо в ладони, начал большими пальцами поглаживать щеки, серьезно смотря в мои глаза.

  -Доверься мне, я никогда не сделаю тебе больно. Я люблю тебя.

  Я так и застыла. Все мои страхи ушли куда-то на задний план. Из глубин души поднималась невероятная радость, от которой хотелось кричать во все горло. Я влюбилась в него, наверное уже на третий день нашего общения. Потом моя влюбленность переросла в любовь, но я боялась признаться первая, хотя с каждым днем мне становилось труднее держать это в себе, мне было тяжело молчать, но я боялась сказать, боялась, что он меня отвергнет, отвернется и я не смогу быть с ним даже в качестве друга, я так боялась потерять его. Именно поэтому я испытывала такое облегчение и такую радость, от того, что мои чувства оказались взаимными, о чем я поспешила ему сообщить.

  -Игорь, я люблю тебя, я так давно тебя люблю. Я уже и не надеялась...

  -Любимая моя...ласточка...

  Он снова начал меня целовать, но теперь он вкладывал в поцелуи всю нежность и любовь, задвинув страсть куда подальше. Уложив меня на кровать, он начал покрывать поцелуями мое лицо, пропутешествовал губами по шее вниз к груди. Наигравшись с грудью, он спустился ниже и начал целовать и покусывать мой живот. Я только лежала и мотала головой от насаждения, постанывая.

  Каким-то образом он умудрился раздеться доконца сам и стянуть с меня последнюю часть гардероба. Он снова поднялся вверх по моему телу и, начал целовать меня, исследуя языком рот. Одной рукой он продолжил ласкать грудь, а другой, погладив влажные складки, он вошел в меня одним пальцем, от чего у меня вырвался гортанный стон. Не дав мне опомниться, он спустился поцелуями вниз и наравне с пальцами начал ласкать меня языком. Выгнувшись, я начала громко всхлипывать от новых ощущений. Становилось так хорошо, что все, что я могла делать- просто проговаривать его имя между стонами. Не знаю, сколько длилась эта пытка, как от низа живота и по всему телу, прошла жаркая волна, а в голове как будто зазвенело множество колокольчиков.

  Состояние полета сменилось ощущением какого-то дискомфорта. Я открыла глаза и с непониманием посмотрела на Игоря.

  -Так тебе не было бы очень больно. -он улыбался, но все его тело выдавало напряжение.

  Я пошевелилась, от чего он, издав рык, напрягся еще больше и сделал первый толчок. Было...приятно, у меня широко раскрылись глаза. Увидев отражение моих эмоций, он впился поцелуем в мои губы и начал ритмично двигаться, ловя губами мои стоны и всхлипы. Я же с каждым его толчком все больше растворялась в нем, в пространстве, в своих ощущениях и эмоциях. Меня накрыла еще большая волна, заставляя кричать, я почувствовала, как он присоединился ко мне с громким стоном.

  Перекатившись на спину, он подтянул меня поближе к себе и положил мою голову себе на плечо, а руку к себе на грудь. Сам же он засунул одну руку мне под подушку, другой рукой накрыл нас одеялом и обняв меня за талию, закинув на меня ногу. Удовлетворенно вздохнув, он поцеловал меня в макушку. Я плавно погрузилась в сон. Проснулась я где-то посреди ночи и решила пойти принять душ. Высушив после душа волосы, я вернулась в свою комнату. Игорь, недовольно хмурясь, лежал на спине, вытянув руку на мою половину кровати. Когда я прилегла рядом, он тут же сгреб меня в охапку, и его лицо приобрело блаженное выражение. Чмокнув его в нос, я поудобнее устроилась в его объятьях и снова провалилась в сон.


  ***

  Игорь.


  Утром я проснулся раньше моей малышки и просто лежал и любовался ею. Золотые локоны разметались по подушке, на припухших от поцелуев губах играет легкая полуулыбка. Поцеловав свою ласточку, я нехотя встал и отправился в душ.

  Вернувшись, я снова лег в кровать и решил разбудить мою малышку, начав ее легонько целовать в щечки, в носик, глазки.

  Я лежал и не мог поверить своему счастью. Она любила меня так же, как любил ее я. Давно...как же я раньше не замечал, и почему я понял, что то, что я испытываю к ней- называется любовью, только тогда, когда увидел ее испуганную растерянную мордашку с растрепанными волосами и припухшими губами. Она показалась мне такой родной, такой МОЕЙ. То, что до меня у нее никого не было, сильно удовлетворяло мое мужское эго. Она во всех смыслах моя, и будет моей всегда, я теперь не смогу отпустить свою маленькую ласточку.

  Малышка начала ворчать и попыталась от меня отвернуться. Я, тихонько посмеиваясь, удержал ее на месте, продолжая покрывать поцелуями. Наконец на меня посмотрели два сонных недовольных голубых омута.

  -Игорь, сколько времени? Зачем ты меня будишь?

  -Я соскучился. -я снова поцеловал ее в носик.

  -А давай ты поскучаешь еще пару часиков? -она потерла глазки и сонно зевнула.

  -Лиииииид, я есть хочу. -я наконец внял паническому голосу своего желудка.

  С тяжелым вздохом, она встала и совершенно не стесняясь, подошла к шкафу, натянула белье и выудила из шкафа майку до середины бедра. Я сам встал и решил пока не смущать ее своим голым видом. Натянул боксеры. Про разбросанную одежду мы пока не вспомнили.

  Подойдя к Лиде, я развернул ее к себе и начал целовать. С удовлетворенным вздохом она ответила. Идиллию прервал мой бурчащий живот. Малышка начала смеяться. Я же, недовольно заворчав потянул ее к выходу из комнаты. На выходе из комнаты мы столкнулись с Оксаной. Она стояла и держала в руках лифчик Лиды, задумчиво его разглядывая. Потом перевела взгляд на нас. Я немного напрягся. Мы с ней конечно друзья, но мен напрягало то, что по ее лицу ничего нельзя было прочесть, как и в глазах. Взгляд был тяжелым, но при этом совершенно ничего не выражал.

  -Одевайтесь, и на кухню. Я пойду кофе заварю. -кинув в нашу сторону лифчик, она развернулась и ушла на кухню.

  Подобрав нашу одежду, я затолкал нервничающую Лиду в комнату и начал одеваться. Надел джинсы и рубашку, повесив пиджак в коридоре. Лида убрала платье в шкаф и тоже оделась в майку и шортики, заметно нервничая. Подойдя к ней, я взял в ладони ее лицо и, нежно поцеловав, шепнул.

  -Все будет хорошо.

  Кивнув, малышка мертвой хваткой вцепилась мне в руку и мы пошли на кухню и уселись за стол. Я усадил Лиду, и сам сел рядом с ней, вплотную пододвинув ее стул к своему. Оксана, мельком глянула на нас и молча поставила передо мной чашку кофе и сахарницу, а перед Лидой чашку с чаем. Налив себе кофе, она уселась перед нами и, отпив глоток напрямую посмотрела на нас.

  -Оксан, я... -начала было говорить Лида, но Оксана ее перебила.

  -Не сейчас, Лидия. -Лида заметно вздрогнула, от чего я неосознанно прижал ее к себе в защитном жесте. -Игорь, ты помнишь о чем мы говорили?

  -Я помню. Ксан, не произошло ничего страшного. Все произошло по обоюдному согласию.

  Прищурившись, она встала из-за стола и начала подходить к нам. Я сам встал, инстинктивно загородив собой Лиду.

  -Ты спал с моей сестрой.

  -Оксан...

  -Ты, взрослый парень, затащил в постель мою девятнадцатилетнюю сестру?!

  -Оксан, я говорил, что никогда не сделаю ей больно и я отвечаю за свои слова.

  Ксана подошла ко мне вплотную, пристально с каким-то стальным блеском, вглядываясь в мои глаза. Я напрягся, ожидая удара. Оксана, помедлив минуту, сделала то, чего я от нее никак не ожидал. Уцепившись рукой за стол, она согнулась пополам, уперевшись рукой в колено и начала громко ржать (именно ржать!).

  Мы с Лидой впали в прострацию и просто тупо смотрели на нее. Доползя до стула, она снова бросила на нас взгляд и начала смеяться с удвоенной силой, всхлипывая и стуча кулаком по столу.

  -Боже, вы бы свои лица видели. -и снова уткнулась лбом в стол, сотрясаясь от нового приступа смеха.

  -Ксаночка, ты чего? -растерянно проговорила Лида.

  -Я что? Я ничего! -утерев слезы, она сделала несколько глубоких вздохов, успокаиваясь и, обхватив ладонями чашку, с улыбкой посмотрела на нас.

  -Вы что думали, я вас бить буду?

  Мы синхронно кивнули.

  -Нет, ну вы вообще больные?! -она с возмущением посмотрела на нас.

  -Ксан, ты бы видела как угрожающе смотрелась с лифчиком Лиды в руках и непроницаемым выражением лица.

  -Значит, я угрожающе смотрюсь с лифчиком в руках, -она с серьезным лицом задумалась, -надо это запомнить.

  Видя, что мы все еще напряжены, она взмахнула одной рукой в эмоциональном порыве.

  -Ребят, отомрите уже! Я же непротив ваших отношений! Главное тетей не торопитесь меня делать. И, да, одежду больше не раскидывайте. Вы травмируете Горация.

  -Причем тут твой скелет?

  -Он же один дома без меня, а тут такие потрясения. Хотя чего ждать от блондинки, кроме как не розового белья.

  -Эй!

  Это наконец разрядило атмосферу и, немного посмеявшись, мы продолжили спокойно сидеть, перешучиваясь. Я заметил, что у нее на одной руке сбиты костяшки. Нахмурившись, я спросил.

  -Ксан, -она приподняла бровь, -почему у тебя костяшки сбиты?

  -Игорь, я же не спрашиваю, почему ты несколькими минутами ранее появился передо мной в одних трусах, потому что это итак очевидно. Вот и не задавай глупых вопросов мне.

  -Вот позвоню Тарасу и нажалуюсь на тебя.

  -Звони. -она беспечно пожала плечами. -Заодно и на завтрак его позови.

  Выйдя с кухни, я вернулся со своим телефоном и, сев на место, набрал номер брата, другой рукой притянув Лиду обратно к себе.

  -Чего тебе надо, смертник?

  -Как насчет завтрака у наших девочек?

  -Игорь, ты у Оксаны?

  -Ну, у Оксаны ты, а я у Лиды.

  -Хм, ну точно. Могу поспорить, что брат сейчас улыбался. -Могу поздравить тебя с волшебной ночью?

  -Можешь. Поздравляй. -я рассмеялся. -Кстати тут твоя девушка нас чуть до инфаркта не довела!

  Возмущенно в лицах, я пересказал брату события сегодняшнего утра. От чего Ксана отвлеклась от готовки, снова согнувшись от смеха, Лида сотрясалась от хохота в моих объятьях.

  -Мой Тигренок. -с гордостью протянул Тарас, когда смог совладать со смехом. -Через полчаса буду. -и отключился.

  -Ну что сказал большой брат? -спросила Оксана, продолжая готовить тесто для блинчиков.

  -Через полчаса будет.

  -Отлично! Я на пятнадцать минут в душ. Лид, начнешь жарить? -малышка кивнула и, встав подошла к плите.

  Оксана, как и обещала проторчала в душе ровно пятнадцать минут. Вышла, одетая в футболку и спортивные шорты. Влажные волосы узлом были замотаны на голове. Отогнав Лиду от плиты, она продолжила жарить блинчики, попутно снова заваривая кофе.


  ***

  Тарас.


  повесив трубку, я еще немного похохотал над кровожадностью своего тигренка и пулей метнулся в душ, а затем одеваться. По-моему я даже в армии так быстро не собирался, так как собирался к своему тигренку. Я решил, что сегодня признаюсь ей. Я надеюсь, что когда она узнает, что я люблю ее, то это смягчит удар от того, что ей скоро придется узнать.

  Позавчера у нас с отцом состоялся серьезный разговор. В разгар рабочего дня о вызвал меня к себе.

  -Сын, я хотел с тобой серьезно поговорить.

  -О чем? -начала мне уже не нравилось.

  -Как у тебя дела с Оксаночкой?

  -Она доверилась мне, и у нас все хорошо. Мы все свободное время проводим вместе.

  -Ты ее любишь?

  -Да. -я говорил серьезно.

  -А она тебя?

  -Не знаю. Пап, а с чего такие вопросы? -я подозрительно прищурился, глядя на отца.

  -Ты же мой сын, я просто за тебя переживаю.

  -Знаю, что переживаешь, но сейчас причина не в этом.

  Отец тяжело вздохнул и виновато посмотрел на меня. -Скоро мы хотим с Андреем устроить семейный ужин, на котором мы бы объявили о том, что непротив союза наших детей. И было бы хорошо, если бы она тебя любила, тогда крови можно будет избежать. -отец невесело усмехнулся, а у меня в душе поселилось тревожное чувство. Я отмахнулся от него, списав все на то, что я начал думать о том, как признаться ей в своих чувствах.

  Вырвавшись из своих воспоминаний, я спустился в гараж и поехал в цветочный магазин за любимыми цветами тигренка.

  Купив большой букет солнечно-желтых подсолнухов, я, нарушая правила, на всех парах полетел к моей Оксане.

  Дверь мне открыл брат.

  -О, цветы! Неужели ты так скучал по мне ночью, братишка?

  -Иди ты. -беззлобно послал я братца, протискиваясь мимо него в квартиру и закрывая за собой дверь.

  -Вот ты так всегда, -притворно вздохнул Игорь, -а как же братская любовь?!

  Я с тяжелым вздохом просто сунул ему кулак под нос. Понюхав его, Игорь махнул на меня рукой. -Иди уже, неандерталец.

  Пройдя на кухню, я увидел своего тигренка у плиты босую с мокрыми волосами. Счастливый влюбленный мозг сразу нарисовал мне картинку, как я захожу на кухню, а у плиты стоит беременная Оксана, что-то мешая на сковородке, а я ругаю ее за то, что она стоит на холодном полу босиком.

  Тряхнув головой, я кивком поздоровался с Лидой и, обняв Оксану со спины, поцеловал ее в шею, протянув букет.

  Оксана выключила плиту и радостным возгласом взяла букет и повисла у меня на шее, страстно целуя в губы.

  -Кхе, кхе. И это ОНА на нас утром бочку катила. -возмущенно протянул братец.

  -Не мешай старшим! -синхронно проговорили мы с ней и рассмеялись.

  Отлепившись от меня, Оксана поставила цветы в воду, пообещав расправиться с предателями в лице своей сестры и моего брата.

  Усадив нас, Ксана стала накрывать на стол. Поставила тарелку с блинчиками, баночки с вареньем. Перед нами появились чашки кофе, а перед Лидой чай, и мы приступили к завтраку.

  Скоро блинчики кончились, а сладкоежка Оксана доедала варенье из банки, улыбаясь как чеширский кот. Ребята сидели перешучивались, а я прижимал к себе Оксану и думал о том, как бы мне озвучить свое признание. Взглядом я сигнализировал своему брату, чтобы они оставили нас наедине. Через пару минут до него наконец-то дошло что я от него хочу и, что-то прошептав Лиде на ухо, от чего та густо покраснела, он утащил упирающуюся девушку в комнату. Я же продолжал сидеть и задумчиво поглаживать ее плечо.

  -Ну и для чего ты их 'тактично' выставил?

  -Нам поговорить надо.

  Я почувствовал как она напряглась. Вырвавшись из моих объятий, она обошла стол и села напротив меня. Подобравшись, как хищник перед прыжком, она пристально и настороженно начала всматриваться в мои глаза.

  -О чем разговаривать будем? -за кривой ухмылкой она попыталась скрыть свою настороженность.

  Я же молчал и собирался с силами и с мыслями. В очередной раз бросив на нее взгляд, я понял, что надо идти ва-банк, иначе она сейчас просто сорвется.

  -Я люблю тебя.

  -Что? -она пару раз моргнула с непониманием вглядываясь мне в лицо.

  -Я люблю тебя. Я так сильно тебя люблю. -я устало потер лицо ладонью.

  Оксана закрыла глаза и застыла. Шестым чувством я понял, что сейчас мне не стоит вмешиваться, что ей надо дать немного времени, чтобы разобраться в себе. Просидели мы там минут семь, когда она наконец расслабилась. Она открыла глаза и посмотрела на меня. Ее желтые глаза светились теплом и нежностью, она улыбнулась, наверное впервые настолько открыто.

  -И я тебя люблю, Тарас.

  -И ты поэтому семь минут памятник самой себе изображала?

  -Ага. -она рассмеялась. -Я же врач, и привыкла все анализировать. Сейчас я себя опросила, осмотрела и поставила диагноз. И оказалось, что этот диагноз любовь. На этот раз точно. -она наклонила голову вбок.

  -На этот раз? -я невольно напрягся, ожидая того, что она скажет что-то типа того, что она до сих пор вспоминает того парня.

  -Мне тогда лет шестнадцать было, а он был на пять лет меня старше. Мы познакомились с ним на ринге. Как-то так получилось, что после одного спарринга мы с ним разговорились, через пару дней он предложил мне с ним встречаться. -она рассеяно провела пальцами по столу, находясь где-то в своих воспоминаниях. -Все было как в этих идиотских женских романах, пока дело не доходило до постели. Все-таки я была еще ребенком и не могла решиться, а он вроде как остывал и извинялся. -Оксана напряглась, нахмурившись, я ободряюще сжал ее ручку.

  -Что было потом?

  -Потом? -она как-то рассеянно моргнула. -потом я застала его с какой-то девицей в постели...вобщем, когда я, отпинав девицу, вытолкала ту из квартиры и попыталась с ним поговорить. Не получилось, он был слишком пьян. Заявив, что я сама виновата, он... -я заметил, что Ксане тяжело было это вспоминать. Я подождал, пока она соберется с мыслями.

  -Что он сделал? -спросил, уже заранее догадываясь об ответе.

  -Он. -она хмыкнула. -Он просто взял меня насильно. Я спокойно оделась и ушла из его квартиры. Когда он приехал ко мне утром...сначала извинялся, потом снова обвинял меня, я просто его побила и выкинула из своей квартиры и из своей жизни.

  -Ты его любила?

  -Сложно сказать. Тогда мне не было больно. Мне было противно и неприятно, но я по нему не плакала и не убивалась. Сейчас я понимаю, что это была просто глупая подростковая влюбленность, потому что к тебе у меня чувства намного глубже.

  Она замолчала, задумчиво выводя узоры на моей руке. Я же в этот момент попытался побороть в душе бурю и жажду крови. Захотелось найти этого подонка и размазать его по стенке за то, что он так поступил с моим тигренком. Собравшись с мыслями, я хрипло проговорил.

  -Кто-нибудь еще об это знает?

  -Нет, только ты. Я никому это больше не доверяла. -не смотря на такую историю, в душе разлилось приятное тепло, от того, что она рассказала об этом только мне. Это показывает то, что она действительно открылась мне и доверяет, что меня просто окрыляло.

  Встав, я обошел стол и сел рядом с Ксаной, перетянув ее к себе на колени.

  -Тигренок, я рад, что ты мне доверилась. Я постараюсь не обмануть твое доверие. -я взял ее руку и, погладив поцеловал. Показалось или нет? Поднеся ее руку поближе к глазам, я заметил сбитые костяшки и недовольно нахмурился.

  Заметив мой хмурый взгляд, она рассказала мне предысторию и саму историю ее сбитых костяшек. Я только покачал головой, продолжая хмуриться. Вздохнув, она извернулась в моих руках и начала применять самый действенный способ, чтобы меня успокоить. Она начала меня целовать, руками забираясь мне под футболку.

  -Что ты делаешь? -хоть я уже конкретно возбудился, но все-таки не забывал о том, что в соседней комнате находятся наши младшие.

  -Не задавай глупых вопросов. Я хочу тебя.

  -Там твоя брат и мой сестра.

  Она хрипла рассмеялась. -Твоя брат и моя сестра сейчас в комнате явно не марки рассматривают. -и искушающее зашептала, обжигая мое ухо своим дыханием. -К тому же, разве тебя не заводит возможность быть застуканным?

  Вопреки всем моим предыдущим мыслям, я возбудился настолько, что все чуть не закончилось так и не начавшись.

  Посадив ее на стол, я заставил ее ногами охватить меня за талию и стянул с себя футболку, она последовала моему примеру, стянув с себя майку с лифчиком. Она прижалась ко мне голой грудью от чего мы тихо застонали. Все-таки остатками разума мы понимали, что мы сейчас не одни.

  Она уже успела растянуть ремень и справиться с молнией на штанах. Запустив руку в белье, она начала ласкать мой напряженный орган по всей длине, застонав куда-то ей в шею, я стиснул зубы, поймал за хвост остатки разума и убрал ее руку. Надавив ей на плечи, я заставил ее откинуться и опереться локтями на стол, чтобы открыть мне доступ к ее груди. Я впился губами в один сосок, перекатывая пальцами руки другой. Она приглушенно застонала, закусив зубами кулак.

  сняв с нее шорты вместе с бельем, я снял ее со стола и перевернул спиной к себе, уложив животом на стол. Быстро, стряхнув с себя джинсы вместе с бельем, я начал ее дразнить, водя головкой по складкам, не делая попыток проникнуть внутрь. Она приглушенно стонала. Не прекращая дразнить ее, я наклонился и начал покусывать ее между лопаток, от чего она уткнулась лбом в стол, пытаясь сдержать крик удовольствия.

  Я резко вошел в нее, от чего она сразу начала сокращаться. Подождав пока успокоится, я возобновил движение. Я подсунул одну руку ей под живот, чтобы ей больно не было, а другой рукой начал ласкать ее грудь, не прекращая движения. Я чувствовал, что скоро уже сорвусь, но сдерживал себя, я хотел чтобы мы закончили вместе. Через пару толчков, я почувствовал как она снова начала сокращаться, сделав пару резких движений со стоном я последовал за ней.

  Пока мы пытались отдышаться, она начала собирать нашу одежду и с лукавой улыбкой поманила меня пальчиком.

  -Тарас, ты бы не хотел принять душ?

  -Только душ. -приняв ее игру, я с ленивой улыбкой начал приближаться к ней.

  Из душа мы вылезли только через час. Мимо нас тут же прошмыгнули в ванную Игорь и Лида и заперлись изнутри на защелку. Переглянувшись, мы согнулись пополам от хохота.

  -Пойдем, я обед приготовлю. -приблизившись, она ласково погладила меня по щеке.


  Позже мы сидели и обедали вместе. Игорь обнимал Лиду, а ко мне доверчиво прижималась Оксана, иногда поворачиваясь и целуя меня. И я в тот момент чувствовал себя таким счастливым! Жаль только, что это счастье продлилось не так долго, как мне бы того хотелось...


  ***

  Оксана.


  Я наконец целиком и полностью доверилась Тарасу. После того, как он признался мне в любви, я с удивлением поняла, что то, что я к нему ощущаю иначе, чем любовь не назовешь. В наших отношениях установилась идиллия. Мы с ним старались особо не спорить. и только посмеивались над нашими младшими, когда они тут мексиканские страсти разводили.

  На смену жаркому лету пришла дождливая осень. Для меня снова началась вереница тяжелых будней. Пятый курс, диплом, работа, Тарас, тренировки, подготовка к экзамену на мастера спорта. Все это свалилось на меня как снежный ком, не оставляя ни одной свободной минуты. Для диплома я выбрала тему по кардиохирургии и сразу же пошла к нашему руководителю за одобрением темы. Пособачившись с ним около часа, довольная я вышла из кабинета с уже выбранной темой и потихоньку начала собирать литературу.

  Параллельно со всеми проблемами, я наконец начала налаживать отношения с отцом. Пока мы с ним не виделись, но часто созванивались и могли подолгу о чем-нибудь говорить. Я снова, как в далеком детстве начала делиться с ним своими переживаниями, стремлениями.

  Как не странно, я сдружилась с невестой Олега и мы часто с ней куда-нибудь выбирались на выходных. Я наладила отношения с Агатой и, хоть подругами нас пока еще было сложно назвать, но мы упорно к этому шли. Причем я даже этому не сопротивлялась. Агата оказалась интересной личностью. Конечно со своими заскоками, но она не была глупой и пустоголовой, которой (каюсь!) я ее раньше считала.

  В один из ничем не примечательных дней, я торчала на дежурстве, зевая от скуки: Паша заболел и сидел на больничном дома, а Агата была на операции у меня зазвонил телефон. Звонил отец. Я бросила быстрый взгляд на часы- половина двенадцатого ночи. я с тревогой ответила на звонок.

  -Что случилось?

  -Ничего, дочь, я просто хотел с тобой поговорить.

  -Ну, ты бы мог позвонить и раньше, а не пугать меня полуночными звонками. Я уже решила, что кому-то плохо и собралась уже бежать и бригаду к вам посылать.

  -Прости, я как-то не подумал. Как дежурство?

  -Тяжело. Парень один заболел и мы тут с девчонкой вдвоем крутимся. Так сказать, все лежит на наших хрупких девичьих плечах.

  -Ну, терпение и труд все перетрут. Я что звоню-то...когда ты мастера спорта получаешь?

  -Послезавтра у меня показательное выступление и получение заветного звания.

  -В субботу приезжай домой, у нас будет семейный ужин. Лида уже в курсе.

  -Хм...и к скольки мне надо быть?

  -Приезжай к половине шестого, а чуть попозже на обед придет мой старый друг со своими сыновьями.

  -Хорошо, я буду. Ладно, пап мне пора.

  Я быстро отключилась. Что-то мне не очень понравилось это его 'старый друг со своими сыновьями'. Чую мягкими тканями, что в субботу меня будет ждать крайне неприятный сюрприз.

  Эта мысль не покидала меня на протяжение всей недели. Немного отвлечься удалось только тогда, когда я получала мастера спорта. На меня посмотреть приехали Лида, Игорь, Тарас, Гриша, Алик, Олег и Юля.

  Поскольку занимаюсь я уже восемь лет, и несколько раз побеждала на всероссийских чемпионатах, то казалось проблем с получением мастера быть не должно. Я не знаю, как в детстве злые кикбоксеры обидели дядечку из комиссии, но он никак не хотел давать мне звание. Но наш тренер Сергей Петрович встал на мою защиту большой горой. В итоге меня заставили сдать теорию, выполнить комплексы упражнений и в конце всего он назначил мне бой с мастером спорта из совершенно другой весовой категории.

  Петрович было начал возмущаться, но я остановила его, сказав, что и так справлюсь.

  Теперь я понимаю слово мастер. В принципе мы дрались на одном уровне. Я пыталась взять скоростью, а он силой. Пару раз я пропускала удары, и они прилетали мне аккурат в зажившие ребра. Дыхание сразу сбивалось, я морщилась от боли, но продолжала драться.

  Мы дрались на полном контакте с лоу киком. Шли просто нога в ногу. В итоге нас решили держать до первого нокдауна или нокаута.

  Парень, просек мое слабое место и с разворота ударил пяткой прямо в больное ребро. У меня в глазах просто потемнело, и я на секунду потеряла ориентацию от боли.

  Мне казалось, что я стояла не меньше нескольких минут, на деле все произошло буквально за пару секунд когда в глазах прояснилось, я еще успела заметить летящий в меня кулак и, увернувшись, провела серию ударов руками и ногами и провела подножку. Судья засчитал нокдаун. Я победила!

  Я просто упала на колени, тяжело дыша и держась за левую сторону. Надеюсь, он мне не сломал ребро, хотя подозреваю, что трещину я точно заработала. И так беспокоило периодически, так еще и тут несколько раз прилетело мощными ударами.

  Петрович помог мне подняться и доковылять до судей. Этот противный дядечка, скрепя сердцем вручил мне диплом и прицепил значок. Я обернулась к залу и помахала своим рукой. Ну вот, наконец, я и мастер спорта по кикбоксингу!

  Выйдя из зала, я направилась в раздевалку. Там я сразу направилась в душ. С трудом приняв душ, я высушила волосы и оделась, поминутно морщась от боли. Собрав сумку, я пошла на встречу к своим. Все тут же кинулись меня поздравлять и просили показать значок.

  -Ребят, -не своим голосом прохрипела, -я конечно ценю вашу радость, но отвезите меня пожалуйста в больницу к травматологу.

  -Он тебя сильно приложил, да? -это Юлек спросила.

  -Он мне несколько раз со всей силы заехал по ребру.

  -Я отвезу тебя.

  Не говоря ни слова, Тарас взял меня на руки и потащил к машине. Пристегнув меня, он сам сел за руль и повез меня в ближайшую больницу.

  В самой больнице он ни в какую не хотел оставлять меня одну. И у врача он сидел вместе со мной, как бы я его не пыталась выпихнуть.

  -Оксана Андреевна, у вас трещина. Я смотрю вам на это же ребро операцию делали?

  -Да. У меня был перелом ребер. Одно ребро пришлось скреплять и извлекать осколки.

  -Осложнения были?

  -Пневмония была.

  -Понятно. Ну что ж. Я наложу фиксирующую повязку и на месяцок вам покой нужен. А так знаете, не таскать тяжестей, не лежать на больном боку.

  -Да, спасибо.

  -Работаете?

  -Да, в больнице. Я врач-хирург.

  -О, коллега значит! Ну что, коллега, я вам выписываю больничный...учитесь?

  -В медицинском на пятом курсе.

  -Справочку я вам тоже туда выпишу. А перелом-то где заработали?

  -А я сегодня получала мастера спорта по кикбоксингу. Вот там мне и прилетело.

  -Вот это женщина. -врач удивленно похлопал глазами и выписал мне направление на ренген, справку на работу и на учебу и еще обезболивающее прописал. Ребра он мне стянул тугой фиксирующей повязкой и отпустил восвояси.

  Когда мы сели в машину, Тарас еще долго хмуро вглядывался вдаль.

  -Тарас, мы сегодня едем или что?

  -Почему у тебя были сломаны ребра?

  -Подралась потому что.

  -Зачем ты дралась? -я чувствовала, как он все больше и больше закипает.

  -Потому что у меня не было выбора. -я тяжело вздохнула (ну, попыталась). -Это темная история и уже старая. Все, кто в ней принимал участие, уже давно получили по заслугам.

  -Ты можешь просто мне рассказать об этом или нет?! Я переживаю, неужели непонятно?!

  -В двух словах. К Петровичу пришли какие-то лица криминальной наружности и сказали, что хотят проводить в его школе бои без правил. Петрович естественно сказал свое фи, и они ушли ни с чем, при этом, пообещав, что он об этом пожалеет. Вот на нас и стали нападать. Ждали пока мы окажемся в месте, где народа нет и избивали. Петрович нас предупредил и мы стали ходить группами, но и это мало помогло, потому что придурки те не только кулаками дрались. Вот как-то так.

  -И что же с ними произошло?

  -Когда все его ученики по очереди стали попадать в больницу с переломами и сотрясениями, он поднял старые связи и их просто прижали. Сейчас они пожизненное мотают, Петрович постарался.

  -Вот что у тебя за жизнь, а? почему ты не можешь просто спокойно жить, не влезая ни в какие разборки?

  -Как говорил один мой знакомый: 'Это карма, чувак'.

  Покачав головой в ответ на мои слова, Тарас завел машину и отвез меня домой, по дороге мы заскочили в аптеку за обезболивающим (вернее заскочил Тарас, а я скромно сидела в салоне). Дома он наседкой просидел около меня до тех пор, пока я не уснула.

  Утром я со спокойной совестью отправилась на пары, поминутно получая гневные сообщения от Тараса. В институте за мной ненавязчиво присматривал Гриша. Ну как присматривал. Мы тупо проржали до конца пар.

  После института я, не теряя времени завезла справку в больницу, где наш руководитель немного поохал, потом устроил мне допрос с пристрастием, а потом погрозился отшлепать.


  Не смотря на все неприятности, неделя до субботы пролетела достаточно быстро. Мне даже казалось, что время специально летит быстро, чтобы показать мне то, что меня ждет впереди. Я старалась не зацикливаться на этом, а некое предчувствие и ожидание списывала на встречу с отцом, с которым формально мы не виделись почти девять лет. На деле же он следил за мной, а я иногда видела его на экране или в минуты тоски специально приезжала в те места, где он часто бывает, и провожала взглядом его гордый профиль.


  И вот суббота. Уже с утра в душе поселилось чувство какой-то гадливости. Постаравшись не думать ни о чем, я, не торопясь начала приводить себя в порядок. Мне не давал покоя сегодняшний уход Тараса. на выходе он поцеловал меня, будто прощаясь и с какой-то тоской и отчаянием повторил, что любит меня. Я постаралась его утешить.

  -Я люблю тебя и я с тобой.

  -Угу. -он обнял меня, уткнувшись носом мне в волосы. Постояв так пару минут, он нехотя отстранился и ушел.

  Приняв душ и уложив волосы, я убила почти два часа на то, чтобы сделать себе маникюр. Потом с видом великого мыслителя открыла свой шкаф и впервые задумалась над тем, что мне одеть.

  -Гораций, представляешь, я впервые размышляю перед открытым шкафом, битком набитым одеждой.

  Гораций с молчаливо смотрел на меня своими пустыми глазницами.

  -Ты прав, мой друг, черное платье подойдет. И вообще, это уже на шизофрению смахивает. -я рассмеялась. Никак не могу избавиться от привычки что-то говорить вслух. Чтобы не считать себя сумасшедшей, я обращаюсь к Горацию )хотя это и делает меня еще большим психом).

  Помня о еще не зажившем ребре, я выудила из шкафа приталенное черное платье длиной на пару сантиметров выше колен. Квадратный вырез и широкие бретельки в меру открывали плечи и грудь.

  Облачившись в платье, на ноги я обула закрытые туфли на невысокой шпильке. Выудив небольшую черную сумочку, я сунула туда кошелек, телефон.

  Бросила взгляд на часы. Если я хочу приехать пораньше и поболтать немного с домочадцами до приезда гостей, то мне бы уже пора было выдвигаться. Заперев квартиру, я спустилась к своей машинке и поехала в отчий дом, по пути заехав на заправку.

  К дому я подъехала ровно в пятнадцать тридцать.

  -Оксана Андреевна, давно я вас не видел. -ко мне с улыбкой вышей Артем Иванович- старый охранник.

  -Артем Иванович, ты ли это? Все молодеешь и молодеешь! -я искренне улыбнулась пожилому мужчине. Он всегда меня баловал.

  -Да ну тебя, подхалимка! Ты к отцу?

  -Семейный ужин.

  -А, да-да. Ну проезжай, детонька.

  Махнув ему рукой, я въехала во двор и припарковала свою машину. Выйдя, я направилась в дом. Большой двухэтажный кирпичный. Место, где прошло мое детство. Внутри весь дом был выполнен в золотистых и бежевых тонах. Только папин кабинет был полностью выполнен в кофейном цвете и разительно отличался от обстановки всего дома. Если по всему дому находилось куча мелочей, делающих его уютным, то в кабинете папы все было строго, ничего лишнего.

  На пороге меня встретила мама, крепко прижав меня к себе, отчего я сдавленно охнула.

  -Мам, задушишь.

  Она отстранилась от меня, разглядывая меня со всех сторон. -Оксаночка, ну я же так давно тебя не видела. Дай хоть тебя рассмотреть. -затащив меня в прихожую, она начала меня осматривать и ощупывать и естественно наткнулась на повязку. Она только открыла рот, чтобы что-то сказать, как со стороны гостиной раздался басовитый голос.

  -Я свою дочь тоже давно не видел и тоже бы хотел на нее посмотреть.

  Мама отстранилась от меня, а я так и застыла, во все глаза рассматривая отца, не выпуская из вида ни одну деталь. Казалось, он даже ни капли не постарел. Он тоже какое-то время пристально меня рассматривал. В воздухе ощущалась какая-то неуверенность. Сделав одновременно шаг на встречу друг другу, мы напряженно застыли на несколько минут.

  Потом папа просто ласково улыбнулся и приглашающе распахнул объятья. Сделав напряженный шаг, а за ним еще один, и просто кинулась ему в объятья, крепко обхватив руками за пояс. Зажмурившись, я прижалась щекой к его груди, вдыхая родной запах и слушая гулкие удары его сердца. В ответ он крепко обхватил меня руками, прижимая меня к себе и уткнулся носом мне в макушку. Нам не надо было сейчас никаких слов.

  -'Я скучала'

  -'Я тоже'.

  Нам не нужно было говорить это вслух, мы просто это чувствовали. Все-таки как же мы с ним похожи! Он начал поглаживать меня по голове. Не знаю сколько мы так простояли, но потом он отстранился от меня.

  -Ну ладно, будет, развели тут телячьи нежности. Пошли в гостиную. Тебе наверное стоять неудобно.

  Папа потянул меня в гостиную и на мой непонимающий взгляд ответил. -Мне Лида рассказала.

  Усадив меня на диван, он сам сел напротив меня в другое. Мама села на ручку его кресла, и он тут же сгреб ее в объятья. Со второго этажа спустилась Лида и, обняв меня села рядом со мной.

  Родители стали расспрашивать меня об учебе, о работе, о друзьях, папа расспрашивал про мой экзамен на мастера спорта. Потом мы с Лидой рассказывали им истории из нашего совместного проживания. Впервые за долгое время я снова почувствовала нас всех семьей. Как тогда, когда еще был жив дедушка Адам и весь бизнес лежал на его плечах, а папа все свободное время проводил со мной и мамой, а потом еще и с Лидой. Когда дед умер, бразды правления, так сказать перешли к отцу. Сначала он стал нечасто появляться дома. А когда уладил все дела, просто перестал уделять нам много времени, списывая все на то, что он устал и не может с нами никуда сходить. Когда мы подросли, он уже начал задумываться об удачных для нас партиях. Эта болезнь бизнесом как-то незаметно заглотила его, сковала, и он просто этому подчинился. Я знаю, папа бы никогда не стал нас принуждать к чему-то, он мог просто надавить.

  С появлением в нашей жизни этого бизнеса, папа, как в старшем ребенке, увидел во мне наследника и перестал интересоваться тем, чего хочу я. Он считал, что для меня будет лучше так. Это бы все продолжалось довольно долго, если бы я в один день не взбунтовалась и не ушла жить к бабушке. Но и тогда он попытался показать мне, что мне нужен этот бизнес, что я не смогу вылезти в люди. Но я смогла. Я смогла достичь чего-то, вылезти в люди, я стала жестче, целеустремленнее (это все черты моего отца во мне).

  Время до приезда гостей пролетело достаточно быстро. Семейную идиллию разрушил звонок охранника, с сообщением о том, что гости прибыли.

  Папа сна секунду вышел из гостиной, а потом вернулся с высоким почти седым мужчиной.

  -Дядя Гена? -я с удивлением рассматривала старого папиного друга, а по совместительству нашего с Лидой крестного отца.

  -Оксана! А я уж и не надеялся, что ты вспомнишь старика.

  -Да какой из вас старик, вы еще нам молодым фору дадите. -я натянуто улыбнулась. Забытое ощущение тревоги и чего-то гадкого прочно облепило сердце.

  -Геныч, сыновья твои где застряли? -папа снова похлопал дядю Гену по плечу.

  -Они машину ставят. Сейчас придут.

  С его словами открылась входная дверь и через секунду на пороге гостиной появились...Тарас и Игорь. Игорь сразу подошел к Лиде и поцеловал ее в нос, а Тарас, с напряжением глядя мне в глаза, медленно ко мне приблизился и встал напротив. Родители же вели себя как ни в чем не бывало.

  К моему лицу как будто так и приклеилась неестественная улыбка. Все происходящее мне категорически не нравилось. Мне захотелось убежать, что-то внутри кричала, что то, что будет дальше не принесет мне ничего хорошего. Я напряженно и немного испуганно всматривалась ему в глаза, а он смотрел на меня в ответ тоскливо, словно извиняясь. Наш зрительный контакт разрушил голос моей мамы.

  -Ужин готов, пройдемте в столовую.


  ***

  Тарас.


  С того момента как мы пересекли порог гостиной, Оксана превратилась в какую-то напряженную статую. В ее глазах отражалось непонимание и легкий страх. Все тело было напряжено, а на лицо приклеилась какая-то искусственная улыбка.

  Когда ее мама позвала нас всех в столовую, она, моргнув, отвела от меня взгляд и пошла в сторону столовой, все еще напряженная как струна. Я шел следом за нем и продолжал мысленно обращаться к ней. 'Маленькая моя, девочка моя, как бы я не хотел, чтобы это все произошло так. Я и мечтать не могу, что новость, которая скоро прозвучит, ты примешь спокойно. Я не хочу, чтобы тебе было больно. Я не хочу, чтобы разочаровалась во мне'.

  Еще утром, уходя от нее , я прощался. Я знал, что эта новость выбьет ее из колеи, но все же я надеялся, что она любит меня и сможет хотя бы выслушать, а уже потом я смогу заслужить ее прощение.

  Весь ужин она сидела напряженная. Отвечая на все вопросы на автомате. Родители начали вспоминать их молодость, а я попытался как-то расшевелить тигренка. Я протянул руку под столом и сжал ее холодную ладошку. Дернувшись, она выдернула руку, посмотрев настороженно на меня посмотрев. Видимо наши отцы как-то пытались разрядить обстановку напряженности, витавшую в воздухе. Но все уже понимали, что с разговором тянуть не стоит, так как у Оксаны уже был такой вид, словно она вот-вот сорвется с места и даст отсюда деру.

  -Оксан. -она подскочила на стуле и впилась взглядом в лицо своему отцу. -Ты помнишь, что Гена- мой старый друг. Игорь и Тарас его сыновья.

  -Да...

  -Вот, мы решили соединить наш бизнес.

  Она сцепила руки замком на столе, в глазах появилась какая-то сталь, а на губы дернулись в усмешке.

  -И вы решили, что брак ваших детей этому очень поможет.

  -Нет, -ее отец взъерошил волосы рукой и посмотрел на нее, -Мы бы не стали вас ни к чему принуждать. Мы просто сделала так, что вы познакомились. Но вышло все удачно, вы друг в друга влюбились.

  С каждым словом ее отца я напрягался все больше и больше. Он говорил не то, не те слова, которые она сможет принять. Все сидели и напряженно молчали, а Оксана с каждым словом все насмешливее и насмешливее усмехалась, смотря прямо в глаза своему отцу.

  -Отец, -даже я вздрогнул от холода, прозвучавшего в ее голосе, -Говори прямо, что это будет хорошая партия для меня и сестры.

  -Нет, не так. Вернее не совсем...да, в идеале было бы хорошо, если бы между вами что-то началось, но с Лидой было проще, чем с тобой. Для этого Лида должна была быть рядом и подготовить тебя.

  Похоже эти слова были для нее последней каплей. Она вскочила со своего места, непроизвольно все поднялись следом за ней.

  -Ты не присутствовал в моей жизни почти девять лет, а сейчас что-то решил за меня? Ты снова поступил со мной как с чем-то незначимым, просто за моей спиной решив, что для ТЕБЯ и ТВОЕГО бизнеса будет лучше?! -она говорила жестко, не повышая голоса.

  -Оксан, я бы не стал тебя ни к чему принуждать. К тому же, я узнал, что ты любишь Тараса и он любит тебя и...

  -И ты решил, что, узнав эту новость, я буду скакать на задних лапках, только потому что я люблю Тараса?

  -Нет, я думал, что ты спокойней эту новость воспримешь.

  -Разве я тебе еще тогда не показала, что я не собираюсь плясать под вою дудку и не собираюсь делать то, что тебе понравится?!

  -Я твой отец и я желаю тебе только лучшего! -он уже начал повышать голос.

  Оксана стремительно подлетела к нему, встав напротив. Все непроизвольно напряглись, ожидая удара. Она остановилась в метре от него, пристально всматриваясь в его лицо, а потом, тяжело вздохнув, устало прошептала. -Ты так и не изменился. Все это радушие было лишь для достижения очередной цели.

  Их битва взглядов длилась на протяжении минут двух. Затем она, глядя ему в глаза, сказала голосом лишенным всяких эмоций. -Как же я тебя ненавижу. А вы все знали, -она обвела нас всех безразличным взглядом.

  Ее отец вздрогнул как от удара. А она стремительно вылетела из дома. Опомнившись, я кинулся за ней и поймал ее около машины. Схватив ее за руку, я развернул ее к себе лицом.

  -Пусти меня.

  -Нет, не могу, не хочу. -я чувствовал, что потерял ее, но никак не хотел это принять.

  -Надо было раньше думать, когда ты сговаривался с ними за моей спиной. -спокойный без эмоциональный голос. Ее безразличие пугало.

  -Я сам не хотел, чтобы нас сводили, но потом, пообщавшись с тобой, влюбился и уже не так остро реагировал на их план.

  -По сути, ты меня предал. Я тебе открылась, как открывалась только по- настоящему дорогим мне людям, а ты мне плюнул в душу.

  -Оксан, я люблю тебя. И ты же любишь меня. -я уже не знал что сказать, чтобы удержать ее.

  -Я от своих слов не отказываюсь. В отличие от некоторых, я всегда отвечаю за свои слова.

  -Ну ударь меня, наори на меня, только не уходи. -я рукой начал гладить ее щеку.

  -Не могу. Понимаешь, мне все равно.

  -Не говори так.

  -А как? В первый раз ты солгал мне в том, что не рассказал, что знаешь моего отца. А сейчас ты, зная о том какая я, а я уверена, что отец вам на меня и сестру целое досье предоставил, все равно согласился на это, зная почему я тогда ушла из семьи.

  -Оксан, я люблю тебя. Прости меня. Я сделаю все, чтобы заслужить твое прощение.

  Я попытался ее обнять, но она настойчиво отстранилась от меня и убрала мои руки.

  -Поздно, Тарас. Мне это все уже не нужно, как и ты. -такое ощущение, как будто она меня ударила. Пока я стоял в какой-то прострации, она села в машину и дала по газам, увозя с собой мое сердце.


  Долго я ходил словно в воду опущенный, потом пытался позвонить ей и поговорить, но она не отвечала на мои звонки. Я сидел у нее под дверью, настойчиво названивая, но она просто выключила звонок и сменила замки, потому что связка ключей, которая была у Лиды не подходила к двери. Я пытался ее выследить и поговорить с ней, но в институте она либо сидела допоздна, либо ее провожал хмурый Гриша и не давал мне подойти к ней. В больнице у меня тоже не получалось ее отловить.

  Мне было больно. Я метался как тигр в клетке. Лида и брат тоже себя неочень хорошо чувствовали. С отцом я поругался буквально на следующий день. Я винил его в том, что она ушла от меня.

  Долго я так метался, не имея попытки с ней поговорить, пока в один день не узнал, что она уехала.


  ***

  Игорь.


  С того самого ужина Лида переехала домой. Когда мы на следующий день появились на пороге квартиры, Ксана молча выставила сумки с вещами Лиды за дверь и, не говоря ни слова, закрыла дверь, а на следующий день сменила замки (это узнал Тарас, когда хотел попасть к ней в квартиру и попросил на время ключи Лиды).

  Братец просто обезумел. Он начал всюду таскаться за Ксаной, пытался просто с ней поговорить или хотя бы увидеть, что она впорядке. Ксана нивкакую не хотела общаться с моим братом. Ей даже его особо избегать не пришлось. Работа, учеба, написание диплома. На звонки она также не отвечала, телефон все время был выключен.

  Сама обстановка в доме после ее ухода была какой-то подавленной. Их мама ушла на кухню и там тихо плакала, наш отец выглядел виноватым, а на дядю Андрея вообще было страшно смотреть. Он как будто постарел на несколько лет.

  Отцы заперлись в коридоре и о чем-то долго беседовали. Через какое-то время приехала какая-то пожилая женщина с мужем и начала отчитывать дядю Андрея, и нашему отцу досталось. Как мы с Тарасом поняли, это была его мать с новым мужем.

  -Андрей, вот в кого ты у меня такой? -всплеснула руками женщина (бабушкой ее язык назвать не поворачивался), когда услышала всю историю. -Вроде отец твой Адам умный человек был, царствие ему небесное! Даже он такого не творил!

  -Ма, да все не так, я не то хотел...

  -Да знаю я, что не то ты ей хотел сказать. Но это же Оксана. Ты сам тогда лишил ее поддержки, у нее не было рядом отца, она сама привыкла решать все в жизни. да она тебе непутевому хотела доказать, что она все может! Я всегда ей гордилась. Она добивалась поставленных целей, всегда двигалась вперед и никогда не опускала руки!

  -Оксана привыкла, что она сама должна отвечать за себя и выстраивать свою судьбу и никогда не терпела давления со стороны. -это уже вступил муж Нинель Ивановны- Аркадий Семенович. -С ней всегда срабатывала ласка как метод убеждения.

  Дядя Андрей все еще сидел молча, спрятав лицо в ладонях. -Она меня ненавидит. -сказал он спустя какое-то время.

  -Ох, Андрюша. -Нинель Ивановна подошла к сыну и стала гладить его по голове. -Она на самом деле так не думает. Она впринципе неспособна на ненависть. Сейчас она просто очень злится на тебя. Что ты собираешься делать, сынок?

  -Я не знаю. Попробую дать ей немного времени, чтобы она остыла, а потом попытаюсь поговорить с ней.

  -Хорошо, Андрюш, главное не дави больше на нее. Не говори о том, что для нее лучше. Говори ей то, что ты видишь, и она прислушается к тебе. -она отошла от дивана и обратилась к мужу. -Аркаш, поехали домой. -Нинель Ивановна пошла в сторону выхода, по пути ее за талию приобнял муж.

  Уже выходя, она бросила через плечо: -Я попробую с ней поговорить.

  Когда они ушли, мы тоже не стали долго задерживаться и уехали домой. Дома Тарас долго ругался с отцом и винил того во всем. Впринципе, я был согласен с братом, но так грубо не стал бы все-таки выражаться.

  Сам я тоже чувствовал себя достаточно погано. Я считал Оксану своим другом и не хотел, чтобы все так вышло. Мне было больно на нее смотреть. Нет, не жалко, а именно больно. Оксана из разряда тех людей, к которым слово жалость просто не применимо, чтобы не случилось в ее жизни, жалости это никогда не вызовет.

  Спустя несколько дней, я решил сам позвонить ей и попробовать поговорить. Судя по времени, она должна быть на дежурстве и следовательно не спать. Взяв телефон, я отыскал в контактах ее номер и нерешительно нажал на вызов. Спустя пять гудков мне ответил усталый голос.

  -Игорь, что ты хотел?

  -Оксан, я поговорить хотел.

  Она ненадолго замолчала. Когда я уже решил, что она мне откажет, Оксана заговорила.

  -Хорошо, только давай недолго, я с операции, а еще хотела немного над дипломом поработать.

  -Оксан, я...ты бы поговорила с Тарасом.

  -Мне это не нужно. Это все что ты хотел?

  -Да, наверное...

  -Тогда извини, у меня много дел. -и она тут же отключилась, я даже сказать ничего не успел.

  Я отложил телефон и тяжело вздохнул. Вот и поговорили, называется. Решил лечь спать, завтра хочу к Лиде съездить. Она тяжело переживает всю эту ситуацию с сестрой.


  В таком напряжении прошло два месяца, пока в один вечер в дом не влетел Тарас с безумно горящими глазами и бледным лицом.

  -Она уехала...


  ***

  Оксана.


  Ступор. Наверное, так я могу описать состояние, в котором находилась последующие пару месяцев, после того злополучного ужина. Тарасу я тогда не солгала, мне правда стало как-то все равно, только было очень неприятно. С самого начала я сомневалась о том, довериться мне ему полностью или нет. И я доверилась...и сейчас за это расплачиваюсь обидой, разочарованием и...болью.

  Мне правда больно. С тех пор, как я уехала из родного города в Германию, прошло уже два года. Два долгих года. За это время я поняла, что то, что я испытываю к Тарасу действительно называется любовью, иначе мне не было бы так паршиво. Вроде и злюсь на него, но и без него мне очень тяжело. Но я борец, и я смогу смириться с этими чувствами. Со временем все сотрется, углы сгладятся, ведь время не лечит, оно учит нас жить с этой болью. Окончательно в меланхолию мне не дает впасть Вацлав- музыкант из Польши.

  Но наверное стоит рассказать обо всем по порядку...

  Когда я рассталась с Тарасом на пороге дома, я дала по газам и гнала домой, превышая все правила (правда мне повезло, и сотрудники ДПС мне на пути не попадались). В душе клокотала ярость, обида и разочарование просто душили.

  Когда я приехала домой и поднялась в квартиру, то сорвалась. В голову полезли ненужные воспоминания о том, как, прижав меня к двери, Тарас пылко меня целовал, как он в этой квартире признался мне в любви, как мы с сестрой иногда устраивали посиделки и разговаривали ниочем. Лида...моя маленькая сестренка...почему ты решила вонзить мне в спину нож? А отец...он в очередной раз показал мне свое отношение, хотя мои слова о том, что я его ненавижу, тоже неприятно жгли меня изнутри. Я его не ненавидела, просто в тот момент я была настолько зла, что захотела сделать ему больно, так же как в тот момент было больно мне, и у меня это получилось, только особой радости я от этого не испытывала.

  Позже, ночью уснуть мне не удалось, и я слонялась туда-сюда по квартире, не зная чем себя занять. У меня бывают иногда такие приступы меланхолии, когда я почти всю ночь мучаюсь и не могу уснуть, но бывает это очень редко. В очередной раз, зайдя в комнату сестры, я решила, что не помешало бы собрать все ее вещи. Могу поспорить, что завтра она приедет сюда. Потратив пол ночи на упаковку ее вещей, я приняла душ и легла спать. Утром меня разбудил звонок в дверь. На пороге были Игорь и Лида. Не говоря им ни слова, я выставила ее сумки за дверь и, заперев ее, поползла спать дальше. Перед тем, как уплыть в страну Морфея, мозг выдал здравую мысль сменить замки, так как сюда может нагрянуть и Тарас, которого я не горю желанием видеть. Сбросив оковы сна, я позвонила слесарю и попросила сменить замки. Мне сказали, что мастер приедет через два часа. Собрав остатки воли, я решила позавтракать, а потом все-таки заняться дипломом.

  Решила не заморачиваться по поводу завтрака и просто нарезала себе бутербродов с колбасой и сыром и сварила кофе. Поев, я вымыла посуду и, затащив в свою комнату все подушки, которые смогла найти, накидала их на пол, собрала вокруг себя всю литературу (я еще с лета знала какую тему возьму, поэтому еще в начале учебного года собрала нужные мне книжки).

  Через два часа, когда у меня уже было дописано введение и пять листов первой главы, пришел слесарь и быстро поменял мне замки. Как раз вовремя. Буквально через полтора часа кто-то попытался открыть дверь, видимо старыми ключами, и терпел в этом неудачу. Как кошка, подкравшись к дверному глазку, я увидела Тараса, но решила никак не показывать, что дома кто-то есть, и снова вернулась к написанию диплома. К ночи мне удалось закончить первую главу, и я со спокойной совестью легла спать.

  Дальше, дни потекли как-то скучно. Я старательно избегала встреч с Тарасом, диплом писался, любимая работа переставала радовать. В душе все также творился сумбур из негативных чувств, и обида никак не желала проходить.


  Две недели пролетело как в тумане, я все больше и больше погружалась в себя, не особо реагируя на окружающий меня мир. Пока в один день меня не вызвал к себе декан и не спросил не хочу ли я по обмену поехать учиться в Германию. Я, не думая, согласилась. Я всегда любила Германию и еще в школе начала усердно заниматься немецким языком и достаточно хорошо им овладела. Вобщем я там не пропаду. Декан сказал, что рекомендации от института на меня напишут уже сегодня, попросили рекомендации от главврача и руководителя моей практики из больницы. Извинившись, я позвонила Семенычу и передала слова декана. Он порадовался за меня и сказал, что скажет главврачу и сегодня я смогу забрать рекомендации. Поблагодарив его, я попрощалась и снова продолжила беседу с деканом...

  -Оксана, тебе еще придется сдать два экзамена: экзамен по немецкому и экзамен по медицинскому профилю, чтобы тебя приняли на последний курс обучения.

  -Когда надо их сдать?

  -Чем быстрее, тем лучше. Еще и визу делать надо.

  -Сегодня-завтра можно?

  -Сегодня нет, а вот завтра- да. Сегодня я свяжусь со своими германскими коллегами и они вышлют мне тесты.

  -Хорошо. а как там с проживанием?

  -Ты будешь жить в общежитии. Платить за проживание тебе не придется.

  -А моя дипломная работа?

  -Ты немецкий хорошо знаешь?

  -Ну да.

  -Сможешь перевести его?

  -Постараюсь.

  -Тебе много еще осталось?

  -Нет, мне осталось только написать заключение, выводы и литературу написать.

  -Быстро ты. -декан был очень удивлен.

  -Не вижу смысла тянуть.

  -Тогда хорошо, я отправлю еще тему твоего диплома, а ты должна успеть ее перевести до защиты. Справишься?

  -Матвей Захарович, русские не сдаются! -я улыбнулась декану, а он в ответ на мою реплику просто расхохотался.

  -Так, Самойлова, завтра жду тебя, готовой к экзаменам и с рекомендациями, и еще лучше сегодня допиши диплом и принеси мне его завтра на флешке, я прочитаю и скажу свое мнение.

  -Спасибо большое, Матвей Захарович. -попрощавшись с деканом, я отправилась на поиски Гриши.

  Друг двояко отреагировал на новость.

  -Какой институт?

  -Мюнхенский университет Людвига-Максимилиана.

  -В Мюнхене учиться будешь?

  -Ага. Здорово правда?

  -Неочень. Я конечно буду скучать, но понимаю, что ты об том мечтала, и что для тебя сейчас будет лучше уехать. Может там ты сможешь отпустить ситуацию и немного остыть.

  В порыве чувств, я повисла на Грише, обнимая его. -Ты мой самый лучший друг, и я тоже буду по тебе скучать..

  Стисну меня в объятьях, Гриша отпустил меня. -Ладно, хватит телячьи нежности разводить. Какой факультет?

  -Медицины. В общежитии буду жить. А еще представь, мне диплом на немецкий переводить...-так, болтая с другом, я провела оставшееся время до конца пар.


  Следующие несколько дней превратились практически в гонки на выживание. Диплом я дописала и декан его проверил и похвалил. Сказал, что никакие изменения вносить не нужно. Экзамены я написала и мои результаты Матвей Захарович отправил своему германскому коллеге и мы ждали что они скажут.

  Рекомендации им он тоже успел отправить. Так же он написал рецензию на мою работу и тоже послал в университет.

  Из больницы я уволилась. Меня провожали чуть ли не со слезами. Мы устроили посиделки с чаем и тортом. Алик долго меня тискал и орал что-то на подобии 'на кого ж ты нас покинешь', паша просил не забывать его, и мы с ним обменялись электронными адресами. Даже Агата (!!!) пожелала мне удачи и сказала, что ей меня будет не хватать. Светка- медсестра, вообще белугой ревела, а Алику пришлось ее утешать (с моей небольшой подачи). Они уже давно друг другу нравились, но все никак не решались сделать первый шаг на встречу друг другу. Но в этот вечер лед наконец тронулся и я искренне была рада за друга. Семеныч тоже долго меня обнимал и голосил на пару с Аликом (и это взрослый мужчина и наш руководитель!).


  Пока ждали результаты, можно было расслабиться (от занятий меня тоже освободили, так как декан подготавливал мои документы для перевода), и я решила съездить к бабушке и деду. Бабушка очень удивилась, что я сорвалась к ним посреди недели.

  -Оксаночка, ты зачем приехала? Ты же на работу не успеешь.

  -Ба, я уволилась.

  -Ой! -бабушка округлила глаза и прижала руку ко рту. -Случилось что-то? Обидел кто?

  -Да, если кто обидел, мне сразу говори. -это дед.

  -Я еду учиться в Германию. -занавес. Два обалдевших лица.

  -Скоро?

  -Предположительно через пять дней.

  -Ой...

  С этого ой, начались вопросы, слезы бабушки, и возмущения, почему я не сказала им об этом раньше.

  Вобщем родственники развели бурную деятельность и уже к вечеру прикатили Олег с Юлей и дед Фил с шашлыками. Пожарив шашлыки, мы пели песни под гитару.


  На следующий день, декан сказал мне приехать к нему с документами. Матвей Захарович сказал, что его зять работает в визовом центре и, что если сегодня мы съездим и заполним документы (так как приглашение мне уже прислали, немцы об этом позаботились), то студенческую визу мне сделают за две недели.

  Когда я уже попрощалась с домочадцами и собралась трогаться со двора, бабушка подбежала к машине и быстро заговорила.

  -Ты бы с отцом поговорила, он переживает...

  -Ба, давай не будем ругаться перед моим отъездом, хорошо?

  Дождавшись кивка, я поцеловала бабушку в щеку и поехала домой за документами, а оттуда сразу за деканом. Потом мы с Матвеем Захаровичем отправились в визовый центр, где нас встретил его зять. Быстренько заполнив все что нужно, я отвезла декана обратно и отправилась домой. Я решила составить список того, что мне следует взять помимо вещей.

  Вечером мне позвонил Матвей Захарович и сказал, что немцев все устроило и что не зря мы уже начали делать визу. Поблагодарив его, я попрощалась...

  За четыре дня я оформила себе карточку visa, которой я смогу пользоваться в Германии. Перевела все деньги, которые лежали на сберкнижке (а их было много, так я откладывала деньги на машину, да и когда просто деньги дарили, было и такое) в евро и положила их на карточку. Немного налички, которая лежала дома тоже перевела в евро. По приезду должно хватить, а потом в банк схожу, сниму с карточки при необходимости.

  Дальше самое сложное -сбор вещей у меня вышло два чемодана. В одном лежала одежда (летние вещи и теплые вещи), полотенца, ванные принадлежности, вещи, нужные любой девушке, косметичка, утрамбовала туда электронную читалку и шапки с шарфами и перчатками. Во второй чемодан я убрала осеннее и зимнее пальто, ветровку и свою кожаную куртку, туда же отправилась обувь. Собиралась я туда основательно, потому что планировала там задержаться еще и после учебы, да и вообще женщина я или где?! Так что все нормально.

  Оставшееся время до получения визы, я провела в переводе своего диплома. Мне удалось пока перевести только введение, и это был для меня большой подвиг (пока не забыла, сунула в чемодан медицинский словарь на немецком языке и большой русско-немецкий словарь).

  Вот, билеты у меня на руках и виза в кармане, а мой верный ноутбук и диплом, вместе с проводами и документами упакованы в сумке через плечо. В аэропорт меня отправилась провожать большая толпа: Бабушка с дедом, дед Фил, Олег с Юлей, Гриша и Алик. Наобнимавшись со всеми, я сдала багаж и, пройдя паспортный контроль, напоследок помахала своим родным и прошла в самолет.

  Через несколько минут самолет пошел на взлет и где-то там остались все мои проблемы и переживания. Здравствуй новая жизнь! Германия, Мюнхен, я еду!


  ***

  Когда я прилетела в аэропорт Мюнхена, то у меня прямо из-под носа какой-то парень с серьгой-крестом в ухе увел такси, и мне пришлось потратить еще полчаса на отлов нового.

  Я поехала сразу в институт, где мне выдали студенческий, читательский билет и документ о том, что я гражданин другой страны и сказали адрес общежития. На выходе из здания в меня кто-то влетел, от чего я подвернула ногу. Охнув, я ухватилась за перила, а парень, обернувшись, коротко извинился, и вбежал в здание. Я успела разглядеть, блеснувшую серьгу-крест. Мне кажется от злости у меня даже пар прошел из ушей. Неужели Мюнхен настолько маленький город, что я с одним и тем же человеком уже во второй раз сталкиваюсь?!

  Все еще пылая праведным гневом, я поехала в общежитие. Получив ключ от комнаты, я пошла обозревать свои временные пенаты. Комната мне досталась на третьем этаже шестиэтажного здания. Сама комната была сделала в теплых тонах с минимумом мебели- только все самое необходимое. Что меня несказанно порадовало- душ находится в комнате, тоесть делить я его буду только со своим соседом (наличие второй кровати, красноречиво говорило об этом). На учебу надо было ехать только послезавтра и я решила съездить в исследовательский институт и устроиться туда лаборантом на работу, хоть деньги есть, но все равно они не вечны.

  Когда я уже было собралась повернуть ручку и открыть дверь, она резко распахнулась, долбанув меня по носу (позорище страшное, среагировать я не успела), от чего я, шарахнувшись шмякнулась на пол, зажимая рукой нос из которого потекла кровь. В глазах танцевали светлячки. Пока я лежала и рассматривала пляски пьяных насекомых, надо мной кто-то склонился.

  -Девушка, извините ради бога, я не хотел. -надо мной склонилось обеспокоенное худое лицо с большими голубыми глазами.

  -Ничего, вы меня совсем не убили, а просто покалечили.

  -Мне так стыдно, я настолько неуклюжий. -парень помог мне встать на ноги. -А, кстати! Я твой сосед по комнате! -радостно протараторил он. Голос мне понравился: бархатистый глубокий.

  Парень все еще меня поддерживал за плечо, а я прижимала к носу платок, который о мне успел всучить и мне удалось его рассмотреть. Худощавый, по росту я ему макушкой до подбородка. Длинные тонкие пальцы выдавали в нем музыканта. Лицо немного островатое (он мне вообще эльфа напомнил), глазищи светло-голубые и очень виноватые, густые ресницы, тонкие губы, чистое без щетины лицо. Черные волосы затянуты в хвостик, несколько прядей спадают на лицо, рваная косая челка спадает на глаза, а в ухе у него...сережка-крест.

  -Ты?! -узнав своего визави, из-за которого у меня с самого прилета не заладился день, я отскочила назад и, споткнувшись об его сумку, рухнула на пол, больно стукнувшись затылком. В глазах снова затанцевали светлячки и я застонала, перемешивая русский и немецким мат.

  -Извини-извини-извини! -парень-катастрофа помог мне подняться и довел до кровати. Аккуратно уложив меня, он выбежал из комнаты и через минут пять вернулся с кульком льда и с грелкой холодной воды. Подложив грелку мне под затылок, он приложил лед к моему носу и подтащил к моей кровати, пару раз сам обо что-то запнувшись.

  Он уселся рядом и, протянув руку хотел поправить лед и сбир рукой стоящий на тумбочке будильник.

  -Сиди и не двигайся лучше! -я в панике уставилась на него.

  -Прости, пожалуйста. -парень сейчас был похож на побитого щенка. -Я не специально. Я всегда такой неуклюжий. -и он вздохнул так, что это бы даже маньяка со стажем проняло и разжалобило.

  -Ладно, забыли. Только, если ты будешь продолжать меня калечить, то мы с тобой не подружимся. А то три раза за день уже перебор.

  Он ненадолго задумался. -А почему три?

  -Ну, это меня ты на пороге института сбил. -он снова виновато вздохнул, а меня пронзила догадка. -Только не говори, что ты тоже будешь учиться в университете Людвига-Максимилиана?

  -Ага, на медицинском факультете.

  У меня от ужаса глаза на лоб полезли, а мозг выдавал все новые и новые перспективы. Я застонала, про себя ругаясь как толпа строителей при нехватке материалов.

  -Что-то болит? Тошнит? -он тут же вскочил и начал меня обеспокоено осматривать. Меня это умилило. Вообще парень мне понравился, интуиция шептала, что мы с ним сдружимся.

  -Нет, не болит. Просто я тоже буду учиться там и на том же факультете.

  -Правда? Вот здорово! То у меня тут знакомых никого нет, да и друзей вообще у меня мало, потому что я неуклюжий. -он совсем скис.

  Я даже догадываюсь почему друзей мало. И я поняла этого парня, поскольку сама я большим количеством друзей не блещу. Вздохнув, я протянула ему руку.

  -Значит будем дружить с тобой.

  Парень просиял (он был настолько искренним, что я поняла, что не пожалею о своем предложении дружбы) и пожал мою руку.

  -Меня зовут Вацлав.

  -Вацлав? Интересное имя, ты откуда?

  -Я из Польши. А ты откуда?

  -Я из России. Оксана , зови меня Ксана. Приятно познакомиться, Вацлав. -я открыто ему улыбнулась.

  Дальше мы начали друг другу рассказывать про наши жизни. Я узнала, что Вацлав как и я играет на гитаре и тоже на родине хирургией занимался. Как оказалось у нас много общего. Мы проговорили часа два, и мне стало казаться, что я его знаю всю жизнь. Вацлав очень открытый и искренний человек, эмоциональный. Как-то незаметно мы выложили друг другу всю нашу подноготную, которую знали только самые близкие друзья. Вацлав искренне переживал, слушая о неприятных моментах моей жизни, и очень восхищался моими достижениями в спорте (значок я с собой взяла, не смогла с ним расстаться).

  Он рассказал мне о том, что он из дружной, но небогатой семьи. С детства мечтал стать врачом и с детства играл на гитаре. Мы решили как-нибудь сыграть и спеть дуэтом.

  -Вацлав, а почему ты решил согласиться? Как тебя родные отпустили.

  -Ну, тут возможности лучше. По родным я конечно буду скучать, но я всегда мечтал об этом, а родители всегда поддерживали меня в любых начинаниях.

  Я сочувствующе положила руку ему на плечо. Мы немного помолчали, а затем он спросил.

  -А ты почему согласилась?

  -Отчасти потому, почему и ты, но...-и я рассказала ему все события. Связанные с Тарасом.

  Вацлав ненадолго замолчал.

  -Ксан, ты дура.

  -И это друг называется! -я недовольно проворчала.

  -Сама посуди. Из-за гордости ты отказалась от любви, из-за чего сейчас ты мучаешься, и твой парень явно мучается. А отцу говорить не следовало такое.

  -Да все я понимаю. -я вяло огрызнулась, признавая его правоту. -Я уже жалею о том, что ему сказала. Но это не гордость.

  -А что тогда?

  -Обида, злость...-под его пристальным взглядом я сдалась. -Ладно-ладно! Из-за своей упрямости и самостоятельности я не смогла наступить на горло своей гордости и послушать его.

  -Это все детские комплексы.

  -Слушай, ты хирург или психолог. -я недовольно скосила глаза на Вацлава.

  -Я твой друг, а это намного хуже. А уехала зачем?

  -Я захотела сменить обстановку. Обмозговать все в тишине или покое дома мне бы не дали. Понимаешь, я привыкла жить так как жила, а Тара внес смуту в мою жизнь, на подсознательном уровне я не смогла с этим смириться. Может здесь у меня получится найти душевный покой и привести мысли в порядок.

  -А как же Тарас? Что если он не будет тебя ждать? Что если ты приедешь, а у него уже все перегорит?

  -Значит не судьба. -я невесело усмехнулась.

  -Ты что веришь в судьбу?

  -Нет. Я верю в то, что если что-то должно произойти, то оно произойдет.

  -И что ты тогда будешь делать дальше?

  -Жить. -я пожала плечами. -Жить только для себя, сделав себе блестящую карьеру врача, убив на это всю свою жизнь.

  -А потом?

  - Сadere, in regna mortis. (попаду в царство смерти, лат.)

  -Я смотрю, позитива из тебя ложкой ешь.

  -Нет, просто я знаю, что без него такой будет моя жизнь.

  -А с ним?

  -Я не знаю.

  -Ладно, разберись сначала в себе, а потом я отконвоирую тебя мириться со своим ненаглядным.

  -Блин, лучше бы ты мне снова нос разбил, чем этот психоанализ. -я заворчала, даже не скрывая расползающейся на лице улыбки, а Вацлав просто расхохотался.

  -Кстати, а куда ты собиралась, когда я тебя дверью стукнул?

  -Я хотела в исследовательский институт съездить, лаборантом на подработку устроиться.

  -Я тоже! Я как раз там сегодня был, сказали приходить в понедельник. Вот вместе и пойдем. А пока окрестности осмотрим.

  Все выходные мы бесцельно бродили по Мюнхену. Мы облюбовали Вестпарк и решили его сделать нашим местом.


  ***

  Дальше все закрутилось: учеба, работа лаборантами ( нам просто давали список заданий и мы трудились до тех пор, пока все не сделаем, а в две пары рук мы это делали часа за три, а потом были свободны как перекати-поле). После работы мы слонялись по городу, иногда заходили в кафе, чаще торчали в парке, кормили уток и играли на гитаре. Потом мы сидели у нас в комнате и переводили наши дипломные работы на немецкий язык.

  Вот наконец зимние каникулы! На рождество мы решили остаться здесь и отмечать вместе. Я испытала невероятные ощущения и окончательно влюбилась в Германию. Когда открылся базар, мы с Вацлавом поехали в самое сердце города на Мариенплатц, где слонялись от лавки к лавке и накупили кучу безделушек. Потом сидели в кафе и ели колбаски. Закупив имбирных пряников и кучу печенюшек, которые делают только на рождество, мы сидели и пили горячий глинтвейн. Везде были счастливые лица, площадь мигала разными огоньками. Горячий глинтвейн грел внутренности, сладости поднимали настроение, а рядом был мой хороший друг. Да, мы с Вацлавом стали как брат и сестра. Я стала присматривать за тем, чтобы он не покалечился и не покалечил никого.

  Именно Вацлаву я на рождество сказала.

  -Цлав, я такая дура. Я Тараса люблю.

  -Тоесть ты больше не злишься на него?

  -Нет, обида прошла, я поняла, что повела себя глупо.

  Не говоря ни слова, он просто достал телефон и набрал номер и передал мне телефон, Лукаво улыбаясь.

  -Алло. -у меня на мгновение потемнело в глазах.

  -Тарас...это Оксана. -на заднем фоне, я слышала какие-то голоса.

  Он молчал.

  -С рождеством, Тарас.

  -С рождеством...-он ненадолго замолчал. -Почему ты уехала, не дав мне ни шанса?

  -Я разозлилась и не смогла убить в себе гордость. Я ничего не требую и мне больше нечего сказать. Прости меня, прости за боль и недоверие.

  -Тарас, котик, вот где ты спрятался! -на заднем фоне послышался голос какой-то девицы, а в следующую секунду я услышала звук поцелуя.

  -Веселишься?

  -А ты думала, что я буду ждать, пока ты соизволишь объявиться? Я мужчина, и я не могу без женской ласки.

  -Не думала, но надеялась. Тогда будь счастлив, Тарас. -я отключилась и почувствовала как по моим щекам текли слезы. Внутри я чувствовала, что отпустила ту ситуацию, она перестала бетонной плитой давить мне на плечи, сейчас я чувствовала облегчение.

  -Ксан, ну что? -Вацлав коснулся моей руки, обеспокоено всматриваясь мне в лицо.

  Я пересказала ему мой разговор с Тарасом. Поскольку по-русски он не понимал.

  -Я же говорил тебе.

  -Цлав, я не жалею ни о чем. Сейчас я чувствую, что полностью отпустила обиду.

  -Ну и он тоже ушел.

  -Туше. Я сама в этом виновата. И я не буду отрицать того, что мне сейчас больно, но если он оправился, то я желаю ему только счастья.

  -И что ты собираешься делать?

  -Просто жить. -я искренне улыбнулась. -Это место изменило меня. Только сейчас, в это рождество, находясь в этой атмосфере счастья и ,смотря на эти радостные лица, я потихоньку отпускаю свое прошлое, я хочу измениться.

  -Тогда я думаю, тебе стоит начать с внешнего вида. Ты же поэтому так кардинально и изменила себя. Новый человек- новая жизнь. Давай вернем старого человека, но с новой жизнью. И начнем с гардероба, волос и внешнего вида.

  -От татушек не избавлюсь.

  -Ксаночка, слушай что тебе говорит умный дядя-доктор. С завтрашнего дня начнем твое перевоплощение!

  Я только тяжело вздохнула на инициативу своего друга. Но я чувствовала, что он прав. Если Тарас забыл меня, то и я постараюсь начать новую жизнь.


  ***

  Тарас.


  Куда уехала Оксана, я узнал от ее друга Гриши. Я тогда впал в ступор. А потом жутко на нее разозлился, потому что, уехав она не оставила мне ни единого шанса на примирение.

  Пролетело два месяца. Ее телефон по-прежнему молчал, а я хоть и успокоился, потому как узнал где она, что она впорядке, но скучать не перестал. Я безумно скучал. У меня приступами шла то злость и обида, то любовь и тоска, а еще пугала неизвестность. Я не знал, когда она вернется и вернется ли вообще.

  Холодную дождливую осень сменила не менее холодная снежная зима. Утешение я находил только в работе, гоняя своих подчиненных.

  Наступило рождество. Утром ко мне приехал брат с Лидой и насилу вытащили меня на какую-то вечеринку к подруге подруги Лиды (я не стал вникать у эту схему). Подругу эту звали Ольга, но она предпочитала, чтобы ее звали Хельга (тоже мне английская леди). С момента пересечения мной порога ее квартиры, я не знал куда мне от нее деться. Она всюду ходила за мной, демонстрируя мне свои прелести. Она была вся искусственная, начиная от внешности и кончая ее внутренним миром. Она ни в какое сравнение не шла с моей Ксаной. Наедине я вообще старался с ней не оставаться. Хоть я был большим и мощным мужчиной, но грешно сказать, боялся того, что она накинется на меня и изнасилует, а все ее намерения в отношении меня были на лице написаны.

  Когда мне наконец удалось скрыться от нее в какой-то дальней комнате, я позволил себе расслабиться. После пяти минут спокойствия у меня раздался звонок телефона. Номер был мне незнаком. Это оказалась Оксана. Не смотря на то, что разговаривал я с ней довольно сухо, я безумно был рад тому, что она позвонила.

  Во время нашего разговора в комнату зашла Хельга. Видимо она как су... как гончая шла на мой голос. Котик...меня аж передернуло от отвращения. Ненавижу, когда мне дают какие-то клички. Любимый, дорогой -другое дело и то, если меня так называет Оксана.

  Оксана...меня немного задело то, что она даже ни разу не сказала о том, что скучает по мне. Хотя, по ее голосу я слышал, что ее извинения искренни. И если бы не этот вечер, когда я уже был изрядно выпивший и задерганный до нервного тика этой Хельгой, мы бы смогли с ней спокойно поговорить я бы смог уговорить ее вернуться домой, ко мне.

  Но я сделал то, что я никогда не смогу объяснить. В тот момент, когда Хельга меня поцеловала куда-то в район плеча (я был слишком поглощен Ксаной), я сделал самую большую глупость в своей жизни. Алкоголь развязывает язык, вот моя обида и вырвалась наружу.

  -Веселишься? -и меня просто прорвало.

  -А ты думала, что я буду ждать, пока ты соизволишь объявиться? Я мужчина и я не могу без женской ласки.

  -Не думала, но надеялась. Тогда будь счастлив, Тарас. - и она отключилась.

  -Котик, я тебя так долго искала. Что за игры? С кем ты говорил? -Хельга села ко мне на колени, чуть ли не суя мне под нос свой силиконовый бюст.

  Меня это разозлило. Я понял, что я только что сказал, а как следствие сделал, поэтому сейчас мне было так гадко, и я так на себя злился, а тут еще и она. Меня все в ней раздражало. Запах, манеры, речь, поведение. Мой тигренок бы себя так никогда не вела. Я встал, небрежно стряхнув эту куклу на кресло, и сорвался.

  -Не называй меня ни зайчиком, ни котиком, ни козленком и никаким животным из зоопарка- это первое. Разве я тебе еще в начале вечера не дал понять, что ты мне не интересна и, что я не хочу продолжать знакомство?

  -Но котик. -она капризно надула губы и захлопала ресницами. -Разве тебя не привлекают красивые женщины?

  Я окинул ее насмешливым взглядом. -Красивые- да, доступные -нет. Поэтому оставь меня впокое. Мой кошелек вне твоей досягаемости.

  Она насмешливо фыркнула и, поднявшись с кресла толкнула меня в плечо, по пути бросив: -Больно надо! -И, виляя бедрами, она вышла из комнаты, оставив меня одного.

  Встряхнувшись я набрал тот номер, с которого мне звонила Ксана. Абонент был недоступен. Черт! Пнув кресло, я подошел к окну и рассеянно начал смотреть на расстилающийся пейзаж.

  Так просто я этого не оставлю. Если бы не объединение фирм, то я бы уже сейчас сорвался к ней. Но я не могу подвести отца, с которым мы уже успели помириться. В принципе нужен был только мой брат, если бы не одно но. Кто-то очень яро стал мешать объединению фирм. То слушок какой пустят, то вдруг налоговая нагрянула, то однажды компьютеры все полетели. Вчера уже перешли к более решительным действиям. В зданиях то трубы прорвет, то сигнализация сработает, то со светом проблемы из-за чего работники застревают в лифте.

  Расследование этих неприятностей стоит на мертвой точке. Все люди проверенные, но тем не менее информацию сливает кто-то из них. Осталось только узнать кто. Этим я и занимаюсь теперь все свободное время, тоесть я этим занимаюсь постоянно.

  Ну ничего, когда это все закончится, я поеду за ней и больше она никуда от меня не денется.


  ***

  Оксана.


  Зимние каникулы мы с Цлавом провели просто волшебно. Каникулы длились три недели. После рождества мы на пять дней умотали из Мюнхена в Берлин. Мы ездили смотреть на Бранденбургские ворота, колонну Победы, замок Шарлоттенбург, здание Рейхстага, ездили на музейный остров. На последний день нашего пребывания в Берлине Вацлав потащил меня по магазинам, где мы купили большой (и я даже не утрирую) чемоданище, который под завязку был забит одеждой, обувью и аксессуарами, про себя он тоже не забыл и отделался двумя битком набитыми большими пакетами. Я не знаю как Вацлаву это удалось, но мы нашли торговый центр, где была недорогая качественная одежда. Вацлав был доволен, так как нам удалось найти ту одежду, в которой он меня видел в новом образе.

  После того как мы вернулись обратно в Мюнхен, мы закинули чемоданы в нашу комнату, подарили коменданту подарки (т.е. задобрили), и собрав себе одежды по минимуму на десять дней, мы сели на самолет и полетели на горнолыжный курорт в Альпы- Берхтесгаден.

  Там мы любовались на самую высокую гору Ватцманн, ходили на знаменитое королевское озеро Кенигсзее. Мы катались на горных лыжах. Вернее я на горных, а Вацлав на равнинных. Катались на коньках, на спортивных санях. Катались на запряженных санях по глубокому снегу. А по вечерам мы сидели в гостинице у окна, пили горячий шоколад, ели вкусности всякие и болтали ниочем.

  Я отдала сердце этому месту и решила, что еще ни раз сюда вернусь. Неважно одна, с Вацлавом или с кем-то еще, но обязательно вернусь.

  Оставшиеся четыре дня Вацлав провел на операции "преврати Оксану в человека". Мы решили, что мне стоит вернут мой родной темно-каштановый цвет. Он нашел хорошую парикмахерскую, где мне в три этапа пообещали вернуть мой родной цвет. И так начались мои персональные пытки.


  ***

  Итак прошло два года. Я очень изменилась за это время. Большую роль в этих изменениях сыграл Вацлав. Мне вернули мой родной цвет волос, сами волосы отросли уже ниже груди, и я их постоянно завивала, от чего они лежали на плечах волнами, татуировки мне свели все. Для меня это было сродни трагедии. Я очень любила свою татуировку ловца снов. Вацлав, увидев мой унылый вид, пропал на пол дня, а потом, вернувшись, довольный вручил мне маленький плетеный ловец снов, ручной работы, который стал моим талисманом.

  С Вацлавом мы действительно стали единым целым, мы все делали вместе, мы не расставались ни на минуту, ни на час. По поводу татуировок мы с ним долго ругалась. Я настолько к ним привыкла, что без них чувствовала себя голой. После долгих препирательств он позволил мне сделать татуировку на животе. И я сделала- потягивающегося тигра и ходила довольная.

  Одеваться я теперь с подачи Цлава стала элегантно, женственно и утончёно. Кошмаром для меня стала обувь на шпильке, которую мне надо было под костюмы носить. Цлав мне даже осенние сапоги и ботинки купил на тонком каблуке. Слава богу, мне удалось выторговать, чтобы у обуви каблук был невысоким. Волосы либо волнами спадали на плечи, либо я делала высокие прически, предпочтение я отдавала французской косе. Макияж я тоже стала наносить -естественный. Вобщем я сейчас сама женственность.

  Тренировки я не забросила и ходила в спортзал поколотить грушу. Иногда мне везло, и находились те, с кем я проводила спаринги. Вацлава я решила научить самообороне, где я отвела душу. Зато Вацлав перестал быть неуклюжим!

  Университет я закончила с отличием, как и Вацлав. После университета мы пошли работать в исследовательский центр, где занимались сердечными заболеваниями, иногда проводя операции в больницах. Из общежития мы съехали в съемную однокомнатную квартиру в часе езды от места работы. На родину я возвращалась всего раз- продлить визу. Я позвонила зятю своего бывшего декана и мне все сделали за сутки, и я сразу же вернулась домой в Мюнхен.

  Когда мы получили наши дипломы, мы с Вацлавом на десять дней махнули в Австрию на озеро Вёртер-зее в Каринтии на курорт Фельден. Накупались, загорели, все излазили, все, что предлагали из активного отдыха попробовали.

  На смену жаркому лету пришла осень, затем пришла зима и рождество, на которое мы махнули в полюбившийся нам Берхтесгаден (поскольку зарабатывали мы прилично, да и сбережения оставались, так что мы могли себе такие поездки позволить).

  За зимой пришла весна и командировки в Бремен и Гамбург. И вот наступило лето. Поскольку работали мы хорошо, то нам разрешили взять отпуск на свой счет в середине лета, и мы махнули в Италию в Сардинию, где превратились просто в двух знойных мулатов и долго с Вацлавом друг над другом ржали.

  За эти два года мне удалось научить Вацлава немного говорить и понимать русскую речь, а меня он обучал польскому, и мы усовершенствовали свой немецкий.

  После того как мы вышли из отпуска, мы проработали спокойно неделю. В один день, когда мы уже собирались домой и ждали на улице такси, у меня зазвонил телефон. Оказалось, что звонил дед (помимо сослуживцев мой телефон знали только бабушка с дедом и Алик с Гришей, но с парнями мы обычно созванивались по скайпу).

  -Алло, дедуль, ты чего звонишь?

  -Оксан, на семью было совершено покушение.

  -Кто-то пострадал? -я напряглась в ожидании ответа. Вацлав, почувствовав перемену в моем настроении, успокаивающе погладил меня по плечу.

  -Пострадали, но несерьезно. Сначала твоему отцу и Геннадию просто угрожали, потом начались покушения. Сначала кто-то твоему отцу и Геннадию устроили небольшие аварии. Когда Тарас был в офисе, ему сожгли машину. Сегодня на твою сестру и Игоря напали, и Игоря избили.

  -Понятно. Это из-за слияния бизнеса?

  -Судя по всему да, у них уже давно проблемы начались.

  Я недолго думала: -Я буду дома через три дня. -и отключилась.

  -Все впорядке? -Вацлав обеспокоено на меня смотрел.

  -Цлав, я возвращаюсь домой. Там проблемы серьезные.

  -Я через недельку к тебе прилечу. Улажу тут до конца дела и сразу прилечу.

  -Я и не сомневалась. -я достала листочек и ручку и нашкрябала ему свой телефон и адрес. -Ладно, пока начальство здесь, пойду уволюсь, а потом домой за документами и за билетами на послезавтра. Ранним утром думаю улететь. Ты пока начни мои чемоданы собирать. И не надо делать такое лицо! В покупке одного чемодана виноват ты!

  -Ладно-ладно.

  Я зашла обратно в здание и быстро уладила вопрос со своим увольнением и махнула в аэропорт. Купив билет на три утра на послезавтра, я поехала домой, где начала паковать свои вещи.

  Следующий день прошел в собирании чемоданов. Вечером мы с Вацлавом гуляли по городу. Расставаться нам обоим не хотелось, но радовало, что он скоро ко мне приедет. Ночью он отвез меня в аэропорт и помог с чемоданами. Обняв его напоследок, я прошла регистрацию, доплатила за багаж и села в самолет, который увез меня из города моего сердца. Я обязательно еще вернусь в Мюнхен.

  Когда мы взлетели, я достала свой московский телефон и позвонила Грише. Мне ответил сонный бас.

  -Самойлова, не охренела ли ты? У людей тут веселая ночка намечается. Я тут такую цыпу подцепил...

  -Гришань, встреть меня, пожалуйста в аэропорту через три часа. По-вашему это будет где-то четыре утра. К четырем двадцати подъезжай.

  -У нас? У, морда иностранная. -Гриша громко рассмеялся. -Встречу конечно, раз намечается возвращение Каа на историческую родину.

  -Спасибо, дружище!

  -До встречи змейка!

  Закончив разговаривать с Гришей, я решила попробовать поспать до конца полета...


  ***

  Лидия.


  Казалось только у меня все начало налаживаться. Мы с Игорем вместе уже два года. На носу у меня еще два года учебы. Недавно Тарас сказал, что ему звонила Оксана, а это значит, что с систер все хорошо.

  Пару дней назад Игорь сделал мне предложение. Мы поехали с ним кататься по городу и заехали в парк аттракционов, где он, спустя пару часов затащил меня на колесо обозрения. Когда мы поднялись на самый верх, его остановили. Откуда-то снизу заиграла плавная мелодия, а Игорь, не говоря ни слова, просто развернул меня спиной к себе и рукой указал на землю, где кто-то быстро развернул надпись: 'Выходи за меня замуж'.

  Это был прекрасный вечер. Я была так счастлива, а Игорь просто светился. Когда мы возвращались домой, во дворе из-за гаражей вышло два парня, явно с плохими намерениями и целенаправленно пошли в нашу сторону.

  Игорь толкнул меня себе за спину.

  -Лида, беги отсюда. Я справлюсь.

  -Но...

  -Пожалуйста. -не оборачиваясь, он слегка сжал мою ладонь, погладив ее большим пальцем и отпустил.

  Я решила отбежать подальше и позвонить папиному начальнику службы безопасности. Развязалась драка, пока Игорь справлялся и не давал второму зайти ему за спину. Я только-только достала телефон и набрала номер дяди Гоши, как кто-то сильно дернул меня за локоть назад. От неожиданности я взвизгнула, а телефон выпал из руки и упав на землю, разбился.

  Этим я отвлекла Игоря. Обернувшись, он пропустил удар в солнечное сплетение. Когда Игорь согнулся, второй нанес ему удар в лицо. Я вскрикнула и дернулась в его сторону.

  -Не рыпайся, девочка. Мы ничего с вами не сделаем, только покалечим слегка.

  -Что вам надо? -мне в голову закралось подозрение, что это жжж неспроста.

  -Передай привет своему отцу и своему свекру. Поздравляю с таким знаменательным событием от всей души...Парни, уходим!

  Эти двое отшвырнули Игоря с такой силой, что он, не удержав равновесия, упал. Я кинулась к нему, в то время как эти трое скрылись. Буквально сразу же к нам подлетели парни дяди Гоши и, услышав мои сбивчивые объяснения, обыскали территорию, затем погрузили нас в машину и отвезли нас домой

  Дома произошел допрос с пристрастием. Сначала нас допросил дядя Гоша, затем примчались наши отцы, и мы повторили весь наш рассказ с самого начала. Потом папа кому-то позвонил и через полчаса к дому подъехал Аркадий Семенович. И все повторилось по третьему кругу.

  -Эх, Яроминова бы сюда. Он генерал-лейтенант ФСБ и мой старинный друг.

  -ФСБшник это как раз то, что нужно. -папа задумчиво потер подбородок.

  -Андрей, проблема в том, что мы с ним уже лет пять как потеряли связь с тех пор, как он уехал заграницу. Поэтому я сейчас не знаю здесь он или нет.

  -Ясно. А вы-то откуда его знаете, Аркадий Семенович?

  Аркадий Семенович лукаво прищурился: -А мы служили вместе. -и замолчал.

  -И? -папа даже заинтересованно подался вперед.

  -Государственная тайна. Будем думать, что делать.

  Через пару дней Аркадий Семенович приехал рано утром, чему-то загадочно улыбаясь. Все эти два дня мы провели дома. Папа, дядя Гена и Тарас не вылезали из офиса, пытаясь найти организатора всего этого безобразия.

  Поэтому сейчас, когда все собрались, чтобы поделиться новостями, они были похожи на зомби.

  -Андрей, Гена, Тарас, нашли что-нибудь? -Игорь взволнованно мерил комнату шагами.

  -Пусто. Связей не хватает, чтобы точно вычислить заказчика. Все завязывается на том, что кому-то невыгодно, чтобы компании наших отцов сливались. -Тарас устало потер лицо рукой.

  -Вот только кто это. Недоброжелателей у нас с Андреем за все годы бизнеса завелось ого-го. -дядя Гена отхлебнул виски из стакана.

  -Аркадий, а вы чего так загадочно улыбаетесь?

  -Андрей, ну кому-то хоть надо сохранять позитивный настрой, пока вы тут все меланхолии предаетесь. К тому же, -Аркадий Семенович бросил быстрый взгляд на часы, - к тому же я уверен, что скоро дело пойдет намного быстрее и плодотворнее.

  -Аркадий Семенович, -папа криво улыбнулся ему, -чтобы дело сдвинулось с мертвой точки, нам поможет либо чудо, либо фея-крестная, но поскольку ни того, ни того...

  -А мне подойдет такая роль?

  Все как по команде повернули голову в сторону дверного проема. Оперевшись на косяк и улыбаясь уголком губ стояла...Оксана. Я не удержалась и потерла глаза ладонями.

  -Младшая, можешь не стараться, я не исчезну.

  -Оксана... -я с радостью посмотрела на сестру.

  Оксана сильно изменилась. От прежней систер остались разве только глаза. Оксана превратилась в...женщину. Она просто излучала силу, женственность и уверенность. Об этом говорило все: и серый приталенный пиджак с рукавом три четверти, одетый поверх какой-то блузки, серые прямые брюки, вырисовывали красивые длинные ноги, темно-каштановые волосы, такие, какие у нее были тогда, когда она жила у нас были заплетены во французскую косу. На ногах, вот чего я от своей сестры не ожидала, были одеты серые туфли на невысокой шпильке.

  Оксана превратилась в шикарную девушку. Я просто не мгла оторвать от нее взгляд. Как она изменилась! Хотя не только я так откровенно на нее таращилась. Мама вон вообще слезы радости вытирала. А взгляд Тараса коротко описать сложно. В его взгляде смешались: взгляд кота, увидевшего сметану, взгляд тигра, учуявшего добычу, радость, тоска. Игорь же был очень удивлен. Только Оксана и папа не участвовали в общем выражении эмоций. Вот такие они. Внешне по ним никогда не поймешь, что они чувствуют. У обоих эмоции всегда подавлены. Ну а чего с них взять, если их обоих воспитывали как наследников. Папу воспитывал дед, он растил из него будущего главу и опору семьи. А отец растил такой Оксану, потому что она первенец. Из-за этого в доме часто вспыхивали ссоры.

  Оксана все еще стояла мягко улыбаясь. Было видно, что она рада нас видеть.


  ***

  Тарас.


  Моя Оксана, мой тигренок. Как же ты изменилась! Повзрослела...а внешность. Хотя, я люблю ее любой и буду любить даже если она побреется налысо. Хотя, чего греха таить, мне нравится как она изменилась. Она перестала быть ярым бунтарем. Видимо котел ее упертости перешел в плавное бульканье. Надо улучить момент и поговорить с ней, объяснить, дать ей объясниться, понять ее чувства.

  Она ведь никогда ярко не выражала эмоций. Ее отец сказал, что это потому что он такой ее воспитал. Он хотел вырастить себе замену. А потом она уже сама сумела закалить свой характер. Гордая. Упрямая. Моя. Мы обязательно поговорим.

  -Ну, отставим пока навремя сентиментальность от нашей встречи и перейдем сразу к делу. -Оксана оттолкнулась от косяка и продефилировала через всю комнату, усевшись в кресло. -Расскажите мне поподробнее про нападения.

  Следующие минут десять дядя Андрей пересказал ей все события, связанные с кознями недоброжелателей. Оксана внимательно слушала, сцепив пальцы в замок и прикрыв глаза.

  -Внуча, ты чего такая бледная? -я присмотрелся, и правда она выглядела неочень хорошо.

  -Ой и это говорит мне предводитель стада панд или как правильно это называется. -она помассировала виски. -Просто сутки без сна, перелет, да и в самолете поспать не удалось. Попалась архиболтливая соседка, которая весь полет о чем-то трещала, от чего у меня самой голова затрещала.

  -Ну ничего, звони давай своим связям и иди отдыхать.

  -Покой нам только снится, дедуль. -Оксана достала телефон и, немного там покопавшись, набрала чей-то номер.

  -Станислав Викторович? Это Оксана. Я была лечащим врачом...

  -Узнали? Вот уж не думала. -она удивленно приподняла брови.

  -В Германии была...Знаете?...-она рассмеялась.

  -Да, у меня дела хорошо. а у вас? А Маргарита как?

  -Да, я обязательно к вам заеду...Да, проблемы. Можете подъехать по этому адресу? -она быстро продиктовала адрес дома.

  -Хорошо, мы вас ждем...

  Она отключила телефон.

  -Внуч, а фамилия твоего собеседника какая?

  -Яроминов.

  -Вот это да. -Аркадий Семенович радостно крякнул. -Вот уж подумать не мог, что снова с ним встречусь.

  -Ладно, я пойду себе кофе сварю. -Оксана поднялась с кресла и вышла из комнаты.

  Немного посидев, я встал и направился за ней. Спустившись на первый этаж, я зашел на кухню. Оксана сидела там, прикрыв глаза и вдыхая аромат кофе. Черный и две сахара, как сейчас помню. Я облокотился на косяк.

  -Кофе еще есть, не присоединишься? -она открыла глаза, посмотрев мне в глаза.

  -С удовольствием. -я сел за стол, а она подошла к плите и сделала мне кофе.

  Мы какое-то время сидели в тишине, наслаждаясь кофе. Хлопнула дверь и в холле раздались голоса, но скоро все стихло.

  -Оксан...-я только начал говорить, как она меня перебила.

  -Тарас, послушай, прости меня.

  -За что? -я нервно сглотнул.

  -За то, что убежала, за то, что не звонила, за то, что тогда была жесткой.

  -Оксан, и ты меня прости. Та девушка, у нас с ней ничего не было. Я с твоей сестрой и моим братом пошел на какую-то вечеринку, а она прицепилась ко мне как банный лист к одному небезызвестному месту. А тут ты позвонила, я итак был на тебя обижен и вот и ляпнул, не подумав.

  В первый раз увидел как Оксана просияла.

  -Я рада. Я ведь тогда правда решила новую жизнь начать. Началось все с внешности. Цлав мне очень в этом помог.

  -Кто такой Цлав? -ревность в моем голосе можно просто ложкой зачерпнуть.

  -Вацлав. Он из Польши и как и я приехал в Мюнхен учиться. Мы с ним сдружились, правда до этого он меня чуть не убил, -она улыбнулась, -но потом мы стали очень близкими друзьями. После учебы мы вместе сняли квартиру и вместе пошли работать в исследовательский центр.

  -Что значит чуть не убил?

  Оксана, похихикивая, рассказала мне всю историю знакомства с этим...Цлавом. Рассказала о том, какой он человек-катастрофа. Хоть я и ревновал ее к нему, но все равно хохотал над ее историями в лицах.

  -Нет, ты представляешь! Показать мне в какую сторону поворачивает трасса и палкой лыжной мне по носу заехать.

  -Сильно заехал?

  -Сломал. Если присмотришься, увидишь горбинку.

  я внимательно присмотрелся к ее лицу. И правда, на носу появилась едва заметная горбинка. Нет, ей конечно весело, а мне как-то не хочется смеяться над тем, что моему тигренку было больно.

  -Тарас, не гипнотизируй мой нос таким взглядом. Я уже отомстила Цлаву за сломанный нос, так что расслабься. -она протянула руку и погладила своими пальцами мои.

  -Легко тебе говорить. -я недовольно заворчал.

  -Не ворчи, а то поседеешь раньше времени. -и расхохоталась зараза такая.

  -Отшлепаю. -надеюсь в моем голосе прозвучало больше угрозы, чем предвкушения.

  Оксана как-то резко перестала смеяться и, внимательно посмотрев на меня, опустила взгляд на сцепленные руки.

  -Тарас, прости. Из-за меня мы потеряли целых два года. Я тосковала по тебе.Единственное, что позволяло мне отвлечься- это наши поездки с Вацлавом. Все время я винила себя в том, что уехала, что не послушала тебя тогда, что пошла на поводу у своей гордости. Я сотню раз порывалась вернуться назад...

  -Почему тогда не вернулась? -я сам опустил взгляд на поверхность стола.

  -Я не была готова. Когда я уехала, то решила полностью измениться. Хотя я возвращалась.

  -Когда? -я вскинул голову, она смотрела на меня с ласковой улыбкой.

  -Летом, как только закончила учебу, я прилетала буквально на пару дней, чтобы продлить визу.

  -Почему не дала ничего о себе знать? Неужели все слова про то, что ты скучала- ложь?

  -Ну, все ночи, что я была здесь, я провожала тебя с работы, а потом долго торчала у тебя под окнами.

  -Могла бы и дать о себе знать.

  -Я уже не думала, что ты меня ждешь. -она опустила голову, что бы скрыть слезы.

  Меня затопила волна нежности и любви к Оксане. Если обида еще и оставалась, то она прошла сейчас окончательно. Она не врала, об этом говорили ее слезы. Она никогда не плакала. Я встал из-за стола и приблизился к ней вплотную.

  Обхватил руками ее лицо и поднял. На меня смотрели глаза полные слез. Большими пальцами стер влагу с ее щек.

  -Я всегда тебя ждал...

  -Я люблю тебя, Тарас. И никогда не переставала тебя любить.

  Я наклонился и поцеловал ее, медленно, томительно медленно смакуя вкус ее губ, который я уже давно не чувствовал.

  Оксана встала со стула и обхватила руками мои плечи. Нехотя я оторвался от нее и заглянул в затуманенные глаза.

  -Я тоже люблю тебя, Тигренок.

  Ничего не говоря, она притянула меня к себе и поцеловала. Я быстро перехватил инициативу. Теперь мы целовались страстно, будто пытаясь выпить друг друга. В это время что мои руки, что ее путешествовали по одежде. Пока я еще мог, я собрал всю волю в кулак и отстранился.

  -Что? -из ее горла вырвался хриплый стон, глаза потемнели от страсти. скорее всего выгляжу так же.

  -Не сейчас, когда дом полон народа. -Я нагнулся и, прикусив слегка мочку на ее ухе, хрипло прошептал. -Я хочу тебя, но не хочу, чтобы кто-то слышал то, как я заставлю тебя кричать.

  Я почувствовал как ее тело задрожало. Потеревшись носом о ее висок, я прижал Оксану к себе и уткнулся носом ей в макушку.

  -Оксан, выходи за меня. Я конечно хотел пожениться раньше младших, но что поделать. -под конец фразы я уже ворчал.

  Оксана в моих руках напряглась и слегка отстранилась от меня. Я сам напрягся, ожидая ее ответа. Не люблю, когда у нее лицо становится таким непроницаемым, даже глаза теряют свою живость. Никогда не поймешь чем она думает в этот момент.

  -Тарас, а как у тебя с духом авантюризма?

  -Не понял. -я подозрительно посмотрел в ее начинающие разгораться лукавым огоньком глаза.

  -Ну, что если мы сможем пожениться раньше наших младших. -улыбка змея искусителя плавно растеклась на ее губах.

  -Что ты имеешь в виду? -у меня у самого уже загорались от предвкушения глаза.

  -Ты, я, в обычной одежде, одни с паспортами и кольцами в ЗАГСе.

  -Ты предлагаешь нам поехать купить кольца и поехать вдвоем в ЗАГС расписаться...

  -...при этом, чтобы никто об этом не узнал. -окончание фразы она просто промурлыкала.

  -Тигренок, я только за.

  -Кстати о Тигрятах...-она высвободилась из моих объятий и отошла на пару шагов назад. Когда она задрала одежду, я заметил на ее животе татуировку в виде потягивающегося тигра. Я рассмеялся и снова заключил ее в свои объятья.

  -Оксан, а поехали сейчас поженимся? Мы даже документы тебе достаточно быстро поменяем. Есть у меня пара знакомых...- я чувствовал себя котом, которому в сметану капнули валерьянку. Тоесть доволен я был как слон.

  -Ну что, муж мой. Операцию "линяем втихаря и женимся" считаю открытой!


  ***

  Оксана.


  Держась за руки, мы с Тарасом пошли в гостиную, откуда слышалось несколько голосов, включая парочку незнакомых. Когда мы зашли в гостиную, мой взгляд сразу же наткнулся на Станислава Викторовича.

  -Здравствуйте, Станислав Викторович. -я тепло улыбнулась старому знакомому.

  -Здорово, молодежь! Имею честь представить своего приемника Илью.

  -Очень приятно. -как дети на утреннике сказали мы в унисон с Тарасом и захихикали.

  -Пока вы там мирились, мы уже разработали план действий.

  -Ничего себе вы быстрые. -кажется Тарас ушел в нирвану.

  -Ну дело-то срочное.

  -А чего вы на пороге-то стоите? -о, это мама активизировалась.

  -А мне по делам отъехать надо, а Тарас вызвался меня проводить.

  -Доченька, это же опасно! -мама даже руками размахивать начала, видимо для того, чтобы показать степень опасности.

  -Так мы любого побьем, особенно вместе. -мы с Тарасом ненавязчиво стали продвигаться в сторону выхода. -Ну, мы пошли.

  -Оксана, подожди. На пороге нас остановил отец. Тарас ободряюще сжал мою руку и зашел в гостиную, а мы с отцом отошли немного подальше.

  -Оксан, дочка, прости меня.

  -Пап, я и не злюсь. Это ты меня прости за то, что я сказала, что ненавижу тебя. Это не так. Я люблю тебя и я в тот момент даже так не думала.

  -Я знаю, дочь. -папа ласково улыбнулся, а я подошла и крепко-крепко его обняла. В ответ он не менее крепко обнял меня.-Ладно идите уже. Чем быстрее вы уйдете с Тарасом, тем быстрее вернетесь.

  Из гостиной вышел Тарас и мы, погрузившись в машину, поехали в ЗАГС. По дороге в ЗАГС мы заехали в ювелирный магазин и выбрали простые обручальные кольца из белого золота.

  В самом ЗАГСе, немного приплатив, я быстро стала Архиповой. документы все поменять обещали до послезавтра (вот что деньги и Тарас с людьми делают!).

  Всю дорогу до дома я посмеивалась над Тарасом.

  -Тарас, будешь так фосфоресцировать, нас быстро раскусят.

  -Ну и что? Я счастлив, и я не против, если о моем счастье узнают все вокруг. -он со счастливой улыбкой посмотрел на меня, я ответила ему тем же.

  -А то, что нам родичи потом по самое небалуйся вкатят?

  -Я как-то забыл про это...Когда признаемся? -Я думаю, что на свадьбе младших...ну или когда нас просто этим задолбают.- мы рассмеялись.


  ***

  Игорь.


  С момента возвращения Ксаны прошло пять дней. Тарас ходил и светился как наполированный чайник, да и Оксана от него неочень-то и отставала. Мне не давали покоя их пакостные физиономии, особенно когда родители обсуждали нашу с Лидой свадьбу, что-то здесь явно нечисто.

  Вчера Оксана ездила в аэропорт, чтобы встретить своего друга Вацлава. Тарас поехал вместе с ней, на физиономии крупными неоновыми буквами танцевала надпись 'Ревностно охраняю свою территорию'. Тарас продолжал ревновать даже тогда, когда они нам полностью рассказали о том, как жили в Германии.

  Я конечно брата понимаю и сам бы чувствовал себя на его месте также, но тут по-моему и кроту понятно, что между ними нет ничего кроме дружбы и какой-то родственной любви. Братец перестал ревновать только тогда, когда Вацлав за один вечер умудрился три раза опрокинуть на него кружку с горячим чаем и один раз заехал ему дверью по физиономии, когда выходил из ванной.

  Оксана только гаденько похихикивала, предугадывая все действия Вацлава и избегая несчастных случаев. Да, она не преувеличивала, когда сказала, что он человек-катастрофа. Даже меня не минула участь пострадать от него, но в отличие от брата мне повезло больше, так как Вацлав перевернул на меня соусницу (холодную!).

  В целом парень всем понравился. Будущая наша с Тарасом теща и Нинель отводили на мальчике душу. Причитая о том, какой он тощий и пытались все время что-нибудь дать ему пожевать.

  Не выдержав, Оксана утащила своего друга к себе в комнату, где они очень долго о чем-то беседовали. Ревнивая натура Тараса, руководствуясь его бренным тельцем и, подхватив меня для прикрытия (так он мне по крайней мере сказал), крадучись потащил за собой на второй этаж к комнате Ксаны. О чем они говорили, нам понять не удалось, так как они разговаривали на немецком языке, а мы с братом сильны только в английском.

  Позже вечером, от Оксаны нам досталось по подзатыльнику, а Тараса она вообще выставила из своей комнаты.

  -Для профилактики. -нагло заявила она, выпихивая из комнаты вопящего о большой несправедливости брата.

  Позже ночью Тарасу-таки удалось каким-то образом пролезть к ей в комнату. Это я услышал чисто случайно, когда хотел спуститься попить и спросонья перепутал стороны. Стены конечно в доме дяди Андрея звуконепроницаемые, но вот двери-то неочень.

  Утром они как нивчем не бывало сидели за столом и завтракали.


  ***

  Прошла уже неделя, а новостей о нашем таинственном вредителе все не было и не было. У нас был такой своеобразный круглый стол за которым находились: Тарас, Оксана с Цлавом, которому она периодически что-то переводила, Станислав Викторович, Аркадий Семенович, наш с Тарасом отец и дядя Андрей.

  -Гад, спрятался и не высовывается. -потирая шею прошипел Станислав Викторович.

  -Предлагаю нанять отряд шахтеров и начать поиски. -все недоуменно посмотрели на Аркадия Семеновича. -А что? У меня больше других идей нет.

  Тут заговорил до этого молчавший Цлав. Оксана, чуть наклонив голову набок внимательно его выслушала. В процессе того как говорил Цлав, ее брови ползли все выше и выше. Что-то ему быстро ответив, она обратила свое внимание на нас.

  -Цлав говорит, что наш враг затаился, потому что больше никто из нас поодиночке не появляется и ходит с охраной.

  -Тоесть строить козни легче каждому поодиночке, а сейчас мы связываем недоброжелателю руки, так как в случае неприятности его подельников быстро раскусят, а как следствие выследят или поймают , а это значит, что выйдут на зачинщика. -задумчиво протянул Аркадий Семенович, смотря на довольно ухмыляющуюся Оксану.

  -И к чему вы ведете? -мы с непониманием уставились на их хитрые лица. Какая-то идея крутилась у меня в голове, но зацепить ее никак не удавалось.

  -Надо ловить на живца. -Оксана довольная своей идеей откинулась на спинку стула.

  -Поясни-ка. -Тарас угрожающе прищурился, почуяв куда клонит Оксана.

  -Поясняю. Поскольку владельцами являются наши отцы, то следовательно их уязвимым местом являемся мы, тоесть их дети. Поскольку Игорь и Тарас довольно крупных габаритов, их просто так в машину не затолкаешь, а как я понимаю кровь сейчас нашему недоброжелателю не нужна. А у Андрея Адамовича есть две прелестные маленькие дочурки, а то что одна из них мастер спорта роли не играет. Хлороформом усыпил и в машину с легкостью затолкал. Поэтому я предлагаю...

  -Нет! -дружный вопль мужского коллектива слился в один.

  -Это беспроигрышный вариант.

  -Дочь, ты совсем головой стукнулась?! (видно было, что дядя Андрей хотел сказать явно не то). Чтобы я! Собственных дочерей!

  -Папа, не истерии. За нами будут присматривать, а потом незаметно доведут до места, а там уже вы прикатите спасать нас. А в случае чего, я забаррикадирую нас с Лидой в комнате и буду бить любого, кто попытается к нам подобраться.

  -Нет.

  -Хорошо. Так и быть Лиду я с собой не возьму.

  -Нет! -это уже Тарас рявкнул.

  -Дед, Станислав Викторович, вы сможете раздобыть какой-нибудь жучок, чтобы я с ним могла на улицу выйти? -на нас просто ноль внимания.

  -С этим проблем не будет. -Станислав Викторович переглянулся с Аркадием Семеновичем. -А ты уверена?

  -Нет. Но иначе нам просто его не выманить. А поди знай что он дальше сделает. Я бы не предлагала себя, но сами подумайте...из всех женщин нашего семейства только я в случае чего смогу дать полноценный отпор.

  -Я к тебе своих парней приставлю, а они профи в слежке.

  Мы только все недовольно насупились. Эти великие стратеги просто перестали обращать на нас внимание. Я пихнул сидящего сбоку от меня Цлава в бок.

  -Ну хоть ты втолкуй ей, что так рисковать не стоит.

  Цлав окликнул Ксану. После короткого диалога он снова обратился к нам.

  -А я согласен с Ксаной. Другого выхода все равно нет. К тому же она справится, а ее без охраны не оставят.

  Оксана потрепала Цлава по макушке, окинув нас насмешливым взглядом.

  -Я не хочу, чтобы ты рисковала. -Тарас, насупившись, сверлил Оксану недовольным взглядом.

  -А вы план послушайте. Мы разработаем маршрут и мои действия вплоть до миллисекунды. Охрана будет находиться в разных точках и оттуда наблюдать за мной, но не преследуя меня. Я же буду спокойно заниматься своими делами, будто мне ничего не угрожает. Пройдет пара-тройка дней и он купится на нашу уловку.

  -Только с одним условием. -наконец сдался Тарас. -Ты будешь писать мне сообщения! И чтобы ни одного звонка не пропустила! Пропустишь, тебя тут же привозят обратно.

  -Хорошо, дорогой. -она подошла к Тарасу и, обняв его за плечи, положила ему голову на макушку.

  -Тогда завтра разрабатываем маршрут и обговариваем все детали, а послезавтра начинаем. -довольно хлопнул в ладоши Станислав Викторович, и они с Аркадием Семеновичем покинули кабинет.

  Следом за ними ушли наши отцы, а за ними Тарас с Оксаной, шепотом переругиваясь. Мы же с Вацлавом остались сидеть на своих местах.

  -Она справится. Она бы не стала предлагать эту идею, если бы не была уверена на все сто процентов.

  -Откуда ты так хорошо научился говорить по-русски? -я решил немного отвлечься от невеселых мыслей.

  -Ксана учила. -он улыбнулся. -А я ее немного научил польскому, но мы все равно тет-а-тет предпочитаем говорить на немецком.

  -Понятно. Блин, поскорее бы все это закончилось.

  Вацлав встал, ободряюще хлопнув меня по плечу, направился к выходу из кабинета. На пороге он ненадолго задержался.

  -Все будет хорошо. о другом думать больше не надо.- и вышел, прикрыв дверь.


  ***

  Оксана.


  Правильно говорят, что инициатива наказуема. Вот уже почти две недели я шманаюсь одна по городу туда-сюда. Даже пробовала менять маршрут, так, что за мной не успевали следить, но все равно нет!

  Мужчины с каждым днем все больше и больше хмурились, Тарас в противовес к ним наоборот ходил счастливый и радостный и пытался уговорить нас отказаться от этой затеи. Я же, проявляя ослиное упрямство продолжала свои вылазки, уже просто гуляя по дворам и безлюдным переулкам. И нет бы хоть кто-то пристал?! Хоть бомжик какой, а то скучно мне! Да и свой креативный мозг я уже начинаю ненавидеть.

  Вот и сегодня, я как обычно пошла на тренировку. Побив грушу часа полтора, решила идти домой, делать ничего не хотелось, а от бессмысленной затеи я уже начала уставать.

  Сегодня я как обычно свернула во дворы. Приметив на детской площадки турники, решила поупражняться, а заодно пораскинуть мозгами над сложившейся ситуацией.

  -Чо есть чо? -от упражнений меня отвлек ломающийся голос, видимо шпана дворовая решила пристать.

  Подтянувшись еще раз, я спрыгнула на землю, поправила одежду и только потом медленно повернулась, чтобы наткнуться на свою сестру одетую как нескладный подросток в период пубертации.

  -Ты что тут забыла? -не хуже змеи я за нее зашипела.

  -Мне Игорь рассказал про ваш план и про то, что у вас глухо как в танке. Вот я и решила принять в этом во всем непосильное участие.

  -Как сбежала-то? -я снова примерилась турнику.

  -На простыне спустилась, а там приставила еще с ночи подготовленную лестницу и перелезла через забор.

  Я споткнулась на ровном месте и уставилась на свою сестру как на инопланетянина.

  -Ну а чего такого. -она покраснела. -Я же тоже волнуюсь.

  -Ох, Игорь нам шеи посворачивает. Пойдем, я отведу тебя домой.

  Я развернулась и повела свою сестру дворами в сторону остановки. Даже наша охрана е должна узнать о том, что сестра здесь. Как только мы приблизились к выходу со двора, перед нами остановился черный тонированный внедорожник, и из него выползло три парня бандитской наружности. Немного задвинув сестру себе за спину, я слегка пригнулась вперед расставив ноги, руки напряглись.

  -О, какая встреча. Вы по наши души?

  -Что ты красавица? Мы просто мимо ехали, увидели, что тут такие девушки ходят и решили познакомиться. Авось это любовь с первого взгляда. -пока один заговаривал нам зубы, два других стали заходить со спины. Вот если бы не было со мной Лиды, то я бы уже давно двинула одному по физиономии и дала бы оттуда деру.

  -Извините, но мы как приличные девушки предпочитаем не знакомиться на улице. -мило оскалившись, я стала отступать немного назад и вбок, подпихивая Лиду.

  -Лучше бы ты с нами захотела познакомиться, иначе нам придется применить к вам силу. Ты же не хочешь, чтобы твоя сестренка пострадала?.

  Со спины я услышала сдавленный писк. Оказалось мы наткнулись на одного из трех парней. Адреналин бурлил у меня в крови. За себя я неочень боялась, так как знала уже, что значит быть битым. А вот за сестренку я испытала настоящий страх. Если эти козлы ее тронут, я ведь и сделать ничего не смогу. Пока буду отбиваться от двоих, третий может ей и шею свернуть.

  -Ладно, мальчики. Мы поедем с вами. День был тяжелый, мы устали. Прокатиться нам не помешает. -я двинулась в сторону автомобиля и открыла заднюю дверь. Одновременно в кармане активировала маленький GPS жучок и ловким движением руки скинула его на пол автомобиля (дед меня на это каждый вечер натаскивал). Не успела я сесть в машину, как услышала сдавленный писк сестры. Обернувшись, я получила чем-то тяжелым по голове и отключилась.


  ***

  Лидия.


  Боже-боже-боже! Ну зачем я пошла следом за сестрой! Она даже ничего сделать не успела, как ее вырубили ударом по голове и запихали в машину, а следом за ней меня. Как же теперь нас найдут?

  -Босс будет недоволен. Ты какого х** девчонку вырубил?!

  -А если она уже позвонить кому успела?

  -Так надо было просто телефоны забрать и выкинуть!

  В салон просунулась голова одного из наших похитителей. -Телефон гони. Свой и ее.

  Обыскав карманы Ксаны, я достала телефон и передала ему оба наших аппарата. Хорошенько приложив их об асфальт, они уселись в машину и водитель резко дал по газам.

  Отодвинувшись как можно подальше от того, что сидел с нами сзади, я пристроила голову Ксаны у себя на плече и, достав платочек начала вытирать с ее лба кровь. В миллиметре от волос я нащупала небольшую гематому из которой и текла кровь. Приложи к ране платок, я прижалась к Ксане и постаралась поменьше привлекать к себе внимания. Не заметила как уснула.

  Проснулась я от того, что меня бесцеремонно вытянули из машины и резко поставили на ноги. Потом этот неандерталец вытащил Ксану из машины и взвалил ее на плечо. Другой рукой он ухватил меня за плечо и потянул в сторону дома.

  Сам дом, как и его интерьер можно описать одним словом -помпезный. Я бы в таком жить не стала: слишком много статуэток и всякой позолоты. Не дом, а музей какой-то!

  -О, а вот и мои гостьи!

  От созерцания меня отвлек вкрадчивый голос. Повернувшись в сторону говорившего, я наткнулась на взгляд холодных голубых глаз. Сам же представитель этих глаз был одет в дорогой серый костюм. Абсолютно лысый полноватый мужчина. Меня аж от него в дрожь бросило. Закончив меня осматривать, он перевел взгляд на бессознательное тело моей сестры.

  -Это еще что за бессознательный подарочек? -он начал говорить вкрадчивым голосом, от чего мне стало не по себе. -Я вас спрашиваю?! Я вам с*ки что сказал?! Поувольняю всех к чертовой матери!

  -Босс, простите, мы не подумали...

  -Заткнись! -мужчина зажал пальцами переносицу. -В гостевую их. И глаз чтоб с них не спускали!

  Нас отконвоировали на второй этаж в какую-то комнату. Ксану небрежно скинули на кровать, а меня бесцеремонно пихнули следом. Перед тем как выйти, этот бандит прошелся по мне масляным взглядом, от чего мне стало совсем плохо.

  Дверь щелкнула и кажется что-то щелкнуло у меня внутри так как я свернулась возле сестры калачиком и начала плакать. Я корила себя за глупость, мне было страшно, я волновалось за Оксану, которая все никак не приходила в себя.

  Не знаю сколько я так пролежала. Выплакавшись я встала в состояние какого-то транса. Думать вообще не хотелось. Мы тут одни, помочь нам никто не сможет, так как даже не узнают о том, что мы здесь. Только интересно где здесь...

  -Ох-ох-ох, что ж я маленьким не сдох?! -из транса меня вывели стенания моей сестры. Подскочив на кровати, я тут же начала трясти ее за плечи.

  -Оксана?! Оксаночка, ты в порядке? А нас заперли! Где мы, я не знаю! Что делать!

  -А ну тихо! -Оксана рявкнула так, что я снова подскочила, прикусив язык и послушно замолчала. -Не мельтеши Лид, все будет хорошо.

  -А как же...нас же охрана не заметила...

  -Так я уже второй день без сопровождающих хожу.

  -А как бы тебя тогда при случае нашли? -я в удивлении уставилась на сестру.

  -Маленький GPS жучок. Я его активировала, когда дверь машины открывала. Так что скоро нас найдут.

  Я только с облегчение выдохнула. Истерика, которая уже снова грозилась вырваться наружу ,отступила.

  -Оксан, а твоя голова?

  -Да что с ней будет. -она пощупала лоб и поморщилась, нащупав шишку. -Как я еще без мозгов не осталась. Мне же и на тренировках и на соревнованиях иногда серьезно по котелку прилетало, так что все нормально. -она устало махнула рукой.

  Встав, Оксана прошлась на руках, упала пару отжалась, затем, встав, пару раз подпрыгнула и, проведя серию каких-то ударов, снова повернулась ко мне.

  -Давай-ка подготовимся к приему нежелательных гостей.

  Обойдя комнату по периметру, Оксана расстроено вздохнула.

  -Ну вот, ни одного более менее приличного предмета. Даже на...-ее глаза маньячно загорелись. Подойдя к стулу, она взяла его и со всего маха саданула им об стену, так, что бедный предмет мебели не выдержал и развалился. С трудом отломав пару ноже, одну из них систер протянула мне. Я переводила непонимающий взгляд с сестры на предмет у себя в руках. Заговорщически подмигнув, сестра подкралась к двери и притаилась за ней, поманив меня пальцем. Я послушно подошла поближе.

  Оксана отошла немного по двери и начала выбивать ее ногой. Через минуту послышался топот ног и в комнату влетело два парня, которые нас привезли ранее. Один залетел в комнату и схватил меня, а второй затормозил на пороге. За что и поплатился...метким ударом самодельной дубинки по голове и он в нокауте. Второй, отвлекшись на шум за спиной ,отпустил меня, чем я и воспользовалась ударив его по затылку дубинкой. Выругавшись, он стремительно обернулся, нехорошо оскалившись. Но он не успел и сделать шагу, как отправился вслед за своим товарищем в нокаут.

  -Сейчас просто иди за мной, молчи, делай что я говорю и ничему не удивляйся. -я только закивала на слова сестры.

  Оксана распрямила плечи, задрала подбородок и поплыла по лестнице вниз. Внизу стоял один из бугаев, видимо и охраны дом.

  -Босс где? -бесцеремонно спросила систер, окинув презрительным взглядом этого амбала. Тот, скривившись, отошел в сторону, пропуская нас в комнату. Комната оказалась кабинетом (тоже помпезно обставленным). Последи кабинета стоял письменный антикварный стол, за которым сидел тот мужчина, которого я раньше видела

  -Дядя Саша? -удивлению Оксаны не было предела.

  -Вспомнила-таки. -мужчина кивнул, напряженно наблюдая а нами.

  -Как не вспомнить-то? Сколько мне тогда было? -Оксана задумчиво потерла подбородок. -Лет восемь, кажется, когда вы с моим отцом ругались так, что аж стекла звенели.

  Мужчина в ответ на ее слова хмыкнул, а я шокировано уставилась на спокойную сестру. Неужели ей совсем не страшно?! У меня вон все поджилки трясутся.

  -Дядь Саш, охрана у тебя фиговая. Их же развести проще простого. -во время своего монолога Оксана потянула и усадила меня в кресло напротив стола. Сама она приземлилась в соседнее. -Мы вот две слабые беспомощные девушки. Оглушили их по дому свободно слоняемся.

  -Я учту твои пожелания. -мужчина откинулся на спинку кресла, буравя Оксану тяжелым взглядом. Оксана ответила ему тем же.

  -Ваш отец мне должен. Тогда я пришел к нему, мне были нужны деньги на оборот одного товара. Важные люди тогда принимали дело во всем этом. А тут ваш отец отказался мне помогать, из-за чего эти важные люди мне потом жизни не давали.

  -Неужели весь этот спектакль ради мести? Причем весьма глупой и мелкой. Отец не обязан был вам помогать. К тому же вы его явно собирались подставить. -Оксана скопировала его позу.

  -Не много ли ты на себя берешь? -он нехорошо так прищурился на сестру.

  -А это что? -она погладила себя по шишке.

  -А за это извини. Они не должны были применять к вам силу. Максимум, что они должны были тебе сделать- это усыпить хлороформом.

  -Мда...Так, вернемся к нашим баранам. Сколько вы хотите получить от отца?

  -Всю его долю в компании.

  -Ни ху-ху себе ху-уху. -Мы с Оксаной вылупились на него как на умалишенного.

  -Не дороговато ли вы свой косяк оценили?

  -Мне пришлось через слишком многое пройти и потерять слишком многое, поэтому эта цена для мня мизерная.

  -Отец тебя по стенке раскатает, и доли в его компании ты не получишь.

  -Ты так уверена?

  Оксана как-то странно ухмыльнулась. -Скажите, дядь Саш, сколько прошло со времени нашего похищения?

  -Четыре часа. Не волнуйся, живыми они вас не найдут.

  -Я бы на вашем месте не спешила с выводами. До того, как за нами придут осталось где-то, -Оксана бросила быстрый взгляд на часы, -чуть больше десяти минут.

  Он было хотел что-то сказать, как с улицы послышался звук, как будто выбили ворота и дикий визг покрышек. Через мгновение с улицы начал доноситься шум потасовки, иногда были слышны выстрелы.

  Александр, выглянув в окно, моментально метнулся к столу и достал из верхнего ящика пистолет. Одновременно с ним со своего места вскочила Ксана и кинулась на него, ударом ноги выбив из его рук пистолет.

  Я же встала с кресла, отойдя к стенке. Александр и Оксана начали кататься по полу, каждый пытался обездвижить другого. Я успела уловить момент, когда Александр оказался около пистолета. Только он потянулся к нему рукой, как я, быстро стартанув со своего места, отбила пистолет ногой в дальний конец комнаты.

  Оксана, поймав его руки, уселась сверху, зажав их бедрами. Александр извивался как уж и он был намного больше моей сестры, поэтому я заметила, что она быстро начала уставать, но продолжала держаться на чистом упрямстве.

  Не знаю, сколько длилась их борьба, но спустя какое-то время дверь в кабинет с треском выбили, и в комнату влетело несколько человек в камуфляже в главе с нашим отцом и дядей Геной. Отец молниеносно подлетел ко мне, толкнув к себе за спину. В этот момент Александру удалось скинуть с себя Оксану. Он даже встать не успел, как его молниеносно скрутили, поставив на колени.

  Папа не стал церемониться и, подойдя, со всей силы впечатал кулак ему в челюсть, от чего у Александра сильно мотнулась голова. Я даже испугалась, что она и вовсе отлетит.

  -Девочки, выйдите , пожалуйста, а мы тут потолкуем немного со старым другом. -дядя Гена, улыбнувшись, помог Оксане встать и стал подталкивать нас к выходу из комнаты.

  Уже на выходе Ксана крикнула: -Только мозгами стену не испачкайте!

  -Дочь! -папа возмущенно повернулся к ней, но было видно, что его немного отпустило. -А ну кыш!

  Нам пришлось повиноваться. Когда мы вышли из дома, то сразу же угодили в объятья наших мальчиков.

  -Ласточка, чем ты думала?! Я так за тебя испугался...-хрипло проговорил Игорь.

  -Прости, я как-то не подумала, когда сбегала...

  -Это уж точно. -Игорь хрипло рассмеялся. -Я люблю тебя.

  -Люблю. -эхом откликнулась я, целуя его.

  -...переживал! ...мозги у тебя есть?! ...дома тебя запру?!

  Повернув головы, мы увидели как Тарас отчитывает Оксану, а она стоит, опустив голову и недовольно морщась, молча внимает. Тяжело вздохнув Тарас ее обнял.

  -...болит?....тигренок...люблю.

  -...люблю.

  Идиллия была восстановлена: Тарас прижимал Оксану к себе, целуя ее шишку и шепча ей какие-то нежные глупости. А Оксана, шмыгая носом прижимается к нему.

  Нас рассадили по машинам. Еще минут через двадцать из дома вышли отец и дядя Гена. Как только они сели в машину, мы поехали домой.

  -Игорь, они его убили?

  -Нет, ласточка. Александра Вайдо ждет тюрьма.

  Через час мы добрались до дома. Дорогу я не запомнила, так как уснула на плече Игоря. Очнулась я от воплей и причитаний мамы и бабушки...


  ***

  Эпилог.

  Пару месяцев спустя...


  Игорь.


  -...объявляю вас мужем и женой! Можете поцеловать невесту.

  Я обхватил руками лицо своей ласточки и с удовольствием впился в любимые губы. Сколько мы так стояли и целовались я не знаю, но наверное не больше минут двух. Друг от друга нас отвлекло деликатное покашливание.

  -Поздравляю, брат! -Тарас обнял меня, а затем и мою жену.

  Жена...В который раз с удовольствие произнес это про себя. Наконец моя ласточка только моя целиком и полностью. И телом и духом. Перед людьми и перед богом. Венчание мы прошли ранее в небольшой церквушке, где добрый старенький батюшка пожелал нам благополучия и деток.

  -Поздравляю. Братик. -ко мне подошла улыбающаяся Оксана.

  -Спасибо, сестренка. -я стиснул ее в медвежьих объятьях.

  Дальше к нам подходили наши родители, родственники, друзья. А я все не отрывал взгляда от своей малышки. Она тоже смотрела на меня, с сияющими от счастья глазами. Казалось, нет никого в мире счастливее нас.

  После ЗАГСа мы расселись по машинам и отправились в ресторан, где начались всякие конкурсы, тосты, поздравления. Бабушка Лиды и Оксаны взяла слово.

  -Внучата вы мои. Поздравляю вас с вашей свадьбой. Я так рада за вас. Теперь вам предстоит прожить долгую и счастливую жизнь. У вас обязательно должны быть маленькие детки, которых и мне хочется поносить на руках. Вы сегодня такие красивые, что просто радуется глаз. Так пусть ваша жизнь будет такой же красивой, как вы сегодня.

  Прожить целую жизнь вдвоем. Жаль, что Адам не дожил до этого момента. Он очень любил вас с Оксаночкой и всегда гордился вашими первыми успехами. Уверена, что сейчас он тоже смотрит на тебя и радуется. Сейчас я сама нашла свое счастье после мужа. -Нинель ласково посмотрела на своего мужа и погладила его по голове. -Если у вас появятся проблемы, приходите к нам, мы всегда поможем. А сейчас вы самые красивые, самые счастливые, самые веселые. Так будьте такими всегда. От всей души желаю вам целую кучу малышей, мальчиков и девочек. Надеюсь их еще подержать на руках.

  Все разразились аплодисментами. Кто-то начал скандировать 'Деток! Деток!'.

  Снова закричали горько и я с удовольствием наклонился к личику своей жены.

  -...одиннадцать! ...двадцать! ...-тридцать! ...-шестьдесят два! Нет они что издеваются?!

  Мы целовались, не обращая ни на кого внимания.

  -Ксюш, а вы когда уже поженитесь с Тараской и правнуков нам подарите? Хватит уже в грехе жить!

  -Ну, дорогая, кто отдуваться будет?

  -В смысле отдуваться?!

  -Ну спасибо, дорогой. Ба, ты только не нервничай...мы, как бы, уже давно женаты...

  -Что-о?! -вопль Нинель Ивановны заставил нас испуганно отскочить друг от друга. Когда же до нас дошла вся ситуация, мы всей толпой родственников нависли над Тарасом и Оксаной.

  -И почему мы об этом ничего не знаем?

  -Э-э...мы не хотели торжества. -проблеяла Оксана.

  -А когда вы успели? -ласточка грозно нависла над ними.

  -Ну, когда Оксана вернулась, мы сразу отлучились и поехали в ЗАГС...

  -И нам ничего не сказали?! Оксана?!

  -Не повышайте голос на мою беременную жену. Ей нервничать нельзя.

  И тишина...

  -Предатель...-тихо прошипела Оксана.

  -Ой! Нинель Ивановна и тетя Лена шмякнулись в обморок. Дядя Андрей и Аркадий Семенович кинулись приводить в чувство своих жен.

  -Ну систер, ты как всегда отмочила...


  ***

  Несколько лет спустя...


  Тарас.


  Сегодня мы решили всей компанией собраться на даче у Аркадия и Нинель. Туда обещали приехать все: и наши родители, наши младшие с сыном Денисом, Вацлав со своей женой Соней и близнецами Русланом и Агнешкой внук Аркадия Олег с женой Юлей и дочкой Викторией, Гриша с сыном Акимом, Алик и Света со сыновьями Андреем и Лешей.

  Вообще жизнь довольно интересно сложилась за эти годы. Прошло около шести лет. У нас с Оксаной родились двойняшки Кира и Кирилл- два вечных двигателя.

  Отец Ксаны предложил ее польскому другу работать у них на фирме, заниматься поставкой оборудования, и он был что-то вроде местного врача, поэтому ее друг здесь и задержался, что очень обрадовало Оксану. На фирме у Цлава закрутился роман с бухгалтером Соней, через год они сыграли свадьбу, а через полгода у них родилось два урагана.

  Грише вообще не повезло с невестой. Она казалась меркантильной тварью и просто сосала из парня деньги. Когда она забеременела, то пыталась этим шантажировать Гришу. Не без нашей помощи ему удалось сохранить ребенка, а затем лишить ее всех прав на него. Вобщем сына он растит один, хотя это не мешает слабому полу пускать на него слюни и провожать томными взглядами.

  Хотя, когда все наши дети собираются вместе- это тушите свет! Гром гремит, земля трясется! Эти непоседы устраивают тут массовые развлечения.

  Проснувшись пораньше я принял душ, быстренько побрился и пошл готовить завтрак для своей сони. Поджарив ей оладушки и выжав апельсиновый сок, я принес все это в спальню.

  Поставив поднос на тумбочку я принялся будить свое чудо.

  -Тигренок, проснись.

  -Р-р-р-р-р! -Оксана попыталась натянуть одеяло на голову. Смеясь, я не позволил ей это сделать.

  -Я тебе покушать принес.

  -Может ты мне лучше поспать дашь, а?

  -Нет, малыш, нам уже пора к твоей бабушке с дедом ехать.

  -Тарас Геннадьевич! Между прочим, это ваш ребенок полночи толкался и не давал мне спать!

  -Ну не ворчи, тигренок. -чмокнув ее в нос, я помог ей принять сидячее положение. Мы уже были на восьмом месяце беременности и ждали сына. Я был очень рад. Всегда мечтал о большой семье. Я хочу еще одну маленькую дочку.

  -О чем задумался, родной. -Оксана ладошкой погладила меня по щеке.

  -О том, что я хочу еще дочку.

  -Ох, Тарас, что же мне с тобой делать...будет тебе дочка. -я радостно принялся целовать свою малышку. -Но! Только через два года!

  -Ладно-ладно. -главное согласиться, а потом сделать по-своему.

  -Ма! Па! Когда мы поедем! -визжа хором в комнату влетели двойняшки и принялись скакать по кровати.

  -А ну-ка ша! А поцеловать маму, папу и братика! -я грозно глянул на малышню.

  -Доброе утро Ма! Па! Братик!

  Оксана охнула, схватившись за живот. -Малыши, ваш братик тоже с вами здоровается.

  Двойняшки тут же приложили ручки к ее животу, а мы с Оксаной накрыли их маленькие ручки своими.

  Через два часа мы, наконец собрались и приехали к Самойловым. Сначала я выпустил из машины мелюзгу. Дети с визгом помчались к своим друзьям.

  Подойдя к машине, я помог выбраться кряхтящей и ворчащей Оксане. Оксана тут же засеменила к Филиппу и Аркадию и они стали собирать мангал (вернее братья Самойловы собирали, а Оксана командовала).

  Уже позже, когда мы стояли в своей комнате и любовались на звездное небо, я подошел к Оксане со спины и обнял, пожив ладони на живот. Сын тут же откликнулся на мое прикосновение.

  -Все-таки мы смогли раскрыть друг другу наши души. -проговорила Оксана, прижимаясь ко мне теснее.

  -Иначе и быть не могло, тигренок.

  -Я люблю тебя Тарас.

  -И я тебя люблю.


  На небе, прочертив большую дугу. Упала звезда. Но мне нечего загадывать. Все, чего я хотел, у меня уже есть, и даже больше...


  Слово автора.

  Уф, вот я и закончила свое второе произведение. Не скажу, что работа далась мне легко. У меня не было целой картины. Были только какие-то отрывки, из которых я попыталась сложить историю. Кому-то она понравится, а кому-то нет, но для меня уже будет радостью то, что эту историю кто-то прочитал.


  Спасибо всем тем, кто это прочитал и тем, кто это когда-нибудь прочитает. Мне очень приятно, что мои фантазии пришлись кому-то по вкусу.

  Спасибо большое Асе. Ты как мой ангел-хранитель поддерживаешь меня от начала и до конца.)))

  Спасибо большое Ане за поддержку. Все это произведение ты поддерживала меня.

  Девочки спасибо вам большое за поддержку! Ваши восклицания по поводу проды дают мне дополнительный пинок и стимул писать!)

  Отдельное спасибо всем тем, кто отписывался в процессе работы, мне было очень приятно чувствовать вашу поддержку!)



home | my bookshelf | | Открой мне свою душу |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 2.7 из 5



Оцените эту книгу