Book: Кофейная горечь



Кофейная горечь

Софья Ролдугина

История четвертая. Кофейная горечь

Крепкий черный кофе имеет привкус терпкий, порою даже горький — если зёрна обжарили слишком сильно. Что ж, даже такой напиток можно подсластить… Но не сахаром — ведь это скучно, верно?

Возьмем немного первосортного темного шоколада — чем темнее, тем лучше. Натрём его на терке и опустим в горячие сливки, а потом вскипятим всё вместе. Нальём на дно фарфоровой чашки ароматную смесь из сливок и шоколада, зальем свежайшим и крепчайшим черным кофе, а сверху украсим оставшимися сливками — желательно взбитыми — и шоколадными крошками.

Стало слаще? Нет?

Что ж, и в горечи есть своя прелесть…


Народная молва упрямо твердит, что у аристократа непременно должны быть вредные привычки, а порою и настоящие пороки. А еще — что в каждом старинном доме обитают призраки, а скелеты по ночам гремят костями в шкафу. Совершеннейшая глупость, надо сказать. Не берусь отвечать за всю аксонскую знать, но лично у меня ни в одном особняке привидения не скитались по ночам с тоскливым воем, в шкафах не водилось не то что скелетов, но даже и обычной моли, а что касается вредных привычек… Пожалуй, только обычай сидеть до поздней ночи над деловыми бумагами подходил под такое определение. А с полгода назад воистину губительным пристрастием можно было бы назвать любовь к кофе, ведь раньше сердце у меня начинало пошаливать, особенно после второй чашечки. Именно поэтому я долгое время внушала себе и окружающим, что на самом деле кофе не выношу — а что может быть смешнее, чем владелица кофейни, равнодушная к «фирменному» чудесному напитку? Впрочем, благодаря травяным отварам Зельды, гипси и гадалки, о сердечных болях можно было позабыть, и кофе из радостей запретных вновь стал радостью каждодневной.

Получается, одной вреднойпривычкой меньше.

Но, увы, все в нашем мире равновесно — на каждое добро найдется зло. И, по иронии судьбы, именно из дома Зельды явилась новая опасность для моего сердца.

Младший сын Зельды, Лайзо Маноле — человек ослепительно красивый и восхитительно бессовестный.

После того, как он попытался повлиять на меня, да еще таким невежественно-суеверным способом, как приворот — вот уж глупость из глупостей! — я около месяца не разговаривала с ним совершенно. Хватало и вежливого кивка в ответ на «Доброе утро, леди Виржиния!» или на прощание вечером. Да и виделись мы нечасто — от «Старого гнезда» до особняка на Спэрроу-плейс рукой подать. Так зачем же лишний раз вызывать водителя?

Но теперь эта вынужденная отстраненность неминуемо должна была прерваться. Я на несколько недель отбывала в загородный особняк, чтобы отдохнуть, и, конечно, в числе прочей прислуги взяла с собой и Лайзо.


— Добро пожаловать в особняк Валтер, — склонился почтительно мистер Оуэн, бывший ассистент управляющего, а ныне мой личный помощник по делам недвижимости и ремонта. Кажется, со времени последней нашей встречи этот юноша еще больше посмуглел, а достоинству, с которым он держался, могли позавидовать и некоторые аристократы. — Комнаты уже готовы — и для вас, и для ваших слуг, — легкий кивок и улыбка в сторону безмятежной Эвани Тайлер и Мадлен, воинственно хмурящей тонкие брови. — Прикажете подавать вечерний чай прямо сейчас или позже?

— Звучит замечательно, мистер Оуэн, — я улыбнулась. — Пожалуй, через полчаса будет в самый раз. Как раз успею взглянуть на свои комнаты и немного отдохнуть.

— Как будет угодно леди.

Путь выдался долгим и утомительным. Последний час я только и мечтала о том, как умоюсь прохладной водой, сменю дорожное платье на домашнее, из батиста цвета глицинии, легкое и мягкое. А потом — выйду на веранду и буду там в свое удовольствие дышать свежим, сладким и слегка сыроватым ветром с Тайни Грин.

И — никаких деловых писем, дружеских встреч и светских мероприятий.

Большую часть необходимых вещей я приказала доставить в особняк заранее, и сейчас в машине был только небольшой кожаный сундучок, оставшийся еще от леди Милдред, да еще две небольшие сумки для Эвани и для Мэдди. С этим вполне мог справиться и один Лайзо. Препоручив его заботам наш багаж, мы направились за мистером Оуэном.

— О! Все так изменилось, — вырвалось у меня невольно, когда я ступила на дубовый паркет в холле. — Кажется, здесь было темнее?

— Именно так, леди, — со сдержанной гордостью, словно ремонт был целиком и полностью его заслугой, кивнул юноша. — Мистер Фергюсон… это архитектор, который работал здесь, вы должны его помнить. Он был такой высокий, седой и ходил все время в черном, — торопливо пояснил он и продолжил: — Так вот, мистер Фергюсон обнаружил, что раньше окна здесь были гораздо шире и выше, но потом их частично заложили кирпичом.

— А вы их разобрали?

— Да. А еще холл теперь выдержан в молочно-золотистых тонах. Конечно, это несколько претенциозно… — мистер Оуэн, будто бы в сомнении, потупился.

— Напротив, сразу производит нужное впечатление. Величественная простота, — нашлась я с комплиментом. Новый интерьер мне и впрямь очень нравился. — Лаконично и в то же время отнюдь не бедно. Но бальный зал, надеюсь, сохранили в прежних тонах? Морские мотивы — память о путешествии леди Милдред.

— Конечно, так далеко с переделками мы не заходили, — невозмутимо ответил Оуэн. — К слову, хотите ли вы познакомиться с прислугой? К сожалению, из старых людей никого не осталось.

Я почувствовала мимолетный укол грусти. После гибели родителей это поместье стояло заброшенным несколько лет. У леди Милдред уже не хватало ни сил, ни внимания на его содержание — ведь ее жизнь, как становилось ясно теперь, была в то время сосредоточена вокруг меня. Юную леди Виржинию-Энн требовалось срочно представить свету, познакомить с «нужными» людьми, передать ей «в наследство» друзей…

Это благодаря бабушке я не потерялась потом в круговороте светских интриг, не уронила репутацию «Старого гнезда», сумела сохранить расположение Короны и даже преумножить фамильное состояние. Леди Милдред сотворила мой характер, из той податливой глины, каким он был после пансиона, превратив его в нерушимый гранит. Это была исключительно ее заслуга.

А чем приходилось платить мне…

Бессонными ночами, невозможностью даже заплакать на похоронах последнего близкого человека? Тем, что все подруги были на десять или даже двадцать лет старше меня? Тем, что единственным моим другом в итоге сумел стать только беспардонный детектив без роду без племени, который смотрел — и видел меня, Виржинию, а не мой титул и деньги?

Наверное, это стоило того.

— Леди? — в голосе мистера Оуэна металлически звякнуло беспокойство.

Я беспечно улыбнулась.

— Все в порядке. Да, пожалуй, мне следует взглянуть на новую прислугу. А им — познакомиться со мною. Пожалуй, после вечернего чая соберите всех в Фиалковой гостиной. Да, к слову, какие комнаты вы отвели для мисс Тайлер и для Мадлен? Надеюсь, гостевые, а не для прислуги?

Судя по лицу мистера Оуэна, дело обстояло с точностью до наоборот.

— Я подумал, что будет удобнее, если ваши спутницы будут жить рядом с вами. Комнаты, конечно, не гостевые, зато в том же крыле и на том же этаже, — сориентировался он, и я мысленно зааплодировала. — Но если вы пожелаете…

Я оглянулась.

— Эвани?

Мисс Тайлер качнула головой.

— Мне все равно придется делать вам прическу, леди Виржиния. К тому же в комнатах для прислуги обычно входы и выходы устроены гораздо удобнее, чем в гостевых, — добавила она со свойственной ей практичностью. — Здесь очень красивый сад, кстати. Полагаю, мне понравится читать там книги или просто гулять, и наверняка попадать туда из комнат для прислуги проще — через какой-нибудь черный ход или нечто подобное.

— Понимаю, — кивнула я. — Мэдди?

Она решительно тряхнула кудряшками, ткнула пальцем в меня, потом указала на себя и наконец крепко сцепила руки в замок.

Понятно — «Я от вас никуда». Этого следовало ожидать.

— Хорошо, — обратилась я к Оуэну, замершему в ожидании решения. — Но помните, что обращаться с Мадлен и с мисс Тайлер следует, как гостями. То есть, к примеру, завтрак готовьте на троих человек.

— Как скажете, — услужливо поклонился Оуэн. — А что касается вашего водителя, мистера Маноле…

Я поджала губы.

— Его, разумеется, отселить в крыло для слуг. И подальше. Пусть обедает с садовниками, поварами и прочими. И не стесняйтесь задействовать его на свое благо, — добавила я, подумав. Нечего Лайзо сидеть без работы. — Если вам понадобится съездить в город или в деревню — берите автомобиль и водителя, только сообщайте мне заранее.

— Слушаюсь, — вновь последовал безупречно вежливый ответ. — Это очень любезно с вашей стороны, дела часто заставляют меня ездить в город или на почту, на железнодорожную станцию. И раз уж мы заговорили о корреспонденции, леди Виржиния, — лицо у него стало постным. — Некоторые из соседей узнали о вашем скором приезде и направили вам письма… Подозреваю, с приглашениями.

Я почувствовала себя невероятно усталой.

— Сколько их всего?

— Шесть. Когда прикажете принести их?

— После чая… нет, после знакомства со слугами, — я с трудом подавила недостойный леди трагический вздох. В глазах Мэдди вспыхнуло искрой самое живое сочувствие. — Надеюсь, с визитом вежливости можно будет пока повременить.

Святые небеса, а я так надеялась на то, что хотя бы первый день пройдет без забот! Письма, письма, письма… Словно все только и делают, что ожидают приезда новых соседей, а потом стараются первыми заполучить их к себе в особняк, чтобы сделать украшением приема.

Впрочем, удручающими эти перспективы казались мне ровно до того времени, как я умылась и переоделась. Неплохо было, конечно, и принять ванну, тем более мистер Оуэн упоминал о том, что комнату для нее сделали просто замечательную, с фресками и росписью на потолке. Слава небесам, кончилось то время, когда соблюдение чистоты телесной считалось опасной ересью, и даже короли мылись всего лишь трижды в жизни. Не представляю, как можно было жить тогда!

Чай подали не совсем традиционный, но мне он пришелся по вкусу. Имбирь и кардамон — сочетание, которое украсит почти любой напиток, от глинтвейна до кофе. Впрочем, печенье оказалось вполне обычным, как и мягкие вафли. Приятным сюрпризом стало то, что сладости подали, что называется, с пылу с жару — буквально только что из печи. Уж в этом-то я разбиралась после стольких лет в «Старом гнезде».

— Повар тоже новый? — обратилась я к мистеру Оуэну, которого любезно пригласила составить компанию нам с Эвани и Мэдди. Конечно, графине не подобает сидеть за одним столом с управляющим, но мне нужно было обсудить с Оуэном некоторые вопросы. Например, поговорить о нанятой прислуге до того, как я увижу этих людей воочию. А откладывать что-то лишь ради соблюдения правил этикета было не в моем обычае. — Кажется, раньше здесь работал алманец, Карл Беккер, которого леди Милдред и старый граф Эверсан привезли из кругосветного путешествия. Что с ним случилось?

— Когда особняк забросили, мистер Беккер переехал в деревню по соседству, где и жил некоторое время на пенсию, назначенную леди Милдред. Однако возраст и болезни не щадят даже лучших из нас, — скорбно заломил брови мистер Оуэн. — Это была большая утрата… Но, поверьте, к подбору слуг я подошел со всем тщанием. Вы не почувствуете большой разницы между прежним поваром и новым. Точнее сказать, новыми — их двое. Супружеская чета — мистер и миссис Макленнан. Аластер и Мэри Макленнан, — уточнил он поспешно, стоило мне вопросительно улыбнуться. — Миссис Макленнан прекрасно справляется с выпечкой, вареньями и прочими сладостями — вам ведь понравились эти вафли, не так ли? — я благосклонно кивнула. — Так вот, ее супруг, мистер Макленнан, так же великолепен в мясных и рыбных блюдах.

— Поверю на слово.

— Всего лишь дождитесь ужина, — интригующе улыбнулся мистер Оуэн.

Кажется, он нравился мне все больше и больше.

И не только мне.

Отвлекшись от беседы и оглянувшись на Эвани, я с удивлением обнаружила, что она едва притронулась к чаю и печенью. Зато мистеру Оуэну уделила повышенное внимание. Бывало, таким взглядом Эвани Тайлер смотрела на роскошное платье в салоне, куда я приходила, чтобы снять мерки для наряда «на выход в свет»; или на старинный роман в переплете из черной кожи, украшенном золотом и янтарем; или на мой фамильный графский перстень, обязательный к ношению на торжественном ежегодном приёме у Его величества…

Словом, на то, что ей, Эвани Тайлер, никогда не будет принадлежать, но чем она восхищается.

Любопытно.

Мистер Оуэн, если мне не изменяла память, был немного младше Эвани — ей двадцать четыре, скоро уже к двадцати пяти, ему — едва исполнилось двадцать два. Эвани всего лишь состояла при мне личным парикмахером, а мистер Оуэн уже стал помощником по делам недвижимости и ремонта — управляющим, фактически, пусть должность его и называлась по-другому.

Не ровня, как ни крути. Разве успешный молодой человек взглянет на «старую деву»?

Вряд ли. Без вмешательства доброй графини, разумеется.

— Мистер Оуэн, передайте, пожалуйста, карамель для мисс Тайлер, — попросила я посреди беседы как бы между прочим. Эвани и бровью не повела, будто это не она разглядывала юношу с полчаса. — А то получается, что ухаживаете вы только за мною, а мисс Тайлер — моя подруга и компаньонка, и потому заслуживает такого же обращения, как и любая гостья. И даже лучше. Как и Мадлен… — Мэдди вздернула носик. — Но Мадлен, к сожалению, предпочитает ухаживать за собою сама.

— О, конечно, — встрепенулся Оуэн и обернулся к Эвани: — Прошу прощения за свою неучтивость, мисс Тайлер. Могу ли я в качестве искупления предложить вам прогулку по саду в моей компании? Кажется, вы упоминали, что имеете привычку читать на свежем воздухе, а лучшего проводника по здешним местам, чем я, вы не найдете. И это не пустое хвастовство. Я могу показать вам какой-нибудь красивый уголок…

На такое предложение я даже не рассчитывала, хотя следовало бы, если вспомнить об умении мистера Оуэна подмечать детали и тут же использовать их на свое благо.

— Охотно верю, — с достоинством ответила Эвани и улыбнулась. — С удовольствием приму ваше предложение, если, конечно, леди Виржиния не возражает.

— Не только не возражаю, но и настаиваю, — невозмутимо откликнулась я. — Сама хотела предложить то же самое. Пожалуй, я даже присоединюсь к вашей прогулке… Но позже, когда закончу отвечать на письма. К слову, мистер Оуэн — не только вежливый юноша, но и весьма начитанный, как говорит мистер Спенсер, а его мнению я привыкла доверять. Так что вам, мисс Тайлер, не придется скучать в обществе этого достойного молодого человека.

— В таком случае, рассчитываю на беседу о выдающихся романистах прошлого века, — быстро нашлась с ответом Эвани.

Мистер Оуэн выглядел немного озадаченным. Ну, что ж, теперь он сделает все, чтобы не ударить в грязь лицом перед «компаньонкой леди Виржинии». А чем больше сил мы прикладываем для того, чтобы понравиться кому-то, тем вероятней, что этот человек понравится нам.

«А ведь из них и впрямь вышла бы прекрасная пара, — вдруг подумалось мне. — Общие вкусы в литературе, схожий взгляд на мир… К тому же в Оуэне достаточно росту, чтобы рядом с ним Эвани не казалась слишком уж высокой. Да и прелестный контраст выходит! Он — смуглый, черноволосый, темноглазый. Она — светлокожая, с волосами цвета кофе и с серыми глазами. Просто чудо…»

Представив себе Эвани в венчальном платье, я едва не расчувствовалась. Интересно, то же ощущение было у леди Милдред, когда она устраивала свадьбу Рози Фолк и мистера Хата? Сейчас уже и не спросишь…

Впрочем, рановато думать о свадьбах. Пожалуй, мечты увели меня слишком далеко — может, мне и вовсе померещились взгляды Эвани. Да и прогулка еще ни к чему не обязывает — особенно по нынешним временам. Это не прошлый век, когда девушка могла быть скомпрометирована, всего лишь оставшись на минуту наедине с юношей. И романтические чувства не рождаются быстро.

Но если до первого шага в отношениях между Эвани и Оуэном было еще далеко, то с чаем мы решили не затягивать. Меня ждало еще знакомство со слугами, а затем — деловые письма. Потому после второй чашки я в сопровождении мистера Оуэна отправилась в Фиалковую гостиную. Там слуги выстроились уже в две шеренги — трое справа, четверо слева. В пожилой паре легко угадывались мистер и миссис Макленнан, насчет остальных я даже предполагать не стала. Хотя немолодой мужчина в самой простой рубахе и штанах и мальчик, одетый схожим образом, наверняка были садовниками.

— Вы же говорили, что всего наняли восемь человек, — негромко обратилась я к Оуэну, и тот нахмурился:



— Верно, мисс Доусон нет. Ох, уж эта Элизабет, — пробормотал он еще тише. — Вечно только и знает, что гулять у реки. Сразу после знакомства я пошлю Тома разыскать ее, — пообещал мистер Оуэн и, повернувшись к слугам, произнес уже громче: — Леди Виржиния, как видите, те, кто работает в особняке, уже вышли поприветствовать вас. Смею заверить, что это исключительно честные и достойные люди. В мое отсутствие со всеми вопросами, если таковые возникнут, обращайтесь к мистеру Джонсу, — он указал на полного, седоусого мужчину в старомодном костюме. — Это ваш дворецкий. Раньше он работал в доме барона Броума и вынужден был переехать южнее, где климат более сухой. Рекомендации от барона, разумеется, прекрасные. Рядом с мистером Джонсом — миссис Стрикленд, старшая горничная, — женщина с узким лицом и неприятно светлыми глазами почтительно поклонилась. — И миссис Мортон, прачка. Она не живет в особняке постоянно, на выходные уходит в деревню, — пояснил Оуэн для меня вполголоса. — О мистере и миссис Макленнан я уже говорил вам, — он указал на пожилую чету. — И, конечно, не стоит забывать о наших садовниках, коим вверен замечательный сад вокруг дома. Это Томас Эндрюс-старший и его сын Томас Эндрюс-младший, который, к слову, заботится и о лошадях. Их в конюшне всего три, но и за ними требуется присмотр. А Томас — очень смышленый мальчик.

— Да просто Томми меня зовите, и все дела, — встрял мальчишка, солнечно улыбаясь, и тут же схлопотал подзатыльник от отца.

— Простите его, ради всех святых, леди Виржиния, — повинился тот, закончив воспитывать сына. — Без матери рос, все сестры его баловали… что с него возьмешь? Но дело свое он знает, ручаюсь.

— В таком случае, рада знакомству, — улыбнулась я. Мальчишка мне понравился. Характер у него явно живой, искренний — как глоток свежего воздуха после осторожных, недоверчивых бромлинцев. — Как и со всеми вами, господа, — обратилась я к прислуге. — Таланты мистера и миссис Макленнан я уже оценила в полной мере. Думаю, что и с вами мы подружимся, — я позволила себе немного искренности и простоты, «не по этикету», как сказала бы Магда. — Служить в доме Эверсан-Валтер — большая честь. И большая ответственность.

После этого я отпустила почти всех слуг, кроме миссис Стрикленд и мистера Джонса. Конечно, Оуэн наверняка рассказал им о моих требованиях, но лучше было бы убедиться и повторить кое-что. Например, уточнить статус Эвани и Мадлен, а еще напомнить, что в моей спальне должны быть постоянно свежие цветы, пусть бы и полевые. Беседа вышла короткой — сказывалась все же усталость — и затем я поднялась в кабинет, чтобы взглянуть на письма.

Стоило только посмотреть на адреса на конвертах, как стало ясно — с последнего моего визита в загородный особняк многое изменилось… К примеру, я не могла припомнить первого адресанта — некоего отца Марка. Похоже, он был настоятелем той самой старинной церквушки в деревеньке Тайни Грин Халлоу, мимо которой мы проезжали сегодня утром. Слог письма был выспренний, немного старомодный, и этот отец Марк мне сразу представился благообразным старичком. Он приглашал на воскресную службу — наверняка думал потом договориться о пожертвованиях… Что ж, к благотворительности я особенного пристрастия не питала, предпочитая ежемесячно отправлять крупную сумму в приют имени Святого Кира Эйвонского, а не трясти напоказ кошельком на великосветских завтраках во имя спасения бездомных животных или жертв войны на далеком материке. Надо будет потом узнать у мистера Оуэна об этом отце Марке поподробнее, все же священник в сельской местности — это фигура значительная.

Сургучный оттиск на втором конверте был мне хорошо знаком. Барон Пауэлл с супругой приглашали на обед. Следовало бы ответить согласием — и сама Черити, и ее «драгоценный Эрик» были добрыми друзьями леди Милдред. Заодно узнаю, что изменилось в округе.

Следующее письмо, от сэра Дугласа Шилдса, я отложила. Имя это в Бромли было на слуху два или три года назад. Ученый, посвятивший себя истории религий и мистических культов, ставший почетным членом Алманской академии наук и Университета Марсовии — таких людей не каждый день встречаешь. А в Аксонской Империи он прославился после выхода в свет книги «Мрачнейшие суеверия, или Новый взгляд на небеса и преисподнюю» — в то время я еще пребывала в пансионе святой Генриетты. Дуглас Шилдс был настолько известен, что сам король посвятил его в рыцари и даровал право называться «сэром». Но спустя несколько лет историка постигло горе; я не помнила, что именно случилось — кажется, это было связанно с его женой и единственным сыном. Дуглас Шилдс удалился в провинцию, и через год-другой о нем позабыли.

И теперь он стал моим соседом?

«Право, не знаю, радоваться или огорчаться, — подумала я. — Но на обед в особняк Валтеров пригласить его все же стоит. Скажем, вместе с тем самым отцом Марком… Увижу их воочию и тогда буду решать, стоит ли поддерживать отношения с такими людьми».

Имена двух других адресатов были мне совершенно незнакомы. Писал некий мистер Уоткинс, с приветствиями и уверениями в том, как он «счастлив проживать по соседству с графиней Эверсан», и Урсула О'Бёрн, «миссис», как было указано на конверте; впрочем, по сумбурной манере письма я бы, скорей, предположила, что она юная девушка. Что ж, с ответом для этих двоих можно пока можно было повременить.

А последнее письмо…

Баронет Уильям Хэмбл. Он был значительно младше леди Милдред — ему недавно исполнилось пятьдесят два или пятьдесят три года. Бабушка на дух не переносила этого подхалима, который все деньги предпочитал спускать на свое хобби — анатомию, закупая редкие атласы человеческого тела и «образцы», как он их называл. В то же время его жена — «бедняжка Кэтлин» — донашивала платья пятнадцатилетней давности, а дочери делили на шестерых одни нарядные туфли, довольствуясь в повседневной жизни самыми дешевыми и простыми башмачками.

Пожалуй, это письмо я вовсе оставлю без внимания. Или, в самом лучшем случае, отвечу через два-три дня.

На звон колокольчика откликнулась миссис Стрикленд. Пока я объясняла ей, что мне нужен письменный прибор, она, не мигая, смотрела на меня светлыми, как у змеи, глазами, а после сказала только:

— Слушаюсь, леди, — и вышла.

Я только вздохнула. Надеюсь, пропавшая Элизабет Доусон окажется более приветливой. И что это за закон жизни такой: если нанимаешь сразу двух горничных, одна из них непременно окажется мрачной каргой, а другая — беспечной бабочкой? Право, уж лучше одна служанка, зато с хорошим характером и манерами.

Как жаль, что Магда решила остаться в Бромли! Впрочем, о выходных она не заговаривала давно, а работала всегда так, что ни единого нарекания не было, поэтому прошение я подписала с легким сердцем.

На ответы отцу Марку, сэру Шилдсу и супругам Пауэлл у меня ушло около трех часов. Обычных конвертов, к сожалению, не было, дорогие, с вензелем, использовать не хотелось, поэтому пришлось просто сложить каждое письмо текстом внутрь и уже тогда запечатать, как обычно, сургучом. Ответ для Черити я собиралась завезти лично, во время конной прогулки, а остальные отдала все той же миссис Стрикленд с приказанием позаботиться об отправке.

Самое время было воплотить свою мечту — выйти на веранду и полюбоваться на закат над Тайни Грин. От сонного тепла и спокойствия я совсем разомлела и едва удерживалась на грани легкой дремы. Потому появление Эвани, бледной и взволнованной, стало для меня полнейшей неожиданностью.

Она размашистым шагом пересекла кабинет и, как вкопанная, замерла перед столом, комкая в руках голубой платок.

— Что-то случилось? — спросила я. Сердце забилось быстрее — тум-тум-тумв висках, словно от чашки крепкого кофе. — Мистер Оуэн вас обидел? Он поступил с вами дурно?

Эвани медленно выдохнула и, вслепую нашарив за своей спиною стул, опустилась на него.

— Нет, леди. Со мной все в порядке. Ричард… то есть, конечно, мистер Оуэн был очень мил, и он действительно начитанный юноша, но… Словом, Элизабет Доусон нашли. Томми нашел ее у кромки леса.

— Но это ведь хорошо? — вопросительно выгнула я бровь.

— Мертвую, леди.

— Пресвятые небеса!

Сонливость мою как ветром сдуло.

— Леди Виржиния…

— Она точно мертва? — подскочила я, едва не опрокинув чернильницу. — Где мистер Оуэн?

— Там, у леса, — слабо откликнулась Эвани. — Леди Виржиния, прошу вас, не ходите туда. Это… ужасное зрелище. Я тоже думала, что много всего навидалась за свою жизнь, но такое… Мы с мистером Оуэном увидели, как Томми бежит вдоль кромки луга и размахивает руками. Сначала никто не понял, что произошло. Он… он только моргал и раскрывал рот, как рыба, как рыба… — придушенно повторила Эвани и прерывисто вздохнула. Потом она прикрыла глаза ладонью и глухо попросила: — Леди Виржиния, мне неловко обращаться к вам с просьбой… Но не могли бы вы налить мне немного воды? Боюсь, я сама сейчас не… не удержу графин. Простите.

— О, конечно! — я торопливо потянулась к посуде. Только полчаса назад миссис Стрикленд приносила мне питье. — Возьмите, здесь не вода, а лимонад, но это все же лучше, чем ничего. И вам не обязательно что-то рассказывать. Я пойду и спрошу у мистера Оуэна сама.

— Не надо! — подскочила Эвани, роняя чашку, и на ее голубом платье расплылось безобразное пятно. — Не ходите, там… много крови. И мухи. Да. Я расскажу… позже. И простите за чашку.

— Ничего. Я налью еще.

Напольные часы гулко тикали. Где-то за рекой тонко и сбивчиво пела одинокая птица; косой солнечный луч медленно полз по стене к потолку, словно ржавея с каждой минутой. Мне вспомнилась невольно примета: красное солнце — к ясной погоде.

Я разрывалась между желанием немедленно отправиться на место убийства и лично убедиться в том, что «гусей» вызовут раньше, чем священника, и необходимостью позаботиться об Эвани. Но в конце концов осталась — Эвани во мне нуждалась больше. Ей нужно было выговориться хоть кому-то.

А с делами мог разобраться и мистер Оуэн.

Эвани допила лимонад, тщательно вытерла руки измятым платком и продолжила рассказ.

Оказалось, что Томми решил совместить задание мистера Оуэна и прогулку со своим любимым псом, Ровером. Ни у реки, ни у заброшенной мельницы, где любила проводить время Бесси Доусон, мальчик никого не нашел и решил срезать обратный путь через лес. Вскоре пес забеспокоился, убежал, а потом вдруг начал рычать и лаять. Томми спустился за ним в овраг.

Там, слегка прикрытая папоротником и присыпанная рыхлой землей, лежала Элизабет Доусон. Похоже, что с самой ночи — дикие звери уже успели разрыть ее убогую могилу, раскидав листья и почву в стороны.

В этом месте рассказа Эвани вновь запнулась, и ресницы у нее стали дрожать мелко-мелко.

— Это страшно, леди Виржиния. Ричард… Мистер Оуэн был прав, не надо было мне идти с ним. Ее глаза… и живот… Местами кожа как будто содрана, а кисти рук… Нет. Я не могу это описать, — она прижала ладонь ко рту, словно борясь с тошнотой, и продолжила лишь спустя некоторое время. — И в преисподней не найдется места для того, кто сотворил такое, леди Виржиния. Будь он проклят!

Мне стало жутко.

Солнце к этому времени уже почти скрылось за лесом, но вставать и зажигать свет не было никаких сил. Мы так и сидели в полумраке. А Эвани тихо пересказывала то, что успела узнать от мистера Оуэна.

— Леди Виржиния, говорят, что Элизабет… да пребудет ее душа на небесах… У Элизабет был жених в деревне. Кажется, сын мельника или сам вдовый мельник… Я не совсем точно запомнила. Словом, она ходила к нему и частенько оставалась на ночь у его родни — дело-то шло к свадьбе, Элизабет в том доме была уже как своя, так сказал мистер Оуэн. И, наверно, вчера вечером она и не возвращалась в особняк, а все были так заняты последними приготовлениями, что даже не стали ее искать. Спохватились только сегодня днем, когда созывали всех на знакомство с вами… Если б только ее стали искать раньше!

— Ну, полно, — я положила руку на плечо Эвани. — Не стоит думать об этом. Сейчас мы ничего не сможем уже сделать для Элизабет Доусон, кроме одного — найти ее убийцу. И я, кажется, знаю, кто нам поможет в этом.

— Мистер Норманн? — надтреснутым голосом спросила она. — Кажется, это становится традицией, леди.

Я лишь вздохнула.

— Надеюсь, что это последний случай, когда мы нуждаемся в его помощи.

Мэдди, которую порядочно укачало в пути, дремала после чаепития и, конечно, ни о чем даже не подозревала. Рассказывать ей о происшествии в подробностях я не стала, только упомянула, что мисс Доусон обнаружили мертвой в лесу, а Эвани стало дурно при виде трупа. После этого мне даже не пришлось излагать суть просьбы. Умница Мадлен сама подхватила подругу под локоть и повела в спальню. Я же пока позвонила в колокольчик и вызвала миссис Стрикленд, а затем велела ей принести снотворного. Приказ мой был исполнен без малейшего промедления; и уже через полчаса Эвани, убаюканная лекарствами и так и не выплаканными слезами, погрузилась в крепкий сон.

Я надеялась, что святая Генриетта убережет ее покой и не позволит увидеть вновь то, что бедняжка пережила днем.

Мадлен, необыкновенно серьезная и грустная, осталась охранять сон своей подруги. Мне же нельзя было медлить более. В сопровождении все той же старшей — а теперь уже и единственной, святые небеса… — горничной отправилась на место происшествия.

Пока мы успокаивали Эвани Тайлер, на улице почти стемнело. Небо пока источало бледный свет — на западе, где полыхал еще румянец заката. Но с востока уже наползали густые чернила сумрака. У леса виднелась цепочка огоньков — это шли люди с факелами. Похоже, об убийстве уже стало известно в деревне… Скверно. Может начаться паника. Или пересуды вынудят преступника затаиться. Право, скорей бы приехал Эллис! Но сперва нужно ему написать — иначе как он узнает, что мне нужна помощь?

— Графиня… Графиня идет! — зашелестели со всех сторон шепотки, когда я проходила мимо людей с факелами. Похоже, зеваки из деревни. Интересно, мельник среди них или…?

Я коротко вздохнула и обернулась к горничной.

— Миссис Стрикленд, оставайтесь, пожалуйста, здесь. Судя по рассказам, это зрелище не для женских глаз. Господа, — обратилась я присутствующим, не дожидаясь ответа горничной. — Кто может проводить меня к месту, где лежит Элизабет Доусон?

Шепотки притихли.

— Никто? Что ж, тогда я пойду сама.

— Вы, это, обождите, леди! — перебил меня звонкий голосок, и один из деревенских мальчишек суетливо выбежал перед толпой. — Мы с Сэмом, ну, с братом моим, проводим! Обождите, только факел запалим!

— Мой берите, — сжалился кто-то, а потом добавил: — Ан нет, я с вами пойду. А ежели случится что? Небось, скажут, что это мы графиню в лес завели и, это… того.

— И я! И я пойду! — загомонили зеваки на разные голоса. Я с трудом удержалась от того, чтобы не поморщиться.

— Мне довольно будет одного провожатого, однако благодарю за вашу поддержку. Если кто-то хочет помочь, то может проводить миссис Стрикленд до самого особняка — конечно, на открытом пространстве вряд ли кто-нибудь решится на нее напасть, но все же…

Обзаведясь проводниками — ими стали двое мальчишек, голенастых, вихрастых и неуместно веселых, и сурового вида кряжистый старик, напоминающий чем-то высохший дуб, — я отправилась вглубь леса. Вскоре среди древесных стволов вновь замелькали огни.

— Овраг близко, леди, — с суеверным страхом прошептал младший паренек. — Ну, тот самый… Хоть взад вертайся… Чуете жутькость?

Никакой «жутькости» я, конечно, не ощущала. Место как место. Птицы поют вдалеке, в траве у опушки леса стрекочут цикады… Если не знать, что неподалеку произошло убийство, и не заподозришь ничего. Впрочем, в таких тихих местечках и водится, как утверждает молва, самая настоящая нечисть.

Внизу, у самого дна оврага, света было предостаточно. Я насчитала девять факелов и фонарь — по числу людей. Мистер Оуэн беседовал с немолодым мужчиной в строгом не по погоде костюме — наверное, с «гусем» из деревни. Еще трое, воткнув факелы в землю, суетились поодаль. Похоже, рядом с телом. Несколько человек — высокий полноватый мужчина, двое юношей и старуха — утешали глухо рыдающую женщину. Наособицу стоял человек в черных одеяниях, с зеленым шарфом, и перебирал бусины на нитке.

«Отец Марк? Такой молодой?» — с некоторым удивлением подумала я и решительно выступила вперед, заявляя о себе:

— Добрый вечер, господа! Я — графиня Эверсан. Мистер Оуэн, вы подниметесь, или мне лучше спуститься к вам?

Оуэн закашлялся.

— Куда спускаться, упаси вас Господь! — он задрал голову, всматриваясь в темноту на краю оврага. Интересно, было ли снизу видно хоть что-нибудь? Или я, в темном платье, оставалась невидимкой, голосом из мрака? Бр-р, ну и ассоциации. Меньше надо было читать готических романов в юности. — Я поднимусь. Что вы хотели узнать?



— Все, разумеется.

Оуэн что-то коротко сказал своему собеседнику, и они начали карабкаться по склону оврага вдвоем. Чуть погодя, за ними следом направился и священник. Вот и прекрасно — поговорю со всеми разом.

— Брэндон Уолш, инспектор Управления Спокойствия в Тайни Грин Халлоу, — представился собеседник Оуэна, не успев подняться. Дышал он тяжело — запыхался. Странно. Судя по складу фигуры, мистер Уолш должен был обладать железным здоровьем. — Рад знакомству, леди Виржиния. Сожалею, что это произошло при таких печальных обстоятельствах.

— И я рада знакомству. А вы…? — обернулась я к священнику, и тот вполне ожидаемо откликнулся:

— Отец Марк. Я писал вам, знаете, такое приглашение на службу, — сбивчиво пояснил он.

— Да, я получила письмо. Но давайте поговорим об этом позже? — без улыбки попросила я. — Сейчас не время и не место. Мистер Оуэн, мистер Уолш — так что здесь случилось?

— Страшное убийство, леди Виржиния, — вздохнул инспектор. Вблизи его лицо казалось состоящим полностью из углов — квадратный подбородок, жесткая линия губ, резко заломленные брови и неожиданно густые для мужчины ресницы. — Признаться, я тут двадцать лет служу, а такого не видел. И отец мой, ручаюсь, тоже, а уж он повидал немало. Глаза… — он глянул на меня и осекся, но я лишь качнула головой:

— Продолжайте. Впрочем, я не настаиваю — поступайте, как знаете.

Инспектор почесал кустистую бровь и после паузы продолжил:

— Нормальный человек не мог сотворить такое — вот вам мое мнение. К тому же все травмы нанесены симметрично и, как доктор сказал, очень острым лезвием. Глаза, кисти рук, большие и безымянные пальцы на ногах, — он смущенно кашлянул, и я не стала на этот раз переспрашивать. Узнаю у Эллиса потом, да и не так это важно. — Одежды и обуви, конечно, нет. Похоже, убили мисс Доусон уже давно, еще той ночью. Тогда же и сюда приволокли. Скорее всего, в мешке, который потом забрали с собой. Следов от телеги нет — несли на своем горбу, значит, или убийца силен, или их было несколько… Знаете, леди Виржиния, у нас тут не первый случай, когда люди пропадают. Зимой дочь О'Бриана с гуляний не вернулась, ее так и не нашли. Еще парнишка младшенький Джерри Макнила в Тайни Грин утоп по весне, шапку на отмель выбросило, а самого его — нет. Пустой гроб хоронили. И я сейчас думаю — а не один ли изверг это творит? Тех-то на несчастный случай списали, а вот мисс Доусон — другое дело. Может, кто-нибудь спугнул? Или труп тут временно припрятали? Место-то глухое, — он с сомнением поскреб подбородок и развел руками. — Словом, точно пока ничего не скажу, леди Виржиния. Работать будем. Я вам тогда все сообщу, но, по совести сказать, пока и не знаю, с чего начать. У нас тут отродясь такой пакости не водилось, — повторил он с досадой. — Что муж спьяну жену прибьет или она его от ревности сковородкой приласкает — такое случалось. Ну, кражи тоже были, драки. Но такого — никогда.

— Элизабет была единственной дочерью миссис Доусон, — подал голос мистер Оуэн и оглянулся на рыдающую женщину. Отсвет факела странным образом окрасил его лицо, словно кровью. — Не знаю, переживет ли она это? Леди Виржиния, конечно, это не мое дело, но я бы назначил ей хоть какое-нибудь денежное вспомоществование. На похороны, например.

— Разумеется, так и поступим, — кивнула я, про себя добавив: «А с похоронами придется повременить до приезда Эллиса». — Мистер Уолш, вы сейчас серьезно говорили, что не знаете, с чего начать?

— Серьезней некуда, — он отвел глаза. — Негоже в таком сознаваться, но я страшней пьяной ссоры за всю свою жизнь ничего не видел. А отчего вы спрашиваете?

— У меня есть специалист на примете. Мой друг, из Городского Управления спокойствия Бромли, — туманно ответила я. — Вы как представитель местного Управления можете отправить в столицу запрос о выделении помощи. А я завтра же утром отобью своему другу телеграмму — попрошу выехать сюда в ответ на вашу просьбу. Поверьте, его помощь будет неоценима. Он как раз работает с убийствами, в том числе и такими страшными. Опыт у него колоссальный.

На лице мистера Уолша отразилась внутренняя борьба. С одной стороны, инспектору явно не хотелось пускать на свою территорию чужака из столицы. С другой — раз уж сказал, что не справишься, поздно спохватываться.

— Хорошо, — наконец произнес он. Профессиональный долг победил профессиональную же гордость. — Пишите. Может, имя его мне подскажете, чтоб я в запросе упомянул? Ну, для надежности.

Я улыбнулась.

— Да, конечно. Напишите, что графиня Эверсан рекомендовала прислать именно детектива Алиссона Алана Норманна.

Отец Марк, до того молча и растерянно слушавший наш разговор, вдруг встрепенулся. Лицо у него сделалось испуганным.

— Нет! Его не надо! — горячо выпалил он. — Вот уж кто-кто, а Эллис будет тут совершенно лишним!

О! Вот это было неожиданно.

— Вы знаете Эллиса? — я нетерпеливо шагнула вперед — раз, другой, третий, пока не оказалась с отцом Марком нос к носу. — И так близко, что зовете его по имени? Интересно.

Он побледнел и закусил губу. С такого близкого расстояния стало ясно, что священник не так уж молод, как виделось издалека. Лоб его рассекали морщины — но не вертикальные, какие бывают у людей хмурых, а горизонтальные, как у тех, кто часто вскидывает брови в изумлении. Вокруг светлых глаз время тоже раскинуло еле заметную «паутинку». Рот был тонким, но улыбчивым — даже сейчас, в растерянности, уголки губ подрагивали, словно отец Марк хотел улыбнуться от неловкости, но сдерживал себя.

— Грхм, — неожиданно звучно кашлянул он и ослабил зеленый священнический шарф, оттянув его от горла. — Я… Кто же не знает детектива Эллиса? — выкрутился он наконец и отступил. — Леди Виржиния, мистер Уолш — прошу меня извинить. Я должен… э-э… Читать молитвы во упокоение души бедняжки мисс Доусон, да смилостивятся над ней небеса. Прошу прощения…

Не отводя от моего лица испуганного взгляда, отец Марк сделал еще один шаг назад… и с воплем скатился в овраг. Я испуганно кинулась к краю. Священник раскинулся на дне морской звездой, одеяния задрались, открывая взглядам белые-белые носки до колена, а шарф зацепился за куст и натянулся, как поводок. Глядя на это безобразие, даже несчастная мать перестала давиться сухими рыданиями и в изумлении уставилась на него. Остро пахло вскрытым дерном и примятой травой.

Отец Марк дрыгнул ногой.

— Вы живы? — осторожно поинтересовалась я.

— Я в полнейшем порядке, леди, — глухо заверили меня со дна оврага. — Э-э… Возвращайтесь к вашей беседе. Прошу, не беспокойтесь обо мне.

Уолш, незаметно прихромавший к обрыву, только вздохнул.

— С ним всегда так, леди, — тихо пояснил он мне. — Не беспокойтесь. Отец Марк человек странный, но в целом неплохой. А теперь, леди, не повторите ли вы, на кого мне следует писать запрос?

— На Аллисона Алана Норманна, — ответила я после небольшой заминки и отступила наконец от края оврага. — Только не торопитесь с письмом. Сначала я отправлю ему телеграмму, договорюсь обо всем, а потом начнем диалог с Управлением.

— Разумно, — согласился Уолш.

Мы перекинулись еще парой слов, а затем я поспешила в дом. Нужно было составить для Эллиса телеграмму… Ох, и еще найти кого-то, кто отвезет ее на почту! Мне самой завтра придется заниматься пенсией для миссис Доусон и успокаивать встревоженных слуг, а еще — выхаживать Эвани. Терять два часа на поездку было бы неразумно. Значит, нужно найти помощника.

Мистер Оуэн? Заманчиво, но наверняка его помощь понадобится и здесь. Он уже связан с делом погибшей горничной, а Уолш намекал, что не прочь побеседовать с ним завтра как со свидетелем. Мадлен? Она не захочет ехать одна с Лайзо…

Минуточку. А почему бы мне не попросить самого Лайзо отправить телеграмму? Ведь ему в любом случае придется ехать на почту, так зачем отвлекать еще кого-то? Но вот можно ли доверять ему?

Наверное, да. Ведь Эллис доверяет. А он не тот человек, который повернется спиною к врагу.


У самого дома пахло лилиями и чайной розой. С Тайни Грин тянуло свежестью — сырое дыхание ветра ласкало шею и щеки, разгоряченные от быстрого шага. Оглушительно звенел птичий хор, словно оперная труппа, отмечающая окончание блистательного сезона. Ажурное кружево яблоневых ветвей и листьев чернело на фоне вечернего неба, мягко сияли в полумраке белые цветы на клумбах вдоль дороги и в глубине сада, а вдали, над холмами, поднимался месяц — красноватый из-за легкой дымки.

Внезапно я с необычайной ясностью осознала, как отчаянно жажду жить — долго, счастливо, наслаждаясь каждой минутой в этом прекрасном мире… И как боюсь того, что однажды и меня найдут изломанную, оскверненную и мертвую.

Врагов у женщины моего положения достаточно. Пожалуй, слишком много.

— Леди Виржиния? — почтительно пробасил один из моих провожатых. Я слабо махнула рукой и улыбнулась, хотя в полумраке выражения лица было не различить:

— Ступайте. Дальше я пройду сама — меня уже ждут на пороге. И спасибо вам за помощь!

— Мы, это… завсегда готовые, — промямлил мальчишка, пока старший смущенно переминался с ноги на ногу. — Ну… вроде как к вашим услугам, да, — он отвесил неловкий, но полный энтузиазма поклон.

Я благосклонно кивнула:

— Доброй ночи.

Меня и впрямь ждали. Мадлен с фонарем в руках; Эвани в наглухо застегнутом, несмотря на жару, платье; Лайзо, опирающийся спиною на дверной косяк; дворецкий — как его звали, Джонс, Джимс? — и горничная, миссис Стрикленд. Чуть поодаль, в тени, стояло семейство садовников. Мальчишка жался к отцу, как побитый щенок.

Едва я ступила в круг света, как Мадлен сунула свой фонарь Лайзо и, сбежав по ступеням, крепко обняла меня.

— Тише, — я провела рукой по ее волосам, заставляя себя держаться спокойно и уверенно. — Мы переживем это. Бывало и хуже. Мистер Маноле, — уже громче произнесла я. — У меня к вам разговор и небольшая просьба. Будьте любезны, поднимитесь в мой кабинет. Миссис Стрикленд, бумаги на столе почти нет, принесите, пожалуйста, еще. Самой простой. Мэдди, милая, — я вновь погладила ее по голове. Она запрокинула лицо — глаза казались огромными и темными от волнения. — А вы с Эвани идите в комнату. Я к вам зайду, и мы обо всем поговорим. Ну же, ступай.

Мадлен послушалась с запозданием. Горничная тоже сперва покачала головою, вздохнула и только потом исчезла в недрах особняка. Зато Лайзо без лишних напоминаний последовал за мною.

— У меня к вам не слишком корректный вопрос, мистер Маноле, — начала я, когда мы еще только поднимались по лестнице. — В любом случае, прошу не держать на меня обиды.

Он запнулся и сбавил было шаг, но быстро нагнал меня вновь.

— И в мыслях не было, леди. Спрашивайте, о чем угодно.

— Вы грамотны?

— Что, простите? — Лайзо застыл как вкопанный, ушам своим не веря. — Да, конечно, — произнес он спустя секунду или две, с некоторой издевкой, как мне почудилось. — В моем не слишком честном прошлом владение грамотой, а также умение писать разными почерками и быстро считать в уме было острой, если не сказать — насущнойнеобходимостью.

— Замечательно, — я попыталась улыбкой смягчить неловкость. — В таком случае вам, верно, не составит труда завтра заехать на почту и заполнить бланк телеграммы тем текстом, который я сейчас составлю?

— Разумеется, нет.

— Вы отказываетесь?

Выражение лица у него стало весьма неоднозначным.

— Я хотел сказать, разумеется, мне это не составит труда, леди. Для вас — все, что угодно.

— Прекрасно, — подытожила я и развернулась, собираясь дальше подниматься по лестнице — но оступилась и едва не свалилась, подобно отцу Марку.

Если бы не Лайзо.

Второй раз в жизни я оказалась у него на руках. И вновь — нельзя было ни в чем его упрекнуть.

— Леди? — произнес он странно хрипловатым голосом. Отброшенный фонарь погас и теперь гремел где-то внизу, скатываясь по ступеням. — Вы можете идти?

Я почему-то медлила с ответом. Лайзо прижимал меня к себе слишком сильно. Платье липло к спине, и я совершенно не хотела, чтобы он это заметил.

Как там говорил мой строгий, поклоняющийся условностям отец? «От леди должно пахнуть утренней свежестью, есть она должна, как птичка, а весить — как перышко».

Сдается мне, что такой человек, как Лайзо, может удержать в своих руках и куда как большую тяжесть…

— Леди?

— Да, да, — я опомнилась и не слишком грациозно встала на ноги, стараясь цепляться за перила, а не за своего спасителя. — Спасибо, мистер Маноле. Признаться, день был весьма утомительным.

— Поменьше бы таких дней, леди, — согласился Лайзо с совершенно искренней досадой.

Телеграмму для Эллиса я набросала быстро — не в первый раз мы связывались подобным образом. Лайзо получил подробнейшие инструкции — когда выехать, как разговаривать с почтовыми служащими, по какой дороге возвращаться… Кажется, мы предусмотрели все. Да я и не сомневалась, что в крайнем случае Лайзо справится с трудностями бюрократическими не хуже мисс Тайлер.


Ответ от детектива пришел уже во второй половине дня. По обыкновению, короткий до безобразия:


Виржиния,

Заинтересован.

Попридержите труп для меня.

Эллис

Перечитав телеграмму, я с облегчением вздохнула. Теперь можно переложить самый тяжелый груз на чужие плечи.

Впрочем, и моего личного груза мне хватило. Всю первую половину дня я разбиралась с миссис Доусон. Ее муж, мистер Доусон не вставал с постели несколько месяцев — его разбил паралич еще в конце зимы. Из родственников неподалеку проживала только племянница с семьей, но у нее и своих забот хватало — семеро детей, один другого младше. И поэтому, хотя Элизабет Доусон была служанкой в особняке совсем недолго, я все-таки назначила ее матери пенсию — в размере жалованья горничной, и выделила некоторую сумму на похороны.

Похороны…

О, Эллис и тут угадал — это оказалось весьма болезненным вопросом.

Дни стояли на редкость жаркие. Конечно, в местном отделении Управления был морг и, соответственно, ледник. Теоретически сохранить в неприкосновенности тело до приезда Эллиса не составляло никакого труда, но фактически… Родственники покойной, всячески поддерживаемые отцом Марком, настаивали на немедленном погребении. Многие жители деревни встали на сторону церкви и семьи.

— Небеса, это, убийцу-то покарают, — прямо сказал мельник, чей сын собирался жениться на Бесси Доусон. — А наше дело маленькое — похоронить по-человечески. Ей, бедняжке, и так досталось — вона, как курицу на суп распотрошили, прости, Господи… — он набожно обвел себя священным кругом. — Этакое непотребство надо поскорей землею прикрыть, а не скакать вокруг него с умной рожей!

В чем-то я была с ним согласна — и для несчастной матери, и для всех, знавших Бесси лично, легче и правильней было бы скорей похоронить ее и оплакать. Но для следствия любые крупицы сведений о злоумышленнике, его орудии, о способе убийства могли оказаться решающими. Уж мне-то, вдоволь насмотревшейся на методы работы Эллиса, было это кристально ясно.

Все осложнилось, когда во время одного из споров в Управлении мистер Уолш умудрился брякнуть в запале, что надеется на прибытие детектива из Бромли еще и потому, что тот наверняка привезет с собой «нормального медика». А тот, мол, сделает «нормальное вскрытие».

— Вы бы видели их лица, леди, — пожаловался мне инспектор при личной встрече в особняке, отирая взмокший лоб. От влаги волосы на висках начали курчавиться. — Думал, меня на месте четвертуют — как же, бедняжку Бесси опять под нож отдавать! А Максвелл как на меня посмотрел — как на врага, право слово. И не поддержал ведь, зараза этакая. Ведь получилось, что я его за нормального медика и не считаю. А что говорить, если это правда? — Уолш с бессильной досадой сжал руки в кулаки. — Он же вскрытие ни разу не делал. Все больше тутошних от простуды пользует. Позапрошлый год, помнится, младший мельников сынишка в механизм рукой попал, так старина Максвелл как это дело увидел, так едва чувств не лишился, что твоя девица! А еще в Управлении числится, стыдоба-то какая, прости, Господи…

— Понимаю, — сочувственно кивнула я, выслушав инспектора. Положение дел мне совершенно не нравилось. Если Эллис задержится, то Бесси действительно похоронят до того, как он приедет. — Я могу как-то помочь? Повлиять на жителей?

— А что на них влиять? — Уолш нервно дернул чернявой бровью. — Я отделение закрыл, вот и всех делов. Харпера и Перкинса с собой взял, слуг ваших опрашивать, а остальным велел никого в Управление пускать, и пускай хоть с тараном идут. Максвелла от греха подальше домой отправил. Ну, а отца Марка мы со всем почтением в церковь препроводили. Пускай там за упокой души Бесси молится, если уж так добро творить хочет. Ох, а я-то сам зачем пришел, совсем голова дурная не помнит! — он с размаху хлопнул себя ладонью по лбу. — Леди Виржиния, а не глянете ли на запрос? Авось пойдет? — и он протянул мне аккуратно заполненный бланк срочной телеграммы.

— Не «Эллисон», а «Алиссон», — механически поправила я, проглядывая текст. — Не «выслать нам», а «просим содействия» или «нуждаемся в содействии детектива такого-то». Да, добавьте еще в конце — «по личной просьбе графини Эверсан». И вы ведь пишете на имя главы Управления?

— Да, — растерянно подтвердил мистер Уолш.

— Значит, есть смысл указать его имя — мистер Хоупсон. Может, мне лучше записать на обороте все замечания? — не слишком уверенно предложила я. Все-таки мистер Уолш был старше, а немолодые мужчины таковы, что их самолюбие очень сильно страдает, если приходится следовать женским советам.

Но, кажется, мой титул все же сыграл свою роль — в спокойной провинции людей высокого происхождения уважали куда больше, чем в суетных городах.

— Вот хорошо было бы! Ох, спасибо за помощь, леди! — неподдельно обрадовался мистер Уолш. — Уж не знаю, чтобы я без вас делал — верно, и впрямь пришлось бы записать Бесси в несчастные случаи, похоронить и надеяться на кару небесную для убийцы. А тут, может, и поймаем нечестивца, — добавил он неожиданно зло. — Попадись он мне…

— И пусть ему больше никто не попадется.

— И пусть ему… Чегось? То есть, что вы такое сказали?

— И пусть ему, убийце, больше никто не попадется, — я отвела взгляд. Тревожное чувство, не отпускавшее меня с того самого момента, как на пороге кабинета появилась восково-бледная Эвани, кольнуло в сердце острой иглой. — Мне кажется… Мне кажется, мистер Уолш, что он убил мисс Доусон не просто из прихоти. Но цели своей не добился. А если так…

— Да смилостивятся над нами небеса!

Я кивнула. И впервые за долгое-долгое время — пожалуй, с самых похорон леди Милдред — очертила рукою священный круг.

На всякий случай.


Эллис прибыл только вечером следующего дня — с блеском и шиком, на попутной телеге, грохочущей, как бочка с жестяной посудой. Об этом торжественном явлении мне любезно доложил Томми, уже, к счастью, оправившийся от шока, вызванного ужасной находкой. Пожалуй, даже слишком оправившийся — не люблю, когда мой отдых в саду прерывают, продираясь через кусты, будто ретивый козлик.

— Леди Виржиния, леди Виржиния! Там тако-о-о-о-е! — задыхаясь, выпалил он, вытаращив голубые глазищи. — Там дядька из города с Бирдом лается! Так лается, что аж жуть, аж жуть!

— Кто с кем? — я нехотя закрыла книгу.

— Белобрысый дядька с Бирдом! — от нетерпения Томми крутанулся на босых пятках — только рубаха колоколом вздулась. — Брешет, что никакого рейна Бирду не обещал, ну, за подвоз. На телеге, ага! А Бирд уперся — обещал. И все дела!

Только один мой знакомый мог ссориться с фермером из-за жалкого рейна.

— Пойду взгляну на этого странного гостя, — вздохнула я и улыбнулась мальчишке. — А ты, Томми, сбегай к мисс Мадлен — это та немая девушка, помнишь? — и возьми у нее для меня два рейна. Принесешь мне, хорошо?

— Будьсделано! — скороговоркой выпалил он, сверкнул щербатой улыбкой и вновь ринулся в кусты.

Интересно, для кого дорожки прокладывают в саду? Явно не для сына садовника.

Для того чтобы найти Эллиса, провожатые мне не потребовались. Стоило выйти из лилейно-розового лабиринта на подъездную аллею к дому, как направление стало кристально ясно. Вечернее солнце покрывало жаркой медью кованую решетку, придорожные кусты и густые кроны грабов у распахнутых ворот. Птиц было не слышно — видимо, они умолкли из уважения к концерту, устроенному одним несносным детективом.

— У вас, милейший, совершенно, абсолютно, ни на грамм нет совести! Вы, наверное, и с собственной матушки плату возьмете, если она попросит стакан воды поднести!

— Что-то ты на мою матушку не похож, парень! Обещать-то горазд, а платить — не особливо!

— Как же милосердие?

— А как же суленный, мать-перемать. рейн-то?

— Да вы скряга!

— А ты — обманщик, парень!

— Я по работе приехал, к графине!

— Да какой еще, мать-перемать, графине!

Ну, это в очень вежливом изложении. В отличие от Эллиса, одураченный извозчик в выражениях не стеснялся.

Я двинулась было решительно вперед, чтобы прекратить это безобразие, однако чьи-то пальцы мягко, но непреклонно удержали меня за локоть.

— А это лишнее леди… леди Виржиния, если я не ошибаюсь, — произнес незнакомец баритоном, похожим на старый, дорогой бархат. — Позвольте Эллису наиграться.

— Вы…? — я высокомерно выгнула бровь. Впрочем, моего собеседника, похоже, смутить или сбить с толку было трудно. Даже графским апломбом.

— Доктор Натаниэлл Брэдфорд, — он, нисколько не сомневаясь, протянул мне узкую ладонь для рукопожатия. — Управление спокойствия Бромли. Моя специализация — танатология, наука о причинах и механизмах умирания. Сейчас, к сожалению, приходится работать исключительно со смертями насильственными, но я надеюсь, что когда-нибудь смогу уделить достаточно внимания и естественным. Это гораздо интереснее.

С некоторой опаской я пожала протянутую руку. Похоже, скучных знакомых у Эллиса не водилось.

Что же касалось внешности доктора Брэдфорда, то, на первый взгляд — ничего необычного. Но он определенно был из тех людей, которые, обладая странной притягательностью, со временем кажутся все более и более интересными. Аксонец, какими нас представляют на материке — словно оживший архетип. Неопределенного возраста — можно дать двадцать пять лет, а можно и тридцать пять. Не слишком высокий — как раз, чтобы романтичная девица смогла склонить голову на плечо, а джентльмену не пришлось глядеть на собеседника снизу вверх. Очки в тонкой серебряной оправе ровно сидели на прямом носу. Выражение светло-серых глаз невозможно было определить — насмешливо-равнодушные, иронично-серьезные? Губы — типично-тонкие, кожа — традиционно-бледная. Волосы — прямые и темные, когда-то расчесанные на идеальный пробор, но сейчас, на сыром загородном ветру, они пришли в полнейший беспорядок.

— И каков диагноз?

— Простите? — я смутилась почему-то.

Доктор Брэдфорд улыбнулся одними уголками губ.

— Вы так пристально на меня глядели, будто хотели поставить диагноз путем визуального осмотра. И каков же вердикт?

Я неловко рассмеялась от неожиданности. Эллис мгновенно оборвал спор и обернулся ко мне, сияя улыбкой.

— Думаю, наше знакомство будет интересным, — я наконец, отступила, выпуская ладонь доктора. — Мистер Норманн, рада вас видеть… а вот и Томми. Томми, отдай вознаграждение этому молодому человеку, любезно подвезшему детектива Норманна, — хозяин телеги разевал рот, как рыба на берегу. — Мистер Норманн, мистер Брэдфорд, следуйте за мной. И добро пожаловать в особняк Валтеров!

Я развернулась и направилась вниз по аллее. Эллис нагнал меня через несколько секунд.

— А телегу вы зря отпустили, Виржиния, — авторитетно заявил он. — На чем мы поедем в местное отделение Управления?

— Тут и пешком можно дойти, Эллис. Вы совершенно разленились в Бромли.

— И вы тоже пойдете пешком?

— А вас нужно сопровождать?

— Ну, вы же захотите проследить, чтобы я сходу не нанес несмываемое оскорбление этому, как его, Уолшу, — легкомысленно подмигнул мне Эллис.

Я вздохнула.

— Честно говоря, дороги здесь неплохие. Мы можем взять машину.

Доктор Брэдфорд с невозмутимым лицом шел, немного отставая от нас, и делал вид, что любуется пейзажем. Мне хотелось немного поговорить с этим интересным человеком, чтобы определиться в своем отношении к нему, но пока такой возможности не представлялось. Лайзо в ответ на мою просьбу выкатил «Бейкер» из гаража, и через полчаса мы впятером — Эллис, Лайзо, Брэдфорд, я и Мадлен в качестве моей компаньонки — прибыли в деревню. Правда, до здания Управления дойти так и не успели.

Старинная церквушка, гордость Тайни Грин Халлоу, находилась ровно на полпути к отделению.

Заметив что-то невдалеке, Эллис внезапно перегнулся через сиденье и хлопнул Лайзо по плечу и крикнул:

— Останови, останови!

Едва машина притормозила, как он распахнул дверцу и выскочил на улицу. Я запоздало проследила за его взглядом и охнула.

Знакомые черные одеяния, знакомый зеленый священнический шарф…

— Марк, старина, да ты ли это?! — возглас Эллиса разнесся на полдеревни.

Обменявшись взглядами с Мэдди, мы, не сговариваясь, последовали за детективом. Лайзо с доктором тоже, разумеется, не остались в машине.

А Эллис времени не терял — он сходу заключил долговязого священника в горячие братские объятия. Отец Марк выглядел при этом как человек, вокруг которого обвилась смертельно ядовитая болотная змея.

— Марки, да ты не изменился почти! Все тот же, простофиля простофилей! Ух, какие щеки наел! Тебя каким ветром сюда занесло, дружище?

— Несчастливым.

Ответ отца Марка был полон затаенного трагизма и смирения перед злодейкой судьбой.

— Так вы все же были знакомы? — спросила я, когда приблизилась на подобающее расстояние.

Радость Эллиса почему-то сразу потускнела. А отец Марк вздернул подбородок и ответил с неожиданной дерзостью:

— Да, знакомы. Мы друзья по детству, леди. Воспитывались вместе… в приюте Святого Николауса. Для детей, рожденных от насилия.

Я замерла как громом пораженная.

А как же все эти вечные присказки Эллиса?

«Тетушка Энн говаривала… как водится у моей сестренки Лиз… братец Джонни, бывало…»

Конечно, такое обилие родственников выглядело странновато, но Эллис-сирота — такое просто не укладывалось в голове совершенно.

— Все верно, Виржиния, — подтвердил детектив сухим голосом, жутковато улыбаясь. — Ну, да не будем о грустном. А раз уж мы заговорили о детских годах, старина Марки… Может, я вспомню какой-нибудь любопытныйслучай с твоим участием?

Кажется, я начинала понимать, почему отец Марк так боялся приезда Эллиса.

— Господа, думаю, о детских воспоминаниях мы поговорим позже, — перехватила я инициативу прежде, чем по-кошачьи мстительный Эллис начнет рассказ. — Родственники мисс Доусон настаивают на скорейшем погребении. Боюсь, если мы задержимся сегодня, то завтра осматривать уважаемому доктору Брэдфорду будет нечего.

Медик средним пальцем поправил очки на носу и тонко улыбнулся:

— Пожалуй, в таком случае мне стоит приступить к работе прямо сейчас?

— Замечательная мысль! — горячо поддержала его я. — Отец, не проводите ли нас к Управлению? — обратилась я к священнику, растерянно теребящему свой зеленый шарф. — Мистер Уолш ведь на месте?

— Да, да, — с готовностью ухватился тот за первый же повод ускользнуть от неприятного разговора с Эллисом. — Он там, но скоро уходит. Нынче ночью только Перкинс хранит покой Управления, а говорить с ним трудно: очень, очень сложный характер.

— И не дело это — проводить вскрытие ночью, — произнес задумчиво Брэдфорд, щурясь на пылающее золото заката. Отец Марк расцвел, видимо, почуяв союзника в борьбе с циникам из «покойницкой». Но тут доктор добавил: — Под масляными лампами ничего не видно, а об электрических здесь, похоже, еще и не слышали. А свет в нашем деле очень много значит. Вот вскрою нашу красавицу в темноте, а потом думать буду: убийца селезенку располосовал — или я случайно? Неприятно получится, — он улыбнулся вечернему небу.

Выражение лица у священника сделалось кислым, как винный уксус.

— Ступайте за мной, господа. И, заклинаю всеми святыми, больше ни слова о вскрытии и тому подобных мерзостях.

Как и все в Тайни Грин Халлоу, здание Управления было старым, громоздким и нелепым, однако не лишенным странного очарования. Стены из серого известняка были сплошняком увиты плющом и девичьим виноградом. По обе стороны от высокого крыльца разрослась полынь, слева от входа цвел куст шиповника, а справа — щекотал крышу пышный можжевельник, и его мохнатые лапы наполовину прикрывали забранное массивной решеткой окно. В деревне попадались по большей части дома с шиферными или черепитчатыми крышами, но Управление было покрыто соломой — в несколько слоев, слежавшихся от времени. Что ж, не удивительно — кажется, здание это было построено то ли в прошлом, то ли в позапрошлом веке.

Не древний замок герцогов Дагвортских — но тоже место, повидавшее очень много.

Проходя по тропинке к дверям, я механически сорвала цветок шиповника, слегка уколов пальцы. Бледно-лиловые лепестки пахли детством.

Внутри было сумрачно, скучно и пыльно. Пахло чем-то кисловато-затхлым — как будто бы застарелым жиром. У единственного на всю комнату окна стояла конторка и за нею подремывал, умостив голову на сгибе локтя, здоровенный детина с рыжими усами. На кушетке у противоположной стены спал, закинув ноги в сапогах на серое одеяло, мистер Уолш. Дальняя дверь была закрыта и даже, кажется, заперта на ключ, а под потолком тоскливо жужжала одинокая муха.

— Настоящее царство уныния, — хмыкнул Эллис, закладывая руки за голову и потягиваясь до хруста. — Ну-ка, устроим веселье в этом болоте!

Он еще раз окинул задумчивым взглядом комнату, потом бесшумно подошел к захламленной конторке, подцепил массивный глиняный кувшин — и с размаху швырнул его на пол. И…

…кувшин с громким треском разлетелся на осколки…

…детина откинулся на стуле и рухнул навзничь…

…Уолш подскочил с кушетки, прогрохотав сапогами по полу…

…а отец Марк взвизгнул, как девушка.

— Что тут, бесов вам в печенку, происходит?! — рявкнул мистер Уолш, бешено вращая глазами. Лицо его заливала дурная краснота. — Какого беса тут… Ох, простите, леди Виржиния, — мгновенно стушевался он, заметив меня. Рыжеусый детина испуганно хватал ртом воздух. — Я, это, со сна не разобрал, чего такое случилось…

— Пока — ничего, — с неописуемо довольной ухмылкой ответил Эллис и крутанулся на каблуках. — М-да, ну и местечко тут у вас! Болото сонное. Ничего, я здесь порядок наведу! Ах, да, забыл представиться, — он шагнул к мистеру Уолшу и перехватил его ладонь и затряс ее. — Я Алан Алиссон Норманн, детектив Эллис. Очень, очень приятно познакомиться!

Судя по придушенному «хрмпф!», вырвавшемуся у мистера Уолша, он радости Эллиса от знакомства не разделял.

— Рад видеть вас в нашей провинции, — наконец выдавил инспектор из себя и поспешил отдернуть руку. — Я Уолш, Брэндон Уолш, служу в тутошнем Управлении. А это Джек Перкинс, помощник мой, — он указал на детину, и тот смущенно потупился, трогательно пунцовея. — Вроде как добро пожаловать!

— Вот и познакомились, вот и хорошо, — Эллис потер руку об руку и повел хищным взглядом. — Где тут у вас морг? Не терпится взглянуть на труп. Говорят, это нечто необыкновенное!

Мистер Уолш сглотнул.

— Жуть редкостная, мистер Норманн. Бедняжка Бесси…

— Почему же бедняжка, ей очень повезло, — со всей уверенностью ответил Эллис. — С ней будет работать лучший скальпель Бромли — доктор Брэдфорд. Кстати, Нэйт, подойди сюда, я тебя хоть представлю, как положено… Господа, знакомьтесь — доктор Натаниэлл Брэдфорд, наш скромный гений, — Эллис бережно сомкнул пальцы на тонком не по-мужски запястье и вздернул кисть Брэдфорда вверх. — Запомните, эти руки — самое дорогое, что есть в Бромли. За исключением, конечно, моей головы. Ну, закончим с лирикой на этом, господа, — он выпустил запястье друга. — Мистер Уолш, морг ждать не будет. Идемте уже. Ах, да, леди Виржиния, — Эллис обернулся ко мне, и лицо его поскучнело. — Вам, наверное, лучше подождать снаружи.

— У меня есть мысль получше, с вашего позволения, — внезапно вмешался отец Марк. — Леди Виржиния, — обратился он ко мне, — не желаете ли зайти в церковь? Она старинная и красивая.

Я обменялась взглядами с Мэдди. Она едва заметно кивнула.

— Почему бы и нет? — улыбнулась я. — Давненько я там не бывала. Сейчас уже и не помню ничего… Мадлен, конечно, пойдет со мной. Мистер Маноле? — вопросительно посмотрела я на Лайзо.

Лайзо, опиравшийся плечом на дверной косяк, тут же принял подобающую позу и ответил со смиренным взглядом:

— Конечно, я последую за вами, леди.

Эллис одобрительно кивнул.

В общем, все остались довольны. Кроме мистера Уолша и Перкинса, разумеется, но до них-то кому какое дело?


Маленькие провинциальные церквушки — чудо, которое сразу и не разглядишь. Зачастую они бедно отделаны, в них нет раззолоченных барельефов или скамеек для прихожан, но сам дух таких мест особенный. Про них говорят — намоленные; здесь чувствуешь, что в ладанно-полынном полумраке, среди блеклых витражей и теплых свечных огоньков, живет то, что трудно описать словами. Ступая под своды такой крохотной церкви, неизменно я ощущаю на себе добрый и внимательный взгляд, словно кто-то встает у меня за плечом и улыбается.

Тут, в Тайни Грин Халлоу мне случалось бывать трижды. Первые два раза — в глубоком детстве, с матерью, набожной и смиреной леди Эверсан. А в последний — с леди Милдред, вскоре после похорон деда. С тех пор здесь мало что изменилось. То же маленькое круглое оконце под сводом, забранное сине-зеленым витражом. Тот же горьковато-нежный запах и гулкая тишина. Длинные ряды скамей перед алтарем, ворохи цветов — сухих, увядших и свежих, две горящие лампы с ароматным маслом и свечи, много свечей.

В безмолвии пройдя мимо скамей, я положила цветок шиповника, исколовший мне все пальцы, к другим подношениям.

«Спи спокойно, Бесси Доусон. Спи на небесах…»

Не знаю, сколько прошло времени прежде, чем я очнулась от размышлений. Мадлен к тому времени успела задремать на скамье, а солнце — окончательно опуститься за горизонт, погрузив церковь в густой сумрак. Лайзо не было нигде видно, а вот отец Марк стоял за моим плечом — кажется, уже давно, терпеливо ожидая, когда я готова буду говорить о делах мирских.

— Не желаете ли присесть, леди? Думаю, день у вас выдался не из легких.

— Да… И не только у меня. И не только последний день, увы.

Дерево скамьи было теплым и гладким, отполированным тысячами прикосновений. Спинка больно врезалась в позвоночник — и как Мадлен умудрилась тут уснуть?

— Вы хотели о чем-то со мной поговорить, отец? — обратилась я к священнику, когда пауза непозволительно затянулась. — Если так, то я готова слушать.

— Да… — рассеянно откликнулся он. — Леди, думаю, вы уже знаете, о чем пойдет разговор.

— О мистере Норманне. Об Эллисе.

— И обо мне, — отец Марк смешно нахмурился, и между бровями у него залегла глубокая складка, в мгновение делая его старше. — Мы действительно воспитывались в одном приюте. Свою мать я нашел — спустя годы. И простил, конечно. Представляю, как трудно ей было бы жить с тем, что напоминало бы о самом страшном событии в ее жизни, — он покачал головой и протяжно вздохнул. — Эллис же никогда не пытался искать свою семью, хотя возможностей у него, детектива, как вы понимаете, было куда как больше, чем у скромного приходского священника, — он вновь умолк, словно собираясь с мыслями.

— Не искал… — я проглотила окончание вопроса, но отец Марк все же ответил на него:

— Эллис никогда, никому и ничего не прощает. И ни одного удара он не оставляет без ответа, — улыбка священника стала горькой — или это вздрогнуло от ветра пламя в лампе? — Нынче вечером я поступил неразумно, прилюдно рассказав о том, о чем Эллис не любит вспоминать. Боюсь, теперь мне придется нелегко, — грустно пошутил он. — Однако прошу вас, леди — не заступайтесь за меня, даже если Эллис, как это говорится, перегнет палку.

— Но почему?

Отец Марк обернулся ко мне, и зыбкие тени превратили его в старика.

— Потому, что он находит в этом утешение. А тут, что уж говорить, и я сам изрядно виноват… Но не будем об этом более. Время позднее, леди.

— Действительно, — я поднялась со скамьи, хотя в словах Марка наверняка не было ни малейшего намека на то, что мне пора бы и честь знать. — Пожалуй, я сейчас зайду в Управление и узнаю, скоро ли собираются мистер Норманн и доктор Брэдфорд возвращаться в особняк. Если нет, то поеду одна, а позже пришлю за ними машину. Благодарю вас за беседу, отец, — добавила я после недолгой заминки. — Я… постараюсь следовать вашему совету.

Он растерянно кивнул.

Мэдди, словно почувствовав что-то, открыла сонные глаза и поймала мой взгляд.

— Скоро домой, — улыбнулась я. — Осталось только одно дело.

Когда мы сошли со ступеней церкви, из тени нам наперерез шагнул высокий человек. Я успела до смерти перепугаться за ту секунду, которая потребовалась, чтобы осознать — это Лайзо, просто Лайзо, а не мистическая тварь из преисподней и не грабитель.

— Вы! — от испуга я повысила голос и лишь усилием воли заставила себя говорить на тон тише. — Разве вы не были в церкви с нами?

— А что мне там делать? — пожал плечами он. Темно-коричневая рубаха сливалась с полумраком, и движение получилось призрачным. Вот бы свечу или лампу найти, а то уж больно неуютно чувствовать себя полуослепшей. Тайни Грин Халлоу — это вам не Бромли; тут не светятся окна домов и фонари, а ночь густа, как чернила.

— Помолиться за мисс Доусон? — неуверенно предположила я, уже жалея, что начала разговор.

— Лучше я за живыми пригляжу, — равнодушно ответил Лайзо и добавил еле слышно: — Да и к тому же таких, как я, раньше и на порог церкви не пускали — дурная кровь… Давайте вашу руку, леди, — продолжил он громче. — Дороги здесь — яма на яме, того и гляди — ноги переломаешь. А я в темноте вижу хорошо.

Ладонь его белела в темноте, как знак искушения.

— Лучше помогите Мэдди, — передернула я плечами и решительно зашагала в сторону Управления, надеясь, что чувство направления мне не изменяет.

Зайду куда-нибудь в чужой огород — вот будет фокус…

Через мгновение меня нагнала Мадлен и упрямо подхватила под локоть, как будто я одна и впрямь могла оступиться. Лайзо шел в некотором отдалении позади нас, и отчего-то на душе становилось спокойней при одной мысли об этом.

— А вот и вы, наконец! — Эллис уже ожидал нас у дверей Управления, нетерпеливо приплясывая на месте. Рядом с ним застыл истуканом тот самый рыжий детина, Перкинс, удерживая на вытянутой руке старинный фонарь. — У Брэдфорда чудесные новости, а вы где-то бродите… Впрочем, новости подождут до ужина. Лично у меня с самого отъезда из Бромли и крошки во рту не было.

Я вовремя проглотила вежливое «вот за ужином и расскажете» и только кивнула.

— Мистер Маноле, будьте любезны, подгоните автомобиль к нам…

— Не надо, — перебил меня Эллис. — Не гоняйте Лайзо зря, легче нам самим дойти, чем ему крутиться, разворачивая этот агрегат. Подождите еще минуту — Нэйт собирает свои инструменты. О, кстати, Виржиния, хотите шутку? — оживился он вдруг. — Ну, хотите или нет, а слушайте, молчать о таком невозможно. На середине, так сказать, процесса — Бесси на столе, Нэйт в ней своими железками ковыряется, запашок соответственный стоит — заходит в морг какое-то чудо в старомодном камзоле и начинает этак нараспев, недовольно говорить: «Господа, па-а-азвольте, что вы делаете в моей…», но тут у Нэйта в трупе… тьфу, в общем, просто в трупе что-то хлюпнуло, и этот щеголь как хлопнется в обморок! В общем, нашлось и мне дело. Оказалось, что это был здешний медик, мистер Максвелл. Я его допросил заодно, раз уж он мне под руку попался… Редкостно бесполезный тип, скажу я вам.

— Как знать, — пожала я плечами. — Возможно, он хорошо лечит овец. А здешнемумедику, — я намеренно выделила голосом слово, — навыки ветеринара куда полезней умений патологоанатома.

Эллис засмеялся, и белые зубы его влажно блеснули в темноте.

— Ваша правда, Виржиния, — согласился он, успокоившись. — О, а вот и доктор! Нэйт, мы только тебя ждали. Как насчет ужина?

— Аппетит разыгрался — как всегда после работы, — печально вздохнул доктор Брэдфорд и поправил очки на переносице. — Леди Виржиния, рассчитываю на ваше гостеприимство.

— Вы не разочаруетесь, — светски улыбнулась я, чувствуя себя участницей фантасмагорического представления.

Ехать обратно было далеко не так удобно, как в деревню. Во-первых, в темноте автомобиль постоянно попадал колесом в какие-то ямы, и нас всех трясло, как горошины в банке. Во-вторых, от Эллиса и от доктора Брэдфорда исходил пренеприятный запах — работа с мертвыми телами отнюдь не освежает. Пока мы добрались до дома, я уже успела твердо решить, что сначала всеми правдами и неправдами загоню своих гостей в купальню и только потом, отмытых и благоухающих не иначе, как розой, усажу за стол.

Даже если для этого мне придется задержать ужин и посидеть голодной.

Впрочем, долгих уговоров и не потребовалось. Хватило только одного намека — и Эллис, и его друг горячо поддержали идею купания. Слугам даже не пришлось греть воду дважды: Брэдфорд вымылся так быстро, что она не успела остыть, а детектив не побрезговал и залез в ту же ванну.

Честно говоря, я немного опасалась, что разговор о вскрытии и прочих неаппетитных вещах начнется уже за ужином. Но Эллис быстро оглядел всех собравшихся в столовой, слегка задержавшись на мистере Оуэне, негромко беседующем с Эвани, и на мистере Джонсе, застывшем у дверей — и улыбка у него стала особенно милой и непринужденной. А беседа свернула в безобидное русло — природа, погода, споры в парламенте и, конечно, несомненный кулинарный талант моего повара. Я сдержанно похвалилась, что готовит не один человек, а супружеская чета, и Эллис выразил желание непременно побеседовать с ними чуть позже.

Как и с другими слугами.

Уже потом, после чая и сладостей, мы с Эллисом и доктором Брэдфордом отправились в мой кабинет. Я хотела попросить Эвани посидеть со мною для соблюдения приличий, однако вовремя вспомнила о том, при каких обстоятельствах она узнала об убийстве, — и остановила свой выбор на Мадлен.

— Ну-с, приступим, — детектив развалился в единственном кресле, закинув ногу на ногу. Мы с Мэдди чинно уселись на диванчике для посетителей, а доктор, словно звезда программы, — на стул, разложив на моем письменном столе свои записи. — Нэйт, слово тебе.

Брэдфорд вдумчиво пошуршал мятыми листами бумаги.

— Ты, как всегда, торопишься, Эллис, — покачал он головой. — Уверен, что эти милые леди готовы выслушать весьма неприятные вещи?

— Спроси их сам, — широко улыбнулся детектив. — Только учти, что леди Виржиния уже не в первом расследовании мне помогает. А не далее, как месяц назад, она самолично обезвредила опасную преступницу — тростью сломала ей руку и едва не проломила череп. И все это — при полнейшем самообладании.

Доктор Брэдфорд задумался лишь на мгновение.

— В таком случае — приношу извинения за то, что сомневался в вас, леди Виржиния, — склонил он уважительно голову и внезапно обратился к Мадлен: — А вы, мисс?

Мэдди упрямо вздернула подбородок и весьма характерным жестом объяснила, что останется на месте, и черта-с-два ее кто-нибудь отсюда сдвинет.

— Вот и славно, — подытожил Эллис, довольно щурясь. — Нэйт, так что там с внутренними повреждениями?

— Если говорить совсем просто… Их слишком много и они слишком странные, чтобы предполагать, что убийство это — бытовое, — Брэдфорд поправил очки, и стекла загадочно блеснули в дрожащем свете газовой лампы. — Удалена часть внутренних органов — сердце, почки, печень. Причем характер повреждений говорит о том, что некоторые из них — не сердце, разумеется — вырезали еще у живой жертвы. Анализ крови можно будет сделать только завтра, но я бы предположил, что Элизабет Доусон опоили морфием или другим наркотиком, иначе бы она погибла от болевого шока гораздо раньше. Кисти рук, большие и безымянные пальцы на ногах, глаза и губы тоже были удалены «вживую».

Воцарилась мертвая тишина. Мадлен до боли сжала мою руку и побледнела, как привидение, да и я, наверно, выглядела не лучше. Все же самообладание самообладанием, но стоит только представить, что вынесла бедная Бесси… Но слабость длилась всего мгновение, а потом из глубин моего существа обжигающей волной поднялся гнев. Внезапно я поняла, что сделаю все, чтобы разыскать убийцу — если понадобится, даже вновь рискну собою и стану приманкой. Потому что нельзя таким извергам ходить по земле и радоваться жизни — их надо уничтожать, любой ценой.

— Да уж, с убийством по пьяни не перепутаешь, — Эллис задумчиво прикусил ноготь на указательном пальце и помолчал недолго. — Я бы предположил, что это убийство совершено, скажем так, одержимым. Или оно ритуальное. Нэйт, все операции были проведены мастером своего дела или любителем?

— Я бы предположил все же, что любителем, — ответил Брэдфорд после размышлений. — Это определенно не хирург, если только он не скрывал свои умения нарочно. Но наверняка человек, сведущий в анатомии. Возможно, он получил специальное образование — ветеринарное или медицинское, но практики не имел. Или, напротив, просто уже не первый год потакает своим… порокам.

Меня передернуло. Мы с Мэдди быстро переглянулись. Но Эллис, словно не заметив этого, хищно подался вперед, не сводя глаз с доктора Брэдфорда:

— А инструменты?

— Инструменты у него были первоклассные. Не хуже моих.

— Прекрасно, — Эллис удовлетворенно откинулся на спинку кресла и уставился в потолок. — Это значительно ограничивает круг подозреваемых. Не безграмотный фермер, не бедный пастор и даже не мясник с соответствующими навыками, внезапно помутившийся рассудком, — но человек, достаточно богатый, чтобы позволить себе покупку дорогих инструментов, и достаточно эксцентричный, чтобы его причуды не бросались в глаза и казались всего лишь милым увлечением. А где у нас в изобилии водятся такие люди? — он резко опустил голову и повернулся ко мне. Во рту у меня тут же пересохло от волнения, и я с трудом удержалась от того, чтобы не встать и не отпить воды прямо из графина.

— И где же? — произнесла я непослушными губами.

— Среди провинциальных землевладельцев, — с нескрываемым удовольствием ответил Эллис. — Думаю, что если не сам убийца прячется среди ваших соседей, Виржиния, то его покровитель — уж точно.

Конечно, первыми при слове «соседи» я вспомнила Пауэллов. Полноватая, миленькая и очень добрая Черити никак не годилась на роль преступницы или даже покровительницы преступника. Как и ее супруг, разумеется. Но ведь вокруг Тайни Грин Халлоу жили и другие люди… И не за всех из них я могла бы поручиться.

А еще — у меня было кое-что способное помочь Эллису в расследовании.

— Эллис, а взгляните-ка на это, — и я, отстранив доктора Брэдфорда, вынула из ящика стола письма, пришедшие еще в день моего приезда. — Это приглашения от моих соседей на обеды, ужины и другие встречи. Конечно, мне писали не все, но так вы хотя бы можете начать… как это говориться — составлять список подозреваемых?

— Очерчивать круг, — Эллис выхватил у меня из руки письма и принялся бегло просматривать их. — Ого! Дуглас Шилдс живет неподалеку? Интересно… А вы знаете, что в его исторических трудах есть подробные описания некоторых языческих культов, практикующих человеческие жертвоприношения? — вскинул голову детектив, ловя мой взгляд; серые глаза сейчас казались черными и блестели то ли от азарта, то ли от усталости. — Как знать, не в этих ли книгах черпает убийца вдохновение? Впрочем, даже если Шилдс ни при чем, помощь его нам не помешает — не так уж много в окрестностях Бромли людей, сведущих в ритуальных убийствах, а я себя к таковым не отношу.

У меня вырвался вздох.

— Дайте-ка угадаю. Вы снова попросите меня поговорить с местной знатью, как тогда, в деле Мореля, когда я устраивала вечер памяти?

— Зачем? — с деланным изумлением выгнул брови Эллис. — Бросьте, это пустое. Тогда нам нужно было хранить сам факт следствия в тайне. А теперь в деревне только и говорят, что о трупе Бесси Доусон, здешняя «покойницкая»… То есть, прошу прощения, Управление спокойствия просто на ушах ходит. Думаю, убийца уже знает и о том, что из города приехал сыщик, дабы разобраться с этим делом, — он хулигански улыбнулся. — Нет, Виржиния, прятаться мне сейчас не надо. Напротив, нужно показать себя всем — но как сущего дурака, не опасного для убийцы. Зря я, что ли, устроил это представление нынче в Управлении? Ручаюсь, этой же ночью Уолш за кружечкой эля в местном кабаке расскажет, что из Бромли прислали какого-то чудака, который только и умеет, что шутки шутить. Ну, а мне того и надо. Осталось только лично проехаться по всем вашим соседям и убедить возможного убийцу, что я для него опасности не представляю, — верхняя губа у него дрогнула, по-звериному обнажая клыки. — Дезинформация, Виржиния — это половина победы.

— Поверю вам на слово… — начала было я, но Эллис бесцеремонно меня перебил:

— Но от помощи я не откажусь. Уолша заставлю перетрясти для меня весь местный архив — посмотрим, не пропадали ли еще люди, — он задумчиво поскреб подбородок. — И опять позаимствую у вас Лайзо. К северу от Тайни Грин Халлоу, за лесом, с осени живет небольшая община гипси. Конечно, кочевники не слишком-то привечают «городских», но к такому, как Лайзо, они прислушаются. И, возможно, расскажут нам кое-что интересное. Гипси — народ наблюдательный… К тому же если это убийство не первое, то неучтенных жертв нужно искать там, куда «гусям» ходу нет — среди кочевников, беспризорников и прочего сброда.

— Об услугах мистера Маноле договаривайтесь с мистером Маноле. Он свободный человек и сам решает, как ему поступать, — ответила я и удивилась тому, сколько желчи было в моих словах, а потому поспешила добавить как можно безразличнее: — Главное, чтобы у него оставалось время и на основные обязанности. Все же я нанимала водителя, а не помощника детектива.

— Конечно-конечно, — с серьезным видом закивал Эллис. — Только мой вам совет, Виржиния — постарайтесь поменьше отлучаться из особняка. И своих очаровательных подруг, мисс Тайлер и Мадлен, тоже не отпускайте. Я все еще не уверен в основной версии. А вдруг наш злодей — это безумец, который охотится на красивых женщин? Что, если следующей будет не служанка, а ваша компаньонка?

Мадлен вдруг прерывисто выдохнула, выпрямляя до невозможности спину, будто за шиворот ей вылили графин холодной воды. Я ничего не поняла, но ободряюще сжала узкую ладонь. Слабость продлилась всего мгновение — и на губах вновь заиграла дерзкая улыбка. Если бы мы не сидели так близко друг от друга, то можно было бы принять странную вспышку за гнев. Но я видела, что Мадлен испугалась.

А ведь на дурное чутье у нее было просто мистическое.

— Вроде Мясника-из-Смоуки? — уточнил Брэдфорд, скривившись, и Эллис тоже брезгливо поморщился:

— Да, да, его… Неприятное было дельце. Впрочем, надеюсь, что на сей раз тебе не придется столько работать, друг мой. Хотя бы отдохнешь немного на природе — а то когда ты в последний раз выбирался из Бромли?

Брэдфорд задумался.

— Гм. Пожалуй, что два года назад, когда у мистера Спаркса на фабрике управляющий начал потихоньку вешать рабочих за непослушание… — я кашлянула с намеком, и доктор все так же невозмутимо продолжил: — Впрочем, к нынешнему делу это не относится. Да и время уже позднее.

— Да? — Эллис недоверчиво глянул в окно, будто всерьез ожидал увидеть там солнце в зените. — Гм, действительно. Пожалуй, пора расходиться — день завтра будет трудный. Ах да, чуть не забыл, — он звонко прищелкнул пальцами и выпрямился в кресле. Взгляд у него стал нехорошим. — Не нравится мне этот ваш мистер Оуэн. Я бы не стал сбрасывать его со счетов. Видите ли, одержимые манией убийства — это в большинстве своем люди молодые, часто — умные и властные.

Я почувствовала себя оскорбленной, словно заподозрили не моего управляющего, а меня лично.

— Возможно, Эллис. Но мистер Оуэн давно работает на Эверсанов. Он с шестнадцати лет служил помощником у мистера Спенсера, а уж тот в людях разбирается прекрасно.

— В тихом омуте, знаете ли…

— Да и к тому же он нравится Эвани… мисс Тайлер, я хотела сказать.

— О, женщины! Вечно вами правят сердечные симпатии, а не логика! — закатил Эллис глаза, а Брэдфорд, полуотвернувшись, улыбнулся своему отражению в темном стекле. — Видимо, и впрямь слишком поздно для разумных рассуждений. Виржиния, вы не знаете, куда ваши слуги унесли наши с Нэйтом вещи?

— Полагаю, в гостевые комнаты, — пожала я плечами, великодушно не обращая внимания на возмутительное высказывание Эллиса, и потянулась за колокольчиками. — Миссис Стрикленд вас проводит.

Детектив вышел за горничной сразу же, едва успев попрощаться со мною, а вот доктор Брэдфорд задержался ненадолго.

— Леди Виржиния, — начал он, не отводя взгляда от моего лица. Из-за бликов на тонких стеклах очков выражение глаз было не различить. Я почувствовала себя неловко. — Признаться, когда Эллис рассказывал о вас, я думал, что он преувеличивает. Но теперь мне стыдно за свой весьма скептический настрой, — Брэдфорд незаметно завладел моей ладонью. Хватка у него была сильная, но какая-то ненавязчивая — как тропическая змея, которая уже обвилась кольцами вокруг жертвы, но еще не сжала их. — Вы действительно совершенно необычный человек. Примите мое восхищение.

И поцеловал мне руку. Но не поднимая ее вверх, как светские обольстители, а склонившись в низком, уважительном поклоне. Прикосновение получилось странным, царапающим — наверное, из-за того, что губы у Брэдфорда были горячими и сухими.

У меня в голове зазвенело — высоко и волнующе.

Я отступила назад, неуверенно улыбаясь.

— Вы умеете делать комплименты.

— Вы их достойны, леди. Доброй ночи, — и он коснулся двумя пальцами дужки очков в шутливом подобии военного салюта.

Я растерянно обернулась.

— И что это было, Мэдди?

Она в деланном ужасе прикрыла глаза ладонью, изобразила полуобморок, а потом не выдержала и рассмеялась беззвучно.

А я все-таки подошла и налила себе холодной воды из графина.

Занимательный человек, этот доктор Брэдфорд.

Очень.


Я немного опасалась, что после визита в Управление и жутких подробностей вскрытия мне будут всю ночь мерещиться кошмары. Но вышло ровным счетом наоборот. Снилось мне что-то настолько приятное, что я против обыкновения растягивала и растягивала утреннюю дрему, и в результате встала едва ли не в полдень. Неугомонный Эллис, вскочивший на ноги еще затемно, уже успел наведаться в деревню, переговорить с Уолшем и теперь метал громы и молнии в столовой. Благо аудитория была самая что ни есть подходящая.

Доктор Брэдфорд терпеливо слушал гневные тирады, не забывая отдавать должное крепкому кофе. Эвани и мистер Оуэн расположившиеся у противоположного конца стола, с интересом наблюдали за представлением, изредка обмениваясь репликами — судя по легким улыбкам, весьма остроумными. А Мэдди на цыпочках бродила вокруг напольной вазы с цветами, якобы занимаясь композицией, но на самом деле слушала едва ли не внимательнее всех.

— Леди Виржиния! — воскликнул Эллис, завидев меня. Волосы у него стояли дыбом, словно он подметал ими парковые дорожки. — Наконец-то! Представляете, что творит этот ваш Уолш? Он отказывается допускать меня в архив, пока не придет официальный ответ на его запрос в бромлинское Управление! Я, понимаете ли, сорвался с места, как только смог, бросил все дела — и что же вижу?

— Это все? — я с трудом сдержала улыбку. Эллис сердился, но словно бы понарошку, напоказ. Похоже, что на самом деле он был, наоборот, очень доволен.

— Нет! Еще он прямо там, в кабинете, ел домашний пирог с мясом, а мне даже не предложил.

— А еще…?

— А еще пошел навстречу этому мракобесу Марки и позволил ему назначить похороны нашего замечательного трупа на завтрашнее утро! — детектив сощурился и добавил нехорошим голосом: — Правда, подозрительно?

Краем глаза я заметила, что Оуэн вздрогнул всем телом.

— Мистер Уолш в какой-то мере человек несвободный, обязанный подчиняться законам и правилам, пусть бы и глупым, — дипломатично возразила я, надеясь, что Эллис не втянет меня в спор. — А вы к тому же вчера вели себя несколько эксцентрично — такие манеры не вызывают доверия.

— Эксцентрично? Это падать в обморок при виде трупа эксцентрично для врача, а спать на рабочем месте — для «гуся», — фыркнул детектив непреклонно и тут же переменил тему: — Леди Виржиния, повара у вас — золото. В жизни не пробовал такой вкусной фасоли и томатного соуса! Нельзя ли познакомиться с этими замечательными мастерами?

— Да, конечно, обратитесь к дворецкому… — губы Эллиса по-прежнему улыбались, но в глазах на секунду мелькнуло такое раздражение, что я поперхнулась воздухом. — О… Знаете, мне пришла в голову неожиданная мысль — а не отвести ли вас к Макленнанам лично? Дворецкий, э-э, наверное, занят сейчас, наверняка. А я заодно прикажу на кухне подать мне что-нибудь посущественней чая, раз уж завтрак я пропустила.

Взгляд у детектива наконец-то смягчился, и я перевела дух, думая, что, похоже, совсем не знаю этого человека — и не представляю, на что он способен.

— Как удачно, что ваша подружка — немая, — стоило нам выйти из столовой, как благожелательное выражение стекло с лица Эллиса стекло, как вода с намасленной тарелки. — Когда я за завтраком водил Оуэна за нос и заливал ему, что, мол, у жертвы повреждения были только внешние, умница Мэдди только глазами на меня сверкала, но разоблачить ложь не могла.

— Скорее всего, глазами она сверкала потому, что убийства — не застольная тема, а ложь здесь ни при чем.

— Неважно, — отмахнулся детектив от меня, как от надоедливой мухи. — Мне нужно было проверить, знает ли Оуэн, как была убита жертва.

— И что же?

Я едва поспевала за Эллисом — он шагал торопливо, размашисто, слишком быстро для человека его роста. У меня даже юбки начали в ногах путаться.

«Да он как гончая, которая встала на след, — пронеслось у меня в голове, и я тут же поправила себя: — Нет. Как лис, который почуял добычу. Интересно, а на кого охотятся лисы?»

— Либо Оуэн владеет собою в совершенстве, либо он и впрямь ни при чем. Слушал он внимательно, с полагающейся по случаю долей отвращения… Кстати, вы знаете, что он взял обыкновение украдкой поглаживать запястье мисс Тайлер? — наябедничал вдруг Эллис и добавил ворчливо: — Ну и молодежь нынче пошла! Только отвернешься, как в голове у них одна романтика, через месяц они уже влюблены, а через полгода венчаются…

— Мне кажется, или вы завидуете? — ядовито поинтересовалась я, уязвленная. Если Эвани и Оуэн — «молодежь», то как называть меня? Ребенком?

— Чему? — изогнул брови детектив и даже остановился от изумления. — Нет, что вы, Виржиния. Я досадую. Видите ли, все эти романтические бредни изрядно осложняют расследование, — он развернулся на пятках и вновь направился к кухне, так уверенно, словно это был его дом, а не мой. — Вот представьте, что ваша дорогая Эвани узнает о своем ненаглядном Оуэне что-нибудь неприятное. Думаете, она побежит сразу докладывать мне или вам? Отнюдь! Ее язык от любовного яда онемеет. Она станет плохо спать и терзаться мыслями, вроде: «Ах, если скажу, то предам его! Но если не скажу, он может убить кого-нибудь еще!». В конце концов, конечно, я поймаю преступника, но времени потеряю непозволительно много. А время, когда ловишь убийцу-одержимого — это всегда чья-то жизнь.

Из галереи мы перешли в закрытый коридор, и сумрак прохладным своим дыханием остудил пылающее лицо.

Но не кровь.

— А я бы не стала укрывать убийцу.

Эллис смерил меня странным взглядом, и в этот момент показался ровесником моего отца.

— Вы так говорите, потому что никогда не любили никого всей душой, Виржиния. Я не уверен даже в себе. Возобладал бы долг сыщика над сердечной привязанностью? Ответа нет.

— Неужели?

— Откуда такой цинизм, Виржиния? — он скривил бледные губы. — Неужели вы отправили бы на каторгу свою драгоценную Мэдди, если бы она стала разрезать кого-нибудь на кусочки?

— Мэдди бы не стала! — вскинулась я, чувствуя, как берет свое фамильный нрав Валтеров. — Она не такая!

Эллис невесело усмехнулся в сторону.

— Все так считают, Виржиния. У любого чудовища найдется любящая мать, или отец, или братья с сестрами, или супруг, или дети… друзья на худой конец. И для них даже самый страшный монстр будет «не таким». И знаете, в чем истинная жуть, Виржиния? — он поймал мой взгляд, и я невольно сглотнула. — Любовь к чудовищу постепенно превращаетв чудовище. А все потому, что сначала мы прощаем зло; потом укрываем зло; а от этого уже один шаг до того, чтобы зло творить.

Я ощутила бессильную ярость — как в тот день, когда узнала о пожаре, в котором погибли мои отец и мать.

— И что же теперь — сразу бежать в Управление, если заподозришь близкого человека в страшном?

— Нет. Просто все время будьте рядом… и берегите его от неверного шага, — просто ответил Эллис. — Люди оступаются часто, но падают лишь тогда, когда некому их поддержать.

На это я не знала, что ответить, а потому просто кивнула растерянно и последовала за ним дальше. Благо до кухни оставалось всего ничего — короткая лестница да небольшой коридор. А там — Макленанны растаяли от комплиментов Эллиса и, незаметно направляемые им же, начали выкладывать все, что знали о других слугах. Детектив знай себе поддакивал и задавал, словно бы невзначай, вопросы, не забывая принимать гостинцы от смущенных пристальным вниманием поваров — то пирожок с вишней, то свежее яблоко.

Поговорили и о Бесси Доусон. Жалели ее, конечно, миссис Макленнан даже всплакнула под конец… А потом сказала то, что я услышать не ожидала.

— А ведь я как чуяла, что с ней случится что-то, — покачала головой Мэри. Выбившийся из-под платка седой локон подпрыгивал в такт движениям. — Этакие друзья до добра не доводят…

— Друзья? — переспросил Эллис и непроизвольно сжал пальцы на румяном яблоке, что из-под ногтей брызнул прозрачный сок. Одна капля попала мне на тыльную сторону ладони и я машинально слизнула ее.

Кисло.

— Да, да, — закивал Аластер, поддерживая жену. — А ежели поточней сказать, то подружки. Она все к ведьме этой ходила, кошке черной. То карты, мол, раскинь, то на суженого укажи…

— У вас здесь и ведьма своя есть? — поразился неискренне Эллис.

— А то, — лицо Мэри приняло неприязненное выражение. — У ней мыши сушеные прямо в кухне висят… А звать ее Урсула. Урсула О'Бёрн.

— Новая хозяйка особняка Флор? — не сдержавшись, воскликнула я.

И только тут супруги, совершенно околдованные Эллисом, вспомнили, что вообще-то на кухню изволила заглянуть еще и сама хозяйка, да не просто так, а по делу. От позднего, но основательного завтрака мне пришлось, увы, оказаться — время поджимало, к половине пятого меня ждали у Дугласа Шилдса, а до тех пор нужно было еще переодеться в амазонку, вывести лошадей из конюшни и выяснить, не против ли Эллис езды верхом.


Эллис против не был. Но он все равно нашел повод для ворчания.

— И зачем вы потащили с собою мисс Тайлер, скажите на милость? Я, может, хотел поговорить с вами наедине, Виржиния!

— Так говорите, — пожала я плечами. Эвани ехала на заметном отдалении от нас и, судя по наклону белой шляпки с широкими полями, была увлечена пейзажами, а не своими спутниками. — Что вам мешает?

— Свидетели!

— Полно, Эллис, Эвани едет слишком далеко, чтобы слышать наш разговор. И ей нужно было прогуляться — она не выходила с тех пор, как увидела мертвую Бесси Доусон. Прогулки с мистером Оуэном по саду не считаются, — я поколебалась, но все же добавила, понизив голос: — Мэдди сообщила мне, что Эвани спит очень беспокойно. Кошмары.

— Ах, вот как? — Эллис оглянулся на мисс Тайлер, привстав в стременах, и наконец смягчился: — Хорошо. Но как мне тогда расспрашивать этого Шилдса о ритуальных убийствах?

— Никак. Невежливо поднимать такие темы во время первой встречи.

— Все-то у вас просто, — вздохнул тоскливо детектив. — А я ведь не как гость еду, а по службе… Ладно, оставим это пока. Что вы думаете о мисс О'Бёрн?

— Миссис, — поправила его я, припомнив, что было написано на конверте. — Ничего не думаю. Она, кажется, вдова. Живет в особняке Флор, который пустовало много лет. Приглашала меня к себе.

— Интересно, — Эллис потер подбородок. Сейчас, в ярком свете, можно было легко различить на нем легкую щетину — похоже, детектив не успевал совершать все необходимые процедуры по утрам, когда увлекался делом. «У Лайзо лицо всегда было идеально гладким», — подумала я ни с того, ни с сего и сама на себя рассердилась. А Эллис, словно в насмешку, продолжил: — Надо будет и мне ее навестить, и лучше вместе с Лайзо. Он в ведьмах разбирается куда лучше меня — Зельда научила.

Теперь в памяти всплыл пресловутый приворот, и мысли о Лайзо стали неприятными.

— Навестим. Надо только определиться с днем. Эллис… — я помедлила с вопросом, настолько очевидно глупым, что озвучивать его было стыдно, но все же продолжила: — Как вы думаете, убийцу получится найти?

— Сказать откровенно? — Эллис вскинул на меня совершенно честные глаза. — Не знаю. Пока слишком мало информации и слишком много версий. Во-первых, нужно сначала поднять в архиве статистику по исчезновениям людей. Во-вторых, опросить местных жителей и заглянуть в табор гипси — туда, кстати, я уже отправил с утра Лайзо. В-третьих, объехать всех ваших соседей. И уже потом что-то решать. Возможно, я наткнусь на верную ниточку. Что же до наметок… Присматриваю за местным доктором — чудно, что взрослый человек так боится крови, уж не притворяется ли он, чтобы отвести подозрения? Еще подозрительно выглядит эта самая вдова, Урсула, и мистер Оуэн — мотива у него нет, но была возможность. Впрочем, если выяснится, что люди пропадают уже некоторое время, то часть из недавно переехавших подозреваемых можно будет отсеять. А, вот еще, — оживился он. — Поговорю с сэром Шилдсом. Вдруг описание травм Бесси Доусон совпадет с какими-нибудь ритуальными жертвоприношениями? Это сильно облегчило бы мне работу. Все ритуалы крепко привязаны к совершенно определенным местам и имеют четко выдержанный период. Если жертв режут исключительно по полнолуниям во славу какого-нибудь кровожадного божества и непременно на берегу реки — это, согласитесь, неплохой ориентир для следствия.

— Да, верно…

Я запрокинула было лицо, подставляя его ласковому солнцу, но быстро опомнилась и надвинула шляпку — веснушки мне были ни к чему.

Лошади мерно вышагивали по тропе, позвякивая сбруей, Эллис говорил, не умолкая, и странным образом его голос действовал умиротворяющее. Меня постепенно начинало клонить в сон.

— Еще можно пойти по пути вещественных доказательств. К сожалению, каких-либо вещей, принадлежавших преступнику, мы не нашли, да и свидетелей того, как пропала Бесси, нет. Представьте, даже время, когда она предположительно исчезла, различается на несколько часов у свидетелей! А это значит, что период для алиби у подозреваемых растягивается… Слишком, слишком много перспективных версий, а времени мало! — с досадой повторил Эллис, и я очнулась от полудремы.

— Но ведь вскоре какие-то сведения вы получите? — мне стало немного жаль его почему-то и захотелось утешить. Пусть и таким вот глупым способом — на словах.

— Да, — с охотой откликнулся Эллис. — Лайзо, как я говорил, уже сегодня отправится в табор, а Брэдфорд — в деревню, якобы проконсультироваться у доктора Максвелла. Предлог глупый, но Нэйт умеет строить мостики взаимопонимания между людьми едва ли не лучше, чем священник… Кстати, о священниках. Надо бы уговорить Марка нарушить тайну исповеди.

— Думаете, что преступник мог покаяться в церкви? — не сдержала я изумленного возгласа. Сонливость от удивления слетела с меня окончательно.

— Всякое бывает, — пожал плечами Эллис и приложил козырьком ладонь к глазам. — Виржиния, а это не то ли поместье, о котором вы говорили?

Я пригляделась к башенкам с синей черепицей, различила над лесом силуэт полуразвалившейся мельницы…

— Да, думаю, это «Глубокие Воды», Шилдс живет здесь. Надо же, а я в детстве и не знала, что оно принадлежит ученому, — созналась я. — Думала, что там обитает какой-нибудь злой колдун. Потому и покосились башенки, потому и разрослись сорные травы у порога…

— А там просто не жил в то время никто. Это дом покойных родителей жены Шилдса, — заметил вскользь детектив и весело сощурился. — Ну что же, время заглянуть в гости!

«Глубокие Воды» мало походили на обычное поместье. Говорят, что чудной особняк, главную достопримечательность этого места, построил двести с лишним лет назад какой-то эксцентричный виконт для дочери, поклонницы романтических сказок. Вместо приземистого строгого дома, столь типичного для наших мест, на лугу возвели подобие дворца в миниатюре, изящного и воздушного. Вокруг него вскоре обернулся зеленовато-коричневой лентой ров, вода в котором была вечно подернута ряской, потом — выросла стена из белого камня. В саду виконт велел посадить розы и белые нарциссы, и не было ничего прекраснее на многие-многие мили вокруг.

Так говорят.

Но время шло. Род виконта угас, и поместье перешло кому-то из дальних родичей. Белый камень стен искрошился и потемнел. Где-то стенки рва обваливались, а где-то ручьи размывали их десятилетиями, превращая ров в чреду оврагов. Две башенки из семи рухнули, и их разобрали. Сад постепенно пришел в запустение; розы частью погибли, частью одичали и выродились, а если на них цветы и распускались, то исключительно мелкие и невзрачные, но с запахом густым и дурманным. И только упрямые стрелки нарциссов все так же вспарывали дерн по весне.

Во времена моего детства поместье стояло заброшенным. Ночью, когда луна заливала его белым, как молоко, светом, оно казалось пристанищем духов и мертвецов. Днем жутковатое ощущение несколько сглаживалось, но все равно среди прислуги ходили слухи один другого нелепее. Что бродит вдоль полуразрушенной стены призрак девочки в голубом платье — дочери того самого виконта, и считает камни; что в полночь во рве вновь появляется вода, прозрачная, как слеза ребенка, и видно становится, как дно сплошь выложено человеческими костями; что от каждой башенки ведет свой подземный ход, к семи деревням в округе; что тот несчастливец, который польстится дешевизной и купит проклятое поместье, не доживет до тридцати…

Глупости, разумеется. Но тогда, в детстве, все это казалось по-настоящему страшным.

— Счастливые воспоминания?

— Что? — голос Эллиса застал меня врасплох.

— Вы улыбаетесь, — объяснил детектив совершенно серьезно и запрокинул к небу лицо, прикрывая глаза. Длинные, как у мальчишки, ресницы вызолачивало солнце. А я внезапно осознала, что уже некоторое время стоит невероятная тишина — ни пения птиц, ни даже стрекота цикад. Лишь вдали слышался перестук копыт и — изредка — лошадиное фырканье. — Люди улыбаются, когда думают о чем-то хорошем… Виржиния, у вас было счастливое детство?

— Детство? — я растерялась. Пауза затягивалась. Я пустила свою лошадь тихим шагом, чтобы хоть как-то заполнить пустоту. — Раньше я сказала бы, что нет. Но теперь понимаю, что, пожалуй, была счастлива. Ведь тогда все были живы. А почему вы спрашиваете, Эллис?

Он перебросил поводья в одну руку и осторожно провел пальцами по лошадиной шее.

— Не знаю. Просто так. Забудьте, Виржиния.

Перед поворотом пришлось попридержать лошадей, чтобы Эвани могла нас догнать. Затем Эллис в последний раз попросил нас «не мешать расследованию и вести себя как обычно». Я отмахнулась — «Обычный светский визит, не стоит так волноваться». И оказалась неправа.

Первая неожиданность поджидала аккурат у самых ворот.

— Вы к кому?

— Добрый день! — вылетело у меня по привычке, но больше я ни слова не смогла выдавить из себя, ошарашенная видом привратника.

Это было… существо. По-другому и сказать невозможно. Юноша? Девушка? Я затруднялась ответить. С головы до пят оно было укутано в блекло-серый балахон, подпоясанный вервием, как у монахов. Голову покрывал длинный и широкий отрез ткани с неровным краем — так, что и лица не увидеть.

Глаза у существа были светло-карими, а взгляд — недобрым и очень, очень пристальным.

— Э? — спросило оно.

— Вас, вероятно, направил сэр Шилдс, чтобы проводить меня? Как любезно с его стороны! — наконец выпалила я и улыбнулась немного нервно. — Вы не поможете мне спешиться?

— Я сам, — неожиданно проявил Эллис галантность и сам слез с лошади — неловко, но быстро. — А вы, мисс, лучше предупредите хозяина, что леди Эверсан прибыла с сопровождением. С компаньонкой, мисс Тайлер, и с гостем из Бромли. Да, я Норманн, Алиссон Норманн, — и он шутливо хлопнул существо по руке.

Отпрянув, оно подобрало балахон и, сверкая босыми пятками, понеслось по дорожке к особняку.

— Как вы догадались, что это женщина? — в недоумении обернулась я к Эллису.

Он только брови задрал:

— Ну, какой мальчишка станет смотреть на вас с неприязнью, леди? А на меня — благожелательно? А вообще-то, я предположил наугад, — признался он. — Давайте руку, Виржиния. Нам еще мисс Тайлер снимать с этого пыточного приспособления.

— С чего?

— С лошади, разумеется.

Продолжить мы не успели. Существо вернулось — но не одно, а в сопровождении двух юношей весьма мрачной наружности. Тощие и большеголовые, чем-то напоминающие оголодавших щенков, они были облачены в такие же балахоны, только оттенком темнее.

Последним на пороге особняка появился немолодой мужчина, сразу же поспешивший нам навстречу.

— Леди Виржиния! Какая честь! — еще издалека завел он приветственную речь, и голос его, низкий и гортанный, словно заполнил собой всю округу. — Я, признаться, не ждал, что вы приедете с гостями, но очень рад видеть вас всех в «Темных водах»! Джеймсон, Паркер, Паттерсон, займитесь лошадьми, — небрежно взмахнул мужчина рукою, и его странные спутники, повинуясь жесту, припустили бегом.

Я с трудом заставила себя выпустить поводья и передать их существу в сером балахоне. Оно мне совершенно не нравилось. Никогда не доверяла людям, которые так чудн оодеваются.

— А вы, наверное, сэр Шилдс?

— Да, да, Дуглас Шилдс, к вашим услугам!

Хозяин поместья подошел ближе, поклонился, а когда выпрямился, я наконец-то смогла его хорошенько рассмотреть.

Пышная грива светлых и жестких волос отчасти напоминала львиную — и, признаться, выглядела неестественно у столь немолодого человека. Правда, постарел Дуглас Шилдс, как это называют, благородно— прорезались морщины мудрости на лбу, углубились носогубные складки, что свидетельствовали о характере… Только обвислые веки портили впечатление, придавая облику нотку порочности.

— Прошу прощения — я привела без предупреждения гостей с собою, — защебетала я, исполняя светский долг. — Это мисс Тайлер, моя компаньонка, девушка самого скромного нрава и с воспитанием, которое сделало бы честь и леди. И мистер Норманн…

— Детектив Норманн, — вклинился в беседу Эллис и, ухватив Шилдса за руку, крепко пожал ее. — Прибыл сюда, чтоб дельце одно расследовать, так сказать, но узнал, что вы тут проживаете, и настоял на визите. Всегда хотел познакомиться! Вы знаете, что благодаря вашей книге поймали «кровавых лунопоклонников» из Севенти-ярд?

— Неужели? — вежливо переспросил сэр Шилдс, поднимая густые брови.

— Ну да, — невозмутимо подтвердил Эллис и добавил, задумчиво почесав подбородок: — Ведь мысль резать людей пришла им в голову именно после прочтения этой книжки… Удивительная штука!

— Э… рад, что мой труд произвел на вас впечатление, — сумел найти нейтральный ответ Дуглас Шилдс. — А теперь прошу пройти за мной — все для чаепития уже готово. Энтони с нетерпением ждет встречи с вами… Он, к сожалению, редко видит новых людей, — лицо хозяина поместья омрачила тень давнего горя.

— Энтони — это ваш…

— Сын, — быстро ответил Шилдс, не дав мне договорить. — Он весьма необычный мальчик. Не показывайте свое удивление слишком открыто. Это может его ранить.

— Более необычный, чем ваши слуги? — осторожно спросил Эллис.

Только Эвани все так же помалкивала, со сдержанным любопытством оглядываясь по сторонам.

— Слуги? О, вы об этих? — сэр Шилдс повел рукою, указывая на юношей в балахонах, уводящих лошадей по еле заметной тропе за угол особняка. — Они не слуги, а добровольные помощники. Мои… студенты. Я одно время преподавал в Бромлинском Университете. А когда вынужден был уйти из-за того… из-за того, что случилось с моей женой и с Тони, они последовали за мною. И, да, не обращайте внимания на их странные одеяния, — растянул Шилдс полные губы в улыбке. — Они просто прониклись моими лекциями о культе природы и здесь, в блаженном спокойствии нетронутых лесов и лугов, наслаждаются Истинной Жизнью. Наиграются, думаю, и вырастут из этого — потом. А пока — почему бы и нет? — развел он виновато руками.

Эллис сочувственно закивал.

— Да, да. Вы правы! Это безобидное чудачество, почему бы не потакать ему? Дети и есть дети…

— Они все время живут с вами? А как же их семьи? — вдруг подала голос Эвани.

— Нет, конечно, — нахмурил брови Шилдс. — У них, как я понял, что-то вроде смены. Четверо или пятеро человек живут тут по два месяца. Что ж, пребывание на природе в этом возрасте идет только на пользу, — снова улыбнулся он умудренно. — Да и знания, коими набивают их головы в институте, лучше укладываются после отдыха.

За беседой я и не заметила, как мы подошли к порогу. Внутри особняка не было ничего необычного. Та же классическая обстановка — гобелены, картины, пастельные тона, мягкие линии. И — знакомый-знакомый запах: пыль, старое дерево и еще что-то сладковато-земляное, свойственное исключительно древним домам.

У высоких резных дверей Шилдс вновь остановился и тихо напомнил:

— Прошу, не удивляйтесь сильно. Ведите себя так, словно все в совершеннейшем порядке. Энтони слишком нежный… но так любит гостей!

И — распахнул торжественно створки.

— Папа! — звонко выкрикнули мальчишечьим задорным голосом, едва Дуглас Шилдс переступил порог. — А я как раз книжку успел дочитать! Можно мне теперь еще один кусок пирога за чаем?

— Да, да, конечно, можно, — растроганно отвечал Шилдс, и в уголках глаз у него что-то подозрительно блеснуло.

Я, подгоняемая любопытством, шагнула вперед.

У окна сидел мальчик лет четырнадцати или пятнадцати — самый очаровательный из всех, кого мне приходилось встречать. Волосы цвета льна едва доставали до шеи и лежали пышной волной. Кожа, кажется, никогда не знала солнца — белая, как молоко, и наверняка нежная, как у младенца. О руках верней всего было бы сказать «соразмерные» или «гармоничные» — длинные пальцы, изящная линия запястья…

Мальчик улыбался, будто святой с иконы — светло и капельку грустно.

Ноги его, несмотря на жару, укрывал плед. А к креслу по бокам были приделаны нелепо огромные колеса. Я видела такое устройство в первый раз и не понимала, зачем оно нужно… Но отчего-то сердце мое сковала ледяная жуть.

— Леди Виржиния, мисс Тайлер, мистер Норманн, — деревянным голосом произнес Дуглас Шилдс. — Счастлив представить вам своего сына и единственную отраду в этой жизни — Энтони Френсиса Шилдса.

Мальчик перевел взгляд на меня и вдруг посерьезнел.

— Здравствуй, — сказал он просто. — А я тебя давно ждал…

— Правда? — только и сумела переспросить я, не в силах собраться с мыслями.

— Конечно, — кивнул он и, прокрутив с силою колеса, подъехал ближе на своем чудн ом кресле. Меня пробрало ознобом — этот мальчик был… калекой? Он не мог ходить? — Отец мне про тебя много-много рассказывал. Ты ведь Виржиния, да?

ЛедиВиржиния, Энтони, леди, запомни, пожалуйста, — поспешил вмешаться сэр Шилдс и склонился к сыну, торопливо шепча: — Вспомни, что я говорил тебе об этикете. Эта девушка — графиня, нельзя обращаться к ней так фамильярно и…

— Полно, он всего лишь ребенок, — вмешалась я, и Шилдс отшатнулся от сына с выражением бесконечной вины на лице. И дураку было бы понятно, что это чувство было адресовано не мне. — Пусть Энтони зовет меня, как пожелает. Ты ведь Энтони, верно? — улыбнулась я мальчику.

— Можно Тони, — с детской непосредственностью ответил он. — Мне четырнадцать. Только мне все время кажется, что одиннадцать. Это потому что когда мы разбились и мама умерла, я стукнулся головой. Только я этого не помню, — солнечно улыбнулся Тони и, прокрутив колеса, подъехал ближе — и замер: — Ой, от вас так вкусно пахнет! — он поймал мою руку и поднес к лицу, прикрывая глаза. Кожу опалило горячее дыхание. — Что это?

Я немного растерялась.

— Духи.

— Вкусно… — повторил Энтони, выпустил мою руку и отклонился. Солнечный свет пятнами лег на его лицо, вызолачивая ресницы. — Пахнет, как в церкви и как в кондитерской лавке. Такое… и ладанное, и десертно-сладкое, и свежее, как воздух утром. А вы, мистер, пахнете кровью, — произнес он просто и в упор посмотрел на Эллиса. — Кто вы?

— Убийца убийц, — зловеще произнес детектив, скорчив жуткую рожу, и тут же рассмеялся, обернувшись к Шилдсу: — А у вашего сына хорошая интуиция. Впрочем, возможно, моя одежда просто пропиталась запахом из морга… Ох, уж это убийство, одно беспокойство от него! Кстати, я надеялся на ваше содействие в этом деле. Такой труп удивительный! Думаю, уж не жертва ли это какого-нибудь культа?

Сэр Шилдс нервно оглянулся на сына и быстро отер выступившую каплю пота на виске.

— Я к вашим услугам, мистер Норманн. Но, прошу, давайте позднее? Чай вот-вот подадут и…

— И не стоит говорить о таких вещах при детях, — понятливо закивал Эллис и добавил задумчиво, стрельнув глазами в меня: — И не при женщинах. Кстати, юноша, — вдруг оживился он. — А чем пахнет вот от этой леди? — и он поманил Эвани.

Видимо, никак не полагающийся мисс Тайлер титул «леди» уравновесил обычное пренебрежение Эллиса, и она не стала противиться, сразу выполнив его просьбу. Энтони неуверенно наклонился — плед начал сползать с его ног — и бережно, как к тончайшему фарфору, прикоснулся к ладони мисс Тайлер.

Склонился.

Вдохнул запах.

И улыбнулся.

— А вы пахнете точь-в-точь, как моя мама, — он погладил кончиками пальцев запястье Эвани. Она вздрогнула, но сумела улыбнуться в ответ. — Розы. И фиалка. Жаль, что я помню только этот запах, а саму ее…

К счастью, именно в это момент двери столовой распахнулись, и на пороге появились странные слуги Шилдса. Они вкатили в комнату две грохочущие сервировочные тележки и принялись накрывать на стол. Запахло ванилью, корицей, миндалем и свежей выпечкой, загремели блюдца и чашечки, зазвякали серебряные приборы… Один из молчаливых слуг подвинул кресло с Энтони к столу. Я улучила момент и тихо спросила у Шилдса:

— И все-таки, что случилось с вашим сыном?

Ученый тяжело вздохнул. На секунду мне померещились — из-за освещения, верно — болезненные тени у него под глазами.

— Это долго объяснять, леди Виржиния. Я виноват, наверное. Не смог поехать с ним и с Ирэн, они отправились за город в одиночестве… Погода была скверная. Экипаж сорвался с обрыва и несколько раз перевернулся, к счастью, не докатившись до Эйвона. Кучер погиб сразу же, Ирэн тоже. А Энтони пролежал несколько часов, прижатый сломанной скамьей. В ту ужасную ночь он потерял память о трех последних годах своей жизни. И ноги. Сначала врачи говорили, что у Энтони что-то со спиной, но теперь только отмалчиваются. А кое-кто советует положиться на небеса… Он здоров, но словно проклят, словно проклят! Всем нам было бы легче, если бы мы смирились, леди Виржиния, — произнес он вдруг с неизбывной тоской, и у меня на языке стало горько. — Я здесь пытаюсь дать Энтони лучшее образование, какое только можно представить. Ведь профессору не так уж нужны ноги, а значит, он сможет получить признание в обществе, даже если и останется… калекой. Может, проще было бы смириться и опустить руки.

— Ни за что! — с испугавшей меня саму страстностью прошептала я. — Даже не думайте об этом. Сдаваться нельзя никогда!

Шилдс одарил меня странным взглядом.

— Знали бы вы, что стоит за этим «не сдаваться», Виржиния. Сколько крови и слез… Простите. Это слишком личное, — он отвел глаза. — Мне до сих пор снится Ирэн. И Энтони. Такой, каким он был раньше.

— Оте-е-ец! — звонко крикнул мальчишка.

Солнце на ресницах, солнце в глазах, солнце в каждой его улыбке… Внезапно я ощутила острую жалость. Энтони не казался страдальцем, пусть и не мог ходить. Может, потому, что Дуглас Шилдс страдал за двоих?


Я боялась, что Эллис вновь начнет вести себя, как тогда в Управлении: станет говорить о трупах, убийствах и отпускать циничные шутки. Но он словно бы ощутил витающее в воздухе трагическое чувство и был исключительно сдержан. Даже вопросы задавал благопристойные. Как давно Шилдсы переехали в здешние места, как нравится мальчику тутошний климат, подружился ли он с кем-нибудь из соседей, чем занимается сам Дуглас в свободное от обучения сына время… Вскоре я потеряла нить разговора, и лишь светские навыки позволяли мне время от времени вставлять подобающие реплики, не особенно отвлекаясь от собственных мыслей. Эвани быстро нашла общий язык с мальчиком, и отчего-то смотреть, как они смеются вместе, было тяжело. Поэтому когда наступило время уходить, я ощутила приступ постыдной радости.

— Энтони — это какое-то чудо. Такой чистый и светлый мальчик, — с изрядной долей благоговения произнесла Эвани, когда мы отъехали от поместья. Тихо позвякивала сбруя, вгонял в сон ритмичный перестук копыт, фыркали негромко лошади, словно переговариваясь — все звуки, даже самые простые, казались сейчас исполненными тайного смысла, будто складывались в грустную мелодию. — Глядя на него, я впервые подумала, какое это счастье — быть матерью… Если когда-нибудь небеса пошлют мне сына, то пусть он будет похож на Энтони!

— Главное, чтоб он безногим не был, а там пусть хоть маленьким чертенком растет, — пробормотал Эллис себе под нос и нахмурился, словно что-то вспоминая.

К счастью, Эвани его не услышала.

— А вы, Эллис? — обратилась я к нему. — Для вас эта поездка была полезна?

— О, да! — расцвел он. — Исключительно полезна. Во-первых, я обзавелся личным консультантом по ритуальным убийствам. Во-вторых, убедился, что у Дугласа Шилдса были все возможности совершить убийство. Вы слышали, что он преподавал вместе с историей? Астрономию и, внимание, медицину! — Эллис торжествующе воздел палец к небу. — Конечно, чтобы разобраться во всех этих культах и обрядах нужно и то, и другое, и еще математика не помешает — расчеты все-таки… Но так или иначе, это дает нам возможность.

Эвани гневно стиснула поводья:

— Вы подозреваете безутешного отца…

— Я знаю, на что бывают способны безутешные отцы, — насмешливо перебил ее Эллис. — Боюсь, мисс Тайлер, я видел слишком много людских пороков, чтобы верить исключительно в свет.

— Думаю, священник на исповеди тоже слышит всякое и знает о многих грехах. Но я не представляю, чтобы отец Марк сказал то, что сказали вы, — холодно заметила Эвани. В глазах ее появился металлический блеск.

— Марк просто наивный дурак, — в сердцах произнес детектив.

Эвани поджала губы, отвернулась и хлестнула лошадь, посылая ее рысью.

— Я не буду извиняться. И не надо смотреть на меня этим своим фирменным взглядом «вы-еще-пожалеете-об-этом», Виржиния. Я всего лишь делаю свою работу, — Эллис цинично развел руками. — Если бы я не подозревал каждого, находясь при исполнении, то в половине случаев преступники уходили бы от правосудия.

В памяти моей воскресло лицо Дугласа Шилдса, искаженное от горя.

А потом — образ Бесси Доусон. Мертвой.

— Понимаю, — кивнула я осторожно. — Но, не обессудьте, сейчас я не стану составлять компанию вам, а лучше нагоню Эвани. Я-то как раз не при исполнении, а потому имею право на чувства, — я помолчала. — А перед Эвани все же извинитесь.

— Я не виноват ни в чем, — буркнул обиженно детектив и взъерошил волосы, и без того пребывающие в беспорядке.

— Извиняются не всегда те, кто виноват, Эллис. Увидимся за ужином.

Эвани я догнала быстро. Но до самого дома мы так и не обменялись ни единым словом.

А Эллис к ужину не явился.


— Мистер Джонс, будьте так любезны, напомните мистеру Норманну, что трапезничать в этом доме принято всем вместе, за одним столом.

Дворецкий склонился, прижав руку к груди. На воротнике у него темнели влажные пятна — жаркий день перешел в не менее душный вечер. Точнее сказать, в летнем платье было очень даже удобно, а вот в униформе — нет; ее бы сменить на что-нибудь полегче, тем более приемов в особняке пока не намечалось, но Джонс оказался на редкость педантичным.

— Я бы с радостью, леди, — прокряхтел он. — Однако мистер Норманн соизволил уйти из поместья сразу же после того, как с прогулки вернулся.

— Мистер Брэдфорд? — обернулась я к доктору, почитывающему позавчерашнюю газету.

— Сожалею, леди, но не имею ни малейшего понятия, где может быть Эллис, — улыбнулся он тонко и, свернув газету, отложил ее в сторону. — Могу лишь предположить, что он направился в деревню, чтобы еще раз потребовать доступ в архивы.

— Так поздно? — удивилась я.

— Почему бы и нет? Дела, как говорят у нас, в Бромли, никогда не спят, — пожал плечами доктор и вдруг снова потянулся к газете. Достав карандаш, он черканул что-то на полях небрежно и передал ее мне через Эвани. — К слову о столице, леди Виржиния. Думаю, вам приятно будет почитать заметку… Ту, что я отметил.

— Непременно, — я отложила газету, но Брэдфорд обезоруживающе улыбнулся:

— Нет-нет, посмотрите сейчас. Это маленькая заметка.

Удивленная его настойчивостью, я все же развернула шуршащий лист.

На полях мелким и неразборчивым почерком было написано:


«Эллис в саду, беседует с Л.; новости дурные».


В недоумении я посмотрела на Брэдфорда. Тот не произнес ни слова, но глазами указал на замершего у дверей Джонса, потом — на миссис Стрикленд, накрывающую на стол… Больше ничего пояснять и не потребовалось. Подозревать собственных слуг, конечно, было дико. Дворецкий — еще ладно, во всех детективах виноватыми обычно оказываются дворецкие, но горничная? Однако кое с чем я все же согласилась: лучше пока соблюдать осторожность, ведь слуги могут проболтаться, к примеру, по глупости.

— Действительно, любопытная заметка, — я свернула газету надписью внутрь и отложила в сторону. — Какой ароматный бульон! Недолюбливаю рыбу, но это нечто чудесное! Так что приятного аппетита всем…

Самое трудное было дождаться конца ужина, степенно выпить чашечку кофе и только потом отправиться в сад — якобы подышать свежим воздухом. Около клумб с розами я услышала тихие шаги у себя за спиной и обернулась, сжимая кулаки, но это оказался всего лишь доктор Брэдфорд.

— Простите, если напугал вас, леди, — повинился он без видимых угрызений совести. Лицо его призрачно белело в густых сумерках. Только глаза были темным провалами за тонким стеклом очков. — Но мне подумалось, что кое-что вам не помешает… Ночи здесь прохладные, река близко, — и с этими словами он накинул мне на плечи мягкую и легкую шаль.

— Спасибо, — растерянно поблагодарила его я. — Не помню у себя такой вещи…

— Это подарок моей бабки. Руки у нее золотые, и возраст не помеха, — пояснил Брэдфорд и практично добавил: — Разумеется, я рассчитываю, что вы вернете потом эту шаль. Бывает, что на дежурствах в Управлении она спасает меня от сквозняков.

— О… Разумеется, — с облегчением кивнула я. Только подарков от посторонних мужчин не хватало! А так получается простая, ни к чему не обязывающая галантность. — Вы собираетесь составить мне компанию?

— Конечно, — подтвердил доктор невозмутимо. — Вдруг убийца прячется именно в вашем саду? Или… — он сощурился. — Или вас смущает, что придется быть наедине с тремя мужчинами, да еще ночью? Может, стоит позвать вашу компаньонку?

Во мне тут же взыграла бабушкина бунтарская кровь.

— Смущаюсь? Нет. Во-первых, я в своем поместье и вольна вести себя как пожелаю, а болтливые слуги вылетят с треском, в одну секунду и без рекомендаций. Во-вторых, Эллис вполне сойдет за дуэнью, — добавила я.

— Не вздумайте ему это сказать, — с улыбкой предупредил Брэдфорд. — К слову, вы не туда идете. Я бы стал искать Эллиса в самой темной части парка. Там.

И он указал темный лабиринт можжевеловых зарослей. Я пригляделась — и различила за густыми ветвями неясный свет.

Потайной фонарь.

— В таком случае поспешим, мистер Брэдфорд. Невежливо будет заставлять мистера Маноле пересказывать все заново несколько раз.

Интуиция не подвела доктора Брэдфорда. За очередными, особенно плотными зарослями можжевельника мы обнаружили и Эллиса, и Лайзо. Детектив сидел прямо на земле, подстелив свой пиджак. Не слишком аккуратно… Впрочем, эта деталь туалета еще и не такое переживала и давно уже потеряла приличный внешний вид. А Лайзо и вовсе устроился на низкой ветви старой яблони, свесив одну ногу вниз и опершись на ствол. Тусклый огонек оплывшей свечи в фонаре трепетал, то выхватывая расстегнутый ворот белой рубахи, то вновь погружая Лайзо во тьму.

— А, Виржиния, Нэйт! — махнул рукою Эллис, ничуть не удивившись нашему появлению. — А мы вас как раз дожидались. Видите ли, рассказ слегка затянулся, потом мы немного поспорили, обсудили кое-какие версии, а когда я вспомнил о времени, то вам уже, наверное, подавали десерт. Я до сладкого не охотник, так что решил дождаться вас здесь. Вы не догадались принести что-нибудь съедобное, чтобы я ночью не разграблял кухню? Ну, и Лайзо тоже разумеется.

— Я принес пирог с мясом, — ответил доктор, прежде чем я успела возмутиться: графине — и заботиться о пропитании для собственного слуги и для детектива! — Был еще один, с зеленью и с сыром, но ты вроде бы не любишь такое.

— Ну, можно было бы Лайзо скормить, — пожал плечами Эллис и, улыбаясь, протянул руки к пирогу. — Давай сюда. Лайзо, не возражаешь, если сначала я поем? Этот пирог не разломаешь, крошится…

— Ешь тогда уж все, — усмехнулся Лайзо, и белые зубы влажно блеснули в полумраке. — Меня-то в таборе угостили. Влади, главный у них, человек хороший. Принял меня ласково, хоть я и не из кочевых… — он сделал многозначительную паузу. — А может, Нана подсказала, как обойтись со мною, когда своего разглядела.

— А кто такая эта Нана? — доктор, нисколько не сомневаясь, уселся прямо на траву.

Я замерла в нерешительности. Юбку было жалко. Эллис вздохнул, а потом подвинулся, пуская меня на край своего пиджака. Поколебавшись недолго между перспективами нарушить немного этикет или простоять весь разговор на ногах, я все же присела рядом с детективом. Правда, теперь приходилось смотреть на Лайзо снизу вверх. Ну, зато бок мне грела теплая спина Эллиса.

— Нана? Шувани она, ведьма, — небрежно качнул ногою Лайзо. — Так вот, угостили меня на славу, да и рассказали немало любопытного.

— Излагай, — милостиво разрешил Эллис, дожевывая корочку от пирога. И когда успел с ним расправиться? — Все то же самое, о чем ты говорил последние часа полтора, но кратко. Описания красоток из табора можешь опустить, — Эллис бросил на меня странный взгляд. — Как и свои домыслы.

— Табор в здешних местах с самой осени стоит, — неторопливо начал Лайзо. — Беда всю зиму вокруг ходила, да на излете в двери постучалась. К весне ближе Янко пропал, слепец. Он пел знатно, его в таборе любили. До сих пор себе Нана простить не может, что не уследила. Ушел на реку, прогуляться, да и сгинул — вместе с псом своим. Искали-искали, да так и не нашли, решили, что утоп. А в самом начале лета, когда поля зацвели и табор с места сниматься стал, пропала Шанита. Тут уж все не на шутку взволновались. Шанита ведь за себя постоять могла. Она все, бывало, по ярмаркам ходила, гадала… Руки у нее были ловкие, — добавил Лайзо таким голосом, что сразу стало ясно — Шанита этими руками вещи не совсем законные делала. — И все же сгинула. Влади, Нана и мать Шаниты в деревню ходили, выспрашивать пытались, не видал ли кто девушку. Так Уолш с доктором своим на них людей натравили, как лютых псов! Всем табором искали Шаниту, да без толку. Потом уже, когда через месяц она не вернулась — оплакали по нашему обычаю. А там уже и ярмарка в Бромли на носу была, решили до конца лета подождать, а потом откочевать дальше от этого злого места. Вот такие дела, — подытожил он.

Повисло молчание. Большой ночной мотылек, прилетевший неведомо откуда, бился в мутное фонарное стекло, рискуя опалить крылья. Мне было жутко смотреть на это, и я отвернулась. Но покоя не было даже в небе. Густо-фиолетовое на западе, иссиня-черное на востоке… Тревожное, темное, злое.

— И что же делать теперь будешь? — негромко спросил Эллиса Брэдфорд, разбивая стеклянно хрупкую тишину.

— Как что? — неприятно улыбнулся детектив. — Выписывать обученных собак из Бромли. Пусть вышлют хотя бы трех. Будем искать старые трупы… Вдруг нам повезет. Как вы думаете, Виржиния?

Я вообще никогда не думала, что найти старый труп — это везение, но заставила себя кивнуть:

— Непременно повезет.

— Вот и славно, — подытожил Эллис и встрепенулся: — Кстати, Нэйт, что там с анализом крови? Утром результатов еще не было, а сейчас?

— Почему же, были, но приблизительные, — сдержанно возразил Брэдфорд. — Я провел дополнительные анализы крови, тканей, мозга и содержимого желудка, и теперь могу сказать со всей уверенностью, что Бесси Доусон во время так называемой операции находилась под воздействием морфия. Раствор был введен внутривенно. Вероятно, жертву сначала оглушили ударом по голове — об этом свидетельствует гематома, и только потом сделали инъекцию морфия. В деревне наркотик достать невозможно, на это жаловался доктор Максвелл, — Брэдфорд размял травинку пальцами и рассеянно вдохнул терпкий запах. — Приходится ездить в Бромли или в один из пригородов — Найтскраун или Вуден.

Эллису эта новость понравилась необычайно.

— Значит, морфий? Приятно слышать. После того, как герцога Горинга обманутая служанка пыталась отравить морфием, Парламент обязал аптеки вести учет покупателей, которые берут значительные дозы этого наркотика или приходят за ним постоянно. Надо будет потом съездить в Найтскраун и Вуден, проверить записи за последние пару лет. В Бромли-то проверять — дело гиблое, там аптек как грязи. Кстати, а Максвеллу-то морфий зачем? Для обезболивания на операциях вроде используют хлороформ.

— Я поинтересуюсь у него, — пообещал Брэдфорд.

На этом разговор был окончен. Доктор любезно проводил меня до особняка, а Лайзо с Эллисом задержались еще ненадолго в саду. Я же, вернувшись в свои комнаты, не сразу легла спать, а сперва написала несколько писем — мистеру Уоткинсу, миссис О'Бёрн, а еще — Кэтлин Хэмбл: обращаться к самому баронету у меня не было ни малейшего желания. С Пауэллами мы уже давно договорились о встрече на этой неделе, а в остальных случаях требовалось лишь уточнить дату, что я и сделала. И, придирчиво просмотрев свое расписание, нахмурилась. Получалось, что мне придется выезжать из поместья каждые два дня. Утомительно, если учесть, что Лайзо по просьбе Эллиса занят в расследовании, и на автомобиль рассчитывать нельзя.

Значит, снова лошади. Как же я не люблю верховую езду!


Осень. Бромли тонет в ледяных туманах. Промозглая сырость сочится изо всех щелей, и от нее одеяла делаются влажными и тяжелыми. Единственное спасение от холода — камин. В самой маленькой гостиной особняка на Спэрроу-плэйс, в Семейной, как зовут ее слуги, всегда тепло и приятно пахнет. Иногда — подогретым хлебом и кофе, иногда — специями и дымом.

А сегодня — горячим шоколадом. Котелок подвешен высоко, и рыжий огонь до него не достает; тягучий напиток не булькает, закипая, а томится на сильном жару.

— Замерзла?

Леди Милдред — в тяжелом платье из темно-красной шерсти. Ворот его глухой, а юбки старомодно длинны. На плечо падает одна-единственная прядь, выбившаяся из гладкой «анцианской раковины» на затылке. На правой руке у бабушки скромно поблескивает кольцо — роза из черненого серебра.

Зябко переступаю с ноги на ногу. Детское домашнее платье мне, взрослой женщине, коротко и узко.

— Да. Можно? — киваю на котелок с шоколадом.

Ковш медный, а ручка у него из красного дерева, как у моей любимой турки в «Старом гнезде». Чашка — фарфоровая, тонкая, белая; снаружи она расписана голубым и золотым. Шоколад не льется из ковша — тягуче перетекает бархатно-коричневым языком.

На вкус — горьковато-пряный. Милдред любит добавлять в напитки перец и мускатный орех. Но сейчас это сочетание отчего-то меня не греет.

— Мир — бесконечная зимняя ночь, Гинни, — задумчиво произносит она. — Те, кого мы любим и кто любит нас — это дар тепла и света. Без них жизнь становится борьбою и мукой… Но те, кто никогда не знал тепла и света, страдают без них куда меньше тех, кто знал, но утратил…

Заставляю себя улыбнуться.

— Со временем к морозу привыкаешь и перестаешь ощущать его укусы. А глаза начинают видеть в темноте.

Милдред качает головой. Зыбкие тени колеблются.

— Обман себя, Гинни. Не мороз перестает кусать тебя — нет, это ты немеешь, а онемение — первый знак смерти. Глаза начинают видеть в темноте, это так; но цветов они не различают. Мир становится унылым и тусклым.

— И что же делать? — раздраженно отставляю чашку — слишком резко, и горячий шоколад выплескивается мне на пальцы. — Ох…

— Конечно, искать другой источник тепла и света, Гинни. Сначала тебе покажется, что ты предаешь память о своих близких самой любовью к другим людям; но потом осознаешь, что эти другие нуждаются в тебе не менее, чем ты в них.

— Ты говоришь о Дугласе Шилдсе? — голос мой звенит от волнения.

Она улыбается. Я не вижу, но чувствую.

— Нет, Гинни. О тебе.


Эллис придержал свою лошадь и с интересом развернулся ко мне.

— Итак, Виржиния. Еще раз расскажите мне, что это за люди — Пауэллы? Что в них необычного? Материалы из архива в Бромли придут только завтра, а сейчас я целиком и полностью завишу от вас.

На сей раз Эвани осталась дома; Пауэллы — старинные друзья Эверсанов, и при визите к ним можно оставить некоторые светские условности, вроде обязательного сопровождения леди компаньонкой. Детектив только обрадовался такому повороту. Да и Эвани, кажется, была счастлива, что может выгадать несколько часов и провести их за непринужденной беседой с Оуэном.

А я тоже наслаждалась прогулкой, несмотря на то, что спина уже начала побаливать от напряжения. Шелестели бумажно выгоревшие на исходе лета высокие травы; сухо трещали цикады, выводя бесконечную свою песню; темнели вдалеке громады лесов — дуб, вяз, граб, ясень… Поговаривали, что хоть Бромли и был совсем близко, дикие звери еще не перевелись в округе, и встречались тут не только зайцы и косули, но даже и лисы, и волки, а особенно невезучий путник мог столкнуться и с медведем.

Впрочем, как показали последние дни, в здешних местах водились хищники и пострашнее.

— Что необычного? — я с некоторым трудом вернулась из сумрачных мыслей к действительности. — Пожалуй, что и ничего. Обыкновенная семья. Эрик Пауэлл — сын древнего рода. Титул и земли первый барон Пауэлл получил за сражение при замке Рок, когда спас жизнь Георгу Второму Счастливчику. С тех пор, правда, Пауэллы не воевали. Что же до Черити, то ее отец — богатый промышленник, и ныне здравствующий, к слову. Девичья фамилия у нее Дэвис, приданное к свадьбе давали очень щедрое. Брак был совершен по уговору, однако вскоре супруги с удивлением обнаружили, что «терпеть» друг друга им вовсе не нужно — они, оказывается, успели влюбиться, взаимно и накрепко. Черити до сих пор обожает своего «драгоценного Эрика», хоть он и облысел, а он и рад бы носить супругу на руках, да вот беда — она после рождения трех сыновей изрядно пополнела, — я улыбнулась, вспомнив забавную пару.

Эллис расхохотался от души:

— А вы говорите — «ничего необычного»! Виржиния, да такая любовь, пронесенная через годы — это самое настоящее чудо, без преувеличения! Ну, скоро я смогу наблюдать его воочию. Долго ли еще до особняка Пауэллов?

— Обогнем холм, проедем по Дубовой аллее и как раз окажемся у порога. Пауэллы живут весьма скромно. Для баронов, разумеется. Поместье у них обширное, но ничем не огороженное и нисколько не облагороженное — дубы растут, дикие нарциссы по весне, трава по пояс… Впрочем, вы сами увидите, и уже очень скоро.

Как ни готовила я себя к встрече с Пауэллами, но, как обычно с ними и бывало, все пошло не по плану.

Когда мы проезжали мимо густых зарослей шиповника, послышалось негромкое пение. Не знай я Черити так хорошо, то так и поехала бы дальше. Но…

— Эллис, будьте любезны, помогите мне спешиться. Я познакомлю вас с баронессой Пауэлл.

Детектив скептически выгнул брови, но возражать не стал и любезно исполнил мою просьбу. Закрепив шлейф амазонки, я привязала повод к молодому дубку и решительно направилась вглубь зарослей по еле заметной тропке. Колючие ветви шиповника цеплялись за ткань, как будто не хотели пускать меня дальше, но когда это мелкие неприятности могли переломить упрямство Валтеров?

Пение подозрительно стихло.

— Черити, дорогая! — окликнула я негромко, и спустя всего мгновение окрестности огласились радостным:

— Гинни, малютка!

Черити сложно было перепутать с кем-то еще — только она говорила, как девочка десяти лет, таким же чистым, дрожащим и тоненьким голоском.

— Гинни! — кусты шиповника опасно заколебались, отмечая путь маленькой баронессы. — Как же я соскучилась, деточка! Дай-ка, я тебя обниму! — и из шиповниковой арки вынырнула немолодая уже, полненькая женщина на две головы ниже меня.

Она была облачена в странный костюм, какой обычно носят садовники, только из более плотной ткани. Голова у Черити была завязана ярким платком, на манер гипси. За спиной у баронессы мотался ивовый короб, в котором ворохом лежали ароматные лепестки.

— Ах, милая! — она стиснула меня в самых сердечных объятиях, уткнувшись носом куда-то в подмышку. — Давно же ты нас не навещала, совсем забросила стариков! А как похорошела-то, как похорошела — чисто фея!

— А вы ничуть не изменились, Черити, — я обняла ее в ответ. — Кажется, время обходит вас стороною… Я тоже скучала. Как Эрик?

— Чудесно! — Черити запрокинула лицо и счастливо рассмеялась, жмуря желтоватые, как у кошки, глаза. — Все так же охоч до моих домашних настоек. Я как раз собираю шиповник — замечательный из него ликер получается, честное слово! Кстати, а ты сама не хочешь опрокинуть рюмочку-другую? Моего фирменного? — и она задорно подмигнула.

— Почему бы и нет? — легко согласилась я, чувствуя себя вернувшейся в детство. Только тогда маленькой Гинни предлагали карамель, а вот Милдред… Впрочем, не время вспоминать о бабушке. — Ох, Черити, чуть не забыла. Помните, нынче весною я писала вам о парикмахере-убийце и о детективе, спасшем мне жизнь? — Черити кивнула, все так же улыбаясь, но глаза у нее стали серьезными. — Так вот, счастлива представить вам мистера Норманна, — и я указала рукою на Эллиса.

Тот не сплоховал — в кои-то веки! — и согнулся в почтительном поклоне.

— Польщен знакомством с вами, леди, — произнес Эллис бархатным голосом. В глазах у него плясало лукавство. — И не сочтите за наглость, но упоминание фирменной настойки очень и очень меня заинтересовало. Вы же знаете, какие мы, столичные «гуси», — закончил он с непередаваемой иронией.

Черити вновь рассмеялась, высоко и звонко.

— Разумеется, мистер Норманн. Друзьям Гинни у нас всегда рады. И, конечно, для «гуся»-то я найду и что-нибудь покрепче домашней настойки!

Уже выходя на дорогу, я улучила момент и, встретившись с Эллисом глазами, едва слышно спросила его: «Как она вам?», имея в виду, конечно, Черити.

Детектив сделал страшные глаза и ответил так же тихо, одними губами:

— Очарован!

Гостеприимный особняк Пауэллов не прятался от путников, отчетливо проступая из-под зеленой акварели деревьев и кустарника. Раскрашенный в яркие цвета, он как будто явился из детской сказки: белоснежные стены, пронзительно-синие подоконники, прозрачно-голубая черепица — купол небесный… Приманка, искушение, пряничный домик, только внутри поджидает не злая ведьма, а добрая волшебница. И у нее, как приговаривал, посмеиваясь, барон Пауэлл, для каждого находился колдовской напиток по вкусу.

Внутри дома витали запахи чая, медовых вафель и топленого молока — всегда. И даже сейчас, когда я давным-давно не была уже сластеной, они пробуждали во мне предчувствия чего-то замечательного.

— Эрик, драгоценный! — тоненько пропела Черити, снимая с плеч ивовый короб. — Посмотри, кто к нам приехал! Мистер Норманн, вы не стесняйтесь, проходите… Ай? Пиджак где оставить? Ой, где вздумается, там и оставляйте. Слуги-то у нас только по утрам и бывают. Повар по утрам приходит, вечером уходит — он на холме живет, близенько отсюда. Ну, еще старушка Клара нам помогает, то да се с кухни принести, прибрать чего…

Черити щебетала без умолку, умудряясь делать с десяток дел одновременно. Звать Эрика, подсказывать Эллису, куда повесить верхнюю одежду, перетряхивать ароматные лепестки в коробе, пристраивать мою шляпку на крючке… Так, словно у маленькой баронессы было шесть рук и по меньшей мере два рта.

Почти как у древней бхаратской богини.

— Черити, солнце мое, ты звала меня? — проскрипели с верха лестницы, и я взмахнула рукой:

— Дядюшка Эрик!

— Гинни, ты ли это? Ох, и порадовала старика! — тяжелая трость застучала по ступеням, и вскоре перед нами предстал нынешний барон Пауэлл собственной персоной.

Среднего роста, с вытянутым лицом, совершенно лысый, но зато с пышными седыми усами, он скорее напоминал сошедшего со сцены героя пьесы о провинциальном дворянстве, чем настоящего дворянина. За круглыми стеклами очков сияли доброжелательным любопытством глаза удивительного ярко-синего цвета, какие мне никогда не доводилось встречать ни до, ни после знакомства с Пауэллами. Пожалуй, только Лайзо Маноле природа наделила красками столь щедро. Но для моего сердца нескладный и неловкий дядюшка Эрик был куда милей и роднее десятка признанных красавцев.

— Ах, Гинни, деточка наша! — причитая совсем не по-мужски, похромал ко мне барон, утирая на ходу скупую слезу, и сентиментальные приветствия с уверениями во взаимных привязанностях пошли по второму кругу.

Лишь немного позже, когда восторги несколько улеглись, а Клара сноровисто накрыла на стол, завязалась осмысленная беседа.

— Ох, Гинни, деточка, нам так жаль твою служанку… Ты кушай, кушай, чудесный суп! Эти грибочки я сама собирала, — гордо добавила Черити, а Эллис поперхнулся и недоверчиво оглядел свою тарелку. — Такая ужасная трагедия, только об этом в деревне и говорят! Мой ненаглядный Эрик намедни ходил в деревню за шерстью — у меня кончилась, а шарф хочется довязать до холодов… Словом, он пропустил стаканчик-другой у мистера Рэйфа…

— Отвратительное пойло, не чета твоим настойкам, дорогая, — вставил предусмотрительно Эрик, и супруги обменялись нежными взглядами, а потом Черити продолжила:

— Так вот, мистер Рэйф говорил, что это никак проклятие на деревню пало! — страшно-страшно округлила глаза баронесса. — Если б я в это мракобесие верила, то сама бы перепугалась. Ох, Гинни, девочка ненаглядная, это же, коли с позапрошлой зимы посчитать, пятый человек помирает! Сперва старик Портер в лесу сгинул, когда за дровами пошел. Потом косой сынок Уивера, который еще кроме «на» и «дай» говорить ничего не умел, хоть и вымахал оглобля оглоблей — такой здоровяк, а до города не дошел, сгинул. А потом еще…

— …дочь О'Бриана не вернулась с гуляний, и ее так и не нашли. А младший сын Джерри Макнила утонул весной в реке, — рассеянно продолжила я, вспомнив слова Уолша. Его голос словно наяву зазвучал в моей памяти.

Эллис взвился пружиной, опрокидывая миску со злосчастным супом:

— Вы знали? Вы знали, но не сказали мне? — едва ли не задыхаясь от возмущения, произнес он и обернулся к замершей испуганно Черити: — Простите, я не сдержался. Просто это было очень и очень неожиданно. Я так рассчитывал на подобные сведения, а тут выясняется, что леди Виржиния утаивала их от меня. А ведь это играет на руку убийце!

— Ничего я не утаивала, — возмутилась я искренне. — Вы не спрашивали, мистер Норманн. Да и не лучше ли уточнить количество пропавших в архиве, а не доверяться сплетням?

Эллис устало опустился на стул. Черити наконец отмерла, вскочила и, торопливо обойдя стол, набросила на быстро растекающееся суповое пятно салфетку.

— Нет никакого архива, леди Виржиния, — глухо произнес детектив, и мне стало жутковато. — И я пока не знаю, почему мистер Уолш пытается водить меня за нос. Это преступный умысел или преступная беспечность? Леди Пауэлл, — обратился вдруг Эллис к маленькой баронессе, храбро сражающейся с пятном. — Вы, кажется, осведомлены обо всем, что происходит в округе, лучше здешнего инспектора, — он осторожно забрал у нее грязную салфетку и сжал маленькие пухлые ручки в своих. Эрик ревниво насупил седые брови. — Прошу вас, расскажите мне. Это может спасти невинную душу.

Черити беспомощно отступила на шаг назад и несмело дернула рукою. Но Эллис, как я знала по своему опыту, держал крепко. И не только чужие пальцы.

Души тоже.

— Что ж это получается? — жалобно вопросила баронесса. — На деревне и впрямь проклятие?

— Хуже, — мрачно ответил Эллис. — В этой деревне поселился зверь. И я здесь, чтобы поймать его — и посадить в клетку.

Разумеется, Черити сдалась.

И, конечно, Эрик помог супруге, чем сумел, пересказывая все сплетни, которые слышал в пабе у Рэйфа.

Не так я представляла себе обед в пряничном домике из моего детства…


— Да, Виржиния, это просто прелестно! — Эллис буквально лучился довольством. Чего нельзя было сказать обо мне; я терзалась черной меланхолией. — У вашей Черити великолепная память, чтоб у меня была такая в ее годы!

Я опустила голову, скрывая выражение лица за полями шляпки. Впрочем, мы выбрали для отдыха тенистое местечко, прямо посреди ясеневой рощи, и в любом случае Эллис вряд ли бы что-то разглядел.

Зеленый полумрак. Будто в аквариуме у леди Вайтберри.

— У леди Пауэлл. Это для меня они Черити и дядя Эрик, а вам, Эллис, не худо бы помнить, что это все-таки барон с супругой, и иметь хоть каплю уважения.

— Уважаю их безмерно, — горячо уверил меня детектив. — Несмотря на подозрительные грибы и настойки. Какой ворох информации! А информация, Виржиния, — это все. Думаете, что такое стезя детектива? Озарения? Погони? Нет. Это немного удачи — и часы, дни, недели скрупулезной работы с документами, свидетелями и уликами. Анализ, рассуждения, десяток абсурдных версий на одну перспективную, тоска, отчаяние, упрямство… А потому любые сведения — на вес золота. И уж тем более такие. Предполагаемые жертвы, их описание и даты исчезновений — это ли не счастье?

— Как знать.

— Ну, не будьте такой унылой рыбиной, Виржиния, веселее!

Эллис с недопустимой фамильярностью толкнул меня в плечо и рассмеялся. Я смерила его фамильным взглядом Валтеров. Наглец смутился — или сделал вид, что смутился.

— Простите, право. Я будто пьяный сейчас.

Глаза у него блестели, как в лихорадке.

— Думаю, после половины графина можжевеловой настойки — не «будто», а самый что ни есть пьяный, — вздохнула я, немного отодвигаясь по бревну. Все равно юбка была безнадежно запачкана сухой корой. — Настойка эта пьется мягко, но быстро лишает разума и чувства меры. Поэтому я и предложила вам остановиться и переждать здесь, в прохладе, хотя бы час. В доме, к сожалению, слишком велик был риск, что Черити соблазнит вас дегустацией еще какой-нибудь редкости. А тут достаточно свежий ветер, чтобы проветрить вашу неразумную голову, Эллис.

Он виновато посмотрел на меня — и сполз с бревна, растягиваясь на мягкой травке.

— Если вы правы, Виржиния, то этот часок мне лучше употребить на сон, — невнятно произнес детектив, сдвигая кепи на лицо. — А вы пока погуляйте по лугу… пособирайте цветы… Что там еще обычно делают юные невинные девы по весне?

— Сейчас лето.

Эллис пробормотал что-то совсем неразборчивое, и я, предпочтя сделать вид, что это « скажите еще, что вы — не невинная дева» мне просто померещилось, поднялась и решительно направилась к дороге.

Там, на обочине, кажется, росли какие-то цветочки. Надеюсь, не ядовитые.

Впрочем, далеко мне уйти не удалось.

Сначала беспокойно зафыркали лошади. Потом взметнулись где-то вдалеке птицы, будто потревоженные хищником. Мне, признаться, стало не по себе. Подобрав с земли увесистую палку и отчаянно жалея, что оставила револьвер в особняке, я осторожно направилась к месту, где были привязаны лошади. Сперва мне показалось, что ничего особенного не произошло. Лошади хоть и беспокоились, перетаптывались, но чужих вокруг не было заметно.

«Зверь пробежал? — подумала я отстраненно. — Может, лиса? Или кто покрупнее?»

В растерянности я подошла ближе, успокаивающе погладила лошадь, провела рукой по краю седла…

И отшатнулась.

Сразу это было незаметно, но…

— Эллис! — я опрометью кинулась к полянке, где задремал опьяневший детектив. — Эллис, проснитесь немедленно!

— Что такое? — он выскочил мне на встречу из-за куста бузины, на ходу вытаскивая пистолет из-за пояса. — Виржиния, перестаньте мельтешить, ради всего святого! Что происходит? На вас напал кто-то?

— На вас! — задыхаясь, я подбежала к нему и быстро оглядела заросли. Теперь лес казался мне крайне недружелюбным.

— Что? — недоумевая, посмотрел на меня детектив. — На меня?

— Да… то есть на вашу лошадь. Подпруга. Она подрезана. Именно у вашей лошади, моя в порядке. Кто-то покушался на вас, Эллис… И он где-то неподалеку.

— Неподалеку? — он крутанулся на пятках и подозрительно всмотрелся в заросли. — Нет. Бесполезно. Слишком неудобное место, нужно выехать на открытое пространство. А здесь может целая армия прятаться в кустах, а мы и не заметим… — и добавил совсем тихо: — Надеюсь, что этот «кто-то» не собирается по нам стрелять из засады. Впрочем, стал бы он подрезать ремни, если бы собирался?

Первое впечатление меня не подвело. Сбруя действительно была испорчена, причем очень осторожно. Так, что ремни не порвались бы, когда всадник садился на лошадь. А вот если бы она испугалась чего-нибудь и сорвалась в галоп…

— А у этой девочки с подпругой все в порядке? — Эллис задумчиво погладил мою вороную по лоснящемуся боку. — Очень странно… Покушение на графиню — вещь обычная, а вот такое ничтожество, как я, может заинтересовать только тех, кто уже попал под подозрение. Или попадет в ближайшее время. Виржиния, берите лошадь под уздцы — нам придется пройти некоторое время пешком. По крайней мере, с час. Во-первых, выйдем на открытое пространство и убедимся, что за нами нет хвоста. Во-вторых, проверим, не отравил ли злоумышленник лошадей и не взбесятся ли они в ближайшее время. Потом, если не возражаете, я вообще сниму эту ненадежную штуковину, — он кивнул на испорченное седло, — и поеду так. Конечно, не слишком удобно, да и брюки запачкаются… Но куда больше шансов удержаться на лошади без седла вообще, чем в таком, какое может в любую секунду сползти под брюхо.

— Так и сделаем, — смиренно кивнула я, продолжая сжимать в руке увесистую палку. Расстаться с единственным «орудием защиты» было превыше моих сил. — Эллис, вы уверены, что идти безопасно? А вдруг на нас нападут?

— Напасть и здесь могут, — пожал плечами детектив и вдруг заинтересовался: — Виржиния, а нет ли у вас воды в седельных сумках?

— Была, кажется, одна фляга — Мэдди приготовила. Только там не простая вода, а холодный чай. Говорят, что он лучше утоляет жажду. Только если хотите пить, я лучше сама открою флягу — крышка там с секретом.

Эллис раздосадованно мотнул головой:

— Спасибо, не трудитесь. Лучше б это вода была. Я хотел немного… э-э, освежиться. Настойки вашей Черити действительно выше всяких похвал, — заключил он едва слышно, и я рассмеялась против воли.

Только вот смех это был нервный.

На открытом пространстве, под яркими лучами солнца тревоги мои несколько улеглись, а Эллиса, к сожалению, настигла мигрень — и, как следствие, мрачная подозрительность. Он шел рядом со мною, пиная мелкие камешки на дороге, и рассуждал вслух.

— Итак, что мы имеем? Ремень, испорченный аккуратно, но явно в спешке — один надрез в таком месте, что можно легко обнаружить повреждение, приглядевшись. Вряд ли злоумышленник действовал во время нашей остановки, он просто не мог предугадать такой ход, а хвоста за нами не было — значит, и версию со спонтанным решением отметаем. Уверен, что лошадей сейчас не человек испугал, а пробегающая мимо лиса. Подпругу же подрезали, скорее всего, или у Пауэллов, или даже еще раньше, в вашем поместье. Кто там, кстати, занимается лошадьми?

— Томми. Тот мальчик, который нашел труп Бесси Доусон.

— Хорошенькое совпадение, — то ли в шутку, то ли всерьез покивал Эллис. — Жаль, что мотива у вашего мальчика нет. Разве что этот Томми помогает кому-нибудь… Неважно. Значит, останавливаемся на двух уже упомянутых версиях. Но я лично склоняюсь к первой — подпругу испортили у Пауэллов. Почему не у вас и не в дороге? Ну, у вас конюшни располагаются недалеко от гаража. Насколько я знаю Лайзо, он любит подремать на свежем воздухе. А между конюшней и гаражом растет такой замечательный старый дуб с толстыми ветвями… Спит Лайзо чутко, провернуть что-то у него под носом — это нужно гением быть.

— А почему вы считаете, что ремень не могли подрезать в дороге? — невежливо перебила я Эллиса, чтобы остановить поток разглагольствований о Лайзо.

— Я уже говорил, Виржиния. Это было бы слишком сложно. Местность почти все время открытая. Чтобы попасть в эту рощицу, пришлось свернуть с дороги. Шпион не мог такого предусмотреть. Значит, он просто знал, куда мы направляемся… О! — Эллис прищелкнул пальцами, и его лошадь беспокойно дернула ухом. — Наверняка слежка ведется не первый день, но сегодняшнее покушение — импровизация. Некто, скажем, решил разведать, зачем мы приехали к Пауэллам. Слуг они не держат, подслушать в таких условиях — легче легкого. Вот мы оставляем лошадей без присмотра, и у преступника появляется соблазн решить все проблемы одним махом… — детектив задумался и сделал парадоксальный вывод: — Знаете, Виржиния, а ведь преступник, скорей всего, не один. Их по меньшей мере двое.

— Да? — я даже остановилась от растерянности и повернулась к нему. Низкое солнце теперь било прямо в глаза. — И что же натолкнуло вас на такой вывод?

— Разный характер преступлений, — задумчиво протянул Эллис и коснулся моей руки. — Не задерживайтесь, Виржиния. Вечер уже, а пока не известно, когда мы доберемся до поместья. С такой-то скоростью — пожалуй, что к ночи. Что же до версии… Понимаете, убийца действовал обдуманно, хладнокровно. Он, похоже, умеет ждать и прятать концы в воду. Семь трупов за два года — и это только те, о ком известно! И никто даже не забеспокоился, пока случайно не нашли Бесси. Думаю, что в том овраге ее приткнули временно. Потом наверняка собирались или закопать понадежнее, или упрятать в реку. А тот, кто покушался на меня… Он поддался порыву. Поступил необдуманно, полагаясь на удачу. Смотрите — мы идем уже добрых полчаса, а лошади спокойны — значит, не отравлены. Хвоста тоже нет. Выходит, злоумышленник просто сделал пакость, не надеясь на серьезный результат. Как слуга, который плюет в тарелку оскорбившей его хозяйке.

Я поморщилась.

— Ну и сравнения у вас, Эллис.

— Уж какие есть, — криво улыбнулся он.

Через некоторое время мы убедились, что лошади в порядке, и сняли испорченное седло. После этого Эллис долго не мог взобраться на лошадь — пришлось снова сворачивать к небольшой рощице и там подсаживаться с дерева. «А Лайзо без всякой сбруи ездит. И на лошадь одним прыжком взлетает. Ловкий, как акробат! — с едкой завистью бормотал детектив. — И чтоб хоть одна лошадь его сбросила… Да ни разу такого не было! Гипси, словом, у него это уменье в крови…»

При этом Эллис так поглядывал на меня, что если б я не знала его чуть лучше, то решила бы — он нарочно расхваливает при мне Лайзо. «Сватает», как выражалась в таких случаях Черити.

Но Эллис, конечно, никогда бы не совершил такую глупость.


Допрос Томми ничего не дал. Разумеется, мальчик не знал, кто надрезал подпругу, он трясся, как в лихорадке, и клялся, что перед отъездом седло было в порядке. Томас Эндрюс-старший тоже ужасно перепугался за сына и, едва ли не на коленях ползая, извинялся:

— Леди Виржиния, леди Виржиния, я ж за не го ручаюсь! Он да ни в жисть никого не обидит! А уж гостя-то вашего — тем более! Кто ж нам тогда убивца Бессиного найдет?

Я поверила Эндрюсам безоговорочно. Эллис посомневался, но, кажется, больше для проформы, и смилостивился. А потом — это я видела точно — отправился к гаражам и о чем-то долго беседовал с Лайзо. Вернулся детектив с новостями, которые меня совсем не обрадовали.

— Когда мы там навещаем вдову О'Бёрн? Послезавтра? Поедем на автомобиле, Виржиния. Не хочу больше связываться с лошадьми. Живые существа ужасно ненадежны. Механизмы куда лучше!

Когда Эллис говорит таким тоном, спорить с ним было невозможно. Возражения попросту не принимались. Поэтому я, скрепя сердце, согласилась.


Особняк Флор назывался так неспроста. При старой хозяйке он утопал в цветах. Тюльпаны, нарциссы, примулы, ноготки, лилии, маки, душистый горошек, львиный зев, астры, хризантемы и, конечно, розы сменяли друг друга с самой ранней весны до поздней осени. Вдоль аллеи росли кусты жасмина и сирени, а сам дом сверху донизу увивал девичий виноград, пряча почерневшие от времени стены за изящными темно-зелеными звездами листьев.

Урсула О'Бёрн, как поведала мне Черити, поддерживала дивный сад в первозданном виде. Для этого она наняла шестерых мастеров… но не садовников, а садовниц, которые носили мужские костюмы и почему-то звали миссис О'Бёрн исключительно «прекрасной госпожой» и «высокородной леди». Лично мне уже это внушило неприязнь к молодой вдове — она еще бы «святейшеством» или «превосходительством» приказала себя величать! Но добродушная Черити только улыбалась и говорила: «Всяк может чудить, как ему вздумается, коли от этого вреда никакого. Так?»

— Почему мы так медленно едем? — не выдержала я наконец. Особняк Флор был виден уже добрых полчаса, но, кажется, не особенно приблизился за это время.

— Потому что дорога здесь отвратительная, леди, — невозмутимо ответил Лайзо, не отвлекаясь от дороги. Эллис, пользуясь случаем, дремал, сдвинув кепи на лицо. — Поедем быстрее — разобьем автомобиль.

— Нужно было взять лошадей.

— Разумеется, леди, вы абсолютно правы.

— К сожалению, с Эллисом иногда невозможно спорить. Можно подумать, что это его лошади и его автомобиль.

— И снова вы правы, леди.

— Эллис невыносим, — я повысила голос, искоса глядя на детектива. Тот шевельнулся во сне, но тут же замер.

— Конечно, леди, я полностью согласен с вами. Он невыносим.

— Что? — Эллис бросил изображать спящего и выпрямился, гневно сверкая глазами. — Лайзо, предатель. Уж я тебе это припомню. Ладно, Виржиния — чего взять с женщины, но ты-то?

— А я не настолько самонадеян, чтобы спорить с леди, — Лайзо, кажется, улыбнулся.

Эллис засмеялся.

Почему-то я почувствовала себя донельзя глупо. К счастью, мы наконец выехали на нормальную дорогу, и автомобиль прибавил в скорости. Из-за тряски разговаривать стало невозможно, и до того момента, как Лайзо остановился у крыльца особняка, никто слова ни вымолвил. А потом стало не до того.

Дворецким у миссис О'Бёрн тоже оказалась женщина — уже преклонных лет, длинноносая и с виду страшно сварливая. И, разумеется, в мужском костюме, как и садовницы. Это произвело бы на меня впечатление, если бы на несколько дней раньше я не побывала в поместье Шилдса. Вот у кого были странные слуги! А теперь, на их фоне, сухопарая особа в черном показалась лишь капельку эксцентричной.

— Я доложу прекрасной госпоже о вашем прибытии, — вежливо поклонилась она мне. — Прошу вас подождать пока в этой комнате, леди. И ваших спутников, разумеется, тоже, — Эллис с Лайзо удостоились всего лишь кивков в знак внимания.

— Похоже, мужчин здесь не очень-то привечают, — громким шепотом обратился Эллис к Лайзо. Я остро пожалела, что не взяла с собою Мэдди или Эвани — для приличия. Впрочем, Эллиса уже вся округа знала как «друга семьи, спасителя леди Виржинии» — он вполне мог сойти за дуэнью или на крайний случай за дядюшку-опекуна. — Все эти странные дамы в странных нарядах…

Лайзо беззвучно усмехнулся и сказал что-то Эллису, но я не разобрала ни слова. Эллис выгнул удивленно брови и протянул руку Лайзо. Тот пожал ее, будто скрепляя пари, и быстро отступил в сторону, приняв скучающий вид. В то же мгновение двери отворились, и на пороге появилась хозяйка.

— Леди Виржиния? — произнесла она звонким, хорошо поставленным голосом, в котором сквозили интонации провинциальной актрисы, навеки застрявшей в трагическом амплуа.

— Миссис О'Бёрн, я полагаю? — ответила я в тон и любезно улыбнулась. Эта вдова оказалась слишком уж молодой. И красивой.

Редко кому идут старомодные траурные платья со шлейфом. Но Урсула, с ее иссиня-черными волосами, в которых блестели серебряные гребни, с восково-бледной кожей и глазами цвета спелого ореха смотрелась в таком наряде на удивление эффектно.

«Настоящая колдунья», — поймала я себя на глупой мысли и едва не рассмеялась.

— О, леди, я так рада, что вы почтили мой скромный дом своим присутствием! — она стремительно пересекла комнату и порывисто сжала мою руку, чувствительно царапнув ее веером. Я невольно обрадовалась, что еще не сняла перчатки. — А ваши спутники…? — она в сомнении обернулась и замерла вдруг настороженной ланью.

— Это мистер Норманн. Тот, о ком я упоминала в письме, — представила я Эллиса и чуть не поперхнулась.

Лайзо не просто имел наглость смотреть на хозяйку дома, а улыбался ей. Да так, будто она была языческой богиней, а он — ее жрецом.

— А второй гость? Мистер…? — Урсула многозначительно умолкла, не отводя потемневшего взгляда от Лайзо.

— Никто. Просто мой водитель. Где он может подождать, пока мы будем завтракать? — небрежно поинтересовалась я, чувствуя закипающую в груди злость.

— Значит, водитель?

Миссис О'Бёрн выронила веер.

Лайзо медленно и как-то по-особенному грациозно опустился у ее ног и подал ей безделушку — не вставая, глядя снизу вверх и все так же таинственно улыбаясь.

Миссис О'Бёрн расцвела смущенным румянцем и приняла веер из рук Лайзо.

В тот миг, когда пальцы их случайно — конечно, случайно! — соприкоснулись, я поняла, что эта женщина будем моим врагом. Неважно, почему. Без причин. Просто она скверная. Ясно, как день!

— Что ж, миссис О'Бёрн, не будем задерживать мистера Маноле, — негромко произнесла я, чувствуя, как улыбка моя каменеет. — Он, полагаю, всего лишь хотел уточнить, куда можно поставить автомобиль, чтобы тот не нагрелся от солнца. Верно? — обернулась я к Лайзо.

Тот в ответ склонился уважительно, однако ни на градус ниже положенного. А перед этой Урсулой на колени встал! Всего лишь веер подавал, конечно, но какая разница?

— Все так, леди. Где мне следует ожидать вас и мистера Норманна? В автомобиле?

Я хотела было кивнуть, но вдова опередила меня с ответом и резким взмахом руки подозвала женщину-дворецкого:

— Нет, зачем же! Жанетта, свет мой, покажи мистеру Маноле, — фамилия Лайзо словно растаяла у нее на языке нежным ломтиком шоколада, — ту площадку за домом, где раньше стояли телеги. Чего-чего, а тени там уж точно хватит. А потом проводи его… в библиотеку. Вдруг чаепитие затянется? — томно опустила вдовушка угольно-черные ресницы.

Водителя — и в библиотеку? Я поняла бы еще, если на кухню, слуги друг друга часто подкармливают, но что делать этому мошеннику в библиотеке? Высматривать, какую безделушку стащить, пока хозяйка не смотрит? А мне потом — краснеть за него? Возмущение так сковало язык, что я даже возразить ничего не смогла, когда Жанетта, похожая на закопченную кочергу, увела моего водителя. Да и что можно было сказать, чтобы не уронить достоинство и не выглядеть пустой склочницей!

— Виржиния-Виржиния, что за тон, что за взгляды? — еле слышно шепнул мне Эллис, когда мы следовали за миссис О'Бёрн в столовую. На губах у детектива играла двусмысленная улыбка. — Как будто ледяной водой поливаете! Честно, у меня даже колени подгибаться стали — представляю, что почувствовала эта бедная ворона!

— Ворона? — я тихо фыркнула. Суетливая вдовушка и впрямь напоминала немного шумную, неопрятную птицу. Только, скорее, не серую ворону, а грача. — Пожалуй. Платье у нее отвратительное! Портит фигуру.

Эллис усмехнулся.

— Даже боюсь напоминать вам, леди, что в первую нашу встречу вы одевались точь-в-точь, хозяйка этого дома.

Я поджала губы и ускорила шаг, нагоняя миссис О'Бёрн. Эллис, кажется, с трудом сдерживал смех.

Предатель.

— Миссис О'Бёрн, позвольте выразить восхищение вашим тонким вкусом, — прощебетала я, поравнявшись с хозяйкой, отдающей последние указания служанке. На сей раз девушка, к счастью, была в самом обыкновенном платье — правда, в зеленом, а не традиционно черном или коричневом, но это уже мелочи. — Дом отделан изнутри просто изумительно. Особенно впечатляют витражи в верхней части окон… Такой насыщенный синий цвет — и золото.

— Ах, признаться, эти витражи остались от прежних хозяев, — польщенно улыбнулась вдовушка, и на щеках у нее заиграли премилые ямочки. Просто невинное дитя! — И уже все прочее, от мебели до салфеток, пришлось подбирать под них. Утомительное занятие, скажу я вам… спасибо, Маргарет, не забудь про печенье из топленого молока! — крикнула она вдогонку служанке и с энтузиазмом обернулась ко мне: — Милая девушка, правда? Я буквально вырвала ее из ужасной, ужасной семьи! Там ей запрещали ходить по улице в одиночестве, а вещи заставляли носить сплошь серые!

— В таком случае вы действительно оказали ей неоценимую помощь, — со всей возможной серьезностью кивнула я. Эллис шел, отставая от нас на полшага, смотрел с любопытством, но в беседу пока не вмешивался. — Но как, позвольте спросить, вы вообще узнали о бедственном положении этой девушки?

Миссис О'Бёрн словно только того и ждала.

— О, это просто! — расцвела она. — В Бромли я состою в клубе мисс Ширман. Мы боремся за права всех угнетенных женщин, и я секретарь.

— Правда? Никогда не слышала о таком клубе.

Эллис пробормотал себе под нос что-то вроде «одна из этих сумасшедших ширманок», но миссис О'Бёрн, к счастью, ничего не расслышала.

— О, уверяю, нас ждут грандиозные успехи! Мисс Ширман говорит, что к следующему лету мы добьемся того, что женщинам разрешат голосовать!

— Так позвольте, такой закон Парламент принял еще в прошлом году, — вмешался наконец Эллис, не выдержав. Вдовушка беспомощно вздернула бровки:

— Правда?

— Конечно. С возрастным цензом в тридцать лет и с имущественным — нужен постоянный доход не менее пятисот хайрейнов в год, — педантично уточнил детектив. Вдова огорченно всплеснула руками:

— Значит, бедняжка Маргарет не смогла бы голосовать?

— Можно подумать, что «бедняжка Маргарет» в состоянии решить, следует ли нашей стране вмешиваться с вооруженный конфликт с Алманией! — фыркнул он без всякого почтения. — Или она способна рассудить, например, какой прок будет от принятия нового закона о налогах?

Миссис О'Бёрн растерялась.

— Нет, но…

— А раз нет, то она проголосует либо так, как ей посоветует старший — муж, отец, брат, либо просто случайным образом. И от того, и от другого проку с ноготок, а вреда может быть много, — нелюбезно перебил хозяйку Эллис и заключил цинично: — Если нет своего мнения, то лучше уж вовсе помолчать. А говорливые глупцы всегда будут всего лишь орудием в руках умного манипулятора.

— Какие неприятные, дурные вещи вы говорите! — возмутилась вдова, и голос ее зазвенел от возмущения. Однако она быстро справилась с собою и добавила, пустовато и премило улыбнувшись: — Ах, вы же мужчина, разве вы можете сказать иное? Разве вы можете допустить даже мысль о том, чтобы женщина имела некие права?

Прежде, чем легкая неловкость переросла в напряжение, я вмешалась и незаметно оттеснила Эллиса от миссис О'Бёрн. Соблазн остаться в стороне и посмотреть, как детектив будет насмехаться над этой вороной, был так велик! Жаль, что некому оценить мой благородный, полный самоотречения поступок.

— Да, разумеется, мистер Норманн говорит так лишь в силу своего воспитания и происхождения. Но не стоит ли нам оставить скучные политические темы? Миссис О'Бёрн, вы ведь недавно переехали в наши края? Как вы находите Тайни Грин?

К счастью, беседа свернула в безопасное русло — вдова с удовольствием подхватила тему и принялась нахваливать красоты речной долины. Детектив же в это время посматривал на меня с таким снисходительно-удовлетворенным выражением, что это невольно пробуждало подозрения: не нарочно ли он стал обижать миссис О'Бёрн, чтобы я вынуждена была забыть временно о неприязни к ней и встать на ее защиту? Кто знает. Эллис, увы, легко мог поступить так, да еще при этом не чувствовать себя виноватым, а напротив, считать, что он действовал исключительно во благо.

Свое, разумеется.

После второй чашки чая и хорошей порции домашнего печенья хозяйка дома разговорилась. Оказалось, что она переехала в особняк Флор меньше года назад, в связи со смертью мужа. Мистер О'Бёрн был старше своей прелестной женушки на сорок лет и скончался прошлой весной от легочной болезни. Согласно условиям завещания, состояние покойного могло перейти к Урсуле только по истечении четырех лет, которые она должна была провести в трауре, скорбя по безвременно почившему супругу. Номинально следил за исполнением условий адвокат, но куда большую опасность для молодой вдовы представляла двоюродная сестра мистера О'Бёрна, мисс Пимпл. Чтобы умаслить ее, Урсула и вступила в клуб борцов за права женщин — мисс Пимпл водила дружбу с его основательницей, такой же язвительной старой девой.

Когда же этого оказалось недостаточно, и строгая наблюдательница стала подозревать у вдовы недостойный интерес к молодым «утешителям», миссис О'Бёрн удалилась в загородный дом. «Флор» был выкуплен покойным супругом незадолго до трагических событий, в расчете на то, что именно здесь, в тиши и спокойствии, появится на свет наследник.

— Небо уберегло, — трагически заломила руки Урсула О'Бёрн на этом месте рассказа, и глаза ее заблестели от слез. — Представляете, каково было бы мне оказаться совершенно одной, но с ребенком? Ах, ребенку нужен отец, обязательно нужен суровый отец, и только он воспитает его достойно… Вкусное печенье, да?

Эллис, убедившийся, что глупышка вдова никак не может быть причастна к убийствам двухлетней давности, потерял интерес к разговору. Мне тоже наскучила бесконечная болтовня о моде и грядущем зимнем сезоне в Бромли, но, увы, приходилось проявлять вежливость и терпение. К сожалению, выяснилось, что миссис О'Бёрн имеет скверную привычку резко менять предмет беседы — с платьев перескакивать на кулинарные изыски, потом — возвращаться к своей запутанной биографии и тут же, без перехода, начинать нахваливать погоду. Я уже порядком запуталась во всех этих безумных поворотах сюжета, перестала следить за ходом разговора, когда вдова вдруг спросила:

— К слову, а вам, леди, не нужна служанка? Я знаю хорошую девушку из очень, очень строгого семейства, которой просто необходимо вырваться на волю!

— Служанка? — я нахмурилась. — Нет, миссис Стрикленд справляется со своими обязанностями. Даже теперь, когда Элизабет Доусон больше нет с нами.

Вдова страшно побледнела.

— Малютки Бесси? Что вы имеете в виду? Она же только недавно приходила ко мне… Правда, всю последнюю неделю я болела, почти с тех самых пор, как Бесси была у меня… Мои мигрени и… Что с Бесси?

Я хотела ответить, но Эллис меня опередил.

— А вы не знали? — произнес он жутковатым, гортанным голосом, от которого по спине словно прокатилась волна холода. — Бесси Доусон убили. Убили с нечеловеческой жестокостью. Вскоре после того, как она побывала у вас.

Урсула О'Бёрн отшатнулась, насколько позволял стул, и прерывисто вдохнула. Снова и снова, с каждым выдохом становясь все белее.

— Миссис О'Бёрн? — встревожено приподнялась я. Но она только сказала еле слышно:

— Еще одна… — и, будто кукла на шарнирах, повалилась на пол.

От опрокинутой чашки стремительно расплывалось на скатерти уродливое коричневое пятно.

Подскочили служанки — сначала Маргарет, потом Жанетта, изображавшая дворецкого. Начался настоящий бедлам — все бегали, всплескивали руками, охали и ахали. Когда миссис О'Бёрн общими усилиями — по правде сказать, больше усилиями Эллиса, чем всех остальных вместе взятых — привели в чувство, она не пожелала ни с кем говорить, сослалась на дурноту и поднялась в верхние комнаты. Только произнесла напоследок:

— Я очень, очень сочувствую вам, леди Виржиния… Берегите себя.

Детектив отнесся к обмороку вдовы с удивительным равнодушием. Только вдали от особняка Флор он попросил Лайзо остановиться в чистом поле ненадолго и вытянулся на сиденье автомобиля, глядя в чистое небо.

— Интересная женщина, эта Урсула О'Бёрн… Да, — Эллис скосил на меня глаза. — Очень. И не смотрите так на меня, Виржиния. Хотел бы я знать, что могло напугать такую расчетливую особу.

— Расчетливый — не значит храбрый, — принципиально поправила я его. — А почему вы считаете, что Урсула О'Бёрн не могла просто испугаться известий о смерти своей подруги? Я так понимаю, Бесси Доусон часто навещала ее.

Эллис только рассмеялся, и мне ответил вместо него Лайзо:

— Вы, леди, не сердитесь только, но в таких-то, как эта Урсула, я понимаю побольше всех вас, — он обернулся и облокотился на спинку своего кресла, подперев подбородок кулаком. Зеленые глаза были насмешливо сощурены. — Я на них насмотрелся уже. Девица, которая по расчету выходит замуж за старика, а потом сводит его в могилу, да так, чтоб ребеночка не появилось… Нет, этакая падать в обморок почем зря не будет. Эллис вот говорит, что она по-настоящему напугалась, и я ему верю, — Лайзо обменялся взглядами с детективом. — Думается мне, наша красавица знает что-то, да сказать боится. И не скажет, хоть ты режь ее, — заключил он. — Таких и пытать-то бесполезно. Дурочку сыграет, в слезах растечется, а все ж из нее ни словечка не вытянешь.

Не знаю, что меня больше покоробило — «наша красавица», произнесенное медовым голосом, или небрежное упоминание пыток. Видимо, темных пятен в биографии моего водителя было куда больше, чем я себе представляла.

— Да, допрос тут не поможет. Нужно, чтобы она сама захотела рассказать! — азартно откликнулся Эллис, не замечая моего состояния. — И, кажется, я знаю, как это сделать. Лайзо, сможешь произвести на нее… необходимое впечатление?

Последние слова прозвучали как-то непристойно. Лайзо только усмехнулся и будто в задумчивости провел пальцем по смуглой коже — от виска к уголку рта.

— Смогу, отчего ж нет. Тут ума особого не нужно, чтоб понять — я ей с виду приглянулся. Поверит мне, разомлеет — и сама выговориться захочет. Тайна — она что ноша, низко к земле пригибает. А девицы не хотят к земле гнуться, им бы все в небе летать, — серьезно, без единой шутливой нотки заверил нас Лайзо и вдруг подмигнул.

Меня чуть не подбросило на сиденье. Щеки, кажется, горели, как маков цвет.

— Что вы имеете в виду? Мистер Маноле, ведите себя подобающе — прекратите это представление!

Эллис осторожно коснулся моего плеча.

— Не сердитесь, Виржиния. Подумайте хорошенько, зачем мы все это делаем, — я отвернулась, а детектив продолжил говорить все так же мягко и успокоительно. — Ну же, Виржиния. Вы же умны, как никто другой. Вот вам бы я точно доверил право голоса, не то, что этой Урсуле или ее Маргарет, — я невольно улыбнулась, и Эллис, кажется, тоже. — Смотрите, я завел этот разговор с Лайзо сейчас, в вашем присутствии, не скрываясь, и рассчитываю на ваше содействие. Именно потому, что уверен — вы руководствуетесь в своих поступках рассудком и не станете устраивать сцен. Водитель вам сейчас не так уж нужен, но вот мне помощь Лайзо необходима. Больше никто не сумеет раскрыть секрет Урсулы О'Бёрн… быстро и бескровно.

Мне стало зябко, несмотря на жару и полное безветрие — выгоревшие луговые травы были недвижны под безжалостными лучами солнца. Как и все вокруг… Только цикады стрекотали — хриплый, трескучий хор.

— Поступайте, как знаете, — пожала я плечами, вновь поворачиваясь к детективу. Он так не отводил от меня внимательного взгляда — серые глаза, спокойные, как застывшие омуты. — Вы ошиблись, Эллис. Вряд ли я смогу оказать какое-либо содействие. Видите ли, мне совершенно не интересны детали задания, которое будет выполнять мистер Маноле.

— Не интересны? — детектив скорчил торжественную физиономию и произнес с расстановкой: — Что ж, Виржиния. Это уже не ум. Это мудрость.

И, хотя Эллис, кажется, сделал мне комплимент, я чувствовала себя одураченной. Интересно, почему?

Следующая неделя прошла в относительном спокойствии. Жара спала, а потом северо-западный ветер пригнал издалека вереницы тяжелых туч. Они потолкались мягкими густо-серыми боками, будто овцы в загоне — и пролились на сухую землю чередой ливней, дождей и мороси, переходящей в густой туман. Погода в Аксонии переменчива — и, пожалуй, за городом это заметней, чем в Бромли. Ах, если бы и в следствии перемены наступали так же быстро! Но нет, дело застоялось, как вода в болоте.

Я все никак не могла устроить встречу Эллиса с мистером Уоткинсом и с семейством Хэмблов. Сам же детектив со дня на день ожидал прибытия обученных поисковых собак из столичного Управления, а до тех пор продолжал собирать сплетни, слухи и прочее в том же духе, называя это «показаниями свидетелей». Пожалуй, из значительных его открытий можно было отметить только два. Эллис выяснил, что Уоткинс был владельцем нескольких солидных банков, а значит человеком весьма и весьма состоятельным. Вдовый мельник, за которого собиралась выйти Бесси, брал у него ссуду на свадьбу, но истратил деньги задолго до торжества — внезапно пали все лошади в хозяйстве, а куда без них? Пришлось покупать заново. Но отчего-то теперь, после похорон, мельник сразу же расплатился с Уоткинсом, хотя уверял ранее, что у него нет ни рейна лишнего.

— Вот я так рассуждаю, Виржиния — откуда взялись деньги? — рассуждал Эллис, полулежа в плетеном кресле на веранде. Доктор Брэдфорд, неизменный участник наших бесед, наслаждался кофе в полутени от навеса. — Он купил трех лошадей и кое-какие детали на замену в мельничном механизме, это совершенно точно, я узнавал. Но деньги Уоткинсу вернул все до рейна. Значит, мельник либо взял их взаймы у кого-то еще, либо продал какую-либо ценность. Может, у Бесси было что-то? Тогда, возможно, мельник просто присвоил это…

— Уж скорее он присвоил часть денег, которые леди Виржиния оставила на похороны, — заметила Эвани, не отрываясь от романа.

Мадлен, сидевшая справа от нее, энергично тряхнула кудряшками в знак согласия, потерла большим пальцем об указательный и приложила руку к сердцу, вдохновенно закатив глаза. Видимо, эта пантомима должна была означать, что деньги всякий любит.

— А что, возможно и такое! — оживился Эллис. Глаза у него азартно заблестели. — Вы умница, мисс Тайлер. Ваш будущий муж будет счастливейшим человеком… или несчастнейшим. Зависит от того, насколько он окажется умен.

Эвани бросила на него взгляд, как бросают нож, захлопнула книгу, поднялась и ушла. Мэдди растеряно смотрела то на меня, то на опустевшее место рядом с собою. Эллис же, кажется, ничего не понял — или сделал вид.

— Что это с вашей компаньонкой? — растерянно потер он переносицу. — Я и впрямь сказал нечто грубое? А хотел похвалить…

Доктор Брэдфорд странно усмехнулся. Сейчас, одетый в светло-серые брюки, ослепительно белую рубашку и элегантный жилет, он вовсе не был похож на патологоанатома из Управления — скорее, на небогатого аристократа или, скажем, на модного психолога. Из тех, что за очень большие деньги лечат пустыми разговорами мнительных пациентов по методикам алманца Брейда.

— Думаю, мисс Тайлер недавно осознала свои чувства к юноше, имя которого мы не будем называть, — произнес Брэдфорд словно между прочим. — И, похожа, она отнюдь не уверена, что способна всерьез его заинтересовать.

— Зря, — уверенно ответил Эллис. — Чудесная девушка. Красива, умна и уже неплохо знакома с жизнью, в отличие от семнадцатилетних кокеток. Честное слово, если этот Оуэн проглядит такое сокровище, я сам на ней женюсь.

От неожиданности рассмеялись все — и я, и Брэдфорд — неожиданно звонким мальчишеским смехом, и Мэдди — беззвучно, но ужасно заразительно. Эллис обиженно нахмурил брови:

— Что? Я серьезен, между прочим, — он взъерошил свои волосы так, что они легли седыми прядями вверх, и сразу постарел на добрый десяток лет. Только что казался двадцатипятилетним юношей — и вот уже стал мужчиной лишь немногим младше маркиза Рокпорта. — Может, я просто устал возвращаться в пустой дом… Да не смотрите так на меня! — окончательно рассердился детектив. — Всё, довольно. Давайте лучше продолжим разговор о мельнике и Уоткинсе. Так вот, о ссуде…

Но ни к чему дельному мы в итоге не пришли. Зато мне запомнилось хорошо выражение глаз Эллиса в тот момент, когда он говорил об Эвани. А еще — его обвинения в адрес Оуэна совсем недавно.

Я улыбнулась в сторону.

Похоже, и нашему гениальному детективу не чуждо ничто человеческое…


А второе открытие совершил, как ни странно, отец Марк.

Когда мистер Джонс доложил мне, что священник просит аудиенции у меня — и у Эллиса, я, признаться, удивилась. Но все же спустилась в холл, залитый теплым солнечным светом. Первый ясный день за целую неделю! Впрочем, радости это не добавило. На стенах по-прежнему проступали пятна от сырости, а воздух был влажным и холодным — чтобы прогреться, ему требовалось куда больше нескольких часов.

Отец Марк поджидал меня у окна, рядом с невысоким столиком, на котором стояла ваза с сухим букетом. Хрупкие цветы источали слабый пряный аромат — я сама любила украдкой склониться ними и вдохнуть его всей грудью, но никак не ожидала застать за тем же занятием своего гостя.

— День добрый! Рада видеть вас в своем скромном доме, — дружелюбно. улыбнулась я священнику. Тот отскочил от цветов, словно его застигли за неподобающим занятием.

— Простите за вторжение, — он смущенно переступил с ноги на ногу, теребя свободной рукой зеленый шарф. В другой была зажата свернутая в трубку газета. — Просто я наводил порядок в своей комнате… Понимаете, я редко бываю в Бромли, но газеты мне приносят. Добрые прихожане, которые ездят в столицу за покупками… Скажите, а Эллис у себя? — взгляд у священника стал беспомощным.

Я пригляделась к гостю. Под ярким солнцем отец Марк казался измученным тяжкой болезнью. Светлые глаза сделались совсем блеклыми, как мутная вода. Лицо осунулось и потемнело. Сухие губы были все в трещинках, некоторые из которых кровили даже сейчас.

— Проходите, — поздно спохватилась я и кивнула дворецкому. Тот мгновенно понял намек и гостеприимно распахнул двери. — Нет, Эллиса нет, но вы можете подождать его в комнате. Я прикажу подать кофе.

Отец Марк искренне перепугался.

— Не надо! Что вы, не надо. Признаться, я рад, что не застал Эллиса. Хотел поговорить с ним лично, однако ж на самом пороге понял, что испытываю постыдный страх. Просто передайте Эллису вот это, — священник после некоторых колебаний протянул мне газету.

Я хотела было сразу же развернуть ее, но передумала.

— Это все, что передать ему?

— Нет! — порывисто ответил отец Марк и сразу же поправился торопливо: — То есть да. Все. Просто одна статья, которая попала ко мне. Случайно. Может, это окажется полезным.

Внезапно мне вспомнилось, как Эллис рассуждал о тайне исповеди. Может, отца Марка истощила не тяжкая болезнь, а необходимость хранить молчание? Повинуясь порыву, я подошла к нему почти вплотную и поймала его взгляд:

— Вы точно ничего не хотите сказать больше?

— Нет! — отец Марк скривился, как от страшной боли, и отступил на шаг назад. Лицо его оказалось в тени, и выражения стало не разобрать. — Леди Виржиния, скажите Эллису… Скажите Эллису, что он зря мучает Брэндона Уолша.! Там замешана тайна, это верно… Но к убийству она отношения не имеет.

И, словно испугавшись собственной горячности, быстро поклонился — и попятился к двери. Мистер Джонс воззрился на него с недоумением — даже вислые усы, кажется, встопорщились от удивления.

— Погодите, вы уже уходите? — поздно спохватилась я.

— Да-да! И не забудьте передать Эллису то, что я оставил… и что сказал тоже! — отец Марк, все так же пятясь, юркнул за дверь и осторожно прикрыл его за собою. Я вздохнула.

— Мистер Джонс, скажите, вы выполнили указание насчет кофе?

— Еще нет, леди, — почтительно поклонился дворецкий.

— Так выполняйте, — я растерянно смотрела на смятую газету. — Только чашку принесите одну.

Эллиса в особняке не было — он вместе с доктором Брэдфордом отправился на станцию, встречать дрессировщиков, везущих специально обученных собак. Это грозило затянуться надолго. Эвани с Оуэном ушли прогуляться к реке. Мэдди дремала в спальне… Даже Лайзо, и тот бродил где-то!

Я сжала в кулаке несчастную газету.

Наверняка он гостил у вдовы. У этой О'Бёрн. Скорей бы уже она созналась во всех своих преступлениях! У меня уже сил не было смотреть, как по вечерам Лайзо возвращается, сияя, словно начищенный медный кофейник. А позавчера мой, мойводитель не вернулся вовсе! И Эллис, вместо того, чтобы поддержать меня в справедливом возмущении, только пожал плечами и сказал:

— Что ж, это только на пользу дела. Прогулки под луной располагают к некоторой откровенности, — и с этими словами вновь углубился в свои записи.

Пожалуй, при таком раскладе у меня не было никакого резона дожидаться детектива, чтобы прочитать газету вместе с ним. Тем более что нужную статью я нашла сразу. На второй полосе был заголовок, крупный и броский:


«АРИСТОКРАТ — ПОХИТИТЕЛЬ МЕРТВЫХ!»


И помельче, внизу:


«Баронет Хэмбл застигнут за попыткой выкрасть труп из городского морга».


Тут наконец появилась миссис Стрикленд с кофе — слишком крепким, и, к сожалению, несладким. Держу пари, Георг бы такой даже понюхать побрезговал, не то что попробовать. Но мне, увы, выбирать было не из чего. Не идти же самой на кухню, чтобы сварить себе порцию бодрящего напитка…

Горько так, что язык немеет.

После первого же глотка я отставила чашку и вернулась к газете. Статья также как и кофе не оправдала ожиданий — никаких интересных подробностей она не содержала. Так, нагромождение пустых слов, приправленное щепоткой соленых фактов. Сначала долгие рассуждения о причудах аристократов. Потом пространная справка о науке анатомии.

И лишь в конце — коротенький и слишком экзальтированный рассказ о том, как Хэмбл попытался купить у ночного сторожа в морге трупы бродяжек. Пьянчужка сначала было согласился, а потом струхнул и пошел на попятную. Но Хэмбл не растерялся и попытался зайти с другого края. Принес сторожу бутылку хорошего виски якобы в знак примирения, дождался, пока наивный бедолага уснет, а после пробрался в морг и уложил в холщовый мешок тело девочки, утонувшей в Эйвоне. Однако покинуть Управление предприимчивый баронет не успел. Он недооценил способность сторожа к поглощению крепких напитков и его ответственность. Пьянчужка очнулся, сообразил, что происходит, и побежал за помощью к «гусям». А уж те взяли Хэмбла с поличным.

В заметке говорилось что-то о «примерном наказании для отвратительного вора», но, судя по тому, что баронет пребывал в относительном благополучии, дело ограничилось штрафом.

Я вздохнула. Бедняжка Кэтлин! Опять за грехи мужа ей приходится расплачиваться материальным благополучием семьи. Впрочем, чего ожидать от человека, который прокутил приданное жены в первый же год.

Внезапно у дверей кашлянули. Я вздрогнула и смяла газетный лист.

— Леди Виржиния, вы позволите задать вопрос?

— Да, мистер Джонс, — улыбнулась я располагающе, хотя это стоило некоторых усилий. Дворецкий появился уж слишком неожиданно для человека его возраста и комплекции. — Что-то серьезное?

— Пока и не знаю, леди, — он шумно выдохнул и неловко потеребил вислый ус. — Скажите, не отпрашивалась ли миссис Мортон на понедельник лично у вас? Видите ли, она сегодня не явилась на работу, не предупредив меня. А ведь в доме нужны свежие простыни и скатерти, гостей много! Да и платья ваши она еще в пятницу забрала, чтоб почистить…

Неясная тревога тяжелой шалью легла на плечи.

— Нет, не отпрашивалась. А вы не посылали кого-нибудь узнать, что с ней?

— Посылал, как же! Да только не открыл никто. Дети-то у них давно в город подались, — с охотою пояснил мистер Джонс. — Так что они втроем живут — Патрик Мортон тещу из Хэмптона привез, как старый мистер О'Коннел умер. Сара попросила — он сделал, такая семья хорошая, так ладят друг с другом — загляденье!

Трое? Вот это уже встревожило меня не на шутку.

— Даже если миссис Мортон вышла, а мистер Мортон занят работой, то дома наверняка должна быть миссис О'Коннел. Вряд ли возраст позволяет ей совершать длительные прогулки, — я поколебалась немного, но все же приняла решение: — Мистер Джонс, будьте любезны, позовите мистера Оуэна и спускайтесь с ним в холл. Я буду ждать там, как появитесь — сразу пойдем к деревне. Мы должны проверить, что случилось с этой прачкой.

И, видимо, не одной мне снилась в последнее время Бесси Доусон.

— Думаете, опять убийство? — побелел от испуга дворецкий и быстро отер выступивший на лбу пот. — Сию секунду позову, — пообещал он и вдруг добавил с сомнением: — Миссис Мортон-то хрупкая женщина, что твой нарцисс, белая такая, ее любой одним чихом перешибить может. А вот мистер Мортон по молодости в кузнечной мастерской молотом махал, пока ногу не потянул и на почту не нанялся. С ним не всякий справится, и двоих-то на него одного мало будет. Да и старуха О'Коннел за себя постоять может. Она даром что глухая, как пень, а дрова сама до сих пор рубит и воду из колодца носит.

После этих слов беспокойство немного улеглось. Конечно, если миссис Мортон жила не одна, а с мужем-кузнецом и с матерью, пожилой, все еще полной сил, то ей ничего не грозило. По крайней мере, дома… С другой стороны, убийца мог подстеречь женщину на пути к моему особняку или у реки, за стиркой. Не побоялся же он тронуть Элизабет Доусон! А ведь ее женихом и заступником был мельник, человек уважаемый и весьма влиятельный в деревне.

Так или иначе, наведаться к Мортонам не помешает.

К моему удивлению, с мистером Оуэном в гостиную спустилась и Эвани, одетая как для прогулки. Любопытно. Получается, эти двое где-то были вместе? Снова? Святые небеса… Конечно, мисс Тайлер — девушка осмотрительная, да и нравы сейчас не такие строгие, как лет пятьдесят назад, благодарение святой Генриетте. Но и мужчины стали меньше думать о последствиях. Говорят, ухаживания нынче не такие невинные, как прежде… Перемены в меньшей степени коснулись аристократии. Леди Вайтберри, бывало, повторяла, что в высшем свете флирт подобен вину — если сорт хорош, а вкус богат, то бокал-другой никогда не будет лишним. Что ж, в чем-то она права. Лорды целовали руки леди, потому что так принято; декламировали романтические стихи, желая казаться модными и остроумными; делали вид, будто влюблены, для того чтобы время на скучных вечерах быстрее шло…

Но в других сословиях дело обстояло иначе. И если бедняки жили простыми законами, опираясь на церковные традиции и здравый смысл, то людям относительно самостоятельным, как мисс Тайлер или мистер Оуэн, приходилось тяжелее. С одной стороны, они не имели свободы, которую давал титул или большие деньги — свободы быть слегка эксцентричными и самую капельку порочными, так, чтобы это лишь придавало очарования, но не отталкивало. С другой стороны, положение в обществе между высшим слоем и беднотой заставляло их придерживаться множества правил, чтобы не скатиться вниз.

«Падшая продавщица рыбы» — право, звучит смешно. Легкомысленная герцогиня — звучит уже пикантно; вокруг той же леди Вайтберри курсирует множество слухов, однако это лишь добавляет ей шарма.

Но если позор падет на какую-нибудь гувернантку — девушку с хорошим образованием и здоровыми амбициями… Скорее всего, такая особа окажется на улице без рекомендаций. И ей останется либо вернуться к родителям, уповая на то, что они найдут для непутевой дочери неразборчивого жениха, либо перейти в низшее сословие, нанявшись прачкой или подавальщицей.

Я искоса глянула на Эвани Тайлер. Она, кажется, выглядела как всегда — в скромном, но элегантном платье, как нельзя лучше подходящем ее возрасту и положению, с тщательно уложенными волосами и неизменной вежливой полуулыбкой. Только вот обычно холодные глаза сияли таким теплом, что сердце у меня начинало щемить.

— Эвани, вы уверены, что хотите меня сопровождать? — негромко спросила я ее. — А вдруг с миссис Мортон тоже случилось… несчастье?

— Тогда я просто обязана сопровождать вас, леди Виржиния, — последовал уверенный ответ. — У меня уже есть неприятный опыт созерцаний подобных картин. Думаю, он будет вам полезен… если произошло самое худшее.

Мы обе вздрогнули. Мистер Оуэн — умный, умный молодой человек! — отвел глаза, делая вид, что ничего не заметил.

— Что ж, поспешим, — подвела я итог. — И будем надеяться, что миссис Мортон просто взяла выходной без предупреждения.

По дороге выяснилось, что Мортоны жили не в самой деревне, а чуть на отшибе — между рекой, лесом, где нашли Бесси Доусон, и холмами, где, собственно, и пряталась Тайни Грин Халлоу. Идти пришлось почти сорок минут, и я порядком устала и измучилась от жары. Эвани тоже приходилось несладко в длинном, застегнутом на все пуговицы платье. Мистер Оуэн заметил это и без единого слова подал руку, чтобы Эвани могла опереться.

Я с сомнением оглянулась на мистера Джонса, утирающего пот с покрасневшего лба, и покрепче перехватила верную трость. Интересно, как там Эллис на станции? Встретил уже дрессировщика с собаками? Вот же совпало все неудачно!

…Сначала в поле зрения появились огороды Мортонов — необъятные, ухоженные, изобильные, что было странно для семьи, в которой муж пропадал на почтовой службе, а жена работала прачкой. Зеленела сочно картофельная ботва, гордо торчали стрелки лука, в тени белели хрусткие кочаны капусты, а в бледных, но высоких стеблях я с удивлением опознала чеснок — издалека он показался мне какой-то болотной травой. Росли неподалеку и другие овощи, но их я не могла распознать по листьям — знания бытовой ботаники, увы, не хватало.

— Это все бабка О'Коннел, — с некоторой гордостью пояснил мистер Джонс, заметив мой заинтересованный взгляд. — Она знатная огородница, таких поискать… Землю любит.

Я еще раз оглядела овощное царство. Пожалуй, если престарелая миссис О'Коннел справляется с этим буйным великолепием, то никакими убийцами ее не напугаешь.

Дом Мортонов тоже выглядел внушительно. Похоже, построен он был для большой семьи. Поднявшись по ступеням, мистер Джонс ухватился за солидное чугунное кольцо — такое больше подошло бы для старинного замка, а не для сельского домика — и несколько раз стукнул в дверь. Под кольцом кто-то вбил металлическую пластинку, и звук получился просто оглушительный. Я поморщилась и прикрыла уши руками. Пожалуй, такой грохот и мертвого поднимет…

Но на порог никто так и не вышел.

Мистер Оуэн переглянулся с дворецким, а потом решительно потянул дверь на себя. К моему огромному удивлению, она поддалась.

— Подождите здесь, пожалуйста, — с безупречной вежливостью попросил Оуэн и скрылся в доме.

Внезапно все вокруг стало казаться на редкость подозрительным. И флюгер на крыше дома — птица со сложенными крыльями и раздвоенным хвостом, и старые разлапистые яблони, поросшие белесым лишайником, и даже капустные грядки в отдалении. Тем более что кочаны похожи на человеческие головы…

Святые небеса, что за мысли!

Я сжала трость так, что хрустнули пальцы.

Солнце закрыло облаком.

Повеяло прохладой.

Спустя долгие, мучительные минуты — две, а может, даже и три — и мистер Оуэн вернулся.

— Не ходите в дом, — сказал он коротко. — У миссис Мортон лихорадка, еще со вчерашнего дня. Больная очень слаба и почти все время пребывает в беспамятстве. За нею присматривает мать. Мистер Мортон отправился за врачом в деревню, но до сих пор не вернулся.

Мы с Эвани обменялись выразительными взглядами. Ложная тревога… Я так обрадовалась, что подозрения мои не оправдались, что даже не чувствовала неловкости из-за своей ошибки. Да и все остальные, похоже, тоже.


Позже прояснились и подробности. Сара Мортон, оказывается, всегда была слабой и болезненной. От осенней сырости и холода у нее начинался кашель, и изгнать его могло только летнее солнце. Однако оставлять работу прачки Сара не собиралась — это приносило небольшой, но все же стабильный доход. Большую часть денег Мортоны отправляли в Бромли, детям — а себе оставляли лишь немного, чтобы хватало на одежду и те продукты, которые нельзя было вырастить на огороде.

Прежде Сара никогда не хворала летом, и когда у нее внезапно началась лихорадка, муж всерьез заволновался. Всю ночь он провел у постели больной, а утром, зная о слабом здоровье жены и опасаясь худшего, отправился за доктором Максвеллом. С Сарой осталась миссис О'Коннел, почти полностью оглохшая за последний год. Неудивительно, что Томми утром никто не открыл дверь — одна женщина была в беспамятстве, а вторая почти ничего не слышала!

Пересказывая все это вкратце Эллису, я втайне боялась, что он станет смеяться надо моей подозрительностью. Но детектив выслушал историю, рассеянно покусывая кончик ногтя, а потом спросил:

— Скажите, леди, а если бы Сара Мортон и впрямь оказалась мертва, чтобы вы сделали в таком случае? К примеру, входите вы в комнату, а там…

Я только плечами пожала.

— Не знаю, право. Наверное, велела бы всем выйти из этой комнаты и дождалась бы вас. Вам виднее, как поступать в такой ситуации.

— Правильный ответ, — с насмешливым одобрением кивнул Эллис, и внезапно посерьезнел. Взгляд у него стал колючим. — Но впредь, прошу вас, воздержитесь от самостоятельности. Если даже заподозрите, что кто-то пропал по вине преступника, то дождитесь моего возвращения. Потому что на месте преступления любопытные леди могут увидеть не только мертвую жертву, но и убийцу.

Меня пробрало ознобом. Я машинально поправила шаль, хотя еще минуту назад подумывала о том, чтобы снять ее вовсе.

— Любопытная леди была не одна, Эллис. С нею было двое мужчин и еще… пусть и не леди, но женщина отважная. Не думаю, что четверым стоит опасаться одного, даже будь этот один преступником.

— Не знаю, не знаю, — с сомнением покачал он головой, и я поспешила сменить тему:

— К слову, вы встретили дрессировщика?

— Да, — холодность в глазах Эллиса сменилась азартом. — Он привез четырех великолепных собак, как по заказу! Три из них натасканы искать старые трупы и места захоронений. Одна — просто ищейка, но хорошая. Дашь ей понюхать платок — так она даже в толпе на площади найдет владельца! Сегодня же намечу подозрительные места, где убийца мог спрятать главную улику… К слову, Виржиния, нет ли у вас приличной карты окрестностей?

— Спросите у мистера Оуэна, — пожала я плечами. — Возможно, у него в кабинете есть что-нибудь подобное. Или у мистера Уолша.

Эллис только вздохнул горестно и тоскливо посмотрел в окно.

— Мистер Уолш еще должен мне архивы, но до сих пор никак не хочет их предоставить. Еще и карту у него просить? Нет уж, увольте.

Внезапно я вспомнила, о чем просил меня отец Марк.

— Эллис, насчет мистера Уолша… Один человек говорил мне, что причина, по которой Уолш не может выдать архивы, никак не связана с убийством.

— Что вы, об этом я и не думал, — отмахнулся детектив и вдруг насторожился: — А кто вам об этом говорил? При каких обстоятельствах? И какими именно словами?

Я почувствовала себя загнанной на охоте лисицей.

— Отец Марк говорил. Нынче утром, перед тем, как передать одну газету… Святые небеса, я совсем позабыла о ней! — я вскочила и дернула за шнурок, подзывая прислугу. Где-то далеко звякнул колокольчик. — Этот случай с миссис Мортон, и…

— Он еще и газету принес? — удивленно вскинул брови Эллис. — Интересно. Не говорите ничего, я сам посмотрю. И, кстати, если старина Марк хотел, чтобы я оставил Уолша в покое, он выбрал худший способ добиться этого. Теперь мне просто до зуда в пятках хочется немедленно пойти в деревню и припугнуть инспектора. Развел тайны, тоже мне! Священников подсылает, будто это может заставить меня отступиться. Ха! — независимо скрестил он руки на груди.

Я только вздохнула. Эллис был неисправим.

Впрочем, газетная статья не слишком впечатлила и его. Он перечитал ее дважды, пробормотал что-то вроде «нужно запросить то дело из наших архивов» — и все. Только потом переспросил-уточнил:

— Виржиния, мы ведь собираемся наведаться к Хэмблам завтра, к пяти?

— Да, на чашечку чая, — подтвердила я. — Мистер Уоткинс тоже будет.

Эллис почему-то рассмеялся:

— Чувствую, скучать нам не придется!

Он оказался одновременно и прав, и неправ.


К Хэмблам мы отправились на машине. Эвани и я — на заднем сиденье, Эллис — рядом с водителем. Надежды на светскую беседу в поездке увяли сразу же: детектив, едва автомобиль отъехал от особняка, начал бессовестно отвлекать Лайзо от дороги каким-то «срочным разговором». Правда, нам с Эвани можно было расслышать только отдельные фразы.

«…Неужели? Быстро ты!»

«…такой темперамент!»

«…предпочитает говорить о глупостях».

«…действительно что-то знает».

Судя по всему, разговорить миссис О'Бёрн у Лайзо пока не выходило. И это вызывало у меня двойственные чувства. С одной стороны, я ощущала неприличную радость оттого, что у него ничего не получалось. С другой же — хотела, чтобы Лайзо поскорее выполнил задание Эллиса и перестал ходить к «безутешной» вдовушке.

Конечно, я читала не слишком много романов. Строго говоря, всего два. Но по описанию мои чувства походили на… ревность?

Нет, глупости. С таким же успехом можно назвать «ревностью» чувства к подруге, которая пришла на званый ужин с точь-в-точь таким же веером, как у меня, к примеру. Или к человеку, который сел за мой личный столик в кофейне.

Увы, мне не с кем, решительно не с кем было посоветоваться. Пожалуй, только Мэдди я доверяла настолько, чтобы рассказать о своих сомнениях. Но она, к сожалению, вряд ли смогла помочь мне.

— О чем вы думаете?

Вопрос Эвани прозвучал внезапно, но на такой случай у любой уважающей себя леди есть подходящий ответ:

— О расходах в «Старом гнезде» за прошлый месяц, — ох, следует признаться, что именно этот ответ не очень-то подходит леди. — А вы, Эвани?

Она вздохнула и отвернулась к окну.

— О том, что вечером, похоже, снова пойдет дождь.

Скептически посмотрев на ясное-ясное, голубое-голубое небо, я подумала, что не одна здесь лукавлю.

К счастью, до Хэмблов было рукой подать, и выискивать тему для разговора не пришлось. Поместье находилось совсем близко от Тайни Грин Халлоу, и даже с учетом того, что пришлось закладывать солидный крюк, мы добрались до него за полчаса. К особняку, старинному, но давно не знавшему даже мелкого ремонта, вела разбитая дорога. Автомобиль пришлось оставить в самом ее начале, под тенью большого ясеня, и идти к воротам пешком. Нам втроем — Лайзо остался в кабине, причем по собственному желанию.

Чугунные литые решетки, ограда в два человеческих роста, запущенный сад за нею — все кричало о том, что в прошлом это место славилось почти неприличной роскошью. Но ныне, при Уильяме Хэмбле, пришло в упадок.

Я все еще надеялась на то, что кто-то из наследников возродит великолепие поместья. Приведет в порядок сад, облагородит ограду, подарит особняку вторую жизнь… Люди умирают, это естественно, но от каждой потери сердце сковывает льдом; и почему-то когда умирают дома, мы грустим тоже. Может, потому, что им, домам, в отличие от людей, можно было бы жить и вечно?

Баронет встречал нас у ворот лично. Кэтлин скромно держалась на шаг за позади него, хотя именно с нею я договаривалась об этой встрече. Смирившаяся со своим мужем, как смиряются с карой, посланной за грехи, Кэтлин на людях всегда старалась подчеркивать свое подчиненное положение, чтобы никто лишний раз не вспоминал о том, на чьи деньги живет семейство Хэмбл.

— Леди Виржиния! — еще издалека крикнул Уильям Хэмбл и закашлялся в рукав. Угольно-черный парик от резкого движения слегка перекосился. — Счастлив видеть вас после стольких лет! Да еще с такой очаровательной спутницей! — Кэтлин ощутимо вздрогнула. — И спутником, который наверняка знает все бромлинские сплетни. Эта прекрасная незнакомка, наверное, мисс Тайлер?

Хэмбл за эти годы ничуть не изменился. Тот же крючковатый нос, те же тонкие губы и багровые пятна на щеках, как от чахотки. Те же нелепо тонкие и длинные ноги, затянутые в излишне узкие штаны, тот же старомодный сюртук, парик… В молодости Уильям Хэмбл, вероятно, был если не красавцем, то, что называется, «человеком, завораживающим своей необычностью». Но легкая эксцентричность в последние годы, похоже, стала граничить с умственным расстройством.

Я подавила горестный вздох.

— Да, это мисс Тайлер, вы правы. Она моя компаньонка. Эвани, это сэр Хэмбл, я рассказывала о нем… и о леди Хэмбл, — добавила я вполголоса, указав на Кэтлин. Все равно та осталась у ворот. Ничего, позже поговорим, тогда и познакомлю ее с Эвани, как положено. — Что же до моего спутника, сэр Хэмбл…

— Уильям, просто Уильям, для вас, леди Виржиния — только Уильям! — услужливо поклонился баронет. Я невольно вспомнила злополучного сэра Фаулера и подумала, что лучше человек сильный, пусть и не слишком добрый, чем такое вот… ничтожество, которое только и может, что портить кровь жене и дочерям. — Да, представьте нас друг другу! Вы так уклончиво рассказывали о нем в письме, что это только возбудило мое любопытство, да, возбудило!

Эллис, кажется, подавился смешком.

— В таком случае, не буду затягивать. Сэр Хэмбл, вы, вероятно, помните ужасные события, которые случились со мною этой весной. Тогда от сумасшедшего парикмахера меня спас один человек — и сейчас он перед вами. Детектив Норманн…

Договорить мне не удалось. Хэмбл разительно изменился в лице — нахмурились брови, а рот, наоборот, по-дурацки открылся. А потом — я и глазом моргнуть не успела — баронет самым неприличным образом отбежал за ворота и стал закрывать их, оттеснив Кэтлин в сторону. Я стояла, не в силах сдвинуться с места от изумления. Кажется, у Эвани с Эллисом дела обстояли не лучше.

Створки схлопнулись с чудовищным скрипом. Хэмбл, крякнув от натуги, опустил тяжелый засов и уставился на нас, выкатив глаза:

— Никогда, — произнес он дрожащим голосом. — Никогда никто из этого клятого Управления не ступит в мой дом! Убирайтесь прочь!

Эллис выступил вперед, миролюбиво улыбаясь и держа руки ладонями от себя, как будто успокаивая ребенка.

— Сэр Хэмбл, не знаю, чем вызван столь холодный прием, но я уверен, что это простое недоразумение. Совершенно точно могу сказать, что прежде нам встречаться не приходилось. И даже если вы испытываете острую неприязнь к Управлению, то могу гарантировать, что здесь я нахожусь как частное лицо.

Баронета аж перекосило.

— Наглая ложь! Ложь, ложь! Все вы сначала втираетесь доверие, подбиваете на авантюры… а потом используете, и выкидываете, как старую газету! Всё ради карьеры! И ты, ты, ты ищешь убийцу! Ищи в другом месте! Не у меня! Не у меня!

Эвани Тайлер поморщилась, как от зубной боли. Я тоже постепенно начала глохнуть от визгливого голоса Хэмбла и с трудом подавила желание прикрыть уши руками. И только Эллис по-прежнему солнечно улыбался — с такой бездной обаяния, что даже у меня появлялось странное чувство легкого головокружения и тепла.

— Сэр Хэмбл, полностью согласен с вами. Управление — то еще местечко. Но поверьте, детективы и простые служаки-чиновники — это два совершенно разных класса. Видите, даже леди Виржиния не считает зазорным принимать меня в своем доме. Как и виконт Брумсток, и барон Уэбслер. Поверьте, я умею оставлять работу на работе и ни в коем случае не беру ее с собою в гости.

Эллис сделал осторожный шаг к воротам. Хэмбл вцепился в решетку и посмотрел исподлобья:

— Убирайтесь отсюда. Или собак спущу. У меня три волкодава, очень злые.

Тут уже не выдержала я:

— Что, и на меня тоже? При всем уважении, сэр Хэмбл, это уже слишком. О госте из Бромли я упоминала, вы с радостью согласились принять его. Так что же изменилось?

Неожиданно лицо Хэмбла смягчилось.

— Всё изменилось. Не хочу снова совать пасть в голову льву. У меня шесть дочерей и жена, которых я все-таки люблю, чтоб там люди ни говорили. И моя коллекция, моя коллекция… Так что я рад вас видеть в своем доме, леди Виржиния. Но без… без… этой тварииз Управления.

С этими словами он тяжело развернулся и медленно пошел по аллее к дому. Вскоре старые яблони сомкнули над ним ветви, скрывая от наших взглядов. Кэтлин же пока медлила, то оборачиваясь в сторону супруга, то беспомощно глядя на меня. Потом она все же на что-то решилась и поманила меня к воротам.

— Я очень, очень сожалею, — прошептала Кэтлин сбивчиво. Под глазами у нее были темные круги, а лицо словно посерело. Ничего — ни старая шляпка с широкими полями, ни закрытое платье, ни шаль на плечах — не могло уже скрыть болезненную худобу. — Леди Виржиния, не держите Уильяма зла, прошу вас. Ради моих детей!

— Святые небеса, и в мыслях не было! — я просунула руку между чугунными прутьями и коснулась пальцев Кэтлин. Горячие… — Дорогая, скажите лучше, что я могу сделать? Вы так исхудали… Это из-за Уильяма?

Она слабо улыбнулась.

— Нет, нет… Это нервическое. Нам всем теперь тяжело. Раньше, когда деньги уходили только на коллекцию, нам жилось получше. А теперь еще приходится платить этому человеку, — Кэтлин прижала руку ко рту и всхлипнула. — Знали бы вы, как я хотела бы сжечь коллекцию. Это вечная угроза, нависшая над нами… Леди Виржиния, прошу, не приезжайте больше с детективом. Если онподумает, что мы обратились в Управление… Бедные мои дочери, Боже…

Последние слова она произнесла совсем тихо, почти неслышно. Блеклые ресницы слиплись от слез.

— Кэтлин, вы можете довериться мне, — прошептала я. — Мне и Эллису. Какая бы тайна не довлела над вами, я не позволю ей разрушить вашу жизнь. И жизни ваших дочерей.

Она отвернулась.

— Просто поверьте на слово, что ни я, ни Уильям не причастны ни к чему отвратительному. Это была просто… ошибка.

— Кэтлин…

— Уезжайте сейчас, леди Виржиния, — она вытерла тыльной стороной ладони глаза и вновь всхлипнула. — Боже, я так надеялась на эту встречу… на то, что мы сможем, как в старые времена… Тогда мы были просто беднее, чем другие, а теперь… Уезжайте. Собак у нас нет, Уильям соврал, но… Спасибо вам за всё!

Кэтлин порывисто протянула руку через ограду и дотронулась до моего плеча. А потом отпрянула, развернулась и засеменила вслед за мужем — в тени замшелых яблонь, по ухабистой до неприличия дороге.

Пребывая в некоторой растерянности, я оглянулась к остальным. Эвани задумчиво рассматривала ясеневую рощу, зеленеющую вдалеке. Взгляд же Эллиса, цепкий и неприятный, был направлен на меня.

— Я все слышал, — сообщил мне детектив и заложил руки за спину. — Да уж, ну и семейка… Пока дождусь из центра досье на Хэмбла, а потом, исходя из полученной информации, буду действовать. Вот, кстати, еще работка для Лайзо — забраться в это поместье и осмотреть его, — он кивнул на ворота. — Через эту ерунду перелезть — делать нечего. А некоторые улики иногда лежат на поверхности. Просто диву даешься, как люди беспечны порою, — он качнулся на пятках и уставился в небо.

— А что же будет с Кэтлин? И с девочками? Даже если Уильям и замешан в чем-то неблаговидном, то они наверняка невиновны, — заметила я спокойно, хотя сердце у меня сжималось.

— Вот это нам и нужно выяснить, — откликнулся Эллис. — Ничего не могу вам обещать, Виржиния. А теперь давайте вернемся в автомобиль. Больше нам здесь делать нечего. Мне еще нужно будет наведаться к Уолшу, расспросить его об архивах наконец и узнать, как прошел первый день поисков с собаками.

Эллис выглядел сосредоточенным и равнодушным ко всему, кроме дела. А я не могла без боли вспоминать посеревшее лицо Кэтлин и угрюмую обреченность в глазах Уильяма Хэмбла. Вот же злосчастное семейство — кажется, беды все время кружат над ними, как птицы весной над распаханным полем… Однако детектив был прав — следовало сперва разобраться, что скрывал баронет, и уже потом подумать, как поступить.

Чтобы немного развеять атмосферу обреченности, я на следующий день устроила нечто вроде званого обеда, в деревенском стиле. Пригласила только Пауэллов. Черити и Эрик откликнулись с удовольствием и принесли с собою гостинцы — домашние ликеры и большой ягодный пирог. Эллис пропадал с розыскным отрядом, с самого рассвета обшаривал окрестности с натасканными на определенные запахи собаками, но остальные домочадцы и гости с удовольствием поддержали мою идею. Эвани, Мэдди, мистер Оуэн и даже доктор Брэдфорд — все спустились в сад. Макленнаны превзошли самих себя, готовя блюда к праздничному столу. Меню получилось необычным для Аксонии: мясные рулетики с сухофруктами и орехами, бульон в крошечных чашечках, сильно сдобренный пряными травами, гренки с тремя видами соусов, а на сладкое — воздушное суфле в облаке сахарной пудры и фрукты в густой сливочной заправке… Настоящее изобилие! Сначала беседа не ладилась, но вскоре беззаботная болтовня Черити и тягучий ликер сделали свое дело.

Эвани, разрумянившаяся, с блестящими глазами, во всех подробностях пересказывала Мэдди содержание последнего прочитанного романа. Брэдфорд и Оуэн обсуждали попеременно то политику, то «ширманок» — и неизменно заключали, что и то, и другое от лукавого. Черити умудрялась быть одновременно везде и в каждую беседу вставлять по словечку, а Эрик покуривал трубку с кривым черенком, глядя в хмурое небо — иначе говоря, в саду царила идиллия.

Ближе к вечеру, когда стало смеркаться, мы перебрались в гостиную. Затем я поднялась в кухню и, временно изгнав Макленнанов из их вотчины, сама занялась кофе. Благо все нужные специи и приправы нашлись в изобилии. Кардамон, мускатный орех, ваниль, корица, гвоздика, имбирь; перец черный, красный и белый; миндальное масло, апельсиновая цедра и черный шоколад… Для каждого гостя я старалась подобрать свой рецепт. Мэдди — послаще, с высокой шапкой из сливок. Эвани — с тонкими нотками цитруса, кардамона и корицы. Для Черити — с ликером и ванилью, для Эрика — с мускатным орехом и чесноком, для мистера Оуэна — с шоколадом и жгучим перцем. Доктору Брэдфорду я предложила острый имбирный кофе — и не прогадала…

А потом в гостиную вошел Эллис, грязный, будто солдат на марше.

— Кофе? Как раз кстати. Чудесный денек! — улыбка детектива больше напоминала оскал, но глаза лучились довольством.

И я поняла, что поисковый отряд обнаружил что-то страшное.

— Что ж, с возвращением, — радушная улыбка дорогого мне стоила. Но Эллис, кажется, этого даже не заметил.

— Нэйт, на пару слов, — поманил он доктора пальцем. — Кстати, найдется у тебя время сегодня вечером? Я бы хотел получить заключение к утру… — дальше детектив благоразумно перешел на шепот.

Мэдди и Эвани переглянулись. Эрик грустно и понимающе уставился в чашку. Даже Черити умолкла, и уголки губ у нее опустились.

Эллис же тем временем закончил втолковывать что-то Брэдфорду и хлопнул его по плечу:

— Как условились, хорошо? Я подойду позже, — а потом обернулся ко мне: — Леди Виржиния, прощения прошу, но у меня ночка будет тяжелая. Вижу, тут всем досталось кофейку, могу и я рассчитывать на чашечку?

Говорил он дурашливо, но глаза его были серьезны, как никогда.

Я вздохнула.

— Разумеется, мистер Норманн. Думаю, нам стоит пройти на кухню.

— Премного благодарен! — расплылся в улыбке Эллис.

Когда мы прошли коридор и поднялись по лестнице, детектив оглянулся и, убедившись, что за нами никто не последовал, шепотом произнес:

— Мы нашли его, Виржиния.

— Кого? — у меня внутри все похолодело. — Убийцу?

— Нет. Труп. Но это почти одно и то же! — подмигнул мне Эллис. — А все логическое мышление. Сначала я сходил на берег Тайни Грин и убедился, что река эта коварна. Она весьма глубока, и если на поверхности течение не такое уж бурное, то у дна его подхлестывают холодные ключи. К тому же русло реки извилистое — вы видели карту? Там, чуть ниже, есть такая замечательная отмель, болотистая, заросшая осотом… Так вот, если что-то попадет в реку, мусор, к примеру, то почти наверняка течение выбросит его на эту отмель. Подобраться к ней трудно — вокруг лес, овраги, ноги порой по колено проваливаются. Но я подумал, что если убийце нужно было избавиться от тела, то лучше реки варианта не придумать. А если он хоть раз плохо закрепил груз… Понимаете, к чему я клоню?

— Кажется, да, — я сглотнула.

— Мы обшарили всю эту клятую отмель, Виржиния. Я чуть не потонул в одном месте… А потом собаки наконец наткнулись на него. На мальчишку. И я не думаю, что это деревенский. В ушах серьги, цвет волос опять же… Думаю, мы нашли того слепого гипси.

— Янко? — с трудом припомнила я странное имя. — Разве он был… мальчишкой? Мне показалось, что говорили о взрослом человеке…

— Мальчишка, — неопределенно покачал головой Эллис. — Голос у него еще не ломался, потому-то и был таким чистым. Лайзо потом узнавал в таборе, как выглядели пропавшие. И Шанита, и Янко. Думаю, если мы обшарим отмель повнимательней, то найдем что-нибудь еще. Но уже сейчас у меня нет сомнений в том, что все пропавшие были убиты. Убиты одним человеком. И действовать он начал около двух лет назад. А это значит… — Эллис много значительно умолк, но, не дождавшись моего ответа, продолжил недовольно сам: — Это значит, что ни Уоткинс, ни вдова О'Бёрн совершенно точно не причастны к убийствам. Даже сомнений нет. И тот, и другая переехали около года назад, а до того жили в Бромли, были у всех на виду. И ничего этакого за ними не водилось. Уоткинс — вообще человек с кристально чистой репутацией, по-другому в его деле нельзя. Даже подозрение в мошенничестве может подорвать доверие к банку, а уж сплетни о причастности к чему-то непотребному…. За Урсулой же приглядывал ее муж, отчаянный ревнивец. Нет, эти двое ни при чем. Искать нужно среди тех, кто живет в окрестностях Тайни Грин давно. Это человек умный, образованный, не простой — ни в коем случае не фермер или кузнец. Медик, в худшем случае — ветеринар или мясник. Руки у него приспособлены к тонкой работе, а разум холоден, — Эллис помолчал. — Мне придется проверить всех, от доктора Максвелла до вашего доброго соседа Хэмбла. Кстати, мне становится ясно, что могла видеть вдова. Вы же знаете уже, что она считает себя ведьмой?

— Да. Глупость из глупостей.

— Возможно. Однако в травах Урсула разбирается хорошо, даже местных девиц лечит. А еще занимается разными магическими ритуалами, — сделал Эллис таинственные глаза. — Для этого ей нужно самой собирать множество редких трав. Причем при особых условиях. Зачастую — ночью, в глухих местах… Чуете, к чему я веду?

На сей раз я не медлила с ответом.

— Она могла видеть убийцу.

— Верно. Вопрос в том, при каких обстоятельствах… Тогда ли, когда он пленял жертву, или тогда, когда избавлялся от тела?

— Не знаю, — я поежилась, не выдержав пристального взгляда Эллиса.

— Вот потому-то я и приставил к ней Лайзо. Уж кто-кто, а он сможет ее разговорить. Он любую женщину сможет приворожить… — детектив вдруг посмотрел на меня хитро: — Пожалуй, кроме вас, Виржиния. К слову, насчет чашки кофе я не шутил. Могу я рассчитывать на тот, с перцем и солью?

— Ваш любимый? — с облегчением поддержала я смену темы. — Да, разумеется. Пойдемте к лестнице. Хватит уже нам стоять в коридоре.

После двух чашек кофе Эллис и впрямь ушел куда-то. Брэдфорд, как объяснила мне Эвани, покинул общество еще раньше. Я предположила, что доктор будет обследовать труп, но благоразумно оставила подозрения при себе. И так атмосфера праздника исчезла без следа.

А между тем дело близилось к ночи. Пауэллам было поздно уже возвращаться домой, и я предложила им остаться в гостевых комнатах. Мэдди на один вечер стала моей горничной, а миссис Стрикленд поступила в полное распоряжение Черити.

Позаботившись о гостях, легла спать и я сама.

И снилась мне леди Милдред.


Вокруг темнота, а под ногами — бесконечная зеркальная поверхность. Бабушка в клетчатом платье курит трубку, наполовину отвернувшись от меня. Единственный источник света во мраке — красноватые угли в чубуке.

— Гинни, — зовет леди Милдред, но, против обыкновения, она не улыбается. — Подойди ближе.

Я слушаюсь.

— Еще.

И снова шаг.

— Умница. А теперь протяни руку.

Я верю Милдред — верю безгранично, как в детстве, и потому безропотно позволяю ей взять мою руку и перевернуть ее ладонью вверх, как будто я кукла, а леди Милдред — капризная хозяйка. Но когда цепкие пальцы стискивают до боли запястье, не позволяя сжать руку в кулак, мне становится жутко.

Бабушка поднимает на меня взгляд. В нем — темнота и алые огни.

— Как ты думаешь, Гинни, что будет, если я опрокину трубку над твоей ладошкой?

— Я обожгусь, — а сердце холодеет.

— Разве? Ты ведь считаешь себя удачливой, Гинни. Может, проверим твою удачу? Может, угли не обожгут?

— Нет! — мне становится жутко, по-настоящему жутко, а пальцы Милдред холодные и твердые, будто выкованы из серебра. Хватка болезненная — вот-вот кости хрупнут. — Бабушка!

— Что «бабушка»? — передразнивает меня она. Или не она? Что это за незнакомка в облике леди Милдред? — Ты же считаешь себя самой лучшей, Гинни. Неуязвимой. Давай проверим?

— Нет!

Отчаянное усилие — и я вырываю руку из ледяной хватки. Угли багровеют в чубуке. Я отступаю — и падаю. Зеркало подо мной иссекают трещины.

Бабушка выпрямляется в полный рост и, кажется, заполняет собою все пространство.

— Случается и такое, Гинни, что тебя не может спасти ни везение, ни твоя исключительность. И тогда единственный способ избежать опасности… не попадать в такое положение вовсе. Если чувствуешь, что жар смерти близко — беги. Ни один лесной зверь не станет стремиться навстречу пожару, и в этом заключена мудрость самой природы. Если тебе грозит гибель — беги.

Гневно сжимаю кулаки.

— Я не буду бежать!

Чернота изливается из бабушкиных глаз и стекает по ее лицу.

— Тогда гибель тебя настигнет, Гинни.

Трубка выскальзывает из ее пальцев и падает на зеркальный пол. Глухой удар — и тихий звон. Зеркало вдруг осыпается миллионом осколков, и на мгновение я повисаю во мраке, лишенная всякой опоры. А потом осознаю, что там, внизу — бесконечное поле горящих углей.

И ничего, совершенно ничего не держит меня в воздухе.

Проснулась я в холодном поту. Кажется, по комнате еще бродило эхо моего крика…

Шнурок выключателя ускользал от дрожащих пальцев, но мне все же удалось справиться с ним. Яркий свет залил помещение, делая болезненно-четкой каждую деталь. Резная спинка кровати, тяжелая чернильница на письменном столе, не до конца закрытые ставни, миллион мелочей — складки ткани, пылинки, трещинки, тени и блики. Стрелки часов, кажется, замерли на четверти третьего. Я сидела с распахнутыми глазами и не могла себя заставить ни снова выключить свет, ни хотя бы зажмуриться.

Кажется, если вернется мрак — вернутся и угли.

Скрипнула дверь, и на пороге показалась Мэдди — встрепанная, в одной тонкой сорочке.

— Все в порядке, — с трудом разомкнула я губы. Во рту было солоно. — Просто дурной сон.

Мэдди вздернула брови и жестом предложила мне принести попить.

— Нет, не стоит. Ступай.

Она скрестила руки на груди и нахмурилась.

— Мадлен, милая, не волнуйся, — я выдавила из себя улыбку, не особенно надеясь, что смогу обмануть ту, кто так хорошо меня знает. — Почитаю немного — и снова усну. К слову, Эвани рассказывала о каком-то новом романе за ужином. Не могла бы ты принести мне эту книгу?

Обрадованная тем, что может мне помочь, Мэдди кивнула и выскочила в коридор. Я только вздохнула. Надеюсь, она все же заглянет к себе в комнату и набросит что-нибудь поверх сорочки. Все-таки в доме хватает посторонних. Мистер Оуэн, доктор Брэдфорд, Эллис…

Нет. Последние двое наверняка еще не вернулись. Возможно, именно в эту самую секунду они обсуждают, как именно убил неизвестный злодей того мальчика-певца, Янко. И, возможно, тело несчастного лежит недалеко от них, на высоком столе, накрытое серой простынею, и…

Когда Мэдди вернулась с книжкой, я уже сидела в кресле, укутавшись в плед, и прекрасно понимала, что просто не смогу теперь остаться в одиночестве. Даже с зажженным светом.

— Спасибо, — улыбка вышла еще менее натуральной, чем предыдущая. — Мэдди, если ты так беспокоишься, то можешь поспать тут. Я все равно не собираюсь возвращаться в постель, — я с напускной беспечностью взмахнула книгой. — Чтения мне хватит до утра.

Так и вышло. Мадлен поначалу было неуютно находиться в чужой кровати, но усталость все же оказалась сильней. Через некоторое время девушка незаметно для самой себя обняла подушку, сбила по привычке ногами одеяло в ком, стала дышать легче и размеренней — и заснула. Я же проверила, крепко ли заперты ставни, и приготовилась вникать в запутанную историю любви честной гувернантки по имени Мэри Даллас и ее бессовестного нанимателя, некоего провинциального землевладельца. Судя по первым главам, дело должно было закончиться свадьбой.

Дело вкуса. Лично я бы такому «хозяину» подала бы кофе с синильной кислотой в первый же день. Ну, в крайнем случае, на второй.


С рассветом отступили и ночные страхи. Когда солнце заливает яркими лучами округу, а где-то за рекой поет сумасшедшая птица, перепутавшая лето с весной, трудно бояться мертвецов. Стало стыдно за свое поведение — приснился кошмар, так они всем сняться, стоило ли злоупотреблять сочувствием бедняжки Мэдди? Пожалуй, лишь то, что Мэдди — с цветущим румянцем на щеках, улыбающаяся и прекрасно выспавшаяся — никак не выглядела бедняжкой, несколько мирило меня с произошедшим.

Эллис и доктор Брэдфорд к завтраку не спустились. Мистер Джонс охотно рассказал мне, что они вернулись в особняк глубоко за полночь, а с рассветом вновь отправились «куда-то в деревню, по срочному делу». С учетом событий прошедшего вечера, я резонно предположила, что и доктора, и детектива найду в Управлении — больше нигде в округе не было помещения для хранения тел. К тому же вскрытие доктор Брэдфорд в прошлый раз проводил в деревенском морге, наверняка так же будет и сейчас.

Что ж, навещу Эллиса после завтрака. Заодно и проверю — не стала ли я трусихой после этой ночи.


Лайзо — редкое дело в последнее время — не пропадал у «безутешной вдовы», а возился с мотором автомобиля. Белая рубаха висела на гвозде, вбитом в стену — видимо, чтобы не испачкалась в машинном масле. Ботинки, связанные между собою за шнурки, болтались пониже. Штаны Лайзо по-простому закатал до колен… Я смотрела на загорелые плечи, на белые ниточки шрамов на спине — и понимала, что, кажется, впервые вижу мужчину без рубашки с тех пор, как побывала на представлении скандально известного на всю Аксонию цирка «Бранко Соль».

— Мистер Маноле.

В машине что-то звякнуло. Лайзо обернулся так резко, что ему пришлось схватиться за капот. Я ойкнула и отступила назад, почему-то вцепившись в свои юбки. Лицо обдало жаром, будто меня застигли за неким совершенно неподобающим леди занятием.

— Ох, простите, леди, — покаялся Лайзо, хотя зеленые, как болотные огни, глаза его смеялись. — Заработался, не заметил, что идет кто-то — а тут вы, а я в таком виде… Погодите, сейчас рубаху накину, — он наспех вытер грязные руки тряпицей, заметил темное пятнышко на коже над ключицей, еле слышно выругался и попытался оттереть и его. Но, естественно, сделал только хуже — машинное масло не желало уступать какой-то там тряпке и все больше размазывалось.

Я кашлянула и попыталась сделать невозмутимое лицо. Лайзо оставил бесполезные попытки наспех привести себя в порядок и скрестил руки на груди, кажется, несколько смущаясь.

— Право, не стоит, разговор не займет много времени. Мистер Маноле, автомобиль не сломан?

— Никак нет, это я решил кое-что перебрать да смазать, — широко улыбнулся Лайзо и добавил неожиданно серьезным тоном: — В профилактических целях, как старина Брэдфорд говорит.

Мне сделалось любопытно, при каких обстоятельствах патологоанатом может сказать такое, но спрашивать я не стала.

— В таком случае, автомобиль должен быть у ворот через полчаса. Вместе с водителем, разумеется, — я отступила назад еще и еще, пока не оказалась на улице. — И в надлежащем виде!

Готова поклясться, что, стоило мне выскочить из гаража, как Лайзо, этот мерзавец, беззвучно рассмеялся. Ничего. В следующий раз я не стану сообщать ему об изменениях в расписании сама, а пошлю миссис Стрикленд. Ручаюсь, один ее мрачный взгляд, на которые она необыкновенна щедра — и Лайзо и думать забудет о том, чтобы расхаживать в таком виде по гаражу. Мало ли, кто может внезапно зайти!

Как бы то ни было, но ровно через полчаса автомобиль ожидал меня в указанном месте. Лайзо, в безупречно отглаженной рубашке, в жилете и других, чистых брюках стоял рядышком, беспечно покусывая травинку.

— Прошу, — он галантно распахнул дверцу передом мною.

Я чопорно кивнула и села в автомобиль.

— Едем в деревню, к Управлению спокойствия. И не торопитесь — после дождей дорога в скверном состоянии.

— Слушаюсь, леди.

Мотор загудел. Автомобиль тронулся с места. Я смотрела в затылок Лайзо, и молчание отчего-то меня тяготило. Чем дальше — тем больше.

— Как продвигается ваше расследование, господин Маноле?

— Никак. Множество мелких обмолвок, но ни одного стоящего слова, — пожал плечами Лайзо. — Уже подумываю о том, чтобы спросить Уллу напрямую, не видела ли она чего странного.

«Улла». Он уже зовет ее так фамильярно! И ведь наверняка она сама позволила ему. Думать не хочу, при каких обстоятельствах.

— И как, есть надежда на честный ответ?

— Почему бы нет? — откликнулся он со вздохом. — На крайний случай, есть и методы не вполне честные…

— А может, преступные? Такие, как этот ваш приворот?

Я прикусила язык, да поздно — колкие слова уже слетели с языка.

Лайзо удивленно оглянулся на меня через плечо.

— А чем приворот-то преступный? Может, платок на память подарить али брошку — тоже преступление?

Внутри у меня словно кипящая волна поднялась — раздражение, лишь едва-едва не переходящее во что-то большее.

— «На память» подарить что-то — это совсем другое. Приворот — это хуже убийства, потому что он искажает намерения души… — я поняла, что в порыве праведного гнева начинаю заговариваться, и поправилась: — Так, кажется, гласят народные поверья. Даже если на самом деле приворотов и не бывает, даже само намерение заполучить чье-то расположение таким путем — преступно.

От неожиданности Лайзо рассмеялся:

— Вы, видать, слушали страшные сказки, леди, а с настоящими ведьмами не знались. А то всякая, даже такая, как Улла, вам бы рассказала, что «узелок на память» потому так и зовется, что воспоминанья навевает. А какие — тут уж от человека зависит. Коли есть любовь — то любовную истому. А если нет ничего, только пустота и холод — так на камнях цветы не растут, хоть ты целую горсть семян кинь вместо одного зернышка. Такие узлы, бывало, жены мужьям в дорогу давали, чтоб мужнины глаза на девиц других не смотрели… А, что говорить, вы все одно — не верите в это мракобесие, — и только тут я заметила, что хотя Лайзо улыбался, глаза его были темны и серьезны. — Скажите лучше прямо: вы хотите напомнить мне об ошибке, леди… или же поговорить?

— Тут не о чем говорить, мистер Маноле. — я отвернулась к окну. — Просто мне хотелось быть уверенной, что вы не сделаете ничего, что бросит тень на мою репутацию. Не забывайте, что вы состоите на службе у графини Эверсанской и Валтерской.

— Не забываю ни на мгновение, — без тени иронии ответил он. — И… это честь для меня.

Я не нашлась с ответом, в кои-то веки. Лайзо тоже некоторое время хранил молчание, а потом задал вопрос из тех, что неизменно влекут за собой неловкость.

— Леди, скажите, вы все еще злитесь на меня за ту ошибку?

— Это была не ошибка, мистер Маноле, а подлый, бесчестный поступок — и неважно, что он не повлек за собой никаких последствий. А подлость я не терплю. Как и увлечение всякой мистикой, к слову, — добавила я едко, давая понять, что разговор закончен.

Но Лайзо упрямо не желал видеть намеков.

— Тогда можете не беспокоиться за мисс Урсулу — ее мне и привораживать не надо. Она что кошка влюбчивая.

Я вспылила.

— Возможно, миссис О'Бёрн не слишком мне нравится, но все же она вдова и почтенная женщина, имейте к ней уважение! В конце концов, какими бы ни были ее чувства, они искренние. А вы играете с нею!

Лайзо остановил автомобиль, заглушил мотор и развернулся ко мне полностью.

— Если вы только словечко скажете, леди Виржиния, — произнес он тихо, — и я этим же вечером Эллису скажу, чтоб он сам вокруг Уллы хороводы водил. И выспрашивал у нее про преступника, как ему вздумается. Он же детектив, государству служит. Пусть вот и допрашивает свидетельницу. Вдруг она сразу все расскажет? А нет, так у Эллиса и свои способы есть. Посидит Улла денек в камере, в тюрьме… Зато чувства ее никто не оскорбит, никакой подлец Лайзо Маноле ее не обманет.

Мне захотелось заслониться от его взгляда хоть чем-нибудь — веером, рукой. А еще лучше — оказаться сию минуту в особняке, подальше отсюда.

— Вы хотите сказать, что, обманывая эту женщину, совершаете благородный поступок? — холодно произнесла я.

Лайзо усмехнулся.

— Зачем же за словами-ширмами прятаться? Говорите прямо уж — не обманываю, соблазняю. Это ведь вам не нравится? Это, а не обман?

Я вздохнула и опустила глаза. Видит небо, терпение мое не бесконечно.

— Вы уволены.

— Я… что?

— Вы уволены, мистер Маноле. Вечером мистер Оуэн выплатит вам жалованье за этот месяц. Не беспокойтесь, я не стану вычитать деньги за те дни, которые вы не доработали, — я вышла на дорогу и захлопнула дверцу. Получилось, пожалуй, слишком громко. — Будьте любезны, возвращайтесь в гараж. До вечера вы свободны.

После дождей дорога размокла. Местами лужи подсохли, но земля оставалась склизкой. Ботинки порой соскальзывали, но я старалась шагать уверенно и спину держать прямо. Зубы сводило от кислой злости.

Да как он смеет разговаривать со мной, как с равной? Как будто я какая-нибудь уличная торговка цветами!

— Леди Виржиния, подождите!

Я даже не обернулась, только ускорила шаг. В конце концов, до деревни рукой подать, можно было бы и не брать автомобиль. Но так не хотелось идти по грязи! Ничего, миссис Стрикленд вечером почистит ботинки.

— Леди Виржиния! Ай, да чтоб меня…

Хлопнула дверца автомобиля. А через несколько секунд голос Лайзо раздался у меня за спиной:

— Леди Виржиния, погодите! Вы серьезно?

— Более чем.

Догнал. Совершенно бесшумно и так быстро… Мне стало не по себе, и я упрямо стиснула зубы. Боже правый, если он схватит меня за локоть — точно пущу в ход свою трость!

Но Лайзо поступил умнее. Он просто забежал вперед и посмотрел мне в глаза. Не заступая дорогу, не пытаясь остановить… Я остановилась сама.

— Почему, леди Виржиния? — негромко спросил он.

— Потому что вы говорите «леди», но не понимаете смысла этого слова, — так же тихо ответила я. Рукоять трости до боли врезалась в ладонь. — Вы не знаете своего места. Вы дерзите. Не знаете, когда следует остановиться. Говорите то, что не стоит произносить вслух. Я бы закрыла на это глаза, поступай вы так по глупости, но вы умны, мистер Маноле. Это не вам нужно спрашивать «почему», а мне, — Лайзо сощурился, но ничего не сказал, и я продолжила: — Вчера, когда я готовила кофе, миссис Макленнан долго рассказывала, какой вы замечательный молодой человек. Учтивый, почтительный… Да и в особняке слуги отзывались о вас исключительно хорошо. Даже мистер Спенсер признал, что у вас есть неплохие задатки, а его похвала дорогого стоит. И вот вопрос, мистер Маноле — почему лишь я не удостоилась простого уважения?

— Потому что вы не видите меня, леди.

— Что? — мне показалось, что я ослышалась.

— Вы не видите меня. С тех самых пор, как Эллис назвал мое имя, — твердо произнес Лайзо, и вокруг словно темнее стало. Готова поклясться, что с поля повеяло сырым холодным ветром с запахом грозы, свежим и острым — и это не было всего лишь плодом моего воображения. Дрожь пробежала по спине. — Смотрите насквозь, лишнее слово сказать брезгуете.

— Я взяла вас на работу, рискуя своей репутацией — этого недостаточно? — слова царапали язык колкими льдинками. — С вашим-то прошлым…

Лайзо выдохнул медленно и отвернулся в сторону.

— С прошлым, говорите… Понятно. Раз когда-то деньги нечестным способом добывал, так теперь клеймо на всю жизнь.

Я вздернула подбородок.

— Именно так. Тому, кто один раз обманул, веры больше нет. Ложь слишком легко входит в привычку, бесчестные пути намного короче путей честных, а вор за один раз может выкрасть жалование, на которое порядочная горничная работала весь год… Нет, я не настолько наивна, чтобы верить в сказки о преступниках, исправившихся по щелчку пальцев.

— Не верите? — Лайзо вновь перевел взгляд на меня, и на сей раз он был тяжелым и темным. — И никто не верит, леди. За исключением дураков. А теперь представьте, что преступница — вы сами. И вы решили изменить свою жизнь, но все вокруг по-прежнему видят лишь воровку и обманщицу. Все, чье мнение дорого для вас — и мистер Белкрафт, и мисс Мадлен, и мисс Тайлер, и миссис Хат… и Эллис. Скажите, если каждый все равно будет видеть лишь преступницу, захотите ли вы измениться по-настоящему?

Вопрос Лайзо поставил меня в тупик. Я не могла ответить «да», потому что солгала бы, и не могла ответить «нет» — это стало бы уступкой, поражением. И поэтому спросила сама:

— И к чему вы клоните, мистер Маноле?

— Если так хотите уволить меня, леди — увольняйте. Но, прошу, подождите до конца месяца, — Лайзо глядел на меня пристально, и от этого взгляда было почти больно. — И на сей раз попробуйте увидеть именно Лайзо Маноле, а не какого-то преступника, обузу, навязанную Эллисом. Дайте мне шанс.

Лайзо оказался совсем близко, а я и не заметила. И в глаза сразу бросилось, что белая рубашка слишком дорогая для простого водителя — ее не постеснялся бы и человек моего окружения. Наверняка сшитая по заказу, у хорошего портного, а не купленная в лавке подержанной одежды. Жалования на такие вещи хватать не будет… Готов ли Лайзо отказаться от привычной жизни только ради того, чтобы изменить мое мнение?

Не думаю.

Но, может, стоит попробовать? Действительно поверить ему хоть раз?

…Небо затянули плотные, как бхаратский шелк, облака; иногда казалось, что они висят неподвижно, однако уже через мгновение что-то сдвигалось в восприятии, и вот уже мерещилось — облака текут с такой невероятной скоростью, что глаз едва может уловить это движение. Ветер крепчал, и размокшая дорога все больше становилась похожей на узкий пирс в бурном море — гибкие травы гнулись почти до земли, и в слитной изжелта-зеленой массе было не различить отдельных стебельков. Только яркие пятна луговых цветов то показывались, то вновь скрывались под очередной волной.

Непокой. Движение. Изменение.

— Хорошо, мистер Маноле, — кивнула я, стараясь сохранить уверенный вид, хотя на самом деле ощущала странное волнение. — После некоторых размышлений я решила, что вам все же следует отработать полное жалование за этот месяц. Это будет справедливо.

Лайзо склонил голову, скрывая довольную улыбку и лукавый взгляд.

— Благодарю вас, леди. Я докажу вам, что во мне течет та же кровь, что и в других людях — не черная, не порченная, что бы ни говорили о гипси священники, — и он протянул мне руку, предлагая опереться на нее.

После секундной заминки я все же решила уступить — и оперлась на подставленный локоть. К тому же дорога и впрямь была слишком неудобной и скользкой для моих башмачков.

— Значит, вы считаете себя гипси, а не аксонцем?

— От матери во мне куда больше, чем от отца.

До самой деревни мы хранили молчание. Лайзо был безупречно вежлив и почтителен, настолько, что это смахивало на издевательство. Но я старательно гнала от себя подозрения. Лайзо был прав. Если от вас все время ждут подвоха, то трудно на самом деле удержаться от дерзости. Выходит, в том, как вел себя Лайзо, была и часть моей вины…

— Оставайтесь в автомобиле. Думаю, мой визит не затянется надолго.

— Слушаюсь, леди.

Я прошла мимо отцветающего шиповника к высокому крыльцу и собралась уже было постучаться, как вдруг услышала за дверью странные звуки. Сдавленные возгласы, ругательства, удары… Звякнуло что-то стеклянное.

— Лайзо! — от неожиданности обратилась я к водителю по имени, но тут же поправилась и крикнула: — Мистер Маноле!

Он не стал ничего переспрашивать — молча закрыл автомобиль и подбежал ко мне. Прислушался к звукам, доносящимся из Управления — и нехорошо улыбнулся.

— Отойдите на всякий случай, леди Виржиния.

Я послушно отступила.

Дверь Управления оказалась не заперта. Лайзо бесшумно отворил ее — звуки борьбы стали громче, и мне послышался голос Эллиса — и скрылся в здании.

Начал накрапывать дождь.

Обрывая нежные, ароматные лепестки шиповника, я мрачно размышляла о том, что если уж день не задался с самого утра, то глупо ожидать, что к вечеру все наладится.

Между тем подозрительный шум вскоре стих, а потом дверь снова отворилась, и на пороге появился Эллис.

— Виржиния? Вот уж не ожидал увидеть вас тут, — детектив безмятежно улыбался, прикладывая к припухлости под глазом большую монету. — Ну и денек сегодня… Впрочем, я рад, что вы привели Лайзо — хватка у мистера Уолша цепкая, еще немного — я бы точно отправился на небеса. Ну, может и не на небеса, конечно, но…

Он выразительно оттянул ворот рубахи. Я сглотнула. Прежде мне не доводилось видеть следы удушения, но, оказывается, их сложно с чем-то перепутать. Кожа у Эллиса всегда была, пожалуй, слишком нежная для мужчины, и пальцы несостоявшегося убийцы оставили на ней красные пятна, которые вскоре наверняка превратятся в жуткие синяки.

И тут до меня полностью дошел смысл его слов.

— Погодите. Вы сказали — у мистера Уолша? О, небеса! — рука сама дернулась обвести священный круг. — Неужели он… напал на вас?

Эллис застегнул ворот, недовольно поморщился и сознался:

— Ну, по правде говоря, я его к этому немного подтолкнул. Я… э-э… немного перестарался с угрозами, — детектив сунул руки в карманы и сгорбился. Я только сейчас заметила грязь на темно-серых мятых штанах и оборванные пуговицы на рубашке. Да, похоже, Эллис на сей раз просчитался.

У меня вырвался вздох.

— Рассказывайте уже.

— А что рассказывать? — Эллис, кряхтя, как старик, присел на порог и с облегчением вытянул ноги. — Слова старины Марка только подстегнули мое любопытство. Ну, а сегодня, пока Нэйт разбирался с трупом, мне было совершенно нечего делать. Я и решил прощупать Уолша… Неудачно. К прощупыванию он отнесся без всякого понимания. А я всего-то спросил еще раз про архивы и пригрозил ему комиссией из Бромли и лишением должности, — он задумчиво почесал подбородок, скосил на меня глаза и добавил: — Честно говоря, не думал, что Уолш выкинет такое. Вы знаете, что его сын по пьяному делу случайно сжег архивы? Они хранились в пристройке за этим домиком, — Эллис хлопнул рукой по порогу. — Туда редко кто заглядывает… А архивы там были за сорок с лишним лет. Пустяковые, конечно, конечно, местные, но если это происшествие всплывет, то утонет и Уолш, и его сынок. Первый лишится работы, а второму придется штраф уплатить. Надо бы, конечно, доложить в Бромли, но мне сейчас совершенно не хочется отбивать телеграмму. Собаки ищут на отмели остальные трупы, Нэйт вот-вот выйдет из своего склепа и расскажет мне, наконец, о результатах вскрытия — какие тут жалобные телеграммы, когда столько работы? — Эллис горестно вздохнул и поскреб горло через воротник. — Ладно, подумаю об этом потом, а пока давайте пройдем в помещение? Мне жалко вашу шляпку.

Увлеченная рассказом Эллиса я поздно спохватилась — под мелким дождем успела намокнуть не только шляпка, но платье.

— Пройдемте, — согласилась я. — И, надеюсь, у мистера Уолша найдется чай для гостей. Иначе одной простуженной графиней в Тайни Грин Халлоу станет больше.

Следует признать, что мистер Уолш в целом выглядел более побитым, чем Эллис. Не знаю, чья это была заслуга — детектива или Лайзо, так вовремя пришедшего на помощь. Так или иначе, но лезть в драку снова инспектор не стал. Напротив, он сухо извинился перед Эллисом и сам предложил написать в Бромли — и таким образом взять вину за сгоревшие архивы целиком на себя. Детектив только отмахнулся от него и, вспомнив о моей просьбе, потребовал горячего чаю, и побольше.

В тот самый момент, когда напиток разливали по чашкам, а я с сомнением приглядывалась к солидному куску медовых сот, принесенных Уолшем в качестве единственного угощения, одна из дверей отворилась, и в комнату вошел доктор Брэдфорд. Как всегда, безупречный — от выглаженного костюма до строгой прически и загадочно поблескивающих очков.

— Какой приятный сюрприз, леди Виржиния, — тонко улыбнулся он. — О, и чай подоспел — а я, по обыкновению, страшно голоден после работы. Пойду вымою руки на улице… К слову, Эллис, завтра тебя ни в один приличный дом не пустят.

— Это еще почему? — подозрительно поинтересовался детектив.

— Впрочем, если леди Виржиния одолжит тебе свои белила, и ты замажешь гематому, то, возможно, какой-нибудь не слишком привередливый хозяин и смилостивится. Хотя от отека глаз все равно закроется, и ты этого не увидишь, — пожал он плечами и вышел.

Эллис кончиками пальцев дотронулся до припухлости под глазом, бормоча:

— Что, правда, так заметно? Вот ведь…

И все почему-то оглянулись на меня.

— Настоящие леди не пользуются белилами, — со всем возможным высокомерием заметила. — Моя кожа от рождения аристократически бледная. Не верите — спросите доктора, что такое «наследственность».

Уолш закашлялся и подозрительно быстро заинтересовался мёдом.

Эллис рассмеялся:

— Значит, одалживать белила мне не у кого. Лайзо, ты можешь сделать что-нибудь с этим? — он вновь дотронулся до наливающегося густым цветом синяка и поморщился.

— Не знаю, — усмехнулся Лайзо и подпер щеку рукой. — Погляжу вечером. Может, какие травки и остались. Можно и зашептать было б, если кой-кто это за мракобесие не держал.

— Ну, я-то не держу! — возмутился детектив.

— Не о тебе и речь ведется…

Эллис, кажется, остался недоволен ответом и хотел что-то еще сказать, но тут вернулся доктор Брэдфорд, и беседа сама собою перетекла к предмету еще менее приятному, чем синяки — к результатам вскрытия.

Их можно было свести к одному предложению — Янко убил тот же изверг, что и Бесси Доусон.

— Состояние тела не позволяет говорить однозначно, однако предположу, что повреждения полностью идентичны, — говорил Натаниэлл Брэдфорд, методично разминая ложечкой медовые соты. — Отрезаны большие и безымянные пальцы на ногах, кисти рук, а органы, вероятно, также были удалены. Река тут не промерзает даже зимой, лед время от времени вскрывается, но болотистая отмель скована льдом до поздней весны — она находится в тени холмов, там всегда прохладно, поэтому тело сохранилось неплохо. Только, боюсь, я не смогу ответить на вопрос, находилась ли жертва под воздействием морфия.

— Значит, все же тот же убийца… — протянул задумчиво Эллис. — Наверняка и остальные пропавшие — тоже его рук дело. Не хотелось бы вспоминать такое, конечно, но в моей практике уже был случай, когда жертвам отрезали определенные пальцы. Неприятный случай, надо сказать… Тогда это оказался религиозный фанатик — он совершал подношения древнему риттскому божеству смерти. Занятный культ, требует весьма специфических жертв… Надо бы запросить сведения о том деле из Бромли, но я знаю, как работают наши архивы. Ответ придет не раньше, чем через дюжину дней. А мне он нужен как можно скорее, — детектив вздохнул и вдруг просиял улыбкой. Мне от нее, правда, сделалось жутко. — Но я знаю, откуда получить нужные сведения. Пожалуй, давненько мы не навещали сэра Шилдса!

Я только вздохнула. Эти постоянные разъезды по соседям начали меня утомлять. Конечно, в Бромли приходилось вращаться в обществе постоянно — кофейня, обязательные чаепития несколько раз в месяц у леди Вайтберри, прогулки с леди Клэймор, салоны и выставки, поэтические вечера, балы и званые ужины… Но ведь за город я уехала нарочно, чтобы отдохнуть от всего этого!

— Мистер Норманн, раз визит к сэру Шилдсу будет исключительно деловым, можно ли на сей раз обойтись без моей протекции?

Вряд ли бы Эллис согласился, но попытаться стоило.

— То есть вы хотите, чтобы я ехал один? — разочарованно протянул детектив. — Не самый лучший вариант… Я все же рассчитываю на вашу компанию. Шилдс искренне обрадовался знакомству с вами. К тому же если я приеду один, это станет явным намеком на то, что я его подозреваю, а если мы опять заявимся всей честной компанией — сойдет за визит в гости. Более того, неплохо было бы прихватить с собой и мисс Тайлер. Кажется, она понравилась его сыну, не так ли?

— Энтони? — растерянно откликнулась я, вспоминая, как выглядел мальчишка. Почему-то лицо виделось бледным неясным пятном. Память хранила лишь смутные впечатления — свет, печаль, смирение. Прозрачно-голубое осеннее небо и робкая улыбка… — Да. Он говорил, что Эвани чем-то напоминает его покойную мать. Возможно, вы правы. Я сегодня же отошлю предупредительную записку для сэра Шилдса.

— Вот и славно, — широко улыбнулся Эллис. — Кстати, Уолш, замечательный мёд у вас! Не отломите ли мне еще кусок сот — с собой, в дорогу? Я мог бы купить немного в деревне, но, сами понимаете, лишнего рейна у меня нет.

— Мёд? Для вас — все, чего душа пожелает, — грустно ответил инспектор.

Я подавила смешок. Эллис неисправим.


Вечер прошел спокойно, да и ночь, к счастью, тоже — никаких дурных снов и знаков. Эвани, как ни странно, живо заинтересовалась предстоящим визитом к сэру Шилдсу. «Тот мальчик, Энтони… — произнесла она и мечтательно улыбнулась. — Мне кажется, он особенный». Я же вспомнила странных слуг в доме профессора и только головой покачала. Интересно, есть ли в округе хоть кто-нибудь «не особенный»?

И не считают ли странной меня саму?

Лайзо опять пропадал у вдовы — с вечера еще, и поэтому к Шилдсу мы по уже сложившейся традиции отправились на лошадях. Поездка выдалась не из приятных — накрапывал мелкий дождь, ветер налетал порывами… Настоящая осень посреди лета! Подумать только, ведь еще недавно Бромли изнывал он небывалой жары…

Предупрежденный запиской, профессор отправил навстречу слуг во главе с тем самым странным существом в черном, в котором Эллис опознал девушку. С лошадьми ей помогал один из юношей, а второй, пониже ростом, исполнил обязанности дворецкого, проводив нас в гостиную. Там ожидал стол, накрытый по всем правилам для вечернего чая. Энтони по обыкновению сидел в своем странном кресле у окна, а сэр Шилдс стоял рядом и вполголоса читал какую-то книгу. Судя по тому, с каким вниманием слушал его сын — очень интересную.

— Леди! Мисс Эвани! — светло рассмеялся Энтони, едва мы переступили порог. — Отец, посмотри, они все же вернулись!

Мы обменялись приветствиями. Эвани была неподдельно рада увидеть мальчика и потому все время улыбалась, Шилдс несколько раз поблагодарил меня за визит, и даже Эллис был очень мил — умел же, когда хотел!

К чаю подавали имбирное печенье и теплые вафли с клубничным джемом. Беседа текла неспешно и уютно — о местных восхитительных пейзажах, о переменчивой погоде и, разумеется, о политике — куда же без нее. Эллис непринужденно рассуждал о том, что в Парламенте-де обсуждают военные траты, а учреждение премии за вклад в развитие науки опять откладывается. Потом заговорили о благотворительных фондах, о поощрении молодых ученых, не связанных с Университетом, Академией или одним из четырех знаменитых колледжей. Затем — о том, что новых интересных работ что-то пока не появляется… Эллис виртуозно направлял беседу, и я сама не заметила, как слушаю с замиранием сердца рассказ о том, в каких условиях сэр Шилдс трудился над своей первой книгой. Оказалось, что ему, тогда еще никому не известному исследователю, порою не хватало денег не то что на оплату комнатки на Шэйпилд-стрит, но и на еду. К тому же большинство редких книг, относящихся к запретным культам, хранились не в государственных собраниях, а в частных коллекциях. Шилдс по крупицам выуживал из старинных документах сведения о древних фолиантах, а потом срывался с места — и набивался на аудиенцию к очередному неразговорчивому обладателю уникального тома.

Я смотрела на сэра Шилдса, сейчас похожего на утомленного льва, и представляла его молодым, как в те годы. Заплетал ли он волосы в косицу, на манер профессоров из Университета? Носил ли затасканную одежду, как Эллис? Горели ли его глаза так, как сейчас горят у его сына, у светлого мальчика Энтони?

А потом детектив склонился ближе к Шилдсу и спросил что-то тихонько. Тот сначала нахмурился, а потом кивнул.

— Хорошо, — произнес он неуверенно и обратился к сыну мягким голосом: — Тони, нам с мистером Норманном нужно поговорить о деле. Мы отойдем в соседнюю комнату. Побудешь пока хозяином вечера?

— Конечно, — опустил ресницы мальчик и вздохнул, разом погрустнев. Кажется, ему очень нравилось слушать рассказы отца о нелегкой юности.

Я переглянулась с Эвани. Когда мужчины вышли, она улыбнулась Энтони:

— Скажи, а что за книгу читал тебе сэр Шилдс, когда мы вошли? Признаться, я только отрывок услышала, но, кажется, это очень интересная книга.

Энтони вдруг залился румянцем и уронил вилку для десерта.

— Ой! — еще больше покраснел он и попытался наклониться за нею, но Эвани его остановила:

— Ничего-ничего, слуги подберут. Хочешь, возьми пока мою? Я обошлась без десерта и не пользовалась ею, — и она протянула ему вилочку. Энтони, не поднимая взгляда, взял чистый прибор и осторожно положил его рядом со своим блюдцем. — Так что это была за книга?

— Вы не думайте, я умею читать! — невпопад ответил Энтони, смутившись окончательно, и добавил, терзая манжеты своей голубой рубашки: — Просто приятнее, когда кто-то читает. Мне нравится слушать голоса. К тому же когда читают вдвоем, то почему-то грустить и смеяться, ну… вкуснее, — закончил он совсем тихо. Я попыталась спасти ситуацию:

— Да, да, я тоже замечала! Это совместное переживание, как говорит Э… один мой знакомый. Он иногда зачитывает отчё… отличные книги, и мы вместе смеемся над разными казусами из жизни сыщиков, — улыбнулась я ослепительно. Надеюсь, природное обаяние скроет оговорки. Еще не хватало признаться случайно, что Эллис любит зачитывать мне в кофейне служебные протоколы!

— Вы любите детективы, да, леди? — робко улыбнулся Энтони и заправил мягкий локон за ухо. — Отец мне начинал читать одну книгу, про очень-очень умного сыщика Чарли Хопса. Он еще все время трубку курил, такую, знаете, настоящую… Но мне не понравилось, — вздохнул мальчишка и тут же уточнил: — То есть про трубку понравилось, только там все время кто-то умирает, и слушать грустно. Я больше люблю слушать про странствующего принца Гая.

— Правда? — поощрительно спросила Эвани. — И что это за принц?

— Это очень хороший принц, — оживился Энтони. Я невольно улыбнулась. Все-таки есть в нем что-то земное. Хотя, к примеру, Ужасные Дагвортские Близнецы из всех книжек предпочитали исторические труды, а если была возможность улизнуть из замка, навстречу настоящему приключению — бросали и их. — Понимаете, у него есть говорящий конь, которого зовут Конь, и обычная неговорящая собака, которую никак не зовут, и он странствует по всяким королевствам, чтобы совершить тысячу подвигов во имя своей принцессы, а принцессу зовут Мария-Анжелика-Валентина-Георгина Прекрасная, и она сидит в заколдованной башне, которую прокляла коварная ведьма Гырра, которая еще прокляла принца Гая, и принц Гай по ночам превращается в злодея по имени Йагги, который хочет совершить тысячу злодейств во славу Гырры, а если принц совершит подвиги первым, то проклятие спадет, а если Йагги — злодеяния, то принцесса превратится в старуху, а Гырра станет молодой, но у нее есть тайна, и, может, на самом деле это Георгина всех прокляла, а принцесса на самом деле Гырра, а настоящий принц — Йагги, и я не знаю, за кого переживаю больше, потому что они все очень-очень замечательные, вот… А почему вы так на меня смотрите?

Я уже и не знала, смеяться мне или плакать. Эвани уже тоже все губы искусала, пытаясь сдержаться. А Энтони говорил, все больше воодушевляясь, то теребя ворот рубашки, то дергая прядь волос, так и норовящую выбиться из-за уха. Глаза сияли, как звезды, а румянцу на щеках и задорным ямочкам, наверное, даже Мэдди бы позавидовала.

Если бы не темно-зеленый плед, укрывающий больные ноги, Энтони было бы не отличить от других мальчишек.

— А хочешь, мы сейчас вместе почитаем эту книгу? — предложила вдруг Эвани. — Мне очень-очень интересно, что за приключения ждут принца Гая, который по ночам превращается в злодея по имени Йагги.

— Хочу! — восторженно кивнул Энтони и, толкнув колеса своего кресла, подкатил его поближе к другому концу стола. — Вот она, эта книга… Мисс Эвани, а давайте вы первая почитаете? Ну, пожалуйста! — и он уставился на нее огромными голубыми глазищами.

Устоять было невозможно.

Эвани начала читать с того места, где остановился сэр Шилдс. Принца Гая как раз окружили сто суровых чжаньцев с огромными мечами, и, исходя из всех предпосылок, он непременно должен был погибнуть. Но если учесть, с каким восторгом вслушивался Энтони в каждое слово, бравый Гай и не из таких передряг выбирался. Логики в этом не было совершенно, но какая тут логика, если речь идет о принце?

Прошло полчаса, потом час, но Эллис с сэром Шилдсом все не возвращались. Меня уже стало утомлять обилие выдуманных имен и событий, но Эвани, кажется, напротив увлеклась книгой, с помощью подсказок Энтони разобравшись в хитросплетениях сюжета. Мне же оставалось только потихоньку крошить вафлю и пить остывший чай — слуги и не думали приносить новый, а звать их не хотелось, потому что тогда пришлось бы перебить Эвани. Впрочем, я не успела заскучать окончательно, когда дверь, наконец, отворилась, и наши пропавшие мужчины вернулись.

Вскоре после этого мы как-то быстро распрощались. Напоследок Энтони взял с Эвани клятвенное обещание, что она будет приезжать к нему хотя бы раз в два дня и немного читать книгу. Сэр Шилдс отнесся к этому уговору более чем положительно — кажется, историк был просто счастлив, что у его сына появились «новые друзья». Эллис же, напротив, был мрачен и держался в стороне от беседы. Уже когда мы садились на лошадей, он вдруг выкинул такое, чего от него никто не ждал.

Эллис принял поводья из рук слуги, той самой девушки в балахоне — и внезапно сдернул с нее капюшон. А она…

Услышав резкий выдох, я обернулась.

Детектив с трудом удерживал тонкое девичье запястье, а служанка шипела, как кошка.

— Извините, — мягко произнес он. — Это вышло случайно.

Девушка выдернула у него свою руку, развернулась и, подобрав полы балахона, припустила к конюшне. Двое оставшихся слуг проводили ее странными взглядами.

— Что это было, Эллис? — поинтересовалась я, когда мы уже выехали на дорогу.

— Эксперимент, — задумчиво ответил детектив. — Служителям культа природы, почитающим Истинную Жизнь, действительно нужно прикрывать лицо от солнца. Но если капюшон случайно упадет, нужно сделать рукой знак, вот такой, — Эллис быстро сжал руку в кулак, поднес его к губам, а потом — вскинул вверх, к затянутому облаками небу. — Это способ выразить почтение солнцу. А та девица в первую очередь попыталась поставить мне синяк под тем же глазом. Вот бы Лайзо обрадовался, что я ему опять работу нашел… — он осторожно дотронулся пальцами до нежной кожи под глазом.

Вчера, готова поклясться, там была огромная гематома и отек, а сегодня — ни следа. Видимо, Лайзо и впрямь неплохо разбирался в травах, хотя я не представляла, какими травами можно залечить синяк за одну ночь.

— То есть вы хотите сказать, что уважение к солнцу эта девица не проявила? — переспросила я, подытоживая. — Тогда, получается, что к культу природы она отношения не имеет.

— Вот и я так думаю, — подтвердил Эллис и вдруг обернулся к Эвани: — Скажите, мисс Тайлер, а вы действительно собираетесь приезжать в «Глубокие воды», чтобы читать Шилдсу-младшему сказочки?

Лицо Эвани заледенело.

— Полагаю, это не ваша забота, мистер Норманн. Что бы вы понимали в нуждах детей!

Эллис миролюбиво улыбнулся:

— Поверьте, мисс Тайлер, я знаю о них достаточно. Но сейчас, клянусь вам, я не собирался обсуждать бедственное положение Шилдса-младшего. Речь о вас. Что если по дороге к «Темным водам» вас перехватит убийца? Уверен, он уже ищет следующую жертву. Вспомните статистику. Убийства происходят все чаще и чаще, и злодей не боится замахиваться не только на гипси и калек, но и на свободных, здоровых женщин-аксонок.

— Благодарю за заботу. Однако не думаю, что мне будет что-то грозить, если я поеду на лошади, — невозмутимо возразила Эвани. — К тому же Ричард наверняка не откажется меня проводить.

— Ну, в таком случае возразить мне нечего, — вздохнул Эллис и пустил свою лошадь более быстрым шагом. — Но все же будьте осторожнее!

Эвани ничего не ответила, только поправила шляпку — и поехала вслед за детективом.

А я вспомнила вдруг злополучный сон о леди Милдред, и мне стало не по себе. Вдруг он в чем-то пророческий? Может, стоило вмешаться в разговор Эвани с Эллисом и убедить ее повременить с поездками до тех пор, пока преступника не поймают?

С другой стороны, Энтони так счастлив, когда Эвани рядом с ним… Я прикрыла глаза, воскрешая в памяти картинку. Белокурый мальчик и девушка в строгом коричневом платье — близко-близко друг к другу, глаза у обоих сияют, он улыбается, а у нее на щеках румянец… Энтони говорил, что Эвани похожа на его мать. На мать, которая погибла. Имеем ли мы право теперь отнимать у него эту тень счастья, которое он обрел, познакомившись с Эвани?

Вопросы, вопросы… Скорей бы уже поймали этого убийцу!


Под конец поездки мы все же попали под дождь и продрогли. Едва войдя в особняк, я приказала растопить пожарче камин в спальне, а еще — нагреть побольше воды. Нам с Эвани точно не помешает горячая ванна, да и Эллису тоже — чихающий детектив еще нелепей простуженной графини.

В итоге ужин пришлось подавать позже, едва ли не ближе к полуночи. Я с неудовольствием узнала, что Лайзо так и не вернулся от миссис О'Бёрн, а потом забеспокоилась. Не случилось ли чего с моим водителем? Конечно, до сих пор убийца не отваживался нападать на взрослых мужчин, способных за себя постоять, но вдруг одинокий путник показался ему подходящей жертвой? Эллис только отмахнулся от моих подозрений, а потом заверил со странной интонацией в голосе, что у Лайзо свои способы справляться с врагами.

И все же я испытывала смутное волнение, смешанное с чувством вины. Когда мы виделись с Лайзо в последний раз, я пригрозила ему увольнением. Если он после этого погибнет…

Мне вдруг стало холодно и тоскливо.

— Миссис Стрикленд, принесите еще чаю, будьте любезны. И молока.

— Сию секунду, леди.

Эвани вскоре поднялась наверх — после утомительной поездки ей хотелось лечь пораньше. Мэдди же спала уже давно. Вскоре после того, как ушла Эвани, сослался на некие дела и мистер Оуэн… Так я осталась за столом в компании лишь Эллиса и доктора Брэдфорда.

Повисло неловкое молчание.

— Гм… Эллис, а о чем вы так долго разговаривали с Дугласом Шилдсом, если не секрет? — попыталась я завязать необременительную беседу, но тему, кажется, выбрала не самую удачную. Увы.

— О культах, — детектив в изнеможении откинулся на спинку стула и посмотрел на меня искоса: — Честно говоря, Виржиния, такой дотошности я от него не ожидал. Он выспросил все подробности убийства, самые мельчайшие. Даты, степень повреждения рук, какие органы были удалены, в каком порядке предположительно… Потом он назвал с десяток культов, но большую часть пришлось отсеять из-за несовпадений по лунным циклам. Да и тела, использованные в ритуалах, обычно не принято просто выбрасывать… Что-то не сходится, — Эллис редко выпрямился и сплел пальцы в замок. — Возможно, Дуглас прав, и наш убийца — всего лишь одержимый, а секты и культы тут ни при чем. Небеса пресвятые, я и не представлял, сколько их!

— Возможно, — скептически откликнулся Брэдфорд. — Но зачем тогда убивать жертву таким изощренным способом?

Эллис закашлялся. Похоже, версии у него не сходились.

— Не люблю такие дела, — проворчал он. — Может, это необразованный сектант. Может, органы вынимают для коллекции — был же у нас убийца, собиравший глаза жертв? Может, способ убийства — это отвод глаз, попытка навести нас на ложную версию… Да мало ли что может быть! Знаете, леди, что самое отвратительное? То, что я могу сейчас лишь ждать, когда убийца совершит ошибку. Или надеяться на случайного свидетеля… То есть инициатива у него, у убийцы. А я люблю играть белыми сам.

— Не можешь белыми играть — предложи карты, да не простые, а крапленые, — усмехнулись у двери. — Я тебе от Уллы козырей принес — вдруг поможет?

— Мистер Маноле!

— Лайзо!

Мы с Эллисом обернулись одновременно — он с восторгом, я со злостью. Да, со злостью — чувством неуместным, неправильным… но единственно возможным сейчас.

Он стоял у двери, улыбаясь. Промокший до нитки — дождь разошелся не на шутку. Вода стекала с черных волос на плечи, капала на пол с темно-красной рубахи… Лайзо должен был мерзнуть, по всем законам бытия, но выглядел так, словно никогда не чувствовал себя лучше.

Рубаха была расстегнута едва ли не до середины груди. И даже на смуглой коже ярко выделялась царапина — наискосок, от шеи и вниз. Свежая.

Эллис, окинув Лайзо внимательным взглядом, присвистнул:

— Выходит, тебя можно поздравить? А царапина откуда? Боевое ранение, что ли? Вдова, видать, рассказала тебе все, что знала, а ты тут же с нею распрощался? И она, оскорбленная, решила отомстить?

Детектив говорил насмешливо и торопливо, но в глазах его читались совсем другие чувства — азартный интерес и некоторое беспокойство. Но Лайзо только головой покачал, все так же улыбаясь:

— Улла-то? Да она, по правде сказать, скорёхонько догадалась, зачем я к ней хожу, — он быстро глянул на меня. — Но женщина она умная… Таким журавлей в небе не надобно, а вот синицу они, коли поймают, не выпустят. Вот и Урсула, хоть и знала, что под венец я ее не поведу, а все ж сердечку своему уступила. А прочее — дело времени. Глядишь, она потихоньку верить мне стала. Сегодня мы про Бесси вспомнили. Мне и нарочно спрашивать не пришлось — Улла сама все рассказала, что знала. Боится она очень, что и за нею придут.

Эллис весь подобрался.

— Кто придет?

Лайзо остро усмехнулся.

— Демоны. Двое их — высокий и тощий, точно жердь, и лысый. А второй — здоровяк с косицей. Когда мальчишку-то, Янко, вязали, Улла неподалеку была.

— Так чего же она не вмешалась? — не выдержала я. Странная злость, клокотавшая в душе, наконец-то нашла выход. — Почему она позволила его увести? Почему молчала потом, не рассказала сразу обо всем мистеру Уолшу или Эллису позже? Из-за ее молчания погибла Элизабет Доусон, она хоть понимает это?

Лайзо склонил голову набок. Волосы, черные, блестящие от воды, словно прилипли к его голове — кроме одной непокорной пряди, щекочущей кончиком темные губы.

— Понимает она все, леди. Потому и сомлела тогда, когда про убийство узнала.

Я ощутила вдруг полную беспомощность — как человек, сорвавшийся в пропасть с обрыва.

— Тогда почему?.. — договорить не получилось, но Лайзо все понял.

— Потому что она и впрямь тех мерзавцев за демонов почитает, — тихо произнес он. — И боится. Боится даже вспоминать. Тогда, в тот вечер, Улла не смогла их остановить. Сердце ее сковала ледяная, невыносимая жуть… Улла сказала мне: «Если бы я вмешалась, меня бы забрали тоже. От них кровью пахло», — он помолчал. — И, ручаться готов, Улла не лжет. Она верит в то, что говорит — без всяких сомнений.

Стало тихо — настолько, что было слышно, как вращаются шестерни в больших часах в углу, как где-то невероятно далеко бьется упорно в крышу дождь, как хрипло и рвано дышит…

…Лайзо?

Я присмотрелась к нему — к румянцу на скулах, почти незаметному на смуглой коже, к тому, как тяжело вздымалась грудная клетка, к крошечным трещинкам на обветренных, сухих губах — и, пересилив глупое стеснение, спросила:

— Мистер Маноле, вы… здоровы?

— Лихорадит маленько, — он повернулся ко мне с совершенно сумасшедшей улыбкой и, подняв руку, принялся неторопливо отжимать мокрые волосы.

Вода закапала на пол чаще.

— Дурень, — коротко отозвался о своем бывшем воспитаннике Эллис. — Только не говори, что ты все полтора часа шел сюда под дождем.

— А что, коли и так? — Лайзо строптиво выгнул смоляную бровь.

— А нельзя было до утра подождать? Показания не сказать, чтобы сильно ценные были, — ворчливо отозвался детектив. Он явно соврал — даже я заметила, каким азартом загорелись его глаза, когда Лайзо описывал преступника. А теперь — и вида не показывает. Беспокоится за здоровье своего непутевого воспитанника?

— Нельзя, — коротко ответил Лайзо. — Еще днем служанки прибежали — мол, мисс Пимпл собственной персоной на вокзале ждет, пока Улла за нею отправит коляску. Ишь, проверять приехала… И как мне оставаться было? Если эта злыдня мужчину в доме увидит, враз адвокату свистнет. А тот бы и рад Уллу без наследства оставить, лишь бы предлог какой найти.

Эллис возвел очи к небу.

— О, да, спасение женской чести — поступок, разумеется, благородный, но неужели нельзя и о себе подумать?

Лайзо уже взъерошил свои волосы так, что они торчком торчали во все стороны, как вороньи перья. Улыбка стала не сумасшедшей — откровенно распущенной. И смотреть неловко, и глаз не отвести. Я и не отводила — из чистого упрямства, но чувствовала, что лицо у меня начинает гореть.

— А не ты ли учил меня поступать по совести? — Лайзо отвечал Эллису, а смотрел отчего-то на меня. Исподлобья, черными глазами, странными — куда делась прозрачная веселая зелень?

Эллис скептически поджал губы. Потом перевел взгляд с Лайзо на меня и обратно, вздохнул… и шагнул вперед:

— Так, дружок мой, пойдем-ка мы укладываться спать. Нэйт, будь любезен, сходи за аптечкой. Сдается мне, что кое-кого тут лихорадит отнюдь не «маленько».

Лайзо нахмурился и скрестил руки на груди:

— В порядке я, не надо со мной нянькаться…

Но Эллис, уже не слушая, крепко ухватил его за руку и потянул за собой — в холл, где за лестницей пряталась неприметная дверца, ведущая в крыло для прислуги. И Лайзо, хоть и был на голову выше детектива и куда сильнее его, подчинился без разговоров.

— Да ты огненный весь… вот же дурень, а? Поискать таких, — донеслось до меня глухое ворчание Эллиса. И, позже, уже издалека, оклик: — Нэйт, не стой столбом, как человека прошу!

— Если уж на то пошло, я сижу, — вполголоса отозвался доктор Брэдфорд. — Ибо не имею привычки вскакивать и бежать к дверям, как только появляется новое действующее лицо. И торопиться тоже не имею привычки! — добавил он громче.

В холле выразительно хлопнула дверь.

Доктор Брэдфорд отставил чашку, снял очки, педантично протер стекла белым платком — и только потом поднялся из-за стола и, совершенно не спеша, отправился в свою комнату наверху.

Я осталась в гордом одиночестве. Миссис Стрикленд с чаем и молоком где-то задерживалась.

Часы начали половину первого.

— Не кажется ли вам, леди Виржиния, — обратилась я к себе, за неимением хоть какого-то собеседника, — что пора бы уже идти спать?

И, согласившись сама с собою, с удовольствием последовала собственному совету.


Весь следующий день Лайзо не выходил из своей комнаты. Эллис сердито сообщил мне, что «этот дурень едва не свел себя в могилу», потом сухо уточнил, что доктор Брэдфорд позаботился о надлежащем лечении.

— На его счастье, Нэйт не только с трупами возиться умеет, — проворчал детектив. На мой вопрос, как Лайзо чувствует себя сейчас, он ничего не ответил — отмахнулся и сбежал в деревню, якобы в интересах расследования.

Меня не покидало чувство, что я упускаю что-то очень важное. Впрочем, посоветоваться все равно было не с кем, и пришлось отложить размышления на потом.

В остальном жизнь шла по накатанной колее. Утром я разбиралась с деловой перепиской — мистер Спенсер хоть и взял большую часть документов на себя, однако самые важные либо требующие исключительно моей подписи бумаги продолжал отсылать в поместье. Столики в кофейне были расписаны уже на месяц вперед после возвращения. Старинная тяжба по поводу границ графства Эверсан вышла на новый круг, и семейный адвокат вновь принялся рьяно отрабатывать свое жалование…

Словом, по возвращении в Бромли меня ждало множество дел.

Что же касалось других, то они наслаждались загородной жизнью и отдыхом — каждый на свой лад. Мэдди гуляла в саду и изредка, в хорошую погоду, ходила на речку с двумя девушками-прачками, которых пришлось взять на подмену заболевшей миссис Мортон. Эвани почти каждый день ездила к Шилдсам. Мистер Оуэн умудрялся так составлять свое рабочее расписание, чтобы провожать ее на лошади до самого поместья, а потом — встречать на обратном пути. Из этих поездок Эвани возвращалась счастливой до неприличия, и я гадала, отчего — из-за встреч с Энтони или из-за возможности находиться больше с Оуэном?

Однако не все новости были приятными.

Через три или четыре дня после первой страшной находки на отмели собаки учуяли еще одно тело. И снова — все то же самое. Отрезанные пальцы, удаленные органы… Доктор Брэдфорд в заключении написал также о «врожденном недостатке, возможно, при жизни бывшем причиной хромоты» — и по этому признаку да по рыжим волосам опознали пропавшую дочь О'Брианов.

И вот вчера утром посыльный принес мне записку от отца Марка. Приглашение на заупокойную службу — желтоватый лист бумаги, вычерненный по углам, со стилизованной веточкой можжевельника над текстом. А в самом низу была кривоватая приписка, сделанная неловкими большими руками мистера О'Бриана, безутешного отца — «Очень просим, приходите помолиться с нами за бедную нашу деточку. Завтра утречком, как рассветет».

Отказать я не могла. Подобающее случаю платье пришлось одалживать — мне самой и в голову не пришло брать траурную одежду с собой за город, а строгие темно-серые и темно-коричневые туалеты Эвани были мне впору. Сверху я накинула черную шаль, уложила в корзину срезанные садовником белые розы — и поехала в деревню. К счастью, Лайзо уже оправился от лихорадки и смог сесть за руль. Со мною на похороны пошел и Эллис, хоть он и не был приглашен, и Мэдди — тоже в темном платье, одолженном у Эвани, непривычно грустная и серьезная.

У церкви собралась, кажется, вся деревня. Кое-кого я узнавала — мистера Уолша, его помощника, миссис Доусон, доктора Максвелла, мельника — жениха бедняжки Бесси, мальчишек — ровесников Томми, которые иногда приходили играть к нему в дальний угол моего сада… Но куда больше было незнакомых людей. Многие плакали, другие выглядели озлобленными, третьи обсуждали что-то ожесточенно. Дорога была сплошь усыпана цветами, белыми и нежно-розовыми. Я удивилась поначалу — откуда столько? А потом увидела, как с рыжей полноватой женщиной, матерью покойной мисс О'Бриан, разговаривает миссис О'Бёрн, разглядела сложенные в сторонке корзины… Кажется, вдова разорила свой великолепный сад, чтобы в последний путь несчастная девушка отправилась, как невеста.

— По белым лепесткам невинные души поднимаются прямо в небеса.

Я вздрогнула. За эти несколько минут, пока мы стояли в молчании, я успела позабыть, что со мною не только Эллис и Мэдди, но и Лайзо, и его слова прозвучали неожиданно.

— Вы верите в это?

— Я верю в разные вещи, леди, — пожал он плечами и отвернулся.

Через некоторое время отец Марк открыл двери церкви, и люди стали по одному заходить внутрь. Сначала мистер и миссис О'Бриан; она — утирая слезы, он — хмурясь и бессильно сжимая кулаки. Следом — прочие родственники покойной. Братья, сестры, дяди и тети… Когда семья уже была в церкви и к дверям начали подходить близкие друзья и почетные гости, в дальнем конце улицы показалась странная процессия.

Сначала я заметила только высокую старуху в ярко-красном плаще. Ее седые волосы свободно рассыпались по плечам, не прикрытые ни платком, ни шляпкой, ни даже лентой не прихваченные. На руках позвякивало множество браслетов — золотые, серебряные, медные и деревянные вперемешку, заметные даже издали, звенящие, броские. Шею ее увивали несколько рядов тяжелых бус, а ноги были босы — это по нынешней-то погоде! Чуть отставая, за старухой следовал коренастый мужчина. Черные, как уголь, волосы он собрал шнурком в «конский хвост». Поверх ярко-зеленой атласной рубахи незнакомец надел жилет со шнуровкой, широкие штаны заправил в щегольские сапоги из блестящей кожи, на шею повязал синий платок.

— Нана? Влади? — выдохнул беззвучно Лайзо — так, что я не услышала имена, а словно прочитала их по губам.

А люди между тем начали оборачиваться к незваным гостям. Отдельные недоуменные шепотки превращались в глухой ропот, в гул, какой издает взбудораженный пчелиный рой.

— Гипси? Что здесь гипси делают?

— Их сюда не звали!

— Табор-то с зимы стоит, может, они Рози и уморили?

— Гнать их отсюда!

Мистер Уолш поначалу ничего не делал. Но когда выкрики стали злее и громче, вдруг нахмурился и начал протискиваться к краю толпы, старательно обходя по широкой дуге выстеленную белыми цветами дорожку. В ту минуту, как он выбрался на открытое место, гипси прошли улицу до самого конца. Теперь их отделяло от толпы всего двадцать шагов.

— Утро доброе, — Уолш закашлялся и продолжил уже громче: — Я — инспектор Уолш, Управление Спокойствия, значит, тутошнее. И я хотел бы узнать, — он повысил голос, — по какому праву вы церемонию прерываете?

Однако визитеры и бровью не повели, а вопрос проигнорировали.

— А. Уолш. Тебя-то нам и нужно, — четко и ясно, перекрывая гам толпы, произнесла старуха, гордо поднимая седую голову. — Дело есть, говорить надо.

Помощник из Управления, тот самый рыжеусый детина, Джек Перкинс, кажется, выскочил вперед, сжимая тяжелые кулаки:

— Инспектор Уолш, а не Уолш, балбесина! — рявкнул он без всякого почтения. А я же вспомнила, как этот самый Перкинс испуганно вращал глазами, когда Эллис разбил кувшин в Управлении. Видимо, некоторые люди приобретают удивительную смелость, чуя поддержку толпы… И, увы, это не идет на пользу их нраву. — А вы-то сами кто такие? Назовитесь-ка, а!

На шум из церкви стали выглядывать родственники погибшей. А вскоре показался и отец Марк — в торжественных бело-зеленых одеждах, куда как менее заношенных, чем его обычное платье. Но неуверенные, неловкие жесты остались точно такими же.

Священник застал только конец тирады Перкинса, однако и этого оказалось достаточно.

— Тише, дети мои! — выкрикнул отец Марк тонким, дрожащим, смешным голосом, но, как ни странно, шум и впрямь начал стихать. — Тише. Мы собрались здесь, чтобы помолиться о светлой душе Рози О'Бриан, а не затем, чтобы ругаться. Вспомните, какой доброй была Рози! Разве она захотела бы услышать такие злые слова в день, когда душе ее наконец открылся путь на небеса?

Толпа пристыжено замолкла, и в наступившей тишине стало слышно даже бормотание невысокой полной женщины с рыжими волосами, кажется, одной из О'Брианов.

— Чего б не хотела, так это бродяжек у гроба видеть… У-у-у, осквернили… — и слова захлебнулись в глухих рыданиях вперемешку с причитаниями.

Люди снова начали роптать.

Издалека мне было не все видно, но, кажется, отец Марк испугался. Лицо его побелело. Похоже, он понимал, к чему все катится, и не чувствовал в себе силы удержать толпу от опрометчивых действий. Я переглянулась с Эллисом и решительно начала пробираться ближе к прочим участникам событий, коротко приказав Мэдди оставаться на месте. Мало ли что. Рискованно, конечно, но у графини Эверсан тоже есть некоторый авторитет. Может, деревенские не станут начинать драку в присутствии высоких гостей?

Впрочем, слишком многое зависит от Уолша и других представителей Управления, а они либо молчат, либо, как Перкинс, подогревают злость.

— Уверен, что все это лишь недоразумение, одно из тех, кои нам надлежит принимать со смирением и спокойствием, — голос у отца Марка дрожал — от волнения, от страха? — Господа, прошу вас, объяснитесь. Что привело вас к церкви в этот день? Может, вы тоже хотели помолиться за нашу бедную Рози О'Бриан, да будет легок путь ее на небеса? — предположил священник с надеждой.

Мужчина-гипси обменялся взглядами со старухой и, после ее едва заметного кивка, ступил вперед, перехватывая инициативу в разговоре.

— Меня Влади зовут, а это Нана. Из табора мы, что за рекой стоит. Мы скорбим вместе с вами о вашей утрате. Я помню мисс Рози — она к нам ходила, ленты для сестер своих покупала. Желтые, зеленые, синие… И к платку для матери своей присматривалась, — мужчина безошибочно нашел глазами в толпе миссис О'Бриан, заплаканную и кутающуюся в черную шаль, и отвесил поклон. — У вас горе — да и над нами оно крыло простерло. Белла пропала, сестра моя младшая. Вчера в деревню пошла, да не вернулась.

— Загуляла, небось! — Перкинс сплюнул в сторону. Я все ожидала, что Уолш его осадит, но тот молчал.

Отец Марк нервно поправил традиционный зеленый шарф. А я наконец выбралась из толпы и встала в первых рядах, готовая вмешаться при необходимости.

— Значит, ваша сестра пропала? Очень, очень плохо, — покачал головой отец Марк и продолжил неуверенно: — А зачем же вы тогда пришли к церкви?

Влади скрестил руки на груди.

— Кто знал, что сегодня похороны? Мы в деревню шли, людей расспросить про Беллу. Не видел ли ее кто, а если видел, то когда. А еще слышал я, как говорят про убийцу-нечестивца, — Влади сощурил черные глаза. — И что на его, мол, совести и Янко наш, и Шанита, и ваша мисс Рози, стало быть…

— Но-но! — выкрикнул кто-то за моей спиной. — Ты своих побирушек с нашими детьми не равняй! Девки ваши, небось, сами с кем-нибудь сбежали!

Я видела, как у Влади напряглась жилка на виске, как сошлись гневно брови на переносице… Но когда мужчина заговорил, голос его был все таким же спокойным.

— О мертвых не след говорить плохо…

— Да и нет никакого убивца! — послышался еще возглас. — Бесси демоны утащили, она с ворожбой путалась! А Рози хромая была, ногу подвернула да в речку свалилась! Так Уолш сказал!

— И правильно сделал, нечего пугать людей сплетнями, — с досадой прошептал у меня под ухом Эллис. — А эти-то, из табора, откуда все знают? Неужели Лайзо сказал? Или сами догадались?

— Нане говорил, а та молчать клялась. Знать, Влади сам понял, — так же тихо ответил Лайзо.

А я с удивлением обнаружила, что они тоже прошли через толпу и теперь стояли чуть позади меня, словно закрывая от разозленных людей. Мэдди же послушно осталась у церкви — но, судя скрещенным на груди рукам и непреклонно вздернутому подбородку, готова была чуть что сорваться с места и броситься мне на выручку.

Шум тем временем нарастал. Чаще становились агрессивные выкрики, уже сжималось кольцо толпы вокруг гипси и Уолша. Даже отец Марк пытался увещевать людей с отчаянием, а не с уверенностью, как поначалу. А человек — самое чувствительное к чужой уязвимости существо; только почует кровь — и готов уже разорвать слабого. Мне стало не по себе — если дойдет до драки, священник может попасть под горячую руку какому-нибудь дурню, вроде Перкинса, с молчаливого дозволения таких, как Уолш.

Гипси тоже не желали отступать. Влади становился все мрачней и отвечал отрывисто, говорил напористо. Уже не просил — требовал рассказать, кто, где и когда видел Беллу. А Перкинс, при полном попустительстве инспектора, сыпал оскорблениями и подступал к Влади ближе и ближе, сжимая свои огромные кулачищи. И от этого было жутко — будто меня увлекала в гибельный водоворот страшная, неодолимая сила. И не заставишь уже замолчать зачинщиков, и вино, выпитое за упокой несчастной души, ударило в дурные головы, и слово цепляется за слово, и каждое следующее — злее, злее, злее… Во всеобщем гомоне я перестала уже различать отдельные слова, когда в эту жуткую какофонию влился вдруг чистый, глубокий и сильный голос.


Солнце упало за гору, солнце ясное.

Ветер седой землю сырую выстудил.

Нет, не вернусь в дом я к отцу да к матери,

Коли сестру не уберег я младшую…


Эллис отчетливо и грязно выругался.

Я обернулась, чувствуя одновременно и сладкий ужас, и безмерное, бесконечное удивление.

Лайзо?

Поет?


А у меня сестра была всех прекраснее,

Смех у неё, словно журчанье реченьки,

Пенью её птицы учили вольные…


Когда-то, очень, очень давно, я слышала эти слова, но не могла припомнить, где. Напевала ли вполголоса что-то подобное служанка, прибирая мою детскую? Или кто-то из уличных певцов? Или…

…отчего-то мне вдруг четко-четко представилось лицо матери и, как наяву, послышался усталый оклик отца: «Ну, довольно. Не приучай Гинни к дурному. Если тебе не хватает музыки — можем сходить в оперу».

Я тряхнула головой.

Нет. Не вспомнить, где и когда слышала. Но слова не узнать было невозможно. Каждое отдавалось в груди тянущим, вязким чувством, и в глаза словно солнцем напекло — горячо, колко, но слез нет. И воздуха почему-то не хватает… Голос Лайзо словно вытягивал душу, по кусочкам, мучительно, сладко, и хотелось смотреть только в небо, или на светящиеся церковные витражи, или на ворох белых лепестков, которые ветер гнал по дороге…

Сглотнув, я с усилием отвернулась. И поняла, что не меня одну захватила песня. Умолк буян Перкинс и теперь только дергал рыжий обвислый ус, отводя глаза в сторону. Рыдала на мужнином плече миссис О'Бриан — отчаянно, со всхлипами, не скрываясь. Отец Марк стоял, зажмурившись, перебирал бусины на нитке и безмолвно шевелил губами — кажется, молился.

А Влади, не побледневший — позеленевший даже, впился взглядом в Лайзо и покачивался на ногах так, будто вот-вот был готов упасть. Седая Нана удерживала его за локоть и мягко поглаживала по руке: тише, тише

Когда песня прервалась, я не сразу осознала это. Просто по ушам ударила тишина. Абсолютная — даже плач прекратился. А Лайзо, вокруг которого сам собою образовался свободный круг, улыбнулся и сделал шаг, другой, третий — пока не оказался рядом с Влади. Положил ему руку на плечо и все в той же невероятной тишине произнес негромко:

— Эх, вы, люди… К вас сейчас не гипси пришел, не бродяга — а брат, который за сестру боится. Кто бы мы ни были, а сердце у всех так же бьется, и так же мы любим, и так же теряем, и тогда преисполняемся гнева и скорби, — он замолчал, а когда вновь заговорил, в голосе его появились горькие нотки: — Я-то полукровка. Отец у меня аксонец, а мать — гипси, и сам я себя считаю гипси. Но скажи, Джек Перкинс, думал ли ты об этом, когда звал стаканчик-другой у Рэйфа пропустить? — Перкинс ничего не ответил, но так дернул себя за ус, будто хотел его вырвать. — А ты, Рэйф, вспоминал ли, что с гипси смеешься, когда рассказывал мне про своего младшего сына? — коренастый мужчина, в котором я узнала одного из подстрекателей, смущенно развел руками. — А вы, миссис Хантер, когда просили воды принести? Том? Питер? А ты, Хэмфри, старина?

Лайзо спрашивал, называя имена, и переводил взгляд с одного человека на другого. Некоторые сердились или смущались, другие делались задумчивыми… Снова потянулись шепотки, но на сей раз в них не было злости. Я поразилась тому, со сколькими людьми успел подружиться Лайзо — ведь еще и месяца не прошло с тех пор, как мы переехали за город, а его уже вся деревня знает, и многие, похоже, уважают. Слушают, не перебивая — как отца Марка или мистера Уолша, а то и внимательней.

Что это? Обаяние? Удача? Или странное горькое и светлое чувство, свернувшееся клубком в душе после той песни?

— Вот что я скажу вам, друзья, — голос Лайзо окреп и зазвенел от решимости. — Мертвым почести воздать — это хорошо. Это правильно. Но и о живых помнить надо. А потому, как мы с Рози простимся, пойду я Беллу искать. Чтоб Влади потом не пришлось потерю оплакивать, а мне — самому себя стыдиться, за то, что мог бы помочь — да уступил бесам, отвернулся от человека.

— Я тоже помогу в поисках! — раздалось вдруг звонкое. Вдова О'Бёрн стояла, выпрямив отчаянно спину и сжимая маленькие кулачки. — И слугам прикажу!

Конечно, после такого выступления я не могла остаться в стороне.

— Хорошая мысль. Посмотрю, что смогу сделать я. Мистер Уолш? — обернулась я инспектору, сжимая рукоять трости.

Он сглотнул, и глаза у него забегали.

— А куда мне деваться, — произнес он невнятно и добавил громче: — Думаю, Управление обязано в этом участвовать, да. Всем добровольцам — милости прошу к нам, подходите после похорон. А ежели кто видел эту Беллу, тоже подходите — нам любое слово полезно.

— Надеюсь, и я могу чем-нибудь помочь? — спросил тут же отец Марк, теребя зеленый шарф, и тут же предложения посыпались, как из ведра:

— И я!

— Я ее вчера видел, у реки, могу рассказать!

— А я у нее пуговицы покупала, она еще днем с коробом по округе ходила!

— Конечно, поищем девочку! Я сыновей позову!

— А я собак своих приведу! У них нюх — ух! Авось найдем!

— И я, и я!

Влади уже взял себя в руки и теперь вполголоса обсуждал с Уолшем подробности поисков. Нана с независимым видом поглядывала на всех, но чувствовалось, что огромная ноша, давившая на нее, исчезла. Эллис за моим плечом то ли ругал Лайзо, то ли хвалил его на свой, особенный манер…

А сам Лайзо улыбался широко — и смотрел отчего-то на меня.

Странное чувство.


Похороны закончились очень быстро — почти неприлично для таких мероприятий. А потом началась жуткая суета. В итоге командование на себя взял Эллис. Он распределял между людьми участки для поисков, опрашивал свидетелей, носился везде и находился, кажется, в десятке мест одновременно — кого бы я ни спросила, где детектив, всякий указывал в свою сторону. Лайзо же почти сразу отвел Нану подальше, они переговорили и куда-то пропали.

Что касается меня, то поначалу я пыталась помогать Эллису, но он вскоре бросил в сердцах:

— Ехали бы вы домой, леди, пока и с вами не случилось что-нибудь в этом хаосе!

И я послушалась, как ни странно.

Впрочем, не бегать же мне в юбках по здешним болотам в поисках пропавшей девушки?

Я думала, что обедать буду в компании только Мэдди, но, к моему удивлению, в зал спустились и Оуэн, и Эвани, хотя они должны были сейчас находиться в поместье Шилдса.

— Энтони заболел, — коротко пояснила Эвани в ответ на мой вопрос и вздохнула: — Мне позволили подняться к нему только потому, что он очень просил. Но, честно скажу, это было… страшно. Он сейчас мечется в бреду, то узнает меня, то называет мамой. Я просидела с ним полчаса, читая книгу, а он потом вдруг заплакал и сказал, чтоб я больше не приезжала, «потому что хорошая», и отдал мне и книгу о принце Гае, и еще одну какую-то. Кажется, книгу своего отца.

— А сэр Шилдс? Что он сказал? — сердце кольнуло, стоило вспомнить Энтони. Бедный мальчик… Дуглас Шилдс говорил что-то об обострениях, но я не думала, что все так серьезно.

— Сэр Шилдс помчался в Бромли, за врачом и лекарствами, — ответила Эвани и нахмурилась. — Как можно было сына оставить одного! Конечно, в доме есть слуги, но когда дети болеют, им нужно внимание родителей.

Я только плечами пожала.

— Скорее всего, врача придется искать, да и слуги могут что-нибудь напутать с лекарствами… Наверное, он решил сделать все сам, для надежности. Не нам судить сэра Шилдса — это он выхаживает сына уже два года, а мы — просто случайные гости.

На лицо Эвани набежала тень.

— Понимаю. Просто, леди Виржиния… Как же больно чувствовать себя беспомощной!

Тут нечего было возразить.

Вечер прошел беспокойно, как и ночь. Меня преследовали дурные сны, слышалась постоянно песня Лайзо — «Нет со мною сестры, солнце погасло светлое…»— и на языке чудился соленый привкус. Уже перед рассветом я не выдержала, встала, оделась и решила собственноручно сварить кофе, чтобы немного успокоиться. Но, проходя мимо гостиной, услышала голоса и передумала.

— …собираемся и возвращаемся туда, где потеряли след. Надеюсь, что ночью там никто ничего не затоптал, — судя по голосу, Эллис превозмогал зевоту. Брэдфорд отвечал более живо — похоже, он выспался.

— Не думаю, друг мой. Мы же оставили там сторожевого, одного из людей Уолша…

— Это-то меня и беспокоит, — мрачно откликнулся детектив. — Такие идиоты если нарочно ничего не испортят, то из лучших побуждений — непременно. Виржиния, не стойте под дверью, подслушивать нехорошо!

Я толкнула створки несколько сильнее, чем хотела — от раздражения.

— А вы, Эллис, не забывайте, что находитесь в моем доме, у меня в гостях… Я, между прочим, всего лишь хотела сварить себе кофе.

— Скучаете по своему «Старому гнезду»? — закивал Эллис участливо. Я присмотрелась к нему — и передумала сердиться. Оживший труп и то выглядел бы лучше! У меня закралась мысль, что этой ночью детектив не ложился вовсе.

— Немного. Есть новости?

Эллис помрачнел.

— Есть, и прескверные. В лесу, в овраге, где-то между деревней и поместьем Хэмблов мы нашли короб с лентами и пуговицами, которыми Белла торговала в деревне. Кто-то вспомнил, что она хотела зайти к Кэтрин Хэмбл и продать ей кое-какие мелочи, которые та заказывала уже давно. А в получасе ходьбы от этого места, на тропе, собаки нашли несколько клочков ткани и явные следы борьбы. Похоже, Беллу схватили именно там, а короб уже выкинули подальше, чтобы избавиться от улик. Если бы с утра шел дождь, то мы бы ничего не нашли, а так — повезло, — Эллис вздохнул и уставился на меня исподлобья. — Виржиния, скажите честно, вы думаете, что девушка еще жива?

Я открыла рот — да так и не смогла ни слова из себя выдавить. В груди словно всё смерзлось в кусок льда от недобрых, тягостных предчувствий. Детектив вдруг каким-то беспомощным и бесконечно усталым жестом закрыл ладонями лицо.

— Вот и я думаю так же, — произнес он глухо. — Вот и я…


Поиски продолжались еще неделю.

Нельзя сказать, что они уж совсем никаких результатов не дали. Еще дальше, в глубине леса, умные собаки нашли платок пропавшей Беллы — яркий, красный с черным. Однако местонахождение самой девушки оставалось тайной. Надежда таяла не по дням, а по часам, редел строй добровольных помощников Эллиса. Сначала мельник вспомнил о своих делах, потом трактирщик, затем начали расходиться и остальные.

Только гипси и подчиненные Уолша продолжали так же методично прочесывать округу. Но это не могло продолжаться вечно — каждый новый виток поисков лишь оттягивал неизбежное.

И вот сегодня утром Эллис наконец-то признал, что Белла, скорее всего, мертва, и найти ее не удастся.

Не знаю, как другие, я ощутила постыдное облегчение. Пустые надежды иногда выматывают сильнее, чем горе, и легче смириться, оплакать, отпустить, чем ждать месяцами того, кто уже не вернется. Но для меня; мне Белла была чужой, просто еще одной невинной жертвой отвратительного убийцы. А Влади… Впрочем, не знаю, что чувствовал он. Лицо его оставалось таким же угрюмым и невыразительным, как в тот день, у церкви. Говорят, что когда Эллис сообщил, что поиски окончены, Влади лишь кивнул и ушел прочь — с прямой спиной и стиснутыми до боли зубами, и от него, словно жаром от натопленной печи, веяло глухим отчаянием.

А над деревней повисло душное облако страха.

Эллис приказал ввести новые правила: не ходить по одному женщинам, детям и старикам; отлучаясь надолго, подробно описывать близким свой будущий путь; не принимать от людей подозрительных никакого угощения. Поползли слухи о «звере-убивце», смерть Элизабет Доусон обросла страшными подробностями — хотя, признаться, действительность была страшнее любых слухов. Эллис ворчал, что теперь преступник, если в нем осталась капля разума, должен затаиться, то есть убийства прекратятся.

Но меня не оставляло жутковатое ощущение, какое появляется в тот краткий миг, когда ты уже оступилась на лестнице, потеряла равновесие — но пока еще не упала. Предчувствие боли, увечья… чего-то страшного и неизбежного. Я вздрагивала от малейшего шороха, а когда заметила, что руки у меня временами начинают трястись, то приказала подавать себе не черный чай и кофе, как обычно, а настой ромашки, мяты и валерианы.

Вот и сейчас, во время полуденной трапезы, превратившейся незаметно в подобие военного совета, напиток в моей чашке отдавал успокаивающей травяной горечью. Эллис же пил крепчайший кофе без сахара и устало излагал в десятый раз версию исчезновения Беллы. Кажется, внимательно слушали детектива лишь я да доктор Брэдфорд. Эвани сказалась больной и вовсе не спускалась к чаю, а Мэдди, по обыкновению, была больше занята десертом, нежели беседой. Оуэн отговорился делами, а Лайзо… Лайзо, несмотря на то, что мнение мое о нем несравненно улучшилось после достопамятной речи на деревенской площади, оставался всего лишь водителем и обедал со слугами.

— Мы восстановили почти весь маршрут Беллы в тот злополучный вечер, — голос Эллиса был хриплым уже который день. — Девушка вышла из табора с утра с коробом за плечами, в котором находились всякие мелочи на продажу и несколько особых заказов. Редкие травы и ягоды для настоек леди Пауэлл, вышитый платок для мисс Питман, невесты сына мистера Уолша, и отрез ткани на платье для леди Хэмбл. Белла решила сначала обойти деревню, а потом уже отправляться в поместье. Ах, да, с самого утра она еще пробовала зайти к миссис О'Бёрн, но та не пустила ее на порог, — прищелкнул Эллис пальцами, на мгновение оживляясь, но потом вновь продолжил так же монотонно: — Но миссис О'Бёрн не имела ни возможности, ни мотива совершить все эти убийства… Так вот, Белла обошла всю деревню, погадала кое-кому, продала несколько мелочей и отправилась к Хэмблам. Было это около шести вечера. К сожалению, давать показания баронет отказался и жене своей не позволил. Сказал только, что «никаких грязных гипси здесь не было». А факты между тем указывают на обратное. Белла совершенно точно дошла до ворот, но вот заходила ли в поместье — неизвестно. Хэмбл все-таки баронет, — скривился Эллис. — Врываться к нему против его воли и без бумаги из Управления я не могу. Ничего, вчера я написал в Бромли, попросил их там поторопиться с досье на нашего баронета и с разрешением провести обыск. Не хочет пускать меня по-хорошему — объявлю его главным подозреваемым.

Я нахмурилась. По всему выходило, что эта история заденет и Кэтрин, в чьей невиновности у меня не было сомнений.

— Вы действительно подозреваете его? Или просто сводите счеты?

— О, Эллис — и месть с использованием служебного положения? — мягко рассмеялся доктор Брэдфорд. Мне стало немного стыдно.

— Я подозреваю троих, — понизил голос детектив. — Это уже не тайна, в общем-то. Мистер Уолша, сэр Шилдс и баронет Хэмбл. Уолш явно скрывает больше, чем мы думаем. Сожженные архивы — это еще цветочки. А как вам такие ягодки: сын Уолша делает дорогие подарки своей невесте, один за другим, да и свадьбу обещает роскошнейшую? Мол, вся деревня гулять будет. А откуда у них такие деньги? На колечко золотое для невесты, на кружево альбийское для платья?

— Убийства не приносят денег, — заметила я.

— Вы, как всегда, восхитительно прагматичны, леди, — улыбнулся Натаниэлл Брэдфорд. — Однако сейчас правда не на вашей стороне, увы. Убийства приносят деньги… Иногда прямо — когда племянник травит тетку ради наследства. Порою косвенно — когда дворецкий этого племянника просит его поделиться некоторой суммой. Деньги в некотором роде — эликсир забвения.

Я едва не поперхнулась миндальным пирожным.

— Вы намекаете на то, что Уолш может шантажировать убийцу?

Эллис рассмеялся от души:

— Он не намекает, он прямо говорит, Виржиния. Да, я думаю, что Уолш кого-то шантажирует. Но не обязательно убийцу, — сказал он веско и сделал глоток сразу на полчашки, даже не поморщившись. — Может, миссис О'Бёрн — вдруг еще до Лайзо она уже, гм, водила дружбу с кем-нибудь из деревни? А это нарушение условий, записанных в завещании. Или вместе с мельником он облапошил мистера Уоткинса — мало ли, какие грешки за банкирами водятся? Ну, а может, все гораздо проще, и Уолш всего-навсего нашел какой-нибудь клад, — развеселился Эллис, но, заглянув в свою чашку, снова помрачнел. — Версий много, Виржиния. В пору на кофейной гуще гадать, какая верная. Вы не умеете, случаем?

— Не умею.

— Какая жалость, — притворно огорчился он, игнорируя мою холодность. — Итак, к убийству может быть причастен Уолш — как свидетель или как соучастник. Что же до Шилдса… Конечно, я подозревал его и подозреваю до сих пор. Личная трагедия и близкое знакомство с кровавыми культами накладывают свой отпечаток на личность. А Шилдс к тому же преподавал медицину, пусть и недолго, совмещая ее с преподаванием астрономии и истории. То есть теоретическая возможность совершить такое убийство у него имеется, и предпосылки тоже налицо. Но вот на практике все сложнее, — Эллис вздохнул. — Сын-инвалид — не слабоумный, но достаточно наивный, чтобы случайно разоблачить убийцу. Студенты-помощники, которые не скрывают своих странных пристрастий. Ну, и наконец… — Эллис помолчал, но потом все же выложил последний козырь: — Я навестил Шилдса недавно, а потом расспросил смотрителя на железнодорожной станции. Шилдс действительно уехал в Бромли за день до того, как пропала Белла, а вернулся только спустя трое суток. Остается Хэмбл.

Я ничего не сказала. Эллис был прав, слишком многое указывало на баронета. Белла пропала по дороге из поместья Хэмблов, Кэтрин намекала на некую тайну, и на то, что их с мужем шантажирует «этот человек». Уильям Хэмбл отказался пускать к себе детектива… И, наконец, увлечение анатомией. Даже не так. Человеческими телами. «Увлечением анатомией» это можно было смело назвать, когда Хэмбл скупал дорогие атласы. Когда он приобрел первый свой образец, настоящее сердце в банке с раствором — уже с натяжкой. А когда в подвалах особняка появилось особенным образом обставленное помещение с десятками таких «образцов», от которых у обычного человека к горлу подступала тошнота… Нет, тогда хобби уже вышло за пределы простого чудачества и превратилось в манию. Кто знает, какой шаг мог быть у Хэмбла следующим? Засунуть в огромную банку целого человека и любоваться на него, как на очередной «образец»? Или, может, начать добывать экспонаты незаконным путем, не покупая, но просто изымая их из тел жертвы?

Способен ли Уильям Хэмбл лишить кого-то жизни, чтобы получить очередной «образец» для коллекции?

Себе я вынуждена была признаться — мог. Мог, к сожалению. Хэмбл был фанатиком, а такие люди способны на страшные поступки, неподотчетные человеческой логике. Но, с другой стороны, Кэтрин и дочери… Если хозяйка поместья могла скрывать преступления мужа из одной своей больной, жертвенной любви, то как быть с девочками? Или Уильям их просто запугал?

Я почувствовала легкое головокружение при одной мысли о том, что могло происходить в этой закрытой от всех семье.

— Леди Виржиния?

Обеспокоенный голос доктора вывел меня из полузабытья. Я улыбнулась не к месту и попросила передать мне печенье, намекая на то, что разговор о преступлениях окончен. И даже Эллис не стал возражать, а напротив, поддержал меня. Только сказал напоследок:

— Дождемся письма из Бромли. И, как только разрешение на обыск окажется у меня — клянусь, я переверну дом Хэмбла вверх дном. А до тех пор — попытаемся хотя бы не допустить новой… трагедии.

После чаепития я спустилась в сад, где, к своему удивлению, обнаружила Эвани, сославшуюся утром на якобы плохое самочувствие. Она читала ту самую книгу о принце Гае, отданную Энтони.

— Добрый день, Эвани.

— Леди Виржиния! — всегда спокойная, мисс Тайлер на этот раз почему-то подскочила на месте и захлопнула книгу, едва не выронив ее. — Вы… я…

— Вы ведь, кажется, болели? — мне отчего-то захотелось рассмеяться. Низкие облака, сплошной пеленой затянувшие небо, словно давили на затылок. Хоть бы уже или дождь пошел, или разогнало наконец эту дурную муть! Нервы стали еще хуже, чем у миссис Хат.

— Я просто хотела… — Эвани осеклась и отвела глаза, сжимая злосчастную книгу.

— Побыть в одиночестве? — подсказала я мягко.

— Да, — откликнулась девушка растерянно и вдруг упрямо вздернула подбородок, глядя мне прямо в глаза: — Ричард Оуэн попросил моей руки.

Я ощутила настоятельную потребность срочно присесть на край скамьи.

— О, небеса, Эвани, это же прекрасно! — я перехватила ее ладонь и стиснула пальцами в порыве чувств. — А что вы ответили?

— Что я подумаю, — в ее серых глазах, всегда холодных и капельку насмешливых, появилась немая жалоба. — Но, леди, я хотела ответить согласием! А сказала почему-то совершенно другое… — она отложила книгу на скамью и нервно разгладила складки темно-серого платья.

Мне с трудом, признаюсь, удалось собраться с мыслями и вспомнить подобающие случаю слова:

— Что ж, полагаю, вы правильно поступили, Эвани. Этикет рекомендует на подобные предложения отвечать уклончиво. К тому же Оуэн действует несколько поспешно, предполагается, что сначала жених должен познакомиться с родителями своей избранницы.

Эвани отчетливо вздрогнула.

— Святая Генриетта, только не с мамой! Нет уж, мы сначала поженимся, а потом просто поставим ее в известность. Знаете, леди, у меня был жених, но она успешно отпугнула его, облив горячим супом. Трижды.

— Видимо, ваша почтенная мать — женщина с характером, — уклончиво откликнулась я.

— А вдруг он передумает, пока я буду думать?

— Кто?

— Ричард.

— Пусть только попробует!

— Если передумает, я ни за что не соглашусь.

— Значит, он трус, и не нужен вам!

— Вот именно! Ох, леди Виржиния, но я же люблю его! Кажется.

— Кажется?

— Уверена.

— Святые небеса!

— Святая Генриетта!

— Вы пригласите меня на свадьбу?

— Конечно!

Я потянулась к Эвани, она — навстречу мне, и уже через мгновение мы рыдали друг у друга на плече, сами не понимая толком, отчего. Лично я была очень рада за свою… нет, не служанку, не компаньонку — подругу уже.

Начал накрапывать мелкий дождь.

— Думаю, он не передумает, Эвани, — произнесла я, сентиментально всхлипнув.

— Тогда я еще денек-другой подумаю, — отозвалась нелогично мисс Тайлер. Ох, скоро мне придется звать ее миссис Оуэн… Даже представить сложно. — Пусть помучается.

— Мужчинам это полезно.

— Без всяких сомнений.


…Наверное, я искала в глубине души повод отвлечься от всех этих убийств, потому что уцепилась за него с неприличной поспешностью. В наш секрет мы посвятили только Мэдди, а она приняла новость с восторгом и удивительным энтузиазмом. Сами собою разыскались в особняке журналы мод — один прошлогодний, другой — этого месяца, привезенный самой Эвани. Когда существующие модели свадебных платьев нас не удовлетворили, мы принялись фантазировать — благо к нашим услугам были перо и бумага. Дорогие белые листы безжалостно изводились на рисунки, наброски и схемы. Особенно усердствовала в этом деле Мэдди. А я довольно скоро свернула на привычную стезю — планирование меню.

Правда, продумывать угощение для свадьбы мне еще не приходилось, но подбирать свой, особенный кофе каждому из гостей было так увлекательно, что я никак не могла остановиться. Опомнилась только тогда, когда начала уже набрасывать рецепт для Лайзо. Вот кому уж точно нечего было делать на свадьбе Эвани! Еще вопрос, стоит ли его вообще оставлять на службе.

Хотя, честно признаться, после того инцидента на похоронах я уже не была столь категорично настроена против Лайзо. Эллис только посмеивался:

— Я же говорил, что он весьма, весьма необычный человек! Жаль только, что свои таланты растрачивает обычно на дела не вполне законные. Ну, да у вас неплохо получается его перевоспитывать…

Пребывая в приподнятом настроении, мы с Эвани даже решились съездить к Шилдсам. Энтони все еще оставался очень слабым после обострения болезни, однако нас пустили к нему. Эвани немного почитала для мальчика вслух, ту самую книгу о принце Гае.

— Ты хорошая, — улыбнулся вдруг Энтони слабо, когда Эвани сделала паузу, чтобы перевернуть страницу. — А я, наверное, скоро умру.

Сказано это было до жуткого буднично и просто. Не жалоба, не вызов — спокойное утверждение, смиренная убежденность. Таким вежливо-равнодушным голосом говорят «добрый вечер» нежеланному гостю.

— Глупости, что ты такое говоришь! — Эвани захлопнула роман. Руки у нее подрагивали. — Конечно, ты не умрешь. По крайней мере, не скоро, — поправилась она с привычной прагматичностью и тут же беспомощно потянулась к Энтони: — Ты тоже хороший.

Он смутился и накрылся с головой одеялом. Из-за этого ответ прозвучал глухо:

— На самом деле, не очень хороший. Если бы я был хорошим, то мог бы ходить. А так отец мучается, я мучаюсь… мы все мучаемся.

— Мучения, к сожалению, часть жизни. Такая же, как и счастье, — тихо произнесла я. В памяти проносились образы-картины: пожар, выгоревший изнутри особняк, леди Милдред в ворохе белых цветов…

Из-под одеяла послышались всхлипы. Служанка в балахоне, которая безмолвно наблюдала за нами все это время, вышла бесшумно и возвратилась уже в сопровождении сэра Шилдса. Тот оглядел светлую комнату, вздрагивающий комок покрывал на кровати, задержал взгляд на книге в трясущихся руках Эвани… и вздохнул:

— Очень сожалею, леди, но сейчас вам, наверное, лучше уйти. Я дам Тони успокоительное… зря я не сделал этого раньше. Он не спал всю ночь, вот и расчувствовался, — и, помолчав, добавил: — Спасибо вам за визиты, мисс Тайлер, леди Виржиния. И, еще раз, примите мои извинения за то, что вынужден просить вас покинуть сейчас мой дом. Если желаете, приходите завтра. И… я слышал, мистер Норманн справлялся обо мне на станции? Если так, то жду в гости и его, — Дуглас Шилдс устало улыбнулся.

— Я передам Эллису ваше приглашение, — пообещала я.

Служанка, подчиняясь указанию сэра Шилдса, проводила нас до ворот. Мы с Эвани, посоветовавшись, решили не возвращаться сразу и прогулялись еще немного по округе и вернулись уже в сумерках. Встретил нас на подъездной аллее не кто иной, как доктор Брэдфорд. Он помог спешиться мне и Эвани, а потом, склонившись к моему уху, тихонько произнес:

— Не хочу вас пугать, леди, но, кажется, Эллис получил дурные вести из Бромли днем, — я порядком замерзла, и дыхание доктора Брэдфорда казалось обжигающе-горячим — до неприличия. — И то, что вы поехали так далеко одни, расстроило его несколько больше, чем следовало бы.

Такое заявление меня порядочно разозлило, хотя доктор, конечно, был тут ни при чем

— Эллису следовало бы помнить, что хозяйка этого дома — я, а он всего лишь гость. И, между прочим, мы с Эвани гуляли вдвоем, а не ходили поодиночке. Не о чем было волноваться.

— Все же, будьте осторожнее. Хотя бы еще несколько дней, — загадочно улыбнулся Брэдфорд.

— Откуда такие сроки? — я удивилась.

— Поинтересуйтесь у Эллиса, леди, если вам будет угодно. Хорошего вечера… К слову, если Эллис станет спрашивать — я собираюсь прогуляться к реке. Надолго. Если у него портится характер от дурных новостей, то все остальные не обязаны от этого страдать, — добавил он сердито, пожалуй, впервые с момента нашего знакомства проявляя открыто свои чувства.

Разумеется, после такого выступления я не могла не помчаться тут же к Эллису. И мне даже расспрашивать детектива не пришлось — он сам выложил сходу все, что знал.

А новостей было две.

Во-первых, осведомители из Бромли сообщили, что около трех лет назад баронет Хэмбл пытался получить патент на врачебную практику. И ради этого ассистировал некоторое время не кому-нибудь, а хирургу в госпитале Святого Милосердия, но комиссия посчитала навыки баронета «недостаточными» — и отказала ему в патенте. Осведомитель сделал на полях письма циничную приписку — «скорее всего, не хватило денег для взятки». Хэмбл некоторое время возмущался, но вскоре оставил затею стать врачом и вернулся в Тайни Грин Халлоу.

А во-вторых…

Управление Спокойствие выдало разрешение даже не на обыск Хэмбла, а на его арест. Но прийти оно должно было через два дня, отдельным конвертом.

— Два дня, Виржиния, — повторил Эллис напряженно. Глаза у него сияли. — Два дня, и все будет кончено, так или иначе. Я чувствую это… — он помолчал. — И надеюсь, что я не допустил нигде фатальной ошибки.

В это мгновение вошла Эвани, и беседа сама собою прекратилась. Детектив засобирался в деревню — кажется, у него было какое-то дело к Уолшу. Позже я заглянула к мистеру Оуэну под предлогом обсуждения некоторых текущих вопросов и с прискорбием убедилась, что романтические переживания самым пагубным образом влияют на ясность мышления. Мой управляющий, этот прежде сообразительный и хладнокровный молодой человек, похоже, просидел весь день над одним и тем же счетом, а теперь еще и стал отвечать невпопад. Единственной полностью осмысленной фразой было:

— Наверное, к ужину меня ждать не стоит, поработаю еще с документами, спасибо за заботу, леди.

Вечерний моцион доктора Брэдфорда также затянулся до неприличия. И в итоге в столовую спустились только я, Эвани да Мэдди. Разговоры весьма предсказуемо свернули вновь в область предсвадебных волнений — платье, праздник, меню, гости… К чаю Мэри Макленнан испекла три замечательных пирога с ревенем и клубникой, лишь слегка уступающих шедеврам миссис Хат, и наши девичьи посиделки затянулись до самой полуночи. Мне, сказать по правде, спать не хотелось совершенно, но и на дело сил не оставалось уже, поэтому я взяла у Эвани один из ее восхитительно бессмысленных романов.

— Наверное, мне тоже стоит почитать на ночь что-нибудь успокоительное, — она задумчиво провела пальцем по внушительной стопке книг на туалетном столике.

Я машинально следила за движением — темно-коричневый корешок, светло-серый, опять коричневый… Все издания дешевые, в обложках из плотного картона, обтянутого тканью. Выделялся только один том, толстенный, в угольно-черной коже с золотым тиснением. Эвани заметила направление моего взгляда и засмеялась:

— О, нет, леди, это чтение не для ночных часов.

— Книга Дугласа Шилдса? — сообразила я с опозданием и отступила на полшага, ощутив укол иррационального страха. — О ритуалах?

— Да, — рассеянно согласилась Эвани, отводя со лба локон цвета кофе, и вдруг нахмурилась. — Ох…

— Что такое? — я встревожилась, но она лишь качнула головой:

— Ничего особенного, леди. Просто забыла кое-что. Но это и не так важно.

Спала в ту ночь я скверно. Меня преследовали тягуче-мучительные сновидения. Вода в Тайни Грин, обернувшаяся грязевым потоком; зубная боль, настолько реальная, что отголосок ее слышался даже после пробуждения; отощавшие серые кошки, терзающие бледную руку с крупным серебряным кольцом на безымянном пальце; и, наконец, самое жуткое — огромная, беспощадная, болезненно-желтая луна, застывшая в багровом небе. Последнее видение повторялось несколько раз, даже под утро. Я просыпалась с колотящимся сердцем, делала глоток воды прямо из кувшина и снова проваливалась в вязкую, как болото, дрему.

За завтраком мне кусок в горло не лез. Правда, из присутствующих заметил это лишь доктор Брэдфорд, который настоятельно посоветовал мне все же хоть что-нибудь съесть, чтобы «не портить себе желудок».

Мэдди, к слову, тоже была рассеяна сверх меры. А вот Эвани, напротив, излучала кипучую энергию. Как и еще один человек — Эллис. После завтрака он отозвал меня в сторону для разговора. Поразмыслив, я предложила подняться на веранду — из-за холодной погоды там наверняка никого не было.

— Сегодня пришла еще одна телеграмма из Бромли. Вести дурные — разрешение на арест Хэмбла задерживается на два-три дня. Придется подождать до конца недели, по всей видимости, — лицо у детектива стало откровенно злым, даже на щеках расцвели пятна румянца. — Черт знает что творится у них там! Если Хэмбл убийца, медлить мы не должны. Между первой и второй жертвой прошло почти полгода, до следующей преступник выжидал почти четыре месяца. Между исчезновением Янко и Шаниты было уже всего три, от Шаниты до Бесси Доусон — примерно сорок дней, а потом и трех недель не минуло, как пропала Белла. И… — он осекся, и в глазах его появилось стеклянное выражение.

— И — что? — я сжала кулаки.

— Не похоже это на действия человека, одержимого манией, — с неохотой ответил Эллис. — Бывает, что промежутки между убийствами становятся короче, но обычно преступления такого рода характеризует четкая периодичность. Я сейчас исхожу из версии, что Хэмбл помешался на внутренних органах и удаляет их теперь у еще живых людей, приобщая к своей коллекции. А прочие повреждения — это попытка сбить с толку следствие. Однако возникает два сомнительных момента, Виржиния. Во-первых, вряд ли коллекционер отнесется с такой небрежностью к выбору жертвы. Знаете, всех убитых объединяет только одно — они не могли постоять за себя сами и в определенное время остались без присмотра. Более того, всех пропавших хватились не сразу… Но в них нет ничего особенного, что могло бы заинтересовать коллекционера. Никаких скрытых патологий или видимых уродств, не считая хромоты Рози О'Бриан. Неприметная внешность, не считая двух гипси. Ни-че-го! — отчеканил он по слогам и в раздражении хлопнул ладонью по перилам и уставился поверх яблонь на зеленовато-коричневую ленту Тайни Грин, едва поблескивающую под свинцово-серым небом. — Ну, и во-вторых, миссис О'Бёрн четко указала на то, что преступников было двое. Один из них похож на Хэмбла, но вот второй… Я поспрашивал по деревне — никто не припомнит кряжистого мужчину с косицей. Кроме гипси, разумеется, но Влади поручился за то, что никто из его табора ни при чем. Как и Уолш — в этом я убедился вчера, — он вздохнул.

Я удивленно вскинула брови

— Как это?

— А просто, — мрачно ответил Эллис. — Догадался, наконец, поинтересоваться, что это такое странное у него со здоровьем. Довольно молод — а хрипит, как старик. Оказалось, что этой зимой он слег с пневмонией. За него в Управлении отсиживался сын — тогда-то и сгорели архивы. А Уолша выхаживали всей семьей почти два месяца, в свидетелях — человек тридцать, и больше чем у половины нет никаких причин лгать или выгораживать инспектора. А ведь именно в то время и пропал Янко. Нет, я по-прежнему уверен, что Уолш замешан в чем-то незаконном, — добавил он с досадой. — Но это не убийство. А жаль.

— Постойте, — я нахмурилась, припоминая недавний разговор. — Вы, кажется, подозревали еще и Шилдса?

Эллис только вздохнул и раздраженно поскреб ногтем мягкое дерево перил.

— У него, к сожалению, самое что ни есть надежное алиби аж на два случая убийств. Шанита и Белла, возможно, еще и мисс Доусон. К тому же Шилдс знаком с миссис О'Бёрн, и она подтвердила, что в тот день видела не его. Да и по отзывам своих коллег, профессор Шилдс — человек, полностью посвятивший себя сыну. Ни на что больше у него времени не остается, он даже преподавание забросил… Так что хоть и не оставляют меня подозрения относительно Шилдса, но факты — вещь упрямая, а они говорят, что Шилдс не причастен к убийствам, — Эллис сгорбился. — Такое чувство, Виржиния, будто меня специально подталкивают к неверному решению. И — ни одной стоящей зацепки. Если бы хоть у одной жертвы под ногтями были частички кожи или крови преступника, это бы сильно упростило дело. Но из свежих трупов в моем распоряжении оказалась только Бесси Доусон, а она чиста. Сначала удар по затылку тяжелым предметом, потом — доза морфия. Борьбы не было, а значит, не было и контакта с убийцей. Остается один шанс — кровь самой Бесси и других жертв в том месте, где их убили. Значит, будут обыски. Сначала Хэмбл — главный подозреваемый. Потом Шилдс, доктор Максвелл… ах, да, еще церковные подвалы надо осмотреть, — поморщился Эллис. — Не верю, конечно, что Марк мог кого-то убить, но под здешней церковью настоящие катакомбы прорыты. Наверняка там хватает укромных уголков, чтобы обустроить место для операции… Я найду его, Виржиния, — закончил он устало. — Но мне нужно время. Поэтому будьте пока осторожны. Все вы — мисс Мадлен, мисс Тайлер, прислуга. Даже Ричарду Оуэну я посоветовал бы одному не ходить в подозрительные места. Слишком уж он хрупкого сложения.

— Мы будем осторожны, — пообещала я за всех и некстати вспомнила, что собиралась вместе с Мэдди прогуляться к реке, о чем не замедлила сообщить Эллису.

— Лайзо возьмите с собой, — посоветовал детектив. — А еще лучше — не ходите никуда. И… — он поколебался, но все же продолжил: — И если я не найду преступника в ближайшую неделю, то мне придется попросить вас уехать обратно в Бромли. Для вашей же безопасности, Виржиния. Благодаря вам, я теперь вхож во все дома в округе. Не хочу больше рисковать вами.

Эллис вдруг посмотрел мне прямо в глаза. Взгляд его был как будто свинцовым — серым, тяжелым и холодным, в противовес словам. А меня словно дернуло что-то сказать:

— Наверно, сейчас вы не стали бы использовать меня как наживку, Эллис… или я ошибаюсь?

Он резко отвернулся. Рука его потянулась к наглухо застегнутому вороту рубашки. Нервные пальцы, с аккуратными ногтями — не по-мужски вытянутыми, розоватыми.

«Как у сэра Фаулера, — вспомнился мне не к месту несносный баронет. — Или у близнецов Дагвортов. Или…»

Я с удивлением поймала себя на мысли, что Эллис чем-то похож на потомственного аристократа из древнего, древнего рода — такого, в котором дети часто рождаются болезненными, а титул и преемственность ценятся куда выше денег.

— Не имею привычки втемную использовать своих друзей, — наконец ответил детектив. Я не сразу поняла, что он имеет в виду, потому что умудрилась позабыть собственный вопрос. — Хорошего дня, Виржиния. Мне пора в деревню — нужно заняться приготовлениями к обыску у Хэмблов — проинструктировать людей, с Нэйтом пообщаться… Хорошего дня! — повторил он и торопливо покинул веранду.

Ветер донес с Тайни Грин запах тины и сырости. За время краткого разговора тучи, кажется, опустились еще ниже, и сейчас они едва-едва не касались верхушек деревьев.

Я вздохнула. Видимо, на прогулку к реке нам с Мэдди придется взять с собой не только Лайзо, но и зонтик.


Впрочем, дождь так и не пошел. А к семи-восьми часам и вовсе распогодилось. Теплые солнечные лучи разогнали не только тучи, но и хандру, и я впервые за весь день задумалась о хорошей порции говядины по-аксонски, скажем, с картофелем и овощами, а не просто о чашечке черного кофе. Обед, увы, был позади, но до ужина оставалось уже недолго ждать.

Деловые бумаги навевали тоску, к тому же писем, требующих срочного ответа, среди них не оказалось ни одного. Да и глаза у меня за день работы порядком устали… Я решила скоротать время до ужина за беседой с Эвани, благо теперь у нас была одна неиссякаемая тема для обсуждений.

Однако, к моему удивлению, комната оказалась пуста. Мэдди тоже ничего не знала. Похоже, Эвани не появлялась с самого утра… Изрядно встревоженная, я вызывала миссис Стрикленд.

— Мисс Тайлер не покидала особняк?

— Не могу сказать, леди, — склонила голову горничная, пряча выражение глаз. — Но с утра ее не видать, и к обеду она не выходила. Может, в саду с книжкой сидит?

— В такую погоду? — с сомнением покачала я головой, а по спине пробежал холодок. Удержать предательскую дрожь стоило больших усилий. — Сомневаюсь. Миссис Стрикленд, будьте любезны, проверьте комнаты — вдруг мисс Тайлер уснула в библиотеке или случайно захлопнула за собою дверь? И позовите мистера Джонса. Я хочу задать ему несколько вопросов.

Дворецкий, увы, также не мог сказать ничего определенного. Уже порядком напуганная, я по очереди опросила слуг. Тревожное чувство постепенно нарастало. А когда Томми Эндрюс, почесав в затылке, признался, что еще с утра подготовил лошадь для прогулки по просьбе Эвани, перед глазами у меня все поплыло.

— Когда это было, Томми? — уточнила я, превозмогая дурноту. Сердце билось в грудную клетку заполошно, как ночной мотылек — в стекло фонаря. — Припомни получше.

— Так сразу после завтрака и было, — мальчишка виновато ковырнул мыском пол и взглянул на меня исподлобья. — Не надо было Гельзу седлать? Я ж не знал, леди, вы простите…

— Эвани сказала, куда она поедет? — перебила я его.

— Не-а. Говорила, мол, за два часа обернется, а зачем да куда — не сказала… Ну, я видал, вроде, как она к деревне поехала. Табор вон с места снимается, сегодня коробейники в последний разок пройдутся.

Я с облегчением вспомнила, что в деревне и впрямь намечалось нечто вроде ярмарки — «вроде», потому что после исчезновения Беллы табор облачился в траур, образно говоря. Гипси собирались сняться с места, а в дорогу нужны были и деньги, и еда, поэтому и пришлось устроить «ярмарку» — всякие мелочи меняли на хлеб, муку, сыр и прочее. Деньги тоже были в ходу. Может, Эвани решила купить что-нибудь? Пуговицы, к примеру…

Нет. Глупость какая, у нее же не было недостатка ни в чем!

— Эллис здесь? — быстро спросила я Джонса. — Детектив Норманн?

— Да, в столовой, у камина греется. Только с полчаса назад пришел. С доктором этим беседует.

Хоть одна удача!

Ничего не объясняя, я вылетела из кабинета, хлопнув дверью. Домашние туфли проскальзывали на ступеньках, дважды мне едва удалось зацепиться в последний момент за перила… Подозреваю, что когда я вошла, то была похожа, скорее, на обитательницу Дома призрения скорбных умом, чем на леди.

Зато Эллису не пришлось ничего объяснять.

— Кто?

Всего один вопрос.

— Эвани. С утра она взяла лошадь. Томми сказал… в деревню по… поехала. Там табор уходит, я… ярмарка. Но Эвани никогда… ленты и пуговицы… — я поняла, что безнадежно запуталась в словах и умолкла. Язык словно к нёбу присох. Дыхание вырывалось из груди с присвистом. Я крепко, до звездочек в глазах зажмурилась, изгоняя дурную слабость.

— Леди, вам нужно попить. И присесть, — чужие руки мягко направили меня, и я буквально рухнула в кресло. Что-то звякнуло, и в губы ткнулась стеклянная прохлада. — Ну же, всего один глоток…

Я послушно отпила и закашлялась. Язык щипало отчаянно, зато головокружение мигом прошло, как и дурнота.

— Это не вода, — обвиняюще прошипела — на большее моих связок не хватило — я, когда сумела справиться с собою.

Доктор Брэдфорд посмотрел на меня безупречно честными глазами.

— Разумеется, нет, леди. Это коньяк. Замечательное средство при расстроенных нервах.

— Но не для леди.

— Совершенно верно, — улыбнулся он тонко и бессовестно. Я отвела взгляд. Это Эллис-то мне раньше лисой казался? Видимо, просто не с кем было сравнивать…

Детектив, словно подслушав мои мысли, сел у моего кресла, подогнув одну ногу под себя, и поймал мой взгляд.

— А теперь, Виржиния, рассказывайте все по порядку.

Я нервно крутанула на пальце серебряную розу, собираясь с мыслями. Даже появились силы взять себя в руки и коротко, четко изложить все, что мне было известно. Эллис внимательно слушал — и о том, как Эвани взяла после завтрака лошадь и поехала в деревню, и о том, что Томми не был уверен, верно ли он запомнил это, и о том, что гипси собирались устроить маленькую прощальную ярмарку… А потом просто встал и сказал:

— Мы найдем ее, Виржиния. Просто ждите здесь.

— Но…

— Ждите, я сказал. И за Мэдди приглядывайте. Если пропадет и она, что станете делать?

На это мне нечего было ответить.

По здравому размышлению я вообще не стала ничего говорить Мадлен. Просто отправила ее спать, ничего не объясняя, а сама спустилась в гостиную, дожидаться вестей от Эллиса.

В четверть девятого прибежал старший сын Уолша и сообщил, что в деревне Эвани не появлялась.

В девять — что ее ищут с собаками.

Половина десятого — нет вестей.

Двадцать минут одиннадцатого — нет вестей.

Без четверти одиннадцать я начала тихо сходить с ума…

А в одиннадцать ровно появился Эллис — с белым, как простыня, лицом, перепачканный с головы до ног и злой.

— К черту разрешения. Я сейчас же беру людей, и мы идем в поместье Хэмбла с обыском немедленно. В деревне я доверяю не всем, поэтому мне понадобится помощь, во-первых, мистера Джонса как заслуживающего доверие свидетеля, а еще — мистера Томаса Эндрюса-старшего как живой силы. Могу я забрать их?

— Разумеется.

А что я еще могла сказать?

Эллис быстро уговорил дворецкого и садовника последовать за ним, еще раз приказал мне строго-настрого «носу из дома не казать» — и ушел. Я в изнеможении опустилась на диван — и тут же вскочила, как обожженная. Стоило только представить, как сижу здесь час за часом, в полном одиночестве, ожидая новостей… уже даже не хороших, а хоть каких-нибудь…

…а Беллу ведь так и не нашли…

— Святые небеса, я не выдержу!

Ваза — первая, которая попалась под руку — разлетелась на мельчайшие осколки. Явившейся на шум миссис Стрикленд я приказала прибраться, сварить мне крепкого кофе и принести в мой кабинет.

Полегчало.

В кабинет пришлось идти мимо спален, и ноги сами занесли меня в опустевшую комнату Эвани. Безжалостное сияние электролампы высветило смятое покрывало на кровати — надо потом будет сделать замечание горничной, — молочно-белые пышные цветы гортензии в вазе с узким горлышком, раскиданные по полу книги… Машинально я склонилась и принялась подбирать их. «Роза любви», «Первое утро», «Храбрая мисс Найтли», «История редких мистических культов, издание иллюстрированное и дополненное»…

Я вздрогнула от неожиданности, и тяжелый том вывернулся у меня из пальцев.

Показалось?

Ощущая суеверную жуть, я присела на пол и подвинула «Историю культов» к себе. Нет, мне не показалось — в нескольких местах страницы были заложены сухими цветами. Эвани очень бережно относилась к книгам. Вряд ли она бы стала делать такое. Значит, заложил их Энтони… или Дуглас Шилдс?

Дрожащими руками я принялась листать том.

Первый же заложенный параграф гласил:


«Миром правит закон равновесия.

Приобретая некие блага, мы всегда отдаем нечто ценное взамен. Однако верно и обратное утверждение: лишаясь чего-то, мы получаем иные, недоступные прежде возможности. Испытания и горести омывают душу и закаляют характер. Подобно тому, как жар и удары молота превращают гибкую полосу металла в нечто новое, удивительное, удары судьбы изменяют нас…»


Я пробежала глазами до конца страницы. Все одно и то же, только повторенное разными словами, как это обычно бывает в философских книгах.

Следующая закладка… и следующая…


«Древние боги были справедливы. Они откликались на молитвы, в обмен требуя от человека поклонения и — как знак бесконечной подчиненности — жертв…»


«Считалось, например, что если поразить изображение врага в ногу, то в настоящем бою эта нога может отняться…»


«…умерщвленная определенным образом жертва, иначе «Дарующий», могла принести исцеление пациенту, иначе «Принимающему».. Это действо называли «принципом всеобщего равновесия», иначе — зеркальным принципом…

…последний подобный случай имел место в деревне Нотшир на западе Герцогства Альба. Пожилая женщина ритуально умерщвляла коз и телят, чтобы вернуть зрение своей дочери, ослепшей в результате несчастного случая…

…утверждала, что «Принимающая» была близка к полному исцелению — зрение вернулось к ней частично. Мы не можем утверждать со всей уверенностью, было ли это следствием ритуала или естественным развитием болезни, однако факты…»


Меня как молнией пронзило.

Вот оно что…

Не Хэмбл убивал — ради коллекции.

Дуглас Шилдс — ради своего сына. И Энтони догадывался о чем-то, Энтони пытался сказать этой книгой, объяснить, показать…

Святые небеса, как же мы были слепы!

В распахнутые ставни бесстыже пялилась луна — масляно-желтая, огромная, страшная…

У жертв отрезали пальцы на руках и ногах. Удаляли глаза и изымали органы из тела. Наверное, на алтаре — хорошо освещенном, похожем на стол для операций. Белом… А у Эвани локоны цвета кофе с шоколадом, нежный румянец на скулах и ловкие пальцы мастера-парикмахера…

Неужели и ее…

— Боже, нет! — я шваркнула проклятую книгу об пол и, сама перепугавшись, принялась быстро вставлять закладки на прежние места. — Я не допущу. Не позволю. Не позволю.

И пусть Эллис уехал сейчас обыскивать дом Хэмбла. Время терять нельзя — вдруг мы опоздаем на минуту, на секунду! Нет, решено — я оставлю ему записку, велю миссис Стрикленд передать ее Эллису, как он появится. Другую пошлю ему с… скажем, с Томми Эндрюсом-младшим. Пусть возьмет лошадь из конюшни и едет сию секунду. А я… кажется, у меня лежал где-то револьвер. И Эллис научил меня неплохо с ним обращаться. Сколько там слуг у Шилдса? Трое? Что ж, думаю, револьвер вполне может уравнять шансы одной леди против четверых мужчин.

Миссис Стрикленд, к счастью, была не из тех служанок, что удивляются странным приказам. Сказано дождаться мистера Норманна и передать записку — значит, будет сделано. К Томми пришлось искать иной подход, но и тут я справилась. Какой мальчишка не мечтает стать героем? А мне даже и привирать не пришлось — записка действительно могла спасти Эвани жизнь.

Некоторое время я колебалась: не позвать ли с собой Мэдди? Однако второго револьвера у меня не было. Зная Мэдди, глупо было рассчитывать на то, что она просто постоит в сторонке. Нет. Готова поклясться — кинется в самую гущу событий… Нет, рисковать еще и Мэдди нельзя.

Значит, еду одна, благо лошадь уже поседлана и дожидается у ворот. К тому же все, что от меня требуется — отвлечь Шилдса от ритуала и выиграть для Эвани время. А потом уже подоспеет помощь, и спасут… нас обеих.

Да. Надо надеяться на это.

Другого выхода нет.

В спальне я быстро переоделась в амазонку — в юбках наверняка будет неудобно, а шлейф потом можно просто заколоть, чтоб не мешался. Револьвер дожидался своего часа в дубовом ларце, в кабинете. Тяжелый, холодный металл удобно лег в ладонь — иллюзия, я знала, что через час мне уже трудно будет держать такой вес на вытянутой руке.

Но другого выхода нет.

Из-за волнения у меня наступило престранное состояние. С одной стороны, мышление сделалось ясным и четким, всякое действие прослеживалось на несколько шагов вперед, как в шахматах. Я уже почти не боялась. Только кровь горела, словно превратилась в крепкий кофе с бхаратским перцем. С другой стороны, некоторые мои поступки иначе, как «глупостью», назвать было нельзя.

Зачем, спрашивается, я пыталась подвязать шелковой лентой шляпку, если головной убор мне только помешал бы в итоге?

Право, загадка.

В раздражении я швырнула шляпку на стол и собралась уже было выходить, как на пороге кабинета появился тот, кого мне никак не хотелось видеть.

— Вы куда-то торопитесь, леди?

— Не ваше дело, мистер Маноле.

Он улыбнулся. Темно-красная рубаха, черные плотные штаны, сапоги до колен, какой-то талисман на длинном шнурке — не порядочный аксонец, гипси, бродяга, мошенник… колдун, как сказала Зельда. Даже глаза у него отсвечивали зеленью, как у злой кошки.

— Моё. Эллис мне сказал приглядеть за вами, леди. Куда ж вы собираетесь?

— В сад. Освежиться.

— Врёте ведь. Вы собираетесь ехать к этому Шилдсу.

Краска бросилась мне в лицо.

— Так вы прочли записку?

— Ну, разумеется, — пожал он плечами и уставился на меня в упор. — Нет, леди. Вы никуда не поедете. Слишком опасно. Дождемся Эллиса, он будет тут через час или полтора, самое большое.

От ярости голос у меня срывался. Невидимая отсюда бесстыжая луна сверлила спину желтым глазом — кажется, прямо сквозь стены и потолки — и толкала на странные поступки.

— Полтора часа — сюда. Полчаса теряем на сборы. Еще час — на дорогу к Шилдсу… За это время можно убить десяток человек! — я спрятала руку за спину и незаметно взвела курок.

— Предпочтете рискнуть тремя жизнями вместо одной? — Лайзо тоже повысил голос, и я невольно отступила на шаг. Это было… жутко.

— Почему — тремя? — едва я нашла в себе силы ответить. — Вас я не прошу меня сопровождать… а со своей жизнью как-нибудь разберусь. Отойдите, мистер Маноле, если не желаете мне помогать.

Он сузил глаза.

— Если понадобится, я просто-напросто оглушу вас, леди, и оставлю дожидаться Эллиса без сознания, — слова холодно отзванивали металлом. — Если вы правы, то Шилдс там не один. Их четверо — в лучшем случае. Мы не справимся, леди.

— Ах, оглушите? — мой голос истекал патокой. — Я тоже умею угрожать, мистер Маноле, — черное дуло револьвера уставилось ему в лоб. — Попробуете напасть — спущу курок.

— Убить человека сложно, леди.

Теперь сощурилась уже я.

— Наверное, да. Возможно, я даже пожалею потом. Но сейчас… Вы ведь понимаете, мистер Маноле, да?

— Опустите револьвер.

— Отойдите в сторону.

— Опустите револьвер, — с мягкой угрозой произнес Лайзо. — На выстрел сбежится полдома. Всем будете угрожать?

— Я скажу, что вы напали на меня. Слово леди против слова гипси?

Он выругался. Я быстро оглядела письменный стол — ключей от двери нигде не было видно. Неужели опять оставила их в спальне? Какое невезение!

— Хватит споров, мистер Маноле. Вы ведь знаете, что я могу выстрелить, и что я выстрелю, если возникнет необходимость, — кажется, моими устами говорили сейчас все две сотни предков по линии Валтеров — флотоводцы, генералы, шпионы на службе у короны… И такие, как леди Милдред — не боящиеся ничего и никого, ломающие вековые устои, ставшие кумирами целых поколений. — В комнату, быстро, — я отступила в сторону. Лайзо подчинился, сверля меня темным взглядом. Но, похоже, выражение моих глаз убедило этого человека быстрее, чем револьвер. — Хорошо. А теперь — полезайте под стол.

— Что?! — в кошачьих зеленых глазах мелькнуло искреннее удивление. — Леди, я…

— Не спорьте, — холодно произнесла я. Нервы были натянуты, как стальные струны. Еще немного — и лопнут, и тогда я точно нажму на курок. — Просто делаете, что вам говорят. Ну!

Лайзо, бросив на меня еще один странный взгляд, все же послушался.

— Спиной к ножке стола.

Хорошая вещь, старинная… тяжелая. Черное дерево вообще весьма плотное, а этот полированный монстр еще и огромный, как корова. И весит, полагаю, столько же.

— Руки завести за ножку. Выше. Выше! Вот так. А теперь — не шевелитесь. Честно скажу, мне сложно держать револьвер одной рукой. Только дернитесь — выстрелю.

— Понял. Смотрите, не нажмите на курок случайно, — язвительно протянул Лайзо.

Я вдавила дуло револьвера ему в затылок уже с силой — будет знать, как смеяться над графиней… Впрочем, сейчас моя проблема не в этом. А в том, чтобы прикрутить руки Лайзо к ножке так, чтобы он хотя бы с четверть часа не мог выпутаться.

Впрочем, опыт обращения с шелковыми шляпными лентами у меня более чем обширный. И затянуть узел, даже и одной рукой, я сумею.

— У вас ловкие пальцы, леди.

Нельзя было понять, говорит это Лайзо с издевкой или искренне хвалит.

— Спасибо.

Я попыталась проверить надежность узлов, поддев ленту. Однако ногти лишь впустую царапнули разгоряченную кожу — шелк прилегал очень плотно. Пожалуй, даже слишком — так недолго и перекрыть ток крови. В порыве жалости я, будто извиняясь, огладила смуглые запястья, напряженно сжатые кулаки… Лайзо вздрогнул и вывернул шею, пытаясь заглянуть мне в глаза.

Нечто фантасмагорическое и тревожное чудилось в этой мизансцене. Связанный под прицелом револьвера, Лайзо должен был выглядеть беспомощным, но отчего-то казался по-прежнему опасным.

До мурашек по спине, до странного чувства, словно что-то щекочет внутри при каждом вздохе…

— Ну, что же, леди, похоже, мне остается только пожелать вам удачи? — полувопросительно произнес Лайзо. Уголки губ у него подрагивали.

— Пожелайте, почему бы и нет, — я отступила, но пока не спешила убирать оружие. Сделать это можно и на улице. — Мне совсем не хочется стать очередной жертвой чудовища.

— Тогда — удачи, — без тени сомнения сказал Лайзо. — И я поеду за вами, как только стяну это, — он выразительно шевельнул пальцами.

— Как пожелаете, — я только плечами пожала, прекрасно понимая, что через полчаса меня будет уже не догнать. Пока поседлают лошадь, пока выведут ее на дорогу… — Всего наилучшего.

Хлопнула дверь, разделяя пространство на два мира. В первом, безопасном и относительно спокойном, остался Лайзо, по-дурацки привязанный зеленой шляпной лентой к тяжелому письменному столу. А во втором меня ждала ночь — и неизвестность.

Впрочем, будь что будет.


Я сама не заметила, как очутилась в седле. Лошадь беспокойно фыркала и переступала копытами — наверное, чуяла мое волнение. Или, возможно, просто была недовольна, что ее разбудили и заставили скакать куда-то в темноте. Впрочем, дорога к поместью Шилдса была ровной… Если ехать попеременно шагом и рысью, получалось около сорока минут, хотя обычно эту верховую прогулку мы растягивали на два-три часа — уж больно места красивые. Значит, пущу лошадь галопом — доеду за двадцать минут. Но что делать в самом поместье?

От размышлений меня отвлек перестук подков. Я обернулась через плечо. Развилка, от которой дороги в деревню и к Шилдсу расходились, осталась уже позади, но не слишком далеко. И, если приглядеться, то можно было бы различить в лунном свете, как из рощицы медленно выезжает всадник. На секунду сердце замерло — неужели Эвани? Но почти сразу стало ясно, что это мужчина.

Не став искушать судьбу, я пустила лошадь сначала быстрым шагом, потом — галопом. Нужно было еще кое-что обдумать… например, как отвлекать Шилдса.

Вряд ли он поверит, что графиня решила по-соседски заглянуть на огонек после полуночи. Может, солгать, что я гуляла и заблудилась? Не слишком правдоподобно, но объясняет хоть что-то. А потом? Напроситься на чай, затягивая время? Нет, не пойдет. Эллис говорил, что преступник действует не один. А что, если над Эвани проведут обряд в то самое время, когда мы будем пить чай и мило беседовать о погоде?

Дорога стелилась под копыта лошади в безжизненном лунном свете, как сморщенная лента серого сукна. «Глубокие воды» становились все ближе, а время на размышления таяло.

Что делать? Сразу приставить револьвер к виску Шилдса и потребовать вернуть Эвани? Выстрелить без переговоров и искать ее самой? Напугать убийц погоней, пригрозить им арестом?

Глупо, глупо, глупо.

У Шилдса трое слуг. При самом худшем раскладе против меня будет четверо мужчин. Возможно, и у них найдется оружие, поэтому силой действовать нельзя. Только хитростью. Нужно посеять среди них панику, дезориентировать их…

Мысль о панике потянула за собою смутное воспоминание — крики, беготня, дым. Кажется, этой весною, когда Хаммерсон пытался отсрочить выплату за аренду, он поджег мой дом на Спэрроу-плейс. А что, если и мне сделать то же самое? Только не с домом, разумеется, иначе Эвани может пострадать. Кажется, за особняком были какие-то хозяйственные постройки. Или гаражи, или конюшни, или какие-то склады — почему бы и не поджечь их?

Я сжала зубы.

Хороший был бы выход. Жаль, что у меня нет спичек. Но кто же знал, что графине Эверсанской и Валтерской нынче ночью придется заделаться поджигательницей?

«Эллис как-то говорил, что огонь можно развести с помощью револьвера, — вспомнилось мне внезапно. — Только как?»

Вскоре лошадь начала уставать. Пришлось сменить аллюр — безопасней было спокойно доехать шагом. Да и лишний шум мог привлечь нежелательное внимание преступников… Некоторое время я отчаянно размышляла, как еще отвлечь Шилдса от Эвани и потянуть время, если добыть хотя бы искру не получится, а потом внезапно услышала крайне подозрительный звук. Всадники?

Я обернулась.

За холмом не было видно, но, судя по шуму, меня нагоняли. И не один человек, а, по меньшей мере, двое. Союзники? Или враги? Или это Эллис вернулся и успел уже выслать помощь?

Прежде, чем я успела решить, как действовать, на гребне холма показался сперва один всадник, а затем, чуть погодя — второй. Глаза мои уже привыкли к темноте, и преследователей своих я узнала почти сразу.

Лайзо и… мистер Оуэн?!

— Леди, только не делайте глупостей! — крикнул Лайзо, когда между нами оставалось шагов двадцать. Оуэн был еще слишком далеко для разговора, да к тому же его лошадь перешла на шаг. — Погодите. Давайте поговорим!

Пытаться сбежать сейчас было бы крайне глупо. Поэтому я только вновь достала револьвер, прикрыла его краем шлейфа и попыталась принять вид, исполненный достоинства.

— Как ни странно, но я рада вас видеть, мистер Маноле. Интересно только, как вы сумели так быстро освободиться.

Он подъехал почти вплотную, и я заметила, что лошадь его не поседлана. Тем не менее, Лайзо сидел непринужденно и уверенно, как будто врос в лошадиную спину, и никакие скачки на сколь угодно большой скорости не могли его сбросить на землю.

— Это секрет, леди, — улыбнулся Лайзо, склонив голову. — Коли хотите, я вас потом поучить могу… Как это называется — дать частные уроки по связыванию и по высвобождению из пут?

Я поджала губы, а он только рассмеялся, запрокинув лицо к ночному небу.

— Полагаете, и впредь будут возникать ситуации, в которых мне придется искать способы избавиться от вас, мистер Маноле? — смех оборвался. — Попробуете снова меня остановить? Когда я уже почти у цели?

— А что вы хотите сделать, леди? Ворваться в особняк, размахивая револьвером? — с неуловимой иронией переспросил этот несносный человек.

— Хочу поджечь конюшню.

— Замечательно, вы хотите… простите, что? — Лайзо начал отвечать так же саркастически, словно по привычке, но конец фразы прозвучал с недоверчивым восхищением.

— Поджечь конюшню. Или сарай. Или что-нибудь еще, — пояснила я сухо. — Только у меня, к сожалению, нет спичек.

— Ай, можно и без них обойтись, — Лайзо задумчиво провел пальцем по нижней губе и вдруг уставился на меня весело: — Голова-то у вас ясная, видать, все же страх и горе разум не застили.

В груди словно провернулся острый осколок.

— Я сейчас не могу себе позволить этого, мистер Маноле.

Тем временем мистер Оуэн приблизился на достаточное расстояние, чтобы слышать нашу беседу. Жених Эвани… Представляю, что он чувствует, зная, что его возлюбленная находится в страшной опасности. Боль и страх, как и я. А бесплодное ожидание, наверное, кажется ему предательством — как и мне… Значит, Оуэн — союзник?

— Хорошо, что вы, леди, головы не теряете, — серьезно кивнул Лайзо, не подозревая о направлении моих размышлений. — Но, может, вернетесь все же? Или хотя бы здесь подождете. Ричард вас посторожит от беды, а я пока сарай подпалю. Вдруг и впрямь убивцы наружу повылезут?

— Не побоитесь пойти? — позволила я себе усомниться. — Один против… возможно, против четверых?

— А вы мне револьвер свой отдайте — тогда точно не побоюсь, — коварно предложил Лайзо, явно проглотив что-то вроде «Да кто б говорил!».

— Не отдам.

— Тогда придется идти и бояться, — только и развел руками он.

И это было очень подозрительно. Еще полчаса назад Лайзо и думать не хотел о том, чтобы спешить на выручку Эвани. А теперь вызвался выступить против Шилдса и его подручных в одиночку, без всякой поддержки, даже Оуэна оставив здесь, для моей защиты.

Неужели обманывает, хитрит? Или смирился с тем, что так или иначе, но Эвани я не оставлю?

Знать бы наверняка! Жаль, что это невозможно. Значит, придется действовать так, как если бы Лайзо пытался меня обмануть.

— Я тоже пойду, мистер Маноле. Во-первых, вам может понадобиться помощь вооруженного человека. Во-вторых… — голос у меня сорвался. — Вы хоть представляете, что это такое — стоять в стороне, когда жизнь друга в опасности? Мы сейчас разговариваем, а Эвани, возможно, в этот самый момент…

Сглотнув, я отвернулась, не в силах больше продолжать.

— Значит, все же полезете на рожон? — вздохнул Лайзо, которого, видимо, нисколько не впечатлила моя речь. Ничего. Она предназначалась не для него, а для другого человека. Того, кто сидел сейчас в седле, до побелевших костяшек вцепившись в повод, слепо распахнув глаза в лунную ночь. — Видать, по-хорошему не выйдет, — он тронул лошадь пятками, и та послушно переступила, оказавшись почти вплотную к моей. — Говорю вам, возвращайтесь назад. И игрушку мне свою отдайте.

Лайзо вдруг резко подался вперед и до боли сжал мое запястье. Той руки, которой я держала револьвер. И так сильно — не шевельнуться! Уже не смутное ощущение опасности накатило, не простой страх — чистый ужас, как в сюрреалистических кошмарах. Лицо Лайзо было слишком близко, и хотя смотрел этот невероятный человек снизу вверх, исподлобья, казалось, что он нависает надо мною, заслоняя собой и поле, и холмы, и небо, и даже всю эту ночь.

— Не отдам. Я не позволю Эвани погибнуть.

Он сжал запястье сильнее. Я почувствовала, как мои пальцы расслабляются, как рукоять револьвера выскальзывает… Но внезапно раздался голос Оуэна.

— Она права, Лайзо. Отпустите ее. Нельзя просто сидеть и ждать помощи — Эвани может пострадать. Нас трое, у нас есть оружие — думаю, мы сможем обезвредить преступников.

— Дик? — обернулся в полнейшем изумлении Лайзо.

— Так надо, Лайзо. Пойми.

Лицо моего управляющего было как у человека, который вполне сознательно совершает самую большую благородную глупость в жизни. А еще — глаза сияли надеждой. Той, которая сворачивает горы на своем пути. Лайзо процедил сквозь зубы что-то злое на незнакомом языке… и разжал руку.

— С двоими я не справлюсь. Придется по-вашему делать, — произнес он без всякого выражения. — Но все ж тогда позвольте мне первому идти. Лошадей тут оставим — вон к тому дубку привяжем. Я переберусь через ограду и подожгу сарай… Или что там такое у Шилдса за домом. Посмотрим, кто к нам на огонек выглянет — и расспросим хорошенько.

Сказал — и спрыгнул на землю.

Без лошади я сразу почувствовала себя куда менее уверено. Только тяжесть револьвера в руке успокаивала и придавала сил. Ладонь ощущала каждую неровность, каждую жилку искусной резьбы на перламутровой инкрустации рукояти, тепло нагревшегося металла и мелкие царапинки, почти заполированные тысячами прикосновений… Когда-то эта вещь принадлежала моему отцу, а он не боялся, кажется, ничего — кроме пересудов.

Сухая трава цеплялась за амазонку, словно не хотела пускать меня в логово Шилдса. Пахло чем-то остро-свежим, грозовым, хотя небо было чистым — молочно сияли белые звезды, пялилась единственным желтым глазом на землю бесстыжая луна, подсвечивая редкие перья облаков. Неумолимо приближались «Глубокие воды» — высокая ограда, запущенный сад… и маленький дворец, построенный для мертвой принцессы.

А сейчас в нем обитал принц с золотыми волосами. И служили ему чудовища.

— Ви… Леди Виржиния, — Лайзо обернулся ко мне. — Подождите здесь. Я перелезу через ограду, гляну, не ждет ли нас кто, и коли нет — открою ворота, — он переплел руки на груди и добавил нехотя: — Огонь-то я разведу, да такой, что от самого Бромли видно будет. Да только есть у меня сомнения — выйдет ли это делу на пользу? Да и вдруг Шилдс ваш не виноватый?

Я представила сначала, что Лайзо прав — тогда получится, что мы впустую ворвемся в поместье, всех переполошим да еще устроим пожар. Мне стало не по себе. Это будет не просто ошибка — позор падет на сам род Эверсан и Валтер. Публикации в газетах, жгучий стыд, презрение знакомых и бывших друзей…

Ладони стали влажными.

Но если права я, и Эвани сейчас находится в руках у Дугласа Шилдса, а мы в шаге от ее спасения развернемся из-за страха перед сплетнями — это станет позором еще большим.

— Нет. Уверена, что Эвани здесь, в этом доме, — я указала рукой на темную громаду особняка. — Эллис подозревал Шилдса, Энтони в книге буквально по шагам расписал путь своего отца к безумию… К тому же Эвани могла поехать только в «Глубокие воды», больше она нигде не бывала. Даже в деревне.

На лице у Оуэна заходили желваки.

— Раз так, я иду, — произнес Лайзо, примериваясь к решетке. — Ждите, покуда не позову.

Ухватился за прутья, подтянулся… Я и глазом не успела моргнуть, как Лайзо оказался по другую сторону ограды. Самое невероятное, что все эти гимнастические упражнения были проделаны совершенно бесшумно. Лайзо махнул нам рукой — мол, ждите здесь — и скрылся в безмолвии ночного сада.

Некоторое время тянулось мучительное ожидание. А потом очередной порыв ветра донес вдруг запах дыма. Я принюхалась и хотела уже спросить Оуэна, не мерещится ли мне что-нибудь, как совсем близко вдруг что-то громыхнуло, будто выстрелили из пушки. И — взметнулось за сказочным дворцом оранжевое зарево.

— Как?.. — ошеломленно выдохнул Оуэн. — Как он сумел устроить такой пожар за несколько минут?

«Несколько минут? — пронеслось у меня в голове. — Прошло, кажется, не меньше четверти часа…»

В этот момент что-то снова глухо бухнуло, и зарево, померкнув на миг, вспыхнуло еще ярче.

— Топливо, — догадалась я запоздало. — Все-таки у Шилдса там были не конюшни, а гараж. А в гараже — запас топлива. Наверное, Лайзо… мистер Маноле поджег именно его.

— Так вот откуда взрывы, — Оуэн шагнул к решетке и прижался к ней лицом, словно хотел просочиться сквозь прутья. — Лайзо рисковал. Надеюсь, он не пострадал.

Отчего-то искреннее беспокойство в голосе Оуэна меня задело.

— Такие люди всегда выходят сухими из воды, — заметила я ровно. — Полагаете, нам следует ждать здесь?

— Да, — ответил Оуэн, рассеянно проводя пальцами по шершавым прутьям. — Он же говорил, что подаст знак.

Пламя разгорелось такое, что мне стало не по себе. А что, если бы оно перекинулось на дом? Эллис говорил, что жертв своих убийца держал под воздействием морфия, в беспамятстве…

Женский крик, отчаянный, вибрирующий, взрезал тишину, как нож — натянутое полотно.

И оборвался.

Я переглянулась с Оуэном.

— Вы сможете перелезть через решетку и открыть ворота? Прямо сейчас?

Оуэн нервно облизнул губы и сцепил пальцы в замок — аж до побелевших костяшек.

— Попробую, но…

— Нет времени.

Я дернула в последний раз шлейф, проверяя, надежно ли он подвязан — и решительно подступилась к воротам. Как там Лайзо делал? Сначала — уцепиться за прут, поставить ногу на завитушку, подтянуться, ухватиться повыше…

— Леди Виржиния! — потрясенно выдохнул Оуэн.

Мне неудобно было оборачиваться и отвечать. Карабкаться по решетке оказалось куда сложнее, чем это представлялось. Наверху я позволила себе немного перевести дыхание, присев на каменный столб-опору.

— Что вам угодно, мистер Оуэн?

— Ничего, — он расстегнул пиджак, сбросил его на землю, оставшись, подобно Лайзо, в одной рубашке, и также подступился к ограде. — Просто я не думал… эх! …Что особа благородных кровей станет лазить по заборам.

— Слышали ли вы фамилию «Дагворт»? — светски осведомилась я и осторожно перекинула ноги через островерхие пики решетки. Клочок шлейфа едва не остался висеть на ограде.

— Приходилось. Вы случайно не герцогиню Дагвортскую имеете в виду? — пыхтя, отозвался Оуэн. Новый сполох пожара залил его лицо ржаво-рыжим светом, как будто липким маслом. Неприятная ассоциация.

— Не совсем. Ее сыновей.

До земли мне оставалось совсем немного, и я рискнула — и спрыгнула. Слава небесам, шлейф ни за что не зацепился. Вот ведь неудобная штука! Но с юбками было бы еще хуже.

— И к чему вы клоните, леди?

Я оправила платье и с достоинством ответила:

— К тому, что ни одному из Ужасных Дагвортских Близнецов титул лорда не мешал воровать яблоки в саду, лазить по деревьям и штурмовать неприступные заборы. Помнится, леди Абигейл принялась как-то ругать своих мальчиков за какую-то особенно дерзкую выходку, а Кристиан ответил: «Если я лорд, то уж конечно должен уметь все лучше простолюдина. В том числе и по заборам лазить».

Оуэн, пытаясь повторить акробатический этюд Лайзо, спрыгнул с самого верха ограды. Но, увы, мало того, что распорол себе рубашку, так еще и не удержался на ногах. Что, впрочем, не помешало ему встать, отряхнуться и принять независимый вид.

— Да, голубая кровь — это не просто слова. Это привычка во всем быть лучше, — подытожил Оуэн невесело. — Леди, как вам кажется, в какой стороне кричали.

Я, пренебрегая воспитанием, ткнула пальцем в сторону полыхающего гаража.

— Полагаю, там.

Уж не знаю, отчего мы выбрали не обычную дорожку, а темные заросли сада. Точно не потому, что так было ближе. А теперь ветки хлестали по рукам и лицу, цеплялись за одежду, а каблуки проваливались в мягкую, пышную землю. Оуэну приходилось немногим лучше — он уже начал даже ругаться себе под нос, нисколько не смущаясь моего присутствия.

Зарево пожара и хищный треск прогорающих балок становились все ближе… А потом мы вылетели на открытое место, как камень из пращи. Я увидела странный силуэт на фоне полыхающих гаражей — кажется, два человека, один удерживает другого за вывернутую руку — и сердце у меня екнуло.

Что, если это враги? Нужно было сначала выглянуть незаметно, подобраться потише…

Но тут я узнала в одном из них Лайзо, и почти в тот же момент он произнес негромко:

— Вы вовремя, леди. Я как раз закончил.

И ударил своего пленника ребром ладони куда-то в основание шеи. Тот упал мешком.

— Кто это? — я облизнула пересохшие губы.

Лайзо брезгливо вытер руки об рубаху.

— Девка. Она крови боится, вот ее и оставили сторожить. Правы были вы, леди — мисс Тайлер вашу сюда привезли, утром еще. Точней, говорят, сама она приехала.

— И где Эвани сейчас? — Оуэн ступил вперед, сжимая кулаки.

Лайзо сощурил глаза.

— В подвале. И вот теперь и я скажу — поспешить надо. Шилдс этот хочет её… — и Лайзо выразительно провел большим пальцем по горлу. Мне подурнело. — Леди, а вы тут оставайтесь.

— Ни за что!

— А ежели стрелять будут? Или так нападут, с ножом или топором?

— Справлюсь!

— А если Эвани свою на алтаре увидите, всю в крови — тоже справитесь? Или сразу — в обморок?

Оуэн вдруг пошатнулся.

А Лайзо шагнул ко мне и вдруг положил руку на плечо. Я вздрогнула — ладонь была горячей, словно он до того черпал огонь горстями.

— Справлюсь, — упрямо повторила я и отступила. — Где ее держат? В подвале?

— Дура, — выдохнул Лайзо еле слышно и отступил. — Храбрая дура…

— Что?

— Идемте, говорю, — повысил он голос. — Тут и впрямь Эллиса ждать недосуг. И где его только носит, окаянного…

Вход в особняк Лайзо отыскал сразу. Сначала шнырнул сам в темноту узкого коридора, потом вернулся и поманил нас.

— Вы, это, леди… Револьвер готовьте, — шепот Лайзо был почти беззвучным. Я скорее угадывала слова, чем слышала.

— Уже.

Не знаю, что вело Лайзо в путанице переходов — знание, опыт, какое-то мистическое чутье? Но вышли к лестнице в подпол мы очень быстро. Наверное, Лайзо все же успел расспросить ту девушку… Боже правый, мы же оставили ее около горящего здания! Без сознания!

А что, если она пострадает?

Я сжала зубы.

«Она хотела убить Эвани. Способствовала этому. Нельзя жалеть таких людей».

Но все равно было страшно и жалко.

— Дик, нож достань. И бить готовься насмерть, — свистящим шепотом произнес Лайзо и сам вытащил из-за пояса что-то отсверкивающее в тусклом свете луны холодной сталью. — Их там больше нас. Надо сделать так, чтоб хоть поровну стало.

Никаких сторожей нам не встретилось. Видимо, преступники понадеялись на ту девочку, которую Лайзо выманил на пожар… А тут, под землей, не было слышно ни звуков борьбы, ни взрывов.

Вниз вела крутая, скользкая лестница. Мне пришлось переложить револьвер в левую руку и держаться за хлипкие перила правой. Выводила лестница в небольшое круглое помещение, из которого выходили два змеящихся коридора. Один, совсем коротенький, упирался в какую-то подсобку и был темным. Второй освещали старинные масляные лампы, висящие через каждые десять шагов.

Откуда-то слышалось глухое, заунывное пение.

— Я первый, — шепнул Лайзо. — Потом ты, Дик. Вы, леди, последняя идите, да смотрите хорошенько, чтобы никто к нам со спины не подкрался.

Коридор был похож на чью-то утробу — розовато-серый склизкий камень, мягкие очертания проемов, резкие повороты… Пение становилось все громче, и в один момент Лайзо просто остановил нас всех. Потом — наклонился к самому уху Оуэна. Я не слышала ни единого слова, но Оуэн кивнул — мол, понял, сделаю. Лайзо хлопнул его по плечу, рассмеялся беззвучно — как Мэдди, честное слово — и вдруг притянул меня к себе.

От неожиданности я едва на курок не нажала.

— А теперь — будьте храброй, леди, — горячее дыхание обожгло ушную раковину. И — мимолетное прикосновение — губы случайно скользнули по виску. А я даже отпрянуть не могла, Лайзо держал крепко. — Мы с Диком ворвемся и устроим большой шум. Прикинемся, будто нас тут десятка два, просто мы первые спустились. Вы мне поддакивайте, если что, с важным видом — как умеете, словом. Стреляйте, не задумываясь. Считайте выстрелы, не оставайтесь без защиты. Как патроны закончатся — бегите отсюда. В драке женщина — помеха. Все ясно?

Меня уже так трясло, что проглотила это его насмешливое «Все ясно?» и только кивнула. Лишь бы он уже меня отпустил! В ушах гудело не заунывное жуткое пение — ток крови.

Лайзо отстранился и посмотрел на меня сверху вниз. А потом отступил, переглянулся с Оуэном… и, сломя голову, кинулся по коридору, уже не скрываясь.

Оуэн — следом.

Я едва успевала за ними, и каблуки цокали по мокрому камню, как маленькие молоточки.

— Ни с места, именем Управления Спокойствия! Вы арестованы, не сопротивляйтесь!

Кто бы мог подумать, что у Лайзо могут быть такие интонации.

— А-а-а!

— Ритуал! Чаша!

— Эвани, любимая!

— Назад, дурень, жди!

— А-а-а! А-а-а!

Слова слились в жуткую какофонию. Уже не разобрать было отдельных реплик, а потом в одно ослепительно-кошмарное мгновение я вдруг узнала в крике на грани сорванных легких — голос Энтони. И — вылетела наконец пробкой из коридора.

В глаза пахнуло едким, пряным дымом. Все словно плыло, распадалось на отдельные картинки. Лайзо, прячущий лезвие ножа за собственной рукой; Оуэн в изодранной рубашке, смуглый, как гипси, напряженный, как натянутая струна; Шилдс в странном черном одеянии, с повязкой на голове и чем-то блестящим в руке… и — раз, два, три, четыре… святые небеса, семь фигур в балахонах!

Но самое жуткое было не это.

…Два длинных каменных стола. Тот, что ближе ко мне — застелен черным бархатом, на котором разметался Энтони — кричащий надрывно, облаченный в длинную белую сорочку, отталкивающий руки какого-то высокого и лысого мужчины.

А тот, дальний…

На нем лежала Эвани. Обнаженная, с распущенными волосами…

…с кровавой маской вместо лица.

Я не стала ни кричать, ни падать в обморок. Я просто навела револьвер на того мерзавца, который стоял ближе всех к алтарю, — и спустила курок.

Грохнул выстрел, временно оглушая всех. Энтони перестал метаться, кричать и резко сел, распахнув глаза — бессмысленные, невидящие. На секунду я испугалась, что задела его, но тут упал наконец тот, другой, в балахоне. Прямо на Эвани, едва ли не сталкивая ее с алтаря.

А я смотрела на Энтони — на сияющее золото волос его, в глаза его, сейчас черные и пустые. И не осознавала, похоже, ничего из происходящего. Ни того, как Лайзо кричал что-то людям в черных балахонах — таким нелепым, что они казались ненастоящими. Ни того, как Оуэн вдруг молча бросился на кого-то из них. Не понимала, почему валит дым от алого бархата, застилающего первый алтарь — лампа опрокинулась? Уголек упал?

Шилдс внезапно отступил, снова и снова, слепо шаря рукою справа от себя, пока не наткнулся на продолговатый ящик. Достал ружье, сунул его в руки здоровенному детине с нелепой рыжей косицей и сказал два слова, ясно отпечатавшихся в моем сознании:

— Убей их.

На меня уставилось черное дуло. Лайзо ругнулся, метнул нож — и, схватив меня за руку, потянул прочь.

— Дик, первым иди! Наверх ее выдернешь!

Я еще успела заметить, как оседает парень с ружьем, как перехватывает оружие сам Шилдс, похожий уже не на усталого льва, а на больного водобоязнью. А потом меня просто вытянули в коридор, и впереди мелькала разодранная рубашка Оуэна, а в спину подталкивали руки Лайзо.

— Быстрей, быстрей! — кричал он. — Быстрей! Проклятье…

Что-то грохнуло — и почти одновременно высекло искры из серо-розового камня стены.

Мы выскочили в круглую комнату, а следом, всего через несколько мгновений — Шилдс. Оуэн уже стоял наверху лестницы и протягивал мне руку, чтобы я ухватилась и вылезла из подвала.

Шилдс вскинул ружье — прямо на меня.

Я навела на него револьвер.

Лайзо, оскалившись, метнулся в сторону, закрывая меня от Шилдса, и крикнул:

— Стреляй, леди!

Я не успела.

Ружье выплюнуло искры, дым и металл.

Лайзо по инерции сделал два шага ко мне и тяжело оперся на мои плечи. Руки у него дрожали, а красная рубашка отчего-то стала липнуть к телу.

— Стреляй.

Это только губы шевельнулись — звука не было.

Я нажала курок.

Мимо.

Шилдс медленно, словно в дурном сне, начал снова вскидывать перезаряженное ружье.

Два выстрела прозвучали одновременно — мой и его.

Лайзо буквально бросило на меня, а Шилдс… Его лицо превратилось в красное пятно, в жуткое месиво. Несколько секунд он еще стоял — а потом рухнул навзничь. Ружье металлически прогрохотало по каменному полу.

— Оуэн, — произнесла я странно высоким голосом. — Немедленно идите на улицу, встречать Эллиса, — Лайзо цеплялся за меня непослушными руками, но все верней соскальзывал вниз, на пол. Я едва успела опуститься с ним, поддерживая и не давая покалечиться еще больше. — Быстро!

— Но, леди…

Я наставила на него револьвер. Руки у меня больше не тряслись, совсем.

— Быстро. Стреляю на счет «три». Один…

Больше считать не понадобилось. Оуэн, сообразительный юноша, послушался и исчез. Надеюсь, он приведет подмогу. Нет времени на то, чтобы Эллис отвлекался на пожар или плутал по особняку.

Лайзо лежал на мокром каменном полу, только плечи и голову я сумела пристроить на своих коленях. Зеленые глаза казались сейчас черными. Лайзо дышал мелко-мелко, и лицо у него было землистого цвета.

— Виржиния…

— Помолчите, — я заставила себя отвести взгляд от его лица и посмотреть на коридор. Впрочем, никто из людей в черных балахонах не спешил появляться с оружием в руках. — Эй, вы! — крикнула я. — У меня револьвер и достаточно патронов! Только попробуйте подойти! Лучше сдавайтесь сразу!

Лайзо засмеялся хрипло, булькающе — и захлебнулся кашлем.

— Виржиния… — сиплый голос словно царапал меня изнутри острыми стеклянными осколками. — Виржиния, как вы думаете, я прошел ваше испытание?

На каменном полу расползалось темное пятно.

— Что? — мне показалось, что я ослышалась.

— Вы… вы теперь меня не… не уволите?

Кажется, Лайзо улыбался.

— Нет.

— Это хорошо… — пробормотал неразборчиво Лайзо — и сомкнул веки. Угольно-черные ресницы его слиплись от влаги. Я осторожно коснулась свободной рукой лба, и он показался мне слишком холодным.

Опять начал кричать Энтони — надрывно, страшно.

А я только и могла думать:

«Эллис, приходи быстрее. Пожалуйста, приходи быстрее. Пожалуйста. Пожалуйста…»

Сквозь крик Энтони просочился вкрадчивый звук осторожных шагов. С другой стороны, не из освещенного коридора, а из темного.

«Они сообщаются между собою?»

Я зашарила свободной рукою по полу, не нашла ничего подходящего. Поколебавшись немного, оторвала пуговицу с амазонки — и швырнула в темноту коридора. Шаги замерли.

— Не пытайтесь меня обмануть или обойти, — удивительно, но голос не дрожал. Я как будто замерзла внутри, превратилась в ком льда, бесчувственный и звонкий. — Не получится. Но я с радостью подпущу вас ближе. На расстояние выстрела.

Темнота выругалась, и шаги поспешили обратно.

«Скорей, Эллис. Скорей. Пожалуйста».

Сколько еще раз мне приходилось бросать многозначительные фразы, вовсе не чувствуя себя способной исполнить угрозы? Два, три раза? Не помню. Но когда наверху послышался разговор на повышенных тонах, и в злом «О, небо, вы что, оставили ее там одну?!» я узнала голос Эллиса, то инстинктивно перевела револьвер на люк над хлипкой лестницей. А потом отчего-то глаза застила дрожащая пелена.

— Мистер Норманн, это вы? — горло болело, будто я кричала целый час подряд. — Если да, то поторопитесь. И еще. Их здесь пятеро, по меньшей мере. И еще. Там ребенок, и ему плохо… И еще. Нужен врач. И еще…

Я что-то хотела добавить, но голос вдруг закончился, а вместе с ним — и мысли. Эллис прикрикнул на кого-то: «Шустрей, шустрей, ребятки, шустрей!», и по лестнице затопотали. Люди высыпались в тесную каморку, как клубни картофеля — из мешка в ведро, прогрохотали сапогами по каменному полу мимо меня… А потом на револьвер легла холеная рука, и спокойный голос произнес:

— Опустите револьвер, леди. Все закончилось. Вы молодец.

Доктор Брэдфорд. В сером костюме-тройке, с идеально белой рубашкой — чистый, невозмутимый и словно не принадлежащий этому миру хаоса и боли.

— Не могу, — я хотела ответить громко, но получился только жалкий шепот. — Пальцы свело.

— Понимаю, — без тени иронии произнес он, опустился на одно колено рядом со мною, прямо в кровавую лужу… и вдруг, наклонившись к моему запястью, поцеловал его.

Легкое прикосновение губ обожгло, будто угли.

Я всхлипнула как-то жалко — и револьвер выпал из ослабевших рук. Доктор Брэдфорд ловко подхватил его и отложил в сторону.

— А теперь — осторожно поднимитесь, леди, и отойдите. Мне нужно осмотреть мистера Маноле.

Мое тело наполняла странная звенящая легкость. Я встала и отступила в сторону. Доктор Брэдфорд занялся Лайзо. Глаза у меня закрылись сами собою… в ушах зазвенело…

— Как там мистер Маноле? В него стреляли дважды… — выдавила я из себя.

— Дело плохо, — донесся, словно сквозь ватную прослойку, голос Брэдфорда. — Он потерял много крови, а пуля вдобавок еще и застряла в кости.

— Он будет жить? — спросила я едва слышно.

— Пока неизвестно. Я сейчас попробую остановить кровь и оказать всю возможную помощь. Потом перенесем его наверх. Как бы не началось заражение… Господа, выведите леди на воздух, — произнес Брэдфорд громче. — И кто там нес мой чемоданчик с инструментами? Да, да, вы, юноша. Идите сюда, будете мне ассистировать. Леди Виржиния, вы не собираетесь терять сознание?

— Нет, благодарю, в мои планы на ближайшие час или два это не входит.

— Прекрасно. Но все-таки… Вот вы, молодой человек с глупым лицом. Да, да, вы. Помогите леди подняться по ступеням и проследите, чтобы она в целости и сохранности добралась до сада, будьте галантным юношей…

Веки мои были плотно сомкнуты, и под ними плясали огни. А потом рядом раздалось робкое и басовитое:

— Кхм-кхм, леди?..

И я словно очнулась, возвращаясь в этот мир, где заливался криком Энтони, кто-то ругался, кто-то визжал, что-то грохотало…

— Да, — произнесла я рассеянно. — Пожалуй, мне не помешает выйти на воздух.

Рыжеусый великан — Джек Перкинс, кажется, было его имя, — почтительно придерживая меня за локоть, помог выбраться из подвала и, держа высоко над головою фонарь, повел по темным коридорам. Я не спотыкалась, спину держала прямо, но все равно чувствовала себя натянутой струной — еще немного, и что-то внутри, звеня, оборвется. Болело правое плечо и кисти рук — отдача от выстрела, как и предупреждал Эллис. Пожалуй, спустить курок два раза подряд я не смогла бы… Хорошо, что для Дугласа Шилдса хватило одного выстрела.

«Эллис… Что он делает сейчас? И что с Энтони? И… с Эвани?»

Вот теперь голова закружилась по-настоящему, и я прикусила губу.

Не время думать об этом. Все равно сейчас я ничем не помогу Эвани. Остается надеяться на врачей… На доктора Брэдфорда, на доктора Максвелла…

— Леди, вы, это… Не стойте, я ж вас не утяну.

Я опомнилась и вновь зашагала вперед, стараясь не поскользнуться на паркете. А потом анфилады комнат и коридоров внезапно закончились, скрипнули входные двери — и в глаза мои заглянуло небо. Бездонное, звездное, прозрачное, как черно-синее стекло. Даже луна вылиняла до бледно-молочного цвета. Где-то в стороне багровели догорающие развалины гаража. Воздух был холодным и дымным; он царапал горло и глаза, словно ледяная крошка.

Высокое дубовое крыльцо манило нагревшимися за день ступенями. Амазонка моя была безнадежно испорчена, и поэтому я села, не задумываясь. Руки, привыкшие к тяжести револьвера, казались слишком пустыми, язык просил горечи… Впервые, пожалуй, мне стало понятно пристрастие леди Милдред к трубке и вишневому табаку.

Сначала я просто прижалась щекою к теплому, шершавому дереву перил; потом позволила себе расслабленно прикрыть глаза, когда открыла их вновь, то, оказывается, уже сидела, привалившись к резным столбикам. Все тело болело от неудобной позы, но пошевелиться не было сил.

Я вновь закрыла глаза и вдохнула дымный воздух полной грудью. Он словно теплел с каждым вздохом. Вскоре в нем появились издавна знакомые вишневые нотки, мягкие, родные, уютные. Ночной ветер, обдувавший спину, обернулся теплой ласковой рукой… Под щекой было что-то пахнущее розой и ладаном — шелк бесконечно пышных юбок, шелестящих, старомодных.

Ресницы мои дрогнули.

Крыльцо, разумеется, никуда не делось. Только ступени стали шире, отодвинулись подальше друг от друга и перила. Я дремала, свернувшись клубком на теплом дереве, подтянув ноги к груди, и голова моя лежала на коленях у леди Милдред. Бабушка курила трубку, покачивая ею иногда в сильных пальцах, и смотрела в беззвездное ночное небо, а свободной рукою гладила меня по спине.

Горько.

— Что теперь делать? — глухо спросила я, глотая подступающие рыдания. — Что?

— Жить дальше, — ответила леди Милдред без единого мгновения колебаний. — Есть то, милая Гинни, с чем спорить бесполезно. Например, судьба. Или смерть. Можно только принять их с достоинством… Впрочем, что я говорю. Эти истины тысячу раз прописаны в старых книгах, но почему-то сердце остается глухим к словам и слышит лишь то, что нашептывает опыт. Некоторые вещи нужно пережить, чтобы осознать их.

Горло у меня свело.

— Я понимаю. Понимаю. Но что мне делать сейчас?

Бабушка обернулась ко мне и улыбнулась одними губами; глаза ее были пусты и черны, как у Энтони, кричавшего на алтаре.

— Спать, милая моя Гинни. Я буду рядом — всегда. Пускай даже не смогу дать тебе ничего, кроме легких снов.

И я спала.

И снилось мне прозрачно-темное небо и белые, как снег, лепестки цветов…

— Виржиния, проснитесь, пожалуйста. Мы возвращаемся в особняк.

Я с трудом открыла глаза. Ресницы точно кто-то воском склеил. Небо на востоке только-только подернулось розовато-золотистой вуалью зари, но даже такой слабый свет вызывал приступы головной боли. Эллис стоял на несколько ступеней ниже и тормошил меня за плечо.

— Уже? — спросонья голос у меня был хриплый, как у пропойцы.

— Да, — коротко ответил Эллис. — Все закончено. Уцелевших сектантов мои люди под присмотром мистера Уолша связали и уже конвоируют в Управление.

— Что с Эвани и с мистером Маноле?

Спрашивать об этом было мучительно — так я боялась услышать ответ. Но Эллис только устало пожал плечами:

— Пока живы. Получасом ранее их увезли в ваш особняк, Виржиния. Натаниэлл позаботится о них, сделает все, что сможет — до утра. А там уже посмотрим, переправлять ли их в госпиталь, оставлять на домашнем лечении или… — он осекся и отвернулся вдруг, а когда продолжил, голос у него был глухой и выцветший: — Поезжайте домой, Виржиния. Вы можете держаться в седле, надеюсь?

— А где мистер Оуэн? — спросила я невопад.

— Уехал с мисс Тайлер. И, насколько я знаю Натаниэлла, наверняка уже получил хорошую порцию снотворного. И вы поезжайте, Виржиния, не заставляйте меня пускаться в долгие уговоры. Вот ей-богу, не до того сейчас.

— А вы?..

— Останусь пока здесь, — ответил мрачно Эллис и взлохматил себе волосы пятерней. — Нужно изучить хорошенько подвал, где совершались жертвоприношения, собрать улики, составить акт осмотра места происшествия, подписать его у свидетелей, набросать отчет по свежим следам… Рутинная работа. Думаю, завтра к вечеру управлюсь. Не беспокойтесь обо мне.

Больше тянуть уже не было смысла. Если Эвани и Лайзо отправили в особняк, то и мне следовало возвращаться. И пусть я не смогу сделать ничего, но хотя бы посижу у постели своей подруги…

…Планам моим не суждено было сбыться.

В грязной амазонке меня к пострадавшим, конечно, не пустили. И доктор Брэдфорд, и Максвелл, забыв о взаимной неприязни, сообща прогнали некую леди «приводить себя в божеский вид». Для раненых на кухне нагрели несколько бадей воды, хватило ее и мне. А после ванны и чашки чая я почти сразу же уснула, прямо в домашнем платье — словно силы в один миг закончились.

Или, возможно, Брэдфорд подмешал что-то в питье. Конечно, доказать это было невозможно.


Разбудили меня глухие рыдания. Я приподнялась на подушках, щурясь от яркого солнечного света, пригляделась — и охнула:

— Мэдди!

Она сжалась в комочек в большом кресле и, уткнувшись в колени, давилась слезами. Наверное, уже давно — рыдания временами переходили в икоту. Сердце у меня сжалось.

— Мэдди, что…

Я не договорила.

Мадлен подняла голову. Веки припухли и покраснели, губы были искусаны в кровь, на щеках расцвели царапины… Всхлипнув жалко, Мэдди выбралась из кресла, пошатываясь, доковыляла до моей постели — и рухнула в нее, едва не выбив мне лбом зубы. Я осторожно обняла заплаканную, дрожащую девочку — и только тогда заметила, что мы в комнате не одни.

— Доброе утро, доктор Брэдфорд.

— Скорее, добрый вечер, леди. Вы проспали почти двенадцать часов. Впрочем, думаю, это пойдет вам только на пользу.

Сейчас доктор был далеко не таким безупречно-изысканным, как обычно. Нет, костюм по-прежнему сидел на нем идеально, но вот синяки под глазами, следы бессонной ночи, не могли скрыть никакие очки, а солнечный свет безжалостно подчеркивал землистый цвет лица. Я задумалась — когда же доктор мог прилечь отдохнуть в последний раз? Выходило, что в лучшем случае позавчера.

— Возможно. Есть ли новости о мисс Тайлер и мистере Маноле? — я выпрямилась на кровати, стараясь принять благопристойный вид, насколько это было возможно со спутавшимися волосами и в домашнем платье. Мэдди все так же тихонько всхлипывала, уткнувшись мне в плечо.

— Здоровью мистера Маноле сейчас ничего не угрожает, — устало ответил Брэдфорд, щурясь на свет. — Ему повезло. Он потерял много крови, но здоровый молодой организм может перенести и не такое. Единственная проблема была в пуле, застрявшей в лопаточной кости. К счастью, повреждения ограничились трещиной. На месяц-другой об управлении автомобилем можно будет забыть, однако уже через полгода, ручаюсь, на память об этом прискорбном происшествии у мистера Маноле останутся только шрамы.

— А… Эвани Тайлер? — голос у меня сел. Мэдди замерла.

Доктор Брэдфорд поймал мой взгляд.

— Сожалею, леди.

Все. Как приговор последней надежде.

Я думала, что разрыдаюсь прямо здесь и сейчас, но вместо этого только прижала к себе Мэдди покрепче и произнесла:

— Полагаю, мы должны написать ее матери, миссис Тайлер. Адрес был у мистера Спенсера. Мой управляющий на каждого работника заводит отдельную папку с документами. И… как она умерла?

Последние мои слова прозвучали совсем тихо.

— Во сне, не приходя в сознание. Доза морфия оказалась для нее слишком сильной, — спокойно ответил Брэдфорд, и по чему-то неуловимому — в голосе, в потемневшем взгляде ли? — я поняла, что он лжет.

Горло словно сдавило невидимой рукой. В том, что случилось с Эвани, была и часть моей вины. Отпустила, недоглядела, поняла слишком поздно…

— Благодарю за ответ, мистер Брэдфорд. Если это возможно, будьте столь любезны, покиньте эту комнату.

— В ту же секунду, как удостоверюсь, что ваше здоровье в порядке, леди, — невозмутимо откликнулся он, поднимаясь на ноги. — Конечно, я не ваш семейный врач и не могу заменить его, однако у меня есть некие обязательства по отношению к вам как хозяйке дома. Тем более что вчера я не сумел уделить вам, леди, достаточно внимания.

— Благодарю, но я чувствую себя… — светское «превосходно» навязло на зубах.

Нет. Не превосходно. Плохо я себя чувствовала, ужасно, кошмарно, мне хотелось распахнуть окно и кричать, кричать, кричать, а еще лучше — выйти в поле и бежать, куда глаза глядят, пока ноги не начнет сводить от усталости, а каждый вздох не станет обжигать грудь огнем.

Но на это нет времени. Мне нужно написать миссис Тайлер, а еще… еще начать подготовку к похоронам. Мать Эвани жила далеко, вряд ли она успеет приехать в Бромли за дочерью. Или даже выбрать кладбище… Придется этим заняться мне.

— Что ж, тогда не буду вам мешать. Мне еще нужно навестить того мальчика, Энтони Шилдса. К слову, после того, что произошло вчера, к нему вернулась способность ходить… Доброго вечера, леди, — Брэдфорд коротко поклонился и вышел. Я даже не успела спросить его об Энтони.

Энтони… Бедный мальчик, сколько же он пережил…

А Мэдди всхлипывала все тише и тише, пока рыдания не угасли совсем. Только мое домашнее платье совершенно промокло на плече. Кажется, у меня не было сил даже на то, чтобы погладить Мэдди по голове, не то чтобы встать, но я заставила себя распрямить спину и сказать:

— Пора подниматься, Мадлен. У нас появилось много неотложных дел, с которыми никто больше не справится. Пойдем? — она запрокинула лицо. Припухшие веки, искусанные губы… — Ты поможешь мне? — спросила я, и Мэдди только кивнула, а потом стала медленно, медленно выбираться из вороха подушек и одеял.


Работы хватало, особенно для меня одной — от мистера Джонса толку было немного, миссис Стрикленд куда-то исчезла — вроде бы заболела, а к Оуэну обращаться совесть не позволяла. Но я не жаловалась. Сложно было заниматься похоронами в самый первый раз, когда пожар унес жизни моих родителей, а леди Милдред слегла на несколько дней и ничем не могла мне помочь. Тогда — да, было страшно, горько, все валилось из рук. Позже, когда отошла в мир лучший сама бабушка, я по достоинству оценила все эти запутанные ритуалы, помогающие занять время и заглушить острую боль потери усталостью.

Так же и теперь.

Поначалу Мэдди часто начинала плакать ни с того ни с сего; сидит за обедом, к примеру, смотрит в свою тарелку, секунда — и по щекам уже катятся слезы. Но потом я завалила ее разными поручениями, и она стала потихоньку оживать. Отчаянная, выворачивающая душу тоска сменилась глубокой сосредоточенностью — не много, но уже что-то.

Мне пришлось выдержать две непростых беседы.

Одну — с Оуэном.

Я сразу предложила ему переехать в Бромли либо занять должность управляющего в одном из моих загородных владений, думая, что смена места жительства поможет скорее смягчить горечь потери. Однако Оуэн отказался наотрез.

«Я не хочу уезжать от Эвани. Ее хоронят далеко от родины, некому будет ухаживать за могилой», — твердо ответил он.

Это прозвучало страшно. Я хорошо помнила урок, преподнесенный мне жизнью. Тогда, после смерти леди Милдред, единственного родного человека, мир вокруг словно померк. Вечный траур — вот что тогда казалось единственно достойным выходом. Долго я жила только бабушкиными делами, чувствуя себя обязанной продолжать их, всю себя посвящала «Старому гнезду», общалась лишь с друзьями леди Милдред… Только тот случай с парикмахером-убийцей помог мне осознать свою ошибку.

Бабушка не хотела бы, чтоб я горевала о ней вечно, отвернувшись от остального мира.

Так и Эвани Тайлер никогда бы не пожелала Оуэну жизни затворника.

Самым сложным оказалось убедить его переехать в Бромли «на время» — якобы помочь мистеру Спенсеру с документами. Глупость несусветная — мой бессменный управляющий, несмотря на более чем почтенный возраст, справлялся с делами лучше дюжины молодых работников. Впрочем, отказаться напрямую Оуэн не мог и уклончиво пообещал «вернуться к этому вопросу после похорон». Я вздохнула с облегчением. Оставалось заручиться поддержкой самого мистера Спенсера, но уж это-то не составило бы никакой трудности.

Второй разговор был короче, но куда тяжелее. И хотелось избегать его и дальше… но Энтони Шилдс имел право посмотреть в глаза той, что убила его отца.


Комнаты для мальчика мы выделили на южной стороне, светлой. Когда я вошла, солнце едва не ослепило меня после полумрака длинных коридоров. Энтони сидел на кровати и читал — ту самую книгу о принце Гае.

И, кажется, одну и ту же страницу уже который день.

— Здравствуй, Энтони.

— Здравствуйте, леди Виржиния, — он рефлекторно согнул ноги в коленях, словно хотел спрятаться и дернулся испуганно. Доктор Брэдфорд говорил, что мальчик до сих пор не привык к тому, что снова может ходить, как нормальный человек.

— Как ты себя чувствуешь?

— Спасибо, леди, хорошо.

Его коротко обстриженные после всех событий волосы топорщились в разные стороны и золотились в солнечных лучах, теперь еще больше, чем прежде, напоминая нимб создания небесного.

Я глядела на Энтони, он — на меня, а потом мы вдруг выпалили одновременно:

— Наверное, ты меня ненавидишь!

— Наверное, мне лучше было бы умереть еще тогда!

И замолчали сконфуженно. А потом Энтони отвел взгляд и произнес неожиданно серьезно и по-взрослому:

— Нет, леди. Я вам благодарен. Я… вспомнил все. И про маму тоже. Мы ведь тогда на самом деле не просто так уехали, — он поерзал на подушках, как будто спину ему что-то жгло, и вновь посмотрел мне в глаза. — Мы уезжали от папы. Насовсем. Те люди в балахонах стали приходить слишком часто и оставаться надолго. Мама говорила, что отец… заигрался, — Энтони с трудом выдавил из себя слово, но это словно вскрыло нарыв. Дальше речь потекла плавней, легче. — Ритуалы, приметы… Он начал действительно в них верить. Я простудился как-то, а отец, вместо того, чтобы дать мне лекарство, зарезал белую птицу и накапал мне крови на подушку. Мама очень кричала, а на следующее утро мы с ней собрали кое-что в дорогу — и сбежали из дома. Она хотела, чтобы мы поехали к ее двоюродной сестре, в Альбу. Тетя Анна добрая, и она жена генерала. Отец побоялся бы затевать скандал. Только у нас ничего не получилось. Был дождь, дорогу размыло, и экипаж упал с обрыва. А теперь, наверное, опять придется ехать к ней и проситься пожить хотя бы до совершеннолетия… Но уже без мамы.

Пылинки кружились в солнечных лучах — ужасающе медленно. Наверное, какая-то пыль попала и мне в глаза, потому что я вдруг ощутила резь и моргнула.

— Мне очень жаль, Энтони.

— Вы-то здесь точно ни при чем, — улыбнулся вдруг он той прежней своей улыбкой, от которой становилось так светло на душе и грустно. — Наверное, и отец не виноват тоже. Его свели с ума книги и ритуалы. Нельзя безнаказанно смотреть на зло — оно через глаза прорастает в душу.

В комнате было тепло, но меня пробрало ознобом.

— Мудрые слова.

Энтони смущенно потупился.

— На самом деле так говорила ведьма Гырра из книжки. Леди… Не смотрите на меня так. Если и есть несчастное существо в этом доме, то это не я. Я рад, что все закончилось наконец… Наверное, у меня тут, — он приложил руку к своей груди, — что-то устроено неправильно. Когда я сказал, что лучше бы умер раньше, то не чувствовал вины или горя. Просто тогда никто бы не погиб. Отец не испачкал бы руки в крови, а мисс Тайлер… мисс Тайлер была бы жива. Я скучаю по ней, леди, — добавил он вдруг.

— Я тоже, — на языке появился соленый привкус. — Я тоже, Энтони…

Вот тогда-то я и расплакалась наконец. Не после той жуткой ночи, когда Эвани умерла. И не потом, на похоронах, когда плакали все, даже, кажется, у Эллиса глаза подозрительно блестели… А в залитой солнцем комнате, перед мальчиком с улыбкой светлой и печальной.

Кажется, из всех нас он оказался самым сильным.


А потом были похороны.

Снова церковь, ладанно-полынный полумрак, тусклые огоньки свечей и блеклые витражи; снова ворохи белых и красных цветов, беззвучный плач и оглушающее молчание; снова солнце после церковной темноты — и будто новая жизнь.

Мадлен во время поминальной службы потеряла сознание, и Брэдфорд вынес бедняжку на улицу на руках. Уже после окончания церемонии, на свежем воздухе, Эллис отозвал меня тихонько в сторону и, оглядевшись подозрительно, прошептал:

— Конечно, я обычно не сую нос в чужие дела, но сейчас… Приглядывайте за мисс Мадлен. Натаниэлл, бесспорно, человек хороший, но у него за плечами четыре развода и несколько дюжин легковесных романов. Когда он оказывал знаки внимания вам, я был спокоен. Во-первых, вы здравомыслящая девушка, во-вторых, вы настоящая леди и попросту не способны разглядеть мужчину в человеке заведомо более низкого положения. Чего не скажешь, к сожалению, о мисс Мадлен.

Я ахнула, прикрывая рот ладонью.

— Вы хотите сказать, что он может…

— Может, — вздохнул Эллис покаянно, будто это лично он нес ответственность за любвеобильность доктора. — При этом будет уверен, что не совершает ничего плохого. Неплохой человек… но не без странностей, как говорится.

Солнце защекотало мне веки — мы вышли из-под деревьев на свободное пространство, — и я рассмеялась, кажется, впервые за последние три или четыре дня.

— Что ж, спасибо за предупреждение, Эллис, — серьезно поблагодарила я детектива.

— Пустое, — отмахнулся он, щурясь. — Давайте пройдемся по округе и поищем вашу Мадлен и моего несносного друга. А потом у меня будет к вам разговор. Вы ведь хотели узнать, чем кончилось это дело?

— Скорее, с чего началось, — помрачнела я.

— Я готов отдать вам отчет и даже рассказать кое-что не вошедшее в него, — пообещал Эллис.

Приблизительно подсчитав, сколько времени еще потребуется на завершение всех формальностей, я решительно кивнула:

— Тогда через три часа на веранде. Я прикажу подать кофе.

— Лучше сварите его сами, не доверяя служанке, — невесело усмехнулся детектив. — Там такая история, что запивать его нужно чем-нибудь покрепче.

Подобное вступление не могло не разбудить интерес. К тому же я чувствовала, что во всей этой истории нужно поставить точку… А как ее поставишь, если нет ни начала, ни конца?

…Мэдди нашлась быстро. Недалеко от Управления она с независимым видом разглядывала незрелые ягоды на колючих кустах шиповника. Доктор Брэдфорд сидел на ступенях и задумчиво потирал щеку. Судя по цвету и форме отпечатка, Мэдди не изменила своей привычке бить кулаком и со всей силы. Исключительно для острастки, разумеется.

— Вижу, здоровье моей подруги уже в полном порядке? — спросила я подчеркнуто-вежливо, и доктор Брэдфорд в той же своей задумчивой манере ответил:

— В совершенном, леди. Просто совершенство…

Мэдди нахмурилась, топнула ногой, погрозила доктору пальцем и гордо прошествовала под мою защиту — то есть ко мне за спину. Судя по странно изменившемуся лицу Брэдфорда, «совершенство» не преминуло тайком от меня показать обидчику язык.

Домой я возвращалась со смешанным чувством легкости и грусти. Впрочем, грусть, кажется, целиком растворилась в кофе, пока он неторопливо томился на огне. Эллис, сделав первый глоток из кружки, поморщился.

— Горько.

— Вы же просили покрепче, — пожала я плечами и милостиво подвинула к детективу сливочник и сахарницу. — Добавьте по вкусу.

— А вы?

— А мне сойдет и так. Вы обещали отчет, Эллис?

— Обещал, — согласился он. — Но сначала позвольте рассказать вам о том, чего в отчете не будет. А именно — о Хэмбле.

Бог мой, а я о нем и забыла! И о бедняжке Кэтрин!

— Что с ним?

Эллис вздохнул.

— Сейчас он, полагаю, у себя дома. Кажется, слег от беспокойства. Обыск оказался для него… неожиданностью, скажем так. Баронету было, что скрывать.

Сердце у меня заколотилось чаще.

— Это как-то повлияет на судьбу Кэтрин?

— Ну, только если изменит в лучшую сторону, — усмехнулся детектив. — А, подлец, из-за него следствие пошло по ложному пути! По описаниям Хэмбл совпадал с одним из помощников Шилдса — тем, кого видела вдова О'Бёрн. Да еще эта история с инструментами, с шантажом…

— Эллис, не томите, рассказывайте уже! — я не выдержала и стукнула чашечкой по блюдцу, едва не расколов его и порядком расплескав кофе.

Детектив на мою вспышку не обратил ни малейшего внимания.

— Нечего тут рассказывать, Виржиния. Собственно, все самое главное вы уже и так поняли, как я думаю. Хэмбл держал у себя дома кое-какие запрещенные… экспонаты, назовем это так. Например, в одной из емкостей был плод, изъятый из чрева матери незадолго до рождения, — Эллиса передернуло от отвращения. — Такие вещи на законных основаниях могут находиться только в музее анатомии, но никак не в частной коллекции. Полагаю, этот образец был куплен на черном рынке. Не знаю, каким путем, но Уолш прознал об этом «экспонате» — и не придумал ничего умнее, чем шантажировать баронета. Тот, разумеется, не смог отказаться от «редкости», как сделал бы любой нормальный человек на его месте, а потому Хэмблы каждый месяц выплачивали Уолшу весьма крупную сумму. Предупреждая ваши вопросы, Виржиния, — он поймал мой взгляд. — Я позабочусь о том, чтобы эта история обошлась Уолшу как можно дороже, но при этом не задела леди Хэмбл и ее дочерей. Я понимаю, что против мужа и отца они пойти не могли, да и покупка запрещенной вещи не такое серьезное преступление… если сравнивать это с тем, что натворил Шилдс. А теперь, — Эллис протянул мне отчет, — читайте.

С первых строк оправдались мои худшие предположения.

В секте Шилдса — а в том, что это была секта, сомнений уже не осталось — состояло ни много ни мало шестнадцать человек. Они действительно «дежурили» в поместье по сменам. Некоторые из них помогали Шилдсу во всем, даже в самых чудовищных преступлениях. Особенно отличились четверо юношей, ранее отчисленных из Университета за дебоши. Они жили в поместье тайком, круглый год. Двоих из них видела миссис О'Берн в роковой вечер. Эти молодые, но до самой души прогнившие люди «обеспечивали Шилдсу алиби», как сказал Эллис. Проще говоря, похищали жертв именно в те дни, когда он уезжал в Бромли за лекарствами для сына — и за морфием.

Но таких «энтузиастов» в секте Шилдса оказалось, к счастью, меньшинство.

Более чем половина из старых последователей отказались участвовать в жертвоприношениях… Правда, и в Управление Спокойствия заявлять о преступлениях своего наставника Шилдса они не торопились.

— Что ж, в тюрьму упечь их за умолчание я не могу, но вот позаботиться о том, чтобы Управление наложило на этих молчунов штраф — запросто, — злорадно пояснил Эллис. — Если б хоть кто-то из них не побоялся дойти до Управления, то Шилдса бы остановили еще в Бромли.

Бромли…

О том, что безутешный отец впервые начал прибегать к рискованным методам лечения сына еще в столице, я догадывалась уже давно. Но все равно вздрогнула, когда увидела, сколько в целом было жертв на его счету.

Больше двух десятков.

Нищие, калеки, старики, слабоумные… Шилдс выбирал тех, кто не мог постоять за себя. Морфий, необходимый для оглушения жертвы и самого Энтони, которого никто не собирался посвящать в суть обрядов, он покупал в аптеке якобы «для облегчения страданий сына» — знакомый врач выписал рецепт, поверив словам «безутешного отца», что мальчику необходимо обезболивание из-за последствий травмы. Вероятно, Шилдс был очень убедителен — неудивительно, ведь он и впрямь верил, что его сын страдает. Но не понимал, что куда сильнее невозможности ходить мальчика гнетет тоска по матери.

А потому ученый вновь и вновь обращался к тому, что называл «проверенным колдовством».

Однако ритуалы не приносили Энтони облегчения. Когда мальчик просыпался от наркотического сна, то не помнил ничего о кровавом действе, в которое вовлекал его отец, и по-прежнему не мог пошевелить даже пальцем на ноге. Постепенно Шилдс уверился в том, что изначально жертвы были «неправильные» — как больной дряхлый старик может даровать исцеление такому юному чуду, как Энтони? «Замена должна быть равноценной», — твердили старые книги.

И Шилдс становился смелее в выборе жертвы.

Хромоножка-красавица, потом — слепой мальчик-гипси, еще одна девица из табора, Бесси… И, наконец, как апофеоз этого безумия — Эвани Тайлер. Та, к кому Энтони привязался всем сердцем. Та, что всей душой полюбила Энтони.

Равная ему. Жертва для равноценного обмена.

Энтони и раньше догадывался, что Дуглас Шилдс творит нечто страшное, потому и сделал пометки в книге, а потом — передал ее Эвани. Это стало своего рода компромиссом — мальчик не предавал отца, но в то же время пытался предупредить об опасности ту, кого любил. Однако Энтони настиг чудовищный удар судьбы. И никто не скажет уже сейчас, было ли это жестоким намерением или случайным совпадением, но снотворного мальчику в ту роковую ночь дали меньше, чем обычно, и обряд пошел наперекосяк. Энтони очнулся, увидел Эвани…

А потом появились мы трое — я, Оуэн и Лайзо.

И случилось то, что случилось.

— Значит, вы предполагаете, — медленно начала я, дочитав отчет, — что Энтони излечился из-за шока? Потрясение оказалось слишком велико и заслонило собою прежние… как здесь написано… прежние травмирующие воспоминания?

— Да, это термин из трудов профессора Брейда, — солидно кивнул Эллис и снова отпил кофе, уже не морщась, хотя сахар и сливки так и стояли в стороне. — Можно даже сказать, что Дуглас Шилдс оказался прав. Его сына излечило потрясение от того, что тот увидел умирающую Эвани Тайлер, которую очень любил. Энтони тогда просто скатился с алтаря и пополз к ней, забыв, что ноги у него «не слушаются». И они послушались — ведь травмы, видимо, не было, а было самоубеждение, неизбывное чувство вины за смерть матери и врачебная ошибка.

Я вновь перевела взгляд на мелко исписанные листочки отчета. Солнце уже садилось, и разбирать торопливый почерк Эллиса становилось все труднее, а зажигать свет совсем не хотелось.

— Виржиния, а вы точно дочитали до конца? — вкрадчиво поинтересовался Эллис. — Там еще на обороте была любопытная пометка… Вам разве не интересно, куда подевалась ваша служанка?

— Которая? — удивилась я искренне, перебирая в памяти список прислуги.

— Миссис Стрикленд.

Я поперхнулась кофе.

— Она же, кажется, болеет?

— Она в бегах, — коротко ответил детектив. — Роза Стрикленд была прежде гувернанткой Энтони Шилдса… и, вероятно, состояла в близких отношениях с Дугласом Шилдсом, своим нанимателем. Один из сектантов, который знал о своем «Учителе» чуть больше других, рассказал, что часть жертв, в том числе и Бесси Доусон, приводила именно Роза Стрикленд. Эвани тоже вывела она, думаю. А вот как… Боюсь, этого мы не узнаем до тех пор, пока не поймаем сбежавшую преступницу. Что, увы, совсем не просто.

Руки у меня сами собою сжались в кулаки. В глазах потемнело от злости.

— Надо было уволить ее сразу. Она мне не понравилась с первого взгляда!

— А мне — показалась премилой особой, — мрачно откликнулся Эллис. — Видимо, ваше женское чутье было на сей раз острее, чем мое — сыщицкое. И коль уж мы заговорили о симпатиях и неприязни… Виржиния, попрошу вас об одной услуге: загляните уже наконец к Лайзо. Он весь извелся.

— О… — растерянно откликнулась я, чувствуя, что щеки у меня загораются румянцем стыда.

Честно говоря, сначала мне неловко было даже и думать о том, чтобы зайти к Лайзо. Он почти все время спал, доктор Брэдфорд не рекомендовал нарушать его покой — мол, во сне люди выздоравливают быстрее… А потом меня закрутили хлопоты и дела похоронные, стало уже не до того. Но все равно, получается, что я поступила некрасиво. Лайзо спас мне жизнь, а я даже не зашла поблагодарить его!

— Вот-вот, — довольно произнес Эллис, без сомнения, легко прочитавший все мысли по моему лицу. — Так когда вы совершите судьбоносный визит?

— Завтра утром, — твердо пообещала я. — А сейчас, пожалуй, пойду спать. День был тяжелый.

Эллис сначала удостоил меня неодобрительного взгляда, потом покосился на сумерки за окном, на темнеющее небо, сладко зевнул… и махнул рукою:

— Действуйте, как знаете. Только не затягивайте уж больше. Я не шутил, когда говорил, что Лайзо переживает. Вы не повздорили случайно накануне?

— Не накануне, но повздорили, — призналась я, вспомнив происшествие по пути в деревню. — Клянусь, виноват был он! Такая дерзость…

— Не сомневаюсь, — вздохнул Эллис.

И была в этом вздохе… как там говорится? Бесконечная усталость и смирение перед судьбою.

Через некоторое время я допила кофе и распрощалась с Эллисом. Перед сном мне надо было заглянуть еще в кабинет и проверить, не принесли ли днем какую-нибудь корреспонденцию. Действие это было исключительно формальное — ответа от матери Эвани мы ждали еще нескоро, а очередная порция документов от мистера Спенсера пришла еще вчера.

Каково же было мое удивление, когда я увидела на столе солидных размеров конверт, запечатанный сургучом с хорошо знакомым мне оттиском — оленьим силуэтом в двойном круге.

Маркиз Рокпортский, Ричард Рэйвен Рокпорт.

Письмо было до неприличия кратким. Но пока я читала его, успела дойти до того состояния, которое древние северяне называли «священной яростью».


АЛМАНИЯ, ШПРЕЕ,

…МЕСЯЦА … ГОДА


Драгоценная моя невеста,

Доверенные люди сообщают мне, что в последнее время Вы отличаетесь действиями, совершенно не подобающими статусу графини и моей нареченной. В частности Ваше имя сплетники вновь связывают с неким Аланом Алиссоном Норманном, который якобы уже месяц живет в Вашем загородном поместье.

Также Вы стали крайне неаккуратно относиться к подбору прислуги, взяв на работу некоего молодого человека смазливой наружности, но с темным прошлым.

Так как эти сплетни наносят ущерб не только Вашей репутации, но и моей, настоятельно рекомендую избавиться как от первого упомянутого субъекта, так и от второго.

Собираюсь возвратиться в нашу благословенную Аксонию не позднее осени. Если до тех пор Вы не внемлите моему совету, придется нам говорить иначе.

Полагаюсь на Вашу разумность

(надеюсь, от леди Милдред Вы унаследовали ум, а не характер).


Искренне Ваш,

Р.Р.Р.

Я стиснула письмо в кулаке так, что пальцы хрустнули.

Жених, который вдвое старше — это еще можно вытерпеть. Но жених, который приказывает мне, словно он стал уже законным супругом…

Значит, краткий период невмешательства в мою жизнь закончился?

Что ж, посмотрим еще, кто кого!

Хорошенько скомкав письмо и швырнув его на блюдо для сжигания документов, я одернула платье и едва ли не бегом устремилась на второй этаж, к гостевым комнатам, в одной из которых сейчас временно был устроен Лайзо.

Мистер Джонс, едва не столкнувшийся со мной в коридоре, сначала очертил рукою священный круг, а уже потом охнул:

— Простите, леди, не признал вас… Померещилось что-то… этакое…

Но я уже не слушала его.

Дверь в комнату была не заперта, но Лайзо, разумеется, уже спал.

— Проснитесь, мистер Маноле! — затормошила я его за плечо, и только когда он застонал сквозь зубы, сообразила, что именно туда пришлись выстрелы покойного Шилдса. — Вы не спите?

— Уже нет, — сонно откликнулся Лайзо и тут же попытался присесть, но только зашипел от боли.

Волосы у него спутались после сна, трехдневная щетина была видна даже в полумраке комнаты… Но больным Лайзо уже не выглядел. Только уставшим немного.

Прекрасно.

— Мистер Маноле, помните, мы говорили об испытательном сроке? — продолжила я громче. Он осторожно кивнул. — Так вот, я… решила оставить за вами место водителя до полнейшего вашего выздоровления. И даже повышу жалование. Но…

— Что «но»? Говорите уж, не томите, — несколько озадаченно поторопил меня Лайзо.

И я решилась.

— Но вы должны учесть, что вашей персоной заинтересовался один страшный человек. Маркиз Рокпорт. И он крайне не одобряет моего решения взять вас на работу. Я допускаю, что вам будет грозить опасность, если вы примете мое предложение.

В глазах у Лайзо появилось престранное выражение.

— Маркиз Рокпорт — это ваш жених, так, что ли?

— Совершенно верно.

— И ему, значит, не нравится, что я на вас работаю?

— Именно так.

— А вы, получается, хотите ему назло меня оставить? И даже плату прибавить? — Лайзо сощурился.

Я невозмутимо кивнула.

— Вы правы, мистер Маноле, дела обстоят именно так.

Он расцвел плутовской улыбкой, отозвавшейся в моем сердце странным теплом.

— Ну, раз так, я с удовольствием на вас поработаю. Спасибо, леди, за оказанное доверие.

Я улыбнулась в ответ.

Думаю, мы с Лайзо все же найдем общий язык. Вполне возможно, что мне это в итоге понравится.

В конце концов, даже черный кофе не бывает полностью горьким — всегда проскальзывают и сладкие, и кисловатые нотки…

А жизнь — куда более сложный напиток.


home | my bookshelf | | Кофейная горечь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 74
Средний рейтинг 4.9 из 5



Оцените эту книгу